UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Пол АНДЕРСОН

  ВЛАСТЕЛИН ТЫСЯЧИ СОЛНЦ




- Все, что  только  способен  представить  себе  человек,  непременно
существует где-нибудь в Галактике, - рассуждал я. -  Планет  же  чертовски
огромное количество, а какое фантастическое разнообразие условий  на  них,
какие разнообразные формы жизни, разума и культуры. Мне самому приходилось
бывать на планете, где жили огнедышащие драконы, и на планете,  где  гномы
создавали такое, что очаровало бы и гоблинов из старых сказок. Бывал и  на
планете,  где  обитает  раса  колдунов.  Они   используют   телепатический
псевдогипноз. Вы  знаете,  нет,  пожалуй,  такой  даже  самой  невероятной
сказки, которая не имела бы шансов оказаться действительностью  где-нибудь
на другом конце вселенной.
Лейрд согласился кивком.
- Да-а, - ответ его прозвучал странно мягко и тягуче. - Вот я однажды
выпустил джинна из бутылки.
- Интересно. Как же он повел себя?
- А он убил меня.
Я решил засмеяться и уже открыл рот, но, посмотрев на Лейрда, закрыл.
Он был абсолютно серьезен. Причем серьезность его не  была  искусственной,
как у актера, играющем комическую роль. Во взгляде его промелькнуло  нечто
жалкое, тоскливое, и странным образом оно перемешалось с ужасающе холодным
сарказмом.
Лейрда я знал плохо. Да его  никто  не  знал  хорошо.  Большую  часть
времени он находился в Галактическом Поиске, блуждая  среди  тысяч  жутких
планет, на которых даже взгляд  человека  никогда  не  останавливался.  Он
редко наведывался в Солнечную систему и находился в  ней  гораздо  меньше,
чем кто-либо из его товарищей. О  том,  что  ему  удалось  обнаружить,  он
обычно не распространялся.
Он был крепок, высок, почти шести с половиной футов роста, со смуглым
лицом и орлиным взором своих удивительно ярких зеленовато-серых глаз.  То,
что он уже немолод, можно было видеть только по редкой проседи на  висках.
Вежливый со всеми,  он  был  неразговорчив  и  почти  не  смеялся.  Старые
товарищи, знавшие его еще тридцать лет назад, когда он был самым веселым и
отчаянным офицером Солнечного флота, считали, что во время  Мятежа  что-то
повлияло на его психику так сильно, что никакой врач не может  найти  меру
его перемеры. Он ничего не  рассказывал  об  этом.  После  войны  он  взял
направление в Поиск и застрял в нем.
В этот вечер мы оказались  с  ним  одни  в  холле  Лунного  отделения
Исследовательского  Клуба,  который  размещался  в  здании  за   пределами
главного купола Селена-Центра. Мы устроились в углу у  одного  из  больших
окон, потягивали центраврианский коктейль и вели вынужденный разговор. Мой
собеседник слабо поддерживал его, и я никак не мог понять, нуждается ли он
в моем рассказе, да и вообще в обществе.
Сзади нас просторный уютный зал был почти пуст.  Из  окон  открывался
вид на величавый и в то же время дикий  лунный  ландшафт.  Он  представлял
собой  нагромождение  утесов  по  самому  обрыву   кратера,   за   которым
расстилалась черная пустыня, залитая голубым  светом  с  Земли,  кажущимся
здесь фантастическим. Сверху чернел  Космос,  обрызганный  мириадами  искр
застывшем пламени.
- Почему же вы все-таки живы? - спросил я.
Он рассмеялся, как всегда, невесело.
- Рассказать вам? Я знаю, что вы все равно не поверите. Впрочем, если
поверите, то это ничем не значит. Иногда под действием алкоголя я  начинаю
вспоминать былое и тогда рассказываю свою историю.
Он откинулся в кресле.
- Джинном его можно назвать с большой натяжкой, - начал он. - Скорее,
его можно назвать призраком. Вообще, это планета призраков. За миллион лет
до том, как появился человек на Земле, они уже были  великими.  Они  знали
многое, чего не знала ни одна последующая цивилизация, они даже  научились
гасить звезды. Вдруг их культура погибла. Видимо,  их  собственное  оружие
уничтожило их. Они сгинули в  бушующем  пламени,  остались  только  руины,
нагромождения обломков и пустыня... и джины, ждавший в-бутылке.
Я взял еще выпивки, стараясь понять, что он  имеет  в  виду.  Я  даже
засомневался, нормален ли  этот  сильный  человек  с  резкими  чертами  на
уставшем лице. Я  не  мог  это  определить.  Мне  приходилось  с  подобным
встречаться в мире звезд, чего не увидишь и в кошмарном сне. Я видел людей
с пустыми глазами. Они вернулись из  Космоса,  который  заполнил  их  мозг
холодом,  хрупкая  стенка  из  разума  где-то  не  выдержала,   сломалась.
Считается, что космонавты легко поддаются влиянию. Клянусь  Космосом,  это
нельзя ставить им в вину..
- Вы говорите о Новом Египте? - решил уточнить я.
- Это условное название. Египет - незначительная территория,  которую
когда-то населяли жалкие крестьяне.  На  той  планете  обнаружены  остатки
величайшей культуры. Называть ее Египтом, хоть  и  Новым,  просто  нелепо.
Хочу вам сказать, что существа, населяющие Ввирдду,  были  подобны  богам.
Они способны были так подействовать на солнца, что те тускнели и гасли. На
Земле, например, они за один прием уничтожили всех динозавров.  Для  этого
им понадобился всего лишь один корабль.
-  Разве  это  установлено?  Я  считал,  что  специалисты  не  сумели
расшифровать записи ввирдданиан.
- Да, они не расшифрованы. Археологи  только  пришли  к  выводу,  что
ввирдданиане являются расой  гуманоидной  внешности.  У  них  была  высоко
развита межзвездная культура. Ввирдда исчезла миллион  земных  лет  назад.
Между прочим, я сам не уверен, что именно они извели динозавров на  Земле.
Я просто знаю, что у них была постоянная политика уничтожения  исполинских
рептилий на всех  планетах  земного  шара.  Они  хотели  колонизировать  в
дальнейшем эти планеты. Известно, что они добирались и до  Земли,  поэтому
естественно предположить, что они проделали такое и тут. - Лейрд подхватил
принесенный бокал с выпивкой и поднял его. - Благодарю. Интересно,  у  вас
хватит терпения выслушать мою историю до конца?
Это происходило - как бы не ошибиться - тридцать три года назад.  Был
я в то время молоденьким лейтенантиком  со  светлыми  юношескими  мечтами.
Кульминация того страшного Мятежа джаньярдов наступила, когда  им  удалось
колонизировать весь  район  космоса  в  созвездии  Стрельца.  Дела  Солнца
обстояли из рук вон плохо. По-моему, тогда  даже  не  понимали,  насколько
близки наши силы были к полному поражению. Джаньярды вот-вот  должны  были
прорвать наши оборонительные системы и направить на Землю свои дьявольские
орудия. Ими они уже уничтожили все живое на  паре  десятков  планет.  Наша
оборонительная  линия  растянулась  на  несколько   миллионов   кубических
световых лет. Она, естественно, была невероятно тонкой. Да,  тяжелое  было
время.
Ввирдду -  Новый  Египет  -  открыли  и  начали  производить  научные
раскопки буквально перед самой войной. Об  этой  удивительной  планете  мы
тогда знали почти столько же, сколько известно сейчас. Например, мы знали,
что так называемая Долина Богов содержит больше реликтов, чем любая другая
область планеты. Мне интересен был ход раскопок, я летал на планету.  Одно
время я  даже  работал  в  составе  группы,  которая  открыла  и  занялась
восстановлением  гравитомагнетического  генератора.  Он  один   составляет
половину наших знаний о ГМ-поле.
У  меня  была  в  юности  буквально  фантастическая   идея,   которая
заключалась в желании найти  что-либо  ценное  в  лабиринте,  составляющем
сердце Ввирдды. Я пристально изучал отчеты исследователей, и мне казалось,
что я знаю, где искать. Я хотел найти оружие, которое  миллион  лет  назад
поджигало планеты и рождало новые звезды...
Ввирдда находилась в тылу передовых  частей  джаньярдов.  Так  как  в
военном отношении она интереса не представляла,  то  на  ней  гарнизон  не
держали. Я был уверен, что у наших врагов, этих полуварваров, не возникнет
подобной идеи - найти  сверхоружие  прошлого.  Ведь  их  победа  была  так
близка. Я взял одноместный разведчик, который может  проскользнуть  сквозь
вражеские заграждения, и рванул прямо к планете; даже при самой тщательной
блокировке всегда можно найти  брешь  для  маленького  корабля.  В  случае
неудачи потери составили  бы  только  мою  жизнь,  в  случае  удачи  -  мы
приобретали все. Я отправился на Ввирдду.
Без приключений я добрался до планеты, сел в Долине Вдов и  приступил
к поиску.
