UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Джон БРАННЕР

   ПЛАНЕТА В ПОДАРОК



    Чужаки пришли - и Великий План
требует подарить один из миров.



 1

Ловким движением пальцев Коунс отправил окурок сигареты в  воздух,  и
тот, пролетев по крутой дуге через борт лодки и зашипев напоследок,  исчез
в зеленой воде Тихого океана. Коунс сидел, прижавшись  спиной  к  нагретой
солнцем обшивке лодки и удобно пристроив ноги на борту.
Чайка элегантно спикировала с голубого неба и выловила  из  воды  уже
размокший окурок, но сердито  закричав,  тут  же  бросила  свою  добычу  и
улетела прочь.
Коунс провожал ее взглядом, пока она не исчезла из поля зрения, потом
закрыл глаза и замер, не  шевелясь,  полностью,  казалось,  отрешенный  от
внешнего мира и внимательно  вслушивающийся  в  себя.  Просидев  так  пару
минут, он неожиданным движением вытянул обе руки, включил мотор  и  взялся
за руль. Лодка, описав гигантский  полукруг,  снова  остановилась,  слегка
покачиваясь на  волнах.  Над  двигателем  вилась  тонкая  струйка  дыма  и
медленно таяла в воздухе. Коунс осмотрел  горизонт  сквозь  темные  стекла
очков.
Он не думал, что это направление как-то проявит себя, однако, и на то
были вполне веские причины, находился здесь -  в  нужном  месте  в  нужное
время - и напряженно вглядывался в туманный горизонт.
Далеко позади находились огромные сооружения,  которые  год  от  года
тянулись все дальше на юг и процеживали через сложные фильтры  все  больше
морской  воды,  чтобы  извлечь   растворенные   в   ней   органические   и
неорганические соединения. Справа, чуть  различимые  на  самом  горизонте,
виднелись плавучие фермы по разведению водорослей, слева, в белесой дымке,
поднимались здания особого жилого района Зееланда,  а  впереди,  насколько
хватало  глаз,  сливаясь  с  голубым  небом,  простиралась   ослепительная
поверхность океана.
Внезапно в небе со стороны океана появилась светящаяся точка -  такая
яркая, что казалось, будто необычно высоко над горизонтом поднялась раньше
времени взошедшая Венера. Пылающее солнце мешало наблюдению, однако Коунса
выручили  заранее  надетые   темные   очки.   Светящаяся   точка,   быстро
увеличиваясь в размерах, приближалась  с  невероятной  скоростью,  которую
Коунс оценил в 1200 километров в час.
Приближающийся   объект   постепенно   приобретал   форму.    Сначала
обрисовался корпус, потом раскаленные докрасна крылья и,  наконец,  тонкие
рули для плавания по воде и под водой. Рули коснулись  вспененной  воды  и
быстро  погасили  скорость.  Корабль  был  все  еще  примерно  в  двадцати
километрах от Коунса, но его огромные  размеры  нельзя  было  недооценить.
"Что же тут  удивительного?  -  подумал  Коунс.  -  Ведь  корабль,  экипаж
которого состоит из двенадцати человек и который переносит людей  и  грузы
на расстояние в несколько парсеков, не может быть слишком маленьким".
Летящие во все стороны водяные  брызги  шипели,  превращаясь  в  пар,
металл  раскаленных  от  трения  крыльев  издавал   пронзительные   звуки,
соприкасаясь  с  прохладной  океанской  водой.  Корабль  некоторое   время
двигался по поверхности воды, потом,  почти  полностью  погасив  скорость,
довольно близко подошел к Коунсу, покачиваясь на волнах. Коунс  знал,  что
детекторы корабля ощупывают поверхность моря и ориентиром для ощупывающего
луча служит одна из вершин подводной горной цепи.
Примерно  в  километре  от   Коунса   корабль   наконец   остановился
окончательно - и исчез.
Коунс, тяжело дыша, встал, снял темные  очки  и  сунул  их  в  карман
плавок.  Дно  маленькой  лодки  уже  начало  нагреваться.  Значит,  экипаж
ставшего невидимым корабля не хотел  рисковать.  Был  ли  Бассет  каким-то
образом предупрежден? Вряд ли, хотя не стоит исключать и такую возможность
без дальнейшей тщательной проверки.
Он перекатился через борт и погрузился в воду - и вовремя, потому что
в следующее мгновение ультразвуковой луч вошел в  резонанс  с  лодкой,  та
мгновенно  распалась  на  дымящиеся  куски  и  затонула.  Коунс,   услышав
металлический шорох, понял,  что  автоматически  отключился  реактор.  Все
лодочные моторы имели такую защиту, чтобы в случае аварии защитить морскую
воду от сильного радиоактивного заражения.
Коунс почувствовал тепло, выделившееся при уничтожении лодки, но пока
оставался на месте, глядя в том направлении, откуда,  как  он  думал,  ему
грозила опасность. Оставаясь на  месте,  он  преследовал  еще  одну  цель:
поскольку после уничтожения лодки вода в окрестностях аварии все  же  была
слегка заражена, ее  излучение  на  некоторое  время  помешает  детекторам
корабля. Таким  образом,  у  него  достаточно  времени  для  того,  чтобы,
наполнив легкие кислородом, кое-что разведать.
Сделав глубокий вдох, Коунс поплыл туда, где внезапно исчез  огромный
корабль,  хотя  видеть  его  не  позволяла  лучевая   защита.   Неожиданно
почувствовав, как в кончики пальцев ударили импульсы энергии, он  отдернул
руку и понял, что достиг барьера, делающего  корабль  невидимым,  быстрее,
чем думал. Сильный зуд в пальцах говорил о том, что  источник  энергии  на
корабле работает на полную мощность. Энергетический экран можно преодолеть
только снизу. Это нелегко, но он же достаточно подготовился и хорошо знал,
что надо делать. Конечно, корабль защищен и снизу, но при некотором умении
можно легко преодолеть эту слабую защиту.
Коунс нырнул, оказавшись в гуще стайки рыб, метнувшихся  от  него  во
все  стороны.  Давление  в  ушах  стало  почти  непереносимым,   но   надо
погрузиться еще глубже.
Ровно через шесть минут он вынырнул внутри защитного  барьера.  Итак,
ему удалось!
Корабль плавал на поверхности воды.
Около открытого люка стояли два человека и смотрели на него.  Значит,
Бассет мало полагался на технические средства защиты, будучи  по-видимому,
уже наслышан о Коунсе и его подготовке.
Плавая в воде, Коунс отметил каждую деталь  и  приготовился  к  почти
неминуемой смерти.
Один из двух  мужчин,  вскарабкавшись  на  крыло  корабля,  задумчиво
смотрел  на  Коунса  сверху  вниз,  а  другой  направил   на   него   дуло
автоматического пистолета. Человек с пистолетом был, похоже, не  новичком,
потому что целился не прямо в Коунса, а тщательно  учел  угол  преломления
воды.
Через некоторое время мужчина,  которого  Коунс  принял  за  Бассета,
сделал знак остальным, Коунс вздохнул  с  облегчением,  потому  что  ствол
направленного на него  оружия  опустился.  И  действительно,  ведь  он  не
представлял  для  них  никакой  опасности,  да  и  какую   опасность   мог
представлять почти голый невооруженный человек, плавающий в воде?
- Стой! Выходи из воды! -  грубо  крикнул  человек  с  автоматическим
пистолетом и включил механизм до сих пор неподвижного трапа.
Коунс старался казаться более усталым, чем  был  на  самом  деле.  Он
слабо ухватился за ступеньку, которая погрузилась в воду прямо  перед  его
лицом, медленно подтянулся вверх и  остановился  перед  люком,  встряхивая
мокрой головой и незаметно осматриваясь.
Круглый изгиб  позади  палубной  надстройки  подсказал  ему,  что  на
корабле  установлен  двигатель  Мечникова.  Такие  двигатели   запрещалось
использовать  на  частных  кораблях,  и  вообще  они  имели   ограниченное
применение, однако Бассет с его обширными связями,  не  привык  отказывать
себе в том, что ему хотелось иметь.
-  Дай  этому  парню  полотенце,   Лекок!   -   крикнул   мужчина   с
автоматическим пистолетом куда-то внутрь корабля. Мгновением  позже  через
воздушный шлюз вылетело полотенце.  Коунс  ловко  подхватил  его,  слишком
ловко для казавшегося совершенно усталым человека, но  мужчины,  казалось,
не обратили внимания на это несоответствие.
Коунс медленно вытирался, пока  другим  не  надоело  ждать,  и  тогда
человек с оружием втащил его внутрь корабля. Ноги Коунса, все еще  мокрые,
оставляли  хорошо  заметные  следы.  Когда  он  проходил  мимо   человека,
работающего с детекторами, тот бросил на него удивленный взгляд.
Узкий ход вел в огромное помещение в центре корабля. По-видимому, две
каюты были объединены в одну, чтобы весь экипаж мог спать в общей спальне.
Знал ли экипаж, от чего зависела прочность всей этой  конструкции?  -
спросил себя Коунс, но тотчас  сообразил,  что  все  в  порядке,  так  как
отсутствующая стена была заменена приваренными опорами.
Он опустился в указанное ему мягкое кресло и  несколько  мгновений  с
интересом рассматривал прозрачный стол, в  крышку  которого  были  вделаны
трехмерные шахматы, умудрившись даже, несмотря  на  напряженную  ситуацию,
отметить положение нескольких фигур.
Потом,  оторвавшись  от   шахмат,   он   посмотрел   на   Бассета   -
светловолосого  худощавого  мужчину,  опустившегося  в  кресло   напротив.
Глубоко запавшие серые глаза и длинные руки выдавали неукротимую энергию и
сильную волю. Возраст старика Бассета было трудно определить,  потому  что
он мог позволить себе роскошь пройти  курс  лечения  у  геронтологов.  Ему
могло быть и сорок лет, и сто - внешность не позволяла судить об этом.
Коунс выжидательно откинулся на спинку кресла и молчал.  Минуты  шли.
Бассет со странной  проницательностью  смотрел  на  него  сверху  вниз  и,
наконец, потерял терпение.
- Чего вы хотите? - резко спросил он.
Коунс нашел этот вопрос удивительным: любой другой наверняка  сначала
спросил бы его имя, но Бассет без обиняков предпочел сразу  же  перейти  к
сути дела.
Коунс  ничем  не  выдал  своих  мыслей  и  ответил  лишенным  всякого
выражения голосом:
- Вы знаете.
Бассет, сбитый с толку, уставился на него, потом покачал головой.
- Может быть, вы мне скажете еще что-нибудь?
Коунс кивнул.
- Я скажу, чего хотите вы.
- Да? - Бассета это явно развлекало, и он улыбнулся. - И  чего  же  я
хочу?
- Вы хотите завладеть Вселенной!



 2

Вселенная!  Понятие,  которое  большинство  людей  едва  ли  способно
охватить. Вот собственный дом и сад - да, это реальность,  которую  каждый
может оценить. И то, что Земля - только одна из планет Солнечной  системы,
тоже доходит до многих. Может  быть,  доходит  даже,  что  сама  Солнечная
система - всего лишь крошечный кусочек Млечного пути. Но представить,  что
это чудовищное скопление солнц, планет и газовых туманностей - всего  лишь
часть огромной Вселенной, - такое  не  каждому  по  силам.  Действительный
смысл слова "Вселенная" понимают только очень немногие.
Коунс сознательно преувеличивал, потому что Бассет  пытался  наложить
лапу только на тридцать одну населенную  планету  из  тех,  что  уже  были
заселены людьми.
Миллионы бежали со ставшей тесной Земли и нашли себе  другую  родину.
По мере  создания  новейших  двигателей  для  космических  кораблей  новые
планеты стали своеобразным предохранительным клапаном, и все  недовольные,
идеалисты и голодающие могли бежать в космос с  перенаселенной  Земли.  Но
количество населения снова и снова  возрастало,  и  далеких  планет  опять
становилось недостаточно. Такова была  ситуация,  сложившаяся  в  двадцать
шестом столетии.
Колонии в большей или меньшей  степени  обособлялись  от  Земли  и  в
техническом и политическом отношении развивались каждая по-своему.  Жители
заселенных планет больше не чувствовали себя связанными с Землей. И в этом
крылась одна из тайных причин пиратской высадки  Бассета,  так  неожиданно
для него встреченного Коунсом.
Бассет был сбит с толку. Ему требовалось время подготовить  ответ  на
это важное заявление. Он нагнулся и поставил на стол  маленький  ящичек  -
напоминание о путешествии, из которого он только что вернулся.
Даже если бы Коунс не знал, где был Бассет, по этой вещице можно было
бы догадаться: ящичек для сигар, несомненно, изготовлен на Бореасе, потому
что больше ни одна  из  высокоразвитых  планет  не  могла  позволить  себе
расточать на подобные безделушки такой ценный металл, как серебро.
В ящичке лежали маленькие  темные  сигары,  одну  из  которых  Бассет
предложил Коунсу. Коунс не заставил себя упрашивать.
- Спасибо, мистер Бассет. Мои сигареты, к сожалению, погибли вместе с

 
в начало наверх
лодкой, которую вы так ловко потопили. Бассет, пропустив замечание мимо ушей, тоже взял сигару и, захлопнув ящичек, сказал с явно подчеркнутым превосходством: - Вы обладаете необычными физическими способностями, молодой человек, если бы вы не отпускали все время неподходящие замечания, я бы признал, пожалуй, что у вас есть и особые духовные качества. А теперь, пожалуйста, объясните, что вы сами об этом думаете. - Начну с того, что вы только что вернулись с Бореаса, - ответил Коунс, весело наблюдая, как лоб Бассета перерезали морщины. - Ну и что же? Мои торговые дела не обходятся без дальних путешествий. Я могу себе позволить иметь здесь такой корабль. Я был не только на Бореасе, но и на многих других планетах. - Это, конечно, так, мистер Бассет, но не странно ли, что вы возобновили торговые отношения с Бореасом, хотя уже в течение целого года, терпя убытки, вкладывали в это дело свои деньги? Вы же никогда не вели торговлю себе в убыток. Так как Бассет ничего не ответил, Коунс спокойно продолжил: - Позвольте мне поставить точки над "и", мистер Бассет. Вы способный и умелый человек, всегда можете вникнуть в положение дел и держите в своих руках все нити. Я имею в виду - здесь, на Земле. Вы довольно молоды и можете наслаждаться властью еще несколько десятилетий. Но вы нетерпеливы и, кроме того, никогда ничем не бываете удовлетворены. С другой стороны, вы человек предусмотрительный. Вы знаете, как быстро ухудшается положение на Земле: прирост населения за последние сорок лет вызвал чудовищный социальный кризис, уровень жизни понизился, и люди ищут новое жизненное пространство. Но его нет - оно есть только для того, кто в свое время об этом позаботился. В настоящее время тридцать одна из населенных планет имеют немногочисленное население, там достаточно свободных пространств. Конечно, жители этих планет отзываются о нас не особенно хорошо. Точнее, они нас ненавидят, ведь предки ныне живущих на других планетах людей покинули Землю не только из жажды приключений. Кроме того, существует зависть. Колонии надеялись на собственное благополучие, в то же время предрекая быстрый закат Земли. Но этого не произошло, и сегодня мы имеем сравнительно высокий жизненный уровень, тогда как поселенцы, высаживаясь на первой показавшейся им подходящей планете, не задумывались о достоинствах будущего дома. Планета Имир - яркий пример их необдуманных действий: колонисты не заметили, что на планете начинается ледниковый период и, радуясь, как дети, что наконец-то покинули Землю, не особенно заботились об остальном, а поплатиться за легкомыслие предков пришлось потомкам, причем они не скупятся на эмоции: имирцы завидуют нам и ненавидят нас. Коунс сделал короткую паузу и стряхнул пепел с сигары. - Таково нынешнее положение вещей, - заключил он. - Земля приближается к новому социальному кризису, и взрыв должен произойти очень скоро, а недовольных, желающих обрести новую родину, много. В наши дни космические перелеты не особенно сложны, потому что двигатель Мечникова позволяет доставить на другую планету все население такого города, как, например, Рио или Токио, с помощью одного корабля. Весь вопрос в том - на какую планету. В исследованной части Галактики нет больше ни одной пригодной для жизни ненаселенной планеты. Таким образом, можно рассчитывать лишь на какие-то из этих тридцать одной слабо населенных планет. Итак, проблему можно разрешить только одним способом: открыть известные планеты для новой волны переселенцев. Именно это вы и пытаетесь сделать, мистер Бассет. Вы предлагаете отсталым планетам материальную и техническую помощь, чтобы достичь своей цели. Такие предложения в принципе не новы, их всегда хватало, но, в отличие от остальных, вы хорошо знаете связанные с этим трудности. Счетно-электронные машины давно уже предусмотрели возможные осложнения, не так ли? Произойдет неизбежное столкновение между старыми колонистами и новыми переселенцами, потому что новички будут, как всегда, охвачены духом пионеров и при их активности скоро выступят на первый план. Они, вероятно, победят... - И что же? - И будут благодарны и верны вам, мистер Бассет. Коунс вытянул длинные ноги, исподтишка наблюдая за Бассетом. Как отреагирует на это Бассет? Бассет думал недолго. Он согласился, что план именно таков. Вероятно, это было одним из секретов его невероятного успеха: он не терял времени даром, не делая даже попыток отрицать очевидное. - В общих чертах вы правы, - подтвердил он, - хотя совершенно не представляю, откуда вам это известно. Но в одном вы, конечно, ошибаетесь - в том, что я хочу завладеть всей Вселенной. Это же невозможно. - Позволю себе не согласиться с этим, - заметил Коунс. - Существуют разные формы господства. Бассет кивнул и со все возрастающим интересом взглянул в глаза своему странному гостю. - Я так и не узнал, зачем же вы пришли ко мне. - Говорят, ваша миссия на Бореасе потерпела полную неудачу и оказалась бесполезной тратой времени, а выбрали вы эту планету потому, что ее жители настроены к нам не слишком враждебно. Впрочем, ваш электронный мозг пришел к тому же выводу. Если бы меня здесь не было, вы бы, конечно, предположили, что исходные данные при программировании оказались неверны, и вы бы снова и снова проверяли полученные результаты. Тем, что вы предпринимаете, мистер Бассет, наступающий кризис не остановить. Бассет недоверчиво покачал головой. - Послушайте, молодой человек! Мы еще не обработали результаты наших исследований, и вам меня не обмануть. Ни вы, ни те, кто за вами стоит, не получат никакой информации. И скажу вам почему: я владею самым быстрым из гражданских кораблей, никто другой не сможет заполучить в свое распоряжение двигатель Мечникова. - Верно, - согласился Коунс, не упоминая о том, что в его распоряжении имелся гораздо лучший и более быстрый способ передвижения, а потому он не нуждался ни в каком, даже в самом быстроходном корабле. Бассет, не лишенный тщеславия, был начеку, ожидая, что гость отметит его способности комбинатора. И все же, несмотря ни на что, его снедало какое-то беспокойство, слова гостя напомнили ему о некоторых непонятных вещах. - В последнее время, то и дело слыша странные вещи, я держу глаза открытыми. Признаться, я даже рассчитал ваше появление. - А я, поверите ли, ждал вас, хотя ни один человек не мог знать о месте вашей посадки, - Коунс произнес это предложение медленно, с особой интонацией, чтобы ударить по самоуверенности Бассета. - Вы очень старались, мистер Бассет, но не смогли узнать, что это было. - Так ли? Разве вам известно больше, чем мне? - ехидно спросил Бассет. - Предположим, я и мои друзья изучили эту проблему гораздо полнее и основательнее, - парировал Коунс. - Во всяком случае, могу сказать, что решение надо искать не на Бореасе, а на Имире. Если вы хотите, чтобы я разрешил эту проблему, можете дать мне знать очень простым способом: купите одну из рекламных передач Фальконетты для кабельного телевидения Индии. Так как вы никогда не используете этот канал для своей собственной рекламы, мы сразу же заметим это. Я знаю, вы не любите этот видеоканал, потому что Рам Сингх не допускает никаких передач, обладающих гипнотическим действием. Если же вы не согласны на мое предложение, забудьте обо мне. Существуют только эти две возможности. Он встал и поднял руку, чтобы предупредить возражения Бассета. - Нет никакой другой цели, мистер Бассет. Нет никакой третьей возможности. Сами вы никогда не одолеете эту проблему. Только нам по силам справиться с чудовищными трудностями, мы готовы к ним, и я специалист в этой области. - Ну так и разрешайте на здоровье, желаю удачи, - насмешливо произнес Бассет. - Но у меня тоже есть кое-какой опыт, мой юный друг. Я понимаю, вы хорошо подготовились, иначе бы не отважились явиться сюда в одиночку. На самом деле все очень просто: то, что знаете вы, я не могу узнать немедленно. Но я терпелив и могу подождать. Существует много средств заставить вас говорить, вы ведь сами в этом разбираетесь. Эта неприкрытая угроза поставила все точки над "и". Коунс, наклонившись над столом, жестко сказал: - Нет никакого третьего пути, Бассет! Мне кажется, я выразился достаточно ясно. Впрочем, ваш человек у детекторов должен быть более внимательным. Сейчас вокруг защитного экрана вашего корабля кружит маленькая субмарина с рыбной фермы "Дейтлайн", но обычный рыбный пастух не способен обнаружить ваш корабль, это-то вы должны понимать! Даю вам хороший совет: позвольте мне немедленно вернуться на субмарину! - Проверьте, так ли это! - скомандовал Бассет, который, очевидно, поддерживал связь со всеми членами экипажа. - Да, так, - донеслось из динамика на потолке. - Но когда мы окружены экраном, никакая субмарина не может обнаружить нас. Бассет был так потрясен появлением своего странного гостя, что даже внутри защитного экрана не чувствовал себя в полной безопасности. - Эй, Лекок! - крикнул он. - Мы немедленно стартуем и ищем другое место для посадки. Потом он насмешливо взглянул на Коунса. - Вы были слишком легкомысленны. Коунс вздохнул и сдавил пальцами сигару. - Немедленно направь сюда двух человек! - приказал Бассет. Секундой позже в каюту вошли два мускулистых человека и замерли в ожидании дальнейших распоряжений. Бассет молча указал на Коунса, и оба человека мгновенно бесшумно оказались рядом. Первого Коунс ударил прямо в подбородок. Тот, согнувшись пополам и потеряв сознание, упал на пол. Второй последовал за первым немедленно. Бассет отскочил в угол и громко позвал: - Лекок! - Вывожу корабль на орбиту, - прозвучал в динамике голос Лекока. - Мы не можем стрелять, потому что боимся задеть вас. Бассет ошеломленно перевел взгляд с двоих вытянувшихся на полу мускулистых мужчин на Коунса, который ответил ему улыбкой. - Я же сказал вам, что нет никакого третьего пути, Бассет! Мгновение спустя он исчез. Бассет широко открытыми глазами уставился на то место, где только что стоял этот непонятный человек... 3 В длинной яме их было человек пятнадцать, и все же Анти Дриана охватило чувство бесконечного одиночества. Пробиваясь сквозь яркий свет дуговых ламп с чужого неба четко и холодно смотрели чужие звезды. Изо рта находящихся в яме людей вырывались белые облачка пара. Было очень холодно. Яма имела около тридцати метров в длину и примерно восемь в ширину. Группа мужчин и женщин с чувствительными измерительными инструментами в руках ползала по дну ямы, изредка выковыривая казавшиеся подозрительными куски почвы и осторожно растирая их в пальцах. Другие люди, дрожа от холода, топтались вокруг в ожидании результатов исследования. Анти стоял возле пульта, он обслуживал систему освещения. Несведущий наблюдатель мог бы принять этих мужчин и женщин за экспедицию археологов, за поисковую группу, которая продвигалась вперед и тщательно, слой за слоем, соскребала почву. И это предположение было бы не так уж далеко от истины. Что же искали эти люди на Регисе - одиноком, удаленном на огромное расстояние от родной планеты форпосте Земли? Осторожность и основательность роднили этих поисковиков с настоящими археологами, но ими руководила не жажда чистого знания, а другие, более важные для них причины: они искали признаки определенной опасности - опасности, которая превосходила все, что до сих пор беспокоило человечество, и которая неотвратимо нависла над ним. Пока ничего обнаружить не удалось. Анти почти хотелось, чтобы они хоть что-нибудь нашли: по крайней мере, тогда не будет изматывающей душу неизвестности. Перед собой он увидел Ву, руководителя экспедиции, а справа от него, у стены ямы, как гротескная кукла, стояла Катя Иванова. Ву ощупывал почву детектором, мигающий огонек на конце которого свидетельствовал о наличии твердого вещества. Катя, найдя какую-то щель под ногами, стала копать. Анти наклонился, снова и снова спрашивая себя, что они могут здесь найти, но тут же, услышав голос Лотуса, вспомнил о своих обязанностях и быстро подошел к пульту, чтобы получше осветить дальний конец ямы. Все работающие в яме люди обеспокоенно посмотрели на Лотуса. Лотус, держа в руке блестящий предмет, сделал знак Ву, который тут же
в начало наверх
