UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Джон ДЖЕЙКС

 ПЛАНЕТА ШЕСТИЗАРЯДНОГО ПИСТОЛЕТА




 Существует  литературный  прием:  когда   на   других
 планетах   происходят   какие-либо    катаклизмы,    люди,
 подвергшиеся   всякого   рода    воздействиям,    начинают
 восставать, и тогда стрелки часов поворачиваются вспять, в
 средние века. Вам известно, какая это была жуткая эпоха?
 Люди,  которые  пытаются   повернуть   время   назад,
 ненормальные, но  я  не  могу  поверить,  что  они  просто
 сумасшедшие. Хотя продолжают выходить  исторические  книги
 для любителей  беллетристики,  которые  лишь  подтверждают
 бесплодность  наших  авторов.   Ведь   в   них   полностью
 отсутствуют  яркие  поэтические  образы,   которые   Земля
 оставила своим потомкам в качестве  наследия.  Именно  это
 принадлежит современности.
(Вытащите револьвер 45 калибра, выстрелите шесть раз).
 Профессор Вуки, 612-я лекция

Зак Рендольф  ненавидел  почти  все,  что  было  связано  с  планетой
Миссури.
Он ненавидел атмосферу  Старого  Запада,  так  тщательно  взлелеянную
революционерами и их потомками. Возможно, они считали,  что  хвататься  за
оружие  при  каждом  удобном  случае  -  это  качество,  которым  обладают
мужественные люди, но у Зака были более цивилизованные взгляды.
Однако, так ли это?
Ведь именно в те времена Зака втянули в историю с легендарным убийцей
Буффало Юнгом. На закате эти двое случайно столкнулись на  пыльной  улице.
Одному из них предстояло стать убийцей, а другому жертвой.
Но Зак не хотел умирать...



 1

Луна зашла за горизонт. Сначала Зак Рендольф  не  совсем  понял,  что
произошло. Его разбудила неестественная тишина ночи.
Он присел. Отшвырнул сапоги, и они  скатились  туда,  где  он  лежал.
Теперь, в случае необходимости, он сможет передвигаться быстрее. Возможно,
что такая необходимость и возникнет. Из-за темноты он ощутил покалывание в
ноздрях и ушах.
Он приподнялся, чтобы достать кобуру, привел себя в порядок и завязал
ремень вокруг правой  ноги.  Теперь  приклад  его  шестизарядки  торчал  в
воздухе. Эта презренная уловка  казалась  безобразной,  ненужной.  Но,  по
крайней мере, его оружие находилось в удобном месте.
Казалось, что в темноте что-то или кто-то движется. Он различил  стук
копыт нескольких коней. Пожалуй, их могло быть с полдюжины.  Но  на  каком
расстоянии? Определить это было невозможно, даже, если бы ветер  и  дул  в
его сторону.
Этой ночью  поддувал  резкий  весенний  бриз.  Он  почувствовал  себя
неопытным, одиноким, обиженным. Над головой сверкало множество  звезд.  Но
охвативший его ужас начисто вычеркнул из головы их названия.
Когда глаза  Зака  привыкли  к  темноте,  он  с  помощью  звезд  смог
различить происходящее. Еще минуту он продолжал  прислушиваться  к  топоту
ночных всадников. И понял, что к нему приближались с юго-запада.  Тень  от
подножия диких остроконечных гор Джеронимос напоминала панцирь черепахи.
Он был один. Он ненавидел это путешествие, к  которому  его  вынудили
прибегнуть обстоятельства. А теперь, черт возьми, теперь...  у  него  есть
даже компания.
Зак вытянул ноги и встал. Он был невысоким, шести футов,  и  выглядел
не очень крепким, но и не слабым. Он поднял  голову  навстречу  звездам  и
ветру. Недостатки его кожи были скрыты свисающими усами. Он расправил края
широкополой черной шляпы, которой пользовался вместо подушки. Затем  надел
ее на длинные нестриженные волосы. На  нем  были  узкие  старые  клетчатые
брюки, больше похожие на черные, чем на серые  при  свете  звезд,  сапоги,
которые постоянно натирали ему ноги (по два носка на каждой  ноге  немного
снимали боль), причудливый шейный платок и короткая куртка из  натуральной
оленьей кожи. Это подарок Белл.
Он припомнил все, что произошло полмесяца назад и было связано с этой
курткой и красивой женщиной, подарившей ее. Шейный платок и бахрома куртки
развевались на ночном ветру. Из-за горизонта продолжали  доноситься  звуки
поднимающихся вверх животных.
Кто бы это ни был, надо побеспокоиться о том, чтобы его не  заметили.
А может быть им известно, что он один?
"Очень плохо, что здесь нет Белл, - с досадой подумал он. - В  случае
необходимости, она могла бы помочь. Если бы можно  было  воскресить  ее  в
этом богом забытом месте".
Он почувствовал угрызения совести. Ей  следовало  бы  иметь  побольше
оружия, чтобы справиться  со  сложившейся  ситуацией.  Шестизарядка  фирмы
"Шарп" свисала с его бедра.
"Теперь уже все в порядке, - сказал он себе. - Успокойся  и  подумай.
Кто бы это мог быть?"
Он едва смог сосредоточиться. Его охватила волна ненависти. Ненависти
к  своей  собственной   несостоятельности.   Ненависти   к   необходимости
осуществлять  эту  длительную  ночную  поездку  верхом  для  того,   чтобы
добраться до форта. Ненависти к обществу,  в  котором  мужчине  необходимо
всегда иметь при себе ружье, даже,  если  он  не  умеет  им  пользоваться.
Некоторое время он  продолжал  бушевать  в  тишине.  Его  вывели  из  себя
возникшие перед ним образы.
От костра, который он развел, продолжал исходить  странный  оранжевый
блеск. Он двигался довольно решительно. Как  можно  быстрее,  стараясь  не
шуметь, затоптал золу. Там, у подножия Джеронимос, прекрасно знали о  том,
что он здесь.
Через шероховатый грунт он прошел  к  своему  Пегому,  который  стоял
неподвижно, не издавая ни звука. Зак потрепал его по  холке.  Унизительное
движение, свидетельствующее о том, что он совершенно потерял контроль  над
собой. Он сошел с холма и погасил последние угольки, заливая их  водой  из
своих припасов. От красных угольков  исходил  горьковатый  дымок,  который
быстро уносил ветер. Он опустился на колени и начал  упаковывать  спальные
принадлежности. Затем погрузил их на Пегого и, на  всякий  случай,  открыл
один вьюк. Оттуда  он  извлек  заряды  для  своей  шестизарядки  "Шарп"  и
заправил их в патронник. Из головы не выходила мысль о  том,  кто  же  его
преследует.
Быть может, это обыкновенные странники, направляющиеся  к  форту?  Он
отверг эту мысль, так как достаточно хорошо  знал  расписание.  Совершенно
нет смысла слоняться всю ночь напролет, когда существует несколько  ранних
рейсов. Умный человек не станет этого делать, даже, если у него на то есть
веская причина.
Города, подобные Шейну, в котором жил  Зак,  были  разбросаны  далеко
друг  от  друга.  Сухопутного  транспорта  там  не  было.   Расстояние   и
географическое  положение  ограничивали   возможность   поездок.   Никакой
разумный человек не пускался в путь, если знал, что ему придется  ночевать
в дороге. Особенно, если приходилось пускаться в путь одному.  Но  у  Зака
действительно были серьезные основания срочно отправиться в форт.
Наконец он управился с остальным грузом. На мгновение ему показалось,
что, возможно,  это  призрачный  убийца,  который  живет  высоко  в  горах
Джеронимос, Буффало Юнг, со своими дружками разгуливает в этих местах.  Но
Зак не очень-то  верил  в  существование  грозного  стрелка,  хотя  многие
рассказывали, что встречались с Юнгом то тут, то там в скученных городках.
Он был слишком образованным, чтобы верить в эти слухи.
Ветер вновь донес до него щелкающие звуки, и это полностью лишило его
надежды. Но у него был еще один шанс. Он понял, что с ним  покончат  сразу
же, как только увидят, надо попытаться  оттянуть  этот  момент.  Он,  черт
побери, почти рыдал. Ему очень хотелось расплакаться, и это была  истинная
причина, из-за которой его путешествие было столь  ограниченным.  На  него
надвигалась банда дикарей.
При одной мысли об этом, он почувствовал, что его голова  под  шляпой
стала влажной от пота. Если они схватят его, то снимут скальп.  Он  больше
не должен терять ни  минуты.  Приняв  решение,  он  засуетился  и  сбросил
оставшийся груз на землю. Однако поворчав, снова поднял все вещи. Ему  все
мешало, даже то, что он нелегально провозил свою поклажу.  Он  добыл  все,
что вез, благодаря своим  прекрасным  связям.  В  конце  концов,  человек,
которому приходится  вращаться  среди  вооруженных  дикарей,  нуждается  в
определенной защите. Тем  более,  если  это  человек,  который  не  желает
драться по законам этих обезьян.
Наконец, он закончил заправлять шестизарядку. Он вложил ее в  кобуру,
вскочил в седло и немного опустил его  заднюю  часть.  Он  еще  не  совсем
отошел от утомительной поездки верхом в течение целого дня. Пегий, который
стоял, как вкопанный, пока  не  почувствовал  на  себе  хозяина,  пустился
вскачь.
Под широкой шляпой лицо Зака казалось  полукруглым.  Ему  можно  было
дать лет тридцать или около того, но чувствовал  он  себя  гораздо  старше
семидесятилетнего.
Гора возвышалась над широким оврагом,  который  огибал  два  огромных
кактуса   с   громадными   колючками,   практически    единственный    вид
растительности,  имевшийся  в   этих   местах.   Зак   остановил   лошадь,
прислушался. Да. Именно оттуда продолжали раздаваться легкие звуки  топота
копыт. В темноте дикари более зоркие, чем он. Все попытки приобщить  их  к
цивилизации оказались тщетными. Если жизнь в этих местах вообще можно было
назвать цивилизованной. Он подстегнул лошадь, и она понеслась вперед.
Ветер, хлеставший Зака по щекам, прояснил  рассудок  и  освободил  от
мучающих его мыслей, которые мешали сосредоточиться на самом важном. Из-за
какого-то  древнего  суеверия  дикари  никогда  не  нападали  в   темноте.
Преследовать жертву, это да. Но разделываться с ней, ни в коем  случае.  А
это значит, что у него еще есть какой-то шанс. Сколько  же  до  форта?  Он
насчитывал что-то около двадцати миль. Черт возьми! Тогда он начал считать
снова, ощущая пот на ладонях. Он перевел расстояние на местные зуги.
Прошло меньше двух часов после  захода  луны.  Несмотря  ни  на  что,
придется ехать дальше. Может его Пегий и лучших кровей, ведь он достаточно
дорого заплатил за него на платной конюшне Шейна.  А  стоимость  должна  о
чем-то говорить. Он издал  дикий,  словно  звук  бьющего  кнута,  возглас,
подобный тому, который можно услыхать от отчаявшихся людей, и грубо ударил
Пегого.
Его грива вздыбилась, словно кто-то потянул за  нее,  и  он  помчался
вперед. Зак стиснул зубы и подпрыгнул. Он то поднимался,  то  опускался  в
седле, и это продолжалось до тех пор, пока  он  не  почувствовал  боль  от
приклада ружья. Впереди никого не было. Пегий мчался очень быстро,  словно
призрак,  сверкающий  над  скалистым   пейзажем,   длинные   волосы   Зака
развевались на скаку, а усы то поднимались, то  опускались.  Случайно  при
свете звездного неба сверкнуло металлическое покрытие его шестизарядки.
Луна скрылась. Он  чувствовал  себя  самым  одиноким,  самым  гонимым
человеком во всем мире, а Пегий продолжал  мчаться.  Справиться  ли  он  с
этим? Выдержит ли?
Вдруг звуки приближающегося топота копыт возвестили о том, что дикари
мчатся прямо на него. Гортанные возгласы то тут, то там  нарушали  тишину.
Грязные педерасты. Они пытаются его запугать. Он обеими руками вцепился  в
гриву коня, подпрыгивая то вверх,  то  вниз.  Через  некоторое  время  ему
показалось, что звуки отдалились.
Гора была некрутой, с ровной поверхностью, копыта издавали  ритмичные
звуки, лошадь покрылась  капельками  пены,  словно  драгоценными  камнями,
которые взрывались и исчезали. Пена. Приятная на ощупь. Заку  никогда  еще
не приходилось так удивляться от того, что на его глазах что-то  возникает
и тут же исчезает.
Воинственные крики удалялись и уже раздавались позади  него.  Далекое
расстояние, возможно, поможет  ему  избежать  столкновения  с  дикарями  в
сумерках, так что, может быть, остаток пути  до  спасительного  форта  ему
удастся проскакать в безопасности. Продолжая ехать верхом при свете звезд,
он  начал  ощущать  сверхъестественную  красоту  ночи.  Высокомерный   вид
величавого  кактуса  при  холодном  свете  звезд,  темные  горные   хребты
Джеронимос, поднимающиеся  высоко  в  небо,  пыхтение  и  рывок  какого-то
животного, напоминающего американского зайца, выскакивающего из-под  копыт
бегущей лошади, сверкающие маленькие глазки убегающего зверька.
Заку было все еще страшно. Но уже не  так,  как  вначале.  Его  страх
напоминал бритву с прямым острым лезвием, которая продавалась  в  магазине
"Эйс  Хай  Барбер"  в   Шейне.   Бодрящая   обстановка.   Побуждает   быть
мужественным. Или же - мрачная мысль - это просто иллюзия...

 
в начало наверх
Вдалеке, со стороны северного хребта гор, багровым светом начало светить солнце. Зак совсем забыл о коротких неестественных сумерках, и теперь вот наступает светлый день. Высокомерные колючие кактусы выглядели мрачно. Они были серо-зеленого цвета, а их острые шипы дополняли полуразрушенный пейзаж этой местности. Пегий стряхнул пену с боков, пока Зак крутился в седле и украдкой посматривал назад, сквозь пыльный воздух. Его взгляд упал на что-то, двигавшееся на расстоянии примерно двух миль от него. Позади, за ним скакали пятеро дикарей, размахивая копьями и ножами. Они мчались на огромной скорости. У них были стройные, худые тела, загоревшие на солнце. Их головные уборы из перьев развевались на ветру. Их отвратительная боевая раскраска блестела в первых лучах утреннего солнца. Они казались оранжевыми, алыми и желтыми. Насколько ему удалось разглядеть, у дикарей не было огнестрельного оружия. Только эти опасные копья и кинжалы. Но они издавали боевые возгласы и потрясали копьями над головами с негодованием и яростью. Зак повернулся в седле. Он прижался к шее Пегого и, не думая о том, что делает, ударил лошадь. - Вперед, мальчик. Вперед, миленький, ты же можешь. Ради бога, беги быстрее! - Едва ли Пегий слышал его слова. Вдруг он почувствовал что-то неладное. Он смотрел, не отрывая глаз, его ноги под залатанными брюками покрылись испариной. Пегий был чересчур горячим! Господи... Внезапно глаза лошади начали безумно вращаться в глазницах. Из ноздрей пошел дымок. Она свалилась замертво, перебросив Зака через голову. Он приземлился на ноги и локти с болью в шее. Его ладони кровоточили от грубого сланца, в который он упал. Когда он огляделся вокруг, то увидел, что Пегий стоит на коленях. Его передняя нога была наполовину сломана, искусная металлическая поверхность, облегавшая ее, - разорвана, во все стороны торчали разноцветные провода. Некоторые были разорваны и искрились. Бока Пегого издавали шум, напоминающий звук закручиваемых винтов. Из его безумно вращающихся глазниц шел дым. Дымились и ноздри. Дым был едкий с металлическим привкусом. В следующее мгновение Пегий упал, сцепив искусно сделанные желтые зубы, а затем замер. И только его хвост взметнулся в последний раз. Дорогой робот, приобретенный всего месяц назад, возможно, двигался гораздо быстрее, чем дешевые конструкции, которые использовали дикари, но эти последние, по крайней мере, не были испорчены и быстро приближались сквозь уходящие сумерки. Кончики усов Зака вымокли от пота, когда он вплотную приблизился к воинственно настроенному отряду. В неожиданно воцарившейся тишине возгласы дикарей казались еще громче. 2 Немногие жители Шейна посещали бесплатную библиотеку города. Зак, который был приезжим, часто захаживал туда. Сейчас он вспомнил о хромолитографиях, которые висели там на одной стене. Он был уверен, что одна из них называлась "Житель равнин". На ней был изображен героический образ меткого стрелка на фоне настоящей погибшей лошади. Стрелок использовал лошадь в качестве прикрытия, целясь револьвером 1880 в полчище дикарей, окруживших его. Зак тоже постарался занять такую же позицию, подогнув колени и ругаясь, пока наводил шестизарядку. Господи, он же не стрелок. Он неуклюже попытался ровно держать револьвер - громадный, посеребренный предмет с длинным стволом. Держал он его обеими руками. В следующее мгновение один из дикарей с грохотом от топота копыт лошади поднялся из глубокого оврага. Зак заткнул уши, чтобы не слышать крики нападавших, и выстрелил. Из плеча дикаря показалась узкая полоска дыма, и он плавно выпустил копье. Его острый конец задел шляпу Зака, и она слетела с головы. Копье с треском упало позади него. Из поврежденного механизма Пегого раздался ревущий звук. Дым застлал Заку глаза. Он ничего не видел перед собой. Когда же все прояснилось, он увидел, что дикарь, в которого он стрелял, продолжает восседать на коне, но как-то слишком напряженно. Когда же лошадь дикаря прошла мимо Зака, тело его начало падать на землю. Заку не удалось увидеть, как дикарь упал, потому что он в этот момент пытался удержать револьвер обеими руками, чтобы снова выстрелить. Оставшиеся четверо дикарей скакали бок о бок. Зак рискнул и выстрелил, использовав все пять зарядов. Двоих зацепило, три заряда пролетели мимо. Это все, что он увидел после того, как рассеялся дым, и он смог поднять голову. Брошенный кинжал задел его руку. Земля задрожала, когда дикари помчались на него и с лязгом запустили еще одно копье. Затем Зак увидел, что два дикаря, которые остались на лошадях, вернулись к горному хребту на горизонте, чтобы посовещаться. Зак стал рыться в поклаже, чтобы найти еще заряды для шестизарядки. Он почти наполнил патронник, когда двое убийц снова галопом примчались к этому месту. Один из них метнул нож. Зак выстрелил. Его руки так дрожали, что пуля вылетела под углом сорок пять градусов. Тем временем, дикари обратили внимание на застывшие скрюченные тела своих друзей, которые лежали на земле. Они пришли в ярость, жестами показывая друг другу на погибших собратьев. Зак подпрыгнул, размахивая револьвером. Один из дикарей, в свою очередь, пригрозил ему кулаком и скорчил отвратительную гримасу. У него было темное лицо, которое на какое-то мгновение засверкало, словно на медальоне. Это было лицо с толстыми губами и изогнутым перебитым носом. Зак продолжал дико размахивать револьвером. Его громадный ствол сверкал в лучах утреннего солнца. Дикари придержали лошадей на другом хребте, расположенном недалеко от того места, где находился Зак. Он понял, что укрыться негде, согнулся и украдкой посмотрел на них. Вернутся ли они снова? Два против одного, они спокойно могут обезоружить и убить его. От страха у него заурчало в желудке. Немыслимо, невозможно было себе представить, что менее, чем через три поколения снова появятся подобные первобытные дикари! Примитивная жизнь таких изолированных маленьких городков, каким был Шейн, находилась на очень низком уровне. Большей частью определенные группы людей возвращались к прежнему образу жизни. Они возвращались к земле. Становились аборигенами, какими были раньше. Они тянулись к вигвамам и отказывались жить в искусственно насажденных селах, олицетворявших собой идеалы, порожденные революцией, которые, по их мнению, были отвратительными. И вот результат. Безмозглые, безграмотные варвары, размахивающие руками и заслуживающие самых постыдных эпитетов. Но, может быть... _м_о_ж_е_т _б_ы_т_ь_, они просто боялись такого простого оружия, как ружье-транквилизатор? Проходили минуты за минутами. Пот стекал с кончика носа Зака. Его щеки, обгоревшие на вчерашнем солнцепеке, снова пощипывали от пригревшего утреннего солнца. А лицо его было бледным. В отличие от большинства местных жителей Миссури Зак сгорал на солнце, вместо того, чтобы покрываться темно-коричневым блестящим загаром. Он пощупал левую щеку свободной рукой. Кожа сильно щемила. Правая рука насквозь промокла от крови, которая сочилась из бока коня-робота. Время медленно ползло. Дикари продолжали угрожать ему жестами и возгласами с хребта. Затем, громко выкрикивая, они повернули лошадей и ускакали. Их перья развевались на ветру, словно белые, красные и черные плюмажи. Дикари становились все меньше по мере того, как приближались к неясным очертаниям Джеронимос. Откуда-то раздался вой лисы. Непонятно было что это такое: голос настоящего животного или робота. Зак вложил невероятно большой, неуклюжий револьвер обратно в кобуру. Он снял свою поклажу с уже бесполезного робота-коня. Черт с ним, с этим спальным мешком. Он будет много работать или, может быть, ему посчастливится раздобыть где-то деньги, чтобы купить другого. Среди мешков он обнаружил маленький мешочек с комплектом медикаментов для оказания первой помощи. Он наложил быстро застывающую повязку на раненую руку. Затем взвалил поклажу на плечо и быстро направился к форту. Заряды будут действовать не так уж и долго. Один из дикарей уже начал ворочаться и хватать ртом воздух. От быстрой ходьбы у Зака подгибались и дрожали ноги. Из-за слабости в лодыжках он часто спотыкался. Сапоги снова натерли ноги, и у него появились новые волдыри. Он был просто потрясен недавними событиями. Особенно, его поразило то, что он потерял Пегого. Он считал, что искусственные кони, которыми пользовались все, были очень надежны. Ему просто никогда еще не приходилось ездить верхом такое длительное время. Но, по-видимому, предшественники коней-роботов, двуногие модели, использовавшиеся до трагедии, работали гораздо надежнее и дольше, выполняя день за днем, год за годом тяжелую работу. Эти модели перестали использовать тогда, когда обострились заговоры против революционной экономики. Зак не помнил, как они выглядели. Но современные роботы-собаки и кошки - домашние животные - служили тоже длительное время. Поэтому он и считал, что робот Пегий будет служить очень долго. Но ему пришлось убедиться в обратном. Господи, как же он устал жить в этом незащищенном от ветра, страшном мире, где часы были переведены назад во времена слабоумных подобий ковбоев и индейцев. Нынешние люди почему-то стремились ежедневно сталкиваться со смертью. Это, черт побери, стало неотъемлемой частью их существования. Если бы не такие мелочи, как Белл, и жаркий климат, который обеспечивал идеальные условия для фороспор, у него бы давно уже помутился рассудок. Бывало, день ото дня он медленно прозябал, горько усмехаясь над нелепой комедией, которая разыгрывалась вокруг него. Он ненавидел Миссури. Он ненавидел драки. Он не был подготовлен к ним и отказывался принимать в них участие. Но теперь ему пришлось. Он весь был в испарине и дрожал. Он поел какое-то искусственное вяленое мясо и вырвал. После этого он тронулся в путь, еле передвигая ноги. Оранжевое солнце становилось все более жарким. Через несколько часов, опаленный солнцем, с окровавленными ногами, он еле спускался вниз по сланцевому склону холма. Из-за склона выглядывала часть какого-то промышленного оборудования, напоминавшая изогнутое тяжелое голубое плечо. Насколько он мог судить, это была часть громадной турбины. Здесь, наверно, похоронен один из древних городов. Он читал о таких городах в нескольких документальных кассетах, которые имелись в бесплатной библиотеке Шейна. Невозможно было поверить, что целая планета пожертвовала современной техникой и высоким уровнем жизни ради злобного идеала, который лишь через длительное время оказался фальшивым и отвратительным для таких людей, как Зак, но как же их мало было на Миссури! Импортированные люди. Люди, которые не были рождены на этой планете. Из-за блестящей турбины прямо на него вылезла ящерица. Уголки его рта искривились от ужаса, и он ринулся вперед. У основания склона он вышел на пыльную тропинку. На небольшом расстоянии от нее находилась еще одна, которая справа пересекала первую. На неустойчивом указателе он прочитал: "СИЛОВАЯ УСТАНОВКА ФОРТА. 3 ракеты". На горизонте, в раскаленной легкой дымке, он увидел радиолокационные антенны ракет. Ругаясь и спотыкаясь, он продолжал идти вперед. 3 Через милю от ворот форта находился еще один светящийся указатель более усовершенствованной конструкции, на котором находились ответы на все вопросы. Разбросанные по территории космодрома строения носили название "Космодром Коммерческой конфедерации" (который по требованию местных властей был переименован в Силовую установку форта). В северной части Миссури существовало три таких космодрома. Все они были разбросаны вдалеке друг от друга и заброшены из-за неудачного месторасположения. Переименование, которое местные власти осуществили на официальной основе, как показывал указатель, более восьмидесяти лет назад, то есть в начале двадцать третьего века, еще раз свидетельствовало о том пути, по которому отдаленная высшая власть галактики внезапно заставила идти аборигенов Миссури, потворствуя их отклонениям и фиглярству, не досаждая им, потому что Косфед не считал подобное фиглярство опасным для всей остальной системы, по которой жила галактика. Зак уже давным-давно пришел к выводу, что если бы Миссури имела более важное значение с экономической точки зрения, у Косфеда было бы совершенно иное к ней отношение. Но рудники Миссури практически не представляли никакой
в начало наверх
ценности. Богатства планеты игнорировали в галактических схемах именно теперь, когда часы были переведены далеко назад. И почти ничего не осталось для ведения межпланетной торговли. Лишь иногда осуществлялись случайные рейсы, которыми тщательно руководили. Иностранцы, желающие посетить маленький городок типа Шейна, могли заметить под защитными невидимыми заслонами то, что казалось им истинными причинами военных столкновений между местными жителями. И еще там процветала торговля сувенирами. Дешевые поделки производились старыми методами в тесноте заброшенных заводских зданий, которые располагались на окраинах некоторых маленьких городков. Зак знал, что где-то к галактике существует рынок сбыта подобного хлама. И в Шейне работали несколько таких фабрик. Он организовывал городскую торговлю сувенирами. И занимал одну из самых незначительных гражданских должностей, которая в какой-то степени была даже унизительной. Он часто удивлялся тому повороту событий, которые привели его сюда и заставили поселиться именно здесь, а может быть, он просто достиг именно того уровня, который заслуживал. Гроши, которые он получал за свою работу, а также сверхурочные, которые иногда зарабатывал, работая гидом, когда в Шейн прибывали туристические группы, позволяли ему кое-как сводить концы с концами. Случайные сделки с антиквариатом тоже помогали ему иногда зарабатывать деньги на жизнь. Именно такая сделка заставила его предпринять это опасное путешествие в форт. Длинный золотистый плюмаж развевался на одной стороне ракетной установки. Радиолокационная антенна была отведена назад. Зак посмотрел на расположение оранжевого солнца. Он понял, что день уже подходит к концу. Должно быть, получили груз, который дважды в месяц прибывал для заполнения топливом Заполеона. Космодром казался совершенно заброшенным. Всего несколько кораблей прибыли на Миссури. Это была отдаленная планета, как в географическом отношении, так и с точки зрения образа жизни в галактике. Черт побери, но ему нравилось танцевать с красивой женщиной, подниматься на башню двухсотлетней давности, наблюдать за введенным правительством последним периодом жизни на одной из действительно цивилизованных планет. Но Заполеон, ближайшая планета, располагался на расстоянии полета в месяц, и у него не было необходимой суммы, чтобы заплатить за билет туда. И даже за три года он бы не смог собрать ее. Зак был в ловушке. Его сапоги скрипели, когда он медленно подходил к воротам форта. _В _л_о_в_у_ш_к_е_. Уже четыре года на Миссури и еще должно пройти года три, прежде чем Косфед позволит ему уехать. - Как дела? - Охранник, стоявший у ворот, коснулся своего сомбреро. - Потеряли документы? - У меня нет денег, - мрачно ответил Зак, вытаскивая удостоверение личности. - Я не местный. Охранник был в электрических голубых чепсах и в шейном платке стиля шартрез. Он внимательно изучил удостоверение: - Рендольф. Постоянный экономический агент. Что-то я не встречал тебя здесь раньше. Зак взглянул на спящую взлетную площадку, над которой поднималась одинокая струйка дыма. - Где Экспресс Булауэйо? Я здесь для того, чтобы встретить этот экспресс. Он должен был прибыть прошлой ночью после заката. Он прибыл? - Надеюсь, что да. Хотя что-то не видно. Лучше спросите у кого-нибудь другого. В мучительной тишине Зак прошел в ворота и направился вдоль пустой эспланады. В центре тонкой струйкой лился неприятный фонтан. Центральная часть фонтана представляла собой пластиковую имитацию бронзы в виде мощного животного с длинными рогами. На плите было выбито имя скульптора: Ремингтон из древней Террафирмы. Должно быть, из жителей Террафирмы. На Миссури не осталось ни одного вида крупного рогатого скота. Правда, после трагедии пытались вырастить животных, которые водились на западе Террафирмы. Из этого ничего не получилось. Зак поспешил поскорее пройти мимо фонтана. Его связь с антикварами была под угрозой. Ничто не спасет этот увядающий бизнес, если он не сможет в ответ на радиограммы Сефрана встретить его лично. Где же сейчас находится этот самый Сефран? Он прошел через грузовой док, заставленный контейнерами, и заметил, что контейнеры очень похожи на один из его грузов: упаковочные ящики, сбитые вместе вручную. На каждом ящике было перечислено от руки содержимое: "грузовые вагоны "Олде Уесте Бренд Миниэйчер". Изготовлено жителями города Шейн, северная часть Миссури. "В ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЯХ ПИОНЕРОВ". Внизу стояли его инициалы, штамп и дата. Этот груз ушел из Шейна шесть недель назад. Зак сделал гримасу, когда направился в тень, создаваемую тентом, свисавшим с квадратного бесцветного одноэтажного здания из пенопласта и бетона. Доска, на которой висел график движения кораблей и была представлена последняя информация, подтвердила слова охранника. Напротив названия "Булауэйо Экспресс" сверкали электронные буквы. (В каждом форте имелась своя генераторная подстанция). В северной части Миссури не было энергоустановок, кроме тех, которые принадлежали Косфеду. Можно было разобрать унылое сообщение в колонке "Приземление" - "Отменена посадка, пожалуйста, подавайте запросы". Зак обратился к девушке в полосатой блузе, слишком выделявшейся на ее теле оттенка аквамарина. "Она с Талавиана", - припомнил Зак. - Без сомнения, она из гражданской авиации". По ее надутым губкам на слишком широком ротике было ясно видно, что она едва может дождаться окончания службы на Миссури, чтобы получить новое назначение. - Приятель, я что-то могу для тебя сделать? - спросила девушка. Зак вытащил свое удостоверение. "Булауэйо Экспресс" не приземлился?" - У нас неприятности, связанные с воздушными ямами. Прошлой ночью его курс изменили, и он сел в форте Лифтофф. - Пропади ты пропадом! - даже не подумав, что он говорит, Зак выпалил местное ругательство. - Я хотел встретить пассажира. Лично. Мистера Миколаса Сефрана. - От новой неудачи у него закололо в животе. - Вы найдете мистера Сефрана в форте Лифтофф, сэр, - объяснила девушка, словно разговаривая с олухом. - Но ведь это же более, чем в четырехстах милях отсюда! - Он не сможет проехать верхом это расстояние. Кроме того, он не желает снова сталкиваться с дикарями. Поездка из Шейна в форт совершенно изнурила его. Но если он не увидится с Сефраном... Что-то в несчастном облике и манере поведения Зака натолкнуло талавианку на воспоминания. Она предложила ему воспользоваться передатчиком. "О, да, Рендольф. Простите. Имя зарегистрировано неправильно. Наберите этот номер. Мистер Сефран..." - Она сверху вниз просмотрела бланк. - "...он оплатил разговор. Вы должны с ним связаться немедленно". - Голубоватым рожком, который служил ногтем на одном из ее трех пальцев, она набрала номер. - Прошу срочную связь". Зак взял передатчик. Почувствовав себя нехорошо, он положил поклажу на будку, где заверяли визы. 4 - Я здесь, - сказал с экрана Миколас Сефран. - А вы там. Но я не вижу Бонна. - Ох, - Зак опустился в кресло. - Действительно, мистер Сефран. Крупная круглая голова Сефрана, казалось, подрагивала от волнения. Сефран выглядел на шестьдесят. Это означало, что он был приблизительно средних лет, от ста пятидесяти до ста семидесяти. В соответствии с современной модой его родной планеты - Дженни, той планеты, где располагалось административное здание его фирмы, у него в ушах были крошечные преломляющие драгоценные камни, а также красивые искусственные ресницы, прикрепленные к векам. Но все эти косметические штрихи не украшали некрасивую челюсть и клиновидный нос, которые вместе с его прической типа "Мохок" делали его похожим на дальнего родственника дикарей. - Я ожидал, что этот несчастный будет в ваших руках, мистер Рендольф. Именно поэтому я просил вас встретить меня в форте. Я пролетел половину галактики не для того, чтобы заключить какие-то мелкие контракты. Я не хотел вам говорить об этом. Миколас Сефран в роли охотника за щедротами? Не каждый же день, мистер Рендольф, не каждый день да еще и на расстоянии в парсеки! Я слишком важный сыщик, чтобы заниматься такого рода повседневными делами. - Его уничтожающий взгляд говорил о том, что если импортеры Интерфеда были слишком важными птицами для таких грязных дел, то это совсем не относится к Заку Рендольфу. В животе Зака что-то задрожало. Так бывало каждый раз, когда его охватывало предчувствие непредвиденной опасности, угрожавшей его жизни. Он попал в довольно неожиданную и сложную ситуацию, потому что все, что говорил ему Миколас Сефран было правдой, и, возможно, окажет влияние на его будущее. Он парировал: "Мистер Сефран, я понял, что своей радиограммой вы просили меня прибыть вместе с Хенси Бонном сюда, но..." - Не просил, - перебил его Сефран. - Приказывал. - Голова резко подвинулась к объективу. Зак покрылся испариной. Даже здесь, в будке, где было прохладно, ему показалось, что он чувствует запах отбросов и пыли, свойственных Миссури. - Это ведь недоразумение, не так ли? Вы просто держите Бонна под надежной охраной где-то в здании. Зак подергал свои усы. "О, нет, сэр, я... просто не поймал его. Пока". - Что, что? Вы его еще не нашли? Вообще? - Нет, сэр. Я знаю, что он вернулся. Что он опять в Шейне, своем родном городе... - Рендольф, мы заключаем контракты на антиквариат с наиболее предприимчивыми торговцами в галактике! Не забывайте, что вы имеете дело с Ай-ай, это не просто какая-то второстепенная фирма. Вы имеете дело с верхушкой! С самыми лучшими! Сефран ожидает каких-то результатов, требует результаты и получает результаты! - Плотоядный взгляд, клинообразный нос в профиль. - Рендольф, Вы плохо выполняете свои обязанности. Это что для вас побочная работа? - Презрительный взгляд на обстановку в будке, где регистрируются визы, откуда он разговаривал в далеком форте Лифтофф. - Если вы, мистер Рендольф, не сумеете все устроить, я полагаю, что смогу найти другого агента, который отправит груз этих ненормальных, примитивных, злых особ, работы которых мои клиенты считают столь привлекательными. Пожалуйста, скажите мне мистер Рендольф, вы что, желаете изменить договор, который заключили с Ай-ай? Зак понял, что потерял деньги. Он выпалил: "Нисколько, мистер Сефран! Я искренне..." - Тогда, что же с вами происходит? Где Бонн? Похоже, вы неглупы, приятель. Или на вас так подействовали бандиты, которые развязывают конфликты при помощи огнестрельного оружия? - Да, сэр. Именно такой образ жизни избрали жители Миссури после трагедии. Это их идеал. - Или он просто был навязан им, про себя подумал Зак. Одни сами стремились к такому образу жизни, увлеченные идеализмом самой концепции. А другие... Ладно, зачем отвлекать Сефрана разговорами об истории, уклоняясь от сути вопроса? - Мы ведь никогда еще не сталкивались с таким человеком, не так ли, мистер Рендольф? - Сефран умел льстить, сглаживать, загоняя в западню. - Я считаю ваши радиограммы образцами краткости, четкости, предпринимательской компетентности. Приятно работать с вами! Я мог бы точно назвать некоторые недостатки, которые связаны с работой на этой чертовой планете. Некоторые недостатки. Он замолчал. - Вы понимаете, что мы занимаемся нужным делом. Эти неблагодарные аборигены считают, что они должны увидеть еще несколько других планет в течение шести месяцев или года. Все это рассчитано на дешевый эффект, все эти регалии, которые они носят, включая, конечно же, и оружие, но моим клиентам это нравится. Они просто получают удовольствие от того, что эти парни слоняются по их поместьям, как живые украшения соответствующего времени. Разве это наносит какой-то ущерб? Местные парни с удовольствием путешествуют, зарабатывают немного. Вы кажется называете это большими монетами. Клиент получает удовольствие от общения с уникальными экземплярами в своем собственном доме и прекрасно платит за это! Вы хорошо справлялись с этим делом до сих пор. Однако простите за то, что я скажу вам, но последний, которого вы не прислали мне, является абсолютным ублюдком. Зак мысленно представил себе лицо Хенси Бонна. Воспоминания вызвали приступ страха. Он сказал: "Вы должны понять, мистер Сефран, жизнь на Миссури совершенно не похожа на жизнь, скажем, на планете Дженни. Хенси Бонн слоняется с толпой бандитов по Шейну. Он является представителем человека вне закона старого запада Террафирмы. Я просто не в состоянии, - он сделал беспомощный жест, - поймать его". - Что? А почему, могу я поинтересоваться? - Потому что он носит с собой ружье, мистер Сефран, а я нет. Я мирный человек. - Это, - произнес Сефран с презрением, - не причина.
