UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Джон БЛЭК

    ВРЕМЯ ОБНАЖИТЬСЯ




    Естественно, никому не  хотелось  пропустить  момент,  когда  планета
расколется. Хотя ее даже не побеспокоились как-то назвать:  на  картах  она
проходила под  кодовым  названием  УЛАПХ42821ДБ,  естественно  сокращенным
кем-то из младших офицеров "Энтерпрайза" до "Ла Пиг".
Правда, и это прозвище нисколько ей не подходило. Планета -  каменный
шар, около десяти тысяч миль в диаметре, ее поверхность представляла собой
замерзшую, необитаемую пустыню, на которой не  росло  не  только  никакого
кустика, но даже лишайника,  способного  хоть  как-то  оживить  монотонный
пейзаж, расстилавшийся насколько мог охватить глаз. И лишь в одном  смысле
это имя подходило - планета была слишком велика для своего класса.
Спустя относительно короткое время  существования,  в  несколько  сот
миллионов лет, напряжения между ее замороженной поверхностью и сжимающимся
ядром готовы были разорвать планету на части.
На "Ла Пиг" находилась наблюдательная  станция,  где  работали  шесть
человек. Их необходимо было снять с  планеты,  и  звездолет  "Энтерпрайз",
находящийся поблизости, получил соответствующий приказ. Приказ гласил, что
кораблю следует оставаться на орбите вокруг  планеты  и  наблюдать  за  ее
распадом. Собранные данные могли представлять огромный интерес для  ученых
Земли.  Быть  может,  когда-нибудь  им  удастся,  используя  эти   данные,
раскалывать планеты по собственному желанию.
Капитан Кирк, как и большинство его офицеров, имел не слишком высокое
мнение о научной службе, к которой принадлежал сам.
Но оказалось, что снимать с "Ла Пиг" некого.  Наблюдательная  станция
была распахнута настежь,  и  внутри  уже  был  лед.  Его  массивные  глыбы
покрывали все - полы, пульты, даже кресла. Двери нараспашку. Энергопитание
отключено.
Шестеро членов экипажа наблюдательной станции были  мертвы.  Один  из
них, в тяжелом гермокостюме, лежал полусогнувшись на пульте.  На  полу,  у
выхода в один из коридоров, лежало тело женщины, одетой очень легко, более
чем наполовину покрытое льдом. Тем не менее, проверка  показала,  что  она
умерла еще до того, как адский холод добрался до нее: ее задушили.
В нижней части станции находились оставшиеся четверо.  Инженер  сидел
за своим пультом, и  все  системы  жизнеобеспечения  были  установлены  на
"Отключено"; он также замерз, но как будто  ему  на  все  было  наплевать.
Энергии по-прежнему имелось в достатке, но ему она была больше  не  нужна.
Двое умерли в своих постелях, что в  общем  было  совершенно  нормально  и
предсказуемо при такой температуре. Но шестой,  последний  человек,  умер,
принимая душ - будучи при этом полностью одетым.
- Больше  ничего  нам  не  удалось  обнаружить,  -  позже  докладывал
капитану Кирку мистер Спок, офицер, руководивший экспедиционной группой. -
За исключением крошечных капелек и лужиц воды, расплескавшихся там и  сям,
хотя при такой температуре они должны  были  замерзнуть,  несмотря  на  их
необычный состав. Мы доставили небольшое количество  воды  для  анализа  в
лаборатории. Замороженные тела поместили в морг. Что  касается  людей,  то
мне кажется, что здесь больше работы для драматурга, чем для следователей.
- Воображение - весьма полезный талант даже для полицейского офицера,
- прокомментировал Кирк. - Первое, что приходит  мне  в  голову,  -  нечто
весьма токсичное и  быстродействующее  распространилось  по  станции.  Оно
обрызгало одного из людей, и тот бросился в душ,  стараясь  смыть  с  себя
капли - прямо в одежде. Кто-нибудь открыл все двери в попытке  выдуть  эту
гадость наружу.
- А задушенная женщина?
