UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Кеннет БАЛМЕР

ШААР - СКИТАЛЕЦ БУДУЩЕГО



  КНИГА ПЕРВАЯ. ВСТУПИВШИЕ В МИР


   "Для вас этот мир розовый, для меня - черный."
    Т.Старджон


Когда рассеялись цветы ядерных взрывов, из праха цивилизации поднялся
он - человек будущего - с жестокостью в глазах и с автоматом на груди.



  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РОЖДЕНИЕ КОЛДУНА


 1

Шаар стоял у самого огня в центре большой  пещеры.  вокруг,  в  нишах
стен, сидели старейшины.
- Мы хотим предложить тебе отправиться  в  дальнюю  и  очень  опасную
экспедицию...
- И выгодную, - добавил один из старейшин.
- Опасностей я не боюсь. А если эта экспедиция еще и выгодная,  то  я
согласен! Куда вы хотите меня послать?
- Шаар! Ты когда-нибудь слышал о Броде?
Слышал ли он  о  Броде?  Об  этом  городе  знали  все.  Старые  бабки
рассказывали, что боги не селились в  пещерах.  Они  строили  себе  пещеры
сами, где хотели.
- Но для того, чтобы идти в город, ты должен стать  колдуном.  Старый
колдун ушел и не вернулся. Когда ты станешь колдуном, Шаар, все его вещи и
служанки перейдут к тебе.
- Но как я попаду в город?
- Ты возьмешь с собой служанку старого колдуна. Она знает дорогу.
- Я согласен.
- Такова воля черной смерти,  -  старцы  кивнули  седыми  головами  и
запели неизвестную Шаару песню.
По окончании песни один из старцев сказал:
- А сейчас иди и простись с миром. Я слышал, у тебя есть невеста?
У Шаара дрогнуло сердце. Он совсем забыл об Анжеле! Что станет с ней?
Не брать же ее в служанки?.. А что?.. Это мысль...
- Иди, и возвращайся на рассвете.
Старцы, как по команде поднялись, и отправились вглубь пещеры.
Шаар спустился к подножью  горы  и  замер,  вдыхая  свежесть  ночного
воздуха. Его терзали думы: "Правильно ли я поступил,  дав  согласие  стать
колдуном?"
Так он простоял до утра.


Шаар поднялся в пещеру старейшин.
- Сейчас взойдет солнце, я пришел.
- Тогда пошли, - один из старцев положил руку на плечо  Шаара.  -  Не
боишься?
Его вопрос остался без ответа...
Когда первые лучи солнца окрасили окрестные скалы в розовый цвет, все
уже стояли на каменной площадке перед пещерой колдуна.
Шаар присел на трон, с которого хорошо просматривалась долина  людей.
Трон был холодный и сырой, отчего по телу Шаара прошла мелкая дрожь.
- Солнце, - выкрикнул один из  старейшин.  -  Солнце,  взгляни  сюда,
здесь сидит твой младший брат, новый колдун.
- Предстань перед солнцем, предстань, - прошептал один из старцев.
Шаар вскочил, и скинув шкуры, замер. Лучи  солнца  пробежали  по  его
телу, и он почувствовал, как его тело наливается необыкновенной силой.
Сидевшие перед ним закричали:
- Да здравствует новый колдун, Шаар!



 2

Шаар Картер голый стоял в центре пещеры, с интересом  осматривая  ее.
Вошла служанка. Она подошла к Шаару и низко поклонившись, сказала:
- Мой господин забыл узнать, как меня зовут. Мое имя - Дея Торис.
Шаар машинально кивнул.
- Мой господин в затруднении? Сейчас я все  объясню.  Это  называется
столовая...
Дея еще долго объясняла название предметов  и  назначение  вещей,  но
многое он так и не понял. Например: часы. Дея выбилась из  сил,  разъясняя
их назначение, но Шаар так и  не  смог  понять,  какая  зависимость  между
сменой дня и ночи и этими стрелками. И только  когда  Дея  провела  его  в
оружейную колдуна, ее объяснений не потребовалось. Хотя  многое  Шаару  не
приходилось  видеть,  он  чувством  воина  и  охотника  понял,  куда  надо
нажимать, что за этим последует и т.д. В пещере было много всякого оружия:
пистолеты, ружья, винтовки, автоматы, в придачу к  ним  было  бесчисленное
количество патронов. И все это оружие теперь принадлежало Шаару.
Осмотрев пещеру, Шаар решил спуститься в долину.  На  голое  тело  он
надел тяжелый ремень колдуна, с тремя ножами, высокие  сапоги,  а  на  шею
повесил автомат.  Его  служанка,  тоже  голая,  опоясалась  патронташем  с
длинноствольным пистолетом.
Родная пещера встретила его гомоном голосов. Он величественно  прошел
через подземный зал, и хор голосов оборвался. Кто-то первым  опознал,  кто
перед ним и упал на колени.
Остальные последовали его примеру. Картер двинулся  дальше,  к  своей
нише. Там на мехах лежала Анжела.
- Эй.
Тотчас возле него встало двое мужчин.
- Отнесите ее в мою пещеру.
И он двинулся к пещере старейшин.
- Приветствую вас, о мудрейшие.
- Приветствуем тебя, колдун.
- Когда мне отправляться, что брать с собой, с чем возвращаться?
- Отправишься завтра.  Вернуться  надо  с  патронами,  и  чем  больше
привезешь, тем лучше.
- Кто идет со мной?
- Возьмешь двух своих служанок. Времени на охоту  не  будет,  поэтому
для еды возьмешь четырех женщин, их мясо вкуснее мужского. Еще двух женщин
возьмешь тянуть арбу. Все.


У входа в пещеру лежала бесчувственная Анжела.  Шаар  взвалил  ее  на
плечо и внес в пещеру.
Дея сказала:
- Пока она без чувств, надо ее обрить и наложить на ее груди кольца.
Положив Анжелу на стол, Шаар привязал ремнями ее руки и  ноги.  Затем
взял у Деи нож.
- Не надо. Я сама, - сказала она. - Ты ее только поцарапаешь.
Она села Анжеле на грудь. Девушка тотчас  очнулась  и  стала  страшно
визжать. Но Дея, не обращая внимания на ее крики, быстро выскоблила голову
девушки, затем, также профессионально, побрила у нее между ног, после чего
сказала Шаару:
- Теперь ты должен сделать ее бесплодной.
- Как?
- Вот, держи, - она протянула Шаару воронку и баночку  с  зеленоватой
жидкостью. - Введи эту штуку в самую глубь и вылей туда это.
Шаар подошел к страдающей  Анжеле.  Она  уже  не  пыталась  биться  и
вырываться. Когда Шаар  максимально  раздвинул  пальцами  ее  влагалище  и
вогнал ей между ног деревянную воронку, Анжела, чувствуя, как дерево  рвет
ее плоть, закричала от боли. А когда  Шаар  стал  вливать  жидкость,  боль
внутри живота зажгла огромный факел...
Голова девушки откинулась назад. На губах выступила пена.
- Не бойся, -  Дея  стояла  возле  Шаара.  -  Через  час  она  сможет
говорить, а через три уже будет ходить.
Дея подошла к шкафу и вынула  оттуда  шило.  Подойдя  к  Анжеле,  она
развела ее ноги и проколола ей половые губы,  затем  продела  в  отверстие
дужку замочка и заперла его. Надев ключ  на  цепочку,  она  протянула  его
Шаару.
- Этот ключ подходит и ко мне.
Шаар надел ключ на шею, а Дея тем временем достала два золотых кольца
и затянула ими груди девушки.
- Ну вот, - сказала она. - Теперь у тебя две служанки. Правда с  ней,
- она кивнула в сторону Анжелы, -  ты  сможешь  спать  только  дней  через
шесть, когда у нее все заживет. А теперь пора пообедать.
Вечером Шаар снова посетил общую пещеру.  Он  решил  действовать  как
старый колдун. Он велел встать всем женщинам, рожавшим и бесплодным, затем
приказал им раздеться. Их было около  сотни.  Он  обошел  их  всех,  щупая
мускулы на руках и ногах.  Наконец  он  выбрал  шестерых  и  приказал  Дее
согнать их в одну нишу. Потом он выбрал лучшее мясо и пошел к  себе.  Шаар
был счастлив.  Это  был  ЕГО  день,  но  на  душе  было  тревожно.  ЗАВТРА
представлялось  ему  чем-то  туманным   и   неопределенным.   Шаар   хотел
повелевать, но  отнюдь,  не  хотел  сгинуть  где-нибудь  в  песках  черной
пустыни.
Он сидел на ложе в нише и думал. По шкурам к нему подползла Дея.  Она
обняла его и стала гладить его  плоть,  затем  открыла  замочек  и  вынула
золотое кольцо...
Шаар наконец, очнулся от своих дум. Отбросив все печали, он  с  такой
силой начал удовлетворять свое желание, что Дея закричала от боли.



 3

А все-таки Дея была лучше и  опытней  в  любви,  чем  все  женщины  и
девушки племени, с которыми до этого спал  Шаар.  Дея  обвораживала  своим
телом. Ее движения приносили намного больше ощущений,  чем  любовь  других
женщин.
Проснувшись, Шаар обнаружил, что лежит на распростертом теле Деи. Его
ноги сжимали ее ляжку, а губы уткнулись в ее сосок.  Он  приподнялся  чуть
выше и пополз по телу женщины и резким ударом плоти разбудил ее...
Дея привела себя в порядок, защелкнула замок  и  оделась.  Затем  она
разбудила Анжелу.
- Послушай-ка, Дея, а почему старый  колдун  оставил  тебя  здесь?  -
спросил Шаар, заряжая автомат.
- Я сломала ногу, мой господин.
- Ах так.
Анжела встала с трудом. Втроем они сели за стол и съели остатки мяса.
Потом Дея сходила вниз и снесла остатки  оружия  и  припасов  старейшинам.
Когда она вернулась, стали готовиться к дороге, следуя ее указаниям.
Сначала все трое намотали на головы тюрбаны из длинных тряпок,  потом
женщины надели на  каждое  бедро  по  патронташу  и  пистолету,  а  третий
патронташ нацепили на пояс. На ноги обули  черные  пластиковые  сапоги,  а
поверх всего - белые, широкие холщовые халаты, подбитые теплыми шкурами.
Солнце взошло. Пора было трогаться в путь. Дея подняла пинками женщин
и двоих из них запрягла в арбу. Через час, спустившись с обратной  стороны
горы, они тронулись в путь.
Впереди шагали женщины,  которых  гнала  Дея,  сверяясь  со  странным
прибором - компасом. За ней две женщины тащили повозку  с  Анжелой.  Сзади
шел сам Шаар, изредка хлеставший женщин, везущих повозку,  кнутом,  отчего
на их спинах оставались багровые полосы.
Пустыня, песок. Он пересыпался из дюны в  дюну.  Он  может  поглотить
все. Он непобедим. Пустыня обладает  самой  великой  силой,  только  здесь
свирепствуют  сильные  ураганы,  в  один  миг  засыпающие  любой  город  и
убивающие все живое. Когда Шаар был маленьким, он  очень  любил  сидеть  у
входа в общую пещеру и слушать рассказы старух о городе и пустыне.  Теперь
он  видел  пустыню  воочию,   и   содрогался   перед   ярко-синим   небом,
ослепительным солнцем и чудовищами пустыни.

