UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Пол АНДЕРСОН

СЕЗОН ПРОЩЕНИЯ




Слишком  непривычно  и  пустынно  было   здесь,   чтобы   праздновать
рождество, - холодная планета красной карликовой звезды где-то на  границе
зоны Плеяд, планета, в руинах последнего города которой, разрушенного пять
тысяч лет назад, обитало полдюжины людей. Все остальное поглотила пустыня.
- Нет! - отрезал Главный Негоциант Томас Овербек.  -  У  нас  слишком
много дел, чтобы тратить время на всякие легкомысленные забавы.
- Это не просто забава, сэр, - возразил его ученик, Жуан Эрнандес.  -
На Земле этот праздник очень важен. Но вы всю жизнь провели на границе  и,
может быть, не понимаете...
Овербек, крупный белокурый мужчина, побагровел.
- Всего семь месяцев здесь, прямиком из  школы,  и  ты  будешь  учить
меня, как вести дела? Если ты уже знаешь, как применять  на  практике  все
технические  методы,  которым  я  должен  тебя  обучить,  что  ж,   можешь
отправляться назад хоть со следующим кораблем.
Жуан опустил голову:
- Простите, сэр. Я не хотел оскорбить вас.
Стоявший перед  обшарпанным  письменным  столом,  на  фоне  окна,  за
которым виднелся застывший  сумрачный  пейзаж,  Эрнандес  выглядел  моложе
своих шестнадцати лет - тонкий,  черноволосый,  большеглазый,  в  выданной
компанией спецодежде, которая, казалось, была с чужого плеча.  Но  Овербек
чувствовал, что это парень с головой: и Академию  он  быстро  закончил,  и
работал здорово, с присущим его возрасту пылом.
Политехническая Лига охватывала своей  деятельностью  такую  обширную
территорию,  что  подающих  надежды  учеников  всегда  катастрофически  не
хватало. Это практическое  соображение,  равно  как  и  определенная  доля
симпатии, заставили шефа несколько смягчиться.
- О, разумеется, я ничего не имею против, если ты или другие  изредка
захотите отдать дань какой-то религиозной традиции. Но не более того...  -
Он махнул рукой, в которой держал сигарету, в  сторону  непривлекательного
вида за окном. - Да что это такое, в конце концов? Дата в календаре, да  и
еще и принятом на Земле! Год на Айвенго составляет лишь две трети земного,
а шарик за шестьдесят часов совершает полный оборот. И, кроме того,  здесь
сейчас лето, хотя вряд ли можно выйти со станции, не закутавшись  по  уши.
Видишь ли, Жуан, я тоже повторяю прописные истины, как и ты.
Его смех гулко  раскатился  по  комнате.  Поскольку  жилые  помещения
экипажа обогревались, его члены  считали  наиболее  разумным  поддерживать
такое же давление воздуха, как и в окружающей среде, то есть  на  четверть
больше среднего земного. Звук в таких условиях передавался очень хорошо.
- Хочешь верь, хочешь нет, - закончил Овербек, - но мне тоже  кое-что
известно о рождественских обрядах, в том числе  и  самых  древних.  Уж  не
собираешься ли ты украсить нашу берлогу и предложить  петь  хором  "Джингл
беллз". Вот была бы умора!
- Пожалуйста, не надо, сэр, - поморщился Жуан. - На  Земле,  в  Южном
полушарии, этот праздник тоже приходится на лето. И никто не знает  точно,
в какое время года родился Христос. - Он сжал кулаки и ринулся в атаку.  -
Я думал в первую очередь не  о  себе,  хотя  дома,  действительно,  привык
отмечать этот день. Но разве вы забыли, что мы ждем корабль?  И  тем,  кто
прибудет на нем, здешняя обстановка наверняка покажется совершенно чуждой,
может быть, даже враждебной. Так почему бы не помочь им освоиться, устроив
небольшой праздник?
- Хм... - Овербек с минуту сидел молча, пуская клубы дыма  и  потирая
подбородок. В душе он вынужден был согласиться, что новичок говорит дело.