- Наверное, кто-нибудь обвинил ее в инциденте - который, быть  может,
был лишь одним в длинной цепочке безответственности; а может быть, кого-то
раздражало ее поведение. Вы ведь  знаете,  как  быстро  взаимоотношения  в
малых изолированных группах подымаются до точки кипения.
- Очень хорошо,  капитан,  -  произнес  Спок.  -  Ну,  а  как  насчет
инженера, отключившего системы жизнеобеспечения?
Кирк поднял руки вверх.
- Сдаюсь. Быть может, он увидел, что  ничего  не  помогает,  и  решил
покончить жизнь самоубийством. Или, что более вероятно  -  я  ошибаюсь  во
всем, вплоть до последнего предположения. Что бы ни случилось там,  внизу,
вполне возможно - это тайна за семью печатями.
И  для  записи  в  бортовом  журнале  весьма  кстати  оказалось   его
"возможно".
Джо Тормолен, один из членов команды, сопровождавших мистера Спока  в
экспедиции на наблюдательную станцию, первым проявил признаки недомогания.
Он обедал в полном одиночестве в зале отдыха - что было не слишком странно
само по себе, - хотя Джо был отличным и надежным работником, он не слишком
был расположен к общению с другими членами  команды.  Неподалеку  от  него
сидели Зулу, шеф-пилот и  навигатор  Кевин  Рили;  они  спорили  о  пользе
фехтования и, конечно  же,  Зулу  придерживался  положительного  мнения  о
фехтовальных тренировках.  В  какой-то  момент  спора  Зулу  обратился  за
поддержкой к Джо.
Но вместо ответа Джо вдруг несказанно разъярился,  заорав  отрывисто,
словно под чудовищным грузом, что на  "Ла  Пиг"  погибло  шестеро,  и  что
человеку вообще нечего делать в космосе.  В  самый  разгар  этой  яростной
тирады Джо схватил нож, которым только что  резал  отбивную,  и  попытался
применить его против себя.
В результате происшедшей борьбы,  и  из-за  того,  что  Рили  и  Зулу
совершенно не поняли намерений Джо, -  они  подумали,  что  он  собирается
атаковать одного из них, -  Джо  удалось  довольно  тяжело  поранить  себя
ножом. Все трое были просто измазаны кровью  к  тому  моменту,  когда  его
удалось успокоить и доставить в госпитальный отсек. Как  только  появились
сотрудники службы безопасности, то сперва никак не могли  понять,  кто  на
самом деле ранен из этих трех фигур, покрытых кровью.
Времени на детальное обсуждение происшедшего не было;  "Ла  Пиг"  уже
начала раскалываться, и Зулу вместе с Рыли были срочно нужны на  командном
мостике.  По  мере  распада  масса   планеты   начинала   изменяться,   и,
соответственно, изменялся ее центр тяжести. При этом ее  мощное  магнитное
поле так исказилось,  что  стабильная  до  той  поры  стационарная  орбита
"Энтерпрайза" в одно мгновение утратила свою стабильность. Изменения  были
настолько быстрыми и непредсказуемыми,  что  компьютер  смог  их  детально
рассчитать лишь в общем виде;  человеческий  разум  должен  был  постоянно
наблюдать и вносить необходимые коррективы.
Доклад доктора Мак-Коя о смерти Джо Тормолена достиг Кирка лишь через
двадцать четыре часа, и  прошло  еще  четыре  часа,  прежде  чем  он  смог
связаться и ответить на просьбу Мак-Коя о  консультации.  К  тому  моменту
процесс  распада,  похоже,  достиг  какого-то  равновесия,  которое  могло
сохраниться на час  или  около  тот.  И  теперь  он  мог  оставить  бразды
управления Зулу и Рыли, чтобы нанести короткий визит в отсек Мак-Коя.
- Я бы тебя не вызвал, если бы  Джо  не  был  одним  из  двух  людей,
побывавших на "Ла Пиг", - сразу же перешел к делу Мак-Кой. - Но  дело  это
странное, и мне кажется, что между этими событиями имеется связь.
