UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Николай МОДЕСТОВ

    МОСКВА БАНДИТСКАЯ




   ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

С наступлением сумерек город быстро пустеет. Редкие прохожие,  обходя
кучи  мусора,  оставшиеся  от  дневного  "рыночного  изобилия",  торопятся
поскорее попасть домой. Пассажиры метро отводят глаза от сквернословящих и
курящих прямо в вагоне мускулистых коротко стриженных молодцов. На  улицах
машин больше, чем людей. Оно и понятно, в автомобиле сегодня передвигаться
безопасней.
Жизнь сосредотачивается  вокруг  ночных  ресторанов,  казино  и  ярко
освещенных  супермаркетов,  работающих  в  режиме  "день  -  ночь".   Сюда
съезжаются  сверкающие  "линкольны",  "Мерседесы",  джипы  и  быстроходные
"восьмерки". Охраняемые  стоянки  до  утра  будут  похожи  на  выставочные
площадки автосалонов. И чем глубже город погружается в сон, тем  отчаянней
веселье в барах и других питейных заведениях. Наступает время крутых ребят
из различных группировок, беззаботных дам полусвета, "коммерсантов  удачи"
и  откровенных  уголовников,  готовых  до  утра  глохнуть  от   назойливых
музыкальных шлягеров, глазеть на публику, вдыхать сигаретный дым и  запахи
ресторанной кухни - лишь бы забыть вонь тюремной параши и лагерных шконок.
Гуляет Москва бандитская...



ИЗ ТЕНИ В СВЕТ ПЕРЕЛЕТАЯ

Для  будущих   поколений   нынешний   быт   первопрестольной   станет
своеобразным символом. Как Чикаго тридцатых годов  превратился  в  синоним
гангстерского времени, так Москва девяностых  будет  эталоном  беспредела,
периодом бессилия власти и диктата законов мафии.
Чтобы ощутить стремительный рост преступности, нет нужды обращаться к
цифрам статистики или заглядывать в оперативные сводки милиции. Сегодня  в
столице никто  не  чувствует  себя  в  безопасности.  Банкиры,  окруженные
бывшими "альфовцами" и сотрудниками  спецназа,  не  застрахованы  от  пуль
наемных убийц или радиоуправляемых бомб. Заурядные чиновники,  живущие  от
зарплаты  до  зарплаты,  могут  стать  жертвами  налетчиков-любителей  или
получить смертельный удар кастетом от пробующей свою силу дворовой  шпаны.
Что уж говорить о тех, кто находится на "передовой" криминального фронта -
"крестных отцах", рэкетирах,  других  мафиози.  Стычки  между  преступными
кланами наносят братве гораздо более  ощутимый  урон,  чем  действия  всей
правоохранительной системы -  милиции,  прокуратуры,  служб  безопасности.
Причем жертвами бандитских войн, увы, нередко оказываются случайные люди.
Суммарное число  убийств  в  Московском  регионе  за  год  перевалило
трехтысячную отметку. Новый криминальный рекорд. Однако и он не  в  полной
мере отражает реальную  ситуацию.  Для  улучшения  показателей  сотрудники
дежурных частей милиции прибегают к маленьким  хитростям.  Известно  ведь,
что начальство о работе подчиненных судит по справкам и рапортам,  которые
приносят  секретари.  Кому  же  хочется,  стоя  на   коврах,   выслушивать
генеральский разнос?
В Москве за  сутки  регистрируется  пять-шесть  убийств.  Это  случаи
сомнений не вызывающие, те, где иной  цели  в  действиях  преступников  по
отношению к жертвам, усмотреть невозможно.  Но  есть  не  такие  уж  явные
ситуации. Получил, например, человек удар топором по голове и по дороге  в
больницу отдал Богу душу. Как  квалифицировать  эпизод?  Если  убийств  за
сутки  перебор,  то  легко  записать  его   в   графу   "тяжкие   телесные
повреждения". Такие же метаморфозы могут произойти с "обнаружением трупа".
Избили человека и в бессознательном состоянии столкнули в воду, где  он  и
захлебнулся.
Есть еще пропавшие без вести  (очень  часто  это  не  что  иное,  как
профессионально  сокрытое  убийство),  несчастные  случаи  и  самоубийства
(вызывающие сомнения), гибель на пожарах, смерть новорожденных... Добавьте
сюда  невероятно  высокий  в  Московском  регионе  показатель   гибели   в
дорожно-транспортныхпроисшествияхипостоянноснижающуюся
продолжительность жизни. Этого хватит,  чтобы  сделать  однозначный  вывод
некогда образцовый город, так и не став оазисом коммунизма, превратился  в
криминальную клоаку.
Бандиты, убийцы, рэкетиры,  мошенники  и  карманники,  воры,  шулеры,
торговцы наркотиками и проститутки, обычная шпана чувствуют себя в  Москве
так  же,  как  первопроходцы-золотоискатели  на  Клондайке.   Перед   ними
многомиллионный мегаполис, где  расположено  около  тысячи  банков,  сотни
фирм, иностранных представительств,  коммерческих  структур  и  совместных
предприятий, десятки тысяч богатых  квартир,  дач  и  зажиточных  людей  -
выбирай, как применить свои криминальные таланты. Город, в  котором  легко
выследить добычу и потом  затеряться,  заповедник  для  вольной  уголовной
охоты. Москва бандитская...
Не многие из счастливчиков, зачитывавших до лохмотьев  появившийся  в
конце семидесятых самиздатский перевод гангстерского  романа  Марио  Пьюзо
"Крестный отец", догадывались, что российская реальность не менее крута  и
колоритна. В стране, впервые за  послевоенное  время,  вновь  возрождались
воровские традиции, возникли дерзкие и многочисленные бандформирования  со
своими отечественными "донами корлеоне".
О происходящем не имели представления не только рядовые граждане,  но
и  милиционеры.  Большинство  населения  свято  верило  в   поступательное
движение социализма, ориентировалось на официальную пропаганду, уверявшую,
что  скоро  преступность   будет   окончательно   побеждена.   Мой   друг,
возглавляющий ныне одно из ключевых подразделений  МВД,  рассказывал,  как
еще  в  семидесятых  годах,  учась  в  Омской  высшей  школе  милиции,  он
дискутировал с  товарищами:  застанут  ли  они  после  получения  дипломов
настоящих карманников и квартирных воров? Или новоиспеченным  милиционерам
их будут демонстрировать как  наглядные  пособия?  Понятно,  что  в  такой
обстановке   о   латентной   преступности,   бандитизме    и    подпольных
мультимиллионерах речь просто не заходила.
Между тем именно тогда был заложен фундамент для возникновения  чисто
российского феномена, о котором сейчас спорят  ученые-криминологи:  почему
отечественные мафиози основной доход получают, обеспечивая так  называемую
крышу бизнесменам, банкирам, владельцам магазинов,  рынков  и  ресторанов?
Ведь во всех  странах,  где  преступность  представлена  в  организованных
формах (США, Японии, Италии и нескольких государствах Латинской  Америки),
большая часть поступлений  в  криминальные  сообщества  идет  от  торговли
наркотиками, оружием, контроля секс-индустрии - традиционных сфер  влияния
мафиозных кланов.
Объяснение кроется в особенностях развития национальной экономики.  В
огромной  постгулаговской  империи  всеобщая  секретность  и  зашоренность
населения была на руку не только управляющему госаппарату, но и  тем,  кто
разворачивался за рамками закона. Страна, где центром планировалось все  и
вся,  постепенно  оттаивала  от  страха  перед   регулярными   сталинскими
чистками. Формировался слой  чиновников-взяточников,  как  теперь  принято
говорить,  коррупционеров,  охотно  использовавших   свои   полномочия   в
корыстных целях.
Изобретать велосипед не пришлось. Система приписок и круговой  поруки
существовала  и  безотказно  действовала  еще  при  Сталине.  Ее   показал
Александр Солженицын в  главе  "На  чем  стоит  Архипелаг"  третьей  части
исследования  "Архипелаг  ГУЛАГ".  Тухта,   или   приписки,   по   которым
формировались народнохозяйственные сводки  Минлеса,  в  те  годы  помогали
выживать заключенным на  лесоповале,  добиваться  наград  их  конвоирам  и
успешно отчитываться министерским чиновникам. Система получила, по  мнению
писателя, общегосударственное распространение. После разрушения ГУЛага она
сохранилась, но  приобрела  совершенно  иное  значение.  Теперь  приписки,
фальсификация документов, двойная  бухгалтерия  помогали  не  выживать,  а
наживаться.
Процесс   облегчался    двумя    факторами    -    гипертрофированной
централизованностью экономики и  огромным  бюрократическим  аппаратом.  От
чиновников  бесчисленных  министерств  и  главков  зависело  распределение
материальных и людских ресурсов,  финансирование,  объемы  государственных
заданий и оценка работы  целых  отраслей.  Они  могли  протолкнуть  нужный
документ, в выгодном свете представить бесперспективный  проект,  "помочь"
высокому руководству разобраться в кадровом вопросе. Главное -  проситель,
ходатай или снабженец должен был знать, к кому подойти и  сколько  дать...
Чиновники рисковали сознательно и не бескорыстно,  стимулировали  хищения,
взяточничество и спекуляцию.
В  семидесятых  годах  появились  первые  подпольные  цеха   и   даже
предприятия,  гнавшие  левую,  никем  не  учитываемую  продукцию.   Дельцы
теневого бизнеса ворочали миллионами, подкупая нужных людей и освобождаясь
от строптивых. Во многих регионах заготовка и переработка хлопка, мясная и
лесная промышленность,  сельское  хозяйство,  государственная  торговля  и
общественное  питание  контролировались  семейными  кланами  или  группами
руководителей.  Между  ними   распределялись   размеры   прибыли,   жестко
закреплялись  конкретные  функции  для  бесперебойной  работы   подпольных
производств. - Масштабы тех хищений в основном не сопоставимы с нынешними,
но на фоне  бедного  и  уравненного  в  возможностях  населения  позволяли
цеховикам сколачивать колоссальные состояния.  "Волки-санитары"  уголовной
среды сориентировались в изменившейся экономической ситуации быстрее,  чем
милиция и налоговая инспекция. Амнистированные  или  вышедшие  на  свободу
воры в законе и откровенные убийцы сразу нашли взаимопонимание -  возникли
банды новой формации. Жертвами вооруженных  налетов  становились  воротилы
теневого бизнеса.  Причем  в  средствах  устрашения  преступники  себя  не
ограничивали - пытали и  насиловали  женщин,  похищали  и  убивали  детей.
Бандиты прекрасно понимали - потерпевший в прокуратуру не побежит.  Потому
что, объяснив происхождение нажитых миллионов,  он  получит  срок  да  еще
станет смертельным врагом рассекреченных компаньонов. По  такому  принципу
действовала в Москве банда вора в законе Монгола, а позже его  "крестника"
и последователя Японца.
Каждый, кто добывал средства нелегальным путем, попадал в поле зрения
лидеров уголовного мира и вставал перед  выбором  -  платить  в  воровской
общак или брать на полный пансион бригаду "быков охранников, либо  жить  в
постоянном  страхе  перед  наездом  со  стороны   бандитов.   Естественно,
большинство выбирало первый  путь,  регулярно  отчисляя  деньги  на  нужды
братвы. Оперативные службы сумели задокументировать историческое  событие,
которое можно считать днем рождения отечественной мафии. В  Кисловодске  в
1979 году, на сходке цеховиков и съехавшихся туда со всего Союза  воров  в
законе, была принята договоренность об отчислении в воровской общак десяти
процентов  прибыли  подпольных  коммерсантов.  Причем  со  своей   стороны
уголовные авторитеты, заинтересованные  в  стабильности  доходов,  обещали
теневикам защиту и помощь в конфликтных  ситуациях,  вызывались  принимать
участие в реализации продукции и налаживании контактов  с  представителями
государственной власти.
Все эти процессы шли в стороне от официально регистрируемой борьбы  с
преступностью. Милиция, такая же нищая и ограниченная в возможностях,  как
сегодня, не имела сил реально контролировать теневые процессы в экономике.
Всемогущий КГБ, знавший о происходящем, использовал поступающую информацию
и информаторов в своих специфических целях.  Последнее  обстоятельство  во
многом объясняет безболезненное  вживание  рожденного  сталинским  режимом
монстра  госбезопасности  в  изменившиеся  политико-экономические  условия
сегодняшней России.
Тем не менее редкие рецидивы - громкие уголовные  дела,  связанные  с
известными  всей  стране  деятелями  государственного  масштаба  -  давали
некоторое представление о подспудно идущих процессах.  Дело  о  взятках  в
Министерстве рыбного хозяйства  СССР  и  связанные  с  ним  многочисленные
аресты, разоблачение  главы  столичной  торговли  Трегубова  и  директоров
крупнейших московских магазинов, дела партийных  бонз  Рашидова,  Кунаева,
Медунова, история ареста брежневского зятя - второго лица  МВД  Чурбанова,
самоубийство министра внутренних дел Щелокова... Эти  факты  предоставляли
Пищу для размышлений, но серьезность криминальной деформации  общества  не
отражали.  Тем  более  каждое  из   вышеназванных   дел   объяснялось   не
целенаправленными попытками изменить  ситуацию,  а  было  лишь  отголоском
партийно-придворных интриг и сведением личных счетов.
К  середине  восьмидесятых  политическая   и   физическая   дряхлость
кремлевских  старцев  подготовила  почву   для   серьезных   перемен.   Их
наступление ощущалось повсюду-то содержания песен идолов молодежи до резко
увеличившейся  активности  партийно-хозяйственных   функционеров   второго
эшелона власти. Еще задолго до горбачевской перестройки автор этих строк в
личной беседе с сыном арестованного за хищение в  особо  крупных  размерах
директора базы услышал  неожиданный  прогноз:  "В  ближайшее  время  будет
разрешено  открывать  частные  предприятия  -  рестораны,   кафе,   мелкие
производства..." К словам собеседника я отнесся  скептически  -  шел  1982

 
в начало наверх
год. Можно ли было предвидеть то, что теперь называют криминальной революцией? Александр Гуров, впервые заговоривший о существовании организованной преступности в СССР, такие прогнозы делал. Но кто его слышал? Между тем скопившие чудовищные капиталы и обросшие всесильными связями директора торговых, посреднических и производственных предприятий, снабженцы, опытные, имеющие выходы за рубеж антиквары и валютчики, связанные с теневой экономикой воры в законе и авторитеты уголовного мира, коррумпированные чиновники и партаппаратчики стали самостоятельным фактором, определяющим расстановку сил и в экономике, и в политике. Готовившиеся в стране реформы должны были идти по их сценарию и командам. Больших усилий для раскачивания лодки делать было не надо. Вожди, привыкшие жить в умеренной, но достаточной роскоши (распределители, привилегированные санатории, загранкомандировки и другие формы нигде не афишируемого гособеспечения), вырастили детей, захотевших сделать свой быт еще роскошней. Программа реформирования экономики богатейшей страны, в полном законодательно-правовом вакууме, устраивала и тех, кто, не имея прямого доступа к рычагам власти, владел огромными денежными средствами, и тех, кто, обладая властью, рвался к богатству и достатку. - Вторая оттепель, нареченная перестройкой, стала долгожданной весной прежде всего для уже имевших теневой капитал подпольных ротшильдов. Предприниматели новой волны, которые преподносились как буревестники экономических преобразований, на самом деле прибыли если и не к шапочному разбору, то и не к началу торгов. Правила игры в бизнесе определяли окруженные собственными "силовыми структурами" цеховики и воры в законе. Перед потянувшимися в перестроечный бизнес возникла проблема выживания. Ситуация усугублялась тем, что кооперативное движение (с которого началась реформа экономики) находилось под бережной опекой партийных структур. Фактически любой кооператор или фермер оказывался вне критики и получал своеобразную индульгенцию, защищавшую даже в случае явного пренебрежения законом. Ни милиция, ни прокуратура не осмеливались идти вразрез с одобренной наверху государственной политикой, и в кооперативное движение потянулись откровенные уголовники и ворье. Декларированная"первымленинцем" европеизация СССР регламентировалась устаревшими на тридцать лет сталинскими правовыми нормами и брежневской (застойной) конституцией. Демагогические призывы застрельщика перестройки типа "разрешено все, что не запрещено" нанесли непоправимый удар по общественному правосознанию. Подпольные миллионеры мягко переместились из тени в свет, защищенные, как и прежде, не законом, а собственными бандитскими крышами. У начинавшего дело коммерсанта выбора не оставалось. Он должен был принимать специфические условия ведения бизнеса в России. От этого зависел не успех его предприятия, а сама жизнь. К началу девяностых годов криминализация экономики достигла невиданного размаха, в сравнении с которым вчерашние махинаторы и цеховики казались жалкими воришками. В уголовных делах о хищениях фигурировали десятки миллиардов рублей, мелькали фамилии новаторов нового мышления и высокопоставленных правительственных функционеров. За бесценок продавалось стратегическое сырье, военная техника, энергоносители, лес, лицензии на разработку месторождений. Банки проводили аферы с авизовками, перекачивая на Запад миллионы долларов, с молчаливого попустительства государственных чиновников процветали финансовые пирамиды, доводившие обманутых вкладчиков до самоубийств и угроз террористических актов. На фальшивых аукционах по смехотворным ценам скупались индустриальные гиганты мирового масштаба, а коррупция приняла такие размеры, что бывший мэр столицы Г. Попов предложил регламентировать мздоимство и тем самым решить проблему взяток. Между тем закон бездействовал. Обещавшие стать громкими дела разваливались в ходе следствия, а получившие известность авантюристы становились депутатами Госдумы. Фемида довольствовалась разоблачением мелких взяточников и громогласными заверениями очередного генерального прокурора или министра навести в стране порядок. Общество эти призывы игнорировало. Зато все чаще звучали выстрелы и взрывы, жертвами убийц становились директора крупных предприятий и фирм, видные банкиры и политические деятели. Генералы ошарашивали числом действующих на территории России преступных группировок, газеты публиковали жизнеописания знаменитых киллеров охотнее, чем предвыборные биографии независимых кандидатов, а результаты опросов общественного мнения констатировали: больше всего люди боятся входить в собственные подъезды. Наступило золотое время для бандитских группировок. Его величество рэкет накрыл прочной непробиваемой крышей всю российскую экономику. Москва, контролировавшая основные денежные потоки, распоряжавшаяся фондами министерств, имевшая неподдающийся оценке потенциал закрытых производств и конструкторских бюро военно-промышленного комплекса, оказалась на особом счету у рэкетиров и преступных формирований. Поэтому вполне естественно, что первое дело по факту квалифицированного вымогательства, получившее всесоюзный резонанс, было расследовано московской милицией. ДЕНЬГИ ДЛЯ ТЕХ, КТО НАВЕРХУ Завершение этого дела потребовало от милиции беспрецедентных мер предосторожности. В течение двенадцати месяцев с момента ареста Нухаева, Атлангериева и Лобжанидзе и до вынесения приговора судом Оперативники Петровки, 38 вынуждены были круглосуточно охранять потерпевшего и свидетелей. Еще бы! Впервые на скамье подсудимых оказались не рядовые рэкетиры-исполнители, а "крестные отцы" самой свирепой из столичных преступных группировок чеченской. Хотя в начале история разворачивалась идиллически и не предвещала никаких осложнений. Днем в ворота кооперативного колбасного цеха под Можайском въехала новенькая белая "Волга". Из автомобиля вышел смуглый молодой человек и, заглянув в здание конторы, пригласил начальника производства Дащяна выйти на два слова. Сначала беседа шла во дворе цеха. Затем Дащяну предложили сесть в машину. Из показаний потерпевшего: "В машине находились еще двое мужчин. Один назвался Геной, другой-Хожей. Начал разговор Гена, произносивший слова с явным акцентом. Он поинтересовался, как у меня идут дела на работе, в семье, не беспокоит ли кто. Я удивился: кто меня должен беспокоить? И никак не мог понять, откуда эти люди - вежливые, хорошо одетые. Мое недоумение разрешил Гена. Он сказал, что в связи со сложившимся внутригосударственным положением кооператоры, цеховики и дельцы теневой экономики должны оказать помощь тем, кто находится наверху. Дащян предложил визитерам компромисс - устроить на должность кладовщика их человека. Но вступивший в диалог Хожа был категоричен: "Это не наш вопрос. Делай, как тебе говорят". А Гена добавил тоном, не обещавшим ничего хорошего: "Мы знаем больше, чем ты думаешь. Слышали любишь жену, детей, внуков. Человек ты умный, рассудительный, поспешных действий предпринимать не захочешь. Будь паинькой, не усложняй себе жизнь..." Условия сделки оказались таковы. Пятьдесят тысяч рублей (по ценам 1990 года сумма более чем солидная) нужно передать вымогателям в московском кафе "Лазания" в ближайший выходной. Как выразился Гена: "Нас нужно подогреть". А затем выплачивать установленную сумму ежемесячно. Что будет в случае отказа, рэкетиры не уточняли, но предложили разузнать о них в столице: мы, дескать, люди известные. Из справки-меморандума: "Атлангериев (кличка Руслан) и Нухаев (кличка Хожа) являются лидерами "лазанского" крыла чеченской преступной группировки. Оба имеют судимости за разбой. Хожа судим дважды - второй раз за квартирную кражу. Контролируют торговые точки Тимирязевского района, кооперативные палатки, кафе и аттракционы в Центральном парке культуры и отдыха, ряд коммерческих структур. Места сбора членов группировки - ресторан "Лазания" на Пятницкой улице и плавучий ресторан "Бургас" на обводном канале около Малого Каменного моста". Первым шагом Дащяна после отъезда непрошеных гостей был визит в районный отдел милиции. Там его выслушали и предложили написать заявление. Он торопиться не стал, подумал, а когда остыл, понял - заявлять рискованно. О жестокости чеченцев и их методах убеждения шла нехорошая слава. Так знакомый владелец частного магазина в центре Москвы, узнав о случившемся, по-дружески дал совет: "Слушай, это настоящее зверье. Они второй раз сами не поедут - пришлют своих головорезов. И не помогут ни милиция, ни прокуратура. Лучше отдай и спи спокойно..." Дащян с одобрения жены набрал 20 тысяч рублей (рэкетиры согласны были принять деньги частями) и в субботу отправился в Москву. В кафе "Лазания" кооператора поджидал уже знакомый Гена. В "лазанской" группировке абхазец Геннадий Лобжанидзе, имевший три судимости - за кражу, изнасилование и мошенничество, занимал более скромное положение, чем его дружки - чеченцы Хожа и Руслан. Но не был он и простым "быком". Любитель покурить "травку", азартный картежник и завсегдатай ресторанов Лобжанидзе, известный в определенных кругах, как Гена Шрам, считался особо доверенным лицом. Привезенный "долг" - двадцать тысяч рублей - он не пересчитывая сунул в карман и щелкнул пальцами в сторону официанта: "Шампанского!" Пока ожидали заказ, Дащян осматривался по сторонам. За одним из столиков сидели Хожа с Русланом. Пришедшие в кафе первым делом подходили к ним, внимательно с почтением выслушивали и лишь после этого искали глазами свободные места. "Крестные отцы" вели рабочий прием. Дащян своими глазами убедился, что приезжавшие к нему действительно люди авторитетные. Почему они засветились на банальном рэкете? Ведь обычно дела такого рода решаются на уровне шестерок-боевиков, в крайнем случае бригадиров. Вероятно, вымогатели были настолько уверены в беспроигрышности "наезда" на кооператора, что даже не потрудились подстраховаться. К тому же поездка из душной летней Москвы в зеленый район Подмосковья представлялась приятным и не обременительным развлечением. Шашлык на природе, вино, новые впечатления... Так или иначе ошибка, допущенная главарями "лазанской" группировки, облегчила задачу их задержания и позволила впервые взять с поличным мафиози такого уровня. Выпив с кооператором по бокалу шампанского, Гена Шрам поинтересовался, когда тот намерен произвести окончательный расчет. Дащян попытался сыграть на жалости: деньги еле наскреб, не разоряйте, мол, полностью. Но Лобжанидзе дал понять, что разговоры в пользу бедных в "Лазании" не ведутся. Тогда Дащян вспомнил о своем приятеле, задолжавшем ему 26 тысяч. Если бы Гена и его друзья помогли вернуть долг... "Нет проблем", - мгновенно откликнулся Лобжанидзе и, уточнив адрес приятеля, попрощался. А через два дня Дащян вновь смог убедиться в силе Руслана и компании. Поздно вечером к нему приехал задолжавший знакомый бледный, с бегающими глазами, протянул шестнадцать тысяч рублей и уникальную золотую брошь с бриллиантами, стоившую никак не меньше десяти тысяч. "Зачем же так, - с упреком произнес он, - неужели обязательно было чеченцев подключать?" В ближайший выходной шестнадцать тысяч и ювелирное украшение перекочевали в "Лазанию". По расчетам Дащяна, долг был погашен. Но вымогатели такую арифметику не признавали. "В зачет идет половина, - сказал Гена Шрам, - остальное - оплата услуг по возврату денег". Кооператор попросил скидку, но чеченцы уступить отказались. Тогда жена Дащяна слетала в Армению и заняла у родных недостающую сумму. Последние тысячи Хожа получил из рук жертвы в такси, подъехав в условленное место. Брали рэкетиров ранним утром в воскресенье. Группы из сотрудников МУРа, ОМОНа, технических служб (велась видеосъемка) по команде с Петровки начали совместную операцию сразу по пяти адресам, где могли скрываться преступники. Обошлось без выстрелов. Опытные Атлангериев, Нухаев и Лобжанидзе имели достаточно возможностей досконально изучить Уголовный кодекс, знали свои права и права милиции. Хожа и вовсе бывший студент юридического факультета МГУ, без пяти минут правовед... Интересная подробность, характеризующая место "лазанских" авторитетов в иерархии преступного мира: Хожа и Руслан, сидевшие в следственном изоляторе, являлись на допросы и очные ставки свежими, наглаженными, спокойными. И это при общеизвестной переполненности и, мягко говоря, некомфортабельности знаменитой Бутырской тюрьмы, не знавшей серьезного ремонта с начала века. Кстати, оба они не курили и не пили. Атлангериев, например, читал в камере философские произведения, охотно разглагольствовал перед следователем о превратностях бытия и бренности мирского существования. Такую же линию поведения выбрали подельники Руслана. Они отрицали все, не признавали ни одного самого очевидного факта. Поначалу даже делали вид, что не знают друг друга. Память им освежила оперативная видеосъемка приема в "Лазании", а так же фотографии, изъятые на обысках. Пришлось-таки познакомиться. При аресте, кроме "джентльменского набора" - видеомагнитофонов и огромных японских телевизоров (напомню, что в то время подобная роскошь была доступна очень немногие), изъяты пачки денег в банковских упаковках, золото и ювелирные изделия, шубы, иконы, антиквариат. Но в целом лидеры "лазанской" группировки жили скромно. Видимо, наверх уплывало немало добытого. Они этого и не отрицали, иногда, не для протокола, оживляя
в начало наверх
беседу со следователем описанием своих "подвигов". А потом, спокойно улыбаясь, заявляли: "А ты докажи, начальник!" Объявились заступники обвиняемой в вымогательстве троицы. Уважаемые, занимающие высокие посты в чеченской администрации (один из них - зампред грозненского горисполкома) лица оформили соответствующим образом документы, свидетельствующие: в момент вымогательства Руслан, Хожа и Гена Шрам находились в родном Грозном и исправно) посещали мечеть. Не остались без внимания и потерпевший с родственниками. Члены группировки устроили слежку за кооператором, постоянно преследовали и несколько раз останавливали его машину на улице, предлагали любую сумму откупного за изменение показаний. С угрозами бандиты приезжали даже домой к кооператору в Уваровку. Сыщики МУРа вынуждены были взять потерпевшего и свидетелей под круглосуточную охрану. Позже Дащян признался: "Знал бы, чего это будет стоить ни за что бы в милицию не обратился". Как бы то ни было, усилиями сыщиков и следователя Анатолия Грешнова дело удалось довести до конца. Однако, как показали дальнейшие события, долго страдать задержанным не пришлось. Суд вынес относительно мягкое, учитывая личности обвиняемых и их социальную опасность, наказание по восемь лет лишения свободы. Но и оно вскоре было практически аннулировано. Благодаря высоким ходатаям из бывшего Верховного Совета Союза, кампании в центральной прессе в защиту "оклеветанных", а также "понимающим" людям в Верховном Суде бывшего СССР, сначала Нухаев, а затем и его подельники вышли на свободу. Приговор суда был пересмотрен. Более того - само многотомное уголовное дело потерялось при загадочных обстоятельствах по пути из Москворецкого суда в Верховный. По разному складывалась судьба авторитетов после освобождения. Общее все же было - каждый встречался как герой и снабжался необходимым для успешного старта в новых экономических условиях. Гена Шрам, например, по эквиваленту уголовного мира, имел нечто вроде статуса пенсионера союзного значения. Он пользовался уважением представителей чеченской группировки, контактировал с ворами в законе, а по некоторым сведениям, содержал воровской общак. Последнее обстоятельство, по мнению оперативников, стало причиной гибели Лобжанидзе в последний день лета 1994 года. Киллеры действовали в лучших традициях гангстерских боевиков. Когда около одиннадцати ночи роскошный белый "линкольн" Гены Шрама подкатил к дому 39 по Свободному проспекту, его блокировали два автомобиля. Из них выскочили молодые парни и, подбежав к лимузину, открыли стрельбу. Пули летели с двух сторон, сидевший за рулем Лобжанидзе оказался под перекрестным огнем. Один из киллеров стрелял через заднее стекло, от которого позже остались лишь осколки по краям, а другой - вел прицельный огонь в упор со стороны водительской двери. Гена Шрам получил ранения в шею, спину, и левый бок и скончался на месте. Убийцы же, удостоверившись, что жертва признаков жизни не подает, сели в автомобили и исчезли в ночи. Прибывшие на место происшествия оперативники обнаружили рядом с "линкольном" шесть стреляных гильз, два пистолета Макарова, заботливо положенных в полиэтиленовые пакеты и две пары резиновых перчаток. Стрелявшие выполняли заказ и караулили Лобжанидзе давно. Стрельба, по свидетельству жильцов дома, началась в 23.05. Никто не успел рассмотреть ни преступников, ни марки их автомобилей. Ничего не принес введенный в действие дежурным по городу Петровки, 38 оперативный план "Перехват", не помог и розыск киллеров по горячим следам. Интересные факты выяснились позже, в ходе дальнейшего расследования. Сыщики, быстро "проколовшие" номера в телефонной книжке Лобжанидзе, никаких высоких завязок не нашли. Не исключено, что Гена Шрам важные телефоны бумаге не доверял - помнил их наизусть. По некоторым данным он контролировал несколько коммерческих точек в Москве и ближайшем Подмосковье. Был он косвенно связано фирмой "Ланако", название который несколько раз встречалось в оперативных документах в связи с вооруженными стычками между чеченскими боевиками и представителями тульской группировки. Во время одной из перестрелок по оперативным данным погибло семь человек. Обнаружить тела всех пострадавших так и не удалось. Участники разборки вывезли их с поля брани. Изрешеченное пулями тело туляка Гришина, завернутое в плащ-палатку, дружки до больницы так и не довезли - бросили у гаражей на Малой Ботанической улице. Расследовавшие убийство Гены Шрама рисовали любопытные схемы, где встречались имена чеченских авторитетов братьев Катаевых, Лечи Лысого, Лечи Бороды, известных грузинских воров в законе Гиви Берадзе, Вольтера, братьев Амирана и Отари Квантришвили. Хотя Лобжанидзе не претендовал на первые роли (все-таки пятьдесят два года и четыре "ходки" не прошли бесследно), он несомненно оставался заметной фигурой в криминальном мире. По оперативным данным, он причастен к таинственной истории освобождения из дудаевского плена офицера российской контрразведки Крылова, накануне начала боевых действий между Грозным и Москвой. В комбинации, по некоторым сведениям, были задействованы деньги общака, который держал Гена Шрам. Впрочем, детали случившегося вряд ли когда-нибудь станут известны широкой публике. Жизнь Атлангериева поначалу складывалась куда успешнее. После пересмотра дела и досрочного освобождения он жил в Чечне, затем вернулся в столицу и занялся бизнесом. Помощь ему оказывали и земляки, для кого он стал еще большим авторитетом, и давно обосновавшийся в Европе брат. (Туда, по мнению оперативников, и ушли колоссальные деньги "лазанской" группировки.) Руслан контролировал два банка и несколько коммерческих структур. Его карьера бизнесмена длилась недолго. Летом 1995 года спецслужбы провели в Москве серию превентивных операций против лидеров преступной среды. Мовлади Атлангериев был задержан за незаконное хранение оружия и оказался на нарах знакомой ему Бутырки. Самый удачный выбор сделал Нухаев. Он вернулся в Грозный, скупил за бесценок в период принудительной "чеченизации" несколько домов, городской рынок, бывший Дом офицеров и занимал весьма высокий пост в окружении генерала Дудаева. Сейчас от недвижимости Хожи, вероятно, остались только развалины. Но можно не сомневаться, что вложил он туда не последнее, для "черного дня"" им наверняка была приготовлена кругленькая сумма на счетах какого-нибудь солидного европейского банка. Этим объясняется его отъезд из сражающейся Чечни в соседнюю Турцию, где Нухаев постоянно находится с лета 1995 года. После гибели Гены Шрама и ареста Руслана "лазанская" группировка фактически была обезглавлена и ушла в тень. Но говорить об окончательном разгроме преждевременно остались люди и немалые деньги. К тому же речь идет об одном из "филиалов" могущественной чеченской преступной группировки, лидеры которой всегда отличались умением держаться на плаву даже в период самых бурных политических и экономических потрясений. КАВКАЗ ПОКОРЯЕТ МОСКВУ Ни одно криминальное сообщество никогда не наводило такой ужас на москвичей, как преступная группировка чеченская община. Даже сегодня, когда большинство ее лидеров задержано милицией или погибло в ходе бандитских разборов, многие коммерсанты и финансисты при упоминании о чеченцах заметно мрачнеют, а простые, далекие от бизнеса, - граждане считают их всесильной и непобедимой мафией. С этим можно поспорить. Однако есть аргументы, против которых оппонентам выставить будет нечего. Представители малочисленного кавказского народа за короткий срок сумели стать самой мощной криминальной организацией столицы огромной советской империи. Они контролировали большую часть кооперативного движения при его зарождении, а позже стали самыми удачливыми и квалифицированными рэкетирами. Чеченцы первыми, в совершенстве овладев искусством делать крышу коммерсантам и облагать налогом торговлю, переключились на изготовление фальшивых авизовок - вид преступления, долгое время выпадавший из поля зрения правоохранительных органов и стоивший государству, даже по самым скромным прикидкам, десятки триллионов. Пионерами чеченские группировки были и в другом виде бизнеса создании банков - "летучих голландцев". И это изобретение принесло общине фантастические прибыли. Не чеченцы первыми начали торговать стратегическими металлами, нефтепродуктами и оружием. Но когда подключились они - им не было равных. Нельзя найти вид криминальной деятельности, где представители группировки не попробовали бы силы. Везде они если и не оказывались лидерами, то обязательно достигали успеха. По существу история организованной преступности в Москве, да и в целом по России, писалась представителями чеченских криминальных сообществ. Первые выходцы из Чечни, профессионально занимающиеся совершением преступлений, появились в столице в 1983 году. С ведома перекупщиков-азербайджанцев, специализирующихся на торговле популярных в мусульманском мире товаров - ковров, платков из панбархата и варсавана, они обосновывались около ресторана "Узбекистан", а позже составили костяк центральной группировки общины. В это же время у магазина "Автомобили" в Южном порту начали действовать будущие лидеры, молодые физические крепкие чеченцы Сулейманов и Альтимиров. "Прописку" в хлебном месте устроил им хорошо известный московской милиции профессиональный мошенник Крапивин. Из агентурного сообщения: "В районе стихийного рынка автомобилей Крапивин познакомился с чеченцем по кличке Малик. Тот позже свел его с Николаем Сулеймановым по кличке Хоза, а также с Альтимировым, Гелани, Майербеком, Кюри, Алеханом и другими. Многие из них являются братьями или состоят в родстве. Они выразили согласие заниматься грабежами и разбоями в отношении продавцов автомобилей. Группу возглавил Хоза, он же организовал сбор денежного налога с армян-мошенников, участвующих в посреднических сделках при купле-продаже. В начале года Алехан, Майербек и Хоза на полном ходу выбросили из "ГАЗ-24" хозяина, хотевшего эту машину продать. Зимой 1984 года в Котовске Тамбовской области, при попытке отобрать автомобиль "ГАЗ-24", Крапивин, Гелани и Альтммиров были задержаны милицией. Через трое суток Крапивин и Гелани вышли, а Альтимирова арестовали. Обвинение Альтимиров признал, но через 45 суток был выпущен на свободу. Как он рассказал Крапивину, его отпустили за взятку, переданную людьми из Грозного в местное ОВД". В 1983 году московская милиция провела серию арестов в азербайджанской преступной группе, имевшей связи в нескольких районных управлениях внутренних дел. Позиции азербайджанцев ослабели, чем быстро воспользовались представители чеченской общины. Они вытеснили азербайджанцев из "Узбекистана" и перехватили их коррумпированные связи в милиции. Усиливал позиции в Южном порту Сулейманов. Его группировка к концу 1988 года насчитывала более 50 боевиков. Каждая проданная или "кинутая" машина облагалась данью. Хоза Сулейманов взял под контроль так называемую "фирменную", а официально одиннадцатую секцию магазина "Автомобили", через которую оформлялись иномарки. Сулейманов полностью подчинил себе перекупщиков всех национальностей. Третье крыло общины возникло на севере Москвы, где отстаивались фуры междугородних перевозок, проезжавшие транзитом через столицу в Чечено-Ингушетию. Постепенно наладилась связь между торговцами центральной группировки и водителями. Скоро была отработана поставка трейлерами мебельных гарнитуров, автомобилей и запчастей, дефицитного товара, продуктов питания, радиотехники и холодильников на Кавказ. Объемы перевозок стали настолько велики, что часть чеченцев перебралась из "Узбекистана" в Останкино ближе к автоделу. Появилось останкинское крыло общины. В конце 1988 года вернувшиеся после отбытия наказания авторитеты Атлангериев и Нухаев - молодые, честолюбивые и обладавшие организаторскими способностями недоучившиеся студенты, начали активно проповедовать теорию захвата территорий. Они обложили налогом "на охрану" значительную часть столичного криминального бизнеса и только появившиеся в огромном количестве кооперативы. Без борьбы с уже поделившими между собой Москву группировками - солнцевской, люберецкой, подольской, балашихинской, - обойтись было нельзя. Эти обстоятельства способствовали объединению по национальному признаку разрозненных и редко контактировавших чеченских кланов. Атлангериев, Нухаев и привлеченные к сотрудничеству Сулейманов, Альтимиров и Таларов (ставший впоследствии уважаемым казначеем общины) создали единую систему боевых групп, опекавших конкретные районы города и способных быстро собраться вместе по сигналу тревоги. В течение 1988-1989 годов объединенные силы общины провели около двадцати сражений с московскими бандформированиями и разрозненными малочисленными группировками. Община выставляла от 20 до 80 боевиков, в зависимости от серьезности противника. Чеченцы активно привлекали к защите "национальных интересов" земляков из столичных вузов и училищ. Было убито четыре и ранено более 30 противников, в то время как со стороны общины серьезно пострадавших не оказывалось. Попытки московских группировок, в частности люберецкой, отобрать "Узбекистан" и изменить расстановку сил, превращались в разборки с поножовщиной и стрельбой, авторитет же чеченцев возрастал. Так же, как и число их боевиков. Лидеры регулярно совершали показательные вылазки, чтобы
в начало наверх
подчиненные не теряли форму, а московские бандиты не забывали, "кто в доме хозяин"... Боевики общины буквально растоптали гремевшую на всю Москву бауманскую команду. В декабре 1988 года около 30 чеченцев ворвались в ресторан "Лабиринт" на Калининском проспекте, где любили коротать вечера бауманцы. Стремительное нападение предопределило итог - ножевые ранения нанесены лидерам команды Севастьянову, Базлову, Бабаеву и Добрикову, другие получили травмы головы. Милиция смогла лишь оперативными методами установить имена инициаторов нападения. Это были авторитеты общины Атлангериев, Нухаев, Ахмадов, Абаев, а также боевики Висаитов, Мизиев, Малидов, Тарамов и другие. Никому из них предъявить обвинение так и не удалось, так же как и допросить раненых - они скрылись из больниц. После тяжелого поражения в "Лабиринте" бауманцы приуныли. Чеченцы фактически отстраняли их от получения солидного навара с ряда опекаемых объектов. За справедливостью лидеры бауманской команды обратились к третейским судьям криминального мира столицы - ворам в законе. Те обещали помочь, так как переадресовка рэкетирского налога крепко била по поступлениям в воровской общак. Ничего хорошего миротворческая миссия законников не принесла. Из оперативного сообщения: "22.01.88 г. группа воров в законе из 10-12 человек встретилась с лидерами чеченской общины, среди которых был Сулейманов, в кафе "Аист" на Большой Бронной улице. Воры в резкой форме стали объяснять чеченцам, кто является настоящим хозяином Москвы. Один из представителей общины тайно позвонил в ресторан "Узбекистан" и попросил срочно прислать подмогу. Но помощь не понадобилась. Невзирая на численное меньшинство, чеченцы схватились за оружие и напали на воров. Вскоре прибыло подкрепление- 10-12 боевиков общины. Воры вынуждены были отступить, а законники Джалалянц и Калашев-Шакро получили серьезные ножевые ранения. Заявления в милиции никто не оставлял, расследованием не установлено ни одного очевидца или свидетеля. Об участии в поножовщине Сулейманова стало известно только потому, что во время драки он выронил паспорт. На следующий день документ был возвращен владельцу официантом "Аиста". Маховик боевой машины чеченцев раскручивался. Лидеры общины почувствовали силу и решили закреплять успех. Неслучайно еще в 1988 году, когда воры и лидеры преступных кланов на сходке в гостиничном комплексе "Дагомыс" пытались полюбовно поделить лакомый для всех столичный "пирог", чеченцы проигнорировали переговоры. "Мы сами завоюем Москву, как это сделали сицилийцы с Нью-Йорком", - заявили их представители. За беспределом в "Аисте" последовала показательная акция в отношении членов люберецкой группировки, несших "боевую вахту" у кафе "Атриум" на Ленинском проспекте. Результат - трое люберецких получили ножевые ранения, двое из них, в тяжелом состоянии, поступили в институт скорой помощи Склифосовского... Около 60 боевиков совершили массовое избиение цыган, торговавших без "их лицензии" на территории самого большого в то время Рижского вещевого рынка. И вновь никаких жалоб в милицию. Тактика чеченской общины строилась на проверенном способе воздействия. Жертвы, запуганные свирепыми боевиками, шли в "отказы", свидетели делали вид, что ничего не видели. В оперативных документах легко найти сотни случаев вымогательств, избиений, пыток, разбоев, угонов автомобилей, но доведенные до логического завершения - суда - уголовные дела можно пересчитать по пальцам. Это каждый раз требовало от правоохранительных структур дополнительных затрат - круглосуточной охраны свидетелей и потерпевших, личного мужества сотрудников. Следователя, работавшего по делу "лазанской" группировки, ее лидер ласково предупредил: "И что вы усердствуете? Я ведь все равно скоро выйду, зачем нам ссориться?" Самое интересное, что чеченец был прав. Не отсидев четверти срока, определенного ему судом, он благополучно вышел на свободу и продолжил "наше дело"... О "лазанской" группировке, под которой ходили кооператоры, шашлычники, торговцы цветами и воры-домушники, следует добавить еще несколько слов. Кассир группировки, по кличке Женя Люберецкий, собирал дань с кооператоров и индивидуалов в крупнейшем московском парке имени Горького. У него была своя скамейка, где по определенным дням он принимал деньги от обложенных налогом торговцев. Брал Женя Люберецкий только "сухим листом" - купюрами не ниже "червонца". Иногда присылал вместо себя рядового боевика общины по кличке Макс. Из показаний коменданта парка Б. Полея, проходившего по делу свидетелем: "Ходило много слухов о чеченцах и их нравах. Я очень боялся за себя и семью. Сопротивляться было бессмысленно. Чеченцы везде расставили своих людей, которые числились на зарплате. В видеосалоне кафе "Времена года" оборудовали специальную комнату, где всегда сидела "скорая помощь" - два-три боевика. Они готовы были по первому требованию разобраться с неплательщиками. Известны были и тарифы. Налогом обложили игральные автоматы, звукозапись, аттракционы, даже осликов, на которых катали детей". О доходах "лазанцев" можно судить по такому факту. На кармане у лидера группировки Атлангериева, по свидетельству оперативников, всегда было не менее 100 тысяч рублей. Напомню, что речь идет о времени, когда стоимость престижной модели "Жигулей", даже по ценам черного рынка, не превышала десять тысяч. Чеченская община взяла под контроль Тимирязевский, Дзержинский, Кировский, Свердловский, Бабушкинский районы Москвы. Ее присутствие ощущалось и в других частях столицы. Южнопортовая группировка расширила влияние и захватила станции технического обслуживания на Хорошевском шоссе и в Нагатино. Боевики опекали мебельные и хозяйственные магазины, рынки, валютных проституток, игроков в наперсток и три карты. Кооператоры панически боялись попасть "под чеченцев", община все чаще привлекала внимание оперативных служб, но существование чеченского клана в криминальном мире столицы неохотно признавалось руководством милиции. Этому способствовала политическая ситуация в стране - реформирование коммунистического режима, обнародование документов о массовой принудительной депортации чеченцев при Сталине и притеснениях в последующий период. Мешало реальной оценке ситуации появление на политической арене лидера-чеченца Руслана Хасбулатова. Всякое упоминание о группировке вызывало неудовольствие "демократической общественности" с высоких трибун и опровержения в средствах массовой информации. К началу 90-х годов относится пик зримого могущества чеченского криминального клана. Именно зримого, потому что, как показали дальнейшие события, умение адаптироваться в новых условиях позволило лидерам общины уйти в тень, не потеряв при этом ни влияния, ни авторитета. Чем же объяснить "чеченский феномен"? Конечно же не схемой восхождения на криминальный Олимп столицы, составленной по уже свершившимся фактам. Почему, например, лидером не стала азербайджанская, грузинская или казанская группировка, каждая из которых имела не менее обширные и влиятельные связи в Москве и высоких покровителей наверху? На эти вопросы предстоит ответить историкам-криминологам. И то нескоро - многие документы вряд ли в ближайшее время будут доступны для непосвященных, как и объяснение геополитических метаморфоз на Востоке бывшей советской империи. Непонятное с позиций здравого смысла укрепление антироссийского диктаторского режима Дудаева, варварская, по отношению к собственным национальным интересам, политика Центрального банка и Министерства финансов России, беспомощность и безынициативность спецслужб, допустивших возникновение криминального заповедника в стратегически важном районе страны, наконец, бессмысленная и разлагающая остатки армии и общественного правосознания война в Чечне... Тем не менее некоторые соображения о причинах лидерства группировки высказать стоит. Чеченцы жили на пространстве от реки Терек до отрогов Главного кавказского хребта общинно-родовым строем, строго подчиняясь старейшинам тейпов. Природа Северо-Восточного Кавказа более сурова, чем в других районах, и чеченцы постоянно ощущали нехватку пригодной для хлебопашества и разведения скота земли. В семьях существовал обычай - дом и хозяйство отец оставлял старшему сыну. Остальные сыновья уходили из дома. (Это не исключало взаимопомощь и поддержку родственников.) Оставшиеся без земли и средств молодые горцы собирались в вооруженные группы и совершали набеги на соседей - как за Терек к русским, так и на юг. Родовые старшины одобряли такой образ жизни. На молодцов-джигитов, добывающих себе хлеб набегами, смотрели как на национальных героев, сохраняя память о них в народных песнях и легендах. Любопытно, что в Большой энциклопедии С. Южакова, изданной в 1896 году товариществом "Просвещение", в статье о чеченцах есть такая строчка: "до сих пор воровство и грабежи считаются только удалью". Характеристика, мягко говоря, не слишком лестная, во многом объясняется историей покорения Кавказа Россией. Завоевать Северный Кавказ царским войскам удалось только после проведенной генералом Ермоловым тактики выжженной земли, принесшей чеченцам разорение аулов и гибель тысяч семей. Стремление горцев к независимости не исчезло и после того, как в России, в окружении семи жен и сотен дарованных самодержцем крепостных, скончался Шамиль. Понятно, что взаимоотношения между сталинско-советской Россией и Чечней лишь закрепили ненависть горцев к русским, о которой написал еще Лев Толстой в повести "Хаджи-Мурат". Вспоминая несправедливости в отношении чеченцев после окончания Великой Отечественной войны, часто приводят число чеченцев, ставших Героями Советского Союза. Но никто не пишет о согласившихся добровольно сотрудничать с фашистским режимом и вступивших в армию генерала-предателя Власова. А ведь это такая же объективная реальность, как кровавые войны царской России. Нет оправдания выселению Сталиным 400 тысяч чеченцев в резервации на территории пустынь Казахстана. Согласитесь, за что чеченцам любить русских? Поэтому появление криминальных лидеров, оправдывающих, точнее - сделавших своим знаменем идею национального возрождения, вполне естественно. Под такими же лозунгами впоследствии Дудаев и его окружение проводили геноцид российских граждан в Грозном и других городах Чечни. Целенаправленная многолетняя политика экспорта уголовщины в Россию и Москву, как самый богатый город, последовательно велась чеченской верхушкой с 1989 года. Реальное тому подтверждение - защита общины с помощью откровенно заказных публикаций и выступлений на телевидении, прессинг правоохранительных органов со стороны депутатов-чеченцев различного уровня и их общественных организаций. Окончательно же маска добропорядочности дудаевского режима была сброшена после тщательно спланированной акции по освобождению Нухаева и Атлангериева. Затем появились чеченские авизовки и банки, финансовые пирамиды, зарегистрированные общиной на подставных лиц, чемоданы фальшивых акций и денежных купюр, изготовленных в Грозном. Чечня оставалась верна традициям: по законам шариата обогащаться за счет соседей-иноверцев не зазорно, а даже почетно. К факторам, повлиявшим на расстановку сил в криминальном мире столицы, нужно отнести и роль спецслужб. По моему глубокому убеждению, чеченская группировка, вначале малочисленная и плохо организованная, умышленно выводилась из-под удара. Ее хотели использовать как противовес набиравшим силу славянским бандформированиям. Что из этого получилось, теперь ясно... Доходы солнцевских, люберецких, балашихинских боссов продолжали резко снижаться. На сходке лидеров славян, с участием воров в законе и авторитетов, решено было очистить Москву от чеченцев. В столице началась гангстерская война. По указанию люберецких группа качков из Павловского Посада разгромила зал ресторана гостиницы "Останкинская", считавшийся угодьями группировки того же названия. Кровью и смертями закончилось нападение на чеченское кафе "Восход" - три человека убито, пятеро ранено. На следующий день по сигналу боевого сбора на Московской кольцевой автодороге собралось примерно 500 членов общины. Пять лидеров противоборствующих группировок были приговорены к смерти. Но чеченские боевики недооценили своих оппонентов. Люберецкие и солнцевские почувствовали, что община уже не так опасна (к тому моменту находились под следствием за рэкет Атларгериев, Нухаев, задержан Женя Люберецкий и другие лидеры), и нанесли новые удары. Рядом с кинотеатром "Москва", в самом центре столицы днем (такого никогда раньше не было) чеченцы затеяли перестрелку с азербайджанцами. С места происшествия обе стороны благополучно скрылись. Позже одного из пострадавших доставили в институт Склифосовского чеченские боевики. Членам общины все чаще приходилось браться за оружие, чтобы доказать право на место под солнцем. На боевом духе выходцев из Грозного это никак не отразилось. Вот случай, который можно было бы назвать анекдотом, если бы не его жутковатый смысл. В суде Бауманского района рассматривалось дело Х. Мизиева, обвинявшегося в ограблении прохожего. Находившийся в зале суда во главе большой группы чеченцев брат подсудимого заявил потерпевшему: если тот будет давать обличительные показания, то он отрубит истцу голову. Прибывший наряд милиции задержал угрожавшего С. Мизиева, у которого был изъят... топор для рубки мяса! О критической ситуации в Москве, в связи с деятельностью чеченской общины, говорит такой факт. В начале 1990 года главный инспектор МВД СССР А.Аслаханов, долгое время отрицавший существование чеченской группировки
в начало наверх
в столице, обратился с письмом "О профилактике рэкетиров" к министру В.Бакатину. В документе, в частности, говорится: "В последнее время в Москве активно действуют организованные преступные группы рэкетиров, вымогающие крупные суммы денег у кооператоров, проституток, наперсточников, работников торговли, сферы услуг и разного рода мошенников. Наиболее опасной из них является так называемая "чеченская" группа, совершающая преступления дерзко и с особой жестокостью. Лица, обложенные "данью", обоснованно опасаясь за свою жизнь и близких, факты вымогательства скрывают. Связанные круговой порукой, родственными, тейповыми связями, религией, преступлениями, члены группы, задержанные за совершение разбойных нападений, своих сообщников не называют. Лидеры же внушают, что, изымая деньги у преступников, нажитые противоправным путем, они способствуют торжеству справедливости, а "геройскими подвигами" прославляют чеченскую нацию, что в какой-то мере способствует пополнению группы, особенно нетрудоустроенной молодежью из Чечене-Ингушетии..." Заявление чеченца Асланбека Аслаханова, искушенного в тонкостях национальной политики и к тому же носившего тогда звание полковника милиции, можно оставить без комментария. Между тем столичная братва решала проблему доступными ей способами. В сентябре группа московских боевиков избила деревянными битами трех чеченцев. В ночь на 8 ноября на территории 4-го таксопарка были изувечены два боевика-чеченца. Спустя месяц застрелен чеченец Батаев, еще двое получили ранения. Пошла обратная переадресовка налога на охрану, община теряла авторитет. А когда во время переговоров с солнцевскими было застрелено два представителя останкинской группировки и чеченцы не отомстили за кровь, пошли разговоры о закате общины. Не последней причиной утраты позиций оказался сенсационный арест лидера южнопортового клана, самого известного после Хасбулатова чеченца Николая Сулейманова. РОБИН ГУД ИЗ ГРОЗНОГО Темная "девятка" без номерных знаков лишь на мгновение притормозила у тротуара. Тонированное стекло опустилось, и из темного чрева автомобиля загрохотали выстрелы. Пули предназначались хорошо одетому, крепкого телосложения кавказцу. Он замертво рухнул на тротуар, а "девятка", взревев двигателем, рванула прочь и скрылась за поворотом. Введенный в действие для розыска машины оперативный план "Перехват-Центр" результатов не принес. Ни "Жигули", ни киллеров найти не удалось. В том же, что убийцы выполняли заказ, у Оперативников сомнений не возникло. Жертвой был тридцатидевятилетний Николай Сулейманов, известный в преступном мире под кличкой Хоза. Он был не просто авторитетом, а в течение многих лет, вплоть до своей гибели за несколько дней до начала 1995 года, являлся "крестным отцом" самой мощной московской этнической группировки - чеченская община. Сулейманов считался пионером перестроечного рэкета. Громкое дело о вымогательстве 2,5 миллионов рублей у директора красногорского СП "Союз Интернэшнл" Балакирева (в те годы требуемая сумма выглядела астрономической) на некоторое время прервало роскошную жизнь чеченского мафиози. В его задержании принимали участие не только сотрудники МУРа, ной спецподразделение бывшего КГБ. А момент взятия с поличным самого "крестного отца" демонстрировался в программе "Время" - честь, которой, не удостаивался до этого ни один преступник. Разумеется, факта вымогательства, даже рекордной суммы, было недостаточно, чтобы прогреметь на весь мир (напомню, информационная программа "Время" передавалась по каналам спутниковой связи в Европу и Северную Америку, а записи ее выпусков попадали в главный архив ЦТ). Арестом Сулейманова спецслужбы как бы объявили войну организованной преступности, рэкету, теневому бизнесу. Войну, в которой теперь это очевидно - преимущества были и есть на стороне мафиози. По делу Сулейманова легко отслеживается расстановка сил в общине. Даже оказавшись за решеткой Бутырской тюрьмы, Хоза продолжал руководить ее действиями, давая указания и консультации оставшимся на свободе авторитетам, не забывал и о кадровой политике - расставлял на ключевые позиции людей. Вначале, как легко догадаться, Сулейманов категорически отрицал причастность к рэкету и утверждал, что никогда раньше не видел ни подельников, ни потерпевшего. Когда ему предъявили неопровержимые доказательства - оперативную видеосъемку встреч с директором СП и аудиозапись беседы с Балакиревым, - Хоза и вовсе отказался отвечать на какие бы то ни было вопросы. Кстати, небольшой фрагмент "джентльменского" разговора с жертвой вымогательства стоит привести дословно. Поясню, что беседа состоялась в кафе "Встреча", где члены общины регулярно собирались для обсуждения текущих дел. Причем в тот день оно было закрыто для посетителей, исключительно для удобства Хозы и его друзей. И еще небольшое пояснение. Накануне встречи коммерсанта, не желавшего выполнять требования вымогателей, боевики вывозили в подмосковный лес около пионерского лагеря "Зорька", где избивали в течение нескольких часов, а в следующий раз предложили выбрать Балакиреву самому, что лучше: закопать его живым, убить из пистолета или распять, как Христа... Запись сделана скрытно с помощью диктофона "Пирлкордер" (в разговоре принимают участие подельники Хозы экономист Комаров и активный член общины Ахмадов): "Сулейманов: Ведь ты пойми, "с фонаря" приходят, хотят на ровном месте получить. Приходят и начинают дурить. Ходят, ноют - вывозят там. На самом деле у них не получается, и бывает так, бывает так - понимаешь... Ахмадов: Человека передержали... Комаров: И часто бывает! Сулейманов: Вот именно. Представь себе - чеченец и мужик при больших деньгах. Я говорю своему - разберись с ним. Пацаны вывезли мужика - давай деньги! Взяли, короче говоря, нагнули его, это самое... А у него из глотки капает. Рот ему завязали, а у него с носом что-то. Понимаешь? У него, оказывается, больничный был, и нос не дышал. Ахмадов: И человек умер, понимаешь? В принципе и не хотели, но человек умер. Не в этом дело - хотели, не хотели... Никому теперь не легче. Сулейманов: Всего-то два с половиной миллиона. Вот у Брежнева сколько было? Балакирев: И они никому не нужны оказались. Сулейманов: Правильно! В гробу карманов нет..." Думаю, приведенного диалога достаточно, чтобы увидеть всю глубину аргументов рэкетиров. Несмотря на скрупулезное расследование дела, по которому проходили также подруга Сулейманова некая Ступина и еще несколько человек, четко зафиксированные улики, безукоризненную работу следователя Владимира Новикова и показания свидетелей, суд приговорил Хозу к смехотворному сроку в четыре года (как лидеру преступной группировки ему грозил срок до десяти лет). Ступина, на которую микроклимат Бутырки подействовал отрицательно, раздобыла через опытных адвокатов соответствующие справки и была освобождена из-под стражи по состоянию здоровья. Позднее дело в отношении нее и вовсе прекратили. Недолго страдал в заточении и Сулейманов. Отсидев чуть больше половины определенного судом срока, он оказался в родной Чечне. В ретроспективе дело Сулейманова приоткрывается с неожиданной стороны. Листая материалы следствия, читая допросы подельников, встречаешь названия уважаемых ныне финансовых и коммерческих структур, узнаешь имена видных политиков и бизнесменов, так или иначе связанных с интересами чеченской общины. Был ли Сулейманов первой фигурой или за его спиной стояли реальные хозяева, в чьих руках находились не только клановые связи, но и могучие политические и финансовые рычаги? Достаточно убедительный ответ на этот вопрос дает характеристика личности "крестного отца". Сыщики и Следователи, с которыми довелось говорить, характеризовали Хозу как "быка". Он был отменным организатором, мог за короткий срок собрать до 500 боевиков. Как свидетельствуют знакомые Хозы, он не гнушался черной работы, убеждать предпочитал не словом, а делом. Хотя умел говорить и держать паузу. Сулейманов сам участвовал в разборках, в одной из которых ему пробили голову пивной кружкой. Уже в 1990 году в его распоряжении был целый автопарк из нескольких "Мерседесов" и экстравагантного восьмицилиндрового "БМВ" (подобный автомобиль стоял только в гараже посольства США), продукты и одежду Хоза покупал в "Березках", а свою подругу укутывал в меха и украшал изделиями из желтого металла. И все-таки он едва ли мог претендовать на роль мозгового центра. Скорее всего, Сулейманов являлся надежным и универсальным инструментом клановой верхушки чеченской общины. С его помощью нарабатывались механизмы экономического рэкета, выбиралась дозировка мордобоя как средства убеждения несговорчивых коммерсантов, накапливался банк данных о преуспевающих фирмах и состоятельных людях. Источники информации были надежны и доступны: Сулейманов и его боевики полностью контролировали станцию технического обслуживания автомобилей N 7, в те годы единственного места в Москве, где производился ремонт иномарок частным лицам и дипломатам. Нужно ли напоминать, кто в 1990 году мог позволить себе роскошь эксплуатировать лично "вольво", "порше" или "линкольн"? Клиентами СТОА N 7 были в основном нувориши, сколотившие быстрые капиталы на заре кооперативного движения, соучредители различных СП и малых предприятий, валютчики, центровые проститутки, каталы, перекупщики и рэкетиры. Все без исключения клиенты вынуждены были знакомиться с Сулеймановым. Он распоряжался запчастями, распределял очередность диагностики автомобиля и установку его на подъемник для ремонта. Здесь и начинался контакт с потенциальной жертвой, выяснялся ее статус, связи, заработки. По показаниям подельников, именно через СТОА N 7 Сулейманов выводил боевиков на бизнесменов, которые затем втягивались в сферу интересов общины. В деле Сулейманова есть одна тупиковая ветвь: выделенная в отдельное производство, но так и не доведенная до конца история с хищениями валюты с помощью редких в России кредитных карточек. Они отбирались у владельцев силой или в виде оплаты ремонта иномарок, а затем хитрым способом многократно использовались в магазинах "Березка", с помощью подделки так называемых "слипов". О взаимоотношениях с кассирами валюток можно написать целую сагу (по словам подруги Сулейманова, зафиксированных в протоколе допроса, все магазины "Березка" в Москве контролировались чеченцами). Но работа сотрудников милиции в этом направлении результатов не принесла. Дело было приостановлено. Объясняется это тем, что хищение с помощью кредитных карточек доказывать крайне сложно и без сотрудничества с иностранными банками не обойтись. Ноте в скандале не заинтересованы, а похищенные суммы в масштабах банковских операций существенного ущерба не принесли... Сулейманов готовился к отъезду в ФРГ. У него уже имелся заграничный паспорт, получить который не помешала непогашенная судимость. В Германии, по утверждению друзей Хозы, он уже купил дом и землю. Впрочем, и в Чечне он оставил прочные позиции. Одному из руководителей милиции Грозного он сделал скромный подарок - преподнес новенький сияющий "мерседес"-купе. После освобождения Сулейманова встречали в Чечне как героя, современного Робин Гуда, покорившего столицу. В этом, несомненно, была доля истины. Ведь отбыв наказание, Хоза вернулся в Москву и стая... коммерческим директором СТОА N 7, специализировавшейся теперь на ремонте "национального" чеченского автомобиля - "Мерседеса". Правда, в Грозный Сулейманов заехал. (Отправляться в столицу сразу после тюрьмы и архангельских лагерей не решился.) В Чечне Сулейманов немедленно выдвинулся в число лидеров, участвовал в боевых действиях на стороне лабазановской оппозиции. Во время обстрела девятиэтажного дома, который защищали отряды Лабазанова, Сулейманов получил тяжелое ранение, попал в плен к Дудаеву, но был скоро выкуплен родственниками по тейпу, подлечился и приехал в Москву, где примерно через год получил пулю киллера. Убийство "крестного отца" так и не раскрыто. Но существуют версии, заслуживающие серьезного изучения. Одна напрямую связана с внутренними трансформациями общины. С началом эпохи чеченских авизовок группировка отошла от банального рэкета (им занимались единицы и мелкие преступные группы). Община перешла на экономику. Мафиозный клан эволюционировал быстрее правоохранительной системы, а мозговой центр (теперь понятно, что Сулейманов эту роль не исполнял) группировки выдумывал все более изощренные, безопасные и выгодные методы добывания огромных денежных сумм. Объемы фальшивых авизо исчисляются триллионами рублей. Каков настоящий ущерб экономической диверсии, не скажет никто. Далеко не все фальшивки обнаружены, да и заметили их с большим опозданием. В последнее время боевики общины почти не занимались грубой работой. Их фамилии редко встречались в документах оперативных сводок. Интересы группировки сегодня - гостиничный и банковский бизнес (по оперативным данным треть финансовых структур столицы контролируется чеченцами), создание фиктивных фирм в России и за рубежом, торговля оружием и редкоземельными металлами, продажа нефти, леса и золота. Понимая, что
в начало наверх
многие кавказцы находятся под бдительным Контролем спецслужб, представители общины предпочитали устраивать во главе банков и фирм подставных людей. Поэтому в ином "чеченском" банке можно не найти ни одной фамилии с кавказскими корнями. Переориентации деятельности общины способствовало изменение событий в самой Чечне и политики Дудаева. Грозный фактически стал заповедником, где находили убежище убийцы, рэкетиры, расхитители и общеуголовные преступники. Была сделана откровенная ставка на обогащение любыми средствами, выкачивание из России миллионов долларов с помощью освоенных методов и надежных людей. Последние хорошо знали, что, выполнив "благородную" миссию в интересах нации, они легко скроются от правосудия в неприступном для спецслужб Грозном. Чечня стала питомником и школой для правонарушителей всех мастей. Законы России здесь давно игнорировались. Поезда и автокараваны, проходившие через чеченскую территорию, подвергались безжалостному разграблению. В Грозном нашли убежище более 1200 человек, подозреваемых в совершении тяжких преступлений. В Ростове-на-Дону; Махачкале, Минеральных Водах террористы, прошедшие подготовку и инструктаж в Грозном, захватывали заложников и получали выкуп... Официальный Грозный занимал все более антироссийскую позицию. Конфронтация зашла так далеко, что перестала быть удобной для чеченцев, организовавших солидный и вполне легальный бизнес в Москве. Противоречие между национально-патриотическими и коммерческими интересами после начала военных действий в Чечне и могло стать причиной устранения лидера общины Сулейманова. Известно, что Хоза не признавал полумер. На одной из последних сходок он призывал соплеменников не гнуть головы, оберегать, несмотря на удары судьбы, честь джигита. Не исключено, что чересчур воинственная позиция Сулейманова, обладавшего безмерным влиянием среди боевиков, могла показаться опасной не толькороссийским антитеррористическим службам, но и землякам Хозы. Учитывая периодически повторяющиеся призывы верхушки дудаевского режима к террору против русских, последующие трагические события в Буденновске, опасения имели под собой реальную основу. Другая версия связана с разборкой в Москве около здания ВНИИчермета на 2-й Бауманской улице. В результате ожесточенной перестрелки погибли авторитеты таганской преступной группировки. Их клички - Пыра, Шил и Шмидт. Один из убитых когда-то считался телохранителем и верным порученцем вора в законе Тенгиза Марианошвили, застреленного весной 1992 года в Амстердаме. Кстати, с законником Марианошвили в свое время был тесно связан чеченский лидер Альтимиров. В прошлом он контролировал Юго-Запад Москвы, успешно соперничал с солнцевскими и имел интересы в Центральном доме туриста и "Салюте", а так же общежитии иностранцев на улице Волгина, ресторанах "Интурист", "Националь" и "Пекин". Именно после начала дружбы с Марианошвили и другими ворами в законе Альтимиров несколько отошел От общины, не участвовал в стычках с московскими бандами и занялся серьезным бизнесом. Но вернемся к "таганской" версии. Шмидт за год до гибели перебрался в США. Он часто приезжал на родину, успешно выступая в роли судьи в конфликтах между группировками. По данным оперативников таганские должны были встретиться на Бауманской с представителями общины для обсуждения финансовых проблем. Около трех часов "стрелка" состоялась недалеко от входа в здание ВНИИчермет, где снимает офис банк "Кредит-консенсус". Когда переговоры завершились и вооруженные боевики из группы прикрытия были отпущены, таганские стали прощаться. Неожиданно к месту переговоров, заблокировав улицу, подъехали "Мерседес-600" и джип. Из автомобилей быстро вышли двое вооруженных автоматами людей и открыли ураганный огонь по Шилу, Шмидту и Пыре. Отрикошетившей пулей был ранен случайный прохожий - студент. Убийцы, бросив на месте оружие, сели в машины и скрылись. По имевшейся у сыщиков информации убийство было совершено с ведома Хозы. Один из оперативных источников заявил, что расстрел таганских организован по прямому указанию Сулейманова. Так ли это? Вряд ли мы узнаем правду. Никто сейчас допытываться не станет - других забот у милиции более чем достаточно. Хоза же ничего не возразит, а его противники тем более. Гибель Сулейманова - не единственная ощутимая потеря общины. Незадолго до убийства Хозы неизвестными около собственного дома на Петровско-Разумовской аллее был застрелен директор ресторана "Лазания" Аракелов (его предшественник закончил жизнь так же). Киллер сделал семь выстрелов из пистолета "ТТ" с глушителем. Учитывая, что "Лазанию" давно посещали чеченские лидеры, а сам Аракелов, хоть и был уроженцем Баку, имел с представителями общины тесный контакт, эта акция ослабит кавказцев и их влияние в Москве. Кроме того, спецслужбы систематически наносят удары по лидерам активной и неуправляемой группировки. Только за последний период задерживались: авторитет Лечи Борода, изменивший внешность с помощью пластической операции, а также имеющие различное влияние Ахмадов, Махмудов, Хамзатов, Эльмурзаев, Чемерзаев, Гашаев, Мазаев и около двух десятков менее значительных членов общины. МВД и ФСК помогли таким образом конкурентам из славянских дружин в затяжной и кровавой войне за лидерство в столичном регионе. Но не стоит рассчитывать, что чеченцы сдадут позиции. Представители общины заложили в Москве такой фундамент, что, пожалуй, никакие события не выбьют их из седла. Что касается "свежей крови", то за этим дело не станет. На место погибших или изолированных бойцов придут новые, не менее честолюбивые и энергичные. На руку и затянувшийся военный конфликт, формирующий новую генерацию беспредельщиков. У них за плечами будет опыт боевых действий и желание продолжить дело, начатое предшественниками... Развитие организованной преступности не ограничивается, конечно, борьбой кавказских группировок и их славянских противников. Уголовный мир столицы, увы, разнообразен. И помимо криминальных структур, построенных по аналогу мафиозных кланов, в Москве всегда хватало "традиционных" банд. КОЩЕЕВА ЦЕПЬ В подвале под гаражом было душно. И не только из-за тесноты и сигаретного дыма - Крючков курил одну за одной, нервничал... Пришлось оставить работающим двигатель "пятерки". Так, для подстраховки, чтобы приглушить крики, если женщина решит вдруг поиграть в молчанку: зачем привлекать внимание соседей по боксам? Лишние свидетели ни к чему. Впрочем, Костенко была подавлена и сопротивляться не могла. Как затолкали в подвал - побледнела, прислонилась к стенке, начала уговаривать: "Ребята, разойдемся по-хорошему. Я ваши условия принимаю". Даже когда Важа первый раз ей врезал - истерику не закатила: "Только по животу не бейте. Я на пятом месяце, ребенка пожалейте". Костенко они "пасли" уже давно, и поэтому так просто договориться им было уже мало. Женщина вела себя очень осторожно, дверь никому не открывала, а дверь, между прочим, стальная, с сейфовым замком, телефон поставила с определителем номера, домой возвращалась в разное время. Как-то раз Крючок и Важа Ломиташвили все же подкараулили ее в тамбуре подъезда, взяли под локотки. Но она и здесь оказалась проворней - вырвалась, выбежала на улицу, заголосила. Связываться не стали, но злобу затаили. Теперь пусть сама на себя пеняет. В трудовой книжке Костенко значилось, что она числится дворником. Правда, для большинства ее знакомых этот факт явился бы откровением. С метлой в руках Галю Костенко никто никогда не видел. Зато в гостинице "Интурист" ее узнавал каждый - от неприступных портье до строгого директора. Была она знакома и посетителям элитного ресторана, постоянным гостям отеля. Галя имела обязывающий ко многому статус центровой. Ее клиентами могли стать лишь богатые иностранцы или весьма состоятельные соотечественники. Ухоженная, благоухающая изысканной парфюмерией, одетая по каталогам ведущих европейских фирм, она походила на кинозвезду. Внешний лоск и великолепие вполне соответствовали доходам Костенко. Об этом хорошо знали не только ее друзья. ...После нескольких неудач Крючок дал команду устроить засаду у дома Костенко. Подъехали на "Жигулях" Ломиташвили загодя. Предварительно плотно пообедали - ждать на голодный желудок скучно. Машину остановили около подъезда. Кроме хозяина "пятерки" приехали Писцов и Гусев. Прихватили на дело и жену Ломиташвили. Она сама напросилась в помощницы, хотя понимала - не на прогулку едет. Около пяти вечера увидели белую "шестерку" Костенко. Едва та притормозила у тротуара, Ломиташвили выскочил из машины и ткнул женщину обрезом в живот: "Иди за мной, сучка!" Костенко от неожиданности застыла у открытой двери автомобиля. Важа начал заводиться. "Оглохла, что ли? Мне твою шкуру продырявить как два пальца обоссать..." Галя на негнущихся ногах пошла за Важой. Она поняла: теперь смерть стоит рядом. Машину Костенко отогнали на соседнюю улицу - береженого Бог бережет. По дороге захватили Крючкова и отправились в Капотню, где у тестя главаря банды был добротный гараж с глубоким подвалом. Сломали Костенко быстро. Пара ударов по почкам, и она упала на колени: "Все отдам". Двинулись назад. В квартире Галю связали. Она не сопротивлялась. Только заглядывала в глаза Крючкову и, всхлипывая, просила: "Не убивайте, клянусь, заявлять не буду..." Важа резко ее оборвал: "Показывай, где валюта, брюлики, золото". Костенко стала называть места, и Ломиташвили убедился, что игра стоила свеч. Собранное золото уже приятно оттягивало карман куртки. В объемистые сумки они бросали все, что имело хоть какую-то ценность: норковую шубу, кожаное платье, костюмы, сапоги, песцовый полушубок, радиотелефон, духи, фотоаппарат, столовое серебро, женское белье, найденные на кухне 40 банок красной икры, каталоги "Вог" и "Квелле", даже полиэтиленовое ведерко прихватили. Из тайника при помощи Костенко извлекли несколько тысяч долларов США, немецких марок, валюты других стран. Скоро шкафы и полки опустели, Крючков переглянулся с Ломиташвили: "Давай кончать канитель". Один из бандитов заржал: "Пусть она сначала нас обслужит как интуристов!" Галя, догадавшись о чем речь, попыталась привстать и протяжно, на одной ноте завыла: "Не-е-т!" "Держи ее, дурак, - заорал Крючков на Гусева, - ждешь, когда соседи ментам позвонят!" Тот приподнял женщину с пола, и Крючков с оттяжкой ударил Костенко в живот ногой. Галя упала, скорчившись от безумной боли. Ломиташвили взял приготовленный шпагат и вдвоем с Крючковым захлестнул петлю на шее жертвы. Несчастная захрипела, несколько раз конвульсивно дернулась всем телом. Когда агония прекратилась, Писцов для верности приподнял голову женщины и резко повернул. Раздался хруст позвонков, все было кончено... Из материалов литерного дела "Шакалы": "М. Ломиташвили, ранее неоднократно судимый, отбывал наказание в исправительно-трудовом учреждении Красноярского края вместе с рецидивистом И. Крючковым, С. Кузьминым и С. Дровосековым. Еще в колонии они решили после освобождения организовать бандитскую группировку. Выйдя на свободу первым, Ломиташвили приобрел обрез, пистолет и боеприпасы, кроме того, начал искать единомышленников среди ранее судимых знакомых по месту жительства в подмосковных Люберцах". Постепенно банда обрастала связями, получала перспективные наколки, доставала оружие. Членами группы стали московский таксист Ромашов и рэкетир из города Жуковского Трубников. Последний обеспечивал банду адресами подпольных миллионеров, собирателей антиквариата, валютчиков. Он же вместе с Важой Ломиташвили разрабатывал планы нападений, помогал сбывать похищенное. Главарем являлся Ломиташвили, имевший кличку Важа. Была у него и другая неофициальная "погоняла" - Кощей. Так прозвали лидера подельники неспроста. Патологически жестокий, жадный, высохший от наркотиков, Ломиташвили внешне походил на злодея, пришедшего из страшной сказки в реальную жизнь. Среди отпетых уголовников ему не находилось равных по свирепости и коварству. Он не пощадил и поставил под нож даже родственников жены. Мало ли что родня! Деньги-то не пахнут. Костяк банды состоял из двенадцати человек. Но на конкретное дело, в зависимости от нюансов предстоящей "работы", отправлялись обычно четверо или пятеро. Почти всегда в налетах принимали участие сам Важа Кощей и его старый знакомый Крючков, по кличке Крючок, такой же наркоман и беспредельщик. Из тридцати прожитых лет одиннадцать Крючков пробыл за колючкой. Еще на зоне в колонии для малолеток он познакомился с Ломиташвили. Затем их жизненный путь пересекался неоднократно, в том числе на скамье подсудимых. Незадолго до разгрома банды Крючков признался: "Скоро нам конец. Слишком много трупов". Он очень этого боялся, грозился завязать, купил в доле с Кощеем ферму в Раменском районе - хотел начать собственное дело, построить сыроварню. По оперативным данным Крючок накопил для черного дня изрядную сумму и успел передать до ареста знакомому цыгану атташе-кейс, битком набитый долларовыми купюрами. Где теперь чемодан с миллионами, неизвестно. Найти бандитскую кассу не удалось, да и Крючку она теперь никогда не понадобится. Преступления тщательно подготавливались. Налетчики предварительно
в начало наверх
выезжали на место, осматривали дом, близлежащие улицы, продумывали пути отхода и точки для контрнаблюдения. Зная, что большинство жертв имело в квартирах укрепленные двери и охранную сигнализацию, они сознательно шли на разбой, выбирая время, когда хозяева находились дома. Для облегчения задачи Кощей предусмотрительно обзавелся формой старшего лейтенанта милиции. Определив, что хозяева на месте, Ломиташвили поднимался на чердак, переодевался в милицейский мундир и вставал перед дверным глазком: "Откройте, пожалуйста, к вам из отдела по организованной преступности". Если хозяева открывали, вслед за "милиционером" в квартиру врывались штатские с обрезами и ножами. Именно таким способом бандиты попали в дом Спициных. Сыну хозяйки с ходу несколько раз ударили прикладом обреза по лицу, дочери вывернули руки и бросили на пол. Мать в ужасе и отчаянии наблюдала за происходящим. Крючков, заметив ее пристальный взгляд, достал из кармана бритву: "Что смотришь, падла? Запомнить хочешь? Сейчас забудешь!" С этими словами он полоснул женщине по лицу. Хотел попасть по глазам - промахнулся. Хозяйка вскрикнула и, обливаясь кровью, опустилась на колени. Налетчики занялись Привычной работой. Все ценное спешно паковалось в баулы. По-варварски вырезали из рамы ножом картину XVIII века "Вакханки". Хозяйка взмолилась: "Не уродуйте, возьмите с рамой". А в ответ услышала: "Тебе мало, хочешь, чтобы кровь горлом пошла?" За живописью последовали антикварные музейные часы с боем, ювелирные украшения, уникальной формы подсвечник. Неожиданно стоявший на шухере у окна Кузьмин увидел подкатившие к дому "Жигули" с синим маячком на крыше: "Менты внизу, нас засекли!" Бросив вещи, бандиты рванули прочь. Как выяснилось позже, милицейский автомобиль оказался у дома случайно. Но это совпадение спасло семью Спицыных и дало возможность сыщикам МУРа выйти на след. Преступники уезжали на ромашовской "Волге"-такси. Потерпевшие запомнили номер машины, точнее, несколько цифр. Используя полученные сведения, оперативники проверили таксопарки столицы и пригородов, отобрали автомобили со схожими номерами и постепенно установили искомое - имя водителя. По Москве уже ходили разговоры о кровавых налетах банды из Люберец. Описания преступлений, несмотря на чудовищные подробности, вполне соответствовали действительности. Во время разбойного нападения на квартиру земляка бандитов солиста рок группы "Любэ" Расторгуева один из них угрожал матери расправой над сынишкой. В поселке Удельная Раменского района налетчики ворвались в дом Мельман. Хозяев отправили в подвал, а для нахождения с ними "взаимопонимания" подняли за ногу двухлетнего ребенка и начали раскачивать над открытым люком: "Выдавайте золото, иначе вашему щенку хребет сломаем". Взрослые поспешили выполнить требования бандитов. Но им этого было мало. Чтобы хозяева поворачивались еще быстрее, они выдергивали у детей волосы, грозились отрезать им пальцы на руках. По такой же схеме действовали и в других случаях. Иногда детям, на глазах родителей, натягивали на голову полиэтиленовый мешок. Или, наоборот, на глазах у кричащих от ужаса детей, резали взрослым шею ножом или кололи в поясницу. В известном уже гараже в Капотне бандиты устроили настоящую пыточную. Под видом сотрудников милиции привезли туда очередную жертву - Беляева. Его, по просьбе дружков Важи, нужно было наказать за невозвращенный долг. Что-что, а наказывать заплечных дел мастера умели - натянули Беляеву шнур на шею, перекинули через кронштейн в стене и устроили "казнь декабриста". Мужчина весил около ста килограммов. После очередного подтягивания в петле шнур не выдержал, тело рухнуло на бетонный пол. Пытку продолжать не захотели. Бросили жертву в багажник и поехали в Ногинский район. У деревни Кашино на берегу речушки Шеловки остановились. Нашли обломок бетонной балки с торчащей арматурой, кое-как привязали к телу избитого до полусмерти Беляева и сбросили его в воду. Постояли на травке, покурили, слушая, как несчастный стонет и захлебывается на мелководье, поехали назад. Торговца ювелирными изделиями Кадырова выследили поздним вечером у дома на Кременчугской улице. Когда тот подъехал на "Жигулях" и направился к подъезду, путь преградил Кощей с пистолетом в руке. Крючков, Бучнев и Писцов обыскали карманы жертвы. Улов был мизерный - немного денег, часы, водительское удостоверение с техпаспортом, противоугонное устройство. Ломиташвили приставил нож к горлу Кадырова и подошел с ним к телефону-автомату: "Звони своей бабе, вели нас впустить". Кадыров повиновался, и через минуту Крючок с дружками стучали в дверь чужой квартиры. Но их ждало разочарование. Жена Кадырова почувствовала: что-то не так, и дверь открыть отказалась наотрез. Взбешенный Крючок вернулся назад, приказал Бучневу с Писцовым держать жертву за руки, вытащил финку и семь раз ударил Кадырова в сердце. Смертельным, как позже установил судмедэксперт, было первое ранение, но Крючкову этого показалось мало. Он продолжал с остервенением кромсать тело уже мертвого человека... Бриллианты же, за которыми шла охота, лежали в обычном спичечном коробке. Его Кадыров сунул в отделение для перчаток "Жигулей". Расчет оказался верным, убийцам не пришло в голову, что такая ценность валяется у них под носом, в "бардачок" они заглянуть не догадались. Авторитет бандитов рос по мере того, как удлинялась кровавая цепь убийств, разбоев и насилия. Рвавшийся в лидеры Трубников захотел с помощью приятелей расправиться со своим недругом в городе Жуковском Лукьяновым. Лука, как звали его приятели и именовали в агентурных сообщениях сотрудники милиции, был заметной фигурой. Начал с работы на кладбище в гранитной мастерской, поднялся, стал заниматься бизнесом, а по совместительству рэкетом торговцев, кооператоров, челночников. Лука мешал Трубникову стать полноправным хозяином Жуковского. Было известно, что в конце дня Лука любит заглянуть в кафе "Визит". В тот вечер он, как обычно, на новенькой "Волге" в сопровождении телохранителя Денисова на "семерке" подъехал перекусить. Пока Лука не спеша потягивал пиво, Ломиташвили проколол переднее колесо "Жигулей" сопровождения. Выйдя из кафе, Лукьянов не насторожился. Он вообще отличался бесстрашием и волей, в чем скоро смогли убедиться сами бандиты. Оставив Денисова разбираться со спущенным колесом, Лука сел за руль и укатил в гараж. Сопровождающих его на некотором расстоянии Кощея, Крючка и других он заметил слишком поздно. Как только Лукьянов остановился, рядом заскрипели тормоза машины преследователей. Ломиташвили резко выскочил из "Жигулей", побежал к "Волге" и прострелил Луке ногу. Следом на каменотеса навалились Крючков, Писцов и Моисеев. Шансов у Луки не было, он это понял и держался с достоинством, до конца остался мужчиной. Луку связали, затащили на заднее сиденье, начали пытать, чтобы он отдал ключи от квартиры и сказал, где прячет валюту и ценности. Но сломить жертву не удалось. Даже когда Луку вывезли на учебный полигон СПТУ-93 у деревни Заболотье и на его глазах выкопали могилу, он пощады не попросил. Взбешенный упорством жертвы, Кощей, предварительно исколов Лукьянова ножом, дважды выстрелил ему в висок, а Моисеев, чтобы заслужить уважение дружков, отрезал убитому голову. С целью устрашения знакомых Луки, в тот же вечер около полуночи они пригнали "Волгу" каменотеса в центр города Раменского, облили бензином и демонстративно сожгли. Хотя желаемого убийцы не получили, кое-чем они все же поживились. Золотая цепь, сорванная с шеи Луки, тянула по меньшей мере на две "Волги", а перстень-печатка с алмазной крошкой вполне мог по стоимости заменить "Жигули". Впрочем, они не особенно огорчились скудостью добычи. Знали, что возьмут с лихвой в другой раз. С налета в поселке Кратово на дачу Сапроновых, после безжалостного и расчетливого избиения хозяев, один из которых был инвалидом первой группы, унесли тринадцать золотых колец, восемь пар серег с драгоценными камнями, семь золотых кулонов, из них четыре с бриллиантами, старинный золотой арабский браслет, четыре дубленки, три кожаные куртки, радиотехнику, парфюмерию, обувь, одежду... Если учесть, что подобных "подвигов" около двух десятков (только известных следствию и доказанных), станет ясно - они давно были миллионерами, деньгам счет потеряли, жили на широкую ногу, красиво гуляли в ресторанах, летали на несколько дней с женами на юг - проветриться. Почти каждый имел машину, а Крючков и Ломиташвили даже по две. Но им было мало. Алчность оказалась причиной разборок среди самих бандитов. Под подозрение попал Тимаков, которого обвинили в краже автомагнитолы из квартиры Кощея. Для установления истины отправились в лес рядом с люберецким кладбищем. Судьи долго с приговором не тянули. После первого ранения Тимаков упал и с мольбой в голосе обратился к Крючкову: "Игорь, я не при делах, это ошибка". Тот равнодушно отвернулся: "Меня твои проблемы не касаются, разбирайся с Важой". Ломиташвили (потом выяснится: он сам спрятал автомагнитолу, чтобы урвать долю побольше) поднял обрез и выстрелил в лежащего на земле парня. Затем спокойно перезарядил оружие и добил Тимакова выстрелом в голову. Из оперативной сводки ГУВД Москвы: "10-11 декабря 1991 года сотрудниками МУРа, отряда милиции специального назначения, 7-го управления, ОУР Хорошевского, Фрунзенского, Таганского, Волгоградского, Севастопольского РУВД проведен комплекс целевых оперативно-розыскных и следственных действий по задержанию и изобличению устойчивой преступной группы Ломиташвили - Крючкова. В результате задержаны пятнадцать человек, изъяты пистолет "ТТ" с 19-ю патронами, два пистолета и револьвер с боеприпасами, кастеты, ножи, граната "Ф-1", а также большое количество видео- и аудиоаппаратуры, телевизоры, предметы одежды, ювелирные украшения из драгоценных металлов и камней, косметика и парфюмерия, электроприборы и другие предметы, принадлежность которых устанавливается. Ломиташвили и Россолимо пытались скрыться на автомашине "ВАЗ-2106" и таранили автомобиль с оперативниками. Россолимо был задержан, а Ломиташвили побежал в сторону дома N 18 по Косинской улице. Старший оперуполномоченный МУРа Федор Каштанов произвел четыре предупредительных выстрела в воздух и два в сторону преследуемого, одним из которых ранил Ломиташвили в ногу. Других пострадавших от выстрелов нет. Прокуратурой Перовского района применение оружия признано правомерным". Невзирая на ранение, Кощей успел скрыться в подъезде, ворвался в одну из квартир и затаился. Помогла служебная собака. Она взяла след по шарфу, в спешке оброненному Ломиташвили, и вывела сыщиков точно к убежищу. Сопротивление он оказывать не стал, ковыляя вышел из квартиры с поднятыми руками. По дороге на Петровку, 38 Кощеи признался: милицию он принял за бандитов, думал, приехали по его душу из Жуковского разбираться за убийство Луки. Кстати, с Трубниковым друзья Лукьянова частично рассчитались. Когда он парился в сауне на даче под Раменским, неизвестные швырнули в окно боевую гранату. Больше других пострадал Труба - ему по колено оторвало правую ногу. Арест банды Ломиташвили потребовал от московской милиции беспрецедентных мер. В операции участвовало более сотни сыщиков МУРа на 31 автомобиле. Одновременно было блокировано 17 адресов, произведены обыски, оставлены засады. Даже сообщения в суточной городской сводке занимали два листа - сам по себе факт необычный. Что касается изъятых ценностей - для них пришлось выделить на Петровке три вместительных кабинета. Огласка, которую придали разгрому банды, была сделана не случайно. Группировки откровенно бандитской направленности, вооруженные, дерзкие, действовали практически в каждом районе столицы. Милиция не успевала справляться с растущими нагрузками. Комитет госбезопасности был озабочен сохранением своих позиций в изменившихся политических условиях и фактически отстранился от конкретной работы. Прокуратура и суды действовали по инерции, как в добрые старые времена, когда возбуждение уголовного дела по статье 77 УК РСФСР (бандитизм) было явлением исключительным и позорным. В стране победившего социализма, где ставилось под сомнение само существование преступности, о бандитизме речь идти не могла... На календаре между тем был конец 1991 года. Но практика правовой оценки действий преступных группировок оставалась прежней. Вероятно поэтому, а не только из-за вполне объяснимого тщеславия генералов, о банде Ломиташвили - Крючкова заговорили еще до вынесения приговора. Правоохранительные структуры нуждались не только в материальной помощи, о которой вел столько разговоров тогдашний мэр Москвы Г. Попов, но и в законодательной поддержке, усилении правовых рычагов в борьбе с преступностью. Характерно, что даже бандой Кощея первое время занимался не следователь прокуратуры, хотя бандитизм находится в ее ведении, а работник следственного управления Петровки, 38. Дело группы Ломиташвили тем не менее ни у кого разночтений не вызывало. Однако до официального признания разгула бандитизма было еще далеко. Лишь через два года правоприменительные механизмы пришли в движение и в конце декабря 1993 года вышло постановление пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о бандитизме". А еще через два года и милиции было дозволено портить государственную статистику - в суточных оперативных сводках на титульном листе, рядом со строчками, где отмечалось число убийств, разбоев, тяжких телесных повреждений и прочих уголовных происшествий, появилась графа "бандитизм".
в начало наверх
После задержания каждый из членов банды выбрал свою линию поведения. Мне довелось видеть Крючкова, когда его привозили в Жуковский для дачи показаний по зверскому убийству Лукьянова. Худой, с серым лицом, в дешевом тренировочном костюме, он сидел на казенной табуретке камеры СИЗО и односложно отвечал на вопросы. В детали не вдавался. "Не помню, забыл". Иногда просил сигарету и курил ее, зажав в кулак. Он показался мне если и не сломленным, то уже вынесшим себе приговор. И действительно, незадолго до окончания предварительного следствия Крючков покончил счеты с жизнью, вскрыв себе вены в камере следственного изолятора "Матросская Тишина". Что касается подельников Крючка - лишь один из них признал свою вину полностью. Остальные старались хоть как-то уйти от наказания - отрицали очевидные вещи, валили вину на других, жаловались на провалы в памяти. Самую оригинальную тактику выбрал Кощей, решивший симулировать сумасшествие. Чтобы его душевный недуг был особенно заметен, он перестал пользоваться туалетом, справляя и большую и малую нужду в собственные штаны. На Кощея посыпались жалобы сокамерников - каково сидеть с таким "ароматным" соседом? С трудом проводились и допросы "тяжелобольного", пока в институте судебной психиатрии не вывели Важу на чистую воду. Врачи заявили, "что он практически здоров и абсолютно нормален. . Интересно складывалось камерное бытие Трубникова. Он заматерел настолько, что начал пользоваться авторитетом и, по оперативным данным, даже "примерялся" на вора в законе. "Короновать" Трубу все же не стали. Узнав о намерениях соискателя, известный московский вор в законе Расписной переслал с воли в следственный изолятор маляву. В ней Расписной поправил товарищей и разъяснил, что Труба, при всем уважении к его заслугам перед братвой, на "корону" претендовать пока не может. В дополнение к характеристике главарей Ломиташвили и Крючкова стоит рассказать об их женах. Супруга Кощея, родившая ребенка после его ареста, навестила мужа один-единственный раз. Остальная родня и вовсе забыла знаменитого родственника. Жена Крючка, с которой тот расписался перед арестом, тоже горевала недолго. Баба бойкая, прошедшая большую жизненную школу, торгуя морковью в овощном магазине, она нашла супругу замену. Но и это счастье длилось недолго. Во время очередного застолья мадам Крючкова зарезала нового дружка и благополучно отправилась за решетку. В апреле 1995 года Московский городской суд, закончив рассмотрение дела, приговорил Ломиташвили к исключительной мере наказания - расстрелу. Остальные участники банды получили различные сроки заключения - от 15 до 3,5 лет. ГЕНЕРАЛЫ ПРЕСТУПНОГО МИРА Как бы ни менялись политические ориентиры государства и его экономические механизмы, в уголовной среде бескрайней постгулаговской России самыми влиятельными и заметными фигурами остаются воры в законе. Их слово может решить судьбу любого авторитета, лидера преступного сообщества, а уж тем более простого "быка" или баклана. Воры - короли на зоне, где контролируют порядок, нормы выработки и взаимоотношения заключенных с администрацией. Они незримо управляют преступным миром и на свободе. Года полтора назад в Москве случилось ЧП. У некоего милицейского начальника с Петровки, 38 угнали служебную машину. И не какую-нибудь отечественную рухлядь, а новенький, только-только полученный, оборудованный по последнему слову западной полицейской техники модный "БМВ". Ситуация оказалась тем более пикантной, что у руководителя и на служебном поприще дела шли неважно, а недруги, желавшие его смещения, получили в руки новый козырь. Но радовались они преждевременно. Машина (в это особенно трудно поверить, зная статистику раскрытия угонов, а тем более иномарок) нашлась во дворе одного из жилых кварталов без единой царапины и вмятины. Счастливая случайность объяснялась просто. Оперативники обратились за помощью к известному столичному вору в законе. Он вошел в положение и пообещал разобраться. А вечером того же дня неизвестные позвонили на Петровку и шепнули адресок тихого двора-отстойника... Если уж воры практически всесильны в многомиллионной Москве, что говорить о тихой провинции, где каждый человек на виду? Сыщик тамбовского угро припомнил забавную историю. У местной жительницы в толчее рынка карманники вытащили кошелек. Денег в нем было немного, но хозяйка не на шутку обиделась. За помощью она поспешила к жившему по соседству вору в законе. Земляк выслушал, успокоил, обещал помочь. И что же? Через два дня домохозяйке вернули пропажу в целости и сохранности и даже как будто извинились. Подобные рассказы можно продолжать, только несмотря на их интригующий подтекст, эдакий романтический флер, такие байки не дадут представления о сложном и специфическом, чисто российском явлении, целой социальной группе, поставившей себя вне государства и общества - клане воров в законе. Характерно, что история его напрямую связана с борьбой государства за правопорядок. Не случайно значимость и влияние воров становились особенно заметны в периоды кризисов и наибольшего всплеска преступности. А первые законники, отдаленно напоминающие нынешних воров в законе, появились из среды карманников в двадцатых годах сразу после окончания гражданской войны. Из информационно-аналитических материалов МВД России: "В период с 1926 по 1940 годы НКВД СССР принял ряд закрытых документов, где рассматривались рекомендации по ведению наружной и внутренней разведки в преступных организациях, бандах, воровских шайках, на притонах и малинах, порядок работы с негласным аппаратом. Отмечалось, что специфика деятельности бандформирований не предусматривала их взаимоконтактов. Гораздо большей организованностью и координированностью отличались группы воров-карманников. Они обменивались опытом, распределяли сферы деятельности, чаще попадали и выходили из тюрем. Именно в среде карманников зародилось воровское братство, а позже появились первые воры в законе. Взаимовыручка, материальная поддержка, совместная конспирация и другие формы корпоративности помогли ворам-профессионалам эффективно противостоять давлению государства как в условиях свободы, так, и это прежде всего, в местах заключения. Образовав достаточно мощную касту, воры в законе не только решали задачи самозащиты, но постепенно подчинили себе преступные образования, оставшиеся один на один с правоохранительными органами. Законники придерживались жестких традиций и норм поведения, а к желающим попасть в их окружение предъявляли соответствующие требования". Согласно неписаному кодексу чести правильный вор, пройдя тюремные "университеты", не должен был иметь никакой собственности (иногда он назывался "босяком"), жениться и заводить семью, получать образование, торговать или работать. Законники ни при каких обстоятельствах не должны были трудиться в государственных учреждениях, состоять в партии и служить в армии. Интересно, что старейшина блатного мира Анатолий Павлович Черкасов - покойный ныне вор в законе по кличке Черкас, был награжден за храбрость и мужество, проявленные в годы Великой Отечественной войны, двумя орденами Славы. Факт этот он тщательно скрывал, так как опасался непонимания со стороны братвы. Многие воры не получали никакого образования, поскольку большую часть жизни проводили в тюрьмах и лагерях. Патриарх уголовного мира Вася Бузулуцкий с грехом пополам окончил четыре класса начальной школы. Он почти сорок лет скитался по пересылкам и острогам, писал с грамматическими ошибками, но при этом пользовался непререкаемым авторитетом и уважением. Проводить в последний путь символ воровской идеи съехались авторитеты со всей России. А около его могилы на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге регулярно собираются молодые воры, считая за честь сфотографироваться у гранитной стелы. Знаменитый Бриллиант (в миру Владимир Бабушкин), "коронованный" еще авторитетами дореволюционного "призыва", имел десять судимостей. Всю жизнь он скитался по централам и зонам и скончался (по некоторым данным был задушен наемным убийцей 8 Соликамской ИТК-6) в возрасте 57 лет, не оставив ни семьи, ни завещания. Но (факт поразительный) помнят Бриллианта воры нынешние, даже никогда с ним не общавшиеся. Для них он стал легендой, историей, помогающей поддерживать и укреплять свой собственный авторитет. Об уникальности воровского братства говорят часто. Некоторые криминологи считают его единственным в своем роде, не имеющим аналогов в преступных сообществах других стран. Не берусь судить, так ли это. Но возникновение воров в законе и последующее развитие этого социального феномена невозможно рассматривать вне истории России - страшной, трагической и ни на чью не похожей. Для страны, опутанной колючей проволокой от Балтики до Приморья, труд заключенных являлся важнейшей составляющей экономического благополучия. Безгласные зеки строили города, заводы, каналы, возводили доменные печи, добывали уголь, руду, прокладывали дороги и линии электропередач. Эффективность работы нумерованных рабов XX века, их дисциплинированность и повиновение превратились в задачи государственного значения. Многомиллионная армия ГУЛАГа контролировалась и охранялась самой мощной в мире карательной машиной ВЧК - ГПУ - НКВД. Но и она не была всемогуща. В темных сырых бараках, душных тесных камерах заключенные оставались без контроля и должного надзора. Эта проблема не решалась уже имевшимися в арсенале средствами. Поэтому сталинский ГУЛАГ, куда попадали не столько уголовники, сколько инакомыслящие, способные к организованному и осмысленному сопротивлению, нуждался в дополнительном управлении изнутри. Так, в недрах спецслужб возник план использования для этих целей неформальных лидеров - вожаков уголовной среды. Идея, конечно, не оригинальная, но получившая в лагерной России совершенно новое, особое развитие. О выполняемой ими высокой политической миссии сами воры в законе наверняка не догадывались. Вероятно, не представляли об этом и рядовые сотрудники в лице охранников, оперсостава и даже начальников лагерей из числа сотрудников милиции. Их старшие братья с Лубянки - мастера интриги и обладатели абсолютного "социального слуха" - использовали созданную надстройку уголовной среды в точности с задачами текущего момента. Не случайно невостребованность воров в законе в годы резкого сокращения лагерей после смерти Сталина и разрушения ГУЛАГа привела к безжалостным гонениям законников и почти полному их уничтожению. Узнаем ли мы когда-нибудь имена авторов этого изобретения? Вряд ли. Негласная работа остается тайной за семью печатями, даже если меняется не только экономическая ситуация, но и политическая ориентация спецслужб. Агент - он при любом начальнике агент - будь то Генсек или Президент... История трансформации воровских традиций во многом объясняется положением в стране. Кодекс чести законников действовал в неизменном виде до конца тридцатых годов. Война и ужесточение режима содержания в лагерях изменили некоторые незыблемые понятия. Считая защиту Отечества святым долгом, немалое число авторитетов взялось за оружие (нельзя забывать, что часть воров довоенной формации вышла из беспризорников и не имела закоренелой антисоциальной установки), других вынудила взяться за кирку или лопату лагерная администрация. Третьих не устраивали столь завышенные требования и аскетизм. Круг стойких, правильных воров становился все меньше. Появились термины, означающие степень отступничества законников: "польские" - занимающиеся постыдной для клана торговлей и спекуляцией, "гнутые" - не выдержавшие давления администрации и согласившиеся изменить принципам, "ссученные" - сотрудничавшие с лагерным начальством, "автоматчики" - вызвавшиеся пойти на фронт, "одни на льдине" - одиночки, не признающие никакого закона... "Цеховые" распри существенно подорвали авторитет воров в законе в преступной среде. Но самый сокрушительный удар по законникам был нанесен в конце пятидесятых годов, когда лидер партии Никита Хрущев разоблачил культ личности Сталина и по всей стране началась массовая реабилитация. Государству, сократившему число заключенных, нужно было что-то делать с их "поводырями". В этот период использовалась хорошо зарекомендовавшая себя в сталинское время практика так называемого публичного покаяния. Только если раньше она применялась к подозреваемым в соучастии "врагам народа", то теперь самобичеванием и раскаянием должны были заниматься матерые уголовники. Публичный отказ от своих преступных званий мог помочь вору выжить. Других же ждала незавидная участь. Специальные колонии (методы у карательной машины нисколько не изменились) теперь создавались для уголовной элиты. Наиболее стойкие последователи воровских законов оказывались в особых ИТК и режимных тюрьмах, где они, по образному выражению одного из зеков, "грызли друг друга". Появились "прошляки" и "развенчанные" из-за своего отступничества воры, многие гибли, не желая идти на компромисс. Результат такой политики не замедлил сказаться. По данным МВД СССР уже к началу шестидесятых годов в местах лишения свободы осталось, лишь около трех процентов некогда могучего клана воров. Почти десять лет законники ведут законспирированное существование и не оказывают заметного влияния на криминальную среду. Ситуация меняется в
в начало наверх
начале семидесятых. Из информационно-аналитических материалов МВД России: "Разрушение экономических механизмов сталинской эпохи, коррупция в партаппарате и секторе государственного управления привели к появлению подпольных предприятий, расплодили спекулянтов, взяточников, расхитителей. Имея доступ к дефициту, мошенники различного масштаба попадали в поле зрения уголовных авторитетов. Лидеры преступной среды получили надежный и перспективный источник доходов, а дельцы теневого бизнеса имели порой такие огромные прибыли, что без сожаления делились незаконными барышами с ворами и их эмиссарами". Тщательно скрываемые и ретушируемые официальной пропагандой социальные деформации привели к становлению и росту организованной преступности. В Грузии и Узбекистане регистрировались первые случаи похищения детей из богатых семей с целью получения выкупа. В Киеве, Риге, Ленинграде и Москве появились дерзкие банды, убивавшие подпольных миллионеров-цеховиков, собирателей антиквариата, валютчиков, готовящихся к отъезду в Израиль евреев. Паразитировавшие на грабежах этой части населения авторитеты-уголовники начали именовать себя ворами в законе. Впервые в оперативных справках и агентурных сообщениях появились упоминания о ставших впоследствии знаменитостями преступного мира Монголе, Японце, Угрюмом, Махо, Балде, Рафике Сво, Дато Ташкентском и других носителях возрождавшейся воровской идеологии. В это время, по данным ГУБХСС МВД СССР, свою власть на дельцов-теневиков распространяют так называемые "жуки". Они предлагают себя в компаньоны, вкладывают средства в "цеха", обеспечивают подпольных бизнесменов контрразведкой, занимаются сбытом и охраной соучастников. Каждый "жук" имеет влияние на конкретный регион и контролирует его через приближенных с помощью шантажа, угроз, подкупа: Не ограничиваясь рэкетом дельцов, некоторые "жуки" сами становятся дельцами. Участившиеся ограбления крупных расхитителей, вымогательства у них денег под угрозой разоблачения, уничтожения имущества и похищения детей способствовали усилению корпоративности хозяйственников, толкнули их на сотрудничество с авторитетами или сращивание с преступными организациями. Партнерство становилось взаимовыгодным. Возродилось и понятие "вор в законе". Причем новые воры воспользовались не только званием, но и частично приняли идеологию законников прошлых лет. Часть старых воров, из числа возрождающих уголовные традиции, соблазненная большими доходами при минимальном риске, отошла от прежних правил и начала жить исключительно за счет преступного бизнеса. Активизация уголовных сообществ предполагала организацию защиты от государства, предусматривала вовлечение в незаконные комбинации сотрудников правоохранительных органов, работников различных ведомств и министерств, осуществляющих контрольные функции. Для этих целей использовался общак, создаваемый при преступных сообществах. Расширение противозаконной деятельности, как в региональном, так и в хозяйственном плане, привело к проблеме распределения сфер влияния. Возникла потребность в образовании третейского суда, своеобразного межведомственного арбитража, функции которого взяли на себя воры в законе. Примером такой "справедливости" может стать история конфликта наперсточников, игравших в аэропорту Минеральные Воды, и банды рэкетиров, решивших обложить их налогом. Наперсточники обратились за помощью к московскому вору в законе и пригласили его для разбора. Законник прибыл из столицы в Пятигорск и решил спор в соответствии с воровскими принципами и понятиями. Конфликт был исчерпан. Пирамида организованной преступности росла и упрочнялась, о чем говорили практики-профессионалы. Но официальная пропаганда продолжала утверждать, что в СССР нет почвы для возникновения мафии. Увеличивалось и число генералов преступного мира. Точное число воров в законе не назовет никто. А если и назовет, то обязательно с оговоркой - по оперативным данным. Учет клана законников сыщики ведут по сообщениям агентов и сведениям, поступающим из тюрем и исправительно-трудовыхколоний.В отличие от других общественно-политических организаций хорошо законспирированный воровской орден предпочитает не афишировать свои тайны. По данным МВД в 1988 году число воров в законе достигало 512 человек, в 1990 году их было уже 660. Сегодня по учетам Главного управления по организованной преступности насчитывается 740 законников, около сотни из них отбывают наказания в местах лишения свободы или находятся в следственных изоляторах. Анализ свидетельствует, что 30-35 процентов освободившихся воров не имеют постоянного места жительства, что затрудняет осуществление оперативного контроля. Примерно 65 процентов законников относятся к представителям Кавказа. Русских воров в законе чуть больше 33 процентов, грузин 31,6 процента, 8,2 процента - армяне. Далее следуют азербайджанцы, узбеки, татары, украинцы, казахи, дагестанцы, евреи. Устав клана хотя и претерпел изменения (точнее, действительность сама вносит коррективы в образ жизни и стиль поведения воров), но в основном остался прежним. "Коронация" происходит на сходке, где личность соискателя и его влияние в уголовном мире обсуждаются собравшимися, после чего выносится решение. Случается, что кандидата прокатывают. Так, убитый вор-чеченец Султан не раз пытался усилить национальные позиции в клане, но коллеги его не поддерживали. Делают ворами и на воле и в тюрьме. Распространена версия, что покойный лидер солнцевской группировки Сильвестр был "коронован" в стенах Бутырки и "развенчан" в тот же день. В правдоподобности этой истории можно усомниться. Сильвестр относился к самым влиятельным авторитетам бандитской Москвы и при желании вполне мог позволить себе прихоть - к уже имевшемуся ореолу "крестного отца" добавить звание вора. Скорее всего он не стремился получить "корону" законника, Не исключено, что у солнцевского мафиози имелись другие, более честолюбивые замыслы. Да и наличие звания сегодня не всегда отражает подлинный вес его обладателя. Опытные сыщики утверждают, что ныне "корову" можно купить за соответствующий взнос в воровской общак. Немало кавказских законников добыли себе титулы именно таким способом. Впрочем, сведения, полученные из агентурных сообщений, могут объясниться традиционно враждебными отношениями между ворами-славянами и их кавказскими оппонентами. Тем более что никому из оперативников доподлинно не известно, как именно совершается "коронация": лишь изредка удается зафиксировать видеосъемкой или скрытно записать на магнитофон момент обсуждения кандидатуры, увидеть лица участников сходки. А сколько всего остается за кадром? Интриги, предварительные переговоры, сложные многоходовые комбинации выдвиженцев и их ходатаев... Но и на этом процедура не заканчивается. Нужны верительные грамоты - так называемые прогоны, малявы, отправляемые известными ворами в следственные изоляторы и централы. В них - рекомендации вновь принятых законников, наставления братве относиться к ним как к лидерам. Могут послания иметь и прямо противоположный смысл: это, дескать, самозванец. Вот письмо Японца, отправленное им в середине восьмидесятых годов заключенным из лагеря усиленного режима под Иркутском в Тулуне (сохранена стилистика и орфография подлинника): "Бродяги 16-й хаты БУРа приветствую вас. С пожеланиями всего самого Доброго и Светлого - Вячеслав "Япончик" Ввиду того, что сегодня один из вас выходит в зону, гоню на вас еще 400 рублей (четыреста), которые хотели отправить на крытую с Заурбеком. Но к сожалению (а может и к лучшему), загнать их ему не представилось возможным. Говорю к лучшему; потому, что как мне сообщили, Заурбека по приходу на крытую менты посадили спецом к кошкам в хату и потому у него могли возникнуть сложности. Тем более он еще не достаточно опытен. Короче эти 400 рублей так же в зоне сообща с Бродягами вложите назад в общак, вместе с предыдущими 200 рублями, что я загнал вам в прошлый раз. Попутно поясню за это 200 рублей; их дали, выдали Руслану как Вору, а ему их не положено, ибо он не Вор. Думаю все понятно. Короче деньги в сумме всего 600 рублей (шестьсот) гоню назад в казну. У меня все потихоньку. Благодарю вас за внимание и заботу. Примите мои самые добрые пожелания. С ув. - Вячеслав "Ялончик". Что стало с самозванцем Русланом, о котором сообщил в письме Японец, история умалчивает. Но наверняка ответ ему держать пришлось, с такими на зоне обходятся круто. Однако самозванцами иногда становятся по недоразумению. Как-то на дне рождения у известного московского вора собралось несколько человек. Среди избранных - законников со стажем и опытом - за столом оказался молодой никому не известный рэкетир Тимур К. В теплой компании атмосфера особая. Сильные мира сего, не придавая тому большого значения, выпивали с Тимуром, уважительно называли его братом, обнимали, и тот решил, что к нему сделали "подход". Другими словари назвали вором в законе. Молодой парень тут же объявил о случившемся братве, новость дошла до воров, начались разборы. Когда несостоявшемуся соискателю разъяснили его ошибку, он был в трансе. По воровским понятиям Тимур, чтобы загладить позор, должен отомстить обидчикам, поставившим его в глупое положение. До поножовщины, конечно, не дошло - не тот случай. Парень понимал, что виноват сам. Говорят, Тимур пришел к ворам и умолял хоть как-то исправить ситуацию, объявить его положенцем (термин, означающий особую близость к законникам), смотрящим... Но кроме сочувствия ему ничем не помогли. Молодых, разумеется, делают ворами. Один из последних посвященных даже получил соответствующую кличку - Зеленый. Его "короновали" в двадцать три года и поставили на несколько-подмосковных районов - Павловский Посад, Ногинск, Орехово-Зуево, Балашиху. Зеленый был рекомендован влиятельным раменским законником Шишканом, кандидатуру поддержали двенадцать воров, сочтя соискателя достойным уважения. Правда, оперативники расценивают появление на этом направлении Московского региона нового вора как скрытое противопоставление другому законнику Шурику Захару, хорошо известному своей славянской ориентацией. Версия заслуживает внимания, так как Шишкан - ставленник кавказских воров и со славянским крылом не в ладах. Не признал Зеленого и Захар. Когда Зеленый назначил тому стрелку, для обсуждения общих тем, Захар на встречу не приехал. Зеленый, он же дважды судимый Вячеслав Чуварзин, не единственный молодой законник. Его коллеге из Долгопрудного Серебряному только 24 года. Старше вор в законе Сибиряк (уроженец города Братска Сергей Липчанский) - ему 27 лет. Сибиряк, кстати, получил всероссийскую известность, когда организовал сходку в Бутырской тюрьме. Тогда несколько законников и близкие из их окружения пришли в гости к пятидесятитрехлетнему Шакро-старому, одному из лидеров столичного уголовного мира. У незваных гостей Бутырки нашли деликатесы, спиртное, наркотики, а также несколько стволов. Но уголовное дело, возбужденное по беспрецедентному в истории тюрем факту, для участников несостоявшейся сходки большими неприятностями не обернулось. Скоро все они вновь вышли на свободу. Да и можно ли считать наказанием заключение в камеру, если тюрьма для человека стала привычным местом обитания. Сибиряк сказал задержавшим его оперативникам: "Я не боюсь тюрьмы!" И это не было бравадой. Говоря об интригах посвящения в воры, вспоминается история законника из Твери Севера. Его полномочия ни у кого не вызывают сомнений. Север "коронован" дважды - и русскими, и "пиковыми". Но такие примеры - экзотика. Соискателя, разумеется очень достойного, могут "крестить" заочно. Правда, и ходатаи в этом случае должны быть люди необычайно уважаемые и авторитетные. В чем причины омоложения клана? Объяснение этому простое. Преступность резко молодеет. Для нынешних бойцов, еще не имеющих опыта лагерной жизни, не знающих понятий и "закона", сегодняшние лидеры староваты. Чтобы не потерять контроль над процессами, происходящими в молодежных организованных преступных группировках, под знамена ордена призываются пусть и не слишком опытные, но способные к роли лидеров новобранцы. Кроме того, молодых воров легче привлечь к решению конкретной задачи. Например, провинившегося законника, приговоренного на сходке к смерти, лишить жизни может только равный по званию. Впрочем (речь об этом пойдет дальше), в последнее правило жизнь постоянно вносит свои огнестрельные коррективы. ВОРОВСКАЯ СТОЛИЦА О прибытии вора в зону зеки узнают заранее по только им известным каналам. Причем нередко важная для "каторжан" новость в камерах и бараках начинает обсуждаться гораздо раньше, чем в кабинетах оперчасти тюрем и колоний. Дорогого гостя встречают как положено, готовят угощение, предоставляют самое лучшее место, а то и отдельную комнату в санитарном блоке. Одежду - грубую робу и арестантскую шапку - для уважаемого человека подгоняют по размеру, пока он сидит на карантине. Однако титул вора вовсе не является пожизненной защитой, позволяющей пользоваться авторитетом братвы, жировать, заботясь только о собственном благе и не выполнять сложные и рискованные функции смотрящего, лидера и третейского судьи. Даже имеющий несколько ходок и шлейф судимостей законник, попав в "дом", должен
в начало наверх
проявить себя, доказать, что он - личность. Любая ошибка, промах, слабина становится мгновенно известна в тюрьме и за ее стенами, и каждый прокол наносит удар по авторитету, восстановить который не так-то легко. Интересно, что старый вор Султан Даудов даже не считал за воров тех, кто сидел у себя в области или недалеко от родного города. "Тюрьма - испытание, кто его прошел без поблажек, тот заслуживает уважения", - наставлял он сокамерников. Сам Султан-чеченец, отбывал срок четырежды - в Саратовской, Ростовской, Брянской, Тульской и Воронежской областях. Опытный вор знает, как назвать себя на перекличке по прибытии в новое место, как пройти по коридору, зайти в камеру, что сказать. Те, кто его встречает, тоже не пионеры-первогодки, мгновенно почувствуют фальшь. Если появился самозванец, по камерам побежит молва: не вор он, а гонит ерша... Вот малява, в которой один из обитателей СИЗО-1, в просторечии тюрьмы "Матросская Тишина", описывает свои впечатления о прибытии вора в законе: "В камеру вошел спокойно, с достоинством. Скромен, знает, в какой момент вступить в разговор, но чтобы последнее слово осталось за ним. Чувствует, кого нужно одернуть, поставить на место, в этом разбирается хорошо. Знает все о последних сходках. Назвал тех, кто дал ему дорогу в воровскую жизнь. Через баландера передал по камерам маляву. В ней наказ, чтобы поддерживали друг друга в камере, серьезно относились к "дорогам" (способе передачи записок по натянутым веревкам. - Примеч. авт.), ставили его в известность о беспределе со стороны администрации, контролеров. Начал собирать общак и уже отправил курево на больничку - в "тубанар" и терапию". По-разному ведут себя авторитеты в камерах. Иногда их поведение противоречит общепринятым представлениям, но если оно объясняется логично, то никаких отрицательных последствий для нарушителя правил не несет. Оперативник рассказал, например, что всеми почитаемый Вася Бузулуцкий никому не поручал уборку камеры, - все делал своими собственными руками. А уж кому, как не ветерану "каторги", знать ее законы и устав? Тем не менее он считал унизительным зависеть от сокамерников в вопросах санитарии, не доверял чистоту пацанам. Балашихинский Шурик Захар, знающий порядок не хуже, повел себя по-иному. Он первый раз вымыл все сам и сказал: "Так чисто должно быть каждый день". Так с тех пор и было... Для одних авторитетов тюрьма может стать началом заката, для других - трамплином для покорения уголовного Олимпа. Андрей Исаев, попавший в СИЗО в ранге обыкновенного налетчика по кличке Роспись, сумел поставить себя и заслужил лестную характеристику Бузулуцкого. Тот в маляве, отправленной на Матросскую Тишину, писал: "Косолапый оставил вместо себя на тюрьме Расписного. Он парняга здравомыслящий и косяк, я думаю, не запорет лишний". В тюрьме, на зоне свое представление о чести и гуманизме. С неугодными - провинившимися, сдавшими подельников или подозреваемых в стукачестве на "Матросске" расправляются быстро. Их бросают с верхних нар спиной на бетонный пол (человек - не кошка, в воздухе не перевернется). После таких "падений во сне" (об истинной причине ни один пострадавший, разумеется, не скажет) несчастный надолго отправляется в лазарет и, если выживет, то вряд ли останется здоровым. Вершат суд чести с ведома вора или положенца, которые отвечают за соблюдение порядка в "доме". В случае непочтительного к себе отношения законник не имеет права отступить, склонить голову. В противном случае вопрос о его развенчании будет рассмотрен на ближайшей сходке. Он обязан доказать свое превосходство. Как, чем - его дело, но пасть в глазах других - позор, за которым следует потеря авторитета и лишение титула. В этом смысле показательна история законника Калины, "крестным" которого был Японец. Калина (Витя Никифоров, музыкант, поэт и фанатик уголовной романтики) пользовался уважением не у всех, на настоящего вора не тянул и по мнению многих получил "корону" по знакомству (мать Калины долго дружила с Японцем). Как-то раз он гулял в ресторане "Олимп" в Лужниках. За соседним столиком отдыхал крутой авторитет Мансур Шелковников, имевший к тому же черный пояс по каратэ. Когда Калина особенно расшумелся, Мансур сделал ему замечание. Дальше - больше, завязалась перебранка, пошли оскорбления и насмешки, которые для уважающего себя вора считались бесчестьем. Калина, понятно, по физическим кондициям в сравнение с Шелковниковым не шел. Да и зачем ему это? Он схватил со стола нож и с одного удара уложил Мансура на месте. Пока вокруг слышались охи и ахи, началась суматоха и неразбериха, он спокойно встал и скрылся. Его обвиняли в убийстве, задерживали, но... Тем не менее история для Калины закончилась печально. Через два года его убили выстрелом в упор в затылок из пистолета Макарова. Убийца, в надвинутой на глаза лыжной шапочке, сунул пистолет в карман куртки и скрылся среди жилых домов. Стрелявшего так и не нашли. А через несколько лет про убийство Калины вспомнили. Но речь об этом впереди. Вор, оставленный смотрящим на тюрьме, сумеет договориться с администрацией и в случае необходимости решить выгодные для арестантов вопросы. Он не только контролирует ситуацию, но и при желании может "разморозить" тюрьму, то есть затеять бунт, устроить голодовку. Так, во время перебоев с теплоснабжением в СИЗО-2 (Бутырская тюрьма), воры в законе Бачука, Гиа, Мамука и Ваха "замутили" бунт и вызвали многодневные массовые беспорядки. В один из дней 4055 заключенных отказались от пищи. При этом следует учесть, что по понятиям голодовка дело сугубо добровольное... Авторитетные законники без труда находят общий язык с администрацией, а те идут навстречу и допускают передачу "грева" для братвы - чая, курева, консервов, других продуктов, оформляют телевизоры, видеомагнитофоны, направляемые с воли нуждающимся "каторжанам". Дружить с лидерами, контролирующими жизнь тюрем и колоний изнутри, предпочитают все. Худой мир - лучше доброй ссоры. Потому что любая зона, под влиянием смотрящего, может "пыхнуть" и за беспорядки, жертвы, разрушения и побеги спросят не с вора в законе, а с начальника в погонах. Вор Якутенок, отбывавший очередной срок в колонии N 12 под Нижним Тагилом, чувствовал себя немногим хуже, чем на свободе. В его распоряжении был небольшой домик, вполне приемлемые удобств, телефон, по которому он мог звонить в любое время суток. Впрочем, не все одобряют такое поведение. Сдержанность в желаниях и самоограничение только поднимают авторитет законника. Что касается связи с внешним миром, то и здесь для воров и авторитетов преград нет, тем более в наши дни. По телефонам сотовой связи, доставляемым в тюрьмы и лагеря через подкупленных контролеров и обслуживающий персонал, они не прерывают деловые и дружеские контакты, решают споры, узнают новости. Парадокс, но новые, павловские купюры, в день печально известного обмена старых денег на новые, появились в камерах Бутырки еще до того, как их смогли обменять вольные работники СИЗО. Правильный вор, и Выйдя на свободу, не забывает о тех, кто остался в "доме". Общак позволяет ему "греть" зоны, ездить по знакомым, поддерживать их материально и морально. Такая деятельность способствует укреплению авторитета. По сведениям оперативных служб, Расписной, по отбытии очередного срока, встречался с лидерами московских группировок и, пополнив общак, "подогрел" следственные изоляторы столицы. Так же действует законник Сергей Сибиряк. Общак, некогда тайная воровская касса, хранившаяся у доверенных лиц, теперь нередко представляет собой солидный банковский вклад. Удобнее и безопаснее во всех смыслах. Тем более отношение к коммерции у большинства изменилось. С начала девяностых годов лидеры преступных кланов, имея на руках огромные денежные массы, создали через подставных лиц банки, совместные предприятия, вкладывали деньги в торговлю и недвижимость. Если в середине 80-х годов примерно лишь пятая часть воров, нарушая неписаные правила этики, помещала свои сбережения в дело, то Сегодня так поступают практически все авторитеты новой волны и большинство "патриархов". Этим же отчасти объясняется огромное число воров в законе, имеющих притяжение к столичному региону. Здесь легче, используя связи в криминальной среде, отмывать, а затем переправлять на Запад добытые средства, проще затеряться в многомиллионном мегаполисе и уходить от опеки спецслужб. По оценкам оперативников в Московском регионе проживает до ста двадцати воров в законе. (В то время как в среднем по российским областям насчитывается не больше 10-12 авторитетов). Причем около полусотни из них - находящиеся на нелегальном положении - выходцы из Грузии. Они делятся примерно на четыре группы. Самая многочисленная и влиятельная - кутаисские законники, затем следуют тбилисские, сухумские и менгрельские. Менее значительно представлена армянская диаспора, Азербайджан и другие кавказские республики. Они оказывают серьезное влияние на уголовную среду и частенько претендуют на лидерство. Это неизбежно приводит к конфликтам и противостоянию славянским ворам. Составить табель о рангах и назвать законников, имеющих самые сильные позиции, довольно сложно. Не только из-за большого их числа. Все сведения о ворах носят оперативный характер, данные базируются на не подлежащих серьезной проверке агентурных сообщениях и субъективных оценках самих сыщиков, которым выгодно представлять "опекаемых" птицами высокого полета. Лучше всего прокомментировал ситуацию знакомый сотрудник уголовного розыска, заметивший, что ЗИЦ (Зональный информационный центр - база оперативных данных, где собраны сведения о подучетных лицах столичного региона) замусорен пустой и липовой информацией, и опираться на нее можно с большой оговоркой. Первым номером, до своего ареста, безусловно считался известнейший Японец. Он жил в США (где и был арестован ФБР в прошлом году), но благодаря связям и авторитету умело контролировал ситуацию в Москве и даже выступал в качестве третейского судьи. После его ухода со сцены (надолго ли?) лидера такого масштаба в преступном мире России не нашлось. Можно назвать несколько человек, которые по тем иди иным позициям претендуют на лидерство: Шурик Захар, Паша Цируль, Роспись, Шакро-старый и Шакро-молодой, Хасан, Дато Ташкентский, Савоська, Вахо, Шишкан, Сибиряк. Шурик Захар (Александр Захаров) первый срок получил за классическое по воровским понятиям преступление. Он сел за кражу уже в пятнадцать лет. Сейчас Захару сорок пять, у него солидный опыт тюремной и лагерной жизни, огромный авторитет и имидж борца с "лаврушниками", как называют воров кавказского происхождения. Заслуги Шурика из Балашихи отмечены и правоохранительными органами - он признан особо опасным рецидивистом. Вором в законе его нарекли в "престижном" Владимирском централе, где "короновали" многих именитых законников. В числе прочих заслуг Захара - стоическая восьмидесятидневная "вахта" в карцере, впечатлившая даже администрацию "крытой" тюрьмы. Борьба с кавказскими законниками привлекла к нему многих славянских авторитетов, но увеличила и число недругов. Интересно, что, когда в декабре 1992 года в "Рус-отеле" в мотеле "Солнечный" на Варшавском шоссе Захар отмечал день рождения, среди 52 гостей были воры Роспись, Савоська, Петрик, Гога Ереванский, а также официальные лица рангом пониже. Праздник милиция испортила. Захар и Роспись были задержаны, но затем, как и во многих других случаях, освобождены за неимением серьезных улик. В последний раз Сан Саныча взяли в мае прошлого года в баре "Шаман" на шоссе Энтузиастов в Москве. В одном из трех автомобилей (Захар приехал с эскортом - два "Мерседеса" и "шевроле") сыщики нашли заряженный пистолет "ТТ". Но, протомившись в СИЗО Петровки, 38, вор опять вышел на свободу. Доказать причастность Захара к расстрелу его балашихинского соседа Султана и разборке с авторитетом Мжелей оперативникам так и не удалось. Как и каждый законник, претендующий на роль лидера, Захар проводит свою политику. О ней лучше всего судить по маляве, отправленной им по камерам: "Всем арестантам, бродягам! Мира и благополучия в нашем доме. Маляву передаю через надежного человека со свободы. Позже будет обширная пояснительная малява. Мы, Воры, решаем и решим общее положение в тюрьмах. Российские тюрьмы грелись и будут греться Ворами и братвой. Вся тяжесть лежит на мужицких плечах, в тюрьмах и лагерях. Мужики, арестанты должны помочь в нашем движении навести порядок везде и всюду. Не надо поддаваться провокациям и провокаторам. 80% ходит сухарей (с кавказской стороны). Мы, Российские Воры, чисто русские, восстанавливаем наш основной Воровской закон, как оно должно быть и есть. И вы, арестанты, каторжане, бродяги, должны помочь и содействовать в этом деле. Никакой крови не должно быть. А если понадобится - тогда от этого никуда не уйти. Хозяева в доме Мы. Захар, В. Чайковский, В. Слепой, С. Гнида, Брянск-Кукла, Корзубый-Люберецкий". Осведомленные оперативники убеждены, что позиция Захара не более чем изощренная форма воровской дипломатии, конечная цель которой - получение полного контроля над российским общаком. Если это так, то удивляться нечему. Речь ведь идет не о двух-трех жалких сберкнижках, а о чудовищных суммах, в том числе валютных средств, контролируемых преступными группировками и отдельными авторитетами, неограниченные возможности использования находящихся под бандитскими крышами коммерческих банков и трастовых компаний... Сегодня, по имеющейся информации, держателем общака является однофамилец Шурика из Балашихи, один из самых почитаемых в уголовном мире воров в законе Паша Цируль. Он родился в Москве в 1934 году и с тех пор прошел непростой путь от рядового гопстопника до старейшего и влиятельнейшего авторитета. Долгие мытарства в изоляторах и централах
в начало наверх
помогли ему приобрести нужные связи и необходимый опыт. Цируль прекрасно знаком с Японцем, Дато Ташкентским, Шакро-старым и другими заметными фигурами. Его знают лидеры всех столичных группировок и обращаются в случаях конфликтов и споров. Серьезных разногласий между Захаром и Захаровым-Цирулем нет, но последний, справедливо считающийся осторожным и дальновидным, занимает более гибкую позицию в отношении "пиковых" и не поддерживает радикалов воровского движения. Цируль выстроил богатейшую виллу в подмосковном Жостове, отделал ее Ценными породами дерева и начинил европейской сантехникой и электроникой. Он отгородился от внешнего мира двухметровой стеной, снабдив глухие ворота электроприводом, по образцу контрольно-пропускных пунктов ИТУ, и тихо жил, проводя большую часть времени в окружении домочадцев или гуляя по оранжерее. Эта идиллия была грубо нарушена накануне начала 1995 года, когда сотрудники милиции и ФСБ, при поддержке спецотряда быстрого реагирования, провели обыск на вилле и арестовали старейшину уголовного мира. Непосредственным поводом для изоляции послужила обойма от пистолета "ТТ", а затем и сам пистолет, найденный дотошными сыщиками в подкладке пальто Цируля. В действительности задержание Захарова объяснялось обширной оперативной информацией, поступавшей на "дедушку" по известным каналам, и кампанией против руководителей преступных кланов, проведенной в течение прошлого года. (За решеткой побывали практически все значительные персонажи бандитского многоцветья столицы.) По сведениям спецслужб, Цируль и не думал отходить от дел. Собранная им группировка занималась классическими промыслами - рэкетом, распространением наркотиков, торговлей оружием и другими "безобидными" вещами. Были данные об организации серии наемных убийств и похищений людей, с целью получения выкупа. К защите подследственный привлек самых опытных и высокооплачиваемых адвокатов (за короткий срок их сменилось семь или восемь), пытался добыть медицинскую справку о физической немощи и выправил через жену в Мытищинском горсобесе удостоверение инвалида 2-й группы, оформленное уже после задержания. (Позже осмотр авторитета врачами Бюро судебно-медицинской экспертизы департамента здравоохранения Москвы поставил под сомнение диагнозы мытищинских эскулапов.) Мало того, давление на следствие оказывалось и с помощью депутатского корпуса, где у могущественного "крестного отца" сразу же нашлись ходатаи и заступники. В конце концов в обвинении осталась статья 224 часть ПУК РФ - склонение к употреблению наркотических средств, предусматривающая максимальный срок лишения свободы на десять лет. Теперь слово за судом. Особое место в воровской номенклатуре занимает Андрей Исаев, известный как Роспись, или Расписной (такая погоняла дана, вероятно, из-за обильных татуировок на теле авторитета). Несмотря на относительную молодость (родился в Москве в 1961 году), он воспринимается в уголовной среде как легенда. "Крестил" Роспись сам Японец, чтобы тот вытеснял кавказцев из столицы. Во время задержания на дне рождения Захара Расписной признался сыщикам МУРа: "За что меня гоняете? Я ничего плохого не делаю, только "папуасов" отстреливаю". Некоторые оперативники считают, что именно боевики Расписного совершили нападение на чеченцев в Останкино, где было убито четверо кавказцев, а также устроили несколько других кровавых разборок. Последовательные выступления против "лаврушников" привлекли на его сторону многих, но здорово осложнили жизнь самого Расписного. Его подвижничество не осталось незамеченным "людьми с гор", и он неоднократно был на волосок от смерти. Первый раз во время отчаянной перестрелки с чеченцами Исаеву повезло - пуля застряла в бронежилете; Во второй раз наемный убийца, стрелявший с чердака из винтовки Драгунова с оптическим прицелом, кажется, результата добился - заряд попал в печень Росписи. Но на его счастье между снайпером и печенью оказался телохранитель вора Шарапов. Он принял главный удар на себя - смерть была мгновенной, Исаев же в тяжелом состоянии был доставлен в больницу, а затем вывезен в одну из клиник США под видом защитника демократия. Залечив раны, Расписной не сразу поехал в Москву. Он побывал во Франции, Польше, Австрии, Германии. А вернувшись в столицу, жил на съемных квартирах, справедливо опасаясь новых покушений. Как он ни скрывался, враги его выследили. Едва он вышел из дома N 14 по Осенней улице, чтобы сесть в поджидавшую "девятку", как прогремел чудовищный взрыв. Рухнуло остекление в двух стоящих рядом многоэтажках, смертельные раны получил телохранитель Росписи сотрудник АО "Торговый дом Атолл" Сергей Шайхуллин, с серьезными травмами попали в больницу две игравшие во дворе школьницы младших классов. Но сам Расписной, хоть и пострадал от осколков, словно заговоренный, остался живым. Специалисты-пиротехники ФСБ, выехавшие на место происшествия, установили, что мощность взрыва была эквивалентна 800 граммам тротила (обычно для подобных акций используют не более 100 граммов взрывчатого вещества). Бомба, заложенная со знанием предмета в припаркованный поодаль автомобиль, сработала от радиоуправляемого детонатора. Позже свидетели утверждали, что незадолго до теракта во дворе крутились какие-то смуглые парни и даже просили детей уйти со двора: "Здесь будут работать машины..." Взрыв произошел в микрорайоне, соседствующем с домом Бориса Ельцина. Домыслы в этом направлении пресек представитель службы безопасности Президента Андрей Олигов, сразу указавший на Исаева, как объект покушения. Едва оправившись от шока и травм, Расписной сел в самолет и улетел с подругой в Грецию. Зачем искушать судьбу? На этом злоключения Росписи не закончились. Летом прошлого года вся Москва узнала из газет о его гибели. С удивлением прочел некрологи и сам их герой. Позже причины путаницы выяснились. Сыщики обнаружили труп неизвестного молодого мужчины с огнестрельным ранением в грудь. - На вопрос "кто?" сожительница погибшего, не подозревая, что рождает сенсацию, простодушно ответила: "Расписной". Оперативники завернули рубашку на теле мертвеца и убедились в правоте женщины. В дежурную часть ГУВД Москвы полетело сообщение: "Застрелен Расписной" А поскольку кличку Росписи на Петровке знает едва ли не каждый, но мало кто помнит его настоящую фамилию, весть мгновенно разбежалась по кабинетам и стала известна журналистам. Принято считать, что "похороненный" по ошибке будет здравствовать долго. Так или иначе Исаев свои позиции сдавать не торопится, он стал еще осторожнее и много времени проводит за границей. Но сторонников идеи очистки Москвы от кавказцев стало чуть меньше. Повинны внутренние разборки, ежемесячно уносящие жизни активных боевиков группировок, и милиция, регулярно прорежающая ряды преступных кланов. Есть и еще одно немаловажное обстоятельство, повлиявшее на настроения славянского крыла. Как-то депутация крутых московских авторитетов пришла для разборки к чеченским лидерам. После не слишком теплой беседы и плохо скрытых угроз с обеих сторон слово взял некий кавказец, уроженец Грозного, давно обосновавшийся в Москве и контролирующий несколько мощных финансово-коммерческих структур. Он оглядел гостей, достал из кармана мини-компьютер и произнес примерно такой спич: "Вы, ребята, считаете нас дикарями? А сами как бабки получаете, рэкетом, крыши делаете, долги вышибаете? Чем, кроме радиотелефона, пользоваться умеете? - Кавказец сделал паузу и раскрыл экран мини-компьютера. - У меня здесь в память забиты не только ваши данные, но адреса жен, детей, родителей, друзей. С нами что-нибудь случится - мы сразу всех найдем, искать или далеко ездить не нужно. А у вас что-нибудь похожее есть, поедете в Чечню мстить?" После этого гости тихо засобирались. Не берусь судить, сколько в этой истории, рассказанной знакомым оперативником из подразделения по организованной преступности, правды, а сколько вымысла. Лично мне подобная ситуация кажется вполне реальной. И ожидать гангстерских войн в Москве, вызванных национал-патриотическими причинами, по моему глубокому убеждению, не приходится. Среди авторитетных воров представителей старшего поколения, разумеется, больше. Шакро-старый (Лакро Какачия), Хасан Усоян, Савоська (Владимир Савоськин), Дато Ташкентский (Датико Цихелашвили), Вахо (Вахтанг Чачанидзе) - почти каждому из них за пятьдесят, а то и больше, позади самые лихие годы, обеспечившие нынешнее положение, связи, материальное благополучие. Они не становятся героями оперативных сводок милиции, но занимают особое место в иерархии теневого мира. Редкая сходка обходится без их участия - "коронуют" новых соискателей, решают споры. Шакро-старый любит бывать в уютном ресторане "Райский уголок" на улице Куусинена. По оперативным данным, он контролирует Тушино и Щукинский рынок. Дед Хасан - классический вор в законе, которого знает уголовная элита всех поколений, проживает в гостиницах, предпочитая кочевой образ жизни оседлому. Савоська так же обходится съемной квартирой, любит посидеть в кафе "Фиалка" в Сокольниках. Последний раз его "принимали" в 1993 году и нашли в карманах гранату и пакет наркотиков. "Это же подстава, - возмущался Савоська. - У ментов всегда как в анекдоте, "случайно в кустах рояль стоит..." Дато Ташкентский стал своим в тюрьмах столицы. Из гостиниц предпочитает "Москву", знает толк в изысканной кухне и нередко выезжает за границу. Меня уверяли, что предки Дато - грузинские князья... Долго жил в Германии и Вахо, заболевшим туберкулезом в годы скитаний по острогам. Но в Москву его явно тянет. Купил большую квартиру на Цветном бульваре и активности не теряет. Шакро-молодой - представитель новых воров, по аналогу новых русских (что в отдельных случаях не имеет" различия), активно занимается бизнесом, в том числе нефтяными банковским, а у оперативников, имеющих представление о расстановке сил, считается очень перспективной фигурой. Раменский законник Шишкан молод и судимость имеет не по воровской статье. Он отбыл десять лет за убийство. Но, как пояснили сыщики областного РУОП, Шишкан взял на себя чужую вину, так как его подельники были старше и могли получить вышак. Срок мотал в Чистополе, где зарекомендовал себя с лучшей стороны и перед администрацией, и перед братвой. "Нарушений не допускал, в агентурной связи не состоял, вежлив, спокоен", - дали ему характеристику в оперативном отделе тюрьмы, где Шишкан был вторым человеком после смотрящего Олега-Осетина. По возвращении домой Шишкан упрочил авторитет и в 1992 году, по инициативе вора Валеры Глобуса, получил "крещение" как Олег Мордовский или Олег Раменский. Правда, за ним так и осталась прежняя привычная кличка Шишкан. Под его опекой находится Раменское, Малаховка, Кратово, где он возвел монументальный особняк, и опекает все доходные точки рязанского направления. О бизнесе Шишкана можно судить по такому факту. Он загнал во "Властелину" огромные деньги, получить которые назад не удалось - финансовая пирамида развалилась. Сыщики уверяют, что огорченный Олег Раменский помчался к подольскому авторитету Лучку: помоги, выручи! Тот лишь вздохнул: не ты, дескать, один, братан, погорел... (Ирония вполне понятна. Говорят, существует многостраничный список потерпевших вкладчиков, составленный из фамилий руководящего состава милиции и ФСБ). Справедливости ради нужно отметить - "погорелец" особо не убивался. Надо думать, не последнее вкладывал. Как пришло - так и ушло. Во всяком случае, он не потерял оптимизма, разъезжает на роскошных лимузинах, вершит дела, выказывает почтение старшим. Есть фотографии, на которых Олег Раменский запечатлен с ворами Горбатым, Блондином. Есть "испанская" серия. Она появилась после поездки Шишкана на Средиземноморье, где он, по имеющейся информации, уже купил дом. Нынешние авторитеты о клановых традициях не слишком-то заботятся. Большинство выбирают западную ориентацию, становясь типичными "крестными отцами" собственных криминальных империй. Молодой вор в законе Сибиряк заслуживает особого разговора. О походе, организованном им в Бутырскую тюрьму и наделавшем столько шума в Москве, писалось уже предостаточно. Действительно, наверное, никто из ныне именитых законников таким подвигом похвастаться не может. Впрочем, в биографии Сибиряка немало других интересных фактов. Его детство прошло в пригороде Братска. Пятый младший ребенок в неполной семье Сергей Липчанский в семнадцать лет был впервые осужден за кражу, а освободившись через год, имел уже две судимости (зачли первую, отсроченную из-за несовершеннолетия). В тот же год он похоронил мать и, какое-то время прожив в родном городе у тетки, поехал за деньгами в Иркутск. В 19 лет он уже постоянно имел на кармане тысячи (по меркам 1988 года внушительные деньги), выдвинулся в вожаки. Но настоящим лидером почувствовал себя в 1989 году, когда после нескольких "гастрольных" поездок в Читу, Иркутск и Владивосток был задержан в Москве сразу по четырем составам преступлений. Его поместили в Бутырку, где Сибиряк провел практически весь срок - почти четыре года. Именно в Бутырке он стал тем Сибиряком, о котором до сих пор вспоминает тюремный персонал. В тот период в СИЗО находились Завадский, Глобус, другие авторитеты. Но Сибиряк не потерялся и, несмотря на свою молодость, держал тюремный общак. Злые языки утверждают, что именно он был настоящим хозяином корпусов самого старого столичного острога. Сибиряк спокойно передвигался по всей территории в любое время суток, ходил в домашней одежде, ел только с рынка, причем еду ему приносили по списку. В камере, кроме компьютера, "мужских" журналов, игральных карт, костюма от Версаче за 1,5 тысячи $, огромного вентилятора (в давно не ремонтированной тюрьме душно) и телевизора, он держал двух кошек. В обычные дни животным предлагался
в начало наверх
концентрат "Китикэт", а в праздничные - киски баловались курицей. С обслуживающим персоналом у Сибиряка тоже сложились добрые отношения. Кумы заглядывали к нему не для положенного по инструкции шмона, а чтобы выпить по соточке, расслабиться, поболтать с уважаемым человеком. Интересно, что, когда Сергей Сибиряк освобождался из следственного изолятора N 3 (пересылка на Силикатном проезде), встречать его приехала не только братва, но и не занятая на дежурстве смена с Бутырки! Особый авторитет Сибиряка вынудил прибегнуть к беспрецедентным мерам во время его последнего ареста. Поначалу вора в законе содержали в "Матросской Тишине", но потом, из-за влияния на обитателей изолятора и критику внутреннего режима (перебои с сахаром, нехватка матрасов, отсутствие других условий), перевезли в бывший изолятор КГБ в Лефортово. Он и там устроился нормально, хотя провел за нарушение правил тридцать суток в карцере. Кстати, даже на допросы в СИЗО его водили в наручниках... Своими учителями Сибиряк считает Завадского, вора Ушатого, Шакро-старого, дружит со Славой Бакинским. Он не пьет, не употребляет наркотики, не курит, обладает феноменальным здоровьем (за ночь его встречают в пяти-шести столичных казино), считается приверженцем старых понятий. Как рассказывают знакомые с ним люди, Сибиряк превыше всего ставит воровскую честь и не воспринимает "лаврушников". Учитывая энергичность и растущее влияние, а также отсутствие ярко выраженного лидера после арестов Японца, Паши Цируля, гибели Отари Квантришвили и Сильвестра, Сергей Сибиряк может стать в скором будущем самым значительным вором славянского крыла в криминальном мире России. СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНОЕ ЗВАНИЕ Мощные, хищного вида джипы, вальяжные, сверкающие лаком и никелем "бьюики" отнюдь не обязательная транспортная принадлежность каждого вора в законе. Сегодня среди авторитетов уголовного мира заметно такое же расслоение на бедных и богатых, как и во всем обществе. Законник Борис Красиловский просидел в зонах 17 лет, палат каменных не нажил, хотя интеллектом Бог не обделил - знает в совершенстве английский, владеет французским, немецким, пишет стихи и песни. Говорят, Красиловский, находясь за колючкой, отправлял запросы на учебные пособия в лондонскую королевскую библиотеку... Единственная доступная ему роскошь - высококлассный музыкальный центр, купленный уже после освобождения. Сравните с возможностями Паши Цируля, в гараже которого "Мерседес-600", автобус "форд" и еще четыре заграничных автомобиля. А дом-крепость, где предусмотрен даже тайный подземный ход для экстренной эвакуации? Сыщики вспоминают, что еще в 1983 году Цируль отправлялся по маршрутам на типичные для воров "утренники" (резал карманы и сумки в автобусах). Десять лет спустя он имел роскошный выезд и основательную финансовую базу. Старший коллега Цируля и сосед по Мытищинскому району законник Ростик (Вячеслав Слатин), пользующийся не меньшей известностью и участвующий во всех крупных сходках, живет гораздо скромнее. Похороненный летом прошлого года наследник славы Бриллианта электростальский вор Шура Устимовский (Александр Алятин), умерший от цирроза печени в 43 года, имел для своего уровня более чем средний достаток. Гроза кавказцев и гордость славян Расписной скитается по съемным квартирам с легкой спортивной сумкой в багажнике автомобиля. Воровская "корона" не принесла счастья большинству ее обладателей. Удачливыми и состоятельными стали единицы, валютные счета и виллы имеют несколько десятков из многих сотен, да и они постоянно ощущают над собой незримую тяжесть дамоклова меча. Остальные существуют на умеренные подношения из общака, живя в некоем вакууме и встречаясь лишь с узким кругом друзей. Почти все законники употребляют наркотики, имеют целый букет "благоприобретенных" болезней, в том числе распространенный в тюрьмах туберкулез, и время от времени вынуждены идти на контакт с сотрудниками оперсостава спецслужб. Характерно, что практически каждый старается направить детей по другой дороге - дает им образование, посылает на учебу за границу, устраивает в солидные фирмы. Никто не желает ребенку такой же судьбы... Политические реформы, революционные преобразования в экономике и связанные с ними изменения в уголовном законодательстве воспринимались элитой уголовного мира с энтузиазмом. Первые результаты как будто не разочаровали. Повсюду процветала коммерция, еще вчера называвшаяся спекуляцией, хищения и растраты прикрывались благовидными рассуждениями о кредитах и помощи росткам рыночной экономики. Явно смягчился режим в зонах, а братва сколачивала бригады и лихо бомбила кооператоров и предпринимателей. Поступления в общак уже не напоминали прерывистое дыхание астматика и потекли в воровские кассы широкими обильными потоками. Авторитеты переселив иномарки, стали завсегдатаями престижных магазинов и взяли за правило по нескольку раз в году поправлять здоровье на фешенебельных морских курортах. Казалось, наступает золотой век воров в законе - их ждет сытная жизнь в довольстве, привычная роль "разводящих", справедливых судей и мудрых наставников юной криминальной поросли. Действительность преподнесла неприятные сюрпризы. Новые времена внесли коррективы не только в незыблемые постулаты уголовного кодекса, но совершили переворот в сознании людей. Спортсмены, молодые качки, "быки", прошедшие тюремные университеты, строили отношения друг с другом в соответствии с законами рынка. Деньги, точнее их количество, становились доминантой поведения, мерилом дружбы, традиций, жизни. Увешанные цепями рэкетиры считали себя вправе вести на равных разговор с любым авторитетом. Если же он ущемлял интересы, лишал хорошего куска - решение вопроса не затягивалось. Насмотревшись гангстерских "филм-экшн", энергичные мальчики без раздумий открывали стрельбу. Они не обременяли себя комплексами воровской этики, им было безразлично, кто оппонент - авторитет, вор в законе или такой же подавшийся в сомнительный бизнес недоучившийся студент. Конечно, авторитетов убивали и в прошлые годы. Но такие преступления, были крайне редки и чаще всего носили бытовой или ситуационный характер. Воровское сообщество никогда не оставляло без последствий убийство своего собрата. Случившееся разбиралось на ближайшей сходке, после чего убийца оправдывался (что бывало нечасто) или ему выносился приговор. Обсуждались условия его выполнения, назывались ответственные. Если виновные скрывались или пускались в бега, то в ход шла почта. Специальные малявы оповещали братву о вердикте высокого собрания, приводились фамилии и клички приговоренных. Так вор Рамаз Батумский счел необходимым взять в Бутырку зашитый в подкладку пиджака список убийц земляка Тимура Пхакадзе. А после расстрела Глобуса и его помощника Бобона радиоперехват Интерпола зафиксировал разговор Японца со своим смотрящим по Европе Тайванчиком: "Что происходит в Москве? Убивают одного, другого... Нужно встретиться, разобраться". Нелишне заметить, что диалог велся между абонентами, разделенными Атлантическим океаном. Японец находился в США, Тайванчик - в Германии, но тем не менее гибель членов клана встревожила их не на шутку. Воры, порой сами того не желая, все чаще оказывались втянутыми в серьезный бизнес. Традиционно "разводя концы", выступая арбитрами в спорах между бандами, делящими сферы влияния или не выполняющими взятых обязательств, они неизменно оказывались в стане чьих-либо врагов. Часть авторитетов, не желая отставать от жизни, занялась коммерцией сознательно. И здесь многие стали реальной силой. Вот почему гибель любого законника нередко превращалась в событие, выходившее за рамки уголовного мира, и затрагивало интересы деловых людей и даже политиков. До середины 1993 года в столице регулярно происходили локальные гангстерские войны, трещали автоматные очереди, взрывались автомобили, гибли боевики группировок. Однако все конфликты имели местное значение и не касались сильных мира сего. Настоящим потрясением для бандитской Москвы явилось мастерски исполненное убийство Валерия Длугача - вора в законе по кличке Глобус, входившего в первую пятерку самых влиятельных мафиози. Глобус скончался на месте от сквозного ранения в правую сторону груди. Холодеющее тело шефа было подхвачено многочисленной охраной, загружено в "мощный "шевроле" и спешно доставлено в институт Склифосовского. Не помогло... Позже, когда на место происшествия в спорткомплекс "Олимпийский" подъехали представители Петровки, 38, стали известны детали случившегося, а также имена "попутных" жертв инцидента. Длугач не был завсегдатаем дискотеки "УЛИС'Са", полноценно оттянуться в "Олимпийском" он пришел лишь в третий раз. Но, видимо, к его появлению кто-то тщательно подготовился. Как только в половине четвертого утра, в сопровождении восьми человек охранников, Глобус не спеша вышел на залитую светом автомобильную стоянку, грохнул выстрел снайпера. Выполнял задание специалист высшего класса. Он поразил живую мишень единственным выстрелом с расстояния сорок метров, а затем, бросив за барьером пандуса завернутый в клетчатый плед новенький карабин "СКС" с оптическим прицелом, сел в поджидавший автомобиль и скрылся. После тщательного осмотра окрестностей нашли "СКС" с единственным израсходованным зарядом, обнаружили и другие сюрпризы бурной ночи. Так, пуля, прошившая Глобуса насквозь, рикошетом ранила в ногу старшину милиции патрульно-постового подразделения. А на автостоянке, рядом со своим лимузином, нашли еще одного смертельно раненного человека. Им оказался знакомый Длугача некий Орхелашвили, которого называли Итальянец. По сведениям оперативников, Итальянец не имел к заказному убийству никакого отношения, люди Глобуса зарезали его в запарке. Когда после выстрела началась суматоха, охранники бросились к собиравшемуся отъезжать Итальянцу, попытались вытащить из Мишины. Тот стал сопротивляться, за что немедленно получил в грудь два удара тесаком. На этом череда смертей не прервалась. Через день в половине шестого вечера на улице Строителей был обнаружен труп заместителя генерального директора товарищества с ограниченной ответственностью "Интерформула" Анатолия Семенова. Известный под громкой кличкой Рембо, Семенов был застрелен в подъезде своего дома из пистолета Макарова. Две пули попали в живот. Третий, так называемый контрольный выстрел, который выполняется киллером для верности, был произведен в голову. Многие поспешили связать смерти Глобуса и Рембо - оба авторитеты и хорошо знали друг друга. Но были и другие версии. Рембо мог получить пулю из-за собственной заносчивости. Незадолго до роковых выстрелов он похвалялся силой и влиянием перед собутыльниками в ресторане. Обещал заявить о себе в полный голос, кому-то угрожал, называл чьи-то имена. Нельзя было исключить месть недругов Рембо за его языкастость. Что касается Глобуса, то мотивы его убийства скорее всего следовало искать в активной коммерческой деятельности вора в законе. Неоднократно судимый за разбои и кражи, нигде не работавший, он жестко контролировал Наро-Фоминский район Московской области и крупные коммерческие и банковские структуры столицы. Ему исправно платили дань магазины, торговые центры, рестораны, казино. Кафе "Меркурий" в поселке Селятино он использовал дли деловых встреч с авторитетами преступных кланов. Рядом находилась охраняемая автостоянка, арендованная кооперативом "Стоик". На ней стояло пятнадцать машин "Вольво-440" и три новенькие "тойоты". Позже часть лимузинов была оформлена на знакомых Глобуса, остальные - проданы. Глобус имел особую тягу к автомобилям. Он владел целым гаражом иномарок, стоявших у его особняка в поселке Апрелевка, любил ездить на "Мерседесах" светло-перламутрового и серого цветов и темно-вишневом "БМВ". За Глобусом утвердилась репутация беспредельщика. Он отбирал машины, мог с вооруженными автоматами боевиками наехать на чужие коммерческие точки и потребовать переадресовки налога на охрану. По его приказу члены группировки бросили на одну из московских автостоянок две гранаты, чтобы "излечить" противников от излишней самостоятельности. При Длугаче постоянно находилось около десятка человек, предпочитающих действовать не убеждением, а кулаками. Даже в среде самых крутых мафиози манеры Глобуса никому не нравились. Но тот и не думал останавливаться, тем более что сторонники у него появились. На вора Глобуса "крестили" представители кавказской уголовной элиты. С его помощью "пиковые" хотели укрепить положение в Москве, пошатнувшееся из-за усиления славянских группировок. Глобус, решив отблагодарить за оказанную честь, начал предпринимать действия для выдвижения в воры чеченца (в то время был лишь один вор этой национальности - Султан). Но "народной дипломатии" Длугача помешали все те же славяне - застрелили претендента прямо в его машине. Делал Глобус и другие ходы. Из оперативного сообщения: "Вор Длугач организовал из жителей закавказских республик бригаду. На станции технического обслуживания "Форд" они бесплатно производят ремонт своих автомобилей и имеют долю от доходов этого предприятия. У Глобуса были сложности, после того как он напал на СП "Ситроен". Отмазаться, как он утверждает, помогли знакомые в правоохранительных органах. Валера нигде не появляется без телохранителей и никогда не расстается с оружием. "Если нас попытаются взять - им же дороже встанет", - отвечает он на предостережения. Глобус тусуется с ворами-кавказцами, плетет интриги против воров из славян, в частности
в начало наверх
призывает "развенчать" Шурика Захара". Недовольство Глобусом росло не только среди обобранных коммерсантов. О нем нелестно отзывались московские воры, считавшие, что за пренебрежение традициями, двурушничество и беспредел его следует проучить. Стало известно, что во время поездки в Париж Глобус лихо тратил общаковские деньги. Чего стоят, например, полеты над столицей Франции в кабине специально нанятого для прогулки вертолета? Или ночные кутежи в лучших ресторанах города на Сене? Не отличался скромностью Глобус и на исторической Родине. Как-то на деловую встречу с грузинскими ворами он прихватил в ресторан развлечения ради двух веселых и пьяненьких девиц. Чтобы скрасить скучный "протокол" официальной встречи... По воровским понятиям такой поступок считается оскорблением, и вор-грузин влепил Глобусу оплеуху. Конфликт удалось замять, но выводов для себя Длугач так и не сделал. Более того, все чаще, без учета существующих договоренностей, пытался поделить уже поделенное. Хотя убийство Глобуса можно было бы объяснить внутриклановыми разборками (ходили упорные слухи, что его убрали из-за интриг и ссор с влиятельными ворами в законе), занимавшиеся делом сыщики Склонялись к другой версий. За отстрелом авторитета, по их мнению, стояли огромные деньги. Поэтому заказчики не побоялись пойти на риск устранения такой значительной фигуры и наняли столь профессионального и дорогого киллера. Это подтвердилось через полтора года, когда оперативники МУРа сумели задержать подозреваемого в преступлении. (О нем подробный рассказ впереди.) Но до той поры прозвучало еще немало выстрелов и взрывов. Едва оправившись от убийства Глобуса, Рембо и Орхелашвили, бандитская Москва вновь пришла в волнение. В магазине на Елецкой улице был изрешечен автоматной очередью бауманский авторитет Виктор Коган, по кличке Жид. С ним погибли боевики Смочков и Букреев. Коган не шел в сравнение с Глобусом или Рембо, но его смерть породила новые разговоры и ожидание разборок. Они не заставили себя ждать, и скоро оперативные сводки запестрели именами генералов преступного Мира, павших в гангстерских войнах столицы великой криминальной империи России... Днем на улице Дмитрова в помещении малого предприятия "Водолей" с пулевыми ранениями были обнаружены трупы двух известнейших авторитетов - Федора Ишина (кличка Федя Бешеный) и старшего из братьев Квантришвили Амирана. Выяснилось, что убийство совершили молодые бойцы из чеченской общины. Федя Бешеный и А. Квантришвили приехали в "Водолей", представляя интересы другой коммерческой структуры, и попытались перенести срок выплаты долга. Их кредиторы к доводам не прислушались и привели свои свинцовые "аргументы". Через два месяца смерть настигла еще одного вора в законе. Тридцатитрехлетний Пипия, неоднократно судимый обладатель четырех автомобилей (в том числе машины - мечты эксцентричных миллионеров - "порше"), нигде не работал, занимался торговлей наркотиками, жил на съемной квартире. Что привело его в подмосковный Зеленоград? Теперь узнать это уже не удастся. Пипию и его младшего брата с аккуратно простреленными головами нашли в "девятке" на одной из зеленоградских улиц - рядом с ГСК "Малино". Неожиданно и загадочно исчез вор старой закалки, всеми почитаемый Гиви Резаный (по паспорту Гиви Берадзе). Утром он, как всегда, попрощался с женой, чтобы ехать в свой офис (располагался на предпоследнем этаже отеля "Интурист"), и спустился во двор к машине. Несколько минут спустя в квартиру позвонили люди в милицейской форме, отдали жене ключи от авто Гиви и, вежливо попрощавшись, ушли. С тех пор Берадзе никто не видел. Никто. Если же учесть, что случившееся имело место почти три года назад: а милиция и "органы", куда обращалась жена пропавшего, отрицают какую бы то ни было причастность к таинственной истории, остается предположить самое худшее. Вероятнее всего, Гиви давно уже нет в живых. Версий было предостаточно. Вот одна из них. Гиви Резаный был связан с покойным экс-президентом Грузии Звиадом Гамсахурдия и якобы помогал ему с поставками оружия, за что и поплатился головой. Не берусь судить, насколько правдоподобно предположение, но в связях и влиятельности Берадзе сомневаться не приходится. Говорят, что без консультации с ним не утверждались даже кандидатуры секретарей грузинского ЦК... Не менее трагично оборвалась жизнь другого грузина - известного законника Микеладзе, по кличке Арсен. Пятидесятилетний авторитет решил навестить родню в Тбилиси, да и повод представился подходящий - день рождения друга. Сидели небольшой компанией, украшал которую, между прочим, актер Вахтанг Кикабидзе, расходиться стали по предложению Арсена. Когда Микеладзе с другом - авторитетом Эльдаром Квинтрадзе вышли во двор и сели в "Мерседес", к ним приблизились люди с автоматами и расстреляли в упор. По агентурной информации, убийство было организовано с целью завладения воровским общаком, составляющим несколько миллионов долларов. Закрыл "счет" вор в законе Иглан (Игланов Ренат). Он был близок с Глобусом и, приехав в Москву для разборки, сообщил, что знает имена убийц и рассчитается с ними. Предпринять ничего Иглан не успел. Когда вернулся в Казань, его уже ждал киллер. Настигли пули и ближайшую связь Глобуса - Бобона (Владислава Ваннера) и телохранителя Глодина. А через несколько дней из Яузы выловили тело молодого вора Сергея Круглова, проходившего по оперативным учетам как Сережа Борода. Сразу вспомнили, что он исчез после возвращения в Москву из США, где имел деловую встречу с Японцем. Работы у киллеров не убавлялось. Фрол, Соколенок, вор в законе Султан, не нуждающийся в представлении Отари Квантришвили. Каждый из них получил порцию свинца. Причем убийцы действовали умело и хладнокровно. Затем настал черед грузинского, вора Автандила Чихладзе. Квежо, как звали его друзья, еще спал, когда в квартиру ворвались наемные убийцы. Он даже не успел понять в чем дело и достать спрятанный под подушкой "ТТ", как ранние гости (было 7.40 утра) открыли прицельный огонь. Квежо и его жена Марина скончались на месте. Десятилетний сын Гурам, к счастью, получил легкое ранение в руку. Убийцы посчитали его мертвым и проверять результаты стрельбы не стали. Так ребенок остался жив. Мотивы преступления остались загадкой. Неделю спустя смертельные ранения получил Гаик Геворкян, уголовная кличка Гога Ереванский. Убийца дождался его в подъезде дома, где старейший в Москве вор-армянин снимал квартиру, произвел два выстрела из пистолета "ТТ" и скрылся. Спустя некоторое время Гога скончался от полученных ран в больнице имени Боткина. Почти весь рожок автомата киллер выпустил в законника Тойора (Таара Авдоляна), когда тот садился в джип во дворе гостиницы "Бега". Из двух стволов расстреляли Гену Шрама, взорвали "Мерседес-600" солнцевского лидера Сильвестра, убили воров Роина и Пушкина, Паата Большого и Леонида Завадского. А осенью произошло необычное событие, отразившее серьезные деформации в воровском сообществе. Семью выстрелами из пистолета на улице Дыбенко был убит грузинский законник Резо (Реваз Гамцемлидзе). Киллером оказался его земляк и вор в законе (!) Сакварелидзе. На сей раз установить мотивы преступления труда не составило. Резо имел коммерческий интерес в столице, приехал к землякам, делавшим крышу китайским бизнесменам. Встретились на съемной квартире, разговор не клеился, вышли на улицу, где и вспыхнула ссора. Для молодых кавказцев, которых знакомый оперативник назвал шпаной, Резо, хоть и был вором в законе, оказался помехой в получении солидного барыша. А помеху они привыкли устранять. Другого способа, кроме нажатия на спусковой крючок, компаньоны Резо по бизнесу не знали. Похожая участь постигла авторитета (по некоторым учетам вора) из Орехово-Зуева Рашида Садикова. Его застрелили такие же юные коммерсанты, с которыми подмосковный мафиози не поделил сферы влияния. Так же расправились с Цахаем Магомедовым, Ишханом, Микотой и Сергеем Шевкуненко, по кличке Шеф. В перестрелке на Большой Академической улице погиб неоднократно судимый законник из города Зугдиди Босяк. Поздней осенью прошлого года расстрелян из автомата неизвестными возвращавшийся со сходки ногинский вор в законе Зверь (Виктор Зверев). Старый рецидивист, всю жизнь с пиететом относившийся к воровским традициям, плативший деньги в общаки прислушивавшийся к мнению братвы, жаловался муровцам: "Пришли молодые - наглые, борзые, без понятия. Я полжизни у хозяина провел, никогда не гнулся, мне любая пересылка - дом родной. А они ко мне без уважения..." Здесь, пожалуй, уместно вспомнить лидера солнцевских Михася, ныне живущего на Западе и имеющего многомиллионное состояние. На пару с бывшим трактористом Сергеем Тимофеевым, чью кличку Сильвестр знала вся Москва, Михась выдвинулся в лидеры, подчинил себе едва ли не самую сильную группировку, сколотил состояние и с имиджем "крестного отца" благополучно пребывает за границей. Генерал Александр Карташов, возглавляющий крупнейшее Региональное управление по организованной преступности Центрального экономического региона России, назвал нынешних законников рантье. Наверное, более точного определения придумать трудно. Время воров-бессребреников осталось в прошлом. Нынешний авторитет все реже может рассчитывать на комфортную жизнь только потому, что имеет шлейф судимостей и безукоризненно ботает по фене. Теперь и элите приходится трудиться и рисковать. Не обязательно напрягаться самому, достаточно обеспечивать крышу какой-нибудь фирме или "разводить концы" при конфликтных ситуациях. Деньги сегодня там - где бизнес. Претендуя на "ягуары" и "линкольны", особняки в уютных пригородах столицы и развлечения в ресторанах и казино, "идейные" воры ставят себя на одну доску с молодыми, не имеющим тюремного опыта, но отлично усвоившими истину: тому, кто получает пулю, платить уже ни за что не надо. Разумеется, воры, как и прежде, держат под контролем целые регионы, собираются на сходках, примиряют спорящих. Но былого веса и авторитета законники уже не имеют. Преступный мир - Карикатурное отражение нашей жизни. Крушение касты неприкасаемых, низвержение вождей с пьедесталов происходит и там. Революционные потрясения коснулись устоев и традиций российской криминальной империи. ЭПИТАФИЯ "КРЕСНОМУ ОТЦУ" Те, кто хорошо знал Сергея Фролова, считали его американистом, точнее - сторонником организации мафиозного клана по типу семьи, воспетого в знаменитом романе "Крестный отец". Говорили, что одноименный фильм Фрол, как звали лидера члены его собственной семьи, видел десятки раз. Он мог цитировать оттуда целые диалоги и не скрывал, что восхищается образом дона Корлеоне - всесильного и дальновидного главаря сицилийской мафии в Нью-Йорке. Между тем Фролов, вопреки личным видеосимпатиям, являлся патриотом, враждовал с кавказцами, особенно с чеченскими группировками, стремился вытеснить иноземцев из тех районов, где торговля, рынки и автобизнес находились под его контролем. Это раздвоение - космополитизм и патриотизм, - скорее всего, и стало причиной его разногласий с ворами в законе, что привело к трагической развязке - выстрелу, прогремевшему в предновогоднюю ночь в отдельном кабинете казино "У Александра". Похороны были пышными. Такой траурной процессии маленькое деревенское кладбище неподалеку от села Воскресенское Ногинского района раньше никогда не видело. По сторонам шоссе на несколько сотен метров выстроились припаркованные автомобили и автобусы. Полторы тысячи друзей Фролова, пришедших проводить его в последний путь, молча выслушали вдохновенное надгробное слово, произнесенное батюшкой местной церкви. Люди шли мимо горы живых цветов и венков, закрывших свежий могильный холм. Сергею Фролову было только тридцать пять лет. Но хоронили его с пышностью и благоговением, которым мог позавидовать семидесятилетний старец, шагнувший в вечность с высокого министерского или правительственного поста. Посвященные таким почестям, конечно, не удивлялись. Имя Фролова для многих стало символом нового времени, где уважением и авторитетом владеет лишь тот, у кого есть деньги и сила: А того и другого у покойного было достаточно. Как, впрочем, и недругов, желавших его смерти. Из оперативных материалов: "К середине 1986 года в уголовной среде Балашихинского района сформировалось несколько устойчивых вооруженных преступных групп, имеющих признаки организованности. Основным направлением их деятельности являлось совершение мошенничеств, краж, разбоев и грабежей при реализации автомобилей через комиссионные магазины Москвы и области. Наиболее авторитетными являлись группировки, возглавляемые Сергеем Фроловым и Владимиром Мушинским, по кличке Муха. Членами группировок были Чудайкин, Куликов, Смирнов, Фатеев, Шустов, Мерзликин, братья Соломатины, Пирушко, Хусаинов, Старостин. Группировки тесно взаимодействовали между собой и с бандформированиями Москвы, но с 1987 года началась борьба за лидерство в районе, периодически перераставшая в вооруженные конфликты". Первое время все обходилось словесными перебранками, но позже загрохотали выстрелы. Летом 1987 года в результате перестрелки между боевиками группы Фрола и Мухи были ранены и госпитализированы Старостин, Тубашов, Воробьев. Получили ранение, но не захотели обращаться к врачу Пирушко, Соломатин и сам Муха. К этому моменту Фролов уже добился положения лидера в районе, чему в немалой степени способствовал его интеллект и умение анализировать ситуацию. Он не походил на тупого "быка"
в начало наверх
с накачанными мускулами, хотя занимался боксом и постоять за себя умел. Фрол шаг за шагом создавал авторитет, окружал себя преданными людьми, заводил связи в администрации Балашихинского и Ногинского районов, внимательно следил за политическими реформами в стране. Верно оценив момент, в 1988 году он учредил кооператив "Вымпел". В отремонтированной школе довоенной постройки в поселке Старая Купавна Фролов организовал целое производство. Его люди шили пользовавшиеся в то время огромным спросом джинсовые вещи из "варенки", делали бижутерию и даже вырезали штучную деревянную мебель. Официально Фрол не являлся первым лицом в "Вымпеле", но настоящим хозяином - и каждый это знал - был именно он. Кооператив стал как бы крышей группировки и базой для ее дальнейшего роста. К тому же основной конкурент Муха совершил роковую ошибку. Он и двое его дружков были приговорены к смерти ворами в законе. Дело в том, что Муха, Маноха и Чистяков во время пьяного конфликта убили в Балашихе приехавшего погостить грузинского вора Пхакадзе по кличке Тимур. Исполнение приговора в отношении Манохи было поручено Соломатину. Тот долго не тянул и 14 февраля 1990 года средь бела дня в поселке "5-й фабрики" в упор (с такой же дерзостью он в будущем расстреляет Фролова) пять раз выстрелил в Маноху. Ворошиловский стрелок из Соломатина не получился. Маноха получил ранения, но жив остался и попал в больницу. Вылечившись, он бросился в бега, но на свободе пробыл недолго. В апреле 1991 года Маноху арестовали и отправили в СИЗО-З Серпухова, где как раз в это время находился один из судей, известный балашихинский вор Султан и... сам исполнитель приговора Соломатин. Протянул Маноха ровно две недели. Он скончался от побоев в камере. Разумеется, никто из сокамерников ничего не видел. Как говорится, от судьбы не уйдешь... Скоро "Вымпел" и его дочерние предприятия начали приносить значительные доходы. Часть из них Фрол отчислял в воровской общак, отдавая должное традициям и "закону", остальное вкладывала расширение производства. Он укреплял свое влияние и связи с группировками Москвы и области, неоднократно выезжал в Прибалтику, где организовал производство полиэтиленовых сумок с рекламными картинками, налаживал отношения с коммерсантами в Узбекистане, на Украине, в Крыму. К нему потянулись те, кто, освободившись из зоны после срока, не знал, как применить себя на свободе. К таким отверженным Фролов относился со вниманием, в лучших традициях "крестного отца". Как-то он сказал: "Это мои люди. Что они бы делали без меня? Тыкались в чужие карманы, выходили бы с кистенем на дорогу? Я даю работу, делаю общественно-полезное дело. В чем меня можно упрекнуть?" Однако Фролов преследует не только филантропические цели. Увеличивается число работников кооператива, растут ряды активных и преданных балашихинскому дону боевиков. Влияние группировки усиливается, она претендует на все большее пространство в Московском регионе. Связи группы Фролова охватывают Ногинск, Орехово-Зуево, Павловский Посад, Щелково, Мытищи, Калининград, Реутово... Боевики ощущают силу, они принимают участие в разборках, ставят своих людей в автосервис. Лидер же упрочивает положение, находя друзей в местных администрациях, правоохранительных структурах. Фрол активно ищет покровительства влиятельных воров в законе: Захара, Шакро, Паши Цируля, Японца. Успехи Фролова не остались без внимания лидеров других группировок. Недовольство переходило в озлобление. Балашихинцы набирали вес, их конкуренты чувствовали, что группировка Фрола захватывает лучшие места - автосервис, рестораны, кафе. Напряжение нарастало, для балашихинцев пришло время показать зубы. И они сделали это в лучших традициях мафии. При разделе сфер влияния с чеченской группировкой в южных кварталах Балашихи пускать в ход стволы не пришлось. Фрол просто собрал около сотни вооруженных бойцов и назначил чеченцам встречу. Демонстрации мускулов оказалось достаточно, претензий к балашихинцам со стороны кавказцев после этого не возникало. Более жестко боевики обошлись с тремя авторитетами реутовской группировки Парамоновым, Шиковым и Коровкиным. Их трупы с простреленными головами обнаружили в заснеженных "Жигулях" на обочине шоссе у деревни Афанасово. Боевики вошли во вкус, конфликты обострялись, становились Значительнее и кровавее. В микрорайоне Бутово на окраине Москвы разборка между балашихинцами и их оппонентами, в которой принимало участие около сотни боевиков, завершилась автоматными очередями. Трое скончались сразу, еще несколько человек получили ранения... Один из членов группировки Фролова, некий Смирнов по кличке Мафрик, должен был обеспечивать контроль доходов Балашихинского автосервиса. Поначалу он ревностно соблюдал интересы клана, но затем решил не забывать и о себе. Узнав об этом, боевики группировки дважды избивали Мафрика, после чего тот обратился к московской бригаде авторитета по кличке Сократ. Такого предательства прощать не стали, и скоро Мафрика нашли мертвым в собственной квартире. Он был убит несколькими выстрелами в голову из малокалиберного пистолета. Фролов становится заметной фигурой в масштабах Московского региона. По оперативным данным, его люди внедряются в торговлю недвижимостью, завязывают контакты с бизнесменами из Прибалтики и западными коммерсантами, интересующимися цветными металлами. Фролов сам выезжает в Новороссийск, где ведет переговоры о торговле нефтепродуктами и сырой нефтью. В Крыму гостиница "Ореанда" также берется под контроль балашихинскими боевиками. О связях Фролова можно судить по таким фактам. Дважды сотрудники Регионального управления по организованной преступности задерживали его со стволами. И оба раза без особых трудностей он выходил на свободу. Первый раз у него обнаружили карабин - дело развалилось в ходе следствия. Удалось убедить судью и прокурора, что он не имеет к оружию никакого отношения. Второй раз Фрола задерживают уже более основательно, изъяв пистолет иностранного производства с пятнадцатью патронами. И вновь лидер балашихинцев оказывается неуязвим. На этот раз отдав в залог пять Миллионов рублей (по ценам 1993 года сумма более чем значительная), "крестный отец" возвращается к семейным делам. В последний год Фролов, как будто предчувствуя неприятности, старался не появляться без охраны. Его, как правило, окружало до восьми телохранителей. Трехэтажный дом лидера балашихинцев, окруженный высоким кирпичным забором, напоминал неприступную крепость. Фрол боялся не только за свою жизнь, но тревожился за ребенка и жену. Основания для этого были. Вновь стали беспокоить чеченцы. Несколько вооруженных конфликтов, во время которых двое боевиков были смертельно ранены, стали предпоследней страницей в истории фроловской группировки. А последнюю дописали неизвестные, обстрелявшие дом Фрола из гранатомета. Правда, хозяин в милицию обращаться не захотел: "Не знаю, что там произошло. Скорее всего канистра с бензином взорвалась. Претензий ни к кому не имею", - пояснил он прибывшему на место взрывов милицейскому наряду. ...В ночь с 30 на 31 декабря 1993 года у давнего друга Фролова, владельца сети игорных домов, казино и залов игральных автоматов "Империал" Александра Тимашкова, был день рождения. Праздник отмечался по-семейному в небольшом уютном казино "У Александра" на Носовихинском шоссе около Железнодорожного. Компания ожидалась мужская, и Фролов, большой любитель азартных игр, с удовольствием принял приглашение. Играли "по маленькой", пили за здоровье новорожденного, отдыхали. Эту мирную картину нарушил Григорий Соломатин, заявившийся на огонек на "БМВ" в сопровождении телохранителя - некоего Баскакова. Теперь уже не установить, из-за чего начался конфликт. Соломатин, как считали многие свидетели, уже приехал обкуренный и явно настроенный на крутой разговор. Формально же причиной беседы между ним и Фроловым стала обида на Гришкиного телохранителя, сломавшего кастетом челюсть одному из гостей. Фрол и Соломатин уединились в кабинете генерального директора "Империала". О чем шла речь, неизвестно. Но об окончании разговора возвестил выстрел. Он оказался для Фролова роковым. Потом в спешке замолотили ногами и Соломатина, и его приятеля Баскакова (их трупы были спущены под лед водоема в Железнодорожном). Бросились спасать истекающего кровью Фролова. Повезли в ближайшую больницу - там почему-то раненого не приняли. Помчались в Купавну в военный госпиталь, довезли до операционного стола, но спасти Фролова не удалось - ранение было смертельным. Гибель балашихинского лидера, который пытался соблюдать статус-кво на своей территории, привела к новому переделу сфер влияния, разборкам и стрельбе. Были убиты авторитеты Паша Родной, Бакинец, Емеля, погиб реутовский мафиози Назар, получили смертельные ранения или тяжелые увечья около полусотни боевиков различных группировок. Но самым громким отголоском конфликта в казино стала кончина влиятельного балашихинского вора, единственного на тот момент чеченца-законника Султана Даудова, известного под кличкой Султан. АНГЛИЙСКАЯ КОРОЛЕВА ЧЕЧЕНСКОЙ МАФИИ Первый пострадавший поступил в приемный покой Балашихинской ЦРБ в 9.40 утра. Диагноз у врачей сомнений не вызывал: огнестрельное ранение правого бедра. Сам раненый - тридцатилетний чеченец Осмаев сообщил, что пулю он получил на улице Разина возле офиса фирмы "Росинтер". А в 10.10 оттуда же с огнестрельным ранением ягодицы была госпитализирована местная жительница Марина Б. Выехавшая на место происшествия оперативная группа милиции едва не опоздала. В "девятке", прорывавшейся из города, были задержаны администратор фирмы "Росинтер" Апарин и два нигде не работающих жителя Балашихи Титов и Рядинский. Под сиденьем машины сыщики нашли пистолет "ТТ" и пару снаряженных обойм (с тремя и семью патронами). Почему обоймы не полные, скоро стало ясно. В багажнике автомобиля находилось тело смертельно раненного Дерябина, знакомого оперативникам как ближайшая связь вора в законе - Султана Даудова. Через час Дерябин скончался в реанимационном блоке Балашихинской ЦРБ. Но главное событие случилось позже. В ходе осмотра местности около лесного массива за деревней Новая обнаружили еще один труп. Тело молодого мужчины, одетого в джинсовый костюм, было сброшено в придорожный кювет и закидано снегом. В убитом выстрелом в затылок человеке узнали тридцативосьмилетнего Даудова - чеченского законника по кличе Султан. Стало ясно, что речь идет не о рядовой разборке. В постоянно меняющейся табели о рангах уголовного мира Султан уже давно занимал "свое" место. Достаточно сказать, что он был единственным вором в законе среди чеченцев, хотя эта этническая группа не признает общепринятых в уголовной среде воровских традиций. Чеченцы консервативны и всю жизнь остаются верными своим тейповым связям, уважительно относятся к старейшинам родов. Даже так называемый общак - воровская касса, существующая в основном для материальной поддержки авторитетов и воров, передачи "грева" в следственные изоляторы и лагеря, у чеченцев состоит не из "деревянных", а из твердых валютных взносов. В силу этих обстоятельств Султан считался чужим среди своих и у чеченцев, и у русских. Султан имел четыре судимости. Первую - три года лишения свободы - получил в родном Грозном еще в 1972 году. В общей сложности у него набегало четырнадцать лет за колючкой... Как рассказывали знавшие его оперативники, Султан простачком не был. Выходец из знатного чеченского рода (по некоторым данным его отец работал партийным функционером в Чечне), он имел свой взгляд на многие вещи, был гораздо выше по интеллекту большинства уголовников. Султан любил философствовать, охотно давал советы (и, судя по отзывам его окружения, не такие уж плохие), в меру употреблял спиртные напитки. Любимым времяпрепровождением Султана было застолье в хорошем ресторане. Он часто заглядывал в казино, играл в карты, считался завсегдатаем "Националя" и "Бомбея", не чурался женского общества. Но при этом был постоянен - жил в Балашихе со своей подругой Натальей Б. Даудов относился к ворам старых, так называемых босяцких традиций, редко одевался в дорогие костюмы, хотя средства для роскошных новомодных тряпок имел. Чаще всего он появлялся среди братвы в простой джинсовой паре в сопровождении верного телохранителя Дерябина, жившего в подмосковном Железнодорожном. Его ценили за умение уладить конфликты мирным путем и приглашали на разборки, грозившие перерасти в вооруженные столкновения. Слабостью Султана были наркотики. Он плотно сидел на игле, что вполне соответствовало имиджу правильного законника. Из семьи Даудов ушел рано, скитался по тюрьмам и пересылкам, "коронован" был грузинскими ворами в одном из российских централов и с тех пор считался у земляков-чеченцев кем-то вроде английской королевы: они признавали его авторитет, но относились как к человеку со стороны, "братом" не считали. В то мартовское утро 1994 года Султан, в сопровождении Дерябина, улетал в Симферополь на встречу с крымским авторитетом и лидером одноименной группировки Башмаковым. Когда джип тронулся в аэропорт, Султан
в начало наверх
неожиданно предложил заехать ненадолго в "Росинтер". Первым в офис вошел Дерябин. Даудов на мгновение задержался - показывал что-то на панели водителю Осмаеву. Затем последовал в дом, где и прозвучали выстрелы. По некоторым данным, у Султана была с собой значительная часть валютного общака. Найти деньги в тот день не удалось. Одна из первых версий - месть за убитого незадолго до этого авторитета Фролова, с которым Султан жил по соседству в Балашихе. Фрол находился с Даудовым в сложных отношениях, но вражды между ними не замечали, и боевики Фрола вендеттой заниматься бы не стали. К тому же противников кавказцев среди лидеров преступного мира хватало. Многие воры не любят чеченцев, называют их беспредельщиками. Вооруженные конфликты случаются постоянно, так как боевики общины вторгаются на чужую территорию, нарушают договоренности и неписаные правила воровского этикета. Именно поэтому законники столичного региона не хотели, чтобы чеченцы имели на сходках свой голос. Султан же, напротив, стремился соблюдать национальные интересы. Даудов дважды на воровских сходках пытался "короновать" чеченца Майербека. И дважды "высокое собрание" его не поддерживало. Претензии к Султану имел и покойный Глобус. Известный вор не раз заявлял, что Даудов лепит сухарей, то есть ходатайствует за молодых и не заслуживших "короны" безвестных уголовников. Отчасти это соответствовало действительности. "Коронованный" Султаном молодой лидер по кличке Пушкин (он контролировал Подольск и Серпухов) был без большого резонанса убит неизвестными. Для настоящего авторитетного законника такое недопустимо. Натянутые отношения были у Султана с не менее знаменитым вором - "крестником" Японца Витей Калиной. Пренебрежительные высказывания Калины о чеченце (за глаза он называл Султана обезьяной) вынудили Даудова пригрозить: "Завалю!" И Калина, поняв, чем может обернуться оскорбление, поехал в Серпухов, где в тот момент находился в СИЗО Султан. Произошла встреча, на которой Калина пожалел о нечаянно сорвавшихся словах. Конфликт таким образом был исчерпан. О жизни Султана в Серпуховском следственном изоляторе следует рассказать особо. Для любого правильного вора тюрьма - дом родной. Отчасти это утверждение не просто бравада. Что касается Серпуховскго СИЗО, то там Даудов действительно чувствовал себя, может быть, чуть стесненнее, нежели, в собственной квартире. Султан имел довольно просторную и чистую камеру. Соседей выбирал по собственному усмотрению и, кроме того, мог при желании гулять по территории СИЗО. Он любил смотреть видео в обществе Гриши Соломатина и других доверенных лиц, нередко устраивал застолья, в которых принимал участие женский контингент тюрьмы. Заточение не мешало Султану время от времени наслаждаться дамскими ласками, сторонником аскетизма он не был. Любопытно, что на память о пребывании в Серпуховском остроге Даудов сделал "Полароидом" несколько фотографий, снявшись в окружении Соломатина, Тигренка и других авторитетов. Бывали в Серпухове и гости. К вору заглядывали московские законники, лидеры чеченской общины, местные лидеры группировок Карпов и Абрамкин. Знаки внимания оказывали Султану после освобождения и балашинские сотрудники правоохранительных органов. Но не совсем так, как предписывала инструкция. Наоборот, Даудову не надоедали бесконечными вызовами в отдел милиции для задушевных бесед о пользе жить по закону, не часто посещали его и на дому. ...После гибели Султана было совершено покушение на жизнь его хорошего приятеля, люберецкого авторитета по кличке Авил. Он едва не погиб, попав под обстрел в Солнцеве. Киллер сделал несколько выстрелов из пистолета Макарова, когда Авил вышел из квартиры на прогулку с собакой. Смерти он избежал, но в тяжелом состоянии был доставлен в больницу. Сразу же возникла версия о связи случившегося с инцидентом в ресторане "Старый замок", имевшим место еще в 1989 году. Султан и Авил спокойно сидели в ресторане со знакомыми, когда кавказцы за соседним столом стали вести себя чересчур шумно и развязно. Султан подошел к ним, представился и попросил умерить пыл, но разгоряченные вином сыны гор послали вора куда подальше. Естественно, началась драка, в которой Даудову пробили голову и сломали два ребра. А на другой день назначивший обидчикам рандеву Авил прибыл в "Старый замок" и отомстил за друга - наповал из обреза застрелил бармена и смертельно ранил заточкой одного из кавказцев. Была ли связь между расстрелами Султана и Авила и той давней историей? Вряд ли, слишком много воды утекло с тех пор, да и жизнь подсказывала, что искать причины так далеко не надо. Милиция не без основания считает, что стрельба в "Росинтере" стала следствием давней вражды между ворами славянского и кавказского происхождения. Назывались в связи с этим и конкретные люди, в частности Шурик Захар и Расписной. Первый был соседом Султана в Балашихе, их интересы часто пересекались, и оба законника особой любви друг к другу не питали. Как гласит пословица, двум медведям в одной берлоге тесновато... Кроме того и Захар, и его хороший приятель Расписной не скрывали неприязни к выходцам с Кавказа, обосновавшимся в Москве и претендующим на роль лидеров. Верна ли эта версия? До конца ответить на вопрос вряд ли удастся. Позже, почти полгода спустя, подозреваемые в убийстве Султана были задержаны за разбой в Ставрополе. До мотивов никто особенно не докапывался и, согласно официальной версии, преступление носило корыстный характер. Султана, с подобающими его имиджу почестями, хоронили в Грозном. Прощаться с именитым вором пришли не только криминальные лидеры, но и старейшины родов. Кстати, бытует мнение, что Даудов из одного тейпа с бывшим спикером российского парламента Русланом Хасбулатовым. Увы, даже преданный земле прах Султана не долго покоился с миром. Ездившие в Грозный после начала боевых действий в Чечне рассказывали, что в могилу угодил артиллерийский снаряд, и теперь место захоронения отыскать можно с трудом. Захар до сих пор жив-здоров, хотя поначалу опасался мести и скрывался. Кстати, опасения Захара не были беспочвенными. Чеченцы считали его причастным к гибели Султана, так же как другого русского вора Расписного. Более того, оперативники изымали у чеченских боевиков фотографии Захара и Росписи, изготовленные по аналогу милицейских розыскных ориентиров. Такими портретами кавказцев снабжали с указанием: эти люди - враги чеченского народа. Насколько известно, мстить так никто и не стал. Зато на месте Султана в Балашихе появился новый чеченский вор в законе Хусейн Слепой. Кличка никак не связана с физическим недугом - со зрением у него все в порядке. Да и возраст не позволяет говорить о дряхлости. Хусейн моложе своего предшественника (они, кстати, жили в соседних 107-й и 108-й квартирах на одном этаже и дружили) на девять лет. Как и Султан, Хусейн Слепой придерживается старых воровских традиций, не стремится к роскоши, предпочитает ходить в джинсовых костюмах и любит наркотики. Молодость не мешает Хусейну успешно справляться со своими обязанностями смотрящего по Балашихе. Он пользуется авторитетом у братвы, знает Захара, Пашу Цируля, грузинских воров. "Пиковые", как иногда называют выходцев с Кавказа, и "короновали" его вместе с патриархом уголовного мира покойным Васей Бузулуцким. Говорят, симпатизировавший Хусейну Бузулуцкий передал молодому чеченцу весь компромат, который он знал о "коронованных" коллегах. Надолго ли хватит знаний Хусейну Слепому? От этого зависит не только статус-кво в традиционно сложном районе Подмосковья, но и сама жизнь преемника Султана Балашихинского. В ЭТОЙ ЖИЗНИ ВСЕ НЕ ИСТРАТИШЬ За пистолетом Гера потянулся рефлекторно. Понимал, что дергаться бесполезно - эти парни шансов ему не оставят, профессионалы... И, получив первую пулю в правую руку, бросился бежать к лодкам тоже по инерции. Уже знал, что до берега Истринского водохранилища ему живым не добраться. Вода от жары отошла. И когда он прыгнул вниз с причала, то упал не в воду, а на песок. Лежал, неестественно подогнув ноги в пляжных тапочках, глядя мертвым немигающим взглядом в ярко-синее июльское небо. Восемь пуль свою цель нашли. Семь револьверных - выпущенных из нагана, и одна из парабеллума... Свидетелями гибели Геры Старостина были десятка три отдыхающих пансионата "Песчаный берег". Он пережил своего лучшего друга Александра Сухорукова, изрешеченного автоматной очередью еще в мае, лишь на четыре месяца. Так закончили жизнь лидеры балашихинско-реутовской группировки, прославившиеся как инициаторы самой многолюдной и кровавой разборки в Москве. Крутыми они стали не сразу. Как пошутил знакомый оперативнике начале карьеры Старостина, больше известного среди своих под кличкой Гера: "В "коллектив" он пришел простым угловатым подростком". Таким же был и лучший друг Геры - Сухоруков, которого чаще называли Сухой. Хотя уже в школе они имели плохие характеристики и попадали в поле зрения милиции, восхождение к вершинам уголовного мира было для будущих авторитетов непростым. Сухой, например, промышлявший среди прочего и перепродажей водки, не раз бывал бит старшими товарищами, а однажды даже получил касательное ранение из дробовика. В больницу, естественно, не обращался. Разобрался с обидчиком сам. Любопытное дополнение к биографии Сухого. По оперативным данным Регионального управления по организованной преступности Московской области, именно из Железнодорожного, родного города Сухорукова, поступило первое историческое заявление о диковинном в то время виде преступления - рэкете. Установить, кто вывозил кооператора в лес, подвешивал его за ноги тросом, засовывала задний проход кол, сыщикам удалось. Увы, дальше установления участников преступления (как нетрудно догадаться, Сухой был одним из фигурантов) продвинуть дело не удалось. Оно тихо угасло в Балашихинском районе. Мужал и рос Сухой в группе местного авторитета по кличке Свирид. Агрессивный, дерзкий подвальный каратист - про таких говорят отмороженный. Любимым занятием Сухого было гонять на машинах, драться, гулять в кабаках с девицами. Первую новенькую "восьмерку" ему подарил Свирид, который вообще благоволил к начинающему коллеге. Сухой мог один приехать на разборку в ресторан и отправить на больничную койку сразу нескольких человек. Имел он и страсть к оружию. Позже, когда они с Герой стали лидерами группировки, Сухой считался оруженосцем. В его гараже был целый арсенал - от обрезов и мелкашек до автоматов Калашникова с пламегасителем последней модификации. Сухого связывала с Герой из Балашихи не только "профессиональная" деятельность под началом Свирида. Оба любили деньги, были честолюбивы и для достижения цели были готовы на что угодно. При этом и Гера, и Сухой оказались недостаточно гибки и хитры, им мешала безудержная агрессивность и жестокость. Эти обстоятельства и стали причиной их постепенной изоляции и гибели от рук своих же дружков. Позже участник расстрела Геры в Истре, боевик его группировки Диденко рассказывал следователю Валерию Спирякову: "Вначале я слышал о Старостине как о крутом, имеющем большие связи среди ранее судимых и уголовников. Я бывал в балашихинских пивбарах "Уралочка" и "Теремок". Туда же приезжал Старостин. Он старше нас и всегда имел много денег. Ездил на иномарках и носил золотые цепи и перстни. Чтобы подчеркнуть свое особое положение, Гера делал широкие жесты. Несколько раз угощал нас в пивбарах за свой счет, раздавал деньги на всю братву, Иногда предлагал съездить с ним по делам... В мае во время перестрелки убили нашего общего знакомого Молоткова. Старостин очень нервничал, говорил, что надо мстить. Он никогда не расставался с визиткой, а ребята знали, что там он носит пистолет. Однажды Гера подошел к стойке расплатиться и бросил на нее визитку - та тяжело и глухо стукнула. Когда Старостин раскрыл ее, чтобы достать деньги, я увидел ствол. Но сам пистолет не разглядел. Как-то я сидел в пивбаре со знакомым. Увидев Старостина, он сказал: "Вон мафиози приехал!" Я махнул рукой и с иронией ответил: "Да ладно, знаю его, какой это мафиози". Старостин, оказывается, расслышал наши реплики и воспринял их как оскорбление. Он быстро подошел ко мне: "А тебя, сука, я в землю зарою!", повернулся и пошел к машине. Я догнал его и, желая примирения, спросил, что его обидело. Тогда Гера грубо ответил: "Уйди, не стой никогда у меня на дороге". После этого мы не виделись почти до самого убийства". Имидж мафиози и беспредельщика, поддерживаемый Старостиным, отчасти соответствовал действительности. Неизвестно, смог бы он зарыть своего дружка в землю или только грозился, но свирепости ему было не занимать. Так же как дерзости и нахальства. Кроме рэкета и "наездов" на коммерсантов, Гера не гнушался откровенными разбоями и грабежами. Однажды, подъехав к магазину во время приема товара - импортной радиотехники, он спокойно оттолкнул грузчика, кинул в багажник своей машины две коробки с цветными телевизорами и был таков. В другой раз Гера вместе с Молотковым отобрали в Балашихе у мастера парикмахерской новенькую "девятку", но не удовлетворившись достигнутым, избили перепуганного цирюльника и сняли с него кожаную куртку. Конечно, до "крестного отца" Старостину было далеко. Но то, что мог позволить себе средней руки мафиози, для правопослушного гражданина недостижимо никогда. Яхты в обрамлении сверкающего синевой
в начало наверх
моря, столы ресторанов, где названия блюд без специальной подготовки произнести почти невозможно, холеные красавицы, с надменным спокойствием глядящие в объектив. Впрочем, они умели не только отдыхать. Вокруг Геры и Сухого, уже имевших судимости, собирались такие же беспредельщики. Лидеры группировки считали себя фигурами и претендовали на солидный кусок давно поделенного пирога. Стычки между Гериными боевиками и членами других банд происходили все чаще. Их участники не обременяли себя поисками компромиссов и взаимовыгодных соглашений. Обычно они сначала спускали курок, а потом думали. Так, в марте Старостин и два его боевика подъехали к кооперативному кафе в Старой Купавне. Им нужно было посчитаться с местным бандитом по кличке Мизя. Его приезда ждали, спрятавшись на углу улицы. Когда показался похожий автомобиль, приятель Геры без колебаний открыл огонь и по ошибке застрелил сидевшую за рулем машины постороннюю женщину. Попытки найти общий язык с Герой, которые делали балашихинцы, были безуспешными. Возможно, Старостин понимал, что обречен, но менять стиль жизни и сдаваться не собирался. Незадолго до гибели он показывал одному из своих доверенных лиц шесть новеньких "АКМ", купленных по 200 тысяч рублей. Думал, что помогут, надеялся отстреляться? ...Это случилось около полуночи в баре мотеля "Солнечный" по Симферопольскому шоссе. Перебранка между отдыхающими у себя подольскими и прибывшими на трех машинах бойцами старостинской группировки переросла в драку с поножовщиной. Двух гостей еле откачали, третьего - с ножевой раной в груди - отправили в институт Склифосовского. На следующий день о конфликте узнал Старостин. Был дан сигнал боевого сбора. Гера и Сухоруков, прихватив с собой троих бойцов, едут к "Солнечному", выслеживают "вольво" с одним из недругов и открывают огонь из автомата. К счастью, никто ранен не был. Изрешеченную машину милиция находит перевернутой у обочины шоссе. Но этого, конечно, Старостину мало, что хорошо понимает и другая сторона. Один из московских авторитетов Сергей Круглов по кличке Сережа Борода ищет встречи со Старостиным. Они договариваются о "стрелке", чтобы мирным путем загасить конфликт между группировками. Место выбрали на окраине столицы в новостройке Бутова. Из оперативного сообщения: "В перестрелке 6 мая 1992 года принимали участие с одной стороны балашихинская группировка (лидер Старостин Герман, 1963 г. р., кличка Гера), с другой стороны подольская группировка (лидер Лалакин Сергей, 1955 г. р., кличка Лучок), чеховская (лидер Павлинов Николай, 1957 г. р., кличка Павлин), а также три московские группировки - Антона, Петрика и Сережи Бороды". К двенадцати ночи в Бутово на Куликовскую улицу были стянуты силы противоборствующих сторон. Эта разборка войдет в историю наших мафиозных войн. Группа Старостина была вооружена шестью автоматами Калашникова и несколькими пистолетами. В одной из машин лежал стандартный картофельный мешок, доверху наполненный патронами калибра 5,45. Другая сторона была представлена подольской, измайловской, таганской и солнцевской группировками. Всего в конфликте принимали участие около сотни боевиков. Кроме названных, в Бутово подъехало 25 человек красноярцев. Члены их группировки, находившиеся еще недавно под покровительством убитого в Москве вора в законе Калины, были свидетелями конфликта в "Солнечном". Сначала все шло мирно. Старостин в сопровождении охраны подошел к ожидавшей группе. Кто-то спросил, зачем Гера взял стволы. Тот спокойно ответил: "У меня оружие всегда под рукой". Некоторое время шел обычный в таких случаях разговор. И вдруг грохнул выстрел. Он и послужил сигналом к боевым действиям. Очевидцы, жители ближайших домов, рассказывали, что непрерывные вспышки напоминали фейерверк. Когда на место боевых действий прибыла милиция, она обнаружила груды стреляных гильз, "вольво", "линкольн" и несколько "Жигулей" с пробитыми колесами и стеклами (машины были с чужими номерами или числились в угоне), лужи крови и подвернувшего ногу Климкина - боевика группы Старостина с автоматом. Всех убитых и раненых участники битвы на Куликовской увезли с собой. Балашихинцы потеряли двоих, в том числе участника конфликта в мотеле "Солнечный" Молоткова по кличке Ваня Молоток, четверо были ранены. Со стороны подольских пулю в руку получил некий Лабза, а от тяжелых огнестрельных ранений в грудь и живот скончался Сергей Тараскин, тренер по борьбе спортивной школы "Кунцево", имевший кличку Тарас и занимавший видное место в группировке Сережи Бороды. Из оперативной информации: "Похороны Тараскина состоялись на Хованском кладбище. Собрались все члены группировки Бороды. Участники сбора были вооружены короткоствольными автоматами. О появлении посторонних сообщали по рации дежурившие на подъездах боевики. На кладбище прибыли воры в законе и авторитеты. Они рекомендовали прекратить кровопролитие и определиться мирным путем. Участники сбора согласились, но в отношении лидера балашихинцев Старостина и его ближайшей связи Сухого, а также поддерживающих их люберецких лидеров Сэма и Мани вынесли смертный приговор. Исполнение акции взял на себя Сережа Борода". Группировка Бороды-Круглова насчитывала в то время более 50 человек. В арсенале боевиков имелись гранатометы, автоматы, пистолеты, бронежилеты и средства мобильной радиосвязи. Попытка расправы над балашихинцами была предпринята сразу. Первым делом люди Бороды попытались добить Куренкова, который находился в больнице в Балашихе. Но, узнав об этом, Гера вместе с двумя боевиками одевают белые халаты, на носилках выносят Куренкова из хирургического отделения и увозят в неизвестном направлении. Прячутся и другие жертвы разборки. Тогда Круглов дает команду разобраться с Сухоруковым. Из оперативной сводки: "Около 16.00 в гостинице "Волга" в офисе совместного российско-австрийского предприятия "Австроимпекс" очередью из автомата на месте убит А. Сухоруков (1964 г. р.). Двое стрелявших на не установленной автомашине скрылись с места происшествия..." Незадолго до гибели Сухой ездил в Германию. По свидетельству очевидцев обычно веселый, общительный и заводной, гость пребывал в мрачном настроении. Что, однако, не мешало ему бессмысленно сорить деньгами. Когда один из знакомых сделал ему замечание, Сухой огрызнулся: "В этой жизни все не истратишь. Что мне "зеленые" на тот свет брать?" Через две недели его не стало. Гера, почувствовав дыхание смерти, лег на дно. Он окружил себя самыми преданными боевиками и вместе с подругой отправился на Истринское водохранилище в пансионат "Песчаный берег". Перед делом (он собирался мстить за убитого друга), по мнению Старостина, нужно было отдохнуть, собраться с мыслями. Спустя десять дней он возвратился в Москву, где снимал квартиру для любовницы в районе Ленинградского шоссе. Но, как скоро стало ясно, его бойцы уже поняли, что Гера - не жилец. Мстить за Сухого никто, кроме самого Старостина, не собирался. Гера не сдался. Он носился по квартирам боевиков, уговаривал, орал на них, угрожал. Одному из своих бывших снайперов бросил в лицо: "Быки", вам бы на заводе работать и за юбку жены держаться". Отобрав ключи и документы на "Жигули", он ушел. Другому Гера заявил: "Ничего, разберусь со своими проблемами, а потом поговорю с тобой по-другому, падаль!" Гера не расстается с автоматами. Они всегда в машине на заднем сиденье в спортивной сумке. В визитке - пистолет. Уйти от смерти он пытается, скрывшись в Подмосковье. Вдруг все уляжется? Но Гера делает серьезную ошибку. Он отправляется в тот же пансионат "Песчаный берег", где незадолго до этого отдыхал в обществе боевиков. "Счетчик" включается... Он сидел на лавочке вместе с подругой (для которой отремонтировал ванную съемной квартиры, истратив несколько тысяч долларов) и потягивал пиво. Недалеко на лодке плавал его самый верный друг с девицей. Народу на пляже было немного, и он сразу заметил идущую к нему троицу. Его верные псы, выполнявшие еще недавно любую команду лидера, теперь приближались, чтобы его убить. Подружка вскрикнула и бросилась прочь, Гера рванулся к визитке. Первым выстрелом ему прострелили руку: Схватив левой раненую правую, он побежал к воде. Там в лодке лежали автоматы: "Козлы, всех перешмаляю!" Его расстреляли из двух стволов. Прыгнув с причала вниз, Гера приземлился уже мертвым. Убийцы, прихватив визитку с большой суммой денег и золотой нательный крест с массивной цепью, весившей по меньшей мере триста граммов, быстро пошли прочь. Их никто не остановил. Через четыре дня все трое - Диденко, Журкевич и Лапычев были задержаны милицией. Оперативники изъяли наган, визитку, деньги, золотой крест, другие вещественные доказательства. Впрочем, задержанные не скрывали своей причастности к убийству и очень скоро превратились в обвиняемых. Они поведали, что вынуждены были стрелять первыми, так как Гера стал для них опасен. Характерно, что обычные боевики получили лучших адвокатов (одна из фамилий встречается в перечне защитников по скандально известному делу ГКЧП), чьи услуги, весьма и весьма дорогостоящие, полностью оплачивались неведомыми малыми предприятиями и товариществами. На суде убийцы Старостина получили щадящие сроки - по четыре-пять лет лишения свободы. Расстрелявшие Сухорукова же до сих пор не найдены, хотя имена их сыщикам хорошо известны. Оперативники, занимавшиеся этим громким делом, уверены, что лидеров группировки убрали не из-за бутовской бойни, и даже не в отместку за смерть Тараскина. Гера и Сухой превратились в типичных неуправляемых - мафиози нового "призыва", предпочитающих решать вопросы самостоятельно, не считаясь ни с чьим мнением. Поэтому воры в законе и дали соответствующую "отмашку"... ДО ПОСЛЕДНЕГО ПАТРОНА Если неполный перечень убитых за последнее время воров и авторитетов едва ли поместится на одной странице, то списки погибших бригадиров и боевиков претендуют на издание отдельной Книги Памяти "Павших в мафиозных войнах". Практически каждый поименный состав группировки рано или поздно превращается в мартиролог. Некоторые кланы, как это предусмотрительно сделали в Люберцах и Долгопрудном, даже закупают заранее землю под захоронения братвы, создают персональные колумбарии. Не сохранилось ни одной бригады в первоначальном составе, а некоторые заканчивают хоронить своих боевиков уже по второму кругу. Подобная ситуация, например, сложилась в подмосковном Хотькове. Две местные группировки никак не могли поделить сферы влияния, точнее - места торговли фальсифицированной водкой. Назначили "стрелку" около кинотеатра "Юбилейный". Одна из бригад прибыла на встречу вовремя, другая так и не явилась. Прождавшие напрасно уже праздновали победу - по правильным понятиям не явившаяся на "стрелку" сторона признает тем самым свое поражение. Победители двинулись к машинам, когда на площадь выбежали несколько человек в камуфляже, черных масках "Ночь" и открыли ураганный огонь из автоматов. Вечер только начинался, люди возвращались с работы, кто-то отправился на прогулку. Стрелявших это не остановило, а меткостью они, как выяснилось позже, не отличались. Кроме пятерых боевиков, погибших сразу, смертельное ранение получил случайный прохожий - врач "Скорой помощи", вышедший с маленьким сынишкой. Уцелевшие члены расстрелянной группировки в долгу не остались. Отдали его сполна через четыре месяца, когда ничего не подозревавшие соперники решили немного расслабиться. На двух "Жигулях" - "восьмерке" и "девятке" - они подкатили к торговому центру "Альянс", взяли закуску, сигареты, баночного пива. Погрузили покупки в багажник, плюхнулись в машины и собрались отъезжать, как вдруг из-за торговых рядов демонстративно спокойно вышли трое в масках с автоматами в руках. Ситуация повторилась, только на этот раз обошлось без случайных жертв. После беглого огня по автомобилям четверо боевиков скончались мгновенно, пятого до больницы довезти успели, точнее - до ее морга. Оперативники опознали в жертвах лидера местной группировки тридцатишестилетнего Белоусова и бойцов его бригады. Попили пивка... Затем маятник качнулся в обратную сторону. Правда, после такого кровопускания устраивать бойню ни у той, ни у другой стороны сил не было. Но систематическая охота и отстрел конкурентов продолжались. Лишь недавно, как сказал заместитель начальника Управления уголовного розыска Московской области Юрий Торопин, страсти чуть поутихли, убийства в Хотькове прекратились. Надолго ли? Об огневой мощи и вооруженности банд разговор особый. В восьмидесятых годах московская милиция изымала стволы крайне редко, а уж перестрелку с бандитами и вообразить было невозможно. Один из первых, кто нарушил традицию, оказался Алексей Чернов из бригады Мансура Шелковникова. Чернов, которого все называли Леша Нанаец, затеял стрельбу из автомата по преследовавшим его гаишникам. ЧП долго обсуждалось людьми в милицейской форме и их оппонентами. Случившееся назвали беспределом и те и другие. Мало кто мог предположить, что такие ситуации через несколько лет станут рядовым явлением. На пикете ГАИ Дмитровского шоссе милиционеры попытались остановить "Жигули". Водитель затормозил, но вместо удостоверения достал "АКМ" и уложил наповал троих сотрудников поста. Четвертый уцелел по чистой случайности - услышав выстрелы, спрятался за стену поста. На Волгоградском проспекте патруль в поздний час окликнул подозрительного прохожего.
в начало наверх
"Документы? Сейчас, командир!" Вместо бумажника бандит вытащил из кармана пистолет Макарова. Одного - насмерть, двух - на инвалидность... Если так легко стреляют в милиционеров, вооруженных и как будто подготовленных для противостояния преступнику, то с рядовыми согражданами и вовсе не церемонятся. Житель микрорайона Братеево ранним вечером шел по улице с нежным названием Ключевая. Неожиданно рядом притормозила "шестерка" с крепкими молодыми людьми. "Сигареты есть?" - окликнул пассажир "Жигулей". Прохожий был некурящим, что явно не понравилось ездокам. Двое вышли из машины и набросились на пешехода. Тот оказался не робкого десятка. Увидев, что обидчик превосходит их в физической силе, один из ездоков достал пистолет "ТТ" и прострелил прохожему ноги. Затем нападавшие с достоинством сели в машину и укатили. Даже в центре Москвы стрельбой никого не удивишь. Разборка у входа в отель "Савой" (напротив магазина "Детский мир", в двух шагах от здания бывшего КГБ, белым днем...) не вызвала никакой паники у прохожих. Это бесстрастно зафиксировала телекамера системы безопасности у входа в гостиницу. Люди равнодушно смотрели на трупы двух дагестанцев, лежащих в лужах крови на тротуаре, обменивались замечаниями и шли дальше. Эка невидаль, покойник с пулей в голове! В арсеналах банд есть все, чем располагает Российская Армия, включая элитные подразделения спецназа и антитеррористических групп. Встречаются даже автоматы, на корпус которых нанесен особый состав, не оставляющий на поверхности отпечатков пальцев. Такой ствол был изъят оперативниками у бандитов пушкинской группировки. В тайниках находят самые скорострельные в мире израильские "Узи", их чеченские аналоги "Борз", мощные помповые ружья и карабины производства США, австрийские полицейские пистолеты "Глок", ставшие любимыми "игрушками" профессиональных киллеров, компактные гранатометы, бесшумно стреляющие арбалеты и приборы ночного видения.... Кстати, об экзотике. Сыщики, работавшие по делу об убийстве депутата Госдумы Андрея Айздердзиса изъяли уникальное подслушивающее устройство. Оно умещалось в небольшом атташе-кейсе, но обладало исключительными радиотехническими характеристиками. С его помощью, без использования примитивных "жучков" и "кнопок", можно четко прослушивать разговоры в офисе, находясь за несколько десятков метров в автомобиле. Поглядеть на диковинку, обладателем которой была химкинская группировка, сотрудники МВД ходили как на экскурсию. О подобных вещах большинство лишь читало в детективных романах. В каждой бригаде есть конкретное лицо, отвечающее за оружие. Его так и называют - оруженосец. Он следит за техническим состоянием стволов, боекомплектом, выступает экспертом при закупке, пристреливает новые приобретения. Раньше московские бригады использовали для отработки точности стрельбы пустынные пространства Люберецкой станции аэрации. (Их между собой называют "карты".) Оперативники показывали стену деревянного сруба, нашпигованную пулями самого разного калибра. В последнее время боевики упражняться вполне официально, оплачивая часы тренировок на прекрасно оборудованных полигонах и тирах подмосковных воинских частей. Прихватывают с собой подруг, устраивая нечто вроде пикников с гусарскими утехами. Кроме оруженосцев, уважающая себя группировка имеет собственных пиротехников. Использование взрывных устройств, для устрашения жертв или устранения конкурентов, становится все популярнее - риска попасться немного, улик не остается, раскрываемость преступлений нулевая, зато эффект - стопроцентный. Подрывники чаще всего применяют примитивные диверсионные методы - к карданному валу автомобиля привязывают веревку, конец которой закреплен за чеку гранаты, или замыкают детонатор на систему зажигания. Садится человек в машину, запускает двигатель и поминай как звали. Более изящна установка радиоуправляемых бомб. Такие фокусы требуют высокого профессионализма, но, учитывая постоянный отток опытных кадров из засекреченных подразделений МВД, ФСБ и ГРУ, недостатка в исполнителях в ближайшие годы не предвидится. А статистика свидетельствует: за последние четыре года использование взрывных устройств в преступных целях выросло в пятьдесят раз. Торговля оружием считается одним из самых доходных дел. Некоторые специализируются на этом бизнесе, используя для пополнения собственных арсеналов плохо охраняемые армейские склады, находящиеся в плачевном состоянии оружейные заводы и горячие точки бывшего СССР. Иногда банды узкого профиля, соблюдая меры конспирации, успешно действуют несколько лет, и только внутренние разногласия приводят к их разоблачению. Так случилось с группой, лидером которой был двадцатишестилетний недоучившийся студент по кличке Бегемот. Бандиты действовали с размахом, ежемесячно получая для продажи по полторы сотни пистолетов Макарова и "ТТ" китайского или отечественного производства. Милицейские заслоны и оперативные мероприятия, имеющие громкие названия "Арсенал" или "Невод", им нисколько не досаждали. В группе имелся "волшебник", легко преодолевавший любые преграды. Звали его Игорь Симаков, а работал он милиционером-водителем Талдомского ОВД. Используя служебную машину, знание паролей и ориентируясь в расположении пикетов и контрольных постов, он без проблем перевозил партии оружия от поставщика из Тверской области к покупателям в Москве. Хотя доходы низкими не были - по 800 - 1000 долларов с проданного ствола, - братве это радости не доставляло. Потому что 500 баксов с каждой единицы товара уходили в карман Бегемота. Симаков-милиционер, его родной брат Симаков-мафиози и их приятель Королев решили очередную партию "ТТ" припрятать, а Бегемоту соврать, что ее украл бригадир группировки Мурашов. Последний догадался о планах дружков и сделал упреждающий ход. Он изготовил взрывное устройство с дистанционным управлением, замаскировав бомбу под магнитолу, намереваясь одним махом расправиться с "оппозицией". Вечером отправились за товаром. В "БМВ", за рулем которого в милицейском кителе гордо восседал Симаков, разместились заговорщики и бригадир. Когда автомобиль выехал на Дмитровское шоссе, Мурашов, державший "магнитофон" на коленях, демонстративно сморщился и схватился за живот: "Съел, наверное, что-то..." Сопровождаемый фамильярными прибаутками, каждая из которых могла бы украсить стены казарменного гальюна, он опрометью бросился в придорожные кусты, вытащил дистанционное устройство и подорвал зубоскалов. Увы, Мурашову не повезло, чего не скажешь о его дружках. Бомба оказалась не той системы, покушение не удалось. Раненые, но не убитые, подельники попали в больницу, а милиция сумела раскрутить дело и докопаться до причин разборки. Правда, Бегемот так и не найден. Обо всем узнав, он благополучно скрылся. Ствол для боевика такая же необходимая вещь, как граненый стакан для торговца семечками в подземном переходе. Раньше, когда достать лицензию на оружие было непросто, многие клали в карман рядом с запасной обоймой заранее приготовленное заявление: я, такой-то, нашел на улице пистолет... Следователь Владимир Новиков, в чьем послужном списке дела Сулейманова, Сильвестра и других "замечательных людей", показывал мне такое заявление. Бумага "документа" была здорово замусолена на сгибах. Видимо, ее автор не один месяц плутал по столице в поисках отделения милиции, куда намеревался добровольно сдать оружие. Теперь хитроумные комбинации проводить ни к чему. За баксы можно купить все, если сильно захотеть - даже право на ношение армейского огнемета. А что, прикрепить его на капот и разъезжать назло врагам... Шутка, конечно, но относительно получения разрешения - святая правда. Лидер казанцев Ишин по кличке Федя Бешеный, расстрелянный вместе с Амираном Квантришвили в офисе МП "Водолей", имел три судимости и справку о психическом недуге. Это не помешало ему получить охотничий билет и, соответственно, право на хранение ружья. Оперативники нашли и ствол, и документы во время обыска на квартире Ишина на Ленинском проспекте. Памятна сыщикам МУРа история несостоявшегося задержания авторитета - Леонида Билунова, известного под кличкой Макинтош. Телохранители, решив что на них напали коллеги, начали палить из "ремингтонов". Оперативники пустили в ход автоматы Калашникова. Бой длился несколько минут, пока наконец охрана не поняла, кто перед ней находится. Применение огнестрельного оружия в жилом доме против милиции, да еще не имея на него разрешения... Казалось бы, уголовного дела с соответствующими последствиями не миновать. Однако по "загадочным" причинам следователь прокуратуры задерживать Макинтоша вообще не счел нужным, чем авторитет не замедлил воспользоваться и на другой день улетел в Австрию. (Где пребывает до сих пор и как будто не тужит.) Дело в отношении ретивых охранников, не жалевших патронов в перестрелке с муровцами, тихо утонуло в объемистых сейфах районной прокуратуры. Зачем хлопотать о каких-то разрешениях, если есть деньги? Так же рассуждают многие, садясь за руль автомобиля. Одно время среди братвы считалось хорошим тоном разъезжать без документов на машину. В связи с ужесточением режима, регулярными проверками на дорогах и заметно возросшим антагонизмом между крутыми ребятами из столичных бригад и ОМОНом это поветрие пошло на спад. Но любовь к дорогим автомобилям по-прежнему остается отличительной чертой всех московских группировок. Класс машин, которыми пользуются члены банд, является своеобразной визитной карточкой, лицом фирмы. Еще недавно боевики сильных бригад раскатывали по городу на "восьмерках" и "девятках". Даже заказное убийство, по оперативным данным, оплачивалось подарком исполнителю - ему выкатывали новые "Жигули" последней модели. "Шестерка" шла в авторейтинге на порядок ниже. А престижные иномарки имели лидеры группировок или авторитеты. Солнцевские Сильвестр и Михась едва ли не первыми, начали разъезжать по Москве на новеньких "вольво" - бордовом и темно-синем. Табель о рангах строго соблюдался. Правда, в столице уследить за этим было сложно - очень много богатых людей, государственных чиновников; иностранных граждан и фирм, имевших в личном пользовании заграничные автомобили. В Подмосковье же порядок поддерживался. В глубинке без одобрения местного лидера покупать иномарку было рискованно. Позже плотину прорвало. Подержанные и "нулевые" автомобили заполонили отечественный рынок. Сегодня в Москве "Мерседесов" больше, чем в любой другой столице мира. И произошло это во многом благодаря основательным вкусам российских мафиози, предпочитавшим какое-то время "мерсы" остальным чудесам западного моторостроения. "Мерседес" остался в числе самых популярных средств передвижения. Но пристрастия меняются. Теперь "народными" авто московских бандитов стали джипы разнообразных фирм и модификаций. Вероятно, пройдет еще пара лет и столичный регион станет главным мировым потребителем этих четырехколесных чудовищ. Особый стиль прослеживается и в выборе одежды. Боевики предпочитают ходить в коротких кожаных или дубленых куртках, широких брюках и ботинках с высокой шнуровкой. Головным убором, даже в трескучий мороз, остается спортивная обтягивающая шапочка. Кашемировые удлиненные пальто, белоснежные шелковые шарфы, лохматые волчьи шапки - униформа старших товарищей - бригадиров, авторитетов. Они же имеют другой непременный атрибут - толстую золотую цепь на шее, а на пальцах кольцо или два из того же металла. Иногда на цепь вешается православный крест, пластина с указанием имени владельца и его группы крови или астрологический знак. Летом униформа столичных бандитов мало чем отличается от традиционной молодежной одежды. Исключением остаются кольца-печатки и тяжелые цепи на богатырских шеях. Носить на себе такое богатство может далеко не каждый. Дополнением к этой специфической знаковой системе, особенно бросающейся в глаза в жаркое время, являются татуировки. Раньше их делали, как правило, имевшие судимость. Наколки рассказывали об их обладателях больше, чем иные анкеты - за что сидел, сколько лет получил, какой статус имел на зоне. Сегодня мода на татуировки снизила их информативную ценность. Для молодых нательная живопись превратилась в дополнительный способ украшения. Но наколоть звезды на коленях или воровские погоны на плечах они, конечно, не посмеют. Скрытый смысл уголовной символики по-прежнему уважаем братвой, и если небольшие вольности прощаются, то надругательства над "законом" никто не потерпит. Чем объясняется стереотип поведения? Прежде всего общностью интересов. Любая группировка, точнее ее костяк, формируется из бывших одноклассников, ребят из соседних дворов, спортсменов, занимавшихся одним видом спорта, тренировавшихся в одной качалке... Но есть дополнительный фактор, имеющий едва ли не самое большое значение для объяснения поступков братвы - видеофильмы. Думаю, нет нужды объяснять, что нелегкая рэкетирская доля мешает крутым парням повышать культурный уровень. Им некогда перечитывать "Капитанскую дочку" и "Братьев Карамазовых", ходить на вернисажи и театральные премьеры. В лучшем случае они смотрят телевизор или читают молодежные газеты. Главным источником познания мира, кроме собственного, известного, опыта, остаются видеогрезы. Точнее, часть видеорынка, ограниченная все теми же "профессиональными" интересами. Любопытная особенность нашей преступности. Очень часто она в точности копирует сюжеты кассовых боевиков гангстерских фильмов. Не обремененные избытком интеллекта парни, насмотревшись на подвиги суперменов, заимствуют у них способы мести врагам и обидчикам, выучивают наизусть монологи и, представляя себя на месте героев, постепенно превращаются в зомби, действуя в соответствии с виденным и слышанным на видеолентах. Порой даже
в начало наверх
кажется, что киллеры, бандиты, налетчики специально усложняют свою работу, будто стремясь сделать ее кинематографичной, зрительной, а не простой и надежной, как полет пули из ствола в цель. Вот несколько примеров. У Центра международной торговли прогуливается молодая пара с колясочкой. Мимо выруливает со стоянки "Мерседес-600". Неожиданно "мать" наклоняется над младенцем и вытаскивает из люльки автомат с укороченным стволом. То же самое делает "отец". Трещат очереди, лимузин теряет скорость и катится по инерции. Парочка, бросив оружие на месте, на ходу прыгает в кузов набирающего скорость грузовика. Ошарашенные охранники ЦМТ успевают заметить, что стрелявшая женщина вовсе не женщина, а переодетый парень... В Мытищах на проселке грузовик с крытым кузовом лихо обгоняет джип, в котором сидит местный авторитет Варнак. В темноте под тентом вспыхивают языки пламени - автоматные очереди прошивают тело жертвы... В Подольске перед идущим по улице коммерсантом останавливается "Волга". Крышка багажника откидывается, из него вылезает человек с пистолетом в руках. Гремят выстрелы... Уверен, что жестокость, точнее ее "художественные" формы во многом объясняются избытком такого рода видеотриллеров. В Москве коммерсанты решили расправиться с неугодным партнером. Застрелили из пистолета "ТТ", расчленили труп электропилой, упаковали в коробки из-под чая, вывезли в лесной массив на улицу Вилиса Лациса. Но закопать останки в землю показалось слишком просто. Привезли металлическую ванну, врыли ее в землю, вытряхнули в емкость куски человека и стали заливать концентрированной азотной кислотой. Или другой схожий сюжет. Дагестанцы убили недруга. Ну, убили и убили. Показалось мало. Старший бригады отрезал ухо и пустил по кругу: "Целуйте по очереди, кровью будем повязаны". Молодая девица, выполнявшая в банде роль "торпеды" - подсадной утки, простодушно призналась в разговоре со мной: "Мне хотелось быть героиней фильма "Никита". Я старалась..." Боевики кунцевской группировки захотели проучить должника, вывезли в лес, но просто убить - это же неинтересно! Сначала прострелили коленные суставы, затем отрезали нос, уши... Разумеется, цинизм и кровожадность всегда соседствовали с преступностью, но раньше они крайне редко становились самоцелью, доставляли явное удовольствие участникам насилия. Кстати, кунцевские убийцы, получив подъемные у босса, пошли расслабиться в баньку. Пригласили, как водится, девчонок, взяли спиртного и закуски, прихватили видеокамеры. Напоили хорошенько девиц, а потом сняли соответствующий фильм, без купюр - с крупными планами, комментариями и повторами. И здесь без видео не обошлись. Очень хотелось ощутить себя героями любимого вида искусства. КУСОК, КОТОРЫМ МОЖНО ПОДВАВИТЬСЯ Борьба за власть в группировках ведется постоянно. Даже сильный и умный лидер, заботящийся о братве и укрепляющий ее финансовое положение, не застрахован от завистливого дурака, только и ждущего ошибки босса. А уход вожака со сцены - гибель, тяжелое ранение, задержание милицией или просто вынужденный отъезд за границу - неизменно приводит к череде разборок внутри клана. И порой вчерашние приятели, страховавшие друг друга с риском для жизни, начинают взаимоуничтожение, словно давние лютые враги. Типичный пример - "война" на Юго-Западе столицы в Орехове. Местная группировка объединила неплохих спортсменов, имевших разряды, а то и титулы в престижных соревнованиях борцов, боксеров, гандболистов. Возглавлял группу, получившую в оперативных разработках название "солнцевская бригада", малоизвестный в то время Сильвестр. Солнцевские добывали на хлеб с маслом довольно примитивным и малодоходным по нынешним временам делом - игрой в наперстки. Судимых среди них почти не было, исключая второго лидера Михайлова по кличке Михась, ездили они на потрепанном "Москвиче-412", с почтением здоровались с участковыми и не носили демонстративно на шеях золотые цепи с палец толщиной. Шел 1989 год... Разгром группировки большого труда для оперативных служб не представлял (изнывающий от Нереализуемой мощи КГБ СССР, сравнительно низкий еще уровень бытовой преступности, жесткий контроль за соблюдением паспортного режима и систематический надзор над административными органами всесильного ЦК). Скоро уголовный розыск задержал Сильвестра, его правую руку Михася и других авторитетов. Довольно крепкая солнцевско-ореховская бригада удар выдержала, но временное отсутствие яркого лидера сказалось на внутренней дисциплине. Группировка разделилась сначала на ореховскую и солнцевскую, а затем стала дробиться дальше. Вчерашние приятели, решив, что они сами с головой, начали сколачивать собственные бригады. Каждый хотел быть личностью. Борцы-вольники Беззубкин и Тараскин, пятиборец Абрамов (которого называли Диспетчер), имевший титул чемпиона боксер Калистратов, не менее яркие и колоритные фигуры Леша Нанаец, Валера Мерин, Курбат, Леня Узбек, Антон, Эдик Холодильник, Володя Людоед, Дима Шарапов. Менялась экономическая ситуация в стране, росли доходы предпринимателей новой водный делавших им крышу членов группировок. Интересы друзей не всегда совпадали, а противоречия выражались порой суммами с очень большим числом нулей. Так появились жертвы. Бывший борец Александр Беззубкин, выделявшийся и претендовавший на роль лидера, погиб первым. Утром он сел в новенькие "Жигули", повернул ключ в замке зажигания и... Говорят, его голову нашли метрах в ста от взорвавшейся машины. Кстати, это был едва ли не первый случай уголовно-террористического акта в Москве. А позже начался обвал выстрелов и смертей. В октябре 1992 года за железнодорожной насыпью вблизи Нижнего Царицынского пруда прохожие наткнулись на трупы четверых молодых людей, расстрелянных из автоматического оружия. Все они имели отношение к ореховской группировке. Затеял стрельбу, по версии сотрудников МУРа, ореховский авторитет Диспетчер. Но и он прожил недолго. В феврале 1993 года Диспетчер, Пожарник и Черноухов сидели в служебном помещении кафе у метро "Каширская", когда в дверь ворвался хорошо известный им Шарапов с автоматом Калашникова в руках. Стоявший неподалеку официант оказался сообразительным и подвижным - рухнул ничком за плиту и спас себе жизнь. В следующее мгновение Шарапов спустил курок. Диспетчер принял большую часть рожка и скончался на месте, Черноухов тоже, Пожарник умер по пути в больницу на тележке реанимобиля. Но и Шарапов, естественно, не был заговоренным. Его пуля нашла позже. По стечению обстоятельств недалеко от станции метро "Каширская" в Нагатино. Стреляли из винтовки СВТ, как выяснилось позже, доставленной из Молдавии. К тому моменту уже погибли Тараскин (застрелен в Бутове на разборке), убит Валера Людоед, пять смертельных огнестрельных ранений в грудь получил ореховский авторитет Валера Мерин, застрелен на "стрелке" Эдик Холодильник. Они не раздумывая расправлялись друг с другом, обид не спускали, долгов не прощали. Словно соревновались: кто из них круче. В мае 1993 года Калистрат и его приятель Шишкин приехали в Нагатино забирать отремонтированную машину. Слесарь Бакланов, из бригады Лени Узбека, ответил что-то Калистрату без должного уважения. Оскорбленный вытащил нож и ударил обидчика в грудь. Бакланов умер через час, истек кровью на операционном столе. А спустя три месяца в августе Узбек предпринял ответный ход. Трупы Калистрата и Шишкина (по выстрелу в грудь и за ухо) милиция нашла в Текстильщиках у ресторана "Берег". Но и Узбек не избежал той же участи. В октябре, когда он утром уезжал на "форде" от подруги, в него выпустили всю обойму из автомата Калашникова. Узбека хоронили в том же похоронном бюро "Ритуал", что и банкира Николая Лихачева. Стоимость услуг, даже по нижнему пределу, приближалась к 40 тысячам долларов. Вокруг очередной могилы парня из некогда дружной ореховской команды стояли пока еще друзья. Но, наверное, каждый из них хоть раз в течение многочасовой похоронной церемонии подумал: "А вдруг я следующий?" В 1994 году солнцевская братва понесла потерю, от которой, оправиться невозможно. В сентябре взрывом бомбы, установленной под водительское кресло "Мерседеса-600", был убит патриарх ореховской бригады Сергей Тимофеев - Сильвестр. Через месяц на лестничной площадке дома по улице Борисовские пруды был застрелен подельник Сильвестра по делу о вымогательстве Игорь Пунтус. Киллеры действовали двумя пистолетами - Макарова и "ТТ", семь раз спускали курки. В это же время рядом с собственной квартирой был найден мертвым один из перспективных бойцов - Гарпищенко (кличка Гарп). Киллер сделал единственный выстрел в голову из "ПМ". А в конце года, во время драки в казино, где он проиграл 39 тысяч долларов, был убит охранниками Сережа Хохол. В феврале прошлого года случилась самая громкая, после гибели Сильвестра, разборка в ореховской группировке. На 49-м километре Ярославского шоссе в автомобиле "Хьюндай" были обнаружены тела Петра Пятина и Игоря Максимова. Последний известен в уголовных кругах как Макс и считался правой рукой Тимофеева. Он претендовал на роль вожака и не скрывал этого. Пятин тоже был не последним человеком, дружил с Сильвестром и выполнял его конфиденциальные поручения. (Они даже проживали в одном доме на Шипиловской улице.) В карманах погибших лежали нетронутыми пять миллионов рублей и почти четыре тысячи долларов. Это обстоятельство, а также контрольные выстрелы в голову каждой из жертв исключают спонтанность преступления. Убийство было хорошо спланировано, и киллеры неплохо знали потерпевших, так как следов борьбы не замечено. Последняя потеря ореховских - брат Узбека девятнадцатилетний Александр Клещенко. Тело молодого человека, множеством огнестрельных ранений, обнаружили рядом с его джипом "Опель Монтеррей". Кстати, Клещенко занимал должность охранника внешнеэкономической ассоциации "Меркурий" и принадлежал к новому поколению группировки. Жертва имела при себе пистолет Макарова, но воспользоваться им так и не успела. Сегодня ореховская бригада переживает сложный момент. Однако солнцевская группировка, куда она входит благодаря общности территориальных и экономических интересов, остается самым мощным мафиозным кланом столицы. Ее бессменным вождем является Сергей Михайлов (кличка Михась). Он начал восхождение, работая в гостинице "Севастополь", затем сколотил команду и на дрожжах рыночных преобразований создал значительный стартовый капитал. Уже в начале девяностых Михась владел солидными счетами в западных банках, разъезжал по Европе, как по родному Солнцеву, имел друзей среди правительственных чиновников, артистической богемы и милицейских генералов. О его благосостоянии можно судить по такому факту. В конце 1993 года, вместе с активными членами бригады, Михась задерживался оперативниками по подозрению в причастности к убийству директора казино "Валери" В. Власова. В ходе обыска на его квартире сыщики нашли охотничье ружье, два помповых "ремингтона", боеприпасы и подслушивающее у устройство. Разрешения на оружие были оформлены с нарушением (отсутствовала подпись начальника разрешительной системы), но уголовного дела возбуждать не пришлось. В нужный момент сверху позвонили и проблема исчезла сама собой. Оружие владельцу возвратили. Но не это самое интересное. Во время осмотра антресолей из пыльного угла извлекли потертый дипломат. Сыщик повертел чемоданчик в руках, потрогал замки - заперто. Михась равнодушно наблюдал за происходящим. "Ваш?" - спросил сыщик. "Конечно, мой. Откуда чужому в углу антресолей взяться?" - насмешливо ответил хозяин. Принесли отвертку, подцепили крышку, открыли - в дипломате в аккуратных пачках лежали 40 тысяч долларов. Безмолвие нарушил спокойный, но несколько удивленный голос Михася: "Ну надо же. А я про них и забыл..." В состав солнцевской группировки, по учетам оперативных служб, входит около 250 членов, из них примерно полторы сотни активно действующих. Зона влияния не ограничивается территорией Западного округа. Солнцевские имеют интересы во всех районах Москвы и некоторых районах Подмосковья. Группировка контролирует коммерческие банки, ряд совместных предприятий, несколько игорных домов, автосервис, рестораны, оптовый рынок в Лужниках и другие доходные точки. Из мест отдыха, где любят коротать время солнцевские, можно отметить ресторан "Бомбей", казино "Максим", гостиницы "Салют", бары "Ритм" и "Регата", "На горке". Вожаками группировки, с момента ее основания, остаются братья Аверины и Люстранов. Арбитром, духовным наставником и консультантом является вор в законе Джамалхачидзе, причисляемый к высшему эшелону уголовного мира России. В авторитете Шаповал, Булеля, Мопс, Горбач, Квакин, Дурень, Надир. К числу лидеров принадлежит Тамм, пользующийся влиянием и обладающий большими связями в криминальной среде. Солнцевские развивают контакты с другими регионами. После посещения ими Мурманска и Архангельска в этих городах было открыто несколько казино с их уставным фондом. В Москве тесный контакт налажен с представителями кемеровской и кунцевской группировок, таганскими и люберецкими бригадами, подольской, одинцовской и видновской группировками. Многие лидеры имеют двойное гражданство, предпочитая вкладывать деньги в недвижимость за границей - в Австрии, Греции, Испании и на Кипре. Из справки-меморандума: "Особенностью солнцевской группировки можно считать тесные контакты с местными правоохранительными органами. В организации и ведении разведывательной деятельности прослеживается профессионализм. Характерно, что на территории солнцевских расположены корпуса Академии МБ. Особое внимание служба безопасности группировки
в начало наверх
уделяет сбору компромата на руководство местных правовых структур (видео-, фото-, аудиоматериалы). На вооружении имеется стрелковое армейское оружие, гранаты. Практически все заказные убийства, совершенные на контролируемых территориях, отличаются профессионализмом в организации и исполнении. Автомобили, как правило, оформляются на граждан, не имеющих никакого отношения к криминальному бизнесу". И завершающее дополнение к портрету группировки. Мальчишки, отбывающие наказание в подмосковной икшанской колонии для несовершеннолетних, признаются, что гораздо легче тем ребятам, кто совершил преступление на территории Солнцева - им и на зоне особый почет и уважение. Примерно по такому же принципу формировались другие столичные группировки. Большинство их организаторов выдвинулись еще в конце восьмидесятых и если до сих пор не погибли в кровавых гангстерских сражениях, предпочитают жить за границей, перенося центр тяжести интересов в экономический бизнес. Люберецкая группировка, считавшаяся не так давно одной из ведущих в Московском регионе, сейчас перестала существовать как единое целое. 150 активных членов клана разделились на десять обособленных формирований. Самые влиятельные базируются в Люберцах, Лыткарине, Малаховке, Дзержинском. Люберецкие тесно взаимодействуют с соседями - измайловской, балашихинской, таганской бригадами. Лидеры всегда поддерживали контакт с Отари Квантришвили. После распада единой Люберецкой группировки отдельные боевики пошли в наемники, в том числе к чеченцам, хотя раньше имели с ними столкновения за сферы влияния в Южном порту и Других районах. Все авторитеты вышли из первой команды качков, появившейся в Люберцах еще в 1981 году. Многие имели проблемы с законом, побывали в местах лишения свободы и придерживаются воровских традиций. Местный вор Равиль Мухаметшин (кличка Муха) пользуется влиянием не только в Люберцах, но и в Жуковском, Коломне, Воскресенске. К числу лидеров относятся Вадик Ворона, Лазарев, Зубр, Негодяй, особым уважением братвы пользуется авторитет Бобылев (клички Папа или Рауль), выступавший "крестником" многих нынешних крутых люберов. Любимые места сбора - местный стадион "Торпедо", карьеры в районе железнодорожной станции Люберцы, казино "Виктор". Единого общака в группировке нет. У каждого бригадира по нескольку автомобилей иностранного производства. Международные связи - США, Германия, Израиль, Венгрия, где активно скупается недвижимость и земли. Подольская группировка насчитывает около 500 членов и считается самой крупной в столичном регионе. В ней более 20 авторитетов, причем состав остается стабильным с середины восьмидесятых годов. Сферы влияния - Подольский, Чеховский, Серпуховской районы. Бессменный лидер - Сергей Лалакин (Лучок), проживающий в Подольске с рождения. Ему сорок лет, он не имеет судимости, и все попытки правоохранительных органов поймать его на чем-либо оканчиваются крахом. Лучок, сколотив солидный капитал, давно превратился в коммерсанта, хотя на равных говорит со многими ворами в законе. Оперативники считают его мозговым центром группировки и подозревают в организации рэкета, мошенничестве и финансовых аферах. Но доказательства, уличающие подольского "крестного отца" в противоправных деяниях, пока остаются за рамками официальных документов. Даже конкретного куратора из воров у подольской группировки нет, что добавляет веса ее лидеру. Лишь изредка в район заглядывают Шурик Захар и Олег Шишканов. Подольские начинали с рэкета, автокидков и наперстков. После появления коммерческих банков и с началом приватизации к их деятельности добавились похищение людей, разбои и убийства. По оперативной информации боевики неоднократно выезжали в США для совершения наемных убийств, получая по 10 тысяч долларов за заказ. У подольчан самый крупный в Московском регионе общак, это одна из богатейших группировок. В их распоряжении современное вооружение, прекрасные автомобили, оснащенные радиотелефонами. Любимое место встреч - ресторан "Рус отель" на Можайском шоссе. Лидеры неоднократно выезжали за границу, налаживая связи с представителями организованной преступности в США и Европе, в частности в Бельгии, поддерживали контакт с покойным Отари Квантришвили и Японцем. Подольские интересы прослеживаются в деятельности многих банковских и коммерческих структур. Их доля есть в техцентре на Варшавском шоссе и в Чехове. Представители группировки активно занимаются торговлей нефтепродуктами, редкоземельными металлами и другим стратегическим сырьем. Причем их влияние в легальном бизнесе постоянно увеличивается. Чтобы картина не получилась идиллической, приведу список погибших в ходе длительных разборок из-за раздела сфер влияния между двумя бригадами. Убиты авторитет Губкин, Федяев, Хромов, Хмельков и Романов - их тела были сожжены в автомобиле, у которого от жары сплавилась и провалилась крыша, Андреев и Соболев. В Москве застрелены Звездин, Волков, Васильев, в Подольске - Ребров, Астахов, а в Красноярске местные авторитеты Шитов и Минягов. Спор из-за техцентра автомобилей "Варшавский" привел к кровавой разборке с ингушской группировкой. Результат - Аушев, Годаборшев, Дакиев и братья Муцольговы погибли под шквальным огнем в "мерседесе", а шестой пострадавший в тяжелейшем состоянии доставлен в больницу. Кстати, Подольск и Люберцы постоянно в списке лидеров по числу умышленных убийств. Старейшей в Москве считается измайловско-гольяновская группировка. В ее состав входят около 200 человек, а сфера влияния распространяется на Измайлово, Гольяново, Перово, часть Сокольников, поселки Акулово, Кожухово, Руднево, Восточный, Косино, Ухтомский. Из справки-меморандума: "В составе ОПГ (организованной преступной группировки) в основном ранее судимые. Все бригады выросли из молодежных банд, которые в начале восьмидесятых годов вели постоянные "войны" за территорию с люберами. Сейчас измайловские поддерживают с ними партнерские отношения, так же как и с балашихинскими. Группировка никогда не была в чьем-либо подчинении. Это связано с особенностями территориального расположения - старый район Москвы, где практически нет лимитчиков. Бригада до сих пор остается одной из самых сплоченных в городе. Измайловские имели серьезные стычки с чеченцами, они не особенно считаются с воровскими традициями и стараются придерживаться самостоятельной линии в спорных вопросах. В группировке единственный лидер - Олег Иванов и также несколько авторитетов - Антон Малевский, Виталий Буслаев (Буслай), Сергей Трофимов (Трофим) и другие. В измайловскую ОПГ структурно входит перовская группировка, лидером который является Анатолий Роксман (Толя Ждановский). Сфера влияния вещевой рынок в Измайлове, вернисаж, автовокзал "Щелковский", часть аэропорта Быково, торговля в начале Ленинского проспекта, часть гостиничного комплекса "Измайлово", Перово, Выхино, Зеленодольск и часть торговли у метро "Юго-Западная". Отмечается тесное сотрудничество с солнцевскими, таганскими и даже ротация кадров (не для обмена опытом, а на почве личных обид)". Под контролем воров в законе находится мощная и мобильная долгопрудненская группировка. В основном в нее входят ранее судимые жители Долгопрудного, Лобни, Коптева, а также жители Красноярска и Архангельска. Преступная специализация - рэкет, разбои, заказные убийства. Прослеживается четкая внутренняя структура и распределение ролей, имеется разведка и контрразведка, связи в правоохранительных органах. В свое время члены долгопрудненской команды (шел 1991 год) Семин и Будкин прогремели на всю Москву, устроив перестрелку в кооперативном кафе "Виктория", во время которой несколько человек получили ранения, в том числе туристы из США. В федеральном розыске находятся и другие члены ОПГ, подозреваемые в различных преступлениях. Главный источник доходов - торговля и рестораны в аэропортах Шереметьево, а также частный извоз, наркотики, проституция и спиртные напитки. Долгопрудненцы курируют художественные промыслы в Сергиевом Посаде, сотрудничают с братвой из Ивантеевки, Пушкина и Калининграда. Поданным оперативных источников, группировка имеет свои магазины в Австрии, Гонконге, Германии и Польше. Долгопрудненцы опекаются ворами старой формации Савоськой, Ростикоми Пашей Цирулем (арестован по подозрению в торговле наркотиками). Потускнела слава некогда влиятельной балашихинской группировки, что связано с гибелью ее лидера Сергея Фролова, убийством вора в законе Султана и сложным положением другого ее куратора - законника, Захара (он находится под постоянным прессом правоохранительных структур и конфликтует с представителями кавказского криминалитета). Сейчас наметилось некоторое изменение ситуации. В Балашихе появился молодой, но уже очень влиятельный вор Сибиряк, который, вероятно, попытается объединить разрозненных бойцов и вернуть былые позиции. Специализация группировки тесно связана с экономикой, что также объясняется приоритетами бывшего лидера Сергея Фролова. Балашихинцы контролируют автобизнес, торговлю, имеют интересы в Москве на бывшей ВДНХ, кроме того, занимаются традиционными делами - рэкетом, наркотиками, торговлей оружием, разбоями и грабежами. Примерно три десятка самостоятельных бригад конфликтуют между, собой из-за раздела территории, что дополнительно ослабляет группировку. Имеются коррумпированные связи в местной администрации и правоохранительных органах. В такой же ситуации пушкинское мафиозное формирование. "Крестный отец" Акоп Юзбашев едва избежал ареста и долгое время был в бегах. Сейчас, по слухам, он вернулся, но должно пройти немало времени, прежде чем авторитет станет прежним "папой" Акопом. Другие лидеры, которые могли бы объединить вокруг себя силы, убиты или ушли в тень. Застрелен конкурентами Паша Роднов (кличка Родной), курировавший доставку героина из Таиланда, убит неизвестным один из братьев Соколовых. Для пушкинской ОПГ характерно, что неугодные конкуренты убираются "итальянским" способом. Из автомата расстреляны лидеры Дмитрий Рябчук (Незнайка) и Глумов, а еще раньше авторитеты Васильев, Савеличев, Воронсков, Недовой. Таганская группировка - практически единственная из московских, которая действует в центральной части города. Она достаточно велика - более 100 бойцов. Сформировалась в конце восьмидесятых, тогда же активно включилась в раздел московского "пирога" и отвоевала для себя неплохие возможности. Таганские имеют интересы в Южном порту, опекают автосалон в Кунцеве, частично Курский, Павелецкий и Киевский вокзалы, Домодедово и некоторые подразделения государственных банковских структур. В их сферу влияния входят игровые автоматы в Видном и около метро "Щербаковская", автосервис на Авиамоторной, магазины на Новом Арбате и на Волгоградском проспекте. ОПГ контролирует китайских челночников, торгующих на Ярославском вокзале и в Шереметьево-1. Кроме того, "коньком" группировки являются кражи из квартир граждан, имеющих валютные счета. Первоначальный капитал был накоплен на угонах автомашин и торговле наркотиками. Авторитет значительно вырос, когда таганцы отбили кафе "Радуга" у самого Сильвестра. В числе лидеров группировки Губа, Третьяк, Чек, Бес, Челюсть. Хотя подобные табели о рангах достаточно условны. В любой момент выстрел киллера поставит точку в биографии авторитета и выдвинет на первый план вчерашнего рядового бойца... ОПГ контактирует с бригадами из Балашихи, Подольска, Люберец и Ногинска. Этому способствует и высокий рейтинг куратора таганских вора в законе славянской ориентации Расписного. В последние годы в Москве появилось сразу несколько крупных криминальных сообществ, которые объединялись по этническому признаку. О чеченской общине и ее метаморфозах читатель уже знает. Но чеченцы не единственные, кто сумел отнять хороший кусок у считающих себя хозяевами московских группировок. По свидетельству заместителя начальника пресс-службы ГУВД Москвы Владимира Зубкова, на долю гостей приходится треть от общего числа совершаемых в столице преступлений. Выходцы с Кавказа придерживаются своих традиций, опекают вновь прибывающих земляков материально, не оставляют в беде в случае задержания милицией. Клановость позволяет им объединяться в случае опасности, быстро маневрировать силами. Существует семь этнических общин - грузинская, армянская, азербайджанская, чеченская, дагестанская, ингушская и осетинская, общая численность боевиков которых превышает две тысячи человек. За прошлый год ими совершено свыше трех тысяч" преступлений (учитываются, конечно, только раскрытые), что почти на треть превышает аналогичный показатель 1994 года. На слуху сегодня выходцы из Азербайджана. Они создали 32 группировки и являются абсолютными лидерами, контролируют рынки, торговлю овощами, кафе, рестораны и бары в различных округах города, гостиницы и магазины. Все бригады торгуют наркотиками (здесь азербайджанцы уже много лет остаются монополистами). Небольшая команда, примерно 40 человек, занимается угонами автомобилей, торговлей деталями и другими вопросами, связанными с автобизнесом. Менее многочисленна, но зато не уступает в активности грузинская ОПГ. В прошлом году гражданами этого суверенного государства совершено рекордное число преступлений. Контролируют земляков постоянно живущие в столице на нелегальном положении 50 грузинских воров в законе (тоже рекорд). В Москве примерно 16 воров выходцев из Кутаиси, около десяти тбилисцев, четверо менгрелов и шестнадцать законников, имеющих сухумские корни. Наиболее авторитетны Ониани, Хочидзе, Шакро-молодой, Робинзон, Муха, Хасан, Боря Сухумский. В среде воров, из-за противоречий между Грузией, Абхазией и Южной Осетией, происходят внутренние разборки. Интересы ОПГ разнообразны и включают весь спектр криминального и
в начало наверх
легального бизнеса, а также откровенный бандитизм. Так, сотрудники Петровки, 38 разоблачили грузинскую группировку, занимавшуюся похищением богатых земляков с целью получения выкупа. Традиционные преступления гастролеров - квартирные кражи, разбои, угоны автомобилей. ОПГ контролирует несколько рынков, кафе и ресторанов (большинство имеют национальные названия), а также семь коммерческих банков. Значительную самостоятельность приобрели дагестанские группировки. Раньше они действовали на подхвате у более сильных кавказских ОПГ, сегодня дагестанцы приобретают недвижимость, создают банки, покупают рестораны, квартиры и гостиницы. Не забываются ими и привычные виды деятельности - рэкет, выбивание долгов, захват заложников, наркотики и контроль проституток. Некоторые дагестанские группировки получили названия - питерская, краснодарская, новгородская, иркутская. Прослеживается снижение доли чисто уголовных преступлений и увеличение правонарушений в сфере экономики. Смутные времена наступили для армянской ОПГ. Из семнадцати формирований примерно половина потеряла лидеров - воров в законе и авторитетов. Часть погибла от рук наемных убийц, другие убиты на разборках. Бум переживает ингушская группировка. Ее представители преуспели в банковских операциях, и, по оценкам оперативников, сегодня это самая богатая мафиозная структура в столице. Концентрации этнических формирований в центре России способствовала нестабильность политической обстановки в республиках Кавказа и Закавказья. Войны и экономическая разруха привели к высокой миграции населения. Следует учитывать устойчивые криминальные особенности поведения некоторых этнических образований, психологию и исторические традиции выходцев из горных республик. Но жесткая конкуренция в уголовной среде существует не только на Востоке, в столице, как легко заметить, гостям тоже не слишком рады. Братва относится к чужакам с вполне объяснимой неприязнью. (Так же как раньше, в далеком прошлом, относилась к парням из соседнего двора, посягнувшим на их территорию.) В городе регулярно происходят стычки, гремят выстрелы, не затухает гангстерская война. Судя по последним событиям - гибели авторитетов и лидеров кавказских общин, - в битве за лакомый кусок верх одерживают представители московских кланов. Но окончательная победа здесь вряд ли возможна. Согласие в доме хозяев явление редкое. К тому же часть вожаков-славян не скрывает своих намерений и все чаще поглядывает на Запад. Туда, где уже обосновались самые дальновидные и удачливые "крестные отцы". На вакантные места претенденты найдутся, а "конкурсы" в таких ситуациях, как известно, заканчиваются не голосованием, а стрельбой и взрывами. НАСЛЕДНИКИ БОННИ И КЛАЙДА В недавнем прошлом любой выстрел в столице воспринимался как ЧП. Применение оружия милицией или, не дай Бог, злоумышленниками становилось поводом тщательного служебного и юридического разбирательства, делались соответствующие оргвыводы, выносились приговоры. Что касается вооруженных налетов, то места и обстоятельства их совершения детально знал каждый, тем более такие случаи можно было пересчитать по пальцам. Нападение на инкассаторов в универмаге "Молодежный" в середине восьмидесятых годов обсуждалось каждым москвичом, а газеты возвращались к нему в течение нескольких последующих лет. Сегодня ни выстрелами, ни взрывами никого не удивить. Однако классические гангстерские налеты в стиле Бонни и Клайда стали рядовым явлением сравнительно недавно, гораздо позже заказных убийств, похищений с пытками и грабежей в подъездах и на улицах. Первая банда, которую старожилы МУРа сравнивали с "Черной кошкой", была разгромлена в конце 1993 года. ...Очередной "звонок" раздался в середине недели. Знакомый бандитский почерк - выстрел в потолок, быстрая выемка кассы, исчезновение на поджидавшей у входа в обменный пункт машине. Девятый или десятый эпизод. Судя по уже известным налетам - преступники не останавливаются ни перед чем. В их "черном" списке два убийства. Только известных - два. На Петровке, 38 уже имелся композиционный портрет главаря. Причем, как выяснилось после задержания, настолько схожий с оригиналом, что сам герой удивлялся: как сфотографированный. В то утро оперативники специального отдела МУРа, после короткого инструктажа, проведенного Евгением Жураковским, отправились на объекты. Начальник СОМа не мог, конечно, предвидеть ход событий, но его фраза "При задержании соблюдать осторожность" оказалась пророческой. В тот день главарь банды и его подельники были схвачены сыщиками Олегом Химиченко и Николаем Тарасовым с поличным на Старом Арбате. Сначала оперативник СОМа Юрий Колоколкин заметил яркую блондинку, пытавшуюся сбыть прохожим за бесценок кольцо с бриллиантом и часы "Омега". Когда сыщики пригляделись - заметили неподалеку двух мужчин. Оба здорово напоминали по приметам указанных в ориентировке налетчиков. На старшем "обливная" дубленка, короткая стрижка "бобрик", очки с темными линзами. Молодой - смугл, суетлив, имеет характерный прищур. Задержание было профессионально быстрым. После первой же беседы в местном отделении милиции сомнения сыщиков отпали. Блондинка была вовсе не той, за кого себя выдавала. И не только потому, что оказалась брюнеткой, носившей яркий парик. Ольга Шаркова, представившаяся генеральным директором товарищества с ограниченной ответственностью "Макс", уже второй год числилась в федеральном розыске. Ее обвиняли в шести мошенничествах в особо крупных размерах и махинациях с недвижимостью в Запорожье. Еще более колоритными фигурами были ее дружки - Михаил Устинович и молодой приятель Николай Грысько. Лидером несомненно являлся старший. Он стремился выглядеть солидным, невозмутимым - ему, дескать, милицейская проверка нипочем. Но его с головой выдавали разнообразные зековские наколки на пальцах и характерный блатной говорок. Происхождение найденного в карманах троицы вороха золотых ювелирных изделий, дорогих часов и толстой пачки денег старший объяснил необычно: "Это добровольные взносы. Я борец за восстановление монархии в России". Устинович, по его утверждениям, был на короткой ноге с сильными мира сего, в частности с Жириновским, Стерлиговым, появлялся как "свой" в приемной Патриарха Алексия и в Дворянском собрании. В записной книжке "монархиста", рядом с вышеупомянутыми фамилиями, значились номера телефонов. Среди вещей задержанного нашлась листовка, где популярно разъяснялась идея реставрации монархии и указывались реквизиты Россельхозбанка, куда сподвижники могли бы перечислить добровольные пожертвования. На листовке был адрес монархической организации - квартира в районе Алтуфьевского шоссе. На штаб-квартире и в другом адресе, где жила фальшивая блондинка, оперативники обнаружили важнейшие улики - пистолет Макарова и газовый ствол. Узнав о находках, "монархист" вздохнул, попросил сигареты и начал свой рассказ... Особо опасный рецидивист Михаил Устинович, получивший на зоне не слишком впечатляющую кличку Очкарик, освободился после очередной отсидки без копейки в кармане. Но смелым и умелым, как известно, покоряются большие города. "Подъемные" Миша получил привычным способом, отправляясь на "утренники" в московское метро. Конечно, он считал себя выше банальных краж из сумок и карманов пассажиров. Стихией Очкарика были разбои. Он исполнял их мастерски. Сжимая нож в руке, пристраивался за торопящейся домой одинокой женщиной, заходил с ней в лифт, дальше - дело техники. Очень мешала Очкарику его уголовная внешность. Осторожные москвички не всегда решались зайти с таким кавалером в кабину лифта. Очкарик и здесь нашел выход - привлек к промыслу двух молодых девиц, взял, так сказать, шефство над подрастающим поколением. Иногда он действовал с двадцатилетним дружком Грысько. Познакомились у Павелецкого вокзала, когда, по оригинальному выражению одного из них, "дохли" в пивнушке. Общий язык нашли быстро, грабили квартиры, ставили на нож прохожих, но все это тяготило Очкарика, ему хотелось быстрее начать настоящие дела. До организации банды было еще далеко. Главарь обрастал связями, приобрел необходимый инвентарь - купил за пятьсот баксов пистолет Макарова с обоймой. Один из новых дружков дарит Очкарику прекрасную. наводку рассказывает о генеральном директоре ТОО "Макс" Ольге Шарковой, взявшей кредит 50 миллионов для "поддержи малого бизнеса". Устинович сразу понимает, что здесь пахнет большим барышом. Он похищает сына Ольги и требует выкуп. Любящая мать выполняет условия вымогателей, обналичивает банковский кредит и передает Очкарику 25 тысяч долларов. Сын коммерсантки отпускается с миром, но история получает неожиданное романтическое продолжение. Сорокалетняя Ольга чувствует внезапное сердечное влечение к вчерашнему недругу. Обиды забываются и скоро Очкарик перебирается в квартиру красавицы бальзаковского возраста на Кантемировскую улицу. И все же даже подвядшие прелести богатой пассии не отвлекают Мишу от стремления "получить много и без хлопот". Он ворчит, обращаясь к подельникам: "Квартиры - не мое амплуа". И идет на очередной разбой. Наколку на этот раз дает сожительница - называет адрес состоятельной женщины. Но, вопреки ожиданиям, Очкарик встречает отчаянное сопротивление. Тогда Миша недрогнувшей рукой пристреливает жертву ограбления. Позже она умирает от ранения в печень. Убийца, испугавшись шума, скрывается с места преступления с пустыми руками. На следующий день Устинович собирает подельников: "Хватит мелочиться. Будем потрошить кассы в магазинах. Я люблю быстроту". Детали первого налета разработали до мелочей. Выбрали магазин "Свет" рядом с метро "Пражская". Цены высокие - значит, деньги будут. Народу в зале немного, а главное - не банк, нет охраны, тревожной сигнализации... Основную миссию брал на себя Очкарик. Он ворвется в магазин, пальнет в воздух, прикажет всем оставаться на местах. Помощники Грысько и Армен Саргосян будут выполнять каждый свой маневр. Первый выгребет деньги из кассы, второй - подстрахует на входе. Сначала события развивались по сценарию бандитов. Выстрел в потолок, замешательство и оцепенение в торговом зале. Но Грысько, хотя ему сотни раз повторяли одно и то же, за деньгами к кассе почему-то не побежал, а как пень в растерянности стоял рядом с Очкариком. Тот сам рванулся к окошечку, выгреб деньги, выбежал на улицу. Машину "Москвич" наняли заранее - случайному леваку хорошо отстегнули. Он быстро довез их до ближайшего входа в метро, и налетчики смешались с толпой пассажиров. Дома отдышались, пришли в себя, подсчитали выручку и стали ждать реакцию - как-никак, разбой со стволом средь бела дня! Наследующий день в газетах сообщили о налете. Никаких примет или важных сведений не было. Очкарик самодовольно ухмылялся, ощущал себя крутым бандитом. В эйфории пребывали и подельники. В тот же вечер наметили следующий адрес. Боясь спугнуть удачу, выбрали очередной магазин "Свет". На этот раз действовали слаженно, поимели хороший куш и благополучно скрылись. Устинович, уверовав в свою неповторимость, как будто сорвался с цепи. Налеты на магазины "Свет" следуют непрерывной чередой. Они наглеют до такой степени, что дважды за короткий период нападают на один и тот же магазин. Как объяснил мне Миша, с которым удалось побеседовать в день задержания, никакого особого расчета не было: "Проезжали мимо, вспомнили, решили повторить..." Налетчики расширяют сферу деятельности - заглядывают в магазины "Обувь" и "Хозтовары", внимательно следили за прессой И очень удивились, прочтя, что ущерб от разбоя работники магазина "Свет" в Чертаново оценили в 4400 рублей, в то время как бандитам досталось вполовину меньше. Ни разу не отступали от обкатанной схемы - брали только деньги. Лишь однажды прихватили в кассе японский микрокалькулятор. Объяснение простое. "Монархист" имел незаконченное среднее (Очкарик родился в лагере, первый срок за разбой получил в одиннадцать лет, а в общей сложности провел за колючкой четверть века.) Подельники тоже высоким интеллектом не блистали, трудно было у них с устным счетом. Вот и взяли японскую машинку делить добычу по справедливости. Аппетиты росли, и Очкарик решил тряхнуть обменные пункты валюты. Первое нападение совершили на Михайловской улице. Парень-охранник пытался оказать сопротивление, не дрогнул, не упал, закрыв голову руками, при виде вооруженного бандита. Завязалась перестрелка, исход которой предсказать было нетрудно. Потому что парень стрелял из "газовика", а Очкарик, мечтавший о "законности и справедливости" (так написано в сочиненной им листовке), палил на поражение из боевого оружия. В Москве появилась первая жертва нападения на пункт обмена валюты... После задержания, делая чистосердечное признание, он притворно сокрушался: думал, дескать, что у охранника настоящий пистолет. Можно было бы поверить, если бы не случившееся через девять дней нападение на обменный пункт при кооперативе "Лубянский" на Никольской улице. И там охранники пытались задержать налетчика, хотя знали о расстреле на Михайловской. Очкарик вновь стрелял прицельно, убил наповал одного и тяжело ранил другого парня. Во время перестрелки он рассыпал валюту, но подбирать не стал - бросился прочь. Возможно, Устинович был бы смелее, но патронов в магазине его "Макарова" уже не осталось. Банда Миши Очкарика как будто открыла глаза налетчикам и разбойникам. Москва, по заявлению руководства МВД, стала лидером по числу вооруженных нападений на банки, обменные пункты валюты, коммерческие магазины, палатки
в начало наверх
и квартиры. Появились группы определенной ориентации, например - совершающие нападения на инкассаторов. В Подмосковье такая банда успешно действовала в течение прошлого года, отбирая деньги, перевозимые из банков на предприятия; В Москве на улице Расплетина начальник Строительного управления (СУ-27) вместе с шофером вез 140 миллионов для выплаты зарплаты. Когда "Москвич" остановился у светофора, к нему подбежали четверо мужчин в оранжевых жилетах дорожных рабочих, один из них прострелил из обреза голову начальника СУ-27, вырвал портфель с деньгами, и налетчики скрылись. Самое большое число нападений фиксировалось в 1995 году. Начальник дежурной смены Петровки, 38 Владимир Трепалин заметил, что разбои и налеты со стрельбой, погонями и увечьями жертв происходили почти ежедневно. Иногда за сутки регистрировалось сразу по нескольку налетов. 7 июля, например, в дежурную часть ГУВД Москвы поступило четыре сообщения о разбоях. В полдень на улице Куусинена четверо неизвестных ворвались в магазин "Сан и Сан". Угрожая пистолетом, они препроводили продавцов в подсобку и вынесли комплектующие к принтерам и компьютерам. В начале четвертого налетчик-одиночка, размахивая пистолетом, обчистил кассу обменного пункта банка "Запад-Восток" на Большой Садовой. Выручка оказалась смехотворной - 109 тысяч рублей и 45 долларов. Удачливее оказались бандиты, вооруженные пистолетами и обрезом, посетившие обменку "Анжи-Банка" на Саратовской улице, - почти шесть тысяч долларов. Примерно в это же время около пяти вечера разбойники заглянули в палатку ТОО "Дюна". В арсенале налетчиков-камикадзе была единственная боевая граната (Бонни с Клайдом до такого бы не додумались), угрожая которой они забрали 2,5 миллиона рублей и, не попрощавшись, скрылись. Чемпионами разбоя стали браться Труновы, чья банда совершила 20 нападений на валютные пункты. В беседе с сыщиком МУРа Вячеславом Зайцевым они признались, что преступниками их сделала нужда. Неудачливые бизнесмены из Солнечногорска взяли крупную ссуду в банке, предполагая быстро прокрутить деньги, вернуть долг, да еще остаться с наваром: Жизнь опровергла их представления о собственных коммерческих способностях, братья прогорели и погрязли в долгах. На мысль заняться разбоями натолкнула заметка в газете: считанные секунды и мешок баксов в руках. Впервые отправились на дело, купив в газетном киоске пластмассовый револьвер. Это позже в арсенале Труновых появился "АКМ", пистолет Макарова, револьвер системы "Наган"... Самая тревожная характеристика нынешних налетов - беспричинная и необъяснимая логикой агрессивность. Чем это объяснить? Главными действующими лицами и исполнителями преступных сообществ сегодня являются молодые, крепкие парни, большинство которых прекрасно физически подготовлено, прошло армейскую выучку, умеет пользоваться оружием, знакомо с методами диверсионной работы. Ежегодно тысячи выпускников школ не находят себе места в законной жизни. Растущая безработица, а также обнищание большей части населения, не позволяющее семьям содержать или помогать выросшим детям, заставляют молодых людей искать применение сил в криминальном мире. Однако и здесь, судя по всему, скоро наступит, если уже не наступил, избыток предложений над спросом. Серьезные группировки давно уже заняли прочное положение в легальном бизнесе, создают крышу коммерческим структурам. Они рекрутируют молодежь, но каждому дать "работу" не могут, членами бригад мафиозных структур становятся самые способные - побеждает сильнейший. А куда податься остальным? Любопытная закономерность, отмеченная аналитиками МВД: за последний год число убийств, совершенных людьми в возрасте 18-24 лет, увеличилось на четверть. Дает знать о себе "неорганизованное" пополнение уголовной среды. Грубо, неквалифицированно Действуют неудачники, отторгнутые не только нормальным законным сообществом, но не пробившиеся, в отличие от более способных сверстников, в ученики к "крестным отцам". Между тем ездить на быстроходных иномарках, сидеть в дорогих ресторанах и пользоваться расположением красивых девушек хочется каждому. Вот и пускаются неудачники во все тяжкие, пытаясь доказать, что они не хуже других. Так, по убеждению начальника отдела по борьбе с бандитизмом МУРа Владимира Абрамова, появляются отморозки. Добыв ствол (а оружие нынче не достанет только ленивый), они легко идут на преступление, которое едва ли поддается нормальному объяснению. В подтверждение своих слов сыщик привел подробности бандитского нападения в последний день января 1996 года. В 16. 00 в салон-парикмахерскую на улице Хачатуряна ворвались два двадцатилетних парня с пистолетами в руках. (Позже установлено, что это были "газовики", один из которых переделан для стрельбы патронами 5,6 мм.) Забрав у цирюльников выручку, они выскочили на улицу и начали ловить попутку. Суетящимися молодыми людьми заинтересовался проезжавший мимо экипаж муниципальной милиции. На просьбу показать документы парни вытащили стволы и открыли стрельбу. В неразберихе ранение в бедро получила случайная прохожая, прострелена нога одного из налетчиков. Стрелявшего взяли сразу, второго - спустя два дня. Самое нелепое ватой истории - цена крови, стрельбы и ожидающей молодых парней тюрьмы. Выручка налетчиков составила 600 тысяч "деревянных". КЛЕТКА ДЛЯ КОММЕРСАНТА Выдумывать этот страшный диалог не пришлось. Его записали на диктофон сыщики Регионального управления по организованной преступности в квартире похищенного коммерсанта. В комментариях беседа не нуждается. Единственное пояснение: Т. - тесть жертвы, а Н. - неизвестный вымогатель. Н.: Алло, это кто? Т.: Это Тимур Яковлевич. Н.: Как живешь, как самочувствие? Т.: В смысле? Н.: Не ломай комедию. Платить собираетесь? Т.: За что? Н.: Давай не будем долго разговаривать. Если условия не устраивают, то я заканчиваю. Но пеняйте на себя. Т.: Ладно, скажите, что хотите. Н.: Много хочу. Т.: Зачем меня вызывали в Москву? Н.: Хочу вам зятя Мираба продать. Купите? Т.: Вы меня на переговоры вызвали - предлагайте. Н.: Послушай, дурак старый, я и тебя могу продать, если будешь много разговаривать. Т.: Что ты ругаешься? Слушаю тебя. Н.: Мне надо 700 тысяч долларов. Т.: Сколько?! Н.: Если ты такой непонятливый, рискуешь зятя никогда не увидеть. Т.: А вы мои возможности знаете? Н.: Все мы прекрасно знаем... Т.: Такая сумма мне и во сне не снилась. Н.: Значит, должна присниться, должен достать - понимаешь? Короче, позвоню позже, а ты мне ответишь без вихляний "да" или "нет". ...Пока шли переговоры, надежда увидеть похищенного живым еще оставалась. Хотя сам он все меньше надеялся на благополучный исход. Бандиты с ним не церемонились, относились как к вещи, которую нужно привести в товарный вид и продать с наибольшей выгодой. Скоро Мираб понял: если ведут в ванную - значит, будут бить. Там это делать было удобно. Потом кровь на кафельном полу вытирали тряпкой, а ему ополаскивали лицо водой. И на том спасибо... Организатор похищения нервничал и злился. Требуемую сумму родственники собрать не могли, а нанятые охранники - накачанные молодые парни - с каждым днем выполняли свои функции все неохотнее. До Нового года оставалось два дня. Кому понравится встречать праздник не с подружками, а в компании замордованного и потерявшего человеческий облик заложника? В первый же день Мирабу сломали ребро. После серии ударов, когда он потерял сознание и оказался на полу, его привели в чувство и прислонили спиной к стене. Потом он увидел яркую вспышку фотоаппарата "Поляроид". Один из охранников, посмотрев на свеженький глянцевый снимок, скривился и произнес: "Не, тут у него вид слишком бодрый. Добавить нужно". После того как добавили, он пришел в сознание не сразу. Первым ощущением был холодный и липкий от крови кафельный пол в ванной. Кровь вытерли тряпкой, его снова поставили к стене. Когда из фотоаппарата выполз второй снимок, Мучители уставились на изображение и некоторое время молчали. Затем старший из парней произнес: "Ну, здесь - совсем как покойник. Не поверят, решат что мы его грохнули. Пошлем первый вариант". ...Кошмар начался ранним утром. Мираб, как обычно, сел в "БМВ" и начал выруливать из двора дома на улицу. Едва автомобиль оказался в подворотне, как выезд перегородил серебристый "мерседес", а сзади взвизгнула тормозами "восьмерка". Дальнейшее напоминало сюжет крутого гангстерского фильма. Два крепких парня подскочили к "БМВ". Мираб пытался защититься - успел нажать на фиксаторы дверей, но эта предосторожность не помогла. Нападавшие первым ударом ноги выбили боковое стекло, а следующим ударом оглушили Мираба и лишили возможности сопротивляться. Везли его в машине, натянув спортивную шапочку до самого подбородка. Лишь оказавшись в квартире, на девять дней ставшей клеткой и пыточной одновременно, Мираб сумел рассмотреть похитителей. Руководил всеми абсолютно седой кавказец, а его подручные выглядели обычными качками. Таких по Москве бродят сотни. Старший спросил у Мираба домашний телефон тестя, живущего в Поти и занес номер в электронную записную книжку. Затем дал инструкции парням и уехал. Вымогатели затребовали у родственников Мираба (вели переговоры в основном с тестем - бизнесменом из Грузии) 700 тысяч долларов. Для психологического давления подбросили жене похищенного ту самую страшную цветную фотографию. Угрожали, в случае невыплаты денег, прислать во фруктовой корзине голову мужа. Трудно передать словами состояние семьи заложника. Требуемой суммы ни у кого не было, а вымогатели злились, звонили, назначили последние сроки... К счастью, все закончилось благополучно. Накануне Нового года Мираба сунули в "мерседес", вывезли за город и вытолкнули на тротуар в предновогоднюю толпу спешащих прохожих. По мнению следователя Алексея Николаичева, занимавшегося этим уголовным делом, бандиты могли отказаться от своих намерений после уточнения финансовых возможностей семьи. Не исключено, что кто-то снабдил вымогателей некорректной информацией относительно тестя-коммерсанта. Нельзя исключить и боязнь подключившейся к спасению заложника милиции. Преступники наверняка вели скрытое наблюдение за женой заложника, его квартирой и могли заметить что-то подозрительное. Но самое простое и наиболее реальное объяснение - тайное соглашение между вымогателями и родственниками похищенного. Последние могли счесть за благо залезть в долги, но выплатить полностью или частично требуемую сумму. Понятно, что деталями мировой, если, конечно, она состоялась, с правоохранительными органами никто делиться не стал. А уголовное дело, за нерозыском преступников, было приостановлено. По свидетельству сотрудников милиции и службы контрразведки, число невыявленных случаев похищения людей с целью получения выкупа очень высоко. Точной цифры не назовет никто - трудно четко определить грань, отделяющую временное пребывание жертвы вымогательства под контролем от взятия в заложники и содержания человека в неволе. В уголовных делах по рэкету есть немало примеров, когда жертвы и преступники "бесконфликтно" месяцами жили вместе в номерах отелей, передвигались по городу и даже переезжали из одного государства в другое. Можно лишь примерно догадываться о размерах латентности этих преступлений. Очевидно лишь, что любой вид рэкета не обходится без угроз о взятии в заложники и жертвы предпочитают не проверять на практике серьезность намерений своих "опекунов". Самое большое число похищений с целью получения выкупа столичная милиция зафиксировала в 1994 году. По свидетельству сыщиков, ежедневно специальные группы РУОПа и ОМСОНа выезжали спасать людей по заявлению родственников или компаньонов. Случалось, что при освобождении конкретного лица оперативники обнаруживали в том же помещении еще одного или двух заложников. Появились хорошо организованные и технически оснащенные бандиты узкой "профессиональной" ориентации. Была даже разоблачена грузинская преступная группировка, поставившая на поток похищения богатых земляков, занимающихся бизнесом в столице. У бандитов изъяли автоматическое оружие, радиостанции, приборы ночного видения, радиотелефоны, электрошоковые дубинки. Цена откупного была разной - от нескольких тысяч до нескольких миллионов. Долларов, разумеется. Претерпели изменения и способы обработки заложников. Иногда бандиты обходятся зуботычинами и словесными угрозами. Но как в наш технический век избежать соблазна попользоваться достижениями цивилизации? И вот в ход идут утюги, электрощипцы, вместительные продовольственные холодильники, паяльники, электродубинки... Одну из жертв оригиналы вывесили с балкона вниз головой на тринадцатом этаже жилого дома, другой - вставляли в нос металлические трубки и тушили о ладонь недокуренные сигареты. Но, пожалуй,
в начало наверх
всех превзошли бандиты, требовавшие у похищенного коммерсанта поставить подпись под финансовым документом. Для убеждения непокорного они воспользовались обыкновенным кипятильником. Электроприбор засунули жертве в задний проход и поднесли конец шнура к розетке - все вопросы мгновенно отпали... Статистика свидетельствует, что многие жертвы вымогательства сами провоцируют преступников. Долги, невыполненные в срок обязательства, финансовые авантюры, неразбериха в законах некогда братских республик, неразворотливость арбитражного суда и засоренность коммерческих структур предпринимателями с криминальными связями - таковы декорации, на фоне которых разыгрывается большая часть историй о похищениях. Устаревшее законодательство и судопроизводство, в чьи рамки некоторые виды преступлений даже не укладывались, создали прекрасные условия для возникновения выгодного бизнеса - так называемого выбивания долгов. Зачем обращаться к официальным структурам за справедливостью, отвечать на неудобные вопросы и ждать месяцами, когда крепкие парни - мастера своего дела, легко решат вопросы в считанные дни? Государство, занятое глобальным политико-экономическим переустройством, смотрело на возникшую проблему сквозь пальцы. Между тем специалисты вошли во вкус, требуя свою долю от любого, кто попадал в их поле зрения. Нельзя сказать, что государство, а точнее его правовые институты не пытались взять ситуацию под контроль. Уголовные дела возбуждались, подозреваемые задерживались, опрашивались пострадавшие и свидетели... А затем суд (если дело не разваливалось еще во время предварительного следствия из-за угроз потерпевшим, давления на работников милиции и прокуратуры) и почти условное (в сравнении с общественной опасностью деяния) наказание. Любопытно, что в начале 90-х годов криминалисты отмечали необъяснимое на первый взгляд снижение числа заявлений о вымогательствах. Все было просто: люди перестали верить в защиту государства, предпочитая неприятностям и нервотрепке выполнение условий рэкетиров. В прошлом году МВД привело устрашающую цифру: в России действует 4,5 тысяч рэкетирских банд. Разве не понятно, что они появились не на пустом месте, что государство само спровоцировало криминальную революцию? К чести московской милиции, рост преступлений этой категории удалось немного сбить. Уже в прошлом году спецназ не работал в режиме "скорой помощи", вызволяя на дню по нескольку человек. Отчасти сказалось изменение криминальной конъюнктуры. Похищать людей стало не так выгодно. Кроме того, оперативные службы ГУВД Москвы разгромили несколько группировок, специализировавшихся на заложниках. Не последнюю роль сыграла знаменитая, благодаря обширным телерепортажам, история освобождения из плена двух сотрудниц обменного пункта на Крымской набережной. Банда из трех человек попыталась забрать валюту. Ей почти удалось задуманное, когда вмешался случай - проезжавший поблизости наряд милиции, услышав о происшествии по рации, быстро оказался на месте преступления. Бандиты, увидев подъехавших к обменному пункту милиционеров, открыли стрельбу из автомата Калашникова. В перестрелке погиб молодой парень - сержант Сергей Карнаух. Были вызваны другие наряды, подтянута группа быстрого реагирования столичного РУОПа, приехало практически все милицейское начальство, прокурор Москвы Геннадий Пономарев, руководители управлений и служб. Мешающее в таких сложных ситуациях обилие больших людей на этот раз делу не повредило. Главным образом благодаря решительным и предельно жестким действиям офицеров, отвечавших за успех операции. На экранах подобные мероприятия выглядят впечатляюще. В жизни - просто жутко. Даже находясь в двадцати метрах от эпицентра событий (главным направлением удара штурмовой группы было зарешеченное окно обменного пункта), я немного оглох от выстрелов и чувствовал холодок страха. Каково же было несчастным женщинам под стволами бандитов? Обе заложницы не получили ни единой царапины. Одна из них вышла сама, другую крепкий парень из спецназа вынес на руках. Оглушенная и испуганная женщина плакала... Два бандита были убиты в перестрелке, третий остался жив. Уверен, что обстоятельства освобождения заложниц, а главное - действия милиции в отношении уголовных террористов, оказались лучшей профилактикой вымогательства. В Москве еще не было случая, чтобы освобождение заложников заканчивалось трагически. Даже когда преступники угрожали и применяли скорострельное оружие и взрывчатые вещества. Лишь в прошлом году произошла трагедия. Подонки, похитившие мальчика-пятиклассника, потребовали у его отца прораба (!) выкуп 20 тысяч долларов. Оперативники наверняка смогли бы спасти ребенка, но бандиты убили его в первый же день. Об этом стало известно позже, когда сыщики РУОПа задержали одного из ублюдков. Методы вымогателей становятся все более изощренными. Пока вершиной цинизма остается похищение бандитами годовалой Анастасии Краснобаевой. За ее освобождение вымогатели потребовали 24 тысячи долларов. Оперативники действовали безупречно, ребенок не пострадал. Чуть позже произошла не менее драматичная история. На этот раз бандиты похитили сразу четырех Людей, в том числе трехлетнюю девочку и девятиклассника. Требование: за свободу - 9,5 миллионов рублей. И вновь банда вымогателей, без нанесения ущерба жертвам похищения, была обезврежена. Счастливый конец в таких историях не гарантирован. Так, в Ростове-на-Дону у школы был похищен тринадцатилетний Леша Тирацуян. Вымогатели потребовали у родственников за освобождение ребенка 60 тысяч долларов. И хотя условия бандитов были выполнены, жизнь мальчика сохранить не удалось. Преступники убили его, опасаясь разоблачения. (Ребенок узнал в похитителе своего родственника.) Все преступники задержаны, только легче ли от этого близким несчастного ребенка? Порой захват заложников становится уже не методом выколачивая долгов или способом обогащения, а просто популярным видом самовыражения. Неуравновешенный студент Государственной академии нефти и газа Сайдахметов сделал заложниками двух своих подружек - студенток той же академии. Для чего? Объяснение простое - захотел поговорить о вечном с муллой... Или еще один похожий случай, который можно бы назвать курьезным, да язык не поворачивается. А речь вот о чем. Два жителя Ульяновска решили ограбить квартиру, но встретили сопротивление хозяев и... взяли их в заложники. Единственное, что они требовали - срочно передать им наркотики. Замастырили по косячку, побалдели и сдались милиции. Пренебрежение к чужой жизни, разумеется, во многом объясняется наплевательским отношением к своей собственной. Но не только. Бандиты, рэкетиры, вымогатели и сегодня, несмотря на известный президентский указ о борьбе с особо опасными видами преступлений, живут еще по старым меркам. До последнего времени незаконное лишение свободы расценивалось как хулиганство и наказывалось сроком... до шести месяцев, а в исключительных случаях на срок до трех лет. Понятие "захват заложников" могло применяться только в отношении граждан иностранных государств. И хотя теперь наконец ситуация изменилась, наказание (пока чисто теоретически) ужесточилось, а дела по бандитизму возбуждаются пачками, реальную отдачу мы почувствуем еще не скоро. Джинна, выпущенного из бутылки и почувствовавшего вкус безнаказанности, загнать обратно очень непросто. Недавно спецслужбами предотвращено похищение пятилетнего ребенка, которое должен был совершить двадцатидвухлетний парень. Но самое интересное, что организатором несостоявшегося вымогательства оказался шестнадцатилетний подросток. Еще более впечатляет сообщение из Оренбурга, где бандиты выкрали у матери сына, возраст которого... девять дней! Доживем ли мы до похищений грудных младенцев прямо из роддомов? ОДНОКОМНАТНЫЙ СКЛЕП В ТИХОМ МИКРОРАЙОНЕ В 1992 году в Москве появился новый, не встречавшийся ранее вид преступлений. Это выяснилось после разоблачения нескольких банд, совершавших серийные убийства одиноких владельцев приватизированных квартир. Причем нм оперативные службы, ни прокуратура оказались не готовы к появлению таких преступлений, что логически объяснялось отсутствием соответствующей государственной правоприменительной практики. Даже термин "приватизация", запущенный в обиход известным московским реформатором Г. Поповым, правильно понимался лишь его изобретателями и их окружением. А уж в области гражданского права с приватизацией и вовсе был темный лес. Позже, анализируя ситуацию, правоведы сделали однозначный вывод: убийства фактически спровоцированы отсутствием законов и нормативных актов в сфере операций с недвижимостью. Но к тому времени в десятках безымянных могил в подмосковных лесах уже догнивали останки удушенных или забитых насмерть стариков, а несколько тысяч людей оказались лишенными крыши над головой, превратившись в бомжей поневоле. Первые признаки бума криминальной приватизации появились в феврале 1992 года. Тогда за помощью в МУР обратился внук известного советского прозаика, которому дедушка-классик оставил в наследство роскошные многоквартирные апартаменты в центре Москвы. Он поведал сыщикам историю, напоминавшую поучительную детскую сказку о доверчивом зайце, приютившем в своем домике коварную лисицу. Молодой человек, как и все творческие натуры, систематически испытывал материальные трудности. Узнав о его проблемах, знакомый посоветовал: "Зачем тебе такие хоромы? Сдай пару комнат - на обед с ужином хватит, и еще останется..." После недолгих раздумий внук нашел солидных коммерсантов и заключил с ними джентльменское соглашение. По договору гости получали часть квартиры под офис и жилье. Хозяин оставлял за собой одну комнату и ежемесячно клал в карман солидную сумму долларов. Как легко догадаться, договоренность нигде юридически закреплена не была. Сначала никаких осложнений не возникало. Квартиранты исправно платили, вели себя уважительно и тихо. Но затем начались неприятности. Сославшись на временные трудности, гости стали задерживать плату, а через пару месяцев, когда молодой человек в очередной раз робко напомнил о долге, выставили ему ультиматум: "Оформляй квартиру на нас. Будешь упрямиться - пожалеешь, что на свет появился". Для большей убедительности угроз гости заперли хозяина на ключ, а напоследок добавили: "Срок - пять дней". Чем для него обернется отказ, хозяин догадывался, поэтому не стал дожидаться исполнения обещаний. Усыпив бдительность сторожей, он чудом выскользнул за дверь и в одних носках и шортах прибежал в ближайшее отделение милиции. Там, как и следовало предполагать, услышав о приватизации, переоформлении квартиры, выписке и прочих новациях эпохи рыночной экономики, почесали в затылках, но все же сочли за благо подключить МУР. Это и спасло интеллигентного потомка писателя от печальной участи бомжа, а возможно, и чего-то худшего... Между тем продажа недвижимости набирала обороты. Сделками на рынке жилья занимались уже сотни полулегальных или откровенно бандитских контор, маклеры вели настоящую охоту за одинокими людьми, заводили осведомителей в домоуправлениях и жилконторах, подкупали участковых и сотрудников паспортных столов, обзаводились нужными специалистами в нотариальных конторах. Внешне ситуация еще не выглядела тревожной. За весь 1992 год было возбуждено лишь одно уголовное дело по факту исчезновения квартирного собственника. Истинные размеры беды стали ясны на следующий год, когда число только доказанных убийств владельцев жилья приблизилось к полусотне. Из аналитической справки Московского уголовного розыска: "В 1992-1993 годах выявлен новый вид корыстных убийств с целью завладения приватизированными квартирами или деньгами, при заключении сделок купли-продажи. Такие преступления совершаются серийно устойчивыми группами лиц. Убийствам предшествуют действия, укладывающиеся в одну из следующих схем: - под давлением преступников потерпевшие лично приватизируют и отчуждают жилье в их пользу; - потерпевшие лишаются жилья после фиктивных обменов или браков; - под физическим или психологическим давлением либо вследствие обмана владельцы доверяют преступникам производство всех операций с квартирами. Как правило, такие убийства тщательно подготавливаются, принимаются меры для невозможности установления личности жертв, убийства маскируются под безвестное исчезновение граждан. Изучение проблемы позволяет сделать вывод о высокой латентности преступлений. По сведениям ГУВД на 1.10.94 г. 3264 человека, выбывших после продажи приватизированных квартир на другое место жительства, по новым адресам не значатся. Не исключено, что они стали жертвами аферистов или убиты". В начале 1993 года сыщики МУРа разоблачили банду, чью схему действий можно назвать типичной. На первом этапе преступники выявляли одиноких престарелых граждан, владеющих отдельными квартирами, изучали их социальный статус, круг интересов, привычки и приступали к обработке жертв. Помощниками бандитов были работники домоуправления, предоставлявшие нужную информацию за умеренное вознаграждение. Характерно, что "случайное" знакомство со стариками начиналось, как правило, около винного отдела магазина. Преступники умело использовали пороки и слабости жертв. В ход шли заманчивые обещания и посулы разнообразных благ, хозяева жилья опутывались паутиной заботы и ласки предупредительных и щедрых молодых людей. Со стола не исчезали добротные спиртные напитки и богатая закуска.
в начало наверх
Во время задушевных застолий хозяев убеждали оформить доверенность на кого-нибудь из махинаторов. "Ваше беззаботное будущее обеспечено", - заверяли они жертв. Если мягкие средства воздействия на владельцев жилья не помогали, бандиты использовали другие методы обработки. Жертву вывозили за город, обычно в поселок Гжель, где проживали трое преступников, и истязали до Тех пор, пока она не давала согласие подписать нужные документы. В дальнейшем для лучшего контроля действий опекаемого преступники накачивали его психотропными препаратами, подавляли волю, делая внутривенные инъекции. Как только удавалось добиваться подписания доверенности на приватизацию с последующей продажей квартиры, законный хозяин становился помехой. Его устраняли по-разному, но всегда без тени сожаления. Владелице однокомнатной квартиры с улицы Юных Ленинцев в районе Люблино сделали соответствующий укол. После того, как несчастная перестала подавать признаки жизни, ее тело вывезли в лес недалеко от станции "Кузяево" и зарыли в землю. Другого пожилого москвича, владельца двухкомнатной квартиры, неделю держали взаперти, опаивали, били, насильно вливали в рот водку. Наконец он подписал бумаги (то есть собственный смертный приговор), - бандиты тут же отправили его на тот свет, а тело, чтобы далеко не тащить, зарыли в подполе собственного дома в поселке Речицы. Жили себе спокойненько, пили, ели... Интересная подробность: чтобы неприятный запах тления не беспокоил, хозяева завернули труп в многослойный полиэтиленовый мешок. Любопытна еще одна деталь, подмеченная сыщиком МУРа Александром Мирошником. Когда тело жертвы извлекли из подвала и осмотрели карманы одежды, то не обнаружили в них ничего, кроме кусочка чеснока и корки черного хлеба. За покойным водился грех - большой был любитель выпить. Так и принял смерть с приготовленной скромной закуской в кармане. Не все жертвы отправлялись к праотцам. Одного из владельцев жилья уже почти "приговорили" к приватизации - вывезли в Подмосковье, десять дней и ночей поили водкой и пытали, но в последний момент вдруг потеряли к нему интерес и отпустили с миром. Добродетель объяснялась отнюдь не прозрением злодеев. Оказалось, что в квартире прописан еще и брат жертвы, проходящий лечение в психбольнице. Махинаторы ездили "навестить" хворого родственника, выспрашивали у врачей: можно ли без ведома больного и соответствующей медицинской комиссии выписать его из квартиры? Получив отрицательный ответ, они потеряли интерес к вопросу, что и спасло жизнь жертве. Другому объекту внимания преступников повезло меньше. Он остался жив-здоров, но вынужден был переехать на кухню собственной квартиры. Как только он оформил доверенность, жилье перешло во владение иногороднему коммерсанту, занявшему комнаты на правах нового хозяина. ...Телевидение и газеты наперебой расхваливали выгоды приватизации и объявляли астрономические цены на квадратные метры в столице. Нуждающиеся одинокие старики сознавали, что оказались вдруг владельцами огромных состояний. А циничные проходимцы быстро ориентировались в конъюнктуре и создавали под видом посреднических фирм по операциям с недвижимостью настоящие похоронные бюро - например, с благородным названием "Центр Хелп" ("Центр помощи". - Примеч. автора.). От рук сотрудников "Центр Хелп" погибло одиннадцать человек. Причем "коммерсанты" со временем вошли во вкус и действовали как профессиональные киллеры. Двух свидетелей они расстреляли из автоматов Калашникова с глушителями днем в подъезде многоквартирного жилого дома. 3а каждую жертву убийцы получали солидный гонорар по пять тысяч "зеленых". Хватало и организаторам, так как квартиры, даже по самым скромным оценкам, стоили от пятнадцати тысяч долларов и выше. Пиком криминальной приватизации откровенно бандитской направленности стал 1994 год. Тогда, по свидетельству первого заместителя начальника МУРа Виктора Голованова, было обезврежено свыше 20 группировок, поставивших на поток убийства владельцев московских квартир. О масштабах деятельности преступников говорит и такой факт. Сыщики изобличили группу из Азербайджана, у которой изъяли общие тетради со списками фамилий и адресов 2,5 тысяч владельцев приватизированного жилья. Почти еженедельно совершались невероятные по дикости и кровавым подробностям преступления, связанные с пресловутым квартирным вопросом. Дочь, чтобы удовлетворить свои материальные потребности, подговаривает дружка зарезать собственную мать. Цель - завладение приватизированной малогабаритной квартирой в "хрущобке"... Другой случай. На чердаке выселенного дома находят тело обнаженной девушки со следами страшных побоев - сломанные ребра, выбитая челюсть, перебитые ноги. Сыщики подозревали появление маньяка, но выяснилось, что убийца - близкий приятель жертвы, отомстивший ей таким образом за отказ отравить ядом своих родителей - владельцев просторной квартиры в центре Москвы. В подмосковном городе Железнодорожном борьба за благоустроенное жилье приобрела и вовсе какие-то пещерные формы. Двухкомнатную коммуналку делила молодая пара с ребенком и пожилые супруги. Молодым, конечно, хотелось уединения, и глава семейства начал уговаривать стариков: "Продайте свою комнату. У вас дом в деревне есть, все равно там постоянно сидите". Но соседи заупрямились, начались ссоры, взаимные угрозы. В один из дней парень схватил топор и зарубил мешавших его цивилизованному бытию соседей. Затем вытащил мертвые тела в соседнюю рощицу, развел большой костер и сжег в нем отрубленные головы. По словам заместителя начальника областного уголовного розыска Валерия Рогова, убийца особенно не переживал, зато очень интересовался, сумела ли супруга перевести на себя освободившуюся комнату. Одна из лжефирм, на счету которой серия преступлений, не только убивала становившихся ненужными владельцев недвижимости, но и брала на себя их похороны. Трое бедолаг были вывезены в Тверскую область, хладнокровно убиты и преданы земле... на местном деревенском погосте. Успешно "сотрудничал" с покойниками и москвич Тания. Он занимался куплей и перепродажей квартир уже умерших людей. В доле у мошенника были служащие жилконтор, а также два добросовестных помощника из 138-го отделения столичной милиции. После сенсационных разоблачений преступных групп типа "Центр Хелп" наступило некоторое затишье. В прошлом году громких дел было на порядок меньше. Объяснений несколько. Конечно, сами хозяева квартир научились осторожности. (Хотя, как считают оперативники, неосторожные просто выловлены волками-санитарами периода дикой приватизации.) Более жестко сегодня проводится лицензирование фирм, занимающихся юридическим оформлением купли-продажи жилья. По распоряжению мэра Москвы Юрия Лужкова, специальная комиссия инспектировала деятельность риэлторских контор, совместно с прокуратурой и милицией выработала правовые и организационные рекомендации, упреждающие нарушение законов. Но главное, по мнению сотрудника аналитической группы МУРа Владимира Разуваева, бандиты тоже сделали выводы, действуют более изощренно и скрытно. За 1995 год зафиксировано около двух десятков убийств владельцев московских квартир. Преступления не имели признаков серийности. Типичным стало улучшение жилищных условий за счет исчезновения или скоропостижной смерти соседа. Заказчиками, как правило, были разбогатевшие коммерсанты, а исполнителями их знакомые или малоквалифицированные бомжи. Так, в одной из квартир в центре столицы обнаружили тела трех забитых до смерти сковородками людей. Выяснилось, что убийство совершено их партнерами по продаже жилья. Вот, пожалуй, самый значительный эпизод в этой области за последнее время. Но исключить новый всплеск преступлений нельзя. Как утверждала назойливая телевизионная реклама очередной финансовой пирамиды: московская недвижимость всегда в цене. СМЕРТЬ СТОЯЛА НА ОБОЧИНЕ Не каждая женщина отважится выйти из дома, надев на себя дорогие ювелирные украшения. Чувства, так хорошо знакомые состоятельным модницам, сегодня испытывают и водители, отправляющиеся в дорогу. Автомобили, имеющие высокую стоимость и большой спрос, превратились в приманку для бандитов, а нападения на владельцев машин стали прибыльным и распространенным ремеслом. Автотрассы, конечно, контролируются сотрудниками ГАИ, но у них появились дерзкие и вооруженные конкуренты. Быть убитым или ограбленным теперь рискует каждый, севший в автомобиль в качестве шофера или водителя. О размахе бандитизма на дорогах можно составить представление по случившемуся в Серпухове. Местные жители собрались в очередной шоп-тур на автобусах в Польшу. Караван состоял из трех "Икарусов". Выехали с автовокзала как запланировали. Все шло нормально, пока группа не оказалась на бетонном кольце трассы "Серпухов - Балабаново". Примерно на 18-м километре решили сделать естественную остановку по известной схеме: девочки - налево, мальчики - направо. Тут-то и появились три автомобиля "Жигули", в которых сидели крепкие парни в кожаных куртках, одинаковых черных перчатках на руках и с масками на лицах. Дальнейшее напоминало сюжеты крутых западных вестернов. Серьезные намерения парни продемонстрировали достаточно убедительно - прострелили боковое стекло водительской кабины. Затем, разделившись на три группы, ворвались в салоны автобусов. В руках налетчики держали оружие, на головах - темные вязаные шапочки с прорезями для глаз. Все три автобуса заставили съехать с бетонного кольца, загнали на глухой проселок, а затем приступили к "таможенному" досмотру перепуганных пассажиров. Кто-кто, а челночники народ тертый, к передрягам привыкший. В двух автобусах началась драка, с одного из напавших сдернули маску, оцарапали лицо. Но дальше дело не дошло, крутые парни быстро навели прядок. Один турист получил легкое огнестрельное ранение в голень, еще семеро были избиты и позже оказались в больнице. Нападавшие же отобрали все деньги, в том числе доллары и золотые ювелирные украшения, напоследок бабахнули для устрашения в воздух и, приказав растерянным жертвам налета никуда не двигаться в течение часа, сели в "Жигули" и умчались в сторону Серпухова. Физически никто из неудачливых туристов серьезно не пострадал. Ущерб был материальным. По некоторым данным (точные цифры из-за уклончивости ответов потерпевших назвать трудно), налетчики захватили около 900 миллионов рублей. Не принес результата спешно введенный на территории Московской и Калужской областей оперативный план "Сирена". Мало помогли и беседы с потерпевшими. Даже точное число бандитов установить не удалось - примерно шесть-семь. Автомобильные номера, стоявшие на "Жигулях" налетчиков, оказались крадеными с других машин. Не принесла пользы отработка ранее судимых и привлекавшихся за аналогичные преступления лиц. Словесный портрет единственного рассмотренного злодея, созданный по описаниям туристов, тоже не навел сыщиков на след. Похоже, что громкий серпуховский налет останется "висяком", хотя оперативники убеждены, что найдут бандитов. Уверенность милиции строится на следующих соображениях. Судя по характеристике действий налетчиков, они были новичками, многие выглядели обкурившимися наркотиками. Двадцатилетние наркоманы, которым удалось дерзкое нападение, разумеется, не остановятся, пойдут на новые преступления. И, конечно, рано или поздно сделают ошибку, будут задержаны милицией. Остается только верить, что ждать ошибки долго не придется. Несмотря на простоту, с которой действовали серпуховские бандиты, это ЧП остается экзотикой. Самый распространенный вид преступлений на трассе - разбойные нападения на водителей и убийства, связанные с завладением транспортными средствами. Типичны действия банды некоего Груши, членов которой удалось задержать сразу в нескольких регионах России. Из показаний задержанного Вадима Б.: "В камере я вспомнил свою жизнь. Работал в основном честно, старался принести пользу Родине. А закон преступал не ради собственной выгоды. Хотел укрепить фирму "Омега", где работал с другими людьми. Уйдя на пенсию, мечтал жить спокойно, создав задел детям. Чтобы они не начинали с нуля, а имели налаженное дело и были бы продолжателями рода. Конечно, у меня, как у всех людей, есть и нарушения..." Какое же наследство оставляет радетель благосостояния Родины своим детям, что называет "нарушениями"? Он в одиночку выстрелами в затылок убил двух водителей большегрузных "Камазов", еще с пятерыми расправился при помощи дружков-подельников. Ранее судимый житель Павловского Посада превратился в матерого убийцу. Для него водители были досадной помехой, от которой следовало быстро и тихо избавиться. Начали с банального угона "Камаза" в Павловском Посаде. Водитель грузовика оставил ключи в замке зажигания и отошел перекусить. Тут и подоспел Вадим с напарником. Машину перегнали в Электросталь, перекрасили кабину, заменили государственные номера, перебили номера кузова и рамы. Грузовик продали в Краснодаре, получив неплохие деньги, но надолго их не хватило. И тогда приятель Вадима Петр В. предложил создать бригаду, специализирующуюся на кражах большегрузных автомобилей. Петр уверял, что спрос на них огромный. У него уже имелись покупатели в Электростали, Армавире, Краснодаре. Главное, наставлял он, подельники должны быть надежные и крепкие, работа не для слабаков, а для настоящих мужчин. Петр успокаивал, что на Кавказе такой бизнес процветает давно,
в начало наверх
"Камазы" пропадают вместе с водителями и милиция, как правило, никого не находит. В дальнейшем бандитам понадобились "Жигули". Нашелся и такой помощник. Теперь они разъезжали по Московской области, в основном по шоссе Горьковского направления, и высматривали подходящие большегрузы. Найти машину - а дальше дело техники. Вадим оказался идеальным парламентером. Он сам когда-то работал дальнобойщиком и хорошо знал, чем умаслить водителей. Начинал издалека, расспрашивал о житье-бытье, затем предлагал халтуру на выгодных условиях. Одних убивали в кабине грузовика, других под благовидным предлогом вызывали наружу и резали рядом с машиной. - Насколько буднично описываются детали преступлений, как будто речь идет не о живых людях, а о мешках с мусором... Из показаний Вадима Б.: "В Ногинске меня познакомили с Дато. Он объяснил, какие машины нужны, сколько он платит, договорились... Недалеко от московской кольцевой дороги в отстойнике Горьковского шоссе мы заметили "Камаз" - тягач с фурой "Алка". Как раз такой заказывал Дато. Водитель грузовика был в годах, маленького роста. Мы посоветовались и решили его взять, тем более машина казалась новой. Остановились, я подошел и попросил перевезти груз из Ногинска в Ульяновск. Узнав о цене, водитель подумал и согласился. Поехали в Павловский Посад, пригласили его ко мне домой перекусить и отдохнуть, а в квартире застрелили из двустволки. Ночью вынесли тело из дома, положили в багажник, вывезли к Клязьме и столкнули в воду". На счету Груши и его дружков более десятка убийств. И все же их превзошла банда, которую возглавлял двадцатилетний Сохин из Балашихи. Первое убийство относится к маю 1993 года. Из показаний Сохина: "Около метро "Парк культуры" остановили "ГАЗ-31" белого цвета. Попросили водителя отвезти в Балашиху, обещали хорошо заплатить. Тот согласился. По дороге переговорили - решили отнять машину. Подъехали к Бисерову озеру, остановились, тут Шагов ударил водителя ножом. Лезвие через солнечное сплетение прошло насквозь до сиденья. Водитель захрипел. Тело оттащили в лес, забросали ветками, уехали". Угнанную "Волгу" переправили к третьему подельнику - Арефьеву, отмыли салон, выждали и повезли машину в Белоруссию, где продали знакомым за 3,5 миллиона рублей (по тем временам хорошая цена). После этого молодые люди, не обремененные комплексами и нуждавшиеся в острых ощущениях и средствах, прочно встали на путь кровавого промысла. Шагов, Сохин, Исаев, Морозов сформировали группу и брались выполнять любой заказ, главное - деньги. Увидев нужную машину, уже не раздумывали. От владельца избавлялись легко, даже вошли во вкус. Один из бандитов, раскроив жертве череп монтировкой, любил поковыряться "в мозгах. Даже подельники с отвращением вспоминали эти подробности. Их не трогала мольба о пощаде. Один из водителей - вдовец, отец двух девчушек - почувствовал неладное и упал на колени: "Не убивайте, ребята, никому ни слова не скажу, возьмите все, только пощадите!" В ответ они только ухмыльнулись. Убитого даже не потрудились спрятать. Бросили тело на кучу песка и лениво забросали мусором. В их черном списке только доказанных пятнадцать убийств! Главаря Сохина арестовали в Белоруссии, где он скрывался на съемной квартире у родственников. Последние дни перед арестом беспробудно пил, но водка его не брала. По ночам Сохин вскакивал с криком, ему снились окровавленные агонизирующие жертвы... Другой "герой" изменил цвет волос, носил темные очки, коротал время на квартире у подружки, круглосуточно уставившись на экран видеомагнитофона. Когда понял, что за ним пришла милиция, с испугу сиганул вниз с третьего этажа, надеялся убежать. Не удалось, оперативники такой вариант предвидели. Банды Сохина и Груши, пожалуй, достигли совершенства в кровавой работе. Но у них становится все больше последователей, чьи интересы отражаются сообщениями оперативных сводок. Вот несколько случаев, взятых наугад за одни сутки: "В 17.30 на 20-м километре Горьковского шоссе к стоявшему на обочине "Камазу" выборгского АО "Ринекор" подъехал автомобиль "ГАЗ-31029". Вышедшие из него неизвестные отобрали у водителя грузовика 850 тысяч рублей и скрылись. Дежурной частью ГУВД Московской области в Балашихинском районе был введен оперативный план "Перехват" и на 31-м километре Горьковского шоссе, после преследования и предупредительного выстрела вверх, объявленный в розыск автомобиль был остановлен. В "Волге" находились неработающий москвич Благов и трое жителей Татарии". Случаются и вовсе не вероятные эпизоды, здорово напоминающие голливудские сюжеты, в том числе и своим хеппи-эндом. В 2.30 ночи на 75-м километре Каширского шоссе автомашины "ВАЗ-2109" и иностранный джип пытались блокировать и остановить "Камаз", груженный строительными материалами. Но водитель грузовика А. Шмидт, рабочий Воронежского ГАТП, оказался не робкого десятка и на ходу столкнул преследователей на джипе в кювет. По сообщению о нападении на водителя грузовика сотрудниками 7-го спецбатальона ГАИ на месте аварии были задержаны три жителя Махачкалы и их подружка из Ставрополя. При обыске у водителя джипа изъяли пистолет. Развитию автобандитизма способствовало несколько факторов. О них речь впереди. Что касается истории проблемы, то она в послевоенное время появилась в бывшем СССР в середине восьмидесятых годов. Да и то, конечно, не в такой острой форме. Грузовые автоперевозки поначалу были связаны с торговлей нефтедолларами и залповыми закупками на Западе всевозможного дефицита, сотрясавшего время от времени столицу "развитого социализма". Исчезающее масло, стиральный порошок, мыло и многое другое, при острой необходимости, срочно завозилось на внутренний рынок караванами трейлеров объединения "Совтрансавто". Позже такие грузоперевозки начали практиковаться внутри страны. Чай и хлопок везли с Юга, а Север поставлял соседям мебель, бытовую технику и другие товары. В этот период прессинг криминальных структур, тогда еще робко пытавшихся взять под контроль магистрали страны, ощутили на себе водители-дальнобойщики. Но в те годы от бандитов или занимавшихся откровенными поборами на границах республик сотрудников ГАИ еще можно было откупиться. (В ход шли не только деньги, но и натуральный товар - то, что лежало в кузовах.) С развалом Союза, усложнением криминогенной ситуации, появлением очагов вооруженных конфликтов и ростом безработицы автобандитизм превратился в бедствие. Только в прошлом году на территории России официально зарегистрировано около восьми тысяч грабежей и нападений на водителей с целью завладения автомобилями или перевозимым грузом. И еще хорошо, если водитель, подвергшийся налету бандитов, потеряет автомобиль или лишится груза. Частенько промыслом, доходным и не требующим ничего кроме пудовых кулачищ и жестокости, занимаются отпетые уголовники. Им хорошо известно, что мертвый свидетель никогда не проговорится. Легко прогнозировать дальнейший рост этой категории преступлений, особенно в провинции. Если в Москве ситуация еще хоть как-то поддается контролю, в городе действует оперативно-поисковый отдел МУРа, есть мобильные группы, ориентированные на розыск похищенного транспорта, то в Московской области положение сложнее. Невозможно быстро и надежно перекрыть передвижение преступников, активно использующих не только основные магистрали, но второстепенные и проселочные дороги. К тому же удаленные друг от друга на десятки километров, имеющие несовершенные средства связи и устаревший автопарк пикеты ГАИ и посты милиции не в состоянии взять под контроль дороги и провести соответствующие режимные мероприятия. В Подмосковье немало районов, где дозвониться куда-либо так же сложно, как связаться с другим континентом. Между тем на вооружении бандформирований пейджеры, сотовые телефоны, сканеры и антирадары. О лимузинах преступников и вовсе говорить не приходится. Могут ли тягаться разбитые, залатанные "Жигули" с мощными "ауди", "мерседесами", "тойотами"? В столице зарегистрировано уже 120 тысяч импортных автомобилей, больше половины которых находятся в личной собственности. И еще одна интересная цифра. Более сорока процентов угнанных в Европе машин нашли хозяев в России. Кто стал их владельцами, представить нетрудно. В недавнем прошлом автомобиль мог быть либо в ведении государственного служащего, либо у состоятельного и респектабельного члена общества. Рынок и технический прогресс внесли коррективы. Машина стала расхожим товаром, за рулем может сидеть как правопослушный гражданин, так и представитель криминальной структуры. Лозунг литературных классиков обрел наконец реальное звучание. Автомобиль превратился из предмета роскоши в средство передвижения. Стоит ли удивляться, что путешествие в собственной машине в наши дни оказывается таким же рискованным предприятием, как и прогулка по улицам, где хозяевами себя все уверенней ощущают преступники? СЕКС-БИЗНЕС ПО-РОССИЙСКИ Кровь еще дымилась на подтаявшем снегу, когда оперативная группа приехала к месту обнаружения тела. Лицо убитой, молодой женщины лет тридцати, было изрезано во многих местах. Такие же страшные раны - на шее и груди. На обнаженном животе жертвы неизвестный садист вывел бритвой слово "аминь" и православный крест. Рядом в снегу валялось орудие преступления - выпачканное кровью бритвенное лезвие. Но сотрудников уголовного розыска удивили не детали случившейся трагедии, а необычное совпадение. За два дня до этого в том же перелеске между городом Железнодорожный и дачным поселком было найдено тело мертвой девушки с характерными ранами - изрезанным лицом и горлом... Вспомнилось нераскрытое убийство на территории заповедника Лосиный остров, где случайные прохожие обнаружили обгоревший труп девушки. На теле все та же надпись "аминь", только исполненная на латыни. По одной из рабочих версий, вполне правдоподобной с учетом жутковатых деталей преступлений, в столичном регионе появился очередной маньяк. Удалось установить имя последней жертвы. Ею оказалась тридцатисемилетняя москвичка Ольга 3. К характеристике потерпевшей: разведена, лишена родительских прав, дочь живет у родственников. Изучение личности убитой и ее образа жизни дало новые сведения. Ольга была сутенершей - поставляла девиц для приезжих в районе Тверской у гостиниц "Интурист" и "Москва". Сыщики приступили к поискам последнего контакта - тех, кто общался с Ольгой накануне гибели. Отрабатывались десятки проституток, брались под наблюдение их клиенты, велась оперативная работа среди завсегдатаев ресторанов и ночных баров. На убийц вышли через девять дней Ими оказались Рита К. и ее подруга Галя Первой едва исполнилось восемнадцать, зато она уже имел судимость за грабеж. Еще в школе Рита состояла на учете комиссии по делам несовершеннолетних, Пропадала в подвалах с такими же, как она, подростками. Озлобленность, жестокость (всегда носила с собой бритву) заставляли бояться ее даже родную мать. Не случайно в восемнадцать Рита сама выдвинулась в сутенерши. Схожая судьба у ее подруги Гали. Приехала из карельской деревни на ткацкое производство в Ногинск. Проработала неделю - поманили огни большого города. Первое время еще приезжала в общежитие, рассказывала сменщицам фабрики о столичной жизни. Последний раз в Ногинске появлялась полгода назад, Хвасталась, что получает за труд в валюте, ни в чем себе не отказывает, уговаривала ехать в Москву. Рита и Галя сознались в трех убийствах. О мотивах подружки не распространяются. Дело, разумеется, не в отвращении к содеянному - видел, как спокойно, покуривая и улыбаясь, пояснила при выходе на место преступления свои действия Рита. И даже не в боязни наказания. Объяснение в другом. На воле остались влиятельные и безжалостные дружки, под которыми "стояли" проститутки. Они не простят, если их товар будет болтать лишнее. Число крупных банд, контролирующих секс-безнес в столице, по мнению сыщиков достигает шестидесяти. Они курируют более мелкие формирования, собирая дань с групп, работающих на вокзалах и в ресторанах, притонов, массажных кабинетов и девиц по вывозу. Стоимость услуг находится в прямой зависимости от темперамента заказчика и количества клиентов. В подпольных публичных домах существует четкое распределение ролей. Сутенеры (мужчины и женщины), водители, доставляющие заказчика до места, и водители, подвозящие девиц на смотрины к клиенту. Есть, конечно, боевики, охраняющие проституток и осуществляющие контрнаблюдение. Работа отлажена до мелочей. Диспетчер, круглосуточно дежурящий у телефона, принимает заказ. В зависимости от вкуса клиента он предлагает девиц определенного экстерьера - блондинок, брюнеток, рыжих... Варьируется, разумеется, возраст, рост, другие параметры. Заказчик может пожелать какое-нибудь экзотическое интимное развлечение. И здесь не получит отказа. Листал журнал вызовов в притоне с пикантным названием "Принц Уэльский". Могу заверить, что относительно сексуальной экзотики наши бордели ни в чем их не уступят. Сами львицы порока производят скорее жалкое впечатление. Они мало напоминают холеных интердевочек, которыми, по нашим представлениям, должны быть преуспевающие столичные проститутки. Попавшие в обойму девицы уже не имеют права ни на что. Они превращаются в товар в буквальном смысле слова. Их могут отдать на время в счет долгов в другую банду, могут продать навсегда. В Балашихинском районе
в начало наверх
Подмосковья была выявлена преступная группировка, чья задача - поставка живого товара сутенерам. Девушек находят на железнодорожных вокзалах, вывозят за город, прячут в подвале личного дома или в специально оборудованном гараже-клетке. В течение двух-трех недель насилуют, принуждают к половым актам в извращенной форме, истязают. Сломленные жертвы становятся удобным материалом, готовым выполнять любые условия хозяев. Как сказал заместитель начальника областного уголовного розыска Александр Кротов, после подвалов и круглосуточного насилия высокие заработки, рестораны и квартиры, которыми обеспечивают девиц сутенеры, кажутся им вполне сносной жизнью. Одним из пионеров секс-бизнеса в Москве считался некий Нурик - молодой дагестанец, занимавшийся торговлей нежным товаром все на том же уголке - отрезке Тверской между отелями "Интурист" и "Москва". Сутенер, по свидетельству сотрудника Главного управления по организованной преступности МВД России Сергея Политко, был владельцем небольшого гарема. В снимаемой квартире в спальном районе Бибирево жили пять девушек, младшей из которых на момент задержания исполнилось шестнадцать. Днем Нурик позволял своим рабыням отдыхать, а вечером сажал в закупленные на всю ночь такси и вез в центр столицы. Дальше начиналась работа - продажа девушек желающим полноценного мужского отдыха. Нурик лично отбирал девиц. Ни одна из них не была обделена ласками любвеобильного сутенера. Наибольшим вниманием пользовались еще невинные. Их, прежде чем "поставить на рельсы", он лично обучал сложной науке любви. Одну из жертв Нурика, сразу же после его ареста, сыщики МУРа вынуждены были положить в больницу соответствующего профиля. Сутенер заразил ее сифилисом. Задержание Нурика провели в лучших традициях детективного жанра. На хвост машины-такси, где находился Нурик в окружении "мартышек" (так он называл малолетних проституток), сели около "Метрополя". Бандит, почувствовав слежку, попробовал уйти через Калининский проспект, затем повернул на бульвары. Около старого дома (сутенер рассчитывал, что подъезд имеет выход во двор) Нурик с двумя перепуганными девицами выскочил на тротуар. Его телохранитель пытался прикрыть отход главаря - вытащил пистолет, успел выстрелить (к счастью, мимо) и тут же грохнулся на асфальт в наручниках. Сыщики бросились в подъезд, стали медленно подниматься наверх. Когда почти дошли до чердака, услышали над головой падение капель и какие-то всхлипы. Рванулись по ступенькам и увидели: у закрытого на замок чердачного люка сидел на корточках Нурик. С его рук капала кровь - сутенер пытался вскрыть себе вены. Рядом стояли две "мартышки" и от страха тихо скулили. Взаимоотношения между членами секс-банд отличаются особой жестокостью. Вероятно, из-за специфики их деятельности, приводящей к распаду личности, циничному и хладнокровному отношению и к собственным страданиям, и к бедам окружающих. Так, в квартире на проспекте Андропова три проститутки зверски замучили провинциальную подругу. Несколько дней били, истязали и, наконец, "сжалились" - удушили электрошнуром от утюга. Не менее жуткое убийство совершено девицами легкого поведения в текстильном городе Орехово-Зуево. Тело жертвы нашли в водоеме. Но ее смерть, как признались подследственные, была долгой и мучительной. Сначала ей ввели шприцем в вену воздух, затем придушили пояском халата, а уж потом утопили. Беспредел в таких разборках явление типичное. По свидетельству Юрия Томпакова, проработавшего не один десяток лет в прокуратуре столицы, женщины-убийцы, особенно если они совершают групповое преступление, действуют безжалостней и изощренней, чем мужчины. Проституция в столичном регионе превратилась из экзотики в обыденность, а увидеть путан, охотящихся за клиентами, можно на всех центральных улицах, около ресторанов, дискотек, казино, вокзалов и стоянок большегрузных автомобилей на трассах ближнего Подмосковья. Водители трейлеров охотно берут барышень легкого поведения к себе в кабину на ночь. Для утех и согрева. Каждый вечер только на Тверскую к своим точкам выходят от 200 до 400 проституток. Их задерживают (хотя юридически оформить правонарушение невозможно из-за отсутствия соответствующей статьи в уголовном законодательстве), они охотно рассказывают о своей деятельности, без пререканий платят мизерный штраф, чтобы на следующий день вновь выйти на работу. В городе процветает порноиндустрия. Столицу заполонили различные фирмы, малые предприятия, занимающиеся предоставлением разнообразного рода интимных услуг за весьма значительное денежное вознаграждение, легально рекламирующие свою деятельность в печатных периодических изданиях. На сегодняшний день, по оперативным данным, в Москве функционируют около 1000 подобных коммерческих формирований, представляющих по сути не что иное, как обычные бордели. У каждого из них своя бандитская крыша, причем девицы обязаны регулярно выходить на субботники - то есть обслуживать братву бесплатно. В центральной части города профильной является уличная проституция, курируемая чеченцами и дагестанцами. Девицы выставляются напоказ как манекены, предлагают себя клиентам, разъезжающим в автомобилях в ночное время и выбирающим живой товар на вкус. К уличной проституции примыкает гостиничная, существовавшая и ранее, но в последнее время получившая еще больший размах. Контроль за этим осуществляют около 30 преступных группировок. Постоянно растет число несовершеннолетних, занимающихся древнейшим промыслом около рынков и кафе. Очень много иногородних, приезжающих в Москву с целью заработка и заодно приобщения к красивой жизни. Именно они подвергаются наиболее жестокой эксплуатации и дискриминации. Секс-фирмы не ограничиваются поставкой живого товара на панели Москвы. Уже несколько лет бесперебойно действует конвейер, направляющий желающих подработать телом за границу. Правда, здесь случаются накладки. Ольга В. собиралась поехать на Адриатику подработать официанткой. Условия ее устраивали - фирма гарантировала бесплатный проезд, полный пансион и неплохой заработок. Решив совместить приятное с полезным, прошедшая конкурсный отбор (не старше двадцати пяти лет, знание языка, хорошие манеры), Ольга сдала паспорт главе "туристической" фирмы "Каролина" и в предвкушении увлекательной поездки собралась в путь. За веселыми разговорами о перспективах жизни за границей дорога не оказалась утомительной. К концу третьих суток прибыли на место. С того вечера и начался кошмар. Девушек, ожидавших отдыха в номере гостиницы, пригласили в тесную комнату, вызвавшую неприятные ассоциации маленькими зарешеченными окнами. Неопрятный, с бегающими глазками, смуглый парень (как они выяснили позже, турок-сутенер) собрал у всех паспорта. Затем на ломаном русском сделал заявление: "Жить будете здесь. Днем - работа в придорожном трактире официанткой, а вечером - стриптиз в ночном ресторане. Будут жалобы от клиентов - пеняйте на себя. О таксе за час или за ночь вам еще расскажут". Увидев на лицах девушек растерянность и возмущение, сутенер сунул в карман паспорта: "Дорогу домой отрабатывать надо, несговорчивых - учить будем". В первый же вечер началась "учеба". Двух девчонок, потребовавших предоставить связь с российским консульством, вежливо пригласили для разговора к хозяину ресторана. Через час их привели назад три пьяных парня. У одной был синяк под глазом, у другой - разбитая губа. Они двигались как автоматы, а когда конвоиры ушли, разрыдались и рассказали о происшедшем. Их завели в подвал, избили, а потом изнасиловали. Сначала девушек строго стерегли и убежать было невозможно. Тем не менее Ольга улучила момент, обманула сторожей и бросилась в полицию: "Спасите, мы - русские, нас насилуют!.." Когда вернулась и рассказала о реакции полицейских, всякая надежда на помощь со стороны властей исчезла. Каждый из желавших сделал свое дело, после чего ее вытолкали взашей на улицу: "Иди, откуда пришла, нам своих... хватает!" И все же Ольга считает, что ей страшно повезло. Потому что из двадцати девушек, по ее сведениям, вернулись лишь пятеро. Остальные, видимо, до сих пор отрабатывают дорогу назад в Россию. Через неделю мучений, пройдя невероятные унижения и оскорбления, когда она была на грани отчаяния, девушка случайно встретилась с заехавшими в придорожный трактир российскими "голубыми касками" - военнослужащими миротворческих Сил ООН в Югославии. Парни многого для нее сделать не могли - сами в чужом государстве, но не пожалели денег на дорогу в Белград, объяснив, как найти российское посольство. Там, хотя это и было непросто, помогли вернуться на родину. История простодушных и легкомысленных клиенток "Каролины" - далеко не единственный пример торговли живымтовароммеждународными дельцами-сутенерами. По данным МВД России, за рубеж проданы десятки тысяч наших девушек, причем большая часть товара не подозревала, что окажется на панели без документов, каких-либо прав и возможности объясняться. Сотрудниками Регионального управления по организованной преступности ГУВД Москвы была изобличена банда из пятнадцати человек, специализировавшаяся на поставке русских девушек для борделей Израиля, в том числе Тель-Авива. Наивным россиянкам обещали высокооплачиваемую и престижную работу, хорошие условия жизни и расторжение контракта по первому требованию приезжих. Контракт хитроумные сутенеры составляли на иврите, абсолютно неведомом девушкам языке, и поставившие под ним свою подпись гражданки России попадали в полную зависимость от работодателей. Меньше чем за год фирма отправила за кордон более 800 человек. За каждую из завербованных агент фирмы получал по 100 долларов. Навар от экспорта имели и другие участники аферы. В доле были не только организаторы секс-фирмы, но и чиновники, оформлявшие загранпаспорта, хлопотавшие о визах, занимавшиеся отбором и следившие за высоким качеством товара. Задача оказалась совсем непростая, так как желающие поработать за границей находились по всему бывшему Союзу. Из Белоруссии и Красноярского края, Ставрополья и Архангельска искательницы приключений присылали письма с цветными фотографиями, где слезно просили зачислить их в очередную группу. Только не подумайте, что все столичные проститутки поголовно являются заблудшими овечками. Большая часть девиц выходит под свет "красных фонарей" сознательно, с целью заработка и не считает свою деятельность хуже любой другой. Такой самооценке способствует развитие порноиндустрии. Коммерческие торговые точки завалены предметами откровенной сексуальной направленности, в киосках рядом с детскими наклейками, куклами Барби и игрушечными автомобилями соседствуют пластиковые имитации мужских половых членов и женских гениталий. Стало обычным явлением повсеместное распространение кино- и видеопродукции, печатных изданий, пропагандирующих откровенную порнографию и сексуальные извращения. Проблемой борьбы с порнобизнесом занимались практически все издаваемые в России газеты. Этим темам были посвящены передачи телевидения. Общий смысл их сводился к неприятию общественной моралью таких явлений, требованиям взять ситуацию под контроль. Но для изобличения дельцов требуется проведение квалифицированных экспертиз изымаемой продукции. Деятельность же работающих в данной области экспертов основывается на коммерческой заинтересованности. Это, как нетрудно догадаться, не способствует объективности заключений. Органы внутренних дел соответствующими материальными средствами не располагают и большая часть преступлений в сфере нравственности остается латентной. Формально проблемой вовлечения детей в занятия проституцией, сводничеством, притонами занимается служба профилактики. Но, учитывая ее малочисленность и традиционную второстепенность в сравнении с вниманием и финансированием уголовного розыска, службы по экономическим преступлениям и других подразделений криминальной милиции, успеха здесь ожидать не приходится. Другими словами, сутенерам, бандершам, содержателям притонов и бандам, контролирующим секс-бизнес, Московский регион отдан на откуп. Не исключено, что скоро к нам в гости потянутся любители эротической экзотики и столица России прославится своими борделями и проститутками также, как Таиланд, Филиппины или Малайя. А жизнь продолжается. Не так давно в центре Москвы милицией задержаны супруги-сутенеры, специализировавшиеся на продаже малолетних девочек любителям клубнички. Работали подростки под угрозой физической расправы, все доходы отдавая своим хозяевам. Сейчас юные сексуальные рабыни, трое из которых едва достигли шестнадцати лет, дали показания о деятельности в районе Тверской. Возможно, сутенеры понесут наказание. Но искоренит ли это порок, если само общество в основном со спокойным безразличием взирает на постыдное и грязное дело? ЛЕГЕНДА О ВСЕМОГУЩЕМ ВОРЕ 8 июня 1995 года крупнейшие информационные агентства включили в подборку горячих новостей не совсем обычное сообщение - арест сотрудниками ФБР в Нью-Йорке пятидесятипятилетнего русского вора в законе Япончика. Объяснялось это не отсутствием политических скандалов или потрясений мирового масштаба - в Чечне и Боснии гремела артиллерийская канонада, Италия готовилась к судебному процессу над бывшим лидером государства, в НАТО была поставлена под сомнение репутация главы крупнейшего военного блока, а в России, на фоне углубляющегося экономического кризиса,
в начало наверх
оставался открытым вопрос о полной трудоспособности отца демократических реформ Бориса Ельцина. Тем не менее ни одно из этих событий не умалило значение акции американских спецслужб. Электронные средства связи мгновенно оповестили мир о задержании Славы Япончика, а сам патриарх российского криминалитета впервые появился на миллионах телеэкранов - угрюмый, с опущенной головой и скованными за спиной руками в наручниках. Чем же уголовный авторитет заслужил такое внимание к своей персоне? Япончик был фигурой выдающейся и по влиянию в преступных сообществах, и по своим волевым и психофизическим данным. (Любопытно, что в окружении спецагентов ФБР Япончик остался верен себе. Двигаясь мимо группы тележурналистов, он смачно плюнул в одного из них, а другому едва не разбил ногой видеокамеру.) О свирепости и жестокости именитого вора говорили с благоговением, о его богатстве ходили легенды. Тем не менее убежден, что арест вызвал столь необычный резонанс по иной причине. Япончик долгие годы был своеобразным символом огромной гулаговской России, породившей и самих воров в законе, и мощнейший аппарат политического сыска. Таким же символов стало и его сенсационное задержание в США. Но чтобы лучше понять значение этого события, его скрытый смысл, стоит перелистать страницы досье именитого вора... Из агентурного сообщения: "Подручным Монгола был уголовник по кличке Калымский или Битумщик. "Он освободился из Камских лагерей, сидел за то, что облил бензином человека и поджег. Свое прозвище Битумщик получил после того, как разогрел паяльной лампой битум в кружке, позвонил в квартиру и выплеснул содержимое в лицо открывшему. Ему около пятидесяти лет. За убийство человека он просит 100 рублей, за "битум" - 500... Живет под чужим именем с поддельным паспортом. У Монгола есть несколько таких исполнителей". Именно в банде Монгола, прогремевшей в Москве и других городах еще в 70-е годы, Япончик прошел "уголовные университеты". Вор в законе Геннадий Корьков, которого все называли Монголом, сколотил банду из 32 отпетых рецидивистов. Япончик оказался среди них вовсе не случайно. Еще в школе он преуспел в занятиях боксом и даже выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Однако, хотя тренеры считали его восходящей звездой - несколько побед на районных и городских соревнованиях, Вячеслав Иваньков, получивший позже кличку Япончик за своеобразный восточный разрез глаз, предпочел карьеру в иной области. Монгол, тяготевший к спортсменам-силовикам, приметил упрямого и бесстрашного бойца, готового без раздумий выполнить любой приказ бригадира, и взял его в ученики. Новобранец оказался очень талантливым и позже превзошел учителя по многим показателям. Но у Монгола было чему поучиться. Банда, имевшая осведомителей среди валютчиков, проституток, фарцовщиков, отличалась изощренной жестокостью и большим умением скрывать следы преступлений. Жертвы выбирались из числа подпольных миллионеров, работников торговли, собирателей антиквариата и богатых цеховиков. Монгол хорошо понимал, что потерпевшие после налета в милицию не побегут. Потому что объяснять в прокуратуре, откуда у рядового советского гражданина появились ювелирные украшения или картины стоимостью сотни тысяч рублей (по тем временам это были астрономические суммы), никто не захочет. Причем, чтобы конвейер действовал безостановочно, кроме откупного бандиты требовали дать им очередную наводку. Трудилась бригада Монгола и на ниве улаживания взаимных претензий цеховиков и антикварщиков, предлагала услуги по возвращению долгов с условием отчисления процента за беспокойство и хлопоты. В группе Монгола были настоящие мастера своего дела, умевшие найти "взаимопонимание" с любым самым несговорчивым человеком. Бандиты вывозили жертвы и членов их семей в лес, подвешивали женщин за ноги к веткам деревьев, заставляли вырывать себе могилы. Особо строптивых отдавали в руки некоего Быкова, имевшего кличку Балда, наркомана, регулярно попадавшего в психбольницу с диагнозом "шизофрения". Балда расправлялся с людьми просто: запихивал живыми в гроб, заколачивал гвоздями крышку и начинал пилить доски двуручной пилой. Тут уж у любых клиентов развязывался язык и они вспоминали все. Даже то, чего раньше не знали... Банду Монгола московский уголовный розыск разгромил в 1972 году. Каждый, в соответствии со способностями, получил достойное наказание. Балда был осужден на 13 лет и отправился в психиатрическую больницу специального типа. Монгол "заслужил" на год больше. Кстати, после освобождения он держался в тени, громко о себе не заявлял. Уже в постперестроечное время собрал команду из крутых спортсменов - борцов, боксеров, штангистов. С их помощью старый вор легко добывал средства к существованию - обложил данью кооператоров, автосервис, лоточников и владельцев частных магазинов в районе Тушина. На рестораны и наркотики Монголу хватало с лихвой до самой его кончины летом 1994 года. В мир иной, в отличие от большинства своих собратьев-мафиози, Монгол отошел в шестьдесят четыре года тихо и без посторонней помощи. Но безмятежной и благостной его кончину не назовешь. Патриарх отечественного рэкета на излете жизни тяжело болел - сказались годы, проведенные в тюрьмах, изоляторах и лагерях. Последние дни Корьков провел в отдельной престижной палате под наблюдением специалистов Московского онкологического центра на Каширском шоссе, куда он попал вскоре после гибели хорошо ему знакомого Отари Квантришвили. Похороны Монгола проходили скромно, без обычного в таких случаях скопления "аристократии" преступного мира, братвы и не меньшего числа милиции и переодетых в штатское оперативников. В конце жизни законник несколько растерял свой авторитет. По некоторым данным в период очередной отсидки Монгол проштрафился - чересчур глубоко запустил руку в воровской общак и на очередной сходке был с позором развенчан. Так что провожать в последний путь "прошляка", Так на блатном жаргоне называют разжалованного вора в законе, явились лишь самые близкие и несколько особо сентиментальных авторитетов... Но вернемся в семидесятые, к периоду становления героя. Хотя практически все члены банды Монгола получили максимальные сроки, Япончик, снабжавший Корькова и его дружков оружием и принимавший непосредственное участие в преступлениях, сумел избежать наказания. Он скрылся от следствия и суда, а материалы в отношении него в отдельное производство выделены не были. Случившееся заставило Иванькова сделать соответствующие выводы. Из самых проверенных и опытных бандитов он создал собственную группу, сократив ее численность до нескольких человек. Прошло всего два года, и Япончик снова оказался объектом внимания милиции. В марте 1974 года около трех часов ночи в ресторане "Русь" Иваньков и его знакомый Асаф сцепились с сидевшими за соседним столиком грузинами. Во время драки Асаф выхватил пистолет, застрелил некоего Дгебуадзе и скрылся. Япончик был задержан за хулиганство и подделку документов (после изъятия фальшивого водительского удостоверения). В Бутырской тюрьме, где оказался Иваньков, его встретили с подобающим уважением - молва уже шла по Москве. Там же в 1974 году сидевшие в Бутырке воры "короновали" Япончика, еще больше укрепив его авторитет в уголовном мире. Оставшиеся на свободе друзья Иванькова времени тоже не теряли, и, когда начался суд, основные свидетели ночной перестрелки в ресторане "Русь" стали вдруг давать совсем иные показания, а часть потерпевших начала жаловаться на частичные провалы в памяти. В результате Иваньков отделался смехотворным наказанием за подделку документов. Сыщики получали достоверную информацию о давлении на следствие и подкупе свидетелей. Причем, как следовало из агентурных источников, дирижером угроз и "наездов" был не кто иной, как сам Япончик. Ему не мешали толстые стены Бутырки, на волю с верными людьми он отправлял малявы, где подробно инструктировал подельников, давал советы, кто и что должен говорить на суде. Одновременно шла обработка следователя, который за развал дела, по оперативным данным, получил крупную взятку. Правда, доказать ее не удалось, и здесь Иваньков оказался хитрее... К началу восьмидесятых Япончик уже имел три судимости (первую в 1966 году за карманную кражу, вторую - за перестрелку в ресторане "Русь", третью в 1978 году за ношение холодного оружия), каждый раз получал минимальные сроки и быстро выходил на свободу. Он четырежды подвергался стационарному обследованию в институте Сербского, дважды признавался невменяемым и дважды полноценным - в зависимости от тяжести грозившего ему наказания. Вор использовал и свои мужские чары. Одна из его сожительниц была ведущим врачом Центральной клинической больницы - знаменитой "кремлевки" - и охотно консультировала Япончика по всем медицинским вопросам. Милиция безуспешно пыталась поймать Иванькова на чем-нибудь серьезном. Досье на него распухало, похождения обрастали все новыми невероятными деталями, но он был слишком изворотлив и каждый раз ускользал из ловушек. Маленькие штрих к образу Япончика. Как рассказывают оперативники, он пользовался успехом у женского пола. Когда его поместили в больницу на обследование, Иваньков сумел так очаровать врачей и медсестер, что позже получил все нужные бумаги и соответствующие рекомендации для убедительности медицинского диагноза. Вероятно, на барышень производили впечатления обеды в ресторане "Русь", куда Слава Япончик возил их развеяться. Очевидцы утверждают, что, как только Иваньков входил в зал, ресторанный оркестр прерывал исполняемый номер и гремел на всю округу "Славься!". Впрочем, лучшей характеристикой будет рапорт, написанный в 1979 году со слов одного из негласных сотрудников МВД: "Источник рассказал, что недавно побывал на свадьбе у цеховика Вити. Там же был недавно освободившийся из спецбольницы Слава Япончик, с ним пришли вор Рафик Багдасарян и Асаф. Слава выглядел плохо, был худ, но весел. Интересовался новыми "работами" и новостями преступного мир. Нужно подчеркнуть, что Япончик действительно болен воровской идеей. Он с 14 лет воровал, никогда нигде не работал и, даже имея на кармане 100-200 тысяч наличными, всегда шел на любую работу. Даже в том случае, если был большой риск, а навар оказывался минимальным. Делает это он ради своего воровского авторитета. Япончик сидел мало, но сумел у окружающих создать впечатление, что полжизни провел "на принудке". Он ненавидит и враждует с московскими и украинскими ворами - Черкасом, Гиви Резаным, Антибиотиком, Гиви называет "бензоколонщиком". Ругает их "цеховиками" и "комсюками"" за то, что те давно не сидели и не любят "ставить шею", получая "дармовые доли". Япончик очень дружен с теми, кто отбыл по 20-30 лет в колониях и тюрьмах, в особенности с ворами Закавказья. У них он пользуется огромным авторитетом, и поддержкой. Его считают ничем не запятнавшим себя в воровской жизни и причисляют к "терпигорцам". Япончик близок с окружением Монгола - Ильей-татарином и Васькой (они освободились недавно). Источник уверен, что первым делом Япончик возьмет "жигуль", затем найдет себе квартиру и будет совершать преступления, используя форму сотрудников милиции или удостоверения КГБ..." Дерзость, с которой Действовал Иваньков, ошеломляла даже опытных сыщиков Петровки, 38. Вместе с освободившимся к тому времени Балдой, рецидивистом Сливой и имевшим четыре класса образования отпетым уголовником Асафом Иваньков, под видом сотрудника правоохранительных органов, производил обыски у теневиков-миллионеров. Он гастролировал по стране. Ставил под нож антикваров в Риге, совершал разбои в Казани, только на один день появился в Свердловске, где дочь известнейшего уральского цеховика Тарланова сама вручила ему всю имевшуюся в доме "ювелирку". (Япончик представился сотрудником милиции и предложил добровольно, для облегчения участи, выдать компетентным органам незаконно нажитые ценности.) В каждом регионе, по оперативным, а следовательно, нереализуемым официально данным, он оставлял трупы. В Казани расправился с утаившим часть барыша налетчиком по кличке Чарлик, в Риге отправил на тот свет богатого спекулянта Яшу... В начале 1980 года похождения Япончика получили такой резонанс, что ими заинтересовался КГБ СССР. Для разработки банды были выделены дополнительные силы, подключились службы, которыми располагал комитет и милиция. Оперативники установили нелегальные квартиры и дачи, где жили преступники, более тридцати легковых автомашин, которыми они пользовались. Любопытно, что в Москве Балда и Япончик некоторое время жили на квартире одной из ведущих популярнейшей детской телепередачи "Спокойной ночи, малыши!". Иваньков и его приятели, хорошо знакомые с методами оперативных служб, даже по телефону говорили условными фразами, выставляли контрнаблюдателей в местах встреч, устраивали на машинах "карусель", чтобы проверить и отсечь хвост. В мае 1981 года стало известно, что бандиты собираются на отдых к Черному морю. И хотя документирование преступлений было далеко до завершения, руководители спецслужб откладывать арест не решились. Япончика с его маскарадами и вооруженными налетами терпеть дольше было невозможно. Накануне отъезда 14 мая заранее спланированная акция по задержанию членов банды удачно проведена сыщиками Петровки, 38 и их старшими братьями из Комитета госбезопасности. Из пикантных деталей ареста. Япончик, которого в "шестерке" блокировало сразу несколько автомобилей, сдаваться без боя не хотел. Он даже таранил машину оперативников, а те вынуждены были дважды стрелять по колесам. После задержания у вора в законе, официально являвшегося шизофреником инвалидом II группы, изъяли три поддельных водительских удостоверения и четыре паспорта на разные имена, но с его, Иваньковской, фотографией. Это не считая множества бланков, трудовых книжек и прочих
в начало наверх
документов строгой отчетности. Примерно при таких же обстоятельствах проходило задержание дружков. Как и следовало ожидать, следствие и суд оказались серьезнейшими испытаниями для правоохранительных органов. Как рассказал участвовавший в процессе начальник отдела МУРа Владимир Пронь, имелась информация готовящемся нападении на конвой во время этапирования Иванькова из "Матросской Тишины" в зал судебного заседания. Япончика собирался освободить его давний друг рецидивист Бец, который находился в розыске за убийство двенадцати человек. (Позже Беца застрелили в багажнике машины его бывшие подельники.) Нападения не последовало, но меры предосторожности конвой применял серьезные. Каждый раз меняли маршрут движения, впервые был задействован ОМОН. Специальную круглосуточную охрану, такое было тоже первый раз, выделили судье. Тем не менее сложностей избежать не удалось. Свидетели вдруг начали жаловаться на забывчивость, доказательная база затрещала по швам, и, если бы не особое внимание, которое уделялось делу Иванькова, приговор, вероятно, оказался бы мягче (в окончательном варианте обвинения фигурировал лишь один эпизод вымогательства под угрозой оружия). Подельники получили солидные сроки, а сам главарь, приговоренный к 14 годам лишения свободы, в ореоле "правильного вора" отправился за решетку. 6 марта 1983 года Япончик этапом прибыл в Магадан. Продержался он там совсем недолго - уже 30 июля за злостное несоблюдение режима московского вора направляют в знаменитую зону тюремного режима СТ-2 города Тулуна Иркутской области. Там Иваньков и пробыл весь оставшийся срок. Причем с первых же дней повел себя как "отрицала"-заключенный, отказывающийся идти на какой-либо контакт с администрацией. Вот лишь некоторые из подвигов Япончика в Тулуне. 10 января 1984 года он наносит тяжкое телесное повреждение осужденному Гребенцу, за что получает еще один год "довеска". Затем новая выходка, добавившая к сроку очередной год Япончик бросает стул и травмирует сотрудника СТ-2. Без последствий осталась драка с заключенным Лыткиным, выдававшим газеты и журналы. Иваньков потребовал чужой номер еженедельника "За рубежом". Услышав справедливый отказ, Япончик схватил палку для прочистки унитаза и до потери сознания избил Лыткина. Выходка осталась без наказания, потому что свидетелей избиения не оказалось... За время заключения Иваньков 58 раз нарушал лагерный режим, 35 раз водворялся в штрафной изолятор и карцер, на два месяца переводился в помещение камерного типа. При этом Япончик сохранил лицо, не просил пощады, а заваливал начальство жалобами на произвол И беззакония. Он не опускался до примитивных обвинений, типичных матерщины и оскорблений. Заявления так же, как и письма домой, грамотны, рассудительны и говорят сами за себя: "...из ста суток моего нахождения здесь - около восьмидесяти суток (в общей сложности) меня содержат в штрафных изоляторах под различными вымышленными предлогами. Фактически водворяют туда не за нарушений, а беспричинно, из-за какой-то жандармской перестраховки, и в конечном итоге дополняют недуг, который и сам по себе приносит мне физические страдания и крайне ограничивает передвижение". Имея статус вора в законе, не позволяющего ему по принятым в уголовном мире правилам трудиться, Иваньков тем не менее обращается к администрации с заявлением: "Прошу предоставить мне физическую работу во вверенном Вам учреждении, так как у меня нет денег на лицевом счете и по состоянию здоровья работа мне необходима". Положение Япончика кажется особенно печальным, поскольку, как выяснили командированные для проверки в Республику Коми сотрудники Петровки, 38, его подельник вор Асаф жил на зоне припеваючи. За время нахождения в ИТК Коми Асаф не работал ни единого дня, зато по нарядам перевыполнял нормы и получал деньги. Ни разу он не был и в общей столовой колонии. В его распоряжении всегда имелась черная и красная икра, осетрина, шоколад, французский коньяк и американские сигареты. Асаф неоднократно получал разрешения на длительные свидания с женой. В сравнении со своим дружком Япончик выглядит несгибаемым бойцом, предпочитающим умереть, но не склонить голову перед ментами. О нем говорят как о подвижнике воровской идеи, систематически вступающем в конфликт с тюремным и лагерным начальством. Правда ли это? В 1988 году в Москве за грабеж был задержан некий Варламов, долгое время сидевший в тюрьме города Тулупа под Иркутском вместе с Иваньковым. Его рассказ соседям по камере о житье-бытье "правильного вора" выглядит иначе. С Япончиком Варламов прожил два с лишним года. С его слов Иваньков "в тюрьме взял верх", координировал любые действия осужденных, был полным хозяином. Япончик мог зайти в любую камеру днем или ночью, так как с начальником Тюрьмы был на короткой ноге. В камере они ни в чем не нуждались, из продуктов ели то, что на свободе простой смертный даже не видел. Отмечая какое-либо событие, пили только коньяк. Когда Варламов освобождался, всю ночь не спали, отмечали проводы. Япончик дал ему инструкции, одел с барского плеча в спортивный костюм и лайковую куртку. По словам Варламова, на праздники Иваньков получал поздравления и посылки от известных певцов и поэтов, которых знала вся страна. Между тем многочисленные друзья Япончика, используя все возможные средства и связи, активно эксплуатируют версию об угасании в советских казематах несправедливо осужденного законопослушного гражданина Иванькова. Его жена направляет соответствующие прошения депутатам, правительственным чиновникам, судебным органам. Настойчивость родных и знакомых возымела действие. 11 и 13 сентября 1990 года в Президиум Верховного Совета РФ и Председателю Верховного Совета РСФСР Б. Ельцину отправляются два депутатских запроса. 13 сентября оба запроса были переданы в отдел помилований Верховного Совета РФ. А 15 октября в Тулунскую СТ-2 УВД Иркутской области был отправлен запрос секретариата ВС РСФСР за N 3/676 с просьбой выслать характеристику и прочие документы для рассмотрения вопроса об изменении срока наказания осужденного Иванькова. Даже учитывая, что администрация тюрьмы прислала сфальсифицированные документы, где Япончик представлялся вставшим на путь исправления, осознавшим и раскаявшимся, вряд ли можно было рассчитывать на чудо. Досрочное освобождение Япончику не светило. Кривая преступность с 1990 года резко шла вверх, а в феврале 1991 года, вопреки эйфории, вызванной перестройкой и горбачевскими реформами, выходит в свет Указ "О мерах по усилению борьбы с наиболее опасными преступлениями и их организованными формами". Серьезность проблемы возрождения массового бандитизма в стране становится настолько очевидной, что в МВД СССР создается специальный главк по организованной преступности и наркобизнесу. Тем не менее сенсация состоялась. Рассмотрев очередное прошение о снижении срока Иванькову, заместитель председателя Верховного Суда РФ А. Меркушев ходатайствует о смягчении приговора. И в конце 1991 года пятидесятилетний вор в законе на пять лет раньше срока возвращается в Москву. Пока в коридорах Петровки обсуждались последствия возвращения Япончика в столицу, пока газеты наперебой возмущались коррупционерами, позволившими крупнейшему мафиози выйти на свободу, уголовный мир чествовал своего "рыцаря". Иваньков быстро освоился в новых перестроечных условиях и предстал прежним лидером. К нему на поклон поспешили "сливки" криминалитета: воры Дато Ташкентский, Паша Цируль, Гиви Резаный, Гога Ереванский, Малина, авторитеты нового призыва Роспись, Сильвестр, Марик и, конечно, друзья, столько сделавшие для него в период заточения - братья Отари и Амиран Квантришвили, Слива, Балда. Все ждали развития событий, Помня нелюбовь Япончика к "лаврушникам", чеченцам и его обещания очистить столицу от черных. Но войны мафий не последовало. А дальнейшее превзошло самые смелые предположения. Оперативное сообщение: "Отарик Квантришвили готовит для Япончика служебные паспорта, чтобы тот вместе с женой смог поехать на отдых в ФРГ. Там Иваньков должен объехать русских эмигрантов и бизнесменов, чтобы они платили дань не чеченцам, а ему. При выходе из тюрьмы Япончику дали несколько миллионов, чтобы он встал на ноги. С помощью своих подельников Амирана Квантришвили, Быкова и Максимова он быстро вникает в расстановку сил в столице, выступает судьей в спорах. В декабре 1991 года он ездил с Амираном Квантришвили на разборку к солнцевским..." Хотя после освобождения Иваньков должен был находиться под административным надзором и регулярно общаться с участковым, он даже близко не подходил к "родному" 117-му отделению милиции. Более того, Япончик неожиданно для всех пересекает границу и выезжает в ФРГ, а позже обосновывается в Нью-Йорке... После ареста вора агентами ФБР все без исключения газеты вспоминали об отъезде Япончика за рубеж с прямо-таки мистическим страхом перед могуществом мафии. Однако такой поворот в судьбе Иванькова кажется вполне объяснимым, а разговоры о неведении компетентных органов, их растерянности в связи с английским прощанием русского вора со своей исторической родиной и вовсе не убедительны. Милиция, не говоря уже о КГБ, была прекрасно осведомлена не только о месте пребывания Япончика в Москве, но и о его планах. Было известно, что Квантришвили готовит Для Иванькова и его жены заграничные паспорта, причем тайные переговоры между заинтересованными лицами, где назывались конкретные имена и цифры, фиксировались и оформлялись соответствующим образом. Уход Япончика с российской сцены был запрограммирован, причем именно его уход, а не кого-либо другого. Вспомним время, когда происходили события. 1992 год, легальный бизнес прочно переплелся с криминальным. Вчерашние теневики, молодые миллионеры, тех, кого называют новые русские, банкиры и вовремя сориентировавшиеся номенклатурные аппаратчики расширяли деловые контакты с зарубежьем, проводили грандиозные валютные операции. Эмиссары уголовного мира разъезжали по Европе и США, связывая российский бизнес с западными партнерами и бывшими выходцами из СССР. В этих условиях в интересах некоторых российских кругов было появление за границей людей, умеющих и знающих, как держать в руках ниточки многочисленных контактов. Причем людей, которые уважаемы и знакомы не только с законопослушными гражданами. В уголовном мире есть такой термин - "смотрящий". Это человек, контролирующий ситуацию, не прибегая к помощи официальных государственных институтов. Нельзя утверждать, что Иваньков согласился выполнять "деликатное" поручение. Скорее всего люди из его окружения являлись агентами спецслужб, что большой разницы не имело. Нужная фигура вошла в игру, поставлена на доску. А расстановка сил в России и за ее пределами, подвижки и перспектив развития событий, одним словом, вся картина изменений в преступной среде и зонах ее влияния попадала в оперативные досье соответствующих служб. Сам Япончик, даже если и подозревал о роли, которую выполняет, сделать ничего не мог. Кому как не ему, названному "крестным отцом" русской мафии, хорошо известно, что есть предложения; от которых нельзя отказаться. Иваньков занял на Западе подобающее его положению место. В Нью-Йорке поначалу поселился у продюсера известного певца-эстрадника, выходца из России, а позже купил дом и разъезжал по стране, налаживая деловые контакты с русскими преступными группировками, итальянскими мафиозными семьями и Латиноамериканскими наркосиндикатами. По некоторым данным, одна из итальянских структур, опекавшая игорную индустрию Далласа, признала его авторитет и определила долю отчислений от дохода. Сумму, понятно, назвать трудно, но, очевидно, размер дани уважения оценивался цифрой со многими пулями. Есть сведения, что и наркодельцы не обидели русского коллегу. Говорить о соотечественниках не приходится. На счета Япончика в Вене и Нью-Йорке регулярно поступали суммы от большинства российских группировок. В США постоянно ездили представители отечественной уголовной элиты. За два года у Иванькова перебывали практически все известные лидеры и воры в законе. Япончик общался с Сильвестром, Аверой, Михасем, Макинтошем, Петриком и другими. Не теряли связи с "патриархом" и грузинские воры. Самый авторитетный из них кутаисский законник Ониани бывал в США несколько раз. Ждали Япончика и в Москве. Насколько реальны были эти ожидания, судить не берусь. Но в агентурных сообщениях встречалась такая фраза: "Из общака долгопрудненской группировки Иванькову передавали 350 тысяч долларов. Но он остался недоволен такой суммой, ждал больше. Он сказал, что, если долгопрудненские не "подогреют" его в ближайшие 10-20 дней, с ними будет разбираться. Япончик обещает приехать в Россию и поставить некоторых людей на место. Поедет скорее всего под чужими данными". Акция, после которой Иваньков и пятеро его боевиков были задержаны агентами ФБР, вряд ли объясняется банальным рэкетом в отношении руководителей нью-йоркской фирмы "Саммит интернэшнл" Волошина и Волкова, у которых, по официальной версии, подозреваемые вымогали 3,5 миллиона долларов. Сумма так себе - даже для бандитов средней руки. Что уж говорить о Япончике, имеющем по оперативным данным десятки миллионов в год. Теперь известно, что Иваньков организовал в Бруклине на Нептун-авеню, 6А собственную фирму "Prayslt". Только за первое полугодие 1993 года одно из московских акционерных обществ закрытого типа перечисляло на Япончика 1 миллион 300 тысяч долларов. Другая столичная корпорация за три последних года перевела на счета лондонских фирм, находящихся под патронажем Иванькова, 17 миллионов долларов. "Крестный отец" русский мафии владел 80 процентами капитала приморской судовой компании, активно внедрялся в золотодобывающую промышленность Хабаровского края. Очевидна связь Япончика не только с печально известным банком "Чара", но и со счетами других,
в начало наверх
вполне респектабельных и имеющих как будто бы безупречную репутацию банков Нью-Йорка и нескольких европейских столиц. Иваньков постоянно держал связь со своими эмиссарами во всем мире (в изъятых записных книжках вора указаны телефоны авторитетных мафиози в десятках стран); тем не менее 68 аудиокассет радиоперехвата, приобщенных сотрудниками ФБР к делу, лишь подтверждают хитрость и осторожность опытного гангстера. Об этом же говорит наличие четырех паспортов, найденных у Япончика: двух российских, одного польского и одного британского. Причем последний на имя уроженца Ливерпуля Рэймонда Эустейса, но с фотокарточкой Иванькова. Поводов для близкого знакомства с Иваньковым у сотрудников ФБР и раньше было достаточно, а информации наверняка хватало. Скорее всего и в планы американских спецслужб входило использование связей и авторитета русского мафиози, например, для "разгрузки" внутреннего наркорынка США за счет смещения интересов, колумбийских наркосиндикатов в сторону России. Именно этими вопросами, по мнению некоторых оперативников, занимался по поручению Япончика московский гангстер Сергей Борода. Не исключено, что загадочное убийство Бороды помешало реализации планов. Возможно, в устранении Иванькова оказался заинтересован кто-то из боссов местной "коза ностры" Не сбросить со счетов и отечественные спецслужбы, для которых по ряду причин Япончик мог стать неудобной фигурой, и они нашли способ скомпрометировать его перед федеральными властями США. Как бы то ни было, известнейший русский мафиози отправился за решетку. Было бы слишком просто завершить легенду о великом Славе Япончике банальным выводом, что-де воры в законе не нужны нынче как прошлогодний снег, как ум, честь и совесть безвозвратно ушедшей криминальной эпохи. Фигура вора Иванькова глубже и богаче - не сочтите за попытку ее вознести. Нельзя забывать, что этот незаурядный криминальный талант стал великим только с благословения кадровой кузницы советского лагеря, был востребован перестройкой и поставлен на международную доску. С его помощью некие структуры наладили прямой контакт, после чего, как водится, кинули посредника Тогда этот финал, хотя и не трагический для снятого с доски ферзя. Если, конечно, спецслужбы обеих стран, вынашивая проект совместного предприятия, не готовят Япончика в американской тюрьме к новому предложению, от которого ему будет трудно отказаться. О.КВАНТРИШВИЛИ, ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ В табели о рангах столичного истэблишмента Отари Квантришвили занимал совершенно уникальное место. Он был постоянным участником всех значительных светских раутов, запросто общался, с людьми из окружения Бориса Ельцина, водил дружбу с мэром Москвы Юрием Лужковым и другими представителями власти, в частности с генералитетом МВД и спецслужб. Последнее обстоятельство не мешало Квантришвилм иметь огромное влияние в среде откровенных уголовников. И он охотно подтверждал это в многочисленных выступлениях на телевидении и в печати. Его искренне считали добрым меценатом, жертвующим деньги на сирот и обездоленных, энергичным и сильным лидером, объединившим для благих целей ветеранов спорта и афганцев, мудрым и справедливым товарищем. В глазах других Квантришвили выглядел циничным и расчетливым дельцом, классическим "крестным отцом" российского смутного времени, нужного и удобного всем - представителям легального бизнесами политики с одной стороны и теневикам с криминальным капиталом с другой. Его личность мало кого оставляла равнодушным, вызывая диаметрально противоположные чувства уважительного поклонения или откровенного презрения. Не признавал полутонов и сам Квантришвили. К цели он шел напролом, никого не боясь и ни о чем не заботясь. Отсутствие гибкости, а порой демонстративная, вызывающая прямолинейность действий, вероятно, и стала причиной его гибели. Из оперативной сводки ГУВД Москвы: "5 апреля 1994 года в 18.00 в дежурную часть по телефону поступило сообщение от граждан о выстрелах у дома N 7 по Столярному переулку. Прибывшей на место происшествия группой немедленного реагирования установлено, что на автостоянке у Краснопресненских бань неизвестному причинены три огнестрельных ранения в голову, шею и грудь. Для оказания медицинской помощи потерпевший на частной машине был доставлен в больницу имени Боткина, где от полученных ранений скончался. В больнице была установлена личность потерпевшего. О.В. Квантришвили, 1948 года рождения, президент фонда социальной защищенности спортсменов имени Л.И. Яшина..." Около 18.00 администратор бань Зимин по просьбе Квантришвили положил в багажник "Жигулей" минеральную воду, мясо и другие продукты. В этот момент рядом с потерпевшим находились А. Залуский, В. Князев и В. Меланин. Никто не успел заметить, с какой стороны звучали выстрелы. Тем более двор окружен зданиями. Да и времени ни у кого не было. Раненого положили в джип и через двадцать минут доставили в отделение неотложной хирургии. Помощь медиков уже не понадобилась. Дежурный врач Н. Галкина констатировала смерть О. Квантришвили от двух слепых ранений в правую височную область головы и огнестрельного ранения левого грудно-ключевого сочленения. Как следует из протокола осмотра тела, потерпевший был одет в светлый шерстяной свитер, темные брюки и лежал на удлиненном кашемировом зеленом пальто. В его карманах обнаружено: удостоверение на имя президента фонда имени Л. Яшина, три тысячи долларов США, 1,5 миллиона рублей и паспорт на имя Л. Ардиябы, признанный впоследствии поддельным экспертами ГУВД Москвы. Убийство у Краснопресненских бань стало темой N 1 выпусков теленовостей и детально обсуждалось всеми без исключения газетами и журналами. В стороне не осталось ни одно издание, высказывались разнообразные версии, подробно описывалась жизнь Квантришвили. Вот как выглядит его портрет, если обобщить многочисленные публикации и выступления. Отари Квантришвили родился в грузинском городе Зестафони, но большую часть жизни прожил в Москве. В прошлом мастер спорта международного класса по классической борьбе. Был азартным карточным игроком, по крупному играл в гостинице "Советская". В 1966 году осужден Московским городским судом по статье 117 УК РСФСР (изнасилование). В 1970 году направляется в психиатрическую больницу общего режима в Люблино с диагнозом вялотекущая шизофрения. В начале восьмидесятых годов Квантришвили работал тренером МГС "Динамо"", где объединил вокруг себя известных борцов, боксеров, штангистов, часть которых впоследствии вошла в состав преступных группировок: бауманскои, люберецкой, кунцевской, Домодедовской, балашихинской. Он имел близкие отношения с ворами в законе Япончиком (Иваньков), Песо (Кучулория), Рафиком Сво (Багдасарян), другими уголовными авторитетами, причем не скрывал этого от окружающих, а использовал для укрепления своего положения. Первоначальный капитал начал создавать с помощью так называемых "центровых людей", получающих нелегальные доходы в наиболее престижных местах - Центре международной торговли, гостиницах "Интурист", "Метрополь", "Космос". По данным милиции, таких людей насчитывалось около 200 человек. Самые тесные взаимоотношения у Квантришвили были с бауманской бригадой, так как она действовала в центре города на территории Бауманского района. В ней состояло много бывших спортсменов - друзей Квантришвили. С 1985 года он начал активно заниматься предпринимательством. Благодаря рекомендации Квантришвили в различные коммерческие структуры внедрялись представители преступных группировок с целью перекачки денег на, счета банд. Фирмы использовались также для отмывания "грязного" капитала. По оценкам представителей-спецслужб, набиравший все больший авторитет Квантришвили стал в бандитской Москве кем-то вроде ответственного по связи с общественностью. По данным МВД он имел свою долю от деятельности казино в ресторане "Гавана", гостиницах "Интурист", "Ленинградская", "Университетская", нескольких банков и коммерческих структур. Эксперты считали, что Квантришвили поставил под контроль весь игорный бизнес Москвы. С его помощью открыто казино "Роял", расположенное на давней "вотчине" Квантришвили - территории Центрального московского ипподрома. Разговоры об Отарике (так именовали его в оперативных документах) как о "крестном отце" московской мафии начались с конца восьмидесятых. Однако велись они в основном в стенах кабинетов МВД и КГБ. Единственным человеком, открыто заявлявшем о подлинном лице Квантришвили и его воровском окружении, стала спецкор ТАСС Лариса Кислинская. Она еще при жизни Отарика опубликовала серию сенсационных статей о столичной мафии, чем вызвала его явное недовольство. Как-то поздно вечером он позвонил Кислинской по телефону; "Я чувствую, что с вами произойдет несчастье. Зреет заговор, возможно, что-то произойдет с вами, ноя буду не виноват, о чем сообщил в заявлении на имя прокурора Краснопресненского района". К счастью, с мужественной журналисткой беды не случилось. Гораздо меньше повезло ее коллеге Алексею Матвееву, который осмелился критиковать договорные матчи в футболе. После очередной публикации Квантришвили пригрозил Матвееву: "Смотри, не уймешься - бить будем". Алексей "не унялся" и через месяц средь бела дня неизвестные изрезали ему лицо ножом... Не утверждаю, как и сам Алексей Матвеев, что нападение непосредственно связано с Квантришвили. Тем более что уголовное дело по этому факту осталось "висяком". Однако исключить руку "мастера" тоже не берусь - очень уж многое совпадает. Между тем самого Отари Квантришвили нисколько не смущал имидж крутого мафиози. Он раздавал интервью направо и налево, не слишком задумываясь о впечатлении, которое производит на слушателей и читателей. О базисе своего благосостояния Квантришвили говорил: "Первые деньги я заработал набегах. И никогда ни у кого ничего не требовал. Просто просил человека дать денег. Вполне хватало, так как желающих удовлетворить просьбу отбоя не было. Ко мне часто обращаются помочь вернуть долги. Я звоню и, как правило, улаживаю дело без конфликта..." Занимаясь коммерцией, Квантришвили искал контакты с политиками, деятелями культуры. Одним из его компаньонов и друзей стал Иосиф Кобзон. Позже Отари и Анзором Квантришвили была организована "Ассоциация XXI век". Но скоро Какилашвили отделился и Квантришвили вынужден был создать фонд Л. Яшина. Меценатская деятельность Отари, успешно пропагандируемая с помощью друзей и выступлений средств массовой информации, позволила ему завести полезные знакомства в правительственных кругах. Эти связи трансформировались в режим наибольшего благоприятствования для коммерческих структур, находившихся под его крышей. Незадолго до гибели он начал активную работу по созданию и популяризации своей политической партии "Спортсмены России". К этому досье, не претендующему на исчерпывающую полноту, нужно добавить немаловажную деталь: в течение многих лет О. Квантришвили интересовались специалисты с Лубянки... Отработка жилого сектора на месте происшествия позволила найти оружие убийцы. Оно лежало на чердаке дома 4/29 по улице Пресненский вал у слухового окна, выходящего во двор бани. Это была малокалиберная немецкая винтовка "Аншутц" N 1392909 с оптическим прицелов N Б-70875, изготовленным в Санкт-Петербурге на заводе "ЛОМО". Стрельба велась из положения с колена под углом 30 - 40 градусов. Для удобства киллер сделал подставку из четырех кирпичей. Эксперты-криминалисты определили, что он использовал патроны иностранного производства с усиленным пороховым зарядом, а в ожидании жертвы курил. У слухового окна было найдено семь сигаретных окурков. В течение нескольких часов оперативные группы побывали в квартире убитого на Крылатских холмах, на даче дома отдыха "Успенское" и в офисе Квантришвили на Тверской в гостинице "Интурист". Ничего существенного осмотр документов не принес. Другого ожидать не приходилось. Судя по всему, убийство было тщательно спланировано, его организаторы хорошо предусмотрели каждую мелочь и явных зацепок не оставили, Исполнителем оказался настоящий профессионал. Стрельба велась под неудобным углом, с расстояния около 100 метров. Тем не менее убийца в считанные секунды трижды спустил курок и каждый раз попадал точно в цель. Любопытно, что среди версий обсуждалась и такая: стрелял мастер спорта по биатлону. Чем еще можно объяснить высочайшую точность при минимуме времени? Брошенная винтовка (у нее был разбит приклад) тоже говорила о многом. Организаторы наверняка позаботились о том, чтобы поиски ее владельца не вывели на правильный след. Однако сыщики начали работу именно с розыска хозяина винтовки "Аншутц". Оперативники установили, что подобное оружие калибра 5,6 производится в Германии на заводе города Зулле. 17 мая 1993 года партия винтовок, в которой находилась и та самая под N 1392909, была отправлена для реализации в Тампере официальному дилеру изготовителя в Финляндии торговой фирме "Финэнтерпрайз". А 9 декабря, меньше чем за четыре месяца до убийства, партия винтовок, включая оружие киллера, была закуплена эстонской общественной организацией "Лаанема Каайтселит" - военизированным радикальным формированием, стоящим на националистических позициях. С помощью Интерпола и коллег из Эстонии сыщики установили торговца оружием. По просьбе российской прокуратуры Гражданин Эстонии, бывший
в начало наверх
спортсмен-десятиборец, а ныне заведующий международным отделом АО "Спорди Агент", А. Хеллер, дал показания в Арестанском доме N 1 Таллинна. На допросе он рассказал, что возил оружие из Финляндии для некоего Сергея. Заказчика он никогда не видел, фамилии не знал, а контакт поддерживал только по телефону. Причем Сергей звонил Хеллеру сам. Передача оружия проходила по четкой схеме. Купив стволы по документам АО "Спорди Агент", Хеллер укладывал их в багажник автомобиля и заезжал на паром, курсирующий между Финляндией и Эстонией. После отплытия торговец встречался в каюте с неизвестным мужчиной, передавал ему ключ от багажника машины, тот забирал стволы и, возвращая ключ, расплачивался с Хеллером за товар. Увы, как и следовало ожидать, пройдя по цепочке изготовитель - посредник - покупатель, сыщикам не удалось выйти на последнего хозяина винтовки. След оборвался: Но параллельно отрабатывались другие версии. Они предоставили обильную пищу для размышлений. Некая фирма "Аван" должна была продать змеиный яд фармацевтической организации в Москве. Цена товара составляла 1,5 миллиарда рублей. Когда дело дошло до оплаты, начались неувязки. По показаниям свидетеля М., помочь в завершении сделки вызвался Квантришвили. Его вмешательство не понравилось покупателю, недовольство вылилось в серьезный конфликт и угрозы. Другая версия рассматривала спор Отари с "Ассоциацией XXI век" из-за помещения для ресторана "Ацтека" в гостинице "Интурист". Кроме того, появились сведения, что Квантришвили имел косвенное отношение к кровавой разборке у Театра Российской Армии. Тогда в перестрелке участвовало несколько человек, погибло четверо боевиков, пострадала случайная прохожая. По агентурным данным, одна из сторон представляла интересы Квантришвили. И потерпевшие, у которых получили смертельные ранения лидеры, - обещали отомстить Отари. Наконец, не исключалась организация убийства Сильвестром. Среди членов бауманской и солнцевской группировок ходили слухи, что Сильвестр, контролировавший 60 процентов торговли драгоценными металлами в Москве. - хотел стать монополистом. Ему мешал Квантришвили и тогда на Украине был найден киллер-профессионал, в прошлом сотрудник спецназа, обещавший выполнить непростой заказ. Ни одно из направлений не выдержало серьезной проверки. Обычная для громких дел ситуация - путей много, но правильного не найти. Надежда сузить сектор поиска появилась, когда сыщики МВД, сравнивая обстоятельства резонансных заказных убийств последнего времени, обратили внимание на совпадение. 11 мая 1993 года в Минске снайпером был убит генеральный директор фирмы "Коминвест", председатель Белбизнесбанка А. Лисинчук. Киллер использовал карабин западногерманского производства "Крико" с самодельной оптикой. А закупили оружие на фирме. "Финэнтерпрайз" все те же представители таллиннской общественной организации "Лаанема Каайтселит". Но и в Белоруссии помочь российским оперативникам не смогли. Убийца Лисинчука никаких следов не оставил. Для полноты картины упомяну еще два направления работы следствия. Первое-убийство совершено из личной мести фарцовщика, попавшего за решетку в восьмидесятых годах по вине Квантришвили, который наказал его за оскорбление проститутки. Допускалась и "чеченская линия", связанная с разборкой после расстрела Амирана Квантришвили и Феди Бешеного в офисе МП "Водолей" на Якиманке. Полностью исключать такую мотивацию нельзя. Но все же, по мнению большинства оперативников, самая реальная версия была связана с коммерческой деятельностью Отари. Квантришвили уже давно вошел в число людей, чья жизнь или смерть мало зависит от слепого стечения обстоятельств, амбиций или претензий конкретного лица, даже если оно наделено влиянием и полномочиями. Президент фона Яшина своей деятельностью выражал не только личные интересы. За его спиной, как справедливо предполагали многие, стояли большие силы и колоссальные деньги. Напомню, что с момента освобождения, после обследования в люблинской психиатрической больнице, Квантришвили, словно, заговоренный, благополучно избегал серьезных неприятностей. Между тем его деятельность никак нельзя было отнести к социально полезной и законной. Он общался с "ломщиками" валюты у "Березок", центровыми проститутками, игроками в карты на катранах и в ресторанах, держал тотализатор на бегах. Совершенно конкретные факты связывали Квантришвили с бандой Япончика. Оперативная разработка велась на всю группу, куда, кроме лидера Иванькова, входили воры в законе Асаф Сосунов (кличка Жук), Владимир Быков (Балда), Валериан Кучулория (Песо), авторитет Вячеслав Слива и... Отари Квантришвили. После разгрома банды Японца будущий защитник социальных прав спортсменов почему-то не получил никакого наказания, и даже материалов на него в уголовном деле обнаружить нельзя. В дальнейшем, после освобождения Японца из Тулуна и возвращения его в Москву, по оперативным каналам потоком пошла информация о связи вора в законе и его давнего знакомого Квантришвили, немало сделавшего для досрочного освобождения Иванькова из тюрьмы, Глубокой тайной окутана история получения загранпаспорта матерым рецидивистом Иваньковым, находящимся к тому же под надзорам милиции. К этому, по имеющимся у милиции сведениям, так же приложил руку Квантришвили. И даже учитывая связи последнего и его пост вице-президента "Ассоциация XXI век", остается удивляться случившемуся. Снова возникает вопрос: что или кто стоял за всем этим? Можно предположить, что Квантришвили был лишь фигурой в очень крупной игре, где на кон ставились сотни миллиардов. Уместно упомянуть о документе с грифом "для служебного пользования", под которым стояла подпись Президента России. Он появился примерно за полгода до убийства Квантришвили и предусматривал, по предложению Национального фонда спорта России и Российской академии тенниса, создание спортивного центра по типу акционерного общества закрытого типа. Центр, по распоряжению Президента, был наделен фантастическими льготами, в частности, освобожден от уплаты экспортно-импортной таможенной пошлины до 1995 года. Из госрезерва были выделены для продажи на экспорт сотни тысяч тонн стратегического сырья-алюминия, руды, нефти, цемента... Акционерное общество, вероятно, выступало посредником в сделках между зарубежными фирмами и отечественными коммерсантами, получая при этом огромные прибыли. Монополия вызвала раздражение весьма сильных людей, вынужденных пользоваться Услугами спортивного центра и несших при этом огромные убытки. Здесь могла скрываться реальная причина убийства Квантришвили. Через полгода после выстрелов у Краснопресненских бань всплыла довольно правдоподобная история. Оперативникам стало известно о существовании некоего кредита в 800 миллиардов рублей. На него претендовала коммерческая структура, которую возглавлял родственник высокопоставленного правительственного чиновника. Но Квантришвили, используя знакомства и влияние, сумел перехватить кредит, чем вызвал ответную реакцию конкурентов. Был найден исполнитель, якобы в прошлом офицер спецназа, согласившийся за 200 тысяч долларов и заграничный паспорт с выездной визой выполнить задание. Не берусь судить, насколько правдоподобна история, но правительственный чиновник ушел в отставку через день после того, как эти сведения были зафиксированы оперативниками. Тем не менее преступление остается нераскрытым до сих пор. Подлинные причины устранения столь могущественной и известной фигуры пока неизвестны. Да и вряд ли когда-нибудь они будут рассказаны полностью без утайки. Сейчас это не нужно ни тем, кто стоял за спиной Отари Квантришвили, ни тому, кто оплатил услуги его убийцы. "НЕКОРОНОВАНЫЙ" СИЛЬВЕСТР Хотя его имя было известно едва ли не каждому, в биографии Силевестра, в отличит от других главарей преступных кланов, недомолвок и белых пятен хватает. По настоящему он конфликтовал с законом только однажды и отделался минимальным сроком наказания. В Бутырской тюрьме, где Сильвестр пребывал около двух лет, он был возведен в ранг вора в законе, но затем якобы лишен "короны" на той же сходке. Освободившись, авторитет не потерялся, а, напротив, серьезно укрепил позиции. "Некоронованный" Сильвестр считался фигурой равной по значимости самому Отари Квантришвили. С удивительной легкостью он совмещал статус влиятельного мафиози и правопослушного гражданина, не попадала милицейские оперативные сводки и только раз в 1992 году задерживался сыщиками МУРа в ночном ресторане мотеля "Солнечный" на дне рождения своего друга - вора Шурика Захара. Сильвестр превращался в легенду уголовной Москвы, чему в немалой степени способствовала его загадочная неуязвимость. Благополучную карьеру "крестного отца" неожиданно прервал взрыв на 3-й Тверской-Ямской улице. Сработавшая под днищем роскошного темно-серого "Мерседеса-600" радиоуправляемая бомба унесла жизнь Силевестра и окутала ее еще более плотной завесой таинственности. ПОСЛЕДНИЙ НОКАУТ ...Для жителей деревни Клин Новгородской области Сильвестр был Сергеем Ивановичем Тимофеевым, добросовестным парнем (дежурил в оперативных отрядах народной дружины), хорошим спортсменом (занимался рукопашным боем в зале местной милиции) и неплохим трактористом. Окончив десятилетку, Сережа Новгородский задумался о будущем. И тут, как и многих других, его поманили огни далекой столицы. Оставив семью, старшего брата-бульдозериста, двадцатилетний деревенский парень перебрался в Москву, женился, обустроился и оказался перед проблемой: как жить дальше? Специальность водителя - честного труженика городских магистралей, его не прельщала. На зарплату спортивного инструктора по каратэ, которым увлекся новоиспеченный москвич, тоже особо не разгуляешься. И Сережа выбрал другой путь. Правда, это стало известно лишь двенадцать лет спустя, после скандального инцидента около магазина "Белград". Драка возникла из-за отказа азербайджанцев оплатить проигрыш местным "воротилам игорного бизнеса" - группе наперсточников, бригадиром которых и был Тимофеев. В потасовке участвовало несколько десятков человек, а кавказец Наврузов получил серьезную травму головы и был увезен "скорой" в 68-ю горбольницу. Его земляки, учитывая численный перевес славян, временно отступили. Но уже к пяти часам вечера со всех концов города стянулись сотни азербайджанцев, решивших отомстить за обиженного соплеменника. Искали они Тимофеева, так как обладали точной информацией (в отличие от местной милиции), кто именно и чем проломил череп Наврузову. Тут уже Сереже пришлось демонстрировать реакцию спортсмена и проворность. Преследуемый толпой, он едва успел Прыгнуть в "восьмерку" своего приятеля и они рванулись под защиту местного 143-го отделения милиции. Однако разгоряченных врагов это не остановило, и будущему грозному лидеру славян и его другу пришлось, перепрыгнув забор "конторы", бежать дальше. Азербайджанцы же устроили во внутреннем дворе отделения настоящий погром, не оставив у брошенной "восьмерки" ни одного целого стекла и детали кузова. Дело получило серьезную огласку и приобретало формы массовых беспорядков. Конечно, квалифицировать таким образом случившееся милицейское начальство не решилось, дело возбудили по фактам нанесения телесных повреждений и хулиганства. Инициатора столкновения Тимофеева решили задержать. В то время он еще не был Сильвестром и во всех документах и оперативных сообщениях проходил под уважительной кличкой Иваныч. К месту прописки подозреваемого выехала группа сыщиков, но войти в квартиру ни разу не решились. "Наружка" сообщила, что Иваныч собрав квартире сторонников - двенадцать здоровых ребят. Задержание отложили до утра. Наконец в квартире остались только хозяева. На звонок никто не отреагировал, после недолгих раздумий бойцы ОМОНа выбили деревянную дверь (в те годы бронированные двери в Москве были разве что на ГОЗНАКе) и знакомство с Тимофеевым состоялось. Очевидец событий рассказывал, что жил Иваныч довольно скромно, но уже тогда имел видеомагнитофон с импортным телевизором, модную мебель, держал двух псов. И еще маленький штрих: на холодильнике лежало семь тысяч рублей в банковских упаковках (по ценам 1988 года - стоимость "Волги"). Сопротивления Сережа не оказывал, держался достойно. Впрочем, вел он себя внушительно всегда. Я был свидетелем, как во время уже упоминавшегося задержания в "Солнечном" Тимофеев, уже в "ранге" Сильвестра, спокойно стоял у стены, не опуская глаз под пристальными взглядами горячих ребят из спецназа. Повернемся к последствиям стычки у "Белграда". В квартире Иваныча обнаружили игорный реквизит - с десяток наперстков и кучу резиновых шариков. Добродушный Сильвестр продемонстрировал следователю Владимиру Новикову секреты мастерства. Получалось у него довольно ловко, но Тимофеев признался, что практики маловато, у "ребят получается лучше". Он не скрывал источников доходов: "Ну пробовал я на машине "бомбить". Весь вечер ишачил - 31 рубль в карман положил и устал как собака. А за день на наперстке я в сто раз больше заработаю". Тимофеев охотно давал показания, приезжая на допросы (через три дня его пришлось выпустить на свободу) на видавшем виды "Москвиче-412". Он даже предлагал сотрудничество: "Вы моих наперсточников не трогайте, а
в начало наверх
порядок у "Белграда" гарантирую. Никаких карманных краж и хулиганства не будет". Он производил впечатление человека, имеющего конкретную цель - не пил, не курил, каждый день бегал кроссы от дома до места "работы" к автостоянке "Белграда". Вечерами Тимофеев проводил тренировки по каратэ. Уже в тот период у него появились высокие связи в КГБ и МВД. Когда следователь сообщило прекращении дела (Наврузов из больницы сбежал, показания давать отказался), Тимофеев поинтересовался, вернут ли деньги и изъятые наперстки. Услышав ответ, очень удивился: "А меня заверили (он красноречиво закатил глаза наверх), что все отдадут..." Кстати, благосостояние Сережи улучшалось настолько стремительно, что на последние допросы он приезжал на "шестерке", причем за рулем сидел уже не Тимофеев, а водитель. Уже в 1989 году его величали не иначе, как Сильвестром. Звонкое погоняло он получил за силу, ловкость и бесстрашие, отличавшие героя американских кинобоевиков. Имидж супермена имеет небольшой изъян, напрямую связанный сместим Тимофеева в иерархии уголовной Москвы. Роль вожака славянских группировок, которую Сильвестр охотно принял, заставляла вести переговоры с главарями этнических банд. Рассказывают, что как-то раз на "стрелку" в чеченское кафе "Встреча" его пригласил лидер Общины Сулейманов. Причем Хоза, также отличавшихся крутостью и физической силой, издевательски посоветовал: "Привози с собой двух "быков", чтобы было кому тащить назад". Сильвестр от разговора не уклонился, но телохранителей с собой все же взял. Из оперативной справки: "Тимофеев Сергей Иванович, 1955 г. р. Клички Сильвестр и Сережа Новгородский. Лидер ореховской организованной преступной группировки, сформированной из игроков-наперсточников, квартирных и автоворов, спортсменов. Некоторое время занимался рэкетом проституток у ресторана "Арбат", частных водителей около метро "Каширская". В 1989 году контролировал автозаправки Советского и Красногвардейского районов, частные ремонтные мастерские автомашин. Вместе с солнцевскими опекал наперсточников у магазинов "Польская мода", "Лейпциг", "Электроника", "Белград", около станции метро "Юго-Западная". Неоднократно конфликтовал с чеченскими бригадами, в частности из-за рынка легковых автомобилей в Южном порту". Растущее влияние ореховско-солнцевской братвы тревожило не только торговцев, проституток и частных возчиков. Оперативные дела, заведенные на лидеров группировок, распухали от агентурных сообщений и заявлений потерпевших. Количество, как известно имеет обыкновение переходить в качество, и в конце 1989 года вся верхушка преступного Запада столицы - Тимофеев, братья Аверины, Михайлов, Люстранов, Асташкин и Артемов - была задержана сотрудниками милиции. Они подозревались в вымогательстве, а также незаконном хранении оружия, хищении имущества и коммерческом посредничестве. К тому моменту Сильвестр и его друзья Михась и Авера разъезжали На" новеньких "Вольво-740". Каждый из задержанных официально числился работником какой-либо коммерческой структуры. Причем единственной обязанностью вышеперечисленных граждан было получение раз в месяц заранее оговоренной суммы денег. В материалах следствия мелькали названия кооперативов "Фонд", "Магистраль", "Орион", "Солнышко", "Нива", "Дзержинец", фамилии уважаемых и не очень уважаемых людей, а также значительные денежные средства в российских рублях и иностранной валюте. Дело, обещавшее стать громким и скандальным, как и многие другие расследования преступлений столичных группировок,закончилось освобождением из-за недоказанности всех подозреваемых. Единственным виновным был признан Сильвестр, получивший по приговору суда три года лишения свободы в колонии усиленного режима. Позже подобная ситуация, когда обилие оперативных материалов так и не реализовывалось конкретными карательными мерами, а гора компромата производила на свет серенькую слепенькую мышку куцего приговора, стала повторяться постоянно. Практически последним крупным мафиози, получившим адекватный ответ государственный правовой машины, был Николай Сулейманов, хотя и он, по мнению большинства знакомых с материалами дела, заслуживал более строгой оценки своих деяний... По существу с 1991 года не было ни одного серьезного процесса над "крестным отцом" или лидером группировки. Изредка воры, авторитеты или бригадиры кланов получали символические наказания, чаще же выходили на свободу до суда или приговаривались условно. Имена главарей бандформирований на слуху у каждого, они давно уже превратились в российских ньюсмейкеров, не боятся света софитов и официальных раутов. Точку в их восхождении ставят сегодня не закон и суд, а бомба или пуля анонимного киллера. Ситуация, доступно объясняющая, кто правит бал в государстве. Понять это нетрудно. И Сергей Тимофеев прочувствовал ситуацию хорошо. Во всяком случае, он вышел из следственного изолятора, где отбыл срок наказания, уже тем Сильвестром, которого опасались даже бесстрашные враги. Чтобы закончить бутырский период жизни Тимофеева, нужно закрыть вопрос о якобы несостоявшейся "коронации" в стенах тюрьмы. Никто из компетентных собеседников эту информацию всерьез не воспринял. Версия, скорее всего, появилась с легкой руки журналистов либо была запущена самим героем. Ореол вора, пусть даже несостоявшегося, добавлял ему солидности в уголовной среде и помогал вести дела в мире коммерции. Бизнесом же Сильвестр занялся всерьез сразу по освобождении в 1991 году. Его уже не устраивали мелкие, не слишком доходные, но очень хлопотные "наезды" на эстрадников. Известно, например, непосредственное участие Сильвестра (и его спор по этому поводу с Мансуром) в вымогательстве денег у музыкантов рок группы популярного певца Владимира Кузьмина в 1989 году. В прошлом остались интересы в области торговли. Находившиеся под контролем рестораны приносили прибыль, но Сильвестр претендовал уже на большее. Он начал внедряться в банковский бизнес. Восстановив свои прежние связи в Тамбове, Киеве, Минске, Одессе, Липецке и Прибалтике, Тимофеев довольно быстро укрепил несколько ослабевшую за период его заключения ореховскую группировку. С недовольными он расправлялся безжалостно, и уже в 1992-м Сильвестр расширил сферу влияния на Юге и Юго-Западе столицы, наладил контакты с группировками Омска, Красноярска, Кемерова, Тюмени и Иркутска. При решении серьезных проблем он прибегал к помощи измайловской, гольяновской, таганской, перовской и ленинской группировок. Сам в конфликтах он участвовал лишь в исключительных случаях, хотя на воровских сходках присутствовал и к слову "некоронованного" Сильвестра законники прислушивались с вниманием. В этот период Тимофеев женится во второй раз и оформляет гражданство в Израиле под фамилий Жлобинский. Для установления международных контактов он совершает несколько вояжей, в том числе в США, где встречается с Японцем и другими ворами, многократно ездит в Австрию к своему давнему приятелю, лидеру солнцевской группировки Михасю, посещает Кипр, Китаи, Германию, Таиланд, Венгрию. Его ближайшими связями в России являются воры-единомышленники Роспись, Петрик, Джамал, а также авторитетнейший из законников Паша Цируль. Поддерживает он тесные отношения с "патриархом" уголовного мира Ростиком, контролирующим подольскую группировку. Его знают везде, а у большинства имя Сильвестр ассоциируется с самой сильной в Москве солнцевской мафией. Однако. Тимофеева авторитет и влияние не лишили осторожности. Он никогда не действует наобум, любое начинание получает оценку экспертов и просчитывается аналитиками группировки. Оперативные источники сообщали о том, что солнцевские ведут подробнейшие досье на преуспевающих коммерсантов, банкиров, лидеров шоу-бизнеса, других состоятельных людей. Согласно этим же источникам Сильвестр организует, в Москве несколько убийств, устраняя конкурентов и не желающих платить предпринимателей. Ставленники Сильвестра контролируют около трех десятков банков центрального региона России, четверть всех коммерческих структур столицы, несколько совместных предприятий, через которые на счета в Израиль и Австрию было переведено несколько миллионов долларов. Характерно, что сам Тимофеев напрямую не связан ни с какими серьезными финансовыми или коммерческими операциями. Он действует опосредованно, через доверенных лиц. Для устрашения недругов и более крутых дел Сильвестр привлекает известного московского авторитета Круглова, известного по кличке Сережа Борода. Их нередко видят вместе, причем тогда же все чаще появляются слухи о встречах обоих с представителями МВД и ФСБ. Что стояло за этими разговорами - домыслы или намеренная клевета конкурентов? Очевидно, люди такого уровня, как Сильвестр, в безвоздушном пространстве существовать не могут. Рано или поздно им приходится делить выбор между взаимовыгодными контактами с равными по уровню в государственной табели о рангах офицерами спецслужб и непрерывным болезненным прессингом со стороны силовых структур в случае отказа. Опытные оперативники утверждают, что каждый разумный авторитет выбирает первый путь. Естественно, такая дружба не афишируется ни одной из сторон, так как крайне опасна для каждого и может стоить карьеры, а то и жизни. Оперативное сообщение: "Доминирующее положение в преступном мире Московского региона занимает Сергей Круглов (кличка Борода). В его распоряжении находится около 300 боевиков, вооруженных огнестрельным автоматическим оружием и гранатометами. Часть команды он выкупил в исправительно-трудовых учреждениях и у следствия. Основной источник дохода бригады - валютные поступления от оказания охранных услуг (так называемая крыша), выбивание долгов, получение процентов от сделок опекаемых коммерческих структур. Круглов ездил в США, где договаривался с Японцем о сбыте наркотиков в России. Он претендует на роль эмиссара наркомафии и вел успешные переговоры о получении 400 миллионов долларов для налаживания наркобизнеса в России. По некоторым сведениям, часть денег им уже получена". Круглое исчез неожиданно. Последний раз его видели в компании Сильвестра и других авторитетов в "Метрополе". Они собирались обедать, сделали заказ, в этот момент к Бороде приблизился его человек и что-то произнес. Круглов обещал быстро вернуться и вышел. С тех пор живым (его никто не видел. Сергея Круглова иногда называли человеком в черной перчатке. Во время одной из стычек с чеченцами он неловко воспользовался гранатой, изуродовал кисть руки и с тех пор ходил не снимая перчатку. Исчезновение вызвало различные предположения, но поскольку Борода никому не доверял, держался обособленно и раньше нередко пропадал без предупреждения, многие решили, что скоро все разрешится само собой. Так и случилось. 5 января 1994 в Яузе был выловлен труп молодого мужчины, с гирями 32 и 24 килограмма привязанными к ногам. Позже тело неизвестного опознали по ботинкам. Утопленником оказался Сергей Круглов. Кто повинен в смерти авторитета? Вопрос ответа так и не получил. Через четыре месяца выстрелы снайпера поставили точку в карьере Отари Квантришвили. Те, кто проводил сравнение между ним и Сильвестром, были во многом правы. Их влияние сопоставимо, хотя Отарик взлетел гораздо выше. Стала ли череда громких убийств предупреждением для Тимофеева? Говорят, что он передвигался по Москве только в сопровождении 15 боевиков из Владивостока. Информация вызывает сомнения, так как на свою последнюю встречу в АКБ "Барн" на 3-й Тверской-Ямской, он выехал в "Мерседесе-600", в салоне которого сидел еще один человек. В машинах же сопровождения, мгновенно разъехавшихся вслед за чудовищным взрывом (по оценкам специалистов ФСБ, масса тротилового заряда, прикрепленного магнитом к днищу автомобиля, равнялась 400 граммам), по оперативным данным, находились представители тюменской группировки. После смерти Тимофеева активно обсуждались мотивы, послужившие поводом для убийства. Назывались различные причины. И их действительно очень много. Становясь богаче и влиятельней, Сильвестр имел все меньше доброжелательных партнеров и все больше опасных врагов или конкурентов. Он занимался алмазами, золотом, недвижимостью, инвестировал автомобильные предприятия, а в последний период начал активно внедряться в нефтяной бизнес. В АКБ "Барн" он приехал именно для получения консультаций по поводу финансовых вложений в нефтедобывающую промышленность. В офисе банка Сильвестр пробыл 15-20 минут. Его автомобиль находился под постоянным контролем оставшегося в салоне телохранителя, установить взрывное устройство за это время было невозможно. Выйдя из АКБ "Барн", Тимофеев попросил телохранителя передвинуться, сам сел за руль и начал разворачиваться, говоря одновременно по радиотелефону. В этот момент и сработала бомба (очевидно снабженная радиоуправляемым взрывателем). Смерть Сильвестра наступила мгновенно (взрывной волной корпус сотового телефона отбросило на 11 метров), а телохранителя выбросило на тротуар. Он забежал в ближайший офис учреждения, смыл кровь с лица и бросился прочь. На 3-й Тверской-Ямской в одиночестве догорал шестисотый "мерседес", с телом всесильного "крестного отца"... Со дня взрыва прошло полтора года, но слухи о появлении живого и Невредимого Сильвестра возникают до сих пор. Говорят, что его видели в Швейцарии, гуляющим по берегу Женевского озера, будто он инсценировал собственную гибель и со стороны наблюдает за событиями, ведя спокойную, беззаботную жизнь на Адриатике. Понятно, кому на руку воскрешение Сережи Новгородского - тем, кто, прикрываясь его авторитетом, держал на коротком поводке состоятельных бизнесменов и финансистов. Но эта наивная версия не выдерживает никакой критики. Тело Сильвестра, обгоревшее до черной головешки, опознали по деталям одежды, личным вещам, среди которых чудом
в начало наверх
уцелели в огне визитные карточки, в частности одного из членов президентского совета, записная книжка с фамилиями нескольких воров в законе и старших офицеров МВД, заказанный пропуск на имя Тимофеева в казино "Метелица" и спортклуб "Кинг клаб". Свою работу безошибочно узнал и дантист, прилетевший из США на идентификацию платинового зубного аппарата Сильвестра. Кроме того, тело видели бывшая жена и родной брат покойного. Но главное даже не в этом. Если бы Сергей Тимофеев захотел отдалиться от дел, решив, что на его век хватит, а ходить по проволоке над пропастью всю жизнь невозможно, он бы избрал более тихий и незаметный способ. В последние полчаса Сильвестра постоянно видели по меньшей мере двадцать человек, двойника они бы раскололи мгновенно. Исчезать же Тимофееву, посвятив в тайну своего ухода целую свиту, да еще посторонних из банка, просто глупо. Также нелепо верить в слухи о возвращении Сильвестра. Его биография закончена, достойно, впрочем, для мафиози такого уровня: не каждый отправляется на небеса прямо из салона "Мерседеса-600"... На ринге Олега Коротаева боялись соперники и их тренеры, а каждый сокрушительный удар боксера, достигший цели, вызывал рев на трибунах и приводил к досрочному завершению поединка. Он провел на ринге 196 боев, 187 раз рефери поднимал его руку как победителя, а 160 раз, еще до окончания боя, Коротаев отправлял соперников в глубокий нокаут! Все, с кем пришлось говорить об этом выдающемся атлете, называли его звездой первой величины. А некоторые убеждены, что в послевоенном боксе не появлялось в России более одаренного и наделенного такими физическими качествами спортсмена. Коротаев неоднократно становился чемпионом Советского Союза, занимал самые высокие места в различных турнирах, поднимался на пьедестал среди лучших на чемпионатах мира и Европы. Его уважали и любители, и профессионалы. Он дрался с выдающимися из них, и даже если не побеждал, то уходил с ринга не сломленный, с высоко поднятой головой. После одного из боев на европейском турнире английский спортивный обозреватель назвал Олега Коротаева "русским танком". Слава бежала впереди него... Многие уверены, что закат карьеры начался после того, как стало известно о предложенном Коротаеву контракте на выступления в США. Цифры называли разные, например - миллион долларов. (Никому ранее американцы ничего подобного не предлагали.) Стоит ли напоминать, к чему это могло привести в семидесятых годах, когда любой выездной спортсмен проходил собеседование, напоминавшее допрос с пристрастием, получал "добро" парторга и профорга и лишь потом включался в коллектив идеологически стерилизованной дружины, куда непременно входил и добрый опекун из соответствующего ведомства. Коротаев же, хотя политикой никогда не интересовался и антисоветских мыслей не высказывал, тем не менее не раз попадал в черные списки за нарушение спортивного режима, опоздания на тренировки, прямой и ершистый характер. Недругов у Олега Коротаева было предостаточно. Мало кому нравилось, что спортсмен раз за разом отправляет соперников в нокауты, не взирая на титулы и чины их тренеров. К тому же в большом спорте, кроме праздничного фасада, где честные парни в поте лица добывают себе высокие награды, есть еще очень многое, остающееся за кадром телеэкранов и ярким светом тренировочных залов. Можно говорить даже о сговоре в отношении Коротаева (есть и такое мнение), но скорее всего, кроме интриг недоброжелателей и завистников, лихой боксер сам сделал немало для досрочного и скандального завершения блестящей карьеры звезды. Речь идет прежде всего о неразборчивости в знакомствах, которая объяснялась скорее добродушием и простотой, нежели какими-то его криминальными пристрастиями. ...Не секрет, что имена великих спортсменов, особенно боксеров, привлекают не только толпы восторженных почитателей и искренне преданных друзей. Мафия любит сильных, и во все времена выдающиеся мастера ринга получали знаки внимания и приглашения к дружбе тех, кто силен и авторитетен вовсе не в спорте. Так, легендарный негритянский тяжеловес-боксер американец Джо Луис пользовался покровительством главарей гангстерских синдикатов. Его земляк, непобедимый Роки Марчиано, тяжеловес итальянского происхождения, подозревался в связях с "крестными отцами" сицилийской мафии. Подобных примеров соседства спорта и мафии в России ничуть не меньше. Вспомним хотя бы преуспевающего общественного деятеля и мецената Отари Квантришвили. Кстати, с Коротаевым они были прекрасно знакомы. Коротаев имел две судимости. Первую получил еще в 1977 году, когда был задержан московской милицией за нанесение тяжких телесных повреждений, хранение наркотиков и незаконного огнестрельного оружия. Вторая судимость, за хулиганство и менее тяжкие телесные повреждения, относится к 1983 году. К тому времени он был отлично известен сотрудникам МУРа. Олег Коротаев был на короткой ноге с влиятельными ворами в законе Японцем, Калиной, Цирулем, Захаром, находился в дружеских отношениях с авторитетами - Сливой, Михасем, Макинтошем, Сильвестром, Мансуром, Севастьяном, Лазарем, своим товарищем по рингу, тоже великим боксером, Игорем Высоцким, борцом Мансуром Шелковниковым... Многих из них уже нет в живых. Коротаев тесно контактировал с имеющим влияние в Москве профессиональным карточным игроком Завадским, охранял его вместе с боксером Соломиным и Геной Свиридовым (оба убиты при невыясненных обстоятельствах). Коротаев не принадлежал к какой-то бригаде, был скорее сам по себе, как всякая неординарная фигура (чем и заслужил уважение братвы), но тяготел к так называемой нагатинской группировке. Выходец из Свердловска, он не терял связь со своими земляками с Урала. Последнее обстоятельство, по мнению многих, и стало причиной его гибели. Впервые о некоем зловещем списке оперативники заговорили в начале девяностых годов. Правда, зловещим он стал называться гораздо позже, когда упоминаемые в нем воротилы свердловского криминального, бизнеса и связанные с ними коммерсанты начали систематически попадать в очень скверные истории. В июле 1991 года выстрелом снайпера через окно убит один из лидеров уралмашевской группировки Григорий Цыганов. 20 сентября 1991 года бесследно исчез генеральный директор фирмы "Уралмет" Сергей Богданов, продававший за рубеж большие партии цветных металлов. А в новом, 1992 году начался повальный отстрел екатеринбургских авторитетов, заставивший заговорить о войне мафий. В течение полугода убиты бригадиры вагинской группировки, подручный Цыганова, контролировавший торговлю в центральном районе Екатеринбурга, расстрелян в "мерседесе" владелец группы коммерческих магазинов, зарублен топором преступный авторитет по кличке Доктор, убит последователь воровских традиций уголовный пахан Чинарь... В марте неожиданно исчез Павел Тарланов, сын крупнейшего екатеринбургского теневика Игоря Тарланова. А в мае настал черед отца. Тарланова-старшего убил неизвестный снайпер точным выстрелом с чердака дома медсанчасти КГБ. Чуть позднее смерть нашли уголовные лидеры Итальянец и Хорек. А в сентябре в собственном автомобиле "вольво" расстрелян из пистолета Макарова президент ЕвроАзиатской компании, активно занимавшейся экспортом цветных металлов, мультимиллионер Виктор Терняк. Месяц спустя во дворе дома вместе с тремя телохранителями убит один из богатейших предпринимателей Урала Олег Вагин. Киллеры изрешетили Вагина и его людей автоматными очередями. Отголоском выстрелов в Екатеринбурге стал расстрел в Москве компаньона Вагина банкира и бизнесмена Владимира Толмачева. Всех перечисленных в мартирологе (и некоторых в него не вошедших) объединяла не только причастность к криминальным структурам. Их имена якобы были указаны в том самом списке. Не берусь судить, существовал ли он. Не исключено, что это не более чем ловко запущенная кем-то "утка". Но разговоры о нем не раз велись различными сотрудниками МВД, занимающимися оперативной работой и имеющими доступ к конфиденциальной информации. А самым убедительным аргументом в пользу его существования становились венки на свежих могилах обозначенных в списке людей. Один из оперативников, давно знакомый с Олегом Коротаевым, по своим каналам узнал о готовящемся покушении на бывшего боксера. Услышав предупреждение, Коротаев усмехнулся: "Брось ты, кому я мешаю? " Но скоро он сам убедился в худшем. В один из дней Коротаев заметил за собой слежку. Он понял, что кто-то сделал на него заказ. Уехав в 1992 году в США, Коротаев в Россию так и не вернулся. Живым не вернулся. Гроб с его телом привезли в январе 1994 года, пуля все-таки нашла свою цель. Никто толком не знает, чем он занимался в США. Врагов у него как будто не было, а новые друзья появились. Так, Коротаев собрал 50 тысяч долларов на операцию русскому боксеру Артемьеву, получившему серьезную травму головы на ринге в бою с израильским спортсменом. Еще он очень скучал по родным, друзьям, часто звонил в Москву. За несколько дней до случившегося он разговаривал по телефону со знакомым, был такой же, как всегда. Хотя в роковой день, по дошедшим до Москвы отголоскам трагедии, словно ждал чего-то. После вечера, проведенного за столиком нью-йоркского ресторана "Арбат", Коротаев вышел на улицу. Стоявший у входа посыльный, хорошо знавший завсегдатая, предложил машину. Но Коротаев отмахнулся и мрачно сказал: "Пустое все, меня убьют сегодня..." Это не ода бывшего боксеру, подавшемуся в мафиози, а только попытка рассказать о человеке сложной судьбы, талантливом и сильном. Не обеляю Коротаева, почти постоянно с 1977 года находившегося не в лад с законом. Но и не ставлю вровень с разным отребьем, увивавшимся вокруг и использовавшим в своих интересах его авторитет и бесстрашие. Любопытная и характерная деталь, о которой рассказали сыщики МУРа. Олега Коротаева часто приглашали на разборки. На любую встречу он приходил без оружия, никого и ничего не боялся. И об этом знали не только его друзья, но и враги. Можно строить версии и догадки относительно мотивов убийства. Не исключено, что Коротаев причастен к екатеринбургским операциям с цветными металлами, в результате которых были задеты интересы "крестных отцов" международной мафии. Кто-то верит в случай: Нью-Йорк, как и Москва, город немаленький, там тоже, бывает, убывают просто так. Говорят, что позже убийцу нашли (не полиция, разумеется) и разобрались с ним без формальностей. Есть также версия, связанная со старым знакомым по кличке Кот, прибывшем в США незадолго до убийства. ...Хоронили Олега Коротаева в Москве у входа на Ваганьковское кладбище. Проститься с другом приехали спортсмены, видели у могилы уголовных авторитетов, воров в законе, специально на похороны из Америки прилетал "патриарх" российской уголовной братвы вор Ушатый. Цветы, венки, слезы и слова. Всего было с избытком. Но, пожалуй, лучше и точнее других сказал Завадский, знавший Коротаева два десятка лет. Его фраза вместила многое и могла бы стать эпитафией к жизненному кредо самого Завадского, застреленного позже таким же способом в Москве: "Мы жили в другое время и друг другу в затылок не стреляли". ПЛОВЦЫ БОЛЬШОГО БИЗНЕСА Сергей Мамсуров, больше известный по кличке Мансур, был фигурой заметной и своеобразной. Он не относился к числу воров в законе, хотя лично знал многих из них. Некоторые оперативники во время неоднократных задержанний Мансура нередко ошибочно причисляли его к криминальной элите, указывая в спецсообщениях о поимке вора в законе. Он и в самом деле был незаурядной личностью - имел незаконченное высшее экономическое образование, что помогало ему заниматься полулегальной коммерцией, был богат, достиг неплохих результатов в спорте (по некоторым сведениям, выполнил норму мастера спорта по дзюдо). Мансур любил стихи, классическую музыку, читал философские книги, обладал живым умом и оригинальным мышлением. Отчасти это объясняется природными Данными. Но в основном воспитанием и семейными традициями. Отец Мансура был морским офицером и закончил службу в звании капитана 1-го ранга. Мать читала лекции по искусствоведению в одном из престижных столичных институтов. Поначалу Мансур вел жизнь вполне правопослушного гражданина - поступил в вуз, получил комсомольский билет. Но скоро он сошелся с московскими авторитетами Леонидом Завадским, Федей Бешеным, боксером с уголовным уклоном Олегом Коротаевым и по-иному посмотрел на общепринятые ценности. С этого момента жизнь мальчика из хорошей семьи стала складываться не так удачно. Впрочем, и неудачной назвать ее нельзя. Хотя Мансур в течение пяти лет постоянно конфликтовал с законом, серьезных ударов судьба ему не наносила. В 1990 году тридцатилетний Сергей Мамсуров, в ранге директора фирмы "Осмос", стремительно вышел на орбиту большого бизнеса. Авантюрная операция с закупкой на Западе компьютерной техники принесла Мансуру первые миллионы. Тогда им заинтересовались компетентные органы. Выявились не только серьезные финансовые нарушения в деятельности фирмы, но и махинации с огромными суммами денег теневиков, в том числе грузинских воров в законе и московских валютчиков. Кстати, личностью Мансура в тот период интересовался и КГБ, оперативный аппарат которого доказал причастность Мансура к попытке контрабандного вывоза ювелирных изделий из СССР через таможню аэропорта Шереметьево-2.
в начало наверх
До сих пор остается загадкой, каким образом Мансур и его подельники сумели избежать хотя бы формального наказания (напомню, что шел только 1991 год), но в итоге уголовное дело развалилось, а глава "Осмоса" оказался на свободе. Правда, дышал он ею не так уж долго. 11 марта 1992 года Мансур и его бригада были задержаны сыщиками отдела по борьбе с бандитизмом МУРаза вымогательство у главы ТОО "Пирс", расположенного на вещевом рынке ЦСКА. К этому моменту Мансур занимался "правоохранительной деятельностью" - возглавлял фирму "СекьюритиФорт". В следственном изоляторе (где Мансур сочинял забавные стишки и философские письма мафиозно-проповеднического содержания) он просидел лишь два месяца и, внеся залог в один миллион рублей, благополучно вышел на свободу. Любопытно, что на момент задержания в портмоне вымогателя находилось три миллиона рублей, 400 долларов США и на такую же сумму ювелирных изделий (цепи, перстни, носить которые Мансур обожал, часы и прочее). Эту страницу биографии Мансура можно закончить образчиком его творчества - стихотворением, сочиненным в стенах СИЗО Петровки, 38 (стилистика и орфография сохранены): Вот вам предмет карикатур! Опять в тюрьме сидит Мансур У оперов есть мнение: - Предъявим обвинение! Они уверенно твердят: мы всех изловим Мансурят За то, что били много рож Мы их посадим за грабеж Чтоб не повадно было - у них ведь есть терпила А их терпила - вот те раз: Савинов - чистый пидорас. От жадности трястись готов - Оклеветал всех пацанов Но главная задача: "Мансура я упрячу". Однако ж все не просто так: Следак Володя не мудак! Не хочет он как дура, в тюрьму сажать Мансура: - Виновность нужно доказать, А сам Савинов просто...! Что просто очевидно и следаку обидно! Но я скажу сейчас всерьез: Мне скоро нужно на допрос. Все будет класс, ребята - Мне нужно адвоката И я в момент все докажу, По полкам правду разложу. Потом скажу вам прямо: Меня ведь ждет Татьяна. Она вздыхает: ой да ой Короче мне пора домой! Едва глотнув воздуха свободы, Мансур снова пустился во все тяжкие. Его задерживают во время разборки с боевиками таганской группировки. В качестве вещдоков сотрудники МУРа изымают несколько автоматов, гранаты и взрывчатку. Вместе с Мансуром за решеткой оказывается его близкий приятель - абхазский вор в законе Делан Тванба. Но, как уже бывало, внеся залог, на этот раз 20 миллионов рублей, Мансур снова выходит на волю. Последнее задержание Мансура было связано с убийством его хорошего знакомого Леонида Завадского, о котором стоит рассказать подробнее. Ленчик, как друзья называли Завадского, родился в 1947 году в Бресте, но уже давно жил в столице. Его биографию украшало несколько судимостей (одна из них - приговор за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия к 14 годам лишения свободы). Завадский специализировался на азартных играх, операциях с валютой и антиквариатом. Он имел огромный авторитет в криминальных кругах, был на "ты" с Японцем и в свое время выдвигался в воры в законе, но предпочел остаться рядовым мафиози. С началом экономических преобразований в России Завадский занялся коммерцией. "Я пловец большого бизнеса", - говорил он о себе друзьям, и это соответствовало действительности. Ленчик был осторожным, хитрым и серьезным воротилой теневого капитала. По некоторым данным, через него проходили колоссальные суммы, связанные с добычей алмазов и нефтью. Завадского знали на Урале, в Тюмени, Екатеринбурге, Прибалтике и на Украине. К его мнению прислушивались не только в столице и крупных городах России. Уехавшие на Запад воры поддерживали с ним связь, улаживали с его помощью конфликты, узнавали важные новости. Характерно, что, когда в начале 1995 года в прессе и на ТУ появились слухи о гибели Японца во взорванной машине, первым, кто опроверг эти сообщения, был Завадский, позвонивший "убиенному" в США. Бизнес не мешал Завадскому оставаться азартным игроком. Ночи он проводил за карточным столом, начиная в одиннадцать вечера поездку из квартиры на Садово-Кудринской по казино и игорным домам. Любимыми местами развлечений в обществе молодых дам для Завадского были "Метелица", "Роял", "Савой", "Габриэлла", "Черри-клуб". Ему нередко везло, но он мог увлечься и проиграть за ночь до 40 тысяч долларов. Некоторое представление об азартности Ленчика говорит такая цифра: за два года он, по собственному признанию, оставила игорных домах 700 тысяч долларов. Понятно, что такое мог позволить себе только богач. С Мансуром Завадского связывали давние дружеские отношения. С годами они укрепились. И не только из-за совместных коммерческих предприятий. Те, с кем они начинали большой бизнес, в лучшем случае жили за океаном, а в худшем... Их хороший приятель Федор Ишин, по кличке Федя Бешеный, был убит чеченцами вместе с младшим из братьев Квантришвили Амираном в офисе фирмы "Водолей". В Нью-Йорке на Брайтон-Бич неизвестный застрелил Олега Коротаева, бывшего когда-то звездой мирового бокса. Погибли многие из казанских, был застрелен вор Глобус и авторитет Бобон, "пропал" Гиви Резаный, умер Рафик Сво... Оставалось все меньше людей их поколения, а сами они попадали под прессинг милиции чаще, чем раньше. В последнее время Завадский разъезжал на белом "ягуаре" с единственным телохранителем. Он бравировал этим: "От судьбы не уйдешь". Когда его труп с огнестрельными ранениями в ухо и глаз нашли на Немецком кладбище в Лефортово, предположений было много. Тем более Ленчик лежал рядом с могилами Шайхуллина, телохранителя вора Росписи, и известного московского мафиози Артура Тюрьмы. Казалось, убийца специально подбрасывал милиции версию. Но след привел совсем в другую сторону. Завадского и Мансура связывала финансовая операция, неудачно завершенная в одной из европейских стран. Убийство Завадского было совершено с ведома и при участии Мансура. Оружие, которым был застрелен Ленчик, участники преступления спрятали, а один из свидетелей убийства начал шантажировать Мансура, что выдаст ствол милиции. К тому моменту оперативники уже располагали данными о причастности Мансура к убийству Завадского. Подозреваемый в очередной раз попал в СИЗО Петровки, 38, но, даже не отбыв 30 суток по Президентскому Указу, благополучно вышел на свободу уже через 20 дней; Первым делом он постарался избавиться от свидетелей. Угрожавший выдачей оружия милиции боевик был убит. Причем его тело расчленили, сожгли в огромном камине квартиры Мансура, а останки вывезли и бросили в реку. Можно ли поверить таким кровавым деталям? Зачем убивать и расчленять тело, пусть даже врага, в собственной квартире? Здесь многое объясняет психическое состояние Мансура. Последнее время он и его подруга Татьяна Любимова "сели на иглу". Они употребляли сильнодействующий крэк - производное кокаина. Спиртное Мансура уже не "забирало". Он мог за вечер выпить литр "Смирновской" водки и внешне оставался таким же, как всегда. По отзывам близких, Мансур плохо понимал, что с ним происходит. Он начал подозревать всех в предательстве, мог позвонить глубокой ночью, чтобы выяснять отношения. Не исключено, что именно эти обстоятельства привели к конфликту с Завадским, жестокому убийству авторитета, его подруги и телохранителя (их тела были найдены позже). И уже, во всяком случае, этим объясняются драматические события, свидетелями которых стала вся Россия, когда 8 апреля 1995 года телевидение показало освобождение из квартиры Мансура взятых в заложницы женщин, его яростное сопротивление и гибель. Огромная квартира в центре Москвы на Петровке, 19 оказалась последним прибежищем Мансура. О происходившем в доме узнали случайно, когда подвергавшийся пыткам заложниц воспользовался невнимательностью своих сторожей и смог убежать. Затем последовал штурм милиции квартиры Мансура. Сдаться тот отказался, заявив, что будет убивать находившихся с ним рядом женщин. Когда группа специального отряда быстрого реагирования РУОП ГУВД Москвы ворвалась в квартиру (один из сотрудников СОБРа получил тяжелое ранение - хозяин стрелял из пистолета и помпового ружья), Мансур затеял перестрелку и был убит. Погибла и находившаяся с ним рядом Татьяна Любимова... Как сказал о судьбах мафиози один из героев американского боевика "Суд присяжных": "Они добровольно выбирают свой путь и вприпрыжку бегут навстречу собственной смерти". Судьба Мансура не оказалась исключением. ВЕРСИЯ Загадочное убийство председателя Московского профбанка Александра Петрова, едва ли не первого перестроечного финансиста, имевшего привычки представителя партийной номенклатуры и убеждения монархиста-русофила, вызвало немало домыслов и версий. Однако мало кто сомневался, что преступление было заказным и безукоризненно подготовленным, а киллер свое дело знал хорошо. С тех пор прошло почти пять лет, список погибших банкиров и коммерсантов еженедельно удлиняется с удручающим постоянством, а новые трагедии заслоняют значение старых. Тем не менее убийство Александра Петрова заслуживает особого разговора. Оно стало первым актом уголовного террора в отношении коммерсантов государственного уровня. И приподняв завесу тайны над его смертью, мы сможем понять истинные причины других загадок, связанных с крахом КПСС и развалом огромной империи СССР, - так и не выясненный вопрос о судьбе партийных денег, немотивированное самоубийство всеведущего управделами ЦК Николая Кручины, неожиданную переориентацию многих партийных бонз и высоких чинов КГБ и МВД в воротил рыночной экономики... В 23.10 на лестничной клетке послышался шум. Было похоже, что кто-то несколько раз сильно ударил в дверь палкой. Сосед выглянул из квартиры и сразу насторожился: в коридоре стоял свежий запах порохового дыма. Выйдя на площадку, мужчина обнаружил знакомого ему Александра Петрова, лежавшего на полу лицом вниз. Сосед тут же позвонил в дверь Петровым. Прибывшая следственно-оперативная группа получила очевидное объяснение случившемуся - умышленное убийство. Жертва имела сквозное пулевое ранение головы, слепые пулевые ранения груди и живота, а также сквозное огнестрельное ранение правого предплечья. По утверждению судмедэксперта три первых ранения были смертельными. Убийца стрелял из револьвера системы "Наган", пули калибра 7,62 мм, извлеченные из тела и обнаруженные на полу, оказались пригодны для идентификации. Однако в гильзотеке Петровки, 38 оружия, использованного преступником, не значилось. Из акта о применении розыскной собаки Блэка: "Обнюхав место происшествия, собака проработала по маршевой лестнице до второго этажа, повернула направо вдоль квартир, затем вернулась на первый этаж. Из подъезда проработала по тротуару 30 метров, повернула за угол дома, проработала прямо и еще раз повернула налево за угол. Пробежав по тротуару 40 метров, собака работу прекратила..." Осмотр вещей убитого финансиста добавил немного. В его карманах лежали ключи от квартиры, абонементные талоны на транспорт, около пяти тысяч рублей. Там же обнаружили три счета из валютных ресторанов, 40 талонов на бензин "Экстра" и технические паспорта на лимузины "ЗИЛ-117" и "ЗИЛ-115""Всеэто свидетельствовало о том, что преступник получил конкретные инструкции. Ему "нужна была только жизнь человека, ценности убийцу не интересовали. Сыщики провели беседы с соседями Петрова, опросили служащих расположенного рядом завода имени Бадаева, работавших на момент совершения преступления, установили владельцев шести автомашин, припаркованных у подъезда дома N 10 по Кутузовскому проспекту. Информации, представляющей интерес для следствия, получить не удалось, за исключением незначительных деталей. Одна из женщин незадолго до выстрелов слышала мужские голоса - высокий и низкий. Собеседники о чем-то горячо спорили. Оперативники нашли также несколько окурков. Убийцы ждали Петрова на лестнице, курили, затем произвели выстрелы и скрылись на ожидавшей их за домом машине... Это было время, когда страна еще жила воспоминаниями о недавнем августовском путче. Победа сторонников новой экономики исключала возврат к прежнему укладу. Но люди все еще робко и с недоверием следили за появлением непривычных, а в понимании большинства даже противозаконных, частных предприятий, магазинов, ассоциаций и банков. Взявшие на себя роль пионеров рынка предприниматели в глазах сограждан были смелыми новаторами, готовыми к риску и борьбе, как первопроходцы на Диком Западе. Действительность между тем была гораздо прозаичней. Партийная номенклатура планомерно и скрупулезно, в течение нескольких лет начиная с 1985 года, овладевала главенствующими высотами трансформируемой экономики. По некоторым данным, к 1991 году из страны был вывезен практически весь золотой запас. Вчерашние партработники, подучив депутатские мандаты или став хозяйственниками, засучив рукава включились в распределение сырьевых ресурсов и недвижимости, добывали лицензии на экспорт, разрешения на торговлю государственными фондами на биржах и получали громадные беспроцентные кредиты. Тысячи совместных предприятий перекачивали деньги на счета в западные банки, оборотистые авантюристы в кратчайшие сроки сколачивали состояния. В Цюрихе, Женеве, Нью-Йорке и Париже вчерашние борцы с буржуазной идеологией открывали представительства
в начало наверх
своих фирм, используя связи и возможности всемогущего КГБ и его резидентуры. Но было бы нелепо обходить вниманием ту сферу, которую называют кровью экономики. Финансы сразу попали под особый контроль номенклатуры. В растущих как грибы после дождя банках прокручивались многомиллионные суммы, обналичивались "воздушные" деньги, открывались валютные счета. Правда, финансовые вопросы - область особая, тут недостаточно понимать "важность текущего момента" и обладать связями и корпоративностью бывшего аппаратчика. Поэтому во многих банках кадры подбирались так же, как руководители партийной верхушки в республиках бывшего СССР: первый секретарь - местный товарищ, а второе лицо-человек Москвы. (Зачем изобретать велосипед - исторический опыт на что?) Глава банка, разумеется проверенный и надежный, назначался из настоящих профессионалов, а его заместитель подбирался из соответствующих кругов... Почему председателем Московского профбанка оказался Александр Петров? Выбравшие его кандидатуру действовали, конечно, осознанно. Петров родился в Люберцах, в простой семье, окончил Московский финансовый институт, считался отличным специалистом в своей области. Он работал в Министерстве цветной металлургии, преподавал в заочном финансовом институте. Кроме того, Петров выезжал за границу, что в те годы говорило о многом. Один из руководителей Московской федерации профсоюзов, допрошенный в качестве свидетеля после августовского путча, когда проверялась версия о переводе денег КПСС под видом профсоюзных на счета коммерческих банков, дал покойному Петрову интересную и неожиданную характеристику. По его утверждениям, председатель профбанка не раз упоминал о своем коротком знакомстве с крупными финансистами Англии. Трудно сказать, насколько точна информация, но скорее всего Петров являлся не тем, за кого его принимали даже знавшие долгие годы люди. И все же главенствующей версией, проверявшейся вначале следствием и оперативными службами, был уголовный мотив преступления. Это вполне объяснимо и логично - банки интересовали бандитов во все времена. К тому же среди клиентов профбанка нашлось немало "темных лошадок". Сыщики, например, тщательно проверяли государственное малое предприятие "Формика". Мелькали названия других коммерческих организаций - "Кронус", "Импульс". Одним профбанк не выдал кредит, с других не получил вовремя долги. Многое укладывалось в схему, если учесть, что некий коммерсант, связанный с "Формикой", был выловлен из Яузы с признаками насильственной смерти. Среди клиентов Московского профбанка, а средства, которыми обладал Петров, мизерными никак не назовешь - кредиты по 40-30 миллионов в то время считались немалыми, числились МП "Гринстар", акционерный коммерческий банк "Аэрофлот", Коммерческий банк промышленных стройматериалов. Пытались контактировать с Петровым и нынешние киты финансового бизнеса - "Менатеп", "Межкомбанк". Однако ни по одному из контактов ничего, указывающего на серьезный конфликт или претензии, найти не удалось. Зато штрихи к портрету убитого банкира каждый из партнеров добавил любопытные. Петров был эрудированным, широко образованным и увлекающимся человеком. Близкие родственники считали его мягким и добрым, а сотрудники отмечали аристократические манеры и хорошее воспитание шефа. Он не скрывал монархических взглядов, православных убеждений, являлся большим знатоком истории автомобилестроения, выступал даже с лекциями на эту тему. После такого доклада в 9-м Управлении КГБ СССР (это сведения, полученные от бывшего сотрудника госбезопасности, возглавлявшего при Петрове охрану профбанка) будущий банкир познакомился с зампредом КГБ, а позже с его помощью начал покупать правительственные лимузины из гаража особого назначения - знаменитого ГОНа. Контакты с "девяткой" КГБ Петров, по некоторым данным, не прекращал. На момент смерти у него во владении находились "ЗИЛ-110", "ЗИЛ-111", "ЗИЛ-115", "ЗИЛ-117", а кроме того, "Чайка", "Волга", "Жигули" и' "Запорожец". Часть автомобилей стояла в гараже под метромостом на Смоленской набережной (помещение гаража, где был проведен первый осмотр, напоминало ангар - 50 метров в длину, десять в ширину и четыре в высоту). А основной автопарк, зарегистрированный в целях безопасности в Люберецком ГАИ с государственными номерами, находился в другом месте. "Девятка" госбезопасности способствовала Петрову не только в приобретении автомобилей. Как-то он рассказал коллеге из банка "Аэрофлот", что знакомые из КГБ помогли отбить ему "наезд" и угрозы. О чем шла речь в данном случае, выяснить у сотрудников ГОНа следствию так и не удалось... Характеристика Петрова этим, однако, не ограничивается. Вот разрозненные факты, которые делают портрет банкира периода перестройки более полным. Скромный в быту, он не отказывал себе во вполне объяснимых мирских радостях - любил обедать в частном ресторане "Анна Монс" в Лефортове, нередко посещал номера сауны в спорткомплексе "Сокольники" в обществе молодых людей. Одного из них, некоего Александра П., банкир взял под опеку (по словам сослуживцев, Петров называл молодого человека потомком Рюриковичей), выхлопотал ему прохождение воинской службы в Москве и даже добился предоставления права покидать гарнизон в любое время суток. Профбанк входил в число наиболее мощных коммерческих структур. Этим объясняется, что в мае 1991 года Петров, вместе с руководителями еще пяти банков, встречался с сотрудниками газеты французских коммунистов "Юманите". Контакты с представителями зарубежья он имел и на слете соотечественников в августе того же года. Участники Координационного совета молодежных организаций вспоминали об Александре Петрове, как о человеке твердых монархических убеждений, готового "жертвовать деньги на двуглавого орла". Он посещал дворянские собрания и встречи членов партии "Российского народного фронта". По имеющимся в деле показаниям представителей Московской Патриархии, Петров готов был создать совместный с церковными организациями банк. И еще одно утверждение. Некий член Ассоциации христианской молодежи, ссылаясь на не установленного следствием отца Николая, говорил, что Петров провел через свой банк немало укрытых от налогов церковных дел. Конфликт в профбанке, давший повод милиции подозревать в причастности к убийству одного из уволенных сотрудников, возник с приходом нового заместителя председателя. По мнению большинства финансистов, он был "полный ноль" в банковском деле, однако активно вмешивался в работу и подталкивал Петрова к кадровым перестановкам. (Познакомились они через тот же ГОН.) С его подачи председатель уволил другого заместителя, которого все считали отличным профессионалом. Обстановку в банке на тот период лучше всего характеризовать как нервозную. Люди подозревали друг друга в слежке. Замечал хвост за собой и Петров. Правда, ни один из фактов подтвердить не удалось. Можно лишь предполагать, почему Петров неожиданно отстранил от работы заместителя-профессионала, с которым начинал финансовый бизнес, а сам все глубже уходил в личные проблемы. Вот точка зрения одного из сотрудников: "Банком он уже почти не занимался. Большую часть времени тратил на посещение дворянских собраний и ремонт автомобилей. Вся работа лежала на уволенном заме..." Что переживал Петров, мы уже не узнаем. Но своему другу Александру П. он сказал однажды, что ему угрожают по политическим мотивам. Незадолго до трагедии на Петрова было совершено нападение. Позже об этом рассказал его новый заместитель следователю. Неизвестный мужчина набросился на Петрова в подъезде, разбил ему очки и часы. Но у Петрова оказалась с собой монтировка (странное стечение обстоятельств), и он, как выразился свидетель, "отмахнулся" от напавшего. Тот же зам, контактировавший с банкиром в роковой день, указывал на его плохое настроение. Петров выглядел мрачным и подавленным: "Плохое предчувствие, наверное, пора отдохнуть - устал". Дурное предчувствие было и у жены банкира. Когда ей в дверь позвонил сосед и сообщил, что "муж лежит в коридоре пьяный", женщина ответила: "Он не пьет, его убили". ...Розыск шел по двум версиям. Первая-убийство организовано людьми из близкого окружения в банке или их связями с целью получения или сокрытия незаконного налога. Вторая версия - уголовно-преступного направления. Предполагалось, что кто-то пытался вымогать у банкира деньги. Сыщики, с которыми приходилось беседовать, о перспективах дела отзывались без энтузиазма. Тем не менее о серьезности отношения к работе свидетельствует такой факт. В день гибели Петров восемь раз пользовался радиотелефоном своей "Чайки". Все восемь абонентов были розыском установлены и проверялись на причастность к преступлению. Сыщики не пренебрегли даже "оккультными силами". Дважды по данным экстрасенса водолазы делали попытки найти оружие убийства в Москве-реке на набережной улицы Крылатские холмы и в Серебряном бору. Почему у Александра Петрова и его близких было плохое предчувствие? Узнаем ли мы когда-нибудь правду о гибели банкира? Не имею намерений упрекать кого-то в бездействии. Нет у меня и доказательств в пользу той или иной версии. Выскажу свое частное мнение. Петров был удобной фигурой для тех, кто создавал финансовую систему новой экономики. Профессионал со связями, не принадлежавший к элитарному советскому слою, он был достаточно умен, чтобы оценить выдвижение руководители банка и внимание к нему со стороны сильных мира сего. Он хорошо понимал и ущербность собственной позиции. (Кто лучше нас самих знает свои слабости?) Можно не сомневаться, что обсуждавшие кандидатуру Петрова изучили не только видимую сторону его биографии, но и заглянули в известное досье... Поначалу никто не жалел о назначении протеже. Банк процветал, появлялись новые связи, но потом ситуация стала выходить из-под контроля. Петров слишком большое внимание уделял не только "нейтральному" финансовому бизнесу, но и национал-политическим организациям. И хотя он ожидал неприятностей, даже хотел установить на снимаемой квартире подслушивающее устройство (чтобы, зная о слежке, сделать упреждающий ход?), такого скорого финала он не предполагал. Конечно, это всего лишь версия, основанная на разрозненных фактах и субъективных мнениях очевидцев. Она не претендует на истину в последней инстанции, а лишь подтверждает аксиому: раскрываются лишь те преступления, которые должны быть раскрыты. ВЫБОР ОБЪЕКТА Убивать можно по-разному. Смерть от рук маньяков-садистов бывает долгой и мучительной. Оно и понятно. По мнению психиатров для таких преступников важен не результат, асам процесс. Для бандитов и налетчиков обстоятельства гибели объекта нападения не интересны. Они преследуют другие цели, но могут действовать неумело и поспешно, поэтому жертвы часто отходят в мир иной в страшных муках. В этом смысле убитым банкирам везет больше. Ими, как правило, занимаются мастера своего дела, смерть бывает быстрой и неожиданной. Нередко она наступает уже после первого выстрела, второй - убийцы делают на всякий случай, для надежности. Иногда объект киллеров даже не успевает испугаться, зато каждый раз все сильнее пугаются партнеры по бизнесу и банковскому делу. Примерно через год после смерти председателя Московского профбанка А. Петрова, тоже в декабре, при выходе из дома были застрелены глава правления коммерческого банка "Техно-банк" тридцатишестилетний Владимир Ровенский и его личный телохранитель, сотрудник управления охраны министерства безопасности, Сергей Иванюшкин. Киллеров, по предположению оперативников, было двое. Один стрелял из "АКМ", другой метнул в направлении банкира гранату "Ф-1". После этого преступники скрылись через люк на чердаке. Незадолго до гибели Ровенский собственноручно написал завещание, по которому, в случае его смерти, все имущество переходило к жене. У финансиста имелись весомые основания опасаться за свою жизнь. Возглавляемый им банк выдал множество кредитов различным коммерческим структурам (более 100 миллионов долларов). Деньги не возвращались, а конвертировались и переводились на валютные счета за границу. Ровенский, распоряжавшийся банковским фондом и хорошо, знавший имена должников, превратился в неудобную фигуру. По оперативным сведениям, финансист был убит через сутки после выдачи последнего кредита. Смерть банкира Ровенского еще не воспринималась как устойчивая криминальная тенденция. Но уже на следующий год финансовый мир содрогнулся от заказных убийств, а в МВД России была сформирована специальная группа из опытнейших детективов - специально для раскрытия стремительно растущего числа громких "висяков". Из оперативных материалов: "13 августа 1993 года в 9.00 на чердаке жилого дома по улице Ратная обнаружено тело Рината Зинатулина, главного бухгалтера АО "Российского муниципального коммерческого банка". С места преступления изъяты четыре гильзы калибра 7,62 мм, три деформированных пули, две гильзы 5,6 мм. По заключению экспертизы, смерть наступила от двух огнестрельных ранений в голову". Гибель Зинатулина имела предысторию. Еще 27 июня главбуха похитили члены реутовской группировки. Они потребовали у руководства банка "простить" невыплаченный некой фирмой кредит в размере 246 миллионов
в начало наверх
рублей, а также не засчитывать проценты - около 50 миллионов. Милиция сумела освободить заложника и задержать подозреваемых в похищении. Но решить проблему бандитского "наезда" на банк так и не удалось. Жертвой финансовых махинаций оказался Р. Зинатулин. тоньше чем через неделю при выходе из здания собственного "Прагма-банка" смертельное ранение получил двадцатишестилетний Илья Медков, глава концерна "ДИАМ". По первоначальной версии его гибель связана с инцидентом в офисе ассоциации "Исток", случившемся в начале 1993 года, когда неизвестные расстреляли из "АКС-74" и "ПМ" находившихся там сотрудников Хашагульгова, Смирнова, Гончарова и Кутюнова. Медков занимался нефтяным бизнесом, благотворительной деятельностью (стал спонсором трех московских галерей и нескольких выставок) и банковским дело. Именно последнее обстоятельство привело к гибели предпринимателя. Следствие выяснило, что Медков причастен к крупномасштабным аферам с фальшивыми авизовками и фиктивными фирмами. Было создано около 70 различных мнимых организаций, на счета которых ловкий финансист переводил огромные деньги. Цифры называют разные, хотя по документам следствия проходит примерно девять миллиардов рублей. Если же учесть, что большая часть средств, с помощью своих людей в Центральном банке РФ, конвертировалась и переводилась за рубеж, то сумма хищений составляет почти 100 миллионов долларов. Подельники убитого банкира, наверное, неплохо чувствуют себя, имея солидные счета и добротные виллы в Европе. Кстати, заинтересованный в смерти Медкова заказчик едва не просчитался. Киллер оказался из рук вон плохим стрелком. Из карабина "СКС" с расстояния 47 метров (убийца прятался на чердаке соседнего дома) он попал в объект лишь с третьей попытки. Первые две пули оставили отметины на асфальте. Те, кто планировал расправиться с крупнейшим российским финансистом, председателем правления акционерного коммерческого Россельхозбанка Николаем Лихачевым к выбору киллера подошли с большей ответственностью. Это преступление вообще можно считать классическим заказным убийством и по исполнению, и по организации. Позже удалось выяснить, что около номенклатурного дома по Университетскому проспекту замечались посторонние лица, которые вели наблюдение за подъездом банкира. С места преступления изъяли две гильзы от пистолета Макарова. Смерть пятидесятичетырехлетнего Лихачева наступила от ранений в голову и была мгновенной. Характерно, что киллер дважды нажимал на спуск, хотя и первого выстрела оказалось достаточно. Второй раз он производил так называемый контрольный выстрел. Помешать ему никто не мог, Лихачев не пользовался услугами охранников. Впрочем, едва ли даже взвод бесстрашных и обученных телохранителей сможет помешать профи выполнить заказ. Гибель председателя Россельхозбанка послужила причиной целой кампании, проведенной Ассоциацией российских банков. Были организованы выступления в печати и на телевидении, встречи с журналистами, политиками, высокими чинами МВД. Председатель Ассоциации С. Егоров направил письмо Президенту Б. Ельцину, в котором категорично заявил о терроре, развязанном мафией в отношении руководителей крупнейших финансовых и промышленных структур. В следующем, 1994 году в Москве от рук киллеров погибло несколько руководителей крупных банков. В апреле выстрелом в голову убит директор юридического управления "Мосбизнесбанка" С. Мужиков. В сентябре та же участь постигла председателя коммерческого банка "Энергогарант" Е. Минасбекова и двух (!) его телохранителей. В своей квартире на Сонежской улице изрешечен пулями глава Агромашпромбанка Б. Беломестный, в том же октябре гибнет преуспевающий профессиональный финансист, председатель правления акционерно-коммерческого Учетно-кредитного банка И. Антипов. По счастливой случайности в ноябре избежал смерти глава правления Сельхозпромбизнесбанка - его "Мазда-626" была подвергнута минометному обстрелу. В "БМВ-740" застрелен руководитель "Рифма-банка" Гольцов. Счет жертвам года закрыл А. Лютенко. В его автомобиль "Вольво-940" неизвестные заложили бомбу, сработавшую при открывании двери. Председатель правления Центрального Муниципального банка А. Лютенко получил открытый перелом правой стопы, ранение левой кисти, травму шеи, но, к счастью, остался жив. Казалось, шквал смертей несколько поутих. Но прошлом году гибель банкиров и жестокость киллеров вновь заставили заговорить о финансовом терроре. В апреле под перекрестный огонь попадает автомобиль "БМВ-750" вице-президента АКБ "Югорский" В. Яфясова. Гибнет коммерсант и его телохранитель В. Сальков. В июле неизвестный подкараулил в подъезде дома председателя межбанковской комиссии по финансовому оздоровлению деятельности Московского Межрегионального коммерческогобанка Харламповича. Если бы не телохранитель Алексей Сапрыкин, банкир был бы убит на месте. Но Сапрыкин, обладая отличной реакций и мужеством (раньше он служил в спецподразделении "Вымпел" КГБ), протолкнул Харламповича вперед и прикрыл телом его отход. Телохранитель получил два смертельных ранения в грудь и голову и скончался до приезда "скорой". Убийца с места покушения скрылся. В том же месяце от огнестрельных ранений в голову и плечо в собственной квартире погиб Ю. Поливанов, начальник управления недвижимости "ОНЭКСИМ-банка". Убийцу так и не нашли. Июль стал роковым месяцем для сорокалетнего Олега Кантора, президента банка "Югорский". Киллеры расправились с ним с чудовищной, необъяснимой жестокостью. Охотничьим ножом ему перерезали горло, вспороли живот, нанесли полтора десятка ран. Так же обошлись с телохранителем банкира Олегом Неправдой - два выстрела из пистолета "ТТ" (позже оружие было вложено умирающему охраннику в Руку) и смертельный удар в шею все тем же тесаком. Еще более страшной была гибель другого видного финансиста председателя "Росбизнесбанка" и руководителя Круглого стола "Бизнес России" Ивана Кивелиди. Убийца выбрал необычный способ - обмазал телефонную трубку в кабинете банкира сильнейшим отравляющим веществом синтетического происхождения. Кивелиди почувствовал недомогание на рабочем месте, потерял сознание, а через три дня скончался в реанимационном отделении Центральной клинической больницы. С такими же симптомами в 1-й Градской оказалась секретарь банкира Зара Исмаилова. Она умерла через сутки. Следующей жертвой стал президент Московского акционерного банка строителей М. Журавлев. Убийца сделал два выстрела в затылок жертве и исчез. Последним в 1995 году погиб глава Леспромбанка Павел Ротанин. Киллеры расстреляли его в подъезде из пистолетов "ТТ". По трагическому стечению обстоятельств жена финансиста, открывая ему дверь квартиры, успела подхватить тело смертельно раненного супруга и видела спины убегавших бандитов. Нынешний год начался с очередного убийства банкира. В феврале двое неизвестных нанесли несколько смертельных ножевых ранений заместителю председателя правления "Грандинвестбанка" Алексею Бутенко и благополучно скрылись. По данным Ассоциации РБ за последние четыре года погибло 49 финансистов и около тридцати сотрудников банковских структур получили ранения или увечья. Мартиролог этот не может претендовать на полноту - жизнь постоянно дополняет список погибших, и что характерно, преступников - киллеров и заказчиков - находят крайне редко, чем объяснять безнаказанность убийц? После гибели Николая Лихачева председатель Ассоциации РБ С. Егоров упрекнул правовые ведомства в неумении, да и нежелании, распутывать заказные убийства финансистов. В письме Б. Ельцину он заявлял: "И это не вина, а беда их, поскольку не все работники правоохранительных органов способны принять масштаб проводимых Вами реформ". Позиция С. Егорова легко объяснима. Так же как и его претензии в адрес милиции и спецслужб. Нельзя отрицать существование проблемы взаимоотношений между теми, кого называют "новым классом", и людьми, стоящими на охране закона. Ситуация сложнее, чем кается на первый взгляд. Есть и некоторая доля классового подхода к изъянам экономических преобразований, разница в решении вопросов безопасности бизнеса. Но ни один из указанных моментов не влияет на интенсивность работы по каждому преступлению. Более того, подобные дела, в силу социального статуса жертв и корпоративности банковских структур, получают особый общественный резонанс, к ним подключаются самые опытные сыщики. Почему же заказные убийства банкиров остаются нераскрытыми? Многое объясняет история возникновения и развития банковского бизнеса в России. Вслед за кооперативами, совместными предприятиями и другими экономическими новациями настал черед преобразований в банковской системе. И хотя развивавшиеся под обкомовскими крышами кооперативы и ИЧП не укладывались в рамки законов, что позволяло проходимцам и жуликам легко обогащаться за счет государства, это были лишь комариные укусы. Одному Богу известно, сколько миллионеров с "незаконченным средним" появилось вместе с внедрением частного бизнеса в банковскую среду. В условиях полной неразберихи и фактической изоляции правоохранительной системы от контроля за ходом экономических преобразований и был изобретен легкий и безопасный способ получения денег из воздуха. И только наивный и безграмотный человек не увидит прямую связь между морем фальшивых авизовок и бешеным ростом числа частных коммерческих банков. Нехитрый механизм махинаций позволял в рекордно короткие сроки сколачивать состояния, сопоставимые с бюджетами целых областей. К 1994 году, по далеко не исчерпывающим данным оперативных служб, более 40 тысяч предприятий в России были созданы преступниками или взяты ими под жесткий контроль. (При этом следует учитывать, что интерес для бандитов представляют лишь те структуры, которые дееспособны и приносят хотя бы минимальные доходы.) В стране набирал обороты маховик инфляции, хождение получили триллионы не обеспеченных никакими материальными ценностями рублей. Деньги в карманах превращались в мусор еще до того, как хозяин находил им применение. В этих условиях банки и банкиры начали играть особую роль. Появились ловкие и бессовестные демагоги, певшие с экранов телевизоров о светлом капиталистическом завтра, обеспеченном вкладчику очередной финансовой пирамидой. Обороты разнообразных акционерных обществ достигали невероятных масштабов. В Подольске, где собирала деньги небезызвестная "Властелина", очереди желающих расстаться со своими сбережениями стояли круглосуточно. Причем вкладывали и правительственные чиновники, и генералы МВД, и прокурорские сотрудники. Вот он, тест криминализации общества. Знали, что рискуют, будут обмануты и обобраны, не могли не знать. Но уже работала волчья зековская психология: урвать первому - а там трава не расти. Еще одна сфера дельности - перекачка денег на Запад. И здесь МВД никогда не ответит на вопрос: сколько триллионов переведено за рубеж коммерческими российскими банками? Есть и другие интересные вопросы. Сколько банков, набрав у населения вкладов и кредитов у "соседей", объявляли себя банкротами? О кредитах, выдаваемых и получаемых финансовыми структурами, можно написать отдельную главу. По мнению оперативников, многие, если не большинство из погибших от рук киллеров банкиров, оказались жертвами именно из-за ошибок в кредитной политике. Дать деньги взаймы под огромные проценты. Кто устоит перед таким соблазном? А если берущий предлагает хозяину банка, бесконтрольно распоряжающемуся всеми фондами, приватный договор: он берет деньги под "слово джентльмена" (можно под документ, о котором знает очень узкий круг лиц), возвращает долг в срок, солидный же процент "целевым назначением" кладет в карман банкира-кредитора? Какие опытные люди попадали в этот капкан! Ведь достаточно убрать осведомленное о финансовой операции лицо, чтобы вопрос о возвращении кредита отпал навсегда. Разве не выгодный бизнес? Взять тысяч пятьсот долларов под, скажем, сто процентов, обещая отдать кредит хозяину в срок и без свидетелей, затем найти аккуратного киллера (все-то дела - 10 тысяч баксов), указать объект устранения и спокойно продолжить занятия бизнесом. По мнению оперативников, сегодня каждый второй банк имеет криминальную крышу. Если брать во внимание, что финансовая система - единый организм, картина получается довольно мрачная. К тому же мало кто знает имя настоящего хозяина банка. Все руководство - председатель, президент, директор - наемные работники. Мой хороший приятель, работающий в респектабельном столичном банке, имеющем вполне добротную репутацию, рассказал любопытную историю. У банка не сложились отношения с одним важным чиновником ЦБ России. Что только не предпринималось. Ездили искать контакт и взаимопонимание каждый - от клерка до председателя правления. Безрезультатно, чиновник по-прежнему портил нервы и мешал работе. Тогда пожаловались хозяину - изредка навещающему свое детище молодому человеку скромной, ничем не примечательной наружности. Он спокойно выслушал, выполнил намеченные дела и уехал. А через неделю в банке зашелестела по кабинетам радостная весть: чиновник, отравлявший безоблачное финансовое благополучие, неожиданно уволился из ЦБ России по собственному желанию. Окружающие банк тайны не способствуют раскрытию связанных с его деятельностью преступлений. Тем не менее эти задачи решаются, хотя требуют больших трудозатрат. Фактически известны лица, заинтересованные в гибели Н.Лихачева, И.Кивелиди, Е.Минасбекова, В.Яфясова. Возможно, в самое ближайшее время прокуратура предъявит обвинения убийцам. Но проблема остается. По мнению начальника отдела по раскрытию тяжких преступлений МВД России Владимира Петухова, приостановить череду смертей финансистов сможет лишь упорядочение кредитной политики. Что касается уголовного террора в
в начало наверх
отношении банкиров - говорить об этом по меньшей мере некорректно. Выбор объекта в данном случае определили сами жертвы, активно работая в созданной ими же криминально насыщенной среде. КУРГАНСКИЙ РЭМБО Даже если бы Александр Солоник оказался просто квалифицированным киллером, он несомненно представлял бы интерес для криминалистики. Потому что его "объектами" становились представители элиты уголовного мира - воры в законе и авторитеты. Однако этими фактами характеристика не ограничивается. Находясь в одиночной камере следственного изолятора "Матросская Тишина", он совершил беспрецедентный побег, исчезнув вместе с охранником тюремного корпуса двадцатилетним Сергеем Меньшиковым... Биография будущего суперкиллера до определенного периода мало чем отличается от других. Он родился в 1960 году в провинциальном Кургане. Увлекался спортом, преуспел в классической борьбе, был честолюбив, как и все мужчины небольшого роста (Солоник невысок - 165 сантиметров), мог сцепиться с любым, кто его задел или обидел. И дальнейшая линия жизни мало чем оригинальна. После окончания средней школы пошел в армию. Службу проходил в Германии, где в спортивных соревнованиях занимал призовые места и пользовался авторитетом у солдат и офицеров. Уйдя на дембель с отличной характеристикой, Солоник возвратился в родной Курган и был зачислен в милицию сотрудником патрульно-постовой службы. Женился, родилась дочь, затем развелся (тоже почти типично для нынешнего времени) второй брак, рождение сына, поступление в Горьковскую высшую школу МВД СССР. С этого момента начинаются не укладывающиеся в стандартную схему события. Единственной слабостью Солоника (он не пил, не курил, постоянно поддерживал хорошую спортивную форму) оставались женщины. Вольности в отношениях с барышнями вынудили его через полгода забрать документы из горьковской "вышки" и вернуться в Курган, а позже и вовсе уволиться из органов внутренних дел. Еще через два года, когда жизнь Солоника начинает напоминать благополучную - устроился на кладбище копать могилы, неплохо зарабатывал, купил "Жигули", его неожиданно арестовывают. Формальный повод-подозрение в изнасиловании. Позже, когда он уже прогремел на всю Россию и говорили о нем не иначе, как о супермене, справедливость приговора суда - восемь лет лишения свободы в колонии усиленного режима многими подвергалась сомнению. Адвокат и некоторые журналисты считали обвинение сфальсифицированным, а показания жертв оговором. Не берусь судить, где правда, но теперь, после стольких убийств, крови, побегов, это уже не имеет серьезного значения. Кстати, первый свой побег курганский Рембо совершил прямо из зала суда. Когда зачитали приговор (между прочим они судье грозил изнасилованием), Солоник попросил разрешить ему обняться напоследок с женой. Разрешили - не звери же в самом деле? Он использовал единственный шанс на сто процентов. Тренированный, крепкий, с исключительной реакцией, Солоник в считанные секунды отключил конвой, выпрыгнул в окно и был таков. Выставили кордоны на выездах из города и вокзале, устроили засады дома и у друзей. Но он всех перехитрил и легко ушел из ловушек. Тем не менее через полтора месяца его взяли. Позже в Тюмени, когда он пытался изменить внешность и готовился к косметической операции. Здесь и возникает естественный вопрос: не слишком ли лихо для простого провинциального паренька-одиночки? Подобная линия поведения предполагает не только наличие воли и смелости, но и солидные связи, финансовую поддержку, надежных, искушенных в определенных делах друзей. Скорее всего за увольнением из милиции последовала и соответствующая жизненная переориентация. Солоник стал кому-то очень интересен и наверняка уже имел к началу судебного следствия хорошие теневые тылы. Они же обеспечивали ему прикрытие, оказали влияние на дальнейшую судьбу. Наказание он отбывал в Перми. Бывшему менту на зоне пришлось не сладко, но сломить его не удалось. Он ждал момента и после перевода в колонию в Ульяновскую область счастливый случай представился. В побег Солоник ушел через канализационную трубу, куда проник, вырезав дыру в металле сварочным аппаратом. На память о себе оставил изодранный бушлат с биркой личного номера на кармане. Александр Солоник исчез из жизни на четыре года. Много позже, после его задержания, стало очевидно, что времени даром не терял ни Солоник, ни те, что стояли за ним все это время. Он научился стрелять без промаха из любого оружия и в самой неблагоприятной обстановке. Свидетели перестрелки на Петровско-Разумовском рынке, во время которой и был случайно схвачен киллер, рассказывали, как, убегая, Солоник стрелял через плечо в спрятавшегося за фонарным столбом охранника. Все пули, словно это происходило в тире, попадали точно в одно и тоже место чугунной тумбы столба. Да и сам Солоник уверял, что застрелил преследовавшего милиционера уже лежа на земле, получив серьезное ранение в поясницу. За таким умением стоят сотни часов, проведенных в тире, - регулярные занятия на стрельбах, искреннее поклонение оружию. Последнее Солоник никогда не скрывал. По словам работавших с ним сыщиков, курганский Рембо мог бесконечно долго говорить о различных пистолетах, автоматах, обсуждать достоинство снайперских винтовок, их убойную силу и другие качества. Только на одной из снимавшихся им квартир были изъяты: ствольный гранатомет "ПГ", автомат "АКС-74У", малокалиберная винтовка производства Франции с глушителем, винтовка "Мосина", пистолет "ТТ", пистолет иностранного производства "Р-61", австрийский пистолет "Глок", бразильский пистолет "Таурус" и винчестер. Любимым оружием Солоника был мощный семнадцатизарядный полицейский пистолет "Глок". Именно с ним был задержан киллер на Петровском рынке. В заказных убийствах милиция подозревала Солоника задолго до его поимки. Уже после классического, с точки зрения исполнения, расстрела вора в законе Глобуса на дискотеке "У ЛИС'Са" была получена оперативная информация о личности снайпера. Но, хотя охота на него шла полным ходом не только со стороны розыскников МВД, но и друзей Глобуса, поклявшихся жестоко отомстить, Солоник продолжал разгуливать на свободе, разъезжал с поддельными документами по курортам Европы, проводил время в роскошных ресторанах в обществе очаровательной длинноногой подруги. Этот период жизни сыщики изучали по богатым фотоальбомам, составленным в соответствии с хронологией путешествий. Подноготная убийства Глобуса теперь известна. Спор разгорелся из-за ночного клуба "Арлекино", крышу которому делал Глобус и его бригада. Кстати, Ваннер, он же Владислав Абрекович Выгорбин, известный в криминальных кругах как главарь бауманской команды по кличке Бобон, считался правой рукой Глобуса. Ваннер, согласно визитке, являлся консультантом фирмы "Тремо", соучредителем "Тринити Моторс" и совладельцем известного в определенных кругах ресторана "Фидан". Он очень любил автомобили и разъезжал по Москве на белоснежном спортивном двухдверном "бьюике". Раскатывал по городу Бобон без водительского удостоверения, так как один из трех своих сроков провел в психушке, где, помимо в совершенстве выученного английского языка, получил справку о душевном недуге, и потому пройти комиссию для получения автомобильных прав фактически не мог. Для разговора с гаишниками на равных Бобон всегда имел толстую пачку "зеленых", а против неподкупных и принципиальных разработал специальный метод борьбы. На случай встречи с таким сотрудником милиции Ваннер держал в салоне и багажнике машины запасные автомобильные номера. По одной из версий спор за "Арлекино" был лишь видимой частью айсберга. Скрытыми оставались процессы внутри криминального мира столицы, точнее - борьба между ворами кавказской и славянской ориентации. Глобус относился к первой группе, вторую же не устраивало, что доходный и популярный ночной клуб пребывает под крылом чужаков. Глобус неожиданно потребовал увеличить свою долю и тем самым урезал доходы других. "Арлекино" оказался ему не по зубам. За убийством Глобуса последовал новый ход воров-славян. Они стали прочить на его место архангельских авторитетов братьев Браунов. Вызванные в сентябре 1993 года с Севера братишки начали вести активные переговоры, чтобы быстрее въехать в дело. И тут веское слово сказал Бобон, точнее - его бойцы. Когда Брауны приехали на Мосфильмовскую улицу к некоему Игнатову, то при выходе из лифта (первый случай в столице) приняли в упор весь рожок автомата Калашникова. Теперь уже курганские, прикрывавшие братьев Браунов, ищут Бобона и его людей, выставляются на четырех адресах, в том числе казино "Черри", где мог появиться бауманский авторитет. Но только в январе 1994 года убийцы находят цель, К расстрелу курганские, среди которых Солоник считался непревзойденным мастером, подготовились тщательно. Они узнали, что Бобон, вместе со своим телохранителем Михаилом Глодиным, собирается поупражняться в тире на Волоколамском шоссе. Киллеры загодя приехали на место, продолбили в бетонном заборе отверстия, чтобы вернуться в день посещения тира Ваннером. Расчет оказался безукоризненным. Едва "форд" Бобона зарулил во двор, стоявшие за забором бойцы открыли стрельбу. Но они вели отвлекающий огонь. Прицельно же из автомата стрелял один Солоник, стоявший на металлическом гараже за забором в стороне от своих приятелей. Курганский Рембо репутацию суперкиллера подтвердил. На месте от ранений в голову скончались Бобон с Глодиным и их собака, а дочка Ваннера осталась жива - успела упасть на пол между сиденьями "форда". Позже Солоник подробно описал детали этой акции, даже верно указал, в чем убийцы переносили оружие от жилых домов к тиру. Чтобы не привлекать внимание случайных прохожих, они спрятали стволы в чехлах от теннисных ракеток. Друзья Бобона собирались отомстить за его смерть. И члены следственной группы, чтобы не стать жертвами стрелков бауманской бригады, вывозили Солоника на место происшествия, облачившись в бронежилеты и каски. Доподлинно подтвердилась причастность курганского киллера к убийству Глобуса. Показания были "в цвет", даже нашли человека, продавшего ему карабин с оптическим прицелом... Оперативные источники утверждали, что все акции согласовывались с Сильвестром. Он якобы давал "добро" на устранение Глобуса и сделал отмашку на Бобона. Но сам Сильвестр тоже кончил не очень хорошо. После очередного убийства Солоник, уже привыкший к нелегальному положению, вновь залег на дно. Отдыхал летом у моря, набирался сил для новых подвигов. От обязанностей-то его никто не освобождал. И в октябре 1994 года случилось то, что должно было наконец случиться. Из оперативной сводки: "Во время перестрелки у станции метро "Петровско-Разумовская" на территории вещевого рынка был задержан получивший ранение в спину преступник, назвавшийся Максимовым. В процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудники МУРа установили, что пойманным оказался уроженец Кургана А. Солоник, разыскиваемый за совершение заказного убийства вора в законе Валерия Длугача (Глобуса)". Несмотря на явную удачу, едва ли не впервые удалось захватить наемного убийцу, тот день останется черной отметиной в истории столичной милиции. Началось все с банального задержания для проверки документов. Двум подозрительным, по мнению стражей порядка, крепким парням предложили пройти в комнату милиции. Обыскать задержанных не догадались. Дальнейшие события, унесшие жизнь четверых людей - троих сотрудников милиции и работника охранной фирмы "Тиасс", - стали полной неожиданностью. Один из задержанных, прятавший под накинутым на руку плащом пистолет "Глок", в упор расстрелял милиционеров и вместе с напарником бросился бежать. На звуки стрельбы подоспели охранники рынка и экипажи патрульной службы. Солоник и его земляк Монин выбрали разный путь спасения. Монин удачно бросился в толпу и сумел затеряться. Солоник побежал в сторону железнодорожной насыпи, демонстрируя при этом чудеса меткости и скорострельности. В перестрелке ранение получили еще трое людей. Около Ботанической улицы Солоник был ранен и оказался в наручниках. Первое время он не верил, что выживет. Пуля попала в почку, он потерял много крови, и жизненно важный орган пришлось удалить. Именно к тому периоду относятся признания Солоника. Он рассказал об убийстве Бобона и Глодина, Глобуса и лидера ишимской группировки Причинина. Кроме того, киллер признал причастность к смерти вора в законе Калины, но эта информация сразу вызвала сомнение. Задержание Солоника и его откровения спровоцировали настоящий информационный взрыв. Вызван он был не только сенсационными подробностями заказных убийств, но затрагивал тему, периодически обсуждавшуюся журналистами, - отстрел воров и авторитетов будто бы проводится тайным подразделением МВД. Указывалось даже его название - "Белая стрела". Гибель одной сенсации (стало ясно, что бандиты не церемонятся с конкурентами, даже если те носят что-то вроде звания "Заслуженный вор Российской Федерации") тем не менее заставила пересмотреть привычное представление о преступниках: отечественные мафиози готовят настоящих киллеров-профессионалов, готовых на все и все умеющих. Стало очевидным, что у нас существует бандитский спецназ, не менее крутой, чем аналогичные подразделения государственных служб. Следствие по делу Солоника шло своим чередом, медленно продвигаясь к логическому завершению - предъявлению обвинения. Журналисты продолжали обсуждать личность киллера, наделяя его все больше качествами супермена, а
в начало наверх
тем временем сам Солоник готовил новый сюрприз. Впрочем, об этом никто не догадывался. Киллер усиленно изучал английский, обсуждал с адвокатом костюм от Версаче, который хотел одеть на судебное заседание, внимательно следил за газетами и смотрел телевизор, стоявший в его камере-одиночке СИЗО "Матросская Тишина". "Бомба" взорвалась чуть больше чем через полгода после перестрелки на Петровском рынке. 5 июля 1995 года в 1 час 40 минут сержантом внутренней службы С. Сахаровым, младшим инспектором отдела режима и охраны на 29 посту 9-го режимного корпуса было обнаружено отсутствие постового младшего сержанта Сергея Меньшикова, 1974 года рождения, работавшего в ОВД с ноября 1994 года. При обследовании группой резерва помещений 9-го режимного корпуса в камере N 938 отсутствовал находящийся на одиночном содержании заключенный А.Солоник, уроженец Кургана, без определенного места жительства, арестованный прокуратурой Москвы 4 октября 1994 года. При проведении первоначальных следственных действий было обнаружено, что входная дверь в прогулочные дворы открыта, навесной замок лежит на полу. С крыши прогулочных дворов по стене на улицу Матросская Тишина опущен альпинистский шнур длиной 20 метров..." Солоник остался верен себе. Он не смирился с обстоятельствами и использовал шанс. Вероятно, свой последний шанс. Потому что если бы даже не удалось доказать причастность курганского Рембо к убийствам преступных авторитетов (он в конце следствия начал наотрез отказываться от первоначальных показаний), то трассологическая экспертиза и многочисленные свидетели шансов "соскочить" с убийства сотрудников милиции на Петровском рынке ему не оставляли. Тревога и аврал, как и следовало ожидать, ничего не дали. Есть сведения, что, спустившись вместе с Меньшиковым по стене с помощью нейлонового шнура, Солоник сел в поджидавший "БМВ" и растворился в ночи. Побеги из столичных изоляторов случаются. Из Бутырки, например, не бегали 220 лет. А потом в 1993 году благополучно исчезли двое - Бахтияр Игидалиев и Валерий Мордасов (щелковский преступный авторитет). Они подняли решетки над прогулочным двориком, вылезли на крышу и, прыгая по кровлям вниз, добрались до двора. Все это происходило на глазах у десятков сотрудников следственного управления ГУВД Москвы, часть окон которого выходит во двор СИЗО. Пока ошарашенные милиционеры пытались дозвониться дежурному тюрьмы (прямая связь не предусмотрена) и растолковать, что делается, беглецы добрались до проходной местной фабрики и, как были в бушлатах, вышли на улицу и затерялись в толпе. Это белым днем, при сотнях свидетелей. Так что ничего мистического нет и в побеге из "Матросской Тишины". Странно другое - бежал Солоник, которого отправить на скамью подсудимых для милиции - дело чести. Можно, разумеется, вспомнить о перегруженности СИЗО (по официальным данным, наполненность тюрьмы 270 процентов), посетовать на отсутствие исправных технических средств контроля и слежения (ни один установленный в "Матросске" монитор не функционирует), можно покивать на низкую квалификацию и элементарную нехватку обслуживающего персонала. И тем не менее вопросов, в связи с побегом суперкиллера, будет больше, чем ответов. Во всяком случае ответов убедительных. Итак, версия. Разгильдяйство тюремного персонала. Да, такое предположение возможно. И многие склонны видеть объяснение в этом. Но почему такое совпадение - единственным, разглядевшим разгильдяйство и сделавшим нужные выводы, оказался именно он, самый важный и информированный арестант тюрьмы? Очевидно, побег был тщательно спланирован. По основной версии, Меньшиков пронес в камеру к Солонику браунинг и альпинистский шнур, обмотав его вокруг тела. Затем сделал слепок ключа от замка двери, ведущей на крышу к прогулочному дворику. Дождавшись подходящего момента, беглецы без хлопот совершили задуманное. По некоторым данным, Меньшиков знал Солоника еще на свободе, так как увлекался стрельбой и встречался с ним в тире. Если это правда, то многое становится понятней. Возможно, Меньшикова просто купили, пообещав парню блага цивилизации в обмен на помощь в побеге. Правда, подобные предложения в лоб не делают. Кто мог поручиться, что Меньшиков не сообщит о зреющем заговоре куда следует? Обсуждался и проверялся оперативными службами и вариант внедрения бандитами своих людей во все московские СИЗО, с целью вытащить Солоника из тюрьмы. Но, как удалось выяснить, эта версия не подтвердилась. Слышал я и такое предположение. Солоник, дескать, залегендированный агент спецслужб, выполнявший особые задания. Его пришлось спасать, так как он слишком много знал. Теоретически этот вариант возможен, но практически, особенно после убийства сотрудников милиции в скоротечной перестрелке, вряд ли. Так или иначе абсолютно убедительного объяснения случившемуся нет. Загадка курганского Рембо остается неразгаданной. Он уже прожил две жизни. Одну - простого парня из Кургана, спортсмена, ловеласа, неудавшегося офицера милиции. Затем вторую - таинственного одиночки-киллера, подготовленного не менее таинственными заказчиками громких убийств, богача, тратящего шальные деньги на круизы и женщин. Теперь он живет где-то своей третьей жизнью - очень похожей на вторую, только вряд ли такой же активной и яркой. Большинство считает, что Солоник теперь с комфортом устроился где-нибудь в Испании, на Кипре или в Аргентине. Однако размеренное бытие, даже насыщенное развлечениями и роскошью, может наскучить. Да и деньги имеют обыкновение тратиться. Не исключено, что Александр Солоник, под другим именем и с измененной внешностью, захочет начать четвертую жизнь, привычно прижимая к правому плечу приклад винтовки с оптическим прицелом. ОДНОРАЗОВЫЕ Самой большой сенсацией прошлого года стало разоблачение в Москве банды киллеров из Новокузнецка. Молодые парни, в основном ранее не судимые и не конфликтовавшие с законом спортсмены, создали настоящий конвейер смерти. Сыщики, знакомые со всеми нюансами этого необычного дела, уверены: если бы жертв убийц хоронили в одном месте, то получилось бы кладбище средних размеров. Об организаторе банды Лабоцком в Новокузнецке и Кемерово до сих пор вспоминают с почтением и страхом. Но и в Москве он успел оставить заметный кровавый след. Появившись в столице в 1992 году, Лабоцкий, недоучившийся студент спортивного факультета Новокузнецкого института, сильный, волевой и честолюбивый, мелких задач перед собой не ставил. Его целью было завоевание криминального Олимпа. И тем, кто листал материалы литерного дела "Варан", эти замыслы не покажутся наивными мечтаниями возомнившего себя "крестным отцом" провинциала. За бандой числится около пяти десятков убийств. На самом же главаре, если принимать в расчет оперативные сведения, по меньшей мере сотня трупов. Там, где заявляла о своих притязаниях Новокузнецкая бригада, их противникам делать было нечего. Разве что бежать к могильщикам и договариваться об оплате земляных работ... Слова "нет" Лабоцкий не знал, точнее не воспринимал. А если слышал его - делал быстрые и решительные выводы. Членов банды главарь вымуштровал до состояния эффективных и надежных машин. Они трепетали при одном только его появлении. Потому что убеждались не раз - ослушание, сопротивление подавлялось мгновенно и безжалостно. Даже зная, что по приказу главаря их везут убивать, никто не пытался спастись. Словно бараны, слепо бредущие под тесак мясника, они безропотно отправлялись к месту предстоящей казни. Лабоцкий, прошедший диверсионную подготовку, был не просто осторожен и предусмотрителен. Босс никого к себе не приближал, ни с кем не откровенничал. По оперативным данным, он ездил в Англию, где каким-то образом приобрел и сумел доставить в Россию технику для скрытого наблюдения, прослушивания радио- и кабельных телефонных разговоров, ведения замаскированной видеосъемки и звукозаписи. Существует и другая версия. По ней Лабоцкий в 1991 году был завербован спецслужбами и под видом охраны, вместе с бригадой, внедрен в окружение оппозиционного политического лидера. Это похоже на правду больше, объясняет происхождение высококлассных технических средств слежения и замашки первогодка разведшколы. Не исключено, что умный и способный агент впоследствии вышел из-под контроля теневых структур государства и занялся собственным криминальным бизнесом. Для поддержания боевого настроя банды главарь периодически прослушивал разговоры людей и, в случае угрозы предательства или опасных интриг, демонстративно расправлялся с недругами. Каждый убеждался, насколько тщательно Лабоцкий разрабатывал схему устранения жертв. За объектом велась целенаправленная слежка, проводилась видеосъемка. Для этого была оборудована специальная машина - что-то вроде строительного вагончика, откуда велось скрытое наблюдение за домом, подъездом, автостоянкой. Перед выполнением задания киллер, кроме устных инструкций и боевого оружия, получал возможность увидеть будущую жертву на экране монитора, познакомиться с ее темпераментом, внешностью, манерой двигаться и реакцией на раздражители. Подозрительность главаря сказалась и на образе жизни его жены. К ней был приставлен человек, в чьи обязанности входила не только охрана и защита женщины, но слежка за теми, кто и когда с ней встречался, разговаривал. Она не имела права заглянуть к подругам, просто поболтать, пройтись беззаботно по улице. Ей дозволялись лишь прогулки с ребенком, да и то под присмотром "наружки" в лице телохранителя. Столичных авторитетов Лабоцкий называл белоручками и презирал. Себя он ставил на порядок выше и постепенно намеревался прибрать к рукам все московские группировки. Его методы воздействия прошли проверку практикой: точный расчет, устрашение, демонстративная жестокость. Как-то одна из банд на востоке города решила проучить залетных выскочек. За кольцевой автодорогой Лабоцкому назначили "стрелку", подъехали на трех джипах, вразвалку вышли из содрогавшихся от звуков рок-н-ролла машин и не спеша направились к скромной, давно не мытой "девятке" с тонированными стеклами, на которой прибыли новокузнецкие. Неожиданно стекла "Жигулей" бесшумно сползли вниз и из темного салона затрещали автоматные очереди. Последовавшие затем события очевидец стрельбы обрисовал такими словами: "Они как сайгаки попрыгали в свои джипы и больше о себе не напоминали". Все это очень похоже на правду. Потому что ни Лабоцкому, ни его подручным терять уже было нечего. Прежде чем приехать в Москву, они буквально залили кровью родной Новокузнецк... Оперативники располагали на момент задержания банды сведениями о 29 убийствах, совершенных группой Лабоцкого в Кемеровской области. Но никто не сомневается, что реально кровавый шлейф гораздо длиннее. В родном Новокузнецке они заявили о себе в 1991 году. Лабоцкий отдавал отчет, что ни пистолетом, ни гранатой теперь никого не удивишь. Поэтому инструментарий бандиты выбрали специфический, чтобы по городу пошли разговоры о беспредельщиках, способных на все. Первые нападения они совершали, вооружившись заточенными до звона в лезвии туристскими топориками. Остановили международный автобус с австрийцами, пятерых пассажиров искалечили, отобрали деньги, ценности. Организовали налет на кафе, где отдыхали конкуренты. Их лидер пытался было "возникнуть" - ему укоротили ногу, отрубив строптивцу ступню. (Позже, проявляя гуманность по отношению к поверженному недругу, Лабоцкий передал жене инвалида ключи от машины: "Бери, будешь катать своего "Мересьева".) Подвиги банды обрастали домыслами и историями. Цель была достигнута. При одном только упоминании о бригаде Лабоцкого у большинства кемеровских коммерсантов кровь стыла в жилах. Чего стоит такой сюжет. На переговорах с противоборствующей группировкой в нужный момент упрямцам демонстрировался неоспоримый аргумент. По команде главаря к столу подносили атташе-кейс и верный человек извлекал оттуда отрубленные кисти рук... Как тут не вспомнить характеристику, которую дал боссу его лучший ученик Барыбин, сидящий ныне на нарах следственного изолятора: "Таких, как Лабоцкий, в стране больше нет!" После громкого дебюта банда поменяла тактику. Теперь о них узнали не только барыги и рэкетиры, но и милиция. Поэтому лишний шум и засветка только мешали. Лабоцкий переходит на полуконспиративный образ жизни. Он ни с кем не беседует по телефону, лишь изредка пользуется пейджером или радиотелефоном, для передачи зашифрованного текста. Типичный образчик принятого в банде общения по вертикали выглядел примерно так: "Всем срочно прибыть на точку номер пять". Или: "Жду Чурку и Сметану у башни в полдень". И горе было тому, кто не услышал или недопонял. Ослушание расценивалось как предательство. Для окружения он являлся эталоном крутого парня. Он не пил, не курил, никогда не употреблял наркотики, следил за физической формой - ежедневно бегал пятнадцатикилометровые кроссы, плавал в бассейне, парился в сауне, дома установил тренажеры. И в банду гнилой народ не принимал. Каждый был спортсменом - боксером, борцом, биатлонистом или штангистом. Все проходили собеседование, проверялись и лишь потом получали испытательный срок. Лабоцкого, по свидетельству тех, кто еще жив, боялись все. Панически боялись, необъяснимо. Он имел какое-то магнетическое воздействие на окружающих. Достаточно было единственного взгляда, чтобы попавший в
в начало наверх
немилость бледнел и покрывался испариной. Патологическая жестокость главаря соседствовала с дерзостью и холодным расчетом. Лабоцкий мог заранее тщательно подготовить место встречи с конкурирующей бандой и отправиться на переговоры без оружия в обманчивом одиночестве. Когда пришедшие убеждались, что он чист, и, зловеще ухмыляясь, вытаскивали стволы, предполагая услышать слова примирения, то неожиданно для себя слышали: "Не смешите, псы. Посмотрите по сторонам..." И растерянные "псы" видели направленные на них из укрытий стволы снайперов в камуфляже. Скоро в Новокузнецке, Кемерове, Анжеро-Судженске и Белове ему не было равных. Слова Лабоцкого: "Уходите или все", - оппоненты воспринимали всерьез и предпочитали уходить, отдавая новоявленному "дону" позиции без боя. Он же все охотнее принимал заказы на выбивание долгов, устранение конкурентов, наказание за обиды. Ему даже нравилось как опытному егерю обкладывать жертву, изучать распорядок ее жизни, разрабатывать до мельчайших деталей готовившуюся операцию. Деньги за услуги он брал редко, поступал разумно и дальновидно - оговаривал систематическое отчисление с дохода. Отказывать ему никто не решался. Есть сведения, что в западных банках Лабоцкий успел открыть на свое имя три счета. На каждом - начисления банковских процентов... Новокузнецк и другие города Кемеровской области были им освоены и коммерческого интереса не представляли. Акции честолюбивого мафиози росли, и он стал думать о расширении империи. Сначала поехал в Москву один. Как заметил заместитель начальника МУРа Евгений Максимов, Лабоцкий решил завоевать новые "рынки". В столице, как известно, смертью торгуют еще более успешно, чем в других городах. Осмотревшись, он выписал себе двух надежных парней - Барыбина и Гнездича. Бизнес пошел по накатанной колее. Несогласные на сотрудничество устранялись, шедшие на контакт - попадали под колпак новокузнецкого "крестного отца". Одна из первых акций, проведенная с присущими Лабоцкому дерзостью и размахом, была исполнена 8 января 1993 года. Некая фирма "САК" задолжала новокузнецким значительную сумму. Это и стало поводом для расправы. Киллеры приехали в школу N 1006 в Солнцево, где должники парились в сауне местного спортзала, и хладнокровно расстреляли из двух автоматов "АК-74" заместителя гендиректора фирмы "САК", известного как одного из лидеров ореховской бригады под кличкой Китаец, а также ранили нескольких случайных людей, в том числе старшеклассника. С места происшествия, кроме 58 (!) стреляных гильз калибра 5,45, было изъято два автомата. Их убийцы оставили во дворе школы за ненадобностью. (Кстати, едва ли не первый случай, когда киллеры бросили оружие, что позже стало своеобразной визитной карточкой московских наемных убийц.) Стрелявшие, как рассказали свидетели, спокойно прошли через заснеженный школьный двор, сели в новенькую "девятку" и скрылись. Ничего подобного раньше в Москве не происходило - массовый расстрел в школе. Начальства понаехало столько, что впору было открывать митинг. Введенный общегородской план "Перехват" ничего не дал. Так же как и последующий поиск преступников. Между тем члены банды еще только пробовали силы. Лабоцкого не смущали громкие имена и общепризнанные авторитеты. Не раздумывая он дает команду своим людям разобраться с известным спортсменом, организатором Российской лиги кикбоксинга "КИТЭК" тридцатитрехлетнего Юрия Ступенькова. Последний проходил в оперативных документах под кличкой Доктор и подозревался в связях с организованной преступностью. Особый интерес, представляют детали этого заказного убийства, долгое время остававшегося глухим "висяком". Киллерам никак не удавалось установить местонахождение объекта. Тогда к разработке жертвы подключается главарь. Он устанавливает слежку за ближайшей связью Ступенькова неким Вороновым, подключается к его домашнему телефону. Но противники новокузнецких мафиози тоже были не новички. Почувствовав неладное, они перестали пользоваться домашним телефоном и звонили только из автомата. Лабоцкий терпеливо ждал и наконец Ступеньков совершил ошибку. На улице шел проливной дождь и он сделал короткий звонок по телефону. Этого хватило не только для пеленга, но и для выяснения времени пребывания Ступенькова на даче в Видновском районе Подмосковья. Убийца поджидал спортсмена и выпустил в него половину рожка. Но и это не все. Чуть позже, чтобы спрятать концы в воду, шеф новокузнецких отдает распоряжение расправиться с самим киллером. Его вывозят за кольцевую и убивают. "Нет человека - нет проблемы", - любил приговаривать Лабоцкий. И применял это правило не только к конкурентам и врагам. Иногда молодым парням без рода и имени, купившимся перспективой легких м больших денег, даже не выплачивали обещанные гонорары. В лучшем случае они получали месячную скромную сумму на расходы, обустройство и питание, а иногда, в виде особой награды, могли удостоиться чести донашивать шляпы и плащи своего босса. Но большая часть рядовых наемников устранялась их же подельниками. "Все они - одноразовые", - дал точную характеристику членам банды ведущий сыщик МУРа Алексей Базанов. Забегая вперед, скажу, что Лабоцкий не избежал той же участи. ...Из Новокузнецка в Москву деньги привозил кассир банды Тертышный. Как-то босс проконтролировал гонца - позвонил домой и поинтересовался величиной отправления. Выяснилось, что собранная и доставленная сумма несколько отличаются. Разбираться в причинах "усушки и утруски" Лабоцкий не стал, вопрос решил привычным способом. Тертышный был вывезен в Дмитревский район и получил пулю в затылок. Казалось, выжигая ересь и сомнения каленым железом, главарь мог не опасаться предательства. Как показали дальнейшие события, он несколько недооценил порученцев. Правой рукой Лабоцкого являлся такой же, как он, беспредельщик Барыбин. Некоторое представление о наклонностях последнего дает его любимая присказка: "Всех пококаем и до покоса не доживут". При этих словах Барыбин делал указательным пальцем и мизинцем характерную "козу". Они дружили семьями, причем босс стал крестным отцом ребенка Барыбина, а последний - крестил его сына. Они выстроили дачи рядом, доверяли друг другу. Банда превращалась в мощную и влиятельную структуру. Под контролем находился не только Кузбасе, но и некоторые точки в Красноярске, Томске, Иркутске, Твери, Геленджике и Санкт-Петербурге. Лабоцкий, верный своему "принципу домино", задумывает убрать Барыбина - тот явно догоняет шефа по авторитету и влиянию. Босс готовит другу сюрприз - взрывное устройство, замаскированное под сверток. Обстоятельства неудавшейся акции достаточно туманны, зато итог хорошо известен. Лабоцкий сам подорвался на бомбе, получил тяжелые травмы и был дострелян Барыбиным из пистолета "Вальтер" у кооперативных гаражей на Ленинском проспекте. Весть о гибели всемогущего Корлеоне Новокузнецкого оказалась серьезным испытанием для банды. Не каждый поверил случившемуся. И хотя большинство смирилось с происшедшим, а бразды правления принял Барыбин, сделав своим замом Гнездича, внутри банды начались разброд и шатания. Первыми попытались оторвать долю и уйти в свободное плаванье земляки. В Новокузнецке заявил о самостоятельности некий Иванов, сколотивший по примеру Лабоцкого собственную команду и решивший поставить на место уехавших в столицу. Иванов выслеживает кассиров Барыбина и производит экспроприацию в лучших традициях предшественника. Один из курьеров, получив удар топором по голове, отдает концы сразу, а другой чудом выживает, хотя и остается инвалидом. Узнав о ЧП, Барыбин отправляет в Новокузнецк трех палачей с единственным наставлением: патронов не жалеть. До сих пор непонятно, почему приговор не был приведен в исполнение сразу. Вероятно, сказался выбор времени для его исполнения - первый день 1995 года. Киллеры, они ведь тоже люди, засиделись накануне заполночь, выпили лишнего, вот и дрогнула рука. Главарь Барыбин, узнав об осечке, прореагировал короткой фразой: "Вот так в нашей армии обучают стрелять". В Новокузнецк поехал чистильщик. И Иванов, оказавшийся в реанимации после неудачного первого покушения, все-таки был застрелен в больничной палате. Причем не помогли круглосуточно дежурившие в коридоре вооруженные до зубов дружки. Вернувшихся нерадивых киллеров ждала разборка в гостинице "Украина". Барыбин оказался непреклонен, решив превратить провал операции в воспитательную акцию. По его приказу неумех начали поочередно вывозить за кольцевую дорогу. Первого придушили в машине, затащили в лес и добили ножом. Затем наступил черед второго. Он покорно сидел и ждал, когда за ним придут и повезут резать. Лишь третий избежал смерти, Барыбин милостиво даровал ему прощение. Любопытная деталь, рассказанная бандитами оперативникам МУРа. Во время убийства первого киллера исполнители омочили его кровью губы, совершив этим ритуал круговой поруки. Несмотря на полную сатисфакцию, главарь уже заболел манией преследования. Ему мерещились заговоры и интриги, что отчасти соответствовало действительности. Сначала жертвой кровавой паранойи пал Гнездич. Барыбин собственноручно застрелил его в ванной. Причем уже тогда главарь продемонстрировал блестящее владение оружием и сделал заявку на особый стиль убийств. Пуля вошла жертве в висок и вышла через щеку. Точно так же босс расправился с телохранителями Гнездича Кривицким и Кондрашовым. О последнем, как о типичном киллере банды, можно рассказать подробнее. Кондрашов из неблагополучной семьи, мать-любительница выпить, сам парень был постоянно грязным и голодным. Слабый и худой, до зачисления в банду Лабоцкого, он подвергался унижениям и насмешкам со стороны сверстников. В бригаде киллеров его начинают уважать за жестокость и беспредел. Босс выделяет ему солидное содержание, дарит новенькую "девятку", а затем, как бы между прочим, предлагает разобраться Кондрашову с его давним недругом - Новокузнецким авторитетом по кличке Миля. На карту ставится все: уважение приятелей, "материальное благополучие, отношение главаря. И Кондрашов идет на убийство. Он переодевается в женские лохмотья, гримируется и подходит к Миле у ресторана: "Подайте на хлеб беженке..." Миля отказывает и грубо толкает назойливую попрошайку. Тогда Кондрашов с легким сердцем всаживает финский нож в грудь давнего врага. Первая кровь снимает табу, дальнейшие убийства Кондрашов совершает легко, даже с явным удовольствием. И что характерно, нередко использует привычный маскарад при совершении наиболее дерзких преступлений. Во время расстрела автомобиля представителя бельгийской компании "Тетрапласт" Мисюрина у Центра международной торговли на Пресне Кондрашов не только одевается в женское платье, но, поджидая жертву, возит перед собой коляску, где под байковым одеяльцем лежит автомат Калашникова с полным боекомплектом. Интересен и внутренний мир Барыбина. По словам начальника отдела областного РУОП Рафаэля Экимяна, главарь претендовал на роль интеллектуала, изучал труды Ницше, читал "Майн кампф", любил отдыхать, слушая Вивальди, Моцарта, Дворжака. Смотрел сам и заставлял просматривать подельников известный фильм "Лики смерти", где демонстрируются различные способы казней и рассказывается о знаменитых преступлениях. "Привыкайте, это ваша жизнь", - наставлял он боевиков. Задержанием главаря занимались опытнейшие сыщики из отдела Рафаэля Экимяна. На заключительной стадии подключились сотрудники МУРа из отдела "А" Владимира Проня. Барыбин несколько раз уходил от "наружки", отрывался от преследователей, используя преимущество мощных "ауди" или "БМВ" перед милицейскими "Жигулями". И все же он угодил в засаду. "Принимали" босса Новокузнецких парни из отряда милиции специального назначения по "жесткому варианту" и у того не выдержали нервы. Когда на руках Барыбина щелкнули наручники, он поспешно выкрикнул: "Я - киллер. Готов дать показания старшему офицеру". Он опасался за жизнь и сразу заявил о собственной исключительности. Печать зла Барыбин действительно нес на себе постоянно. Во время допросов, уже сидя в кабинете следственного изолятора и не ожидая ниоткуда нападения, он не в состоянии был надолго фиксировать взгляд на конкретном предмете. Его глаза постоянно бегали, он озирался, крутил головой, оборачивался - сказывалась специфика образа жизни и привычка, выработанная годами в период борьбы с такими же, как он, киллерами. Не менее ярко проявлялись наклонности подельников Барыбина. Один из них, убивший за месяц до ареста четырех людей, плакался соседям по камере: "Тяжко мне, тяжко. Крови хочу..." ВЫСОКИЙ ТЕРРОР 12 апреля 1994 года в 20.15 в дежурную N-скую часть Химкинского УВД позвонили жители дома N 49 по Юбилейному проспекту. Они сообщили, что во дворе у подъезда N 4 совершено убийство. Уже через несколько минут к месту происшествия прибыла оперативная группа. А к началу десятого в Химках находилось едва ли не все руководство МВД России и Генеральной прокуратуры. Убитым оказался Андрей Айздердзис, недавно избранный депутатом Государственной Думы. На следующий день сенсация досконально обсуждалась всеми средствами массовой информации. Мало кто сумел преодолеть искушение и не связал преступление с политикой самого высокого уровня. Одна из газет вышла с броским заголовком "Стартовый выстрел политического террора?". Эту линию поддержали и другие издания, хотя версий, объясняющих мотивы не имеющего себе равных по дерзости и откровенности преступления, было довольно много.
в начало наверх
Из досье: "Айздердзис Андрей Дайнисович, 1958 года рождения, г. Химки. Мать-русская, отец-латыш. Получил среднее специальное образование, окончил столичный политехникум. Женат, имел сына и дочь. Работал геодезистом, прорабом и начальникам участка на стройке. В 1991 году стал одним из организаторов финансово-промышленной группы "Международная деловая корпорация" ("МДК"). В 1992 году избран председателем совета директоров "МДК", а через год - председателем "МДК-банка". В связи с избранием депутатом в Госдуму сложил с себя полномочия руководителя "МДК", оставшись в составе учредителей финансово-промышленной группы". Еще одно небольшое дополнение к растиражированной характеристике депутата-финансиста. В период октябрьского противостояния исполнительной и законодательной властей в 1993 году Айздердзис помогал оказавшимся в осаде защитникам Белого дома, поддерживал тесные контакты с бывшим вице-президентом Александром Руцким, в том числе после периода заключения в лефортовском изоляторе. Кроме версии, связанной с выполнением Айздердзисом депутатских обязанностей в Госдуме и округе, активно отрабатывалась другая - относящаяся к финансово-хозяйственной деятельности убитого депутата. Группа "МДК", помимо банковских и инвестиционных операций, занималась торгово-посреднической, издательской и другой деятельностью. Кстати, Айздердзис поддерживал еженедельную газету "Кто есть кто", где был помещен список воров в законе. Во время бурного обсуждения случившегося депутатами Госдумы звучало и такое мнение: преступление - месть криминалитета за публикацию. Однако никто из представителей оперативных служб такую версию всерьез не воспринимал. В обнародованном списке авторитетов уголовной среды ничего оскорбительного не было, да и не в правилах воров заострять внимание на таких "светских" мелочах, как пресса. Убедительнее выглядела связь между убийством и конфликтом представителей "МДК" с преступными группировками, о котором вновь заговорили после покушения на Айздердзиса. Незадолго до убийства депутата группа "МДК" стала ощущать постоянное давление со стороны криминальных структур. В частности председатель правления "МДК-банка" А. Васильев вынужден был отправить письмо Генпрокурору А. Казаннику и министру внутренних дел В. Ерину. Банкир выражал опасение за жизнь своей семьи и приводил факты угроз со стороны неизвестных преступников. По утверждению А. Васильева, его обращения в ГУВД Московской области остались без внимания со стороны милиции, что заставило банкира нанять личных телохранителей и спрятать семью на съемной квартире. Среди примеров давления, приводимых в заявлении коммерсанта, был такой. Два парня встретили А. Васильева около дома, один схватил его за ухо и произнес: "Не уйдешь из банка - будет плохо. Для начала отрежем тебе ухо..." Запутанная и нервозная ситуация осложнялась непростыми, даже враждебными отношениями, сложившимися между убитым депутатом и главой химкинской администрации Ю. Кораблиным. Учитывая небывалый резонанс, вызванный убийством члена депутатского объединения "Новая региональная политика" Айздердзиса, оперативную группу возглавил в то время начальник Главного управления уголовного розыска МВД России Владимир Колесников. Были задействованы лучшие силы подразделений криминального блока милиции столицы и области. Принимая во внимание политическую ситуацию в стране и личность потерпевшего, розыску преступников, успеху работы придавалось особое значение. Пожалуй, ни разу, со времени трагической гибели в Подмосковье священника Александра Меня, правоохранительные органы не подключали к делу такие оперативные мощности. Смерть Айздердзиса наступила от огнестрельного ранения в правую сторону грудной клетки. Причем убийца стрелял с очень близкого расстояния. Заряд, состоявший из крупной дроби, даже не успел рассеяться. Убойная сила от этого меньше не стала. Позже, рассказывая о деталях происшедшего приятелям, подозреваемый в убийстве Михненко скажет: "Лихо он руками взмахнул!" Смерть Айздердзиса была почти мгновенной... При обследовании подвального помещения сыщикам улыбнулась удача. Около слухового окна, как раз напротив входа в подъезд депутата, лежало пятизарядное помповое ружье "Маверик" 12-го калибра. Там же, в подвале, был найден след обуви. По нему розыскная собака привела сыщиков к автомобильной стоянке в 400 метрах от места происшествия. (Дальше след обрывался - очевидно, преступник сел в машину и скрылся.) В Интерпол был отправлен запрос о найденном оружии. И скоро в МВД России пришел ответ: "Али Герман Ши 17.02.94 г. легально с разрешения МВД Турции N 13726 ввез в Турцию ружье "Маверик-Моссберг" 06168Д. 22.03.94 г. Ши продал оружие хозяину магазина охотничьих принадлежностей "Дога" в Анкаре Рефату Сивашли, который в свою очередь перепродал ружье владельцу охотмагазина в Стамбуле Кутши Экдеру. Получены сведения, что Кутши Экдер сбыл это ружье без разрешения русскому гражданину. Проводятся мероприятия по установлению личности покупателя". Фамилия владельца ружья стала известна. Выборка по адресным столам дала результат. В Москву помповик привез Андрей Щ. Он пояснил, что сам ружье не покупал, а лишь предоставил имевшееся у него разрешение своему приятелю, жителю Химок Игорю Л. Тот и купил два ружья "Маверик" и нелегально провез их в Россию. Оперативники двинулись по следу оружия. Дома у Игоря Л. изъяли подлинник квитанции на купленные стволы. Выяснилось, что владелец продал один из помповиков жителю Химок К., а тот, в свою очередь, уступил "Маверик" за 1000 долларов члену химкинской группировки Дмитрию Михненко. Установить других участников группировки труда не составило. Начались аресты подозреваемых и с первых же допросов причины преступления стали проясняться. О покойниках принято говорить либо хорошее, либо ничего. И все же... Восхождение Айздердзиса к вершинам бизнеса и политики начиналось не где-нибудь на Западе, с давними традициями экономических отношений и в условиях политической стабильности, а в России-матушке. И даже не в многомиллионной столице, а в небольших Химках, где любой преуспевающий коммерсант становится мгновенно заметен всем - и правопослушным землякам и бандитам. - В 1990 году Айздердзис вел вполне скромный образ жизни, числясь рядовым сотрудником организации "Инвест-развитие". Тогда он впервые и познакомился с одним из авторитетнейших подмосковных мафиози В. Бурлачко, по кличке Бурлак. По оперативным данным, Бурлак имел огромное влияние не только в Химках. Он контролировал аэропорт Шереметьево, зеленоградскую, долгопрудненскую, лобненскую и другие бригады. Можно предположить, что идея создать группу "МДК" исходила именно от Бурлака. Ему, скопившему солидный капитал в нелегальном бизнесе и рэкете, нужна была крыша для занятий законной коммерцией. Скоро такая крыша появилась, началась отмывка денежных средств, внедрение в финансовый бизнес, но планы химкинского авторитета были нарушены. Бурлака арестовали по подозрению в рэкете сотрудники Регионального управления по организованной преступности ГУВД Московской области. Чуть позже к вымогательству добавилось еще несколько статей УК РФ. В магазине "Автозапчасти" малого предприятия "Це-р-Восток", соучредителем которого являлся Бурлачко, сыщики обнаружили детали угнанных машин, а в гараже авторитета в Зеленограде были найдены пулемет Дегтярева, автомат "АКСУ-74", несколько обрезов, пистолетов и большое количество боеприпасов. Бурлак оказался на нарах следственного изолятора, а его коллеги по бизнесу продолжили начатое дело. Уход "короля" со сцены не означал полную смену декораций. Правопреемником химкинского лидера заявил себя его молодой земляк Романов, который потребовал долю Бурлака в бизнесе "МДК". Такой поворот Айздердзиса не устраивал. Здесь уместно рассказать о деятельности "МДК". Нельзя полностью отрицать инициативность, энергичность и желание Айздердзиса преуспеть в бизнесе. Но и, как говорится, слова из песни не выкинешь. А "слов" таких можно привести немало. Так, например, "МДК" принимала участие, и совсем не бескорыстное, в продаже двух самолетов "ТУ-154М" Самарским Государственным авиационным предприятием Благовещенскому предприятию гражданской авиации. В результате изящных манипуляции "МДК" получила от продажи двух самолетов 2,6 миллиарда рублей (по ценам 1992 года сумма вполне приличная) и, учитывая оплату маркетинговых услуг, сумела скрыть от налогообложения 1,7 миллиардов рублей. Интерес для следственных органов представляла еще одна сделка, в которой принимал участие "МДК-банк" - продажа нескольких джипов коммерческой организации в Башкирии. Довольно темная история закончилась печально для уфимских бизнесменов. Сначала в Башкирии на 40-м километре дороги Туймазы - Белебей в автомобиле "вольво" без номеров был найден с огнестрельным ранением в голову труп В. Берга, а позже в пруду около поселка Кальшали Туймазинского района обнаружили тело его приятеля Р. Шарипова с удавкой на шее. Но вернемся к конфликту между Айздердзисом и правопреемником Бурлака. Романов действительно стал наследником своего босса. Бурлак был забит насмерть в следственном изоляторе Волоколамска. Причем в химкинской группировке появилась информация, что убийство якобы профинансировано "МДК-банком". К этому моменту Романова уже активно разыскивала милиция за подозрение в вымогательстве. Новый лидер химкинцев успешно скрывался от следствия, не забывая напоминать о себе руководству "МДК-банка". Арест Романова, по мнению химкинской бригады, относился "к компетенции" Айздердзиса. Во всяком случае, мотивы убийства члены группировки объясняли именно этим - местью за смерть Бурлака и арест Романова. В тот период идея вендетты и появилась в голове претендовавшего на роль вожака Егорцева и его товарища Михненко. Они стремились показать себя, самоутвердиться, завоевать авторитет в среде себе подобных - малоизвестных, но претендовавших на влияние боевиком. Верны ли предположения - утверждать не берусь. Егорцев теперь ничего не скажет. Его вместе с другим членом бригады, проходившим по делу Айздердзиса Гавриловым, и представителем костромской группировки застрелили неизвестные возле дома N 68 по Юбилейному проспекту в Химках. Михненко же, главный подозреваемый, до сих пор в бегах. И руководивший оперативными мероприятиями заместитель начальника Главного управления уголовного розыска МВД России Анатолий Давыдов не исключает, что стрелявший в депутата боевик давно "спит в земле сырой". Версию личной инициативы Егорцева и Михненко подтверждает такой факт. Когда химкинцы готовились к преступлению и искали оружие, то сначала хотели использовать почти антикварное ружье, валявшееся без надобности в пожарной части. Кроме того, организаторы убийства не имели даже денег на приобретение оружия. Тысячу баксов для Михненко дал один из членов группировки. Не продумано было и алиби. В роковой для Айздердзиса вечер химкинцы собрались в местном баре "Дискавери" для празднования дня рождения. Хотя позже сыщики без хлопот установили, что тот самый день рождения отмечался двумя неделями раньше на территории форелевого хозяйства в Сходне. И еще один довод, подтверждающий отсутствие высоких покровителей у исполнителей "вендетты". Как заметил генерал Анатолий Давыдов, беседовавший с каждым из задержанных, никто из них не ожидал таких последствий. Им и в голову не приходило, что на розыск убийц будут брошены все силы милиции, прокуратуры и ФСБ. Оно и понятно. Химкинские бандиты стреляли не в депутата, а в партнера по бизнесу. Те, кто еще вчера промышлял рэкетом, разбоем, угонами автомобилей, наркотиками, теперь прочно перешли или стремятся перейти в разряд легальных коммерсантов. "Грязные" деньги давно отмыты, вложены в прибыльный бизнес, в том числе торговый и банковский. Иногда кажется, что долгожданный период первоначального накопления капитала вот-вот завершится, и мафиози превратятся в добропорядочных бизнесменов. Но не стоит питать иллюзий. Наживший капитал сомнительным путем даже при большом желании не сможет избавиться от дурных наклонностей. Не позволят ему это сделать и старые связи, те, с кем он начинал, но кто по-прежнему не в ладах с законом. Если же вернуться к расстановке сил и вспомнить о тесном переплетении легального и нелегального бизнеса, станет ясно - каждый из погибших, в том числе обладавший безупречной репутацией, имел в ближайшем окружении достаточно "друзей-врагов". Вопрос лишь в том, кто из них зашел настолько далеко, что готов был оплатить услуги наемного убийцы или, за неимением соответствующей суммы, выполнить миссию киллера самому. ЧТО НАС ЖДЕТ В РУБЛЕВОЙ ЗОНЕ Когда размышляешь о происходящих в России процессах, все чаще вспоминается поучительная байка о лягушках, случайно попавших на кухню. Одна угодила в кипяток, обожглась, но сумела собрать силы, выпрыгнуть и спастись. Вторая плюхнулась в кастрюлю с едва теплой водой, стоявшую на слабом огне. Ляга почувствовала себя комфортно, расслабилась и, даже когда стало чересчур горячо, выскочить уже не смогла. Так и сварилась бедолага. Похоже, нам уготована судьба второго земноводного. Слишком долго мы пребывали в благостном ожидании, добровольно обманываясь внешней привлекательной стороной окружающей жизни. Сначала мы смело внимали заверениям вождя обеспечить каждого домом или собственной квартирой. Тем, для кого это проблемой не являлось, великий демагог XX века посулил иное, тонко учитывая тайные желания и мечты. Чего стоит, например, призыв вытянуть почти антикварный "ВАЗ" на уровень мирового автомобилестроения? Были и другие обещания - относительно
в начало наверх
уровня жизни, достойного для советских граждан, их оплаты труда, культуры обслуживания, свобод - политических, информационных, религиозных. "Разве не можем?" - вопрошал вождь, окруженный перепроверенными холуями. И добавлял - страна-то у нас богатая, обильная, народ работящий, хороший народ... Страна действительно сказочно богата. Этим и бесконечным терпением ее жителей объясняется столь долгая агония Экономики. Даже когда государство рухнуло, похоронив под своими обломками все политические и правовые институты. Старт рыночных реформ совпал с началом разворовывания госсобственности на всех уровнях. Одни создавали кооперативы и СП, беззастенчиво присваивая казенное имущество, фонды и денежные средства, другие выкупали за бесценок в личное пользование служебные дачи, автотранспорт, квартиры. Творческая интеллигенция, охмелевшая от свободы вынимать кукиш из кармана, превратилась в сладкоголосую певицу власти, изменив собственным историческим традициям. А наука, дружными стаями потянувшаяся в давно манившее зарубежье, понесла западным массам знания в виде лекций, семинаров и симпозиумов. Наверху тоже не дремали. Слабыми отголосками вселенского дележа доходили до нас дела "АНТа", "140 миллиардов", "Чеков "Урожай", Артема Тарасова и прочая. Основная масса населения взирала на это с добродушным интересом, но не забывала заполнять сараи и гаражи "реквизированным" в хозяйствах и на предприятиях добром. А по вечерам, за бутылкой дешевого импортного спирта, смотрела телевизионные новости: что там еще московские чудаки выдумают? Страна пребывала в эйфории. Все ждали, что начнут жить как "там", работая, а то и не работая - как привыкли... "Кадровые" расхитители, жулики-спекулянты, мошенники, валютчики, казнокрады легко влились в новые экономические отношения не потому, что начали жить, сверяясь с законом. Ничего подобного. Вся страна была опущена до их уровня, куплена, продана, предана. Скоро участливую заботу реформаторов почувствовали на себе силовые структуры. Это был окончательный, смертельный удар, нанесенный государству "лучшим немцем" и его подельниками. ФРГ выплюнула Западную группу войск, как надоевшую жвачку. И весь мир потешался над официальной церемонией вывода Российской Армии из некогда покоренной Германии. Не остались без внимания защитники Отечества внутри страны. Целенаправленная травля армии, флота, в меньшей степени авиации привела к их развалу, разбазариванию оружия, коррупции и предательству. Те же процессы шли в МВД и КГБ. Наступил период, когда не проходило дня без оголтелой и откровенной ругани спецслужб в средствах массовой информации. Порой сотрудники, особенно пожилые и болезненно воспринимавшие происходившее, опасались выходить на улицу в форменной одежде. К тому времени и интеллигенция - гуманитарная и техническая, начала ощущать первые результаты завоеваний демократии. Нищенская зарплата учителей и медиков привела к разрушению школы и снижению уровня жизни населения (хотя последнее во многом связано и с другими процессами). Образовательный ценз молодежи покатился вниз, получение диплома и даже свидетельства об окончании школы перестало быть притягательным для молодых людей. Да и ученые мужи, уставшие от подачек коллег с Запада, все громче заявляли о кризисе отечественной науки, необходимости срочной помощи со стороны государства. Творческому люду прожить было легче. Сняться, например, в рекламном ролике какой-нибудь финансовой пирамиды или акционерного общества и подлатать обветшавший бюджет шальными миллионами. Прекращали существование литературные журналы, давно ставшие символами национальной культуры. Прилавки заполнили книги, герои которых - рэкетиры, "крестные отцы", паханы отражали изменившийся менталитет общества. Валютные проститутки вдохновляли кинорежиссеров на создание мелодрам, а бандиты - становились музами композиторов и поэтов. Москва, как это уже бывало не раз в истории России, шла в фарватере преобразований, что объективно отражалось правовой статистикой. В столице из года в год регистрировалось самое высокое число убийств и тяжких телесных повреждений, похищений люде, бандитских нападений и других видов квалифицированной криминальной деятельности. При этом процент раскрываемости тяжких преступлений был самым низким по стране. Конечно, критиковать милицию надо, но в удручающем положении с изобличением убийц, на мой взгляд, повинна и обстановка, сложившаяся в огромном городе. В 1992 году бывший в то время прокурором столицы Геннадий Пономарев откровенно заявил, что ситуация в городе вышла из-под контроля. Нигде в России бандитами, да и обыкновенными хулиганами, не применялось с такой легкостью огнестрельное оружие, взрывные устройства. Разборки происходили в центре города, днем, невзирая на толпы народа. Тот же Пономарев четко сформулировал важнейший признак нашего времени: борьба за передел собственности идет уже не на уровне здравого смысла, а на уровне инстинктов. Звериная, пещерная психология бандитов нынешней Москвы поражает постоянно и нет предела падению. В конце февраля уже нынешнего года во время разборки с дагестанцами неизвестные киллеры перестреляли нескольких случайных людей. Те просто имели несчастье оказаться в эпицентре событий... Заказные убийства превратились в бедствие столицы. В МУРе создан специальный отдел для расследования таких преступлений. Но поможет ли это решению проблемы? Киллеры, в чем все чаще убеждаются оперативники, подготовлены настолько хорошо, что изобличить их практически невозможно. К тому же, тоже знамение времени, некоторые из них имеют связи со спецслужбами, запасаются правдоподобными легендами и крышами... О криминализации общественного сознания говорит такой факт. Начальник МУРа Василий Купцов подметил, что теперь преступниками нередко оказываются представители профессий, которых раньше изобличали в противоправной деятельности крайне редко - врачи, студенты, артисты. Кроме того, преступность стремительно молодеет. Подростки совершают не только типичные для своего возраста преступления - кражи, угоны автотранспорта, драки, но и убийства из корыстных побуждений, случается - заказные, занимаются рэкетом и разбоями. Молодежь идет в ногу со временем, беря на вооружение последние достижения техники. В начале года сотрудники МУРа из спецотдела Евгения Жураковского задержали юную пугану - ангелоподобное нежное создание, с невинными светло-голубыми глазками. Барышня работала виртуозно. Снимала клиента, приходила к нему домой, клофелинила и сбрасывала дружкам на пейджеры информацию: "Я по такому-то адресу". Товарищи приезжали на все готовенькое - забирай и грузи. Деформация в психологии несовершеннолетних - основной резерв грядущего криминального взрыва, о котором предупреждают специалисты. По оценкам медиков, уровень дебильности достиг в стране критического уровня - 18 процентов. Легко догадаться, как это отразится на росте преступности. По статистике 61 процент несовершеннолетних правонарушителей страдал отклонениями в психике, таким же недугом отмечены четверо из пяти совершивших убийство. Добавьте сюда, что более половины анонимно опрошенных выпускниц училищ и техникумов не считают позорной профессию проститутки, а молодые люди, воспитанные на примерах черепашек Ниндзя и дядюшки Скруджа, вряд ли совладают с искушением заработать несколько тысяч баксов, даже если придется нарушить первую из заповедей Христа. Появилась целая генерация подростков "без понятия". Они от этого не страдают. Не переживает же верблюд, что Господь создал его с горбами? Коррупция затронула все этажи власти, как законодательной, так и исполнительной. Реализовать материалы в отношении взяточников и махинаторов удается крайне редко. Не только из-за юридической неприкосновенности многих - депутатов, судей, работников прокуратуры, но и благодаря их высоким покровителям, круговой поруке. К тому же гораздо выгоднее информацию продать скомпрометированному чиновнику за кругленькую сумму "зеленых". Такая "реализация" оперативных материалов стала сегодня рядовым явлением. Нищая милиция и служба безопасности государству обходится дорого, но оно этого замечать не хочет. Почему? Ответ, по-моему, очевиден. Вот арестовали первого законника России - господина Ильюшенко. Объявили о розыске Сергея Станкевича - бывшего заместителя московского мэра Г. Попова. Предполагается взятка в 10 тысяч долларов. Все это смахивает на сведение личных счетов и политическую игру. Любой знает, что два вышеозначенных господина были марионетками в руках куда более влиятельных и солидных персонажей. Борьба же с коррупцией в Москве похожа на поиски шотландской Несси - разговоров много, но никто так и не видел. И вряд ли когда-нибудь увидит. Министр внутренних дел России Анатолий Куликов ознаменовал свой приход в МВД серией увольнений и началом операции "Чистые руки". Сама по себе идея избавления от коррупционеров в правоохранительной системе заслуживает одобрения, только в условиях тяжелейшей экономической ситуации вряд ли она окажется плодотворной. Большинство офицеров, не говоря о рядовом составе милиции, вынуждены подрабатывать на стороне. И не от хорошей жизни они по вечерам охраняют тех, с кем ведут непримиримую борьбу днем. Сращивание силовиков с бандитами тема не менее интересная, чем переплетение государственной и криминальной властей. Вероятно, Чиновники здесь зашли гораздо дальше, потому что криминалитету достаточно получить поддержку в лице власти, чтобы чувствовать себя более-менее в безопасности. Силовиков же у бандитов своих хоть отбавляй. Увереннее всего в городе чувствуют себя "крестные отцы", повсюду сопровождаемые бригадами тренированных бойцов. Они передвигаются по улицам в навороченных авто, одеваются в лучших магазинах, отдыхают в самых дорогих ресторанах и казино. Торопятся жить. Почти как у поэта: "Я знаю: век уж мой измерен..." Те же чувства и мысли движут "новыми русскими". Их окружение состоит из детективов частных сыскных агентств. Но внешне они очень напоминают качков из группировок, будто их выращивали в одном инкубаторе. Власть чувствует себя менее уютно, стараясь быстро промчаться по улицам с кавалькадой охранников-достойных преемников комитетской "девятки". Остальные, даже если родились в Москве и любят этот город, ощущают себя чем-то средним между туристами и гостями. Они выглядят дополнительными декорациями, эффектно контрастирующими с роскошными витринами и крикливой рекламой. Нищая и не всегда чистая на руку милиция взирает на все со стороны, вмешиваясь лишь в случаях очевидного нарушения норм поведения и общественного порядка. Кому принадлежит реальная власть в городе, становится понятней, когда видишь операцию ОМОНа или СОБРа. Сотрудники отрядов милиции чувствуют себя уверенней, если прячут лица под масками. Если уж парни из спецподразделений побаиваются показывать бандитам лицо, что же говорить о простых смертных? Не случайно с начала будущего года приказом МВД России предусматриваются особые меры по защите судей, должностных лиц и сотрудников милиции. Кроме личной охраны и защиты жилища, оговаривается переселение важных свидетелей в другие города, оформление новых документов и даже пластические операции для изменения внешности. Впрочем, о ситуации в Москве легко догадаться по такому документу. Из оперативной сводки ГУВД Москвы: "4 июля 1995 года в 20.20 по Ленинградскому проспекту дом N 37 начальником ОВД Лаушкиным и автопатрулем ОВД в составе шайки и Брынзина при несении службы во время патрулирования территории на аэродроме "Ходынское поле", находящемся под охраной военной комендатуры (начальник комендатуры аэродрома майор Л. Струков), было обнаружено скопление граждан в количестве около трех тысяч человек. При выяснении обстоятельств скопления граждан установлено, что с разрешения военной администрации на территории аэродрома проводится праздничное мероприятие для граждан США, проживающих в Москве, - "День независимости". Пропускной режим на аэродром и охрану общественного порядка осуществляют воинские наряды. Начальник комендатуры аэродрома пояснил, что указания на проведение мероприятий получено им от вышестоящего командования, поэтому кого-либо от гражданских властей ставить в известность он не посчитал нужным. Конкретно от кого было получено указание, сообщить отказался. Ввиду отсутствия разрешения на проведение мероприятия были выставлены дополнительные наряды ОВД "Хорошевский", приближены отдельные посты и наряды. Были приняты меры к прекращению мероприятия. Однако, несмотря на это, в 23.10 на летном поле был произведен несанкционированный фейерверк. В 23.40 силами сотрудников ОВД мероприятие было прекращено..." Интересно, как бы отреагировали власти США, если бы русская колония в Вашингтоне без всякого разрешения устроила в центре города многотысячный митинг, а потом тридцатиминутный салюта честь какого-нибудь национального торжества? О безвластии и бесконтрольности свидетельствуют откровенно заказные и демонстративно жестокие убийства столичных банкиров, предпринимателей, известных журналистов и депутатов. Список приводить не буду. Все равно он окажется неполным - каждый день дописывает имя новой жертвы. Общество уже не удивляется. В основном оно свыклось с мыслью, что споры в бизнесе, да и не только в нем, органичной легко решить чисто бандитским способом. Нет человека - нет проблем. Когда власти по-настоящему оценят степень криминализации России и таящуюся в этом для нации опасность? Говорят, что только на охране Кремля задействовано около 40 тысяч Человек. Если учесть, что весь гарнизон столичной милиции составляет 100 тысяч, то становится понятно - пока канонада грохочет в отдалении, а вышколенные бойцы спецслужб несут круглосуточную охрану сановных лиц, их
в начало наверх
родственников, дач и квартир, ожидать каких-то мер не приходится. Да и чего ждать? Замены одних генералов на других, громоподобных заявлений и драконовских указов? Конечно, зло в рамках закона может удержать лишь узда наказания и страха, но рассчитывать в борьбе с преступностью только на МВД бессмысленно. Действия силовиков, не подкрепленные решительными программами министерства экономики и финансов, приведут только к ротации криминальных кадров и беспредел не остановят. А можно ли ожидать совместных усилий в решении этого вопроса далеких друг от друга ведомств? Что же нас ждет в рублевой зоне, в которую превратилась огромная страна и в основном определяющая в ней ситуацию многомиллионная столица? Прогноз не утешителен. Если чуда не произойдет, а уповать на это, судя по расстановке сил, нет никакого смысла, рост преступности продолжится, что приведет к полной зависимости политики и экономики от интересов мафиозных кланов. Самопроизводство криминальных сообществ, уже ставших как бы миниатюрными государствами в государстве, достигнет невероятных масштабов. В этом отношении Россия тоже страна неограниченных возможностей... Но рост правонарушений не может длиться бесконечно, и, очевидно, впереди нас ожидают серьезные социальные и геополитические потрясения. Количество преступлений окончательно перейдет в качество, трансформация общества, и прежде всего его моральных и нравственных ценностей, коснется каждого, независимо от занимаемых им ступенек государственной иерархии. Это, возможно, вместе с внешнеполитическими факторами, приведет к распаду исторически сложившихся межнациональных и общественных связей, а в конечном итоге - к исчезновению с географических карт единой территории под названием Россия. Мне могут возразить: время, дескать, все расставит по своим местам, и вспомнят похожие периоды из истории США. Но можно ли находить утешение, приводя подобные примеры? История пишется не двоечниками, заглядывающими через плечо соседа. Аналогии здесь неуместны. И не следует забывать, что преступность - болезнь целого общества. А от серьезных хворей, как известно, нередко умирают.

ВВерх