поспешил к нему, и они зашептались, сблизив головы, так что Анти видел только колеблющиеся капюшоны. Ву, медленно подняв голову, некоторое время помолчал. - Это пустая банка, - сказал он наконец, - но оставили ее не мы. Анти вздрогнул от испуга. Итак, на Регисе побывали другие, а значит, они могут вернуться в любое мгновение. Люди нервно задвигались, и кто-то, не выдержав нервного напряжения, запустил трансфэкс, осветивший местность светом, по яркости не уступающим дневному. Ву взял свой детектор и выбрался из ямы. Другие, не колеблясь, последовали за ним. Только Анти, словно окаменев, застыл на месте. События тем временем продолжали развиваться. Здесь, в скованной холодом полярной области Региса, нашли, наконец, разрешение многие вопросы. Вся эта история началась уже довольно давно на родине Ву, планете Кунг-фу-дзе. Один ученый, занятый измерениями резонансных частот атомов, установил, что резонансные характеристики периодически искажаются, причем источником помех являлась некая область пространства, с огромной скоростью перемещающаяся из глубин Вселенной. Впечатление было такое, будто на сверхсветовых скоростях мчались сквозь пространство тысячи кораблей, порождая определенные вибрации. Помехи исходили из области планеты Регис. Ученый, случайно оказавшийся другом Ву, знал многие секреты, недоступные широкой общественности, и волосы у него волосы встали дыбом, едва он осознал значение своего открытия. В области Региса не могло возникать никаких вибраций, потому что земные корабли давно уже не приближались к этой планете. Ученый немедленно поставил в известность доктора Ву. Уже давно люди верили, что в космосе живут и другие разумные существа, которые, вполне возможно, даже научились преодолевать пространство. Не так давно ученые пришли к заключению, что на нескольких планетах существует довольно высокоразвитая жизнь, и люди держали их под постоянным наблюдением. Но чего стоят умозрительные построения по сравнению с фактом обнаружения чужого космического корабля! Итак, чужаки уже открыли Регис, хотя и покинули его. Вернутся ли они снова? Анти охватила нервная дрожь, вызванная не столько холодом, сколько неприятными мыслями о неизвестных космических путешественниках. Услышав свое имя, он вернулся к действительности и, взглянув вверх, на трансфэкс, увидел, что стоящая на платформе Катя, делала ему какие-то знаки. Анти медленно поднялся к ней наверх. Обычное освещение не работало, и мощный трансфэкс заливал все вокруг призрачным сиянием. - Извини, Анти, - мягко сказала она, когда он подошел поближе, - но, к сожалению, не существует никакой другой возможности: ты должен остаться здесь и копать дальше. Может быть, удастся найти еще что-нибудь, а нам тем временем нужно успеть выработать новый план. - И это, конечно, не требует моего участия, - с горечью произнес Анти. - Еще бы, зачем вам рыться в этих отходах? Разве недостаточно доказательств? Катя положила руку ему на плечо и попыталась утешить: - Не огорчайся, Анти, - ведь все должны выполнять определенные обязанности. Не думай, что мы хотим отстранить тебя от участия в работе, просто требуются еще доказательства - все, какие только можно откопать здесь. Потому что как же иначе можно разузнать что-нибудь об этой экспедиции? Так что твое задание не такое уж незначительное. - Конечно, Катя. Иногда я воображаю себе смешные вещи - и все потому, что я совсем недавно присоединился к вам. Катя хотела что-то сказать, но Анти опередил ее: - Я знаю, что ты хочешь сказать, Катя. У меня мало опыта, и поэтому вам ни к чему советоваться со мной, однако для грязной работы я гожусь. Прекрасно понимая все, я иногда чертовски не хочу мириться с этим. Катя мягко улыбнулась: - Ты сделал шаг вперед. Большинству требуется гораздо больше времени, прежде чем они начинают говорить так открыто. Если выдержишь испытание, мы признаем тебя полноправным партнером. Такова цена. Анти молча кивнул. - Но ты должен помочь себе, Анти, - укоризненно сказала Катя. - Нельзя жить, когда над тобой висит постоянная угроза. Не думай об этом, отвлекись от этого любым способом: ну, смейся или пой, например. Постарайся. - Смеяться? - кисло спросил Анти. - Но над чем? - Подумай сам, представь себе что-нибудь смешное. Подумай о лице Коунса, когда он узнает, что его великолепный план провалился. - Тебе кажется это смешным? По-моему, совсем наоборот. - Все зависит от точки зрения, Анти. Час назад мы еще точно не знали, действительно ли чужаки побывали здесь, а теперь это известно наверняка, и ты говоришь - катастрофа. Но разве было бы лучше, если бы мы не знали? Анти задумался, потом наконец кивнул. Катя дружески похлопала его по плечу. - Ну, ладно. Лотус тоже остается. К сожалению, больше людей мы оставить не можем, хотя необходимо узнать, что здесь еще захоронено. Итак, вам поручено ответственное задание. Анти кивнул еще раз и улыбнулся. Пока они разговаривали, остальные куда-то разошлись, захватив с собой приборы и инструменты. Лотусу и Анти остались только пара лопат да большой прожектор. Катя протянула ему одну из лопат. - Начинай немедленно: чем быстрее этот этап останется позади, тем быстрее мы сможем убраться отсюда, - напомнила она деловито. Анти, взяв протянутую лопату, подошел к яме и спрыгнул вниз. Мерзлая почва поддавалась с трудом, но под яростным натиском лопаты комья так и летели во все стороны. Анти думал, что вообще мог остаться на Бореасе, и тогда ничего бы не знал ни о чужаках, ни о других тайнах. С другой стороны, он и теперь знал слишком мало, и ему было обидно. Позже, оставшись вдвоем с Лотусом, они почувствовали, как удручающе действует на них пустынный и чуждый ландшафт. "Неужели на пришельцев этот ландшафт произвел благоприятное впечатление? Может ли быть, что им понравился суровый климат и они нашли гладкую, покрытую снегом и льдом равнину прекрасной и приветливой?" - думал Анти. Обладая хорошо развитой фантазией, он попытался посмотреть на этот ландшафт другими глазами и великолепно представил себе все происшедшее. Неизвестные космические путешественники, облетев планету, прежде всего изучили ее климатические условия и, не обнаружив никаких опасностей, совершили посадку и осмотрели планету как следует. Затем, спрятав следы своего пребывания в землю, они стерилизовали все вокруг, чтобы предотвратить заражение местности инопланетными микроорганизмами и стартовали. И кто знает, может быть, в поисках подходящей планеты, они никогда больше сюда не вернутся. Может быть, они давно уже нашли пригодную для себя планету. Лопата Анти ударилась о твердый предмет. Очистив его, он впервые увидел нечто, изготовленное чужими существами. Это была разбитая катодно-лучевая трубка, несколько необычная по конструкции, но без труда узнаваемая. Дурное расположение духа Анти мгновенно улетучилось. А вдруг он найдет еще что-нибудь! Находка подстегнула его, теперь он жаждал деятельности, убежденный в том, что нашел ключ, позволяющий разобраться в технике неизвестных... 4 Напичканная до отказа всевозможными приборами, инструментами и оборудованием подводная лодка формально принадлежала рыбной ферме "Дейтлайн", на самом же деле не имела к ферме ни малейшего отношения. Более половины свободного пространства занимала платформа трансфэкса, так что людям - седобородому Раму Сингху и юной Фальконетте - оставалось совсем мало места, поэтому Коунс, оказавшийся здесь весьма неожиданно, был вынужден остаться на платформе трансфэкса и теперь рассматривал отсюда тесное помещение. Слышалось тихое гудение насосов, струился воздух, нагнетаемый вентиляторами. Да, без вентиляторов здесь не выжить, потому что генератор поля трансфэкса создает невероятную жару. В напряженной тишине Коунс расстегнул узкий пояс с вделанным в него крошечным видеозвуковым коммутатором, при помощи которого он информировал товарищей о своем последнем приключении. Выключатель выглядел забавной безделушкой на эластичном поясе, а батарейка, как и большинство других приборчиков, была спрятана в маленькой пряжке. Именно поэтому Бассету, естественно, не пришло в голову обратить внимания на плавки своего гостя. Коунс, задумчиво вертя пояс в руках, опустился на корточки и серьезно глядя на Рама Сингха, сказал: - Надо срочно найти, чего не хватает нашему психопрофилю. У нас вообще не все ладится. Ты говорил, что мое появление так ошеломит Бассета, что он не станет задавать никаких вопросов. Рам с достоинством наклонил голову и звучным голосом ответил: - Всегда существуют непредусмотренные факторы. У каждого своя реакция. Надеюсь, ты не винишь меня в провале своего плана, Сайд? Мы должны удрать, прежде чем Бассет вернется. Теперь его корабль крутится вокруг Земли, и вот-вот снова зайдет на посадку. Не ожидая ответа, старик повел субмарину прочь от опасной зоны. Коунс, повесив пояс на крючок, выжидающе прислонился к стене. - Не очень-то вежливо с твоей стороны, - заявила Фальконетта, проводя рукой по длинным черным волосам. Ее сари, вышитое золотом и серебром, шелестело при каждом движении. Коунс пожал плечами. - Ты права, Фальконетта. Жаль, но я просто не в состоянии извиняться. А теперь положимся на Рама. - Так и сделаем, - согласилась Фальконетта. - Сейчас не время спорить. Если кто-то и может разработать верный план, так это только Рам. А твой прокол доказывает, что мы недооценили Бассета, но Рам не виноват в этом, - она задумчиво взглянула на старика. - Он так хорошо разбирается в прикладной психологии, что иногда я спрашиваю себя, почему он не стал абсолютным диктатором? - Ты же сама отлично знаешь почему, - улыбаясь ответил Коунс. - Он безнадежно влюблен в тебя и не будет удовлетворен, даже став властелином всей Земли, если ты не будешь принадлежать ему. Впрочем, он не единственный. По-моему, девяносто процентов дееспособных мужчин влюблены в тебя. - Очень может быть, - Фальконетта коротко вздохнула. - Я уже так привыкла к этому, что считала, будто и ты влюблен в меня, но, кажется, я тебе безразлична. - Человеческие слабости? - с улыбкой спросил Коунс. - Наверное. Может быть, в следующей жизни я буду ужасным существом, а жаль: я очень привыкла к нынешнему физическому совершенству, хотя эта привычка, конечно, большой недостаток, потому что я стала полагаться только на внешность, а не на свои достоинства. - Ты и раньше была такой же прекрасной? - Не такой, как теперь. Конечно, некоторые мужчина и тогда оборачивались мне вслед, но это не идет ни в какое сравнение с моей настоящей жизнью, и, должна признаться, мне это приятно, несмотря на пережитый шок. Коунс понимающе кивнул. - Это всегда шок, Фальконетта, хотя каждый раз все случается по-иному. К счастью, это, как правило, происходит очень быстро, несмотря на некоторые различия. Я бы провел аналогию с плаванием или ездой на велосипеде: если однажды научишься, больше никогда не забудешь. Фальконетта кивнула. - Как часто тебе приходилось умирать, Сайд? Я тебя никогда не спрашивала об этом. - Пять раз, - тихо ответил Коунс. Казалось, о совершенно ушел в себя, целиком погрузившись в прошлое, потом тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и добавил: - В первый раз было хуже всего. Фальконетта вздрогнула от неприятного ощущения. - Ты когда-нибудь возвращался на место своей прежней жизни? - Нет, никогда. А ты? Фальконетта кивнула. - Однажды я посетила Шиву и взглянула на собственную могилу. Не особенно приятное ощущение. Там захоронено мое прежнее тело, и на могильном камне написано мое прежнее имя. Конечно, больше я там никогда не была. Рам установил курс и, включив автоматику, повернулся к ним. Коунс тотчас же вернулся к наболевшей проблеме, и Раму снова пришлось защищаться. - Что, собственно, мы сделали не так? - спросил он. - Мы, как положено, следили за вами по экрану и все слышали, а не принимали в этом
в начало наверх
участия потому, что не могли ощутить царящей там атмосферы. Коунс беспомощно развел руками. - Мы недооценили Бассета. Этот человек умен, может молниеносно приспосабливаться к новой ситуации и никогда ничего не упустит. - Мне хотелось бы с ним откровенно поговорить, - вздохнула Фальконетта. - Он именно тот человек, который нам нужен. - Не совсем так: он действительно, достаточно разумен, чтобы апеллировать к его разуму, но слишком горд и самонадеян, и это сильно усложняет нашу проблему. И все равно мы нуждаемся в нем, потому что он многое может сделать для нас. Конечно, он тоже нуждается в нас, однако не сознает этого, а если ему сказать, он не примет наших доводов. Кроме того, мы не можем сказать ему всего. Так что ситуация довольно запутанная. - Что ж, можно сформулировать и так, - соглашаясь, кивнул Рам. - Как и многие так называемые деловые люди, он использует свой разум только для себя, думает только о себе самом и очень редко о других. Если считать это свойством практичного ума, тогда мы трое оказываемся в более выгодном положении. - Потому что мы постоянно заняты и беспокоимся о других, - добавила Фальконетта. - Может быть, так оно и есть, - вздохнув, сказал Рам. - Только давайте вспомним о статистике. Дети, которые выделяются умом уже с малых лет, в большинстве своем становятся великими бизнесменами, политиками, но очень редко социальными реформаторами или людьми искусства. Разум - это нечто иное, чем просто здоровое состояние человеческого духа. - Нет-нет, я другого мнения, - запротестовал Коунс. - Здоровое состояние человеческого духа должно было бы удержать Бассета от реализации его планов. Ведь что он хочет? Поскольку им руководит тщеславие, он видит самый большой успех в том, чтобы сделать другие планеты точной копией Земли. Опасная иллюзия! Потому что другие планеты никогда этого не допустят. Люди, которые там живут, хотя они такие же люди, как и все остальные, все же не жители Земли, а Бассет обращается с ними, как с землянами. Но невозможно всех подогнать под один образец. Жители других планет приспособились к местным условиям, и поэтому их реакция отличается от реакции землян. Трудно себе представить, чтобы жители Имира, Бореаса, Астреи переняли обычаи и образ мыслей землян, однако Бассет добивается именно этого. Результат может оказаться ужасным. По спине Фальконетты пробежали мурашки. - И ведь он вовсе не злой человек. - Нет, не злой. У него просто нет опыта. Ему недостает благоразумия. Внезапно трансфэкс подал короткий предупредительный сигнал. Вспыхнуло яркое силовое поле, и на платформе появился маленький листок бумаги - записка с написанными от руки строчками. Подняв его, Коунс пробежал глазами строчки и, медленно скомкав записку, посмотрел на своих товарищей. - Как по-вашему, что самого плохого может случиться с нами в настоящий момент? - спросил он. - Бассет проигнорирует наше вмешательство в дела его конторы, - тотчас ответила Фальконетта. - Теперь он знает: существует человек, в распоряжении которого имеется телетранспортатор. Это самая большая ошибка, допущенная нами за все прошедшее время. - Да, это плохо, но есть кое-что и похуже, - Коунс повернулся к Раму. - Как ты думаешь, что произошло? - Чужаки обнаружили Имир. Коунс кивнул. - Именно так. Ву был на Регисе и оттуда послал нам сообщение: они нашли следы посещения Региса чужаками. У Ву есть доказательства. - Какой ужас! - воскликнула Фальконетта. - Сначала неудача с Бассетом, а теперь... - У тебя уже есть какие-то соображения, Сайд, - заключил Рам, внимательно посмотрев в глаза Коунсу. - Верно? - Да. Надо как можно быстрее продолжать работу. Бассет в конце концов поймет, что одному ему никогда не разрешить проблему, и он не упустит возможности, если обнаружит здесь, на Земле, настоящего имирца. - На Земле их сейчас довольно много, - вмешалась Фальконетта. - Здесь, в Рио, расположено их посольство, причем всего в паре кварталов от бюро Бассета. - Но все посты в этом посольстве заняты абсолютно неподкупными и верными членами их партии. У Ярослава там давно уже нет ни одного самостоятельно мыслящего человека. Живущие на Земле имирцы всего лишь фанатичные тупицы, из них невозможно извлечь ничего. От них Бассет не получит никакой информации о делах Имира, и ему придется искать новые пути. Если же ему удастся заполучить в свои руки непредубежденного человека, он подвергнет его промывке мозгов и узнает все, что захочет. Но этой информации ему все равно не хватит, и тогда, поневоле, Бассет будет вынужден иметь дело с нами. - Хорошая идея, - согласился Рам. - Но где взять подходящего человека? Если это кому-нибудь по зубам, так только ему. Он же сам сказал, что молодые люди на Имире не так уж привязаны к своей родине, а потому ищут новые пути. - Так вот. Мы должны доставить на Землю одного из умных молодых людей оттуда. Конечно, привезти его надо на обычном космическом корабле, иначе, если мы доставим его сюда трансфэксом, он под гипнозом вспомнит об этом и все выболтает, и тогда Бассет догадается о ловушке и поймет, что мы замешаны в этой игре. - Молодому человеку с Имира придется трудно, - вмешалась Фальконетта. - Да, ему придется пережить неприятные вещи. Но Ярослав приложит все усилия, чтобы помочь: он первый и единственный человек с Имира, принятый в наши ряды, причем совсем недавно. Если он откажет нам, я ему кое-что напомню. Кандидаты будут, если привлекать в наши ряды молодых людей, обещая зачесть при приеме их тяжелый труд. Коунс взглянул на Рама и, подумав немного, кивнул, соглашаясь. - Ну, хорошо, - сказал он и встал. - Я поговорю с Ярославом. Трансфэкс достаточно мощен, чтобы забросить меня на Имир? - Все дело в количестве энергии, - с сомнением ответил Рам. - Мы запорем реактор. Впрочем, любая поспешность сейчас оправдана. Все готово? Рам Сингх встал и вежливо поклонился Коунсу. Фальконетта тоже подняла украшенную кольцами и браслетами руку в приветственном жесте. Коунс улыбнулся, собираясь ответить тем же, но не успел, потому что уже стоял под другим солнцем... 5 Бассет, сидя за огромным письменным столом, критически рассматривал Лекока. Он не всегда был им доволен: этот человек, обладая завидной способностью к импровизации, был слишком темпераментным и очень легко возбуждался. Бассет уже давно подыскивал замену Лекоку, но никак не мог найти более подходящего человека, Лекок, когда хотел, умел стать совершенно необходимым. - Закрой же, наконец, рот, возьми сигару и сядь! - приказал Бассет, одним движением руки обрывая поток слов Лекока и указывая на кресло. - Давай взглянем на это дело со стороны. - Со стороны! - недовольно фыркнул Лекок. - В этой ситуации мы не можем себе позволить смотреть со стороны! - Я сказал - закрой рот и слушай! - резко произнес Бассет, и Лекок неохотно повиновался. Некоторое время Бассет молчал, задумавшись, глядя в гигантское окно, которое, впрочем, с другой стороны было совершенно непрозрачным, на крыши домов Рио. Из своего кабинета на одиннадцатом этаже он мог видеть большую часть города, широкую полосу пляжа и убегающую вдаль ленту могучей реки. Солнце уже стояло высоко, и город был залит теплым светом. Телетранспортатор! Это слово не выходило у него из головы. Он, конечно, сразу осознал невероятные возможности нового транспортного средства. С одним таким передатчиком можно организовать сколь угодно обширную торговую сеть, попасть на самые отдаленные планеты. Заметив беспокойство Лекока, Бассет оставил в покое мечты и вернулся к действительности. Откинувшись в кресле он взглянул поверх блестящей полированной поверхности стола прямо в лицо Лекоку. - Ты нервничаешь, друг мой, - сказал он спокойно. - Действительно, есть из-за чего. Да, нашлись люди, обладающие транспортным средством, которое мы до сих пор считали невозможным. Мало того, они сообщили, что наши планы, которые мы до сих пор считали безупречными, являются ошибочными, и это не может не беспокоить. - Вы это называете "беспокоить!" Мы поставлены в смешное положение! - Лекок просто трясся от злости. - Чушь! Ты исходишь из неверных предпосылок. Я не знаю, что это за люди и где они действуют, но я знаю, что они не так всемогущи, как все вы считаете. Во всяком случае, у нас нет никаких оснований бояться их. Наоборот, они боятся нас, иначе не скрывались бы. Для них игра в прятки - единственное разумное поведение. Пусть они и располагают обширными знаниями, но власти никакой не имеют. Кроме того, меня беспокоит, что этим людям не всегда удается отсиживаться в их укрытии. Уже давно ходят слухи, на которые я обратил внимание. Теперь нам известно довольно многое. Мне кажется, мы чем-то обеспокоили этих людей, и поэтому они хотят выйти на прямую связь с нами. Я намереваюсь как следует прощупать эту группу. - Но как? - угрюмо спросил Лекок. - Мы ничего не знаем о них, не имеем представления, кто они и где находятся. Я поручил заняться этой проблемой самым лучшим нашим физикам, но никто не смог найти решения. Просто невозможно выследить телетранспортатор и определить его местонахождение. А иначе как выйти на этих людей? - И все-таки... - У вас есть какие-то соображения? - Мы просто поймаем их на слове. Ты забыл? Ведь таинственные парни сделали мне предложение. Я его приму и, таким образом, нападу на их след. - Вы серьезно? Я бы поступил иначе. Этот парень нес какую-то чепуху об Имире, и вполне вероятно, что именно там найдутся ответы на все наши вопросы. - По-моему, ты ошибаешься. В конце концов, они предсказали нашу неудачу на Бореасе, не так ли? Ведь не думаешь же ты в самом деле, что компьютер выдал неверные расчеты. Значит, эти люди знают невероятно много. Им даже откуда-то известно, где и когда мы должны были совершить посадку. Человек в лодке - лучшее тому доказательство. Но Лекока было нелегко убедить. - Это ничего не доказывает, - сердито возразил он. - Они нас просто выследили, совсем нетрудно засечь космический корабль и по курсу и скорости вычислить предполагаемое место посадки. Человека же они просто перенесли в нужное место с помощью телетранспорта. - Мне совершенно безразлично, как он оказался в нужном месте, - ответил Бассет, поддавшись вперед и облокотясь на стол. - Важно то, что кто-то ждал моего прибытия. Это может означать только одно: эти люди информированы о моих планах. Даже мы сами не знали точно, когда вернемся на Землю, и уж подавно никто не знал, где мы приземлимся, тем более, что мы совершили посадку в отдаленном месте, а не в Южной Атлантике, рядом с Рио. И факт, что они вычислили место посадки, заставляет меня глубоко задуматься. Это раз. Во-вторых, они знают, что мои планы на Бореасе потерпели крах. Никто посторонний вообще не знал, что существуют какие-то планы, а самим нам пришлось приложить немало усилий, чтобы получить хоть какие-то результаты. Но и это еще не все. Эти люди утверждают, что знают решение нашей проблемы, подталкивая нас к Имиру. Почему они приложили столько усилий, чтобы захватить меня врасплох? Вполне может быть, что они блефуют и надеются узнать решение проблемы от меня. Они знают, где мы были, но сами бессильны что-либо сделать. Бассет откинулся назад и долго смотрел на своего собеседника, а потом заявил тоном, исключающим всякие возражения: - Мы приложим все силы, чтобы добраться до сути, действуя на этот раз еще тщательнее, и точно рассчитаем каждый свой шаг. Что ты, например, знаешь об Имире? Лекок растерялся, но довольно быстро пришел в себя, так как, хорошо зная своего босса, понял, чего тот хочет. - Я знаю обо всех колониях, - ответил он после небольшой заминки. - Планета Имир - самая холодная и самая негостеприимная из планет, на которые ступала нога человека. Ее экваториальная зона заселена, хотя и не густо, там живет от восьми до десяти миллионов человек. Они жестоко мерзнут и почти умирают от голода, но гордо утверждают, что им это нравится. - Нет! Это не так! - горячо воскликнул Бассет. - Им это вовсе не нравится, они говорят так потому, что не видят выхода из положения. Я очень обстоятельно ознакомился с историей этой планеты, Лекок, и незадолго до того, как тебя вызвать, просмотрел один фильм. Посмотри и ты. Он щелкнул несколькими переключателями, встроенными в стол, и
в начало наверх
задернул серыми шторами широкое окно. Лекок, развернувшись вместе со стулом, оказался лицом к гигантскому экрану, занимавшему всю стену. Зажужжал перематывающий пленку проектор, и глаза не успевали следить за сумасшедшим мельканием несвязных изображений. - Хочу включить с самого начала, - объяснил Бассет. - Это официальный фильм, который предоставило в наше распоряжение их посольство. - Кто бы мог подумать, что этот холодильник занимается еще и рекламой! - весело вставил Лекок. - Не рекламой. У них весьма своеобразное чувство гордости: они считают себя такими сильными и выносливыми, что по их мнению, во Вселенной нет лучших людей. Ты сейчас сам увидишь. Бассет запустил проектор, и на экране появились первые кадры: вид города Фестербурга. Между серыми стенами льда вмерзли в почву безобразные колодообразные строения, над крышами которых клубились жирные черные хлопья дыма, усиливающее общее впечатление мрачности и одиночества. Жители Фестербурга топили печи углем и нефтью, потому что только эти горючие вещества могли извлечь из промерзлой почвы планеты при помощи тяжелого ручного труда. - Ты знаешь, что это такое? - спросил Бассет. - Это Фестербург, столица колонии. - Верно. Название заимствовано из старого евангелистского церковного гимна. Я ожидал чего-нибудь получше. Он обратил внимание Лекока на кадры, посвященные времени образования колонии, но не задержался на них, отметив лишь, что везде лица мужчин и женщин были угрюмыми и не выражали ничего кроме нетерпимости. Сцены, снятые вскоре после посадки, особенно поразили Лекока. Мужчины, женщины и дети, утопая в снежных сугробах, молились тому, что осталось от космического корабля. Колонисты, преисполненные решимости сжечь за собой все мосты, предали корабль огню, не желая больше иметь никаких дел со светской, грешной, продажной, проклятой Землей. - Это, конечно, было глупо, - сухо прокомментировал Бассет. - Люди предвидели многое, но действительность внесла свои коррективы. Высадившись на Имире, они обозвали нас греховными земными червями и отреклись от нас, отказавшись иметь с нами дела, чтобы жить абсолютно независимо. Но, к сожалению, выполнить это было не так-то просто. После гибели нескольких тысяч человек они снова вспомнили о Земле и заказали там для себя особые сорта семян и некоторые виды животных, обладающих высокой выживаемостью. Так дело обстоит и сегодня. Они более или менее независимы и в то же время завидуют нашему благосостоянию. Хотя сотрудники посольства и утверждают, что каждый день на покинутой их предками Земле для них сплошная мука, это, конечно, совсем не так. На самом деле толпа кандидатов сражается за каждое вакантное место в посольстве. Пару лет назад среди них нашелся даже человек, который подружился с несколькими жителями Рио и не имел ничего против полной миски мяса, однако прежде, чем он успел заразить дурным примером своих коллег, его быстренько отправили назад, хотя в официальных сообщениях об этом, конечно, не упоминалось. Бассет, развеселившись, улыбнулся и продолжил: - Эти лицемеры имеют наглость утверждать, что с радостью отказываются от проживания в приятном климате, потому что такой вид удобства - тоже грех. На самом же деле молодежь там не такая, как старики. Старшее поколение, конечно, предпочтет порвать всякие отношения с Землей, чем пожертвовать представлениями о собственном превосходстве. Следование заветам предков - идеал. Хотеть-то они хотят, но не могут, потому что молодежь придерживается более умеренных взглядов, выступает за контакт с Землей. Молодежь, само собой разумеется, задает вопрос, были ли их предки действительно вдохновенными святыми или просто твердолобыми фанатиками, задавшимися целью отравить жизнь своим потомкам. Конечно, в открытую никто рта не смеет раскрыть, это чувство подспудное и поэтому опасное. Они говорят, что презирают нас за наши удобства и греховность, но на самом деле это только ненависть, вызванная завистью. Бассет помолчал, потом продолжал свои рассуждения вслух: - Предложение отправить новых поселенцев на Имир просто абсурдно. Местные жители не потерпят никакого нового притока населения. И еще вопрос, найдутся ли люди, которые захотят переселиться на эту холодную планету... Почему все-таки этот таинственный человек дал такой странный совет? - закончил Бассет. - Может быть, это только отвлекающий маневр? - задумчиво спросил Лекок. - Может быть, на Бореасе мы как раз делали все правильно, и им надо сбить нас с верного курса? Бассет кивнул. - Не исключаю такую возможность. Но вдруг на Имире удастся добиться большего, чем на Бореасе? Что если этот человек сказал правду? Может быть, на Имире действительно стоит попробовать. Если мы найдем там ключ к решению нашей проблемы, то основательно переделаем эту планету, если, конечно, получим ее. Это задание достанется тебе, Лекок. Немедленно отправляйся в путь. 6 Как и все люди на Имире, Энни Заток жила в городе. Городов было всего пять, и в них сконцентрировалось все население планеты, что диктовалось экономической целесообразностью, так легче было решить их главную проблему - обогрев. Система общего отопления лучшим образом позволяла использовать имеющиеся у них уголь и нефть. В этих пяти городах жило около десяти миллионов человек. Понадобились целых три столетия, чтобы численность населения достигла этого уровня. Много детей умирало еще в младенчестве, потому что только наиболее здоровые могли вынести суровый климат. Кроме того, социальные условия были настолько плохими, что большинство родителей не могли прокормить нескольких детей. Энни Заток выросла в тяжелых условиях, но ей приходилось видеть странные греховные картинки, изображающие людей, которые, почти не одетые, находились под открытым небом, а небо было таким же голубым, как ее глаза, и таким же лучистым. Сравнивая внешность людей на картинках со своей собственной внешностью, она пришла к определенным выводам. В то время, как ей, чтобы не мерзнуть, приходилось носить много плотной одежды, те люди купались в пенящемся сверкающем море, которое вообще нельзя было сравнить с серым, всегда бурным морем Имира. Вообще трудно было поверить, что вода в обоих этих морях почти одинакова по составу. Она жадно разглядывала картинки. Написанные разными художниками, они печатались в журналах Ярослава Дубина, и она старалась раздобыть их, где только могла. Никогда прежде на Имире не было человека, пользующегося такой дурной славой, как Ярослав Дубин. Взрослые быстро сменяли тему разговора, если упоминалось его имя, рассказывали невоспитанным детям о злом человеке, который обменял свою душу на тарелку мяса с Земли. Но результаты были обратны тому, чего добивались взрослые: дети и подростки мгновенно сближали головы и начинали шептаться при рассказах о Ярославе, как поступают дети, живущие в нормальных условиях, когда передают друг другу неприличные анекдоты. Однажды Энни Заток узнала от своего школьного товарища, что тот лично встречался с Ярославом. Энни, конечно, сразу напомнила об ужасных пороках великого грешника, но в ответ на это юноша показал ей журнал, одолженный ему Ярославом. Там были изображения людей, которые жили в грешном, преступном, удобном мире: да, это была роскошь, которую Энни едва ли могла себе представить. Юноша объяснил, что Ярослав выглядел таким же счастливым, как и люди на картинках. Для детей, выросших на Имире и постоянно видевших только хмурые, недовольные лица, живших в мире, где каждое проявление естественной радости жизни было греховным, это выглядело непредставимым чудом. Картинки заставляли задумываться и расшатывали веру: как могут такие счастливые люди быть воплощением зла? Ведь зло мрачное и грязное. Но люди на картинках были чистыми и счастливыми, они, даже разговаривая, улыбались друг другу. Юноша, поколебавшись, разрешил ей взять журнал, и Энни тайно унесла его с собой. Общественный порядок на Имире требовал от всех железной дисциплины, но молодежь еще не закостенела, не стала пока фанатичной, и юноша не смог противиться настойчивым просьбам девушки. Но Энни возбужденная желанием как можно скорее просмотреть журнал, сделала непоправимую ошибку: слишком поторопилась пройти в свою комнату, чем вызвала подозрения у отца. Отец засек ее, обвинил в грехе и изорвал журнал в мелкие клочки, топча их ногами, как сумасшедший, и ругая свою дочь на чем свет стоит. Потом он наказал ее: на всю ночь, весь день и всю следующую ночь запер ее, голую, в комнате. Голод и невыносимый холод должны были изгнать из нее дьявола и показать позор ее действий и поступков. В эти страшные часы одиночества многое застыло в ней, и на лицо легла холодная маска послушания, но ничто не могло сломить ее волю. Ее решимость только окрепла, хотя она хорошо сознавала все предстоящие трудности. Потом она никогда не будет вспоминать об этих бесконечных часах. Отец, конечно, ничего никому не сказал, потому что этим доказал бы, что как отец и как воспитатель никуда не годится. Взрослой девушке даже в голову прийти не может совершить такое греховное деяние. С этого момента Энни навсегда станет образцовой девушкой и больше не будет позорить своих родителей. Но это будет только показная сторона, чтобы родители и другие окружающие ее люди не догадались о ее истинных намерениях. Спустя год родители снова полностью доверяли ей. Энни только этого и ждала: теперь, когда за ней больше не наблюдали на каждом шагу, она могла, наконец, осуществить свой план. Ей пришлось сознательно лгать и обманывать родителей, потому что она была настроена решительно против общественного порядка на Имире. Тем временем в школе не прекращались яростные споры и разговоры о Земле и особенно о Ярославе Дубине. Это были тайные разговоры, которые велись исключительно шепотом. Возникали группки, придерживающиеся противоположных мнений. Одни говорили, что Ярослав единственный разумный человек, а остальные - упрямые фанатики, и за Ярославом, побывавшем на Земле, признавалось право объективно судить о ней. Другие были прямо противоположного мнения. Ярослав, считали они, был не единственным, кто посетил Землю и другие планеты, но он единственный, выступил против старой веры, и это свидетельствовало против него. Энни все еще молча прислушивалась к спорам, хотя у нее давно уже сложилось прочное мнение. Кожа ее чесалась под грузом трех платьев, двух пуловеров, толстых носков и тяжелого пальто, а сердце грызло нетерпение, но она терпеливо выжидала, когда ей представится благоприятная возможность для достижения цели. Тем вечером она сказала, что хочет навестить подругу, а сама пошла к Ярославу Дубину и не особенно удивилась, встретив там нескольких своих школьных товарищей. Фанатики-имирцы хотели бы видеть Дубина в тюрьме или, еще лучше, мертвым, надежно упрятанным в могилу, но не так-то просто отделаться от этого греховного, вероломного человека. Его обвиняли в ужасных пороках, однако Ярослава Дубина это не волновало, так как за время обратного полета с Земли он подружился с командиром корабля и нашел в его лице надежную поддержку. Ответственные люди скоро поняли, что совершили огромную глупость, забрав Ярослава обратно, когда он подружился с землянами, однако в то время они еще не предвидели всех последствий этого факта. Сразу по прибытии корабля капитан заявил, что Ярослав Дубин - единственный разумный имирец из всех, кого он когда-либо встречал, и сделал Ярослава своим агентом, так как не хотел иметь дело с тупыми враждебными фанатиками. Конечно, ответственные люди энергично воспротивились, но им, в конце концов, пришлось смириться, потому что иначе капитан корабля наотрез отказался выгружать груз. И все равно они не сразу подчинились требованию капитана, но тот оставался упорным и стартовал. Капитаны других космических кораблей поддержали это требование, и имирцам ничего больше не осталось, как признать Ярослава Дубина торговым агентом. Вот почему ненавидимый всеми Ярослав Дубин вел великолепную жизнь. Его друзья обеспечивали его замечательными вещами, о которых обычный имирец не мог и мечтать. Из того же источника поступала и пресса - журналы и книги, которыми Ярослав щедро снабжал всех желающих. Враги ненавидели и презирали его, но, несмотря на дьявольские ухищрения, не могли запретить его деятельность, не навредив самим себе. Даже серьезно обсуждаемый в определенных кругах смертный приговор этому человеку они так никогда и не вынесли, потому что без торговли имирцы не могли наладить отношений с другими планетами, а торговля находилась в руках космических путешественников, на которых Ярослав опирался в своих делах. Таким образом, его исчезновение имело бы катастрофические последствия. Торговлей
в начало наверх
имирцы не могли пожертвовать, для них торговля означала жизнь. Такова была ситуация в тот вечер, когда Энни выскользнула из дома, чтобы посетить отвергнутого, проклинаемого всеми грешника. Она готовилась к этому посещению на протяжении целого года, но, когда пробиралась по темной улице, в голову ей приходили ужасные мысли. Ледяной ветер с ревом гнал вдоль улицы снег. Энни боялась встретить полицейских. Они, конечно, спросят о цели ее похода, потому что молоденькой девушке нечего делать в такое время на пустынной улице. Родителей обмануть можно, но полицейские моментально ее разоблачат, потому что сейчас она находилась в другой части города. Перед космопортом опасность еще усилилась: Ярослав жил в изгнании, и ни один порядочный человек не должен был приближаться к его дому ближе чем на километр. Кроме того, его дом, стоящий прямо на поле космопорта, хорошо просматривался со всех сторон, но, к счастью, тьма и метель скрыли Энни, когда она бегом пересекала открытое пространство. Ярослав был толст, дружелюбен и в хорошем настроении - именно такой, каким его всегда описывали. Сидя в удобном кресле-качалке, он вел дискуссию с находящимися здесь молодыми людьми, хотя сам говорил немного, ограничиваясь тем, что время от времени подкидывал новые идеи, что заставляло его гостей спорить еще более рьяно. В первый вечер Энни почти ничего не говорила, очень робея и немного чего-то опасаясь. Было жарко, она сняла парку и пуловеры и, в конце концов, осталась только в блузке и длинных брюках, мучительно смущаясь от такого своего вида: только родители видели ее так легко одетой. При следующем визите она уже не испытывала подобных ощущений, постепенно становясь все увереннее, и стала принимать участие в разговорах. Здесь всегда околачивались два или три молодых человека, которым удавалось ловко ускользать из-под родительского контроля, иногда присутствовал кто-нибудь из космических офицеров, принося с собой дыхание чужих миров. Когда она пришла в третий раз, Ярослав дал ей одежду, которую она всегда должна была надевать во время следующих посещений. Домой эту одежду, конечно, нельзя было брать, потому что если родители обнаружат ее, Энни несдобровать. Спустя некоторое время ей даже стало хотеться побыть с Ярославом наедине, иногда так и случалось. Тогда Ярослав обращался с ней очень вежливо и ласково, но она всегда чувствовала, что ему не хватает собеседников. Вечер без шумных обсуждений был для Ярослава потерянным. Он, как дрожжи в тесте, должен был вкладывать новые мысли в головы молодых людей и радоваться скорому брожению умов. "Зачем ему это? Какой смысл в его активности?" - снова и снова спрашивала себя Энни, но так и не находила ответа. Тайный союз был чрезвычайно опасен, ведь при разоблачении молодые люди подверглись бы тяжелому наказанию. Энни знала, что Ярославу тоже приходят в голову такие мысли, хотя лично с ним ничего не могло произойти. Странно и ново - Ярослав заботился о других. Откуда это у него? Наверное, от жителей Земли. Однажды она прямо спросила его об этом, но он ответил только пристальным взглядом. 7 Ярослав Дубин был единственным человеком на Имире, который жил в маленьком одноэтажном домике, построенном специально для него отцами города, чтобы изолировать этого опасного выскочку. Дом поставили прямо на космодроме, и Ярослав находил это очень удобным, так как всегда был поблизости от космических кораблей. Отцы города, изредка - по необходимости - посещая его, не могли скрыть любопытства. Здесь постоянно можно было увидеть что-то новенькое: сначала ковер, потом картину, затем мебель и даже незнакомые деликатесы. Конечно, люди, олицетворяющие власть на Имире, протестовали против этих греховных вещей и совестили Ярослава, но большего сделать не могли. Молодые люди, тайком проскальзывающие в дом Ярослава, завидовали ему. Энни тоже чувствовала все усиливающееся желание иметь такие же прекрасные вещи. Похоже, Ярослав намеренно провоцировал в них подобные эмоции, потому что прилагал большие усилия, чтобы приобрести как можно больше прекрасных редких вещей, бросающихся в глаза, пробуждающих в молодых людях определенные желания. Но находились и посетители, не обращающие на предметы роскоши никакого внимания. Эти, конечно, никогда не приходили обычным путем, для них существовал тайный проход в стене. Там, за стеной, было скрыто помещение, в которое вел толстый кабель от вырабатывающего энергию реактора, спрятанного в подвале. Кабель подсоединялся к странному аппарату - трансфэксу, поглощающему уйму энергии, именно для этих целей и был необходим реактор. Ярослав сидел один, когда в доме раздался предупреждающий сигнал. Не особенно встревоженный, Ярослав спокойно отложил книгу в сторону. Сигнал мог означать все что угодно: новые книги и журналы, одежду или продукты, а может быть, всего лишь новое сообщение. Таким путем поступало много вещей, делающих его жизнь приятной. Он встал и, отодвинув деревянную маскирующую панель, вздрогнул - перед ним стоял человек. Но страх тут же уступил место радости. - Сайд Коунс! - воскликнул он, отступая на шаг. - Что привело тебя сюда? Входи же! Коунс кивнул и вошел в комнату. Он все еще был в купальном костюме, но не мерз, потому что в доме Ярослава было тепло, а толстый ковер защищал босые ноги от холодного пола. Ярослав, вне себя от радости, засуетился доставая бокалы и бутылку вина. Коунс тем временем опустился в кресло и огляделся. Верхнюю часть стены занимало трехмерное изображение отрезка Млечного Пути с населенными планетами. Ниже висела полка, до отказа заполненная вещами, которые среднему имирцу показались бы очень опасными. На других стенах были развешены картины, что выдавало склонность Ярослава к произведениям изящных искусств. Коунс потягивал вино, но есть ничего не хотел. Хозяин дома сидел в кресле напротив. - Чем занимался в последнее время? - коротко спросил гость. - Распространял истину. Как всегда, условия работы тяжелые, но я верю, что она окупится. Мне только хочется, чтобы здесь было больше агентов. - Так-то оно так, Ярослав, но пока это невозможно. Тебя мы смогли внедрить под благовидным предлогом: без твоей работы имирцам не выжить. Но нельзя не учитывать, что помимо общественного давления есть определенные психологические факторы. Одного иноверца еще терпят, заклеймив его как сумасшедшего, но двое или трое будут уже рассматриваться как подпольная организация, и ей будет объявлена жестокая война. Ты, Ярослав, должен быть центром, быстро распространяющим вокруг себя инфекцию, но, кажется, ты не особенно заразен. Ярослав широко улыбнулся, потому что в этом отношении совесть у него была чиста. - Ошибаешься. Я проделал неплохую работу, Сайд: за пять лет деятельности распространил по округе тысячи будоражащих головы книг и журналов, меня регулярно посещают молодые люди, впитывающие новые мысли, словно губка, причем некоторые настолько осмелели, что улыбаются друг другу при встрече на улице. - Не хвастай. Время поджимает. Вернее, его просто больше нет, и придется пойти на некоторый риск. Почему ты не предлагаешь нам новых агентов? - Для этого есть основания. Мое воздействие распространяется преимущественно на молодых людей - юношей и девушек от пятнадцати до семнадцати лет. Школы здесь очень строги, и это, к сожалению, довольно труднопреодолимое препятствие. Кроме того, сильное влияние оказывают родители. С восемнадцати лет большинство молодых людей уже настолько коснеют, что перестают приходить сюда. - Мне никогда не приходилось здесь работать, - задумчиво сказал Коунс, - хотя я посетил более двадцати планет, и накопил достаточный опыт. По-моему, ты стал жертвой раннего воспитания. Мы тебе все объяснили и освободили тем самым от религиозного фанатизма, но в тебе, несомненно, кое-что осталось. На Имире живет примерно десять миллионов человек. Разве нельзя было за пять лет найти человека, который при определенном внешнем влиянии освободился бы от оков догматизма и условностей? Став членом посольства на Земле, ты, несмотря на молодость, был непоколебимым приверженцем строгих принципов вашей религии, однако уже спустя год сильно изменился. Должен признать, ты тогда постоянно контактировал с людьми других мировоззрений. Конечно, здесь твое влияние на молодых людей не может быть таким сильным, потому что существует постоянное сопротивление, но все же для выполнения задания по выявлению нужных людей у тебя было вполне достаточно времени. У тебя должен был бы быть огромный выбор. Коунс пристально посмотрел на Ярослава Дубина и продолжил: - Мне нужен один по-настоящему надежный агент. Именно сейчас! Ну? Ярослав ответил испытующим взглядом. - Это плохая новость, - тихо сказал он. - Неужели дела обстоят настолько скверно? Коунс поставил бокал на стол и поднялся. - Да, скверно, Ярослав. Чужаки побывали на Регисе! Они были там до нас! Может быть, это только разведчики, но вполне может оказаться, что они намерены основать там колонию. Мы не знаем. Ясно только, что надо спешить. Коунс остановился перед звездной картой и указал на одну из планет. - Это Регис, - он ткнул большим пальцем в точку, а указательным пальцем провел полукруг. - А вот здесь Имир. Имир - именно та планета, которую ищут чужаки, с атмосферой, богатой кислородом, с суровым и холодным климатом. Лучшего мира чужакам нечего и желать. Они уже близко, Ярослав! И представляют для нас огромную опасность, потому что вот-вот обнаружат планету. До сих пор они обитали в другой части Млечного пути и никогда не оказывались поблизости от нас, но теперь все изменилось. Они в любое мгновение могут появиться снова. Коунс отвернулся от карты и взглянул на Ярослава. - Что ты скажешь теперь, мой друг? Ярослав Дубин почесал в затылке. Известия действительно плохие. - Работа здесь, на Имире, засасывает меня, как трясина, на каждом шагу - препятствие. Сколько раз я думал, что нашел, наконец, потенциальных агентов, но снова и снова ошибался. Выступать против постоянного влияния школы и родителей нелегко. Никто не хочет быть добровольно отверженным, тем более что это может доставить огромные неприятности и грозит опасностью. Молодых людей, на короткое время вдохновленных новыми идеями, снова начинают одолевать сомнения. Сегодня я для них лучший друг, а завтра уже агент дьявола, который хочет погубить их. Я неоднократно встречался с подобной метаморфозой, и потому стал относиться к людям скептически. И в такой ситуации ко мне приходят и требуют достойных доверия агентов. Хмуро помолчав некоторое время, Ярослав добавил: - С чистой совестью могу рекомендовать только одну молодую девушку. Ей лет семнадцать, но, по-моему, она еще не доросла, чтобы быть надежной. - У нас нет другого выбора, - мрачно напомнил Коунс. - Кто она? - Ее зовут Энни Заток. Ее отец занимает руководящую должность на силовой станции. Кажется, он даже инспектор. Однако человек этот чрезвычайно прямолинеен и принадлежит к фанатикам веры, и если дальше он останется таким же въедливым, его в ближайшие десять лет выберут в Совет Старейшин. Согласно их религии, человек вообще не должен иметь никаких собственных мыслей. Девушка пришла ко мне по своему желанию примерно год назад и зарекомендовал себя особенно прилежной ученицей, но... - Никаких но! Она - наш единственный шанс! Ты должен как можно скорее отправить ее на Землю, но на обычном корабле. Это важно, Ярослав! Я позабочусь, чтобы Бассет узнал о ее прибытии и она попала в его руки. Он проведет девушке промывку мозгов, чтобы узнать все. На вопрошающий взгляд Ярослава Коунс дал подробный отчет о событиях, которые привели его к такому решению. Ярослав Дубин тихо присвистнул. - Сделать это очень сложно, шанс есть, но слишком слабый. Коунс пожал плечами. Во всяком случае, мы должны попытаться. Ярослав откинулся назад и, закрыв глаза, сказал: - Сначала я должен все обдумать. Минуту спустя Ярослав вдруг вскочил, пересек комнату и стал рыться в куче бумаг, пока не нашел то, что искал. - Через восемь дней она будет готова. Срок достаточный? - Слишком поздно. - Я имею в виду не отлет, а прибытие на Землю. Она совершит перелет на корабле "Амстердам", командиром которого является капитан Левенгук -
в начало наверх
тот самый, что доставил меня сюда с Земли. Он стал моим первым настоящим другом, ему я обязан всеми связями и независимым положением. И хотя сейчас его курс лежит не на Землю, но ради меня, конечно, он сделает крюк. - Все в порядке, - неохотно признал Коунс. - Еще что-нибудь? - Конечно, пока не забыл! Я заверю Энни, что не все люди на Земле ужасные и вульгарные, но вряд ли она добровольно покинет свою родину, тем более на нее сильное влияние оказывает семья, и обрыв всех связей будет для нее очень много значить: ведь она выросла здесь и привыкла к определенному образу действий. В глубине сознания она все еще считает, что отцу нельзя прекословить, поэтому мне необходимо придумать мощное средство давления на нее. - У тебя есть какая-нибудь идея? - Девушка часто бывает здесь. Придется сказать ей, что родители, узнав об этом, обещали избить ее, потому что считают, будто я совратил ее. Вероятно, так они и сделают, если действительно узнают о тайне своей дочери. Однажды мне пришлось видеть, как человека гнали бичами по улице, причем бедный парень отвечал только молитвами. Я хотел вступиться за него, но сдержался, потому что не имел права рисковать своим положением. Здесь царят весьма своеобразные обычаи, Сайд. - Знаю. Планета Имир просто непригодна для людей. Наши планы построены именно на этом. - Коунс на мгновение задумался, потом вернулся к прежней теме: - Можешь ли ты доставить ее на "Амстердам"? И успеет ли корабль стартовать, прежде чем кто-нибудь заметит? - Конечно. Можете полностью на меня положиться. Энни уже так давно водит за нос своих родителей, что ей нетрудно в подходящий момент ускользнуть из дома. Когда родители хватятся и придут за ней с бичами, Энни уже давно не будет на корабле. Коунс, взглянув на Ярослава, и покачал головой. - Не нравятся мне твои намерения, - сказал он. - Ты должен освободиться от всех следов ярости. Поведение имирцев выглядит отталкивающим, но не забывай, что ты тоже один из них. Ты человек, и другие люди - тоже люди. Если не будешь смотреть на все именно так, значит, ты предатель. Это, конечно, не угроза, а просто напоминание о твоих обязанностях, Ярослав. Ярослав Дубин устало улыбнулся. - Не беспокойся, Сайд. Я не забыл, что принадлежу своему народу. Именно потому, что мне лучше знакомы условия жизни, я могу вернее судить об этих людях. Лучший метод убеждения состоит в том, чтобы помещать молодых в новые условия, но здесь негде взять новые условия. Энни по-настоящему повезло: ведь ты действительно ее устроишь, когда дело с Бассетом закончится и она убедится в правильности своих убеждений? - Конечно, если она заслужит. Ярослав кивнул. - Ей придется пережить шок, но раньше или позже она поймет истинное положение дел и однажды, когда станет разумным человеком, покачает головой, вспомнив о своем детстве и юности. - Почему же ты до сих пор не занялся осуществлением этой мысли? - спросил Коунс. - Это же сулит великолепные возможности! Начинай же скорее: направляй молодых людей на Землю группами, отсылай целыми классами, посылай их на Шиву, Цеус, Кунг-фу-дзе. Или капитаны кораблей не станут помогать тебе? - Наверное, нет. У меня есть пара друзей, готовых на многое ради меня, но не стоит требовать от них этого. Сначала надо полностью перетянуть на мою сторону еще нескольких капитанов. Можно проинформировать таких людей, как Левенгук, и привлечь их к сотрудничеству, что гарантирует нам большую безопасность. - Да, стоит попробовать, - согласился Коунс. - А с Левенгуком можно поговорить прямо сейчас. Если он согласится с нашей идеей, можешь сделать ему такое предложение. Ему придется, конечно, оставить свой корабль. Отправь его к Ву, и тот все объяснит. - Ву уже согласился. Коунс взял со стола бокал с вином и опустошил его. - Пора отправляться в путь, Ярослав. Мне действительно жаль, что не могу погостить у тебя подольше, но необходимо как можно быстрее подготовить отъезд девушки. Надо позаботиться, чтобы девушку приняли как положено. Совсем не легко рассчитать все так, чтобы Бассет ничего не заметил. Это настоящая проблема, Ярослав. И если тебе станет тошно, подумай обо мне... Оба мужчины обменялись понимающими улыбками, хорошо зная, что должны держаться друг за друга. Затем Коунс вернулся в потайную комнату и исчез так же, как появился. 8 Родители Энни редко заходили в тесную, по-спартански обставленную комнату, где жила их дочь. Мало кому бросилась бы в глаза крошечная записка, но Энни знала каждый квадратный сантиметр в своей комнате, так как, подобно большинству молодых имирцев, имела очень мало личных вещей, и каждое изменение тотчас же замечалось ею. Вернувшись домой и подойдя к столу, чтобы привести в порядок учебники, она сразу заметила маленький белый листок бумаги и торопливо пробежала глазами несколько слов. Ей был известен почерк Ярослава, и она мгновенно поняла, что записка от него. "Мы оба в большой опасности. Непременно приходи сегодня вечером. Ярослав". Страх захлестнул сердце девушки. Много месяцев, днем и ночью, Энни опасалась разоблачения и неизбежных последствий, по ночам ее преследовали кошмары, поэтому она не удивилась появлению записки в комнате и ни на мгновение не усомнилась в ее правдивости, благодарная судьбе уже за то, что родители не успели обнаружить ее первыми. Она только ощутила прилив радости, что они ничем не выдали себя до сих пор, иначе давно бы уже пропала. Мать еще не знала, что дочь вернулась домой. Энни слышала, как та возится на кухне, когда тихо проскользнула мимо. Отец был еще на работе, но скоро придет. Если немного повезет, у нее был шанс поговорить с Ярославом и незаметно вернуться домой, но, вообще-то, голова отказывалась мыслить ясно, настолько глубоко засел внутри страх. Обычно Ярослав встречал ее у входа, у двери в маленькую прихожую, где она всегда раздевалась, прежде чем пройти в гостиную и принять участие в разговорах. Однако этим вечером он провел ее прямо в большую комнату. Энни увидела там чужого мужчину, которого никогда не видела прежде, и почувствовала, как в ней нарастают беспокойство и возбуждение. Скорее бы узнать, какая опасность угрожает ей и Ярославу! Чужак, бородатый пожилой человек, задумчиво смотрел на нее сверху вниз. Молчание стало почти непереносимым. Наконец Ярослав заговорил: - Это капитан Левенгук, капитан корабля "Амстердам", один из моих лучших друзей. Он готов спасти нас от огромной опасности. Произошло следующее, - продолжил Ярослав. - Твои родители разузнали, что ты часто посещаешь меня. К сожалению, этим дело не кончилось, потому что они рассказали в Совете Старейшин, и Совет хочет допросить тебя сегодня вечером, Энни. Всем известно, что это значит. Тебя будут бить, пока не сознаешься, что я совратил тебя. В обычных обстоятельствах ни один человек на Имире не может отважиться открыто говорить о таких вещах. Кровь ударила Энни в голову, обдав ее невыносимым жаром. - Но это же неправда! - воскликнула она. Ярослав пожал плечами. - Да, но это не имеет значения. - Совет Старейшин не станет лгать, лишь бы только наказать нас! Капитан Левенгук откашлялся. - Боюсь показаться вам непочтительным, но Совет Старейшин Имира пользуется репутацией самого лицемерного и самого лживого Совета во всей Галактике. Спросите любого жителя других планет, который имел с ними торговые отношения. Все так твердо убеждены в лицемерии вашего Совета, что больше ни в чем не верят ему. - Они увидели шанс отделаться от меня, - напомнил Ярослав, - а потому будут настаивать на самом худшем. Им плевать, совратил я тебя или нет, но они никогда не откажутся от этой мысли и никогда не позволят ни в чем убедить себя. Тебя станут бить, пока ты не признаешь их правоту, а ты пойдешь на это, потому что боль будет ужасной и тебе будет все равно, какой ценой прекратить эти мучения. Они преследуют определенную цель и используют все для ее достижения: им надо отделаться от меня, Энни, а что потом станет с тобой - им все равно. Левенгук снова вмешался. - Ярослав наш друг, и до сих пор мы заботились о том, чтобы с ним ничего не произошло, но если его обвинят, мы больше не сможем защитить его. По местным законам, если против него будет выдвинуто тяжкое обвинение, он подлежит суду, и ничто ему тогда не поможет. Энни совсем растерялась, не зная, что и сказать. Оба мужчины молчали, понимая, что творится в ее жизни. - Что же нам делать? - спросила она наконец в полном отчаянии. - Существует только один выход, - жестко сказал Ярослав. - Ты не должна попасть им в руки. - Как же помешать этому, Ярослав? Куда мне бежать? На Имире не найдется ни одного человека, который поддержал бы меня. Я умру от голода или замерзну. - Да, Энни, здесь тебе никто не сможет помочь. Но ты часто говорила, что охотно посмотрела бы на другие миры. Вот и считай, что тебе представляется такая возможность. "Амстердам" стартует через два часа, и ты должна быть на борту! Энни в ужасе широко раскрыла глаза. - Я не могу этого сделать... - прошептала она. - Ты должна, - настаивал Ярослав. - Если откажешься, придут полицейские и забьют тебя палками. Но это будет только начало. Если ты сразу не признаешься в том, в чем они тебя обвиняют, в твои раны будут втирать соль, а потом подвесят тебя над бочкой и погрузят в ледяную воду. Ты же видела, как они обращаются с "изменниками". Они не знают пощады! Энни была знакома с этим. В пятнадцать лет ей пришлось наблюдать такой процесс впервые: пока истощенные, почерневшие от пыток мужчина и женщина, обвиняемые в измене и грехах, сидели перед судом и, мучимые жестокими слугами-палачами, выкрикивали покаяния, дети должны были громко петь, чтобы заглушить их крики. Энни, вспомнив об этом, содрогнулась и заставила свои мысли течь по другому руслу. Ведь в ней дремали желания и мечты. Как часто ей хотелось жить под теплым солнцем, видеть голубое сияющее небо и сбросить с себя раздражающие многочисленные одежды! Вспомнив об одеждах, она поняла, как они мешают ей сейчас, но если при Ярославе скинуть лишнее было делом привычным, то присутствие чужака это, конечно, полностью исключало. Строгое воспитание, полученное ею, преодолеть было нелегко. Преодолевать, кроме того, пришлось и другие затруднения. Хотя страх был велик, ею двигали также и другие чувства. Может быть, она и в самом деле совершила большое преступление? Тогда избиение было справедливым наказанием. Ведь она солгала своим родителям и позволила Ярославу ввести себя в искушение. И теперь, когда он предоставлял ей последний шанс выйти сухой из воды, она колебалась: избиение и мучения казались ей малой ценой за исцеление души. Энни попробовала взглянуть на себя со стороны строгими глазами судьи, и поняла: у этого человека не будет ни одного шанса, если она пройдет очищение судом. Но разве капитан Левенгук не назвал честных, прямых людей - старейшин - самыми большими лицемерами и лгунами в Галактике? Она удивленно взглянула на капитана. Однако и этот человек казался ей вполне частным и порядочным, просто невозможно поверить, что он мог быть лжецом. Ею овладела нерешительность. Мысли кидались из одной крайности в другую. У нее закружилась голова, и она сделала шаг вперед, пытаясь нащупать опору, но колени бессильно подогнулись, и девушка упала, вытянувшись во весь рост на ковре. До нее еще донеслись слова Ярослава: - Она потеряла сознание. Но прежде Энни успела удивиться довольному тону его голоса... - Ну как? - услышала она озабоченный высокий женский голос. Энни показалось, что голос доносится откуда-то издалека и в нем слышится странный акцент. Вскоре мысли ее прояснились. Конечно! Так говорил посетитель Ярослава, но тогда она вообще ничего не осознавала. Открыла глаза, она увидела белый потолок комнаты, потом повернула голову набок: у ее постели сидела молодая женщина с каштановыми волосами. - Вы миссис Левенгук? - слабым голосом спросила Энни.