- А что в этом странного?
- Что ж, - произнес Мак-Кой, -  попытка  самоубийства  сама  по  себе
странна. Уровень  самооценки  Джо  всегда  был  достаточно  высок,  и  он,
пожалуй,  был  замкнутой,   интроспективной   личностью.   Но   совершенно
непонятно, что могло вызвать столь неожиданный взрыв и выплеснуть все  это
наружу, да еще с такой силой.
И Джо - он  не  должен  был  умереть.  Да,  у  нет  были  повреждения
внутренностей, но я  все  заштопал  и  очистил  кишечник;  он  не  получил
никакого вторичного заражения. И все те он умер, и я не знаю почему.
- Быть может, он просто сдался, - предположил Кирк.
- Я видел, как  это  произошло.  Но  я  не  могу  указать  это  в  от
свидетельстве о смерти. Я  должен  указать  какую-то  реальную  причину  -
скажем, нарушение кровообращения головного мозга или  отравление.  У  Джо,
похоже, произошло общее нарушение кровообращения, но по  какой  причине  -
неясно. И эти шестеро мертвецов с "Ла  Пиг"  навевают  на  меня  невеселые
мысли.
- Да, ты прав. А что с образцом, который принес с собой Спок?
Мак-Кой пожал плечами.
- Все что угодно. Пока я могу сказать только, что эта штуки  -  всего
лишь вода со следами минералов, сильно понимающих точку ее замерзания.  Мы
обращаемся с ней со всеми мерами предосторожности, хотя  бактериологически
она чиста, что, кстати, означает и полное отсутствие вирусов, и  химически
она почти абсолютно чиста. Я уже начинаю  думать,  что  это  тупик,  хотя,
конечно же, собираюсь еще провести некоторые исследования на образцах. Нам
придется это сделать.
- Что ж, я присмотрю за Споком,  -  сказал  Кирк.  -  Он  был  вторым
человеком, побывавшим внизу - хотя его метаболизм совершенно  иной,  и  не
знаю, что я смогу в нем разглядеть. А тем временем нам придется  надеяться
лишь на то, что это - простое совпадение.
Он вышел из отсека. А когда отвернулся от  двери,  поразился,  увидев
Зулу, спускающегося ему навстречу по  боковому  коридору  и  пока  еще  не
заметившего Кирка. Очевидно, он шел из гимнастического отсека, потому  что
на нем не было его велюровой рубашки, а только черная тенниска,  а  вокруг
шеи у него было намотано полотенце.  Под  мышкой  он  держал  фехтовальную
рапиру с защитным колпачком на острие - в общем, он был совершенно доволен
собой и не походил на человека, покинувшего пост во время тревоги.
Он взмахнул рапирой, нацелив острие  в  потолок,  а  потом  пропустил
клинок между пальцами, так что колпачок оказался  у  него  перед  глазами.
После секундного изучения он снял его. А затем взял оружие  за  рукоять  и
стал изучать ее.
- Зулу!
Пилот отпрянул назад и занял оборонительную  позицию.  Кончик  рапиры
описывал крошечные круги в воздухе между ними.
- Ага! - почти радостно вскричал Зулу. - Стража Королевы или  человек
Ришелье? Отвечайте!
- Зулу, что это значит? Вы должны находиться на посту.
Зулу начал надвигаться на него осторожными шажками фехтовальщика.
- Думаешь перехитрить меня, а? Ну-ка обнажи свое оружие!
- Ну ладно, хватит, - резко сказал Кирк. - Немедленно направляйтесь в
госпитальный отсек!
- И оставить тебе поле боя. Не раньше...
Он сделал неожиданный выпад. Кирк отскочил назад  и  выхватил  фазер,
установив его на положение "обездвиживание", но Зулу  оказался  проворнее.
Он прыгнул в стенной проем,  где  располагались  межпалубные  лестницы,  и
понесся вверх по ступенькам. Из прохода, в котором он только  что  скрылся
донеслось затихающее:
- Тру-у-у-у-у-с-с-с-с-с!
Кирк бросился на мостик. Когда он ворвался туда, Ухура как раз  сдала
навигационную вахту сменщику и  направилась  к  своему  пульту  управления
связью. В кресле Зулу уже сидел сменщик. Кирк спросил его:
- А где Рыли?
- Наверное, ушел, -  ответил  Спок,  в  свою  очередь  уступая  Кирку
командирское кресло. - Его видел только старшина Хэррис.
- Симптомы? - спросил Кирк пилота.
- Он не был вспыльчивым и ничего такого,  сэр.  Я  спросил  его,  где
мистер Зулу, а он начал напевать: "Не бойся, дорогой, Рили с тобой". Затем
он заявил, что ему жаль, что я не ирландец - но я-то как раз ирландец, сэр
- и сказал, что ему пора проверить боевые посты.
- Зулу тоже заразился, - коротко сказал Кирк. - Погнался  за  мной  с
рапирой в руке  на  второй  палубе,  в  коридоре  три,  а  затем  исчез  в
межпалубном переходе. Лейтенант  Ухура,  сообщите  службе  безопасности  -
найти и поместить обоих под замок. Каждый из членов команды, кто входил  с
ними в контакт, должен быть немедленно обследован врачом.
- Я бы предложил психиатрическую проверку, капитан, - произнес Спок.
- Объясните.
-  Эти  припадки,  чем  бы  они  не  были,  похоже,  выталкивают   на
поверхность глубоко скрытые эмоции. Тормолен был в депрессии:  это  довело
его до  самой  низкой  точки  цикла  и  даже  ниже  -  он  покончил  жизнь
самоубийством. Рили вообразил себя наследником ирландских королей. Зулу  в
душе - фехтовальщик и весельчак восемнадцатого века.
- Хорошо. А каково состояние планеты?
- Распадается быстрее, чем предполагалось, - ответил Спок. - К  этому
моменту ускорение приращения схода с орбиты составило два процента.
- Попытайтесь стабилизировать. - Кирк повернулся к пульту управления,
но голос пилота снова отвлек его внимание.
- Сэр, управление не реагирует.
- Включите тогда нижние  верньерные  двигатели.  Позже  займем  более
точную орбиту.
Пилот сделал переключения на пульте. Ничего не произошло.

 
в начало наверх
- Верньерные двигатели не реагируют, сэр. - Главные двигатели: вихревой фактор один! - выкрикнул Кирк. - Но это же выкинет нас из системы, - напомнил Спуск, словно сообщал о какой-то мелкой ошибке. - Ничего не поделаешь. - Нет подтверждения, сэр, - снова доложил пилот. - Двигательный отсек, ответьте! - произнес Спок в интерком. - Дайте энергию. Наше управление не реагирует. Кирк указал на лифт. - Мистер Спок, пойдите и посмотрите, в чем там дело. Спок направился было туда, но в этот момент распахнулись створки лифта и оттуда выскочил Зулу с рапирой в руке. - Ришелье! - воскликнул он. - Наконец-то! - Зулу, - приказал Кирк, - положите эту чертову... - За честь королевы и Франции! - Зулу бросился на Спока, который едва не позволил проткнуть себя, пораженный происходящим. Кирк попытался продвинуться вперед, но острие тут же описало полукруг и уставилось в его сторону. - А теперь, поганый Ришелье... Он уже приготовился сделать выпад, когда увидел, что Ухура пытается зайти ему в тыл. Зулу резко развернулся, и она застыла на месте. - Ага, прекрасная дева! - Извините - ни то, ни другое, - спокойно ответила Ухура. Она демонстративно бросила взгляд через левое плечо Зулу, и когда он дернулся, чтобы повернуться в этом направлении, рука Спока схватила его за правое плечо парализующим приемом вулканитов. Зулу рухнул на пол, словно куль муки. Тут же совершенно забыв о его существовании, Кирк бросился к интеркому. - Мистер Скотти! Нам нужна энергия! Двигательный отсек - отвечайте! Ему ответил музыкальный тенор, безмятежно прозвучавший из интеркома: - Вы звонили? - Рили?! - воскликнул Спок, пытаясь подавить клокочущую в нем ярость. - Это говорит капитан Кевин Томас Рили, звездолет "Энтерпрайз". С кем имею честь беседовать? - Это Кирк, черт побери. - Кирк? Что-то я не припомню в своем экипаже такого офицера. - Рили, это говорит капитан Кирк. Немедленно покиньте двигательный отсек, навигатор. Где Скотти? - А теперь послушайте, поварята, - сказал Рили. - Это говорит ваш капитан, и я хочу, чтобы вся команда получила двойные порции мороженого. Поздравления капитана, в честь дня святого Кевина. Ваш капитан сделает соответствующий выбор. Кирк бросился к лифту. Спок автоматически направился к командирскому креслу. - Сэр, - произнес он, - при нашем нынешнем уровне снижения менее чем через двадцать минут мы войдем в экзосферу планеты. - Хорошо, - угрюмо произнес Кирк. - Я посмотрю, можно ли что-нибудь сделать с этой обезьяной. Будьте готовы направить энергию, как только ее получите. Створки лифта сомкнулись за ним. А по всему кораблю завывал голос Рили: "Я повезу тебя домой, Кэтлин". - Это был отнюдь не певец. Все это было бы смешно, если бы не звучащая по системе внутренней связи, путавшая все карты серенада. Судя по происшедшему с Джо Тормоленом, и его бессмысленной смертью, сам "Энтерпрайз" в скором времени мог оказаться одной из частиц клубящейся внизу массы планетарного мусора. Скотти и двое членов его команды находились у двигательного отсека и сенсорами проверяли дверь, когда появился Кирк. Скотти быстро взглянул на капитана, затем вернулся к двери. - Пытаемся открыть ее, сэр, - доложил он. - Рили отключил управление и энергоресурсы, - сказал Кирк. - Вы можете как-нибудь обойти его и работать с дополнительного пульта? - Нет, капитан, у него все идет через основной пульт, там внутри, - Скотти обратился к одному из членов команды. - Подымитесь в мою каюту и принесите планы этого отсека. Если придется его вскрывать, я не хочу перерезать какие-нибудь цепи. - Тот кивнул головой и убежал. - Но хотя бы энергию батарей вы могли бы подать на пульт управления? - спросил Кирк. - Это не предотвратит падение, но, по крайней мере, мы бы стабилизировали свое положение. У нас есть примерно девятнадцать минут, Скотти. - Я слышал. Попытаюсь. - Хорошо. - Кирк направился назад на мостик. - "И слезы затуманят влюбленные глаза..." Оказавшись на мостике, Кирк отрывисто бросил: - Нельзя ли вырубить этот шум? - Нет, сэр, - ответила Ухура. - Он оттуда может переключить любой канал с главного пульта управления. - Но есть одна штука, которую он не может отключить, - сказал Кирк. - Мистер Спок, изолируйте все корабельные сектора. Если эта штука заразна, может быть, мы предотвратим ее распространение. И в то же время... - Понял, - ответил Спок, включив сервоуправление перегородками секторов. Автоматически прозвучал сигнал общей тревоги, полностью перекрывший голос Рили. На какое-то мгновение после того воцарилась полная тишина. Затем голос Рили произнес: - Лейтенант Ухура, это капитан Рили. Вы прервали мою песню. Это было нехорошо с вашей стороны. Мороженого вам не будет. - Осталось семнадцать минут, сэр, - доложил Спок. - Внимание, команда, - продолжил Рили. - Вечером в семь часов в холле корабля состоятся танцы. У всего персонала будет бал. - Затем последовал взрыв зловещего смеха. - По этому случаю всем женщинам из корабельных запасов будет выдано по пинте духов. А всем мужчинам в качестве компенсации будет повышена одна из выплат по жалованию. Приготовьтесь и к другим подаркам. - Был ли какой-нибудь доклад о Зулу, прежде чем переключился интерком? - спросил Кирк. - Доктор Мак-Кой держит его в госпитальном отсеке на транквилизаторах, - ответила лейтенант Ухура. - Ему тогда не было хуже, но все тесты отрицательные... У меня создалось впечатление, что у врача возникла какая-то идея, но его прервали прежде, чем он сумел ее объяснить. - Ладно, наша насущная проблема сейчас - Рили. Появился вестовой. Отдав честь Кирку, он сообщил: - Сэр, сообщение от мистера Скотта. Он подал энергию от батарей на ваш пульт и возобновил попытки взрезать дверь в двигательный отсек. Ему потребуется примерно четырнадцать минут. - В общем-то, это на пределе оставшегося времени, - произнес Кирк. - И еще уйдет минуты три на подготовку двигателей. Передайте мои наилучшие пожелания мистеру Скотти, и еще - пусть режет так, как сочтет нужным, и пусть не боится что-нибудь перерезать, кроме главных цепей. - А теперь вот что я вам скажу, - снова заговорил Рили. - Скоро все женщины члены экипажа будут носить волосы свободно спадающими на плечи и перестанут усиленно пользоваться косметикой. Повторяю, женщины не должны выглядеть искусственно. - Сэр, - произнес Спок напряженным голосом. - Одну секунду. Я хотел бы, чтобы двое сотрудников службы безопасности присоединились к группе мистера Скотти. Рили может быть вооружен. - Я уже сделал это, - произнес Спок. - Сэр... - "...Через широкий и глубокий океан..." - Сэр, я болен, - четко доложил Спок. - Прошу разрешения направиться в госпитальный отсек. Кирк схватился за голову. - Симптомы? - Просто общее недомогание, сэр. Но в свете... - Да, да. Но вы не сможете _д_о_б_р_а_т_ь_с_я_ до госпитального отсека: все секции корабля изолированы. - Прошу разрешения закрыться в своей каюте, сэр. Я смогу добраться до нее. - Разрешаю. Кто-нибудь, проводите его. Когда Спок вышел, еще одна ужасающая мысль пришла в голову Кирка. А вдруг и Мак-Кой получил дозу чего-то такого - чем бы это ни было? За исключением Спока и теперь уже мертвого Тормолена, он дольше всех соприкасался с этим, и лишь Спок, похоже, проявил необычайную стойкость. - Лейтенант Ухура, вы вполне можете покинуть этот пульт, все равно от него сейчас нет никакой пользы. Найдите кусок телефонного кабеля и подслушивающее устройство. И направляйтесь к переборке госпитального отсека. Вы сможете услышать, о чем говорит доктор Мак-Кой, но не отвечайте ему. Привлеките его внимание с помощью перестукивания. Передайте сюда вашу беседу с ним с помощью карманного передатчика. Исполняйте. - Есть, сэр. С ее уходом на мостике не осталось никого, кроме Кирка. Он ходил по мостику взад-вперед и наблюдал за большим экраном. Оставалось двенадцать минут. Затем зазвучал зуммер передатчика. Он выхватил его из кармана. - Здесь Кирк. - Лейтенант Ухура, сэр. Я установила контакт с доктором Мак-Коем. Он утверждает, что нашел частичное решение проблемы. - Спросите его, что он имеет в виду под частичным. Прошло несколько мгновений мучительного ожидания, пока Ухура отстучала этот вопрос по стене госпитального отсека. Металл был толстым; возможно, она пользовалась молотком, но даже и в этом случае стук едва-едва можно было расслышать. - Сэр, он хочет что-то выпустить в вентиляционную систему корабля - какой-то газ, сэр. Он говорит, что может это сделать прямо из госпитального отсека, и этот газ быстро распространится. Он сказал, что это подействовало на лейтенанта Зулу, и, очевидно, излечит всякого, кто заболел, но он не может ручаться за его воздействие на здоровых членов экипажа. - Это похоже на обычное предупреждение Мак-Коя, но спросите его, как он сам себя чувствует. Опять долгое ожидание. Затем: - Он говорит, что чувствовал себя очень плохо, сэр, но сейчас все в порядке благодаря противоядию. Это могло быть правдой, а могло и не быть. Если сам Мак-Кой заболел, невозможно предсказать, что он там приготовился выпустить в атмосферу корабля. С другой стороны, запрет тоже может не остановить его. Если бы только прекратилось это чертово пение! Из-за нет совершенно невозможно собраться с мыслями. - Спросите у него, может ли Зулу что-нибудь сказать; обратите внимание на то, насколько естественно он будет передавать. Вновь ожидание. Теперь осталось лишь десять минут - три из которых уйдут на подготовку двигателей. И нельзя сказать, сколь быстро распространится противоядие Мак-Коя и как много времени потребуется на то, чтобы оно подействовало. - Сэр, он говорит, что лейтенант Зулу еще слишком слаб и не хочет будить его, в силу обстоятельств и своих полномочии. У Мак-Коя имелись такие полномочия, это уж точно. Но это могло быть и хитростью обезумевшего разума. - Хорошо, - тяжко произнес Кирк. - Разрешите ему исполнять свой план. - Слушаюсь, сэр. Передатчик Ухуры отключился, свой Кирк убрал в карман, чувствуя себя совершенно беспомощным. Девять минут. Затем голос Рили вдруг запнулся. Похоже, он вдруг забыл кое-какие слова из своей нескончаемой песни. Неожиданно он упустил целую фразу, затем попытался продолжить, напевая просто "Ля, ля, ля", но спустя мгновение прекратил и это. Тишина. Кирк ощутил биение своего сердца. До сих пор он ничего не чувствовал, кроме головной боли, которая, по представлению продолжалась уже более часа. Он быстро направился к пульту Ухуры и вызвал двигательный отсек. Послышался щелчок включенных динамиков, и бос Рили сбивчиво произнес: - Здесь Рили. - Мистер Рили, это Кирк. Где вы? - Сэр, я... я, похоже, нахожусь в двигательном отсеке. Я... не на посту, сэр. Кирк глубоко вздохнул. - Это не имеет значения. Немедленно подайте нам энергию. Затем откройте двери и впустите главного инженера. Да, и отойдите в сторону, когда будете это делать, потому что он пытается прорваться в отсек, используя фазер на полной мощности. Вы все поняли?
в начало наверх
- Да, сэр. Сперва энергия, затем дверь - и отойти в сторону при этом. Сэр, а в чем дело? - Сейчас это не имеет значения, просто выполняйте. - Есть, сэр. Кирк сделал переключения на пульте. И тотчас послышался тяжелый гул открывающихся переборок мелку секторами корабля, - словно камень оттаскивали с могилы. Нажав на клавишу общей тревоги, Кирк заорал: - Все старшие офицеры - на мостик! Шестиминутная тревога - угроза столкновения! Исполнять! И в тот же момент стрелки энергопульта пробудились к жизни. Рили активировал двигатели. А спустя мгновение его голос, полный невинного сожаления, произнес в пустоту: - А теперь в холле корабля не будет сегодня вечером никаких танцев. Как только "Энтерпрайз" занял новую орбиту над распадающейся массой "Ла Пиг", Кирк нашел время, чтобы поговорить с Мак-Коем. Медик выглядел изможденным донельзя, что само по себе было неудивительно. У него оказалась самая долгая вахта. Но, как обычно, он начал с характерного ухода в сторону. - Что-нибудь знаешь о кактусах, Джим? - Только то, что знают все. Они растут в пустыне и колючие. А, да, некоторые из них запасают воду. - Правильно, и именно последнее - самое важное. Кроме того, многие кактусы находились в музеях по пятьдесят-семьдесят лет и вдруг, к удивлению сотрудников, неожиданно расцветали. Зерна египтян, тысячелетия пролежавшие в гробницах, иногда давали всходы. Кирк терпеливо ждал. Мак-Кой в соответствующий момент перейдет к главному. - Обе эти вещи происходят из-за любопытной формы хранения, называющейся _с_в_я_з_а_н_н_а_я _в_о_д_а_. Обычные минеральные кристаллы, вроде сульфата меди, часто довольно свободно соединяются с молекулами воды. Это так называемая кристаллизационная вода. Если она есть, например, в сульфате меди - это красивый голубой камешек, хотя и ядовитый; без воды - это ядовитый зеленый порошок. Так вот, органические молекулы могут привязывать воду гораздо эффективнее, делать молекулу воды частью своей молекулы, а не просто соединения типа молекула-молекула. За многие годы эта вода поступала в различных комбинациях и становилась доступной для кактуса или зерна жидкостью, и затем жизнь начиналась снова. - Любопытное устройство, - заметил Кирк. - Но мне еще непонятно, как это всех нас чуть не погубило. - Образец жидкости, доставленный мистером Споком - это природный катализатор, который _у_с_к_о_р_я_л_ связывание воды. И даже если бы у нее не с чем было связаться, она начала бы связываться сама с собой. Оказавшись в крови, катализатор начал связывать сыворотку крови. Сначала из-за него оказалось затрудненным извлечение питательных веществ из крови, и прежде всего - сахара, что привело к голоданию мозга - отсюда различные психиатрические симптомы. По мере продолжения процесса кровь становилась слишком густой, чтобы ее можно было нормально прокачивать по артериям и особенно по небольшим капиллярам - отсюда последовавшая смерть Джо от нарушения кровообращения. Как только я понял, что происходит, я сразу же начал искать способ как разложить катализатор. Эта штука весьма заразна, ее можно получить через дыхательные пути, через кровь или любую другую жидкость тела. И катализатор не принимает участия ни в одной из химических реакций, которые он приводит в действие, так что в наличии всегда первоначальное его количество. Я думаю, этот катализатор может даже размножаться, наподобие некоего полувируса. Мне почти вовремя удалось найти противоядие, о чем я сообщил лейтенанту Ухуре через стену, но не знал, как это может подействовать на здоровых людей. По счастью - никак. - Великая Галактика, - произнес Кирк. - Это мне напомнило кое о чем. Спок почувствовал себя плохо и попросил освободить от обязанностей, почти перед самым концом кризиса, и до сих пор еще не вернулся. Лейтенант Ухура, вызовите каюту Спока. - Слушаюсь, сэр. - После щелчка клавиши из интеркома послышался странный вой, наподобие арабского: звуки музыкального инструмента вулканитов, на котором Спок обычно упражнялся в своей каюте, так как никто другой на мостике просто не в силах был вынести его звучание. Перекрывая этот шум, грубоватый голос Спока подвывал: - Алаб, уэс-крауниш, спрай пу ристу, Ор эн р'лджиикмаджиир ауооо... Кирк поморщился. - Я не могу понять, в порядке ли Спок, - сказал он. - Никто бы не мог этого понять, кроме другого вулканита. Но раз он не вернулся к своим обязанностям по сигналу тревоги, быть может, твое противоядие сделало с ним что-то такое, что не сделало с нами. Надо бы пойти и посмотреть, что с ним. - Сразу же, как только найду затычки для ушей. Мак-Кой ушел. А из каюты Спока продолжал звучать голос: - Риджии, бебе, п'салку пирту, Фрор ом... Голос набирал силу, и Кирк отключился. Уж лучше "Я отвезу тебя домой, Кэтлин", чем это. С другой стороны, Рыли точно так же звучал для Спока, так, может быть, Споку нет никакой причины чувствовать себя плохо. Вздохнув, Кирк стал наблюдать за последними судорогами "Ла Пиг". Сейчас планета представляла собой расширяющееся облако пыли. На экране оно довольно четко напоминало огромный набухший и разваливающийся мозг. Но схожесть, подумал Кирк, была чисто умозрительной. Как только планета начинает разваливаться, это ее конец. Но мозг-то не таков. Если ему предоставить даже половинку шанса, он снова восстанавливается. Иногда. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх