UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Пол АНДЕРСОН

    ТОРМОЗ




Сменившись с вахты, капитан Питер  Баннинг  не  пошел  прямо  в  свою
каюту. Ему хотелось как-то расслабиться, испытать то, что его суровый  век
уже не может дать (не считая, возможно, лишь сборищ Венеры,  но  Венера  -
это уж чересчур). И он вспомнил, что у Люка Девона есть Шекспир, а Баннинг
так давно в последний раз читал "Укрощение строптивой"... Он решил зайти к
Люку, взять книгу,  может  быть,  слегка  выпить  и  поболтать.  Планетные
инженеры обычно стоили того, чтобы иметь с ними дело.
Баннинг спустился в коридор палубы "А"  и  вдруг  увидел,  что  Девон
отступает к стене под направленным на него дулом пистолета.
Капитан не прожил бы так долго, - намного дольше, чем рассчитывал,  -
если бы проявление героизма входило в его привычку.  Он  скользнул  назад,
прижался к алюминиевым перилам лестницы и  весь  превратился  в  слух.  Он
осторожно вынул изо рта старую трубку и спрятал ее в  карман:  запах  дыма
мог привлечь внимание человека  с  чувствительным  носом,  а  Баннинг  был
безоружен.
Девон говорил тихо, едва сдерживая гнев:
- Черт бы побрал тебя, психа краснорожего!
- Не  торопись,  -  посоветовал  нападавший.  Это  был  представитель
Комитета по минералам, Серж Андреев, крупный  волосатый  человек,  слишком
ярко одевавшийся и слишком громко говоривший. -  Я  совсем  не  хочу  тебя
убивать. Это всего лишь нидлер. Но у меня есть и  пистолет  для  вышибания
мозгов - на всякий случай.
Он по-прежнему говорил по-английски с акцентом, но тон его  изменился
совершенно. Никакой раздражающе-нарочитой веселости, никакой мелодрамы, он
говорил холодно и спокойно.
- Мне очень не повезло, что ты узнал меня, несмотря  на  пластическую
операцию, - продолжал он. - Тебе не повезло еще больше, так как я оказался
вооружен. Давай теперь заключим разумную сделку.
- Возможно, - Девон явно успокоился.
Баннинг мог представить, как он стоит  у  стены,  держа  руки  вверх;
высокий человек,  по-кошачьи  гибкий  с  коротко  подстриженными  светлыми
волосами, с крупным носом, выступающим на худом лице.
"Не хотел бы я, чтобы этот подонок  сел  мне  на  хвост",  -  подумал
Баннинг.
- Возможно, - повторил Девон. - Но не приходило ли тебе в голову, что
стюард, какой-нибудь помощник... кто угодно... может оказаться здесь в эту
самую минуту?
- Тогда в моей каюте. Там поговорим подробнее.
- Но для тебя все это будет дьявольски  сложно,  -  сказал  Девон.  -
Разве этот мир подходит для сокрытия тайн? Или пленников, если ты об  этом
думаешь? Мы здесь, за Марсом, и еще через две недели,  не  меньше,  сможем
достичь Юпитера. На борту не меньше пятнадцати человек: пассажиры, команда
- не так уж много для такого большого корабля, как "Повелитель Грома",  но
достаточно, чтобы тщательно обыскать  все,  если  кто-нибудь  исчезнет.  И
вышвырнуть меня за какой-нибудь из воздушных замков тебе тоже не  удастся,
ты же знаешь. Тебе пришлось бы  для  этого  просить  ключи  у  офицера.  И
запереть просто так ты меня не  можешь:  обязательно  начнутся  расспросы,
почему я не прошу еду... Уверяю тебя, если ты сам не успел этого заметить,
мой аппетит дает о себе знать. Так что, дорогой приятель...
- Обсудим это позже, - отрезал Андреев. - А теперь быстро иди  в  мою
каюту. Я пойду за тобой. Если это  будет  необходимо,  я  выстрелю  и  сам
затащу тебя туда.


"Девон выигрывал время, - подумал Баннинг.  -  Если  бы  этот  диалог
продолжался подольше, кто-нибудь мог бы появиться в коридоре.  Собственно,
сынок, он уже и появился".
Капитан сунул руку в карман, где лежал набор монет. Не то  чтобы  они
могли пригодиться на Ганимеде, но ему не хотелось появляться на территории
Союза, не имея даже на пиво. Он выбрал несколько монет подходящих размеров
и зажал их в кулаке, так что края выступали наружу. Это был  очень  старый
прием. Потом с быстрой осторожностью охотника -  эту  роль  ему  время  от
времени приходилось играть среди прочего  -  он  соскользнул  с  лестницы.
Андреев как раз повернулся к ней спиной, конвоируя Девона  к  каюте  номер
пять. Утяжеленный кулак Питера Баннинга опустился на основание его черепа.
Девон круто повернулся, как  тигр,  готовый  к  прыжку.  Одной  рукой
Баннинг придавил Андреева к полу, другой извлек станнер-пистолет, и не  то
чтобы нацелил его на инженера, но все же следил за каждым его движением.
- Полегче, дружок, - пробормотал он.
- Вы... о! - Девон расслабился. Улыбка  медленно  появлялась  на  его
лице. - Огромное спасибо.
- Что здесь происходит? - спросил капитан.
Несколько мгновений царила полная тишина. Говорил  только  корабль  -
шепотом своих вентиляторов. Но звук этот вполне мог принадлежать той  ночи
холодных звезд, сквозь которую они прокладывали себе путь.
- Итак? - настаивал Баннинг.
Девон помолчал еще. Он как будто  оценивал  силу  капитана.  Тот  был
плотным человеком среднего  роста  с  чуть  отмеченными  сединой  черными,
коротко подстриженными  волосами  на  удлиненной  голове.  Лицо  его  было
широким с высокими скулами, а светлая кожа ничего не говорила о  возрасте:
две глубокие морщины тянулись от широкого носа к углам большого рта,  сеть
мелких морщинок окружала острые серые глаза, а в целом лицо было  гладким,
как у ребенка. Он не носил яркий синий жакет и белые брюки Линии Огненного
Шара, предпочитая им берет в венецианском стиле и кильт, расшитые арабские
туфли  и  сомнительную  старую  зеленую  тунику,  возможно,   марсианского
происхождения.
- Не знаю, - ответил наконец планетный инженер. - Просто он  наставил
на меня этот пистолет.
- Прошу прощения, но я  слышал  часть  вашего  разговора.  Давайте-ка
начистоту. Я отвечаю за этот корабль и хочу знать, что на нем происходит.
- И я - тоже, - угрюмо буркнул Девон. - Я  не  хочу  вас  обманывать,
капитан, - во всяком случае, серьезно. - Он шагнул к Андрееву и  склонился
над распростертым телом. - Ага, есть  еще  один  пистолет,  о  котором  он
говорил, тот, смертоносный.
- Дайте его мне! - велел Баннинг.
Металл был холодным и тяжелым.  Внезапно  в  голову  капитану  пришла
пугающая мысль о том, что ни у него самого, ни у экипажа нет иного оружия,
чем ножи да гаечные ключи. Космический корабль - не испанская каравелла, и
членам его команды не нужно вооружаться против пиратов, дикарей или...
Или нужно?
- Идите за стюардом, - отрезал Баннинг. - Возвращайтесь вместе с ним.
Мистер Андреев до конца путешествия будет  находиться  под  присмотром,  в
железе.
- В железе? - брови Девона взлетели от удивления.
- Цепи... что-нибудь сдерживающее... черт, мы запрем его куда-нибудь.
У меня дурная привычка пользоваться анахронизмами. Ну, давайте.


Инженер быстро пошел по коридору. Баннинг смотрел  ему  вслед,  держа
палец на спуске.
Где он видел этого парня?
Он напряг свою память, ища в ней высокого блондина,  который  был  бы
атлетом, техником, любителем Шекспира и рисования красками.  Возможно,  он
просто читал о ком-то подобном; так много всяких историй...  Подождите-ка.
Братство Ростомили. Конечно. Но это же было три столетия назад!
Возможно, кто-то где-то хранил несколько клеток в специальном укрытии
- после того, как эти отряды экзогенных близнецов открыли в  конце  концов
свою тайну и влили свои высшие гены в обычный поток человеческой жизни.  А
потом, возможно лет тридцать назад, Инженеры потихоньку  вырастили  такого
ребенка в резервуаре. Может  быть,  много  таких  детей.  Почти  все,  что
угодно, может произойти в том тайном замке на кромке кратера  Архимеда,  а
Солнечная система так ни о чем и не узнает, пока план не будет приведен  в
исполнение.
Братство было козырной картой ранних У-людей в те дни, когда  мировое
правительство  было  слабым  и  неспособным   к   решительным   действиям.
Возрожденное братство должно было быть достаточно важным для  Порядка.  Но
зачем  все  это?  Каста  Инженеров,  почти  военная,  почти   религиозная,
считалась стоящей выше политики; предполагалось,  что  она  служит  людям,
независимым силам и ведет войну только с неодушевленным космосом.
Баннинг похолодел. При том разрушающем  цивилизацию  напряжении,  что
существовало на Земле и с каждым днем все нарастало,  он  мог  представить
себе   скрытую   борьбу   отдельных   фракций.    Не    все    подчинялось
психодинамическим, журналистским  или  парламентским  маневрам;  эпизод  с
Гуманистами оставил след в душе Земли, и теперь  в  ночи  иногда  сверкали
ножи. Каким-то образом эта битва коснулась и его корабля.
Он вытащил трубку, выбил ее и снова набил. Андреев пошевелился, и  из
его горла вырвался хриплый стон.
В коридоре послышался звук легких шагов. Баннинг оглянулся, чуть было
не выругавшись, но это оказалась Клеони Роджерс, и он  полузабытым  жестом
приподнял берет.
- О! - она закрыла рот рукой.
Мгновение она выглядела испуганной, потом шагнула вперед,  что  очень
понравилось Баннингу.
- Он ушибся? Я могу помочь?
- Держитесь лучше в стороне, миледи, - посоветовал Баннинг.
Она увидела, что в руке он держит  станнер,  а  на  его  поясе  висит
автомат. От изумления она открыла рот. Белокурая,  с  мягко  падавшими  на
обнаженные   плечи   волосами,   в   удивительно    женственном,    сильно
декольтированном и сверкающем вечернем  платье,  с  легкой  косметикой  на
лице, она казалась маленьким ходячим анахронизмом.
- Что случилось?  -  несмотря  на  потрясение,  в  ней  чувствовалась
смелость.