в начало наверх
- Нет, я корабельный врач, - улыбнулась женщина, одетая в белый китель, из карманов которого торчали блестящие инструменты. - Наконец-то вы пришли в себя. Это первый вопрос, который вы задали на борту корабля. Энни лихорадочно соображала. Мягкая постель... Никогда прежде ей не приходилось лежать в такой мягкой удобной постели. Не было привычного ощущения холода. Она была накрыта только одним-единственным покрывалом, однако, несмотря на это, не мерзла и чувствовала себя странно свободной и вольной. И вдруг с ужасом поняла, что на ней нет никакой одежды. Торопливо натянув покрывало на плечи, Энни густо покраснела, хотя рядом была только женщина. - Вы знаете, где находитесь? - с дружеским участием спросила врач. Энни кивнула. - Что произошло? - тихо прошептала она. - Вы потеряли сознание в доме Ярослава Дубина. Когда капитан Левенгук доставил вас на борт, чтобы оказать помощь, вы все еще были без сознания. Оно и понятно: жара в доме Ярослава и много одежды, а также пережитое волнение - одно наложилось на другое, спровоцировав лихорадку, и вы не приходили в себя несколько дней, но теперь, надеюсь, все позади. Врач встала и ободряюще улыбнулась Энни. - Не бойтесь некоторой слабости, скоро вы снова встанете на ноги и почувствуете себя здоровой. Она собралась уже уйти, но вернулась к постели. - Что вы чувствуете, Энни? Я имею в виду: как вы относитесь к тому, что произошло? Энни беспомощно махнула рукой. - Пока не знаю. Собственно говоря, я должна была бы бояться и испытывать глубокое раскаяние, но вместо этого чувствую большое облегчение. Врач кивнула. - Я дала вам успокаивающее. Действие его скоро ослабеет и пройдет совсем. - И я стану думать по-другому? - в ужасе спросила Энни. - Да, ты все станешь воспринимать иначе, Энни, - с внезапной доверительностью сказала врач. - Я должна тебе кое-что объяснить. В бреду ты говорила разные странные вещи, которые девушке из какого-нибудь другого мира и в голову не могли прийти. Сколько же тебе лет, Энни, пятнадцать? - Мне почти восемнадцать, - обиженно ответила Энни. Врач только улыбнулась. - Еще хуже, девочка. Имир, должно быть, сущий ад, если молодые люди там верят в бессмысленные вещи. По-моему, такие идеи хуже возбудителей самой страшной болезни. - Не понимаю... Врач провела рукой по волосам девушки и рассмеялась. - Успокойся, милая девочка. Скоро ты поймешь, что я имею в виду. - Милая девочка! - Энни была обижена. Она не ребенок и, кроме того, для своих лет довольно рослая, но тут поняла, что врач была по крайней мере сантиметров на тридцать выше ее. Так же, как и космические путешественники, которых она видела у Ярослава, были выше среднего имирца, причем намного. Врач, поняв ее недоумение, объяснила, что имирцы, в течение столетий жившие в холоде и неполноценно питаясь, постепенно измельчали. Энни удивилась и расстроилась, узнав, что строгие, считавшиеся единственными разумными людьми имирцы на самом деле были далеко не лучшими представителями человеческой расы. 9 Постепенно лекарство утрачивало свое действие, и в Энни проснулось странное, как чистый источник, чувство, до сих пор ей незнакомое, - ожидание неизвестного. Ей принесли неизвестные кушанья, оказавшиеся очень вкусными, а также новую одежду, но к ней привыкнуть было не так просто, как к еде. Энни считала, что одежда, помимо защиты от холода, должна выполнять еще одну важную функцию - скрывать тело. Ей уже приходилось носить чужую одежду - в дом Ярослава, но это было только игрой. Реальность оказалась куда более пугающей. Короткую юбочку в складку она робко отклонила, не захотелось ей надевать и сари, в то время очень модное на Земле, не отважилась она взять и вуалеподобную накидку с Цеуса, а выбрала себе плотно застегивающийся, похожий на пижаму шелковый костюм с Кунг-фу-дзе. Она оробела еще больше, когда врач вывела ее из госпитального отсека, но покорно следовала за женщиной, тем более что та пыталась приободрить девушку. - Неуверенность скоро исчезнет, Энни. - Куда же мы все-таки летим? - запинаясь, спросила Энни, торопливо следуя за широко шагающей женщиной-врачом. - Куда? Мы уже на месте, девочка. Ты все четыре дня пролежала без сознания. Сейчас корабль вошел в атмосферу, и скоро наш полет закончится. Новость ошеломила Энни. Страх снова захлестнул ее. Потеряно четыре дня жизни, четыре решающих дня! Как во сне, она шла за женщиной по длинному коридору, почти не замечая от волнения попадающихся им навстречу людей. Члены экипажа дружески кивали врачу и бросали на Энни любопытствующие взгляды. - Мы изменили курс, - объяснила женщина-врач, - чтобы вырвать тебя из рук жаждущих крови преследователей. Ярослав - наш друг. Каждый космонавт знает и ценит его. Для кого-нибудь другого мы вряд ли пошли бы на риск похищения. Ярослав по-настоящему хороший человек, поэтому мы сделали крюк и направились с Земле. Земля! Женщина объясняла какие-то технические подробности, но Энни пропустила все мимо ушей. В ее висках пульсировала кровь. Земля! Непостижимо! Сколько раз она мечтала о Земле, где люди жили свободно и наслаждались своим существованием! Но тогда это были только иллюзии, а теперь, когда мечты стали действительностью, все выглядело совсем по-другому. Разве Земля не была источником всего плохого, самой греховной планетой Млечного Пути? Она, родившаяся и выросшая на Имире, не могла думать иначе, страх перед греховной планетой был у нее в крови, превратившись почти в инстинкт. Ее предки покинули ненавистную Землю и нашли себе новую родину, чтобы посвятить себя отречению и молитвам. На Имире это знает каждый ребенок, едва начав говорить и понимать. Объятая ужасом, Энни механически следовала за женщиной-врачом, не обращая внимания на переплетение кабелей, не замечая ничего вокруг, думая только о своей ужасной судьбе, о переделке, в которую попала исключительно по собственному легкомыслию. Капитан Левенгук стоял у пульта управления. - Хэлло, Энни! - дружески воскликнул он, махнув девушке рукой. Энни едва услышала его, потрясенная множеством впечатлений. И вдруг она увидела, что тяжелые прозрачные плиты иллюминаторов скользнули в сторону, и в централь ворвался мягкий, чудесный воздух. Послышался всплеск. Корабль плавал на воде, и волны накатывались на его металлический корпус. На Имире вообще нечего было и думать о посадке на воду, потому что море суровой планеты вечно штормило. А здесь глубоко вдающаяся в сушу бухта Рио обеспечивала почти идеальные условия для посадки. Через иллюминатор на горизонте вырисовывался ослепительно-белый город. Маленькие буксиры подошли к кораблю и потащили его в огромный док. Ничего подобного Энни еще никогда видеть не приходилось: ни сверкающего города на фоне зеленых гор, ни маленьких кораблей, так безбоязненно плавающих по спокойной воде океана. Но она только мельком взглянула на это, потому что небо, ослепительно-голубое, теплое небо с белыми грядами облаков, сливающееся на горизонте с волнующимися зелеными волнами океана, просто заворожило ее. Глаза Энни сияли. - Это правда! - выдохнула она. - Это действительно правда! За ее спиной капитан Левенгук бросил врачу многозначительный взгляд, и женщина, улыбнувшись, кивнула. Энни оставалась в централи, не в состоянии оторваться от великолепия нового мира, почти не в силах говорить, едва справляясь со все новыми и новыми впечатлениями. На нее также произвел неописуемое впечатление порт с его кранами, строениями и ангарами складов, с работающими людьми и снующими машинами. Везде шумела и бурлила жизнь. Девушка медленно приходила в себя. Как непривычно все вокруг, как красиво и одновременно пугающе! Сможет ли она когда-нибудь привыкнуть к этому? Что ей делать в чужом и шумном мире? Как ее примут и будут с ней обращаться незнакомые люди? А люди были дружелюбными и открытыми; они смеялись и разговаривали друг с другом и, казалось, не рассматривали радость как грех. Ярослав рассказывал ей о первой встрече с жителями этого города. Разве его не приняли здесь хорошо? Подъехала машина. Выбравшийся из нее служащий в ослепительно-белой форме вызвал капитана Левенгука, и они, отойдя к мостику, занялись просмотром торговых документов. До слуха Энни донеслось что-то о покупателях, которые придут через два часа, но она не поняла, о чем идет речь. Через некоторое время капитан Левенгук, с удовлетворением кивнув служащему порта, вернулся на корабль. - Мы можем использовать свободное время и сойти на берег. Энни посмотрит город и купит себе пару обновок. Как ты считаешь, Энни? Энни смогла только молча кивнуть, все еще не веря, что находится на Земле... Питер Томлин уже более десяти лет работал скупщиком Бассета. Его специальностью были редкие товары с чужих планет, которые после тщательно организованной и проведенной рекламной кампании можно было продать по весьма высокой цене. Он внимательно просмотрел список грузов "Амстердама". С Имира, конечно, ничего подходящего ожидать не приходится, потому что эта холодная отсталая планета просто не могла быть торговым партнером. Но "Амстердам" побывал еще на двух планетах, и поэтому у него на борту стоило поискать что-нибудь интересное. Во всяком случае, Томлин был не из тех, кто любит упускать возможности, и всегда оказывался на месте, если подворачивалась какая-нибудь торговая сделка. Суперкарго "Амстердама" не был ему знаком, но благодаря профессии у Томлина выработалась способность быстро приобретать себе друзей, и уже через полчаса оба мужчины болтали, как закадычные приятели. Других скупщиков не было видно. По-видимому, зная, что "Амстердам" прибыл с Имира, они даже не дали себе труда просмотреть списки его грузов. Томлин умело направил разговор в интересующее его русло. - Почему вы так редко бываете в Рио? - непринужденно спросил он. - Вас не часто увидишь на Земле! - К сожалению. Мы в основном курсируем между другими планетами, по большей части совершая посадки в скучных местах и перевозя скучные грузы: эмбрионы скота, государственные заказы, горючее для ядерных реакторов и другую чепуху. На этот раз мы вообще не попали бы сюда, если бы не из ряда вон выходящее событие: капитан изменил курс после последней посадки. Томлин навострил уши. - Что же случилось? - спросил он с кажущимся равнодушием и был вознагражден, когда суперкарго ответил: - Одна девушка попала в затруднительное положение. У нее что-то было с нашим агентом, а тот лучший друг нашего Старика. Вот мы и забрали малышку, иначе сумасшедшие имирцы убили бы ее. - И поэтому капитан пошел на дорогое удовольствие изменить курс? - Не совсем. Мы ничего не теряем: Старик умеет считать. Конечно, многого мы предложить не можем... Томлин слышал вполне достаточно. Теперь пора позаботиться о деле. Он выбрал кое-что из списка и упорно торговался, пока не добился скидки, но занимался этим почти механически, потому что его не оставляла мысль о девушке. Никогда еще до сих пор девушки с Имира не попадали на Землю, и он, как ни бился, не мог взять в толк, как это космический торговец пошел на немалые затраты из простой любезности. На всякий случай Томлин рассказал об этой истории своему шефу, Лекоку, и удивился его неожиданной реакции. - Девушка с Имира? - возбужденно спросил Лекок. - Здесь, в Рио? Как она выглядит? Сколько ей лет? Где она теперь находится? Томлин, пораженный, ответил, что ему не пришло в голову разузнать подробности, и еще больше удивился, когда Лекок, ударив кулаком по письменному столу, рявкнул: - Отправляйтесь сейчас же искать эту девушку, Томлин! Лекок немедленно проинформировал обо всем Бассета.
в начало наверх
Бассет, несколько дней внимательно изучающий ситуацию на Имире, не придумал ничего нового и затребовал всю информацию об этой негостеприимной планете. Чем дальше, тем больше он склонялся к мнению, что Лекок прав. Мысль доставить сюда изгнанника из другого мира была просто абсурдной. Жизненному уровню землян грозило неминуемое падение, и раньше или позже, людям придется искать спасения хотя бы даже на холодных, негостеприимных планетах. По-видимому, просочившиеся сведения преследовали какую-то определенную цель. Но Бассет, поразмыслив, отказался от этой версии, решив оставить проблему на рассмотрение социопсихологов. Он нанял лучших людей, но эксперты пришли к такому же мнению и считали эмиграцию с Имира абсолютно невозможной. Однако Бассету не приходилось занимать упрямства. Считая, что эксперты располагают довольно скудными данными, а официальные сообщения использовать, конечно, не следует, он все же упорно хотел получить правдивые сведения о сложившейся на Имире ситуации, хотел знать, как имирцы думают и чувствуют. Только так можно было что-то понять. Без настоящей надежной информации он вечно будет блуждать в потемках. Мысли Бассета постоянно возвращались к таинственному посетителю, который объяснил, как разрешить задачу. Все-таки блеф это или правда? Действительно ли у той, другой группы более достоверная информация? Если у тех людей имеется в распоряжении телетранспортатор, способный перемещать людей и предметы на межзвездные расстояния, то так оно и есть. В таком случае агенты группы могли перемещаться беспрепятственно, не вызывая подозрений, а любой другой агент, совершивший перелет обычным способом, конечно, сразу же бросается в глаза. Итак, неудивительно, что Бассет затанцевал от радости, когда Лекок сообщил ему о прибытии Энни в Рио. - Великолепно! - воскликнул он. - Это шанс, на который мы рассчитывали. Надо срочно обнаружить местопребывание девушки. - Я тоже думал об этом, - согласился Лекок, - и послал Томлина искать ее. - Молодец! Но следует быть осторожными. Дело требует особой деликатности. Девушка практически одинока и, если мои сведения верны, должна испытывать сильный страх перед нашим "ужасным и греховным" миром. Имирцы имеют весьма слабое представление о других мирах, особенно о Земле. Скажи, Лекок, как зовут того парня, которого они так быстро отправили отсюда, потому что он стал слишком сильно интересоваться нашим образом жизни? - Ярослав Дубин. - Спасибо, Лекок. План очень прост. Мы выдадим себя за друзей Дубина. Позаботься, чтобы одна из наших секретарш сошлась с девушкой. К сожалению, мужчина здесь ничего не сможет сделать, потому что девушка, вероятно, испытывает сильный страх перед мужчинами. Человек, выбранный для контакта, должен вызвать у девушки доверие и привести ее к нам. Как только она окажется здесь, заботу о ней возьмут на себя наши психологи, а ты проследи, чтобы об этом не узнал никто из посторонних, потому что ее могут искать после исчезновения. - Едва ли, - ответил Лекок. - Но, конечно, я буду очень осторожен. - Договорились. Держи меня в курсе дела. И поторопись! Бассет положил трубку и удовлетворенно откинулся назад. Вряд ли он был бы так доволен, если бы знал, что в другом месте Коунс потирал руки от удовольствия... 10 Для взрослого капитан Левенгук был слишком несерьезен, во всяком случае так думала Энни. Он находил чисто детское удовольствие в том, чтобы показывать ей всевозможные вещи. Энни это было приятно, потому что отвлекало от ее собственных проблем. "Амстердам" мог находиться в порту всего несколько часов, так как плата за посадочное место была очень высокой, да и капитан Левенгук торопился наверстать потерянное время. Ничего, после старта корабля она полностью придет в себя, а сейчас хорошо бы как можно скорее найти друзей. Трудность заключалась в том, что Энни никогда еще не приходилось самостоятельно заниматься делами. Не считая того, что дома она посещала Дубина, ей никогда не приходилось проявлять инициативы, у нее никогда не было возможности жить по собственному желанию, потому что малейшая самостоятельность и независимость на ее родной планете расценивалась как грех. С каждым шагом все отчетливее давала себя знать ее неопытность, неумение жить свободно и независимо. Чем больше Энни видела, тем подавленнее и неувереннее она становилась. Она чувствовала себя одинокой и потерянной. Спустя несколько часов капитан, взглянув на хронометр, сказал, что они задержались слишком долго. Он подозвал такси, и они с Энни вернулись в космопорт. Пока он разговаривал с начальством, Энни стояла одна, окруженная чужими вещами и людьми, и думала о своей судьбе, все больше и больше приходя к убеждению, что Ярослав действительно не сделал ей никакого одолжения. Энни оглянулась по сторонам. После тесноты родного города окружающее ее открытое пространство возбуждало и тревожило. Один из огромных космических кораблей, оставляя за собой огненный хвост, устремился в небо. Сверкание красок, шум и активность людей - все это усугубляло в Энни неуверенность и одиночество. Мимо, словно ища кого-то, прошла молодая, скромная, опрятно одетая женщина. Бросив взгляд на огромный корабль, она заметила Энни и медленно подошла к ней. - Извините, пожалуйста, - сказала она, дружески улыбаясь. - Не знаете ли вы название этого корабля? - "Амстердам", - с запинкой ответила Энни, привлекая своим акцентом внимание собеседницы. - Вы здесь чужая, верно? - спросила женщина. - Вы только что прибыли? Энни кивнула. - Я с Имира, - робко сказала она и удивилась реакции незнакомки на свои слова. - Как интересно! - радостно воскликнула собеседница. - Значит, вы прибыли на "Амстердаме"? Энни почувствовала себя лучше, услышав в голосе молодой женщины открытое, неподдельное участие, и отважилась на улыбку. Казалось, люди здесь быстро вступают в контакт друг с другом. - Я узнала, что совершил посадку корабль с Имира и тотчас пришла сюда, - объяснила женщина. - Мне, собственно, всего лишь хотелось услышать о моем старом друге. Он имирец. Я познакомилась с ним несколько лет назад и очень часто думаю о нем. Может быть, вы его знаете. Его зовут Ярослав Дубин. - Конечно, знаю! - радостно воскликнула Энни. - Какое замечательное стечение обстоятельств! Действительно замечательно, что я встретила человека, знакомого с Ярославом. Увидев на нежном лице молодой женщины удивление, она поспешно рассказала, что ей пришлось вынести. Женщина внимательно выслушала ее, потом покачала головой. - Этого я от Ярослава не ожидала. Как он мог отправить вас сюда такой неподготовленной?! Понимаю, надо было спасать вашу жизнь, но он, по крайней мере, должен был позаботиться о вашем будущем. Впрочем, меня зовут Долорес Лоренцо, можете звать меня Долли. А где капитан? Мужчина не может позволить вам стоять здесь просто так. Мне хочется сказать ему несколько слов. Потом все произошло очень быстро. Энни была так рада найти себе подругу, которая, по-видимому, желала ей добра, что без сопротивления позволила молодой женщине усадить себя в такси и смущенно опустилась на мягкое сиденье. Женщина, не умолкая, разговаривала, решив позаботиться об Энни и облегчить ей первые дни жизни в новых условиях. Энни не задала ни одного вопроса, боясь показаться глупой или неблагодарной, хотя, конечно, удивилась, когда автомобиль привез их в город и остановился перед огромным зданием. Здание было абсолютно не похоже на жилые дома, но она держала эти мысли при себе, потому что не имела достаточного опыта в таких делах и могла ошибаться. Попадающие навстречу мужчины и женщины смотрели на нее удивленно, заставляя Энни мучиться в догадках, почему они интересуются ею. Потому что она чужая? Энни чувствовала себя не в своей тарелке, но одни впечатления сменялись другими, снова и снова отвлекая ее, и она не успевала задать ни одного вопроса. Никогда прежде ей не приходилось видеть такого высокого и такого нового здания. Всюду блеск стекла смешивался с блеском металла. Стены коридоров, обклеенные дорогими обоями, украшали картины. Проходящие мимо женщины в тонких одеждах, не скрывающих, а наоборот, подчеркивающих формы тела, источали пьянящий аромат. Все помещения были расточительно огромны, и использовалась только небольшая их часть. На родине Энни все было иначе: люди ютились в тесных помещениях, хотя их было всего только десять миллионов. Здесь же, в этом гигантском городе, жило гораздо более десяти миллионов человек, и у каждого было более чем достаточно места. Но самым поразительным изобретением казались ей лифты. Когда Долорес впервые ввела Энни в тесную кабинку и пол внезапно стал давить ей на подошвы, она испугалась. В домах на ее родине не было лифтов, даже маленькое удобство считалось греховным и дурным. Лифт остановился, и Долорес повела ее по длинному коридору, потом они вошли в огромную, ярко освещенную комнату. За белым письменным столом сидел мужчина с густыми кустистыми бровями и колючими глазами. На нем, как и на женщине-враче с "Амстердама", был белый халат, из кармана которого торчали разные инструменты. - Я нашла ее, доктор Голд, - сообщила Долорес. - Все оказалось очень просто. Надеюсь, и ваше задание будет таким же простым и легким. Врач указал Энни на стул. - Садись, девочка, - сказал он дружелюбно. Энни не поняла, что это должно означать, и смущенно переводила взгляд с мужчины на женщину и обратно, потом спросила: - Что такое? Что вы хотите со мной делать? Я думала... Долорес Лоренцо пожала плечами. Теперь она выглядела не симпатичной и дружелюбной, а холодной и равнодушной. - Я сделала то, чего от меня требовали, - объяснила она. Энни почувствовала себя преданной и обманутой. По-видимому, чувства отразились на ее лице, потому что Долорес смягчилась и добавила: - Я ничем не могу тебе помочь. Да не так уж все и плохо. Доктор сделает это как можно более безболезненно. Энни, глубоко вздохнув, собрала всю свою энергию, чтобы голос ее обрел силу. - Скажите же мне, наконец, что здесь происходит? - потребовала она. - Вы будете делать то, что вам скажут, - ответил врач. - Но прежде хочу сообщить, что как человек вы не представляете для нас особой ценности. Энни прикусила губу и упрямо замотала головой, почувствовав неизвестную угрозу, но по-прежнему не понимала, что все это значит. - Как угодно, - сказал доктор Голд и нажал кнопку. Стена скользнула в сторону, и к Энни подошли несколько мужчин, также одетых в белые халаты. Она с ужасом поняла, что страшные истории, которые рассказывал им школьный учитель о Земле и ее жителях, были только частью жуткой правды. Ее загипнотизировали и напичкали наркотиком правды, а потом проникли в сознание и вырвали все самые тайные мысли. Все ее слова, крики и рыдания - все было записано и расшифровано, пока не стало совершенно ясным и понятным. Не было больше никаких личных мыслей, никаких личных воспоминаний, все было систематически изъято из ее мозга... Дом Фальконетты стоял на самом берегу Индийского океана. Во время прилива волны накатывались на стеклянный потолок ее огромного жилища. Был особенно высокий прилив, когда Фальконетта и Рам Сингх сидели в зеленоватых сумерках, нетерпеливо ожидая чего-то, изредка перебрасываясь словами и чувствуя, как нарастает в них нервное напряжение. Хотя они и ждали этого, но все же вздрогнули, когда прозвучал звонок трансфэкса. Фальконетта тотчас встала и открыла невидимую для непосвященных дверь. Коунс вошел в помещение, кивком головы предупреждая все вопросы. - Он получил ее, - сообщил Коунс. - Вероятно, его люди начали работать с ней и уже выжали бедную девушку, как лимон. Как долго она сможет выдерживать это? - Долго ей не выдержать, - сказала Фальконетта. - Но все же она протянет достаточно, чтобы привести Бассета туда, куда хотим мы, - добавил Рам Сингх. - Он должен иметь время убедиться, что у нее больше нет никаких тайн. Тогда можно считать, что наш план удался. Коунс согласился.
в начало наверх
- Двух недель должно хватить. Когда Бассет обнаружит, что выжал из нее всю необходимую для него информацию, он может использовать более сильные средства и тем повредит здоровью девушки. Этого допустить нельзя. - И как же ты собираешься вырвать ее у него? - поинтересовалась Фальконетта. - Мы просто используем трансфэкс. - Тогда Бассет тотчас узнает, что это мы играем с ним, - возразил Рам. - Зная о существовании нашего аппарата, он легко вычислит все остальное. - Ну и пусть, - убежденно сказал Коунс. - Он поймет, как мы сильны. Поймет, что мы предоставили ему источник информации, который, по его мнению, должен быть вполне достаточным. И поняв, что мы заранее знали о результатах, он подпрыгнет до потолка, но, подумав, быстро успокоится. Рам размышлял некоторое время, прежде чем согласно кивнуть. - Во всяком случае, звучит логично. Мы сделаем все, что в наших силах. К сожалению, в данный момент ничего другого мы придумать не можем. - Я чувствовал бы себя значительно лучше, если бы не была затронута наша честь, - вздохнул Коунс, опускаясь в кресло и проводя рукой по глазам. - К сожалению, методы, которыми они пользуются, не особенно приятные, но я действительно не вижу никакой другой возможности. - Все это служит, в конечном итоге, благородной цели, - попытался успокоить его Рам Сингх. - Видел ли ты последнюю передачу с Фальконеттой, Сайд? - Нет. Но, наверное, половина населения Земли видела. О чем она? - Сериал о последствиях нетерпимости в ранние эпохи истории человечества. Расовые проблемы в Южной Африке противопоставлены по-настоящему человеческому сотрудничеству - очень интересная тема. Ей будет посвящена и следующая передача, которая уже готовится. Там речь идет о гипотетической встрече человека с чужими разумными существами. - Недурно, - с уважением произнес Коунс. - К сожалению, зрители не знают, как актуален этот вопрос. - Даже если бы и знали, они едва ли отреагировали бы по-другому, - вмешалась Фальконетта. - Нашу программу по видео смотрит огромное количество зрителей, но нам дают лишь один час в неделю. Иногда я спрашиваю себя, действительно ли так уж ценно человечество. Как сделать, чтобы люди поняли необходимость признания других рас? Как можно ожидать, что они будут терпеть другие формы жизни, если они презирают своих ближних только за другой цвет кожи или за рождение на другой планете? - Мы будем продолжать эту работу, - сказал Рам Сингх, - хотя дело, по-видимому, почти безнадежно: ведь даже если нам удастся убедить людей дружески сосуществовать с другими разумными расами и сотрудничать с ними, остается опасность, что чужаки не смогут привыкнуть к нам. Эту проблему они обсуждали часто, и все трое давно уже нашли решение: при помощи трансфэкса можно было отправить нужное количество атомных бомб на любую планету, но именно этого они и хотели всеми силами избежать. В помещении снова прозвучал звонок. Коунс встал и, открыв потайную дверь, увидел на платформе трансфэкса записку. Коунс с отсутствующим выражением лица прочитал ее, а потом снова повернулся к Фальконетте и Раму Сингху. - Помните, в подводной лодке я спрашивал вас: что в данный момент для нас хуже всего? Можете вы мне ответить на этот вопрос сейчас? Рам Сингх крепко сжал руками подлокотники кресла, чтобы унять бившую его дрожь. Коунс кивнул. - Событие произошло. Вот что сообщает Ву: они обнаружили чужой корабль. Мало того, это случилось на Имире! Ярославу еще ничего не удалось узнать, но факт не оставляет сомнений. Чужие обнаружили нас первыми. Мы интенсивно готовимся, чтобы подготовить всех к этому известию, но, к сожалению, многого ждать не приходится. Фальконетта и Рам Сингх озабоченно переглянулись. Записка от их товарищей несла приговор человечеству. 11 Корабль мчался сквозь космос, избегая даже обычных кратковременных посадок. Это могло значить только одно - экипаж хорошо знал свою цель. Обычно корабли летали от одной системы к другой, тщательно осматривая все казавшиеся хотя бы немного пригодными планеты, но на этот раз они пролетали мимо любых планет, направляясь прямо к далекому солнцу, вокруг которого вращался Имир. Из-за огромного расстояния заметить проявления интерференции можно было только спустя несколько дней. Когда наблюдатель на пустынной планете Регис обнаружил след чужого корабля, тот уже несколько дней находился поблизости от Имира. К несчастью, именно тогда рядом не оказалось ни одного земного корабля, который мог бы немедленно засечь присутствие чужаков. Может быть, чужаки решили, что обнаружили планету с угасающей цивилизацией, и им даже в голову не пришла мысль о пришедшей в упадок колонии человеческой расы, но при более близком знакомстве с планетой они, конечно, поймут истинную природу городов. И хотя никто не мог знать наверняка, но все чувствовали: чужаки ищут планету для колонизации. Им необходимо жизненное пространство. И чтобы заполучить это пространство, они вынуждены либо поработить, либо истребить живые существа, обитающие на Имире. След чужого корабля обнаружила Катя Иванова. Все участники экспедиции попеременно должны были сидеть у детекторов, которые регистрировали появление кораблей в радиусе действия прибора. Катя особенно хорошо разбиралась в едва заметных колебаниях стрелок и могла мгновенно прочитать их показания, никогда не ошибаясь, но, обнаружив след чужого корабля, она не поверила своим глазам и еще раз пересчитала результаты показаний. И как ни пыталась она найти ошибку, снова и снова получался тот же ужасный вывод. Она записала полученные результаты на бумажку и вручила это сообщение Ву, руководителю экспедиции. Ву долго сидел за письменным столом, устремив взгляд на эти непогрешимые вычисления, потом медленно поднялся и скомкал записку. - Мы проиграли, - он горько усмехнулся. - И, тем не менее, надо как можно быстрее сообщить новость нашим людям. Пусть немедленно все бросят и соберутся здесь. Может быть, у кого-нибудь появится нужная идея. - А если никому ничего не придет в голову? - Боюсь, тогда нам придется применить более сильные средства, - подавленно ответил Ву. Катя включила интерком: - Бросайте работу и немедленно идите сюда! Подавленная, безрадостная группа собралась на площадке - обычном месте встреч. Площадка, расположенная между хижинами и бараками в экваториальном опорном пункте на Регисе, служила опорой для большого трансфэкса, могущего переносить огромные тяжелые предметы. Это место было выбрано потому, что дожди здесь шли редко и почти всегда безоблачное небо давало возможность проводить оптические наблюдения. Были, конечно, в этом и свои минусы: нещадно палящее солнце сильно отравляло жизнь членам экспедиции. Ву вскарабкался на платформу трансфэкса и взглянул на мокрых от пота людей, с волнением ожидающих, что же он скажет. Анти Дриан вяло моргал. Теперь все потеряно для него смысл. Его приняли в группу, отныне он, как и все остальные, не мог вернуться домой, потому что у них больше не было дома. Таковы правила: каждый принятый в группу должен был отказаться от прошлого. Знание величайших тайн Вселенной и чрезвычайно возросшая ответственность делали это просто необходимым. Группа была и семьей, и родным домом. Ву взял мегафон: - Мы обнаружили след чужого корабля, - начал он без обиняков, - прилетевшего, как удалось установить, прямым курсом от своей планеты к планете Имир. Ненадолго приземлившись там, он теперь возвращается к себе на базу - в этом не осталось сомнений. Нам известно, какой климат и состав атмосферы предпочитают чужаки. Они, судя по всему, вернутся, чтобы заселить Имир. Какие последствия это может иметь для нас с вами, говорить не приходится. Итак, вероятно, пока еще только экипаж корабля знает о существовании на выбранной ими планете других разумных существ. Для возвращения на базу кораблю понадобится около семи дней, из них один уже прошел. Примерно через два дня он пролетит мимо нас. При помощи трансфэкса можно конечно, доставить на корабль атомную бомбу и уничтожить его вместе со всем экипажем. Этим, однако, мы ничего не добьемся, если учесть, что чужой корабль с самого начала летел именно к Имиру. Ведь это значит, что чужаки заранее знали о существовании здесь планеты. Стоит только кораблю бесследно исчезнуть, как у них возникнут подозрения, и они направят сюда новый корабль, но если потеряют и его, то могут прибегнуть к самым крайним мерам. Вероятно, эти существа и мыслят, и реагируют так же, как и мы. Как видите, перед нами стоит самая трудная проблема из всех, какие нам приходилось решать. Кто-нибудь хочет что-нибудь предложить? Ву, вглядываясь в лица людей и видя только подавленность и обеспокоенность, сочувствовал им, потому что и сам испытывал то же. Анти больше всего подавляла бесполезность любого начинания, а поскольку он только недавно был включен в группе, у него еще не развилось в достаточной мере чувство единства с остальными, и его грызла тоска. Он от всего отказался - от родины, от друзей - только потому, что служил общему делу. Работа группы состояла в том, чтобы наладить сотрудничество между людьми и любыми разумными существами из Космоса, если они встретятся. При неизбежной встрече двух разумных форм жизни должен восторжествовать разум, а не эгоизм. Но подготовка была еще не завершена, и преждевременная встреча должна была привести к катастрофе. Ву после некоторого молчания продолжал: - Чужие пришли слишком рано, - серьезно сказал он. - Успех был уже не за горами, но нам еще нужно много времени, чтобы быть по-настоящему уверенными в успехе. Сайд Коунс прикладывает огромные усилия, чтобы повлиять на Бассета, Ярослав Дубин лихорадочно пытается воплотить в жизнь наши планы на Имире. Если бы удалось отодвинуть эту встречу на несколько лет, опасность межзвездной войны существенно уменьшилась бы. Необходимо выиграть время. Если это не удастся, все надежды пойдут прахом. К своему собственному удивлению, Анти Дриан обнаружил, что у него есть хорошая идея. Робко осмотревшись и видя только всеобщую подавленность, он ничего не сказал, боясь опозориться. Но так как никто ничего не предлагал и Ву, пожав плечами, уже собрался покинуть площадку, Анти остановил его словами: - Минуточку, доктор Ву! Ву удивленно взглянул на него. - Что такое, Анти? - спросил он без всякой надежды в голосе. - Нам вовсе не обязательно уничтожать корабль, - выкрикнул Анти неожиданно громко, так что все повернулись к нему, и ему не осталось ничего другого, как продолжить: - Мы же можем заполучить корабль в свое распоряжение, верно? А после этого ничего не стоит сделать так, что его экипаж заболеет опасной болезнью. Неужели вы думаете, что чужаки пошлют сюда новую экспедицию? Они же не знают, что корабль не совершал посадки на планету. Ву задумался. - Может быть, этот план осуществим... - протянул он. - Сколько энергии нам понадобится? Можно сказать хотя бы приблизительно? - Абсурд! - воскликнул один из слушателей. - Невозможно поймать летящий на полной скорости корабль и доставить его сюда с расстояния примерно в восемь парсеков. - А почему, собственно, и нет? - возразил другой. - Вся загвоздка только в большом количестве энергии. Закипели споры, посыпались всевозможные доводы. Анти плодотворно руководил дискуссией, в которой все приняли участие. Наконец приволокли счетную машинку, выводились и тут же заменялись формулы. - Но все-таки как же поступить с кораблем? - спросил чей-то голос. Все головы повернулись к Ву. Но проблема захвата чужого корабля по-прежнему была не решена. - Ну, Анти? - Ву поощряюще посмотрел на молодого человека. - Что скажешь ты? - Мне кажется, мы должны посадить корабль вблизи полюса - там, где он уже однажды садился, взять экипаж в плен и заменить его дубликатами, которых мы заразим опасными микроорганизмами. - Это же займет много времени, - раздался голос. Но биохимик группы уже стоял за идею Анти. Во всяком случае, надо сделать все, чтобы привести этот план в исполнение. Однако скептики все еще не были убеждены. - План действительно обещает успех, - заявил один из них, - но, к
в начало наверх
сожалению, у него есть недостаток. Мы должны доставить сюда корабль, а часом позже, заменив экипаж искусственно созданными мертвецами, вывести его на старый курс. Как вы это себе представляете? У техников, которые должны были обеспечить необходимую энергию, тоже имелись свои соображения. - Пожалуйста, тише! - крикнул в свой мегафон доктор Ву. - Мы должны обсудить все варианты. Разделимся на группы и возьмемся за решение этой проблемы. Когда чужой корабль достигнет нужной точки, мы должны поймать его трансфэксом. Ясно, что сделать это надо очень быстро. И очень быстро корабль должен быть возвращен на свой прежний курс, чтобы ни один наблюдатель не смог понять, что с ним произошло что-то необычное. На все у нас есть примерно час. Посовещайтесь и скажите, реально ли это. Группа быстро разошлась, только Анти, сильно смущенный, остался стоять возле платформы трансфэкса. - Спасибо, Анти, - тепло сказал Ву, опуская мегафон. - Я думаю, мы должны быть благодарны тебе. Анти скромно потупил взгляд, хотя был невероятно горд собой. - Ты, конечно, знаешь, что может означать успех твоего плана? - спросил Ву. Анти кивнул. - Выигрыш времени. - Я имею в виду, что он может означать для тебя лично. Отныне мы будем больше обращать внимание на тебя, Анти, поскольку ты обладаешь способностями, весьма необходимыми группе: ты можешь решать сложные комплексные проблемы. Это совершенно особые способности, таких ни у кого из нас больше нет. Но есть и обратная сторона медали, которая доставит тебе массу хлопот: к тебе все время будут приходить люди и требовать ответов, которые сами они найти не смогут. Доктор Ву спустился с огромной платформы и подошел к Анти. - Я не завидую твоим способностям, мой друг. На тебя ложится огромная ответственность. За каждый успех. И за каждый промах. Внезапно оказавшись в центре всеобщего интереса, Анти почувствовал себя неловко. До сих пор он занимал только подчиненное положение, и у него почти уже развился комплекс неполноценности. - Еще не понятно, действительно ли этот план так хорош, - скромно сказал он. - Все заняты лихорадочными приготовлениями, а что же могу сделать я? - Суй нос во все дела, Анти. Я говорю серьезно: вмешивайся во все. Ты должен обнаружить, почему некоторые считают, что из этого ничего не получится, а потом объяснить им, почему они ошиблись. Это твой план, Анти. Позаботься обо всем сам. У нас должно получиться! 12 Ву попрощался кивком головы и отвернулся. Анти, не зная, с чего начать, медленно направился к домику, в котором шла оживленная дискуссия. - Да это же Анти! - приветствовал его один из людей, когда молодой вошел внутрь. И прежде чем Анти успел опомниться, у него в руках уже был листок со сложными формулами. - Как ты считаешь, хватит столько энергии? - услышал он вопрос другого из своих товарищей. Анти взглянул на расчеты, но почти ничего не понял в них. - Вы учли, что требуется дополнительная энергия, чтобы доставить сюда различные материалы и механизмы? - Ну, это не проблема, Анти. Для этого мы используем энергию отправителя. - Зато надо установить точные размеры и вес тел членов экипажа чужого корабля. Один из его товарищей снова забрал у него листок и задумчиво уставился на формулы. - Анти прав, - согласился он. - Ведь у нее нет даже оценочных величин: мы не имеем представления, как выглядят эти чужаки и какой массой хотя бы примерно обладают их тела. - Давайте рассчитывать по меньшей мере на сто килограммов на каждого члена экипажа, - предложила одна из девушек, сейчас же передавая данные в компьютер. - Но это еще не решает проблемы. К сожалению, мы не знаем, насколько силен экипаж, какова его численность. Остановимся на цифре двадцать. Если их меньше, проблема отпадает, но если больше, наши дела плохи. - Почему же? - поинтересовался Анти. - Тогда некоторые из них умрут и будут похоронены на Имире. - Да... Это, пожалуй, решение. Но нам неизвестен молекулярный вес протоплазмы существ. - Может быть, биохимики что-нибудь подскажут, - вмешалась девушка. - Я все равно иду к ним, - сказал Анти. - И если что-то я узнаю, сейчас же передам вам. Войдя в домик биохимиков, Анти застал их с головой ушедшими в работу: они сидели за таблицами и книгами и уже планировали мутацию одного из безобидных микроорганизмов Имира, чтобы с помощью определенных изменений можно было создать убедительную картину болезни. Им только требовался материал. - Как же получить культуру этих микроорганизмов? - спросил один из биохимиков. - Мы не сможем начать, не имея на руках базовых экземпляров. - Ярослав, несомненно, несет на себе какие-то бактерии, - уверенно ответил Анти. - Нужно доставить его сюда. Это единственный имирец, пригодный для наших целей. Биохимик кивнул. - Вопрос лишь в том, насколько быстро они растут и насколько подвержены изменению. Ярослав нужен здесь срочно. Теоретические разработки великолепны, и теперь дело только за практическими результатами. - Есть еще кое-что, - сказал Анти. - Известен ли молекулярный вес чужаков? Когда техники начнут создавать искусственные существа по образу и подобию чужаков, им это понадобится. После некоторого молчания один из мужчин, пожав плечами, ответил: - В лучшем случае можно предложить теоретические оценки. У нас вообще нет никакого подходящего отправного пункта. В других группах Анти не удалось узнать ничего нового. Любые предположения базировались на чистых догадках, но для достижения успеха этого было мало. Однако Анти не покидало чувство, что его план все-таки хорош. Он знал, что группа специалистов приложила огромные усилия, чтобы решить проблему энергии. Затем он посетил помещение, в котором были установлены детекторы. Катя сидела среди мерцающих экранов и наблюдала за показаниями многочисленных приборов. Когда Анти вошел, она, не поднимая глаз, махнула ему рукой. Анти молча опустился на стул и огляделся. Катя, по-видимому, обнаружила что-то неприятное, потому что, торопливо выводя на бумажке столбики цифр, вполголоса что-то бормотала. Через некоторое время она вздохнула и выпрямилась. - Будет очень трудно, но мы можем сделать это, Анти. Специалисты-энергетики получили благоприятные результаты. Мы должны захватить корабль в ближайшие двадцать девять часов и примерно через тридцать часов вернуть его на прежний курс, тогда он сможет достигнуть нормальной скорости, и не возникнет никаких подозрений. Это, конечно, только теория. Если что-то не получится даже в мелочах... Она повернулась на вращающемся стуле и посмотрела в лицо Анти. - Несмотря ни на что хочу вас поздравить. Анти потупился. - Ну, моя заслуга невелика, - смущенно пробормотал он, хотя слова Кати сделали его гордым и счастливым, но в то же время сильно смутили. - Ты сам скоро увидишь, что предложил, Анти. Уже теперь все специалисты разрабатывают твою идею, так что можешь гордиться. Хотя в разработке принимали участие все, идея целиком и полностью принадлежит тебе. Она посмотрела на часы и встала. - Пора идти, Анти! - Уже? - удивился молодой человек. - Подготовительные работы ведь еще не закончены. Катя понимающе улыбнулась ему. - Думаешь, доктор Ву оставит нас одних? В течение ближайшего получаса здесь соберутся самые разные люди. Вот увидишь. Она провела его к окну и протянула темные очки. - Надень эти очки, чтоб ничего не упустить! Анти надел очки и, высунувшись в окно, стал разглядывать площадь. Зрелище было весьма впечатляющим. Сначала прибыли три сотрудника доктора Ву с Кунг-фу-дзе. Их доставила ракета, которая, выйдя из силового поля трансфэкса, кружила теперь над лагерем, отыскивая подходящее место для посадки. Тем временем прибывали и другие люди. - Верити! - крикнула Катя седовласой женщине, сидевшей в тягаче и вытаскивающей из силового поля длинную цепь прицепов, груженных электронными приборами. - Что ты такое привезла? - Полный передатчик! - радостно крикнула женщина в ответ. - В крайнем случае, может быть, нам удастся использовать его в качестве источника энергии. Она увидела Анти, махнула ему рукой и загромыхала на своем тягаче по площади. Люди и материалы прибывали непрерывным потоком. Коунс тоже сошел с платформы - как всегда, налегке, имея при себе только свой опыт, но этот опыт был куда важнее любых материальных ценностей. Секретные агенты с планет Шива, Цеус, Нью-Перу и многих других прибыли со своими вспомогательными средствами. Анти глядел на развертывающееся перед ним чудо, и постепенно его охватило чувство глубокого благоговения. Вот что, оказывается, представляла собой организация, к которой он принадлежал, которой посвятил жизнь, организация свободных людей, желающих мира и свободы для всех. По воле всех ее членов, эти люди не признавали ничьей власти, кроме моральных законов. Ни один человек не имел права властвовать над другим. Организация заботилась об общем благе, даже если это было связано с огромной опасностью. Анти теперь хорошо знал, что интересы, объединяющие их всех, основаны на равноправии всех людей. Это было похоже на выступление армии. Со всех планет сюда собрались бойцы этого сообщества, чтобы всем вместе встретить опасность. Прибывающие с холодных планет люди, попав в непривычную жару, не позволяли себе понежиться, а, скинув лишнюю одежду, тотчас же принимались за работу. Зато люди с Земли нашли здесь идеальные условия для работы, и им не пришлось приспосабливаться к новым условиям. На платформу тяжело шлепнулся другой трансфэкс, предназначенный для доставки сюда большого количества солнечного вещества, из которого предполагалось получить нужную энергию. Еще один трансфэкс установили в полярной области, чтобы выхватить чужой корабль из неизмеримой бездны пространства. Как только аппарат перенесет чужаков в предназначенное место, туда же опустится ракета, прибывшая с Кунг-фу-дзе, и, протащив огромные барабаны с кабелями, размотает нитки кабелей, а по ним в считанные секунды будет подана энергия от лагеря до полюса. Несколько мужчин и женщин, одев космические скафандры и захватив трансфэкс и переносный передатчик, который привезла с собой Верити, вышли на орбиту вокруг планеты. План был фантастически смелым. Предполагалось, что трансфэкс, выхватив значительное количество вещества из Солнца, передаст его сюда, и над планетой вспыхнет искусственное небольшое солнце, свободно истекающая энергия которого с помощью передатчика будет передаваться вниз и при помощи кабелей подводиться к трансфэксу, установленному на полюсе. Всюду кипела лихорадочная деятельность. Все знали, как много зависит от удачи их плана, и прилагали героические усилия. Ярослава сразу же по прибытии отвели к биологам, и те извлекли из его одежды несколько бактерий, характерных для Имира, и тотчас высеяли культуры, чтобы безвредные микроорганизмы при помощи мутации превратить в возбудителей болезни. Солнце зашло, но работы не прекращались. Когда на следующее утро оно снова поднялось над горизонтом, кипучая деятельность была уже в разгаре. Каждый человек хорошо знал, что он должен делать. Все приготовления шли настолько успешно, что вскоре техники могли уже провести первое испытание. Все прошло гладко и вполне удовлетворительно. С горящими глазами, как во сне, Анти Дриан метался по лагерю, едва в состоянии поверить, что его идея стала ощутимой реальностью. Когда на него снизошло вдохновение, он не думал, во что это выльется. Теперь же, представляя сумму затрат, он ужаснулся.
в начало наверх
- Анти! Услышал свое имя, он обернулся и увидел знакомое лицо: Коунс, направляясь к нему, махал рукой. Анти ответил на приветствие довольно робко: Коунс - известная личность, в то время как сам он всего лишь маленький винтик огромной машины. - Великолепно! - сказал Коунс, широким жестом указывая на панораму кипучей деятельности множества людей. Больше он не произнес ни слова, но для Анти вполне хватило: он не смел и не мечтал о признании со стороны этого человека. Из домика доктора Ву вышли несколько человек: сам Ву, Катя, седовласый пожилой мужчина и ослепительно красивая женщина. Катя сделала Анти знак подойти, и тот не заставил себя ждать. - Значит, ты Анти Дриан, - сказала Фальконетта, с восхищением глядя на Анти лучистыми глазами, так что тот покраснел. - Твой план действительно хорош, однако есть маленькая деталь: что ты будешь делать с чужаками? - Не вводи его в смущение, - рассмеялась Катя. - Мы уже позаботились обо всем, - она указала на седовласого мужчину. - Это Рам Сингх, лучший психолог, какого можно представить. Он взял на себя проблему воспитания людей. - Что же мне еще остается? - улыбнулся Рам Сингх. - Я должен убедить чужих в том, что мы не хотим причинить им никакого вреда. Это нелегко сделать, не зная языка, придется пустить в ход знаки и символы. К счастью, у меня уже некоторый опыт, но сначала надо доставить их сюда, на Регис. Во всяком случае, это самое важное предварительное условие. - Об этом мы позаботимся, - вмешался доктор Ву. - Можно начинать хоть сейчас. Техник еще раз проверил приемник, который должен улавливать собранный в пучок луч энергии, и кивнул. Доктор Ву дал знак и, когда все заняли свои места, взял мегафон и поднялся на платформу трансфэкса. Он видел обращенные к нему напряженные лица людей, ожидающих последнего приказа. Ву облизнул внезапно пересохшие губы и почувствовал, как судорожно сжался желудок. Взглянув на часы, он поднял руку. - Давай! - его голос взорвал нервную тишину, в которую погрузился лагерь. Анти дрожал от возбуждения. Теперь станет ясно, действительно ли хорош его план... Долгое время ничего не происходило, но вдруг Фальконетта схватила его за руку. - Смотри! - крикнула она, глядя в небо. Средь бела дня на голубом небе вспыхнула новая звезда, созданная людьми из раскаленного вещества Солнца. Только нужда заставила их заняться этим рискованным фантастическим предприятием. 13 Итак, гигантский труд, потребовавший огромных затрат времени и средств, был завершен в долю секунды. Трансфэкс, с помощью которого был выхвачен огромный кусок вещества Солнца, мгновенно испарился, но прежде дал возможность вспыхнуть на дневном небе маленькой звезде. Исходящую от этой звезды чудовищную энергию передатчик направил на поверхность планеты. При прохождении через атмосферу энергия частично рассеялась, но все еще оставалась невероятно концентрированной, и приемник выдержал неимоверную температуру всего несколько секунд, после чего расплавился и испарился. Толстые кабели тоже раскалились и сгорели. Как огненные змеи, плясали они на неровной почве, а несколько минут спустя легкий ветер уже гнал прочь черные облачка дыма. Но самое большое чудо произошло на северном полюсе Региса: находящиеся там люди увидели, как из ничего внезапно возник корабль, который не мог быть построен людьми. Никто не рассчитывал, что чужой корабль окажется таким огромным, и люди не смогли сдержать испуганных возгласов, когда платформа трансфэкса обрушилась под тяжестью гиганта. Это была трагедия, потому что не существовало другого способа отправить корабль обратно, однако в эти минуты никто не думал об этом. Дело было сделано, только это и имело значение. Грандиозный план был осуществлен. В первый момент люди удивленно и молча уставились на гигантский корабль, но потом у всех одновременно вырвался вздох облегчения, многие улыбались, хлопали друг друга по плечам. Эйфория длилась до тех пор, пока кому-то в голову не пришла мысль сообщить обо всем в главный лагерь и уведомить доктора Ву о потере большого трансфэкса. Доктор Ву, приняв сообщение, в задумчивости подошел к Анти. - И что теперь? - спросил он. - Я тебя предупреждал. Вот и появились вопросы, на которые ты не можешь ответить. - Почему ты так строг с ним? - удивилась Фальконетта и попросила доктора Ву объяснить, о чем он предупреждал Анти. - Сайд в таком же положении, но он совершенно не отчаивается. Тем более что Анти уже нашел выход, - она повернулась к молодому человеку, улыбаясь доверчиво и ослепительно. - Ну, Анти? Приемник вышел из строя. Как нам теперь попасть на полюс? - Сейчас узнаю, - сказал Анти, полный служебного рвения, и побежал к техникам. - Что ты делаешь? - укоризненно спросил Рам Сингх. - Ты совершенно запутала бедного юношу. Будь у него больше времени на раздумье, он, конечно, сообразил бы, что приемник больше не нужен. Наш трансфэкс может доставить нас в любое место, хотя, к сожалению, это тоже требует энергии. - Анти милый юноша. Ты завидуешь? Ву пожал плечами. - Я всего лишь человек и, может быть, немного ревную. У юноши есть способности, которых нет у меня. Я хотел объяснить, что ему предстоит и какие проблемы могут еще встать перед ним. - Мне кажется, он и сам знает. - Фальконетта посмотрела вслед Анти, но тот уже исчез в одном из домиков. - Глядя на него, я вспомнила первое время моей работы в группе. Он ведь новичок, верно? Если не ошибаюсь, у него богатая внутренняя жизнь, и он сильная личность. - Да, он всегда поступает так, как считает нужным. Анти уже спешил обратно, крича на ходу: - Все идет как надо! Наш трансфэкс без труда доставит нас на север. Одевайтесь потеплее. Чуть позже они шагали по замерзшей почве и смотрели на чужой корабль, который, как выброшенный на берег кит, лежал в море света прожекторов. Они находились недалеко от места, где совсем недавно откопали доказательства существования чужаков. Анти испытывал чувство какого-то опасения: что за существа скрываются за обшивкой корабля? О чем думают сейчас создания далекого мира? Имеют ли они вообще представление о том, где находятся? Сориентироваться по звездам можно только если они сами хоть раз побывали на Регисе или имели звездную карту этого района Галактики. В лихорадочном возбуждении люди ждали, когда доктор Ву подойдет к кораблю и осмотрит его со всех сторон. Большой прожектор высвечивал едва заметные контуры люка. В общих чертах корабль этот не сильно отличался от кораблей землян, что совсем не удивительно, потому что любые разумные существа в конце концов подчинялись одним и тем же физическим законам, справедливым повсюду. Способ перемещения тоже, казалось, существенно не отличался от земного. И все же, несмотря на внешнее подобие, этот корабль казался чужим, угрюмым и угрожающим. У Анти возникло то же странное ощущение, что и в тот момент, когда он выкопал катодную трубку. Конечно, в ожидании исторического события люди строили всевозможные предположения, и теперь, когда это, наконец, свершилось и предстояла встреча с чужим разумом, Анти был доволен, что и он внес свой вклад в общее дело: именно предложенный Анти способ встречи с чужими разумными существами позволял не опасаться чрезмерно этих существ, у которых, должно быть, все еще скованы страхом руки и ноги. Ирония судьбы заключалась в том, что для установления дружеского сотрудничества людям пришлось прибегнуть к таким жестоким мерам, но все признавали необходимость этих мер, однако никто не знал, как чужаки будут вести себя. Рам и Фальконетта горячо спорили о том, как объяснить чужакам мирные намерения людей. Анти охотно приблизился бы к этим двоим, потому что его живо интересовала тема, но, испытывая к этим двоим чувство благоговения, не осмеливался подойти. Ву, закончив обход, присоединился в Раму и Фальконетте. - Ну, что-нибудь придумали? - Кажется, да, - Рам Сингх кивнул. - Мы будем выжидать и предоставим инициативу чужакам, так можно лучше понять их образ мышления. Конечно, некоторое время придется подождать. Существа там, внутри, должны привыкнуть к своему положению, а они, вероятно, до сих пор не понимают, что с ними произошло. - Вам виднее, - сказал доктор Ву. - Во всяком случае, мне это подходит: буду по очереди отправлять людей в главный лагерь, чтобы они смогли отдохнуть после напряжения последних часов. Потом, взглянув на Анти, добавил: - А как быть с тобой? Ты же полностью выдохся. - Я хочу остаться здесь и понаблюдать за дальнейшими событиями, - ответил Анти. - Он заслужил это, - пришла ему на помощь Фальконетта, заметив колебания Ву. Доктор Ву согласно кивнул и вернулся к своим делам. Шли часы. Анти охотно вернулся бы в тепло главного лагеря и отдохнул, потому что больше ничего не происходило. Биохимики, которые уже вывели свои культуры, теперь опасались, что им не хватит времени, чтобы изготовить искусственные копии членов экипажа. У специалистов по обеспечению тоже хватало забот: кто знает, в чем нуждаются чужаки. Может быть, придется выгружать находящиеся на корабле припасы. Катя рассчитала тот предел времени, в который они должны уложиться. Чтобы не возбуждать подозрений, захваченный корабль надо поместить в ту точку пространства, которой он достиг бы к этому моменту естественным путем. Чем больше проходило времени, тем дальше отодвигалась нужная точка. Скоро наступит критическая граница, потому что находящаяся в их распоряжении энергия не безгранична. Шесть часов прошли в нетерпеливом ожидании. Наконец Ву созвал людей на совещание, чтобы обсудить ситуацию. Они собрались под защитой одной из скал, где не так допекало солнце. Рам, Фальконетта и Коунс были основными докладчиками, остальные, затаив дыхание, слушали их. Ву резюмировал мнения. - Есть две возможности, - сказал он задумчиво. - Или экипаж настолько парализован шоком, что не способен действовать, или наше вмешательство причинило вред существам, потому что мы не смогли предусмотреть все. Вторая возможность кажется мне более вероятной. Ждать больше нельзя, пора что-то предпринять. Весь вопрос в том, что надо сделать. - Мы должны посмотреть на чужаков, - предложил Анти, чувствующий себя теперь более решительно и свободно. С тех пор, как он предложил свою первую идею, его уверенность в себе возросла. Он больше не был новичком, на которого взваливали всю черную работу, теперь он стал самостоятельно действующим и всеми уважаемым членом могучей организации. - Как ты это себе представляешь? - спросил Ву. - Очень просто, - ответил Анти. - С помощью трансфэкса одного из нас надо отправить на корабль. Я готов предложить для этого самого себя. Присутствующие, переглядываясь, обдумывали предложение. Коунс, задумавшись всего на мгновение, кивнул. - Это, кажется, самый лучший выход, - сказал он. При помощи ультразвука было обнаружено подходящее пустое помещение на корме чужого корабля - большой, наполовину пустой склад, как нельзя лучше подходящий для тайного вторжения. Когда Анти открыл глаза, он висел в воздухе в тридцати сантиметрах над полом, и это было удачей, потому что при материализации очень важно было попасть в пустое пространство. Если бы в расчеты вкралась ошибка, он мог оказаться впечатанным в твердый материал, откуда не выбраться без посторонней помощи. Кроме того, существовала опасность взрыва. Грохнувшись на пол, Анти подумал, что звук от его падения прокатился, наверное, по всей Вселенной. Он инстинктивно заполз в угол и замер там, прислушиваясь, не сомневаясь, что сейчас кто-нибудь явится на шум. Но
в начало наверх
ничего не произошло, и он решился включить свой карманный фонарик и взглянуть куда он попал. Луч фонарика скользнул по полкам, заставленным бесчисленными плоскими сосудами, часть их которых попадали на пол при его "приземлении". Когда Анти отважился выбраться из своего угла, ему то и дело приходилось смотреть под ноги, чтобы не наступить на свалившиеся посудины. С дверным запором Анти справился легко, дверь бесшумно скользнула в сторону, открыв длинный коридор, освещенный красноватым светом, что не удивило Анти, так как чужаки предпочитали системы красных звезд. Анти, крадучись, пробирался вперед, прислушиваясь и стараясь избегать всякого шума. Состав атмосферы внутри корабля не вызывал опасений: чужаки дышали почти таким же воздухом, как и земляне, хотя температура была значительно ниже. Анти замерз, но не знал, холод или страх заставлял дрожать его руки и ноги. Нос улавливал знакомый запах - аммиака и серы. В четырех метрах впереди находился поперечный коридор. Анти уже собирался свернуть туда, как вдруг послышался шум. Он плотно прижался к стене и тут увидел чужаков, спешащих к пересечению коридоров. Существа несли с собой предметы, назначения которых Анти не сумел понять. Вероятно, те так торопились, что не заметили вторгшегося к ним человека, хотя пробежали буквально в двух метрах от пытавшегося вдавиться в стенку Анти. Итак, экипаж корабля не был ни парализован, ни психически подавлен. Но тогда почему они молчали? Почему не дали о себе знать сразу после посадки? Внезапно в поперечном коридоре вспыхнул яркий желтый свет, и сразу же Анти ощутил дуновение холодного воздуха. По-видимому, чужаки открыли шлюзовый отсек. Анти был немного разочарован. Выходит, он не первый человек, который столкнется с чужаками лицом к лицу, с глазу на глаз? Но делать нечего - остановился и стал ждать, что будет дальше. Раздался треск, и сразу еще раз, и еще. Послышался странный крик, и мимо Анти, по поперечному коридору, пробежали несколько существ. Теперь он гораздо лучше разглядел то, что они несли: длинные трубки, окруженные маленькими, насаженными на них цилиндрами. Это, несомненно, было оружие. Едва поняв это, Анти отчаянно вскрикнул и со всех ног помчался вперед. Достигнув перекрестка, он увидел, как чужаки через шлюзовой отсек выбегали наружу. Одно из существ, опустившись на колено, тщательно целилось во что-то, чего Анти не удалось разглядеть. Раздался звук выстрела и сразу вслед за ним ликующий крик радости. Потом, заметив, видимо, движение Анти, существо это, одетое в бронированную одежду, повернулось и обнаружило позади себя незваного гостя. Прежде чем Анти успел что-нибудь предпринять, чужак вскинул оружие и выстрелил в юношу. Анти почувствовал ужасную боль в груди, как будто она внезапно лопнула, и, теряя равновесие, упал, успев еще увидеть невыносимо яркий свет и услышав вой трех ракет с Кунг-фу-дзе, которые доктор Ву предусмотрительно поднял в воздух. Ракеты с воем приближались, но чем это кончилось - Анти так никогда и не узнал, потому что он умер... 14 - Никогда не думал, что когда-нибудь буду чувствовать себя так скверно, - сказал доктор Ву со свойственной ему откровенностью. Коунс, кивнув, оглядел поле боя. Оба они, покрытые грязью и мокрые от пота, стояли возле двух уцелевших прожекторов. Нападавшие уничтожили все остальные прожекторы, но и двух было достаточно, чтобы осветить местность. - Довольно неудачное начало предполагаемого братства, - горько заметил Коунс. - Кто-нибудь знает, что случилось с Анти? - Я послал группу обыскать корабль. - Надеюсь ему не причинили вреда, - вздохнул Коунс вытирая со лба пот. - Нападение произошло внезапно, - сказал доктор Ву. - У нас восемнадцать убитых и несколько тяжело раненых. Их сейчас осматривают врачи, они должны решить, кого еще стоит штопать, а кому лучше позволить умереть, чтобы он мог начать сначала. Положение пока весьма неопределенно. Я так и не знаю точно, что же все-таки произошло. - Я все видел, - сказал Коунс. - Они открыли шлюзовой отсек и сейчас же напали. Пока один стрелял, другие выпрыгивали из корабля. По-видимому, они считали, что все потеряно, и решили продать свои жизни как можно дороже. - Если бы знать, почему они приняли нас за врагов, - задумчиво протянул Ву, - ведь они, кажется, ни на мгновение не усомнились в этом. Посланная на корабль группа вышла наружу, осторожно опустив на землю тело Анти. Два человека тащили какой-то непонятный предмет. Они захватили также несколько приборов и кое-что из припасов и все это сложили рядом с кораблем. - Бедный парень! - вздохнул Ву. - Как бы я хотел избежать бы этого, но, увы, мы должны были защищаться. - Нельзя упрекать себя, Ву, - голос Коунса был тверд. - Мы же не могли позволить захватить себя, а нападающие были весьма агрессивны. Сколько их уцелело? - Один-единственный. Молодой. Он внизу, в палатке, им занимаются врачи, но до сих пор с ним не удалось установить никакого контакта, хотя специалисты-электронщики даже приспособили для этой цели компьютер. Взаимопонимание возможно только в случае, если чужак не будет так упрям. - А что мы сделаем с кораблем? - При нынешних обстоятельствах ничего не сделать, просто ничего. Решено, что мы неузнаваемо обезобразим трупы болезнью и выведем корабль на старый курс. Кроме того, в машинное отделение поместим огромный камень. При помощи трансфэкса сделать это не составит никакого труда. Я думаю, это заставит чужаков воздержаться от посылки еще одной экспедиции и дальнейших боевых действий. Из динамика донесся голос вызывающий доктора Ву, которому приходилось беспокоиться обо всем. Коунс, оставшись один, угрюмо смотрел на залитое призрачным светом прожекторов поле боя. Встреча с чужой цивилизацией не особенно обнадеживала. Коунс, как и остальные люди, твердо рассчитывал, что им удастся установить мирные отношения, поэтому разочарование и было таким горьким. Столкновение недвусмысленно показало, что чужаки агрессивны по своей природе. Коунс вздохнул. Теперь, несомненно, следует использовать все средства защиты. Большой трансфэкс постоянно должен поддерживаться в состоянии готовности, чтобы в любой момент поймать корабль чужаков в случае вторжения. Пока Коунс обдумывал ситуацию, его товарищи занимались своей работой. Огромная каменная глыба, впечатанная в металл антигравитационного двигателя, вызвала ужасный взрыв, во время которого помещенные в корабль трупы были изувечены еще больше. При таких обстоятельствах можно было вообще отказаться от заражения бактериями. Никто не смог бы обнаружить, что экипаж уничтожен струей огня, все подумали бы, что он погиб при взрыве двигателей. Кроме того, часть внешней обшивки корабля была сорвана. Эта огромная дыра могла объяснить отсутствие одного из членов экипажа. Ракеты снова проложили кабель, снова вспыхнула маленькая звезда. Тщательная проверка показала, что большой трансфэкс, сломавшийся при посадке космического корабля, сможет еще раз выполнить свое предназначение. Прошло немного времени - и все было кончено: корабль снова оказался на своем старом курсе. Чужакам придется поломать голову над состоянием корабля и таинственной гибелью его экипажа. Коунс пошатнулся. Он устал и чувствовал себя разбитым, но предстояло сделать еще многое, чего нельзя было поручить другим. Там, в палатке, находился один-единственный оставшийся в живых член экипажа, от которого, возможно, зависело, удастся ли когда-нибудь наладить сотрудничество с другой цивилизацией. В красноватом свете, привычном для глаз чужаков, на носилках лежал единственный уцелевший в битве пленник. Коунс внимательно рассмотрел его фигуру и не нашел ее ни отвратительной, ни прекрасной. Перед ним лежало приземистое плотное тело с толстыми руками и ногами. Во всяком случае, ничего отталкивающего в нем не было. - Кто его связал? - рявкнул Коунс, указывая на крепкие ремни, стягивающие раненого. - Нам ничего не оставалось, - стал защищаться биолог, - мы должны были обработать его раны. - Все равно так нельзя! - возмутился Коунс. - Или вы совсем потеряли разум? - он нагнулся над носилками и развязал ремни. - Теперь можете работать дальше. Биолог неохотно повиновался и испуганно отскочил назад, когда пленник зашевелился. - Работайте! - приказал Коунс. - Он должен понять, что мы хотим ему помочь. Глядя на плоское лицо чужака, который устремил на него взгляд, Коунс спросил себя: "А что бы я подумал?". Но сравнение было неудачным, ведь молодой человек на носилках, возможно, был натравлен на землян и никому не доверял. Коунс видел цветные символы на коже пленников. Что это были за символы? Какое они имели значение? Но пока эти вопросы надо отложить, потому что сначала предстояло решить более насущные проблемы. Освобождение от пут сотворило чудо. Пленник немного сместился, но только для того, чтобы облегчить работу врача. Коунс, довольный этим маленьким успехом, повернулся к лингвисту, который все еще работал с компьютером. - Как там у вас? Техником оказалась молодая женщина, с Земли. Она обернулась и покачала головой. - Никак, - в голосе ее слышалось отчаяние. - Мы знаем, что они пользуются речью, они разговаривали во время боя, но пленник не издал ни одного звука, так что нам не за что зацепиться. - И все же попытайтесь еще, - устало сказал Коунс. Он еще раз взглянул на пленника и вышел, чувствуя себя слабым и утомленным. В таком состоянии можно только наделать уйму ошибок. Жаль, что он накричал на биолога. Конечно, тот допустил безобразную ошибку, но ни в коем случае нельзя было разговаривать с ним так грубо. Коунс решил сначала отдохнуть и собраться с силами. Под защитой нескольких ящиков он соорудил из одолженной ему одежды нечто вроде ложа, опустился на него и мгновенно заснул. Когда Коунс проснулся, было еще темно, над головой мерцали звезды. Значит, сейчас примерно середина ночи. Короткий, но глубокий сон освежил его. Он поднялся и осмотрелся. Все вокруг совершенно изменилось, временные домики исчезли. По-видимому, люди вернулись в главный лагерь, чтобы отдохнуть, оставив на всякий случай маленький аварийный трансфэкс. Коунс направился к аппарату, но вдруг остановился, ослепленный, заслонив ладонью глаза, чтобы понять, кто это выходит из силового поля, услышав знакомый голос: - У тебя все в порядке, Сайд? - Конечно, Фальконетта. Я отдыхал. Что в главном лагере? - Мы здесь для того, чтобы возместить убытки. Рам Сингх должен вернуться на Землю, и мне бы тоже надо с ним, но я лучше останусь здесь, чтобы позаботиться о нашем пленнике. - Ладно. Ну, теперь я полностью проснулся. Идем же туда! Пленник все еще тихо лежал на носилках, широко открытыми глазами следя за окружающими. Врачи ушли, оставив его на попечение одной из молодых девушек. Лингвист и один из механиков все еще работали с компьютером. Три молодых человека принесли в палатку припасы, найденные на чужом корабле, а также миску с растаявшим льдом. На все вопросы они только качали головами. - Он не реагирует ни на что, - объяснил один их трех. - Ничего не ест, не пьет, не издает ни звука. - А как с компьютером? - Специалисты сделали все возможное, но им нужен ключ, парень же не произнес ни слова. Фальконетта внезапно хлопнула себя по лбу. - Идиоты! - воскликнула она. - Может быть, бедный парень думает, что все эти люди стерегут его. Все должны выйти отсюда! - Мы не можем оставить тебя здесь одну, - испуганно сказал молодой человек. - Кто знает, что в состоянии сделать чужак? - Какой вред он может причинить мне? В худшем случае - убить меня, - возразила Фальконетта. - Теперь уходите, а мы с ним попытаемся
в начало наверх
продвинуться вперед! Все глаза обратились к Коунсу, и тот, не долго думая, кивнул в знак согласия. Лингвист и техник были откровенно рады получить передышку и с готовностью покинули помещение. Освеженные ночной прохладой, они скоро окончательно пришли в себя и стали задавать Коунсу вопросы. - Правильно ли она поступает, хорошо ли все обдумала? - озабоченно спросил техник. - Конечно, хорошо, - ответил Коунс. - На Фальконетту можно полностью положиться. Однако, несмотря на свою уверенность, ему и самому казалось, что Фальконетта слишком уж долго задерживается с пленником. Наконец, после длительного ожидания, показавшегося всем бесконечным, дверь открылась, и пленник с трудом, хромая, вышел наружу. Его массивная рука опиралась на плечо Фальконетты. Девушка отклонила всякую помощь, потому что ее подзащитный ни в коем случае не должен был больше пугаться. Она осторожно усадила его на ящик, и он не высказал никакого сопротивления. Осмотревшись и обнаружив, что корабль исчез, а он остался один в окружении представителей чужой расы, пленник не смог скрыть отчаяния. Однако Коунс был счастлив. Чужак принял помощь Фальконетты. Это была победа. Коунс бросил на Фальконетту взгляд, который выразил больше, чем тысяча сказанных слов. Все еще молчали, когда силовое поле трансфэкса вдруг засветилось. Пленник удивленно отступил. С платформы спустился незнакомый человек и медленно побежал к ним. Движения его были неуверенны, словно он только что научился держаться на ногах. Через несколько шагов незнакомец остановился и уставился на собравшихся. Его беспокойство медленно сменилось неприкрытым удивлением. Фальконетта подошла к нему и поздоровалась. - Хэлло, Анти, - сказала она. - Смерть, конечно, была для тебя сильнейшим шоком. 15 После пребывания на полюсе главный лагерь показался Коунсу почти невыносимым пеклом. - Собственно, мы должны быть довольны, ведь некоторый успех достигнут: пленник больше не замыкается в себе. Конечно, его имя выговорить невозможно, и пришлось дать ему новое, а поскольку он легко выговаривает слово "друг", мы решили так его и называть. Впрочем, это может иметь благоприятные последствия, если ему когда-нибудь удастся научиться понимать нашу речь. Он взял еще один сандвич с тарелки, стоящей на письменном столе Ву, и жадно проглотил его. - Все это замечательно. Но когда же мы начнем заниматься с ним? - спросила Катя. - Нельзя же держать его здесь, на Регисе, в изоляции, но нельзя и отправить его на Землю, - она откинулась назад, положив ногу на ногу, и вопросительно взглянула на присутствующих. - Можно сделать из него своего рода посла, - предложил Ву. - Но прежде всего надо удержать его здесь. Позже, когда наступит подходящее время, мы отправим его домой, чтобы он мог рассказать своим о наших дружеских намерениях. - Это все дела будущего, - вмешался Коунс. - К сожалению, в настоящее время перед нами стоят очень серьезные проблемы. Чужие, конечно, не останутся равнодушными, обнаружив, что один из их кораблей вернулся с мертвым экипажем и полностью разрушенным машинным отделением. Они отправят новую экспедицию, чтобы выяснить причины несчастья, и, конечно, снова полетят прямо на Имир. Им нужна эта планета, потому что она предоставляет идеальные условия для жизни. - Но в следующий раз мы уже будем подготовлены, и нам не придется импровизировать. Наученные горьким опытом, мы не должны идти ни на какой риск, если не хотим загубить все дело. На этот раз все обошлось еще более или менее ничего, но в следующий... - Анти Дриан, по-видимому, придерживается на этот счет другого мнения, - перебила Катя. - На его взгляд, все предприятие было сплошной ошибкой. Если чужие сочли, что они вынуждены защищать себя, значит, мы допустили где-то ошибку. Коунс проглотил последний сандвич. Теперь он был сыт, а потому в хорошем настроении. - Анти, конечно, представляет для нас проблему, но есть вещи и похуже. Ву серьезно кивнул. - Его теперешняя депрессия снова привела в шоку. Я, похоже, ошибся в предположениях, поскольку ожидал совсем другой реакции. Пройдет много времени, прежде чем он снова обретет прежнее самообладание. А жаль. У него светлая голова, и он мог бы быть полезен. - Состояние Анти меня больше не беспокоит, - самоуверенно заявил Коунс. - Я уже знаю, как привести его в чувство: едва он начнет привыкать к своему новому телу, мы поручим ему важное задание. Только так он обретет уверенность в себе. Никто и представить себе не мог, что на уме у Коунса уже есть определенное задание для юноши. Даже Ву не стал больше говорить об этом и сменил тему. - Нельзя же вечно уводить чужаков от Имира, - заметил он задумчиво, - хотя пока, конечно, мы вынуждены будем предотвращать каждую их попытку высадится и, если потребуется, даже с применением силы. Но следует как можно быстрее привести в исполнение наши планы. Мы должны переселить оттуда все население планеты. Коунс, соглашаясь, кивнул. - Мне бы хотелось еще раз в общих чертах обрисовать нашу задачу. Наибольшая сложность заключается в том, что планета Имир заселена людьми, которые не имеют ни малейшей склонности встречаться с представителями чужой расы, не говоря уж о том, чтобы принимать их у себя. С другой стороны, для чужаков Имир - это идеальные условия жизни, потому они и сконцентрировали на нем все свое внимание. Решение проблемы надо искать в том, что, хотя планета Имир и заселена, условия жизни на ней весьма неблагоприятны и она не годится для проживания людей. Окинув присутствующих внимательным взглядом, Коунс продолжал: - Что же теперь является нашей целью? Мы хотим сплотить всех людей в единое общество и преодолеть возникшую в последние столетия разобщенность. Это трудная задача, потому что разные планеты заселены разными человеческими обществами, которые в результате длительной изоляции выработали весьма своеобразные воззрения. Мы должны воспитывать в людях известную терпимость, чтобы подготовить их, рано или поздно, к неизбежной встрече с другими разумными существами. Чем лучше будут подготовлены люди, тем легче им будет жить в новых условиях. Этой цели можно достигнуть сравнительно просто. Мы отдадим чужакам Имир, доказав тем самым наши добрые намерения. На самом деле это не такая уж крупная жертва, потому что Имир для людей, несомненно, слишком холодная планета. Расселение же десяти миллионов имирцев по другим населенным планетам окажет благоприятное воздействие на всех. Коунс заметил скучающие взгляды слушателей, но твердо продолжал гнуть свое: - Мы мощная организация, и в нашем распоряжении есть особые технические средства, но наших сил все-таки недостаточно, чтобы в одиночку решить эту грандиозную задачу. К счастью, Бассет располагает невероятными возможностями, вспомогательной техникой и достаточным количеством людей. Кроме того, он преследует ту же цель, хотя и по другим причинам. Итак, мы должны заставить его включить нас в свои планы. Но он согласится лишь в том случае, если почувствует наше духовное превосходство, а в сложившейся ситуации едва ли можно в этом усомниться. - Мы все это отлично знаем, - недовольно вставил Ву. Однако Коунс не замолчал. - В течение ближайших месяцев предстоит решить одну дополнительную проблему: убедить правительства населенных планет в том, что им необходимо принять примерно по триста тысяч имирцев. Если заполучить на нашу сторону Бассета, с Землей у нас трудностей почти не будет. Другие же планеты пока под вопросом. Как, например, отреагирует правительство вашей родной планеты? - Коунс повернул лицо к Ву. - Боюсь, что не могу отвечать за правительство Кунг-фу-дзе. У нас есть определенные традиции... у нас репутация особенно старательного народа, и мы не бессердечные люди. Если предложить правительству принять триста тысяч прилежных и трудолюбивых людей, оно, конечно, не будет колебаться слишком долго, потому что планета получит определенную выгоду. А Бассет не может гарантировать это в отношении Земли. Земляне избалованы, тогда как имирцы более чем скромны. - Верно. Речь идет о том, чтобы определенную группу людей доставить на определенную планету, причем группы не должны сильно отличаться друг от друга, иначе может возникнуть напряженная обстановка. Скорее всего, Бассет не обратит внимания на этот важнейший пункт. - Мне кажется, я вижу небольшой проблеск, - Катя с облегчением вздохнула. - Впервые с момента начала нашей работы, я поверила в возможность успеха. Наши планы настолько разумны, что просто не могут вызвать отказа. Ву не был так оптимистичен. - Дело постепенно приобретает прочную основу, - сказал он. - Вероятность успеха, конечно велика, но впереди еще масса препятствий. Нельзя забывать, что большинство людей не разделяют наших взглядов и целиком погружены в мир собственных узких интересов. Выполнив задачу, члены организации покидали Регис, отправляясь на свои родные планеты. Большой трансфэкс работал беспрерывно. Люди, рискуя жизнью, откликнулись на зов, а теперь возвращались назад, к обычному образу жизни, к привычному одиночеству, потому что они были посвящены в тайну, которой не могли поделиться ни с одним человеком. Некоторые были молодыми, другие, например Рам Сингх и Верити, - пожилыми, убеленными сединами людьми, но всех их роднила вера в общие идеалы. Дома их ждала обычная работа - ученых, врачей, техников и администраторов, но они не имели права ничего рассказывать ни друзьям, ни родственникам о своем кратковременном путешествии на Регис. Коунс терпеливо ждал своей очереди отправиться в путь. Иногда с ним здоровались, но он ограничивался только молчаливым жестом, погруженный в свои мысли. Многое приходило ему в голову: события, которые произошли давным-давно, задания, которые предстояло выполнить в будущем... Триста лет - огромный промежуток времени, думал он. Триста лет нужно было ждать результатов, а это действовало на нервы, к тому же поведение чужаков спутало все планы. Они дрались ожесточенно и даже не сделали попытки вступить в контакт. Едва ли можно было сомневаться, что те, которые прибудут вслед за ними, будут поступать иначе. Надежда на быстрое и дружеское взаимопонимание исчезла окончательно. Коунс сознавал опасность, грозящую человечеству, и надеялся, что несчастье еще можно предотвратить. Но так же легко могла вспыхнуть большая кровопролитная война. А пока конфликт только случайно ограничился всего лишь одним боевым действием. Сначала нужно завоевать доверие. А люди до сих пор все еще не научились переносить даже друг друга, так разве можно ожидать, что они станут доверять чуждой им форме разумной жизни! Чужаки тоже не доверились людям, предпочитая пожертвовать собой. Вероятно, у них вызвал шок способ посадки корабля. Коунс задумался о своем собственном прошлом. Сначала он не доверял ни одному человеку, но, скоро понял, что доверие совершенно необходимо, потому что без него невозможна никакая успешная совместная работа. Когда Коунс поднялся на платформу трансфэкса и ступил в приемник, мысли его все витали в прошлом. Он вспомнил, как случайно сделал открытие, которое разрушило все преграды, связанные с огромными расстояниями, и даже обещало вечную жизнь. Перед его мысленным взором возник стол, а на нем исписанные математическими формулами листы бумаги. К тому времени, когда он открыл закон гиперфотонной энергии, движение за переселение на другие планеты достигло на Земле кульминации. Все недовольные искали свободные миры и, объединяясь в группы, начинали создавать новые формы человеческих обществ. Открытие потрясло Коунса, когда он постепенно осознал его невероятное значение и фантастические возможности. Но пока все оставалось на стадии идей. Технические трудности реализации были огромны, хотя и преодолимы. Открытие широко распахивало двери миров, давая возможность свободно переноситься куда угодно. Построив достаточно достаточно большие передатчик и приемник и обладая нужным количеством энергии, можно было передать любую материю в любую точку Вселенной, да и вся Вселенная сильно
в начало наверх
уменьшилась, так как расстояния теперь потеряли смысл. Но открытие приносило и еще одно, гораздо более важное знание: все передаваемые предметы раскладываются на ряды электрических импульсов, а потом, по желанию, материализуются снова, а это уже не что иное как бессмертие! В одну-единственную ночь Коунс осознал все невероятные возможности, а также все опасности своего открытия. Он давно был убежден, что во Вселенной существуют и другие разумные существа, и теперь можно было с ними реально встретиться. Но встреча с чужим разумом неизбежно вела к непоправимой катастрофе: как могли люди, которые не доверяли даже самим себе, доверять другой форме жизни? Они испугаются и будут искать защиту против воображаемой опасности. Выводы подействовали на Коунса крайне угнетающе. Но он не был убежден, что открытие неповторимо и его удастся вечно хранить в тайне. Кто-нибудь другой, так же как и Коунс, случайно откроет этот закон, не испытывая угрызений совести или просто не поняв его последствий. В решающую ночь своей жизни Коунс дал себе клятву и с тех пор неукоснительно соблюдал ее: он хотел улучшить человечество и сделать счастливым его будущее. С самого начала он принял за правило поступать со всеми остальными так же, как он сам поступил бы с собой. К примеру, ни один убитый член его организации не имел права снова получить свое прежнее тело. Только благодаря этому стало возможным обезопасить организацию от случайного раскрытия тайны. Никто не должен был сам искать себе новое тело, этим занимались другие, специально предназначенные люди. Искра была зажжена. Коунс не удивился, обнаружив, что может доверять другим людям - людям, которые, как он знал, испытывают необходимость во многом, полны недостатков и нуждаются в помощи. Тем временем вокруг него собрались тысячи его товарищей по устремлениям, и Коунс с возрастающей тщательностью подбирал новых членов в организацию, сознавая свою ответственность. Он знал тайну, которая могла подарить людям вечную жизнь, но поделился тайной только с немногими, особенно близкими ему людьми, целиком разделяющими его идеи. Он как бы присвоил себе функции бога, но сделал это единственно потому, что человечество просто еще не созрело для решения таких вопросов. Только лучшие люди должны получить вечную жизнь, чтобы направить свои силы на воплощение идеи всеобщего братства. Коунс думал о Ву, Кате, Раме, Фальконетте, Верити и Ярославе, но особенно об Анти Дриане, у которого обнаружились такие выдающиеся способности. Может быть, Анти - тот человек, который со временем переложит на себя всю ответственность, освободив его, Коунса. Он устал. Долгая жизнь имела свои теневые стороны, особенно если нести на себе бремя ответственности за человечество. Коунс тосковал по спокойствию, по Нирване... 16 Две недели спустя Энни Заток отказалась от всякого сопротивления. У нее больше не осталось собственных мыслей. Правда, в глазах еще светился намек на личность, но все в ней погасло, было вытравлено и вымыто. Она казалась роботом, реагирующим только на внешние раздражители. Она пережила многое, чего так и не смогла понять. Ей не было причинено никакой боли, но стыд полной обнаженности души, насильственного выявления самых тайных мыслей был еще хуже. Мучитель-психолог с равнодушной жестокостью вторгался в самые темные тайники ее подсознания, вытаскивая на поверхность каждый росток мысли, каждое когда-нибудь возникшее чувство. Они отняли у нее душу. Помещение, в котором ей пришлось жить в течение нескольких недель, было не жилой комнатой, а лабораторией. Вдоль белых стен стояли компьютеры, электроэнцефалографы, множество других приборов, с помощью которых ее мучили день и ночь. Особый прибор испускал ритмично меняющиеся световые импульсы, доводившие ее почти до сумасшествия. Энни сидела на своей постели и пустыми глазами смотрела на маленького человечка, которого называли Бассетом. Человечек приходил все чаще и становился все нетерпеливее. Энни, хотя и была полностью выжата, инстинктивно чувствовала, что за все происходящее с ней в ответе именно Бассет, поэтому в ее глазах внезапно вспыхнула ненависть - единственное чувство, на какое она еще оказалась способной. - Больше из нее ничего не выжать, - сказал доктор Голд. - Мы знаем больше, чем она сама. - Но этого мало, - буркнул Бассет. - Во всяком случае, от нее мы больше ничего не добьемся, - настаивал Голд. - Вы сказали, что вам хотелось бы узнать, и я сконцентрировал на этом все усилия. Но против факта не попрешь: нельзя вытянуть из девушки больше, чем знает она. Бассет, выругавшись, вскочил и заметался по комнате, временами бросая взгляд на Энни, которая в ответ только моргала. - Но я должен знать! - в бешенстве повторял он. Доктор Голд устало провел рукой по глазам. - От девушки больше нечего узнавать. Нам уже известно все, что доступно среднему имирцу. И тут уж ничего не поделаешь при всем желании. Бассет в ярости отвернулся. - Существует еще один способ, - рявкнул он. Он вернулся обратно в бюро и вызвал свою секретаршу. Бассет ненавидел сам себя: то, что его люди сделали с Энни, ни в коей мере не оставило его равнодушным. - Вызовите рекламный отдел и узнайте, что в данный момент наиболее актуально. Потом свяжитесь с Видео Индии и закажите контракт на длинную передачу. И еще нам нужна пара минут в шоу Фальконетты. Секретарша, достаточно долго служившая у Бассета и привыкшая к его желаниям, иногда довольно странным, не выказала никакого удивления, кивнула и вышла в приемную. Полчаса спустя она уже стояла перед письменным столом Бассета и докладывала о выполнении задания, как вдруг по телекоммуникатору раздался возбужденный голос Голда: - Энни исчезла! - сообщил он в полной прострации. - Она исчезла из запертой комнаты без окон! Не знаю, что и думать. Бассет не ответил. Выключив связь, он уставился сквозь большое окно на крыши Рио, понимая что произошло: те, другие, оказались очень хитрыми. Бассет поневоле должен был согласиться, что попался на их трюк, но решил доказать этим другим, что кое-кто и похитрее... В это утро Бассет очень рано приехал в свой огромный дом, воздвигнутый на самом дорогом участке земли в Рио. Когда слуги сообщили о прибытии посетителя, Бассет не удивился, узнав человека, который однажды поразил его. - Добрый вечер, - сказал Коунс, улыбаясь. - Не хотите ли присесть? Бассет остался стоять, рассматривая посетителя. - Вы чувствуете себя на высоте, не так ли? - спросил он сердито. - К сожалению, мне приходится признать ваши способности. Я действительно клюнул на приманку. Коунс дал своему собеседнику время подумать и, усмехнувшись, сказал: - Хорошо, что вы все это понимаете, Бассет. Но не будем терять времени и, вместо того чтобы говорить о прошлом, обратимся к будущему. Бассет, с трудом сохраняя самообладание, опустился в кресло и не особенно дружелюбно уставился на своего гостя. - Ладно, - кивнул он. - Вы утверждаете, что решение нашей проблемы нужно искать на Имире. Так вот: или вы меня обманываете, или мои люди не способны ни на что. Что, по-вашему, правильно? - Ни то, ни другое, - спокойно ответил Коунс. - Прошу простить, что не посвящаю вас в детали и не объясняю, почему придаю такое значение нашей совместной работе, но хочу сказать следующее. Мы преследуем примерно одинаковые цели и поэтому должны работать вместе. Мы нуждаемся в вашей помощи и поэтому указываем, что вы действуете неправильно. Вы предполагаете, что, неизвестно почему, ваши планы трудно осуществить, но не догадываетесь, что они просто ошибочны. Один из ответов я могу дать вам прямо сейчас. По сравнению с жителями колоний земляне прямо-таки ленивы. Кроме того, они думают непосредственно о целях, к которым стремятся, забывая о том, какую решающую роль играет прошлое. Коунс, прищурившись, наблюдал за реакцией Бассета. - Вы были на Бореасе и, согласен, достигли там частичного успеха, но настоящего перелома вам до сих пор добиться не удалось. Могу объяснить почему. Людям на Бореасе нужна помощь. Но вы хотите оказать ее только в том случае, если они примут переселенцев с Земли. Ну, а земляне избалованы, и у них огромные запросы. Кроме того, они не очень-то хотят работать ради обеспечения своего благосостояния. Здесь, на Земле, они пользуются плодами трудов своих предков, в их распоряжении веками создававшаяся техника. Вне Земли все обстоит совершенно иначе, и не приходится надеяться, что колонисты встретят каждого землянина с распростертыми объятиями. - А как насчет решения этой проблемы? - осведомился Бассет. - Об этом я и хочу сказать. Если бы вы предложили свои услуги переселенцам с Имира, дело приняло бы совсем другой оборот. Эти люди, хотя и малокультурны, трудолюбивы и без особых запросов. Бассет, достаточно умный, чтобы тотчас же ухватить суть этого предложения, невольно улыбнулся. - Вы правы. Никому в голову не придет рассматривать имирцев как угрозу устоявшемуся порядку вещей. Такое переселение, хотя и вызовет множество изменений, только расширит духовный кругозор колонистов. - Не питайте иллюзий, Бассет! - предупреждающе воскликнул Коунс. - Теперь вам известно, где зарыта собака, но один вы ничего не сможете сделать. Подумайте: разве можно принудить имирцев покинуть их планету? Одна только эта проблема доставит вам больше хлопот, чем любая другая до сих пор, а она всего лишь второстепенная. Бассет испытующе взглянул на Коунса. - Я постепенно привыкаю принимать ваши слова за чистую монету, - медленно сказал он. - Как вы себе представляете это дело? - У нас на Имире есть агенты, которые проводят там наш план, - с готовностью ответил Коунс. - К сожалению, нам нужны вспомогательные средства, которые в изобилии есть у вас. Впоследствии, когда наши интересы перестанут совпадать, вам представится шанс перехитрить нас, но в настоящий момент совместная работа в наших общих интересах. - И как вы представляете себе нашу совместную работу? - Подробности мы с вами обсудим позже, но гарантирую, что требования не будут чрезмерными и вы сможете завершить свой собственный проект. Нам нужны деньги, техническая помощь, люди и, прежде всего, ваше влияние. Отговорки Бассета были ему хорошо известны, но он считал, что тот должен согласиться на предложение, если не хочет потерпеть неудачу. И Коунс победил. Послав с помощью трансфэкса несколько сообщений, Коунс решил сам отправиться на Регис, потому что одновременно собирался заняться и другими делами. Но прежде всего он связался с Фальконеттой. - Как у вас дела? - участливо спросил он. Ему не надо было объяснять, что он имеет в виду. - Все еще очень плохо, - напрямик ответила Фальконетта. - Девушка представляет из себя практически пустую оболочку. - Рам уже позаботился о ней? - Нет. Он сейчас на спутнике связи, проверяет полученную от Бассета программу. Бассет может выкинуть какой-нибудь трюк, хотя хорошо знает, что мы не пользуемся никаким гипнотическим воздействием. Все задумано так чисто, что даже сам Рам испытывает затруднения, подгоняя его программу под наш план. - В этом Бассет, пожалуй, не виноват. Все разработки принадлежат его специалистам. - Он поддался? - спросила Фальконетта. - Конечно. Теперь мне надо обсудить с Ву следующий шаг. Но прежде хочу тебя кое о чем попросить. Надеюсь, ты найдешь немного времени. Дело в следующем... Новости распространяются очень быстро. Каждый, услышав об успехе, оставлял свою работу, чтобы выразить благодарность Коунсу. Все знали, чего стоило склонить Бассета на свою сторону. Коунс ждал выражения признательности от вполне определенного лица, но не дождался. - А где Анти? - спросил он через некоторое время и удивился внезапно
в начало наверх
наступившей тишине. - Все прошло не так гладко, - нарушила Катя мучительное молчание. - Его здесь больше нет. Когда я видела его в последний раз, он сидел на скамейке, глядя в пустыню. - Он снова на полюсе и любуется ледяными глыбами, - несколько цинично добавил Альтус. - Пожалуйста, извините меня! - воскликнул Коунс и устремился к трансфэксу, чтобы отправиться на полюс Региса. Как и говорил Альтус, Анти сидел, устремив взгляд в бесконечную ледяную пустыню, едва ли что-нибудь видя. Пока Коунс наблюдал за ним, Анти вскочил и забегал взад-вперед по краю ямы, из которой так недавно были извлечены свидетельства пребывания здесь чужаков, временами спотыкаясь о колья и смерзшиеся комья земли вокруг ямы. По-видимому, он привык к своему новому телу, потому что его движения были совершенно естественны, однако душевная перестройка ему не давалась. Факт смерти и возрождения в новом теле так подействовал на него, что он все еще не мог преодолеть шока. Вся его фигура выражала глубокую подавленность. Коунсу тяжело было видеть своего друга в новом теле, несмотря на то что он много раз наблюдал подобные изменения. В случае с Анти изменения были минимальными и полностью его удовлетворяли, и все равно трудно привыкать к человеку заново, хотя дух, душу, изменить было нельзя. Люди сами должны были освоиться с новой ситуацией, и в большинстве случаев это происходило в короткие сроки. - Анти! - тихо позвал Коунс. Молодой человек продолжал бегать взад-вперед, ни одним движением не показав, что услышал оклик. Коунс, пристроившись к Анти, побежал рядом с ним. - Анти, у меня есть для тебя задание. Очень важное задание! Но Анти, казалось, ничего не слышал. Его симпатичное лицо потемнело и несколько заострилось, густой черный вихор, вырвавшись из-под капюшона, придавал ему мрачное выражение. - Найди себе кого-нибудь другого. Я больше ни на что не способен. - Это старая песня, Анти! Сколько раз тебе повторять, что ты не несешь никакой ответственности за действия других! Ты не должен вечно упрекать себя, забывая о настоящем и будущем! Идем со мной, Анти. Тебя ждет важное задание, которое никому больше не по силам. Анти остановился и удивленно взглянул на Коунса. Казалось, он пробудился от долгого сна и, плохо еще соображая, слабо кивнул. Когда они, сойдя с платформы трансфэкса, очутились в ярком свете солнца экваториальной зоны Региса, их ждала большая группа людей, среди которых находилась молодая голубоглазая девушка. Она стояла немного в стороне и казалась безучастной. - Это Энни Заток, - мягко представил ее Коунс, обращаясь к Анти. - Ты знаешь, кто она и что с ней сделали? В настоящее время она совсем подавлена и едва реагирует на происходящее. Прежде чем попасть в лапы Бассета, она была единственной имиркой, которую Ярослав смог рекомендовать для нашей работы. Тебе поручается ответственнейшее задание: ты должен вырвать Энни из состояния безучастности и сделать ее полноценным членом нашего общества. Не говори, что отказываешься! Ты единственный можешь сделать это, и ты это сделаешь! Анти сбросил толстую защитную одежду и, не произнеся ни слова, направился к Энни. Энни, испуганно взглянув на него, робко отступила назад. Анти остановился и заглянул девушке в глаза. Спустя, казалось, бесконечно долгое время на его губах заиграла улыбка, а потом произошло чудо: Энни тоже сделала свой первый шаг из тумана безучастности, потому что ответила на улыбку. Коунс, напряженно наблюдавший за ними, облегченно вздохнул... 17 - Понадобится около четырех месяцев, чтобы посетить все планеты, на которые мы собираемся отправить имирцев, - сказал Коунс после небольшого раздумья. Бассет цинично усмехнулся. Он привык видеть в Коунсе потенциального противника, который только на короткое время по собственным мотивам связался с ним. - С вашим трансфэксом это время сильно сократится. Коунс весело улыбнулся и покачал головой. - Прибор не стоит использовать так часто, - солгал он. - Кроме того, не сомневаюсь, вы ведь направите своих техников и инженеров, чтобы выведать тайну нашего открытия. У вас есть двигатель Мечникова, поэтому ваш личный корабль достаточно быстр. Слава Бассета распространилась далеко, поэтому не удивительно, что Лама с Кунг-фу-дзе принял его очень уважительно и чествовал как верховного правителя. - Имирцы, кажется, очень трудолюбивы и у них почти нет запросов, - сказал Лама, - что, вероятно, связано с неблагоприятными условиями. Лама дал Бассету аудиенцию под открытым небом. Оба они сидели в великолепном саду в тени вывезенного с Земли Священного дерева. Двое слуг стояли возле них с пальмовыми опахалами. - Но говорят также, что эти люди очень нетерпимы, - продолжал Лама, - и я опасаюсь, что они ассимилируются. Но Бассет, продувной дипломат, ответил на опасения Ламы каскадом таких заманчивых предложений, что сам удивился, когда в заключение беседы Лама воспылал бескорыстным желанием помочь своим ближним. Президенту правительства Бореаса, которому и раньше приходилось вести подобные переговоры, были известны хитроумные методы Бассета, но он, хотя и был гораздо осторожнее Ламы с Кунг-Фу-дзе, тоже пообещал благосклонно обдумать предложение. Бассет хорошо понимал, что его партнер скоро уступит, потому что люди на Бореасе не могли существовать без посторонней помощи. Места было достаточно. Кроме того, триста тысяч переселенцев не представляли из себя никакой опасности. На Цеусе Бассету пришлось иметь дело с диктатором. - Почему имирцы должны покинуть свою планету? - откровенно спросил диктатор. - Только, пожалуйста, не говорите мне, что люди пресытились жизнью среди айсбергов и снежных полей, где они жили как факиры! Триста тысяч - это очень много. Я хочу, чтобы политические условия на подвластной мне территории оставались стабильными, а кто знает, что за идеи принесут с собой эти люди? И трудно поверить, что имирцы вдруг стали такими разумными. - Это результат долгого развития, - глубокомысленно заявил Бассет. - Прекрасно. Но вы-то почему беспокоитесь? Что обещали вам за содействие? Бассет мысленно усмехнулся. - Если триста тысяч человек внезапно обнаруживают, что отказ от всего - не единственный идеал, они начинают испытывать непреодолимую тягу к удобствам жизни и наслаждениям. А вы можете благосклонно предоставить эти вещи в их распоряжение. Пошлина и другие доходы, поступающие в вашу казну, будут довольно высоки. Диктатор кивнул. Этот язык был ему понятен. Он достал ручку и подписал приготовленный Бассетом договор. Так было и везде. Спустя четыре месяца были заключены договоры о приеме почти всех имирцев. Оставалось распределить примерно полмиллиона человек. - Может быть, Земля примет оставшихся людей? - спросил Коунс. - Я уже позаботился об этом, - хмыкнул Бассет. - Дело прошло на редкость успешно. Знают ли имирцы о выпавшем на их долю счастье? Коунс, усмехнувшись, взглянул на Бассета. - Нет, еще не знают. Но всегда найдется некоторое количество людей, которые с удовольствием переселятся на более удобную планету. Во время следующей посадки "Амстердама" на Имир Ярослава на планете не оказалось. Капитан Левенгук немедленно отправился в Совет Старейшин и потребовал объяснить его загадочное исчезновение. - Никто не знает, где он, - пожимали плечами Старейшины, лихорадочно пытаясь найти какую-нибудь убедительную причину. Левенгук презрительно смерил взглядом этих людей, что не составило труда, потому что все они были значительно ниже его ростом. - Ну что ж, - заключи он. - Я вас предупреждал. Мы совершаем здесь посадку только из милосердия. Вы знали, что отношения будут разорваны, если с нашим агентом что-нибудь случится. Он был для вас соринкой в глазу. При моем последнем посещении вы хотели осудить его из-за какой-то молодой девушки, и, полагаю, так и сделали. Для прожженных лжецов и пройдох такой поступок в порядке вещей. Имирцы отчаянно переглядывались. В грузовом трюме корабля находились вещи, совершенно для них необходимые, без которых они не могли собрать свой скудный урожай. Они протестовали, умоляли, убивались, снова и снова клялись в своей невиновности. Все было напрасно. Левенгук покинул планету, не разгрузив корабль, в расчете на другие, более благоприятные рынки сбыта, в заключение поклявшись никогда более не возвращаться сюда. Испуганные и потрясенные, имирцы принялись за поиски Ярослава Дубина, разыскивая ненавистного им человека со всей тщательностью, как иголку в стоге сена. Но, самое удивительное, они и в самом деле не знали, где тот находится. Они перевернули город с ног на голову и перерыли роскошный дом Ярослава от подвала до крыши, надеясь, по крайней мере, найти труп, чтобы доказать свою непричастность к его исчезновению. Но Ярослава Дубина так и не нашли. - Как сквозь землю провалился или спрятался где-то среди снега и льдов, - в отчаянии заключил один из группы поиска, даже не подозревая, как недалеко оказался от истины. Ярослав покинул свой дом при помощи трансфэкса, забрав аппарат с собой. Когда имирцы обнаружили потайную комнату, она была пуста. Капитан следующего корабля отреагировал так же, как Левенгук, и тоже поднял свой корабль с космодрома, пообещав никогда не возвращаться. - Они не могут бросить нас на произвол судьбы, - говорили оптимисты. Но капитаны кораблей именно так и поступали, и их ничто не могло переубедить. Спустя два месяца скудные припасы истощились, и на город обрушился голод. Фанатики объясняли голод суровым наказанием за отклонения от заветов предков, но мало кто их поддерживал. Особенно восставали против них люди, постоянно слышавшие жалобы своих голодных детей. В среде молодежи, раздраженной и недовольной, пророс зародыш, брошенный в их сердца Ярославом, и старики, ко всему прочему, получили еще и восстание. Их прежде послушные дети открыто заявляли, что симпатизируют идеям Ярослава и считают образ жизни своих родителей ненормальным, обвиняя старшее поколение ответственным за так внезапно постигшее их страшное бедствие. С тех пор на космодроме Имира не совершил посадку ни один космический корабль. Имирцы поняли, что полностью отрезаны от внешнего мира. Они оказались совершенно беспомощны, поскольку у них не было ни кораблей, ни даже межзвездных средств связи. В их распоряжении был только свет. Но кто мог поймать посылаемый прожекторами сигнал бедствия, если ближний Космос был пуст? Произошел коренной перелом. Даже Старейшины заявляли, что больше не придают никакого значения воздержанию и готовы были совершить грех: отдать вечное блаженство за миску супа. Голод еще усилился и превратил людей в диких зверей. Те, которые оставили небольшой запас на черный день, были преданы, избиты и ограблены. Банды голодных бродили по улицам и грабили последние склады продовольствия. Полицейских избивали. Однажды утром на улице нашли даже обглоданное тельце. - Имирцы больше никогда не смогут утверждать, что они лучше всех других людей, - с каменным лицом сказал Коунс Бассету. - Думаю, вот теперь-то, наконец, можно начать. Бассет был согласен. Он и Коунс находились в одном из кораблей огромного флота, курсирующего вокруг Имира. Корабли принадлежали Бассету,
в начало наверх
и это послужило одним из оснований, почему Коунс был заинтересован в совместной работе с Бассетом, у которого хватало и кораблей, и денег, и обслуживающего персонала. По приказу Бассета корабли, прошив верхние слои атмосферы, теперь стремительно приближались к предназначенным местам посадки. Полетом руководили лучшие пилоты, потому что космодром города Фестербург мог принять лишь немногие из кораблей, остальные же должны были искать подходящие места, а учитывая погоду и промороженность почвы Имира, сделать это было совсем не просто. Погибающие от голода имирцы восприняли появление космических кораблей как чудо. Внутренне уже смирившись с неизбежным концом, они молча собрались вокруг приземлившихся кораблей. Коунс был в числе тех, кто совершил посадку на космодроме Фестербурга, и теперь недоверчиво смотрел на толпу. Он ждал штурма кораблей, но имирцы тихо стояли на краю посадочного поля, все еще не в силах поверить, что к ним пришла помощь. Коунс выбрался из корабля и подошел к Старейшинам, молча и смиренно стоявшим впереди толпы. - Мы привезли вам продукты, - сказал он, используя мегафон, чтобы вся толпа слышала его слова. Слабое ликование быстро угасло. - Этого, конечно, мало, но мы вернемся, несмотря на огромные трудности. Недостаточно просто накормить глупцов. Именно глупцов. Есть много планет с нормальными условиями жизни для людей, но ваши предки прокляли вас и обрекли на то, чтобы отклонять милосердие других. Неужели вы до сих пор не поняли, что ваша планета не пригодна для жизни людей? Юноша лет восемнадцати, высунувшись из толпы, погрозил Старейшинам кулаком. - Это правда! - крикнул он. - Имирцы считали себя избранным народом, - Коунс обращал свои слова к Совету Старейшин, - но думаю, за последние месяцы все поняли, что вы всего лишь обыкновенные люди. Вы горды и фанатичны, но пустые желудки сильнее сумасшедших голов. Никто не ответил, и Коунс продолжал: - Мы готовы спасти вас. Все люди - братья и должны помогать друг другу. Среди людей не должно быть враждебности! И мы, не испугавшись никаких трудностей, пришли, чтобы доказать свои добрые намерения и обеспечить вам человеческое существование. У нас на борту двух-трехдневный запас продовольствия для вас, но мы можем предложить вам больше - новую родину. Другие планеты готовы принять вас! У вас есть выбор: или погибнуть от голода здесь, или начать новую жизнь в более подходящих условиях! Коунс замолчал, выжидая реакции. Пара фанатиков сочла за лучшее погибнуть от голода, о чем тут же и объявила, но большинство имирцев сочли это предложение вполне приемлемым. Чтобы ускорить принятие решения, экипажи кораблей быстро выгрузили продукты и распределили их среди голодающих. Фанатики, вопя и проклиная, пытались удержать голодных от соблазна, чтобы те не продавали свою душу за кусок хлеба, однако все было тщетно. Оказалось, что, несмотря на праведный образ жизни, многие из пожилых людей еще помнили древние ругательства и теперь обрушили их на фанатичные головы. Вскоре начали поступать сообщения и с мест посадки других кораблей. Везде разыгрывались одинаковые сцены. Бассет, не скрывая удивления, сказал Коунса: - Ваши агенты действительно провели здесь великолепную подготовительную работу. Вот уж не думал, что имирцы будут реагировать таким образом. - Это потому, что вы никогда по-настоящему не представляли себе здешних условий. Голод пробуждает определенные инстинкты, но вы не задумывались над этим, потому что на Земле пока нет голодающих. Бассет молчал. Он думал о будущем, полный решимости привести в исполнение свои собственные планы, твердо решив присвоить себе славу человека, объединившего человечество. Однако он не подозревал, как далек от действительного положения вещей, потому что еще ничего не знал о существовании чужой разумной расы. 18 - Какая разница? - усмехнулся Лекок. - Что из того, что мне это неприятно? Факт есть факт: имирцы быстро и безболезненно были приняты другими. Они безропотно покорились судьбе и покорно позволили повести себя, как овец на закланье. И ведь, действительно, они от этого только выиграли. - Все это так, но хотел бы я знать, куда исчез Коунс, - задумчиво протянул Бассет. Был пасмурный день. Над Рио висели плотные дождевые облака, закрывающие солнце. И настроение Бассета было под стать погоде. - Да, эти люди умеют выполнять обещания, все случилось именно так, как предсказывал Коунс. Имирцам долго еще придется ассимилироваться. Кое-где смеются над их своеобразными привычками. Привычки... но не в этом суть. Плотина действительно прорвана, Лекок. Если мы и дальше будем способствовать подобному развитию, мы скоро получим обратное движение. Длящаяся в течение столетий изоляция колоний начинает нарушаться. Лекок тихо выругался. - Не могу обнаружить ни малейших следов этого парня. Мы не спускали с него глаз во время операции, чтобы получить хоть какие-нибудь сведения о его организации. Невероятно, но в один прекрасный момент он бесследно исчез. Человек, которого я посадил ему на хвост, вообще не смог ничего объяснить. Я, конечно, тут же уволил его, но сам почти убежден, что он ни в чем не виноват. - Я же не упрекаю тебя, - остановил его Бассет. - Итак, ситуация складывается следующим образом. Мы не можем позволить себе терпеть такую сверхмощную тайную организацию. Кроме того, необходимо раздобыть тайну трансфэкса. Располагая ею, мы не позволим другим воспользоваться этим открытием. - Не понимаю, чего хотят эти люди, - высказался Лекок. - У них есть все, о чем мы не могли и мечтать. - Неужели нет никаких доказательств существования союзников этого парня? - задумчиво добавил Бассет. Лекок раскрыл тетрадь с записями и, полистав, сообщил: - Ярослав Дубин, несомненно, принадлежит к той же организации. Но он тоже исчез, никто не знает куда. Наши люди, конечно, держат глаза открытыми, но пока безрезультатно. Удалось только выяснить, что он исчез точно в нужное мгновение, и это настолько хорошо, что я не могу поверить в случайность. Ведь его исчезновение вызвало нужные последствия. Бассет кивнул. - Не забудь, существует возможность, что его просто похитили. Кто еще находится под вопросом? - Несколько человек из управления Видео Индии, все без исключения участвуют в шоу Фальконетты. Временами они исчезают на какое-то время совершенно непонятным образом, а потом так же внезапно появляются. Фальконетта в том числе. Бассет взглянул на него. - Интересно! А что с техниками? Их человек отредактировал наше рекламное объявление так, что сделал его совершенно бесполезным. - И среди них, конечно, тоже, - закивал Лекок. - Да и на других планетах есть люди, имеющие связь с этой группой. Они появились, когда прибыли имирцы, приняли участие в организации переселения, а потом, закончив свою работу, исчезли. Все они занимают ответственные посты, но ни один не проявил признаков заботы о дальнейшей судьбе переселенцев. - Интересно, - повторил Бассет, задумчиво откинувшись на спинку кресла. - Постепенно все обретает четкие очертания. По-видимому, мы имеем дело с организованным уже давно и строго секретным тайным движением. Все люди тщательно подбираются, все они идеалисты. Не думаю, что удастся подкупить кого-нибудь из них. Исчезновение девушки дало нам кое-какие доказательства. Похоже, члены организации находятся под тщательным наблюдением, следовательно, никто не имеет никакой возможности предать всю группу. Помолчав, Бассет решительно добавил: - Мы должны узнать тайну трансфэкса! Без него нельзя было бы создать такую организацию. Эта штука имеет огромную ценность. Что говорят наши физики? Им все еще не удалось повторить изобретение? Ведь должны же существовать и другие гениальные головы. Лекок пожал плечами. - Физики застряли. Кроме того, у "наших друзей" есть возможность, отправившись в любое опасное место, вернуться назад целыми и невредимыми. Бассет нехотя кивнул, соглашаясь. - Но невозможно хранить тайну долго. Ведь когда-нибудь она вылезет наружу. При всем моем уважении у этим людям, они же просто обыкновенные люди. Впрочем, кто кроме нас знает о существовании этой группы? - О ней не знает больше ни один человек. Все считают эвакуацию имирцев вашей идеей, а я всеми силами поддерживаю эту точку зрения. В конце концов, зачем нашим людям знать, что мы действовали практически по чужой указке. Бассет, вполне удовлетворенный разговором, перелистал журнал с записями, протянутый ему Лекоком через письменный стол. - Все в наши руках, Лекок. Мы должны заполучить в свои руки члена этой группы и выжать из него все. - Хорошо. Начну с Видео Индии. Коунс вернулся на Регис, доверив последний транспорт с эвакуированными имирцами людям Бассета, так как ему предстояло еще много работы: надо было позаботиться об Энни Заток, Анти и особенно о пленнике. Кроме того, Коунс не сомневался, что Бассет ни в коем случае не отступится от своей цели и не перестанет претендовать на абсолютную власть. Он предпримет любые попытки смести помехи со своего пути и, ничего не боясь, начнет убирать конкурентов. Анти действительно совершил невероятное. Энни снова была жизнерадостной, веселой девушкой, как будто и не было в ее жизни ужасных событий последнего времени. Коунс поблагодарил Анти за отличную работу, хотя хорошо знал, что быстрое выздоровление вызвано обычными человеческими чувствами. Стоя вместе с Анти у платформы трансфэкса, он смотрел на Энни, нежащуюся под лучами солнца, загорелую и хорошенькую. Она, преодолев привычную робость и преувеличенную стыдливость, вела себя как обычная девушка, выросшая в нормальных условиях. - Странная вещь, - сказал Коунс. - Человек, строго подчиняющийся логическим правилам и следующий надуманным принципам, никогда не сможет вести нормальную жизнь и всегда неадекватно реагировать на разнообразные внешние условия. С чужаком происходит примерно то же. Анти непонимающе взглянул на него. - Не вижу здесь связи. - Не видите? Они, выйдя из корабля, немедленно атаковали нас, потому что автоматически сочли за врагов. Это их логика. А какова наша? Мы, считая что война между ними и нами неизбежно должна привести к катастрофе, стремимся к дружескому сотрудничеству, величая себя идеалистами, но на самом деле всего лишь хотим спасти свою шкуру. Мы думаем не только о будущем, но и о нашей собственной безопасности. - Это так по-человечески, - вздохнул Анти. Коунс посмотрел на него взглядом постороннего. Анти действительно мог быть доволен своим телом. Кто знает, может быть, именно внешность Анти так существенно повлияла на выздоровление Энни. - Она хорошо выглядит, верно? - Кто? Энни? Да, она привлекательна, - смутился Анти, стараясь скрыть свои истинные чувства. Коунс понимающе улыбнулся и, отвернувшись, зашагал прочь. Когда он проходил мимо домика Ву, дверь открылась, и Ву сделал ему знак войти. - Бассет напал на наш след! Его агенты разузнали, где отдыхают Рам, Фальконетта и другие. - Ты имеешь в виду всех, кто работает в Видео Индии? - Кто нас выдал? Как теперь быть? - Мы сами проинформировали об этом агентов Бассета. - Ты сошел с ума, Сайд? - Напротив. Бассет не глуп и работает очень быстро. Мы сказали ему очень немногое - только чтобы склонить к сотрудничеству. И мы, чтобы он поверил, представили ему доказательства, их-то он теперь и использует. К сожалению, изменить ничего нельзя, да и опасность не так уж велика. Мы отправили Бассету телеинформацию, что до некоторой степени удовлетворило его и отвлекло от насущных проблем. А теперь Рам должен дать ему новую информацию, которая приведет его сюда. - Но зачем?
в начало наверх
- Я хочу, чтобы он был здесь, вне Земли, потому что здесь мы можем диктовать ему свои условия. И потом, меня этот человек очаровал. Мне самому хочется разобраться в нем. Я был приблизительно в его возрасте, когда сделал решающее открытие. Бассет - совершенно особая личность. Не хочу хвалиться, но вы должны признать, что я для своего возраста выгляжу неплохо. Кроме того, я думаю иначе, чем он, и хотя у нас почти одинаковые способности, но совершенно разные цели. Если у него, как у меня, будет возможность продлевать жизнь по желанию и строить далеко идущие планы, то, убежден, будет действовать по-другому. Человечество его не интересует; несмотря на весь свой ум, он ослеплен развернувшейся перспективой и мечтает только о власти и славе. Это делает его опасным, поэтому мне хотелось бы, чтобы он был здесь, на Регисе. Он прилетит сюда, не подозревая, что его ждет. Никто не знает этого - кроме меня. Хотя Ву и не совсем понял, что имел в виду Коунс, однако все же согласно кивнул. - А я тем временем позаботился о "Друге". Не могу отделаться от ощущения, что мы допустили ошибку. Ву удивился: - Что ты имеешь в виду? - Если Фальконетта смогла завоевать его доверие, почему же нам не завоевать доверия всей их расы? Наши помыслы направлены на то, чтобы оттянуть контакт с чужаками, но, может быть, этого не требуется. Имирцы полностью эвакуированы, и планета ждет новых поселенцев. Если разрешить чужакам посадку, они, конечно, расценят это как доказательство доброй воли, и тогда мы объединимся на полном доверии, пообещав искать для них новые планеты, если они оставят в покое другие наши колонии. Если идея сработает, опасность будет устранена. - Звучит совсем неплохо, - присвистнул Ву. 19 Уцелевший член экипажа чужого корабля проявил инициативу и устроился по своему вкусу. Когда Коунс шагнул с трансфэкса в холодный воздух полярной области, он тотчас же уловил чужое влияние. Перед хижиной был разбит маленький садик, в котором, несмотря на холод, росли чужие растения. В захваченных с корабля продуктах, предназначенных для пленника, оказались и семена, которым "Друг" нашел полезное применение. В хижину вел спиралеобразный вход, вполне подходящий для некрупного тела хозяина. Коунс постучал и получил разрешение Фальконетты войти. Фальконетта представила его, а автопереводчик превратил ее слова в странно глубокие и хрюкающие звуки чужого языка, удивительные для Коунса, но, по-видимому, уже привычные для Фальконетты. - Я вспоминаю тебя, - сказал "Друг" (переводчик был настроен так, что голос его звучал совсем по-человечески). - Ты снял с меня путы. У меня еще не было случая поблагодарить тебя, тогда я сильно боялся. Но теперь больше не боюсь. Коунс довольно улыбался, хотя его мучили опасения, потому что неизвестно, как собеседник воспримет всю правду. - Ты, конечно, еще не знаешь, что наш "Друг" - специалист по колониям, - сказала Фальконетта. - Это так, - подтвердил "Друг". - Теперь я убежден, что обе наши расы смогут существовать по соседству и ужиться друг с другом. - Я того же мнения, - ответил Коунс. - Поэтому мне хотелось бы кое-что тебе показать. Не было никакой проблемы в том, чтобы "Друга" при помощи трансфэкса доставить на полностью свободного от поселенцев планету Имир. "Друг" давно сообразил, что люди располагают замечательным транспортным средством, иначе как бы они могли захватить летящий космический корабль и, несмотря на чудовищное расстояние, посадить на планету... Имир представлял собой странное зрелище, в пустом городе свистел ветер. Сберегая энергию, Коунс отправил платформу трансфэкса в наиболее интересную точку и установил ее там. С этого места открывались покрытые снегом горы, плоские равнины и кипящее, бушующее море. Они друг за другом спустились с платформы: сначала Коунс, потом - немного опасливо - "Друг", а за ним Фальконетта. Оба человека дрожали, стоя на ледяном ветру, а "Друг", счастливый и радостный, сделал несколько шагов вперед. Коунс и Фальконетта многозначительно переглянулись. Фальконетта, захватившая переносный автопереводчик, теперь включила его. - Это планета, которую вы видели сверху, - объяснил Коунс. "Друг" пораженно обернулся. - Не может быть! Мы ведь установили, что она населена! Коунс, вспомнив о событиях последнего времени, улыбнулся. Немного позже он все объяснит "Другу", но не сейчас. - Нам не нужна эта планета, - сказал он. - Некоторые из нас жили здесь, но, обнаружив, что вы ищете именно такую планету, как эта, мы освободили ее для вас. Надеюсь, вам удастся использовать ее лучше, чем нам. "Друг" поднял руку, так похожую на человеческую, и сделал широкий жест. - Это самая великолепная местность, какую мне приходилось когда-либо видеть! - зачарованно воскликнул он. Он выразил желание немедленно отправиться в путь, чтобы осмотреть ближайшие окрестности, и Коунсу с Фальконеттой волей-неволей пришлось следовать за ним, смирясь с чудовищным холодом. Только спустя два часа они вернулись к платформе, оба немилосердно промерзшие, зато "Друг" нашел здешние условия просто идеальными. Едва они подошли к трансфэксу, как силовое поле засветилось и на платформе появился еще один человек. Это была Катя. - Наконец-то! - воскликнула Катя. - Вы должны были сообщить, где находитесь! В поисках вас пришлось обшарить все населенные планеты. - Мы немного развлеклись, - рассмеялся Коунс. - Что случилось? - К планете приближается еще один чужой корабль! Мы все подготовили, чтобы повторить акцию, но, по мнению Ву, надо изменить планы. Решать придется немедленно, потому что времени осталось в обрез. - Позволь мне подумать, - задумчиво произнес Коунс, глядя на "Друга", который все еще зачарованно осматривался, впитывая все новые и новые впечатления. - Сколько времени у нас осталось? - Они будут здесь через два дня, то есть остается всего восемь часов, чтобы заполучить корабль прежним способом, потом он окажется вне пределов нашей досягаемости. - Два дня, - задумчиво повторил Коунс. - Хорошо, мы позволим им прилететь. Когда они совершат посадку, мы удивим их, выслав небольшой комитет по приему гостей, - и, прежде чем кто-нибудь успел раскрыть рот, Коунс оказался на платформе, а чуть позже снова в кабинете Ву, в главном лагере на планете Регис. Все было тщательно подготовлено, но реакцию "гостей", конечно, нельзя было предсказать. О чем думал экипаж этого космического корабля, мчавшегося сквозь пространство? Коунс многое отдал бы за то, чтобы узнать это, но, как и все остальные, должен был довольствоваться предположениями. Он и Фальконетта обрабатывали "Друга" целый час, объясняя, как много зависит от его поведения, и добились успеха, потому что "Друг" теперь был совершенно убежден в дружеских намерениях людей. Теперь он в одиночестве стоял на поле космодрома возле Фестербурга. Он приготовил специальный передатчик, чтобы сразу же после посадки предостеречь своих товарищей от необдуманных действий. Корабль приземлился. Первыми наружу вышли офицеры и, обнаружив "Друга", стоящего на почтительном расстоянии, были ошеломлены, узнав одного из членов экипажа погибшего корабля. Все они сжимали в руках оружие и оглядывались в поисках врагов. "Друг", приблизившись, заговорил со своими товарищами, указывая на покинутый город и запущенные поля. Прошло немало времени, прежде чем ему удалось убедить недоверчивую команду. Только тогда он сделал знак Коунсу и Фальконетте, оба они вышли из укрытия, медленно направляясь к группе чужаков. Они остановились в паре метров от серых фигур с нарисованными на одежде цветными символами. Фальконетта включила автопереводчик и произнесла формулу приветствия, которую узнала от "Друга". Чужие, поколебавшись, опустили оружие. Один из них, по-видимому командир корабля, приблизился, пристально разглядывая людей, затем указал на автопереводчик и начал говорить. Было странно слышать другого чужака, говорящего тем же самым голосом, что и первый, но переводчик всегда "говорил" одинаковым голосом. Командир сейчас же понял, как функционирует этот маленький чудесный прибор. Коунс и Фальконетта ответили на все его вопросы, и "Друг" всеми силами поддерживал их. - Нам чрезвычайно жаль, что экипаж вашего первого корабля вступил с нами в бой, - сказал Коунс. - У нас не было никаких недобрых намерений, но они напали без предупреждения и убили восемнадцать наших товарищей, - он, конечно, не сообщил, что убитые давно уже получили новые тела и живут новой жизнью. - Такие недоразумения никогда больше не должны повториться. Теперь все зависит от вас. Если вы боитесь и не доверяете нам, улетайте отсюда. Но если вы верите, что мы сможем жить рядом друг с другом в дружбе и согласии, мы отдаем вам эту планету. Командир огромного корабля долго думал. Коунс, сознавая чудовищную важность этого мгновения, был потрясен и взволнован. "Я обладаю почти неограниченной властью, - сказал он себе. - Я дарю одну из планет и этим открываю новую эпоху в истории человечества". Чужие тихо переговаривались - так тихо, что переводчик не мог перевести их слова. Напряжение постепенно нарастало. И вот командир отделился от группы и подошел к Коунсу. - Мы решили поверить вам, - сказал он торжественно. - И, чтобы доказать это, слагаем оружие. Коунс пожал плечами. - Это лишнее, потому что и с ним вы не сможете причинить нам никакого вреда. Отовсюду, покинув многочисленные укрытия, спешили люди: Ву, Катя и все остальные. Чужие сбились в тесную группу, и не удивительно: ведь дружеские отношения были еще непривычны, тем более что они готовились к боевым действиям, и не так-то легко сразу приспособиться к новой обстановке. Коунс облегченно вздохнул. Проблема, к всеобщему удовольствию, была решена. Но оставалась еще одна проблема. Ву, приблизившись к нему, прошептал: - Сайд, мы только что получили сообщение с Земли. Бассет, должно быть, что-то пронюхал и теперь на своем корабле летит сюда. Похоже, он совершит посадку на Регисе. Что делать? - Это ты скоро узнаешь, - ответил Коунс, устало улыбаясь. - Будем надеяться, что все закончится как надо. 20 Успех предприятия отнял у Коунса все силы. Раньше его поддерживало напряжение и подгоняла необходимость, но теперь, когда работа осталась позади, он чувствовал себя усталым и истощенным. Сильную усталость породило не только физическое напряжение: Коунс был стар. После каждой смерти он получал молодое тело, что было возможно благодаря применению электронной записи, но его дух, его душа, его личность не изменялись и не обновлялись, множество воспоминаний долгих жизней угнетало его. И хотя он обладал неимоверными знаниями, этого было недостаточно, чтобы сделать его счастливым. Коунс давно понял, что вечная жизнь, хотя в принципе и возможная, не обязательно была счастьем. Он находился на Регисе один, потому что все остальные были на Имире. Автоматы вели наблюдения и записывали все происходящее. Коунс знал, что автоматы наблюдали и за ним, но это ему не мешало, потому что машины не могли вмешаться в его планы и не задавали никаких вопросов. Он немного стыдился, того, что собирался сделать, потому что, собственно говоря, это смахивало на трусость, но не существовало лучшего пути, и только он один мог воплотить в жизнь этот план. Система трансфэкса была его изобретением. Он знал возможности аппарата лучше, чем все остальные, и все же испытывал некоторую неуверенность, когда решился привести в исполнение задуманное. Надо было
в начало наверх
спешить, потому что он не хотел огорчать никого из своих друзей. И чтобы аппаратура не смогла автоматически восстановить то, что он хотел разрушить, Коунс постарался перепутать все записи, уничтожить все следы. Наконец подготовка была завершена. Он сам сомневался в успехе своего плана, уж слишком сложной была задача. В последний раз он огляделся вокруг, слабо улыбнулся и вступил в светящееся силовое поле на платформе трансфэкса. В первое мгновение Коунс едва мог поверить, что его расчеты действительно были безошибочны. Он оказался на корабле, летящем в космосе со сверхсветовой скоростью, и ошибка в несколько сантиметров привела бы к гибели не только его самого, но и весь корабль. Он растерянно стоял в огромной двойной каюте и глядел на шахматный столик с расставленными на нем фигурами. В каюте никого не было, но рано или поздно Бассет должен был прийти сюда, потому что на корабле не было других удобных для отдыха помещений. Коунс опустился в кресло Бассета и взял одну из его маленьких сигар. Спустя несколько минут в каюту вошел Бассет, и только дойдя до середины комнаты, он заметил Коунса. Испуганный так, что не мог произнести ни слова, он оперся на стол и с белым, как мел, лицом уставился на Коунса, не в состоянии поверить, что здесь, в его кресле, сидит этот человек. - Садитесь, Бассет, - спокойно сказал Коунс. - Я хочу поговорить с вами. Бассет испуганно оглянулся: дверь за его спиной автоматически закрылась, отрезав ему путь к отступлению. Подслушивающее устройство не было включено, потому что в нем не было никакой надобности, так что и с этой стороны помощи ждать не приходилось. Бассет почти упал в другое кресло, ошеломленный безграничными возможностями противника. Коунс, подождав, пока Бассет немного успокоится, стряхнул пепел с сигары и взглянул прямо в глаза Бассету. - Ваши люди проделали неплохую работу, - с уважением произнес он. - Рам Сингх действительно наш человек. Но установление факта, что у нас есть опорный пункт, конечно, не ваша заслуга. Я поручил Раму дать соответствующие показания, чтобы вы лично захотели убедиться в его существовании и тотчас отправились в путь. Я хотел убедиться, что вы не поручите это важное задание никому другому. - Чего вы хотите? - выдавил Бассет. - Я хочу пресечь ваши планы, Бассет! - Коунс оперся локтями о стол, подавившись вперед. - Вы опасный человек. Нужно ли говорить, почему? Бассет постепенно снова обрел самообладание и, прикидывая, как объявить тревогу среди своих людей, хотел выиграть время, поэтому молча кивнул. - Вы умный человек, Бассет, но проморгали важные вещи. И это тем более опасно, что вы достаточно могущественны: ваши ошибки могли привести к чудовищной катастрофе. Вы всегда думаете только о себе и никогда о других, не говоря уж о человечестве в целом. - Что вы хотите сказать? - обиженно фыркнул Бассет. - Объясню. Уже во время нашей первой встречи, если помните, я сказал, что вы хотели бы владеть всем, причем ваше властолюбие не ограничивается Землей, а распространяется на все населенные планеты. Однако вы упустили из виду факт, что не годитесь на роль властелина. На эту роль, уж если на то пошло, гораздо лучше подходим мы, и уже доказали это. - Не удивительно! Вы располагаете мощной организацией, и у вас есть известное влияние и замечательные средства. Но у вас нет власти! - Нет власти? - Коунс поднял брови и с превосходством улыбнулся. - У нас есть власть подарить целую планету. Разве это не власть - определить судьбу двух разумных форм жизни? Разве это не власть - определить, что две совершенно чужие друг другу формы разумной жизни должны жить рядом друг с другом в мире и дружбе? - Две различные формы разумной жизни? - с удивлением переспросил Бассет. Коунс только кивнул. - Это выше вашего понимания. Бассет внезапно успокоился. - Вы глупец! Вы только блефуете! Но если вы действительно сказали правду, я ничего не теряю! - Верно, Бассет. Но, согласитесь, я не могу оставить в живых такого известного человека, как вы. Бассет вскочил и громко возопил о помощи. Коунс медленно поднялся и осмотрелся. Прямо над ним в обшивке корабля было слабое место, усиленное приваренной подпоркой. Он посмотрел на свои часы и удовлетворенно кивнул. Члены экипажа во главе с Лекоком ворвались в каюту и непонимающе уставились на нового пассажира. - Вам известно, какими возможностями я располагаю, - тихо сказал Коунс. - Тем же способом, каким явился сюда, я могу заставить исчезнуть подпорку вот здесь, наверху. Это займет не более нескольких секунд. Вы, наверное, представляете себе, что это значит! Никто не может ничего изменить, даже я сам. Коунс был уверен, что его тщательная подготовка не была напрасной, надеясь только, что никто из его людей не вернется в ближайшие минуты на базу в главный лагерь и не изменит настройку автоматики. - Он всех нас убьет! - завизжал Бассет. На лицах людей застыл ужас, они не сводили глаз с потолка, откуда таинственным образом вдруг исчезла подпорка. От чудовищного давления пластины обшивки скрипели и скрежетали, наружная оболочка могла лопнуть в любое мгновение. Бассет уже примирился с судьбой, сознавая, что обрел, наконец, своего господина, но в его глазах сияла непритворная радость последнего триумфа: Коунс, не сделав никакой попытки покинуть корабль, тоже был обречен на смерть. Секундой позже сварной шов не выдержал, корабль лопнул по всей длине... И Коунс, наконец, обрел забвение, по которому так давно тосковал. Бассет умер с сознанием, что противник разделил его участь. Коунс чувствовал холод, а также боль. Что такое? Разве это и есть ожидаемое с таким нетерпением "ничто"? Но он ведь не должен был ни чувствовать, ни мыслить. Может быть его товарищам снова удалось материализовать его? Нет, невозможно: он же стер все записи, или, по крайней мере необратимо изменил их. Кроме того, он великолепно помнил взрыв корабля и свою окончательную смерть. Он не хотел больше жить. Разве не достаточно четко дал он понять, что хочет, наконец, покоя? В нем поднялась внезапная ярость - бессмысленная, потому что он не мог шевелиться, и только спустя некоторое время обнаружил, что может открыть веки. Сначала перед ним заклубился туман, потом замелькали тени, но вдруг поле зрения прояснилось, и он узнал белокурые волосы и голубые глаза, смотрящие на него сверху вниз. - Энни Заток? - он даже мог снова говорить, хотя и с трудом, но все же достаточно понятно. - Получилось! - радостно воскликнула Энни, глаза ее наполнились слезами. - Анти, он вспомнил мое имя! Светлое лицо Энни исчезло из поля зрения, его сменило загорелое лицо мужчины. - Разве это не настоящее чудо? - послышался чей-то голос. Коунс постарался не потерять сознания и сформулировать вопрос: - Что со мной сделали? - Ах, Сайд! Мы искали тебя в течение ста лет. И вот корабль новых имирцев отыскал тебя и доставил сюда. Ты снова на Регисе! При взрыве ты мгновенно превратился в глыбу льда, но мы, конечно, не знали этого, зато у нас было достаточно времени, чтобы проанализировать все возможности. И мы нашли верный ответ. Курс корабля был установлен, а остальное далось легче. Ты в течение ста лет мчался в пространстве тем же курсом. Коунс еще с трудом открыл глаза и посмотрел на обоих молодых людей. - Вы за эти сто лет не особенно изменились. - Ты тоже не изменился, - ответил счастливый Анти. - Все давно хотели попытаться материализовать тебя снова, но я до сих пор препятствовал этому: твое поведение ясно указывало, что ты хочешь покоя. - Но ведь меня снова оживили. Почему? - Ты отдохнул и теперь должен увидеть, как изменился мир за это время. Может быть, в этот раз тебе понравится. - Расскажи мне все! - потребовал Коунс. - Может быть, и в самом деле стоит еще немного пожить! Кто теперь стоит у руля? - Анти, - гордо ответила Энни. Коунс закрыл глаза. Работа была завершена, и ему хотелось это увидеть. Он попытался представить себе изменения, происшедшие в мире с момента его ухода. Он отдыхал целых сто лет - срок достаточно большой. - Ну, хорошо! Я хочу попытаться еще раз! - сказал он с новыми силами.

ВВерх