UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Пол АНДЕРСОН

   ЗАВОЕВАТЬ ТРИ МИРА




 1

Он настроился на направляющий луч, пришедший в ответ на его запрос.
"Снова домой", - подумал он. Руки его двигались по панели  управления
корабля, настраивая векторы управления нежнее, чем пианист касается клавиш
фортепиано. И вот планетоход окончательно вышел на заданный  курс.  Кабина
чуть подрагивала от работающего реактора.
Он глянул на обзорный экран, на  котором  была  видна  половина  шара
Ганимеда.  Унылое  зрелище!  Горы,  похожие  на  клыки.  Кратеры,   словно
крепостные стены, длинные тени от которых простираются через  серо-голубые
равнины. И хотя восточнее гряды Джона Гленна было уже темно, ледовое  поле
Беркли, находившееся достаточно высоко, отражало мерцающий  янтарный  свет
Юпитера в просторы Вселенной. С юго-запада,  прорезая  вершины  и  проходя
тысячи миль над Долиной Привидений, тянулась,  теряясь  где-то  у  Красных
Гор, пропасть Данте. Чуть севернее,  почти  на  линии  солнца,  был  виден
мерцающий маяк Авроры. А за  горизонтом  темнота  освещалась  бриллиантами
мириад немигающих звезд.
Уже не в первый раз он подумал: "Хотел бы я знать, что же  там?".  Но
он не проживет так долго, чтобы узнать  ответ.  Да  и  зачем?  Хватит  еще
загадок на человеческую  жизнь  и  в  самой  Солнечной  системе.  Тревоги,
опасности, надежды - все переплетено в этом бесконечном мире. Рожденный на
Земле за день становился стариком на Юпитере...
Внезапно загудело радио.
- Космический Транспортный Контроль Авроры  вызывает  планетолет  17.
Подтвердите прием! - произнес знакомый голос.
От неожиданности Фрезер дернулся в кресле и усмехнулся про себя.
- А черт, Билл! Тебе вовсе не обязательно быть со мной таким строгим,
- сказал он. - Это же  я,  Марк.  Надеюсь,  ты  не  забыл  своего  старого
приятеля?
-  А-а-а,  -  смутился  Билл  Эндерби.  -  Не  беспокойся.  Я  просто
действовал по методам переговоров военного времени. И если кто-то  услышит
нас, пусть думает, что мы обыкновенные невежды.  И  они,  вероятно,  будут
правы.
- Ты сказал: военного времени?
- Разве ты не слышал? Мы послали сообщение всем заставам.
- Я не был на базе в Ио. Закончил работу на руднике и сразу же  сюда.
Так что же случилось?
- Линкор, вот что!
- Какой?
- Космический корабль Соединенных  Штатов  "Вега".  Совершил  посадку
пятнадцать часов назад.
Сердце  Фрезера  на  мгновение  остановилось,  и  он  ощутил   каждую
волосинку на своем теле. Стряхнув с себя оцепенение,  насколько  это  было
возможно, он спросил:
- Что еще?
- Ничего, кроме того, что  мне  удалось  собрать.  Мы  только  видели
несколько человек из личного  состава.  В  соответствии  с  тем,  что  нам
сообщили в штаб-квартире, "Вега" находилась в патруле возле Венеры,  когда
началась революция, и приступила к поиску  орбитальной  базы  Сэма  Холла,
предполагая найти ее где-то в этом секторе. Но ничего не нашли. Не  думаю,
что искали достаточно тщательно, учитывая тайные симпатии к ней командира.
Он, кажется, мошенник и даже вполне вероятно все время был их  сообщником,
потому что по окончании битвы "Вега" не отправилась  домой.  Вместо  этого
новое правительство приказало ей оставаться здесь,  чтобы  присмотреть  за
нами и убедиться в нашей лояльности.
Фрезер все еще старался успокоиться.
Это были суровые месяцы, когда прерывистые радиосигналы несли обрывки
информации о гражданской войне, расколовшей американскую землю и которая в
любую минуту могла перерасти в ядерную. Сигналы перестали поступать, когда
Земля заснула за завесой солнечного ветра, спустя восемь  дней  после  все
еще сомнительной победы. Фрезер представил  себе  картину  следа  линкора.
"Вега" должна была взять комету, чтобы оказаться  здесь  так  быстро:  они
подобрались к солнцу так  близко,  как  только  позволяли  холодильники  и
радиационные экраны, с помощью которых можно было развернуться и применить
максимальное  ускорение.  Они  добились   соответствующей   эффективности,
добавив потенциальную энергию гравитации к  своим  двигателям.  Сохранение
массы в реакции позволит им ускоряться дольше, чем обычно.
Фрезер заметил, что как всегда, мысли о технических деталях действуют
успокаивающе. Управлять двигателями и матрицами было  намного  легче,  чем
иметь дело с людьми.
- Наша лояльность и все остальное в порядке, - сказал Фрезер. - Но  я
предпочел бы написать Санта Клаусу длинный список желаний. Мои дела  пошли
скверно из-за того, что не пришел грузовой корабль.
"Хотя я и не жалею", - подумал Марк. - Временный сбой в обеспечении и
затягивание поясов - не такая уж большая цена за обретенную свободу".
Он вновь посмотрел в сумрак обзорного экрана, и на миг все  заслонило
воспоминание о голубой водяной толще, о белых, пенящихся  гребнях  волн  и
соленом ветре под роскошным земным небом. Но затем его  блуждающий  взгляд
вернулся к Юпитеру, и внезапно Марк ощутил растерянность. Он прожил дюжину
лет за этим разукрашенным штормами щитом. И если  камни  и  льды  Ганимеда
были слишком крепки, чтобы пустить в них корни, то вырвать эти корни  было
еще сложнее.
- Ладно, - торопливо сказал Фрезер. - По какому поводу ты  связывался
со мною, Билл?
- А, вот ты о чем, - сказал Эндерби. - С помощью линкоров,  поскольку
они вместительны, нам нужно собрать планетоходы в единую группу на севере.
Несколько уже стоят там. Тебе нужно будет  спуститься  по  очень  и  очень
сложной траектории вручную. Сможешь?
- Посмотрим. Я проверяю и  обслуживаю  эту  машину  самостоятельно  и
готов спуститься куда угодно, но за счет Конгресса.
- Ну  тогда  все  в  порядке,  -  сказал  Эндерби  и  начал  выдавать
инструкции.  Фрезер  слушал  внимательно,  но  чувствовал  себя  несколько
пристыженным. Законодателям и судьям следовало бы урегулировать  отношения
сразу, когда Армия Освобождения свергла диктатуру. Но произошло ли это  на
самом деле?
И было ли вообще? С большой задержкой по времени,  находясь  в  самом
конце 400.000.000-мильной коммуникационной  линии,  он  получал  тоненькую
струйку подвергаемых цензуре радиосообщений, писем и  публикаций.  Сколько
правды  в  итоге  он  мог  знать?  Благородные  призывы  были  обесценены.
Прекраснейшие дела могли не осуществиться. Даже диктатура  начиналась  как
движение  за  восстановление  пошатнувшегося  суверенитета  и   ущемленной
гордости Соединенных Штатов. Затем возник какой-то непредвиденный инцидент
и все рухнуло. А у тех, кто был особенно активен,  возникли  осложнения  с
полицией.
Его мысли перешли  к  делам  планетной  борьбы.  Предназначенные  для
посадки в любых точках, межспутниковые носители зависели от своих  пилотов
в такой же степени, как те от автопилотов. Не каждый человек мог  овладеть
необходимыми навыками. Для этого в нем должно быть нечто врожденное.
Когда  отключился  последний  двигатель,  кабина  в   последний   раз
вздрогнула и затихла. Фрезер отстегнул ремни.  Он  был  высоким  мужчиной.
Сорок прожитых  лет  наложили  паутину  извилистых  линий  вокруг  глаз  и
широкого рта. Темные волосы уже начинали покрываться инеем.
Переведя систему в состояние покоя, он прошел на корму и  остановился
у шкафчика с космическим скафандром, необходимым для перехода  на  Аврору.
Быстро надев его поверх своего комбинезона,  он  направился  к  воздушному
шлюзу. Ему не терпелось увидеть Еву,  детей  и  вновь  прибывших.  Позвать
Теора. Узнать, как  обстоят  дела  на  Юпитере.  Он  переживал,  что  дела
вынудили его отсутствовать неделю в то время, как с его  другом  случилась
беда. Но его присутствие на руднике было необходимо.
Фрезер развернул забортный  трап  и  спустился  вниз.  Вокруг  стояли
другие закрытые  корабли,  похожие  на  какие-то  фантастические  обрубки,
разбрасывающие вокруг черные тени. Фрезер едва не  столкнулся  с  каким-то
человеком в скафандре. Кто-то поджидал его у посадочных лап.
- О, здравствуйте, - сказал Фрезер. - Не узнаю вас через  стекло,  но
все равно здравствуйте.
Одной рукой незнакомец уцепился за шлем Фрезера и притянул к себе.
- Это ты, Марк? - долетел до него голос Лорейн Власек.
- Вот дьявол! Почему ты так разговариваешь? Твое радио не в порядке?
- Чтобы никто не слышал.
В приглушенном голосе явно клокотали яростные нотки,  хотя  вообще-то
главный техник-электронщик не была склонна к драматизации. У Фрезера снова
перехватило дыхание.
- Слава Богу, ты вернулся, - сказала она. - Только тебе одному я могу
так сказать.
- Несмотря ни на что?
- Не знаю. Возможно. Но этот линкор. Почему он пришел сюда?
- Ничего, Билл Эндерби сказал...
- Да, да, да, - в спешке ее слова накатывались друг на друга, - может
это действительно имеет отношение к тебе? Вполне возможно... Ты так  долго
был вдали от Земли. А я оставила ее только два года назад. Уже  тогда  все
было похоже на кипящий котел. Отвратительная пропаганда, убийцы из  тайной
полиции, мятежи, облавы во всем мире. Предполагали, что  это  прекратится,
когда в Вашингтоне  сформируется  новое  правительство.  Для  того,  чтобы
забрать нас из системы Юпитера они могли бы послать  и  грузовой  корабль.
Нас всего-то пять тысяч мужчин, женщин и  детей,  безоружных,  не  имеющих
никакого снаряжения. Какую опасность мы можем представлять?  И  это  в  то
время, когда каждая частичка американской силы нужна дома.
Фрезер глубоко вздохнул. Все ее беспокойство было напрасным.
- Послушай, Лора, - сказал он,  -  ты  можешь  оставаться  при  своих
предрассудках, прости, - при "своем мнении"! Я тебе сочувствую. Я  никогда
не винил тебя за случившееся несчастье. И когда мы услышали о восстании, я
искренне надеялся, что люди вскоре избавятся от  предвзятого  отношения  к
тебе. Не твоя вина, что в школе вашему поколению  вдалбливали,  будто  США
должны установить  контроль  над  всей  человеческой  расой,  иначе  может
произойти еще одна термоядерная война. Но проклятье! Иностранцы  оказались
не злыми. Они только негодовали от нашего навязчивого превосходства, разве
это не естественно? Разве наша страна не боролась с советским  господством
до последнего? И если Сэм Холл действительно может  установить  некий  вид
объединенной мирной власти, как они  обещали  -  это  решает  целую  серию
проблем, и американцам не нужно воевать между собой и не нужно рубить сук,
на котором они сидят. Хватит шарахаться от привидений.
- О, Марк. Ты хороший инженер,  но  ты  не  понимаешь...  никогда  не
понимал. Я испугалась. В этой  истории  с  командиром  корабля  так  много
непонятного. Из-за помех, созданных  солнечным  ветром,  у  нас  несколько
недель не было связи с Землей... Помнишь? Конечно правительство  могло  бы
подождать, и  спросить  нас  напрямую  перед  посылкой  корабля,  который,
возможно, и вообще не был нужен. И... эта охрана, сменяемая вокруг  "Веги"
каждую  минуту.  Мы  ожидали  команду,  чтоб  обрести  свободу,  войти   и
приветствовать их. Но за  исключением  нескольких  офицеров  все  остаются
внутри корабля.
- Хм, - Фрезер подумал о своей семье и о том, чем бомбардировка могла
закончиться для Авроры. Он облизнул  пересохшие  губы.  -  Но  они  должны
знать, что мы на их стороне. Какого дьявола половина из нас оказалась тут?
Проводить научные исследования, конечно же, и последующую работу - но есть
же масса похожих случаев, за примерами не нужно  далеко  ходить.  Нет,  мы
были прокляты, все уже набило оскомину -  секретная  полиция,  официальные
призывы о поддержке духа, цензоры, бюрократия... Мы  хотели,  чтобы  между
нами и Землей было как можно большее расстояние.  И  старое  правительство
знало об этом и было радо сотрудничать, чтобы таким образом избавиться  от
нас - избавиться с пользой для себя. И это известно каждому.
- Да, это так. Но зачем же тогда прислан линкор?
Фрезер замер. В тишине вакуума  он  слышал  собственное  лихорадочное
дыхание и биение пульса.
- Я не знаю,  -  сказал  он  резко,  -  что  нужно  делать  в  данных
обстоятельствах. Ты что-то посоветуешь?
- Да. Сделай кое-какие приготовления и уходи из города.
Он схватил ее за руку чуть выше перчатки и взволнованно проговорил:
- Произойдет то, чего ты и ожидала?
- Я не  знаю.  Может  быть  и  нет.  Возможно,  у  меня  обыкновенная
истерика. Но... я так хотела поговорить с тобой.
"У нее никого нет", понял наконец Фрезер. Это было странно.  Ни  одна
из девушек не оставалась одинокой после двух лет, проведенных  в  городке,
перенаселенном холостяками. Он слегка похлопал ее по спине.

 
в начало наверх
- Ну ладно. Я здесь, малышка, и вот что хочу сказать - не надо так беспокоиться. Ну давай, пошли. Ему показалось, что она кивнула головой. Он услышал жужжание в своих наушниках, и она переключилась на свое внутреннее радио. "Вега" была огромной. Она никогда не могла коснуться Земли, и теперь, после разговора с Лорейн, Марк подумал, что такой корабль никогда не появлялся на орбите Ганимеда. Пятисотфутовый сфероид, покрытый серыми отметинами и волдырями от радиации и микрометеоритов. Башни орудийных стрелков, ракетные трубы и шлюпочные тамбуры горбились динозаврами поперек неба. "Вега", казалось, почти полностью заполнила бетонную площадку стандартного космополя. Она подавляла своей массой. Но это была иллюзия, Фрезер понимал это. Броня у линкора была тоньше, чем у любого гражданского судна. "Вега" полагалась на скорость и собственную огневую мощь для защиты против оружия, которое делало любую броню бесполезной. Но, несмотря на это, Фрезер чувствовал себя так, будто его придавила огромная гора, и земля показалась ему чужой. Бессознательно ища знакомых, Фрезер то и дело оглядывался по сторонам. Западный район Синус Америка терялся за горизонтом, сбоку открывался вид на Долину Привидений. Солнце, окруженное зодиакальным сиянием, висело почти над кромкой Кратера Навайо; оно все еще было слишком ярким, чтобы смотреть на него. На Востоке, по темной голой равнине, образованной застывшей лавой, к ледовым рудникам уходил монорельс. А дальше в небеса вонзались высоченные пики гряды Джона Гленна. Северный район Ганнизона напоминал зазубренные стены валов. Над Ганимедом нависала космическая ночь. И Фрезер не мог рассмотреть многих созвездий. Хотя Ганимед получает только часть тех четырех процентов освещения, что дает Земля, человеческие глаза так привыкли к этому, что страна не кажется им особенно туманной, и зрачки ежедневно сужаются до такой степени, что не всегда способны увидеть даже самые яркие звезды. Немного южнее виднелся краешек огромного мутного бриллианта Юпитера. - Выше нос, - сказал он, шагая легко и широко. Внутренне он гордился, что может передвигаться так легко в своем возрасте. И это не потому, что он регулярно занимался физическими упражнениями. Он поглощал эйфорические пилюли перед каждым малообещающим мрачным заседанием. Но если вы хотите оставаться здоровым при 18 процентах земной гравитации, другого выбора нет. Проходя мимо линкора, Фрезер обратил внимание на вооруженных часовых вокруг корабля. "О, дьявол, у них - всего-навсего сверхосторожный капитан!" Пытаясь унять беспокойство, Фрезер перевел взгляд на западную кромку поля. "Олимпия" все еще была там. Ее большой, выглядевший неуклюжим корпус манил комфортом и покоем. Если бы только не... Его взгляд невольно обратился к планетам на небе. - Было ли что-нибудь с Юпитера, пока я отсутствовал? - спросил Фрезер. - Да, - ответила Лорейн. - Пат Махони говорил мне, что твой друг-принц - или кто он там еще - звонил пятнадцать часов назад и настойчиво хотел поговорить с тобой. Но никто не знает, о чем. Говорила она рассеянно. Ее больше волновали пушки, омрачавшие ее настроение. Фрезер выругался. - Это влечет кучу неприятностей. Я хотел бы немедленно связаться с ним, - проговорил он, сжимая кулаки, - хотя, что я могу сделать? За полем они зигзагами двинулись через главный ход в стене безопасности. В стороне от отделенных куполов для специальных целей город состоял из четырех плиточных секций в восемь ярусов высотой, образуя квадрат, в центре которого находился двор с главной радиомачтой. Строительным материалом был природный камень, облицованный белым изоляционным пластом. Здесь не нужно было вкапываться в грунт, как на Луне. Солнце было слишком далеко, чтобы представлять опасность, и не было нужды беспокоиться о биологическом разрушении от космических лучей. Метеориты представляли только теоретическую опасность, хотя наибольшие из них попадали сюда приблизительно раз в 30 лет, по крайней мере, с тех пор, как люди начали колонизацию планеты. Если такое и случалось, то внутренние отсеки были устроены так, чтобы свести потерю воздуха к минимуму. Но был риск потерять тепло, которое очень быстро расходовалось в вакууме, и отсеки выстывали до температуры ниже 200 градусов по Фаренгейту. "Когда-нибудь мы будем греться от ракет с ядерной энергией, сокрушать их в землю, покрывать ее атмосферой и оборачивать весь мир зеленью", - подумал Фрезер. Ирония Фрезера заключалась в том, что это было невозможно по особо идеалистическим причинам. Еще многое в системе Юпитера было неизведанным, так что постоянные исследовательские базы являлись научной необходимостью, а это влекло за собой обширную поддержку жизнедеятельности в Системе, что в свою очередь требовало огромного количества высокообразованных специалистов, которые поселялись здесь со своими семьями. Колонии росли, как грибы. Им самим нужно было выращивать себе пищу, выискивать и очищать металл для обеспечения кораблей. И дальнейший рост экономической независимости означал существенное сохранение цен на перевозки. Логической окончательной целью было превращения Ганимеда в Новую Землю. Однако мотивы здесь были не важны. Трудно придумать что-либо более смертоносное, чем меркантильная политика последнего поколения. Единственное, что имело значение и было важным - это голубое небо, блестящие озера, леса, которые шелестели и покрывались рябью на ветру под Юпитером. Иногда по ночам Фрезер просыпался, видя во сне мечту своего детства, и его подушка была мокрой от слез. - Хватит мечтать! - Что? - переспросила Лорейн. Он понял, что сказал последнюю фразу вслух, и покраснел. - Ничего... Проклятие! Если с Теором что-нибудь случится, это отбросит все результаты нашей работы на двадцать лет назад. Когда они остановились перед воздушным тамбуром, она мягко взяла его за руку. - Не бросай меня, - тихо сказала она. - Я наблюдала за тобой, когда ты вышагивал по этажам, получив плохие известия. Эти юпитериане значат для тебя больше, чем любые научные проекты. Удивившись и слегка смутившись, он обернулся и посмотрел на нее. Она была блондинкой со слишком пышными формами, чтобы считаться красавицей. Глаза мужчин полезли бы на лоб, если бы они попытались придерживаться ее диеты. Он считал ее эрудированной и привлекательной. Он не обращал внимания на ее политические взгляды, так как она инстинктивно тянулась к искусству. Она обладала чувством юмора, не замыкалась на работе и была более активна в общественной жизни, чем в личной. Но это были сведения, которыми Фрезер владел до сегодняшнего дня. - Думаю, что да, - пробормотал он и повернул ручное колесо защелки выходной двери. - Сейчас не стоит волноваться относительно этого линкора. Все будет хорошо. Не могла бы ты собрать мои вещи и сообщить моей жене, что я немного позже поеду в Джо Ком? Я позвоню Теору. Только Богу известно, что там стряслось. 2 Он расположился перед микрофоном, настроенным на линию коммуникаций Юпитера. - Теор, это Марк, - проговорил он. Это был ни английский, ни ниарский, а язык карканья, хрюканья, щелканья и свиста, на создание которого ушло около двух десятилетий. Произносить имена на юпитерианском человек мог лишь с большим трудом. - Ты меня слышишь? - Его фразы трансформировались в серию электромагнитных сигналов. На некотором расстоянии от Авроры радиопередатчик перехватывал их и отсылал по лучу, нацеленному на один из трех передающих спутников, равномерно расположенных на орбите вокруг Юпитера. Там сигналы перекодируются в новые импульсы - слова станут инструкциями к высоковосприимчивому ускорителю. Где-то в пространстве Юпитера мельчайший процент от общего потока частиц вводил в действие другой кристалл. Он отличался от передающего кристалла, находящегося на спутнике. Но его ядра претерпевали быстрое изменение, порождая новый луч. Это были особые изотопы, продолжительно возбуждаемые радионуклидами такой высокой степени устойчивости, что они просто заставляли их возвращаться назад к низкому состоянию энергии, выделяя квант энергии. Природа, конечно, обеспечивала такие нейтроны, но не так обильно. Получатель - толстый четырехдюймовый диск - воспроизводил голос Марка Фрезера. - Теор! Ты там, мой мальчик? "Он должен быть там, черт его подери! Ведь он носит с собой этот прибор постоянно. Если он еще жив, конечно..." Фрезер достал из кармана старую вересковую курительную трубку и начал набивать ее табаком из почти пустого кисета. Кто бы мог подумать, что он израсходует весь свой запас табака до прибытия следующего грузового корабля. В это время на Юпитере в темноте, которую человеческие глаза должны были бы посчитать абсолютной, еще одни руки пришли в движение, нажимая кнопку, и радостный голос спросил: - Это ты? От неожиданности Фрезер выронил трубку. Она падала так медленно, что он успел подхватить ее до того, как она коснулась пола. - Да, - запинаясь ответил он. - Я-я-я надеюсь, что не побеспокоил тебя? За семь секунд, которые должны пройти между вопросом и ответом, Фрезер постарался успокоиться. "Что это я так разволновался? Ну, все в порядке, Теор отличный малый, хотя выглядит совсем не по-человечески. И если его противники захватят его, то это поставит крест на наших проектах. Кто еще на этой планете сможет так меня понимать? Юпитер чужд нам, даже более, чем Ад." - Нет, - сказал Теор. - Тут, где я сейчас нахожусь - ночь. Меня сильно беспокоит будущее. У меня уже нет сил. Как замечательно, что ты вышел на связь именно сейчас, а не позднее, мой брат по духу. Вся наша раса и род Рив нуждаются в твоей помощи. - А не мог бы ты получить помощь... э... от моих коллег? Фрезер был растроган. Они работали вместе почти десятилетие с одной-единственной целью - понять друг друга. И спустя некоторое время, Фрезер вынужден был признать, что это порождение холода, мрака и ядовитой химии стало ему ближе, чем большинство людей. - Я пытался передать им твою просьбу, и я уверен, что они желали вникнуть в суть проблемы, но всегда наш разговор возвращался к тому, с чего начинался. Фрезер удивленно проворчал: - И они не смогли в итоге ни в чем разобраться? Я этого не понимаю. Хотя, постой! Он никогда особо не следил за тем, чем занимались на Юпитере другие исследовательские группы. Десять лет назад, когда люди помогали усовершенствовать приемо-передатчик, его - Фрезера, настолько заинтересовали жители Юпитера, что все свое свободное время он стал тратить на то, чтобы научиться говорить на этом жутком жаргоне. И спустя некоторое время, Марк мог уже вести долгие беседы с Теором. Руководитель группы по изучению языка на Авроре был счастлив, что нашелся человек, настолько увлекшийся этим. На учете был каждый человеко-час, тем более, что инженер и принц содействовали развитию совместного языка больше, чем кто-либо другой. (Здесь главную роль сыграло скорее упорство, чем врожденный талант. Через некоторое время они подсознательно подобрали ключи к пониманию личности друг друга). Записи их бесед составляли огромное количество файлов данных. - И я, и мой наставник Элькор, а также многочисленные философы достаточно часто общались с вашим персоналом и в прошлом. Но ни они, ни я не смогли пробиться через их непонимание важности текущего момента. - М-м. Мне кажется, я знаю почему. Они не встретились со мною перед этим, а каждый человек, знакомый с основами языка, является научным специалистом и пытается задавать вам вопросы по тем аспектам, которые интересуют его больше всего. Ведь язык - это не просто слова, а какие-то взаимоотношения, и чувства собеседника. Мы вели с тобой бессвязные общие беседы и, как результат, освоили широчайший ряд аспектов, о которых можем говорить довольно свободно... Старик Айк Сильверстейн никогда не замыкался на одной области. Джо Ком был его детищем, результатом выбивания многомиллионных средств у правительства, его многолетних забот о коллективах, развивающих области физики, неизвестные ранее, вплоть до успешного внедрения первых приборов на Юпитере. Они были грубыми уродцами. Их телеметрия мазера так искажалась интерференцией, что едва могла быть прочитана. Сильверстейн подгонял свою команду для их усовершенствования. И когда с их помощью были получены данные, подтверждающие существование цивилизации на Юпитере, он загнал себя до смерти, работая над проектом связи с ней.
в начало наверх
- Твои мысли, как всегда, логичны, Марк. И я полагаю, что они содержат истину. Но наша духовность может не пережить эту ночь. Время сжалось перед приходом улунт-хазулов. - А что у вас происходит? Последнее, что я слышал, это то, что вы послали целую армию против захватчиков. Джо Доулбек, занявший место Сильверстейна, достаточно хорошо понимал Теора и, вероятно, в дополнение ко всему обрисовал ему выигрышную стратегию. Он был настоящим универсалом. Инженеры могли только создавать сканеры, приемники, передатчики, которые должны были продолжать функционировать даже после того, как убийственная атмосфера Юпитера напрочь разъест их. И только деньги могли помочь созданию большого количества машин, из которых только одна могла быть установлена вблизи местного поселения. После этого он был вознесен в гении. Гений в том смысле, пониманию которого доступно все - от простого арифметического сложения, до многословного языка. Правда, у ниарцев тоже встречались умнейшие существа, которые постоянно и много трудились, чтобы однажды поразить мир уникальной идеей. Но Доулбек был семантиком, который окончательно уяснил основу ниарских толкований, благодаря чему он мог знать, по какому пути надо идти, чтобы усовершенствовать эсперанто для двух рас... Семь лет назад его вездеход упал с утеса на Горе Шерра. И создание эсперанто перешло в обязанности лингвистической группы. Хотя это осложняло ситуацию, проект "Олимпия" все-таки был начат. Романтический ореол, окружавший его, все больше привлекал оригинально мыслящих молодых людей. Фрезер мечтал даже, что будет управлять этим кораблем. - Да, - сказал Теор. - Мы думали, что это обычное вторжение варваров и послали пограничную гвардию, чтобы уничтожить их. Но они искромсали наших воинов, встретив их на берегу. Те, кто выжил, рассказывают, что их бесчисленное множество и что они не принадлежат нашей расе. Похоже, что встретились два различных вида разумных... - Что? - присвистнув от удивления, переспросил Фрезер и тут же продолжил, - ну хорошо, я полагаю, что это возможно. В таком огромном мире, как ваш, где так тяжело путешествовать к другим землям, у вас, естественно, возможно существование более одного вида разумных. Хотя у меня есть подозрение, что вы, все же, одного рода. Что же будут делать люди, если город Ниара, этот единственный объект на Юпитере, о котором у них есть более или менее пристойные знания, будет разрушен и уничтожен? Вот, если бы существовал какой-либо шанс продвинуться вперед или занять какую-нибудь другую территорию произвольно, но эта затея была в лучшем случае рискованной. Подвергаться дополнительному риску было бы глупо. Итак, корабль, который был готов к работе, оказывался бесполезным... - Но дело даже не в этом, - продолжал Теор. - По-видимому они пересекли западный океан со стороны Плавающих Островов. Там находятся наши суда, вернее, находились! Если улунт-хазулы захватили их, то они смогли бы обучиться нашему языку и много узнать о нашей стране от наших мореходов. Нет сомнений и в том, что они и раньше шпионили у наших берегов. Теперь, после битвы, мы послали к ним нашего посланника с предложением провести переговоры - по большей части, в надежде получить информацию о них, а не потому, что мы боимся вступить в сражение с ними. Однако, я боюсь предсказать исход битвы, если бы она состоялась. Они приняли наше приглашение, и их представители прибудут в город через два дня. - Это около 20 земных часов. Я никогда не сомневался, что ты безумец! Но чем же я могу помочь вам?! - Пока нейтроны прыгали в двух направлениях, Фрезер внимательно осмотрел комнату и почувствовал, что ему здесь душно. - Ты помнишь, с каким благоговением мы получили от вас машину, которая говорит, - продолжал Теор. - Фактически, это в некоторой степени изменило характер Рив, если вернуться немного назад к древним обязанностям по совершению магических церемоний, к которым мой род был наиболее подготовлен. Вы отозвали его, прислав нам три года назад ("около четырех земных", - подумал Фрезер) создатель образов. Мы поместили его в специальное укрытие вблизи Дома Совещаний. Это укрытие стало известно как Дом Провидца, и многие полагали, что там сбываются пророчества. А варвары должны быть более подвержены фантастическим толкованиям, чем мы. - А... все! Я понял. Ты хочешь, чтобы я... Внезапно загремела внутренняя телефонная связь: - Просим внимания. Прослушайте сообщение из административного штаба. Говорит Боб Ричардс. Адмирал Свейн, командующий линкора, находящегося за городом, спросил, может ли он послать сюда большую освободительную партию. Естественно, это хорошо для нас. Так что, если вы хотите принять этих ребят, сейчас самое время сделать это. Прием?! Губы Фрезера скривились в улыбке. "Еще одно подтверждение Лориных страхов." - Что это было? - встревоженно спросил Теор. - Ничего существенного, - ответил Марк, - давай вернемся к нашим делам. Я согласен, что неподготовленные юпитериане, увидев меня, будут шокированы. И насколько я понимаю, ты хочешь, чтобы я дал этим варварам угрожающее предупреждение о том, что может случиться, если они не покинут вашу территорию. В соседней лаборатории что-то загремело. Несомненно, парни прикрывали лавочку на этот нестабильный выжидательный период. Фрезер постарался не обращать на это внимания. - Ты просто читаешь мои мысли, - воскликнул Теор. - Мне кажется, что это может повлиять на расстановку сил. Улунт-Хазулы должны знать, что на севере есть земли, хотя и менее богатые, чем Медалон, но зато более легкие для захвата. И если они поймут, какая сверхъестественная месть их ожидает и какую силу мы можем выставить против них, то перестанут думать о захвате наших территорий. - Н-да, я не совсем понимаю, как работают их мысли. Ведь даже ты не всегда понимал меня, а здесь мы сталкиваемся с совсем другой культурой, фактически с чуждыми существами. Конечно, я сделаю все наилучшим образом. Но как? Твои враги не понимают нашего общего языка, а я не говорю по-ниарски. Ни один человек не мог бы тут ничем помочь. Возможно, это вообще неосуществимо. Проблема более глубокая, чем просто различие в артикуляторных аппаратах. Доулбек установил, что ниарский это не одна, а три взаимосвязанных системы, каждая с различными установками голосовых предпосылок - как если бы люди говорили на смешанном английском, китайском и индийском. - Я знаю. И я могу подготовить для тебя речь сейчас, здесь. Ты сможешь записать ее, чтобы послать в тот день вместе со своим образом. - Прекрасно! Я, зная в чем дело, могу даже внести по ходу составления речи необходимые поправки. У тебя есть наброски? Фрезер взял трубку в зубы и выпустил облако светлого дыма. Казалось, что пока все выглядит одинаково хорошо - и на Юпитере, и на Земле, и на Ганимеде. - У меня есть приблизительный план, но я хотел бы обсудить с тобой всю речь в целом. Я не сомневаюсь, что ты дашь массу ценных советов. Но не забудь, что ход твоих мыслей и фраз должны иметь странный таинственный характер, чтобы усилить впечатление. - Замечательно! Я так и сделаю, если ты считаешь это необходимым. А теперь за работу. Через несколько часов все было готово. Фрезер удивился, что время бежит так быстро. "Надеюсь, что Ева не будет слишком раздражена". - Ну хорошо, - сказал он, - я останусь здесь на все время этой... конференции. Когда настанет время моей передачи, позвони мне. Твой звонок должен быть подобен заклинаниям и обращениям к духу. Все будет хорошо, Теор! - Пусть всегда твои мысли будут чистыми и ясными, Марк. Связь оборвалась. Фрезер с минуту посидел в кресле, ощущая странное одиночество. Затем он встряхнулся, встал и направился к двери. Она резко распахнулась перед ним и неожиданно ворвался Пат Махони. Черты его лица были настолько искажены, что он напоминал маску Горгоны. - Марк! Скорее уходи отсюда! Они арестовывают всех, кто в состоянии работать! - Что? - Фрезер уставился на него. - Эти ублюдки с корабля - чертова освободительная группа - вытащили оружие и захватили власть! Они за старое правительство! Без специальных приборов никто не смог бы увидеть рассвет на Юпитере. Внизу этого огромного атмосферного океана, состоящего главным образом из водорода и гелия, некоторого количества метана, паров аммония и других газов, видимое освещение давали только частые мощные вспышки молний. Облака разрывались, открывая огромные красные и бурые пропасти, пока все вновь не погружалось во тьму. Но с золотистым оттенком глаза Теора, которые были в три раза больше человеческих, видели одинаково хорошо и на свету, и во тьме. Он видел, как свет быстро поднимался за туманами, которые все еще катились через Медалон, разукрашивая его тысячами ярких теней, пробивающихся сквозь мутные просторы неба. Он чувствовал ветер на своем лице - колючий и холодный. Химикочувствительное щупальце, расположенное справа от рта, подрагивало, впитывая органические запахи, испускаемые растениями. Он пожалел, что не может повернуть время вспять и вернуться к своей любимой работе и к тем церемониям и обрядам, которые должен был совершать как наследник Рив. Его мысли занимали проблемы, волновавшие его все последнее время. Эти мутирующие существа претерпевали свои постоянные метаморфозы от растений к животным. У фермеров были тысячи препятствий, мешающих им содержать стада. Это означало, что ветер, дождь, град, молния, наводнение, гейзеры, камнепад могли принести опустошение, если не принять определенные меры предосторожности. Работа Теора заключалась в том, чтобы управлять. Это была основная функция Рив и всей его династии. Изредка они становились священниками, магами, судьями, военачальниками. И всегда из них выходили прекрасные инженеры. Без их знаний в области расщепления элементарных сил Ниар вскоре вернулся бы к временам варваров. "Как могло такое случиться? - мрачно размышлял Теор. - Мы можем выгнать дикарей из Ролларика без особых усилий. Мы более искусны и лучше вооружены, и прежде всего необходимо пересечь Вилдерваль. Но эти чужаки! Кто доставит такое огромное количество войск через океан?!" Это волновало его не меньше, чем их возможности ведения войны. Ниарские корабли плавали на юге возле берега, чтобы торговать с форестерцами; они собирали урожай моря близ Орговера; на западе несколько экспедиций доходили до Светлых островов. Но как можно было пересечь тысячи миль штормящего жидкого аммония, который простирался по ту сторону? Теор знал, что расстояние к следующему кусочку суши достаточно большое, чтобы там обитало множество народов, подобных улунт-хазулам. Люди на Ганимеде узнали об этом благодаря исследованиям и передали информацию ему. Его взор обратился к небесам. Он никогда не видел лун или хотя бы солнца. Странно, что помощь Ниаре должна прийти из мест невидимых и недосягаемых. Хотя, конечно, Марк говорил ему, что эти луны поднимали воздушные потоки и так управляли Четырьмя Наименьшими Циклами. - Уллоала! - донесся к нему голос снизу. - Теор, я вижу тебя, спустись, нам нужно поговорить! - Что такое? - испугавшись, он натянул вожжи своего форгара. Животное, похожее на богомола, замедлило свой полет - или скорее плавание - и наклонилось вниз. Всадник стоял на его широкой спине, ноги были закреплены в четырех стременах. До города было недалеко; Теор уже видел широкую яркую уключину реки Брантор и красноватый дым от Ат. Эти сельские жители, должно быть, работают сейчас в поте лица, выплавляя воду над вулканическими выходными отверстиями - единственный вид огня, известный на Юпитере - чтобы выковать оружие. Он присмотрелся. Небольшая фигура в раскрашенной одежде махала ему жезлом с воткнутым в него пером. Теор узнал своего наставника Норлака. "Что он делает здесь?" - подумал Теор. Рив приземлился и спрыгнул. Его форгар принялся ощипывать листики с кустов. Почва здесь состояла из ледового порошка, перемешанного с органическим веществом и минералами, которые состояли главным образом из натрия и соединений аммиака. - Да будут силы спокойны в тебе, - проговорил он формальное приветствие и перешел к делам насущным. - Делегация противника должна уже быть в городе. - Они уже прибыли, - сказал Норлак. - Фактически они прибыли еще вчера, поздно ночью. Но я подумал, что лучше обговорить с тобой некоторые детали заранее, поэтому-то и вышел перехватить тебя. - Почему же ты не на переговорах? Они, наверно, уже начались. - Они сказали, что по их законам только самцы могут присутствовать на переговорах, и если мы будем настаивать на участии других, они тотчас прервут переговоры. Элькор и я решили пропустить это оскорбление. Теор удивленно моргнул. Три вида были по существу равны в Ниаре. Хотя спокойный темперамент самок и их естественная озабоченность потомством отстраняла их от желаемого многими голосами в делах. У диких народов
в начало наверх
