UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Пол АНДЕРСОН

  КОЭФФИЦИЕНТ ПРИБЫЛИ




Разумеется,  это  анахронизм  -  живая  секретарша  в   приемной   из
светящегося  пластика,  среди  машин,  которые  мигают  и  бормочут  между
нефритовыми колоннами, вздымающимися к сводчатому потолку,  но  анахронизм
весьма приятный, тем более что  девушка  была  ошеломляюще  длинноногой  и
рыжеволосой. Капитан Торранс, лихо щелкнув каблуками, встал как  вкопанный
и отрекомендовался. Он скользнул взглядом по плавным формам секретарши и с
удивлением увидел игольчатое ружье, висевшее у нее на поясе.
- Добрый день, сэр, - улыбнулась она. -  Сейчас  я  узнаю,  готов  ли
фримен Ван Рийн принять вас.
Она включила интерком. Оттуда загремел трехэтажный мат.
- Нет, он все еще проводит конференцию по видеофону. Может быть, пока
присядете?
Прежде чем она выключила интерком, Торранс  успел  уловить  несколько
фраз:
- ...Либо он даст нам  исключительные  привилегии,  либо  мы  наложим
эмбарго, да и, может быть, даже организуем небольшую блокаду. Кем,  дьявол
их задери, возомнили себя эти царьки на изолированных планетах?  О'кей,  у
него есть миллион солдат под ружьем. Так вот, поди  скажи  ему,  чтобы  он
взял этих солдат с ботинками на сапожных гвоздях и дырявыми  винтовками  и
засунул их...
Торранс подогнул накидку и сел, закинув ногу в сверкающем  сапоге  на
ногу, так что белоснежные рейтузы туго обтянули колени, и у него  возникло
странное чувство, будто он одновременно и чересчур разодет,  и  совершенно
гол.  Официальная  форма  начальника  отделения   Объединенного   Братства
Космонавтов вовсе не походила ни на мундир,  который  он  носил  на  своем
корабле, ни на костюмы, которые надевал  во  время  отпуска  на  Земле.  И
охранники в вестибюле, километром ниже, не только тщательно проверили  его
пропуск и рисунок сетчатки его глаз, но и заставили сдать поясное оружие.
Черт бы побрал этого Николаса Ван Рийна и всю  Политехническую  Лигу!
Чтоб его забросило на Плутон без нижнего белья!
Конечно, торговому принцу и в самом  деле  стоило  опасаться  наемных
похитителей и убийц, хотя, по слухам, Ван Рийн и сам обладал  молниеносной
реакцией и превосходно владел револьвером. Тем не менее  вооружать  своего
секретаря, по меньшей мере, невежливо.
С некоторой долей зависти Торранс подумал, не  была  ли  эта  девушка
одной из любовниц старого  дьявола.  Скорей  всего,  нет.  При  теперешних
трениях между компанией, а в перспективе всей Лигой, и  Братством  у  нее,
вероятно, просто не было времени на это,  хотя  в  ее  контракт  наверняка
входил пункт о ее личной лояльности. Торранс  перевел  взгляд  на  эмблему
Лиги, висевшую на стене позади девушки, - древняя ракета на фоне солнечных
лучей, сделанных из чистого золота, в кольце драгоценных камней  и  девиз:
"Все дает движение".
"Это можно понять по-разному", - угрюмо подумал он.
Под эмблемой располагался торговый знак земного  отделения  Солнечной
компании "Пряности и Напитки".
Девушка снова включила интерком, по-прежнему выдававший  нескончаемый
поток непристойностей.
- Вот теперь, пожалуйста, входите, - обратилась она к Торрансу,  а  в
микрофон произнесла: - Начальник отделения капитан  Торранс,  сэр,  прибыл
для назначенной ему аудиенции.
Астронавт поднялся и направился к внутренней двери. Черты его  худого
смуглого лица оставались неподвижными. Забавно будет встретиться со  своим
главным боссом. Прошло уже десять лет  с  тех  пор,  как  ему  приходилось
называть кого-нибудь "сэр" или "мадам".
Кабинет был  огромен.  Через  одну  его  стену,  целиком  прозрачную,
открывался вид на неприступные башни Джакарты, окруженные  буйной  зеленью
тропических  лесов,  и  на  сверкающее  море  Явы.   Вдоль   других   стен
располагались элементы самого большого информационного компьютера из всех,
что доводилось видеть Торрансу, стеллажи с внеземными диковинками  и,  что
казалось совершенно  удивительным,  с  десятками  сотен  рукописных  книг,
прекрасные кожаные переплеты которых носили на  себе  следы  времени.  Вся
поверхность  письменного  стола,  несмотря  на  его   необъятность,   была
захламлена до предела. Наиболее примечательным  предметом  на  столе  была
маленькая фигурка Святого Диомаса, вырезанная  из  марсианского  песчаного
корня. Несмотря на хорошую систему вентиляции,  в  комнате  стояла  завеса
едкого табачного дыма.
Вошедший четко и отрывисто произнес слова приветствия:
- Начальник отделения капитан Торранс от лица Братства. Добрый  день,
сэр.
Ван  Рийн  что-то  хрюкнул  в  ответ.  Это  был   огромный   человек,
двухметрового роста  и  более  чем  соответствующей  этому  росту  ширины.
Тройной подбородок и отвисший живот не придавали  его  наружности  никакой
мягкости. Кольца сверкали на волосатых пальцах, браслеты - на  мускулистых
запястьях, под пожелтевшими от табака кружевами. Маленькие  черные  глаза,
посаженные близко к огромному крючковатому носу, смотрели из-под  нависших
бровей с пронзительностью лазера. Он  продолжал  набивать  свою  трубку  и
заговорил лишь после того, как выпустил огромное облако дыма.
- Итак, - пророкотал он затем густым басом с таким же мощным, как  он
сам, акцентом. - Вы, надеюсь, выражаете интересы  всего  вашего  союза.  И
женщин, являющихся его членами, тоже? Я никогда не мог понять,  почему  им
так хочется считать, что они принадлежат к Братству.
Навощенные  усы  и  козлиная  борода  заколыхались  над   великолепно
расшитым   жилетом,   под   которым   был   только   саронг,    обнажавший
колоннообразные лодыжки и босые ноги с плоскими вывернутыми ступнями.
Торранс сдержался.
- Да, сэр. Конечно, частным, неофициальным образом...  Это  так,  мне
оказана  честь  быть  посланцем  всех  провинций  Федерации,  и  отделения
Солнечной системы выразили свою  солидарность  с  нами.  Мы  полагаем,  вы
должны выступить в качестве полпреда старших торговцев Лиги.
- Ну, это слишком громко сказано. Я просто  передам  ваши  требования
своим компаньонам - точнее, тем из них, кому не удастся  спрятаться  в  их
конторах и гаремах. Сядьте.
Торранс не стал погружаться в мягкие глубины  кресла,  а,  присев  на
самый край, продолжил:
- Вопрос очень простой. Голосование прошло, и результат не может  вас
удивить. Вы прекрасно  знаете,  что  мы  не  призываем  к  забастовке.  Но
независимо от контрактов мы не поведем больше корабли через район, который
контролируется Коссалютом, до тех пор, пока не минует опасность. Любой  из
владельцев, кто попытается принудить  нас  к  выполнению  всех  условий  и
послать нас туда, получит отпор. Главная цель нашей  сегодняшней  встречи,
фримен Ван Рийн, - уведомить вас об этом и получить  согласие  Лиги,  пока
она может сделать это добровольно, не привлекая  внимания  общественности.
Если же поднимется большая шумиха, то  это  может  привести  к  настоящему
столкновению.
- Черт побери, да вы же перерезаете себе глотки  ножом  для  масла  -
медленно и противно. - Голос торговца звучал на удивление мягко. - Это  не
только потеря жалованья и должности. Нет, это означает еще и то, что, если
мы прекратим регулярные поставки в сектор Антарес, он,  возможно,  утратит
вкус к корице и сухому лондонскому джину. Другим компаниям тоже  не  стоит
дремать у корыта, из которого они кормятся. К примеру,  если  "Техническое
Обслуживание Старины Джо" не будет больше рассылать  повсюду  инженеров  и
ученых,  то  колонии   начнут   обучать   своих   собственных.   Проклятые
сифилитические красотки! Через несколько лет ни на  одной  планете  в  тех
краях уже не будет рынка. Теряете вы, теряю я, все мы теряем.
- Выход найти совсем несложно,  сэр.  Мы  будем  делать  крюк,  чтобы
обойти Борту. Я знаю, для этого нам придется лететь через много опасных  в
астрономическом отношении районов, если только не отклоняться  от  обычной
трассы на значительное расстояние. Однако  братья  и  сестры  согласны  на
любой путь из этих двух.
- Что?! - воскликнул Ван Рийн, если только  этот  громоподобный  звук
можно назвать восклицанием.  -  Вы  что,  изобрели  способ  перерабатывать
собственные испражнения для их повторного употребления в пищу?  Вдвое  или
вчетверо увеличить протяженность маршрута! Взвинченные до небес жалованье,
капитальные потери в товарах, компенсации уцелевшим,  страховки!  Половина
или четверть прежнего количества поставок в год! Разорение! Уж лучше сразу
отказаться от Антареса!
Торранс знал, что маршрут и так обходился недешево, и не был уверен в
том,  могли  ли  компании  позволить  себе  дополнительные   расходы;   их
бухгалтерия хранилась в секрете. Подождав, когда торговец закончит вопить,
он терпеливо сказал:
- Отряды вербовщиков с Борту, как вам  известно,  действуют  уже  два
года. С тех пор, что бы ни предпринималось, ничего не могло их остановить.
Мы не поддавались панике. Что касается большинства сиблингов, будь  на  то
наша воля, мы  сразу  бы  отказались  заходить  в  эту  мерзкую  дыру.  Но
начальники отделений колебались, надеясь, что отыщется  какое-то  решение.
Однако найти его, видимо, невозможно.
- Послушайте, - нетерпеливо перебил его  Ван  Рийн.  -  Мне  все  это
нравится не больше, чем вам. А может, даже  еще  меньше.  Убытки,  которые
потерпела одна  только  моя  компания,  могли  бы  кого  угодно  заставить
распустить сопли. И тем не менее мы можем сделать то, что вы  предлагаете.
Правда, останемся без штанов. Давайте прикинем. Около пятнадцати процентов
наших кораблей уже захвачены. А путь  через  Туманность  Гаммы  или  через
Каменные поля означает новые потери, причем экипажи  этих  кораблей  будут
уже не пленниками, на освобождение которых мы пока не  теряем  надежды,  а
мертвецами. Что же касается еще  большего  удлинения  маршрута,  чтобы  он
проходил через прекрасный чистый вакуум, что ж, это, видимо, безопасно, но
означает абсолютную убыточность каждого рейса.  Даже  если  ваше  Братство
согласится  на  значительное  сокращение  своего  непомерного   жалованья,
подумайте о забастовках, которые  могут  устроить  низы  по  поводу  таких
длительных перелетов. Где только мы ни торговали, чтобы сохранить дело!
Терпению Торранса пришел конец.
- Можете спустить в унитаз свои грязные расчеты! Попытайтесь хоть раз
подумать о  людях.  Нам  придется  иметь  дело  с  метеоритными  потоками,
инфрасолнцами,  бродячими   планетами,   черными   дырами,   радиационными
выбросами, враждебными аборигенами... Но вы  видели  хоть  одного  их  тех
заклейменных людей? Я видел. И это убедило меня  настолько,  что  по  моей
инициативе Братство начало действовать. Я не собираюсь рисковать ни собой,
ни  кем-либо  из  сиблингов  своего  отделения.  Почему  бы  вам  и  вашим
друзьям-толстосумам не повести корабли лично?
- Хо-о-о, - проворчал Ван Рийн. Казалось, он ничуть  не  обиделся  и,
согнув руки в локтях, навис над столом:
- А ну, расскажите-ка.
Торранс вынужден был, делая заметные усилия, еще  раз  повторить  эту
историю.
- Я встретил его на  Аркане-3.  Это  автономная  планета  на  окраине
района Коссалюта, как вам известно. Мы сели туда с грузом чая. Их  корабль
тоже был там, и, можете мне поверить, мы передвигались только вооруженными
группами, готовые пристрелить любого бортудианца, похожего на  вербовщика,
или вообще первого попавшегося бортудианца, но  они  не  высовывали  носа.
Вместо этого я увидел его - человека,  которого  они  сцапали.  Он  шел  с
каким-то поручением. Я заговорил с ним. Я и  мои  друзья  попытались  даже
захватить его, чтобы привезти на Землю и  попробовать  исправить  то,  что
сотворила с ним эта дьявольская  электронная  машина,  но  он  вырвался  и
убежал. Боже! Даже если б он был  закован  в  цепи,  и  то  был  бы  более
свободен. И все же я чувствовал, как  ему  хочется  избавиться  от  этого.
Внутренне он рыдал, но не мог преодолеть кондиционирование и сойти  с  ума
тоже не мог...
Торранс вдруг очнулся и увидел, что Ван Рийн обошел  вокруг  стола  и
сует ему в руки бутылку.
- Эй, выпей-ка немного, - сказал купец.
Пламенная жидкость обожгла горло.
- Давным-давно, когда я был еще ни то, ни  се,  мне  довелось  самому
увидеть одного кондиционированного парня. С ним это проделал некий  мелкий
туземный  принц,  чтобы  оставить  его  у  себя  в  качестве  технического
эксперта, в то время как ему хотелось вернуться домой. В тот раз  нам-таки
удалось его поймать и привезти назад для лечения. - Ван  Рийн  вернулся  в
свое кресло и снова набил трубку. - Однако первым делом мы  с  корабельным
инженером тогда состряпали небольшую хлопушку,  а  потом  подорвали  ее  в
королевском дворце. - Он  фыркнул.  -  Мощность  была  килотонн  пять,  не
меньше.
- Если вы захотите снарядить карательную экспедицию,  сэр,  -  сквозь
зубы процедил Торранс, - я гарантирую, что проблем с набором  экипажей  не
будет.

 
в начало наверх
- Нет. - Ван Рийн покачал головой, и сальные пряди длинных черных волос замотались из стороны в сторону. - Вы знаете, что Лига не располагает достаточно сильным боевым флотом. Строить линейные корабли невыгодно, поскольку они связывают капитал. Одно дело - припугнуть мелкого властителя на окраине планетарной системы, и совсем другое - открыть огонь по тому, кто вполне может ответить тем же. Одна только подготовка к войне с Борту, не говоря уже о самом нападении, вплотную приблизила бы к банкротству большинство компаний, которые приняли бы участие в этом деле. - Значит, тот прецедент вас ничему не научил, если вы спокойно взираете на то, что насилия продолжаются? Кто станет следующей жертвой? - Да. - Он произнес это слово по-немецки. - Кое в чем вы правы. Но кроме нас есть еще правительство Федерации. Стоит нам, торговцам, предпринять какую-нибудь рискованную операцию, будь это даже далеко за пределами Солнечной системы, и нам тут же начинают трещать о нашем "империализме". И вот теперь здесь, в самом сердце цивилизации, нам грозят неисчислимые беды. Возможно, нас назовут пиратами, поскольку мы не представляем собой правительства с политиками и бюрократами, которые умеют руководить людьми. Возможно, вся Солнечная система ополчится против нас из-за Коссалюта, который "всего лишь осуществляет суверенитет в рамках своего законного сектора". Вы же знаете, дипломаты с Земли не предприняли ни одной серьезной попытки остановить Борту. Фактически, говорю я вам, большинство политиков искренне ликует, если нам, безнравственным барышникам, кто-то подкладывает свинью. Торранс поерзал в кресле: - Да, безусловно, официальная реакция или, вернее, отсутствие всякой реакции вызывает у меня такое же отвращение, как и у вас. Ну а как насчет самой Лиги? Ее руководство, должно быть, пыталось использовать меры, далекие от войны, и, насколько мне известно, они свелись к нулю. - Вам это известно, так держите свои сведения при себе, поскольку я, вне всякого сомнения, не желаю об этом слышать. Да. Вот так. Бортудианцы чихают на все наши угрозы, поскольку знают, до какой степени мы ущемлены и в чем именно. Не подействовали ни выгодные торговые предложения, ни экономические санкции - они не заинтересованы в торговле с нами. Более того, они полны надежд, что мы вскоре начнем остерегаться заходить в их район, - как раз это вы нам сейчас и предлагаете. Это вполне устраивает их главарей, не испытывающих влияния извне... Подкуп? Но как подкупить существо, которое занимает высокое положение в своем обществе, среди своего народа, тогда как и первое, и второе совершенно чуждо вам? Наемные убийцы? Боюсь, мы потеряли бы несколько хороших убийц, не добившись при этом никакого полезного результата. - Ван Рийн разразился потоком ругательств, который длился не менее двух минут и при этом не содержал ни одного повтора. - И вот они расселись, жирные сволочи, поперек дороги к Антаресу и ко всем звездам за ним! Разве можно такое терпеть? Ни в коем случае! С этим надо покончить! Наконец он резюмировал более спокойно: - Этот ваш ультиматум - последняя капля. И раз уж речь зашла о каплях, то крепкое холодное пиво сейчас было бы в самый раз. Скоро я проведу небольшое совещание со своими сокорытниками, попытаюсь промыть им мозги и посмотрю, что из этого получится. Может быть, нам удастся что-то придумать. А вы передайте экипажам, чтобы они на время залегли на дно, идет? Как насчет того, чтобы составить мне компанию в баре? Нет? Что ж, тогда всего вам доброго, капитан, если это возможно. Утверждение, будто структура общества в основном определяется его технологией, давно стало банальностью. Разумеется, не в прямом смысле, ведь вполне могут существовать абсолютно различные культуры, пользующиеся схожими орудиями труда, но от степени развития технологии зависят возможности того или иного общества. Межзвездная торговля немыслима без космических кораблей. Раса, имеющая в своем распоряжении всего одну планету и обладающая широкими познаниями в механике, но вынужденная помещать огромные капиталы в свою основную промышленную и военную технику, неизбежно придет к коллективизму под тем или иным названием. Свободное же предпринимательство нуждается в просторе. Автоматизация и сырьевые богатства Солнечной системы привели к удешевлению производства большинства товаров. Цены на энергию начали резко падать после появления маленьких, чистых и простых фьюжн-блоков. На смену гравипланам пришли гиперлеты, что открыло путь к освоению Галактики и одновременно послужило как бы клапаном для выпуска лишнего пара. Люди, не довольные правительством, получали возможность эмигрировать, результатом чего стал так называемый "Распад", принесший дух свободы во многие миры. Их влияние, в свою очередь, ослабляло узы, связывавшие людей с родной планетой. Межзвездные расстояния были огромны, а каждая разумная раса имела свои собственные взгляды на развитие культуры - вот почему между ними не существовало политического союза. Правда, почти не было и вооруженных конфликтов: если не считать угрозы разорения, немногие имели повод для войн. Раса редко становится разумной, если в ее истории не было чрезмерной доли жестокости, поэтому далеко не везде процветали гуманизм и богатство, однако соотношение сил оставалось довольно стабильным. Тем временем потребность в поставках росла не по дням, а по часам. Это объяснялось не только тем, что колонии нуждались в удобствах прежнего дома, а дом - в товарах, производимых колониями, но и тем, что более древние цивилизации обладали обширным фондом обмена. Как правило, оказывалось гораздо дешевле импортировать синтетику и ее заменители, чем содержать промышленность для их производства. Все это обусловило бурное развитие капитализма. Кроме того, возникла необходимость поиска взаимных интересов, заключения союзов и распределения сфер влияния. Могущественные компании, естественно, конкурировали между собой, но у их боссов хватало ума понимать, что кооперация во многих делах и справедливое разрешение возникавших время от времени спорных вопросов необходимы, и они выступали единым фронтом против требований государства - любого государства. Влияние правительств распространялось в лучшем случае на несколько планетарных систем. Как тут было наладить контроль над всеми торговцами-космополитами? Одно за другим, посредством подкупа, насилия или просто в отчаянии, правительства вынуждены были прекратить борьбу. Эгоизм - могущественная сила. Правительства, официально преданные идее альтруизма, оставались разобщенными. Политехническая Лига превратилась в некое подобие суперправительства, распространявшего свое влияние от Канопуса до Денеба и включавшего в свой состав членов и предпринимателей по меньшей мере тысячи разных рас. Это было своеобразное общество, свободно пересекавшее политические и культурные границы. Оно проводило собственную политику, заключало собственные договоры, развивало собственные основы, вело собственные войны... и за некоторый период времени, в процессе "выдаивания" Млечного Пути, сделало для распространения истинно универсальной цивилизации и утверждения прочного мира больше, чем все дипломаты во все исторические эпохи. Тем не менее и у него были свои проблемы. Огромный особняк, один из многих принадлежавших Николасу Ван Рийну, был сооружен на пике Килиманджаро, среди вечных снегов. В случае чего он мог послужить надежным укрытием, и хозяин любил проводить конференции именно здесь. Его флайер скользил по ночному небу, усыпанному острыми, словно иглы, звездами, вниз, к высоким башенкам и освещенным окнам особняка. Сквозь стекло флайера он всматривался в созвездия, отыскивая среди них Скорпион. Антарес сиял красным светом. Ван Рийн пригрозил кулаком солнцам, находившимся между ним и Землей, невидимым, но затуманивающим свет Антареса. - Итак! - пробормотал он. - Вы валяете дурака, мистер Ван Рийн. Целое управление Стрельца ждет своего открытия, а ты стоишь поперек дороги. Черт побери, это тебе дорого обойдется, и что б мне провалиться, если это не так. Он мысленно вернулся к тем дням, когда водил корабли через эти дали, торгуя в странных городах и еще более странных пустынях, под разного цвета небесами и на ядовитом ветру, получая взамен ценности, которых еще не могла себе представить Земля. На мгновение его охватила тоска. Давно уже он не бывал нигде дальше Луны... Бедный, стареющий тучный человек, прикованный к одной-единственной планете и проклинаемый всякий раз, когда он извлекает честную выгоду из кредита. Маршрут Земля - Антарес был гораздо важнее, чем Ван Рийн признавал это вслух. Если он его потеряет, то потеряет и возможность участвовать в разведке пространств, лежавших дальше, уступив его корпорациям, имевшим свои правительства на другой стороне Борту. Вопрос стоял так: либо продолжать расширять дело, либо потерпеть крах, и тут не спасет даже видное место в Лиге. Конечно, можно уйти в отставку, но чем тогда заниматься, куда девать время и энергию? Флайер опустился на площадку перед особняком. Домашняя прислуга, одетая в ливреи и вооруженная, обступила хозяина, как только он вышел из машины, готовая сопровождать его к парадному входу. Он с присвистом вдохнул разреженный холодный воздух в закопченные легкие, плотно запахнул плащ из фосфоресцирующей ткани "онтар" и, с хрустом шагая по гравиевой садовой дорожке, направился к дому. У дверей стояла новая горничная, смазливая и развязная. Ван Рийн швырнул ей свою шляпу с плюмажем и намеревался было сделать недвусмысленное предложение, но дворецкий сказал, что все приглашенные персоны уже в сборе. Усевшись в кресло-каталку, скорее для вида, чем от усталости, он приказал: "В конференц-зал" - и покатился по коридорам, облицованным деревом с десятков различных планет. В воздухе разливался чудесный аромат, слышались негромкие звуки квинтета Моцарта. Войдя, он увидел нависших над столом четырех своих коллег, перед каждым из которых был установлен терминал информационного компьютера. Краанак из "Марсианской Транспортной Компании" щурил свои желтые глаза на полотно Франса Хальса, висевшее на стене. Фирмаже из "Североамериканского Машиностроения" выказывал нетерпение, пуская густые клубы дыма. Мджамбо, владелец "Технического Обслуживания Старины Джо", что-то говорил в свой наручный микрофон, но, увидев вошедшего, замолчал. Горнас-Кив, который как раз оказался в это время на Земле, был уполномочен представлять конгломерат Кентавра; "он" сидел, скрючившись, в своей раковине совершенно неподвижно, только подрагивала изящная антенна. Ван Рийн втиснул свою тушу в кресло во главе стола. Появились официанты с подносами, заполненными напитками, закусками и табаком на любой вкус. Проглотив большой кусок сандвича с луком, он вопросительно посмотрел на остальных. Краанак, похожий в своем воздушном шлеме на сову, повернулся к нему. - Итак, фримен, оказывающий нам гостеприимство, - переливчато защебетал он, - насколько я понимаю, мы здесь собрались по поводу этого бортудианского хрокна. Астронавты выдвинули, как и предполагалось, свой ультиматум? - Да. - Выбрав сигарету, Ван Рийн принялся разминать ее. - Ситуация из отчаянной перешла в серьезную. Кроме карательной, они не соглашаются ни на одну экспедицию через район Коссалюта, пока будут продолжаться эти принудительные вербовки. - Полагаю, это неосуществимая задача - обрушить на Борту массу боеголовок в несколько гигатонн? - спросил Мджамбо. Ван Рийн подергал свою бородку: - Тысяча чертей! Однако он тут же взял себя в руки и постарался успокоиться. В конце концов, он пригласил сюда этих представителей разных рас именно потому, что они пока так и не осознали до конца всей важности проблемы. Конечно, она в различной степени затронула предприятия каждого из них, но интересы во многих других местах отвлекали от нее внимание. До чего же все-таки огромен и разнообразен этот крошечный окраинный кусочек галактики, поверхностно изученный Технической цивилизацией! Ван Рийн надеялся на новую, оригинальную точку зрения. Повторив все свои возражения, высказанные в разговоре с Торрансом, он добавил: - Даже если допустить, что мы могли бы это сделать, я, признаюсь, считаю несправедливым угробить несколько биллионов живых существ только потому, что их главари доставляют нам неприятности. Не думаю, чтобы Лига, взяв такой грех на душу, могла бы потом еще долго существовать. Кроме того, это убыточно. Лучше всего было бы сделать их нашими клиентами. - А может быть, стоит провести какую-то ограниченную акцию, свести на нет силу их флота и таким образом вправить им мозги? - поинтересовался Фирмаже. - Таких программ я уже заложил в компьютер больше, чем жарится политиков в аду, - ответил Ван Рийн. - И каждый раз получал один и тот же тошнотворный ответ. Делая скидку на минимальные потери, компенсации,
в начало наверх
жалованье, премии за риск, строительство, эксплуатационные расходы, расходы на амортизацию, убыточность бизнеса в других местах из-за невозможности осуществлять там надзор, взятки, потерю выгоды, если деньги будут вложены не туда, куда следовало бы их вложить, и т.д. и т.п. - Последовало длинное цветистое ругательство. - Короче говоря, нам это не по карману. Внезапно что-то вспомнив, он обратился к дворецкому: - Симонс, старый таракан, тащи-ка сюда вазу с ореховым ассорти, только не слопай все по дороге, понял? - Прошу простить мне мое невежество, милостивые господа, - звонко защелкал Горнас-Киев. - Я весьма поверхностно ознакомлен с этим довольно неприятным фактом. Зачем бортудианцы клеймят членов человеческих экипажей? Фирмаже и Мджамбо уставились на него. Они знали, что прямодушие - характерная черта аборигенов Кентавра, но не до такой же степени! Ван Рийн спокойно разгрыз бразильский орех, вызвав у всех, кроме Горнас-Киева, благоговейный трепет, и протянул руку за бокалом бренди. - Им не хватает своих собственных свинячьих мозгов, - буркнул он. - Я постараюсь объяснить вам это подробнее, - сказал Краанак. Подобно многим марсианам эпохи Сирухской Орды - последней волны иммигрантов, заселявших некогда пустынную соседнюю с Землей планету, он был прирожденным оратором. Побежав когтистыми руками по своим перьям и вставив трубку в сфинктер шлема, он разжег ее. - Борту - это отсталая планета, по восьми пунктам схожая с Землей, ее коренных жителей можно отнести к гуманоидам, - начал он. - Когда их впервые посетили исследователи, они находились на ранней стадии развития атомной промышленности и на новую, высшую культуру отреагировали, как параноики. По крайней мере, самая многочисленная нация вскоре подчинила себе остальных. С помощью некоторых безответственных элементов данной цивилизации, оказывавших ей помощь за высокую плату, она невероятно быстро модернизировала свою технологию. Объединившись, бортудианцы начали претендовать на основание межзвездной империи. Сегодня они господствуют над пространством протяженностью более сорока световых лет, хотя практически используют внутри него лишь несколько систем типа Солнечной. Вообще говоря, они не желают иметь ничего общего с внешним миром, без сомнения, потому что правители опасаются, как бы этот контакт не нарушил стабильности их режима. Разумеется, они вполне в состоянии удовлетворять собственные нужды, не выходя за границы своих колоний. Исключение составляют лишь квалифицированные астронавты. Уж если даже нам, со всеми нашими возможностями в сфере робототехники, до сих пор не удалось создать надежный автоматизированный флот, то что говорить о бортудианцах? Можно представить, какие затруднения они испытывают, комплектуя экипажи. - Хм, - отозвался Фирмаже. - Мысль о перевороте уже приходила мне в голову. Я никак не могу поверить, что все их население процветает. Может быть, послать туда несколько обычных грузовых кораблей... двойных агентов... Коссалют вместе со своим мерзким правительством, подорванным изнутри... - Разумеется, в свое время мы обсудим и этот план, если ничего другого не останется, - перебил его Ван Рийн. - Но в любом случае это займет много времени. Между тем противники полностью возьмут под свой контроль границу Стрельца. Мы должны найти быстрый способ вернуть себе дороги через это пространство. Краанак пустил густое облако дыма. - Я продолжу, - сказал он. - Так вот, бортудианцы могут построить столько кораблей, сколько им заблагорассудится, а нужно им немало, поскольку их экономика развивается стремительными темпами. Только благодаря этому они могут сохранить империю, тем более что шовинизм ее хозяев способствовал демографическому взрыву. Но они не в состоянии достаточно быстро подготовить необходимое число квалифицированных астронавтов. Гордость, а также небезосновательная боязнь идеологического заражения удерживают их от того, чтобы посылать студентов на планеты Технической цивилизации или нанимать навигаторов среди инопланетян. Сами же они располагают всего лишь одной академией астронавигации, да и та не укомплектована штатами. - Я знаю, - вмешался Мджамбо. - Если б нам удалось заставить их одуматься, для меня это был бы чертовски прибыльный рынок. - Таким образом, - продолжал Краанак, - в течение двух последних лет они периодически устраивают засады на наши корабли. Без сомнения, они понимают, что в конце концов их начнут избегать, как уже и предложило Братство. Но к тому времени они уже смогут предоставить населению возможность заниматься своими делами, а захваченные корабли использовать для обеспечения нужд остальных. Не опасаясь больше прямого или косвенного вмешательства извне, предводители начнут не спеша перестраивать бортудианское общество. Мне кажется, подобные примеры можно найти и в истории Земли. В настоящее время их действия бросают явный вызов так называемому "межзвездному кодексу". При этом ни одно правительство, кроме Федерации, не в состоянии предпринять что-либо по этому поводу. Но Земля с традиционным отвращением воспринимает саму мысль о войне, и потому Федерация ограничилась лишь несколькими слабыми протестами. Подоплека же всего этого состоит в том, что наиболее сильная фракция в правительстве не без удовольствия наблюдает за крушением планов высокомерной Политехнической Лиги. Некоторые ораторы даже утверждают, что следует формально признать распространение территориального суверенитета на межзвездные пространства. Забавный принцип, если это вообще можно назвать принципом, а? Краанак вытащил трубку и выколотил ее о поднос. - Как бы то ни было, - закончил он, - они силой захватывают людей, обрабатывают их мозг и затем приписывают к своему собственному транспортному флоту. Чтобы подготовить астронавта, нужны годы. Даже только в этом мы теряем одну из основных своих ценностей. - Но неужели так трудно от них удрать? - спросил Фирмаже. - Любое астрономическое расстояние столь колоссально... Разве нельзя просто уклоняться от их патрулей? - Восемьдесят пять процентов наших кораблей именно этим и спасаются, - вступил в разговор Ван Рийн. - Но это не выход. Кому-то не повезло, и это несчастное меньшинство... - Те, кого засекли с помощью сверхчувствительных приборов, действующих в радиусе одного светового года, по мгновенным псевдогравитационным пульсациям гиперлетов, а затем окружили бортудианские корабли, обладающие большей скоростью и маневренностью, чем наши... - ...это несчастное меньшинство становится слишком многочисленным. Братство больше не желает с этим мириться. И, между нами говоря, я бы на их месте тоже не стал. А что касается "тактики избегания", то пробовали применять много разных вариантов, вплоть до остановки двигателей и затаивания. Ни один из них не оказался достаточно эффективным. - Хорошо, ну а как тогда насчет конвоирования наших кораблей? - настаивал Фирмаже. - А вы представляете, во сколько нам это обойдется? Я просчитал и этот вариант. Огромные убытки, не говоря уже о расходах на строительство эскортных боевых кораблей. Гораздо проще и дешевле отказаться вовсе от торговли со Стрельцом. - А разве нельзя вооружить сами грузовики? - Вот дьявол! Вы разве не слышали, что сказал фримен Краанак? Роботы пока еще ни в чем не могут полностью заменить живой человеческий мозг, за исключением, пожалуй, бюрократов. Ван Рийн теперь намеренно не сдерживал своего раздражения, надеясь, что это послужит толчком для новых идей. Выдержав многозначительную паузу, он добавил то, что и так было всем известно: - Кораблю класса "фрегат" требуются двадцать человек для обслуживания орудий и приборов. Невооруженному торговцу достаточно четырех. Прикиньте расходы на жалованье экипажу. У нас бы возникло настоящее перенаселение. Кроме того, придать каждому экипажу лишних шестнадцать человек значило бы обескровить другие маршруты. Где взять людей для работы на них? Не говоря уже о расходах на снаряжение и оборудование. Мы не в состоянии это осилить; наши деньги улетучились бы, как пар из преисподней. И что хуже всего - Коссалют это знает. Ему надо лишь выждать, придерживая свои бандитские патрули до тех пор, пока у нас не иссякнут силы. Тогда он, возможно, попытается завоевать новые пространства, поближе к Антаресу. Фирмаже, не переставая, барабанил пальцами по столу. - Мы, кажется, учли все, что было возможно, однако... - сказал он. - Есть еще у кого-нибудь предложения? В зале повисла тишина. Первым ее нарушил Горнас-Киев. - Как именно совершается захват? Обмениваться выстрелами с гиперлетов невозможно. - Теоретически невозможно, - уточнил Краанак. - Об энерголучах не может быть и речи. Материальные ракеты должны обладать возможностью самоускорения, иначе при выходе из силового поля они немедленно вернутся к обычной скорости, которая меньше скорости света, и останутся позади. Более того, чтобы нанести точный удар, они должны находиться в той же самой фазе, что и мишень. Хороший пилот может рассчитать фазу и совершить все необходимые для этого маневры, но для кибера приемлемого размера эта задача не по силам, поскольку в ней слишком много переменных. - Я объясню вам, как это делается, - пробурчал Ван Рийн. - Эти паскуды бортудианцы рассчитывают на компьютере курс перехвата. Подойдя ближе, они входят в ту фазу и выкидывают лучевой буксировочный трос, зацепляя корабль. Потом подтягиваются по нему, чтобы идти бок о бок с грузовиком, выжигают отверстие в корпусе или в крыше шлюза и берут судно на абордаж. - Что ж, выход, мне кажется, довольно прост, - сказал Мджамбо. - Оснастить наш флот оградительными излучателями. Держать корабли противника на расстоянии вытянутой руки. - Вы забываете, уважаемый, что источником лучей как положительного, так и отрицательного зарядов служит двигатель, - заметил Краанак. - Боевое судно обладает гораздо более мощными двигателями, чем обычный торговец. - Вооружите членов наших экипажей. Пусть они стреляют в любого, кто попытается проникнуть внутрь корабля. - Беззаконное отродье этих полоумных гибридов, этой помеси павианов с навозными жуками, этих чертовых бортудианцев, дьявол их задери, тоже имеет оружие и руки, чтобы это оружие держать, - вскипел Ван Рийн. - Клянусь всеми чертями! Вы серьезно думаете, что четверо смогут устоять против двадцати? - М-м-м... да, я понимаю, что вы хотите сказать, - кивнул Фирмаже. - Но послушайте, что бы мы ни придумали, все равно не обойтись без каких-то затрат. Я не знаю точно, какова средняя прибыль... - В среднем для каждого, кто принимает участие в комплексных поставках на Антарес, она составляет тридцать процентов от каждого рейса, - подсказал Ван Рийн. Мджамбо вздрогнул. - Каким образом, черт побери, вы узнаете то, что касается моей компании? - воскликнул он. Ван Рийн ухмыльнулся и сделал глубокую затяжку. - Исходя из этого можно рассчитать коэффициент на расходы, - проговорил Горнас-Киев. - Мы могли бы вложить в боевую технику столько, чтобы наша прибыль в период чрезвычайного положения немного уменьшилась. Хотя я согласен, что какой-то конкретный итоговый результат, пусть даже черновой, все-таки нужно подсчитать. - Да, это бы себя оправдало, - сказал Мджамбо. - По правде говоря, я готов потерпеть порядочные убытки ради того, чтобы проучить этих ублюдков. - Нет, нет. - Ван Рийн поднял руку, которая после нескольких лет, проведенных им в офисах, оставалась все еще такой же широкой мускулистой лапой работяги астронавта. - Месть и разрушение - мысли, не достойные христианина. К тому же, как я уже говорил, они не очень-то разумны, поскольку продать что-либо трупу довольно трудно. Мы должны изменить обстановку так, чтобы Борту стало невыгодно совершать налеты на наши корабли. Поскольку они не дураки, они бы быстро это поняли, а позднее нам, возможно, удалось бы наладить там бизнес. - Вашему хладнокровию можно позавидовать, - заметил Мджамбо. - Не всегда, - скромно сознался Ван Рийн. - Как здравомыслящий человек я настраиваю свой термостат соответственно ситуации. А нам сейчас требуется не что иное, как научный подход с использованием первоклассных материалов... Внезапно он опустил взгляд и, чтобы скрыть охватившее его волнение, снова наполнил свой бокал. У него возникла идея. После того как остальные провели еще час в бесполезных спорах, он сказал: - Джентльмены, так мы ни к чему не придем. Возможно, нам не хватает какого-то стимулятора для четкости мышления. - Что вы предлагаете? - вздохнул Мджамбо. - О... компромисс. Общий котел, или награду, или приз тому, кто решит эту проблему. К примеру, десять процентов прибыли с каждого, кто будет
в начало наверх
торговать с Антаресом, в течение последующих десяти лет. - Ах вот оно что! - вырвалось у Фирмаже. - Насколько я знаю вас, грабитель вы этакий, ответ у вас уже готов. - Нет, нет, нет. Клянусь честью. Правда, у меня появились кое-какие задумки, но я в отличие от вас всего лишь бедный, старый, неотесанный космический бродяга без образования. Я вполне могу и ошибаться. - Что у вас за идея? - Пожалуй, я пока лучше промолчу, а уж потом, когда она вылежится... Однако надо сказать, что всякий, кто предпримет какую-то активную попытку, возьмет на себя риск и определенные расходы. Если попытка будет успешной, то в выигрыше окажутся все. Так неужели мизерная плата за подобную услугу не кажется вам справедливой и заслуженной? Снова начались споры. Ван Рийн улыбался с бесконечной благожелательностью. Наконец он принялся составлять договор, который был зафиксирован на шифрограмме, чтобы затем его вложили в компьютер. Сияя, он удовлетворенно потер руки. - Фримены, - заключил он. - Сегодня вечером мы славно потрудились, а вскоре нам предстоит еще немало поработать. Черт побери, мне кажется, мы заслужили небольшую гулянку. Симонс, подготовь все необходимое. Капитан Торранс полагал, что если что-то и может его шокировать, то уж, во всяком случае, не просто слова. Он ошибся. - Вы это серьезно? - выдохнул он. - Между нами - да, - ответил Ван Рийн. - В команду должны войти такие же молодцы, как вы. Можете вы кого-нибудь порекомендовать? - Нет... - За вознаграждением дело не станет. Торранс энергично тряхнул головой: - Об этом не может быть и речи, сэр. Решение Братства лететь в район Коссалюта не иначе как только с карательной экспедицией совершенно непоколебимо. А та, что вы предлагаете, насколько я понял, таковой не является. Мы не можем нарушить вето без повторного голосования, которое, само собой, подразумевает гласность. - Вы можете публично проголосовать еще раз после того, как мы убедимся, что идея действительно стоящая, - настаивал Ван Рийн. - Но первый полет должен быть строго засекречен. - Тогда вам придется обойтись без экипажа. - Анафема! - Ван Рийн со всего маху треснул кулаком по столу. - И с подобными жалкими трусами мне приходится иметь дело! А вот мы в свое время были мужчинами! И у нас тоже были свои принципы и идеалы, могу вас заверить. Если нам предлагали хорошие деньги, мы готовы были прорваться хоть сквозь раскрытые ворота преисподней! Торранс глубоко затянулся: - Вето должно быть нерушимо. Никто, кроме начальника отделения, не может... Что ж, хорошо, я сообщу о вашем предложении. - Внутри у него холодным пламенем горел гнев. - Вы хотите, чтобы люди на неопробованном корабле вторглись на вражескую территорию и спровоцировали нападение. Если они проиграют, для них это будет означать пожизненный приговор к мольбам о смерти при условии, что хотя бы на это будет способен остаток их мозга. Если выиграют - получат груды презренных кредиток. А вы и в том, и в другом случае будете посиживать дома, оберегая собственную тушу. Так нет же, черт возьми! Ван Рийн некоторое время сидел неподвижно. Чего-чего, а уж этого он не ожидал. Его взгляд был обращен к прозрачной стене, и он видел узкую полосу моря и плывущую яхту с изящным корпусом и великолепными белоснежными парусами. В самом деле, не худо бы побольше времени уделять самому себе. Деньги ничто. Разве нет? Ведь это не такое уж плохое местечко - Земля, даже для того, кого уже поразили старость и ожирение. Она полна цветов и красного бургундского, свежих ветров и прекрасных женщин, музыки Моцарта и чудесных книг. Хотя, без сомнения, воспоминания о былых днях в космосе слегка окрашены ностальгией... Он принял решение и повернулся лицом к стоящему у него за спиной человеку. - Начальник отделения может принять участие в подобной экспедиции, не объявляя подчиненным о своем решении, - сказал он. - Законы Братства предоставляют вам свободу действий. Как вы думаете, удастся вам найти еще двоих вроде вас, а? - Я уже объяснял вам, фримен, что не желаю больше говорить на эту тему. - Даже если шкипером буду я сам? На первый взгляд "Меркурий" ничем не отличался от обычных кораблей даже после того, как завершилась его доводка. Груз его был тоже вполне обычным: корица, имбирь, перец, гвоздика, чай, виски, джин. Раз уж корабль направлялся к Антаресу, Ван Рийн не собирался попусту жечь горючее. Правда, вина он все же не взял, поскольку сомневался, сохранят ли они свои качества в такой бурной экспедиции, какой обещала стать эта. Все изменения были внутренними: дополнительная броня корпуса и новый, чудовищно мощный двигатель. Компьютеры оценили стоимость такого оборудования в размере утроенной суммы общей прибыли от всех экспедиций, которые мог совершить корабль за средний срок своей службы. Ван Рийн поморщился, но отдал верфи приказ приступить к работе. Фактически его выгода была умело замаскирована, и он ставил на эту карту больше, чем мог позволить себе потерять. Однако если правитель Борту Коссалют располагает своим штатом ученых, которые могут предположить, что возникла такая идея... Что ж, если Николас Ван Рийн не погибнет в сражении, тогда его либо ликвидируют как слишком старого и ни к чему не пригодного, либо сделают рабом с обработанным мозгом, либо будут держать, надеясь получить гигантский выкуп. Любой из этих вариантов казался одинаково малоприятным. Ван Рийн водворился в капитанской каюте вместе с черноволосой стройной красоткой Доркас Герардини, с изрядным запасом бренди, табака и выдержанного сыра. Он вовсе не собирался отказывать себе в комфорте. В качестве помощника с ним летел Торранс, а в качестве инженеров - капитан Петрович и Сейиши. "Меркурий" стартовал из космопорта Квито без опознавательных огней, скромно дождался на орбите своей очереди для разрешения на выход и, включив антигравитоны, начал набирать скорость, удаляясь от Солнца. На положенной дистанции он перешел в режим гиперлета, и вскоре уже его скорость превысила скорость света. Ван Рийн праздно сидел на мостике и курил кальян. - До Антареса сейчас месяц полета, - задумчиво проговорил он и благочестиво добавил: - Милосердный Святой Диомас, помоги нам. - Лично я предпочитаю Святого Николаса, покровителя путешественников, - сказал Торранс. - Несмотря на то, что он ваш тезка. Ван Рийн сделал вид, что обижен: - Черт побери, вы что, даже не берете на себя труд уважать мою нравственность? Торранс пожал плечами: - Вообще-то я восхищаюсь вашим мужеством, трусом вас не назовешь... - Ван Рийн пристально посмотрел на него, - ...и уж если кто и может выиграть это дело, так только вы. С пиратом легче всего справиться такому же пирату. - У вас, молодых, хорошо подвешен язык, зато нет даже намека на воспитание. - Торговец остервенело пускал зловонные клубы дыма. - В наши дни капитану было принято говорить "сэр" даже тогда, когда экипажи бунтовали. - Меня до сих пор беспокоит одна деталь, - примирительно сказал Торранс. У него были дела поважнее, чем рассуждения о прошлом и настоящем, главной его заботой была выработка стратегии. - Мне думается, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что противник еще не знает о запрете, наложенном Братством на полеты через их зону. Тем не менее то, что в последнее время там не появлялись корабли, должно было заставить их призадуматься. Кроме того, наш курс проходит так близко от известной нам бортудианской базы, что не заметить нас они не могут. Допустим, у них возникнут какие-то подозрения и они пошлют на перехват нашего корабля полдюжины своих, что тогда? - Вероятность этого довольно мала, поскольку Коссалют заставляет свои проклятые патрульные корабли курсировать на большом расстоянии друг от друга, чтобы максимально увеличить возможность обнаружить добычу. Я сильно сомневаюсь, что он будет осторожничать, уж очень лакомый мы кусочек. Ван Рийн легко поднял свою тушу. Космический полет в этом плане был чертовски приятен: можно поставить генератор гравитации на минимум и снова, как в далекой молодости, почувствовать себя почти невесомым и проворным. - Вы, мой друг, в своем молочном возрасте не совсем понимаете одну вещь, а именно: вряд ли существует на свете то, в чем можно быть уверенным до конца. Нам всегда приходится иметь дело с вероятностями. Секрет успеха заключается в умении сделать правильную ставку, и сделать это в нужное время. Тогда можно быть уверенным, что в конце концов ты вырвешься вперед. Сейчас ваша очередь нести вахту, и я рекомендую вам освежить ваши теоретические знания - так будет легче убить время. В информационном отсеке есть отличная библиотека. Ну а я должен провести рандеву с фриледи Герардини. - Мне чертовски хотелось бы научиться управлять своим экипажем так же, как это делаете вы, - мрачно проговорил Торранс. Ван Рийн помахал огромной ручищей: - А почему бы и нет, мой мальчик, почему бы и нет? Ты делаешь деньги и не доставляешь неприятностей компании, поэтому компания и не заглядывает тебе через плечо. Главная беда таких, как ты, самонадеянных мальчишек - это отсутствие инициативы. Когда ты станешь таким же бедным, немощным, ожиревшим стариком, как я, ты оглянешься назад и пожалеешь о том, что упустил свою возможность. Каким бы слабым ни было гравиполе, а палуба стонала под ним, когда он уходил. На экранах обзора переливался серебряный поток Млечного Пути, рубиново искрился Антарес, и изгибающийся край туманности, словно нимбом, окружала сиянием запутавшаяся в ней звезда. Ярче всех была Борту, желтая, словно червонное золото. Корабль все так же летел вперед, как и последние две недели, посылая импульсы во всех четырех направлениях с частотой тысячи сигналов в секунду, и внутренняя атмосфера была насыщена таким напряжением, что, казалось, вот-вот может произойти взрыв. Сидя на диване в кают-компании, Доркас картинно вытянула стройные ноги и приподняла подбородок движением, настолько отработанным, что для нее оно, очевидно, давно стало бессознательной привычкой. Она не могла оторвать взгляд от экрана. - Какая прелесть, - сказала она высоким голосом. - От этого становится вдвое страшнее. Ван Рийн растянулся возле нее, нацелив свой величественный нос куда-то вверх. - Что там такого ужасного, моя маленькая синусоида? - спросил он. - Они... ждут минуты, чтобы наброситься на нас и... Боже мой, и зачем я согласилась лететь? - Если память мне не изменяет, ты что-то говорила о тайгроновой шубе и серьгах из пылающего камня. - Ну, а если они все же схватят нас? - Ее холодные пальцы вцепились в его руку. - Что тогда будет со мной? - Я уже объяснял тебе, что на всякий случай позаботился о том, чтобы обеспечить твой выкуп. Я также говорил, что, возможно, они не захотят его получить или, что еще более вероятно, после сражения от нас останутся рожки да ножки. Чтоб эти бортудианцы провалились ко всем чертям! Успокойся, прошу тебя. Внезапно заработал интерком, и послышался встревоженный голос Торранса: - В кильватере - корабль с мощным двигателем. Идет наперехват. - Все по местам! - взревел Ван Рийн. Доркас вскрикнула. Сунув ее под мышку, он бросился в свою каюту, на бегу заработав несколько царапин, швырнул фриледи на койку и велел ей пристегнуться. Затем, отдуваясь, он прибыл на мостик и, включив экраны внутренней связи, увидел Петровича и Сейиши в машинном отделении, в скафандрах, с лицами, блестевшими от пота. Торранс сидел, кусая губу, и дрожащей рукой настраивал приборы. - О'кей, - сказал Ван Рийн, - это то, за чем мы сюда летели. Надеюсь, каждый из вас помнит, что должен делать, поскольку мы уже не на репетиции, где я мог бы вежливо указать на ваши идиотские ошибки. Втиснув свой огромный зад в главное контрольное кресло, Ван Рийн включил защитное поле. Его пальцы едва коснулись консоли, отдавая приказ компьютерам и двигательным схемам, но он тут же почувствовал, как разом
в начало наверх
отозвался весь этот огромный организм, называемый кораблем. До сих пор "Меркурий" не использовал всю свою мощность - генератор энергии работал лишь с половинной отдачей. Приятно было сознавать, что в нем еще уйма нерастраченных сил. Странное судно вошло в пределы зоны коммуникации, и тут же последовало ощутимое столкновение двух силовых полей. Как обычно, оба пилота "на ощупь" корректировали положение кораблей, подбирая одинаковые фазу и частоту колебаний, радиоволна могла пройти между ними, и ее можно было принять. На капитанском мостике "Меркурия" заработал коммутатор внешней связи. Торранс нажал клавишу приема, и экран ожил, на нем появилось изображение бортудианского офицера. Черная униформа плотно облегала гибкую, как у кошки, фигуру. Лицо напоминало человеческое, хотя на голове не было волос, кожа имела голубоватый оттенок, желтые глаза, словно тлеющие угли, сверкали под узким лбом. За его спиной виднелись капитанский мостик, где еще один бортудианец сидел перед терминалом контроля огневых установок, и традиционный шестирукий базальтовый идол. - Эй, на корабле! - заверещал он на довольно сносном английском, но с сильным акцентом, обусловленным особенностями гортани и рта. - Я Рентарик, капитан фрегата "Ганток" флота Коссалюта. Именем священного закона Коссалюта Борту, вы обвиняетесь в нарушении границ владений Его Высочества. Приготовьтесь к абордажу. - Ах ты, паршивый самоуверенный слизняк, чтоб тебя запихали под то же мокрое бревно, из-под которого ты выполз! - Ван Рийн побагровел, словно индюк. - Недурно, однако: ты совершаешь бандитские налеты на моих людей и транспорты с их дорогостоящими грузами и при этом еще имеешь наглость заявлять, что делаешь это на законном основании! Рентарик потрогал висевший на шее маленький обрядовый кинжал. - Старик, власть Коссалюта распространяется на всю эту зону. Советую тебе добровольно сдаться в руки правосудия и тем самым избавить себя от дополнительного наказания - обработки нервной системы. - Цивилизованные расы считают, что межзвездное пространство должно быть открытым для любого безобидного полета. Рентарик улыбнулся, обнажив ярко-зеленые зубы иной, чем у людей, формы: - Здесь у нас свои законы, капитан. - Да! - гаркнул торговец по-немецки. - Но, черт возьми, на сей раз вы пытаетесь применить силу к Ван Рийну. Неплохой сюрприз для этой трясущейся задницы, которую вы зовете своей планетой. Рентарик что-то сказал в интерком. - Я сейчас отдал распоряжение приписать вас после кондиционирования к рейсу на Ильян. Органические соединения той атмосферы вызывают болезненные аллергические реакции, хотя и не настолько губительные, чтобы мы сочли необходимым снабжать вас скафандрами. И пусть остальные члены вашей команды примут к сведению мое заявление. Лицо Ван Рийна внезапно оживилось. - Послушайте, если б вы честно нанимали астронавтов, вместо того чтобы порабощать их, у нас нашлось бы множество противоаллергических препаратов. Я был бы рад поставлять их вам на вполне разумных условиях. - Хватит болтать. Сейчас мы приблизимся и перейдем к вам на корабль. Пленные получат дополнительное наказание соответственно степени их сопротивления. Изображение Рентарика погасло. Торранс облизнул запекшиеся губы и, повернув ручку увеличителя на обзорном экране, навел его на бортудианский фрегат, похожий на черную акулу. Он весил вдвое меньше пузатого "купца", но на фоне далеких звездных облаков четко вырисовывались его орудийные башни. Описав плавную дугу, "акула" с привычной грацией уравняла свою скорость со скоростью жертвы и начала двигаться параллельно ей на расстоянии нескольких километров. Вновь раздался сигнал интеркома. Ван Рийн чертыхнулся, увидев Доркас, которая отстегнулась от койки и теперь металась по его каюте в крайней истерике. Да ведь эдак она, пожалуй, разольет весь оставшийся ликер, а до Антареса еще целых одиннадцать дней пути! По корпусу корабля прошло неприятное резкое дребезжание, отозвавшееся во всем теле торговца. Это "Ганток" выкинул буксировочный трос и зацепился за "Меркурий". - Торранс, - сказал Ван Рийн, - будь наготове, малыш, и если со мной что случится, примешь командование. Если игра зайдет слишком далеко, мне может понадобиться твоя помощь. Петрович, Сейиши, быстро к излучателям, и пусть хоть настанет конец света, они должны работать. О`кей? Пошли! "Ганток" подходил все ближе. Петрович включил защиту на полную мощность. Мгновенно вспыхнули голубые дуги, запахло озоном, словно перед грозой, и воздух наполнился ревом. Затем равновесие восстановилось, и только низкое гудение говорило о вступивших в действие немыслимых силах. Вербовщик тут же "лягнул" "Меркурий" пучком своих лучей и получил в ответ невидимый, но чудовищный удар, в пять раз сильнее собственного. Ван Рийн почувствовал, как ребра "Меркурия" застонали от напряжения. "Ганток", кувыркаясь, расстреливал свои "снаряды" до тех пор, пока не исчез из виду. - Ха-ха! - загромыхал Ван Рийн. - Испортили мы им обедню, а? Черт побери! А в следующий раз они увидят настоящую потеху! Бортудианцы снова возникли в поле зрения. "Акула" опять вцепилась в "Меркурий", до предела увеличив силу притяжения. Корабль дернулся и потянулся к ней. Сейиши выругался и снова включил полную защиту. На мгновение Ван Рийну показалось, что его корабль вот-вот развалится на куски. Он увидел, как выгнулась палуба у него под ногами, и услышал, как где-то треснул металл. Но "Ганток" отлетел прочь, словно гигантский тролль шарахнул его своим кулаком. - Не так резко! Не так резко, болван! Дай-ка я сам. - Пальцы Ван Рийна заплясали по консоли. - Мы хотим сохранить его как памятный сувенир, ты что, забыл? Постепенно увеличивая мощность, он догнал противника. Правая его рука управляла "Меркурием", а левая регулировала притяжение и отталкивание, пытаясь найти равновесие. Шум двигателя стал похож на шум мощного прибоя. Внутреннее гравиполе уже не справлялось с перегрузками; ремни жалобно скрипели, удерживая навалившуюся на них тушу Ван Рийна. Торранс, Петрович и Сейиши слились в единое целое с махиной корабля, превратившись в придатки компьютерных систем, которые выполняли команды, передаваемые пальцами капитана. Изображение бортудианца исчезло с экранов: Ван Рийн сменил фазу. Обычно это означало потерю всякого контакта между судами. Однако на гравитационные силы, которыми он стиснул своего противника, никак не влияло, в какой из квантовых структур они находятся: релятивистской или нерелятивистской; масса его оставалась прежней. Ван Рийн просто обезопасил себя от вражеского оружия на то время, пока бортудианец подбирает нужную фазу. Чтобы помешать ему сделать это, капитан приказал вычислить программу периодических изменений в пределах осуществимого. Если б у вражеского пилота было время на то, чтобы собрать данные, провести строгий анализ и применить интуицию собственного живого мозга, он еще мог бы подобрать нужную фазу; такую программу невозможно было составить наугад. Однако Ван Рийн не собирался давать ему на это время. Изрядно напуганный бортудианец включил двигатель на полную мощность и попытался удрать. Ван Рийн уравнял положительные и отрицательные силы, которые, по сути дела, приковали к "Меркурию" вражеский корабль, ухмыльнулся и реверсировал свой сверкающий двигатель. "Ганток" рывком остановился, а затем двинулся назад вместе с противником. Бешеное сопротивление отозвалось в каждом элементе конструкции "Меркурия". Он не мог поддерживать сцепление постоянным, не рискуя развалиться на части, приходилось периодически изменять его, используя всю возможную гибкость, и при этом с каждым разом сокращать расстояние между бортами. - Ха, мы его тащим, словно рыбину! Милосердный Святой Питер-рыболов, помоги не упустить его! Сквозь окружавший его шум Ван Рийн услышал, как что-то щелкнуло, и ощутил ток воздуха. Крик Петровича объяснил ему, в чем дело: - В четвертом отсеке лопнула обшивка! Если ее срочно не заварить, разрушение пойдет дальше! Торговец наклонился к Торрансу. - Можешь пока взять на себя эту муру? - спросил он. - Мне надо отдохнуть, а то, я чувствую, моя реакция уже стала замедляться, да и ремонтом кто-то должен заняться. А нам в добрые старые времена частенько приходилось это делать. Торранс хмуро кивнул. - Ты, знаешь ли, должен радоваться, - укоризненно сказал Ван Рийн, отстегивая ремни. Поднявшись, он пересек палубу, которая качалась у него под ногами, словно палуба настоящего морского корабля. "Ганток" все еще делал мощные рывки, пытаясь разрушить "Меркурий", и не исключена была возможность, что ему это все же удастся. Дыра герметически закупорилась, но по-прежнему оставалась слабым местом, откуда могло начаться дальнейшее разрушение. В раздевалке Ван Рийн с трудом влез в свой необъятный скафандр. "Давно не приходилось надевать эти доспехи... успел уже забыть, как быстро они начинают вонять от пота..." Необходимые инструменты были разложены тут же на полках. Нагрузившись, он полез через воздушный шлюз. Когда он выбрался наружу, на стенку корпуса, его окружило сияние звезд, от которого вечная тьма становилась словно бы светлее. Любой из толчков, вращавших корабль и заставлявших его рыскать, мог стряхнуть Ван Рийна с корпуса, поскольку притяжение ботинок было не столь уж сильным. Если его выбросит за пределы гиперполя и его тело обретет нормальную скорость, то в течение микросекунды корабли навсегда умчатся от него с суперсветовой скоростью. Падение и бесконечность - это долгая история... Вокруг полыхали голубым пламенем электрические разряды. Когда фазы кораблей на мгновение совпали, Ван Рийн случайно взглянул в сторону "Гантока" и увидел какую-то вспышку, должно быть, тот надеялся поймать шанс, один из биллиона, и пронзить своей ракетой "Меркурий"... или Ван Рийна... Нет, сквозь толщу Пространства, в котором эти предметы сосуществовали, имея различные частоты... Это должно быть чистым... Ну вот, наконец, и поврежденный лист обшивки. Достать пневматический молоток, разогнуть сталь и придать листу хотя бы грубое сходство с прежней формой... Эх, ну-ка, взяли... Да, тут без силы не обойдешься, одна пневматика ничего не решит; может, под салом еще остались мускулы... Приладить укрепляющие полосы, временно их зафиксировать, приготовить паяльную лампу, опустить светофильтр... отрегулировать пламя и вспомнить прошедшие годы, когда он собственной персоной носился, словно дьявол, по этим необъятным просторам... Ого, ничего себе толчок! Чуть было не сбросил его прямо в огромный морозильник Господа Бога! Ван Рийн закончил работу, отметив для себя, что следующий корабль такой конструкции должен иметь более прочные крепления, и пополз обратно к шлюзу, стараясь не обращать внимания на боль во всем теле. Как только он оказался внутри, вращение, рывки и грохот прекратились. На мгновение капитан даже испугался - уж не оглох ли. На экране интеркома внезапно возникло лицо Торранса, осунувшееся и покрытое каплями пота. Он прохрипел: - Они успокоились, должно быть, поняли, что их корыто скорее разлетится, чем... Ван Рийн, слушавший его через звуковой адаптер внутри своего воздушного шлема, разогнул ноющую спину и, не дав Торрансу договорить, радостно завопил: - Превосходно! Ну, а теперь, мякинная твоя голова, живо действуй дальше, как было намечено! Тотчас возникло ощущение скручивания, какое всегда бывает при реверсировании в нормальное состояние, и дробь гиперсиловых установок затихла. Ван Рийн едва устоял на ногах, когда "Меркурий" сделал стремительный рывок в сторону. Это была последняя, отчаянная попытка Рентарика, прекратив колебание своего корабля, вернуться в нормальное состояние, где ничто не могло иметь скорость, большую световой. Если бы его противник не сделал то же самое и корабли оторвались друг от друга с такой неестественной скоростью, то напряжение вдоль связывающих их силовых линий наверняка уничтожило бы и то, и другое судно, а для бортудианца большего, чем подобная месть, и желать было нельзя. Однако земной транспорт был оснащен детектором, соединенным с автостопом, именно на подобный случай. Торрансу оставалось лишь предотвратить столкновение. Он сразу же начал перемещать "Меркурий" по кругу, постепенно сужая кольцо до тех пор, пока мощное защитное поле, разрушить которое было невозможно, не остановило его на таком расстоянии от "Гантока", где оружие последнего становилось совершенно бесполезным. Если б у бортудианцев хватило безумства надеть скафандры, попытаться выйти в космос, проделать дыру в корпусе "Меркурия" и проникнуть внутрь, то не составило бы особого труда смахнуть их в бездну с помощью небольшой добавочной защиты. Буйно выразив восторг, Ван Рийн поспешил сбросить свое снаряжение и помчался на мостик, чтобы поговорить по душам с Рентариком.
в начало наверх
- Теперь вас окружает наше гиперполе, и стоит нам его включить, как оно потащит вас туда, куда мы захотим, хоть вы тут укакайтесь со своими двигателями, понятно? У нас мощности в несколько раз больше ваших, так что советую расслабиться и даже не делать больше попыток сопротивляться, потому что, если у нас появятся хоть какие-то подозрения, мы просто-напросто включим свои излучатели и разнесем вашу галошу на мелкие кусочки. Как говорят у нас на Земле, "как аукнется, так и откликнется"... Пожалуйста, прекратите материться; мой нежный слух не привык к таким выражениям, вон, даже приемник покраснел. И тут же обратился к своей команде: - О`кей, полный вперед вместе с этим малявкой-ершом, который воображал, что он акула! Очутившись в пределах системы Антареса, они послали лазерный сигнал, и крейсер, принадлежавший Лиге, вышел их встречать. Все же колония стоила тех немалых усилий, которые затрачивались на ее защиту от гангстеров, политических агитаторов и других всевозможных неприятностей. Хотя все до единой планеты были бесплодны, а внутренние давно уже поглотила экспансия огромного умирающего солнца, на внешних (вдобавок к их удобному расположению как торговых центров всего сектора) были обнаружены минеральные богатства, достаточные, чтобы обеспечить существование населения, по численности равного лунному. Ван Рийн передал боевому кораблю свой трофей, отдал Торрансу приказ отвести потрепанный "Меркурий" на стоянку, отправился к себе в каюту отсыпаться и захрапел от всей души, так что Доркас пришлось заткнуть уши. Хотя бортудианцы вели себя разумно и до конца путешествия ничего больше не предпринимали, все же Ван Рийн находился в постоянном напряжении, ожидая от них еще какого-нибудь трюка, и поэтому вполне заслужил этот отдых. Торранс предложил установить контакт с пленными, но Ван Рийн ни в какую не желал соглашаться. - Нет, нет, мой мальчик, они вымотаются гораздо сильнее, если поймут, что мы не желаем их видеть. Мне бы хотелось, чтоб досточтимый капитан Рентарик обгрыз себе ногти до локтей к тому времени, когда мы с ним снова встретимся. Когда корабль приземлился, Ван Рийн избрал для себя в качестве гостиницы особняк губернатора Города Красного Солнца и безо всяких церемоний воспользовался его винным погребом и наложницами. Правда, последние ему вскоре надоели, и он решил отдать предпочтение отощавшей за время волнительного перелета Доркас. В промежутках между банкетами у него находилось несколько минут, чтобы проконтролировать местную рыночную конъюнктуру, поднять цену на перец и вычислить прибыль за каждый грамм. Поселенцы, конечно, поворчат, но в конце концов согласятся, ведь если бы не он, то их пища вряд ли отличалась бы разнообразием или же им пришлось бы синтезировать приправы, что обошлось бы вдвое дороже. Так разве он не заслужил эту честную прибыль? Через три дня такой праздной жизни торговец решил, что пора призвать Рентарика. Он взгромоздился на губернаторское кресло в приемной зале с высокими колоннами, держа трубку в правой руке и бутылку в левой, с блестящими бусинками, вплетенными в локоны, но в простом грязном халате, едва прикрывавшем живот. Вокруг него расположились девицы: одна дергала за струну разбитой арфы, другая обмахивала толстяка опахалом из павлиньих перьев, а третья сидела на подлокотнике трона, хихикая и засовывая ему в рот изюм. В эти минуты Ван Рийн был вполне доволен жизнью. Рентарик, длинный и тощий по сравнению с двумя охранниками Лиги, прошел по светящемуся полу, остановился перед захватившим его в плен человеком и замер, ожидая. - Ну, значит, так. Привет и наилучшие пожелания, - загудел Ван Рийн. - Надеюсь, вы приятно провели время? Я слышал, здешние тюрьмы пользуются неплохой репутацией. - Может быть, среди вашей расы, - вяло огрызнулся бортудианец. - Со мной и моим экипажем обращались отвратительно. - Да что вы говорите! Неужели? Ох, я сейчас заплачу! Гордость Рентарика взяла свое. - Скоро ты еще не так заплачешь, мерзкий пират. Его Высочество примет меры. - Твой паршивый королек может принять меры разве что относительно своего носа, который он уже, наверное, окончательно повесил, - заявил Ван Рийн. - Если уж цивилизованные планеты не вступили в борьбу, когда он занимался разбоем, то уж ему-то и подавно не по зубам это теперь, когда дело приняло такой оборот. Нет, ему придется примириться с фактами и научиться считаться с ними. - Каковы ваши ближайшие планы? - холодно спросил Рентарик. Ван Рийн поскреб бородку. - Ну, может быть, мы имеем право рассчитывать на небольшой выкуп, э? Если нет, то на местных рудниках постоянно ощущается нехватка рабочей силы, поскольку условия труда там как бы немного тяжеловаты. Туда направляют преступников, однако в силу своей необычайной доброты я разрешаю вам выбрать одного из членов экипажа, исключая вас самого, с тем чтобы он отправился беспрепятственно домой и доложил о случившемся. Я даже дам ему какое-нибудь судно. После этого можно будет начать переговоры исходя из арендной платы за это судно. Рентарик прищурился: - Послушайте. Мне известно, как поступает ваше подлое торгашеское сообщество. Вы не делаете ничего, что не дает прибыли. Вы просто не способны на это. А построить такое судно, как ваше, могущее захватить боевой корабль, значит, затратить такие средства, какие это судно никогда не оправдает. - О, совершенно верно. Он стоит в три раза дороже, чем может заработать. Конечно, часть этих расходов мы сможем компенсировать, продавая с аукциона военные трофеи, но боюсь, они слишком специфические, чтобы за них стали предлагать хорошую цену. - Вот именно. Мы задушим вашу торговлю с Антаресом. Не воображайте, что мы прекратим патрулирование своей суверенной зоны. Не затевайте борьбу на износ, мы вас все равно переплюнем. - Ах-ах! - Ван Рийн помахал черенком трубки. - Вот как раз это у вас и не получится, мой друг. Значительно снизить нашу прибыль - да, это в ваших силах, но вовсе лишить нас ее - никогда. Так что мы будем использовать этот маршрут ровно столько, сколько нам захочется. Видите ли, каждый вояж приносит в среднем тридцать процентов прибыли. - Но триста процентов этой прибыли уходит на оснастку корабля... - Увы. Но мы снабжаем специальным оборудованием только каждый четвертый корабль. Это означает, что мы идем на сокращение прибыли, да, но небольшие арифметические подсчеты убедят вас, что мы не зря расходуем чернила. - Каждый четвертый? - Рентарик тряхнул головой, искренне озадаченный. - Но какая от этого польза? Из каждых четырех поединков мы будем выигрывать три - только и всего. - Согласен. И в результате этих трех побед захватите двенадцать рабов. Мы же за один только раз возьмем в плен двадцать бортудианцев. Ну а потерю нескольких кораблей мы можем себе позволить, поскольку все это скоро закончится и в итоге окупится. Видите ли, вы не сможете узнать заранее, какой именно корабль окажет сопротивление, и вам придется либо раскомплектовать свои вербовочные команды, либо вскоре свести их на нет. - Ван Рийн отхлебнул из бутылки. - Понятно? Образно говоря, вы сейчас имеете дело с игральными костями, налитыми свинцом, которые проткнут вас своим острием, если вы по-быстрому не прекратите игру. Рентарик собрался, словно для прыжка, и злобно огрызнулся: - Мне здесь стало известно, что ваш космический персонал вынес решение прекратить полеты через зону Коссалюта. Неужели вы думаете, что сокращение числа вербовок на одну четверть что-нибудь изменит? Ван Рийн продемонстрировал то, что называется сальной улыбкой. - Насколько я знаю свои кадры... впрочем, конечно. Поскольку вы все же продолжаете свои налеты, то вскоре будете совершенно беспомощны. Тогда уж вам придется вести с нами торговлю, иначе вмешается Лига, и вся ваша дурацкая система королевства отшельников полетит к чертям собачьим. Это будет настолько быстрая и легкая операция, что наши политики даже пикнуть не успеют. В наши условия будет включен пункт об освобождении всех рабов, а также о выплате внушительных контрибуций, весьма и весьма внушительных. Естественно, это условие можно поставить уже сейчас, так что чем больше пленных вы захватите в будущем, тем дороже вам это обойдется впоследствии. Любые женщина или мужчина, которые чего-то стоят, смогут продержаться пару лет на ваших поганых ржавых посудинах, если будут знать, что потом проживут в роскоши до конца своих дней. Единственной нашей проблемой будет вопрос, как отбиться от избытка добровольцев. Ван Рийн снова промочил глотку и продолжил, уже гораздо мягче: - Таким образом, не лучше ли заключить соглашение прямо сейчас? Если вы пойдете на это, мы будем снисходительны. Поскольку у вас опять возникнет недостаток экипажей, мы могли бы разрешить вашим студентам учиться в наших академиях за самую обычную плату. Взамен мы хотели бы получить всего лишь несколько второстепенных торговых концессий... - И через сотню лет мы станем вашей собственностью, - наполовину прорычал, наполовину простонал Рентарик. - Ну, раз вы не согласны, тогда, черт побери, мы превратим вас в свою собственность гораздо раньше. Вы можете попытаться завербовать еще несколько наших экипажей и смертельно обескровите себя; тогда мы явимся на вашу планету, освободим их и заберем все, что у вас останется. Или же вы можете оставить в покое наши корабли, но тогда ваши подданные вскоре все узнают, и ваша желеобразная империя тотчас развалится, поскольку как вы, к примеру, собираетесь помешать нам по пути доставлять на вашу планету провокаторов и оружие для восстаний? Вы также можете немедленно вернуть всех рабов и заключить с нами своего рода сделку, что я вам и вдалбливаю уже битый час. В этом случае вы можете получить гарантию, что ваш правящий класс всего лишь тихо-мирно лишится власти, но сохранит себе жизнь. Так что выбирайте. Мне, в принципе, это безразлично, поскольку вы в любом случае у меня на крючке. Торговец пожал плечами: - От вас лично требуется одно - выбрать делегата, а мы отправим его с докладом к вашей главной свинье. И делегат этот может как бы между прочим заметить, что Николас Ван Рийн из Политехнической Лиги не делает ничего без всякого на то основания, равно как и не позволяет себе говорить о чем-либо, выходящем за рамки мира и благоразумия. Да что там, одно лишь название моего корабля могло бы предупредить вас. Рентарик, казалось, сделался меньше ростом и совсем усох. - Каким образом? - прошептал он. - Меркурий, - пояснил толстяк, - был у древних римлян богом коммерции, рискованных предприятий и... да, да - грабежа.

ВВерх