"Молодец, - подумал мужчина, - ведь она дитя богатства, она и  дня  в
своей жизни не работала, связанная с Джовианской  республикой,  как  может
быть с чем-то связан свободный турист".
- Именно это я и сам бы хотел узнать, - ответил Баннинг. -  Вот  этот
тип наставил пистолет на инженера Девона. Тогда я  вмешался  и  обезвредил
его.
Он увидел, как она напряглась.  Даже  на  борту  "Повелителя  Грома",
который был вовсе не роскошным межпланетным лайнером, а  обычным  грузовым
судном, чьи несколько пассажиров, кроме нее, направлялись  на  Ганимед  по
делам, даже здесь имелись тускло освещенные уголки, и  музыка,  и  величие
звезд. Баннинг замечал, как много времени она и  Девон  проводили  вместе.
Поэтому он мягко сказал:
- О, с Люком все в порядке. Я послал его за помощью. Должен  сказать,
что это, конечно, пощекотало ему нервы.
Она неуверенно улыбнулась:
- В чем же дело, как вы думаете? Мистер Андреев, э...
- Допустил промашку? -  Баннинг  нахмурился.  Он  совсем  забыл,  что
психическое  нездоровье  на  Земле  стало  главной  темой  разговоров.   -
Сомневаюсь. Он явился на борт с этими игрушками,  вспомните.  Но  подумать
стоит. Раз уж разговор зашел об этом, у нас действительно  много  странных
пассажиров.
Девон   -   талантливый    Инженер,    сопровождающий    великолепное
оборудование, главный груз "Повелителя Грома",  огромные  машины,  которые
Порядок хотел бы использовать, чтобы сделать Европу пригодной для жилья.
А Клеони была подлинной туристкой. (Поскольку он смотрел на  нее  как
на женщину, не принадлежащую к современному отряду существ  женского  рода
Западных Территорий, - с коротко подстриженными волосами,  плотно  сжатыми
губами, бедно одетых - который  стал  преобладающим,  он  мысленно  всегда
называл ее по имени.) С другой стороны...
Андреев  не  был   простым   бюрократом   Союза,   посланным,   чтобы
урегулировать торговое соглашение;  а  если  и  был,  то  одновременно  он
занимался чем-то еще. А тот высокий  парень,  Роберт  Фалькен,  официально
техник-атомщик, которому предложили  работу  на  Каллисто?  За  столом  он
говорил очень мало,  держался  особняком,  но  Баннинг  легко  распознавал
твердых людей, когда встречал их. А  Морган  Джентри,  астронавт,  который
сказал,   что   Республика    наняла    его    пилотировать    межзвездные
корабли-челноки? Он явно был знающим космонавтом, но  не  был  ли  он  еще
кем-то? А профессор символики, маленький Гамез с  куполообразной  головой,
действительно ли он направлялся занять предложенный ему в Университете Х-а
пост?
Его размышления прервала девушка:

 
в начало наверх
- Капитан Баннинг... а что может быть с пассажирами? Они все западные, не так ли? Его все еще можно было привести в замешательство, нечасто и ненадолго. Он колебался секунду, прежде чем сообразил, что она говорит не по злому умыслу, а по полнейшей наивности. - А при чем здесь это, мисс? - спросил он. - Не думаете же вы на самом деле, что конфликт на Земле - просто воинственность Восточного Калифа, помноженная на пуританскую технологию? - он помолчал, переводя дыхание, потом продолжил: - Но ведь люди Калифа представляют только одну ветвь Рамаркашианских Эклектиков, и есть множество азиатов, выступающих за контроль над населением и техническую цивилизацию, да и в моей команде есть пара таких; есть и американцы, приветствующие Разрушение так же страстно, как любой фермер с берегов Ганга. А мусульмане-хусейниты стоят ближе к вам, мисс Роджерс, чем вы - к новым христианам. Он замолчал, покачивая головой. Раскол, угрожающий расщепить Землю, был гораздо сложнее, и его невозможно так просто объяснить. Баннинг мог бы сказать, что раскол этот начался с того, что технологии не удалось решить проблемы, которые она должна была решить; но он не стал этого делать. Спасибо всем добрым богам за то, что теперь люди жили и на других планетах! Урожай, собранный всеми терпеливыми столетиями со времен Галилея, не может пропасть без пользы, что бы ни случилось с Землей. Андреев зашевелился и приподнялся, упираясь в пол ладонями. Он помотал головой и застонал. - Интересно, насколько это серьезно, - пробормотал Баннинг. - Мой удар был достаточно сильным. Но большого сотрясения быть не должно. - Он покосился на Клеони. - Может, лучше перенести его в каюту? Не стоит тревожить других пассажиров, ведь правда? А где они все, между прочим? - Не знаю. Я только что вышла из своей каюты... - она замолчала. Кто-то бежал к ним с кормы. Коридор изгибался так, что расстояние, большее сорока метров, не просматривалось. Баннинг быстро поднял пистолет. Из-за поворота выбежал Фалькен, крупный мужчина с квадратным лицом. - Капитан! - закричал он. Металлическая обшивка приглушала его голос и делала его каким-то нечеловеческим. - Капитан, что случилось? - Как вы узнали об этом, сынок? - А... э... инженер Девон... - Фалькен остановился в метре от них. - Он мне сказал... - Сказал вам? Сейчас? - серые глаза Баннинга сузились. Внезапно нидлер оказался в его руке. - Оставьте при себе свои истории, дружок. Оставьте их при себе и держите покрепче. Фалькен вспыхнул: - Какого черта! Что вы имеете в виду? - Я имею в виду то, что если мне хотя бы покажется, что вы охотитесь за пистолетом, я вас усыплю, - ответил Баннинг. - А если потом выяснится, что вы всего лишь хотели предложить сэндвич с арахисовым маслом, я буду нижайше просить вас о прощении. Но чем-то здесь явно попахивает. Фалькен отскочил: - Ладно, ладно, я уйду, - фыркнул он. - Я просто помочь хотел. Клеони вскрикнула. Чувствуя, что лодыжки его стиснуты руками Андреева и падая, Баннинг на мгновение разозлился на самого себя. Он слишком цивилизован... и это сделало его чересчур беззаботным. Проклятие! Он ударился о палубу, а Андреев навалился на него. Красное лицо горело жаждой убийства. Одна рука Сержа метнулась к пистолету, прикрепленному к кильту Баннинга, другая - к руке со станнер-пистолетом. Баннинг ударил своим твердым лбом прямо по губам противника. Тот закричал и выпустил станнер. В это мгновение в драку ввязался Фалькен и схватил усыпляющий пистолет раньше, чем Баннинг успел воспользоваться им. Капитан пустил в ход свои сильные пальцы. Он едва не выдавил глаз Андрееву, и тот замычал от боли и попытался вырваться. Баннинг откатился в сторону, и в этот миг Фалькен выстрелил в него. Анестезирующий дротик пролетел перед самым носом Баннинга, и он ощутил запах наркотических паров. На мгновение, пока Вселенная вальсировала перед ним, Баннинг оказался почти беззащитным и смог лишь с трудом подняться на ноги. Фалькен обогнул плачущего Андреева, прижал капитана к стене и выхватил автомат у него из-за пояса. Клеони подбежала сзади и вцепилась в шею Фалькена. Он закричал, прижал голову к плечу и отшвырнул девушку. Но секунд, которые он на это потратил, оказалось достаточно. Баннинг нанес ему сильный удар в солнечное сплетение. Пистолет и автомат вылетели из рук Фалькена. Фалькен пришел в себя достаточно быстро, чтобы прыгнуть к ближайшему оружию, но Баннинг поставил на пистолет большую ногу. - О нет, не получишь, - прорычал он. Фалькен прыгнул на него. Баннинг не в первый раз попадал в такую переделку и знал, что не надо зря расходовать силы. Вытянув руки, он нацелил ребро ладони прямо в гортань Фалькена. Послышался хлюпающий звук, и Фалькен повалился навзничь, прямо на Андреева, который все еще скулил, держась за поврежденный глаз. Пуля пролетела по коридору, рикошетом отскочила от стены и просвистела возле его уха. - Ого, - сказал Баннинг. - Игра окончена. - Он схватил Клеони и потащил ее к лестнице. Наверх! Вес его увеличивался с каждым прыжком, так как он приближался к оси вращения корабля. Пробегая по палубе "Ц", он столкнулся с Чарльзом Вейном, вторым помощником, которого явно разбудил шум. Он направлялся к лестнице, натягивая на ходу форменный голубой с золотом китель. - Следуй за мной! - бросил Баннинг. У подножья лестницы появился Джентри с автоматом в руках. Дуло автомата было нацелено на живот капитана. - Стоять на месте! - рявкнул он. - Руки вверх! Баннинг прыгнул в коридор палубы "Ц" и втащил за собой Клеони. Пуля резко просвистела мимо головы Вейна. - Идем, говорю тебе! - крикнул Баннинг. - Потащим ее к мостику! Вейн, казалось, ничего не понимал, но, как и всякий космонавт, обладал быстрой реакцией. Он поднял девушку к себе на плечо и устремился по коридору к следующей лестнице. Баннинг последовал за ним. Он слышал, как лязгают по металлу башмаки Джентри, спешащего за ним по лестнице, и на бегу он выхватил из кармана зажигалку и нажал на колесико большим пальцем. Вдоль стены шли перила и стойки, чтобы за них можно было держаться в состоянии невесомости. Баннинг, как обезьяна, вскарабкался по ближайшей и поднес пламя к маленькому кружку в потолке. Потом снова вниз, к лестнице! Джентри ворвался в коридор и выстрелил. Сила Кориолиса отклонила пулю, и та царапнула щеку капитана. Следующая будет послана более метко. Термочаша потолка отреагировала на жару, сработала сигнализация, и включилась система пожаротушения палубы "Ц", выбрасывающая струи пластипены. Вторая пуля Джентри никуда не полетела. Он все еще боролся с составом, когда Баннинг достиг лестницы. Мостик представлял собой пузырь со сверкающими подпорками и огромным видеоэкраном на носу корабля, установленный точно на оси вращения. В сущности, веса здесь не было. Клеони повисла на креплении, измученная и потрясенная случившимся, не привыкшая к состоянию невесомости. Тетсуо Токугава, первый помощник, наблюдавший за всем этим, подплыл к ней и предложил таблетку от головокружения. Вейн припал к двери, глядя на капитана дикими глазами. - Что случилось, сэр? - спросил он надтреснутым голосом. - Я бы сам хотел это знать, - выдохнул Баннинг. - Но ничего понять не могу. Токугава бросил на него полный отчаяния взгляд. - Вы не могли бы протолкнуть эту штуковину в ее горло, капитан? - жалобно попросил он. - Мне приходилось видеть, как люди вталкивали в себя при невесомости целые обеды. - А, да, это необходимо. Баннинг прикрепил себя к стойке, взял одной рукой голову девушки и принялся потчевать ее лекарством, одновременно рассказывая, что произошло. Токугава присвистнул: - Что же это такое? Мятеж? - Если пассажиры поднимают мятеж... Интересно, что говорит об этом закон, - склонив голову, Баннинг прислушивался. Приоткрыл дверь. Из проходов не донеслось ни звука. Он закрыл ее и запер. Вейн выглядел больным. "Он неплохой парнишка, - подумал капитан, - но воспитан в пуританских традициях сегодняшнего западного народа". Он боялся опасности меньше, чем нарушения законности в его понимании. Токугава, воспитанник Лунного города, был более гибким, ибо впитал в себя космополитизм колонистов Луны. - Что же нам делать? - прошептал второй помощник. - Узнать, в чем дело, - проворчал Баннинг. Он пробрался к отделению интеркома, вошел в него и включил рубильники. Первое, что ему нужно, это информация о корабле. Если он их подведет, то возвращение домой будет долгим. "Повелитель Грома" имел форму сфероида из стали, расположенного вдоль оси ускорительных трубок, чья скелетная система выступала из кормы, подобно древнему подъемному крану. Это был большой корабль: в самом широком месте диаметр его равнялся более чем тремстам метрам; это был мощный корабль: хотя он и не был рассчитан на плавание вдоль эллипса Хофмана, но мог двигаться со скоростью, которая вывела его на гиперболическую орбиту - от первой Земной станции до Джовианской системы - менее чем за месяц! Но и у него были свои ограничения. Он не должен был входить в атмосферу, он оставался на орбите, а челночные лодки забирали груз или заменяли его на другой. И не столько из-за огромной массы двойной оболочки, - это не так уж важно, когда на тебя работает автоматика, - сколько из-за самой конструкции. Для того чтобы развивать свою фантастическую скорость, он должен был выбрасывать ионы почти со скоростью света; это же требовало ускорительных трубок огромной длины, открытых вакууму пространства. И если бы воздух окружил зарядные кольца, эти трубки образовали бы дугу и сгорели. На борту не было спасательных шлюпок. Маленькое судно не может иметь двигатель, способный погасить гиперболическую скорость материнского корабля. Здесь, в большой холодной тьме за Марсом, убежать с корабля было невозможно. Баннинг включил экран, который в случае крайней необходимости обеспечивал двусторонний визуальный контакт между несколькими ключевыми точками. - А если это не случай крайней необходимости, - проворчал он, - то тогда уж я не знаю. Прежде всего, система жизнеобеспечения, находящаяся в сердце корабля. Он вздохнул. С такими вещами не шутят: запасы воздуха и воды нужно постоянно возобновлять. Далее - контрольные гироскопы. Экран показал ему их убежище, напоминающее колонны в каком-нибудь языческом храме. В невесомости осевой части корабля мимо них проплыло тело мертвого человека. Медленное течение воздуха несколько раз перевернуло его. Когда на экране появилось лицо, Баннинг узнал Тьедженса, одного из двух стюардов. Он был убит выстрелом в голову, и рядом с ним плавало небольшое серо-красное облачко. Баннинг горько поджал губы. - Я должен был приглядеть за тобой, - пробормотал он. - Прости, Джонни. Он переключился на аппаратную. Камера была направлена прямо на главный контрольный щит, также находящийся в осевом состоянии нулевой силы тяжести. Человек, обернувшийся к нему, оказался профессором Гомезом. Баннинг набрал побольше воздуха. - Что вы там делаете? - спросил он. - О... это вы, капитан. Я ожидал, что вы покажетесь, - маленький человек осторожно подобрался поближе, но страха он не выказывал, так же как и космической болезни. - Неплохо вы поработали над Фалькеном. Он мертв. - Очень жаль, что вас там тогда не было, - сказал Баннинг. - Как остальные мальчики? Мои, я имею в виду. - Рыжеволосый человек, который был на вахте здесь, когда я появился... боюсь, я признал необходимым избавиться от него. - Тьедженс и О'Фаррел, - очень медленно проговорил Баннинг. - Застрелили их, так? Еще кто? - Пока никого. Это ваша вина, капитан. Вы вмешались в дело раньше, чем мы успели подготовиться; мы вынуждены были действовать наспех. Мы вовсе не собирались причинять вред кому-либо, - сморщенное лицо стало задумчивым. - Остальные находятся здесь, на мостике, это наши пленники. Я советую вам сдаться по-хорошему.
в начало наверх
- Чего вы добиваетесь? - пробурчал Баннинг. - Мы хотим захватить этот корабль. - Вы что, с ума сошли? Вы знаете, как управлять им... вам известно, сколько кинетической энергии он потребляет хотя бы сейчас? - Большое несчастье, что умер Фалькен, - безо всякого выражения сказал Гомез. - Техническую сторону дела должен был взять на себя он. Но, думаю, его место сможет занять Андреев при некоторой помощи с моей стороны - мне кое-что известно об атомных приборах. Джентри же, несомненно, опытный астронавигатор. - Но кто вы? - закричал Баннинг. У него возникло ощущение, будто бы весь мир вокруг него сошел с ума. - Зачем вам все это нужно? - Вам совсем не обязательно это знать, - ответил Гомез. - Если вы сейчас сдадитесь, с вами будут хорошо обращаться и освободят, как только это станет возможным. В противном случае нам, вероятно, придется вас застрелить. Запомните: мы все вооружены. Баннинг объяснил ему, что бы сделал с его оружием, и прервал связь. Включив микрофон для передачи приказов по кораблю, он коротко обрисовал создавшееся положение для тех членов команды, которые могли бы быть на свободе. Потом, выбравшись из будки, торопливо объяснил остальным, как обстоят дела. Краски начали было возвращаться на лицо Клеони, но тут же вновь покинули его. Однако Баннингу понравилось, как она спросила: - Что мы можем сделать? - Это зависит от обстановки, миледи, - ответил он. - Наверняка трудно сказать. Посчитаем: еще один стюард, два инженера и палубный... мы не знаем, живы ли все эти четверо, взяты они в плен или нет. - Люк, - прошептала она. - Вы послали его... Баннинг кивнул. Даже в такую минуту он увидел страдание в ее глазах, и ему стало ее жалко. - Боюсь, Люка вывели из игры, - произнес он. - Не насовсем, конечно, я надеюсь. Взгляд Вейна был растерянным и непонимающим. - Но что они делают? - проговорил он, заикаясь. - Они... не-н-нормальные? - Это было бы слишком хорошо, - сказал Баннинг. - Нет, это тщательно продуманный план. В нужное время они бы наставили на нас пистолеты и заперли бы нас или, возможно, застрелили бы. Люку удалось... не знаю как, но он напугал Андреева, и тот напал на него. Потом вмешался я. Я послал Люка за помощью. Не подозревая других пассажиров, он, должно быть, обратился к Тьедженсу в присутствии второго члена банды. И бедного старину Джонни застрелили, но, очевидно, Люк сумел скрыться. Тогда уже вся банда подняла тревогу, и Гомез отправился в аппаратную, чтобы взять ее под контроль, в то время как Фалькен и Джентри решили расправиться со мной, - он медленно покачал головой. - Они все сделали быстро и гладко, несмотря на то что мы смогли вывести их из равновесия. Нет, они абсолютно здоровы; у них есть совершенно определенные цели. Он помолчал минуту, собираясь с мыслями, потом продолжил: - Оставшиеся четыре члена команды должны находиться у себя, так как были свободны от дежурства. Наше нынешнее положение зависит от того, прекратил ли Джентри охотиться за мной настолько быстро, чтобы успеть застать их врасплох. Надеюсь, я схватился за микрофон раньше. Внезапно он усмехнулся. - Тетсуо, - отрезал он, - останови вращение корабля. Быстро! Помощник мигнул, потом рассмеялся - смех этот походил на отрывистый лай - и направился к приборам. - Прикрепиться! - сказал Баннинг. - Что... что вы собираетесь делать, сэр? - спросил Вейн. - Поместить всю трубку в зону нулевой силы тяжести, - ответил Баннинг. - Это немного разрядит обстановку. - Не понимаю. - Ты что, никогда не видел всеобщее состояние невесомости? Плохо. Это очень интересно. Человек тренированный может сделать обезьяну из вонючки-ползунка с пистолетом. Трудно сказать, что больше шокировало Вейна - бунт или то, что капитан способен употреблять такие вульгарные выражения. - Выше нос, сынок, - подбодрил его Баннинг. - И вы тоже, Клеони. Вы выглядите, как остатки еды в вулканизаторе. Короткий толчок. Угловые двигатели выбросили химические пары и прекратили вращение корабля. На мгновение астроэкран сошел с ума, все еще компенсируя прекратившееся вращение, потом изображение созвездий вновь стало четким и привычным. - О'кей, - сказал Баннинг. - Нам нужно действовать быстро. Тетсуо, пойдешь со мной. Чарли, Клеони, охраняйте мостик. Заприте за нами дверь и не открывайте ее никому, чей голос покажется вам недостаточно музыкальным. Если появятся наши мальчики, скажите им, чтобы подождали здесь. - Куда вы пойдете? - слабым голосом спросила девушка. - Да нужно тут кое-кого прибить, - с напускной веселостью ответил ей капитан. Он медленно выплыл из двери. "Низ" и "верх" превратились в ничего не значащие понятия; коридоры, комнаты и лестницы, казалось, перепутались. По коже Баннинга забегали мурашки при мысли о том, что за одним из поворотов могут ждать вооруженные люди. Стояла полная тишина, и от этого его нервы были напряжены до предела. Он подтянулся, ухватившись за перила и быстро переставляя руки, и дверь за ним закрылась. Камбуз находился на палубе "Б", как раз "над" помещениями пассажиров. Когда Баннинг заглянул туда, непривязанный чайник подплыл и стукнул его по голове. На полке лежал обычный набор ножей. Капитан заткнул несколько штук за пояс; два самых длинных он и Токугава оставили в руках. - Теперь я уже не чувствую себя, как голый, - заметил он. - Что дальше? - прошептал помощник. - Если наших парней держат в плену, то, вероятно, в какой-нибудь из их кают. Давай-ка попробуем.... Каюты, где размещались космонавты, находились на этой палубе. Космонавтам не требовалась полная, земного образца, гравитация, которую обеспечивали для пассажиров на палубе "А". С необходимой осторожностью Баннинг двинулся к той части корабля, которую всегда называл про себя баком. Особая осторожность была не так уж и нужна. Андреев ждал с пистолетом в руке у входа в каюту, но он не был готов к внезапной невесомости, и то, что он чувствовал себя не в своей тарелке, отразилось на его поведении. Баннинг подтянулся. Андреев был раздражен и плохо владел собой. Он оглянулся, увидел появившегося капитана, закричал, почти бессознательно поднял пистолет и выстрелил. Цель была почти перед ним, но он промазал. Он не мог не промазать при такой отдаче, которая заставила его отлететь к стене и ударила об нее. Но он не успокоился. Отскочив от стены, он устремился к потолку. Баннинг усмехнулся, оттолкнувшись от двери, изменил курс и поплыл к Андрееву. Тот выстрелил снова. В узком проходе выстрел прозвучал, как взрыв бомбы. Пуля разорвала Баннингу рукав. Отдача отбросила Андреева к потолку. Не успел он восстановить равновесие, как капитан уже вонзил в него нож. Токугава увернулся от потока крови. - Зачем вы это сделали? - выдавил он. - Тьедженс и О'Фаррел, - ответил Баннинг. Хищный блеск исчез из его глаз, и он прибавил уже обычным голосом: - Давай-ка откроем эту дверь. Они забарабанили по двери кулаками. Тонкий металл гнулся под ударами, но держался стойко. - Отойдите в сторону! - крикнул Токугава. - Я разнесу замок из пистолета, ключа не могу найти, времени нет... Он поймал плывущий в воздухе пистолет Андреева, приложил дуло к замку и выстрелил. Его тоже отшвырнуло отдачей, но он был готов к этому. Люк Девон распахнул дверь. Инженер был настолько бледен, что Баннинг изумился: он даже не представлял себе, что лицо может быть такого цвета. За Люком сгрудились остальные: Нельсон, Бахадур, Кастро, Владимирович. Поместить пятерых человек в такой тесноте уже само по себе означало деморализовать их. Все пленники заговорили разом. - Заткнитесь! - рявкнул капитан. - У нас много работы! - Кто еще? - требовательно спросил Девон. - Джентри убил Тьедженса и захватил меня в плен... всех нас запихал сюда с помощью Андреева... но с кем еще нужно драться? - Джентри и Гомез, - ответил Баннинг. - Фалькен отправился на корм собакам. Мы еще держим мостик, и нас теперь большинство, но в их руках аппаратная и все пистолеты, кроме одного. - Он протянул им ножи. - Давайте-ка выбираться отсюда. Мы наделали достаточно шуму, чтобы разбудить старых марсиан. Я не хочу, чтобы появился Джентри по горячим следам. Мужчины устремились за ним, когда он нырнул в проем другой лестницы, ведущей к внутренней части корабля. Он хотел поставить охрану возле гироскопов и системы жизнеобеспечения. Но не успел он отдать распоряжения, как послышался сухой треск автоматной очереди. Он вцепился в перила и так резко остановился, что едва не содрал кожу на ладонях. - Вот что, - очень тихо сказал он. - Это может доноситься только со стороны мостика. "Если я смог открыть дверь выстрелом, то Джентри, я думаю, тоже сумеет". До мостика можно было добраться только по короткому коридору, от которого отходило несколько боковых проходов. По обе стороны этого коридора размещались каюты капитана и помощников, а в дальнем его конце был вход на мостик. Баннинг оттолкнулся от лестницы и, не останавливаясь, скользнул к противоположной стене. В то место, где он только что находился, ударилась пуля. Мозг Баннинга запечатлел быстро промелькнувшую картину: дверь отворена, Джентри уперся ногой в один косяк и привалился спиной к другому. Стоя таким образом, он скрывал из вида Вейна и Клеони, если только они еще живы, и перекрывал подход к аппаратной. Отдача выстрелов совсем его не беспокоила. Те, кто следовал за Баннингом, кружили поодаль... Он подождал немного и услышал голос Джентри: - Итак, вы освободили своих людей, капитан... и добыли один пистолет, насколько я понимаю? Хорошая работа. Но оставайтесь на своих местах. Я прострелю первую же голову, появившуюся из-за угла. Я знаю, как пользоваться пистолетом в невесомости, а Вейн и Роджерс - мои заложники. Согласны на переговоры? Баннинг украдкой бросил взгляд на Девона. Побелевшие ноздри инженера дрогнули. Отозвался именно он: - Что вам нужно? - Я думаю, ты это знаешь, Люк, - ответил Джентри. - Да, - сказал Девон. - Наверное... - Тогда ты должен также понимать, что возможно все. Я, не колеблясь, застрелю Роджерс или направлю корабль к Солнцу прежде, чем Охрана нас сцапает! Будет лучше, если вы сдадитесь. Снова наступило молчание. Баннингу собственное дыхание, как и дыхание его людей, показалось неестественно громким. Маленькие капельки пота выступили на их коже, заблестели в свете флюоресцентных ламп и затанцевали в воздушных потоках. Капитан вопросительно поднял брови, посмотрев на Девона. Инженер кивнул: - Все правильно. Мы имеем дело с фанатиками. - Мы могли бы напасть на него, - прошипел Баннинг. - Потеряли бы, быть может, одного-двух людей, но... - Нет, - возразил Девон. - Нужно подумать о Клеони, - удивительное спокойствие маской накрыло его лицо. - Позвольте мне поговорить с ним. Может быть, удастся что-нибудь устроить. Будьте готовы действовать... Он сказал Джентри, что согласен на переговоры. - Хорошо, - ответил тот. - Подходите медленно и держитесь за перила обеими руками. Я должен видеть вас всех. Длинные ноги Девона исчезли из поля зрения Баннинга. Так достаточно близко. Стоп. "Он должен находиться метрах в трех-четырех от двери", - подумал капитан и двинулся к углу лестницы.
в начало наверх
Внезапно он понял, что у Девона, представителя клана Ростомили, должен быть план. У него мурашки пробежали по коже, но заговорить он не осмелился. Все, что он мог сделать, - это забрать несколько ножей у ближайших к нему людей. - Люк, - то был голос Клеони, шепот с мостика. - Люк, будь осторожен. - О да, - инженер рассмеялся. Смех его казался странно нежным. - Как насчет того, чтобы переметнуться на другую сторону? - спросил Джентри. - "И до чего же омерзительна твоя улыбка", - процитировал Девон. - Что? Последовавший за этим грохот, должно быть, привлек к себе все внимание Джентри. Девон ринулся к нему. Раздался выстрел. Баннинг слышал, как ударилась пуля. Тело Девона перевернулось раз, другой и поплыло в глубину коридора. Баннинг был уже за углом. Он не стал стрелять в Джентри: на это ушла бы решающая секунда, потому что предварительно нужно было прикрепиться. Он швырнул ножи. Отдача была незначительной; его тело подалось назад, потом вперед, но он к этому приспособился. Ему понадобилось всего лишь мгновение, чтобы швырнуть в Джентри все четыре ножа. Тот закричал и выпустил пистолет. Брызнула кровь. Токугава подплыл к Джентри, ударил его в плечо, а когда они опустились на пол, обвил его ногами и нанес мастерский удар в шею. Клеони пробиралась по мостику к Девону. Баннинг был уже возле него и осматривал рану. - Как он? - Девушка добралась до них. Баннингу уже приходилось слышать подобные восклицания, больше похожие на крики боли, когда женщины видели кровь своих мужчин. - Могло быть хуже, я думаю. Похоже, пуля ударилась о ребро и остановилась. Он в шоке, но... в состоянии невесомости пуля обычно не причиняет особого вреда, и избавиться от нее проще. - Он отмахнулся от маленьких красных капелек, плавающих в воздухе. - Проклятие! Появился Вейн. Лицо его было серым. - Этот человек... он выстрелом открыл дверь после того, как мы отказались его впустить, - запинаясь, пробормотал он. - У нас не было никакого оружия... он угрожал мисс Роджерс... - О'кей, оставим в покое это чудовище. В следующий раз не забудь встать у двери и схватиться с ворвавшимся в комнату врагом. Теперь же вот что. Я помню по твоим бумагам, что ты умеешь оказывать медицинскую помощь. Забери Люка в больничный отсек и присмотри за ним хорошенько. Нельсон, помоги мистеру Вейну. Джентри еще жив? - Он недолго проживет, если врач не поможет ему, - ответил Токугава. - Вы неплохо над ним потрудились, - благоговейно добавил он. - Вы вообще когда-нибудь просто стреляете в своих врагов, капитан? - Заберите и его тоже, мистер Вейн, но сначала займитесь Девоном. Бахадур, включите вакуумный собиратель, и пусть он всосет эти капли, пока они тут все не перемазали. Тетсуо... э, мистер Токугава, присмотрите за главным отсеком на случай, если Гомез попытается выбраться. Владимирович, отправляйтесь с ним. Кастро, оставайтесь здесь. - Не могу ли я быть чем-нибудь полезной? - спросила Клеони. Она пыталась заставить губы не дрожать. - Идите в больничный отсек, - кивнул Баннинг. - Может быть, там понадобится ваша помощь. Он нырнул на мостик и проверил контрольные приборы. Все еще выключено - хорошо. Гомез не мог запустить двигатель, не приведя в действие двойную цепь. Тем не менее там, где он находился, у него было много помощников-машин, генераторов, насосов и всего прочего. Капитан вошел в отсек интеркома и вызвал аппаратную. Морщинистое лицо Гомеза казалось окаменевшим. - К вашему сведению, дружок, - обратился к нему Баннинг, - мы только что вывели из игры Андреева и Джентри. Вы остались в одиночестве. Выходите-ка оттуда, представление окончено. - Нет, - возразил Гомез. Голос его был невыразительным и неестественно спокойным. Баннингу стало не по себе. - Неужели вы мне не верите? Если хотите, я могу притащить сюда тела. - О да, я верю вам на слово, - рот Гомеза искривился. - Тогда, возможно, вы окажете ту же честь и мне. Взять меня в плен по-прежнему предстоит вам. Баннинг ждал несколько секунд. - Я здесь, в аппаратной, - продолжил Гомез. - Один. Я запер внутренние двери: замок, предназначенный на случай особой необходимости. Вам придется выжигать себе путь, на это уйдут часы. Этого времени будет достаточно, чтобы я успел вывести из строя двигательную систему. Баннинг был человеком не робкого десятка, но сейчас ладони его вдруг взмокли, а язык стал сухим и тяжелым. Капитану пришлось напрячься, чтобы язык повиновался ему. Он сглотнул и выдавил из себя: - Вы тоже умрете. - Я вполне готов к этому. - Но вы ведь ничего не добьетесь! Только уничтожите корабль и погубите нескольких людей. - Я все равно сделаю это, хотя бы для того, чтобы показать Охране, что мы еще на что-то способны, - сказал Гомез. - Но для чего все это? - воскликнул капитан. Лицо на экране сделалось совершенно нечеловеческим. Это было лицо, знакомое Баннингу, - лицо Цели, обретшей плоть и кровь. - Вам совершенно не обязательно знать детали, - проговорил Гомез. - Тем не менее вы, возможно, поймете, что с нынешним слишком мягким отношением правительства к угрозе Кали на востоке и моральному падению на западе должно быть покончено, если только цивилизация выживет. - Понятно, - пробормотал Баннинг так тихо, как будто говорил возле тикающей бомбы. - А поскольку терпимость вписана в закон Союза... - Вот именно. Я ничего не имею против членов Союза. Но времена меняются. Если бы Фурр был сегодня жив, он согласился бы, что действовать необходимо. - Всегда удобно использовать мертвых в качестве свидетелей, не так ли? - Что? - Неважно, - Баннинг кивнул сам себе. - Не предпринимайте пока никаких радикальных мер, Гомез. Мне нужно хорошенько подумать. - Я даю вам ровно один час, - бесстрастно ответил тот. - Потом я начинаю. Сам я не инженер, но думаю, что смогу на что-нибудь пригодиться - я немного знаком с устройством атомных установок. Вызовите меня, когда будете готовы к сдаче. При первом же подозрении, что вы нарушаете наше соглашение, конечно, незамедлительно выведу из строя систему управления. Изображение Гомеза исчезло. Некоторое время Баннинг сидел неподвижно, чувствуя, что в голове совершенно пусто. Затем он добрался до контрольного щита, передал сообщение команде и вновь вернул кораблю вращение. По крайней мере, ощущение собственного веса им не помешает. - Не спускай глаз с экрана, - приказал он, оставляя кресло первого пилота. - Вызови меня по интеркому, если что-нибудь произойдет. Я буду в больничном отсеке. - Сэр? - Кастро недоумевающе смотрел на него. - Удобное кресло, - сказал Баннинг. - Скорость эквивалентна температуре, не так ли? Если так, то нам всем предстоит заполучить лихорадку, которая, вероятно, убьет нас. Девон лежал, распростертый, на операционном столе, прикрепленный к нему специальными приспособлениями. Вейн только что удалил пулю хирургическим пинцетом, прочистил рану и начал накладывать шов. Нельсон контролировал приборы, а Клеони стояла рядом, держа таз и губку. Когда появился Баннинг, все повернули к нему головы с таким видом, будто он их неожиданно разбудил. Хирургические инструменты теперь были упрощены настолько, что операцию мог сделать любой космонавт, прошедший специальное обучение; но сейчас на операционном столе лежал человек, который мог умереть, и все внимание присутствующих было сосредоточено на нем, на биении его сердца. - Как он? - спросил капитан. - Не так плохо, сэр, учитывая его состояние. - Делая эту работу, важную и особую, Вейн чувствовал себя достаточно компетентным; и говорил он теперь твердо и уверенно. - Думаю, он намеренно подставил грудь, когда нападал, зная, что кости могут действовать как броня. Сломано ребро, порвана мышца, но это не грозит чересчур серьезными последствиями. - А Джентри? - Умер пять минут назад, сэр, - ответил Нельсон. - Я сунул его в холодильник. Может быть, на Ганимеде есть оборудование для оживления. - Все равно, - махнул рукой Баннинг. - Когда мы туда прибудем, мозговой распад зайдет слишком далеко и не останется личности, о которой стоило бы говорить. Его слегка передернуло. Чистая смерть - это одно, а такая... Он никак не мог к этому привыкнуть. - Но, - продолжил он, - нельзя ли привести Люка в сознание? Прямо сейчас? - Нет! - Клеони едва не ударила его тазом, который держала. - Заткнитесь, - он повернулся к ней спиной. - Сомнительное милосердие - позволить ему спокойно спать сейчас и, возможно, умереть от истощения впоследствии за пределами Плутона. Итак, мистер Вейн? - Гм-м-м... мне это не нравится. Но если вы на этом настаиваете, то, думаю, я смогу это сделать. Местная анестезия на область раны и умеренное количество стимулянта; кислород и неоплазма на случай... Да, я не думаю, чтобы короткий разговор ему серьезно повредил. - Хорошо. Начинайте. Баннинг потянулся за трубкой, вспомнил, что где-то обронил ее в суматохе, и выругался. - Что вы сказали? - спросил Нельсон. - Неважно, - отозвался Баннинг. Хотя в нынешнее время с женщинами было принято обращаться, как с мужчинами, у Баннинга были старомодные представления на этот счет. Поэтому знание нескольких выражений на неведомых остальным языках оказывалось очень полезным. Клеони накрыла его ладонь своей. - Капитан, - тихо сказала она. Глаза ее были затянуты дымкой усталости и... сочувствия? - Капитан, обязательно нужно его будить? Он ведь получил такую травму... ради нашего блага. - Возможно, только он знает, как спасти наши жизни, - терпеливо объяснил Баннинг. В интеркоме послышался голос: - Сэр... Гомез на мостике... он открепляет главное масс-резервуарное устройство, перекрывающее проход. Вейн побелел, но работать не прекратил. Он понял. Баннинг кивнул: - Понятно. Вы не спрашивали у него, что ему нужно? Он обещал нам час. - Да, сэр. Он сказал, что этот час у нас есть, но... но на всякий случай он хочет быть готовым. - Ловкач. Ему пришлось бы долго провозиться с впускными клапанами: они отлично подогнаны и защищены полем. Тогда накачка шла бы еще дольше. Мы успели бы за это время выжечь для себя проход. - Может, нам начать это делать, сэр? Сейчас! - Может быть. Соревнование между его инструментами и нашими факелами. Я дам вам знать. Будьте наготове. Баннинг снова повернулся к Девону, покусывая губы. Инженер боролся со слабостью. Не сводя глаз с его лица, капитан увидел, как затрепетали его веки, как слабая краска появилась на лице, а рот сделался твердым за прозрачной кислородной маской. Клеони подошла ближе к столу: - Люк... Девон улыбнулся ей, и комната - холодное царство машин - наполнилась внезапно человеческим теплом. Баннинг осторожно отстранил ее: - Вы воспользуетесь своими правами позже, девочка. Склонившись над инженером, он обратился к нему: - Хэлло, ловкач. С вами все о'кей. Можете сказать мне кое-что, сейчас чертовски необходимое? - Попытаюсь... - Голос его был едва слышен. Баннинг заговорил. Девон лежал, глубоко дыша и делая любопытные жесты руками. Он выполнял упражнения по системе Тайи, чтобы восстановить силы, удержаться в сознании и даже почерпнуть энергию из скрытых в клетках резервов.
в начало наверх
- Мы сцапали всех, кроме Гомеза, который, кажется, и есть главарь этой банды. Он закрылся в аппаратной и угрожает нас угробить, если мы через час не сдадимся ему. Он действительно сделает это? - Да, - Девон слабо кивнул. - Что это за сборище? Чего они хотят? - Группа фанатиков... смешанных религий... могущественная и большая группа, имеющая много денег... но истинные планы держатся в тайне несколькими людьми... - Кажется, я знаю, кого вы имеете в виду. Западные реформисты. Девон снова кивнул. Жилка, пульсировавшая на его шее, затрепетала сильнее. Несколько мгновений Баннинг размышлял. Последние годы он большую часть времени находился вне Земли; когда же бывал на ней, то не забивал себе голову политикой, ибо все признаки упадка цивилизации были налицо. Казалось более разумным посвятить свое время ранчо, купленному им на Венере, чем углубляться в дневные перипетии геноцида и ночное дремучее невежество, тиранию. Тем не менее он понимал, что антитехнический восточный культ Кали создал собственное ядро оппозиции на Западе. А примитивно-угрюмый реформизм вполне мог попытаться зажать своих врагов в кулак. - Нечто вроде отношений нацистов и коммунистов в 20-е годы двадцатого века, - пробормотал он. - Кого? - спросил Нельсон. - Не важно. Шесть частей одного и полдюжины другого. Сейчас, Люк, - Баннинг медленно обошел комнату. - Чтобы сбросить конституционное правительство и подчинить Землю своей воле, реформистам пришлось бы уничтожить примерно несколько сотен миллионов человек, особенно в Азии. А это означает атомные бомбардировки, предпочтительно из космоса. Я прав? - Да, - отозвался Девон. Голос его набрал силу: - У них есть база где-то в поясе астероидов. Они надеются превратить ее в крепость с большим флотом, арсеналом, воинскими отрядами... подсобными рабочими. Это, конечно, дело будущего, но, чтобы набрать много сторонников, их партии все равно нужно время, причем немалое. Ведь прежде всего надо хорошенько подготовить граждан к мысли... Ладно. Сейчас их база не играет особой роли. Они не могут просто покупать корабли, регистрация выдала бы их... им нужен по крайней мере один большой грузовой корабль, принадлежность и рейсы которого можно было бы держать в тайне, пока они не смогут начать серьезную работу. - И избрали нас, - сказал Баннинг. - Да. Теперь я понимаю почему. Не один этот корабль обладает большими возможностями, но тот груз, который сейчас находится на борту, терраформический состав, ценен для них сам по себе. Гм-м. Они хотели захватить эту посудину, привести ее на свою базу - и "Повелитель Грома" стал бы лишь еще одним таинственно исчезнувшим кораблем. Девон кивнул. - Не думаю, что они оставили бы нас в живых при подобных обстоятельствах, - продолжал Баннинг. - Конечно. - Как вы все это узнали? - Порядок... Мы держимся в стороне от политики... официально... но у нас есть своя разведывательная служба, и мы умеем ею пользоваться. Ситуация в общих чертах была нам понятна. Конечно, мы не знали, что именно этот корабль во время именно этого полета они собираются захватить. - Ясно. Вы узнали Андреева? - Да. Бывший инженер под другим именем, изгнанный из-за... достаточно веских оснований. Ему сделали пластическую операцию, но что-то в нем меня беспокоило. Внезапно я решил, что знаю, кто он такой, и, как последний дурак, попытался с ним поговорить. Как он отреагировал, вы знаете - наставил на меня пистолет! Позже - и снова, как идиот, - я, не подумав, что Джентри может оказаться соучастником, рассказал Тьедженсу о случившемся в его присутствии, - Девон вздохнул. - Старые Ростомили отреклись бы от меня. - Вас воспитывали не для секретной службы, - отозвался Баннинг. - Ладно, Люк. Еще один вопрос. Гомез хочет, чтобы мы ему сдались. Я полагаю, это означает, что он нас запрет, кроме одного-двух, которые должны будут помочь вести корабль под дулом его пистолета. После того как мы сбавим скорость и подойдем к тому месту, где нас может встретить соответствующая лодка с астероида реформистов, он передаст сообщение по радио и... Дьявол! Оставят ли нас в живых потом, вот к чему я клоню! - Сомневаюсь, - ответил инженер. - О, дорогой... Он закрыл глаза, и Клеони быстро подошла к нему. Руки их сомкнулись. Баннинг отвернулся. - Спасибо, Люк, - сказал он. - Я не знал, имею ли право рисковать жизнями ради спасения корабля, но теперь понимаю, что никакого риска и не было. Нам просто нечего терять. Клеони, вы можете остаться здесь и позаботиться о нашем мальчике? - Да, - прошептала она, глядя на него широко раскрытыми глазами. - Если нет никаких срочных дел. - Не должно быть. Он сделан из тефлона и кожи гремучей змеи. О'кей, тогда, значит, будете няней. Можете также приготовить кофе и сэндвичи. Остальная часть команды встречается со мной в ремонтных мастерских. Кормовой отсек... Нет, вы остаетесь, Кастро. Попытаемся пробиться к нашему другу Гомезу. - Но он... он сбросит реактивную массу! - выдохнул Вейн. - Может быть, нам удастся накрыть его раньше, чем он доберется до резервуаров, - ответил Баннинг. - Человек должен пытаться. - Но... послушайте, сэр. Я знаю, сколько времени нужно, чтобы справиться с главной зажигательной системой. Даже если сделать скидку на то, что Гомез действует один и не имеет специальной подготовки, он успеет сделать это раньше, чем мы пробьемся через внутреннюю переборку. Таким образом, у нас не остается никаких надежд. - Что же вы предлагаете, мистер Вейн? - медленно спросил Баннинг. - Сдаться. - Чтобы нас застрелили его ребята, когда ворвутся на корабль? - Нет, сэр. Нас будет семь против одного Гомеза до того, как это случится. У нас есть некоторая надежда на то, что мы сможем напасть на него... - Очень, очень слабая надежда, - возразил Баннинг. - Он не любитель. И если у нас ничего не выйдет, это будет означать не только нашу гибель, но и то, что шайка головорезов получит нужный им корабль. Если же мы сгорим, но не дадим Гомезу захватить его, то, по крайней мере, умрем только мы. А не сотня миллионов людей лет через двадцать-тридцать. "Правда ли это? Действительно ли ты веришь в то, что один человек может изменить судьбы миллионов? Каков твой выбор, капитан? По закону ты всеведущ и всемогущ, пока корабль находится в пути. Что же нам делать, о бог кораблей?" Баннинг застонал. "Клянусь Иовом, такой вопрос слишком сложен для одного человека". Вдруг он напрягся. - В чем дело, сэр? - У Нельсона был встревоженный вид. - Клянусь Юпитером, - пробормотал Баннинг. - Клянусь Юпитером! - Что? - Неважно. Идемте. Будем выкуривать оттуда Гомеза! Последний слой упрямого металла побелел, растаял и потек по уже образовавшимся выемкам. Бахадур выключил электрический факел, снял маску с темного лица и сказал: - Все в порядке, сэр. Баннинг осторожно подошел к тяжелым проводам факела. Его люди атаковали переборку неподалеку от внешней оболочки корабля. - Что там внутри? - спросил он в микрофон. Интерком ответил с мостика, где Кастро дежурил возле телеэкрана, наблюдая за работой Гомеза. - Накачка продолжается, сэр. Я думаю, он действительно собирается это сделать. - Нам очень повезло, - сказал Баннинг, - что он не инженер. Вы бы подожгли эти резервуары еще полчаса назад. Он подождал еще мгновение, собирая силы и волю. И снова взвесил все "за" и "против". Внешние пластины корабля остановили бы метеор, даже при скорости, близкой к гиперболической: тот испарился бы, оставив после себя миниатюрное подобие лунного кратера. Все, что попыталось бы проникнуть сквозь эти пластины, должно было полностью потерять энергию между корпусами; даже если бы оно достигло внутреннего покрытия корабля, покрытие все равно устояло бы: оно могло выдерживать более ста атмосфер давления само по себе и было практически непробиваемым. Но следующая переборка должна была выдержать случайную радиацию или даже небольшой взрыв, если атомная энергия, ведущая корабль, выбилась бы из-под контроля. Она была вряд ли слабее двойного корпуса. Чтобы проделать в ней дыру факелами, понадобились бы часы. Не намного больше времени - или вообще никакого - они выиграли бы, если б начали врезаться в огромные двойные двери на оси корабля, запертые Гомезом; да Баннинг и не хотел портить ценные машины. Сами переборки легче отремонтировать потом, если только оно будет - это "потом". Перед ним сгустилась темнота. Он держал в руке пистолет. - Ладно, Владимирович, пошли, - позвал он. - Если мы не вернемся через десять минут, пусть за нами следуют Вейн и Бахадур. Он отклонил все яростные протесты Токугавы и приказал первому помощнику при любых обстоятельствах держаться до конца. Только лунянин владел искусством высшего пилотажа, что было их последней надеждой. Он и Нельсон притаились у другого конца переборки, готовые напасть на Гомеза. Баннинг скользнул в дыру. За ней было так же темно, там находилась маленькая внутренняя комната, в которой никто не включил свет. Он подумал, не ждет ли Гомез за дверью, готовый выпустить пулю в живот первого же появившегося. Очень скоро он об этом узнает. Дверь, которая вела в главное контрольное помещение, была сделана из тонкой металлической пластины. Из-за вращения корабля она оказалась над головой Баннинга. Он взобрался по лесенке и, положив руку на замок, повернул его с огромной осторожностью, распахнул дверь и влетел в нее. Флюоресцентные лампы лили безжалостно яркий свет. Примерно в середине стальной пещеры он увидел Гомеза, плавающего перед открытой панелью. Этот чертов круглоголовый не слышал, как они прорывались к нему! Теперь он услышал. Неуклюже повернулся и потянулся к пистолету на поясе. Баннинг выстрелил. Пуля просвистела мимо цели и заметалась по большому помещению. Гомез выстрелил в ответ. Отдача оторвала его от подпорки, за которую он держался, и откинула к стене. Баннинг устремился за ним через паутину проводов, лестниц и подпорок. Чем ближе он оказывался к оси, тем больше падал его вес; ему приходилось бороться с кориолисовым ускорением. Гомез ушел от него по спирали, ударился о контрольное кресло, вцепился в него, остановился и припал к нему. Баннинг услышал, как работает аварийный насос. Тот дрожал и пел в окружавшем его металлическом покое, и каждое мгновение означало потерю массы... подобно тому, как уходит кровь из рассеченной артерии. Системой вспышек пользовались редко - только в тех случаях, если реактивная масса загрязнялась, или по подобной причине. Гомез нашел новую причину, мрачно подумал Баннинг, потерять корабль и убить команду. - Выключи эту штуковину, Влад, - процедил он сквозь зубы. - Оставайтесь на своих местах! - закричал Гомез. - Я буду стрелять! - Иди! - прогремел капитан. Владимирович начал пробираться к рубильнику. Гомез настроил револьвер на полную мощность и начал палить куда попало. За данные ему несколько секунд он не успел повредить ничего ценного. При вращении корабля в состоянии невесомости отдельные силы, воздействующие на пулю, столь сложны, что практической баллистике нужно просто переучиваться. Но эти кусочки свинца могли убить кого-нибудь по нелепой случайности, рикошетом, если только... Баннинг вцепился в револьвер, прицелился и выстрелил. После второго выстрела Гомез дернулся, выронил пистолет, шлепнулся в кресло и застыл. Капитан направился к нему. Хорошо было бы оставить его в живых, допросить и... Нет. Добравшись до Гомеза, он понял, что жизнь покидает того. Выстрел в сердце не всегда фатален, но на сей раз он оказался таковым. Насос замолчал. Баннинг обернулся. - Ну? - в голосе его было огромное нетерпение. - Сколько мы потеряли?
в начало наверх
- Да кое-что, сэр, - Владимирович прищурился, глядя на приборы. Голос его срывался. - Боюсь, слишком много. Они встретились в обеденном салоне: семеро здоровых мужчин, один раненый и женщина. Некоторое время они могли только смотреть друг на друга и читать в глазах друг друга смерть. - Принесите-ка скотч, Нельсон, - сказал наконец Баннинг. Легкая улыбка искривила его губы. - Если ваши лица по-прежнему будут продолжать вытягиваться, то вы начнете спотыкаться о собственные подбородки. Клеони, сидевшая у изголовья кушетки, на которой лежал Девон, погладила инженера по волосам. Взгляд ее был затуманен печалью. - Вы думаете, что мы будем ликовать после всех этих убийств? - спросила она. - Нам повезло, - пожал плечами Баннинг. - Мы, правда, потеряли двоих хороших людей, это так. Но и все негодяи мертвы. - Это не так уж хорошо, - отозвался Девон. - Я предпочел бы заполучить их в свои руки, узнать, где находится их астероид и... - он замолчал. - Подождите, Джентри все еще в морозилке, не так ли? Если его оживить на Ганимеде, то, может быть, его мозг не слишком деформировался, для взятия глубокой пробы по крайней мере. - Ничего не выйдет, - возразил Баннинг. - Все, что можно, придется выбросить за борт. Нужно облегчить корабль. Если ваши люди из разведки Порядка - или Охраны ради такого случая - достаточно хороши, они смогут выследить таких людей, как эти игроки, и вырвать их семена. Клеони вздрогнула: - Прошу вас! - Извините, - Баннинг раскурил трубку и глубоко затянулся. - Это запрещенная тема, не так ли? О'кей, давайте подумаем, как нам выжить, в первую очередь - как лучше использовать то незначительное количество реактивной массы, что осталось в резервуаре. - Боюсь, я не вполне понимаю, - сказала девушка. Вид у нее был скорее озадаченный, чем испуганный. Право, она все больше нравилась Баннингу. Девону можно позавидовать, если они не погибнут... Правда, она заслуживала лучшего чем инженер, вечно скитающийся по космосу и не имеющий права заключать официальный брак, пока не уйдет в отставку. - Это достаточно просто, - пояснил он ей. - Мы на гиперболической орбите. Это означает, что мы движемся со скоростью, большей, чем та, которая нужна, чтобы находиться в Солнечной системе. Если мы не сбросим ее немного, то будем продолжать лететь. Как бы мы ни сократили наш рацион, нормальной еды на борту осталось лишь на несколько недель, а заменителей нет. - Разве мы не можем радировать о помощи? - Мы за пределами действия нашего радио в любом направлении. - Но, потеряв нас, разве они не пошлют за нами высокоскоростные корабли? Орбиту ведь можно рассчитать, не так ли? - Не настолько тщательно. Наш путь следования чудовищно длинен, и малейшая ошибка в расчетах сделает поиск невозможным. Было бы замечательно, если б корабль Охраны подошел к нам хотя бы на пять миллионов километров, хотя это, в общем-то, совершенно бесполезно, - Баннинг кивнул ей. - Мы можем спасти себя только сами. Нам нужно погасить скорость примерно на несколько сотен километров в секунду. И у нас нет достаточного количества реактивной массы, чтобы это сделать. Нельсон появился с бутылкой и стаканами. Пока он обходил всех присутствующих, Девон проговорил: - Простите меня, капитан, мне кажется, вы и сами об этом подумали, но, в конце концов, сейчас не время соблюдать субординацию. Главное - результат. Нам надо избавиться ото всего не жизненно необходимого: груза, обстановки, даже внутренних стен и полов... - Да, мы с Тетом об этом подумали, - ответил Баннинг. - Помните, я ведь уже сказал, что нужно облегчить корабль. Мы даже подумывали, хотя всегда остается возможность столкнуться с метеоритом, не снять ли внешний корпус. Это совсем не сложно, знаете ли. Космические корабли сконструированы так, чтобы их можно было при ремонтных работах достаточно легко разобрать на части с помощью нужных инструментов. Так что, если мы возьмемся за дело все сообща, то, я думаю, все закончим к тому времени, когда нужно будет сбрасывать скорость. Вейн посмотрел на бутылку виски. Он не пил; на сегодняшнем Западе такое занятие не одобрялось. Лицо его становилось все более и более суровым, пока он внезапно не протянул руку, не схватил бутылку и не приложился к ее горлышку. Откашлявшись, он хрипло произнес: - Ладно, сэр. Почему вы не говорите им главного? Мы все равно не сможем в достаточной степени погасить скорость. - Я как раз подходил к этому, - ответил Баннинг. Девон крепко сжал в своей руке руку девушки. - В чем дело? - спросил он, не повышая голоса. - Что ж, - сказал Баннинг, - мы можем войти в Джовианскую систему, если захотим, но потом окажемся без горючего на скорости примерно пятьдесят километров в секунду по отношению к планете. Инженер свистнул. - А нужно ли это делать? - поинтересовался Бахадур. - Я имею в виду, сэр, что если мы можем достичь такого ускорения, то разве не можем встать на эллиптическую орбиту вокруг солнца? - Боюсь, что нет. Пятьдесят километров в секунду - слишком большая скорость, и мы можем выйти из Солнечной системы в этом районе космоса. - Но посмотрите, сэр. Если я правильно запомнил, собственная скорость ухода Юпитера намного выше пятидесяти километров в секунду. Значит, сама планета будет сообщать нам эту скорость. Если мы не подойдем к ней ближе, нам нужно иметь массу, достаточную для того, чтобы нас швырнуло к кометам... - Ловкач, - сказал Баннинг, выпустил в воздух клуб дыма и поднял стакан. - Мы и это тоже рассчитали. Вы не далеки от истины - мы можем превратиться в комету. Самое лучшее, что нас в таком случае ожидает, это через несколько лет снова попасть в зону действия чьего-нибудь радиосигнала, и, конечно, космос так велик, что нас никогда не смогут найти на такой непредсказуемой орбите, если только мы не попросим помощи и не будем услышаны. - Годы, - прошептала Клеони. Ужас, нараставший в ней, не был просто ужасом смерти. Клеони внезапно поняла, как велика и стара эта Вселенная, в которой она так беззаботно жила. Баннингу было знакомо это состояние, и он сочувственно промолчал. Через минуту она выпрямилась и спокойно встретила его взгляд. - Все в порядке, капитан, - сказала она. - Продолжайте ваш урок арифметики. Почему мы не можем просто попросить джовиан подобрать нас, когда мы приблизимся к их системе? - Вы знали, что какая-то лазейка есть, а? - пробормотал Баннинг. - Это элементарно. Республика бедна и находится на задворках. Ее космические корабли - устаревшие межзвездные челноки, и они не могут подойти к предмету, который движется со скоростью пятьдесят километров в секунду. - И мы не можем сбавить скорость настолько, чтобы они смогли подойти, - Вейн спрятал лицо в ладонях. - Я созвал вас сюда не для совместных рыданий, - отрезал Баннинг. - Одна возможность у нас все-таки есть. Сработает она или нет, неизвестно, такое раньше никто никогда не пробовал, но Тетсуо чертовски хороший пилот. Он ухитрялся выводить такие эллипсы, каких вам и видеть-то не приходилось. Это слегка приободрило всех. Но Девон недоверчиво покачал головой: - Не сработает. Даже после проведенных изменений на Ганимеде нет достаточного количества атмосферы, чтобы... - Юпитер обладает достаточной атмосферой, - возразил Баннинг. Воцарилось полнейшее молчание. - Нет, - произнес наконец Вейн. Он говорил быстро, и слова, как горошины, слетали с его обескровленных губ. - Такое может выйти только по счастливой случайности. Мы могли бы сбросить скорость, да, если бы не сгорели из-за трения в атмосфере... наконец, мы вынырнули бы на одном из витков со скоростью, близкой к скорости лайнера. Но та пустая скорлупа, в которую превратится корабль после того, как мы выбросим все лишнее, в атмосфере, такой плотной и неспокойной, как у Юпитера, просто не выдержит. Кроме того, к тому времени, как мы рассчитаем свой путь, сообщим это джовианам и их лодки настигнут нас, мы будем уже на следующей спирали! - А венцом всего будет взрыв! - сказал Девон. - Водород и гелий при ста сорока градусах... Не слишком пригодно для дыхания. - Мы расплющимся о поверхность гораздо раньше, чем попробуем вдохнуть в себя эту смесь, - саркастически заметил Владимирович. - Нет, не обязательно, - возразил Бахадур. - Наша внутренняя оболочка может выдержать, возможно, двести атмосфер давления. Но Юпитер тяготеет к десяткам сотен. Нас расплющит задолго до того, как мы достигнем поверхности. Баннинг поднял брови. - Вам известна лучшая дыра? - спросил он с вызовом в голосе. - Что? - Вейн недоумевающе заморгал. - Можете предложить что-нибудь лучшее? - Да, - юное лицо застыло. - Давайте подумаем о положении кометы вокруг солнца. Поскольку мы ничего о себе не сообщали, нас будут искать корабли Охраны. Есть очень слабая надежда на то, что нас найдут. Но возможность того, что нас подберут джовиане во время этих сумасшедших ныряний, вообще ничтожнейшая! - Похоже, оба способа ничего хорошего не сулят, не так ли? - спросила Клеони. Губы ее дрогнули в печальной улыбке. - Но я предпочла бы погибнуть сразу, умереть от одного удара, чем... наблюдать, как все мы сморщиваемся и умираем один за другим или бросаем жребий, кто будет съеден следующим. Я предпочла бы умереть, как подобает человеку. - Согласен, - кивнул Девон. - А я... - Вейн встал. - Капитан, я не хочу этого. Вы не имеете права... отбирать крошечную надежду только потому, что другая возможность предполагает быструю смерть. Нет! Баннинг шлепнул ладонью по столу. - Вы подтверждаете свою характеристику, мистер Вейн, - проворчал он. - А теперь сядьте. - Нет, клянусь вечностью! Я требую... - Сядьте! Вейн сел. - Собственно говоря, - продолжал Баннинг, понизив голос, - я согласен, что надежда на спасение джовианами мала. Но, я думаю, у нас есть возможность спастись самостоятельно. Я думаю, мы сможем сделать то, что никто не пытался сделать до нас, - войти в джовианское небо и поиграть с ним в кошки-мышки. Издалека, пока они приближались к своей судьбе, Юпитер казался таким великолепным, каким, возможно, не кажется даже само Солнце. От холодной огромной звезды - к желтоватому диску, а от него - к горящему щиту, опоясанному бурей, - это зрелище хватало за самое сердце. Но потом пугало. Стоило подойти ближе, и щит превращался в котел, готовый поглотить смельчака. Проходная скорость Юпитера равнялась примерно пятидесяти девяти километрам в секунду. "Повелитель Грома" обладал соответственно пятьюдесятью двумя. Если бы он просто просвистел мимо планеты, ее гравитация замедлила бы его скорость, и он неизбежно вернулся бы к планете, что превратило бы его в пар. Не было никакой надежды на то, что старые лодки спутника колонистов смогут подойти близко к кораблю в любой точке такой орбиты; им потребовалось бы гораздо более совершенное предупреждение, нежели то, которое могло дать коротковолновое радио. Токугава использовал последнюю реактивную массу, чтобы нацелиться на внешнюю кромку атмосферы. Первый проход был почти беззвучным. Только тонкий жалобный визг, ощущение радиационного жара на человеческих лицах, слабые следы ускорения и говорили о том, как корабль встречается с воздухом. Потом он снова ушел в вакуум, выписав длинный узкий эллипс. Баннинг работал с радио, на все корки кляня эффект Допплера. Наконец он напал на волну Ганимеда. Токугава и Вейн неотрывно смотрели на видеоэкраны, читая по звездам и лунам, пока компьютер рассчитывал орбиту. - Хэлло. Хэлло. Вы слушаете? Из космопорта слабо отозвался голос: - Эй, "Победитель". Центральная Астро. Контрольная. Ганимед. Говорит Харрис. Встали на орбиту? - Очень приблизительно, - ответил Баннинг. - Нам нужно еще несколько показаний, конечно, чтобы рассчитать ее более точно. Ждите дальнейших сообщений. - Он вынул ленту из компьютера и прочитал цифры.
в начало наверх
- Мы отправили три лодки, - сообщил Харрис. - Они попытаются вас найти. Удачи! - Спасибо, - отозвался Баннинг. - Она бы нам очень пригодилась. Токугава производил другие вычисления. Его тонкие умелые пальцы так и мелькали. - Мы снова ударимся об атмосферу примерно через пятьдесят часов, капитан, - отчитался он. - Это даст маленькой группе достаточно времени для работы. Баннинг огляделся. Теперь не было задней стены, на которой можно было бы остановить взгляд. Кроме центральной секции с ее жизненно важным оборудованием, между мостиком и кормой мало чего осталось. Факелы были вырублены, запоры вывернуты, воздушные замки отправились в долгое путешествие к лунам. Корабль превратился в полую раковину, опутанную паутиной проводов. Капитан чувствовал себя убийцей. На другой стороне огромного сфероида он увидел Девона, плавающего в состоянии невесомости и показывающего команде, как обращаться с космическими скафандрами. Пока они находились в невесомости, инженер мог отвлечься от сильно болевших ран. Его помощники должны были разобрать реактор, оружейную, ионные трубки - все, что имелось на борту. Теперь все было убрано, и не осталось ничего, что вело бы корабль, кроме безличных сил небесной механики. Генераторы работали исправно - в резервуарах было достаточно энергии, чтобы несколько недель насыщать раковину светом и теплом. Если юпитериане не поймают их в пространстве, эти недели тоже могут им понадобиться. Баннинг вздохнул. С тех самых пор как первый человек вышел в море на кое-как обтесанном бревне или в плетеной корзине, любой капитан всегда дико боялся потерять свой корабль. Была одна подводная лодка - давным-давно, но он до сих пор не мог вспоминать о ней без боли, хотя это была и не его вина. Конечно, он должен придумать что-нибудь такое, что спасет их жизни сейчас, потому что уже неплохо разбирался в подводных лодках... А смогли бы это сделать Монгольфье или Архимед? К капитану подплыла Клеони. За последнее время она приобрела некоторый опыт в этом виде искусства, ибо они выходили на орбиту Юпитера, сбрасывая скорость, и вращение было невозможным, так как мешало работе двигателей. - Могу я вас побеспокоить? - спросила она. - Конечно, - Баннинг вытащил трубку. Ему было приятно ее присутствие. - Красивая девушка никогда не может побеспокоить. Это совершенно определенно. Она устало улыбнулась и отбросила с глаз прядь свободно падающих на плечи волос. Они создавали нечто вроде ореола вокруг измученного лица. - Я чувствую себя такой бесполезной, - сказала она. - Чепуха. Регулярно готовьте еду, и принесете очень много пользы. Тьедженс и Нельсон всегда были отменными обжорами. - Мне бы хотелось... - лицо ее вспыхнуло. - Мне бы так хотелось понять работу Люка. - Конечно, - Баннинг открыл табакерку и начал набивать трубку, что было нелегко в состоянии невесомости. - В чем же дело? - Только... мы же должны удариться о воздух так сильно... быстрее, чем это делают метеоры, когда падают на Землю, не так ли? Почему же мы не сгорели? - Метеоры не сгорают. Они испаряются. Мы же пока коснулись лишь очень тонких слоев атмосферы. Мы перевели в теплоту такое количество энергии, о котором не стоило бы беспокоиться. Большую часть унес сам воздух. - Но все же... я никогда не слышала о том, чтобы использовалось нарушение эллипсов при скорости, столь высокой, как наша. Баннинг щелкнул зажигалкой, подержал ее "над" чашечкой и сделал глубокую затяжку. - По сути дела, - сказал он, - я не думаю, чтобы такое можно было проделать на Земле или Венере, в их атмосферах. Но гравитационный потенциал Юпитера изменен в десять раз, поэтому воздух в соотношении с высотой разрежается более медленно. Другими словами, мы имеем дело с более глубоким слоем разреженного воздуха для торможения. И это хорошо. Нам придется сделать несколько проходов. Если нас не спасут, мы будем заниматься этим много дней, но сделать это можно. Он вынул трубку изо рта. Курить в невесомости было трудно. Циркуляционные кондиционеры воздуха, которые ограждали от неприятной возможности вдыхать то, что ты выдыхаешь, не могли особо помочь в этом случае. Но он не мог обойтись без трубки, очень нуждаясь в ее поддержке. Очень. Через несколько часов, используя данные об орбите корабля, уточненные дальнейшими наблюдениями, челночная лодка с Ганимеда подошла достаточно близко, чтобы связаться с "Повелителем Грома" через радар. После долгих маневров он не достиг подходящей скорости. Какую-то секунду он был настолько близко, что команда Девона, работавшая на оболочке, при этом почувствовала себя так, будто в качестве приговоренных к аду наблюдала за проходом избранников. Челночная лодка передала резервуары с горючим. Один из них дошел. Приблизившись, он резко сбросил скорость, подобно испуганному мустангу. "Повелитель Грома" уже провалился в глубину гравитационного поля Юпитера, и лодка не смогла подойти к нему. Корабль отнесло в сторону, и он исчез из виду, скрывшись за огромным диском планеты. Высокие облака накрыли его, словно вуалью, и спрятали от телескопов - те свободные облака, которые ни мгновения не смогли бы существовать в земных условиях. Юпитер более чужд, чем это может представить себе человек. Новая орбита корабля не так уж отличалась от прежней. Но лодки, которые уже догнали его, вынуждены были двигаться дальше: они не могли просто повиснуть там, в этом плотном поле, и "Повелитель Грома" совершил еще один долгий одинокий переход. Когда он был закончен, Ганимед оказался в невыгодном положении, а Каллисто вообще всегда пребывала в таковом, так что корабль вошел в атмосферу Юпитера в третий раз уже неожиданно. При следующем вхождении в вакуум орбита его сократилась и значительно исказилась. Скорость, на которой действовал воздушный тормоз, увеличивалась; каждый нырок под отравленные облака был глубже, каждый поворот через ясное пространство занимал меньше времени. Тем не менее была надежда. Ганимедяне в конце концов приспособились; они произвели великолепные вычисления того, какой будет четвертая свободная орбита, и расставили лодки с запасами горючего близко к нужным точкам. Только... "Повелитель Грома" не появился даже близко от вычисленного пути, и это было чистой воды невезением. Команда Девона, работавшая все время, пока корабль находился в вакууме, почти отрезала кормовой отсек. Последний нырок в жестко сопротивляющийся воздух завершил дело. Под воздействием тормозящих сил эта часть яростно задергалась и толкнула "Повелителя Грома" в стратосферу. А когда она оторвалась, корабль оказался на совершенно другой орбите. Но в конце концов только необычное везение помогло юпитерианам так близко подойти к кораблю во время его первого захода. Так что возможности уравновесили друг друга, только и всего. Радио донесло слабый удаляющийся голос: - Снова пропустили вас. Не знаем, удастся ли подойти ближе в следующий раз. Ваш период становится очень коротким. - Может быть, не стоит и рисковать, - вздохнул Баннинг. Он надеялся на большее, но если боги рассудили, что кораблю непременно предстоит врезаться в Юпитер, то приходилось только принять это как неизбежное. - Надеюсь, все обойдется. Снаружи заунывно свистел воздух, давление было несравнимо больше того, что существует на дне самых глубоких земных океанов. При последнем проходе в почти открытом космосе - уже мерцали звезды - Баннинг радировал: "Больше сообщений не будет, если не считать десятиминутного сигнала на той же волне, когда мы встанем. Конечно, если останемся живы! Нам пришлось экономить энергию. Прежде чем подоспеет помощь, пройдет некоторое время. Когда это случится, вызовите меня. Если мы будем живы, я отвечу, и тогда мы условимся о дальнейшем. Понятно?" - Понятно. Удачи, космонавт... там и тут. Наблюдая, как сгущается туман на видеоэкране, Баннинг в сотый раз сложил в уме ряд цифр. По расписанию он должен через пятнадцать дней передать сообщение на Фобос. Если оно не придет, Охрана отправит корабль с высоким ускорением - узнать, что случилось. Несколько дней уйдет на это. Еще неделя - на его возвращение к Марсу с отчетом. Марс должен будет вызвать Луну по радиолучу - это, по крайней мере, быстро - и Охрана или, возможно, Инженеры смогут приняться за дело. Инженеры располагали кораблями, способными войти в атмосферу: мощными, но умеющими двигаться достаточно медленно. К Юпитеру такой аппарат мог бы доставить быстрый корабль Охраны, работающий на ионном двигателе. Измерения можно сделать в пути. Переход должен занять в худшем случае пару недель. Значит, самое большое - шесть недель до прихода помощи. А вероятнее - четыре недели, независимо от того, какую скорость развивают эти последние модели. Что ж, энергии у "Повелителя Грома" больше, чем на шесть недель. Это время, проведенное под добавочными "g", вряд ли будет приятным, хотя работа граванолов должна была защитить людей от травм. И ветра могут дать знать о себе. Впрочем, люди были защищены и от них: они находились выше области действия вертикальных потоков, в том, что можно было назвать стратосферой Юпитера... Красное пламя метнулось по экрану. Люк Девон, как и все, прикрепленный к креслу, позвал через пустоту корабля: - Если бы я только знал, что это произойдет... какая возможность для исследований! У меня осталось несколько приборов, но это будет чертовски трудно. - Лично я, - отозвался Баннинг, - спас колоду карт и несколько покерных фишек. Но не думаю, что у вас было бы особенно много времени на исследования - во всяком случае, в атмосфере Юпитера. Он мог представить себе, как вспыхнула Клеони. Он не хотел смущать ее, эта девушка действительно нравилась ему, но последовавший за этим заразительный смех остальных стоил того. Пока люди способны смеяться, особенно над такой плохой шуткой, они еще могут выстоять. Корабль уходил все ниже и ниже. Один раз его поймал и повернул могучий поток, и если бы он не был так облегчен, опять получилась бы чертовская заваруха. Ветер, гудевший за корпусом, чуть-чуть утих. - Мы теряем скорость, - сказал Токугава. А позже, глядя поверх радара-альтиметра: - Мы останавливаемся. - Приехали! - Баннинг потянулся. Каждая его косточка ныла от усталости. - Теперь мы мало чего можем сделать. Давайте все привяжемся к койкам и поспим неделю. Собственный вес в атмосфере Юпитера изнурил его. Но все они были живы. И на корабле, хотя и опустошенном, все же были еда и питье, инструменты и материалы, игры и книги - все необходимое, чтобы сохранить ясность ума и занять время, пока они вынуждены ждать. Его вычисления оказались верными. Оболочка из стали, триста метров в диаметре, может обеспечить вполне сносные условия для существования. Подобно капле масла в измерителе плотности, подобно воздушному шару над Францией восемнадцатого столетия, подобно маленькому непокорному пузырьку в небе, плавал над Юпитером "Повелитель Грома".

ВВерх