UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Уоррен МЭРФИ
 Ричард СЭПИР

  ЩИТ УБИЙЦЫ




 1

Перл Уилсон, больше известный как Большой Перл, велел  белой  лисичке
принести    из    спальни    пару    пачек    баксов.    Его    ногив
стовосьмидесятипятидолларовых шлепанцах от Гуччи утопали  по  щиколотку  в
густом  ворсе  белого  ковра,  застилавшего   середину   комнаты.   Плотно
зашторенные окна отделяли роскошное гнездышко от смердящих, кишащих всяким
сбродом гapлемских улиц  -  этакий  райский  уголок  в  Аду.  Одни  только
огнестойкие и звуконепроницаемые  шторы  обошлись  ему  в  2200  долларов.
Наличными.
-  Выпьете  чего-нибудь,  начальник?  -  спросил  Большой   Перл,   с
неторопливой  величавостью  направляясь  к  бару.  Эта  величавая  походка
буквально сводила с ума белых лисичек.
- Нет, спасибо, - ответил полицейский и посмотрел на часы.
- А как насчет понюхать? - снова  спросил  Большой  Перл,  коснувшись
пальцами носа.
От кокаина полицейский тоже отказался.
- Сам-то я не употребляю кокаин, - сказал Большой Перл. - А  те,  кто
употребляют, раз к разу укорачивают себе жизнь. Эти уличные коты  держатся
на плаву максимум год, а потом или прогорают, или  погибают,  или  куда-то
надолго  исчезают,  пока  снова  не  встанут   на   ноги.   Они   безбожно
эксплуатируют своих баб, а потом одна из них не выдерживает, и все летит в
тартарары. Им нравится всякая показуха. Обожают, например,  раскатывать  в
шикарных  машинах.  Я  не  такой  дурак.  Я  плачу  моим  женщинам,   моим
полицейским, моим судьям, моим политикам и спокойно делаю  деньги.  И  вот
уже десять лет у меня нет никаких проблем с полицией.
В комнату торопливо вбежала  девушка,  прижимая  к  груди  объемистый
пакет из плотной бумаги. Большой Перл снисходительно взглянул внутрь.
- Добавь еще, - сказал он и, покосившись на полицейского, понял,  что
допустил оплошность. Тот сидел на краешке глубокого кожаного кресла и  при
появлении  девушки  быстро  встал.  Судя  по  всему,   он   был   бы   рад
довольствоваться и этим, лишь бы поскорее убраться отсюда.
- Еще немного лично для вас, - поясню Большой Перл.
Полисмен сдержанно кивнул.
- Вы в этом участке недавно, - продолжал Большой  Перл.  -  Обычно  в
подобных случаях новичков не посылают. Не возражаете, если я для  верности
позвоню в участок?
- Не возражаю. Звоните, - спокойно ответил полицейский.
Большой Перл одарил его широкой белозубой улыбкой:
- Вы, может быть, не вполне осознаете, что вам поручено самое  важное
из всех дел, которые предстоят в  этот  вечер  нью-йоркскому  департаменту
полиции. Сунув руку  под  стойку  бара,  Большой  Перл  достал  телефонный
аппарат. На телефонной трубке,  с  внутренней  стороны,  был  закреплен  с
помощью клейкой ленты миниатюрный револьвер системы "деррингер",  и  когда
Большой Перл стал набирать номер,  револьвер  незаметно  скользнул  в  его
широкую ладонь.
-  Алло,  инспектор,  -  заговорил  Большой  Перл  вдруг   на   манер
деревенского парня. - Это - я, Большой Перл. Надо тут кой-чего  проверить.
А вот полицейский, которого ты ко мне послал... Он какой с лица? - Большой
Перл внимательно выслушал ответ, глядя при этом в упор на  сидящего  перед
ним полицейского. Время от времени он кивал головой, бормоча:  "Ага,  ага.
Ага. Да, сэр. О'кей. Премного благодарен".  Большой  Перл  вернул  аппарат
вместе с "деррингером" на прежнее место под стойкой.
- А вы побледнели, - сказал он, осклабившись и прикидывая,  что  этот
белый мог понять из его телефонного разговора. - Успокойтесь.  Похоже,  вы
нервничаете.
- Все нормально, - возразил полицейский. Взяв пакет  с  деньгами,  он
спросил: - Через кого вы  осуществляете  связь  с  домашними  хозяйками  в
Лонг-Айленде? Мы знаем, что это - белая женщина, проживающая в Грейт Неке.
Назовите ее.
Большой Перл улыбнулся:
- Что, добавить баксов? Пожалуйста  Только  редкостное  самообладание
позволило Большому Перлу продолжать улыбаться как  ни  в  чем  не  бывало,
когда белый полицейский выхватил револьвер 38-го  калибра  и  нацелил  его
прямо в голову Перлу.
- Эй, мужик, ты что?
Белая девушка охнула и зажала рот ладонями. Большой Перл поднял руки,
показывая, что у него нет оружия. Да у него и в  мыслях  не  было  убивать
полицейского из-за какой-то бледнолицей в Грейт Неке.  Есть  другие  пути,
причем такие, которые не таят угрозы твоей собственной жизни.
- Послушай, мужик, я не могу ее выдать. Да и  зачем  она  вам?  Вы  в
Нью-Йорке, а она откупается в Грейт Неке!
- Мне необходимо это знать.
- Тогда тебе необходимо знать и то, что если этот  источник  в  Грейт
Неке иссякнет, то захиреет весь этот медовый промысел. Больше не будет тех
классно белых дамочек из Вавилона, Хемптона и  других  подобных  им  мест,
откуда я получаю первосортный товар. Если же медок перестанет поступить ко
мне, то он перестанет поступать и к вам. Смекаешь, малыш?
- Как ее зовут?
- Ты уверен, что инспектору и в самом деле необходимо это знать?
- Это необходимо знать лично мне. Даю тебе три секунды, и не  пытайся
меня обманывать, иначе я вернусь и сотру тебя в  порошок  вместе  с  твоей
конурой.
- Что мне делать? - обратился Большой Перл к перепуганной девушке.  -
Ну, ну, не волнуйся, миленькая. Все обойдется. Ну, перестань же плакать.
Помедлив еще секунду, Большой Перл спросил снова,  не  столкуются  ли
они с полицейским на трех тысячах долларов.
Полицейский ответил, что не столкуются. И тогда Большой Перл сказал:
- Миссис Джанет Брейчдон.  Миссис  Джанет  Брейчдон,  проживающая  по
адресу: Седар Гроув Лейн, дом 311, муж которой отнюдь  не  преуспевает  на
поприще рекламы. Дайте мне знать, на сколько  ей  придется  раскошелиться.
Ведь счет она все равно представит мне, и я буду вынужден его оплатить, но
мне не хотелось бы переплачивать лишку. Короче, вы  поедете  в  Грейт  Нек
затем, чтобы получить то, что она посылает мне сюда. Так какой же  в  этом
смысл?
Большой Перл был  явно  раздражен.  "Упаси,  Господи,  меня  от  этих
несусветных идиотов", - мысленно шептал он.
-  Итак,  Джанет  Брейчдон,  Седар  Гроув  Лейн,  311,   -   повторил
полицейский.
- Так точно, - подтвердил Большой Перл. Грянул выстрел, и  на  черном
лице Большого Перла, между  глаз,  появилась  дыра,  быстро  наполнившаяся
кровью. Из отвисшей челюсти вывалился язык Большой Перл  покачнулся,  стал
медленно падать, и тогда полицейский выстрелил еще раз ему в лицо. Девушка
охнула, и пуля тут же прошила ее грудь. Сделав как бы  кувырок  она  упала
навзничь. Полицейский  подошел  вплотную  к  корчившемуся  в  предсмертной
агонии черному сутенеру, выстрелил для верности еще раз в висок,  а  потом
прикончил недвижимо лежавшую на полу девушку.  Из  груди  у  нее  все  еще
струилась кровь. Он выстрелил и ей в  висок.  Полицейский  покинул  уютное
гнездышко  Большого  Перла.  Белый   пушистый   ковер   набухал   обильной
человеческой кровью.
В тот же день, в 8.45 вечера, миссис Джанет Брейчдон раскладывала  по
тарелкам  жаркое,  приготовленное  по  рецепту  Джулии  Чайлд.   Служившее
гарниром картофельное пюре, как и  рекомендовала  Джулия  в  телевизионном
шоу, было сдобрено пряными травами  с  собственного  огорода.  Внезапно  в
столовую вошли двое незнакомцев, белый и черный, и прямо на глазах у  мужа
и старшего сына миссис Брейчдон вышибли ее мозги в это экзотическое  пюре.
Визитеры извинились перед мальчиком, а затем пристрелили и его и отца.
В Харрисбурге, штат Пенсильвания, один из столпов общества  готовился
выступить в Торговой палате  по  поводу  целенаправленного  финансирования
социальных программ и более эффективного решения проблем гетто. Его машина
взлетела на воздух, когда он повернул ключ в замке зажигания. На следующий
день в редакцию местной газеты поступило необычное сообщение для печати. В
нем подробно рассказывалось  как  раз  о  "целенаправленной  деятельности"
этого столпа общества. И в частности, отмечалось, что ему ничем не  стоило
раскошелиться на строительство приюта для наркоманов поскольку связанные с
этим расходы он с лихвой покрывал  за  счет  торговли  героином.  В  штате
Коннектикут двое мужчин с револьверами в  руках  явились  в  дом  местного
судьи,  известного  редкостной  терпимостью  по  отношению  к   мафии,   и
препроводили его к бассейну на заднем  дворе.  Там,  под  страхом  смерти,
судье было предложено продемонстрировать свое мастерство  в  плавании.  Но
это предложение было  заведомо  невыполнимо,  поскольку  к  цепи,  обвитой
вокруг шеи судьи, был привязан  его  переносной  цветной  телевизор.  Так,
вместе с телевизором, его и выудили парни из местного полицейского участка
тремя часами полке.
Об  этих  убийствах  и  о  полдюжине  им   подобных   было   доложено
председателю  соответствующего  подкомитета  Конгресса,  который   однажды
осенним ясным днем пришел к твердому убеждению, что смерть  этих  людей  -
отнюдь не результат разборок между мафиозными группировками. Здесь  что-то
другое, гораздо более зловещее. Он сообщил генеральному прокурору США, что
намерен провести расследование  по  линии  Конгресса,  и  запросил  помощи
Министерства юстиции. Его заверили, что помощь будет  обеспечена.  Тем  не
менее он не испытывал уверенности в успехе. Он чувствовал, что  эта  затея
ему не по зубам. Выйдя из  Министерства  юстиции  на  тихую  вашингтонскую
улицу, член палаты представителей от 13-го избирательного округа Нью-Йорка
Френсис К.Даффи вдруг вспомнил о том страхе, который он испытал  во  время
Второй мировой войны,  когда  как  агент  Бюро  стратегических  служб  был
заброшен во Францию.
Его желудок тогда вдруг как бы замер, послав в мозг  сигнал  отсекать
все прочие мысли, не касавшиеся того, что происходило вокруг. Иных из тех,
кто находился тогда вместе с ним, страх повергал в полную растерянность, и
они теряли чувство реальности. Даффи, наоборот, подавил в себе все эмоции.
Именно поэтому он вернулся после войны домой, тогда как многие его коллеги
погибли. Эта способность Даффи  сосредоточиться  на  главном  не  являлась
некой добродетелью, какую он сумел развить в себе. Нет, она  была  присуща
ему от рождения.
Этот известный многим людям страх - сродни сосущей боли под  ложечкой
- он испытывал и потом: когда возникли  сложности  с  сыном,  а  также  на
выборах, когда его соперник чуть ни опередил его по количеству  голосов  и
когда его жене предстояла операция в  клинике  Святого  Винсента.  В  этих
случаях на него накатывала дурнота, ладони становились влажными,  и  он  с
трудом сохранял самообладание. Но смерть - это совсем другое дело.
Вот она, Даффи, совсем рядом. Он  стоял  перед  зданием  Министерства
юстиции - пятидесятипятилетний респектабельный мужчина. Редкие, а сединой,
аккуратно причесанные волосы, изрезанное морщинами лицо - печать  прожитых
лет. В руке - дипломат, набитый документами, которыми, как он понимал, уже
не удастся воспользоваться. То, что его тело ничего  не  забыло  и  сейчас
предупреждает его о реальности скорой смерти, глубоко потрясло его.
Он подошел к скамейке,  усыпанной  красными,  желтыми  и  коричневыми
листьями, смахнул их на тротуар и сел. Видимо, листья  набросала  детвора,
поскольку такого сильного листопада  не  бывает  вообще,  а  тем  более  в
Вашингтоне, да еще в конце  октября.  Какие  дела  нужно  успеть  сделать?
Первое - завещание. Тут вроде все в порядке. Второе -  сказать  Мэри  Пэт,
что он любил ее. Третье - сказать сыну, что  жизнь  хорошая  штука  и  что
Америка - хорошая страна, может, даже лучшая из всех, и жить в ней хорошо.
При  этом  надо   избежать   как   излишней   сентиментальности,   так   и
нравоучительности. Может быть, просто пожать ему руку и  сказать,  что  он
всегда им гордился? Четвертое - исповедь. Это  необходимо,  но  как  найти
достойный путь обретения согласия с Господом, если, не желая иметь  больше
детей, он прибегал к средствам, осуждаемым церковью?
Придется пообещать исправиться,  но  разве  честно  давать  обещание,
которое уже не имеет никакого значения? Он прекрасно знал,  что  больше  у
него не будет детей, даже если бы он и хотел, так  что  подобное  обещание
было бы ложью, а ему не хотелось лгать Господу, по крайней мере сейчас.
Сложности во взаимоотношениях  с  церковью  возникли  у  Даффи  после
диспута с сестрами монастыря Святого Ксавье и постоянно давали себя  знать
на протяжении всей длительной  процедуры  вступления  в  общество  "Рыцари
Колумба", членство в котором он считал для  себя  обязательным,  поскольку
все  имевшие   какой-либо   политический   вес   ирландцы-католики   13-го
избирательного округа принадлежали именно к этому ордену, точь-в-точь  как
евреи аккумулируются главным  образом  на  поприще  медицины  и  культуры.
Человеку нужна опора в жизни, и он находит ее в религии. Даффи наслаждался
великолепием осеннего Вашингтона. Он всей душой любил этот город - кишащий

 
в начало наверх
преступниками бордель на берегах Потомака, где в муках рождалась и крепла система, о которой может только мечтать человечество, система, при которой люди будут жить в мире и согласии, где сын ирландского контрабандиста может стать конгрессменом и участвовать в выборах наравне с сыновьями нефтяных магнатов, нищих фермеров, сапожников, рэкетиров, священников, прохиндеев и профессоров. Вот такая она, Америка. Но именно этот американский гуманизм и ненавистен радикалам, как левым, так и правым, провозглашающим некий принцип абстрактной чистоты, которой никогда не было в природе, нет и не будет. Правые при этом цепляются за прошлое, а левые - за отдаленное будущее. Даффи взглянул на свой дипломат. В нем были докладные записки о гибели сутенера, женщины вербовщицы проституток, торговца героином и судьи, явно разбогатевшего на взятках за оправдание преступников, которым место в тюрьме. В дипломате были также документы, свидетельствующие о том, что его прекрасной стране действительно грозит серьезная опасность. Что же делать? Конечно, он правильно поступил, обратившись прежде всего к генеральному прокурору, но не ступил ли он на опасную стезю? Можно ли доверять Министерству юстиции или ФБР? Как далеко зашло дело? По-видимому, достаточно далеко, если убита кряду полдюжина людей. Распространился ли террор на всю страну? Причастны ли к этому федеральные службы? И в какой степени? От этого зависит, как долго продлится его жизнь. Возможно, его враги и сами пока не знают, но в случае необходимости они не остановятся перед убийством конгрессмена. Как, впрочем, и любого другого человека. Они утратили чувство реальности и теперь будут уничтожать то, что прежде стремились сохранить. Что теперь делать? Для начала, пожалуй, следует позаботиться о собственной безопасности. Нужен человек, которому он может довериться. Самый крутой из всех, кого он знал. Может быть, даже самый крутой во всем мире. С крепкими мускулами и крепкими нервами. В тот же день конгрессмен Даффи, расположившись в кабинке телефона-автомат и выложив перед собой стопку монет, набрал номер телефона в другом городе. - Хелло, ленивый сукин сын, как дела? Это Даффи. - Ты еще жив? - послышалось в ответ. - Твоя трусость давно должна была свести тебя в могилу. - Случись такое, ты бы непременно узнал об этом по национальному телевидению или из "Нью-Йорк таймс". Я ведь не какой-нибудь ничтожный полицейский инспектор! - Из тебя, Френки, не получился бы полицейский - тебе недостает решительности. С твоим слезливо-сопливым вестсайдским либерализмом больше трех минут ты не продержался бы. - Именно поэтому я тебе и звоню, Билл. Ты ведь не думаешь, что я звоню для того, чтобы сказать тебе "хэлло!", не так ли? - Да уж вряд ли можно было ожидать звонка от такой важной персоны, как ты. Что случилось, Френки? - Я хочу, чтобы ты умер за меня, Билл. - Я готов, лишь бы никогда больше не слышать твоей политической трепотни. Так в чем дело? - Сдается мне, что не сегодня-завтра меня настигнет пуля. Как насчет того, чтобы встретиться в нашем обычном месте? - Когда? - Сегодня вечером. - О'кей, я немедленно выезжаю. И послушай, старая задница, сделай одолжение. - А именно? - Постарайся, чтобы тебя не укокошили до нашей встречи. Они сделают из тебя еще одного героя-мученика, а их и так уже более чем достаточно. - Хорошо, Билл, только не двигай губами, когда будешь уточнять по карте маршрут. После этого разговора Френк Даффи решил пока не говорить жене, что он ее любит, а сыну, что гордится им, и не каяться перед Богом. Встреча с инспектором Макгарком означала для него как минимум двухнедельную безопасность. Гарантия! Не исключено, что ему даже удастся умереть естественной смертью - в назначенный судьбой день. Oн заскочил и магазинчик, расположенный в штате Мэриленд, чтобы не платить взимаемого в Вашингтоне высокого налога на алкогольные напитки, и купил десять бутылок виски марки "Джек Дэниелс". Так как останавливаться он не собирался больше нигде, то купил там же еще и содовой воды. - Кварту, - попросил конгрессмен Даффи. - Кварту содовой. Продавец взглянул на шеренгу бутылок "Джека Дэниелса" и спросил: - Вы уверены, что вам нужна именно кварта? Даффи затряс головой: - Вы правы, это будет многовато. Дайте пинту, пожалуйста, одну маленькую бутылку. - У нас нет в продаже маленьких бутылок - сказал продавец. - Ну ладно. Тогда только то, что здесь на прилавке. А, черт с ним, дайте еще пару, ровным счетом до дюжины. - Дюжины чего - "Джека Дэниелса"? - А вы что подумали? Даффи поехал прямо в аэропорт, где погрузил бутылки в свой самолет марки "Цессна", старательно разложив их таким образом, чтобы не нарушать равновесия самолета. Конечно, вес не такой уж и большой, и все же зачем рисковать. Есть рисковые пилоты, и есть старые пилоты, но не бывает одновременно и храбрых, и старых. Той же ночью Даффи совершил посадку на небольшой частной взлетно-посадочной полосе недалеко от городка Сенека Фоллз, что в штате Нью-Йорк. Макгарк уже ждал его. Холодная ночь, разгрузка самолета напомнили Даффи о той ночи во Франции, когда он впервые увидел лучшего из всех когда-либо встречавшихся ему бойцов. Во Франции была ранняя весна, и хотя они знали о предстоявшем в ближайшее время вторжении союзников из Англии, однако когда это произойдет и где именно, можно было только гадать. Тем, кого посылают на рискованные операции, высокое начальство не сообщает каких-либо секретных данных из опасения, что они могут стать достоянием врага. На этот раз им было поручено доставить оружие в Бретань. Макгарку И Даффи предстояло не только доставить и раздать оружие, но и научить французов умело пользоваться им в боевых операциях. Так было сказано в полученном ими секретном приказе. - Мы должны научить лягушатников так стрелять из этих штуковин, чтобы у них при этом не поотрывало ноги, - сказал Макгарк. Ростом он был выше Даффи и сухопар, а лицо его, круглое и неожиданно полное при такой фигуре, с носом-кнопочкой и толстыми губами напоминало детский воздушный шар. Даффи приказал по-французски всем взять по одному ящику, не больше. Приказ был исполнен, но оставалось еще три ящика, и молодой партизан-маки вознамерился унести сразу два. - Заройте их в землю, - сказал Даффи. - Незачем надрываться, важно, чтобы все оставались в строю. Я предпочитаю иметь одного человека с одним ящиком, чем ни ящика, ни человека. Молодой маки все еще продолжал тащить два ящика. Макгарк ударил его по лицу и толкнул к цепочке французов, направлявшихся к окутанному ночной мглой лесу, который смутно темнел на краю поля. - Этим людям невозможно что-либо втолковать, - сказал Макгарк. - Единственное, что они понимают, это - пощечина. В течение последующих двух дней Макгарк сумел обучить французских маки обращению с новым оружием. Его метод обучения был незамысловат пощечина для привлечения внимания, демонстрация того, что и как надо делать, и затем еще одна пощечина, если обучаемый не мог повторить все в точности. Чтобы проверить, насколько французы усвоили науку, Макгарк поручил Даффи организовать засаду - своего рода боевое крещение. Даффи выбрал для этой цели дорогу, по которой регулярно от полевой базы вермахта до расположенного в этом районе крупного аэродрома курсировал небольшой нацистский конвой. Конвой был атакован в полдень. Бой длился меньше трех минут. Французы-водители и немецкая охрана с поднятыми руками поспешно выскакивали из грузовиков на дорогу. Макгарк построил их в шеренгу. Потом подозвал к себе маки, хуже всех стрелявшего на тренировках. - Поднимись ярдов на пятьдесят по этому склону и убей оттуда кого-нибудь из них. Молодой маки вскарабкался на холм и, не переводя дыхания, выстрелил. Пуля угодили немецкому солдату в плечо. Остальные пленники попадали на землю, закрыв голову руками и прижав к животу колени. Издали они напоминали гигантские человеческие эмбрионы кем-то выброшенные на дорогу. - Продолжай! - приказал Макгарк. - Будешь стрелять до тех пор, пока его не убьешь. Следующий выстрел маки сделал не целясь, наугад. Третьим прострелил своей жертве живот. Четвертый выстрел - опять мимо. Молодой маки плакал. - Я не хочу убивать! - крикнул он сквозь слезы. - Или ты убьешь его, или я убью тебя, - сказал Макгарк и поднял к плечу карабин, целясь в маки. - А ты знаешь, я стреляю не как какой-то вшивый лягушатник. Я вмиг вышибу тебе глаза. Плача и стеная, молодой маки выстрелил еще раз, и пуля ударила лежавшему солдату в рот, чуть ли не оторвав голову. - Ладно, гусиная лапка, достаточно, ты его добил, - сказал Макгарк. Он опустил карабин и повернулся к другому маки, тоже не отличавшемуся меткостью на учебных стрельбах: - А теперь ты! Даффи приблизился к Макгарку и так, чтобы слышно было только ему, сказал: - Билл, прекрати это сейчас же. - Нет. - Черт побери, но это же убийство! - Ты абсолютно прав, Френки. А теперь застегни свой рот или я тебя тоже заставлю стрелять. С немецкой охраной вскоре было покончено, живыми среди лежавших на дороге оставались лишь французские водители Макгарк сделал очередному маки знак, чтобы тот поднимался на холм. Маки отказался. - Я не буду убивать французов, - сказал он. - Если бы не военная форма, как бы вы, говнюки, могли отличить французов от немцев! - рявкнул Макгарк. Стоявший поблизости маки внезапно вскинул свой карабин и упер его ствол в тощий живот Макгарка. - Мы не будем убивать французов, - решительно заявил он. - О'кей. - Макгарк вдруг ухмыльнулся. - Поступайте как знаете. Мне просто было интересно проверить вас. - Теперь вы нас проверили и знаете, что мы не станем убивать французов, как псов. - Ну ладно, я не собирался настаивать на своем. Но, черт возьми, это все-таки война, - пробормотал Макгарк. Когда маки опустил свой карабин, Макгарк по-приятельски обнял его и притянул к себе. - Останемся друзьями? - Останемся, - ответил француз. Макгарк крепко пожал ему руку и стал торопливо взбираться на холм, подталкивая впереди себя разъяренного Даффи. Восемью секундами позже дерзкий маки был разорван пополам взрывом висевшей у него на поясе гранаты. Обнимаясь с маки, Макгарк умудрился вытащить из нее чеку. На вершине холма Макгарк разрядил свой карабин в продолжавших неподвижно лежать на дороге французских водителей. Бам! Бам! Бам! Головы несчастных словно взрывались изнутри. Ни одного промаха. Тела убитых остались лежать на дороге. В воздухе повисла тишина. Группа маки с ужасом взирала на маньяка-американца. - Все. Кончили. Уходим! - прокричал им Макгарк. В тот вечер, когда Макгарк укладывался в постель, Даффи изо всех сил ударил его кулаком по голове, отбросив к стене, а затем, когда тот кинулся на него, двинул коленом прямо в луноподобное лицо. - За что? - взревел Макгарк. - За то, что ты - сукин сын. - Ты хочешь сказать - за то, что я расстрелял пленных? - Да. - Ты понимаешь, что, как твой командир, я мог бы расстрелять тебя на месте прямо сейчас с полным на то основанием? Даффи пожал плечами. Он все равно не рассчитывал уцелеть в этой войне. Макгарк, видимо, почувствовал это, потому что сказал: - О'кей, мы это учтем на будущее. Черт подери, мне не хотелось бы убивать американца! Он встал пошатываясь и протянул Даффи руку. Даффи шагнул ему навстречу и с силой ткнул кулаком Макгарка в живот. Макгарк охнул и отскочил назад, выставив вперед руки. - Эй, эй, послушай, друг, именно это я и имел в виду. Должен же быть
в начало наверх
человек, которого я ни при каких обстоятельствах не смогу убить! Ну, прекрати! - Что, не можешь смириться с поражением? - вызывающе спросил Даффи. - Не могу смириться? Малыш, да я мог бы тебя стереть в порошок за одну секунду. Поверь мне. Так что никогда больше не лезь ко мне. Это все, о чем я тебя прошу. Движимый то ли презрением, то ли азартом, Даффи снова бросился на Макгарка. Он помнил только, что замахнулся кулаком - и все. А когда позже пришел в себя, увидел хлопотавшего над ним Макгарка - тот поливы его лицо водой. - Я же предупреждал тебя, малыш, что запросто справлюсь с тобой. Как ты себя чувствуешь? - Не знаю, - ответил, мигая, Даффи. И всю войну Даффи оставался тем человеком, которого Макгарк не мог убить. Вопреки логике и морали Френк Даффи испытывал все более и более глубокую привязанность к Макгарку - человеку, который не мог его убить. Со временем холодную страсть Макгарка к убийству он стал считать болезнью, искренне жалел его и уже не питал к нему ненависти. Если кто-нибудь проявлял по отношению к Даффи неуважение или грубость, Даффи не спешил поделиться со своим другом, так как знал, что за этим последует. В этом смысле ничего не изменилось и после войны. Когда Френк Даффи выставил свою кандидатуру на выборах в палату представителей Конгресса, имел место такой, например, случай. Во время одного из предвыборных собраний несколько молодчиков стали было раскачивать трибуну, на которой стоял Даффи. Сержант Макгарк, служивший в департаменте полиции, арестовал их за нарушение общественного порядка Позже им было также предъявлено обвинение в оскорблении полицейского. По дороге в участок, когда они удалились на почтительное расстояние от площадки, где выступал Даффи, арестанты действительно пытались стукнуть сержанта Макгарка по голове, однако кончилось дело тем, что правонарушители были доставлены в больницу Бет Израэль с проломами черепа, разбитыми физиономиями и другими телесными повреждениями. Макгарку была оказана медицинская помощь по поводу травмы пальцевых суставов. Макгарк был крестным отцом сына Даффи. Семьи настолько сдружились, что сообща арендовали небольшой домик дачного типа недалеко от Сенека-Пфоллз в штате Нью-Йорк Здесь-то ранним осенним вечером и совершил посадку самолет Даффи, явившегося туда с дюжиной бутылок "Джека Дэниелся" и с обуревавшей его тревогой. По пути к дачному домику, сидя в машине, быстро катившей в темноте по пустынной загородной дороге, член палаты представителей Конгресса Соединенных Штатов откупорил одну из бутылок, сделал большой глоток и передал ее инспектору, возглавившему отдел кадров департамента полиции Нью-Йорка. Макгарк отпил из бутылки и вернул ее Даффи. - Не знаю, с чего начать, Билл, - сказал Даффи. Творится нечто чудовищное. Внешне все выглядит так, будто это делается на благо страны, но если серьезно вникнуть в происходящее, то становится ясно: под угрозой оказались основополагающие принципы нашего государства. - Коммунисты? - Нет. Хотя, конечно, они тоже опасны. Нет. Но эти люди схожи с коммунистами, поскольку тоже считают, что цель оправдывает любые средства. - Уж это точно, Френки. - Билл, мне нужна твоя помощь, а не философствование на политические темы, если ты конечно, не возражаешь. Происходит следующее. Группа людей ставит себя выше закона. Они творят массовые расправы. Их организация тщательно законспирирована и действует по-военному четко. Очень похоже на то, что творили несколько лет тому назад полицейские в Южной Америке. В общем, они пытаются бороться с либеральными политиками и снисходительными судьями с помощью оружия. - Но судьи и в самом деле слишком снисходительны - возразил Макгарк. - Как ты думаешь, почему порядочные граждане не могут спокойно ходить по улицам? Потому что звери заполнили улицы. Нью-Йорк превратился в джунгли. Твой округ - не исключение. Тебе следовало бы когда-нибудь спустится на землю, Френки, и поговорить со своими избирателями. Ты найдешь их в пещерах, где они прячутся. - Постой, Билл, дай же мне закончить! - Это ты мне дай закончить, - огрызнулся Макгарк. - Мы в Нью-Йорке широко распахнули двери обезьяньего питомника, и порядочный человек выходя на улицу, не может бить уверен, что благополучно вернется домой. - Я не собираюсь сейчас, Билл, вести политические дискуссии или лечить тебя от расизма. Позволь мне закончить. Я думаю, что сейчас полицейские в Америке творят то же самое, что несколько лет назад творили полицейские в Южной Америке. Я также думаю, что существует соответствующая организация. - У тебя есть осведомитель? - спросил Макгарк. Свернув на грунтовую дорогу, он взял у Даффи бутылку. Невзирая на неровность почвы под колесами, Макгарк не сбросил газ, и машина, ныряя и подскакивая, продолжала стремительно мчаться вперед. - Нет, - ответил Даффи. - Тогда почему же ты думаешь что это - дело рук полицейских? - Хороший вопрос. А теперь подумай сам - кого именно убивают? Тех, кто не подвластен полиции. Мне знакомо имя Элийя Уилсона. Ты сам рассказывал мне о Большом Перле. Помнишь, несколько лет назад ты сказал, что по закону его трогать нельзя? - Ну, о том, что собой представляет Большой Перл, знают все. - В вашем кругу, но не в моем. Это навело меня на определенные размышления. Даже такой расист, как ты, признает, что Большой Перл - далеко не дурак. Он ловко избегал ситуаций, чреватых опасностью для жизни. Обычного сутенера хватает на два года. Этот держался пятнадцать лет. Как это ему удалось? Отвечу - он действовал таким образом, что убивать его просто невыгодно. Следовательно, мотивом его убийства должно было явиться что-то иное, не так ли? - Видимо, да, если ты так считаешь, Шерлок. - О'кей. Возьмем теперь того финансиста из Харрисбурга, что в штате Пенсильвания. Допускаю, что у него были враги. В героиновом бизнесе это вполне возможно. - Правильно. - Но ведь он действовал точно так же, как Большой Перл, - он платил, и поэтому было невыгодно его убивать! И, наконец, судья из Коннектикута. Мафия как раз была заинтересована в том, чтобы он продолжал здравствовать. - Может, он взятку-то взял, но обещание не выполнил, - сказал Макгарк. Он резко бросил машину в темноту и затормозил, а когда выключил фары, Даффи увидел очертания хорошо знакомого ему домика. Даффи прихватил две бутылки, Макгарк еще две, и они с удовольствием ступили на каменистую площадку у входной двери. Макгарк включил свет, и Даффи достал лед. - Если просмотреть решения по делам, которые он вел, то легко убедиться, что свои обещания он всегда выполнял, - сказал Даффи. - У мафии были веские причины радеть о его жизни. - Хорошо, пусть мафия тут ни при чем. Тогда, может быть, какой-нибудь псих? - предположил Макгарк. Он согнул края пластмассового лотка с кубиками льда, и они посыпались на стол. Собрав пару пригоршней, он наполнил льдом две принесенные Даффи кружки. - Психи так профессионально не работают, - возразил Даффи. - Это точно. Залей лоток водой и поставь в холодильник, не то мы останемся без льда. - Да, Освальд работал непрофессионально. А в результате непрофессиональной работы двух психов мы имеем двух мертвых Кеннеди. Я залью часть второго лотка тоже. - Там, Билл, действовали убийцы - одиночки. Туг совсем другое дело. Эти действуют в связке. Бам, бам, бам! Они появляются, делают свое черное дело и исчезают. Появляются и исчезают снова. Это не психи. Как ни круги, а налицо явная компетентность. Макгарк поднял кружку и улыбнулся. - За двух глупых ослов, - сказал он. - За нас! - За двух глупых ослов - за нас! - повторил Даффи. Они чокнулись, выпили и прошли в гостиную, оставив остатки льда таять в лотке. - Мне представляется несомненным, - продолжал Даффи, - что эти убийства совершают либо солдаты, либо полицейские, и никто другой. Короче, профессионалы. - О'кей, солдаты или полицейские, - согласился Макгарк. - Это полицейские, - уточнил Даффи. - Сними солдата с толчка, и он уже не сможет сказать, где у него прямая кишка. - Ну хорошо, предположим, это были полицейские, - ухмыльнулся Макгарк. - Почему же тогда ни один из них не был опознан свидетелями? Жители этих городов знают своих полицейских в лицо, о городах же с населением меньше полмиллиона и говорить не приходится. Сидевший на потертом кожаном диване Даффи подался вперед. Он усмехнулся. Это была усмешка бывшего профессионала, анализирующего действия профессионалов нынешних. - Вот в этом-то и состоит вся прелесть их замысла! Как я понимаю, эти убийства осуществляются на принципе взаимопомощи, - сказал он, поставив кружку на пол, чтобы с помощью жестов выразить свою мысль более доходчиво. Он широко развел руки в стороны, а затем повел их на уровне груди навстречу друг другу. - Нью-йоркские полицейские совершают убийство в Харрисбурге, полицейские Харрисбурга - в Коннектикуте, а коннектикутские - в Нью-Йорке или где-нибудь еще. Местные полицейские проводят всю необходимую подготовку, а осуществляют убийство их коллеги из другого города... Просто и надежно! Как ты знаешь, самое трудное в заказном убийстве - разыскать сукина сына, которого надо убить. Если бы не маки, прекрасно знавшие Францию, мы никогда не нашли бы дороги в Париж. Макгарк покачал головой: - Вы, ребята из Фордхема, всегда были дьявольски умны. Парня из Фордхемского университета всегда было легко распознать - он читал книги. - А все-таки что ты думаешь об этом? - спросил Даффи. - Думаю, ты прав Но какое тебе-то дело до этого? - Моя фамилия скоро будет в их списке. А я не хочу умирать. Макгарк изобразил недоумение: - Френки, ты же конгрессмен. Честный конгрессмен. Мы говорили здесь о подонках общества - сутенерах, жирующих на героине финансистах, вербовщиках проституток, коррумпированных судьях, о состоящих ни службе у мафии убийцах. Какое это имеет к тебе отношение? При чем здесь ты? Господи, что с тобой, Френки? - Голос Макгарка стал гневно-взволнованным, в нем зазвучали нотки отвращения - Ну, подумай сам, черт бы тебя побрал! Ты же не кричишь об этом на всю страну, как какой-нибудь громкоголосый петух на конференции по повышению уровня самосознания, где эти бездельники и собираются-то лишь для того, чтобы заговорить самих себя до умопомрачения! Да, ты либерал, но ты думающий либерал. Ты имеешь дело с фактами. Но на этот раз у тебя нет фактов. Никаких. Это все равно как если бы ты выбежал на улицу и начал скандировать: "Прекратите убийства! Прекратите убийства! Прекратите убийства!" - Макгарк искусно имитировал бездумное скандирование толпы демонстрантов. Однако, вопреки его ожиданиям, на лице Даффи не появилась улыбка. К его пущему удивлению на нем были слезы. Насколько помнил Макгарк, Даффи никогда прежде не плакал. - O, Боже! - прошептал Френк Даффи и, опустив голову, зажал ее в ладонях. - Эй, Френк, в чем дело? Ну же, прекрати! Прекрати, слышишь! Ну, хватит тебе! - старался утешить его Макгарк, обнимая за плечи. - O, Господи, Билл! - Проклятие, в чем дело, Френки? В чем дело? - Речь идет об убийце, выполняющем заказы мафии. - Что? - Я не упоминал пока об этом убийце. Вообще никогда не говорил ничего подобного. Значит, его прикончили тоже вы. То есть ваши люди по вашему приказу. Макгарк со злости изо всех сил швырнул свою кружку; пролетев через всю комнату, она с треском врезалась в стену из соснового дерева, забрызгав ее виски. Он вскочил, гневно ударил кулаком в ладонь. - Послушай, зачем ты стараешься быть умнее всех? Ну что вам, фордхемовцам, неймется? Френки, зачем тебе все это надо? Рассыпавшиеся по полу кубики льда постепенно таяли, и на их месте появлялись темные пятна. Даффи подошел к Макгарку и похлопал его по спине. Макгарк испуганно отскочил в сторону, но тут же, облегченно вздохнул, увидев протянутую ему Даффи кружку. - Что будем делать? - спросил Даффи. - Сейчас, фордхемовский умник, я скажу тебе, что мы будем делать. Ты прекращаешь свои расследования, а если кто-нибудь из этих парней приблизится к тебе хоть на шаг, я сотру его в порошок. Вот что мы будем с тобой делать.