Ролларика и Форестера государственное устройство несколько отличалось. - Действительно, - продолжал Норлак, - руководитель делегации Улунт-Хазул подчеркнул, что их самки содержатся как собственность самцов, а большинство полусамцов уничтожаются еще при рождении. И только немногие сохраняются для дальнейшего воспроизведения. Их хозяином всецело является самец. После полной победы над нами, как он сказал, они привезут другие свои виды с Плавающих Островов. Теор скривился. - Теперь я сознаю, что они другие существа, совсем не такие как мы, - он задумчиво поводил своим щупальцем, - и это возможно будет нам на руку, хотя... Вы, полусамцы, более вспыльчивы, чем самцы, но вы же и более находчивы. - Это правда, - проговорил Норлак с оттенком самодовольства. - Ведь это моя идея попросить вашего живущего на небесах друга напугать их? Если бы было возможно, я бы поприсутствовал, чтобы наблюдать за реакцией противника и контролировать их эмоции. У самцов нет истинной чувствительности к таким вещам. Большая часть ваших мозгов сосредоточена в ваших руках. На последнюю фразу Теор возразил Норлаку, что тот сильно преувеличивает. Он был единственным, кто установил связь с Марком. Обычно Норлак возражал по этому поводу, подчеркивая, что здесь нужно сказать спасибо упрямству самца, а не его интеллекту. Но сейчас он промолчал: в данных обстоятельствах только беззаботный полусамец мог позволить себе подобное подшучивание. Теор встряхнул головой и спросил: - Что ты хотел сказать мне? - Я хотел бы дать несколько советов по поводу вашего поведения на переговорах, так как не могу присутствовать там. А также рассказать то, что мне удалось разузнать об улунт-хазулах. Глупо встречаться с ними в первый раз без некоторой предварительной информации. Наша ошибка как раз и заключалась в том, что мы предполагали, что это просто шайка варваров. Она обошлась нам поражением в первой битве. Теор успокоился и начал внимательно слушать дальше. Человек, увидевший этих двух юпитериан, наверняка подумал бы, что это кентавры. Но это было бы слишком примитивным определением. У Теора было красное тело, покрытое тигриными полосами, короткий хвост, четыре сильных ноги с тремя цепкими пальцами. Его длинные руки с четырехпалыми кистями и объемистым торсом можно было считать антропоидными, если не учитывать многочисленные детали. Ушей на голове у него не было. Он носил гребень, похожий на петушиный, который свисал с головы, не доставая до земли примерно пятьдесят дюймов. Рот располагался под огромными глазами и был предназначен исключительно для приема пищи. А речь производилась вибрацией мускульных тканей, расположенных в мешочках под челюстью. У него не было носа и легких по земным понятиям. Их заменяли с полдюжины щелей с губами, расположенных на грудной клетке. Через отверстия поступал водород, распространяющийся внутри организма, где происходил обмен веществ. Метан и аммиак, выделяемые при этом процессе, выходили через брюшные отверстия. При юпитерианском атмосферном давлении такая система была достаточно эффективной, чтобы поддерживать большое энергичное тело. За исключением пояса со снаряжением и диска связи, висящего на его шее, он был голый. Будучи существами термостойкими и живущими в условиях планеты с малым углом наклона оси, который обеспечивает меньшие скачки температуры, чем на Земле, юпитериане редко нуждались в одежде. Норлак же пришел в четырех ярких одеждах. Полусамец был невысоким и стройным. У него не было гребня, щупальце было длиннее и острее - список различий можно было продолжать до бесконечности. Самцы и полусамцы должны были оплодотворять самку в течение нескольких часов по очереди, чтобы добиться зачатия. Со временем генетические различия увеличивались. Эволюция продвигалась также быстро, как и на Земле, несмотря на радиационную обстановку и меньшую скорость преобразований при таком холоде. Матери кормили своих детей срыгиваньем. В Ниаре трехгамные браки считались постоянными и исключительными. У других общин были другие представления о семье. Взять хотя бы устройство улунт-хазулов. Теора просто шокировали их понятия. И такие создания смогли пересечь Медалон? По своей природе Теор менее воинственный, чем люди, но все эти мысли заставили его крепче сжать оружие. - Я обобщил всю имеющуюся информацию - сообщения разведчиков, рассказы оставшихся в живых после битвы, плюс мои собственные наблюдения за делегацией, - начал Норлак. - Родина улунт-хазулов расположена на болотистой равнине. Она представляет собой группу островов, разбросанных по океану. И это предполагает, что их жители - отличные пловцы, и, очевидно, со временем станут искусными мореходами. Нам известно, что они могут отливать лед. Они прошли через океан, а это значит, что в навигации они сильнее нас. Фактически, они сами изобрели компас, тогда как мы заимствовали его идею с Ганимеда. Да, они использовали разновидность магнитной железной руды. Ее источником были остатки метеоритов, встречающиеся реже, чем бриллианты на Земле. Затем Норлак вздохнул и сказал: - Мы должны смотреть фактам в лицо. Да, они варвары. Их цивилизация сильно отличается от нашей, но почти также сложна и изящна. - Прекрасно, - сказал Теор, - значит они испугаются Пророка. - Я надеюсь, вы будете мудрее и не станете просто угрожать им сверхъестественной местью. - Которую им трудно будет объяснить на словах так, чтобы они поняли... Жаль, что тебя не будет там, мой наставник. - Да, так как там будут только самцы, их не сложно запугать. Но я думаю, что ты должен придерживаться фактов, обращаясь к небесному народу как к самому сверхъестественному... хотя, конечно, опусти то обстоятельство, что они не могут прибыть сюда сами. - Марк сказал... - Теор осекся. В настоящий момент это было не нужно. - А что заставило противника покинуть свой дом? - Пояс непогоды сдвинулся к их стране. Штормы принесли бедствия. - Да, Марк объяснял мне это однажды. Когда встречаются два воздушных потока, вращаясь с различными скоростями, они создают области волнений, которые... - Пощади меня. Я с трудом понимаю на Риве, а тут такие сложные объяснения... Продолжим. Улунт-Хазулы разведали о нас некоторые детали. Наш народ все-таки столкнулся с их шпионами - теперь я понимаю, почему цикл или два назад ходило так много слухов о Невидимом Народе, путешествующем повсюду. Но они, похоже, узнали о нас где-то в другом месте. В целом, насколько я понимаю, мы и наша страна им понравились. И нам сообщили, что их цель - лишить нас права собственности. Поэтому на сегодняшней встрече ты должен... - Норлак пустился в длинные объяснения и рассуждения. Теор слушал с нетерпением, которое все нарастало. Конечно же, мысли были хороши, но время... его не хватало. На прощанье он сказал: - Да, да, я сделаю все, что смогу. Пришло время действовать. Итак, я буду стоять на своем. Да пребудет с тобой мир. Он вскочил на форгара и поднялся вверх прежде, чем Норлак смог ему ответить. И через несколько минут он уже был в Ниаре. С высоты город больше всего напоминал разбросанные тут и там зеленые насаждения. Дома представляли из себя ямы с тонкими внутренними стенами, которые не должны были причинить вред их жителям во время землетрясений. Их крыши, покрытые плотно сплетенными растениями, являлись надежной защитой от любой непогоды, и никакие ветры не могли бы их сорвать. Вокруг города, образуя толстую живую изгородь, рос высокий кустарник. В доках возле реки стояли пустые корабли, а непривычно пустынные улицы выглядели как-то зловеще. Большинство жителей сейчас находились в домах. Теор приземлился на площади между Домом Консула и Домом Провидца и поспешил к властителю. Трое рядовых охраняли вход. Они были в форме из чешуйчатой брони и сжимали в руках копья с наконечником из плавленого льда - плотного тяжелого минерала, выплавляемого при высоком давлении и температуре минус 100 градусов. - Стой! - рявкнул один из них. Но увидев, кто перед ним, уважительно проговорил: - А, это ты, принц. Проходи. Прости, что не узнали тебя. - Как идут переговоры? - спросил Теор. - Плохо. Они только смеются над угрозами Элькора и насмехаются над его предложением обосноваться в Ролларике. - Здесь сейчас находится мой сын, - донесся из глубины голос Элькора. - Ханг! - послышался низкий, резкий голос. - Тут даже простые копьеносцы могут слушать наш разговор. Теор прошел через переднюю в главную комнату. Она освещалась обычным способом - фосфоресцирующими цветами, растущими среди створок наверху и вдоль круга, образованного ярусами, на которых стояли виднейшие самцы государства: фермеры, ремесленники, купцы и философы. Напряжение, висевшее в воздухе, ощущалось физически. Элькор Рив стоял один на ярусе, в окружении полдюжины улунт-хазулов. Он был еще прямым и сильным для своего возраста, но годы уже брали свое. Пристально взглянул Теор на противника, и тот слегка отпрянул. Да, он знал их по описанию, но истинное зрелище ужасало. Они отличались друг от друга также, как человек от гориллы. Улунт-Хазулы стояли на ногах более высоких, чем у ниарцев. Маленькие клыки росли внизу над их подбородками. У них были толстые и перепончатые ноги, длинные толстые хвосты и мех блестящего серого цвета. Но каждая частичка их тела была чужой. От них исходил резкий запах - _ж_и_в_о_т_н_о_е_ - подумал Теор с отвращением и удивился, как он смог почувствовать их запах. Они были одеты в мантии с капюшонами. У двоих Теор увидел браслеты, очевидно, снятые с убитых ниарцев. Они принесли также оружие в это святое мирное место. Сердца Теора сжались. - Мы уже не чаяли увидеть тебя, сын мой, - сказал Элькор. - Я хотел сам показать им Пророка. Его личный диск торчал из кармана на поясе. - Ну, Чалхиз, - он обратился к главному военачальнику Улунт-Хазула, - это и есть Теор, ближе всех нас знакомый с теми силами, которые обитают в небе. Норлак упоминал, что вражеский военачальник прибыл лично. Это говорило как о его бесстрашии, так и о том, что его орда была настолько хорошо организована, что его смерть не явилась бы сильным ударом для нее. Теор встретил его холодный взгляд и сказал: - Вы должны знать, что они являются нашими союзниками. Хочу сказать, что мы представляем интерес для них, они расположены к нам и не останутся в стороне. Они не позволят нас уничтожить. Оскалившись, Чалхиз открыл рот плотоядного животного. - Тогда, почему они позволили нам захватить вас? - Потому что мы еще не просили их о помощи. - Мы слышали много бабских сплетен о вашем бреде - этих духах, прыгающих гоблинах, и Невидимом Народе, и этих пророческих голосах и еще чего-то там. Улунт-Хазулы полагают, что все выглядит совсем иначе. - Тогда пойдемте, и вы все увидите сами, - парировал Теор. Следуя совету Норлака, он развернулся на пятках и бесцеремонно вышел из комнаты. Волна удивления прокатилась по рядам. Даже чужеземцы были захвачены врасплох его ответом. Но после короткого совещания они последовали за ним. Они прошли по валу через площадь и спустились вниз к Дому Провидца. Двое из них резко остановились и прорявкали что-то на своем языке. Нейтронный передатчик производил впечатление даже на тех, кто имел представление о таких не понаслышке. К тому же длинная тусклая комната была завалена всевозможными вещами: дезинтеграционные переносные устройства, телеметрические приборы, картины с видами Космоса и Земли, созданные человечеством сверхпрочные кристаллы. Чалхиз выкрикнул команду. Они приняли независимый вид. Сам он беспокойно шагал рядом, подняв какой-то предмет, уложил его перед собой на пол, раскрошил кусочек металла между своими пальцами и прижал его к своему щупальцу. Затем пристально несколько минут смотрел на панель управления. Его лицо ничего не выражало. - Ну что? - сказал Теор. - Я вижу нечто любопытное, что может быть внушает благоговейный страх дикарям, - проворчал Чалхиз. - Вы увидите больше. Один из небесных жителей согласился появиться и предупредить вас. Выражение лица Чалхиза оставалось бесстрастным. Закончив, Теор подошел к визуальному приемопередатчику. Это не был, конечно, традиционный земной ЗВ, но он был также надежен как и все, что посылалось на Юпитер. Сегодня это возможно увеличит эффект... Он привел его в действие своими не слишком твердыми пальцами. - Я хочу убедить вас, что вызов небесных жителей равносилен приглашению разрушений, - сказал Теор. - Я попрошу его один раз показать вам, как он может дать волю чувствам. Постарайтесь поддерживать тишину, пока я свяжусь с ним. Чалхиз застыл с суровым видом. Но его сородичи слегка содрогнулись. В
в начало наверх
сердцах Теора зародилась надежда. Он нажал кнопку на своем диске. - Марк, - пропел он на их общем языке, - это как раз тот момент. Они здесь и они ужасны. Ты готов? Экран оставался пустым. Земля вздрогнула и задрожала. Шелест прошел по листьям на крыше. - Марк, они ждут. Это Теор. Есть кто-нибудь там? Поторопитесь, я прошу вас! - Марк-кто-нибудь-Марк. Через некоторое время Чалхиз начал издавать низкие мурлыкающие звуки, являвшиеся джовианским смехом. Когда он ушел со своими воинами, Теор все еще кричал в пустоту: - Где ты? Почему не отвечаешь? Что случилось? - Ты сошел с ума, - машинально проговорил Марк. - Нет, - ответил Махони, опираясь на стул и хватая ртом воздух. К его вспотевшему лбу прилип рыжий локон. - Я видел... Направляясь к главному входному шлюзу, я остановился в южном корпусе... чтоб посмотреть, как они будут входить... О, что они делали. Наряд полицейских поднялся на вал, у каждого в руках пистолеты. Клен, Том, Мануэль и двое-трое других, которых я не знаю, шли между ними с поднятыми руками. Они увидели меня, когда спустились. Мануэль... крикнул мне: "Беги! Они восстанавливают старое правительство!" - и в этот момент один из полицейских ударил его по голове, а... их начальник, нацелив на меня свой пистолет, сказал: "Стоять, именем... закона". Я был уже близко к повороту, и поэтому, отходя понемногу назад, спросил: "Какого закона?" "Правительства Соединенных Штатов", - ответил он... А я отступил еще немного и говорю ему: "У нас не было проблем с ним". - Тут он сказал, что имеет в виду законное правительство, а не заговорщиков, и в этот момент понял, что я собираюсь делать, и крикнул мне: "Стой, или я буду стрелять!" Но я был уже настолько близко к повороту, что, резко развернувшись, я побежал и скрылся. Я только слышал, как пуля шлепнула в стену. Я нырнул в ближайший переходной тоннель, и вот я здесь! Фрезер опустился на стул. Это было нереально. Этого не могло быть. Такие вещи случались только на ЗВ. Боже, такая грубая мелодрама в его спокойной жизни. Хотя, такое уже было однажды в Калькутте во время прохождения им воинской службы. Его часть прилетела туда, чтобы помочь местным властям прекратить антиамериканские беспорядки. Да, там делалось все достаточно грубо, и его даже стошнило, когда огнеметы направили на толпу. Или профессор Хоуторн, у которого Марк учился в колледже... слишком старый и достаточно знаменитый, чтоб им занималась секретная полиция - по крайней мере, игра не стоила свеч, так как он ограничивался изучением своей собственной версии истории - но он делал определенные пассажи от Джефферсона и Гамильтона в предпочтение Гарварду. И больше всего досаждало то, что он заставлял своих студентов рассказывать ему, что в тех сочинениях подразумевалось. Конечно, молодые бандиты, которые избивали его и сжигали книги не были официальными лицами, и полиция обещала начать расследование. Но внезапно профессор Хоуторн умер от разрыва сердца (так во всяком случае говорили). Это было довольно мелодраматично, не так ли? Обычное же исправление было, конечно, же более мягким. Однажды они забрали молодого Ольсена из химической лаборатории, обвинив его в распространении подрывных памфлетов. Он вернулся несколько недель спустя с совершенно противоположными взглядами. Но как химик он был уже потерян. И даже такие случаи считались исключительными. По большому счету, ты ничего не видел и ничего не слышал, кроме похвал нашему дальновидящему президенту Гарварду и его стойкой администрации. Понемногу это начинало надоедать. Фрезер встряхнулся. Его тело было напряжено как никогда. Так что говорила Лора? "Сделай необходимые приготовления и уходи из города". Слишком поздно теперь, подумал он. Но вслух сказал: - Да. - Его мысли опережали слова. Это место необходимо им для чего-то. Если восстание было подавлено, то они не были бы здесь. Итак, Клен, Том, Мануэль и любой из технарей могли послать радиосигнал на Землю несколько дней назад или хотя бы саботировать работы. О-хо-хо. - Полиция должна быть здесь с минуты на минуту. Пойдем. Он вскочил и в два прыжка оказался возле выхода. Очень осторожно он приоткрыл дверь и выглянул. Коридор пока что был пуст. - Проходи, - сказал он Махони. - Если мы поторопимся, то сможем захватить вездеход и скрыться. Марк направился вправо. - Нам не сюда, - возразил Махони. - Мне нужно забрать семью, - сказал Фрезер. - Ну... хорошо. Пошли, - согласился Махони. Они вошли в грузовой лифт. Он двигался вниз настолько медленно, что его скорости позавидовал бы самый искусный китайский палач, издевающийся над своей жертвой. Фрезер почувствовал, как кровь застучала в висках, к горлу подступил комок, лоб и руки покрылись испариной. Его палец все еще крепко давил на кнопку нижнего этажа. Холл был полон людей. Они медленно блуждали по нему беспорядочными группками, тихо переговариваясь. На их бледных лицах читалось изумление. - Эй, Марк, - крикнул какой-то мужчина, - что ты собираешься делать? Фрезер не обратил на него внимания. Ему хотелось бежать, но толпа была слишком густой, и приходилось прокладывать локтями путь в этом кошмарном скопище. Казалось, прошла целая вечность, пока он добрался до своих комнат. Дверь была закрыта. Он постучался. - Боже Иисусе, - выдохнул Махони, - если их здесь нет... - Тогда ты пойдешь один, - оборвал его Фрезер. Слюна загустела у него во рту. - Я не могу оставить их здесь, понимаешь? В этот момент дверь открылась. На пороге, стоял пятнадцатилетний сын Фрезера Колин. Он держал над головой стул, замахнувшись для удара. - Папа! - закричал он. - Мама и Анна здесь? - спросил Фрезер, затолкнув Махони внутрь и быстро закрыв дверь. Колин кивнул. - Всем одеваться, живо! - скомандовал Фрезер. Из внутренних комнат вышла Ева. Это была маленькая женщина, намного темнее своего мужа. У нее было нежное лицо с большими глазами. Анна, родившаяся десять земных лет назад на Ганимеде, следовала за ней. На ее щеках остались влажные дорожки от слез. - Как хорошо, что мы решили ждать тебя здесь. Я никак не могла связаться с тобой по телефону. Это безумие, - Ева обняла его. - Что нам делать? - Уходить из города, - ответил он. - Н-н-н-ас убьют! - заплакала Анна. Фрезер слегка шлепнул ее, после чего извиняющимся голосом сказал: - Помолчи и иди собери свою одежду! Они подошли к шкафчику с одеждой. Фрезер просмотрел костюмы и указал на один из них. - Этот должен тебе подойти, - обратился он к Махони. - Конечно, это не совсем твой размер, но, боюсь, что у тебя нет выбора. Ева растерянно стояла перед открытой дверцей. - Сейчас не время скромничать, - сказал ей Фрезер. - Сними это платье и уложи в сумку. Махони повернулся спиной к Еве, которая рывком стянула через голову одежду. В этот момент во Фрезере всколыхнулось желание, вернее, воспоминание о желании, так как на другое сейчас не было времени. Он подумал о прожитых с Евой годах. Придя сюда, она оставила больше, чем он. Политика мало значила для нее. Но за все время, проведенное здесь, она ни разу ни на что не пожаловалась. - Хорошая моя, - с нахлынувшей нежностью сказал Марк. Он надел свой костюм. Ткань плотно облегала тело. Внешние приспособления - кислородный баллон, бутыль воды, пояс с отделениями для пищевых концентратов, батареи питания, набор инструментов - сильно увеличили вес. Он оставил шлем открытым и снял перчатки. Будучи более опытным, чем остальные, Марк собрался первым и у него осталось несколько мгновений, чтобы оглядеться. Возможно, ему никогда уже не придется возвратиться сюда снова. Здесь было тесновато и просто, как и у всех живущих в Авроре. Но Ева, дети и он сам сделали это помещение своим домом. Книжные ленты плотными рядами стояли на полках. Незаконченная модель космического корабля возвышалась на загроможденном столе Колина. Рядом с оставленными Фрезером шахматами лежала коробка табака. Марк любил в свое удовольствие поиграть в шахматы или покер. Его взгляд упал на картину с видом Гольфстрима, висящую над кушеткой. Вода была почти фиолетовой, и огромное количество чаек кружило над ней. Но в такие ночи море должно светиться. Он вспомнил, как погружал свои руки в волны, бьющиеся о борт лодки и приподнимающие ее... Это было в его отроческие годы на морской станции - плавающей ферме, где разводили китов и выращивали водоросли. Персонал станции состоял из людей из разных стран. На ней не было секретной полиции, и жили они крепко сплоченной общиной, не боясь, что кто-то будет доносить на них. Наверное поэтому он оказался плохо подготовленным к своей дальнейшей жизни. Когда, наконец, Марк прибыл на Ганимед, он чувствовал себя как человек, вышедший из подводной лодки с неисправной системой воздухообмена на свежий воздух. - Ну, кажется, все готовы, - сказал Махони. - Куда мы идем, папа? - смешным надтреснутым голосом спросил Колин. Но Фрезеру понравилась его интонация. На границе вдали от Земли воспитывались чертовски прекрасные дети, если они выживали. - К одной из внешних станций, - ответил Фрезер. - Этот боевой корабль захватывает нас в интересах гарвардистов. Но я уверен, что его команда не сможет оккупировать ничего, кроме Авроры. Находясь за пределами Гленна, мы будем наблюдать за их дальнейшими действиями. Анна крепко зажмурила глаза, прерывисто вздохнула и сказала: - Побежали, Макдаф. - Пошли, - автоматически поправил Фрезер. - Всем держаться как можно плотнее ко мне. Пат, ты прикрываешь тыл. Наблюдай за полицейскими, но если увидишь их, не беги. Они могут начать стрельбу. Они прошли назад в холл и направились к ближайшему гаражу, заставляя себя идти спокойно. Соединительные туннели были пусты. Двери вдоль проходов - распахнуты, и это выглядело непривычно. Сапоги тяжело ударяли в пол, и эхо шагов разносилось по залам. "Что же произошло, пока мы были внутри?" - недоумевал Марк. Они повернули за угол. Полицейский стоял в середине следующего коридора. Это был полный мужчина в ажурной униформе, опоясанной белым ремнем. В руках у него был огнемет. Он поднял раструб вверх. - Стоять! - загрохотал его голос в наушниках. - Куда это вы собрались? Фрезер отступил назад. - Домой, - сказала Ева. - Вот как? - Мы идем от Маре. Один из молодых людей сказал, чтобы мы шли домой и оставались там. - Ладно, проходи! - Ева потянула Фрезера за рукав. Он безропотно последовал за ней в противоположную от гвардейского поста сторону. Когда они миновали следующий поворот, Махони, присвистнув, сказал: - Отличная работа, девочка. Как это ты сообразила? - Если никого не было в холлах, значит, они должны были оказаться внутри, - сказала Ева. Она кусала губы, чтобы унять их дрожь. - Папочка, - начала Анна, - может быть лучше... - Молчи, малявка, - сказал Колин. Махони открыл дверь к нижнему уровню. На Авроре был нижний этаж для хранения всего, что не боится холода. Сырой воздух витал вокруг них. - Допустим, что они уже установили наблюдение за гаражом, - пробормотал Махони. - Что же нам тогда делать? Фрезер нырнул в комнату для инструментов, и через минуту вышел оттуда, держа в руках молоток и два длинных гаечных ключа. - Тебе, мне и Колину, - сказал он. - Против пистолетов? - запротестовала Ева. - Если будет нужно. Марк и сам не до конца сознавал, зачем. В самом деле он не был героем. Он никогда даже не считался драчуном. Конечно, в молодости он был намного и слабее. Возможно, это и послужило причиной того, что он готов был сражаться сейчас. - Анна, - обратился он к дочери, - ты самая безобидная из всех нас. Сможешь пойти впереди? Если там будут гвардейцы, заговори с ними. Отвлеки их внимание. Я уверен, что их не может быть там более одного. Он взял ее за плечи и заглянул в глаза, так похожие на глаза Евы. - Это трудная задача, дорогая моя, - сказал он, сдерживая нахлынувшие
в начало наверх
слезы. - Но ты у меня храбрая девчонка. Маленькая тонкая фигурка, вздрогнув, крепко прижалась к нему. Даже через скафандры Марк почувствовал, как она дрожит. - Х-хорошо папочка, - она повернулась и пошла вперед. Ева сжала руку Фрезера. Они шли в полной тишине, приближаясь к переходу в гараж. Анна остановилась на повороте. Крик оттуда, казалось, вытолкнул ее назад. - Эй, ты! Что там с тобой? - Я не могу найти моего папочку, - запричитала Анна и побежала вперед, исчезнув из поля зрения Фрезера. - Пожалуйста, помогите мне найти моего папочку! Фрезер кивнул Махони и Колину. Они приблизились к углу. Истерические завывания Анны смешались с раздраженными ответами гвардейца, которые не внушали надежду. - Сейчас, - прошептал Фрезер. - Выпрыгиваем и бросаем. Он прыгнул к противоположной стене и, развернувшись на пятке, бросил молоток. Ключи Махони и Колина полетели туда чуть позднее. Они часто играли в бейсбол на поле за Авророй. Полицейский рухнул, пораженный. Он попытался подняться на колени, изрыгая проклятия удивленным голосом. Его пистолет был поднят. Но мужчины навалились на него. Как и следовало, борьба была короткой и неприятной. Махони несколько раз ударил его по голове. Полицейский больше не двигался. И в этот момент Анна упала на руки отца. Он утешал ее как только мог. Но отчасти его мысли были заняты полицейским: молодой парень, так рано прошедший через кровь, нашел свою смерть. Он был, без сомнения, неплохим человеком. Он не стрелял в маленькую девочку. Колин схватил лазерную винтовку, а Махони взял пистолет. - Нам нужно только вот это, - театрально сказал мальчик. Глядя в его сияющие глаза, Фрезер старался не думать о мальчишках, не намного старших его сына, которые уничтожили профессора Хоуторна. - Быстрее, - попросила Ева. - Нас, возможно, уже услышали. - Ты права. Фрезер передал ей Анну, чтоб она несла девочку, и они прошли в широкое гулкое помещение гаража. Вездеходы стояли в ряд. Каждый из них представлял собой большую квадратную платформу с чистыми куполами сверху и с попеременно втягиваемыми колесами и звеньями гусениц снизу. Аккумуляторные батареи всегда держались заряженными и ящики со снаряжением заполненными. Фрезер открыл ближайший вездеход и пропустил всех внутрь. Он взял управление на себя. Вездеход заскользил вверх по склону прямо к воздушному тамбуру. Пока они ожидали в шлюзовой камере, Марка одолели сомнения: "Правильно ли мы действуем?" - Марк, возьми, - Ева протянула ему таблетку из аптечки. Он с трудом проглотил ее. Но наркотик стал действовать быстро. Тем временем выходная дверь открылась, и Фрезер почувствовал себя на мгновение сказочным воином. Он ощущал свое полное единство со Вселенной. Махони и Колин согнулись в своих креслах, Ева что-то напевала Анне, крепко прижав ее к себе. Холодный воздух, вылетающий из их ноздрей с мурлыкающими звуками, выталкивался из машины. Звезды катились впереди него. Наступила ночь, и космос сиял от бесчисленных солнц - холодный водопад Млечного Пути. Европа повисла над черными вершинами гор Гленна. Город сиял, как белая кость. Линкор смутно вырисовывался за стенами укрепления, подобно чудовищу, упавшему на эту землю. А над ними Юпитер заполнял свою третью четверть. Планета пылала. В пятнадцать раз больше, чем Луна, видимая с Земли, и несравненно ярче. Темный алмаз, опоясанный медными, кобальтовыми и малахитовыми полосами. Колоссальное помутнение Южной Тропической Туманности захватывало ночную сторону, более тусклую. Темная лава на Ганимеде мерцала. Край ледника, показавшийся за цепью гор, казалось, танцует под звездами. "Почему я так сильно скучаю по океану, имея все это?" - подумал Марк. Он развернул машину к горам Гленна. За перевалом Шепарда было несколько маленьких поселений, состоящих из одной-двух семей. Они добывали металл в горах или лед на полях. - Все идет нормально, - сказал он. - Обстановка под контролем. Через несколько часов мы будем в безопасности. - Нет, - возразил Махони. - Никто не будет в безопасности, пока те ублюдки, вон там, не ослабят своего внимания. Дорога была построена нестандартно. Флуоресцентные линии, прочерченные через скалы, показывали доступный путь. Они находились уже в двух милях от Авроры и были недалеко от кратера Апачи, который должен был скрыть их от постороннего взгляда. Склон кратера виднелся впереди, зубчатые вершины его были освещены Юпитером, а основание находилось в тени. Приемник, автоматически настроенный на основную волну, неожиданно разразился угрозами: - Эй вы там, в машине, на восточной границе! Именем закона, остановитесь! Фрезер повернулся и, всмотревшись назад слегка затуманенным взглядом (еще действовала таблетка), с трудом увидел очертания такой же машины в миле позади. Он переключился на свой собственный передатчик. - Какие проблемы? - Вы прекрасно знаете какие, черт вас возьми. Мы нашли часового, на которого вы напали. И мы послали наряд вооруженных солдат в погоню за вами. Остановитесь! Кожа Пата Махони блестела от пота в свете Юпитера, проникающем через купола. Он закричал им: - Ваши вездеходы не быстрее наших, и мы сможем скрыться от вас на этой местности. Так что беги домой, сынок. - Сможешь ли ты передвигаться быстрее пули или энергетического луча, изменник? Корабли Ниара вышли из Брантора и отправились через Тимланскую бухту на север. Стоя на корме, Теор глядел на серые волны, отделявшие его от берега. Там было видно движение сухопутных войск - красная масса фермеров с кивающими остриями блестящих шлемов и знаменами, развевающимися на ветру. Над головами идущих кружили форгары, маневрируя между рыжеватыми облаками. За ними на целую милю растянулся обоз из груженых повозок, смутно напоминавших шестиногих чешуйчатых тапиров. Некоторые из них тащили за собой платформы. Они отличались от повозок. Из-за плохих дорог колеса мало использовались на зыбкой поверхности Юпитера. Емкости, наполненные газом, держали платформу над поверхностью. Топот ног доносился, как отдаленный барабанный бой, заглушая плеск волн и скрип весел. Позади покрытые кустарником склоны поднимались к долинам Медалона, терявшимся в тумане. - Что же, у нас своя дорога, - сказал он задумчиво. Он отчаянно пытался не думать о жене и наследнике, с которыми попрощался на рассвете. Она не высказывала своих опасений вслух, а ласками попыталась отвлечь Теора от тягостных мыслей. Она носила в чреве их первого ребенка. - Мы должны разбить их, - сказал он. - Норлак, ты должно быть уже закончил свои расчеты? Насколько мы превосходим их в силе? - По крайней мере, шестнадцать к шестидесяти четырем, - ответил наследный отец. Но они профессиональные воины, а мы нет. Элькор окинул взглядом свой флот. Он помахал низко летевшему форгару. - Передай капитану "Клюва", чтобы замкнул строй. - Черный четырехгранник взмыл в воздух. - Зачем так суетиться? - спросил Норлак. - До Орговера еще несколько дней хода. - Немного тренировки не помешает, - ответил Рив. В трюмах на носу и корме происходила пересменка. Уставшая команда оставила педали и взбиралась на палубу. Все отдыхали, облокотившись на борт. На какое-то время корабль стал игрушкой на волнах. Затем начала работать другая смена. Завертелись ремни и колесные весла по бокам широкого корпуса окунулись в воду. Рулевой поправил румпель, и судно двинулось дальше. Оно напоминало длинный сосуд, низко посаженный в жидкий аммиак. Эта двигательная система была эффективней, чем весла, для такой большой галеры. Колеса служили в качестве волнорезов - преимущество немалое на планете, где волны движутся на шестьдесят процентов быстрее, чем на Земле. Ниарцы умели обращаться с парусами, но применяли их редко, так как в такой плотной атмосфере практически не было ветров. - Слишком долго мы ни с кем не воевали, - сказал Элькор. - Несколько сот патрулей на границах сдерживали натиск варваров. Было бы лучше для нас, чтобы каждый в Медалоне умел сражаться. - Мрачная логика, - сказал Норлак. Его лицо исказила гримаса. Теор остался невозмутим. Это означало бы перерастание конфликтов в постоянную войну. Сам он, конечно, понимал разницу. Бешеный натиск наводнения, разрывающий плотину, поле, вдруг превращающееся в кратер вулкана, или сель, сметающий селение с лица земли, - это было не одно и то же, что активные поиски смерти. Он пытался подкрепить свою решимость воспоминаниями об охотничьих экспедициях, когда приходилось встречать опасность с одним копьем или топором в руках. Но ничего кроме бегства в голову не приходило. Пульсирующие мышцы под кожей, свист рассекаемого воздуха над головой, с треском раздвигающиеся и жалящие кусты, сдерживающие его бег по бескрайней равнине. Он надеялся, что не испугается, когда начнется сражение. Его предчувствия трудно было объяснить с человеческой точки зрения. Человек наследует половину черт своей расы. Теор же сохранил лишь их третью часть. Он был индивидуалистом. Личностью, осознающей себя. Но и то, и другое было ему присуще в меньшей степени, чем типичному представителю человечества. Его волновал не столько страх, сколько чувство ошибочности того, что произошло и того, что еще должно было произойти. Это мучило его на чисто биологическом уровне. Команда гребцов затянула песню. Она разносилась в воздухе вместе с запахом их пота: Правой! Левой! Правой! Левой! Куда идем - неважно, зачем - поди узнай! Хоть ветер догоняем, ты только не мечтай За праведные муки на небеса попасть! Правой! Левой! Толкай ее быстрее и силы не жалей! - А если нас разобьют? - проворчал Норлак. - Не хочу даже слышать об этом, - ответил Элькор. Из огненного пекла как вырваться скорей? Нигде нам нет отрады, ах, капитан, налей! Норлака обеспокоила его команда. - Есть другие земли. Мы могли бы... - Как жалкие отщепенцы? Сколько веков понадобилось нашим предкам, чтобы освоить эти земли? Мы можем превратиться в племя дикарей. Даже хуже, так как утратили многие из их искусств. - Элькор вскинул голову. - Лучше умереть! Теор отошел прочь. Несомненно, его наставник был прав, но ему претила мысль о возможности такого исхода. Спускаясь по трапу на палубу мимо отдыхавшей смены гребцов, он достал из-за пояса некое подобие арфы и прошелся пальцами по струнам. В такт стихам, доносившимся из трюма, по кораблю разлилась мелодия заздравной песни. Получилась ниарская сентиментальная баллада. На носовой палубе не было никого, кроме сигнальщика. Не обращая на него внимания, Теор нагнулся и прислонился к статуе на носу судна. Арфа трепетала под его пальцами. - Теор! - Его пальцы разжались. Инструмент с грохотом полетел на палубу. - Теор, это Марк. Где ты? Он схватился за медальон. - Да, да! - Его пульс забился в ожидании ответа. - С тобой все в порядке? - Пока что да. - Он пришел в себя и продолжал уже спокойней, чем можно было ожидать. - Это действительно ты? Прошло несколько секунд. - Похоже, - мрачно хмыкнул Фрезер. - Что с тобой случилось, брат? Ты не отвечаешь на имя Иден Йот. - Мне очень жаль. Но все это время я был слишком занят проблемой выживания. Мое молчание повлияло на что-нибудь? - Улунт-Хазул пренебрег моими доводами и ушел. Теперь мы вынуждены противостоять им, пытаясь ослабить их до того как они двинутся вглубь материка. Сам я останусь на борту корабля. - Как? Атаковать с суши и с моря? - Да. Мы думаем, что они не решатся бросить свой флот и разделят свои силы. Часть будет сражаться на море, а другая - на суше. Наше численное
в начало наверх
превосходство на материке может перевесить их опыт и технику. - Если не будет никаких шансов, я останусь на корабле. У меня есть доступ к радио. Главный передатчик на Авроре автоматически переведет сообщения на волну Юпитера, и думаю, что они не сумеют отключить его. Зачем это им? Надеюсь, они не догадаются. Поэтому, если тебе придется еще разговаривать с оккупантами в Ниаре... - Я не боюсь. По крайней мере до тех пор, пока мы не станем причиной их поражения. Но что ты хотел мне сообщить? - взволновался он. - Не очень приятные новости. Помнишь, я говорил, что правительство на Земле было свергнуто. - Конечно. Я часто пытался разобраться, как администрации удается держаться на плаву, не заботясь о народе? - Многие воспринимали его как благо. Но некоторые из нас чувствовали, что свобода важнее, чем безопасность. - Не совсем понимаю смысл сказанного. Однако, продолжай, прошу тебя. - В Авроре приземлился корабль. Все думали, что это дружественный корабль, но его команда захватила город. Это было поручение старых хозяев. Я до сих пор не знаю, что произошло. Может быть, на Земле вспыхнула новая война. Я решил увезти свою семью. Мы с другом достали машину и убежали в горы. - Вот как, - задумался Теор. Он взвешивал, смог бы он осуществить такое путешествие. В конце концов он оставил эти мысли. - Но ведь ты неоднократно говорил, что твоя раса может жить на Ганимеде только в искусственных условиях. - Да. Мы направлялись к поселениям на противоположной части хребта. Нас обнаружили и выслали за нами в погоню машину с солдатами. Когда мы отказались остановиться, они открыли огонь. Мы одели скафандры и продолжали побег даже после того, как наша кабина стала похожа на решето. Да, это была гонка! Мы уклонялись от каждого ущелья, объезжая каждую тень, гребень или кратер. Если бы не опыт езды на Ганимеде, нам бы не вырваться. Нам удалось добраться до перевала Шепарда и подать сигнал бедствия. К этому времени наш вездеход был выведен из строя несколькими меткими выстрелами. Мы покинули его и отправились пешком. Нашли пещеру. Имея пару ружей, можно было выдержать несколько часов осады. На быструю помощь рассчитывать не приходилось. - Ты же говорил, что у поселенцев не хватало оружия? - Гм!.. Но лазерный фонарь на близком расстоянии в два раза мощнее пистолета. А граната может здесь пролететь значительное расстояние. Нас спас человек по имени Хоши со своими сыновьями. Они рассчитались с нашими врагами и взяли нас к себе домой. Там мы и сидим до сих пор. Я использую его радио, лучевую пушку, направленную на ближайшую передающую башню, но это не должно тебя волновать. Я должен был связаться с тобой, Теор, как можно быстрее и выяснить... Голос Фрезера запнулся и ушел куда-то. - Ты молчал несколько дней. Твой полет занял столько времени? - Н-нет. Просто я как раз сидел в пещере, когда должен был вещать. Но, честно говоря, после спасения я был не в своей тарелке. Кроме того, нам надо было предупредить людей вдалеке, чтобы организовать ответный удар. - Ты считаешь это возможным? - Не знаю. Хорошо, если это получится. Теор смотрел вперед, в безбрежную темноту севера. Нос корабля вгрызался в волны, и его обдавало прохладными брызгами. Несмотря на килевую качку, он удерживал равновесие. Затем протяжно сказал: - Итак, наши войны совпали по времени, и мы ничем не можем помочь друг другу. Чем мы прогневили небо? Правой, левой! Мы в этой мокрой луже без вести и следа Идем, не зная брода, не ведая куда. Как весточку благую, ждем молнию с небес, Чтоб бросить весла к черту и отдохнуть навек. 6 Комната была огромной. Стены каменные, мебель высечена из того же камня и украшена подушками. Круглый иллюминатор, снятый с корабля, потерпевшего крушение, смотрел на север. Там, в темноте, раскинулось плато, изрезанное мелкими кратерами от метеоритов. Оно тянулось вплоть до отвесного уступа Ледового Поля Беркли, подымавшегося на высоту до ста футов и светившегося в желто-зеленом сиянии заходящего Юпитера. Виднелась ледовая шахта Самюэля Хоши, похожая на остов крана. В основании она напоминала сарай, защищавший оборудование от космической бомбардировки. Сооружение выглядело крохотным и жалким на фоне утеса, мерцавшего мириадами ледяных искр. Приземистый человек с плоским, словно высеченным из камня лицом встал со стула и подошел к ЗВ. - Пора послушать адмирала Свейна, - сказал он в темноту. - Гм! - фыркнул Том, старший из сыновей. - Я не доверял бы ему даже в том, что он выступит в обещанное время. - О, этому-то можно довериться, - сказал Пат Махони. - Я знаю его породу. В это время расплакался один из младших внуков Хоши. Мать изо всех сил старалась успокоить его. Женщины и дети, притихшие, сидели на скамейках вдоль противоположной стены. Их окружили мужчины. Колин Фрезер держался ближе к отцу. - Одним своим существованием он сделал нас конформистами, - усмехнулся Махони. - На каждой обитаемой планете все готовятся к этому моменту. Все замерли. - О'кей, - он пожал плечами. - Диктора из меня не получится, тем более дикторши... Шутка повисла в воздухе. Марк Фрезер теребил трубку. Его легкие жаждали дыма, но не мог же он без конца "стрелять" у Хоши? Старик щелкнул выключателем. Засветился экран. Фрезер уронил трубку на колени. На него смотрела Лорейн Власек. - ...важное сообщение, - произнесла она сочным контральто. - Меня попросили представлять гражданское население, точнее, жителей Системы Юпитера. Вам, наверное, не понравится то, что вы услышите. Но ради ваших семей и соседей прошу выслушать меня спокойно. В такие времена нам ничего не остается, как следовать за нашими законными руководителями. - Боже мой! - взорвался Махони. - Я знал Лору еще ученицей на Гарвардской линии. Никогда не думал, что она станет сотрудничать с ними. Фрезер покачал головой. Он почувствовал тошноту. - Я тоже. - Она могла решиться на это, так как не было другого выхода, - мягко сказала Ева. - Этот корабль способен разрушить Аврору своей огневой мощью, не правда ли? - Пожалуйста, тише, - попросил Хоши. - ...командующий космического корабля "Вега" адмирал Лионел Свейн. Лицо Лорейн исчезло с экрана. Кадр переместился на человека, сидевшего за столом. Он был в форме. На плечах блестели знаки отличия, а на груди - награды, однако это не портило его спартанской внешности. Возможно, это было из-за чопорности, с которой он держал свою стройную фигуру, редковолосой седой головы или же голубых, как звезды, немигающих глаз. - Мои американские друзья, - произнес он удивительно мягко. - Я говорю с вами в трагическое время, самое мрачное в жизни нашей страны. Снова она стонет от братоубийственной войны. Снова ничего не спасет ее, кроме самоотверженности Линкольна и железной воли Гранта. - А не пошел бы он к своей мамочке? - проворчал Колин. "Молодчина!" - подумал Фрезер, и, словно отвечая на его мысли, генерал продолжал: - Но сейчас еще более опасное время. Мы живем в эпоху освобожденного атома. Соединенные Штаты вышли победителем в ядерной войне, но все знают, чего это им стоило и как близко мы подошли к самоуничтожению. Если бы не распалась советская империя, тогда как наш народ оставался верен своему курсу, ничего бы от нас не осталось. Была бы лишь черная пустыня, по которой бы рыскали варвары в поисках новых земель и добычи. Однако, добившись божьей милостью мирового господства, правительство Соединенных Штатов не получило альтернативы миролюбивой политике на этой хаотичной планете. При этом не допускалось существования никакой другой независимой державы, так как она могла развязать ядерный конфликт. Соединенные Штаты оставались верны своей миссии. Страна стала защитницей человеческой расы. Вы выросли в этом суровом, но справедливом обществе. Ваши дети родились в нем. Вам пришлось видеть радиоактивные руины. Неужели вы хотите повторения этого? Конечно, нет. Американский народ снова подтвердил свою добрую волю к миру, безопасности и приверженность мудрому руководству. Разве не была отменена Двадцать вторая поправка, разве не был Президент Гарвард переизбран большинством в девяносто процентов голосов. Не Конгресс ли удостоил его звания Протектора и официально передал ему благодарность нации за его дальновидную государственную политику? Вы знаете ответ. Но теперь вы знаете и то, что среди нас существовала кучка предателей. Вскормленная на груди Америки, эта преступная клика вступила в безжалостную борьбу со страной. Годами при тайной поддержке иностранных правительств Сэм Холл наращивал ее мощь в космическом пространстве. И вот последовал удар. Их корабли приземлились на земле нашей родины, их снаряды стали разрывать ее, сапоги - топтать, а колеса - давить. Не имея адекватного оружия, забыв о мире, который им даровала наша страна, иностранные государства отказались помочь законному правительству Соединенных Штатов. Одураченные пропагандой, немало наших граждан примкнули к Бенедикту Арнольду и приняли пиратский флаг Сэма Холла. Слишком большая часть населения осталась пассивной, стараясь избежать опасности, будто их драгоценные жизни значат больше, чем судьба страны. У мятежников было новое оружие, обеспечившее им большое преимущество в военных действиях. А у нашего правительства не хватило мужества применить против них ядерное оружие. "Это не совсем то, что я слышал до того как Земля скрылась за Солнцем, - подумал Фрезер. - Согласно данным нового правительства, ядерное оружие не было пущено в ход, так как оно имелось и у мятежников. Гарвард ничего бы не выгадал, если бы разорвал свою страну на клочки. Только когда поражение стало очевидным, он отдал приказ о пуске ракет - и был застрелен одним из офицеров." На лице Свейна заиграли желваки. - Вы слышали, каков был результат, - сказал он. - Предатели торжествуют. Сейчас они сидят в Вашингтоне. Их агенты выслеживают смельчаков из службы безопасности, от которых зависел весь протекторат. Их указы разрушают структуру законов, от которых зависит внутренний порядок и дисциплина. Их генералы отзывают наши гарнизоны. Их дипломаты заключают соглашения о новой системе безопасности на справедливой, по их словам, основе. Я могу назвать ее имя: неравенство, бесчестье, предательство, поцелуй Иуды. Войны научили нас, насколько можно доверять кому бы то ни было за рубежом. Мятеж научил нас никому не доверять у себя дома. Это надо остановить. Ради выживания человеческой расы Сэм Холл должен быть свергнут. Его место должен занять законный преемник великого Президента Гарварда, и американский порядок должен быть восстановлен в мире. Он замолчал. Его взгляд продолжал пылать с экрана. - Неужели он верит в это? - громко спросил Фрезер. Хоши кивнул. - И это самое страшное. Свейн облокотился о стол. Металлические ноты из его речи пропали: - Вы, конечно, спросите как мой корабль справится с этим. Буду откровенным, правду все равно не скроешь; но причина не в этом. Я хочу вашей добровольной, искренней помощи, рассчитывать на которую я могу, только познакомив вас с ситуацией... Когда начался мятеж, "Вега" находилась на патрулировании. Нам было приказано разыскать вражескую орбитальную станцию. Если бы это удалось, все могло быть иначе. Так или иначе, на Земле от нас проку было мало. Вы понимаете, что линкор - слишком крупный и хрупкий аппарат для того, чтобы приземляться на планете с атмосферой. Запустить ядерные ракеты с орбиты мы также не могли. Во-первых, как я уже объяснил вам, законное правительство не хотело гибели множества невинных американцев. Во-вторых, в мирное время космический корабль не несет ядерного оружия. Наши химические снаряды и ракеты достаточны для сражения с космическими кораблями. У нас не было возможности перевооружиться, так как враг захватил наш лунный арсенал в первый же день и мог пресечь любую нашу попытку доставить вооружение с Земли.
в начало наверх
Итак, оставалось сдаться. Всем соединениям флота было приказано вернуться для демобилизации. Я провел совещание штаба. Наша команда была тщательно проверена на лояльность. Выяснилось, что она продолжит борьбу, если будет обеспечено командование. Хочу с гордостью заявить, что ни один из моих офицеров не выразил желания сдаться. Но что мы можем сделать? Неожиданно его аскетическое лицо стало суровым, а голос звонким. - Мое решение заключается в следующем. Ганимед имеет хороший промышленный потенциал. Вы добываете собственные тяжелые металлы, производите собственный прокат и ядерную энергию. Мы захватили Аврору и объявили о введении военного положения во всей системе Юпитера именем законного правительства Соединенных Штатов. Как вы знаете, Земля скоро снова будет доступна для радиоволн. Бандиты в Вашингтоне снова услышат отчеты наших друзей-колонистов о том, что здесь все спокойно и у вас нет нужды в срочных поставках. У Сэма Холла полно забот на Земле и во внутренних мирах и без дорогостоящих экспедиций на Юпитер. Если же какое-то судно и приблизится, оно будет заблаговременно обнаружено орбитальными катерами "Веги". Ракета уничтожит его. На Земле подумают, что потеря была случайной. В результате поборники закона смогут удержать Юпитерианскую систему в изоляции по крайней мере три месяца. По нашим расчетам этого хватит, чтобы произвести ядерное оружие, в котором мы нуждаемся. Затем нам придется уничтожить ваш главный передатчик. Вы понимаете, почему. С максимальным ускорением мы вернемся на Землю. Со своим новым вооружением "Вега" сможет несколькими неожиданными ударами уничтожить базы, с которых стартуют вражеские корабли. Тем самым будет исключена борьба с противником в космосе. Затем я направлю им ультиматум о сдаче под угрозой атомной бомбардировки. И если придется, то с болью в сердце, но с твердым духом мы выполним свой долг. Не думаю, что возникнет такая необходимость. Народ сам встанет на борьбу с предателями. Лояльная часть населения пока что хранит молчание, но скоро даст знать о себе и примет участие в восстановлении порядка. Мы будем действовать по законам офицерской чести. Как, впрочем, и вы, кто изготовит для нас оружие. Слава о вашем обществе облетит всю Солнечную систему. Но не допустите ошибок. Идет война. Предательство будет искореняться. Кое-кто уже сбежал из города. При этом зверски убили нескольких членов экипажа "Веги". Виновники будут арестованы и расстреляны. Каждое проявление неповиновения будет жестоко подавляться. Вы, жители системы Юпитера, теперь солдаты армии справедливости. На вас налагается солдатская присяга. Я должен предупредить предателей, что даже без ядерного оружия "Вега" способна уничтожить любой спутник. Не сомневайтесь в том, что солдаты, готовые нанести очистительный удар по собственному дому, без колебания применят силу здесь. Бог даст, нам не придется этого делать. Бог даст, народ этой колонии будет работать плечом к плечу с джентльменами с "Веги" на победу - Американскую победу. Еще некоторое время Свейн находился в кадре. Затем появилось изображение американского флага, развевающегося на ветру. Грянул гимн. В доме Хоши никто не пошевелился. - Вы слушали воззвание адмирала Свейна. - В тоне Лорейн была неестественная скованность. - От имени переходного правительства колонии я бы хотела уточнить, что это значит. Хоши вскочил и выключил изображение. - Я оставил магнитофон включенным, а пока что с меня довольно. - Он сумасшедший, - прошептала Ева из-за своей занавески. - Один корабль против целой Земли! Как он может? - Возможно и так, - удивился своему голосу Фрезер. - Но они могут осуществить свои планы. В ближайшие месяцы, пока новое правительство не укрепится, ситуация останется хаотической. А что, если опорные пункты действительно будут разоружены или от паники восстанет народ? Вы помните, что могут сотворить ядерные боеголовки? Тысяча мегатонн, взорванные на высоте полета спутника, немедленно сожгут полмиллиона квадратных миль территории. - Даже если его попытка не удастся, от страны мало что останется, - кивнул Хоши. - И надо признать, что найдутся государства, желающие возместить старые долги за счет оставшихся в живых. - Тогда наша борьба будет напрасной, - воскликнул Махони. - Такие, как он скорее сожгут за собой мосты, но не сдадутся врагу, - сказал Хоши. - Недурно и нам иметь такие похвальные качества, - сардонически заметил Фрезер. В его устах замечание получилось острым. Хоши искоса посмотрел на него. - Что ты хочешь этим сказать, Марк? - Ничего. Забудем это. Фрезер посмотрел через иллюминатор на лед и звезды. - Нам, конечно, придется воевать с ним, - вздохнул он. - Да. Уверен, что это воззвание привлечет на его сторону тех, кто до сих пор колебался. Он начал расхаживать перед погасшим экраном, пощелкивая своими огрубевшими от работы пальцами. - Мы можем рассчитывать, по-крайней мере, на несколько сот человек. У них скоростные вездеходы. Мы отправимся из условленных мест небольшими группами и соберемся в восточном Синусе. Если нам повезет, мы сможем достичь Авроры в час затмения. - Чем ты собираешься воевать? - вызывающе спросил Махони. - Мы неплохо поработали на перевале Шепарда, не так ли? - ответил Том Хоши. - Гм, - продолжал его отец. - Промышленное оборудование вполне пригодно для ближнего боя. Мы не справились бы с регулярными войсками, но люди с "Веги" - это всего лишь экипаж корабля. У них не хватает стрелкового оружия, и мы численно превосходим их. Корабль может нас атаковать, но я не думаю, что у них достаточное количество пушек. Кроме того, их боеголовки рассчитаны на взрыв внутри других кораблей. Взрываясь в вакууме, они имеют небольшой радиус действия. Нам надо лишь доставить к кораблю саперов. Несколько сот фунтов торденита, установленного под посадочными лапами, выведут его из строя. Тогда мы сможем разоружить всю эту банду. - Если только они не успеют взлететь, заметив нас, - засомневался Фрезер. - У них не будет возможности. Мы появимся из-за горизонта и приблизимся к стартовой площадке гораздо раньше, чем они успеют поднять такой огромный корабль. Если только он не будет в полной готовности. Что невозможно, так как это отвлекло бы слишком большую часть экипажа от осуществления производственных планов Свейна. Естественно, нам надо позаботиться, чтобы он не узнал о нас заранее. Это будет нетрудно. Он не сможет обнаружить жесткие лучи, направленные не на него. Кроме того, у него недостаточно персонала для обследования загородной зоны. Если бы у него было пару недель для организации обороны, он послал бы патрули, чтобы нейтрализовать нас. Но мы не дадим ему этого времени. Если сюда позвонят, когда мы будем в пути, оставшиеся ответят за нас. - Или донесут на нас, - сказал Колин. - Не беспокойся об этом, - заверил его Фрезер. - Поселенцы - редкие упрямцы. В противном случае они бы жили в городе. И оставь это "нас", парень. Ты останешься здесь. - Какого черта! - Какого черта, сэр! Фрезер поднялся и подошел к жене. Она прильнула к нему. - Кто-то должен присматривать за мамой и Анной, Колин. Выбор пал на тебя. И, честно говоря, я завидую тебе. 7 Том Хоши посмотрел на индикатор панели управления, кивнул и остановил вездеход. Двигатель заглох. - Приехали. Фрезер взглянул на часы. - Однако, уже не рано, - сказал он. Марк не был уверен, что его голос звучит достаточно твердо. Голова была ясной, но сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Он рассуждал с привычной легкостью. - До Авроры примерно три четверти часа ходу, плюс еще пятнадцать минут на непредвиденные обстоятельства. Да, мы появимся там сразу же после затмения, как и было запланировано. Пятеро братьев, сидевших рядом, казались невозмутимыми, как и отец, чей план они реализовывали. Фрезер недоумевал: испытывают ли они страх? Захлопнув шлемы, они взгромоздили свои неуклюжие мешки со взрывчаткой на плечи. Фрезер ждал до последней минуты. Лишь когда Том был у двери, он опустил стекло своего шлема, так как не любил сидеть закрывшись. Не дожидаясь, пока помпа откачает весь воздух, Том открыл дверь как только давление упало до приемлемого уровня. Воздух выпорхнул белым облаком и моментально растворился среди скал и звезд. Фрезер стал карабкаться в темноту. Перед ними поднималась скалистая стена головокружительной высоты. Была видна половина неба, так как пропасть Данте была настолько широка, что края ее скрывались за горизонтом. Юпитер был похож на золотой полумесяц. Остальная часть сплюснутого диска лишь слегка подсвечивалась в лучах далекого солнца. Но скалы и уступы все еще бросали тени на восток, на площадку, где уже собралась дюжина вездеходов. Было темно как в пропасти. Фрезер не различал ничего, кроме прыгающих лампочек карманных фонариков и голосов людей. Даже имея радар и карту местности, он бы не понял, как Том провел караван, не сорвавшись с края какой-нибудь бездны. Будто читая его мысли, водитель фыркнул: - Ха! Сражение покажется развлечением после такой езды. До сегодняшнего дня мне казалось, что я привык болтаться между кратерами и трещинами. Это был единственный способ остаться незамеченными. Сэм Хоши рассчитывал воспользоваться ландшафтом, чтобы спрятать свои войска. Неприятель, однако, мог выслать патрули. Двигаясь пешком и рассеявшись на местности, люди могли стать менее уязвимыми, чем вездеходы. Они даже могли подойти к "Веге" незамеченными, если внимание экипажа будет занято боем с вездеходами. У Фрезера стучало в висках. "Все ясно и понятно, - думал он. - Сэм оказался отличным генералом. Единственное, чего я не пойму: почему я в моем возрасте добровольно пошел в эту экспедицию. Я действительно разбираюсь в космических кораблях. Могу подсказать, куда заложить заряд для большего эффекта. Но это же могут и другие. Ради Колина? Думаю, что я сражаюсь за него и Анну больше, чем за что бы то ни было. Больше, чем за Соединенные Штаты, или свободу, или даже Еву. Не знаю. Эти лозунги кажутся мне такими далекими. Боже, как жаль, что нет таблетки! Стим, эйфориак, как и все другие напитки были в дефиците. По крайней мере, до тех пор, пока Аврора находилась в руках неприятеля. Их надо было экономить для раненых. Откуда-то донесся голос Тома. - Готовы? Отправляемся. Идем гуськом, светить фонариком под ноги впереди идущего. Он повернулся и стал подниматься вверх по склону. Фрезер двинулся вслед за ним. Под ступнями и коленями хрустела горная порода. Труднопреодолимый уступ имел несколько выступов, которые в сочетании со слабым притяжением облегчали подъем. Тем не менее, он суетился в потемках, с трудом переводя дыхание. Жар и пот превратили его костюм в паровую баню. То и дело по радио раздавались проклятия. Когда он достиг вершины, ноги его дрожали. Он сел, задыхаясь от напряжения. Один за другим около него появились темные громады фигур. Тонкие солнечные лучи осветили собравшихся. Их лица терялись за стеклами шлемов, делая их похожими на эскизы. Том вяло пересчитал собравшихся. - ...пятьдесят восемь, пятьдесят девять, шестьдесят, шестьдесят один. Все. Марш за мной. Он отправился через черно-голубую равнину, покрытую застывшей лавой. Ничего не нарушало ее пустоты, кроме зубчатых оспин кратеров, уступов кратера Дакоты - отдаленного зуба хребта Гленна, и плывущих теней людей. Фрезер бежал "семимильными" шагами: отталкиваясь одной ногой, пролетая над поверхностью и приземляясь на другую ногу. Приняв на нее всю тяжесть и переборов ее, он снова отталкивался, чтобы продолжить путь. Позеленевший Пат Махони бежал рядом. - Небольшая разминка, босс? Фрезеру пришлось прокашляться, прежде чем ответить. - Напомни мне, чтобы я тебя застрелил, когда все закончится. Махони пытался разглядеть его в призрачном свете. - Гм! Прости за неуклюжую шутку. Но все же это интересно. Куда лучше
в начало наверх
бейсбола. Фрезер посмотрел на него. - Ты серьезно? - Мне всегда нравилась драка. Фрезер не ответил. Он вышел из этого возраста еще тридцать лет назад. Его внезапно осенила мысль, пришедшая не из книг, а из жизни, что вокруг были приятные, добрые, светские люди, которым это нравилось. Уместно ли здесь слово "вышел". Может быть я - ошибка природы. Готовность сражаться означает способность к выживанию. Некоторое время эта мысль занимала его. Это было лучше, чем думать о предстоящем. Солнце спряталось за Юпитер. Ночь разорвалась как бомба. Пока адаптировалось зрение, цвет равнины изменился от чернильного к тускло-серому. Звезды стали совсем большими. Планета на их фоне казалась пустой, очерченной красной каймой атмосферы, преломляющей солнечный свет. Затмение должно было продлиться немногим более трех часов. Фрезер недоумевал: чем был занят Теор. Может, тьма поглотила и его? Но ему не удавалось представить, как сейчас Ниар расположен по отношению к Солнцу. - Значит так, двадцать градусов северной широты... - рассуждал он. Кого это интересовало здесь, рядом с Авророй! - Вон она! Главная радиомачта! Фрезер не узнал голоса, вскрикнувшего в его наушниках. Глянув наискосок он увидел тощие очертания мачты на фоне Млечного Пути. Никаких признаков движения не было. "Может, другие отряды не подошли", - с ужасом подумал он. - О'кей, - сказал Том. - Теперь рассеиваемся. Держаться на расстоянии около ста футов, соблюдать радиотишину до тех пор, пока возможно, и бежать, как дьяволам! Все бросились врассыпную. От тяжелой поступи скрежетали зубы. Резкое дыхание отдавалось в наушниках. Цель, казалось, не приближалась. Он бежал и бежал через пустоту, как в ночном кошмаре... Вдруг, в считанные мгновения, обозначились белые стены Авроры и высокий блестящий корпус линкора на окраине города. Немного восточнее шел бой. Земля, казалось, кишела вездеходами. Они, как крошечные жучки, уклоняющиеся и жалящие, были едва различимы во мраке. Снаряды разрывались между ними беззвучными шарами огня и дыма. Осколки скальной породы разлетались, как облака пыли и быстро оседали. Все было в движении, но ничего как будто не менялось. Теперь, его приемник ожил голосами: - ...сюда, здесь, Том! - Эскадрон Арнесена, развернуться! - Стеймейер, высадить людей! - ...черт возьми! черт возьми! черт возьми! Радиошум утратил смысл и слился с бешеным пульсом, дыханием и топотом ног. Он снова включил свой передатчик. Теперь его уже не могли обнаружить. Бояться было некогда. Лишь на секунду он попытался вызвать в памяти воспоминания о Еве, но не смог представить ее лицо. Больше времени не было. Отряд Тома Хоши бросился на запад, чтобы обойти космодром с тыльной стороны. Приближаясь к Авроре с восточной стороны, Фрезер мельком увидел каких-то людей. Их беготня напоминала броуновское движение. Он даже не мог определить, на чьей они стороне. Вероятно, там были и те, и другие. Очевидно, Свейн послал людей, свободных от вахты, сражаться с пехотой. Здания находились по сторонам. Вот они уже сзади. Они закрывали поле боя, защищая от радиопомех. Фрезер увидел Тома, бегущего зигзагами в направлении космодрома. Вдруг что-то подхватило Марка и бросило в сторону. От удара о землю потемнело в глазах. Какое-то время его кружило и переворачивало. Придя в себя, он сел, изумляясь, что все еще жив. Голова раскалывалась. На губах он почувствовал горячую соленую струйку. Но все-таки жив! Он автоматически проверил скафандр на герметичность. Никаких отклонений. В нескольких ярдах зияла свежая воронка. Должно быть, близко разорвался снаряд, отвлеченно подумал он. Его сбило с ног, не нанеся серьезных травм. Хорошо, что боеголовка была заряжена не шрапнелью. Она предназначалась для борьбы с кораблями и станциями. Он встал и бросился за остальными. В боку саднило. Фрезер старался не обращать на это внимания. Скала уступила место бетону. Рядом в полутьме маячили размытые формы "Олимпии". - Они заметили нас, - сказал Фрезер сам себе, - но мы уже вышли из зоны действия их артиллерии. К кораблю с Юпитера со всех сторон бежали люди. Был слышен голос Тома: "Ближе!" Они цепью атаковали корабль, возвышающийся перед ними, как Вселенная. Шасси напоминали колонны в соборе. Но если удастся заложить между ними торденит, гигант рухнет. Корпус лопнет под собственной тяжестью. Затем еще несколько зарядов в двигатель и... Откуда-то снизу хлестнули лучи лазера. Один колонист взмахнул руками и плюхнулся навзничь. Другого смерть настигла на лету и он, падая, ударился об опоры. Лучи продолжали сеять смерть, оставляя за собой россыпи убитых. Над их пробитыми скафандрами струились дымки. Взорвался снаряд, не причинив вреда. Фрезер увидел бегущего рядом Махони. Они остановились рядом с "Олимпией". У Фрезера хватало сил лишь для того, чтобы жадно глотать воздух. Махони стоял прямо, размахивая руками и призывая людей, пока не собрались пара десятков человек. Тома Хоши не было среди них. Наверное, он погиб сразу же, когда был открыт заградительный огонь. - Лазерные пушки, - прорычал Махони. - Там их целый взвод. Должно быть, нас ждали. Вперед, сейчас мы сметем этих подонков. Кто-то выругался. - Наши фонарики действуют лишь на расстоянии ярда от противника. Эти пушки разнесут нас на полпути. - Мы превосходим их в численности. - Я бы не сказал. Надо подождать, пока остальные прорвутся через поле. Тогда, наверное, перевес будет достаточным. - Клянусь небом, я сейчас пойду один, если у вас не хватает мужества. Фрезер положил ладонь на руку Махони. - Не делай глупостей, - сказал он, переведя дух. Его мозг снова мог работать с инженерной точностью и холодной рассудительностью. - Мы должны сражаться до последнего. Единственная наша цель - добраться до этого проклятого корабля, прежде чем он успеет взлететь. Свейн сразу разгадал наш замысел. В конце концов, это очевидно. Но мы не ожидали, что он будет ждать нас с этой стороны. Может не ждал, но предвидел возможность атаки. Нам не остается ничего, кроме как ждать, пока не прорвется Сэм Хоши. Эти несколько человек под кораблем располагают огневой мощью, достаточной для того, чтобы остановить нас, но сотню и более человек они остановить не смогут. - После прорыва Хоши? - спросил Махони. - Ждите здесь, а я сбегаю посмотрю, - приказал Фразер. Он побежал на север, мимо припаркованных планетоходов, пока перед ним не открылось поле боя. С трудом различая перемещавшиеся там тени и блики, он приблизился. Машины и люди располагались беспорядочно из-за разрывов снарядов. По обломкам и скрюченным трупам было видно, что артобстрел достиг цели. Но потери, кажется, были невелики и колонисты приближались к взлетной площадке. Один мощный штурм и... Вверх взмыла ракета. Это был сигнал Сэма Хоши! Вездеходы и люди перестали маневрировать. Все вокруг вздрогнуло от рева. Колонисты, все как один, ринулись вперед. В этот момент разорвался снаряд. Один из вездеходов раскололся надвое, разметав в стороны человеческие тела. Но в это время машина Хоши была уже на минимальном расстоянии от зоны действия артиллерии. Ракетные установки не предназначались для ближнего боя... Фрезер мчался назад. Темная громада его группы, собравшаяся возле "Олимпии" стала распадаться на отдельные силуэты. - Они уже идут, - закричал он. - Через пару минут можно атаковать. Здания Авроры частично перекрывали радиошум. Здесь же он превратился в ураган. Под ногами дрожала земля. Огонь кромсал противоположный край поля. Главные силы колонистов прорвались к кораблю. - За мной, - завопил Махони и вырвался вперед. Фрезер побежал следом как мог. Атаковали с двух сторон одновременно. Несколько человек, охранявших "Вегу", не могли выдержать такого натиска. Рядом полоснул луч лазера. Из костюма Махони с шумом вырвался воздух. Он опустился на колени. Бегущий следом с воинственным криком перепрыгнул через него, но был убит еще в прыжке. Он падал ужасно медленно, при ударе его тело отскочило от земли. Бесшумная молния продолжала свой путь. Инстинктивно Фрезер бросился на землю. Подняв голову, он увидел на краю поля нечто похожее на стену из разбитых вездеходов. Пушки, энергетические установки и автоматы палили без остановки, сметая и отбрасывая назад волны штурмующих. Боже, боже! Свейн оставил минимум людей в городе и на корабле, а основные силы сосредоточил в укреплениях, вырубленных в бетоне. Никто их не заметил в сумерках, и атака Хоши захлебнулась. Фрезер сорвал с плеч мешок, наклонился и открыл его. Заряды торденита посыпались на землю. Чертыхаясь от ярости и боли, он наклонился, чтобы поставить детонаторы на трехминутную готовность. Но обезумев от треска и вспышек, он продолжал смотреть на часы, пока стрелка не указывала на ноль. Затем швырял заряды между креплений корабля. Один, два, три... Они взрывались маленькими вспышками огня и дыма. Может быть, они и ранили одного или двух человек, но взрываясь разрозненно, наугад и в вакууме, не могли нанести кораблю серьезных повреждений. Что-то зашевелилось рядом. Фрезер рассеянно огляделся и увидел тень, над которой струился замерзающий пар. Очередная вспышка осветила лицо Пата Махони. С фонариком в руках он полз к кораблю. Огонь прекратился. Земля перестала дрожать. На краю взлетного поля и вокруг все замерло. Мертвые лежали грудами, а уцелевшие спасались бегством. Фрезер пополз наперерез Махони. - Пат! - крикнул он. - Пат, сюда! Здесь безопасно! Махони продолжал ползти. Фрезер обхватил его за плечи. Баллон с кислородом больно врезался в ушибленный бок. Махони сопротивлялся и проклинал его безумным голосом. - Пат, не надо! Давай выберемся отсюда, тебе окажут помощь... - ВНИМАНИЕ, МЯТЕЖНИКИ! От этого звука задрожали звезды. Махони напрягся и обмяк в объятиях Фрезера. Шатаясь, Фрезер поднялся на ноги и потащил за собой раненого. Охранники "Веги" могли легко застрелить его, но ему было уже все равно. - ВНИМАНИЕ! ЭЙ ВЫ, ГАНИМЕДЯНЕ! ГОВОРИТ АДМИРАЛ СВЕЙН. "Должно быть используют на полную громкость главный передатчик. Что делать? Мне надо доставить Пата в больницу." - ВЫ ПОЛНОСТЬЮ РАЗБИТЫ. ДАЛЬНЕЙШИЕ ПОПЫТКИ ШТУРМА БУДУТ ВСТРЕЧЕНЫ ТАКИМ ЖЕ ОГНЕМ. У ВАС, НАВЕРНОЕ, ЕСТЬ ПЛАНЫ ПРОРВАТЬСЯ В АВРОРУ. НЕ ПЫТАЙТЕСЬ. ВЫ ЛИШЬ РАЗРУШИТЕ ГОРОД И ПОГУБИТЕ ГРАЖДАНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ. ВСЕ ВНЕШНЕЕ ОБОРУДОВАНИЕ УЖЕ КОНФИСКОВАНО. ЕСЛИ ГОРОД БУДЕТ АТАКОВАН, ТО КАЖДЫЙ МУЖЧИНА, ЖЕНЩИНА И РЕБЕНОК В ПОВРЕЖДЕННЫХ СЕКЦИЯХ ПОГИБНУТ. Воцарилась тишина. Она охватила взлетное поле, долину, Ганимеду и Юпитер, протянулась до Туманности Андромеды и дальше. Все омертвело, кроме задыхающихся легких Фрезера и булькающей крови в горле Махони. Затем снова раздался голос Иеговы. - СОБЕРИТЕСЬ МЕЖДУ ГОРОДОМ И КРАТЕРОМ АПАЧЕЙ. ЕСЛИ ПОДЧИНИТЕСЬ ПРИКАЗУ, ВАМ ГАРАНТИРУЕТСЯ ЖИЗНЬ. НАША АРТИЛЛЕРИЯ БУДЕТ ВЕСТИ ОГОНЬ, ПОКА МЫ НЕ УВИДИМ, ЧТО ВЫ ПОДЧИНЯЕТЕСЬ ЭТОМУ ПРИКАЗУ. Силы покинули Фрезера. Спотыкаясь, он из последних сил побрел мимо планетоходов, обходя груды металлолома, оставшиеся от атаки Хоши. Утечка из костюма Махони уменьшилась, давление воздуха упало. - Стой, идиот, надо заделать пробоину. - Я ГОТОВ ВСТУПИТЬ В ПЕРЕГОВОРЫ С ВАШИМИ РУКОВОДИТЕЛЯМИ, ТОГДА КАК ВЫ БУДЕТЕ ОСТАВАТЬСЯ В УСЛОВЛЕННОМ МЕСТЕ. ВЫ ДОЛЖНЫ ПРИЗНАТЬ СВОЕ ПОРАЖЕНИЕ. МЕНЕЕ ЧЕМ ЧЕРЕЗ ЧАС "ВЕГА" БУДЕТ ГОТОВА К ВЗЛЕТУ. ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ ПРОНИКНУТЬ НА ВЗЛЕТНОЕ ПОЛЕ И ЧЕРЕЗ ГОД. ПРИЗНАЙТЕ СВОЕ ПОРАЖЕНИЕ, ГАНИМЕДЯНЕ! Фрезер положил Махони, сел рядом на корточки и полез в свою сумку с инструментами. Снова наступила тишина. Неподвижность была абсолютной. Было слышно легкое шипение наушников. Он наклонился ниже, чтобы увидеть, движется ли Махони. В его открытых глазах отражался свет звезд. На губах и под носом застыла кровавая пена. Фрезер, приложив голову к его груди, прислушался к дыханию друга. Все, что он услышал, было пение галактик. 8 На туманном западном горизонте виднелись пенящиеся рифы Орговерских островов. Теор мог различить лишь прибой, разбивавший их основания, и водовороты, бушующие между ними. Более ясным был звук, похожий на бесконечный гром, наполнявший красноватый купол неба. Ни один корабль не выдержал бы его ударов и перекрестных течений. Но острова прикрывали полоску океана, прилегавшую к материку, где мог укрыться флот Ниара. Он скользил по спокойному серому аммиаку, ласкавшему черные берега Гилен Бич, за которым на юго-восток до самого горизонта тянулись пастбища. С севера бухту защищали склоны Уступов Джоннери. Теор пристально смотрел на руины
в начало наверх
рыбацкого городка. Более пятнадцати октад узких черных кораблей стояли на якоре. Пока приближался флот, на берегу армия великанов выстраивались в боевой порядок. С обеих сторон были слышны сигнальные барабаны. Быстрая дробь ниарских сигнальщиков смешивалась с медленным глухим басом Улунт-Хазула. Высоко над головами и знаменами блестели наконечники копий. Элькор нахмурился. - Они не грузятся на корабли, - сказал он. - Почему-то все держатся на суше. Норлак сложил тонкие руки на груди. - Справятся ли наши рекруты с ними? Мы рассчитывали разделить их силы. - Если бы мы атаковали их флот... Голос Теора затих. Очевидно Улунт-Хазул счел разумным не высаживать людей на корабли. Элькор качнул головой в нерешительности. - Решив обосноваться в Медалоне, они могут пожертвовать своим флотом, - рассуждал он. - В этом нет смысла, - возразил Норлак. - Даже если они решили остаться здесь навсегда, они должны будут когда-нибудь привезти своих остальных людей. - Очевидно, они рассчитывают построить новые корабли после победы, либо использовать наши, - заключил Элькор. Он нетерпеливо ходил по носовой палубе. - Это нарушает наши планы. Мы призвали на флот столько народу, что неприятель сможет легко разгромить наши войска, учитывая, что у них лучшие воины. Может быть, нам надо высадиться немедленно... Нет. Это займет слишком много времени. Они атакуют нас прежде чем мы успеем развернуть свои войска. Некоторое время он размышлял. Подул бриз. Элькор поднял свою массивную голову и объявил: - Действуем согласно нашему плану. Подходим к их кораблям, берем в плен оставшихся на них людей, а затем высаживаемся. Таким образом, мы зайдем неприятелю в тыл, пока он будет сражаться с пехотой. Пусть Умфокар пошлет форгар, чтобы предупредить командира гвардии Волфило. Передайте, чтобы он удержался любой ценой. Помощь придет очень скоро. Офицер отдал честь и подошел к сигнальщику. - Нам надо хорошо подготовиться, - сказал Норлак. - Так точно. Они начали экипироваться. Команда корабля и весь флот засуетились. Теор натянул на себя доспехи из кожи. Наиболее уязвимые места, как жабры и ягодицы, были закрыты плотными висячими пластинами. Шлем был заострен. На левой руке - щит, а на поясе - ножи. Правой рукой он молодцевато ухватил топор. Доспехи оказались неожиданно тяжелыми. Кроме того, его раздражало, что на голове примялся гребень. Теор пытался убедить себя, что предстоящее сражение с захватчиками не будет таким ужасным, как схватка с разъяренными единорогами. Но это удавалось с трудом. Он не мог отделаться от мысли об ошибке, заблуждении. Всмотрелся в мужественное лицо наставника, но не прочел там ничего, кроме суровости. Нервное состояние Норлака казалось почти успокаивающим, отвлекая от мыслей об одиночестве. Ударили барабаны. Пехота Улунт-Хазула построилась и двинулась на ниарцев. От их копий рябило в глазах, как от листвы на ветру. Теор отвлекся, чтобы посмотреть в сторону моря. Вражеский флот находился еще в двух милях, но уже можно было различить детали. Это были неказистые суда, короче и уже, чем его галеры. Полностью закрытые. Отсутствие фигур на носу придавало им устрашающе деловой вид. Но что собой представляли выдающиеся вперед сооружения на носу кораблей? Как они двигались без боковых колес, мачт и уключин для весел? На них суетились несколько фигур в шлемах и роговых доспехах, блестящих, как металл. Несколько лодок двигались в сторону океана. В отличие от ниарских вспомогательных лодок, круглых суденышек, управляемых одним веслом, они были узкие, с боковыми поплавками и треугольными парусами. - Куда они плывут? - не выдержал Теор. - Зачем? - Ни за чем хорошим для нас, - заметил Норлак. - Их суда не предназначены для тарана, как мы уже видели, - сказал Элькор. Сначала он рассчитывал потопить их до того как они успеют взять на абордаж его корабли. - Но, кажется, они намного быстроходнее наших. Может, они просто хотят спастись бегством? - Если так, - заметил Теор, - мы можем высадиться еще быстрее. - Не нравится мне это, - проворчал Норлак. Его усы задергались. - Это плохое предзнаменование. Ниарские корабли продолжали тащиться вперед. Пение в трюме прекратилось. Остался только шелест и треск колес, счет загребного и удары весел за бортом. Мужчины выстроились на верхней палубе, всматриваясь вдаль и перекладывая мечи из одной руки в другую. Теор посмотрел на берег. Армии уже не шли, а бежали трусцой навстречу друг другу. Их знамена упирались в низкие облака на востоке. - Уллоала! Что это? - воскликнул Элькор. Теор резко повернулся и посмотрел в направлении протянутого копья. Вражеские парусники остановились на краю обширного морского пастбища. Их капитаны что-то кричали, приставив ладони ко рту. Сквозь шум Орговерских рифов и барабанного боя до Теора донесся этот пронзительный призыв. Поверхность морских зарослей разверзлась, закипела волнами, и показались очертания огромных черных существ. Казалось, они занимали весь пролив. Норлак отшатнулся и задрожал. - Что это? На челюстях Элькора заиграли желваки. - Океанские животные. Никогда не видел и не слышал о них. Но они приручены! Вот кто тащит их корабли! Покачивая хвостами и плавниками, существа ринулись к судам Улунт-Хазула. Моряки спокойно ждали на носу каждого корабля с упряжью в руках. Сзади Теора кто-то завопил. Над Ниарским флотом пронесся стон. Элькор оставался на месте, оценивая обстановку. - Эти существа длиной в полкорпуса галеры, - рассуждал он, - и, думаю, весят столько же. Не знаю, насколько они опасны для нас, но ясно, что на них рассчитывают. Поэтому они позволили себе развернуть основные силы на суше. Он опустил копье на палубу. - Надо думать, они верно оценили свои возможности. Я не рискну дать сражение на море. Но мы можем высадиться прежде чем противник будет готов к бою. Должно быть, они провозятся с этой упряжью некоторое время. - Высадиться? Здесь? - запротестовал Теор. - Наставник, мне приходилось рыбачить у Гилен Бич. В этом месте очень пологое дно. Мы сломаем наши колеса на мелководье. - Это поправимо, - отрезал Элькор. - Смерть непоправима. - Он напряженно смотрел на берег. - Высадимся вон на ту косу. К моменту высадки отряд Волфило как раз пройдет мимо нее. Пока он будет сдерживать натиск врага, мы успеем перегруппироваться и присоединиться к нему. Конечно, это хуже, чем ударить с тыла, но ничего не поделаешь. Пошлите сообщение, Умфокар. - Есть. Офицер подал знак сигнальщику на нижней палубе, и тот развернул флаг. Ближайший форгар снизился и подлетел к кораблю. Умфокар что-то крикнул летчику. Тот поднялся и передал его слова своим товарищам. Они разнесли приказ командующего по всем кораблям. Схватившись за носовую мачту, Теор пристально рассматривал врагов. Чудовища приближались к кораблям Улунт-Хазула. Навстречу им с плеском нырнули обнаженные матросы. Животные остановились в ожидании своих хозяев. Один из них взобрался на спину чудовищу, расставил свои четыре ноги и подал знак товарищам. Те сбросили ему концы упряжи. Словив ее, он приступил к работе. Когда флот Улунт-Хазула начал движение, корабли Ниара едва успели изменить курс. Они шли тупым клином, оставляя за собой пенистый след от работающих хвостов и форштевней кораблей. Погонщиков почти не было видно в пенящемся аммиаке. Торчали лишь их головы с разинутыми в крике ртами. Элькор подошел к Теору и, положив ему руку на плечо, мягко сказал: - Я ошибся и на этот раз. Они настигнут нас еще за милю от берега. Итак... если мы не переживем этот день... знай, ты был желанным гостем. Теор склонил голову. На Юпитере не плачут. Норлак обнажил свой кортик. Непоправимое уже произошло, и страхи покинули его. - Пусть только подойдут! Мы уничтожим их! - завопил он. Кто-то из команды закричал в ответ. Остальные молчали, сжимая оружие. - Организуйте оборону с этой стороны, - сказал Элькор. - Я останусь на корме с рулевым. Сражайтесь храбро... Нет - я и так знаю, что вы отличные воины. Он повернулся и пошел вниз по трапу. На берегу армии взяли копья наперевес и пустились галопом. Пока Теор помогал Норлаку разместить три октады пикадоров на верхней палубе, его разбирал охотничий азарт. Предстоит схватка с животными! Хотя вид у них был устрашающий, звери вряд ли захотят бодаться. Их встретит стена щитов и лес копий. Он то и дело отдавал приказы. С грохотом и рычанием ниарцы сомкнули свои ряды. Ближе, сейчас... Теор поднял топор: если появятся какие-то клыки, он готов перерубить челюсть. Он посмотрел в глаза ближайшего животного и приготовился к прыжку. Позади раздался стук копий о палубу. Чудовище уклонилось влево, подняв облако брызг. Погонщик потянул удила на себя. Зверь закружился и ударил хвостом. Корабль задрожал. Затрещало дерево, полетели щепки. Перила были сломаны, и двое ниарцев корчились в агонии. Удар, еще удар. Животные оказались неплотоядными. Они не пытались укусить, а дрались хвостами. Над животным закружили форгары. Летчики тщетно пытались нанести удары длинными пиками. Зверь мотнул головой и ушел под воду. Погонщик оставался у него на спине. Существо всплыло у рулевого весла и своей массой разломило его на куски. Искалеченный корабль беспомощно мотало на волнах. Животное снова дало о себе знать. Оно не могло глубоко нырять, так как за ним тащился корабль. Но все же добралось до киля ниарского корабля. Из трюма полетели гребцы. За ними хлынул фонтан аммиака. Корабль накренился и начал тонуть. - На борт их корабля! - закричал Элькор, заглушая крики и топот ног. Но сделать это было невозможно. Зверь отступил. Сквозь реи Теор видел, как тот оскалился, как подоспевали захватчики, размахивая оружием. Он смотрел на свой гибнущий флот. Одни корабли тонули, другие пытались спастись бегством. Морская мощь Ниара превращалась в обломки. В бешенстве он стянул с себя доспехи. Палуба накренилась, команда начала сползать к наступающему морю. Крики заглушили прибой и лязг на берегу. Теор привязал себя за ногу к мачте и крепко ухватился за нее. Мельком он увидел, как Норлак рухнул вниз под тяжестью доспехов. Затем сбросил с себя все, кроме пояса с ножами, и нырнул. Удар об жидкость был жутким. Когда Теор снова вынырнул и стал грести к берегу, вихрь и суматоха продолжались. На поверхности, среди множества голов, он узнал Элькора и поплыл в этом направлении. Судно опрокинулось, задрав корму, и с протяжным воем пошло на дно. - Сюда! - закричал Элькор. - Ко мне, ниарцы! Словно по зову, в гуще людей вынырнул зверь. От работы его плавников пена окрасилась в красный цвет. Ниарцы гибли под громкий хохот Улунт-Хазула. Теор приподнял торс, широко раскрыл жабры, чтобы набрать как можно больше воздуха. Чудовище искало новых жертв. Он нырнул и погрузился в тусклый, рыжеватый свет и горький привкус растворенных гидрокарбонатов. По коже пробежали потоки рассекаемого аммиака. Он плыл, пока от недостатка воздуха боль в голове стала нестерпимой, и, наконец вынырнул. Мясорубка продолжалась. Хотя он был уже на некотором расстоянии от нее, времени раздумывать не было. Ноги судорожно работали, приближая его к берегу. - Хунгн раф мамлун! Теор оглянулся. За ним гнался воин Улунт-Хазула. Перепончатые ноги и длинный хвост двигали его серое тело в три раза быстрее, чем плыл Теор. В руке он держал нож. На раздраженном лице было нетерпение. Теор достал свой кортик. "Итак, он хочет немного развлечься? Что ж, предоставим ему такую возможность." Хладнокровнее, чем можно было ожидать от человека, он мысленно "проиграл" свои действия. Он не мог конкурировать с врагом как пловец, но все же... Улунт-Хазул нырнул. "Хочет пырнуть меня снизу." Продолжая плыть, Теор погрузил голову в воду. Призрачная фигура неслась прямо на него. Он поджал ноги и пошел вниз. Рядом промелькнул нож. Свободной рукой он схватил и зажал руку противника. Тот в ответ блокировал
в начало наверх
кортик Теора, ухватив его за кисть. Они погружались все глубже в пучину. Теор обхватил передними ногами огромное тело преследователя; когти его задних ног впились ему в живот. Он с силой распрямлял ноги. Все ниже и ниже! Казалось, что океан наполнился кровью. Может, это были галлюцинации? Его сердца были готовы взорваться. Он почувствовал, что захваченная рука врага подалась назад, а захват заметно ослабел. Он думал о Норлаке и Элькоре и греб ногами изо всех сил. Что-то порвалось под когтями его ног. Неожиданно рука, сжимавшая кортик, освободилась. Но Теор продолжал потрошить неприятеля. Лишь потеря сознания остановила его. Он так и не понял, каким образом оказался на поверхности. Постепенно он пришел в себя. Ощущения победы не было. Была лишь решимость успеть доплыть до мелководья, пока силы не покинули его. Расстояние оставалось значительным. Теор смахнул влагу с глаз и устремился вперед. На берегу кипело сражение. Он слышал крики, удары топоров о щиты, чавкающий топот ног, скользящих в крови. Половины знамен Ниара уже не было. Натиск войск Улунт-Хазула усилился. - Я здесь! - закричал он, проклиная свои обессилевшие ноги. Но вот полосатый флаг Волфило вырвался вперед. Ниарцы устремились за ним, поддерживая подобие боевого порядка. Арьергард прикрывал их мечами и копьями. Летчики швыряли дротики и камни. Серые гиганты падали на землю. Атака Улунт-Хазула захлебнулась. Загремели барабаны. Войска захватчиков уклонились от решающей схватки и направились к обозу Ниары, который почти не охранялся, легко прорвались и захватили его. Остатки войск Волфило поспешили на север к Уступам Джоннери. Больше идти было некуда. Везде разбойничал Улунт-Хазул, набрасываясь на отставших и истребляя их. "Кое-что удалось спасти, - думал Теор. - Но ради чего?" Его ноги коснулись дна. Он стоял и дрожал. Наконец совладал с собой. Враг не преследовал войска Ниары. Решив не тратить на это время. Все еще многочисленная профессиональная армия Волфило могла бы нанести серьезный урон преследователям. Чалхиз позволил ей отступить побежденной и без припасов, чтобы природа сама завершила их разгром. "Мне надо присоединиться к ним." Теор выбрался на берег и побежал, с трудом пробираясь между грудами изуродованных тел. Стоны смешивались с шумом прибоя. Он услышал знакомый голос: - Пить! Теор, это ты? Дай мне пить! Полусамец лежал, пригвожденный копьем к земле. Не в силах помочь ему, Теор взял его руки в свои. - У меня ничего нет, - сказал он. - Прощай. - Постой, не бросай меня здесь! Сын Рива шел туда, где он еще мог быть полезен. Неожиданно над ним нависла чья-то тень. Два улунт-хазула уже направили на него копья. Один из них поманил его рукой: - Подходи! 9 Казалось, день клонился к закату раньше положенного. Сильный южный ветер затянул небо крышей черных сернистых облаков. Все чаще молния разрывала их покров, а в небе были слышны раскаты грома. Отдаленный прибой в проливе стал теперь грозным. Волны были биолюминесцентными. Разбиваясь о скалы, они расстилались на берегу белоснежной скатертью. Улунт-хазулы вытащили свои корабли и лодки на берег и, собравшись в группы, болтали. Те немногие ниарцы, которые были захвачены в плен, стояли рядом, молча переживая свое унижение. Теор пробудился, когда два воина подошли и заговорили с охранниками. Их голоса несмотря на непогоду звучали громко и грубо. На Теора указали копьем. Пришельцы подталкивали, приказывая следовать за ними. Стреноженный, он медленно пошел спотыкаясь по прибрежной полосе к баракам, для высокопоставленных лиц. Его руки были связаны спереди, и он все еще мог дотянуться до переговорного устройства, висевшего на шее. Несомненно, лишь страх и суеверие смогли остановить мародеров и сохранить его. Он еще раз нажал на кнопку. - Марк, - прошептал он. - Кто-нибудь! Помогите! Ответа по-прежнему не было. Копьем его подтолкнули к входу в центральный барак. Внутри, скрестив руки на груди, стоял Чалхиз. Абажур слабо освещал комнату, так что его грубое лицо оставалось в тени. Только глаза блестели, как оружие, прислоненное к одной из стен. - Добрый вечер, - усмехнулся он. Теор молчал. - Не желаешь закусить? Чалхиз указал на кубок аммиака и блюдо с рыбой. Теор уловил насмешку, но его подвела практичность. Он с жадностью набросился на пищу. - Хорошо, что ты уцелел и мои люди заметили тебя среди пленных, - сказал Чалхиз. - Возможно, нам удастся договориться. - О чем договориться? - устало спросил Теор. - О сущем пустяке, - успокоил Чалхиз. - Ниара, по-прежнему хорошо укреплена. - Взять ее будет нелегко, - согласился Теор. - Когда об этом сражении узнают убежавшие на юг самцы и полусамцы, а их много из-за сельскохозяйственного сезона, они и их жены будут стоять насмерть. - Не сомневаюсь. Иначе нам бы удалось сразу их уничтожить. Но еще не поздно заключить соглашение. Теор потерял контроль над собой. - С таким зверьем, как вы?! Чалхиз схватился за топор и ответил с яростью: - Мы берем то, что можем взять. Если бы ваши земли были затоплены, разорены ураганом, если бы рыба покинула ваши воды и ваш народ стал голодать, вы бы попытались завоевать другие земли. Разве не так? "Думаю, что да, - подумал про себя Теор. - Но об этом лучше умолчать." От порыва ветра барак заскрипел всеми досками. Дождь подбирался все ближе. - Хорошо, - наклонился к нему Чалхиз. - Я велел привести тебя не для того, чтобы выслушивать оскорбления. Думаю, что твои родители уже умерли. Память захлестнула Теора. - Если я правильно понимаю ваши законы, ты теперь новый Рива. Твой народ должен тебе повиноваться, если ты прикажешь им сдаться. - Нет. Мой народ свободен. Они могут не обращать на меня внимания. Думаю, так оно и будет. Даже если я сказал бы такие слова. - Послушай меня. Если они будут сражаться, мы уничтожим их полностью. Но если они сдадутся, мы дадим им возможность уйти в горы. Это не очень хорошие земли, но там они, по крайней мере, останутся живы. У Теора сжались кулаки. - Нет. - Подумай хорошенько. Нельзя так дорого ценить землю. - У вас было лишь несколько болот и островов, не так ли? Мы здесь строили с незапамятных времен. Дамбы, плотины, возделанные поля, дома - все, что мы имеем, полито кровью и потом наших предков. Вы не поймете, что это для нас значит. - Для тебя - возможно. Ваш род приложил большие старания к этому. Но для всех остальных в Ниаре? Сомневаюсь. Теор старался быть безучастным. Неожиданно его осенила догадка. - Где гарантии того, что вы не нападете на нас, когда мы откроем городские ворота? Чалхиз засмеялся. - Тебе придется положиться на мое слово. Так или иначе мы в меньшинстве и менее опытны в возделывании земли. Когда мы унаследуем страну, мы также получим голодных варваров севера. Разве мы сможем без надобности распылять войска на конфликты с вооруженной массой ниарцев? Нахмурившись, он продолжал. - Могу пообещать, что если вы не сдадитесь, твой народ ждет смерть и рабство. Теор собрал все свое мужество. - Главным силам моей армии удалось спастись. Они могут вернуться, получив подкрепление. И тогда побежденными окажетесь вы, желающие поселиться в Ролларике. Чалхиз сплюнул. Над головами разразился гром. Через некоторое время улунт-хазул сказал: - Я прикажу, чтобы тебя держали в отдельной хижине. Мы пробудем здесь еще несколько дней, готовясь к походу на Ниару. Советую подумать над моим предложением. В противном случае мы разрубим тебя на куски и съедим перед городскими воротами. Он что-то крикнул. Заглянул охранник. Чалхиз отдал приказ и отвернулся. Рука воина сомкнулась на кисти Теора, и его повели из барака. Они прошли некоторое расстояние по прибрежной полосе в дальний угол лагеря. Там стояла маленькая хижина. Охранник впихнул туда пленника и занял пост у входа. Молния расколола небо, оттеняя мимолетные облака и поблескивая на наконечнике его копья. Грянул гром, и первые капли забарабанили по крыше. Теор опустился на колени, чтобы отдохнуть под шум ночного дождя. На какое-то мгновение он почувствовал злорадство - пусть этот осел постоит на дожде! Его охватило отчаяние. Что он мог сделать? Что вообще можно было сделать? Захватчики торжествовали. Мудрый Норлак и несгибаемый Элькор лежали на дне моря. Улунт-хазулы разделывали трупы ниарцев на мясо. Они могли окружить город и заморить голодом его защитников, тогда как их легионы грабили бы сельскую местность. Может, лучше сдаться... ради земли, династии - сползании к варварству и дикости? Жалкая свобода, но стать рогатым скотом для завоевателей еще хуже. Он вспомнил о Леенанте и их ребенке, о добром услужливом Порсе. - Теор! Он вздрогнул. Кровь, казалось, билась громче бури. - Теор, это Марк! Ты слышишь меня? Он поднес диск к горлу, но не мог твердо держать его. - Да, неплохо! Отблеск молнии осветил часового. Дождь хлестал по его бокам, но он был неподвижен. При таком ветре и шуме прибоя он не мог слышать голос, приглушенный ладонями. - Я был... занят. Мне только сейчас удалось подключиться к транслятору Джокома. Как дела? Теор в двух словах рассказал свою историю. - О, черт возьми, - крикнул Фрезер. - Что с тобой, брат по разуму! Похолодало, и жабры Теора увлажнились. Он вспомнил рассказ Фрезера о том, что на Ганимеде аммиак был в замерзшем состоянии. Атмосфера Юпитера сохраняла тепло... но сегодня ночью тепло, кажется, уходило к звездам. Он дрожал. - Теор, ты не представляешь, как мне жаль... Боже! Он горько усмехнулся. - У меня дела ненамного лучше. Мы также побеждены. Наша атака на Аврору отбита, и мы отброшены. Сейчас мы стоим лагерем там, где нам приказано. Скоро начнутся переговоры. - Проклятое время. Неужели все во Вселенной пошло наперекосяк? Но скажи мне, если у твоих врагов такая мощь, почему они вообще пошли на переговоры? - Возможно, в этом заключается ключик к разгадке моей проблемы. - Конечно, выбить нас из города будет нелегко. И, конечно, доведенные до отчаяния, мы можем разрушить город. Мы не стали бы этого делать, но Свейн в своем фанатизме не исключает эту возможность. В своих планах он полагается на наше оборудование. Поэтому он попытается достичь компромисса, такого как возвращение домой без последующего наказания. - Нет ли у вас надежды на новый удар, более успешный? Или вызов помощи с Земли? Песок под ногами Теора становился все более холодным и влажным. У него начали замерзать ступни ног. Фрезер вздохнул. - Не вижу такой возможности. Что, если мы сможем захватить планетоход? Ни один из них не приспособлен для выхода за пределы системы Юпитера. Это было бы возможно, если бы они могли длительное время поддерживать ускорение для достижения скорости выхода на гиперболическую траекторию. Путешествие заняло бы многие месяцы. Мы бы не успели достичь Земли раньше Свейна. - Не унывай, - неловко сказал Теор. - В любом случае, ты останешься жить на своей земле. Даже если ты не будешь доволен своими правителями, все же они одного вида с тобой. Снова ударила молния. Раскаты грома долго сотрясали землю. - Что касается тебя, Теор, мы должны освободить тебя. - Как?
в начало наверх
Несмотря на всю безнадежность положения, юпитериане никогда не падали духом. В их небесах было скрыто столько чудес! Может, одно из них было предназначено ему? - Опиши мне все подробности твоего положения. Теор выполнил просьбу. Ему казалось, что ему не хватит времени, отведенного для связи. - Гм! Возле тебя никого нет. Буря также поможет тебе. Это уже кое-что. Ты можешь справиться со своим охранником? - Я стреножен и у меня связаны руки. У него копье и кинжал. Ответ уже промелькнул у него в мозгу. Фрезер сказал: - Если бы ты сумел отвлечь его внимание и захватить оружие... Это опасно, но тебе, кажется, терять нечего. Включи свой микрофон на максимальную громкость и подбрось ему, когда он отвернется. Я закричу. - Хорошо! Теор снял с шеи медальон. Фрезер колебался. - Тебя могут ранить, хотя... - Как ты говоришь, это мало что значит в моем положении. Гм, дай мне подумать. Наступила тишина. - Да, лучше всего украсть лодку. Земля сейчас мокрая, следы хорошо видны, а бегают они быстрей меня. У меня есть некоторый опыт плавания под парусом, кроме того, ты можешь дать мне совет. Когда ты услышишь мой голос, покричи несколько минут. Постарайся имитировать местное наречие, хотя все равно это будет звучать по-иностранному. Мне кажется, с наступлением темноты эти улунт-хазулы начинают нервничать. Он медлил, не зная, как лучше попрощаться. Еще немного, и он будет лежать с остроконечным куском льда между ребер. - Не уверен, имеет ли это смысл. Да хранит тебя господь. Как бы то ни было, желаю тебе счастья. Да. Счастья всей Вселенной. Голос Фрезера дрожал. - Оставь и себе немного. А теперь жди моего сигнала. Прощай, брат. Теор приблизился к двери, зажав диск между ладонями. Он высунул голову. Потоки дождя ударили по лицу и ручьем побежали по его груди. Охранник маячил во мраке, мерцая инфракрасным излучением. При появлении Теора он что-то прорычал и пихнул Теора назад своим копьем. Теор сделал знак руками и вскрикнул. На какую-то долю секунды охранник отвел взгляд в указанном направлении. Этого было достаточно, чтобы подбросить микрофон. Однако произошла задержка сигнала. Воин нахмурился и сжал древко копья. Его слова, несомненно, означали: - Убирайся, пока я не насадил тебя на вертел. Вдруг взвыл диск. Улунт-хазул подпрыгнул от неожиданности. Фрезер рычал как мог. Вспыхнула молния и на несколько мгновений осветила берег безжалостно белым светом. Теор увидел ножны кинжала и рубец на щеке охранника. Диск блестел непривычно ярко для юпитерианских глаз. Охранник стал яростно атаковать его копьем. Разинув рот от ужаса, он завопил о помощи. Теор был забыт. Гром поглотил их голоса. Ниарец осторожно пошел вперед. Его руки сжали рукоятку ножа. Улунт-хазул встрепенулся. Теор выхватил нож и вонзил его под огромные челюсти. Руки несчастного обхватили его торс. Его вдруг пронзила боль - жабры были травмированы. Нож описал дугу. Кровь хлынула в лицо. Ослабив захват, охранник стал сползать на землю. Издав предсмертный крик, он плюхнулся замертво. Лишь слабое мерцание от непрерывных электрических разрядов прорывалось сквозь многослойный облачный покров. Море, лагерь, земля были скрыты за стеной дождя. Теор громко сказал: - Я уложил его, Марк! Не кричи. Надеюсь, никто не слышал шума борьбы. Зажав копье между передними ногами, он стал пилить веревки на руках. Все время лезвие ускользало в сторону и ранило ему руки. Дождь хлестал по телу, от ветра кружилась голова. Море отзывалось гулким эхом прибоя. Свободен! Он вытащил нож из горла врага и разрезал путы на ногах. Дальше... надо взять пояс и ножны. Он с трудом перевернул тяжелое тело. Застегнув пояс и повесив передатчик на шею, Теор взял копье и отправился на берег. На мгновение молния превратила мир в огненную лаву. Теор увидел невдалеке двоих улунт-хазулов. Они оказались здесь чисто случайно и совсем не торопились. Но сквозь дождь было видно, как поблескивают топоры на их плечах. Снова темнота и гром. Теор побежал. Уткнувшись носами в песок, лежали лодки. Почти в полной темноте Теор уперся в нос одной из них, чтобы спустить на воду. - Нет... не поддается... неужели придется бежать по мелководью, чтобы избежать преследования. Это будет убийственно медленно... Наконец судно сдвинулось и заскрежетало по песчаному спуску. Он бросил якорь и копье в лодку и принялся за дело. Каждый раз, когда загоралась молния, он думал о том, что его наверняка заметят. В лагере начался переполох. Люди с криком носились взад и вперед. Обнаружили труп воина, но никто, кажется, кроме Чалхиза, не знал, что он охранял пленника, поэтому... Аммиак плескался у ног Теора. Лодка уже покачивалась на поверхности. Он прыгнул в нее и лег на дно дрожа от холода. Нет. Нельзя лежать. Надо плыть. Он приподнялся и пополз к мачте. Парус был свернут на рее. От множества незнакомых приспособлений и креплений Теор растерялся. Море излучало неясный свет. Беглец с трудом соображал что к чему. Лодка, качаясь на волнах, дрейфовала на север. Это было уже кое-что. Теор развязал последнюю веревку и потянул рею вверх. Парус стал громко хлопать на ветру. Теор закрепил его. Наполненный ветром, парус двинул лодку в набежавшую волну. Отпустив нижнюю рею, Теор пополз к рулю. Теперь... выровнять ее... наполнить парус как следует и... поехали! Судно накренилось. Волны, вздымавшиеся с угрожающим шипением, шквалом обрушились на корпус. С кормы хлестал дождь. Оснастка и парус стонали под ударами бури. Это не входило в его планы. Придется вычерпывать аммиак. На корме был расчерчен полукруг с зарубками для фиксации руля. "Хорошая идея", - подумал он, разыскивая на дне какую-нибудь посуду. Обнаружив ведро, он стал быстро работать. Надо было спешить, чтобы вернуться к рулю. В такую погоду управление лодкой требовало особого внимания. Он уже заканчивал работу, когда, оглянувшись, увидел за кормой длинное черное тело животного. Оно приближалось с каждой минутой. Вслед за ним тянулся шлейф пены. Надежда на спасение угасала. 10 - Марк, - позвал он. - Ты еще здесь? Он вернулся к рулю, освободил его и взял управление лодкой на себя. Сквозь шум дождя и моря пробивался голос Марка: - Конечно, я здесь. У тебя все в порядке? Ты убежал? - Да. Но кажется, мы разговариваем в последний раз. Они, должно быть, заметили мою лодку. За мной гонится огромное морское животное с погонщиком. Одно из тех, которые уничтожили наш флот, - Теор издал некоторое подобие вздоха. - Будь счастлив. Пусть твое дело восторжествует. Он вглядывался в дождь, стучавший по его немигающим мембранам. Виднелось лишь одно существо, ныряющее в аммиаке. Что ж, этого будет вполне достаточно. - Что? - закричал Фрезер. - Нет! Попробуй достичь берега раньше его! - Оно приближается слишком быстро. В ожидании ответа, Теор посмотрел направо. Даже при вспышке молнии берег не был виден. Они обсудили возможность закрепить руль и попытаться добраться до берега вплавь. Пришли к выводу, что в такой шторм Теору не удастся преодолеть это расстояние. Фрезер проклинал все на свете. - Я бы отдал свою правую руку, чтобы передать тебе пистолет! Есть у тебя какое-нибудь оружие? - Нож и длинное копье... - В голове Теора вспыхнул замысел. - Стой! Есть идея. Дикая, но дающая какой-то шанс. Оставайся на связи. Он прошел на нос лодки и там стал закреплять копье. Он заклинил древко якорем и плотно привязал древко к шпангоуту. В темноте, под дождем и ударами волн работа шла медленно. Когда он закончил и вернулся к рулю, животное было устрашающе близко. - Марк! - позвал Теор. - Мне нужен твой совет. Когда-то ты говорил, что плавал в морях Земли. У меня опыта еще меньше. Могу ли я развернуться против ветра, чтобы встретить моего преследователя? С появлением перспективы страх покинул его. Он подробно изложил свой план и описал оснастку лодки. Такая же уверенность вернулась и к Фрезеру. Он объяснил, как развернуться и идти против ветра. Теор удерживая ногой руль, повернул парус руками. Лодка стала тяжело разворачиваться, накренившись так, что поплавок погрузился в аммиак. Затем она выровнялась и пошла галсом. Чудовище свернуло в сторону. Теор держался своего курса. Аммиак бурлил под ногами холодными светящимися потоками. По голове хлестал дождь вперемешку с морскими брызгами. Лодка прошла недалеко от преследователя. Был даже виден отблеск молнии в его глазах. На его шее сидел, ухватившись за ошейник, улунт-хазул. Море кипело под хвостом и плавниками животного. Враг остался позади. Сквозь шторм доносились поспешные инструкции Фрезера. Теор перешел на следующий галс. Животное замедлило движение. - Он думает, что я сдаюсь и направляюсь в плен, - сказал Теор. - На это я и рассчитывал. Он подождал, пока расстояние еще немного увеличится. Лодка теряла управление. Теор бросил руль. После минутной схватки с парусом он снова поменял галс и направил лодку прямо на зверя. - Лишь бы наездник не заметил копья. Тут советы Фрезера уже были бессильны. Прямо перед носом лодки возникла черная грудь чудовища. Удар... и копье вошло в тело. От сотрясения Теор полетел на дно лодки. Он услышал свистящий крик. Зверь отпрянул, заметался и наклонил лодку так, что она стала зачерпывать аммиак. Теор поднял голову. Перед ним маячила костлявая голова. Зверь кричал. Нос лодки погрузился в море. Теор покатился вперед, врезался в сиденье и расколол его. В этом грохоте и кошмаре он успел лишь подумать: "По крайней мере, заберу эту гадину и ее наездника с собой на дно!" Сломалась носовая рея и древко копья. Крен стал еще больше. Корпус, полный воды, держался за счет уцелевшего поплавка. Мачта покачивалась на волнах, возвышаясь над перевернутой лодкой. Полуживой, Теор прижался к борту. Волны разбивались о него. Каким-то чудом оснастка осталась невредимой. Ветер наполнил надводную часть паруса, и обломки лодки продолжали упрямо плыть через пролив на север. Сквозь пелену брызг и тьмы он заметил, как зверь выпрыгнул из воды в полный рост и описав в воздухе дугу, рухнул в море, оставляя за собой гейзер аммиака. От улунт-хазула не осталось и следа. Чудовище исчезло и появилось снова в десяти футах по правому борту. Хвост поднялся и обрушился на лодку со страшной силой. Затрещали балки, и остатки разлетелись на куски. Со следующим немыслимым всплеском животное исчезло. Теор беспомощно задергал руками и ногами. Его голова показалась на поверхности. Верхние жабры жадно вдыхали воздух. Следующая волна накрыла его с головой. Оглушенный, он начал тонуть. Последнее, что зафиксировало его сознание, были его попытки плыть. Что-то уткнулось ему в бок. Руки и ноги автоматически обхватили предмет. Так прошла целая вечность... Кажется, начало стихать, или показалось? Дождь превратился в изморось и, наконец, в густой клубящийся туман. Ураган сменился спокойным ветром Юпитера. Море все еще продолжало отбивать свой чеканный шаг, а течение несло обломок мачты с Теором. Но теперь он мог держаться на поверхности, ослабив мертвую хватку. Постепенно сознание прояснилось. Он огляделся. Туман скрывал от глаз все на расстоянии ярда или двух, но будучи насыщенным мельчайшими брызгами, сиял, как море. Теор был окутан облаком света, переливающимся в такт ударам волн. Он качался вверх и вниз и из стороны в сторону. Постепенно амплитуда и частота качки угасала. Но Теор слишком устал и измотался, чтобы чувствовать что-нибудь кроме того, что он жив. Но все же появилась надежда. Поплавок все еще был прикреплен к балке и остаткам шпангоута. К счастью, это была устойчивая конструкция. Привязавшись к распоркам, он мог даже отдыхать. Кусок веревки вгрызся в разбитую балку, захватив несколько планок. Там была и половина сиденья, которую можно было использовать как весло. "Кажется, есть шанс остаться в живых", - подумал Теор и поднес ко рту переговорное устройство. - Марк! Из жидкого тумана отозвался далекий голос. - Гм-гм, Теор? - Собственной персоной, - с трудом улыбнулся он. - Ты удивлен? Я уж во всяком случае.
в начало наверх
По мере того как жизнь возвращалась к нему, он заметил, что голоден. Жажда не мучила его, так как содержание питьевой влаги в морском аммиаке было достаточным. Он был даже питательным. Органические вещества, такие как аминокислоты, формировались в верхних слоях атмосферы, где солнце облучало метан и аммиак. Осаждаясь, они опускались ниже, где попадали под обстрел ультрафиолетового излучения. Молекулы, достигшие поверхности океана, поддерживали микробиологическую среду, пригодную в качестве пищи для высших видов животных. Но концентрация их в этой энергетически бедной среде была слишком низкой. Прошло много времени с тех пор как Теор смог воспользоваться презренным гостеприимством Чалхиза. - Да, я удивлен и безмерно рад! Я уснул, сидя у приемника. Вернее, уснуло мое тело, предав меня. Как ты? Теор объяснил. - После того как я попаду на берег, - закончил он, - я постараюсь найти людей Волфило. Возможно, они пересекли Уступы Джоннери. Скорее всего, я уже нахожусь севернее хребта. Однако, это большая и дикая страна, почти неизведанная. Старики говорят, что в тех неприступных землях, отрезанных от моря горами, живет Скрытый Народ. - Да... я чувствую себя совершенно беспомощным, Теор. Я даже не могу долго стоять у приемника. Пока ты плавал в полусне, мне уже надо было идти на конференцию и теперь... гм, мне надо кое с кем встретиться. Мне сказали, что это очень важно. Я не знаю, по какому поводу и, возможно, некоторое время у меня не будет доступа к приемнику. - Выходи на связь, когда сможешь. Удачи тебе, брат. Снова он погрузился в одиночество. День принес просветление, но все равно Теор оставался в безбрежном сиянии. Лишь к полудню, клубясь бесформенными обрывками, туман стал рассеиваться. Увидев землю, Теор вскрикнул от радости. Он действительно далеко заплыл. Архипелаг Орговера, уютно нависший над морем, остался позади. Теор дрейфовал в нескольких милях от черных ледяных рифов. Их вершины были скрыты нависшим над морем туманом. Можно было только догадываться об их высоте. Увлекаемый наибольшей из лун, прибой разбивался об их основания удушающей белой полосой. Над темными неспокойными волнами разносился его гул. Обессилевший и голодный, Теор все еще сомневался, что сможет туда доплыть через эти буруны. Тем не менее, он освободил обломок скамейки и начал грести. Убийственно медленный темп его движения мог свести с ума. Теор ощущал сильную боль в теле и жжение в жабрах. В горячке он потерял счет времени. Когда, наконец, перед ним открылась панорама рифов с маленьким фьордом, Теор не сразу сообразил, что это. О, Силы Небесные! Он стал яростно грести. Аммиак вскипал при каждом гребке и обломки неторопливо продвигались вперед. Тихая бухта все приближалась. И вдруг - перестала. Похоже было, что он стоит на месте. Когда его мускулы ослабли и он откинулся на распорки, чтобы отдохнуть, то заметил, что фьорд удаляется. Он не мог подплыть к нему. Теор рискнул встать на ноги, чтобы лучше видеть. Вход в бухту опоясывала полоска относительно ровной земли длиной в милю. Дальше начинались скалы. Внутренняя часть бухты была освещена серым сиянием, озарявшим склоны и уходящим вглубь аммиака. Плавающая конструкция накренилась и чуть не перевернулась. Теор поспешно присел и восстановил равновесие. Он недоумевал, но постепенно, шаг за шагом, нашел объяснение этому явлению. Поверхность Юпитера редко охлаждается настолько, чтобы замерзал аммиак. Но это иногда случается в горах, когда с полюсов дуют ветры. Под действием гравитационного поля образующиеся там ледники движутся быстрее, чем на равнине. Так как твердая фаза аммиака плотнее жидкой, ледник не образует айсбергов. Огромные куски льда обламываются и тонут. При небольшой глубине они быстро тают. Из фьорда вытекал поток. Колесный корабль, возможно, преодолел бы его, но Теору это было не под силу. "Остается надеяться, что другая бухта будет дружелюбней", - подумал он. Но не стоило долго обманывать себя. Он видел карты исследователей севера. Хотя они были неточными, их было достаточно, чтобы перечеркнуть все надежды. Скоро течение отнесет его к Кеттлз, длинному мысу, где, разбиваясь о рифы, поток образует водовороты, которые могут поглотить его навеки. Там можно было надеяться только на удачу. - Марк, - позвал он. Море ответило эхом, и он вспомнил, что Фрезера сейчас не было у приемника. Хотя... все равно... глупо ожидать дальнейших спасительных советов от жителя Земли. Но - стоп. Погоди. Ведь когда-то, очень давно, Фрезер рассказывал... Теор судорожно вспоминал. Он вспомнил... фильм, который он видел в Доме Оракула - "Серфинг." Если взять плоскую доску и попасть на самый гребень прибоя, то он доставит вас на берег невредимым. И... поплавок сверху был плоским и достаточно большим, чтобы удержать его на плаву. К Теору вернулись силы. Он снова стал грести. Приблизившись он почувствовал дыхание зыби. Ничего, кроме рычания у подножья рифов, не было слышно. Теор начал орудовать ножом. Дело продвигалось медленно и трудно. Барахтаясь в аммиаке, он держался одной рукой за балку, а другой отрезал крепления, державшие распорки. Потеряв терпение, впрочем, как и надежду, и страх, он лишь последовательно выполнял задания, не задумываясь над их конечной целью. Наконец поплавок был освобожден. Теор трижды перевернулся, прежде чем взобрался на него. Лежа на животе и обхватив ногами доску, он продолжал грести. Его подхватила волна. Он почувствовал, как его подняло и понесло быстрее. Мимо пролетала ослепительно белая пена. Он помнил, что ему надо взобраться на гребень волны и держаться там, иначе его сомнет. Он стал неистово грести. Неуклюжее приспособление прибавило ходу, и он оказался там, где ему положено было быть. Он припал к доске, и прибой понес его к берегу. Теора охватила странная тишина. Только шипение над головой и рокот под ним, сотрясавший его внутренности. С высоты своего положения он наблюдал за искривленным фронтом волны. С исключительной ясностью был виден ее пенящийся гребень и изрезанный рельеф. Подошва волны была абсолютно темной. Берег приближался с головокружительной скоростью. Теор бросил весло, ставшее бесполезным. Все равно контролировать свое положение он мог лишь за счет перемещения центра тяжести. Возможно, человек не смог бы выдержать такое стремительное движение. Но у Теора были нечеловеческие чувства, и он происходил из рода, который в течение многих поколений имел дело с силами природы. Он передвигался внутри волны. Волна достигла своей вершины и стала разрушаться. Пловец полетел вниз. От такого удара любой, имевший легкие, испустил бы дух. Но Теор тут же рванулся к поверхности. Вокруг кипел аммиак. Его бросало как щепку, и он уже был готов распрощаться с жизнью. "Разрази меня гром", - промелькнуло в голове у Теора. Его ноги чиркнули о дно. Обратное течение дернуло их назад. Он перестал плыть, опустился на дно и, крепко упираясь в песок, медленно двинулся вперед. Мелководье... шаткий бег... и сухой песок. Забытье и обволакивающая ночь. Когда он очнулся, солнце уже спряталось за туманными западными берегами. Прибой все еще ревел в сумеречном свете. А утесы казались гигантскими с песчаного склона, на котором он лежал. Казалось, что он уже видит возможный маршрут подъема. Но там, за утесами была неизведанная земля. А он был один, вооруженный лишь ножом. 11 Некоторое время Фрезер сидел, глядя на передатчик. Затем сцепил руки и положил их на панель. Лишь свист ветра нарушал тишину. Луч солнца, проникший через передний иллюминатор, оттенял его вздутые вены и узловатые пальцы. Глянув на них, он понял, что страдал от перенапряжения. "Черт побери! Сорок - это же не старость. Но иногда чувствуешь себя стариком. Ну, хватит хныкать! Соберись. Развонялся тут, как старый козел." С надменным видом он поднялся и обошел вездеход. Данни Мендоза предоставил ему машину специально для связи с Юпитером. Он мог использовать аппаратуру и отдыхать в перерывах между сеансами. Раздевшись, он налил в таз воды и стал тереть себя губкой, хотя в этом не было необходимости. Раскаяние после встречи с конформисткой? По-своему она была привлекательной. Он усмехнулся, вспомнив, как она сунула ему записку. Это было в Авроре - очевидно, после роскошного угощения динамитом никто не появился бы в штабе Свейна на корабле и не рискнул бы закурить. Фрезер сопровождал Сэма Хоши. Там была Лорейн и двое старших офицеров. Очевидно, она представляла город. Комната была переполнена. Все угрюмо сидели на краешках стульев. Все, кроме Свейна, доминировавшего на сцене. Не потому, что он кричал или ругался. Он демонстрировал самообладание победителя. Его рука рассекла воздух. - Давайте прекратим споры, - сказал он. С моей точки зрения, вы - мятежники. Вы убили и ранили много преданных людей. Ваши потери меньше тех, которых вы заслуживаете. Хоши открыл было рот, но, опомнившись, лишь хрустнул пальцами. Двое из его сыновей были мертвы. В глазах Свейна затаилась улыбка. - У вас, конечно, другое мнение по этому поводу, - продолжал он. - Маловероятно, чтобы сейчас кто-то изменил его. Так вот, я - профессиональный военный и могу понять, что вы были искренни, хотя и введены в заблуждение. Вопрос не в чувствах, а в делах. Я больше заинтересован в успехе моего дела, чем в вынесении приговоров. - А как насчет приговоров впоследствии? Скажем, когда появится политическая полиция? - поинтересовался Фрезер. - Зачем нам сдаваться, если через год нас арестуют, посадят в тюрьму, расстреляют или промоют мозги? Лорейн нахмурила брови. - Это нехорошее слово, Марк. - Назовите это перевоспитанием, - продолжал он. - Лучше умереть стоя. - Я не могу дать вам никаких гарантий, - признался Свейн. - Однако, я подумаю над этим. Фрезер смотрел в аскетичное лицо и верил. Что касается полиции и судов - да, но у Свейна было полно других возможностей свести счеты с мятежниками. Как бы то ни было, поражение было тем комом, который надо было проглотить. Хоши потянулся вперед. - В системе Юпитера пять тысяч человек, - сказал он бесстрастно. - Намного меньше, чем может убить одна из ваших ракет на Земле. Не говоря уже о тех, кто погибнет от рук карательных отрядов. Мы же, со своей стороны, готовы пожертвовать всей колонией, чтобы остановить вас. - Однако у вас это не получится, - отвечал Свейн. - Будет задержка, да. Но "Вега" по-прежнему останется на свободе. Есть другие места, куда мы можем отправиться. Некоторые астероиды, например. Они не столь удобны, как Ганимед, но в случае его потери могут быть использованы. Хотя я не верю, что вам это удастся. Он подался вперед и, сцепив пальцы, сверлил присутствующих взглядом. - Признайте факт, - продолжал он. - Вы разбиты. У вас остался лишь долг перед вашими женами и детьми. Я повторяю свое предложение: расходитесь по домам и прекратите дальнейшее сопротивление. В свою очередь мы оставим вас в покое. - Можете взять с собой тех, кто хочет покинуть Аврору, - добавила Лорейн. Оставшиеся продолжат снабжать вас всем необходимым. - Хороший трюк, - фыркнул Хоши. - А заодно избавиться от потенциальных мятежников и саботажников? - Конечно, - сказал Свейн. - Но неужели вы настолько бесчеловечны, что не возьмете их? "Он еще говорит о человечности! - подумал Фрезер. - Никогда я не пойму этих Гомо Сапиенс. Может быть, поэтому я так люблю Теора." Он разволновался. Необходимо вернуться в машину. Возможно, Теор вышел на связь. Между тем бесконечный бессмысленный разговор продолжался. - Мы не можем отправиться сию минуту, - сказал Хоши. - Нам надо позаботиться о раненых. - Я пришлю медперсонал, - пообещала Лорейн. - Я хотел бы, чтобы вы покинули город немедленно, - настаивал Свейн, и дискуссия начиналась сначала. В конце концов было заключено промежуточное соглашение. Ганимедяне встали. - Всего доброго, - попрощался Свейн и стал перелистывать какие-то бумаги. Лорейн подошла к Фрезеру. Он уже был у двери и торопился выйти. - Марк, - сказала она. Он окинул ее холодным взглядом. - Марк, мне очень жаль. - В этом нет ничего удивительного.
в начало наверх
Он открыл дверь. - Неужели ты не понимаешь? Я должна делать то, что считаю нужным, также как и ты. А откуда мы можем знать, что действительно нужно? Это нечто, чего не взвесишь и не измеришь. Нет... - Она отвернулась, закусив верхнюю губу. - Это раздваивает человека. Она была одета в платье строгого покроя. Но все же были видны ее стройные ноги и высокая грудь. В изумрудных глазах блестели слезы. Он помнил их совместную работу, их общий смех и не мог ее ненавидеть. - Давай пожмем друг другу руки, - прошептала она. Хоши не смотрел в их сторону. Фрезер протянул руку. Она судорожно схватила ее. Другая ее рука сжала его пальцы в кулак. Он почувствовал в нем маленький жесткий предмет. Она неуловимо качнула головой. Его сердце забилось. Он незаметно опустил его в карман, будто за ним следил целый космос. - Пока, Марк, - сказала Лорейн. Она повернулась и пошла прочь. Фрезер последовал за Хоши до следующего воздушного клапана. Их сопровождали двое вооруженных космонавтов. Коридоры были пустынны. Большинству жителей Авроры было предписано не выходить из своих квартир до окончания чрезвычайного положения. Хоши шел сгорбившись, не говоря ни слова. В голове Фрезера бушевало столько мыслей, что он не отважился сделать замечание. Да и о чем могли говорить побежденные? Оставшись один в машине Мендозы, он достал записку. В ней говорилось: "Встретимся у планетоходов в 08:00 следующего цикла. Не говори никому." День Ганимеда длится 7,15 земных дней. Колонисты измеряли время как в сутках, равных 24 часам, так и в циклах Альфа, циклах Браво. Другие спутники были мало заселены, чтобы вводить отдельные системы счисления. Итак, ему предстояло свидание. - Черт возьми! Чего она хочет от меня? Объясниться, предложить мне... С кривой ухмылкой он отверг эту мысль. Надо смотреть правде в глаза. Безобразный женатый старик. Нет, иногда случайные мысли посещали его голову... Но сейчас, когда Ева ждала его за горами, а сыновья Сэма лежали ледышками на взлетном поле рядом с Махони и многими другими, было не до того. Фрезер закончил мыться, выжал губку над тазом и вылил воду в ректификатор. Затем провел бритвой по щетине и причесался. Снова скафандр, воздушная камера, и он уже в пути. Флот колонии стоял в ряд, поблескивая на фоне громады кратера Апачей. То там, то тут сновали люди, мелькая в лучах заходящего солнца. Но их было немного. Большинство засело в своих вездеходах в ожидании отъезда. На востоке над пиками хребта Гленна сгрудились звезды. Юпитер разбух и достиг половины своей фазы. Тем не менее, земля оставалась в объятиях тьмы. Подходя к кратеру, Фрезер старался держаться в тени. Затем он свернул налево, чтобы покинуть Аврору. Вехи, как старые друзья, указывали ему, как обойти город и незаметно приблизиться к полю с севера. Марка охватило какое-то необъяснимое ощущение, что они закоченели в этой немоте, как погибшие. Перед ним возникли громады планетоходов. От них отделилась фигура, взяла его за руку и повела за собой. Было слышно, как в тишине ночи постукивали их шлемы. - Ах, Марк! Обе ее руки обвили его. - Я не надеялась, что ты доверишься мне и придешь. Спасибо тебе, спасибо! Он неловко переступал с ноги на ногу. - Почему бы и нет? - Это могла быть ловушка. Знай, твой побег был первым успешным актом неповиновения. Он был в ярости. В своей холодной, пугающей манере. Вчера я сомневалась, что тебя не схватят. И все же, когда готовилась конференция, я была вынуждена предложить твое имя, хотя не была уверена, что иммунитет поможет тебе. - Слова беспорядочно слетали с ее губ, прерываясь от неровного дыхания. - Я сказала им, что ты - самый выдающийся человек в колонии и можешь быть самым подходящим представителем. Лучше, чем Хоши. - Это не так. Ты же знаешь, я никогда не был политиком или лидером. Мне не хватает властности, и я недостаточно знаю людей. Я уже хотел отказаться от приглашения. - Я вовсе не боялась этого. У тебя очень развито чувство ответственности. - Вот как? Это даже забавно. Но к дьяволу все это! Итак, организовывая конференцию, ты рисковала моей жизнью. Зачем? - В равной степени я рисковала и своей, - сказала она в оправдание. - Ты? - усмехнулся он. - Прекрасная блондинка - предводитель мятежников? - Марк, я думаю также, как и ты! Он открыл рот от изумления. - Я не одобряю Сэма Холла, - продолжала она приглушенной скороговоркой. - Я считала их честными людьми, введенными в заблуждение. Может быть, я и теперь так думаю. Не знаю, все смешалось. Но я не могу поддерживать человека, который... может делать такие вещи... применить ядерное оружие против своей страны. Против любой страны, которая не сделала это первой! Я сидела одна и плакала. Боже, я так боялась. Меня тошнило... - Но ты стала сотрудничать с ними, - тупо сказал он. - Да. Разве этого нельзя понять? По громкой связи был объявлен набор волонтеров. Я должна была на что-то решиться. Что я еще могла, кроме как постараться добиться положения, позволявшего мне каким-то образом заниматься саботажем? Они уже успели собрать досье на многих из нас. У них нет психоаналитического оборудования, в противном случае мне не удалось бы одурачить их. Но среди них есть несколько офицеров, умеющих допрашивать. Хотя у них были свидетельства моей лояльности и я пришла к ним добровольно, мне не поверили на слово. Мне до сих пор снятся эти двое, рявкающие свои бесконечные вопросы. Но я прошла через это. Сама удивляюсь, как мне это удалось. Теперь я майор. Я занимаюсь городом, работаю в качестве посредника. Люди подчиняются, но я знаю, что большинство из них ненавидят меня. Я почти слышу их мысли: "Пусть нам только удастся избавиться от корабля. Эта сука пожалеет, что родилась на свет!" Она запнулась и замолчала. - Пожалуйста, прости меня, Лора, - сказал Фрезер. Она промолчала. Он спросил: - Какая обстановка в городе? - Странная, - сказала она загадочно. - Никогда не думала, что она будет настолько странной. Оккупация должна бы походить на тюремное заключение. Но нет, жизнь продолжается, хотя и в необычной манере. Люди занимаются повседневной работой. После смены они возвращаются домой и готовят обед, играют в карты или беседуют, или еще что-нибудь. Охраняются лишь жизненно важные объекты. Охранники - не профессиональные тюремщики. Люди иногда заговаривают с ними. Слово за слово, - и кто-то из них оказывается родом из Айовы и его начинают расспрашивать, не знает ли он кузена Джо и как теперь выглядит космодром Дес Муанес. Или выглядел. Возможно, война не пощадила и его, кто знает? Некоторые, проявившие открытое неповиновение, арестованы, но с ними хорошо обращаются и их можно посетить в отведенное время. Даже отпетые коллаборационисты имеют человеческое лицо. Они остались теми же людьми, с которыми мы обычно работаем, болтаем, встречаемся на вечеринках. Смотришь на них и не можешь найти в них никаких перемен. Их только окружила незримая стена, какое-то отчуждение... - Она горестно усмехнулась. - Я говорю, как рядовая колонистка. Хотя, конечно, я сама коллаборационистка. - Многие ли из вас поступают так же, как и ты? - спросил Фрезер. - Не знаю. Я не решилась откровенничать с ними. Может, и они не решаются на это. Однако, я сомневаюсь. Почти все поселенцы так долго отсутствовали на Земле, что стали аполитичными. Вы не привыкли заниматься политикой, живя только своими интересами. Думаю, что большинство из вас, стремясь быть "сонями", вскоре сделают неверный шаг, тут же попадут под подозрение, и все для них будет кончено. - Что значит "сонями"? - Видишь ли, подчас ты не знаешь того, что знает у нас любой ребенок. "Соня" похож на меня. Я считаю, что коллаборационисты искренни то ли по велению сердца, то ли от страха или от оппортунизма. Но если бы удалось победить Свейна, то все они заявили бы, что были "пятой колонной" Сэма Хоши! "Так же, как и ты, Лора?" - подумал Фрезер и с трудом выдавил из себя: - Сколько же их? - Пара сотен. Плюс почти столько же космонавтов, часть из которых несут вахту на "Веге". Вот где реальная угроза! Если бы не это, мы бы легко справились с командой, даже с их огнестрельным оружием. Но до тех пор, пока корабль может бомбардировать город... да, люди остаются лояльными в надежде на перемены. Так они превращаются в коллаборационистов, не так ли? - Так же, как и мы с сегодняшнего дня, - вздохнул Фрезер. - Как движутся дела с производством боеголовок? - Продолжаются организационные мероприятия. Я говорю "у нас", так как в мои обязанности входит подбор кадров. Хотя основная часть производства может быть автоматизирована, для реконструкции завода понадобится некоторое число инженеров и техников. Еще определенное количество специалистов будет необходимо для управления процессом плюс работники для добычи руды и получения изотопов. Естественно, каждый работающий колонист будет находиться под наблюдением. Но все равно нам следует подобрать своих людей. Не обязательно преданных делу, но хотя бы предсказуемых. Это можно сделать, просмотрев результаты их психологических тестов, хранящихся в медицинских файлах. На это уйдет время и, конечно, я сознаю свою некомпетентность. - Интересно... у меня не выходит из головы... все ли члены экипажа благонадежны? - Да. Кадровые военные специалисты периодически проходят тестирование. Да еще в таком ведомстве как Космические Вооруженные Силы... Свейн похвастался, что ему пришлось уволить лишь трех человек. - Лишь! Да, - выдохнул Фрезер. Молчание угнетало его, и он никак не мог отшлифовать фразу. - Хорошо, чего тебе от меня надо? - Ты - единственный, кто может оказать мне реальную помощь, - ответила она. - Гм! Какую? - Ты - хороший пилот-космонавт. - Хочешь сказать, что сможешь провести меня на катер? Это бесполезно. - Даже более бесполезно, чем ты думаешь. Из них, из каждого выкачали весь запас воздуха и сняли регуляторы реакции. Их могут поставить на место лишь в случае крайней необходимости. И обязательно в присутствии охранников. На других спутниках также нет свободных катеров. Перед вашей атакой Свейн выслал туда свои катера. Их полетом управляла навигационная система. По каждому припаркованному судну была выпущена небольшая ракета. Отчасти это была мера предосторожности против какого-нибудь самоубийцы, который попытался бы спикировать на "Вегу". Ее пушки, конечно, могли бы легко предотвратить любую подобную попытку. Главным образом, это было сделано для укрепления их власти над нами. Если мы не подчинимся, то наши люди на Ио, Каллисто и других спутниках умрут с голоду, либо будут расстреляны, так как вокруг каждого из спутников вращаются их сторожевые катера. - Понимаю, - Фрезер судорожно сглотнул. Его ладони увлажнились. - Что ты думаешь по этому поводу? - Свейн проглядел один корабль. Его ускорения будет достаточно, чтобы вовремя достичь Земли и предупредить правительство. - Не понимаю. - Это "Олимпия". - Но... - Я знаю. Его полет был отложен из-за бедствия на Юпитере и он еще не укомплектован пищей, водой и другими запасами, но в остальном корабль готов к полету! Неизвестно, сколько еще ловушек они заготовили. Кроме того, на корабль в упор смотрят пушки "Веги". Кровь стучала в висках Фрезера. К горлу подкатил ком. - Если экипажу каким-то образом удастся попасть на борт... Еще не знаю как, у меня не было времени, чтобы все обдумать. Может быть, мы сумеем найти выход. Ты бы мог управлять им, не правда ли? - Как я попаду в него? До захода солнца Хоши должен покинуть город. - Пойдем со мной в город. В суматохе эвакуации вход туда безопасен. На самом деле желающих не так много. Высококвалифицированным специалистам не разрешат покинуть город. Ты можешь спрятаться в моей каюте. Мы все обдумаем, когда я вернусь с работы. Я не прочь поголодать, разделив с тобой свой паек. Риск очень велик, я осознаю это, поэтому не буду осуждать тебя, если ты откажешься. У тебя семья, а я свободна - разница существенная. Это все, что пришло мне в голову.
в начало наверх
"Снова на свободу!" Нет, это фраза из телевизионной мелодрамы. От сознания своей причастности к плану у Фрезера перехватило дыхание. Капитан Мэнли Вильянт, гроза космоса, погрузит несколько тонн припасов на кар, протаранит кордон охранников и у них на глазах ворвется на корабль. Они не успеют и глазом моргнуть. Но Марку Фрезеру довелось видеть побежденную армию. У него на руках умер человек. Их руководитель, в скорби, возвращался домой с двумя превратившимися в лед телами дорогих ему людей. Марк должен был позаботиться о Еве, Анне и Колине. В прошлом он мирился с любым правительством и находил, что жизнь не так уж плоха. Он был уверен, что если понадобится, он смирится и на этот раз. Будучи уже в зрелом возрасте, он понимал, что жизнь человека представляет собой серию компромиссов. Он не видел никаких перспектив, кроме своей героической смерти. Да и вряд ли это будет героизм. Взвизгнет, как животное на бойне, когда луч лазера продырявит ему пузо. Либо будет пресмыкаться, когда его схватят... Чисто женская мысль: допускать, что Свейн нуждается в его мозгах. Находясь в рядах сторонников Хоши, он подпадал под общую амнистию. Но если его заманят в город и арестуют, Ганимед не встанет на его защиту. Его казнь была бы еще одним ударом по боевому духу его товарищей. Возможно, последним для того, чтобы сломить его. - Как ты поступишь, Марк? Занятый своими мыслями, он едва слышал ее голос. - Я соглашусь с любым твоим решением, - сказала она. - Но ты должен решить сейчас. - Я надеюсь... Его голос сорвался, и он начал снова: - Я надеюсь, у тебя в номере найдутся успокаивающие таблетки, Лора? 12 Теоретически - удобней всего было бы спать в общежитии, питаться в столовой и пользоваться общей ванной. Но на практике была острая необходимость в уединении. Каждая квартира имела все удобства. Жители Авроры не ходили в гости без предупреждения. Более того, Лорейн подверглась бойкоту большинства жителей. Фрезер был готов ко всему. Тем не менее его нервозность возрастала. Ее апартаменты состояли из спальни-гостиной, крошечной кухни и душа. Он почувствовал себя в ловушке. Кроме того, не было табака, и его живот бурлил от недостатка пищи и психотропных препаратов. Их надо было экономить для грядущих испытаний. Они провели свою первую "ночь" в разговорах, не требующих ответов, пока усталость не сморила их. Он плохо спал из-за непривычно малой гравитации в каюте. После завтрака Лорейн отправилась на службу, и Марк приступил к делу. Он должен был стать автором плана, - какого бы то ни было. Голова Лорейн была занята в основном "балансированием на канате". Некоторое время Фрезер мысленно находился за перевалом Гленна. К этому времени Хоши уже должен был вернуться домой и передать Еве письмо. Командир опротестовал решение Фрезера, назвав его лунатиком, и настаивал, чтобы с Лорейн отправился человек помоложе. - Нет. Боюсь, что нет, - сказал Фрезер. - Видишь ли, те парни, которые прошли подготовку и инструктаж для полета на "Олимпии", теперь недосягаемы. Один из них находится в заключении за нападение на космонавта, а другой неизвестно где. Мы не должны подвергать себя излишнему риску, не правда ли? В случае погони судно может уйти, погрузившись в атмосферу Юпитера. Это ситуация, с которой обычный пилот не справится. А на Земле мне приходилось управлять погружаемыми объектами. "Олимпия" спроектирована на базе сухопутного батискафа. Он пожал плечами. Нервное подергивание щеки красноречиво говорило о его чувствах. - Мне чертовски жаль, что я не могу подыскать тебе замену. Если твой проект осуществится, то меня перевыберут. На прощание Хоши долго смотрел на него, прежде чем сказал: - Ну, ладно. Что бы из этого ни вышло, я завидую твоему сыну. - Поймет ли Ева? Она казалась такой далекой. Дела вытесняли воспоминания о ней. Казалось, она была старой знакомой, когда-то промелькнувшей в его жизни. Реальностью были эти стены, взрывы пульса от шагов в коридоре, отсутствие трубки, случайные мысли о судьбе Теора, убийственный круг планов снаряжения судна и осознание их тщетности. А: Вокруг "Веги" постоянно стоят на посту несколько часовых. Они могут увидеть любого, кто попытался бы доставить груз на борт "Олимпии". Затем последуют вопросы. Б: Костюм. После ухода армии колонистов космические костюмы были возвращены их владельцам. Запасной костюм Лорейн, всегда висевший в шкафу, даст возможность Фрезеру добраться от городских ворот до корабля. Но ему не удастся дойти туда живым - часовые пристрелят его. В: Лорейн могла бы тайно подобрать нескольких добровольцев для отвлекающей атаки на охрану, чтобы дать возможность Фрезеру пробраться на корабль. Но выявление их, проверка и подготовка заняла бы много дней. За это время Свейн сможет спокойно вывести "Олимпию" из строя. Кто-нибудь из коллаборационистов сможет напомнить ему о потенциале корабля. Кроме того, Лорейн не пользовалась безусловным доверием. Она редко бывала одна за пределами своей каюты. Это объяснялось самой сутью ее работы. К тому же, за ней наблюдали. Если у нее появится много посетителей, это быстро заметят и проведут расследование. Как бы то ни было, проблема снаряжения судна не решалась. "Я погорячился. Следовало бы подумать, прежде чем связывать себя обязательствами. С таким же успехом этот корабль мог быть и на орбите Альфы Центавра. Нет, спокойно. Что надо делать, когда проблема кажется неразрешимой? Надо посмотреть на нее с другой стороны. Нужен другой подход. Я слишком волнуюсь. Хорошо, я учту это в своем проекте." К нему вернулись решимость и рассудительность. Он растянулся на кровати и расслабился, дав волю воображению. Решение возникло перед ним, как картина. Вошла Лорейн. Пока Фрезер садился, она закрыла за собой дверь. - Привет, - сказала она. - Как успехи? Ее голос был грустным, а под глазами обозначились тени. И все же двигалась она грациозно. Марк обратил внимание на ее румянец и отметил для себя, что ее внешность была более чем привлекательной. - Кажется я придумал, - сказал он. - Правда? Усталость исчезла с ее лица как туман в лучах утреннего солнца. Одним прыжком она достигла кровати и схватила его за плечи. - Я знала, что у тебя получится! - Ладно. Давай обсудим план и посмотрим: в нем могут быть проколы. Он чувствовал, как у него горят щеки. Какой бы ни была причина, румянец не уменьшался. - Идет. Но ты бы не сказал "могут", если бы не был уверен. Она сделала пируэт. - Здорово! - Боже, Лора, ты ведешь себя как... - он почему-то не сказал "как моя дочь", - ...как ребенок, вырвавшийся из школы. - Мне тоже так кажется. Почему бы не порадоваться близкому завершению этого кошмара? Слушай, у меня есть бутылка виски для особого случая. Что если мы ее откупорим? - Я не любитель спиртного. Часто жалею об этом, но у каждого свои недостатки. Не обращай внимания. Однако, нам придется всерьез обсудить план действий. - Гм... Она остыла, но вибрация в голосе осталась. - Я приготовлю обед. У меня есть кое-что вкусненькое. Пока он будет готовиться, мы сможем серьезно поговорить. Она немного зарделась. - Еще я хотела бы переодеться. - Конечно. Фрезер вышел в ванную. Через минуту Лорейн позвала его. Облегающее черное платье с брошью в виде кометы делало ее волнующе привлекательной. Свет играл в ее золотых волосах. Марк сел и попытался собраться с мыслями, пока она хлопотала на кухне. Возвратившись, она села напротив. - Все в порядке, Марк, - сказала она. - Какой у тебя план? - Итак... Он заерзал, стараясь не смотреть на нее. Его взгляд остановился на картине, висевшей на стене. Это не был сентиментальный пейзаж типичной колонии. Закоченевший NGC-5457 поблескивал в космических лучах. - Итак, проблема состоит из двух частей: снаряжение корабля и проникновение на его борт. Еще необходимо некоторое время для прогрева и ускорения, прежде чем корабль будет атакован артиллерией и ракетами. Но все это является частью операции по проникновению на борт. Что нам мешало, так это предположение о том, что обе фазы должны следовать именно в таком порядке. Она шлепнула себя по колену. - Кажется, я понимаю. Почему бы и нет. Но продолжай. - Радиосвязь с дальними поселками по-прежнему действует. Не думаю, чтобы люди Свейна при их занятости прослушивали эти линии связи. - Н-нет. Мне часто приходится звонить за город. На шахты, например. Я могу выбрать момент, когда останусь одна в конторе. С кем я должна поговорить? - С кем-нибудь из Блоксберга. Он почти что противоположен Авроре, если ты помнишь. Гебхардт был с нами. Я уверен, что они будут сотрудничать. Он сможет проверить твои полномочия у Сэма Хоши, если пожелает. Было бы хорошо предупредить кого-нибудь на спутниках, но это уже другие каналы связи. - Не автоматические. А операторы - коллаборационисты. Кроме того, ты не сможешь пройти незамеченным сторожевыми катерами. Они охраняют Ганимед от кораблей с Земли и имеют по нескольку ракет. Пусть будет Блоксберг. Я скажу, чтобы они приготовили твое снаряжение для быстрой погрузки, правильно? - Да. Ящики могут быть втянуты через грузовой люк за пять минут. Разместить их на борту я смогу в полете. Мне потребуется не так много: полет не будет длинным. В первую очередь мне нужны воздух, вода, пища и межпланетное навигационное оборудование, включая эфемериды и редукционные таблицы. Хорошо бы иметь некоторые лекарства. С помощью Антион-1 я смогу подойти к Солнцу ближе, чем позволяют экраны. Не хотелось бы проваляться несколько недель в госпитале от длительного перегрева. Поэтому пригодились бы общеукрепляющие препараты. Но если понадобится, я отправлюсь в путь и без аптечки. - Правильно ли я поняла? Ты стартуешь и приземлишься в Блоксберге? - Да. По длинной траектории, возможно, вокруг Юпитера, чтобы их радары не смогли обнаружить, куда я направляюсь. Все будет выглядеть, как полет на другой спутник. Я могу достичь любого спутника Галилеи без приборов и данных, имея такую же массу реакции, как на Олимпии. - Но ты уверен, что у этого... Гебхардта есть необходимое оборудование? - Уверен, что нет. Откуда? Но рядом с ним находится Глори Хоул. Там, как ты помнишь, находится маленький запасной космодром. Он мог бы пробраться туда. Я не рискну приземлиться прямо там, так как Свейн может предугадать это. - Ты должен дать им несколько дней, чтобы собрать все необходимое. - Я знаю. А что касается первого этапа, он целиком зависит от тебя. Тебе надо вывести меня за пределы города. - Гм. Я уже думала об этом. Они стали чрезвычайно осторожными. Большинство входов в город опечатано, а все действующие охраняются. Нельзя захватить вездеход без водителя. - Мне не нужен вездеход. Я пойду пешком, взяв лишь некоторые инструменты. - Все равно это нелегко. Они потребуют пропуск. Но скажи мне, что ты придумал. - Я скроюсь за горизонтом, сделаю круг и подойду к катерам с севера. Как при встрече с тобой. Ты сказала, что регуляторы реакции были сняты. Я поднимусь на борт одного из катеров, сниму предохранители и включу двигатель. - Что? Он ведь взорвется! - Не совсем так. Во всяком случае, не как бомба. Но будет забавный фейерверк. Если и это не поможет пробраться на борт "Олимпии", тогда я сдаюсь. Лорейн смотрела себе под ноги. - Ты можешь погибнуть, Марк, - сказала она. - Прежде чем взорвется двигатель, у меня будет время сбежать. Хотя время прогрева у него намного меньше, чем у такой махины, как "Вега", это
в начало наверх
займет несколько минут. Окружающие корабли защитят меня от радиации. Что касается времени прогрева самой "Олимпии", то я рассчитываю на такой переполох, что никто не заметит, как она мурлычет. - Итак, черт... мне это не нравится. - У тебя есть идеи лучше? - Нет, никаких, - тихо сказала она. Фрезер наклонился и похлопал ее по руке. - Не беспокойся! Я даже просчитал время. Девяносто секунд уйдет на передвижение к "Олимпии". Тридцать секунд на открытие грузового люка и проникновение внутрь. - Дольше. Там нету трапа. Тебе придется карабкаться по посадочным лапам и балансировать, держась одной рукой, пока вторая будет открывать люк. - Да... - Двое бы справились намного быстрей, - сказала она. - Если один встанет на плечи другому, понимаешь? Еще не ясно, как тебя вывести. Как я уже говорила, нельзя просто подойти к одному из этих часовых и попросить пропустить тебя. Я попытаюсь добыть тебе фальшивый пропуск, но это будет рискованная затея. Вопреки своим словам, она выглядела счастливой. - Что ты предлагаешь? - спросил он. - Я пойду с тобой. - Ты с ума сошла. - Нет. Я смогу придумать повод, чтобы выйти из города. Я скажу дежурному офицеру, что получила сообщение о неисправности оборудования в карьерах Навайо и, возможно, это акт саботажа. Я скажу, что хочу пройти туда, провести расследование и устранить неисправность. В последнее время из-за нехватки рабочих рук мне приходится заниматься мелким ремонтом электроники. Я скажу, чтобы он выписал пропуск на имя, скажем, Криса Коултера. Надо лишь проверить, чтобы Крис работал в другом конце города. Часовой знает меня в лицо, теперь все меня знают, но вряд ли он отличит одного техника от другого. Он пропустит нас с сумкой и инструментами. Я помогу тебе подорвать судно, сяду с тобой в "Олимпию", и мы улетим в Блоксберг. - Но... тебя же будут преследовать. - Чепуха. После взрыва, с тобой я буду в большей безопасности. Хотя не думаю, что Свейн будет продолжать свою деятельность, когда поймет, что ты улетел. Он не сможет противостоять кораблям с ядерным оружием, предупрежденным об опасности. Он либо сдастся, либо улетит. В худшем случае он возьмет жителей Авроры в качестве заложников для того, чтобы добиться помилования. Но он поймет, что проиграл войну. - Если так... я буду рад увезти тебя отсюда. Договорились! Она протянула ему руку. Ее глаза источали свет Валькирии. Их ладони соединились, и они долго смотрели друг на друга. Неожиданно Марк поцеловал ее. Лорейн отшатнулась на мгновение, а затем ответила. Поцелуй длился довольно долго. Смеясь, она оторвалась от него и сказала: - Мне лучше позаботиться о праздничном ужине. - Пожалуй, - промычал он. - Может... ты уверен, что не хочешь выпить? - Да. Но ты не стесняйся. - Я выпью. Мне надо. Разговаривали допоздна. Она больше, чем нужно рассказывала о своем прошлом. А он потом мучился, пытаясь уснуть на полу. 13 На северо-западе, за прибрежными высотами тянулась гряда, которую ниарцы называли Яростными Горами. За ней раскинулось высокогорное плато Ролларика, где, наверное, скиталась армия Волфило. Конечно, они были недосягаемы. Холодный пронизывающий ветер ерошил волосы Теора, завывая между скал и бросая в глаза клочья рыжеватого тумана. Видимость была ограничена несколькими ярдами. Он полз по блестящей от влаги скале. Откуда-то справа доносился шум потока. Теор хотел было поискать его, чтобы поймать рыбу; он уже не помнил, когда ел в последний раз. Но нет, опасность сорваться в каньон была слишком велика, чтобы рисковать на улов. Ему казалось, что он в бесплодной пустыне. Он догадывался, почему. От сухого жжения в жабрах кружилась голова, а мир казался почти нереальным. При такой гравитации увеличение высоты сопровождается многократным снижением давления воздуха. Теор находился немногим выше мили над уровнем моря, а концентрация водорода в воздухе, проходящем по запутанным спиралям его жабер, уменьшилась более чем вдвое. Все чаще приходилось отдыхать. Коленные суставы свело, не было сил поднять голову, сердца готовы были взорваться. Он впадал в забытье. Столь высокие горы - редкость на Юпитере. Хотя в ядре и мантии была заключена немыслимая энергия, вырывающаяся на поверхность в виде землетрясений, вулканов, гейзеров и извержений, порождающая области бурь радиусом до 30 тысяч миль, эрозия и гравитация оказывают дикое сопротивление органическим процессам. Нет достаточно устойчивых участков земли для возникновения жизни. Хребет должен был скоро закончиться. Шатаясь и спотыкаясь, Теор всеми шестью конечностями цеплялся за камни и полз по сыпучим склонам, обрушивающимся у него под ногами. Сможет ли он пройти? Скорее всего, в одиночку это будет не под силу. Но он должен попытаться: ведь улунт-хазулы окружили город, где живут Леенант и Порс. Теор с надеждой всматривался вперед, пытаясь увидеть проход. Но перед ним из тумана поднимались лишь нагромождения глыб минералов. Пары аммиака, приносимые морским ветром, превращались в конденсат и стекали обратно бесчисленными ручьями и потоками. Облака самых разных оттенков - коричневые, лиловые, серебристые, собирались в тяжелые клубки и, нависая над пропастями, упирались в отвесные скалы. Рецепторы Теора воспринимали странный острый привкус этих облаков. Свет здесь был также неестественным. Несмотря на облачность он был почти таким же ярким, как в погожий день в Ниаре. Слой атмосферы, рассеивающий лучи, был здесь тоньше. Но Теор привык к другому спектру лучей инфракрасного диапазона. Эти холодные камни блестели иначе, чем теплые долины Медалона. В сотый раз он нажимал кнопку своего медальона. В ответ было слышно лишь завывание ветра. "Вряд ли он поможет, - думал Теор. - Что может сейчас сделать Фрезер? Разве что по-дружески успокоить. Ах, что гадать?" Он собрался с силами и продолжил свой путь. Ему не приходилось слишком часто вскарабкиваться на скалы - горы Юпитера были довольно пологими. В противном случае ему бы не удалось далеко уйти. "Я на пределе", - осознал вдруг Теор. В глубине души он обрадовался близкому концу своих мучений. Другая же часть сознания упрямо заставляла его переставлять ноги. Туман сгустился. Он вспомнил, как дрейфовал после шторма много-много дней назад. Но такого тумана он еще не видел. Теор продвигался через клубы разноцветного дыма. Дыхания ветра почти не ощущалось. Вместо этого время от времени раздавались пронзительные трели. От вдыхаемого воздуха в жабрах возник привкус кислоты. И все же это не было похоже на вулканические испарения. Что же это? Говорили, что северней Джоннери обитал Скрытый Народ, занимавшийся колдовством... Вначале он принял их за хлопья... Мимо пролетел рой. Теор протянул руку и поймал одно из существ, которое стало извиваться в руке. Он поднес его к глазам, чтобы разглядеть в сгущающейся мгле. Существо оказалось кружевной восьмиконечной звездой. В каждом рое их было не меньше сотни. Теор дотронулся до нее своими усиками. Странный запах... Подчиняясь звериному инстинкту, он бросил ее в рот и захрустел зубами. Мякоть оказалась маслянистой и ни на что не похожей. Однако он глотнул, и желудок воспринял пищу. Он глотнул! Теор был ошеломлен. Он слишком устал, чтобы испытывать какие-то эмоции. Главным образом он был озадачен. Здесь не могло быть ничего живого. Только это. И он только что съел его. Стоп. Его мозг с трудом осознал очевидное: "Это же еда, если только удастся поймать ее. Но как? Дома я мог сделать ловушку из листьев дарвы, примитивного широколистного растения, стелющегося по земле. Здесь же нет ничего подобного." Думать становилось все труднее, поэтому он перешел на язык формальной логики. Отрицание предыдущего утверждения. Там, где могут существовать одни биологические виды, несомненно появятся похожие структуры, стремящиеся вытеснить первый вид. Жизнь всегда гармонична. Очевидно, я оказался единственным живым существом в этом царстве. Наилучшим решением будет продолжить путь. Кажется, там должна быть обитаемая зона, границу которой я только что пересек. Он снова услышал высокий сочный звук. Хотя эхо и туман искажали его, казалось, что он доносился сверху. Значит, туда и надо идти. В сердце вселилась надежда. Он тащился вперед с каким-то непонятным упорством. Облака стали такими густыми и он так всматривался и прислушивался, что чуть не сорвался с утеса. Едва успев остановиться, он некоторое время стоял в оцепенении. Горы словно кто топором обрубил. Непроходимо крутой и скользкий обрыв уходил в облака разноцветного пара. Поверхность его мерцала от конденсата. Теор нашел камень и швырнул его вниз, прислушиваясь. Чиркая о скалу, камень падал бесконечно долго, так и не достигнув дна. Побледнев от испуга, он понял, что это наивысшая точка в его маршруте. И, вероятно, последняя. Музыкальные звуки, доносившиеся неведомо откуда, дразнили его. "Так можно идти, пока не сдохнешь." Так как склон уходил на восток, Теор пополз в этом направлении. Он старался не смотреть в пропасть. Закручивая вихри облаков, его со всех сторон обдувал ветер. Мимо пролетел еще один рой звезд, но дотянуться до них уже было невозможно. Раздался свист. Оглянувшись, Теор прижался к скале и чертыхнувшись, выхватил нож. Однако на него не обратили внимания. Огромная расплывчатая тень пролетела над пропастью. Человек бы решил, что это кит с длинными плавниками и кустом усов вокруг рта. Существо в сопровождении живых хлопьев уплыло в никуда. Несколько минут Теор не мог пошевельнуться. "Действительно, это зона обитаема, - подумал он, взбодрившись. - Летающие существа населяют высокогорные районы, а мы о них и понятия не имели. Выходит, мы - жители темных глубин." Он вспомнил рассказ Фрезера о том, что спектроскопия доказала существование большой популяции микроорганизмов в верхних слоях атмосферы Юпитера. Открытие не показалось ему значительным. Какой прок был в том, что еле видимые существа плавали в облаках? Но если они поддерживали более крупные виды, а те, в свою очередь, еще более крупные... Тогда мир, знакомый ему, существовал лишь внутри другой живой оболочки! Если бы его сознание не было притуплено, он мог бы рассуждать с точки зрения физики и химии, которым научился у людей. На этой высоте плотность атмосферы была достаточной, чтобы удержать объекты значительного веса. Минералы были растворены в облаках. В первую очередь это была сода, соединения которой с аммиаком придают планете такой красочный вид. Было там многое и от метеоритов: добавки железа, силикона, магния и их окиси. Получая больше энергии, чем поверхность планеты, эти слои атмосферы лучше поддерживали водородно-аммиачный фотосинтез. В действительности, кажется вероятным, что жизнь на Юпитере зародилась на больших высотах и там более разнообразна, чем на суше и в море. Хотя экология планеты еще не изучена, можно утверждать, что жизнь на поверхности зависит от осадков. Правда, не в такой степени, как жизнь на Земле зависит от океана. Теор мог лишь мечтать о еде. Какое-то время он продолжал путь. Из облаков пара выступила неясная громада. Разобрав, что это, он остановился, поняв: это конечная точка его путешествия. Преграждая дорогу, впереди высилась отвесная стена. "Я бы мог попытаться обойти ее, либо вернуться обратно. Но какая от этого польза? Лучше потратить оставшиеся силы на воспоминания о том хорошем, что было хорошего в жизни. Но... что это там, у стены справа? Волнистая масса дарвы? Нет, наверное ее дальняя родственница." Теор подошел ближе и обнаружил жесткие остроконечные листы в форме четырехугольника, около двадцати футов в длину. Цвет их люди назвали бы голубым, если бы успели рассмотреть за то короткое мгновение, пока земные температуры не превратили бы их в пепел. Теору они казались черными. Будучи распластанными, они все же не были идеально плоскими. Несколько толстых, размытых в мякоти стеблей тянулись из концов длинной штуки, напоминавшей бревно. Когда Теор попытался приподнять его, оказалось, что оно весит столько же, сколько и он сам. Мало-помалу он разобрал, что собой представляет организм. Его можно было принять за открытую сумку. Верхняя поверхность впитывала энергию, нижняя усваивала аммиак и минералы из облаков. Лист, подобный парашюту, и