в начало наверх
Зак почувствовал желание убить. Однако, мгновение спустя, ему стало стыдно. Миколас Сефран продолжал пристально смотреть на него до тех пор, пока этот взгляд не заставил Зака произнести что-то вроде извинения. - Очевидно, Хенси Бонну не нравится этот контракт. Мне известно, что он на первом же попавшемся корабле вернулся на Миссури, а затем в Шейн. Но мне не удается найти его. Его скрывают друзья. Это опасные люди. - Вы продолжаете настаивать на элементе опасности, как-будто это может что-то объяснить, мистер Рендольф. - Именно так! Именно так! - закричал Зак. - Послушайте. Может быть, можно просто уничтожить этот контракт? Я готов, я даже буду рад отдать все свои комиссионные. Сефран некоторое время молча изучал лицо Зака, изображенное на экране. - Вы что струсили, мистер Рендольф? Терзаясь, Зак боролся с охватывающей его болью от сознания правды, которую бросил ему в лицо этот человек. Наконец, он заставил себя произнести: "Не думаю, сэр. Каждому человеку немного свойственно чувство трусливости. Но это истинная правда, что я презираю все, на чем зиждется эта планета. Все, что происходит в результате социальных изменений, которые произошли после трагедии". Сефран смотрел на него косым взглядом, полным равнодушия. "Глупец, - подумал Зак. - Такой же глупец, как и большинство, - равнодушен к основным проблемам законности. Закон оружия неверен, но Сефрану этого не понять. Для него важнее его контракт". - Боюсь, что потеряно все, мистер Рендольф. Живой антиквариат Бонн заключил договор с одним из моих самых могущественных и влиятельных клиентов, с Дж.Эмериксом Пейтонитисом на Батлерс Белте. Я просто не могу позвонить миллиардеру Пейтонитису и сказать: "Извините, дружище, но Ай-ай подвел вас. Пейтонитис и люди его круга получали удовольствие от этого неотесанного Бонна. Я считаю, что главным образом, поэтому он и отклонил ваше предложение. Бонн работал почти шесть месяцев, а вы наняли его, причем, лично, с глазу на глаз, ведь так?" Зак кивнул с несчастным видом. - А вы наняли его на полный срок. Кроме того, вы гарантировали, что он полностью будет выполнять все условия контракта. Вы хоть способны себе представить, что я мог бы подвергнуть себя неудобствам, связанным с посещением этого заброшенного мира, каким является Миссури, только ради того, чтобы разузнать о каком-то контракте одного из моих клиентов? Мистер Рендольф, вы обязаны доставить мне Хенси Бонна лично. - Доставить вам? - он едва не задохнулся, произнося эти слова. - В форт Лифтофф? - Мистер Рендольф, разве мне будет какая-то польза от Бонна, если вы доставите его в тот форт, где находитесь сейчас? - Да. - Вам не вреден климат Миссури? Вы стали каким-то взбалмошным. - Это все из-за того, что меня, черт побери, едва не убили здесь, и... Зак замолчал, Сефран был занят беседой с привлекательной туристкой, которая его сопровождала. Она мелькала на заднем плане экрана, но Сефран явно восхищался ею и что-то шептал о том, что скоро освободится. Промелькнувшая женщина исчезла. С подчеркнутым равнодушием Сефран закрыл глаза. - Что вы говорите, мистер Рендольф? - Ничего. Зак пристально взглянул на пыльные носки сапог. Его ноги горели и ныли. Он думал о расстоянии между Шейном и Лифтофф, думал о Хенси Бонне с пожеванным, отвратительным лицом и змеиными глазами, думал о грязном смехе толпы, с которой Хенси болтался в "Последнем шансе", думал, в конце концов, о маленьком домике с садом, обнесенным стеной, в котором он жил в Шейне, о звенящих и увеличивающихся фороспорах, о Листере Кельне, где кристаллы начинают преображаться в необыкновенно красивые драгоценности. Его мысли блуждали далеко. Он мечтал о новой партии драгоценностей. Его пальцы начали зудеть при мысли о них. Их красота значила для него больше, гораздо больше, чем деньги. Временами он стыдился этой привязанности, особенно, когда поселился на Миссури. Но чаще всего его охватывала гордость. Фороспоры - это осуждение всего того, что представляли собой такие безмозглые отродья, как вооруженный Хенси Бонн. - ...уволены. Это слово глубоко поразило Зака. "Простите, мистер Сефран?" - Я сказал, - повторил Сефран в то время, как драгоценности в мочках его ушей сверкали радужным светом на экране, - я имею право уволить вас, если вы испортите это дело. Да, мистер Рендольф, Вам есть от чего побледнеть. У меня есть друзья, которые занимают высокое положение в Косфеде. - И потом самодовольно добавил: - Координатор Волнешков. Генеральный директор Флуд. Да! Думаю, эти имена стоит запомнить. Если я не заполучу этого молодого представителя живого антиквариата, причем, в таком состоянии, чтобы его можно было перевозить, к тому времени, когда закончится мой срок пребывания здесь и мое терпение, а я могу подождать неделю, Рендольф, в крайнем случае, две... Я повторяю, если я не получу Бонна, я натяну вожжи. Прекрасное предупреждение, не так ли? Вы будете уволены. Не только вышвырнуты с Миссури, но из Косфеда. Вы, забавные бюрократы, все еще живы. Вы делаете вид, что презираете и ненавидите свою карьеру, но я прекрасно понимаю, что для вас это синекура, которой придет конец, если вы не доставите мне Бонна вместе с его револьверами. Зубчатые цветные линии означали разрыв связи. Какое-то мгновение Зак продолжал сидеть, мучаясь от режущей боли в глазах. Он с трудом дотащился до ресторана, который был в форте, и заказал еду, но совершенно не чувствовал ее вкуса. Наконец, официантка в полосатой блузе спросила, закончил ли он уже есть, и начала убирать посуду, но отвлеклась, чтобы включить музыку. Из электрофона раздалась старая народная баллада Террафирмы. 5 Прежде чем официантка закончила убирать со стола, Зак поднялся и ухватил половину того, что оказалось бизонвичем. Это был полностью синтетический продукт, но он заставил себя проглотить его, как выразились бы местные жители, положил в зоб, потому что ему необходимо было восстановить калории. Его синекуру, охарактеризованную Сефраном столь точно, можно было презирать по-разному. Но в этом было и нечто привлекательное. Достав несколько последних монет, Зак заплатил за ночлег в одном из подвальных помещений. Затем он увидел Общественную информационную станцию, которая находилась как раз между будками для регистрации виз и медпунктом для пассажиров. Он в кредит запросил административный филиал Косфеда на планете Гефестус. Около получаса он ожидал, пока его свяжут и дадут ответ на запрос. На его тщательно продуманную просьбу о дополнительных средствах в счет будущей зарплаты Косфед ответил утвердительно. Суперинтендант подразделения Ноуглесби (Зак подозревал, что такого человека вообще не существовало, просто еще одна машина) добавил полную сочувствия фразу о том, что хулиганы, которые действовали в Шейне, полностью сожгли и опустошили дом, в котором жил Зак. И, естественно, ему потребуются средства для приобретения всего необходимого. Глаза Зака с нетерпением смотрели на кассету приемного устройства, ожидая, что ему сообщат о сумме, которая будет удержана из его жалованья, затем заправил перфокарту, показывающую кредитный остаток. Он покинул станцию и поспешил на свежий воздух, где ярко светило солнце. На самом деле ему не нужен был кредит. Он просто хотел удостовериться, что Сефран не начал портить ему карьеру. В "Эпплджек Коррал", который считался ловушкой для туристов, Зак поторговался с продавцом, и, наконец, сошелся в цене. Сначала старик Эпплджек не хотел продавать ни одного из имевшихся у него роботов-пони. Их часто использовали для того, чтобы доставлять туристические группы на природу. Заку пришлось подбросить еще несколько больших монет и оклеветать качество работы абсолютно всех четвероногих роботов, прежде чем Эпплджек согласился расстаться с самым худшим. Когда Зак сказал, что должен ехать верхом в горы, старик ощетинился и искоса посмотрел на оранжевое солнце. - Тебе не придется бояться дикарей, парень, если не будешь лихачить. - У вас странный диалект. Вы, вероятно, боскорианец. Я догадался об этом по вашей татуировке. Оставив Эпплджека разочарованным, Зак покинул туристическую ловушку и через несколько шагов добрался до собственности Косфеда. Оранжевое солнце парило высоко над головой. Он поспешил в подвальное помещение и закрылся в комнате, чтобы отдохнуть. Он распаковал багаж, разделся, принял душ и прилег, пытаясь расслабиться. Затем углубился в чтение копии "Принципов Листера Кельна". Но его мысли блуждали. Зак покрутился на кровати и немного уменьшил свет. Ничего не получалось. Он потратил дополнительную сумму денег для того, чтобы его комнату сбрызнули успокаивающим средством. Но и это не помогало расслабиться, наоборот, его лишь охватил приступ ипохондрии. По крайней мере, сейчас он мог задуматься о своем затруднительном положении, не впадая в панику. Спрей с лимонным ароматом сделал свое дело. Он предоставил все судьбе. Покинуть Миссури? Нет, это невозможно. Куда он отправится? Что будет делать? А если его вышвырнут из Косфеда? Он всегда был самым обыкновенным служащим низшего ранга. Конечно, он вел скудную жизнь. Ему еще удавалось неплохо справляться со всей этой горечью. Его отец, Джордж Рендольф, занимался продажей голографических копий и зарабатывал мало. Так что его матери, Ваанде, приходилось подрабатывать. Она трудилась на планете Пелзхилл Грин лаборантом на предприятии по производству замороженных диетических продуктов. Будучи застенчивым и замкнутым ребенком, Зак еще в раннем возрасте почувствовал острое стремление стать художником. К сожалению, у его родителей не было средств, чтобы дать образование своему единственному ребенку. Когда Зак провалился на экзаменах, позволяющих учиться за счет государства, дорога к официальному образованию закрылась для него навсегда. Поработав служащим в нескольких местах, ему удалось сдать экзамен и поступить на низшую должность в Косфед. С тех пор его дела пошли неплохо. По крайней мере, его хозяева ввели в действие прекрасную программу премиальной оплаты труда, включая использование различных аэрозольных препаратов, которые оказывали омолаживающее действие на организм человека. (Под действием лимонного распылителя с успокоительным он несколько забылся. Он распечатал одну из упаковок с годовым запасом джектофиала и сделал инъекцию в руку. Острый укол. Пузырек остался пустым. Он почувствовал себя снова помолодевшим). Назначение на Миссури было неожиданным. От этого ада он не мог освободиться до сих пор. По существу Зак ненавидел общество, населявшее эту планету. Он был человеком думающим, рассудительным, благоразумным, чувствительным. Действительно, ему немного платили, как художнику. Еще в относительно молодом возрасте он привык к скромной жизни, к которой его вынуждали обстоятельства. Но еще больше он ненавидел ту систему, по которой развивалась планета после революции, свершившейся два поколения назад, приблизительно 140 лет тому. Ему нравилась Миссури своим климатом. Здесь легко дышалось, несмотря на содержание странных элементов в воздухе. Но именно благодаря им, здесь прекрасно развивались странные и красивые кристаллы фороспор. Его сад, обнесенный медной стеной, был его собственностью. Он сам охранял его. Это был его приют. Там он выращивал кристаллы и превращал их в необыкновенные драгоценности по Листеру Кельну. Как же над ним смеялись! Даже Белл хихикала над его странным призванием. А теперь, видимо, ему придется распрощаться с этим занятием, по крайней мере, пока он не поймает Хенси Бонна. Несмотря на забытье под воздействием успокоительного, перед ним все время появлялось это отвратительное, жеваное, дефективное лицо. Хенси был одним из отъявленных бандитов, которые шныряли в пивной Шейна, организовывая там заварухи. Зак питал отвращение ко всем, подобным Хенси, и к тем, кто поддерживал их: они относились к сильнейшим, и никогда не обходились без револьвера. Хенси и Фритци Бонн, задававшиеся перед всеми своими старомодными нарядами, которые когда-то носили на Террафирме, с массивными фаллическими пистолетами, прикрепленными к бедрам, были ничем не хуже, чем остальные закоренелые хулиганы, но и лучше тоже не были. Скоты. Твари. Они распотрошат тебя, если им не понравится твоя улыбка. Они стреляют при любом удобном случае, чтобы разрешить пустяковый конфликт. И в результате всего этого Шейн трясет от страха перед ними. Так было в каждом маленьком городишке северного континента планеты. Тон задавали отъявленные жестокие негодяи, и их поведение оправдывали тем, что они просто от рождения являются воинственно настроенными и мятежными
в начало наверх
личностями. "Индивидуализм, чепуха", - думал Зак, пребывая в забытьи, но не в силах заснуть, хотя кровать и укачивала его. Поворот часов назад привел лишь к ухудшению обстановки на планете. Здесь действовал только один закон, и его можно было выразить одним словом - ружье. Вот в чем заключается весь этот отвратительный фарс! Хотя местные жители - большинство из которых средне- и южноевропейского происхождения, потомки первых колонизаторов Террафирмы - верят в это! Миссури открыл и нанес на карту капитан одного американского корабля с Террафирмы. Отсюда и название, которое напоминает о планете, некогда существовавшей. Благодаря огромным запасам полезных ископаемых, например, гасанта, рума и железа Флуки, на Миссури начали быстро разрастаться первые колонии. Вскоре она стала высоко организованной, относительно цивилизованной планетой. Но в процессе быстро изменяющихся циклов послеатомной истории, через сто лет после создания первого поселения на Миссури, ее города были уже перенаселены и находились в финансовом затруднении. Население возрастало. Правительственный бюрократизм, по своему происхождению основывающийся на начальной федеративной форме Косфеда, стал более централизованным. Это требовало чрезвычайной власти. Создали государство всеобщего благосостояния. Правительство было свергнуто в кровавой борьбе, которой руководили реакционно-революционные элементы, выступавшие за восстановление идеалов и ценностей более простого, более нравственного времени, когда права принадлежали не крупным управлениям, а отдельным лицам, способным удержать власть в своих руках. К сожалению, тот образ, который привлекал и восхищал потомков европейцев в революционерах, представлял собой мстителя высоченного роста с плотно сжатыми губами, вооруженного до зубов. Это был неприступный человек из древних художественных и документальных фильмов, мифический герой давно погибшей мистической планеты Террафирма. Революционеры уничтожили города с тем, чтобы снова восстановить их, но по новым схемам. Децентрализация населения в соответствии с декретами привела к массовым переворотам и кровопролитиям. Через свои временные комитеты вождь революции постановил, что планета будет развиваться по законам, которые были установлены на ранних этапах развития запада Америки на планете Террафирме. То тут, то там в завуалированных рассказах Зак читал о том, что несколько ученых и педагогов пытались остановить безумие, которое происходило приблизительно сто сорок лет назад. Но их сопротивление подавили. Итак, снова основали города. Это были маленькие потрепанные городишки: названия, образы, невероятные правила поведения - все с особой кропотливостью восстанавливали по старым кинолентам. Не имело никакого значения, что содержание этих кинолент было совершенно фантастическим. Этот миф дал начало ауре идеализированной правды: в унаследованном далеком прошлом люди были свободными и сильными, потому что открыто бросали вызов другим людям и природе, и выживали самые приспособленные. Руководители революции основали городки поблизости от рудников и шахт. Был отдан указ об устранении всех двуногих роботов, которые выполняли тяжелую работу с тем, чтобы все горожане могли работать. Большую часть обслуживающих профессий упразднили, осуществив это в процессе всеобщей чистки и разрушения городов. Сбитые с толку люди, которые хотели найти простые ответы на вопросы, ставшие теперь трудноразрешимыми, горячо поддерживали программу революционной верхушки. Естественно, что в эту мечту легче поверили в тех местах, где было скопление людей, а именно в городах Миссури, разбухших от населения и сверхналогов. Зак, который уделял много времени самообразованию, кое-что знал из истории. Он понимал, что отклонения в душевном состоянии народа обычно невозможно объяснить через длительный период времени, но если эти отклонения наблюдают современники, то чаще всего, они просто не обращают на них внимания. В сотнях кинолент, которые пользовались невероятной популярностью у жителей Миссури старого поколения и у их европейских предков, можно было найти четкий ответ на вопрос о социальном хаосе: перестройка настоящего в лучших традициях прошлого. Да, но реальность доказала обратное. Рудники и шахты истощались, что было вызвано недостаточным применением технических средств. Современные методы добычи полезных ископаемых были запрещены наряду с другими нововведениями, утвержденными давно умершим руководством революции. В связи с этим маленькие городки, изолированные друг от друга, стали считать себя более европеизированными и попытались привлечь туристов. Но туристов становилось все меньше, потому что о целях руководства революции давно забыли, остались лишь последствия. На Миссури было опасно приезжать. Хенси Бонна почитали здесь почти также, как и старого быка с Террафирмы, доведенного до бешенства половым возбуждением. Идеал исчез. При одной только мысли об этом Зака начинала бить мелкая дрожь в его маленькой клетушке, обработанной транквилизатором. Идеал исчез. Осталось отвратительное ружье. Часы были повернуты вспять, причем достаточно далеко. Они намертво остановились. Если бы не фороспоры, которые так изумительно цвели на ярком оранжевом солнце, он бы не прочь был расстаться с жизнью. О, господи, ни за что! Ему, наконец, удалось заснуть, покачиваясь и вдыхая запахи, которые исходили от лекарственных средств. Он проснулся под вечер от звука часов, прихватил свои вещи и едва дотащился до Эпплджека Коррала, чтобы оседлать робота-пони и попрощаться с фортом Пропалшн, Зак покидал его с ужасным предчувствием, что он не просто возвращается верхом в жалкую кутерьму прошлого. И это было именно так. 6 Сумерки в тот же день. Жуткие, словно зубья пилы, тени Джеронимос простирались вдоль всей местности. Такими же отвратительными казались и остроконечные кактусы. Зак задержал взгляд на горизонте, высматривая дикарей. Дикари были еще хуже, чем бандиты, которые рыскали в городках. По крайней мере, бандиты разговаривали на лингва франка. Заку показалось, что у подножия гор поднимается пурпурный дым. Его передернуло. Затем он понял, что дым исходит от костра, разведенного в каком-то овраге. Зак подстегнул своего робота-коня. Где-то внутри у него сработал механизм, он пронзительно заржал, но ускорил шаг. Зак откинул поводья, дотянулся до вещей, чтобы достать последние заряды с транквилизаторами для своей шестизарядки. Но в этом не было никакой необходимости. Он с облегчением вздохнул. Внизу, в темноте оврага, он увидел разоренный и разбитый яркий вагончик для торговли разнообразными товарами. По-видимому, он просто застрял в овраге. Мягкий свет выделял имя владельца. Буквы в стиле рококо были желтого и ярко-зеленого цвета: ВЫЕЗДНОЙ ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР ДОКТОРА БАСТЕРА. С радостными возгласами Зак понесся в сторону костра. Пожилой человек, лица которого не было видно, появился из вагончика с пистолетом наготове. Это был высокий джентльмен в темных брюках и сапогах, белом фраке, грязном цилиндре, узком галстуке и цветном жилете, отделанном бисером и старомодными блестками. Зак помахал шляпой и спустился в овраг. "Убери это оружие, Бастер! Это я! Зак Рендольф". - Зак Рендольф? Черт возьми, если я не прав! Не видел тебя еще с луны Киова! Спускайся сюда! Мудрые глаза старика смотрели серьезно, хотя лицо искрилось улыбкой. Улыбка обнажила потерявшие белизну зубы. Слишком редко приходилось встречать человека в этих местах. Зак остановил своего робота-коня и спешился. Он поднес вещи к костру, и Бастер Левинсон похлопал его по плечу своей тяжелой ладонью. - Как дела, мальчик? Как дела в Шейне? Я не видел тебя уже шесть месяцев, с тех пор, когда в последний раз заезжал туда. - Старик присел у того места, где кипятился котелок с горьковатым кофе. Из-под бровей были видны его глаза с каким-то волчьим взглядом. - Полагаю, все по-прежнему? Азартные головы продолжают стрелять и держаться самодовольно и развязно? - Все, как и прежде. - Зак усмехнулся, почти расслабившись. - Ничего в Шейне не меняется, только становится еще хуже. - Да, да, действительно. Не существует рынка культуры. Никто не покупает те книги, которые есть у меня. - Он выругался. - Обычно я продаю книги с анекдотами. Они хорошо расходятся вместе с иглами, кастрюлями и свиным салом. Легче обмануть немого, чем мудрого. Но все-таки, расскажи мне, почему ты возвращаешься этой дорогой? Ты ведь направляешься из форта? - Да. - Зак не смотрел в глаза старика. - Бизнес. Погрузочно-разгрузочные работы. Бастер Левинсон сплюнул. - Что-то не верится. Не твое это дело, слишком мирный ты человек. Скакать верхом по местности, где обитают дикари из-за погрузочно-разгрузочных работ? Ладно, я не настаиваю. Одним из преимуществ подобного образа жизни, как говорят здесь, является то, что каждый человек имеет право на собственные тайны. Но при малейшем проколе тебя могут пристрелить. Ради собственной же безопасности пусть твое останется при тебе. Выпей немного кофе и съешь фасоль, мой мальчик. А потом я расскажу тебе новости, которые узнал во время своей поездки, а ты расскажешь мне о своих новостях. Присев у костра, Зак с удовольствием принялся за еду. Вкус сахарных суррогатных бобов был насыщенным и сладковатым. Он наслаждался чистым резковатым ночным воздухом. Как же давно он не был на природе! Он запил еду черной подкисленной жидкостью из голубого металлического котелка Бастера и даже позволил себе закурить сигару, которую ему предложил торговец. На бедре доктора Бастера поблескивал револьвер, переливаясь от света, исходившего от оранжевых угольков. Старик усмехнулся, выпустил облако голубого дыма и сказал: "Теперь порядок, Зак. Ну, выкладывай свои новости". - Я же говорил вам, ничего особенного. Кроме того, что бандитов становится все больше, и с каждым днем они все более наглеют. Бастер задумчиво сплюнул. "Что же еще можно ожидать при таком бескультурье, мой мальчик? В каждом городишке бандиты расстреливают ни в чем неповинных горожан и прибирают к рукам все большее количество женщин". У доктора Бастера нашелся полупорнографический альбом голографий, который он собирался продать при случае. Он поспешно закрыл его, когда Зак сказал, что его это не интересует. - Да, мальчик, я совсем забыл, что у тебя есть чудесная маленькая танцовщица. Почему она водится с тобой, если ее обхаживают все эти красивые решительные парни, хватая за ноги в "Последнем шансе"? Мне это непонятно. - Он рассмеялся. - Белл благодарна богу за то, что остались еще интеллигентные люди, - ощетинился Зак. Но иногда, особенно в темноте ночи, он сам удивлялся, почему Белл так долго поддерживает с ним отношения. - Странные вещи происходят в Шеттерхенде, - заметил доктор Бастер. - Говорят, что там творятся беззакония. Зак кивнул. Он знал об этом далеком городке только понаслышке. Он поближе пододвинулся к огню, чтобы согреться, а старик продолжал. "В самом деле, какие-то невероятные слухи!" - Что произошло? - Однажды горожане пришли к выводу, что настало время возвратиться к законности и правопорядку. Действительно, дела зашли слишком далеко, и горожане решили приструнить бандитов. Тогда один из них убил начальника полицейского участка, пристрелив его из ружья. Этого тупицу звали Браун. Все полицейские в этом городке тупицы, не правда ли? Зак согласился с ним. - Может быть, это была простая случайность. Так или иначе, но это убийство переполнило чашу терпения. Жители города организовали "комитет бдительности". Ночью, после убийства полицейского, они повесили провинившегося бандита. После этого в городе начали твориться какие-то странные вещи. Тело полицейского исчезло, - Бастер хлопнул в ладоши, - из погребального дома несколько часов спустя после проведения публичного прощания. Его так никто и не нашел. Ночью вожаки бандитов отправились на лошадях в Джеронимос. Отгадай, кого же они привели оттуда. Непонятно почему, но волосы на голове Зака встали дыбом. "Не Буффало ли Юнга, в конце концов?" - Черт бы меня побрал, если это не так! - Но ведь такого человека просто не существует, Бастер. Это все сказки. - Вы рассказываете сказки в Шеттерхенде. Вы рассказываете им, а они, в свою очередь, рассказывают вам, но это был он. Самый влиятельный, мерзкий, самый упрямый и ловкий вооруженный бандит, когда-либо попадавший на Миссури со времен трагедии. Это был он в сопровождении трех своих телохранителей. Все они были одеты в черное, словно верховые, сопровождавшие экипаж в Грейт Шейд. На нем была куртка с бахромой. У него были гнилые зубы, длинные усы, от него за версту разило виски. - Бастер
в начало наверх
сделал жест рукой, дымок от сигары потянулся вверх. В голубизне дыма Зак увидел устрашающий плотоядный взгляд призрака. - Он извергал невероятные ругательства и держал в руках два красавца-револьвера с перламутровыми рукоятками. Вместо полицейского горожане решили подставить одного бедного, но честного простофилю. Он столкнулся с Юнгом на улице лицом к лицу. Юнг выпустил из него мозги, произведя всего три выстрела. Бандиты еще больше обнаглели. Тогда испуганный народ выбрал второго простофилю и каким-то чудом тот оказался на долю секунды проворнее. Буффало Юнг умер не сходя с места. Они похоронили его у подножия горы в Шеттерхенде. Я видел только могилу, но не останки. - С тех пор стало спокойнее? - Только внешне. Некоторые дома с красными фонарями прикрыли, пивные стали закрывать пораньше. Но насколько мне известно, вместо бандитов начали расстреливать членов "комитета бдительности". И угадай, кого избрали предводителем? Конечно же, бедного малого, который по воле случая убил Буффало Юнга и теперь расхаживал по городу с важным видом. Он стал совершенно омерзительным типом, гораздо хуже самих бандитов. - Доктор Бастер глубоко вздохнул. - Но самое поразительное случилось почти четыре месяца тому назад. Хотя, возможно, факты несколько и приукрашены. - Бастер, я не верю в то, что Буффало Юнг существует. Просто желаемое выдают за действительное. Все это мерзкие шутки. Доктор Бастер пожал плечами. "Может быть, ты и прав. Я никогда не был до конца уверен в том, что Юнг существует на самом деле". Зак продолжал настаивать на своем. - Вам когда-нибудь приходилось встречаться с этим Юнгом? - Разве я бы не рассказал тебе об этом, мальчик? Но мне не раз приходилось сталкиваться с добрыми людьми Шеттерхенда, которые уверяли меня в том, что его застрелили, и они видели его тело. Их было много, таких же людей, как и мы с тобой, которые блуждали по этим долинам и клялись, что они своими глазами видели Юнга и троих его телохранителей на лошадях. Я встречался с ними уже после этих событий в Шеттерхенде. Какое-то время разговор не клеился. Затем Зак попросил: "Продолжай, Бастер. Тебе известны многие легенды. Я услышал историю о Юнге на второй день после прибытия в Шейн от одной старушки, которой уже нет в живых. Она клялась, что разговаривала с ним, когда он подошел во время грозы к двери ее дома и попросил поесть. Я до сих пор помню, как она описывала блеск молнии, который отражался в перламутровых рукоятках его револьверов. Держу пари, что настоящая разгадка заключается в том, что многие люди пользовались этим вымышленным именем. Бастер пожевал конец своей сигары, издавая какие-то звуки. "Может быть, может быть. Но все эти описания..." - Описания? - Все описания сходятся, мальчик. Каждый раз упоминают о свисающих вниз усах, гнилых зубах и револьверах. Я бы не объяснял это невежеством людей. Неожиданно Зак засмеялся. - Веди себя вежливо и попридержи свой пыл. Я повторяю, что не в состоянии объяснить такую продолжительную преемственность. Запах виски. Перламутровые рукоятки. Три бандита с болезненными лицами, всегда и везде сопровождающие его. А что, если он прискачет, мальчик? На мгновение испещренное морщинами лицо Бастера исказилось от ужаса, который проникал в самую душу. Подобное напряжение было свойственно людям, которые попадали на Миссури. Оно поражало глубину человеческой натуры, поднимая в человеке все прежние переживания, связанные со страхом. В темноте, невдалеке от разрисованного яркими красками вагончика, Зак услыхал топот копыт. Доктор Бастер вздрогнул. Он поднялся, и его старые суставы заскрипели под поношенными выцветшими брюками. - Возможно, это просто пустая болтовня, как ты говоришь. Выпей немного кофе, а потом мы поговорим еще. Осмелюсь заметить, тебе это не помешает. Ты выглядишь более ослабленным и изможденным, чем тогда, когда я в последний раз встретился с тобой случайно в Шейне. Уверен, у тебя все в порядке, не так ли? Отталкивая от себя мысли о Миколасе Сефране, Хенси Бонне, а также обо всем, что ожидало его впереди, Зак раздраженно ответил: "В порядке". Доктор Бастер налил кофе им обоим. Его ворчание свидетельствовало о том, что ему и верится и не верится. Но он промолчал. 7 Под палящим полуденным солнцем они лениво проследовали по направлению к Шейну. Заку нравилось, что его качающаяся лошадь идет легким шагом на небольшой скорости рядом с грохочущим вагончиком. Местность была совершенно безлюдной, словно здесь не ступала нога человека. В полдень в тени кактуса доктор Бастер поджарил на скорую руку растворимые эрзац-оладьи. Они поели в прохладном вагончике, а потом Зак порылся в запыленной коллекции старых документальных микропленок, которые собирал доктор Бастер. Немного поторговавшись, он купил два самых лучших документальных ролика из истории Террафирмы. Один рассказывал о древнем Гиббоне, другой - о менее древнем Джобеби Кикиюбладихендз. Он вынес их из вагончика и положил в вещевой мешок. - Уверен, что большая часть моей коллекции тебя не интересует. Например, настоящие романы-вестерны - "Луна мстителя" и "Мои ружья требуют справедливости"? Зак вновь мрачно усмехнулся. "Вы же знаете, как я отношусь ко всей этой макулатуре". Старый торговец вздохнул, обмахивая вспотевшее лицо. Он указал на странный металлический прибор с наушниками и множеством дисков управления. Это устройство валялось среди пакетиков с иголками, кастрюль, мешков с искусственной мукой, ящиков с патронами, винтами, которые импортировали от Дюпон Бренд. - А как насчет ускоренного курса по разведению пчел, который основан на гипнозе? Или о домоводстве? За умеренную плату я могу сделать тебя экспертом практически в любой области всего за одну ночь. Стрельба из лука? Танцы с толкованием? Зак объяснил, что его не интересует вдалбливание новых знаний в голову или новых навыков и умений в переученные мускулы и нервы. Он пристально смотрел вдаль, на сверкающий перед ним пейзаж и упорно доказывал себе, что с радостью возвращается в Шейн. Там он сможет забыться рядом со своими прекрасными фороспорами и отстегнуть фальшивый пояс с револьверами, наполненными зарядами с транквилизаторами. Он ненавидел себя за разыгрывание этого фарса. Путешествуя в одиночку, просто необходимо иметь при себе холодное и огнестрельное оружие, что и доказали недавние события. Но ему не хотелось, чтобы у кого-нибудь возникла мысль, что он носит при себе настоящий револьвер. Шестизарядка была самым простейшим оружием, потому что заряд можно было посылать в любую точку тела и при этом достигать прекрасного эффекта. И все равно ему отвратительно было само название. Он был бы счастлив избавиться от груза, прикрепленного к его бедру. - Не хочешь обучаться под гипнозом, мой мальчик? - Доктор Бастер был прирожденным торговцем. Он не мог сдаться так просто. - Тебя не интересуют даже фантастические рыцарские романы, вестерны? Как ты еще живешь и дышишь в обществе с такой культурой, просто не понимаю. Но ты живешь, поэтому я догадываюсь, что ты не дурак. Я знаю, что ты умный. Ты практически мой единственный покупатель литературы о Гиббоне и Кикиюбладихендзе. Я держу такой товар как память о культуре. Ведь моя святая матушка действительно учила меня чему-то настоящему. Она работала в школе в местечке Джонуэйн. - Припоминаю, - проворчал Зак. Доктор Бастер смахнул пыль со своих брюк, обошел Зака и вышел из вагончика. - Я насмехаюсь над тобой, мой мальчик, только потому, что ты мне нравишься. И, конечно же, сегодня я получил прекрасную прибыль. Мы должны выбросить тарелки в жестянку в самом конце вагончика и поскорей сматываться. Они тронулись в путь, и ритмичный топот копыт действовал на них усыпляюще. Незадолго до сумерек они поднялись на гору и, неожиданно для Зака, увидели у подножия склона несколько сотен жилых строений. Шейн находился недалеко от устья реки. Река была достаточно глубокой, и вода просачивалась тонкой струйкой между вонючими скользкими водорослями. Городок выглядел приятным, пыльным и причудливым в сумерках раннего вечера, при вспышках фонарей. Дул слабый ветерок, слышался лай собаки-робота, а из пивной "Последний шанс" раздавались звуки пианино. Играли старинную народную мелодию. На фоне остроконечных вершин Джеронимос все выглядело, как показалось Заку, тихо и спокойно. Обманчиво, словно в аду. Торговец, восседавший на высоком сидении вагончика, и человек с усами, ехавший верхом, медленно спускались по склону мимо холма, у подножия которого был расположен Шейн. Зак машинально считал возвышающиеся кресты, и наконец обнаружил самый последний. На крестовине еще были видны белые шероховатые концы досок, изготовленных из синтетической древесины. Доктор Бастер обратил внимание на обеспокоенный взгляд Зака. - Еще кто-то умер? - Да. Я предчувствую. Слабый ветерок донес до них хохот мужчин, которые находились в "Последнем шансе". Даже с такого расстояния Заку было легко различить ржание лошадей, привязанных к ограде перед единственной в городе пивной, которая находилась на полпути от длинной и пыльной Мейн Стрит. Две другие улицы Шейна были расположены параллельно к ней. В конце самой отдаленной из трех улиц Зак увидел свой маленький домик с садом, обнесенным стеной, знакомые очертания под нависшим небом. Большинство жителей городка находились у себя дома. Они ужинали. Несколько человек, которые были на улице, заметили возвращение Зака. Некоторые окидывали его пристальным взглядом, другие, в лучшем случае, кивали головой. Никто не проявил к нему интереса. Когда перекресток резко закончился улицей, которая вела направо к высохшему устью реки, доктор Бастер притормозил вагончик. - Думаю, что устроюсь здесь, мой мальчик, а потом отправлюсь в "Шанс", чтобы выпить. Пойдешь со мной? Я угощаю. Конечно же, из той прибыли, которую я получил при нашей сделке. - Спасибо. У меня дела. - Дела, которыми ему противно было заниматься. Доктор Бастер махнул рукой на прощанье. "Ладно, в другой раз. Я рассчитываю немного побыть здесь. Приходи навестить меня". Вагончик загрохотал и растворился в голубоватых тенях боковой улицы. Зак поскакал дальше. Когда он добрался до "Последнего шанса", у него зачесались руки. Он распознал многих лошадей, которые стояли впереди. Грохот изнутри - звуки пианино, топот ног, отбивающих такт танца, визгливые женские голоса, хохот мужчин - все это он ненавидел до содрогания. Все окна "Шанса", отделанные полупрозрачными разноцветными стеклышками, переливались и отбрасывали разнообразные тени. "Похоже на преисподнюю", подумал Зак. И там находилась Белл. Она работала. Работала, о господи, в подобном заведении! Ему хотелось увидеть ее. Чтобы она получила удовольствие в его компании, очаровывая его и, что самое главное, согревая его своим теплом. Она была уроженкой Миссури и ей были непонятны многие мысли, которые поддерживал или отвергал Зак. Но когда он приезжал домой в сумерки, как приехал сейчас, он был благодарен ей за то, что она умела очаровывать его, несмотря на второсортность своего ума. Она умела стрелять, а он умел читать. Иногда относительность имеет свои добродетели. Он долго просидел на коне, собирая все свое мужество, чтобы войти в этот грохот и поздороваться. По тротуару, шатаясь, прошел какой-то тучный человек. - Черт возьми! Ты посмотри, кто вернулся! Это же сам мистер "Большие карманы" - "Недюжинный ум". Мужчина сделал глубокий поклон, чуть не уронив старую, ветхую, помятую шляпу. Дрожащая рука вовремя подхватила ее. Зак проглотил слюну и медленно произнес: "Добрый вечер, Филемон". Он едва ли мог точно определить, ненавидит ли он этого человека или же просто недолюбливает. Филемон Ресмассен был старой развалиной. Его фигура напоминала бутылку. На голове был пучок коротких седых волос. Всегда в грязной одежде, он издавал запах свинарника, а его маленькие глазки на жирном лице смотрели недоброжелательно, когда он бывал трезвым, и становились еще более подлыми, когда он был пьяным. Насколько Зак мог установить, несмотря на то, что Филемон уцепился за поручень ограды "Шанса", чтобы не упасть, он был трезв. Зак глубоко вздохнул. "Ты не откажешься пойти и сообщить Белл, что я вернулся?" Филемон запыхтел: "Зачем этой сладкой маленькой шлюшке скучать с таким, как ты..." - Попридержи язык, ты, старый пьяница.
в начало наверх
Филемон выслушал его. "...Это невероятная тайна. Может быть, ты дал ей понять, насколько ты ловок. Ты ведь и в городе всех облапошиваешь, ты агент Косфеда и этим все объясняется". С наглым видом он сплюнул: "Потому что у этого человека репутация образованного, и это образование он дал себе сам". Зак презрительно бросил большую монету. Она уловила блеск заходящего оранжевого солнца. Филемон Ресмассен утер безобразным рукавом рот. "Поди скажи ей, что я вернулся и буду ждать ее здесь после закрытия "Шанса". Лицо Филемона стало недоброжелательным и вызывающим. - Все, на что ты способен, так это подкупить старого пьяницу, ты трус. Однажды один из парней вызовет тебя. Тогда мы посмотрим, как трусливая кровь польется из твоей ноги, и именно так и будет! - он указал большим пальцем в сторону пивной, откуда раздавались шумные голоса. Зак едва сдерживался. Он сказал: "Кстати, кого это убили?" Маленькие глазки Филемона сосредоточились, припоминая. - А, ты имеешь в виду вчера? Старшего парня вдовы Ид. Слишком был разумный для своих джинсов. Ему не следовало вылезать на Кидз-вью с тротуара. - Не следовало вылезать... - остальное он упустил. - Парню ведь не было и двадцати! - Парень-то был прехорошенький, ты трус. Что ты скажешь на это? Почувствовав отвращение, Зак пустил робота-коня вперед, а пьяница все продолжал ругаться и плеваться. Один раз Зак все же обернулся. В мгновение ока он заметил, что большая монета исчезла с пыльной дороги. В окнах отразилась новая цилиндрическая тень. 8 В последнем доме, расположенном в самом конце Мейн Стрит, было две комнаты - комната для тюремного заключения и кабинет начальника полиции. Теснота и месторасположение в пределах города наложили отпечаток на правоохранительный орган города Шейна. Зак появился там незадолго до полуночи, предварительно переодевшись дома, прилично подкрепившись, осмотрев цветущий сад, заполненный фороспорами, а затем проехавшись по улицам, по которым он ненавидел ходить ночью. В баке пыхтело какое-то питье. Начальник полицейского участка Люк Смитт, плотный, грубоватый человек, выглядел совершенно расслабленным. Он сидел, закинув ноги на высокий стол, и читал еженедельник Шейна "Пионер - Адвокат". Когда Зак вошел, Люк пожевал табак, который был у него во рту и посмотрел на него своими флегматичными желтыми глазами. "Добрый вечер, Зак. Почему ты вернулся так скоро?" Это было сказано равнодушным голосом. Начальник полицейского участка убрал ноги со стола и поставил их на пол. Казалось, прошла вечность. Он сложил "Пионер - Адвокат", передовица которого касалась убийства парня вдовы Ид. - Догадываюсь, пока меня не было убили еще кого-то, - сказал Зак. - Да. - Люк кашлянул и пристально посмотрел на пол. - Очень печально. - Очень печально, что мерзавец, который пристрелил его, гуляет на свободе. Люк Смитт поднял громадную голову и сделал какой-то напыщенный жест. "Нет свидетелей". - Нет свидетелей! Ты имеешь в виду, что никто не видел, как его пристрелили? Филемон рассказывал, что, вроде все это произошло у него на глазах. - Может быть, кто-то и видел. - Люк снова пожевал челюстями. - Никто не говорит об этом. - Ради бога, Люк, Шейн захлебывается в крови, а ты сидишь здесь и киваешь головой. - Я предпринял уже кое-что, - снова серьезно промолвил Люк. - Всему свое время. Да, у нас будут доказательства и свидетели, и мы все сделаем, что полагается. В свое время. Поняв, что все его старания бесполезны, Зак не знал, продолжать ли ему. Но он подавил в себе желание уйти. Ему нужна была поддержка этого флегматичного, практически бесчувственного создания. Казалось, ничто не может вывести его из себя. На самом деле Люк был достаточно умным и способным человеком. Его глубоко сидящие глаза и грубое плоское лицо блестели в свете одинокого фонаря с зеленоватым колпаком. И все-таки начальник полицейского участка производил впечатление совершенно равнодушного человека, неспособного контролировать даже самые вопиющие преступления, совершаемые в городке. Смерть парня Ид была еще одним доказательством этого. Тем не менее, Зак ничего не сказал, так как надеялся на поддержку Люка Смитта в более важном деле. - Люк, у меня проблема. Тебе известно о моем последнем контракте на живой антиквариат? Люк перекатил жвачку слева направо. "Ага". - Он сбежал. Снова вернулся сюда. Я попытался переговорить со своим клиентом по контракту в форте силовых установок, но это бесполезно. Он настаивает на том, чтобы я доставил Хенси к нему, поэтому мне нужно найти его. Он здесь, в городе. Люк перекатил жвачку слева направо. "Ага". - Он здесь, всем это известно, включая тебя, но я не знаю, где его искать. - Зак подался вперед. - В Шейне не так уж много людей, которым я бы доверился, но я считаю, что тебе можно доверять. Тебе известно, где скрывается Хенси? Люк прекратил жевать. "Нет". - Ты видел его? Люк мутным взглядом посмотрел на коптящую лампу. "Нет". - Черт возьми, Люк, если все вы только и будете говорить "ага" и "нет"! - Я буду начеку. Это все, что я могу для тебя сделать, Зак. Ты найдешь его. - Рука начальника полицейского участка потянулась к сложенной газете, правый носок его сапога начал слегка постукивать. Зак отчетливо ощущал громкие удары часов, висевших на стене. "В свое время, Зак, ты столкнешься с ним, уверяю тебя. Но несмотря на это, я буду начеку". - Большое спасибо за поддержку, - промолвил Зак и вышел. Он побрел вниз по Мейн Стрит, поднимая пыль, которая блестела при свете желтой луны. Подобно многим уроженцам Миссури, Люк Смитт был потомком одной из европейских семей, которые когда-то переселились с Террафирмы. Поведение начальника полицейского участка было каким-то загадочным. Но одно Зак знал определенно, что Люк Смитт был его единственной надеждой в деле сбора сведений о Хенси Бонне. Поэтому воспоминания об отрывисто-грубой и бесполезной беседе разожгли его гнев. Он продолжал идти, хотя уже давно прошел магазин Меркантайла и Рапопорта, магазин-парикмахерскую для мужчин. Почти везде были разбиты витрины. В пивной "Последний шанс" уже погасили свет. Заку показалось, что он увидел, как сверкают красивые волосы Белл. Он ускорил шаги. 9 Чем ближе подходил Зак к пивной "Последний шанс", тем отчетливее начинал осознавать, какое отвращение испытывал каждый раз, когда ему приходилось приближаться к этому месту. У него начинало урчать в животе, и он признавал, что здесь существует и правит над всеми безмолвная пьяная правда. Из помещения раздавались грубые ругательства. Неожиданно послышался звон разбитого стекла, который сопровождался грохотом и топотом. На крыльце, наполовину скрытая из-за привязанных роботов-лошадей, стояла Белл Новак, наблюдавшая за приближением Зака. Вдруг она закричала вульгарным голосом: "Черт бы тебя побрал, Фритци, это уже второе зеркало за неделю!" Непристойный голос ответил: "Ну-ка иди сюда, Белл, и повтори это. Я сдеру с тебя трусы и потащу наверх, а потом..." - Я - леди, ты что забыл об этом, вонючий шалопай! Зак подождал в тени, охваченный благоговением и отвращением одновременно. Конечно, Белл умела постоять за себя, когда это было нужно. При ее профессии, которую она приобрела, как только стала взрослой девушкой (потому что хорошенькой девушке практически нечем больше заниматься в Шейне), необходимо было либо научиться стрелять, драться, смеяться и защищать себя всеми возможными средствами, либо ожидать, пока тебя изнасилуют, изобьют, оскорбят, унизят или же сделают все это одновременно. Но несмотря на это, Зак кипятился, когда Белл по необходимости вела себя грубо, чтобы отвадить бандитов. Какое-то мгновение она стояла боком к нему, так что ему был виден ее дерзкий профиль. Свет, падавший на нее из пивной, освещал низкий вырез ее дешевого платья, украшенного блестками. Выделялась ее полная грудь. Белл была невысокого роста, несколько приземиста, крепкого телосложения. Но при этом у нее было приятное и ласковое личико, черты которого трудно было различить при слабом освещении. Ее карие глаза и светлые волосы искрились. По позе с зажатыми кулаками на боках можно было определить, что она в ярости. Изнутри раздалась еще большая какофония. Затем снова захохотали. Белл пронзительно закричала: "Ты слышишь, что я говорю? Ты воняешь, воняешь, воняешь!" - Ох, сейчас подойду и поцелую эту телку, - закричал Фритци Бонн в ответ. - Разберусь с этим барменом и тотчас выйду и размозжу это венерическое личико, не так ли, парни? Раздались возгласы одобрения, ругательства, звуки разламывающейся мебели. У Зака похолодели ладони. - Мы еще не напились. Мы не позволим закрыть это заведение. - Бармен! - послышался изнутри лукавый женский голос. - Мы все свободные души, а ты один из тех, кого наши революционные праотцы сделали опасным. Один из тех, кто мешает свободе личности других. Ты дрянь... - Сопровождаемая хохотом и аплодисментами девушка что-то швырнула, - теоретик, паршивый социальный мыслитель... - Одобрение переросло в гром оваций. - Тупица! Если ты закроешь эту чертову пивную, я раздавлю твои яйца! Помимо рева веселья и ликования, раздавались подбадривающие возгласы. "Ты молодец, Келемити!" - Ей все известно об этих "умниках" и об их теоретиках. - Ура, Келемити, она умеет читать! При этом последний кричавший, отвратительный молодой хулиган с безобразным ртом и змеиными глазами, еле выполз из пивной, отвязал лошадь и поставил ее на колени у крыльца. Белл отскочила назад, чтобы не быть растоптанной. На мгновение Заку показалось, что он узнал Хенси. Но когда наездник опустил голову, чтобы не удариться о дверь пивной, фонарь осветил яркий шрам на его щеке. Только по этому шраму Зак мог отличать близнецов. Фритци Бонн ворвался в "Шанс" и начал стрелять из револьвера. Он вдребезги разнес несколько ламп. Зак поспешно направился к Белл, вдыхая сиреневые духи, которые она обычно употребляла в большом количестве. Это приятно возбуждало его. Но сегодня он не отреагировал на них. Он был охвачен презрением и гневом. - Белл... - Зак, сладкий! Я так рада видеть тебя! - Давай поскорей уйдем отсюда. Ты слышала, что выкрикивали эти дураки там, в пивной? - Ты разыгрываешь меня? Слышу ли я их крики? Они требуют, чтобы пивную не закрывали, - она произнесла это так простодушно, что он не смог сдержать улыбку. Размахивая руками, он воскликнул: "Это кучка невежд. Они говорят о мыслителях и революции на Миссури, но никто из этих безмозглых не знает ничего об этом! Совершенно ничего! Они просто ухватились за какие-то глупые лозунги, которые все повторяют уже многие годы и используют их для собственного успокоения..." Казалось, что Белл слишком откровенно прижимается своей грудью к груди Зака. Может быть, она просто приветствует его возвращение со свойственной ей теплотой? Он не успел подумать об этом, а она уже гладила его подбородок своими пальчиками, улыбалась. Он продолжал говорить еще какое-то время, не замечая теней, которые двигались у двери пивной, не обращая внимания на то, что из-за тусклого освещения еще больше усилились выкрики, хохот и топот внутри пивной. Белл продолжала смеяться, прижимаясь к его груди. - Хорошо, Зак, сладкий мой, давай прогуляемся. Туда, куда ты хотел. Здесь ужасно шумно. Я целый день на ногах. - Она потянула его за собой. Свет фонаря, который упал на ее щеки, осветил несколько капелек пота, выступивших из-под пудры. Зак раздраженно отстранил ее и вернулся на прежнее место.