в начало наверх
- Ты знал, что я занимаюсь этим расследованием? - Знал, и не только это. Мы хорошо работаем, и наши силы крепнут. Мы задались целью вернуть эту страну в руки порядочных людей, тех, которые добросовестно и усердно трудятся. В руки честных людей. Эту страну слишком долго превращали в сточную яму. Мы хотим очистить ее от дерьма. - Это невозможно, Билл, вы не сможете это сделать. Хотя бы потому, что вы начинаете с дерьма, но затем разделаетесь с любым, кто встает вам поперек дороги. Что сможет вас сдержать? Что будет, если ваши люди начнут брать деньги за то, чтобы промахнуться или действовать по своему усмотрению? Если они начнут самочинствовать? - Тогда мы позаботимся и о них. - Именно "мы" и будут все это творить, а кто их остановит? - Если такое случится, я сам возьмусь за них. - Нет, не возьмешься. Ты будешь счастлив заниматься своим любимым делом. - А ты к тому времени мог бы стать и президентом. Думал об этом когда-нибудь? Даффи взял у него свою кружку: - У нас еще остался лед? - Да, и много. Много. - О'кей. Добавлю себе чуток. Слушай, я хочу позвонить Мэри Пэт, попрощаться с ней... гм... и с сыном тоже. Не думаю, что ты позволишь мне также встретиться со священником. - Что ты мелешь? - возмутился Макгарк. - Ясно уж там! Тебе, конечно же будет приказано убить меня сегодня ночью. Ты ведь предупредил, где тебя можно найти? - В департаменте - нет, не предупреждал. - Да не в департаменте, я имею в виду твоего настоящего хозяина - того, на которого ты теперь работаешь. Вряд ли он позволит своей карающей руке оказаться вне пределов досягаемости хоть ненадолго. А ты ведь карающая рука, не так ли? - Так. Ну и что? Тебе-то чего беспокоиться? Тебе же известно, что ты - единственный человек, котором я не могу убить. Ты - мой золотой, мой дорогой. - Я не из золота, Билл. Я из мяса. Мертвого мяса. - Ладно, из мертвого. Кстати, у меня гамбургеры в морозильнике. Не желаешь? - Нет. Они молча пили под шипение гамбургеров на сковородке. Макгарк несколько раз принимался шутить: "Ну и как оно, чувствовать себя мертвецом?" Или: "А ты счастливчик - прошло уже целых пять минут, а я все еще тебя не убил." Раздался телефонный звонок - тихий мелодичный звонок, непривычный для уха ньюйоркца. - Это тебя, Билл. Твой босс, - сказал, не поднимаясь, Даффи. Телефон продолжал звенеть. - Ну, а если эта не мой босс, ты успокоишься, наконец? Даффи улыбнулся: - Только они знают, что ты сейчас находишься здесь, и никто не знает - где я. Так что это они. И звонят они тебе с одной целью - сказать, что меня надо убить. И скорее всего, посоветуют инсценировать с самоубийство, чтобы дискредитировать мое расследование. Макгарк рассмеялся: - Поскольку ты все подобно объяснил, видимо, мне нет надобности подходить к телефону? Все еще продолжая улыбаться, Макгарк снял трубку. - Да, да, да. - Потом пауза и снова: - Ты уверен? На этом разговор окончился. Теперь улыбающееся лицо Макгарка являло собой маску. - Еще налить? - спросил Макгарк. - Я сам. Ты все время забываешь про лед, - ответил Даффи. Пройдя в кухню, он распахнул дверцу холодильника и под ее прикрытием тихо выскользнул из дома. Он побежал к машине, но не добежал. Его ударили сзади по голове. Он поднял, защищаясь, руку и тут же провалился в кромешную тьму, понимая, что это - расплата за терпимость, которую он на протяжении стольких лет проявлял к жестокости Макгарка. Перед тем как Даффи погрузился в вечный сон, в его сознании возникло странное видение: послышался внятный голос, возвестивший, что ему прощаются все прегрешения и даруется счастливая жизнь. А когда он уже ступил на порог вечности, тот же голос добавил, что где-то в глубинах человеческих возможностей высвободится огромная всесокрушающая мощь, которая обрушится на его убийц. И видение исчезло. 2 Его звали Римо. Он стоял под темным куполом цирка, наслаждаясь ощущением силы и безграничной власти над собственным телом. Даже на высоте восмидесяти футов над покрытой опилками ареной чувствовался исходивший от нее специфический терпкий запах. Слабо натянутая парусина тента хлопала под порывами ветра. В нише, где стоял Римо было холодно, и, как смерть, холодна была металлическая перекладина трапеции, которую он только что держал в руках, прежде чем, легонько толкнув, отправил в обратный путь. Римо прислушался к разговору, происходившему внизу. - Ну, как у него? Получилось? - полюбопытствовал кто-то. - Вам уплатили за аренду площадки, которая временно пустовала, а не за то, чтобы вы торчали здесь и во все совали свой нос. Убирайтесь! Скрипучий голос и восточный акцент были хорошо знакомы Римо. - Но я вижу, что не натянуты страховочные сетки. - А вас никто и не просил заботиться о нашей безопасности, - ответил скрипучий голос. - Я обязательно должен это увидеть, но наверху не включен свет. Он там, на самом верху трапеции, без какого-либо освещения. - Еще труднее что-либо видеть с зарытым в землю лицом... - Папаша, ты что, пытаешься угрожать мне? Да ну тебя, дед! - Чиун! - крикнул, поймав перекладину, Римо. Оставь его в покое! А ты, приятель, не получишь ни пенса, если не уберешься отсюда! - Только-то и всего? Ты все равно разобьешься. И кроме том, все свои денежки я уже получил. - Послушайте, - взмолился Римо, - прошу вас, отойдите от того старичка! Пожалуйста! - От благородного пожилого джентльмена с умными глазами, - уточнил Чиун, чтобы владелец цирка знал наверняка, о ком идет речь. - Я никому не мешаю. - Нет, мешаете. Мне, - сказал Чиун. - Ну так вот, папаша. Как хотите, а я сажусь и буду смотреть. Внизу вдруг раздался истошный вопль, и Римо увидел, как тело здоровенного мужчины взлетело вверх и шмякнулось ничком на землю. - Чиун, этот парень просто хотел здесь посидеть. Зачем ты с ним так жестоко? - В уборке мусора я не вижу никакой жестокости. - Было бы лучше видеть его живым. - Он никогда не был живым. У него изо рта воняло гамбургерами, и этот гнусный запах можно было почувствовать за сотню миль отсюда. Да, он не был живым. - Ну хорошо, скажем так - было бы лучше, если бы у него не заглохло сердце. - А оно и не заглохло, - проворчал Чиун, - а вот я, наверное, так и не сподоблюсь дождаться хотя бы самых скромных результатов своего многолетнего упорного труда, способных убедить меня в том, что лучшие годы жизни я не потратил на бездарного олуха. - В общем, я хотел сказать, что достаточно было бы ударить его так, чтобы потом он постепенно пришел в себя, а то он дергается сейчас в конвульсиях, того и гляди, умрет. - Может быть, ты хочешь спуститься и попрощаться с ним? - Ну хорошо, хорошо! - И на этот раз постарайся, пожалуйста, выполнить упражнение прилично! Римо толкнул перекладину. Он знал, что Чиун видел его так же хорошо, как если бы купол цирка был освещен прожекторами. Глаз представляет собой мускул, и чтобы видеть в темноте, достаточно всего лишь его поднастроить, что достигается путем соответствующей тренировки, как это делается со всеми другими мускулами. Впервые он услышал это от Чиуна почти десять лет назад. Тогда Чиун заметил, что большинство людей сходят в могилу, не реализовав за всю прожитую жизнь и десятой доли своих духовных и физических возможностей. "Достаточно взглянуть на кузнечика или муравья, - сказал тогда Чиун, - чтобы понять, чего можно достигнуть при правильном использовании своих энергетических ресурсов. Люди забыли об этих возможностях. Я напомню тебе о них". И это его "напоминание" порой приводило Римо в отчаяние: во время тренировок он испытывал такую невыносимую боль во всем теле, что казалось, вот еще совсем немного и он сойдет с ума. Каждый раз ему казалось, что напряжение достигло предела человеческих возможностей. Но потом убеждался, что это не так, и брал новые рубежи. - Ну, давай! - услышал он голос Чиуна снизу. Римо поймал перекладину и, толкнув ее от себя, снова отправил в плавный полет над бездной. Он не только видел, но и чувствовал, как перекладина движется, возвращаясь к нему, в подкупольном пространстве. Дальше все происходило уже автоматически - его тело само знало, что от него требуется, и действовало безошибочно. Напружинил пальцы ног, вскинул руки - и он уже в открытом пространстве над ареной. Вот он достиг верхней точки свободного полета, и в это самое мгновение его руки ловят перекладину, движение которой, невзирая на темноту, он все это время отчетливо ощущал своим телом. Взлет над перекладиной и несколько кувырков между двумя идущими от ее концов вверх тросами. Один. Два. Три. Четыре. А теперь перекладина зажата пол коленями и снова взлетает вверх-вниз, вверх-вниз, затем балансировка, соскок с перекладины, кувырок в воздухе - и свободное без всякой страховки, падение вниз головой; мускулы тела расслаблены, мозг полностью отключен. И вдруг мгновенный как у падающей кошки, перенос центра тяжести, и ноги уже оказываются внизу, а под ними - арена, четкая плавная амортизация. Все! Римо застыл на месте, вытянувшись в струну. "Безупречно, - подумал Римо. - На сей раз все сделано великолепно. Даже Чиун не сможет этого отрицать. Получилось не хуже, чем у любого корейца. И даже у самого Чиуна, потому что не было допущено ни малейших погрешностей". Римо не спеша приблизился к старому корейцу, облаченному в широкое белое а золотой каймой кимоно. - Думаю, получилось совсем неплохо, - сказал он с напускной небрежностью. - Ты о чем? - спросил Чиун. - Ну не об очередной же серии этом шедевра "Пока Земля вертится"! О чем я только что говорил? - Ах, это! - Да, это! - Ну, это лишь подтверждает тот факт, что, имея такого наставника, как Мастер Синанджу, ученик иногда способен продемонстрировать относительно приличный результат. Даже если он - белый. - Приличный? - вскипел Римо. - Приличный? Мое исполнение было безукоризненным! Я добился совершенства! Если это не так, объясни, почему! Какие я допустил огрехи? - Что-то холодновато здесь. Пойдем отсюда. - Нет, ты мне сначала назови хотя бы один элемент, который я исполнил хуже любого Мастера Синанджу! - Умерь гордыню, ибо гордыня - порок. - Я имею в виду то, что проделал сейчас на трапеции, - не унимался Римо. - Посмотри, наш приятель уже шевелится. Как видишь, я сдержал обещание - он жив. - Чиун, признайся, сегодня я достиг совершенства. - Разве оттого что я назову то или иное исполнение совершенным, оно действительно станет совершенным? Если исходить из этого, то исполнение нельзя назвать идеальным. Поэтому, - заключил Чиун с явным удовольствием, - я должен сказать, что оно было не совсем идеальным. Владелец цирка застонал и поднялся на ноги. - Я решил оставить эту затею с трапецией в темноте и спустился вниз, - ответил Римо. - Но вы не получите своих денег назад! Вы сняли помещение, а если
в начало наверх
решили не использовать трапецию, то я тут ни при чем. В любом случае, можете считать, что вам повезло. Еще никто и никогда не делал четырехкратное сальто-мортале. Никто! - Думаю, вы правы, - согласился Римо. Владелец цирка потряс головой: - А что случилось со мной? - Под вами сломалось кресло, - сказал Римо. - Какое кресло? Где? Кажется, они все были крепкие. - Да вот же, посмотрите сюда! - сказал Римо, нажимая снизу на металлическое сиденье ближнего к Чиуну кресла. Когда владелец цирка увидел появившуюся на глазах трещину в металлическом сиденье, он уверовал в то, то все было именно так, как сказал Римо. Иначе ему пришлось бы поверить, что этот сумасшедший, дрожавший от страха там наверху, и в самом деле проломил одной рукой железное сиденье! Да разве такое кому-нибудь вообще под силу! Римо надел поверх темного трико синие расклешенные фланелевые брюки и синюю же рубашку с небольшим воротничком, придававшим некоторый шарм его излишне банальному костюму. У него были коротко подстриженные волосы, а лицо с резковатыми чертами вполне сгодилось бы для - звезды экрана. Однако у кинозвезд не бывает таких глаз. В них невозможно было ничего прочесть, и некоторые люди испытывали даже некий страх, как если бы заглянули в темную пещеру. В его телосложении не было ничего необычного, и только широкие запястья выдавали незаурядную силу рук. - Вы не забыли надеть часы? - спросил владелец цирка. - Нет, - ответил Римо. - Я их вообще перестал носить. - Скверно, - с сожалением сказал владелец цирка. - Мои сломались, а у меня назначена встреча. - Сейчас три сорок семь и тридцать секунд, - в один голос сообщили Римо и Чиун. Владелец удивленно посмотрел на них. - Шутите, ребята? - Шутим, - сказал Римо. Спустя минуту, уже на улице, взглянув на попавшиеся ему по дороге часы, владелец цирка был потрясен: они показывали три часа сорок восемь минут. К сожалению его арендаторов не было рядом, и он не мог спросить, как это им удалось, не имея часов, точно определить время. А те уже мчались в машине к мотелю на окраине Форт Уорта штат Техас. Чем дальше на юг, тем грязнее становилось шоссе: банки из-под пива, трупы собак - жертвы техасских водителей, считающих лобовые столкновения всего лишь одним из способов торможения. - Тебя что-то беспокоит, сын мой? - спросил Чиун. Римо кивнул: - Боюсь, что я окажусь не на той стороне. Узкое пергаментное лицо Чиуна выражало недоумение. - Не на той стороне? - Да, думаю, что на сей раз я ввязываюсь в драку не на той стороне, - грустно сказал Римо. - Какая такая не та сторона? Ты прекращаешь работать на доктора Смита? - Послушай, ты же знаешь, что я не могу сказать тебе, на кого мы в действительности работаем. - А мне никогда это и не было интересно, возразил Чиун. - Какая разница? - Есть, черт возьми, разница! Почему, ты думаешь, я занимаюсь тем, чем занимаюсь? - Потому что ты - ученик Мастера Синанджу и демонстрируешь свое искусство убивать, потому что ты убийца. Цветок отдает свой сок пчелке, а пчелка делает мед. Река течет, а горы спокойно стоят на месте и иногда осыпаются. Каждый занимается тем, что ему определено судьбой. А ты, Римо, - воспитанник Дома Синанджу несмотря на то, что ты белый. - Черт возьми, Чиун, я прежде всего американец, и то, что я делаю, я делая по иным мотивам. Так вот, на этот раз мне велели продемонстрировать высшую степень своего мастерства, а потом я узнаю, что меня посылают убивать хороших парней. - Хороших парней... Плохих парней - ты, сын мой, в сказке, что ли, живешь? Ты рассуждаешь, как капризный ребенок или как ваш президент, обращающийся к народу по цветному ящику. Ты так и не усвоил наше учение? Хорошие парни! Плохие парни! У всех парней на теле одни и те же точки, воздействуя на которые можно вызвать их смерть или повлиять на нервную систему, сердце, легкие, глаза, ноги, руки или равновесие. Нет ни хороших, ни плохих парней! Если бы они были, разве пришлось бы армиям разных стран носить различное обмундирование, чтобы отличаться друг от друга? - Ты этого не поймешь Чиун. - Я отлично понимаю, что у бедняков деревни Синанджу есть еда потому, что Мастер Синанджу служит хозяину, который за это платит. А ты в свою очередь зарабатываешь себе на жизнь тем, чему я тебя обучаю. Пока ты еще не постиг мою науку в полном объеме, но непременно постигнешь. - Чиун печально покачал головой. - Ты достиг совершенства, которое продемонстрировал сегодня, а сейчас ведешь себя, как заурядный белый человек. - Так ты признаешь, что мое исполнение было безупречным? - Что толку от совершенства, если им овладел дурак? Это все равно что драгоценный изумруд в куче навоза. Чиун умолк, погрузившись в раздумье. Римо не обращал на него внимания. Он был вне себя от гнева, так же, как десять лет назад, когда он пришел в себя после публичной казни и обнаружил, что находится в санатории Фолкрофта на берегу залива Лонг-Айленд. Римо Уильямса обвинили в убийстве, которого он не совершал, а потом публично казнили на электрическом стуле, который не сработал. Когда он пришел в себя, ему сказали, что им как раз нужен такой человек как он, дня выполнения заданий специального агентства, созданного вне конституционных рамок с целью защиты конституции от опасности, которую представляют собой организованная преступность, революционеры и все те, кто хотели бы погубить страну. Эта организация по борьбе с преступностью называлась КЮРЕ, и о ней знали только четверо: президент Соединенных Штатов, возглавлявший КЮРЕ доктор Харолд Смит, вербовщик, а теперь еще и Римо. Вербовщик покончил с собой, гарантируя тем самым, что уже никогда не проговорится. "Америка стоит того, чтобы положить за нее жизнь", сказал Смит тогда Римо. После этого о КЮРЕ знали только трое. Римо решил тогда согласиться. "Прошло много лет, иногда думал он, - с тех пор как умер тот Римо Уильямс, которым я был когда-то простой, с усталой походкой рядовой патрульный полиции Нью-Йорка. Да, этот полицейский умер на электрическом стуле" Так думал Римо прежде... А сегодня он вдруг осознал, что тот полицейский вовсе не умер тогда на электрическом стуле. Патрульный Римо Уильямс жив. Он чувствовал это нутром. У него вскипала душа при одной только мысли о новом задании, о том, что ему придется убивать таких же, как он, полицейских. 3 С захоронением тела Френсиса К.Даффи, члена палаты представителей от 13-го избирательном округа штата Нью-Йорк, возникли определенные трудности. Святая церковь относится к самоубийцам с явным неодобрением, поскольку лишение себя жизни является тяжким прегрешением перед Богом, который эту жизнь даровал. Поэтому хоронить самоубийц на освященных церковью кладбищах не разрешается. Строго следуя своим принципам, церковь тем не менее считает необходимым убедиться, что принимаемые ею в таких случаях решения основываются на достоверных фактах. Такая позиция церкви в данном случае объясняется реалистической оценкой человеческого восприятия, как не безусловно истинного. Доказательства, признанные департаментом полиции Сенеки Фоллз и национальными средствами массовой информации убедительными, не удовлетворили церковь. На виске у Френсиса Даффи имелись следы пороховых ожогов. Экспертиза подтвердила, что спусковой крючок был нажат именно его пальцем. Полиция заявила, что кровоподтеки на лице - ушибы, полученные при падении. Еще бы! В последнее время он был подавлен и много пил. Его ближайший друг - инспектор департамента полиции Нью-Йорка Уильям Макгарк конфиденциально сообщил представителям церкви, что уже более года его друг постоянно и много пил. Прогрессирующий алкоголизм неизбежно отразился на психике. То же самое Макгарк изложил и генеральному прокурору США, который просил его сохранить их встречу в тайне. - Не говорил ли он вам, что подозревает о существовании заговора? спросил генеральный прокурор. - Заговора? - Макгарк изобразил на своем лунообразном лице удивление. - Да, заговора. - Какого заговора? - А об этом вы мне расскажите, инспектор. - О'кей, Он говорил, что полицейские объединяются в группы для истребления преступников и что они готовились убить также его, поскольку он знал об их существовании. Фермеры, говорил он, грозились сжечь его живьем в его собственном доме, так как он намеревался доказать, что принцип паритета ферм придуман протестантами, дабы навредить католикам. Общество "Рыцари Колумба" - в руках мафии. Обществу "Объединенный еврейский призыв" удалось установить тайный контроль над деятельностью общества "Анонимные алкоголики" с целью подрыва ликеро-водочной индустрии или что-то в этом роде, и поэтому он не мог прибегнуть к их помощи. Привратник дома, в котором жил Даффи, по его мнению, состоял на службе у его политического противника и регулярно докладывал о количестве пустых бутылок, выбрасываемых из этой квартиры. Все это мне очень неприятно, сэр. Френк Даффи был моим самым близким другом. - Вернемся к полицейскому заговору. А что вам, инспектор, известно об этом? - Я знаю, что Даффи начал расследование этого заговора. - Сообщил ли он вам какие-нибудь подробности? - Да. Он собрал огромную информацию. Я ужасно всполошился. - Почему? - Потому что чуть было не поверил во все это. - Объясните, почему вы готовы были поверить в это. - Видите ли, он привел несколько примеров убийства видных представителей уголовного мира. Одного из них я знал. Я имею в виду Большого Перла Уилсона. Это - ниг... черный сутенер. Очень расчетливый. Очень хитрый. Я хочу сказать, что среди черных есть немало умных людей. - Да, конечно. Продолжайте. - Так вот, Большой Перл кое-кого опасался и принял предупредительные меры, если вы понимаете, что я именно в виду. Чердак варит. Это означает... - Я знаю терминологию нью-йоркской уголовщины, - перебил его генеральный прокурор. - Продолжайте! - Так кому понадобилось убивать Большого Перла? Он был умен и осторожен. Гипотеза о полицейских в данном случае представляется мне вполне резонной. - Извините, инспектор. Конгрессмен Даффи заверил меня, что ни с кем не делился этой информацией. Откуда же всем все это известно? Макгарк улыбнулся: - Я самый близкий его друг. Он не считал меня "кем-то". Генеральный прокурор кивнул. Лицо его было испещрено оспинками, как побитая градом пустыня. - Насчет Большого Перла Уильсона. А вы-то - сами как думаете - почему его убили? - Не знаю. Поэтому я и говорю, что предположение о заговоре совсем не лишено смысла. Послушайте, я не знаю, допускается ли у вас это, но если хотите, я могу сам попробовать разобраться в случае с Большим Перлом. Посмотреть, что могло быть известно об этом Френки. Генеральный прокурор задумался, взвешивая предложение Макгарка. - Возможно, - сказал он. - Возможно, что конгрессмен Даффи покончил с собой под влиянием паранойи. Но возможно также, что он вовсе не совершал самоубийство. Не знаю. Однако вся эта история с Даффи наводит на мысль, что в чем-то он был прав. Вы понимаете меня? Макгарк кивнул: - Я сам чуть не поверил в это, особенно после того, и "Рыцарях Колумба". - Если Даффи был прав, то вы - единственный в Соединенных Штатах полицейский, который наверняка непричастен к заговору. Макгарк поднял бровь: - Как вы можете быть уверены? Вам же ничего обо мне не известно. - Известно. Я просмотрел ваше досье. Ваши данные были перепроверены.
в начало наверх
В досье Бюро стратегических служб сохранились документы времен Второй мировой войны, в которых говорится, что посылать вас на операции вместе с Даффи не рекомендуется, так как вы слишком заботились о его безопасности. Я знаю, вы убежденный консерватор, в то время как Даффи был либералом. И тем не менее вы держались друг за друга вот так, сказал генеральный прокурор, крепко сцепив два пальца - Вот так, повторил он. - Различия в политических взглядах не способны разрушить прочную дружбу. И я уверен: если бы вы участвовали в этом заговоре и если бы такой заговор действительно существовал, то Френк Даффи был бы сегодня жив. Макгарк взволнованно сглотнул: - Как бы я хотел, чтобы и в самом деле существовало что-то вроде полицейского заговора и чтобы был конкретный негодяй, который убил Даффи. Потому что тогда я мог бы содрать с него шкуру живьем. Это уж точно! - Успокойтесь, Макгарк! Я не могу дать вам разрешение на убийство, но я хочу, чтобы вы помогли мне в одном очень сложном деле. - А именно? - Предположим, что заговор действо существует. Я хочу, чтобы вы осторожно, но тщательно проверили обстоятельства смерти Большого Перла. Если такой заговор существует и вы засветитесь, вас непременно убьют. Ну, как, принимаете мое предложение? - За Френка Даффи, сэр, я готов и умереть. - Возможно, именно так и будет, инспектор. Генеральный прокурор написал на листке номер телефона и протянул его Макгарку. - Домашний. Никаких сообщений через секретаршу. - Есть, сэр! - И вот что еще, инспектор. Будем все же надеяться, что все, о чем говорил Даффи, является плодом больного воображения, ибо если Даффи прав, то ваша жизнь не стоит и собачьего помета. Лунообразное лицо Макгарка расплылось в широкой, нагловатой улыбке: - О чем речь? Послушайте, а разве все то, в чем мы ковыряемся после войны, не похоже на ту же подливку? Генеральный прокурор засмеялся и протянул руку. Макгарк пожал ее и вышел. "Странно, - думал, глядя ему вслед, генеральный прокурор, - рукопожатие этого благородного и храброго человека холодное, как у лжеца. Это опровергает поговорку, которая гласит: каково рукопожатие, таков и человек". Принимая в тот вечер генерального прокурора, президент США выразил недовольство его действиями: - Я запрещаю вам, черт возьми, создавать в рамках нашей администрации какую-то особую полицейскую структуру! У нас и так уже прорва идиотов, которые болтаются вокруг, изображая из себя секретных агентов, а мне приходится их все время выгораживать. Это относится к вам лично и ко всему вашему персоналу. - Мне кажется, господин президент, что вы недооцениваете опасность, которая действительно существует. - Я - президент Соединенных Штатов. Законность является фундаментом нашего государства. И мы будем действовать только в рамках законности. - Да, сэр, но в данном случае мы имеем дело с проблемой, которую невозможно решить в рамках законности. - Но с решением проблем вне рамок закона мы опоздали по меньшей мере лет эдак на триста, не так ли? - Вы имеете в виду конституцию? - Я имею в виду Америку. Спокойной ночи. Если захотите включить того нью-йоркского полицейского в свои ведомости на получение заработной платы, то - пожалуйста, я возражать не буду. Но никаких секретных исполнителей, кровной мести и тайного шпионажа! - Слушаюсь, сэр, - сказал генеральный прокурор, - хотя сама идея создания такой организации совсем не плоха! - Спокойной ночи! - сказал президент, завершая разговор. Когда генеральный прокурор закрыл за собой дверь, президент вышел из овального кабинета и прошествовал через весь Белый дом, направляясь к себе в спальню. Извинившись, он деликатно попросил дремавшую там супругу оставить его на минутку одного. Она была верным соратником и с пониманием отнеслась к этой просьбе. "Такая жена - более ценное сокровище, нежели рубины, - подумал он, вспомнив Ветхий завет. Должно быть, ее они и имели в виду, когда писали эту священную книгу". Он выдвинул верхний ящик бюро, где хранился красный телефон, и снял трубку. - Да, сэр! - услышал он после первого же гудка. - Доктор Смит, ко мне поступают тревожные сигналы. Меня интересует, не преступили ли ваши люди границы дозволенного? - Вы имеете в виду убийства в восточных штатах? - Да. Подобные вещи недопустимы. Даже когда ваша организация действует с оглядкой, она вызывает активное неприятие, а поскольку сейчас она вышла из-под контроля и открыто творит бесчинства, ее необходимо запретить. - Мы не имеем к этому отношение, господин президент. Это кто-то другой, и мы уже занимаемся этой проблемой. - Так это, значит, не вы? - Конечно, нет. У нас нет армии, сэр. К тому же наш человек никогда не позволил бы себе ничего подобного. Мы уже принимаем необходимые меры, и виновные понесут ответственность, кем бы они ни оказались. - Вы собираетесь в данном случае использовать того самого человека? - Если сможем. - Что вы имеете в виду? - Мне не хотелось бы подробно говорить об этом. Президент задумался, глядя на красный телефон, затем сказал: - Можете пока продолжать, но знайте: я не могу быть спокоен, пока вы существуете. - И я тоже, сэр. Спокойной ночи! Мужчина, снявший двенадцатый номер в мотеле на въезде в Форт Уорт, получил весточку от своей тети. Дежурный администратор приплелся к двери и постучал. Дверь приоткрылась, и изнутри послышался голос: - Да? - Вам телеграмма. - От кого? - Не знаю. - Прочтите ее вслух. - О'кей. Ага, это от вашей тети Харриет из Миннеаполиса. - Спасибо! - послышалось из-за двери, и она захлопнулась перед носом администратора. Тот удивленно поморгал и постучал снова. - Эй, послушайте, вам эта телеграмма нужна или нет? - Нет. - Что? - Не нужна! Вы бы сами взяли телеграмму, которая вам не нужна? - Так это ж как собаке пятая нога, - почесав затылок, сказал администратор. - Ну вот и прекрасно, - сказали за дверью. Когда администратор удалился, Римо уже заканчивал укладывать чемодан. Сунув в его дальний угол последний носок, он захлопнул крышку. Чиун внимательно наблюдал за его действиями. - Я беспокоюсь, - сказал Чиун. - О чем еще? - отрывисто спросил Римо. - Там будет достаточно много людей, которые попытаются убить тебя. К чему облегчать им работу, таская на себе тяжелое бремя гнева? - К тому, что я злой, как черт, вот к чему. Эта телеграмма - условный сигнал. Я отправляюсь выполнять задание, но я не хочу его выполнять. - Я дам тебе совет. Из всех людей, которые тебя встретят, ни один не стоит того, чтобы отдать за него свою жизнь. - "Свою жизнь, свою жизнь"... Это - моя жизнь, черт возьми, и я имею полное право наплевать на нее, если мне так захочется! Это - не твоя жизнь. Это - не жизнь Смита. Она моя, хотя эти ублюдки и отняли ее у меня десять лет назад. Моя! Чиун печально покачал головой. - Ты несешь в себе мудрость, выстраданную моими предшественниками из Синанджу. Не жертвуй ею из мальчишеского безрассудства. - Давай, папочка, начистоту: тебе же заплатили за то, чему ты меня научил, причем золотом, твердой валютой за счет американского налогоплательщика. За хорошую цену ты научил бы убивать и жирафа. - Неужели ты думаешь, что я стал бы учить тебя тому, чему действительно научил, за деньги? - Не знаю. Ты собрался? - Нет, ты знаешь. Ты просто не хочешь признать это. - Но и ты тоже вряд ли беспокоишься только о том, что впустую потратил несколько лет жизни. Признайся! - Мастеру Синанджу не пристало отвечать на вопросы. Это он учит других. Римо защелкнул замок чемодана. Когда Чиун не желал говорить, он и не говорил. 4 А тем временем в Филадельфии Стефано Колосимо приветствовал своих детей и внуков, братьев и сестер, кузин и кузенов, целуя всех подряд в щеку. Тем самым он демонстрировал горячую любовь патриарха к членам своего клана. Небольшими счастливыми группами двигались они по фойе мимо телохранителей, чтобы почувствовать прикосновение тяжелых рук и влажных губ и получить затем маленький сверточек в яркой обертке. Детям вручали сладости и игрушки, а взрослым - ювелирные украшения, а порой еще и конверт, если в данной семье было туго с финансами. Дедушка Стефано вручал эти конверты с чувством глубокого уважения, скромно замечая при этом, что только благодаря счастливой судьбе, которая незаслуженно выпала на его долю, он может оказать своему родственнику эту маленькую любезность и что, как знать, возможно, когда-нибудь родственник и сам, в свою очередь, сможет оказать какую-нибудь услугу ему, Стефано Колосимо. Телохранители с их каменными лицами резко контрастировали с царившей на этом семейном торжестве атмосферой всеобщей радости. Никто из присутствующих, правда, не обращал на телохранителей никакого внимания, как не обращают внимания, скажем, на водопроводные трубы. Юные отпрыски Колосимо, достигнув школьного возраста, с удивлением обнаруживали, что у других учащихся нет собственных телохранителей. У некоторых была прислуга и даже шоферы, но телохранителей не было ни у кого. Вот тогда-то дети впервые и осознавали, что значит быть членом клана Колосимо. Обычные для одноклассников отношения на уровне "покажи и скажи" здесь не подходили, так как рассказывать в классе, что происходило накануне дома, не разрешалось. Таким образом, юный Колосимо вроде бы и находился в классе, но существовал отдельно сам по себе. Или, например, ему доводилось слышать как звонит в дом кто-то из тех, кого показывают в телевизионных новостях, и просит разрешения переговорить с его дедушкой. Об этом в классе полагалось помалкивать, потому что ты - Колосимо. Дедушка Колосимо принимал у себя в доме представителей клана, но его приветствовали не только домочадцы, а также многие из тех, кто не был связан с ним родственными узами. Соответствующие телефонные звонки и послания были получены в этот вечер от мэра города, сенатора, губернатора, всех членов городского совета, начальника полиции и председателей отделений демократической и республиканской партий в этом штате. Все они горячо поздравляли главу крупнейшей в Филадельфии строительной фирмы, крупнейшего импортера оливкового масла и землевладельца с сорокалетием супружеской жизни. И конечно же, было смешно, когда какой-то ничтожный патрульный полицейский заявил, что желает переговорить с хозяином дома, поскольку одна из припаркованных снаружи машин мешает нормальному движению транспорта. - Карло, займись этим, - приказал дедушка Стефано одному из своих телохранителей. - Он настаивает на встрече лично с хозяином дома, - доложил, вернувшись, Карло Дигибиасси, являвшийся, суда по его декларации о доходах, консультантом фирмы. - Договорись с ним, Карло, - сказал дедушка Стефано и многозначительно поманипулировал пальцами правой руки, что означало предполагаемое вознаграждение настырному патрульному. Телохранитель мгновенно исчез, но вскоре вернулся, обескураженно пожимая плечами. - Не понимаю, что это за полицейский! - воскликнул он. - Ты сказал ему что мы - весьма уважаемые люди?
