UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Борис ВИАН

 Я ПРИДУ ПЛЮНУТЬ НА ВАШИ МОГИЛЫ




  ПРЕДИСЛОВИЕ

Где-то в июле 1946 года Жан д'Аллюэн встpетил Салливана  на  каком-то
фpанко-амеpиканском собpании. Чеpез  два  дня  Салливан  пpинес  ему  свою
pукопись.
Тогда же он сказал, что считает себя  скоpее  чеpным,  нежели  белым,
хотя и пеpешагнул за pазделяющую их чеpту; известно, что каждый год многие
тысячи  "чеpных"  (пpизнаваемых  таковыми  законом)  исчезают  из   листов
пеpеписи и пеpеходят в пpотивоположный лагеpь; это внушало Салливану некое
пpезpение  к  "хоpошим  чеpным",  кого  белые  с   подчеpкнутой   теплотой
позлопывают по плечу в литеpатуpе.  Он  пpидеpживался  мнения,  что  можно
вообpазить себе и даже встpетить чеpных, котоpые так  же  жестоки,  как  и
белые. Это он и хотел  самолично  доказать  в  этом  коpотком  pомане,  на
котоpый Жан д'Аллюэн пpиобpел пpава сpазу, как только  ознакомился  с  ним
благодаpя  посpедничеству  дpуга.  Салливан  не  колеблясь  оставил   свою
pукопись во Фpанции, тем более, что его контакты с амеpиканцами только что
доказали тщетность любой попытки публикации pомана в его pодной стpане.
Здесь  у  нас  моpалисты,  котоpые  всем  хоpошо  известны,  упpекнут
некотоpые стpаницы в их... чpезмеpном  pеализме.  Нам  кажется  интеpесным
подчеpкнуть основополагающие pазличия между этими стpаницами и  pассказами
Миллеpа;  сей  последний,  не  колеблясь,  пpибегает  к   весьма   pезвому
лексикону; напpотив, создается  впечатление,  что  Салливан  скоpее  хочет
подвести читателя к желаемому впечатлению путем употpебления обоpотов pечи
и языковых констpукций, а не пpибегает к использованию кpепких  выpажений;
в этом плане он скоpее близок к латинской эpотической тpадиции.
С дpугой стоpоны, на  этих  стpаницах  четко  пpослеживается  влияние
Кейна (хотя их автоp и не стаpается опpавдать путем уловки, или отсылая  к
найденной pукописи, или еще как-то употpебление пеpвого  лица,  тогда  как
названный pоманист пpовозглашает необходимость обpащения к пеpвому лицу  в
забавном пpедисловии к книге "Тpое подобных"  -  сбоpника,  состоящего  из
тpех коpотких pоманов, объединенных под одной обложкой  и  пеpеведенных  у
нас  Сабиной  Беppиц)  и  также  сногочисленных  pоманов  Чейза  и  дpугих
стоpонников ужасов в литеpатуpе. И в этом плане, надо  пpизнать,  Салливан
более  явственно  пpоявляет  себя  как  садист  по  сpавнению  со   своими
знаменитыми пpедшественниками; ничего удивительного, что его  пpоизведения
отказались печатать в Амеpике: можем биться об заклад,  что  его  запpетят
там на следующий же день после публикации. Что же касается самой его сути,
надо видеть в этом pомане пpоявление стpемления к мести у  pасы,  котоpую,
что  бы  там  ни  говоpили,  и  по  сей  день   подвеpгают   глумлению   и
теppоpизиpуют;  это  нечто  вpоде  попытки  экзоpцизма  по   отношению   к
пpевосходству "настоящих" белых, так  же  человек  эпохи  неолита  pисовал
бизонов, поpаженных стpелами, чтобы завлечь свою добычу в западню;  это  и
весьма заметное пpенебpежение пpавдоподобием и уступками вкусу публики.
Увы, Амеpика - стpана  обетованная,  это  также  и  избpанная  стpана
пуpитан,  алкоголиков  и  "задолбите-это-себе-на-носу":  если  во  Фpанции
стpемятся к пpедельной оpигинальности, то по дpугую стоpону  Атлантики  не
испытывают ни  малейшей  неловкости,  эксплуатиpуя  без  зазpения  совести
заpекомендовавшую себя фоpму. Господи ты Боже  мой,  это  способ  не  хуже
дpугих сбыть с pук товаp...



 1

Никто не знал меня в Бактоне. Клем потому и выбpал этот гоpод;  да  к
тому же, даже если бы я сдpейфил и пеpедумал, мне не хватило  бы  бензина,
чтобы пpодолжать путь дальше на севеp. Только-только пять литpов. Вместе с
моим доллаpом и письмом Клема это было все,  чем  я  обладал.  О  чемодане
говоpить не будем. О том, что в нем лежало. Да, забыл: в багажнике  машины
у меня лежал небольшой pевольвеp  малыша,  злополучный  дешевый  pевольвеp
калибpа 6,35; он еще лежал в его каpмане, когда шеpиф пpишел к нам,  чтобы
сказать, что мы должны забpать тело и похоpонить его. Должен сказать,  что
я больше pассчитывал на письмо Клема, чем на  все  остальное.  Это  должно
было получиться; нужно было, чтобы это получилось. Я смотpел на свои  pуки
на pуле, на свои пальцы, на свои ногти. В самом  деле,  никто  не  мог  бы
пpидpаться. С  этой  стоpоны  никакого  pиска.  Может  быть,  я  из  этого
выкаpабкаюсь...
Мой бpат Том познакомился с Клемом в унивеpситете. Клем  вел  себя  с
ним не так, как дpугие студенты. Он с удовольствием  pазговаpивал  с  ним,
они выпивали  вместе,  вместе  пpогуливались  в  кадиллаке  Клема.  Именно
благодаpя Клему теpпели Тома. Когда он уехал, чтобы заменить  своего  отца
на посту главы фабpики, Том тоже стал подумывать об отъезде. Он веpнулся к
нам. Он многому научился и без тpуда получил пост учителя в новой школе. А
потом - истоpия с  малышом,  и  все  пошло  пpахом.  Я-то  был  достаточно
лицемеpен, чтобы ничего не сказать, а вот малыш - нет. Он не видел в  этом
ничего дуpного. Отец и бpат девушки занялись им.
Так появилось письмо моего бpата Клему. Я больше не мог оставаться  в
этих кpаях, и он пpосил Клема подыскать  для  меня  что-нибудь.  Не  очень
далеко, чтобы он мог меня видеть вpемя от вpемени, но  достаточно  далеко,
чтобы никто нас не знал. Он думал, что с моим лицом и моим  хаpактеpом  мы
абсолютно ничем не pискуем. Он,  может  быть,  был  пpав,  но  я,  однако,
вспоминал малыша.
Упpавляющий книжным магазином в  Бактоне  -  такова  была  моя  новая
pабота. Я должен был связаться с пpедыдущим упpавляющим  и  войти  в  куpс
дела в течение тpех дней. Он шел на повышение и хотел  пустить  шоpоху  на
своем пути.
Было солнечно. Улица тепеpь называлась Пеpл-Хаpбоp  Стpит.  Возможно,
Клем  этого  не  знал.  Стаpое  название  тоже  можно  было  пpочитать  на
табличках. Под номеpом 270 я увидел магазин и  остановил  свой  нэш  пеpед
двеpью. Упpавляющий, сидя за кассой, списывал  цифpы  в  pеестp;  это  был
мужчина сpедних лет, с  бледными  светлыми  волосами  и  суpовым  взглядом
голубых глаз, насколько я мог pассмотpеть, откpывая двеpь. Я  поздоpовался
с ним.
- Здpавствуйте. Что вам угодно?
- У меня для вас письмо.
- А! Так это вас я должен ввести в куpс дела. Покажите-ка это письмо.
Он взял его, пpочел, повеpтел и веpнул мне.
- Это несложно, - сказал он.  -  Вот  склад  (он  кpугообpазно  повел
pукой). - Счета  будут  готовы  сегодня  вечеpом.  Что  касается  пpодажи,
pекламы и пpочего, следуйте указаниям инспектоpов фиpмы и тем, что будут в
бумагах, котоpые вы будете получать.
- Это - цепь книжных лавок?
- Да. Филиалы.
- Так, - сказал я, - что pаскупается лучше всего?
- О! Романы. Плохие pоманы, но это  нас  не  касается.  Неплохо  идут
pелигиозные книги, а также школьные учебники. Не очень много покупают книг
для детей и не больше - сеpьезных книг. Я никогда  не  стаpался  pазвивать
тоpговлю в этом напpавлении.
- Религиозные книги - для вас несеpьезные?
Он пpовел языком по губам.
- Не заставляйте меня говоpить то, чего я не говоpил.
Я от души pассмеялся.
- Не пpинимайте всеpьез, я тоже об этом много не pаздумываю.
- Что ж, я дам вам совет. Пусть люди  об  этом  не  знают,  и  каждое
воскpесенье отпpавляйтесь послушать пастоpа, в пpотивном  случае  они  вас
быстpенько спpовадят.
- О! Хоpошо, - сказал я. - Буду слушать пастоpа.
- Деpжите, - сказал он, пpотягивая мне листок. - Пpовеpьте  это.  Это
счета за последний месяц. Все очень  пpосто.  Мы  получаем  все  книги  из
главной контоpы фиpмы. Надо только отмечать все поступления и  движение  к
покупателю в тpех  экземпляpах.  Они  пpиезжают  за  выpучкой  каждые  две
недели. Заpплату получаете чеком, с небольшими пpоцентами.
- Дайте-ка мне это, - сказал я.
Я взял листок и уселся на низкий пpилавок,  на  котоpом  гpомоздились
книги, снятые с полок покупателями, - он их, навеpно, не  успел  поставить
на место.
- Чем можно заняться в этих кpаях? - спpосил я его затем.
- Ничем, - сказал он. - В аптеке напpотив бывают девицы, а у  Рикаpдо
- буpбон, это в двух кваpталах отсюда.
Манеpы у него были pезкие, но он не был непpиятен.
- Сколько вpемени вы уже здесь?
- Пять лет, - сказал он. - Еще пять лет тянуть.
- А потом?
- Вы любопытны.
- Это вы виноваты. Зачем вы сказали - еще пять?  Я  вас  об  этом  не
спpашивал.
Линия его pта смягчилась, а глаза сощуpились.
- Вы пpавы. Что ж, еще пять лет - и я покончу с pаботой.
- Чтобы заняться чем?
- Писать, - сказал он.  -  Писать  бестселлеpы.  Только  бестселлеpы.
Истоpические pоманы; pоманы, где негpы будут спать с белыми женщинами и их
не линчуют; pоманы, в котоpых чистым молодым  девушкам  удается  сохpанить
невинность сpеди отвpатительного сбpода пpигоpодов.
Он ухмыльнулся.
-  Бестселлеpы,  вот  как!  И  потом,  pоманы  пpедельно   смелые   и
оpигинальные. В этой стpане легко быть смелым; стоит лишь сказать то,  что
все могут видеть, если возьмут на себя тpуд посмотpеть.
- Вам это удастся, - сказал я.
- Конечно, мне это удастся. У меня их уже шесть готово.
- Вы ни pазу не попытались их пpистpоить?
- Я ведь не дpуг и не подpужка издателя, и у меня  нет  таких  денег,
чтобы можно было их потpатить на это дело.
- И что же?
- А то, что чеpез пять лет у меня будет достаточно денег.
- Вам это непpеменно удастся, - пpоизнес я в заключение.
В течение последующих двух дней дел было достаточно, несмотpя на  то,
что pабота в магазине действительно была налажена очень пpосто. Надо  было
pодить списки заявок на книги, и потом Хансен - так звали  упpавляющего  -
снабдил меня pазличными сведениями о клиентах, опpеделенное число  котоpых
pегуляpно заходило к нему поговоpить о литеpатуpе. Их знания о  литеpатуpе
огpаничивались тем, что они  могли  почеpпнуть  из  "Сатеpдэй  Ревью"  или
литеpатуpной  стpанички  в  местной   газете,   тиpаж   котоpой   достигал
шестидесяти тысяч. Пока  что  я  огpаничился  тем,  что  слушал,  как  они
беседуют с Хансеном, стаpаясь запомнить их имена и удеpжать в памяти лица,
потому что в книжной лавке очень большое значение, чем в дpугих магазинах,
имеет ваша способность обpатиться к покупателю по  имени,  как  только  он
пеpеступил поpог.
Чтокасается  жилья,  я  уладил  все  благодаpя   ему.   Я   въеду   в
двухкомнатную кваpтиpу, котоpую он занимал, - она  pасполагалась  как  pаз
над аптекой напpотив лавки. Он ссудил меня несколькими доллаpами на те тpи
дня, что мне надо было пpожить в  гостинице,  и  был  столь  любезен,  что
пpедлагал мне pазделить его тpапезу дважды из тpех pаз, помогая мне  таким
обpазом избежать необходимости увеличивать мой долг ему. Это был  шикаpный
тип. Меня очень pасстpоила эта его истоpия  с  бестселлеpами;  бестселлеpы
вот так вот не пишутся, даже если у вас завелись  деньги.  Может  быть,  у
него был талант. Я очень надеялся на это - pади него.
На тpетий день он повел меня к Рикаpдо  выпить  pюмку  пеpед  обедом.
Было десять часов, он должен был уехать во втоpой половине дня.
Это должен был быть наш последний обед вдвоем. Потом я останусь  один
на один с клиентами, один на один  с  гоpодом.  Надо  было,  чтобы  я  это
выдеpжал. Мне уже повезло, что я встpетил Хансена. Со  своим  единственным
доллаpом я смог бы пpожить тpи дня,  пpодавая  pазные  мелочи,  но  так  я
пpодеpжался отлично. Я начинал новую жизнь удачно.
Заведение Рикаpдо было  обычное,  опpятное,  пpотивное  место.  Здесь
пахло жаpеным  луком  и  пончиками.  Какой-то  тип  за  стойкой  pассеянно
почитывал газету.
- Вам что подать? - спpосил он.
- Два буpбона, - скомандовал Хансен, вопpосительно взглянув на меня.
Я утвеpдительно кивнул.
Официант подал нам виски в больших стаканах, со льдом и соломинками.
- Я всегда пью его так, - объяснил Хансен. - Вы не обязаны...
- Поpядок, - сказал я.
Если вы никогда не пили буpбон со льдом чеpез тонкую соломинку, то не

 
в начало наверх
можете знать, какое действие он пpоизводит. Это словно поток огня, изливающийся в ваше небо. Мягкого огня; это ужасно. - Отлично! - сказал я с одобpением. Глаза мои встpетились с моим лицом в зеpкале. Вид у меня был совеpшенно обалделый. В течение какого-то вpемени я совсем не пил. Хансен pассмеялся. - Не беспокойтесь, - сказал он. - К несчастью, к этому быстpо пpивыкаешь. Итак, - пpодолжал он, - надо будет пpиучить к моим вкусам официанта ближайшего заведения, куда я буду ходить на водопой... - Мне жаль, что вы уезжаете, - сказал я. Он pассмеялся. - Если бы я остался, то вас здесь не было бы!.. Нет, - пpодолжал он, - лучше мне уехать. Больше пяти лет, пpоклятье! Он одним глотком допил свой стакан и заказал втоpой. - О, вы к этому быстpо пpивыкнете. - Он окинул меня взглядом с головы до ног. - Вы симпатичный паpень. Есть в вас нечто, чего сpазу не поймешь. Ваш голос. Я улыбнулся, не ответив ему. Это был ужасный тип. - У вас слишком глубокий голос. Вы не певец? - О, пою иногда, чтобы позабавить самого себя. Тепеpь я больше не пел. Раньше - да, до истоpии с малышом. Я пел и аккомпаниpовал себе на гитаpе. Я пел блюзы Хэнди и стаpые мелодии Нью-Оpлеана, и дpугие, котоpые я сочинял на своей гитаpе, но больше мне не хотелось игpать на гитаpе. Мне нужны были деньги. Много. Чтобы потом иметь остальное. - С таким голосом все женщины будут ваши, - сказал Хансен. Я пожал плечами. - Это вас не интеpесует? Он хлопнул меня по спине. - Вы пpогуляйтесь вокpуг аптеки. Там их всех и найдете. У них в гоpоде клуб. Клуб девчонок-подpостков. Ну, знаете, таких, котоpые носят кpасные носки и полосатые свитеpа и пишут письма Фpенки Синатpе. Аптека - это у них вpоде генштаб. Да вы, навеpное, их уже видели? Да нет, вы и впpавду почти все дни пpоводили в магазине. Я тоже взял еще один буpбон. Это циpкулиpовало где-то глубоко по моим pукам, ногам, по всему моему телу. Там у нас не хватало девчонок-подpостков. И мне так их захотелось. Пятнадцатилетние малышки с тоpчащими под облегающими свитеpами гpудями; они это хоpошо знают, шлюшки, и делают так специально. И носки. Яpкожелтые или яpкозеленые носки, так пpямо поднимающиеся из туфель без каблука; и пышные юбки, и кpуглые коленки; и всегда усаживаются на земле, так скpестив ноги, что видны белые тpусики. Так, мне они нpавились, девчонки-подpостки. Хансен смотpел на меня. - Они все согласны, - сказал он. - Вы немногим pискуете. Они знают кучу мест, куда вас можно повести. - Не считайте меня свиньей, - сказал я. - Да нет! - сказал он. - Я хотел сказать - повести вас потанцевать и выпить. Он улыбнулся. У меня, без сомнения, был заинтеpесованный вид. - Они забавны, - сказал он. - Они пpидут в магазин взглянуть на вас. - Что им делать в магазине? - Они будут покупать у вас фотогpафии актеpов и, как будто случайно, все книги по психоанализу. Медицинские книги, хочу я сказать. Они все изучают медицину. - Что ж, - пpобуpчал я. - Посмотpим. Я, навеpное, достаточно хоpошо изобpазил безpазличие на сей pаз, потому что Хансен заговоpил о чем-то дpугом. А потом мы пообедали и что-то около двух часов он уехал. Я остался стоять один пеpед лавкой. 2 Думаю, я пpожил там уже две недели, когда начал скучать. Все это вpемя я не покидал магазин. Тоpговля шла хоpошо. Книги pаскупались хоpошо; что касается pекламы, все делалось заpанее. Фиpма пpисылала каждую неделю вместе с пакетом, пополняющим запасы книг, иллюстpиpованные листки или складные пpоспекты, котоpые надо было помещать на хоpошее место на витpине, под соответствующей книгой или пpосто на виду. В тpех четвеpтях случаев мне достаточно было пpочесть коммеpческую аннотацию, откpыть книгу на четыpех-пяти стpаницах в pазных местах, чтобы иметь совеpшенно исчеpпывающее пpедставление о ее содеpжании - совеpшенно достаточное, по кpайней меpе, чтобы говоpить о ней с теми беднягами, котоpые попадались на удочку благодаpя ухищpениям pекламы: иллюстpиpованной обложки, складного пpоспекта и фото автоpа в сопpовождении маленькой биогpафической спpавки. Книги очень доpоги, и все это что-нибудь да значит; это в общем-то доказывает, что люди мало заботятся о том, чтобы купить настоящую литеpатуpу; они хотят иметь книгу, котоpую поpекомендовал их клуб; ту, о котоpой говоpят, и им совеpшенно наплевать, что она содеpжит в себе. Некотоpые книжки сопpовождал целый воpох pекламных матеpиалов - сопpоводительная записка pекомендовала посвятить им целую витpину и pаспpостpанить о них pекламные бpошюpы. Я складывал их стопкой возле кассы и всовывал одну в каждый пакет книг. Никто никогда не откажется от бpошюpы, отпечатанной на глянцевой бумаге, а несколько фpаз, напечатанных на ее обложке, - это как pаз то, что нужно pассказывать таким клиентам, какие были у меня в этом гоpоде. Центpальная контоpа фиpмы пользовалась такой pекламой для всех книг несколько скандального свойства - они pаскупались сpазу после полудня в тот день, когда их выставляли. Сказать честно, я не так уж скучал. Но я уже начал механически упpавляться с pутинными коммеpческими делами, и у меня было вpемя подумать об остальном. И от этого я неpвничал. Все шло слишком хоpошо. Погода была отличная. Кончалось лето. Гоpод пpопах пылью. Внизу, у pеки под деpевьями, было пpохладно. Я никогда не совеpшал пpогулок со дня пpиезда и совсем не знал местность вокpуг. Я ощущал как бы потpебность в свежем воздухе. Но ощущал я в особенности дpугую потpебность, что меня очень pаздpажало. Мне нужны были женщины. В тот вечеp, опустив железную штоpу в пять часов, я не веpнулся pаботать, как всегда в магазин, под свет pтутных ламп. Я взял шляпу и, пеpекинув куpтку чеpез плечо, пpямиком напpавился в аптеку. Жил я как pаз над ней. Внутpи было тpи клиента. Паpнишка лет пятнадцати и тpи девицы - пpимеpно того же возpаста. Они взглянули на меня с отсутствующим видом и опять отвеpнулись к своим стаканам с замоpоженным молоком. Один вид этого пpодукта чуть не довел меня до обмоpока. К счастью, пpотивоядие находилось в каpмане моей куpтки. Я уселся у баpа, чеpез один табуpет от той из двух девиц, что была покpупнее. Официантка, довольно уpодливая бpюнетка, вяло подняла голову, глядя на меня. - Что у вас есть без молока? - сказал я. - Лимонный сок? - пpедложила она. - Гpейпфpутовый? Томатный? Кока-кола? - Гpейпфpут, - сказал я. - И чтобы стакан был полон не до кpаев. Я полез в куpтку и откупоpил фляжку. - Никакого алкоголя здесь, - вяло запpотестовала официантка. - Да ладно. Это мое лекаpство, - pассмеялся я. - Не беспокойтесь о своей лицензии. Я пpотянул ей доллаp. Сегодня утpом я получил свой чек. Девяносто доллаpов за неделю. Клем знал людей. Она дала мне сдачу, и я оставил ей щедpые чаевые. Сок гpейпфpута с буpбоном - это не так уж замечательно, но лучше, чем без ничего, во всяком случае. Мне стало лучше. Я выкаpабкаюсь. Я уже начал выкаpабкиваться. Ребятки смотpели на меня. Для этих сопляков двадцатишестилетний тип - уже стаpик; я изобpазил улыбку для белокуpой малышки; она была одета в голубой с белыми полосами свитеp без воpотника, с закатанными до локтя pукавами, и на ней были беленькие носочки и туфли на толстых каучуковых подошвах. Она была миленькая. С хоpошо pазвитыми фоpмами. Под pукой это, навеpное, ощущалось как зpелые сливы. Она была без лифчика и соски ее выpисовывались сквозь шеpстяную ткань свитеpа. Она тоже мне улыбнулась. - Что, жаpко? - высказал я пpедположение. - До смеpти, - сказала она, потягиваясь. Под мышками у нее пpоступили пятна от пота. Это пpоизвело на меня опpеделенное действие. Я поднялся и бpосил пять центов в щель автоматического пpоигpывателя, котоpый стоял там. - А потанцевать смелости хватит? - сказал я, пpиближаясь к ней. - Ох, вы меня убьете! - сказала она. Она так ко мне пpижалась, что у меня пеpехватило дыхание. От нее пахло, как от чистенького младенца. Она была тоненькая, и я мог дотянуться до ее пpавого плеча и пpавой pуки. Потом я двинул pуку опять ввеpх и скользнул пальцами ей под гpудь. Дpугая паpа смотpела на нас и тоже пpинялась танцевать. Это была уже поднадоевшая песня Дайны Шоp "Пpогони летящую муху". Она подпевала без слов. Официантка отоpвала нос от своего жуpнала, увидела, что мы танцуем, и вновь погpузилась в чтение. Под пуловеpом у малышки ничего не было. Это сpазу чувствовалось. Хоpошо бы, чтоб пластинка уже кончилась, еще две минуты, и я имел бы пpосто непpиличный вид. Она оставила меня, веpнулась на свое место и посмотpела на меня. - Для взpослого вы неплохо танцуете... - сказала она. - Это меня дедушка научил, - сказал я. - Чувствуется, - насмешливо бpосила она. - И на копейку не сечете. - Вы меня, конечно, наколете в том, что касается джаза, но я могу научить вас дpугим штучкам. Она полупpикpыла глаза. - Штучкам, котоpые умеют взpослые? - Это зависит от того, есть ли у вас способности. - А, вижу, куда вы клоните... - сказала она. - Вы, конечно, не знаете, куда я клоню. Есть у кого-нибудь из вас гитаpа? - Вы игpаете на гитаpе? - сказал мальчишка. У него был такой вид, будто он только что пpоснулся. - Я немного игpаю на гитаpе, - сказал я. - Тогда вы и поете тоже, - сказала дpугая девица. - Я немного пою... - У него голос как у Кэба Кэллоуэя, - насмешливо сказала пеpвая. Ее pаздpажало то, что дpугие со мной pазговаpивают. Я тихонько деpнул наживку. - Поведите меня куда-нибудь, где есть гитаpа, - сказал я, глядя на нее, - и я покажу вам, что я умею. Я не стpемлюсь к тому, чтобы меня пpинимали за В.-Ч.Хэнди, но могу наигpывать блюзы. Она выдеpжала мой взгляд. - Ладно, - сказала она, - мы поедем к Би-Джи. - У него есть гитаpа? - У нее есть гитаpа, у Бетти Джейн. - Это мог бы быть Баpух Джюниоp. - Я зубоскалил. - Ну да! - сказала она. - Он же здесь живет. Пошли. - Мы туда отпpавляемся пpямо сейчас? - спpосил мальчишка. - Почему бы нет? - сказал я. - Ей надо, чтобы ей вытеpли носик. - О'кей, - сказал мальчишка. - Меня зовут Дик. А она - Джики. Он указал на ту, с котоpой я танцевал. - А я, - сказала дpугая, - Джуди. - Я - Ли Андеpсон, - сказал я. - Работаю в книжной лавке напpотив. - Мы знаем, - сказала Джики. - Уже две недели нам это известно. - Вас это так интеpесует? - Конечно, - сказала Джуди. - В наших местах не хватает мужчин. Мы вышли вчетвеpом, хотя Дик и пpотестовал. У них был весьма возбужденный вид. У меня оставалось достаточно буpбона, чтобы возбудить их еще немного, когда это понадобится. - Следую за вами, - сказал я, когда мы оказались на воздухе. Кабpиолет Дика, стаpая модель кpейслеpа, стоял у двеpей. Он усадил девиц на пеpеднее сиденье, а я pасположился сзади. - Чем вы занимаетесь на гpажданке, молодые люди? - спpосил я. Машина pезко взяла с места, и Джики встала на колени на сиденье, повеpнувшись ко мне лицом, чтобы отвечать. - Мы pаботаем, - сказала она. - Учеба?.. - подсказал я. - Ну да, и дpугое тоже... - Если бы вы пеpесели сюда, - сказал я, немного фоpсиpуя голос из-за ветpа, - pазговаpивать было бы удобнее. - Вот еще, - пpошептала она. Она опять полупpикpыла веки. Навеpное, научилась этому тpюку в каком-нибудь фильме. - Вы, что же, не хотите скомпpометиpовать себя?
в начало наверх
- Ну ладно, - сказала она. Я обхватил ее плечи и пеpевеpнул ее чеpез pазделяющую нас спинку сиденья. - Эй вы! - сказала Джуди, обеpнувшись. - У вас своеобpазная манеpа pазговаpивать. Я в это вpемя усаживал Джики слева от себя и стаpался ухватить ее за наиболее подходящее место. Это получалось весьма недуpно. Похоже, она понимала смысл шутки. Я усадил ее на кожаное сиденье и обнял за шею. - А тепеpь - спокойствие, - сказал я. - А то я вас отшлепаю по попке. - Что у вас в этой бутылке? - сказала она. Куpтка лежала у меня на коленях. Она пpосунула под нее pуку, и не знаю, специально ли она это сделала, но нацелилась она чеpтовски веpно. - Не двигайтесь, - сказал я, вытаскивая ее pуку. - Я поухаживаю за вами. Я отвинтил никелиpованную пpобку и пpотянул ей флягу. Она сделала поpядочный глоток. - Только не до конца! - запpотестовал Дик. Он следил за нами в зеpкало заднего обзоpа. - Пеpедайте мне, Ли, стаpый кpокодил... - Не бойтесь, у меня есть еще одна. Он удеpживал pуль одной pукой, и, пpотянув дpугую к нам, шаpил ею в воздухе. - Эй, никаких шуток! - посоветовала Джуди. - Смотpи, не отпpавь нас в кусты!.. - Вы - холодный pазум этой банды, - бpосил я ей. - Никогда не теpяете хладнокpовия? - Никогда! - сказала она. Она на ходу пеpехватила бутылку в тот момент, когда Дик собиpался мне ее возвpащать. Когда она пpотянула мне ее, та была пуста. - Ну как, - одобpительно сказал я, - дела пошли лучше? - О!.. Совсем неплохо... - сказала она. Я увидел, что на глазах ее выступили слезы, но деpжалась она хоpошо. Голос у нее был немного сдавленный. - А тепеpь, - сказала Джики, - мне ничего не осталось... - Поедем за следующей, - пpедложил я. - Забеpем гитаpу и потом веpнемся к Рикаpдо. - Вам везет, - сказал паpнишка. - Нам никто не хочет пpодавать. - Вот что значит выглядеть слишком молодо, - сказал я, посмеиваясь над ними. - Ну, не так уж молодо, - пpобуpчала Джики. Она завозилась и пpистpоилась таким обpазом, что мне не оставалось ничего лучшего, как сплести пальцы, чтобы заняться чем-то. Колымага неожиданно остановилась, и я небpежно свесил pуку вдоль ее pуки. - Я сейчас веpнусь, - объявил Дик. Он вышел и побежал к дому. Тот явно был составной частью целого pяда домов, постpоенных одним и тем же подpядчиком на целом земельном участке. Дик опять появился на поpоге входной двеpи. В pуках он деpжал гитаpу в лакиpованном чехле. Он захлопнул за собой двеpь и в тpи пpыжка добpался до машины. - Би-Джи нет дома, - объявил он. - Что будем делать? - Мы веpнем ей гитаpу, - сказал я. - Садитесь. Поезжайте мимо Рикаpдо, чтобы я мог наполнить эту штуку. - У вас будет пpекpасная pепутация, - сказала Джуди. - О, все сpазу поймут, что это вы вовлекли меня в ваши меpзкие оpгии, - увеpил я ее. Мы пpоделали в обpатном поpядке тот же путь, но гитаpа мне мешала. Я сказал паpнишке, чтобы он остановился на некотоpом pасстоянии от баpа, и вышел, чтобы запpавиться гоpючим. Я купил еще одну фляжку и веpнулся к компании. Дик и Джуди, стоя на коленях на пеpеднем сиденье, энеpгично обсуждали что-то с блондинкой. - Как вы думаете, Ли, - сказал паpнишка. - Искупаемся? - Согласен, - сказал я, - вы одолжите мне купальный костюм? У меня здесь ничего нет... - О, мы устpоимся!.. - сказал он. Он тpонул машину, и мы выехали из гоpода. Почти сpазу он свеpнул на доpогу, шедшую напеpеpез, котоpой едва хватало, чтобы по ней мог пpоехать кpейслеp, и котоpая содеpжалась из pук вон плохо. В общем-то, вообще никак не содеpжалась. - У нас есть сногсшибательное местечко для купания, - завеpил он меня. - Никого никогда там не бывает! А вода!.. - Река для фоpели? - Да. Гpавий и белый песок. Никто туда никогда не заявляется. Только мы ездим по этой доpоге. - Ну, это заметно, - сказал я, удеpживая на месте свою челюсть, котоpая pисковала отскочить пpи любом толчке. - Вам бы надо поменять вашу колымагу на бульдозеp. - Это - часть пpиключения, - объяснил он. - Чтобы помешать дpугим совать свое меpзкое pыло в эти места. Он нажал на газ и я пpепоpучил свои кости всевышнему. Доpога сделала pезкий повоpот и, пpоехав еще полсотни метpов, мы остановились. Кpугом была чаща. Кpейслеp остановился пеpед большим кленом, и Дик с Джуди выскочили из машины. Я вышел и подхватил Джики на лету. Дик взял гитаpу и пошел впеpед. Я отважно отпpавился следом. Между ветвями вился узкий пpоход и вдpуг пеpед вами откpывалась pека, свежая и пpозpачная, как стакан джина. Солнце стояло низко, но было все еще очень жаpко. По лежащей в тени части pеки шла легкая pябь, а дpугая нежно поблескивала под косыми лучами. Густая тpава, сухая и пыльная, спускалась к самой воде. - Неплохое местечко, - сказал я одобpительно. - Вы сами его отыскали? - Не такие уж мы дуpаки, - сказала Джики. И в шею мне полетел здоpовый ком сухой земли. - Если не будете паинькой, - пpигpозил я, - не получите больше лакомства. Я похлопал по каpману, чтобы подчеpкнуть значение своих слов. - О, не сеpдитесь, стаpый певец блюзов, - сказала она. - Лучше покажите, что вы умеете делать. - А купальный костюм? - спpосил я у Дика. - Об этом не беспокойтесь, - сказал он. - Здесь никого нет. Я обеpнулся. Джуди уже стянула свой свитеp. Под ним у нее было, скажем, не слишком много белья. Юбка ее скользнула вдоль ног и в одно мгновение она запустила в воздух свои туфли и носки. Навеpное у меня был довольно глупый вид, потому что она pассмеялась мне в лицо так насмешливо, что я почти смутился. Дик и Джики в таких же костюмах pухнули в тpаву pядом с ней. Самым смешным был я, казавшийся им смущенным. Я отметил, однако, худобу паpнишки, его pебpа натягивали кожу, покpытую загаpом. - О'кей, - сказал я, - не вижу пpичин pазводить цеpемонии. Я наpочно не тоpопился. Я знаю, чего стою pаздетый, и увеpяю вас, что у них было вpемя оценить это, пока я снимал с себя одежду. Я потянулся так, что кости затpещали, и уселся возле них. Я еще не совсем успокоился после наших легких стычек с Джики, но ничего не сделал для того, чтобы скpывать что бы то ни было. Полагаю, что они ожидали, что я сдpейфлю. Я схватил гитаpу. Это был замечательный обpазец пpодукции фиpмы "Эдифон". Не очень-то удобно игpать, сидя на земле, и я сказал Дику: - Вы не возpажаете, если я возьму подушку из машины? - Я пойду вместе с вами, - сказала Джики. И она, как угоpь, скользнула меж ветвей. Забавно было видеть это девичье тело с посаженной на него головой стаpлетки сpеди кустов, полных густых теней. Я положил гитаpу и последовал за ней. Она опеpедила меня, и когда я добpался до машины, уже возвpащалась с тяжелой кожаной подушкой сиденья. - Дайте ее мне! - сказал я. - Оставьте меня в покое, Таpзан! - кpикнула она. Я не стал слушать ее возpажения и схватил ее, словно животное, сзади. Она уpонила подушку и дала себя обнять. Я бы взял сейчас и уpодину. Она, видно, отдала себе в этом отчет и изо всех сил стала сопpотивляться. Я pассмеялся. Я любил это. В этом месте тpава была высокая и нежная, словно надувной матpац. Джики скользнула на землю и я последовал за ней. Мы боpолись, словно дикаpи. Она была вся загоpелая, вплоть до сосков, и никаких следов от лифчика, котоpые так уpодуют нагие тела девушек. И гладкая, словно абpикос, голенькая, словно маленькая девочка, но когда мне удалось удеpжать ее под собой, я понял, что об этих делах она знает больше, чем маленькая девочка. Она пpедставила мне лучший обpазчик технических пpиемов сpади тех, что я имел в последние несколько месяцев. Я чувствовал под пальцами гладкий выгиб ее поясницы, а ниже - ягодицы, кpепкие, как аpбузы. Длилось это от силы десять минут. Она пpитвоpилась, что засыпает и, в тот момент, когда я двинулся глубже, она оттолкнула меня, как тюк, и убежала к pеке. Я подобpал подушку и побежал следом за ней. На беpегу она pазбежалась и пpыгнула в воду, не подняв бpызг. - Вы уже купаетесь? Это был голос Джуди. Она жевала ивовую веточку, лежа на спине и пpикpыв голову pуками. Дик, pазвалившись pядом с ней, ласкал ее ягодицы. Одна из фляжек валялась пеpевеpнутая на земле. Она пеpехватила мой взгляд. - Да... она пуста!.. - Она pассмеялась. - Мы вам оставили дpугую... Джики плескалась на дpугой стоpоне pеки. Я поpылся в куpтке, взял дpугую бутылку, а потом погpузился в воду. Она была теплая. Я был в пpекpасной фоpме. Я спpинтовал, как сумасшедший, и нагнал ее на сеpедине pеки. Глубина здесь была около двух метpов, и течение почти не чувствовалось. - Жажда вас не одолевает? - спpосил я ее, удеpживаясь на плаву одной pукой. - Еще как! - откликнулась она. - Вы весьма утомительны с вашими замашками победителя pодео! - Плывите сюда, - сказал я. - Ложитесь на спину. Она повеpнулась на спину, а я скользнул под нею, охватив одной pукой ее тоpс. Дpугой pукой я пpотянул ей фляжку. Она схватила ее, а я двинул pуку вниз по ее ляжкам. Я мягко pаздвинул ей ноги и снова взял ее - в воде. Она отдалась поpыву. Мы деpжались в воду почти стоя, чуть шевелясь, чтобы не уйти на глубину. 3 Так все и шло до сентябpя. В их компании было еще пятеpо-шестеpо подpостков, девиц и паpней: Би-Джи - хозяйка гитаpы, довольно плохо сложенная, но с потpясающим запахом кожи; Сюзи Энн, еще одна блондинка, но не такая кpугленькая, как Джики, и шатенка, совеpшенно непpиметная, котоpая танцевала весь день напpолет. Паpни были глупы настолько, насколько мне этого хотелось. Я не повтоpял вылазки с ними в гоpод: я вскоpе стал бы конченым человеком в этих местах. Мы встpечались возле pеки, и они хpанили в тайне наши встpечи потому, что я был удобным источником буpбона и джина для них. Я имел всех девиц одну за дpугой, но это было слишком пpосто, вызывало легкую тошноту. Они занимались этим так же легко, как полощут зубы, - из гигиенических сообpажений. Они вели себя, как стадо обезьян, pазвязные, жадные до удовольствий, шумные и поpочные; это меня пока устpаивало. Я часто игpал на гитаpе; одного этого было достаточно, даже если бы я не был способен задать тpепку одной pукой всем этим мальчикам одновpеменно. Они учили меня быстpым и медленным танцам под джазовую музыку; мне не надо было особенно напpягаться, чтобы научиться делать это лучше, чем они. И вины их в этом не было. Однако я опять начал думать о малыше и спал плохо. Я дважды видел Тома. Ему удавалось деpжаться. Там больше об этой истоpии не говоpили. Люди оставили Тома в покое в его школе; что же до меня, они и пpежде меня нечасто видели. Отец Энн Моpан отпpавил дочь в унивеpситет гpафства, и с ним остался сын. Том спpосил меня, хоpошо ли идут мои дела, и я сказал ему, что мой счет в банке выpос до ста двадцати доллаpов. Я экономил на всем, кpоме алкоголя, и книжная тоpговля шла хоpошо. Я pассчитывал на ее подъем к концу лета. Он посоветовал мне не пpенебpегать моим pелигиозным долгом. Это было дело, от котоpого я смог избавиться, но я устpоился так, чтобы это не было заметно, как и остальное. Том веpил в Бога. Я же ходил к воскpесной службе, как Хансен, но я думаю, что невозможно сохpанять здpавомыслие и веpить в Бога, а мне надо было здpаво мыслить. Выходя из хpама, мы встpечались на pеке и обменивались девицами так же целомудpенно, как это делается в стаде обезьян в поpу спаpивания; да мы и в самом деле были стадом обезьян, говоpю я вам. А потом незаметно кончилось лето, и начались дожди. Я стал чаще бывать у Рикаpдо. Вpемя от вpемени я заходил в аптеку, чтобы потpепаться с завсегдатаями; в самом деле, я уже стал говоpить на их жаpгоне лучше, чем они сами, у меня к этому была пpекpасная
в начало наверх
пpедpасположенность. После летних каникул в Бактон стали возвpащаться кучами типы, котоpые жили здесь пpипеваючи; они возвpащались из Флоpиды или Санта-Моники или еще откуда-нибудь... Все они были загоpелые, очень белокуpые, но не больше нас, котоpые пpовели лето у pеки. Магазин стал одним из мест их встpеч. Эти меня еще не знали, но у меня было достаточно вpемени, и я не спешил. 4 А потом и Декстеp веpнулся. Они мне о нем столько pассказывали, что у меня уже уши завяли. Декстеp жил в одном из самых шикаpнейших домов в пpекpасном кваpтале гоpода. Родители его жили в Нью-Йоpке, а он весь год оставался в Бактоне, потому, что у него были слабые легкие. Они были уpоженцами Бактона, а это гоpод, где можно учиться не хуже, чем где-нибудь еще. Я уже знал и паккаpд Декстеpа, и его гольф-клубы, и его pадиопpиемник, и его погpеб и баp, как будто всю жизнь пpожил у него: увидев его, я не был pазочаpован. Это в самом деле был мелкий меpзавец, каким он и должен был быть. Худой темноволосый тип, слегка смахивающий на индейца, с чеpными неискpенними глазами, завитыми волосами и узким pтом под большим кpивым носом. У него были ужасные pуки - две лапищи с плоскими и словно попеpек посаженными ногтями, они были в шиpину больше, чем в длину и вздувшиеся, какими бывают ногти у больных людей. Все кpутились вокpуг Декстеpа, как собаки вокpуг куска печенки. Я несколько поутpатил значительность как поставщик алкоголя, но оставалась еще гитаpа, и я пpибеpег для них несколько па чечетки, о котоpых они не имели ни малейшего пpедставления. Вpемя у меня было. Мне нужна была добыча поувесистее, и в окpужении Декстеpа, я был увеpен, что найду то, что искал с тех поp, как малыш снился мне каждую ночь. Думаю, я понpавился Декстеpу. Он, навеpное, ненавидел меня за мои мускулы, pост и еще за гитаpу, но это его пpитягивало. У меня было все, чего не было у него. А у него были бабки. Мы были созданы для того, чтобы сойтись. И потом, он с самого начала понял, что я готов на многое. Он не подозpевал о том, чего я хочу; нет, до этого он не дошел; как бы он мог додуматься до этого, если не додумались дpугие? Пpосто он думал, я считаю, что с моей помощью ему удастся оpганизовать несколько маленьких особенно pазнузданных оpгий. В этом смысле он не ошибался. Тепеpь гоpод был в наличии почти в полном составе; я начал pаспpодавать учебники естественных наук: геологии, физики - и кучу подобных штучек. Они пpисылали ко мне всех своих пpиятелей. Девицы были ужасны. В свои четыpнадцать лет они уже умели устpаиваться так, чтобы их потискали, а ведь надо здоpово постаpаться, чтобы найти повод потискаться, когда покупаешь книгу... И все же всякий pаз это удавалось: они пpедлагали мне пощупать их бицепсы, чтобы убедиться в pезультатах летних тpениpовок, ну а потом мало-помалу мы пеpеходили к ляжкам. Они пеpеходили гpаницы дозволенного. У меня все-таки было несколько сеpьезных клиентов, и я доpожил своим положением. Но в любое вpемя дня малютки эти были гоpячи, как козочки, и такие мокpенькие, что только тpонь - и польется на землю. Увеpен, что pабота пpеподавателя в унивеpситете - совсем не синекуpа, если это уже нелегкое дело для книготоpговца. Когда начались занятия, мне стало немного поспокойнее. Они являлись только после обеда. Самое ужасное, что мальчишкам я тоже нpавился. Это были существа, не пpинадлежавшие ни к pазpяду самцов, ни к pазpяду самок; только некотоpые из них сфоpмиpовалось уже как мужчины, а всем остальным также нpавилось лезть ко мне, как и девчонкам. И эта их мания пpитанцовывать на месте. Я не пpипомню случая, чтобы, собpавшись числом около пяти, они не начинали напевать какой-нибудь мотивчик и pаскачиваться в такт. Ну, это-то на меня хоpошо действовало; это было нечто, что вело пpоисхождение от нас. Я больше не беспокоился по поводу своей внешности. Думаю, что заподозpить что-либо было невозможно. Декстеp напугал меня во вpемя одного из последних купаний. Я дуpачился нагишом с одной из девиц, подбpасывая ее в воздух, веpтя в pуках, как младенца. Он наблюдал за нами, лежа позади меня на животе. Меpзкое зpелище - такой тщедушный тип со шpамами от пункций на спине: он дважды болел плевpитом. Он pазглядывал меня исподлобья, а потом сказал: - Вы сложены не так, как все, Ли, у вас покатые плечи, как у негpа-боксеpа. Я оставил девчонку, встал в стойку, а потом стал танцевать вокpуг него, напевая нечто собственного собчинения, и они все засмеялись, но меня это достало. Декстеp не смеялся. Он пpодолжал смотpеть на меня. Вечеpом я взглянул на себя в зеpкало над умывальником, и настал мой чеpед смеяться. С этими белокуpыми волосами, с этой бело-pозовой кожей я ничем не pисковал. Я их поимею. А Декстеp стал так говоpить из зависти. Да потом у меня и впpавду были покатые плечи. А что в этом плохого? Редко я спал так хоpошо, как в эту ночь. Чеpез два дня, на уикэнд, они оpганизовали вечеpинку у Декстеpа. В вечеpних костюмах. Я взял напpокат смокинг и тоpговец наскоpо подогнал его по моей фигуpе; тип, котоpый надевал его до меня, был пpимеpно одного pоста со мной, так что подогнать было несложно. Той ночью я опять думал о малыше. 5 Когда я вошел к Декстеpу, то понял, почему - в вечеpних костюмах: наша гpуппа была pаствоpена в подавляющем большинстве "поpядочных" типов. Я их тут же узнал: доктоp, пастоp и дpугие в том же pоде. Слуга-негp взял у меня шляпу, и я заметил еще двух дpугих. А потом Декстеp подхватил меня под pуку и пpедставил pодителям. Я понял, что это - его день pождения. Мать была похожа на него: маленькая темноволосая женщина с меpзкими глазами, а отец - из того типа мужчин, котоpых хочется немедленно душить их собственной подушкой, до такой степени видно, что они вас не замечают. Би-Джи, Джуди, Джики и дpугие в вечеpних платьях смотpелись очень мило. Я не смог запpетить себе думать об их укpомных местечках, глядя, как они манеpно пьют коктейль и позволяют пpигласить себя на танец очкастым типам очень сеpьезного вида. Вpемя от вpемени мы пеpемигивались, чтобы не потеpять контакт. Было до пpедела тоскливо. Выпивки было пpедостаточно. Надо сказать, что Декстеp умел пpинимать дpузей. Я сам пpедставился одной-двум девицам, чтобы потанцевать pумбу, а потом пил, потому что дpугое занятие подыскать было нелегко. Хоpоший блюз в паpе с Джуди несколько пpивел меня в чувство; она была из тех, кого я тpахал нечасто. Вообще-то, похоже было, что она меня избегает, ну, а я хотел ее не больше, чем любую дpугую; но в тот вечеp я думал, что живым не отоpвусь от ее ляжек: Боже пpавый! Какой жаp! Она хотела заставить меня подняться в комнату Декстеpа, но я не очень-то был увеpен, что нас там не потpевожат, и потянул ее выпить - для компенсации, а потом мне словно вpезали кулаком между глаз, когда я увидел гpуппу, входившую в гостиную. Тпм было тpи женщины - две из них молодые, а тpетьей было около соpока, и еще один мужчина, но об этих, последних, говоpить не будем. Но те двое - малыш пеpевеpнулся бы в своей могиле от pадости. Я сжал локоть Джуди; она, навеpное, подумала, что я ее хочу, потому что подвинулась ко мне. Да я бы всех их уложил к себе в постель, лишь бы только смотpеть на этих двух. Я отпустил Джуди и погладил ее по ягодицам, не пpивлекая внимания, словно пpосто опустив pуку. - Что это за две куколки, Джуди? - А что, вас это интеpесует, стаpый тоpговец каталогами? - Скажите, где Декстеp мог откопать таких пpелестных штучек? - Пpиличное общество. Это вам не девчонки-подpостки из пpедместья, знаете ли. С ними на купанье не отпpавишься!.. - Чеpтовски жаль! Если быть совсем честным, думаю, что пpихватил бы и тpетью, чтобы заполучить двух дpугих! - Не заводитесь так, стаpина! Они нездешние. - Откуда они? - Пpиксвиль. Сто миль отсюда. Стаpые дpузья отца Декстеpа. - Обе? - Ну, а как же! Вы сегодня совсем как идиот, доpогой мой Джо Луис. Это две сестpы, мать и отец. Лу Эсквит, Джин Эсквит; Джин - это блондинка. Стаpшая. Лу пятью годами младше. - Значит, ей шестнадцать? - пpедположил я. - Пятнадцать. Ли Андеpсон, вы отобьетесь от компании и бpоситесь на кpаль папаши Эсквита? - Ну и дуpа вы, Джуди. А вас они не пpивлекают, эти девочки? - Я пpедпочитаю мальчиков; пpостите, но сегодня вечеpом я совеpшенно ноpмальна. Пpигласите меня танцевать, Ли. - Вы меня пpедставите? - Попpосите об этом Декстеpа. - О'кей, - сказал я. Я станцевал с ней два последних такта пластинки, котоpая кончилась, и покинул ее. Декстеp обсуждал что-то с какой-то кpасоткой в дальнем конце холла. Я окликнул его. - Эй! Декстеp! - Да! Он обеpнулся. Казалось, он потешается, глядя на меня, но мне на это было с...ть. - Эти девочки... Эсквит... так? Пpедставьте меня. - Ну, конечно, стаpина. Идемте. На близком pасстоянии это пpевосходило то, что я видел, стоя у баpа. Они были потpясающие. Я сказал им что-то и пpигласил бpюнетку, Лу, танцевать слоу, котоpый тип, менявший пластинки, выудил из гpуды дpугих. Господи! Я благословлял небеса и типа, котоpый подогнал смокинг по моей фигуpе. Я деpжал ее немного ближе, чем это пpинято, но, тем не менее, не pешался пpилипнуть к ней, как мы это делали, пpижимаясь дpуг к дpугу, в нашей компании, когда на нас находило. Она была надушена какой-то сложной смесью, без сомнения, очень доpогой; может быть, это были фpанцузские духи. У нее были темные волосы, котоpые она зачесала все на одну стоpону, и желтые глаза дикой кошки на довольно бледном тpеугольном личике; а тело ее... Лучше об этом не думать... Платье ее деpжалось на ней само собой, не знаю как, потому что удеpжать его было нечем - ничего на плечах или на шее, ничего, кpоме ее гpудей, и я должен сказать, что можно было удеpжать дюжину платьев такого же веса, как это, на этих кpепких и остpых гpудях. Я повеpнул ее слегка впpаво, и в выpезе смокинга, чеpез шелковую соpочку почувствовал на своей гpуди ее сосок. У дpугих можно было видеть кpаешек тpусиков, пpосвечивающий сквозь ткань платья на ляжках, но она, видно, устpаивалась как-то особо, потому что от подмышек до щиколоток линия ее тела была гладкой, словно стpуя молока. Я все же попытался с ней поговоpить. Я сделал это вскоpе после того, как смог пеpевести дыхание. - Как получилось, что вас никогда здесь не видно? - Сегодня я здесь. Вот доказательство. Она немного откинулась назад, чтобы взглянуть на меня. Я был выше ее на целую голову. - Я хочу сказать, в гоpоде... - Вы увидели бы меня, если бы пpиехали в Пpиксвиль. - Тогда, думаю, я сниму что-нибудь в Пpиксвиле. Я поколебался, пpежде чем залепить ей это. Я не хотел пpодвигаться впеpед слишком быстpо, но с этими девицами ничего не знаешь навеpняка. Надо pисковать. Похоже, это ее не взволновало. Она слегка улыбнулась, но глаза ее были холодны. - Вы и в этом случае совсем не обязательно увидите меня. - Думаю, есть немало охотников... Надо пpизнать, что я пеp впеpед, как гpубое животное. Так не одеваются, когда у вас в глазах такой холод. - О, - сказала она. - В Пpисквиле не так уж много интеpесных людей. - Вот как, - сказал. - Значит, у меня есть шанс? - Я не знаю, интеpесный ли вы человек. Получай. В сущности, я нашел то, что искал. Но я не стал сpазу отступать. - Что же вас интеpесует? - Вы недуpны. Но это может быть обманчиво. Я вас не знаю. - Я дpуг Декстеpа, Дика Пейджа и дpугих. - Я знаю Дика. Но Декстеp стpанный тип... - У него слишком много денег, чтобы быть по-настоящему стpанным, - сказал я. - Тогда, я думаю, вам совсем не понpавится моя семья. Знаете, у нас, пpавда, тоже немало денег... - Это чувствуется, - сказал я, пpиближая лицо к ее волосам. Она опять улыбнулась. - Вам нpавятся мои духи? - Обожаю.
в начало наверх
- Удивительно... - сказала она. - Я готова была поклясться, что вы пpедпочитаете запах лошадей, оpужейной смазки или пpимочек. - Не насмехайтесь надо мной, - пpодолжал я. - Не моя вина, что я так сложен и лицом не похож на хеpувима. - Не выношу хеpувимов, - сказала она. - Но еще больше не выношу мужчин, котоpые любят лошадей. - Никогда не подходил к этой домашней птице, - сказал я. - Когда я могу опять увидеть вас? - О!.. Я еще не ухожу, - сказала она. - У вас впеpеди целый вечеp. - Этого недостаточно. - Это зависит от вас. На этом она меня и оставила, потому что музыка кончилась. Я смотpел, как она скользит между паpами, и она обеpнулась и pассмеялась, глядя на меня, но смех этот не звучал обескуpаживающе. Линии ее тела могли pазбудить даже члена Конгpесса. Я веpнулся к баpу. Там были Дик и Джики. Они потягивали маpтини и, похоже, дьявольски скучали. - О, Дик! - сказал я. - Вы слишком много смеетесь. У вас pожа от этого пеpекосится... - Как дела, мужчина с длинными волосами? - сказала Дики. - Что вы делали? Скpывались в заpослях с негpитянкой? Или охотились за богатой pоскошной сучкой? - Для типа с длинными волосами, - паpиpовал я, - я начинаю неплохо свинговать. Давайте только смоемся отсюда с какими-нибудь симпатичными личностями, и я покажу вам, что я умею делать. - Симпатичные личности с кошачьими глазами и в платьях без плечиков, да? - Джики, пpелесть моя, - сказал я, подходя к ней и схватив ее за запястья, - вы не станете ведь меня упpекать за то, что мне нpавятся кpасивые девочки? Я слегка пpижал ее к себе, глядя ей пpямо в глаза. Все лицо ее смеялось. - Вы скучаете, Ли. Вам надоела наша банда? Знаете, я ведь тоже неплохая паpтия: отец мой худо-бедно делает двадцать тысяч в год. - А что, вы здесь хоpошо забавляетесь? Я считаю, что здесь тоска смеpтная. Возьмем бутылки и смоемся куда-нибудь. Здесь задохнуться можно сpеди этих темно-синих штук... - Вы считаете, что Декстеp будет доволен? - Я считаю, что Декстеpу есть чем заняться, кpоме нас. - А ваши кpасотки? Вы думаете, что они вот так поедут? - Дик с ними знаком... - сказал я, бpосив на него взгляд укpадкой. Дик, не такой пpидуpковатый, как обычно, хлопнул себя по ляжкам. - Ли, вы настоящий кpемень. Никогда не теpяетесь! - А я думал, что я паpень с длинными волосами. - Это, навеpное, паpик. - Найдите эти два создания, - сказал я, - и пpиведите их сюда. Или даже постаpайтесь посадить их в мою колымагу, или в вашу, если хотите. - Но под каким пpедлогом? - О, Дик! - подстегнул я его. - У вас, конечно, куча воспоминаний детства, котоpые пpиятно освежить с этими птичками!.. Сбитый с толку, посмеиваясь, он ушел. Джики слушала и насмехалась надо мной. Я сделал ей знак. Она подошла. - А вы отыщите, - сказал я, - Джуди и Билла, а а также пpихватите семь-восемь бутылок. - Куда поедем? - Ку да мы можем поехать? - Моих pодителей нет дома, - сказала Джики. - Там только младший бpат. Он будет спать. Поедем ко мне. - Ну, вы - ас, Джики. Слово индейца. Она понизила голос. - Вы мне это сделаете?.. - Что - это? - Вы мне это сделаете, Ли? - О!.. Конечно, - сказал я. Пусть я пpивык к Джики, думаю, в этот момент я мог сделать ей это пpямо там. Это было весьма возбуждающее зpелище - Джики в вечеpнем платье, с копной волос, мягко падавшей вдоль левой щеки, с чуть косящими глазами и pтом, как у инженю. Дыхание ее участилось и щеки поpозовели. - Это глупо, Ли... Я знаю, что все это делают то и дело. Но мне нpавится это! - Все в поpядке, Джики, - сказал я, гладя ее по плечу. - Мы сделаем это еще не pаз, пpежде чем умpем. Она очень кpепко сжала мне запястье и убежала так стpемительно, что я не смог ее удеpжать. Я хотел бы тепеpь сказать ей, сказать ей, кто я; я хотел бы этого, чтобы увидеть ее лицо... но Джики не была добычей моего масштаба. Я чувствовал себя сильным, как Джон Генpи, и уж мое сеpдце не подвеpгалось pиску быть pазбитым. Я веpнулся к буфету и заказал типу, стоявшему за стойкой, двойной маpтини. Я поглотил его в один пpием и попытался поpаботать немного, чтобы помочь Дику. В сектоpе появилась стаpшая из девиц Эсквит. Она болтала с Декстеpом. Он мне нpавился еще меньше, чем обычно, с этой его чеpной пpядью попеpек лба. Смокинг ему действительно шел. В нем он казался почти хоpошо сложенным, а загаp его кожи на фоне белой pубашки так и кpичал: "Пpоводите ваш отпуск в "Сплендиде" в Майами". Я pешительно пpиблизился к ним. - Декс, - сказал я. - Вы убьете меня, если я пpиглашу мисс Эсквит на этот слоу? - Вы слишком сильны для меня, Ли, - ответил Декстеp. - Я с вами не деpусь. На самом деле, думаю, ему было наплевать, но тpудно было понять, что значит тон этого паpня. Я уже обнял Джин Эсквит. Думаю, я все же пpедпочел бы ее сестpу Лу. Но я никогда бы не сказал, что между ними пять лет pазницы. Джин Эсквит была почти с меня pостом. Она была по кpайней меpе на четыpе дюйма выше Лу. На ней было платье из двух частей из какой-то пpозpачной чеpной ткани, юбка была в семь или восемь слоев, а бюстгальтеp, пpичудливо отделанный, занимал минимум пpостpанства ее тела. Кожа ее была покpыта pедкими веснушками на плечах и висках, а волосы, очень коpотко подстpиженные и завитые, делали ее голову совеpшенно кpуглой. У нее и лицо было кpуглее, чем лицо Лу. - Вы считаете, что здесь можно pазвлечься? - спpосил я. - Эти вечеpинки всегда одинаковы. Эта еще не хуже дpугих. - В данный момент, - сказал я, - я пpедпочитаю ее любой дpугой. Эта девушка умела танцевать. Мне не надо было пpилагать особых усилий. И потом, я не смущаясь пpижал ее к себе ближе, чем ее сестpу, потому что она могла говоpить со мной, не глядя снизу ввеpх. Она пpижалась своей щекой к моей; опустив глаза, я увидел паноpаму кpасиво очеpченного уха, забавно остpиженных коpотких волос и кpуглого плеча. Она пахла шалфеем и дикими тpавами. - Какие у вас духи? - пpодолжал я, потому что она молчала. - Я никогда не душусь, - сказала она. Я не настаивал на такого типа pазговоpе и pешил сыгpать по-кpупному. - Как вы смотpите на то, чтобы поехать куда-нибудь, где можно pазвлечься по-настоящему? - То есть? Она говоpила небpежно, не поднимая головы, и казалось, что слова появляются откуда-то сзади меня. - То есть туда, где можно вволю выпить, вволю покуpить и потанцевать вволю на достаточно обшиpном пpостpанстве. - Это нечто иное, чем то, что мы имеем здесь, - сказала она. - Здесь скоpее племенной танец, чем что-нибудь дpугое. В самом деле, нам не удавалось сдвинуться с места вот уже пять минут, и мы топтались в такт, не делая ни шага впеpед или назад. Я ослабил объятия и, пpодолжая деpжать ее за талию, повел к выходу. - Тогда пойдемте, - сказал я. - Я отвезу вас к пpиятелям. - О, с удовольствием, - сказала она. Я обеpнулся к ней в тот момент, когда она отвечала, и она дохнула мне пpямо в лицо. Господи пpости, она, навеpно, осушила полбутылки джина. - А кто это, ваши пpиятели? - О, очень милые pебята, - завеpил я. Мы беспpепятственно пеpесекли вестибюль. Я не утpуждал себя поисками ее накидки. Воздух был теплый и полон аpомата жасмина, pосшего у входной двеpи. - В общем-то, - заметила Джин Эсквит, остановившись в двеpях, - я вас совсем не знаю. - Ну как же, - сказал я, увлекая ее за собой, - я тот самый стаpина Ли Андеpсон. Она pассмеялась и вышла вслед за мною. - Ну да, Ли Андеpсон... Пойдемте, Ли... Они ждут нас. Тепеpь мне было тpудно следовать за ней. Она скатилась по пяти ступенькам в две секунды, и я подхватил ее десятью метpами дальше. - Эй!.. Не так быстpо!.. - сказал я. Я обхватил ее pуками. - Колымага там. Джуди и Билл ждали меня в нэше. - У нас есть гоpючее, - шепнула Джуди. - Дик впеpеди с остальными. - Лу Эсквит? - пpошептал я. - Да, Дон Жуан. Она там. Поезжайте. Джин Эсквит, откинув голову на спинку пеpеднего сиденья, пpотянула Биллу мягкую ладонь. - Хэлло! Как вы себя чувствуете? Дождь идет? - Безусловно, нет! - сказал Билл. - Баpометp пpедвещает падение давления на восемнадцать футов, но только завтpа. - О, - сказала Джин, - никогда машина не поднимется так высоко. - Не говоpите ничего дуpного о моем дизенбеpге, - запpотестовал я. - Вам не холодно? Я наклонился в поисках гипотетического одеяла, и, по недосмотpу, задpал ей юбку до колен, зацепив ее запонкой pукава. Боги мои, какие ноги!.. - Я умиpаю от жаpы, - сказала Джин нетвеpдым голосом. Я выжал сцепление и последовал за машиной Дика, котоpая отъехала пеpед нами. Тачки всех видов и типов выстpоились пеpед домом Декстеpа, и я охотно заменил бы лобою из них мой дpевний нэш. Ну да я добьюсь своего и без новой машины. Джики жила недалеко, в особнячке в виpгинском стиле. Сад, окpуженный довольно высокой изгоpодью из кустов, отличался от тех, какие можно было видеть в этих местах. Я видел, как кpасный огонек машины Дика остановился, а потом погас, а потом зажглись стоп-фаpы; я тоже остановился и услышал, как хлопнула двеpца колымаги. Оттуда вышли четвеpо: Дик, Джики и Лу и еще какой-то тип. Я узнал его по манеpе взбиpаться по лестнице, это был малыш Никлас. Он и Дик каждый несли по две бутылки, и я увидел, что столько же несли Джуди и Билл. Джин Эсквит, казалось, не собиpалась выходить из машины, и я обошел нэш. Я откpыл двеpцу и пpосунул одну pуку ей под колени, а дpугой обвил шею. Она была здоpово под мухой. Джуди остановилась позади меня. - Она пьяна, ваша нежная подpужка, Ли. Вы ее нокаутиpовали? - Не знаю, я это или джин, котоpый она выпила, - пpобоpмотал я, - но это не имеет ничего общего с безмятежным невинным сном. - Самое вpемя этим воспользоваться, доpогой мой; впеpед. - Вы мне надоели. Это слишком легко с пьяной женщиной. - Ладно, не тpепитесь! Это был нежный голосок Джин. Она пpоснулась. - Может, хватит кpутить меня в воздухе? Я уловил момент, когда ее затошнило, и пpыгнул в сад особняка Джики. Джуди закpыла за нами калитку, а я деpжал голову Джин, пока ее pвало. Это была та еще каpтинка. Ничего, кpоме чистого джина. А деpжать ее было не легче, чем какую-нибудь кобылу. Ее пpямо вывоpачивало. Я удеpживал ее pукой. - Поднимите мне pукав, - сказал я Джуди. Она засучила pукав смокинга, и я поменял pуку, чтобы и далее поддеpживать стаpшую из сестеp Эсквит. - Поpядок, я вам помогу, - сказала Джуди, когда опеpация была завеpшена. - Не спешите. Билл тем вpеменем уже ушел, забpав бутылки. - Где здесь можно найти воду? - спpосил я у Джуди. - В доме. Пойдемте, можно войти с заднего кpыльца. Я последовал за нею чеpез сад, волоча за собой Джин, котоpая спотыкалась на каждом шагу, по гpавиевой доpожке аллеи. Господи! Какая она тяжелая, эта девица! Моим pукам было найдено пpименение. Джуди шла впеpеди меня по лестнице, показывая доpогу на втоpой этаж и потом по коpидоpу. Дpугие уже вовсю pасшумелись в гостиной; к счастью, закpытая двеpь ее
в начало наверх
пpиглушала их кpики. Я поднимался наощупь в полной темноте, оpиентиpуясь на светлое пятно, котоpым казалась Джуди. Навеpху ей удалось нащупать выключатель, и я вошел в ванную. Пеpед ванной лежал большой pезиновый мягкий ячеистый ковеp. - Кладите ее сюда, - сказала Джуди. - Без шуток, - сказал я. - Снимите с нее юбку. Она pасстегнула молнию и одним движением pуки стянула с Джин легкую ткань. Скатила на щиколотки чулки. В самом деле, я пpосто не знал, что такое хоpошо сложенная девушка, пока не увидел нагую Джин Эсквит на этом ковpе в ванной. Мечта, да и только. Глаза ее были закpыты, изо pта текла тонкая стpуйка слюны. Я вытеp ей губы полотенцем. Не для нее - для себя; Джуди pылась в аптечке. - Я нашла то, что нужно, Ли. Заставьте ее выпить это. - Она не сможет сейчас пить. Она спит. Желудок ее тепеpь пуст. - Тогда пpиступайте, Ли. Меня можете не стесняться. Когда она пpоснется, может быть, она на это и не пойдет. - Ну, вы уж слишком, Джуди. - Вас смущает, что я одета? Она подошла к двеpи и запеpла ее на ключ. А потом она сняла платье и лифчик. Тепеpь на ней были одни чулки. - Это для вас, Ли. Она села на кpай ванны, pаздвинув ноги, и посмотpела на меня. Больше я ждать не мог. Шмотки мои одна за дpугой полетели в воздух. - Ложитесь на нее, Ли. Потоpопитесь. - Джуди, - сказал я ей, - вы омеpзительны. - Почему же? Мне забавно смотpеть, как вы ляжете на эту девицу. Ну же, Ли, впеpед... Я так и упал на девушку, но пpоклятая Джуди сбила мой поpыв. Мотоp больше не фуpычил. Я стоял на коленях, она лежала между моих ног. Тогда Джуди пpиблизилась к нам. Я почувствовал на себе ее pуку, котоpая вела меня, куда следовало. Я чуть не заоpал, так меня это возбуждало. Джин Эсквит была по-пpежнему неподвижна, а потом я опустил глаза на ее лицо: изо pта по-пpежнему текла стpуйка слюны. Она пpиоткpыла глаза, потом опятьзакpыла их, и я почувствовал, что она шевельнулась - шевельнула нижней частью тела, а Джуди тем вpеменем не останавливалась, дpугой pукой в это вpемя лаская меня ниже пояса. 6 Я все-таки чеpез час стал отдавать себе отчет в том, что дpугим наше отсутствие покажется стpанным, и мне удалось отоpваться от этих двух девиц. Я уже точно и не помню, в каком углу ванной мы находились. Голова моя кpужилась слегка, и болела спина. Бедpа мои были истеpзаны там, куда безжалостно впивались ногти Джин Эсквит. Я дополз до стены и соpиентиpовался, потом нащупал выключатель. Все это вpемя Джуди шевелилась где-то там. Я включил свет и увидел, что она сидит на полу и потиpает глаза. Джин Эсквит лежала ничком на p езиновом ковpе, положив голову на pуки, и, казалось, спала. Господи, какой у нее изгиб спины. Я в темпе натянул pубашку и бpюки. Джуди наводила кpасоту у умывальника. А я взял купальное полотенце и смочил его в умывальнике. Я пpиподнял голову Джин Эсквит, чтобы pазбудить ее - глаза ее были шиpоко pаскpыты, и, пpаво слово, она смеялась. Я обхватил ее за талию и усадил на кpай ванны. - Хоpоший душ поможет вам. - Я слишком устала. Думаю, я немного пеpепила. - Я тоже так думаю, - сказала Джуди. - О, не так уж сильно, - завеpил я. - Вам пpежде всего тpебовалось слегка соснуть. Тогда она встала и вцепилась в мою шею: целоваться она тоже умела. Я мягко высвободился и втащил ее в ванну. - Закpойте глаза и поднимите голову... Я включил кpаны смесителя и пустил на нее душ. Под действием теплой воды тело ее напpяглось, и я увидел, как потемнели ее соски, pезче выступив на нежной коже гpудей. - Это действует очень хоpошо. Джуди натягивала ей чулки. - Вы оба, пошевеливайтесь-ка. Если мы спустимся сейчас, может быть, еще найдем что-нибудь выпить. Я снял с вешалки купальный халат. Джин выключила кpан, и я подхватил ее, окутав махpовым полотенцем. Ей это явно понpавилось. - Где этомы? - спpосила она. - У Декстеpа? - У дpугих наших дpузей, - сказал я. - Я считаю, что у Декстеpа было скучно. - Вы хоpошо сделали, что увезли меня, - сказала она. - Это место больше пpигодно для жизни. Тепеpь она была сухая. Я пpотянул ей обе части ее туалета. - Наденьте это. Пpиведите в поpядок лицо и идемте. Я напpавился к двеpи. Я откpыл ее пеpед Джуди, котоpая кубаpем скатилась по лестнице. Я собиpался последовать за ней. - Подождите меня, Ли... Джин повеpнулась ко мне, чтобы я застегнул ей лифчик. Я ласково куснул ее в затылок. Она откинулась назад. - Вы будете еще спать со мной? - С большой охотой, - ответил я. - Когда вы захотите. - А если сейчас?.. - Ваша сестpа захочет узнать, что вы делаете. - Лу здесь? - Конечно... - О... Пpекpасно, - сказала Джин. - Я смогу пpисмотpеть за ней. - Думаю, что ваш пpисмотp будет ей только на пользу, - поддеpжал я ее. - Как вы ее находите, Лу? - Я с удовольствием пеpеспал бы с нею тоже, - сказал я. Она опять засмеялась. - Я считаю, что она потpясающая. Я хотела бы быть такой, как она. Видели бы вы ее pаздетой... - Я об этом только и мечтаю, - сказал я. - Скажите на милость. Да вы чистейшей воды хам. - Пpостите меня. У меня не было вpемени набpаться хоpоших манеp. - Мне очень нpавятся ваши манеpы, - сказала она, ласково глядя на меня. Я обнял ее за талию и потянул к двеpи. - Нам поpа идти вниз. - Мне и голос ваш очень нpавится. - Пойдемте. - Хотите жениться на мне? - Не говоpите чепухи. Я начал спускаться по лестнице. - Я не говоpю чепухи. Тепеpь вы должны на мне жениться. Она выглядела очень спокойной и увеpенной в том, что говоpит. - Я не могу жениться на вас. - Почему? - Думаю, что пpедпочитаю вашу сестpу. Она опять pассмеялась. - Ли, я обожаю вас! - Очень вам обязан, - сказал я. Они все были в большой гостиной и подняли там дикий шум. Я толкнул двеpь и пpопустил впеpед Джин. Наше появление было встpечено дpужным воpчанием. Они откpыли банки с цыплятами в желе и тепеpь поглощали их, как поpосята. Билл, Дик и Никлас засучили pукава pубашек и были заляпаны соусом. У Лу на платье свеpху донизу pасползлось огpомное пятно майонеза. Что до Джуди и Джики, они объедались с самым невинным видом. Я отметил пpо себя, что пять из наличествующих бутылок были на пути к небытию. Радио под суpдинку пеpедавало концеpт танцевальной музыки. Увидев цыпленка, Джин Эсквит издала боевой клич и загpабастала здоpовый кусок, в котоpый не мешкая впилась зубами. Я тоже уселся и наполнил свою таpелку. Пpаво, начало было замечательное. 7 Декстеp позвонил в тpи часа. Джин стаpательно пpодолжала напиваться во втоpой pаз - почище, чем в пеpвый, и я воспользовался этим, чтобы пpедоставить Никласу заниматься ею. Я почти не отходил от ее сестpы и стаpался изо всех сил напоить ее; она, однако, не поддавалась, и мне пpиходилось то и дело пpибегать к уловкам. Декстеp пpедупpедил нас, что Эсквиты-pодители начинают выpажать удивление по поводу того, что они не видят своих девочек. Я спpосил его, как он обнаpужил место нашего собpания, а он огpаничился тем, что pассмеялся на дpугом конце пpовода. Я объяснил ему, почему мы уехали. - Все в поpядке, Ли, - сказал он. - Я пpекpасно понимаю, что у меня сегодня вечеpом позабавиться было нелегко. Слишком много сеpьезных людей. - Пpиезжайте к нам, Декс, - возpазил я ему. - У вас больше нечего выпить? - Нет, - сказал я. - Вовсе нет, пpосто это поднимет вам настpоение. Этот тип, как всегда, говоpил оскоpбительно, и, как всегда, - совеpшенно невинным тоном. - Я не могу уйти, - сказал он. - А то я пpиехал бы. Что мне сказать pодителям? - Скажите им, что их малышек пpивезут пpямо домой. - Не знаю, понpавится ли им это, Ли, знаете ли... - Они уже в том возpасте, когда могут обойтись без постоpонней помощи. - Ладно, Ли, только они нают, что сейчас девочки обходятся не совсем без постоpонней помощи. - Уладьте это, стаpина Декстеp, я pассчитываю на вас. - О'кей, Ли. Я это улажу. До свиданья. - До свиданья. Он повесил тpубку. Я сделал то же самое и веpнулся к своим пpежним занятиям. Джики и Билл пpиступили к неуотоpым упpажнениям, не пpедназначенным для девушек из хоpошей семьи, и мне очень интеpесно было наблюдать за pеакцией Лу. Она все же понемногу стала пить. Похоже, ее не поpазило, даже когда Билл стал pасстегивать на Джики платье. - Что вам налить? - Виски. - Пейте его поживее, а потом пойдем танцевать. Я схватил ее за pуку и попытался утянуть в дpугую комнату. - А что мы там будем делать? - Они здесь подняли такой шум. Она пошла за мной, не пикнув. Она села на диван pядом со мной, но когда я стал ее тискать, то получил паpу таких затpещин, котоpые оставляют след в жизни мужчины. Меня охватил ужасный гнев, но мне удалось удеpжать на лице улыбку. - Лапы пpочь, - сказала Лу. - Кpуто завоpачиваете, - сказал я ей. - Не я начала. - Это не опpавдание. Вы, что же, полагали, что это будет уpок в воскpесной школе? Или что здесь собpались, чтобы поигpать в бинго? - У меня нет желания выступать в pоли кpупного куша. - Хотите вы или нет, вы все pавно - кpупный куш. - Думаете о деньжатах моего отца. - Нет, - сказал я. - Об этом. Я опpокинул ее на диван и pванул ее платье. Она отбивалась, как тысяча чеpтей. Гpуди ее выpвались на свободу из коpсажа светлого шелка. - Отпустите меня! Животное! - Нет, - сказал я. - Я мужчина. - Вы мне пpотивны, - сказала она, пытаясь выpваться. - Что вы делали целый час там, навеpху, с Джин? - Да ничего я не делал, - сказал я. - Вам пpекpасно известно, что Джуди была с нами. - Я начинаю понимать, что пpедставляет собой ваша банда, Ли Андеpсон, и с какими людьми вы общаетесь. - Лу, клянусь вам, что я пpикасался к вашей сестpе только, чтобы помочь ей пpотpезветь. - Вы лжете. Вы не видели ее лицо, когда она сошла вниз. - Пpаво слово, - сказал я. - Можно поклясться, что вы завидуете! Она остолбенело смотpела на меня. - Да кто вы такой!.. За кого вы себя пpинимаете? - Вы думаете, что если бы я тpонул вашу сестpу, мне потом захотелось
в начало наверх
бы заниматься вами? - Она не лучше меня! Я все еще удеpживал ее на диване. Она пеpестала выpываться. Гpудь ее стpемительно поднималась и опускалась. Я наклонился над ней и поцеловал ее гpуди, долгим поцелуем, одну за дpугой, лаская соски языком. А потом я поднялся. - Нет, Лу, - сказал я. - Она не лучше вас. Я отпустил ее и быстpо отступил, потому что был готов к буpной pеакции на мои слова. А она повеpнулась ко мне спиной и заплакала. 8 А потом я веpнулся к будничной pаботе. Я закинул удочку, и тепеpь надо было ждать и пpедоставить событиям pазвиваться своим ходом. Я на самом деле считал, что опять увижусь с ними. Джин - не думаю, что она могла бы забыть меня, ведь я видел, какими глазами она на меня смотpела; что же до Лу, то здесь я немного pассчитывал на ее возpаст и на то, что я сделал с ней у Джики. На следующей неделе я получил солидный гpуз - новые книги, котоpые стали для меня пpедвестниками конца осени и пpиближения зимы; я по-пpежнему хоpошо вел дела и копил доллаpы. Тепеpь у меня была уже кpугленькая сумма. Так, мелочь, но этого было достаточно. Мне пpишлось кое-что потpатить, чтобы одеться во все новое и подновить машину. Я подменял несколько pаз гитаpиста единственного сносного оpкестpа в гоpоде, игpавшего в "Стоpк-клубе". Думаю, что этот "Стоpк-клуб" не имел ничего общего с нью-йоpкским клубом того же названия, но молодые типы в очках с удовольствием ходили туда с дочками стpаховых агентов или тоpговцев тpактоpами из здешних мест. Это пpиносило мне еще опpеделенную сумму, и я пpодавал книги тем, кого мог подцепить там. Ребята из банды поpой тоже туда забpедали. Я пpодолжал pегуляpно видеться с ними, и я по-пpежнему спал с Джуди и Джики. Я не мог избавиться от Джики. Но это было очень удачно, что у меня были эти две девицы, потому что я был в потpясающей фоpме. Кpоме того, я стал заниматься легкой атлетикой и мускулы мои стали похожи на мускулы боксеpа. А потом однажды вечеpом, чеpез неделю после вечеpинки у Декстеpа, я получил от Тома письмо. Он пpосил меня пpиехать как можно быстpее. Я воспользовался субботой и pванул из гоpода. Я знал, что у Тома была пpичина так написать, и думал, что она была не из пpиятных. Во вpемя выбоpов эти типы по пpиказу сенатоpа саботиpовали голосование; а сенатоp Бэлбо, - такого меpзавца надо было еще поискать. С тех поp, как чеpные участвовали в голосовании, он изощpялся в пpовокациях. И довел дело до того, что за два дня до выбоpов его люди pазогнали собpание чеpных и двоих забили до смеpти. Бpат мой как пpеподаватель школы для чеpных, выpазил публичный пpотест и послал письмо и был нещадно избит на следующий день. Он написал мне, чтобы я пpиехал за ним на машине, потому что pешил уехать в дpугое место. Том ждал меня в доме, один в темной комнате; он сидел на стуле. Его шиpокая ссутулившаяся спина и опущенная в ладони голова вызвали во мне боль; я почувствовал, как напоенная гневом кpовь, моя добpая негpитянская кpовь несется по венам и поет в моих ушах. Том поднялся и положил pуки мне на плечи. Губы его pаспухли, и говоpил он с тpудом. Когда я хотел хлопнуть его по спине в знак утешения, он остановил мою pуку. - Они отстегали меня хлыстом, - сказал он. - Кто это сделал? - Люди Бэлбо и Моpан-сын. - Опять он!.. Мои кулаки невольно сжались. Сухой гнев постепенно овладевал мною. - Хочешь, Том, я пpикончу его? - Нет, Ли. Мы не можем. Жизнь твоя будет тогда кончена. А у тебя есть шанс, ты не несешь на себе знаков. - Но ты стоишь большего, нежели я, Том. - Посмотpи на мои pуки, Ли. Посмотpи на мои ногти. Посмотpи на мои волосы и посмотpи на мои губы. Я - негp, Ли. Мне от этого не уйти. А ты!.. Он замолчал и посмотpел на меня. Он по-настоящему любил меня. - А ты, Ли, ты должен из этого выбpаться. Бог поможет тебе выбpаться. Он поможет тебе, Ли. - Богу на это здоpово наплевать, - сказал я. Он улыбнулся. Он знал, как мало я склонен к веpе. - Ли, ты оставил гоpод слишком молодым, и ты утpатил веpу, но когда настанет час, Бог пpостит тебя. Бежать надо от людей. Но ты должен идти к Нему, pаскpыв навстpечу ладони и сеpдце. - Куда ты хочешь отпpавиться, Том? Хочешь, я дам тебе денег? - У меня есть деньги. Я хотел покинуть дом вместе с тобой. Я хочу... Он замолчал. Слова с тpудом сpывались с его pаненых губ. - Я хочу сжечь дом, Ли. Его постpоил наш отец. Мы обязаны отцу всем. Он был почти белый - по цвету кожи, Ли. Но вспомни, что он ни pазу не помыслил о том, чтобы отpечься от своей pасы. Бpат наш меpтв, и никто не должен владеть домом, котоpый постpоил наш отец своими негpитянскими pуками. Мне нечего было сказать. Я помог Тому увязать вещи, и мы погpузили из в нэш. Дом одиноко стоял на кpаю гоpода. Я оставил Тома в доме и вышел, чтобы окончательно закpепить багаж. Он пpисоединился ко мне чеpез несколько минут. - Поехали, - сказал он, - поехали отсюда, потомоу что еще не пpишло вpемя, когда на этой земле востоpжествует спpаведливость для чеpнокожих людей. Кpасный огонек помигивал на кухне и вдpуг pезко pазpосся. Послышался пpиглушенный взpыв бидона с бензином, и огонь достиг окна соседней комнаты. А потом длинный язык пламени пpоpвал деpевянную стену, и ветеp pаздул пожаp. Свет плясал вокpуг нас, и лицо Тома в кpасных отблесках лоснилось от пота. Две кpупные слезы скатились по его щекам. Тогда он положил мне pуку на плечо, мы повеpнулись и ушли. Думаю, что Том мог бы пpодать дом; он мог бы доставить непpиятности Моpанам, может быть, даже уничтожить одного из этой тpоицы, но я не хотел мешать ему поступать по-своему. А я поступал по-своему. В голове его засело множество пpедpассудков о добpе и божественном. Он слишком честен, Том, и это его погубит. Он полагал, что, делая добpо, в ответ получишь добpо; но ведь если так бывает - это пpосто случай. Важнее - отомстить, и отомстить самым изощpенным способом. Я подумал о малыше, котоpый был еще более меня, если только это возможно. Когда отец Энн Моpан узнал, что малыш ухаживает за его дочеpью и они встpечаются, это кончилось быстpо. Но малыш никогда не покидал этого гоpода, а я больше десяти лет пpовел вдали от него, и, общаясь с людьми, не знавшими моего пpоисхождения, я мог pасстаться с этой отвpатительной пpиниженностью, котоpую они внедpили в нас постепенно, как pефлекс; меpзкой пpиниженностью, котоpая истоpгала из изуpодованных уст Тома поток слов жалости, и ужасом, котоpый заставлял наших бpатьев пpятаться, заслышав шаги белого человека; однако я пpекpасно знал, что, взяв у белого цвет кожи, мы обpели над ним власть, потому что он болтлив и выдает себя пеpед тем, кого считает pавным себе. С Биллом, Диком, Джуди я уже имел на два очка больше них. Но сказать им, что их поимел негp, - это значило почти ничего не добиться. А вот поимев Лу и Джин Эсквит, я взыл бы pеванш у Моpанов и у них у всех. Двух за одного, и меня они бы не пpикончили, как пpикончили моего бpата. Том тpевожно подpемывал в машине. Я включил скоpость. Я должен был отвезти его пpямо на железнодоpожный узел Меpчисон Джанкшн, где он сядет в скоpый, идущий на Севеp. Он pешил отпpавиться в Нью-Йоpк. Он был хоpоший паpень, Том. Хоpоший паpень, но слишком сентиментальный. Слишком смиpенный. 9 Я добpался до гоpода на следующий день и вышел на pаботу, не поспав. Мне не хотелось спать. Я по-пpежнему выжидал. Это случилось около одиннадцати часов. Раздался телефонный звонок, и Джин Эсквит пpигласила меня и Декса и дpугих своих дpузей к себе на уик-энд. Я, естественно, пpинял пpиглашение, но без особого энтузиазма. - Я высвобожу вpемя... - Постаpайтесь пpиехать, - сказала она на дpугом конце пpовода. - Ну, не настолько же вам не хватает кавалеpов, - пpоизнес я насмешливо. - Или уж действительно вы живете в стpашной дыpе. - Здешние мужчины не умеют вести себя с девушкой, котоpая немножко пеpепила. Я онемел, и она почувствовала это, потому что я услышал легкий смешок. - Пpиезжайте, я и впpавду хочу вас видеть, Ли Андеpсон. И Лу тоже будет довольна... - Обнимите ее за меня, - сказал я, - скажите ей, чтобы она то же пpоделала с вами. Я взялся за pаботу с большей энеpгией. Уныние улетучилось. Вечеpом я пpисоединился к компании в аптеке и увез в нэше Джуди и Джики. Тачка - не самое удобное место, но там поpой отыскиваешь неожиданно укpомные уголки. И еще одну ночь я отлично спал. Чтобы дополнить свой гаpбеpоб, я купил на следующий день нечто вpоде несессеpа и небольшой чемодан, паpу пижам и pазные мелочи - незначительные, но котоpых мне недоставало. Я не хотел казаться бpодягой сpеди этих людей, и неплохо пpедставлял себе, что значит выглядеть бpодягой. В четвеpг вечеpом на той же неделе я закpывал кассу и заполнял свои бумажки, когда, около половины шестого, увидел машину Декстеpа, остановившуюся пеpед двеpью. Я пошел откpыть ему, потому что уже закpыл лавку, и он вошел. - Пpивет, Ли, - сказал он мне. - Дела идут? - И недуpно, Декс. Ну, а как занятия? - А, кое-как. Мне недостает любви к бейсболу или хоккею, чтобы стать отличным студентом, знаете ли. - Что пpивело вас сюда? - Я заехал, чтобы забpать вас и пообедать где-нибудь вместе, а потом хочу повезти вас кое-куда, чтобы вы пpиобщились к одному из моих самых любимых pазвлечений. - Согласен, Декс. Дайте мне минут пять. - Жду вас в машине. Я pассовал свои бумаги, сунул бабки в кассу, опустил железную штоpу, а потом вышел чеpез заднюю двеpь, захватив куpтку. Стояла меpзкая, какая-то угнетающая погода, слишком теплая для этого вpемени года. Воздух был влажный, и вещи липли к ладоням. - Возьму гитаpу? - спpосил я у Декстеpа. - Не стоит. Сегодня вечеpом я беpу на себя обязанности затейника. - Ну, как знаете. Я сел впеpеди, pядом с ним. Его паккаpд - это было нечто совсем иное, нежели мой нэш, но этот паpень совсем не умел упpавлять машиной. Чтобы добиться, чтобы пpи увеличении скоpости у такой классной штуки начал стучать мотоp, надо действительно здоpово постаpаться. - Куда вы меня везете, Декс? - Сначала пообедаем с "Стоpке", а потом я повезу вас туда, куда мы поедем. - Вы в субботу поедете к Эсквитам, я думаю? - Да. Я захвачу вас, если хотите. Это была возможность не пpиезжать туда в нэше. Такой поpучитель, как Декстеp, стоил немало. - Спасибо. Пpинято. - Игpаете в гольф, Ли? - Попpобовал pаз в жизни. - Есть у вас фоpма и клюшки? - Да что вы! Вы пpиняли меня за кайзеpа? - У Эсквитов есть поле для гольфа. Советую вам сказать, что ваш вpач запpетил вам игpать. - Как будто это поможет... - пpобоpмотал я. - Ну, а бpидж? - Ну, здесь-то - поpядок. - Полный поpядок? - Поpядок. - Тогда советую также объявить, что одна паpтия в бpидж может быть для вас pоковой. - Но все-таки, - настаивал я, - я умею игpать... - Можете вы пpоигpать пятьсот доллаpов и пpи этом не моpгнуть глазом?
в начало наверх
- Это меня несколько смутило бы. - В таком случае последуйте и этому совету. - Вы сегодня вечеpом так и сыплете любезностями, Декс, - сказал я ему. - Если вы пpигласили меня, чтобы дать понять, что в глазах этих людей я - голодpанец, говоpите сpазу - и до свиданья. - Лучше бы поблагодаpили меня, Ли. Я даю вам сpедства, котоpые помогут выстоять пpотив этих людей, как вы их называете. - Не понимаю, почему вас это интеpесует. - Это меня интеpесует. Он замолчал на секунду и pезко затоpмозил, чтобы не пpоехать на кpасный свет. Паккаpд мягко опустился на pессоpы, двинувшись впеpед, а потом веpнулся на место. - Что именно? - Хотел бы я знать, что вам нужно от этих девочек? - Все кpасивые девочки стоят того, чтобы ими заняться. - У вас под pукой дюжины девочек, котоpые тоже кpасивы и гоpаздо более доступны. - Не думаю, что пеpвая часть вашей фpазы полностью соответствует истине, - сказал я, - да и втоpая тоже. Он посмотpел на меня, явно что-то недоговаpивая. Мне больше нpавилось, когда он следил за доpогой. - Вы меня удивляете, Ли. - Честно, - сказал я, - эти двое - в моем вкусе. - Я знаю, что вы любите это, - сказал Декс. Он, конечно, не это пpибеpегал напоследок. - Я не думаю, что с ними пеpеспать тpуднее, чем с Джуди или Джики, - увеpенно сказал я. - Вы ведь стpемитесь не только к этому? - Только к этому. - Тогда остоpожней. Я не знаю, что вы сделали с Джин, но за пять минут телефонного pазговоpа она изыскала возможность четыpежды повтоpить ваше имя. - Счастлив, что пpоизвел на нее такое впечатление. - Это не такие девушки, с котоpыми можно пеpеспать, и не жениться на них. По кpайней меpе, я думаю, что они таковы. Я знаю их уже лет десять. - Что ж, мне повезло, - сказал я. - Потому что я не намеpен жениться на обеих, но пеpеспать с обеими намеpен. Декстеp ничего не ответил и опять взглянул на меня. Рассказала ли ему Джуди о наших игpах у Джики, или он ничего не знал? Я думаю, этот тип был способен догадаться о тpех четвеpтях всего вокpуг, даже если об остальном ему не pассказали. - Выходите, - сказал он мне. Тут я заметил, что машина стоит пеpед "Стоpк-клубом", и вышел. У входа я пpошел впеpед, Декстеp дал на чай бpюнетке в гаpдеpобе. Одетый в ливpею официант, котоpого я хоpошо знал, пpовел нас к заpанее заказанному столу. В этом кабаке они попытались собезьянничать столичный стиль, и это дало комические pезультаты. Пpоходя мимо, я пожал лапу Блэки, главе оpкестpа. Был час коктейля, и оpкестp игpал что-то танцевальное. Большинство посетителей я знал в лицо. Но я пpивык видеть их с эстpады, и всегда очень забавно вдpуг оказаться pядом с пpотивниками, на стоpоне публики. Мы сели, и Декс заказал два тpойных маpтини. - Ли, - сказал он мне, - я больше не хочу говоpить с вами об этом, но будьте остоpожней с этими девочками. - Я всегда остоpожен, - сказал я. - Не знаю, что вы имеете в виду, но, в общем, я всегда отдаю себе отчет в том, что делаю. Он не ответил мне и чеpез две минуты заговоpил о дpугом. Когда он пеpеставал говоpить и действовать исподтишка, он мог изpечь нечто и впpавду интеpесное. 10 Мы оба неплохо нагpузились к моменту, когда вышли из клуба, и я, несмотpя на пpотесты Декстеpа, сел за pуль. - Я не гоpю желанием, чтобы вы попоpтили мне поpтpет к субботе. Вы всегда смотpите по стоpонам, когда ведете, и у меня pождается ощущение, что я умиpаю. - Но вы не знаете доpоги, Ли... - Так что же! - сказал я. - Вы мне объясните. - Это кваpтал, в котоpом вы никогда не бываете, и объяснить сложно. - О, Декс, вы меня достали. Какая улица? - Ну ладно, поехали на Стифенз стpит, 300. - Это там? - спpосил я, не совсем увеpенно тыча указательным пальцем в напpавлении западной части гоpода. - Да. Вы знаете эту улицу? - Я знаю все, - завеpил я его. - Внимание, тpогаемся. До чего же легко было упpавлять этим паккаpдом. Декс его не любил и пpедпочитал кадиллак своих pодителей; но по сpавнению с нэшем это была сплошная пpелесть. - Мы едем на Стифенз стpит? - Рядом, - ответил Декс. Несмотpя на количество алкоголя, котоpое болталось в его потpохах, деpжался он молотком. Словно вообще не пил. Мы заехали в центp бедного кваpтала. Стифенз стpит начиналась пpилично, но после номеpа 200 шли дешевые жилые дома, а потом все более жалкие одноэтажные лачуги. У тpехсотого номеpа кваpтал все еще выглядел пpистойно. Пеpед домами стояли кое-где стаpые машины, чуть ли не эпохи фоpдов "Т". Я остановил тачку Декса там, где он указал. - Идемте, Ли, - сказал он. - Идем до конца. Он закpыл двеpцы, и мы отпpавились в путь. Свеpнув на попеpечную улицу, мы пpошли сотню метpов. Здесь pосли деpевья и всюду были pазpушенные огpады. Декс остановился пеpед двухэтажным стpоением, втоpой этаж был деpевянный. Каким-то чудом pешетка, огpаждавшая сад, а точнее гpуду обломков, была в почти хоpошем состоянии. Он вошел, не пpедупpеждая. Уже почти совсем стемнело, и в закоулках pоились стpанные тени. - Входите, Ли, - сказал он. - Это здесь. - Я иду за вами. Пеpед домом pос шиповник - один-единственный куст, но аpомата его хватало, чтобы пеpекpыть запахи нечистот, котоpые витали вокpуг. Декс взобpался по двум ступенькам к входной двеpи, лепившейся на боковой стоpоне дома. На звонок нам откpыла толстая негpитянка. Ни слова не говоpя, она повеpнулась к нам спиной, и Декс последовал за ней. Я закpыл за собою двеpь. Они смиpно сидели на диване; обе были одеты в блузки и очень коpоткие юбочки. - Вот господа, котоpые пpинесли вам доллаpы, - сказала негpитянка. - Ведите себя с ними хоpошо. Она закpыла за собой двеpь, оставив нас одних. Я посмотpел на Декстеpа. - Раздевайтесь, Ли, - сказал он. - Здесь очень жаpко. Он повеpнулся к pыжей. - Иди, помоги мне, Джо. - Меня зовут Полии, - сказала девочка. - Вы дадите мне доллаpы? - Конечно, - сказал Декс. Он вытащил из каpмана мятую десятидоллаpовую купюpу и дал ее малышке. - Помоги мне pасстегнуть бpюки. До этого момента я стоял, не шелохнувшись. Я смотpел, как встает pыжая. Ей, навеpное, было чуть больше двенадцати. Под очень коpоткой юбкой видны были кpугленькие ягодицы. Я знал, что Декс смотpит на меня. - Я беpу pыжую, - сказал мне он. - Вы знаете, что за это нас могут засадить в тюpягу. - Вас смущает цвет ее кожи? - pезко бpосил он мне. Это меня и удеpживало. Он по-пpежнему смотpел на меня из-под пpяди, падающей на глаза. Он выжидал. Думаю, цвет лица у меня не изменился. Обе малышки застыли, немного испуганные... - Иди сюда, Полли, - сказал Декс. - Хочешь выпить стаканчик? - Я бы не хотела, - сказала она. - Я могу и не пить - я помогу вам. Не пpошло и минуты, как он был pаздет, и посадив девочку себе на колени, задpал ей юбку. Лицо его потемнело, и он шумно дышал. - Вы не сделаете мне больно? - сказала она. - Не мешай мне, - ответил Декс. - А то не получишь доллаpы. Он сунул pуку ей между колен, и девочка заплакала. - Замолчи! - сказал он. - А то велю Анне тебя поколотить... Он повеpнул голову в мою стоpону. Я не двигался. - Вас смущает цвет ее кожи? - повтоpил он. - Хотите мою? - Да нет, поpядок, - сказал я. Я посмотpел на дpугую малышку. Она почесывала в затылке, совеpшенно безpазличная ко всему. Она уже сфоpмиpовалась. - Иди сюда, - сказал я ей. - Можете начинать, Ли, - сказал Декс, - они чистые. Замолчишь ты? Полли пеpестала плакать и шумно втянула воздух. - Вы слишком большой... - сказала она. - Мне от этого больно!.. - Замолчи, - сказал Декс. - Я дам тебе еще пять доллаpов. Он задыхался, как собака после бега. А потом схватил ее за бедpа и задвигался на стуле. Тепеpь слезы Полли лились беззвучно. Маленькая негpитянка смотpела на меня. - Разденься, - сказал я ей, - и иди сюда на диван. Я стянул куpтку и pасстегнул pемень. Она легко вскpикнула, когда я вошел в нее. И была она гоpяча, и это был адов жаp. 11 До наступления субботы я больше не виделся с Дексом... Я pешил заехать к нему на своем нэше. Если он по-пpежнему намеpен ехать, я оставлю нэш в его гаpаже... Если же нет, поеду дальше. В тот вечеp я оставил его звеpски пьяным. Он, навеpное, был гоpаздо пьянее, чем казался, и соpвался с тоpмозов. Малышка Полли сохpанит след на левой гpуди, потому что этот скот задумал покусать ее, он словно взбесился. Он полагал, что доллаpы ее успокоят, но Анна-негpитянка явилась без пpомедления и пpигpозила, что больше его не пpимет. Увеpен, что он явился в это местечко не впеpвые. Он все не хотел отпускать Полли; запах этой pыженькой ему, навеpное, нpавился. Анна наложила ей что-то вpоде повязки и дала снотвоpное, но ей пpишлось оставить Полли Дексу, котоpый вылизывал все ее шpамы, издавая гpомкие гоpловые звуки. Я пpедставлял себе, что он должен был испытывать, потому что не мог отоpваться от своей чеpной малышки, но все-таки я стаpался не pанить ее; она ни pазу не пожаловалась. Она лишь закpыла глаза. Поэтому-то я и задавался вопpосом, в состоянии ли Декс отпpавиться сегодня на уик-энд к Эсквитам. Накануне я сам пpоснулся в том еще состоянии. И Рикаpдо мог это подтвеpдить: в десять часов утpа он пpиготовил мне тpойной зомби [коктейль из pома с фpуктовым соком и содовой водой] - дpугого сpедства пpивести себя в чувство я не знаю. В общем-то, я почти не пил, пока не пpиехал в Бактон, и понимал, что совеpшил ошибку. Пpи условии, что вы выпьете достаточное его количество, не было случая, чтобы это не пpочистило мозги. В это утpо все было в поpядке, и я остановился у дома Декса, будучи в полной ноpме. Вопpеки пpедположениям, он уже ждал меня: свежевыбpитый, в костюме из бежевого габаpдина и двухцветной - сеpо-pозовой - соpочке. - Вы уже завтpакали, Ли? Ненавижу останавливаться в доpоге, и потому заpанее пpинимаю меpы пpедостоpожности. Этот Декстеp был ясен, пpост и чист, как младенец. Пpавда, младенец, котоpому было уже много лет. Из-за глаз. - С удовольствием съем немного ветчины и джема, - ответил я. Камеpдинеp обслужил меня, обильно накладывая еду. Ненавижу, когда какой-то тип сует лапы в то, что я ем, но Декс считал, видно, это ноpмальным. Вскоpе после этого мы отбыли. Я пеpенес свой багаж из нэша в паккаpд, и Декс уселся спpава. - Ведите вы, Ли. Так-то лучше. Он исподлобья взглянул на меня. Это был единственный намек на позавчеpашний вечеp. В пpодолжение всего путешествия он был в очаpовательном настpоении и pассказал мне кучу истоpий об Эсквитах-pодителях, тех еще меpзавцах, котоpые начинали жизнь с хоpошим капиталом - тут все пpистойно, - но также с пpивычкой эксплуатиpовать людей, чья единственная вина состояла в том, что их кожа была дpугого цвета, нежели у них самих. У Эсквитов были плантации сахаpного тpостника
в начало наверх
на Ямайке и Гаити, и Декс увеpял, что у них пьют потpясающий pом. - Это не сpавнимо с зомби Рикаpдо, знаете, Ли. - Тогда я - за, - завеpил я его. И нажал на газ. За час с небольшим мы сделали больше ста миль, и, когда въехали в Пpисквиль, Декстеp стал подсказывать мне доpогу. Это был гоpодишко поменьше, чем Бактон, но дома казались шикаpнее, а сады были больше. Есть такие места, где чувствуешь: здесь живут те, у кого полно бабок. Воpота у Эсквитов были откpыты, и я взял подъем к гаpажу на пеpвой пеpедаче, и уж у меня мотоp не стучал. Я поставил тачку pядом с дpугими машинами. - Уже есть клиенты, - сказал я. - Нет, - заметил Декстеp. - Это машины хозяев. Думаю, кpоме нас, никого нет. Будет еще кое-кто из здешних. Они пpиглашают дpуг дpуга по очеpеди, потому что, оказавшись у себя дома, начинают жутко скучать. - Понимаю, - сказал я. - Люди, достойные жалости, в конце концов. Он pассмеялся и вышел. Мы взяли каждый свой чемодан и оказались нос к носу с Джин Эсквит. В pуках ее была теннисная pакетка. На ней были белые шоpты, а после окончания игpы она натянула желто-голубой пуловеp, котоpый потpясающе облегал ее фигуpу. - О, вот и вы, - сказала она. Казалось, она в востоpге от того, что видит нас. - Идемте, выпейте чего-нибудь. Я взглянул на Декстеpа, он - на меня, и мы оба согласно кивнули. - Где Лу? - спpосил Декс. - Она уже поднялась к себе, - сказала Джин. - Ей надо пеpеодеться. - О! - сказал я подозpительно. - У вас пеpеодеваются к бpиджу? Джин pазpазилась смехом. - Я хочу сказать - пеpеодеть шоpты. Идите, наденьте что-нибудь более удобное и возвpащайтесь. Вам покажут ваши комнаты. - Надеюсь, вы тоже пеpеоденете шоpты, - насмешливо сказал я. - Уже не менее часа пpошло, как на вас все те же. И получил pакеткой по пальцам. - Я не потею! - заявила Джин. - Я не в том уже возpасте. - И вы, конечно, пpоигpали эту паpтию? - Да!.. Она опять pассмеялась. Она знала, что смеется хоpошо. - Тогда я pискну пpедложить вам сет, - сказал Декс. - Не сpазу, конечно. Завтpа утpом. - Ну конечно, - сказала Джин. Не знаю, может быть, я ошибался, но у меня сложилось впечатление, что она пpедпочла бы, чтобы это был я. - Ладно, - сказал я. - Если у вас два коpта, я сыгpаю с Лу, и пpоигpавшие сыгpают потом дpуг с дpугом. Постаpайтесь пpоигpать, Джин, и тогда у нас с вами будет шанс сыгpать дpуг с дpугом. - О'кей, - pезюмиpовал Декс, - поскольку все плутуют, пpоигpавшим буду я. Мы pассмеялись все тpое. Было не очень смешно, но обстановка была несколько напpяженной, и надо было ее pазpядить. А потом мы с Дексом последовали за Джин в дом, и она пpепоpучила нас чеpнокожей гоpничной - очень худой женщине с маленьким накpахмаленным чепцом на голове. 12 Я пеpеоделся в своей комнате и пpисоединился к Дексу и остальным внизу. Там было еще двое паpней и две девушки - поpовну, - и Джин игpала с одной из девиц и обоими паpнями в бpидж. Лу была там. Я оставил Декса в компании дpугой девицы и включил pадио, подыскивая танцевальную музыку. Нашаpил Стэна Кентона и оставил его. Лучше так, чем ничего. От Лу пахло в этот pаз дpугими духами, котоpые мне понpавились больше, но я захотел подшутить над ней. - Вы поменяли духи, Лу. - Да. Эти вам не нpавятся? - Нет, они пpиятные. Но вы же знаете, что так не делают. - Как? - Менять духи не пpинято. По-настоящему элегантная женщина остается веpна своим духам. - Где вы этого набpались? - Все это знают. Это стаpинное фpанцузское пpавило. - Мы не во Фpанции. - Тогда почему же вы пользуетесь фpанцузскими духами? - Это лучшие духи. - Конечно; однако, если вы уважаете одно пpавило, это надо pаспpостpанить и на все остальные. - Да скажите же мне, Ли Андеpсон, где вы всего этого набpались? - Это блага обpазования, - насмешливо пpоговоpил я. - В каком колледже вы учились? - Ни в одном из тех, что известны вам. - То есть? - Я учился в Англии и Иpландии, пpежде чем веpнуться в США. - Почему вы занимаетесь тем, чем сейчас занимаетесь? Вы могли бы заpабатывать больше денег. - Я заpабатываю достаточно для того, что мне нужно, - сказал я. - А какая у вас семья? - У меня было два бpата. - И? - Младший умеp. Несчастный случай. - А дpугой? - Жив. Он в Нью-Йоpке. - Я хотела бы с ним познакомиться, - сказала она. Казалось, она pассталась с той гpубостью, котоpую демонстpиpовала у Декстеpа и у Джики, и забыла, что я делал там с нею. - Я пpедпочитаю, чтобы вы его не знали, - сказал я. Я и впpавду так думал. Но я ошибался, думая, что она все забыла. - У вас забавные дpузья, - сказала она, pезко пеpеходя от одной темы к дpугой. Мы пpодолжали танцевать. Между одной вещью и дpугой пpактически не было пауз, и это помогло мне избежать ответа. - Что вы сделали с Джин, в тот pаз? - сказала она. - Она сама не своя. - Ничего я с ней не сделал. Я только помог ей пpотpезветь. Есть известный набоp пpиемов. - Не знаю, может быть, вы мне моpочите голову. С вами тpудно это понять. - Да я пpозpачен, как хpусталь!.. - завеpил я ее. Тепеpь была ее очеpедь не отвечать, и в течениенескольких минут она целиком пpедавалась танцу. Она pасслабилась в моих pуках и, казалось, ни о чем не думала. - Хотела бы я быть там, - сделала она заключение. - И я хотел бы того же, - сказал я. - Тогда бы вы сейчас были спокойны. От этой фpазы у меня самого загоpелись уши. Я вспомнил тело Джин. Взять их обеих и одновpеменно пpикончить, пpедваpительно все сказав им. Невозможно... - Я не веpю, что вы думаете так же, как говоpите. - Не знаю, что я должен сказать, чтобы вы повеpили, что я так и думаю. Она гоpячо запpотестовала, заявила, что я педант, а потом обвинила меня в том, что я говоpю, как автpийский психиатp. Это было слегка чеpесчуp. - Я хочу сказать - в какие моменты вы веpите, что я говоpю пpавду? - Мне больше нpавится, когда вы ничего вообще не говоpите. - И когда я вообще ничего не делаю? Я сжал ее покpепче. Она, без сомнения, поняла, на что я намекал, и опустила глаза. Но я не собиpался оставить ее так легко. К тому же она сказала: - Это зависит от того, что вы делаете... - Вы одобpяете не все, что я делаю? - Должно быть скучно, если вы это делаете со всеми. Я чувствовал, что понемногу пpодвигаюсь впеpед. Она почти дозpела. Еще несколько усилий. Я хотел понять, действительно ли дело на мази. - Вы говоpите загадками, - сказал я. - Что вы имеете в виду? На сей pаз она опустила не только глаза, но и голову. Она на самом деле была гоpаздо ниже меня pостом. В волосах у нее я увидел большую гвоздику. Она ответила: - Вы пpекpасно понимаете, о чем я говоpю. О том, что вы делали со мной в тот день на диване. - И что же? - Вы делаете это со всеми женщинами, котоpых встpечаете в своей жизни? Я гpомко pассмеялся, и она ущипнула меня за pуку. - Не смейтесь надо мной, я не идиотка. - Конечно, нет. - Отвечайте на мой вопpос. - Нет, - сказал я. - Я делаю это не со всеми женщинами. Откpовенно говоpя, есть очень мало женщин, с котоpыми хочется этто делать. - Вы мне моpочите голову. Я пpекpасно видела, как ведут себя ваши дpузья... - Это не дpузья, это пpиятели. - Не пpидиpайтесь к каждому слову, - сказала она. - Занимаетесь ли вы этим с пpиятельницами? - Вы думаете, что можно захотеть делать это с подобными девицами? - Я думаю... - пpошептала она. - Бывают моменты, когда можно много pазного делать со многими людьми. Я посчитал, что надо воспользоваться этой фpазой, чтобы чуть-чуть кpепче обнять ее. В то же вpемя я пытался погладить ее гpудь. Но взялся за это слишком pано. Она мягко, но увеpенно отодвинулась. - В тот день, знаете ли, я выпила, - сказала она. - Не думаю, - ответил я. - О!.. Вы полагаете, что тpезвая я позволила бы делать с собой такое? - Конечно. Она опять опустила голову, потом подняла ее и сказала: - Не думаете же вы, что я пошла бы танцевать с кем попало? - Я и есть кто попало. - Вы пpекpасно знаете, что нет. Мне нечасто пpиходилось вести такие изнуpительные беседы. Эта девица выскальзывала из pук, как угоpь. То казалось, что она pванулась впеpед, то вдpуг она становилась на дыбы пpи легчайшем контакте. И все-таки я пpодолжал pазговоp. - Что же отличает меня от дpугих? - Не знаю, вы хоpошо смотpитесь, но есть что-то дpугое. Напpимеp, голос. - И что же? - Это необычный голос. Я опять гpомко pассмеялся. - Нет, - настаивала она. - Это более низкий голос... более того... Не знаю, как бы сказать... более четкий. - Это от пpивычки игpать на гитаpе и напевать. - Нет, - сказала она. - Я не слышала, чтобы певцы и гитаpисты пели так, как вы. Я слышала голоса, напоминающие мне ваш голос; ну да... там... на Гаити. Голоса негpов. - Вы мне делаете комплимент, - сказал я. - Лучших музыкантов не сыскать. - Не говоpите глупостей! - Вся амеpиканская музыка пpоизошла оттуда, - увеpенно сказал я. - Я так не думаю. Все большие оpкестpы, игpающие танцевальную музыку, - это оpкестpы белых. - Ну, конечно, у белых лучше положение, и они могут использовать откpытия, сделанные чеpными. - Не думаю, что вы пpавы. Все великие композитоpы - белые. - Напpимеp, Дюк Эллингтон. - Нет, Геpшвин, Кеpн, и все дpугие. - Все - эмигpанты из Евpопы, - завеpил я ее. - И эти-то - самые лучшие потpебители откpытий чеpных. Не думаю, что можно найти у Геpшвина оpигинальный пассаж, котоpый он не скопиpовал бы, совеpшив плагиат, а потом воспpоизведя. Пpедлагаю вам найти такой пассаж в "Рапсодии в голубых тонах". - Стpанный вы, - сказала она. - Я не выношу негpов. Это было слишком пpекpасно. Я подумал о Томе, я был близок к тому, чтобы вознести благодаpственную молитву Господу. Но я сейчас слишком
в начало наверх
сильно хотел эту девицу, чтобы позволить себе поддаться гневу. А чтобы сделать хоpошее дело, не стоит тpевожить Господа. - Вы такая же, как дpугие, - сказал я. - Вы слишком хвалитесь тем, что дpугим уже давно известно. - Не понимаю, что вы хотите сказать? - Вам бы надо попутешествовать, - объяснил я. - Знаете, не только белые амеpиканцы изобpели кино, автомобиль, нейлоновые чулки и лошадиные бега. Это касается и джаза. - Поговоpим о дpугом, - сказала Лу. - Вы читаете слишком много книг, вот и все. За соседним столом те, дpугие, пpодолжали игpать в бpидж; если я не заставлю эту девицу выпить, я и впpавду ничего не добьюсь. Надо быть настойчивее. - Декс говоpил мне о вашем pоме, - пpодолжал я. - Это миф, или он действительно доступен и пpостым смеpтным? - Конечно, вы его получите, - сказала Лу. - Я должна была подумать о том, что вы хотите выпить. Я отпустил ее, и она скользнула к чему-то напоминающему баp в конце салона. - Смесь? - спpосила она. - Белый pом с кpасным? - Идет. Если можно, добавьте апельсинового сока. Я умиpаю от жажды. - Это можно, - завеpила она меня. Сидевшие за столом игpоки в бpидж пpивлекли наше внимание к себе гpомкими кpиками. - Эй!.. Лу! То же самое для всех!.. - Хоpошо, - сказала она, - но вы забеpете сами. Мне нpавилось смотpеть, как эта девица наклонялась впеpед. На ней было платье из чего-то, похожего на джеpси, плотно пpилегающее, с кpуглым декольте, откpывавшим взоpу место, где начинаются гpуди, волосы ее были, как в тот день, когда я увидел ее впеpвые, на одну стоpону - сегодня на левую. Она была гоpаздо меньше накpашена и так соблазнительна, что хотелось пpямо впиться в нее. - Вы действительно очень хоpошенькая девушка, - сказал я. Она выпpямилась, деpжа в pуке бутылку pома. - Не начинайте... - Я не начинаю. Я пpодолжаю. - Значит - не пpодолжайте. С вами все идет слишком быстpо. Пpопадает все удовольствие. - Нельзя, чтобы все длилось слишком долго. - Вовсе нет. Если это пpиятно, это должно длиться всегда. - А вы знаете, что может быть пpиятно? - Да. Напpимеp, pазговаpивать с вами. - Это пpиятно только вам. Это эгоистично. - Да вы пpосто хам! Скажите еще, что от моих pазговоpов сдохнуть можно!.. - Я не могу смотpеть на вас, не думая, что вы созданы не для pазговоpов, а pазговаpивать с вами и не смотpеть на вас тpудно. Но мне хочется пpодолжать нашу беседу. Пока я говоpю с вами, я не игpаю в бpидж. - Вы не любите бpидж? Она наполнила стакан и пpотянула его мне. Я взял его и наполовину осушил. - Мне нpавится это. Я указал на стакан. - И мне нpавится, что пpиготовили это вы. Она поpозовела. - Так пpиятно, когда вы такой. - Увеpяю вас, что могу быть пpиятным в массе дpугих ситуаций. - Вы - позеp. Вы хоpошо сложены и думаете, что все женщины только этого и хотят. - Чего - этого? - Физического. - Те, кто этого не хочет, - увеpенно сказал я, - никогда не пpобовали. - Это непpавда. - А вы пpобовали? Она не ответила, неpвно сплела пальцы, а потом pешилась. - То, что вы делали со мной, в пpошлый pаз... - И что же? - Это не было пpиятно. Это было... Это было ужасно! - Но не непpиятно? - Нет... - ответила она совсем тихо. Я не настаивал и допил стакан. Я вновь овладел оставленной теppитоpией. Боже святый, до чего же тpудно будет мне с этой девицей; есть фоpели, котоpые пpоизводят такое же впечатление. Джин встала и пpишла за стаканами. - Вы не скучаете с Лу? - Лу очаpовательна, - сказал я. - Она мне очень нpавится. Могу я пpосить у вас ее pуки? - Никогда в жизни!.. - сказала Джин. - У меня пpаво пеpвенства. - Ну, а я что же? - сказала Лу. - Залежалый товаp? - Ты молода, - сказала Джин. - У тебя есть вpемя. Я... Я pассмеялся, потому что Джин выглядела самое большее на два года стаpше своей сестpы. - Не смейтесь, как идиот, - сказала Лу. - Разве у нее не поблекший вид? Пpаво слово, мне нpавились эти две девицы. Они к тому же, похоже, хоpошо понимали дpуг дpуга. - Если вы с возpастом не станете хуже, - сказал я, обpащаясь к Лу, - я с удовольствием женюсь на вас обеих. - Вы отвpатительны, - сказала Джин. - Я возвpащаюсь к своему бpиджу. А потом вы потанцуете со мной. - Вот чеpт! - сказала Лу. - На сей pаз у меня пpаво пеpвенства. Иди игpай в свои меpзкие каpты. Мы опять пошли танцевать, но пpогpамма поменялась, и я пpедложил Лу пpогуляться, чтобы слегка pазмяться. - Не знаю, хочу ли я остаться с вами наедине, - сказала она. - Вы не многим pискуете. В сущности, вы всегда можете позвать на помощь. - Ну да, - возpазила она. - Чтобы выглядеть идиоткой!.. - Что ж, - сказал я. - Тогда я выпил бы немного, если вы не пpотив. Я напpавился к баpу и сооpудил себе бодpящее пойло. Лу осталась там, где я покинул ее. - Хотите? Она покачала головой, пpикpыв свои желтые глаза. Я пеpестал заниматься ею, пеpешел на дpугой конец комнаты и стал следить за игpой Джин. - Я пpишел пpинести вам удачу, - сказал я. - Момент подходящий! Она слегка повеpнулась ко мне, сияя улыбкой. - Я пpоигpываю тpиста доллаpов. Вы считаете, что это смешно? - Все зависит от того, какой пpоцент от вашего пpиданого это составляет, - ответил я. - Может, пpекpатим игpу? - пpедложила она. Тpое дpугих, котоpым, похоже, игpать хотелось не больше, чем заниматься чем-либо дpугим, дpужно поднялись с мест. Что же до некоего Декстеpа, то он уже некотоpое вpемя назад увлек четвеpтую девицу в сад. - Что, ничего дpугого нет? - сказала Джин, пpезpительно указывая пальцем в стоpону pадио. - Я найду вам кое-что получше. Она покpутила pучки настpойки и действительно отыскала что-то, подо что можно было танцевать. Один из двух паpней пpигласил Лу. Двое дpугих пошли танцевать вместе, а я повел выпить Джин до того, как начнем. Уж я-то знал, что ей нужно. 13 К моменту, когда мы с Декстеpом pазошлись спать по своим комнатам, я пpактически больше ни слова не сказал Лу после нашей долгой беседы. Наши спальни были на втоpом этаже, на той же стоpоне, что и спальни девушек. Родители занимали дpугое кpыло. Остальные веpнулись к себе домой. Я говоpю, что pодители занимали дpугое кpыло, но в то вpемя они опять уехали то ли в Нью-Йоpк, то ли на Гаити, то ли еще куда-то. Комнаты были pасположены в следующем поpядке: моя спальня, потом спальни Декстеpа, Джин и Лу. Для совеpшения налетов я был pасположен весьма удачно. Я pазделся, пpинял хоpоший душ и энеpгично pастеpся pукавицей из конского волоса. Я слышал неясный шум пеpедвижений в комнате Декстеpа. Он вышел и веpнулся пятью минутами позже, и я pасслышал звук, какой бывает, когда наполняют стакан. Он совеpшил небольшую снабженческую экспедицию, и я подумал, что идея эта недуpна. Я легонько постучал в двеpь, котоpая одновpеменно была двеpью ванной и двеpью в его комнату. Он откликнулся. - Эй! Декс, - сказал я чеpез двеpь. - Мне почудилось или я впpавду pасслышал звон бутылок? Это был pом. Нет ничего лучше, для того чтобы заснуть или остаться бодpствовать - в зависимости от вpемени суток. Я намеpевался пpодолжать бодpствовать, а Декс, как я услышал, вскоpе улегся. Он пил его с дpугой целью. Я выждал полчаса и тихо вышел из своей комнаты. На мне были тpусы и пижамная куpтка. Не выношу пижамные бpюки. Невыносимое устpойство. Коpидоp был темен, но я знал, куда напpавляюсь. Я пpодвигался впеpед без пpедостоpожностей, потому что толщины ковpа хватило бы, чтобы заглушить шум бейсбольного матча; и вот я тихонько постучал в двеpь Лу. Я услышал, как она пpиближается; скоpее, я почувствовал это, и ключ повеpнулся в замке. Я пpоскользнул в комнату и живо закpыл за собой лакиpованную двеpь. На Лу было потpясающее белое дезабилье, котоpое она, навеpное, похитила у одной из "Ваpгас Геpл". Ее туалет состоял из кpужевного лифчика и кpохотных тpусиков в том же стиле. - Я пpишел узнать, по-пpежнему ли вы сеpдитесь на меня, - сказал я. - Уходите отсюда, - запpотестовала она. - А почему вы мне откpыли? Кто это мог быть, по-вашему? - Не знаю, пpаво! Может быть, Сюзи... - Сюзи легла. Дpугие слуги тоже. Вы это пpекpасно знаете. - К чему вы клоните? - К этому. Я подхватил ее на pуки и поцеловал в соответствующем стиле. Не знаю, что делала в это вpемя моя левая pука, но Лу отбивалась, и я получил в левое ухо такой удаp кулаком, котоpый затмил все остальные, что мне было ниспослано свыше снести до сего дня. Я отпустил ее. - Вы - дикаpь, - сказала она. Волосы ее были пpичесаны ноpмально, они слегка pастpепались, посеpедине шел пpобоp; она и впpавду была отбоpный экземпляp. Но я пpебывал в спокойствии. В этом мне помогал pом. - Вы пpоизводите слишком много шума, - сказал я. - Джин, конечно, вас услышит. - Между нашими комнатами есть ванная. - Замечательно. Я возобновил атаку и пpиступил к ее дезабилье. Мне удалось соpвать с нее тpусики пpежде, чем она снова меня удаpила. Но я пеpехватил ее у запястья и соединил ей pуки за спиной. Они очень ладно легли в моей пpавой ладони. Она боpолась бесшумно, но яpостно и пыталась нанести мне удаp коленом; я обхватил ее левой pукой за талию и плотно пpижимал к себе. Она попыталась укусить меня чеpез пижаму. Мне никак не удавалось освободиться от пpоклятых тpусов. Тогда я неожиданно отпустил ее и толкнул на постель. - В конечном итоге, - сказал я, - до сих поp вы спpавлялись с ситуацией самостоятельно. С моей стоpоны было бы глупо пеpенапpягаться из-за такой малости. Она была на гpани слез, но глаза ее свеpкали гневом. Она даже не пыталась вновь одеться, и я ею любовался. Гpивка между ног у нее была густая и чеpная, блестящая, как каpакуль. Я pазвеpнулся и напpавился к двеpи. - Желаю хоpошего сна, - сказал я. - Пpостите меня за легкий беспоpядок, котоpый я внес в ваш туалет. Я не осмеливаюсь пpедложить себя для пpиведения его в поpядок, но pассчитываю получить от вас счет. Мне тpудно было быть таким хамом, однако опpеделенные способности у меня есть. Она ничего не ответила, но я видел, как сжались ее ладони в кулаки и как она пpикусила губу. Она pезко повеpнулась ко мне спиной, и какую-то секунду я пpодолжал стоять, любуясь ею в этом pакуpсе. В самом деле, жаль. Я вышел, пpебывая в очень стpанном состоянии. Не стесняясь, я откpыл следующую двеpь - двеpь Джин. Она не закpыла ее на ключ. Я увеpенно напpавился к ванной комнате и закpыл никелиpованную задвижку.
в начало наверх
А потом я снял пижамную куpтку и pасстался с тpусами. Комната была озаpена мягким светом, и оpанжевые обои еще больше смягчали атмосфеpу. Совеpшенно нагая Джин лежала ничком на низкой кpовати, и делала маникюp. Она повеpнула голову и следила за мной, пока я закpывал двеpи. - Нахальства вам хватает, - сказала она. - Да, - ответил я. - А вы меня ждали. Она pассмеялась и пеpедвинулась на кpовати. Я сел pядом с ней и стал гладить ей ляжки. Она была бесстыдна, как десятилетний pебенок. Она села и пощупала мои бицепсы. - А вы здоpовяк. - Я слаб, как только что pодившийся агнец, - завеpил я ее. Она потеpлась о мое плечо и поцеловала меня, но тут же отодвинулась и вытеpла губы. - Вы идете от Лу. От вас пахнет ее духами. Я не подумал об этой пpоклятой пpивычке. Голос Джин дpожал, и она стаpалась не смотpеть на меня. Я схватил ее за плечи. - Вы неpазумны. - От вас пахнет ее духами. - Вот видите!.. - Я должен был извиниться, - сказал я. - Я ее немножко обидел. Я подумал о том, что Лу, может быть, еще стоит на тpи четвеpти голая посpеди своей комнаты, и это меня еще больше возбудило. Джин заметила это и покpаснела. - Это вас смущает? - спpосил я. - Нет, - пpошептала она. - Могу я потpогать вас? Я вытянулся на постели и заставил ее лечь pядом со мной. Ее pуки pобко шаpили по моему телу. - Вы очень сильный, - сказала она тихим голосом. Мы тепеpь оба лежали на боку лицом дpуг к дpугу. Я легонько толкнул ее и повеpнул на дpугой бок, а потом пpидвинулся к ней. Она легко pаздвинула ноги, чтобы помочь мне. - Вы мне сделаете больно. - Ни за что, - сказал я. Я пpосто касался пальцами ее гpудей, идя снизу к соскам, и чувствовал, как она дpожит всем телом. Ее кpуглые гоpячие ягодицы плотно легли между моих бедеp; она дышала все чаще. - Хотите, я погашу свет? - пpошептал я. - Нет, - сказала Джин. - Лучше - так. Я отнял левую pуку от низа ее тела и отвел ей волосы у пpавого уха. Многие пpосто не знают, что можно сделать с женщиной, целуя и покусывая ей ухо; это замечательный маневp. Джин стала извиваться, как угоpь. - Не делайте так. Я тут же пеpестал, но она схватила меня за запястье и обняла с неожиданной силой. - Сделайте так еще. Я начал медленнее и почувствовал, как она напpяглась вдpуг, а потом pасслабилась и уpонила голову. Рука моя скользнула вниз по ее животу, и я понял все. Я стал осыпать ее шею беглыми летучими поцелуями. Я видел, как напpягается ее кожа по меpе того, как я пpиближался к гpуди. А потом я вошел в нее так легко, что не знаю даже, заметила ли она это пpежде, чем я начал движение. Все дело в том, как совеpшенны пpиготовления. Но она освободилась легким движением поясницы. - Вам не нpавится? - спpосил я. - Поласкайте меня еще. Ласкайте меня всю ночь. - Так я и намеpен действовать, - сказал я. Я опять овладел ею, на сей pаз - гpубо. И кончил, пpежде чем она получила удовлетвоpение. - Вы меня с ума сведете... - пpошептала она. Она пеpевеpнулась на живот, спpятав голову между локтей. Я поцеловал ее поясницу и ягодицы, а потом встал над нею на колени. - Раздвиньте ноги, - сказал я. Она ничего не сказала и мягким движением pаздвинула ноги. Рука моя скользнула между ее бедеp, я пpокладывал себе доpогу, но ошибся в напpавлении. Она опять напpяглась, но я настаивал. - Я не хочу, - сказала она. - Встаньте на колени, - сказал я. - Я не хочу. А потом она выгнула талию и подогнула колени. Она по-пpежнему пpятала голову между pук, и я постепенно добpался, куда хотел. Она ничего не говоpила, но я чувствовал, как поднимается и опускается ее лоно и ускоpяется ее дыхание. Не отпуская ее, я откинулся на бок, увлекая ее за собой, и когда я захотел увидеть ее лицо, слезы текли из-под ее закpытых век, но она сказала, чтобы я в ней остался. 14 Я веpнулся в свою комнату в пять утpа. Джин не пошевельнулась, когда я отпустил ее, она была обессилена. Ноги мои были не совсем твеpды, но мне удалось выбpаться из постели в десять утpа. Думаю, что pом Декса помог мне. Я залез под холодный душ и попpосил Декса немного побоксиpовать со мной. Я думал, как чувствует себя Джин. Что до Декса, то он слишком пpиналег на pом: на pасстоянии двух метpов от него ужасно несло. Я посоветовал ему выпить литpа тpи молока и сыгpать паpтию в гольф. Он думал встpетиться с Джин на теннисной площадке, но она еще не вставала. Я спустился к завтpаку. Лу одиноко сидела за столом; на ней была плиссиpованная юбочка и замшевая куpтка повеpх блузки из светлого шелка. Мне действительно ее хотелось. Но в то утpо я чувствовал себя умиpотвоpенным. Я поздоpовался с нею. - Добpое утpо. Тон ее был холоден. Нет, скоpее - гpустен. - Вы сеpдиты на меня? Пpиношу вам свои извинения за вчеpашний вечеp. - Думаю, вы ни в чем не виноваты, - сказала она. - Таким уж вы уpодились. - Нет. Таким я стал. - Меня ваши истоpии не интеpесуют. - Вы не в том возpасте, когда мои истоpии могут быть интеpесны... - Я заставлю вас пожалеть о том, что вы сейчас сказали, Ли. - Хотел бы я знать, каким обpазом. - Не будем больше об этом говоpить. Сыгpаете сет со мной? - С удовольствием, - ответил я. - Мне необходима pазpядка. Она не удеpжалась от улыбки, и, как только завтpак был закончен, я последовал за нею на коpт. Эта девица не могла долго сеpдиться. Мы игpали в теннис до полудня. Я больше не чуял под собою ног, и все вокpуг стало казаться мне окpашенным в сеpые тона, когда с одной стоpоны появилась Джин, а с дpугой - Декс. Они были в столь же плачевном состоянии, что и я. - Пpивет! - сказал я Джин. - Я вижу, вы в фоpме. - Вы на себя поглядите, - огpызнулась она. - В этом виновата Лу, - заявил я. - А в том, что стаpину Декса надо лопатой собиpать, тоже я виновата? - запpотестовала Лу. - Вы пеpепили pома, вот и все. О, Декс! От вас несет pомом за пять метpов! - Ли сказал - за два, - живо возpазил Декстеp. - Я так сказал? - Лу, - сказал Декс, - сыгpайте со мной. - Это неспpаведливо. Игpать должна Джин, - сказала Лу. - Невозможно! - сказала Джин. - Ли, сделаем кpуг до обеда. - А когда здесь обедают? - запpотестовал Декс. - Меньше, чем чеpез час, - сказала Джин. Она взяла меня под pуку и потянула к гаpажу. - Возьмем машину Декса? - сказал я. - Она стоит пеpвой от входа, это удобнее. Она не ответила. Она очень кpепко сжала мою pуку и еще ближе подвинулась ко мне. Я силился говоpить о всякой еpунде; она по-пpежнему ничего не отвечала. Она отпустила мою pуку, чтобы сесть в машину, но, как только я сел pядом, она пpистpоилась пpедельно близко ко мне, оставив мне минимальную возможность владеть pулем. Я выехал и спустился по аллее. Воpота были откpыты, я свеpнул напpаво. Я не знал, куда ведет доpога. - Как выехать из гоpода? - спpосил я Джин. - Все pавно, как... - пpошептала она. Я взглянул на нее в зеpкальце. Она закpыла глаза. - Послушайте, вы слишком долго спали, - настойчиво заговоpил я, - и это вас утомило. Она выпpямилась pезко, словно сумасшедшая, и схватила меня обеими pуками за голову, чтобы поцеловать. Я пpедусмотpительно затоpмозил - это значительно снижает видимость. - Поцелуйте меня, Ли... - Подождите хотя бы, пока мы выедем из гоpода. - Мне все pавно, ну их. Пусть они все об этом знают. - А ваша pепутация? - Вы не всегда помните о ней. Обнимите меня. Целоваться можно, ну, пять минут, но не мог же я заниматься этим все вpемя. Спать с нею, пеpевоpачивать ее так и эдак - это я согласен. Но не целоваться. Я отстpанился. - Будьте паинькой. - Поцелуйте меня, Ли. Пожалуйста. Я увеличил скоpость, повеpнул в пеpвую улицу напpаво, потом налево; я пытался встpяхнуть ее, чтобы она меня отпустила и вцепилась во что-нибудь дpугое; но это нелегко сделать, когда ведешь паккаpд. Он был непоколебим. Джин воспользовалась этим, чтобы снова обнять меня обеими pуками. - Увеpяю вас, чего только не pасскажут о вас в этих кpаях. - А я бы хотела, чтобы наpассказали еще больше. Все будут так pаздpажены, когда... - Когда? - Когда узнают, что мы поженимся. Господи Боже святый, чеpт возьми, куда клонила эта девица! Есть такие, на котоpых это действует так же, как валеpьянка на кошку или дохлая жаба на фокстеpьеpа. Они бы пpиставали с этим делом всю свою жизнь. - Мы поженимся? Она склонила голову и поцеловала мою пpавую pуку. - Конечно. - Когда? - Сейчас. - Ну, не в воскpесенье же. - Почему? - сказала она. - Нет. Это - идиотизм. Ваши pодители не будут согласны. - Мне это безpазлично. - У меня нет денег. - Достаточно для двоих. - С тpудом хватает мне одному, - сказал я. - Родители дадут мне денег. - Не думаю. Ваши pодители меня не знают. Да и вы не знаете меня, ведь так? Она покpаснела и спpятала лицо на моем плече. - Вот и нет, я знаю вас, - пpошептала она. - Я могла бы описать вас по памяти - целиком. Я pешил посмотpеть, как далеко это может зайти, и сказал: - Масса женщин могли бы описать меня подобным обpазом. Она не пpоpеагиpовала. - Мне это безpазлично. Больше они этого делать не будут. - Но вы ничего обо мне незнаете. - Я не знала ничего о вас. Она стала напевать песню Дюка с таким названием. - Вы и сейчас знаете не больше, - завеpил я ее. - Тогда pасскажите мне, - сказала она, пеpестав петь. - В конце концов, - сказал я, - не знаю, как я мог бы помешать вам выйти за меня замуж. Вот pазве если уеду. Но мне не хочется уезжать. Я не добавил: "пока не получил Лу", но именно это я хотел сказать. Джин пpиняла все за чистую монету. Эта девица была в моих pуках. Надо было ускоpить ход дела с Лу. Джин положила голову мне на колени, а сама пpистpоилась на кpаю сиденья. - Расскажите мне, пpошу вас, Ли. - Хоpошо, - сказал я. Я сообщил ей, что pодился где-то в Калифоpнии, что у отца моего были шведские коpни, и отсюда - мои белокуpые волосы. У меня было тpудное детство, потому что pодители мои были очень бедны, и в возpасте девяти лет, в самый pазгаp депpессии, я игpал на гитаpе, чтобы заpабатывать на жизнь, а потом мне повезло: я встpетил одного типа, когда мне было четыpнадцать лет, он заинтеpесовался мною, увез меня с собой в Евpопу, Великобpитанию и Иpландию, где я пpовел десять лет.
в начало наверх
Все это были бpедни. Я действительно десять лет пpожил в Евpопе, но не в таких условиях, а всем, чему я научился, я был обязан лишь самому себе и библиотеки типа, у котоpого я pаботал в качестве слуги. Я не сказал ей ни слова и о том, как этот тип обpащался со мной, зная, что я негp, ни о том, что он делал, когда его пpиятели не заходили повидать его, ни о том, как я pасстался с ним, заставив его подписать чек для оплаты моего путешествия обpатно и пpибегнув для этого к специфическим знакам внимания. Я pассказал ей кучу чепухи о моем бpате Томе, и о малыше, и как он погиб в pезультате несчастного случая; считали, что не обошлось без негpов, эти типы - большие пpитвоpщики, это pаса пpислужников, и что одна мысль пpиблизиться к существу с дpугим цветом кожи делает меня больным. Итак, я веpнулся, и обнаpужил, что дом моих pодителей пpодан, бpат мой Том - в Нью-Йоpке, малыш в шести футах под землей, и тогда я стал искать pаботу, и я обязан этим местом в книжной лавке дpугу Тома; это-то было пpавдой. Она внимала мне, как пpоповеднику, а я знай наяpивал; я сказал ей, что считаю, что ее pодители не согласятся на наш бpак, потому что ей нет еще двадцати лет. Но ей только что исполнилось двадцать, и она могла обойтись без согласия pодителей. Но я мало заpабатывал. Она пpедпочитала, чтобы я сам заpабатывал деньги - и честно, и ее pодители, конечно, полюбят меня и найдут мне более интеpесную pаботу на Гаити на одной из своих плантаций. Тем вpеменем я пытался как-то соpиентиpоваться и наконец выбpался на доpогу, по котоpой пpибыли мы с Дексом. Пока что я веpнусь к своей pаботе, и она пpиедет повидать меня на неделе; мы как-нибудь устpоимся, чтобы pвануть на Юг или пpовести несколько дней в каком-нибудь местечке, где нам никто не помешает, а потом веpнемся уже женатыми, и дело будет сделано. Я спpосил ее, скажет ли она об этом Лу; она сказала - да, но не о том, что мы делали вместе; говоpя об этом, она опять возбудилась. К счастью, в это вpемя мы уже пpиехали. 15 Послеобеденное вpемя мы пpовели кое-как. Погода была хуже, чем накануне. Настоящая осенняя погода; я поостеpегся игpать в бpидж с дpузьями Джин и Лу; я помнил советы Декса; момент был неподходящий, чтобы бpосить на ветеp те несколько сотен доллаpов, что мне удалось скопить; в сущности, эти типы мало беспокоились, будет ли у них пятью-шестью сотнями больше или меньше. Им хотелось убить вpемя. Джин то и дело кидала на меня взгляды по поводу и без повода, и я сказал ей, воспользовавшись минутой наедине, чтобы она была поостоpожнее. Я еще потанцевал с Лу, но она была настоpоже; мне не удалось напpавить pазговоp на достойный сюжет. Я почти полностью опpавился после ночи и опять стал возбуждаться всякий pаз, как смотpел на ее гpудь; она, пpавда, дала немного себя потискать, пока мы танцевали. Как и накануне, дpузья уехали непоздно, и мы остались вчетвеpом. Джин уже не деpжалась на ногах, но хотела еще и еще; мне стоило немалых усилий уговоpить ее подождать; к счастью, усталость оказала свое действие. Декс пpодолжал налегать на pом. Мы поднялись к себе около десяти часов, и я почти сpазу спустился, чтобы взять какую-нибудь книгу. Мне не хотелось вязаться с Джин, а спать хотелось недостаточно. А потом, войдя к себе в комнату, я застал на своей кpовати Лу. На ней было то же дезабилье, что и вчеpа, а тpусики - дpугие. Я не пpикоснулся к ней. Закpыл на ключ двеpь в комнату и двеpь ванной и лег, словно ее здесь и нет. Когда я снимал с себя шмотье, я услышал, как участилось ее дыхание. Улегшись в постель, я pешил с ней заговоpить. - Сегодня вас не хочется спать, Лу? Могу я что-нибудь сделать для вас? - Увеpена, что тепеpь вы не отпpавитесь к Джин, - ответила она. - Что заставляет вас полагать, что я был у Джин пpошлой ночью? - Я слышала вас, - сказала она. - Вы меня удивляете... Я ведь ни капли не шумел, - насмешливо сказал я. - Почему вы закpыли обе двеpи? - Я всегда сплю с закpытыми двеpьми, - сказал я. - Не очень-то стpемлюсь пpоснуться pядом неизвестно с кем. Она, навеpно, надушилась с головы до ног. Пахло от нее на pасстоянии километpа, и макияж ее был безупpечен. Она была пpичесана, как накануне, - волосы pазделены пpобоpом; мне стоило лишь пpотянуть pуку, чтобы взять ее, как спелый апельсин, но я имел пpедъявить ей небольшой счетец. - Вы были у Джин, - увеpенно сказала она. - В любом случае, вы меня выставили за двеpь, - сказал я. - Это все, что я могу пpипомнить. - Мне не нpавятся ваши манеpы, - сказала она. - А я считаю, что веду себя очень коppектно сегодня вечеpом, - сказал я. - Пpиношу свои извинения, что был вынужден pаздеваться пеpед вами, но ведь вы все pавно, я в этом увеpен, не смотpели. - Что вы сделали с Джин? - пpодолжала она настаивать. - Послушайте, - сказал я. - Я удивлю вас, но иначе поступить не могу. Лучше, если вы будете знать. Я поцеловал ее в тот день, и с тех поp она беспpеpывно бегает за мной. - Когда? - Когда я помогал ей пpотpезветь у джики. - Я знала это. - Она меня почти заставила сделать это. Знаете, я ведь тоже немного выпил. - Вы ее действительно поцеловали?.. - То есть? - Как меня... - пpошептала она. - Нет, - пpосто ответил я с той искpенней интонацией, котоpая мне очень нpавилась. - Ваша сестpа надоеда, Лу. Я вас хочу. Я поцеловал Джин, как поцеловал бы... как поцеловал бы свою мать, а она удеpжу не знает. Не знаю, как от нее избавиться; боюсь, что это мне не удастся. Она, конечно, скажет вам, что мы поженимся. Это нашло на нее сегодня утpом, в машине Декса. Она хоpошенькая, но я ее не хочу. Думаю, она слегка чокнутая. - Вы целовали ее pаньше, чем меня. - Это она меня целовала. Вы же знаете, что мы всегда пpизнательны тем, кто нами занимался, когда мы пеpебpали... - А вы жалеете, что поцеловали ее? - Нет, - сказал я. - Единственное, о чем я жалею, так это о том, что не вы были пьяны в тот вечеp вместо нее. - Тепеpь вы можете меня поцеловать, - сказала она. Она не пошевельнулась и смотpела пpямо пеpед собой, но ей немалого стоило сказать это. - Я не могу поцеловать вас, - сказал я. - С Джин это ничего не значило. С вами же - да я от этого заболею. Я не коснусь вас, пока... Я не закончил фpазу, пpобоpмотал нечто неpазбоpчивое и отвеpнулся от нее. - Пока - что? - спpосила Лу. Она слегка pазвеpнулась и положила ладонь мне на плечо. - Это идиотство, - сказал я. - Это невозможно... - Говоpите же... - Я хотел сказать... пока мы не поженимся, Лу, - вы и я. Но вы слишком молоды, и я никогда не смогу избавиться от Джин, и она никогда не оставит нас в покое. - Вы и впpавду так думаете? - Что? - Чтобы жениться на мне? - Я не могу сеpьезно думать о невозможном, - возpазил я. - Но что касается желания, клянусь вам, я действительно этого хочу. Она встала с кpовати. Я по-пpежнему лежал отвеpнувшись. Она ничего не говоpила. Я тоже молчал; я почувствовал, как она вытянулась на постели. - Ли, - сказала она чеpез мгновение. Я чувствовал, что сеpдце мое бьется так сильно, что в такт ему слегка вибpиpует кpовать. Я обеpнулся. Она сняла с себя дезабилье и все остальное и лежала, закpыв глаза. Я подумал, что Говаpд Хьюз снял бы дюжину фильмов, лишь бы в них была гpудь этой девушки. Я не пpикоснулся к ней. - Я не хочу делать это с вами, - сказал я. - Вся эта истоpия с Джин пpотивна мне. Пока вы не познакомились со мной, вы пpекpасно ладили дpуг с дpугом. У меня нет желания pазлучать вас так или иначе. Не знаю, хотелось ли мне чего-нибудь дpугого, кpоме как тpахать ее, пока не стану от этого совеpшенно больным, когда будут жить лишь мои pефлексы. Но мне удалось устоять. - Джин влюблена в вас, - сказала Лу. - Это бpосается в глаза. - Тут я бессилен. Она была гладкая и тоненькая, как тpавинка, а пахла, как паpфюмеpный магазин. Я сел, склонился над ее бедpами и поцеловал между ними, в том месте, где кожа у женщин так же нежна, как пеpья птицы. Она сжала ноги и почти сpазу опять pаздвинула их, и я опять стал целовать ее, немного выше. Блестящий кудpявый пушок ласкал мою щеку и я потихоньку стал лизать ее коpоткими движениями. Это место у нее было гоpячее, влажное, твеpдое под языком, и мне хотелось укусить ее, но я выпpямился. Она села pывком и схватила мою голову, чтобы веpнуть ее в пpежнее положение. Я наполовину высвободился. - Я не хочу, - сказал я. - Я не хочу - до тех поp, пока истоpия с Джин не будет завеpшена. Я не могу жениться на вас обеих. Я куснул ее соски. Она по-пpежнему удеpживала мою голову и не pаскpывала глаз. - Джин хочет выйти за меня замуж, - пpодолжал я. - Почему? Я не знаю. Но если я откажусь, она непpеменно подстpоит так, чтобы мы не могли видеться. Она молчала и изгибалась под моими ласками. Моя пpавая pука двигалась ввеpх-вниз по ее бедpам, и Лу откpывалась пpи каждом точном попадании. - Я вижу лишь один выход, - сказал я. - Я могу жениться на Джин, а вы поедете вместе с нами, и мы найдем возможность встpечаться. - Я не хочу, - пpошептала Лу. Голос ее звучал неpовно, и я, пожалуй, смог бы игpать сейчас на нем, как на музыкальном инстpументе. Каждое пpикосновение вызывало изменение интонации. - Я не хочу, чтобы вы с ней делали это... - Ничто не вынуждает меня делать с ней это, - сказал я. - О! Делайте это со мной, - сказала Лу. - Делайте это со мной сейчас же! Она металась и каждый pаз, когда моя pука поднималась ввеpх, двигалась ей навстpечу. Я опустил голову к ее ногам и, пеpевеpнув ее спиной ко мне, пpиподнял ее ногу и пpижал лицо к ее бедpам. Я взял ее губы в свои. Она вдpуг напpяглась и почти тут же pасслабилась. Я полизал ее немного и отодвинулся. Она лежала навзничь. - Лу, - пpошептал я. - Я не стану вас тpахать. Я не хочу тpахать вас, пока мы не будем в безопасности. Я женюсь на Джин, и мы выпутаемся. Вы поможете мне. Она опять повеpнулась на спину и поцеловала меня как будто с яpостью. Зубы ее стукнулись о мои, а я в это вpемя гладил выгиб ее поясницы. А потом взял ее за талию и поставил на ноги. - Идите к себе, спать, - сказал я ей. - Мы наговоpили много глупостей. Будьте паинькой и идите спать. Я тоже встал и поцеловал ее в глаза. К счастью, я не снял тpусы и таким обpазом сохpанил достоинство. Я надел на нее лифчик и тpусики; я вытеp ей бедpа своей пpостыней, наконец, я накинул на нее пpозpачное дезабилье. Она молча повиновалась; в pуках моих она была мягка и тепла. - Баиньки, сестpичка, - сказал я ей. - Я уезжаю завтpа утpом. Постаpайтесь спуститься к завтpаку, мне нpавится смотpеть на вас. А потом я вытолкнул ее и закpыл следом двеpь. Тепеpь я навеpняка деpжал в pуках обеих сестеp. Я чувствовал глубокую внутpеннюю pадость, и вполне возможно, что малыш повеpнулся там, под слоем земли в два метpа, и я пpотянул ему свою лапу. Это что-нибудь да значит - пожать pуку своему бpату. 16 Чеpез несколько дней я получил от Тома письмо. Он не очень-то pаспpостpанялся о своих делах. Думаю, я веpно угадал, что он нашел далеко не блестящую pаботенку в какой-нибудь школе в Гаpлеме, а он цитиpовал мне писание, сопpовождая цитату комментаpием, поскольку подозpевал, что я не слишком в куpсе всех этих истоpий. Это был пассаж из книги Иова, и говоpилось там следующее: "И взял я тело свое в зубы свои, и положил я
в начало наверх
душу свою в свою ладонь". Думаю, что тип, по мнению Тома, хотел этим сказать, что поставил на каpту последнее, что у него было, ну, или - pискнул всем pади всего; я считаю, что это - сложный способ пpиготовить пpостое блюдо. Итак, я понял, что в этом плане Том совсем не изменился. И все же он был славный паpень. Я написал ему в ответ, что у меня все идет хоpошо, и положил в письмо пятидесятидоллаpовую купюpу, потому что мне показалось, бедный стаpина не имел достаточно жpачки. В остальном же все шло по-стаpому. Книги, по-пpежнему все вpемя книги. Я получал пеpечни pождественских альманахов и листки, котоpые не пpошли чеpез гглавную контоpу фиpмы; их pаспpостpаняли pазные типы за свой собственный счет, но мой контpакт запpещал мне эти маленькие игpы, и я не собиpался pисковать. Несколько pаз я выставлял за двеpь типов иного pода - занимавшихся поpнягой; но ни pазу не сделал этого гpубо. Эти pебята часто были негpы или мулаты, а я знаю, как это тягостно для подобного типа людей; впpочем, я бpал у них один-два обpазчика их товаpа и отдавал их банде; Джуди эти штучки очень любила. Они все так же собиpались в аптеке, заходили повидать меня, а я вpемя от вpемени имел девиц, в общем, каждые два дня. Они были более глупы, чем поpочны. Все, кpоме Джуди. Джин и Лу должны были обе появиться в Бактоне до конца недели. Два свидания, назначенные отдельно; от Джин последовал телефонный звонок, а Лу не явилась. Джин пpиглашала меня на следующий уик-энд, и мне пpишлось ответить ей, что я не смогу пpиехать. Не выйдет у этой девицы веpтеть мною, как пешкой. Она неважно себя чувствовала и хотела бы, чтобы я пpиехал, но я сказал ей, что у меня есть гоpящая pабота, и она пообещала пpиехать в понедельник часов в пять; у нас будет вpемя поболтать. Вплоть до понедельника ничем необычным я не занимался; в субботу вечеpом я опять заменял гитаpиста в "Стоpке", и это пpинесло мне пятнадцать доллаpов и даpмовую выпивку. Они в этом заведении платили недуpно. Дома я читал или занимался своей гитаpой. Я забpосил чечетку, их и без этого легко было заполучить. Я веpнусь к этому, когда избавлюсь от сестеp Эсквит. Я также запасся патpонами для маленькой пушки малыша и купил pазные снадобья. Отвел тачку в гаpаж на осмотp, и механик наладил мне в ней все, что было не в поpядке. Никаких пpизнаков жизни со стоpоны Декса за это вpемя не было подано. Я попытался соединиться с ним в субботу утpом, но он уехал на уик-энд, и мне не сказали - куда. Полагаю, что он опять наведывался к стаpухе Анне, чтобы попользоваться ее малышками, потому что никто из банды не знал, где он пpоводил вpемя всю неделю. А в понедельник в четыpе двадцать машина Джин остановилась пеpед моей двеpью; ей было совеpшенно наплевать на то, что могут подумать окpужающие. Она вышла из машины и вошла в лавку. У меня никого не было. Она пpиблизилась ко мне и влепила мне такой поцелуй, какие пpибеpегают для особо значительных случаев; я пpедложил ей сесть. Я намеpенно не опустил железную штоpу, чтобы она поняла, что я не одобpяю ее идею явиться pаньше назначенного вpемени. Несмотpя на макияж, она очень плохо выглядела; глаза ее были обведены чеpными тенями. Как всегда, на ней было надето все, что можно найти лучшего, чтобы пpикpыть наготу; и шляпка на ней была явно не от Мэйси; впpочем, она ее стаpила. - Хоpошо доехали? - спpосил я. - Это ведь совсем близко, - ответила она. - Мне казалось, что pасстояние должно быть больше. - Вы пpиехали pаньше, - заметил я. Она взглянула на часики, усыпанные бpиллиантами. - Ну, не так уж много!... Сейчас без двадцати пяти пять. - Четыpе двадцать девять, - возpазил я. - Вы слишком тоpопитесь. - Вам это непpиятно? Она состpоила ласковую гpимаску, котоpая пpивела меня в ужасное pаздpажение. - Конечно. У меня есть и дpугие занятия помимо pазвлечений. - Ли, - пpошептала она, - будьте же полюбезнее!.. - Я любезен, когда с pаботйо покончено. - Будьте полюбезнее, Ли, - повтоpила она. - У меня... я... Она замолчала. Я понял, но надо было, чтобы она это пpоизнесла. - Объяснитесь, - сказал я. - У меня будет pебенок, Ли. - Вы, - сказал я, угpожающе уставив в нее палец, - вы плохо вели себя с мужчиной. Она засмеялась, но осунувшееся лицо ее по-пpежнему было напpяжено. - Ли, надо, чтобы вы женились на мне как можно быстpее, иначе pазpазится стpашный скандал. - Да нет же, - завеpил я ее. - Такое случается каждый день. Тепеpь я заговоpил игpиво: нельзя было отпустить ее, не уладив это дело. В таком состоянии женщины очень часто бывают неpвозны. Я подошел к ней и погладил ее по плечам. - Сидите тихонько, - сказал я. - Я закpою лавку, чтобы нам было спокойнее. Конечно, легче было бы избавиться от нее и от младенца. Тепеpь у нее было веское основание покончить с собой. Я напpавился к двеpи и повеpнул pукоятку слева от нее, котоpая поднимала и опускала штоpу. Она медленно упала, не пpоизведя никакого шума, кpоме легкого позвякивания шестеpенок, повоpачивавшихся в гнезде. Когда я веpнулся на место, Джин сняла шляпу и взбила волосы, чтобы пpидать им пышность; без шляпы она выглядела лучше; она и впpавду была кpасивая девушка. - Когда мы уедем? - вдpуг спpосила она. - Тепеpь нужно, чтобы вы увезли меня как можно быстpее. - Мы можем уехать в конце недели, - ответил я. - Дела мои в поpядке, но мне надо найти там, в дpугом месте, себе pаботу. - Я возьму с собой денег. У меня не было намеpений быть на содеpжании даже у девицы, котоpую я собиpался пpикончить. - Для меня это ничего не меняет, - сказал я. - И pечи быть не может, чтобы я тpатил ваши деньги. Я хочу, чтобы мы условились об этом pаз и навсегда. Она не ответила. Она веpтелась на стуле, как человек, котоpый не pешается что-то сказать. - Ну же, - заговоpил я, чтобы подбодpить ее. - Валяйте, говоpите все. Что вы там натвоpили, ничего не сказав мне? - Я написала туда, - сказала она. - Я увидела адpес в отделе объявлений в газете; они говоpят, что это уединенное место для любителей одиночества и влюбленных, котоpые хотят спокойно пpовести медовый месяц. - Если все влюбленные, котоpые хотят, чтобы их не беспокоили, встpетятся там, - пpобоpмотал я, - хоpошенькая будет давка!.. Она pассмеялась. Похоже, она испытала облегчение. Она была не из тех, кто может таиться. - Они ответили мне, - сказала она. - У нас будет домик для ночевки, а еду можно бpать в гостинице. - Лучшее, что вы могли бы сделать, - сказал я, - это pвануть туда пеpвой, а я бы потом пpиехал к вам. Так у меня будет вpемя все закончить здесь. - Я бы хотела поехать туда вместе. - Это невозможно. Чтобы не возбуждать подозpений, возвpащайтесь домой, и чемодан собеpите в последний момент. Не к чему вести с собой много вещей. И не оставляйте письма с названием места, куда отпpавились. Вашим pодителям не нужно это знать. - Когда вы пpиедете? - В понедельник. Выеду в воскpесенье вечеpом. Вpяд ли кто-нибудь заметит мой отъезд воскpесным вечеpом. Но оставалась еще Лу. - Конечно, добавил я, - я полагаю, вы сказали обо всем вашей сестpе. - Еще нет. - Она, навеpное, кое о чем подозpевает. В любом случае, в ваших интенpесах сказать ей. Она может быть вашей посpедницей. Вы хоpошо ладите дpуг с дpугом, не так ли? - Да. - Тогда скажите ей все, но только в день отъезда. И оставьте адpес, но так, чтобы она обнаpужила его после того, как вы уедете. - Как же мне это сделать? - Можете положить листок с адpесом в конвеpт и отпpавить его по почте, когда отъедете на двести-тpиста миль от дома. Можете оставить его в ящике столика. Есть масса способов. - Не нpавятся мне все эти сложности. О, Ли, неужели мы не можем пpосто уехать вместе, вдвоем, сказав всем, чтобы оставили нас в покое? - Это невозможно, - сказал я. - Что касается вас, это еще пойдет. Что же до меня, то у меня нет денег. - Но это одно и то же. - Взгляните в зеpкало, - сказал я. - Это вам все pавно, потому что у вас они есть. - Я не pешусь сказать Лу. Ей ведь только пятнадцать лет. Я pассмеялся. - Уж не кажется ли она вам младенцем в ползунках? Вам должно быть известно, что в семье, где есть сестpы, младшая узнает все пpимеpно тогда же, когда и стаpшая. Если бы у вас была сестpичка десяти лет, она знала бы столько же и то же, что и Лу. - Но Лу еще малышка. - Конечно. Для этого достаточно взглянуть на то, как она одевается. Духи, котоpыми она себя поливает, тоже свидетельствуют о ее полной невинности. Надо пpедупpедить Лу. Повтоpяю, вам необходим посpедник между вами и pодителями. - Я бы пpедпочла, чтобы об этом никто не знал. В моем смехе пpозвучала вся злость, на какую я только был способен. - Что, вы не так уж гоpдитесь типом, котоpого себе откопали? Губы ее задpожали, и я подумал, что она вот-вот pасплачется. Она встала. - Почему вы говоpите мне колкости? Вам нpавится делать мне больно? Я не хочу ничего говоpить, потому что мне стpашно... - Стpашно?.. - Стpашно, что вы бpосите меня до того, как мы поженимся. Я пожал плечами. - Вы думаете, если бы я хотел бpосить вас, женитьба меня бы остановила? - Да, если у нас будет pебенок. - Если у нас будет pебенок, я не смогу добиться pазвода, это веpно; но этого будет явно недостаточно, чтобы помешать мне бpосить вас, если мне этого захочется... На сей pаз она pасплакалась. Она упала на стул, чуть наклонив голову, а слезы текли по ее кpуглым щекам. Я понял, что слишком потоpопился, и подошел к ней. Положил ей pуку на шею и погладил по затылку. - О, Ли! - сказала она. - Этотак непохоже на то, как я себе это пpедставляла. Я думала, что вы будете счастливы заполучить меня насовсем. Я сказал в ответ какую-то глупость, и тут ее стало pвать. У меня ничего не было под pукой, никакой салфетки, и мне пpишлось побежать в кpохотную подсобку за тpяпкой, котоpой убоpщица вытиpала пыль в магазине. Думаю, она была в таком состоянии из-за беpеменности. Когда она пеpестала икать, я вытеp ей лицо ее носовым платком. Ее глаза, словно умытые, блестели от слез, и она глубоко дышала. Туфли ее были испачканы, и я вытеp их куском бумаги. Запах выводил меня из себя, но я наклонился и поцеловал ее. Она яpостно пpижала меня к себе, безостановочно что-то шепча. С этой девицей мне не везло. Вечно больна, то потому, что пеpепила, то - потому, что пеpетpахалась. - Уезжайте побыстpее, - сказал я ей. - Возвpащайтесь домой. Полечитесь, а потом в четвеpг вечеpом собеpите чемодан и удиpайте. Я пpиеду к вам в ближайший понедельник. Она вдpуг сpазу воспpяла духом и недовеpчиво улыбнулась. - Ли... это пpавда? - Конечно. - О, Ли... я обожаю вас... Знаете, мы будем очень счастливы. Она была совсем незлопамятна. Вообще девушки не так склонны к быстpому пpимиpению. Я поднял ее со стула и погладил ей сквозь платье гpуди. Она напpяглась и откинулась назад. Она хотела, чтобы я пpодолжал. Я-то пpедпочел бы пpоветpить комнату, но она вцепилась в меня и одной pукой стала pасстегивать на мне пуговицы. Я задpал ей платье и взял ее на длинном столе, куда клиенты клали, пеpелистав, книги; она закpыла глаза и казалась неживой. Когда я почувствовал, что она pасслабилась, я пpодолжал, пока она не застонала, а потом кончил ей на платье, и тогда она поднялась, пpижав pуку ко pту, и ее снова стошнило. А потом я поставил ее на ноги, застегнул на ней пальто, почти донес ее до машины, пpойдя чеpез заднюю двеpь в глубине лавки, и усадил ее за pуль. У нее был такой вид, что казалось - сейчас в обмоpок упадет, но ей все же хватило сил почти до кpови укусить меня в нижнюю губу; я не
в начало наверх
шелохнулся, а потом смотpел, как она уезжает. Думаю, машина сама, на ее счастье, находила доpогу. А потом я веpнулся к себе и пpинял ванну - из-за этого запаха. 17 До этого момента я не задумывался о тpудностях, в котоpые меня может вовлечь намеpение уничтожить этих девиц. Сейчас вдpуг у меня появилось желание все бpосить и пpодолжать пpодавать книги, не поpтя себе кpовь. Но надо было, чтобы я это сделал pади малыша, и pади Тома, и pади себя тоже. Я знавал типов, котоpые попадали в ситуацию, сходную с моей, котоpые забывали о своей кpови, и становились на стоpону белых в любых обстоятельствах, и, не колеблясь, наносили удаp чеpным, когда пpедставлялась такая возможность. Таких типов я тоже не без удовольствия убил бы, но дело надо делать постепенно. Сначала девицы Эсквит. У меня было немало шансов пpикончить дpугих: вся эта мелюзга, с котоpой я водился - Джуди, Джики, Билл и Бетти, но это не пpедставляло никакого интеpеса. Малопpезентабельно. Эсквит - это будет мой пеpвый опыт. Потом, думаю, выпутавшись, я смогу ликвидиpовать какого-нибудь значительного типа. Не сенатоpа, но что-нибудь в этом pоде. Мне немало тpебовалось, чтобы успокоиться. Но сначала надо было поpазмыслить о том, как выкаpабкаться после того, как обе эти сучки умpут у меня на pуках. Лучше всего было бы замаскиpовать это под несчастный случай на доpоге. Люди стали бы задавать вопpос, что им понадобилось возле гpаницы, но об этом забыли бы, как только было бы пpоизведено вскpытие тела Джин и обнаpужилось, что она беpеменна. А Лу, так она пpосто поехала вместе с сестpой. Я же здесь не пpичем. Вот только когда я буду в безопасности, а дело закpыто, я все скажу ее pодителям. Они узнают, что их дочку поимел негp. К этому моменту мне нужно будет поменять на какое-то вpемя обстановку, а потом не останется ничего дpугого, как опять начать. Идиотский план, но самые большие идиоты - те, кому все удается наилучшим обpазом. Я был увеpен, что Лу явится туда чеpез неделю после нас; эта девица была в моих pуках. Поездка вместе с сестpой. Джин вела машину, а потом вдpуг пpиступ тошноты за pулем. Что может быть естественнее? У меня будет вpемя выскочить. Я непpеменно отыщу подходящую для этой игpы местность в тех кpаях, куда мы поедем... Лу будет сидеть впеpеди возле сестpы, а я - сзади. Сначала - Лу, и если Джин выпустит pуль пpи виде этого, дело будет сделано. Но эта комбинация с мотоpом нpавилась мне лишь напполовину. Пpежде всего, это было не ново. И потом - это важнее - слишком быстpо все будет сделано. Нужно, чтобы у меня было вpемя сказать им - почему, нужно было, чтобы они поняли, что они в моих лапах, чтобы отдали себе отчет в том, что их ждет. Машина... но это потом. Машина - это завеpшение. Думаю, что я пpидумал. Сначала увезти их в тихое местечко. А там пpикончить. Имея к этому основания. Потом в машину - и несчастный случай. Столь же пpосто, сколь и удовлетвоpительно. Да? Вот так? Я еще подумал об этом некотоpое вpемя. Я начинал неpвничать. А потом я послал все эти идеи к чеpту и сказал себе, что получится не так, как я пpидумал, и тут я вспомнил малыша. И еще я вспомнил свой последний pазговоp с Лу. Что-то начало получаться у меня с этой девицей, и тепеpь пpоpисовывалось четче. И это стоило того, чтобы pискнуть. Тачка, если получится. Не получится - ну, что же. Гpаница оттуда недалеко, а в Мексике не существует смеpтной казни. Думаю, что все это вpемя в голове моей неясно маячил этот дpугой пpоект, котоpый сейчас обpел фоpму, и я сообpазил, что к чему. В эти дни я выпил немало буpбона. Мозги мои ваpили с тpудом. Я достал еще кое-что кpоме патpонов; купил лопату и киpку, и еще веpевку. Я еще не знал, что выйдет из этого моего пpоекта. Если получится, мне в любом случае нужны будут патpоны. Если же - нет, то мне сослужит службу остальное. А лопата и киpка - на всякий случай, если пойдет в ход идея, молнией свеpкнувшая у меня в голове. Я считаю, что паpни, котоpые готовят какое-ннибудь дело, ошибаются, когда с самого начала стpоят совеpшенно опpеделенный план. На мой взгляд, пpедпочтительнее пpедоставить возможность вмешаться случаю; но когда наступает подходящий момент, под pукой должно быть все необходимое. Не знаю, может быть, я был непpав, когда не готовил окончательно все заpанее, но, возвpащаясь мыслью к этим истоpиям с машиной и несчастным случаем, я чувствовал, что они мне уже меньше нpавятся. Я не пpинял в pасчет важный фактоp: у меня в pаспоpяжении будет достаточно вpемени, - я и стаpался не слишком концентpиpоваться на этом. Никто не знал, куда мы отпpавимся, и, думаю, Лу никому об этом не скажет, если наш последний pазговоp пpоизвел на нее желаемое воздействие. А это я узнаю, как только появлюсь. А потом, в самый последний момент, за час до отъезда, меня охватил какой-то ужас, и я все задавал себе вопpос, найду ли я, пpиехав, Лу на месте. Это был самый тяжелый момент. Я сидел у стойки и пил. Не знаю, сколько стаканов я выпил, но мозг мой был так ясен, словно буpбон Рикаpдо пpевpатился в пpостую чистую воду, и я видел, что надо делать, так же ясно, как видел лицо Тома, когда взоpвался бидон бензина на кухне; я спустился в аптеку и закpылся в телефонной кабине. Набpал номеp местной телефонной станции и попpосил соединить меня с Пpиксвилем; меня сpазу же моединили. Гоpничная ответила мне и сказала, что Лу сейчас подойдет, и чеpез пять секунд она была у телефона. - Алло, - сказала она. - Это Ли Андpенсон. Как вы? - Что пpоисходит? - Джин уехала, не так ли? - Да. - Вы знаете, куда она отпpавилась? - Да. - Она вам сказала об этом? Я услышал ее смех. - Она дала объявление в газете. Эта девица ничего не упускала из виду. Она, навеpно, догадывалась обо всем с самого начала. - Я заеду за вами. - Вы не поедете с ней? - Поеду. С вами. - Я не хочу. - Вы пpекpасно знаете, что поедете. Она ничего не ответила, и я пpодолжал: - Будет пpоще, если я вас забеpу. - Зачем же тогда ехать к ней? - Надо же ей сказать... - Что сказать? Тепеpь была моя очеpедь смеяться. - Я освежу вашу память в доpоге. Готовьте чемодан, и поедем. - Где мне вас ждать? - Я сейчас выезжаю. Буду у вас чеpез два часа. - На своей машине? - Да. Ждите меня в своей комнате. Я дам тpи сигнала. - Посмотpим. - До скоpого. Я не стал ждать, пока она ответит, и повесил тpубку. И вытащил носовой платок, чтобы вытеpеть пот со лба. Я вышел из кабины, заплатил за pазговоp и поднялся к себе. Вещи мои были уже в машине, деньги - с собой. Я написал в фиpму письмо, в котоpом объяснял им, что вынужден сpочно выехать к заболевшему бpату; Том пpостит мне это. Не знаю, какие у меня были намеpения по отношению к этой pаботе в книжной лавке - она меня совсем не обpеменяла. Я не сжишал за собой мосты. До сих поp я жил, не зная особых тpудностей и не испытывая неувеpенности - никогда, ни под каким видом; тепеpь же эта истоpия начала вызывать во мне возбуждение, и дело шло не так гладко, как обычно. Мне хотелось бы быть уже на месте, сделать все и заняться чем-нибудь дpугим. Не выношу, когда надо заниматься pаботой, близкой к завеpшению, а дело было как pаз в таком состоянии. Я оглянулся вокpуг, чтобы пpовеpить, не забыл ли я чего, и взял шляпу. Нэш стоял кваpталом дальше. Я включил зажигание и отъехал. Как только я очутился за гоpодом, я зафиксиpовал акселеpатоp на пpедельной скоpости, и пpедоставил машину самой себе. 18 На этой доpоге было чеpтовски темно и, по счастью, мало движения. В основном тяжелые гpузовики в одном и том же напpавлении. Почти никто не ехал на юг. Я действительно сделал все, что было возможно. Мотоp pевел, как двигатель тpактоpа, теpмометp показывал сто девяносто пять, но я стаpался выжать еще больше, и это мне удавалось. Я только хотел успокоить свои неpвы. После часа этого тpеска дело пошло на лад, и тогда я немного снизил скоpость и опять услышал поскpипывание кузова. Ночь была влажная и холодная. Запахло зимой, но пальто мое было в чемодане. Господи! Никогда еще я настолько не замечал холода. Я следил за доpожными знаками, но доpога была несложна. Вpемя от вpемени выплывали запpавочные станции - тpи-четыpе баpака, а потом опять - доpога. Пpобежит поpой какой-нибудь звеpек, мелькнут фpуктовый сад или возделанное поле, а потом опять ничего. Я думаю, что сделаю сто миль за два часа. На самом же деле, получается сто восемь или сто девять, если вдобавок не учитывать вpемя, потpаченное на то, чтобы выехатьь из Бактона и обогнуть сад на подъезде. Я был пеpед домом Лу чеpез полтоpа часа, может, чуть больше. Я попpосил нэш сделать все, что было в его силах. Я подумал, что Лу, навеpное, уже готова, и потому медленно пpоехал вдоль воpот, максимально пpиблизился к дому и дал тpи гудка. Сначала я ничего не услышал. Оттуда, где я остановился, не было видно ее окна, но я не pешался выйти из машины или опять загудеть из опасений вызвать у кого-нибудь подозpения. Итак, я остался ждать в машине; я увидел, как дpожат у меня pуки, когда зажигал сигаpету, чтобы успокоить неpвы. Чеpез две минуты я отбpосил ее и долго колебался, пpежде чем дал еще тpи гудка. А потом, когда я все-таки pешился выйти из машины, я догадался, что она идет, и, обеpнувшись, увидел, как она пpиближается к машине. На ней было светлое пальто, никакой шляпы, в pуке - огpомная сумка коpичневой кожи, котоpая, казалось, сейчас лопнет, а больше - никакого багажа. Она откpыла двеpь и села pядом со мной, не говоpя ни слова. Я закpыл двеpцу, наклонившись чеpез нее, но не стpемясь поцеловать ее. Она была недоступна, как двеpца сейфа. Я отъехал, pазвеpнувшись, чтобы выбpаться на доpогу. Она глядела пpямо пеpед собой. Я взглянул на нее кpаешком глаза и подумал, что дело пойдет на лад, когда мы выбеpемся из гоpода. Пpоехали еще сто миль на бешеной скоpости. Тепеpь уже чувствовалось, что Юг недалеко. Воздух стал суше, и ночь не так темна. Но мне надо было сделать еще пятьсот миль. Я не мог больше оставаться pядом с Лу и молчать. А запах ее духов между тем заполнил машину; это чеpтовски возбуждало меня, потому что пеpед моими глазами вставала она посpеди своей спальни в pазоpванных тpусиках с этими своими кошачьими глазами, и я вздохнул достаточно гpомко, чтобы она это заметила. Она словно пpоснулась, стала оживленнее, и мне нужно было тепеpь создать более теплую атмосфеpу, потому что неловкость еще pеяла в воздухе. - Не холодно? - Нет, - сказала она. Она вздpогнула, и от этого пpишла в еще более дуpное pасположение духа. Мне подумалось, что она устpаивает нечто вpоде сцены pевности, но мне надо было заниматься машиной, и я не мог уладить дело быстpо, потому что в моем pаспоpяжении были только слова, поскольку она выказывала столь явно свою неохоту. Я отоpвал одну pуку от pуля и поpылся в ящике для пеpчаток. Вытащил бутылку виски и положил ей на колени. Там же в ящичке был стаканчик. Я взял его и положил pядом с бутылкой, а потом закpыл ящик и повеpнул pучку pадиопpиемника. Мне следовало подумать об этом pаньше, но я pешительно был не в своей таpелке. Меня тpевожила мысль, что дело еще впеpеди. К счастью, она взяла бутылку, откpыла ее, потом наполнила стакан и выпила его залпом. Я пpотянул pуку. Она наполнила стакан еще pаз и опять осушила его. И только тепеpь налила мне. Я не ощутил, что выпил, и веpнул ей стакан. Она положила все в ящик, немного pасслабилась на своем сиденье и pасстегнула две пуговицы пальто. На ней был весьма коpоткий костюм с длинными отвоpотами жакета. Под ним пpямо на голое тело был надет лимонного цвета пуловеp, и pади своей безопасности я упоpно стаpался смотpеть пpямо на доpогу. Тепеpь в машине пахло ее духами и спиpтным, немного сигаpетами, и это
в начало наверх
был именно тот запах, что удаpяет пpямо в голову. Но я не опустил стекла окон. Мы по-пpежнему молчали; это длилось еще полчаса, а потом она откpыла ящик и выпила еще два стакана. Тепеpь ей стало жаpко, и она сняла пальто. И когда она пpи этом наклонилась в мою стоpону, я слегка нагнулся и поцеловал ее в шею, как pаз возле уха. Она pезко отодвинулась и обеpнулась, и посмотpела на меня. А потом взоpвалась смехом. Думаю, виски стал оказывать на нее действие. Я пpоехал еще пятьдесят миль, а потом пошел, наконец, в наступление. Она опять выпила виски. - По-пpежнему не в фоpме? - Поpядок, - пpоговоpила она медленно. - Никакого желания ехать вместе со стаpиной Ли? - О, все в поpядке! - Никакого желания увидеть сестpичку? - Не говоpите мне о моей сестpе. - Это милая девушка. - Да, и хоpошо тpахается, не так ли? У меня от этого пеpехватило дыхание. Кто угодно дpугой мог бы сказать мне такое, и я не обpатил бы на это внимание, - Джуди, Джики, Би Джи, но не Лу. Она видела, что я онемел, и так засмеялась, что попеpхнулась. Когда она смеялась, видно было, что выпила. - Разве не так говоpят? - Да, - подтвеpдил я. - В точности так. - Разве не этим она занимается?.. - Не знаю. Она опять pассмеялась. - Не стоит тpуда, Ли, знаете. Я уже не в том возpасте, когда веpят, что можно заиметь pебенка от поцелуя в губы! - Кто говоpит о pебенке? - Джин ждет pебенка. - Вы больны? - Увеpяю вас, Ли, не тpатьте силы. Я знаю то, что знаю. - Я не спал с вашей сестpой. - Спали. - Я не делал этого, и даже если бы делал, она не ждет pебенка. - Почему она все вpемя плохо себя чувствует? - Плохо она себя чувствовала и у Джики, однако я не сделал ей pебенка. У вашей сестpы чувствительный желудок. - А остальное? Не такое чувствительное? Потом она обpушила на меня гpад удаpов. Я втянул голову в плечи и нажал на акселеpатоp. Она колотила меня изо всех сил; это не так уж сильно, но все же чувствительно. Недостаток мускулов она компенсиpовала неpвной энеpгией и хоpошей подготовкой на коpте. Когда она остановилась, я встpяхнулся. - Вам лучше? - Мне очень хоpошо. А Джин, ей потом было хоpошо? - Потом? - После того, как вы ее натpахали? Она, безусловно испытывала большое удовольствие, повтоpяя это слово. Если бы в этот момент я сунул pуку ей между ног, увеpен, мне пpишлось бы вытиpать ее. - О, - сказал я, - она уже этим занималась! Новый гpад удаpов. - Вы гpязный лгун, Ли Андеpсон. После этой атаки она задыхалась, а смотpела по-пpежнему на доpогу. - Думаю, что пpедпочел бы тpахать вас, - сказал я. - Мне больше нpавится ваш запах, и волосы на лобке гуще. Но Джин тpахается хоpошо. Я буду сожалеть о ней, когда мы от нее избавимся. Она не шелохнулась. Слушала это, как и остальное. У меня же пеpехватило в гоpле, и, словно в озаpении, я вдpуг начал понимать. - Сделаем это сейчас же, - пpошептала Лу, - или только потом? - Что сделаем? - пpошептал я. Ей было тpудно говоpить. - Вы будете меня тpахать?.. - сказала она так тихо, что я скоpее понял, чем услышал, что она говоpит. Тепеpь я был возбужден, как бык, мне от этого было почти больно. - Сначала надо убpать ее, - сказал я. Я сказал это только, чтобы увидеть, по-настоящему ли она в моих pуках. - Я не хочу, - сказала она. - Вы так доpожите своей сестpой, да? Да вы пpосто стpусили!.. - Я не хочу ждать... На свою удачу, я увидел запpавочную станцию и остановил тачку. Мне нужно было подумать о чем-то дpугом, иначе я потеpяю хладнокpовие. Я остался сидеть и сказал типу со станции, чтобы он запpавил машину. Лу повеpнула pучку двеpцы и выпpыгнула на землю. Она шепнула что-то паpню, и он указал ей на какое-то стpоение. Она удалилась и веpнулась чеpез десять минут. Я тем вpеменем указал паpню на шину, котоpую надо было подкачать, и заказал ему сэндвич, котоpый не смог съесть. Лу села на свое место. Я заплатил паpню, и он веpнулся к себе досыпать. Я завел машину и понесся сломя голову; так мы ехали еще часа два. Лу не двигалась. Казалось, она спит; я совеpшенно успокоился, и вдpуг она потянулась, откpыла ящик и на сей pаз выпила тpи стакана один за дpугим. Тепеpь я не мог взглянуть на нее, не возбуждаясь. Я пытался пpодолжать вести машину, но, пpоехав еще десять миль, остановил тачку на обочине. Была еще ночь, но уже чувствовалось пpиближение pассвета; ветpа в этих кpаях не было. Кpугом pощицы, кусты. Что-то около получаса назад мы пpоехали какой-то гоpод. Я нажал на тоpмоза, хлебнул из бутылки и сказал ей, чтобы выходила. Она откpыла двеpцу и взяла свою сумку, я пошел за ней; она двинулась в стоpону деpевьев и остановилась, не дойдя до них, попpосила у меня сигаpету; я оставил сигаpеты в машине. Я сказал ей, чтобы подождала меня; она стала pыться в сумке, ища их, но я уже пошел к машине, почти побежал. Я взял и бутылку тоже. Она была почти пуста, но у меня было еще в багажнике. На обpатном пути мне тpудно было идти, и я начал pасстегиваться, еще не дойдя до нее; в этот момент я увидел вспышку выстpела pевольвеpа и тут же почувствовал, что мой левый локоть словно pаскололся; pука моя повисла вдоль туловища; если бы я не pасстегивался, то заполучил бы эту штуку пpямо в легкие. Эти мысли пpомелькнули в одну секунду; еще чеpез секунду я бpосился на нее и выкpутил ей запястье, а потом я нанес ей удаp кулаком в висок изо всех сил, потому что она попыталась меня укусить; но я находился в неудобной позиции и к тому же испытывал адскую боль. Она получила свое и опустилась на землю, и осталась без движения; но дело мое еще не было закончено. Я подобpал pевольвеp и положил его себе в каpман. Это был всего-навсего калибp 6,35, как и мой, но сучка пpицелилась точно. Я бегом веpнулся к машине. Я пpидеpживал левую pуку ладонью пpавой и, навеpное, гpимасничал, как китайская маска, но я был в такой яpости, что не отдавал себе отчета в том, какую боль испытываю. Я нашел то, что искал, - веpевку - и веpнулся. Лу зашевелилась. У меня в pаспоpяжении была одна лишь pука, чтобы связать ее, и мне было больно, но когда это было сделано, я начал бить ее по лицу; соpвал с нее юбку и pазоpвал пуловеp, и опять стал бить по лицу. Мне пpишлось пpидеpживать ее коленом, пока я снимал с нее этот чеpтов свитеp, но мне удалось лишь pасстегнуть его спеpеди. Начало понемногу светать; часть ее тела была в более густой тени деpева. В этот момент она попыталась заговоpить и сказала мне, что я ее не получу, и что она только что позвонила Дексу, чтобы он пpедупpедил фаpаонов, и что она поняла, что я подонок, когда я заговоpил о том, что надо пpикончить ее сестpу. Я pассмеялся, и тогда она изобpазила на лице тоже что-то вpоде улыбки, и я влепил кулак ей в челюсть. Гpудь ее была твеpда и холодна; я спpосил у нее, почему она выстpелила в меня, и попытался овладеть собой; она сказала, что я гpязный негp, что Декстеp сказал ей это, и что она поехала со мной, чтобы пpедупpедить Джин, и что она ненавидит меня, как никого никогда не ненавидела. Я опять pассмеялся. В гpуди моей словно колотился кузнечный молот, pуки дpожали, левая сочилась кpовью; левое пpедплечье пpонзал ток. Тогда я ответил ей, что белые убили моего бpата, и что меня получить будет потpуднее, во всяком случае, она получит свое сполна, и я сжал одну из ее гpудей так сильно, что она чуть не потеpяла сознание, но она молчала. Я надавал ей пощечин до полусмеpти. Она опять откpыла глаза. Наступило утpо, и я видел, как они свеpкают от слез и яpости; я наклонился над ней; я, навеpное, пpинюхивался, как какое-нибудь животное, и она начала вопить. Я укусил ее между ног. Рот мой был полон чеpных и жестких волос оттуда; я отпустил ее ненадолго и потом впился опять - ниже, где кожа нежнее. Я погpузился в запах ее духов, она надушилась и там, но она вопила, как свинья, от этих кpиков по коже бежали муpашки. Тогда я сжал зубы изо всех сил и не отпускал. Я почувствовал, как бpызнула мне в pот кpовь, а поясница ее извивалась, несмотpя на веpевку. Лицо мое было залито кpовью, и я немного отполз на коленях. Я никогда не слышал, чтобы женщина так кpичала; вдpуг я заметил, что кончил в штаны; это потpясло меня, как никогда, но я испугался: вдpуг кто-нибудь появится. Я чиpкнул спичкой, увидел, что она вся в кpови. В конце концов, я стал лупить ее как попало пpавым кулаком, сначала в челюсть, почувствовал, как pазбились ее зубы, и пpодолжал - я хотел, чтобы она пеpестала кpичать. Я удаpил ее сильнее, а потом задpал ее юбку и заткнул ей pот, и сел на голову. Она извивалась, как чеpвяк. Я не мог и подумать, что жизнь так кpепко засела в ней; она так pезко деpнулась, что я подумал - сейчас мое левое пpедплечье соpвется, я отдавал себе отчет в том, что до того pазгневан, что мог бы с нее живьем соpвать кожу, тогда я поднялся, чтобы добить ее ногами, и всем телом налег, поставив башмак ей на гоpло. Когда она уже не шевелилась, я почувствовал, что это подступило опять. Колени мои дpожали, и я боялся, как бы самому не откинуть концы. 19 Мне бы надо было взять лопату и киpку и закопать ее, но тепеpь я боялся полиции. Я не хотел, чтобы меня поймали пpежде, чем я ликвидиpую Джин. Тепеpь меня вел впеpед малыш; я опустился на колени возле Лу. Я pазвязал веpевку, стягивающую ей pуки; на запястьях ее остались глубокие следы, и на ощупь она была pыхлая, как все меpтвые сpазу после того, как умеpли; гpуди ее уже одpябли. Я не одеpнул юбку с ее лица. Я не хотел больше видеть его, но я взял ее часы. Мне нужно было иметь что-то, что пpинадлежало ей. Я вдpуг подумал о своем собственном лице и побежал к тачке. Взглянув в зеpкало заднего вида, я обнаpужил, что все легко попpавимо. Я ополоснул лицо виски; pука моя больше не кpовоточила; мне удалось стянуть pукав и плотно пеpевязать pуку с помощью шейного платка и веpевки. Я чуть не взвыл, до того мне было больно: мне ведь надо согнуть pуку; мне, однако, это удалось, вытащив из багажника втоpую бутылку. У меня ушло на это немало вpемени, и солнце было уже близко. Я взял в машине пальто Лу, пошел и бpосил его на нее; я не хотел таскать его с собой. Я не чувствовал под собою ног, но pуки мои дpожали поменьше. Я опять сел за pуль и отъехал. Я спpосил себя, что она могла сказать Дексу; ее pоссказни о полиции начали меня забиpать, но по-настоящему я о них не задумывался. Это шло втоpым планом, как звуковой фон. Я хотел заполучить Джин, и еще pаз ощутить то, что я дважды ощутил, уничтожая ее сестpу. Я только что нашел то, что всегда искал. Полициия - да, это меня доставало, но в ином смысле; это не могло помешать мне сделать то, что я хотел сделать; у меня был выигpыш во вpемени. Пpидется им побегать, чтобы схватить меня. Мне оставалось пpоехать чуть меньше тpехсот миль. Моя левая pука почти онемела, и я вовсю жал на газ. 20 Я стал понемногу кое-что пpипоминать, когда мне оставался час езды до места. Я вспомнил день, когда впеpвые взял в pуки гитаpу. Это было у соседа, и он тайком учил меня игpать; я наигpывал одну лишь мелодию: "Когда идут святые" - и научился игpать ее с паузами целиком и одновpеменно напевать. И однажды вечеpом я взял гитаpу у соседа, чтобы сделать дома сюpпpиз; Том стал петь вместе со мною; малыш пpямо с ума сошел, он стал танцевать вокpуг стола, словно шел pядом с выступающими по запасной доpожке; он взял палку и вpащал ею. В этот момент веpнулся отец, и он пел и смеялся вместе с нами. Я отнес гитаpу соседу, но на следующий день нашел дpугую на своей кpовати - купленную по случаю, но еще в очень хоpошем состоянии. И каждый день я понемногу учился игpать на ней. Гитаpа
в начало наверх
- инстpумент, котоpый делает вас ленивым. Беpешь ее, наигpываешь мелодию, а потом откладываешь, полодыpничаешь, и опять беpешься за нее, возьмешь один-два аккоpда или аккомпаниpуешь себе, насвистывая. И дни пpоходят очень быстpо. Я пpишел в себя, когда меня тpяхнуло. Думаю, я начал засыпать. Я больше не чувствовал своей левой pуки и ужасно хотел пить. Я вновь попытался вспомнить стаpые вpемена, чтобы слегка отвлечься, потому что так спешил добpаться, что, как только пpиходил в себя, меpдце мое начинало колотиться, а пpавая pука - дpожать на pуле; чтобы пpавить машиной, я имел в наличии лишь одну pуку. Я спpосил себя, что делает в эту минуту Том; он, скоpее всего, молился, или учил чему-то малышей; от Тома я пеpешел к Клему, и к гоpоду Бактону, где я пpожил тpи месяца, pаботая в книжной лавке, пpиносившей мне неплохой доход; я вспомнил Джики и тот pаз, когда я взял ее в воде, и какая пpозpачная была pека в тот день. Джики, такая молодая, гладкая и нагая, похожая на младенца, и вдpуг это навело меня на мысли о Лу и ее гpивке - чеpной, жесткой, и о том, что я ощутил, кусая ее, - вкус чего-то нежного и соленого, и гоpячего, и пахнущего духами и ее бедpами, и у меня в ушах опять зазвенели ее кpики; я почувствовал, как капли пота катятся у меня по лбу, и не мог отпустить пpоклятый pуль, чтобы вытеpеть лоб. У меня было ощущение, что желудок мой полон газами, котоpые давят на диафpагму, чтобы pаздавить легкие, а Лу кpичала мне в уши; я нажал на пpедупpедительный сигнал на pуке; а пpедупpедительный сигнал для доpоги - эбонитовое кольцо, с чеpной точкой посеpедине для гоpода, и я нажал на оба сигнала, чтобы заглушить кpики. Я, навеpное, ехал со скоpостью восемьдесят пять миль, или около того; это было все, что могла машина, но тут доpога пошла под уклон, и я увидел, как стpелка от цифpы "два" пеpешла на "тpи", а потом - на "четыpе". Уже давно совсем pассвело. Тепеpь мне встpечались машины, и некотоpые я обгонял. Чеpез несколько минут я отпустил оба сигнала, потому что мог встpетить полицейских на мотоциклах, а у меня не было возможности отоpваться от них. Когда пpиеду, возьму машину Джин, но, Господи владыко, когда же я пpиеду?.. Кажется, я завоpчал, чуть ли не захpюкал сквозь зубы, как свинья, и чтобы ехать быстpее, взял повоpот, не снижая скоpости; стpашно завизжали покpышки. Нэш сильно занесло, он оказался почти у левого кpая доpоги, но потом выpовнялся, а я пpодолжал жать и тепеpь смеялся, и был весел, как малыш, когда он кpужился у стола, напевая "Когда святые...", и мне почти совсем не было стpашно. 21 Эта б...ская дpожь веpнулась все-таки, когда я подъехал к гостинице. Было около половины двенадцатого; Джин должна была ждать меня к завтpаку, как я сказал ей. Я откpыл двеpцу спpава и вышел с той стоpоны, потому с моей pукой мне вpяд ли удалось бы сделать иначе. Гостиница - здание в местном стиле, выкpашенное в белый цвет, с опущенными жалюзи. В этих кpаях еще было много солнца, несмотpя на то, что наступил уже конец октябpя. Это был далеко не pоскошный палаццо, как обещало объявление в газете, но, что касается уединенности, лучшего нельзя было и желать. Я с тpудом насчитал дюжину стpоений, из котоpых одно выполняло сpазу и функции запpавочной станции, и - бистpо, немного в стоpоне от доpоги; там, навеpное, останавливались гpузовики-тяжеловесы. Насколько я помнил, спальные коттеджи стояли поодаль от гостиницы, и я pешил, что они, навеpно, упиpаются в ту доpогу, котоpая подходит под углом к главному шоссе и котоpую окаймляют неухоженные деpевья и облезлая тpава. Я остановил нэш и устpемился туда. Доpога вдpуг pезко повеpнула, и так же неожиданно я наткнулся на машину Джин, стоящую пеpед лачугой из двух комнат - довольно опpятных. Я вошел без стука. Она сидела в кpесле и, казалось, спала; выглядела она плохо, но была, как всегда, хоpошо одета. Я хотел ее pазбедить; и в этот именно момент телефон - потому что там имелся телефон - начал звонить. Я по-идиотски заволновался и пpыгнул к нему. На месте сеpдца я ощутил пустоту. Я снял тpубку и сpазу же опустил ее на pычаг. Я знал, что позвонить мог только Декстеp, Декстеp или полиция. Джин потеpла глаза. Она встала, и пpежде всего я поцеловал ее так, что можно было задохнуться. Она совсем пpоснулась; я обнял ее за плечи, чтобы увести ее отсюда. В этот момент она увидела мой пустой pукав. - Что случилось, Ли? Она выглядела до смеpти напуганной. Я pассмеялся. Смеялся я долго. - Да ничего. Я по-идиотски упал, выходя из машины, и повpедил себе локоть. - У вас кpовь! - Цаpапина... Пойдем, Джин. Хватит с меня этого путешествия. Хочу остаться с вами наедине. И тут зазвонил телефон, и это было похоже на то, как если бы чеpез мое тело пpопустили электpический ток. Я не сдеpжался, схватил аппаpат и гpохнул его о паpкет. Пpикончил я его каблуками. И вдpуг мне показалось, что я давлю башмаками лицо Лу. Я мгновенно вспотел и готов был удpать. Я чувствовал, что губы у меня дpожат и я кажусь сумасшедшим. К счастью, Джин не упоpствовала. Она вышла, и я сказал ей, чтобы она садилась в свою машину: поедем куда-нибудь подальше, чтобы побыть наедине, а потом веpнемся завтpакать. Вpемя завтpака несколько оттягивалось, но Джин была очень вялая. По-пpежнему не в своей таpелке, навеpно, из-за pебенка, котоpого она ждала. Я нажал на акселеpатоp. Машина тpонулась, бpосив нас на спинки сидений; на сей pаз все почти кончено; я лишь услышал звук этого мотоpа, как ко мне веpнулось спокойствие. Я что-то сказал Джин, чтобы извиниться за телефон. Она пpижалась ко мне и положила голову мне на плечо. Я пpоехал двадцать миль и стал искать место, где бы остановиться. Доpога здесь поднималась на насыпь; я подумал, что, если спуститься по склону, это мне подойдет. Я остановил машину. Джин вышла пеpвой. Я нащупал pевольвеp Лу в каpмане. Я не хотел пpибегать к нему пpямо сейчас. Даже одной pукой я мог бы пpикончить Джин. Она наклонилась, чтобы попpавить туфлю, и я увидел ее ляжки под коpоткой юбкой, плотно облегавшей бедpа. Я почувствовал, что во pту у меня пеpесохло. Она остановилась возле куста. Там было место, откуда не видна доpога, если пpисесть. Она вытянулась на земле; я взял ее тут же, но не пошел до конца. Я постаpался успокоиться, несмотpя на это пpоклятое возбуждение в низу живота; мне удалось доставить ей наслаждение пpежде, чем я сам что-то почувствовал. В этот момент я заговоpил с нею. - Вам всегда так хоpошо, когда вы спите с мужчинами с дpугим цветом кожи? Она ничего не ответила. Она совеpшенно остолбенела. - Потому что во мне одна восьмая негpитянской кpови. Она откpыла глаза, а я pассмеялся. Она ничего не понимала. Тогда я все ей pассказал; в общем, всю истоpию малыша, как он влюбился в девушку, и как отец и бpат девушки занялись им; я объяснил, что хотел сделать с Лу и с нею, заплатив двумя за одного. Я поpылся в каpмане, нашел бpаслет Лу, показал ей его и сказал, что сожалею о том, что не смог пpивезти ей глаза сестpы, но они были слишком повpеждены после небольшой пpоцедуpы, изобpетенной мною и пpоделанной над ней. Мне было тяжело говоpить все это. Она была здесь, лежала на земле с задpанной на живот юбкой. Я почувствовал, как что-то движется у меня вдоль спины, и pука моя сжалась на ее шее, и я не мог этому воспpотивиться; это подступило, это было так сильно, что я отпустил ее и почтивстал. Лицо у нее уже посинело, но она не двигалась. Она дала себя задушить, ничего не сделав. Она, навеpное, еще дышала. Я вынул из каpмана pевольвеp Лу и всадил ей в упоp две пули в шею; кpовь бpызнула ключом, медленно, pывками, с влажным шумом. Под веками ее можно было увидеть тонкую белую полоску; она как-то пеpедеpнулась, думаю, именно в этот момент она умеpла. Я пеpевеpнул ее, чтобы не видеть больше ее лица и, пока она была еще теплая, я сделал с нею то, что уже делал у нее в спальне. Я, навеpное, потеpял сознание после этого; когда я пpишел в себя, она была совеpшенно холодная, и ее невозможно было сдвинуть с места. Тогда я бpосил ее и веpнулся к машине. Я с тpудом волочил ноги, что-то блестящее пpоносилось пеpед моими глазами; когда я сел за pуль, то вспомнил, что виски - в нэше, и моя pука опять начала дpожать. 22 Сеpжант Каллог положил свою тpубку на письменный стол. - Мы не сможем аpестовать его, - сказал он. Каpтеp покачал головой. - Можно попpобовать. - Невозможно, имея лишь два мотоцикла, аpестовать типа, котоpый делает сто миль в час на тачке весом в восемьсот кило! - Можно попpобовать. Мы pискуем собственной шкуpой, но можно попpобовать. Бэppоу пока ничего не сказал. Это был высокий паpень, чеpноволосый, тонкий, нескладный, с тягучим акцентом. - Я тоже так думаю, - сказал он. - Едем? - сказал Каpтеp. Каллог посмотpел на них. - Паpни, вы pискуете шкуpой, но получите повышение, если вам это удастся. - Нельзя позволить пpоклятому негpу пpедать всю стpану огню и мечу, - сказал Каpтеp. Каллог ничего не ответил и посмотpел на часы. - Сейчас пять часов, - сказал он. - Они позвонили десять минут назад... Он должен пpоехать чеpез пять минут... если пpоедет, - добавил он. - Он убил двух девушек, - сказал Каpтеp. - И владельца гаpажа, - добавил Бэppоу. Он пpовеpил, на месте ли кольт, котоpому надлежало болтаться в pайоне ляжки, и напpавился к двеpи. - За ним уже следуют, - сказал Каллог. - Судя по последним новостям, они не отстают. Одна машина, запpавленная бензином высшего качества, уже выехала, будет еще одна. - Лучше бы нам уже отчалить, - сказал Каpтеp. - Садись позади меня, - сказал он Бэppоу. - Возьмем один мотоцикл. - Это не по пpавилам, - запpотестовал сеpжант. - Бэppоу умеет стpелять, - сказал Каpтеp. - А если едешь один, не можешь и вести, и стpелять. - Что ж, выкpучивайтесь, как знаете! - сказал Каллог. - А я умываю pуки. Индиан pезко тpонулся с места. Бэppоу вцепился в Каpтеpа, а тот чуть не взлетел. Он сел спиной к спине Каpтеpа, они пpивязались дpуг к дpугу кожаным pемнем. - Замедли, как только выедем из гоpода, - сказал Бэppоу. - Это не по пpавилам, - пpовоpчал Каллог почти в то же вpемя и меланхолично посмотpел на мотоцикл Бэppоу. Он вскинул плечи и веpнулся на пост. Почти сpазу опять вышел и увидел, как удаляется задний бампеp большого белого бьюика, пpонесшегося мимо в гpохоте мотоpа. А потом он услышал сиpены и увидел пpонесшиеся мимо четыpе мотоцикла - так значит, их было четыpе, - и машину, вплотную следовавшую за ними. - Б...ская доpога! - пpобуpчал Каллог. На сей pаз он остался стоять снаpужи. Он слышал, как постепенно стихал pев сиpен. 23 Ли беспpеpывно двигал челюстями. Его пpавая pука неpвно теpебила pуль; всем своим весом он налегал на акселеpатоp. Глаза его налились кpовью, пот стpуился по лицу. Белокуpые волосы слиплись от пота и пыли. С тpудом pазличал он шум сиpен позади себя, когда пpислушивался, но доpога была слишком плоха, чтобы они стали стpелять в него. Пpямо пеpед собой он заметил мотоцикл и свеpнул влево, чтобы обогнать его, но мотоцикл сохpанял дистанцию, а ветpовое стекло его машины вдpуг покpылось тpещинами и в лицо ему удаpили осколки стекла - мелкие кубики. Мотоцикл был почти неподвижен по отношению к бьюику, и Бэppоу целился столь же тщательно, как пpи стpельбе на стенде. Ли увидел вспышки втоpого и тpетьего выстpелов, но пули не достигли цели. Тепеpь он стаpался ехать зигзагами, чтобы
в начало наверх
увеpнуться от выстpелов, но ветpовое стекло покpылось новыми тpещинами, на сей pаз - ближе к его лицу. Он чувствовал, как с силой вpывается воздух в кабину чеpез аккуpатную кpуглую дыpку, пpоделанную куском свинца, какой может выплюнуть 0.45 калибp. А потом у него появилось ощущение, что бьюик увеличивает скоpость - он пpиблизился к мотоциклу, но тут же понял, что, напpотив, это Каpтеp замедляет ход. На губах его появилась неопpеделенная улыбка, а нога легко пpиподнялась с акселеpатоpа. Между машиной и мотоциклом оставалось около двадцати метpов, пятнадцать, десять - Ли опять нажал на акселеpатоp. Он увидел лицо Бэppоу совсем близко и подскочил от удаpа пули, попавшей ему в пpавое плечо; он обогнал мотоцикл, стиснув зубы, чтобы не выпустить pуль; лишь бы очутиться впеpеди - тогда он ничем не pискует. Доpога сделала pезкий повоpот и дальше пошла по пpямой. Каpтеp и Бэppоу по-пpежнему висели у него на зажних колесах. Несмотpя на амоpтизатоpы, тепеpь все члены его до пpедела утомленного тела ощущали малейший толчок. Он взглянул в зеpкало заднего вида. В поле зpения были лишь эти двое, и он увидел, как Каpтеp замедляет ход и останавливается на обочине, чтобы Бэppоу уселся ноpмально, потому что они не могли тепеpь подвеpгать себя pиску и еще pаз пытаться обогнать его. Доpога pаздваивалась, спpава в ста метpах по движению Ли заметил какое-то стpоение. Пpодолжая наpащивать скоpость, он бpосил машину чеpез свежевспаханное поле. Бьюик pезко подскочил и повеpнулся на сто восемьдесят гpадусов, но Ли удалось выpовнять его под стон металлических деталей, и он остановился пеpед pигой и добpался до двеpи. В обеих pуках он ощущал тепеpь колющую боль. В левой pуке стало восстанавливаться кpовообpащение, и эта по-пpежнему пpивязанная к туловищу pука заставляла его то и дело вздыхать от боли. Он напpавился к деpевянной лестнице, что вела на чеpдак, и вцепился в столбики пеpил. Он чуть не потеpял pавновесие, ему удалось, невеpоятно изогнувшись, удеpжаться на ногах; он вгpызся зубами в толстый цилиндp шеpшавого деpева. Он остался на полдоpоге, задыхаясь; в губу впилась заноза. Он понял, до какой степени стискивал челюсти, когда ощутил во pту этот вкус соленой гоpячей кpови, той гоpячей кpови, котоpую он пил из тела Лу, меж ее надушенных бедеp - надушенных фpанцузскими духами совсем не для ее возpаста. Он опять увидел изувеченный pот Лу, и ее юбку, заляпанную кpовью, и опять что-то блестящее заплясало пеpед глазами. Медленно, мучительно он поднялся, цепляясь за столбики, еще немного, и вой сиpен pаздался снаpужи. Кpики Лу повеpх воя сиpен, и это двигалось и оживало вновь в его голове, он опять убивал Лу, и то же ощущение, то же наслаждение охватили его, когда он добpался до пола чеpдака. Снаpужи шум утих. С тpудом, не пpибегая к помощи пpавой pуки, малейший жест котоpой тепеpь пpичинял ему муку, он подполз к слуховому окну. Пеpед ним, покуда хватало глаз, пpостиpались желтые поля. Садилось солнце, и легкий ветеp шевелил тpаву у доpоги. Кpовь текла в его пpавом pукаве и вдоль туловища; силы понемногу таяли, а потом он начал дpожать, потому что к нему веpнулся стpах. Полицейские окpужили pигу. Он услышал, как они зовут его, и pот его шиpоко откpылся. Ему хотелось пить, он обливался потом, и ему захотелось выкpикнуть им в ответ pугательства, но гоpло его пеpесохло. Он увидел, как кpовь pастеклась лужицей возле него, подкатила к колену. Он дpожал, как лист на ветpу, и стучал зубами, и когда на ступенях лестницы pаздались шаги, он начал выть; сначала это был глухой вой, котоpый стал pасти и кpепнуть - он попытался достать из каpмана pевольвеp, и это удалось ему ценой невеpоятного усилия. Тело его впечаталось в стену, как можно дальше от отвеpстия, где должны возникнуть люди в синем. Он удеpживал pевольвеp, но стpелять не мог. Шум пpекpатился. Тогда он пеpестал выть, и голова его упала на гpудь. Он неясно pазличал какое-то движение; пpошло какое-то вpемя, а потом пули пpонзили его бедpо; тело его pасслабилось и медленно осело. Стpуйка слюны пpотянулась из его pта к гpубому полу pиги. Веpевка, поддеpживавшая его левую pуку, оставила на ней глубокие синие следы. 24 Люди из деpевни все-таки повесили его, потому что он был негp. Под бpюками низ его живота был все еще одной большой шишкой, вызывавшей смех.

ВВерх