UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Джон БРАННЕР

 РАБОТОРГОВЦЫ КОСМОСА




 1

В прошедшие месяцы Ларс Талибранд путешествовал долго  и  много.  Его
путь лежал от звезды к звезде, от планетной системы к  планетной  системе.
Он пересекал Вселенную взад и вперед, он старался избегать излишне  долгих
перелетов, пытаясь сберечь один-два драгоценных дня.  Но  все  же  ему  не
удалось ускользнуть от смерти, которая  настойчиво  следовала  за  ним  по
пятам.
Он путешествовал с Вернье на Ирссород и дальше на Криу'н  Дитч,  а  с
Криу'н Дитча на Ньюхольм, а оттуда к Марсу. Наконец, он попал на  Землю  к
началу карнавала, когда все люди гуляли на празднике.
Здесь, на Земле, в одной из комнат отеля, из окна  на  одной  стороне
которой открывался вид на суматоху ярмарки, а из окна  на  другой  стороне
которой был виден морской берег, и настигла его его судьба.
Когда это свершилось, и об этом стало известно определенным людям,  в
том направлении, откуда прибыл Ларс Талибранд, было отправлено  сообщение.
На мирах, рассеянных  по  всей  Галактике,  некоторые  мужчины  и  женщины
облегченно вздохнули, потому что Ларса Талибранда больше не было в живых.


 Вопли, стук и выкрики музыкальных ансамблей,  громко  поющие  группы
людей, имитаторов голосов животных, толпы и хора  дико  возбужденных ночных
фанатиков, запускающих в воздух бумажные  змеи  громко  смеющихся  -  весь
мир, словно превратившийся в  огромную  сцену,  на  которой  разыгрывалась
чудовищная гротескная  комедия,  карнавальные  процессии  тянувшиеся  мимо
отеля - ничего этого Ларс Талибранд больше не мог увидеть.
Такие же карнавальные процессии, как и  та,  что  текла  мимо  отеля,
двигались по улицам каждого города на Земле. По мере, как солнце двигалось
по небосводу, к ним примыкали все новые и новые города.
Теперь внизу, на берегу  появились  служители,  проводящие  последнюю
проверку, прежде  чем  включить  фонари  и  пустить  крошечные  светящиеся
бактерии, которые заставят засветится весь океан.  Роботы-слуги  проверяли
друг у друга контуры и проводку, чтобы быть абсолютно уверенными, что  они
не откажут в течение ближайшей недели. На ярмарке  владельцы  аттракционов
воздвигали свои будки,  киоски  и  навесы,  устанавливали  свои  карусели,
качели-лодочки и площадки, на которых можно было танцевать в  невесомости.
Тяжело груженые грузовики громыхали мимо отеля, подвозя  последние  грузы:
сладости, бумажные змеи, флажки,  головоломки,  ящики  с  бутылками  вина,
маски, мечи для дуэлей и тысячи других вещей.
Осторожные люди сдали свои драгоценности в государственные хранилища.
Владельцы автомобилей и геликоптеров, у которых не было своих  собственных
гаражей,  поместили  свои  машины  в  государственные  гаражи.  Во   время
карнавала никому никуда не нужно было срочно выезжать. В это  время  никто
не занимался делами, и не существовало ничего, что нужно  было  бы  срочно
улаживать. На обочинах улиц стояли  киберуправляемые  шары-такси,  которые
могли доставить пассажиров в нужное им место. После наступления дня  нужно
было только назвать роботу  шара-такси  адрес  -  свой  или  какого-нибудь
другого человека, а до этого времени то, куда нужно  доставить  пассажира,
решал главный кибер сектора.
Безоблачное небо над городом лучилось сияющей синевой,  становившейся
все  насыщеннее  и  гуще.  Тут  и  там  на  поверхность  земли  во   время
карнавальной недели выпадал дождь,  чтобы  поддерживать  метеорологическое
равновесие атмосферы, но все по возможности было устроено так,  что  дождь
шел как можно дольше  в  открытом  море,  а  к  следующему  вечеру  ночные
фанатики немного приходили в себя.
Машины с продуктами следовали за карнавальной  процессией.  Тут  были
тысячи транспортных средств. Их и должны были быть тысячи, потому  что  во
время карнавала никто не занимался своей профессиональной деятельностью, и
не был открыт ни один магазин.
Когда солнце, наконец, зашло, были закрыты двери парфюмерных лавок  и
питейных заведений, которые до последней  минуты  старались  удовлетворить
потребность людей в парикмахерах, костюмерах, косметике  и  парфюмерии,  а
так же в спиртных напитках, и их  персонал  покинул  свои  рабочие  места,
чтобы смешаться с орущей толпой.


Дерри Хорн отошел от окна, из которого была  видна  улица.  Последние
карнавальные процессии достигли ярмарочной площади и с воплями, стонами  и
криками, а также со скрипом шарманок смешалась музыка парадного  оркестра.
Теперь настало самое время одеться и тоже выйти наружу.
По короткому приказу Хорна окно стало непрозрачным,  дверцы  одежного
шкафа  распахнулись,  и  взгляду  наблюдателя  открылся  выбор   костюмов,
предназначенных для карнавала. Когда он испытующе провел пальцами по шелку
с кружевами, он почувствовал себя страшно потерянным.
Он раздраженно, взял один из костюмов и бросил его на спинку стула.
Он скинул свою повседневную одежду и прошел в ванную,  примыкавшую  к
его апартаментам, чтобы освежиться.
Выйдя из-под душа, он прошел  в  сушилку,  затем  подошел  к  зеркалу
высотой в рост человека. Он задумчиво осмотрел сам себя.
"Итак, это ты, - сказал он самому себе, - Это  Дерри  Хорн,  двадцать
два года."
Он  видел  темноволосого  молодого  человека  с   бледной   кожей   и
темно-синими  глазами.  Вокруг  его  полного  рта  были   видны   признаки
изнеженности.  Бледность  его  кожи  и  его  темные  волосы  оттеняли  его
подбородок и щеки, которые выглядели почти голубыми. Он заметил  несколько
волосков бороды, которые не брала даже самая лучшая из бритв.
Он подпер рукой левую щеку и задумался.
Какой атавизм заставляет мужчину казаться не мужчиной, если у него не
растет борода, хотя он и прилагает много усилий,  чтобы  воспрепятствовать
ее росту?
Может быть, это было только по тому, что каждый должен иметь  что-то,
что не покоряется его воле? На этом  дисциплинированном  мире  было  очень
мало того, что не покорилось воле людей.
Когда он заметил, что он уже обсох, он покинул  сушилку.  Как  только
его вес перестал давить на пол, шипение  дюз,  подававших  теплый  воздух,
смолкло.
Когда  он  вернулся  в  комнату,  костюм,  который  он  себе  выбрал,
показался ему еще более смешным. Однако, когда  он  заглянул  во  все  еще
открытый шкаф, он  не  увидел  ничего,  что  бы  подошло  ему  больше.  Он
опустился в одно из кресел и зажег сигарету.  Он  был,  видит  бог,  не  в
лучшем настроении, и это в первую же ночь карнавальной недели!
Ему в голову пришла мысль, что алкоголь, может быть, сможет  изменить
это, и он  быстро  вызвал  кельнера,  который  тут  же  появился.  Кельнер
приблизился к креслу и с вопросительным выражением лица остановился  перед
Хорном, совершенно не  обратив  внимание  на  то,  что  тот  обнажен.  Его
стройный пластиковый корпус тоже был без одежды.
- Мне нужно что-нибудь, что сможет изменить мое скверное  настроение,
- резко сказал Хорн. - Что ты мне предложишь?
Кельнер поколебался.
- Я не уполномочен прописывать лекарства от болезней, сэр, -  ответил
он тоном сожаления. - Может быть...
-  Я  не  болен!  -  оборвал  его  Хорн.  -  Мне  нужен  какой-нибудь
возбуждающий напиток, лучший из тех, что здесь есть.
- Я могу принести  самое  дорогое,  -  предложил  Кельнер  с  нотками
сомнения в голосе. - Это, может быть, и будет самое лучшее. Однако,  чтобы
быть честным, я должен вам сказать, что я слышал  от  множества  гостей  о
том, что напитки с умеренными ценами более вкусны.
-  Может  быть,  будет  лучше,  если  руководство  отеля  в  качестве
кельнеров будет  использовать  андроидов  вместо  роботов!  -  рассерженно
воскликнул Хорн. - По крайней мере, они знают, какой вкус  имеет  тот  или
иной напиток!
Кельнер ответил с тихим протестом:
- Если позволите, я хочу вам сообщить, что этого делать не стоит.  Вы
же знаете, что андроидам запрещено употреблять алкогольные напитки.
- Но это же можно обойти, - сказал Хорн.
У него было выражение лица человека,  который  обошел  уже  множество
предписаний,  и  это  был  просто  очередной  раз.  Он  был  состоятельным
человеком, даже если принять во внимание, что в настоящее время  все  люди
были состоятельными.
- Но это не имеет никакого  смысла,  потому  что  после  одной  рюмки
алкоголя все твои электрические цепи полетят ко всем чертям.
Внезапно он осознал всю смехотворность сложившейся ситуации, то,  что
он устроил тут диспут с роботом. Он громко хихикнул.
Кельнер немедленно подошел к нему, но Хорн отмахнулся от него.
- Вы мне еще не сказали, какой напиток вы хотите, - сказал кельнер.
- Это не играет никакой роли, - ответил Хорн.
Он встал.
- Забудьте это!
- Для меня физически  невозможно  что-нибудь  забыть,  гордо  ответил
кельнер. - Мне кажется, что  потребуется  довольно  много  времени,  чтобы
сообщить мне значение этих слов.
Потом робот внезапно осознал, что последнее  признание  может  сильно
повредить ему.
Он немного поколебался, потом вышел из комнаты.
Когда он ушел, Хорн, наконец надел свой карнавальный костюм и еще раз
внимательно оглядел свою комнату. Он снял ее для того, чтобы  жить  в  ней
всю  карнавальную  неделю.  По  крайней  мере,  это  было  хоть   какое-то
разнообразие. Он должен быть этим доволен. Если ему не удастся  развлечься
еще  чем-то,  тогда  он,  может  быть,   навсегда   потеряет   способность
развлекаться.  Вся  его  жизнь  тогда  превратится  в  монотонный,   вечно
одинаковый круговорот скуки, от которого он теперь хотел сбежать.



 2

  Он автоматически  направился  к  личному  лифту,  связывавшему  его
номер с другими помещениями отеля, и уже  нажал  на  кнопку,  когда  вдруг
вспомнил, что карнавальная неделя уже началась. Лифт не поднялся к нему  из
шахты, а динамик на стене щелкнул, и голос приторным тоном напомнил ему:
- Мы все на карнавальной  неделе,  сэр!  В  интересах  общественности
служба личных лифтов отеля оставила действующим главный лифт.  Пожалуйста,
выйдите из своего номера и идите налево по  коридору.  Там  вы  обнаружите
ближайший общественный лифт. Мы надеемся,  что  вы  найдете  там  приятное
общество еще до того, как смешаетесь снаружи с радостной толпой людей!
Когда Дерри Хорну было шестнадцать или семнадцать лет, он и несколько
его друзей имели привычку разыгрывать  управление  отеля  и  каждый  вечер
заботились  о  том,  чтобы  жители  отеля  нашли  по-настоящему   приятное
общество. Они наряжались и гримировались таким  образом,  что  становились
похожи на трупы задушенных - с посиневшими  лицами  и  белыми  контактными
линзами на глазных яблоках. Они ложились на пол пустого  лифта  и  ожидали
результатов. Кроме всего прочего,  несколько  человек  получили  от  этого
инфаркт. Они тогда здорово повеселились.
Однако, теперь это почему-то не казалось ему таким уж смешным,  когда
он вспоминал об этом. Он надеялся, что здесь никому и в голову  не  придет
такая мысль, или что тот, кому она придет, не проделает это в самом начале
карнавала.
Он быстро прошел через покинутый коридор к лифту,  положил  палец  на
кнопку вызова лифта и бросил взгляд вдоль коридора.
Здесь, у шахты лифта сходились под углом два коридора.
В  другом  коридоре  недалеко  от  лифта  находилась   куча   багажа,
ожидавшая, когда  ее  уберут.  По  другую  сторону  кучи  багажа  внезапно
возникло  какое-то  движение.  Появилась  рука,  словно  хотел   подняться
лежавший на полу человек, а в следующее мгновение послышался  тихий  стон.
Это могло быть убийство. Это было весьма возможно.
- Помогите!
Итак, кто-то проделал такую же шутку, как и он со своими  друзьями  в
студенческие годы пять лет назад. Ну, хорошо, это была  старая  шутка.  Он
снова нажал на кнопку вызова лифта, надеясь, что кабина вскоре  поднимется
на тот этаж, где он находился.
Рука упала. В воздух поднялась нога и дико забила,  затем  с  громким
стуком упала на пол. Снова раздался вскрик.
В этом вскрике был смертельный ужас, и предположение Хорна о том, что

 
в начало наверх
это розыгрыш, рухнуло. Кажется, это не было карнавальной шуткой. Это был крик боли. Не сознавая, что он делает, Хорн побежал к куче багажа. Кожа на руке и ноге, высовывавшейся из-под кучи багажа, была голубой. Это был андроид, но, тем не менее, чувствующее существо, которое ощущает боль. Казавшиеся тяжелыми ящики и чемоданы были навалены на его тело. Другие, ранее лежавшие на его руке и ноге, были отодвинуты в сторону. Служебный робот! - крикнул Хорн, закинув голову. Зов отдался в длинном коридоре. Потом Хорн нагнулся, чтобы убрать багаж, который придавил андроида. Багаж был легче, чем казался, но Хорн не привык сам поднимать такие предметы - для этого были роботы. Еще прежде, чем он убрал полдюжины чемоданов, он сильно вспотел. Его чуть было не вырвало, когда он взглянул на пол перед собой и увидел изуродованного андроида. Хорн никогда в жизни не чувствовал себя так беспомощно. Ему очень захотелось выйти на улицу и окунуться в водоворот карнавала, но другое его "я" говорило ему, что он должен сделать все, чтобы уменьшить боль изуродованного андроида, если он может это сделать. Он нагнулся над ним, когда услышал позади себя голос: - Скажи, друг, это ты позвал меня? Он оглянулся. Мужчина невысокого роста, средних лет, в пестрой одежде скомороха высунулся из кабины лифта. Он, должно быть, пришел на зов, который прозвучал несколько мгновений назад. - Да. Посмотри! Иди скорее сюда! Низенький мужчина хихикнул. - Что ты прячешь там, под багажом? Может быть, это какая-то ловушка, а? Он пожал плечами. - Ну, я согласен с этим. Это же карнавал! Он покинул лифт и подошел к Хорну. Когда Хорн услышал его испуганный вздох, он понял, что тот изменил свое мнение о возможной ловушке. - Это ужасно! Но почему роботы еще не убрали его куда-нибудь? - Он лежал, спрятанный под ящиками и чемоданами, - ответил Хорн. - Он, кажется, потерял сознание. Когда он пришел в себя, он оттолкнул чемоданы и позвал на помощь. Именно в это мгновение я проходил мимо. Низенький человечек отступил на шаг назад. - Пойдем, уйдем от сюда, друг, - произнес он. - Здесь скоро уберут. Динамик у лифта сообщил, что один из гостей на другом этаже требует лифт, и что кабина пойдет на другой этаж, если какой-нибудь пассажир в течение тридцати секунд не войдет в нее. - Решайте, - пробормотал низенький мужчина. Он поспешил назад, к лифту. Ему еще удалось войти в кабину, прежде чем ее двери автоматически закрылись. Хорн почувствовал слезы, брызнувшие из глаз, когда андроид, очевидно, действительно пришел в сознание, чтобы слышать голоса поблизости от себя. Одна его рука поднялась и попыталась ухватиться за мир, который он больше не мог увидеть. Хорн опустился возле него на колени и взял его голубую руку в свою. Андроид слабо пожал ее. Это прикосновение, казалось, немного успокоило его. Почему, черт побери, сюда не поспешил ни один из роботов, когда Хорн позвал их? Хорн яростно вскинул голову и позвал снова. Однако, зов застрял у него в горле от страха, когда он, едва не упав, понял, что кто-то стоит рядом с ним. - Это было любезно с вашей стороны, что вы так помогли ему, - сказал тихий голос, - но я боюсь, что нам все же ничего не удастся сделать для него. Хорн осторожно освободил руку из захвата умиравшего андроида и встал. - Вы принадлежите к персоналу отеля? - спросил он. Голубокожий мужчина с серьезным лицом кивнул. Тот факт, что он все еще был одет в обычную одежду, тогда как все люди, должно быть, уже давно надели карнавальные одежды, без сомнения, было ответом на вопрос Хорна. - Я секретарь управляющего, - сказал андроид. - В настоящее время я менеджер. Мой шеф десять минут назад ушел на ярмарочную площадь. Что здесь произошло? Хорн рассказал ему все. - Я верю вам. Взгляд секретаря застыл на лице Хорна. - Я бы не поверил, если бы сам не видел, как вы держали его руку, когда я подошел. Но это конечно, не играет никакой роли. В его голосе слышалась открытая враждебность. - Что вы об этом думаете? - грубо спросил Хорн. Он вынужден был перейти к обороне. Андроид пожал плечами. - Дальше не будет ничего. Как вы знаете, это не является преступлением. С нами можно делать все и поступать так, как вам хочется. Вы испугались? - закончил он. - Но, конечно... - недоверчивым тоном начал Хорн. - О, он был обучен и представлял для отеля огромную ценность. Если бы это произошло в обычное время, руководство отеля, может быть, возбудило бы иск к виновному в этом лицу, чтобы тот возместил нанесенный ущерб и оплатил стоимость обучения андроида и стоимость его отсутствия на службе. Но теперь карнавал. Мой шеф на неделю отложил все свои дела. Пока он не вернется снова и не будет настолько трезв, чтобы позаботиться о делах, нет никакой другой надежды на то, что этого негодяя найдут. - Что же вы теперь будете делать? - Я направлю на этот этаж другого андроида и пришлю сюда роботов-уборщиков, чтобы привести здесь все в порядок. Теперь тон андроида был почти оскорбленным. - Однако, это дело должно было близко касаться вас, - с отвращением произнес Хорн. Он не хотел впутываться в это дело, но чувствовал, что вынужден это сделать. - Это так. Большое спасибо за то, что вы держали его за руку. От большинства людей этого ожидать нельзя. Хорн вспомнил о низеньком мужчине. С внезапным пониманием он сказал: - Вы хотите сказать, что за большинство людей вы не поручились бы, не так ли? Он почувствовал себя странным образом польщенным, когда андроид улыбнулся и покачал головой. - Нет это совсем не так. Большинство людей после карнавала вспомнили бы об этом и рассказали бы моему шефу, и все на этом закончилось бы. Мы должны быть очень осторожны, поверьте мне. - Может быть, я могу здесь еще чем-нибудь помочь? - спросил Хорн. - Нет, спасибо. Я сам сделаю все необходимое. Я думаю, что теперь вы можете спокойно погрузиться в удовольствия. Хорн покачал головой. - Я не думаю, чтобы я смог получить удовольствие, помня об этом. Я вернусь в свою комнату и попытаюсь выкинуть это из головы. Он почувствовал взгляд андроида на своем затылке, снова идя вдоль коридора. Он прошел уже около двадцати шагов, прежде чем заметил, что пошел не той дорогой. Он рассерженно остановился, потом медленно пошел назад. На обратном пути он заглянул в приоткрытую дверь одного из номеров. За дверью... Подскочив, он бросился вперед и распахнул дверь. - Сюда! - крикнул он. - Идите быстрее сюда! Секретарь управляющего без видимой спешки приблизился к нему. - Что случилось? спросил он. - Здесь ваш шанс поймать негодяя, который убил андроида. Хорн перешагнул через порог и вошел в номер. Это выглядело именно так, как он себе представлял. - Предположим, что это был тот же преступник, - продолжил он. - И даже в карнавальную неделю полиция должна заняться убийством! Мужчина был рыжеволосым, и кожа его была такого же цвета, как и у всех людей. Он лежал на спине на ковре, и большой нож выступал из его груди в том месте, где находилось сердце. 3 Полицейские с отвращением приблизились. Это были четыре андроида под предводительством офицера-человека. В его движениях можно было прочесть невысказанный вопрос, почему это он должен работать, когда все остальные развлекаются? Это был раздражительный человек по имени Кулин, куривший одну сигарету за другой, пока его команда рыскала по номеру и коридору. Они взяли отпечатки пальцев мертвеца и убитого андроида, стоны которого смолкли за несколько минут до их прибытия, но он так и не произнес ни одного разборчивого слова. Наконец, Кулин счел, что этого достаточно, и собрал свою груженую аппаратурой команду в комнате возле убитого. - Мне хотелось бы знать, что нам известно по этому делу, - пробурчал он. - Кто вообще этот человек? Андроид по имени Дорди, замещающий управляющего, пожал плечами. - Когда он вчера прибыл, он назвал себя Уинчем, но, может быть, это не было его настоящим именем. Я заметил, что он говорил с акцентом, который мне не известен. - В таком отеле, как ваш, должна быть весьма пестрая толпа посетителей из разных стран. - Со всех частей света, - подтвердил Дорди, - и, вероятно, даже с других планет. Кулин опустился в кресло и посмотрел на труп. - Обычный нож. Это странно. Предположим, что существует кто-то, кому этот человек встал поперек дороги, и тот захотел его убрать. В этом что-то есть. Однако, сейчас карнавальная неделя. Он мог дождаться ночи и вызвать его на дуэль, если он обладает достаточной энергией для этого. С другой стороны, он мог просто подсыпать ему яд в напиток. Этим он избежал бы встречи с ним лицом к лицу, чтобы зарезать его ножом. Его взгляд скользил по номеру. - Непохоже, чтобы здесь была какая-то борьба. Может быть, убитый звал на помощь? Дорди кивнул. - Он вызвал к себе нашего кельнера по этажу, того, которого мы нашли умирающим в коридоре. Убийца был высоким человеком, сэр, и сильным. - Потому что он так изуродовал вашего ассистента? Гммм... Кулин отбросил сигарету и встал. - Этот коридор используют нечасто, не так ли? - За исключением карнавала, им никогда не пользуются. В каждом номере отеля имеются личные лифты. Им пользуются роботы-уборщики, когда их вызывают, а также иногда персонал, но больше никто. - Итак, мы можем предположить, что убийца мог прийти этим путем, а потом снова уйти, и его никто не заметил. В настоящее время он, вероятнее всего, затерялся где-то в толпе. Кулин сделал всеобъемлющий жест. - Для убийства он выбрал весьма подходящее время. Ну, я проведу расследование, ноя не могу дать вам никаких обещаний. Он сделал знак своим ассистентам. - Возьмите показания у Хорна, а потом у Дорди, хотя я не знаю, признает ли суд эти показания, потому что тут так же замешано убийство андроида. Он последний раз осмотрел все вокруг. - Вы сделаете все, чтобы трупы были убраны отсюда, а потом подождите внизу, в приемной. Дорди, позвоните вниз и сообщите вашим служащим, что я сейчас прийду, и что мне надо от них. Дорди кивнул. Дача показаний заняла очень немного времени. Затем оба трупа отнесли в вертолет, который подлетел снаружи к окну номера. Этим все и кончилось. Хорн остался сидеть в кресле, в котором он сидел после прибытия Кулина, и задумчиво уставился на пятно крови на ковре. Дверь номера снова открылась, это вернулся Дорди. На этот раз его сопровождали два робота-уборщика. Он кивнул Хорну так, словно считал себя равным ему. В другое время Хорн, вероятно, воспринял бы это как оскорбление. Дорди дал указания роботам и проследил, чтобы они как следует
в начало наверх
сделали всю работу, затем он повернулся к Хорну. - Они были неправы, не так ли? - сказал он тихим голосом. Хорн выпрямился. - Что вы имеете в виду? - Ну, что это мой шанс найти того, кто совершил это преступление. Дорди пожал плечами. - Если я что-то понимаю в человеческих знаниях, то этот офицер полиции провел свою работу весьма поверхностно. Хорн покачал головой. - Я думаю, сегодня мы на Земле слишком привыкли полагаться на законы. Однако, в нас еще живы враждебные обществу инстинкты, и мы позволяем им вырываться наружу во время карнавала. Мне бы очень хотелось знать, как полиция объясняет такое количество убийств на протяжение только одного года. - Два или три на миллиард жителей, - с отсутствующим видом произнес Дорди. Он провел ногой по тому мету на ковре, откуда роботы удалили кровь. - Кроме того, убивают и андроидов. И их, конечно, убито намного больше. Хорн неуютно поерзал на своем кресле. - Должно быть, весьма тяжело быть одним из вас, - произнес он, поколебавшись. - Да, это так. Дорди взглянул ему в лицо. - Вы хотите испытать, насколько это тяжело? Сейчас карнавальная неделя. Возьмите голубую краску, намажьтесь ей и оденьте обычную одежду, потом идите на улицу. Это вам будет хороший урок. Внезапно он вымученно улыбнулся. - Мне очень жаль, мистер Хорн. Я очень многого требую от вас только потому, что вы сделали этот жест приличия. Я думаю, будет лучше, если я теперь буду молчать. Хорн встал и подошел к окну. Отсюда ему был виден берег бухты внизу, где весельные лодки плавали по освещенной ярким пестрым светом в воде. Гораздо хуже видна была другая сторона города, где находилась ярмарочная площадь, откуда доносились разнообразные звуки карнавальной ярмарки. - Я не знаю, - внезапно сказал он. - Этот Кулин, кажется, не особенно много сделал для того, чтобы ему удалось - как бы это сказать? - поймать убийцу. - Он сказал, что убитого зовут Уинч, но я сомневаюсь в этом. - У меня сложилось впечатление, что андроиды, которые сопровождали Кулина, больше были заинтересованы в том, чтобы узнать, кто убил вашего кельнера с этого этажа. Это удивило меня. Хорн выразительно взглянул на Дорди. - Может быть, потому, что у нас нет ни семьи, ни родственников? Потому что мы вышли из автоклавов химических фабрик, а не из чрева женщины? - Дорди саркастически усмехнулся. - Это делает нас всех братьями, мистер Хорн, нас всех. - Я верю вам. Я... Хорн запнулся. Ему трудно было продолжать, потому что это звучало почти сентиментально, и это можно было рассматривать как ошибку. - По моему мнению, будет лучше, если мы будем заботиться друг о друге. - Вы отбрасываете четырехтысячелетнюю историю, - сказал Дорди. Вошли роботы-уборщики и осведомились, нормально ли выполнена работа. Дорди подтвердил это, и они покинули номер. Как только они вышли, Дорди подошел к одежному шкафу и быстро открыл его. Хорн удивленно посмотрел на него. - Но тут же все еще висит вся одежда Уинча! Почему вы не сказали об этом Кулину, чтобы он осмотрел ее? - Я сообщил Кулину о своих предположениях, как только он прибыл, - ответил Дорди через плечо. - Почему он сам об этом не подумал? Наверное, просто потому, что не был по-настоящему заинтересован в этом. Я очень быстро сложил о вас свое мнение. Эта привычка связана с моей профессией. Я должен оценить клиента, как только я взгляну на него, должен определить, может ли он доставить нам неприятности, будет ли его трудно обслуживать и так далее. Говоря это, он открыл дверцу выдвижного ящика. Большинство из этих ящиков были пусты. - Что касается Уинча, то я был прав. Я считал, что он старался не привлекать к себе внимания. Если бы я предположил, что его преследует убийца, это тоже было бы верно. Он оставил ящик выдвинутым и пошел к выходу. На пороге он остановился и оглянулся. - Теперь у вас есть шанс вести себя так, как вы это сказали, а вы сказали это серьезно - что вы так же позаботитесь о ком-нибудь из вашей расы, как мы заботимся о ком-то из своей. Он сунул свою голубую руку внутрь туники своей служебной формы, вытащил из кармана плоский продолговатый предмет и бросил его через всю комнату Хорну, который автоматически поймал его. - Его звали не Уинч, - сказал Дорди. - Его звали Ларс Талибранд. Потом он вышел из комнаты. После ухода андроида Хорн еще долго сидел в кресле и вертел в руках предмет, который ему дали. Это было нечто вроде портмоне из тонкой, серой, металлоподобной ткани, с карманообразным отделением, в котором находился какой-то узкий предмет, который можно было вытащить. Это была тонкая, маленькая книжечка, на первой странице которой было отпечатано много слов на четырех или пяти языках. Он мог прочитать только один язык, но и этого хватило, чтобы он раскрыл глаза от удивления. Напечатанное гласило: "Гражданин галактики". На внутренней стороне было пластиковое фото для биоидентификации, но его настоящие первоначальные цвета расплывались, превратившись в глухой серый цвет, и глаза на лице были закрыты. Однако, осталось еще достаточно подробностей, чтобы быть уверенным, что это был тот рыжеволосый, который был убит в номере. Напротив фотографии была страница текста, в котором Хорн смог прочесть только имя Ларса Талибранда. Следующую страницу он смог понять. Вероятно это был перевод предыдущей страницы. Здесь говорилось, что правительство мира под названием Криу'н Дитч пожаловало Ларсу Талибранду звание Гражданина Галактики. Под этим другим шрифтом было напечатано, что мир под названием Верные поддерживает это звание, а под этим снова другим шрифтом сообщалось, что мир под названием Лигос тоже согласен с этим. Внизу страницы был список из пяти миров, которые тоже подтверждали статус Ларса Талибранда. Хорн почувствовал, как по его спине пробежала дрожь благоговения. Кем же был этот человек, который умер здесь? Какую же такую работу он выполнял, чтобы заслужить благодарность всех планет? Хорн встал, решив внимательнее осмотреть скудные пожитки убитого, находившиеся в комнате. В шкафу висело несколько костюмов, по которым, несмотря на тщательный уход за ними, было видно, что их много носили. В одном из ящиков находилось несколько новых туалетных принадлежностей, которые он купил не иначе как после своего прибытия сюда. Может быть, убийца уже поджидал его здесь, хотя здесь не было видно никаких признаков беспорядка. Неудовлетворенный этим, Хорн снова открыл маленькую книжечку. Он предполагал, что вся она состояла из текстов, изложенных на разных языках. Но теперь он установил, что это были только переводы одного и того же текста на пять языков. За ними следовали странички с выездными и въездными штемпелями различных планет. По его оценке, их было сотни две или больше, и они принадлежали двум десяткам планет. Одна эта мысль заставила его голову закружиться. Этот человек, должно быть, был великим путешественником. Хорн с любопытством взглянул на последнюю страничку, чтобы установить, когда убитый прибыл на Землю. Однако, там не было никакого въездного штемпеля. Он снова спрятал книжечку в карманоподобное отделение портмоне и спустился вниз, чтобы разыскать Дорди. Он хотел задать ему несколько вопросов. 4 Из общественного лифта уже доносились голоса людей, спешивших на карнавал. Стройная женщина попыталась уговорить его выпить особо возбуждающий напиток, который она достала для самой себя. Серьезно выглядевший юноша лет шестнадцати спустился на первый этаж с намерением с помощью ящика зарядов для фейерверка найти себе новых друзей среди роботов и андроидов в подвальном этаже. К счастью, женщине удалось заставить юношу отхлебнуть ее напиток, прежде чем он успел покинуть кабину лифта. Хорн несколько раз огляделся вокруг и снова увидел юношу, привалившегося спиной к стене, который, сидя на полу, сотрясался от приступов истерического смеха. Один из роботов, смущенный тем, что обнаружил на первом этаже гостя в карнавальном костюме, поспешил к нему и осведомился, не заблудился ли он. Хорн покачал головой и объяснил, что он ищет кабинет Дорди. Робот с упреком указал ему на то, что он хочет вызвать управляющего делами только за тем, чтобы тот помог ему как можно быстрее найти его номер. - Я знаю, что я делаю, - сурово сказал ему Хорн. - Где его кабинет? - Третья дверь направо, - ответил робот. - Но весьма возможно, что его сейчас там нет. Кабинет действительно был пуст. Хорн вошел и опустился в кресло. Потом он закурил сигарету. Он выкурил ее почти наполовину, когда вошел Дорди. - Мне очень жаль, что я заставил вас ждать, - сказал он. - Я только что проводил из отеля андроидов-полицейских. Они гораздо лучше провели свою работу, чем Кулин. - Вы меня ждали? Мне так показалось. - Мне кажется, да. Дорди сел и закинул одну ногу на другую. Когда Хорн достал портмоне из серой металлической ткани, он поглядел на него. - Вы, вероятно, хотите задать несколько вопросов. Хорн кивнул. - Что это, собственно, такое? Я, конечно, прочитал это и понял, что это какой-то вид паспорта или удостоверения личности, но я никогда не слышал о том, что кто-то называет себя Гражданином Галактики. Это так мелодраматично. - Они не признают Землю, - ответил Дорди. - И это не удивительно. Мы живем здесь на довольно черствой планете, но в Галактике существует не только этот мир, как вы могли видеть это по впечатляющему количеству штемпелей на последних страницах этой книжечки. - Ну, это же всем известно. Я имею в виду, ведь все изучали галактографию и знают о звездах с населенными планетами. Существуют также импортируемые предметы роскоши и тому подобное. Только я думаю, что это не совсем соответствует положению вещей. - Официально это так. Была ли насмешка в голосе Дорди? Почему? Внезапно у Хорна появилось гнетущее чувство неприязни к этому голубокожему человеку, который, в конце концов, всего лишь подобие человека, изготовленное из растворов органических веществ каким-то образом, подробностей которого он не знал. В конце концов, это люди изобрели процесс изготовления андроидов! Он еще раз заверил себя в этом. Может быть, Дорди обладал более острым зрением или чем-то подобным, но, в конце концов, это не имело значения. - Меня все же интересует очень, как вы вообще получили этот документ, - наконец спросил он. - Талибранд дал его мне, когда прибыл сюда. Это было самое ценное, чем он обладал, за исключением его жизни. Он отдал документ только потому, что знал, что он у меня находится в большей безопасности. Если его найдут у него, его судьба будет решена, как бы хорошо он не замел за собой следы. - Но почему он дал его именно вам? - Хорн совершенно не знал, что ему предпринять. - Вы его хорошо знали? - Я никогда прежде не видел его. - Тогда... Нет, все это не имело никакого смысла. Хорн попробовал подойти к этому с другой стороны. - От кого же он тогда бежал? Откуда он знал, что он находится в опасности? И если вы знали об этом, почему же вы тогда не рассказали все
в начало наверх
это Кулину? - Из тех же оснований, почему я не намерен рассказывать этого вам. Дорди улыбнулся. - Тогда, значит вы знаете об этом? - Я знаю кое-что. Я могу назвать это по имени и со значительной долей уверенности утверждать, что я прав, но все же я не уверен в возможности доказать этого. - У меня такое впечатление, что вы теряете время, - внезапно сказал Хорн. - Вы, кажется, хотите впутать меня в это дело. Это мне совсем не интересно. Мне кажется, что вы только хотите найти кого-нибудь, кто оказал бы давление на полицию, чтобы она наказала того кто убил вашего друга, старшего кельнера по этажу. По моему мнению, у вас нет никакого интереса насчет Талибранда. Очень вероятно, что вы быстро просмотрели его личные вещи, прежде чем Кулин и его люди пришли сюда, и извлекли из них эту книжечку, потому что вы верили, что она является чем-то важным. Он бросил серое портмоне со странной книжечкой на стол и встал. - На сегодня с меня довольно. Теперь я, наконец, хочу развлечься. Он хотел покинуть комнату, когда Дорди, который остался сидеть неподвижно, окликнул его: - Мистер Хорн! Хорн оглянулся, однако, ничего не сказал. - Вы не правы, утверждая, что мне нет никакого дела до Талибранда. Он был хорошим человеком. - Это записано в книжечке. Но на чей взгляд? На Земле это ничего не значит. - В этом вы тоже не правы. Впрочем, нет никакого смысла в том, что вы оставите мне этот документ. Мне он не нужен. - Мне тоже, - сказал Хорн. Он вышел. Когда он вышел из отеля на улицу, он прошел мимо одного из питьевых фонтанчиков. Он подошел к нему и задержался, чтобы глотнуть возбуждающей жидкости с фруктовым вкусом, которая брызнула из дюжины отверстий. Внезапно он ощутил, как внутри него поднимается искусственное веселье. У проходившего мимо уличного торговца он купил маску и надел ее. У бордюра ждали шаровые такси. Терпеливые роботы едва слышно гудели, ожидая пассажиров. Хорн забрался в ближайшее такси. Оно сразу же поднялось. Хорн откинулся на удобном сиденье и взглянул вверх, на звездное небо. Через некоторое время он повернул голову в сторону, чтобы посмотреть на огни внизу под ними. Там, внизу была ярмарочная площадь. Конечно, там была еще и далекая дуга морского берега, а далеко снаружи на воде виднелись светящиеся полосы, которые образовывались во время случайной смены течений. Его такси несло его по широкой дуге над городом, и теперь он мог также слышать бурлящий шум, доносившийся сюда с ярмарочной площади. Временами ветер доносил обрывки песен из лодок, находившихся в миле от берега и покачивавшихся на слегка взволновавшейся воде. Карнавал! - Это выглядит уже лучше, - с удовольствием констатировал он. Он надеялся, что его шаровое такси спустит его на ярмарочную площадь, так что он попадет в плотное карнавальное шествие. Его надежды сбылись. Плавно, как перышко, такси спустилось вниз и совершило посадку на полоске травы возле ярмарочной площади. Он вышел со смехом погладил такси по боку, словно это было живое существо. Потом он поднял руку вверх, вскрикнул и побежал в переулок между двух киосков. Две девушки рука к руке вышли ему на встречу. Они хотели расступиться и пропустить его между собой. Однако они были недостаточно быстры, и мгновением позже все трое лежали на земле и заливались истерическим смехом, как это было обычно для карнавала. - Идиот! - прохихикала одна из девушек. Она подняла упавшую искусственную косу из синтетики, которая лежала неподалеку от них, и бросила ее в Хорна, так что тот зашатался, запутавшись в этих темных волосах. - Да, я и есть идиот! - согласился Хорн. - Карнавал длится уже более трех часов, а я только что вышел на улицу. Не хотите ли вы помочь мне наверстать упущенное время? Они сделали это. Они направились вниз по переулку, и на этот раз Хорн шел в центре. Втроем они подошли к ярмарочной площади, приплясывая в ритме шлягера, который откуда-то доносился до них. Серебристо поблескивавшие шары, поднимавшиеся и спускавшиеся в сиявшей светом колонне - они стояли перед аттракционом, на котором можно было произвольно менять силу тяготения. Десять минут они провели на этом аттракционе, раскачиваясь на нем взад и вперед, поднимаясь вверх и падая вниз и швыряя взад и вперед серебристые шары. После этого их одолела неутолимая жажда, и они остановились перед одним из питьевых фонтанчиков. Хорн выпил три стакана. После этого ночь для него превратилась в сон. По пути они наталкивались на других людей, спешивших им на встречу, которых они брали с собой, и, наконец, почти потерявший сознание Хорн заметил, что он ведет за собой дюжину или больше человек через сумасшедшие торговые ряды, все больше и больше набивая себе цену и все больше и больше нравясь остальным. Однако, в конце концов, оказалось, что веселье остальных людей постепенно начало уменьшаться, в то время как его веселье все еще росло. Ночь уже почти совсем прошла, и до рассвета осталось где - то около часа. Несколько человек уже лежали на земле и на траве и крепко спали. Во время первой карнавальной ночи в этом не было совершенно ничего необычного. Утром люди заснут на целый день, чтобы к заходу солнца пробудиться освеженными и готовыми к новому веселью. В этот первый день они были на ногах больше восемнадцати часов, а может быть, и целые сутки. - Идемте с нами! - истерически кричал Хорн всем встречным. - Мы теперь должны еще... Он замолчал и довольно недоверчиво осмотрелся вокруг. Не было видно ни одного человека. Его общество, очевидно, растворилось, покинув его. Ни одной из девушек, с которыми он начал этот вечер, не было видно, и ему некому было составить общество. Разочарованно, с опущенной головой, он, насвистывая какой-то мотивчик, пошел прочь. Он наткнулся на несколько колышков от палаток, споткнулся и упал. Остатки возбуждающих напитков, которые он выпил, покинули его, испарившись с коротким смехом, похожим на блеяние, который он издал. Когда он снова пришел в себя, он обнаружил, что лежит на земле, и некоторое время отдыхал, положив голову на сгиб своей руки. Через несколько минут к Хорну кто-то подошел. Чужак остановился перед ним, смотря на него через золотую маску. - Вас зовут Хорн, - сказал он. Его голос показался Хорну чем-то знакомым. Он автоматически потянулся к своей маске, которая болталась на лямке у него на спине. - Это так, - ответил он. - Ну и что? Чужак протянул ему рукоять меча для дуэли. - Я намереваюсь убить вас, - сказал он Хорну. 5 Некоторое время все вертелось перед глазами Хорна. Ему казалось, что он находится на гиродроме, который он отыскал вчера вечером. Наконец, он покачал головой. - Вы, должно быть, не в себе, - сказал он. - Я вас не знаю. Я никогда ничего вам не делал, что могло бы оправдать этот вызов. - Вы можете выбирать, - сказал одетый в белое и золотое мужчина ледяным голосом. - Честная схватка в зале Дуэлей или ужасная смерть здесь, на траве. Словно волшебная палочка, меч повернулся в его руке, так что он держал его за рукоять, направив острие на Хорна. - Никто, кроме моих друзей, не увидит этого. Только теперь Хорн заметил, что он окружен присевшими в тени молчаливыми фигурами. - Хорошо, - сказал он устало. Он встал. Одетый в белое и золотое человек отступил на шаг назад. Казалось, что принятие его вызова удивило его. Однако он быстро снова взял себя в руки. - Великолепно. Ближайший зал находится в нескольких шагах отсюда. Как я вижу, у вас нет меча. Там вы можете получить необходимое оружие. Хорн не обратил внимания на это замечание и целеустремленно направился к стойке, на которой были расставлены ледяные напитки и разложены конфеты. Он погрузил руки в ледяную жидкость и охладил голову. Затем он взял пригоршню липкого, но ледяного фруктового салата и положил его на лоб, как компресс. Липкий фруктовый салат потек по его лицу, однако, голова его прояснилась. Внутри него вскипал гнев. Может быть, это было потому, что он подсознательно знал вызывавшего его на дуэль человека, хотя и не мог сказать его имени. - Ну, ладно, я согласен, - сказал он. Он платком вытер ледяной салат с лица. - Где находится ваш Зал Дуэлей? Вызвавший его человек слабо махнул рукой и направился вперед. Хорн шел рядом с ним. Призрачные фигуры держались на почтительном расстоянии от них, но они все еще были поблизости и внимательно наблюдали за ними. - Они, кажется, быстро находят общий язык с убийцами, - огорченно сказал Хорн спустя некоторое время. - Вам часто приходится нанимать их? Глаза незнакомца блеснули. - В каждый карнавал, - сказал он. - Вероятно, вы всегда ищите противника, с которым вы никогда не сражались? - произнес Хорн. Он постарался, чтобы слова его звучали как можно более едко. Судя по тону его ответа, человек в белом и золотом при этих словах должен был покраснеть. - Только один раз! А вы, похоже, никогда не сражались на дуэли? Хорн уголком глаза взглянул на него и покачал головой. - В моем родном городе в прошлом году я выиграл первый приз в бою на саблях. Вызвавший его человек ничего не ответил. Последние метры они прошли молча. Зал Дуэлей был пуст. Только владелец заведения сонно облокотился на свой стол. Однако, он быстро вскочил, когда в Зал вошли мужчины. - У вас есть мечи? - спросил незнакомец. Он вытащил свой меч из ножен и схватил его за рукоятку. Хорн нагнулся, чтобы выбрать сдававшееся напрокат оружие, которое находилось на витрине. - У вас есть "Двойной чемпион"? - спросил он. Владелец зала кивнул и протянул ему меч. Хорн ощупал его, потом провел лезвием по точильному камню возле стола владельца заведения, чтобы удалить несколько граммов металла с толстой части лезвия, чтобы меч был более уравновешенным. Потом он удовлетворенно кивнул, и владелец, сидя в своем кресле, приглашающим жестом указал им на засыпанную опилками арену. - Вы можете сражаться там, где захотите, господа. Я не думаю, что до рассвета появятся еще клиенты. Хорн ощутил нервную дрожь своих век, хотя и почувствовал, как вновь пробуждается давно забытая уверенность и ловкость в его членах. Раньше он держал меч в руках только в играх и в спортивных состязаниях, а теперь речь шла о его жизни. Ему хотелось, чтобы все это поскорее осталось позади. Хотя вызвавший его человек еще ничем не проявил себя, ни движениями, ни позой, Хорн понял, что противник его ловок. Они вышли друг против друга, скрестили клинки, парировали удары и ушли в защиту. Потом незнакомец провел дикую атаку и отвоевал несколько дюймов. В то мгновение, когда верхняя часть его тела далеко нагнулась вперед, Хорн мгновенно перебросил свой меч из левой руки в правую и ударил. Потом он повернулся и медленно сошел с арены. Красная кровь едва успела окрасить красную с золотом одежду незнакомца, когда Хорн обернулся еще раз. Владелец Зала с расширившимися глазами встал из-за своего стола. Он хотел знать, кто будет платить за аренду. - Это он вызвал меня. Хорн пожал плечами. - Возьмите ее с него, если он все еще... Внезапно в голову ему пришла одна мысль, и он повернулся на каблуках. Да, но кто все-таки был этот чужак? Хорн опустился на колени и снял с убитого маску.
в начало наверх
Ничего странного, что голос чужака задел какую-то струнку в его душе, хотя теперь он понял, что голос этот из-за формальных выражений и тщательно подобранных фраз показался ему чужим. Это был офицер полиции Кулин. Хорн беспокойно ворочался в своей удобной постели. Он был физически истощен, но ему никак не удавалось ускользнуть в объятия сна. Снова и снова, хотя он уже думал, что его, наконец, одолел сон, он видел картину, встававшую перед его глазами, которая так возбуждала его, что он просыпался снова и снова, а потом и другие картины. В большинстве своем это были лица, которые окружали его: лицо умирающего андроида, которого он нашел в коридоре, лицо рыжеволосого человека, заколотого ножом, и лицо Кулина. Потом перед его мысленным взором появилась маленькая серая книжечка. Он увидел, как перелистывались ее страницы, чтобы раскрыть перед ним посещение одного мира другим. Почти каждый мир внес свою благодарность на первые страницы этого удивительного документа, находившегося в самом начале книжечки. Ну, по крайней мере, половина всех населенных миров, и это, конечно, было достаточно удивительным. Что же хотел теперь сделать этот Ларс Талибранд? Это, конечно, должно было быть что-то необычное, в этом Хорн был уверен. Он, к примеру, не мог себе представить, что его дед когда-нибудь мог получить такой документ! Он был слишком аристократичным стариком, чтобы перевернуть всю жизнь семьи Хорнов. Старый Хорн в течение всех этих лет изготовил больше роботов, чем какая-нибудь другая конкурирующая фирма. Ему удалось завладеть всем рынком, потому что он ввел радикальные улучшения и вынудил всех своих конкурентов обновить свой машинный парк. Когда другие фирмы, наконец, опомнились и решили продолжать борьбу, сбыт их продукции настолько упал, что они больше не были в состоянии обновлять свои фабрики и заводы. Внезапно он вспомнил кое о чем. Он слышал об этом, когда ему было десять лет или даже меньше. Его дед пробормотал тогда о чем-то вроде того, что он намеревается также заняться торговлей андроидами. Теперь он спрашивал себя, почему он больше ничего не слышал об этом проекте? Если старик узнает о событиях, происшедших сегодня, тогда он, несомненно, устроит ему гигантскую взбучку, как в школьные годы, за то, что он был так глуп и встрял в это дело, которое его совершенно не касалось. А его отец? Вероятно он сделает ему комплимент за победу на дуэли, а потом на него нападет приступ ярости из-за возможных затруднений, которые этот поступок может причинить его отцу. Его мать, вероятно, будет сердиться на него за то, что он рискует своей жизнью. Потом она уйдет и будет хвастаться этим перед своими подругами. Его сестра, которая моложе его на четыре года, вероятно, будет смотреть на него широко раскрытыми глазами, как на героя. А прочие члены его семьи? Они будут неодобрительно качать головами, считая, что все это лишь взбалмошное поведение сегодняшнего молодого человека. Он был почти уверен, что больше не сможет наслаждаться этой карнавальной неделей, как обычно. Он был даже уверен, что ему даже разонравится вся его дальнейшая жизнь. Беспокойно прометавшись на кровати больше часа, в то время как солнце поднималось по небу все выше, он приказал окну затемниться. В конце концов, ему удалось заснуть. Когда он проснулся, в комнате что-то изменилось. Сначала он не мог понять, в чем заключалось это изменение, и приписал это тому факту, что он привык во время карнавала просыпаться в своей комнате или у друзей, а теперь он впервые открыл глаза в отеле в чужом городе. Но это было не так. Он чувствовал, что неуверенность гложет его. Он поднялся со своей удобной кровати и осмотрелся вокруг. Наконец, он установил, что же являлось причиной его беспокойства. Это нечто было небольшим, но очень значительным, очень важным. Пока он спал, кто-то побывал в его номере - вероятно, это был Дорди - потому что на маленьком столике в изголовье его кровати, на котором раньше, кроме пачки сигарет и носового платка, ничего не было, теперь лежало блестящее серое портмоне из металлической ткани, принадлежащее Ларсу Талибранду. Хорн открыл окно, взял сигарету, вынул из кармашка серого портмоне маленькую книжечку и еще раз перелистал ее страницы. Названия чужих миров, на которых Ларс Талибранд был весьма желанным гостем, звучали для Хорна как-то странно, призывно и волнующе. Как выглядели эти миры? Студентом он вкратце, в нескольких словах познакомился с каждым из них. Он наморщил лоб и попытался связать факты, которые он помнил, с названиями этих миров. Криу'н Дитч... Что-то в этом названии ассоциировалось у него с теплым мелким дождем или холодными ударами ветра, который дул с цепей гигантских гор. Эрсуорлд... Теперь перед его мысленным взором появились гигантские волны, которые бесконечной чередой набегали на длинный берег, швыряя белую пену на белый песок. Все это было там, снаружи, далеко - жизнь со своим собственным жизненным ритмом, со своими нравами и обычаями, с любовью, ненавистью и всем остальным, что так свойственно людям. Но, однако, не таким людям, как он сам, потому что они жили невероятно далеко от Земли, в далеком космосе, на других мирах. Он ощутил почти болезненную перемену в своем собственном душевном мире, словно кто-то силой овладел его сознанием и насильно сорвал его с его привычного пути. Он мог представить себе Землю, родную мать Землю, которая отдыхала, как довольная и умиротворенная вдова, которая со своей комнатной ручной собачкой ищет себе занятия вдохновение в мелочных делах, в то время как ее сыновья вырвались вовне и что-то там исследовали, покоряли и заселяли. Этот человек по фамилии Талибранд, который прибыл на Землю... Хорн снова перелистал страницы тоненькой книжечки с самого начала и нашел ту страницу, где была отпечатана фотография. Теперь серый цвет этой фотографии совершенно поблек. Ларса Талибранда больше не было на свете. И все же он делался таким важным и необходимым человеком, что враги преследовали его по пятам от мира к миру, от планеты к планете и даже последовали за ним на Землю, где его звание Гражданина Галактики больше не могло защитить его. Но если этот человек был настолько важным, настолько опасным для врагов, у него так же должны были бы быть и друзья, которые даже после его смерти должны были быть верны ему... У Хорна начало постепенно сформировываться решение. Он пролистал последние, проштемпелеванные странички маленькой книжечки, и его глаза уловили утраченный взгляд, когда он еще раз на названия, символизировавшие для него такую волнующую правду. Ньюхольм. Это было приятно звучавшее название. Его не очаровали экзотически звучавшие романтические названия: Криу'н Дитч, Эрсуорлд или Лигос. Но все же это было нечто совсем иное, чем безвкусное название "Земля". Его решение стало твердым, и на мгновение он удивленно спросил себя, не было ли это из-за того, что Дорди говорил с ним так странно. Но, может быть, все это не играет никакой роли. В любом случае он должен отправиться на Ньюхольм. 6 Его охватило лихорадочное возбуждение, которое быстро испарилось, сменившись холодным удивлением и отвагой. Он спрыгнул с постели и вызвал обслуживающего робота, которому он приказал найти Дорди и направить его в комнату Хорна. Он уже принял душ, оделся и своим галстуком завязал разрыв на пиджаке, когда голубокожий заместитель управляющего отелем постучал в дверь и вошел. - Вы вызывали меня, мистер Хорн? - Да. Хорн отвернулся от зеркала. - Я отбываю. Дорди кивнул. - Вы нашли лучшее жилище на оставшиеся дни карнавала? - Мне теперь не до карнавала. Хорн произнес эти слова с заметным нажимом. - Мне надоели люди участвующие в нем. Я хочу убраться подальше от всего этого. Дорди снова кивнул. - Однако, карнавальная неделя еще не кончилась, - напомнил он. Хорн на мгновение уставился на него, пока смысл сказанного не дошел до него. Конечно! Карнавальная неделя! В течение ближайших шести дней было почти невозможно отправиться куда-нибудь в другой город. От людей ожидалось, что все это время они будут заняты только наслаждениями. Потом он снова расслабился. Ведь должна же быть какая-то возможность разрешить эту проблему! Он пожал плечами. - Вероятно, это можно как-то организовать, - сказал он. - Может быть, вас заинтересует то, что вчера ночью меня кое-кто вызвал на дуэль - или, может быть, сегодня утром. И я убил его. - Итак, вчера еще было недостаточно убитых, - ответил Дорди. - Для Кулина, очевидно, нет. - Это объясняет очень многое, - тихо сказал Дорди. - Он действительно вам что-то сказал? Я блуждаю в темноте, - объяснил Хорн почти жалобным голосом. Робот-слуга вошел в комнату с подносом с завтраком. Хорн пододвинул стул и приступил к еде. У него разыгрался аппетит, который удивил его самого. - Ну, хорошо, - сказал он с полным ртом. - Что произойдет, если вы сядете и расскажите мне, что же все-таки значат все эти действия Кулина? Дорди коротко и отрицательно покачал головой. - Я могу только предупредить вас, - сказал он. - То, что вы замешаны в убийстве Ларса Талибранда - всего лишь несчастный случай. Если бы вы вели себя, как обычный средний гражданин, и просто исполнили бы минимум своего долга, о чем бы вы сообщили мне и показали бы мне, что не желаете больше терять времени из недели карнавала со всеми его удовольствиями, тогда вы, наверно, остались бы в полном неведении. Но теперь вы, очевидно, переступили границу чего-то важного и этим создали потенциальную опасность для опасных людей. Хорн замигал. - Это звучит словно сцена из исторической мелодрамы! - воскликнул он. - Вы так думаете? Разве это не драматично, когда человека преследуют от планеты к планете и изгоняют из области, где его слава одновременно является и его защитой, чтобы, в конце концов, настигнуть его на Земле и там убить его? - Вы, кажется, многое знаете об этом Ларсе Талибранде, - сказал Хорн. - Откуда это все известно вам? - Может быть, вы думаете, что обычному андроиду известно много из того, что происходит в Галактике лучше, чем это известно вам? Но почему вы должны верить моим словам? Вы должны найти доказательства и понять все это, и вы найдете их очень скоро, если не пожалеете усилий и сами отправитесь туда, чтобы найти их. - Я это сделаю, - решительно сказал Хорн. Дорди снова развил бурную деятельность. - Я подготовлю вам багаж, чтобы вы смогли немедленно отбыть, как только нам удастся найти подходящее транспортное средство, мистер Хорн. Я надеюсь, что вам это скоро удастся. Я хочу пожелать вам всего самого доброго, если вы при таких обстоятельствах покинете город. Он кивнул и вышел из комнаты. Хорн оперся локтями о стол по обе стороны от подноса с завтраком и погрузился в раздумья. Его воодушевление начало убывать, когда он всерьез занялся поисками возможности вернуться домой. Он, наконец, нашел нескольких людей, у которых были свои машины, но они были слишком заняты, чтобы затруднять себя такой незначительной проблемой, как путешествие во время карнавала. Хорн в отчаяньи назначил им цену на самой границе разумного, но никто, кто был достаточно богат, чтобы иметь личную машину, не мог понять его положения и не хотел пожертвовать днем и большей частью ночи карнавала за ту сумму, которую мог предложить Хорн.