 
в начало наверх
Правда, чудовищ он пока не видел, но сколько раз он слышал рассказы о том, как под ногами путников образовываются воронки, а из них высовываются клешни или щупальца и начинают хватать людей. Люди пытаются спастись, ползут по склону разрастающейся воронки, но страшная смерть настигает всех. Шаар шел и долго обдумывал свое положение в племени. Он стал колдуном, его обрили, но он многого не знал, даже простых вещей, и если погибнет Дея, он их не узнает никогда. А если он вернется без оружия, его растерзают на части. По праву колдуна он забрал шесть женщин. Они не сопротивлялись, хотя знали, что идут на верную смерть. Если не идти, то погибнет все племя, люди не смогут защищаться от врагов, не смогут добывать пищу. Шаар медленно шел позади телеги. Настроение его час за часом медленно портилось. Только теперь он стал понимать всю ответственность, возложенную на него. И если отступить, обойти общепринятый закон, сразу ждет верная смерть, не поможет и автомат на груди. Теперь он мечтал не о силе и богатстве, а о счастье остаться в живых. Женщины продолжали тащить тележку, по щиколотку увязая в песке, и обгорая под раскаленным солнцем. Изредка, на их пути встречались непроходимые заросли сухого кустарника, усеянного острыми шипами. Тогда отряд сворачивал в сторону и плелся в обход. Даже ветер не приносил желанной прохлады. Он обжигал дыхание и царапал песчинками кожу. Странно, как это выдерживали женщины, идущие босиком по раскаленному песку. Они шли до самого вечера. Когда солнце стало садиться, в душу к Шаару прокрался страх, он уже жалел, что согласился на предложение старейшин. Когда он был простым охотником, все было просто: у него было оружие, которым он должен был кормить племя. Теперь он нес огромную ответственность. За час до заката Дея остановила отряд. Женщины, под руководством Деи вырыли большую яму, а сверху водрузили перевернутую телегу. На дно ямы положили шкуры, а на телегу насыпали песку. В эту землянку можно было заползти только с одной стороны. У входа Дея выкопала яму для очага. Женщины принесли хворост и Дея разожгла огонь. Затем размотала повязки и завесила лаз тканью, оставив щель шириной дюймов в тридцать. Вместе с Шааром Дея выбрала одну из женщин и связала ей руки. Увидев, что остальные женщины сидят, потупив взор, Дея скомандовала: - Идите в землянку. Вы не должны видеть этого. Дея подошла к женщине и села на ее бедра. Женщина попыталась подняться, но Дея ударила ее по лицу. Неторопливо, она вытащила нож, двумя ударами отсекла груди и бросила их Шаару, который поймал их на лету. - Самое большое лакомство для мужчины - свежая женская грудь, - сказала Дея. Из раны на груди женщины хлестала кровь, но Дея оставалась хладнокровной. Она стала нарезать длинные полосы мяса из ягодиц женщины и, когда жертва затихла, истерзанное тело было отброшено в сторону. Дея и Анжела стали жарить мясо. Когда пища была готова, Дея отнесла ягодицы женщинам в землянку. Шаару и служанкам достались груди. Сочное мясо оказалось вкуснее мяса олене-лося. Шаар насытился, и перестал жалеть, что пошел в этот поход. Служанки бросили жребий, выпало, что первую половину ночи дежурить будет Анжела, а вторую - Дея. Шаар отдал Анжеле автомат, заполз под телегу. Наверху уже похолодало, но в землянке было тепло и тесно. Он переполз через несколько тел и позвал Дею. Но та сказала, что будет спать у входа. Шаар закрыл глаза и ему показалось, что он снова охотник. Азарт охватил его. Резким движением он сдернул набедренную повязку и навалившись на ближайшую женщину, яростно погрузился в ее плоть. Женщина, очнувшись, со сна испуганно вскрикнула, но ощутив сладостное блаженство, стала помогать Шаару. Постепенно он стал тонуть в море радости, отрешаясь от горьких земных забот. 4 Утро выдалось холодное. Дея объяснила Шаару действие компаса. Анжела запрягла женщин в телегу. По-прежнему женщины шли впереди. Дея сидела в телеге, а Шаар и Анжела шли позади. Снова, как и вчера перед ними лежала страшная пустыня. Поднявшись на очередной бархан, Шаар криком остановил остальных. Впереди, до самого горизонта шла ровная песчаная насыпь. - Эй, Дея!.. Дея проснулась и подняла голову. - Что это? - спросил Шаар, указывая рукой на насыпь. - Это значит, что мы идем правильно. Это дорога древних богов. Они называли ее железной. Там нет ничего интересного, кроме двух железных полос, уходящих в пустыню. Сейчас будет самое опасное, очень часто за насыпью устраивают свои засады хищники пустыни. Оставив Анжелу с женщинами, Шаар и Дея пошли на разведку. Уже отсюда ясно виднелся гигантский кузнечик зеленого цвета. - Что будем делать, господин? Драться? Или попробуем проскользнуть? Шаар снова взглянул на кузнечика. Драка устраивала Шаара. Они стали спускаться с бархана. Ужасный свист ударил по ушам. В туже секунду, метрах в пятидесяти от них, приземлился кузнечик и стал разворачиваться для нового прыжка. Грохнул пистолет, разорвав тишину. Это начала стрелять Дея. Но у нее быстро кончились патроны. Она стала набивать новую обойму. Кузнечик прыгнул. Теперь он летел точно к цели. Шаар выпустил в него длинную очередь. Во все стороны полетели брызги зеленоватой крови и кузнечик приземлился в десяти метрах от людей. Шаар отчетливо видел пять рваных ран, из которых вытекала зеленая кровь. Шаар снова нажал курок. На этот раз он попал в голову и во все стороны полетели куски омерзительного зеленого мяса. Тело кузнечика превратилось в винегрет. Анжелу вырвало. Дея перезарядила автомат Шаара, подняла женщин, посадила Анжелу на телегу и они тронулись в путь. Насыпь быстро исчезла за спиной, и за час они успели пройти более пяти миль. Шаар объявил привал. Быстро сделали землянку и Шаар с помощью служанок быстро разделал тушу одной из женщин. Поужинали в землянке. Хотя день и выдался тяжелым, спать никто не хотел. Тогда Шаар стал развлекать женщин: он быстро овладевал одной и тут же перелазил на другую. 5 Пустыня. Она создана для ветров. Ветер - самое сильное оружие пустыни. За день ветер переносит с места на место тысячи тонн песка. Дея боялась ветра. Она сидела у костра. Было холодно. Ветер тушил костер, прибивая его к земле и пронизывая обнаженное тело Деи. В дневной схватке с монстром она потеряла набедренную повязку и теперь не могла прикрыть даже мерзнущие ноги. А ветер все усиливался. Он поднимал тучи песчинок и протяжно выл. Наконец, Дея не выдержала, бросила свой пост и заползла в землянку. Здесь было теплее, и она стала шарить руками, пытаясь среди груды тел отыскать Шаара. Но руки натыкались то на лица, то на голые тела женщин... Отчаявшись, Дея снова выползла наверх. Ветер крепчал. По ночному небу неслись темные облака. Они надвигались со стороны города. Только теперь Дея поняла всю величину грозящей им опасности. Только однажды она попала под радиоактивный дождь, но запомнила это навсегда. Тогда из всей группы в живых остались только двое, она и колдун. Она снова кинулась к землянке. - Вставайте! Вставайте! - кричала она. Люди лениво зашевелились. - Что случилось? - донесся голос Картера. - Приближается дождь! Радиоактивная буря! Мы все погибнем. Картер выбрался из-под груды женщин, на секунду выглянул наружу и сразу все понял. - От него не укрыться? - спросил он Дею. - Нет. - Вылезайте, - скомандовал он женщинам. - Возвращаться бессмысленно. Попробуем прорваться. Он хотел бежать вдоль фронта грозы и обогнуть ее. Но это было бессмысленно - они не прошли бы и десяти километров. Поняв бессмысленность этой попытки, Шаар обхватил голову руками и замер у входа в землянку. Из оцепенения его вывел приглушенный вскрик. Краем глаза он увидел, как упала Анжела, и две женщины из оставшихся четырех снимают с нее оружие. Повинуясь какому-то инстинкту, он выбросил руки вперед и рухнул на землю. В сантиметре над головой просвистела пуля. Он вскочил. Перед ним стояли две женщины: одна с ножом, а другая с пистолетом. Из землянки доносились сопение и шум. Шаар рванул с пояса нож и сделал гигантский прыжок вперед. Завизжала пуля и жгучая боль пронзила плечо. Но было поздно. Шаар всей массой обрушился на стрелявшую в него женщину и ударив ее ножом в грудь, начал кромсать нежное мясо. Они схватились и покатились вниз по песку к подножию дюны. Вторая женщина, зажав нож в зубах, и выставив руки вперед, прыгнула на них. Где-то наверху ударил автомат. Шаар окончательно потерял ориентировку. Они втроем катались по песку, нанося друг другу раны. Наконец клубок расцепился и Шаар поднялся на ноги. Он стоял покачиваясь и сжимая в руке нож. Из плеча сочилась кровь. Икра левой ноги, и левая лопатка были рассечены. Одно тело осталось лежать на земле, вторая женщина встала и, сжав нож, пошла на него. На ее смуглом теле не было ни одной царапины. Шаар замер раздвинув ноги и готовясь принять последний бой. Опять где-то рядом ударил автомат и Шаар увидел, как по телу женщины пробежала цепочка дырок, из которых мгновенно хлынула кровь. Тело женщины накренилось, ее ноги подогнулись и она рухнула на песок. Шаар поднял голову. На вершине бархана стояла Дея. Ее лицо рассекал кровоточащий шрам, все тело было исцарапано, а золотое кольцо в паху было вырвано. Шаар спотыкаясь подошел к ней. - ...теперь мы подохнем, - закончила она. Тучи были рядом. Они еще не закрыли луну, поэтому в лунном свете можно было разглядеть черный дождь. - Может спрятаться под телегой? - спросил Шаар. - Это наш единственный шанс, но боюсь, что дождь растворит ее. Ты затащи Анжелу в землянку, а я заготовлю еду. Пока Дея вырезала груди у мертвых, Шаар затащил в землянку Анжелу и выбросил оттуда трупы женщин, напавших на Дею. Видимо, Дее удалось дотянуться до автомата - оба трупа были прошиты пулями насквозь. Дея заглянула в землянку и отдала оружие Шаару. - Сосчитай и распредели патроны: один патрон к пистолету, три патрона к автомату. Шаар разделил патроны и набил патронташи. На каждый пистолет пришлось по полной обойме - десять патронов. На автомат - шестьдесят. Вскоре вернулась Дея, затащив запас мяса. Настроение у Шаара было скверное. За один день не стало провианта. Он был ранен, тяжело ранили Анжелу, неопасные, но болезненные раны были у Деи. А ветер гнал к их убежищу радиоактивные тучи. Будущее представлялось весьма туманно. Сейчас, даже если он захочет, ему не добраться ни до дома, ни до города. Во флягах, которые они везли на телеге, вода еще оставалась. К тому же воду можно было добыть, расчистив песок до глины и подождав, когда в ямке скопится вода. Но как быть с пищей? В пустыне обитали только гигантские пауки и кузнечики, мясо которых вызывало несварение даже у самых крепких желудков. Иногда появлялись банды мутантов, но с ними не стоило связываться. - Послушай, Дея, - сказал Шаар, нарушая тягостную тишину, которая иногда прерывалась стонами Анжелы. - Ты не знаешь, здесь есть что-нибудь кроме пустыни? Дея задумалась, пытаясь вспомнить что-то неизменно ускользающее из сознания. - Когда-то старый колдун говорил мне, что где-то на западе должны быть старые мастерские. Я не знаю, что это такое, но абсолютно уверена, что оружия там нет. - Наплевать на оружие, остаться бы в живых и не передохнуть с голода в этой пустыне. - Значит пойдем в мастерские? - Да. По крайней мере это шанс выжить. А что на востоке? - На востоке? - Дея откинулась назад. Она вспоминала. - На востоке - океан. Помню, старый колдун говорил, что в городе остались корабли, на
в начало наверх
которых можно доплыть из города до самых гор, за которыми наша долина. - А между мастерскими и городом есть дорога? Что там находится? - Там, говорил колдун, был испытательный полигон и еще что-то, я не помню... Разговор прервался. Глухо завывал ветер, неся толщи песка и грозовые тучи. Говорить ни о чем не хотелось. Шаар здоровой рукой пересыпал песок. - А далеко до мастерских? - Не знаю. И снова тишина, только ветер, поднимая пыль, несется по бескрайней пустыне, разбиваясь где-то там далеко за их спинами об горы. Постепенно, к шуму ветра добавилось шипение. Оно нарастало и становилось зловещим. Было непонятно, откуда идет этот странный звук. - Что это? - одними губами спросил Шаар. - Дождь, - так же одними губами ответила Дея. - Когда он разъест дерево, то примется за нас. Анжела подползла к Шаару и положила свою голову ему на колени. Ее бритая голова была непривычной. Ее рана затянулась, кровь перестала идти, но рана болела. Анжела, изогнувшись, прижалась к груди Шаара. Понимая, что девушка находится на грани истерики, он стал ласково водить рукой по ее грудям и животу. Это поглаживание успокоило Анжелу и она задремала, тихо постанывая во сне. С другого боку к Шаару прижалась Дея. Она тоже дрожала, и Шаар, обняв ее рукой всячески старался ее успокоить. Шипение усиливалось. Что же будет? - думал Шаар. - Когда он выйдет отсюда, если конечно, выйдет, ему придется бежать к мастерским. Племя не получит ни оружия, ни патронов и погибнет. Или нет. Старейшины выберут нового колдуна, ведь на этот раз их расчет не оправдался. У него будет целый месяц. И Шаар чувствовал, что за этот месяц ему предстоит немало дел: много побед и куча приключений. В крайнем случае вернусь сюда через месяц и когда покажется новый колдун, убью его, захвачу обоз и дойду до города, если только останусь жив и переживу в пустыне месяц. 6 Шаар, Анжела и Дея сжались в самом углу землянки. Крышу уже пробило в двух местах, и на полу расплылись две темные лужи кипящей жидкости. Шаару обожгло плечо. Одна из капель упала на его тело, и теперь на этом месте вздувался пузырь ожога. Дождь заканчивался. И когда упали последние капли, Шаар продолжал неподвижно сидеть. Ему не верилось в свое спасение. Анжела и Дея спали, прижавшись к его телу. Шаар бережно уложил их на пол, затем поднялся. Осторожно, стараясь не задеть темных луж на полу, пробрался к выходу. Пустыня за эту ночь преобразилась. На мерзких кустах с огромными шипами теперь распустились длинные красные листья и большие ароматные белые цветы. Видимо, местные растения приспособились усваивать радиоактивные вещества и концентрированные кислоты. Но самая поразительная перемена произошла с песком. Он до самого горизонта покрылся тонкой и непрочной, очень скользкой оксидной пленкой. Шаар глянул и ужаснулся - на бархане, у самой землянки, блестя на солнце полированными костями, лежали два скелета. Тоже ожидало и нас, - подумал он и тут же заметил, что у подножья бархана скопилась радиоактивная вода. Она не могла просочиться через оксидную пленку, и поэтому скапливалась в углублениях, переливаясь в лучах солнца. Надо было бежать, бежать из этих гибельных мест. Шаар, одержимый этой мыслью, забрался в землянку и разбудил служанок. Дея выглядела неплохо, а Анжела не могла даже подняться. Шаар забрал ее оружие, и они втроем покинули землянку. Дея захватила заготовленное мясо, но оно оказалось залитым радиоактивной водой. Осторожно, стараясь ни о чем не думать, побрели путники в пустыню. Впереди шла Дея, несущая почти весь оставшийся арсенал. За ней шатаясь шел Шаар. На спине он нес Анжелу. С каждым шагом ему все труднее и труднее было идти - малейшее движение страшной болью отдавалось в плече. Дее тоже было нелегко. Во время дождя несколько капель попало ей на груди и теперь они были усеяны мелкими ожогами. Скользя и покачиваясь, они брели на запад. Тонкий оксидный слой хрустел под их сапогами и они по щиколотки уходили в песок. Вновь поднялся ветер. Но он принес облегчение и прохладу. Идти стало легче, но не надолго. Под лучами солнца, лужи между барханами стали испаряться и от ядовитых испарений у Шаара и Деи закружилась голова. Дея сделала неверный шаг, у нее из под ноги выскочил кусок оксидной пленки, и она потеряв равновесие, заскользила вниз по склону бархана. От неожиданности Шаар присел. Он боялся пошевелиться. Осторожно, сняв с плеча тело Анжелы и положив его на землю, он подполз к краю бархана. Страшный крик разорвал тишину. Шаар увидел, как Дея, цепляясь за гладкую поверхность склона, съехала в темную лужу. Тотчас вода в луже закипела. Страшно закричав, Дея вскочила на ноги, но тут же упала. Шаар видел сотни самых страшных смертей. Он видел, как пара согнутых деревьев, распрямляясь, разрывают человека на две половинки. Он видел, как волк в костяном панцире пережевывает конечности еще живого человека. Но такого он еще не видал... Дея, изогнувшись, подняла руку. С руки по телу потекла темная жидкость и Шаар увидел, как кожа на руке стала таять, обнажая кости. Верхние фаланги пальцев отвалились и с бульканьем упали в воду. Шаар отвернулся. Крик продолжал катиться по пустыне и когда Шаар снова взглянул на Дею, крик оборвался, только тело продолжало конвульсивно извиваться в луже. На Шаара навалилась страшная тишина. Изловчившись, Дея в последний подняла голову. Теперь закричал Шаар. На лице Деи не было глаз. В пустых глазницах пульсировали мускулы. Кожи уже не было, и все лицо представляло собой череп, обтянутый живыми, дергающимися в конвульсиях мышцами. Рот беспомощно открывался и хватал воздух. Всплеск, и тело Деи навсегда исчезло в глубине лужи. Шаар неподвижно замер у края бархана, он стал ждать. Солнце, пройдя большую часть своего пути на небе, выжгло и испарило ядовитую лужу. Шаар спустился к останкам Деи. Он надеялся, что оружие уцелело, но надеждам не суждено было сбыться - на черной оксидной пленке лежал только скелет, точно такой же, как и у телеги. Повернувшись, Шаар стал подниматься на гребень бархана. Теперь из всего арсенала у него остался только нож и пистолет с десятью патронами, из приборов - компас, а из знаний - полузабытый рассказ Деи о каких-то мастерских. Теперь предстояло сражаться с пустыней в одиночку, и едва ли эта борьба будет продолжительной. За три дня пути из девяти человек в живых осталось двое. Анжелу он нашел там же. Она, по-видимому, так и не приходила в себя. Ее рана заметно опухла, и Шаара это встревожило. Если бы он мог отыскать нужное растение и сделать бы ей компресс. Шаар взвалил девушку себе на плечи и побрел на запад. Наступал вечер. Стало заметно холоднее, но Шаар все шел и шел. Он не чувствовал голода, хотя не ел уже сутки. Им владело одно желание - дойти. До города, по словам Деи, от их последней стоянки, было пять дней пути, до мастерских - два. Становилось холоднее. Раненое плечо перестало ныть и теперь он чувствовал себя гораздо лучше, чем днем, но Анжеле с каждым часом становилось все хуже. Опухоль на бедре стала увеличиваться. Но Шаар, не останавливаясь, шел дальше, в надежде на то, что у мастерских найдет пищу и лекарство. Если он не найдет лекарства, Анжела погибнет, если он не найдет еды, они погибнут вместе. Сначала он хотел повернуть назад, в родную долину, спрятаться от племени, подлечить Анжелу, набраться сил и попытаться снова добраться до города. Но он понял, что это невозможно. Но где взять патроны на новое путешествие? Да и племя во второй раз не отдаст своих женщин. И наконец, для местного зверья дожди не опасны. И если на схватку с кузнечиком ушло около ста пуль, то теперь у него оставалось только десять. Так что оставалась единственная дорога - к мастерским. За ночь Шаар вышел из полосы где прошел дождь, и когда вышло солнце, он уже шел по песчаным барханам. Утром он сделал небольшой привал и напился. Затем обмыл рану Анжелы. Ничего хорошего осмотр не принес, опасения Шаара только усилились. По его расчетам, до мастерских было рукой подать. И каждый раз, забравшись на гребень бархана, он с надеждой смотрел на горизонт. К полудню Шаар почувствовал страшную усталость. Он хотел есть, а жара окончательно разморила его тело. Он перестал ощущать руки и ноги. Он превратился в слепой клубок оголенных нервов, который пытался выиграть в схватке, ставкой в которой была жизнь. Шаар даже не заметил как песок уступил место грунту, что кое-где стали попадаться зеленые растения. Монотонно переставляя ноги он шел и шел вперед. Он ничего не видел, глаза застилала ярко-красная пелена. Когда впереди показалось какое-то каменное строение, Шаар пошатнулся, сделал шаг и упал, подминая под себя зеленую траву. 7 Шаар очнулся поздно вечером, когда солнце почти скрылось за горизонтом. Голова раскалывалась. Он сидел в траве, возле металлического, изъеденного ржавчиной дома. Дом представлял собой этакий ржавый куб, установленный на высокие металлические лапы. Когда-то по-видимому, дом был покрыт эмалью, но сейчас она повсюду отвалилась, и только местами проступали небольшие ярко-зеленые пятна, похожие на плесень. Шаар встал и с трудом передвигая ноги, подошел к дому. Дом был давно заброшен. Шаар поднялся наверх по трухлявой ржавой лестнице. Единственная комната была пуста. В одном из углов лежали сгнившие останки. А в центре комнаты лежал, широко раскинув руки, скелет. Одежда на нем истлела и желтый череп злобно блестел в последних лучах заходящего солнца. Скелет сжимал в руке длинный и тонкий кинжал. Шаар повернулся и вышел, ему нечего было делать в этом царстве смерти. Вот и мы скоро так же, - подумал он о себе и об Анжеле. Когда солнце село, он снова взвалил на себя Анжелу и нетвердой, качающейся походкой, побрел дальше. Местность постепенно менялась: появилась трава и карликовые деревья. Послышалось журчание ручейка. Шаар бросился вперед. Он напился и искупался в небольшом ручье, затем напоил Анжелу и поймав какого-то мелкого зверька, утолил голод. Он был спасен. Шаар засмеялся. Потом он заснул крепким сном и забыл об опасности, которой мог подвергнуться во сне. - Проснись, сын мой. Кто-то тряс Шаара за плечо. Перед ним стоял высокий худой старик с длинными седыми волосами и седой бородой. Он был одет в длинный черный балахон с прорезями для рук и головы. Шаар вскрикнул и потянулся за оружием. - Успокойся, сын мой, - продолжал старец. - Тебя никто не тронет. Ты попал к праведным людям. Мы не убиваем странников. - Кто вы, - спросил, не в силах побороть свое изумление, Шаар. Он подумал: - Странно, если это мутант, он бы давно убил бы меня. Ведь люди есть только в моей долине... ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДОРОГА В ГОРОД 1 Старик-отшельник жил в старом подземном лабиринте, построенном еще богами. В его жилище, которое располагалось у самого выхода на поверхность, было прохладно и влажно. Старик был последним представителем великого рода, жившего в этом лабиринте с незапамятных времен. Возле выхода лабиринта на поверхность лежало большое озеро, в центре которого, на острове, стояла высокая молельня. В ней жили несколько слабосильных, по-видимому, выродившихся как физически, так и умственно, подростков. Старик ежедневно отвозил мальчикам пищу, которую добывал за день. Подростки моментально поглощали пищу и вновь погружались в
в начало наверх
дебильно-равнодушное состояние. В первый же день с помощью старика Шаар перевязал Анжелу, и теперь она почти выздоровела. Шаар уже несколько раз собирался отправиться в путь. Он знал направление и цель, а главное, к нему вернулся оптимизм. Сейчас он сидел на берегу озера. Он неспешно точил о камень длинный и острый нож. Он был в сапогах, тонкой набедренной повязке. Его гладко выбритая голова блестела в лучах закатного солнца. - Пойдем, сын мой, - старик как всегда подкрался неслышно. - Скоро стемнеет. Шаар встал и направился к подземному лабиринту. - Завтра мы с Анжелой уходим в город. Старик примолк. До этого Шаар не говорил, кто он и куда идет. - В какой же город, сын мой? - Не дури, старик. Город один, он лежит там, среди песков. - Шаар рукой показал направление. - Послушай, - голос старика был ласковый и нежный. - Знаешь ли ты, что путь через пустыню тяжелый, Анжела может и не дойти? - Да, старик. - Знаешь ли ты, мой храбрый юноша, что в пустыне водится много ужасных чудовищ, которые могут одним движением уничтожить и тебя и Анжелу? Шаар кивнул головой. - Знаешь ли ты, что в пустыне человек бессилен, что радиоактивные дожди сожгут твое тело? - Я все это знаю, старик, но мне надо идти. - Слушай, - старик взял Шаара за руку. - Здесь неподалеку есть туннель с дрезиной. Если хочешь, я отвезу тебя в город, но ты должен заплатить мне за это. Оставь у меня Анжелу. Шаар на секунду задумался. - В конце концов, когда он вернется сюда с оружием, он сумеет забрать ее у старика. - Я согласен, - сказал он. На следующий день они со стариком отправились в путь по подземному лабиринту. Всюду лежал толстый слой пыли, кое-где по углам валялись обглоданные кости. Пройдя по подземному лабиринту около километра, Шаар и старик вышли в большой зал. - Когда-то, - сказал старик, - здесь находился один из крупнейших вокзалов в мире, отовсюду сюда шли поезда. Шаар с интересом стал осматривать огромный зал, высокие мраморные колонны и барельефы, высеченные на высоких стенах. Он был восхищен. Теперь он верил тому, что рассказывали старухи, когда он был ребенком. Увидев, что время не смогло разрушить созданное много лет назад, он обрел веру в лучшее, что может встретить человек на своем пути. - Пошли, - сказал старик и подтолкнул его в плечо. Они двигались по мраморным плитам. Над их головами, в свете факелов переливался хрусталь потолка. В боковой нише стояла дрезина. По длинному темному туннелю тянулось железнодорожное полотно, такое же, как и в пустыне, но неповрежденное временем. Поправив на поясе нож, Шаар занял место на дрезине позади старика, который согнувшись пополам стал копаться в моторе. Что-то затрещало, зазвенело и дрезина тронулась, покатилась, трясясь и набирая скорость. Два факела освещали серые стены, с огромной скоростью проносящиеся мимо. Старик уверенно вел дрезину. Видимо он превосходно знал весь подземный лабиринт. Путникам ни разу не пришлось возвращаться, хотя число туннелей увеличивалось. Шаар вначале пытался запомнить дорогу, но потом отбросил эту нелепую затею. Прошло несколько часов, а дрезина все скользила по подземельям лабиринта. - Скоро мы приедем? - нетерпеливо спросил Шаар. - Дорога в один конец занимает пять часов, - с улыбкой ответил старик. Эта улыбка не понравилась Шаару, но что оставалось делать? Он не боялся старика, но и не верил ему. Наконец дрезина остановилась. - Вот и все, сын мой, - на лице у старика появилась прежняя улыбка. - Я тебя привез, а твоя женщина осталась у меня. Все как договорились. Отдай ключ и иди. Шаар снял с шеи ключ от золотого кольца Анжелы. - Держи. - Сначала иди вон по той лестнице, - старик вытянул руку, показывая куда-то во тьму. - Потом войдешь в длинную подземную галерею. В ее конце найдешь дверь. Когда выберешься на свет божий, увидишь на горизонте город. Шаар спрыгнул с дрезины и взяв в руку факел, стал подниматься по лестнице. Он услышал за спиной урчание мотора - старик на дрезине двинулся в обратный путь. Чем выше поднимался Шаар, тем больше сомнений появлялось у него... Он не успел даже подумать, как неожиданно обо что-то споткнулся и упал. Факел выскользнул из рук и погас. Шаар попытался найти его на ощупь, но не мог. Тогда он встал, держась рукой за стенку, осторожно побрел дальше. Где-то здесь, если старик не обманывал, должен быть коридор... Если не обманывал! А вдруг никакого пути в город нет? И старик просто решил взять себе Анжелу, а его завезти неизвестно куда и бросить, что бы он не смог вернуться за нею? Но обо что он споткнулся? Шаар вернулся назад, и нащупал в нескольких сантиметрах от пола тонкую, эластичную, но крепкую проволоку. Именно об нее он и зацепился, поднимаясь по лестнице. Откуда она здесь? Если ее натянул старик, значит он хотел, чтобы именно здесь Шаар потерял факел. Но зачем? Видимо старик все-таки боялся, что Шаар отыщет в подземном лабиринте путь назад. Значит ли, что впереди Шаара ждут новые ловушки? Над этим вопросом можно размышлять сколь угодно долго. Шаар вынул нож и шагнул вперед. Тут он почувствовал, что пол уходит у него из-под ног, и он падает в бездонную пропасть. 2 - Работать! Работать! Не останавливаться! Бич снова щелкнул над головами, и люди снова стали кидать уголь в гигантские ненасытные топки. Когда смена кончилась, люди, понукаемые бичами, с трудом отползли от угля и рухнули там же на грязный пол, заплеванный и загаженный испражнениями. Они сразу же заснули, а на их место у топок встала следующая смена. Но один из рабочих не уснул. Осторожно, чтобы не заметили надсмотрщики, он подполз к изможденному старику. - Лиар, Лиар! Проснись! - позвал человек, дергая старика за рукав. Старик едва приоткрыл глаза: - Что тебе, Шмель? - Ты обещал показать нам выход из кочегарки, Лиар! Старик перевернулся на живот и медленно пополз между тел, за ним двинулся Шмель и еще двое, притворявшихся спящими. Они были почти голыми. Когда-то их одеждой были комбинезоны из грубой шерсти, но сейчас она износилась и висела клочьями. Эти люди попали на борт лодки двести дней назад, когда на их маленькую общину напал отряд бандитов. Люди сопротивлялись, но что они могли сделать против обученных воинов, которые мчались на них в открытых гусеничных самоходках и стреляли из арбалетов тяжелыми и длинными стрелами. Грабители в первые же минуты перебили почти всех охотников общины, остальных взяли в плен, согнали в большую толпу и бичами погнали к морю. Среди пленных оказался и Шмель, и его друзья, Николай и Керр. Их погрузили на лодки и переправили на гигантскую субмарину. Здесь их заставили кидать уголь в печи, дающие жизнь этому чудовищу. Что стало с остальными членами их общины - охотниками, стариками, женщинами и детьми, они не знали. Им повезло. Они познакомились со стариком, который прежде был членом экипажа. Он рассказал им, что в рубке управления есть небольшие капсулы - самолеты. И если добраться до них, то можно убежать с субмарины. Теперь Лиар должен был показать им потайной ход в рубку. Они осторожно подползли к небольшому, замаскированному металлическому люку и сдвинули крышку. Шмель заглянул вниз, на него дохнуло затхлым воздухом, но отступать было поздно. Первым исчез в люке Николай. Когда в люк спустил ноги Керр, их увидел один из надсмотрщиков. - Эй! Стой! Страшный удар бича обрушился на плечи Керра и, вырвав из спины огромный кусок мяса, отбросил Керра от люка. Шмель бросился вперед. Прежде, чем обрушился новый удар, он был уже в глубине люка. Шмель и Николай бежали по гулкому металлическому коридору. Стены были покрыты каплями влаги и блестели в лучах красных фонарей. Пол был скользким, беглецам стоило большого труда не падать в грязь, скопившуюся на дне узкого туннеля. Шмель уже начал сожалеть о происшедшем - он не хотел умирать. Побег сорвался, и у выхода из туннеля их, скорее всего, будет ждать отряд вооруженных надсмотрщиков. Наконец они выдохлись и остановились. Оба тяжело дышали, стоя по щиколотку в грязи и держась за стены. - Эй! - Голос звучал сверху, отражаясь от сводов туннеля. - Эй, вы, жалкие рабы, выходите! Иначе вас ждет смерть, жалкие ошметки человечества! Шмель слушал с удивлением. Он и не подозревал, что судно может быть таким огромным. Туннель, в котором они были, тянулся более чем на милю. Где-то рядом раздался щелчок, и часть стены отошла в сторону. Из образовавшейся щели выглянул незнакомец. На его узком лице блестели капли пота. Это конец, - решил Шмель. - Сейчас он позовет охрану. А из далека, все тот же монотонный голос продолжал дребезжать: - Если вы не выйдите, мы начнем стрелять. Даем вам минуту. Лицо повернулось к Шмелю, и тот ясно увидел комбинезон моряка, с черными эмблемами и красной нашивкой на воротнике. - Сюда, - тихо прошептал он, и его тихий шепот внушил Шмелю доверие, по-видимому, незнакомец не хотел, чтобы его услышали другие. - Сюда, - вновь повторил незнакомец. Что-то со свистом пронеслось в воздухе, и Николай схватился за горло, в котором вибрировала тяжелая стрела. Шмель был вынужден действовать по обстановке, пригнувшись, он прыгнул в нишу. Дверь захлопнулась, но он услышал, как стрела, предназначенная ему, врезалась в ту стену, возле которой он стоял секунду назад. Шмель обнаружил, что кабина, набирая скорость, стала подниматься. Раб поднял голову и посмотрел на своего спасителя. - Почему вы мне помогаете? - Спросил он у незнакомца. - Быстро переодевайся, - отрезал тот подавая Шмелю форму моряка. - Все вопросы потом. Шмель едва успел надеть форму, как лифт остановился. Они выскочили в длинный светлый коридор. С двух сторон шли бесконечные ряды дверей, а пол покрывал толстый белый ковер, в котором ноги Шмеля тонули по щиколотку. - Бегом! Они побежали по коридору, свернули за угол и стали подниматься по металлической лестнице. Поднявшись по скобам, они оказались в другом коридоре, погруженном в багровую полутьму. Незнакомец поднял большой заряженный арбалет и нож, сунув их в руки Шмеля. - Попробуем взять рубку штурмом, это единственная возможность пробиться к шлюпкам. - Каким шлюпкам? - Увидишь. Они осторожно подошли к двери, странный незнакомец рывком открыл ее и сразу же выстрелил. В глубине раздался чей-то приглушенный вскрик. Выхватив ножи, они бросились вперед. В большом зале было пусто, только у пульта извивалось одно тело, пробитое стрелой. Беглецы замерли. Потом незнакомец одним прыжком перебросил свое тело к нескольким дверям, расположенным рядом с корабельной ЭВМ. Овальные двери имели небольшие иллюминаторы. Ближайшая дверь открылась сразу, и Шмель увидел маленькую кабину с небольшим пультом, таким же, как и в рубке. - Быстрее! Незнакомец захлопнул за Шмелем дверь. - Садись в кресло. Моряк склонился над пультом, и его тонкие пальцы забегали по
в начало наверх
клавишам. Страшная сила вдавила Шмеля в кресло, и он услышал грохот. Ему показалось, что он очутился в огромном снаряде, который летит в неизвестном направлении. С каждой секундой скорость возрастала. Шмель бессильно откинулся в кресле и стал осматривать помещение. Кроме двух небольших пультов, в кабине из белого пластика был экран, на котором вспыхивали какие-то цифры. - Послушай, - незнакомец, сидящий за пультом, повернулся к Шмелю. - Я - Лаг, а тебя как называть? Ответить Шмель не успел. Их затрясло, а потом со страшной силой бросило на переднюю панель. 3 Через сотни лет после гибели земной цивилизации, в солнечную систему возвратились остатки "звездной армады", которую земляне отправили для освоения ближайшей звездной системы с планетами земного типа. Более столетия земляне строили на знаменитых верфях Марса звездные корабли, но их усилия оказались напрасными. Баблы - туземцы облюбованного землянами мира - радушно встретили воинов-завоевателей. Советы племен выделили им гигантские пространства Соленых Прерий, но однажды ночью, баблы вырезали всех переселенцев, и когда оставшиеся на орбите спустились вниз, то обнаружили горы трупов. Они нанесли планете грандиозный ответный удар из оружия, неизвестного туземцам. Земляне погубили цветущую планету, не зная, что родную Землю постигла та же участь. Колонисты не желали, да и не могли жить в выжженном мире; они отправились домой. Каково же было их удивление, когда вернувшись домой, они не нашли ни Марса, ни Венеры, которые рассыпались в пыль, а на Земле обнаружили полудикие племена деградировавших людей. Казалось, впереди черное будущее, но колонисты засучили рукава, взялись за дело. Гигантские звездные корабли они переделали в субмарины, а чтобы эти судна работали, они захватили жителей окрестных селений и превратили их в рабов. Так было создано сплоченное фашистское государство, насчитывающее около сотни субмарин, бороздивших океаны Земли. За долгие годы люди деградировали: они забыли об атомной энергии и переделали реакторы в угольные топки, из-за отсутствия энергии было забыто лазерное оружие, а пулевое не было известно новым поколениям, выросшим в глубинах радиоактивных океанов. В государстве субмарин произошло постепенное дробление, появилась знать. Потом появился меморандум Оареа, по которому все люди с высоким интеллектом и жаждой познания немедленно уничтожались. Таким человеком был Лаг. Он знал, что его должны убить и каждый день ждал своей смерти. Но Император откладывал казнь. Лаг был лучшим врачом подводного государства, а у Императора часто болела рука, неправильно сросшаяся после давнишнего перелома. Частые боли Императора продлевали жизнь Лагу, и он стал готовиться к побегу. Он понимал, что шансов остаться в живых у него мало - воины Императора найдут его везде. Единственной возможностью скрыться - был побег в глубь материка, куда не добирались пираты субмарин. Но чтобы выжить в пустынных районах, надо было подружиться с кем-то из туземцев, что было практически невозможно. Но Лагу повезло. В секторе 7-15 подняли тревогу... Двоим рабам удалось бежать. На что надеялись эти безумцы, Лаг не понимал, но свой шанс он решил не упускать. Космическая шлюпка, раздирая носом воду, пробивалась к поверхности. Шмель с замиранием сердца следил за действиями Лага. Он ничего не понимал. Был ли этот человек его счастливой судьбой, или просто отъявленным самоубийцей? На пульте в очередной раз щелкнули тумблеры и стенки шлюпки стали прозрачными. С огромной скоростью шлюпка вылетела из воды, и тут Шмелю стало по-настоящему страшно. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но спазма страха сдавила его горло. Поверхность воды уходила все дальше и дальше, но вдруг на ней вздулось около десятка воздушных пузырей, через мгновение они лопнули, и из них вырвались первые шлюпки преследователей. А рядом вздувались все новые и новые пузыри. Лаг обернулся: - Так, - пробормотал он про себя. Он понимал, что в данной ситуации может рассчитывать только на себя. Круто повернув шлюпку, Лаг начал уходить к облакам. Только бы дотянуть, - думал он. Там, в белой мгле, ничего не стоило оторваться от преследователей и добраться до берега. Внезапно, из носа передней шлюпки вылетела огромная стрела. Удар потряс шлюпку беглецов. - Используют торпеды, - решил Лаг. Второй удар, третий, их шлюпку швыряло из стороны в сторону. После очередного удара часть обшивки потеряла прозрачность. Облака были уже рядом, шлюпки, имея одинаковую скорость, сохраняли дистанцию. Нырнув в облака, Лаг сбросил скорость и повел шлюпку прямо к воде. Шлюпка вновь погрузилась в зеленоватую муть. Лаг и Шмель, одновременно, с облегчением вздохнули. Преследователи продолжали рыскать в облаках. Лаг повернулся к Шмелю: - Теперь можешь задавать вопросы. Через два часа они знали друг о друге почти все. Они понравились друг другу, хотя в общем, производили весьма комическое зрелище: Лаг - низкий, тощий, с крысиным, не лишенным благородства лицом, и Шмель - широкоплечий гигант с грубым лицом неандертальца. - Я думаю, нужно как можно быстрей добраться до суши, - подытожил Шмель. - Да, - согласился Лаг. - Запасов пресной воды и пищи у нас нет. Но самым страшным было не это. Они не знали, где находятся, в какой стороне берег. Лаг решил действовать вслепую. Закрыв глаза, он с силой крутанул руль. Шлюпка послушно провернулась несколько раз вокруг оси. Затем Лаг надавил клавишу старта, и лодка, с максимальной скоростью понеслась под водой в неизвестном направлении. Рыскавшие в небесах пираты заметили след быстро идущей шлюпки беглецов и бросились в погоню. Через несколько часов шлюпка Лага и Шмеля на огромной скорости вылезла на песчаный берег возле развалин, обдирая днище песком. Рядом с ней садились шлюпки пиратов. В первый момент Лагу показалось, что все потеряно. 4 Около десятка вооруженных пиратов выбрались из шлюпок и двинулись к беглецам. Лаг трясущимися руками стал заряжать арбалет, а Шмель, более хладнокровный, коротко бросил, указывая в глубь суши: - Развалины! Если мы сможем до них добраться, у нас появится шанс. Осторожно открыв нижний люк, они скатились с вершины песчаной дюны, на которую вынесло шлюпку. Теперь эта дюна отделяла их от преследователей. Встав на четвереньки, они быстро поползли вдоль песчаной стены к развалинам. Эти развалины были когда-то огромным городом Мегаполис, в несколько раз большим, чем Нью-Йорк или Чикаго. Все дома обрушились. Целыми остались только дома, да кое-где стены, до уровня второго этажа. Здесь был целый лабиринт из всевозможных обломков. Шмель и Лаг добрались до города меньше чем за два часа. Прячась за обломками, они стали наблюдать за тем, как их преследователи обыскивают шлюпку и, разбившись на пять человек в несколько десятков групп двинулись к городу, оставив часть преследователей у шлюпок. Теперь Шмелю и Лагу необходимо было оторваться от погони и найти себе убежище. Через два часа они натолкнулись на пиратов, которые, по-видимому, обогнали их и устроили засаду. Несколько человек выскочило перед Шмелем, размахивая тонкими острыми клинками. Двое тот час упали замертво, обливаясь кровью. Среди пиратов и Шмель выглядел гигантом. Тогда в поселке его взяли безоружным. Сейчас в руке его был длинный нож, и он собирался дорого продать свою жизнь. Но его спутник, Лаг, не собирался умирать. Выпустив несколько стрел, из которых только одна нашла цель, он отступил за каменную стену и вдруг обнаружил в бетонном полу пролом. Это был его шанс. Сегодня ему везло. Менее удачливые или сообразительные давно бы уже погибли, но Лаг цеплялся за жизнь руками и ногами. С криком: - Шмель, сюда! - Он нырнул в подземную дыру и упал на каменный пол. Почти следом за ним приземлился Шмель, едва не на него. Беглецы быстро отползли от дыры, и в пол вонзилось десяток стрел от арбалета. Через несколько минут здесь будут пираты, надо было бежать. Держась за стену, они двинулись в темноту. Туннель постепенно раздваивался, ветвился. Они попали в тот гигантский лабиринт, где в это время с факелом брел Шаар. Внезапно, вдали показался огонь. Что-то светящееся, треща и завывая, неслось из темноты. Это были не преследователи - они не могли обогнать беглецов в этом подземном лабиринте. Шмель хладнокровно положил стрелу в ложе арбалета и поднял свое могучее оружие. Рассекая воздух, тяжелая стрела со свистом понеслась навстречу лучу света. Дрезина остановилась. Полувывалившись из кресла, лежал раскинув руки какой-то старик. Его глаза были широко раскрыты. Из груди, где торчала стрела, толчками текла кровь. Но самое важное - у беглецов появился свет, который исходил от факела, воткнутого между железными листами обшивки. Шмель хотел бросить непонятную машину и продолжать бег по коридорам подземного лабиринта, но Лаг остановил его. Он отстегнул от пояса старика флягу и мешок с едой, после чего сбросил безжизненное тело на рельсы. В свете мерцающего факела они перекусили, хотя после пятнадцатичасовых скитаний после побега, голода не испытывали. - Надо попробовать воспользоваться этой машиной, - заметил Лаг, - похлопывая дрезину по обшивке. Но в какую сторону ехать? Туда куда ехал старик, или в противоположную? Быстро разобравшись в механизме управления дрезины, Лаг уселся за щиток управления, а Шмель устроился у него за спиной. Машина затрещала, выплевывая клубы дыма, затряслась мелкой дрожью и покатила медленно вперед, постепенно набирая скорость. Они подъехали к лестнице, по которой полчаса назад поднимался Шаар. Дальше рельс не было. Шмель и Лаг осторожно слезли с дрезины и, озираясь, стали подниматься по лестнице. Старый отслоившийся камень тихо трещал под ногами, превращаясь в мелкую крошку. Лаг споткнулся о то же препятствие, что и Шаар. Шмель, шедший с факелом сзади и освещавший путь, помог ему подняться. Пройдя несколько шагов по коридору, они оказались у края колодца, в глубине которого плавал Шаар, потерявший надежду выбраться из западни. 5 Через час, вытащив Шаара, они грелись у костра возле выхода из подземелья. Сидели они несколько отчужденно - у каждого были свои думы. Спасенный Шаар думал о своем племени, об оставленной где-то Анжеле, о своей судьбе. Что ему делать? Вернуться в племя, перебить с помощью своих новых друзей охотников и захватить власть? Или стать скитальцем пустыни, навсегда забыв о домашнем очаге? Грабить, насиловать, быть всегда сытым, с руками по локоть в крови? Ни одна из этих перспектив его не привлекала. Лаг думал о тихой обители, где-нибудь в глубине материка, возле небольшого озера, которое будет напоминать ему о родных морях, в глубине которых он вырос и обрел знания, сделавшие его опасным преступником в глазах Императора. Шмель ни о чем не думал. Он был настолько глуп, что довольствовался обретенной свободой и сытым желудком, набитым пищей из мешка старика. Всех троих объединяло одно стремление - выжить. Каждый, в отдельности, был легкой добычей для смерти, вместе - они были отрядом, способным противостоять любому нападению, но их арсенал оставлял желать лучшего: два длинных узких ножа, один арбалет и десяток стрел. Старик из пустыни не обманул Шаара - из подземелья он вышел в город. Но город оказался гигантским, и где искать то, зачем он сюда пришел, Шаар не знал. - Послушай, - обратился он к Лагу. - Ты живешь здесь. Может быть ты знаешь, где я могу найти огромные каменные дома?
в начало наверх
- Я не из этих мест, дружище, - ответил ему Лаг. - Я, как и ты, бездомный странник. В разговор, с присущей ему неуклюжестью, вмешался Шмель. - Я видел нечто похожее, когда мы удирали от моряков через город. - Мне надо туда, - ответил Шаар. - Это опасно, - голос Лага был сух и безразличен. - Там морской патруль. - Если я доберусь туда, то стану непобедимым. - Упорствовал Шаар. - Это очень важно, без этого мне нельзя возвращаться в племя. Лаг думал. Он понимал, что одному ему в пустыне не выжить, значит... - А нельзя ли прямо сейчас идти в племя? - Осторожно спросил он Шаара. - Нет. Сначала надо побывать в этих домах. - Хорошо. Если мы поможем тебе, ваше племя примет нас? - Спросил Лаг. - Да. Я скажу старейшинам и они согласятся. - Слушай Шаар, - голос Лага стал мягче и теплее. - Мы поведем тебя туда, но нам с Шмелем надо отдохнуть. Отправимся в путь завтра. - Хорошо, я согласен, - ответил Шаар. Перед ним лежал весь мир, мир будущего - коварный и ужасный, чудовищный и удивительный. КНИГА ВТОРАЯ. МИР НА ТРОИХ "Что такое порнография? Это отражение женской сущности в реальной действительности". Ги де Мопассан ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОРОД 1 Они оставили свои мотоциклы за барханом и полезли на его гребень. Лагерь подводников стал виден как на ладони. Справа стоял огромный каменный дом - штаб, возле которого, широко расставив ноги, покачивался здоровенный детина туповатого вида. Слева стояли бараки, в которых расположился отряд моряков, и наблюдательная вышка. - Хей! Приподнявшись над гребнем бархана, Кихот, Горбун и Малыш швырнули дымовые шашки. Одновременно, в лагерь влетело около десятка стреляющих мотоциклистов. Подводники, в ужасе выскакивали в окна и двери, в спешке натягивали тугие арбалеты, и не успев сделать ни единого выстрела, падали, скошенные ливнем пуль. Основная часть рокеров спешилась, и вытянувшись в линию, стала прочесывать здания. В плен брали только женщин и здоровых мужчин. Остальных, даже с легким ранением, добивали на месте. Кому нужны больные рабы. Кихот, Горбун, Малыш и Вильгельм Телль-пулеметчик, прозванный так за меткую стрельбу, - стали спускаться в разгромленный лагерь врага. Все четверо, увешанные пулеметными лентами, были мускулистыми парнями, заросшими черными густыми волосами. К ним навстречу вышел один из младших членов общины рокеров. Он гнал перед собой десяток пленных. - И это все, - недовольно прохрипел Кихот, но, пробежав взглядом по лицам пленных, улыбнулся. - Конечно, никто из вас не хочет говорить, где ваша субмарина? Пленные молчали, потупив взор. - Мы не хотим отвечать, - Кихот снова улыбнулся своей страшной улыбкой. - Горбун, я думаю, ты освежишь память этим забывчивым людям. Горбун выдвинулся вперед и ловким движением вынул из-за голенища сапога кривой нож. Первым отвели в сторону высокого мужчину в разорванной форме пилота субмарины. Он молчал. Через час, отбросив в сторону то, что раньше было телом, Горбун перешел к следующему, но Кихот остановил его. - Остальных обработаем дома, Горбун. Пленников связали и рассадили по мотоциклам. Рокеры боялись ответного удара. Их оружие было лучше арбалетов, но на субмаринах, переделанных из космических кораблей, имелись шлюпки, оснащенные торпедами. Кихот забрал в коляску своего мотоцикла единственную из плененных женщин и дал команду трогаться. Гигантские мотоциклы заскользили по пескам. Машины напоминали собой огромных гусениц. Шестиместные, впереди за рулем водитель, за ним два десантника, справа и слева по коляске, в каждой по пулеметчику. У правого за спиной сидел десантник, у левого была пища, питьевая вода и боеприпасы. За рулем мотоцикла Кихота сидел Малыш, за пулеметами справа и слева - Вильгельм Телль и Горбун. Когда они отъехали от лагеря подводников, над руинами разрушенного города вновь поднялся черный дым. - Сегодня мы хорошо позабавились, - улыбнулся Кихот. Мотоциклы, переваливаясь, катили по песчаным дюнам. После Третьей Мировой Войны, Земля превратилась в пепелище, но люди по-прежнему цеплялись за жизнь, уничтожая друг друга в беспощадной борьбе за существование, когда нож встречал нож, а пуля - пулю, когда не было места радости. Но люди не подозревали, что впереди их ждет главная опасность. Первыми с ней повстречались рокеры, которые на своих мотоциклах преодолевали гигантские расстояния. Мутанты. После ядерной катастрофы на земле появились чудовища: олене-лоси, панцирные волки, гигантские насекомые. Но изменились не только звери, изменились и люди. Рокеры стали отлавливать мутантов и культивировать их, превращая в ужасных чудовищ. В основном они разводили мутантов женского пола, которые обеспечивали рокеров мясом и молоком. Даже самим создателям было противно смотреть на творения рук своих - женщин с полуметровыми грудями и огромными сосками, размером с человеческий кулак. Но мутанты накапливали силы, создавали свои государства и свои законы. Они стали убивать людей, неважно кого, будь то крестьянин или рокер, подводник или просто одинокий скиталец пустынь... 2 Мотоциклы вылетели из каньона и резко затормозили. Повернувшись, Малыш стал трясти за плечо задремавшего Кихота. - Смотри. Перед ними медленно ползла бронированная черепаха, ощетинившаяся дулами орудий и пулеметов. - Глядите. Рокеры удивленно рассматривали невиданное страшилище, ползущее впереди. Глухо лязгнули затворы, и с дикими воплями мотоциклисты съехали с вершины бархана, атакуя танк. Полетели гранаты и машина окуталась облаками черного дыма. Ударили пулеметы, бешено поливая свинцом бронированное чудовище. Внезапно оно остановилось и его башня пришла в движение. На рокеров обрушился ливень огня. Большинство пуль ушло в песок, но один из мотоциклов круто затормозил - пулеметная очередь прошила его насквозь, вырывая из живых смуглых тел куски окровавленного мяса и расшвыривая его во все стороны. Почти сразу же выстрелило орудие танка, и над барханами пронесся огненный смерч, сбросив людей с машин. Но рокеры наступали. Они по-прежнему стремились захватить бронированный танк. Десантники и пулеметчики покинули мотоциклы, бросились вперед, прячась за камнями и песчаными холмиками. Но пулеметы гиганта били точно, и с десяток рокеров, уткнувшись в песок, оросили бесплодную землю своей кровью. Наконец, поняв бессмысленность этого нападения, Кихот приказал своим людям отойти. - Эй, вы, - заговорил из танка кто-то низким голосом, по-видимому используя дуло орудия вместо рупора. - Прекратите стрельбу! Вы люди, как и мы, и нам незачем убивать друг друга. Кихот усмехнулся и выступил вперед: - Мы племя свободных людей-рокеров, и не желаем возиться со всякими мошенниками. Назовите себя и мы подумаем о перемирии. На минуту танк замолчал, а потом тот же глухой голос ответил: - Мы бродяги... Кихот махнул рукой и последние слова заглушил грохот гранат. Когда дым рассеялся, стало видно, что дела бродяг плохи. Танк горел, и черные клубы дыма вырывались из его двигателя. Рокеры, пригибаясь, под шквальным огнем танка, ползли вперед. Внезапно крышка одного люка откинулась, и на песок выскочил высокий нагой человек. Огонь рокеров сразу переместился на него, но он, как заговоренный, пробежал под пулями до бархана, залег за ним и открыл огонь, заставив мотоциклистов вжаться в землю. Еще один гигант выскочил из люка, но он оказался менее удачлив. Одна пуля тот час же ударила его в плечо и бросила на землю. Постепенно выстрелы стихли, крупнокалиберный пулемет замолчал. - Хей, - скомандовал Кихот, и нападавшие встали в полный рост. Стреляя от пояса, они двинулись вперед. В тот же миг, откуда-то из-за бархана, по рокерам ударила базука. Снаряды стали ложиться плотно, и спасаясь от них, рокеры бросились вперед, но те двое, покинувшие на их глазах танк, открыли по бегущим в панике врагам огонь. И тогда по приказу Кихота они бросили оружие. Их осталось всего десять: сам Кихот, Вильгельм Телль, двое пленных подводников: мужчина и женщина, а также еще шесть рокеров. Как только они бросили оружие, стрельба прекратилась. Раненый гигант встал, отбросил оружие, подошел к оставшимся в живых и крепко всех связал, в том числе и подводников. После этого с песка поднялись еще двое, наголо выбритый в голове и в паху юноша, и мужчина, низкий и тощий, с крысиным лицом, в изодранном костюме подводника. - Интересная компания, Лаг, - сказал бритоголовый, рассматривая пленников. - Да, - кивнул низенький, выхватил пистолет и в упор разрядил его в двух связанных подводников. Трупы с глухим стуком упали на песок. - Чем меньше в мире этих собак, тем спокойней я себя чувствую, - усмехнулся Лаг. Каждый из танкового экипажа в душе был бродяга, поэтому, когда они в городе наткнулись на средство передвижения, то не задумываясь отправились в путь: Шаар в поисках оружия, Лаг - в поисках уютного места под солнцем, а Шмель на поиски сытой пищи. Но им не повезло. На третий день пути они наткнулись на рокеров. Приобрели пленных, но потеряли средство передвижения, так как в бою вышли из строя и мотоциклы рокеров. Шаар с интересом разглядывал рокеров. - Займись едой, Лаг. Коротышка кивнул головой. - Думаю, вы не откажитесь, если я набью фаршем эту красавицу? - сказал Лаг, пнув носком труп женщины между ног. - Для фарша потребуется мягкое мясо, то есть то, что делает этих недоносков мужчинами. Лаг пнул ногой труп мужчины. - Делай как хочешь Лаг, а ты Шмель помоги ему. Идиотская улыбка сползла с лица гиганта, и он, переваливаясь, двинулся за Лагом. Они вытащили из горящего танка несколько герметично закрытых канистр и железные стержни. Танк догорал. Забив стержни в землю, Шмель принялся стаскивать в кучу убитых рокеров и подводников. Шаар повернулся к Кихоту. - Прежде чем решить вашу судьбу, я хотел бы поговорить с вами. Как тебя зовут? - он ткнул пальцем в Кихота. - Я глава этого отряда, - выступил вперед рокер. - Если ты не отпустишь нас, то проживешь на этом свете недолго... Шаар ловко ударил его ногой в солнечное сплетение. Тот согнулся и упал. - Меня зовут Кихот, но ты не принадлежишь к нашей общине, поэтому обязан обращаться ко мне "Дон Кихот".
в начало наверх
- Дон Кихот!? Более идиотского имени я не слышал, парень, - носком ботинка он перевернул рокера на спину. - Ну, а тебя как зовут? - Я - Вильгельм Телль. - Ах, Вильгельм, - злая улыбка играла на губах Шаара. Он не был злодеем, но насколько вид обнаженной женщины возбуждал его, настолько вид рокеров вызывал в нем отвращение... Тем временем, Шмель и Лаг сложили из трупов костер, предварительно отрубив у них половые органы, затем облили трупы бензином и подожгли. Сняв с половых органов кожу, они сложили их кучкой и принялись разделывать тело девушки, убитой Лагом. Снять кожу, разрезать живот и вынуть внутренности было делом нескольких минут. После этого девушке отрубили голову, а тело ее посадили на железный прут, который вошел в горло, а вышел через губки полового цветка. Затем, окровавленную тушу набили мужскими половыми органами и повесили над костром. Над пустыней пополз приторно сладкий запах поджаривающегося мяса. - Сегодня поедим вкусно, - ухмыльнулся Шаар, оставив в покое измочаленных рокеров. - Одного не могу понять, куда нам идти? Раньше я хотел добыть оружие для племени, но я получил в свои руки танк и понял одну умную мысль, зачем бороться ради кого-то, если все можешь взять себе сам... Лаг задумался. - Можно поискать гнездо этих рокеров или захватить субмарину. - ...или добыть оружие для племени, - закончил за него Шаар. - Нет, чем больше я думаю, тем меньше мыслей в голове. - Шаар, я кончу пленных? - на дебильном лице Шмеля играла улыбка. - Оставь двух. Этого, - палец Шаара уперся в Дон Кихота, - и этого, - он показал на Вильгельма Телля. - Они понесут оружие. Солнце уже садилось, когда еда была готова. Три друга, уселись в тени сгоревшего танка и с удовольствием стали поглощать куски жаренной человечины. Мясо было вкусным, нежным, а чуть сладковатый привкус придавал еде особое очарование... Дон Кихот, извиваясь на животе, подполз к Шаару. - А что будет с нами? - спросил он. - То же, что и с этими, - Шаар кивнул в сторону обугленных трупов. - Нет... - тихо прошептал Дон Кихот. - А если я скажу тебе одну важную вещь, ты отпустишь меня? - Как знать... - Тогда слушай, но только убейте Вильгельма. Если он узнает то, что ты узнал, то он загрызет тебя. Шаар поднялся, вскинул пистолет и выстрелил. Над пустыней прозвучал предсмертный стон. - Ну, говори. Но помни, если твои известия не столь важны, то ты умрешь страшной смертью, потому что лишил нас носильщика. И умрешь ты так ужасно, как не умирал ни один из смертных. Лаг, стоя рядом, ехидно улыбнулся и шутя поиграл с ножом. - Я расскажу вам об Инше... ИНША... Считалось, что Инша - бестелесный дух, охраняющий несметные сокровища. Легенды говорили, что найти Иншу - это найти сокровище. Шаар и Лаг подались вперед. - Инша! - Ты знаешь, где его найти? - Да. Он живет там, - Дон Кихот махнул рукой в сторону пустыни. - В заброшенных развалинах в ущелье. - Ну что ж, - Лаг злобно усмехнулся. - Посмотрим на Иншу... 3 Торговать своим телом - тоже искусство. Люси Смит поняла это еще в детстве. И сейчас, принимая очередного клиента в публичном доме на Йоркер-стрит, она пыталась, как и в молодости, изобразить сладостный экстаз. Вяло дергая очаровательными ножками, она разыгрывала бледное подобие страсти. Ее очередной партнер - толстый полный старикашка был противен, но он платил деньги, поэтому Люси энергично возбуждала его член, чтобы он не увял окончательно... Отработав ночь, она покинула притон, и цокая каблучками по асфальту, заспешила домой. Было раннее утро. Городок еще спал, поэтому, когда на нее напали, она до того испугалась, что не смогла даже закричать или попытаться вырваться. Сзади на голову опустили что-то мягкое, влажное и противное, закрыв ей рот и глаза. Затем Люси почувствовала, как чья-то рука забралась ей под кофту и пощупала груди. Рядом весьма недвусмысленно хмыкнули, видимо удовлетворенные величиной и упругостью грудей. Далее руки неизвестного скользнули под трусики и осмотр половых органов Люси тоже, по-видимому вызвал положительный эффект. Люси почувствовала, как грубые пальцы щекочут ее волосы, раздвигают усталые после работы половые губы и проникают все дальше и дальше. Внезапно нестерпимая боль залила ее мозг... Шаар, Лаг и Шмель взобрались на гребень холма. Пустыня кончалась, впереди, за дюнами, вставали горы. Это был тот же горный хребет, где в пещерах жило племя Шаара, но теперь они вышли к горам немного западнее. И хотя здесь горы были намного величественнее, не они привлекли внимание путников. По равнине брела огромная толпа мутантов женского пола, по-видимому, домашних. Главное, что сразу бросалось в глаза, - это гигантские груди с неимоверно набухшими сосками, из которых сочилось молоко. Лица женщин-коров были грубыми, а половые щели необычно крупных размеров из-за обилия бородавок и пучков свалявшихся черных волос вызывали отвращение. Шаар улыбнулся: - Мясо и молоко... Мир далекого будущего захлебнулся в сексе, садизме и насилии. Съесть ближнего своего, если он слабее тебя, не считалось преступлением. На Земле процветал каннибализм и вампиризм. Земля постепенно погружалась в дебри варварства. Но самое страшное происходило в гигантских космических городах. На многочисленных космических станциях мужчины превратились в психопатов-гомосексуалистов, низведя женщин до уровня домашнего скота. Шаар был сыном своего времени и, как большинство своих соплеменников верил в культ силы, был храбр и жесток, любил женщин, их мясо и молоко... После Третьей Мировой Войны на Земле почти не осталось животных и слабому полу пришлось заменить коров, овец и коз. Подоить женщину было непросто. Когда младенец сосет женскую грудь - это одно, а когда женщину надо доить как корову - это другое. Как правило - женщину-мутанта ставили на колени, чтобы ее полуметровые груди касались края ведра, и сильными движениями выжимали обе груди. Для появления молока женщин-коров достаточно было сытно и хорошо кормить. А если эти женщины и рожали, то как правило девочек. Для продолжения их рода, племена и общины, содержавшие их, заставляли оплодотворять этих чудовищ своих пленных или рабов. 4 Люси, абсолютно голая, лежала в квадратном тоннеле метровой высоты, стены которого были оббиты мягкими подушками. Она привстала и огляделась. Тоннель был явно рассчитан не для людей, он был слишком мал. Мягкий голубоватый свет, льющийся из невидимых источников, придавал всему окружающему таинственный неземной вид. Люси встала на четвереньки и поползла. Тоннель все время менял направление, то поднимался, то опускался. Во все стороны шли боковые проходы, ответвления. Все это походило на кошмарный, но до ужаса реальный сон. Люси стало тоскливо. - Она очнулась. Голос прогремел по лабиринту и Люси сделалось страшно. - Ты прав, властелин. Можешь взять ее, и тогда в твоем единственном уцелевшем городе будет править твой наследник. - Кха! Ха! Ха! Этот утробный смех привел Люси в ужас. Она побежала на четвереньках по тоннелю. - Ха! Ха! Ха! Смех гремел и волной несся за ней. На мгновение Люси оглянулась и увидела, что за ней вслед несется что-то черное, осклизлое, мерзкое. Она попыталась скрыться в одном из боковых проходов, но что-то тонкое и влажное ударило ее между ног, вонзилось в половой орган и задергалось во влагалище. Люси пронзила ужасная боль, когда чудовищный, мерзкий отросток стал выбрасывать вонючую жидкость, разъедающую внутренности. - Фу, да она стерильна. Опять ты просчитался. Это были последние слова, услышанные Люси. Город! Шаар - лучший охотник племени, стремился попасть в него, чтобы добыть оружие для племени, но потеряв Анжелу, свою первую любовь, он потерял интерес к этой затее. На многое открыл глаза ему и Лаг. Зачем идти в город за оружием? Чтобы жить лучше, чем остальные соплеменники? Но можно жить еще лучше. Главное не испугаться, взять автомат и выйти на большую дорогу. Раньше Шаару казалось, что он многое знает и много умеет, но теперь он понял, что не знал почти ничего. Сейчас он был свободен. Он узнал свободу. С_В_О_Б_О_Д_У_! Шаар, Лаг и Шмель, со связанным Дон Кихотом вошли в город. Это был не тронутый войной город побережья, в котором сохранились высокие дома и даже стеклянные витрины. Они шли, с удивлением рассматривая дома, магазины, окружающие предметы. Шли не останавливаясь - им нужен был Инша. Только Инша хранит настоящее сокровище - считали они. Дон Кихот узнал об Инше от своего брата Энрико, который несколько лет назад, во главе отряда рокеров заехал в город и продал Инше, хозяину города - несколько женщин. Шаар и Лаг двигались осторожно, держа пальцы на курках автоматов. Неожиданно они увидели возле одного из домов обнаженное тело. Шаар рванулся вперед. Девушка, лежащая на земле была по своему красива. Ее тонкое лицо и копна золотых волос производили впечатление утонченности. Ее стройное тело и набухшие полные груди вызывали у Шаара не каннибало-садистское желание, а нечто более человеческое, характерное для животных с разумом. Пах и бедра девушки были заляпаны какой-то черной дрянью. Шаар наклонился над девушкой и провел рукой по лицу. Лаг довольно хмыкнул: - Красивая самка. Они осторожно подняли девушку и перенесли ее в тень одного из зданий. Шаар сбросил с себя всю одежду, кроме набедренной повязки, и подложил ее под голову девушки. Лаг смочил водой из фляги тряпку и стал осторожно протирать низ живота и бедра девушки, смывая черную и вонючую грязь. Бывшему врачу нравилось водить мокрой тряпкой по упругому животу и тугим ляжкам девушки, трогая руками ее обнаженные прелести. - Довольно, - легким движением руки Шаар остановил его. - Это моя самка, и если ты захочешь, я могу иногда одалживать тебе ее тело. - А где Шмель и рокер? - Лаг удивленно осмотрелся. Их друг исчез. Когда Шаар и Лаг рванулись вперед, Шмель замешкался на секунду. Он увидел, в одном из проходов между домами ослепительную красотку, в облегающем бархатном платье черного цвета. Красотка изящным движением подняла подол платья и показала гиганту стройную белую ножку в туфельке на высоком каблуке, а потом край трусиков, из-под которых выбивалась прядь черных волосков. Белая ножка подействовала на Шмеля, как алое полотнище на быка. Он бросился к красотке, но она, ответив ему милой улыбкой, легко и грациозно побежала от него, сбросив на ходу легкое платье. Шмель устремился за ней, вытянув руки вперед. Он бежал, не соображая, что же его так манит. Он и раньше убивал, ел и насиловал женщин, но такого возбуждения он никогда раньше не испытывал...
в начало наверх
И хотя он бежал быстро, красотка удалялась все дальше и дальше, пока не скрылась вдали за зданием. Шмель оторопело замер и оглянулся. К нему приближалось несколько мальчиков, в униформе и с автоматами наперевес. От неожиданности Шмель застыл, но пальцы сами легли на холодный металл оружия. 5 Шмель даже не успел выстрелить. Они обрушились на него лавиной и погребли под собой. Даже обладая гигантской мускулатурой, он не мог расшвырять их тела. Шмель пришел в себя в темноте тюремной камеры. Он лежал на куче соломы, но был свободен. Он поднялся и оглядел свою темницу. Четыре кирпичных стены и потолок. Шмель не любил думать. Он с размаху бросился на железную дверь, и та загремела под напором его могучего тела. Когда он отошел, чтобы еще раз броситься на дверь, в камеру вошла девушка лет двадцати, копия той красотки, что соблазняла его. А может быть и она... Девушка была одета в короткую кожаную тунику, которая не прикрывала даже черные кудряшки волос между ног и крупных размеров половые органы. Туника имела два выреза, из которых вываливались наружу полные тяжелые груди, увенчанные большими темными сосками. В руке полуголая красавица сжимала длинный хлыст... Удар хлыста отбросил Шмеля на солому, оставив на груди широкий рубец. Девушка злобно улыбнулась, вышла, и дверь за ней закрылась. Шмель вновь остался один, но трясти дверь он больше не пытался. Удар пошел на пользу даже его дегенеративной голове. Через час дверь открылась снова и в камеру вошли две девушки, в точности похожие на предыдущую, и одетые в такие же туники. В руках у них были длинные палки с блестящими набалдашниками. Знаками они предложили Шмелю выйти. В сопровождении пары полуголых конвоирш он прошел через лабиринт темных и пустых коридоров и вышел на освещенную арену. Переход из полутьмы к свету ослепил его и не дал осмотреться. Несколько одинаковых юношей и девушек в туниках и в черной форме приковали Шмеля к каменной стене. Теперь он смог оглядеться. Он стоял на сцене гигантского зала, где все места, как в страшном сне занимали девушки и юноши, как две капли воды похожие друг на друга, не только одеждой, но и мельчайшими чертами лица. Они сидели молча, и на мгновение Шмелю показалось, что это точно выполненные манекены. Тишина оборвалась, и на сцену мягкими кошачьими движениями вышла обнаженная негритянка. Шмель, до этого никогда не видел черных девушек, но долгое общение с мутантами научило его не удивляться. И все же, несмотря на это, неприятный холодок прошел по его спине... Талию абсолютно голой негритянки стягивал широкий кожаный пояс, на котором висело несколько опасных бритв. Движения девушки были медленны и грациозны. В такт музыке она развела ноги в стороны, наклонилась вперед, и ловким движением срезала ремень на штанах юноши. Он сжался, ожидая бурной реакции зрителей, но толпа по-прежнему неестественно молчала. Тем временем негритянка прикоснулась к крайней плоти гиганта и стала мять его половой орган. Шмель начал погружаться в блаженство. Еще никогда его плоть не знала таких ласковых и нежных пальцев... Резкая боль оборвала его наслаждение. Возбуждая гиганта, негритянка ловким движением стала нарезать его плоть тонкими ломтиками на невесть откуда взявшееся золотое блюдо. Шмель забился и завопил. Из-под бритвы хлестала алая кровь, заливая ноги Шмеля и тело негритянки. Вжик! Вжик! На золотой поднос упали оба огромных волосатых яйца. Вопль Шмеля перешел в пронзительный вой. Кровь била струей, и вместе с ней уходили силы из тела Шмеля. Поймав брошенный кем-то из-за спины Шмеля факел, негритянка ткнула им в пах Шмеля, и он почувствовал, как мгновенно истлели волосы и огонь опалил рану. Лаг и Шаар ухаживали за девушкой. Она была какой-то странной, чужой, иной и более прекрасной, чем все те женщины, которых имели до этого Лаг и Шаар. Только поэтому ее не съели, чтобы утолить голод. Ведь свежее мясо всегда лучше копченного. Пролетел вечер и ночь. Шмель не появлялся, Дон Кихот исчез. Шли часы. Наконец Шаар, проведя рукой по бритой голове, на которой отросла щетина, взял автомат и передернул затвор. - Мне не нравится этот город. Пойду поищу Шмеля и посмотрю, что к чему. Если через сутки не вернусь, съешь эту и уходи. Лаг кивнул. - Боюсь, - продолжал Шаар, - этот подонок, рокер, все же обманул нас и заманил в какую-то ловушку... 6 Шаар брел по одной из центральных улиц этого таинственного города. Мысли крутились вокруг Инши. И вдруг Инша оказался перед ним. Гигантская черная фигура возникла из ничего и злобно улыбаясь, уставилась на Шаара. - Кто ты? - Я Иншен. Ловким движением Иншен скинул свой плащ и Шаар замер от ужаса. Перед ним стоял самый чудовищный мутант на свете. Огромную фигуру, два с половиной метра высотой, венчала маленькая голова с ужасно огромными глазами. Изо рта, на два дюйма свисали желтые клыки, с которых капала противная зеленая жижа. Сморщенная кожа лица и головы была покрыта коротким зеленым пушком. Тело, казалось, сплетенным из массы обнаженных мускулов. Две огромные, даже для женщин-коров груди, истекали молоком, но ниже пояса Иншен оставался мужчиной. Между кривыми ногами висел длинный и тонкий хлыст, который как хвост волочился за Иншеном по земле. - Я пришел убить тебя, пока мои люди развлекаются. Но ты, я вижу, удивлен моим видом. Иншен с улыбкой погладил живот, на котором был пояс с мечом - единственная его одежда. Затем, он медленно, рисуясь, повернулся к нему спиной, и Шаар замер от ужаса. Спина Иншена оказалась грудью мужчины, которая переходила в живот. Под животом располагалась широкая, безобразная половая щель женщины. Издевательская улыбка пробежала по лицу Иншена. - Да, ты удивлен, человечишка! Но я таков. Таким меня родила изгнанница одного из ваших племен - племени мелких людишек. Иншен засмеялся. Его член, длиной около двух метров, со свистом рассек воздух, изогнулся и с отвратительным причмокиванием вонзился в половую щель. Он противно заерзал во влагалище и оно стало истекать мерзкой желтоватой жидкостью. Иншен стоял перед Шааром, широко расставив ноги и уперев руки в бока. Он громко ржал, низ его тела судорожно дергался в экстазе, и на землю лилась вонючая желтоватая жидкость. Женская грудь Иншена напряглась, соски затвердели, и в воздух ударили две струйки молока. С улыбкой, напоминающей оскал чудовища, Иншен вынул меч и стал приближаться к жертве. Шаар отступил и отбросил автомат в сторону, выхватил длинный и тонкий кинжал. Он и сам не знал, что побудило его отказаться от привычного оружия. Клинки скрестились. Сильный удар отбросил Шаара к ближайшей каменной стене. Иншен, не прерывая акта совокупления, стал приближаться к Шаару. Но теперь Шаар действовал умнее. Уклонившись от удара мечом, он поднырнул Иншену под руку и выбросил руку с кинжалом вперед. Иншен взвыл от боли и отскочил в сторону. Его длинный и тонкий член-хлыст был разрезан пополам. Одна половина по-прежнему ерзала в судорожно сжимающемся влагалище, а другая стала извиваться как резиновая трубка, извергая из себя смесь крови и черной спермы, которая смешиваясь с текущим из грудей молоком, образовала огромную лужу у ног гиганта. Иншен взвыл от ярости и боли. Он бросился на Шаара, осыпая его градом ударов. Пытаясь уйти от меча, Шаар стал отпрыгивать и изворачиваться. Он уже жалел, что не воспользовался огнестрельным оружием, а понадеялся на собственные силы. Отступая, он свернул в одну из боковых улиц, потом еще на одну. Шаар взмок, но не мог развернуться и побежать, так как знал, что в этом случае смерть будет мгновенной. Но Иншен стал постепенно сдавать. И в этот момент Шаар сделал непростительную ошибку - он свернул в тупик, дальше отступать было некуда. Шаар прижался к стене. Дрожащей рукой он нащупал песок и швырнул горсть его в глаза Иншена. В тот же миг Шаар подпрыгнул и нанес удар кинжалом. Лезвие со свистом развалило на две половины одну из огромных грудей Иншена. Поток молока и крови обдал Шаара с ног до головы. Он стал снова и снова швырять песок в лицо Иншена, и тогда гигант развернулся и побежал. Шаар побежал следом. Он смертельно устал. Чудовищный поединок истощил его силы. Выйдя на центральную улицу, Шаар поднял свой автомат, и медленно побрел по следам Иншена - лужам крови, молока и спермы. Следы привели его к гигантскому зданию, почти не тронутому временем. Во дворе лежал Иншен. Он потерял слишком много крови, и поэтому не мог добежать, чтобы спрятаться или вызвать на помощь своих людей. Он лежал на бетонных плитах, в лужах крови и молока... - А-а-а-а-а! Крик был слабый, и Шаар еле расслышал, откуда он раздался. Пробежав через стеклянный холл, Шаар ворвался в зал, наполненный сотнями одинаковых спин. На сцене бился кастрированный Шмель. Лица повернулись к Шаару одновременно. Сотни лиц, как одно лицо. Шаар разогнулся и стал стрелять. Пули со свистом врезались в ряды тел, но вместо кожи во все стороны полетели куски пластика. В ужасе он попятился назад, но услышал голос: - Остановись, победитель! Ты убил Иншена! Теперь они - твои слуги. Шаар замер, его руки дрожали. А голос продолжал: - Ты победил Иншена - и теперь ты - сверхчеловек. Видения встали перед глазами Шаара. Видения... Краски... Калейдоскоп цветов... Весь мир. Через секунду он почувствовал, что рядом с ним кто-то стоит. Кто? Он повернул голову. Сзади стояли Шмель и Лаг, а у их ног сидела найденная ими незнакомка. - Они пришли с тобой, - звучал голос. - Они твои люди и служить будут только тебе, иначе я их убью. ТЕПЕРЬ ВЕСЬ МИР ПРИНАДЛЕЖИТ ВАМ. Мир на троих, - пронеслось в голове Шаара...

ВВерх