Лейрд усмехнулся. В его усмешке было что-то жуткое.
Вот что я представил, слушая его рассказ.


Лейрд приземлился на Ввирдде. Луна в виде  большого  неровного  щита,
втрое большая, чем земная, низко висела над планетой, заливая своим светом
безжизненные холмы. Ее холодное белое сияние заполнило прозрачным светом и
Долину Богов, где пересекались длинные тени. Наверху  сверкал  невероятный
небосвод Стрельца - мириады удивительно пылающих солнц, образующих группы,
скопления, созвездия,  непривычные  человеческому  глазу.  Мерцание  звезд
преломлялось в  прозрачном  холодном  воздухе.  Лейрд  ощупывал  пирамиду.
Пальцы его онемели от холода, в свете луны он мог рассмотреть каждую  пору
на коже руки, каждую вмятинку на  шершавой  поверхности  пирамиды.  Рванул
ветер, пронесся мимо нем, поднимая тучи пыли, завивая их  в  вихри.  Лейрд
съежился от пронизывающего его ветра, который запустил свои  щупальца  под
его одежду, как будто желая заморозить  его  самом.  Дыхание  белым  паром
вырывалось изо рта. Воздух, который  он  вдыхал,  казался  жидким.  Вокруг
Лейрда  громоздились  руины  города,  от  которого  осталось  всего   лишь
несколько колонн, обрушившиеся стены, облитые  затопившей  всю  территорию
лавой, теперь остывшей. Безжизненный свет  луны  падал  на  груды  камней,
беспорядочно  вздымавшихся  на  месте  бывшего   города.   Казалось,   они
шевелятся, когда  мимо  них  ветер  проносил  песок.  Город  выглядел  как
призрак. Планета тоже.  Лейрд  был  единственным  живым  существом  здесь,
ползающим по мрачному пространству.
Вдруг где-то в вышине...
Какое-то гудение... опускается что-то... оно уже  ниже  звезд,  луны.
Нет, нет, нет, только бы это не корабль джаньярдов. Нет, не  сейчас.  Если
они придут, это конец  всему.  Он  вспомнил,  что  несколько  минут  назад
стрелка его гравитомагнетического  детектора  указывала  вниз,  в  глубину
пирамиды.  Он   рванулся   туда,   остановившись   на   мгновение,   чтобы
прислушаться, и почувствовал, что сердце его холодеет.
Лейрд был переполнен бессильной яростью. Он ругнулся, ветер подхватил
и унес его слова прочь, перемешав их с песком  и  пылью,  похоронив  их  в
мертвенном молчании бесконечной Долины  Богов.  Взгляд  его  упал  на  его
собственный разведывательный корабль. Тот был скрыт тенью пирамиды, к тому
же Лейрд принял необходимую предосторожность, засыпал его песком. Если  же
джаньярды применят металлоискатели, то  это  будет  бесполезным.  Кораблик
быстр, но совершенно не вооружен. К тому же самого Лейрда легко  выследить
в лабиринте пирамиды, и тоща они проникнут в  хранилище.  Получалось  так,
что именно он привел врага к оружию, которое  способно  уничтожить  Землю.
Рука его непроизвольно сжала рукоять бластера. Вообще-то  это  бесполезная
хлопушка, пугач - что он может!  Наконец  он  решился.  Проклиная  все  на
свете, он повернулся и нырнул во вход пирамиды.
В свете своего фонаря он увидел бесконечные коридоры, уходящие  вниз,
в чрево пирамиды. Тусклое пламя  плясало  на  стенах,  тени  перемещались,
наскакивая друг на  друга.  Казалось,  что  ожили  и  сомкнулись  над  ним
призраки тех, кто жил миллион лет назад, для того чтобы поглотить его.  По
каменному полу мерно стучали его башмаки, эхо, подхватив ритм  его  шагов,
гулко отдалось от стен н покатилось впереди него по извилистому  коридору.
Его охватил первобытный ужас, смешавшийся с отчаянием: ведь он спускался в
могилу тысячелетий, в могилу полубогов, повелевавших вселенными. Он собрал
всю свою волю, все мужество, чтобы заставить себя  бежать  дальше.  Он  не
оглядывался, не смел оглянуться.
Все ниже, ниже,  ниже...  Извивающиеся  туннели,  крутые  лестницы  и
пандусы вели в самое сердце великой древней цивилизации. В этом  лабиринте
должен заблудиться любой, чтобы бродить здесь во тьме, постепенна замерзая
и умирая с голоду.
Лейрду никогда бы не выйти на верный путь к  хранилищу,  если  бы  не
ключ, найденный им в докладе Мерчисона. Еще немного, и он...
Лейрд влетел в узкую комнату, походившую на прихожую.  Впереди  зияла
пасть огромной раскрытой двери футов  пятидесяти  высотой.  Он  вдохнул  и
вошел в нее. Хранилище. Он ощутил себя муравьем в его величественности.
Фонарь его бросал лучи на металл, стекло. Сверкали материалы, которых
он никогда не знал. Все это в течение миллиона лет было  погребено  здесь,
во тьме. Как работала вся эта техника,  он  не  знал.  Он  нажал  какие-то
кнопки, пришло в действие несколько механизмов. Они загудели,  засветились
лампочки. Экспериментировать дальше он побоялся. Для том чтобы поднять все
это  богатство  на  свой  корабль,  он  должен  найти   антигравитационное
устройство. Если бы ему удалось привезти все это на Землю!  Уж  ученые  бы
разобрались. Теперь же он должен перехитрить врагов, преследующих его.

 
в начало наверх
Он оскалился в хищной усмешке и включил фонарь поярче. Свет достиг саркофага, отразился от уродливых корпусов механизмов, которые воплощали в себе мудрость и мастерство расы, умевшей зажигать звезды и управлять движением планет. До прихода врагов он должен использовать хоть что-нибудь из всего этого. Может быть, он сможет уничтожить их одним ударом, как супергерой развлекательного фильма, промелькнуло у него в голове. Или придется покончить с этими машинами, чтобы они не достались джаньярдам. Как он мог не учесть такую возможность? Почему он не взял с собой взрывное устройство, чтобы отправить эту махину к дьяволу? Он собрал всю свою волю, чтобы остановить бешеный бег мыслей. Он вгляделся в окружающее. На стенах были рисунки, пиктограммы, потускневшие от времени, но все же различимые. Они были предназначены для того, кто найдет путь в хранилище. Раса Нового Египта была похожа на людей Земли. У них была смуглая кожа и темные волосы, резкие черты лица, они были высоки и статны. Вдруг в глаза ему бросилась одна схема. Она показывала последовательность действий, как в старом комиксе: человек брал прозрачный шлем, надевал его на голову, слегка поворачивал регулятор. Он испытывал сильное искушение проделать это, но кто знает, что из этого выйдет? Все же он поднял шлем и надел его на голову. Скорее всего это его последний шанс. Головной убор был холодным, гладким, жестким, он цепко обхватил голову - совсем как живое существо. Лейрд тряхнул головой и повернулся к машинам. Вот эта штука, в центре которой стержень, обмотанный проводом, видимо, энергетический проектор. Как он приводится в действие? Тут он услышал отдаленный топот, который приближался к тому коридору, по которому сюда пришел он сам. Да, простонал он беззвучно, немного им времени понадобилось, чтоб его обнаружить. Впрочем, это было не так трудно. Металлоискатель определил местонахождение его корабля, а это указало им, в какой из двенадцати пирамид, разбросанных по Долине, находится он. Далее действовал энергетический трассер, который довел их до цели... Он выключил фонарь и скорчился во тьме за выступом одного из механизмов. Он почувствовал успокаивающую тяжесть бластера. Со стороны входа послышался голос: - Сдавайся, землянин! Сопротивляться бесполезно! Выходи! Он не отвечал, лежал и ждал, что будет. Странно, но он отметил, что голос был женским. "Красивым", - неуместно лезло ему в голову. Низкий, приятно модулированный голос, но в нем звенела сталь. Джаньярды были очень жестоки, у них и женщины такие: водили войска, пилотировали корабли, убивали. - Землянин, ты проиграл! Мы пожнем плоды твоих трудов. Ты славно поработал для нас. Мы подозревали, что попытка пробраться сюда будет сделана. Записей археологов у нас не было, сами мы и надеяться не могли преодолеть лабиринт. С тех пор как мой корабль курсирует в районе этот солнца, я снарядила на круговую орбиту вокруг планеты станцию с детекторами. Таким образом тебя и зафиксировали. Мы дали тебе возможность сделать дело, а теперь мы пришли забрать то, что ты обнаружил. - Скройтесь! - в отчаянии воскликнул он. - У меня взрывное устройство. Убирайтесь, или я здесь все разнесу. Она засмеялась, и в ее смехе слышалось презрение. - Ты думаешь, мы не знаем, что у тебя есть, а чет нет? У тебя нет даже скафандра. Поднимай-ка руки и выходи. Или мы начнем газовую атаку. Лейрд по-волчьи злобно оскалился. - Ну, пойди! - крикнул он, не думая о том, что говорит - Знайте, вы сами напросились. И он тронул регулятор на шлеме. Будто молния ударила его в голову. Показалось, что шквал огня расколол тьму. Он закричал, разрываясь от