в начало наверх
громоздкий кокон были хорошо сбалансированы. Должно быть, этот вид находился в стадии превращения растения в животное. Он попытался открыть раковину: внутри, наверное, было мясо! Но она устояла под ударами его ножа и камней. Тогда, по крайней мере, из листа можно попробовать сделать мешок для ловли "звезд". Он мог также служить одеялом. Ему уже так давно было холодно, что только перспектива хоть как-то укрыться напомнила ему, что он все еще жив. Порыв ветра подхватил парашют. Теор потянул его вниз и наступил на него ногами. И вовремя, иначе его бы унесло. Лист накрепко сросся со скорлупой, и его с трудом удалось оторвать. "Радуйся! Вот он, зигзаг удачи. В конце концов действуют законы вероятности. Скала, остановившая меня, остановила и кое-что полезное для меня... Подожди!" Ошеломленный догадкой, Теор крепко прижал к груди парящий лист. Мысль была ошеломляющей. Раньше ему приходилось летать на форгарах. Вспомнив о Леенанте и Порс, ему удалось собрать всю свою волю в кулак. "Быстрей, без паники!" Пока он разрезал мякоть, нож дрожал в его руках. Из волокон сочилась клейкая жидкость. Освободившись от кокона, лист стал подниматься вверх. Привязываясь к нему, Теору приходилось все время закрывать лицо от липких волокон. Надежно привязавшись, он шагнул вперед. Лист взмыл вверх, и его чуть не оторвало от земли. Но не оторвало: все же он имел кое-какой вес. Однако теперь он мог плавно спуститься на дно пропасти. Опыт подсказывал, что это рискованное дело. Но альтернативой была смерть и страшная небесная рыба, нюхающая его кости. Он собрал всю свою смелость и стал спускаться. Сначала он скользил по зеркальной поверхности спуска. Ноги подкашивались, а лист трепетал за его спиной. Если волокна оборвутся, он начнет скользить все быстрей и быстрей, пока не разобьется о какой-нибудь выступ. И если не повезет, умрет не сразу. Теор схватил передние волокна и потянул их к себе. Веревки врезались в живот. Он замедлил падение, и его ноги зависли над скалой. Гора понеслась куда-то вниз. Фрезеру следовало бы предупредить его о восходящих термопотоках воздуха. Теор имел смутное представление о них. На низких высотах это было незначительное и редкое явление. Здесь же меньшее давление и плотность воздуха плюс большой градиент температур были способны создать огромную тягу. Но Фрезер был неизвестно где. С ужасающей простотой Теор почувствовал, что его подхватила какая-то сила. Он болтался среди вихрей облаков. Задыхаясь от разряженного воздуха, он улетал все дальше в пустоту. 14 Может быть это были галлюцинации в его последнем прыжке в ночь? Нет. Вокруг появлялись какие-то крылатые фигуры. Они исчезали, как мимолетные тени, едва успев появиться из облаков аммиака. Их подвывание и постукивание смешивалось с гулом ветра и скрипом веревок, которыми он был привязан. Теор не представлял, как долго его, полуживого, несло в небесах. Но постепенно к нему вернулось сознание и самообладание. Воздушный поток сворачивал вниз, увлекая его за собой по кривой траектории. Неожиданно он вынырнул из облаков. Инфракрасные лучи солнца из-за его спины освещали безбрежный небосвод. Никогда еще он не видел так явно его ослепительный диск. Лучи скользили по волнистым клубам облаков, разбросанных снизу, оттеняя их красные вершины и взрываясь круглыми радугами на хрусталиках льда. Далеко внизу изрезанные очертания гор на востоке уступали место лесам Ролларика, отсвечивающих миллионами лиловых и коричневых оттенков. Далеко на горизонте Теор даже заметил действующий вулкан, похожий на малиновое пятно. Он крутил головой и смотрел вокруг подслеповатыми глазами. Мимо пронеслись летающие существа. Их было около дюжины. Стройные хвостатые тела достигали трех футов в длину. Перепончатые крылья, на лапах длинные когти. В полете лапы подтягивались к животу, а остроносая голова возвышалась на длинной шее. Глаза были меньше, чем у Теора, а на ладонях - по два противостоящих друг другу пальца. Некоторые из них несли веревки, у других были гарпуны. "Скрытый Народ, - догадался Теор. - Итак, это не легенда." Беспомощный, он ждал своей участи. Существа суетились и перекрикивались. Из их ртов раздавались музыкальные звуки, у них не было гортани и жабер. "Очевидно, они дышат, как люди. (Марк, Марк, как ты там поживаешь?) Но тогда, если верить теории эволюции, они страшно далеки от меня. Даже не принадлежат к животным с высшей нервной системой. Сколько же миллионов лет назад наши общие предки разошлись в своем развитии". Какое-то время он надеялся, что его попросту отпустят. Но вскоре летуны бросились на него. Под их оружием он даже не сопротивлялся, пока они связывали его. Затем существа куда-то потащили его. Парашют то помогал, то мешал их отчаянным усилиям. Веревки больно врезались в тело. Он слышал тяжелое дыхание и напряженный свист крыльев захватчиков. Он пытался отдохнуть, пока не представится случай совершить... что? Солнце погрузилось в океан. Еще оставалось немного света от мерцающей поверхности облаков. Фрезер рассказывал ему о фосфоресцирующих эффектах. Вскоре в поле зрения попало яркое пятно. Летуны устремились туда. Один из них полетел вперед и вернулся с роем соплеменников. В наступившей тишине были отчетливо слышны их голоса. Увидев, куда его доставили, Теор вскрикнул, несмотря на изнеможение. Это была масса маленьких сияющих пузырьков, свободно парившая в воздухе. Толщина ее достигала ста футов, а диаметр - полмили. С внешней стороны она была покрыта оспинками углублений. Это были гнезда. Его притащили к одному из них. Под его весом оболочка слегка прогнулась и вся конструкция немного осела. Пока двое снимали с Теора парашют, несколько других направили на него гарпуны. Потом протянули веревку между шеей и правой ногой. Теор даже улыбнулся. Неужели они боялись, что он убежит? Вокруг переговариваясь порхал Скрытый Народ. Теор хотел сказать что-нибудь тоже, но усталость не позволила. "Дайте мне поспать, - стучало у него в голове. - Я так устал." Не обращая внимания на то, что с ним делают, он склонил голову и закрыл глаза. Его разбудил рассвет. Какое-то время он тупо осматривался, пытаясь вспомнить, что с ним произошло. Сознание возвращалось бессвязными фрагментами, казавшимися нереальными. И все же это была реальность! Веревка мешала двигаться. Пленник выглянул через край гнезда. В миле под ним раскинулись леса Ролларика, укрытые утренним туманом. На юге были видны уступы Джоннери, тянувшиеся на восток вплоть до Дикой Стены. Немного севернее, обособившись, пыхтел вулкан. Его подножье покрывали леса. На таком расстоянии все было крошечным, расплывчатым и недосягаемым. Пузырьковая масса слегка подрагивала на ветру. Мимо ветер гнал тучи, отрывая их от огромной кучи облаков, постоянно затемнявшей запад. Скрытый Народ занимался повседневными делами. В соседних гнездах Теор видел работающих женщин и детей. Они нанизывали на веревку кусочки мяса и вывешивали их сушиться, чистили какие-то небесные фрукты, свивали веревки. В качестве контейнеров использовались плетеные корзинки. Домашняя утварь была высечена из легкой хрупкой кости. Бдительные охранники быстро подлетели к Теору. Они были вооружены гарпунами. Теперь он мог рассмотреть их как следует. Древко гарпунов было тщательно выделано из мелких костей. Наконечник, очевидно, был изготовлен из бивня какого-то животного. - Итак, вы - охотники, произнес Теор. Изможденный от недостатка воздуха, также как от отсутствия пищи, он соображал с трудом. Но отдых все же вернул ему некоторую силу. - Еще более жалкие дикари, чем те, что бегают там, внизу. Конечно, у вас нет минералов и вообще ничего, кроме форм жизни, соответственного уровня. Этот город, однако, был значительным достижением. Очевидно, пузырьки были растительного происхождения. Но ни один из видов не мог достигать таких размеров в естественном состоянии. Для того, чтобы собрать их в таком количестве, очевидно, понадобился труд многих поколений. Что удерживало их вместе... клей? Внимание Теора остановилось на веревке, связывавшей его. Нож оставался в ножнах. Либо они не знали, что это такое, либо не заметили его в темноте. Он мог легко освободиться. Причиной того, что его связали, могла быть предосторожность, а могло быть и что-то похуже. Вокруг слышалось щебетание. Присев на край гнезда, к охранникам присоединились еще двое мужчин. У них также были гарпуны. - Приветствую вас, - отважился Теор. Ответа не последовало. Он перепробовал все языки, о которых слышал. Они сидели на своих местах. Крылья подрагивали, но с клювов не слетело ни слова. Да, этого следовало ожидать. Возможен лишь поверхностный контакт и мимолетные взгляды. Несомненно, только бедствие могло принудить этот вид спуститься на жаркую, темную и душную от плотного воздуха землю. Возможно те, кто решился на это, так и не смогли вернуться назад в небеса. Трое сидевших о чем-то чирикали. Их оружие нацелилось на него. Теор отскочил и споткнувшись о веревку, упал. - Нет! - взвыл он. - Стоило тащить меня сюда, чтобы теперь убить? Ответ был охлаждающе прост. Пока на нем был парашют, он был транспортабельным. - Разве вы - улунт-хазулы, пожирающие братьев по разуму? "Откуда им знать, кто я такой?" Наверное, Теор не догадался бы, если бы не было отношений между Ниаром и Ганимедом. Он вдруг вспомнил, как долго и тяжело проходило становление их отношений, прежде чем они догадались, что шумы от лунного камня были сигналами. Что мог знать Скрытый Народ о поверхности Юпитера? Едва ли больше, чем люди. Нет, пожалуй, намного меньше... Теор выхватил нож и перерезал веревку. Ошеломленные существа остановились, чуть не бросив свои гарпуны. Теор встал на ноги и, сжимая нож в одной руке, поднял другую над головой. Его ладонь была открыта, а пальцы растопырены. - Я ваш дальний родственник, - сказал он, отчетливо произнося каждый слог. - Мои слова вовсе не похожи на дикие крики. Он был пленником этого гнезда в поднебесье. Теор не решался шелохнуться. Если встревожить их, то их острые гарпуны вонзятся между его ребер. Он был так тяжел и уязвим, что удивлялся, почему они не разделали его во сне или сразу же по прибытии в гнездо? Допустим, им понадобилось время, чтобы решить, что делать. Не убив его сразу, они, наверное, хотели посмотреть как следует, с кем имеют дело. Для привыкших на такой высоте к яркому свету мягкий свет жилищ был недостаточным, чтобы разглядеть добычу. Теор указал на пояс вокруг торса и диск на груди. - Разве станет животное носить такие вещи? - вопрошал он. - Как могла тупая скотина привязаться к этому листу? "Допустим, они могли подумать, что у меня есть хозяин. Или же, подобно роллариканцам, они не понимают разницы между собой и остальным живым миром и будут удивлены, если зверь поведет себя, как мыслитель?" Летун направил на него свой клюв и просвистел несколько нот. Теор поморщился. - Приятель, я не смогу так, как ты. Но... дай подумать. Люди начали общение со щелканья, соответствующего арифметическим суммам. Не думаю, что это поможет делу, однако... Он отрезал веревку и, спрятав нож, стал завязывать узлы. Один из летунов подпрыгнул поближе, чтобы смотреть. Теор начал с простого узла, а дальше стал вязать более сложные. Закончил он "турецкой головой", после чего бросил им веревку. Встревоженные стражники отскочили в стороны. Теор стоял, не зная, сколько ему осталось жить. Когда же гарпуны были убраны, он стал показывать на свой рот. Они поняли. Один из них вспорхнул, но вскоре вернулся с куском мяса и круглыми шариками, бросил их Теору. Тот принялся за еду, стараясь сохранять достоинство. Шарики содержали сочную мякоть и немного утолили его жажду. Он догадался, что никто здесь не пил. Да и из чего? Вероятней всего, они получали аммиак из пищи или же впитывали его из облаков во время полета. Двое охранников продолжали сидеть на краю гнезда. К ним присоединился третий и стал делать знаки руками. Теор отвечал. Он постарался объяснить, что живет на поверхности, но это не вызвало у стражников ни капли удивления.
в начало наверх
- Вы действительно не имеете никакого представления о земле, - заметил Теор. - Только смотрите на нее. Разве что знаете пару мифов о ней. Он указал на себя, а затем на вулкан. - Понимаете? Я хочу, чтобы меня доставили туда. Это была удобная точка, откуда можно было искать людей Волфило. Ничего другого в голову не приходило. После нескольких повторений его мысль, кажется, была понята. Он вздрогнул. Все же путешествие было для него опасным. Зачем им оказывать пленнику такую услугу? Теор снова вынул нож и продемонстрировал, как хорошо им можно резать. Он не заметил у них ничего режущего. Еще несколько жестов: возьмите меня туда и это будет вашим. Охотник на краю сделал угрожающий жест копьем. Теор с легкостью понял: почему бы нам не убить тебя и не взять эту вещь? Он отскочил и стал на край мусорного люка. Не решаясь посмотреть вниз, он спрятал нож и сказал: - Если я сейчас умру, то упаду вниз. Эта вещь останется со мной. Думаю, что мое тело прорвет любые сети, подставленные вами. Существа стали перекрикиваться между собой. Наконец, одно из них вспорхнуло. Теор устроился поудобней. Ожидание могло быть долгим. Однако, он ошибся. Солнце еще не было в зените, когда показались около дюжины крылатых охотников. Они молча парили над головой, что было довольно красноречиво. Когда двое из них вошли в гнездо, втаскивая за собой его парашют, Теор не был уверен: была это победа или хитрость, чтобы взять его голыми руками. - Мне остается лишь надеяться на вашу честность, - сказал он, принимая веревки и обвязываясь ими. Ближайший из охотников указал на его нож. Теор упрямо тыкал пальцем на вулкан. Существо только вздохнуло. Теор шагнул за край гнезда. Веревки впились в тело. Он застонал от боли. Затем они ослабли, и он почувствовал, что движется вниз. Охотник швырнул ему веревку. Он словил ее. Выстроившись с другого конца веревки, они двинулись в путь. Вскоре огромное гнездо исчезло из виду. Не удивительно, что ни один земной житель не видел такого в жизни. Также как небесных пастбищ и существ, пасущихся на них. На расстоянии мили за завесой облаков их почти не было видно. "Какие еще чудища обитают в этих небесах", - недоумевал Теор. Через некоторое время он заметил, что натяжение его буксировочной веревки возросло. Не в силах удерживать ее, он обвязался вокруг пояса. Охотники трудились в поте лица. Ему понадобилось несколько минут, чтобы понять причину этого. Природа создала удерживающий его лист для полета на определенной высоте. Теперь же он находился на высоте, где плотность воздуха была существенно выше. Он почувствовал это своими жабрами. Слабость и озноб прошли. Осторожно подтягивая веревки, Теор увел парашют от встречного потока воздуха. Один за другим, несколько тянувших его существ отпустили веревку и исчезли в небе. Они не выдержали здешних условий. Он уже начал подумывать, что не достигнет поверхности живым. Но остальные летуны продолжали упорствовать. "Каким сокровищем для них должен быть этот нож! Это все равно что мне нырнуть за драгоценным камнем на дно океана!" Конечно, удвоенное содержание водорода увеличивает их силы, но он мог представить, как газ сушит их глотки. "И они по-прежнему держат слово. Надеюсь, когда-нибудь мы встретимся и окажем им помощь." Теперь впереди маячил вулкан. Конус был не слишком высок, но кратер походил на громадную раскаленную ванну, терявшую яркость по мере спуска по склону. Столб дыма и распавшихся органических веществ поднимался все выше и выше, упираясь в дождевые облака. Немного восточней сверкнула молния. Он уже слышал шум леса. Порывы ветра доносили до него такие запахи, что пришлось прикрыть руками свои вздутые усики. Его компаньоны выли от напряжения. Для них это были потемки, слегка подсвеченные красным отблеском лавы. Земля бросилась ему под ноги. Он ударился согнутыми ногами, перевернулся и поднялся. Вокруг возвышались мрачные деревья. Маленькие охотники кружили вокруг и чирикали. Теор освободился от парашюта, который тут же улетел. Как просто теперь скрыться в лесу! И конечно же ему здесь, в стране варваров, очень пригодился бы нож... - Я здесь! - заорал он. - Эй вы, сюда! Рядом с ним, съежившись под своими крыльями, приземлился летун. Теор отстегнул от пояса нож и вложил его в протянутую лапу. - Прощай, брат! Существо свистнуло и взмыло вверх. Его товарищи устремились за ним. Они набирали высоту медленнее, чем можно было ожидать. "Но стоп! Марк рассказывал мне о последствиях декомпрессии. Им предстоит длинное путешествие, прежде чем они снова увидят солнце." Теор глядел им вслед, пока последний из них не исчез из виду. 15 Осмотревшись вокруг, Теор испугался. Он стоял на опушке леса. Из деревьев преобладали йорвары, толстокожие гиганты с протянутыми вверх ветвями и характерной листвой. Жителю Земли она бы напомнила снимок легкого. Ее "фотосинтез", то есть построение сложной молекулы из метана и аммиака с освобождением водорода, зависел от синхротронной радиации, молний и рассеянного солнечного света и поэтому требовал увеличения поверхности листьев. Кроны редко поднимались более чем на пятнадцать футов от земли. Зато простирались они дальше, чем видел глаз. Волфило мог находиться в любой точке незамеченным. Впереди на фоне грозового неба маячила громада вулкана. Его инфракрасное свечение окрашивало клубы дыма и, падая на ледяные склоны горы, оставляло мерцающие блики. Теор слышал громыхание и ощущал подземные толчки. Он уже был знаком с огненными форсунками. В Ате он даже помогал отливать над ними инструменты. Но это происходило в кузнице, в привычной обстановке, с дюжиной его товарищей, готовых прийти на помощь. Теперь же он был совершенно один. И безоружен. Это надо было исправить немедленно. Теор полез вверх по склону и стал рыться в обломках пород, пока не нашел пару подходящих камней. Химически эти кристаллы представляли собой соединения воды с силиконом и магнием. Порода оказалась довольно мягкой для обработки. Он быстро высек топорик и пару наконечников для копий. Вернувшись в лес, он с помощью своего нового топорика вырезал довольно прямое древко из веток ларрика. Используя волокно из сердцевины веток, он прикрепил к нему один из наконечников. Остальное завернул в лист и привязал к своему ремню. Его оружие было грубее, чем у любого местного варвара. Их племена еще не утратили искусства в этом ремесле, в отличие от цивилизованных людей. Но все равно Теор почувствовал себя намного увереннее. Теперь еда. Со времени последней трапезы уже прошло довольно много времени. Может, судьба улыбнется ему, наконец? Он бродил около часа, прежде чем набрел на свежий след скалпада. Мгновение он колебался. Это было грозное животное. Риск был велик даже при наличии хорошего копья и свежих сил. Зато еды могло быть вдоволь... Кроме того... Он всплеснул руками. Кажется пришла идея. Его вены пульсировали. Он старался подавить возбуждение. - "Не суетись", - сказала водяная змея выходящему на берег! - пошутил он вслух. Его голос был таким незначительным перед лицом назревавшей бури, что он замолчал и стал принюхиваться к следу. Он обнаружил скалпада на лужайке. Животное паслось. Теор слышал хруст челюстей и видел волнообразное движение кустов. Над ними возвышался купол панциря. Теор зашел спереди, схватил копье двумя руками и атаковал зверя. Тот поднял бронированную шею, вытянул ноздри и открыл пасть. Все шесть ног начали движение вперед. Под тяжестью тела вдвое большего, чем у Теора, задрожала земля. - Кии-йя! В последнюю секунду он изменил направление удара, нацелившись на уязвимую гортань, и, вкладывая в удар весь свой вес, вонзил копье. Скалпад начал извиваться. Теор едва успел уклониться от его челюстей, которые отхватили бы ему руку. Зверь замотал головой, разбив в щепки торчавшее древко. Кровь залила кусты. Теор был уверен, что рана смертельна. Но наступавшая ночь была стремительней, чем буря. У него не оставалось времени. Размотав свой сверток, он взял в одну руку топор, а в другую наконечник. Он бегал вокруг взбешенного животного, пытаясь нанести удар. Зайдя сбоку, он вонзил наконечник ему в глаз. Несколько последующих ударов не достигли цели, так как пришлось быстро наклоняться, спасаясь от хищных челюстей. Оставшись только с топориком, он продолжал атаковать при любой возможности. Это было дикарское занятие. Когда ноги скалпада подкосились, Теор был измучен так же, как и его добыча. Но времени для раздумий не было. Надо было воспользоваться погодой. Свет на западе становился все призрачней. Как заправский мясник он набросился на тушу, стараясь с помощью наконечника отделить панцирь и добыть несколько фунтов мяса. Остальное можно будет оставить стервятникам. Уже было слышно хлопанье их крыльев и вой, раздававшийся из лесу. Отодрав, наконец, панцирь, он откатил его в сторону. Без этой добычи ему бы не удалось пройти несколько миль вверх по склону вулкана. После тех гор, которые он преодолел, это была не гора, а пригорок. Но пройдя полпути, он уже шатался от истощения. Пустился дождь. Тяжелые капли хлестали по телу. Низкие тучи постоянно озарялись молниями. Попадая в кратер, дождевые капли шипели, превращаясь в пар. Вскоре клубы пара с танцующими искорками окутали Теора. Испарения защищали его от жара, исходящего из кратера. Теор заглянул в отверстие примерно в ярд шириной и чуть не ослеп. Гул, доносившийся из глубины, был громким, как и раскаты грома. Отвергая испарения, судорога свела его жабры. Он был вынужден то и дело отступать, чтобы глотнуть воздуха. Бушевавшая внизу лава была ничем иным как водой. Ее температура была всего несколько сот градусов по Фаренгейту. Но вид, к которому относился Теор, не был приспособлен к таким условиям. Однако, силы, извергавшие эту лаву, были поистине громадны. Металлическое ядро Юпитера было погружено в тысячемильную оболочку из твердого водорода. Поверх этого была еще корка льда. Не такая толстая, но способная выдерживать давления, неподъемные для обычных молекулярных структур. Где-то там, в недрах, было нарушено равновесие. Давление внутри определенного объема стало ниже критического уровня. Посредством взрыва, сравнимого по мощности с термоядерной бомбой, титаническая масса льда перешла в менее плотную кристаллическую фазу. Растопленная освободившейся энергией, вода стала фонтанировать сквозь разорванную поверхность планеты. Она не испарялась из-за слишком большого атмосферного давления. Остывая и замерзая, она превращалась в конус, впоследствии выросший в гору. Это происходило в течение столетий. В конце концов равновесие восстанавливалось и вулкан потухал. Медленно, преодолевая боль, Теор сложил стенку из камней по нижнему склону кратера. Получилась относительно ровная площадка. Потом он выкатил наверх панцирь скалпада и установил его вверх дном над камнями. На это ушли почти все оставшиеся силы. Теперь оставалось только ждать. Теор присел под козырьком и впился зубами в мясистую ляжку скалпада. Мясо было сырым, но это не имело значения. Приготовление пищи на огне еще не получило распространения и применялось лишь в Ате, где был доступ к естественному огню. Однако некоторые домашние специи и смягчающие энзимы не помешали бы. Дом... Существовал ли он еще? Теор прижался спиной к стенке и стал ждать. Дождь не утихал. Что ж, чем сильней и дольше будет идти дождь, тем лучше для него. Он думал, что ему понадобятся несколько ливней. Но может хватит и одного. Он уснул. Дождь продолжался всю ночь. Затем еще сутки до самого утра. Человеку трудно представить себе уровень осадков на Юпитере. Когда туман рассеялся, Теор вышел из укрытия. Он почувствовал в себе силы и оптимизм, каких не испытывал со времен Гилен Бич. И все же, когда он с помощью заточенного крючка оттащил панцирь, его пульс неистово бился. Панцирь почернел и сморщился, но оставался целым и с грохотом упал на землю. Теор нетерпеливо заглянул внутрь чаши. Там, на дне, поблескивало несколько фунтов металла. Теор предусмотрительно обмотал руки листьями, чтобы вынуть охлажденные глыбы. Раньше Теор проводил опыты по метаболизму, но как поведет себя большое количество вещества, оставалось непонятным. Фрезер предупреждал его о возможных сюрпризах сырого натрия. Красочность облаков люди объясняли наличием этого элемента, растворенного в аммиаке и образующего с ним соединения. Он также бурно реагировал с водой. Возможно, это отчасти объясняло катастрофы в эпоху гидраргии. Оставшуюся часть дня Теор был занят возведением стены на юго-восточном склоне кратера. Он то и дело поглядывал в этом направлении. Где-нибудь там должны были появиться люди Волфило, если только они еще
в начало наверх
были живы. Но ничего, кроме леса и отдаленной Дикой Стены, увидеть не удавалось. Эти земли были так обширны, что могли укрыть целую армию. Наступила ночь. Он посмотрел на кипевшее в кратере варево и собравшись с духом, швырнул туда кусок мягкого металла. Побег в укрытие был весьма своевременным. Из кратера извергнулся огонь, и вода забарабанила по укрытию. Вершину окутал желтый дым. Он не мог этого видеть. Его глаза фиксировали лишь бледное пятно, но кожа почувствовала вспышку. От раскатов взрыва гудела голова. Когда реакция закончилась, он бросил второй кусок. Вспышками света Теор имитировал боевой сигнал "На помощь!". Металла хватило лишь для однократного повторения сигнала. Дальше оставалось только ждать. Отражаясь от облаков, вспышки были настолько яркими, что юпитериане могли их видеть на расстоянии более пятидесяти километров. Но были ли поблизости его люди? И станут ли они его искать? Он устало пополз в свое убежище. Через несколько часов после рассвета его разбудил топот ног. Двое мужчин взбирались на гору. Они были тощими и грязными, но у них было ниарское оружие. Увидев его, они пустились галопом. - Рив, наш Рив! Теор обнял их. Какое-то время он торжествовал. Он победил дикость, добрался до своих такой дорогой, какой до него не хаживал никто. Затем подумал: "Настоящая борьба еще впереди", а вслух сказал: - Нам лучше отправиться немедленно. Это плохое место. Разведчики прибыли верхом с парой сменных форгаров. Прежде чем передать одного из них Теору, они посвятили его в курс событий. - Хотя ничего особенного не произошло, мы не смогли удержаться на равнине, пересекли Уступы и в течение нескольких дней двигались на север, пока не вышли к озеру. Там можно было раздобыть дичь. Там мы и стоим лагерем, не зная, что делать: возвратиться, чтобы умереть или стать роллариканцами. Некоторые предлагают идти на юго-восток от Медалона и просить о помощи лесников. Но это сомнительная затея. Наша столица падет под натиском врагов, прежде чем мы успеем организовать экспедицию. - Да, времени мало, - согласился Теор. - Ниар не выдержит длительной осады, если закончатся запасы продовольствия. А в это время года они скудны. Даже если войну удастся выиграть, без Ниара и ледовых мастерских Ата мы станем мясом для следующего вторжения варваров. По дороге он обдумывал план действий. Ясного ответа не было. Но его решимость крепла, и вскоре они приземлились в лагере. Лагерь был замаскирован. Плетеные гамаки затерялись между деревьев, а большинство людей каждый день проводили на охоте. Но у Волфило была большая хижина на берегу. Покрытый шрамами вояка встретил Теора с неподдельной радостью, внимательно выслушал его историю и был просто потрясен. Но вскоре спросил: - Что ты намерен предпринять? - Возвратиться как можно быстрей, - отвечал Теор. - Если мы пересечем Дикую Стену через перевал Виндгейт, то вступим в Медалон недалеко от устья Брантора. Там рядом лес, так что проблем с постройкой плотов не будет. Таким образом мы сможем быстро подойти к городу незамеченными. Выйдя на берег, атакуем улунт-хазулов. Если осажденные предпримут вылазку, то враг окажется в окружении ниарцев. - ...которых он порубит на куски, - проворчал Волфило. - Мы уже не та армия, которую отправляли в экспедицию. Смерть, раны и голод измотали нас. - Разве у нас есть выбор? - Можно поселиться в Ролларике. Изучить здешние условия, с каждым днем приумножая свой опыт в добывании пищи. Никакая ватага жалких дикарей не сможет противостоять нам. Мы даже сможем соорудить кузницу на этом вулкане и отливать оружие. Мы станем зародышем новой нации. - И оставим наших собратьев на съедение? Волфило продолжал: - Это жестокая необходимость. Но я всю жизнь был воином, Рив. Не впервые мне приходится жертвовать многим ради сохранения жизненно необходимого. Выступление против улунт-хазулов может закончиться лишь нашей гибелью, и тогда мир действительно погрузится во мрак. - Возможно, ты знаешь о войне больше, чем я, - рассердился Теор, - но совершенно не представляешь, что необходимо для цивилизации. Почему роллариканцы всегда стремились проникнуть в Медалон? Потому что их земли бедны. Дожди так вымывают почву, что на ней не растет ничего, кроме йорваров. Растения, дающие нам большинство волокон, здесь не растут. А сколько лет может понадобиться для очистки земли, пригодной для земледелия? Что касается вулкана, то минералы, которые я там нашел, не годятся для получения качественных сплавов. И потом, нас слишком мало, чтобы поддерживать свою культуру. Какую помощь в этом смогут оказать варвары? Уверен, если мы останемся здесь, тьма поглотит нас так же быстро и наверняка. Не лучше ли отправиться домой и рискнуть нашими жизнями? - Это твое мнение. У меня другое. Через некоторое время мы с помощью союзников отвоюем Медалон. - Медалон будет разорен. Его жители будут рассеяны или порабощены, или убиты из-за того, что мы оказались трусами и не помогли им. Гребешок Волфило вздыбился. - Не называй меня трусом, - сказал он, - или я перестану называть тебя Ривом. Теор задохнулся от гнева. Но врожденное самообладание победило. Он все взвесил и сказал: - Как я понимаю, ты хочешь препятствовать возвращению. Волфило кивнул в знак согласия. - Предлагаю собрать армию и посвятить ее в наши планы. Остаток дня он готовился к речи. Когда-то он изучал риторику, а его беседы отточили его красноречие. На закате армия собралась у озера. Теор взобрался на пенек и осмотрел собравшихся. Ряды копий и шлемов поблескивали в угасающем вечернем свете. Щиты были ободраны и погнуты. Но по-прежнему на них красовались эмблемы, повествующие об их славной истории. - Самцы и полусамцы Ниара! Его голос канул в неподвижную тишину озера, отражавшего темные верхушки леса. По рядам пробежал легкий шепот. - Оба моих полуотца погибли у Гилен Бич. Там, где полегли ваши товарищи и родственники. Теперь мне сказали, что я должен предать их. - Что? - возмутился Волфило. - Я отвергаю... - Рив говорит, - сказал Теор. - По законам Ниара ты скажешь, что пожелаешь, после меня. Никто не вправе перебивать меня. Он повернулся к армии. - Враг опустошает нашу землю, подбираясь к нашему городу. Он возьмет его в кулак и будет ждать, пока наши дети и товарищи не умрут с голоду. Я не могу назвать нашу пассивность преступлением. Мы сами находимся в таком же положении. В ответ раздался рев толпы. Когда Теор закончил, его место занял Волфило. Посмотрев на оружие, угрожавшее ему, он закричал: - Если это ваша воля, так тому и быть. Мы пробудем здесь еще пару дней, собирая продовольствие, а затем вернемся в Медалон. Разойтись! Он спустился на землю и отыскал Теора. - Это были жестокие и несправедливые слова. Ты хорошо знаешь, я сделал все, что мог, для людей. - Да, это правда. Теор похлопал воина по плечу. - Но разве у меня другая задача? Ведь ты сам говорил, что часто приходится жертвовать многим ради сохранения главного. - Итак, в жертву ты принес мою честь. - Никогда. Они не вспомнят моих слов. У них останется в памяти, что ты повел их домой. Волфило стоял некоторое время, поглядывал на младших самцов. Наконец он положил свой топор к ногам Теора в знак покорности - по древнему обычаю. - Поистине в тебе течет кровь наших предков, - сказал он. - Ты рожден Ривом. Улыбка обнажила его зубы. - Спасибо тебе! Мое решение было слишком тяжелым бременем для меня. Ты взвалил его на свои плечи. Под твоим руководством я умру может быть раньше, но с большей охотой. 16 Фрезер положил ключ. - Готово, - сказал он. На двигателе предохранителей больше не было. Оставалось только запустить его. Марк встал, расправляя плечи и оказался лицом к лицу с Лорейн. Фонарик в ее руке покачивался, и гротескные тени прыгали над сгрудившимися машинами и тускло мерцавшими светильниками. Светлые черты лица Лорейн словно противостояли окружающему мраку, а ее золотые волосы, казалось, сломаются от холода, царившего на судне. - Хорошо, - сказал он, не найдя подходящих слов. - Пойдем. - Марк... - Что? - Н-нет, ничего. - Я просто хотела сказать... если у нас не получится... Ты славный парень. Ни с кем на свете я не хотела бы быть, кроме тебя. Несмотря на принятую дозу стимулятора его сердце дрогнуло. Через ткань костюма он похлопал ее по руке. - Взаимно, малыш. Должен признать... думаю ты поймешь... мне с трудом удалось остаться джентльменом, находясь все эти дни в твоей каюте. И мне бы не удалось это, если бы я так не ценил тебя. - Черт возьми, думаешь мне было легко оставаться леди? Она развернулась на каблуках. - Идем. Они начали взбираться по лестнице в кабину пилота. Фрезер включил прогрев двигателя, а затем нажал на стартер. Через ботинки он ощутил вибрацию пола. - Быстрее, пока не сработало зажигание! У входа в воздушную камеру она отклонилась, пропуская его. Марк толкнул ее вперед. Вибрация быстро нарастала. На трапе Фрезер отпустил поручень и кубарем скатился вниз. Очутившись в полной темноте между припаркованными судами, он начал шарить руками по сторонам. Чьи-то пальцы сжали его руку. Лорейн тянула его на север, затем в обход на запад. Фрезер осторожно выглянул из-за посадочной лапы. Поле, отделявшее его от города, казалось желто-серым в свете трех четвертей Юпитера. Впереди, с правой стороны стояла "Олимпия". В ней заключалась вся их надежда. Но взгляд Марка был прикован к громадной сфере "Веги", к силуэтам ее пушек на фоне Млечного Пути и дюжине вооруженных людей, окружавших ее. "До взрыва двигателя остается минута." Уверенный в своем прогнозе, он начал считать. "Пятьдесят девять, пятьдесят восемь, пятьдесят шесть... нет - семь, пятьдесят пять... двадцать четыре, двадцать три, двадцать два..." Мир задрожал под ним. Грохот прошел через ноги и взорвался в голове. Стоявший рядом катер покачнулся на шасси. Он знал, что лучше не смотреть на столб бушевавшего огня. Бело-голубой свет безжалостно осветил землю, шероховатости на поверхности бетона казались горами. По взлетному полю в сторону стены безопасности побежала трещина. Катер с южной стороны зашатался и медленно упал на землю с металлическим стоном. На месте, где он стоял, теперь клубился пар, подкрашенный адским заревом. Хаос продолжался какие-то мгновения. Затем реактор разрушился и реакция прекратилась. Снова все погрузилось во мрак. Юпитер казался бледным, а ослепленные глаза не могли различить ни одной звездочки. Фрезер и Лорейн бежали. Они не останавливались, чтобы посмотреть, заметили их или нет. Об этом можно будет догадаться по выстрелам. Длинными прыжками они пересекли взлетное поле и, достигнув "Олимпии", остановились. Корабль был спроектирован для аэродинамической посадки на незнакомой поверхности в условиях сильной гравитации. Он покоился горизонтально на колесных шасси. Грузовой люк располагался ниже, чем в обычных космических кораблях, но все же выше, чем хотелось бы. Лорейн взобралась Марку на плечи, дотянулась до люка и повернула ручку. Люк открылся. Она забралась внутрь, затем протянула Марку руку. Фрезер подпрыгнул, чтобы ухватиться. Он побаивался, что вытащит ее обратно, но Лорейн все же удалось удержаться и втянуть Марка. Он перевернулся и, вскочив на ноги, побежал в кабину пилота. Она закрыла люк и последовала за ним. Массивная дверь отделяла пассажирский отсек от грузового. Чертыхаясь, Фрезер изо всех сил вращал рукоятку. Поддалась! Он вошел в первый отсек и погрузился в кресло пилота. Панель не была освещена, как и весь корабль.
в начало наверх
Рычаги управления располагались необычно. Марк оставался беспомощен, пока к нему не подошла Лорейн с зажженным фонариком. - Так лучше, - сказал он, задыхаясь. В свете фонарика панель оказалась хорошо ему знакомой. Так и должно было быть: он ведь часами изучал диаграммы, инструкции и спецификации, которые Лорейн приносила ему тайком. После стольких репетиций его движения были автоматическими. Почувствовалось легкое подрагивание корпуса. Вздохнув, Фрезер откинулся назад. Пот стекал по его бровям и щипал глаза. Десять минут на прогрев - этого было вполне достаточно. Однако ждать больше положенного он не мог. На корабле не было иллюминаторов, а он не решался включить экраны обзора до готовности к старту. Там, снаружи у кого-то мог оказаться детектор. - Что они делают, как ты думаешь? - спросил он безучастно. - Бьюсь об заклад, бегают вокруг, как обезглавленные цыплята. Они быстро восстановят порядок. У них хорошая дисциплина, но сейчас я бы с удовольствием посмотрела на них. Он наклонился, чтобы помочь ей пристегнуться к креслу. - Итак, пока что все идет как по нотам. Я не удивлюсь, если вся операция закончится успешно. Тебе понравится роль героини? Она старалась сохранить легкость тона. - Так же, как тебе, роль героя. Что, надо сказать, уже слишком. - Ох, я не смогу. Никакого уединения, никаких слабостей. Нет, приглашения на Вселенский завтрак я не приму. Ты, конечно, другое дело. Ты в этом знаешь толк. Я же старик и к тому же отпетый домосед. Она задержала взгляд на его лице, скрытом в тени. - Ты не старый, Марк, - сказала она низким голосом. - Но ты не можешь отрицать моего домоседства, - пытался шутить Фрезер. - _Я_ уже не в том возрасте, чтобы обращать внимание на мальчишек. Предпочитаю мужчин. А ты - мужчина в большей мере, чем кто-либо. - Она прерывисто вздохнула. - О, дорогой, сказала она, смутившись. Так мы никогда не справимся с этими ремнями. Они замолчали. Рокот двигателя усилился. - Пора! - сказал Фрезер. Он включил внутреннее освещение и экраны обзора. Казалось, он командовал башней, возвышающейся над полем. Вокруг, как муравьи, толпились люди. Работавшие у планетоходов были в объемных защитных костюмах. Бульдозер уже начал сооружать защитную стену. - Свейн оказался еще оперативней, чем я думала, - проворчала Лорейн. - Проклятье! - воскликнул Фрезер. - Наш старт испепелит парней, стоящих поблизости. - Ты обеспокоен? - Да, конечно, да. Я думаю, мы сможем дать им тридцатисекундное предупреждение. Фрезер подключился к громкоговорителю. - Внимание, персонал космодрома! - сказал он. - Прошу внимания! Сейчас будет стартовать корабль "Олимпия". Всем покинуть площадку. Всем покинуть площадку. В ответ раздались крики. - Что за черт! Фрезер следил за "Вегой". Он видел, как разворачивались ее башни, готовясь открыть огонь в момент вхождения "Олимпии" в область их действия. - У вас десять секунд, чтобы убраться отсюда! - закричал он. Они побежали. Но двое подошли поближе и подняли лазерное оружие. "Да, в мужестве им не откажешь", - подумал Фрезер и включил основной генератор. От потока энергии у него застучали зубы. Он увидел облако выхлопа, распространяющееся под кораблем. Оно напоминало огнедышащий снег. От шума даже звукоизоляция не спасала: шум наполнил все его существо. После того как шасси были убраны, включились рулевые двигатели. Нос судна задрался вверх. Включились акселераторы. Поле ринулось вниз. Ганимед теперь казался полумесяцем, покрытым оспинами кратеров. Над восточным его склоном показалось солнце. Фрезер отключил ускорение, когда оно достигло двукратного значения, и поставил кресла в вертикальное положение. Свободное падение было похоже на неподвижность и мечту. Экран был заполнен звездами, но ему было не до них. - Направь, пожалуйста, луч радара на Аврору, Лора. Я хочу удостовериться, что нас не преследуют. - Они не смогут этого сделать. Все их катера сейчас заняты на орбитах других спутников и астероидов. И мы превосходим "Вегу" в скорости. - Мы не сможем уйти от ракеты, - сухо сказал он. Нам надо приземлиться в Блоксберге незамеченными, помнишь? Ее пальцы пробежали по консоли. Засветился экран. Компьютер выдал набор цифр и нарисовал динамические кривые переменной яркости. - Два снаряда, - заключила она. - Их траектории, однако, не пересекаются с нашей. - Всего-то! Тем лучше. На таком расстоянии мы могли бы и удрать от них. Однако, тогда их Система Наведения могла бы поймать нас лучом радара. Теперь наш угловой диаметр слишком мал, чтобы у них был шанс. Мы облетим Юпитер с обратной стороны. К тому времени, когда мы вернемся, все уже будет спокойно и мы сможем совершить посадку втайне. Без навигационных таблиц и оборудования он смог лишь приблизительно определить навигационные векторы. Построения, конечно, пригодятся для предварительных оценок. Фрезер включил панель и установил ускорение на одну десятую. При большем ускорении выхлоп будет заметен на значительном расстоянии. Можно будет добавить, когда корабль окажется в ста километрах от Ганимеда. Загорелся красный индикатор приемника. - Ох-ох, - удивилась Лорейн. - Абоненты. Неужели они установили с нами связь? - Нет. Они только передают. Точно так же я могу ответить. Но они не могут осуществить радиоперехват. Фрезер снова подключил свой приемник. - Внимание, космический корабль "Олимпия"! - Голос Свейна, - прошептала Лорейн. Он увидел испуг на ее лице. Это разозлило его. - "Олимпия" на связи, - рявкнул он. - Какого черта вам нужно? - Я мог бы это же спросить у вас, - сухо ответил Свейн. - Говорит глава военной администрации. - Ну? Фрезер решил не представляться. Отчасти из-за враждебности, отчасти, чтобы избежать репрессий против своей семьи. Конечно, скоро они догадаются о Лорейн... - Возвращайтесь немедленно, именем закона. - Если это все, что вы хотите сказать, то сеанс связи закончен. - Стойте. Я знаю вашу цель. Она очевидна. Думаете, вам удастся достичь Земли? Нет. Судно недоукомплектовано. Вы не могли пронести с собой значительных запасов. Система водоснабжения судна нуждается в определенном минимуме воды. У вас нет даже воздуха. - Я пока еще дышу. - Вы знаете не хуже меня, что рециркулятор скафандра отличается от системы питания корабля. Для ее функционирования необходим установленный минимум давления. Ваши припасы также закончатся через определенное время. - Если вы пытаетесь испугать меня, то напрасно тратите воздух. Напротив я могу испугать вас. Когда прибудет флот, вы ответите за все, что натворили в системе Юпитера. Подумайте над этим и ведите себя соответственно. - Заткнитесь, - рявкнул Свейн. - Думаете, я такой же идиот, как вы? Вы, должно быть, договорились получить где-нибудь необходимые припасы. Сомневаюсь, чтобы они находились на одном из спутников. Вы не могли осуществить секретную связь с ними. Если это ваша цель, то примите к сведению, что на орбите каждого из спутников висит сторожевой катер, имеющий приказ стрелять. "Ага! Вот почему вы не можете наблюдать за всем Ганимедом." - Думаю, что вы запланировали приземление на Ганимеде, - продолжал Свейн. - Я это предвидел и собирался установить патрулирование на местах в качестве дополнительной меры предосторожности. Поэтому... несколько катеров будут поставлены на боевое дежурство у всех станций Ганимеда. Эти суда не предназначены для такой работы, но станут такими как только будут переоборудованы их радары. Пока что они могут вести визуальное наблюдение за поверхностью. Если вы приземлитесь где-нибудь, вас увидят. "Вега" стартует и поразит вас. Она способна сделать это за несколько секунд, находясь в полной готовности. Примите это к сведению. - О нет, нет, нет, - лепетала изумленная Лорейн. Румянец исчез с ее лица. Фрезера будто кто-то ударил в пах. Однако он прорычал в ответ: - Зачем нам возвращаться под огонь ваших пушек? - Ценю ваше мужество, - сказал Свейн. - Это было благородно с вашей стороны - предупредить моих людей. Даю вам слово офицера, что в случае вашего немедленного возвращения, вы будете содержаться на корабле и получите по заслугам после восстановления законного правительства. По мере удаления корабля его голос угасал. Звезды потрескивали от презрения к каждому его слову. Но холодный голос отчетливо звенел в ушах: - Если вы все же улетите, я буду поддерживать "Вегу" в полной готовности в течение недели. Это максимальное время, которое вы сможете просуществовать. Однако, это повлечет отвлечение значительных человеческих ресурсов. Проект перевооружения придется отложить. Мне бы не хотелось этого. Еще не хотелось бы подвергаться риску, даже малому, в случае существования секретного склада на каком-то астероиде. Следовательно, если вы тотчас не включите отрицательное ускорение, я запущу ракету. Фрезер посмотрел на Лорейн. Она покачала головой. Ее глаза были полны слез. - Хватит играть в героев, - убеждал Свейн. - Ваша смерть никак не поможет делу. Возвращайтесь, и у вас появится шанс быть полезными. Его голос был уже на грани слышимости и напоминал шепот привидения. - Хорошо, - гаркнул Фрезер. - Вы выиграли. Всего доброго. Он выключил передатчик. Кулачки Лорейн стучали по подлокотникам кресла. - Лучше бы я умерла, - всхлипывала она. - Есть возможность осуществить это желание, - резко сказал Фрезер. - Я согласился, чтобы протянуть время. Чем дольше он будет ждать, тем большее расстояние придется преодолеть ракете. - Ты хочешь сказать, - медленно произнесла она, - мы можем как-то убежать? - Н-нет. Боюсь, что нет. Мы не получили достаточного ускорения при старте. - Он потянулся было к главному выключателю, но отдернул руку. - У-ух. Лучше останемся на малом ускорении. Если они заметят инфракрасный шлейф, то запустят ракету, и ее датчики будут держать нас мертвой хваткой. Есть шанс, Лорейн, очень незначительный. Даже если он удастся, я не знаю, как мы попадем в Блоксберг. - Он вздохнул. - От меня зависит жизнь людей. С другой стороны - здесь ты. На карту поставлена твоя жизнь. - Чего будет стоить моя жизнь, если меня подвергнут "переделке"? Но Ева и твои дети... - Черт! Мы должны попытаться! Наш радар обнаружит ракету, когда она начнет приближаться. Тогда мы включим полное ускорение. Это судно способно получить ускорение большее, чем мы можем выдержать без препаратов, но надо попробовать. Она перестала плакать. Слезы все еще блестели на ее лице. Лорейн не мигая следила за ним, а в голосе было только недоумение: - Не понимаю. Я думала ты намерен поиграть с ракетой "в прятки", пока у нее не закончится топливо. Но если ты считаешь это невозможным, с чего ты взял, что мы от нее убежим? - Это невозможно из-за большой инертности корабля. Но если гонка будет короткой, тогда... - его рука непроизвольно сжала ее руку, - ...возможно, мы окажемся в безопасности раньше, чем она догонит нас. - Где? Он указал на правую часть экрана. Там был Юпитер. 17 Как только они вышли из расщелины, прорезанной на северной стороне Дикой Стены, послышались первые удары барабана. Теор остановился. За ним медленно громыхала его армия. Подобно одинокому животному, он вытянулся и застыл, напряженно вслушиваясь, но звуки барабанов затихли. Теор стоял в тишине, прерываемой только завываниями ветра над утесами. Они высились с одной стороны, смутно вырисовываясь на фоне полосы неба, затемненного облаками. На вершине беспорядочными группами росли
в начало наверх
деревья. Их ветви извивались от холода, витающего в воздухе. А на дне пропасти тени были большими, там темнела неопределенная масса, слабо излучающая инфракрасные волны. Просматривались контуры замерзшего вооружения и брони. Детриты, устилавшие всю дорогу, были остры для их ног. - Ты слышал? - спросил Теор. - Да, - ответил Волфило, - это сигналы наблюдателей. Барабаны зазвучали снова где-то высоко слева. - Это плохое место, здесь легко угодить в ловушку, - сказал Волфило, - сверху удобно бросать на нас камни. Теор обдумывал дальнейший план действий - продвигаться вперед или все же отступить. Вход в расщелину был более скрытый, чем проход впереди. Возвращаясь назад, они могли бы скоро выйти на проходящий плацдарм, где можно развернуть войска. Но затем им придется провести несколько дней в ожидании атаки, а тем временем Леенант и Порс будут умирать от голода в Ниаре. - Мы будем продвигаться вперед, - сказал он. - Я не должен бы говорить о таких очевидных вещах, - пробормотал Волфило, - но выполнить нашу миссию будет трудно, во всяком случае... - Он хлопнул в ладоши, и его адъютант подбежал к нему. - Пошлите патруль разузнать что-либо о разведчиках. Остальным сомкнуть ряды и продолжать движение. Армейские барабаны передали приказ дальше. Эхо прокатилось от стены к стене. Монолит льда загудел, загрохотали камни, зашаркали тысячи ног и ниарцы двинулись вперед. С наступлением ночи темнота становилась все глубже, но об остановке не могло быть и речи. Нельзя было терять время! Разведчики возвращались с заранее ожидаемыми рапортами: следов шпионов нет. Здесь, в горах, было много мест, где они могли укрыться при приближении армии Теора. Но обнадеживало то, что не было вообще заметно следов войска варваров. А было ли в этом что-то ободряющее? Теор почувствовал, что его челюсти сжаты так же зловеще, как у Волфило. Они добрались до Ворот Ветра к середине ночи. Утесы остались далеко позади, а впереди виднелись грубые косогоры. Теор мог видеть далекий отблеск светящейся реки Брантор, вьющейся на юг, к городу и дальше, к океану. Даже после того как был разбит лагерь, он спал мало. Незадолго до рассвета раздался грохот. Теор очнулся от мрачных дум в ожидании дождя и молний. Но нет, это был другой звук, пришедший из ночи. Эти тяжелые звуки мог издавать только огромнейший военный барабан, который можно было переносить только вчетвером, и его звук был слышен на многие десятки миль. Постепенно пробуждались и остальные. Он слышал крики в темноте, прорывавшиеся сквозь грохочущие удары, доносящиеся с небес. Сквозь этот грохот пробилась команда Волфило. Его личный барабанщик повторил ее: "Тихо, тихо, тихо." Удары наверху прекратились почти мгновенно, и воцарилась тишина. Внезапно Теор понял, что задумал его генерал. Он повернул голову на юг, ни один мускул не дрогнул на его теле. Теор слушал. Он пришел скоро, едва уловимый в необъятности ночи, но очень чистый мотив: "Бум-бом-бррр-бом! Бум-бом-бррр-бом! Ра-та-та-бом-бум! Ра-та-та-бом-бум, брррт-а, бррр-та, бом-бом, бом-бом..." Волфило продолжал отдавать приказы. Глухо застучали ноги и зазвенело оружие. Теор пошел на шум. Когда он подошел к своему генералу, мимо него стремительно пронесся патруль. Волфило стоял, скрестив руки. Его кожа блестела ярче обычного, и Теор смог рассмотреть морщины на его лице. - Я послал их в надежде схватить лазутчиков, - сказал старейший самец. - Я так и понял. Но не попадут ли они в засаду? - Нет, вражеских разведчиков не должно быть много. Большую группу мы бы обнаружили, едва она оказалась бы в пределах видимости. - Это должно быть улунт-хазулы, - вяло сказал Теор. Волфило сплюнул. - А кто же еще? Я боюсь, что Чалхиз знает местный ландшафт лучше, чем я предполагал. Сразу после последней битвы он, наверное, установил пикеты, чтобы наблюдать за каждой дорогой, по которой мы можем пойти, и провел коммуникационные линии от этих постов к штабу. Мы не можем появиться перед ним неожиданно. Ему известен каждый наш шаг. Теор резко спросил: - Что мы должны делать? - Мы могли бы отступить. - Нет. - Ну, тогда мы могли бы остаться здесь. Это прекрасная позиция для обороны. - Что это даст нам? Он просто захватит Ниар, а затем преспокойно расправится с нами. - Да, это так. Я вижу единственный выход - идти открыто. Не останавливаться для сооружения паромов и плотов. Двигаться с максимально возможной для нас скоростью, питаясь на фермах, которые встретятся по пути. Но в первую очередь мы должны оставить здесь какие-то фортификационные сооружения. Таким образом у нас будет укрепленная позиция, куда мы сможем отступить, если потерпим поражение в поле. - Ты считаешь, что там мы будем разбиты? - с трудом произнес Теор. Задержка даст врагу возможность выиграть время, а он слишком хорошо знал слабости своего войска. На рассвете стали видны сверкающие облака, и перламутровый туман повис над равнинами. Армия приступила к работе, добывая камни для возведения стен, огромные валуны поднимались наверх, чтобы можно было потом обрушить их на атакующих. Теор трудился с неистовством. Но время от времени он слышал бой барабанов, находящихся на некотором расстоянии. И было малым утешением то, что в скалах на одном из гребней находился его патруль. Никаких сообщений от связных не поступало. В трудах прошла еще одна ночь, пока Волфило не решил, что все возможные приготовления сделаны. На следующее утро армия спустилась к Вилдервалю. Понадобился еще целый день, чтоб достичь подножия холмов. На берегу Брантора разбили лагерь. На рассвете Теор снова услышал бой барабанов, который теперь раздавался ближе, чем ожидалось. Они отправились в путь ранним утром. Запасы пищи были на исходе. Только охотники слегка пополняли их скудный рацион. А до равнинных пастбищ оставалось еще пару дней пути. Ниарцы брели исхудалые и молчаливые вдоль берега Брантора, чей поток, пенясь, мчался к океану и звучал громче, чем поступь воинов Ниара. "Мы будем в лучшем положении, когда проведем реквизиции на фермах", - уверял себя Теор. Днем возле войска приземлился форгар. С него спрыгнул всадник и побежал к голове колонны. - Генерал! Я видел противника. Их множество!!! - Что? - взревел Волфило. - Так скоро? Это невозможно! - Они на кораблях. Весь Брантор заполнен их судами. И в этот момент они услышали бой барабанов, звучащий громко и надменно. - Животные тянули их корабли? - Теор с такой силой сжал свой топор, что у него захрустели пальцы. - Конечно. А то как бы они смогли подняться так быстро против течения. - Ну а ты определил их число? - Примерно. У них около 90 судов, и все заполнены войсками. - Но они должны были начать осаду Ниара. - Волфило фыркнул. - Не обязательно. Они отступили куда-то поблизости, едва ли народ из города отважится двинуться достаточно далеко. Ибо если они и отважатся, то возвращение улунт-хазулов может быть для них неожиданностью. - Защитники могут сделать вылазку, чтобы потрепать вражеские тылы. - Как? Их корабли опередят любую армию. Нет, Чалхиз ищет удобный случай, чтоб полностью уничтожить нас. - Волфило потер свою массивную шею. - Конечно, если вылазка удастся и наши схватятся с ним, пока он еще не вступил в бой с нами... Он упер взгляд в землю и, немного подумав, сказал: - Это наша единственная надежда. Мы должны послать сообщение в Ниар, чтобы они рискнули сделать вылазку - хотя их там мало - и торопиться на север. Тем временем мы должны сделать так, чтобы сражение переместилось к перевалу Шепарда. Может, Чалхиз и не распознает заранее наш замысел. Воин потряс головой. - Но даже если все пойдет так, как мы предполагаем, я сомневаюсь, что это принесет успех. Пока придет подкрепление, пройдет уйма времени и Чалхиз поймет, что он может отступить без особых потерь. Однако захват нашей страны дорого обойдется им. Теор поборол подступившую вдруг тошноту и спросил: - Когда они нападут на нас? - Смею предположить, что они разобьют лагерь за скалами чуть ниже того места, где они оставили корабли. Завтра утром. Да, времени мало, чтобы достаточно подготовиться. Он подозвал своих подчиненных и начал давать указания. "Как жаль, что я погибну так", - подумал Теор. Ниарцы двинулись на возвышенность, находящуюся на некотором расстоянии от реки. Седловидные гребни должны были защищать их фланги, а по болотистой низине, оставшейся позади, они могли отступить на север. Вскоре кусты на холме были втоптаны в грязь, склоны были покрыты красными телами кентавров, державших оружие, направленное в небо и в сторону окутанных туманами гор. Теор мог пересчитать на своих соратниках все ребра. Не возникало возражений против того, что Волфило отдал приказ зарезать на мясо почти всех форгаров. Лишь несколько их было оставлено для участия в сражении - войско не должно быть голодным в свой последний день. Тем не менее Теора все равно беспокоил вопрос питания. "Я виноват в этом", - горько подумал он. Он даже стал подумывать о самоубийстве: броситься на копье - и все проблемы позади. Солнечный свет на западе иссяк. Немногим ниарцам удалось уснуть в эту ночь. Бодрствуя, Теор то и дело слышал движение в лагере. Рассекая утренний туман, над полем пролетела тень и приземлилась на гребне горы. Это был наблюдатель на одном из шести уцелевших форгаров. Он доложил, что улунт-хазулы вытащили свои корабли на берег и, привязав к ним морских животных, идут пешком. Похоже, они знали, где находится неприятель. Они были хорошими пловцами. Разведчик вполне мог вплавь добраться до города. Туман рассеялся. Ниарские шеренги поблескивали искорками льда. Три потрепанных знамени трепыхались над огрубевшими лицами, доспехами и твердо поставленными ногами. Теор стоял в первом ряду. Слева от него - Волфило. Они ничего не говорили друг другу. Казалось, прошла вечность, прежде чем улунт-хазулы появились из леса. Под вулканический грохот барабанов они стали строиться для атаки. Ряды серых фигур с короткими хвостами, клыками под нависающими шлемами и с флагами выглядели угрожающе. "Почти втрое превосходят наши силы", - заключил Теор. Но это не имело значения. Это был вопрос одного дня. Он крепче сжал щит и размахнулся топором. - Глянь туда! - указал Волфило. - Флаг командующего. - Что? - Я обратил на него внимание еще у Гилен Бич. Сам Чалхиз к нам пожаловал. Барабаны у реки забили чеканную дробь. Ей вторил топот бегущих врагов, напоминавший шум прибоя. Из ниарских рядов доносились короткие команды. Копья второго и третьего рядов просунулись между плеч воинов первого ряда. Улунт-хазулы также взяли копья наперевес и пустились галопом. Ближе, ближе и ближе. Несколько форгаров начали пикировать над неприятелем. Наездники сбрасывали камни, но должного эффекта Теор не заметил. Он вдруг вспомнил свои эксперименты с луком и стрелами, сделанными по совету Фрезера. В условиях Юпитера это оружие оказалось неэффективным. А жаль. Взгляд Теора остановился на воине, который, очевидно, намеревался атаковать его. У него была свежая рана на левой щеке. "Надо восстановить симметрию", - решил он и поднял свой топор. С ревом и страшным дребезгом улунт-хазулы обрушились на копья ниарцев. Их щиты и роговые доспехи в основном защищали их от ударов, но натиск был остановлен. Теор увидел, как справа от него при столкновении с гигантом у кого-то треснуло древко копья. Улунт-хазул споткнулся; блеснув на солнце, другое копье вонзилось в его незащищенный живот. Лязг мечей заглушил его крик. Он успел нанести ответный удар булавой. Раздвигая лес копий, на Теора набросился воин. От прямого удара его пики Теору удалось закрыться щитом. Копье соскользнуло в сторону. Теор тут же ударил топором. Удар пришелся по плечевому щитку. Воин зарычал и попытался пырнуть Теора в горло. С трудом удалось отбить копье в сторону. Могучей хваткой улунт-хазул вцепился в запястье Теора. Тот поднял щит и
в начало наверх
ударил ребром по руке врага. Хватка ослабла. Используя паузу, Теор дважды ударил топором по шлему противника. Улунт-хазул зашатался. Теор сделал шаг вперед и, поравнявшись с ним, ударил его по спине. От удара того сотрясло. Огромное серое тело съежилось. Хлынула кровь. Еще живой, улунт-хазул осел на землю. Напиравший сзади воин переступил через него и бросился к Теору. Ниарцы держались стойко. Атака захлебнулась. Теперь одна масса противостояла другой. Задние ряды каждой из сторон тыкали друг в друга копьями. Стоявшие впереди рубились и кололись. Теор поскользнулся в крови. Это было счастливое падение. Над тем местом, где он только что стоял, просвистел нож. Он поднялся на передних ногах и попытался встать. Воина уже не было - сражение поглотило его. Теор встал, чтобы вступить в поединок со следующим врагом. Они стали обмениваться ударами топоров, но Теор ощутил, как тают его силы. Но что это за вибрация под его плащом? Удар врага чуть не сломал ему руку. Он яростно ударил топором, но промахнулся. Улунт-хазул ухмыльнулся и стал напирать на него. Теор почти не осознавал опасности. Он не мог слышать - скорее он почувствовал, что передатчик на его груди ожил. Отразив еще один удар, он намеренно упал на землю. Перепончатые ноги неприятеля наступили на него. "Пусть самец позади меня займется им. Это сейчас важнее." Прикрываясь щитом, Теор протиснулся между попиравших его ног. "Если это действительно важно. Ведь я не имею права уйти." Он заметил, как Волфило, весь в крови, продолжал неистово рубить. "Я открыл его фланг, когда он нуждался во мне." Теор покинул переднюю линию. Теперь его окружали собственные воины. Игнорируя их ошеломленные взгляды, он встал и рванулся назад. Никак не удавалось отделаться от образа Волфило. 18 После пятикратного ускорения свободный полет напоминал падение с обрыва. Мозг Фрезера погрузился в красную ночь. Нить сознания продолжала биться, отдаваясь нестерпимой болью. Из страха перед смертью он заставлял себя ползти, приподнявшись на локтях, но снова и снова скатывался в гудящий поток. Когда сознание наконец вернулось к нему, он с вялым удивлением понял, что прошло всего несколько минут. Возможно, это было слишком долго. Среди звезд, заморозивших экраны обзора, еще не было видно ракеты. Но радар уже предупредил о ее приближении. Конвульсивным движением он включил рулевые двигатели. "Олимпия" начала вращаться, поворачиваясь носом к Юпитеру. Другие планеты исчезли с экранов. Были лишь чудовищные образы облаков - желтых, коричневых со всеми их оттенками. За этой занавеской бушевала буря. Котел молний диаметром в десятки тысяч миль. В поле зрения попал горизонт. Фрезер прекратил вращение и включил главный двигатель. Снова собственный вес чуть не задавил его. Рычаг скорости и тело пульсировали в такт двигателю. В своем рывке в атмосферу планеты он должен был точно рассчитать замедление, чтобы при входе в нее не раскололся корпус корабля. Вражеской ракете это не грозило. Она быстро догоняла свою жертву. Фрезер украдкой посмотрел на Лорейн. Она потеряла сознание более часа назад. Ее лицо было испачкано кровью из носа. Он даже не знал, дышит ли она. "По крайней мере, она ничего не почувствует. Может, и я тоже. Мы можем расколоться при ударе, если только ракета не собьет нас раньше." Он знал, что в этот предсмертный час должен подумать о Еве. Но вхождение в атмосферу под правильным углом требовало большого внимания. Он был слишком уставшим и разбитым от этого перелета. "Вошли в атмосферу!" Он оглянулся. На кормовом экране появился тонкий серебряный шлейф. Затем его словно ударило кулаком по голове. Вселенная взорвалась. Больше он ничего не видел. Градиент плотности внешней оболочки Юпитера был настолько незначительным, что в кабине почти не ощущалось повышение температуры. До красноты накалилась лишь внешняя обшивка корабля. Пройдя некоторое расстояние, корабль столкнулся со слоем, который при такой скорости вел себя, как твердая эластичная поверхность. Огромными рваными прыжками, как камень по поверхности воды, "Олимпия" огибала кривую горизонта. Схемы наведения ракеты не были настолько интеллектуальными, чтобы предвидеть это и изменить курс заблаговременно. Она летела по прямой, как искусственный метеорит. Сначала было содрано внешнее покрытие ракеты. Затем взорвалась химическая боеголовка. Ночь Юпитера поглотила эту короткую, вялую вспышку света, а раскаты грома - звук взрыва. Быстро теряя скорость, "Олимпия" снижалась по спирали. Малиновое сияние ее корпуса исчезло в холоде стратосферы. Сильный ветер болтал его из стороны в сторону и наполнял своим завыванием. Это пробудило Фрезера. Изо всех сил пытаясь прийти в себя, он вспомнил, что перед окончательным рывком вниз ему следует выйти из "штопора". Он включил двигатели. Кажется, прошла целая вечность, пока он вырулил и увидел звезды. Понятно было лишь то, что ему больно. Его затуманенные глаза некоторое время бессознательно созерцали вид открытого космоса. "Теперь выйти на орбиту... не спать, пока не выведешь его на орбиту, ты должен, должен... ты..." Он выпустил рычаги управления и погрузился в сладкое забытье. Первое, что он увидел после пробуждения, были часы. Прошло двенадцать часов. Он окинул взглядом кабину. Его изболевшееся тело парило в невесомости. Юпитер сиял янтарным светом на носовом и левом экранах обзора. Корабль погрузился в почти нереальную неподвижность. Навстречу плыла Лорейн. Он заметил, что она уже вытерла кровь и выглядела почти отдохнувшей. - Как ты, Марк? - мягко спросила она. Он подергал руками, ногами, повернул шею, вдохнул и выдохнул. - Ух! Кажется, ничего не сломалось. А ты? - В порядке. Я пришла в себя раньше и не знала, приводить тебя в чувство или нет. Слава богу! Я так волновалась! Ты так крепко спал. Она остановилась, взявшись за его плечо. - Теперь я хочу несколько минут насладиться тем чудом, что мы оба уцелели. Они обменялись торжествующими улыбками. Вместо нужных слов она предложила ему стимулятор и анальгетик из их скудной аптечки. Он втолкнул пилюли через пищевой клапан шлема и глотнул воды из встроенной фляги. По каждой клеточке организма прокатилось блаженство. - А как насчет перекусить? - спросил он. - Я сама еще не ела. Счастье испарилось. - У нас есть еще несколько питательных тюбиков. - Их нам и недоставало. Хозяюшка, нам надо подкрепиться! Затем Фрезер последовал ее примеру и залез в одну из рекреационных камер, чтобы помыться. Размером она была не больше гроба, и человек мог там только лежать, дышать несколько часов и надеяться на спасение. Извиваясь, Фрезер растирал себя спиртом, капавшим из отключенного циркулятора воды. Насколько позволяла переполненная камера, он пытался очистить костюм и себя. Увы, щетине на его лице суждено было остаться. Очистить тело от запекшейся крови и пота было так приятно, что он был готов терпеть любые неудобства. Когда он вернулся, Лорейн пристально рассматривала планету. Она взглянула на него. В наушниках был слышен ее шепот: - Никогда не видела ничего более ужасного и красивого. Он кивнул. - Это зрелище компенсирует многое. Она отвернулась и отчаянно сказала: - Чего не скажешь о нашем положении. Мы потерпели неудачу, не так ли? - Не говори так, - ласково укорил ее Фрезер, хорошо понимавший, что они на краю могилы. - Мы удрали, перехитрив космическую ракету. Возможно, это впервые с гражданским судном. Мы свободны. - Свободны, чтобы умереть от жажды, если до этого не закончится воздух. У нас нет надежды покинуть систему Юпитера. - Она стукнула кулаком по переборке и полетела в сторону. - Если бы у нас было навигационное оборудование, мы бы победили. Мы бы могли взять курс на Землю, написать сообщение и доставить его, уже будучи мертвыми. - Нет ли какой-нибудь возможности приблизительно... - Нет. Не знаю, хорошо это или плохо, но даже с инструментами и данными мы бы не смогли эффективно ими воспользоваться. Чтобы успеть вовремя, мы должны лететь по гиперболической траектории. Так как "Олимпия" не предназначалась для таких полетов, у нее нет автопилота, способного посадить судно с такой траекторией. - Если бы Юпитер был хоть немного похож на Землю!.. - С уст Фрезера сорвалось проклятие. - Что случилось? - спросила она. - Ничего. У меня идея. Дикая, сумасшедшая, но... Он задумался. - Кроме оборудования, нам нужны воздух и вода. Так вот, они есть на Юпитере. - Что? - У нас большой грузовой отсек. Поверхность Юпитера покрыта льдом. Люди Теора могли бы погрузить его для нас. Я смогу соорудить прибор для электролиза кислорода из воды. В нашем распоряжении хорошо оснащенная лаборатория. - Но метан, аммиак - все это яды. Мы не сможем выделить их из смеси, разве не так? - Не знаю. Маловероятно. И все же... Я должен немедленно поговорить с Теором. Фрезер сел в кресло пилота и подключил свой радиопередатчик. На корабле был небольшой нейтринный передатчик, пригодный лишь для коротковолновой связи. На орбите он, однако, мог использовать релейные спутники. У него не было таблиц данных, чтобы послать направленный луч. Оставалась надежда лишь на то, что в пределах досягаемости находился один из таких спутников. Он настроился на передачу. - Теор, - крикнул он, - говорит Марк. Ты здесь? - Какой жуткий язык, - сказала Лорейн. Через минуту она спросила. - Не отвечает? Фрезер вздохнул. - Нет. Попробую частоты других абонентов, но боюсь, что ответа не будет. Его дела также плохи. Он отвернулся от экрана, из-за навернувшихся на глаза слез. - Ладно... - Марк! Ксторхо г'нг корач! - Это он! Слава богу! Фрезер опустился прямо на пол. - Как дела, старина?! - Беда заедает, брат! Я едва спасся после нашего последнего сражения. Но еще могу порадоваться, что ты жив. - Расскажи все. Я сейчас недалеко, как ты можешь догадаться по малому запаздыванию сигнала. Может даже... но рассказывай. Фрезер выслушал его историю. Оцепенев от ужаса, он обдумывал собственную ситуацию. - Странно, как переплелись наши судьбы! - размышлял Теор. - Не знаю, что тебе посоветовать. На твоем месте я бы вернулся, чтобы продолжить борьбу. Я на краю пропасти. Мой народ гибнет под топорами. И все же мы вдвоем неплохо сражались. Разве не так? - Если бы я мог помочь... погоди! - завопил Фрезер. - Я могу! - Но как? Закрытый в своем корабле? - Послушай, Теор, я не хочу терять время на разговоры. Я спускаюсь. Оставайся на связи. Не ввязывайся в бой. Чтобы приземлиться, мне понадобится твоя помощь. Ты еще продержишься несколько часов? - Да... да, конечно. Думаю, что враг скоро отступит для передышки. Надеюсь, нам удастся удержать его в течение нескольких дней. Но Марк, ты же совсем не готов... - Будь на связи, как я сказал. Жди моего сигнала. Я спускаюсь! Фрезер отключил радио, бесполезное при полете в атмосфере, и повернулся к Лорейн. - Привязывайся, хозяюшка. Не думаю, что это причинит тебе боль. Если нам удалось выдержать пятикратное ускорение, то половина этого будет нам нипочем. Без возражений она тихо села в кресло и взялась за ремни. Привязываясь, Фрезер объяснил ей положение дел. - По крайней мере, мы выиграем для них войну, - закончил он.
в начало наверх
Она протянула руку, чтобы прикоснуться к нему. - Это так похоже на тебя, Марк. - Кроме того... у меня в голове вертится идея, которую я никак не могу поймать за хвост. Она может помочь нам больше, чем... Так вот, я хочу заполнить главный отсек газом из батискафа. Достаточно будет нескольких атмосфер. Видишь ли, такой высадки не предусматривалось, но есть соответствующие рекомендации на случай экстремальной ситуации. К тому же я не представляю, как можно находиться в вакууме при таком давлении атмосферы Юпитера снаружи. Газ с шумом ворвался в кабину. Взметнувшиеся частицы пыли изменили освещенность. Гул проснувшегося двигателя отдавал не только в ушах, но и во всем теле. За кормой расцвел огненный шлейф. Описывая спираль, "Олимпия" стала спускаться. Это был медленный спуск, всего двадцать шесть миль в секунду. Но во время него ни Фрезер, ни Лорейн не могли разговаривать. Зрелище, представшее перед ними и поглотившее их, было действительно впечатляющим. Звезды исчезли. Небо из черного превратилось в фиолетовое, высокие ледовые облака поблескивали в солнечных лучах. Внизу, переливаясь тысячами оттенков, простирался воздушный океан, подсвеченный вспышками молний. Когда плотность воздуха стала равной земной плотности на двадцатимильной высоте - здесь же высота была значительно меньше - Фрезер отключил космическое оборудование и перешел на аэродинамическое. Сразу под ними был верхний слой облаков аммиака. Они погрузились в пелену. Темнота поглотила их. Он переключил экраны на видимый теперь инфракрасный диапазон. Но на экране мало что переменилось. Появились только зелено-голубые вихри. Корабль осторожно двигался вперед довольно продолжительное время; рассекая атмосферу, он издавал глубокий свист, переполнявший все существо Фрезера и уводивший его в нирвану звуков. Электрические разряды освещали пропасти и каньоны, протянувшиеся на многие мили вокруг. Каждое скопление облаков было похоже на континент. От шума и шквального ветра судно закружилось, как испуганная лошадь. Стрелки приборов плясали. Ремни безопасности удерживали все сто двадцать фунтов тела Фрезера. Каждое движение давалось ему с трудом. От его прикосновений консоль громко звенела. Но он был в таком восторге от зрелища, что не обращал на это внимания. Наконец зона турбулентности осталась позади. "Олимпия" снова спокойно загудела в глубинной тишине. В каком-то смысле это было обманчивое чувство, так как любой другой корабль при таком давлении был бы раздавлен. По мере спуска давление возрастало. Но судно выдерживало такой перепад давлений. Кабина пилота и отсек с силовой установкой имели сводчатую форму и были сделаны из особого сорта стали с почти идеальной структурой кристаллов, притягивающих молекулы с огромной силой. Лишь воздухоприемник и грузовое отделение выдавались на сферической поверхности корабля. Но они были такими же массивными и наглухо задраенными мертвой хваткой атмосферы. Иллюминаторов не было. Приборы и экраны обзора были построены на твердых кристаллах, сходных с теми, что применялись на Юпитере. Что касалось силовых нагрузок, судно могло преодолеть их, опустившись ниже зоны солнечной фотосферы. Приблизительно четвертая часть отсека была приспособлена для транспортировки минералов, чья аллотропия требовала условий юпитерианской поверхности. Остальная часть состояла из ряда камер для сбора проб атмосферы на разной высоте. Сейчас они были открыты и не загружены. Двигатель использовался в качестве турбонасоса. Над всем этим хозяйством надувался шар из эластичного и очень прочного материала. Под контролем барометра помпа заполняла его газом, полученным от распада карбогидрата. Подаваемое тепло делало содержимое шара менее плотным, чем холодная водородно-гелиевая среда, окружавшая корабль при одинаковом внешнем давлении. Таким образом, суммарный эффективный вес системы стремился к нулю. Фактически, "Олимпия" представляла собой космический батискаф. Она не столько летала, сколько плавала в небе Юпитера. "Почти как когда-то в морях Земли", - подумал Фрезер. Затем корпус вновь начал раскачиваться и нырять. Он услышал вой и грохот аммиачного града о металлический корпус. Раздался слабый крик Лорейн: - Градины с меня ростом! Что, если они порвут шар? - Тогда мы обречены, - процедил Марк и бросился к рычагам управления. Остановив помпу, он опустил нос судна и, включив двигатель, прорвался сквозь нижнюю границу штормовой зоны. Корабль не достиг поверхности, из-за большого давления, он не мог этого сделать! Когда они снова оказались в зеленом безмолвии, Фрезеру понадобилось несколько минут, чтобы преодолеть дрожь. Он уже не ощущал себя сверхчеловеком - он был вполне смертен. Вдруг показалась поверхность. Его охватило изумление. Над их головами был золотой небесный свод с облаками, цвета ультрамарина и меди, похожими на черепах. Из скопища облаков на северном горизонте лил дождь, подсвечиваемый молниями в дымчато-голубых кавернах. Рядом с этим потоком даже Ниагарский водопад показался бы карликом. На западе ночь властвовала над океаном. Там, внизу, сияла и искрилась каждая волна. Буруны были больше и быстрее, чем на Земле. Они двигались на восток, к свету и сияя как дамасская сталь, взрывались на берегу фонтанами пены. Прибрежный воздух искрился от парящих брызг. Дальше простиралась безбрежная равнина, покрытая желто-голубым кустарником и лесом. Ветви покачивались на ветру и шелестели пучками листьев удивительной формы. На востоке этот мир терялся в бронзовой дымке. На юге возвышался отливающий металлическим блеском утес, с которого река низвергала свои пенящиеся воды. Ошеломленные зрелищем Фрезер и Лорейн безмолвно глядели на открывшуюся панораму. Только воспоминания о Теоре заставило его очнуться. Он неохотно глянул на приборы. Мощный радиобуй, установленный вблизи Ниара для будущих экспедиций, подавал сигналы. Расчеты Фрезера оправдались. Он уменьшил высоту и взял курс на север. - Посмотри вон туда, - указала Лорейн. В полумиле от них, взмахивая плавниками, проплыла стая каких-то дьявольских рыб. Они сияли, как полированные. Внизу на равнине паслось стадо шестиногих животных с пышными рогами, всполошившихся при появлении "Олимпии". Их там были тысячи. Топот ног разносился так далеко, что достигал звуковых датчиков корабля. - А я всегда считала Юпитер... замороженным пеклом, - сказала она запинаясь. - Для жителей Юпитера Земля - расплавленное пекло, - ответил Фрезер. - Я имею в виду его великолепие. Обилие жизни! Он кивнул отяжелевшей головой. - Да! Это настоящее чудо Вселенной. Жизнь. Она сказала с горечью: - Нам отведено так мало времени. И тем не менее люди не ценят его. - У них внизу то же самое. Они не очень-то отличаются от нас... - Твой друг Теор, - сказала она нерешительно. - Ты говорил, у него есть семья. - Да. Он очень привязан к ней. - Счастливчик. Вздрогнув, он посмотрел на нее, но она отвернулась. Вскоре Фрезер разглядел реку, похожую на Брантор. Они полетели над ее руслом и вскоре радиобуй сообщил, что корабль находится над Ниаром. Фрезер остановил двигатель, чтобы осмотреться. Город внизу напоминал скорее лабиринт. Через мощную оптику он увидел в панике разбегающиеся толпы, напуганные появлением корабля. Он включил нейтринный передатчик. - Теор, ты держишься? Как идет сражение? - Хуже, чем я ожидал. Я уже начал отчаиваться, Марк. Они еще не сбросили нас с вершины горы, но с каждой атакой наши ряды редеют. Где ты? - Над твоим городом. - Город еще жив? - Да. По крайней мере вокруг нет никаких войск. Но они еще не пытались установить контакт со мной. - Дай им время. Надо найти советников, умеющих обращаться с оборудованием. У тебя, наверное, устрашающий вид. - Мы не можем ждать. Ни ты, ни я. Опиши точное местонахождение свое и твоих людей, чтобы я не ошибся. Затем во время затишья дай приказ отступать по противоположному склону горы. Фрезер прервался. Только теперь вырисовывались детали его тактики. - Подожди! - сказал он нервно. - Ты можешь связаться с противником? - Думаю, что их вождь Чалхиз прекрасно понимает наших сигнальщиков. - Предупреди его о приходе Пророка, который уничтожит его, если он не сдастся. - Он только посмеется! - Не сомневаюсь. Но все же, получив предупреждение, они могли бы избежать больших потерь. - Если бы ты знал, что они сделали с нами, Марк, ты бы не беспокоился о них. - Хотелось бы. - Ради тебя я это исполню. Теперь что касается необходимой для тебя информации... Фрезер достаточно хорошо был знаком с Теором, чтобы почувствовать радость в его словах. Это немного ободрило его. - Подожди, - сказал он. - Еще один момент. Предупреди своих людей, чтобы они не смотрели на меня. Они должны закрыть лица и по возможности прикрыться щитами. Понятно? Я иду. "Олимпия" рванулась вперед. Лорейн не сводила глаз с Фрезера. - Что-то не так? - спросила Лорейн. - Ты бледный как смерть. - Да, - отрезал он. - В этом-то все и дело. Прошли считанные минуты, и "Олимпия" оказалась над судами и морскими чудищами улунт-хазулов. Дальше простиралась холмистая равнина, покрытая лесом и окаймленная с севера ледовым хребтом. Она кишела кентаврами. Неопытный глаз Фрезера не заметил ни порядка, ни смысла в их передвижениях. Он лишь увидел, что меньшая группа собралась на склоне горы, тогда как большая приближалась к ним со стороны реки. Пространство между ними было усеяно трупами. Бездыханные тела вызывали такую же жалость, как и трупы людей. - Теор, ты готов? - Да! Фрезер сцепив зубы, начал снижаться. Он предполагал, что атакующие побегут при появлении корабля. Но они были слишком дисциплинированными и храбрыми. В наушниках были слышны воинственные крики, барабанный бой и лязг оружия. Он заметил оживление в их рядах. Они поднимали пики, бросая вызов всем богам этой планеты. - Теор, я вижу огромный флаг на острие их клина. Может ли там находиться командующий? - Да, он там. Чалхиз сражается в авангарде. К стыду, я не поступил так же. - То же относится и ко мне. Итак, я атакую Чалхиза. Корабль развернулся, направив кормовые двигатели на гордое знамя. Фрезер выстрелил ракетами. Это был холодный запуск, энергии которого едва хватило, чтобы достичь критической массы в такой плотной атмосфере. Только освобожденный атом мог справиться с этой задачей. Моментально все вокруг превратилось в газ с температурой в тысячи градусов. Казалось, все бушевавшие когда-либо молнии ударили в одну точку. Мир пылал: расплавилось небо, загорелась земля. Растаявшие горы превратились в бурные потоки аммиака, смывающие землю. Раскаленный воздух воспламенял и испепелял все живое. Затем пришла ударная волна. Вздымая все вокруг, она распространялась дальше и дальше. Дойдя до склона горы, она обрушила ее вниз. Во взметнувшейся туче пыли и дыма летели останки людей. Затем поднялся вой, от которого раскалывалась голова. Повсюду эхом разносились удар за ударом. Ураганный ветер сравнял с землей развалины. Фрезер не представлял, сколько улунт-хазулов погибло в этом котле, он не решался считать жертвы. Еще страшнее было бы взглянуть на слепых и обугленных, корчившихся и вопивших, обезумев. Его не покидала мысль, что тысячи из них, охваченные ужасом, разбегались кто куда, бросая оружие. Полностью сломленные, они уже не были победителями... - Марк, брат мой, освободитель, - ликовал Теор. Барабаны Ниара уже возвещали о триумфе. - Твои люди не пострадали? - механически спросил Фрезер. - Они были хорошо защищены. Волфило уже занимается захватом вражеского флота и поимкой пленных. Не потому, что они когда-нибудь смогут возобновить сопротивление. Просто они превратятся в бандитов, если позволить им уйти. Расселив их в Ролларике, мы обезопасим себя... Можешь ли ты приземлиться? Первый из людей в нашем мире! - Конечно, могу, - сказал Фрезер и прослезился. Лорейн освободилась от ремней и, подтянув свое отяжелевшее тело к нему, прижала его шлем к бронированной груди. - О, Марк, любимый, не расстраивайся. Подумай, сколько других жизней было бы потеряно, если бы не ты. Спасена цивилизация. Лучше подумай о том,
в начало наверх
что нам предстоит сделать дома. Ты должен освободить и нас, Марк. Он оторвался от нее и воспрянув духом воскликнул: - Клянусь, мы сделаем это! 19 Когда они были готовы к отлету, его уверенность если не исчезла совсем, то сильно пошатнулась. От длительного пребывания в костюме тело взбунтовалось, посылая ему протест в виде зуда, дурного запаха и приступов тошноты. Дела могли бы идти быстрее, если бы он не был так измотан голодом и гравитацией. Большую часть времени, пока люди Теора грузили лед, Фрезер проспал. Теперь он сидел рядом с Лорейн, выпрямившись в своем кресле и удивлялся успеху своего фантастического плана. Правда, альтернативы все равно не было. Очищенную воду можно было бы получить в котлах Ата, но Теор сомневался, смогут ли кузнецы, из-за войны достаточно быстро выполнить все необходимые операции. Фрезер надеялся, что с отдохнувшими мозгами ему удастся придумать менее рискованный план. Но тяжелая кровь неохотно текла по его жилам, лодыжки распухли, а голова казалась пустой, как барабан. Юпитер вообще был противопоказан людям, а если человек провел на Ганимеде последних двенадцать лет жизни и был в возрасте... Он любовался восхитительным девственным закатом. Солнечный диск был закрыт многослойным облачным покровом, но часть неба была ярко освещена. Свечение скользило за туманами запада, заставляя их гореть. Свет достигал северных склонов и, отражаясь от них, создавал иллюзию расплавленной Дикой Стены, сохранившей свою форму. Деревья покачивали ветвями на ветру, шумящем, как безбрежный океан. На долину начал опускаться туман, но река все еще ярко блестела. - Жаль... - Чего, Марк? - Глупо... Что я никогда больше не побываю здесь. - Почему бы и нет? Со стимулирующими препаратами и необходимым оборудованием ты бы мог провести здесь несколько земных дней. Думаешь, я хочу возвращаться? Я женщина, не привыкшая к физическим нагрузкам и... я никогда не смогу. А ты с твоими знаниями и всеобщим признанием... Думаю, члены следующей экспедиции будут настаивать на твоем участии. - Боюсь, что нет. Все, что сделал я, можно будет сделать с орбитальной станции. Мне незачем спускаться сюда. С лекарствами или без них, я не смогу выдержать нагрузок, как молодой человек. Я буду лишь обузой. Поэтому наши мечты несбыточны, Лора. Как и все остальное. Она закусила губу и ничего не ответила. - Жаль, что я такой уставший и пустоголовый, - продолжал Фрезер. - Я не могу оценить того, что вижу вокруг. Не могу осознать. Ты в лучшей форме. Ради меня смотри внимательней, Лора! Послушай ветер, почувствуй вес. Чтобы потом ты могла рассказать мне обо всем. - Если будет это "потом", - ответила она. - Надо думать, мы осуществим свой план. Что нам еще остается? - Я не имела в виду операцию против Свейна, Марк. Я думала о том, что будет после нее. Теор выкрикнул приказ. Кентавры, занятые работой возле люка, разошлись. Было жестоко заставлять их грузить камни сразу после сражения. Фрезер видел их понурые головы, поникшие гребешки, висевшие плетьми руки. Их крепкие тела, с трудом продвигавшиеся к реке. Но теперь, прежде чем идти домой, они могли отдохнуть. Пришло время поработать людям. Теор подошел к носу корабля. Свет заката отражался в его глазах и в диске на груди. - Все готово, брат, - сказал он. - Мы сделали что могли. У нас больше нечего предложить тебе, кроме своих надежд. - Вы сделали немало, - сказал Фрезер. - Ты должен лететь сейчас же? - Да. - Я даже не увидел тебя за этим корпусом. Мы никогда не пожмем друг другу руки. Увы, странная это штука - Вселенная. - Я свяжусь с тобой, когда смогу. - Я буду ждать с нетерпением. Да хранит тебя господь. - До свидания, Теор. - Прощай, Марк. Юпитериане отошли на безопасное расстояние. Фрезер нажал кнопку автоматического закрытия люка и включил двигатель. Тепло заполнило газовый шар. Корабль поднялся в воздух. Теор стоял, помахивая рукой. Фрезер и Лорейн наблюдали за ним, пока он не исчез во мгле ночи. Подъем был медленным. Приходилось сдувать шар, чтобы он не лопнул. На определенной высоте Фрезер закрыл камеры отбора образцов атмосферы. Корабль двигался неуклюже, отягощенный своим грузом. Фрезер опасался бури. Но они не попали в зону турбулентности. Казалось, что вся планета хотела помочь им. Напоследок он посмотрел в сторону солнца и скрепя сердце, включил ускорение. Вскоре он понял, что вышел на орбиту. Он выключил двигатели, и сон одолел его почти моментально. Через несколько часов он проснулся слабым, изболевшимся и голодным. Но несмотря ни на что чувствовал себя посвежевшим. Его мозг был необыкновенно ясным. Визит на Юпитер казался почти нереальным, похожим на заветную мечту. Ничего больше не существовало, кроме этой кабины, женщины и его миссии. - Думаю, нам лучше съесть оставшиеся запасы, ты согласен? - спросила Лорейн. - Нам понадобятся силы. - Ух ты. Открой тюбики, пожалуйста. Масса казалась безвкусной. Он сделал несколько больших глотков - экономить больше не было смысла. - Теперь, - сказал он, - надо разобраться с нашим устройством. - Я уже сделала это, - ответила Лорейн. - Я пришла в себя немного раньше. Она указала на путаницу проводов, устройств и смежных металлических пластин, собранную в углу одной из коек. - Фактически, я его почти закончила. - Умница. Фрезер пристально смотрел на нее. Янтарный отблеск планеты был ей к лицу - оттеняя ее силу, придавал ей знакомое очарование. - Знаешь, - сказал он почти непроизвольно, - ты - очень красивая. - Не надо, Марк, - пробормотала она. - Нет, говори. Один единственный раз. Другого, наверное, не будет. Правда? - Думаю, что нет. - Я вернусь на Землю, - сказала она. - Нет! - Я должна. Это единственный выход. - Но... я хочу, чтобы ты осталась. - Нет, ты не хочешь этого, Марк. Посмотри правде в глаза. - Могу только позавидовать мужчине, который женится на тебе. - А я завидую твоей жене. Но знаешь, я не ревную тебя к ней. Мне жаль ее. У нее никогда не будет того, что было у меня. - У тебя не было ничего, кроме тяжелых испытаний. - С тобой. Она подмигнула ему. - Ближе к делу, командир, пока я не разревелась. "Если бы она хоть на йоту ошибалась", - сцепив зубы, проклинал себя Фрезер. Но Лорейн, конечно, была права. Он почувствовал себя крысой. "Жизнь - это не повесть, - наставлял он себя. - В ней не бывает "хэппи эндов". Она просто продолжается." Стараясь не глядеть друг на друга, они закончили монтаж. Это была простая схема временной задержки, подключенная к регулятору ускорения на главной панели. Однократное ускорение позволило им отдохнуть и закончить схему. - Надеюсь, она сработает, - пожал плечами Фрезер. - Может даже не убьет нас. Юпитер оказался между кораблем и солнцем. Марк увидел множество звезд. Их было такое количество, что ему понадобилось употребить весь свой опыт, чтобы распознать созвездия. Ганимед выглядел крошечным холодным полумесяцем. Фрезер стучал по клавишам компьютера, вычисляя вектор схождения с поправкой на звездное притяжение. Последние маневры можно будет выполнить вручную. Рискованная и неэкономная процедура, но достаточно эффективная для умелого пилота и достаточно большой массы реакции. Корабль вздрогнул от его прикосновения. Юпитер провалился в бездну. Они могли бы лететь по спирали на малом ускорении, но это заняло бы значительное время. Поэтому на несколько минут он включил пятикратное ускорение. После этого "Олимпия" оказалась уже на расстоянии достаточном, чтобы сбросить ускорение до приемлемого значения. Большую часть пути он проделал с ускорением, равным половине "g". Он не мог развивать немыслимую скорость, чтобы уцелеть. Кроме того, это могло усложнить коррекцию курса. Последующие часы он провел в беседах с Лорейн. Но их разговоры не касались никого. Даже Евы. Они приближались к Ганимеду. Фрезер с удивлением отметил, как мало осталось в нем страха и как много предчувствия. Казалось странным, что он испытывал чувство вины за смерть представителей другого вида, не смущаясь своими намерениями в отношении людей, таких же теплокровных, как и он сам. Но улунт-хазулы не причинили ему никакого вреда и не оказывали сопротивления. Здесь же дела обстояли иначе! - Да, немного иначе! Резким движением он включил передатчик. - Космический корабль "Олимпия" запрашивает Центр Управления Полетами, - выпалил он, глядя на горный пейзаж, представший перед ними. - Прошу дать направляющий луч и разрешение на посадку. - Что? Вы сказали "Олимпия"? - воскликнул незнакомый голос. - Да. Фрезер указал свои приблизительные координаты. - Ваш радар может обнаружить меня где-нибудь в этом районе. Включайте луч. Но без глупостей. Мы хотим сдаться. - Подождите. Можете вы подождать минуту? Я должен посоветоваться с начальством. "Конечно, я подожду. Может, это хандра, но мне вовсе не хочется подвергать риску Лору. Я вынужден это сделать." В наушниках был слышен звездный шум. - Центр Управления Полетами - "Олимпии". Оставайтесь на связи. Секундой позже его уши заполнил гневный голос Свейна. - Вы! Что вы еще придумали? - Мы проиграли, - сказал Фрезер. - Пытались обвести вас вокруг пальца, но ничего не вышло. Мы возвращаемся. - Кто вы, в конце концов? Власек с вами, не так ли? - Да, - ответила Лорейн. - И горжусь этим. Фрезер назвал свое имя. Лгать не имело смысла. - Как вам удалось скрыться от ракеты? - спросил Свейн. Фрезер сказал ему правду. - Мы приземлились на Юпитере. Когда мы подойдем поближе, вы увидите надутый шар. Мы надеялись на помощь юпитериан. Но радиобуя там не оказалось. Должно быть, его уничтожили оккупанты. Вы, наверное, слыхали об этой войне. На такой большой территории мы даже не смогли найти город, с которым поддерживали связь. Наши запасы подошли к концу. Мы решили сдаться. - Опишите свою орбиту, и я вышлю за вами катер. - Лучше не надо, - ответил Фрезер. - У нас воздух на исходе. Пока ваш катер выйдет на орбиту, мы будем мертвы. Дайте мне луч, и я направлюсь на космодром. - Н-нет. Я не доверяю вам ни на йоту. - Черт возьми, да что мы сможем сделать? Попытаться протаранить ваш драгоценный корабль? На полпути нас уничтожит ваша ракета. Разве мы возвращались, если бы не хотели жить? Свейн колебался. Фрезер ясно представил его искаженное гримасой лицо. Затем тот спросил: - Действительно ли вы так хотите жить, что назовете имена своих сообщников? У Фрезера билось сердце. "Началось!" Он открыл рот. Лорейн покачала головой и поднесла палец к стеклу шлема. - Ну? - сказал Свейн. - Будучи людьми с низкой репутацией, вы не должны испытывать каких-либо сомнений. - Это тяжелый вопрос для нас, - ответила Лорейн. - Я хочу знать их имена немедленно. В противном случае я открою
в начало наверх
огонь. Дальнейший допрос проведем после приземления. - Ладно, - промямлила она. "Умница!" - подумал Фрезер. - "Эта нерешительность убедила его". Радар захватил "Олимпию" и выпустил свой луч. - Дайте мое положение и скорость, - напомнил Фрезер. - Естественно, - ответил Свейн. - Но у меня есть дополнительные инструкции для вас. Я не хочу, чтобы вы приземлялись на поле. Вы можете поддаться соблазну и выкинуть какой-нибудь трюк. Со своими ракетами, например, когда будете вне радиуса действия наших пушек. Приземляйтесь на Синусе, в миле от Авроры, северней кратера Навайо. Там вы будете досягаемы для наших орудий. Любое отклонение от курса - и мы стреляем. - Понятно, - мрачно сказал Фрезер. - Ставьте меня на автопилот. - Сию минуту. Власек, начинайте называть имена. Приемник Фрезера был настроен на диапазон вышки, и он не слышал ее голоса. Глядя, как движутся ее губы, он, кажется, угадывал имена: Билл Эндерби? Пит ла Понте? Элен Сванберг? "Нам необходимо завершить свою миссию, иначе их жизни будут потеряны." Он стал спускаться. На носовом экране возник пейзаж спутника. Над Авророй поднималось утро. Юпитер выглядел бледным полумесяцем. Двигатель ревел вовсю. - Через шестьдесят секунд вы будете на расстоянии прямой видимости, - сказал незнакомый голос. - Начинаю отсчет: шестьдесят, пятьдесят девять, пятьдесят восемь... Ноль. Сопровождение закончил. Фрезер окинул взглядом темную и пустую Долину Привидений, Пропасть Данте, Клыки Гунисона. Когда-нибудь здесь будет море. Но к тому времени он уже будет старым. Он мечтал о возвращении на Землю, хотя и понимал, что это невозможно. Значит, Лорейн должна покинуть Ганимед. Она заслужила океаны и голубые небеса. Поверхность ринулась ему навстречу. Он начал маневрировать рулевыми двигателями, чтобы обойти кратер. "Сейчас!" - подсказывал высотомер. Он нажал на тумблер выпуска шасси. Пыль заволокла все вокруг. Балансируя с помощью боковых двигателей, он удерживал равновесие. Чертовски непростое это дело - неаэродинамическая посадка. Невозможное на любой другой планете, более крупной, чем Ганимед. Он никогда не тренировался. Если произойдет крушение... - Не бывать этому, - сказал он и выключил основной и вспомогательный двигатели. Нос принял горизонтальное положение. Ускорение рулевых двигателей стало меньшим, чем гравитация. Корабль начал падать. Противоударное шасси приняло основную часть удара. Тем не менее его хорошо тряхнуло. Почувствовав кровь во рту, он понял, что прикусил язык. Вот так герой! Ядерный реактор продолжал пульсировать, но сквозь шум просачивалась тишина. Пыль осела, и показалось солнце. Лорейн отключила от пульта свой приемник, настроенный на стандартную частоту. - Он хочет, чтобы мы вышли немедленно. Я ответила ему, что кабина заполнена газом и мы не хотим быть выброшенными через воздухоприемник из-за перепада давлений. Нам надо время, чтобы выпустить его и... Ее слова повисли в воздухе. Она уже хлопотала над своими ремнями. Фрезер с волнением посмотрел на "Вегу". Корабль, огромный даже на расстоянии одной мили, поблескивал на взлетном поле. Он вздохнул с облегчением: "Олимпия" была нацелена точно. Объяснения на случай возможного выравнивания судна у него были готовы. Но Свейн был настолько подозрительным, что они могли не сработать. Он быстро подключил автопилот к инерционному компасу. Лорейн установила таймер. - Пять минут, - сказала она. - Пойдем. Ее лицо побелело. Они вошли в воздухоприемник и подождали, пока упадет давление. Странное спокойствие охватило Фрезера. Он сделал все, что было в его силах. Остальное зависело от законов физики. Или Бога. Он похлопал по стальной перегородке. - Прощай, - сказал он. - Ты был хорошим кораблем. Лорейн всхлипнула почти безмолвно. Пыхтение помпы стихало. Фрезер открыл внешний люк. Лестницы не было, а земля оказалась далеко. Он прыгнул и ударился коленями. Лорейн последовала за ним. Их шлемы соприкоснулись. - Они наблюдают за нами с линкора, - заключила она. - Нам лучше идти. - Чтобы тебя испепелила выхлопная струя? Нет! Он дернул ее за руку. Они устремились к кратеру Навайо. - Эй, вы! - раздался хриплый голос Свейна. - Куда это вы направились? - Как куда? За стену безопасности, - невинно ответил Фрезер. - Вы ведь ждете нас в городе? - Я хочу, чтобы вы вышли прямо на поле. И быстрее, пока мы не открыли огонь. Несколько часов назад неподалеку упал метеорит. Воронка была еще свежей. На дне ее лежал валун. Фрезер и Лорейн бросились туда. Блеснул нестерпимо яркий луч лазера. Там, где он касался поверхности, образовывалась лава. Луч догонял бегущие фигуры. Фрезер схватил Лорейн и швырнул ее на землю, прикрыв своим телом. - Нет, - закричала она. - У тебя Ева... Таймер отработал положенное число циклов. Сработало реле. Пружина нажала на рычаг, присоединенный к главному выключателю. "Олимпия" рванулась вперед. Кто-то успел выстрелить. Снаряд взорвался в нескольких ярдах позади убегающего корабля. Детонация распылила осколки камней. Распространяясь, продукты выхлопа окутали Фрезера. Земля задрожала и подбросила его. Несмотря на термозащиту он почувствовал жжение. Ослепленный и ошеломленный, он слышал вой, который уже нельзя было назвать шумом. Сорвавшаяся с цепи дикая сила колотила его по костям. Не будь "Олимпия" так надежно спроектирована, шасси вспороло бы ей корпус. Колеса выдалбливали двойную борозду из дыма, пыли, искр и осколков. Запрограммированный на прямую линию автопилот использовал боковые двигатели для коррекции курса. Справа и слева от бегущего вулкана вздымались столбы пламени. У экипажа "Веги" было не более пятнадцати секунд для созерцания атакующего дракона. Остановить этот штурм было невозможно. Корабль оказался под минимальной траекторией полета снаряда или ракеты раньше, чем это поняли на "Веге". Лазерная батарея могла бы уничтожить их, но время было упущено. И все же "Вега" оставалась в боевой готовности. Двигатели были прогреты, все боевые расчеты занимали свои места. Пилот включил двигатель, и она взмыла вверх. С максимальным ускорением она успела подняться над нагрянувшей громадой "Олимпии" и охватить ее выхлопом, от которого крошилось бетонное покрытие. Газовый шар лопнул. Вслед за ним треснули отсеки с образцами юпитерианской атмосферы. Газы вырвались в вакуум. Под выхлопной струей линкора треснул несущий каркас судна, открывая пассажирский салон, заполненный газом. Водород ринулся наружу под давлением, сравнимым с давлением на дне моря. Осколки и валуны аллотропического льда полетели вверх. В безвоздушном пространстве под действием высоких температур молекулы воды экзотермически перешли в газообразное состояние. Высвободившуюся энергию если и можно было измерить, то трудно представить. Ударная волна подбросила Фрезера. Приземляясь, он сильно ударился. Задыхаясь от боли, он еще несколько раз перевернулся и почти не заметил этого. Невозможно было ничего заметить, кроме дьявольского взрыва, поглотившего "Вегу". Все длилось не более секунды. Газы улетучились в межзвездное пространство. На поле образовался небольшой кратер. На него дождем посыпались обломки. Дым и пыль рассеялись. Вновь заблестели звезды, и воцарилась бездонная, жуткая тишина. Фрезер, покачиваясь, встал на ноги и помог подняться Лорейн. Она смотрела на него безумными глазами. - Ты в порядке? - спрашивала одна его половина. Другая продолжала гудеть и корчиться. - Жива пока что, - сказала она, задыхаясь. - Ты? Город? Потрясенно, она смотрела на восток, где всходило солнце. Стена безопасности была частично разрушена. Покосившаяся радиовышка представляла собой печальное зрелище. Но Аврора выстояла. - Мы добились своего, - вздохнул он. - Клянусь богом, добились! - Да. Н-но... я полагаю, что уже могут вступать фанфары. А сейчас я знаю только, что у меня все болит и что мне нужно отдохнуть, как и всем ребятам, как и тебе... Пойдем домой, если можно помедленнее. Ее ладонь сжала его руку. Он вспомнил Анну. Билл Эндерби встретил их возле центрального воздухоприемника. Он ожидал их в громоздком скафандре. Лицо под шлемом сияло ликованием. - Привет, - стеснительно произнес он. - Как насчет городского гарнизона? - спросил Фрезер. - У них не получилось, - ответил Эндерби. - Да и что они могли сделать? Свейн был на борту корабля вместе с большей частью экипажа. В руках у Билла было ружье. - Я взял его у одного из них. Он сидел и плакал. Мы заканчиваем окружение. - Но их катера по-прежнему находятся на патрулировании, - сказала Лорейн. - Не беспокойтесь. После того как закончатся запасы, им не останется ничего, кроме как сдаться. Даже если они попытаются сопротивляться, их три-четыре ракеты могут представлять угрозу только для корабля, но не для такого города, как Аврора. Для них война проиграна, и без нас они просто умрут с голоду. Эндерби протяжно вздохнул. - Это ваша заслуга, не так ли? - спросил он. - Вас двоих? - Нас троих, - ответил Фрезер. Он не преувеличивал. - Я не могу найти слов, - сказал Эндерби. - И никто не сможет. Потому что таких слов еще нет. Вот вам, мисс Власек. - Он неуклюже протянул ей ружье. - Прекрасная вещица. Она ваша. Она покачала головой. - Нет, спасибо. Не хочу прикасаться к оружию. Не могли бы вы отвести нас к доктору? - О, боже, конечно. Как вам угодно! - засуетился он. - Вы не очень пострадали? - О нет, - ответила она. - Ничего серьезного. Но мы так устали. Подходя к воздухоприемнику, она опиралась на Фрезера. - Знаешь, - сказал он. - А я даже не устал. Это звучало как шутка. Но так оно и было: он шел высоко подняв голову. "Так будут теперь ходить Колин и Анна, - думал он. - Кажется невероятным, чтобы я со своими немощами имел честь добыть им такое право." Он посмотрел вверх. Солнце приближалось к Юпитеру. Ева может приехать еще до окончания затмения.

ВВерх