в начало наверх
Ему так и не удалось добиться успеха в своих поисках, потому что заход солнца был уже близко, и люди уже были готовы отправиться на берег удовольствий, на ярмарочную площадь и в кабаре. Хорн угрюмо вернулся назад, в отель, проклиная карнавал и все, что с ним было связано. Денег, которые были у него с собой, было достаточно для развлечений во время карнавала, но их было слишком мало, их едва хватало, чтобы купить простой билет на корабль, отправляющийся с Земли на одну из населенных планет. Все агентства путешествий, конечно, закрыли свои отделения. Все общественные средства сообщения и его собственный вертолет, на котором он прилетел сюда, конечно, находились в общественных гаражах, которые откроются в первое же утро после карнавала. Но, может быть, здесь, в отеле он сможет получить большую сумму наличных, так что утром он сможет попытаться добиться нужных результатов, удвоив прежнюю цену. С такими намереньями он отправил робота-слугу на поиски Дерри. Тот, должно быть, был на пути к нему, потому что, как только робот ушел, он постучал в дверь. - Как я вижу, никакого заметного успеха? - вопросительно произнес Дерри. - Но на всякий случай я еще не отнес ваш багаж вниз. Хорн кивнул. - Никто сейчас не хочет почти ничего, кроме этих проклятых карнавальных удовольствий! Можно подумать, что весь мир остановил свое движение! Значение его последнего замечания дошло до его сознания только тогда, когда он его произнес. Он опустил голову на руки и погрузился в раздумье. - Но этого ведь не может быть, не так ли? Должны же быть какие-то службы, которые работают и во время карнавала - силовые установки, водоснабжение, отопительные системы, а так же обслуживание шаровых такси, питьевых фонтанчиков и так далее. Кроме того, существует так же полиция. Кто-то должен поддерживать все это движение. Кто? - Кто, как вы думаете? - спросил Дорди со следами усталости в голосе. Он вытянул свою голубую руку и сжал кулак, так что его большой палец был направлен на его грудь. - Я прошу извинения, - сказал Хорн через некоторое время. - Я должен был быть более умным и не задавать такого смешного вопроса. - Вам не надо извиняться. Для этого, в конце концов, мы и здесь. Хотя роботы и надежны до некоторой степени, но если дело касается очень сложных вещей, тогда к работе приступаем мы. Хорн сел и приглашающим жестом указал на стул. - Сигарету? - спросил он. Он протянул пачку своему собеседнику. Дорди отказался. - Запрещено, - сказал он. - У нас против этого иммунитет, так же, как и против алкогольных напитков. Хорн кивнул. - Как вы думаете, нельзя ли попросить одного из ваших людей доставить меня домой или дать мне вертолет или что-нибудь в этом роде? Я хорошо заплачу. - Едва ли это вопрос платы. Мы вообще не должны иметь никаких денег, это общеизвестно, так что они не имеют для нас никакого значения. Нет, деньги тут не играют никакой роли. - Я не знаю, что я еще могу предложить, - растерянно сказал Хорн. Что - то из древней истории всплыло в его памяти, и он предложил: - Как насчет... Как бы это лучше выразиться? Ах, да, освобождения? Я имею в виду, что я могу предложить за вас большой выкуп. Моя семья достаточно богата. Я уж могу позаботиться об этом, если только это вообще возможно, или это наивное предложение? - Вот именно, - ответил Дорди. Любой из нас может обрести свободу только после смерти. Как вы думаете, что я буду делать, если кто-нибудь придет ко мне и скажет мне: "Дорди, вы можете оставить свою работу, и вам больше никогда ничего не надо будет делать?" Я вежливо поблагодарю его и отклоню его великодушное предложение. Что же мне делать, кроме моей настоящей работы? Может быть, мне стоит сидеть без дела в каком-нибудь бараке для андроидов и весь остаток моей жизни читать классическую литературу и развлекательные книжонки? Его голос звучал скучающе, словно все это представляло для него только чисто академический интерес. - Скажите, мистер Хорн, что же вы теперь, собственно, намерены предпринять, чтобы добраться домой? - Ну, вообще-то, я сам пока этого точно не знаю, - честно ответил ему Хорн. - Может быть, я найду кого-нибудь, кто сможет отвезти меня, а затем займусь поисками. Может быть, я найду того, кто убил Ларса Талибранда и вашего кельнера по этажу, и тогда убийца предстанет перед судом. Хотя все это звучит так, словно это взято из какого-то стародавнего романа, но я все же попытаюсь это сделать, даже если мои намерения и смешны. Я хочу уехать отсюда и узнать, что делают люди там, наверху, по другую сторону нашего прекрасного, ясного, чистого голубого неба. Я хочу узнать, что должен сделать человек, чтобы получить звание Гражданина Галактики. - Добьетесь ли вы этим чего-нибудь путного? - Я не могу знать этого, пока не узнаю, почему это произошло. - Да, очень важно знать, почему же это произошло, - согласился Дорди и посмотрел на потолок. - На сколько мне известно, на других мирах не так удобно, как здесь, на Земле. Это во-первых. Конечно, и здесь не всегда удобно и приятно, но это же вас совершенно не касается. - Ну и что дальше? Хорн встал и нервно заходил по комнате взад и вперед. - Для меня это вполне подходит, и я уверен, что, когда я расскажу об этом своему старику, он скажет мне, что я глупец и не знаю, что для меня хорошо, а что нет. Ну, итак, что же дальше? Если в жизни еще существует что-то более важное, тогда мне лучше взять да и перерезать себе горло. Дорди, казалось, спорил с самим собой. Через некоторое время он встал, взглянул на свою одежду и быстрыми движениями оправил свой костюм. - Ну, хорошо, мистер Хорн. Если это вам так важно, я помогу вам попасть домой сегодня ночью. 7 В кабинете Дорди стоял высокий, молчаливый андроид, который был одет в форму какой-то службы. Когда Хорн и Дорди вошли в помещение, андроид испытующе осмотрел Хорна с ног до головы, затем перевел взгляд на Дорди. - Он? - спросил он тоном, который казался почти презрительным. - Да, - подтвердил Дорди. - Мистер Хорн, могу я вам представить Берла? Он работает на одном из городских предприятий. Я подумал, что вам не удастся обычным путем найти машину во время карнавала, поэтому я спросил своих людей, не будет ли кто-нибудь из них свободен этим вечером, и не будет ли у него доступа к вертолету, грузовику или к чему-нибудь подобному. Берл сегодня свободен от службы и сказал, что он готов взять вертолет и доставить вас домой. Что-то в глазах Берла обеспокоило Хорна. Он сказал: - Ну, теперь это больше не нужно. Я сам могу лететь на вертолете, если вы дадите мне машину. Я летал на своем собственном геликоптере, хотя и не во время карнавала. - А подумали ли вы при этом о том, что все линии континентального управления отключены? - спросил Берл, впервые обращаясь прямо к нему. - Нет. Я имею в виду... На самом деле? Я об этом не подумал. - Конечно, они все отключены. Карнавальная неделя - это единственная возможность для нас провести профилактический осмотр аппаратуры службы общественного движения. Вы можете подумать, что вы все это время должны работать, как бешеные. Он перевел взгляд с Хорна на Дорди. - Может быть, нам стоит объединиться и потребовать продлить время карнавала? За дверью послышалось тихое шипение, затем громкий стук и дребезжание, словно с полки упала кружка. - Решайте сами, - сказал Дорди. Он вышел, чтобы посмотреть что там произошло. Сразу же после этого он вернулся назад. - Это мальчишка с фейерверком. Он был уже здесь прошлой ночью. Он почти сошел с ума. Он оторвал зарядом фейерверка ногу одному из роботов-слуг. А ты говорил, Берл, что хочешь, чтобы карнавал продлился две недели, вместо одной. Это так? Голубокожие мужчины обменялись взглядами, полными взаимопонимания. У Хорна появилось странное чувство отверженности. Потом Берл пожал плечами. - Ну, жизнь ведь дается только один раз. Итак, вы хотите лететь, мистер Хорн. Вы наверняка найдете мой вертолет не таким удобным, как ваш. Это одна из тех машин, которую сегодня ночью я использовал для буксировки. Но это ваш единственный шанс. Хорн кивнул и смущенно повернулся к Дорди. - Я, право, не знаю, как мне вас благодарить, - сказал он. - Могу я что-нибудь сделать для вас? Вы уже сказали мне, что деньги для вас ничего не значат. Берл издал звук, который прозвучал наполовину как ворчание, наполовину как смех, встал и направился к двери. - Нет, мне не нужно никакой благодарности, - сказал Дорди, - по крайней мере, не как андроиду. Поверьте мне, я не сделал бы для вас ни на волосок больше того, что выходило бы за рамки моих обязанностей, если бы вы не сказали, что хотите продолжить работу Ларса Талибранда. Он это сказал, или это было только неизбежным выводом из его желания покинуть Землю и последовать по следам Ларса Талибранда? Хорн почувствовал себя смущенным и удивленно спросил себя, действительно ли он дал такое обещание. Затем он спросил: - Минуточку. Чем, собственно, была работа Талибранда, о которой вы, кажется, так много знаете? - Вы уже по уши влипли в это, - непоколебимо сказал Дорди, - нравится вам это или нет. Вы увязли в это по горло, и теперь от вас зависит, вернетесь вы назад с целой шеей или нет. До свидания, мистер Хорн. Чувство глубокой обеспокоенности и покинутости охватило Хорна, и он вздрогнул. Ему показалось, что он идет вдоль края пропасти и видит, как он неумолимо сползает в бездну, маша руками и ища опору, но не находя ее. За этим чувством последовало странное полное спокойствие. Он протянул руку Дорди и с гордостью убедился, что она не дрожит. Немного поколебавшись, Дорди пожал ее. Берл позади него издал бурчащий звук. На этот раз это было выражение удивленного признания. Вертолет действительно сильно отличался от пассажирской модели, к которой он привык. Неуклюже построенная, но мощная машина с ревом летела сквозь ночь. По обоим сторонам втянутых буксировочных крюков далеко в стороны выступали посадочные полозья. Хорн неудобно ерзал на гладкой металлической скамье между ящиком с инструментами и казавшейся тонкой дверью с быстро отпирающимся запором. - Машина не предназначена для путешествий вроде этого, - объяснил Берл веселым тоном. Они пробыли в полете уже час. Берл наблюдал за безуспешными попытками Хорна усесться поудобнее, и морщинки подавляемого смеха все больше обозначались под его глазами. Это были первые слова, которые он произнес после отлета. Он почти с презрением игнорировал попытки Хорна завязать с ним разговор. Здесь, вверху, в звездном небе было холодно. Хорн откинулся на спинку скамьи, чтобы хоть немного согреться в тепле, которое излучали турбины за стенкой кабины. - Для чего же, собственно, построена эта машина? - спросил он, наконец. - Вы что-то говорили о том, что она предназначена для буксировки, не так ли? Берл кивнул. - Этот вертолет специально сконструирован для тяжелых подъемных работ. Устройства там, внизу, между полозьями - это универсальное сцепное устройство. За него можно зацепить один, два, три и даже четыре наземных машины, а так же подвесить легкую ракету, а турбины обладают достаточной мощностью, чтобы поднять их и перенести по воздуху на расстояние в несколько сотен миль. Он бросил любопытствующий взгляд вниз. - Вы никогда не видели такой вертолет за работой? Хорн покачал головой - Мне кажется, что я однажды был поблизости, когда произошел несчастный случай, но место аварии уже было оцеплено, прежде чем я появился там.
в начало наверх
Внезапно ему кое-что пришло в голову, и он добавил: - Ваши люди, должно быть, работают дьявольски быстро. Берл хихикнул. - По крайней мере, мы пытаемся. В данное время, конечно, здесь не используются такие тяжелые буксировочные вертолеты, как этот, потому что, кроме шаровых такси, на дорогах сейчас никого нет. Если какое-нибудь транспортное средство попадет в затруднительное положение, нам понадобится только механик-электронщик, но никак не буксировочный вертолет. Они миновали восточный край города, которого Хорн не знал. Из вертолета они видели пятна молочно-белого света, похожие на далекие галактики, какими они видны в мощный телескоп. Точки яркого света только подчеркивали это сходство. Хорн сделал Берлу соответствующее замечание. Тот проворчал: - Я не имею об этом никакого представления. Я занимаюсь только буксировкой. "Тупица и даже еще хуже", - подумал Хорн. Теперь он сидел и задавал андроиду вопросы о простейших вещах на Земле, которые раньше никогда не беспокоили его. - Существует огромное множество вещей, о которых я ничего не знаю, - сказал он вполголоса. - Может быть, имеет смысл, прежде чем покинуть Землю, сначала осмотреться вокруг? На это не последовало никакого ответа. Хорн внезапно понял, что вертолет теряет высоту, и группа огней перед ним обретает знакомую форму. Это был его дом. Они шли на посадку. Теперь он снова подумал, что ему стоит задуматься над тем, что он скажет своей семье, стоит снова обдумать возможные возражения, которые могут последовать за этим. Но это сделать было еще не поздно, хотя полет почти уже закончился. Остался час или, может быть, два, пока члены его семьи не вернутся из города, чтобы проспать уже наступавший день. Или, может быть, все эти фонари там внизу значат, что в доме у него царит веселье? Под искусным управлением Берла вертолет мягко совершил посадку. Берл протянул свою мускулистую руку назад и нажал нажал на ручку двери возле Хорна. Она открылась и образовался трап. На негнувшихся ногах Хорн выбрался наружу, повернулся и оглянулся. Берл смотрел ему вслед. - Дорди просил меня передать вам вот это, - сказал он. Он бросил ему что-то плоское и продолговатое, но еще прежде, чем он поймал это, он понял, что это было портмоне, принадлежавшее Ларсу Талибранду. - Впрочем, что вы тут говорили о том, чтобы остаться на Земле, чтобы узнать о работе других людей и о других вещах - не теряйте времени! Предоставьте андроидам заботиться о буксировке обломков и общественном обеспечении, а сами делайте свою работу. Пока. Дверь снова поднялась вверх и закрылась. Рев ротора стал сильнее, и неуклюжая машина поднялась в небо. Хорн посмотрел ей вслед, повернулся и пошел к дому. Он, взвешивая, держал в руке маленькое серое портмоне Талибранда. Его прибытие не осталось незамеченным, ведь огромный вертолет сильно шумел. Хотя он и сильно приглушил рев своих турбин, но все же это была не пассажирская машина. На своем коротком пути через сад, за которым находился дом, он видел, как зажигаются прожектора и направляются на него, но он смотрел только на свою руку, в которой был карманный фонарик. Вспыхнул еще один прожектор, и холодный голос, раздавшийся возле него, сказал: - Доброе утро, мистер Дерри. Я рад, что вы вернулись назад. - Спасибо, Роул. Ну... Ты выглядишь не очень удивленным моим внезапным возвращением. Хорн пошел рядом с андроидом-дворецким, служившим его семье с тех пор, как его доставили на Землю. Хорн слышал о ссоре, которая вспыхнула, когда ведущий производитель роботов на Земле вознамерился приобрести для ведения своего домашнего хозяйства андроида, привезенного сюда с другой планеты. Ссора, в конце концов, прекратилась, и было решено, что андроиды слишком ценны, чтобы их можно было использовать в качестве личных слуг и дворецких, а Роул так и остался единственным андроидом, ведущим домашнее хозяйство одной из богатейших семей. Все остальные слуги были роботами, которые были специально сконструированы для этого. - Нет, мистер Дерри. Вы знаете, управляющий отелем, в котором вы остановились - или, точнее, его секретарь - сообщил мне о вашем прибытии. - Он это сделал? - воскликнул Хорн. Он уставился на андроида-дворецкого. Теперь они находились в большом патио перед домом. Резная решетка его ограды производила впечатление, что внутренность патио и окружающее ничем ни отделены друг от друга, и можно было видеть, что в доме никого не было, и там ничего не двигалось, кроме усердных слуг-роботов. Роул выключил свой переносной прожектор, потому что здесь было достаточно светло. При этом его взгляд упал на металлическую ткань портмоне в руке Хорна и словно припаялся к нему. Роул, казалось, и не собирался отвечать на его замечание, и Хорн не знал, ответит ли он на него. Молодой человек сменил тему и сказал: - Я думаю, все остальные внизу, в городе, так? - О, да. Мистер Дерри-старший еще не вернулся домой. Миссис Лю сказала, что сегодня нам ее ждать не надо. Старый мистер Хорн сказал, что карнавал не доставит ему слишком много удовольствия. Он находился в очень плохом настроении, когда вчера вернулся домой, и я думаю, что и сегодня он не в лучшем расположении духа. - А моя сестра? - О, мисс Виа ушла с группой студентов под надзором своей кузины, миссис Леадоры, и ей ничего не грозит. - Проклятье! Я совершенно забыл об этом. Ну, хорошо, я все же должен попытаться. Как ты думаешь, в доме есть сто тысяч наличными, Роул? Андроид с сомнением взглянул на него. - Вероятно, мистер Дерри. Но до конца карнавала здесь может быть только пять или десять тысяч. Впрочем, управляющий вашего отеля сказал, что вы намереваетесь покинуть Землю. Если мне будет позволено спросить, это правда, или вам просто не понравилось в отеле? - Это истинная правда, Роул. Как только я смогу, я начну приводить в исполнение свой план, поэтому мне и нужны сто тысяч. Он вошел в дом. - Принесите мне аперитив и чего-нибудь перекусить, Роул. Я думаю, перед разговором с дедом мне нужно подкрепиться. 8 Он ел один за длинным просторным столом, протянувшимся из одного конца обеденного зала в другой. Одна из стен этого зала была совершенно прозрачной и открывала вид на патио. Другая стена зала отливала постоянно менявшимися световыми эффектами, переливалась различными цветами и все время менявшимися узорами. На стене в витрине, заполненной гелием, чтобы избежать распада, висел ковер, которому было уже больше тысячи лет. Хорн только что поел и вытащил сигарету, когда в помещение вошли Виа и Леадора в сопровождении вопившей и шумевшей толпы молодых людей. Роул шел позади них. Увидев брата, Виа с криком поспешила к нему. - Дерри, это ты! Ты виноват в том, что я проиграла пари! - Какое пари? - удивленно спросил Хорн - Я с Семпиджем держала пари, что тебе так понравится карнавал, что ты н не вернешься домой, потому что гораздо приятнее провести карнавал с людьми, которых ты знаешь. Итак, ты вернулся. Таким образом, он оказался прав, не так ли? - Оставь меня в покое со своим глупым пари, - сказал Хорн. Он встал. - Я вернулся сюда не из-за карнавала. Меня больше не интересует карнавал и все, что с ним связано. Я хочу попросить у деда сто тысяч, чтобы отправиться на Ньюхольм или куда-нибудь еще подальше. Для начала этого достаточно. - Где это? - немного неуверенно спросила Виа. - Это далеко? - Это довольно далеко от Земли, но не так чтобы очень! - сердито ответил ей Хорн. Все лица повернулись к нему, глаза уставились на него. Юноша лет восемнадцати отделился от остальных и подошел ближе. Хорн с безразличием посмотрел на него. Он едва слышал, как Виа объяснила ему, что это был Семпидж с которым она заключила пари. - Если я вас правильно понял, вы хотите покинуть Землю? - настойчиво произнес Семпидж. Хорн кивнул. - Почему? Я имею в виду, посреди карнавала? Если вас именно в это время охватил дух пионеров, то это очень странно. - Мне просто все наскучило, - грубо ответил ему Хорн. Кто-то бросил подушку из угла комнаты, однако, она не попала в Семпиджа, в которого, очевидно, была нацелена, а угодила прямо в лицо Хорна. В одно мгновение разгорелся жаркий бой подушками, подчеркиваемый взрывами смеха и припадками деланного страха. Хорн потерял равновесие и жестко упал на пол. - Что, черт побери, все это значит? Роул, выбросьте из дома эту банду буянов. А теперь хватит! Молчание опустилось словно ночь на лишенной атмосферы планете. Молодые люди стыдливо положили подушки на место и робко пробормотали: - Доброе утро, сэр. Потом они поспешно отступили. Виа и Семпидж исчезли вместе с ними. В дверях стоял дед, старый мистер Хорн. Прежде чем войти в помещение, он посмотрел на них и наморщил лоб. - Роул, напиток! - приказал он. Роул повиновался. Только когда он медленно садился, он заметил своего внука, который медленно поднимался с пола. - Дерри! Что, черт побери, ты здесь делаешь? Я думал, что наше общество во время этого ежегодного карнавала недостаточно хорошо для тебя! Ты изменил свое мнение? Обычно в присутствии своего деда Хорн вел себя очень уважительно, но теперь он оказался в положении, в котором он был бы рад принять даже помощь черта. Так же сурово, как был задан вопрос, он ответил: - Я пришел к заключению, что такой вид общества не подходит для меня на самом деле. Я пришел сюда, чтобы попросить из своего наследства сто тысяч, потому что я хочу покинуть Землю. Его дед недоверчиво нагнулся вперед. Роул приблизился с подносом, на котором находился богатый выбор напитков, но старый Хорн нетерпеливо отослал его назад взмахом руки. - Мальчик, ты или потерял разум, или... А, теперь я понимаю! Он, хихикнув, выпрямился. - Что это за девушка? Нужно быть сумасшедшим, чтобы решиться на такой самоубийственный поступок. - Нет никакой девушки! - грубо ответил Хорн. - Я просто устал от карнавала, от Земли, и, кроме того, там, снаружи, мне нужно кое-что сделать. Девяностолетний возраст его деда всегда угнетал Хорна. Тот часто использовал это, чтобы брать внука под свое отеческое покровительство. Теперь он похлопал по подушке, приглашая Дерри сесть рядом с ним. - Подойди и сядь, Дерри, - сказал он. - Никто не может сказать, что у меня нет времени заниматься проблемами моей семьи. Хорн покачал головой и остался стоять. Его дед пожал плечами. - Ну, хорошо. Итак, теперь мы можем говорить о твоем отъезде с Земли. Ты совершил какое-нибудь тяжкое преступление? - В последнюю ночь я убил человека, офицера полиции, - начал Хорн. Его дед вскочил. - Это звучит не особенно хорошо. Я так и думал, что за твоими намерениями что-то кроется. Но даже офицер полиции - это не так уж страшно. Как это произошло? - Он вызвал меня на дуэль и вынудил сражаться с ним. - Ты убил вызвавшего тебя человека на дуэли по всем правилам? К черту, юноша. Это же карнавал! Поэтому они вообще ничего не смогут тебе сделать. Разве ты этого не понимаешь? Старик мысленно снова закрыл свой кошелек. Снаружи раздался звук совершившего посадку вертолета. Старик повернул голову в сторону. - Роул, где же мой напиток, который я тебе заказывал? Ах да, вот же он стоит. Чей это вертолет прилетел сюда? - Мистера Дерри-старшего, сэр. Во всяком случае, того же типа. - Ну, хорошо, теперь слушай меня, юноша. Ты выпьешь стаканчик и
в начало наверх
останешься здесь, пока не вернется твой отец, а там мы посмотрим, как нам выбить из твоей головы это сумасшедшее намерение. Его отец вошел в комнату пьяный в дым, едва передвигая ноги. Старик сердито заворчал и отослал Роула, чтобы тот принес средство против алкоголя. Дерри Хорн-старший слабо запротестовал против этого. Старик усадил его в кресло, словно тот был маленьким ребенком. - А теперь постарайся сделать так, чтобы твоя голова прояснилась как можно быстрее. Ты, кажется, не представляешь всю меру своей ответственности! Здесь сидит молодой человек, и голова его полна сумасшедших планов. Он хочет покинуть Землю, а ты надрался как сапожник. Это дошло до Дерри Хорна-старшего. - Что он хочет? - спросил он. Он повернулся к своему сыну. - Какие у него планы? - Вот это уже лучше, - резко сказал старик. - Теперь, мой мальчик, ты должен рассказать нам все, а там мы посмотрим. Хорн повиновался. У него не было никакого намерения, но он хотел получить деньги и уйти, оставив остальных членов семьи гадать, что они сделали не так, и почему он так поступил. События, которые привели его к этому решению, ясно проплывали перед его мысленным взором и так сильно повлияли на него, что он просто не мог рассказать всю историю так, как она произошла. Когда Дерри закончил, воцарилось молчание. Он напрасно искал на лицах своих слушателей признаки понимания. Он даже взглянул на Роула, стоявшего сзади, но андроид держался в тени, и по чертам его лица невозможно было прочесть, о чем он думал. - Итак, из-за того, что ты увидел какого-то парня с другой планеты, который позволил убить себя во время карнавала, - сказал, наконец, отец, - ты хочешь избавиться от обязательств по отношению к твоей семье и отправиться на какой-то чужой мир, где ты, вероятно, закончишь простым фермером в грязи и дерьме. - Обязательства по отношению к семье! - вспыхнул Хорн. - Из твоих уст это звучит особенно хорошо! Я еще никогда не видел, чтобы ты делал что-нибудь другое, кроме как взваливал собственные обязательства на плечи деда. - Это уже слишком! Сейчас я положу тебя через колено и задам тебе хорошую треку, - покраснев ответил его отец. - Сиди, Дерри! - приказал старик, когда Дерри Хорн-старший сделал попытку встать и выполнить свою угрозу. - Дело это не очень срочное! Я думаю, мы должны что-то предпринять против этого андроида из отеля, который вбил твоему сыну в голову идею, что он попал в опасное положение, когда впутался в это убийство человека из другого мира. Мы позаботимся о нем! - Ты не сделаешь этого! Мне надоело прятаться за вашими деньгами! - прервал его Хорн. Старик бросил на него угрожающий взгляд. - Я думаю, ты убежден в том, что ты уже стал достаточно взрослым и независимым, так? Хорошо! И у тебя хватило совести прийти сюда, чтобы просить у меня сто тысяч, а? Это в пять раз больше той суммы, которая требуется, чтобы уладить все это дело, не покидая Земли. - Ну, хорошо, - устало ответил Хорн. - Не будем больше говорить об этом. Мне кажется, что у меня достаточно денег, чтобы купить билет на Ньюхольм. И если во мне есть что-то достойное уважения, я сделаю это, а если нет - ну, это тоже не плохо. Тогда, значит, моя жизнь не имеет никакого смысла. - Отец, - сказал Дерри-старший. Он нервно подергал старика за рукав, не спуская глаз с лица своего сына. - Я думаю, он говорит совершенно серьезно. - Итак, это, наконец, пробилось через твой толстый череп, а? - фыркнул старый Хорн. - Как ты, собственно, говоришь со мной? Ты можешь считать серьезными все эти твои мечты о путешествии и получении звания Гражданина Галактики и все такое, он от меня ты этого ожидать не можешь. Если бы у тебя было достаточно ума, ты бы не совал свой нос куда не следует, из-за этого не имеющего никакой цены андроида! - За прошедшие сутки я встречал многих андроидов, которые были лучшими людьми, чем, например, ты! Проклятье! По крайней мере, они занимаются полезной работой! За этим последовала длинная пауза ледяного молчания. Наконец, она была прервана шелестом банкнот, которые отсчитывал его дед. - Если ты имеешь что-нибудь против нас, юноша, тогда я думаю, что тебе действительно будет лучше как можно быстрее покинуть Землю, - сказал его дед. Его глаза и все его лицо словно окаменели. - Ты считаешь, что андроиды заняты более полезной работой, чем я или твой отец, и поэтому я заставлю тебя выполнять работу андроида. В данный момент из Фаравай Филд отправляется корабль с грузом роботов на борту. Он с Ньюхольма, и его экипаж не участвует в карнавале. Я намеревался отправить на нем в качестве сопровождающего андроида, но вместо него я пошлю тебя. Не прерывай меня! - проревел он своему внуку, который хотел слабо запротестовать. - Мой потомок, который хочет якшаться с андроидами вместо того, чтобы общаться с себе подобными людьми - это слишком отвратительно, чтобы можно было оставаться спокойным. Он протянул Хорну пачку банкнот, которые он вынул из своего кармана. - Это плата за рейс. Здесь двадцать тысяч. При этом я еще очень великодушен. Андроид стоил бы мне только питания, питья и одежды. Тебе нужно больше двадцати тысяч? Все зависит от тебя! Я позабочусь о том, чтобы тебе было отказано в возвращении на Землю, даже если у тебя будет с собой в два раза больше денег, чем ты имеешь сейчас. Нужно тебе больше или нет? Хорн, удивляясь своему спокойствию, взял деньги и тщательно пересчитал их. Отсчитав себе девятнадцать тысяч, он протянул остальные назад. - Это за еду, питье и одежду, которые мне будут нужны, - сказал он голосом, в котором прозвучала глубокая обида. Его дед встал с покрасневшим лицом. Он указал рукой на дверь. - Вон! - сказал он обиженным голосом. - Вон, и больше не возвращайся! Потом он повернулся на каблуках и ринулся вон из комнаты. 9 - Это каюта для сопровождающего грузы, - сказал мужчина с жесткими глазами который был Первым Офицером Корабля. Он показал большим пальцем на узкий люк, который вел в крошечную каютку. - Затаскивайте сюда свои вещи, потом отправляйтесь в грузовой трюм номер один и проверьте, чтобы все было как можно быстрее приведено в соответствие с корабельными правилами. У вас есть еще тридцать минут. Он отступил назад, пропуская Хорна мимо себя. Хорну, наконец, удалось протиснуться в узкий люк. Он бросил свои вещи на пол и осмотрелся. На его лице, должно быть, отразились его чувства, потому что офицер пожал плечами. - Это помещение для андроида, - сказал он. - Чего же вы еще ожидали? Когда первый офицер ушел, Хорн большинство своих вещей запихнул под кровать и между кроватью и санузлом. Потом он опустился на постель и спрятал голову в ладони. Ну, вот он и оказался здесь. Теперь он мог полагаться только на себя, и все зависело от того, как он будет вести себя дальше. Перед его глазами снова возникла жаркая сцена с участием его отца и деда, и он почти упрекал себя в этом. Наконец, он отбросил эту довольно сильную обиду. Он пришел домой, чтобы что-то потребовать от них, но, к сожалению, такова была их причуда. Нет, это не было причудой! Он опустил руки, поднял голову и огляделся. Это не было причудой, которая пройдет, и чувство раскаяния и жалости к самому себе оставило его. Это было настоящее решение. Но он чувствовал себя до смешного молодым и не был в состоянии взять в свои руки свое будущее в результате такого внезапного решения. Теперь он осмотрел окружающее. Кровать, на которой он сидел, была почти такой де жесткой, как металлическая скамья в вертолете, в котором Берл привез его домой. Там была раковина умывальника, над которой было нечто вроде экрана, и кран, который был нацелен точно в трубу для отходов. Труба эта не имела затычки. Ему понадобилось несколько минут, пока он понял, почему. Когда они будут в невесомости, вода будет разбрызгиваться по всему помещению, вместо того, чтобы течь в кастрюлю. В каюте, кроме этого, был еще маленький шкаф для одежды и больше ничего. Он с ужасом заметил, что пять минут из драгоценного получаса уже прошли. Он умылся и быстро сменил свою одежду на плохо сидевший на нем китель космического торговца, который дал ему Первый Офицер. Потом он выбрался из каюты. Он помучился, прежде чем нашел первый грузовой трюм. Когда ему это, наконец, удалось, он обнаружил, там Первого Офицера, который с нетерпением ждал его. - Где вы, черт побери, задержались, Хорн? - проревел он. Затем он продолжил, прежде чем Хорн успел что-либо объяснить: - Теперь я уже вижу, что нам предстоит трудный полет с проклятым, глупым человеком-сопровождающим на бору. Андроиды, по крайней мере, делают то, что им приказывают! Хорн с горящими глазами взял список груза и начал усердно сверять его, ящик за ящиком с роботами, терпеливо лежавшими в своей пластиковой упаковке и ждавшими пробуждения. Офицер объяснил ему непонятные, необычные кодовые цифры. Работа была тяжелой. Надо было лазить во все закутки и искать маркировку. По истечение времени осталось не проверенным еще много роботов. Восемнадцать закутков он еще не проверил. Офицер с досадой указал ему, что он должен перелистнуть две страницы списка. - Ну, хорошо, - сказал он, наконец, - А теперь назад, в каюту. Через четверть часа будет еда, а через два часа мы стартуем. Я не знаю, что вам дадут из еды, но я не думаю, что мы должны кормить вас кормом, который получают андроиды, потому что вы все-таки человек. Я еще никогда так не жалел об андроидах, как теперь. Но когда офицер привел Хорна на обед в кают-кампанию, капитан Ларроу, уже сидевший за столом, положил вилку и уставился на вошедших. - Хорн, - ледяным голосом сказал он, - что вы здесь делаете? - Меня привел сюда Первый Офицер, - ответил Хорн, - удивленно посмотрев на него. Капитан отвел от него взгляд. - Диз, у вас же не было никакого повода делать что-либо подобное! Разве я вам не говорил, что старший Хорн строго-настрого приказал мне, чтобы с нашим помощником обращались, как с андроидом? Это касается так же и еды, и всего остального! Капитан был краснолицым мужчиной с густыми, пушистыми бровями. - Отправьте его обратно в каюту и дайте ему его рацион. И примите во внимание, Хорн, при следующем обеденном перерыве вы пойдете к стюарду мистеру Арглевейну и возьмете у него себе еду. Может быть, она покажется вам не такой вкусной, как все эти деликатесы, которые вы ели там, внизу, на Земле, но вы не получите ничего другого. Я как-то тоже несколько дней питался этим. Он заворчал и повернулся к сочному куску мяса на тарелке перед ним. Еда андроидов была чем-то вроде серо-зеленой каши, которая, вероятно, была экстрагирована из водорослей. Хорн проглотил немного, однако, его желудок тут же вытолкнул эту штуку обратно, потому что они уже находились в невесомости. - Вы должны забыть об этом, - с сожалением сказал Диз, проходя мимо, - хотя бы в течение восьми часов. Сопровождающий на борту довольно сильно занят. Он висел примерно в футе от пола, говоря это. - Вы поймете, что это не преувеличение, поверьте мне. - Я верю вам, - слабо сказал Хорн. - Скажите, мистер Диз! Минуточку, мистер Диз! - Что еще? Первый Офицер остановился, повиснув в воздухе, слегка придерживаясь рукой за край стола. - Вы же с Ньюхольма, не так ли? - Да, конечно! Вы на борту корабля с Ньюхольма. - Как выглядит этот Ньюхольм? Я имею в виду, там так же, как и везде? Чем он отличается от Земли? Хорн попытался отстегнуть ремни, которыми он был пристегнут к
в начало наверх
постели. Его лицо было почти такого же цвета, как и эта неудобоваримая еда андроидов, которую он снова и снова извергал из себя. - Это довольно забавный вопрос, - сказал Диз. Он снова медленно проплыл через люк. - Почему вы это хотите знать? - Это одно из оснований, почему я сказал деду, что хочу покинуть Землю. Хорн слабо махнул рукой. - Люди живут на двадцати или больше мирах, но на Земле мы знаем о них очень мало, кроме, может быть, того, что мы покупаем импортируемые оттуда товары. Я хочу знать, каковы люди здесь, вне Земли, как они одеты, что они предпочитают из еды. Я хочу знать, в чем заключается разница между их образом жизни и нашим. - Ха! - сказал Диз. Он поудобнее устроился в воздухе, достав из кармана трубку. Ему, наконец, удалось раскурить ее, несмотря на поток воздуха из вентиляторов. - Это звучит весьма разумно. Диз рассказал ему, что жители Земли могут вообще ни о чем не жалеть, так как они очень заняты собой и своим образом жизни. Но он сделал Хорну приятный комплимент, почувствовав честные намерения, кроющиеся за его первым наивным вопросом, и рассказал ему многое о мирах, которые он посетил. Он облегчал жизнь Хорна. Иногда он помогал ему в работе, давал ему указания, без которых у Хорна было бы намного больше лишней тяжелой работы. Через три дня после старта с Земли Диз постучал в дверь Хорна и застал его хлебающим ложкой серо-зеленую еду андроидов. - Идемте со мной! Он махнул ему рукой и поспешил по главному коридору к кают-кампании. Удивленный Хорн на мгновение задержался у входа, когда на него посмотрели другие члены экипажа. Потом капитан Ларроу протянул руку и указал ему на стул. - Пожалуйста, поешьте с нами, - Сказал он тяжелым голосом. Мистер Диз сообщил мне, что вы хорошо подходите к нашему обществу. Тремя днями позже они, сделав большой прыжок, оставили позади себя световые годы, разделяющие планеты. К этому времени Хорн мог уже кое-чему радоваться, хотя незадолго до этого он уже не считал, что это возможно. Однажды он с удивлением обнаружил, что он напевает про себя мелодию, словно разыскав на корабле какую-то течь. После того, как они совершили посадку на Ньюхольме, и трюмы корабля опустели, а потом были вычищены, Дерри возвратился назад в свою каюту, чтобы забрать свои вещи, прежде чем он сойдет с борта корабля. Диз нашел его там в его обычной одежде. Хорн стоял и думал, стоит ли ему брить бороду, которая отросла у него за прошедшие двенадцать дней. - Итак, вы не остаетесь с нами, - заметил Диз. - Нет. Хорн в это мгновение решил оставить бороду. - Но я охотно снова полетел бы с вами, это уж точно. - Я буду рад, если снова увижу вас, - сказал Диз, - и я не думаю, что капитан думает иначе, хотя он ничего и не говорил. И еще, я охотно взял бы назад все, что я говорил об андроидах. - Вы имеете в виду, что с ними было проще работать? Хорн рассмеялся. - Это хорошо. Вероятно, это так. Что же вы погрузите в обратный рейс? - Андроидов, как и всегда. - Андроидов? Хорн уронил гребень в раковину, так он был поражен. - Вы хотите этим сказать, что андроидов перевозят так же, как и роботов? - Конечно так же! Кроме того, кого назначают сопровождающим, он получает здесь каюту. Мы берем вместо ящиков клетки, и андроиды хорошо переносят двенадцатидневное путешествие. Хорн на мгновение уставился на него. Он вынудил себя улыбнуться, потом отвернулся. - Вы напомнили мне о том, что я прилетел с вами сюда только вчера, - сказал он. - С роботами обращаться проще. - Андроиды больше не доставляют нам никаких неприятностей. - Итак, ими активно торгуют, да? Я всегда думал, что большинство из них изготовляется на Земле. Диз покачал головой. - Если вообще делают на Земле, то в очень незначительных количествах. Ну, мы перевозим за каждый рейс 1800 андроидов, и так все тридцать дней. Их делают даже не на Ньюхольме, здесь только перевалочная база. Их изготавливают далеко снаружи, может быть, на Лигосе или на Криу'н Дитч. Итак, гордость семьи, что она владеет Роулом, импортным андроидом, была смешной. Хорн рассмеялся, потом покачал головой, когда Диз спросил его о причине его смеха. Он наморщил лоб от гнетущей мысли, первопричину которой он не мог обосновать. - Ну, - сказал Диз, - если вы останетесь здесь, тогда один из нас должен сопровождать вас. Он оттолкнулся от стены, о которую облокотился. - Хотите поехать со мной в город, чтобы я познакомил вас с местными людьми? - Это было бы великолепно, - сказал Хорн. - Только еще минутку, пожалуйста, пока я не посмотрю, не забыл ли я чего. Он заглянул в шкаф и под кровать, но не нашел ничего. Потом он еще раз убедился, что деньги надежно спрятаны. У него всего было двадцать шесть тысяч, включая ту сумму, которую он не истратил на карнавале. Наконец, он достал маленькое серое портмоне из металлической ткани и убедился, что оно все еще при нем. Он хотел сунуть его обратно, когда рука Диза захватила его руку железным захватом. - Эй! - запротестовал Хорн. Он обнаружил, что в глазах Диза вспыхнуло сумасшедшее возбуждение. - Что с тобой? В поведении Диза было что-то обвиняющее. Он выхватил портмоне из рук Дорди и теперь держал его в своей вытянутой руке. - Что, ко всем чертям, вы здесь делаете с этой вещью? - сказал он ледяным голосом. - Вы никогда не сделали ничего такого, что могло бы дать вам ее, вы, жалкий земной обманщик! 10 Хорн нервно усмехнулся. - Почему вы не посмотрите на эту книжечку? - спросил он. - Это принадлежит не мне, и я даже не пытался присвоить это себе. Недоверчиво, словно нехотя, Диз отвел взгляд от лица Хорна и взглянул на серое изображение мертвого пластифото. - Откуда она вообще взялась у вас? - спросил он. - Это принадлежит человеку, которого убили в том же отеле, в котором я недавно проживал. Он дал это андроиду, который выполнял функции управляющего отелем. Я обнаружил убитого. Позже андроид дал мне эту книжечку. Ну, то, что я рассказал вам о причинах, побудивших меня покинуть Землю, не совсем верно, хотя в основных чертах это и так. Я решил проследить путь Ларса Талибранда и узнать, почему же его все-таки убили. Недоверие в глазах Диза начало сменяться признательностью. - Почему же андроид отдал книжечку именно вам? - спросил он. Хорн развел руками. - Одновременно с этим убили андроида, вероятно, это сделал тот же убийца. Секретарь управляющего отелем - андроид, как я уже вам говорил. Я думаю, я произвел на него хорошее впечатление. Очевидно, сам он не мог предпринять это путешествие, поэтому он решил побудить к этому меня. И вот я здесь. Диз горько усмехнулся. - Друг мой, я не думаю, что я снова увижу вас у нас на борту. Вы едва ли проживете так долго. Он почти с благоговением перелистал странички книжечки. - Вокруг этого всего что-то затевается, не так ли? - добавил он. Он рассматривал штемпеля отбытия и прибытия на последних листах книжечки. Хорн облокотился о раковину. - Скажите мне, вы много знаете об этом документе? Я никогда прежде не видел такого. - Я тоже не видел, во всяком случае, настоящего. Конечно, я видел изображение таких книжечек, так что я сразу узнал ее. Он закрыл книжечку и сунул ее назад в портмоне. - Ну, а кто, собственно, они такие, Граждане Галактики? Что они делают? - Больше, чем мы все, вместе взятые, - коротко сказал Диз. Он снова вложил портмоне в руку Хорна. - Я совсем ничего не знаю о них, - объяснил Хорн. - Мне рассказывали, что на Земле их совсем не признают. - Эти дураки на Земле не признают ничего, даже если Солнце сойдет со своей орбиты, - насмешливо сказал Диз. - Ну, хорошо. Я хочу сказать вам это откровенно, хотя это звучит почти смешно. Здесь, вне Земли, мы изучаем это уже в первом классе начальной школы. В настоящее время существуют три Гражданина Галактики, нет, извините, только два, потому что Ларс Талибранд убит. Так его звали, не правда ли? Ларс Талибранд! Мы знали, что он получил звание Гражданина Галактики несколько лет назад, но мы не знали, кто он был. Как только стало известно его имя и внешность, о нем говорили, что, куда бы он не отправился, он повсюду занимался своей работой. Два других Гражданина Галактики уже стары. Один из них живет на Вернье, а другой на Эрсуорлде. Гайк с Вернье был врачом. Он заразил сам себя полудюжиной болезней, и каждый думал, что ему уже ничем нельзя помочь. Но он излечился от них. Он изобрел какой-то препарат, который он синтезировал в своей собственной лаборатории, и о котором он утверждал, что тот может вылечить все болезни, безразлично, какими бы они ни были. Гайк отказался от помощи добровольцев в испытании этого препарата, беспокоясь, чтобы не было никаких неожиданностей. - Итак, этот препарат оказался эффективным? - Да. Но он узнал об этом тогда когда испытал его на себе. - Он, кажется, был храбрым человеком, - сказал Хорн. - А как насчет того, на Эрсуорлде? - Это космический исследователь, - гордо ответил Диз. - Одна из звезд должна была вот-вот превратиться в Новую. До сих пор никогда не удавалось произвести полные спектрографические исследования такого превращения. Поэтому на ближайшей к звезде планете была установлена автоматическая наблюдательная станция, и оттуда по радио должны были передаваться технические данные. Однако, когда процессы на Новой начали развиваться, помехи стали настолько сильными, что радиосигналы больше не проходили. На самописцах наблюдательной станции были зафиксированы все те данные, которые нам необходимо было иметь при сложившихся обстоятельствах. Роботов туда посылать было нельзя, потому что при таком напряжении магнитных полей они выходили из строя. Поэтому туда отправился этот человек и забрал оттуда данные. Он довольно сильно обгорел и стал инвалидом. Итак, вы видите, что для того, чтобы получить звание Гражданина Галактики, надо сделать что-то необходимое народам всех планет. Хорн замигал. - И насколько он помог людям, доставив им данные этих приборов? - спросил он. - Ну, когда мы получили эти данные, никому не нужно стало бояться, что его мир превратится в пепел, пока он находится на нем. Мы теперь можем эвакуировать население прежде, чем Солнце планетной системы достигнет опасного периода превращения в Новую. Теперь вы понимаете? - Итак, теперь люди имеют возможность получить предупреждение? - Да, так оно и есть. - А как на счет Ларса Талибранда? Хорн постучал по книжечке в портмоне. - О нем я ничего не знаю. Это, конечно, было что-то другое. Может быть, он наткнулся на какую-то банду гангстеров, разбил какое-то объединение торговцев наркотиками, или это тоже как-то связано с лечением. - Что вы под этим подразумеваете? - Такое уже было. Какая-нибудь банда имеет в своем распоряжении значительный запас антибиотиков, а когда начинается эпидемия, она взвинчивает на них цены. Или она разбавляет лекарства водой, так что люди продолжают болеть и должны покупать гораздо больше лекарств и дольше использовать их, чем это необходимо. - Если Талибранд выступил против чего-нибудь подобного, тогда торговцы должны были так сильно возненавидеть его, что преследовали его
в начало наверх
даже на Земле, чтобы убить его, - вслух подумал Хорн. - Да, так может быть. Ну, может быть, теперь, когда он мертв, подробности будут опубликованы. - А может быть и нет. Хорн пожал плечами. - Может быть, он еще не довел свою работу до конца. Диз кивнул. - Тут вы, может быть, и правы, - согласился он. - Ну, теперь, если вы готовы, мы можем идти. Мы можем великолепно побеседовать в дороге, а так же быстрее найти чего-нибудь выпить. Хорна со всей силой охватило чувство, что здесь все совершенно по-другому, чем на Земле. Сначала это были только мелочи, как, например, непохожие формы домов, плотнее построенных друг к другу, почти полное отсутствие вертолетов - здесь их было очень мало. На краю поля космодрома стояли общественные машины, ожидавшие пассажиров, но нигде не было видно личных машин. Повсюду, гудя моторами, сновали наземные экипажи. Электроэнергия здесь вырабатывалась при помощи солнечных батарей, как объяснил ему Диз. Сначала Хорн заметил различия, но потом обнаружил и сходство. Он видел людей на улицах, мужчин и женщин, похожих на землян, только более скромно одетых, у них была более темная кожа, и они были более низкого роста. Хорн и Диз поднялись в один из экипажей, который Диз назвал автобусом. Водитель был человеком. На Земле, напротив, весь транспорт управлялся роботами, а средства междугородного и межконтинентального сообщения - андроидами. Но Хорн сделал еще одно открытие. До сих пор со времени своего прибытия он не видел ни одного андроида, хотя на Земле в любом городе едва ли можно было провести десять минут не встретив какого-нибудь голубокожего. Он сказал об этом Дизу, и тот сухо рассмеялся. - Вы действительно должны были заметить это, - сказал он, - но вы сделали невероятно наивные выводы. Андроиды стоят денег. Они стоят даже слишком много. На всем Ньюхольме их имеется всего штук двадцать, за исключением тех, которые находятся здесь транзитом. Они переправляются на Землю, а мы получаем роботов, машины и другие подобные же вещи. Мы можем обойтись без андроидов, но не без роботов. - Итак, здесь не изготовляют роботов. - Только простейших. У нас нет вспомогательных источников сырья и энергии, чтобы изготавливать таких роботов, каких делает ваш дед. Дальше они ехали молча. Во всем этом деле с андроидами было что-то очень странное. Это смущало Хорна тем больше, чем больше фактов он узнавал о них. Диз толкнул его, встал и покинул автобус. Хорн последовал за ним и сразу же оказался на краю тихой улицы под густыми кронами деревьев, которые бросали свои тени на длинные одноэтажные здания. Диз прошел вперед к находившейся метрах в двадцати двери в сад. Он сделал Хорну знал следовать за ним, и, когда они шли по тропинке к дому, дверь дома распахнулась, и два мальчика лет восьми и десяти с громкими криками радости выбежали им навстречу. Хорн с легким смущением отступил назад. Он подумал, что Диз, пригласив его, забыл сообщить ему, что они идут к нему домой. Диз, взяв в каждую руку по сыну, повернулся и пригласил Хорна следовать за ним. Теперь из двери, чтобы приветствовать своего мужа вышла его жена, миловидная, и изящная женщина. Она удивленно остановилась, увидев, что Диз прибыл не один. - Это Дерри Хорн, он был с нами в этом полете, - объяснил Диз. - Он с Земли, но все в порядке. Это был двойной комплимент. Хорн надеялся, что его чувства не слишком сильно отразились на его лице, когда с ним поздоровались и провели его в дом. Мебель здесь была такой же, как и на Земле, но, несомненно, она была изготовлена из местного материала. Она выглядела очень прочной и казалась не такой легкой, почти невесомой, как мебель на Земле. Оба мальчика хотели, чтобы им рассказали о том, как проходил этот полет на Землю. Жена Диза принесла приятно пахнувший напиток в расписных кружках. Хорн поблагодарил ее, прихлебнул напиток и стал слушать Диза. Немного позже Диз отослал мальчиков и взглянул на своего гостя. - Извините, меня здесь долго не было, и поэтому в доме нет покоя. Я должен был сказать вам обо всем этом раньше. Я привел вас сюда потому, что я думаю, что, попав на Ньюхольм или на какой-нибудь другой мир, вы сделаете неправильные выводы и посчитаете все это довольно примитивным. Мы немного - как бы это сказать - мелкобуржуазны, во всяком случае, так может показаться. Мы любим солидные вещи, склонны к нормальному, среднему уровню жизни. Но теперь я хочу поговорить с вами. Я наблюдал за вами во время этого путешествия, и я хорошо понял, что вы разумный человек, но, черт побери, я думаю, что вы немного сумасшедший, если вы решили взвалить на себя то дело, которое вы мне описали. Да, я даже был наполовину склонен попытаться отговорить вас от этого намерения, но теперь я больше не думаю, что мне удастся сделать это. Для этого есть два основания. Однажды вы проявили мужество, а мужество и удача могут провести неординарного человека даже сквозь ад. И во-вторых, я не хочу удерживать землянина от того, чтобы он сделал что-то полезное, вместо того, чтобы просто сидеть на одном месте и всю свою жизнь обставлять себя удобствами, как это делает, как мне кажется, большинство из вас. Однако, вы говорите, что вы - я ставлю себя на ваше место - выдержите все это? Имеете ли вы, по крайней мере, представление о том, как вам взяться за работу, которую вы хотите взвалить себе на плечи? Хорн покачал головой. - Я буду очень благодарен вам, если вы мне посоветуете, как мне избежать того, чтобы не быть глупым, когда я возьмусь за это дело. - Это очень несложно. Вы на пару дней останетесь здесь. Вас здесь примут от всего сердца. Моя жена скоро привыкнет к этому. А вы должны привыкнуть думать, как человек, который много путешествует. Вы всю свою жизнь мыслили, как землянин, но вы еще молоды, вы еще можете переучиться. 11 Во всяком случае, Хорну на Ньюхольме делать особенно было нечего, потому что когда он посмотрел на последние странички книжечки, он заметил, что там были только два штемпеля Ньюхольма. На них была недавняя дата, и отъезд следовал через несколько дней после приезда. Это могло быть непосредственно перед отлетом Талибранда на Землю и его гибелью там. Однако, более пристальное изучение этих страничек сказало ему, что Талибранд чаща всего посещал планету под названием Криу'н Дитч. За ней следовали Вернье и Лигос. Потом шли Эрсуорлд и другие. У Хорна не было намерения разыгрывать здесь детектива и предъявлять это мертвое пластифото в книжечке служащим космопорта и управляющим отелями, чтобы установить, видели ли они Талибранда. Просмотрев многие места одно за другим, Хорн понял, что таинственная работа Талибранда не имела прямой связи с Ньюхольмом, и он никогда не касался этого мира. С помощью Диза ему удалось кое-что узнать о двухсторонней торговле, о путешествиях Диза в последнее время между Ньюхольмом и Землей. В одном направлении шли роботы, в другом - андроиды. Соотношение было восемь к трем. Это хорошо соотносилось с ценой на роботов и андроидов и указывало на то, что торговля была достаточно выгодной и стабильной. Диз не знал, как давно уже ведется эта торговля. Очень вероятно, что намного дольше, чем кто-нибудь состоял на службе в космофлоте и мог помнить это, как объяснил Диз. - Почему вас так интересует эта торговля? - спросил Диз. - Вы думаете, что она как-то связана с Талибрандом? Хорн пожал плечами. - Я думаю, что это весьма возможно, - сказал он. - В конце концов, у Талибранда были основания для того, чтобы доверить свое удостоверение о принадлежности к галактическому гражданству андроиду, которого он никогда до тех пор не встречал. Я уверен, что Дорди сказал правду, когда он рассказал мне, что он думает обо всем этом. Дерри некоторое время помолчал. Потом он взглянул Дизу в лицо и продолжил: - Я намереваюсь отправиться дальше, к месту назначения груза роботов. Треть груза, который мы взяли с собой в этот рейс, например, идет на Криу'н Дитч. Криу'н Дитч не был последним местом пребывания Талибранда перед его прибытием на Ньюхольм на его пути к Земле, но этот мир он посещал чаще всего, и это мир, на котором его впервые назвали Гражданином Галактики. Я всегда открыто говорю о том, что я есть внук Хорна, владельца фирмы "Роботы Хорна", который хочет научиться делу и хочет посетить те миры, на которые экспортируется продукция этой фирмы. - У меня сложилось впечатление, что вы порвали с семейным бизнесом, - произнес Диз подняв брови. - Может быть, это и так, но кто там, вовне, на Криу'н Дитч знает об этом? До этой планеты далеко не так ли? - Она четырьмя... нет, пятью системами дальше. Я летал туда два или три раза, когда проходил обучение и прежде, чем я решил осесть здесь, жениться и добиваться патента капитана. - И как долго вы в этом зашли? - Довольно далеко. Диз рассмеялся. - Я же выбрал настоящую торговлю! Быть может, я даже займу место Ларроу, когда тот уйдет, но для этого мне нужно еще немного полетать. Хорн рассеянно кивнул и взглянул на карту населения миров, одну из тех, которые можно было видеть на Ньюхольме повсюду. Ньюхольм был уже давно основанной колонией, которая существовала уже так долго, что рассматривалась как автономный мир. Но чем дальше находился мир, тем он был моложе. Снаружи на краю неисследованной части Галактики, за пятьдесят или шестьдесят звездных систем от Ньюхольма находились миры, названия которых писались фонетически, возле них стояли вопросительные знаки, или они были помечены между двумя группами звезд, потому что никто точно не знал, где они находятся. Хорн почувствовал, как по его спине пробежала дрожь напряженного ожидания. Он ощущал какое-то почти пугающее раздражение при мысли, что существуют миры, которые отрезаны от остального человечества такими чудовищными расстояниями. Он собрался. - Ну, - сказал он задумчиво, - я думаю, сейчас самое время использовать деньги, которые дал мне мой дед. Если бы он хотел отправиться к ближайшей звездной системе, он мог бы лететь сравнительно комфортабельным пассажирским лайнером. Имелось довольно большое количество состоятельных пассажиров, в основном, деловых людей, агентов по экспорту и импорту и других, которые летали в этом районе, но Криу'н Дитч находился вне обычных линий, это была точка, лежавшая на самой границе освоенного космоса. Одетый по моде, которая господствовала сейчас на Земле, и с напускным равнодушием, играя официальную роль внука богатого человека, который довольно неохотно занимается этим, чтобы изучить семейный бизнес, он забрел в бюро агентства космопорта, рассматривая свои ногти на пальцах, а ему в это время делали различные предложения. - Лучше всего наймитесь на самой последней станции на грузовик, - предлагали ему. - Там вы за короткое время можете наняться на один из таких неудобных кораблей. - Нет, - вяло ответил Хорн. - Это займет слишком много времени. Я хочу закончить это путешествие как можно быстрее. В случае необходимости я даже могу лететь на простом грузовике, если он немедленно отправляется на Криу'н Дитч. Наконец он получил информацию о том, что есть один такой корабль, который должен стартовать на следующий день. Это был корабль, на борту которого находились роботы его собственной фирмы. - Это мне подойдет, - сказал Хорн. Он отсчитал требуемую сумму денег и положил на стол. Дама, сидевшая в бюро, благосклонно улыбнулась ему. При виде новых банкнот на ее лице появилась радость. - Большое спасибо, - сказала она. Она так быстро спрятала деньги, что могло показаться, будто они
в начало наверх
испарились, попав в поток свежего воздуха. - Я лично позабочусь о ваших удобствах. Мы предоставим в ваше распоряжение каюту капитана. - Вы должны отказаться от этого, - сказал Хорн подчеркнуто скучающим голосом. - Это может испортить настроение капитану, а если капитан будет в плохом настроении, оно передается и его подчиненным, а потом и их подчиненным. Я хочу провести свое путешествие в приятной атмосфере. Может быть, вы можете дать мне каюту офицера? Он поднял глаза и улыбнулся женщине. - Если у моего деда возникнет несварение желудка, тогда продукция ближайших двух дней будет заметно худшего качества. Это замечание было своего рода посрамлением его деда, но оно достигло своей цели. Женщина согласилась сделать то, что он сказал. Она была очарована его привлекательностью, его ясным мужским умом и его красотой. Вероятно, оба следующих дня она будет говорить только о нем. Цена проезда до Криу'н Дитч была ниже, чем он ожидал по земным расчетам. Как сказал ему Диз, подлинная цена денег росла пропорционально расстоянию от Земли. За несколько часов до запланированного отлета корабля он пошел в космопорт, чтобы уладить все формальности с администрацией. Диз пошел с ним, потому что он должен был вернуться на свой корабль, чтобы проследить за погрузкой. Грузовик уже стоял на поле космодрома. С затянутого серой пеленой неба моросил редкий холодный дождь. Дул пронизывающий ветер. На огороженной площадке на краю космодрома стояли и лежали, тесно прижавшись друг к другу, сотни андроидов, которые были защищены от непогоды только пончо из грубой шерсти. Диз, взглянув на них, сердито фыркнул. - Эти служащие космопорта - проклятые дураки! - выругался он. - Почему они по крайней мере, не натянут над ними навес? Вероятно, половина из них погибнет от воспаления легких, когда мы возьмем их на борт в таком состоянии. Пожалуйста, извините меня. Я, должно быть, немного утратил самообладание. Но так можно и обанкротиться! Он ушел, пообещав вернуться и отвести Хорна к кораблю. Хорн еще несколько раз оглянулся на андроидов, медленно идя сквозь дождь к бюро служащих космопорта. Здесь его ждал капитан корабля, который должен был доставить его на Криу'н Дитч. Он уже терял терпение. Это был стройный мужчина по имени Шембо, который говорил медленно, густым, сдержанным голосом. Это сначала раздражало Хорна, и ему казалось, что капитан разговаривает с ним, как с существом, которое ниже его по развитию, но потом он внезапно понял, что Шембо по рождению был криундитчианцем и поэтому говорил на чужом для него языке. То, что кроме английской Земли, существуют еще какие-то языки, на которых где-то кто-то говорит, никогда не приходило Хорну в голову. Шембо, казалось, хотел быть вежливым со своим таким важным пассажиром. Когда формальности в бюро космопорта были улажены, он пригласил Хорна сопровождать его на корабль и лично повел его на поле космодрома. Он скользнул взглядом по ожидавшим отправления андроидам. Теперь уже появились признаки вмешательства Диза, потому, что андроиды сгрудились под огромным навесом, который только что натянули над ними рабочие. - Хороший груз, а? - сказал Шембо. Он широко улыбнулся. - На этот раз мы привезли их сюда очень много. - Это вы их привезли сюда? Значит их изготовляют на Криу'н Дитче? - О, нет, те, которые здесь, привезены издалека, извне, может быть, и с еще большего расстояния. Я не знаю. Мы получили их с другого корабля на Криу'н Дитче во время нашей посадки там. Я купил лучших из них. Их предлагали... Как вы это называете, когда каждый предлагает свою цену? - Аукцион? - произнес Хорн. Шембо сложил большой и указательный пальцы в кольцо в знак согласия. - Окцион, верно. Я очень хороший покупатель для андроидов. Я беру лучших и хорошо забочусь о них. Теряется мало жизней. Другие торговцы не так хороши. Они платят низкую цену, получают плохой товар, теряют многих, пытаются заломить огромную цену, когда уже слишком поздно. Лучше иметь дело с хорошими андроидами. Они пошли дальше. Это было очень интересно. Хорн никогда прежде не думал, что дальние миры обладали такой высокоразвитой технологией, чтобы создавать искусственную жизнь, изготавливать андроидов и торговать ими. На своем пути к кораблю они прошли мимо отгороженной площадки с андроидами. Шембо только поднял вверх руку, чтобы гордым жестом указать Хорну на свой корабль, когда сзади их кто-то окликнул, и Хорн обернулся. Он обнаружил остановившийся шагах в двадцати от них ньюхольмский наземный общественный автомобиль. В открытом салоне машины стоял какой-то человек, придерживая рукой шляпу на своей голове, потому что ветер пытался сорвать и унести ее. - Вы Дерри Хорн? - крикнул он. Хорн ответил ему, что это именно он. Водитель подъехал ближе и остановил машину возле Хорна и Шембо. - Мне очень жаль, что я докучаю вам, мистер Хорн, - сказал человек в шляпе, - но не можете ли вы на минутку вернуться в бюро космопорта? Очевидно служащие что-то просмотрели при заполнении ваших бумаг. Я думаю, что это произошло потому, что вы ненадолго остановитесь на планете Криу'н Дитч. Он сказал это сквозь зубы, словно хотел сказать: "Вы же знаете, как это бывает с оформлением." Хорн сердито пожал плечами и хотел подняться в машину. - Мне очень жаль, капитан Шембо, - сказал он, - но я не намерен там задерживаться надолго. Я один вернусь назад, к вашему кораблю, когда будут улажены все эти недочеты. Водитель машины открыл дверцу, вежливо вышел из машины и остановился, положив руку на дверцу. Однако, он внезапно замер, словно парализованный. Его глаза расширились от ужаса. Хорн отлетел в сторону от чудовищного толчка в плечо. Шембо, обладавший чудовищной силой, выбросил вперед свою руку. В другой руке у него был пистолет, который он направил прямо на обоих чужаков, прибывших в машине. - У него все документы в порядке! - прошипел Шембо сквозь плотно сжатые зубы. - Я думаю, вы очень богатый человек, мистер Хорн. Я думаю. эти... Он произнес слово, которого Хорн не понял. Вероятно, это было криундитчианское ругательство. Потом он продолжил: - Эти типы пытались похитить вас из-за денег. Идите к кораблю. Бегите! 12 Шембо, казалось, в этой ситуации взял все командование на себя, так это первым импульсом Хорна в это мгновение было подчиниться починиться ему, но потом он взял себя в руки. - Нет! - резко сказал он. - У меня есть лучшее предложение. Что, если мы их обоих заберем с собой, как они забрали бы меня? Если вы не имеете ничего против этого, конечно. Он взглянул на Шембо. Криундитчианец невесело усмехнулся. - Это хорошая мысль, если вы хотите, - ответил он. - Вы можете управлять этой машиной? - Мы прикажем им выйти и идти пешком. Хорн пожал плечами. - Они должны идти так же, как и мы. - Хорошо. Шембо направил дуло своего оружия на водителя. - Ты... иди вместе со своим другом! На мгновение Хорн подумал, что водитель хочет рискнуть и предпринять попытку бегства, но потом он, казалось, передумал и повиновался. Они приказали обоим мужчинам идти к кораблю перед ними. Это было довольно трудно, но, к счастью, поблизости не было никого, кто стал бы задавать вопросы, кроме членов экипажа, которым они все вкратце объяснили. Они неохотно поставили обоих похитителей спинами к борту корабля. Шембо позвал с полдюжины крепких парней - на этом корабле, казалось, был весьма многочисленный экипаж, гораздо более многочисленный, чем на тех кораблях, на которых побывал Хорн - чтобы выставить охрану, потом он опустил оружие. - Все в порядке, - сказал Хорн самым серьезным тоном, на который только был способен. - Сначала мы хотим знать ваши имена и фамилии. Водитель взглянул на своего бывшего пассажира, который, казалось, был старшим из них двоих. Тот ничего не сказал, но кивнул водителю, словно ожидал, что тот что-то предпримет. Однако, водитель слабо покачал головой, и, к удивлению Хорна, пассажир ударил своего водителя в подбородок. Когда охранники подскочили, чтобы вмешаться, тот осел на землю. Мгновением позже рядом с ним осел и пассажир. Еще прежде, чем он упал, его подбородок пришел в движение, которое много объяснило Шембо. Он сунул палец в рот пассажира и пошарил там с недовольным ворчанием. - Он прятал в зубе яд, - сказал он Хорну. - Это не особенно хорошо. Они оба мертвы. В это мгновение Хорн со всей ясностью понял, что эти оба эти человека интересовались им потому, что он со своей стороны интересовался судьбой Ларса Талибранда. Внезапно ему захотелось познакомиться с этим рыжеволосым человеком, когда тот еще был жив. Что бы Талибранд сделал в таком положении? Ну, он, может быть, знал, что нужно делать. Он же знал свою работу, а Хорн не знал ее. Если это было такое же положение, в каком находился Талибранд, тогда он должен был все выяснить или умереть. Он сказал Шембо, что надо забрать с трупов все, что указывало бы на их принадлежность, и оставить их лежать там, где они есть. Пусть о них позаботятся ньюхольмцы. Он же хотел отправиться на Криу'н Дитч. Во время путешествия Хорн получил возможность изучить вещи, которые были изъяты при обыске обоих трупов, и здесь он обнаружил настоящий клад. Документы, найденные у них, свидетельствовали, что они были агентами по экспорту и импорту с Мансплейна, одной из находившихся неподалеку планет. Их звали Удд и Койвелгрин. Удд был старшим из них. Хорн отложил их документы и осмотрел другие вещи. Их наличные он взял себе. Хотя их было всего несколько сотен, но они тоже могли пригодиться ему. Три деловых письма были важными вещами. В одном из них сообщалось о прибытии грузовика с грузом андроидов на Ньюхольм, затем груз этот должен был транзитом отправиться на Землю, и это называлось "обычной процедурой". Это письмо было очень коротким. Хорн скопировал подпись и взялся за следующее письмо. Здесь он это и обнаружил! Он прочел адрес в столице Ньюхольма, которую он только что покинул. Проклятье! Он охотно отправился бы туда, чтобы посмотреть, кто такой был Кайер, который подписал это письмо. В нем было написано: "Мы узнали, что молодой человек, которого зовут Дерри Хорн, и который утверждает, что он принадлежит к семье Хорнов - производителей роботов, намеревается 4.4.008 отправиться с Ньюхольма на Криу'н Дитч. Корабль с Криу'н Дитча, им командует капитан Шембо. В связи с тем, что вышеупомянутый Дерри Хорн оказался замешанным в обстоятельствах смерти Ларса Талибранда, а позже убил одного из наших агентов, мы должны взять его под арест. Талибранд же был с Криу'н Дитча. Трудно предположить, что Хорн доставит нам серьезные неприятности, но мы хотим принять соответствующие меры предосторожности. Как я думаю, нам будет не трудно арестовать его". Хорн болезненно поморщился от того, что его здесь назвали "молодым человеком", и взялся за третье письмо. На нем была более ранняя дата, оно было написано одиннадцать дней назад. Оно тоже было коротким: "Вам больше не надо беспокоиться о криундитчианской проблеме. На Земле узнают об этом слишком поздно." Хорн отложил письмо и задумался. Вся эта история, казалось, приводилась к общему знаменателю. Талибранд отдал свой документ о гражданстве андроиду. Лицо, которое объяснило Хорну, что такое Гражданин Галактики, был андроидом. Агенты по
в начало наверх
экспорту и импорту, какими были Удд и его спутник, занимались торговлей андроидами... И как же обстояли дела? Хорн на мгновение представил себе огромную межзвездную организацию андроидов-преступников, которые обменивались между собой сообщениями. Могло ли это быть? Нет! Эта мысль была смешной. Он снова вернулся к первому варианту, на который он натолкнулся сначала, к факту, что Талибранд доверил свои документы Дорди. Однако, это могло быть и не так. Но это же тоже было смешно! Если Талибранд напал на след такого заговора андроидов, тогда Дорди никогда не отдал бы документ человеку и никогда бы не побудил его продолжить работу Талибранда. Он снова достал серое портмоне из металлической ткани из своего кармана и перелистал странички книжечки, заполненные штемпелями. Слабый звук в коридоре насторожил его. Он поспешно отодвинул серое портмоне, когда Шембо, коротко постучавшись, вошел. Спокойный мужчина повис в воздухе и улыбнулся Хорну. - Вы не то, что я ожидал, - сказал он без предисловий. - Они сказали мне, что я повезу избалованного, богатого молодого человека. Я думал, что в этом рейсе мы все будем служить вам, как андроиды. Это не так? - Не так, - сказал Хорн. Он улыбнулся. - Точно так же, как вы говорили это об андроидах - для моей семьи лучше иметь дело с роботами. Те, которые в этом рейсе находятся в трюмах вашего корабля, изготовлены на фабриках моего деда. Шембо медленно кивнул. Движение это перешло на его тело, и он с минуту медленно качался в воздухе, как огромный маятник. Он еще усложнил движение тем, что достал пачку сигарет и предложил ее Хорну. - И зачем же вы путешествуете? Хорн поколебался. Шембо очень много сделал для него. Очевидно, он никогда не имел дела с людьми, которые стояли за Ларсом Талибрандом. Но было бы надежнее, если бы он оставался при своей прежней легенде. - Мой дед хочет, чтобы я унаследовал его дело, - сказал он. Он пожал плечами. - Только мне не особенно нравится сидеть за письменным столом и считать на счетах. Я объяснил ему, что хочу позаботиться об экспорте. Поэтому он сказал мне, что я должен предпринять это путешествие и все осмотреть лично. - Так, так. Шембо исчез в густом облаке дыма. - И далеко вы направляетесь? Дальше, чем на Криу'н Дитч? - Может быть, дальше, а может быть, и нет. Хорн решил закинуть небольшую приманку. - Мне было очень интересно отправиться с Земли в космос, чтобы посмотреть, откуда прибывают андроиды, которых мы получаем в результате торговли. Я помню, как мой дед однажды сказал, что он еще бы охотно занялся изготовлением андроидов. Шембо хихикнул. - Это ему не удастся, - откровенно сказал он. - Может быть, по крайней мере, я больше никогда ничего не слышал об этом. Шембо вытянул руку с двумя скрещенными пальцами. - В торговле андроидами все абсолютно прочно. Люди, которые занимаются этим, знают, что они делают, и никто, кроме них, не может вмешаться в это. - Может быть, и так, - согласился Хорн. Он наморщил лоб. Конечно, это не было попыткой нарушить монополию, за которую Талибранд получил Гражданство на всех этих планетах, или, может быть, это было именно такой попыткой? И, наконец, на сколько он мог сложить общую картину из кусочков, которые у него были, все миры, которые участвовали в торговле андроидами, использовали их в качестве платы, а, может быть, и в качестве пошлины. Земля, как окончательный получатель андроидов, будет единственной потерпевшей стороной, если монополия вдруг повысит цены, но, Земля, вероятно, была достаточно насыщена и богата, чтобы самой позаботиться об этом. И все же работа Талибранда в какой-то мере касалась андроидов, и информация, которую он получил, была настолько опасной, что его преследовали и убили. - Шембо, - сказал Хорн, - у вас на борту около трети того количества роботов, которое было доставлено сюда с Земли. А что произошло с остальными? Шембо уставился на него. - Вы же тот человек, который должен знать это. Это ваш бизнес, а не мой! Хорн почувствовал, что сморозил глупость, и стал искать пути к отступлению. - Я хотел бы выразиться точнее, - сказал он. - Я только хотел знать, каково соотношение роботов на разных мирах. От Земли до Ньюхольма дают за восемь роботов одного андроида. Вы привезли много андроидов, но вы взяли сравнительно мало роботов. Он поколебался. - Конечно, и это что-то стоит, но... - Я понимаю, - сказал Шембо. Его брови поднялись. - Вовне, далеко за Криу'н Дитчем андроиды хороши и дешевы. Вы понимаете? Роботы же, чем дальше от Земли, тем они становятся ценнее, превосходя в цене андроидов. Конечно, мы тоже делаем роботов, но роботы эти намного хуже, чем те, которые привезены с Земли. Ваши гораздо лучше. И чем дальше, тем они дороже. Конечно, это было совершенно ясно. Если андроиды поступали откуда-то из-за Эрсуорлда, тогда эта смена их цены была очень логичной. Наконец, на это влияли так-же потери андроидов, о которых говорил Диз, когда он смотрел на скорчившиеся под дождем фигуры. Чем дальше их нужно было транспортировать, тем больше были потери, и тем ценнее становились андроиды. Шембо многословно описал положение и объяснил колебания цен на рынке андроидов. Хорн слушал его только вполуха. Криу'н Дитч был миром, на котором Талибранд получил звание Гражданина Галактики. Несомненно, все это произошло официально, и правительственные служащие, может быть, были в состоянии рассказать ему, почему он получил такое звание. 13 - Нет, я не могу сказать вам, почему мы дали Талибранду это звание, - холодно сказал Советник Чести. - Я хочу знать, почему вы задаете такие бессмысленные вопросы. Братвин был человеком среднего роста и очень толстым. Он, развалясь, сидел в высоком троноподобном кресле из черного и желтого натурального дерева, которое, казалось, было обтянуто голубой шкурой животного. Он был в черной тунике, длинных черных бриджах, на талии его был позолоченный пояс, а на ногах - кожаные сапоги, доходившие до икр. Его английский был великолепен, но в нем был заметен тот же акцент, что и у Шембо. Хорн почувствовал, что он краснеет под резким взглядом Советника Чести. Он был совершенно беспомощен. С самого прибытия на Криу'н Дитч он чувствовал себя потерянным, потому что здесь он увидел перед собой действительно чужой мир. По сравнению с Криу'н Дитчем Ньюхольм был почти провинцией Земли с небольшими изменениями. Но здесь... Братвин с насмешкой глядел на Хорна, когда тот осматривал зал. Хорн заметил женщин в белых длинных одеждах. Многие из них были молоды и миловидны. Мужчины были одеты в костюмы, более или менее похожие на костюм Братвина. Они казались какими-то более мужественными и сильными, чем Хорн в своей земной одежде. Низкие потолки с массивными балками, стены из высеченных каменных блоков с узкими окнами, шкуры, расстеленные на жестком полу, все это придавало помещению варварский вид. Он поднял голос, чтобы быть уверенным, что все в зале услышат его, взглянул прямо в глаза Братвину и сказал: - Разве не важно знать, почему был убит один из Граждан Галактики? - Что? Братвин напрягся в своем кресле и выпрямил свой торс. Он уставился на Хорна. В то же мгновение в зале прозвучал тихий вскрик отчаяния. - Что вы сказали? Среди присутствовавших, которые знали английский язык, пробежал быстрый шепот, за ним послышались вскрики возбуждения. Братвин угрожающим взглядом привел их к тишине. - Доказательства! - крикнул он. - Я прибыл с Земли на Ньюхольм, потому что Талибранд прибыл на Землю с Ньюхольма, - осторожно ответил Хорн. - С Ньюхольма я отправился на Криу'н Дитч, потому что Талибранд прибыл на Ньюхольм с Криу'н Дитча. Я знаю это, потому что у меня есть вот это. Он не спеша достал портмоне Талибранда. Братвин тотчас же встал, вырвал портмоне из его рук и опустил взгляд. Когда он снова поднял глаза, он смотрел не на Хорна, а на собравшихся в зале людей. - Вон! - приказал он. Потом он произнес несколько слов на резком криундитчианском языке. Хорн за этот промежуток времени достаточно много узнал от Шембо, чтобы понять, что Братвину не нужно повторять свой приказ дважды. Скоро они остались одни в огромном зале, в котором их голоса отдавались очень громко, и Братвин похлопывая ладонью по портмоне, задумчиво посмотрел на Хорна. - Вы почти что подросток. Хорн не стал пытаться отвергать этот факт. Братвин встал и спустился по ступеням с площадки, на которой стояло его кресло. Он начал ходить взад и вперед. - Ну, хорошо, - сказал, наконец, Братвин. - Вы прибыли сюда, как вы сказали, чтобы узнать, куда попадают роботы, которых продает ваша семья. Вы потратили десять дней, чтобы получить аудиенцию, которую я снова и снова отклонял, потому что я не хотел тратить своего времени на высоколобых дураков с Земли. Этот мир очень отличается от вашего, молодой человек. На ваш мир все попадает практически само собой: машины, андроиды, роботы, все. Здесь же мы должны работать. Мы сами приводим в движение жизнь на нашей планете. Мы не просто полагаемся на зубчатые колеса, контуры под током и голубокожих людей, а это значит, что у меня есть и другие дела, кроме как вести бесполезные разговоры и расточать цветистые комплименты. Он повернулся и посмотрел прямо на Хорна. Потом он вытянул руку с портретом Талибранда, так что его угол был направлен прямо в грудь молодого человека. - Почему, черт побери, вы сразу не сказали, зачем вы прибыли сюда? - Потому, что Талибранда убили, - фыркнул в ответ Дерри, - потому что те, кто его убил, пытались убить и меня на дуэли на Земле, а также пытались похитить меня на Ньюхольме, потому что Талибранд умер и не смог закончить свою работу, и потому что те, кто его убил, хотели быть уверены, что никто не доведет ее до конца. - Может быть, вы хотите довести ее до конца? - удивленно спросил Братвин.. - Я хочу попытаться. Но я все еще не знаю, в чем она вообще заключалась. Поэтому, может быть, вы думаете, что я хочу спросить у вас? Я подумал, что я должен побывать на планете, где ему дали этот документ. Хорн кивнул в направлении серого портмоне. - И все выяснить. - Мы должны покинуть этот зал, - внезапно сказал Братвин. - Я думаю, мы должны устроиться поудобнее и побеседовать. Он отдал короткий приказ, и сразу же за этим появилась девушка в длинной, достигавшей пола одежде. Он быстро что-то произнес по-криундитчиански. - Хорошо, на этом мы закончим сегодняшнюю аудиенцию, - сказал он Хорну, закончив отдавать приказы. - Идемте в мой рабочий кабинет. Там мы можем выпить, а потом вы расскажите мне всю эту историю. Рабочий кабинет Братвина находился на другой стороне здания. Он был небольшим, и стены его были сложены из таких же каменных блоков, как и стены зала. В нем стоял грубый деревянный стол и несколько небольших стульев, занимавших большую часть пола. В комнате были книги, некоторые из которых были привезены с Земли, они стояли на полках, висевших вдоль стен. Девушка принесла кувшин и два бокала, в которые она налила кисловатой
в начало наверх
жидкости. - Этот напиток сделал нас тем, что мы есть, - сказал Братвин. Он почти смеялся. - Криу'н Дитч дает пиво сильное и крепкое, такое же, как мы сами, криундитчианцы. За ваше здоровье! Они выпили. Хорн сделал только маленький глоток. Потом Братвин откинулся на стуле и скрестил ноги. - Всю историю, - приказал он, - и как можно подробнее! Когда Хорн закончил, в глазах Братвина застыло выражение растерянности. - Зачем только он отправился на Землю? - пробормотал он. - Здесь, на Криу'н Дитче он был бы в безопасности, если бы он остался здесь. Когда он был здесь во время своего второго путешествия, он ничего не сказал об опасности, в которой он находился, и, конечно, он ничего не мог сказать о ней. - Вы знали его лично? - спросил Хорн. - Мне хотелось бы, чтобы я тоже знал его. - Ларс и его брат Джен - мои дальние родственники. Я пошлю за братом Ларса. Будет хорошо, если мы немедленно сообщим ему о смерти Ларса, прежде чем он узнает о ней из слухов. Еще стаканчик пива? Хорн накрыл свой стакан рукой и покачал головой. - Теперь вы можете сказать мне, чем занимался Ларс? - спросил он. Братвин пожал плечами. - Этого я не знаю. Я могу только сказать вам, почему мы дали ему это звание. Мы держали его имя и его внешность в тайне, чтобы он мог беспрепятственно делать свою работу. Талибранд дал мне доказательство того, что старший сын одной из знатных семей был похищен преступниками и завистливыми конкурентами. Ларс предпринял поиски юноши, нашел его и при этом обнаружил, что были похищены также и другие дети. За похищение платили какому-то бессовестному торговцу. Дети эти были известны далеко, еще дальше Эрсуорлда, и там их перекрасили в голубой цвет. - Там их подготавливали и отправляли к прочим андроидам, не так ли? Хорн, не дыша, нагнулся вперед, и мысли вихрем помчались в его голове. Братвин с уважением взглянул на него. - Именно так! Но Ларс Талибранд не остановился на этом. Он попытался до конца расследовать эту ужасную историю. Он обнаружил множество похищений на различных планетах, и в некоторых случаях он даже смог вернуть детей их родителям. Эти похищения повергли наш Совет в такую растерянность, что мы даже были близки к тому, чтобы запретить торговлю андроидами. Уж лучше это, чем снова и снова пропускать этот товар через Криу'н Дитч. Откуда мы могли знать, были ли это андроиды или дети людей? Но Ларс Талибранд и его брат с уверенностью утверждали - или, по крайней мере, я думаю, это был его брат - что таких случаев было сравнительно мало, потому что похищение детей и превращение их в андроидов не могло не быть замечено другими людьми. Кроме того, мы сильно зависимы от пошлины и налогов, которые мы получаем от посредников этих торговцев, хотя мне лично это совсем не нравится. Все же эти люди с Земли и сама Земля - место назначения большинства андроидов. Но они, вероятно, воспринимают это иначе. Хорн медленно покачал головой. - Я встречал андроидов, которые нравились мне больше, чем иные люди моей собственной расы, - сказал он. - Да, именно так, как вы уже сказали, без помощи андроидов я не смог бы осуществить свое путешествие. Потом он наморщил лоб. - Мне кажется странным, что дети исчезали таким вот образом, и это не вызвало тревогу у общественности. Братвин невесело усмехнулся. - Для вас, прибывшего с Земли, это кажется невозможным, но... Он протянул руку к полу возле своего стула и поднял череп из желтой слоновой кости, челюсти которого были широко раскрыты. Череп от конца морды до затылка был длиной с предплечье человека. - Это череп дикого зверя, которого я застрелил два года назад в своих собственных владениях, - сухо сказал Братвин. - Он убил дочь одного из моих людей, девочку двенадцати лет. У вас в распоряжении было не очень много времени, чтобы сделать Землю такой, какая она есть, Хорн, а наш мир и сегодня еще дик. - Эти исчезнувшие дети... - Они так же вероятно могли стать жертвами диких зверей, как и хищников в образе человека. - Я понимаю вас, - задумчиво сказал Хорн. - Это объясняет мне странную связь с андроидами, которая красной нитью проходит через все эти происшествия, которые последовали за смертью Ларса Талибранда. Я упомянул об этом в своем рассказе. Несомненно, андроиды знали, чем он занимался. - Несомненно! Я слышал из собственных уст Ларса, что ему удастся установить, что именно они были похищены у родителей-людей, а не созданы на одной из химических фабрик. - А где изготовляют других андроидов? Вам сказал это ваш друг Ларс? - Это странная постановка вопроса. Братвин наморщил лоб. - Нет, этого он мне не говорил. Чем меньше я имею дело с торговцами андроидами, тем мне лучше, и мне совершенно безразлично, на каком из миров находится эта инфернальная, адская, колдовская кухня. На вопрос происхождения андроидов снова опускался туман. Хорн наугад спросил: - Я не понимаю, почему андроидов изготавливают так далеко вовне, откуда они должны направляться на Землю? Почему их изготовители не создали своих фабрик здесь или даже на Ньюхольме, если они сами не хотят жить на Земле? - Что касается этого мира, то я могу ответить на это. Мы не хотим иметь дела с этой торговлей большей, чем это необходимо. Я думаю, что на других мирах думают так же. Есть что-то неестественное в мыслях о людях, которые живут, думают, едят, спят и подвержены болезням, но которые созданы в результате какого-то искусственного процесса. Они люди во всех отношениях, за исключением одного. - И что же это? - Андроиды стерильны. Да, даже установлено, что дьяволы, которые похищали детей, стерилизовали свои жертвы, чтобы они были такими же, как и остальные андроиды. Девушка, которая приносила им пиво, вернулась и что-то тихо сказала Братвину. Советник быстро ответил, поднялся и взглянул на Хорна. - Его брат Джен здесь. Он, получив сообщение, тотчас же пришел, чтобы поговорить с вами. Хорн тоже встал, как только Джен Талибранд вошел. Он был удивлен, увидев мужчину, нисколько не похожего на Ларса. 14 Джен Талибранд был высоким мужчиной с удлиненным лицом и темными, близко посаженными глазами под черными бровями. Не только тело, но также и руки и ноги его были длинными. Тщательно расчесанные темные волосы курчавились на его голове. Он носил одежду того же покроя, что и Братвин, но с более богатыми украшениями из золотых нитей на черном фоне, и его пояс был украшен драгоценностями. На большом пальце правой руки у него было кольцо, и вместо сапог на нем были низкие туфли с украшенными драгоценными камнями пряжками. Рука, которую он протянул в приветствии, была мягкой и немного влажной. Голос его был тихим, и он говорил по английски почти так же хорошо, как и Братвин. Он сказал: - Итак, вы, сэр, землянин, который проявил столько заботы о судьбе моего несчастного брата и даже прибыл сюда, чтобы сообщить мне о его смерти. Я благодарю вас, хотя сообщение ваше, конечно, ужасно. - Садись, Джен, - негромко сказал Братвин, - и не пытайся делать вид, что ты глубоко поражен. Джен Талибранд осмотрелся, и можно было ясно видеть, что с его губ вот-вот сорвется ругательство. - Это правда. Я ожидал этого, потому что Ларс часто ставил на карту свою жизнь с тех пор, как он по-дурацки влез в это, стараясь разрешить эту проблему. Он сел на стул, скрестил ноги и откинулся на спинку. Затем он взял стакан с пивом, который протянула ему девушка. - Расскажите, как это произошло, - попросил он. - Это, вероятно, произошло на Земле, потому что вы - землянин. Хорн кивнул и коротко рассказал ему обо всем. Когда он закончил, Джен покачал головой. - Я его предупреждал, но он же меня не слушался. Если бы он последовал моему совету, он мирно и счастливо жил бы в своем имении. - Может быть, жил бы, - пробурчал Братвин. В его голосе был сарказм. - Но не мирно. Хорн изучал лицо Талибранда, безуспешно пытаясь прочесть на нем его настоящие чувства. - Ларс Талибранд был вашим старшим или младшим братом, мистер Талибранд? Что-то в нем повернулось еще прежде, чем он получил ответ. - Он был на три года моложе меня, и, к вашему сведению, я не "мистер", а "советник". Я Советник Чести. Хорн откашлялся. Теперь Талибранд встал. - Завтра состоятся поминки по моему брату, - сказал он. - Вы не знакомы с нашей семьей, мистер Хорн. Он подчеркнул слово "мистер" таким образом, что его значение не могло ускользнуть от его собеседника. - У нас не принято устраивать праздник, приглашая посторонних помянуть усопшего, только семья и близкие друзья, которых усопший назвал, проявляя свою последнюю волю. Мой брат, конечно, не оставил никаких указаний, по крайней мере, последних по времени, когда он был здесь, путешествуя с планеты на планету, но я уверен, что он хотел бы, чтобы вы присутствовали. Его темные глаза мрачно пылали. Хорн взглянул на Братвина, но тот не сделал ему никакого знака. "Ну, теперь невозможно отклонить предложение", - подумал он. Он встал и поклонился. - Это будет честью для меня, - формально ответил он. Уголком глаза он заметил, что Братвин, соглашаясь, кивнул ему. - Вы приглашаетесь сегодня ночью и можете оставаться столько, сколько захотите, - сказал Джен Талибранд. Он считал само собой разумеющимся согласие гостя. Он приказал двум своим слугам забрать багаж Хорна из гостиницы, в которой тот остановился после своего прибытия на Криу'н Дитч, и где он жил. Потом он пригласил Хорна в свой роскошный автомобиль. Эта модель была модной на Земле два года назад. Но со времени своего прибытия Хорн не видел на Криу'н Дитч ничего, что могло бы сравниться с этой машиной. - Я думаю, что советник Талибранд отнюдь не беден? - спросил Дерри. - Он, может быть, и не самый богатый человек на Криу'н Дитче, - ответил Братвин, - но его прадед был достаточно дальновидным, чтобы построить космопорт на части своего владения, и поэтому, его семья, может быть, и не богаче всех как землевладельцы, но зато богаче всех, в этом мире во всех других отношениях. Это объясняло многое. Машина тихо катила по улицам города. Хотя это и был самый густо населенный город на планете, но Хорн едва ли мог считать его городом. Они ехали вдоль края поля космодрома. И с только что прибывшего корабля выгружались андроиды, они группой двигались по полю космодрома, затем их заперли в загороженный загон. Многие из них были людьми? Эта мысль беспокоила Хорна. Ничего странного, что Ларс Талибранд был удостоен такой чести за то, что он обнаружил эту ужасную правду. - Я думаю, Советник, что это часть вашего фамильного состояния, так? - осведомился он. Талибранд, который сидел сбоку, откинувшись на сидение машины, кивнул. Они ехали по ухабистой дороге, не особенно подходящей для такой машины, через леса, поля, распаханные бедными арендаторами, использовавшими тягловых животных. На других полях работали дорогие роботы, подготавливая почву для нового урожая. Эти поля принадлежали семье Талибрандов.
в начало наверх
Уже спустилась темнота, когда они приблизились к дому. Это было длинное каменное здание с деревянной крышей. Вокруг него были сады, которые напомнили Хорну его собственную семью и вызвали у него чувства все более усиливавшейся ностальгии. - Мы будем ужинать через час после наступления темноты, - сказал ему Талибранд. Они вошли в дом. - Пожалуйста, поужинайте с нами. Мои слуги в вашем распоряжении. Они отведут вас в вашу комнату. Ваш багаж, вероятно, все еще не прибыл из города, но все, что вы найдете в вашей комнате, в вашем распоряжении. Комната была обставлена гораздо комфортабельнее, чем все остальные, какие он до сих пор видел на Криу'н Дитче. Он нашел там костюм криундитчианского покроя и на мгновение заколебался, прежде чем одеть его. Он предпочел бы остаться в своей земной одежде. Но едва он переоделся, в дверь тихо постучали. "Вероятно, слуги Талибранда доставили из города мой багаж", - подумал он и крикнул: - Входите! Это была женщина, нет, почти девочка. Она поспешно проскользнула в комнату и сейчас же закрыла за собой дверь, потом прислонилась к ней спиной и посмотрела на него так, словно ей стоило это огромного напряжения. Хорн был слишком удивлен, что бы делать что-то большее, чем просто смотреть на нее. Однако, через несколько мгновений она взяла себя в руки и подошла ближе. - Пожалуйста, извините меня за мое вторжение, - сказала она с напряжением, которое удивило его, - но я должна была прийти. - Я никогда не был против, когда ко мне вторгались красивые девушки, - глупо ответил Хорн. - Может быть вы хотите присесть? Он указал на одно из кресел. - Нет, я не отваживаюсь остаться. Если Джен узнает о том, что я приходила сюда, он очень разозлится. Меня зовут Мода Талибранд. Это правда, что вы прибыли сюда, чтобы принести известие о смерти Ларса? В ее голосе звучала настойчивая просьба. Хорн поколебался. - Мода Талибранд, - повторил он. - Тогда, значит, вы сестра Ларса? - Нет, - сказала она. Она гордым движением откинула голову назад. - Я его вдова. Хорн некоторое время переваривал это сообщение. Она нетерпеливо ждала, бросая испуганные взгляды на дверь, когда снаружи раздавались шаги. Наконец она больше не смогла выносить его молчание и попросила: - Пожалуйста, ответьте мне! - Вам, - медленно произнес Хорн, - я хочу сказать, если вы пообещаете не выдавать меня, что я прибыл сюда не только за тем, чтобы доставить сообщение о смерти Ларса, но так же и затем, чтобы посмотреть, не смогу ли я продолжить его работу. С моей стороны звучит дерзко, не так ли? Ну, я не знал вашего супруга, каким он был в жизни. Однако, с тех пор я очень хорошо узнал его. Теперь я хочу попытаться завершить его дело. Она взглянула на него. Ее верхняя губа дрожала. Она хотела что-то сказать, но потом повернулась и выбежала из комнаты. Он снова увидел ее на следующий день. Она не появилась этим вечером за столом, но во время обеда, который Джен устроил в середине следующего дня, она сидела за одним из концов длинного деревянного стола в большом зале. Она была одета в черное, с черной лентой в волосах. Изредка она поднимала взгляд от стола и глядела на стул напротив, задрапированный в черное и стоявший на другом конце стола. Хорн счел обед скорее предлогом, чтобы наполнить желудки гостей и потребить огромное количество пива, чем данью погибшему Ларсу Талибранду. Джен произнес речь, в которой он превознес добродетели своего брата, но сердцем он, казалось, не чувствовал этого. Братвин, который, вероятно, пришел на обед в качестве члена семьи - ведь он сказал, что был их отдаленным родственником - говорил лучше, но слишком долго. Нетерпеливые слушатели - это в основном были сильные, коренастые, молодые люди и мужчины средних лет, а так же несколько более пожилых мужчин, которые все время ударялись в слезы - торопились снова вернуться к своему пиву. Один мужчина, сына которого похитили и продали в качестве андроида, вскочил и ударил кулаком по крышке стола, уставленного пустыми тарелками, кружками и мисками. За тем он вскочил на стол и упер руки в бедра. - Ларс Талибранд, - проревел он, - если эти пьяные идиоты не могут сказать о тебе самого лучшего, тогда это сделаю я. Они сидят здесь, хлещут пиво и глотают мясо, не думая о том, почему, собственно они находятся здесь! Хорн сидел возле Братвина, который тихо объяснил ему, кто был этот говоривший человек, и что он говорил. Теперь Джен Талибранд медленно встал. Лицо его потемнело. - Какое пиво? - резко спросил он. - Какое мясо? Какой дом и чье гостеприимство вы презираете? Человек на столе взглянул на него сверху вниз и усмехнулся. - Не пытайтесь меня оболгать, Джен Талибранд. Вы рады, что ваш брат мертв, потому что он был лучше вас. - Будет лучше, если вы уйдете отсюда, - посоветовал Братвин Хорну тихим голосом. - Здесь может произойти драка. Действительно, Джен Талибранд тоже вскочил на стол и приказал своим слугам бросить ему меч. Потом он двинулся к человеку, который оскорбил его. Некоторые из присутствовавших ликовали и смеялись, радуясь предстоящей драке, другие покинули зал. Хотя Хорн не был склонен считать себя трусом, он последовал совету Братвина и в его сопровождении покинул зал. - Идите до вечера в вашу комнату, - посоветовал Братвин. Он наморщил лоб. - Положение может ухудшиться. Джен Талибранд отнюдь не любезен, и в настоящий момент в его распоряжении имеется небольшая армия. Хорн ушел. Обернувшись, он увидел, что двери в большой зал распахнулись, туда ворвалась группа дико сражавшихся людей, и ускорил свои шаги. Сначала он подумал, что ошибся комнатой, когда он, наконец, добрался до нее, потому что там в кресле сидела сгорбленная фигура в бесцветной одежде и что-то бормотала тихим голосом старухи. Он извинился и хотел уйти. - Я прошу прощения, мистер Хорн, - сказала старуха, - но я должна с вами поговорить. Я должна рассказать вам о своем сыне. Ларс - мой сын. Он мертв? Она попыталась подняться из кресла. Наконец ей это удалось. В первый раз свет упал на ее лицо. Хорн с бесконечным удивлением увидел, что лицо матери Ларса Талибранда было голубым. 15 - Пожалуйста! - молящим голосом сказала старая женщина. - Я очень стара, но я не сошла с ума. Хорн медленно подошел, опустился на край кровати и посмотрел на женщину. Она снова медленно опустилась в кресло и закрыла глаза. - Я ничего не говорил, бабушка, - пробормотал он. - Пожалуйста, объясните мне все. Она сделала это, торопясь, путано, иногда повторяясь, но ее рассказ высветил многое. Берг Талибранд, отец Джена и Ларса, был страстным человеком. Когда его жена прихворнула после рождения Джена, он однажды пришел на космодром и взял к себе в дом женщину-андроида. Здесь было что-то что требовало объяснения. Хорн никогда прежде не видел андроидов-женщин. Пока он пытался разобраться в этой истории, рассказанной старой женщиной, до него дошло, что существовали андроиды-женщины, которые доходили только до Криу'н Дитча. На Землю же они не попадали никогда и ни при каких обстоятельствах. Получив андроида-женщину, которая, вероятно, была такой же стерильной, как и андроиды-мужчины, Берг Талибранд сначала забавлялся с ней. Потом, как ни странно, все это захватило его еще больше. Другим это показалось странным. Это объяснил ему суеверный член дальней ветви его семьи, человек, который видел в этом шанс получить в свои руки власть и как-то обдурить Берга. Так все это было замято. Берг сходил с ума от мысли, что его прокляли, и что он не одарен невероятной силой деторождения. Наконец, он окончательно сошел с ума. Но уже тогда Джен был достаточно взрослым, чтобы вступить во владение и преследовать паразитов, которые жили за счет его отца. К этому времени его сводный брат Ларс тоже стал достаточно взрослым, чтобы помешать ему прогнать старую женщину-андроида, которая на самом деле была его матерью, потому что тогда он уже узнал от нее эту историю. Когда Ларс узнал о судьбе сына того человека, который сегодня после обеда там, внизу, в большом зале оскорбил Джена, он, конечно, нашел объяснение всего этого. Его мать не могла быть андроидом, она должна была быть чьей-то дочерью, похищенной у кого-то, и это было основанием, которое гнало его с планеты на планету, чтобы охотиться за торговцами андроидами, которые ради своей прибыли похищали детей у людей. Хотя Ларс охотно и открыто признавал старую женщину своей матерью, против этого говорили два основания: во-первых, его психика была такой же, как и у других андроидов, и она, как она говорила, даже не была близка к мысли снова стать "человеком". Кроме того, голубизна ее кожи все время вызывала заражение молекулами протеинов, которое невозможно было вылечить. Во-вторых, у Джена не было особого желания, чтобы его мнимый брат распространялся о том, что он на самом деле незаконнорожденный. Так что нет ничего странного в том, что он ненавидел своего брата. Дверь широко открылась, Хорн испуганно вскочил и обернулся. Там стоял Джен Талибранд с мечом в руке. Он тяжело дышал, и на его вспотевшем лице была грязь. Кровь капала из левого рукава и сбегала по тыльной стороне его ладони. Он глубоко вдохнул воздух и заговорил. Он что-то сказал по-криундитчиански старой женщине, которая подняла руки, чтобы прикрыть лицо, и покачнулась назад, содрогаясь от внезапных рыданий. Наконец, она со слезами ответила на много раз повторенный вопрос, смысл которого Хорн почти понял, хотя и не совсем. Талибранд сплюнул на пол. - Так ты, земляшка, - сказал он Хорну, - тоже злоупотребляешь моим гостеприимством, вмешиваешься в мои семейные дела, суешь нос во все углы и подкупаешь моих слуг. Старая женщина ответила, что она добровольно проинформировала Хорна, и ее лицо исказилось от дикой ярости. - В таком случае, мы с тобой покончим, - простонал Джен. - Слишком долго ты позорила мою семью! Он поднял меч и ударил. Хорн был глубоко потрясен этим деянием. Талибранд тоже, должно быть, был потрясен этим, потому что он медленно отвел меч, словно испугавшись содеянного. - Позор вашего отца - ничто по сравнению с позором, который падет на вас, - полузаглушенно произнес Хорн. Талибранд повернулся к нему. - Убить андроида? - сказал он. Потом, казалось, он снова взял себя в руки. - Ну и что из этого? Что бы ни утверждал мой фальшивый братец, для всего мира она была андроидом, а не человеческим существом. Я позабочусь, чтобы никто не мог утверждать иначе. - Как? - спросил Хорн требовательным тоном. Он поразился своему собственному спокойствию. - Вы что, и меня убьете так же безжалостно, как и мать своего брата? Поторопитесь! Рано или поздно то, чем вы занимаетесь, выплывет на свет божий так же, как это разузнал я. Он хотел продолжить, но его резкие слова уже оказали свое действие. Талибранд был полон холодной ярости. - Тогда идемте. Я одолжу вам меч. Мне сказали, что вы можете хорошо обращаться с ним. Вы совсем недавно убили одного из наших агентов. Но он был мягким земляшкой, как и вы. Мне хотелось бы узнать, как вы сможете одолеть человека с Криу'н Дитча.
в начало наверх
Хорн едва расслышал последние слова. "Одного из наших агентов!" Итак, Если Ларса Талибранда преследовал убийца, тогда его брат работал с этим убийцей рука об руку. Талибранд поспешно направился впереди него по коридору в большой зал. Когда они приблизились к нему, оттуда донеслись звуки драки, а также прозвучали отдельные щелчки огнестрельного оружия. - Там есть меч! Голос Талибранда нарушил ход мыслей Хорна. Это был небольшой меч по сравнению с дуэльным мечом, которым Хорн пользовался на Земле. Этот меч был предназначен для того, чтобы рубить, а не для того, чтобы колоть, но у него больше не оставалось никакого другого выбора. Теперь у него не было Двойного Чемпиона. Хорн осмотрелся, чтобы получше рассмотреть окружающее. Потом он прыгнул вперед и на широко расставленных ногах опустился прямо перед Талибрандом. Он схватил рукоятку лежавшего на полу меча. Мгновением позже он уже яростно и упорно сражался за свою жизнь. Хорн увидел быстро промелькнувшее выражение удивления на лице своего противника, когда тот обратил внимание на искусство, с которым этот земляшка владел его оружием. Секундой позже он уже был занят тем, чтобы защититься от яростного нападения, и не видел и не слышал ничего другого, кроме блеска и звона мечей. Вынужденный обороняться Хорн поскользнулся и упал. Он, задыхаясь, снова поднялся, прежде чем усталый Талибранд снова успел ударить его. Он провел быструю контратаку и заставил Талибранда быстро отступить шагов на десять назад. Потом Джен снова скрестил свой клинок с его мечом. Хорн почувствовал толчок в плечо. Он попытался вывести Талибранда из равновесия, но это ему не удалось. Хорн был на много фунтов легче Талибранда, и хотя со времени отъезда с Земли он стал намного сильнее, но все же он был не так силен, как Талибранд. И это проявилось именно сейчас. Он высвободил свой клинок и уклонился, чтобы избежать следующего удара Талибранда. Обернувшись, он заметил, что они больше не были одни. Они находились в прихожей большого зала, у которого были два выхода. Через обе двери сюда входили свидетели их боя. Это были слуги, которые вернулись после того, как они подобрали с пола гостей. Они были одеты в длинные одежды. Возле этих людей стояла Мода Талибранд. Она напряженно наблюдала за боем, судорожно стиснув руки, словно молясь. Может быть, она плакала, как подумал Хорн, потому, чтобы бросившему вызов не удалось убить ее шурина? Прошло добрых полсекунды, прежде, чем он отвел взгляд. Талибранд теперь почти добрался до него и уже занес меч для смертельного удара. Мода громко вскрикнула. Хорн в отчаянии отпрыгнул в сторону. Совершенно ненамеренно его меч ударил по уже раненой левой руке Джена Талибранда. Триумф Талибранда сменился внезапным отчаянием, и он подал громкий крик. Слуги мгновенно ринулись вперед. Два человека помогли Талибранду подняться на ноги, другие слуги схватили Хорна и силой вырвали у него меч. Сначала он был слишком устал, чтобы понять, что же произошло. Потом он снова стал воспринимать окружающее, закрыл глаза и тихо выругался. От такого человека, как Джен Талибранд, не стоило ожидать того, что он будет честно биться до самого конца. Это было видно по виду и поведению Моды. Выпрямившись, она подошла к своему свояку. - Трус! - сказала она. Она говорила по-английски, и не оставалось никакого сомнения, кому предназначались эти слова. Затем она повернулась к Хорну. Талибранд смотрел на Моду горящими глазами. - Трус! Почему бы тебе не приказать своим чудовищам закончить за тебя работу, для которой ты слишком слаб? Почему бы тебе не сделать этого? Она топнула ногой, и на ее лице вспыхнул гнев. - О, если бы я была мужчиной! - Ты не нормальная женщина, - холодно ответил Талибранд. - Выйти замуж за ребенка женщины-андроида! Ты мне отвратительна, и твои слова не действуют на меня! Его взгляд скользнул по лицу Хорна. - Я его не убью. Для него, как для андроидолюба, подготовлена другая, гораздо более худшая судьба. 16 Позже, уставшего от последней изнурительной борьбы, его протащили через дом в темное помещение. Какая-то старуха подошла к нему, сорвала колпачок с баллончика с резко пахнувшим веществом и поднесла к носу Хорна. Сразу же после этого он потерял сознание. Он очнулся в темноте и услышал мужские голоса, которые выкрикивали приказы. Вонючий запах дыхания животного бил ему в нос. Намного позже - как долго это продолжалось, он не мог сказать - он снова пришел в сознание и установил, что он болтается в невесомости между натянутыми тросами, которые образовывали клетку. Кое-где тросы были запачканы чем-то влажным, и, понюхав это, он снова погрузился в беспамятство. Но это было в первый и в последний раз, когда он вдыхал наркотики, приносящие небытье и умиротворение. При следующем пробуждении он уже лежал на песчаной почве под белесым песком. Воздух вокруг него был свежим, холодным и приятным. Кто-то только что вылил на него ведро холодной воды, а теперь сурово говорил: - Ты спал достаточно долго. Он уронил ведро на землю. - Вставай! Хорн, шатаясь, повиновался и медленно огляделся. Небо было белесым, высоко вверху плыли облачка. Местность тоже казалась белесой, и то здесь, то там вспыхивали блики света. Это, должно быть, было соленое море. Издали до него доносился шорох прибоя. Облизнув губы, он заметил, что ему на лицо вылили соленую воду. Позади человека с ведром, уставившись носом в небо, возвышался ржавый корпус корабля. Мужчины и женщины, все в одинаковой голубой одежде из твидоподобной материи одинакового покроя, носившие на поясах кинжалы и огнестрельное оружие, ходили вокруг корабля. - Куда вы меня привезли? - прошептал Хорн. Мужчина с ведром усмехнулся. - Еще дальше от Земли! Он тоже носил голубую одежду и увешенный оружием пояс. - Но мы отошлем тебя обратно, не бойся! Он показал пальцем в нужном направлении. - Иди! Хорн слепо направился туда. Корка соли набилась в его ботинки и резала его ноги. Водорослеподобные растения оплетали его голени, впиваясь в кожу. Потом он достиг гребня дюны. На расстоянии мили отсюда был огорожен лагерь - блестящие хижины из блоков соли, выкрашенных в коричневый цвет, а между ними гигантский конус, из которого вверх поднимался дымок и бледной голубизной растекался в небе. Там было несколько котлов. У каждого котла стояла женщина и распределяла парящую жидкость. Хорн и его спутники прошли через двойной ряд колючей проволоки, которая делила лагерь на две части. Взгляд Хорна скользил из стороны в сторону. Юноши в одной части лагеря, девушки - в другой. На них были только их пончо, и их кожа была все такой же бледно-голубой. Здесь, казалось не было ни одного подростка старше двенадцати - четырнадцати лет. Но это не был вновь колонизированный мир. Эта планета, должно быть, находилась далеко вовне, и чем дальше от Земли она была отдалена... Хорн вспомнил карту которую он изучал в доме Диза. Он снова отметил, что там были планеты, солнца которых нельзя было определить с полной уверенностью. Может быть, он находился на одной из таких планет Теперь он с полным основанием воспринял свое окружение. Тело его повсюду болело, оно закоченело и было покрыто язвочками. Правое запястье и правое колено, а так же правая лодыжка распухли. Во время полета его, должно быть, бросало взад и вперед, как мешок с дерьмом. На перекрестке тропинок между отдельными частями лагеря спутника Хорна приветствовал резкий женский голос, и женщина с властным выражением лица подошла к ним. - Это тот парень, которого Талибранд прислал нам с Криу'н Дитча? - спросила она. Она осмотрела Хорна с ног до головы. Спутник Хорна кивнул. - Выглядит довольно жалко, да? - пробурчала женщина. - На каком корабле его привезли сюда? На "РИНАЛЬМАНСЕ"? - Да. Талибранд отослал его сюда на корабле линии Криу'н Дитч - Эрсуорлд. Он сказал, что потом мы должны отправить его на Вернье. - Ага. Женщина посмотрела на обрывок грязной бумаги у него в руке. - Это мы легко можем организовать. Фиргал сейчас обрабатывает груз, который мы должны отправить на Ластуорлд. Отправь его вниз и смотри, чтобы его перекрасили в голубой цвет, так как мы можем отправить его назад с грузом Плюривела. Он, согласно плану, вернется на Вернье. А как с остальными? Талибранд говорил, что мы должны стерилизовать и обучить? - Нет. Если я правильно понял, он очень сильно навредил Талибранду, поэтому Талибранд думает, что будет лучше, если его не будут препарировать. Ему будет очень больно, если он будет помнить, кем он был раньше. Очень скоро кто-нибудь пристрелит его, если он будет пытаться доказать, что раньше он был человеком. Вероятно, хозяин подумает, что он был изготовлен с каким-то дефектом и находится в шоке. Хорн с ужасом слушал разговор этих двоих. Так вот какой была судьба, которую Талибранд уготовил ему! Он дико осмотрелся, ища возможности для бегства. - Посмотри на него, - сказала женщина резким голосом. Хорна внезапно повернули. - Это уже лучше. Ну, так что, надо его препарировать или нет? С сегодняшнего дня он будет находиться только в обществе андроидов. Кроме того, за него нам не заплатили ничего. Она пожала плечами и сделала спутнику Хорна знак идти дальше. Тот потащил Хорна к гигантскому, но низкому зданию, крытому железом, стены которого были сложены из соляных блоков. Здесь работал Фиргал. Вид, который открылся перед Хорном, поверг его в ужас, и он мгновенно понял, что чуть было не обнаружил Ларс Талибранд: правду о происхождении андроидов. Они препарировали человеческих детей! Как сумасшедший, Хорн боролся с охранниками, но он был слишком слаб. Удар в висок поверг его наземь, и он почувствовал укол в мягкую часть руки. - Это уже успокоило его, - сказал кто-то. Когда Хорн очнулся, его кожа была уже голубой. Он недоверчиво смотрел на свои руки. Они были голубые, как у андроидов. Они отобрали у него одежду и дали ему обычное пончо. Он отбросил его и увидел, что он голубой с головы до ног. Отчаяние закралось в его душу. Они заперли его вместе со множеством других андроидов-людей, груз, который завтра утром должен был забрать Плюривел. Они сначала с любопытством обступили его, но он закричал на них, и они оставили его одного. Итак, значит, его сумасшедшее приключение на этом закончились. Он узнал то, что хотел узнать. Не было никаких фабрик андроидов. Были только человеческие дети, которых похищали у их родителей. Здесь, снаружи, где миры были бедны и должны были сражаться, где фронты были в непрерывном движении, где нельзя было с уверенностью определить, какие планеты были колонизированы, а какие нет, торговцы андроидами собирали свою жатву. После этого детей доставляли сюда для обработки. Большинство из них были слишком малы, чтобы понять, что им предстоит. Более старших использовали только для того, чтобы восполнить дебет. Для этого они подвергались промывке мозгов, и им стирали память об их прошлой жизни. Все это он узнал тут и там из разговоров с андроидами, с которыми он был погружен на корабль. В основном они были тупоумными. Без всяких
в начало наверх
вопросов они принимали все, что им говорили - что изготовили их всех на одной из фабрик. А почему бы и нет? В конце концов, правда о человеческом рождении кажется многим детям невероятной. Ложь об их искусственном происхождении так сильно вколачивали в них, что они верили в это, как фанатики в свою догму. Хотя они были способны задавать вопросы о своем происхождении они никогда не верили ничему другому, кроме того, что им рассказывали. Голубой цвет кожи... Он постепенно находил этому объяснение. Это был полуживой раствор протеинов, которые были способны реагировать, связываясь с секретами кожи, и которые все время возобновлялись по мере того, как кожа отмирала. Он осмотрел своих спутников и спросил себя, был ли среди них тот, который позже станет таким же как Дорди. Он видел многих, которые могли стать такими же, как Берл, искусными умельцами. Но где бы были те умные, вопрошающие умы, такие, как Дорди? Эта загадка тоже разрешилась. Непокорные умы, которые могли задавать ненужные и очень опасные вопросы, своевременно изолировались от общей массы остальных детей-андроидов и отправлялись в другой лагерь на другом конце планеты, где они воспитывались и обучались соответствующим образом. Кроме того, они подвергались двойной обработке, чтобы стать безопасными. Ларс Талибранд, должно быть, предполагал о возможности такого положения дел и был очень близок к тому, чтобы получить окончательные, решающие доказательства этого преступления. Торговцы, узнав, что он приблизился к разгадке и вот-вот раскроет их тайну, стали преследовать Талибранда. Но Ларсу Талибранду так никогда и не удалось увидеть процесс обработки людей и превращения их в андроидов, как это удалось сделать Хорну. Поэтому он узнал обо всем этом неизмеримо больше, чем Ларс Талибранд. Но Ларс Талибранд, несмотря ни на что, был достаточно осмотрительным, чтобы сохранять свою свободу, поэтому Хорн ощутил горький привкус правды на своих губах, когда он вспомнил о том, что сказал этот человек в лагере андроидов, который сопровождал его: "Очень скоро кто-нибудь пристрелит его, если он будет пытаться доказать, что на самом деле он человек, а не андроид. Вероятно, все поверят, что при изготовлении этого андроида вкрался какой-то дефект, и андроид этот сошел с ума и ни на что не годен." Безнадежно! Совершенно безнадежно! Пленник голубой кожи! Хорн бушевал, мучился, молча кипел от гнева и снова и снова спрашивал себя, не стоит ли ему покончить самоубийством. Груз распределили по разным пунктам назначения. Он предполагал, что его выгрузили на Вернье, но не был в этом полностью уверен. Он не мог бросить взгляд на окраину поля космодрома, она с его точки была не видна. Затем его отделили от его спутников, отвели в сторону и присоединили к небольшой группе умных андроидов. Так, значит, его теперь продадут с аукциона. Потом его снова перепродадут, а потом он несколько дней будет задыхаться в душном тесном трюме какого-нибудь грузового корабля торговца андроидами. Все произошло именно так, как он и предполагал. А потом - свежий воздух и знакомый вид, который еще сильнее поверг его в отчаяние. Это был лагерь на Ньюхольме. Здесь были натянуты навесы, защищавшие от дождя, такие же, какие были установлены, когда он впервые прибыл сюда. Теперь он дрожал и теснее прижался к своим спутникам, чтобы хоть немного согреться. Внезапно в глубине его души зародилась надежда. К ним подошли мужчины, чтобы взглянуть на андроидов. Они громко говорили о том, что ищут сопровождающего груз для полета на Землю. Хорн поднял голову и крикнул: - Диз! 17 Диз стоял среди группы мужчин на краю лагеря. Хорн, пробиваясь сквозь толпу замерзших андроидов, ясно слышал голос космонавта. Диз повернулся к своему спутнику и сказал: - Что я только что слышал, Кайер? Кайер! Это было имя, которым было подписано то письмо, которое он нашел у Удда в кармане. Теперь Кайер стоял здесь, на космодроме на Ньюхольме. На мгновение Хорн спросил себя, что произошло с этим письмом. Несомненно, оно попало в руки Джена Талибранда на Криу'н Дитче. Кайер был низеньким мужчиной с острыми глазами. На его лице был страх, когда он глянул в загон с андроидами. - Ничего, мистер Диз. Я думаю, что это, вероятно, вскрикнул один из этих парней. Ну, пойдем дальше? Теперь Хорну удалось пробраться к проволоке. - Диз! - снова крикнул он. - Подойдите сюда и посмотрите на меня! Теперь острые глаза Кайера впились в лицо Хорна, и странная череда мыслей, как молния, промелькнула в мозгу у Дерри. Третий человек в группе, очевидно, был служащим космопорта. Он был совершенно беспомощен. Теперь Диз перевел свой взгляд с Кайера на загон. С внезапным порывом отчаяния Кайер схватил его за руку. Диз сердито оттолкнул его руку и остановился напротив Хорна, в то время как Кайер в чем-то горячо убеждал Диза, стоя позади него. Ищущий взгляд Диза надолго застыл на лице Хорна. - Вы не узнаете меня? - прошептал Хорн. После долгого молчания Диз кивнул. - Вы Дерри Хорн. Во имя всех звезд, я хочу знать, почему этот Кайер пытается продать вас мне как андроида? Он повернулся на каблуках и резко заговорил со служащим космопорта. - Арестуйте этого человека. Он указал на Кайера. - А этого освободите из загона. Он не андроид, он человек. Я меньше трех месяцев назад привез его сюда с Земли. Глаза служащего космопорта широко открылись, а его рот открылся еще шире. Он внезапно выхватил из-за пояса пистолет и направил его на Кайера. Но низенький мужчина уже понял всю безнадежность своего положения, и его челюсти заработали, как у Удда тогда, на космодроме. - Остановите его! - проревел Хорн. - У него в зубе спрятан яд! - Поздно, - яростно сказал Диз. Он двинулся вперед и подхватил Кайера, когда тот уже начал оседать. - Жалко! Я был бы рад, если бы вы раньше сказали мне об этом. Эй, вы! - снова проревел он служащему. - Освободите моего друга оттуда. Я вам уже сказал, что он человек. Да поспешите же! Служащий, поколебавшись, повиновался, но он все еще предупредительно держал Хорна на прицеле. Хорн, шатаясь, вышел из клетки. Другие андроиды беспокойно заходили взад и вперед, тихо переговариваясь и смотря ему вслед. - Ну... - сказал Диз. Он вышел вперед, чтобы взять Хорна за руку. - Вы выглядите скверно! Где вы были? Как это так получилось, что этот парень пытался вас выдать за андроида? Он знал, что вы человек? - Не существует вообще никаких андроидов! Они все люди! Я был там, где их препарируют. Людей в огромных количествах похищают с планет, потом их обрабатывают и перекрашивают, а потом отправляют на Землю, как продукцию химических фабрик. Я сам видел все это. Я думаю, что и Ларс ТАлибранд это тоже обнаружил, поэтому его и убили. - Что? - Вероятно, он слишком много разузнал и его приговорили к смерти, - сказал служащий космопорта. - Но его утверждения смешны! Не могло же это оставаться незамеченным все эти годы! - Не могло? Хорн направил взгляд на лицо служащего и сверкнул глазами. - Какое вознаграждение вы получаете за каждую партию андроидов, которая прибывает сюда, на Ньюхольм? Диз, отведите меня как можно скорее к управляющему космопорта. Я должен быстрее вернуться на Криу'н Дитч и расправиться с человеком, который продал меня в качестве андроида! Диз взглянул на Кайера и принял решение. - Капитан Ларроу ждет того, чтобы я доставил груз к кораблю, но я не могу просто так оставить вас здесь. Вы нужны мне, чтобы доказать вашу тождественность. Подождите минутку, я сообщу старику, что он должен отказаться от меня в этом рейсе. Я сейчас же вернусь назад. Спокойные, выглядевшие состоятельными чиновники обменивались взглядами. Потом один из них посмотрел на сидевшего в центре Хорна. - Итак, этот человек похитил вас на Криу'н Дитче и отправил вас на фабрику андроидов, мистер Хорн? Там вам придали внешность искусственно созданных... - Оставьте же, наконец, "искусственных", - взорвался Хорн. - Я же вам уже говорил, что это человеческие дети. Я не знаю точно откуда их доставляют, но даже вблизи Криу'н Дитча они производя похищения! Снова последовал обмен многозначительными взглядами, и человек в центре нагнулся над столом. - Мистер Диз, - сказал он тихо, - ваш друг здесь, очевидно, сильно пострадал. Может быть, будет лучше, если вы отведете его к психиатру, которого мы вам укажем, и он там получит соответствующее лечение. - Но это же будет означать конец всего этого дела! - проревел Хорн. - Как я могу лечиться, когда торговцы андроидами будут продолжать заниматься своими грязными делишками! Однако, под ледяными взглядами чиновников боевой дух оставил его. Он безнадежно махнул рукой и отвернулся. - Мистер Диз, - сказал один из чиновников за столом, - как человек, который, на сколько я знаю, уже давно занимается торговлей андроидами, может быть, вы скорее поймете, что здесь от нас требуют. Этот человек по фамилии Хорн требует, чтобы мы нарушили жизненно-важные для экономики планеты связи с Землей, не так ли! - Ах вы! - яростно воскликнул Хорн, - вы, вероятно, продали в качестве андроида даже своего сына. Диз, мы уходим отсюда. Диз молчал, когда они покидали министерство торговли. На улице он задумчиво сказал: - Это звучит фантастично, не так ли? Как, ко всем чертям, могло остаться незамеченным что-либо подобное? - Очень просто. Хорн говорил устало, потому что он на протяжении всех этих долгих одиноких дней, которые он провел вместе с другими андроидами, обдумал всю организацию торговцев андроидами. - Часть поставок материала для изготовления андроидов идет с довольно близко расположенных миров - Криу'н Дитча, Эрсуорлда, Лигоса, Вернье. Сейчас, вероятно, там не так много похищений, хотя до открытия Ларса Талибранда их, вероятно, было великое множество. Его глаза едва замечали угрюмые, серые, блестящие, исхлестанные дождем улицы, пока он воссоздавал в мыслях события, которые он описывал. - Человечество теперь проникло далеко во Вселенную, вы это хорошо знаете. Сначала Земля, конечно, интересовалась судьбой своих колоний, потом это перестало быть новинкой, поток эмигрантов иссяк, и Ньюхольм превратился в мир пионеров. В этом приятном статусе он прибывает и до сих пор. Ньюхольм не интересуется судьбой других миров, это вы должны признать. Карта, которую вы мне показывали, по ту сторону Криу'н Дитча и Вернье усеяна вопросительными знаками. Едва ли кто-нибудь сочтет за труд исследовать это, а потом проверить правильность обозначений на карте. Люди больше не интересуются этим. Там, снаружи волна колонистов, вероятно, проникла еще дальше. В последние два или три года с тех пор, как эта карта была уточнена в последний раз, в список, вероятно, была занесена еще дюжина миров, сообщения об открытии которых еще не достигли Ньюхольма, и о которых Земля ничего не знает. Там, снаружи торговцы андроидами и проворачивают свои делишки. Так это и должно быть! Это единственное подходящее объяснение! - Может быть, вы хотите сказать, что никогда не было ничего подобного андроидам? Хорн покачал головой. - Конечно, нет. Может быть, что-то было раньше, но они, конечно, были изготовлены на Земле, потому что там для них было много работы, и там знания биохимии шагнули далеко вперед. Вероятно, эти андроиды были совершенно недееспособными, но я хорошо знаю людей Земли и предполагаю, что на них был чудовищный спрос. Поэтому кто-то сказал себе: "Я знаю ответ на это!" и организовал импорт андроидов, чтобы удовлетворить спрос. Насколько я видел, бизнес этот был с самого начала основан на похищениях. Но, вероятно, дело это для торговцев было достаточно выгодным, и они с удовольствием проглотили сказку о том, что то, что импортируется на Землю, это настоящие андроиды. Вы же сами видите! Внезапно появился выгодный
в начало наверх
товар, которым внешние миры могли торговать с Землей, чтобы что-нибудь у нее купить, не говоря уже об импорте необходимых товаров с богатой материнской планеты. Так случилось, что банды похитителей организовали торговлю рабами. Ведущие умы позаботились о том, чтобы их тайна никогда не была раскрыта. Их агенты разделились на отделения, а сами похищения организовывались на находившихся далеко снаружи изолированных мирах, о существовании которых никто на Земле не знал. Штаб-квартира - место, где меня взяли в плен - всего лишь богатая сельская усадьба и ничего больше. Я думаю, что существует несколько таких штаб-квартир. Важнейшие их агенты вынуждены кончать самоубийством, если появится опасность того, что их тайна будет раскрыта. Люди, которые работают в сельских усадьбах, подвергаются вечной опасности. Их в любое время могут продать как андроидов, чтобы сохранить тайну. Не существует никаких прямых контактов между местами сбора, похитителями и получателями, кроме самих андроидов. Я на твоем мире трижды переходил из рук в руки, а теперь вот еще эта попытка Кайера продать меня с этим грузом. Группы андроидов для большей безопасности при пересылке разделяются. Андроиды верят, что они изготовлены искусственно, и облик голубокожих искусственных людей так глубоко укоренился в сознании общественности, что это принималось за чистую монету, если бы не ошибка при стерилизации и рождение Ларса Талибранда, которые сделали все это подозрительным. - А как с рождением Ларса Талибранда? - спросил Диз. Хорн рассказал ему это. Диз медленно кивнул. - Я иногда подслушивал андроидов. Я спускался в грузовые отсеки и слушал их разговоры. Иногда я брал на борт одного или двух из них, которые уже работали в бараках для андроидов на многих мирах, и которые, может быть, получили особое образование. Существует нечто вроде мифологии, которая циркулирует среди них. Они говорили об этом только шепотом, и, если их засечет за этим какой-нибудь человек, лица у них сразу же становятся виноватыми, и они тотчас же замолкают. Кажется, что они знают о Талибранде. Андроиды, которые были в бараках, сообщают новичкам обо всем. Они рассказывают им о том, что установлен тот факт, что некоторые из них рождены людьми, и что они должны терпеливо работать и хорошо вести себя, потому что однажды Талибранд - я думаю, что они имели в виду Ларса - придет к ним и сообщит им, что они на самом деле люди. Они вымоются особым средством, и голубой цвет кожи исчезнет. Он пожал плечами. Мы никогда не обращали на это слишком много внимания. Мы считали это историями, которые выдумывают наиболее умные парни из андроидов, чтобы позаботиться о том, чтобы остальные работали и вели себя соответствующим образом. - Это так! - мрачно сказал Хорн. - Талибранд сделал кое-что. Он разыскал некоторых детей, которые были проданы в качестве андроидов. Некоторые из них вернулись к своим родителям, но я ничего не знал о том, что они могут удалить голубой цвет их кожи. Существует ли что-нибудь, чем можно его удалить? Диз покачал головой. - Нет. Хорн пожал плечами. - Ну, мне здесь не верят, не так ли? - сказал он. Он снова вернулся к первоначальной теме. - Но на Криу'н Дитче существует человек по имени Братвин, который мне поверит. Может быть, будет лучше, если я как можно быстрее отправлюсь туда? - Каким образом? - рассудительно произнес Диз. - Вас сочтут за андроида. Даже если я пойду с вами и присягну, что вы человек, вас, вероятно, не выпустят с этой планеты. Как я уже сказал, нет никакой возможности удалить этот голубой цвет кожи. - Как? - спросил Хорн. Его голос внезапно стал звонким. - Ну, если я достаточно долго останусь в живых, я буду все время держать в поле зрения торговцев андроидами, когда мне только останется подождать пока сюда не вернется Шембо. Он знает меня так же хорошо, как вы. Он доставил меня на Криу'н Дитч. - Можем попробовать это. Диз кивнул. - Однако, я хочу спросить, вы узнали, кто убил Ларса Талибранда? - Нет, - сказал Хорн. - Но мне кажется, что я знаю, кто несет ответственность за его смерть. - Кто? - Его брат. Это его брат Джен нанял убийцу. 18 Диз снова привел его в свой дом, где его жена мрачно выслушала всю эту историю, думая при этом о двух своих сыновьях. Она подумала, что все удобства вокруг нее, все это материальное благополучие, которым окружил ее ее муж, основано на рабстве, на страданиях детей других матерей. Она похвалила действия Хорна. - Достаточно, - резко прервал ее Хорн. - До сих пор я спотыкался о вещи, которые находились перед самыми моими глазами. Теперь эта гигантская сеть торговли андроидами, которая опутала звезды, как опутывает корни растений ядовитая грибница! Что я сделал такого, чтобы положить конец всему этому? - Вы сделали совсем не мало, - сказал Диз. - У торговцев были три агента на Ньюхольме, вы их уничтожили, и после всего, что вы нам рассказали, все теперь будет иначе. Вы были близки к тому, чтобы установить, что делал на Криу'н Дитче брат Ларса Талибранда. - Если бы мне когда-нибудь попасть туда... - угрюмо сказал Хорн. - Я тотчас же поеду в космопорт, как только Шембо сообщит о своем прибытии, и поговорю с ним обо всем, но на это потребуется некоторое время. Диз наморщил лоб. - Вот именно так, как вы сказали. Между различными сферами торговли андроидами нет никакой связи, за исключением самих бедных андроидов. - Но должно же существовать что-то, что мы можем предпринять, - настаивала жена Диза. - Разве не взбунтуются все остальные андроиды, если им рассказать правду, а космонавты перевозить их, если они узнают обо всем? - Это может быть препятствием, - согласился Хорн. - Братвин на Криу'н Дитче сказал, что там уже намеревались сделать что-то подобное, но Джен Талибранд замял все это. Конечно, пройдет немало времени, прежде чем будут известны все факты. - Но если нам все это удастся, это еще не значит, что Земля откажется от андроидов, - сказал Диз. - Я тоже так думаю. Андроиды на Земле - часть нашей жизни. Мы рассматриваем их как нечто, что стоит очень высоко над роботами. Но они выполняют всю грязную работу, которой другие люди больше не хотят заниматься. Их голубая кожа успокаивает нашу совесть, по крайней мере, в тех случаях, когда некоторые люди задумываются над этим. А потом надо принять во внимание хозяйственный фактор, который нам разъяснили в министерстве торговли. - Ну, предположим, что мы приведем людей на то место, где бедных детей перекрашивают в голубой цвет? - упорно настаивала жена Диза. - А где находится это место? Я ничего не знаю. Я был там, но я ни разу не видел узора звезд на небе. Как я могу предположить, вокруг которой из этих сотен звезд вращается та планета? Я видел от силы квадратную милю ее поверхности. - А что будет, если вы расскажете правду андроидам? Хорн покачал головой. - Я боюсь, что это не продвинет нас слишком далеко. Они не задумываясь, верят истории о своем происхождении. Я могу вас в этом заверить. Он беспокойно ходил взад и вперед. - Единственное возможное решение, насколько я вижу, состоит в том, чтобы торговцев хоть на время удержать и отогнать их туда, откуда они пришли, установить связь с вновь колонизированными мирами, о которых мы до сих пор даже ничего не слышали. Я уверен, что на одном из них и производят, так называемых, андроидов. Мы схватили нескольких их людей, таких как Джен Талибранд, Кайер, Удд, Койвелгрин, но большей частью они попали к нам в руки случайно, потому что они где-то допустили ошибку, и теперь мы обратили на это внимание. Но это только значит, что мы срежем цветы со стебля, но корни мы этим не уничтожим. В этом Хорн был прав. Двумя днями позже было совершено покушение на его жизнь. Это указывало на то, что организация торговцев андроидами после потери Кайера и его сотрудников пострадала совсем незначительно. Из проезжавшего мимо наземного автомобиля в переднюю комнату Диза бросили маленькую коробочку, бомбочку. Как ни удивительно, но она попала в шахту обогрева, которая вела из котельной в подвал, и взорвалась там. Весь дом сотрясся от этого взрыва. Они вызвали полицию, но Хорн весьма скептически отозвался о возможных результатах расследования. - На Земле, - сказал он, - один из полицейских был агентом торговцев андроидами, с которым я вошел в контакт. Не ожидайте от них слишком многого. Он счел полезным убедить Диза, его жену и его сыновей, чтобы они появлялись на людях с толстыми повязками и заклеенные пластырями и говорили, что он, Хорн, серьезно ранен. Это делало достоверным его нахождение в доме. Он в ярости ожидал следующей акции торговцев, но ничего не происходило. Несколько успокоенный, он предположил, что они ждали указаний от Джена Талибранда о том, что им следовало предпринять дальше. Хорн ничуть не сомневался в том, кто был вдохновителем этого покушения. Талибранд тем временем узнал о его чудесном бегстве, которое ему удалось совершить из лагеря андроидов здесь, на Ньюхольме. Конечно, теперь Джен Талибранд потел от страха, что Хорн вернется на Криу'н Дитч и донесет на него. Именно это Хорн и намеревался сделать. Как он и предсказывал, полиции все еще не удалось найти тех, кто бросил бомбу, когда Диз с радостью сообщил, что корабль Шембо прибудет на Ньюхольм в самом скором времени, и он отправился в космопорт, чтобы доставить сюда криундитчианского капитана. Это был все тот же разумный и спокойный Шембо, который внимательно выслушал сообщение Хорна. - Это проясняет множество странных вещей, - наконец, ответил капитан. - Что, к примеру? Хорн нагнулся вперед. - Как... ну, вы же знаете самый большой космопорт на Криу'н Дитче, я имею в виду личный космопорт, принадлежащий семье Талибрандов. На Криу'н Дитче, куда вы отправились, мистер Хорн, существует множество тайн. Джен Талибранд сказал, что вы его оскорбили, воспользовавшись его гостеприимством, но в это никто не поверил. Говорили, что вы отправились искать исчезнувшего мальчика, которого похитили торговцы, но и в это тоже никто не поверил. И все же никто не знал правды, и никто ничего не предпринял. Только в последнее время кое-что произошло. Как всегда, в космопорт прибывали андроиды. Но тут прибыл Джен Талибранд и осмотрел их всех. Все члены моего экипажа прошли через руки Джена Талибранда, который осмотрел, не окрашен ли кто из них краской, чтобы скрыть голубой цвет кожи. То же самое происходило и на других кораблях. Шембо сделал большой глоток из кружки, которую подала ему мисс Диз, а потом устроился поудобнее и с довольным выражением лица продолжил: - Теперь все ясно. Талибранд ищет вас, и ищет настойчиво. Талибранд боится! - Хорошо, - сказал Хорн баз сожаления, - но все это довольно трудно осуществить. Как же мне, черт подери, попасть на Криу'н Дитч, если Талибранд так стремится найти меня? Я намеревался использовать какое-нибудь косметическое средство, чтобы скрыть голубой цвет кожи. Он вытянул свою руку и уставился на нее. - Вы сказали, что они уже предусмотрели эту возможность? - Мы найдем еще одну возможность, - тихо сказал Шембо. - Я позабочусь об этом. - Скажите мне, - попросил Хорн, - почему вы так готовы помочь мне, капитан Шембо? Разве вам не понятно, что я пытаюсь лишить вас средств к существованию? Шембо пожал плечами.
в начало наверх
- Это плохо. Андроиды - дети людей. Это очень плохо. Мне иногда делается дурно. Может быть, я еще некоторое время буду заниматься этим. Я привык к этому. Вы понимаете? Но потом будет что-нибудь другое. Надо торговать. Может быть. Я думаю, люди всегда хотят заставить работать вместо себя других, как на Криу'н Дитче. У всех ваших богатых семей есть слуги. Может быть, бедные люди с дальних миров захотят найти работу на Земле. Я верю, что люди на Земле изготовят гораздо более умных роботов, и андроиды будут больше не нужны. Я думаю, что они, может быть, будут признаны настоящими людьми. Хорн медленно кивнул. Это было возможное решение проблемы. Да, это был намек на возможность решения, на то, как на Земле разрешить эту проблему. Цену престижа, который последует за признанием андроидов людьми, можно будет так же использовать. Конечно, найдутся другие товары для торговли, которые займут место андроидов. Но это был доморощенный план. В настоящее время Хорну было все равно, потрясет ли разрушение торговли андроидами хозяйственную структуру галактической торговли или нет. Может быть, для человеческой расы будет даже хорошо, если это произойдет. Он заметил, что Шембо медленно качает головой взад и вперед. - У меня есть идея, - сказал криундитчианец. - Мне кажется, я знаю, как мне доставить вас к Братвину в полной безопасности. Важнейшим пунктом в плане Шембо был временный отказ от посадки на планету. Корабль ночью опустился на космодроме во владениях Талибранда. Он совершил посадку за два часа до рассвета, когда люди внизу были сонными, а их тела усталыми. Это было так же время, когда Джен Талибранд добровольно возложил на себя обязанность лично производить проверку груза андроидов. Конечно, в этом рейсе у них на борту не было никаких андроидов. Они покинули Ньюхольм, и на борту корабля был только один голубокожий человек, но он был очень опасен. Корабль опустился, и охранники, вырванные из объятий сна, подошли к нему, чтобы подвергнуть его экипаж вновь введенной проверке и исследованию. Хорн, спрятавшись в темноте одного из грузовых трюмов, ждал, что же теперь произойдет. Внезапно на другом конце корабля произошло движение. Прозвучали окрики по криундитчиански. Послышались торопливые шаги. По космодрому сновали лучи прожекторов. Охранники в поле зрения Хорна спешили прочь, чтобы посмотреть, что там произошло, на ходу вытаскивая оружие. В то же мгновение, когда они исчезли, из его поля зрения, Хорн выпрыгнул из корабля и, пригнув голову, побежал по космодрому. Когда охранники, наконец, обнаружили, что они охотятся за одним из людей Шембо, который разыграл из себя пьяного и теперь помирал со смеху наблюдая действие своей шутки, Хорн укрылся под брезентом двух штабелей товаров на краю поля космодрома. Три охранника почувствовали себя одураченными и не хотели во второй раз попадаться на тот же самый трюк и теперь с отвращением и презрением отказывались проверить шорох и движение, которые они считали совершенно не имевшими никакого значения. Они раздраженно потащили Шембо и его людей к административному зданию космопорта. Яростный голос Шембо громко разносился далеко по полю. Хорн терпеливо ждал, пока все успокоится. Потом он осторожно прополз по полю космодрома к воротам. Несущие там службу охранники дремали и не слышали, как Хорн прокрался мимо них. Потом он побежал. Ему было довольно трудно ориентироваться по тем немногим ориентирам, которые он видел в темноте, но через некоторое время он оказался поблизости от зала, в котором Братвин дал ему первую аудиенцию. Теперь начало светать, и ночное небо посерело. К счастью, прохожих было еще мало, и, если Хорну кто-нибудь встречался, он закрывал лицо, стараясь спрятать свою голубую кожу. Братвин, в противоположность Джену Талибранду, не окружал себя кольцом слуг и охраны. Хорн добрался до дверей зала никем не остановленный и забарабанил по ним кулаком. Скоро появился сонный привратник и открыл ему. Когда он увидел, что это стучит андроид, он выругался и хотел снова запереть дверь. - Отведите меня к Советнику Чести Братвину, - приказал Хорн. - Поднимите его с постели, если он еще спит. - Глупец! - возразил привратник. - Сегодня заседание Совета Чести, и он работал до поздней ночи, подготавливая свой доклад. - Это еще лучше, - сказал Хорн со свирепым удовлетворением. - Скажите ему, что у меня есть сообщение от Ларса Талибранда, сообщение об убийстве, и он меня выслушает. Привратник с сомнением кивнул. Было почти смешно видеть, как изменилось выражение его лица, когда он вернулся. - Вы можете войти, - сказал он. Он сглотнул. - Советник Братвин сказал, что он хочет выслушать ваше сообщение. Братвин испуганно вскрикнул, когда он увидел Хорна и узнал его. Он уже давно считал его мертвым. С широко раскрытыми глазами он выслушал Хорна, потом яростно кивнул. - Сегодня заседает Совет Чести, - сказал он. - Мы собираемся со всего Криу'н Дитча, чтобы обсудить планы на следующий год, но сначала мы устраиваем суд! 19 Собрались двадцать членов Совета Чести. Двое из них были очень стары, двое довольно молоды, остальные были немного старше или немного моложе Братвина. В зале Аудиенций был установлен большой стол, на котором перед каждым креслом лежали ручки, бумага и пачка печатанных листов. Через полчаса после рассвета собрались они все, один за другим. Те, которые жили неподалеку, зевали и потягивались в своих машинах, на которых они ехали ночью, те же, кто жил далеко, и кому требовалось на эту поездку до трех дней, были гостями Братвина и всю эту ночь спали. Они были свежи и спокойны. Братвин приветствовал их, когда они вошли в зал и подошли к открытому огню, чтобы согреться или взять чего-нибудь из еды из стоявших там мисок и тарелок. Бочонок кислого криундитчианского пива ждал, когда его откроют после окончания заседания. Из всех них Джен Талибранд пришел последним, когда Братвин уже занял свое место во главе стола. Он спесиво остановил гудящую машину, построенную на Земле, перед залом, вышел из нее, вошел в зал и сделал всем присутствовавшим величественный жест. Он был хорошо одет, тщательно выбрит и сильно надушен. Только темные круги под глазами показывали, что он все эти прошедшие недели провел в страхе разоблачения. Он занял свое место за столом и бормотанием приветствия обменялся с другими присутствовавшими. Потом он выжидательно посмотрел на Братвина. Глаза обоих мужчин на мгновение встретились, потом Братвин посмотрел на разложенные перед ним бумаги. - Сегодня мы, Совет Чести, этого мира, собрались здесь, чтобы послушать как обстоят дела у нашего народа, и о его занятиях, как он живет и торжествует ли справедливость, как растет его благосостояние, царит ли на Криу'н Дитче мир, и где бизнес не удается, угасает жизнь, попирается справедливость, где отсутствует благосостояние, где мир хрупок, и вот-вот вспыхнет война, с тем, чтобы мы могли разобраться в этом и все привести в порядок, насколько это в наших силах. Я, Братвин, нахожусь здесь и намереваюсь выполнить свои обязанности Члена Совета так, как повелевает мне долг. Он взглянул на человека слева от себя, и эта фраза пошла дальше от человека к человеку. Его глаза следовали за словами и подолгу задерживались то на одном, то на другом лице. - Я, Талибранд, нахожусь здесь, чтобы выполнить обязанности Члена Совета так, как повелевает мне мой долг. Не было ли известного бесстыдства в его словах? Братвин отвел взгляд. Затем Братвин взглянул на бумажку перед собой и почувствовал, как его сердце забилось сильнее, когда он поднял первую из них. Он облизал губы, прежде чем заговорить. - Я открыто говорю здесь, на этом Совете и обвиняю одного из его членов по имени Джен Талибранд из дома Талибрандов и утверждаю, что он находится в наших рядах не по праву, а силой захватив это место, и он не считает себя ответственным за совершенное им преступление. Постепенно Совет начал понимать, что сказал Братвин, и его члены, открыв рты от удивления, уставились на него. Сам Талибранд побелел, как мел, но на его лице не шевельнулся ни один мускул. До сих пор Братвин говорил очень тихо, но внезапно голос его стал громким и резким. - Я обвиняю Джена Талибранда, во-первых, в том, что он вместе с другими, которые являются гражданами нашей планеты, законспирировался, чтобы похищать людей, которые продавались, как рабы, и за них получались огромные деньги. Во-вторых, он вместе с другими, которые являются гражданами нашей планеты, законспирировался для того, чтобы совершить убийство своего брата Ларса Талибранда, который носил звание Гражданина Галактики. В-третьих, он лично ответственен за то, что похитил человека по имени Дерри Хорн, гражданина планеты Земля и продал его в рабство. Братвин был вынужден снова облизать губы, когда он перевернул бумажку. Теперь он смотрел прямо на Джена Талибранда. - Джен Талибранд, как вы ответите на это обвинение? Все глаза неверяще обратились к Талибранду, но он этого не заметил. Он внезапно выпрямился и его глаза уставились на что-то позади Братвина. Остальные члены Совета тоже проследили за его взглядом и увидели голубокожего андроида, которым медленно вошел через дверь, которая вела в рабочий кабинет Братвина. Андроид с черной бородой и угрожающим взглядом теперь поднял руку и нацелился на Джена Талибранда. Нервы Талибранда не выдержали. С вздохоподобным звуком он повернулся на каблуках и выбежал из зала. - Задержите его! - закричало множество голосов. Но было уже поздно. Прежде чем кто-нибудь успел достигнуть двери, он уже умчался в своем автомобиле. В зале бурлили голоса, отдающий приказы голос Братвина призвал всех к тишине. - Он, конечно, вернулся в свое имение. Позже мы последуем за ним туда, если вы, кто теперь слышал это обвинение, согласны, что он несет ответственность за это. Здесь присутствует андроид, который является не андроидом, а человеком. Это Дерри Хорн, о котором мы все уже слышали. Он может сказать вам, что он совсем не андроид. Он посмотрел на Хорна, потом заговорил по-английски. Хорн, конечно, рассказал, что с ним произошло, но подробности, однако, отсутствовали. Старейший член Совета, который даже не пошевелил своими старческими мозгами, чтобы догнать Талибранда и помешать ему бежать, сказал, что сначала надо выслушать показания свидетелей. Так, при помощи Братвина, который переводил для остальных, для тех, кто не понимал английского, Хорн построил гроб, в который он уложил Джена Талибранда. Они добрались до ворот имения Талибранда и обнаружили их запертыми. Даже угроза власти Совета Чести не вызвала ответа на требование впустить их. Может быть, они снова вернулись бы назад и вынесли бы приговор Талибранду на заседании Совета, но внезапно по ним открыли огонь из ружей. Пуля, несомненно, предназначалась Хорну, но она попала в старейшего члена Совета. После этого вина Джена Талибранда была признана без всяких дискуссий.
в начало наверх
Узнав, что судьба обернулась против него, Талибранд приказал своим людям стрелять. Совет ретировался, чтобы позвать слуг и осадить имение Талибрандов. До наступления темноты они все проработали, во многих местах прорвали ограждения из колючей проволоки и направили одно подразделение по полю космодрома, чтобы обмануть защитников. Братвин был с Хорном вежлив, но молил его держаться на заднем плане. - Однажды, - сказал ему Советник, - вас с вашей голубой кожей заметят даже в темноте, и, кроме того, вы сделали для нас вполне достаточно, так что мы теперь не будем просто смотреть, как вас обстреливают. Кроме того, это наше дело. Есть факт, что Джен Талибранд участвовал в этой преступной торговле, и что он убил своего брата, но есть также гораздо больше фактов, что он причинил очень много вреда Совету Чести Криу'н Дитча, и мы должны устранить этот вред. В лесу владений Талибрандов был слышен треск веток, и иногда раздавались крики. В ветвях, казалось, двигались темные тени. Иногда они сливались друг с другом и сопровождались пыхтением и проклятиями завязавшейся рукопашной. Но продвижение вперед было медленным. Имение Талибрандов представляло из себя крепость. Единственная выгода нападавших заключалась в том, что многие посещали семью Талибрандов и были хорошо знакомы с планировкой его имения. Медленно надвигалась ночь. Постепенно защитники были оттеснены к дому, но когда они были оттеснены достаточно далеко, Братвин отдал приказ окопаться. - Дом мы сможем взять только при помощи бомб, - сказал он задумчиво. - Другая возможность состоит в том, чтобы взять их измором. Но теперь, в это время года большая часть урожая должна уже находиться у них в закромах. Черт побери, что вы здесь делаете, Хорн? Он почти уже поднял свое ружье, прежде чем узнал человека, приблизившегося к нему сзади. - Кажется, стало поспокойнее. Я думаю, что вы не хотите позволить мне увидеть конец всего этого. Он сказал это нарочито извиняющимся тоном. - Этого нам ждать еще долго, - ответил Братвин. Он обернулся и посмотрел на лежавший перед ним во тьме дом. Он говорил тихим голосом. Иногда, когда одному из защитников казалось, что он видит какое-то движение, из темных отверстий окон раздавались выстрелы. - Конечно, это только вопрос времени, - пробормотал он, - но мы должны быть терпеливыми. - Должны ли? - тихо спросил Хорн. - Посмотрите! Сначала Братвин не понял, что Хорн имеет в виду, но потом он увидел огонь, вспыхнувший в одном из сараев. - Это может происходить только внутри дома, - недоверчиво сказал он. - Может быть, это выгонит их наружу. Ветер становится все сильнее. Но кто мог это сделать? - Один из слуг Джена Талибранда, который имеет на него зуб. Братвин покачал головой. - Нет. Криундитчианцы всегда остаются верны своему хозяину. Кто бы это ни сделал, огонь охватил этот сарай и перекинулся на другие строения. Теперь выстрелы звучали только из части главного здания, потому что защитники не могли больше выносить удушающий дым. Со стороны нападавших раздались торжествующие крики, когда они увидели огонь. - Позор, - мрачно сказал Братвин. - Это же самое старое здание на Криу'н Дитче. Если оно все же выдержит, оно станет памятником позора Талибрандов. Как долго они еще смогут продержаться? Теперь дым поднимался клубами, и весь дом словно превратился в гигантский камин. Крыша сарая, в котором начался пожар уже просела, и пламя поднялось вверх, облизывая почерневшие от дыма боковые стены. Спустя некоторое время двери распахнулись, и группа женщин и детей, маша белым флагом, вышла наружу. Нападавшие позволили им беспрепятственно пройти от дома к полю, а потом они уехали. Братвин оглянулся на Хорна и был удивлен, увидев, что он ушел. Он пожал плечами и приказал своим людям продвинутся вперед и занять все еще открытые двери зала. Они, несомненно, были открыты потому, что Талибранд хотел отважиться на последнюю отчаянную попытку, чтобы продать свою жизнь как можно дороже. Несомненно, это было именно так, и произошло точно так. Это была внезапная рукопашная схватка. Нападавшие вышли из своих укрытий, размахивая своими мечами, потому что в ближнем бою они не могли пользоваться огнестрельным оружием. Братвину в голову пришла внезапная идея. Может быть, Хорну захотелось узнать, что произошло в доме? Возможно, он только хотел попытаться лично рассчитаться с Талибрандом? Ругаясь, Братвин вытащил свой меч и ринулся в схватку. На лужайке перед открытыми дверями сражался Джен Талибранд. Его лицо было белым, но спокойным, и его выпады были точны и смертельны. На его стороне сражались двое слуг. Братвин прыгнул вперед и крикнул: - Это я, Братвин! При последних звуках его ритмичного крика он оттолкнулся в сторону одного из своих слуг, чтобы иметь свободу для действий мечом, потом он ударил Талибранда. Братвин взглянул на заколотого и подумал, что он сделал. Он пришел сюда, чтобы посмотреть, нет ли здесь Хорн, а не убивать Талибранда. Когда его слуги собрались вокруг него и стали поздравлять его с победой, он спросил их, где же Хорн. Никто этого не знал. 20 Главное здание ярко пылало. Деревянная крыша была наполовину охвачена пламенем, и дым вырывался из двустворчатых дверей, через которые был произведен последний отчаянный прорыв. В свете пламени Братвин обошел вокруг дома, расспрашивая всех и каждого о Хорне. Наконец, он закончил свой обход, так и не получив нужного ему ответа. Вернувшись к начальному пункту обхода, он пал духом. Вероятно, этот глупец пытался разыскать Талибранда, и его убили. Может быть... Громкий крик вывел его из мрачных мыслей. Он обернулся и увидел, как кто-то показывает на дом. Из дверей дома, в клубах густого дыма, шатаясь, вышла фигура человека, что-то несущая на руках. Это был Хорн, который, отклоняя всякую помощь, спустился по склону и положил свой груз на землю. - Я хочу, чтобы кто-нибудь позаботился о ней, - сказал он хриплым от дыма и жары голосом. - Она была женой хорошего человека. - Я спустился вниз, чтобы найти ее в группе женщин и детей, которым позволили свободно уехать, - сказал Хорн. - Советник Братвин объяснил мне, что ни один криундитчианский слуга не выступит против своего хозяина. То же самое я считал само собой разумеющимся и для семей слуг и членов семьи Талибрандов. Но, очевидно, кто-то, кто находился внутри дома, устроил этот пожар. - Жена Ларса. Братвин кивнул. - Да, Мода Талибранд. Я знал, что она ненавидела своего шурина и была права, хотя она могла только строить предположения. Когда я не нашел ее среди других женщин, я убедился, что Талибранд прознал, кто устроил пожар, и что теперь он хотел отомстить ей, поэтому он запер ее в горящем доме. Так это все и было. Он поднял свою кружку с пивом и сделал огромный глоток. Советники сидели в мягких креслах в зале, ели и слушали. Они согласно кивали и обменивались взглядами с Братвином. Их лица все еще казались усталыми, однако, они уже отдохнули после ночного сражения и продолжили свое заседание довольно освеженными. Братвин откашлялся. - Для того, чтобы нас лучше понимал наш высокочтимый гость Дерри Хорн, я предлагаю, чтобы часть обсуждения проходила на английском языке! Пункт первый: решено - на космодромах Криу'н Дитча больше не будут перегружать так называемых андроидов. Кроме того, в будущем граждане Криу'н Дитча под угрозой строгого наказания не должны участвовать в любой форме торговли андроидами. Кто согласен с этим? Все подняли руки. - Пункт второй: решено, что Дерри Хорн, гражданин Земли, получает гражданство нашей планеты. Снова все подняли руки. - Пункт третий: занесение в книги. Джен Талибранд из-за своего преступления теряет право гражданства, а также право на наследство и титул Советника Чести. Кто согласен с этим? В третий раз все подняли руки. - Хорошо, - сказал Братвин. Он сел. - Вопрос наследства мы выясним позже. Теперь я сделаю вам одно предложение, Хорн. Что вы намерены предпринять относительно вашей голубой кожи? В конце концов, в этом и заключалась первоначальная идея отличия андроидов от людей как на нашей планете, так и везде. Вы охотно освободились бы от этого цвета, не так ли? Хорн смущенно посмотрел на свою голубую кожу. - Насколько я знаю, это невозможно, - ответил он. Братвин полез в свой карман и вытащил оттуда серое портмоне Ларса Талибранда. - Как друг погибшего Гражданина Галактики, - сказал он, подмигнув, - я думаю, что вы должны найти другого Гражданина Галактики, который был бы готов помочь вам. Как вы, может быть, знаете, на Вернье живет врач по фамилии Гайк, который имеет такой же титул, какой получил Ларс Талибранд. Мы отправим вас к нему, и весьма вероятно, что он знает пути и средства, как победить это голубое заражение. Он уселся поудобнее и протянул портмоне Хорну. - Я думаю, господа, что нет никого более достойного, кто получил бы этот бывший документ гражданства Ларса Талибранда в свое пользование? В его вопросительном тоне была констатация, и он посмотрел на собравшихся. Все согласно кивнули. - Что же произойдет потом? Хорн встал и заходил взад и вперед. - Я этого не знаю. Мы должны позаботиться о том, чтобы эта торговля прекратилась. Возможно, будет достаточно запретить торговцам использовать космопорты. Если этого будет недостаточно... ну, об этом мы поговорим позднее. - Хорошо. Может быть, вам лучше пройти в рабочий кабинет? Немного смущенно Хорн повиновался, услышал позади себя смешки многих людей, когда он вошел в маленькую комнатку. Мода Талибранд поднялась из своего кресла, чтобы приветствовать его. Она сняла траурную одежду и одела простое, белое платье, какое обычно носили женщины на Криу'н Дитче. На ее лице была странная смесь выражения радости и печали. Они долго молчали. Наконец, она заговорила таким тоном, словно они продолжили только что прерванную беседу. - Как вы знаете, я всегда верила, что не существует человека лучше, чем мой муж. Мне он казался таким на фоне его брата. Однако, теперь я убеждена в том, что в Галактике есть еще один такой же человек, как и Ларс, и я его встретила. И там, где есть двое таких, должно быть еще очень много таких. У Хорна внезапно в горле застрял ком, и он не мог говорить. Он думал о рыжеволосом человеке, которого он увидел лежащим убитым в
в начало наверх
номере отеля на Земле. Решение было объявлено. Шембо объяснили насчет новых постановлений о торговле андроидами и сообщили ему, что в будущем он должен отказаться от этой прибыльной торговли. Он усмехнулся и пожал плечами. - Торговля будет, - сказал он. Мысленно он уже искал замену. - Не тем, так другим. Решение это попало также на планету, где корабли опускались возле бурного, соленого моря. Внезапно здесь подул ледяной ветер. Однако, на Эрсуорлде, Вернье, Лигосе и других мирах это решение было словно луч солнца, прорвавшийся сквозь облака. Так же позже было и на других мирах, названий которых большинству людей не были известны. Среди них находился и Ластуорлд. Об этом сообщили также и Дизу, и он сказал: - Я никогда всерьез не верил, что это ему удастся сделать. Он отказался от своего желания стать капитаном собственного корабля и подумал, не может ли он найти себе такое дело, которым он мог бы искупить свое невольное участие в работорговле. Решение это так же стало известно и на Земле, и Дерри Хорн - старший, наморщив лоб, сказал своему отцу: - Этот молокосос, мой сын, действительно совершил что-то выдающееся там, вовне! - Он, кроме всего прочего, испортил хороший бизнес некоторым людям, - произнес его отец, читая сообщение о том, что Вернье, Эрсуорлд и Лигос последовали примеру Криу'н Дитча и закрыли свои космопорты для торговли андроидами. Потом они молча посмотрели на Роула, их слугу. Знал ли он об этом? Решение, конечно, очень быстро распространилось среди андроидов, гораздо быстрее, чем последует официальное признание его. Андроиды служили рассыльными. После того, как решение стало известно на Земле, водитель одного из мусоровозов, служивший связным между Дорди и Берлом, сообщил им об этом. В его рабочей зоне находился и отель, в котором был убит Ларс Талибранд. Он жил в том же бараке, где и Берл из команды уборщиков. Он и принес в отель Дорди сообщение от Берла. - Что ты на это скажешь? Я никогда не думал, что этот выглядевший таким хилым молодой человек одержит победу. Скажи, что ты думаешь делать, если решение будет принято и здесь, и обязательства, которые удерживают нас здесь, исчезнут? Сначала я... Потом последовал целый список буйных фантазий. Выслушав это, Дорди усмехнулся и ответил водителю. Это был результат его долгих размышлений. - Лучше предложим присвоить Дерри Хорну титул Гражданина Галактики!

ВВерх