в начало наверх
- Пытаешься закрыть мне рот! От подобного обращения меня тошнит. - Он фыркнул, когда произносил звук "т", а потом в ярости взмахнул рукой, как бы обвиняя этим жестом всех демонов, которые находились внутри пивной. В темноте сверкнула спичка, осветившая лицо, в котором было что-то сатанинское. Человек, которому принадлежало это лицо, лениво и небрежно стоял у стены пивной. Он поднес спичку к концу своей длинной сигары, а затем отшвырнул ее. Спичка отлетела и попала в щеку Зака. "О господи", - подумал Зак. Он узнал человека, вышедшего из пивной, собрал все свое мужество и повернулся к нему лицом. - Добрый вечер, Кид. - Добрый вечер, Зак, - ответил Арривидерчи Кид по прозвищу Малыш. Кид был высоким, имел нездоровый вид, вощил свои усы и носил серебряные шпоры, которые позвякивали при ходьбе. Его кобура с револьверами была очень старой, видавшей виды. Глаза Кида заблестели, когда он затянулся сигарой. Изо рта у него капало что-то липкое, напоминавшее соус для спагетти. - Итак, за нашими спинами ты делаешь свое черное дело, Зак? Ты не считаешь нас свободными людьми Миссури. Извини меня, - промолвил Кид с издевкой, - если, конечно, ты не будешь больше клеветать на нас, свободных, демократически настроенных горожан. Предусмотрительность помогла Заку сдержаться и ничего не ответить. Белл снова потянула его за рукав. Он отстранил ее и в ярости покачал головой, больше злясь на себя, чем на Кида. Спор с этим мерзавцем ни к чему не приведет, кроме, как к драке. Но, переведя дух, он выпалил: - Во всем этом много гадкого, Кид. Вы даже не понимаете сути этой революции. - Значит, я тоже тупица? Да? Ты действительно хочешь иметь неприятности от джентльменов города, мистер Рендольф? Но мы простим тебя, потому что ты сам тупица. Ты не понимаешь, что мне совершенно безразлично, что я не умею читать. Я прекрасно знаю, какая произошла трагедия, несмотря на то, что не могу прочитать обо всей этой исторической чепухе. Он с наслаждением затянулся. Глаза его были веселыми, в них отражались огоньки горящей сигары. "Я прекрасно знаю, что революция дала возможность человеку делать все, что он пожелает и никто не имеет права трогать его. Парни в те далекие времена были уверены в том, что это лишь эксперимент, но эти мыслители просто не были приспособлены к жизни. - Кид наклонился, улыбаясь и трогая ружье. - Еще один вид самцов. Он наводит тоску от одного только слова "танцуй". Револьвер повис в воздухе, зажатый в его руке. Взрыв смеха Кида раздался одновременно с выстрелом. Белл пронзительно вскрикнула. Зак высоко подпрыгнул, чтобы пуля не угодила в него. Потом он выпрямился, словно чурбан, увидел, как губы Кида раскрылись, чтобы выпустить дым, и он проговорил сквозь зубы: "Танцуй, пижон, ну давай". Зак скорчился. Он сжал кулаки. Белл встала между ними, в ее карих глазах был страх: - Оставь его в покое, Кид. Тебе ведь известно, что он живет не так, как все остальные. - Конечно же. Он считает всех нас безмозглыми тупицами. Не так ли, мистер Закки Рендольф? Белл засмеялась слишком натянуто: "Парни, это всего лишь шутка". - В его словах не было и намека на шутку, - настаивал Кид. - Это было оскорбление. - Парни, - в отчаянии воскликнула Белл, - мы можем уладить все прямо сейчас. - Согласен, - промолвил Кид, потянувшись за блестящим пистолетом. - Если только Закки громко скажет, что он безмозглый тупица. В это время грохот в пивной несколько поутих. Посетителей привлекли события, которые разворачивались на крыльце, и выстрелы из револьвера. Неприятный на вид парень высунул голову, похожую на котелок, и поднял брови. От него исходил отвратительный запах гнили. Он был кривоног, но выглядел щеголем. Концы его фрака были укорочены, чтобы не мешать ему свободно играть парой револьверов, опущенных вниз, но направленных вперед. - Я ничего подобного не скажу, - фыркнул Зак. - Я даже не хочу удостаивать тебя ответом, ты, кровожадное животное. Ты убил сына вдовы Ид. Арривидерчи Кид вздрогнул. "Этого тошнотворного мальчишку? Он был такой наглый и дерзкий". - Наглый? - Зак не в силах был продолжать. Он дрожал от гнева и страха одновременно, потому что все шло из рук вон плохо. Кроме мерзавца с головой, похожей на котелок, остальные посетители тоже вывалили толпой из помещения. Из всех выделялся Фритци Бонн, сидевший верхом на коне. Это было столь невероятным! Это не могло происходить на самом деле! Но все это происходило. Вооруженные до зубов дикари и ведьмы образовали полукруг, чтобы сражаться с ним. Человек в котелке взялся за оружие, взвел курок и заметил: - Это ты, Рендольф? Ты всегда изображаешь из себя непонятно кого. Повернись ко мне, Рендольф, и я пощекочу тебе нервишки за то, что ты вывел из себя моего друга Кида. Жаль, что ему не удалось всадить в тебя пулю. Ты либо нервный, либо слабоумный. - Он сумасшедший, но не опасный, Дикий Билл, - ответил Кид. - Он просто тупица. Я собираюсь заставить его признаться в этом, как только вы, все мои друзья, приготовитесь к представлению. Дикому Биллу Корзибски понравилась эта мысль. Он начал приглашать вновь прибывших принять участие в спектакле. Крыльцо гудело от голосов. Белл встала на цыпочки и прошептала Заку на ухо: - Я пыталась освободить тебя, глупый болван. Больше я ничем не могу помочь, иначе потеряю работу. Он повернулся к ней, уже готовый крикнуть, что не желает, чтобы она что-нибудь делала для него. Но промолчал. В ее карих глазах горели гневные огоньки. Она произнесла: "А теперь тебе остается либо попросить прощения, либо драться". В это просто невозможно поверить! Это лишено здравого смысла! То, что на любой другой планете расценили бы, как обыкновенный интеллектуальный разговор, здесь превратили в страшное безобразие. Тени гудели и сгущались на крыльце пивной. Ночной воздух наполнился запахом искусственного пота, который исходил от лошади Фритци Бонна. Зак прошипел Белл: "Я отказываюсь и от того, и от другого". - Ты чертов глупец! - воскликнула Белл, чуть не плача. Зак еще не знал, что ему делать. 10 Толпа людей, стоявших на крыльце пивной "Последний шанс", совершала последние предупредительные перемещения. Какое-то громадное чучело в цилиндре скатилось вниз, держась за опоры, которые поддерживали крышу и спускались на крыльцо, в то время, как со второго этажа уже повысовывались проститутки, желавшие узнать, что происходит. Когда, наконец, разговор закончился, Зак заметил, что опору подпирает Филемон, уцепившись каблуками за перила. Их взгляды встретились. Филемон коснулся своего цилиндра и начал напевать старый похоронный марш. - Итак! Женщина с грубым голосом вышла из пивной и выступила вперед. Это была ужасная толстуха в укороченных штанах, грязной блузе и жилетке. У нее были выпученные лягушачьи глаза, короткая мужская стрижка. Грязная шляпа свисала за спиной. Кроме того, на ее лице были странные усы. Только по обрубленным штанам и груди можно было догадаться, что она родилась женщиной. - Итак, это и есть маленький приятель из Косфеда, не так ли? И он кукарекает везде о том, что мы всего лишь куча отбросов? - голос Келемити Фазерингейл был грубым и дребезжащим, потому что она пыталась говорить напыщенно. - Мне никогда не нравилась твоя наглость, Рендольф, и, ей богу, это правда. Белл должно быть стыдно за то, что она поддерживает отношения с таким типом. Ты еще до сих пор занимаешься этими дурацкими драгоценностями, Рендольф? Дикий Билл Корзибски сплюнул между кончиками сапог. - Она для него такая же острая и возбуждающая, как перец, потому что умеет читать и провозглашать теории тупиц. И вообще он не с Миссури. Кошмар. - Втянул моего братца в одно из своих паршивых дел, - прорычал Фритци Бонн, нагибаясь, чтобы не удариться о крышу пивной. Зак не смог сдержаться. - Да. Я вернулся сюда снова, чтобы найти его и заставить выполнить условия сделки. - Только поосторожней! - взвизгнула Келемити. - Ты и стадо вооруженных лошадей-охранников, мистер Спесивость! Толпа выразила свое одобрение аплодисментами и криками "ура". Зака охватило страстное желание вырваться и убежать. Усилием воли он подавил это желание, хотя у него внутри все клокотало от страха. Комическая жестокость людей, стоявших на крыльце, в любой момент могла стать для него ловушкой, из которой он не сможет выбраться. Белл тоже чувствовала это. Она тянула его за куртку, наполовину спрятавшись за его спиной. Последовало несколько грубых предложений о следующем этапе разборки, включая поджог Зака и кастрацию его тупым охотничьим ножом. На что Арривидерчи Кид ответил отрицательно, потрясая в воздухе длинным дулом револьвера почти у самого лица Зака. - Нет... - Кид пощупал один навощенный ус. - Мне просто хочется заставить его сказать во всеуслышание, что он тупица. Зак глубоко вздохнул: "Я не признаю этого никогда". - Давай привяжем его позади моей лошади и пусть потащит его... - начал Фритци, у которого лицо было обезображено шрамом. На этот раз рука Кида описала в воздухе круг настолько быстро, словно он орудовал ножом, и Зак понял, что игра становится слишком опасной и не сулит ничего хорошего. Эти люди действительно были уверены в том, что они свободны и могут подобным образом разрешать любые споры. Револьвер Кида дрожал у самого лица Зака. Он сказал очень мягко: "Ну. Право выбора принадлежит мне, Рендольф!" - Я ничего не скажу такому человеку, как ты. - В таком случае, - побледнев сказал Кид, - я бросаю тебе вызов. Раздался взрыв аплодисментов. Филемон Ресмассен хотел было вмешаться, но потерял равновесие и упал в пыль, продолжая хлопать в ладоши в состоянии пьяного веселья. Аплодисменты не прекращались. Фритци Бонн выхватил револьвер из кобуры, бросил его Заку, так что он заблестел в свете желтой луны. Вместо того, чтобы протянуть обе руки и схватить его, Зак даже не пошевелился, и револьвер упал. Шум превратился в грохот и рев. Затем воцарилась тишина, за которой последовал слабый возглас удивления. Зак чувствовал, как за его спиной дрожит Белл. Кид сделал большой шаг вперед. Его серебряные шпоры блестели, зубы были стиснуты, в глазах застыл ядовитый блеск. Он промолвил: "Я сказал, что бросаю тебе вызов". Зак тяжело покачал головой. Он заставил себя не отводить взгляда от лица Кида, но для этого ему пришлось собрать воедино все свое мужество. "Нет. Не думаю, чтобы убийство что-то решило или доказало". Послышались ошеломленные вздохи. Келемити Фазерингейл сделала непристойные намеки мужчинам, которые окружали ее. Зак вспыхнул. Фритци Бонн обозвал его сукиным сыном и выкрикнул еще какие-то ругательства в его адрес. Сейчас Белл уже была не в состоянии что-то шептать, она дергала его за руку и вопила, как все остальные: "Не позволяй им, Зак, обзывать себя подобными словами. Почему ты терпишь все это?" - Глупые слова, Белл. Они ничего не значат. - Ты не смеешь позволять им издеваться над собой, Зак! - Белл чуть не рыдала. - Очевидно, он может и будет, - раздался голос Келемити. Она выразила свои сомнения по поводу того, к какому роду относится Зак. Его щеки из ледяных стали воспаленными от жара. Ногти глубоко впились в мякоть ладоней. Но он продолжал держаться, отказываясь отвечать на омерзительные обидные слова, сыпавшиеся на него отовсюду и доводившие его чуть ли не до безумия. Кид подошел к нему еще ближе. Его глаза были подобны маленьким очажкам, отражающим блеск желтой луны. - Подними железку, Рендольф. У Зака ныли челюсти. Ноги в подъеме горели. "Нет". - Ты... - Кид находился на грани срыва. - Я сказал, подними пистолет. - Ты и подними его, Кид. Тебе он нужен больше, чем мне. Тебе он необходим для того, чтобы доказать что-нибудь. - Я предупреждаю тебя... - Кид произносилслова полушепотом-полусвистом, в конце фразы он весь задрожал и побелел. - Я предупреждаю тебя, что до тех пор, _п_о_к_а _т_ы _н_е п_о_д_н_и_м_е_ш_ь _п_и_с_т_о_л_е_т_...
в начало наверх
- Ничего не выйдет, - отрезал Зак. - Я не играю по твоим правилам. - Он отвернулся. Испуганное лицо Белл вспыхнуло. Он направился прямо вдоль улицы и повернул в направлении своего дома, а остальные были охвачены таким шоком от того, что произошло, что продолжали еще какое-то мгновение стоять на крыльце в тишине. Зак уже был далеко, быстро шагая при свете луны, когда у пивной "Последний шанс" раздались возгласы недоверия, крики и ругательства. Белл догоняла его. Она рыдала. Он не поворачивал головы, потому что не хотел показывать ей выражения облегчения, которое было написано на его мокром от пота лице. Ему просто необходимо было принять ванну. - Зак, Зак, тебе следовало оказать им сопротивление! Тебе нужно было драться, теперь ты не сможешь больше находиться в этом городе. Он продолжал идти, глядя вперед. "Кто это говорит?" - Они оскорбили тебя! Они назвали твою мать старой прыщавой проституткой! Сказали, что у тебя нет яиц... Он развернулся и с такой яростью схватил ее за плечи, что даже сам испугался, потому что не ожидал от себя такого. - Белл, Белл ты родилась на этой мерзкой, испорченной, богом забытой планете, а я нет. И я не собираюсь ни овладевать ее испорченными и омерзительными ценностями, ни хранить им верность, ни следовать им ни на йоту! Я не собираюсь играть по их правилам, потому что для цивилизованных людей их философия ничего не значит... - О, - она остановилась, чтобы выплакаться. - Ты всегда рассказываешь и читаешь мне об этой философии, меня это не волнует. Они набьют тебе рот лошадиным пометом и заставят съесть его, Зак Рендольф. Неужели же это ничего не значит для тебя по сравнению с этой твоей философской чепухой? Неужели? - Луна осветила перламутром ее влажные глаза, сделав их похожими на драгоценные камни. Она вся тряслась, с головы до ног. - Неужели это для тебя, как для мужчины, ничего не значит? - Н-нет, - солгал он. - На других планетах цивилизация выше подобного поведения. Его слова прозвучали как-то бессмысленно. Обманчиво. Он хотел, чтобы его убежденность была чем-то подкреплена. Замечает ли Белл его сомнения? Наверное, она все понимает, и это приводит ее в бешенство. - Белл, лучший способ справиться с ними - это игнорировать их. - Нет, это нужно для тебя самого, Рендольф. Если ты хочешь называть себя человеком. - Я человек, потому что я думаю. Потому что я строго придерживаюсь закона логики, закона... - Напрасные слова. Он тяжело выдохнул, попытался говорить более резко. - Ты называла меня человеком с самого начала нашего знакомства. Что же изменилось так внезапно? - Такое как сегодня, еще никогда не происходило, вот в чем дело. Может быть, мы слишком долго знаем друг друга. - Да, может быть и так. - Какое прекрасное, черт возьми, возвращение домой! - Она подпрыгнула, встала на цыпочки и подарила ему смешной отрывистый поцелуй. - Это все, что ты получишь сегодня ночью, а, может быть, и не только, все зависит от моего решения... Зак пришел в ярость: "До тех пор, пока ты решишь, что?" - Правы ли парни, и что я просто несчастная тупая проститутка, зачарованная твоими книжками и длинными рассказами о других планетах. Может быть, ты просто вскружил мне голову, Зак Рендольф. Может быть, именно сейчас пора все изменить. О, как бы я хотела, чтобы ты не был таким пылким, прекрасным любовником! Закончив на печально высокой ноте, она повернулась и убежала вверх по узкому проходу между двумя магазинами слишком большими шагами, которые выдавали ее происхождение. Зак стоял ошарашенный. Он чувствовал боль и злость. Он до сих пор еще ощущал запах ее сиреневых духов. Чертова страсть, на него совершенно не подействовали ее грустные слова, так же как совершенно не задели ругательства и мерзости, которые он услышал в свой адрес на крыльце "Шанса". В конце Мейн Стрит темные всадники собирались в кружок. Они грохотали, рычали и бросали в воздух свои шляпы. Слышались револьверные выстрелы. Раздавались звуки разбитых окон. Мелькали бутылки. Затем компания хулиганов с ужасным грохотом помчалась вверх по пыльной улице по направлению к нему. Укрывшись в тени крыльца магазина Рапопорта, он увидел обнаженное белое тело. Девочку из "Шанса", совершенно раздетую и пронзительно визжавшую, везли на лошади Кида. Когда эта темная толпа с грохотом пронеслась мимо, он услышал возглас "Подлец!". Его кто-то заметил. Топот копыт прогремел и затих. Вскоре в свете луны показалась фигура начальника полицейского участка Люка Смитта, который ехал на лошади в направлении улицы, освещенной стеклянными фонарями. Как всегда, слишком поздно. Какое-то время Зак пристально разглядывал револьверы, выставленные в витрине магазина Рапопорта. Затем он повернулся и побрел домой. 11 Ворота были закрыты. Зак потянулся и опустил засов легко открывающегося Л-образного замка, который закрывал от людей его мир. Почти со сладострастной улыбкой он окинул пристальным взглядом свой сад. Приятное сопрано звенящих колокольчиков донеслось до его ушей. Мягкие тона разноцветных огоньков отражались на его щеках, когда фороспоры двигались в своем собственном ритме, взволнованные нежнейшими прикосновениями легкого ночного ветерка, проникавшего сквозь шламовый кирпич, из которого были сделаны стены сада. Он вдыхал аромат и наслаждался головокружительными красками, громко причмокивая губами. Он ощущал сладострастие, глядя на эти странные живые создания, которые дико развивались и, при этом, были бесценными! Здесь, среди пятен пастельных тонов - голубого, розового и бледно-желтого он становился самим собой. Вот где настоящая красота! Сад был небольшим. Стены, на голову выше Зака, окружали его с трех сторон, создавая естественные экраны, на которые кристаллы бросали свои отражения. Четвертой стеной сада служила наружная стена его коттеджа. Аккуратно проложенная дорожка вела прямо от ворот к двери дома. Зак осторожно прошел по этой дорожке, внимательно разглядывая то место, куда он ступал. Ветви фороспор распространялись от центрального ствола на высоту лодыжки. Одно кристаллизованное голубое формирование в конце ветви нависало над дорожкой. Его отблеск был особенно приятным. Зак встал на колени и легонько вздохнул. Он достал из кармана миниатюрное приспособление из посеребренного металла. Инструмент напоминал щипцы для сигар, которые использовали многие местные жители. Он осторожно отрезал голубое формирование с конца ветви. В тот момент, когда к нему прикоснулось лезвие, формирование издало звон. Все фороспоры заволновались, реагируя на сообщение, поступившее из их общей корневой системы. Зак поднял формирование, снял его с ветки и снова почувствовал приятную боль. Он немного повредил живое существо. На самом деле, фороспоры представляли собой минералы и не были чувствительны. Но все же он всегда ощущал себя немного садистом, когда отрезал концы веток. Что еще раз доказывало, что вопреки всякой логике человек чаще доверяет своему желудку, чем своей голове. Он поднялся, нежно держа фороспору, получая удовольствие от опалового цвета, которым сейчас светилась его рука. Он отнес ее в первую из трех комнат своего коттеджа, пробираясь по дому на ощупь. Фороспора освещала лишь края его ладони. Он положил ее на ящик и пошел дальше. Его сапоги натыкались на деревянные предметы. Они трещали, разламываясь. Пропади ты пропадом! Комната была так заставлена, что ему едва удавалось не задевать дешевые вещи, которые были разбросаны то здесь, то там. Он пошарил в карманах брюк, нашел спичку, зажег ее и протянул руку вперед, чтобы дотянуться до лампы, которая висела на стене. Сувениры, уже приготовленные к упаковке, лежали штабелями до потолка. В глаза бросались миниатюрные грузовые вагончики, грубо изогнутые револьверы, шатающаяся башня с маленькими деревянными флигельками, некоторые из которых уже развалились. Он наступил на них. Посмотрев вниз, он почувствовал какое-то жжение в животе. Шок прошел, хотя волнение осталось. Он собрал остатки сувениров, бросил обломки в упаковочный ящик и задумался о своих коммерческих делах. Шести сувениров уже нет. Это наполовину сократит его доход. Привыкший тяжело работать, он с горечью думал о том, как растрачиваются последние запасы серных спичек. Но, в конце концов, ему просто необходимо было зажечь спичку. Он отнес фороспору во вторую комнату. Она была немного просторнее, чем широкий коридор без окон, и заставлена скамейками, которые он сделал сам. На одной скамье, которая находилась рядом со всеми его паяльными и монтировочными инструментами, его щипцами и зондами, его клещами и плоскогубцами, его дорогими колбами с химикатами и абразивными материалами, стояли два пустых ящика, напоминавшие грядки для растений. На дне каждого из них находились упаковочные материалы, которые он стянул из местных магазинов. На этих упаковках лежали образцы его последней коллекции. Это была серия брошей и пряжек для поясов с аккуратно срезанными кристаллами, вделанными в оправу в виде кактусов. Иностранные фирмы, которые закупали у него небольшие партии драгоценностей - а на изготовление каждой партии уходило пять-шесть месяцев, начиная от высадки кристаллов до окончательной их обработки и изготовления изделий - всегда требовали, чтобы его ювелирные изделия были выполнены в фольклорном стиле планеты Миссури. Они заказывали револьверы и лошадей, и так продолжалось бесконечно. Ему больше нравились естественные очертания планеты, и поэтому другие изделия он изготавливал только в том случае, если ему отчаянно нужны были деньги. Через проход находилась его Листер Кельн (печь для обжига). Она стояла возле его драгоценного и очень дорогостоящего микротома. Он открыл щеколду рабочей камеры печи. Положил блестящее голубое образование внутрь. Закрыл щеколду и настроил усовершенствованный слабый лазер на нужный уровень. Довольный, что мерцающий диск указывает на то, что печь работает в нужном режиме, он снова осмотрел комнату. Наконец, его лицо разгладилось, и он успокоился. Через некоторое время он направился в третью, последнюю комнату. Самая большая, она была запущена из-за его нечистоплотности. Он зажег одну из трех ламп, проверил ящик, куда ему опускали почту через наружную стену, ничего не нашел там интересного, кроме еще одной безграмотной записки от Делаханти, написанной от руки, в которой ему сообщалось о шестидневной просрочке уплаты за квартиру. Ладно, Делаханти подождет девяносто дней или даже больше, просто потому, что Зак является агентом Косфеда. Как только из Форта Пропалшн отправят его груз с миниатюрными грузовыми вагончиками, Зак получит ваучер от своего руководства, офис которого находился на отдаленной планете. Зак вздохнул запах несвежей, неубранной постели. Он перевернул упаковочный контейнер и достал флягу с красочной этикеткой. На ней был изображен дикарь, выпускающий огонь изо рта и держащий регистрационный номер Бюро алкогольных напитков Косфеда. Выпивка не волновала Зака, он налил себе просто, чтобы понежиться. Он присел на упаковочный контейнер, получая мрачное удовольствие от мысли о том, с каким страхом и отвращением жители Шейна воспринимали появление в их городке таких средств галактической цивилизации, как почтовый робот-автомат, который приблизительно два раза в неделю появлялся в этих местах. Ему повезло, что он стал сотрудничать с Косфедом, хотя бы потому, что он не утратил связи с рационализмом и порядком, которые существовали на тех планетах, где время не остановилось. При первом же глотке спиртного - а это был дешевый напиток, так как он не имел возможности позволить себе что-то получше - он с ужасом почувствовал, что с его головой не все в порядке. И дело было не в неприятностях последних дней. Значит, на него действовали его маленький дом и сад. Они словно ограждали его от уродства внешнего мира. На несколько минут он совершенно забыл о том, что может потерять контакты с Косфедом, если не доставит Хенси Бонна Миколасу Сефрану. Вместо того, чтобы ослабить беспокойство и тревогу, алкоголь, казалось, еще больше усилил их. Он сидел, поддерживая обеими руками флягу и наблюдал, как тараканоподобное насекомое с длинными усиками ползает по заплесневелому дощатому полу. Перед ним снова появились живые образы участников ловушки у пивной "Последний шанс". Белл была права. С ним обращались не лучше, чем с дворняжкой. И он вынужден был подчиняться. В его голове сверкали раскаленные красные и черные молнии. Какое унижение! Еще один глоток. Жарко, безвкусно. Он выпрямился. Стало прохладней.
в начало наверх
Он не ощущал себя мыслящим. Он чувствовал омерзение, растущее унижение, потому что именно сейчас под воздействием Белл было подвергнуто сомнению его мужское достоинство. Но как может случившееся стать унизительным, если ты отказываешься признавать правила этого общества? Для человека, который верит, что поворот стрелок часов назад возвестил на Миссури возвращение к прекрасному идеалу, то, что случилось, должно быть унизительным. Но те, кто надеялись на возвращение общества свободных, сильных людей должны понять, что они заблуждаются. Это был губительный философский обман, перед лицом которого кучка психопатов доставляла себе удовольствие необузданными крайностями в то время, как остальное городское население отказывалось открыто спрашивать с них то ли из-за своего невежества, то ли потому, что реакционно-революционная верхушка постепенно создала общество, в котором обыкновенный человек был действительно беспомощным, запуганным дикостью очень сильных людей, которых здесь мнимо считали идеалом. - Подонок и дерьмо! - Зак прополоскал рот содержимым фляги так, что пролилось на грудь. Он даже не выругался. - Эти омерзительные, чудовищные сукины сыновья. - Его зубы блестели, словно клыки. Он закрыл глаза и погрузился в забытье, представляя себя с кнутом в руках. Кнут был похож на один из тех, которыми пользовались на платной конюшне в Шейне. Арривидерчи Кид лежал вниз животом на земле совершенно голый. Он лежал распластанный, со связанными ногами и руками. Келемити Фазерингейл лежала рядом с ним, точно в такой же позе, раздетая и скованная. Зак поднял кнут и размахнулся. На спине Кида появилась алая полоса. Кид захныкал. Зак продолжал бить Кида кнутом до тех пор, пока тот не закричал пронзительным голосом и не взмолился о пощаде. Тогда он обратил внимание на Келемити. Хлыст пронесся высоко у него над головой, выше, чем могла достать его вспотевшая мускулистая рука. Зак открыл глаза. В дешевом зеркале для бритья, которое находилось напротив, он увидел свое перекошенное лицо. Пот стекал по усам. Он еще раз взглянул на ужасное лицо и произнес: "О, боже". Зак поспешно отвернул голову и выпил. Затем он погасил лампу и медленно заполз в свою несвежую постель. Он долго не мог заснуть. Сон, в котором он размахивал хлыстом, привел его в дрожь. Подобные сновидения никогда прежде не мучили его. Неужели он на самом деле был способен проявить такую жестокость?! Нет! Может быть, он действительно второсортный человек. Но он не животное. Он не похож на них. Видеть во сне процесс избиения кнутом означает играть в их игру. Признавать их стандарты. Как же все это могло произойти с ним, даже в забытьи? Забыть об этом. Естественная реакция. Внутренности и железы - это часть тебя, но они не управляют тобой. Ты не такой, как эти, не такой как остальные. Но его одолевали новые сомнения. Наконец, пришел беспокойный отдых. Он продолжался не более часа и закончился мрачным сознанием того, что у ворот сада раздаются пронзительные крики. В ворота стучали кулаками. Зак натянул рубашку и вставил три заряда с транквилизатором в свою шестизарядку. Он вышел босиком. В его руке блестел серебристый ствол ружья, в котором отражались лучи света. 12 Слова, которые произносили по другую сторону стали более вразумительными: "Крайне оскорбленный, я пребываю в состоянии гнева! Пусть мой гнев падет на головы этих слуг! Я бушую против небес, которые навалили на мою скромную голову эту тень злого провидения". - Филемон! - позвал Зак. - Какого черта тебе здесь нужно? - Бесчувственные дожди ослабляют их мучения! Поднимите ослепшие глаза к сияющим звездам... - Филемон, прекрати декламировать и расскажи, чего ты хочешь или я снова пойду спать. Сквозь толщину ворот раздался кашель, затем низкий тяжелый вздох и царапанье ногтей. - Открой, Рендольф. Открой, умоляю тебя. - Старый алкоголик словно готов был зарыдать. Его болтовня мгновенно пробудила Зака. - Я знаю, где скрывается Хенси. Нетвердой рукой Зак поднял засов. Филемон Ресмассен едва не упал в его объятия. Зак отстранился от него. Котелок Филемона слетел с головы. Он потянулся, чтобы подхватить его, едва не задев фороспору, которая находилась на краю дорожки, но вовремя упал на колени. Лицо Зака исказилось. Он поднял ногу, чтобы ударить Филемона, но увидел, что тот не повредил растение. Качаясь, Филемон встал. Он выглядел еще более жалким, чем обычно. Он отрыгнул, нащупал пальцем дыру в рукаве, моргнул, стараясь сосредоточить взгляд. Зак жевал нижнюю губу. - Ты надрался, как олух, Филемон. - Не будь я настолько пьян, я бы не мог узнать такую пикантную новость. Ей богу! - Ты мне не друг. Почему ты сделал это? - Потому! - Жирное лицо Филемона исказилось. - Эти жестокие пьяные педерасты после сумасшедших скачек по городу снова вернулись в "Шанс". Они заставили меня читать стихи. Когда я попытался отказаться, этот грязный Фритци... - Филемон схватился за челюсть. С внутренней стороны виднелся большой темный шрам. - ...затушил на мне свою сигару, а Дикий Билл и Кид в это время держали мои руки. Затем они вышвырнули меня на улицу. Но пока я там лежал, я слышал их болтовню. Они говорили о том, что тебе никогда не удастся найти Хенси, потому что он скрывается в Купере. В голове Зака зрело подозрение, но он отверг его. "Купер?" - Я был почти без сознания, но название я услышал четко. Эти трусливые псы ни за что поиздевались надо мной, в особенности этот бандит Фритци. - Филемон отрыгнул, затем поднял один палец. - Так мстительный господь поражает тех... Зак потянул болтуна вниз по дорожке: "Пойдем в дом, и я дам тебе еще глоток, - сказал он. - Я бы хотел услышать кое-что". Он вывел Филемона за ворота приблизительно через час. Затем наполнил все вещевые мешки зарядами, разбудил охранника платной конюшни и на рассвете выехал верхом в Купер, который находился в ста милях от Шейна. 13 Снова сумерки. Длинные лучи оранжевого света проникают сквозь два высоких удлиненных окна на сосновые стены и позеленевший медный пол комнаты. Зак лежит в ванне. Во рту у него торчит сигара. Горячая вода и желтое мыло очистили его тело от грязи, накопившейся за этот поход. Но никакая ванна не способна ослабить боль, чувство пустоты и незаметно подкрадывающийся стыд. Дверь в ванную апартаментов отеля Доббса была приоткрыта. Неожиданно на медный пол упала тень. Кто-то загремел бутылкой и стаканами. - Я действовал быстро и энергично, - произнес глубокий, очень усталый голос в коридоре. Причмокивание губами. Вздох. Звон бутылки. - Человек, заместителем которого я назначен, рассказывал мне, почему вы здесь. Должен заметить, Купер слишком далеко расположен от Шейна, чтобы в одиночку ехать туда верхом. Мужчина подошел и оперся о косяк двери ванной. Он был высокий, худой, с уставшими глазами, в пыльной одежде, с лицом оливкового цвета. Большое ружье свисало вдоль его правой ноги. На старой кожаной куртке виднелась дешевая жестяная звезда. - Я сожалею о том, что произошло, мистер Рендольф. Надеюсь, что поездка была не слишком трудной. - Нет, мистер Одопьюлоус, - произнес Зак, вылезая из ванны и хватаясь за полотенце, - она не была слишком трудной. - Всего лишь, черт побери, трое суток постоянного нервного всматривания в горизонт и бессонница, когда выходят звезды и поднимается желтоволосая луна. - К счастью, мне не встретился ни один дикарь. Ремингтон Одопьюлоус пропустил его. Рассчитывая на успех, Зак снял самый большой номер в отеле Доббса, чтобы доставить себе удовольствие. Когда он натягивал одежду, то почувствовал сильную усталость. Он говорил со своим посетителем через дверь. "Я ценю вашу заинтересованность, мистер Одопьюлоус". - Зовите меня Рем, Рендольф. К нам не так уж часто приезжают посетители, связанные с Косфедом. У нас здесь нет никаких фабрик, кроме одной, на которой изготавливают игрушечные седла. Агент из Грин Ривер закупает все партии. Зак заканчивал одеваться, а посетитель сидел, растянувшись в кресле и уныло пил. Он вошел в гостиную, присоединился к Одопьюлоусу, налил себе стаканчик и попытался разгадать, что же собой представляет его гость. Внешне обычный человек, хотя на бедре болтается мощное ружье. А может быть, оно просто выглядит внушительно, и одет он довольно небрежно. Вьющиеся каштановые волосы Одопьюлоуса блестели и пахли макассаровым маслом. Кроме того, у него были красивые карие глаза. Не такие, каким был он весь. Необычные. Зак сел, пытаясь избавиться от мрачных мыслей. Алкоголь помог. "Вы долго проработали здесь начальником полицейского участка, Рем?" - Нет, почти шесть недель. Полных пять. - Унылая улыбка. - Я отчасти занимался такой же работой, как и вы. По профессии я коммерсант. Синтетические овощи. Я грек, как вам известно. Мой отец открыл здесь маленький магазинчик после того, как мы переехали на Миссури. Догадываюсь, что вы считаете меня простаком, обыкновенным горожанином, которого случайно выдвинули в кандидаты, когда все пошло из рук вон плохо. Догадываюсь, что вы можете сказать, что я начальник полицейского участка, потому что подстрелил Буффало Юнга и всю свою жизнь рассказываю эту сказку. У Зака начало зудеть все тело. "Прошу прощения!" Снова этот странный унылый взгляд. "Я сказал, что подстрелил Буффало Юнга и теперь всем рассказываю об этом". - Я считал... - Зак чуть не выплюнул виски. - ...что такого... - ...человека вообще не существовало? Знаю, - усмехнулся Одопьюлоус. - Я сам наслушался всех этих историй, пока он собственной персоной не появился в городке. Знаю, все говорят, что это лишь вымышленный образ. Просто некоторым людям он приходит во сне. Но я могу показать вам могилу у подножия горы, где похоронил его, Рендольф. Если я подстрелил не Буффало Юнга на этой самой улице пять недель назад, тогда значит я подстрелил кого-то другого с огромным животом и парой револьверов с перламутровыми рукоятками и тремя друзьями в черном, которые были рядом с ним, и значит, что я все время дурачил весь город. Одопьюлоус снова усмехнулся, чтобы показать, что просто дразнится. Затем он мрачно продолжил: - Это на самом деле был он. Огромный, как сама жизнь, и еще более страшный. Я не хотел делать этого. Он сам вызвал меня, потому что я был тем человеком, которого выбрал комитет. Так или иначе, по божьей воле, я оказался проворнее. Одопьюлоус снова устремил свой пристальный взгляд в глубину стакана с виски. Казалось, солнечные лучи стали меньше проникать в гостиную. Зак продолжал тяжело глотать напиток. "Я бы... хотел увидеть могилу". - Почему бы и нет? Можно и прогуляться прежде, чем я заплачу за ваш обед. Они пошли по боковой улице, прячась от пыли, которая летела на них в опьяняющем и необычайно зловещем вечернем свете. В самом конце улицы Зак заметил деревянные кресты, которые тянулись высоко в небо. Одопьюлоус дотрагивался до шляпы, когда мимо проходили женщины. Зак заметил, что за пределами Шейна проживали более обыкновенные горожане. Он мог лишь сделать из этого вывод, что законность и порядок, наконец, вернулись в Купер. Об этом свидетельствовала и пивная, мимо которой они прошли. В ветхом здании с выбитыми витринными фонарями дверь была заколочена. Одопьюлоус обратил на это внимание Зака. Это была "Чинк Селли", где безобразничали пьяные бандиты. Я закрыл ее. Зак что-то пробормотал. Когда они подошли поближе, он заметил маленькую записку, прикрепленную к закрытым на замок дверям. "Временно закрыто по приказу начальника полицейского участка".
в начало наверх
Одопьюлоус пристально посмотрел на двух мужчин, которые появились на тротуаре. Они старались выпрямиться и прислонились к стене здания, дотрагиваясь до своих шляп, чтобы поприветствовать его. Полицейский едва ответил на приветствие, продолжая объяснять Заку дружеским тоном. - У нас здесь действительно была ужасная обстановка. Каждый мог подвергнуться опасности. Я часто удивлялся, почему так происходит, но у меня не хватало времени, чтобы разобраться во всем. Я был слишком занят дробовиками, поэтому все мои витрины в магазине были целы, когда эти бандиты затрубили в рог. В голове Зака роились противоречивые мысли, которые приводили его в замешательство. "Я расскажу вам, почему городок Купер, а не какой-нибудь другой городок на Миссури, находится в таком тяжелом положении. Потому что вы или ваш отец не удосужились снять сладкий слой с той горькой пилюли, которую революционная верхушка заставила вас проглотить. Но вы лжете мне, Одопьюлоус. В вашей улыбке есть что-то странное, и я бы очень хотел выяснить, с чем это связано, потому что та история, которую вы рассказываете мне о Купере - это история о Шеттерхенде, которую я уже слыхал от доктора Бастера Левинсона". - ...все не так, - говорил Одопьюлоус. - Очередной начальник полицейского участка, кажется, просто не смог бы упрекнуть за это. - Что это был за человек? - Том Браун? Похоже, ленивый. Такой же медлительный, как девочки зимой. Хотя, однажды ночью он все же догнал бандитов. Они в каком-то узком переулочке насиловали жену пастора. Охваченный печальным предчувствием, Зак говорил довольно громко. "В Шейне происходит практически то же самое. Кто-то же должен хоть чем-то заниматься". Одопьюлоус посмотрел на него каким-то особым пристальным взглядом. "Может быть, вы?" - Нет, не я. Я не собираюсь вмешиваться. Продолжайте. Бандиты пристрелили полицейского Брауна именно в этом переулке. На следующий день обстановка в городе стала ухудшаться. Они буквально разносили городок на кусочки. Терпение переполнилось после того, как тело полицейского украли из поминального помещения в ту ночь, когда его убили. Пусть бог успокоит его душу. И снова Зак проглотил слюну. "Что, полицейский исчез?" Исчез бесследно. Даже окна в гостиной поминального помещения не были разбиты. Но когда на следующее утро бальзамировщики открыли гроб, он был пуст. - Итак, в Купере не стало полицейского. - Да, вы правы. Бандиты остались на свободе. Мы держались так долго, как только могли. Затем мы созвали собрание горожан. Меня выбрали совершенно случайно. Я объявил, чтобы бандиты в течение двадцати четырех часов покинули город. Поверьте мне, я был очень напуган. Но сейчас по нему нельзя было бы это сказать. Он прогуливался совершенно спокойно, проходя с Заком мимо последнего здания и поднимаясь вверх к крестам. В сумерках тихо насвистывал ветер. - А что произошло потом, Рем? - Бандиты убрались без особых эксцессов. Но через два дня они вернулись. Они ходили в горы за помощью и привели с собой Буффало Юнга. Наконец, в глазах Одопьюлоуса появился ужас, вызванный воспоминаниями. "День или что-то около этого, Юнг отсиживался в пивной вместе со своей свитой, потом послал мне вызов. Поймите, я не стрелок. Но мой отец научил меня пользоваться одной из этих штучек. - Он прикоснулся к большому прикладу своего револьвера. - На прощание я поцеловал жену и отправился на встречу с Юнгом. Помню, как он вышел из "Наггет". Он выглядел высоченным, чуть ли не до самого неба. Бахрома его куртки развевалась на ветру. Солнце светило у него за спиной, и его вид напоминал изображение пророков в Священном писании, только это было изображение злого пророка. И еще никогда мне не приходилось видеть у человека столь страшные усы. Его револьверы были украшены серебряными блестками и переливались". Одопьюлоус замолчал. Он указал на шероховатый холм земли и дощатый крест. Зака охватил ужас, который увеличивался все больше из-за зловещих сумерек, посмертных символов, ветра и впалых глаз Одопьюлоуса. - Я плохо помню сам выстрел, - заговорил Одопьюлоус. - Должно быть, я опередил его всего лишь на какую-то долю секунды, вот и все. Или, возможно, он оказался более медлительным из-за крепкого дешевого виски, которое лакал в "Наггете". Помню, как он возвышался, словно дерево. Эти его три дружка, похожие на привидения, все в черных шляпах и сапогах, притащили его прямо сюда, похоронили под моей охраной и ускакали прочь из города, качая своими головами. Потом мне приснился сон. Я видел его лежащим замертво с окровавленным большим жирным пузом. Одопьюлоус повернулся на ветру, странно посмотрев на Зака. Это был взгляд, полный печали и какой-то особой откровенности. Власть наложила отпечаток на характер Одопьюлоуса, а, может быть, Заку это просто казалось? Голос Одопьюлоуса звучал уверенно: - Так случилось, что я стал большим человеком. Я не стремился к этому, но так получилось. Сапог Одопьюлоуса поднял пыль, когда он задел могилу. Зака удивляло, как же Буффало Юнг мог одновременно умереть в Шеттерхенде и Купере. Тот или другой город, несомненно, избавился от самозванца. Они спускались по склону при тусклом свете фонарей. Купер пребывал в покое. Прозвенел гонг, возвещающий о времени ужина. Над крытыми щепой крышами одиноко прозвучала гитара. Одопьюлоус несколько раз ухмыльнулся какой-то хитрой усмешкой, словно припоминая удовольствие, которое ему доставил тот выстрел. Возможно, выстрел способен доставить удовольствие уроженцу Миссури, который никогда не задумывался над тем, почему его городку потребовалось потрясение для того, чтобы восстановить правопорядок. - Как насчет легкого ужина и выпивки в "Наггете"? - спросил его Одопьюлоус, когда они прогуливались по главной улице городка. - Я разрешил оставить это заведение только для того, чтобы местные не одичали, когда напьются. - Я бы не против поужинать дома, полицейский. - О, - возразил Одопьюлоус. - Я больше не живу дома. Я получил комнату в отеле Доббса. Хотя моя жена не согласна с этим. Ладно, я просто покончил со всем этим. - Он фамильярно похлопал Зака по плечу и усмехнулся, обнажая золотые зубы. - Вам ведь не очень интересно слушать о семейных неурядицах. После мрачной и ветреной обстановки на кладбище, желтоватое освещение "Наггета" показалось Заку приятно расслабляющим и успокаивающим. Возле длинного дубового бара выделялась ярко раскрашенная обнаженная фигура. Вокруг бара собралась шумная толпа посетителей. Многие из них казались солидными горожанами. Все ружья были сложены у входа. "По приказу начальника полицейского участка", как гласил маленький указатель. Автоматическим пианино управлял парень в красно-белой полосатой рубашке с крысиным лицом. В пивной пахло опилками, пивом, бройлерным мясом и духами. Люди бурно приветствовали Одопьюлоуса, но не приближались к нему. Полицейский направился к самому большому круглому столику, стоявшему в дальнем углу. Там играли в покер. Пять игроков собрали монеты и в знак приветствия прикоснулись к своим шляпам. Одопьюлоус кивнул, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Затем он исподтишка подал сигнал официантке, крупной, полногрудой девице с похотливым взглядом и красивой мушкой на щеке. На минуту длинные коричневые ресницы Одопьюлоуса прикрыли глаза. Девица моментально улыбнулась, вырываясь из объятий мужчины, который пытался полапать ее. Она взобралась по лестнице на балкон пивной и исчезла за занавесом из золотистого бисера. Одопьюлоус взял стул, а свои сапоги со шпорами положил на другой, не обращая внимания на то, что оставляет на нем следы. Просмотрев меню, он отшвырнул его. - Рендольф, импровизированные бизоны, должны быть вкусными. Они неплохо сочетаются с дроздами. Я... - Внезапно он нахмурился. На его руку упала тень. Бесцветный мужчина в потертом костюме стоял в нескольких шагах от столика и не решался подойти поближе. - В чем дело, Билли? - спросил Одопьюлоус. - Ох, полицейский. Ох, я переговорил кое с кем из парней из комитета. Они хотели напомнить мне о том, что с выборами совета комитета, ох, мы уже опоздали. Мы согласились на новый совет. Мы, ох, были удивлены, когда... - Почему же, - промолвил Одопьюлоус без улыбки, но со странной, тайной радостью в глазах, - мы проведем выборы так, как и договорились, когда я назначу день. Но именно сейчас, - злой блеск в глазах, - разве ты не видишь, что у меня посетитель из другого города? - О'кей, договорились, - сказал мужчина и отошел. Заку захотелось понять, кто же на самом деле был Одопьюлоус - обыкновенный горожанин, на которого не по его собственному желанию возложили новые обязанности, или другой, странный, исподтишка улыбающийся человек, которого выдавали влажные карие глаза. Зак потрогал свой нос. Может быть, он просто устал и торопится с выводами. Одопьюлоус снова разговорился. К сожалению, Рендольф, не в моих силах помочь решить вашу проблему. К своему стыду, я должен признаться, что вы напрасно проделали весь этот путь верхом. Здесь нет того парня, за которым вы охотитесь, его не было здесь ни месяц назад, ни вообще никогда. И если бы он был в городе, поверьте, я знал бы об этом наверняка. Мне неприятно говорить это, но, я полагаю, что кто-то сыграл с вами злую шутку. Зак потер ладонями глаза. "Да, я тоже полагаю, что это так. Можно заказать пиво?" 14 В сумерки, на следующий день, Зак возвращался в Шейн. Он резко остановился, чтобы пыль от копыт коня осела. Он исступленно думал о том, как бы спуститься вниз незамеченным, но это казалось ему невыполнимым, поэтому он сосредоточил внимание на себе самом. Он надеялся, что переплетение теней кактусов вдоль дороги, вызванное заходом солнца, скроет его. На расстоянии не более трех зугов от него галопом скакали какие-то всадники, выделяясь на фоне ярко вырисовывающейся линии горного хребта. Ветер дул так, что ему не слышен был шум топота копыт их лошадей, но он четко видел силуэты. При их появлении поднялось большое облако пыли, освещаемое демоническим светом заходящего солнца. По обеим щекам Зака струился пот. Он покусывал зубами нижнюю губу. Было больно, но он почти не ощущал этого. Силуэты четырех всадников были совсем близко от того места, где он остановился. Это не дикари. Мужчины в одежде горожан. Несмотря на то, что свет падал на них сзади, некоторые детали он увидел достаточно четко. Казалось, что трое были вырезаны из одного листа черной бумаги, так мало отличались они друг от друга. С нижней части их седел свисали ружья. Во главе колонны скакал человек более высокого роста. Это было заметно, несмотря на то, что он ехал, ссутулившись. Его рост, должно быть, был достаточно внушительным. По его фигуре можно было определить, что он обладает какой-то властью. Как только колонна всадников достигла края горного хребта и повернула налево, чтобы спуститься вниз по дальнему склону холма, оранжевые лучи солнца, выступающие из-за облаков пыли ярко осветили фигуру ехавшего впереди человека и оживили блеск серебра на его бедрах. Ореолы, которые образовались вокруг оружия, исчезли также мгновенно, как и появились. Через секунду последняя черная фигура исчезла, остался лишь блестевший хвост коня. Затем и его очертания растворились в светящейся пыли. Зак подождал еще полчаса, прежде чем снова пустился в путь. Он изменил маршрут, решив поехать вокруг, чтобы исключить любую возможность столкнуться с всадниками. Он отказывался верить своим глазам. Это просто галлюцинации, связанные с переутомлением. Несомненно это так. Но его глаза говорили ему, что он видел Буффало Юнга. На следующий день в полдень, когда Зак был совершенно измучен верховой ездой, он буквально обезумел от поднимавшегося впереди на горизонте еще одного облака пыли. Оно быстро развеялось, потому что всадник направлялся в город. Кто-то наблюдает за ним? Изумление притупило усталость. Когда же он подъезжал к Шейну, его подозрения оправдались. На окраине городка появился дородный мужчина, скакавший верхом на коне. Он неуверенно сидел в седле, и конь нес его
в начало наверх
навстречу Заку. Замедлив скорость, Зак принял невозмутимый вид и, покорившись судьбе, стал ждать. Всадник в котелке подъехал к нему, сделал круг, пошатываясь в седле и икая, при этом давясь от смеха: "...была приятная поездка, мистер "Большой карман"? Ну и шутка!" - Филемон, грязный педераст. - Резкий вздох. - _К_т_о з_а_с_т_а_в_и_л _т_е_б_я _с_д_е_л_а_т_ь _э_т_о_, _ч_е_р_т _п_о_б_е_р_и_? Кид? Эта мерзкая кучка?.. - Эй, парень! О, это по моей милости! Да, Зак, мой мальчик, это была моя выдумка, чтобы привести тебя в замешательство. - С радостными возгласами и рыдая от восторга, изрыгая зловоние после выпитого виски, Филемон ударил своего коня и умчался прочь в город. На улице, по которой Зак должен был проехать, чтобы добраться до своего дома, он увидел собравшихся всадников. Навевающий дремоту полдень доносил до него их смех. Зак свернул в сторону, решив проехать по параллельной улице, чтобы избежать столкновения. Филемон достиг того места, где собрались его дружки и поскакал во главе компании. Они собрались окружить Зака, как только он появится у первых домов. Там собрались все: Кид, Дикий Билле, Фритци, Келемити. Они галопом мчались с двух сторон от него, размахивая шляпами прямо у него под носом, выкрикивая ругательства и заливаясь хохотом. Они заставили его скакать верхом целых шесть дней ради забавы. Вот это шутка. Их возгласы сотрясали все вокруг. К счастью, в голове Зака был туман, он словно находился в забытьи. У него кружилась голова, и он не обращал внимания на всадников, которые кружили вокруг него, словно призраки, излучавшие солнечный свет. Он натянул поводья и просто терпел их присутствие всю дорогу до дома. - Маленький кокер! Он считает себя самым умным. Это видно, ох, ох! - Теперь он сидит унылый с нарывами на заднице... - Преследуешь, глупышка, а Закки? Преследуешь дикого тупицу, а? Оскорбления сыпались беспрерывно. Он почти не видел ничего перед глазами, все его рассуждения не имели смысла, все его надежды рухнули. Он проехал последний квартал до своего дома с опущенной головой. Его нижняя губа кровоточила так сильно, что он ощущал привкус крови на глубоких трещинах, которые образовались в результате верховой езды под открытым солнцем. Кто-то вылил на него помои. Резким движением он вытер грязь со щеки. Он собирался оставить своего коня на платной конюшне. Но сейчас ему уже не под силу было добраться так далеко. Скорее домой, иначе он сойдет с ума. Единственное, что он мог в этот момент, так это повторять про себя: "Если ты хоть чем-то покажешь им, что на тебя это действует, они никогда не прекратят хохотать и издеваться". В конце концов, он был виноват в том, что эта шутка удалась. Ему следовало быть поумнее и не доверять Филемону, который просто ненавидел его. Если бы он был в другом настроении тогда, у него бы возникли подозрения насчет правдивости Филемона. Он просто был ослеплен желанием разыскать Хенси Бонна. Итак, все что ему оставалось сейчас, это терпеть еще полквартала, чтобы добраться до ворот своего дома и завопить: "ЭТО НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ, ТЫ ВЫШЕ ИХ ЗАКОНОВ..." Он спрыгнул с коня у ворот и спотыкаясь направился к дому, пока они скакали взад и вперед, поднимая вокруг него пыль. Кое-кто начал вынимать револьверы. У Зака болели уши. Он глотал слюну, ощущая привкус крови во рту. Филемон, демоническая фигура в лучах солнца и пыли, размахивая пистолетом, каким-то образом оказался между Заком и воротами. Кланяясь, чтобы изобразить пародию на учтивость, он едва не подметал пыль шляпой. - Заходи, мистер "Большой карман" - "Умная голова"! Вот дверь! Беги и прячься, ты - трус! Дикий Билл завопил: "Иди придумывай еще что-нибудь умное и побыстрей!" Еще один выстрел револьвера. Пуля задела плечо Зака, ударилась в ворота, разбивая их. Зак прикрыл дрожащими руками ручку ворот. Он оттолкнул Филемона с дороги, ударив в ухо старого пьяницу так, что тот отскочил назад. Келемити поспешила встать сзади него и заставила своего робота-жеребца ударить копытом. Зак вздрогнул, съежился от страха и безмолвно отошел. - Собираешься поиграть со своими красивыми маленькими драгоценными штучками, парнишка? - пронзительно прокричала Келемити. - Собираешься спрятаться и лизаться со своими игрушками, ты, гнусный маленький гомик? Повернувшись, оскалив зубы и заливаясь розовой слюной, Зак стал отчаянно защищаться: "Ты..." Его реакция была именно тем, чего они хотели. Разрядив револьверы, они галопом умчались. Улица огласилась их пронзительными криками. Зак рывком открыл ворота. Ворвался внутрь, даже не взглянув на фороспоры. В доме он нашел бутылку. В течение следующего часа он лежал в кровати, потягивая из бутылки и сотрясаясь от неестественных видений: разорванный на части Филемон, изувеченный Малыш, застреленный Дикий Билл. Болезненность видений пугала его. Вдалеке что-то жужжало. Немного погодя шум в ящике для почты возвестил о прибытии сообщения. Все еще пьяный, он дрожал от последних видений. Он не был таким варваром, как они. А может быть и был? Зак направился к ящику для почты. Он поднял трубку для сообщений. Ничего особенного. Только забот прибавилось. 15 При свете луны он нашел дорогу, которая вела к коттеджу на другом конце городка. Уже почти светало. Городок дремал, не обращая внимания ни на стрельбу, ни на хриплые голоса, словно это вносило какое-то разнообразие в его спокойный сон. Зак открыл небольшую калитку, обнесенную частоколом. Он поднялся вверх по вымощенной плитами дорожке. Его немного одолевали сомнения. Все окна были открыты. Грязные занавески развевались в разные стороны на ветру. Он постучал четыре раза, два раза резко и отрывисто, а два раза - медленно и слегка. Наконец, он услышал чьи-то шаги. За занавесками блеснул розоватый свет, осветивший освинцованное стекло входной двери. Через мгновение можно было различить лампу. На ее стекле вручную были нарисованы розы. Дверь открыли. Белл была бледной, светлые волосы растрепались после сна. От нее пахло сиренью. - Я не ожидала, что увижу вас, мистер Рендольф. - Не понимаю, почему, - ответил и отвел глаза от ее груди, слегка прикрытой ярким безвкусным халатом. - Тебя так тронуло то, что случилось у "Шанса"? Для меня это не имеет никакого значения. - С каждым разом ему все сложнее было повторять вслух эту ложь. Белл фыркнула. "Именно это я и не могу понять в тебе, Зак Рендольф. Почему это для тебя не имеет никакого значения? Послушай, здесь прохладно. Ты... - Она тут же приняла какое-то решение, - ...хочешь войти или это деловой визит? Я же такими делами не занимаюсь, тебе ведь это известно. - Это больше деловой визит, чем... - ответил он и предплечьем совершенно случайно прикоснулся к ее телу. Он задрожал. Даже ему, такому рациональному человеку, не удалось побороть в себе охватившее его чувство самца. Прикосновение к Белл напомнило ему о том, что он выпил, приводя его в уныние. Белл щелкнула дверью, чтобы закрыть ее, и отступила на шаг назад. Лакированные носки ее туфель блестели, словно темные зеркала. Она пристально посмотрела на него, словно хотела осудить. Затем ее карие глаза взглянули на него с нежностью. В ореоле света розовой люстры, которая освещала ее сверху, разгладились все морщинки вокруг глаз. - Я хочу, чтобы ты не был таким, черт побери, о, я едва ли смогу выразить это словами. Похожим на принца из сказки. Ты все делаешь не так, как остальные жители города, тебе известно об этом, Зак? Я слышала, что когда ты вернулся, они устроили ужасный спектакль. Филемон и остальные. Они все время оскорбляли тебя, пока ты был в Купере. Они все обманули тебя. - Это, - еле сдерживаясь произнес он, - было моей собственной ошибкой. У тебя есть кофе? - Думаю, да. Заходи. - Ее плотные ягодицы вызывающе двигались под халатом. Она проводила его в маленькую опрятную кухню, где на окне в ящике стояли пластиковые цветы, развевавшиеся при ночном ветерке. Она растопила печь, а он сидел у стола под лозунгом в рамке. Ярким блеском переливались буквы: "Боже, сохрани этот дом". Зак полез в карман куртки. Вытащил ленточку с сообщением, которую вынул из почтового ящика. - Робот принес это днем. Это от агента Тип-Топ в Форте Каунтдаун. Ее волосы светились рыжеватым светом, когда она ставила кофейник на плиту. "Еще одна группа этих неуклюжих туристов собирается прибыть сюда?" Он кивнул. "Туристическая ракета сядет днем в следующий вторник. Они пробудут здесь всего лишь полдня. Но заплатили за полный тур. Ты понимаешь, что это значит?" Запах крепкого кофе смешивался с ароматом ночной пыли, который проникал в кухню через открытое окно. Белл села напротив него, опершись подбородком о сложенные ладони. Халат еще больше открылся. Зак попытался сосредоточить свой взгляд на ее карих глазах. - Они хотят увидеть старый полигон? - Ты права, - ответил он. - Чтобы потом рассказывать своим друзьям, какая дикая и неотесанная эта планета Миссури. Почему ты имеешь дело с этими туристическими группами, Зак? Они же ведут себя ужасно нечестно. - Что тут плохого? Здесь обмана не больше, чем в чем-то другом на этой планете. Почему бы не позволить туристам думать, что они спотыкаются о настоящие выбоины, которые появились в результате ведения боевых действий, что они побывали в тех местах, где немного восстановили исторические детали? Никакого вреда это никому не принесет. А местные жители - мрачная ухмылка - заработают немного денег. Туристы, возвратившись домой, будут восторженно благодарить Тип-Топа. У Тип-Топа будут прибыли, а я получу свои деньги, которые мне нужны на ювелирные химикаты и абразивные материалы. В противном случае, я не смогу позволить себе импортировать все это. Перевозка груза беспилотным кораблем стоит очень дорого. - Тебе не следует импортировать эти материалы, - решительно воскликнула Белл, наливая две чашки. - Над тобой перестали бы смеяться и издеваться, как сейчас, если бы ты прекратил дурачиться с этими фальшивыми старыми камнями. - Это не камни, это кристаллы. Они мне нравятся. - Но это не мужское дело. - Белл, ради бога, не начинай сначала. Она надула губки. "Я бы хотела понять тебя получше". - Тебе никогда не удастся понять меня до конца, потому что ты с Миссури. Именно поэтому я тебе нравлюсь. - Горячий кофе, ее близость, тишина в коттедже, все это помогло ему расслабиться. Поэтому он улыбался. Но то, что он говорил, было правдой. - Ты слишком серьезный, Зак. Люби, если ты ненавидишь все эти игры с оружием... - Я так и делаю. - Тогда почему же ты собрал вокруг себя парней, чтобы спровоцировать драку? - Повторяю: во-первых, мне нужны деньги. Во-вторых, это для тупых туристов, которые, попадая сюда, ожидают увидеть кровопролитие. И прекрасно, они увидят его. Такую шутку и я могу оценить, Белл. Тебе не понять. - Воскликнув это, он крепко зажал горячую чашку и посмотрел на ее грудь. - Но я понимаю одно, Зак. - Что именно? - Отношения между тобой, Кидом и этой толпой обострились. Вскоре тебе придется либо сопротивляться, либо исчезнуть. Я думаю у тебя нет выбора, тебе нужно сопротивляться. - Сладкая моя, - засмеялся он, - если бы я умел стрелять также хорошо, как ты, я бы смог сопротивляться. Она подняла брови. Ее лицо светилось улыбкой и весельем. - Ты это серьезно? - Конечно же, нет. Ты что не понимаешь, что у меня нет ничего общего с этой извращенной частью городка? - Что ты сказал? Я хочу, чтобы ты не... - Не обращай внимания. А теперь послушай. Я бы устроил показательный бой для туристов даже, если бы... - его глаза неуловимо скользили везде, - даже, если бы мне не улыбалась перспектива связаться со всей этой компанией в "Шансе". Если туристам не удастся увидеть побоище, вся моя
в начало наверх
прибыль от сотрудничества с Тип-Топ значительно сократится. Мне бы этого не хотелось. Поэтому... - он прикоснулся к ее руке. Тепло разлилось по его пальцам к пояснице. - ...не переговоришь ли ты с ними? Я хочу использовать Кида и Дикого Билла. Белл ответила очень нежно: "Ты хочешь сказать, что боишься сам побеседовать с ними?" Он не знал, что ответить, чтобы это звучало правдиво. - Мне просто не хотелось бы, чтобы они получили удовольствие. Ты можешь представить им это просто и прямо. Как коммерческую сделку, от которой они могут отказаться, если захотят. Обыкновенная заявка с установленной тарифной оплатой. - Зак, думаю ты на самом деле более храбрый, чем притворяешься. Почему? - Забудь об этом. - Но... все в порядке. Какое-то время он молча наблюдал за ней. "А ты на самом деле не такая глупая, моя сладкая". - Я все же хочу попытаться разгадать, что у тебя на душе, Зак, - ее голос был низким. Искусственные цветы, которые стояли на окне, нежно покачивались из стороны в сторону. Желтоволосая луна позолотила танцующие занавески. - Между прочим, ты красивый мужчина. Но все это только внешне, и мне никогда не удается увидеть тебя изнутри. Хотя ты мне нравишься. Что же с нами будет, Зак? После той ночи я проклинала тебя до тех пор, пока ты не пришел. А сейчас я смотрю на тебя и удивляюсь, неужели я действительно так глупа, что сразу не поняла, как ты был прав, когда вел себя с ними подобным образом? На этот раз ты действительно обвел меня вокруг пальца. Я поговорю с ними ради тебя. Но ты должен доказать мне кое-что. С необыкновенной грацией она встала и развязала пояс халата. Ее кожа и волосы блестели. - Ты не против доказать, что ты мужчина, а, Зак? Он был не против... На следующий вечер ответ был готов. "Они согласны. Но плата должна быть двойной". - Сукины дети, - промолвил он, но у него не было другого выхода. 16 - О-о, старики, это действительно напоминает войну. Напротив стены, вверх по переулку и все, пожалуйста. Сэмми, держи большой палец на пульте управления. Мы не хотим ни на минуту терять их из виду. Если они заметят нас, то, возможно, повернут в нашу сторону. Они становятся совершенно дикими, когда участвуют в военных действиях. Отойдите живо, люди, продолжайте двигаться, мадам, пожалуйста, поторопитесь! - Я двигаюсь так быстро, как могу, молодой человек. Женщина напоминала старую каргу в широкой мантии со сверкающими муаровыми звездами. У нее были голубоватые щеки и болезненный вид, словно омолаживающие аэрозоли не способны были больше замедлять разрушительное действие возраста. Ее пожилой супруг, одетый в античном стиле и вместе с тем слишком претенциозно, закашлялся от пыли и сказал Заку: "Герцогиня Пенткастер после пятой пересадки сердца. Здесь опасно, юноша?" - Ни капельки, сэр, - ответил Зак. - Мы в самом безопасном месте. Мы поставим вашу супругу вот здесь, за бочкой с яблоками. Он подтолкнул старуху вперед и помог ей устроиться. - Здесь достаточно безопасное место. Через пару секунд начнет улетучиваться раскаленный насыщенный свинец, поэтому, господа, если кто хочет, может спокойно удалиться. За то время, как Шейн является частью туристического маршрута, ни один гость не сделал этого и не пострадал во время зрелища. Но не исключено, что что-то может произойти на этот раз. Зак, не снимай палец с кнопки. Сэм Склогларф уже участвовал в подобных зрелищах. Он нес защитное снаряжение на спине, а на нагрудном кармане его искусно сделанной туники были видны три буквы ТТТ. Толстый кабель свисал из комплекта снаряжения и заканчивался у пульта управления, который Сэм держал в правой руке. При помощи пульта он достигал максимального уровня защиты, которая приблизительно распространялась на высоту шесть футов. К группе туристов относились герцог и герцогиня Пенткастер, два учителя неопределенного пола, которые уцелели на планете Террафирма, пара путешествующих Триволи, крупные существа цвета аквамарина с насекомоподобными головами и устройствами для перевода, прикрепленными к их грудным клеткам. - Это место, где обитают диииикари. Это планета диииикарей, - задребезжал один из Триволи с чувством. - Но это очень иссссторическое место, - заметил другой. - Да, конечно, сэр, страсти выходят далеко за границы форта, - согласился Зак. Ему нужны были поставки химикатов и абразивов. Сэм Склогларф многозначительно подмигнул, давая понять, что руководитель группы уверен, что Зак особенно постарается, чтобы угодить этой партии туристов. Возможно, Заку перепадут чаевые, кроме обязательной платы в 18 монет. В Шейне была вторая половина дня. Оранжевое солнце бросало длинные захватывающие тени. Зак поправил тугую ленточку своего сомбреро под подбородком и тихо, одними губами промолвил несколько слов. Передатчик, вмонтированный в ленточку сомбреро, уловил: "ветряные машины". В тот же миг вдоль улицы, где только что не было ни дуновения ветерка, подул сильный ветер, принесший облака пыли. Везде в переулках и в проходах между домами на Мейн Стрит местные парни в неистовстве стали вращать ручки ветряных машин. В результате этого появились облака. Появление облаков прибавило дешевой напыщенности спектаклю. Этого Зак не мог не признать. Лучше всего, если боевые действия начнутся во время захода солнца. Но у этой туристической группы было слишком мало времени. Многие люди, в том числе и Белл, вывалили из двери пивной "Последний шанс". Филемон Ресмассен карабкался вверх по водосточной трубе у крыльца пивной. Келемити оттолкнула двух проституток, которые смотрели из окна второго этажа пивной и облокотилась на подоконник. Вдоль улицы неслись горожане в надежде найти укрытие. Владелец магазина Гарликов опустил тенты, вернулся в магазин и закрыл дверь на замок. Зак всегда удивлялся умению местных жителей выставлять себя перед туристами. Прошли слухи о том, что одного или двух бандитов специально наняли для того, чтобы они изображали своих предков. Делали они это, конечно же, по собственному желанию, в результате бесконечного просмотра дешевых документальных и художественных фильмов. Может быть, актерская игра облегчала их сомнения по поводу пристойности общества, в котором они жили? - Все в порядке! - прокричал Арривидерчи Кид, который вызывающе валялся в пыли перед "Шансом". - Я бросаю тебе вызов, ты, кривоногий, зацелованный шлюхами, сукин сын! С невероятным грохотом повалились бочки. Вдоль крыльца прохаживался Дикий Билл. У него было зловещее выражение лица. Он остановился и аккуратно убрал назад концы своего укороченного пальто. Блеснули рукоятки его пистолетов. Дикий Билл поглубже натянул котелок. "Малыш, этот городок слишком тесен для нас обоих". - В таком случае, - промолвил Малыш, - сосчитай до десяти и тяни жребий. - Они собираются драться! - с показным волнением воскликнул Зак. Двое мужчин встали друг перед другом в центре Мейн Стрит как раз через шесть дверей от того места, где столпились туристы за портьерой магазина Гарликова. Портьера могла бы их защитить только разве от дуновения ветра. Зак произнес спокойным голосом: "А ну, померьтесь силой с ветром, вы, грязные педерасты!" И тут же облака пыли завертелись с еще большей скоростью. Дикий Билл и Малыш приблизились друг к другу. Они обменялись отвратительными ругательствами. Малыш поднял ногу и повернулся на каблуке сапога. Дикий Билл сделал то же самое. Они стали спиной друг к другу и широкими шагами начали расходиться в противоположные стороны. Толпа, стоявшая на крыльце "Шанса", напряженно подалась вперед. Зак начал громко отсчитывать количество шагов. - Один. Он бросил быстрый взгляд на Сэма Склогларфа. Хорошо. Гид группы надежно прижимал большим пальцем управление защитой. - Два. Наконец, полная женщина в мешковатой шляпке перебежала с одной стороны улицы на другую, поддерживая юбки. - Три. Двое мужчин, на которых косо падал свет, образовывали громадные тени. Они расходились в разные стороны, готовясь к тому, чтобы развернуться и сделать свой выстрел. - Четыре. Неожиданно Заку снова стало не по себе. Ему было стыдно за свое "распутство". Да, иначе это и не назовешь. Он действительно презренный лжец, который чувствует притворное волнение, когда ему хочется сказать туристам: "Это захватывающее зрелище. Это имитация уродства. Вы не правы, что хотите все увидеть. Вы только прикидываетесь, что приходите в ужас от этого, на самом же деле вы получаете удовольствие". - Пять. Но фороспоры извивались и сверкали. Химикаты и абразивы поставляли только со звезды Колеринг. Их предназначение - астрономия. Зак начал обливаться потом. Он понимал, что сцену подготовили: двое мужчин двигались размеренными, наполненными судьбоносным решением шагами. И все же он продолжал, как всегда, волноваться, так что внутри у него все переворачивалось. - Шесть. Он перевел взгляд на Триволи. Они раздраженно двигали своими нижними челюстями в ожидании спектакля. Герцог Пенткастер стоял на цыпочках, потирая руки. Его жена, с тревогой заметил Зак, стояла за бочкой с яблоками, закрыв глаза. Ее щеки были неестественно розовыми. - Семь. Ему определенно не нравился вид старухи. Еще меньше ему нравилось ее хриплое дыхание. Серебристые шпоры Малыша блестели. Пистолеты Дикого Билла раскачивались на бедрах. Он находился совсем рядом с туристами. Его маленькие безобразные глазки смотрели в одну точку, а руки, словно чувствительные клешни, были зажаты на бедрах. - Восемь. Зак смотрел на толпу, которая собралась у "Шанса". Неожиданно он заметил часть лица, которое высунулось вперед. Лицо было приплюснутым, безобразным, змеиным. Он посмотрел назад, собираясь сказать "Девять", почти забыв, сколько он насчитал шагов. Среди посетителей пивной не было Фритци Бонна. Но этот человек был невероятно похож на него, только у него на лице не было шрама. - Хенси! Не задумываясь о последствиях, Зак подался вперед. - Боже мой, Рендольф, ты... - Сэм Склогларф отреагировал на возглас Зака. Он потерял управление, уронил панель и кабель. Моментально обстановка изменилась. Остались лишь две длинные тени. Герцогиня Пенткастер вскрикнула, словно подстреленная птица. На улице раздались стук сапог и выстрел, поднявший столб пыли. 17 Даже после всего происшедшего, Зак обвинил герцога Пенткастера в том, что события закончились смертью. Он многого так и не смог понять. Не успел он пересечь и половины Мейн Стрит, как началась перестрелка, которую он никогда не сможет забыть. В этот момент он находился в самой гуще событий, перед Хенси Бонном, который стоял среди подонков общества. Несмотря на то, что револьверы Малыша и Билла поднимали столбы пыли и дыма и создавали невероятный грохот, молодой бандит заметил Зака и спрятался. Толпа давила, не позволяя пробраться к нему поближе. Затем пришла в движение дальняя часть улицы, исчезая в клубах голубовато-серого дыма. Зак стоял как ненормальный. Он словно окаменел от того, что происходит. Туристы были в замешательстве. Безумный треск исходил от Триволи. Арривидерчи Малыш издал такой вопль, словно пребывал в состоянии агонии. Его худая длинная тень металась в пыли. Дрожащими руками он зажал живот. Неприятный запах проступал через его одежду, кишки вывалились наружу,
в начало наверх
Малыш повалился на спину. Он раскинул ноги в сапогах, имитируя предсмертную судорогу, и пронзительно вскрикнул, выгибая спину. - Мама! - завопил он. - Где ты, мама? Почти ослепленный собственным потом, Зак в тумане видел людей, собравшихся перед магазином Гарликова. Сэм Склогларф отчаянно пытался восстановить работу защитного устройства. Обезумевшие глаза герцога с испугом взирали на Сэма, который нажимал кнопку Т-образного устройства и орал: "Защита отсутствует, защита отсутствует, нужно что-то делать". Убежденный в том, что он первоклассный актер, Дикий Билл бросился к извивающемуся телу своей жертвы. Зак не желал возвращаться к группе Тип-Топ. Ему хотелось следовать за Хенси. Но сознание его было притупленным. Необходимо что-то сделать. Каким-то образом ему удалось замедлить шаги. Герцог Пенткастер продолжал вопить: "Защитное устройство не работает, сделайте же что-нибудь". Одновременно он дубасил Сэма по голове и плечам. Последнему пришлось поднять руки вверх, чтобы хоть как-то защищаться. - Ты, идиот, убери от меня руки! - визжал Сэм. - Ружья заряжены холостыми патронами. Холостыми, слышишь, что я тебе говорю! Это не подействовало. Герцог продолжал наносить удар за ударом. Заку показалось, что он прыгает через море. Он повернулся вокруг. Хенси бесследно исчез в дыму, который клубился перед "Шансом". С невероятной жестокостью Дикий Билл избивал Малыша. Он зарядил три патрона в ружье и разрядил его, как показалось Заку, в уже истекающего кровью Малыша. Малыш отреагировал показным ерзаньем. Дикий Билл плюнул ему в лицо и развернулся. Зак заметил, что Малыш поднимает голову и ругается. Не теряя ни минуты, он ринулся к туристам. Его поразило происходящее. Триволи уже не хлопали челюстями. Их вид выражал презрение и обиду. Сэм Склогларф, отражая удары герцога, обратился к ним: "Это какая-то оплошность. Вы просто не расслышали, что я сказал..." - Пппритворство, - протрещал один из Триволи, с грохотом двигая грудной клеткой. - Обман. - Нет, нет, Тип-Топ никогда не позволяет себе этого, боже сохрани, прекратите, вы, глупые старые горбуны... - Защитное устройство не работает, вы обязаны... ох... Словно по волшебству, герцог Пенткастер подчинился приказу Сэма. Но происходившее было ужасно. Глаза герцога сосредоточились на жене. Она вышла из-за бочки с яблоками у магазина Гарликова. Ее руки были вытянуты по швам. Она хрипло дышала. Глаза вылезли из орбит. Накрашенные щеки стали пунцовыми. Она издавала какие-то непонятные звуки. - Помогите, помогите. Это устройство уже не работает, оно отказало. Помогите, помогите!!! Зак схватился за поручень, чтобы не упасть. Пенткастер схватился за грудь. "Боже милостивый! Ее искусственное сердце!" В ужасе посмотрев на Зака, Сэм Склогларф завопил: "Помогите мне! Пусть кто-нибудь позовет врача! Черт побери, Рендольф, не стой здесь, как безрогий козел!" Борясь со странной головокружительной слабостью, Зак заставил себя действовать. Когда она начала падать, он схватил ее за скользкое платье. Дорогая переливающаяся ткань разорвалась. Извивающиеся блестящие звезды упали на грязное крыльцо. Нечленораздельные звуки, вылетавшие из ее рта, означали какое-то адское сообщение, сейчас она уже просто шипела из-за того, что ее зубные протезы были крепко стиснуты. Ее веки сжимались и разжимались, подобно вееру. Зак поднял старуху за лодыжку. Склогларф держал ее голову. Герцог продолжал лупить их обоих. Каким-то образом им удалось вынести старуху на улицу. Они поднесли ее к строящемуся зданию, на которое указал Зак. Когда они проходили мимо Малыша, Сэм Склогларф заворчал: "Ты уже можешь вставать, симулянт. Рендольф все испортил". Малыш шмыгнул носом, моргнул. На его руке блестели яркие пятна искусственной крови. Малыш пожал плечами, встал и стряхнул с себя пыль. Дикий Билл подобрал свой котелок и пригладил бороду. Зак и Сэм не останавливались. Два учителя и Триволи завершали эту мрачную процессию. С обеих сторон шли незнакомцы, высокие, необыкновенно опасные, внушающие страх, когда они со свистом произносили: - Имитация, причем дешевая. - Нечего терпеть обббман, - об этом следует доложить. - Дааа... И тут же, как всегда, с опозданием, появился начальник полицейского участка Люк Смитт. Двухэтажная стена офиса доктора Полякова бросала жаркую пыльную тень на боковую улицу. Здесь, скрытый от посторонних глаз, Зак немного расслабился, закурив сигару, предложенную ему доктором Бастером, который появился из толпы. Учителя суетились. Триволи пыхтели и шипели. Собралось почти пятьдесят горожан. То тут, то там Зак замечал вызывающие, безобразные, презрительные взгляды. Большинству подонков надоело созерцать происходящее. Только Келемити Фазерингейл стояла рядом, сложив руки на своей гигантской груди. Она взирала на Зака самодовольным взглядом. Зак быстро подошел к закрытой двери, завешанной портьерами. "Впустите меня". Доктор Бастер остановил его: "Хватит дымить этой сигарой, мальчик. Не совершай еще одной глупости, о которой потом пожалеешь". Обливаясь потом, Зак перестал рваться в дверь. Минуту спустя, доктор Бастер отпустил его. Зак успел сообразить, что старик дал ему мудрый совет. Ему необходимо собраться, подготовиться к тем неприятностям, которые придется пережить после случившегося. Если бы этот слабоумный герцог не закричал о защитном устройстве! На двери висела табличка: "А. Поляков, доктор медицины". В дверях стоял доктор с микроскальпелем в руке, с сигарой в зубах. Его хирургический фартук был весь в крови, на лице виднелся шрам. - Прошу прощения, друзья, но здесь уже нечего смотреть. Женщина скончалась. Он замолчал. Затем продолжил: "Нежелательное сочетание нашего С-бета воздуха - он немного отличается от содержания воздуха на ее родной планете. Это отрицательно сказалось на работе искусственного сердца". Он многозначительно посмотрел на Зака. На улице они увидели герцога Пенткастера, который весь дрожал от ужаса. "Если бы на этой несчастной планете были запчасти, способные восстановить работу аппарата". - Прошу прощения, сэр, - возразил доктор. Он почесал за ухом. - Среди моих запасов нет запчастей для аппарата такой модели. Это, должно быть, какая-то редкая модификация обыкновенного аппарата. Думаю, не следует посылать сообщение в крупное депо, которое расположено в Блекфут Сити. Мы могли бы использовать библиотечный компьютер, чтобы перевести аппарат в режим аварийности. Но ни один автопилот не доберется к нам за ночь. Он положил тяжелую ладонь на дрожащее плечо мужчины. - Ее жизненные системы отказали через три минуты после того, как я сделал вскрытие. А кардиостимулятор продолжает работать. Слабо, но работает. Она просто была уже слишком старой, сэр. - Он положил скальпель в карман фартука, и, сложив руки, сделал странный жест, как-будто хотел почесаться. Когда доктор снова вернулся в кабинет, появился Сэм Склогларф. Он посмотрел на Зака уничтожающим взглядом и обратился к герцогу. - Естественно, герцог, туры Тип-Топ всегда возмещают убытки. Вам хорошо заплатят... - Убирайтесь, - рыдая промолвил старик. - Вы уберетесь или нет? - пораженный случившимся несчастьем, он растворился в толпе. Некоторые горожане тоже начали расходиться, сопровождаемые злыми взглядами. Люк Смитт ушел этим же путем, словно обыкновенный тихий горожанин. Сэм Склогларф стоял рядом с Заком. Недалеко от обеспокоенного гида группы находился доктор Бастер Левинсон, облокотившийся на стену конторы Полякова, и с удовольствием посасывал сигару. Нижняя губа Склогларфа побелела. "Ты, сукин сын. Что, если бы ты стоял на другой стороне улицы?" - Ничего, я... - Зак замахал руками, словно разгоняя каких-то воображаемых мух. Собрав всю свою волю, он сказал: - Я не убивал ее. - Специально, конечно же нет. Но все произошло из-за тебя. - Именно ты вопил так, что все провалилось! - Именно из-за тебя все пошло кувырком! - в ответ закричал Склогларф. - Теперь ты можешь просто вычеркнуть группы Тип-Топ из своего списка, Рендольф. Я думаю, будет судебный процесс. Но даже, если все обойдется, ты уже никогда не будешь работать у нас. Или в любой другой туристической фирме. - Он повысил голос в надежде на то, что его услышат другие, - Шейн уже занесен в черный список. Больше ноги нашей не будет на Миссури, я гарантирую! Он прокричал эти слова еще громче. Даже доктор Бастер, казалось, ничего неспособен был возразить в ответ на его слова и утешить тем самым Зака. Старый торговец растворился в темноте, покачивая головой. И только один-единственный свидетель щеголевато подошел к Заку. - Горожане, конечно, будут довольны, когда узнают такую новость, петух. Келемити Фазерингейл. В ее выпученных глазах светилось наслаждение. - Да, конечно. Ты помогал какое-то время улучшить экономическую обстановку в Шейне. - Ухмыляясь, она отошла. Еще долго слышалось шарканье ее тапочек. Зак пристально посмотрел на полосу света, которая падала в том направлении, куда она направилась. Он не видел ее. Ему почудилось, что он сжимает ее голову, затем сдавливает так, что ее глаза вылазят из орбит, а из ушей льется кровь. 18 Словно для того, чтобы еще более усугубить положение Зака, с ним перестали здороваться и разговаривать горожане. Следующий почтовый робот доставил грубое сообщение от Миколаса Сефрана. В сообщении говорилось о том, что терпению Сефрана пришел конец. Ограниченные развлечения, которые были к его услугам в форте Лифтофф, уже исчерпали себя. Сефран хотел либо получить живой антиквариат в течение одной недели, либо Заку Рендольфу, экономическому агенту, вскоре пришлют расчет с изъятием всех доходов. Отчаявшись и проведя бессонную ночь, на следующее утро Зак отправился в бесплатную библиотеку Шейна. Старик в одежде из ткани, имитирующей грубую хлопчатобумажную ткань, дремал на солнышке между внушительными грифонами, которые с двух сторон украшали лестницу. Под его ногтями блестела угольная пыль. Подняв голову, старик узнал Зака. Он с отвращением сплюнул, и слюна распласталась между тупыми носками его ботинок, еще раз подчеркивая, как он относится к Заку. Зак испугался и еще сильнее почувствовал, как он несчастен. Седая неприятная женщина, которая сидела за столом в безлюдном маленьком зале библиотеки, поприветствовала его, как всегда дружелюбно. Он и доктор Поляков, а также Бастер Левинсон (когда бывал в городке), были единственными, кого не интересовали фантастические вестерны Террафирмы. Женщина оторвала глаза от работы: - Да, мистер Рендольф? Что-нибудь нужно? - Компьютер, мисс Вирджиния. Можно?.. Она указала на старую лестницу, которая вела в подвал: "Вы знаете, куда идти. Официально я не имею права помешать вам использовать технические средства, установленные в бесплатной библиотеке представителями Косфеда, чтобы обеспечить наших детей минимальным объемом оборудования для обучения". Зак едва выдавил из себя улыбку. "Мисс Вирджиния, Вы говорите странные вещи. Вы же знаете меня, я..." - Я тебя знаю, знаю, - она выдохнула, - шалопай. Для ее возраста и образования это было неприличное слово. - Ты уничтожил этот городок. Уничтожил его! Разрушил один из немногих экономических источников! Эти люди постараются сделать так, чтобы Косфед отказался от закупок сувениров. Используй этот компьютер, если хочешь. Но только посмей попросить меня что-то наладить. И сам включи там свет. Испытывая острую тоску, Зак поплелся в подвал.
в начало наверх
Он спустился вниз. Жирное насекомое село на его щеку, затем снова исчезло в спертом воздухе. Он нашел выключатель, включил свет. Повернул налево к каталогу микропленок, а не к Центральной информационной системе. Ему хотелось самому обработать тексты, посидеть в читальном зале рядом с каталогом, а не запрашивать центральный компьютер. Его намерением было устно решить все вопросы. Но мисс Вирджиния дала ему понять, что на сей раз он не сможет осуществить свой хитрый замысел. Все в городе были против него. Но его это не волновало. "Я не получу дополнительный доход, если весь городок Шейн погрязнет в делах Миссури и похоронит последнего горожанина", - подумал он, когда включал компьютер с каталогом. На экране появилось изображение мужчины, состоявшее из зеленоватых линий. У мужчины было очень грубое лицо с усами. - Привет, старик, что нужно? Господи, подумал он, как быстро, даже Косфеду уже доложили. - Закон. - Да, сэр, по каким расценкам будете заказывать? - Не будете ли вы так любезны не... Он потер лоб. Затем подался вперед с безумным взглядом. Он понял, что, если не найдет ответ здесь, похороненный среди каталожных карточек, то будет уничтожен. Он не позволит им уничтожить себя так просто. Нет. Не позволит. Он все ближе наклонялся к мигающему изображению на экране. Лицо его исказилось. - Пожалуйста, криминальный отдел. Меня интересует все, что относится к уголовным элементам. Щелкнул переключатель. Лицо из зеленых линий нахмурилось. "Простите, но это слишком объемный и дорогой заказ". - Это не имеет значения, черт побери. Мне нужно все. - Не суетитесь. Я все найду, что нужно. Спустя мгновение, компьютер начал перебирать множество микротомов. Каждая карточка - целый том. Зак потер глаза. Они уже болели. Он нечаянно заскрипел стулом. Сверху раздался недовольный голос мисс Вирджинии. Он что забыл, что находится в библиотеке? Пожалуйста, тихо. Выругавшись, он засунул карточку в устройство для считывания. Настроил управление, подождал, пока появится тусклое изображение старой рукописи. Его совершенно не волновали события, которые происходили в Шейне. Кстати, он уже кое-что замышлял относительно будущих взаимоотношений со злачными местами. Но его основная цель, даже если это и погубит его, - Миколас Сефран. В течение трех дней, не обращая внимания на колкости мисс Вирджинии, он читал законы. Читал до изнеможения. Когда уже взошла луна, ощущая жар, он направился к коттеджу Белл. Она успокоила его и пригласила войти в дом. Еще одно доказательство его высокого положения! Он слишком устал, чтобы ощущать омерзение. Он рассказал о том, что ему нужно, сознательно изменив голос, когда умолял ее о помощи. Именно так. Белл смотрела на него изучающе, словно это был какой-то подопытный экземпляр. "Я не понимаю, что тебе нужно, Зак. Это забавно. Тебя не интересует, с кем ты будешь говорить?" - Нет, меня это не интересует и не волнует, я хочу поговорить с кем-то одним. Скажи кому-нибудь, кому хочешь, на свое усмотрение, и предупреди, что на этот раз ему лучше следовать моим указаниям. Она почти ничего не поняла. "Это звучит, как угроза?" - Почему, - зевнув, возразил он, - возможно, ты права. Ее зубы сверкнули. "Держу пари - он тоже придет. Чтобы назвать тебя обманщиком". - Конечно, это его право. Почему бы и нет? Каждый, кого бы ты ни выбрала, будет знать о том, что я безоружен. Уголки ее рта опустились. "Безоружен?" - Да. - Ты не готовишь нападение? - Нет, Белл. Ты просто преувеличиваешь. Я ведь все уже объяснял... трижды. Если бы эти подонки из "Шанса" знали, что для них лучше, они бы прислали человека для разговора. И не задерживаясь. Завтра вечером. Ему действительно хотелось поскорее решить это дело. С Мейн Стрит доносились выстрелы, сопровождающиеся пронзительными криками. Кукушка в спальне Белл прокуковала четыре раза. Белл распахнула халат, собираясь присесть подле него. Желтый свет луны осветил ее кожу с ароматом сирени. Одной рукой она придерживала волосы. - Зак, Зак, почему ты не предпринимаешь ничего открыто, чтобы отомстить за оскорбление? Этот туризм... - Фиаско, я согласен. Но это не от меня зависит. - Вызови-ка Малыша на дуэль, Зак, дорогой. - Она прильнула к нему грудью, поцеловала в ухо. - Побей любого из них и о прошлом все забудут. - Но мне хочется, чтобы они знали о том, что произойдет дальше, - сказал он, гладя ее волосы. В своей основе его замысел был направлен на решение проблемы с Хенси. Но, кроме того, он касался и всего городка. Это доставляло ему удовольствие. Лунный свет проникал через окно, освещая волосы Белл. Он сразу же почувствовал желание. Грубоватым движением он разметал ее волосы. - Ты сделаешь то, что я тебе сказал, Белл. А потом мы поговорим о драке. - Если это обещание... - Ее слова утонули в жарком поцелуе. К сожалению, в ее постели он сразу же уснул, не успев даже снять рубашку. Заку снилось, что она бросила кастрюлю с порохом ему на голову и разожгла в нем страстное желание. Или, может быть, ему это не снилось? 19 В течение часа Зак бесцельно слонялся по своему рабочему кабинету. Он делал усилия, но все безрезультатно. Входная дверь была приоткрыта. В темном саду сверкали фороспоры. Прикасаясь друг к другу, они издавали нежные переливающиеся трели. И тут же над оградой разносился необыкновенный перезвон. Зак пошарил в карманах, пытаясь отыскать негативы. Он вытащил диапозитив и стал рассматривать его. Дойдя до ворот, он услыхал стук. Задвижку подняли, и ворота открылись. Зак поспешно вернулся, сделав большой шаг назад. Лениво вошел Кид Арривидерчи, ковыряясь в зубах маленькой золоченой булавкой. От него сильно несло чесноком. В усах и шпорах Малыша отражался свет фонарей. Лицо было спрятано под широкополой шляпой. Но Зак знал, что глаза Малыша шныряют повсюду. - Сколько времени займет поездка, Рендольф? - Малыш говорил задиристым тоном, чтобы заставить Зака защищаться. - Недолго. Пойдем в дом. Там мы сможем спокойно поговорить. Малыш вприпрыжку вошел в сад и пошел вразвалочку. Над самой тропинкой нависали нежные грозди фороспор. Малыш собирался стать сапогом прямо на них, но Зак оттолкнул его. Малыш бряцнул оружием. Зак пригнулся к дорожке. Гнев исчез и появился страх. Он поспешно поднял руку. "Спокойней, Малыш. Я просто не хотел, чтобы ты раздавил один из этих кристаллов. Они живые, только жизнь у них своеобразная". С высоты своего роста Малыш взглянул вниз и фыркнул: "О, да, твои чертовы фороспоры!" Его слова прозвучали презрительно. На самом же деле он был настороже. Его глаза, скрытые под шляпой, вращались и все подмечали. Заку удалось сохранить гнев в голосе. "Пойдем в дом, Малыш. Там мы сможем присесть и..." - Нет, сэр. Не доверяю я такому месту, как это. Поэтому, говорить будем здесь. Никогда не знаешь, когда и где тебя подстерегает опасность. Значит, говорить мы будем здесь. И, пожалуйста, покороче, потому что меня ждут в "Шансе", и ее шаровары могут расплавить даже чугунную печь. Притворная ухмылка. Зак почувствовал, как у него по телу поползли мурашки. И вдруг Малыш стал объяснять: "Я бы даже и не подумал приходить к такому слизняку, как ты, если бы не пообещал маленькой милой Белл. Мне приятно сделать ей одолжение. Она очень симпатичная. Мне приятно прикасаться к ее локотку и другим частям тела, как говорит этот забулдыга Филемон. Что ты хочешь передать остальным завсегдатаям "Шанса". Это что, горит?" Зак вытащил из кармана диапозитив. "Вот. Или ты не умеешь читать?" Глубокий вздох, плевок в темноту из-под широкополой шляпы Малыша. Наконец-то, наконец-то - ха! - Зак открыл счет. Поза Зака стала более угрожающей. Малыш так поспешно схватил пленки, что задел руку Зака. Он начал скрупулезно изучать диапозитивы, а в это время Зак ухмылялся про себя. Эта сцена продолжалась довольно долго, а затем Зак промолвил: "Я огражу тебя от беды, Малыш. Это диапозитив, сделанный с Межпланетных закодированных документов уголовных дел. Короче говоря, это законы. Законы, которые управляют даже таким отсталым, угнетенным миром, каким является Миссури. Ты держишь в руках Раздел 12578, пункт 2. Мрачно, я признаю это. Редко кто придерживается этих законов. - Холодный пот стекал по его щекам. Он затеял опасную игру. Дыхание Малыша становилось все тяжелее. - Но это все записано в книгах". Малыш, словно пресмыкающееся, подался в сторону Зака. Говорил он глухим голосом. "Я не вполне уловил смысл твоих слов, Рендольф. Но то, что я понял, мне по душе". - Это твоя проблема, - ответил Зак, содрогаясь, и это не осталось незамеченным. - Суть закона состоит в следующем, Малыш. Если гражданские беспорядки мешают ведению межпланетной торговли, то торговля между планетами приостанавливается. Малыш щелкнул пальцами, издав непонятный звук. Что за чепуха эта торговля? - Любой обмен товара на товар, либо денег на товар. Малыш презрительно промолвил: "Ты ведь уже помешал обмену туристами, Закки. Если бы этот Склогларф не делал все по-своему, фабрику "Олде Уэсте Бренд" тоже вскоре можно было бы привести в порядок. Не думаю..." - Ладно, - почти беззаботным тоном промолвил Зак, - это предприятие, определившее налоги, которые взимает Косфед за сувениры. Обычно оно покрывает налоги за поставки спиртного в Шейн. Отдел алкогольных напитков Косфеда получает огромный доход от этих поставок на все планеты галактики. Практически, Малыш, если бы торговля в Шейне не процветала, нечего было бы пить. Апломб Малыша совершенно исчез. Он поднялся, сдвинув назад шляпу так, что его лицо осветилось переливающимся светом, исходившим от фороспор, и внимательно посмотрел на Зака, словно тот был весь в грязи. - Ты совершенно не должен... - Да, я, черт побери, могу. - Зак говорил громко, чтобы не было слышно, как стучат его зубы. - Эта показная стрельба нарушила межпланетную торговлю. Туристы, Малыш, теперь меньше будут путешествовать по галактике. Если это можно считать нарушением закона о торговле... - Но, но, - губы Малыша сложились в трубочку для плевка. - Но... Зак почувствовал прилив страшного веселья. Услыхав витиеватые речи, которые ему были непонятны, Малыш перестал понимать, что ходит по лезвию ножа. Для пущей важности он взмахнул диапозитивами перед самым носом Зака. - Только ты во всем виноват! - закричал Малыш. - Ты несешь ответственность за то, что эта старая развалина умерла! Ты подготовил дуэль! Что же скажет Косфед, когда узнает, что?.. - Малыш, Малыш. - Заку удалось подавить прилив презрения и ярости. Он блефовал - как же редко он чувствовал себя таким гордым! - и делал это превосходно. - Тебе не дано понять, что такое бюрократизм, и как организован Косфед. Ты издеваешься над тем, что я читаю, но зато я многое понимаю. Я ведь работаю официальным экономическим агентом Косфеда. И могу наверняка предположить, как Косфед будет вести себя в подобном случае. Если я пошлю туда жалобу, они сначала обратятся к закону, а затем спросят, какие обстоятельства заставили меня жаловаться. Но это будет не скоро. Гораздо позже, чем можно себе это представить. Много недель спустя. В течение всего этого времени ни один сувенир не будет вывезен из Шейна. По этой же причине вам нечего будет пить на ваших попойках. Малыш схватился за свой кадык: "О, боже". - И будет это до тех пор, Малыш, пока... - Думаю, ты это сделаешь, если, - ухмылка на лице, напоминающем мордочку ящерицы, напряженная рука, - если я не убью тебя раньше! - Забудь об этом. Я уже отослал жалобу. И вложил данные в компьютер, который находится в бесплатной библиотеке. Если я, персонально, не дам
в начало наверх
отбой, сообщение рано утром уже поступит по назначению. И не пытайся разрушить библиотеку. Корпус компьютера изготовлен из неразрушающегося материала. А это значит, что пули его не пробьют. После каждой фразы Зака Малыш все больше задыхался и свирепел. В голове у Зака пронеслась жестокая мысль: "Прекрати брыкаться, ублюдок!" Он дал дрожащему Малышу еще один диапозитив. Как и вся его недавняя ложь ("сообщение уже заложено в компьютер, необходимо персонально дать отбой") - это тоже была ложь. Но он продолжал говорить громко: "Это копия моего сообщения, Малыш. Читай". Малыш важно перевернул копию пустой стороной кверху. "Боже мой, как говорила моя мама, надо было слушать учителей". - Он поднял голову. Кристаллы, которые развевались у его ног, сделали его глаза зеленовато-розоватыми. - Подожди немного. Ты говорил, что сюда не будут привозить ни капли до тех пор, пока... - Ни капли, гарантирую. Ни одной. - Что это за "пока". До каких это пор? - До тех пор, пока вы, обезьяны из "Шанса", не решите, что любите ваше пойло больше, чем Хенси Бонна. - А - а... - Звук был длинным и злорадным. - Вот это дело. Мы отдадим Хенси, ты не вызываешь этих собак-законников, и спиртное продолжает литься рекой. Зак кивнул. - Я не знал, что ты игрок в покер, Рендольф. Но клянусь, ты нехороший человек. Клянусь, ты дрянь. Улыбнувшись сквозь зубы, Зак ответил: "Если ты берешь на себя ответственность за длительный период трезвости, который еще никогда не переживали ни ты, ни твои дружки, тогда действуй. По-моему, именно это решили твои парни из "Шанса", когда часами сидели и играли в карты, потягивая виски. Малыш громко проглотил слюну. "Эх, эх. Догадываюсь, мы умрем от жажды". - Запомни, Малыш, сообщение уже в компьютере и готово к отправке. Одна жалоба, и инспектора из Бюро спиртных напитков пустят ее в ход. Более того, они способны даже лишить всю планету поставок искусственного виски. Ты уверен, что Хенси простит это тебе, всем вам? Может быть, меньше всех достанется Фритци, но Фритци - это всего один голос. - Нет, нет! Честно говоря, Фритци недолюбливает брата. Я не выношу его за это. Ты ублюдок! Мы можем смаковать и пиво, правда? Поддаваться твоему вранью - это все равно, что поджарить свои яйца. Почему бы мне ни пристрелить тебя. Могу же я сделать это? - И он снова проглотил слюну. - Нет, и не пытайся! Никакого спиртного целый год! - Мне нужен ответ завтра, - ответил Зак. - В это же самое время, вы, парни, можете сообщить мне, куда и когда вы доставите Хенси. Пришлите Белл с запиской. - Ты в этом уверен? - Да. Малыш брякнул оружием. "Грош цена тебе, Зак Рендольф". - Я учусь. - Я бы с удовольствием отослал бы тебя к подножию горы в один из этих дней. - Не ранее, чем я добуду Хенси, Малыш, или ты лишишься своей дневной порции отравы. Наверное, именно благодаря ей ты можешь чувствовать себя мужчиной? Прежде чем Малыш нашелся, что ответить, Зак положил большой палец на защелку ворот. Концы усов Малыша блестели, как острие шпаги. Зак снова нажал на защелку большим пальцем и поддался вперед, восхищаясь своим успехом. - Ты неуклюжий осел! Его безумный, грубый крик не был слышен из-за ворчания Малыша. Ворота закрылись. Малыш уходил под звон собственных шпор. По ритму его шагов можно было определить, что он в ярости. Зак поднял диапозитив. Его тень странно упала на садовую ограду, когда он нагнулся, чтобы подобрать опавшие и превратившиеся в порошок остатки кристалла. Кристаллы, которые росли в саду, продолжали взволнованно звенеть. Зак перебросил кусочки и порошок, на который распался кристалл, с одной ладони на другую. Его плечи содрогались от рыданий. Человекообразная обезьяна Малыш. Невежда. Задира и хвастун. Зак всыпал остатки в землю, ощущая, что в нем растет презрение и ненависть. Он вернулся в дом и понял, что ненависть не доставляла ему ни удовольствие, ни отвращения, ни сожаления о чем-либо. 20 На Миссури редко шли дожди, но следующий день выдался дождливым. Зак уронил шляпу, когда встретился с Белл. Она была с зонтом. Свидание состоялось в укромном месте, на краю городка. Сиреневую пудру смыло дождем со щек Белл. Напротив были Джеронимос, сверкала молния, гремел гром. В разрядах молнии отражались все цвета радуги. Зак спрятался под зонтом, когда на него начали капать жирные капли дождя. Мальчик в клетчатой рубашке спешил домой, подгоняя свою собаку-робота по кличке Ровер. - Малыш ответил "да", - сообщила ему Белл. - Когда же ко мне приведут Хенси? - Сегодня вечером, когда стемнеет. В конюшню. У Зака напряглись все мускулы. "Конюшня". Ему это совершенно не понравилось. Слишком далеко. Слишком безлюдное место после захода солнца. Он произнес: "Ладно, все в порядке". - Не понимаю, почему тебе нужно было заниматься всеми этими законами и уголовными делами, - воскликнула Белл, заглушая шум ливня, который едва не разнес в щепки зонт. - Почему бы просто не взять ружье и не пойти против них? - Прежде чем он успел возразить, - он слишком устал и, кроме того, его нервы были на пределе, - она набросилась на него. - Я не уверена в том, что тебе не отомстят за это. Малыш, Дикий Билл и Фритци, весь день ломали головы в "Шансе" над тем, что предпринять. Они походили на воров и были очень озлоблены. - Не волнуйся, со мной все будет в порядке. Но и его начали одолевать сомнения, появились какие-то неприятные мысли. Почему бы, если будет такая возможность, не попытаться избежать убытков? Этот негодяй Сефран со своим несчастным контрактом на поставку живого антиквариата. - Зак, сегодня ночью ты приготовишь ружье? - Возможно. Мое ружье заряжено. - Зак, нужно приготовить одно ружье с настоящими патронами. Его можно купить в магазине Рапопорта. Он обнял ее одной рукой. Радужные молнии осветили небо Миссури, словно решетки. Он услышал ее слова. - Будь осторожен, Зак. Будь там очень осторожен! Возможно... Прогрохотал гром. Когда стемнело, Зак, обеспокоенный тем, что его блеф могут раскрыть, решил уточнить план действий. Он заглянул в окно полицейского участка, который также использовали и в качестве тюрьмы. Фонарь бросал свет на капли дождя, которые еще были видны на грязном стекле. - Люк, они понимают, что я не слишком хорошо умею пользоваться ружьем и, возможно, замышляют что-то очень хитрое, я думаю, не пойти ли тебе вместе со мной? Это не должно занять слишком много времени. Они должны как раз подходить к конюшне, Люк. Пойдешь? Отработанным движением полицейский сложил "Пионер-Адвокат". Он снял со стола ноги в сапогах со шпорами, встал. Погасил фитиль тусклой лампы с зеленым абажуром и сказал: "Иди ты!" - Не говори так, ты, чертов работяга! - фыркнул Зак. - Это твоя работа, ты же это понимаешь. Защищать горожан. - Ты прав, - согласился Люк. Он надел на голову свою потрепанную шляпу. - Смотри, не наделай шуму, Рендольф. Тяжелыми шагами он направился к двери. Зак едва не закричал, посмотрев на отвратительное флегматичное лицо полицейского, шедшего бок о бок с ним вдоль грязной улицы. Дождь уже прошел. Сквозь покрывало из туч не проглядывали ни звезды, ни желтоволосая луна. Все было в тумане. Шестизарядка тяжело свисала с бедра Зака. Казалось, прогулка по безлюдной улице к последнему развалившемуся амбару и пустому загону для скота, никогда не закончится. Когда они подошли к назначенному месту, там не было никого. Вывеска потрескивала над зданием конюшни. Он принял перевернутую бочку в загоне за человека. Затем понял, что ошибся. Пока Люк Смитт ожидал на улице, Зак направился к двери амбара. - Здесь кто-то есть? Из-за бочки поднялся человек. - Рендольф? Зак повернулся. Малыш? Трудно даже было себе это представить... Раздался выстрел. Пуля пробила рубашку Зака. Он упал лицом в грязь, а кто-то, прячась на сеновале, снова открыл огонь, и Люк Смитт запоздало завопил: - О_с_т_о_р_о_ж_н_о_! 21 Когда Зак упал, комья грязи разлетелись в разные стороны. Они залепили ему глаза, и он почти ничего не видел. Даже пальцы его были в грязи. Когда он попытался отстегнуть шестизарядку, пальцы заскользили. Состояние ужаса, охватившее Зака, сделало его совершенно беспомощным. Первый выстрел с сеновала перерос в перекрестный огонь. Все гремело вокруг. Со всех сторон темного загона стреляли. Зак сцепил зубы и попытался перекатиться в другое место. На зубах он ощущал привкус грязи. Эхо от выстрелов становилось все громче и громче. Пули летели в грязь со всех сторон. Зак продолжал перекатываться. Ему помогала легкая дымка, образовавшаяся в результате перестрелки. Но ему никак не удавалось отцепить "шарп" от пояса. Его рука постоянно соскакивала с пряжки. Вдруг Зак услыхал чей-то загробный голос. Он оглянулся и увидел Люка Смитта. Полицейский стоял на коленях. Его револьвер упал в грязь. Он поднял указательный палец к неустойчивой стене амбара. Вдруг в той стороне промелькнула чья-то тень. Затем прогремел еще один выстрел, направленный прямо в живот Люка Смитта. Это был первый удар. Плотная грудь полицейского покрылась черными ранами. Он не успел отпрянуть и оказался между дулами обстреливавших его ружей и револьверов. Открыв рот, полицейский упал лицом в грязь около Зака. В темноте, позади ограды загона, он узнал ухмыляющийся голос Фритци Бонна: "Тебе не удастся вернуть моего брата, Закки. Все, что ты можешь, так это получить место в этом грязном хлеву". - О, заходите, парни, - вторил ему другой голос. - Дикий Билл? - По крайней мере, хоть получили удовольствие. А что, если мы посчитаем до пяти и отпустим его? - Ты слышишь? - закричал Фритци. В это время он выходил из дымки. - Ты имеешь шанс позаниматься спортом. Зак возразил: "Ты ошибся, варвар..." - Иди к черту! - это был голос Малыша, который нарочно притворялся рыдающим, чтобы поиздеваться. - Послушайте его болтовню. - Я думаю, мы должны полностью обезоружить его, - подзадоривал остальных Фритци. Все согласились, насмехаясь над ним. И снова тени стали сновать по амбару. Фритци Бонн засунул сапог между прутьями ограды. Зак заставил себя встать на ноги. Случайно ему удалось нащупать и вытащить "шарп" из покрытой грязью кобуры. Он поднял его вверх. Тени продолжали сновать туда-сюда. Это были тени мужчин в шляпах. Он ничего не мог разобрать, потому что ночь была слишком темной, все было окутано туманом. Пот ручьем стекал по его глазам и щекам. Свет фонарей не попадал в загон конюшни. Даже лучи лампы, зажженной за занавеской коттеджа, который находился через дорогу от конюшни, не проникал туда. Тени мужчин приближались. Их сапоги вязли в грязи. В коттедже скрипнуло окно. Послышался голос старика: "Не двигайся, Абигайль. Не
в начало наверх
шевелись. Это люди из ужасной пивной, которые нарушают законы, они все находятся вне закона. Это они подняли весь этот шум". "Помогите мне, - думал Зак. - Помогите мне, старики". Но окно со скрипом закрылось. Тени вооруженных мужчин ухмылялись. Они обменивались многозначительными жестами и окружали его. Круг все сужался и сужался. - Я... я... я, - начал было Зак. - Он поет старую песню на старинную мексиканскую мелодию! - закричал Малыш, грохоча от смеха. - У меня есть ружье, - дрожащим голосом воскликнул Зак. - Заряды со снотворным, вот и все, что у тебя есть, - фыркнул Фритци Бонн. - Больше никаких других патронов у тебя нет. - Кроме тех, которые есть у нас, старый петух, - повернув голову, Зак с ужасом заметил, что позади него стоит Келемити, которая только что вошла с улицы в загон. В руках у нее был автомат. - И наши патроны очень мощные. Это оружие, например, способно разорвать тебя на мелкие кусочки, если я пару раз нажму на курок. Они окружили его. Ему ни за что не взять верх над ними. Ему не удастся и двоих уложить с помощью Шарпа. Келемити, Дикий Билл, Малыш и Фритци стояли вокруг него, а потом пространство, которое разделяло их, стало сужаться. Дикий Билл держал наготове два своих ружья, словно палки, которыми он хотел проткнуть дворнягу. Он начал орать: "Уу! Ух! Ух!" Все направили оружие на него. Дула были такими длинными, такими черными, а круг все сужался. Почти обезумев, Зак выхватил "шарп". "А теперь, смотрите, парни". Келемити взревела. Выстрелило еще одно ружье. Один выстрел, другой, прямое попадание, жалобный вой. Бандиты завопили. Зак еще мог что-то соображать, поэтому когда началась перестрелка, он откинулся в грязь. С тревожными криками бандиты разлетелись в разные стороны. Кто-то стрелял с крыши коттеджа, который находился через дорогу. Со скрипом открылось окно: "Кто там?" - Абигайль, зайди в дом! - окно со страшным грохотом захлопнули. - Обманули, - раздался гневный возглас Малыша. Его долговязая фигура растворилась в темноте. Легкие выстрелы снайпера прекратились. В загоне воцарилась неправдоподобная тишина. Окно коттеджа открылось в последний раз и уже не закрывалось. Абигайль начала визжать, увидев незнакомца. Вскоре и Зак уловил звуки шагов убегающего человека. Он лежал, сплевывая грязь изо рта и выковыривая ее из ноздрей. Его первой реакцией была радость, переходящая в возбуждение. Пришла помощь. Абигайль причитала. Хорошая старая Абигайль. Он был спасен. Внезапно чувство собственной слабости вызвало у него презрение. Он заслужил это. Он неспособен драться. Он не способен защитить себя. Ему следовало бы позволить неизвестному благодетелю с ружьем... а кто же это мог быть? В его голове все смешалось, и он едва мог разобраться в собственных мыслях, а внутренний голос говорил: "Помни, ты сам играешь не по правилам. Обрати на меня внимание, Зак Рендольф. Ты не играешь на "ура". Послушай, на "ура"..." Страшный внутренний голос смолк. Над ним стали сгущаться тучи отвращения. Как бы ему хотелось, чтобы он был способен проучить всех этих недоумков и бандитов... Он обратил внимание на то, на что уже пристально смотрел несколько секунд. Его разум помутился. Нос и челюсть Люка Смитта увязли в грязи. Шейный платок развязался. В тусклом свете Зак увидел тонкую прямую черную линию, которая проходила через всю шею начальника полицейского участка, словно здесь поработало лезвие, которое без крови порезало кожу. Зак заметил эту полосу только потому, что он лежал на земле, почти вплотную к мертвецу, который пытался помочь ему. Кто же подрезал полицейского? Зак даже не заметил, чтобы у кого-то из подонков был нож. Он на четвереньках подполз к Люку. Протянул правую руку к ране. Прикоснулся к ней. Крови не было. Зак нагнулся еще ближе к трупу. Погрузил пальцы в слой того, что должно было быть телом. Наткнулся на тяжелый невидимый внутренний край. Рана была неглубокой. Ее можно было увидеть, лишь хорошо присмотревшись. - О, боже мой, - воскликнул он. Если он действительно сошел с ума, то, по крайней мере, еще не до такой степени, чтобы не приподнять воротник Люка Смитта и не затянуть у него на шее платок, чтобы прикрыть эту странную рану. Прикрыть и уйти. И больше никогда не видеть. Интересно, известно ли доктору Полякову что-либо о психике. Зак был уверен, что ему необходимо подлечиться. В полузабытьи он расслышал, что в амбаре собирается небольшая толпа людей. Толпа увеличивалась. Среди пришедших был Фергус О'Мориарти, по ошибке надевший черный фрак с развевающимся галстуком. Он держал в руках фонарь. О'Мориарти направил свет фонаря в ту сторону, где находился труп начальника полицейского участка. Он присвистнул, но на колени встать не решился. - О, миролюбивая Вирджиния! Они застрелили беднягу Люка! О'Мориарти с отвращением продолжал всматриваться в грязь. - Если бы кто-нибудь рискнул посмотреть, жив ли он. Двое горожан вежливо согласились. Они перевернули тело Люка Смитта. Раны - Зак насчитал их четырнадцать - выглядели обыкновенно. Это были классические пулевые ранения, почерневшие по краям. Рубашка Люка измялась в тех местах, где запеклась кровь. По крайней мере, эти пятна были похожи на кровь. Зак стоял в стороне, стараясь не привлекать внимания. Люди задавали вопросы, но он не отвечал, потому что не знал, что ответить. - Что случилось? - Кто это сделал? - Рендольф, ты убил его? - Нет. У него ведь только эта детская игрушка, заряженная снотворным. С удовлетворением Зак заметил, что затянул шейный платок Смитта так туго, что на шее остался шрам. На шее? Странной ужасающей раны не было видно. О'Мориарти причмокнул языком и поднял бровь. - Ладно, ребята, ничего уже не поделаешь, остается только попросить нескольких человек, чтобы они помогли снести его вниз к погребальному дому. Я обложу его льдом, чтобы сохранить труп до утра, когда будет возможность провести бальзамирование и остальные необходимые приготовления. - О'Мориарти почти не было видно при тусклом свете фонаря. - Все объясняется очень просто. Это очередные проделки головорезов из "Шанса". - Да, - сказал Зак и пошел к выходу. К нему повернулись лица всех присутствующих. Люди требовали ответов на свои вопросы. Он покачал головой. Когда помощники О'Мориарти подняли труп, над амбаром снова стали носиться зловещие тени. Могильщик тихим голосом заметил: "Нас ожидают большие неприятности. Наш защитник мертв, а мы вообще не знаем законов. В Шейне они просто не действуют. Боюсь, что не за горами кровавый день разрухи и разбоя". - Этих подонков невозможно остановить! - воскликнул какой-то мужчина. - Они изнасилуют любую женщину! - заявила старуха Абигайль. Толпа что-то бормотала, на мгновение позабыв о присутствии Зака. Он остановился напротив какого-то человека у входа в загон. - Зак? Он повернулся. Это была Белл. На ней была странная рубашка из грубой ткани, узкие мужские брюки были заправлены в сапоги, в одной руке она держала чулок - маска на лицо! В другой руке Зак увидел ярко отделанную винтовку марки "Буффало Биллибой". На щеке у Белл был шрам, словно она укололась шипом розы. Розы растут кустами, в кустах прячутся. А прячутся... Р_у_ж_ь_е_... Он помчался в темноту ночи. Она побежала за ним. 22 Белл, насколько могла, повернула лампу. Может быть, просто машинально. В кухне почти не осталось темного уголка. Заку негде было спрятаться. Лампа осветила каждую морщинку на лице Белл. Ее светлые волосы были прилизаны из-за чулка. Она все-таки надела его, чтобы маска скрыла черты лица. Зак сидел на стуле со стаканом виски. Ему приходилось обеими руками держать стакан, чтобы не выронить его после перенесенного шока. Белл ходила по кухне большими шагами. Она тоже была потрясена. "Я так ничего и не доказала тебе? Отвечай, Зак". - Ты... ты доказала мне, что очень метко стреляешь. Я всегда знал об этом. - Я доказала... - она хлопнула по столу так, что он зашатался, - только так можно что-то доказать таким шалопаям, только языком ружья. Я поняла, что они нападут на тебя. Я буквально почуяла это. Ты не хотел ничего слышать. Я понимала, что, если никто не поможет тебе, они, наверняка, убьют тебя. Черт, я была в большей опасности, чем ты, благодаря Монтана Майл. - Ее рука сомкнулась вокруг его запястья. - Тебе необходимо обзавестись ружьем и научиться им пользоваться! Ее щеки горели. Они были ненапудрены, с огрубевшей кожей. Сказывался ее возраст. Она попыталась успокоить его своей улыбкой и подластиться к нему. - Зак, тебе известно, что этой ночью сделали эти подонки? Они ускакали из города. Да! Половина жителей Шейна видела это! После стрельбы в загоне они умчались из города. Они направились прямо в Джеронимос. Может быть, они поскакали туда, чтобы устроить попойку с перестрелкой у костра, а потом вернутся назад. Когда они вернутся, то достанут тебя из-под земли. Встав на колени, она начала трясти его. Из стакана стала выплескиваться жидкость. "Пожалуйста, милый. Я едва ли переживу все это. Я пыталась остановить их. Но у меня просто не хватает ума для этого. Ты буквально разрываешь мне сердце. Ты... просто, - громадные, сверкающие от слез глаза заглядывали в самую глубину его души, - не можешь допустить, чтобы женщина..." Он оттолкнул ее. "Кто просил тебя стрелять из укрытия? Я не просил. Бог знает, кто". - Он выплеснул содержимое стакана в открытое окно. Услыхал, как жидкость расплескалась по двору. - Ладно уж, - Белл встала, тяжело дыша. - Мне просто не хватает сообразительности, - сказал Зак. - Понимаю, сладкий мой. - Она прильнула к нему всем телом, грудью. - Тебе необходима помощь. Да, - ее глаза сверкали, словно глаза счастливого ребенка. - Мне просто повезло! Сегодня, - она глубоко дышала, терлась своим телом о его ребра, - сегодня я случайно разговорилась с доктором Бастером. Ты знаешь, что у него в фургончике? Это превосходная машина. Он объяснил мне, что она собой представляет. Он рассказал мне, что она способна научить человека танцевать рил или понимать язык королей - лингва-франк. - Она захлопала в ладоши. - И все это в то время, когда человек спит! Разве это не прекрасное новое открытие? Зак устало промолвил: "Это устройство, которое обучает человека во сне. Этой машине уже более ста лет". - Действительно. - Недовольная гримаса. - Ладно, даже в таком случае, это все равно восхитительно. Почему бы этой маленькой старой машине не сделать из тебя меткого стрелка? Такого же, как Малыш, или любой из них. Даже лучше! Доктор Бастер сказал, что он способен привить человеку большую часть различных умственных и физических способностей. Именно так он и сказал. Привить почти любые... - Это несерьезно. - Я никогда не говорила серьезнее, чем сейчас. Что же здесь не так? Он скривился: "Даже, если бы машина Бастера Левинсона могла бы привить необходимые умственные и физические способности..." - Ты никогда не узнаешь об этом, пока не спросишь у него. - Но это... - Он встряхнул головой. - Белл, это противоречит всему, во что я верю. Не многое дошло до нас из прошлого. Мне бы не хотелось потерять и это. Я просто не могу пойти на это. - Внезапно он вспомнил об уничтоженной золотистой фороспоре. Его захлестнула волна ненависти. Он пытался отогнать от себя охватившее его чувство, перечеркнуть возникшие картины мести и убийства. Сдавленным голосом он повторил: "Я не пойду на это. Я не могу. Мне известно, как отремонтировать их часы, и это уже хорошо. Белл, пожалуйста. Человеку следует жить так, как..." - Я охраняю тебя и твое убежище с помощью ружья. Я умоляю, прошу
в начало наверх
тебя, ты неблагодарный. Я устала от... - Иди к черту... - воскликнул он, не сдержавшись, и указал ей на дверь дрожащим пальцем. - Слышишь, пошла к черту! Ты не понимала это раньше, и сейчас так ничего и не поняла. Сейчас стало еще хуже... потому что... Он замолчал. Она сделала шаг вперед, чуть не задев лампу. - Зак Рендольф, ты что ненормальный? У тебя такой странный вид. Твои глаза... - Оставь меня в покое! - заорал он. Он вырвался в коридор и выбежал в темноту. Там, обезумев от ярости, он продолжал потрясать кулаком в сторону дома, затем устремился вперед. Как же, во имя Христа, мог он сказать ей, что обнаружил, что Люк Смитт был роботом? 23 Город почти успокоился после случившегося, волнения горожан улеглись. Зак крадучись шел по улицам. Он не мог уснуть, несмотря на то, что много выпил. Слишком много невероятного произошло за последние несколько часов. Он думал о себе, о природе своего характера, о Белл и Хенси Бонне и - самое ужасное! - о начальнике полицейского участка, Люке Смитте. Мрачные, безумные мысли возникали у него при воспоминании о Смитте. Он решил выяснить до конца показалось ли ему то, что он ощутил своими собственными пальцами, или же это было реальностью. Ему все время представлялось, что он проклинает Малыша и остальных подонков, которые должны вернуться из Джеронимос. Он вступал с ними в борьбу, а они, образно выражаясь, кастрировали его перед другими людьми. Каждое грубое обращение задевало его больше, чем предыдущее. В конце концов, он перестал отрицать возможность жестокой мести и беспощадной расправы. Иначе ему придется подчиниться мистическим законам планеты Миссури, потому что просто не хватит больше сил сопротивляться. Потрясенный происшедшими событиями, он услышал вдалеке, под звездным прохладным небом, лай собаки-робота. Может быть, этот отвратительный период, примечательный мародерством бандитов изощренными методами, никогда не закончится? Может быть, его рационализм - это просто внешний лоск? Философы и просто люди, размышлявшие над проблемами бытия пришли к выводу, что человек с Террафирмы, в своей основе, был дикарем. Его кровожадность тщательно скрывалась, но она всегда выходила наружу и была присуща всем нынешним жителям Террафирмы. Несомненно, Зак отрицал, что ему присуща подобная кровожадность. Он тяжело дышал, когда поднимал засов ворот и тихо крался к погребальному дому. Двор был небольшой и чисто прибранный. Кустарники служили Заку определенным прикрытием, когда он переходил из одного места в другое. В коттедже было темно. Напротив, на пыльной улице тускло горели фонари. За шторами ничего не было видно. Может быть, он был таким же диким зверем, как и все остальные? При мысли об этом Зака подсознательно начинал охватывать пронзительный ужас. Видения мести все чаще и настойчивее мучили его... Наверное, ему следует исчезнуть из этих мест, пока кровожадность еще не совсем овладела его разумом. Ему доставило бы невероятное удовольствие схватить какого-нибудь хулигана, например, Фритци Бонна, и привязать сапогами к двум седлам, как это делали в одном художественном фильме, снятом на старой Террафирме. Гоните коней! Стереозвук от какого-то духового инструмента, звучит мрачная мелодия... Быстрая смена кадра: объектив почти у земли, показывают копыта пони, когда они отрываются от земли... Кадр снова меняется: выстрел над головой пони, развевающаяся грива... Кадр меняется снова: лицо бандита Бонна, изображение мигает, задняя часть его головы растянута, удар о землю. Широко раскрытые глаза отражают охвативший его ужас. Смена кадра: обезумевшие животные на полном скаку пытаются разорвать поводья, которыми они привязаны друг к другу. Когда лошади разлетаются в разные стороны, слышится пронзительный крик Фритци Бонна. Фритци Бонна поднимают вверх на вилах. Зак открыл глаза. Влажными ладонями вытер вспотевшее лицо. По крайней мере, он получил возможность почувствовать какое-то облегчение. Он исчез в подъезде дома. Погребальный дом представлял собой громадное, беспорядочно выстроенное здание в готическом стиле, который был популярен во времена древней Террафирмы. Его балконы и подъезды вселяли ужас. О'Мориарти однажды рассказывал о том, что оно было выстроено по образцу древнего кладбища, напоминавшего намотанную катушку. Зака поразила простота и скромность этого места, его фальшивая ханжеская атмосфера. Пластиковый Иисус возвышался около парадной лестницы на пьедестале с широко раскинутыми руками. Скульптура Иисуса была сделана из темного пластика, оснащена специальным приспособлением, которое изнутри освещало ее. Голубоватый оттенок усиливал фанатизм грубо отделанных глаз Иисуса. И днем и ночью здесь горел газовый фонарь. Заку вспомнились слова О'Мориарти: "Это маяк моей постоянной веры". Он сплюнул, чтобы изо рта ушел неприятный привкус. Совсем не нужно, чтобы О'Мориарти придерживался своей веры. В такой дикой яме, как Шейн, у него и так всегда есть клиенты. Зак поспешил уйти со слабо освещенного места, так как скульптура Христа бросала слабый отблеск на траву. Он подобрался к боковой части здания. Осмотрел окно подвального помещения. Затем обследовал еще одно. Оба были закрыты на щеколды. Он был уверен, что, если постарается, то сможет открыть щеколду. Он поднял глаза к окну первого этажа, находившемуся прямо у него над головой. За занавесками, которые закрывали окно, едва светилась лампа. Ее свет проникал сквозь портьеры. Не считая основной вестибюль погребального дома, освещенной во всем доме была только эта комната. Зак ухватился за подоконник. Встав на цыпочки, он попытался хоть что-нибудь разглядеть. Это ему удалось. Он увидел прихожую для посетителей, отделанную вельветом приглушенного тона. Ламп не было. Помещение освещалось двумя тонкими свечками. Начальник полицейского участка Люк Смитт возлегал на специальном столе, накрытый простыней. Его тело было обложено кусками льда. Лед был уложен вокруг головы полицейского, так что ее почти не было видно. Руки его были сложены на груди. Кусок льда лежал на животе, другой - между ногами, а несколько маленьких кусочков размещались на нижних конечностях. Внизу стояли ведра, куда стекала вода. - Люк, - громко произнес Зак. Почему ему вздумалось назвать его по имени? Он был убежден в том, что это не человек. Он снова спрыгнул на землю, чтобы облегчить нагрузку на пальцы, которыми он ухватился за подоконник. Одно он знал определенно - ему нужно попасть именно в эту комнату. Он попытался дотянуться до щеколды окна прихожей. Невозможно. Он не смотрел в ту сторону, где находился робот - а, может быть, труп? Возможно ли, чтобы робот, которого создали для эффективной работы, стал обыкновенным трупом? Робот? Это безумие. "Но ничего невозможного нет" - подумал он хладнокровно. Модели роботов, которые после катастрофы извлекали из шахт, по всем параметрам соответствовали точным копиям людей. Нечего сказать, робота едва ли можно было убить, повредив его кожный покров лезвием, после чего вытекла жидкость, напоминающая кровь. Ему не следует думать о древней Миссури так, как он думал о ней до сих пор. На других планетах тоже широко используют роботов, которые практически ничем не отличаются от людей. Так, в замешательстве, он стал на колени у одного из окон подвала, чтобы попытаться отворить щеколду. Не прошло и пяти минут, как легкий шум привлек его внимание. Взрыв? Этот звук напоминал звук выстрела. Казалось, он раздавался у него над головой. Он встал и пристально посмотрел вверх. Прихожая! Пламя свечей развевалось из стороны в сторону вместе с покачиванием портьер на окнах. За стеклом поднялся дым. Зак ухватился за подоконник, подтянулся, издал легкий крик, затем встревоженный и пораженный увиденным, упал. Он снова вернулся в палисадник и тут же побежал к окну, подпрыгивая, чтобы успеть. Дым уже заполнял прихожую. Куски льда блестели, разбросанные повсюду. Подо льдом уже не было никакого тела. Стол был совершенно пуст. Он едва заметил следы пепла. Волосы встали дыбом. Ныли мускулы ног. Но ему нельзя было останавливаться. Дым продолжал заполнять помещение. Свечи уже погасли. Капли воды, которые попадали в ведра, переливались, подобно самоцветам. Мрачные вельветовые портьеры обрамляли стол, словно это была театральная сцена. В уставшей голове Зака все время кружилась одна и та же мысль: самоуничтожение. То, что произошло с роботом, не поддавалось никаким объяснениям. Ему снова вспомнился убитый начальник полицейского участка Шеттерхенда, а также рассказ Одопьюлоуса. Обоих полицейских обкладывали на ночь кусками льда. Действие оба раза происходило в помещениях погребальных домов, потому что на Миссури иначе не отмечали подобные события. Исчезали полицейские с европейскими фамилиями. И происходило все точно также, как и в случае с Люком. Один исчезает, три исчезают... О_д_и_н _р_о_б_о_т_, _д_в_а _р_о_б_о_т_а_, _т_р_и_? Издав гортанный возглас, Зак пришел в ужас, словно ребенок. Он отпрянул от затейливой водосточной трубы дома, затем от раскинувшихся в разные стороны рук скульптуры Иисуса со светящимися глазами и горящей голубоватой головой и нырнул в переулок, который внезапно показался ему убежищем. Затем он пошел в свой дом и начал бродить среди фороспор, размышляя. Если начальник полицейского участка самоуничтожающийся робот, кто же тогда создал его и зачем? А полицейские из Шеттерхенда и Купера тоже были самоуничтожающимися роботами? Кто их создал? Почему все они сконструированы для самоуничтожения? Почему роботы? Он оторвал пальцы от бутылки. Забудь об этом. Свечи, лед, вода. Он не мог ни уснуть, ни забыть все, что видел. 24 К восходу солнца ему удалось осмыслить все происшедшее. Он не знал, есть ли у него еще малейшая возможность разыскать Хенси Бонна, когда подонки вернутся из Джеронимос. Ему просто необходимо убедить себя в том, что такой шанс у него есть. Если окажется, что его план является ничем иным, как местью, подкрепленной законом, по крайней мере, он сможет сказать Сефрану: "Я пытался". Если бы Сефран никуда не обращался. Усилия Зака могут способствовать понижению его по службе, а не увольнению из Косфеда. Он надеялся только на это. В пять минут десятого он уже стоял возле бесплатной библиотеки, пропуская группы людей, которые входили в боковые двери. Люди негромко переговаривались. Мисс Вирджиния, позабыв о своей злости, взмахнула душистым платочком и спросила Зака, слышал ли он ужасные новости о том, что всю ночь у О'Мориарти орудовал вор, крадущий тела. И оставил все двери и окна закрытыми. Он ничего не ответил и направился к подвалу, в центральную информационную систему. Включил компьютер, вошел в банк данных информационного центра Косфеда на южном континенте и набрал: "ХОЧУ СДЕЛАТЬ ОТЧЕТ О ПОДОЗРЕНИЯХ ОТНОСИТЕЛЬНО РАЗДЕЛА С.Р.С.С. 12578.2. ПРЕКРАЩЕНИЕ КОММЕРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВСЛЕДСТВИЕ ГРАЖДАНСКИХ БЕСПОРЯДКОВ. ПРОШУ О НЕМЕДЛЕННОМ ПОВТОРЕНИИ ПОИСКА. ПОДПИСЬ: РЕНДОЛЬФ, ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АГЕНТ". Два патрульных Центральной административной базы Косфеда спустились на закате и сразу направились в дом Зака. В течение часа Зак принимал в своем доме почти полдюжины приезжих. Шеф группы отдела алкогольных напитков был немногословным молодым мужчиной с одним искусственным глазом. Как и на его коллегах, на нем был пурпурный спортивный костюм, который украшала эмблема Косфеда. Она располагалась на плече. Зак говорил быстро и убедительно. Кое-что он приукрасил, а кое о чем умолчал. Он построил свой рассказ таким образом, что смерть герцогини Пенткастер оказалась прямым результатом отказа бандитов прекратить вымышленную дуэль с огнестрельным оружием в ту самую
в начало наверх
минуту, когда Зак попросил их об этом. Так как бандитов в городке не было, и некому было подтвердить, где правда, а где вымысел, и так как у Зака был официальный статус (слава богу, Сефран еще не успел зайти слишком далеко), шеф группы утвердил следующий план: сначала действовать, потом проводить расследование. К полуночи, используя молотки-ухваты, наполненные концентрированным воздухом, группа представителей отдела алкогольных напитков уничтожила все до последнего запасы алкоголя, которые имелись в Шейне. Улицы наполнились парами виски, напитки лились рекой. Не осталось запасов даже у Зака. На следующее утро глава группы повел своих людей на сувенирные фабрики, которые они должны были закрыть и опечатать. Затем агенты отдела алкогольных напитков запрограммировали маленького робота цилиндрической формы, чувствительного к алкогольным парам, и запустили его полетать над городом. Почти в десять сенсор издал дикий ревущий звук. Представители группы высыпали из дозорных машин, где они занимались составлением предварительных отчетов. Они обнаружили скрытые запасы спиртного в подвальном помещении погребального дома. О'Мориарти пытался вывезти их и случайно разбил одну бутылку. Они изъяли все, что было. Оставшись без запаса алкогольных напитков, Зак днем вышел из дому. Он проходил мимо группок горожан, которые сердитыми взглядами провожали его. Гарликов чересчур учтиво вел себя, продавая ему продукты, и, презрительно фыркнув, бросил его деньги в сторону. В переулке Зак столкнулся с доктором Бастером. Он приветствовал Зака многозначительным взглядом, полным горечи, и потащил его в тень. - Мой мальчик, хочу предупредить тебя. Сегодня утром я прошелся по городу. Мирные горожане растеряны. Во-первых, из-за исчезновения тела. Странное совпадение! Это напоминает мне о Шеттерхенде. Но еще больше их взволновало и испугало то, что изъяты все запасы спиртного. Я бы на твоем месте поскорее укрылся дома. - Черт побери, почему они все сошли с ума? Я сделал это, потому что бандиты... - Жизнь наложила печать монотонности и бездушия на жителей Миссури, мой мальчик. Тебе необходимо понять это. Ты забрал у них, хотя и временно, их утеху. - Глаза доктора Бастера устремились вдоль улицы. Несколько групп пристально смотрели вслед Заку. - Поверь мне, мальчик. По роду своей деятельности я часто сталкиваюсь с людьми. Я слышал много неприятных слов о саморасправе. Это была правда. Зак скомкал пакет с продуктами и поскорее свернул в ближайший переулок. Черт бы побрал их всех до одного! Жители Шейна были не лучше, чем убийцы с оружием. Людям нравятся коррупция, кровопролитие, омерзительные убийства. Они увлекаются всем этим не меньше, чем эти головорезы. Их подчинение законам и порядку является чисто внешним. Это уже доказано воочию. У него исчезло всякое желание чем-то помочь оскорбленным жителям городка. Симпатия к угнетенным? Эта дурацкая затея уже не волновала его, когда он возвращался к себе по темным переулкам Шейна. Длинная тень заслонила солнечный свет, который падал на открытое пространство переулка. Зак поднял голову и увидел Филемона. Филемон шатался. Он выглядел отвратительно: глаза, словно засыпанные песком, волосы, взъерошенные как солома, скрюченные пальцы. Филемон встал у него на пути. - Это твоя работа, черт бы тебя побрал... Зак с отвращение сплюнул. - Твой крик - это звук в пустом стакане. Пора, наконец, и протрезветь. Вытянув желтый язык, Филемон побежал за ним: "Твои часы почти сочтены. Погоди, пока они вернутся с гор. Погоди, пока Дикий Билл не получит к ужину свой стакан, а также и Келемити!" Зак повернулся. Вдруг он принял решение. Он проскользнул в лучах оранжевого солнца, которые пробивались через задний дворик. Демону в котелке он прокричал: "Мне совершенно безразлично, что думают эти негодяи. Когда они вернутся, меня уже здесь не будет. Понятно, Филемон? Я уже сыт по горло всем этим. Я ухожу. - Ему на ум пришло только слово из местного лексикона. - И быстро". На мгновение Филемон застыл. Затем он потряс в воздухе цилиндром. - Так вот ты как? Уносишь ноги? Исчезаешь? Ладно, ладно. - Он почесал живот, вздрогнул. - Уверен, Малышу и остальным парням будет интересно узнать об этом. - И он убежал. Зак закрыл глаза. Минуту назад ему в голову пришла трезвая, но рискованная мысль. "Куда он делся, этот старый сумасшедший педераст? Наверное, уже на пути к Джеронимос, чтобы рассказать Малышу, что я покидаю город? Это просто невозможно!" Зак, насвистывая, продолжал идти дальше. И вдруг до него дошло, что Филемон просто дразнил его. Должно быть, Малыш с компанией захватили с собой какой-то запас спиртного. О, боже! Очевидно, это так! 25 В этот день в своем кабинете Зак пытался заняться любимым делом. Сверкающая голубоватая гроздь фороспоры лежала на куске упаковочного материала еще с того момента, когда он извлек ее из печи для обжига. Он сидел на табуретке, держа голубоватую гроздь перед собой. Ему приходилось часто сдвигать упаковочный материал, потому что капли пота все время попадали на поверхность кристалла и делали его мутным. Ему было трудно работать миниатюрным инструментом огрубевшими кончиками пальцев в узких рабочих перчатках. Почти не осознавая того, что делает, он склонил голову влево. За дверью веранды солнце роняло лучи на звенящие фороспоры. Сад казался безопасным местом. Но он продолжал наблюдать. Он так долго смотрел влево, что у него разболелась шея. Так он просидел час. Два. То тут, то там он слышал голоса. Некоторые принадлежали взрослым, другие - детям и подросткам. Он прокрался в сад, чтобы подслушать, о чем они говорят. Странно, что в это время суток на его улице собралось столько людей. - Это несчастье. - Эти бандиты из Косфеда сказали, что фабрики будут закрыты до тех пор, пока... - Сторонники Некти тоже слишком уж хороши. - Беседа продолжалась. Зак снова вернулся в дом, ощущая, что весь обливается холодным потом, дыхание его было прерывистым, его хватали судороги. Присев на скамью, он попытался наладить лампу, вмонтированную в стену, чтобы она лучше освещала комнату. Свет поступал от лампы цилиндрической формы, а также от нескольких металлических рефлекторов, которые помогали сосредоточить блеск кристаллов на рабочем участке. Он понял, что лампа уже работает в максимальном режиме. Забавно. Он протер глаза. У него перед глазами все расплывалось. Тогда он принес еще одну лампу из спальни, зажег ее. Все равно все расплывается. "Что-то неладное", - подумал он. Зак изменил положение голубоватого кусочка на упаковочном материале. Его напряженные руки слегка дрожали, пока он дотягивался до колбы с фиксажем. Прежде чем он начнет резать, фороспору необходимо обмыть. Он поднял правую руку. Ее не стало видно. Видения все больше охватывали его. Он взорвал Шейн, разделался с каждым первенцем, при помощи мисс Вирджинии совершил множество убийств, причем на глазах у десятков... Взревев, он снова опустил руку так, чтобы она была в поле его зрения. Он поднял колбу. Уровень жидкости, находившейся в ней, был незначительным. На колбе была печать фирмы-экспортера химикатов, которая находилась на отдаленной планете. Он подсчитал затраты на поставки, и его бросило в жар. Об этом даже не может быть и речи. Он полагался на заработки в Тип-Топ, которые полностью шли на приобретение этого редкого вещества. Все к одному: Тип-Топ, сад, может быть, даже и каша в голове. Наконец, он смог обработать голубоватый кусочек. Ему следовало поработать, иначе он просто сойдет с ума. Он осторожно опустил колбу. Ногтем большого пальца аккуратно отрегулировал положение колпачка с часовым механизмом. Раздался звук, подобный тиканью часов. Он всмотрелся в голубоватую фороспору, но так, чтобы не видеть свое лицо в отражении. Там можно было рассмотреть множество Рендольфов, все изображения были вытянутыми, суженными, безобразными. Колпачок колбы начал открываться. С особой осторожностью он приподнял его и отложил в сторону. Ему удалось снова заставить себя сосредоточиться на кристалле. Мысли, словно облака, блуждали в его голове, а потом превратились в одно большое голубоватое облако. Итак, он придал кристаллу форму, затем микротомировал его на множество частей, каждая была величиной с облачко. Он хотел покрыть края оранжевым лаком, чтобы придать им вид облака, только что снятого с неба Миссури во время заката. Он понял, что всего нужно сделать десять, может быть, двенадцать частей. Он рассматривал фороспору, замечая исчезновение следов, оставшихся после капелек пота. Следующая операция была решающей. Необходимо было взять точное количество фиксажа, чтобы, когда микроскальпель впервые коснется поверхности фороспоры, последняя осталась бы совершенно растяжимой. Слишком много фиксажа, и срез не будет таким, каким нужно. Слишком мало - и на поверхности фороспоры будут продолжаться симпатические вибрации. Решающая операция. Поверх одной перчатки он надел на правую руку еще одну. На это потребовалось пятнадцать минут. Затем, выбрав из ящичка с материалами подкладку соответствующего размера, он взял ее в правую руку и начал трясти колбу в левой руке. Дымок заклубился и начал медленно подниматься к отверстию в колбе. Решающая операция. Внезапно произошло нечто весьма неприятное. Он должен был разделить эту фороспору на десятки мелких участков, которые бы соответствовали кусочку неба. Если ему это не удастся... Что-то прыгнуло, метнулось, блеснуло и перескочило через стену, которая огораживала сад. У Зака задрожала голова. Левая рука машинально подскочила вверх. Кошка-робот перепрыгнула через дорожку сада. Она дымилась и искрилась, вращая своими изуродованными искусственными глазками в разные стороны. Из головы кошки раздавались странные звуки, напоминающие скрип. Зак почувствовал, что колба выпала у него из рук и ударилась о скамейку. На улице раздавался смех мальчишек. Он издал гортанный возглас, и мальчишки убежали. Он протянул руку, чтобы поймать хрипящее, сверкающее животное, но отпрянул назад. Мальчишки привязали веревку с табличкой вокруг шеи робота. На табличке чем-то красным было выведено: Рендольф. Все фороспоры волнующе звенели. Зак пристально посмотрел вверх на оранжевое небо, заполненное радостными на вид облаками. Затем он вошел в дом и заставил себя рассмотреть фороспору. Вся дымящаяся жидкость выплеснулась на гроздь. Ее поверхность оставалась лишь слегка голубоватой. Избыток жидкости оставил след. Теперь ему уже не удастся перерезать ее. Никогда. Еще какое-то время перед его глазами возникали видения. Зак не собирался утруждать себя захоронением кошки-робота. Когда под вечер он все же решил серьезно поразмыслить над этим событием, то заметил что кто-то с невозмутимым видом перебрасывает через стену камни. Один из них повредил великолепный, особенно яркий красный куст. В течение часа в саду раздавался беспокойный перезвон фороспор. Посыпались осколки разбитой кухонной посуды, затем упал большой продуктовый пакет с грубой карикатурой, изображенной на нем. В пакете находились еще теплые экскременты. На закате через почтовый провод к нему подбросили уведомление. От Делаханти. Лишение имущества и выселение. Он разорвал листок. Через некоторое время кто-то постучал. Он не обратил внимания, и стук повторился еще несколько раз. Вечер линча? Его охватил ужас, он спрятался в саду с шестизарядкой на прицеле. Но вокруг не раздавалось ни звука. Вечерело. Наконец, раздался хриплый женский голос. - Рендольф, выходи и отвечай. Каждый в городе знает, что ты слезливый лицемер. - Клара Сью? Это ты? - Он был поражен, услышав ее хриплый голос. Над головой что-то жужжало. Какая-то тень нарушила покой облаков. Он решил, что это, по-видимому, кружится робот-датчик по выявлению запасов алкоголя. Затем до него дошло, что жужжание принадлежало почтовому роботу. Слишком поздно.
в начало наверх
На улице продолжала свою хриплую речь Клара Сью: "Очевидно, это из Косфеда, правда? Послушай, у меня послание от Белл". Клара Сью. Ему представилась следующая картина: молодая, тучная, уродливая женщина, привыкшая всегда идти по проторенной дорожке. Она работала в "Шансе". Он наклонился к воротам. - Почему она сама не пришла? - Дело в том, что она, как и все остальные, считает тебя слишком тошнотворным для того, чтобы общаться с тобой. Ты принес нам несчастье, Зак Рендольф. Ты закрыл фабрики, забрал виски, ты даже осмелился украсть тело бедняги Люка. Может быть, именно в эту минуту ты заканчиваешь расправу над ним, и поэтому не хочешь открыть нам. Ты и твои сторонники, очевидно, издеваются над его телом. - Ты, глупая шлюха, заткнись. - Ты не имеешь права... - Господи, что там у тебя за послание? - Мисс Белл просила передать тебе, что ваши отношения отныне прекращаются, и что она жалеет, что пачкала себя, пробыв с тобой столь длительный период времени. Вот и все послание. Протерев глаза, Зак пристально посмотрел на облака. Да. Именно об этом он и догадывался. Поздно вечером он получил, наконец, гневное и грубое послание от Миколаса Сефрана. Терпению антрепренера пришел конец. Сефран выехал из форта Лифтофф на корабле Хо Зан Минх, коммерческом судне с ограниченным количеством пассажиров. Зак посмотрел на время отправления сообщения. В настоящее время корабль уже покинул пределы атмосферы этой планеты. В острых гневных фразах Сефран подтверждал, что его влиятельные связи позволят ему немедленно по прибытии в более цивилизованный мир привести в исполнение свое обещание. Зак может ожидать сообщение от Суперинтенданта, в соответствии с которым ему придется прибыть в Косфед для оформления документов об отставке. В случае, если возникнет необходимость, он будет обращаться прямо в Косфед. Зак был уверен в том, что Сефран представляет собой опасность. Когда выглянула желтоволосая луна, он опустил в почтовый ящик сообщение. Множество мальчишек выкрикивали его имя, рифмуя его с грубыми словами. - Рендольф, Рендольф, бац, бац, бац! Рендольф, Рендольф, ты уже смертник! Он вошел в дом и снова приступил к работе. 26 Его полубезумное состояние продолжалось почти всю ночь, утром ему не стало лучше. Он ничего не мог есть. Ничего не пил. Он бродил из комнаты в комнату, размахивая руками, на все смотрел отсутствующим взглядом, часто моргал, разбрасывая все, что попадалось ему под руки в кабинете. Он наступил на остатки, которые выпали из печи для обжига, и даже не заметил этого. В полдень в ворота постучал шеф группы отдела алкогольных напитков. Постепенно Зак пришел в себя и смог говорить. Молодой шеф группы сразу же определил, что Зак находится в ужасном состоянии. Он попытался сосредоточиться на эмблеме Косфеда, которая была нашита на пурпурный тренировочный костюм шефа. Затем перевел взгляд на декоративный искусственный глаз. Он прислонился к воротам, пока шеф группы входил. - Мы вытаскивали все почти целый час. Повторяю, это мы, Рендольф! С тобой все в порядке? Зак хватал воздух. "Вытаскивали. Да". Косой взгляд. Шеф группы отпрянул от Зака из-за запаха. "Некоторые местные до сих пор еще не уяснили сути вопроса и действуют, сломя голову. Их нужно успокоить. Ты правильно все делаешь". - А-а? - Зак взъерошил волосы. Он странно улыбнулся. - Да? Внезапно шеф группы забеспокоился. "Ты будешь работать вместе с группой расследования, когда она приедет? Это произойдет приблизительно через 90 дней. Мы еще не все сделали". - Конечно, я согласен. Так как я являюсь членом Косфеда, то всегда участвую в таких мероприятиях. - Почувствовав головокружение, он приложил ладонь к сердцу. - Сотрудничество с Косфедом гарантировано. - Ты преданный служащий, Рендольф. Космическая Конфедерация зависит от таких преданных людей, как ты, чтобы осуществлять необходимый контроль. Без... - Он еще раз вдохнул неприятный запах и отошел на шаг. У него был вид, словно он сожалеет о том, что сказал. - Сенсор будет находиться над городком до проведения расследования. Мы постараемся урегулировать любые выступления. Пока, Рендольф, - сказал шеф, повернулся к воротам и красивой походкой вышел, его пурпурные сапоги подняли пыль. Зак помахал рукой в знак прощания, но шеф этого уже не видел. Затем он снова вернулся в сад и закрыл щеколду. Вечером того же дня две патрульные машины закружились над Шейном и подались на юг, удаляясь в темноту. Сверкали лишь их сигнальные огни. Ночью, лежа одетым на койке и положив руку на лоб, он постарался выйти из транса. Полубезумное состояние постепенно прошло. Все, что он потерял, было реальностью. К счастью, компания по травле его котами и отбросами продолжалась всего день. В доме было тихо, темнота была безопасной для фороспор. В такой обстановке ему было легче думать. В промежутках он слышал, как над крышей жужжит робот - сенсор алкогольных напитков, но этот звук оказывал на него удивительно стимулирующее воздействие. В темноте Зак обдумывал тайну Люка Смитта. Он не мог отделаться от мысли о невероятном открытии. Вспоминая о других полицейских, убитых другими бандитами в других, таких же варварских городках, он приходил к выводу, что все происходило совершенно одинаково. Тихо. Медленно. Методично. Все остальные, подобные Люку полицейские, действовали, как и подобает роботу. И у всех у них были трудноопределяемые имена. Могло ли так случиться, и у него сразу все похолодело внутри, что роботы-полицейские были чем-то большим, чем роботами? Социальные силы? Социальные силы, произведенные с определенной целью. Возможно, что те, кто сопротивлялся против поворота часов вспять на планете Миссури, как ни давно это происходило, в последние минуты сопротивления, пребывая в полном отчаянии перед поражением, интуитивно заглянули в будущее и создали будущих реакционеров-революционеров? Из прочитанного он помнил о том, что несколько ученых и педагогов продолжали бороться, хотя без особого успеха. Очевидно, они постарались вести борьбу нелегально, по меньшей мере, сузить ее масштабы. Создание механических роботов-полицейских для поддержания порядка не вызывало никаких технологических трудностей. Подобные роботы широко использовались в шахтах и на рудниках Миссури еще до катастрофы. Предположим, что сопротивление столкнулось с поразительным апокалипсисом, концепции о свободе личности извратили для того, чтобы смотреть сквозь пальцы на безответственное поведение, с целью создать общество, имитирующее идеал, который никогда не существовал, кроме как в художественных фильмах. Предположим, сопротивление видело, что временами это общество столкнется не с проблемой дискуссии о добре и зле, которую будут проводить в ведущих городах Запада, а со сверкающим пламенем револьверного огня. Настанет власть тех, кто обладает силой, тех, у кого лучшие ружья. Очевидно, тайно пытаясь ослабить, насколько это возможно, данный апокалипсис, сопротивление создало открытый символ своей социальной философии: серию роботов, способных выполнять роль людей, соблюдающих порядок, и если не предотвратить, то хоть, по крайней мере, предупреждать беспорядки. В истории Миссури было упущено слишком много, чтобы существовала возможность все выяснить до конца. На самом деле, он и не пытался найти доказательства. Но его интуиция не подводила его: совершенно логично было использовать синтетических полицейских, которых создали те, кто надеялся поддерживать порядок и следовать установленным законам в упрощенном обществе, опускающемся до появления дикарей. Так как людей, создавших полицейских, уничтожили в период переворота, логичным было сделать вывод, что их создания стали мешать или приносить несчастья. Их создавали тайно. Из схем и материалов, которых не хватало. Это были худшие модели, что могло и стать причиной флегматичности Люка Смитта, его неспособности быстро действовать в чрезвычайных обстоятельствах. Еще одно объяснение: будучи изготовленными из некачественного сырья или в плохих условиях, роботы-полицейские быстро выходили из строя. Об этом Заку никогда не удастся узнать. Кроме того, он никогда уже не узнает и о многом другом. Где создавались эти роботы? Как их распределяли, внедряли в общество обезумевших городков, подобных Шеттерхенду, Куперу, Шейну? Его основная задача, тем не менее, заключалась в логическом определении еще одной аномальной серии совпадающих между собой обстоятельств. Естественно, сопротивление не хотело, чтобы их замыслы были раскрыты. Очевидно, у Люка Смитта умышленно отсутствовали схемы профессионализма и эмоций. Вместо этого ему вмонтировали схему, позволяющую обладать способностью самоуничтожения в случае серьезного повреждения. Например, в случае пулевого ранения. Он уже никогда не узнает об этом наверняка. Но это логично. Зак испытывал чувство восхищения к борцам сопротивления, кто бы они ни были. Он испытывал симпатию к этим разбросанным, обезличенным людям, приспособившим имеющиеся у них орудия производства для осуществления своих варварских замыслов с тем, чтобы по-своему противостоять идеалу, который на самом деле оказался насквозь прогнившим. Это подбадривало его. Он лишился той последней моральной поддержки, на которой зиждилась его одержимость. Закон оружия, действующий на Миссури, был за пределами восприятия нормального человека. Он не обязан слепо подчиняться ему. Он имел возможность почувствовать пиррову победу после всех тех поражений, которые ему пришлось пережить. Да, он прочертил красную черту внутри себя. Но не следует допускать, чтобы эта черта становилась длиннее. Так, довольно спокойно, он пришел к выводу о том, что необходимо покинуть Шейн. Кроме признания полного поражения, ему больше ничего не оставалось. От этого никуда не уйдешь. Это не просто поражение, которое свойственно пережить каждому человеку, так как система ценностей, которые признает он, практически пришла в упадок. Если он исчезнет быстро, если, повернувшись спиной к этому городу, он произнесет с волнением: "Ты никогда уже не доберешься до меня", - это будет равносильно тому, если бы он извлек драгоценный камень из кучи булыжников. Он понимал, что выбраться отсюда на цивилизованную планету очень тяжело. Он потеряет те доходы и случайные заработки, которые получал даже несмотря на то, что занимал самую маленькую должность в Косфеде. Но если ему удастся исчезнуть без нанесения ущерба своим убеждениям, у него останется хоть что-то. Когда он, незадолго до захода солнца, складывал вещи, то был совершенно спокоен и уравновешен. Всего несколько необходимых вещей, чтобы добраться до форта Пропалшн. Несмотря на возможную опасность со стороны дикарей во время путешествия, уехать было необходимо, если он хотел одержать полную победу. Какое-то время он постоял в саду. Свет от фороспор делал блестящими слезинки на его щеках. Кристаллы дрожали и звенели, им не было больно, просто они понимали, что он уезжает. Он наклонился, чтобы с минуту подержать в руке одну гроздь. Затем понес вещи к воротам. Когда он вернулся, чтобы закрыть ворота, то услышал топот копыт. Он глубоко вздохнул. Всадники находились на расстоянии двух кварталов и уже направлялись к Мейн Стрит. Негустой туман от пыли, которую поднимали копыта их лошадей, скрывал ноги животных. Окно отворилось. Кто-то выкрикнул приветствие. Крупный мужчина повернулся, помахал рукой. Кто-то выскочил на крыльцо, поднял фонарь. Когда мимо проезжал еще один всадник, свет фонаря упал на его сверкающие серебристые шпоры. Третий проехал через полосу света. У Зака застучали зубы. Ошибиться было невозможно. По телосложению и котелку на голове можно было точно определить, что это Дикий Билл. Звуки от топота копыт стали тише. Рука Зака потянулась к щеколде ворот. Отдаленный фонарь уже не освещал всадников. Они растворились в темноте. Звук от топота их копыт исчез. Слышались лишь пронзительные вопли, которые сопровождались маниакальными звуками пианино, находившегося в пивной. Теперь, когда бандиты вернулись из Джеронимос, казалось, что его ночным замыслам уже никогда не удастся сбыться.
в начало наверх
27 После того, как ему удалось справиться с первыми признаками истерии, Зак настроил себя на то, что ему необходимо что-то предпринять. "Просто помни о том, что от этого зависит твоя жизнь. Твоя жизнь". Он стоял в темноте недалеко от ворот и пытался по состоянию неба определить, который час. Желтоволосая луна уже зашла. Звезды стали исчезать. Грациозность темноты будет длиться еще приблизительно час. Ему необходимо за это время добраться до конюшни Шейна и украсть коня. Он взялся за ручку своего саквояжа и, крадучись, направился вдоль стены. Остановился. Прислушался. Спрятался в тени перед ближайшим строением. И снова медленно двинулся вперед. У него не было возможности соблюдать осторожность. Он сосредоточил все мысли на том, чтобы побыстрее пробраться по переулкам и задним дворикам туда, куда он спешил. За какие-то 15 минут он добрался до места, откуда была хорошо видна конюшня. Он съежился в кустах в боковом дворике здания, которое примыкало к дому старухи Абигайль. В ее прихожей горел ночник. Его свет не попадал на загон конюшни. Постепенно глаза Зака привыкли к темноте, и он начал различать детали: ограду загона, прилегающий к нему амбар с дверью и проемами, ведущими на сеновал. Саквояж выпал из занемевших рук Зака. Он поднял его и поспешно пересек улицу. Затем взобрался на ограду загона и прислушался. Тихо, только еле-еле слышны ритмичные звуки пианино. Прохладный ветер обветривал его щеки. Он открыл ворота, быстро направился к амбару. Из задней двери какой-то мужчина выехал на своей лошади и остановился. Он казался огромным, сидя высоко в седле. К бедру наездника была прикреплена винтовка. С легкой грацией мужчина прицелился. Навел курок. Патрон проскользнул в патронник, щелкнул затвор. - Доброе утро, Рендольф. Старина Филемон сказал, что ты, очевидно, собираешься в путь. - Фритци? - О, да, - последовал ответ, пока всадник поднимал голову, чтобы можно было окончательно различить черты его лица. Он поднял одну руку, чтобы указать на щеку без шрама. - Это Хенси, ты что не видишь? - На лице появилась змеиная улыбка. Из искусственных ноздрей робота-лошади показался дымок. - Я... - начал Зак. - Я только... - А теперь, Рендольф, слушай. Все лошади, которые находятся здесь, уже заняты. Похоже, твое маленькое путешествие откладывается. Лучше просто иди домой и попробуй поспать, мистер Закки, потому что у меня такое ощущение, что сегодня в Шейне будет необыкновенный день. - Он фыркнул. - Да, сэр, особый день. Вдруг Хенси стал тихонько посмеиваться. Постепенно его смех становился все громче, пока не перешел в гомерический. Зак повернулся и побежал что есть мочи. Всю дорогу его сопровождал громовой голос Хенси. Сейчас он был уже менее осторожен, пробежал несколько кварталов в обратном направлении, затем срезал влево вдоль улицы, пересек ее и свернул в переулок, чтобы обойти Мейн Стрит. Он быстро добрался до пригорода и свернул к устью реки, протекавшей на окраине городка. Вдалеке справа он увидел светящийся фонарь. Это была обитель доктора Бастера. Спотыкаясь, Зак пробрался к реке. Он поспешно нагнулся и опустил лицо в поросшую водорослями воду. Затем на четвереньках перебрался вброд на противоположный берег реки. Он уже почти вылез на поверхность, когда ощутил дыхание лошади. Он поднял голову и взвизгнул от неожиданности. На берегу его поджидал человек на лошади. Всадник уже скакал ему навстречу. Светало. На горизонте сверкали лучи восходящего солнца. Блестели серебристые шпоры. Вся фигура мужчины была мрачной, блестящие усы делили его лицо пополам. Пробормотав что-то невнятное, Зак повернулся и бегом помчался назад через залив. Подбежав к дому, он захлопнул ворота сада на щеколду. Чтобы отдышаться, он остановился и пристальным взглядом окинул фороспоры. Когда за воротами остановился всадник, Заку показалось, что он усмехается. Стрелой влетев в дом, он лег на койку и на какое-то время отключился. Когда Зак проснулся, в ворота стучали кулаком. Он натянул на голову одеяло. Стук продолжался. Затем раздался незнакомый громогласный голос: "Мы знаем, Рендольф, что ты здесь. Лучше выйди и прочитай записку". - Записку? - пронзительно закричал Зак, направляясь в сад. - Записку? Он с опаской отворил ворота, отодрал прикрепленную бумажку. Улица была безлюдной. Он поспешил обратно, пытаясь разобрать невероятные каракули: "Я слышал, поговаривают дружки, что ты обокрал их прямо у них под носом. Сейчас долго рассказывать о том, почему они попросили меня о помощи. И вот я спустился с Джеронимос именно из-за этого. Я уверен, что пришло время нам встретиться. Я буду тебя ждать около пивной "Последний шанс" на Мейн Стрит сразу же после захода солнца. Лучше приходи, иначе я рассержусь и сам приду к тебе". - Ничего страшного не произошло, - отбивалось в голове Зака. - Ничего не случилось. Все в порядке. Записка была подписана: "Искренне твой Буффало Юнг". 28 Утро, оранжевое солнце еще не в зените. В Шейне никогда не было слишком шумно. Обычно к этому времени большая часть бандитов, уже повеселившись, засыпала, чтобы утром бодро приветствовать городок. Но этим утром городок был гораздо спокойнее, чем в любой другой день. Во всяком случае, Зак не помнил такой тишины. Все страсти улеглись. Зак пробирался вдоль переулка позади домов, которые выходили фасадом к "Шансу". Старая желтоватая гончая, настоящая, о чем можно было судить по гноящимся ранкам на болезненном теле, посмотрела в его сторону карим глазом и, крадучись, отошла подальше. Он был меченый. _М_е_ч_е_н_ы_й_. Он дрожал, стоя позади ветхого здания, к которому подошел украдкой. Он вытащил из кармана пиджака скомканную бумажку и снова окинул ее взглядом. Бумажка затрепетала на ветру. Поднялся легкий бриз. Образовались медленно плывущие облака, наполненные пылью. Зак до сих пор не мог поверить в достоверность записки. Он направился к тому месту, которое было указано в записке, как вдруг вдоль стены здания, у которого он стоял, легла длинная тень. Он повернул голову. Это была обыкновенная женщина преклонного возраста. Их глаза встретились. Она высвободила руку из руки курносого мальчугана, которого тащила, и подошла к Заку. - О, - заискивающе произнесла она. - О, мистер Рендольф. Заку удалось соблюсти правила хорошего тона: "Доброе утро, вдова Ид". Мальчишка, не старше восьми лет, хитро посматривал на Зака. - Мама, это тот, которого хотят убить?.. - Закрой рот, дьявол! - воскликнула женщина, ущипнув мальчика за плечо так сильно, что он издал пронзительный вопль. - Не вмешивайся не в свое дело! Затем, повернувшись, она затряслась, подобно дереву во время урагана. Она долго смотрела в глаза Зака. Схватила его руку своими двумя руками. Слезы покатились из ее глаз по высушенной коже щек. - О, мистер Рендольф... Вдруг она схватила мальчишку за руку и побежала вдоль пыльной улицы, причитая и всхлипывая от страха. Зак подергал усы. Внутри у него была пустота. Ему было очень неприятно осознавать, что всего один человек во всем городке не хотел его смерти. Он все еще продолжал считать, что вся затея с запиской - это просто галлюцинация или шутка. И он пришел сюда только для того, чтобы убедиться в этом. Он побрел к водосточной трубе позади примыкающего одноэтажного магазина, упирающегося в торговый центр "Меркантайл". Обеими руками он обследовал трубу. Затем взобрался по ней на крышу. Крыша была плоской с узким настилом и низкой оградой. Ограда была вырезана в старинном стиле. Здесь, на высоте, в лучах раскаленного солнца Зак отчетливо услыхал голоса, доносившиеся из "Шанса", а также быструю музыку. Он прижался животом к передней части крыши и приставил один глаз к щели между перекрытиями. Перед "Шансом" стояло много лошадей, которые, как он сразу же понял, принадлежали бандитам. Их головы были опущены. Кроме того, здесь были привязаны и четыре необычных коня: пятнистый, кобыла в яблоках, серая, а также один большой мерин, значительно выделявшийся на фоне остальных своей силой. Кто-то выбросил из окна плевательницу. Нагая девушка - его совершенно не удивило то, что в ней он узнал Клару Сью, - выбежала, чтобы подхватить ее. Ее растрепанные волосы свисали до самой талии. Визжа от смеха, она снова побежала в пивную. Зак никак не мог разгадать, что за игру вели с ним. Возвращение Клары Сью произвело дополнительный эффект. Среди всех голосов, которые он различал, выделялся один, более мрачный и сильный, чем остальные. Что-то, происходящее в окне второго этажа, отвлекло его внимание. Портьера развевалась на ветру. Сквозь нее блеснули белокурые волосы. Затем мужчина с бледным, злобным лицом неопределенного возраста подошел к окну и осмотрел улицу. Одной рукой он затянул черный шейный платок, который был на груди заправлен в пыльную черную рубашку. Другой рукой он задернул штору. Перед тем, как штора коснулась подоконника, Зак разглядел лицо в полумраке. Б_е_л_л_! Его глаза стали влажными. Он снова откатился назад по крыше, животом ощущая ее тепло, а пианист продолжал громыхать, наигрывая Буффало Гласс. Из "Шанса" раздался выстрел. Еще один. Затем смех... Шум вывел его из равновесия. Спускаясь по водосточной трубе, он сорвался и упал на землю. Все точно. Это не ошибка. Это не шутка. Не галлюцинация. Три незнакомых лошади-робота, бесспорно, принадлежали трем мужчинам, одетым во все черное, которые всегда сопровождали Буффало Юнга. Пробираясь под лучами солнца обратно к своему дому, он вспомнил слова Одопьюлоуса: "И я никогда не видел, чтобы усы у мужчины придавали его лицу такую свирепость. Его ружья были сверкающие, серебристые, украшенные блестками..." "Не может быть, это просто невозможно", - не переставая, твердил себе Зак, пытаясь убедить себя в обратном, пока пересекал переулок. Буффало Юнг умер. Буффало Юнг умер в Шеттерхенде. Буффало Юнг умер в Купере. Но ведь я видел его на горном хребте после Купера. Может быть, все другие Юнги - это просто подставные лица, которые пользуются его легендарным именем? Это не имеет никакого значения. Настоящий сейчас здесь. Зак вдруг понял, что бормочет: "Я воскресший из мертвых, я воскресший из мертвых, говорит Буффало..." "Йаху, йаху!" ГРОХОТ! Из шалаша, сделанного из коробок и ящиков и находившегося между задним двориком и маленьким заброшенным амбаром, вылетела бутылка и ударилась о забор как раз в том месте, где проходил Зак. Разлетелось несколько картонных коробок. В разные стороны посыпались битые стекла, которые поранили ему лицо. Он был весь в крови. Зак протиснулся через одно из отверстий и сразу же узнал опустившуюся, омерзительную фигуру, восседавшую перед шалашом. Это была лачуга Филемона. Старый пьяница низко наклонился, отыскивая еще какой-нибудь предмет, который можно было бы запустить в Зака. Он поднялся, размахивая ржавой консервной банкой из-под бобов. Зак едва успел увернуться. - О, мистер "Большой карман"! Вижу, ты собрался в дальнюю дорогу! Ты подожди! - Он подался вперед. Заку еще никогда не приходилось видеть старого пьяницу таким разъяренным. Его волосы напоминали грязную солому и придавали ему вид дикаря. Лицо было покрыто нарывами и пятнами. - Юнг в городе. Да, не кто-нибудь, а сам Юнг. Тебе известно об этом? И ты исчезаешь именно по этой причине! - Филемон пригрозил пальцем. - О, принц ночи. Он приходит с печальными глазами и, и... - Филемон замолчал. Он уставился на Зака, словно видел его впервые в жизни. Он откинул голову назад и закрыл лицо руками, словно от одной мысли о Юнге пришел в ужас. - Он здесь, - промолвил Зак, - потому что ты и эти подонки попросили его о помощи. Не правда ли? Филемон продолжал дрожать, но внезапно его содрогания прекратились. Лишь обезумевший взгляд напоминал о том, в каком он состоянии. - Да это
в начало наверх
так. И он вызвал тебя к себе, и тебе необходимо с ним встретиться. Ладно, дай мне сказать тебе еще пару слов. - Его палец дрожал. - Тебе конец. Мне это известно. Мне довелось быть в числе его приближенных. - Затем он снова зарыдал и затрясся. Он ладонями бил себя по глазам. Зак подумал было о том, чтобы переступить через ограду и удавить его. Но он не решился на это, потому что Филемон действительно находился в отчаянном состоянии. Старый пьяница повалился на спину, разговаривая сам с собой, вздрагивая, мотая головой. Зак поспешил уйти с этого места. Ему еще никогда не приходилось видеть старика Филемона в таком плачевном состоянии. Но предупреждение Филемона было достаточно трезвым. Всю дорогу, пока он добирался домой, мысль о словах пьяницы не покидала его. - Т_е_б_е _к_о_н_е_ц_. _Я _в_и_д_е_л _е_г_о_. _Я _з_н_а_ю_. Зак вошел в свой сад. Закрыл ворота на щеколду. Откинул голову назад и вдохнул воздух, словно живое существо, которое привыкло жить в воде и случайно оказалось на берегу. Над головой сверкало оранжевое солнце. Оно было невероятно раскаленным. Отдаленный звук школьного звонка возвестил о том, что наступил полдень. 29 Когда прозвонил звонок, Зак почувствовал себя совершенно спокойным, так как понял, что ему уже не удастся избежать того, что его ожидает. Буффало Юнг, настоящий или мнимый, находится в городе, и, как только солнце сядет, он убьет его. Итак, если он хочет остаться в живых, - боже мой, как же ему этого хочется, - необходимо что-то предпринять. Должен же он найти, в конце концов, какой-то выход из создавшегося положения. Иначе его пристрелят, как собаку. Его все время преследовали видения. Он представлял себя со стаканом охлажденного лимонада в руках. Лимонад был вкусным, резким и покалывал губы. Вокруг пели соловьи. Белл подошла к нему совершенно нагая, ласковая, с распущенными волосами, которые ниспадали на плечи и медленно шевелились на спине. Она подняла руки, раскинула их и соблазнительно улыбнулась. Соловьи закружились... Он проснулся с готовым ответом. Сначала он колебался. Возможно ли, чтобы он поступился всеми своими принципами? Но ведь на это есть очень важная причина, и... Чепуха. Все это просто самая настоящая чушь, когда нужно выбирать между жизнью и смертью. Поправив шляпу, он поспешно вышел из сада и помчался к заливу, где водоросли посеребрили воду в лучах яркого солнца. - Бастер? - Он взобрался на ступеньки кибитки. - Вы здесь? - Зак? Мой мальчик. Поднимайся ко мне! Ты как раз вовремя! Заходи, пожалуйста! - Раздавался звук кипящих кастрюль. Зак залез в темное помещение кибитки. Высокий джентльмен, лица которого не было видно, поприветствовал Зака, обмахиваясь при этом грязно-белым цилиндром. Случайно попавшие сюда лучи солнца освещали его наряд, словно мерцающие таинственные зеркала. Зак сразу же заговорил о деле: "Бастер, вы, наверное, слышали, что Буффало Юнг в городке". Доктор Бастер Левинсон кивнул. "Я не слышал, мой мальчик, я его видел. Сегодня утром я заходил в "Последний шанс". Дело в том, что, когда я мылся в городской бане, то услыхал эти новости. Да, Буффало Юнг. Все совпадает. Даже усы такие же, как их всегда описывают. Кроме того, эти перламутровые невероятной красоты пистолеты. И его черные сопровождающие, словно черные гарпии из ада, я имею в виду трех всадников, которые везде его сопровождают, чтобы расправляться с его жертвами". Доктор Бастер снова кивнул и тяжело вздохнул: "Я также знаю, что он бросил тебе вызов". - Да. Доктор Бастер вытащил сигару и закурил. Спичка осветила дьявольские черты его лица. "Кстати, я ожидал, что ты придешь сюда. Кто-то же должен, в конце концов, оказаться достаточно разумным, чтобы что-то предпринять". Доктор Бастер дотянулся до странного металлического прибора, который был наполовину завален какими-то вещами. Он вытащил наушники с проводом и повертел ими перед Заком: "Это именно то, что тебе нужно? Да?" Моргая, Зак продолжал стоять, не двигаясь с места. "Вы ожидали меня?" - Почти. - Доктор Бастер повертел свободной рукой. - И да, и нет. Хотя мисс Белл не упоминала в разговоре со мной о тебе, когда я рассказывал ей об обучении под гипнозом, я предполагал, что ты придешь, я интуитивно чувствовал это. Это невероятно, но я почему-то чувствую, что именно это тебе необходимо, потому что твои дела зашли слишком далеко. Я знаю тебя также хорошо или даже лучше, чем ты сам знаешь самого себя, мой мальчик. Не обращая внимания на многозначительность его слов, Зак выпалил: "Чему же вы можете научить меня при помощи этой машины, если мне нужно научиться метко стрелять? Неужели, она действительно способна мне помочь? Помочь мне стать метким? Помочь мне точно определять расстояние? Научить рассчитывать время?" - Вот мой ответ: да, да, да. Тем не менее, гм! - Старая лиса помахала наушниками. - Все зависит от того, сколько ты можешь заплатить. - Весь мой заработок в Косфеде за год, - Зак сказал наугад, надеясь, что сработает хитрость. Ведь в будущем у него уже не будет никакого заработка, но он рассчитывал на то, что доктору Бастеру об этом неизвестно. Чтобы ублажить старика, он добавил: - Плюс я подпишу документ о том, что все проценты, которые я получаю от доходов, буду отдавать вам. - За три года, - ответил доктор Бастер. - Не удивляйся, мой мальчик. - Ты же знаешь, что я предприниматель. Тишина, Зак уставился в открытую дверь и глотнул воздух. - Порядок. Но вы уверены, что вам удастся сделать это? - Я имею все основания быть уверенным в том, что способен это сделать, - с уверенностью промолвил доктор Бастер. - А вы уверены, что это сработает? Что... - Черт побери, мой мальчик! Обучение под гипнозом - уже испытанная методика. Правда, здесь, в условиях этого пространственно-временного захолустья... - Кто-нибудь на Миссури просил вас обучить его искусству владения огнестрельным оружием? - Нет, - ответил доктор Бастер и вытащил кусочек бумаги и перо. - Девяносто девять и девять десятых процентов жителей этой планеты слишком тупы, чтобы оценить саму идею подобной методики обучения. - Что Белл, действительно, единственная, кто воспринял ее? - Почему бы и нет, - ответил Бастер. - Хотя она тебе не ровня, по интеллекту она намного отличается от остальных женщин этого городка. Я рискнул заморочить ее привлекательную головку идеей обучения под гипнозом в тот день, когда мы с ней беседовали. Как я уже говорил, я понял, что твои дела плохи, кроме того, я предположил, что она заинтересуется моей машиной, а также пришел к выводу, что один из вас рано или поздно поймет, что я могу помочь. Как никак, а ведь я слыву рыночным стратегом. Во всяком случае я способен все прекрасно рассчитать. - К сожалению, ничего нельзя предвидеть. Возможно, уже сегодня ночью я буду убит. - Нет, сэр! Только не в том случае, если за дело возьмется доктор Бастер! - старый плут улыбнулся. - Эта Белл. Она хитрая лиса. И хорошо к тебе относится. Она в состоянии поддержать тебя. И все потому, что ты образованный мужчина. Безграмотные женщины очень часто по воле судьбы становятся возлюбленными мужчин, которые завязли по уши в идеализме, являющемся неотъемлемой частью их образования. Поставь свою подпись вот здесь. Условия и сроки я внесу потом. - Давайте заполним условия сейчас. - Но мой мальчик! На обучение под гипнозом уходит немало времени! По меньшей мере, часа два! А солнце садится слишком быстро, словно Бог разгневался на нас. Ты что собираешься торговаться даже, если дело касается твоей жизни? Бастер улыбнулся и косо посмотрел на Зака, который молча подписывал документ. Как только он закончил, старик поспешно сложил бумагу. С хитрым взглядом он начал открывать картонную коробку. Сорвал крышку, намотал катушки, вставил бобины в машину и начал настраивать прибор. - Я по собственной инициативе пару дней назад подобрал необходимые записи, Зак. Кстати, это было в тот день, когда эти подонки помчались в Джеронимос. Большинство мужчин, ты слышишь, - щелк, щелк, щелк, - когда их ставят спиной к стенке, проявляют, если можно так выразиться, животную страсть к жизни. Это отметает старые устои, старые понятия об ограничениях. У меня нет специального курса по обучению меткой стрельбе. Ты получишь навыки стрельбы от... - Черт бы тебя побрал, ты, старая балаболка. Мне совершенно не хочется этого. У меня нет выбора. - Да, конечно. Прости. - Доктор Бастер откашлялся. Щелк, щелк. Диски начали сверкать, вибрировать под пыльными пластинками. - Теперь все в порядке. Я сразу же проведу два занятия, чтобы напрасно не тратить время. Это несложно, так как человеческим возможностям практически нет предела. В банке "один" у нас заложен коэффициент, который хронометрирует развитие мускулатуры. В банке "два" твои чувства будут возбуждаться. Ложись на эти мешки, мой мальчик, и закатай рукав. Укол. Игла пронзила бицепс Зака. Укол, вторая игла пронзила бедро. Третий укол - в ягодицу. Доктор Бастер обмотал провода с электродами вокруг его груди, поставил колено на живот Зака, установил там электроды. Надел наушники на голову Зака. В это время Зак обливался потом и пристально следил за тем, что делает Бастер. Его мускулы начали сокращаться и дрожать. Он услыхал голос, который обращался к нему. Голос отсчитывал цифры в обратном порядке от 1000. Доктор Бастер превратился в огромную тень с неясными очертаниями. Он говорил запинающимся голосом: - Я уже готов, мой мальчик. В пределах... 988, 987, 986... это дело нескольких часов... 982, 981, 980... мы подготовим тебя... Зак погрузился в сон. К нему обращалось множество разных голосов. В четверть четвертого дня, уставший и изможденный, Зак вошел в магазин Рапопорта "Гансмитт". На губах он ощущал пыль. Клубы пыли кружились на опаленной солнечными лучами улице. Зазвенел звонок. Пожилой торговец ленивой походкой подошел к двери, окинул Зака презрительным взглядом и сплюнул. Зак направился к прилавку, подождал немного: - Рапопорт! Он молчал. Затем положил старые костлявые пальцы на прилавок. - Рапопорт. Маленький, подозрительный, хитрый Рапопорт наконец спросил: - Да? В чем дело? Зак посмотрел прямо ему в лицо и бросил на прилавок крупную сумму денег. - Это все, что у меня осталось. Мне нужно самое лучшее ружье. - Он указал рукой на ряды, увешанные смазанными ружьями, пахнущими кожей, затем на прилавок с мощными посеребренными револьверами, которые отдыхали в рядах на зеленой скатерти, и снова посмотрел на Рапопорта. - Самое лучшее. Рапопорт был ошеломлен. Потрогал пальцами повязку на рукаве. Затем внезапно, словно почуяв что-то необычное, воскликнул: - Да, сэр? Благодарю господа бога, - пробормотал эксцентричный старикашка. Хромая, он выполз на улицу, чтобы рассказать о случившемся всему городку. Ветер свистел. Облака пыли клубились вдоль переулка за магазином Рапопорта. Повторная модель N_7 производства Корпорации Кольт Хейерс низко свисала вдоль худой ноги Зака. Даже узкий ремень кобуры практически не доставлял особых неудобств. Он расслабил правую руку, получая удовольствие от ощущения оружия, затем положил пальцы на выгравированную рукоятку и ощутил сладострастное возбуждение. Но это продолжалось недолго. Он вытер лоб. Дьявол, он просто был слишком занят, чтобы философствовать. - Брось бутылку, - попросил он. Рапопорт выполнил приказ. Зак изловчился, его рука проворно потянулась за оружием. Так что он едва не потерял равновесие. Модель N_7 выстрелила. Заклубился дым. Зеленые стекла, словно капли дождя, рассыпались в пыли. Вставные зубы Рапопорта щелкнули от удовольствия. Из дула ружья Зака повалил дым. - Теперь все в порядке. Возьми одну из монет, которые я положил на прилавок. Рапопорт колебался. "Делай то, что тебе говорят". Подняв высоко над головой монету, Зак выстрелил снова. Монета
в начало наверх
взлетела в воздух и упала. Рапопорт подскочил, чтобы поднять ее. "Точно попал в цель, Рендольф. Прямо в яблочко". Зак почувствовал удовлетворение. Наконец-то он научился метко стрелять. "Подбрось пробку от бутылки". Пробка сделала круг, она выглядела маленьким пятнышком на фоне освещенных лучами яркого солнца очертаний крыши. Зак щелкнул кобурой. В руках показалась модель N_7 - разгоряченный, злобный зверь. Огонь. Рапопорт подпрыгнул и закричал: "Ты точно попал в нее, Рендольф. Разнес ее в щепки. Да, сэр! Ты не дашь ему сбежать! Я никогда не думал, что ты способен на это! Никогда даже представить себе такое не мог". Зак повернулся и направился дальше. Чудо из чудес. Он спешил. Умение стрелять пришло к нему само по себе, без особых усилий. Краем уха он уловил, что в "Шансе" прекратили играть на пианино. Он почти улыбался. Он изловчился, щелкнул кобурой, прицелился в камень, который лежал в конце переулка. Выстрелил. Промазал. И снова он весь покрылся испариной. Как же он позволил впутать себя во все это? 30 На улице тень Зака простиралась далеко вперед. Она достигла ворот его дома. Дул сильный ветер. Мимо пролетали колючки кактусов, большие колючие ветки. Небо продолжало темнеть и становилось все мрачнее. Он почти смеялся. Если бы сегодня вечером была погода для стрельбы. Ветер завывал, и верхушки крыш были как бы в огне. Это напоминало картину художника, изобразившего преисподнюю. Зак подсчитал, что у него в запасе есть еще шанс с небольшим. Он поспешил к воротам, подавляя желание, которое запало в его душу в тот момент, когда он промазал, не попав в камень. Он не чувствовал, что в нем что-то изменилось. Тем не менее, он понимал, что изменился. Проблема заключалась в том, что ему хотелось знать, насколько он изменился. К горлу подступал комок сомнений, который буквально готов был вырваться изо рта. Теперь, когда он согласился выставить свою ставку, - револьверы в тусклом вечернем свете, - ему хотелось, чтобы время шло быстрее. Но Буффало Юнг был легендой силы и отваги. "Я говорил тебе об этом", - твердил ему внутренний голос. Он в гневе продолжал сопротивляться страху перед смертью. Он облизал губы, дотянулся до ручки ворот. Задержал руку. Посмотрел вниз на пыльную землю. Прислушался, услыхал лишь перезвон фороспор за оградой сада. Вытащил модель N_7 из большой, тяжелой кобуры. Ощущая мощный вес пистолета в руке, он открыл ворота и прошмыгнул во двор. Пригнулся, прицелился. Белл посмотрела в его сторону и шагнула ему навстречу. "О, милый мой". Он наступил на фороспору, чтобы избежать объятий. "Черт побери, отойди от меня, женщина". В полумраке сада ее лицо блестело от сиреневой пудры. Она была одета в свой лучший наряд: бутылочно-зеленую длинную юбку-колокол из синтетического вельвета и блузу с большим вырезом. Широкополая мягкая шляпа таинственно прикрывала карие глаза. Пучок ниспадающих бледно-зеленых перьев прикрывал левую часть лица. Грудь Белл то поднималась, то опускалась с такой скоростью, что Заку казалось, что она испугана. Затем он понял, что блеск в ее глазах был признаком веселья. "Зак, мне необходимо было увидеть тебя. Я сразу же поспешила к тебе, когда услыхала, что ты был в магазине Рапопорта". - Сначала я посетил доктора Бастера, - промолвил он равнодушно. - Так как я предложила? - Да. Она снова ринулась к нему, пытаясь показать, что она взволнована и возбуждена. Ее руки соединились на его шее, обвивая ее. "Все получилось, мой дорогой? Доктор смог тебе помочь? Я имею в виду, что..." - Покраснев, она смотрела на мощное оружие, которое было у него в правой руке. Зак вытянул руку. Она вздрогнула, когда он приложил приклад к ее плечу, покрытому вельветом. Затем он нежно отстранил ее. Он указал на остатки в печи для обжига, которые были видны через открытую дверь его дома. Небольшой кусочек металла отвалился от одного уголка печи. Он вздрогнул - мишень. Раздался выстрел. Металлический кусочек исчез. - Ты научился стрелять! О, боже мой! Зак, это же прекрасно! Ты получил шанс! Он пожал плечами: "Я не знал. Лучший шанс, чем был у меня прежде? Но я так не думаю". Он осмотрел сад, не останавливаясь на фороспорах. Он едва осознавал, что ее руки делали с его телом, словно она подобным образом выражала свою радость. Несмотря на то, что он испытывал удовольствие от ее ласк, он отошел. У него на уме было совсем другое. Его мучила жажда. Белл последовала за ним по дорожке сада. "Зак, в городке уже все известно. Юнг - злобный сукин сын. Это рогатая гадина. Он грубый и не такой образованный, как ты. Весь город соберется, чтобы посмотреть". Она схватила его, повернула к себе, страстно поцеловала и, прильнув, проговорила: "Победи его, Зак, дорогой. Ты можешь. Ты можешь". - Я не смогу этого сделать до тех пор, пока не выпью. - Он отстранил ее и пошел дальше. - Но ведь нет ничего, - заплакала она. - Ни капли во всем городке. Ты так взволнован и возбужден. Он повернулся, нахмурился. Затем вспомнил. Прислушался к жужжанию сенсора алкогольных напитков, который до сих пор патрулировал над городом. Он там. Он отвел глаза. Черт. Он едва ли доберется до "Шанса" в таком состоянии. Но, конечно, и там не осталось ни капли. Продолжая хмуриться, он промолвил: "Забавно. Сегодня утром я видел Филемона, и он был пьян в стельку". Но так ли это? Зак не помнил, чтобы от Филемона несло спиртным. Не было ни запаха виски, ни винного перегара, ничего. - Филемон был трезв, - вздохнул Зак. - Господи, он был трезв. "Тогда почему же он кричал, как после попойки?" Белл наблюдала за ним широко открытыми глазами. Что-то внутри Зака щелкнуло, и он рассмеялся. Это был какой-то леденящий душу смех. Ни слова не говоря, Зак снова отстранил Белл и поспешил скрыться в облаке клубящейся пыли. 31 Спокойной походкой Зак подошел к расшатанному забору. Он прислушался. Хотя солнце уже начинало садиться, в "Шансе" все еще было тихо. Ветер кружил клубы пыли. Облака ее разлетались под углом солнечного луча. Вдалеке хлопнули ставни. Раздался лай собаки. Зак был уверен, что за ним никто не следит. Он свернул в переулок, чтобы пролезть в одну из дырок в заборе. В крохотном дворике перед шалашом он отшвырнул носком сапога ржавую консервную банку из-под бобов, которую недавно Филемон швырнул в него и улыбнулся странной улыбкой. Он осмотрел дверь безлюдного амбара. Затем обследовал задний дворик, который находился за домом с другой стороны. Дворик расходился в разные стороны и зарос сорняками. Невидимая черта отделяла его от участка, который принадлежал Филемону. Зак услыхал, что внутри шалаша кто-то поет. Тихо подкравшись, он внезапно нанес сильный удар по стенке строения, создав при этом невероятный шум. Шалаш зашатался. Зак снова улыбнулся. Он поднял консервную банку, размахнулся. Банка стукнулась о заднее крыльцо ближайшего дома, покатилась. Она упала на цветы, которые росли на клумбе у крыльца. Зак продолжал стоять за прикрытой дверью. Он посчитал до двадцати. Пение продолжалось. Зак сосчитал до сорока. И снова никакой реакции. Удовлетворенный, он подкрался к шалашу. Он не стал наступать на кучу сожженного мусора и отбросов. Очевидно, перед этим шалашом часто разжигали костры. С земли поднимался сыроватый запах дыма. Около самого шалаша вился кустик из пятилепестковых цветов. Зак наступил на него, когда приподнял грубый коврик, служивший дверью. Отвратительный запах пота и мочи ударил в нос, когда дверь опустилась за ним. Тотчас бормотание стало громче. - Кто там? Я вижу, что кто-то вошел. - Конечно, это я, Филемон, - Зак говорил спокойным тоном. Он назвал свое имя. - Движущийся призрак! - завопил старый пьяница. - Недавно только вылез из отвратительной... - Брось ты это, Филемон. Зажги свет. Я пришел к тебе с миром. Зак почувствовал запах серы от слабо горящей спички, затем увидел зажженную свечу. Он стоял, скрестив руки на груди. Ему удалось заставить Филемона поверить в то, что он совершенно спокоен. - Вот так лучше, - улыбнувшись, сказал Зак. - Я пришел к выводу, Филемон, что только у тебя одного в этом городке еще припрятана капля спиртного. А это именно то, что мне необходимо, прежде чем я выйду на улицу и поприветствую Буффало Юнга. Заку потребовалось усилие, чтобы сохранить свое внешнее спокойствие. У него затекли и заныли ладони, а в желудке раздавалось урчание. Он не мог позволить, чтобы Филемон заметил это. Филемон попятился в угол, который был выложен из двух упаковочных ящиков. Старик выглядел ужасно. Его скрюченные пальцы хватали воздух, при этом ничего не ощущая. Изо рта пахло совершенно омерзительно. Поры на его розовом носу были крупными и серыми. - У меня здесь нечего пить, мистер Рендольф-"Большой карман". - Не может быть, - ответил Зак. - Позор. - Казалось, это было для него неубедительным. Глаза Филемона стали влажными. Он весь дрожал. Но в его покрасневших глазах проступало какое-то животное отвращение. Зак заметил это и подумал: "Не позволяй дразнить себя. Здесь есть что-то более важное, чем его показной гнев". - Ты... ты наложил свою лапу на мое имущество! - Филемон зашатался. - Ты останешься трезвым, мистер Рендольф-"Красивые слова". В таком состоянии тебе станет гораздо хуже, когда Юнг наполнит твою голову раскаленным свинцом. Зак продолжал говорить спокойно, чтобы этот педераст не смог защищаться: "Послушай, Филемон. Если ты действительно так настроен против меня, прошу прощения, что надоедаю по таким пустякам. Мы ведь не друзья, не так ли? Но нам следовало бы стать ими. Мы же образованные люди, и ты, и я". Филемон заморгал, не сообразив сразу, как ему поступить. Зак положил руку на его плечо. Впервые старик заметил блестящую модель N_7, которая висела на бедре Зака. - Ты собираешься сразиться с ним? - Филемон отрыгнул и покачал головой. Из-под его век показались какие-то выделения. Он безумно вцепился в свои взъерошенные волосы. - Никогда бы не подумал, что увижу у тебя это. - Как и многие другие, включая и меня самого. - Он не снимал руки с плеча Филемона. Наоборот, еще больше вцепился пальцами в старика. - Ты ведешь себя неестественно для человека, который не пил, - произнес Зак. - Ты уверен? - глаза Филемона чуть не вылезли из орбит. - О! Он упал на колени. Пламя свечи развевалось из стороны в сторону, бросая странные причудливые тени. Филемон ползал по лачуге. Зак все больше сжимал его плечо. - О, Рендольф, оставь меня в покое! Я стар! Я болен! - Он смотрел недоверчивым взглядом на своего мучителя. - Ты не Зак Рендольф. Применив силу, Зак улыбнулся. "Ты пил, не так ли? Признайся". Филемон прижал ладони к щекам. "Я бы хотел выпить и напиться. О, смертные духи. Мучения души отняли у меня память. Забрали все мои воспоминания! О!" Зак схватил старика за нечесаные волосы и отвел его голову назад. Несколько седых волос, похожих на солому, остались у него в руках. - Если ты не пил, - повторил Зак, - как же тебе удалось узнать, что замышляет Буффало Юнг, а, Филемон? А главное, откуда ты узнал, что он собирается обязательно убить меня? Филемон попытался укусить запястье Зака. Однако сильный удар вызвал
в начало наверх
еще один приступ агонии. Филемон хватал зубами воздух. - Я бы хотел, чтобы ты рассказал мне немного о мистере Буффало Юнге, - сказал Зак. - У меня такое чувство, что вы были рады встрече, когда ты примчался в Джеронимос, чтобы позвать на помощь. Может быть, ты знаешь слабые места Буффало Юнга, а, Филемон? - Зак прижал голову Филемона к стене, где торчал большой гвоздь. - Ты поможешь мне, Филемон? Показались капельки крови, они выступили на макушке головы Филемона. Он захныкал. - Ахиллесова пята, - сказал Зак. - Ты ведь помнишь, что это значит, не так ли, Филемон? Твой несчастный старый ум не забыл еще об этом, ведь правда? - Он снова ударил Филемона головой о стену. - Да? Внезапно он заметил то, что хотел, - намек на издевательство дикаря. Глаза Филемона расширились. Вокруг зрачков появились белые пятна. "Тебе не удастся взять его". - Я знаю. Ты уже говорил мне об этом. - Это так же верно, как то, что существуют реки Иордана! Так же верно, как существование благословенных рек... - Ты можешь не упоминать эти названия, Филемон? - потребовал Зак, снова ударяя старика головой о стену. Ему показалось, что скальп Филемона затрещал, напоровшись на торчавший гвоздь. Возможно, ему это просто показалось. - Я знаю, тебе бы очень хотелось увидеть меня подстреленным метким мастером, Филемон. Но я бы хотел узнать, почему ты настолько уверен в этом. - Зак освободил Филемона и вытер капельки пота с носа. Он улыбнулся. - Это что, слишком невыполнимая просьба? Чтобы узнать, почему ты так уверен, я должен буду добраться до подножия горы? Едва перевернувшись на бок, утопая ногами в мусоре, разбросанном на грязном полу, Филемон снова пробормотал: "Ты не способен схватить его, Зак, не способен! И не пытайся". - А теперь продолжай, - голос Зака звучал нежно, словно он говорил с ненормальным ребенком. - Почему? Филемон, поддерживая руками свою голову, прикусил язык. Пена выступила в уголках рта. Слезы катились из его глаз: "Ты не способен. Ты не способен, Зак". Зак медленно обвил пальцами рукоятку модели N_7. Прицелился. Исчезла улыбка. На лице показались капельки пота. - Продолжай, Филемон, рассказывай дальше. Расскажи, почему я не способен. Продолжай, Филемон... - Произнеся это, он сделал движение. Не умолкая, он убрал свечу. - Продолжай, Филемон. Продолжай. - Он поднял модель N_7 вверх, приставил к его груди так, чтобы Филемону было видно. Филемон наблюдал за блеском пламени свечи. На фоне свечи оружие сверкало, словно острая шпага. - Продолжай, Филемон. Просто продолжай. Ружье сделало движение в воздухе. Если кто-то стоял с наружной стороны лачуги в течение следующих нескольких минут, он должен был услышать прерывистые звуки, напоминающие приглушенные рыдания. Наконец Зак появился из-за двери в виде коврика. Он с минуту постоял, осматриваясь вокруг, словно попал в какой-то таинственный и незнакомый мир. В некоторой степени так оно и было. Он повернулся, поднял коврик, который служил дверью, чтобы вытащить дуло своей модели N_7, затем спрятал мощный револьвер в кобуру и быстрой походкой покинул дворик. Он не оглядывался. Он направлялся к своему дому. На его лице было выражение ужаса. 32 Когда голубоватые тени начали прокрадываться между стеблями фороспор, Зак решил, что время пришло. Он смочил тряпку. Смыл пыль со своего лица. Поверх нижнего белья надел брюки, заправил рубашку, выбрал лучший шейный платок, взял деревянное кольцо и прикрепил концы платка между двумя пуговицами рубашки. Затем снял с крючка укороченную куртку из натуральной кожи, подарок Белл. Когда он надел куртку, расправилась бахрома на рукавах. В конце концов, перед смертью человек должен быть хотя бы чистым. Мысль о том, что он, Зак Рендольф, может умереть в сапогах, сама по себе была невероятной. Но это может случиться, и все к этому идет. Он пытался сохранять спокойствие. Он поднял мощную кобуру. Казалось, сейчас она весит еще больше. Он надел пояс вокруг бедер. Затянул. Прикрепил ремень потуже к ноге. Затем тщательно проверил револьвер, чтобы убедиться, что все патроны в патроннике. "Хороший старина, доктор Бастер", - с тоской подумал Зак. Устройство, обучающее под гипнозом, которое есть у доктора, позволило ему стать хитрым и метким почти за полдня. Он опустил револьвер в кобуру, но так, чтобы его можно было легко вытащить оттуда. Запомнил, как легче открывать кобуру, порадовался, что на нем была укороченная куртка. Он надел на голову черную шляпу с плоской тульей. Пригладил усы. В последний раз взглянув на незнакомца, который смотрел на него из маленького овального зеркальца, висевшего на стене, он покинул свой дом. Затем он закрыл ворота сада. Он никак не мог отогнать от себя преследовавшую его навязчивую мысль о том, что каждое из этих обыденных действий он выполняет в последний раз. Он шел не быстро и не медленно, просто прогулочным шагом, постепенно приближаясь к Мейн Стрит. Уже горели уличные фонари. Он прошел мимо дома. Пыльный ветер навевал разные мысли. Он услыхал, что кто-то окликнул его. За облаком пыли разглядел мальчика в комбинезоне старого образца. Мальчик махал ему рукой. - Ты можешь убить этого Буффало Юнга, мистер Рендольф! Ты можешь убить его! Ты сможешь это сделать! Зак вяло помахал мальчику рукой в тот момент, когда появилась его мать и втащила снова в дом. Дверь закрылась. Зак задумчиво прошел через переулок. Уже были видны огни Мейн Стрит, пробивавшиеся сквозь облака пыли на горизонте. Несколько нечетких силуэтов вырисовывались в конце переулка. Как только появился Зак, люди стали что-то кричать друг другу, показывая на него. Он предполагал, что они будут его поджидать. Им было интересно поглазеть на предстоящее зрелище. Люди разбежались в разные стороны. Зак не обратил на них никакого внимания, продолжая свое шествие. Присутствие людей помогало ему держаться. Печальные воспоминания - сверкание фороспор, звон серебряных шпор Малыша, Белл, бросающаяся к нему, крики мальчика, стоявшего на крыльце дома в облаке пыли. Неужели же все это не вызывает жалости? "Ты способен убить Буффало Юнга, мистер Рендольф". Подачка проигравшему. Его разум рыдал и просил высвободить его из сетей, которые расставило для него его тело. Он попытался сосредоточиться на прекрасных достижениях доктора Бастера, который благодаря гипнозу воздействовал на его организм, мускулатуру и разум. "Может, у него появился какой-то шанс?" В конце концов, это похоже на демаркационную линию. По одну сторону находилась его надежда, по другую был страх. Он медленно шел по пыльной улице, в ушах раздавалась звенящая мелодичная музыка. Как он упадет? Каким образом? Он вспомнил, как вел себя в лачуге Филемона. Теперь он сожалел об этом. Это может свести с ума. Зак остановился, чтобы перевести дух. Воздух был раскаленным, словно поступал из печи. Пыль оседала в его ушах, словно груз вечности. Гневная шаровая молния... Мужчина, придерживая сомбреро одной рукой, а вожжи - другой, резко отскочил в сторону, чтобы избежать стычки. Зак обвел взглядом крыши домов на противоположной стороне Мейн Стрит. И там люди, нечеткие очертания, столпившиеся в углу. Ждут. Наблюдают. Он поправил ремень, на котором держалась кобура, и сделал шаг в центр улицы, повернув лицо вправо. Заход солнца. Глаза слепило мерцающим светом. Вверху, в конце улицы на горизонте, светился шар, очертания которого виднелись сквозь облако пыли. От него исходили лучи света. Зак был охвачен паникой. Затем его глаза привыкли к этой картине. В двух кварталах от него находилась пивная "Последний шанс". Появился мужчина. Сначала Зак решил, что это, должно быть, Юнг. Затем он разглядел, что мужчина слишком обыкновенный и ведет себя не так, как должен был бы вести легендарный герой. Мужчина повернулся лицом к улице. Ему был виден лишь его силуэт: совершенно черный. Из-за спины Зака подул пыльный ветер. На фоне мерцающего солнечного света он увидел Буффало Юнга. Прекрасная мишень для Зака. Юнг, должно быть, всматривался в пыльное облако. Какой прекрасный конец, какой торжественный. Дверь снова хлопнула. Еще один дружок Юнга, одетый в черную рубашку, черную шляпу, как и первый, вышел из пивной и ленивой походкой направился к опорам, которые поддерживали крышу крыльца. Зак начал сомневаться. Третий дружок присоединился к своим компаньонам. Фасад пивной превратился в сцену: три силуэта в черном повернули головы в его сторону, ожидая, пока он подойдет. На каждой крыше множество людей, но все в укрытии, кроме этих троих в черном. У него не было сил смеяться, он только что-то промычал себе под нос. На крыльце, несмотря на опасность, сидел Филемон. В пивной горел свет, но не было слышно ни музыки, ни веселого смеха, только завывание ветра на фоне тишины. И снова в голове Зака пронеслись разные мысли. Есть ли Белл среди людей, которые собрались у окон на втором этаже пивной? Понравилась бы эта сцена на заходе солнца группе туристов Тип-Топ? Неужели ему осталось жить каких-нибудь две или три минуты? Двери все хлопали и хлопали. Еще один хлопок. На улице показался Буффало Юнг. Он показался на фоне солнечного света, его тень едва не достигла ног Зака, который стоял на приличном расстоянии напротив. Он стоял вполоборота к своему противнику. Линии плеч и живота свидетельствовали о недюжинной силе. Сверкали концы его рукавов. Длинная бахрома, гораздо длиннее, чем у Зака, развевалась на ветру. Рукоятки его перламутровых револьверов сверкали в лучах заходящего солнца всеми цветами радуги. Один из его усов торчал на лице, освещенный солнечным светом. Глаза блестели. Буффало Юнг поднял правую руку и опустил ее, показывая, что заметил Зака. Двое мужчин начали сходиться. 33 Злой пророк Святого Писания. Так отзывался Ремингтон Одопьюлоус о Юнге. Какие точные слова, думал Зак, пока приближался к Юнгу. Какие же дурные предчувствия навевает этот разъяренный человек, который возвышается, словно призрак из пламени заходящего солнца. Зак прошел мимо салона-парикмахерской высшего разряда. Он разглядывал овальные лица людей, прилипшие к витрине. Одно лицо, в котором сквозила жадность и страстное желание убивать, выделялось особенно. Мимо него пронеслось облако пыли, скрывшее лица вампиров, наблюдавших за его шествием по Мейн Стрит. Как же он ненавидел всех этих людей, спрятавшихся за витринами, на крышах домов. Как же хорошо он знал, что они собой представляют, ощущал их настроение, словно, благодаря гипнозу, которым воздействовал на него доктор Бастер, его разум научился одновременно работать на нескольких уровнях. Тень Буффало Юнга все приближалась, отрывисто двигаясь вдоль Мейн Стрит. Правая рука Зака опустилась ближе к кобуре с оружием. В какой-то момент Зак почувствовал, что напуган до смерти, находится в полном отчаянии и в душе оплакивает самого себя. В то же время он получал удовлетворение от практически полной уверенности в возможностях своего тела. Как же настороженно они себя вели, наблюдая за медленными, размеренными шагами Буффало Юнга, за его свисающими руками и ловкими пальцами. От кончиков пальцев Юнга лишь на секунду Зак почувствовал какое-то предупреждение... Он продолжал идти навстречу Юнгу с той же скоростью. Он был уверен в себе. В особой чувствительности своих рук.
в начало наверх
Между Заком и Буффало Юнгом осталось расстояние почти в квартал. И снова засверкали рукоятки револьверов Юнга, которые переливались в лучах заходящего солнца. Длинные лучи света отражались с четырех сторон от каждой рукоятки. Похожие на обезьяньи, пребывающие в постоянном движении, руки Юнга опускались все ниже и ниже. На таком расстоянии сверкающие глаза Юнга выражали явное презрение. Его крупное грубое лицо и липкие усы уже можно было разглядеть. Пыль кружилась и попадала в глаза. Заку хотелось вытереть нос, но он не рискнул. Нервы собрались в комок, по телу пробегали мурашки, нервы подавали сигналы, предупреждая о том, что если одна из рук дернется не вовремя, то все погибло. Буффало Юнг немного ускорил шаги. Он мерил расстояние своими длинными ногами. Бахрома на его куртке развевалась в разные стороны. "Контроль", - сказал Зак самому себе. Контроль, потому что в этой высокой, пророческой фигуре правосудия ярко выражались черты ада и злобы. И он приближался к ней. Его руки вспотели и ныли, он ощущал невероятную тяжесть, словно к его запястьям были подвешены тяжелые гири. В глубине его разума вырисовывались разнообразные картины смерти. Глаза Буффало Юнга сверкали от яда и желания нанести змеиный укус. Куртка Буффало превратилась в кишащих коварных змей с развевающимися хвостами. Увядшее лицо Буффало Юнга делало ярко выраженным и полупрозрачным его череп, через который проникал апокалипсический свет планеты Миссури. Зак не отводил взгляда от расслабленных рук Юнга, в которых было оружие. Кроме того, он пристально взирал на сверкающее лицо женщины с вялыми очертаниями рта, которая стояла на крыльце "Шанса". Заметил Филемона, который примостился с правой стороны крыльца, в том месте, где опора уходила под крышу. Филемон размахивал своим котелком, его помятое от морщин лицо было отвратительным, когда он выкрикивал ругательства и проклятия. Зак ничего не слышал, кроме свиста и звона в ушах. Ветер, поющий предсмертную песню. Его глаза словно смотрели внутрь. Он сосредоточил свой взгляд на руках Буффало Юнга, на тех руках, которые находились на расстоянии перламутровых рукояток ружей. Посмотрев на рот Юнга, он улыбнулся еще больше. Зак увидел гнилые, кривые зубы, которые блестели от слюны. Многие зубы имели отвратительную форму из-за того, что были испорчены. Правая нога Зака сделала шаг вперед, завершая шествие. Носок его сапога прикоснулся к тени Юнга, которая начиналась с широкополой шляпы. Зак сделал еще один шаг, наступив на тень головы Юнга. Он прошел еще немного вдоль его груди к животу. Его глаза получили сигнал. Его глаза заметили, что руки Юнга поднимаются вверх, и этим сейчас была занята его голова. Руки опускаются... Сгибаются... Хватают перламутровую рукоятку ружья... В тот же момент Буффало Юнг вскрикивает отвратительным, нечеловеческим криком. Он съеживается, руки издают странные звуки, когда ударяются и сжимаются на рукоятке оружия. В голове у Зака пусто. Его правая рука сделала движение. Он схватился за рукоятку модели N_7. Все было сделано вовремя. Он выхватил оружие, прицелился, выстрелил, поднялось облако пыли, сверкание огня, шум, вызванный сенсацией. Он до смерти побледнел, когда дым развеялся. Зак прицелился и снова выстрелил. Его рука дрожала, словно дерево во время урагана. Он хотел освободиться от раскаленного, тяжелого, дымящегося предмета, который держал в руке. Однако тот прилип к нему, и вся его рука сотрясалась, отдаваясь невыносимой болью в плече. Лучи света отделились друг от друга. Он начал задыхаться от порохового дыма. Но продолжал контролировать свое состояние. Какой-то внутренний голос все время руководил им: "Не дрожи так сильно. Ты все портишь этим". "Что все?" - удивился он, продолжая дрожать. Он поднял руку и дотронулся до того места на щеке, куда попала пуля. Пальцы стали красными. Модель N_7 была раскалена докрасна. Ему хотелось бросить пистолет. Он пытался сосредоточить свой взгляд на предмете, расположенном дальше, чем дуло пистолета. Что же это такое "все"? Он проверил патронник револьвера. Обнаружил, что тот совершенно пустой. Он едва припоминал, что выстрелил не один раз, а несколько. Что это значит "все"? Он чувствовал дыхание каждого, кто находился сейчас в Шейне. Ему казалось, что все замерло, и только раздавалось монотонное дуновение ветра. Он обвел медленным взглядом крыши домов. Неподвижные головы зевак. Они чего-то ждут... О, господи! Он остался жив. Рука задрожала еще сильнее. Невыносимая ноющая боль разлилась по всему телу, от правого плеча до кончиков сапог. Он остался жив. Значит... Б_ы_с_т_р_е_е_. _Я _о_к_а_з_а_л_с_я _П_Р_О_В_О_Р_Н_Е_Е_... В тот же миг он обратился к своему разуму и оценил результат. Весь город, люди, стоявшие за витринами магазинов, на крышах, скопившиеся у открытых окон, все ожидали _е_г_о_. Он медленно опустил раскаленный дымящийся револьвер. Положил его назад в кобуру. С презрением вдохнул запах, исходивший от него. Вытер кровь со щеки и, не обращая внимания на облако пыли, которое окутало его, пошел вдоль улицы к тому месту, где должен был увидеть результат своих действий. Он до сих пор не знал, сколько раз стрелял. Он полностью полагался на пустой патронник своего револьвера. Точно так же ему не было известно, сколько выстрелов сделал Буффало Юнг. Возможно, он стрелял всего один раз. Но звук его выстрела напоминал ему звук множества обычных выстрелов. Буффало Юнг неряшливо растянулся в пыли, приняв позу, напоминавшую букву "Х". Один из пистолетов с перламутровой ручкой одиноко лежал невдалеке от его левой руки. Другой находился на приличном расстоянии от его правой руки. Когда Зак подошел поближе, он осмотрел живот Буффало Юнга с большой грязной дырой, из которой вышли внутренности. Из дыры хлестала кровь. Шляпа Буффало Юнга слетела с головы. Его длинные жирные волосы были покрыты толстым слоем пыли. Его глаза блестели на фоне неба Миссури. Его рот был открыт. Жук прокладывал себе дорогу вверх по подбородку, в сторону его рта, и, размахивая своими тоненькими полупрозрачными крылышками, остановился в том месте, где находился наиболее выступающий вперед зуб. У Зака появились знакомые признаки дрожи, они распространились в область поясницы. Он наступил на шляпу Буффало Юнга, когда попытался наклониться к его телу. Он прикрыл правый глаз. Затем левый. Снова выпрямился. Едва не вырвал от болезненного ощущения радости, которая переполнила его. Сотни лиц, склоненные друг к другу, взирали на него в ожидании. Зак вытер рот и промолвил: "Он мертв". Голоса людей, которые стояли на крышах, у окон, на крыльце, слились в единый протяжный крик. 34 Они опускались к Буффало Юнгу, словно к падали, били его, топтали, выливали помои из окон, пытались толкнуть или дотронуться: - Ты сделал это, Рендольф! Господи, ты на самом деле сделал это! - Ты видел, как он размахивал ремнем, видел? - Я все видел, но до сих пор не верится! - Этот Юнг был ловок. Но Рендольф оказался еще более ловким. - Все произошло молниеносно. Так сказал мой дедушка... - Купи у меня напиток, Зак. - Зак, как себя чувствуешь, когда подстреливаешь самого злого, отвратительного?.. - Посмотри, Зак, мой маленький мальчик... - Он напоминает свирепую рысь. Обычную свирепую рысь. А мы всегда считали... - У тебя мозоли, Зак? Мой магазин всегда к твоим услугам, в любое время. В толпе раздавались пронзительные крики. Все окружили Зака и труп Буффало Юнга. В помещении "Шанса" кто-то заставил пианиста играть, и оттуда раздавались безумные ритмы. Резкие звуки нарушали тишину погружающегося в темноту городка. Заку почудилось, что в многоцветной толпе, столпившейся у окна пивной, он заметил спину Белл. Ее лицо было покрыто потом, но сияло. Она махала ему рукой, вытягивала губки в поцелуе и взирала на него взволнованным взглядом. У Зака больше не было времени смотреть в ее сторону. Он повернулся, чтобы посмотреть на проход, который образовала толпа людей. Под одной из неподвижных лошадей лежал еще один человек. Половина его лица была снесена. Зак закрыл рукой рот. Осмотрел лица присутствующих, заметил, что горожане нервничают. Им передалось его душевное состояние. Он понял причину, когда бросил быстрый взгляд на первого из трех молодых мужчин, одетых в черное. Спокойное, ничего не выражающее лицо. Страх снова охватил все его внутренности. "Может быть, мне следует с ними тоже разделаться?" Он подавил ужас, охвативший его. Заставил себя не показывать присутствующим, в каком он состоянии. Именно в эти минуты толпа все ближе обступала его со всех сторон. Они упивались его победой. В душе он обозвал их всех неприличным словом, которое пришло ему на ум именно сейчас. Зак поднял с земли котелок, вытрусил его. Кто-то промолвил: "Филемон стоял именно здесь. Не оставлял свой пост ни на минуту." - Ему лучше знать, - сказал кто-то еще. - Рендольф здесь ни при чем. Бормотание в толпе. Затем последовал еще один выкрик: "Буффало Юнг трижды выстрелил в себя самого". - Да, правильно! Правильно! - хором подхватила толпа. - Нечего сказать. - Кто бы еще мог подстрелить старого Филемона! - Ему лучше знать! - Правильно! Мужчина в котелке приблизился к Заку. Его ружья блестели и играли в разноцветных лучах света, падавшего на улицу из пивной. Казалось, Дикий Билл замедлил шаги, но ему все же удалось схватить Зака за локоть и при этом ухмыльнуться. - Ты пошел повидаться со слоном и вернулся назад, Рендольф. Здесь есть о чем поговорить. Челюсть Дикого Билла подергивалась из-за нервного тика. Улыбка скользила по его лицу. Зак никак не мог понять, почему у него такое выражение лица. Хотя оно его забавляло. Дикий Билл подался вперед и стал серьезнее. "Не чувствуй..." От него так сильно несло чем-то омерзительным, что Зак вынужден был отклониться назад, и прикрыть лицо рукой. Толпа ревела. Дикий Билл в ярости стиснул зубы. Несколько минут спустя с болезненной улыбкой он отступил на шаг назад. Доверительно произнес: "Не чувствуй своей вины в отношении Филемона. Мы уже никогда не узнаем, чья пуля убила его, твоя или Юнга. Я бы действительно гордился, если бы ты купил..." - Прости, но он мертв, - Заку понравилось, что он способен контролировать свой голос. - Меня не мучает жажда. За его спиной шипела толпа. Не думая ни о чем, он склонился к земле. Толпа отпрянула, вздыхая от ужаса и наслаждения, и еще больше упиваясь зрелищем. Из помещения вразвалку вышел один из облаченных в черное дружков Буффало Юнга. Шляпа была глубоко надвинута на его брови. Его лицо было треугольной формы, а полы шляпы почти полностью покрывали нос. Рука Зака нащупала кобуру. Кто-то снова заставил пианиста играть. Человек в черном поддался вперед и наклонился, чтобы взмахнуть рукой над ртом Буффало Юнга. Он отогнал назойливого жука и заправил большие пальцы рук за пояс, на котором было прикреплено оружие. - Я собирался отдать это тебе, - промолвил он сдавленным, монотонным голосом, который мог бы свидетельствовать о предстоящей вендетте в скором будущем. Запястье Зака ныло от того, что он напряженно держал руку возле рукоятки пистолета. Мужчина в черном медленно поднял правую руку и снял шляпу. Разноцветные огни, освещавшие пространство перед пивной, осветили его лицо. Его глаза были нечеловеческими.
в начало наверх
- Да, сэр, я собирался передать его вам. Вы убили Буффало Юнга. Вы это понимаете, мистер? Вы хоть понимаете, кем он был? Мы всегда ездили с ним, мистер. Он был легендой. Зак проглотил слюну: "Он послал мне вызов". - Да, это так. Он слышал, что ты ничего особенного не представляешь из себя. Да... - С дрожью в голосе он продолжил. - Он никогда не прятался. Каждый раз он выходил, чтобы встретиться со слоном. Ты убил его только по глупой случайности. Тебе просто повезло. Один из дружков чиркнул спичкой и закурил сигару. Огонь осветил его лицо. "Не надо сейчас об этом. Он меткий стрелок. Возможно, самый меткий. Именно ему и следовало убить Буффало. - И, - продолжил третий в черном, - он убил Буффало в честном бою. Это успокоило толпу, и люди расслабились, но все же были несколько разочарованы. Зак понял это. Оранжевое солнце село. Ночь быстро надвигалась. Тем не менее, Зак не был полностью уверен, что все окончилось благополучно. Толпа подалась вперед. С присутствующих градом лил пот. Трое мужчин в черном подошли друг к другу и застыли. Один из них промолвил: "Буффало. У него не было настоящего дома, кроме наших временных жилищ то тут, то там." - Он указал рукой в сторону Джеронимос. - "Прежде, чем мы уедем, мы должны похоронить его. Я думаю, Буффало предпочел бы найти покой после смерти там, где он умер, и в сапогах, в которых он ходил. На вашем кладбище." - Мужчина обернулся и коварным взглядом обвел лица людей, которые стояли поближе к нему. - Если, конечно, никто не возражает?" Мертвая тишина. Зак сказал: "Никаких возражений". Три пары глаз взглянули на Зака и задержали на нем свои взгляды, как бы случайно. Затем главный кивнул и коснулся своей шляпы: "Это благородный поступок". Зак повернулся, чтобы уйти. Ему очень хотелось выпить. Теперь, когда горожане опомнились от ужаса происшедшего и возвратились к действительности, они начали осознавать, что вынуждены находиться в трауре. Со всех сторон раздавалось ворчание, так как им хотелось отметить такое событие. Какой-то мужчина вышел вперед. Блеснула пара стрел. Он встал на колени у тела Юнга, намереваясь оторвать кусочек уса мертвого стрелка. Зак увидел как один из дружков Юнга поднял ногу в сапоге и заехал этому мужчине в челюсть. Охотник за сувенирами завопил и повалился. Человек в черном повернулся и обвел толпу взглядом. - Если еще хоть кто-нибудь попытается прикоснуться к нашему другу, будет несчастье. Перешептывание. Все стояли неподвижно. Внезапно трио в черном расслабилось. Они подняли труп Юнга, перекинули его, словно мешок с провизией через седло, и двое мужчин вскочили на лошадей. Люди снова подались в сторону Зака. Но они отпрянули назад, когда третий дружок подошел к Заку, обвел его пристальным многозначительным взглядом и затем прошептал: - Как только стемнеет, ты пойдешь к подножию горы и похоронишь его там. Сам, слышишь? Мы оставим лопату. - Зак вытаращил на него глаза. Мужчина отпрянул от уха Зака. Он снова посмотрел на него этим странным пронзительным взглядом и добавил: - Ты сделаешь это. Это важно. - С этими словами он вскочил в седло. Вытянувшись в одну линию, трио проехало вдоль улицы и спустилось к месту погребения. Жеребец, на котором находилось тело Буффало Юнга, медленно шел позади, опустив голову, едва поднимая копытами пыль. В "Шансе" снова начали бренчать на пианино. 35 Больше часа Зак крутился у здания "Шанса", принимая поздравления и похвалы от горожан и отвечая на них либо равнодушным кивком головы, либо улыбкой. Белл в своем лучшем зеленом платье была рядом с ним. Она шептала ему ласковые слова. Тем не менее, Зак чувствовал себя не в своей тарелке. Он был слишком далек от напыщенных похвал. Может быть, это происходило потому, что он не знал еще, как себя вести в подобных случаях. После дуэли он был в полушоковом состоянии, выйти из которого было не так просто. Белл стояла вполоборота к нему, ее лицо сияло. "О, Зак, дорогой! Я так обманулась в отношении тебя. Я была так не права". - Она визжала, прижимаясь к нему грудью на виду у всех. Он хотел попросить Белл прекратить свои ласки прямо на публике, но не сделал этого. Постепенно свет от уличных фонарей осветил потемневшие улицы городка. Начался шумный карнавал. О'Мориарти притащил катафалк, чтобы погрузить тело Филемона. Зак пристально наблюдал за тем, как труп грузили в черную машину. Катафалк двинулся вперед. Он заметил, что в конце улицы что-то изменилось. У подножия горы, на кладбище, загорелся фонарь. - Пойдем, Белл, - он убрал ее пальцы со своего пояса. - Мне нужно немного пройтись. Она похлопала в ладоши, сделала какой-то пируэт, покрутила юбкой-колоколом так, что показались ее панталоны. Мужчины засмеялись, зааплодировали, а Зак отвел глаза в сторону. - Иди и продолжай, мистер Герой, - промолвила она. - Когда все успокоится, ты вздохнешь легко. А потом вернешься прямо ко мне. Ты имеешь право на личную жизнь после того, что ты совершил. Да, сэр! Она повернулась к крыльцу "Шанса" и столкнулась лицом к лицу с Малышом Арривидерчи, который стоял в ужасном замешательстве. Он настороженно слушал и наблюдал за Заком с коварной враждебностью. Белл крикнула Малышу: "Есть у него право, Малыш?" "Думаю, что да, сладкая". Зак пристально уставился на него. Малыш кивнул, добавляя: "Эх, уверен". - Возвращайся, - через плечо бросил Зак. Ему не хотелось уходить от этого дружелюбного света фонарей, аромата сигар и сиреневой пудры. Он медленно шел в темноту. Позади раздался топот. Обернувшись, он подождал, заложив большие пальцы рук за пояс, пока к нему подъедет Фритци Бонн. Фритци натянул поводья своего пони, и остановился позади Зака. Пони заржал и начал гарцевать из стороны в сторону. Полдюжины горожан спешили пешком догнать молодого бандита. Фритци петушился и ухмылялся. - Зак, привет, старик! Мы никак не могли догадаться, где ты прячешься! У Зака вдруг закрутило в животе. Ложная тревога. Фритци обеими руками придерживал вожжи. Он все время ерзал в седле. Зак ответил: "Я иду к подножию горы, чтобы увидеть могилу Юнга. Чтобы убедиться, понимаешь?" Горожане переминались с ноги на ногу и похлопывая друг друга по плечу, расхваливали Зака. Ему хотелось заткнуть им рты кляпом. - Мы так и думали, что ты направишься именно туда, - кивая головой, сказал Фритци. - Черт, такое зрелище не каждую ночь увидишь, могильный холм старого Буффало Юнга. Нам бы всем хотелось увидеть... - Я хочу пойти туда один, - Зак не отводил взгляда от лица Фритци. - Кстати, что случилось с твоим братцем? Я так больше и не видел его здесь. - О... - Фритци перевел взгляд на темные витрины магазинов. - О, думаю, что он исчез. "Это неплохо", - ответил Зак, не осознавая, почему он сказал именно это. Но такой ответ удовлетворил его. Внезапно Фритци начал хлестать горожан по плечам, словно демон. "Ах вы, чертовы отродья! Почему не уважаете человеческое достоинство? Ему не хочется идти в компании с вами, ясно?" Продолжая хлестать горожан, Фритци отогнал их к пивной, затем пригнулся в седле, высоко взмахнул арапником над головой и поприветствовал Зака и поскакал дальше. "Не верится, что такое возможно", - подумал Зак. Он поднялся по склону к тому месту, где виднелся свежевырезанный крест, находившийся в середине могильного холма. Несмотря на то, что желтоволосая луна еще не поднялась, звезды в достаточной мере освещали местность. Они светили, словно кристаллы в чистом воздухе. Руки Зака замерзли и дрожали. Он прочитал грубо вырезанные ножом слова на кресте: "ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ Б.ЮНГ, ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК". Зак услышал чьи-то шаги и прошел немного выше по склону. Ветер завывал в ушах. Почти у самой вершины он увидел трех пони, стоявших неподвижно с опущенными вниз головами. Трое дружков сидели на корточках недалеко от своих лошадей. Отблеск огня от сигары освещал челюсть одного из мужчин. В остальном же трое ничем не отличались от черных базальтовых памятников. Они чего-то ждали. Ладно, пусть сидят. Верные своему слову, бандиты действительно оставили лопату. Кроме того, они оставили фонарь. Зак настроил фонарь на самый низкий уровень, чтобы свет распространялся только по краям могилы. Затем он осмотрел город, который издавал звенящие звуки вдоль всего залива. Он решил, что никто из горожан не решится взглянуть на самую вершину холма, чтобы посмотреть, чем он занимается. Желтое пламя фонаря едва светило, оно было прозрачным на фоне неба, усыпанного звездами. Он проглотил слюну, поднял лопату и начал копать. Трое мужчин не утрамбовали почву. За короткий промежуток времени он выкопал яму, из которой показалась нога. Свет от фонаря мерцал на сильном ветру, освещая почву вокруг кустов. - Хруст, - Зак вытащил лопату, полную земли. - Хруст, - еще одну. Он снова стал покрываться потом. Он понял, что нашел. Но от этого ему не стало легче копать. Через некоторое время Зак выкопал большую часть тела: он разглядел черное неровное отверстие в животе, куда попала пуля, отложил лопату в сторону, присел на корточки, пристально осмотрел часть сорочки Буффало Юнга, которую с него не сняли. Через секунду он удостоверился в том, что работает какой-то механизм, спрятанный в отверстии диаметром с большой палец руки. Он снова взялся за лопату. Аккуратно разгреб землю вокруг живота Юнга и снова услышал, что работает какой-то невидимый механизм. Также резко работа механизма прекратилась. Раздался шум, шорох, и Буффало Юнг сел в своей могиле. Грязь посыпалась из его глазниц, ушей, с плеч, кусками падала из его длинных волос. Зак в ужасе смотрел на рану в животе, где кровь запеклась и стала черной. К_р_о_в_ь_? Буффало Юнг сидел выпрямившись. Его зубы сверкали, словно старинные зеркала, а рот растянулся в улыбке. Буффало Юнг вытащил свою правую руку из грязи и выпрямил ее. Зак уронил лопату. Лапа Юнга прикоснулась к его руке. - Ты славный малый, - сказал Буффало Юнг. - Да, сэр, поздравляю! 36 Зак не знал как ему себя вести, кричать или просто стоять, как дураку, принимая рукопожатия создания, которое сидело в могиле. Глаза Юнга сверкали озорным доброжелательным блеском. - Что ты так уставился, Рендольф? - Эта дыра в твоем животе. Дыра от пули. Она выглядит превосходно. - Она прекрасна, хотя слишком далека от моего живота. - Юнг засунул палец в дыру, раздвинул края отверстия, чтобы показать серый мешок, спрятанный под наружным слоем. Этот пласт выглядел, как настоящий: заросший волосами, немытый. - Там внутри маленький пузырек и специальный каркас. Рана в этом месте... - Он указал на живот. - Открой это. Красная жидкость циркулирует через маленькие канальцы. - Он сплюнул. - Если хочешь, можешь влезть в мой живот и разглядеть все получше. Мертвенно-бледный, Зак ответил: "Нет, спасибо. Я верю твоим словам, Юнг". - Зови меня Буффла. Господи, ты великий человек, Рендольф. Поэтому мы и здесь. Я видел, такое случалось сотни раз. - Его усмешка страшила и удивляла Зака одновременно. Юнг заправил сорочку. - Черт побери, я на самом деле не знаю принцип работы механизма. Они сделали меня очень умным,
в начало наверх
но не настолько, ты же сам убедился в этом. Все, что мне известно, так это то, что если в меня попадает пуля, что-то срабатывает и из специального мешочка выливается жидкость, напоминающая по составу и цвету кровь. Выглядит достаточно страшно, не так ли? Это забавляло его. Но так ли это было на самом деле? Создание прикоснулось к плечу Зака. Огромная рука со страшными ногтями сдавили плечо. - О да, очень страшно. Это заставляет женщин падать в обморок. Были такие случаи, когда парни, которые меня откапывали, сами попадали в могилу. - Свирепые брови нахмурились. - Что происходит? Словно задыхаясь от недостатка воздуха, Зак взмахнул руками перед лицом: "Ты можешь что-то сделать со своим дыханием? Я имею в виду..." - Не дышать? Конечно, старина. Они создали меня так, что практически невозможно догадаться, что я не настоящий. Тебе просто необходимо заглянуть ко мне внутрь... - Касаясь пояса, он что-то обдумывал. - Но клянусь, это не твое амплуа. У тебя есть маленькая привлекательная Белл, которая так хотела спасти тебя, не так ли? Когда я встретился с ней взглядом, я едва удержался от того, чтобы не опьянеть, как от заморского пряного вина. Усмехаясь, Юнг полез в карман. - Одно плохо. Дальше. - Черт побери, иногда жизнь резко меняется. Кстати, сегодня в "Шансе" они все смеялись над тобой. Мне нравится превращать сказки в реальность. - Дальше к тебе направилась эта сука, правда? Итак, я действительно надеялся, что ты поймаешь меня. И, черт побери, ты сделал это. По-мальчишески обрадованный, Юнг нагнул голову назад. Он открыл рот так, что показались его сверкающие коренные зубы, и прорычал: "Ха-ха-ха". Зак подумал, что этот слабый звук напоминает ему звук вентилятора. Он почувствовал себя разбитым и больным. - Ваааа! - Юнг шлепнул себя по бедрам, затем откинулся назад в могилу, расставив локти так, что они легли на ее края. - Ты быстрее всех, Рендольф, заговорил мне зубы. Иногда горожане поступают глупо и не думают об опасности, о которой их предупреждают. - Его когти впились в базальт на вершине холма. Юнг покрутился, чтобы высвободить одну руку, и продолжал: - Не часто. Я повторяю: не часто. Но бывает. Мне необходимо возвращаться на свою базу в Джеронимос. Там мы держим все запасные части. Мне нужно, чтобы парни сменили мой живот и наполнили пузырь красным соком так, чтобы я снова смог скакать верхом и заниматься своими делами в другом городке. Я направлюсь именно туда, откуда дует ветер. Хотя, не совсем так. - Его глаза сверкали, на секунду они заискрились бриллиантово-серебристым светом. Юнг был, очевидно, доволен собой и, когда Зак посмотрел на него, продолжил: - Вот такие дела, Рендольф. Я просто запрограммированная интересная вещица. Когда меня убивают, я вынужден покидать городок и больше никогда не возвращаться туда. Но всегда есть общественные мыслители и горячие головы, которые пытаются обойти закон и взбудоражить городок. - Сколько... - Зак глотнул воздух. Он почувствовал, что у него в горле огромный комок. - Сколько тебе лет? Юнг схватил себя за нос и посмотрел на Зака отсутствующим взглядом. Потом он стал рассматривать маленький грязный комочек, который вывалился из его ноздри, и отшвырнул его. - О, я почти такого же возраста, как и революция. Во всяком случае, к такому выводу можно прийти, если заглянуть ко мне внутрь. Но меня запрограммировали таким образом, что я начал действовать приблизительно тридцать-сорок лет тому назад. С тех пор я езжу верхом и навожу ужас на лодырей. Когда мне везет, я встречаю какого-нибудь парня, которого считают белой вороной, и меня убивают. - Юнг украдкой взглянул на Зака. - Как ты себя чувствуешь, Рендольф? Парни из "Шанса", которые позвали меня на помощь и вытащили из Джеронимос, очень любят дуэли. Они попросили меня выполнить свои обязанности. Такие бандиты, как эти, всегда прибегают ко мне за помощью. Они рассказывали мне, что ты и мухи не можешь обидеть. А ты убил старину Буффлу". - Легкий толчок под ребра. - Как тебе это удалось?" - Повезло, - сказал Зак. - Я практически не готовился. - Они говорили, что ты - белая ворона. Говорили, что я наверняка выиграю. - Он соскреб грязь с одной из перламутровых рукояток своего револьвера. - Знаешь, эти пистолеты, почти как настоящие. Да, сэр, те парни сказали, что у тебя нет никаких шансов. Поэтому я схитрил, чтобы ты мог убить меня. - И он снова доверительно улыбнулся. - А теперь скажи, как ты себя чувствуешь? - В каком смысле? - Внутри, внутри! Ты понимаешь? Разве ты не ощущаешь себя по-настоящему великим человеком? - Может быть, совсем немножко, - признал Зак. - Ваааа! Даю гарантию, что теперь они совершенно по-другому думают о тебе. Игра стоит свеч, не так ли? Именно поэтому я так поступил, и я должен был объяснить тебе это прежде, чем исчезну навсегда сегодня вечером. Ты великий человек, Рендольф. - Крепкая, как металл, рука вцепилась в плечо Зака. - Ты гораздо больше значишь для этого городка, чем Буффало Юнг. И теперь так будет всегда. Почему эти горожане спустились сюда? Клянусь, это из-за тебя, Рендольф! - Насмешливая поза, растянутые губы, изумленные глаза, голос, напоминающий голос гомосексуалиста: "Именно в этом городке она стала совсем дикой. Именно в этом городке у нее нет отбоя от бандитов с большими карманами, которые насилуют наших дочерей. Что нам необходимо, так это заставить всех соблюдать существующие законы!" На самой высокой ноте фальцета Юнг подался вперед в могиле. Он утрамбовал грунт вокруг себя. "Не эти ли слова они произносили?" Зак решил воздержаться от признания этих слов, хотя тоже придерживался такого же мнения. - Некоторые, - ответил он. - Уверен! Так всегда бывает! Ты насаждаешь что-то очень хорошее, как это происходило, например, на Миссури, и очень скоро тунеядцы превращают это в плохое. Разрушают свободу человека! Его индивидуализм! Где бы я был без твоего индивидуализма, Рендольф? Нигде! Все остальное чепуха. Чепуха! Единственно реальным является только сильное общество, Рендольф. И только сильное общество может воспитывать сильных людей. В соответствии с действующими в нем законами. Юнг стряхнул грязь со своего кулака. - Знаешь, что за люди устанавливают законы? Это люди, которые обладают властью. Господа положения, остальные же подчиняются существующим законам. Им ничего другого не остается делать, как подчиняться. Всю эту чепуху выдумали парни, которые создали меня... - Это создание загибало пальцы. - Нет! Здесь нет ничего стоящего! Один человек создал сильное общество, это был не простой какой-то там комитет. Вот в этом все и дело, ведь так? И все для того, чтобы снова создать соответствующее общество. Сильное общество! Пусть человек, наделенный властью, и господа положения создают законы, которые соответствуют их требованиям. Это единственный путь для человека стать человеком! Это единственная возможность выжить, не защищая слабых братьев и сестер! - Со слюной на губах, это создание выглядело настолько настоящим, что Зак до смерти испугался. Юнг высоко поднял свои револьверы с перламутровыми рукоятками. - Вот лучший закон! Вот! Подул ветер. Юнг расслабился и украдкой улыбался. - Прости. Они создали меня так, что я с большим энтузиазмом выполняю свою работу. Я не всегда понимаю то, о чем говорю, если общаюсь с парнями, подобными тебе, которые убивают меня. Но я верю в них, потому что меня сделали правильно. - Он слегка похлопал себя по лбу, общепризнанный жест. - Разумные это были парни, которые собрали меня. Думаю, ты догадался, кто я, не так ли? Зак кивнул: "Робот". - Должен заметить, ты не слишком удивлен. Как я уже говорил тебе, бывает, что некоторые парни умирают на месте, как только узнают об этом. - Я догадался, - солгал Зак. Буффало Юнг не обратил на него внимания. "Да, ты из тех, которые, может быть, и смогли бы догадаться. Эти сплетники из "Шанса" беспрерывно говорили о твоем уме, о том, как ты ненавидишь Миссури". Зак ответил: "Действительно, это так". Юнг был непреклонен: "Тогда почему же ты пришел, когда я прислал тебе вызов?" Зак почувствовал, что у него пересохло в горле. "Я же хотел жить! Неужели это непонятно?" - Черт побери! Я знал, что ты именно тот, кто мне нужен! Юнг снова похлопал Зака по плечу. "Ты реальный кандидат на роль великого человека. Все время ты думал, что ненавидишь то, что окружало тебя, и, если копнуть поглубже, можно сделать вывод, что ты просто сходил с ума от того, что находился на дне, а они на поверхности. Сейчас все изменилось, не правда ли? Да, сэр! Клянусь, сейчас ты чувствуешь себя совершенно иначе. Черт... - Юнг снова похлопал его по плечу. - Теперь ты понимаешь, Рендольф, почему я здесь? Я скитался с этими людьми, чтобы найти настоящего человека! Человека, который сразился бы со мной и победил бы меня. Не имеет значения, по какой причине, просто, чтобы этот человек сумел бы меня победить". С умоляющим взглядом робот подался вперед. На этот раз его прикосновение было удивительно нежным, казалось, что он просил о чем-то. - Человек, способный победить меня, может вернуть добрые старые времена, если эти добрые старые времена начали ускользать из-за того, что правит беззаконие. Человек, способный победить Буффла Юнга - это тот человек, в котором жив революционный дух. Он даже на порог не пустит так называемых тео-ре-ти-ков! Ты ведь меня понимаешь, Рендольф? Ты должен понимать. Сейчас твоя взяла. Теперь ты диктуешь условия. Зак понял свое предназначение, хотя не получил удовлетворения от всего услышанного. Робот неправильно истолковал его молчание. - Ты до сих пор многого не понимаешь, потому что находишься под впечатление того, что я сделан из проводов, схем и тому подобной ерунды. Так всегда бывает. - Он взглянул на звезды. Скоро наступит утро... Юнг провел руками, похожими на вилы, по своим искусственным волосам. С головы упали еще несколько комков грязи. Он снова заговорил: "Парни, которые отвергли старую систему, действующую на планете Миссури, были очень умны. Они четко представляли себе, какое общество им нужно. Но они считали, что все это дело времени. Так происходило до тех пор, пока теоретики не стали пытаться установить прежний порядок на Миссури. Законность и правопорядок вместо закона силы. Итак, мои парни собрали меня по частям таким образом, чтобы меня можно было отремонтировать в случае, если меня подстрелит кто-нибудь более меткий и ловкий. И все это затем, чтобы я мог действовать в соответствии с требованиями времени. Вот такие дела, Рендольф. Сейчас ты должен заняться этим. Ты являешься воплощением духа революции, потому что ты убил самого лучшего стрелка, который когда-либо существовал. Ты сможешь преобразить свой городок, не так ли? И ты сделаешь это. Тебе удастся восстановить законность и правопорядок! Так происходит всегда. Я видел, как это происходило в каждом городке, где меня убивали. А меня убивали... Он беззвучно считал, шевеля губами и загибая пальцы. Зак был под впечатлением, насколько тонко и революционеры, и контрреволюционеры овладели робототехнологией для воплощения своих идей. Тем не менее, ему было ясно, какая из групп имела доступ к лучшим ресурсам и сырью. В роботе Буффало Юнге группа, которая обладала властью, воплотила модель суперчеловека, являвшего собой полную противоположность несчастному низкосортному Люку Смитту и его непродуктивным собратьям, способным к самоуничтожению. Ирония также заключалась и в их долгосрочном предназначении, последовательном и, вместе с тем, умилительном. - Меня убивали восемьдесят семь раз, - заявил Буффало Юнг. - И каждый раз это делал сильный человек. - Он украдкой улыбнулся. - Иной раз парень оказывался гораздо сильнее, чем сам предполагал. - Ты всегда разговаривал с ними таким образом? - Да. Я заставлял, чтобы они откапывали меня точно так же, как это сделал ты. А как же иначе? - Думаю, другого выхода нет. - Наконец, до Зака дошел смысл странной улыбки Ремингтона Одопьюлоуса. - Теперь, надеюсь, ты понимаешь и все остальное, потому что наше время практически истекло. Шейн в полной безопасности, правда? Мне бы не хотелось снова возвращаться сюда, старина. Да это и невозможно. Ведь так меня запрограммировали. Теперь мне предстоит отыскать другой городок, в котором шалопаи не подчиняются законам. Иногда это очень утомляет. Ведь не всегда сразу удается найти человека, который способен убить меня. Только теперь Зак понял смысл рассказа доктора Бастера о том, как Юнг погиб в Шеттерхенде. Один человек пытался убить Юнга и промахнулся. Второму повезло, и он захватил власть, а Юнг, как предположили, остался лежать навечно на городском кладбище, хотя на самом деле, снова странствовал по планете, оставив в покое городок, который уже был вне
в начало наверх
опасности, чтобы отыскать следующий, в котором творились беспорядки. Ему приходилось заезжать в сотни городков. Легенду о нем тщательно хранили, словно это была одна из его запчастей. Она распространялась в тех местах, где ему предстояло выполнять свое предназначение. - Знаешь, ведь все револьверы действительно заряжены, - признался Юнг. - Меня запрограммировали так, чтобы я был метким стрелком. Это затем, чтобы какой-нибудь отчаявшийся человек смог бы стать более ловким и метким. Парни, которые создали меня, были не такими уж глупыми. Они не хотели создавать меня... как бы это сказать... непобедимым, что ли? - Он комично обвел глазами все вокруг. Затем моргнул. - Интересно вот еще что. Еще ни разу меня не убивал бандит. Они лишь умеют творить в городе беспорядки, но большинство из них трусы. Все вместе они еще что-то стоят, но по одиночке они просто грязные вороны. Но всегда находится какой-нибудь маленький человечек... ох, прошу прощения... - Юнг начал подниматься из грязи, словно паук громадного размера, словно какой-то мифический герой, и грязь комками падала со всех сторон. - ...у которого действительно есть специфическая революционная жилка. Он стремится стать великим и знаменитым, хотя это желание сидит у него в самой глубине души. Он мечтает об этом, сам того не подозревая. И снова его рука легла на плечо Зака. На мгновение его глаза заискрились серебристым светом. - Ты именно тот тип человека, в котором сохранился революционный дух, Рендольф. Именно такой человек должен навести порядок в Шейне, старина. Его глаза стали мутными. Голос хриплым, словно после виски. "Да, сэр! Для того, чтобы убить Буффлу Юнга, в человеке должны быть собраны воедино и хитрость, и злость, и ловкость. Уверен, что на этот раз мне удалось найти такого!" 37 Высокий, со злорадной ухмылкой, словно демон, Буффало Юнг стоял возле могилы. Большие пальцы его руки были заправлены за пояс, на котором висело оружие. Его рот под искусственными свирепыми усами был мокрым от слюны. Зак пристально смотрел на него. В течение длительного времени Зак испытал непреодолимый ужас. Когда он взглянул в зрачки Буффало Юнга, то сразу же заметил, что они не настоящие. Это было ни что иное, как зеркала, в которых он увидел свое собственное отражение. "Он знает меня лучше, чем я сам когда-либо себя знал". Это было ужасно. - А теперь скажи, - громко произнес Юнг, мгновенно теряя всю свою доброжелательность. - Я все сделал до конца? Зак кивнул: "Город в безопасности. Я у власти и осознаю это. Ты должен ехать, чтобы снова найти место, где творятся беспорядки". - Правильно. Я поеду туда, куда меня позовут какие-нибудь подонки, потому что там страдают хорошие люди. А если меня никто не позовет, я буду просто странствовать, и, рано или поздно, моя программа заведет меня в какой-нибудь городок, где какой-нибудь парень захочет поднять на меня руку. Это идея. Юнг обвел взглядом звездное небо. В Шейне сумерки, снова начинается время гармонии, которое так соответствует состоянию мертвых. - Боже, - подумал Зак, - не надо больше ужасов. Быть веселым. Смеяться. Неужели это невозможно? - Ты все очень хорошо устроил, Буффало, - сказал Зак и заулыбался. Робот сплюнул большой комок слюны на свои руки. Его глаза искрились. "Тогда ты поможешь мне закопать этот могильный холм, чтобы они думали, что я все еще здесь. Я хочу вернуться в Джеронимос прежде, чем снова наступят сумерки, чтобы заменить содержимое моего живота. Здесь... - С большой грациозностью он поднял лопату и начал набирать в нее грязь. - Ты разгадал меня, а я разгадал тебя, и именно таким образом два таких ублюдка, как мы, поладили". Ворчание. Грязь падала, заполняя яму, где находился псевдотруп. Зак повернулся и пристально взглянул на ночное небо. Он подумал, что сможет разглядеть на горизонте черные очертания остроконечных вершин Джеронимос. Затем он вспомнил о Филемоне. Его интересовало, каким образом Филемон узнал о существовании робота, который сейчас закапывал яму. Видимо, в пещере, в горах Джеронимос, Филемон Ресмассен обнаружил огромный склад запчастей для Буффало Юнга и запасы деталей для ремонта его дружков, которые тоже были роботами, как и все начальники полицейских участков. Когда очередь копать дошла до Зака, он взялся за лопату, а Юнг в это время пыхтел и дергал своими руками, словно крючьями. Он вытер искусственный пот. Зак вспомнил, с чего все началось. Однажды наступил момент, когда он понял, что у Филемона помутился рассудок, но не из-за алкоголя, потому что в это время в городке вообще не было ни капли спиртного. Филемону было известно что-то очень важное о Буффало Юнге, решил Зак. Так как он находился в отчаянии, то решил любой ценой выбить из Филемона правду. После этого, оставив старика, окровавленного и морально уничтоженного, Зак все еще под впечатлением деморализующей информации, не знал, что ему делать. Возможно, думал он теперь, это заставило его решиться пойти на Мейн Стрит вместо того, чтобы скрыться. Так или иначе, но обучение под гипнозом и информация, полученная от Филемона, соединились в его сознании, произошла невероятная химическая реакция, в результате которой он стал смелым и мужественным. Возможно. Или, может быть, он просто был всегда бешеным волком с клыками, и только Юнгу удалось разбудить в нем разъяренное животное и показать это всем воочию. В нем не было уверенности, что ему нравится его новый образ. Но при этом он не ощущал и ненависти к себе. В какой-то степени он чувствовал себя заново рожденным. Он едва ли смог бы сам догадаться, что Юнг является имитацией человека, так как только робот в состоянии был объяснить сущность своей легендарной внешности и своего образа, что он и делал каждый раз во многих городках. Он помнил о том, что не был слишком удивлен откровенными признаниями Филемона, когда тот издевался над ним. Старый пьяница поехал в горы, чтобы рассказать подонкам о том, что Зак собирается покинуть Шейн. Он обнаружил их после длительных поисков. Об этом он промычал, когда Зак вытряхивал из него правду под угрозой смерти и бил его. Он рассказал Заку о том, что возле пещеры подонки посовещались и поговорили с самим Буффало Юнгом. Три дружка Юнга, одетые во все черное, тщательно охраняли вход в саму пещеру. Потом он пробрался выше в горы и блуждал там до тех пор, пока не погас костер, у которого сидели подонки. Его страшно мучила жажда. Так как Филемон был умным и образованным человеком, то вскоре пришел к выводу, что такой бандит, как Юнг, обязательно должен иметь какой-то тщательно припрятанный склад со спиртным, который, конечно же, находится в окрестностях его базы. Проблема заключалась лишь в том, чтобы обнаружить его местонахождение. Затем ему в голову пришла мысль, что у любого умного бандита обязательно должен быть запасной вход в его убежище. Филемон отыскал этот вход: это было тщательно спрятанное отверстие в скале, войдя в которое (а нервы его уже были на пределе), он наткнулся... на роковую комнату, заполненную суставами, торсами, ногами для Юнга. А также запасными частями для его дружков. Здесь были и черные обтягивающие брюки, черные сапоги. Охваченный ужасом, он прошелся по этому складу. Ремонтные станки загромождали помещение вместе со странными спицами для заделывания краев и приборами для осуществления взрывов. Почти до самого потолка возвышался огромный стеллаж с сосудами, наполненными зрачками, ящиками с маленькими двигателями, головами Юнга. Как же старый негодяй рыдал, когда рассказывал Заку обо всем, а тот в это время избивал его. Как же несло от него зловонием, когда из его глотки вылетали пронзительные крики. Вдруг Филемон случайно наткнулся на сдвоенный экземпляр дружка Юнга, это были слитые воедино руки и торс, которые лежали на ремонтном станке, освещаемые тусклым светом кварцевых ламп, свисавших с ровного серого потолка. Руки начали извиваться, пытаясь схватить его за горло. Он уселся на грудь робота и сидел так до тех пор, пока не вывел его из строя. Все это время он страшно вопил. После этого, продолжая находиться в состоянии ужаса и страшного замешательства, граничившего с потерей рассудка, Филемон блокировал туннель, из которого можно было добраться до основного входа в пещеру. Он пополз этим путем. Из темноты пещеры ему были видны спины трех дружков Юнга, которые стояли на страже. И именно там, в темноте, в глубинах Джеронимос он впервые за все время понял, что его пристальный взгляд направлен на спины искусственных людей. Напуганный выстрелами револьвера Зака, Филемон поведал о своем трусливом возвращении. Тихо. Очень тихо, снова через склад, стараясь случайно не задеть ничего, что там находилось. Вверх по отверстию в скале, ободрав колени, суставы, скрежеща зубами. Робот он был или нет, но Буффало Юнг мог убить Филемона. Наконец, он выбрался из пещеры и решил ничего никому не рассказывать. Он тайком пробрался снова к костру, у которого сидели бандиты. Келемити Фазерингейл хлопала в ладоши. Он не прекращал повторять: "О, отверстие на вершине, отверстие на вершине!" - потому что Юнг решил возвратиться в Шейн и помочь им уничтожить шалопая, который околдовал Хенси, оставил их без капли синтетического виски, а если он не поможет им, то этот самоуверенный петух, совершенно распояшется. Не потому что бандитам было не под силу самим расправиться с ним. Просто они считали Юнга своим. Этот маленький петух заслуживал того, чтобы его убил самый лучший. Причем, с помпой. Это говорил Филемон, когда вопил и истекал кровью. Кроме того, стало ясно, что Зак и несчастный старый пьяница были единственными людьми, которые владели секретом о роботе-стрелке. Филемон хотел сохранить секрет любым путем. Он боялся, что если расскажет об этом бандитам, они либо посчитают его сумасшедшим и отлупят, либо убьют - в доказательство того, что не верят, что их идол не настоящий. У него помутился рассудок, а Зак окончательно добил его. Тем не менее, избиение неожиданно привело Филемона к необдуманному поведению. Он хотел посмеяться над Заком, потому что был уверен, что никто не сможет провести превосходную машину-сверхчеловека. Филемон ненавидел Зака. Ненависть управляла его действиями, и поэтому он постоянно старался чем-то уколоть Зака. Все это закончилось жалким унижением. Филемон оказался в полном отчаянии и совершенно уничтоженным после того, как Зак оставил его лачугу. "Лишь мы двое", - думал Зак, набрав последнюю лопату земли. Он передал ее Буффало Юнгу, который напевал какую-то мелодию, напоминавшую песню "Одинокий проситель". "Только мы вдвоем знали, а теперь Филемон мертв. Слишком поздно, чтобы он мог кому-нибудь что-то рассказать. Слишком поздно. Да". Вскоре работа была завершена. Зак поднял фонарь, чтобы осмотреть все вокруг. В середине могила была немного плоской. Несколько последних комьев земли помогли решить эту проблему. Превосходно. Все выглядело, как настоящее. Он опустил лопату. Буффало Юнг вытер нос рукавом и взглянул на звезды. И снова на его лице появилась приятная и радостная улыбка, а голос стал дружелюбным. "Нужно идти, Рендольф. Возвращаться в ремонтную мастерскую. Туда, куда ветер подует. Ни минуты отдыха". - Разве ты когда-нибудь устаешь? - О, некоторые части моего тела выходят из строя быстрее, чем другие. Я способен ощущать это. - Затем высокий робот широко расставил руки, заложил их за голову и выкрикнул: - Ау!!! - Зак нервно посмотрел вниз на огни Шейна. Он надеялся, что никто не услышал этого шалопая. - Ау!!! Юнг набрал воздух, сложил вместе ладони, затем очистил одно колено от налипшей на него грязи, обнял Зака, словно медведь, мертвой хваткой и высоко поднял. Нос робота был совсем близко. Глаза сверкали, словно это был демон. Внезапно они сверкнули, словно капли серебристой святой воды.
в начало наверх
Искры повторились, как будто робот не мог сдержаться. "Я никогда не чувствую усталости, если выигрываю. - Искра. Вспышка. - Потому что так меня создали. - Вспышка. - Будет хорошо, если ты надолго запомнишь, что значит убить меня". _В_с_п_ы_ш_к_а_. ВСПЫШКА. Последняя вспышка была слишком яркой. Робот осторожно поставил его на землю, осмотрел склон, пробормотал какие-то слова, из которых отчетливо можно было разобрать лишь два - "быстро сматываться". Зак проникновенно сказал: "Уверен, я буду помнить". Стало прохладно. Дул сильный ветер, когда Буффало Юнг поправил свою широкополую шляпу, стряхнув с нее пыль, и помахал на прощанье, поднимаясь выше по склону, Зак выключил фонарь. Он воткнул лопату в землю. Вся в черном, фигура Юнга возвышалась на фоне звезд. - Теперь ты будешь помнить, Рендольф. Хорошенько накрути им хвосты. Покруче, им это нравится. Помоги им ни о чем не задумываться. Кроме того, обвини их - меня проинструктировали, чтобы я тебе напомнил - в том, что все они злые и грубые, как хорьки, которых кастрировали. Они будут верить тебе. - Он взмахнул рукой и дважды сверкнул глазами. - Прощай, старина. Буффало Юнг побрел вверх по склону, догоняя своих дружков. Какое-то время все четверо совещались. Затем, оседлав лошадей, они стали подниматься еще выше. Юнг ехал последним, сверкая перламутровыми рукоятками своих пистолетов до тех пор, пока его очертания не затерялись между звездами. Зак долго смотрел на опустевшую вершину холма. Он находился в состоянии аффекта, словно стал на какое-то время роботом. Да, все это невероятно, и не имеет значения, легенда ли это, конструкция, или созданная техническими умами социальная сила. Зак никак не мог понять, как могли они догадаться о его давних мечтах и мыслях. Конечно, ему повезло, что у него хватило ума, чтобы добиться своей цели и направить пулю прямо в Филемона. Может быть, именно после выстрела он вдруг познал самого себя. Ему нравилась его новая роль. Он начал насвистывать. 38 Пробираясь между домами, он стал напевать погромче, хотя его мысли были заняты другим. Конечно же, жители городка должны обратиться к нему за помощью, чтобы он восстановил правопорядок в Шейне. Его попросят, чтобы он оказал воздействие на бандитов, запретил проституцию, быть может, даже установил комендантский час. Эти меры, конечно, должны быть временными. Он бы хотел, чтобы эти подонки стали доверять ему во всем и всегда. "Не следует слишком церемониться с этой командой", - думал Зак. - Именно это подразумевал Юнг. Умный, черт побери, робот. Он решил смоделировать свои действия на тех, с кем сталкивался, скажем, к примеру, на Ремингтоне Одопьюлоусе. Заку хотелось веселиться, настолько свободным и сильным он чувствовал себя в этот момент. Сейчас он напоминал самому себе короля. А почему бы и нет? Зачем покидать Миссури? Зачем бояться Косфеда? Он был уверен, что сможет найти подходящее занятие и здесь. Например, заняться обустройством сувенирных предприятий, когда их откроют. У него есть множество навыков и рецептов изготовления различных поделок, так что никто без работы не останется. Он, конечно же, должен занять большой, достойный его положения дом. Он подумал, что Белл уже вряд ли устроит его. Он двигался осторожно. С уверенностью в том, что, в сущности, любой закон или правопорядок - это его закон или правопорядок. Горожане должны успокоиться. Употребление аэрозолей плюс его репутация человека, который убил Буффало Юнга - эти средства надолго останутся в памяти людей и будут способствовать его успеху. "Зак Рендольф, - обратился он к самому себе, - не знаю, где ты скрывался, но ты не человек, а дьявол". Перед первой же витриной магазина, мимо которой он проходил, Зак начал изучать выражение своего лица. Где-то в глубине души раздавались радостные возгласы, словно их издавало существо, освободившееся из западни. Он был под воздействием силы, он был во власти модели N_7, которая свисала с его бедра. Это делало его лицо жестким. "Черт побери, если я не заставлю весь этот городок плясать под мою дудку". Он прошел мимо витрины магазина и пошел дальше. Когда он достиг "Последнего шанса", его плечи расправились еще больше, он стал выше ростом, а его рука покоилась на ремне, к которому была прикреплена кобура. Он вдыхал знакомый запах сигар, пыли и сладких духов. Ему нравились эти ароматы, нравился яркий свет, которым освещалась пыльная улица. Было почти пустынно. Лишь несколько местных, которые слонялись вдоль улицы, разговаривали шепотом. Зак понимал, что они говорят о нем. Он посмотрел на "Шанс", увидел двух мужчин, которые разговаривали на крыльце, куда не доставал тусклый свет. - Иди к нам, Зак, - сказал доктор Бастер Левинсон, поднимая сигару. - Твой маленький багаж ожидает твоего появления. Ты для нее святыня. - Старый плут усмехнулся, но Зак подумал, что в его словах нет ничего смешного. Он ничего не ответил. Доктор Бастер несколько раз затянулся и выпустил еще несколько колец дыма. "Ты хорошо выстрелил". Издевался ли над ним доктор Бастер? Уши Зака горели. Его лицо стало непроницаемым, и он ответил суровым тоном: "Да, благодарю, сэр". - О, не стоит, - продолжал доктор Бастер, словно не обращая внимания на его тон. Итак, решение принято. Доктор Бастер должен стать жертвой несчастного случая. Скоро. После этого Зак смог бы проникнуть в его вагончик и забрать машину, которая обучает под гипнозом. Не имеет смысла, чтобы еще кто-нибудь воспользовался ею и победил бы его. Нет, сэр. Он чувствовал угрызения совести перед доктором Бастером, который стоял и пускал кольца дыма. Но необходимость есть необходимость. Зак улыбнулся, показывая тем самым, что заметил старого торговца. Он дернул пояс, подался вперед. Закашлявшись, второй человек, который был на крыльце, украдкой подошел к окну. Арривидерчи Кид двигался так осторожно, что его шпоры не издали ни единого звука. Он провел рукой по своим свирепым навощенным усам, ухмыляясь. - Прости, но здесь нечего выпить. Мне бы хотелось угостить тебя. - У нас снова будет, что выпить, Малыш. Посмотришь, я все устрою. - Да, но мне хотелось бы угостить тебя, сегодня, Зак. - Рендольф. Малышу понадобилось несколько минут для того, чтобы прийти в себя. "О, да, конечно же, Рендольф". - Мистер Рендольф. Малыш закрыл рот, радостное выражение лица исчезло. Зак наблюдал за ним змеиным взглядом. Прошла минута. Малыш нервничал, переминаясь с ноги на ногу. Зак добавил: "И еще одно. Улыбайся, когда говоришь это, старина". Доктор Бастер почти смеялся. Рот Малыша медленно растягивался в улыбке. Зак удовлетворенно кивнул, подтянулся двумя руками и влез в окно пивной, ожидая, пока его поприветствуют. Ему не пришлось долго ждать.

ВВерх