Лишь теперь торговец вспомнил, что на борту корабля  будут  дети.  Он
так старался забыть об этой досадной  детали,  не  ожидая  от  надоедливых
созданий ничего, кроме неудобства и неприятностей, что в конце концов  ему
это удалось. И  вот  теперь,  обдумывая  предложение  своего  ученика,  он
невольно об этом вспомнил и решил, что есть смысл принять его предложение.
Чем скорее освоятся чада с местными условиями, тем  быстрее  их  мамаши  и
папаши всерьез займутся своими делами.
А это было жизненно важным. До недавнего времени  люди  содержали  на
Айвенго только запасную базу на случай аварии какого-нибудь корабля в этой
зоне.  Затем  научная  экспедиция  обнаружила  в  пустынях  растение   под
названием "адир". Все попытки вырастить его в других условиях ни к чему не
привели, а выделяемые им вещества служили ценным  материалом  для  синтеза
нескольких новых органических соединений. Короче говоря, здесь можно  было
делать  деньги.  Группе  Овербека  поручили  основать   базу,   установить
дружеские отношения с аборигенами, изучить их обычаи и  уговорить  сдавать
адир в обмен на различные товары.
Группа уже добилась некоторых успехов, во  всяком  случае,  насколько
это было возможно в здешних таинственных и чуждых для  человека  условиях.
Казалось, настало время начать регулярную торговлю. Но люди не согласились
бы на долгосрочные контракты, если бы им не разрешили привезти сюда семьи.
Естественно, если семьи не приживутся, столь необходимые специалисты  тоже
здесь не останутся. А Том Овербек имел  право  получить  свой  гигантский,
жирный гонорар лишь после того, как база успешно проработает  пять  земных
лет.
Обдумав все это, Главный Негоциант пожал плечами и сказал:
- Ну что ж, о`кей. Если это не слишком помешает работе, действуй.


Его удивило, с каким жаром взялись за  подготовку  "мероприятия"  Рэм
Гупта, Николай Сарычев, Мамору Ногуши и Эл  Китсон,  воодушевленные  идеей
Жуана. Всем им, одинаково молодым, хотя уже  и  не  мальчикам,  каждый  из
которых имел свою веру, подготовка к  празднику  явно  доставляла  большое
удовольствие.  Комнаты  и  коридоры  под  куполом   заполнили   украшения,
вырезанные из фольги или листового металла, склеенные  из  цветной  бумаги
или  скрученные  из  цветной  проволоки.   В   воздухе   плавали   ароматы
приготовляемых  угощений.  Все  напевали  или   насвистывали   стародавние
песенки.
Овербек был доволен приподнятым настроением своего экипажа: в здешней
навевающей   тоску   и   уныние   обстановке   это    помогало    повысить
работоспособность.  Он  немного  поворчал,  когда  они  объявили  о  своем
намерении украсить купол и снаружи, но вскоре сдался. В  конце  концов,  у
него и других забот хватало.
Через два дня после памятного разговора торговец  стоял  "на  улице",
когда к нему  подошел  Жуан.  Ученик  остановился  и  подождал,  пока  шеф
закончит беседовать с Раффеком.
Купол  и  ангары  базы  выглядели  до  странного  яркими,  совершенно
неуместными  среди  окружающего  сумрака.  За   ними   высились   отвесные
десятиметровые серые стены Дахии, увенчанные смотровыми башнями с зубцами,
похожими на луковицы. Они сохранились  лучше,  чем  внутренние  постройки.
Вырождавшееся население  Айвенго  ютилось  в  развалинах  старых  каменных
особняков и храмов, которые еще не поглотил песок.  Несколько  властителей
сохранили для себя замки, несколько священнослужителей устраивали  шествия
по галереям, колоннами которых служили идолы, и потом -  вдоль  извилистых
пыльных улиц. В центре города возвышался бывший дворец Императора.  Веками
его растаскивали по частям, и теперь то,  что  он  него  осталось,  являло
собой колоссальное бесформенное нагромождение камней.
Жители  города   обладали   по   сравнению   с   людьми   олимпийским
спокойствием. Даже торговцы  в  своих  тонких  палатках  не  рекламировали
товар. Большинство мужчин-аборигенов носили кожаные юбки и были вооружены,
женщины  одевались  в  накидки  с   зигзагообразным   рисунком.   Наиболее
состоятельные, а также военные с пиками, на  которых  развевались  эмблемы
давно исчезнувших провинций, ездили верхом на узкомордых животных, похожих
на покрытых перьями лошадей. Ветер, завывающий  в  узких  улицах,  доносил
звуки шагов, стук копыт, скрип повозок, изредка - крики или плач  костяной
флейты.
Овербеку было холодно, выдыхаемый им воздух клубился белым  паром,  в
нос били непонятные запахи. Небо над головой было темно-пурпурным,  солнце
напоминало тусклый красноватый диск, кругом лежали глубокие тени, и  ничто
в этом бледном свете  не  имело  ни  одного  свойственного  природе  Земли
оттенка.
Гортанные звуки родного языка, словно шарики, выкатывались  из  горла
Раффека.
- Мы приняли  вас,  выделили  вам  место,  помогали  своим  трудом  и
советами, - говорил представитель Старейшин.
- Верно... За щедрую плату, - уточнил Овербек.
- Вы не должны лишать Дахию  честной  доли  того  богатства,  которое
принесет адир.  -  Четырехпалая  рука  с  большим  пальцем,  расположенным
напротив  трех  других,  обвела  окружающее  пространство.  За   огромными
воротами виднелись густые темно-зеленые кусты, часть  сельскохозяйственных
угодий. - Мы не просто хотим облегчить свою судьбу, вы нам это обещали. Но
Дахия была короной Империи,  простиравшейся  от  моря  до  моря.  И  пусть
Империя рухнула, а Дахия лежит в руинах, мы, живущие здесь, храним  память
о наших могущественных предках и  честно  служим  их  богам.  Так  неужели
дикари, бродящие в пустыне, станут богатыми и сильными, а мы,  потомки  их
повелителей, останемся  слабыми,  и  в  конце  концов  они  уничтожат  эту
последнюю искру былой славы? Никогда!
- Пустыня принадлежит кочевникам, - сказал Овербек. - Веками никто не
оспаривал этого.
- А вот Дахия решила  наконец  выразить  свое  несогласие.  Я  пришел
сообщить вам, что мы направили к Черным Палаткам своих посланников  и  они
вручат кочевникам требование делиться с Дахией доходами, которые  приносит
адир.
Овербек  и  ошарашенный  Жуан  пристально  смотрели  на  айвенгианца,
казавшегося крупнее и больше похожего на льва, чем  его  соотечественники.
Его могучее, с длинными конечностями тело достигало  бы  в  высоту  полных
двух метров, не будь оно наклонено вперед,  хвост  с  кисточкой  на  конце
хлестал по изогнутым ногам, мех цвета красного дерева переходил  в  гриву,
обрамлявшую плоское лицо, на котором  не  было  носа  (айвенгианцы  дышали
через щели, расположенные под челюстью),  огромные  глаза  горели  зеленым
огнем, уши стояли вертикально, острые зубы блестели.
Овербек сложил руки на груди и спокойно ответил:
- Вы поступили глупо. Отношения между Дахией и кочевниками и без того
очень напряжены, достаточно одной искры - и может начаться война. А  тогда
торговля адиром вообще прекратится, и в убытке окажутся все.
- Возможно, какие-то материальные ценности Дахия и потеряет, -  гордо
произнес Раффек, - зато сохранит честь.
- Начав действовать без нашего ведома, вы уже запятнали  свою  честь.
Вы ведь знали, что мои люди заключили  договор  с  кочевниками.  А  теперь
Старейшины хотят изменить условия этого договора, даже не  посоветовавшись
с нами. - Овербек сделал рубящий жест рукой, означающий гнев и  решимость.
- Я настаиваю на встрече с членами вашего совета.
Раффек еще некоторое время препирался, но потом все-таки  согласился,
назначил встречу на следующий день, и  гордо  удалился.  Овербек,  засунув
руки в карманы, долго смотрел ему вслед.
- Ну что ж, Жуан, - вздохнул он, - вот тебе  наглядный  пример  того,
насколько зыбок успех в нашем деле.
- Неужели племена и в самом деле  могут  натворить  бед?  -  удивился
юноша.
- Надеюсь, нет. - Овербек пожал плечами.  -  Хотя  откуда  это  можем
знать мы, земляне, прожившие здесь всего  несколько  месяцев?  Два  разных
общества, каждое  со  своей  историей,  верованиями,  законами,  обычаями,
мечтами... Кроме того, они ведь не люди.
- Как вы думаете, что будет дальше?
- Мне кажется, кочевники ни за что не позволят Дахии посылать  отряды
сборщиков на свою территорию. Тогда  мне  вновь  придется  убеждать  Дахию
разрешить кочевникам приносить сюда траву. Вот что бывает, когда пытаешься
наладить сотрудничество между двумя прирожденными соперниками.
- А разве нельзя было расположить базу в пустыне?  -  поинтересовался
Жуан.
- Нам выгодно иметь  под  рукой  дешевую  рабочую  силу,  -  объяснил
Овербек. - Кроме того, видишь ли, - он  казался  почти  смущенным,  -  мы,
конечно,  должны  получать  прибыль,  это  правда,  но  только  никто   не
собирается эксплуатировать этих бедолаг. Торговля адиром все равно выгодна
Дахии: во-первых, они получат доход от  налога,  а  во-вторых,  постепенно
должны наладиться дружеские отношения с кочевниками. Через какое-то  время
они смогли бы начать возрождать свою цивилизацию, когда-то могущественную.
Ее погубили гражданские войны и нашествия варваров. - Он сделал  паузу.  -
Только не вздумай говорить им об этом.
- Но почему бы и нет, сэр? Я думаю...
- Это ты так думаешь. А они, по всей вероятности, думают иначе. И те,
и другие чрезвычайно горды и вспыльчивы. И  если  они  решат,  что  мы  их

 
в начало наверх
опекаем, тогда все пропало. Или у них может возникнуть подозрение, что мы намереваемся пошатнуть основы их военной силы, или религии, или еще чего-нибудь. Овербек улыбнулся довольно мрачно: - Нет, я изрядно потрудился, стараясь все упростить до такой степени, чтобы не могло возникнуть даже малейшего недоразумения. В глазах аборигенов мы, земляне, народ несговорчивый, но честный. Мы явились сюда, чтобы наладить выгодную для нас торговлю, и другие целей у нас нет, поэтому от них зависит, останемся ли мы здесь. Они считают, что, если они не согласятся сотрудничать с нами, мы немедленно покинем планету. Их отношение к нам и наш образ, который айвенгианцы создали для себя, совершенно очевидны. Возможно, они нас не любят, но и ненависти тоже не испытывают и готовы торговать. У Жуана не было слов. - У тебя ко мне какое-то дело? - осведомился Овербек. - Я хотел попросить вашего разрешения отправиться в горы, сэр, - сказал ученик. - Вы, конечно, помните те кристаллы вдоль Гребня Воула? Они бы очень украсили рождественское дерево. - И с жаром добавил: - Я пока закончил все дела. Если вы позволите воспользоваться флайером, это заняло бы всего несколько часов. Овербек нахмурился: - Очень уж неспокойно сейчас. Я слышал, Черные Палатки как раз расположились в том районе. - Но вы же сами сказали, сэр, что вряд ли возможны серьезные стычки. Да и айвенгианцы не держат зла на нас и, кроме того, с уважением относятся к нашей силе. Разве нет? Ну пожалуйста! - Я обязан сохранить положение дел неизменным, - задумчиво проговорил Овербек. - Не стоит рисковать. И, м-м-м... человек может послужить прекрасным образцом самоуверенности... О'кей, - внезапно решил он. - Возьми бластер. Если возникнет опасность, используй его без колебаний. Я не думаю, конечно, что ты попадешь в какую-нибудь переделку, иначе просто не отпустил бы тебя. Но... - Он пожал плечами. - Никакое честное пари не бывает заведомо выигрышным. В трех километрах к северу от Дахии пустыня переходила в суровую горную страну с глубокими узкими каньонами, темно-коричневыми скалами, редкими зарослями колючего кустарника и источенных ветром деревьев с зазубренными листьями. Разыскивая минералы, торчащие то тут, то там из песчаной почвы, Жуан не заметил, как зашел слишком далеко и потерял из виду свой флайер. Конечно, совсем потеряться флайер не мог, ибо был оснащен радиомаяком. Как ни медленно вращалась планета, но и ее день все-таки подходил к концу. Жуан вдруг увидел, как низко опустилось тусклое красное солнце, какие глубокие и длинные тени легли вокруг, и почувствовал, что резко похолодало и незакрытое лицо начал пощипывать мороз. В кустах перекликались вечерние ветерки, откуда-то доносился звериный вой. Проходя мимо небольшой речушки, Жуан заметил, что она подернулась льдом. "Ничего страшного, - думал он, - но я проголодался, опоздал к ужину, и шеф будет беспокоиться". Быстро темнело, дорога становилась совсем неразличимой, и Жуан начал спотыкаться о камни. Если б циферблат его компаса не светился, пришлось бы включить фонарик. Тем не менее он был счастлив. Именно таинственность окружающего мира делала его столь пленительным, и Жуан мечтал увидеть еще много других миров. А празднование Рождества сулило возвращение к теплу и радости, воспоминаниям о сестренках, Тло и Тиа Кармен, о милом маленьком мексиканском городишке и о вкусном праздничном ореховом торте... - Райелли, эрратан! "Стой, землянин!" - мысленно перевел Жуан и резко остановился. Он находился сейчас почти на самом дне лощины, которую собирался пересечь, чтобы сократить путь к флайеру. Солнце еще не село, но уже скрылось за горой, и стало совсем темно. Жуан едва различал крупные валуны и кусты. Вдруг он заметил слабый блеск и понял, что это последние лучи заходящего солнца отражаются от каких-то металлических поверхностей. Ими оказались кирасы и несколько наконечников копий - вокруг Жуана, словно призраки, стояли воины в кожаных одеждах. У юноши екнуло сердце. "Это друзья! - успокаивал он себя. - Люди Черных Палаток заинтересованы в торговле с нами... Но тогда почему они меня здесь подстерегали? И почему окружили?" Во рту внезапно пересохло. Жуан изо всех сил старался выговаривать нужные слова, подражая произношению айвенгианцев. Жители города и пустыни говорили, по сути дела, на одном языке. - П-п-приветствую вас. - Он вспомнил форму приветствия, принятую у кочевников. - Я - Жуан, сын Санчо, по имени Эрнандес, присягнувший следовать за торговцем Томасом, сыном Уильямса, по имени Овербек, и я пришел с миром. - Я - Токоннен, потомок Ундассы, вождь Клана Эласси, - проговорило похожее на льва существо тоном, не предвещавшим ничего хорошего. - Мы не верим больше в то, что кто-либо из землян несет мир. - Что? - вскричал Жуан, охваченный ужасом. - Но это правда! Как... - Вы разбили свой лагерь на земле города. Теперь город заявляет право на нашу территорию... Не двигаться! Я знаю, что у тебя там. Жуан нащупал свой бластер. Аборигены зарычали и подняли копья, выражая готовность в любое мгновение метнуть их. Токоннен пристально посмотрел в лицо юноше и продолжил: - Я слышал о таком оружии, как у тебя. Ослепляющий огненный луч вылетает из него, и там, куда он ударит, плавится камень. Ты думаешь, самец из рода Эласси боится этого? - И с презрительной усмешкой добавил: - Достань его, если хочешь. Жуан повиновался, едва ли соображая, что делает. Он опустил бластер дулом вниз и с отчаянием в голосе сказал: - Я прилетел сюда только для того, чтобы набрать немного кристаллов... - Если ты убьешь меня, - предупредил Токоннен, - то тем самым докажешь совсем обратное. А убить тебе удастся двоих-троих из нас, не больше, потому что остальные тут же пронзят тебя копьями. Мы знаем, как плохо твоя порода видит при вечернем свете. - Но чего вы хотите? - Когда мы издалека увидели, как ты спускаешься, то решили взять тебя в плен и держать до тех пор, пока твои люди не покинут Дахию. Жуан понимал, что, став заложником, он непременно погибнет: еда айвенгианцев была для него ядовита, так как изобиловала протеинами, да и без запаса антиаллергена он просто не сможет дышать. Как убедить в этом предводителя варваров? Юноша попытался воззвать к их разуму: - Подумайте. Что случится, если несколько жителей города станут собирать в пустыне адир? Или... вы можете отказать им. Разве кто-то лишает вас этого права? Мы, земляне, не имеем никакого отношения к отправленным ими послам. - Разве можно верить вам - тем, кто пришел сюда ради наживы? - ответил Токоннен. - Что для вас наша свобода, если враг предложит более выгодную сделку? Мы помним, да через сотни поколений мы помним Империю. В Дахии тоже помнят и хотят восстановить ее, посадить нас в клетку своих законов или вытеснить в бесплодные земли. Их сборщики стали шпионами, их первыми агентами. Эта земля наша. Она посыпана пеплом наших отцов и полита кровью наших матерей. Она слишком священна, чтобы Империя сделала по ней хотя бы один шаг. Тебе этого не понять, купец. - Мы не хотим вам зла... - запинаясь, пробормотал Жуан. - Мы дадим вам вещи... Грива Токоннена вздыбилась на фоне темнеющей скалы и сумеречного неба. Во тьме его лица было не видно, зато голос напоминал рев рассвирепевшего зверя: - Неужели ты думаешь, что вещи значат для нас больше, чем свобода или земля?! - Немного успокоившись, он добавил уже мягче: - Отдай оружие и ступай вперед. Завтра мы отнесем послание твоему вождю. Воины придвинулись ближе. Вдруг Жуана осенило. Он знал, что может и должен сделать. Подняв бластер, он выстрелил в воздух. Раздался страшный грохот, озон обжег запахом грозы, и ослепительный бело-голубой энерголуч взвился к первым появившимся на небе звездам. Айвенгианцы закричали. В отсвете луча Жуан увидел, как они попятились, роняя копья, закрывая руками глаза. Его самого ослепила эта вспышка, кочевников же, привыкших к темноте, она хлестнула по глазам, словно кнутом. Жуан перевел дыхание и побежал. Вверх по склону! Под ногами скрипел гравий. Через холмы позади лощины! Крики ярости преследовали его. Солнце теперь окончательно зашло, на пустыню быстро опускалась ночь. Она была не такой темной, как на Земле, потому что в вышине цвели гигантские звезды Плеяд, и обволакивавшая их туманность раскинулась, словно сверкающее кружево, по всему небу. Тем не менее Жуан часто падал, спотыкаясь о невидимые препятствия. Сердце его бухало, словно колокол, легкие охватил огонь. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он увидел свой флайер. Быстро обернувшись, он убедился, что опасения были не напрасными: воины преследовали его. Выстрелив из бластера, он ненадолго ослепил их, и теперь, без сомнения, они использовали боковое зрение, готовые мгновенно отвести взгляд, только он выстрелит еще раз. Имеющие более длинные ноги и хорошо приспособленные к повышенной гравитации, они настигали Жуана метр за метром, каждый из которых стоил ему безумных усилий. Айвенгианцы были едва различимы и казались движущимися темными пятнами, часто сливавшимися с еще более густой тьмой вокруг. Нечего было и надеяться перестрелять их, прежде чем кто-то приблизится достаточно близко, чтобы метнуть из укрытия копье. Однако к страху примешивалось еще и невольное восхищение их храбростью. Бежать, бежать!.. У него едва хватило сил открыть дверцу кабины, заползти внутрь и задраить ее. Тотчас же по металлу застучали стрелы и копья, и Жуан на несколько мгновений потерял сознание. Очнувшись, он прежде всего прочитал благодарственную молитву. Потом с трудом подтянулся и плюхнулся в пилотское кресло. "Какой сюжет! - пронеслось у него в голове. И с несколько безумной усмешкой он добавил: - В старину это назвали бы приключением. Конечно, чертовски интересно, когда кто-то другой попадает в такой переплет". Через обтекатель флайера виднелись изумительное небо и земля с темными холмами и острыми горными хребтами. Придя немного в себя, Жуан уселся поудобнее. Айвенгианцы по-прежнему стояли вокруг, опершись на свои бесполезные теперь копья или сжимая эфесы шпаг, и ждали, что предпримет дальше землянин. Дрожащей рукой он включил усилитель звука и заговорил. Его голос загремел над их головами: - Чего вы хотите? Токоннен все так же гордо ответил: - Мы хотим знать твои намерения, землянин, ибо ты очень озадачил нас. - Как так? - Ты сделал нас беспомощными, - пояснил Токоннен, - но не убил нас, а решил сбежать, хотя наверняка знал, что мы вскоре оправимся и бросимся в погоню. Так зачем ты пошел на этот ненужный риск? - Вы и в самом деле были беспомощными, - сказал Жуан, - и поэтому я не мог... причинить вам зла... Тем более в это время года. Токконен выглядел крайне удивленным. - Время года? При чем тут оно? - Рождество... - Жуан сделал паузу. Он чувствовал, как возвращаются к нему силы и ясность рассудка. - Вы о нем не знаете. Это праздник, который... э... напоминает нам о том, кто однажды, очень давно, пришел к нам, землянам, со словами о мире и о многом другом. Для нас это время священно. - Он положил руки на панель управления. - Но не это главное. Я только прошу верить, что мы не желаем вам зла. Отойдите. Я собираюсь поднять эту штуку в воздух. - Нет, - возразил Токоннен. - Подожди. Прошу тебя, подожди. Некоторое время он молчал, молчали и его воины. - То, что ты сказал нам... Мы должны знать все до конца. Расскажи, землянин. После того как Жуан радировал на базу, что все в порядке, там перестали беспокоиться и все занялись своими делами. Работать весь шестидесятичасовой день было невозможно, да никто и не пытался. Незадолго до полночи дела были завершены, и настало время отдыха. Четверо сотрудников занялись подготовкой рождественского приветствия ожидаемому
в начало наверх
кораблю. Когда люди начали работать снаружи, вокруг стали собираться заинтригованные жители Дахии. Они высыпали на рыночную площадь и молча наблюдали за действиями землян. Овербек тоже вышел "на улицу", чтобы, в свою очередь, посмотреть на аборигенов. Прежде ничего подобного здесь не случалось. Дерево установили прямо на каменных плитах, которыми была выложена площадь. Его прямые ветки и жесткая листва даже отдаленно не напоминали земную елку, но это были пустяки. Увешанное самодельными украшениями и гирляндами огней, которые Китсон смастерил из запчастей к электронным приборам, оно выглядело очень нарядно. Перед деревом установили декорацию, сконструированную Жуаном. Взошедшая луна, мощные звезды Плеяд и сверкающая вуаль туманности освещали все это морозным блеском. Китсон и Гупта занимались оформлением, а Ногуши и Сарычев, у которых были вполне приличные голоса, репетировали. Они пели, и дыхание белым облачком застывало в воздухе: О, маленький город Вифлеем, Как тих ты и спокоен... Приглушенные возгласы вырвались у жителей Дахии, когда Жуан посадил свой флайер: следом за ним из кабины на землю спрыгнул абориген в стальной кирасе. Овербек, предупрежденный Жуаном по радио, был готов к этому и сделал знак Раффеку, представителю Старейшин. Человек и айвенгианец вместе подошли приветствовать вновь прибывших. Токоннен произнес: - Видимо, мы не правильно поняли ваши намерения, жители города. Так сказал мне землянин. - А его господин объяснил мне, что мы слишком поторопились, - добавил Раффек. - Не исключено, что оба они правы. Токоннен прикоснулся к эфесу шпаги и предупредил: - Мы не собираемся уступать ни в чем, что священно для нас. - Мы тоже, - ответил Раффек. - Но наши народы, без сомнения, могут прийти к соглашению. Земляне готовы помочь нам в этом. - Сейчас, в сезон их Принца Мира, они, наверное, проявят мудрость. - Да. Я и мои братья уже думали об этом. - Но откуда вам это известно? - Нас заинтересовало, почему земляне начали создавать красоту здесь, где ее можем увидеть и мы, в стороне от их ужасающе жаркого жилища, - сказал Раффек. - Мы спросили. И тогда они рассказали нам о том, что произошло когда-то в земной пустыне и что научило их жить в мире. - Здесь и в самом деле есть над чем подумать, - кивнул Токоннен. - Те, кто верит в мир, могущественнее нас. - И именно война погубила Империю. Но прошу, - пригласил Раффек, - будь сегодня моим гостем. А завтра поговорим. Они удалились. Тем временем люди обступили Жуана, а Овербек снова и снова пожимал ему руку. - Ты гений, - говорил он. - Мне не мешает кое-чему поучиться у тебя. - Нет, пожалуйста, сэр, - запротестовал ученик. - Все произошло само собой. - Если бы поймали меня, все вышло бы по-другому. Сарычев, казалось, был крайне удивлен. - Я не совсем понимаю, что все-таки произошло потом, - признался он. - Разумеется, со стороны Жуана было весьма благородно убежать от этих кочевников, а не уничтожить их, имея для этого возможность. Но ведь только это не могло сделать их такими кроткими и мягкими. - О нет, - усмехнулся Овербек. Кончик его сигары то разгорался, то затухал, словно мигающая звезда. - Они так же самолюбивы, как и прежде. Впрочем, как и люди. - Помолчав, он рассудительно пояснил: - Изменилось одно: они теперь согласны выслушать нас. Они вполне способны серьезно воспринять наши идеи и поверить, что мы будем достаточно честными маклерами, чтобы выполнить роль посредника между ними и Дахией. - А почему они раньше не соглашались на это? - Боюсь, это моя вина. Я не учел одну важную черту характера, присущую всем айвенгианцам, хотя должен был обратить на это внимание. В конце концов, человеческой натуре это тоже присуще. - Но что именно? - спросил Гупта. - Потребность к... - Овербек замолчал. - Скажи им сам, Жуан. Ведь именно тебе удалось увидеть истину. Юноша вздохнул: - Не сразу. Я только понял, что не могу заставить себя убивать. Когда же еще, если не в Рождество, легче всего можем мы простить своих врагов? Я сказал им об этом. Потом... когда внезапно их отношение полностью изменилось... я догадался, в чем дело. - Он с трудом подбирал нужные слова. - Они знали, - и горожане, и кочевники, - что мы сильны, у нас есть оружие, которому они ничего не могут противопоставить. Это их не пугает. Им приходится быть бесстрашным, чтобы выжить в таком суровом мире, как этот. Но еще им приходится сохранять преданность своим идеалам. Они должны верить во что-то более великое, чем они сами, иначе не смогут преодолевать бесконечные трудности. Для Дахии такой идеал - Империя, а для пустыни - свобода. И они готовы умереть за идеалы. Но вот пришли мы, земляне. Мы предложили им честную, выгодную сделку, но это и все. У нас, казалось, не было иного мотива, кроме материальной выгоды. Они этого понять не могли, мы выглядели в их глазах слишком странными, поэтому они никогда по-настоящему нам не доверяли. Теперь же, когда они узнали, что и у нас есть свои святыни... Ну, в общем, они теперь считают, что мы не так уж отличаемся от них, и готовы прислушаться к нашему совету. Жуан застенчиво улыбнулся: - Лекция слишком затянулась, не правда ли? Я очень устал и хочу есть. Разрешите мне пойти домой, поужинать и лечь спать? Он пошел через площадь, и вслед ему неслись слова рождественского гимна: ...Надежды и страхи всех времен сойдутся сегодня в тебе...

ВВерх