в начало наверх
Карло подтвердил. - Сказал, конечно, но полицейский говорит, что ему на это наплевать. - Ну тогда пусть выписывает штраф. Мы заплатим. - Он грозится арестовать вас и отправить, в участок в соответствии с каким-то постановлением муниципалитета. - За неправильную парковку?! Карло пожал плечами. - Узнайте, кто такой этот полицейский, - распорядился дедушка Стефано. Последовали телефонные звонки в полицейское управление, районные участки и отдельным полицейским, исправно получавшим от Колосимо жалованье, хотя в штате его рабочих или служащих они никогда не значились. Вернулся Карло и доложил: - В управлении его знают, но наши говорят, что никогда прежде не слышали о нем. С раздражением человека, которому постоянно приходится все, буквально все, делать самому, дедушка Стефано отправился на улицу, чтобы поговорить с полицейским. Выйдя в сопровождении двух телохранителей на веранду дома, он представился. - Чем могу быть полезен? - спросил он. - Да вот... Бон та машина. Она мешает движению транспорта, создает аварийную ситуацию. - Мешает движению транспорта? У меня сегодня семейное торжество. - Сожалею, но аварийная ситуация - это очень серьезно. - Мешает движению транспорта, - повторил дедушка Стефано с едва уловимым раздражением в голосе. - И никто другой не может, видите ли, устранить эту помеху. Ладно, я иду. Дойдя до угла дома, Карло увидел нечто необычное. К нему направились четверо полицейских. Однако необычность ситуации состояла не в присутствии полицейских, а в том, как они себя вели. Они походили на баскетболистов, блокирующих корзину в ожидании вожделенного мяча. Двое, что повыше, отступив чуть в стороны, поглядывали на двоих других, поменьше ростом, как бы ожидая от них передачи мяча, чтобы тут же, подпрыгнув, положить его в сетку. Однако прыгать они не стали, а прямо от бедра открыли пальбу из револьверов. Последнее, что увидел Карло, была вспышка выстрела. Пятеро полицейских одновременно выхватили свои револьверы. Все пятеро били по телохранителям. Какую-то долю секунды только один из вышедших из дома оставался невредимым. Он стоял, широко раскрыв полные ужаса глаза, и это был сам дедушка Стефано Колосимо. Однако и он был тут же скошен огнем пяти револьверов. Сообщение об этом событии заняло центральное место в послеполуденных радио- и телевизионных новостях. Полиция Филадельфии заявила, что подозревает в этом убийстве одну из соперничающих мафиозных группировок. В Нью-Йорке инспектор Макгарк щелкнул выключателем радиоприемника и с удовлетворением нацарапал в желтом блокноте несколько цифр. Толково! Пришлось послать пятерых, и это, конечно, многовато, но результат того стоил. Очень неплохо! Макгарк откинулся в кресле и уставился на карту, висящую на стене его кабинета в полицейском управлении, расположенного наискосок через холл напротив кабинета начальника полиции. Он зримо представил себе, как расширяется его полицейская сеть, охватывая все новые и новые районы страны. Он уже многого добился. Его бумагам дан ход, и теперь в любой день можно ожидать сообщения, что вопрос о выходе на пенсию решен. Он оставляет пост руководителя отдела кадров департамента пилиции и может целиком сосредоточиться на выполнении другой, более важной, миссии. И тогда эта сеть начнет быстро расширяться, охватывая западные, северные и южные штаты. Техас. Калифорния. Чикаго. И наконец, Вашингтон! А куда ему деться? И Даффи с присущими ему умом и умением предвидеть ход событий знал это. Армии Макгарка предстоит пройти весь этот путь. До самого Белого дома. Ринувшуюся с гор лавину на полпути не остановишь. Макгарк встал и принялся наводить порядок в кабинете перед тем, как пересесть в другой, где будут вершиться по-настоящему важные дела. Скоро он позвонит оттуда генеральному прокурору и заверит его, что никакой тайной полицейской армии не существует. 5 Лимонного цвета лицо доктора Харолда В.Смита было, как никогда, кислым. Он сидел в залитой ярким, слепящим светом и надежно запертой комнате вкладчиков в здании Манхэттенского банка. Перед ним лежали два небольших элегантных чемоданчика-"дипломата", до краев набитых пачками новых стодолларовых банкнот. Крышки "дипломатов" были раскрыты. - Хэлло! - поприветствовал он появившегося на пороге Римо. Римо посмотрел на деньги. Удивительно, как деньги утрачивают в твоих глазах всякую ценность, когда ты можешь получить их сколько угодно, для этого надо только поднять телефонную трубку и промямлить в нее несколько слов, - или когда у тебя вообще нет желания покупать что-либо, потому что, кроме твоего нанимателя, ты, в сущности, никому не нужен. Так что стодолларовые банкноты - всего лишь банкноты. Бумажки. - Сначала я должен объяснить вам, что это за деньги. Вам надлежит обосноваться в Нью-Йорке под видом важной фигуры в мире рэкета. Как мы установили, в глазах тех, кем интересуется полиция, рэкетир не тот, кто действительно занимается рэкетом, а тот, кто регулярно платит полиции. Другими словами, рэкетир может спокойно заниматься своим ремеслом, только если он систематически откупается от полиции. Вся прелесть ситуации в том, что вам не придется создавать собственную организацию, на это ушло бы много времени. Более того, вы избавляетесь от необходимости барахтаться в мутном болоте вымогательства, цифр, проституции, наркотиков и прочих весьма сложных для освоения вещей. - Вы хотите сказать, что, получая от меня взятки, полицейские будут считать меня гангстером, а мне и правда не придется впутываться в эти дела? - Именно так, - подтвердил Смит. - А потом? - Вы выясните, кто возглавляет организацию, устраните руководство, а мы уже довершим дело. - А не проще ли вашим тунеядцам собрать необходимые доказательства и улики и представить их какому-нибудь прокурору? Зачем требуется ликвидировать их руководителей? - Мы не хотим предать гласности сам факт существования этой организации. При существующей ныне обстановке в стране не исключается и возможность того, что эти преступники не только избегнут суда но смогут выставить свои кандидатуры на выборах и победить. - Так разве это плохо? - сердито воскликнул Римо. - Если бы они победили на выборах, мы могли бы уйти в отставку. Мы были бы тогда не нужны. Они сами будут делать эту работу, Смитти! - Нет, Римо, вы не правы, - мягко возразил доктор Смит. - Только не говорите мне, будто фамилии некоторых из тех, кого они кокнули, не были в ваших компьютерных распечатках с приложенными к ним подробными, весьма замысловатыми планами и рекомендациями, как можно спровоцировать их конфликт с налоговой инспекцией. Не крутите, Смитти! Эти парни делают за нас нашу работу и делают ее быстрее и лучше нас. Да у вас, аристократов, просто тонка кишка, и вы боитесь оказаться не у дел. - Римо, - Смит говорил глухим взволнованным голосом, - ваша функция аналогична той, которую взяли на себя эти люди, и поэтому вы их оправдываете Но между вами существуют серьезные различия. Первое. Мы используем вас только в случае острой необходимости, когда у нас нет иной возможности. Второе. Мы для того и существуем, чтобы предотвращать подобные вещи. В стране существует КЮРЕ, поэтому Америка не превратится в полицейское государство. Нам доверено выполнение этой задачи, значит, все будет в порядке. - Это слишком сложно для моего понимания, Смитти. - Римо, я хочу обратиться к вам с теми же словами, с какими полководцы всех времен и народов с тех пор, как они вывели человечество из пещер, в трудную минуту обращаются к своей армии. Доверьтесь мне. Положитесь на мое мнение! - Хотя оно в корне противоречит моему? - Да. Римо нервно барабанил пальцами по столешнице. Надо держать себя в руках, дабы не сломать стол. А с каким бы удовольствием он разнес его в щепки! - Хорошо. Я скажу вам, что чувствует каждый солдат с тех самых пор, как нас вывели из пещер: у меня не слишком богатый выбор. Смит кивнул. Он кратко изложил Римо содержание последних донесений, анализирующих динамику роста тайной полицейской организации, предположительно с центром на востоке страны. - Если судить по количеству убийств и мест, где они происходят, полицейская организация должна насчитывать не менее ста пятидесяти человек. Такого количества людей вполне достаточно, чтобы посылать их для осуществления террористических актов в различные города, причем с полной гарантией, что их лица не успеют там примелькаться. Смит добавил, что, выдавая наличными такую сумму, хранившуюся на счету некоего фиктивного лица, кассир банка прожил к этой операции непомерно большой интерес. Римо следует иметь это в виду и опасаться попыток ограбления, предупредил он. - В этих двух чемоданах почти миллион долларов. Наличными. Остаток вернете в обычном порядке. - Нет, - сказал Римо, глядя в худое, желчное лицо Смита. - То, что останется, я сожгу. - Да вы что? Сжигая доллары, вы тем самым уничтожаете аккумулированную в них энергию американского народа! - воскликнул Смит. - Я знаю, Смитти. Вы, конечно, истинный потомок основателей Америки... - Я просто не могу понять... - А я - тупой полицейский - южанин, - продолжал Римо, - который если и видел когда-нибудь своих родителей, то наверняка в рабочих комбинезонах. - Чиун говорит, что вы более высокого происхождения. - Не надо мне более высокого, - возразил Римо. - Я горжусь тем, что в душе я - южанин. Вам известно, кто такой южанин? Это - отнюдь не плантатор, а грязный, с натруженной шеей работяга-фермер. Это не владелец ранчо, а работающий на него рядовой ковбой. Это - не американец итальянского происхождения, а жалкий полукровка. Это - еврей-филантроп, то есть я. - Не думайте, что я не понимаю, как много сделали те люди для Америки, - торжественно заявил Смит. - "Те люди"! Вот именно; для вас они всего лишь "те люди". Римо схватил пачку долларов, совершенно новых, еще пахнущих краской, плотно упакованных в твердые, как дерево, бруски, и стальными пальцами превратил пачку в труху. На колени Смита посыпалось зеленое конфетти. - Это же десять тысяч долларов, Римо! В них - труд американцев. - Нет, это другие десять тысяч, в них - труд "тех людей". - Всего хорошего, Римо, - сказал поднимаясь, Смит. Римо видел, как в этом скромном столпе моральной чистоты растет раздражение, и на него нахлынуло какое-то теплое, доброе чувство к нему особенно когда Смит попытался было что-то сказать, уже стоя в дверях, и не смог найти подходящих слов. - Счастливо, Смитти, - засмеялся Римо, - удачного вам дня! Он закрыл "дипломаты", выждал немного, пока Смит покинет стены банка, и спокойно вышел на улицу, где его должны были ограбить. Возле банка Римо не заметил никаких подозрительных личностей, казалось, никто не проявил к нему интереса. Он прошелся вокруг здания банка и тоже никого не заметил. На всякий случай он решил пройтись еще раз, и только тут его внимание привлекла машина. Он понял, почему, увидев ее впервые, он не заподозрил ничего дурного. На переднем сиденье машины мужчина и женщина изображали влюбленных, занятых друг другом. Неплохо придумано! Но именно эта "влюбленность" и выдала их. Пройдя мимо них в третий раз, он окончательно убедился, что это спектакль. "Сущность любви, - сказал однажды Чиун, - в ее преходящем характере. Она как сама жизнь. Быстротечна. Краткий миг и больше ничего". Зная теперь своих грабителей, Римо бодро зашагал, размахивая дипломатами, по Четырнадцатой улице. Дойди до постоянно забитой машинами площади. Юнион-сквер, он замедлил шаг, чтобы "влюбленные" не потеряли его в уличной сутолоке. Он оглянулся. Нет, злоумышленники следовали за ним по пятам в машине. Более того, теперь это были целых две машины, державшиеся рядом. В следующую же минуту из второй машины выскочили двое здоровенных чернокожих мужчин в шляпах с обвислыми полями. А из первой "возлюбленный" и еще один белый мужчина. Все четверо двинулись к Римо. Совместная работа. Кто сказал, будто нью-йоркцы не умеют работать дружно и слаженно,
в начало наверх
независимо от их расовой принадлежности, вероисповедания и цвета кожи! Римо решил обойти всю Юнион-сквер, чтобы посмотреть, решатся ли они на ограбление средь бела дня, на глазах у честного народа. Оставленные далеко позади машины продолжали стоять на месте, мешая движению запрудившего площадь транспорта Четверо мужчин вприпрыжку следовали за Римо, изо всех сил стараясь не отстать. На бегу они придерживали полы пиджаков, но выдавали их не выпуклости на определенных местах тела, а то, как они двигались. Имеющие при себе оружие люди не просто идут, они как бы "несут" себя. Когда Римо пошел на второй круг, четверка разделилась на две группы, чтобы напасть на свою жертву с двух сторон. Римо направился к центру расположенного на площади скверика. Четверка последовала за ним. Чернокожие нацелились на его голову, а белые - на "дипломаты". Однако с "дипломатами" произошла осечка. Они одновременно взлетели к двум черным подбородкам. Послышался громкий хруст костей. А оба чемоданчика тем временем обрушились на спины белых. Со стороны же все это выглядело так, словно на одного бедолагу напали четверо бандюг. При этом, как заметил Римо, прохожих заставляло останавливаться только любопытство, и ничто другое. Ни криков о помощи. Ни попыток помочь Римо. Так, некоторый интерес. Один из белых грабителей попытался было выхватить револьвер, но Римо ударом ноги переместил зубы бандита из челюсти в горло. Вколотив широкополую черную шляпу черного в центральную часть его мозга, Римо уложил второго белого всего лишь легким ударом локтя. Ударь он чуть сильнее, и пришлось бы потом нести костюм в чистку. Висок разбит, но кожа не порвана и ни капель крови, ни сгустков мозгового вещества. Одним простым рубящим ударом пятки Римо перебил позвоночник последнему из оставшихся на ногах члену четверки. А потом Римо испытал шок. Его потрясла реакция публики. Любопытство прохожих было удовлетворено, и они как ни в чем не бывало продолжили свой путь, переступая через тела на дороге. Единственным человеком, нарушившим благодушное безразличие, оказалась навьюченная сумками и пакетами особа, по мнении которой, городской департамент коммунального хозяйства плохо справляется со своими обязанностями. Римо посмотрел туда, где, по-прежнему преграждая путь транспорту, стояли две машины. Водители удирали во все лопатки. Женщина - в сторону Ист-ривер, а мужчина - к Гудзону. У Римо не было желания их догонять, и, влившись в поток нью-йоркцев, спешащих по своим делам, он просто пошел дальше, надеясь при этом остаться в живых. На углу Третьей авеню Римо решил почистить ботинки. Мальчишка-чистильщик взглянул на носок правого ботинка Римо и потянулся за грязной бутылкой с зеленоватой жидкостью. - Что это? - поинтересовался Римо. - Простой водой кровь с кожи плохо смывается, объяснил мальчишка. Для этого у меня есть специальный раствор. Римо взглянул на ботинок. Да, в самом деле - на нем была капля крови. От частого употребления зеленоватая жидкость налипла на краях горлышка. "Нью-Йорк, Нью-Йорк, какой замечательный город", промурлыкал Римо слова песенки. В кабине чистильщика был включен небольшой транзисторный приемник, и как раз передавали сводку новостей. Римо прислушался. В Филадельфии убит главарь мафии. В связи с этим мэр Нью-Йорка заявил, что равнодушное отношение общественности к социальным проблемам является самим серьезным камнем преткновения на пути к улучшению положения в городе. 6 Для Римо купили дом, которому мог бы позавидовать крупный нью-йоркский рэкетир. Это был особняк на одну семью в районе Куинса, где живут представители среднего класса. Римо встретил Чиуна в аэропорту. Вместе с ним прибыл и багаж - восемь сундуков, пять больших баулов и шесть фанерных ящиков. - Мне сказали, что мы переезжаем, так что я решил захватить небольшую смену одежды, - сказал Чиун. При этом он настоял, чтобы один из фанерных ящиков был погружен на заднее сиденье рядом с Римо. За их машиной следовали еще три с "небольшой сменой" чиуновской одежды. Римо знал, что в ящике находится устройство для записи идущих в одно и то же время телевизионных передач с огромным кадмиевым аккумулятором, благодаря которому Чиун сможет посмотреть очередной фильм своего любимого сериала, когда приедет в Нью-Йорк. Если бы не этот аппарат, он ни за что не уехал бы из Техаса, не посмотрев "Пока Земля вертится" или "Доктор Лоуренс Уолтерс, психиатр". Римо сидел на заднем сиденье такси зажатый между ящиком и дверью. Он сердито взглянул на Чиуна. - Видишь ли, - сказал Чиун, понимая причину раздражения Римо, - крайне нежелательно пропустить момент, когда мимо промчится очередная волшебная колесница. Иначе мгновение красоты, являющее собой столь малую частицу безбрежной пустыни жизни, будет утеряно для меня навсегда. - Чиун, я же говорил тебе, что можно покупать видеозаписи этих проклятых шоу. - Я много чего слышал в своей жизни, но верю только в то, что могу пощупать, - ответил Чиун и похлопал ладонью по ящику, отчего Римо испытал дополнительное неудобство - его еще плотнее прижало к дверце машины. Взглянув поверх ящика на Чиуна, Римо отметил, что хотя тот занимал относительно меньше места, но тем не менее чувствовал себя вполне удобно, так как тело его каким-то образом сжалось и стало более узким. Римо поведал Чиуну о том, что его обеспокоило. - Сегодня днем в Нью-Йорке я допустил непростительную оплошность, сказал он, имея в виду кровь на ботинке. Рассказывать Чиуну о ботинке и крови было ни к чему. "Оплошность" означала, что удар был нанесен неправильно - не то, чтобы это было совсем плохо, но достаточно плохо, чтобы заподозрить снижение уровня точности. Это означало, что снижается уровень совершенства в технике исполнения, а для настоящего мастера это - серьезный повод для тревоги. - Злость и гнев, - сказал Чиун. - Вот в чем причина. - Я не был зол. Я отбивался сразу от четверых. Ни одного из них я прежде не видел. - Гнев, как яд, отравляет жизнь. В тот момент ты не должен был испытывать гнева. Потому что гнев выводит человека из равновесия. Восстановить его могут только приверженность цели и спокойствие. - Да, в этом смысле я действительно был зол. Я и сейчас зол. - Тогда приготовься к другим оплошностям. А за оплошностями следуют ошибки, за ошибками - несчастные случаи и потери. А для нас с тобой... Чиун не закончил фразу. - Мы будем работать в состоянии душевной гармонии, папочка, - заверил Римо. - Но знаешь, я до сих пор не нахожу себе места от злости. Караван такси остановился в конце улицы, по обе стороны которой за деревьями виднелись красные, опрятные кирпичные дома с черепичными крышами. На подъездных дорожках стояли автомобили. На чистых, ухоженных газонах играли дети. Римо увидел табличку с фамилией владельца, прикрепленную к тяжелым чугунным воротам, от которых к дому пролегала дорожка из плитняка "Римо Бедник" прочитал он на табличке. Так вот кем он будет в этот раз! Римо Бедник. Не выпуская из рук "дипломаты", Римо следил за разгрузкой. Как только она закончилась, была немедленно включена телевизионная аппаратура Чиуна, а Римо принялся за упражнения, которые должны были вернуть ему гармонию духа и тела. Сидя в позе "полный лотос", он представлял себя сначала субстанцией, потом духом, а затем духом в сочетании с вселенским духом и вселенской материей. Когда он вышел из состояния медитации и увидел себя в хорошо обставленном доме, гнев хотя и не покинул его, но немного утих. Все воспринималось совсем по-другому, словно это быт вовсе не он, а кто-то другой. Спустившись на первый этаж, Римо занялся поисками места, где можно надежно спрятать деньги. Холодильник. Распахнув дверцу, он увидел, что холодильник забит до отказа пятью аккуратно сложенными малиновыми кимоно. Ручка регулятора температуры была на максимальной отметке. Сам Чиун в это время в комнате наверху смотрел 287-ю серию, в которой вторая жена Уэйна Хемптона, бежавшая с начальником охраны корпорации "Мальгар" Брюсом Кеботом, понимает, наконец, что она все-таки любит свою дочь Мери Сью Липпинкотт и что они обе, видимо, влюблены в одного и того же человека - известного кардиолога Вэнса Мастерса, пораженного тяжелым недугом, над излечением которого он теперь работает. Сам доктор Вэнс Мастерс не знает, что болен. Ему должны были сообщить об этом врачи еще в сентябре прошлого года, но так и не сообщили. Тем не менее в 287-й серии все представлено так, будто это должно было произойти не в прошлом сентябре, а вчера. Оторвать Чиуна от телевизора, когда шел этот серии, было совершенно невозможно, а посему Римо и не спешил потребовать, чтобы для малиновых кимоно было найдено другое место. Чиун всегда выбирал для них место похолоднее, так как низкопробные корейские красители, которыми Чиун так гордился, почему-то быстро выцветали и блекли все больше и больше после каждой стирки. Римо задумался и тут же вспомнил про чулан. Там был шкаф для детских игрушек! Но он оказался заполнен голубыми кимоно. Римо спустился в подвальное помещение. Развешанные в нем желтые и оранжевые кимоно придавали подвалу карнавальный вид. С дипломатами в руках Римо снова поднялся в комнату Чиуна. Чиун сидел в зеленом кимоно перед телевизором и, затаив дыхание, ожидал момента, когда Мери Сью Липпинкотт сообщит, наконец, доктору Мастерсу, что он болен как раз той самой смертельной болезнью, которую он пытается лечить. Римо молча ждал, пока на экране не появилась женщина, сообщившая о своем волнующем открытии, сделанном ею во время очередной стирки. Это открытие обеспечило ей любовь мужа, привязанность сына, уважение и восхищение соседей и собственную уверенность в своем психическом здоровье. И все это благодаря стиральному порошку "БРА" с добавкой лимонного экстракта. Римо раскрыл "дипломаты" и высыпал их содержимое, завалив банкнотами пол вокруг Чиуна. - Взгляни, - сказал он. - Это мне? - спросил Чиун. - Нет. Это - деньги на связанные с операцией расходы. - Это очень много, - сказал Чиун, - туг целое императорское состояние. - Мы могли бы взять их и смотаться. Кто нас остановит? На эти деньги твоя деревня могла бы безбедно жить десять поколений. Да что там десять! Сто! Римо улыбался. Чиун покачал головой: - Если я присвою эти деньги, то лишу Синанджу будущего, разорю свой собственный дом, ибо в этом случае вся наша добросовестная служба на протяжении долгих веков будет запятнана мой кражей. После этого на сотни лет многие поколения Мастеров Синанджу могут остаться не у дел. Как было известно Римо, деревушка Синанджу в Корее постоянно бедствовала: земля ничего не рожала, рыба не ловилась, никакого иного промысла не существовало, и ее обитатели не вымерли только потому, что из поколения в поколение очередной Мастер Синанджу подавался на заработки и становился либо наемным убийцей - ассасином, либо инструктором. За это хорошо платили. За этот счет жила вся деревня. - При том, как бережно люди Синанджу расходуют деньги, Чиун, этого миллиона им хватит на сотню поколений. Чиун снова покачал головой: - Мы ничего не понимаем в деньгах. Мы понимаем в искусстве убивать. На эти деньги, может быть, и смогут прожить сто поколений, а что будет со сто первым? - Папочка, тебя действительно беспокоит будущее? - Тот, кто за него отвечает, не может не беспокоиться. Так как твой гнев? Он все еще продолжает слепить тебе глаза? - С этими словами Чиун передал Римо отпечатанную на машинке и сложенную вчетверо записку, вывалившуюся вместе с банкнотами на пол. - О! - воскликнул Римо. - "О!" - передразнил его Чиун. - О, записка! О, как он ходит! О, оружие! О, удар! О, жизнь! О! Римо развернул записку как раз в тот момент, когда на экране снова появилась Мери Сью Липпинкотт. Ах-ах! Вот сейчас она скажет доктору Мастерсу о его болезни! Записка была от Смита. И напечатана, несомненно, им самим, о чем свидетельствовало не только множество опечаток, но и ее содержание, - такие бумаги директора санаториев не диктую своим секретаршам. "Памятка по поводу взяток: 1. Не рекомендуется предлагать крупные взятки - в вас сразу же распознают новичка. Лучше начинать с малой суммы, а затем постепенно ее
в начало наверх
увеличить. Если вам во что бы то ни стало необходимо чего-то добиться, увеличивайте сумму. Однако в любом случае необходимо поторговаться. 2. Представляется целесообразным следующие размеры еженедельных вознаграждений местным полицейским: 200 долларов - капитану, по 75 - лейтенантам, по 25 - сержантам и др., 15 - рядовым патрульным. 3. Начинать также следует с минимума, а потом постепенно увеличивать суммы. Пусть поработает их воображение. 4. Прикиньте, нельзя ли для налаживания контакта с инспекторами ограничиться 5000 долларов. С более высокими чинами необходимо вести себя осмотрительно и по возможности не вступать в контакт, ибо можно нарваться на скандал и даже на арест. К ним следует подбираться осторожно, не минуя никого в иерархии - снизу вверх. 5. Купите "кадиллак" или "линкольн", причем непременно у местного торговца - дилера и за наличные. Не жалейте денег на чаевые в ресторанах. Всегда носите при себе пачку потолще. Удачной охоты! Записку уничтожьте". Римо разорвал записку в мелкие клочки. - "Записку уничтожьте!" - проворчал он. - Нет, я отправлю ее в редакцию "Дейли ньюс", причем срочно, чтобы они успели тиснуть ее в ближайшем номере! Записку уничтожьте! Римо нашел на желтых страницах телефонного справочника адрес магазина, торгующего автомобилями "кадиллак", убедился, что он расположен недалеко от дома, и немедленно отравился туда. Войдя в демонстрационный зал, он, не долго думая, ткнул пальцем в одну из выставленных там машин: - Вот эту! - Простите, сэр? - угодливо выгнув спину и заглядывая Римо в глаза, спросил продавец. - Я хочу вот эту. - Прямо сейчас, сэр? - подобострастно потирая руки, спросил продавец. - Сейчас. - Может быть, я вам ее сначала покажу? - Нет необходимости. - Кхм... Она стоит одиннадцать тысяч пятьсот долларов, включая стоимость кондиционера и... - Залейте бензин и дайте мне ключи. - Документы на машину... - Отправьте их мне по почте. Я хочу купить машину. Это - единственное, что мне надо. Так оформите же покупку и все! Мне не нужны бумаги. Мне не нужна скидка, Мне не нужна пробная поездка. Мне необходимы ключи. - Как вы намерены платить за нее, сэр? - Деньгами, конечно, как же еще! - Я имею в виду форму оплаты, сэр. Римо достал из кармана пухлую пачку стодолларовых купюр и отсчитал сто пятнадцать бумажек. Они были совершенно новенькие - упругие, хрустящие. Продавец ошалело смотрел на деньги и растерянно улыбался. Потом он позвал менеджера. Тот, взглянув на банкноты, проверил одну из них на свет и на ощупь. Его явно насторожила свежесть купюр, поэтому он проверил наугад еще несколько штук. - Вы что - любитель изящных искусств? - спросил его Римо. - Нет, нет! Я - любитель денег, и это хорошие деньги. - Так могу я получить, наконец, ключи от машины? - И даже мою жену в придачу, - пошутил менеджер. - Мне нужны только ключи. Римо сообщил менеджеру необходимые для оформления документов данные адрес и фамилию, - и продавец поспешил в остекленный офис. Но не только для оформления бумаг. Ему не терпелось, чтобы управляющий как можно шире разнес молву о человеке, который уплатил за машину наличными. Вручая Римо ключи от бежевого четырехдверного "флитвуда", продавец не скрывал восторженной радости по поводу такого удачного покупателя, что несомненно плодотворно скажется на его жалованье. По дороге домой Римо остановился у мебельного магазина, где заказал два ненужных ему цветных телевизора и ненужный спальный гарнитур. И здесь он сообщил свою фамилию, адрес и уплатил за все наличными. Заехав в тот вечер в местный полицейский участок, Римо с удивлением почувствовал, что совсем не просто дать взятку полицейскому. Сам он, когда был полицейским, никогда взяток не брал, да и многие из его коллег тоже никогда бы не взяли. Конечно, кое-что перепадало порой на Рождество во время дежурства на участке, но это нельзя назвать взяткой. К тому же, все зависит от того, что, за что и как принимать. Хотя доходы игорного бизнеса - отнюдь не чистые деньги, многие полицейские не считали их грязными. Грязными считались барыши от наркобизнеса и заказных убийств. В целом, как считал Римо, мало кто из полицейских способен взять хотя бы цент, если, конечно, они не очень сильно изменились за прошедшие десять лет. Что касается Смита, чьи предки сколотили состояние на нещадной эксплуатации рабов, а затем, разбогатев, имели наглость возглавить движение аболиционизма - за смену рабства, то его готовность навешивать на полицейских ценники, как в супермаркете, уже сама по себе было оскорблением. Римо вышел из машины на грязной улице и, взбежав по выщербленным ступенькам, вошел в здание окружного полицейского участка. Его охватила ностальгия. Во всех полицейских участках царил этот до боли знакомый запах. Он оставался таким же, как десять лет назад и как сто лет назад. Он такой же и в любом другом участке, будь то в десяти или в ста милях отсюда. Это был запах усталости. Смесь запахов человеческого напряжения, выкуренных сигарет и всем том, что делает запах именно таким. Но в первую очередь это был запах усталости. Римо подошел к столу дежурного лейтенанта, сказал что он недавно поселился в этом районе, и представился. Лейтенант был формально вежлив, но в лице его читалось презрение. Когда Римо протянул дня пожатия руку, лейтенант принял ее с ироничной ухмылкой. В ладони у Римо была сложенная купюра. Римо думал, что лейтенант развернет ее, взглянет на него и швырнет деньги ему в лицо. Ничего подобного не произошло. Рука проворно исчезла, зато на лице появилась приятная улыбка. - Я хотел бы поговорить с начальником участка. Скажите ему, чтобы он мне позвонил, хорошо? - Конечно, мистер Бедник. Добро пожаловать в Нью-Йорк! Когда Римо выходил из участка, он слышал, как лейтенант, который к тому времени наверняка уже оценил достоинство купюры, крикнул ему вдогонку: - Очень, очень рады вашему приезду в Нью-Йорк! Римо вдруг понял, чего он опасался. Он надеялся, что взятка будет отвергнута, что Смит окажется неправ, и начал не с того. Правильнее было бы начать снизу. Остановить рядового патрульного полицейского прямо на улице, завести с ним разговор, а потом предложить ему некоторую сумму на семейные расходы. И вот так, постепенно, двигаться по полицейской иерархической лесенке вверх. Вместо этого он сразу отправился в окружной участок, где его могли принять, например, за следователя из прокуратуры штата, а лейтенант, если у него были какие-то проблемы с начальством, мог бы запросто на нем отыграться. Однако все прошло гладко. Римо был разочарован. Выйдя на улицу и вдохнув насыщенный всяческой химией нью-йоркский воздух, Римо мысленно отчитал себя. В его работе проколы не позволительны, и так рисковать он больше не будет. Было забавно ехать в роскошной машине, включив стереоприемник, как будто и эта машина и праздная езда на ней были элементами его истинного бытия. Свернув на свою улицу, он заметил стоящую в коже квартала полицейскую машину без опознавательных знаков. То, что это была полицейская машина, было понятно даже в темноте. Об этом безошибочно свидетельствовали и маленькая антенна радиотелефона, и тусклая, давно не видевшая полировки эмаль кузова. Любой дурак мог без труда опознать полицейскую машину, и Римо порой удивлялся - почему полиции не приходит в голову использовать в целях конспирации, скажем, какую-нибудь красно-желтую роскошную машину с откидным верхом или, наоборот, полуразвалившуюся тачку, облепленную переводными картинками? Он быстро припарковал машину и кинулся в дом. Что там успел натворить Чиун? Он мог всего лишь "просто защитить себя" или "не позволить нарушить его уединение", что порой приводило к неприятной необходимости куда-то рассовывать мертвые тела. Римо влетел в дверь, которая оказалась незапертой. В гостиной за низким кофейным столиком сидел одутловатый, с брюшком, визитер в штатском. Чиун, устроившись на полу, внимательно слушал еж. - Пусть не обеспокоит вас это грубое вторжение, сказал Чиун визитеру. - Продолжайте, как если бы мы находились в цивилизованном обществе. Затем Чиун повернулся к Римо. - Римо, садись и послушай замечательные истории этого джентльмена. Очень волнительные. Как он профессионален! И постоянно рискует жизнью. - Теперь уже нет, - сказал визитер. - А вот когда я был патрульным, то участвовал в двух перестрелках. - В двух перестрелках! - с напускным восхищением воскликнул Чиун, Бы кого-нибудь убили? - Я ранил одного из них. - Ты слышишь, Римо? Как это волнительно! Бандит ранен, пули свистят, женщины визжат... - Да нет, женщины не визжали, - возразил визитер, спохватившись. Да, позвольте представиться! Я капитан Милкен. Моррис Милкен. Лейтенант Рассе передал мне, что вы хотите меня видеть. Я пока поговорил с вашим слугой. Отличный парень. Правда, излишне возбуждается, когда речь заходит о насилии и тому подобном. Но я заверил его, что если и существует в этом районе дом, которому гарантируется полная безопасность, то это - ваш дом. - Очень любезно с вашей стороны, - сказал Римо. - Капитан говорит, что если мы почувствуем малейшую угрозу, даже если нам всем лишь покажется подозрительным какой-нибудь незнакомец на улице в нашем квартале, то мы можем ему позвонить, - сказал Чиун. - Для человека моего возраста и хрупкой комплекции такая возможность исключительно ценна. - Мы гарантируем безопасность пожилых людей в нашем округе, - отчеканил капитан Милкен. - Я как раз хотел поговорить с вами об этом и рад, что вы нашли время заехать, - сказал Римо. - Чиун, я хотел бы побеседовать с капитаном наедине. - О, да. Конечно. Совсем забыл, что я - всего лишь ваш покорный слуга и преступил границы дозволенного. Я возвращаюсь на подобающее мне место. - Прекрати, Чиун. Хватит. - Как прикажете, хозяин. Любое ваше слово - для меня приказ. Чиун подался, поклонился и прошаркал в соседнюю комнату. - Чего не отнимешь у этих старичков, так это понятие об уважении, заметил капитан, - не так ли? В смирении этого старикана есть своеобразны прелесть. - Да уж, смиренен и кроток, как цунами, пробормотал Римо. - Что вы сказали? - Да так, ничего. Давайте перейдем к делу. Капитан Милкен улыбнулся и протянул руку ладонью вверх. - По две сотни в неделю вам, - сказы Римо, - и соответственно поменьше вашим людям. По семьдесят пять - лейтенантам, по двадцать пять сержантам и детективам и по пятнадцать - патрульным. Об остальном договоримся позже. - Вы, я вижу, человек опытный, - заметил Милкен. - Всем надо жить, я это понимаю. - В нашем округе не так-то много возможностей для бизнеса. Во всяком случае я ничем не могу вам помочь в таких сферах, как проституция и наркотики. Заняты уже и некоторые другие сферы. - Вы пытаетесь узнать, чем я занимаюсь, правильно? - Да, это так. - Если узнаете и скажете "нет", я тут же приторможу. А если скажете "да", но решите, что получаете недостаточно, дайте мне знать. А пока я буду заниматься своим делом и прошу только об одном - чтобы меня не беспокоили каждый раз, когда, скажем, у кого-то в этом округе уведут машину. - В таком случае вы, может быть, слишком высоко оцениваете нашу скромную услугу. - Мажет быть, - сказал Римо, - но таков мой стиль. Милкен поднялся и достал из кармана бумажник. - Звоните в любое время, когда у вас возникнет необходимость, - сказал он, открывая бумажник и протягивая Римо свою визитку. - Интересный значок, - заметил Римо. Милкен посмотрел в бумажник. В нем лежала пятиконечная золотая звезда с изображением слитого кулака в центре. - Что он означает? - спросил Римо. - Это значок организации, в которой я состою, сказал капитан Милкен. - Она называется "Рыцари Щита". Вам приходилось слышать о ней?
в начало наверх
- Нет. Не могу этим похвастаться. Капитан Милкен улыбнулся: - А по-моему, вам следовало бы узнать о ней поподробнее. Возможно, наши планы заинтересуют вас лично. Не хотите встретиться с нашим руководителем? Это инспектор Уильям Макгарк. Чертовски интересный парень! - Макгарк, - повторил Римо, закладывая имя в память. - Конечно, с удовольствием. - Прекрасно. Я это устрою. Уверен, что он тоже захочу встретиться с вами. 7 Джеймс Хардести-третий появился в двери вертолета, На холмистых просторах Вайоминга пощипывал сочную травку принадлежащий ему скот. Стерегущие его ковбои галопом мчались к посадочной площадке, чтобы засвидетельствовать почтение хозяину. Они называли его просто Джимом, а между собой говорили, что этот миллионер в душе такой же ковбой, как и они. Хардести, высокий, худощавый мужчина с невыразительным лицом, спрыгнул на землю и мощным рукопожатием чуть было не сдернул с лошади подскакавшего первым старшего ковбоя. Джим Хардести был действительно простым парнем, таким, как они, если, конечно, не считать, что у него - куча денег. Если бы кто-то из ковбоев задался целью проанализировать взаимоотношения Хардести с ними, то он усмотрел бы в них определенную закономерность. Выяснилось бы, что в год "А" Хардести демонстрировал "близость к народу пять раз, в год "Б" - четыре раза, три раза в год "В", и потом снова пять раз в следующем году, и так далее по схеме 5-4-3, 5-4-3. По его расчетам, такая система отнимала у него не так уж много времени и вместе с тем достаточно эффективно поддерживала в его работниках высокий моральный дух. Эта система предусматривала также угощения с выпивкой, которые он устраивал для всех работающих в Чейенне. - Где найдется другой, такой же богатый, как Джим Хардести, босс, который станет якшаться со своими работниками? - задал кто-то однажды риторический вопрос. - Да любой босс, знающий толк в производственных отношениях! - ответил один из работников. На следующий день его рассчитали. Приветливо здороваясь со всеми, кто встречался ему по пути, Джим Хардести прошелся по ранчо "Бар-эйч", более известному ему под индексом В. 108.08. Эта формула вмещала в себя данные о товарности ранчо, его общей стоимости, стоимости за вычетом налогов и иных расходов, а также особый показатель, получаемый путем деления количества голов скота на стоимость его прокорма. - Эти парни из "Бар-эйч" когда-нибудь загонят меня в гроб, - посмеивался Большой Джим Хардести. Угостите-ка меня фирменной говядинкой "Бар-эйч", сказал он, и ковбои его повели туда, где за холмом стоял фургончик полевой столовой, возле которого жарились на костре бифштексы. Говядина приносила высокие прибыли, которые возросли еще больше, когда консервный завод Джима Хардести поднял слегка цены, а вслед за ним подняли цены также и фирма Джима Хардести, перевозящая мясопродукты, и городская мясоторговая база Джима Хардести. Хотя по существу эта акция являлась нарушением антимонопольных законов, на практике она нарушением не считалась, поскольку формально владельцами консервного завода, автотранспортной фирмы и мясоторговой базы были друзья Джима Хардести, а не он сам. Однако если кто-то сочтет, что они - всего лишь подставные лица, так ведь это, извините, надо еще доказать! Стабильно высокие прибыли Джима Хардести гарантировала неспособность ем конкурентов тягаться с ним. Он прекрасно знал свое дело и мог без труда доказать любому владельцу ранчо или скотобойни, или торговой базы, что, пытаясь сбить цены на продукцию Джима Хардести, они прежде всего затягивают петлю на собственной шее. Если попадался упрямец, не желавший или не способный согласиться, то друзья Джима Хардести помогали ему это уразуметь. В беседе с глазу на глаз. А среди людей посвященных слышались мрачные намеки: мол, если хочешь полноценный гамбургер, не заказывай его у Джима Хардести. Конечно, это не касалось Джима Хардести непосредственно, поскольку между ним и гамбургерами было много слоев персонала, и к тому же Большой Джим, как известно, лишь однажды прибег к насилию, да и то потому, что какой-то тип осмелился сквернословить в присутствии дам. Он тогда пустил в ход кулаки и только. Да, господа, ничего не скажешь, Джим Хардести настоящий мужик. Соль земли! Поэтому можно понять удивление работников ранчо, когда, провозгласив тост "за прекрасных работяг, на которых можно во всем положиться!", он вдруг откинулся назад и потерял сознание. Да он мертв! Сердечный приступ? Постойте, дайте-ка понюхать бокал. Его отравили! Кто ставил на стол выпивку? А ну тащите сюда повара! Когда повару накинули на шею веревку, он, дрожа от страха, признался, что это он отравил Хардести. Сделал он это ради того, чтобы расплатиться с многочисленными долгами. Обнажив свою татуированную руку, он указал на многочисленные следы уколов и объяснил, что пристрастился к героину, залез по уши в долги, а двое незнакомцев пообещали не только оплатить его долги, но и снабжать его всю оставшуюся жизнь героином, если он отравит Хардести. - Снять с него живьем шкуру! - закричал один из рабочих, размахивая длинным охотничьим ножом. - Постойте! Надо же поймать тех двоих. Пока их не поймаем, нельзя его убивать. Дрожащего и плачущего повара привели к шерифу, который сказал, что допросит его, составит точное описание тех двоих и объявит их розыск. Тех двоих повар еще раз увидел в ту же ночь в своей камере. На них была полицейская форма штата Вайоминг, а разговаривали они со смешным акцентом и интонацией жителей восточных штатов. Что делали тут эти двое невысоких, приземистых мужчин, похожих на двустворчатые металлические шкафы для хранения документов? Были ли они действительно полицейскими штата Вайоминг; которым поручено отвезти его в тюрьму? Повар получил ответ на интересовавший его вопрос в придорожной канаве. Один из: полицейских приставил револьвер к голове повара и нажал на спусковой крючок. Повар не слышал выстрела - его барабанные перепонки оказались на территории соседнего графства. А тем временем Николас Парсоупоулюс, резвясь на пороге своего шестидесятилетия с четырьмя девицами из кордебалета в гигантской ванне в собственном доме в Лас-Вегасе, решил глотнуть отличного вина. Только спустя полчаса девушки сообразили, что он мертв. - Мне показалось, что он как-то изменился что ли, - объясняла блондинка. - Стал приятнее, чем обычно. В ходе расследования обстоятельств его смерти выяснилось, что Парсоупоулюс был важнейшим звеном в преступном бизнесе и контролировал вербовку и поставку проституток в бордели и притоны на всей территории страны - от побережья до побережья. Его отравили. Круглое лицо инспектора Макгарка светилось радостью. Вайоминг - хорошо! Лас-Вагас - тоже хорошо! Он подошел к карте США, висевшей на стене его кабинета в здании Управления полиции Нью-Йорка. Вдоль восточного побережья в карту были натыканы булавки с круглыми красными головками. Взяв из коробки еще две, Макгарк воткнул одну из них в Вайоминг, другую - в Лас-Вегас. Вернувшись к столу, он снова взглянул на карту. Это были первые операции, предпринятые за пределами восточных штатов, и проведены они были без сучка и задоринки. Те, кто убил Хардести, уже успели вернуться и в положенное время заступить на дежурство в Харрисбурге, штат Пенсильвания. Те, кому было поручено расправиться с Парсоупоулюсом должны по идее, двигаться сейчас в патрульной полицейской машине по улицам Бронкса. Расчеты по времени были безукоризненны. Проблемы технического обеспечения, своевременного выхода людей на цели и возвращения, их обратно были решены без каких-либо затруднений. Теперь ничто не может остановить наступление тайной полицейской армии. Но самое главное было впереди. Никто и никогда не возводил фундамент власти исключительно с помощью силы. За демонстрацией силы должно последовать что-то еще. Макгарк порылся в стопке лежавших перед нии на столе бумаг и выудил несколько листков с текстом, отпечатанным крупным, как в заголовках, шрифтом. Это была речь, и в ней содержалось то, что последует за убийствами. Вопрос состоял в том, кто выступит с этой речью. Как Макгарк ни старался, он не мог назвать кого-то, кто подходил бы для этой цели. Если бы Даффи обладал здравым смыслом и если бы не сгубил его этот фордхемовский вздор, если бы, он вместо этого почаще ходил в храм Иоанна Крестителя, где люди меньше всего интересуются книгами, особенно всей этой либеральной мутью, то он мог бы сгодиться на это. Но конгрессмен Даффи был мертв. Макгарк стал читать строчку за строчкой. "Вы называете себя нью-йоркцами и думаете, что живете в городе, причем в одном из великих городов мира. Но это не так. Вы живете не в городе, вы живет в джунглях. Вы испуганно забились в свои пещеры и не смеете выйти на улицу, потому что боитесь зверей. Так позвольте мне сказать вам: "Это ваши улицы, это ваш город, и я намерен вернуть его вам!" Не вы, а звери окажутся в клетках. Не вы, а звери будут бояться показаться на улице. Звери будут знать, что это - город для людей, а не для диких зверей. Кто-нибудь, несомненно, назовет меня расистом. Но кто больше всех страдает от преступников? Чернокожие. Люди, старающиеся воспитывать своих детей так, как воспитываются все другие дети. Вы понимаете, о ком я говорю. Я говорю о добрых честных чернокожих, таких как дядя Том, потому что они не хотят жить в джунглях. Я говорю и от их имени, так как знаю, что и они отвергают обвинение в расизме. Если я говорю, что самый маленький ребенок сможет спокойно, ничего не опасаясь, разгуливать по этому городу, то разве это расизм? Если я не хочу, чтобы моего или вашего ребенка изнасиловали на большой перемене в школе, разве это расизм? Если мне надоели призывы поддержать тех, кто не выполняет своих обещаний и угрожает мне, когда я прошу прибавки к жалованью, разве это расизм? Я говорю "нет", и все честные граждане - белые и черные - громогласно заявляют вместе со мной: "НЕТ!" Суть нашей программы, нашей платформы в следующем: "Мы говорим "нет" зверям. Мы говорим "нет" бандитам. Мы говорим "нет" злодеям и растлителям, шныряющим по нашим улицам. И мы будем говорить им "нет" до тех пор, пока не искореним всех до единого". Слова речи явственно звучали в голове инспектора Макгарка. Он внимал им с таким напряженным искренним вниманием, что понял: только один человек сможет прочитать их как надо, и этот человек - майор Уильям Макгарк из Нью-Йорка. "Покажем им, что это возможно в масштабе города. Покажем им, что это возможно и в масштабе штата. А потом - и в масштабе всей страны. А если так..." Макгарк включил аппарат внутренней связи. - Слушаю вас, инспектор, - послышался женский голос. - Достаньте, пожалуйста, мне глобус, хорошо? - Да, инспектор. С капитаном Милкеном пришел джентльмен, который хотел бы с вами поговорить. - Ах, да, тот самый... Пусть войдут. 8 - И чем же занимается Римо Бедник? Вопрос был задан человеком с круглым лицом инспектором Макгарком. Лицо и поза капитана Милкена выражали подобострастие, выходившее за рамки обычного почтения к старшему по званию и служебному положению. И это было очень заметно со стороны. - Бизнесом, - ответил Римо. - Каким бизнесом? - Разве капитан Милкен не сказал вам? - Только то, что сказали ему вы. - Не вижу, почему я должен сказать вам больше. - Потому, что иначе я оторву тебе башку! Римо пожал плечами: - Что я могу сказать? Если вы хотите, чтобы я уехал из этого города, я уеду. Хотите, чтобы я закрыл свое дело? Ну, сначала вам нужно разузнать, что это за дело, а потом попробовать самому закрыть его. Если же вы хотите проявить благоразумие, то я буду мыть ваши руки, а вы мои, и это будет означать уже нечто иное. А именно - я выкладываю деньги на бочку. Макгарк прищурил глаза - он зримо представил себе, как полицейские эскадроны смерти перемещаются из одного пункта страны в другой, регистрируются в мотелях, едят, пьют... И неумолимо растет горка счетов. - Да он нормальный парень, - встрял обеспокоенный капитан Милкен, - с ним все о'кей. Макгарк окинул капитана высокомерным взглядом. Конечно, у этого Римо
в начало наверх
Бедника все в ажуре, но если бы капитан и знал еще - почему! - Поскольку я не знаю, что вы хотите, - сказал Макгарк, - то позволю слегка разыграться своей фантазии. Пять тысяч в неделю за то, что мы не знаем. Инспектор, таким образом, послал мяч через сетку на сторону корта, где играл Римо. По-инструкции Смита, ему следовало для пущей убедительности поторговаться, а потом просто отправить мяч обратно, согласившись на первое же предложение. Результатом стало бы его утверждение в качестве нового местного рэкетира. Но прежде чем Римо вспомнил об этой инструкции, сработал инстинкт, побудивший его завершить игру мощным ударом сверху вниз в угол площадки. - Я назначаю вам не пять тысяч в неделю, - сказал Римо, следя за выражением луноподобного лица, - а десять. Как раз столько у меня при себе. Луноподобное лицо побагровело. Римо небрежным жестом вынул из карманов два пухлых конверта с новенькими банкнотами и бросил их на стол инспектора так, как бросают кожуру от апельсина. Капитан прочистил горло. - В этом городе новичку не так-то просто найти нишу для собственного бизнеса, все уже занято, сказы Макгарк. - Об этом опять же я позабочусь сам. - Рад был познакомиться, мистер Бедник, - сказал Макгарк, вставая из-за стола и протягивая большую, мускулистую ладонь. Римо вяло пожал ее, ощутив могучее рукопожатие Макгарка, полностью расслабил мускулы ладони и улыбался. Макгарк продолжал сдавливать пальцы Римо, так что от натуги у него даже заиграли желваки на скулах. Все еще улыбаясь, Римо вдруг напряг мышцы и в мгновение ока освободил ладонь из тисков Макгарка. Именно так - неожиданно и сразу - лопается целлофановая обертка. - Что-то вы не в форме, дорогуша, - заметил Римо. - Вы часом не штангист? Тяжести поднимаете? - Тяжести всего мира, инспектор, всего мира. - Когда мы сюда шли, мистер Бедник сказал, что хотел бы встретиться с полицейским комиссаром, сообщил капитан Милкен, - но я сказал ему, что в этом нет необходимости. - Ну что ж, - задумчиво хмыкнул Макгарк. Познакомь его с комиссаром. Пусть комиссар посмотрит, с какими людьми нам приходится иметь дело. Да, Бедник, пожмите ему как следует руку. А то они у нею слишком мягкие. Своей широкой как лопата ладонью Макгарк сгреб конверты с деньгами в верхний ящик стола. - Не парень, а черт этот Макгарк, - буркнул капитан, выйдя вместе с Римо из кабинета. - А ведь вы его ненавидите, - заметил Римо, - хотя и говорите, что он вам по вкусу. - Нет, нет, он мне нравится! Почему вы считаете, что нет? Я никогда не говорил, что он мне не нравится. Напротив, нравится! В коридоре им повстречалась блондинка с нежным, словно фарфоровым личиком и небесно-голубыми глазами, направлявшаяся в кабинет Макгарка. Она шла с неприступным видом, глядя прямо перед собой. - Жанет О'Тул, - прошептал, Милкен, когда она скрылась за дверью кабинета. - Дочка комиссара. Печальная история. Ее изнасиловали, когда ей было семнадцать. Банда черных. Полдепартамента были этому только рады, поскольку: всем известно, что сам О'Тул закоренелый сердобольный либерал. Ребята из департамента забросали его анонимными письмами, в которых говорилось, что будто бы удалось найти преступников, но они вынуждены были их отпустить из-за отсутствия ордера на арест. В одной из записок говорилось, что полицейским якобы удалось даже схватить насильников на месте преступления, но пока они зачитывали им пространный перечень конституционных прав этих молодчиков и след простыл. Отвратительные штучки. Вы понимаете, что я имею в виду? - Как все это восприняла девушка? - спросил Римо. - Ужасно. Она была буквально раздавлена этим происшествием и теперь так боится мужчин, что не может даже смотреть на них. - Красивая! - заметил Римо, вспомнив ее кукольное личико. - Ага. Но фригидная. - А что она здесь делает? - Она - аналитик-компьютерщик. Занимается вместе с Макгарком вопросами расстановки имеющихся в его распоряжении полицейских. - Подождите-ка минутку! - сказал Римо. Он повернулся и быстро зашагал назад - в кабинет Макгарка. Жанет О'Тул стояла спиной к нему, разбирая стопку бумаг на столе. На ней была длинная подчеркнуто скромная юбка в сельском стиле, которая явно не вязалась с белой блузкой с чрезмерно глубоким вырезом, оголявшим не только шею, но и плечи. - Мисс, - обратился к ней Римо. Девушка резко повернулась и испуганно взглянула на него. Римо лишь на мгновение встретился с ней взглядом и сразу же опустил глаза. - Я... э... Мне показалось, что вы уронили это в коридоре, - смущенно пробормотал он, протягивая ей серебряную авторучку, мятую им из кармана Милкена. Продолжая стоять с потупленным взором, он услышал трепетный голос девушки, сказавшей: - Нет, это не моя. Изобразив испуг, он вскинул голову, их взгляды снова встретились, и он опять скромно потупился: - Извините... Я... Но я думал... То есть я действительно очень сожалею, что побеспокоил вас, мисс, но мне показалось... Римо повернулся и быстро вышел из комнаты. Для начала этого вполне достаточно. Поравнявшись с ожидавшим его в коридоре Милкеном, Римо отдал ему авторучку. - Вы уронили это. - Ах да, спасибо! Между прочим, О'Тул не занимается ничем таким. - Ничем каким? Характерным жестом пальцев Милкен дал понять, что имеет в виду деньги. Римо кивнул. Голову комиссара О'Тула можно было бы сравнить с яйцом, если бы не одно "но" - яйца не бывают глупыми. Он напоминал канарейку Твити из знаменитого мультфильма, только глаза у нею были еще более печальными. Когда капитан Милкен сообщил ему, что Римо намерен заняться политикой в качестве бизнесмена, О'Тул изложил ему собственные взгляды на проблему обеспечения законности. Он говорил, в частности, о конституционных правах подозреваемых, о взаимоотношениях полиции с местным населением, о том, что полиция должна быть хорошо осведомлена о положении дел в обслуживаемом им районе, более чутко реагировать на нужды и чаяния меньшинств. - А как насчет того, чтобы у граждан было побольше шансов остаться в живых? - поинтересовался Римо. - Ну, полицейские знают, что они могут применять оружие только в самых крайних случаях и что каждый такой случай будет тщательно проверяться... - Я не об этом, - прервал ем Римо. - Говоря о шансах остаться живым, я имею в виду не преступников, а тех простых людей, тяжкая вина которых может состоять лишь в том, что они посмели выйти ночью на улицу. Какие у них шансы? Что сделано в этом направлении? - Гм... Мы живем в трудные времена. Если мы станем более отзывчивыми... - Минуточку, - снова перебил его Римо. - Ну вот скажите - тридцать лет назад полицейские вашего департамента были отзывчивыми? - Нет. Совсем нет. Им еще предстояло освоить новые приемы и методы, которые... - Так, может быть, люди тогда чувствовали себя в большей безопасности именно потому, что ее обеспечивали непросвещенные полицейские? - Сэр, мы не можем вернуться к прошлому, раздраженно возразил комиссар. - Если не пытаться, то конечно. - Я бы и не хотел. Это было бы неразумно. - Замечательно! Ярлык наклеен, дело пошло в долгий ящик. А за вашим окном перепуганный до смерти город. Если вы думаете, что еще один семинар по поводу человеческих взаимоотношений может предотвратить хотя бы одно вооруженное ограбление, то с равным успехом можете считать, что у вас из задницы идет дымок. Комиссар отвернулся, давая понять, что беседа окончена, и разнервничавшийся капитан Милкен проводил Римо Бедника из кабинета. Никогда еще никто не разговаривал с комиссаром подобным образом. Едва дождавшись, когда Бедник покинет здание департамента, Милкен помчался к Макгарку, чтобы рассказать ему о стычке. К его великому удивлению, Макгарк отнесся к этому сообщению совершенно индифферентно, как если бы оно касаюсь какого-то давно умершего человека. 9 Доктор Харолд В.Смит смотрел в окно своего кабинета в санатории Фолкрофт. Через стекло, непроницаемое для взгляда снаружи, хорошо просматривался берег залива Лонг-Айленд. Уровень воды неожиданно, как это всегда бывает во время прилива, повысился. Как бы он ни был к этому готов, внезапный подъем воды каждый раз удивлял и немного пугал Смита. Время и приливы не ждут. То же можно сказать и о КЮРЕ, и о государственных проблемах. Смиту не хотелось поворачиваться, чтобы лишний раз не видеть большую карту на противоположной стене кабинета Он очень любил страну, изображенную на карте, но сейчас при взгляде на нее испытывал те же самые чувства, которые испытывал у постели тяжело больной матери. Свою мать Смит тоже очень любил, но он не мог видеть, как она страдает от снедавшей ее раковой опухоли, и в душе ждал, чтобы она умерла и перестала мучаться, а в его памяти навсегда осталась бы красивой женщиной. Но это были его детские ощущения, с годами они развеялись, и немощная, изменившаяся до неузнаваемости мать, какой он видел ее на смертном одре, навсегда осталась в его памяти просто матерью и только матерью. Он резко развернулся вместе с креслом и впился глазами в карту Соединенных Штатов Америки. Все Восточное побережье было испещрено красными кружками, означавшими, что там имело место убийство, совершенное этой разраставшейся, подобно раковой опухоли, организацией. Теперь к ним добавились такие же две отметки в западной части страны. И ситуация сразу же приобрела критический характер. Численность организации росла в геометрической прогрессии. Теперь можно было ожидать качественного скачка - превращения в тайную армию, и вот тогда возникнет по-настоящему реальная опасность превращения страны в полицейское государство, особенно если эта армия желает завладеть и рычагами политической власти. Смит горько усмехнулся. Интересно, сколько полицейских насчитывает эта тайная армия, готовящаяся переделать Америку в соответствии с чьими-то весьма сомнительными представлениями о чистоте? Неужели они не понимают, что полицейское государство является самой коррумпированной формой правления? Смит неотрывно глядел на карту. Издали четко просматривалась определенная закономерность в расположении красных отметин: все они словно невидимыми нитями были соединены с центром - Нью-Йорком. Ну сюда-то он уже направил своею человека. Римо Уильямс, Дестроер, приступил к выполнению своей миссии. Если, конечно, он действительно приступил... А что, если он продолжает упорствовать в своем глупом нежелании проливать кровь полицейских? Он опять повернулся к окну и взглянул на часы. Пора бы Римо позвонить! Он ждал. Минут через пять раздался телефонный звонок. - Смит. - Это Римо. - Есть новости? - Кажется, мне повезло. Когда-нибудь слышали о "Рыцарях Щита"? - Нет. - Что-то вроде организации полицейских. Возможно, это - ядро того, что мы ищем. - Известны ли какие-нибудь имена? - Организацию возглавляет инспектор Макгарк. - Вы вошли с ним в контакт? - Да. Дал ему на лапу. На следующей неделе ожидается повторная встреча с очередной порцией. - Римо, в нашем распоряжении очень мало времени. Вы не могли бы это как-то ускорить? - Попробую, - сказал с раздражением Римо.
в начало наверх
Смит никогда не был способен оценить хорошо и быстро сделанную работу. - Кстати, - заметил Смит, - кажется, вы смогли перебороть себя. Я имею в виду... э... ваши прежние чувства в отношении этого дела. - Да нет, Смитти, ничего не изменилось. Я всего лишь собираю информацию. Вот когда потребуется нечто большее, нежели информация, тогда мы и будем решать. - Позвоните завтра, - сказал Смит, хотя в этой просьбе не было никакой необходимости. Ответом был щелчок в трубке. Смит тоже положил трубку и снова повернулся к окну. Волны с плеском набегали на берег. Полная вода вроде бы спадает, или ему только кажется? Доктор Смит внимательно всмотрелся - нет, вода еще не отхлынула от большой скалы на пляже, даже еще и не дошла до нее, а, значит, подъем воды продолжается. 10 - Сделайте ему предложение, от которого он не сможет отказаться. С этими словами Дон Марио Панца отпустил своего советника. Он был щедр. Он был вежлив. Он был уважителен. В такие тревожные времена, как сейчас, когда несколько ближайших деловых партнеров уже отправились таинственным образом на тот свет, он предпочитал быть более чем щедрым по отношению к обосновавшемуся на его территории незнакомцу, который вдруг занялся подкупом полицейских. Щедрость Дона Марио Панца граничила с легкомыслием, хотя он и не был никогда легкомысленным. В Куинсе появился неизвестный никому человек, купивший весь окружной полицейский участок. Он покупал машины и мебель и при этом расплачивался за все наличными. Совершенно очевидно, что этому типу надо отделаться от денег, о которых не хочется сообщать налоговой службе. Дону Марио было также ясно, что бизнес Римо Бедника явно имел какое-то отношение и к нему. Но что это за бизнес? Финансовые показатели прибыли у Дона Марио не изменились. С профсоюзами все в порядке. С мясом стало даже лучше, поскольку теперь не надо переплачивать тому парню в Вайоминге, Хардести. Что касается наркотиков, то для Куинса это не бизнес - слишком мал здешний объем сбыта. Ему даже приходилось поддерживать этот бизнес хотя бы на минимальном уровне. Чем же тогда занимается этот Римо Бедник, прибрав к рукам всю окружную полицию? Дои Марио был человеком уважительным, а потому послал своего эмиссара с предложением о дружеской встрече. Деловым людям надо встречаться между собой, не так ли? Ответ Римо Бедника был таков: - Не сейчас, приятель сейчас я занят. Будучи человеком терпеливым и здравомыслящим, Дон Марио направил к Римо другого эмиссара. На этот раз - не просто эмиссара, а важную шишку. В его среде, где говорили в основном по-итальянски, его уважительно звали "капо", то есть "босс". Капо объяснил Римо, кто он такой и кто такой Дон Марио, и чем Дон Марио мог бы быть ему полезен, и почему в такие времена очень нужны друзья. - Лично мне, - сказал надевавший в это время ботинки Римо Бедник, нужен второй темный носок. Вот что мне нужно - второй темный носок. Так капо и доложил Дону Марио. - А я хотел бы портрет с автографом Реда Рекса. Это тот самый изумительный актер, который играет роль выдающегося ядерного физика Уайетта Уинстона в сериале "Пока Земля вертится", - сказал слуга-азиат Бедника. Капо добросовестно передал Дону Марио и ту просьбу. Позже, расспросив капо поподробнее, Дон Марио объяснил ему что этим людям на самом деле не нужны были ни носки, ни картинки что они просто издевались над ним. Лицо капо вспыхнуло от гнева, но Дон Марио сказал: - Достаточно, не будем создавать себе ненужные трудности Я сам займусь этим. Итак, Дон Марио послал своего советника, дав ему наказ, как следует объяснить Римо Беднику, что великий дон хотел бы ему по возможности помочь. Что великий дон не привык повторять свои просьбы по несколько раз. Что великий дон не может позволить, чтобы на его территории совершались какие-то неизвестные ему операции. Что дон, если надо, готов, в свою очередь, обеспечить необходимую дополнительную защиту. Он допускает, что их бизнес мог бы дополнять друг друга. Дон не останется в долгу. Дон рассчитывает на взаимное уважение и, как минимум, на встречу. Об отказе не может быть и речи. Советник вскоре вернулся в хорошо охраняемую дом-крепость Дона Марио Панца. Вид у него был удрученный. Со всем должным уважением он передал Дону Марио ответ на исключающее возможность отказа предложение "нет". - И это все, что сказал Римо Бедник? - Нет. Он добавил: "Может быть когда-нибудь потом". - Понятно. - А слуга-азиат интересовался, почему до сих пор не получил портрет Реда Рекса с автографом. - Ясно. Они продолжают над нами смеяться. Что ж, возможно, мы сами виноваты. Мы еще не объяснили им должным образом, что нас следует уважать. А этот слуга-азиат? Кто, наш мистер Бедник очень к нему расположен? - Полагаю, что так, Дон Марио. Я никогда не видел, чтобы он прислуживал, и к тому же он постоянно без всякого стеснения перебивает мистера Бедника. - Значит, это не слуга. - Думаю, вы правы, Дон Марио. - Он старый? - Очень. - Крепкого телосложения? - Он потянет на девяносто фунтов, если набьет карманы свинцом. - Понятно. Так вот, я придумал, как показать мистеру Беднику нашу силу и власть, да так чтобы он понял, что мы можем уничтожить его, если только захотим, и что не остановимся ни перед чем, чтобы добиться своего. И тогда он не замедлит сюда явиться, дрожа от страха. Советник кивнул, а когда его ознакомили с планом Дона Марио, в очередной раз восхитился блеском ума, глубоким знанием человеческой психологии, мудростью и даром предвидения своего дона. - Великолепно, Дон Марио! - Тщательно продумано, - сказал Дон Марио. - Да, чуть не забыл, - спохватился советник, - они просили передать вам вот это. Он вынул из портфеля цветок лотоса и протянул его Дону Марио. Тот, глядя на цветок, задумался. - Они сказали вам что-нибудь, вручая цветок? - Да. Старик заявил, что хотел бы в обмен на него получить подписанную фотографию... - Да, да, да... Хватит! Я сыт ими по горло! - воскликнул Дон Марио с несвойственным ему гневом: значит, они продолжают оскорблять его. И швырнул цветок в мусорную корзину. - Пришли ко мне Рокко. Да, Рокко. И еще троих. Чем бы они сейчас ни занимались. Рокко! Советник наклонил голову. Ему придется говорить с Рокко, и, хотя они были на одной стороне, перспектива встречи с ним внушала ужас. Этот человек-гора уже одним своим видом внушал ужас, и даже просто приблизиться к нему было совсем не легко. Когда Рокко пришел к Дону Марио, тот стоя приветствовал своего верного заплечных дел мастера Рокко, как крепостная башня, возвышался над доном. Лицо - словно каменный утес, ручищи - лопаты, грудь - как холодильник, а глаза - бездонная тьма потустороннего мира. - Я хочу высказать тебе уважение, Рокко, - сказал Дон Марио. - А я почитаю за великую честь быть принятым вами, Дон Марио, - сказал Рокко. Потом Дон Марио объяснил Рокко, что предстоит сделать, потому что Рокко нужно было все объяснять очень подробно и терпеливо. Ему будут помогать трое: один - на карауле, другой должен держать старика, третий орудовать веревками. Если посреди ночи мистер Бедник вдруг проснется, то ему надо дать сначала увидеть лицо Рокко, а уж потом погрузить в сон. - Только на одну ночь, Рокко, не навсегда, - нервно втолковывал Дон Марио, - только на эту ночь. Он нам нужен. У него нужные мне секреты. Ты понимаешь? Он должен проспать только одну ночь. В качестве личного мне одолжения, Рокко. Только одну ночь. Отпуская Рокко, Дон Марио повторил ему вдогонку: - Только на одну ночь, Рокко. В этом весь смысл. Проводив Рокко, Дон Марио улегся в постель в своей спальне, под защитой телохранителей. Его дом также был надежно защищен кольцом домов поменьше, в которых жили его люди, и высокой каменной стеной. В полной безопасности от всех превратностей судьбы. Мистеру Беднику спокойного сна грядущая ночь не сулила. Проснувшись, он увидит своего слугу висящим со связанными руками и ногами над его кроватью. Скорее всего, бедняга останется жив, но всем своим видом убедительно докажет Римо Беднику что дон при желании может с необыкновенной легкостью его убить. И Римо Беднику будет ясно, что дон без колебаний пойдет на это. Дон Марио был не совсем уверен только в одном - в Рокко. Но Рокко предупрежден, и в последние несколько лет он не давал дону повода для недовольства. За эти годы он не смог сдержаться только дважды. В предвкушении успеха задуманной им операции по устрашению Римо, Дон Марио скользнул под одеяло. Один. Он заснул глубоким, безмятежным сном человека, довольного собой. Он спокойно проспал всю ночь, однако, проснувшись наутро, почувствовал что что-то не так. Большой палец ноги коснулся чего-то мягкого и нежного, как лепесток. Но откуда взяться в его постели цветку? Он поводил ногой под одеялом и нащупал какую-то липкую влагу на простыне и нечто холодное, вроде комка глины. Нет, вроде печенки. Дон Марио откинул одеяло. Увиденное повергло его в такой ужас, что он завопил во весь голос, подобно перепуганному до смерти ребенку: - А-а-а-а!!! Пронзительный крик переполошил дремавших за дверью спальни телохранителей и взорвал предутренний покой крепости, в неприступности которой никто не сомневался. На крик сбежалась вся многочисленная охрана, но Дон Марио запретил входить в спальню. Нельзя, чтобы кто-либо стал свидетелем его унижения - в его кровати лежала голова гиганта Рокко с цветком лотоса во рту. В полдень, когда Ред Рекс в очередной раз отверг просьбу дать автограф, технический персонал студии прервал съемку и объявил забастовку. Ему весьма прозрачно намекнули, что стоит подписать фотографию, и запись немедленно возобновится. Итак, взглянув в сотый раз за этот день на свою фотографию, Ред Рекс покорился злосчастной судьбе. - Хорошо, кому я должен это адресовать? - Пишите, я буду диктовать, - сказал выступивший вперед коренастый детина. - "Чиуну - мудрейшему, удивительнейшему, мягкосердечнейшему, нежночувствительнейшему человеку. С вечным уважением. Ред Рекс". - Вы шутите? - Или все это слово в слово будет на фотографии, или на твоей физиономии. - Вы не могли бы продиктовать текст еще раз? - Кхм... "Чиуну - мудрейшему, удивительнейшему..." Написал "удивительнейшему"? "...мягкосердечнейшему,нежночувствительнейшему человеку. С вечным уважением. Ред Рекс" Ред Рекс расписался и театральным жестом вручил собственную фотографию с этим нелепым автографом дикарю, от которого к тому же и запах исходил скверный. - Ага. О! - сказал тот. Надо еще добавить "скромнейший". - Вы не говорили этого. - Ну и что? Мы хотим, чтобы оно было. - Скромнейший Ред Рекс или скромнейший Чиун? -Чиун.Впишиэтомежду"мягкосердечнейшим"и "нежночувствительнейшим". Фотография с автографом и две тысячи четыреста пар темных носков были незамедлительно доставлены в дом, расположенный в том районе Куинса, где обычно селятся представителя среднего класса. Когда Чиун увидел фотографию с продиктованной им когда-то надписью, о чем он успел уж забыть, из его старческих глаз выкатилась слезинка. - Чем знаменитее, тем они добрее, - сказал Мастер Синанджу. Позднее он поделился этим наблюдением с Римо, но тот не проявил никакого интереса. Он собирался к инспектору Уильяму Макгарку, чтобы выйти на что-нибудь конкретное, и даже не поинтересовался, откуда у него в спальне взялись 4800 черных носков.
в начало наверх
11 Однако инспектора Уильяма Макгарка в полицейском управлении не оказалось. Он находился в это время на окраине Манхэтена, в старом здании на углу Двадцатой улицы и Второй авеню, где когда-то располагался тир городского полицейского управления. Теперь на первом этаже был магазин одежды, а вход с лестничной площадки на второй этаж закрывала массивная двойная стальная дверь с небольшой табличкой - "РЩ". За дверью находились старый гимнастический зал и тир. Несмотря на наличие кондиционеров, помещение тира было пропитано пороховым дымом. Но кондиционеры и звукопоглощающее покрытие стен были не единственным новшеством в старом тире. Главное состоим в том, что теперь не существовало разграничительных линий для стрелков с мишенью на каждой полосе огня, а в конце тира была установлена одна-единственны мишень, и стреляли теперь не из револьверов, а из автоматов. - Хорошо. Теперь еще раз. Я говорю "массированный огонь", имея при этом в виду не стрельбу веером от бедра и не прицельный огонь одиночными. Короткими очередями изрешетить чучело. Изрешетить! - крикнул Макгарк, показывая рукой на темную, в человеческий рост, мишень. - Теперь внимание! Не будем стрелять на счет "три!" или когда вам заблагорассудится. Открывайте огонь по щелчку вот этой штучки. Макгарк показал детскую игрушку-щелкунчика в виде лягушонка, обойдя шеренгу стрелков, чтобы всем было видно. На нем были серые брюки и голубая рубашка. Лоб в испарине, но на лице довольная улыбка, казалось, говорившая: вот она - сила, способная оправдать свое предназначение. - Итак, слушать! - крикнул Макгарк. Три полицейских встали полукругом приготовились к стрельбе. Прошло три секунды, десять, двенадцать. Щелчка не было. Макгарк по-прежнему стоял с щелкунчиком в руке, наблюдая за полицейскими. Тридцать секунд. Сорок пять. Один из полицейских вытер взмокший на спусковом крючке палец. Другой облизал губы и посмотрел на Макгарка. Минута. Минута и десять секунд. Третий стрелок опустил автомат. Две минуты. Стволы всех трех автоматов были обращены к полу, а три пари глаз - на Макгарка, который, казалось, ничего не замечал. - Эй, когда же вы наконец щелкните этой штукой? - крикнул один из полицейских. - Что? - спросил, подавшись вперед, Макгарк, словно он не расслышал вопроса. - Я спросил когда вы... В этот момент раздался щелчок и один из полицейских открыл бешеную пальбу из автомата. Двое других поспешили последовать его примеру, осыпая пулями стену на почтительном расстоянии от мишени. - Ладно, все! - прокричал Макгарк. - Прекратить огонь! Прекратить огонь! Последний одиночный выстрел пробил небольшое отверстие в чучеле-мишени, и настала тишина. Макгарк покачал головой и медленно, как бы нехотя вышел за огневой рубеж в зал и встал перед полицейскими. - Вам троим предстоит стать командирами, - начал он, все еще качая головой. - В скором времени, когда у нас прибавится народу, вы будете учить своих подчиненных. Вы станете лидерами, а посмотрите, что вы сейчас из себя представляете? Остолопы! Лицо его налилось кровью. - Вы что, не понимаете, о чем я говорю, да? По-вашему, я несправедлив, да? Вас не так учили? - Сэр, - отозвался один из троицы, вы так долго не щелкали! Ну вот мы и расслабились". - Ах, я, видите ли, слишком долго не щелкал! Вас, видите ли, совсем по-другому учили в полицейской академии! А поскольку вас учили по-другому, то учиться по-новому вы и не хотите. Хорошо! Кто из вас когда-либо участвовал в засаде? Поднимите руку! Поднялась одна рука. - Какая это была засада? - спросил Макгарк. - Там были эти... контрабандисты... - Скольких вы убили? Полицейский запнулся. - Мы ранили троих. - А были ли вы в такой засаде, когда требовалось убить всех? Как придется делать нам? Вот об этом сейчас идет речь. Пора психологически перестраиваться и перестать мыслить на манер полицейских, за спиной у которых 30000 парней нью-йоркского департамента. Здесь вы не полицейские. - Как же так? Мы согласились вступить в эту организацию именно потому, что хотели стать лучшими из полицейских, - озадаченно пробормотал другой стрелок. - Забудьте об этом, - отрезал Макгарк. - Вас учат нападать из засады. Чем дальше, тем более сложные будут возникать ситуации, и я советую вам серьезно учиться сейчас, чтобы всегда быть во всеоружии, иначе от вас может остаться мокрое место, так что и хоронить будет нечего. Все трое еще не совсем успокоились, но гнев их постепенно сменялся уважением. И Макгарк почувствовал это. Стоя перед ними, он щелкнул лягушонком. Руки дернулись к спусковым крючкам, и один из автоматов чуть было не выстрелил. ~ Макгарк громко расхохотался, и его смех помог окончательно снять напряжение. Ну и хорошо! Он пересек опять линию огня, на сей раз в обратном направлении, и, не дойдя еще до своего прежнего места, щелкнул еще раз. Огневой рубеж мгновенно взорвался дружным залпом трех автоматов. Помещение заполнилось грохотом выстрелов и свистом вспарывающего воздух свинца. - Прекрасно! - воскликнул, не оборачиваясь, Макгарк. - Прекрасно! - Почему вы так считаете? - поинтересовался один из стрелявших. - Вы же еще не видели результат. - Сейчас не это главное, - ответил довольный Макгарк. - Главное в засаде - точный выбор момента и синхронность. Вы все проделали великолепно. Мне нет необходимости смотреть, куда именно угодили ваши пули. Мне достаточно было слышать, как слаженно вы стреляли. Однако и стрельба и наставления Макгарка отнюдь не понравились случайному свидетелю происходившего в зале. Этим человеком был заместитель начальника департамента, который, не застав Макгарка в управлении, пришел в тир, чтобы получить его подпись на некоторых бумагах о кадровых перестановках в Бруклине. Подойдя к двери, ведущей в гимнастический зал с тиром, он вдруг услышал автоматную стрельбу и наставительную речь Макгарка. Занятие было явно нестандартным. Он сразу же понял, что в недрах полиции Нью-Йорка зародилось движение, аналогичное тому, что было в Южной Америке. Ему хватило ума и сообразительности затаиться за дверью и прислушаться к тому, что говорит Макгарк. Бумаги подождут. Заместитель начальника департамента знал, что во всем департаменте был один-единственный человек которому он мог довериться. Один-единственный человек, настолько одержимый идеями гражданских прав, что восстановил против себя всех своих сотрудников. Заместитель начальника полиции не раз резко расходился во мнении с комиссаром О'Тулом. Однажды он даже пригрозил подать в отставку, и О'Тул сказал ему тогда: - Потерпите. Если нам удастся пережить это сложное время, сохранив в неприкосновенности конституционные свободы, то только благодаря стойкости таких людей, как вы. Мы выбрали трудную дорогу. Прошу вас, верьте мне! - О'Тул, Вы не правы. То, что случилось с вашей дочерью, должно было убедить вас в этом. Хорошо, О'Тул, я не уйду, и главным образом потому, что в Святой Цецилии меня научили уважению. В данном случае это - дань уважения Деве Марии, ибо никто другой уважения не заслуживает. Учтите это. Тем самым я изъявляю веру в Господа Бога, но отнюдь не в вашу компетентность, комиссар. И он остался и продолжал усердно исполнять свои обязанности, невзирая на беспокойство, постоянно причиняемое активистами, нападки в прессе, недовольство граждан и даже оскорбления. Их называли свиньями! И кто? Те, кто сами отродясь мыла в руках не держали. Заместитель начальника продолжал служить даже вопреки возражениям домочадцев. Он считал, что уж если ему приходится страдать, то О'Тул, несомненно, страдает в десять... нет, в сто раз больше! Так что если и был человек, которому, как он считал, можно полностью доверять, то это полицейский комиссар О'Тул. Поэтому, выйдя из здания бывшего полицейского тира, он отправился прямиком к О'Тулу, в район, где жили главным образом выходцы из Ирландии. Надо сказать, что этот некогда окраинный район за последнее время существенно преобразился, обретя все атрибуты современного города. Они беседовали четыре часа, и с каждым часом лицо О'Тула все больше и больше мрачнело. Их беседа прервалась лишь однажды, когда О'Тулу надо было, как всегда, позвонить в управление, чтобы справиться, все ли в порядке. - Я не могу в это поверить, - сказал О'Тул, повесив трубку, - просто не могу. Я знаю Макгарка. Консерватор - да, но не убийца. Заместитель начальника подробно пересказал все то, что слышал. - Может быть, вы что-то не так поняли? - Нет. - Может быть, от грохота выстрелов вам заложило уши? - Нет. - Может быть, Макгарк просто разыгрывал новобранцев? - Нет, черт побери! И это были не новобранцы, а полицейские-ветераны. - О, Господи! Господи, Господи... - О'Тул схватился за голову. - Значит, дошло уже до этого. Ладно, поезжайте домой и никому ничего не говорите, обещайте мне. Завтра мы решим, что предпринять. Думаю, надо обратиться в департамент полиции штата. - А как насчет ФБР? - А если они сами к этому причастны? - Сомневаюсь, - сказал заместитель начальника. Если у нас и есть какое-то учреждение, которому мы, несомненно, можем доверять, так это ФБР. Лучшее в мире. - Да, пожалуй... Но не звоните им сегодня. Приходите утром ко мне, и мы вместе отправимся к ним. - Хорошо, сэр. На следующий день утром заместитель начальника к мыслям о вчерашнем разговоре с шефом не возвращался. Он даже не вспомнил об этом. Выйдя наутро из дома в районе Стейтен-Айленл, он услышал что-то вроде стрекота кузнечика. А может, это была всего лишь детская игрушка? Он не успел толком подумать об этом. Перекрестный - автоматный огонь был настолько плотным, что, казалось, внутри у него одновременно взорвались несколько бомб и на мгновение он как бы завис в воздухе. Тем, кто стрелял, это мгновение, однако, показалось вечностью. - Понимаете теперь, что я имел в виду? - спросил потом Макгарк своих людей. - Прекрасно. Если правильно все спланировать, срабатывает просто прекрасно. Чуть позже в это же утро Макгарк заперся у себя в кабинете и набрал не фигурирующий ни в каком справочнике номер. - Все в порядке, сэр, - доложил он. И услышал и ответ явно не то, что рассчитывал услышать. - Понимаете ли... Да, сэр. Извините, - быстро заговорил в трубку Макгарк. - Это случилось впервые. Конечно, дверь нужно было запереть. Он не должен был проникнуть в помещение. Такого больше не случится. Да, сэр. Я понимаю, визит причинил вам излишнее беспокойство. Да, сэр. Я знаю, сэр. Я гарантирую - нас никогда больше не подслушают, и вам никогда больше не придется принимать у себя в доме подобных визитеров. Очень сожалею, если он обеспокоил Жанет, сэр. Да, сэр. Да, комиссар. Мы больше не допустим никаких ошибок. 12 Ночью, пока Римо мирно почивал на ложе из 4800 черных носков, в редакции газет уже поступило известие о новой волне убийств. Террористы совершили очередную вылазку, но характер их действий претерпел существенные изменения. Так, из Уэст Спрингфилда, штат Массачусетс, сообщили, что полиция располагает уликой в виде клочка бело-голубой ткани, оказавшегося крепко зажатым в ладони Роджерса Гордона. Гордон был старейшим из членов плановой комиссии одной из крупнейших торговых ярмарок страны, проводимых под девизом "Америка на параде", и в качестве такового он пользовался преимущественным правом восседать в открытой кабине подвесной дороги, разрывающей своим корпусом протянутую над толпой бумажную ленту, символизируя тем самым открытие длящегося целую неделю торжества. Предполагалось, что Гордон поедет в вагончике один, но в последний момент он пригласил с собой двух мужчин со значками официальных представителей администрации ярмарки, вместе с которыми он поднялся на посадочную площадку, расположенную на высоте двух этажей административного
в начало наверх
здания ярмарки. Вагончик легко заскользил по канату к бумажной ленте, натянутой между двумя фонарными столбами. Несколько сот человек следили за движением кабины. Среди них было множество корреспондентов радио, которые вели репортажи о церемонии открытия ярмарки. Когда золотисты кабина разорвала тонкую бумажную ленту, толпа всколыхнулась и восторженно зашумела. Этот шум не заглушил, однако, послышавшихся хлопков, и те, кто смотрел вверх, увидели, как Гордон привалился на мгновение к бортику кабины, затем повернулся, протянул руки к стоявшим сзади двум мужчинам и перелетел через борт. Он упал на трейлер с радиотрансляционной установкой, пробил его тонкую пластиковую крышу и оказался на столике, за которым, попивая кофе, сидел перед микрофоном диктор Трейси Коул, с головокружительной быстротой ведя репортаж. В груди у Роджерса Гордона было четыре крупнокалиберных пули. Тем не менее он успел бы, наверное, сообщить, что те двое, явившиеся к нему сегодня утром в дом, - отнюдь не федеральные агенты, проведавшие о его подпольной торговле оружием. Успел бы, если бы не плотные клубы сигарного дыма, заполнившие эту маленькую передвижную радиостудию, в которых было просто невозможно дышать. Однако Роджерс Гордон все же рассказал об этом, будучи уже мертвым. Ладонь его медленно раскрылась, и Коул, которого даже случившееся не могло сбить со взятого им ритма, увидел как бы протянутый ему клочок материи. Позднее полиция заявила, что этот клочок ткани был, очевидно, вырван из рубашки одного из двух убийц, которым удалось, воспользовавшись возникшей сумятицей, скрыться с места преступления. Впервые за все время изменился характер совершаемых убийств, а именно: на месте преступления была оставлена улика. Второй пример отхода от прежней тактики был зафиксирован в Ньюарке, где в гостиной собственного дома в жилом районе, расположенном на побережье и представляющем собой жалкий конгломерат кое-как сколоченных хибар, был обнаружен труп помощника мэра. У него в голове было три пули - по одной в каждом глазу, а третья, войдя в рот, разворотила горло. В преступной среде так по традиции расправлялись с предателями. Подобно недремлющему оку взирал на тело встроенный в стену сейф, который до этого скрывала репродукция картины Иеронима Босха стоимостью три доллара, вставленная в позолоченную 129-долларовую раму. Это было единственное во всем доме произведение искусства, если, конечно, не считать пластмассовых вазочек с пластмассовыми же фруктами на каждом столе. Стенной сейф был вскрыт и опустошен. Супруга этого муниципального служащего находилась с визитом у родственников. Вернувшись домой, она обнаружила труп мужа и вызвала полицию. Когда ее допрашивали, она рыдала и билась в истерике, причем не столько от горя, сколько от радости, что ее в тот момент не было лома, иначе она, несомненно, разделила бы участь мужа. Нет, сообщила она полиции сквозь слезы, в стенном шкафу не было ничего ценного - всего лишь какие-то старые залоговые бумаги, свидетельство о военной службе муха - справка об увольнении за нарушение воинской дисциплины - и пара пожелтевших вязанных виньеток их первого внука. Полицейские кивали, исправно записывали все, что она говорила, и не верили ни одному ее слову. Потому что все знали, что от помощника мэра зависело получение "лицензии" на занятие букмекерством в этом городе. Ни дня кого не было секретом также, что каждую неделю он самолично обходил всех букмекеров до единого, собирая причитающуюся с них подать и что, хотя он передавал собранные им деньги вышестоящим властям, каждый раз имела место некоторая усушка, благодаря которой со временем он стал очень богатым человеком. Поэтому в сейфе, конечно же, была куча денег. - Сотня тысяч, - предположил один из детективов. - Чепуха! Пять сотен, - возразил его коллега, направляясь вместе с ним к машине. - Сам ты чепуха! Скорее всего, целый миллион. Последние две оценки были слегка завышены. На самом деле в сейфе находилось 353.716 долларов, преимущественно крупными купюрами. Помощника мэра не только убили, но и ограбили. Впервые с тех пор, как начались террористические акции, убийство сопровождалось кражей. Деньги и вещественное доказательство фигурировали и в материалах дела об убийстве, совершенном в трех тысячах миль от Ньюарка. В Лос-Анжелесе был взломан паркетный пол в одной из комнат богатого особняка, и из тайника похищены деньги. Дом принадлежал голивудскому кинорежиссеру Атриону Беллифангу. Роскошный образ жизни ему обеспечивали отнюдь не его бездарные фильмы, а исключительно крупнейшая в мире корпорация по производству и распространению порнографических лент. Одним из направлений деятельности этой корпорации было приобщение молоденьких девушек к наркотикам. Труп Беллифанта был обнаружен его пятнадцатилетней рыжеволосой любовницей, когда она очнулась от глубокого наркотического сна. О том, что были похищены деньги, полиция догадалась по обрывкам бумажных лент, которыми обертывают пачки купюр. И опять вещественное доказательство! В руке Беллифанта была зажата золотая с изумрудом запонка. Он, видимо, сорвал ее с рукава убийцы, который вогнал в горло своей жертвы батарейный вибратор и включил его, заставив киношника вибрировать и корчиться, пока он не задохнулся. Подряд две улики - карман от рубашки и запонка. И две украденные кучи денег. Раньше ничего подобного не случалось. Все это лежало сейчас на столе инспектора Макгарка в его небольшом кабинете в доме на углу Двадцатой улицы и Второй авеню, по соседству с тиром и гимнастическим залом. Макгарк только что кончил пересчитывать деньги и укладывал их в металлическую коробку. Каждая пачка была завернута в вощеную бумагу и аккуратно стянута резинкой. Вырвав из блокнота на столе два листка, он проставил на них суммы - 353.716 долларов и 122.931 доллар - и подсунул эти листки под резинки на соответствующих пачках с деньгами. Выдвинув средний ящик стола, он достал два конверта. В один он положил золотую с изумрудом запонку, в другой, побольше, голубую в белую полоску рубашку с оторванным нагрудным карманом. В этот же конверт он вложил чек из небольшого магазина мужской одежды в местечке Трой, штат Огайо. И рубашку, и запонку он также запер в металлическую коробку, а коробку поместил в стоявший в углу комнаты небольшой металлический сейф, после чего с самодовольным видом направился к письменному столу, намереваясь поработать. Услышав стук в дверь, он поднял голову. - Войдите! Дверь распахнулась, и вошел крупный, тучный мужчина в темно-синем, с чуть заметной полоской, костюме, по которому можно было безошибочно узнать полицейского офицера высокого ранга. Макгарк приветливо улыбнулся ему. - Брейс! - воскликнул он, поднимаясь из-за стола и протягивая вошедшему руку. - Рад тебя видеть. Когда прилетел? - С час назад. И успел встретиться с остальными членами моей группы. - Привел их сюда? - Нет. Они ждут в гостинице. Жестом Макгарк пригласил его сесть. - Когда у тебя обратный рейс? - В три часа утра. Аэропорт Кеннеди. - Ну, к тому времени вы управитесь, - сказал с ухмылкой Макгарк. Выдвинув средний ящик стола, он достал конверт из плотной бумаги. В правом верхнем углу была написана фамилия, но как ни напрягал зрение инспектор Брейс Рзнсом из департамента полиции Саванны, он никак не мог разобрать мелкий четкий почерк Макгарка. Вытащив из конверта пачку бумаг, к которой сверху была приколота глянцевая, размером восемь на десять, фотография, он отцепил ее и толкнул через стол к Рэнсому: - Вот твой "подопечный"! Инспектор Рэнсом посмотрел на фотографию. На ней был изображен невысокий коренастый мужчина, похожий на итальянца или грека. По левой щеке от лба, мимо глаза к уголку рта проходил едва различимый шрам. Пока Рэнсом изучал фото, Макгарк принялся зачитывать сухим, хрипловатым голосом одну из бумаг: - Змилиано Корнолли. Сорок семь лет. Юрист. Кличка - "Мистер Фикс". Поддерживает через своих людей преступные связи с рядом местных отделений профсоюзов. В судебных процессах по уголовным делам обычно представляет интересы главарей мафии, и ни для кого не секрет, хотя это и не доказано, что он добивается оправдательных приговоров своим подзащитным путем подкупа судей. Проживает в собственном имении в графстве Сассекс, штат Нью-Джерси, недалеко от "Плейбой-клуба". Тут приложена карта местности. Холост, и считается, что живет один. Но одна-две телки там почти всегда крутятся. Во дворе два злых добермана, так что о них нужно будет позаботиться в первую очередь. Если там окажутся девочки, то придется позаботиться и о них. Он оторвался от бумаг: - Дорога на машине займет у вас часа полтора. Когда подъедете, замажьте грязью номерные знаки, чтобы вас потом не могли найти через прокатную контору. - А он точно дома? - Ага, У него грипп. Врач запретил ему выходить. Макгарк щелчком отправил по столу полицейскому карту местности. Тот взял, внимательно всмотрелся в нее и положил в карман. - Я запомню это лицо, - сказал он и вернул фотографию Макгарку. - Тогда, значит, можно приниматься за дело, сказал Макгарк. Полицейский из штата Джорджия не шевельнулся, и Макгарк вопросительно посмотрел на него. - Билл... - неуверенно начал южанин. - Что у тебя? - Мне привелось почитать газету в самолете. Тот, политик из Ньюарка... Он вроде был одним из наших? - Надеюсь, тебе известно, что не положено задавать такие вопросы, сказал Макгарк. - Поэтому-то все у нас и идет гладко. Группы прибывают отовсюду. Тула и обратно. И никто не знает, что делает другой. - Все это мне известно, Билл. Но как насчет тех денег, которых не оказалось? Я подумал, не изменилось ли что-нибудь в планах? Надо ли, например, что-нибудь брать сегодня? Обыскать ли дом? Только поэтому я и спрашиваю. Макгарк обошел стол и, облокотившись на край, наклонился к Рэнсому. - Нет. Ничего не берите. И ничего не оставляйте. Просто войдете и выйдете. Уловив разочарование в глазах Рэнсома, он мягко добавил: - Послушай, Брейс. На следующей неделе мы проводим национальный сбор "Рыцарей Щита". Я знаю, у тебя есть вопросы, но подержи их, пожалуйста, пока при себе. На сборе ты получишь на них ответы. А пока просто доверься мне и никому ничего не говори. - Ладно. Согласен. - Рэнсом поднялся со своего места. Он был крупнее Макгарка, но ему не хватало солидности, которая была присуща нью-йоркцу. - А как держится Первый? - Пока нормально, - подмигнул ему Макгарк, но ты же знаешь, какие они, эти либералы, - берутся за все, но ничего не доводят до конца. Ты увидишь его на следующей неделе на нашем сборе. - О'кей, - сказал Рэнсом. - Послушай, - продолжал Макгарк, стараясь окончательно успокоить Рэнсома, - если управитесь со всем вовремя, заезжай на обратном пути! Посидим, выпьем. Между прочим, как те парни, которых тебе дали? - Да вроде ничего. Один - лейтенант из Сан-Антонио, другой - сержант из Майями. Выглядят оба солидно. - У нас все солидные, - с удовлетворением сказал Макгарк. - Лучшие в нашем деле. Только такие и нужны для спасения страны. Рэнсом слегка выпятил грудь: - Я тоже так думаю. Выйдя от Макгарка, он быстро сбежал по ступеням вниз к взятому напрокат "плимуту", припаркованному у входа. Он прихватит своих партнеров возле гостиницы, и они отправятся к предгорьям Нью-Джерси. Там получасовая остановка - и обратно в Нью-Йорк. Несколько рюмок с Макгарком, потом аэропорт - и мы дома. Просто и приятно! Макгарк прекрасный организатор, отлично владеет информацией, все держит в голове - расписания, гостиницы, билеты, выходные дни и прочее, так что в любой момент у него пол рукой были нужные ему, люди. Он знал свое дело. Другого такого не найти! Какая роль принадлежит Макгарку и какая - О'Тулу? Формально руководил всей операцией О'Тул, но Рэнсом знал, что вся практическая деятельность осуществлялась Макгарком, от него исходили все конкретные идеи и задания. Рэнсом видел О'Тула лишь однажды. На полицейском съезде. Единственное, о чем он тогда говорил, это - проблема вербовки в полицию представителей меньшинств. Ха! Нужно, видите ли, чтобы в полиции служило побольше ниггеров! С такими завиральными идеями далеко не уедешь. Хорошо, что этой операцией руководит Макгарк. Инспектор Брейс Рэнсом из Саванны так глубоко погрузился в эти мысли,
в начало наверх
что не заметил неотступно следовавший за ним огромный бежевый "флитвуд" с решительным мужчиной за рулем. 13 Римо был взбешен. Была затронута его профессиональная гордость. Он следовал за Макгарком по пятам от полицейского управления до старого тира на Двадцатой улице. Он незаметно сопровождал его до самой двери с табличкой "РЩ", но там ему пришлось спрятаться, так как в тот момент прибыл какой-то южанин, явно высокий полицейский чин. Когда южанин вышел от Макгарка, Римо интуитивно почувствовал, что должен проследовать за ним. И вот теперь он уже битый час висит на хвосте прокатной машины с тремя полицейскими, а они до сих пор не заметили его! Интересно, а заметили ли бы, если бы он гнал за ними в цирковом фургоне? А не был ли он сам таким же невнимательным до своей публичной казни? Вряд ли. Он автоматически, не думая переключал передачи, время от времени выключал фары или переводил их на дальний свет или ближний, стараясь, чтобы его не заметили. Однако в конце концов он решил, что овчинка не стоит выделки, и перестал усердствовать. Последние пятнадцать минут он шел по дороге номер 80 почти впритык к ним, прилепившись, словно пластырь, так как уже понял, что они чересчур самоуверенны и слишком беспечны, чтобы обращать на него внимание. Они, как пахари по борозде, двигались все вперед и вперед, не оглядываясь по сторонам, и это злило Римо, потому что полицейские должны быть всегда начеку. Он попытался подавить в себе раздражение. Недаром Чиун наставлял его: "Когда человек раздражен, он невольно переключает все внимание на себя, забывает о деле и вскоре обнаруживает, что перелопачивает пустоту". Правильно, Конфуций, но все равно обидно. Десять минут спустя задние габаритные огни двигавшейся перед Римо машины свернули с шоссе на боковой съезд. Римо притормозил, убедился, что сзади никого нет, дождался, когда машина с полицейскими скроется из виду, и только тогда выключил свет и последовал за ней. Он увидел, как машина свернула налево, и, по-прежнему не включая фар, устремился к перекрестку, чтобы посмотреть, куда они направятся дальше. На развилке ярдах ста они взяли круто вправо. Римо включил фары и нажал на газ. Минут пять они кружили по дорогих, то взбегавшим на холмы, то нырявшим вниз по склонам, потом покатили по узкой дорожке, которая привела их к массивным чугунным воротам в высокой каменной ограде. Римо, не задерживаясь, проехал мимо ворот и припарковал машину в зарослях кустарника. Он стоял в темноте под дерном в каких-нибудь десяти футах от полицейских и вслушивался в рычание и лай собак. Потом, как это бывает, когда кончается завод у патефона, собачий лай стал постепенно стихать. Слабое поскуливание, визг и, наконец, тишина. Кто-то с явно выраженным южным акцентом прошептал: - Еще не бывало такого, чтобы какая-нибудь собака устояла перед вырезкой. - А как долго они проспят? - тоже шепотом поинтересовался его спутник. - Этой порции им хватит часов на двенадцать. Так что не беспокойся, они нам не помешают. Сухой, как летняя дорожная пыль, голос техасца произнес: - Будем надеяться, что в доме собак не обнаружится. Речь говорившего была такой корявой, что Римо невольно подумал: "И почему это техасцы не умеют говорить по-английски?" - Собак всего-навсего две, - сказал южанин. - Ну, пошли! Пора заняться делом! Римо наблюдал, как двое помогли третьему вскарабкаться на стену и перелезть через нее. Он повисел немного на руках и тяжело бухнулся на землю. Римо слышал как затрещали сучья у него под ногами. Вскоре полицейский появился по ту сторону ворот, повозился с замком, открыл ворота и впустил двоих других. Нет, подобный образ действий ему не подходит, решил Римо. Единым махом он взмыл на вершину почти двенадцатифутовой стены и, оттолкнувшись от нее, как будто это был гимнастический снаряд, мягко и совершенно бесшумно соскочил на землю. Абсолютная тишина. Ни звука. Полицейские всего лишь в шести футах от него бесшумно и быстро двигались в темноте вдоль посыпанной гравием дорожки к дому. Дом из дерева и кирпича, оштукатуренный снаружи, этакое подобие швейцарского шале, абсолютно не вписывался в местный пейзаж с его невысокими плавными холмами. В огромном окне на первом этаже - вероятно, там находилась гостиная - горел свет. Римо все время держался поблизости от полицейских. Те разговаривали между собой хриплым шепотом. Самый рослый из них, видимо, начальник, сказал: - Текс, двигай за дом. И повнимательнее - там может оказаться парочка баб. - А вы что будете делать? - спросил техасец. - Попробуем пробраться с фасада. До дома оставалось ярдов тридцать. Внезапно огонек на первом этаже погас, зато весь двор перед домом залил ослепительный зеленоватый свет установленных на прожекторов. Прогремел выстрел. Пуля выбила камешек на дорожке рядом с полицейскими, и они рассыпались в стороны, ища убежища в кустарнике. Римо посмотрел, как неуклюже они ползают в траве, и, укоризненно покачивая головой, встал за дерево. Выстрелов больше не было. Он прислушался. - Вот поганец! - прошептал южанин. - Ворота, наверное, были с сигнализацией. - Вам лучше сматываться отсюда, - сказал техасец. - Он, видимо, уже позвонил и вызвал помощь. - Нет! Мы прибыли сюда для выполнения задания и мы его выполним! Этот недоношенный стряпчий на днях избавил от ответственности двух бандитов, убивших полицейского. Ему это дорого будет стоить! - Но все это не стоит и клочка моей шкуры. - Он и не получит ни клочка, - сказал южанин. Послушайте, вот что мы сделаем... Римо уже достаточно наслушался. Он бесшумно и проворно двинулся, скользя среди деревьев и кустарника, налево, к тыльной стороне дома. Там было темно, но через окно Римо заметил, как в комнате что-то сверкнуло - видимо, отблеск луча света на металле. Эти типы упоминали женщину. Видимо, именно она и стоит у окна с пистолетом. Римо свернул за угол и стал карабкаться вверх по торцевой стене дома. Пальцы рук и ног впились в грубо отесанный камень, упор ногами перемещает тело вверх, затем перехват руками, и так постепенно все выше и выше, пока Римо не оказался рядом с открытым окном на втором этаже. Ловкое движение - и он уже в небольшой гостевой спальне. Перед тем как выйти в коридор, Римо на всякий случай выглянул во двор. Двое полицейских притаились в кустах у дорожки. Римо видел их тени. Третий скорее всего, это был техасец, - наверное, сейчас подбирается к дому. Ступая по мягкому ковру, Римо вышел в коридор. Он быстро поморгал, нагнетая в мозг кровь, заставляя расшириться зрачки. Теперь он видел в темноте почти так же, как если бы в доме горел свет. Он обнаружил, что находится на балконе второго этажа, а весь первый этаж по существу представлял собой одну громадную комнату. Там, у окна, задернутого плотными шторами, сидел на полу низкорослый мужчина в домашнем парчовом пиджаке. В руке он держал пистолет. Римо перегнулся через балконные перила и осмотрелся. Там действительно была девушка. Она стояла у окна, что было совсем неразумно, и к тому же держала перед собой пистолет, что было тем более неразумно, потому что блеск от него можно заметить снаружи. Девушка была молода, темноволоса. И нага. Римо подумал о притаившихся снаружи полицейских, намеревавшихся перебить этих людей. Дурное намерение! Но, с другой стороны, этот адвокат только что добился освобождения из-под стражи двух бандитов, убивших полицейского, и ему тоже не следовало так поступать. Что шесть, что полдюжины - один черт! Римо не долго колебался. В прошлом ему самому не раз приходилось выполнять аналогичные поручения. Но если подобные акции КЮРЕ считались вполне нормальными, то почему же они неправомерны теперь? Римо пошел на компромисс: он позволит им разобраться с адвокатом, но девушку им не отдаст! Он тихо перелез через перила балкона и, спрыгнув с двенадцатифутовой высоты вниз, практически бесшумно опустился на пол, выложенный каменной плиткой. Он тут же откатился в сторону, недовольный собой, потому что при приземлении все-таки слегка прищелкнул каблуком по полу. - Ты ничего не слышала? - прошептал человек у окна. У него был маслянистый тонкий голос. Римо увидел, как он повернулся лицом к девушке. - Нет, - ответила та. - Когда же, наконец, доберутся сюда твои друзья? Не нравится мне все это! - Заткнись, сучка, и не спускай глаз с окна. Стреляй, как только кого-нибудь увидишь. Осталось ждать всего несколько минут. Итак, сначала мужчина. Римо, не таясь, шел во весь рост по темной комнате. Сквозь щель в шторах ему был виден ярко освещенный двор. Двое полицейских скорее: всего, по-прежнему сидят, затаившись в кустах, в ожидании, когда техасец начнет штурм здания с тыла. Римо надеялся, что он не станет торопиться. Достаточно и одного Аламо. Римо оказался у адвоката за спиной. Взглянув на него сверху, он медленно протянул руку и быстро защемил большим и указательным пальцами нервный узел на шее. Адвокат, не издав ни единого звука, повалился лицом вниз. Римо удержал его от падения, а когда тот окончательно впал в забытье, осторожно уложил его на пол... К черту! Если полицейским нужно, пусть сами с ним и возятся, а он, Римо, совсем не собирается делать чужую работу. А теперь девушка. - Эмиль, - тихо позвала она, - я так никого и не вижу. - Эмиля с нами больше нет, - шепотом ответил Римо. Девушка испуганно повернулась к нему, все так же держа пистолет прямо перед собой. Ладонь Римо легла на пистолет. Она открыла было рот, готовясь закричать, но Римо тут же зажал его свободной рукой. - Если хочешь жить, молчи! Опустив пистолет в карман пиджака, Римо усыпил ее и взял на руки, словно манекен, чтобы отнести в безопасное место. Невольно прижимая ее к груди, он попытался воскресить в памяти ощущение, испытанное им во время последнего свидания с женщиной, и понял, что эта девушка была для него сейчас всего лишь стодесятифунтовым человеческим телом и только. Чиун остался бы очень доволен! Взглянув во двор, Римо заметил, как что-то блеснуло в кустах слева Видимо, это был техасец с револьвером в руке. Похоже, он вот-вот ворвется через заднюю дверь в кухню. С девушкой на руках Римо направился к большому окну, обращенному в тыльную сторону приусадебного участка. Там, в сотне ярдов от дома, стояли несколько посаженных в ряд деревьев, а за ними - густой лес. Он осторожно открыл окно и замер, вглядываясь в темноту. - И-й-я-ааыа! - услышал он вдруг. Ну и идиот! Конечно же, это тот самый дерьмоход-техасец с воплями штурмует кухонную дверь. Римо даже подумал, не пойти ли да отшлепать его как следует, но решил, что не стоит. К черту! Глупость сама себя наказывает. И техасцу в свое время достанется по заслугам, и пусть тогда не пеняет на гнев Божий или на злосчастные превратности судьбы. С револьвером в руке техасец ломился в дверь, не переставая вопить, как обезумевшая сирена. Дверь стонала под ударами плеч и кулаков техасца. Пули со звоном и свистом рикошетили от металлического замка. Римо вздохнул. С чего полицейские взяли, что можно вот так, запросто разбить выстрелом дверной замок? Толку от такой затеи мало, и этот недоносок может проторчать перед дверью всю ночь - не помогут ни вопли, ни пальба! - Чтоб ты пропал! - выругался Римо, положил девушку на подвернувшийся под руку столик и двинулся сквозь темноту к двери, которая не собиралась поддаваться натиску полицейского. Надо спешить. Двое других придурков, наверное, уже подобрались к парадной двери. Стоя за дверью, Римо подождал, когда техасец в очередной раз предпримет попытку сокрушить прочную дверь из болотной сосны, а затем быстро повернул защелку. Теперь достаточно просто нажать на ручку и дверь
в начало наверх
откроется. Даже полный кретин должен в конце концов попытаться открыть дверь ручкой! Римо вернулся к девушке, открыл окно и влез на подоконник. Мгновением позже техасец вломился, наконец, в дом. Почти одновременно распахнулась и парадная дверь, и яркий свет прожекторов со двора затопил первый этаж. Полиция вошла, а Римо вышел, аккуратно прихватив с собой бесчувственную девушку. Римо тем временем отнес девушку в заросли и осторожно положил на землю, легонько пристукнул кончиками пальцев по вискам, чтобы она подольше не приходила в себя. Может, ей повезет, и она придет в себя, когда полицейских здесь уже не будет. Тогда она сможет просто одеться и уйти. Римо поспешил обратно к дому. Внутри вспыхнул свет. - Вот те на! - воскликнул техасец. - Этот сукин сын умудрился отключиться со страху. - Ага, он в обмороке, - послышался уверенный голос южанина. - Давайте прикончим его и поскорее уберемся отсюда. А женщин здесь не было? - Нет, - ответил техасец. - Здесь больше никого не было, иначе меня наверняка пришлепнули бы, когда я появился в дверном проеме. Римо поспешил прочь. Подходя к воротам, он услышал приглушенный выстрел. Одним продажным юристом стало меньше. Выйдя за ворота, он направился к машине, обуреваемый чувством глубокого отвращения к трем полицейским, все еще остававшимся в доме. Да, это совсем не те полицейские, что были раньше! 14 Римо вошел и здание на Двадцатой улице и, перескакивая через три ступеньки, взбежал по лестнице. Он не слишком торопился на обратном пути, и если те трое полицейских должны вернуться сюда, то у него в запасе всего несколько минут. А вот и двойная металлическая дверь на лестничной площадке второго этажа. Аббревиатура "РЩ", судя по всему, означает "Рыцари Щита". Те же буквы были на значке капитана Милкена. Римо приложил ухо к двери. Ни звука. Попробовал повернуть ручку. Дверь оказалась незапертой. Он быстро скользнул внутрь, закрыл за собой дверь и оказался в небольшом холле, который отделяли от основного помещения двери из армированного стекла. За этими дверьми тоже было тихо, но из неплотно прикрытой двери на противоположной стороне холла выбивалась полоска света. Римо осторожно открыл дверь и оказался в просторном помещении без мебели, которое в бытность его полицейским служило гимнастическим залом. На стенах до сих пор сохранились приспособления для крепления канатов, а на полу металлические планки, к которым привинчивались болтами станины тяжелых гимнастических снарядов. В дальнем конце зала он заметил нечто, напоминающее конфигурацией человека. Приглядевшись, он понял, что это мишень для стрельбы. Римо прошел в глубь зала и заглянул в приоткрытую дверь одного из размещавшихся там кабинетов. И как раз в это время зазвонил телефон. После второго звонка он услышал голос девушки: - Алло! Рыцари Щита. Это была дочь комиссара О'Тула. Римо сразу же узнал ее мягкий, медлительный голос. - Нет, - сказала она. - Инспектора Макгарка сейчас нет. Он вышел выпить кофе и должен с минуты на минуту вернуться. Что ему передать? Хорошо! сказала она после небольшой паузы. - Я передам. Римо просунул голову в дверь. Девушка сидела за столом, просматривая сложенный гармошкой текст, отпечатанный на принтере, и делая время от времени пометки в блокноте. Дверь другого кабинета была открыта и из кабинета Жанет О'Тул туда просачивалось достаточно света, чтобы можно было прочитать фамилию его хозяина на табличке у него на столе: "Уильям Макгарк". Римо уловил звук голосов в коридоре и приближающиеся шаги. В этот момент Жанет О'Тул встала и направилась к стоявшему у стены шкафу для бумаг. Воспользовавшись тем, что она оказалась к нему спиной, Римо скользнул внутрь и, бесшумно ступая по линолеуму, юркнул в кабинет Макгарка. Теперь Римо отчетливо слышал раскатистый хохот, Макгарка, направлявшегося, видимо, сюда. В произношении его спутника улавливались, черты, характерные для жителей южных штатов. Это был полицейский, руководивший только что завершенной операцией. Римо быстро огляделся по сторонам и, недолго думая, шмыгнул в стенной шкаф. Подтянув колени к животу и прижав подбородок к груди, он затаился на верхней полке. Тем временем Макгарк в сопровождении южанина вошел и кабинет и плотно закрыл за собой дверь. - Хорошенькая! - заметил южанин. - Да. Дочка О'Тула. Прекрасная помощница. Сегодняшнюю операцию разработала фактически она. Присаживайся, Брейс, и рассказывай все по порядку. "На улице тепло, все ходят без пальто, и вряд ли у Макгарка возникнет необходимость заглядывать в шкаф", - с удовлетворением подумал Римо. Он позволил себе расслабиться, устроился поудобнее и стал слушать рассказ инспектора Рэнсома из Саванны, штат Джорджия, о том, как он только что прикончил юриста в штате Нью-Джерси. - Вот что забавно, - с удивлением сказал Рэнсом, - он несколько раз выстрелил в нас, а потом... ха, потом упал в обморок! - Упал в обморок? - Ну да! Когда мы ворвались в дом, он был в полной отключке, лежал на полу, сжавшись в комок, как пьяный, но пистолет из рук не выпускал. - Ну, а вы?.. - Все сделали, как надо! В доме находился он один, девиц никаких не было. - Мда... - сказал Макгарк. - Ему даже не удалось отсалютовать своей пушкой по случаю отбытия в мир иной. Они весело рассмеялись в самодовольной уверенности, что они-то, полицейские, знают, что все остальные - попросту сумасшедшие. - В общем, хорошо сработали, - подвел итог Макгарк. - Когда обратно? - Прямо сейчас. Мои люди уже выписываются из гостиницы. Я заеду за ними по дороге в аэропорт. Так, что там дальше? - На следующей неделе мы предполагаем официально объявить о создании новой общенациональной полицейской организации "Рыцари Щита". - Билл, может быть, я просто недотепа, но я в самом деле не понимаю, что будет дальше. - Дальше? Дальше мы намерены сформировать из полицейских мощную организацию для обеспечения законности и порядка в стране. Через пару дней будут подписаны документы о моем уходе на пенсию, и я смогу целиком посвятить себя этому делу. Ты, я и те сорок человек, которые у нас сейчас имеются, составят ядро организации, но пройдет совсем немного времени, и в ней, как мы надеемся, будут все полицейские страны. Можешь себе представить, какая это будет силища! - Если ты когда-нибудь задумаешь выставить свою кандидатуру на президентских выборах, тебе будет гарантировано черт те сколько голосов! довольно хохотнул южанин. Макгарк ответил не сразу. - Что ж, Брейс, - сказал он, - может быть, я именно так и поступлю. - А как насчет наших... э... дальнейших заданий? - спросил южанин. - Мы хотим на время воздержаться от проведения акций. Коль скоро мы намерены легализовать нашу организацию, надо продемонстрировать общественности, как мы боремся с преступностью. Посмотри, что получается: мы избавили общество от некоторых коррумпированных элементов, но одновременно породили беспокойство из-за прокатившейся по стране волны насилия. Вспомни заголовки в газетах "Опять убийства", "Банды объявляют войну" и прочая чепуха. Скоро в наши ряды вольются все полицейские страны. Полицейские, которые сейчас вынуждены повиноваться продажным политиканам и беспринципным начальникам, будут в недалеком будущем снабжать нас информацией. Мы будем крепко связаны между собой и не побоимся действовать. Заполним тюрьмы. Превратимся в более могущественную организацию, чем ФБР. - А что, если у нас не получится с легализацией? - спросил южанин. - Тогда мы просто вернемся к действиям, - со злой ухмылкой ответил Макгарк. - Но уверяю тебя, все получится. Начнем с крупных акций, которые взбудоражат всю страну. Объявим общенациональную войну преступности, и догадайся, с расследования каких двух дел мы начнем? Южанин молчал, и Макгарк сам ответил на вопрос: - Мы начнем с того черного короля из западных штатов и торговца оружием из Массачусетса. Помнишь, ты спрашивал, зачем я храню те вещественные доказательства? А вот зачем - у нас в руках как бы вторые половинки улик, и мы их предъявим в нужный момент, так, чтобы все стало ясно. Такой успех на старте сразу же вызовет приток новых людей. Мы станем крупнейшей организацией страны. - Так как насчет того, чтобы выставить свою кандидатуру на пост президента? - А ты проголосуешь за меня? - Столько раз, сколько мне это удастся. Макгарк ухмыльнулся. - Ну как я могу отказаться, имея такую поддержку? А вообще-то, может, было бы не так уж и плохо, если бы хозяином Белого дома стал полицейский... хотя бы годика на четыре, чтобы подправить дела в стране. - Аминь! - Во всяком случае, - сказал Макгарк, снова переходя на деловой тон, - на следующей неделе О'Тул разошлет телеграммы всем членам организации - и тебе тоже, - чтобы они договорились с начальством и приехали на сбор. Тогда снова увидимся. - Билл, похоже, грядет праздник. - Ага. И для страны все это обернется тоже добром, - в тон ему сказал Макгарк, имитируя речь южанина. - Никогда бы не подумал, - вторил ему, пародируя сам себя, южанин, что ты земляк. По этому случаю ставлю всем выпивку! Послышался звук отодвигаемых стульев. Они поднялись, собираясь, видимо, уходить. Потом открылась дверь, и Римо услышал, как Жанет О'Тул что-то тихо сказала. - Что за сверток, Жанет? - раздался гулкий голос Макгарка. - Подарок папе на день рождения. Я хочу пока положить его в стенной шкаф. - Хорошо, хорошо! Я пойду провожу своего приятеля. Скоро вернусь. Ты как, в порядке? - Все хорошо, инспектор, спасибо! - Она говорила тихо, чуть ли не извиняющимся тоном. Скрипнула дверь кабинета Макгарка. Послышались тяжелые удаляющиеся шаги двух мужчин, потом приближающаяся к шкафу легкая поступь девушки. Дверца шкафа распахнулась, в лицо Римо ударил яркий свет. Рука с упакованным в фольгу свертком потянулась к полке, и Жанет О'Тул увидела Римо. Она готова была закричать и уже открыла было рот, но Римо мгновенно зажал его рукой, а затем ловко втащил ее к себе на полку. Дверь за Макгарком и Рэнсоном захлопнулась. - Все, что хотите, - прошептал Римо, - только не выдавайте меня! - И он тихо всхлипнул. 15 Плачущий мужчина не внушает страха. Римо удалось выдавить из глаз настоящие слезы. Ему удалось также так деликатно убрать руку от рта Жанет, что она этого не заметила. Похоже, она не осознавала, что лежит рядом с ним в стенном шкафу на полке. Мне так стыдно, - шепнул он сквозь слезы. - А что вы, собственно говоря, делаете здесь? Вы ведь мистер Бедник, не так ли? - Да, Римо Бедник. Я пришел сюда, чтобы посмотреть на вас, но они чуть было не застали меня подглядывающим за вами. Пришлось спрятаться, и вот теперь вы меня здесь обнаружили... Я так смущен, мне так стыдно! - Но это же глупо, Римо! Почему вы хотели меня видеть? "Полегче, Римо, подумал он, - не следует спешить". - Не знаю, - сказал он вслух. Просто хотел и все. - Хорошо, но почему бы просто не войти в дверь и не сказать: "Привет!" - Я боялся, что вы посмеетесь надо мной, - всхлипнул Римо. "Ты самый гнусный из всех гнусных ублюдков, мысленно сказы себе Римо. Чиун был прав у тебя нет характера". Но это робкое самобичевание пришлось проигнорировать. Его внимание переключилось на блузку с глубоким вырезом покоящуюся на его руке головку
в начало наверх
и теснящуюся в блузке пышную грудь. - С какой стати стала бы я смеяться над вами? - спросила она. - Не знаю. Девушки всегда смеются надо мной! Наверное, потому, что я застенчив и боюсь женщин. - Когда вы в тот день были в моем кабинете, инспектор Макгарк вышел из своего офиса, и мне показалось, судя по его словам, что вы вообще ничего не боитесь. - Так то мужчины! Мужчин я не боюсь. Только женщин... Это у меня с детства. Теперь она прижималась к нему всем телом. Было дьявольски неудобно, но Римо не смел шевельнуться, чтобы Жанет не спохватилась и не вспомнила, что они находятся на верхней полке стенного шкафа. Если он хочет ее вылечить, это надо делать здесь. Ради духовного здоровья надо идти на все! Он снова зашмыгал носом. Хорошо бы закрыть эту чертову дверцу - тогда, если он вдруг не сдержится, она не заметит в темноте его ухмылку. - Ах ты бедняжка! - сказала она - Ну, не плачь. И нежно, как ребенка, похлопала ладошкой его по щеке. Его левая рука была вытянута в сторону. Он ждал, когда она наконец опустит на нее голову. Вот наконец-то! Шея плотно лежит у него на руке. Пальцы быстро нащупали нужные точки. Осторожно, нежно, так, чтобы она не всполошилась, он принялся массировать ей шею сзади и под подбородком. - Не надо бояться женщин, - мягко сказала она. Они не причинят вам никакого вреда. - Я почему-то был уверен, что вы меня не обидите, - сказал Римо. Поэтому я и пробрался сюда в надежде увидеть вас. Теперь его пальцы быстро двигались по ее шее, выбивая нежную дробь кончиками пальцев. - Нет, Римо, я никогда не обижу тебя, - сказала она. - Только не я! Только не тебя! Она приблизила лицо вплотную к его лицу. Он приглушил рыдания. Не надо доводить дело до абсурда. Теперь она нежно гладила его по щеке. Ее пальчики скользили от виска к подбородку и обратно. Так она реагировала на массаж ее шейных нервов. - Как ты теперь себя чувствуешь? - спросила она. - Успокоился? - Вы такая отзывчивая! - сказал Римо. - Да, я понимаю тебя и твои проблемы. Знаешь, по-моему, тебе просто попадались не те женщины. Они видели в тебе не то, что ты есть на самом деле... Они думали, что ты будешь ими помыкать, и требовали от тебя больше, чем ты мог им дать. Тем временем его правая рука скользнула по ее бедру и сквозь тонкую ткань блузки ощутила нежную кожу ее спины. Пусть говорит! - Но я не такая, - продолжала она, - и ни один мужчина не будет никогда больше помыкать мною. Никогда! Она замолчала. - Я знал, что вы поймете, - сказы Римо. - Пойму? Конечно, я понимаю. Единственное, чего тебе не хватало в жизни, это немного силы воли. Тебе нужно, чтобы тобой кто-то руководил. О-о! У-ух! Пальцы его теперь массировали одновременно и ее шею и спину. Она плотнее прильнула к нему. - Я поняла, как только увидела тебя впервые, что у тебя какие-то трудности, что-то не так Разговаривая со мной, ты краснел, не смел взглянуть мне в глаза. Я сразу поняла: тебе нужно, чтобы кто-то повелевал тобою. О-о! У-ух! Расстегни ремень! Оставалось надеяться, что Макгарк задержится и вернется не слишком быстро. Римо расстегнул пряжку ремня. - Мне надоели начальственные мужчины, - сказала она тоном, в котором не чувствовалось ни нежности, ни покорности. - Миром должны управлять женщины. - Я тоже так думая, - отозвался Римо. Она расстегнула молнию у него на брюках. Он снова принялся за ее шею. - У-ух! - вырвалось у нее. - В сексе ведущая роль принадлежит женщине. Именно мы пробуждаем в мужчине страсть. Римо стал гладить ей ягодицы. - У-умммм, - простонала она. - Да, несомненно, женщины должны быть ведущими, а не ведомыми. Ты согласен? Скажи, что ты согласен! - Я согласен, - сказал Римо. - Я согласен. Жанет приподняла длинную юбку и в мгновение ока очутилась сверху. - Даже в этой ситуации, - сказала она, - даже в этой ситуации женщина должна быть наверху! - О, нет, не говорите так, - взмолился он, - вы меня пугаете! Теперь, когда обе его руки были свободны он принялся массировать ее шею с обеих сторон. - Я буду говорить так, как мне заблагорассудится, - резко ответила она, - и чем раньше ты это поймешь, тем лучше! Понятно? - Да, понятно. Ну, хватит!" - решил Римо и теперь уже всерьез принялся за нервные узлы эрогенной зоны у нее на шее, и внезапно, в безотчетном порыве она не только оказалась на нем, но словно бы поглотила его целиком. Впившись губами в его губы, она втягивала в себя его плоть. - У-ух! У-уммм! Делай, как я говорю. Вверх! Вверх и внутрь! Еще раз и обратно! Нет, не еще раз и обратно, а снова вверх и внутрь. Дальше, дальше! Долой изнасилование и... вперед! Вверх, вверх и назад! Полетим со мной! Полетим со мно-о-о-ой! Она замерла, опустив голову Римо на грудь. Он пару раз судорожно вздохнул, как бы подавляя рыдания. - Все! Никаких слез! - скомандовала Жжет. - То, что мы сейчас испытали, нормально и полезно для здоровы. Правильно? Правильно. Повтори: нормально и полезно. - Нормально и полезно. - Поверь, это действительно так. И к тому же дьявольски приятно. - Это я тоже должен повторить? - спросил Римо. - Нет, не должен. - Хорошо, - сказы Римо. - Такого со мной никогда прежде не случалось, - добавил он, и это была истинная правда, поскольку он не мог припомнить, чтобы когда-либо прежде его вот так разложили в шкафу. Впрочем, нет, нечто подобное однажды случалось в шкафу, но не на полке! А заниматься любовью на полке - совсем другое дело. То есть когда мы говорим "шкаф", это вовсе не значит, что мы имеем в виду любой шкаф и любое место в нем. В прошлый раз, например, это был даже не шкаф, а кладовка, к тому же с кушеткой. Почти комната. А вот полка, дорогуша, есть полка и, как таковая, не может подпадать под категорию "шкаф". Следовательно, ничего подобного с ним действительно прежде не случалось. Правильно? Скажи, Римо, "Правильно"! Правильно. И все-таки он не был уверен в правомерности своих суждений. По возвращении домой надо будет посоветоваться с Чиуном. - Такого, может быть, ты никогда прежде не испытывал, - сказала Жанет О'Тул, - но сможешь вновь испытать, если будешь меня слушаться. - Я буду, буду. - Хорошо. Не забудь это. И знаешь, Римо, я действительно рада, что помогла тебе избавиться от твоей проблемы. - Я тоже. - А теперь нам надо выбраться отсюда, прежде чем кто-нибудь здесь появится. Римо думал о том же. Они спустились с полки, и через несколько минут, когда вернулся Макгарк, Жанет как ни в чем не бывало сидела за столом, а Римо пристроился на нем с краешку, восторженно и застенчиво глядя на нее. - Бедник, - удивился Макгарк, - а вы что здесь делаете? - Я проходил мимо, - вставая и поворачиваясь к нему, сказал Римо, - и решил заскочить. - Он подмигнул Жанет. - У вас здесь вроде бы никаких дел нет? - Не-а. - Тогда очистите помещение. Достаточно того, что мне приходится терпеть подобных вам в управлении. Римо пожал плечами. - Как вам будет угодно. Он наклонился к Жанет, и Макгарку бросилась вдруг в глаза ее помятая блузка и взъерошенные пепельные волосы. - Мы еще увидимся? - спросил Римо. - Не звони мне. Я позвоню сама. Может быть, ответила она мягко, но решительно. Римо изобразил смущение, адресованное только ей, потом повернулся и быстро направился мимо Макгарка к выходу. Макгарк внимательно глядел ему вслед. - Я не доверяю этому типу, - сказал он Жанет. - В нем есть что-то животное, звериное, одна походка чего стоит. Вышагивает, как тигр в клетке, ждущий, когда откроется дверца и ему бросят кусок мяса. Жанет О'Тул хихикнула. - Тигр? По-моему, он больше похож на котенка. Макгарк взглянул на нее в упор, и, кажется, впервые она не отвела взгляда. "Похоже, Смит установил в комнате какое-то сигнальное устройство, подумал Римо. - Только войдешь - звонит Смит!" - Ну? - послышался в трубке властный голос. - Что "ну"? - Есть какие-нибудь новости? Могу сообщить, если вы еще не знаете, по вчера имело место несколько инцидентов, и наш друг в Вашингтоне обеспокоен. - Он всегда чем-нибудь обеспокоен, - сказал Римо. - Не уподобляйтесь ему. - Ситуация очень серьезная. - Теперь она стала еще более серьезной, поскольку сегодня имел место еще один инцидент. - И вам не удалось предотвратить его? - Предотвратить? Наоборот, я помогал, как мог. Это была великолепная идея. Только представьте - сорок полицейских мотаются по стране, убирая за всех нас мусор! Это как... нет, Смитти, поговорим об этом в Нью-Йорке. - Вы сказали "сорок полицейских"? - удивился Смит. - Сорок. - Это невозможно! - Оказывается, возможно, Их именно столько. - Слишком много операций совершается постоянно, причем в разных концах страны. Усилиями сорока человек немыслимо достигнуть таких результатов. - Он помолчал. - Впрочем, если они разрабатывают графики операций, маршруты и прочее с помощью компьютера, то почему бы и нет. Замысел, конечно, блестящий! В Смите взыграл бюрократ, восхищающийся другим бюрократом, которому удалось придумать что-то новое и более эффективное. - Что, нравится? - спросил Римо. - Прекрасно, ничего не скажешь! Кто руководит противником - Макгарк? - Пока точно не знаю. И не называйте его противником. Я считаю, он делает полезное дело. - Я начинаю думать, Римо, не слишком ли вам близки по духу эти люди. А не отлыниваете ли вы от работы? - Да, случается иной раз прилечь в шкафу, - сказал Римо и повесил трубку. Его злило, что Смит высказал именно то, о чем сам Римо старался не думать. Ему и самому приходило в голову, что его колебания связаны именно с тем, что он и полисмены принадлежат к одному братству. Ой покосился на телефон. - Тебя что-то тревожит, сын мой? - спросил сидевший на полу у кушетки Чиун. - Нет, ничего. - Неправда, - сказал Чиун. - Ты опять за свое: "хорошие парни, плохие парни". Выброси из головы эту чепуху. - Я постараюсь. - Ну и хорошо. 16 Мятая блузка Жанет О'Тул всю ночь не выходила у Макгарка из головы. Эти думы заставляли его ворочаться в кровати, и под утро он окончательно уверовал в то, что Римо Беднику каким-то образом удалось прямо у него под носом переспать с Жанет. Ее счастливый умиротворенный вид и мятая блузка были явным тому доказательством. И это бесило Макгарка куда больше, чем продажные юристы, коррумпированные судьи или главари мафии. После печальной истории, приключившейся с этой девушкой, он относился к ней с искренним сочувствием. А потом понял, что полюбил ее. Каждый раз, глядя на нее, он мысленно сокрушался, что этой юной красавице, воплощению
в начало наверх
любовных мечтаний, не суждено теперь познать настоящее чувство. И одна только мысль о том, что она безрассудно одарила любовной страстью Римо Бедника, этого мафиозного гаденыша, приводила его в бешенство. Но сомневаться больше не приходилось. - Что вы здесь делали? - строго спросил он, когда Римо вышел из офиса. Все оттенки красок - от розовой и алой до пурпурной - залили бы лицо прежней Жанет при подобном вопросе; она начала бы запинаться, заикаться, отводить глаза и потом в слезах выбежала бы прочь. А сейчас Жанет холодно взглянула на Магкарка, спокойно, не моргнув, выдержала его взгляд и сказала: - Я боюсь разбить ваше сердце. - Попробуй, - сказал Макгарк. - Не хочу: одно сердце я уже разбила... На этом разговор был закончен. Она держалась с ним как строгая учительница с нерадивым учеником, что разозлило его еще больше. Лежа в постели, он чувствовал, как его захлестывает ярость. Когда он впервые увидел Римо Бедника, то сразу же определил его участь. Беднику суждено стать одним из тех, кого "Рыцари Шита" объявят виновным в совершении двух убийств. А необходимые улики уже хранились у Макгарка в сейфе. Теперь он отказался от этой идеи. А коль скоро решение принято... Он отбросил всякие мысли и погрузился в сон. Какой смысл мучаться бессонницей, крутясь в постели, когда решение принято - Римо Бедник умрет! Макгарк не допустит никаких ошибок. Он сам возглавит эту операцию. Если у него и оставались еще какие-то сомнения, то они полностью рассеялись на следующее утро, когда он явился в свой офис в городском управлении полиции, где работал в дневные часы. С ее длинными юбками и крестьянскими блузками Жанет раньше воспринималась им лишь как принадлежность служебного интерьера. Но кто это там, за письменным столом, рядом с компьютером? Сегодня на девушке была микро-мини-юбочка шокирующего розового цвета. Когда она наклонилась, стоя к нему спиной, юбочка скользнула вверх, и его взгляду предстали не только длинные ноги и гладкие, белые бедра, но и обтянутые розовым нейлоном ягодицы. Когда же она повернулась к нему лицом, он увидел, что на ней была тонкая розовая трикотажная блузка, надетая на голое тело. Казалось, ее упругая девичья грудь вздымалась даже от малейшего движения мышц лица, как, например, при улыбке, которой она приветствовала вошедшего Макгарка: - Доброе утро, Билл. Что это у вас челюсть отвисла? Римо Бедник заплатит за это! Не говоря ни слова, Макгарк прошел в свой кабинет и принялся звонить троим своим верным "рыцарям", которым после окончания дневного дежурства надлежало явиться к нему в штаб "Рыцарей Щита". Ближе к вечеру по пути в штаб "РЩ" он заехал в район Куинса, где жил Римо Бедник. Все будет проделано просто, без особых затей, и ему не терпелось как можно скорее осуществить свой замысел. Позже, объясняя явившимся по его вызову "рыцарям" цель предстоящей операции, он заявил, по будет руководить ею лично. - Когда? - спросил бесстрастным тоном один из них, рослый полицейский сержант по фамилии Ковальчик. - Прямо сейчас, - ответил Макгарк. - Мне это не по душе, - сказал Ковальчик. - Ведь смысл таких акций в том, чтобы в своем городе их не проводить. А в данном случае нам всем предстоит действовать в городе, где мы живем и где нас все знают... Почему? - У нас нет времени дожидаться, пока соберется команда из разных городов. Парень пронюхал о нас. Если мы не отреагируем достаточно быстро, он может успеть настучать, - соврал Макгарк. Он уставился на Ковальчика и держал его под прицелом своего взгляда, пока тот не опустил глаза. - О'кей, - сказал Макгарк. - Еще вопросы? Вопросов не было. - Хорошо. Будем действовать по модели, отработанной на стрельбище. Открывать перекрестный огонь по моему сигналу. Никаких ошибок. Взгляните на план местности, - сказал он и взял со стола лист бумаги, на котором был изображен дом Римо Бедника в Куинсе. Чиун все-таки настоял на том, чтобы приготовить утку. Римо терпеть ее не мог, а поэтому пребывал в плохом настроении. Он сидел в гостиной и смотрел телевизор, стараясь при этом не слушать доносившиеся из кухни мудрствования Чиуна: - Утка содержит все необходимые для человека питательные вещества. Глупый белый американец не любит утку. Есть ли необходимость в дополнительных доказательствах ее полезных для здоровья качеств? Глупый белый американец не доживет до шестидесяти пяти. Мастер Синанджу будет жить вечно. Почему? Потому что он ест утку. Глупый белый американец предпочитает гамбургеры. Слушай, весь мир! Вот он я, глупый белый американец. Быстро набейте мне живот гамбургерами! Дайте мне моно-глюто и глюто-моно-мата! Побольше химии. Отравы! С горчицей и кетчупом на булочке с маком. Пластмассовые семечки! Я обожаю пластмассовые семечки. Мне нравится всякая химия Мне нравится отрава! Но я ненавижу утку. Ах, как умен великолепный белый американец! Как он мудр! Мастер Синанджу должен гордиться тем, что знаком С ним. Так он тарахтел уже давно. Римо удалось переключить свое внимание на Гарри Ризонера, который тоже был смешон, но ни над кем не издевался. Как раз в тот момент, когда закончились последние известия и Римо выключил телевизор, на пороге кухни в белом, колышущемся при ходьбе кимоно появился Чиун. - Обед подан, хозяин, - объявил он. - Спасибо, - поблагодарил Римо. - Я, пожалуй, выпью бренди под утку. Целую кварту. Что-нибудь подешевле и покрепче. - О, да! - согласился Чиун. - Бренди - это великолепно. В нем содержится много таких ядов, которых нет в гамбургерах. Тогда на десерт я подам тебе машинное масло. - Вряд ли у нас осталось машинное масло, - в тон ему отвечал Римо. Разве ты не извел его на приготовление утки? - Не груби, - нахмурился Чиун. - Я готовлю утку по семейному рецепту, которому не одна сотня лет. - Тогда понятно, почему все вы становились убийцами. Причина вашей криминальной склонности к насилию - изжога. Почему у итальянцев есть мафия? Потому что они едят слишком много перца. Чиун подпрыгнул на месте, как рассерженный ребенок. - Твоя дерзость неизмерима! - А твоя утка неописуема! - ответил Римо и, не в силах более сохранять серьезную мину на лице, громко расхохотался. Гнев Чиуна как рукой сняло. - А, так ты смеялся над Мастером Синанджу? Как здорово быть таким остроумным! Раздался звонок в дверь. - Не утруждайте себя, мистер "Хороший-плохой-парень"! - сказал Чиун. - Верный слуга выяснит, кто смеет вторгаться в ваш мир мудрости и остроумия. Чиун прошел через гостиную и столовую в небольшую прихожую и открыл дверь. Перед ним стоял высокий, худощавый мужчина. - Римо Бедник? - спросил он. - Я похож на Римо Бедника?! - Позовите его. Я хочу с ним поговорить. - Как доложить о вас? - Никак. - Могу я поинтересоваться, по какому вы делу? - Нет. - Спасибо! - сказал Чиун, захлопнул дверь и вернулся в гостиную. - Кто это был? - спросил Римо. - Не важно, - ответил Чиун. - Пойдем, а то утка остынет. Они ели на кухне утку, и Римо всячески старался не показать вида, как ему не нравится любимое блюдо Чиуна. Оба старались не замечать непрерывно звеневшего дверного звонка. Покончив минут через двадцать с уткой, они выпили минеральной воды. - Ну и как? - спросы Чиун. - Очень вкусная минералка, - ответил Римо. "Дз-з-з-з-з-зииь!" Римо решительно встал: - На сей раз дверь открою я. Не исключено, что кто-то задумал украсть твой рецепт приготовления... - Кто-то идет к двери, - шепнул Ковальчик прятавшемуся в кустах Макгарку. - Это, кажется, не косоглазый! - О'кей, - ответил тог. - Всем приготовиться! - Есть! Распахнув дверь, Римо едва удержался от смеха. Полицейский в штатском стоял, держа руку у кармана куртки, готовый в любую минуту спрыгнуть со ступенек и начать палить из револьвера. Насколько же бестолковым может быть человек? Эти остолопы-полицейские начинали действовать Римо на нервы. - В чем дело? - Римо Бедник? - Угу. - Спуститесь сюда. Мне надо вам кое-что показать. Полицейский стал спускаться по ступенькам. Римо понял: раз не боится повернуться к нему спиной, значит, где-то рядом подмога. В кустах! Римо прислушался. Да, конечно, там кто-то есть, и не один человек, а несколько. Нагнав Ковальчика, Римо последовал за ним, стараясь держаться таким образом, чтобы от засады его заслоняла фигура полицейского. Сойдя со ступенек, полицейский повернул в сторону. Римо быстро пристроился ему в затылок. Стоило полицейскому повернуть, как Римо мгновенно оказывался за его спиной. Короче говоря, Римо использовал полисмена, как прикрытие, подобное щиту. - Так что вы хотели мне показать? - спросил Римо. - Всего лишь это, - ответил полицейский, выхватывая из кармана револьвер. Римо услышал щелчок взводимого курка. Долговязый попытался выстрелить в Римо, но тот легко отобрал у него револьвер и локтем ударил в висок. Полицейский обмяк и упал навзничь, а Римо кинулся на землю и откатился к кустам. Загрохотали выстрелы. Вокруг свистели пули. Чиун был прав. Стоит только дать волю гневу, и ты погиб. Оказывается, с обеих сторон засели в кустах полицейские. Вот что значит потерять бдительность! Римо удалось разглядеть силуэты двух полицейских слева. Одним прыжком Римо преодолел разделявшее их расстояние и обрушился на них сзади, прежде чем они успели выстрелить. Несколько точно рассчитанных ударов ребром ладони, костяшками пальцев - и - двое полицейских безжизненно рухнули на землю. Трое готовы. Сколько еще осталось? Один или больше? Рядом с Римо просвистели две пули, потом наступила тишина. Доносилось прерывистое дыхание одного человека. Только одного. Римо прыгнул в кусты, где, как он предполагал, прячется последний из налетчиков, пересек дорожку и обнаружил сидящего на корточках человека, с револьвером наготове. Римо выбил у него оружие. Это был Макгарк. Он встал и оказался лицом к лицу с Римо. Потом опустил глаза и с тоской посмотрел на лежавший у ног револьвер. - И не думай об этом, - предупредил Римо. - Все равно не получится. Послышался стон. Последний, предсмертный стон лежавшего на дорожке полицейского. Римо стало не по себе. - Эти люди - полицейские? - спросил он. - Были, - ответил Макгарк. Не хотел ведь Римо браться за это задание! И не успел еще толком приступить к нему, а трое полицейских уже убиты. Наверное, они считали, что сослужат Америке добрую службу, если помогут избавиться от головореза мафиози Римо Бедника. Все. Хватит уничтожать полицейских. Чиун может сколько угодно смеяться над тем, что парни бывают плохие и хорошие, но именно так оно и есть - среди парней есть как плохие, так и хорошие. Полицейские относятся к хорошим парням, и сам Римо когда-то был одним из них. В общем, больше он не убьет ни одного! Он снова взглянул на Макгарка, который сказал: - Ну так как? - Что "как"? - Ты разве не собираешься прикончить меня? - Сейчас - нет. А почему ты хотел прикончить меня? Я исправно плачу и жить вам не мешаю. - Из-за девушки. - Жанет О'Тул? - Да. - Ты хочешь сказать, что трое полицейских оказались мертвыми только потому, что кто-то с ней пошалил? - Не кто-то, а бандюга!
в начало наверх
- Ну и подонок ты, Макгарк, - сказал в сердцах Римо. - "Но знатная леди и Джуди О'Греди..." Бедник, мы делаем одно дело, только идем к цели разными путями. И тут Римо пришла в голову мысль, что можно и не убивать Макгарка. Если... - А что, если нам пойти вместе, по одной и той же дороге? Макгарк помолчал раздумывая, а потом настороженно сказал: - Мы были бы рады. У тебя есть способности. - Чем и живу. - А я думал, ты - игрок, - сказал Макгарк. - Нет. Я - профессиональный убийца. Ассасин. И я хорошо плачу за то, чтобы фараоны не беспокоили меня по каждому пустяку. - Сколько бы ты ни зарабатывал сейчас, мы удвоим твой доход. - Каким образом? - поинтересовался Римо. - За счет продажи пригласительных билетов на полицейский бал? - Об этом, Бедник, можешь не беспокоиться. У нас хватит денег, чтобы платить тебе. К тому же мы все равно собирались нанять профессионала. Минуту назад Макгарк обдумывал каждое слово, а теперь, как заметил Римо, заговорил торопливо. Он явно что-то задумал. - "Мы"? Кто это "мы"? Макгарк ухмыльнулся: - Я и мои соратники. - Расскажи-ка мне о соратниках. Кто они? - спросил Римо. И здесь, за кустами во дворе дома Римо, Макгарк рассказал ему о "Рыцарях Щита". Сорок полицейских из разных концов страны, составляющих эскадрон смерти. Они вершат правосудие над теми, кого государственные правоохранительные органы взяли под защиту. Эти сорок человек составляют ядро общенациональной организации, ставящей своей целью борьбу с преступностью. В будущем она, возможно, станет самой влиятельной силой в стране. - Ты только представь себе... политическая сила общенационального масштаба на выборах... реальная возможность на практике осуществить законность и порядок. - Макгарк мрачно ухмыльнулся: - Если ты с нами, Бедник, ты - в безопасности. В противном случае "Рыцари Щита" доберутся до тебя. Рано или поздно. - Ты босс? - Считай, что так. Макгарк ждал, глядя в глаза Римо. Римо задумался. Или прикончить Макгарка, или принять его предложение. Но уж больно не хочется убивать полицейских. К тому же и Смит будет доволен, если он внедрится в эту организацию. Разве не это от него требуется? - Я согласен, - сказал Римо. - Но при одном условии. - А именно? - Девушка будет моей. Впрочем, у тебя все равно с ней ничего не получилось бы! Ты ориентировался на длинные юбки, а надо было мечтать о тугих блузках. Она моя! Макгарк пожал плечами: - Она твоя. Он поднял свой револьвер и вложил его в кобуру. Уходя со двора, он одобрил свое решение не убивать этого типа из небольшого пистолета 25-го калибра, который лежал у него в кармане. В отношении Римо планы у Макгарк изменились. Римо поможет решить проблемы и с руководством "Рыцарей Щита", и с Жанет О'Тул. Римо узнает о "Рыцарях Щита" ровно столько, сколько нужно для того, чтобы расстаться с жизнью. 17 Полицейский кинулся на него, размахивая ножом. Римо уклонился и ребром ладони ударил нападавшего по запястью. Нож глухо звякнул о деревянный помост. Римо шагнул к полицейскому и зажал кисть его руки в своей ладони. Полицейский, взвыв от боли, бессильно опустился на колени. Отпустив его, Римо повернулся к трем другим полицейским, сидевшим на краю помоста, и показал им лежавшую у него на ладони гладко отполированную деревянную палочку в шесть дюймов, похожую на собачью кость. - Вот что у меня в руке, - пояснил Римо. Называется "явара". Самый простой способ причинить боль. - А чем он лучше других? - спросил один из присутствующих. Он встал и повторил вопрос: - Почему именно так? Не лучше ли ботинком по яйцам или кулаком по почкам? Причинять боль можно по-разному. - Способов-то много, - ответил Римо, - но большинство из них ни на что не годны. Если ударить парня слишком сильно между ног, его придется отправить на "скорой помощи" в больницу, и все. Стукни его как следует по почкам, и ему понадобится катафалк. А если промахнешься, он сам вышибет из тебя дух вместе с дерьмом. "Явара" действует безотказно. Надо просто схватить руку противника и прижать подушечку его большого пальца к одному из этих бугорков. И все! Суть в том, что нервные окончания на ладонях очень чувствительны к боли. Главное - причинить невыносимую боль, а не травму. Вот в чем преимущество этого способа. Полицейский из Сент-Луиса - высокий, тощий, с огненной шевелюрой и выдающейся вперед челюстью, полностью лишенный чувства юмора, недоуменно пожал плечами и сказал: - Фигня все это! Ваш номер удался, потому что он не ожидал этого. - Послушайте, приятель, почему бы вам просто не принять на веру мои слова? Я ваш тренер. Макгарк поручил мне занятия с вами. - А мне плевать, тренер вы или не тренер. Целуйтесь со своей идиотской рогулькой, а лично я полагаюсь на хороший удар правой. - Ну, что ж, - сказал Римо, подходя вплотную к рыжеволосому полицейскому. - Попробуем ваш знаменитый удар правой. Без всякого предупреждения полицейский бросил правый кулак вперед, целясь Римо в нос. Такой удар мог бы проломить и толстенную доску, однако теории этой не суждено было подтвердится на практике. Перехватив нацеленный на него кулак левой рукой, правой Римо прижал "явару" к тыльной части руки полицейского. Кулак разжался. Римо нажал палочкой на ладонь у основания большого пальца, и полицейский взвыл от боли. - Хватит! Хватит! - кричал он. Римо не отпускал. - Теперь убедились? - Да, убедился. - О, нет! Пока еще недостаточно убедились. Так вы поверили наконец и эффективность этого способа? - Да, да, действительно поверил! - завопил полицейский. - Ну, ладно. - Римо нажал для порядка еще разок и отпустил руку полицейского, посоветовав напоследок: - Не стоит считать все вокруг "фигней". Постарайтесь лучше чему-нибудь научится. Тренировки занимали большую часть дня. В качестве назначенного Макгарком тренера Римо обучал четырех полицейских приемам самозащиты, ловкости, умелому использованию силы для получения необходимой информации. Макгарк хотел, чтобы эта четверка обучилась действовать эффективно, но не доводить депо до убийства, поскольку позже, когда "организация станет открытой", им предстоит стать следователями "Рыцарей Щита". Словом, Римо требуется просто обучить будущих следователей силовым приемам. Сам Римо прошел все это давным-давно, на начальной стадии обучения у Чиуна в Фолкрофте, и эти занятия с полицейскими не приносили ему удовлетворения. Он не переставал возмущаться: зачем тратить колоссальные средства из федерального бюджета на приобретение всевозможной техники, пенных распылителей, водометов и тому подобного, когда можно обучить полицейских эффективным силовым приемам? А может, ему с Чиуном заняться бизнесом? Поработать на благо публики? Дать объявления в газетах: "Компания "Наемные убийцы" приглашает всех желающих. Защитите себя! Дайте отпор свиньям-полицейским!" Они с Чиуном разбогатеют. Чиун будет просто в восторге. Сколько денег он сможет посылать в Синанджу! Но наверняка найдется какая-нибудь помеха. Чиун может, например, вспомнить какую-нибудь пятисотлетней давности пословицу, согласно которой не полагается помещать объявления в газете или работать не на правительство, а на кого-либо еще. Профессиональные убийцы не имеют, видите ли, права работать официально! Итак еще одна хорошая идея полетела в тартарары. Занятия продолжались с девяти утра до полудня. Иногда Римо видел, как Макгарк высовывал голову из своего расположенного в конце зала кабинета и наблюдал за действиями Римо на помосте. Просто наблюдал, молча, иногда одобрительно кивая головой, а потом втягивал голову обратно. Ближе к обеду из двери офиса выглянула Жанет. Затем распахнула дверь и, демонстративно встав в дверном проеме, - на сей раз на ней была короткая кожаная юбка и белый свитер в обтяжку - властным жестом пальца поманила к себе Римо. - О'кей, ребята, пока достаточно, - сказал он. Объявляется большой обеденный перерыв до двух часов. - Хорошо. О'кей. Пока, - пробормотали курсанты и поспешили прочь. Римо спрыгнул с помоста и направился в конец зала - туда, где его ждала, стоя в дверях, Жанет. - Вызывали, мадам? - спросил он. - Да, и когда я вызываю, ты должен сразу же повиноваться. Радио потупился: - Зовут многих, да не все приходят. - Это потому, что они еще не встретились со мной. Билл хочет с тобой поговорить, - сказала она. Нам тоже нужно поговорить. После того, как он закончит. - Шкаф готов? Римо улыбнулся, стараясь не слишком откровенно показывать свою радость. Его стараниями девушка изменилась до неузнаваемости. Еще неделю назад она была бесчувственна, как чурбан. Теперь перед ним стояла зрелая, бесстыдная уличная девка. Что это плюс или минус? Или, говоря языком политологов, нулевой выигрыш? - Ты что улыбаешься? - резки спросила она. - Ты не поймешь. - А ты попробуй объяснить, - сказала она холодным, повелительным тоном. - После разговора с Макгарком. И Римо прошел мимо нее к Макгарку. Тот сидел, прижав к уху телефонную трубку, Он жестом попросил Римо прикрыть дверь и приложил палец к губам. Римо закрыл дверь и стоял, вслушиваясь в телефонный разговор. - Нет, сэр, - сказал Макгарк. - Нет, - сказал он снова чуть позже. Я внимательно расследовал обстоятельства убийства Большого Перла, но не обнаружил ничего, что подтверждало бы гипотезу конгрессмена Даффи о полицейских-убийцах... Нет, сэр. Если б мог, то с удовольствием бы... Я сам был бы рад расправиться с негодяями, но они просто не существуют!.. Да, сэр. Я буду продолжать следить за этим. Если существует нечто подобное, я непременно докопаюсь. В конце концов Даффи ведь тоже был моим другом... Всего хорошего. Повесив трубку, он улыбнулся Римо. - Генеральный прокурор, - сообщил он. - Интересуется, смог ли я что-либо узнать о какой-то суперсекретной организации полицейских-убийц. Конечно, не смог. Поскольку такого зверя не существует. - Естественно! - Естественно! - повторил со смехом Макгарк. Как идут дела? - Великолепно. Так же захватывающе, как наблюдать за тающими кубиками льда. Когда у нас день получки? - Завтра, - сказал Макгарк. - Тебе заплатят полностью. Завтра. Взглянув на часы, он встал из-за стола. - Обеденное время. Составишь компанию? - Нет, спасибо. - На диете? - Голодаю. - Поддерживай свои силы. Они тебе вскоре понадобятся. Они вместе вышли из кабинета и остановились у стола Жанет. - Пойдешь обедать или что-нибудь тебе принести? - спросил Макгарк. Взглянув на Римо, Жанет поняла, что он остается, и попросила Макгарка принести ей сандвич с салатом и яйцом и шоколадный молочный коктейль. Едва за Макгарком закрылась дверь, как Жанет вскочила и повернула ключ в замке. Когда она повернулась к Римо, ее глаза блестели. - Я делала тебе знаки сегодня утром, - сказала она. - Да? - Но ты их проигнориравал. Почему? - Я не понял. Думал, ты просто поприветствовала меня. - От тебя не требуется думать, - сердито отрезала Жанет. - От тебя требуется немедленно являться на мой зов. Может быть, другие женщины хотят, чтобы ты думал, а я - нет.
в начало наверх
- Я сожалею, - пробормотал он. - Ты еще больше будешь сожалеть, - сказала она Раздевайся! - Как, здесь? Сейчас? - Здесь и сейчас. Ну, давай! Торопись! Пряча глаза, он начал раздеваться. Ну, хорошо, он ее пожалел, но всему есть предел, и он был уже близок. Душевное здоровье Жанет начинает обходиться ему слишком дорого. Ну, так и быть - последний раз, а потом все, больше никаких забав! Римо снял брюки и рубашку. - Я сказала "раздевайся". Снимай все! - скомандовала она. Он повиновался, а она, все еще стоя у двери, наблюдала. Когда он полностью разделся, Жанет подошла к нему. Положила руки ему на бедра и посмотрела в глаза. Он отвернулся. - А теперь раздень меня, - сказала она. Римо зашел со спины и стал стягивать с нее свитер через голову. - Осторожнее, - предупредила она. - Нежнее. Если хочешь, чтобы все было хорошо. Римо не было дома, когда в офисе доктора Харолда В. Смита в Фолкрофте зазвонил телефон спецсвязи. Смит со вздохом поднял трубку. - Да, сэр. - Этот человек успел хоть что-нибудь сделать? - спросил знакомый голос. - Он занимается этим, сэр. - Он занимается этим уже целую неделю! Сколько же еще ему потребуется времени? - Это непростое дело, - уклончиво ответил Смит. - Генеральный прокурор сообщил мне, что его попытки узнать что-нибудь об этих эскадронах смерти оказались тщетными. - Очень может быть, сэр, - сказал Смит. - Я просил бы положиться в этом деле на нас. - Как раз это я и пытаюсь сделать. Но как вы, конечно, понимаете, подключение к этому делу различных правительственных учреждений - всем лишь вопрос времени. Когда это произойдет, я не смогу помешать им. Возможно, тогда придется пожертвовать вашей организацией. - Нам постоянно приходится считаться с этим, сэр. - Постарайтесь, пожалуйста, ускорить дело. - Да, сэр. Позже, когда Смит позвонил Римо еще раз, того все еще не было дома. Он поговорил с Чиуном, пытаясь выяснить, не тянет ли Римо с этим заданием из-за нежелания идти против полицейских. Чиун был, как всегда, невозможен, отвечал только "да" или "нет", и, отчаявшись в конце концов получить вразумительный ответ, Смит сказал: - Передайте, пожалуйста, нашему другу послание. - Да, - сказал Чиун. - Скажите ему, что Америка стоит жизни. - Да, - сказал Чиун и повесил трубку. Он знал, что завербовавший Римо человек по имени Конн Макклири несколько лет назад сказал те же самые слова перед тем, как попросить Римо убить его, чтобы обеспечить секретность КЮРЕ. Глупые белые! В мире нет ничего, что стоило бы жизни. Только искусство обладает чистотой вечности. Все остальное преходяще и рано или поздно канет в небытие. Как глупо беспокоиться об этом! И когда много позже Римо вернулся домой, Чиун решил не говорить ему о звонке Смита. 18 - Итак, - сказал Макгарк, - сегодня вечером. Римо сидел развалившись в кресле напротив Макгарка. - Что? - Сегодня будет положено начало превращению Америки в свободную от преступности страну... Макгарк вынул из коробки тонкую сигарку с фильтром и снял с нее бумажное колечко с фирменным знаком. - ...и полицейский вновь займет подобающее ему высокое положение. Из соседней комнаты доносился шум мимеографа Жанет О'Тул размножала пресс-релиз. Римо решил проверить, сможет ли он услышать сквозь гул машины шуршание снимаемой с сигары целлофановой обертки, и ради чистоты эксперимента отвел глаза в сторону. - Сегодня вечером в восемь часов, - продолжал Макгарк, - все сорок человек нашей группы соберутся здесь. Я представлю им тебя в качестве руководителя отдела подготовки. Встреча займет лишь несколько минут. Потом мы проведем пресс-конференцию. Она состоится здесь же, в девять тридцать, и мы в присутствии прессы объявим о создании организации "Рыцари Щита". - Надеюсь, ты не собираешься представлять прессе меня? - спросил Римо. Он услышал, как Макгарк начал скатывать целлофан пальцами в жесткую трубочку. - Нет, - мотнул головой Макгарк. - Нам это ни к чему. Нет. Твоя причастность к нашей организации будет нашей с тобой тайной. - Хорошо, - сказал Римо. - Так меня больше устраивает. Он слегка отодвинул кресло, готовясь подняться. - Однако есть одно "но", - остановил его Макгарк. - Всю жизнь меня преследует какое-нибудь "но", - вздохнул Римо. - Ага. Меня тоже. "Но", о котором я говорю, очень важное. Макгарк встал и подошел к двери. Он открыл ее, желая убедиться, что Жанет занята мимеографом и не может их слышать. Макгарк плотно прикрыл дверь и, вернувшись к Римо, присел рядом а ним на краешке стола. - Речь идет об О'Туле, - негромко сказал он. - А что с ним? - Он может все разболтать. - Кто - он? О чем, черт побери, он может проболтаться? - Похоже, Римо, пришло время тебе узнать то, что знаю я. Все это... Специальные группы... "Рыцари Щита"... Идея создания всего этого принадлежит О'Тулу. - Кому? О'Тулу? Этому либералу-воробышку? - И никому другому, - подтвердил Макгарк. - А теперь, как это всегда бывает с либералами, он струсил. И грозит сделать публичное заявление по этому поводу, если я не отменю сегодняшнее мероприятие. Римо кивнул. Это объясняло многое, например, почему Макгарк все еще продолжал служить в полиции, посвящая практически все свое время делам "Рыцарей Щита". Что же касается О'Тула... Римо покачал головой: - Нет, не будет он делать никакого заявления. - Почему? - Потому что для этого пришлось бы прилагать какие-то усилия, а либералы на это не способны. Болтать они мастера, а когда доходит до дела, тот тут они - пасс. - Возможно, ты и прав, но мы не можем рисковать, так что... - Что? - Так что ты получаешь свое первое задание. - Ничего себе заданьице! - воскликнул Римо. - Ты справишься с ним без труда. - Где и когда? Макгарк встал и, обойдя стол, сел в кресло. Взял целлофан и принялся складывать его вчетверо. - О'Тул из тех, кто строго следует раз заведенному порядку. Сегодня, как обычно, он будет вечером ужинать дома с Жанет. Там ты его и прикончишь. Во время обеда. Я раздобыл для тебя ключ от их дома. - А как насчет девушки? - Я задержу ее допоздна здесь. Она тебе не помешает. Римо подумал минутку. - О'кей, - сказал он. - Только еще один вопрос. Последний. - Да? Римо изобразил характерный жест пальцами. - Деньги, и притом наличными. - Сколько ты обычно берешь за такую работу? - За полицейского комиссара? Пятьдесят кусков. - Ты их получишь. - Деньги вперед. - Можно и так. Макгарк открыл стоящий в углу сейф, вынул оттуда металлический ящичек, отсчитал пятьдесят тысяч и вручил их Римо. - И еще, Макгарк, почему именно я? Почему не поручить это одной из групп? - Я хочу, чтобы это сделал один человек. Никаких групп. Чтобы никто ничего не знал. Кроме того, очень трудно поручить группе полицейских... убить полицейского. Римо кивнул. Ему было хорошо знакомо это чувство. Полицейскому действительно трудно убить другого полицейского. Он встал, чтобы уйти. - Что-нибудь еще? Макгарк отрицательно покачал головой. - Желаю удачи! - сказал он, вручая Римо ключ и бумагу с адресом. Чиун тем временем незаметно наблюдал за ним из кухни. День клонился к вечеру, когда Римо, наконец, принял решение. Он выполнит это задание. Но прежде лично удостоверится, действительно ли идея создания "Рыцарей Щита" принадлежит О'Тулу. Если нет - тот останется в живых, а если да - умрет. Только так! Собравшись уходить, Римо с удивлением заметил, что Чиун успел переодеться, и вместо белого кимоно на нем были одежды из плотной зеленой парчи. - Собираешься куда-нибудь? - Да, - сказал Чиун, - с тобой. - В этом нет никакой необходимости. - Весь день, - пожаловался Чиун, - сидишь дома, кухарничаешь, убираешься, и никаких развлечений, каждый день одно и то же, а ты где-то пропадаешь, кого-то обучаешь мастерству. - Что с тобой, Чиун? - Ничего особенного, Мастер желает всего лишь прийти в себя на свежем воздухе. Ах, как это хорошо снова увидеть солнце, ощутить под ногами траву!.. - В этом городе нет никакой травы, и люди годами не видят неба. - Хватит пререкаться. Я все равно пойду. - Хорошо, хорошо! Но ты останешься в машине, предупредил Римо. - Может быть, тебе еще веревку принести, чтобы ты меня привязал? - Никаких разговоров - ты останешься в машине. И Чиун действительно остался в машине, когда Римо с помощью ключа, который ему дал Макгарк, проник в скромный домик О'Тула. Римо сидел в гостиной и наблюдал, как над Нью-Йорком сгущаются сумерки. Там, в городе, сейчас орудуют тысячи преступников. Избивают, грабят, калечат и убивают. Их тысячи, и лишь ничтожная часть попадает в руки правосудия и несет наказание. Так что же плохого в том, что полиция помогает поддержанию правопорядка? Это в общем-то то же самое, чем занимается и он, Римо. Или ему это дозволено только потому, что он действует с благословения важного правительственного учреждения. Не в том ли суть, кому но рангу принадлежит привилегия санкционировать убийства? Он осмотрел комнату, обратив при этом внимание на уставленную памятными подарками и призами каминную полку, вся стена над которой была увешана почетными грамотами и медалями, полученными О'Тулом за долгую и безупречную службу в полиции. Нет, сказал он себе. Между Римо и О'Тулом существует огромная разница. Когда Римо получает задание, для него это не что иное, как работа. Не вендетта, не начало непрерывной цепи убийств. Просто работа. Совсем иное у "Рыцарей Щита", где за одним убийством должно последовать другое, а за одним шагом - другой. Началось с убийства преступников. Потом дело дошло до убийства конгрессмена. А вот уже и Римо находится здесь потому, что один полицейский поручил ему убить другого полицейского! Кто и когда сможет остановить эту волну убийств? Чье слово будет решающим? Того, у кого будет больше оружия? Не втянутся ли в конечном счете в этот процесс все? Не дойдет ли дело до создания арсеналов и армий? И он понял то, в чем, похоже, не отдавали себе ответа эти реформаторы общества: когда попирается закон, сила обретает власть. Выживут богатые, сильные и вероломные, а больше всех пострадают бедные и слабые, то есть именно те, кто сегодня громче всех вопит, требуя свержения нынешней системы. Систему эту необходимо уберечь, что и поручено Римо Уильямсу. Такие вот, дорогуша, дела! Комната постепенно погружалась во мрак, когда Римо
в начало наверх
услышал звук открываемой парадной двери, потом мягкий стук шагов по ковровой дорожке в коридоре, и в гостиную вошел О'Тул. - Добрый вечер, О'Тул, - сказал, поднимаясь, Римо. - Я пришел убить вас. О'Тул посмотрел на него с некоторым удивлением, потом, придав лицу невозмутимое выражение, спросил: - Мафия? - Нет. Макгарк. - Я догадывался об этом, - вздохнул О'Тул. - Это было лишь делом времени. - Когда начинаются убийства... - Кто сможет их прекратить? - Боюсь, что это предстоит сделать мне, - сказал Римо. - И знаете почему? - Знаю. А вы? - Я тоже знаю. Потому что вы опасны. Еще несколько таких, как вы, и страна погибнет. - В общем, правильно мыслите, - согласился О'Тул. - Но вы здесь не поэтому. Вы здесь потому, что вас послал Макгарк, а он решился на это потому, что я - единственный, кто преграждает ему путь к политической власти. - Бросьте! - поморщился Римо - Политическая власть! Какая у него программа? Пули вместо разглагольствований? - Когда он превратит "Рыцарей Шита" в общенациональное братство линчевателей... когда эта организация объединит всех до единого американских полицейских... когда под его знаменем с изображенным на нем сжатым кулаком соберутся же фанаты сильной полицейской власти, горластые любители размахивать флагами, черносотенцы-расисты... Вот когда все эти люди соберутся под его знаменем, тогда он и обретет политическую власть. - Он не дождется этого дня, - заявил Римо. - Думаете, что сможете остановить его? - Да, я это сделаю, - уверенно сказал Римо, глядя в глаза О'Тулу, который все еще продолжал стоять в дверях. О'Тул кивнул и, помолчав, обратился к Римо: - У меня одна просьба. - Слушаю. - Вы не могли бы представить то, что... сейчас произойдет, таким образом, будто это - дело рук мафии? Если станет известно о полицейских-убийцах, это может привести к краху всей системы охраны закона в стране. - Постараюсь. - Не знаю почему, но я верю вам, - сказал О'Тул. Рука его потянулась к карману костюма. Римо инстинктивно вздрогнул и насторожился. О'Тул поспешил его успокоить. - Это всего лишь бумага, - заверил он, вынимая из кармана конверт. Здесь все написано. Я, как полицейский, предпочел бы погибнуть от рук правонарушителей, но если у вас возникнет необходимость, можете использовать это. Напечатано мною лично, и никаких сомнений в подлинности моей подписи быть не может. Он подошел к бару и налил себе виски. - Все началось очень просто, - сказал О'Тул, опоражнивая бокал. - Я хотел всего лишь расквитаться с теми, кто изнасиловал мою дочь... Вначале все было так просто! - Вот так всегда, - заметил Римо. - Начинается всегда все просто. Все трагедии именно так и начинаются. Потом, поскольку все уже было сказано, Римо убил О'Тула. Сделав это быстро и безболезненно, он аккуратно положил тело на ковер в гостиной. Усевшись опять в кресло, он в свете угасающего дня открыл конверт, который вручил ему О'Тул. В нем было десять отпечатанных на машинке через один интервал страниц, заполненных именами, датами и адресами. На этих страницах О'Тул подробно рассказывал, как он и Макгарк создавали общенациональные эскадроны смерти, как вербовали по всей стране своих друзей по совместной работе в полиции. Он рассказывал и о смерти конгрессмена Даффи, и о решении Макгарка создать организацию "Рыцари Щита", о его растущих политических амбициях. О том, что О'Тул окончательно убедился: Макгарк вожделеет стать тем героем на белом коне, о котором всегда мечтала Америка. И еще о том, что О'Тул попытался остановить такое развитие событий, но потерял над ним контроль. Каждая страница была подписана О'Тулом, а заглавный лист написан от руки. Прочитав исповедь О'Тула, Римо понял, почему О'Тул так спокойно принял смерть. Это было его предсмертное письмо. Он собирался покончить жизнь самоубийством. Римо перечитал написанное О'Тулом дважды. Он живо ощутил тоску и боль, сквозившие между строк. Глаза его были влажны. О'Тул прожил жизнь как ничтожество, но умер как мужчина, подумал Римо. Не каждый способен так достойно закончить жизненный путь. И уж во всяком случае не Макгарк. Через сорок пять минут он встретится со своей командой полицейских убийц. Надо помешать Макгарку осуществить свою затею. Римо надеялся, что он сумеет это сделать. 19 Римо заторопился. Если повезет, можно успеть к началу собрания, разделаться с Макгарком и прикончить "Рыцарей Щита" в самом зародыше. Он был так поглощен своими мыслями, что не сразу заметил присутствие посторонних. Они появились у него за спиной, как только он вышел из дома О'Тула. Один из них крикнул: "Бедник!" Повернувшись, Римо увидел троих здоровенных парней. Очевидно, это были полицейские в штатском. Он явно попал в оборот. Конечно, они не стали бы заходить сзади, если бы не были уверены, что спереди их страхуют сообщники. Римо взглянул в сторону ворот и обнаружил еще троих - с оружием у бедра, как и положено полицейским. Итак, убивать его отрядили целых шесть человек! Макгарк обвел его вокруг пальца, и он, как заурядный простофиля, угодил в приготовленную западню. - Бедник? - опять спросил один из стоявших возле дома. - А кто спрашивает? - поинтересовался Римо и шагнул навстречу этой троице, стараясь приблизиться к ним на расстояние вытянутой руки. - Мы, - ответил полицейский, - рыцари Щита. Римо сделал шаг вперед и услышал за спиной шарканье ног подступившей к нему вплотную второй тройки. - Макгарк приказал тебя убить. - Макгарк использует вас в своих целях. Полицейский засмеялся. - Нам это доставляет удовольствие, - сказал он, взводя, курок и направляя ствол прямо в глаза Римо. И тут же рухнул на землю. С леденящим кровь воплем, откуда-то сверху, из ночи, на полицейских обрушился Чиун. Воспользовавшись секундным замешательством, Римо бросился на обступившую его сзади троицу. Удар налево, удар направо, а позади слышались резкие, как свист хлыста, звуки разящих ударов Чиуна. Так, там никого уже не спасти... Римо склонился над лежащим рядом полицейским, в котором еще теплилась жизнь, и, схватив его за горло, сказал: - Говори быстро, вы должны отрапортовать Макгарку? - Да. - О моей смерти? - Да. - Каким образом? - Позвонить ему и после двух гудков повесить трубку. - Спасибо, приятель, - сказал Римо. - Хочешь верь, а хочешь - нет, но мы с тобой спасем честь американского полицейского. - Не верю! - В том-то и дело, дорогуша! - сказал Римо и погрузил его в вечный сон. Он поднялся и посмотрел на хрупкого с виду, будто фарфоровая статуэтка, Чиуна, молча стоящего среди разбросанных на дорожке трупов. - Проводишь инвентаризацию? - спросил Римо. - Уже закончил. Итого: восемью идиотами меньше. В остатке: Мастер Синанджу и еще один идиот. Ты. - Ладно, Чиун, пошли, нам предстоит еще одна встреча. Шагая по дорожке, Римо спросил: - Насколько я понимаю, ты их заметил и залез на крышу. Да? - По-твоему, Мастер Синанджу похож на простого трубочиста? - огрызнулся Чиун. - Нет, я почувствовал присутствие злодеев и поспешил сюда. Как раздуваемое ветром пламя, Мастер метался из стороны в сторону и, завершив миссию, остался наедине со смертью. С ночного неба обрушил он смерть на зло. - Иными словами, ты прыгнул на них с крыши. - С крыши, - согласился Чиун. Позже, в машине, Римо признал, что Чиун был прав, увязавшись за ним. - Но теперь с этим покончено - для меня больше не существует хороших и плохих парней. - Я счастлив, - сказал Чиун, - что ты сохранил крупицу разума. Между прочим, тебе звонил доктор Смит. - Да? - Он сказал, что Америка стоит жизни. - Когда он звонил? - Не помню. Я не секретарша. - Так ты ждал, когда я созрею? - хмыкнул Римо. Спасибо! - Чепуха. Я просто забыл. 20 На столе инспектора Макгарка зазвонил телефон. Рука его инстинктивно потянулась к трубке, но застыла в воздухе. Один звонок. Два. Телефон смолк. Макгарк улыбнулся. Все идет как по маслу. Нет больше О'Тула, а значит, можно его не опасаться. Нет Римо Бедника, и теперь никто не стоит между ним и Жанет. Он правильно сделал, отослав на время ее подальше - якобы по просьбе отца ее отправили самолетом в Майями. Там ей легче будет пережить драматические известия. В кабинет доносились оживленные голоса полицейских, заполнивших гимнастический зал. Часы показывали восемь. Пора начинать. Необходимо вовремя закончить собрание, поскольку на девять тридцать назначена пресс-конференция, на которую открыт доступ всем желающим в отличие от собрания личной армии полицейских Макгарка. Макгарк взял со стола бумаги с аккуратно отпечатанным текстом. Сколько же часов провел он, работая над этой речью? Но сегодня он не станет ее произносить. Сегодня есть новости поважнее любой официальной речи. Хотя кое-что из речи можно будет использовать. Все продумано тщательнейшим образом. Он поведает собравшимся о трагедии, постигшей благородное дело обеспечения правопорядка. Назовет их элитной ударной группой, которая в ближайшее время пополнится тысячами новых членов. Объявит о намерении создать центр частого сыска для борьбы с преступностью. Намекнет о временной приостановке деятельности эскадронов смерти. И сами того не ведая, участники собрания благословят его первый шаг на пути к политическому Олимпу. Подойдя к двери, Макгарк выглянул из кабинета в гимнастический зал. Приглашенные осаждали стол со спиртными напитками. У стола с сандвичами было пусто. Боже, до чего же горласты эти полицейские! Можно подумать, что в зале не сорок, а четыреста человек. Пройдя через пустующий кабинет Жанет, Макгарк остановился в дверях, глядя в конец зала, где у входа дежурили двое полицейских. Как парламентские приставы, подумал Макгарк и хихикнул от удовольствия. Один из дежурных был ни много ни мало заместителем начальника полиции Чикаго, другой - инспектор из Лос-Анджелеса. В их обязанности входило следить за тем, чтобы в зал не проникли посторонние. По сигналу, Макгарка они покинут зал и встанут у дверей снаружи. Когда тяжелые стальные двери захлопнулись за нами, Макгарк вышел в зал и стал обходить, приветствуя, собравшихся там полицейских. После двух гудков Римо повесил трубку, вскочил в машину и погнал через весь город к штаб-квартире Макгарка. - Веди машину аккуратно, - сказал Чиун. - Я и веду аккуратно, - ответил Римо. - Здесь, если ты не несешься как камикадзе, тебя принимают за деревенщину и начинают всячески терроризировать. Римо впритирку проскочил между двумя машинами, повергнув одного водителя в нервный шок и вызвав поток гневной брани у другого. - Меня и так терроризируют, - заметил Чиун. - Ты. - Черт побери, Чиун, хочешь сесть за руль? - Нет, но если бы я сидел за рулем, я испытывал бы чувство
в начало наверх
благодарности людям из Детройта, которые построили такую прочную машину, что даже у такого водителя, как ты, она до сих пор не развалилась на части. - В следующий раз иди пешком. Кстати, разве я тебя приглашал ехать со мной? - Я не нуждаюсь в приглашениях. А ты разве не рад, что Мастер в нужный момент оказался рядом? - Ты прав, как всегда, Чиун. Да, да, да! - Грубиян! Казалось, прошла вечность, но на самом деле несколько минут, и они втиснулись меж других припаркованных машин, поставив свою у пожарной колонки возле здания на Двадцатой улице. На площадке второго этажа им преградили путь два полицейских. - Извините, мужики, - сказал тот, что повыше ростом, - но у пас тут приватная встреча. Посторонним вход воспрещен. - Нелепица какая-то! - возмутился Римо. - Нас пригласил Макгарк. - Неужели? - Полицейский подозрительно взглянул на них и вынул из кармана список. - Ваши фамилии? - Я - Ш.Холмс, а он - Ч.Чан. Полицейский быстро пробежал глазами список. - Откуда вы? - Мы из "Санта-Барбары". - Сейчас посмотрю... Полицейский снова обратился к списку. Его напарник заглядывал ему через плечо. Римо ударил кончиками пальцев им под ключицы. Оба рухнули на пол. - Приемлемо, - одобрил Чиун. - Спасибо, - сказал Римо. - Я усыпил их, чтобы уберечь от твоих жаждущих смерти рук. Отведав утки, ты всякий раз по крайней мере на неделю утрачиваешь над собой контроль. Открыв дверь, он втащил потерявших сознание полицейских в небольшую приемную, убедился, что в течение ближайшего часа или около того они не придут в себя, и пристроил их у стены в сидячем положении. Затем запер входную дверь изнутри, чтобы никто больше не мог проникнуть в зал. Они немного постояли, глядя сквозь стеклянную дверь в зал. Римо сразу же заметил Макгарка, переходившего от одной группы к другой, пожимая руки, похлопывая по плечам. При этом он шаг за шагом приближался к сооруженному у стены небольшому помосту. - Вот он, - показал на него Римо. - Макгарк. - Он воплощение зла, - прошипел сквозь зубы Чиун. - Как ты это определил, черт возьми? Ты же его не знаешь. - Достаточно взглянуть на его лицо. Человек существо миролюбивое, и чтобы он смог убивать, его надо учить. И потом, люди не убивают друг друга просто так, без причины. А этот? Взгляни ему в глаза. Ему нравится убивать. Мне уже доводилось видеть такие глаза. Толпа растекалась ручейками между рядов установленных в зале складных деревянных стульев. - Чиун, я ничего не имею против тебя лично, но, ей-богу, ты совсем не похож на полицейского сержанта из какого-нибудь Хобокена. Подожди-ка лучше здесь, а я пойду один. - Свистни, если я понадоблюсь. - Хорошо. - А ты умеешь свистеть? Нужно сложить губы в трубочку и дунуть. - Ты опять смотрел по телевизору какой-нибудь ночной бред типа юмористического шоу? - Ладно, иди, отрабатывай свое жалованье, - скомандовал Чиун. Римо проскользнул в зал и, смешавшись с толпой, направился в задние ряды. Опасаясь, как бы Макгарк случайно не заметил его, Римо изменил походку и уткнулся подбородком в грудь. Большинство присутствующих были в форменных фуражках, и, подхватив такую же со стула, мимо которого он проходил, Римо нахлобучил ее по самые глаза. Макгарк легко взбежал на сцену. Он стоял лицом к залу и молча ждал, когда все рассядутся по местам и воцарится тишина. Постепенно все сорок человек расселись среди семидесяти пяти кресел. Съехавшиеся со всех концов страны убийцы, подумал было Римо, но тотчас же одернул себя. Нет, не убийцы. Это всего лишь люди, которым осточертело преодолевать бесчисленные препоны, создаваемые обществом на их пути борьбы с преступностью. Они пытались делать свое дело по совести. Они так верили в закон и порядок, что по глупости, во имя торжества закона, согласились его же и преступить. Макгарк поднял руку, призывая к тишине. Шум голосов постепенно сменился молчанием. - Рыцари Шита, - гулко прозвучал в зале голос Макгарка, - добро пожаловать в Нью-Йорк! Он неторопливо обвел взглядом собравшихся. - Сегодня для меня торжественный, но вместе с тем и скорбный день. Я счастлив приветствовать вас, лучших из полицейских... нет, позвольте мне назвать вас лучшими из фараонов - мне не претит это слово... приветствовать тех, кто не раз рисковал жизнью в нескончаемой борьбе за упрочение закона и порядка в нашей стране. Не мне говорить, что именно вы приняли на себя трудную миссию, которая далеко не всем по плечу. Примерно через час здесь соберутся представители прессы, и я объявлю стране о создании организации "Рыцари Щита". Я расскажу о нашем намерении стать общенациональным центром по борьбе с преступностью - с этим подлинным бедствием, поразившим наши города и сделавшим их опасными для жизни. Я располагаю информацией, - он сделал многозначительную паузу и, хмыкнув, процитировал свою же речь, - о нескольких тягчайших преступлениях, совершенных на волне насилия, обрушившейся на нашу страну. Макгарк хмыкнул снова, и на этот раз несколько полицейских тоже ухмыльнулись. - И позвольте заверить вас, - продолжал Макгарк, что преступники будут наказаны. Будет подтверждена эффективность "Рыцарей Щита", и тогда нашей задачей станет привлечение под общие знамена всех до единого полицейских и всех работников правоохранительных органов для совместного продолжения работы по искоренению преступности. Когда политики бездействуют, прокуроры уклоняются от выполнения своих обязанностей, а мягкотелые либералы мешают отправлять правосудие, рыцарям Щита приходится самим заниматься расследованием, установлением истины и заставить общество всеми доступными ему средствами бороться с преступниками. Римо мысленно усмехнулся. Так вот оно что! На месте преступления оставляются фальшивые улики, а затем вина возлагается на того, с кем хотят разделаться. Быстрый и легкий способ добиться известности и завоевать соответствующую репутацию, а заодно, по ходу дела, отделаться и от парочки негодяев. Или честных людей. Неплохо придумано, Макгарк! - Первая фаза нашей работы, как я считаю, уже позади. - Макгарк сделал паузу и многозначительно откашлялся. - Назовем ее планово-подготовительной фазой. Он ухмыльнулся, обнажив длинные желтые зубы. Слушавшие его полицейские тоже ухмылялись и обменивались между собой одобрительными репликами. Макгарк продолжал говорить, перекрывая поднявшийся в зале гул голосов: - Я рад сегодняшней встрече, поскольку мы вступаем на долгий путь борьбы, чтобы приблизить тот день, когда наша страна снова будет свободна от оков преступности, когда наши жены и дети смогут спать спокойно, а по любой улице в любом уголке нашей страны можно будет пройти без опаски в любой час дня и ночи. И если для достижения этой цели потребуется нечто большее, нежели полицейские расследования, если для этого потребуется политическая власть, тогда, скажу вам, рыцари Щита будут добиваться такой политической власти, чтобы в полной мере воспользоваться ею. В разных концах зала послышались одобрительные возгласы: - Правильно! - Согласны! Макгарк подождал, пока утихнет шум, и тихо продолжал: - Вот почему сегодня я стою перед вами преисполненный гордостью. Но, как я уже сказал, сегодняшний день омрачен скорбью. Нас постигло огромное горе, так что, честно говоря, я думал даже отменить это собрание... как мне только что сообщили, комиссар полиции этого города комиссар О'Тул, - более чем кто-либо другой способствовавший созданию "Рыцарей Щита"... бывший все эти долгие дни и часы всегда рядом со мной... Я только что узнал, что комиссар О'Тул убит в своем доме. Он сделал паузу, давая возможность присутствующим осознать сказанное. Возник гул голосов, быстро стих, и все снова воззрились на Макгарка в ожидании подробностей. - Однако я все-таки решил провести это собрание, поскольку, по моему мнению, трагическая смерть комиссара подтверждает необходимость нашей организации. - Как это случилось? - выкрикнул кто-то. - Он был убит в своем доме, - сказал Макгарк, известным в этом городе головорезом-мафиози... профессиональным убийцей-наймитом... попытавшимся даже внедриться в департамент полиции... сеятелем зла по имени Римо Бедник. К счастью, Бедник уже мертв. Его настигли пули лучших из нас... Как я сказал, продолжил он, - в связи с этой ужасной трагедией мне казалось необходимым отменить это собрание, но я подумал, что комиссар О'Тул не одобрил бы этого, он наверняка пожелал бы, чтобы вы все осознали тот огромный риск, которому постоянно будете подвергаться, если у вас хватит мужества принять вызов сил организованной преступности. Вынув из кармана бумажник, Макгарк открыл его и показал всем значок такой же, как Римо видел у капитана Милкена. - Это значок "Рыцарей Шита", - сказал Макгарк. - Его эмблема придумана лично комиссаром О'Тулом. Надеюсь и молюсь о том, чтобы все мы носили его с честью и гордостью в нашей долгой и трудной борьбе за будущее, и котором полицейские больше не будут умирать от рук гангстеров. Он поднял значок высоко над головой. При свет висящих под потолком ламп дневного света блики на золотой звезде казались почти коричневыми. Макгарк медленно поворачивал значок, дабы придать особую торжественность моменту. Полицейские молча смотрели на него. И тут в последнем ряду поднялся со стула полицейский в нахлобученной на голову фуражке и, нарушая тишину зала, громко заявил: - Макгарк, ты - трусливый и лживый негодяй! 21 И на глазах у изумленных полицейских, под их громкий ропот Римо направился к помосту. Он шел не снимая фуражки, тяжелой походкой, абсолютно ему не свойственной, в расчете на то, что Макгарк не узнает его до последней минуты. Подойдя к платформе, Римо остановился перед Макгарком, медленно поднял голову, и их глаза встретились. Если до этого Макгарк смотрел на ненормального полицейского с любопытством, то теперь, узнав Римо Бедника, опешил. Римо окинул его холодным взглядом, и затем повернулся лицом к полицейским, громко обменивавшимся мнениями по поводу неожиданного поворота событий. Он поднял руку, и голоса смолкли. - Я хочу прочитать вам то, что написал комиссар О'Тул, - объявил он. Вынув из кармана напечатанные О'Тулом на машинке листы бумаги, он быстро перебрал их и вытащил тот, который искал. - О'Тул был разочаровавшимся в своих надеждах человеком, - сказал Римо. - У него родилась идея, он выстрадал ее, а потом эту идею у него украли, извратили и приспособили к защите не закона и порядка, а личных интересов одного человека... О'Тул решил покончить с собой. У меня в руках - его предсмертное письмо-завещание. В нем говорится о том, например, как он создал организацию "Рыцарей Щита" и как пытался воспрепятствовать ее превращению в политическую организацию. Это у него не получилось, и он написал: "Я пишу эти строки для того, чтобы власти осознали опасность и приняли соответствующие меры, гарантирующие всем гражданам нашей страны возможность спокойно жить и трудиться под защитой закона и Конституции". А вот что он пишет дальше: "...я обращаю эти слова к полицейским нашей страны - тонкому барьеру, который отделяет нас от джунглей. Я твердо верю, что когда служащим в полиции будут изложены факты, они поступят так же, как поступали всегда с незапамятных времен осознают лежащую на них ответственность и будут действовать как свободные люди, а не как пешки в низкой игре политического маклера. И они будут преисполнены гордости за себя и свою страну, как и подобает американцам. Моя смерть, возможно, вернет мне доброе имя, утерянное в результате моих действий в последние дни жизни". Римо кончил читать и посмотрел в безмолвный зал, в глаза сидящих там полицейских. Сзади, с помоста, послышался вопль Макгарка: - "Ложь! Вранье! Фальшивка! Ребята, не верьте ему! Римо повернулся, вспрыгнул на платформу и кинул фуражку на стоящий позади Макгарка столик. И снова обратился к залу.
в начало наверх
- Это - правда! - крикнул он. - И я скажу вам, почему я уверен в этом. Потому что это и убил О'Тула. Убил потому, что меня послали его убить. Кто послал? Да вот этот "благородный" друг всех полицейских инспектор Уильям Макгарк. Потому что О'Тул помешал бы ему использовать вас в политической игре. - Ты - лжец! - прорычал Макгарк. Римо повернулся к нему. Макгарк вынул из-под пиджака револьвер. Римо посмотрел на него и усмехнулся. - Есть ли на свете что-либо более отвратительное, чем убийца полицейского? - воскликнул он. И сам же ответил: - Да, это - полицейский, убивающий полицейских, Макгарк. Револьвер Макгарка смотрел ему прямо в грудь, от острого, подобно зазубренному стеклу взгляда веяло холодом. - Помнишь тех ребят на крыльце моего дома? - спросил Римо. - Если хочешь попробовать нажать на спусковой крючок, то давай! - Скажи им правду, Бедник, - взмолился Макгарк. - Скажи, что ты мафиози-убийца, которому поручили убить нашего комиссара! - Я могу это сказать, но мы оба знаем, что это неправда. Я работал на тебя и убил О'Тула по твоему распоряжению. Ну, давай же, Макгарк! Ты создал себе репутацию твердого и решительного человека. И последние годы эти ребята вдоволь наслушались об этом. Так покажи им, на что ты способен! Нажми спусковой крючок! Римо стоял в трех футах от Макгарка, и его глаза, впившиеся в глаза Макгарка, горели жарким огнем, способным, казалось, расплавить стекло. Макгарк вспомнил дворик дома Римо и трупы троих полицейских и подумал о шести других трупах, лежащих, видимо, сейчас во дворе дома О'Тула. А еще он подумал о смерти, которая, кажется, всегда ходит рука об руку с Римо. - Нажми спусковой крючок, Макгарк, - уже в который раз повторил Римо. - А когда ты будешь лежать здесь, медленно умирая, эти люди пройдут мимо, бросая на твое тело значки "Рыцарей Щита". Ты совершил огромную ошибку, посчитав их за дураков, поскольку они - фараоны. Но они поумнее тебя. Да, почти каждый второй из вылавливаемых ими мерзавцев оказывается на свободе. Но ты воспользовался этим, чтобы обмануть их. Правила игры жестоки, и они знают это. Они не могут быть иными, ибо в противном случае страной будут управлять такие, как ты, убивающий полицейских поганец, не стоящий и плевка честного фараона. Ну, давай же, Макгарк! Нажми на спусковой крючок! Говоря это, Римо все время улыбался, и Макгарк вдруг вспомнил, при каких обстоятельствах он уже видел эту улыбку. Он видел ее на лице Римо, когда тот убил последнего полицейского во дворе своего дома; отвратительную, безжалостную улыбку, так много говорившую о боли и страданиях. Ствол револьвера качнулся в руке Макгарка, а затем мгновенно взлетел к его виску. Звук выстрела приглушили брызнувшие на пол частицы плоти, раздробленной кости и пронзительный вскрик Макгарка. Тало Макгарка рухнуло на помост. Револьвер вывалился из руки и, стукнувшись о настил, упал в нескольких футах от трупа. Из кармана пиджака Макгарка вылетели листочки с заготовленной для прессы речью. Как опавшие листья, они медленно опустились на труп. Римо поднял револьвер, повертел в руках и бросил на столик. Собравшиеся сидели, не шевелясь, на своих местах, пытаясь осознать суть только что свершившегося у них на глазах. - Отправляйтесь по домам, - сказал Римо. - Забудьте Макгарка, меня и "Рыцарей Щита". И когда вам снова подумается о тяготах вашей работы, вспомните то, что я вам сейчас скажу. Да, эта работа трудна. Именно поэтому Америка и выбрала вас из лучших своих сыновей. Именно поэтому столько людей гордятся вами. Отправляйтесь по домам! Он спрыгнул с платформы и зашагал по проходу, мех рядов сидящих слева и справа полицейских. Поравнявшись с дожидавшимся его у дверей Чиуном, он оглянулся. Полицейские кидали на помост из зала значки, падавшие на труп Макгарка или рядом. Римо шагнул через порог и захлопнул за собой дверь. - Прекрасно, сын мой, - сказал Чиун. - Да. И чертовски противно. 22 Римо позвонил Смиту и отрапортовал. Смерть О'Тула. Полицейские, которых послали убить Римо и которые были убиты. Самоубийство Макгарка. - Как, черт возьми, мы объясним теперь все это воскликнул Смит. - Слушайте, - рассердился Римо, - вы хотели ликвидировать эту организацию? Так она ликвидирована. А как все вразумительно объяснить - ваша забота. Пошлите туда спецгруппу генеральной прокуратуры для изучения и расследования и получите все объясняющий доклад на ваш вкус. - А как насчет членов организации? Эскадронов смерти? - Забудьте про них. Это всего лишь заблудшие фараоны. - Мне нужен список их имен. Они - убийцы. - Я - тоже. Вы получите список на следующий день после моего ареста. - Может быть, настанет и такой день, - буркнул Смит. - Чему быть, того не миновать, - сказал Римо и повесил трубку. Доклад окончен. Но Римо рассказал Смиту не все. Через час он уже сидел в кресле самолета, вылетающего в Майями. Ему надо было выяснить еще один момент, чтобы представить себе картину во всей полноте. Все началось с высказанного Смитом предположения об использовании компьютеров в планировании террористических операций по всей стране с участием лишь сорока человек. О'Тул упомянул об этом, говоря о целях организации "Рыцарей Щита". Но особый смысл этой информации придали слова Макгарка, назвавшего Жанет О'Тул "мозговым центром операции". Римо хотел выяснить, соответствовало ли это действительности. Могла ли Жанет О'Тул - специалист по компьютерам - иметь прямое отношение к организации убийств? Она люто ненавидела всех мужчин... Здесь не должно быть неясности, ибо если это так, долг требует "позаботиться" и о ней. Римо нашел ее в мотеле "Инка" - унылом скоплении зданий и бассейнов различной степени загрязненности. Была полночь. Жанет возлежала у открытого бассейна, потягивая что-то из высокого бокала. Он встал в таком месте, куда не достигал свет от гирлянды лампочек и смотрел, как она нежится, томно раскинувшись в шезлонге. Официант принес еще один бокал и стоял, ожидая, когда она возьмет его с подноса. Жанет выгнулась как кошка, вздымая ему навстречу грудь, и наконец взяла бокал. Но когда он повернулся и пошел обратно, она остановила его повелительным окриком: - Бой! - Да, мадам? - Подойди сюда! Парень был стройным блондином лет двадцати с небольшим, загорелым и симпатичным. Когда он, вернувшись, остановился, вопросительно глядя на нее, она согнула и слегка развела в стороны колени и тихо спросила: - Ты почему на меня пялился? Парень бросил взгляд на ее бикини и пробормотал заикаясь: - Видите ли... я... я не... я... - Не лги, - сказала она - ты глазел. Может быть, ты обнаружил у меня что-то такое, чего нету других женщин? - И, не дожидаясь ответа, продолжала: Мне надоела твоя дерзость. Я иду в свой номер. Чтоб через пять минут ты был там! И приготовься объяснить свое поведение! Поставив бокал на барьер бассейна, она встала и ушла, грациозно ступая на высоких каблуках-шпильках Римо жестом подозвал "боя". - Кто это такая? - спросил он. Парень ухмыльнулся: - Она сексуальный террорист, мистер, и получает от этого удовольствие. Провела тут каких-то несколько часов, а уже успела поиметь половину персонала. Сначала она к чему нибудь придирается, потом затаскивает к себе и номер и... ну, вы же знаете! - Гм, да, знаю, - сказал Римо и сунул парню в руку стодолларовую бумажку. Когда через пару минут в номер Жанет О'Тул постучали, на ней уже ничего не было. Выключив свет, она подошла к двери, слегка приоткрыла ее и увидела силуэт мужчины в коридоре. - Я пришел извиниться, - произнес мужчина тихим голосом. - Входи, нехороший мальчик. Придется тебя наказать. Схватив мужчину за руку, она втащила его в номер. Через мгновение они слились в единый клубок тел. За недолгую карьеру куртизанки ей еще не приходилось испытывать ничего подобного. Она как бы парила в воздухе, поднимаясь все выше и выше, к апогею экстаза, ощущая, как ее плоть будто тает и растворяется в неземной страсти. Когда она достигла пика, послышался шепот: - Твой отец мертв... - Ну и что? Не останавливайся! - Макгарк мертв... - Не останавливайся! К черту Макгарка! - "Рыцари Щита" распущены... - Подумаешь! Одной дерьмовой конторой меньше. Не останавливайся! Он и не думал. Когда Римо встал с постели, она уже спала: рот чуть приоткрыт, дыхание все еще учащенное и неглубокое. Он включил лампу на туалетном столике и внимательно посмотрел на нее. Нет, она не убийца, а всего лишь оператор - компьютерщик. Если она кого-нибудь и доведет до смерти, то только в постели и вполне законным способом. Римо достал из ящика ручку, лист бумаги и быстро начеркал: "Дорогая Жанет! Жаль, но я не в силах с тобой тягаться. Римо". Положив записку ей на обнаженную грудь, он открыл дверь и шагнул в духоту майамской ночи.

ВВерх