хлынувшей в него яростной энергии. Мускулы его напряглись, швырнув тело на пол. Он корчился и цеплялся за каменные плиты. Постепенно конвульсии стали ослабевать. Над ним сомкнулась плотная завеса, кругом стоял рев и грохот. Ночь. Смерть. Распад вселенной. И высоко над всем этим - смех. Он лежал на полу около механизма, дергаясь и всхлипывая. Они слышали, что с ним что-то произошло, осторожно подошли, встали над ним и смотрели, как он затихает. Они были просто изумительны: высокие, прекрасно сложенные - эти джаньярды-мятежники. Когда-то, три столетия назад, Земля посылала своих лучших представителей для колонизации пространств созвездия Стрельца. Долгая жестокая борьба с природой, завоевание миров, покорение планет неизбежно наложили на них отпечаток: тела их стали твердыми, как железо, в сердцах поселился холод. Их мятеж давно назревал. Поводом к нему послужила ссора из-за тарифов и торговых прав. Они начали долгую войну против Империи Земли. Сущность этой войны заключалась в том, что стремилась к жизни новая культура, рожденная в огне, боях, существовавшая один на один с жестоким Космосом, в огромных пустынных пространствах меж звездами. Это было дикое восстание мутированного ребенка. Они стояли над телом человека и смотрели на него, не выражая никаких чувств. Наконец оно стало совершенно недвижным. Тогда один из них наклонился и снял с него блестящий шлем. - Он что, хотел ЭТО использовать против нас? - сказал джаньярд, вертя и рассматривая шлем. - Но он не приспособлен к нашему типу жизни. Те, что жили на этой планете миллион лет назад, похожи на людей, но, мне кажется, это только внешнее сходство. Женщина-командир взглянула на нем с сожалением. - Он был достойным человеком, - промолвила она. - Смотрите... он жив... вот он садится... Дариешу, наконец, удалось овладеть сотрясающимся телом. Оно стало слабым, безвольным. В мозгу царил страх. Окружающих он воспринимал как врагов, несущих смерть ему и гибель всей цивилизации. Ощутимее всего почувствовалась непривычная для Дариеша беспомощность нервной системы, которая в этом теле была немой, глухой, слепой, как будто вырванной из своего дома из плоти и связанной с миром только через пять ненадежных чувств. Ввирдда, Ввирдда... Он оказался пленником мозга, у котором не было и намека на телепатические способности. Он стал демоном, проникшим в полутруп. Его подхватили крепкие руки и помогли подняться. - Твоя попытка что-то изменить была просто глупой, - услышал он женский голос, отдававший сталью. Тем временем Дариеш чувствовал, что к нему возвращаются силы: нервная, мышечная, эндокринная системы вставали на свои места, так как его могучий мозг взял верх в борьбе с бессильно копошившейся массой, которая совсем недавно была Лейрдом. Дариеш судорожно глотнул воздух и с облегчением ощутил, как он заполняет легкие. Сколько же времени он был мертв? Он начал осматриваться. Взгляд его остановился на женщине. Высока, стройна, красива. Огненные волосы выбивались из-под сбившейся офицерской фуражки, огромные синие глаза с любопытством смотрели на него. Молода. Перед ним пронесся образ Илорны, и старая, привычная боль поднялась в нем. Он стремительно загнал ее в глубь сознания и снова взглянул на женщину. На его губах появилась улыбка, оскорбительная, презрительная улыбка. Женщина поняла это и задохнулась в гневе. - Кто ты, землянин? - спросила она. Понять ее Дариешу было нетрудно: он овладел знаниями и памятью Лейрда мгновенно. - Я лейтенант Джон Лейрд из Имперском Солнечного флота. К вашим услугам, мадам. А вас как зовут? - А ты считаешь, что имеешь право знать это? - высокомерно промолвила она. - Впрочем, поскольку я хотела бы кое о чем тебя расспросить... Я капитан Джоана Ростов из Джаньярдского флота. И будь почтителен, не забывайся. Дариеш заглянул в себя. Да, ситуация... Сейчас у него нет возможности детально исследовать все закоулки памяти Лейрда, но даже на первый взгляд ясно, что перед ним враги. После гибели того, что являлось Ввирддой, для него было безразличным, кто за что воюет в мой схватке, но для том, чтобы стать окончательно свободным и вновь обрести себя, ему нужно было лучше узнать подоплеку ситуации, в которой оказалось тело Лейрда. Особенно потому; что мозг Лейрда скоро выйдет из шока и, естественно, будет ему противодействовать. Кругом были знакомые Дариешу механизмы. Это его успокаивало. Именно в них заключалась сила, способная уничтожать целые планеты! Культура этих захвативших его ввирдданианских потомков кажется ему варварской. Конечно же, вопрос об использовании этого шквала огня будет решать он. Непроизвольно он сделал головой гордый царственный жест. Он к тому же последний житель Ввирдды, а механизмы созданы там. Это его наследство. Ему нужно скорее избавиться от людей. Джоана Ростов смотрела на пленника. Во взгляде ее странно сочетались подозрительность, испуг и стремление изучить его. - Что с тобой, лейтенант? - сказала она. - Что-то ты не похож на человека, которого судьба загнала в угол. Для чем этот шлем? Дариеш как можно безразличнее пожал плечами. - Это от контрольного устройства, - сказал он. - Я спешил и не сумел правильно отрегулировать его. Это мелочь. Здесь есть кое-что посерьезней. - Для чего эти механизмы? - О, у них много функций. Они используются в различных ситуациях... Например, это - ядерный дезинтегратор, а этот вот устанавливает защитное поле, а здесь... - Чепуха... Откуда ты столько знаешь про эти машины? - Хотите, продемонстрирую? - Нет уж. Пошли отсюда. Тем временем Дариеш хладнокровно рассчитывал свои действия. Он абсолютно владел психосоматической координацией своей расы, которая кристаллизовалась в течение миллионов лет. Однако тело, в которое он попал, не соответствовало подклеточным компонентам. Но попробовать надо. Неожиданно для всех он рванулся к стоявшему ближе всех джаньярду. Ребром ладони он ударил его по шее, другой рукой дернул за комбинезон, свалив на соседнего солдата. По инерции этого же движения он перескочил через валящиеся тела, прихватил автомат, выроненный одним из солдат, длинным прикладом достал до выключателя защитного поля. Выстрелы раздались в то же мгновение. Вспышки от них блеснули в темноте, но пули расплывались, попав в мощное магнитное поле. Дариеш под его сенью добрался до выхода и выскочил в туннель. У него было всего несколько секунд до того, как они последуют за ним. Он почувствовал, что тело стало сильным и ловким. Должен успеть. Он бежал легко, делая вдохи в соответствии с движениями, стараясь беречь силы. Он еще не владел подсознательными функциями своего нового организма. Строение их нервных систем слишком различно. А вот здесь можно передохнуть. Он нырнул в боковой проход. Пролетев у виска, пуля ударилась о стену. Им удалось обойти поле. В темноте никто не увидел его усмешки. Выследить его можно только имея подробную каргу лабиринта или детектор живой энергии. В противном случае они заблудятся и будут бродить здесь, пока не умрут. Но капитан у них умная женщина. Она поймет, что у него только одна надежда на спасение - выбраться на поверхность к своему кораблю. Если он не поторопится, ему отрежут дорогу. Он продолжал бежать. Туннель был длинным и темным. В нем уже миллион лет стоял безжизненный холод. В воздухе чувствовалась сухость и пыль, на Ввирдде осталось мало влаги. Дариеш гадал, долго ли он был мертв. Сознание Джона Лейрда окружила непробиваемая пелена. Он пытался отыскать в ней брешь, посылая импульсы в привычные нервные пути. Он боролся за восстановление своей личности. Дариеш это почувствовал: мускулы начали получать противоречивые команды. Споткнувшись на ровном месте, Дариеш выругался и попытался загнать бывшего хозяина тела во тьму бессознательности. Держись, Дариеш, держись, еще несколько минут... Он добрался до бокового выхода и застыл на пороге при виде хаоса опустошенной Долины. Резкий разреженный воздух заполнял его легкие; он взглянул на пески, завалы камней. Звезды показались ему чужими. Созвездия были новыми. Как долго он не видел неба! Луна большем размера, чем помнил он, заливала мертвую картину холодным серебром. За эти бессчетные годы она приблизилась к планете. - Корабль, корабль... Невдалеке виднелся джаньярдский корабль. Он лежал на дюнах в виде длинной узкой торпеды. Конечно, он охраняется, овладеть им одному не под силу, бесполезно и пытаться. Где корабль Лейрда? Пробиваясь в глубины чужой памяти, он вспомнил, что закопал корабль с
в начало наверх
западной стороны... То есть корабль закопал не он, а Лейрд. Действуй же скорее! Вперед! Он побежал вдоль чудовищно изуродованной временем стены пирамиды. Вот насыпь. С подветренной стороны тускло блеснуло отражение в металле лунного света. Корабль здесь. Дариеш сбросил песок. Что за недоразвитый щенок этот Лейрд! Дариеш пробрался к люку, стараясь побыстрее отрыть из песка корабль. Дыхание с хрипом вырывалось из его легких. Они могут появиться в любую секунду. Теперь, когда они убедились, что он действительно может управлять этими машинами... Наконец люк слабо блеснул в лунном свете. Он дернул ручку с ожесточением, незнакомым на Ввирдде. Рефлексы прежнего ее хозяина, не знакомого с психосоматической тренировкой, неумелого, неловком, все сильнее пробивались наружу. А вот и они! Вскинув автомат, Дариеш дал короткую очередь по джаньярдам, показавшимся из-за угла. Они попадали, как срезанные, оглашая криками мертвенно-бледное пространство. Вокруг него застучали пули, отскакивая от корпуса корабля. Они чуть отступили, чтобы приготовиться к новой атаке. Тогда он скользнул в люк, и мгновенная белозубая улыбка сверкнула на жестком лице Дариеша, воина, повелевавшего в свое время тысячью солнц и водившего армии Ввирдды. - Пока, дорогие мои! - пробормотал он, и звуки его древнего языка со-странной мягкостью растворились в воздухе. Он захлопнул люк и побежал к кабине рулевого управления. Здесь он автоматически повиновался навыкам Джона Лейрда. Недостойное начало, конечно. Вот когда он поднимется в небо и освободится... Его что-то толкнуло в спину и с силой швырнуло в пилотское кресло. Металл вокруг разрывался на части в диком реве и треске. О боги, джаньярды стреляли из дальнобойных орудий своего корабля. Они попали в мотор, машина ему не повинуется, он падает. Дариеш угрюмо рассчитал траекторию падения: ему придется упасть среди холмов милях в ста от Долины. Через сколько минут джаньярды на своем корабле будут здесь? А Джон Лейрд неуклонно пробуждается к жизни: мускулы напрягаются, горло перехватывает, слышен хрип. Возрождающаяся личность пытается освободиться. Прежде всем победить надо в битве с ним. Мысленно Дариеш даже пожал плечами. В принципе он может сдаться джаньярдам, как бы пойти с ними на сговор. Его не интересует, что и как победит в этой примитивной незначительной войне. У него другие заботы. Было ощущение кошмара. Джон Лейрд скорчился в продуваемой насквозь ледяным ветром пещере и вглядывался в голые холмы, облитые мертвенным светом луны. Он наблюдал за приземлением джаньярдского корабля рядом с обломками своего. Он видел, как блеснула сталь в руках врагов, вышедших на охоту за ним. Все это он видел как будто не собственными глазами, еще не очнувшись от странного забытья. Существует ли он самостоятельно или он лишь придаток своего мозга? Перед ним предстала изнанка чужого существа с его мыслями, воспоминаниями. Он, Лейрд, находился в черной пропасти безумия и в то же самое время он же убегал от врагов. Он ясно видел свою жизнь и ту, которая проходила здесь миллион лет назад. Неожиданно вместо диких скал и холмов, между которыми ветер носил песок, Лейрд увидел перед собой прекрасную цветущую планету, залитую солнцем, сверкающую бриллиантами дождевых капель. Лейрд увидел себя Дариешем из Толлога, правившим всеми планетными системами в империи Ввирдды. Но он же был и Джоном Лейрдом с Земли. Два потока мыслей шли через его сознание, прислушиваясь друг к другу, наскакивая друг на друга в тесноте его мозга. Миллион лет - долгий срок. Дариеш страдал от ужаса, одиночества, опустошения. Сознанием овладела печаль, когда он увидел руины Ввирдды. Миллион лет! - Кто ты? - вскричал Лейрд, наконец прорвавшись к чужому сознанию. - Что ты сделал со мной? Вместо ответа в нем вспыхнули картины, ставшие теперь частью его воспоминаний. Когда-то восстали эраи, те эраи, отцы которых были родом с прекрасной Ввирдды; Покинув ее и проведя столетия в жестоком окружении, они странным образом изменились. Они восстали против власти бессмертных. Тогда бессмертные использовали свое страшное оружие, универсальное оружие, способное даже уничтожать солнца. Оно миллионы лет, запретное, хранилось в лабиринтах Ввирдды. Однако эраям было известно это оружие. Более того - они имели его. В конце концов Ввирдда пала. Флоты ее были разбиты, армии отступили с десяти тысяч сожженных планет. Эраи продолжали триумфальное шествие по вселенной, подступаясь к Ввирдде, чтобы уничтожить мир, который породил их. В арсеналах некогда могучей империи уже не было ничем, что бы могло их остановить. Их собственная культура не имела под собой твердой почвы, у нее не было основных достоинств Ввирдды. Прошло десять тысяч лет, и она исчезла. Даже памяти в Галактике от нее не осталось. "Но нам от этого не легче", - думал Лейрд мрачно, потрясенно осознавая, что это мысль Дариеша. Ввирдданианец хотел выговориться. Он искал отдохновения от миллиона лет одиночества, как понял Лейрд. - Послушай, Лейрд, мы вынуждены находиться в одном теле. До тех пор пока один из нас не избавится от другого, мы будем вместе. Именно наше тело хотят захватить джаньярды. Если мы будем бороться друг против друга, это ослабит тело, мы станем беспомощны. Мы должны сотрудничать. - Интересно, кем ты меня считаешь? Ты думаешь, я убийца, подобно тебе? Ответ был яростным и жестоким: - Подобно мне? Пойми меня правильно, Лейрд! Я был Дариешем из Толлога, повелителем тысячи солнц, вечным владыкой величайшей Империи во вселенной, возлюбленным Илорны Прекрасной. Теперь волею судьбы я заключен в несовершенное тело чуждого существа через миллион лет после собственной гибели. Тебе повезло, Лейрд, что ты встретил меня. Ведь только я могу управлять всем этим оружием из лабиринта. Глаза были устремлены на мрачный ландшафт, а двойной мозг следил за фигурками, шныряющими по холмам в поисках следа. - Не забывай, я знаю твои мысли, - сказал Лейрд. - Солнце или Джанья - тебе безразлично. Чем поручишься, что ты не обманешь меня? Ответ сопровождался издевательским смехом. - Что ж, попробуй прочитать что-нибудь в моем мозгу, Лейрд! Кстати, это и твой мозг тоже. - Он засмеялся и добавил: - Очевидно, история повторяется. Тот же мятеж варваров против материнской планеты, хотя в данном случае все в меньшем масштабе и при менее развитых науке и технике. А результат вряд ли будет более счастливым для планеты-прародительницы. Однако, возможно, я смог бы сыграть более активную роль, чем миллион лет назад. Фантастика - затаиться в засыпанных песком руинах цивилизации, лихорадочно следить за преследователями, движущимися в резком свете луны, и ловить мысли, которые не были его мыслями, над которыми у него не бью власти. Кулаки Лейрда сжались сами собой. - Так-то лучше, - Дариеш мыслил философски. - Успокойся. Дыши медленно и глубоко, сосредоточься только на дыхании. Потом обследуй мой мозг, который в то же время и твой. - Скройся! - Как бы это сделать? Сам знаешь, что это невозможно: мы же в одном теле. Теперь мы должны привыкать друг к другу. Я тебе говорю, успокойся, человек. Ляг спокойно. Подумай о случившемся с тобой. Считается, что человек - это существо, ограниченное во времени. Но необыкновенная воля и стремление Ввирдды преодолели границы самой смерти. Стоило ждать миллион лет, чтобы вновь оживить древний мир. Что такое личность? Это предмет дискретный и материальный, это схема, существующая в определенном процессе. Рождается организм, у которого естественная генетическая наследственность. Этот организм, попав в мир, развивается в сложнейших взаимосвязях. Он и есть нить от наследственности к окружению. Интеллектуальный компонент, составляющий "я", неотделим от тела, но может быть изучен и обособленно. Наука на Ввирдде достигла такого уровня, что ученым удалось найти возможность выделить то, что составляло личность Дариеша. Когда эраи стояли у ворот столицы Империи, когда вся планета ждала последнего, решающего боя, после которого наступит конец, спокойно работали лишь несколько человек в лаборатории. Они создали молекулярный сканер, который мог записать нервные импульсы, составляющие память, привычки, рефлексы, инстинкты, то есть суть личности. Затем на особых кристаллах были записаны электронные аналоги этих структур. Был взят мозг именно Дариеша, а не чей-то другой, потому что он был единственным бессмертным, захотевшим этого. Кто же еще не побоялся бы воскресить свою личность через века после своей смерти, через века после исчезновения всем мира? Дариеш всегда был отважен, а Илорна умерла, так что ему было почти безразлично, что случится с ним лично. Илорна! Илорна! Лейрд уловил в своей памяти ее образ: лучистые глаза, звонкий смех, длинные черные волосы и весь ее чудный облик. Он ощутил сладость ее губ, услышал журчание ее износа. Он любил ее. Миллион лет назад. Теперь она обращена в пыль, раздуваемую ночным ветром, а он продолжал любить ее той частью, которая била Дариешем... О, Илорна... Тело Дариеша погибло вместе с его Империей. Кристаллическая запись, воспроизводившая "я" властелина, покоилась в лабиринте, окруженная могущественными аппаратами Ввирдды. Так было задумано: раньше или позже, в бесконечном будущем вселенной сюда явится кто-то. Этот кто-то или что-то наденет шлем на голову и запустит его в действие. Запись будет репродуцирована на нейроны, тем самым мозг Дариеша оживет вновь, чтобы рассказать о погибшейВвирддеивозобновитьтрадиции пятидесятимиллионнолетней давности. Воля Ввирдды перешагнет через время. - Но Ввирдда мертва, - отчаянно сопротивлялся Лейрд. - Ввирдда исчезла. Сейчас новое время, новая история. Ты не имеешь права указывать нам, что делать. Он получил холодный высокомерный ответ: - Я сделаю, как сочту нужным. А ты тем временем веди себя спокойно и не пытайся мне мешать. Мой тебе совет. - Заткнись, Дариеш! - У Лейрда от гнева затрепетали ноздри. - Никто, даже призрак с того света, не посмеет командовать мной! Дариеш сбавил тон и начал убеждать: - Сейчас у нас нет выбора. Вон преследователи, а если у них есть детекторы энергии - да, я вижу, что они у них есть, - отыскать нас по излучению тепловой энергии тела - дело нескольких минут. Для нас лучше мирно сдаться. Они загрузит корабль машинами Ввирдды и нас поместят туда же. Тогда и наступит наш черед. Лейрд вел себя спокойно, наблюдая за приближающимися джаньярдами. Мир валился в пропасть, чувство конца заполняло все еж существо. Что он может сделать? Какой у него еще есть путь? - Ладно, - согласился он наконец. - Так и быть. Но учти, я буду следить за каждой твоей мыслью. Понял? Не думаю, что тебе удастся удержать меня от самоуничтожения, если мне это понадобится. - Думаю, что удастся. Противоположные команды нейтрализуют друг друга. Спокойно, Лейрд. Затаись и предоставь все мне. Я Дариеш, воин. Мне приходилось бывать и не в таких переделках, как эта. Тело поднялось и направилось вниз по склону холма с поднятыми руками. У Дариеша мелькнула мысль: "А ими командует... хорошенькая женщина. Все может оказаться интересным". Он рассмеялся. Звук его голоса раскатился над холмами под луной. Это был смех далеко не человеческого существа. - Тебя невозможно понять, Джон Лейрд, - произнесла Джоана. - Бывает, - энергично ответил Дариеш, - я и сам не могу себя понять. Вас тоже, голубушка моя. Она слегка подалась вперед. - Не забывай, в качестве кого ты здесь находишься, лейтенант. - К дьяволу звания, страны, вселенные. Попробуем хоть недолго побыть просто живыми существами. Во взгляде ее промелькнула насмешка: - Ты странно рассуждаешь. Для земляника во всяком случае. Мысленно Дариеш выругался. Будь проклято это тело! Мощь, точность ориентации и чуткость восприятии - добрая половина чувств, которыми он владел прежде, исчезла. Строение мозга не соответствовало его способностям. Мышление его стало неторопливым и тягучим. То и дело проскальзывают глупые ошибки, которых никогда не допустил бы прежний Дариеш. Эта молодая леди ловко подмечает все его промахи. Его взяли в плен смертельные враги Джона Лейрда, а мозг самого Лейрда связывает его своими мыслями, волей и памятью. Он готов биться при малейшем подозрении на предательство Дариеша.
в начало наверх
Тут "я" землянина насмешливо предупредило: - Полегче, Дариеш, полегче! - Молчи уж, - отрезал Дариеш и тут же понял, что его собственный мозг никогда не опустился бы до подобной примитивной эмоциональной реакции. Неужели они уже врастают друг в друга? - Я хочу вам кое-что сообщить, капитан Ростов, - сказал он вслух. - Я вовсе не Лейрд. Не отвечая, она прикрыла глаза и откинулась на спинку кресла. Он инстинктивно отметил, какие у нее длинные ресницы... А может, это бросилось в глаза Лейрду, которому не мешали воспоминания об Илорке? Они сидели вдвоем в маленькой капитанской каюте на борту джаньярдского крейсера. Дверь каюты была закрыта, но за ней смял охранник. Время от времени до их ушей долетал приглушенный скрежет и лязг, с которыми втаскивали на корабль массивные аппараты из лабиринта Ввирдды. Интерьер каюты был стандартно однообразен, но все же то тут, то там на глаза попадались следы женского вкуса: занавески, горшок с маленьким трогательным цветочком, захлопнувшаяся дверца шкафа прищемила краешек цветастого платья. Без сомнения, женщина, сидевшая против него, была очень хороша собой, с распущенными огненными волосами, свободно падающими на плечи, с горящими глазами. В руке она сжимала пистолет. Она сказала ему откровенно: - Мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз. Я кое-чего не понимаю... Охранника я выставила, но готова выстрелить при первом же подозрении или неверном твоем движении. Хочу предупредить, что даже если тебе удастся каким-либо образом справиться со мной, заложницы из меня не получится. У нас, у джаньярдов, корабль дороже жизни любого из нас. Она замолкла, ожидая его реакции. Он как можно спокойнее протянул руку за сигаретой в шкатулке на ее столе - это привычка Лейрда, - зажег ее и медленно втянул дым в легкие. - Ладно уж, давай, Дариеш, - услышал он Лейрда. - Может, твой замысел и сработает. Но учти, я слежу. - Видите ли, я единственный оставшийся в живых на этой планете, - начал он свое объяснение почти безразличным тоном. - Я Дариеш из Толлога, бессмертный с Ввирдды. В некотором роде я умер миллион лет назад. Она выглядела спокойной, лишь пальцы ее сильнее сжались на рукоятке пистолета и дыхание прерывисто вылетало через полуоткрытые губы. Он постарался как можно короче рассказать ей, каким образом была сделана запись его личности, чтобы ее сохранить, и как эта запись попала в мозг лейтенанта Джона Лейрда. - Надеюсь, ты не ждешь, что я поверю всей этой чепухе? - презрительно спросила она. - Может, у вас на борту есть детектор лжи? - Да, кстати, он здесь, в ящике. Сейчас мы его и включим. - Она поднялась и достала из шкафа прибор. Он следил за ней, любуясь изяществом ее движений. "Ты давно умерла, Илорна, ты умерла, и во вселенной другой такой не будет. Но эта странным образом напоминает мне тебя". Маленький черный ящик гудел и сверкал лампочками индикаторов на столе между ними. Дариеш надел на голову шлем, в котором переплетались металлические провода, к запястьям подключил клеммы и стал ждать, пока Джоана наладит прибор. В памяти Лейрда он откопал объяснение, как действует система, измеряющая активность отдельных мозговых центров и силу напряженности связей между ними. - Сейчас я проверю, как работает прибор, - сказала она, - скажи заведомую ложь. - У Нового Египта есть кольца, - он улыбнулся, - которые... сделаны из лимбургского сыра. Однако сама планета состоит из деликатесного камамбера... - Достаточно. Теперь повтори свою историю. - Слушай, Лейрд, помолчи. Я не справлюсь с этим прибором, если ты будешь вмешиваться, - мысленно попросил Дариеш. Он повторил свой рассказ, голос его звучал все тверже и четче. Тем временем он еще и продолжал возиться с мозг Лейрда, изучая возможности его контроля над нервами - ввирдданианское образование предусматривало развитие этого умения. Вполне возможно изменить показания простейшего электронного приспособления, изменив активность нервных центров. Он все уверенней продолжал, все-таки опасаясь неожиданного срыва, когда колеблющаяся стрелка на шкале могла выдать его, отклонившись вправо хоть на долю секунды. - Естественно, личность Лейрда погибла, поглощенная мной. Я вытянул из него весь багаж знаний, но над всем этим возвышаюсь я - Дариеш из Ввирдды. К услугам вашей милости. Она закусила губу. - О каких услугах может идти речь? Ты застрелил уже четверых моих людей. - Не торопитесь, мадам. Поймите меня правильно. Когда я пришел в себя, у меня и мгновения не было, чтобы обдумать свое положение. Для меня не существовало того миллиона лет, который нас разделяет. Я только что сидел в лаборатории перед сканером, чувствовал лишь легкое головокружение - и вдруг я уже в чужом теле. Нервная система бывшего хозяина парализована шоком от моего появления, с другой стороны, и я не могу еще отчетливо мыслить. Тут является мысль Лейрда, что меня окружают смертельные враги, убийцы, которые стремятся уничтожить и меня, и мою планету. Сработал элементарный инстинкт самосохранения. К тому же мне нужно было освободиться от него, чтобы действовать свободно. У меня все получилось. Сожалею о гибели ваших людей, но, надеюсь, их смерть будет компенсирована. - Гм... ты сдался, когда у тебя не осталось другого выхода. - Вообще-то да... Но я решил сделать это в любом случае. - Глаза ее не отрывались от шкалы, на которой стрелка, дрожа, склонялась от его смерти к его жизни. - Я нахожусь на вашей территории. Вы побеждаете в войне, которая для меня ничего не значит. Однако, глубже вдумавшись в ситуацию, я решил, что для человеческой расы в целом будет лучше, если победят джаньярды. История свидетельствует, что когда вновь появившиеся культуры, которые в старых империях называются варварскими, но в действительности являющиеся более прогрессивными, побеждают тех, кто отжил и консервативны, результатом является скачок в будущее и необычайный расцвет. Он заметил, что ее напряжение спало, и внутренне торжествовал. Ему так легко далась победа над этой представительницей зачаточной культуры. Все, что он должен был сделать, - это гладко соврать в соответствии с ее пониманием окружающего мира. Вот она уже и не думает о нем как о враге. Голубые глаза поднялись на нем, губы раскрылись. - Ты... вы нам поможете? - прошептала она. Дариеш с готовностью кивнул: - Естественно. Я знаю принципы и конструкцию всех машин; по правде говоря, их сила может уничтожать целые планеты. Разбираясь в них, ваши ученые не поняли бы и половины. Я покажу, как они действуют, - он пожал плечами. - Конечно, я попрошу соответствующем вознаграждения. Без ложной скромности, это будет неординарной платой. Власть над миром должна оставаться под контролем того, кто знает его законы и не ошибется по невежеству. Иначе наступит катастрофа. Неожиданно она сунула пистолет в кобуру и встала, улыбаясь и протягивая ему руку. Он энергично пожал ее, мгновение помедлил, а потом наклонился и поцеловал. Она неловко отступила, полуиспуганная, полуобрадованная. - Это нечестно! - протестовал Лейрд в глубине его сознания. - Бедная девушка безоружна против твоей лжи. Она и не слышала о кокетстве. Для нее любовь - не игра, а нечто возвышенное, потрясающее... - Говорю тебе, помолчи! - бесстрастно отрезал Дариеш. - Дело не в этом. Ведь даже если мне удалось наладить с ней контакт, корабль-то по-прежнему в руках бдительных врагов. Для достижения нашей святой цели все средства хороши. Держись! Он обошел вокруг стола и взял ее руки в свои. - Я хочу вам признаться, - сказал он. Кривая улыбка исказила его лицо, свидетельствуя о страданиях, которые вызвали воспоминания. - Миллион лет назад я любил женщину. Это было в Ввирдде... Вы напоминаете мне ее. Она отпрянула. - Не могу поверить, - шептали ее губы. - Вы... вы не принадлежите нашему времени... Вы так много знаете и умеете. Рядом с вами я чувствую себя ребенком. Дариеш, мне страшно. - Не надо бояться, Джоана, - как можно нежнее сказал он. - Все, чем я владею, принадлежит вам. - В голосе его звучала тоска. - Джоана, я не могу быть один, мне необходимо с кем-нибудь общаться. Вы даже не можете себе представить, что значит вернуться к жизни через миллион лет после гибели своем мира. Я очнулся таким одиноким... О, позвольте, позвольте мне хоть изредка приходить к вам и разговаривать с вами, как с другом. Помогите мне забыть о времени, об одиночестве, о смерти. Вы... нужны мне. Она смутилась, впустила глаза. Потом сказала: - Это будет нехорошо, Дариеш. Так принято, что у капитана корабля не должно быть друзей. Меня вообще взяли на эту должность из-за моих способностей. О, кометы! - Тут она с усилием рассмеялась. - А, в Космос все сомнения. Приходите, конечно, приходите ко мне. Надеюсь, в этом не будет ничего предосудительного. Некоторое время они еще поговорили. Прощаясь, он поцеловал ее. Странно, но это казалось совершенно естественным. Он отправился на свое ложе. Его уже переместили из арестантской каюты в обыкновенную. Настроение у него было приподнятое. Окунувшись во тьму, он вновь принялся за молчаливый спор с Лейрдом. - Ну, что дальше? - спрашивал землянин. - Не торопиться. Нужно двигаться медленно и осторожно, - набравшись терпения, объяснял Дариеш, как будто этот глупец не мог сам прочесть в его мозгу. - Будем ждать удобного случая. Под предлог подготовки к работе энергетических блоков мы будем изготавливать устройстве, которое простейшим способом можно привести в действие, - поворотом рукоятки мы уничтожим корабль. О наших планах никто знать не должен. Их несложно скрыть, наши хозяева не имеют понятия о подпространственных связях. Потом, когда представится возможность бежать, нам останется только повернуть рукоятку. Мы вырвемся отсюда и попробуем вернуться к Солнцу. С моими знаниями ввирдданианской науки мы повернем ход войны. Определенный риск в этом, естественно, есть, но иного выхода я не вижу. И, ради неба, дай мне возможность действовать... Давай предположим, что на время тебя вообще не будет. - А что будет потом? Как я смогу от тебя избавиться? - Откровенно говоря, я не вижу такой возможности. Наши нервные окончания слишком переплелись. Нам придется научиться существовать вместе. - Как можно убедительнее он добавил: - Для тебя это только лучше. Решайся! Мы сможем творить все, что захотим. С Солнцем. Со всей Галактикой. Я сумею восстановить жизненное пространство. Я сделаю нам новое тело, перенесу в него нашу запись. Получится тело с необыкновенными способностями, способностями Ввирдды. Это тело будет бессмертным. Человек, ты же никогда не умрешь! "Однако перспектива не блестяща", - скептически подумал Лейрд. Действительно, его шансы на господство при такой комбинации сил весьма сомнительны. Как бы не получилось, что его личность со временем будет полностью поглощена более сильной личностью Дариеша. "Возможно... психиатр... наркоз... конечно... гипноз..." - Брось! - угрюмо прервал Дариеш. - Я достаточно ценю свою личность. Так же как ты свою. Их общее тело конвульсивно дернулось в темноте. - Предположи, что мы научимся уважать друг друга, - пришло в голову Лейрду. Постепенно измученное тело погружалось в дремоту. Мозг Лейрда неуклонно засыпал, личность его витала в царстве сна. Дариеш не спал еще долго. Сон - трата времени. Бессмертные никогда не испытывали потребности в нем... Он усмехнулся. Сеть из полуправды-полулжи, которую он соткал, получилась недурна. Если бы Джоана и Лейрд только знали... Мозг - довольно сложная структура. Он способен скрывать факты даже от себя самого. Он заставляет себя забывать то, что ему неприятно вспоминать, подсознание играет в этом главную роль. Оно убеждает высшие компоненты в том, что считает верным. Шизофрения, самогипноз - это лишь слабое отражение способностей мозга. На Ввирдде тренировка бессмертных включала полное овладение первой координацией. Они могли осознанно использовать скрытые возможности мозга. Они могли усилием воли остановить сердце, блокировать боль, разрушить собственную личность. Когда Дариеш готовился стать бессмертным, он учитывал, что ему
в начало наверх
когда-нибудь придется бороться за обладание телом. Поэтому он пустил в ход не весь свой мозг. Перед сканированием он сделал определенные приготовления, и теперь только часть его мозга была в контакте с захваченным им Лейрдом. Другая часть, отделенная от сознания добровольной и контролируемой шизофренией, существовала самостоятельно и строила свои планы. Самогипнозом он автоматически воссоединял свою личность в то время, когда мозг Лейрда был объят сном. В остальное же время между частями его личности осуществлялся только подсознательный контакт. Дариеш решил, что надо будет сделать разрушительную систему и рычаг, приводящий ее в действие. Иначе не удастся усыпить бдительность Лейрда. Но этот рычаг никогда не будет использован. Джоане Дариеш говорил правду - союз с джаньярдами ему был ближе, их победу он хотел обеспечить. От Лейрда на время можно будет избавиться. Например, убедить его, что по каким-либо тактическим соображениям нужно напиться пьяным. Алкоголь не подействует на подсознание Дариеша. Когда Лейрд уснет, он закончит приготовления. Он постарается, чтобы к тому времени Джоана делала все, что захочет он. Психиатрия... Да, мысль Лейрда шла верным путем. Существуют методы воздействия на шизофрению, и при некоторых модификациях с их помощью можно подавить личность Лейрда. Придется списать этот землянина... со временем. В результате Дариеш получит новое бессмертие - новое бессмертное тело - и столетиями, и тысячелетиями будет править юной цивилизацией. Демон, изгоняющий человека - вот он кто. Он устало улыбнулся и вскоре отключил свое сознание. Корабль мчался сквозь звездную ночь, покрывая огромное расстояние. Время потеряло смысл, превратилось в пустое положение стрелок на циферблате, чередование сна и бодрствования, обедов и ужинов. Медленно двигались созвездия, когда корабль поглощал световые годы. Бесконечное гудение могучих механизмов полета второго порядка заполняло их дни и их существование. Неостановимый круговорот работы, принятия пищи, сна и... Джоаны. Лейрд размышлял, наступит ли этому конец. Не превратился ли он в Летучего Голландца, заключенном в собственном черепе вместе с существом, победившим его? В минуты отчаяния он искал естественное утешение у Джоаны. Он инстинктивно тянулся к ней, и тогда он и Дариеш составляли единое целое. Однако потом... - Дариеш, мы ведь летим на соединение с Большим флотом. Слышишь, ты! Она совершает триумфальное возвращение к объединенным силам Джаньи, неся с собой непобедимое оружие Ввирдды. - А почему бы и нет? Она честолюбива по молодости лет. Она стремится к славе так же, как и ты. И что же? - Когда же мы бежим? Мы теряем время. Пора похитить спасательную лодку и уничтожить корабль. И поскорее. - Мы будем уничтожать все? И Джоану Ростов?.. - Дьявол... Ее можно похитить, или еще что-нибудь такое! Ты знаешь, черт возьми, что я влюбился в эту девушку. Но когда дело касается безопасности всей Земли!.. Теперь у одного этого крейсера достаточно силы, чтобы уничтожить всю мою планету. Там мои родители, братья, друзья - моя родина. Я должен действовать! - Ладно, ладно, Лейрд. Спокойно... Сначала нужно собрать систему энергетических проекторов. Мы проведем серию испытаний, чтобы усыпить бдительность. Здесь, на борту, только Джоана безоговорочно верит нам. Ни один из офицеров ее не поддерживает. Дни шли. Двойной мозг в едином теле методично работал, руководя джаньярдскими техниками, которые даже не понимали, что им приходится строить. Лейрд, используя знания Дариеша, представлял себе, какая гигантская сила заключена в этих схемах, трубах, невидимых энергетических полях. Эта сила, вырвавшись наружу, способна была превратить величайшую созидательную мощь вселенной в разрушительную энергию, разрывающую пространство-время, высвободить чистую энергию из атомов вещества, нарушить равновесие полей, стоящих на страже самой сущности Космоса. Лейрд содрогнулся, вспомнив развалины Ввирдды. Проектор был установлен. Дариеш предложил остановить крейсер, чтобы показать возможности своего оружия. Они выбрали безжизненную планету в ненаселенной системе и легли на орбиту в пятнадцати тысячах миль над ней. Дариеш занялся своей системой и вскоре превратил поверхность планетки в море лавы. - Если бы я запустил проектор на полную мощность, - заметил он небрежно, - планета просто разлетелась бы на куски. Лейрд оглянулся. Вокруг были бледные напряженные лица. На лбах блестели капельки пота, некоторым было дурно. Джоана настолько была потрясена, что забылась и упала в его объятия. Но через минуту она подняла восторженное лицо. - Итак, джентльмены, конец Земли близок как никогда. Нас уже ничто не остановит. Одного этого корабля, защищенного силовыми экранами, достаточно, чтобы опустошить всю Солнечную систему. Дариеш с готовностью кивнул. Действительно, такое вполне возможно. Энергии потребуется не так уж много, поскольку вновь ожившие генераторы Ввирдды служат катализаторами, высвобождающими фантастически грандиозные силы. Армии Солнца не обладают знаниями и оружием, чтобы защититься даже от первого удара. Да, победить Солнце можно. Он вздрогнул от внезапно взорвавшейся мысли Лейрда: - Так вот оно что, Дариеш! Вот каков твой истинный план! - Два потока мыслей пересеклись в одном мозгу. Лейрд выдвинул свою точку зрения. Он считал, что все просто. Они должны успеть вооружить корабль до того, как он соединится с флотом. Джаньярдские техники не понимают сущности машин Ввирдды и не доверяют им, поэтому придется установить еще робот корабль, но об этом никто не должен знать. Затем все будет так. Мы достигаем главного флота Джаньи, затем оружие поворотом рукоятки приводится в движение. Смертоносное излучение распространяется по крейсеру, и на борту остаются только трупы. Мертвые люди, парализованные роботы, а оружие тем временем будет направлено наружу, на джаньярдский флот. Свой же корабль несколькими выстрелами уничтожит все надежды захватчиков. Затем запрограммированный на это робот уничтожит и сам корабль, чтобы похоронить всякую возможность использования сверхоружия. - Что будет с нами? Мы скроемся в самом начале. Да-с, Дариеш! Заранее прикажем роботам подготовить спасательный капитанский катер... возьмем на борт Джоану... и повернем к Солнцу. На крейсере ведь не останется уже никого, кто бы нас стал преследовать. Ввирдданианин не торопился с ответом: - План хорош. Смелый, неожиданный удар. Так и сделаем. - Дариеш, что с вами? - в голосе Джоаны звучало беспокойство. - Вам плохо?.. - Нет, просто мне пришли в голову кое-какие мысли. Все в порядке, капитан Ростов. Лейрд целовал ее. Вдруг он ощутил всю глубину удара, который нанесет ей спланированное им предательство. Ее друзья, ее мир, ее цель - все будет уничтожено, а уничтожит их он. Он боялся, захочет ли она после этого даже видеть его. Дариеш, этот бесчувственный дьявол, казалось, наслаждался таким поворотом дел. Лейрд, наконец, уснул. Дариеш всерьез думал, что план молодом землянина хорош. Главное - в нем нет ничего невыполнимого. Лейрд придумал его сам и теперь вплоть до встречи с основным флотом будет смаковать детали. Потом будет поздно. Дариеш обеспечит победу джаньярдов. Все, что нужно сделать ему, Дариешу, - когда придет роковой час, стараться не подойти к рукоятке. Лейрду нужно будет дотянуться до нее, он приложит к этому все силы. В этом случае их желания будут противоположными, и они должны взаимно уничтожиться. Это откроет победу Джанье. Эта новая цивилизация внушает доверие. С ее свежестью, энергией, надеждами можно делать дела. Не то что вялые воспоминания Лейрда о Земле. Целеустремленность Джаньи поможет ей в борьбе. Эта цивилизация молода, она растет, она будет изменяться так, как нужно ему, Дариешу. "Ввирдда, - стучало в его мозгу, неподвластном Лейрду, - Ввирдда, скоро ты возродишься! Джанья станет твоим подобием". Вот и Большой флот! Миллионы крейсеров и катеров разворачивают флот в неярком свете карликового Солнца. Кругом раскаленные добыча звезды на фоне черного бархатного Космоса и, насколько хватает взгляда, ряд за рядом выстраивается флот Джаньи. Корабли выглядят, как гигантские акулы, рассекающие пространство. На них смерть: пушки, торпеды, бомбы, люди, защищенные броней. Они готовы напасть на планету и уничтожить цивилизацию. Воображение с трудом справлялось с этой картиной. Человек полностью не мог охватить всем этом могучего джаньярдского флота. В мозгу, как на экране, отпечатывалось нечто огромное и непобедимое. Своим острием, стрелой со стальным наконечником джаньярдский флот был устремлен на Землю. Пробить защитные линии Солнца и разрушить Империю - вот для чего они здесь. "Как могут люди стремиться уничтожить Землю? - безжизненно думал Лейрд. - Они не люди уже. Космос переменил их. Ни одно человеческое существо не может замышлять гибель разума, колыбели всего человечества". Его ярость обрушилась на Дариеша: - Кончай, Дариеш! Вот наш шанс! - Да нет, Лейрд. Давай подождем, подождем еще немного. У нас нет удобного предлога покинуть корабль. - Ладно. Но пойдем в контрольную рубку. Нужно потихоньку подбираться к переключателю. Боже, боже, от нашего поступка зависит судьба всего человечества. Дариешу пришлось согласиться. Он не смог скрыть недовольства, что удивило Лейрда. Часть его сознания, загнанная поглубже, ждала постгипнотического сигнала, который должен был пробудить ее. У их корабля был неустроенный вид. Его собственное вооружение было снято с нет. Вместо этом поставили аппараты Ввирдды. Механический мозг робота занялся теперь и пилотом, и артиллеристом крейсера. О том, какие приказы получил робот, знал лишь двойной мозг Дариеша-Лейрда. КОГДА ПЕРЕКЛЮЧАТЕЛЬ БУДЕТ СДВИНУТ, НУЖНО ЗАЛИТЬ КОРАБЛЬ СМЕРТОНОСНОЙ РАДИАЦИЕЙ... ЗАТЕМ, КОГДА КАПИТАНСКИЙ КАТЕР УДАЛИТСЯ, ТЫ УНИЧТОЖИШЬ ФЛОТ, НЕ ТРОНУВ ТОЛЬКО ОДИН ЭТОТ КАТЕР. КОГДА НЕ ОСТАНЕТСЯ НИ ОДНОГО КОРАБЛЯ, ТЫ АКТИВИЗИРУЕШЬ ДЕЗИНТЕГРАТОРЫ И ПРЕВРАТИШЬ СОБСТВЕННЫЙ ЖЕ КОРАБЛЬ СО ВСЕМ ЕГО СОДЕРЖИМЫМ В ГАЗОВОЕ ОБЛАКО. Лейрд в лихорадке, не отрываясь, смотрел на переключатель. Обычная рукоятка. Подумать только - от угла ее наклона относительно щитка зависит вся история космических завоеваний. Он с трудом отвел взгляд от нее и посмотрел на тучу кораблей врага. Как можно спокойней он взял сигарету. Руки дрожали. Он судорожно затянулся. На лбу выступил пот. Он ждал. Ничего не подозревающая Джоана подошла к нему. За ней шли несколько офицеров. Глаза ее сияли, на щеках играл румянец возбуждения, в отблесках света ее волосы казались расплавленной медью. "Как хороша, - думал Лейрд. - Почему именно ему выпало сделать ее несчастной?" - Дариеш! - в ее голосе звенел восторг. - Дариеш, адмирал хочет нас видеть, он приглашает нас на свой корабль. Вероятно, он хочет понять действие оружия. Затем флот направится к Солнцу. Мы полетим в авангарде. Дариеш, Дариеш! Мы выиграем войну! "Вот тот момент", - мелькнула мысль Лейрда, рука его метнулась к переключателю. Тут же сработало подсознание Дариеша, рука застыла на полпути. Нет! Как же это? Как... Вторая половина мозга Дариеша открылась Лейрду, и он понял, что проиграл. Все было невероятно просто. Дариеш остановил его, задержал его руку приказом своей воли. Лейрд все понял: пока он спал, Дариеш продолжал тренировать свое ввирдданианское подсознание. Но Дариеш не учел одном: Лейрд во время сознательно созданного сомнамбулизма написал Джоане письмо, в котором сообщал правду. Он положил это письмо так, чтобы она обнаружила его, когда будет искать причину его странного паралича. В письме также дан совет содержать тело его и Дариеша под стражей, пока не удастся овладеть всей ввирдданианской психиатрией: наркотиками, электрическими полями, гипнозом. Именно эти приемы и вычеркнули Лейрда. Джаньярды стояли на пороге победы. - Дариеш, - как из тумана выступало на нем лицо Джоаны, голос ее звучал тускло, заглушаемый внутренним спором Дариеша и Лейрда. - Дариеш, дорогой, что с вами? Вам плохо? Тем временем ввирдданианин уговаривал: - Сдавайся, Лейрд. Я могу даже сохранить твое "я". Письмо я уничтожу, никто ничего не узнает. Видишь, теперь весь мой мозг тебе открыт. Сейчас я
в начало наверх
веду честную игру. Я уважаю тебя, я не хочу вредить тебе. Но советую тебе сдаться, или мне придется изгнать тебя из твоего собственном тела. Медленная смерть, как результат непокорности. Он потерпел поражение и должен погибнуть. Он не способен был сейчас думать четко. Он промямлил: - Сдаюсь. Ты победил, Дариеш. Тело рухнуло на пол. Джоана бросилась к нему. - Что с вами? Дариеш растерянно улыбался. - Я что-то устал. Еще не совсем овладел чужой нервной системой. Все пройдет. Уже лучше. Идемте. И тут рука Лейрда дернула рукоятку. Дариеш опоздал со своей командой. Он закричал, стараясь овладеть рукой, тело вновь забилось в параличе. Сознание Лейрда восстановилось, в нем смешались горечь поражения и облегчение от победы. Он судорожно соображал: - Никто не видел, как я это сделал. Они наблюдали только за моим лицом. Теперь смертоносная радиация уже здесь. Если ты не подчинишься, Дариеш, мы все погибнем. Все оказалось элементарно. Изучая память Дариеша, Лейрд познакомился и с его знаниями о тренировке подсознания. Скрытой половиной мозга он предвидел, что ввирдданианин задумал что-то, и послал самому себе постгипнотическую команду. В ситуации, когда, казалось, он безнадежно проиграл, сознательная часть его "я" сдалась, а подсознательная отдала приказ повернуть рукоятку. - Соглашайся, Дариеш, соглашайся. Ты не менее меня любишь жизнь. Вместе мы выберемся из этом ада. Дариеш еле выдавил: - Ты выиграл, Лейрд... Тело поднялось и направилось к отсеку, в котором был капитанский катер. Невидимые лучи смерти пронизывали все живое. Через три минуты нервная система будет разрушена. - Что ты как медленно идешь! Быстрей, Джоана, бежим. - Зачем? - она испуганно остановилась, оглянулась на своих офицеров. На их лицах появилось подозрение. - Дариеш, что все это значит? - Капитан! - один из офицеров рванулся вперед. - Капитан... Он повернул рукоятку. Он хочет покинуть корабль. Никто из нас не знает, что заключается в его механизмах. Лейрд выхватил пистолет из кобуры Джоаны и выстрелил в него. Второй не успел схватиться за оружие, пистолет Лейрда сверкнул вновь. Он кулаком ударил Джоану под подбородок и подхватил ее на руки. Скорее, скорее в катер. В коридоре, ведущем к катеру, стояла стража. - Что с ней? - спросил старший. - Ей плохо... Радиация от машин... Ее нужно срочно доставить в госпиталь, - отвечал Лейрд. Они в раздумье отступили, и он проскользнул в катер. - Нам нужно ехать с вами? - спросил охранник. - Нет, - Лейрд уже ощущал головокружение. Радиация начинала действовать, смерть приближалась неотвратимо... - Нет... - он ударил кулаком в лицо не отстававшего от них джаньярда, захлопнул люк и упал в кресло пилота. Мотор взревел, пробудившись. Кулаки и приклады барабанили в люк. Он почувствовал приступ рвоты. О, Джоана, как это подействует на тебя... Он включил скорость. Ускорение вдавило его в кресло. На экране он увидал яркую вспышку: гигантские орудия Ввирдды открыли огонь. Мой стакан давно был пуст. Я попросил наполнить его и сидел, невольно гадая, какова доля правды в этой сказке. - В той исторической науке, которую мы изучали, - размышлял я вслух, - существует мнение, что какая-то глобальная катастрофа уничтожила главный флот Джаньи. Это изменило ход войны. Примерно через год Солнце победило. Значит, это сделали вы? - Выходит, так. Некоторым образом я. Или Дариеш. Мы действовали как один. Он не враг себе. В тот момент, когда он увидел, что я готов умереть, но не сдался, он перешел на мою сторону. - Слушайте, а почему об этом не говорят? Почему вы ничего не рассказали? Можно было восстановить машины... Грубое, обветренное лицо Лейрда исказила мрачная усмешка. - Можно было... Но земная цивилизация не готова использовать эти машины. Даже Ввирдда была не готова, а Земле до Ввирдды - миллион лет. Кроме того, в нашем договоре отваривалось... - В договоре? - Конечно. Ведь Дариеш и я все еще существовали вместе. Жизнь под постоянным подозрением взаимного предательства невыносима. Ведь приходилось бы не доверять собственному мозгу. Мы заключили соглашение на пути к Солнцу. А летели мы долго. Мы использовали ввирдданианские методы аутогипноза, чтобы убедиться, что договор не будет нарушаться. Он печально глянул на лунное небо. - Вот почему я считаю, что тот джины из бутылки убил меня. Две личности неизбежно слились, стали одной. Естественно, новая личность большей частью Дариеш, чем Лейрд. О, это не страшно! - добавил он. - Мы хорошо помним свою жизнь, когда были еще разделены. Мы учитываем особенности каждого "я". В сущности жизнь землянина была так бедна возможностями, ограниченна, что жалеть о ней нечего. Но иногда его "я" прорывается. Хочется поговорить. Тогда я выбираю такого человека, который заведомо мне не поверит и не сможет никак использовать мой рассказ. - Почему вы ушли в-Поиск? - осторожно поинтересовался я. - Мне хотелось как следует изучить Вселенную, прежде чем заниматься ее преобразованием. Дариеш хочет сам сориентироваться, собрать побольше данных, чтобы не ошибиться в принятии решения. Когда мы перейдем в новое тело - бессмертное, - у нас будет куча работы: переделывать Галактику в лучших ввирдданианских традициях. Для этого потребуются тысячелетия, но время у нас будет! - он провел рукой по коротко остриженным волосам. - У Лейрда тоже было условие. Он требовал, чтобы мы жили нормальной человеческой жизнью, пока его тело не будет слишком старым. Вот... - он пожал плечами, - так мы и живем. Он посидел еще немного. Мы больше не разговаривали. Он встал. - Простите, - сказал он. - Вон моя жена идет. Спасибо за компанию. Я смотрел, как он идет навстречу высокой, красивой женщине. У нее были удивительно рыжие волосы. Донесся его голос: - Наконец-то, Джоана. Они рука об руку вышли из зала. Они ничем не отличались от других людей. Я подумал о том, что у него, может быть, припасены для нас еще какие-нибудь небылицы... ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх