UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Стивен Р.ДОНАЛЬДСОН

 ПРОКЛЯТИЕ ЛОРДА ФАУЛА




  1. ЗОЛОТОЙ МАЛЬЧИК

Женщина вышла из магазина как раз  вовремя,  чтобы  увидеть,  что  ее
игравший на улице маленький сын оказался прямо  на  пути  высокого  худого
мужчины в сером, вышагивающего по середине аллеи как  какой-то  не  совсем
исправный механизм. Сердце  ее  тут  же  учащенно  забилось.  В  следующее
мгновение она прыгнула вперед, схватила мальчика  за  руку  и  оттащила  в
сторону.
Мужчина прошел мимо, даже не повернув головы. Женщина прошипела ему в
удаляющуюся спину:
- Иди, иди! Уматывай отсюда! Постыдился бы...
Томас   Кавинант   продолжал   свой   размеренный   шаг,   столь   же
непоколебимый, как ход часового механизма, заведенного до отказа именно  с
этой целью. Но мысленно он отозвался на реплику женщины:
"Стыдиться? Стыдиться! Чего? Того, что я чуть  было  не  наступил  на
этого ничтожного щенка? - Гримаса бешенства исказила его лицо. - Берегись!
Я - пария!"
Он видел, что люди, мимо которых он проходил, люди, которые знали его
и которых знал он по именам,  домам  и  дружеским  рукопожатиям,  все  они
сторонились, уступали ему дорогу, жались  к  стенам  домов  или  к  кромке
тротуара. Некоторые из них, казалось, старались даже не дышать  вблизи  от
него. Но он уже устал от непрерывного внутреннего  крика.  Эти  люди  были
недостойны древнего ритуала приветствия. Он  сосредоточил  все  усилия  на
том, чтобы справиться со спазматическим оскалом, перекосившим его лицо,  а
исправный механизм воли перемещал его вперед шаг за шагом.
По  мере  того  как  Томас  Кавинант  шел  вдоль  аллеи,  его   глаза
осматривали собственную фигуру, проверяя, нет ли на одежде  непредвиденных
прорех или лоскутов, контролируя руки во  избежание  случайных  царапин  и
убеждаясь, что пока ничего не случилось  со  шрамом,  пересекавшим  правую
ладонь от ее основания до того места, где оставались два последних пальца.
В ушах у него звучал голос врача:
- ВНК, мистер Кавинант. Визуальный надзор за конечностями.  От  этого
зависит  ваше  здоровье.  Те  нервы,  которые  мертвы,  уже   никогда   не
восстановятся - вы можете не заметить сами, как нанесете себе травму, если
не привыкнете к постоянному самоконтролю. Осуществляйте его  все  время  -
думайте о нем денно и нощно. В следующий раз вам  уже,  наверное,  так  не
повезет.
ВНК. Эти буквы вмещали в себя всю его жизнь.
"Доктора! - саркастически думал Томас.  -  Но  если  бы  не  они,  я,
возможно,  столько  бы  не  протянул.  Ведь  я  был  в   таком   неведении
относительно грозящей мне опасности. Небрежность в отношении  самого  себя
могла меня просто убить".
Глядя на удивленные, испуганные, похожие друг на друга лица - похожих
лиц было много, хотя городок не  отличался  многочисленным  населением,  -
мелькавшие вокруг, Томас  хотел  верить  в  то,  что  его  лицо  сохраняет
выражение бесконечного презрения. Но нервы лица, казалось, были едва живы,
хотя врачи заверили его, что это лишь  иллюзия,  характерная  для  текущей
стадии его болезни. Отгораживаясь от мира, он никогда не мог быть уверен в
том, что надел нужную маску. Когда женщины, которые  в  свое  время  имели
склонность обсуждать его роман  в  литературных  салонах,  отшатнулись  от
него, словно он являл собой некую разновидность упыря или вурдалака, Томас
почувствовал внезапный  предательский  приступ  тоски.  Однако  он  сурово
подавил ее, не дожидаясь, пока она нарушит его внутреннее равновесие.
Он уже приближался к цели  своего  путешествия,  предпринятого  им  с
такой  непреклонностью  самоутверждения  или  дерзкого   вызова.   Впереди
показалась вывеска: "Телефонная компания". Он прошел от Небесной Фермы две
мили до города только для  того,  чтобы  оплатить  свой  телефонный  счет.
Конечно, он мог отправить деньги по почте, но приучил  себя  рассматривать
это как трусость, капитуляцию перед  все  растущим  по  отношению  к  нему
отчуждением.
Пока он находился на лечении, его жена Джоан оформила развод и вместе
с несовершеннолетним сыном переселилась в другой штат.  Единственное,  что
она осмелилась взять из общего имущества, - машину. Большая  часть  одежды
Джоан тоже осталась дома. Затем все живущие не далее полумили соседи стали
настойчиво докучать ему намеками на нежелательность его присутствия  среди
них, а когда он отказался продать ферму и съехать,  один  из  них  покинул
штат. Кроме того, через три недели  после  его  возвращения  домой  хозяин
продовольственного магазина - Томас  сейчас  как  раз  проходил  мимо  его
витрин, увешанных дешевой рекламой, - начал доставлять ему товары  на  дом
независимо от того, были они заказаны или нет, и,  как  подозревал  Томас,
даже независимо от того, желал или не желал он за них платить.
Теперь он шел мимо  здания  суда,  древние  серые  колонны  которого,
казалось, горделиво  поддерживали  ношу  справедливости  и  законности,  -
здания, в  котором  его  (заочно,  конечно)  лишили  семьи.  Даже  ступени
парадной  лестницы  были  отполированы  до  блеска,  чтобы  сделать  менее
заметными нужду и отчаяние тех, кто ходил по ней вверх и  вниз  в  поисках
справедливости. Дело было решено  в  пользу  развода,  поскольку  ни  один
гуманный закон не мог заставить женщину жить в обществе  такого  человека,
как он.
- Пролила ли ты хоть одну слезу? -  прошептал  он,  взывая  к  памяти
Джоан. - Что ты чувствовала? Решимость? Облегчение?
Кавинант подавил желание убежать отсюда куда-нибудь подальше.  Головы
титанов  с  широко  раскрытыми  ртами,  венчавшие  колонны  здания   суда,
казалось, переживали приступ дурноты  и  были  готовы  стошнить  прямо  на
прохожих.
В городе, население которого составляло не более пяти тысяч  человек,
коммерческий район был не слишком велик. Кавинант перешел  улицу  напротив
универсального магазина и сквозь стеклянную витрину  успел  заметить,  как
несколько девушек из колледжа примеряют дешевую бижутерию.  Одна  из  них,
прицениваясь, облокотилась на прилавок в весьма вызывающей позе,  и  горло
Кавинанта непроизвольно сжалось. Он поймал себя  на  том,  что  оглядывает
бедра и грудь девушек - то, что было доступно кому угодно,  но  только  не
ему. Он был импотентом. Распад нервных  волокон  затронул  и  эту  функцию
организма. Ему было отказано даже в семяизвержении: он мог возбуждать себя
почти до безумия, но это ни к чему не  приводило.  Внезапно,  словно  удар
грома, на него обрушились воспоминания о жене, почти затмив собой  солнце,
тротуар и идущих навстречу людей. Он увидел ее в одном  из  полупрозрачных
пеньюаров, подаренном им, - все линии тела четко вырисовывались под тонкой
тканью. Он внутренне застонал: Джоан! Как ты могла поступить так?! Неужели
болезнь тела перевесила все остальное?
С силой обхватив себя руками за плечи, словно  пытаясь  задушить,  он
подавил воспоминания. Такие мысли были слабостью, которую он не  мог  себе
позволить; необходимо было избавиться от них раз и навсегда.
"Надо ожесточиться, - думал он. - Это помогает выжить!"
По-видимому, жестокость была единственным, вкус к  чему  он  был  еще
способен ощущать.  К  своему  ужасу  Томас  вдруг  заметил,  что  перестал
двигаться. Он стоял посередине тротуара со сжатыми кулаками и  трясущимися
плечами. Он безжалостно заставил себя снова идти вперед. И тут же с кем-то
столкнулся.
Грязная свинья!
Томас успел заметить что-то  цвета  охры:  человек,  на  которого  он
налетел, был одет в грязный коричнево-красный  макинтош.  Но  он  не  стал
останавливаться для извинений. Вместо  этого  он  ускорил  шаг,  чтобы  не
видеть выражения страха и отвращения на еще одном лице.  Вскоре  его  шаги
вновь обрели пустую механическую размеренность.
Теперь он шел мимо офиса электрической компании  -  именно  она  была
последней причиной,  заставившей  его  проделать  этот  путь  ради  оплаты
телефонного  счета.  Два  месяца  назад  он  отправил  по  почте  чек  для
электрической  компании  -  сумма  была  ничтожной:  он  мало  пользовался
электроэнергией - и получил этот чек обратно. Более того, конверт даже  не
вскрывали. Прикрепленная к нему записка  поясняла,  что  его  счет  кто-то
анонимно оплатил по меньшей мере на год вперед.
В результате долгой внутренней борьбы он пришел к выводу, что если не
станет сопротивляться такой тенденции, то скоро у  него  вообще  не  будет
повода появляться среди себе подобных. Поэтому-то он  и  совершил  сегодня
эту двухмильную прогулку до города с целью лично оплатить свой  телефонный
счет, а также доказать всем, что он не позволит отобрать у себя право быть
человеком. В ярости на свою отверженность, он искал способ, чтобы  бросить
вызов, защитить свои равные с другими смертными права.
"Лично, - думал он. - А что, если я опоздал? Если счет  уже  оплачен?
Тогда зачем я пришел сюда лично?"
Эта мысль повергла его сердце в трепет. Он быстро проделал  процедуру
ВНК и снова направил взгляд к  вывеске  телефонной  компании,  до  которой
оставалось  полквартала.  Продвигаясь  вперед,  готовый  в  любой   момент
подавить приступ страха, он вдруг осознал, что мысленно повторяет какой-то
мотив в такт шагам. Вспомнились и слова:

 Мальчик золотой, глиняные ножки,
 До чего же трудно топать по дорожке...
 Дай-ка помогу - легонько пну тебя я -
 Кубарем покатишься, золотом сверкая...

Этот бессмысленный стишок назойливо вертелся  в  голове,  подхалимски
хихикая, и  дурацкий  мотив  стучал  в  висках,  как  оскорбление,  словно
исполняемый на каком-то смычковом инструменте.
"Наверное,  где-нибудь  в  мистических  небесах  вселенной,  -  думал
Кавинант, -  есть  некая  ожиревшая  богиня,  с  трудом  вымучивающая  мою
дурацкую судьбу: довольно одного  пинка  злобным  взглядом  -  и  я  сразу
оказался поверженным. И до чего же я неповоротлив! Насмешка рождает страх.
О, это как раз про тебя, золотой мальчик".
Однако одной усмешкой от этой мысли было не  отделаться,  потому  что
однажды он уже был чем-то  вроде  золотого  мальчика.  Брак  его  оказался
счастливым. В одном порыве  вдохновения  он  написал  роман,  не  имея  ни
малейшего понятия о том, как это делается, и потом  целый  год  видел  его
название в списках  бестселлеров.  И  потому  денег  у  него  сейчас  было
достаточно.
"Я мог бы стать богачом, - думал он,  -  если  бы  знал,  что  напишу
настолько хорошую книгу".
Но он не знал. И даже сомневался, найдет ли издателя, - да, тогда  он
сомневался в этом. Те дни были самыми  счастливыми  днями  его  жизни:  он
только что женился на Джоан... Когда они были вместе, им не нужно было  ни
денег, ни славы, вообще ничего. Воображение его тогда было  озарено  самым
настоящим вдохновением, и теплые чары ее гордости и страсти заставляли его
гореть подобно вспышке молнии, но не секунды, не  доли  секунды,  а  целых
пять месяцев в одном долгом неистовом взрыве энергии,  который,  казалось,
создавал природу земли из ничего одной лишь силой своего блеска  -  холмы,
утесы, деревья, клонящиеся под порывами пылкого ветра, ночные грабители  -
все являлось на свет из вспышки этой белой молнии, ударившей в небо из-под
его блистательного пера. Когда все было закончено,  он  почувствовал  себя
таким опустошенным и ублаготворенным, словно излил в одном  любовном  акте
всю любовь мира.
Ему было нелегко. Восприятие вершин  и  глубин,  придававшее  каждому
написанному им слову ощущение засохшей черной крови, было мучительно. А он
был из тех, кто  любит  вершины,  но  беспредельные  эмоции  давались  ему
непросто. Однако  это  было  восхитительно.  Самоистощение  на  этом  пике
энергии оставалось самым чистым и прекрасным из всего, что было у  него  в
жизни. Величественный фрегат его души пересек глубокий  и  опасный  океан.
Кавинант отослал рукопись с чувством спокойной уверенности.
В течение этих месяцев творчества, а затем ожидания, они жили  на  ее
доход. Она, Джоан Кавинант, была спокойной женщиной,  глаза  и  цвет  лица
которой выражали больше, чем ее слова. Кожа ее имела золотистый оттенок, и
потому Джоан была похожа для него на теплую драгоценную сбрую, наполняющую
его радостью. Ее нельзя было назвать ни  крупной,  ни  сильной,  и  Томаса
всегда смущало  то  обстоятельство,  что  она  добывала  средства  для  их
существования, объезжая лошадей.
Однако слова "объездка" или "дрессировка" ни в коей мере не  отражали
ее мастерства в обращении  с  животными.  В  ее  работе  не  было  никаких
проверок на силу, никаких брыкающихся жеребцов с  сумасшедшими  глазами  и
раздувающимися ноздрями. Кавинанту казалось, что она не укрощала лошадей -
она  их  обольщала.  Одно  ее  прикосновение  мгновенно   успокаивало   их
подергивающиеся мускулы. Ее  воркующий  голос  заставлял  расслабиться  их
напряженные уши. Когда она садилась на них верхом без седла, то  ее  ноги,
обхватывая их бока, уменьшали силу их первобытного страха.  И  всякий  раз

 
в начало наверх
когда лошадь выходила из-под ее контроля она просто соскальзывала с нее и оставляла в покое до тех пор, пока спазм дикости не проходил сам собой. И, наконец, она пускала лошадь в неистовый галоп вокруг Небесной Фермы, чтобы доказать той, что она может выложиться до предела даже подчиняясь чужой воле. Глядя на нее, Кавинант, бывало, чувствовал себя несколько приниженным перед таким мастерством. И даже после того, как она научила его ездить верхом, он не мог преодолеть страха перед этими животными. Ее работа была не слишком прибыльной, но она кормила их обоих до того самого дня, когда от издателя пришло письмо с положительным ответом. В этот день Джоан решила, что пора завести ребенка. Ввиду обычных задержек с публикацией им пришлось прожить еще почти год на аванс от авторского гонорара Кавинанта. Джоан продолжала понемногу заниматься своей работой, пока это не угрожало безопасности развивающегося в ней ребенка. Потом, когда ее тело подсказало ей, что час настал, она прекратила заниматься работой. С той поры она стала жить внутренней жизнью, с таким старанием подчиняясь задаче вырастить зародыш, что часто глаза ее заволакивало пустотой и дымкой ожидания. Когда ребенок родился, Джоан объявила, что следует назвать его Роджером, в честь ее отца и деда. - Роджер, - проворчал Кавинант, подходя к двери телефонной компании. Это имя никогда ему не нравилось. Конечно, первое время он испытывал нежность и даже гордость, чувствуя себя причастным к свершившемуся таинству, но потом бесконечные заботы, связанные с воспитанием малыша, начали ему изрядно докучать. И теперь, когда его сын исчез - исчез вместе с Джоан, - он почти не вспоминал о нем, а мысли о ней вызывали в его сердце горечь и острую тоску. Внезапно в его рукав вцепились чьи-то пальцы. - Эй, мистер, - произнес боязливо и настойчиво чей-то голосок. - Эй, мистер... Он повернулся, чтобы крикнуть: "Не прикасайся ко мне! Я - пария!", но, увидев лицо мальчика, остановившего его, не стал вырывать руку. Мальчику было лет восемь или девять - стало быть, он еще слишком мал, чтобы бояться его болезни. Лицо ребенка покрывали багровые пятна страха, как будто кто-то заставил его сделать нечто ужасное. - Эй, мистер, - повторил он с ноткой мольбы в голосе. - Вот. Возьмите, - он сунул мятый клочок бумаги в бесчувственные пальцы Кавинанта. - Он велел передать это вам. Вы должны прочитать. Хорошо, мистер? Пальцы Кавинанта непроизвольно сжали бумагу. "Кто - он?" - тупо подумал Томас, глядя на мальчика. - Он. - Мальчик указал трясущимися пальцами в ту сторону улицы, откуда появился Кавинант. Томас оглянулся и увидел старика в грязном макинтоше цвета охры, стоящего на расстоянии полуквартала от него. Тот бормотал, почти напевал какую-то неразборчивую бессмысленную мелодию; его рот был открыт, хотя губы и челюсть не двигались, и звуки образовывались без их участия. Его длинные спутанные волосы и борода развевались вокруг головы на легком ветру. Лицо было поднято к небу; казалось, он смотрел прямо на солнце. В левой руке он держал деревянную чашу, с какими ходят нищие. Правая рука сжимала длинный деревянный посох, к верхнему концу которого был прикреплен плакатик с надписью: "БЕРЕГИСЬ!" Берегись! На мгновение Томасу показалось, что одна эта надпись источает для него угрозу. Страшные опасности словно бы отделялись от нее и плыли к нему по воздуху, издавая истошные вопли стервятников. И среди них, под эти вопли, на него смотрели глаза - два глаза, словно клыки, сверлящие и неумолимые. Они рассматривали его с пристальной, холодной и жадной злобой, как будто он и только он был той мертвечиной, которой они жаждали. Злорадство изливалось из них, словно яд. Кавинант затрепетал, охваченный неизъяснимым страхом. Берегись! Но это была всего лишь надпись, всего лишь доска, прикрепленная к деревянному посоху. Кавинант вздрогнул, и воздух перед ним снова стал прозрачным. - Вам надо прочитать это, - снова сказал мальчик. - Не прикасайся ко мне, - пробормотал Кавинант, все еще чувствуя, что мальчик держит его за рукав. - У меня проказа. Но когда он оглянулся, мальчик уже исчез. 2. У ТЕБЯ НЕТ НАДЕЖДЫ В замешательстве Томас быстро осмотрел улицу, но мальчика нигде не было. Потом, когда он снова повернулся к старику-нищему, его взгляд наткнулся на дверь, над которой золотыми буквами было надписано: "Телефонная компания". При этом он испытал новый приступ страха, заставивший забыть обо всем остальном. А вдруг... Это была цель его "похода": он пришел сюда лично, чтобы заявить свое человеческое право на оплату собственного счета. Но что, если... Он встряхнулся. У него была проказа, и он не мог позволить себе делать всякие предположения. Бессознательно сунув клочок бумаги в карман, он в очередной раз произвел процедуру ВНК и с мрачной решимостью направился к двери. Человек, поспешно выскочивший навстречу, чуть было не налетел на него, потом узнал и отшатнулся в сторону; от того, что он опознал Томаса, лицо его внезапно стало серым. Этот толчок нарушил внутреннее равновесие Кавинанта, и он чуть было не крикнул: "Грязная свинья!" Снова остановившись, он позволил себе минутную паузу. Этот человек был адвокатом Джоан в том судебном процессе - толстый коротышка, вечно сыплющий остротами, типичными для адвокатов и министров. Эта пауза нужна была Кавинанту для того, чтобы оправиться от испуга во взгляде адвоката. Он чувствовал непроизвольный стыд от того, что послужил причиной его страха. На мгновение он даже потерял то чувство уверенности, которое привело его в город. Но почти в тот же момент он вскипел от злости. Стыд и ярость тесно переплелись в нем. - Я не собираюсь позволять им так поступать со мной, - проскрипел он. - Черт побери! Они не имеют права. Тем не менее изгнать из мыслей выражение лица адвоката было нелегко. Этот отвлекающий фактор был реальностью такой же, как проказа - иммунной к любому вопросу права или справедливости. А больной проказой прежде всего должен помнить о фатальной реальности фактов. Во время этой паузы Кавинанту пришло в голову, что появился неплохой сюжет для стихотворения: Та вещь, что люди по ошибке жизнью кличут, - На самом деле смерть, без преувеличенья... И запахи цветов и трав на летнем луге Могильной гнилью к горлу протянули руки. Тела живых танцуют в пляске смерти, Вокруг лишь ад - и так на всей планете... Вокруг лишь ад - вот настоящая правда. Адское пламя. Успел ли он за это короткое время насмеяться столько, сколько положено за жизнь? Он чувствовал, что вопрос этот очень важен. Он смеялся даже тогда, когда приняли его роман; смеялся над отражением глубоких тайных мыслей, которые словно подводные течения скользили по лицу Роджера; смеялся, увидев отпечатанный экземпляр своей книги; смеялся над ее появлением в списках бестселлеров. Тысячи вещей, больших и малых, наполняли его весельем. А когда Джоан однажды спросила его, что же он находит столь смешным, он ответил лишь, что каждый жизнерадостный вдох заряжает его идеями следующей книги. Его легкие источали энергию и фантазию. Он хохотал всякий раз, когда чувствовал радость большую, чем мог в себя вместить. Но когда роман получил известность, Роджеру было шесть лет, а еще шесть месяцев спустя Кавинант так и не приступил почему-то к новому роману. Идей у него было слишком много. Он, казалось, просто терялся среди их изобилия, не зная, какие выбрать. Джоан не одобряла подобного непродуктивного богатства. Забрав Роджера, она оставила мужа одного на их только что купленной ферме, где кроме дома у него была хижина-кабинет с двумя небольшими комнатами, окна которых выходили на лес позади Небесной Фермы и на речушку, текущую посреди него. При этом она заявила Томасу, что повезла Роджера повидаться с родственниками, а также дала ему строгий наказ начать писать. Это был некий поворотный пункт, с которого судьба начала приближать его к неустойчивому положению золотого мальчика. Начала она с предостережения о том ударе, который отсек ему впоследствии полноценность жизни с той же беспощадностью, с какой хирург отрезает пораженную гангреной конечность. Он слышал эти предостережения, но не обратил на них внимания. Он не понимал, что они значили. Нет, вместо того, чтобы выяснить причину этого грома из-за горизонта, он с сожалением и спокойным почтением проводил Джоан. Он понимал, что она права, что снова писать он не начнет до тех пор, пока не побудет некоторое время один; и его восхищала ее способность действовать столь решительно, в то время как его сердце стонало под неизведанной пока тяжестью. Итак, помахав ей на прощание рукой и подождав, пока самолет скроется из виду, он вернулся на Небесную Ферму, заперся у себя в кабинете, включил электрическую пишущую машинку и напечатал посвящение к следующему роману: "Джоан, моей хранительнице невозможного". Его пальцы неуверенно скользнули по клавишам, и для того, чтобы напечатать нормальную копию, пришлось трижды переделывать все заново. Но ему не хватило благоразумия предугадать надвигающийся шторм. Точно так же не обратил он внимания и на боль в запястьях и лодыжках; единственное, что он сделал, - это обложил ноги льдом, который в конце концов чуть ли не врос в них. И когда он обнаружил на правой руке, возле основания мизинца, онемевшее пурпурное пятнышко, то просто выкинул это из головы. В течение 24 часов после отъезда Джоан он был с головой погружен в новую книгу. Образы каскадами обрушивались на его мозг, создаваемые пустившимся вскачь воображением. Пальцы все чаще отказывались напечатать самое простое слово, но с фантазией было все в порядке. Ему даже и в голову не пришло потратить время на выяснение причин загноения маленькой ранки, образовавшейся в центре пурпурного пятнышка. Джоан и Роджер приехали через три недели, нанеся визиты всем родным. Она ничего не замечала, пока однажды вечером, после того, как Роджер уснул, они сели вместе на диван и Томас обнял ее. Окна были закрыты ставнями, и было слышно, как обдувавший ферму холодный ветер пытался их открыть. В неподвижном воздухе гостиной Джоан вдруг уловила сладковатый запах - запах болезни Кавинанта. Месяцами позже, глядя на вымытые антисептиком стены своей палаты в лепрозории, он клял себя за то, что не смазал руку йодом. Его беспокоила отнюдь не утрата двух пальцев. То, что отняло у него часть руки, было лишь микроскопическим символом того удара, который отсек его от полноценной жизни, исключил из собственного же мира, словно он был некоей разновидностью злокачественной инвазии. И когда его правая рука болела, лишенная двух пальцев, эта боль была ничуть не сильнее, чем от простого ушиба. Нет, он бранил себя за легкомыслие потому, что она отняла у него последнюю возможность держать в объятиях Джоан. Но той зимней ночью, когда она была рядом, он и понятия не имел, что такое может случиться. Неторопливо рассказывая о своей новой книге, он привлек ее к себе, с удовольствием ощущая прикосновение ее мягкого тела, чистый запах ее волос и чудесное тепло. Внезапная реакция жены повергла его в недоумение. Прежде чем он понял, что ее обеспокоило, она уже вскочила с дивана, стащила его следом за собой и, схватив его правую руку, подставила ее под свет лампы. Голос ее зазвенел от гнева и тревоги: - О, Томас! Почему ты так неосторожен? Потом Джоан уже не колебалась. Попросив одного из соседей посидеть с Роджером, она потащила мужа по пушистому февральскому снегу в пункт оказания первой помощи при местном госпитале. И не оставила его до тех пор, пока их не принял хирург. Предварительный диагноз: гангрена. Большую часть следующего дня Джоан провела вместе с Томасом в госпитале, пока он сдавал различные анализы. А следующим утром в шесть часов Томаса Кавинанта повели на операцию на правой руке. Он очнулся тремя часами позже в госпитальной палате, лишенный двух пальцев. Действие наркотиков еще некоторое время затуманивало его сознание, и только к полудню он почувствовал, что соскучился по Джоан. Но в этот день она вообще не пришла к нему. А когда появилась следующим утром, в ней явственно была заметна перемена. Кожа ее была бледна, словно сердце нехотя гнало кровь, а кости лба, казалось, выступили
в начало наверх
наружу. У нее был вид загнанного животного. Она не обратила внимания на его руку, протянутую к ней. Голос ее был низким и придушенным, словно она не хотела, чтобы даже издаваемый ею звук прикасался к нему. Став от него так далеко, насколько позволяли размеры палаты, обратив пустой взгляд к окну и мокрой улице за ним, она поведала ему последние новости. Врачи обнаружили у него проказу. Пораженный, он сказал: - Ты шутишь. Тогда она повернулась и, глядя ему в лицо, крикнула: - Хватит прикидываться дурачком! Доктор сказал, что сам сообщит тебе, но я не согласилась. Я думала о тебе. Но я не могу, не могу этого вынести. Ты подцепил проказу! Разве ты не знаешь, что это значит? Твои кисти рук и ступни отвалятся, руки и ноги искривятся, а лицо станет отвратительно морщинистым, как губка. На месте глаз образуются язвы, и я не смогу этого вынести - тебе будет все равно, потому что ты утратишь способность что-либо чувствовать и переживать, черт бы тебя побрал! И - о, Том, Том, Том! Эта болезнь заразна. - Заразна? - Он, казалось, не понимал, что она имеет в виду. - Да! - прошипела Джоан. - Большинство людей заболевают ею потому... - на мгновение она задохнулась от ужаса и разрыдалась, - потому что они заразились еще в детстве. Дети более восприимчивы, чем взрослые. Роджер... Я не могу рисковать... Я должна уберечь его от этого! И уже когда она исчезла, выбежала из палаты, он ответил: - Да, конечно, - потому что ему больше нечего было сказать. Он все еще не понимал. В голове было пусто. Лишь недели спустя он начал осознавать, как разрушительно подействовал на него взрыв Джоан. Потом он просто испугался. Через сорок восемь часов после операции хирург Кавинанта заявил, что тот вполне способен перенести небольшое путешествие, и отправил его в Луизиану, в лепрозорий. Врач, встречавший его прямо у самолета, бесстрастно ознакомил его с различными внешними аспектами проказы. Микробактерия проказы была впервые обнаружена Армавором Хансеном в 1874 году, но изучение бациллы постоянно срывалось из-за того, что исследователям никак не удавалось провести две из четырех ступеней анализа по Коху: никто не мог искусственно вырастить микроорганизм и никто не обнаружил, как он передается. Тем не менее некоторые современные исследования, проводившиеся доктором О.Э.Скинснесом на Гавайях, казались обнадеживающими. Кавинант почти не слушал. В самом слове "проказа" ему чудилась абстрактная интонация ужаса, но она не была слишком убедительна и действовала на него подобно угрозе, произнесенной на иностранном языке. Кроме интонации опасности, сами по себе слова ничего не передавали. Он смотрел в честное лицо доктора, а видел непонятный гнев Джоан, и ничего не говорил в ответ. Но когда Кавинант обосновался в своей комнате в лепрозории - квадратной камере с белой чистой кроватью и вымытыми антисептиком стенами, - доктор взял другой тон. Он резко сказал: - Мистер Кавинант, вы, кажется, так и не уяснили себе, в чем заключается опасность. Идемте со мной, я хочу вам кое-что показать. Кавинант вышел следом за ним в коридор. По пути доктор говорил: - Ваш случай - это то, что мы называем основной разновидностью болезни Хансена, - приобретенная проказа, та, у которой, по-видимому, нет... э... генеалогии. Восемьдесят процентов случаев заболеваний в нашей стране зарегистрированы с гражданами-эмигрантами, которые заразились еще детьми, будучи в странах с тропическим климатом. В таких случаях мы хотя бы знаем где они подцепили ее, если не как именно и почему. Разумеется, как основная, так и побочная, протекает она одинаково. Но, как правило, люди с побочными вариантами выросли в местах, где болезнь Хансена выражена гораздо ярче, чем здесь. Больные сразу распознают, чем именно они заболели. Это значит, что у них больше шансов вовремя получить необходимую медицинскую помощь. Я хочу познакомить вас с одним из наших пациентов. В настоящее время он - единственный, кроме вас, имеющий основную разновидность лепры. Он был кем-то вроде отшельника - жил один, вдали от всех, в горах западной Вирджинии. Он не знал, что с ним происходит до тех пор, пока с ним не попытался связаться из штаба армии командир его погибшего сына. Когда офицер увидел этого человека, он позвонил в общественную службу здоровья. А они послали старика к нам. Доктор остановился перед такой же дверью, какая вела в комнату Кавинанта. Он постучал, но не стал ждать ответа. Распахнув дверь, он поймал Кавинанта за локоть и втащил его в палату. Когда Томас переступил порог, в ноздри ему ударила острая вонь - запах, похожий на зловоние гниющего в отхожем месте мяса. Даже карболовая кислота и различные мази не смогли задушить этого смрада. Исходил он от сморщенной фигуры, сидевшей на постели и казавшейся совершенно абсурдной на фоне чистых простыней. - Добрый день, - сказал доктор. - Это Томас Кавинант. У него основная форма болезни Хансена, и он, кажется, не понимает грозящей ему опасности. Пациент медленно поднял руки, словно хотел обнять Кавинанта. Вместо кистей у него были вздутые обрубки, лишенные пальцев куски розового больного мяса, испещренного трещинами и язвами, из которых сквозь лечебные мази сочился желтый экссудат. Они висели на тонких, обмотанных бинтами руках, словно неуклюжие болванки. А ноги, даже несмотря на то, что они были прикрыты госпитальной пижамой, выглядели как шишковатое дерево. Потом пациент зашевелил губами, пытаясь заговорить, и Кавинант посмотрел на его лицо. Тусклые, пораженные катарактой глаза на этом лице, казалось, были центром извержения вулкана. Кожа щек была бело-розовой, как у альбиноса, но оттопыривалась и разбегалась от глаз волнами, словно ее нагрели до такого состояния, что она начала плавиться; и верхушками этих волн служили густые туберкулезные узелковые утолщения. - Убей себя, - страшным скрипучим голосом произнес старик. - У тебя нет надежды. Лучше умереть, чем жить так. Кавинант вырвался из рук доктора, бросился в коридор, и содержимое его желудка выплеснулось на чистые стены и пол, словно специально для того, чтобы образовать пятна поругания. И тогда он решил выжить. Томас Кавинант прожил в лепрозории более шести месяцев. Все это время он бродил по коридорам как изумленный призрак, отрабатывая навыки ВНК и других необходимых для выживания упражнений, подвергаясь обследованию во время многочасовых врачебных конференций, слушая лекции о проказе, терапии и восстановлении. Вскоре он узнал, что доктора считали, будто ключом к излечению проказы была психология пациента. Они настойчиво рекомендовали ему именно этот метод. Но он отказывался испытывать что-либо на себе самом. Глубоко внутри него крепло прочное ядро непримиримой ярости. Он заметил, что по какой-то жестокой прихоти его нервов два утраченных пальца казались его организму более живыми, чем оставшиеся. Большой палец его правой руки все время пытался дотронуться до этих ампутированных пальцев и, натыкаясь на шрам, вызывал чувство удивления и неловкости. Помощь докторов, казалось, была другим вариантом того же самого трюка. Их стерильные образы надежды вызывали у него те же чувства, что и прикосновение к воображаемым пальцам. А конференции, так же как и лекции, кончались долгими речами специалистов о проблемах, с которыми столкнулся он, Томас Кавинант. Неделями эти речи вливались в него, до тех пор, пока он не начал бредить ими по ночам. Предостережения заполнили его опустошенный мозг. Ему чудились не страсти и не приключения, а заключительные части речей. - Проказа, - слышал он ночь за ночью, - возможно, самое необъяснимое из всех человеческих несчастий. Эта загадка такая же, каковой является тончайшая разница между живущим и бесчувственным существом. О, кое-что о ней нам известно: она не смертельна, не заразна, если говорить обо всех уже известных способах заражения, проявляется она в разрушении нервов, зачастую конечностей и роговой оболочки глаз; может вызывать уродство, главным образом потому, что лишает тело возможности защищать себя путем ощущений и реакции на боль; иногда ее результатом является полная нетрудоспособность, вызванная сильной деформацией лица и конечностей, а также слепота; и это необратимо, поскольку утраченные нервы восстановить невозможно. Мы также знаем, что почти во всех случаях надлежащее лечение и использование ДДС - диамино-дивенилового сульфамида, - а также некоторых новых синтетических антибиотиков может задержать распространение болезни, и, как только разрушение нервных волокон будет остановлено, нужные лекарства и терапия смогут удерживать проказу под контролем в течение всей оставшейся жизни пациента. То, что нам неизвестно, - это почему и как данная конкретная персона подхватывает болезнь. Мы вынуждены полагать, что она приходит ниоткуда и без какой-либо особой причины. А как только ты ее подцепил - можешь оставить всякую надежду на полное излечение. Слова, которые чудились Кавинанту, не были вымышленными или преувеличенными - это могли быть дословные выдержки из любой лекции или конференции, - но их погребальный звон звучал будто поступь чего-то столь невыносимого, что их вообще не следовало когда-либо произносить. Безличный голос врача продолжал: - За годы изучения болезни Хансена мы выяснили, что она ставит перед пациентом уникальные проблемы - две взаимосвязанные трудности, которые не сопутствуют никакой другой болезни, и это делает моральный аспект превращения в жертву проказы более тяжким, чем физический. Первая проблема затрагивает взаимоотношения больного с людьми. В отличие от лейкемии в наше время или туберкулеза в прошлом веке, проказа не является и никогда не была "поэтическим" недугом, который можно романтизировать. Как раз наоборот. Даже в обществах, где своих больных ненавидят меньше, чем ненавидим их мы, американцы, пораженного проказой всегда презирали и боялись - он был парией даже среди близких из-за этой редкой болезни, появление которой никто не может предсказать или проконтролировать. Проказа не смертельна, и средний пациент может надеяться на тридцать или сорок лет жизни после заболевания. Этот факт в совокупности с прогрессирующей недееспособностью, вызванной болезнью, говорит о том, что пораженный проказой, как никто другой, отчаянно нуждается в человеческой поддержке. Но, в сущности, все общества обрекают своих прокаженных на изоляцию и отчаяние, приговаривая их, словно преступников и дегенератов, предателей и негодяев, к изгнанию из человеческого общества - и это все только потому, что наука не сумела раскрыть тайну этого несчастья. В любой стране, в любой культуре, по всему миру прокаженные считались воплощением всего того, что люди - поодиночке или коллективно - боятся и ненавидят. Такому поведению людей есть объяснение. Во-первых, болезнь вызывает уродство и зловоние, что, безусловно, неприятно. А во-вторых, вопреки проводимым научным исследованиям, люди не верят, что нечто столь очевидно отвратительное и таинственно распространяющееся не заразно. И тот факт, что мы не можем ответить на вопросы, касающиеся способов заражения, усиливает их страх - мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что прикосновение, воздух, пища и вода, или даже просто сострадание не передает болезнь. При отсутствии какого-либо правдоподобного, доказуемого объяснения заболевания люди воспринимают его по-разному, но все - отрицательно, как доказательство преступления, разврата или извращенности, как ужасный знак какого-то психологического, духовного или морального разложения или вины. И они упорно считают, что болезнь заразна, несмотря на свидетельства того, что она воспринимается с трудом даже детьми. Поэтому многим из вас придется жить, не рассчитывая на поддержку хотя бы одного человеческого существа, на то, что кто-то разделит с вами вашу ношу. Это одна из причин, почему мы придаем такое значение даваемым здесь рекомендациям; мы хотим помочь вам научиться мириться с одиночеством. Многие из пациентов, покидающих это заведение, не проживают столько, сколько смогли бы прожить. Шокированные своим отчуждением, они утрачивают приобретенные здесь защитный навыки; они отказываются от самолечения и становятся либо активными, либо пассивными самоубийцами; очень немногие из них вовремя возвращаются сюда. Пациенты, которым удается выжить, находят где-то кого-то, кто не отказывается помочь им сохранить стремление к жизни. Или же силу жить дальше находят где-то внутри самих себя. Однако каким бы путем вы ни пошли, одно остается неизменным: с сего момента и до конца жизни проказа - самый главный или даже единственный факт вашего существования. Она будет держать под своим контролем каждое мгновение. С самого момента пробуждения и до момента погружения в сон вам придется отдавать все без исключения внимание всем острым углам и другим возможным угрозам вашей жизни. От этого нельзя будет уйти ни на каникулы, ни в отпуск. Вы не должны позволять себе отдыхать, погружаясь в мечты или впадая в меланхолию. Все, что наносит ушибы, толкает, жжет, царапает, скоблит, колет или натирает кожу, может стать причиной вашего увечья, уродства или даже смерти. А мысли о том образе жизни, который вам недоступен, могут привести вас к отчаянию и самоубийству. Я много раз был тому свидетелем. Пульс Кавинанта учащался, и простыни, мокрые от пота, липли к телу. Голос его ночного видения не изменился - он не мог пытаться напугать его, его страх не доставлял ему радости - но теперь слова стали черны как
в начало наверх
ненависть, а за ними простиралась огромная кровоточащая рана пустоты. - Это подводит нас ко второй проблеме. На первый взгляд она не так уж сложна, но впоследствии вы убедитесь в том, что она может быть для вас разрушительной. Восприятие человеком окружающего мира основано большей частью на чувстве осязания; фактически, вся система взаимоотношения людей с окружающим миром построена на осязании. Люди могут не поверить своим глазам или ушам, но когда они к чему-то прикасаются, то знают, что это реально. И не случайно мы описываем свои глубочайшие проявления эмоций с помощью терминов чувства прикосновения. Грустные истории трогают нас за душу. Неприятные ситуации раздражают или ранят нас. Это неизбежный результат того, что мы являемся биологическими организмами. Вы должны бороться за то, чтобы для себя изменить эту ориентацию. Вы разумные существа - у каждого из вас есть мозг. Пользуйтесь. Пользуйтесь им, чтобы распознать опасность. Пользуйтесь, чтобы научить себя оставаться в живых. Потом он проснулся, один в своей постели, облитый потом, с широко раскрытыми глазами, губы напряжены от готовых прорваться сквозь сжатые зубы рыданий. И так повторялось ночь за ночью, неделя за неделей. День за днем он вынужден был доводить себя до бешенства, чтобы найти силы покинуть бесполезное убежище своей палаты. Однако его главное решение оставалось неизменным. Он познакомился с пациентами, уже несколько раз проходившими курс лечения в лепрозории, - пойманными рецидивистами, которые не в состоянии были выполнить главное условие своего мучения - условие держаться за жизнь без всякой мысли о компенсации нынешних неудобств комфортом в будущем, которая и придавала жизни ценность. Их циклическая деградация и доказала Кавинанту, что его ночные видения содержали в себе основу для выживания. Ночь за ночью они колотили его о жестокий и непоправимый закон проказы; удар за ударом они показывали ему, что полное подчинение этому закону было его единственной защитой от нагноения, разъедающей прелости кожи и слепоты. В течение пятого и шестого месяцев лечения в лепрозории он практиковался в ВНК и других упражнениях с маниакальным усердием. Глядя на пустые антисептичные стены своей палаты, он словно бы старался загипнотизировать себя с их помощью. Привычка отсчитывать часы между приемами лекарств постепенно стала подсознательной. Если же он допускал ошибку или хоть немного нарушал свой защитный ритм - беспощадному самобичеванию потом не было конца. На седьмой месяц врачи пришли к мнению, что его усердие - это не временная проходящая фаза. Они имели все основания полагать, что прогресс его болезни остановился. И отправили его домой. Возвращаясь поздно вечером к себе домой на Небесную Ферму, Томас думал, что готов ко всему. Он приучил себя спокойно относиться к отсутствию каких бы то ни было вестей от Джоан и к испуганному шараханью бывших своих друзей и знакомых - хотя эти обиды все еще причиняли ему боль, вызывая время от времени головокружительные приступы ярости и отвращения к самому себе. Оставшиеся в доме вещи Джоан и Роджера и опустевшая конюшня, где Джоан держала прежде своих лошадей, терзали его измученное сердце, словно едкая кислота, - но он уже подчинил себя задаче сопротивляться таким раздражителям. Тем не менее ко всему он все-таки не был готов. Очередной шок оказался ему не по силам. После того, как он дважды и даже трижды проверил, действительно ли Джоан ничего не писала, и после разговора по телефону с юристом, который наводил для него справки, - смущение и волнение этого человека, казалось, можно было почувствовать даже через соединяющие их телефонные провода, - Томас отправился в свою хижину-кабинет, стоящую среди леса, и занялся чтением написанного им начала второго романа. Явное скудоумие собственного сочинения ошеломило его. Назвать эти каракули смехотворно-наивными было бы для них еще комплиментом. Он едва мог поверить, что эта высокомерная чушь написана им самим. Той же ночью он перечитал свой первый роман, бестселлер. Затем, оперируя руками с величайшей осторожностью, он разжег огонь в камине и бросил туда как новый манускрипт, так и напечатанный роман. "Огонь! - думал он. - Очищение. Если мне не суждено больше написать ни строчки, то по крайней мере я избавлю свою жизнь от этой лжи. Воображение? Как я мог быть настолько самоуверенным?!" И, глядя, как листки превращаются в серый пепел, он вместе с ними сжигал и свои мечты о дальнейшей писательской деятельности. Впервые он ощутил, насколько верны были наставления врачей; ему надлежало подавить в себе все воображение. Он не мог позволить себе развивать воображение - способность, с помощью которой он мог представить себе Джоан, радость, здоровье. Если он будет терзать себя несбыточными желаниями, то это нанесет урон соблюдению того закона, который позволял ему выжить. Воображение было способно убить его, или соблазнить, или обманом склонить к самоубийству: мысли о недоступном повергли бы его в отчаяние. Когда огонь потух, Томас растоптал оставшийся пепел, как бы довершая уничтожение написанного. На следующее утро он принялся за организацию своей жизни. Первым делом он отыскал свою старую опасную бритву. Ее длинное лезвие из нержавеющей стали сверкало в флюоресцентном свете ванной злобным плотоядным взглядом, но Томас намеренно загородил его от света, намылил лицо, боязливо облокотился о раковину и приблизил лезвие к горлу. Словно линия холодного огня пересекла его яремную вену - остро ощутимая угроза пореза, и гангрены, и обострения проказы. Если бы его лишенная половины пальцев рука соскользнула или дернулась, последствия могли бы быть самыми серьезными. Но Томас сознательно пошел на риск - для того, чтобы приучить себя к внутренней дисциплине, усилить свою бдительность при соблюдении основных правил выживания и подавить свою непокорность им. Бритье этим лезвием стало у него впоследствии личным ритуалом, ежедневной очной ставкой со своим положением. По той же причине Томас повсюду стал таскать с собой острый перочинный нож. Как только он чувствовал, что его контроль ослабевает, что к нему возвращается воспоминание о надежде или любви, он доставал этот нож и приставлял лезвие к своему запястью. Побрившись, он занялся домом. Сделал уборку, расставил мебель таким образом, чтобы выступавших углов было как можно меньше, сведя до минимума угрозу острых краев и невидимых препятствий; он уничтожил все, обо что можно было споткнуться, ушибиться или пораниться, так что комнаты стало безопасно обходить даже в темноте; он сделал свой дом максимально похожим на свою камеру в лепрозории. Все опасное он поместил в комнату для гостей; покончив с этим, он запер ее и запрятал ключ подальше. После этого Томас вернулся к своей хижине и тоже запер ее, предварительно выкрутив пробки, чтобы предотвратить возможность загорания старой электропроводки. Покончив таким образом со своим прежним образом жизни, он основательно вымыл руки. Мыл он их с мрачным и одержимым видом, и ничего не мог с собой поделать - физическое чувство нечистоты было слишком сильно. Гадкий, грязный прокаженный! Осень прошла в непрерывном балансировании на грани безумия. Темная сила пульсировала в нем, словно пиратская шпага застряла между ребрами, непреднамеренно раздражая его. Он чувствовал смертельную потребность выспаться, но не мог этого сделать, потому что во сне ему теперь стали чудиться кошмары разложения; несмотря на бесчувственность своего тела, он, казалось, ощущал, как оно живет. А пробуждение ставило его лицом к лицу с ужасным непоправимым парадоксом. Не имея никакой поддержки или ободрения со стороны других людей, он начал сомневаться в том, что сможет вынести всю тяжесть своей борьбы с ужасом и смертью; тем не менее эти ужас и смерть объясняли, делали понятным, почти оправданным его отчуждение и отказ других помочь или ободрить его. Его борьба была результатом тех же страстей, что обуславливали его изгнание. Мысль о том, что с ним будет, если он откажется от борьбы, была ему ненавистной. Ненавистной была и мысль о том, что он вынужден вести безвыигрышную вечную борьбу. Но людей, которые сделали его духовное одиночество столь абсолютным, он ненавидеть не мог. Они всего лишь разделяли его собственный страх. Единственной его опорой в этих обстоятельствах был сарказм. Он держался за свою отчаянную злобу как за якорь спасения; чтобы выжить, ему нужна была ярость - ярость, позволявшая ему держаться за жизнь, словно накинув ей на шею удавку. Бывали дни, когда ярость не покидала его от восхода солнца до заката. Но со временем даже эта страсть начала затихать. Его оторванность от людей была частью его устава: она была необратимым фактом, столь же реальным и обязательным, как земное притяжение, напасть и бесчувственность. Если ему не удастся заставить себя подчиниться фактам, ему не удастся выжить. Когда Томас смотрел из окна на ферму, то деревья, опоясывающие принадлежащий ему клочок земли и отгораживающие его от шоссе, казались такими далекими, что ничто не могло послужить мостом через эту пропасть. Противоречие не имело разрешения. Без страстности он не мог продолжать борьбу - однако все эмоции должны были быть отринуты им. Прошла осень, и теперь он все реже и реже проклинал несбыточность желаний, в плену которых находился. Он бродил по лесу позади Небесной Фермы - высокий худой человек с диким взором, механической походкой и лишенной двух пальцев правой рукой. Любой острый камень, крутой уступ, заваленная тропа напоминали ему о том, что жизнь его зависит от его осторожности, что стоит ему на мгновение ослабить бдительность - и все его беды исчезнут вместе с ним, безболезненно и для всех незаметно. Прикасаясь иногда к стволу дерева и ничего не ощущая под рукой, он становился лишь еще более грустным, предвидя при этом, какой его ожидает конец: сердце его станет таким же бесчувственным, как и тело, и тогда мир окончательно будет потерян для него. Тем не менее, узнав о том, что кто-то заплатил за него по счету за электричество, он ощутил внезапное чувство сосредоточения, прояснения видения, словно наконец опознал своего врага. Это неожиданное благодеяние ясно показало ему, что происходит. Горожане не только избегали его, но и активно действовали с целью лишить его всякого предлога появляться в их обществе. Когда Томас впервые осознал эту опасность, его первейшим побуждением было открыть окно и крикнуть так, чтобы его голос раскатился в зимнем воздухе: - Так и продолжайте! Черт меня побери, если вы мне нужны! Однако вопрос этот был не настолько прост, чтобы его можно было решить одной только бравадой. Когда зима постепенно рассеялась, превратившись в раннюю мартовскую весну, Томас пришел к выводу, что ему необходимо что-нибудь предпринять. Он был личностью, человеком, как и все остальные: и у него было сердце, живое и поддерживающее жизнь в его теле. И он не собирался покорно ждать, когда это сердце ампутируют. Поэтому, получив очередной счет за телефон, он собрался с духом, тщательно побрился, облачился в одежду из плотной ткани, сунул ноги в крепкие ботинки на высокой шнуровке и отправился в двухмильный поход в город, чтобы лично уплатить по счету. И вот теперь он стоял перед дверью телефонной компании, обуреваемый сомнениями, проносящимися у него в голове, словно грозовые тучи. Так прошло уже немало времени, а он все стоял перед дверью с надписью золочеными буквами, повторяя про себя: "...Это - медленное убийство", - потом он собрался с духом, распахнул дверь с силой штормового ветра и направился к девушке за стойкой с таким видом, словно она вызвала его на единоборство. Он подошел и положил ладони на стойку, чтобы унять дрожь в руках. На мгновение лицо его исказила свирепая гримаса. Он сказал: - Меня зовут Томас Кавинант. Девушка была опрятно одета и казалась довольно миловидной. Томас заставил себя посмотреть ей прямо в лицо. Он увидел ничего не выражающий, направленный мимо него взгляд. И пока он выискивал в этом взгляде испуг или отвращение, девушка направила взгляд в его сторону и сказала: - Я вас слушаю... - Я хочу оплатить свой счет, - ответил Томас, подумав: "Она ничего не знает, просто не слышала обо мне". - Пожалуйста, сэр, - отозвалась девушка. - Назовите ваш номер. Томас назвал, и она томно проплыла в соседнюю комнату, чтобы проверить по картотеке. Неопределенность ожидания возродила его страхи, и он почувствовал, как сжалось горло. Ему нужно было как-то отвлечься, чем-то занять свое внимание. Внезапно вспомнив о встрече на улице, он сунул руку в карман и извлек из него обрывок бумаги, который передал ему мальчик. "Вы должны это прочитать", - вспомнил Томас. Он расправил обрывок на стойке и прочел полустертый печатный текст: "Реальный человек, реальный во всех отношениях, внезапно обнаруживает, что он абстрагирован от мира и помещен в физическую ситуацию, которая не может существовать: звуки имеют запах, запахи обладают цветом и глубиной, зрительные образы осязательно ощутимы, прикосновения имеют высоту и тембр. Некий голос сообщает ему, что он был
в начало наверх
доставлен сюда как защитник своего мира. Он должен сразиться в смертельном поединке с защитником другого мира. Если он потерпит поражение, он умрет, и его мир - реальный мир - будет разрушен, поскольку окажется лишен внутренней способности к выживанию. Человек отказывается верить в то, что все услышанное им - правда. Он приходит к выводу, что либо спит, либо бредит, и отказывается стать частью ложной ситуации сражения насмерть, поскольку никакой "реальной" опасности не существует. Он непоколебим в своем решении не воспринимать всерьез очевидно невозможную ситуацию и не обороняется, когда его атакует защитник другого мира. Вопрос: является такое поведение человека мужеством или трусостью? Это - фундаментальный вопрос этики". - Этики! - фыркнул про себя Кавинант. - И кто только придумывает такую чушь? В следующий миг вернулась девушка, на лице ее было вопросительное выражение. - Томас Кавинант? С Небесной Фермы? Сэр, на ваш счет был сделан вклад, который покрывает несколько месяцев. Разве вы недавно не присылали нам чек на большую сумму? Внутренне Кавинант сжался, словно от удара, причинившего ему внезапную боль, потом схватился за стойку, заваливаясь набок, словно наскочивший на рифы галеон. Бессознательно он скомкал в кулаке клочок бумаги. Голова кружилась, в ушах эхом отдавались слова: Фактически все общества проклинают, отрекаются, отталкивают вас от себя - у тебя нет надежды. Прилагая все силы, чтобы сдержать готовую прорваться ярость, он сосредоточил внимание на похолодевших ступнях и ноющих лодыжках. С чрезвычайной осторожностью положив смятый клочок бумаги на стойку перед девушкой, Томас сказал, стараясь придать своему голосу выражение доверительности: - Это, знаете ли, вовсе не заразно. Можете не беспокоиться - от меня вы ничего не подхватите. Это заразно разве только что для детей. Девушка, хлопая глазами, смотрела на него, словно удивляясь смутности своих мыслей. Его плечи сгорбились, ярость комком застряла в горле. Он повернулся со всем достоинством, на какое был способен, и вышел на улицу, громко хлопнув дверью. - Адское пламя! - буйствовал он про себя. - Адское пламя! Будьте вы прокляты! Чувствуя, как от ярости кружится голова, он оглядел улицу. Отсюда ему был виден город во всем своем зловещем величии. В направлении Небесной Фермы по обеим сторонам дороги теснились маленькие торговые лавки, словно зубы готовых сомкнуться челюстей. Ослепительное солнце заставило Томаса почувствовать себя беспомощным и одиноким. Быстро осмотрев руки на предмет царапин или ссадин, он заспешил обратно. Онемевшие ноги едва держали его, словно асфальт стал скользким от отчаяния. Томасу казалось, что он проявил мужество, сдерживая желание пуститься бегом. Через несколько минут впереди показалась громада здания суда. На тротуаре перед ним стоял старик-нищий. Он не двигался, по-прежнему глядя на солнце и что-то бессвязно бормоча. Его знак "БЕРЕГИСЬ!" был теперь бесполезен, словно предупреждение, которое пришло слишком поздно. Когда Кавинант приблизился, его поразила отрешенность старика - нищие и фанатики, святые и пророки апокалипсиса дисгармонировали с этой улицей, залитой солнцем: нахмуренный приниженный взгляд каменных колонн не допускал подобной доисторической экзальтации. А горстки пожертвованных ему монет не хватило бы даже на скудный обед. Кавинант вдруг ощутил внезапную острую боль сострадания. Почти против своей воли он остановился перед стариком. Нищий не шевельнулся, не прервал своего созерцания солнца, однако голос его изменился, и среди невнятного бормотания раздались ясные слова: - Исполни свой долг. Этот приказ, казалось, относился непосредственно к Кавинанту. Словно по команде, он снова опустил взгляд на чашу. Однако требование, попытка принуждения вызвали в нем новый приступ гнева. - Я ничего тебе не должен! - тихо огрызнулся он. Прежде чем он отошел, старик заговорил снова: - Я тебя предупреждал. Эти слова неожиданно подействовали на Кавинанта как внутреннее озарение, как интуитивное суммирование всех переживаний, испытанных им в прошлом году. И решение мгновенно пробилось сквозь гнев. С перекошенным лицом он стянул с пальца обручальное кольцо. До этого Томас никогда не снимал кольца: несмотря на развод и безжалостное молчание Джоан, он продолжал носить его. Кольцо было как бы его самоутверждением. Оно напоминало ему, где он был прежде и где он теперь, о разбитых надеждах, утраченной дружбе, о беспомощности - и его исчезающей человечности. Теперь он сорвал его с левой руки и бросил в чашу. - Это стоит больше, чем несколько монет, - сказал он и, спотыкаясь, побрел прочь. - Подожди. В этом слове прозвучала такая властность, что Кавинант снова остановился. Он стоял, не шевелясь, усмиряя свою ярость, как вдруг почувствовал, что старик взял его за руку. Тогда он повернулся и посмотрел в бледно-голубые глаза, такие пустые, будто они все еще разглядывали слепящий пламень солнца. Старик буквально излучал невидимую силу. Внезапное чувство опасности, чувство близости к вещам, недоступным его пониманию, встревожило Кавинанта. Но он только отмахнулся от этого. - Не прикасайся ко мне. Я прокаженный! Отсутствующий взгляд, казалось, даже не задевал его, словно его не было или глаза старика были незрячими; однако голос нищего был ясен и тверд: - На тебе проклятие, сын мой. Кавинант ответил, облизнув губы: - Нет, старик. Это нормально - таковы уж люди. Пустышки. И, словно ссылаясь на закон проказы, он добавил про себя: "Тщетность - основная характеристика жизни". Вслух же он продолжал: - Такова жизнь. Просто я придаю меньшее значение всяким пустякам, чем большинство людей. - Такой молодой - и уже такой несчастный! Кавинант давно уже не встречал участия, и поэтому нечто похожее на его проявление оказало на него сильнейшее воздействие. Гнев его отступил, хотя в горле так и остался комок, делая голос сдавленным и приглушенным. - Пойдем со мной, старик, - сказал Кавинант. - Не мы сотворили мир. Все, что нам остается, - это жить в нем. Все мы в одной лодке, так или иначе. - Разве не мы его сотворили? Но, не дождавшись ответа, нищий снова принялся бормотать свой таинственный напев. Он удерживал за руку Кавинанта, пока в пении не наступила пауза. Тогда в его голосе появилось нечто новое - агрессивный тон, словно бы старик воспользовался неожиданной уязвимостью Кавинанта. - Почему ты не покончил с собой? В груди Кавинанта возникло такое чувство, словно на нее надавили, а сердце сжало спазмом. Голубые глаза излучали какую-то необъяснимую для него опасность. Его охватила тревога. Он хотел оторвать взгляд от старческого лица, провести процедуру ВНК, чтобы убедиться, что все в порядке, но не мог этого сделать: пустой взгляд удерживал его. Наконец он сказал: - Это слишком легко. На этот ответ не последовало возражений, но все же его тревога росла. По принуждению воли старика он стоял над пропастью своего будущего и смотрел вниз, на зазубренные, алчущие угрозы - вечные муки мыслились и множились там. Он узнавал разные варианты смерти прокаженных. Но эта панорама придавала ему силы. Это было подобно пробному камню дружеских отношений в фантастической ситуации; и такое чувство снова опустило его на знакомую почву. Он ощутил в себе достаточно сил чтобы отвернуться от собственного страха и сказать: - Послушай, могу я для тебя что-нибудь сделать? Еда? Место для ночлега? Я могу поделиться с тобой всем, что у меня есть. Глаза старика внезапно утратили свой опасный оттенок, словно Кавинант произнес какой-то решающий пароль. - Ты и так уже дал мне чересчур много. Такие подарки я возвращаю тем, кто их жертвует. Он протянул чашу Кавинанту. - Возьми кольцо обратно. Будь праведным. Ты не должен сдаваться! Повелительный тон теперь исчез. Вместо него Кавинанту слышалась мягкая просьба. Он колебался, размышляя над тем, какое отношение может иметь к нему этот старик. Но надо было что-то ответить. Он взял кольцо и снова надел его на левую руку. Потом сказал: - Все рано или поздно сдаются. Но я собираюсь выжить - и жить так долго, сколько смогу. Старик весь как-то осел, покосился, словно только что переложил груз пророчества или заповеди на плечи Кавинанта. Голос его звучал теперь совсем слабо: - Может быть, так оно и будет. Не сказав больше ни слова, он повернулся и побрел прочь, опираясь на посох, будто изможденный пророк, уставший от предсказаний. Посох ударялся о тротуар со странным звуком, как если бы дерево было тверже асфальта. Кавинант смотрел вслед развевающемуся на ветру оранжево-коричневому плащу и разметавшимся волосам до тех пор, пока старик не повернул за угол и не скрылся из виду. Потом он встряхнулся и приступил к процедуре ВНК. Но взгляд его задержался на обручальном кольце. Оно едва держалось на пальце, словно вдруг стало очень велико ему. "Проклятье! - подумал Томас. - На мой счет поступил вклад. Я должен что-то сделать, пока они не начали устраивать против меня на улицах баррикады". Некоторое время он еще стоял на том же месте, пытаясь выработать план действий. Машинально он поднял взгляд вверх, к каменным головам, венчающим колонны здания суда. В глазах у них было равнодушие, а на губах - судорога отвращения, изогнувшая их в вечной угрозе, непреодолимой и навеки незавершенной. И они подсказали ему идею. Молча послав им проклятие, он снова пошел вдоль улицы. Он решил встретиться со своим юристом и потребовать, чтобы эта женщина, занимавшаяся его контрактами и финансовыми делами, нашла какое-то легальное средство против этой своеобразной черной благотворительности, которая отсекала его от города. "Пусть аннулируют оплату счетов, - думал он. - Они не имеют права оплачивать мои долги без моего на то согласия". Контора юриста находилась в здании, стоящем возле пересечения двух основных улиц городка, и Кавинанту надо было перейти на другую сторону дороги. Вскоре он уже ждал зеленого света на перекрестке возле единственного в городе светофора. Он чувствовал, что надо спешить, действовать согласно тому, что он решил, прежде чем его отвращение к юристам и всему общественному механизму в целом убедит его в том, что эта решимость была глупостью. Он с трудом подавил в себе искушение перейти дорогу на красный свет. Светофор долго не хотел менять свой сигнал, но вот наконец зажегся зеленый. Кавинант ступил на переход. Не успел он сделать и трех шагов, как раздалась сирена. Из боковой улочки, мигая красными огнями, вылетела полицейская машина. На повороте из-за высокой скорости ее занесло в сторону, и она понеслась прямо на Кавинанта. Он замер на месте, словно его вдруг стиснул невидимый кулак. Он хотел отскочить, но мог только стоять неподвижно, остановленный и удерживаемый на месте невидимой силой, и смотреть на морду несущегося на него автомобиля. На мгновение он услышал безумный скрип тормозов. Потом упал. Падая, он смутно ощущал, что падение началось слишком рано, что его еще не сбило машиной. Но ничего не мог с собой поделать: он слишком боялся - боялся столкновения. После всех предосторожностей и самозащиты - покончить вот так! Потом в окружающем его городском пейзаже на заднем плане, за солнечным светом и сверкающими окнами магазина, возникла тяжелая тьма, и он услышал визг покрышек тормозящего автомобиля. Свет и дорога стали казаться не более чем рисунком на черном фоне, и теперь этот фон вспучивался, заполняя все вокруг, добрался до него и, поглотив, потащил его куда-то вниз. Тьма изливалась сквозь солнечный свет, словно лучи ночного мрака. Томас подумал, что видит все это в страшном сне. И совершенно некстати он снова услышал слова старика: - Будь праведным. Ты не должен сдаваться! Тьма все лилась и лилась, затопляя день; и последним, что Кавинант еще видел, были красные искры огней полицейской машины - красная молния,
в начало наверх
горячая и смертоносная, пронзающая его лоб, как копье. 3. ПРИГЛАШЕНИЕ К ПРЕДАТЕЛЬСТВУ Какое-то время, измерить которое можно было бы только ударами сердца, Кавинант висел в темноте. Пронизывающий пространство луч красного света был единственным устойчивым ориентиром во всей вселенной, которая, казалось, кипела вокруг него. Он чувствовал, что мог бы увидеть тяжелое движение неба и земли, если б только знал, куда надо смотреть; но тьма и горячий красный луч, бьющий в лоб, мешали повернуться, и ему пришлось смириться с тем, что он не увидит бурливших вокруг него течений. Под давлением этого свирепого излучения он мог вполне отчетливо чувствовать в висках каждый тик своего пульса, словно его разум, а не сердце, выковывал жизнь. Толчки были редкими - слишком редкими для полноты восприятия, испытываемого им. Он не мог их понять, не мог понять, что с ним происходит. Но каждый удар потрясал его, как если бы сама структура его мозга опасно изменялась при этом. Внезапно это ненавистное световое копье дрогнуло и расщепилось надвое. Он двигался к свету - или свет приближался к нему. Два горящих пятна оказались глазами. В следующее мгновение он услышал смех - высокий, вызывающий, ликующий хохот, полный триумфа и застарелой злобы. Раздавшийся затем голос был похож на злорадный петушиный крик, предвещающий рассвет в аду, и при этом звуке сердце Кавинанта затрепетало. - Готово! - закричал клокочущий голос. - Я сделал! Он мой! - и снова перешел в визгливый хохот. Теперь Кавинант был достаточно близко, чтобы отчетливо видеть глаза. Они не имели ни белков, ни зрачков - красные шары заполняли глазные впадины, и свет бурлил в них, словно лава. Их жар был так близок, что Кавинант чувствовал его своим лбом. Потом глаза вспыхнули и, казалось, воспламенили пространство вокруг себя. Языки пламени, вырываясь из них, окружили Кавинанта зловещим сиянием. Он заметил, что находится в широкой каменной пещере. Ее стены ловили и удерживали свет, так что в пещере было светло от одного сверкания этих глаз. Камень был гладким, но разбитым на сотни неправильных граней, словно бы пещеру вырезали с помощью ножей. По всей окружности пещеры, словно открытые рты, зияли ходы. Высоко над головой свод переходил в густой пучок сталактитов, но пол оказался плоским и сглаженным, как будто по нему пробежало множество ног. Сталактиты на вершине свода пещеры испускали слабое свечение, как если бы были раскаленным камнем, так что гроздь их переливалась красным светом. Пещеру наполняло отвратительное зловоние, ядовитый запах с болезненной сладковатой примесью - горящая сера над испарениями гниющей плоти. Кавинант зажал лицо руками, чтобы не ощущать этой вони и не видеть существа, чьи глаза, казалось, удерживали его, лишали воли. Перед ним на небольшом возвышении около центра пещеры, распластавшись на нем, лежало существо с длинными костлявыми конечностями и с кистями рук огромными и тяжелыми, как лопаты, с тощим горбатым туловищем и головой, похожей на таран или стенобитное орудие. Оно чуть пошевелилось, и его колени поднялись почти до уровня шеи. Одной рукой оно держалось за скалу перед собой, другой сжимало длинный деревянный посох с металлическим наконечником и с затейливой резьбой по всей длине. Его оскаленный рот свело судорогой смеха, глаза, казалось, пузырились подобно магме. - Ха! Сделано! - снова взвизгнуло оно. - Я вызвал его. Сила моя! Убить их всех! Напыщенно проповедуя своим визгливым голосом, оно одновременно пускало голодную слюну. - Лорд Друл! Хозяин! Я! Существо вскочило на ноги, подпрыгивая от сумасшедшей гордости. Оно начало приближаться к своей жертве, и Кавинант отшатнулся с отвращением, которое не мог контролировать. Удерживая посох обеими руками вертикально вблизи центра пещеры, существо завопило: - Убить его! Взять его силу! Сокрушить их всех! Стать Лордом Друлом! - Оно подняло посох, словно хотело им ударить Кавинанта. Но внезапно в пещере раздался другой голос. Он был глубоким и звучным, достаточно сильным, чтобы легко заполнить пространство, и в то же время каким-то мертвенным, словно голос бездны: - Назад, Каменный Червь! - скомандовал он. - Эта жертва слишком жирна для тебя. Я беру его себе. Существо задрало голову к потолку и закричало: - Мое! Мой Посох! Ты видел! Я вызвал его! Ты видел! Кавинант, следуя направлению взгляда красных глаз, тоже посмотрел вверх, но ничего не увидел, кроме завораживающих взгляд отблесков красного света на поверхности, состоящей из каменных игл. - Тебе была оказана помощь, - возразил глубокий голос. - Посох был для тебя слишком сложной штукой. Ты мог даже случайно уничтожить его, просто придя в раздражение, если бы я не обучил тебя некоторым приемам обращения с ним. А моя помощь имеет свою цену. В дальнейшем можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Я же требую отдать это мне в качестве вознаграждения. Он принадлежит мне! Ярость существа внезапно стихла, как если бы оно вспомнило о какой-то тайной выгоде. - Мой Посох! - злобно пробормотало оно. - Я владею им. Твоей безопасности пришел конец. - Ты угрожаешь мне? - рассвирепел глубокий голос, и таящиеся в нем угрозы стали ощутимо ближе. - Смотри и страшись! Друл Каменный Червь, близится твой смертный час! Берегись! Я начинаю! Послышался низкий гнетущий скрежет, как будто издаваемый огромными зубами, и между Кавинантом и Друлом зазмеился холодный туман. Его становилось все больше и больше, он бурлил и сгущался до тех пор, пока совсем не скрыл Друла от глаз Кавинанта. Сначала туман смешался со светом, отражаемом стенами пещеры, но по мере того, как он клубился, заполняя пещеру, его красноватый цвет переходил в характерный для смога влажный серый оттенок. Отвратительные испарения таяли, превращаясь в более приятный запах эфирного масла - запах похоронных церемоний. Хотя в тумане ничего не было видно, Кавинант почувствовал, что он больше не в пещере Друла. Перемена не принесла ему облегчения. Страх и замешательство мучили его, словно он погрузился в кошмар. Этот бестелесный голос приводил его в ужас. Ноги его дрожали и подгибались, и он упал на колени посреди клубившегося вокруг тумана. - С твоей стороны весьма любезно было бы вознести мне молитву, - нараспев произнес голос. Его мертвенность шокировала Кавинанта, как очная ставка с ужасным убийством. - Для человека, судьба которого потерпела такое крушение, нет иных надежд и иной помощи. Мой враг не поможет тебе. Именно он выбрал тебя для этой участи. А если уж он выбрал, то не отступает; он берет. В голосе послышалось явное презрение, царапнув по нервам Кавинанта. - Да, вознося мне молитвы, ты поступил бы благоразумно. Я могу освободить тебя от твоей ноши. Попросишь ли ты у меня здоровье и силу - и то, и другое я могу тебе дать. Потому что я начал наступление на это время, и будущее - за мной. Теперь уже я не потерплю поражения. Разум Кавинанта все еще испытывал шок от голоса. Но упоминание о здоровье не прошло для него незамеченным, и сердце его подпрыгнуло. Он ясно чувствовал, как оно бьется в груди, как оно борется против бремени его страха. Но все же он был еще слишком ошарашен, чтобы говорить. А голос тем временем продолжал: - Кевин был глупцом - обреченным, слабоумным и безвольным. Все они глупцы. Смотри же, низкопоклонник. Могущественный Высокий Лорд Кевин, сын Лорика и правнук Берека, Лорда-Основателя, которого я ненавижу, стоял там, где ты стоишь теперь на коленях, и собирался уничтожить меня. Он раскрыл мои планы, определил истинную меру моего настоящего роста - хотя дурак долгие годы помещал меня в Совете справа от себя, не чувствуя угрожающей ему опасности, - и наконец понял, кто я такой. Потом между нами началась война - война, опустошившая запад и угрожавшая самой его драгоценной Твердыне. Крепкие кулаки его собратьев были моими, и он это знал. Когда его армии дрогнули, а сила его ослабла, он впал в отчаяние, и в своем отчаянии стал моим. Он думал, что все еще может полностью уничтожить меня. И потому встретился со мной в той самой пещере, из которой я тебя сейчас спас, что называется "Кирил Френдор" - Сердце Грома. Друл Каменный Червь не знает, что это за пещера, в которой он поселился. И не только он не знает об этом. Но о самых сокровенных своих замыслах я молчу. В определенном смысле он неплохо мне служит, хотя и сам того не подозревает. Таким же образом будешь служить мне и ты, а также эти застенчивые Лорды, независимо от того, захотите вы этого или нет. Пусть они еще немного поплутают в своих ничтожных тайнах, едва ли опасаясь того, что я жив. Они не овладели и седьмой частью Учения Кевина, и все же в своей гордыне они осмеливаются именовать себя друзьями земли, служителями мира. Слепцы, они не замечают собственного высокомерия. Но я научу их видеть его. По правде говоря, для них уже слишком поздно. Они придут в Кирил Френдор, и я преподам им кое-какие уроки, которые омрачат им душу. Они вполне заслужили это. Именно там меня встретил Кевин и в отчаянии бросил мне вызов. И я его принял. Глупец! Я едва мог говорить - смех душил меня. Он думал, что подобные заклинания могут меня обескуражить! Но сила, которая питает меня, существует с момента сотворения времени. Поэтому, когда Кевин бросил мне вызов спустить с привязи силы, которые превратят Страну и всех ее проклятых созданий в пыль, я принял этот вызов. Да, и смеялся до тех пор, пока на его лице не появилось сомнение перед тем как наступил конец. Этот глупец сам стал виновником того, что время Старых Лордов подошло к концу - а я остался. Я! Вместе были мы в Кирил Френдор - слепец Кевин и я. Вместе произнесли Ритуал Осквернения. Ах, глупец! Он уже был моим рабом, сам того еще не зная. Полный гордости за свое Учение, он не подозревал, что тот самый закон, которому он служит, сохранил меня в этом катаклизме, а почти все его люди погибли. Правда, на некоторое время я ослабел. Тысячу лет я зализывал раны, как побитая дворняга. За это мне еще заплатят - за это и за многое другое, когда я взыщу все, что мне причитается. Но я не был уничтожен. И когда Друл нашел Посох и узнал его, но не смог им воспользоваться, я снова решил поймать судьбу за хвост. Будущее этого мира принадлежит мне, и я распоряжусь им по-своему. Так что молись мне, низкопоклонник, отвергай ту судьбу, которую предназначил для тебя мой враг. Раскаиваться тебе не придется. Туман и наполненный запахом эфирного масла воздух, казалось, ослабили Кавинанта, словно из его крови выкачали всю силу. Но сердце его еще билось, и в этом он пытался найти защиту от страха. Обхватив себя руками, он скорчился, стараясь спастись от холода. - Какую судьбу? - заставил себя произнести он. Его голос, зазвучавший в тумане, был жалким и потерянным. - Он хочет, чтобы ты стал моим окончательным противником. Он выбрал тебя - тебя, низкопоклонник, ибо в твоих руках сила, какой прежде не видел ни один смертный, - выбрал, чтобы уничтожить меня. Но я докажу ему, что одолеть меня не так-то просто. У тебя есть сила - могучая магия, которая в данный момент сохраняет тебе жизнь, - но ты никогда не узнаешь, как ею распоряжаться. Ты не сможешь в конце сражаться со мной. Нет, ты - жертва его надежд, и я не могу освободить тебя с помощью смерти - пока не могу. Но мы можем повернуть эту силу против него самого и полностью избавить от него Страну. - Здоровье? - Кавинант мучительно посмотрел вверх. - Ты говорил о здоровье? - Сколько будет угодно твоей душе, низкопоклонник. Только молись мне, пока я терпелив. Однако презрение голоса ранило слишком глубоко. Сквозь душевную рану Кавинанта ключом забила его сила. Он начал сопротивляться; с трудом поднимаясь с колен, он подумал: "Нет, я не низкопоклонник!" Сцепив зубы, чтобы унять дрожь, он спросил: - Кто ты? Словно почувствовав свою ошибку, голос стал мягче. - У меня много имен, - сказал он. - Для Лордов Ревлстона я - Лорд Фаул Презренный; для великанов, покорителей морского пространства, - Сердце Сатаны и Губитель Душ. Рамены называют меня Ядовитый Клык. В видениях Стражи Крови я - Порча. Но люди Страны называют меня - Серый Убийца. Кавинант внезапно произнес: - Забудь все, о чем ты меня просил!
в начало наверх
- Глупец! - проскрежетал Фаул, и сила его голоса распяла Кавинанта на скале. Прижатый лбом к камню, он лежал и с ужасом ждал, когда гнев голоса истребит его. - Сейчас я пока никак не прореагирую на твои претензии. Но я не забуду этого. Я вижу, что твое самолюбие задето моим презрением, низкопоклонник. Прежде, чем с тобой будет окончательно покончено, я открою тебе истинное значение презрения. Но это будет не сейчас. Пока это не в моих планах. Скоро я буду достаточно силен, чтобы вырвать у тебя магическую силу, и тогда ты на собственном горьком опыте убедишься, что презрение мое безгранично, так же, как и мои желания. Но я и так уже потерял достаточно времени. Теперь к делу. Слушай меня внимательно, низкопоклонник. У меня есть для тебя задание, которое станет для тебя здесь проклятием, наложенным мною. Ты доставишь в Ревлстон, в Совет Лордов, мое послание. Скажи Совету Лордов и Высокому Лорду Протхоллу, сыну Двиллиана, что максимальный срок оставшихся им в Стране дней составляет семь раз по семь лет с настоящего времени. Прежде чем он минует, я возьму управление жизнью и смертью в свои руки. И как знак того, что все, сказанное мною, - правда, скажи им следующее: Друл Каменный Червь, пещерник горы Грома, нашел Посох Закона, который был потерян Кевином при Ритуале Осквернения десять раз по сотне лет назад. Скажи им, что задача их поколения - вернуть себе Посох. Без него они не смогут сопротивляться мне и семи лет, и моя полная победа будет достигнута на шесть раз по семь лет скорее, чем было бы в обратном случае. Что же касается тебя самого, низкопоклонник: не вздумай ослушаться моего приказа. Если послание не будет доставлено в Совет, то тогда все люди Страны будут мертвы прежде, чем минует десять сезонов. Сейчас тебе этого пока не понять, но я повторяю, что Друл Каменный Червь обладает Посохом, и это причина для страха. Если это послание не будет доставлено, через два года он сядет на трон в Твердыне Лордов. Пещерники уже собираются на его зов; и волки, и юр-вайлы Демонмглы подчиняются власти Посоха. Но война - это еще не самое худшее. Друл все глубже зарывается в темные недра горы Грома - Грейвин Френдор, пик Огненных Львов. А в глубинах земли таится проклятие слишком могущественное и ужасное, чтобы кто-то из смертных мог справиться с ним. Оно превратит вселенную в вечный ад. И это проклятие ищет Друл. Он ищет камень Иллеарт. Если он станет его хозяином, закону придет конец, и наступит конец самого времени. Выполни как следует мое поручение, низкопоклонник. Ты уже знаком с Друлом. Разве привлекает тебя перспектива отдать концы у него в лапах? Голос умолк, и Кавинант схватился руками за голову, пытаясь укрыться от эха угроз Фаула. "Это сон, - думал он. - Это сон!" Но непроницаемый туман заставлял его чувствовать себя пойманным в ловушку, заключенным, словно в капсулу, в безумие. Он содрогнулся от силы, с которой желал избавления и тепла. - Уходи! Оставь меня! - Еще пара слов, - сказал Фаул. - Последнее предупреждение. Не забудь, кого следует опасаться в конце. Мне приходилось довольствоваться убийствами и мучениями. Но теперь мой план созрел, и я приступил к его осуществлению. Я не успокоюсь до тех пор, пока не искореню в Стране надежду. Подумай над этим и ужаснись! Последнее слово "ужаснись" еще долго висело в воздухе, в то время как вокруг нарастал шум разламывания - огромные валуны перемалывались, дробились друг другом на более мелкие камни. Этот звук обрушился на Кавинанта, потом пронесся мимо него и исчез, оставив его на коленях, с головой, зажатой в руках, и с разумом, опустевшим от страха. Он оставался неподвижным до тех пор, пока наступившую тишину не сменил низкий гул ветра. Тогда он испуганно открыл глаза и увидел солнечный свет на камне прямо перед собой. 4. СМОТРОВАЯ КЕВИНА Растянувшись, он долго лежал неподвижно, чтобы солнечные лучи как следует прогрели его продрогшее в тумане тело. Ветер тихо и монотонно свистел вокруг, не задевая его; и вскоре после того, как Лорд Фаул исчез, Кавинант услышал голоса далеких птиц. Он лежал неподвижно и глубоко дышал, набирая новую силу в ослабевшие конечности, - благодарный за солнце и конец кошмара. Однако в конце концов он вспомнил, что во время происшествия на улице неподалеку от него находилось несколько человек. Они почему-то хранили странное молчание; сам город, казалось, умолк. Должно быть, полицейская машина нанесла ему более тяжкие повреждения, чем он предполагал. Беспокойство прокаженного заставило его рывком встать на четвереньки. Томас обнаружил, что под ним - гладкая каменная площадка. Она имела округлую форму, десяти футов шириной, и была окружена бортиком высотой фута в три. Над головой бесконечно высокой аркой голубело небо. Оно накрывало своим куполом обнесенную бортиком площадку, и казалось, что плита каким-то невероятным образом плывет в небесах. "Нет, - у Кавинанта пересохло в горле. - Где я?" Потом чей-то задыхающийся голос позвал: - Эй! Сердце у Томаса дрогнуло. - Где это я? - Смотровая Кевина. Вам нужна какая-то помощь? Что все это значит, черт побери? Внезапно сзади послышалось какое-то царапанье. Мускулы Кавинанта напряглись: он нырнул к бортику и, оперев на него спину, обратил свой взгляд на противоположный край площадки. Напротив него, отделяемая пропастью воздушного пространства за бортом, стояла гора. Ее громада высилась, поднимаясь из скал, некоторые из которых почти достигали уровня площадки, на которой находился Кавинант, и оканчивалась освещенной солнцем вершиной, где все еще лежал снег. Вершина уносилась далеко в небо, а отвесные стены горы заслонили почти половину видимого с плиты горизонта. Сначала Томасу показалось, что гора совсем близко, но мгновением позже он понял, что от площадки ее отделяет по меньшей мере расстояние, равное броску камня. Прямо напротив горы в бортике был проем. Низкий царапающий звук исходил, казалось, из этого проема. Кавинант хотел пересечь плиту и выяснить, что представляет из себя источник этого звука. Но его сердце билось тяжело и медленно; он не мог сдвинуться с места. Он боялся того, что мог увидеть. Звук приближался. Прежде, чем Кавинант смог как-то отреагировать, в проеме появились голова и плечи девушки, а потом и ее руки, уцепившиеся за камень. Когда она заметила Томаса, то остановилась и в свою очередь уставилась на него. Ее длинные густые волосы - каштановые, с отблесками бледно-медового - развевались на ветру, кожа была покрыта густым загаром, и темно-синее платье с узорами из белых листьев еще больше подчеркивало этот загар. Она тяжело дышала и вся раскраснелась, словно только что закончила долгое восхождение. Кавинант уловил дружелюбное удивление и интерес. На вид ей было не более шестнадцати лет. Откровенность ее вопрошающего взгляда уменьшила его страдания. Он смотрел на нее, как на привидение. После минутного колебания она выдохнула: - С вами все в порядке? Потом возбужденно зачастила: - Я никак не могла решить, пойти ли мне самой или поискать более основательной помощи. С горы я увидела серую тучу над Смотровой Кевина, внутри которой, казалось, шло какое-то сражение. Я видела, как вы стояли, а потом упали. Я не знала, что делать. Потом я подумала, что лучше вовремя оказать хоть какую-то помощь, чем оказать настоящую помощь, но слишком поздно. Вот я и пришла, - она сделала паузу, потом опять спросила: - С вами все в порядке? - В порядке? Но его же сбила машина!.. Его руки были только оцарапаны и в ссадинах, словно он пытался с их помощью смягчить удар при падении. Голова от удара слегка болела. Но одежда была в целости, и по ней нельзя было бы сказать, что Кавинант был сбит машиной и проехался по асфальту. Он ощупал тело немыми пальцами, ощупал живот и ноги, но не ощутил при этом никакой острой боли. Казалось, он не потерпел почти никакого ущерба. Но ведь должна же была машина куда-то его ударить! Ну? Он смотрел на девушку, словно слова вдруг утратили всякий смысл. Видя, что он молчит, она собралась с духом и, взобравшись на плиту, встала перед ним на фоне горы. Он увидел, что она одета в темно-голубое платье, похожее на длинную тунику, с белым шнурком, стянутым на поясе. На ногах у нее были сандалии, завязанные на лодыжках. Фигурка ее была тонкая и изящная, а красивые глаза широко раскрыты от испуга, неуверенности и любопытства. Она сделала два шага в его направлении, словно боялась подвоха, потом опустилась на колени, чтобы поближе взглянуть на этого ошарашенного, ничего не понимающего человека. Что это еще за чертовщина? Голосом, в котором звучали осторожность и уважение, она спросила: - Чем я могу вам помочь? Вы чужой в Стране, я это поняла. Вы сражались с каким-то гадким облаком. Говорите, что вам нужно, - я постараюсь сделать это для вас. Его молчание, казалось, смущало ее. Она опустила взгляд. - Вы не хотите говорить? Что со мной происходит? В следующий миг она задохнулась от волнения и, указывая с благоговением на его правую руку, вскричала: - Полурукий! Значит, легенды оживают снова?! - Изумление озарило ее лицо. - Берек Полурукий! - прошептала она. - Это правда? Берек? Сначала он не мог вспомнить, где уже слышал это имя. Потом до него дошло. Берек! В холодном страхе он осознал, что кошмар не закончился, что и эта девушка, и Лорд Фаул были частью одного и того же сна. Он снова увидел тьму, сгущавшуюся в ярком голубом небе. Она клубилась над ним, била по голове, словно крылья стервятника. Где?.. Неуклюже, словно суставы наполовину заледенели от ужаса, Кавинант поднялся на ноги. Мгновенно его глазам открылась грандиозная панорама внизу и приковала к себе его взгляд, как будто его ошарашили одновременно и радостью, и ужасом. Он находился на каменной платформе в четырех или более тысячах футов над землей. Птицы скользили и вились под его ногами. Воздух был чист и прозрачен, словно кристалл, и сквозь него обширная картина пейзажа казалась неимоверно громадной, так что глазам стало больно, когда он попытался увидеть ее полностью. Прямо под ним уходили вдаль горы; по обе стороны до самого горизонта простирались равнины, среди гор слева блестела серебром на солнце река. Все сияло весной, словно только что появилось на свет в утренней росе. Проклятье! Головокружительная высота заставила его пошатнуться. Крылья стервятника-тьмы били его по голове. Земля завертелась перед глазами. Кавинант не знал, где он. Никогда прежде не доводилось ему видеть ничего подобного. Как он сюда попал? Его сбила полицейская машина, и Фаул доставил его сюда. Фаул доставил его сюда? Доставил сюда? Невредимым? В ужасе он бросился к девушке и к горе. Тремя неверными шагами он достиг пролома в парапете. Тут он увидел, что находится на вершине узкого каменного острия - по меньшей мере пятидесяти футов высотой, - которое наклонно отделялось от основания утеса подобно пальцу, обвиняющему небо. В поверхности этой колонны были вырублены неглубокие ступени, образующие крутую лестницу. В течение какого-то головокружительного мгновения он тупо думал: "Я должен выбраться из этого кошмара. Все это происходит не со мной!" Потом все безумие этой ситуации дошло до его сознания, обрушилось на него из вращающегося воздуха подобно когтям кондора. Он споткнулся, пучина бездны разверзлась перед ним. Он молча закричал: - Нет! Когда он стал падать вперед, девушка поймала его за руку, повисла на ней. Он очнулся, качнулся назад и упал на колени внутрь парапета, подтянул колени к груди и закрыл голову руками. - Безумие! - кричал он, произнося на самом деле нечленораздельные звуки. Тьма, словно тошнота, клубилась в его черепе. Картины безумия сменялись в его сознании. Как? Невозможно!
в начало наверх
Он переходил улицу. Он отчаянно цеплялся за этот факт. Горел зеленый свет. Где? Он был сбит полицейской машиной. Невозможно! Она целилась прямо ему в сердце, и она нанесла удар. И не причинила ему вреда? Безумие. Я схожу с ума, схожу с ума, схожу с ума. И не причинила вреда? Кошмар. Ничего этого нет, нет, нет! Сквозь белые вихри его отчаяния чья-то рука внезапно схватила его за руку и сжала ее сильно и настойчиво. Она держала его, как якорь. Кошмар! Я сплю, сплю! Эта мысль пронзила его охваченный ужасом мозг как откровение. Сплю! Конечно же, он спал. Бессознательно пытаясь перехитрить самого себя, он постарался воссоздать новое понимание ситуации. Его сбило полицейской машиной - и он потерял сознание. Сотрясение мозга. Возможно, он отключился на несколько часов, даже дней. И пока он не пришел в сознание, ему снится этот сон. Это было логичным ответом. Кавинант ухватился за него, как за руку девушки, державшую его напряженную руку. Он помог ему преодолеть головокружение, упростить страх. Но этого было недостаточно. Тьма все еще кружилась над ним, словно он был падалью, брошенной Фаулом. Как? Откуда берутся такие сны? Мысль об этом была непереносима, он мог сойти с ума. Кавинант отогнал ее от себя, словно она уже начала вгрызаться в его кости. Не думай об этом. Не пытайся понять. Сумасшествие, безумие - самая главная опасность. Выжить! Вперед! Делай что-нибудь. Не оглядывайся назад! Он заставил себя открыть глаза, и как только в них ударил солнечный свет, тьма отступила, отползла на задний план и, крадучись, медленно сконденсировалась сзади него, словно дожидаясь, когда он обернется, посмотрит на нее и снова станет ее жертвой. Девушка стояла возле него на коленях. Она взяла его больную правую руку в свои ладони, и из глаз ее, словно слезы, сочилась тревога. - Берек, - с болью прошептала она, когда их взгляды встретились. - О, Берек! Какой недуг терзает вас? Я не знаю, что делать. Она сделала уже достаточно - помогла ему овладеть собой, оказать сопротивление натиску опасных вопросов, на которые он не мог ответить. Но пальцы его оставались немы, прикосновение ее руки он ими вообще не чувствовал. Подтянувшись, он принял сидячее положение, хотя это напряжение заставило его снова почувствовать слабость. - Я прокаженный, - слабым голосом произнес он. - Не прикасайся ко мне. Поколебавшись, она разжала свои пальцы, словно была не уверена в том, отдает ли он отчет в своих словах, знает ли, о чем говорит. С усилием, из-за слабости показавшимся ему невероятным, Кавинант отнял свою руку. Она огорченно закусила нижнюю губу. И, словно испугавшись, что обидела его, отодвинулась назад и села, прислонившись к противоположной стене парапета. Но он видел, что ее разбирает любопытство. Она не могла долго оставаться неподвижной. Через минуту она мягко спросила: - Разве это нехорошо - прикасаться к вам? Я не хотела причинить вам зла. Вы - Берек Полурукий, Лорд-Основатель. Зло, которого я не могла увидеть, напало на вас. Как я могу спокойно смотреть на ваши муки? - Я прокаженный, - повторил он, пытаясь собраться с силами. Но выражение на ее лице показало ему, что это слово ничего ей не говорит. - Я болен, у меня болезнь. Ты не знаешь всей опасности. - Если я прикоснусь к вам, то тоже буду "больной"? - Кто знает? - Потом, почти не веря своим глазам и ушам, он спросил: - Ты не знаешь, что такое проказа? - Нет, - ответила она, и в ее голосе послышалось прежнее изумление. - Нет, - она покачала головой и волосы мягко закачались вокруг ее лица. - Но я не боюсь. - Так бойся! - проскрежетал он. Неведение и невинность девушки привели его в неистовство. За ее словами чудились крылья тьмы, бьющие словно ножами. - Эта болезнь вгрызается в человека. Она вгрызается до тех пор, пока его пальцы, и ступни, и руки, и ноги не сгниют и не отвалятся. Она делает его слепым и безобразным. - Может, ее можно вылечить? Может быть, Лорды... - Спасения от нее нет. Он хотел продолжить, излить часть той горечи, которую оставил в нем Лорд Фаул. Но он был слишком измучен, чтобы удержать гнев. Ему надо было отдохнуть и подумать, изучить внимательнее противоречия своей дилеммы. - Тогда как я могу помочь вам? Я не знаю, что делать. Вы - Берек Полу... - Да нет же, - выдохнул он. Девушка уставилась на него, и к ее изумлению он повторил: - Нет. - Тогда кто вы? Вы обладаете рукой-предзнаменованием, поскольку легенды говорят, что Берек Полурукий может прийти снова. Вы Лорд. Усталым жестом он отмахнулся от ее вопросов. Ему надо было подумать. Но как только он закрыл глаза и оперся спиной на парапет, то почувствовал, как внутри поднимается страх. Надо было двигаться, идти вперед - продвигаться по дороге сна. Он снова сосредоточил взгляд на лице девушки. И в первый раз за все время заметил, что она хорошенькая. Даже ее благоговение, внимание, с которым она ловила каждое его слово, было привлекательным. И она не боялась прокаженных. Поколебавшись еще мгновение, он сказал: - Я - Томас Кавинант. - Томас Кавинант? - Его имя в ее устах прозвучало довольно неуклюже. - Странное имя. Достаточно странное, чтобы соответствовать вашей странной одежде. Томас Кавинант. - Она склонила перед ним голову в медленном поклоне. "Странно", - мягко подумал он. Странность была взаимной. Он все еще не имел представления, с чем ему приходится иметь дело в этом сне. Надо было хотя бы выяснить, где он находится. Следуя примеру девушки, он спросил: - Кто вы? - Я Лена, - официальным тоном сообщила она. - Дочь Этиаран. Мой отец - Трелл, гравлингас радхамаэрля. Наш дом находится в подкаменье Мифиль. Вы бывали там? - Нет, - ему хотелось спросить ее, что такое "подкаменье", но были вопросы и поважнее. - Где... - Слово застряло у него в горле, как будто это была опасная уступка тьме. - Где мы? - Мы на Смотровой Кевина. Легко вскочив на ноги, она простерла руки к зелени и небу. - Смотри! Подбадривая себя, Кавинант поднялся и выставил голову за парапет. Упираясь грудью в его край, он заставил себя посмотреть. - Это Страна, - радостно сказала Лена, словно распростертая внизу зелень обладала силой, вызывающей в ней трепет. - Она уходит далеко за пределы взгляда на север, на запад и на восток, хотя древние баллады говорят, что Высокий Лорд Кевин, стоя здесь, мог видеть всю Страну и всех ее людей. Поэтому место и назвали "Смотровая Кевина". Неужели вы этого не знаете? Несмотря на холодный ветер, Кавинант обливался потом. От головокружения у него подкосились ноги, и только острый каменный край прямо напротив сердца позволял ему сохранять над собой контроль. - Я ничего не знаю! - простонал он прямо в открывшуюся перед ним пропасть. Лена с любопытством взглянула на него, но через минуту снова повернулась лицом к Стране. Протянув тонкую руку в направлении северо-запада, она сказала: - Это река Мифиль. Наше подкаменье находится рядом с ней, но его не видно из-за этой горы. Река течет с гор Южной Гряды, что позади нас, и впадает в реку Черная. Там - северная граница Южных Пустошей, где почва неплодородна и почти никто не живет. В Южных Равнинах только пять подкамений. Но в этой горной цепи, уходящей на север, расположены несколько вудхелвенов. К востоку от этих гор находятся Равнины Ра, - ее голос словно заискрился, когда она продолжила. - Это владения диких свободных лошадей - ранихинов, а рамены служат им. Они мчатся по равнинам, покрывая до пятидесяти лиг в час, и позволяют стать своими седоками только тем, кого сами выберут. Ах, Томас Кавинант, - вздохнула она. - Моя мечта - увидеть этих лошадей. Большинство моих сородичей довольствуются тем, что имеют. Они мало путешествуют и не видели много из того, что видели жители вудхелвенов. Но я мечтаю побродить по долинам Ра и увидеть мчащихся лошадей. После долгой паузы она продолжила: - Вот эти горы и есть Южная Гряда. За ней лежат Южные Пустоши. Там нет жизни и никто туда не ходит; вся Страна находится к северу, западу и востоку от нас. И мы стоим на Смотровой Кевина, где во время последней битвы стояли высочайшие из Старых Лордов, прежде чем наступило Запустение. Наш народ помнит об этом и избегает Смотровой как места с плохой репутацией. Но Этиаран, моя мать, приводила меня сюда, чтобы здесь рассказать мне о Стране. И через два года я буду уже достаточно взрослой, чтобы поступить в лосраат и учиться самой, как когда-то моя мать. Знаете ли вы, - с гордостью произнесла она, - что моя мать училась у Хранителей Учения? Она посмотрела на Кавинанта так, словно ожидала увидеть произведенное этими словами впечатление. Но потом опустила глаза и пробормотала: - Но ведь вы - Лорд, и все это вам известно. Вы слушаете меня так, будто готовы посмеяться над моим невежеством. Зачарованный ее голосом и все еще находясь во власти головокружения, Кавинант вдруг на мгновение увидел Страну такой, какой она, должно быть, была после Ритуала Осквернения, проведенного Кевином. За блеском ослепительного утра он увидел расколотые огненные скалы, выжженную почву, тухлую воду, сочащуюся из отвратительных болот в русло реки, - и над всем этим густой мрак безмолвия: ни птиц, ни насекомых, ни животных, ни людей - ничего живого, что могло бы пошевелить листком, прожужжать, пролаять или погрозить пальцем в ответ на все эти разрушения. Потом глаза залило потом, заволокло, словно слезами. Кавинант отогнал от себя это видение и снова сел, прислонившись спиной к стене. - Нет, - пробормотал он, обращаясь к Лене. - Ты не так поняла. Я свое уже отсмеялся давным-давно. Теперь, казалось, он увидел способ двигаться вперед, бежать от темного безумия, парившего над ним. В этом кратком видении он нашел тропинку своего сна. И без всякого перехода, чтобы избавить себя от необходимости задавать конкретные вопросы или отвечать на них, он сказал: - Мне надо попасть в Совет Лордов. По лицу девушки Кавинант видел, что она хочет спросить, зачем это ему. Но, казалось, она чувствовала, что не в праве задавать ему подобные вопросы. Упоминание о Совете только еще более возвысило его в ее глазах. Она двинулась к лестнице. - Мы должны зайти в подкаменье. А там придумаем способ переправить вас в Ревлстон. По ее виду можно было определить, что ей хочется отправиться вместе с ним. Но мысль о лестнице пугала его. Как он сможет выдержать такой спуск? Ведь даже просто выглянуть из-за парапета оказалось достаточно, чтобы у него закружилась голова. Когда Лена повторила "пошли!", он покачал головой. Бесстрашием он похвастаться не мог. Тем не менее ему следовало как-то сохранить активность. - Много лет прошло со времен Запустения? - Я не знаю, - печально ответила она. - Но люди Южных Равнин пришли обратно через горы из бесплодных пустошей двадцать поколений назад. И говорят, что сам Высокий Лорд Кевин предупредил их - они бежали и жили изгнанниками в Пустошах, добывая себе пищу зубами и ногтями и руководствуясь учением радхамаэрль в течение пятисот лет. Это - единственное, чего мы не забыли. По достижении пятнадцати лет каждый из нас приносит клятву мира, и мы живем ради жизни и красоты Страны. Он почти не слушал ее, поскольку его не особенно интересовало то, что она говорила. Но звук ее голоса нужен был ему, чтобы найти в себе силы. Не без усилий удалось ему сформулировать еще один вопрос, который можно было задать. Глубоко дыша, он сказал: - Что ты делала в горах? Почему ты забралась так высоко, что смогла даже увидеть меня здесь?
в начало наверх
- Я искала камни, - ответила девушка. - Я изучаю искусство суру-па-маэрль. Вы знаете, что это такое? - Нет, - произнес Кавинант между двумя вздохами. - Расскажи. - Это ремесло, которому я учусь у Эйсекс, сестры моей матери, а она научилась этому у Тамала, лучшего ремесленника в нашем подкаменье. Он тоже учился некоторое время в лосраате. Суру-па-маэрль - это искусство изготовлять изображения из камней, комбинируя их между собой, не изменяя их формы. Я бродила по горам и искала образцы крупных камней и гальки. Когда я нахожу форму, которая мне приглянулась, я несу ее домой и подбираю для нее место, балансируя и комплектуя с другими формами, пока не получается новая форма. Иногда, набравшись смелости, я слегка обрабатываю камень, чтобы все сооружение выглядело более гармоничным. При этом я воссоздаю разрушенные секреты земли и дарю людям красоту. Кавинант слабым голосом пробормотал: - Это, должно быть, трудно - придумать форму и потом найти камень, соответствующий ей. - Это не совсем так. Я смотрю на камень и ищу в нем форму, которая уже ему дана. Я не прошу землю дать мне лошадь. Искусство заключается в умении увидеть то, что земля предлагает по своему собственному выбору. Возможно, это будет лошадь. - Мне бы хотелось посмотреть на твои работы, - Кавинант не придавал особого значения тому, что говорил. Лестница манила его, как соблазнительный лик забвения, в котором прокаженные отказывались от соблюдения мер самозащиты и теряли руки и ноги - теряли жизни. Но все это ему снилось. Лучший способ вынести неприятный сон - это плыть по его течению, пока он сам не закончится. Он должен был спуститься вниз, чтобы выжить. Эта необходимость превысила все остальные соображения. Резко, конвульсивно двигаясь, Кавинант поднялся на ноги. Встав в самом центре круга, он перестал обращать внимание на гору и небо, на глубокую пропасть внизу и тщательно осмотрел себя. Трепеща, он проверил те нервы, которые были еще живы, посмотрел, нет ли на одежде клочьев или прорех, и тщательно проконтролировал свои немые руки. Он должен был преодолеть этот спуск. Кавинант, очевидно, был в состоянии пережить его, поскольку это был сон - он не может погибнуть, сорвавшись вниз, - и поскольку он не мог уже выносить всю эту тьму, хлопающую крыльями прямо возле уха. - Послушай-ка, - сухо сказал он, обращаясь к Лене. - Мне придется спускаться первым. И нечего смотреть на меня с таким смущением. Я уже сказал тебе, что я - прокаженный. Мои руки и ноги немы - они ничего не чувствуют. Я не могу крепко держаться за что-нибудь. И к тому же я... Плохо переношу высоту. Я могу упасть. И не хочу, чтобы ты упала вместе со мной. Ты... - он запнулся, потом, сбиваясь, продолжил: - Ты была добра ко мне, а с той поры, когда хорошее отношение было для меня вполне обычным делом, прошло много времени. Девушка захлопала глазами, услышав этот суровый тон. - Почему вы сердитесь? Чем я вас обидела? "Тем, что была добра ко мне!" - мысленно пробормотал он. Его лицо посерело от страха, когда он повернулся спиной к пролому, опустился на четвереньки и стал спускаться вниз. В первом порыве ужаса он пытался ставить ноги на ступеньки, закрыв при этом глаза. Но спускаться с закрытыми глазами он не мог; привычка прокаженного контролировать себя, а также необходимость держать все чувства начеку были слишком сильны. Однако когда глаза были открыты, начинала кружиться голова. Поэтому он изо всех сил заставлял себя смотреть только на камень прямо перед собой. С первого же шага он понял, что наибольшая опасность для него заключается в немоте ног. Немые руки заставляли его чувствовать себя неуверенно из-за непрочности захвата, и прежде, чем ему удалось преодолеть пятьдесят футов, он уже цеплялся за края ступенек с такой силой, что у него начало сводить судорогой плечи. Но он мог видеть свои руки, видеть, что они на скале, что боль в запястьях и локтях - не мистификация. Ног Кавинант видеть не мог - для этого надо было смотреть вниз. Лишь тогда он убеждался в том, что его нога попала на следующую ступеньку, когда лодыжка чувствовала давление всего тела. Каждый шаг вниз он делал наугад. Если неожиданно подкатывал новый приступ слабости, Томас был вынужден, держась за скалу, крепко сжимать бока локтями, при этом целиком полагаясь на невидимую опору под ногами. Он старался скидывать ногу дальше таким образом, чтобы вибрация тела при контакте говорила ему, когда ступни ног находятся у края следующей ступени; но когда он ошибался, его голени и колени стукались о каменные углы, и острая боль заставляла ноги подгибаться. Ползя так вниз, ступенька за ступенькой, глядя на руки сквозь пот, заливающий глаза, Кавинант проклинал судьбу, отнявшую у него два пальца, которых, возможно, как раз и не хватит, чтобы удержаться, если ноги сорвутся. Вдобавок, отсутствие половины руки приводило к тому, что Кавинанту казалось, будто правой рукой он держится слабее, чем левой, что его тело под собственной тяжестью смещается с лестницы влево. Чтобы компенсировать это, он время от времени заносил ноги вправо и постоянно промахивался мимо ступенек с этой стороны. Пот мешал ему смотреть, но он не мог стереть его с лица. Глаза его уже ничего не видели, но Кавинант боялся освободить одну руку, потому что мог потерять равновесие. Судороги сотрясали его спину и плечи. Ему приходилось сжимать зубы, чтобы не закричать, призывая на помощь. Словно почувствовав его отчаяние, Лена крикнула: - Уже половина! Кавинант продолжал ползти вниз, ступенька за ступенькой. Внезапно он беспомощно ощутил, что его ноги пытаются двигаться быстрее. Мышцы стали уставать - напряжение в коленях и локтях было слишком велико - и с каждой ступенькой он все больше терял контроль над спуском. Томас заставил себя остановиться и отдохнуть, хотя страх гнал его вниз, чтобы побыстрее покончить с этим. В какое-то мгновение ему пришла в голову дикая мысль, что лучше повернуться и прыгнуть в надежде на то, что склон горы окажется достаточно близко и он останется жив. Потом он услышал звук шагов Лены, приближавшейся к его голове. Кавинант хотел протянуть руку и ухватиться за ее лодыжку, заставить ее спасти его. Но даже эта надежда казалась призрачной, и он остался висеть на прежнем месте, охваченный дрожью. Дыхание с трудом вырывалось из-за его сжатых зубов, и смысл слов, выкрикнутых Леной, не сразу дошел до него: - Томас Кавинант! Смелее! Осталось всего пятьдесят ступеней! Содрогнувшись так, что тело чуть было не оторвалось от скалы, Кавинант снова продолжил спуск вниз. Последние ступени миновали в оглушающем хаосе судорог и слепоты, вызванной потоками пота, - и затем он оказался внизу, лег ничком на горизонтальном грунте - основании Смотровой - и, задыхаясь, стал ждать, когда закончится страшная ломота в конечностях. Воздух устремлялся в его легкие и вырывался из них со звуком, напоминающим рыдания. Томас прислушивался к нему, пока этот звук не затих и он не смог дышать более спокойно. Когда наконец он посмотрел вверх, то увидел голубое небо, длинный черный палец Смотровой Кевина, указывающий на полуденное солнце, возвышающийся подобно башне, склон горы и Лену, склонившуюся над ним так низко, что ее волосы почти касались его лица. 5. ПОДКАМЕНЬЕ МИФИЛЬ Кавинант чувствовал себя удивительно очищенным, словно прошел через суд Божий, оставшись в живых после ритуального испытания головокружением. Он одолел-таки эту лестницу. Чувствуя огромное облегчение, он был уверен, что нашел правильный ответ на ясную угрозу сумасшествия, на необходимость реалистичного и понятного объяснения всей данной ситуации, начавшейся с момента его появления на Смотровой Кевина. Он посмотрел вверх, на лучезарное небо, и оно казалось чистым, не оскверненным пожирателями падали. "Вперед, - сказал он сам себе. - Не думай об этом. Выживи!" Подумав так, он посмотрел в мягкие карие глаза Лены и обнаружил, что она улыбается. - С вами все в порядке? - спросила она. - В порядке? - как эхо отозвался Томас. - Это не простой вопрос. Этот вопрос заставил его принять сидячее положение. Пристально разглядывая свои руки, он обнаружил кровь на ладонях и кончиках пальцев. Колени, локти и голени словно горели и, когда он их потрогал, отозвались болью. Не обращая внимания на боль в мышцах, Кавинант рывком поднялся на ноги. - Лена, это важно, - сказал он. - Я должен вымыть руки. Она тоже встала, но Кавинант видел, что она не понимает его. - Смотри, - он взмахнул перед ней руками. - Я прокаженный. Я не чувствую этих царапин и ссадин. Никакой боли. Поскольку она все еще казалась смущенной, он продолжал: - Именно так я и потерял пальцы. Я поранился, в ранку попала инфекция, и пришлось их отрезать. Мне надо немного мыла и воды. Прикоснувшись к шраму на его правой руке, Лена спросила: - Так это сделала болезнь? - Да. - На пути к подкаменью есть ручей, - сказала Лена. - А рядом с ним - целебная грязь. - Идем, - Кавинант грубым жестом приказал ей указывать путь. Она кивнула и сразу же пошла по тропинке. Тропа уходила на запад от основания Смотровой Кевина и шла вдоль уступа крутого горного склона, пока не упиралась в ущелье, беспорядочно усеянное камнями. Мышцы Кавинанта сжимало словно щипцами, поэтому двигался он довольно неуклюже. Сначала он следовал за Леной вверх по ущелью, потом осторожно спускался по ступенькам, грубо высеченным в склоне крутой трещины, уходящей в гору. Когда они достигли дна этой расщелины, Лена пошла дальше вдоль нее, обратив внимание Кавинанта на каменистую осыпь под ногами. Так они шли, и тем временем полоска неба над головой становилась все уже, а стены расщелины постепенно смыкались. Их окружали густые влажные испарения, и холодные тени становились все глубже, пока наконец темное платье Лены почти совсем не слилось с сумраком впереди. Кавинант увидел, что впереди расщелина резко поворачивает влево, а затем она внезапно открылась в маленькую освещенную солнцем долину, посреди которой сверкал ручей, а по его берегам зеленели травы и высокие сосны. - Ну, вот, - со счастливой улыбкой сказала Лена. - Что может быть целебнее этого? Кавинант остановился, зачарованный, не в состоянии отвести взгляд от открывшейся перед ним картины. В длину долина имела не более пятидесяти ярдов, и в дальнем ее конце ручей снова поворачивал влево и исчезал между двумя отвесными стенами. В этом небольшом кармашке, запрятанном в колоссальной толще гор, земля была комфортабельно зеленой и солнечной, а воздух был одновременно и свежим и теплым, напоенный ароматом сосны, благоухающий запахами весны. Вдохнув этот воздух, Кавинант почувствовал, как его грудь заныла от привычной тоски по утраченному здоровью. Чтобы отвлечься от этого ощущения, он пошел вперед. Трава под ногами была такой густой, что он чувствовал ее даже сквозь напряженные связки коленей и икр. Казалось, она помогает ему идти к ручью и очищает его раны. Вода, разумеется, должна была оказаться холодной, но это не беспокоило Кавинанта. Его руки были слишком немы, чтобы быстро ощутить холод. Присев на корточки на плоском камне возле воды, он погрузил их в поток и начал тереть одну о другую. Его запястья сразу почувствовали холод, но пальцы едва его ощутили, и, тщательно промывая порезы и трещины, Кавинант не чувствовал никакой боли. Краем глаза он видел, что Лена ушла от него вверх по ручью, вероятно пытаясь что-то отыскать, но он был слишком занят, чтобы полюбопытствовать, что она делает. Яростно протерев руки, Кавинант дал им немного отдохнуть, а затем закатал рукава, чтобы осмотреть локти. Они покраснели и саднили, но целостность кожи не была нарушена. Осмотр ног показал, что голени и коленки были во многих местах ушиблены. Пятна синяков на них уже начали темнеть и в скором времени они должны были стать совсем черными; но толстый материал брюк выдержал, и кожа здесь тоже оказалась неповрежденной. В определенном смысле синяки были так же опасны для Кавинанта, как и царапины, но тут без помощи лекарств не обойтись. Усилием воли он заставил себя подавить тревогу и снова сосредоточил внимание на руках. Кровь все еще сочилась из ладоней и кончиков пальцев, и, смыв ее водой, Кавинант увидел кусочки черного песчаника, глубоко забившиеся в некоторые порезы. Но прежде чем он снова принялся за мытье рук, вернулась Лена со сложенными лодочкой ладонями. Они были полны густой коричневой
в начало наверх
грязью. - Это целебная грязь, - почтительно сказала девушка, словно это было нечто редкое и могущественное. - Вы должны положить ее на свои раны. - Грязь? - Осторожность прокаженного восстала против такого предложения. - Мне нужно мыло, хватит с меня грязи. - Это целебная грязь, - повторила Лена. - Это для лечения. Она подошла ближе и протянула ему грязь. Кавинанту показалось, что он видит в ней крохотные золотые искорки. Он тупо смотрел на нее, шокированный идеей положить грязь на раны. - Вы должны ею воспользоваться, - настаивала девушка. - Я знаю, что это такое. Разве вы не понимаете? Это целебная грязь. Послушайте. Мой отец - Трелл, гравлингас радхамаэрля. Его работа связана с огненными камнями, а лечить людей он предоставляет целителям. Но при этом он еще и мастер учения радхамаэрль. Он понимает камни и почву. И он научил меня, как оказывать самой себе помощь, если это потребуется. Он рассказал мне о приметах и местах залегания целебной грязи. Это лечебная земля. Вы должны воспользоваться ею. "Грязь? - по-прежнему уставившись на руки Лены, думал Кавинант. - На мои раны? Ты, наверное, хочешь меня совсем изуродовать!" Но прежде чем он успел ее остановить, Лена опустилась перед ним на колени и положила пригоршню грязи на его голое колено. Теперь, когда одна рука у нее освободилась, она растирала коричневую грязь по всей голени Кавинанта. Потом она собрала оставшееся и таким же образом намазала ему второе колено и голень. Золотые искры в растертой на ногах грязи, казалось, стали ярче, сильнее. Влажная грязь была прохладной и успокаивающей: казалось, она нежно гладит ноги, впитывая в себя боль из его синяков. Он пристально смотрел на нее. Облегчение, которое словно бы волнами омывало суставы, принесло ни с чем не сравнимое удовольствие, никогда прежде им не испытанное. Ошеломленный, Кавинант подставил Лене руки и позволил ей нанести целебную грязь на все его порезы и царапины. Почти тут же через локти и запястья в него хлынуло облегчение. И в ладонях началось странное покалывание, словно целебная грязь, проникнув сквозь порезы в нервы, пыталась оживить их. Такое же покалывание появилось и в ступнях ног. Кавинант смотрел на поблескивающую грязь с каким-то благоговением во взгляде. Она быстро высохла, и ее блеск перешел в коричневый цвет. Через несколько мгновений Лена соскребла ее с ног Кавинанта. И тогда он увидел, что синяки почти исчезли - они были уже почти не видны, побледнев до желтого, что означало выздоровление. Томас погрузил руки в поток, смыл с них грязь и посмотрел на пальцы. Они снова стали невредимыми. Ладони тоже зажили, ссадины на предплечьях исчезли полностью. Кавинант был так ошарашен, что некоторое время мог только, раскрыв рот, глазеть на свои руки, думая: "Вот чертовщина. Проклятье, чертовщина какая-то! Что со мной происходит?" Наконец, после долгого молчания, он прошептал: - Это невозможно! В ответ Лена широко улыбнулась. - Что здесь смешного? Стараясь подражать его тону, она сказала: - Мне нужно мыло, хватит с меня грязи, - потом рассмеялась, и в глазах ее запрыгали озорные огоньки. Но Кавинант был слишком ошеломлен, чтобы прийти в ярость. - Я серьезно. Как это могло произойти? Лена опустила глаза и тихо сказала: - В земле заключена великая сила - сила и жизнь. Вы должны это знать. Этиаран, моя мать, говорит, что такие вещи, как целебная грязь, таких сил и таких тайн еще много заключено в земле, но мы слепы в отношении их, потому что недостаточно связаны со Страной и друг с другом. - Значит, есть и... другие вещи, подобные этой? - Много. Но я знаю лишь несколько. Если вы направляетесь в Совет, то, может быть, Лорды научат вас всему. Но идемте... - Она легко вскочила на ноги. - Здесь есть еще кое-что. Вы не голодны? Словно разбуженное ее вопросом, в желудке возникло ощущение пустоты. Сколько времени прошло с тех пор, как он ел последний раз? Кавинант расправил брючины, раскатал рукава и, сгорбившись, поднялся на ноги. Изумление его еще более усилилось, когда он почувствовал, что мышцы больше не болят. Недоверчиво покачав головой, он последовал за Леной к одному из краев долины. Они остановились в тени шишковатого кустарника высотой по пояс. Его листья были расправлены и растопырены, словно листья на дубе, но тут и там на нем виднелись маленькие свежие цветочки зеленоватого цвета, а под некоторыми листьями примостились тугие гроздья сине-зеленых плодов. Величина ягод была с ежевику. - Это алианта, - сказала Лена. - Мы называем их "драгоценные ягоды", - оторвав одну гроздь, она съела четыре или пять ягодок, потом выплюнула косточки на ладонь и бросила их за спину. - Говорят, что человек может пройти всю Страну вдоль и поперек, питаясь одними только драгоценными ягодами, и вернется домой здоровее и упитаннее, чем был до отправления. Это - великий дар земли. Они цветут и дают плоды в любое время года. Нет такого района в Стране, где бы они не росли, - за исключением, быть может, расположенных на востоке Испорченных Равнин. Из всей растительности они - самые живучие, раньше всех созревают и позже всех осыпаются. Все это рассказала мне моя мать, как часть учения нашего народа. - Ешьте, - сказала она, протягивая Кавинанту гроздь ягод, - ешьте и раскидывайте семена по земле, чтобы алианта процветала. Но Кавинант даже не пошевелился, чтобы взять ягоды. Он терялся в догадках, откуда у этой Страны такое странное могущество. На мгновение он даже забыл о постоянно грозящей ему опасности. Лена заметила его блуждающий взгляд, потом взяла одну ягодку и положила ее Кавинанту в рот. Он непроизвольно прокусил кожицу алианты зубами, и тотчас его рот наполнил легкий приятный вкус, похожий на вкус зрелого персика с небольшими добавлениями соли и лимона. В следующее мгновение он уже жадно ел ягоды, лишь иногда вспоминая о том, чтобы выплюнуть семечки. Он ел до тех пор, пока на этом кусте больше не осталось ягод, потом принялся осматриваться в поисках другого. Но Лена взяла его за руку, останавливая. - Драгоценные ягоды - очень питательная еда, - сказала она. - Их не надо есть много. И будет вкуснее, если есть их медленно. Но Кавинант все еще был голоден. Он не помнил, чтобы когда-нибудь ему так хотелось что-нибудь съесть, как сейчас хотелось эти плоды - ощущение поглощения пищи никогда не было столь ярким, столь желанным. Он вырвал руку, словно намереваясь ударить девушку, но потом внезапно остановил себя. Что это? Что происходит? Прежде, чем найти ответ на этот вопрос, он осознал, что его одолевает уже другое чувство - всепоглощающая дремота. В мгновение ока он почти без перехода перестал ощущать голод и принялся непрерывно зевать. При этом у него был такой вид, будто он умирает от усталости. Он попытался повернуться, но замер при этом. Лена тем временем говорила: - Целебная грязь иногда оказывает такое действие, но я этого не ожидала. Когда раны слишком тяжелы, целебная грязь усыпляет человека, чтобы ускорить его выздоровление. Но царапины и порезы на руках - не смертельные раны. Может быть, у вас есть другие, которых вы мне не показали? "Да, - подумал Кавинант, в очередной раз зевая. - Я смертельно болен". Еще не успев коснуться травы, он уже спал. Когда он стал медленно просыпаться, первое, что он осознал, были твердые бедра Лены, служившие ему подушкой. Постепенно он узнал и все остальное - тень дерева, щедро разукрашенную бликами заходящего солнца, аромат сосен, бормотание ветра, густую траву, касающуюся его, словно колыбель, звук напева, беспорядочное покалывание, появляющееся и исчезающее в его ладонях, будто атавизм, - но теплота его щеки на колене у Лены казалась сейчас важнее всего. В данный момент его единственным желанием было сжать Лену в объятиях и спрятать лицо между ее ног. Он подавил это желание, прислушиваясь к ее песне. Мягким и каким-то наивным голоском она пела: В душе людской, как хрупкое растение, Таится красота - чудесное творение... На свете, между тем, есть разные напасти - Болезнь, война, злой рок и прочие несчастья. И все они подстерегают нас, А случай может каждый час Отнять у человека мирские все дела, И мир, и красоту, которая цвела. И лишь душа, пока она живет, Хранит цветок, который в ней цветет. Ее голос как бы укутал его каким-то уютным покрывалом, и ему хотелось, чтобы это длилось бесконечно. После паузы, полной аромата сосен и шептания ветерка, Кавинант мягко сказал: - Мне это нравится. - Правда? Эту песню сочинил Томал-ремесленник для танца, когда он венчался с Миойран, дочерью Мойран. Но зачастую красота песни зависит от того, как ее поют, а я не певица. Может быть, сегодня вечером Этиаран, моя мать, будет петь для подкаменья. Тогда вы услышите настоящее пение. Кавинант не ответил. Он лежал неподвижно, желая лишь одного - как можно дольше покоить голову на этой подушке. Покалывание в ладонях, казалось, побуждало его обнять Лену, и он лежал, не двигаясь, наслаждаясь возникшим желанием и сомневаясь, хватит ли у него мужества его осуществить. Потом она вновь запела. Мелодия казалась знакомой и в ней прослеживался шелест темных крыльев. Внезапно Кавинант понял, что мелодия напоминает ему ту, под которую еще совсем недавно в его мозгу крутилась песенка о золотом мальчике. Он шел по тротуару к офису телефонной компании - название "телефонная компания" было золотом написано на двери, - чтобы оплатить свой счет. Резко оторвав голову от колен Лены, Кавинант вскочил на ноги. Туман ярости заволок его сознание. - Что это за песня? - требовательно и хрипло спросил он. Озадаченная, Лена ответила: - Никакой песни. Я просто пыталась придумать мелодию. Это плохо? Выражение ее голоса успокоило Кавинанта - она говорила так непринужденно, с таким огорчением, вызванным внезапной вспышкой его гнева. Ее слова подействовали на него расслабляюще, и туман рассеялся. "Не имею права, - думал он. - Я не имею права так набрасываться на нее". Протянув руки, Кавинант помог девушке встать. Он попытался даже улыбнуться, но его неуправляемое лицо могло лишь состроить гримасу. - Так куда мы теперь пойдем? Лицо ее вспыхнуло, затем обида постепенно исчезала из ее взгляда. - Странный вы, Томас Кавинант, - сказала она. Криво усмехнувшись, он ответил: - Я не знал, что это настолько плохо. Мгновение они стояли, пристально глядя друг другу в глаза. Потом, к его удивлению, Лена вспыхнула и отняла свои руки. Когда она вновь заговорила, в ее голосе слышалось какое-то новое волнение. - Мы пойдем в подкаменье. Вы увидите мою мать и отца. Она весело повернулась и побежала по долине. В своем беге она была тоненькой, легкой и грациозной, и Кавинант смотрел на нее, погруженный в размышления о странных новых чувствах, просыпающихся в нем. У него появилось неожиданное ощущение, что эта Страна может с помощью каких-то чар помочь ему освободиться от собственной импотенции, обрести какое-то второе рождение, которое останется с ним даже после возвращения к нему сознания, после того, как Страна и все ее безумные события потускнеют и перейдут в небытие полузабытого сна. Такая надежда не подразумевала того, что Страна должна быть настоящей физической реальностью, не зависимой от его собственного сознания, бесконтрольных сновидений. Нет, проказа была неизлечимой болезнью, и если он не умер в случившемся с ним происшествии, то ему придется смириться с этим фактом. Но сон мог излечить другие несчастья. Мог. И Кавинант направился вслед за Леной, покачиваясь на ходу и чувствуя прилив сил в венах. Солнце уже опустилось достаточно низко, чтобы половина долины оказалась укрытой тенями. Кавинант увидел, что бегущая впереди Лена сделала ему знак рукой, и он ускорил шаг, с наслаждением чувствуя под ногами пружинящий мох. Ему казалось, что он каким-то образом вырос, стал выше, словно целебная грязь сделала нечто большее, чем просто вылечила его
в начало наверх
порезы и царапины. Приближаясь к Лене, он вдруг рассмотрел то, чего не заметил раньше, - изящество ее ушек, обнажавшихся, когда порыв ветра взметал вверх волосы, нежную девичью грудь, тонкую талию и округлые бедра, вырисовывающиеся под тонкой тканью ее туники. Когда он смотрел на нее, покалывание в ладонях усиливалось. Девушка улыбнулась ему, потом продолжила идти вдоль ручья к выходу из долины. Они двигались друг за другом по извилистой тропе между отвесными стенами скал, вздымающихся на высоту сотен футов. Тропа была каменистой, и Кавинанту приходилось все время смотреть себе под ноги, чтобы не споткнуться. Напряжение от этих усилий сделало путь довольно долгим, но уже через каких-то двести ярдов Кавинант и Лена вышли к расщелине, уходящей вверх и вправо от ручья. Они принялись карабкаться к этой расщелине, а потом вдоль нее. Вскоре дорога выровнялась, потом начала постепенно понижаться, и спуск оказался довольно длинным. При этом наклон был достаточно пологим, чтобы Кавинант не мог увидеть цели их путешествия. Наконец расщелина повернула еще раз и закончилась, оставив Лену и Кавинанта на склоне горы высоко над речной долиной. Они стояли лицом прямо на запад, глядя на заходящее солнце. Слева от них из скал вытекала река и исчезала в равнинах справа. Долину пересекал отрог горной цепи, переходивший на севере в равнину. - Это река Мифиль, - сказала Лена, - а вон там - подкаменье Мифиль. Кавинант увидел на восточной стороне реки, к северу от себя, горстку лачуг. - Расстояние до селения не слишком велико, - продолжала Лена, - но тропинка проходит вверх по долине, а потом назад, вдоль реки. Когда мы доберемся до нашего подкаменья, солнце уже зайдет. Идемте. Кавинант испытал неприятное ощущение, глядя вниз со склона горы - более чем с двух тысяч футов над долиной, - но он переборол его и пошел следом за Леной на юг. Склон горы становился все менее крутым, и вскоре уже тропинка вилась по травянистым откосам среди суровых горных вершин, через лощины и овраги, среди лабиринтов упавших камней. И по мере того как тропа понижалась, воздух становился глубже, мягче и делался менее прозрачным. Запахи тоже постепенно менялись, становились нежнее: сосны и осины сменились сочным травянистым ковром. Кавинант чувствовал, что он воспринимает все изменения при спуске до малейших нюансов. В возбуждении от вновь обретенной остроты восприятия он не заметил, как спуск закончился. Тропинка скользнула с длинного пологого холма, вышла к реке и устремилась вдоль нее на север. В том месте, где тропинка в первый раз выходила к реке, Мифиль была узкой и бурной, и ее торопливый влажный голос был полон резонансов и бормотания. Но по мере того, как река устремлялась к равнинам, она становилась шире и ее течение замедлялось, становилось более задумчивым и словно говорило само с собой, бормоча что-то низким и глубоким голосом. Вскоре ее ворчание совсем растворилось в воздухе. Она ушла в сторону в поисках моря, по пути тихо рассказывая самой себе длинную сказку. Зачарованный рекой, Кавинант постепенно все более осознавал успокоительную реальность Страны. Она не была неуловимым сновидением, ее можно было осязать и обонять - словом, все подтверждало, что она реальна. И все же это, безусловно, была иллюзия - обман его поврежденного при столкновении с машиной мозга. Но обман этот был до смешного приятным. Казалось, он доказывал, что Кавинанту не угрожают кошмар и хаос, что эта Страна понятна и поддается его управлению; что когда он овладеет ее законами, ее особенностями, то у него появится возможность безопасно путешествовать по дорогам своего сна, оставаясь все время в здравом уме. Подобные мысли вызывали у Кавинанта уверенность в себе, даже смелость по мере того, как он шел, глядя на узкую спину Лены, на ее призывно покачивающиеся бедра. Пока Кавинант переживал незнакомые ему эмоции, долина Мифиль погрузилась в сумрак ночи. Солнце опустилось за горы на западе, и хотя свет его все еще мерцал на дальних равнинах, тонкая вуаль тьмы быстро сгущалась в долине. Граница наступающей темноты быстро перемещалась по высокой горе справа от Кавинанта, карабкаясь, словно жадный прилив по берегам дня. В наступивших сумерках Кавинант почувствовал, как опасность украдкой подползает к нему, хотя что именно это за опасность - он не знал. Вскоре последняя горная гряда погрузилась во тьму, и сияние равнин начало меркнуть. Лена остановилась и, прикоснувшись к руке Кавинанта, указала вниз. - Смотрите, - сказала она. - Это подкаменье Мифиль. Они стояли на вершине пологого длинного холма, у подножия которого сгрудились строения поселка. Кавинант ясно различал дома, хотя в некоторых окнах свет лишь едва мерцал. Если не считать большой открытой круглой площадки в центре деревни, подкаменье выглядело несколько хаотично, словно не так давно оно свалилось с какой-то горы. Однако это утверждение опровергалось гладкими до блеска каменными стенами и плоскими крышами. А вглядевшись более внимательно, Кавинант заметил, что подкаменье на деле было отнюдь не таким уж неорганизованным. Окна всех строений выходили в центр. Все строения были одноэтажными, все из камня, с плоскими каменными плитами вместо крыш; но среди них имелись значительные различия в размерах и форме - некоторые были круглыми, другие - квадратными или прямоугольными, а некоторые - настолько неправильной формы, что больше были похожи на приземистые полые камни, чем на здания. Пока Кавинант разглядывал подкаменье, Лена сказала: - Пять раз по сотне людей Южных Равнин живут здесь - мастера учения радхамаэрль, пастухи, скотоводы, фермеры и те, кто занимается ремеслом. Но только Этиаран, моя мать, училась в лосраате. Указывая рукой, она добавила: - Дом моей семьи - вон там, ближе к реке. Шагая рядом, она и Кавинант обогнули подкаменье по краю, направляясь к ее дому. 6. ЛЕГЕНДА О БЕРЕКЕ ПОЛУРУКОМ Тьма сгущалась над долиной. Птицы забрались на вечер в гнезда на деревьях у подножия гор. Еще некоторое время они пели и звали друг друга, но их оглушительное щебетание вскоре перешло в спокойное удовлетворенное бормотание. Проходя мимо домов на окраине подкаменья, Лена и Кавинант снова услышали, как река в отдалении разговаривает сама с собой. Лена молчала, словно погруженная в какое-то волнение или тревогу, а Кавинант был слишком поглощен окружавшими его звуками сумерек, чтобы о чем-то говорить. Наступавшая ночь, казалось, была полна невидимых свиданий. Так, молча, они подошли к дому Лены. Это было прямоугольное строение, по размеру больше всех остальных домов в подкаменье, но с такими же отполированными до блеска каменными стенами. Из окон лился теплый желтый свет. Пока Лена и Кавинант приближались к дому, в одном из его окон мелькнула крепкая фигура и удалилась в одну из внутренних комнат. Возле угла дома Лена остановилась, взяла Кавинанта за руку и сжала ее, прежде чем вести его к двери. Вход был закрыт тяжелыми занавесями. Лена откинула их и провела Кавинанта внутрь. Войдя следом за ним, она остановилась. Томас быстро огляделся и заметил, что комната, в которую они вошли, уходила вглубь дома, и в каждой ее стене была занавешенная дверь. Посередине стоял каменный стол и скамьи, на которых могло бы разместиться шесть-восемь человек. Но комната была достаточно большой, так что стол не занимал в ней господствующего положения. По всем стенам в камне были вырезаны полки, на которых стояли глиняные кувшины, кружки и другая утварь, как явно предназначенная для кухни, так и та, назначение которой Кавинант понять не смог. Вдоль стен размещалось несколько каменных табуретов. И все это помещение заполнял теплый желтый свет, мерцавший на гладких поверхностях и отражавшийся от установленного как бы на почетном месте камня редкой окраски и структуры. Свет исходил от нескольких каменных светильников, установленных по одному в каждом углу комнаты, и один был на середине стола; но бликов их свечение не давало - свет лился такой же постоянный и ровный, как от электрической лампочки. И к свету примешивался мягкий запах, похожий на запах только что разрытой земли. Кавинант лишь бегло осмотрел комнату, как вдруг его взгляд задержался на ее дальнем конце. Там на каменной плите возле стены стоял огромный гранитный сосуд в половину человеческого роста. И над этим сосудом, напряженно вглядываясь в его содержимое, стоял крупный мужчина, бочкообразное тело которого было таким же массивным и крепким, как камень. Он стоял спиной к Лене и Кавинанту и, казалось, не подозревал об их приходе. На нем была короткая коричневая туника с такого же цвета брюками под ней, но узор из листьев, вплетенный в ткань по плечам, был точно таким же, как на платье у Лены. Его мощные мускулы вздувались и опадали под туникой по мере того, как он вращал сосуд. Тот казался чудовищно тяжелым, но Кавинант был почти уверен в том, что мужчина при желании мог поднять его над головой вместе с содержимым. Над сосудом висела тень, не исчезавшая даже в ярком свете, заливающем комнату, и время от времени человек пристально смотрел в эту тьму, словно изучая ее, и одновременно вращал сосуд. Потом он запел. Голос его оказался слишком низким, чтобы Кавинант мог разобрать слова, но, слушая его, он уловил в этом звуке нечто, похожее на заклинание, словно содержимое сосуда обладало магической силой. В течение некоторого времени ничего не происходило. Потом тень начала бледнеть. Сначала Кавинант подумал, что в комнате изменился свет, но вскоре он увидел, что из сосуда появилось другое свечение. Оно усиливалось, становилось ярче и наконец ослепительно засверкало, заставив померкнуть другие огни. Произнеся заключительные слова, человек выпрямился и обернулся. В новом ярком свете он казался еще огромнее, чем прежде, словно его конечности, плечи и широкая грудь вобрали в себя силу сияния; лоб его покраснел от исходившего из сосуда жара. Увидев Кавинанта, он удивленно уставился на него. В его глазах появилась тревога, и правой рукой он провел по густым рыжеватым волосам. Потом он, повернув руку ладонью вверх, протянул ее Кавинанту и сказал Лене: - Что ж, дочь, ты привела гостя. Но, насколько я помню, сегодня ты у нас отвечаешь за гостеприимство. Странная сила, мгновение назад звучавшая в его голосе, теперь исчезла. Он говорил как человек, который не слишком любит общаться с другими людьми. Но несмотря на суровое обращение с дочерью, он казался чрезвычайно спокойным. - Ты знаешь, что мне надо сегодня еще позаниматься с гравием, а Этиаран, твоя мать, помогает принимать новое дитя у Одоны, супруги Муррина. Гость будет недоволен нашим гостеприимством - ведь в доме даже нет еды, чтобы отметить конец дня. Тем не менее, укоряя Лену, он изучал Кавинанта. Лена опустила голову, стараясь, как показалось Кавинанту, выглядеть виноватой, чтобы угодить отцу. Но уже в следующий миг она быстро пересекла комнату и повисла на шее великана. Потом, повернувшись к Кавинанту, она объяснила: - Трелл, отец мой, я привела в подкаменье чужака. Я нашла его на Смотровой Кевина. - Живые огоньки сверкали в ее глазах, хотя она пыталась говорить официальным тоном. - Так-так, - ответил Трелл. - Чужак в нашем краю - это я вижу. И не представляю, какое дело привело его в это гибельное место. - Он сражался там с серым облаком, - сказала Лена. Глядя на этого грубоватого, добродушного, крепкого человека, чья мускулистая рука лежала на плече Лены, Кавинант ожидал, что он рассмеется над ее абсурдным заявлением - человек сражался с облаком. Вся внешность Трелла дышала невозмутимостью и приземленностью, словно утверждение здравого смысла, переводившее кошмарное видение Лорда Фаула в надлежащую ему категорию нереальности. Поэтому Кавинант был буквально огорошен, услышав, как Трелл абсолютно серьезно спросил: - И кто же победил? Этот вопрос вынуждал Кавинанта искать новую опору для своего сознания. Он не был готов иметь дело с воспоминанием о Лорде Фауле - но в то же время он был абсолютно уверен, что не сможет солгать Треллу... Он почувствовал, что в горле пересохло, и невпопад ответил: - Я остался живым после этого поединка. Трелл в первый момент ничего не сказал, но это молчание показало Кавинанту, что его ответ усилил тревогу великана. Трелл отвел взгляд, потом посмотрел на Кавинанта и сказал: - Понятно. А как тебя зовут, чужестранец? Лена ободряюще улыбнулась Кавинанту и ответила вместо него: - Томас Кавинант, Кавинант со Смотровой Кевина. - Что такое, девочка? - спросил Трелл. - Уж не стала ли ты пророком, если говоришь за кого-то, кто старше тебя? Потом, обращаясь к Кавинанту, он добавил:
в начало наверх
- Что ж, Томас Кавинант со Смотровой Кевина, есть у тебя другие имена? Кавинант уже собрался было ответить отрицательно, как вдруг увидел в глазах Лены неподдельный интерес к этому вопросу. Он сделал паузу. Потом в мгновенном озарении он понял, что для нее он был такой же волнующей фигурой, как сам Берек Полурукий; что для этой девушки, жаждущей таинственного и мистического, всезнающих Лордов и битв с облаками, его странность и необъяснимое появление на Смотровой Кевина были почти что воплощением великих событий героического прошлого. Выражение ее взгляда стало теперь абсолютно понятным: в томлении любопытства она цеплялась за надежду, что он откроется ей, сделает хотя бы намек на свое высокое звание, сделает скидку на ее молодость и неведение. Эта мысль вызвала в нем странные отзвуки. Он не привык к подобной лести, она вызывала в нем незнакомое чувство широких возможностей. Он быстро начал придумывать какой-нибудь громкий титул, какое-нибудь имя, которое могло или, вернее, доставило бы Лене удовольствие и в то же время не ввело бы в заблуждение Трелла. Потом его осенило. - Томас Кавинант, - сказал он так, словно отвечал на вызов. - Неверящий. Он немедленно почувствовал, что с этим именем взял на себя больше, чем мог это осознать в настоящий момент. Ему стало неловко за свою претенциозность, но Лена наградила его лучезарным взглядом, а Трелл мрачно принял это заявление. - Ну что ж, Томас Кавинант, - сказал он. - Добро пожаловать в подкаменье Мифиль. Пожалуйста, чувствуйте себя как дома. Сейчас я должен уйти, чтобы заняться своими делами, которые обещал сделать. Возможно, скоро вернется Этиаран, моя супруга. А Лена, если ей подсказать, возможно, вспомнит о том, чтобы предложить вам освежиться в мое отсутствие. Трелл снова повернулся к каменному сосуду и, обхватив его руками, оторвал от постамента. Освещаемый языками красно-желтого пламени, отблески которого танцевали в его бороде и волосах, он понес этот сосуд к двери. Лена поспешила вперед, чтобы отогнуть для него занавес, и через мгновение Трелл исчез, оставив Кавинанта недоумевать по поводу мельком увиденного им содержимого горшка. Тот был полон маленьких круглых камешков, похожих на отборный гравий, и они, казалось, горели. - Проклятье, - прошептал Кавинант. - Интересно, сколько весит эта штука? - Трое мужчин не смогли бы поднять пустой сосуд, - гордо ответила Лена. - Но когда гравий горит, мой отец без труда поднимает его. Он - гравлингас радхамаэрля и глубоко связан с учением о камне. Кавинант еще мгновение смотрел вслед Треллу, устрашенный его силой. Затем Лена сказала: - А теперь я просто обязана предложить вам освежиться. Вы примете ванну или умоетесь? Не хотите ли пить? У нас есть хорошее весеннее вино. Ее голос вновь разбудил мерцание нервов Кавинанта. Его инстинктивное недоверие к могуществу Трелла рассеялось, когда он понял, что тоже обладает какой-то силой. Этот мир принимал его; он наделял его значимостью. Люди, такие как Трелл и Лена, были готовы принимать его столь серьезно, сколь ему этого хотелось. Все, что ему оставалось делать, - это продолжать двигаться, следовать по тропе своего сна в Ревлстон - что бы его там ни ожидало. От мысли о перспективах у него закружилась голова. Вдохновленный минутным импульсом, он решил участвовать в собственной значимости, наслаждаться ею до тех пор, пока это будет возможно. Чтобы совладать с потоком новых эмоций, Кавинант сказал Лене, что хотел бы умыться. Она провела его мимо занавеса в другую комнату, где вода непрерывно текла из трубы в стене. Вода попадала сначала в наклонную каменную раковину, а потом в большую лохань, причем и та, и другая были сделаны из камня. Лена показала чудесный белый песок, которым можно было пользоваться вместо мыла, и вышла. Вода оказалась холодной, но Кавинант с каким-то все возрастающим энтузиазмом погружал в нее руки и голову. Когда с умыванием было покончено, он огляделся вокруг в поисках полотенца, но того нигде не было. Решив провести эксперимент, он вытянул руки над чашей, освещавшим комнату. Теплый желтый свет быстро высушил его пальцы, и тогда он наклонился над чашей, стирая при этом воду с лица и шеи, и вскоре даже волосы его были сухими. Подчиняясь силе привычки, он провел процедуру ВНК, осматривая почти невидимые следы бывших порезов на руках. Потом, отдернув занавес, он вновь вошел в центральную комнату. Оказалось, Лена была уже не одна, а с какой-то другой женщиной. Перед тем как войти, Кавинант услышал, как Лена сказала: - Он говорил, что ничего не знает о нас. Когда женщина посмотрела на Кавинанта, он сразу догадался, что это Этиаран. Узор из листьев, вытканный на плечах ее длинной коричневой туники, был, казалось, чем-то вроде фамильной эмблемы, но и без этого между двумя женщинами - молодой и зрелой - было много общего, вплоть до движений. Но если Лена была свежей и стройной, полной нетронутой новизны, то Этиаран, казалось, своей внешностью противоречила своему внутреннему миру. Мягкая округлость ее форм, полнота ее фигуры были словно бы помехой огромной внутренней силе ее жизненного опыта и знаний, и казалось, что она живет со своим телом на основе древнего и трудного перемирия. На ее лице отражались признаки этого перемирия: лоб ее был преждевременно изборожден морщинами, а глубокие большие глаза, казалось, смотрели внутрь, на истерзанное поле битвы сомнений и нелегких примирений с ними. Глядя на нее через каменный стол, Кавинант увидел в ее глазах выражение хмурой озабоченности - результат того, что стало ей известно, - и еще в глаза ему бросилась рассеянная красота, которая сделала бы ее лицо добрее, если бы она улыбнулась. После короткого колебания Этиаран прижала руку к сердцу, а потом протянула ее Кавинанту тем же жестом, что и Трелл. - Приветствую тебя, гость. Добро пожаловать. Я - Этиаран, супруга Трелла. Лена, моя дочь, и Трелл уже рассказали мне о вас. Вы можете не представляться, Томас Кавинант. Располагайте нашим домом, как своим. Вспомнив об этикете и о своем новом решении, Кавинант ответил: - Это для меня большая честь. Этиаран слегка поклонилась. - Как и для нас, если считать, что предложенное делает честь тому, кто предлагает. А учтивость всегда приятна. Потом она, казалось, снова заколебалась, не зная, как продолжить. Кавинант увидел, как в ее взгляде снова отразились старые конфликты, и подумал, что этот взгляд мог бы обладать чрезвычайной силой, не будь он настолько обращен в себя. Но вскоре она нашла решение и сказала: - В обычаи нашего народа не входит беспокоить гостя трудными вопросами, не накормив его. Но еда еще не готова... - она взглянула на Лену, - а вы кажетесь мне странным, Томас Кавинант, странным и вселяющим тревогу. Если позволите, я бы хотела побеседовать с вами, пока Лена приготовит то, что имеется у нас в доме. Вы выглядите так, словно у вас есть какие-то неотложные дела. Кавинант уклончиво пожал плечами. При мысли о ее предстоящих вопросах он ощутил приступ беспокойства и, собрав силу воли, приказал себе попытаться ответить на них, не теряя вновь приобретенного равновесия. В наступившей паузе Лена засновала по комнате. Она подходила к полкам и снимала с них тарелки, кувшины и другую кухонную посуду, а потом принялась готовить на каменной плите, нагреваемой снизу гравием, рассыпанным по подносу. Часто взгляд ее падал на Кавинанта, но он не всегда это замечал. Его вниманием завладела Этиаран. Сначала она неуверенно пробормотала: - Просто не знаю, с чего начать. Это было так давно, и я знаю так мало из того, что знают Лорды. Но полученных мною знаний должно хватить. Никто здесь не сможет заменить меня по части знаний, - она расправила плечи. - Могу я взглянуть на ваши руки? Вспомнив о первой реакции Лены, Кавинант протянул Этиаран правую руку. Она обошла вокруг стола, словно собиралась потрогать ее, но не стала этого делать. Вместо этого она пристально посмотрела ему в лицо. - Полурукий! Так сказал Трелл. И некоторые говорят, что Берек, друг земли, Хатфью, Лорд-Основатель вернется в Страну, когда в этом появится необходимость. Известно вам об этом? Кавинант хрипло ответил: - Нет. По-прежнему глядя ему в лицо, Этиаран сказала: - А ваша другая рука? Озадаченный, он протянул левую руку. Она опустила на нее взгляд. Увидев что-то, она резко выдохнула, закусила губу и отступила назад. На мгновение она, казалось, впала в неописуемый ужас. Но потом, овладев собой, она спросила лишь с некоторой дрожью в голосе: - Из какого металла это кольцо? - Что? Это? - Ее реакция изумила Кавинанта, и в своем удивлении он внезапно отчетливо вспомнил, как Джоан сказала когда-то: "Этим кольцом венчаю тебя". И как ответил ему старик-нищий в плаще цвета охры: "Будь праведным! Будь праведным!" Тьма грозила ему. Он слышал свой голос, словно кто-то другой отвечал за него, кто-то, не имевший ничего общего с проказой и изгнанием. - Это белое золото. Этиаран охнула и прижала руки к вискам, как будто почувствовала внезапную боль. Но она вновь справилась с собой, и в ее глазах появилась суровая отвага. - Я одна, - сказала она. - Я одна в подкаменье Мифиль знаю значение всего этого. Даже Трелл не знает. Я же знаю слишком мало. Ответьте, Томас Кавинант, это правда? - Надо было давно выбросить его, - горько пробормотал он. - Прокаженный не имеет права быть сентиментальным. Но напряженность Этиаран вновь приковала его внимание. У него создалось такое впечатление, что она знает обо всем происходящем с ним гораздо больше его самого, ощущение того, что он двигается в мир, который каким-то неясным, зловещим способом был подготовлен для его принятия. В нем поднялся прежний гнев. - Разумеется, это правда, - огрызнулся он. - А что такое? Это всего лишь кольцо. - Это Белое Золото, - слова Этиаран были сказаны таким несчастным тоном, словно она только что понесла тяжелую утрату. - Ну так что? - Он не мог понять, что так расстроило женщину. - Это ничего не значит. Джоан... Джоан когда-то предпочла его темному золоту. - И это не удержало ее от развода с ним. - Это Белое Золото, - повторила Этиаран. - Лорды знают древнюю песню Учения, в которой говорится о Носящем Белое Золото. Я помню лишь отрывок из нее, вот он: В золоте белом, волшебном и диком, Силы огромные воплощены. Сам же владелец его, несомненно, Крайне опасен для нашей Страны. Он и могуч, он и бессилен, Он и глупец, он и герой, И словом предательства или же правды Способен, шутя, управлять всей Страной. Может он дать всем нам счастье, А может разрушить мечты... Холоден он и бесстрастен, Ушедший, но вызванный вновь, И разум его, ко всему безучастный Совмещает и злость, и любовь... Вы знаете эту песню, Кавинант? Во всей Стране нет Белого Золота. В земле никогда не находили золота, хотя говорят, будто Берек знал о нем и сочинял песни. Вы появились из других мест. Какая ужасная цель привела вас сюда? Кавинант чувствовал, что она хочет по его взгляду найти в нем какой-то порок, какую-то фальшь, которая успокоила бы ее страх. Он вдруг окаменел. У тебя есть сила, сказал Презренный. Могучая магия... но ты никогда не узнаешь, как ею распоряжаться. Мысль о том, что это обручальное кольцо было каким-то талисманом, заставила его почувствовать приступ тошноты, словно он вдохнул в себя запах эфирного масла. Ему страшно захотелось закричать. Ничего этого нет! Но ему был известен лишь один-единственный ответ: не думать об этом, следовать по тропе сна, выжить. И он ответил Этиаран ее же языком: - Цели всегда ужасны. Мне надо передать послание в Совет Лордов. - Какое послание? - требовательно спросила она. После секундного колебания он пробормотал: - Вернулся Серый Убийца. Как только Кавинант произнес это имя, Лена выронила из рук глиняный
в начало наверх
кувшин, который несла, чтобы поставить на стол, и бросилась в объятия матери. Кавинант стоял, сердито глядя на разбитый кувшин. Вылившаяся из него жидкость блестела на гладком каменном полу. Потом он услышал, как Этиаран, задыхаясь, в ужасе произнесла: - Откуда вам это известно? Он оглянулся на нее и увидел, что обе женщины прижались друг к другу, словно дети, напуганные демонами своих самых страшных снов. - Гадкий, грязный прокаженный! - угрюмо пробормотал он. Но к Этиаран, казалось, понемногу возвращалась обычная твердость. Она крепко сжала челюсти, и взгляд ее больших глаз посуровел. Несмотря на весь свой страх, она была сильной женщиной, успокаивающей свое дитя и заставляющей себя броситься навстречу угрожающей ему опасности. Она снова спросила: - Откуда вам это известно? Она заставила его встать в оборонительную позицию, и он ответил: - Я встречался с ним на Смотровой Кевина. - Ах, это ужасно! - вскричала Этиаран, крепко прижимая к себе Лену. - Что будет с молодым поколением этого мира? Наши потомки умрут в агонии, и будет война, и ужас, и боль для выживших. Увы, Лена, дочь моя! Ты родилась в злое время, и когда наступит час битвы, не будет для тебя ни мира, ни утешения. Ах, Лена, Лена! Ее горе затронуло незащищенную струну в Кавинанте, и в горле его появился комок. Ее голос напомнил ему собственное видение Запустения в Стране, будто погребальное пение, которого он прежде никогда не слышал. Впервые он почувствовал, что в Стране имелось нечто драгоценное, чему теперь грозило исчезновение. Это сочетание сочувствия и гнева еще больше натянуло его нервы. Он почувствовал, что его бьет дрожь. Когда он взглянул на Лену, то увидел, что сквозь страх в ней уже пробудилось новое благоговение перед ним. Бессознательное предложение себя в ее взгляде горело еще более завлекающе, чем прежде. Кавинант сидел молча, пока Этиаран и Лена постепенно успокаивали друг друга. Потом он спросил: - Что вам известно обо всем этом? Что происходит со мной? Прежде чем Этиаран смогла ответить, снаружи послышался голос: - Эй! Этиаран, дочь Тьеран! Гравлингас Трелл сказал нам, что твои дела на сегодня окончены. Выходи и спой для подкаменья! Мгновение Этиаран стояла, совершенно погрузившись в себя. Потом она вздохнула: - Ах! Только что началось самое важное дело во всей моей жизни, - и направилась к двери. Отогнув занавес, она произнесла в темноту: - Мы еще не ели. Я приду позже. Но после собрания мне нужно поговорить с кругом старейших. - Их предупредят, - отозвался голос. - Хорошо, - сказала Этиаран. Но вместо того, чтобы повернуться к Кавинанту, она осталась стоять у входа, некоторое время глядя в темноту. Когда она наконец опустила занавес и повернулась к Кавинанту, он увидел, что глаза у нее увлажнились и в них появилось такое выражение, которое он сначала принял за покорность судьбе. Но потом он понял, что Этиаран просто вспомнила о прежней своей покорности. - Нет, Томас Кавинант, - печально сказала она. - Я ничего не знаю о вашей судьбе. Может быть, если бы я дольше пробыла в лосраате, если бы у меня хватило сил... Но я прервала свое пребывание там и вернулась домой. Я знаю часть старого Учения, о котором и не подозревают в подкаменье Мифиль, но этого слишком мало. Все, что я могу вспомнить для вас - это обрывки магических старых строк о разрушении мира: "...Дикая Магия заключена в каждом камне Страны, и Белое Золото может высвободить ее или подчинить..." Но значения этих строчек, так же, как и направленность событий нынешних времен, я не знаю. Так что вдвойне необходимо доставить вас в Совет. Потом, посмотрев ему прямо в лицо, она добавила: - Я открыто говорю вам, Томас Кавинант, что если вы пришли, чтобы предать землю, то лишь Лорды, может быть, смогут остановить вас. Предать? Эта была еще одна новая мысль. Прошло мгновение, и Кавинант понял, что имела в виду Этиаран. Но прежде, чем он заявил свой протест, Лена вступилась за него: - Мама! Он же сражался с серой тучей на Смотровой Кевина. Я сама это видела. Как ты можешь в нем сомневаться? Эта защита сдержала его воинственную реакцию. Сама того не желая, Этиаран затронула запретную тему. Он еще не зашел настолько далеко, чтобы сражаться с Лордом Фаулом. Возвращение Трелла лишило Этиаран возможности ответить дочери. Великан некоторое время стоял в дверях, переводя взгляд с Этиаран на Лену и Кавинанта и обратно. Наконец он сказал: - Так, так. Наступают тяжелые времена. - Да, мой супруг Трелл, - пробормотала Этиаран. - Тяжелые времена. Потом его взгляд упал на осколки кувшина на полу. - И в самом деле, времена тяжелые, - тихо проворчал он, - если бьется глиняная посуда, а черепки спокойно валяются под ногами. На сей раз Лена испытала неподдельный стыд. - Прости, папа, - сказала она. - Я испугалась. - Ничего. - Трелл подошел к ней и положил ей на плечи свои тяжелые руки. - Некоторые трещины вполне поддаются лечению. Сегодня я чувствую себя сильным. При этом Этиаран с благодарностью посмотрела на мужа, словно он только что совершил какой-то подвиг. С неожиданной для Кавинанта мягкостью она сказала: - Садитесь, гость. Еда скоро будет готова. Идем, Лена. Они вдвоем засуетились вокруг нагретого камня. Кавинант смотрел, как Трелл начал подбирать осколки разбитого кувшина. Гравлингас тихо мурлыкал какую-то древнюю таинственную песню. Он осторожно перенес черепки на стол и положил их возле светильника. Потом он сел. Кавинант сел рядом с ним, гадая, что должно произойти. Напевая сквозь сомкнутые зубы приглушенную песню, Трелл начал подбирать черепки друг к другу, словно решая головоломку. Осколок за осколком становился на место, смыкаясь с другими без помощи какого-либо клея, насколько это видел Кавинант. Движения Трелла были тщательными, кропотливыми, прикосновение к каждому осколку очень осторожным, но кувшин, казалось, очень быстро рос в его руках, и черепки точно подходили друг к другу, оставляя лишь сеть красивых темных линий в тех местах, где были трещины. Вскоре кувшин снова стал целым. Тогда глубокий голос Трелла приобрел новую модуляцию. Он принялся поглаживать пальцами кувшин, и везде, где его пальцы касались поверхности, темные сетчатые линии исчезали, словно стирались. Трелл медленно ощупал так весь сосуд снаружи, а потом принялся за его внутреннюю поверхность. Наконец он поднял его и проделал ту же процедуру с днищем. Держа сосуд пальцами обеих рук, он начал вращать его, внимательно осматривая, чтобы убедиться, что ничего не пропущено. Затем он окончил пение, осторожно поставил кувшин и отнял от него руки. Сосуд казался таким же целым, как если бы его никогда не разбивали. Кавинант перевел благоговейный взгляд с кувшина на лицо Трелла. Гравлингас, казалось, осунулся от напряжения, и его упругие щеки были залиты слезами. - Чинить труднее, чем разбивать, - пробормотал он. - Я не смог бы делать это каждый день. Он устало оперся локтями о стол и положил голову на руки. Этиаран стояла сзади мужа, массируя тяжелые мускулы его плеч и шеи, и глаза ее были полны гордости и любви. Что-то в выражении ее лица заставило Кавинанта почувствовать, что он пришел из очень мелочного мира, где никто не подозревал и не заботился о возможности починки разбитых глиняных кувшинов. Он попытался убедить себя, что спит, но слушать свои доводы ему не хотелось. После молчаливой паузы, полной уважения к мастерству Трелла, Лена стала накрывать на стол. Вскоре Этиаран принесла с плиты чаши с едой. Когда все было готово, Трелл поднял голову и устало поднялся на ноги. Теперь вместе с Этиаран и Леной они стояли возле стола. Этиаран сказала Кавинанту: - Обычай нашего народа - встать перед принятием пищи в знак нашего уважения к земле, из которой происходит жизнь, и еда, и сила. Кавинант тоже встал, чувствуя себя неловко и не к месту. Трелл, Этиаран и Лена, закрыв глаза, на мгновение склонили головы. Потом они сели. Кавинант последовал их примеру, и они начали передавать друг другу блюда. Ужин был обильным: холодная соленая говядина с дымящимся соусом, дикий рис, черный хлеб и сыр; Кавинанту дали также высокий кубок с напитком, который Лена назвала "весенним вином". Оно было таким же прозрачным и легким, как вода, слегка шипучим и чуть пахло алиантой, но по вкусу напоминало отличное пиво, лишенное всякой горечи. Кавинант проглотил изрядное количество напитка, прежде чем почувствовал, что он делает более ощутимой вибрацию его и без того пульсирующих нервов. Он почувствовал, что все более напрягается. Он был слишком полон неожиданных впечатлений. Вскоре ему уже не терпелось поскорее покончить с едой, выйти из дома и расслабиться в ночном воздухе. Но семья Лены ела медленно, и над ними витала угроза пресыщения. Они ужинали с какой-то целеустремленностью, словно эта трапеза венчала конец всего их счастья. В тишине Кавинант понял, что это было результатом его присутствия. Он ощущал себя не в своей тарелке. Чтобы отвлечься, он попытался суммировать мысленно то, что ему было известно обо всей сложившейся с ним ситуации. Но потом решил, что момент более подходит для расширения таких сведений. - У меня есть один вопрос, - натянуто сказал он, жестом показывая, что вопрос касается подкаменья. - Никаких дров. В этой долине полно деревьев, но я не вижу, чтобы вы пользовались дровами. Деревья для вас священны, или что-нибудь в этом роде? Мгновение спустя Этиаран ответила: - Священны? Это слово знакомо мне, но его значение не совсем понятно. В земле содержится сила, она в деревьях, реках, почве и камне, и мы уважаем ее за то, что она дает жизнь. Поэтому мы дали клятву мира. Вы спрашиваете об этом? Мы не пользуемся деревом, поскольку древесное учение - лиллианрилл - было нами утеряно, и мы не пытались вновь обрести его. Во время изгнания нашего народа, когда Страна переживала Запустение, были утеряны многие драгоценные вещи. Наш народ в Пустошах и в горах Южной Гряды придерживался учения радхамаэрль, и оно позволило нам выжить. Учение о дереве там не помогало нам и было забыто. Теперь, когда мы вернулись в Страну, нам вполне достаточно каменного учения. Но есть другие, придерживающиеся учения лиллианрилл. Я бывала в вудхелвене Парящий, в горах далеко к северо-востоку от нас, и это чудесное место - люди там понимают деревья. Между подкаменьями и вудхелвенами существует некоторая торговля, но при этом ни дерево, ни камень не являются предметом продажи. Когда она умолкла, Кавинант почувствовал, что снова наступившее молчание стало уже другим. Мгновение спустя послышался отдаленный гул голосов. Этиаран отрывисто сказала Треллу: - Ах, собрание! Я обещала петь сегодня. Она и Трелл встали, и он сказал: - Хорошо. А потом ты побеседуешь со старейшинами. Некоторые приготовления к завтрашнему дню я возьму на себя. Смотри, - он указал на стол, - завтра будет чудесный день: на сердце камня нет тени. Потом, вопреки самому себе, Кавинант посмотрел туда, куда указывал Трелл. Но ничего не увидел. Заметив его взгляд, Этиаран добродушно сказала: - Не удивляйтесь, Томас Кавинант. Никто кроме мастера учения радхамаэрль не может предсказать погоду по такому камню, как этот. А теперь идите со мной, если хотите, - я буду петь балладу о Береке Полуруком. Она взяла со стола чашу с гравием и спросила: - Лена, ты вымоешь посуду? Кавинант, вставая, взглянул на Лену и увидел на ее лице выражение неохотного повиновения; было ясно, что ей хочется пойти вместе с ними. Но Трелл тоже заметил это выражение и сказал: - Составь компанию нашему гостю, дочь моя. У меня будет достаточно времени, чтобы уделить внимание посуде. Радость мгновенно преобразила девушку, и, вскочив, она обняла отца. Он легонько шлепнул ее и отстранил от себя. Она спохватилась, что выдала себя, и постаралась придать своему облику сдержанный и застенчивый вид, а также выразить взглядом благодарность, но ей это плохо удалось. Этиаран сказала: - Трелл, ты добьешься того, что эта девчонка возомнит себя красавицей. Но, взяв Лену за руку, она показала, что не сердится, и они вместе вышли из дома. Кавинант быстро последовал за ними и с чувством облегчения вышел в звездную ночь. Под открытым небом для него было больше простора,
в начало наверх
чтобы разобраться в самом себе. Разбираться было в чем. Он не мог понять, объяснить свое растущее возбуждение. Выпитое им весеннее вино, казалось, разбудило всю его энергию, и та резвилась в его венах, словно неистовый сатир. Он чувствовал, что необъяснимым образом доведен до вдохновенно-звероподобного состояния, словно стал скорее жертвой, чем источником своего сна. Белое Золото! Он плюнул в темноту. Дикая Магия! Они что, думают, что он сумасшедший? Пусть он сумасшедший. Значит, в данный момент он просто переживает бред слабоумного, терзая себя ложными печалями и желаниями, порождениями иллюзий. Такое случалось с прокаженными. "Нет! - крикнул он почти вслух. - Я знаю разницу - и знаю, что я сплю!" Его пальцы скорчились от ярости, и он глубоко вдохнул в легкие холодный воздух и отбросил прочь все мысли. Он знал, как пережить сон. Единственной опасностью было безумие. Когда они шли между домами, гладкая рука Лены коснулась его руки. Он почувствовал новый прилив забытого ощущения. Шум голосов становился все громче. Вскоре Лена, Этиаран и Кавинант добрались до круглого пятачка в центре подкаменья и присоединились к собранию жителей деревни. Оно освещалось дюжиной ручных светильников - чашами с гравием, и в этом освещении Кавинант все ясно различал. Мужчины, женщины, дети сгрудились вокруг площадки. Кавинант догадался, что практически все подкаменье пришло сюда, чтобы послушать песню Этиаран. Многие сельчане были ниже его ростом - и значительно ниже Трелла - и были темноволосыми, приземистыми и плотными, с широкими плечами. Даже женщины и дети производили впечатление физической силы - века работы с камнем способствовали такому развитию. Кавинант чувствовал такой же смутный страх перед ними, как и перед Треллом. Они казались чересчур сильными, а у него не было ничего, кроме своей необычности, чтобы защитить себя, если они повернутся против него. Они были заняты разговорами друг с другом, ожидая, очевидно, появления Этиаран, и не подали вида, что заметили Кавинанта. Не желая привлекать к себе внимания, он держался сзади, у внешнего края толпы. Лена встала рядом с ним. Этиаран подняла над головой свою чашу с гравием и стала пробираться сквозь толпу к центру площадки. Оглядев собравшихся, Кавинант переключил внимание на Лену. Она стояла прямо перед ним и чуть левее, голова была на дюйм или два выше его плеча, и держала на уровне талии обеими руками чашу с гравием. Кавинант снова почувствовал зуд в ладонях от пугающего желания прикоснуться к ней. Словно прочитав его мысли, она взглянула на него с торжественной мягкостью в лице, которая заставила его сердце сжаться, словно оно было слишком велико и не умещалось за обхватывающими его ребрами. Он стесненно отвел от нее глаза и сделал вид, что оглядывает площадку, хотя на самом деле ничего не видел. Когда он снова взглянул на Лену, она, казалось, сделала то же самое - притворилась, что смотрит мимо. Кавинант сжал челюсти и заставил себя набраться терпения и ждать, когда что-нибудь произойдет. Вскоре собравшиеся замолчали. В центре открытой площадки на низком каменном возвышении стояла Этиаран. Она поклонилась собранию, и люди ответили на ее приветствие, молча подняв вверх светильники. Огни, казалось, сфокусировались вокруг нее, образовав полутень. Когда светильники опустились, а в толпе затихли последние голоса, Этиаран начала: - Сегодня ночью я чувствую себя старой - мою память как будто затуманило, и я не помню всей песни, которую хотела бы спеть. Но я спою то, что помню, и расскажу всю эту историю, как рассказывала и раньше, чтобы вы могли разделить со мной те знания, что я имею. При этом по собранию пронесся тихий смех - веселая дань превосходству знаний Этиаран. Она молчала, склонив голову, чтобы скрыть страх, который принесли ей эти знания, до тех пор, пока люди снова не утихли. Затем она подняла глаза и сказала: - Я спою легенду о Береке Полуруком. После последовавшей короткой паузы она вплела свою песню в приветственную тишину, как необработанный редкий драгоценный камень. Все в жизни мирской нашей бренно - И звезды, и шепот людской, и мечты. Как траву, пятнает надменно Война лик земной красоты. И люди проходят, как тени, Следы оставляя в траве. И молит земля о забвеньи, Но никто не внемлет мольбе. В омут кровавый у ног своих Берек мерзких созданий топит мечом. Но рядом с ним больше уж нет таких, Что стояли бы рядом к плечу плечом. Он - единственный страж красоты, Он последним падет в бою, Сохранятся его следы Лишь в той песне, что я пою... Шлем искорежен и утерян меч, Где рука, что сжимала его? Какой же недруг сумел отсечь Пальцы у Берека самого? Полуруким он стал, и вот К горе Грома Берек идет. Там и заплакал он среди скал - Друзей и половину руки потерял... Берек! Друг земли! Для тебя Страна силу дарит, любя Всех погибших сынов своих; Не исчезнет память о них... Надевай ты кольцо и иди - От напасти Страну исцели, Уничтожь в ней все горе и зло, Чтобы снова в мире было светло! Песня повергла Кавинанта в трепет, словно она скрывала в себе призрак, который он должен был суметь опознать. Но голос Этиаран очаровал его. Ее пение не сопровождалось никакими музыкальными инструментами, но прежде чем она пропела первую строчку, Кавинант почувствовал, что песня не нуждается ни в каком сопровождении. Чистая линия мелодии была украшена неожиданными резонансами, содержала в себе гармонию, эхо молчаливых голосов, так что при каждом новом запеве голос Этиаран, казалось, распадался на три или четыре разделенных в песне голоса. Баллада начиналась в грустной тональности застывшей золотого оттенка ночи, украшенной звездами-драгоценностями, так что хотелось зарыдать, словно на панихиде; и сквозь это повеяло черным ветром утраты, в котором предметы нежной заботы, сконцентрированные в подкаменье, казалось, затрепетали и исчезли. Слушая песню, Кавинант чувствовал, что все собравшиеся кричали, как один, в молчаливом горе под неистовой силой певицы. Но печаль недолго звучала в ее голосе. После паузы, открывшейся в ночи, словно откровение, Этиаран запела свой храбрый припев: "Берек! Друг земли!". И эта перемена отразилась в таком повышении основной модуляции, которая была недоступна для обычного голоса, менее универсального, чем ее. Собравшихся вновь переполнили эмоции, и в мгновение ока из печали они оказались в радости и благодарности. И тогда последняя долгая высокая нота вылетела из горла Этиаран, как салют горам и звездам, люди подняли вверх светильники и издали звучный крик: - Берек! Друг земли! Слава герою! Потом, медленно опустив светильники, они двинулись вперед, придвигаясь ближе к Этиаран, чтобы услышать ее рассказ. Общий импульс был так прост и силен, что Кавинант тоже сделал несколько шагов, прежде чем опомнился... Он быстро оглянулся вокруг - задержал взгляд на слабо мерцающих звездах, вдохнул вездесущий аромат гравия. Единодушная реакция подкаменья испугала его, он не мог позволить себе потеряться в ней. Он хотел уйти, но ему нужно было услышать рассказ о Береке, поэтому он остался вместе со всеми. Как только люди устроились, Этиаран начала: - Случилось так, что в старые времена, в те времена, которые отмечают начало памяти человечества, произошла большая война. Это было до того, как появились Старые Лорды, до того, как великаны пересекли Солнцерождающее море, чтобы заключить союз с горбратьями - это было во времена перед клятвой мира, перед Запустением и последней битвой Высокого Лорда Кевина. Это было время, когда вайлы, порожденные Демонмглой, были высокой и гордой расой, а пещерники ковали и плавили прекрасные металлы, чтобы торговать на основе открытой дружбы со всеми народами Страны. В то время Страна была одной огромной нацией, и ею правили король и королева. Это была здоровая, крепкая пара, полная любви и достоинства, и в течение многих лет они правили в согласии и мире. Но прошло время, и тень легла на сердце короля. Он вкусил власть над жизнью и смертью тех, кто ему служил, и научился стремиться к ней. Вскоре он начал испытывать жажду власти, она стала ему необходима, как пища. Ночи его проходили в темных поисках дополнительной власти, а днем он пользовался ею, становясь все более алчным и жестоким по мере того, как его одолевала жажда. Королева смотрела на мужа и ужасалась. Она хотела лишь одного: чтобы вернулись здоровье и мудрость прежних лет. Но ни ее мольбы, ни увещевания, никакая сила не могли разорвать путы жестокости, сковавшие короля. И наконец, увидев, что все доброе в Стране умрет непременно, если ее муж не будет остановлен, она пошла против него, противопоставила его могуществу свое. И в Стране началась война. Многие, испытавшие на себе силу королевского хлыста, вставали на сторону королевы. И те, кто ненавидел убийства и любил жизнь, тоже присоединились к ней. Главнейшим среди них был Берек - самый сильный и мудрый из сторонников королевы. Но Страна была охвачена страхом перед королем, и целые города вставали, чтобы сразиться за него - и убивали, защищая свое собственное рабство. Сражение шло по всей Стране, и одно время казалось, что королева победит. Ее герои обладали незаурядной силой, и никто не мог сравниться по силе с Береком, про которого говорили, что он не хуже самого короля. Но по мере того, как бушевало сражение, тень, серая туча с востока упала над войском. Защитники королевы были поражены прямо в самую душу, и сила оставила их. А ее враги нашли в этой серой туче силу безумных. Они забыли о том, что они люди - они рубили и топтали, царапали и кусали, калечили и оскверняли до тех пор, пока их серый помощник подавлял героев, и товарищей Берека одного за другим настигало отчаяние или смерть. И так продолжалась эта битва, пока в живых не остался всего лишь один из тех, кто ненавидел тьму, - Берек. Но он продолжал сражаться, не обращая внимания на участь своих сотоварищей и численность врагов, которые один за другим падали под ударами его меча, как листья с куста. Наконец сам король, набрав страха и безумия из тьмы, бросил вызов Береку, и они сразились; Берек нанес сокрушительный удар, но тень отвернула его клинок. Так и продолжался этот поединок без успеха с чьей-либо стороны до тех пор, пока один из ударов королевского топора не пришелся прямо по руке Берека. Тогда его меч упал на землю, и он оглянулся вокруг и увидел тень и всех убитых храбрых своих товарищей. Он издал громкий крик и, повернувшись, покинул поле битвы. Так он бежал, преследуемый смертью, и тень тьмы витала над ним. Он бежал три дня, не останавливаясь, не отдыхая, и все три дня королевское войско гналось за ним, словно стая кровожадных животных, жаждущих добычи. Собрав остатки сил, на пределе отчаяния, он дошел до горы Грома. Взобравшись по усыпанному камнем склону, он бросился ничком на большой валун и зарыдал, говоря: - Увы, земля. Мы опрокинуты, и нет никого, кто мог бы спасти нас. И красота, и правда должны покинуть Страну навсегда. Но камень, на котором он лежал, ответил: - Для сердца, обладающего мудростью увидеть друга, такой друг есть. - Камни мне не друзья! - крикнул Берек. - Смотри: мои враги разгуливают по Стране, и никакое землетрясение не вырвет у них почву
в начало наверх
из-под ног. - Возможно, - сказала скала. - Они так же живы, как и ты, и им нужна земля, чтобы стоять на ней. Тем не менее в земле есть для тебя друг, и ты можешь придать ему силы, отдав в залог свою душу. Берек остался здесь и подпустил к себе врагов как можно ближе. Он дал клятву, скрепив ее кровью из своей разрубленной руки. Земля ответила громом; и с вершины горы скатился огромные камни Огненных Львов, сокрушая все на своем пути. Король и все его войско были убиты, и Берек один остался живым свидетелем буйства своего валуна, словно мачта корабля в океане. Когда буйство прекратилось, Берек воздал благодарность Огненным Львам горы Грома, обещал уважение, поклонение и служение земле со своей стороны и со стороны поколений своих потомков, которые последуют за ним в Стране. Обладая первой земной силой, он вырезал Посох Закона из ветви Одного Дерева, и с его помощью начал исцелять Страну. Со временем Берек Полурукий получил прозвище Хатфью и стал Лордом-Основателем, первым из Старых Лордов. Те, кто последовал по его стопам, процветали в Стране две тысячи лет. Когда Этиаран закончила, над людьми долго висела тишина. Потом одновременно, словно сердца их бились в унисон, жители подкаменья ринулись вперед, протягивая руки, чтобы прикоснуться к ней в благоговении. Она раскинула руки, чтобы обнять как можно больше своих соотечественников, и те, кто не мог дотянуться до нее, обнялись друг с другом, разделяя единство своего общего порыва. 7. ЛЕНА Один в ночи - один, потому что не мог разделить спонтанного импульса подкаменья, - Кавинант почувствовал себя внезапно пойманным в ловушку. Давление темноты вызвало спазм в легких, ему казалось, что не хватает воздуха. Он оказался во власти клаустрофобии, страха прокаженного перед толпой, перед ее непредсказуемым поведением. "Берек!" - саркастически усмехнулся он. Эти люди хотели, чтобы он был героем. Отвергая это их заблуждение, он отшатнулся от них с глубоким возмущением, с надменным видом прошествовал между домов, словно подкаменье нанесло ему смертельное оскорбление. "Берек! - грудь его вздымалась при этой мысли. - Дикая Магия! Это просто смешно. Разве эти люди не понимают, что он - прокаженный?" Не было ничего более невозможного для него, чем героизм такого рода, какой они видели в Береке Полуруком. Однако Лорд Фаул сказал: "Он хочет, чтобы ты стал моим окончательным противником. Он выбрал тебя, чтобы уничтожить меня". В абсолютном страхе он на мгновение увидел конец, к которому, возможно, вела его тропа сна: он увидел себя неизбежно вовлеченным в конфронтацию с Презренным. Он оказался в ловушке. Разумеется, он не мог играть героя в какой-то снящейся войне. Он не мог до такой степени забыться: забывчивость для него была равносильна самоубийству. И тем не менее он не мог избавиться от этого сна, не проходя через него, он не мог вернуться к реальности, не проснувшись. Он знал, что случилось бы с ним, если бы он не двигался дальше, стараясь при этом не сойти с ума. Удалившись от огней собрания даже на такую небольшую дистанцию, он чувствовал, как широкие крылья тьмы плещутся над ним, кругами спускаясь с неба над головой. Пошатнувшись, он остановился, прислонившись к стене, и закрыл лицо руками. - Я не могу, - прошептал он. Надежды, что эта Страна могла бы его избавить от импотенции, как-нибудь вылечить его больное сердце, развеялись словно дым. - Не могу продолжать. Но не могу и остановиться. Что происходит со мной? Внезапно он услышал приближающиеся к нему торопливые шаги. Оторвавшись от стены, он увидел спешащую к нему Лену. Светильник, подпрыгивающий в ее руке в такт шагам, отбрасывал причудливые тени на ее фигуру. Сделав еще несколько шагов, девушка пошла медленнее, потом остановилась совсем, подняв светильник так, чтобы лучше видеть Кавинанта. - Томас Кавинант? - неуверенно произнесла она. - Вам нехорошо? - Да! - огрызнулся он. - Мне нехорошо. И вообще, все нехорошо, и это длится с тех пор, как... - на мгновение слово застряло у него в горле, - с тех пор, как я оказался разведенным. Кавинант взглянул на Лену, с вызовом ожидая, что она спросит, что такое "разведенный". Девушка держала светильник так, что большая часть ее лица оставалась в тени. Кавинант не мог видеть, как подействовала на нее вспышка его гнева. Однако какая-то внутренняя восприимчивость, казалось, руководила ею. Когда она заговорила, Кавинант понял, что она не будет усугублять его боль грубыми расспросами или соболезнованиями. - Я знаю место, где вы сможете побыть один, - мягко сказала она. Он угрюмо кивнул. Да! Он чувствовал, что его обезумевшие нервы вот-вот порвутся. Горло давило тисками ярости. Он не хотел, чтобы кто-нибудь видел, что с ним происходит. Осторожно коснувшись его руки, Лена пошла к реке, и Кавинант последовал за ней. В тусклом мерцании звезд они добрались до берега Мифиль, а затем спустились вниз, к самой реке. Пройдя полмили, они вышли к старому каменному мосту, по которому скользили мокрые черные блики, словно он только что поднялся из воды специально для Кавинанта. Нелепость этой мысли заставила его остановиться. И тем не менее пролет моста казался ему чем-то вроде пролога, ведущего в неведомое; в темных горах по ту сторону реки таились перемены. Кавинант резко спросил: - Куда мы идем? Он боялся, что после того, как перейдет мост, он будет не в состоянии узнать самого себя. - На ту сторону, - сказала Лена. - Там вы можете побыть один. Наши люди нечасто переходят через Мифиль - считается, что Западные Горы враждебны, что зло Рокового Отступления, лежащего на пути к ним, покорило их дух. Но в поисках камней для изображений суру-па-маэрль я прошла всю западную долину без какого-либо ущерба для себя. Здесь неподалеку есть место, где вас никто не потревожит. Несмотря на всю свою массивность, мост, на взгляд Кавинанта, выглядел не внушающим доверия. Не скрепленные известью стыки казались непрочными, соединенными друг с другом лишь тусклыми, предательскими, отбрасываемыми созвездиями тенями. Ступив на мост, Кавинант ожидал, что нога его поскользнется, а камни задрожат. Но арка моста была недвижима. Дойдя до середины, Кавинант остановился, облокотился на низкий парапет моста и посмотрел в реку. Внизу сплошной темной массой текла вода, бормоча бесконечную молитву об отпущении грехов в море, и Кавинант смотрел в нее, словно просил мужества. Разве не мог он просто проигнорировать то, что ему угрожало, проигнорировать очевидную невероятность, безумие всей этой ситуации, и вернуться в подкаменье и притвориться с веселым коварством, что он - воскресший Берек Полурукий? Нет, не мог. Он был прокаженным: не всякая ложь удалась бы ему. Ощутив острый приступ головокружения, Кавинант обнаружил, что колотит кулаками по парапету. Он судорожно поднес руки к лицу, пытаясь рассмотреть, не поранил ли их, но в тусклом свете звезд ничего не было видно. С искаженным лицом он повернулся и сошел вслед за Леной на западный берег Мифиль. Вскоре они добрались до цели. Некоторое время Лена вела Кавинанта прямо на запад, потом вверх по крутому холму и вправо, а затем вниз по ущелью и снова к реке. Они осторожно пробирались по заваленному дну ущелья, словно балансировали на разбитом киле корабля: боковины его "корпуса" вздымались по обе стороны от них, суживая горизонт; несколько деревьев торчали из этих "стенок", словно рангоуты, а возле реки стенки ложились на землю, на косу гладкого песка, переходившую в плоский каменистый мыс, вдававшийся в реку. Мифиль жалобно стонала возле мыса, словно ее тревожило это небольшое сужение русла, и стон ее метался по ущелью как морской ветер, завывающий среди остова разбитого судна, застрявшего на рифах. Лена остановилась на песчаном дне "судна". Встав на колени, она выкопала в песке неглубокую ямку и высыпала в нее гравий из своего светильника. Камни запылали ярче, осветив своим желтым светом дно ущелья, и вскоре Кавинант почувствовал исходящее от них спокойное тепло. И лишь тогда он осознал, насколько холодна ночь и как приятно такой ночью посидеть у огня. Он опустился на корточки возле гравия, ощутив, как по телу прошла судорога - острый трепет преддверия надвигающейся истерии. Высыпав гравий на песок, Лена пошла к реке. Она остановилась на мысе, там, куда свет почти не доходил, и фигура ее едва была видна в темноте, но Кавинант все же различил, что ее лицо было обращено к небу. Проследив глазами направление ее взгляда, Кавинант увидел, что над темным ликом гор всходит луна. Серебристое сияние затуманило свет звезд вдоль гористого хребта и укрыло долину своей тенью, но тень эта вскоре переместилась к ущелью, и лунный свет упал на реку, сделав ее похожей на старинное серебро. И лишь только полная луна взошла над горами, она осветила Лену и, словно лаская, набросила белую дымку ей на голову и на плечи. Стоя по-прежнему возле воды, девушка не отрывала взгляда от луны, и Кавинант смотрел на нее со странной мрачной ревнивостью, словно она балансировала над пропастью, принадлежавшей ему. Наконец, после того, как лунный свет залил западную часть долины, Лена опустила голову и вернулась к огню. Избегая взгляда Кавинанта, она мягко спросила: - Мне уйти? Кавинант ощутил зуд в ладонях, словно он хотел ударить ее за одно лишь предположение, что она могла бы остаться. Но в то же время ночь пугала его, ему не хотелось оставаться с ней один на один. Он неуклюже поднялся, сделал несколько шагов в сторону от огня. Хмуро глядя на ущелье, спросил, пытаясь придать своему голосу нейтральное выражение: - Смотря чего ты хочешь. Чего ты хочешь? А чего она может хотеть? Ее ответ был спокойным и уверенным. - Я хочу больше узнать о вас. Он вздрогнул и наклонил голову, словно из воздуха материализовались когти и впились в него. Потом он снова взял себя в руки. - Спрашивай. - У вас есть супруга? Он резко повернулся и посмотрел на нее, словно она нанесла ему предательский удар в спину. Увидев его полные страдания глаза и оскаленные зубы, Лена заволновалась, опустила взгляд и отвернулась. Видя ее нерешительность, Кавинант понял, что лицо снова выдало его. Страшная оскаленная гримаса исказила лицо помимо его воли. Он хотел сдержаться, не дать выхода своим чувствам - во всяком случае, не в присутствии Лены... Тем не менее она усугубила его боль так, как ничто иное, с чем ему приходилось сталкиваться. Прилагая отчаянные усилия, чтобы взять себя в руки, Кавинант резко произнес: - Да. Нет. Это не имеет значения. Что за вопрос? Под его пристальным взглядом Лена опустилась на песок, села возле огня, поджав под себя ноги, и искоса посмотрела на него из-под ресниц. Сразу она ничего не ответила, и Кавинант принялся ходить туда-сюда вдоль песчаной косы и при этом крутил и яростно дергал свое обручальное кольцо. Спустя некоторое время Лена несколько невпопад сказала: - Один человек хочет жениться на мне. Это Триок, сын Тулера. Хотя я еще не достигла совершеннолетия, он сватается ко мне, чтобы, когда придет время, я не сделала другого выбора. Но если бы сейчас было можно, я бы вышла за него. О, он по-своему хороший человек - умелый пастух, храбрый при защите своих коров. И он выше многих других. Но в мире слишком много чудес, слишком много непознанных сил и красоты, неразделенной или несозданной, - и к тому же я еще не видела ранихинов. Я не могла бы выйти замуж за пастуха, которому в жены довольно всего лишь мастерицы суру-па-маэрль. Я лучше отправилась бы в лосраат, как сделала когда-то Этиаран, моя мать, и училась бы там, и все бы у меня получалось, независимо от того, каким бы испытаниям не подвергали меня при овладевании Учением, до тех пор, пока не стала бы Лордом. Говорят, что такое может случиться. А как думаете вы? Кавинант почти не слушал ее. Он продолжал вышагивать по песку, пытаясь справиться со своим волнением, взбешенный и лишенный равновесия вынужденным воспоминанием о Джоан. Рядом с его утраченной любовью Лена и серебристая ночь в Стране потеряли всякое значение. Перед его внутренним
в начало наверх
взором внезапно предстала вся бессмысленная картина его сна, словно таившаяся за миражом пустыня, новая разновидность одиночества прокаженного. Это не было реальностью - Кавинант мучил себя этой мыслью в бессознательном, невольном сопротивлении своей болезни и своей утрате. Мысленно он стонал: "Неужели это результат изгнания? Или, может быть, человек всегда испытывает такой шок, когда умирает? К черту! Я больше не желаю!" Он чувствовал, что сейчас закричит. Пытаясь совладать с собой, он упал на песок спиной к Лене и изо всех сил обхватил колени руками. Не обращая внимания на неровность своего голоса, он спросил: - А как у вас женятся? Девушка спокойно ответила: - Очень просто. Мужчина и женщина сами выбирают друг друга. Став друзьями, они, если хотят пожениться, сообщают об этом кругу старейшин. Старейшины назначают срок, в течение которого смогут убедиться, что дружба этих двоих крепка и лишена примесей тайной ревности или неоправдавшихся надежд, которые в дальнейшем стали бы помехой в их жизни. Затем жители подкаменья собираются в центре селения. Старейшины берут за руки тех, двоих, и спрашивают: "Хотите ли вы делить жизнь в радости и горе, в труде и отдыхе, в мире и войне, ради обновления Страны?" Двое отвечают: "Жизнь с жизнью, мы хотим делить благо Страны и службу ей". На мгновение голос ее почтительно умолк. Затем она продолжала: - Жители подкаменья кричат все вместе: "Хорошо! Да будет жизнь, и радость, и сила, пока длятся годы!" Потом наступает день веселья, и новобрачные учат людей новым играм, танцам и песням, чтобы счастье подкаменья обновлялось, а общение и радость не иссякали в Стране. Она вновь сделала короткую паузу, прежде чем продолжить: - День свадьбы Этиаран, моей матери, и Трелла, моего отца, был очень запоминающимся днем. Старейшины, которые учат нас, часто рассказывают о нем. Каждый день в течение испытательного срока Трелл поднимался к горам, разыскивая забытые тропинки и потерянные пещеры, скрытые водопадами, и вновь образовавшиеся расщелины, чтобы найти часть камня Оркрест - драгоценной и страшно могущественную скалы. Дело в том, что тогда Южные Равнины были охвачены засухой и живущим в подкаменье грозила голодная смерть. Потом, в самый канун свадьбы, он нашел свое сокровище - кусочек Оркреста величиной с кулак. И в день веселья, после проведения всех ритуалов, он и Этиаран спасли подкаменье. Пока она пела глубокую молитву земле - песню, известную в лосраате, но давно забытую среди нашего народа, - он держал Оркрест в руке, а потом раскрошил его своими сильными пальцами. Как только крошево от камня смешалось с пылью, гром прокатился среди гор, и, хотя в небе не было туч, одна молния ударила из пыли прямо ему в руку. Голубое небо мгновенно почернело от грозовых туч и полил дождь. Так было покончено с засухой, и жители подкаменья радовались грядущим дням, как если бы родились заново. Изо всей силы сжимая колени, Кавинант все же не мог совладать со своей умопомрачительной яростью. Джоан! Рассказ Лены он воспринял как насмешку над своей болью и утратой. - Я не могу... На мгновение его нижняя челюсть задрожала от усилия, когда он попытался заговорить. Потом он вскочил и бросился к реке. Отбежав на небольшое расстояние, он нагнулся и выхватил из песка камень. Подбежав к краю мыса, он изо всей силы швырнул камень в воду. - Не могу! Лишь слабый всплеск был ему ответом, но и этот звук тотчас же угас в бездумном бормотании реки, а на воде не осталось даже кругов. Кавинант сначала сказал тихо, обращаясь к реке: - Джоан к свадьбе я подарил сапожки для верховой езды. Потом, дико потрясая кулаками, он закричал: - Тебя удивляет моя импотенция? Невидимая и недоумевающая, Лена встала и двинулась к Кавинанту, вытянув вперед руку, словно пытаясь смягчить удар, застигнувший ее врасплох. Но в нескольких шагах от него она остановилась, подбирая нужные слова. Наконец она прошептала: - Что случилось с вашей женой? Плечи Кавинанта дернулись, он хрипло сказал: - Ее нет. - Она умерла? - Не она - я! Она оставила меня. Развелась. Положила конец нашей совместной жизни. Тогда, когда была особенно мне нужна. Лена возмущенно удивилась: - Как такое могло случиться, если жизнь ваша продолжается и сейчас? - Я - не живу. - Она услышала, как в его голосе снова закипела ярость. - Я - гадкий, грязный прокаженный. Прокаженные - мерзкие и безобразные. И противные. Его слова вызвали в Лене ужас и протест. - Как такое может быть? - простонала она. - Вы не... противный. Что это за мир, который осмелился так обращаться с вами? Его плечи снова дернулись, словно руки его сжимали горло какого-то демона-мучителя. - Реальный мир. Реальность. Факт. Нечто, убивающее тебя, если ты в это не веришь. Сделав отвергающий жест в сторону реки, он прошептал: - А это все - сон. Лена вспыхнула от внезапной ярости. - Я не верю этому. Ваш мир - может быть. Но Страна... Ах, Страна реальна! Кавинант почувствовал, что его спина словно одеревенела, и спросил с неестественным спокойствием: - Ты что, пытаешься сделать из меня сумасшедшего? Его зловещий тон озадачил и привел в уныние девушку. На мгновение ее мужество поколебалось: она почувствовала, как река и ущелье смыкаются вокруг нее словно челюсти капкана. Потом Кавинант стремительно обернулся и нанес ей жгучий удар по лицу. Сила удара заставила ее пошатнуться и вновь вступить в круг света, отбрасываемого гравием. Он быстро шагнул следом, с перекошенным ужасной ухмылкой лицом. С трудом удержав равновесие и бросив на Кавинанта один ясный и испуганный взгляд, она решила, что он хочет убить ее. Эта мысль парализовала ее. Она стояла застывшая и беззащитная, пока он подходил все ближе. Подойдя вплотную к девушке, Кавинант сгреб обеими руками платье у нее на груди и разодрал тонкую ткань, словно паутину. Она не могла даже шевельнуться. Мгновение он смотрел на нее, на ее робкие нежные груди и маленькие трусики, с мрачным триумфом в глазах, словно он только что разоблачил какой-то отвратительный заговор. Потом, схватив девушку левой рукой за плечо, он сорвал с нее трусики, одновременно повалив ее на песок. Теперь Лена и хотела было сопротивляться, но не могла пошевельнуть руками, обезоруженная шоком от такого обращения. Мгновение спустя Кавинант всей тяжестью навалился на нее, и ее лоно пронзила острая боль, точно дикий огонь, которая вынудила ее закричать. Но этот крик еще не стих, а она уже знала, что теперь слишком поздно. Нечто, считавшееся у ее народа даром, было вырвано, отнято у нее. Однако Кавинант не чувствовал себя вором. Оргазм изверг из него целый поток эмоций, словно он упал в Мифиль растопленной ярости. Задыхаясь в страсти, он почти терял сознание. Потом время, казалось, перестало существовать для него, и он лежал неподвижно несколько мгновений, которые, как он знал, могли оказаться и часами - часами, в течение которых весь его мир, возможно, рассыпался, никем не замеченный. Наконец он вновь ощутил мягкое тело Лены под собой и почувствовал, как она сотрясается от глухих рыданий. Он с усилием поднялся и, посмотрев вниз, в свете гравия увидел кровь на ее бедрах. Его голова мгновенно закружилась и он покачнулся, словно заглянул в пропасть. Он повернулся и неуклюжими, нетвердыми шагами поспешил к реке, упал плашмя на скалу, и его стошнило. Воды Мифиль мгновенно унесли все прочь, словно ничего и не было. Он неподвижно лежал на скале, а его возбужденные нервы постепенно успокаивались. Он не слышал, как встала Лена и, собрав клочья своей одежды, пыталась как-то прикрыть свою наготу; как она что-то говорила, как потом покинула ущелье. Он не слышал ничего кроме беспрестанного стенания реки, и не видел ничего кроме затуманивающего взор тепла своей выгоревшей страсти, и не ощущал ничего, кроме влажного, словно покрытого слизью камня под щекой. 8. ЭТИАРАН Жесткое каменное ложе постепенно отрывало Томаса Кавинанта от видений пылких объятий. Некоторое время он медленно плыл в восходящем потоке рассвета, окруженный на своей аскетической постели раздумьями, рекой, отыскивающей свой путь, свежими ароматами утра, криками кружащих в небе птиц. По мере того как к Кавинанту возвращалось сознание, он чувствовал умиротворение, свою гармонию с окружающим, и даже непреклонная жесткость камня казалась ему уместной, необходимой частью утра в целом. Первым его воспоминанием о прошедшей ночи было воспоминание об оргазме, о разрывающемся сердце, об облегчительном освобождении и удовольствии, столь драгоценном, что он готов был продать свою душу за то, чтобы сделать все это частью реальной жизни. Вспоминая и словно бы заново переживая эти ощущения, он испытал долгий прилив радости. Потом он вспомнил, что для того, чтобы получить все это, он причинил боль Лене. Лена! Перекатившись на бок, Кавинант сел. Уже совсем рассвело. Хотя солнце еще не поднялось над горами, все же в долине было достаточно света, чтобы Кавинант увидел, что Лены нигде нет. Она ушла. Она оставила свой огонь гореть в песке, выше по ущелью от того места, где лежал Кавинант. Он с трудом поднялся и осмотрел все ущелье и оба берега Мифиль, надеясь найти какой-нибудь след девушки, - о, лишь теперь его воображение представило месть жителей подкаменья. Сердце тяжело бухало в груди: всем этим людям, сильным, как скалы, будет наплевать на его объяснения и извинения. Словно дезертир, он пытался увидеть следы погони. Но ничто не нарушало утреннего покоя, словно здесь не было ни людей, ни преступлений, ни жаждущих наказания. Постепенно паника Кавинанта пошла на убыль. Бросив последний взгляд вокруг, он начал готовиться к тому, что бы ему ни предстояло. Он знал, что должен немедленно отправиться в путь, поспешить вдоль реки по направлению к относительной безопасности равнины. Но он был прокаженным и не мог так просто пуститься в одиночное путешествие, ему необходимо было подготовиться. О Лене Кавинант не думал, он инстинктивно решил, что не может себе позволить думать о ней. Он осквернил ее доверие. Осквернил доверие подкаменья. В страсти прошедшей ночи он зашел слишком далеко. Это кануло в прошлое, безвозвратно прошло, это было иллюзорным, как сон. С усилием, заставившим его задрожать, он отбросил от себя мысли об этом. Почти случайно на Смотровой Кевина он нашел ответ на это безумие: продолжай двигаться, не думай об этом, выживи. Теперь такой ответ был даже еще более необходим. Его страх "Берека", испытанный накануне вечером, казался сейчас почти несущественным. Его сходство с легендарным героем было всего лишь частью сна, а вовсе не обязательным фактом или требованием. Эту мысль он тоже отбросил, а затем заставил себя произвести тщательный осмотр своего тела и ВНК. Убедившись в том, что на теле нет незаметных ушибов и опасных пурпурных пятен, он двинулся к концу мыса. Он все еще не полностью пробудился. Ему требовалась больше самодисциплины, самоуправления; руки его дрожали, как будто не могли успокоиться без обычного ритуала бритья. Но перочинный нож в кармане не годился для этой цели. Выждав мгновение, Кавинант сделал глубокий вздох, ухватился за край скалы и бросился прямо в одежде в реку, чтобы искупаться. Течение соблазнительно тянуло его, побуждая проплыть под голубыми небесами прямо в весенний день. Но вода была слишком холодна - выдержки Кавинанта хватило только на то, чтобы нырнуть и несколько секунд поплескаться в струях течения. Потом он, подтянувшись, снова выбрался на каменный мыс и встал на нем во весь рост, отдуваясь и стирая воду с лица. А вода продолжала стекать с волос прямо в глаза, ослепляя Кавинанта и не давая ему увидеть Этиаран, стоящую на песке возле ямки с гравием. Она смотрела на Томаса мрачным твердым взглядом. Когда Кавинант наконец ее заметил, то позволил воде ручьями стекать с него, словно его застигли в момент преступного акта. Мгновение он и Этиаран мерили друг друга взглядами через песок и скалу. Когда Этиаран заговорила, Кавинант внутренне съежился, ожидая, что она будет оскорблять его, бранить, осыпать упреками и проклятиями. Но она сказала только: - Подойдите к гравию. Вам надо обсушиться.
в начало наверх
С удивлением он тщательно проанализировал выражение ее голоса при помощи всех своих обостренных чувств, но не смог обнаружить в нем ничего, кроме решимости и спокойной печали. Внезапно он понял, что она не знает, что случилось с ее дочерью. Делая глубокие вдохи, чтобы держать под контролем работу сердца, Кавинант двинулся вперед и скорчился возле огня. Его разум с невероятной скоростью перебирал самые немыслимые предположения, которые объясняли бы поведение Этиаран, но он подставил теплу лицо и молчал, надеясь, что она скажет что-нибудь, и он поймет, как ему следует держать себя с ней. И почти сразу же она пробормотала: - Я знала, где вас искать. Прежде чем я вернулась после разговора с кругом старейшин, Лена рассказала Треллу, что вы были здесь. Она замолчала, и Кавинант заставил себя спросить: - Он с ней уже виделся? Он знал, что это подозрительный вопрос. Но Этиаран ответила просто: - Нет. Она отправилась провести ночь с подругой. Проходя мимо дома, она просто крикнула отцу. После этого Кавинант долго сидел молча, будучи не в силах говорить, пораженный подтекстом поступка Лены. Просто крикнула. Сначала голова у него закружилась от облегчения. Он был в безопасности - по крайней мере, на время. Со свойственной ей скрытностью Лена сберегла для него драгоценное время. Очевидно, люди этой страны с готовностью несут жертвы. Еще мгновение спустя он понял, что она не сделала для него никакой жертвы. Он не мог себе представить, чтобы она заботилась о его личной безопасности. Нет, она решила защитить его, потому что он был похож на Берека и должен был доставить послание Лордам. Она не хотела, чтобы возмездие подкаменья помешало осуществлению его намерений. Это был ее вклад в дело защиты Страны от Лорда Фаула, Серого Убийцы. Это был героический вклад. Несмотря на самодисциплину, на свой страх, он чувствовал, какое усилие пришлось приложить Лене ради его послания. Он, казалось, видел, как она, нагая, провела, скорчившись за скалой у подножия гор эту холодную ночь, впервые за все время своей молодой жизни избегая дружеской атмосферы своей общины - в одиночку перенося боль и позор своего растерзанного тела, чтобы никто не спросил ее о причине этого. С мучительной силой им овладело воспоминание о крови на ее бедрах. Плечи его дернулись, отгоняя эту непрошенную мысль. Сквозь стиснутые зубы он пробормотал, обращаясь к себе самому: - Я должен попасть в Совет. Взяв себя в руки, он мрачно спросил: - Что сказали старейшины? - Не так уж много смогли они сказать, - бесстрастным голосом произнесла Этиаран. - Я рассказала им все, что знала о вас и о грозящей Стране опасности. Они согласились, что я должна сопровождать вас в Твердыню Лордов. Именно для этого я и пришла сюда. Вот, - она указала на два рюкзака, лежащие у ее ног, - я готова. Трелл, мой супруг, благословил меня. Вот только очень огорчает то, что я не попрощалась с Леной, моей дочерью, но время не ждет. Вы не рассказали мне до конца, в чем заключается ваше послание, но я чувствую, что, начиная с этого дня, всякое промедление грозит катастрофой. Старейшины обдумают план защиты равнин. Мы должны идти. Кавинант встретился с ней глазами, и теперь ему стала понятна печальная решимость ее взгляда. Она боялась и не верила, что останется жива и сможет вернуться к своей семье. Ему неожиданно стало жаль ее. Не вполне понимая, что говорит, Кавинант попытался успокоить Этиаран. - Дела не так плохи, как могли бы быть. Пещерник нашел Посох Закона, но, насколько я понял, он не знает толком, как им пользоваться. Лорды должны как-нибудь посох у него отобрать. Но попытка Кавинанта не удалась. Этиаран еще больше помрачнела и сказала: - Значит, жизнь Страны сейчас - в скорости наших ног. Увы, мы не можем обратиться за помощью к ранихинам. Рамены не проявляют особого сочувствия к делам Страны, и с незапамятных времен на ранихинах никто не ездит, кроме Лордов и Стражи Крови. Нам придется идти пешком, Томас Кавинант, а до Ревлстона - триста долгих лиг. Высохла ли ваша одежда? Нам пора отправляться в путь. Кавинант был готов, ему хотелось убраться подальше от этого места. Он поднялся и сказал: - Прекрасно. Идемте. Тем не менее во взгляде Этиаран, когда он поднялся, появилась какая-то нерешительность. Тихим голосом, словно пересиливая себя, она сказала: - Доверяете ли вы мне быть вашим проводником, Томас Кавинант? Вы не знаете меня. Я училась в лосраате, но справилась не со всем, что требовалось. Выражение ее голоса, казалось, подразумевало не то, что на нее нельзя было положиться, а то, что он имел право судить ее. Но ему было не до этого. - Я вам доверяю, - пробормотал он. - А почему бы и нет? Вы сами сказали... - Он запнулся, потом все же нашелся. - Вы сами сказали, что я пришел, чтобы спасти или уничтожить Страну. - Это правда, - сказала Этиаран просто. - Но вы не похожи на слугу Серого Убийцы. Сердце предсказывает мне, что будущее Страны - в том, чтобы поверить вам, на счастье или на беду. - Тогда вперед, - он взял рюкзак, который протянула ему Этиаран, и накинул лямки на плечи. Но прежде, чем надеть свой рюкзак, женщина опустилась на колени перед лежащим на песке гравием и начала водить над ним руками, издавая какое-то низкое гудение - тихий напев, довольно нескладно звучащий в ее исполнении, словно он был для нее непривычен. Под волнообразными движениями ее рук желтый свет угас. В мгновение ока камни превратились в бледно-серую гальку, словно Этиаран убаюкала их и они уснули. Когда они остыли, женщина собрала их в светильник, закрыла его и положила в свой рюкзак. Это зрелище напомнило Кавинанту обо всем, что было ему неясно в этом сне. Когда Этиаран встала, он сказал: - Мне потребуется лишь одно. Я хочу, чтобы вы рассказали мне... Рассказали все о лосраате, и о Лордах, и обо всем, что я попрошу, - и, поскольку объяснить свою просьбу он не мог, то неубедительно добавил: - Так мне легче будет скоротать время. Бросив на Кавинанта насмешливый взгляд, Этиаран закинула на спину свой рюкзак. - Вы странный, Томас Кавинант. Мне кажется, вам слишком не терпится убедиться в моем неведении. Но о том, что мне известно, я вам расскажу - хотя, если бы не ваше одеяние и речь, я бы ни за что не поверила, что вы никогда не были в Стране. А теперь идемте. Этим утром нам по дороге в изобилии будут встречаться драгоценные ягоды, так что о завтраке можно не беспокоиться. Съестные припасы лучше поберечь пока на всякий случай. Кавинант кивнул и начал взбираться следом за Этиаран по склону ущелья. Он был рад, что снова движется, и путь казался ему легким. Вскоре они были уже внизу, у реки, и приближались к мосту. Этиаран направилась прямо на мост, но, дойдя до его середины, остановилась. Спустя мгновение к ней присоединился и Кавинант, и она рукой указала в направлении далеких равнин. - Должна прямо вам сказать, Томас Кавинант, - сказала Этиаран, - что я не собираюсь идти в Твердыню Лордов по прямой. Твердыня находится к северо-западу от нас, в трехстах лигах, если идти через Центральные Равнины Страны. Там, в подкаменьях и вудхелвенах живет много людей, и там, возможно, мы найдем помощь и дорогу, которые приведут нас к цели. Но на лошадей надеяться нельзя. В Стране они встречаются редко, и никто, кроме жителей Ревлстона, не ездит на них. Сердце подсказывает мне, что мы можем сэкономить время, отправившись на север и переплыв Мифиль в том месте, где она поворачивает на восток, и тем самым окажемся на земле Анделейна, чудесные холмы которой - цветок в букете красот Страны. Потом мы доберемся до реки Соулсиз и, может быть, найдем лодку, в которой поплывем вверх по этим прекрасным водам, мимо западных берегов земли Тротгард, где Лорды принесли великую клятву, к самому великому Ревлстону, Твердыне Лордов. Воды Соулсиз покровительствуют всем путешествующим, и наш путь окончится скорее, чем мы найдем там средство передвижения. Но нам придется проплыть в пятидесяти лигах от горы Грома - Грейвин Френдор. Голос ее слегка задрожал, когда она произнесла древнее название. - Только там, и нигде больше, можно было найти Посох Закона, и мне бы не хотелось приближаться даже на такое расстояние к незаконному владельцу такого могущества. Она заколебалась и сделала паузу, затем продолжала: - Нескончаемые беды наступят, если эта гниль, пещерник, завладеет вашим кольцом, - слуги дьявола не замедлят воспользоваться Дикой Магией. И даже если бы пещерник был неспособен воспользоваться кольцом, я боюсь, что под горой Грома все еще живут юр-вайлы. Эти твари обладают могущественным учением, и Белое Золото их бы не превзошло. Однако время не терпит, и мы должны его экономить при каждом удобном случае. Есть и другая причина искать дорогу через Анделейн в это время года - если мы будем спешить. Но об этом я говорить не буду. Вы сами об этом догадаетесь и обрадуетесь, если в пути нас не настигнет какая-нибудь беда. Этиаран пристально взглянула на Кавинанта, вложив в этот взгляд всю свою внутреннюю силу, так что он почувствовал, как и накануне вечером, что она ищет в нем какую-то слабинку. Он испугался, что она прочтет по его лицу обо всех его ночных делах, и заставил себя выдержать ее взгляд, глядя ей прямо в глаза до тех пор, пока она не сказала: - Теперь скажите мне, Томас Кавинант, пойдете ли вы туда, куда я вас поведу? Чувствуя одновременно стыд и облегчение, он ответил: - Давайте покончим с этим. Я готов. - Хорошо, - она кивнула и вновь направилась к восточному берегу. Но Кавинант еще мгновение оставался недвижим, глядя вниз, на реку. В ее мягком жалобном бормотании эхо звучало сотнями голосов, и они, казалось, оплакивали его со спокойной иронией. Тебя удивляет моя импотенция? Облако тревоги набежало на его лицо, но он взял себя в руки, потер кольцо и зашагал следом за Этиаран, оставляя Мифиль катить свои волны прежней дорогой, словно поток забвения или границу царства смерти. Когда солнце поднялось над горами, Этиаран и Кавинант шли уже на север, вдоль течения реки, к открытым равнинам. Первое время они шли молча. Кавинант то и дело совершал короткие набеги в холмы по правой стороне, собирая алианту. Острый аромат ягод, напоминающий персик, по-прежнему казался ему восхитительным; чудесный экстракт их сока удивительно обострял чувство голода и вкусовые ощущения. Кавинант воздерживался от того, чтобы обрывать все ягоды с каждого куста - ему приходилось часто отклоняться от выбранного Этиаран строгого направления пути, чтобы добыть себе достаточно пищи, - и он старательно рассеивал семена, как учила его Лена. Затем ему приходилось пускаться рысью, чтобы нагнать Этиаран. Так они преодолели почти лигу, и Кавинант наконец насытился, а долина стала заметно шире. Он в последний раз предпринял вылазку за алиантой, а заодно решил спуститься к реке, чтобы напиться, - а потом поспешил занять место рядом с Этиаран. Что-то в выражении ее лица, казалось, просило его не разговаривать, поэтому он отвлек себя от желания завязать разговор, осуществляя свои обычные самопроверки. Затем он, призвав всю силу воли, попытался вспомнить прежнюю свою механическую походку, которая завела его так далеко от Небесной Фермы. Этиаран, казалось, вполне свыклась с мыслью о том, что им предстоит путь длиной в триста лиг, но о нем этого сказать было нельзя. Кавинант чувствовал, что ему понадобятся все навыки прокаженного, чтобы уже в первый же день этого путешествия по горам не изранить себя. Следя за ритмом своих шагов, он пытался перебороть неуправляемость ситуации, в которой очутился. Он знал, что рано или поздно придется объяснять Этиаран, какая опасность ему угрожает. Ему могла понадобиться ее помощь, по меньшей мере - ее понимание. Но не теперь - не теперь. Он сам еще не вполне установил контроль над собой. Через некоторое время Этиаран изменила направление и начала удаляться от реки, направляясь вверх к подножиям гор Южной Гряды. Прилегавшие к горам холмы были крутыми и частыми, и Этиаран, казалось, шла безо всякой тропинки. Позади нее Кавинант карабкался вверх и ковылял вниз по каменистым, извилистым склонам, хотя естественный ландшафт постоянно пытался направить их на запад. Мышцы шеи начали болеть от рюкзака, и под лопатками запрыгали пульсирующие точки, словно зарождающиеся судороги. Вскоре он уже тяжело дышал, бормоча проклятья в адрес Этиаран, так по-дурацки выбиравшей направление. К середине утра они остановились чтобы передохнуть на склоне высокого холма. Она даже не присела и отдыхала стоя, но мышцы Кавинанта дрожали от усталости, и он упал на землю рядом с ней, тяжело дыша. Когда он немного пришел в себя, то спросил, задыхаясь: - Почему мы не пошли вокруг, к северу мимо этих гор, а потом на
в начало наверх
восток? Зачем нужны все эти подъемы и спуски? - По двум причинам, - коротко ответила Этиаран. - Впереди будет длинная тропа, ведущая на север через холмы, - по ней идти будет легко, и мы сэкономим время. И кроме того... - она замолчала и оглянулась, - мы сможем кое от чего избавиться. С тех пор, как мы оставили мост, меня не покидает ощущение, что за нами кто-то идет. - Идет? - воскликнул Кавинант. - Кто? - Не знаю. Возможно, кругом уже полно шпионов Серого Убийцы. Говорят, его высшие слуги, такие как Опустошители, не могут умереть, пока он жив. У них нет собственного тела, и дух каждого из них странствует до тех пор, пока не найдет живое существо, которое бы ему подошло. Таким образом, они могут воплотиться и в человеке, и в животном - это дела случая - и начать убивать жизнь Страны. Но я надеюсь, что в горах мы избавимся от погони. Вы отдохнули? Мы должны идти. Расправив одежду под лямками рюкзака, она начала спускаться с холма. Мгновением позже Кавинант, ворча, последовал за ней. В течение остальной части утра ему пришлось изо всех сил стараться держаться стойко перед лицом изнуряющей усталости. Ноги его онемели, а груз на спине, казалось, так стеснил дыхание, что он дышал с трудом, будто задыхался. Он не был приспособлен к таким переходам; неуверенно шатаясь, он ковылял вверх и вниз по холмам. То и дело лишь крепкие ботинки и толстые брюки спасали его ноги от повреждений. Но Этиаран шла впереди ровным шагом, не делая, казалось, ни одного лишнего движения и ни разу не оступившись. И, глядя на нее, он чувствовал в себе новые приливы сил. Но наконец она повернула вниз, в длинное ущелье, уходившее на север насколько хватало глаз, словно прорезь в горах. Небольшой ручей струился посреди ущелья, и они остановились возле него, чтобы напиться, умыть лицо и отдохнуть. На этот раз Этиаран тоже сняла рюкзак и опустилась на землю. Издавая глубокие стоны, Кавинант лег на спину, закрыв глаза. На некоторое время он просто расслабился, прислушиваясь к своему хриплому дыханию, пока оно не стало мягче и он не расслышал тихий шелест ветра. Потом он открыл глаза, чтобы оглядеться. Оказалось, что в четырех тысячах футов от него возвышается Смотровая Кевина. Зрелище было весьма неожиданным, он поднялся и сел, чтобы получше рассмотреть. Смотровая находилась прямо на юго-востоке от него, устремляясь в небо со своего каменного постамента словно обвиняющий перст. На этом расстоянии камень казался черным и роковым, словно нависшим над ущельем, по которому должны были пройти он и Этиаран. Это напомнило ему о Презренном и о тьме. - Да, - сказала Этиаран. - Это Смотровая Кевина. Там стоял Кевин Расточитель Страны, Высокий Лорд, обладавший Посохом Закона, прямой потомок Берека Полурукого, во время последней битвы с Серым Убийцей. Говорят, здесь он познал поражение и сводящее с ума горе. Во тьме, поглотившей его сердце, он, самый могущественный герой всех времен Страны, - даже он, Высокий Лорд Кевин, присягнувший на дружбу с землей, вызвал разорение, конец всего в Стране, Запустение на многие поколения. То, что вы были там, - плохая примета. По мере того как она говорила, Кавинант повернулся к ней и увидел, что она смотрела не вверх, на скалу, а как бы внутрь себя, словно размышляя, каково было бы ей на месте Кевина. Затем она внезапно встряхнулась и сказала: - Но тут уже ничего не поделаешь. Наш путь на многие лиги будет проходить в тени Смотровой Кевина. А теперь нам пора! Кавинант захныкал, но она скомандовала: - Идемте. Мы не можем себе позволить двигаться медленно, если не хотим, чтобы в конце пути оказалось, что уже слишком поздно. Теперь наш путь будет легче легкого. И, если это вам поможет, я буду рассказывать о Стране. Потянувшись за своим рюкзаком, Кавинант спросил: - Нас все еще преследуют? - Не знаю. Я не видела и не слышала никакого признака. Но мое сердце предчувствует беду. Сегодня днем по пути мне показалось, что что-то не в порядке. Кавинант закинул рюкзак на спину и, шатаясь, поднялся на ноги. Его сердце тоже чуяло что-то нехорошее, но на то у него были свои причины. Здесь, под Смотровой Кевина, гудящий ветер звучал словно отдаленное хлопанье крыльев стервятника. Расправив лямки рюкзака на ноющих плечах, Кавинант согнулся под его тяжестью и начал следом за Этиаран спускаться на дно ущелья. Большей частью расщелина была прямой, с гладким дном, хотя ширина ее не превышала пятидесяти футов. Однако Этиаран и Кавинанту хватало места, чтобы идти рядом вдоль неширокого ручья. По мере того как они шли, останавливаясь возле каждого встречавшегося изредка куста алианты, чтобы собрать и съесть несколько ягод, Этиаран своими краткими рассказами заполняла пробелы в знаниях Кавинанта о Стране. - Трудно даже решить, с чего начать говорить об этом, - сказала она. - Каждое есть часть чего-то, и каждый вопрос, на который я стала бы отвечать, поднимает три других вопроса, ответа на которые я дать не могу. Мое знание Учение ограничивается тем, что все быстро усваивают в течение первых лет обучения в лосраате. Но я расскажу вам все, что смогу. Сыном Берека Хатфью был Дэймлон Друг Великанов, а его сыном был Лорик Заткнувший Вайлов, который остановил порождение Демонмглой вайлов, сделав так, что это стало вызывать у нее отвращение. По мере того как она говорила, ее голос приобретал модуляции, напоминающие Кавинанту о ее пении. Она не просто перечисляла сухие факты, она говорила об истории своей страны, которая была для нее священной. - А Кевин, которого мы зовем Расточителем Страны скорее из жалости, чем из-за осуждения его отчаяния, был сыном Лорика и Высоким Лордом, занявшим место отца, когда ему был передан посох. В течение тысячи лет Кевин стоял во главе Совета, и он расширил дружбу Лордов с землей до таких пределов, какие прежде были неведомы в Стране, и пользовался большой славой и уважением. Еще будучи совсем юным, он был мудрым, могущественным и очень много знал. Заметив первые признаки предстоящего оживление древней тени, он сумел заглянуть далеко в будущее, и то, что он там увидел, наполнило его страхом. Поэтому он собрал все свое Учение в семь Заветов: Семь Заветов древнего Учения, Для защиты Страны, ее стен и дверей... И спрятал их так, чтобы эти знания не были потеряны для Страны даже в том случае, если Старые Лорды потерпят поражение. В течение многих, многих долгих лет Страна жила в мире. Но за это время под личиной друга возвышался Серый Убийца. Ему удалось как-то затуманить взор Кевина, и тот принимал своего врага за друга и Лорда. И поэтому Лорды и все их дела исчезли с лица земли. Но после того, как это предательство вызвало поражение Кевина и Запустение, Страна в течение многих поколений находилась под проклятием, а потом, когда она начала исцеляться, позвала людей, которые укрывались в Южных Пустошах и Западных Горах. Они начали медленно возвращаться. По мере того как шли годы, а дома и деревни становились безопасными, некоторые люди стали путешествовать, исследуя Страну в поисках полузабытых легенд. И когда они наконец отважились проникнуть за Лес Великанов, они вышли к древним землям Прибрежья и обнаружили, что великаны, горбратья людей Страны, сохранили в памяти Ритуал Осквернения. Есть много песен, старых и новых, прославляющих верность великанов - и на то имеются все основания. Когда великаны узнали, что люди вернулись в Страну, они предприняли великий поход, поселяясь на время в каждом новом подкаменье и вудхелвене Страны, рассказывая людям о поражении Кевина и повержении древнего горбратства. Затем, взяв с собой тех людей, которые сами пожелали этого, великаны завершили свой поход в Ревлстоне, в не имеющем возраста городе-твердыне, который они высекли в скале для Высокого Лорда Дэймлона как залог из взаимных уз. В Ревлстоне великаны преподнесли дар поселившимся там людям. Они вручили первый Завет, фундаментальное вместилище начальных основ Учения Кевина. Оказалось, он доверил его великанам перед последней битвой. И люди приняли этот Завет, и произвели посвящение в него, поклявшись на дружбу с землей, подчинение власти и красоте Страны. И еще одному они поклялись - миру, собственному спокойствию, чтобы защищать Страну от разрушительных эмоций, таких, какие сводили с ума Кевина. Потому что всем было ясно, что повелевание - страшная вещь, и что познание ее затмевает взор и скрывает от него мудрость. Когда они познали первый Завет, в них зародился страх перед новым Осквернением. Поэтому они поклялись овладевать Учением только для того, чтобы суметь исцелить Страну и овладеть самими собой, чтобы не впасть в гнев и отчаяние, которые заставили Кевина стать своим же собственным злейшим врагом. Эта клятва была донесена до всех людей Страны, и все дали эту клятву. Затем некоторые, избранные в Ревлстоне для великой работы, доставили первый Завет в Кураш Пленетор - Больной Камень, - где после последней битвы остались наиболее сильные разрушения. Они переименовали это место в Тротгард - в знак обещаемого ими исцеления. Там же был основан лосраат - место изучения, где они надеялись воскресить знания и силу Старых Лордов и практически реализовывать клятву мира. Этиаран умолкла, и они с Кавинантом продолжили свой путь по ущелью в молчании, прерываемом лишь шепотом ручья и изредка раздающимися криками птиц. Кавинант обнаружил, что ее повествование и в самом деле помогло ему идти. Оно заставило его на время забыться, не ощущать ноющую боль в плечах и ногах. А ее голос, казалось, придавал ему силу; ее рассказ был как обещание, что любое страдание, принятое во имя служения Стране, не останется невознагражденным. Через некоторое время Кавинант снова вызвал ее на разговор. - А не могли бы вы рассказать мне о лосраате? - спросил он. Горькая страстность ее ответа удивила его. - Вы что, хотите мне напомнить о том, что из всех людей я наименее достойна говорить на такие темы? Вы, Томас Кавинант Неверящий и Носящий Белое Золото, - вы упрекаете меня? Он мог только молча посмотреть на нее, не в силах постичь многие годы борьбы с собой, наполнявшие ее большие глаза. - Я не нуждаюсь в ваших напоминаниях. Но мгновением позже она снова устремилась вперед, на север. - Теперь вы и в самом деле упрекаете меня, - сказала она. - Я слишком остро чувствую, что весь мир знает о том, что я сама сейчас ощущаю. Как человек виновный, я не могу поверить в невиновность других. Пожалуйста, простите меня - вы заслуживаете гораздо большего уважения, чем я проявила. Прежде чем он смог ответить, она заговорила вновь. - Лосраат я описала бы так: он находится в Тротгарде, в долине двух рек, и это - сообщество обучения и изучения. Туда направляются все желающие, и там посвящаются в дружбу с землей и в Учение Старых Лордов. Это Учение - очень глубокая вещь, которой все еще не овладели до конца, несмотря на все потраченные на это годы и усилия. Самая главная проблема - это перевод, поскольку язык Старых Лордов отличается от нашего, и слова, которые без труда понимаются в одном месте, становятся необъяснимыми в другом. А после перевода Учение требует еще истолкования, и только потом следует обучение приемам его использования. Когда я... - Она запнулась. - Когда я была Изучающим, Хранители Учения, обучавшие меня, говорили, что весь лосраат не проник еще дальше поверхностного слоя могущественного Учения Кевина. А ведь этот Завет - всего лишь седьмая часть целого, всего лишь первый Завет из семи. В ее словах Кавинанту чувствовалось непроизвольное эхо презрения Лорда Фаула, и это заставило его еще внимательнее прислушаться к ее рассказу. - Легче всего, - продолжала она, - поддалось переводу военное учение, искусство боя и обороны. Но здесь необходимо большое умение. Поэтому одна часть лосраата имеет дело только с теми, кто последует за мечом и присоединится к Боевой Страже Твердыни Лордов. Но в наше время войн не было, и в годы моего обучения в лосраате Боевая Стража насчитывала едва ли более двух тысяч мужчин и женщин. Таким образом, главная функция лосраата - это обучение и изучение языка и знаний земной силы. Сначала новые ученики изучают историю Страны, молитвы, песни и легенды - на сегодняшний день это все, что известно о Старых Лордах и их борьбе против Серого Убийцы. Овладевшие этим становятся Хранителями Учения. Они обучают других или пытаются извлечь новые знания и силу из первого Завета. Цена такого мастерства высока - подобающая чистота, решимость, внутренняя озаренность и мужество - требования Учения Кевина, и некоторые, - сказала она так, словно решила не щадить своих чувств, - не способны удовлетворять этим требованиям. Я отказалась от продолжения обучения, когда то, что я узнала, заставило мое сердце затрепетать - когда Хранители Учения лишь слегка приоткрыли передо мной завесу зла Серого Убийцы. Этого я выдержать не смогла, и поэтому, нарушив
в начало наверх
свое посвящение, вернулась в подкаменье Мифиль, чтобы использовать то немногое, что узнала, на пользу своему народу. И теперь, когда я столько уже забыла, меня постигло это испытание. Она глубоко вздохнула, словно смирилась со своей судьбой, хотя ей было очень тяжело. - Но речь не об этом. Те в лосраате, кто изучает и овладевает как боевым учением, так и разделом Посох, кто занимает место в Боевой Страже и среди Хранителей Учения и кто не сворачивает в сторону, чтобы в одиночестве предаваться личным мечтам, подобно Освободившимся, - все эти люди с мужественным сердцем получают звание Лорда и становятся членами Совета, который руководит возрождением и защитой Страны. Лорды выбирают из своего числа Высокого Лорда, осуществляющего все, что требует Учение: И один Высокий Лорд, чтобы Блюсти закон и хранить в неприкосновенности Суть силы земной. Когда я училась в лосраате, Высоким Лордом был Вариоль, супруг Тамаранты, сын Пентиля. Но он был стар даже для Лорда, хоть Лорды живут дольше других людей, - и вот уже много лет, как наше подкаменье не получало никаких новостей ни из Ревлстона, ни из лосраата. Поэтому я не знаю, кто сейчас возглавляет Совет. Кавинант непроизвольно произнес: - Протхолл, сын Двиллиана. - Ах, - воскликнула Этиаран, - он знает меня! Он был Хранителем Учения и обучал меня первым заклинаниям. Должно быть, он помнит о моей неудаче в овладевании Учением и не захочет доверять мне как посланнику. Она в отчаянии покачала головой. Через мгновение, что-то вспомнив, она добавила: - И вы это знали. Зачем вы хотите пристыдить меня убогостью моих знаний? Так может поступать только злой человек. - Черт побери! - прошипел Кавинант. Ее упрек внезапно разозлил его. - Каждый, с кем мне пришлось здесь встречаться, в том числе и вы, и... - но он не мог заставить себя произнести имя Лены, - все остальные постоянно обвиняете меня в том, что я будто бы некий всезнайка. Повторяю, я ни черта не знаю обо всем этом до тех пор, пока мне кто-нибудь не объяснит. Поймите же наконец, никакой я не Берек. Этиаран бросила на него взгляд, полный скептицизма, - продукт долгого и мучительного сомнения в себе, - и он ощутил ответную потребность как-то доказать свою правоту. Он остановился и с трудом выпрямился, преодолевая тяжесть рюкзака. - Вот послание Лорда Фаула Презренного: "Скажи Совету Лордов и Высокому Лорду Протхоллу, сыну Двиллиана, что максимальный срок оставшихся им в Стране дней составляет семь раз по семь лет считая с настоящего времени. Прежде чем он минует, я возьму управление жизнью и смертью в свои руки". Кавинант резко умолк. Его слова, казалось, слетали на дно расщелины, словно стервятники, и он почувствовал, как щеки обожгло горячим румянцем прокаженного, словно он осквернил девственно чистый день. На мгновение все окружила полная тишина - птицы затихли, будто сбитые с неба, и даже ручей словно застыл в своем русле. Кожа Кавинанта блестела от пота в полуденном зное. В течение этой секунды пораженная ужасом Этиаран, задохнувшись, смотрела на Кавинанта; потом она воскликнула: - Меленкурион абафа! Не говори об этом, пока не пришел срок! Я не смогу защитить нас от таких бед. Тишина вздрогнула и растаяла: ручей снова зажурчал и птицы защебетали над головой. Кавинант неверным жестом ослабевшей руки вытер пот со лба. - Тогда перестаньте обращаться со мной так, словно я - не тот, за кого себя выдаю. - Как я могу? - тяжело ответила она. - Для меня вы закрыты, Томас Кавинант, я не вижу вас. Слово "вижу" она произнесла так, будто это было нечто такое, чего он не понимал. - Что вы хотите этим сказать? - раздраженно и требовательно спросил он. - Я стою прямо против вас. - Для меня вы закрыты, - повторила она. - Я не знаю даже, здоровы вы или больны. Он посмотрел на нее, рассеянно моргая, и вдруг понял, что она, сама того не подозревая, дала ему шанс рассказать ей о его болезни. И он воспользовался этой возможностью - сейчас он был достаточно зол для этого. Проигнорировав свое непонимание, он проговорил: - Разумеется, болен. Я же прокаженный. Услышав это, Этиаран застонала, словно он только что сознался в преступлении. - О, горе Стране! Ведь вы повелеваете Дикой Магией и можете уничтожить нас всех! - Может, вы оставите это в покое? - размахивая левой рукой, крикнул он. - Это всего лишь кольцо. И оно напоминает мне обо всем, без чего я вынужден жить. В нем не больше... не больше дикой магии... Чем в камне. - Земля - источник всей силы Страны, - прошептала Этиаран. Кавинант с трудом удержался от того, чтобы не выкрикнуть ей в лицо все свои печали. Она не смотрела на него, реагируя на его слова так, словно они означали нечто другое, не то, что он хотел ими выразить. - Минутку, - сказал Кавинант. - Давайте выясним это сразу. Я сказал, что я болен. Что означает это для вас? Неужели в этом вашем мире нет даже болезней? В следующее мгновение ее губы повторили его слово "болезни". Потом внезапный страх сковал ее лицо, и взгляд ее остановился на чем-то позади левого плеча Кавинанта. Он повернулся, чтобы посмотреть, что так испугало ее. Сзади ничего не было, но скользнув взглядом по западному краю расщелины, он услышал какое-то царапанье и увидел, как вниз скатываются мелкие камешки и куски глины. - Погоня! - воскликнула Этиаран. - Бежим! Бежим! Тревога в ее голосе заставила Кавинанта мгновенно повиноваться; он повернулся и, изо всех сил стараясь не отставать, бросился следом за Этиаран по расщелине. На мгновение он забыл об усталости, о тяжести рюкзака, о жаре. Задыхаясь, он бежал за Этиаран по пятам так, словно слышал пыхтение преследователя. Вскоре он почувствовал, что его легкие словно разрываются от напряжения, и он стал терять равновесие. Когда он споткнулся, его изможденное тело едва не рухнуло на землю. Этиаран прокричала: - Бежим! - Но она на мгновение остановилась и, дрожа, оглянулась, чтобы увидеть погоню. Скачущая фигура мелькнула над краем расщелины и упала вниз, на Кавинанта. Он метнулся прочь от этого тяжелого тела и вскинул вверх руки, защищаясь от преследователя. Пролетая мимо, нападавший задел тыльную сторону ладони Кавинанта ножом. Ударившись о землю, он перекатился через голову, вскочил на ноги, повернувшись спиной к восточной стене расщелины, и угрожающе выставил вперед руки, в одной из которых был зажат нож. Солнце словно бы выгравировало с предельной остротой все детали представшей перед Кавинантом картины. Он видел шероховатые стены, тени под ними, подобные ротовым отверстиям. Нападавшим был молодой человек с мощным телосложением и темными волосами - без сомнения, житель подкаменья, хотя гораздо выше многих. Нож его был выточен из камня, а одежда на плечах украшена фамильной эмблемой - перекрещивающимися молниями. Ярость и ненависть так изменили его черты, что череп словно бы раскололся. - Губитель! - воскликнул он. - Насильник! Он приближался, размахивая ножом. Кавинант был вынужден отступать до тех пор, пока не оказался по щиколотку в ручье, в холодной воде. Этиаран бежала к ним, хотя была слишком далеко, чтобы успеть очутиться между Кавинантом и ножом. С его ладони капала кровь. Биение сердца пульсацией отдавалось в порезах, в кончиках пальцев. Он услышал повелительный окрик Этиаран: - Триок! Нож мелькнул еще ближе. Кавинант видел его так ясно, словно тот был выгравирован на его глазных яблоках. Пульс бился в кончиках пальцев. Молодой человек подобрался, чтобы нанести смертельный удар. Этиаран снова крикнула: - Триок! Ты что, с ума сошел? Ты дал клятву мира! В кончиках пальцев? Стремительно вскинув руки, Кавинант уставился на них. И взгляд его внезапно затуманился благоговением. Он перестал воспринимать происходящее. - Это невозможно! - прошептал он в неимоверном изумлении. - Невозможно! Его немые, пораженные проказой пальцы испытывали самую настоящую боль. Этиаран приблизилась к ним и остановилась, скинув свой рюкзак на землю. Она словно бы загипнотизировала Триока: он злобно рвался к Кавинанту, но не мог переступить какой-то невидимой черты. Задыхаясь от ненависти, он выкрикнул: - Его надо убить!.. Губитель! - Я запрещаю! - воскликнула Этиаран. Сила ее повеления подействовала на Триока как физический удар. Пошатнувшись, он сделал шаг назад, поднял голову и издал хриплый стон разочарования и ярости. Голос Этиаран словно прорезал этот звук. - Лояльность - твой долг. Ты дал клятву. Уж не хочешь ли ты навлечь проклятье на Страну? Триок вздрогнул. Одним конвульсивным движением он метнул нож вниз, так что тот по рукоятку ушел в землю у его ног. Гневно выпрямившись, он прошептал Этиаран: - Он изнасиловал Лену. Прошлой ночью! Кавинант все еще не воспринимал ситуацию. Боль ошеломила его, она была сенсацией, роскошью, о которой забыли его пальцы: он не мог найти объяснения этому парадоксу, кроме как говорить про себя: "Невозможно! Невозможно!" Он не замечал, что по запястью струится кровь, красная и человеческая. Пораженный, он не был способен воспринимать окружающее. Тьма сгустилась в воздухе вокруг него. Все забурлило вокруг, словно расщелина наполнилась хлопающими крыльями, когтями, сверкающими прямо возле лица. Он простонал: - Невозможно! Но Этиаран и Триок были поглощены друг другом, их глаза избегали его, словно он был заразным пятном. Когда слова Триока дошли до нее, она упала на колени, закрыла лицо руками и прижалась лбом к земле. Плечи ее вздрагивали, словно она плакала, хотя и беззвучно; тем временем Триок безжалостно продолжал: - Я нашел ее в горах, когда первые лучи сегодняшнего утра коснулись равнин. Ты знаешь, как я люблю ее. Во время сбора я наблюдал за ней, и мне не доставило радости то, как этот чужак пялился на нее. Я видел, что он чем-то прельщает ее, и мне казалось странным, что она с таким участием относится к человеку, о котором никто ничего не знает. Поэтому поздно ночью я пошел к Треллу, твоему мужу, и узнал, что Лена собиралась провести ночь с подругой - Терасс, дочерью Аниории. Я пошел и спросил об этом у Терасс - но ей ничего не было известно об этом намерении Лены. Тогда тень страха закралась ко мне в душу - ибо когда случалось такое, чтобы кто-то из наших людей солгал? Всю ночь я искал ее. И в первых рассветных лучах нашел, в разорванном платье и крови. Она пыталась убежать от меня, но слишком ослабла от холода, горя и боли, и через мгновение она бросилась в мои объятия и рассказала о том, что... Что сделал этот губитель... Потом я отвел ее к Треллу, ее отцу. Предоставив ее его заботам, я бросился на поиски чужака с намерением убить его. Когда я увидел вас, то последовал за вами, полагая, что моя цель - это и твоя тоже, что ты уводишь его в горы, чтобы уничтожить. Но ты намерена спасти его - его, который изнасиловал Лену, твою дочь! Чем сумел он подкупить твое сердце? Ты запрещаешь? Этиаран, супруга Трелла! Она была ребенком, таким прекрасным, что любой мог заплакать от умиления, глядя на нее. И вот она растоптана - без жалости и угрызений совести. Ответь мне. Какое нам дело до клятв? Яростное, неистовое хлопанье темных крыльев заставило Кавинанта пригнуться к земле, и он неуклюже скорчился в ручье. Сквозь его мозг проносились видения и воспоминания о лепрозории, о словах врача: "У вас нет надежды!"
в начало наверх
Он был сбит полицейской машиной. Он направлялся в город, чтобы оплатить свой телефонный счет лично. Голосом, бесцветным от страха, он бормотал: - Не может быть! Этиаран медленно подняла голову и раскинула руки, словно открывая грудь навстречу пронзающему удару с неба. Лицо ее было искажено горем, а глаза походили на темные кратеры страдания, глядящие внутрь, на ее подвергавшуюся тяжелому испытанию гуманность. - Трелл, помоги мне, - тихо прошептала она. Затем ее голос набрал силу, и ее боль, казалось, заставила воздух вокруг нее затрепетать. - Горе! Горе молодым в этом мире. Почему столь тяжела она, ноша ненависти и зла? Ах, Лена, дочь моя. Я понимаю, что ты совершила. Понимаю. Это мужественный поступок, достойный похвалы и гордости! Прости, что я не могу быть рядом с тобой в этом испытании. Но через некоторое время ее взгляд вновь вернулся во внешний мир. Покачиваясь, она с трудом поднялась на ноги и, помолчав еще несколько мгновений, прошептала: - Лояльность - наш долг. Я запрещаю тебе мстить! - Значит, он останется ненаказанным! - протестующе воскликнул Триок. - Страна в беде, - ответила она. - Пусть его накажут Лорды. Вкус крови сделал ее голос резче. - Они тоже знают, каково должно быть мнение о чужестранце, нападающем на невинных! Для этого не надо вести его туда. Затем к ней снова вернулась слабость. - Я не могу решать за них этот вопрос. Триок, помни свою клятву. Обхватив себя за плечи, она провела пальцем по узору из листьев, словно пытаясь подавить свою печаль. Триок повернулся к Кавинанту. В лице молодого человека была какая-то утрата - разбитые или потерянные надежды на радость. Слова проклятий исказили его лицо страшным оскалом: - Я не забуду тебя, Неверящий. Мы еще встретимся. Потом, резко повернувшись, он пошел назад. Он постепенно набирал скорость, пока наконец не перешел на бег, втаптывая свои упреки в твердое дно ущелья. Через несколько мгновений он достиг того места, где западная стена опускалась, переходя в равнину, и пропал из виду, выйдя из расщелины в горы. - Невозможно! - бормотал Кавинант. - Этого не может быть. Нервные ткани не восстанавливаются. - Но его пальцы болели так, словно боль дробила их на мелкие куски. Вероятно, в этой Стране нервы все же могли восстанавливаться. Кавинант хотел закричать, чтобы развеять тьму и страх, но, казалось, он утратил контроль над своим горлом, голосовыми связками и над самим собой. Словно бы с огромного расстояния, образованного отвращением или горем, Этиаран сказала: - Вы превратили мое сердце в пустыню. - Нервы не восстанавливаются, - горло Кавинанта сжималось, словно там находился кляп, и крикнуть он не мог. - Они не восстанавливаются! - Это делает вас свободным? - мягко, но требовательно и горько спросила она. - Это оправдывает ваше преступление? - Преступление? - Он услышал, как это слово, словно нож, врезалось в бьющие крылья. - Преступление? Его кровь струилась из порезов, словно он был нормальным человеком, но весь этот поток с каждой минутой уменьшался. Внезапным конвульсивным движением, обхватив себя руками, он крикнул: - Мне больно! Звук собственного вопля встряхнул его и отодвинул на шаг клубящуюся тьму. Боль! Невозможное перебросило для него мостик через пропасть. Боль существовала только для здоровых людей, чьи нервы были живы. Не может быть. Конечно же, не может. Этот факт - доказательство тому, что все это - сон. Внезапно он ощутил странное желание заплакать. Но он был прокаженным и потратил слишком много времени, учась обуздывать подобные эмоциональные порывы. Прокаженные не могут себе позволить горевать. Лихорадочно дрожа, он опустил порезанную руку в воду ручья. - Боль есть боль, - проговорила Этиаран. - Что мне ваша боль? Вы сделали черное дело, Неверящий, - совершили жестокое насилие, без согласия и взятия на себя обязательств. Вы причинили мне такую боль, какую не сможет смыть никакая кровь и никакая река. И Лена, моя дочь... Ах, я молю о том, чтобы Лорды наказали - наказали вас! Проточная вода была холодной и чистой. Через мгновение его пальцы заныли от холода, и боль распространилась по суставам в запястье. Кровь из порезов все еще капала в ручей, но холодная вода вскоре остановила кровотечение. По мере того как поток промывал рану Кавинанта, его горе и страх превратились в гнев. Поскольку Этиаран была его единственным спутником, он прорычал ей: - Почему, собственно, я должен туда идти? Мне не нужно ни одно из этих дел... И на черта мне сдалась ваша драгоценная Страна? - Именем Семи! - Твердый голос Этиаран, казалось, высекал слова прямо из воздуха. - Ты пойдешь в Ревлстон даже если мне придется тащить тебя туда. Кавинант поднял руку, чтобы осмотреть ее. Нож Триока оставил на ней порез, идентичный порезу бритвы; никаких рваных краев, где могла бы остаться грязь и которые затруднили бы выздоровление. Но на двух средних пальцах была задета кость, и из порезов на них все еще сочилась кровь. Он встал. И в первый раз после того, как на него напали, посмотрел на Этиаран. Она стояла в нескольких шагах от него, прижав руки к груди, словно биение собственного сердца причиняло ей боль. Она смотрела на него с отвращением, и ее лицо было напряжено, выдавая свирепую первобытную силу. Он ясно видел, что она и в самом деле готова силой вести его в Ревлстон, если это понадобится. Она была для него немым укором, усугубляя его ярость. Он воинственно помахал у нее перед лицом своей раненой рукой. - Мне нужна повязка. На мгновение ее взгляд достиг предельного напряжения, словно она была готова броситься на него. Но потом она овладела собой, подавив свою гордость. Нагнувшись над рюкзаком, она развязала его, вытащила кусок белой материи и, оторвав от него полоску нужной длины, вернулась к Кавинанту. Бережно поддерживая его руку, она осмотрела порез, кивнула, выразив тем самым удовлетворение результатом осмотра, и крепко обмотала пальцы Кавинанта мягкой тканью. - У меня нет с собой целебной грязи, - сказала она, - и некогда ее искать. Порезы не страшные, грязи в них нет, они быстро заживут. Закончив с повязкой, она быстро вернулась к своему рюкзаку. Забрасывая его на спину, она сказала: - Пошли. Мы потеряли много времени. Не взглянув больше на Кавинанта, она пошла вдоль ущелья. Мгновение еще он оставался на прежнем месте, прислушиваясь к боли в пальцах. Рана была горячей, словно нож все еще был там. Теперь он уже знал ответ. Тьма несколько развеялась, так что он мог осмотреться вокруг без паники. И все же он еще боялся. Ему грезились выздоровевшие нервы: он не понимал прежде, что был так близок к гибели. Беспомощный, лежа где-то без сознания, он был в тисках кризиса - кризиса своей способности к выживанию. Чтобы перенести это, ему потребуется вся его дисциплина и непреклонность, на которую у него еще хватит сил. Повинуясь внезапному импульсу, он наклонился и попытался выдернуть нож Триока из земли правой рукой. Рука, на которой недоставало пальцев, соскользнула с рукоятки ножа, когда он дернул его прямо на себя. Но, расшатав его, он наконец сумел высвободить лезвие из земли. Нож был вырезан из единого плоского куска камня, а затем отполирован. Рукоятка его была обмотана кожей, чтобы за нее удобнее было держаться, а острие лезвия, казалось, было достаточно острым для того, чтобы им можно было бриться. Он попробовал его на левом предплечье и обнаружил, что нож сбрил на нем волоски так, будто лезвие было смазано. Он засунул нож за ремень, потом подбросил рюкзак повыше на плечи и зашагал следом за Этиаран. 9. ДЖЕХАННУМ Еще до наступления полудня Кавинанта охватила тупая, гипнотическая боль. Лямки рюкзака, врезавшиеся в плечи, мешали нормальному кровообращению в руках, усугубляя боль в кистях; от мокрых носков на ногах вздулись волдыри, которые - и это было невероятно - он остро чувствовал; мышцы от усталости словно налились свинцом. Но Этиаран упорно, безостановочно шла впереди него по дну ущелья, и он двигался за ней, как будто влекомый силой ее воли. Глаза его уже ничего не видели; он утратил всякое чувство времени, пространства - всего, кроме чувства боли. Вряд ли он заметил, что засыпает, и когда его встряхнули за плечи и он проснулся, то ощутил лишь какое-то отрешенное, безразличное удивление. Он обнаружил, что мог бы случайно свалиться на дно ущелья. Вокруг сгущались сумерки. Разбудив его, Этиаран протянула ему миску горячего бульона. Кавинант машинально проглотил его. Когда миска опустела, Этиаран взяла ее, а взамен подала большую фляжку с молодым вином. Кавинант опустошил и ее. Вскоре он почувствовал, как вино словно протягивает изнутри длинные мягкие пальцы, лаская и расслабляя все ноющие мышцы, вливая в них целебные соки, так что он уже больше не мог сидеть. Положив под голову рюкзак вместо подушки, он снова лег и уснул. Последнее, что он увидел, прежде чем глаза его сомкнулись, была Этиаран, сидевшая по другую сторону чаши с гравием, покрытая густыми тенями, обратившая лицо к северу. Утро нового дня было ясным, прохладным и свежим. Когда тьма на небе почти совсем рассеялась, Этиаран наконец удалось разбудить Кавинанта. Он с неохотой сел, потирая лицо руками, словно за ночь оно онемело. Прошло несколько мгновений, прежде чем он вспомнил о вновь обретенной чувствительности своих нервов; он подвигал руками, пошевелил пальцами, глядя так, как будто видел их впервые. Они были живые, живые! Рывком отбросив в сторону одеяло, Кавинант открыл ноги. Натягивая ботинки, он ощутил острую боль от волдырей. Пальцы ног были такими же живыми, как пальцы рук. Страх отдался болью в его животе. С внутренним стоном он спрашивал себя: - Сколько, ну сколько еще все это будет продолжаться? Он чувствовал, что долго не выдержит. Потом он вспомнил, что, когда засыпал вечером, одеяла на нем не было. Должно быть, это Этиаран укрыла его. Избегая ее взгляда, он встал и, двигаясь как деревянный, поплелся к ручью, чтобы умыться. Откуда в ней бралось мужество делать для него подобные вещи? Плеская холодной водой себе на шею и лицо, Кавинант почувствовал, что снова боится своей спутницы. Но в том, как она себя вела, не было ничего угрожающего. Она накормила его, проверила повязку на раненой руке, уложила рюкзаки - словом, все делала так, словно Кавинант был обузой, к которой она уже привыкла. Только темные круги от бессонницы вокруг глаз да скорбная линия рта говорили о том, что она держит себя в руках усилием воли. Когда все было готово в дорогу, Кавинант тщательно осмотрел себя, затем нехотя закинул на плечи рюкзак и пошел следом за Этиаран по дну ущелья, словно ее прямая спина была приказом, ослушаться которого он не мог. Прежде чем день подошел к концу, Кавинант изучил эту спину до мелочей. Она не пошла бы ни на какие компромиссы: в ней не было ни тени сомнения в своем авторитете, ни малейшего соболезнования. Хотя мышцы его натянулись и стали негнущимися, подобными кости, хотя боль в плечах заставляла его сгибаться под тяжелым рюкзаком и сделала похожим на горбуна, хотя волдыри на ногах лопнули и ему пришлось снять ботинки и ковылять дальше босиком, как будто его ограбили разбойники, - ее спина вынуждала его продолжать путь, словно ультиматум: или иди исполнять свой долг, или сойди с ума, иной альтернативы я тебе не дам. И Кавинант не мог противоречить ей. Она шла впереди, похожая на призрак, и он следовал за ней, словно у нее был ключ к его существованию. Время близилось уже к полудню, когда они вышли наконец из ущелья и очутились на поросшем вереском склоне горы, почти точно к северу от высокого мрачного пальца Смотровой Кевина. На западе виднелись Южные Равнины; и ручей, протекавший по дну ущелья, тоже поворачивал в этом направлении, чтобы потом, вдалеке отсюда, слиться с Мифиль. Но Этиаран повела Кавинанта дальше на север, петляя вдоль попадавшихся время от времени тропинок и через травянистые поля, окаймлявшие горы справа от них. На западе травянистые поля равнин заросли маками, алевшими в лучах
в начало наверх
солнца. А на востоке величественно и спокойно вздымались горы - на несколько сот футов выше тропинки, выбранной Этиаран. Здесь заросли вереска сменялись широкими прокосами голубой травы. Склоны гор были покрыты цветами, над которыми порхали бабочки, здесь же попадались густые заросли кустарников и группы деревьев - дубов и смоковниц, изредка попадались вязы и какие-то деревья с золотистыми листьями - Этиаран называла их золотень, - похожие на клены. Все краски - деревьев, вереска, маков, алианты, цветов, бесконечного лазурного неба - были полны весеннего пыла, знаменуя своим буйством и роскошью возрождение природы. Но у Кавинанта не было сил воспринимать все это. Он был слеп и глух от страшной усталости, боли, непонимания. Словно кающийся грешник, он плелся следом за Этиаран, повинуясь ее молчаливому приказу. Наконец на землю опустились сумерки. Последние метры Кавинант прошел совершенно машинально, запинаясь на каждом шагу, хотя в этот раз он не уснул на ходу, как накануне. Когда Этиаран остановилась и сбросила свой рюкзак, Кавинант рухнул на траву, словно подрубленное дерево. Его перетруженные мышцы сводило судорогами, и он не мог ничего с этим поделать, кроме как помассировать их рукой. Вынужденный бодрствовать, он помог Этиаран, вытащив из рюкзаков одеяла, пока она готовила ужин. Тем временем солнце почти совсем зашло, и его последние лучи испещрили травяное поле полосами янтарного света, чередующимися с длинными тенями; и когда на небе появились звезды, Кавинант лег и стал смотреть на них, пытаясь расслабиться с помощью вина. Наконец он задремал. Но сон его был неспокоен. Ему снилось, что он час за часом тащится по пустыне, а чей-то издевательский голос призывает его насладиться свежестью травы. Это видение повторялось и повторялось, словно навязчивый кошмар, до тех пор, пока Кавинант не почувствовал, что злость как бы выходит из него вместе с потом. Когда наступил рассвет и разбудил его, он встретил это так, словно его оскорбили. Он обнаружил, что ноги его окрепли, а порезанная рука почти полностью зажила. Явная боль утихла. Но его нервы тем не менее не утратили своей чувствительности. Кончиками пальцев ног он мог нащупать ткань носков, ощущал легкие прикосновения ветра пальцами рук. Теперь очевидность этих необъяснимых явлений стала приводить его в ярость. Они являлись свидетельством здоровья, жизнеспособности - они открывали ту полноту жизни, которая была доступна ему прежде и обходиться без которой он приучал себя в течение долгих месяцев, проведенных в прозябании, - и они, казалось, наводнили его ужасающими подозрениями. Казалось, они отрицали реальность его болезни. Но это было невозможно. Или то, или другое, думал он с яростью. Но не то и другое одновременно. Либо я прокаженный, либо нет. Либо Джоан развелась со мной, либо она никогда не существовала. Третьего не дано. С усилием, заставившим его заскрежетать зубами, Кавинант заставил себя признать, что он - прокаженный, что это все ему снится и что это - непреложный факт. Смириться с наличием альтернативы он не мог. Если он спал, то, возможно, ему еще удастся сохранить здравый рассудок, выжить и продолжать существовать. Но если Страна была реальна, если она существовала в действительности - ах, тогда сном была долгая мука проказы, и он уже сошел с ума без всякой надежды на выздоровление. Лучше верить во что угодно, но только не в это. Лучше бороться за нормальный рассудок, что, по крайней мере, он мог воспринять, чем поддаться на удочку "здоровья", которое не поддавалось никакому объяснению. Он переваривал эти мысли в течение нескольких часов, пока тащился следом за Этиаран, но каждый раз находился довод, возвращающий его назад, к тем же самым исходным утверждениям. Тайна его проказы была единственной тайной, с которой он мог смириться, принять ее как факт. Она определяла его ответ на все остальные правильно поставленные вопросы. Она заставляла его ковылять следом за Этиаран с таким видом, как будто он был готов наброситься на нее сразу, как только предоставится возможность. Однако возникшая перед ним дилемма все же была в некотором смысле полезна. Ее непосредственное присутствие и осязаемость воздвигли некое подобие стены между ним и определенными страхами и действиями, пугавшими его прежде. Отдельные воспоминания о насилии и крови не возвращались вновь. И гнев его, не подогреваемый стыдом, находился сейчас под его контролем, представляя собой нечто вроде абстрактной субстанции. Он не побуждал Кавинанта восстать против бескомпромиссного главенства Этиаран. В течение всего этого третьего дня ее прямая, неумолимая фигура все так же выражала молчаливый приказ. Вверх и вниз по склонам, вдоль узких лощин, вокруг непроходимых зарослей - она все влекла Кавинанта вперед вопреки его мятущемуся разуму и сопротивляющейся плоти. Но как только наступил полдень, она внезапно остановилась и огляделась вокруг, словно услышала какой-то далекий испуганный крик. Ее неожиданное волнение озадачило Кавинанта, но прежде чем он успел спросить ее, в чем дело, она мрачно двинулась дальше. Чуть позже все повторилось вновь. На этот раз Кавинант заметил, что Этиаран нюхает воздух, словно ветер донес до нее какой-то странно-дьявольский запах. Он тоже принюхался, но ничего не почувствовал. - В чем дело? - спросил он. - Нас снова преследуют? Этиаран даже не взглянула на него. - Если бы здесь был Трелл, - рассеянно произнесла она, - возможно, он бы понял, почему Страна так неспокойна. И без дальнейших пояснений она вновь поспешно двинулась на север. В этот вечер они остановились раньше, чем обычно. День подходил к концу, когда Кавинант заметил, что Этиаран ищет какой-то знак в траве и листьях; но при этом она никак не поясняла свои действия, так что Кавинанту ничего больше не оставалось, как смотреть и следовать за ней. Потом вдруг без всякого предупреждения она резко свернула вправо, и они оказались в неглубокой долине между двумя горами. Идти приходилось по самому ее краю, поскольку всю долину покрывали густые заросли кустарника; пройдя несколько сот ярдов, они вышли к широкой густой рощице на северном склоне. Этиаран сначала двигалась вдоль края рощицы, а затем внезапно скрылась в ней. Со смутным удивлением Кавинант приблизился к тому месту, где она исчезла. Ему удалось разглядеть узкую ленту тропинки, ведущей в глубь рощи. Пришлось то и дело сворачивать в сторону, следуя по этой тропинке, петлявшей среди деревьев... Но пройдя футов двадцать, он вышел на открытое место, похожее на комнату в гуще леса. Она освещалась лучами, проникавшими сквозь "стены", образованные молодыми деревцами, которые стояли тесными рядами, образуя неправильный прямоугольник; легкий ветерок шелестел их листвой. Их переплетенные ветви и листья служили крепкой "крышей" для комнаты. Она была достаточно велика, чтобы в ней могли разместиться для отдыха три-четыре человека, и вдоль каждой из ее стен были сделаны насыпи из травы наподобие кроватей. В одном углу стояло большое дерево с дуплом в стволе, в которое были встроены полки, уставленные деревянными и каменными горшками и бутылями. Все вместе выглядело весьма приветливо и уютно. Пока Кавинант осматривался, Этиаран опустила свой рюкзак на одну из травяных кроватей и коротко сказала: - Ну, вот мы и в веймите. Но, встретив недоуменный взгляд Кавинанта, вздохнула и добавила: - Это место отдыха путешественников. Здесь найдется еда, питье и постель для каждого, кто идет этой дорогой. - Расскажите мне о подобных местах поподробнее. Быть может, когда-нибудь мне это пригодится. Некоторое время она лежала в сгущающихся сумерках молча, все так же не поворачивая к нему лица. Казалось, она набирается мужества, но вот наконец послышался вздох: - Спрашивайте. - Много еще мест, подобных этому? - поспешил отозваться Кавинант. - Да. Их много по всей Стране. - Откуда? Кто их устраивает? - Это делается по указанию Лордов. Ревлстон всего один, а люди живут повсюду - и вот Лорды нашли способ помочь путешественникам, чтобы облегчить людям путь в Ревлстон и в другие места. - Ну, а кто же обслуживает их? Я вижу - здесь есть свежая еда. Этиаран снова вздохнула, словно разговор с Кавинантом был для нее ужасно тяжелым. Между тем ночь уже вступила в свои права: Кавинант различал лишь тень Этиаран, устало продолжавшей: - Среди отродий Демонмглы, переживших Запустение, были такие, кто с благодарностью вспоминал Лорика Заткнувшего Вайлов. Они стали противниками юр-вайлов и обратились к Лордам с просьбой доверить им какое-нибудь дело, как искупление за грехи их племени. Эти существа - вейнхимы - и поддерживают порядок в веймитах: ухаживают за деревьями, приносят пищу и питье. Но связи между людьми и вейнхимами очень хрупкие, и вы не увидите ни одного из них. Они несут эту службу, имея на то свои причины, а вовсе не из любви к нам - выполняют простые поручения, чтобы возместить хоть частично зло их могущественного учения. Тьма вокруг была теперь абсолютно непроницаемой. Несмотря на свое раздражение, Кавинант почувствовал, что готов уснуть. Он задал еще только один вопрос: - Как вы нашли это место? У вас есть карта? - Карты нет. Веймит - это благо, которое принимает каждый странствующий лишь только когда сам встречается с ним, - как признак здоровья и гостеприимства Страны. Их можно обнаружить всегда, когда это необходимо. Вейнхимы оставляют знаки на прилегающей местности. Кавинанту показалось, что в голосе Этиаран, напряженном от нежелания говорить, он уловил ноту одобрения. Это напомнило ему о ее постоянной ноше противоречий - ее чувство собственной слабости перед лицом опасности, угрожающей Стране, и ее стремление одновременно наказать и спасти его. Но вскоре он забыл обо всем этом, поскольку его воображение заполнили образы веймитов. Окутанный запахом свежей травы, на которой лежал, он быстро погрузился в сон. За ночь погода изменилась. В утреннем свете стали видны тяжелые облака, которые принес с собой порывистый северный ветер, и Кавинант встретил их мрачным взглядом из-под нахмуренных бровей. Он поднялся прежде, чем его окликнула Этиаран. Хотя сон его в безопасности веймита был на редкость крепким, он чувствовал себя таким разбитым, словно всю ночь боролся сам с собой. Пока Этиаран готовила завтрак, Кавинант вытащил нож Триока, затем обыскал полки и нашел миску для воды и маленькое зеркало. Мыла ему обнаружить не удалось - вероятно, вейнхимы пользовались тем же самым чудесным песком, который он видел в доме Этиаран. Поэтому ему пришлось заставить себя бриться без пены. Было странно ощущать в правой руке нож Триока, и он никак не мог отделаться от мрачного опасения порезать себе горло. Чтобы набраться мужества, Кавинант стал рассматривать себя в зеркало. Волосы его находились в страшном беспорядке: заросший щетиной, он немного смахивал на пророка. Тонкие, крепко сжатые губы напоминали рот оракула-изваяния, а взгляд воспаленных глаз был твердым и упрямым. Единственное, чего не хватало для полноты картины, - это легкой примеси ярости. Пробормотав про себя "Всему свое время", Кавинант поднес лезвие к лицу. К его удивлению, оно легко заскользило по коже, и, чтобы сбрить бакенбарды, Кавинанту оказалось достаточно провести по ним ножом всего лишь один раз. Вся процедура бритья заняла совсем немного времени, и при этом результаты оказались весьма удовлетворительными - по крайней мере, по контрасту с тем, что было раньше. Кроме того - и это было самое главное - он не поранил себя. Издевательски кивнув собственному отражению, он убрал нож в рюкзак и принялся за завтрак. Вскоре он и Этиаран были готовы покинуть веймит. Она подала ему знак, чтобы он шел вперед; он повиновался, выйдя на тропинку и опередив Этиаран на несколько шагов, затем остановился, чтобы посмотреть, что она делает. Выйдя из лесной "комнаты", Этиаран подняла голову, обратив лицо к лиственному потолку, и мягко сказала: - Мы приносим свою благодарность веймиту. Для нас большая честь получить этот дар, и, принимая его, мы оказываем честь дарителю. Мы уходим с миром. С этими словами она последовала за Кавинантом. Выйдя из рощи в открытую долину, они обнаружили, что с севера по небу движутся скопления черных туч. Этиаран напряженно вглядывалась в небо, принюхиваясь к воздуху; казалось, близость дождя встревожила ее. При виде такой ее реакции Кавинанту и самому стали казаться зловещими эти кипящие грозовые облака, и когда Этиаран резко свернула вниз, возобновив путь на север, он поспешил следом за ней с криком: - В чем дело? - Кругом зло да несчастье, - ответила она. - Разве вы не чувствуете этого? Страна неспокойна. - Но что именно не так? - Не знаю, - пробормотала Этиаран так тихо, что Кавинант едва
в начало наверх
расслышал ее. - В воздухе какая-то тень. И этот дождь... Ах, Страна! - Но что плохого в дожде? Разве у вас никогда не бывает дождя весной? - Только не с севера, - ответила Этиаран через плечо. - Весна приходит в Страну с юго-запада. Нет, этот дождь двигается прямо с Грейвин Френдор. Посох пещерника пробует силу - я чувствую это. Мы уже почти опоздали. Ветер поймал их в свои когти, и теперь каждый шаг давался с трудом - Кавинант, согнувшись, шел за Этиаран, когда первые капли дождя упали ему на лицо. Он спросил: - А что, этот посох действительно может воздействовать на погоду? - Старые Лорды не использовали его для этой цели - у них не было намерений применять по отношению к Стране насильственные меры. Но кто может сказать, что в состоянии сделать подобная сила? Вскоре гроза разразилась в полную мощь. Ветер сносил струи дождя на юг с такой стремительностью, что казалось - само небо хлестало водой по ним и по всему беззащитному живому. Вскоре склоны гор полностью пропитались водой. Ветер яростно набросился на деревья, рвал и раскидывал траву; он буквально выдул с гор дневной свет, и земля погрузилась в доисторическую тьму. В мгновение ока Этиаран и Кавинант вымокли до нитки, задыхаясь в сплошном потоке воды. Не сбиваться с пути им помогало лишь то, что они все время шли против яростных порывов ветра. Землю совершенно не стало видно; они ковыляли вниз по неровным склонам, беспомощно блуждали в потоках глубиной по пояс, продирались напрямик сквозь заросли кустарника; они боролись с ветром, словно это был жалящий поток, испускаемый неким Лимбо, какая-то прорва, безжалостно стремящаяся из никуда в никуда. И все же Этиаран шла вперед прямая, с бесстрашной решимостью, и страх потерять ее из виду заставлял Кавинанта ковылять следом за ней. Но силы быстро покидали его. Собрав остаток воли, он рванулся вперед так, что заболели легкие, нагнал Этиаран, схватил ее за плечо и крикнул прямо в ухо: - Стой! Нам надо остановиться! - Нет! - крикнула она в ответ. - Мы и так опаздываем! Я не могу рисковать! Кавинант едва расслышал ее голос сквозь завывание ветра. Она двинулась было дальше, и он еще крепче сжал пальцы у нее на плече, выкрикивая: - У нас нет альтернативы! Мы погибнем! Ливень обрушился на них с новой силой; на мгновение Кавинант едва не выпустил Этиаран. Обхватив ее другой рукой, он приблизил к себе ее лицо, заливаемое струями воды. - Нужно укрыться! - крикнул он. - Мы должны остановиться! Сквозь воду ее лицо было похоже на лицо утопленника. - Невозможно! Нет времени! - ответила она и, внезапно рванувшись, вырвалась из его рук, уронив его на землю. Прежде чем он опомнился, она схватила его за правую руку и поволокла по траве и по грязи, как беспомощную ношу, вопреки противодействию урагана. В ее отчаянном порыве было столько силы, что она протащила его несколько ярдов, прежде чем он смог выпрямиться и подняться на ноги. Как только он стал двигаться самостоятельно, Этиаран отпустила его руку и устремилась вперед. С криком "Мы должны остановиться, черт возьми!" он прыгнул на нее. Но она отскочила в сторону и, спотыкаясь, побежала прочь от него, навстречу урагану. Кавинант заковылял следом за ней. Несколько долгих мгновений он, скользя, падая и передвигаясь на четвереньках, пытался дотянуться до ее ускользающей спины, в нетерпении схватить и остановить ее. Но словно какой-то внутренний источник питал ее, давал ей силу, делая неуловимой для Кавинанта; вскоре он прекратил свои попытки. Дождь тормозил его, словно он пытался бежать по дну глубокого ручья. Поскользнувшись, он поехал на животе с крутого склона, захлебываясь грязью. Когда он смог поднять голову и протереть глаза от воды и грязи, то увидел, что Этиаран исчезла во тьме урагана, словно боялась его, страшилась его прикосновения. С трудом поднявшись на ноги, Кавинант взревел, обращаясь к неистовым тучам: - Черта с два! Ничего у вас не выйдет! В этот миг, когда ярость его достигла апогея, огромная белая молния сорвалась с неба и ударила в землю прямо возле него. Кавинант почувствовал, что она задела его левую руку. Разряд отбросил его вверх по склону горы, который был справа от него. Несколько мгновений он лежал ошеломленный, сознавая лишь силу разряда и обжигающую боль в руке. Его обручальное кольцо, казалось, воспламенилось. Но когда он немного пришел в себя, то не заметил никаких ран на руке, и, пока он искал источник боли, та постепенно прошла. Тряхнув головой, он сел. Поблизости не было никаких следов от удара молнии. Погруженный в оцепенение, Кавинант чувствовал, что что-то изменилось, но не мог определить, что именно. Он с трудом поднялся на ноги и тут же увидел Этиаран, лежавшую в двадцати ярдах впереди на склоне холма. Голова его все еще кружилась от ошеломления, но он осторожно двинулся к ней, сконцентрировав на движении все свое внимание. Она лежала на спине, очевидно не раненая, и смотрела, как он приближается. Когда Кавинант подошел, она с удивлением спросила: - Что вы сделали? Звук ее голоса помог ему вернуть самообладание. Он смог произнести вполне членораздельно: - Я? Ничего. Этиаран медленно поднялась. Стоя перед Кавинантом, она мрачно и с сомнением взглянула на него и сказала: - Нам что-то помогло. Видите, ураган затих. И ветер переменился - теперь он дует как положено. Грейвин Френдор теперь не угрожает нам. Благодарите Страну, Неверящий, если это действительно не ваша заслуга. - Разумеется, не моя, - пробормотал Кавинант. - Я не умею управлять погодой. - В его голосе не было грубости. Он удивился своей неспособности самому обнаружить, что же изменилось вокруг. То, что сказала Этиаран, было очевидно. Ветер переменился, его сила значительно уменьшилась. Дождь шел так же беспрестанно, но без прежней ярости: теперь это был всего лишь основательный весенний дождь. Кавинант снова тряхнул головой. Он чувствовал себя до странного неспособным что-либо понять. Но когда Этиаран мягко спросила: - Ну, что, идем дальше? - Он услышал в ее голосе нотку невольного уважения. Казалось, она все же думала, что ураган стих благодаря ему. Он оцепенело пробормотал: - Разумеется, - и снова пошел следом за Этиаран. Весь остаток дня шел тот же чистый дождь. Кавинанта не покидало чувство умственной заторможенности, и единственными внешними факторами, проникавшими в его сознание, были сырость и холод. Большая часть дня миновала незаметно, как один долгий рывок сквозь промозглость и холод. К вечеру Кавинант уже настолько пришел в себя, что смог обрадоваться, когда Этиаран нашла новый веймит, и пока его одежда сушилась возле жара гравия, он тщательно осмотрел себя на предмет скрытых травм. Все случившееся по-прежнему удивляло его. Он не мог отделаться от странного ощущения, что та сила, которая укротила ураган, необъяснимо изменила и его самого. Утро следующего дня было ясным и торжествующим, и путники покинули веймит рано на рассвете вновь наступившей весны. После напряжения предыдущего дня Кавинант чувствовал острую настороженность к этой ликующей свежести воздуха и сверканию росы на траве, к блеску вереска и пьянящему аромату драгоценных ягод. Страна поразила его своей красотой, словно он никогда не видел ее прежде. Ее реальность, жизненность была до странного доступна его чувствам. Он чувствовал, что может видеть, как весна циркулирует внутри деревьев, травы и цветов; слышать возбуждение в птичьих голосах, обонять свежесть бутонов и почек и чистоту воздуха. Потом Этиаран внезапно остановилась и осмотрелась. Когда она втянула носом воздух, черты ее исказила гримаса отвращения и тревоги. Она повела головой, словно пытаясь засечь источник угрозы. Кавинант последовал ее примеру, и тотчас его охватила дрожь предчувствия опасности. Он почувствовал, что в воздухе на самом деле что-то не то, что-то фальшивое. Этого не было в непосредственной близости - запах деревьев, травы и цветов, благоухающих после дождя, были такими, какими им положено быть, но это примешивалось к ним, как нечто тревожное, неуместное, неестественное. Кавинант инстинктивно понял, что это был запах болезни - запах преднамеренного зла. Спустя мгновение ветер переменился и запах исчез. Но эта примесь зла обострила все чувства Кавинанта; контраст усилил впечатление того, что все окружавшее его было реальным. Сделав интуитивное усилие, он осознал перемену, произошедшую внутри него. Каким-то образом, совершенно ошеломившим Кавинанта, чувства его перешли в новое качество. Он смотрел на траву, вдыхал ее свежесть - и видел ее зелень, ее бьющую ключом жизнь, ее уместность в окружающем мире. Переведя взгляд на росшую поблизости алианту, он ощутил исходящее от нее такое чувство силы и здоровья, которое потрясло его. Мысли его закружились, смешались, затем внезапно прояснились вокруг образа здоровья. Он видел здоровье, чувствовал по запаху естественную пригодность к жизнеспособности, ощущал истинную роскошь и изобилие весны. Здоровье было очень ярко и живо вокруг него, как если бы дух жизни Страны стал осязаемым воплощением. Это было похоже на то, как если бы он попал без всякого предупреждения в абсолютно иную вселенную. Даже Этиаран - она смотрела на его восторг с озадаченным удивлением - была окружена ореолом явного здоровья, хотя ее жизнь осложнялась тревогами, усталостью, болью, необходимостью принимать решения. - Черт возьми, - подумал про себя Кавинант. - Неужели ореол проказы столь же очевиден для нее? Тогда почему она не понимает. - Он отвернулся от ее взгляда, обдумывая способ, каким можно было бы проверить свои и ее глаза. Спустя мгновение он заметил рядом с одной из горных вершин дерево-золотень, с которым, казалось, что-то было не в порядке. Во всех отношениях, доступных чувствам Кавинанта, оно было нормальным и здоровым, но при этом таило в себе выражение какого-то внутреннего недуга, какой-то странной печали - во всяком случае, так показалось Кавинанту. Указывая на дерево, Кавинант спросил Этиаран, что она видит. Этиаран мрачно ответила: - Я не принадлежу к числу мастеров учения лиллианрилл, но все-таки вижу, что золотень умирает. Какая-то болезнь поразила ее сердцевину. Разве вы не замечали подобных вещей прежде? Он покачал головой. - Тогда как живет тот мир, из которого вы пришли? Казалось, ее пугает возможность существования такого места, где само здоровье было неразличимо. В ответ на ее вопрос Кавинант лишь пожал плечами. Он хотел бросить ей вызов, выяснить, что она видит в нем. Но потом он вспомнил, как она однажды сказала: "Вы закрыты для меня". Теперь он понимал, что она имела в виду, и это понимание дало ему чувство облегчения. Тайна его болезни оставалась нетронутой, целой. Он сделал жест в направлении северо-запада, и когда через секунду она продолжила путь, он последовал за ней с радостью. И надолго забыл о себе, созерцая окружавшее его повсюду здоровье. Постепенно, по мере того, как полдень сменялся сумерками и затем - темнотой ночи, Кавинант привыкал видеть здоровье за разнообразными красками и формами, попадавшимися на глаза. Еще дважды его ноздри улавливали едва различимый запах зла, но поблизости от притока реки, возле которого Этиаран решила остановиться на ночлег, он не смог его нигде обнаружить. Кавинант подумал, что теперь можно спать спокойно. Но каким-то образом розовые сновидения о духовном здоровье и красоте превратились в кошмар, в котором пахнущие здоровьем формы скидывали вдруг свои оболочки и оказывалось, что на самом деле они отвратительные, разлагающиеся, гадкие. Кавинант был рад проснуться и даже рад был подвергнуть себя риску бриться без помощи зеркала. На шестой день запах зла стал ощущаться постоянно и становился сильнее по мере того, как Этиаран и Кавинант прокладывали свой путь к подножию гор. На рассвете короткий весенний дождь намочил их одежду, но не вымыл запах из воздуха. Этот запах беспокоил Кавинанта, возбуждал в нем тревогу, и в конце концов он стал чувствовать себя так, если бы прямо в сердце ему было нацелено холодное лезвие ужаса. Тем не менее он не мог определить источник и природу запаха. Тот сочился прямо сквозь благоуханный букет трав, густых зарослей орляка и алианты, сквозь красоту полных жизни холмов, словно зловоние разлагающегося трупа где-то на границе его обоняния. Наконец переносить это молча стало невозможно. Поравнявшись с Этиаран, Кавинант спросил: - Вы чувствуете этот запах? Даже не взглянув на него, она мрачно произнесла: - Да, Неверящий. Я его чувствую. И это становится мне понятно. - Что он означает? - Он означает, что мы идем навстречу опасности. Вы не ожидали этого?
в начало наверх
Это и так очевидно, черт побери! Кавинант задал вопрос по-другому: - Но откуда он исходит? Что его порождает? - Откуда я знаю? - огрызнулась Этиаран. - Я не оракул. Кавинант едва удержался от ответной грубости. Это стоило ему немалых усилий. - Но так что же все-таки это такое? - Это убийство, - без всякого выражения произнесла Этиаран и, ускорив шаг, вновь ушла вперед. "Не проси, чтобы я забыла", - снова говорила ее спина, и Кавинант, кипя от злости, последовал, спотыкаясь, за ней. Холодная тревога еще ближе придвинулась к его сердцу. К полудню он почувствовал, что запах усиливается буквально с каждым шагом. Его глаза шарили вверх и вниз по горам, словно он ожидал в любой момент увидеть источник запаха. Его ноздри болели от постоянного вдыхания этого зловония. Но при этом он не воспринимал ничего - ничего, кроме извилистой тропинки, по которой шла Этиаран сквозь заросли, долины, и овраги, и нагромождения выветренных горных пород, ничего, кроме здоровых деревьев, кустарников, цветов и зеленой травы, буйства зеленой весны, и ничего, кроме усиливавшейся угрозы какого-то зла в воздухе. Это была едкая и резкая угроза, и Кавинант смутно чувствовал, что ее источник будет ей под стать. Это ощущение усиливалось в течение некоторого времени, казалось, до безграничности. Но затем внезапная перемена в напряжении спины Этиаран дала Кавинанту знать, что необходимо быть готовым ко всему, и тут же раздался ее шепот, приказывающий остановиться. Она только что обогнула край холма, и теперь ей была видна лощина впереди нее. На мгновение она застыла, слегка пригнувшись и вглядываясь в лощину. Потом побежала вниз с холма. Кавинант немедленно последовал за ней. В три прыжка он достиг того места, где она остановилась. Внизу, на дне лощины, находилась, словно островок на широкой просеке, небольшая рощица. Ничего дурного в ней как будто бы не было. Но запах стал совершенно невыносимым, и Этиаран бежала прямо по направлению к этой рощице. Кавинант припустился за ней. Она резко остановилась на восточной стороне от деревьев. Лихорадочно дрожа, она огляделась вокруг с выражением ужаса и ненависти, словно хотела войти в рощу, но у нее не хватало мужества. Потом она громко, с ужасом выкрикнула: - Вейнхим? Меленкурион! Ах, клянусь семью, какое зло! Поравнявшись с Этиаран, Кавинант увидел, что она с выражением молчаливого крика смотрит на деревья. Сцепленные руки ее были прижаты ко рту, а плечи тряслись. Вглядевшись в рощу, Кавинант заметил узкую тропинку, ведущую внутрь. Повинуясь внезапному импульсу, он двинулся вперед, продираясь сквозь ветки деревьев. Через пять шагов он очутился на открытом месте, весьма похожем на те веймиты, которые он уже видел. Эта "комната" была круглой, но имела точно такие же стены, образованные деревьями, сплетенную из ветвей крышу, постели и полки. Однако стены были забрызганы кровью, а в центре на земляном полу лежало какое-то тело. У Кавинанта перехватило дыхание, когда он понял, что это не человек. Очертания фигуры в основном походили на человеческие, хотя туловище было чересчур длинным, а все четыре конечности - одинаково короткими, что говорило о способности этого существа передвигаться как в вертикальном положении, так и на четвереньках. Но подобного лица Кавинант сроду не видел. Длинная гибкая шея соединяла лишенную волос голову с туловищем; почти на самой макушке черепа располагалась пара остроконечных ушей; рот был настолько тонок, что казалось - это просто щель в плоти. А глаз вообще не было. Середину лица занимали две зияющие ноздри, окруженные толстой мясистой мембраной. Больше на этом лице не было ничего. Грудь существа в центре пронзал, пригвождая его к земле, длинный железный костыль. И над всем этим стояло такое зловоние насилия, что Кавинанта затошнило. Первым его побуждением было бежать. Он страдал проказой, и потому мертвые существа были опасны для него. Но он заставил себя остаться, из сумятицы своих чувств выловив тем временем первоначальное впечатление. При первом взгляде на это существо ему показалось, что с его смертью Страна избавилась от чего-то отвратительного. Но вскоре его глаза и нос подсказали ему, что это не так. Зло, угнетавшее его чувства, исходило от убийства - от костыля, а не от существа. Его плоть имела запах растерзанного здоровья; она была естественна, уместна - присущая часть здоровой жизни Страны. Зажав нос, чтобы не чувствовать зловония преступления, Кавинант повернулся и вышел. Оказавшись вновь под солнечным светом, он увидел, что Этиаран опять уходит на север, почти добравшись до самого выхода из лощины. Его не нужно было подгонять для того, чтобы он последовал за ней; кости его ныли от желания оказаться как можно дальше от оскверненного веймита. Он бросился следом за Этиаран с такой поспешностью, словно сзади лязгали клыки, угрожая схватить его за ляжки. Весь остаток дня он черпал силы в мыслях о том, что с каждым шагом удаляется от страшного места. По мере того как они спешили вперед, пропитанность воздуха жутким запахом стала постепенно уменьшаться. Но окончательно он не исчезал, оставаясь на некоем постоянном уровне. Когда Кавинанту и Этиаран пришлось остановиться для ночлега, причиной чему послужили усталость и темнота, его охватило непреодолимое чувство, что главные тревоги еще впереди, что убийца вейнхима находится где-то к северу от них, вызывая беспокойство и страх. Этиаран, казалось, разделяла его подозрения; она спросила его, умеет ли он пользоваться ножом, который несет с собой. Через некоторое время, оставив безуспешные попытки уснуть, Кавинант заставил себя спросить Этиаран: - Может быть, нам следовало... Похоронить его? Она тихо ответила со своего невидимого в темноте ложа по ту сторону ямы с гравием: - Они не одобрили бы нашего вмешательства. Они сами позаботятся о нем. Но меня страшит то, что они могут разорвать из-за этого свои связи с Лордами. Ее слова вызвали у Кавинанта холодный озноб, объяснить причину которого он не мог, и он полночи лежал, не в силах уснуть, под холодным насмешливым взглядом звезд. Рассвет нового дня ознаменовался скудным завтраком. Этиаран планировала пополнить запасы провизии накануне в очередном веймите, и теперь у нее не было вина, а хлеба и других продуктов осталось очень мало. Но все же голод им не грозил - вдоль всего пути в изобилии росли драгоценные ягоды. Однако начать путь им пришлось без горячей пищи, способной подкрепить их после холодной, беспокойной ночи. И им пришлось идти в том же направлении, которое избрал убийца вейнхима. Кавинант почувствовал, как им овладевает гнев, словно чутье подсказывало ему, что убийство было совершено специально ради него. Впервые за несколько дней он позволил себе вспомнить про Друла и Лорда Фаула. Он знал, что любой из них был способен убить вейнхима и даже сделать это безо всякой причины. И по меньшей мере один из них - Презренный - мог без труда узнать, где он находится. Однако день прошел без злоключений. Смутная постоянная тревога в воздухе не становилась сильнее, а алианты вокруг было полно. По мере того как все новые лиги оставались позади, гнев Кавинанта понемногу утихал. Он расслабился, созерцая окружающее его со всех сторон здоровье, с неослабевающим удивлением глядя на деревья - величественные дубы и благородные вязы, на внушающие спокойствие кроны золотней, на чудесные узорчатые листья мимозы, на гибкие молодые побеги акации - и на спокойные древние очертания гор, похожие на сонные головы, склонившиеся на покатое плечо западных равнин. Подобные картины вызывали у него новое чувство пульсации жизни - пульс поднимающихся соков самой каменной основы Страны. Как контраст этому, преследующая их скверна смерти казалась одновременно и мелкой, незначительной - малозначимой рядом с необъятной обильной жизненностью гор, - и гадкой, словно акт жестокости, совершенный по отношению к беззащитному животному. На следующее утро Этиаран изменила свой курс, повернув слегка на восток, так, что теперь она и Кавинант постепенно забирались все глубже в сердцевину гор. Они шли по извилистому пути, держась преимущественно долины, которая пролегала между горами, вытянувшись в северном направлении. И когда солнце село уже довольно низко, погрузив в тень восточные склоны, путешественники вдалеке увидели вудхелвен Парящий. По мере того как они приближались, Кавинант успел как следует рассмотреть селение на дереве и с дальнего, и с близкого расстояния. На его взгляд, высота дерева достигала четырехсот футов, а ширина ствола у основания - добрых тридцати футов. Сучья начинали расти на высоте сорока-пятидесяти футов над землей, сменяясь неожиданно мощными горизонтальными ветвями, образующими по очертанию полуовал с расплющенной макушкой. Все дерево настолько изобиловало ветвями и листьями, что большая часть деревни была не видна, но Кавинант разглядел несколько лестниц между ветвями и вдоль ствола, а в нескольких особенно густых местах на ветвях он, как ему показалось, различил очертания жилищ. Что же касается людей, то в данный момент если кто-то из них и передвигался в листве, то благодаря искусному камуфляжу заметить это было совершенно невозможно. - Это вудхелвен Парящий, - сказала Этиаран, - где обитают люди племени учения лиллианрилл, в то время как подкаменье Мифиль населяют люди племени учения радхамаэрль. Однажды я уже побывала здесь, когда возвращалась из лосраата. Вудхелвеннины - очень милый народ, хотя я не понимаю их древесного учения. У них мы найдем приют и пищу, а может быть, они нам еще и помогут. Как говорится: "За правдой иди к радхамаэрль, а за советом - к лиллианрилл". А мне сейчас хороший совет нужен, как никогда. Идем. Она повела Кавинанта через поляну к подножию гигантского дерева. Им пришлось обогнуть покрытый грубой корой ствол, чтобы зайти с северо-западной стороны, где они обнаружили большое естественное дупло с полым основанием. Дупло несильно углублялось в дерево, размеры же его были таковы, что внутри помещалась спиральная лестница. Над первым толстым суком было еще одно дупло, из которого наверх шло уже несколько лестниц. При виде такого устройства Кавинант ощутил дрожь, вызванную давним его страхом перед высотой, о котором он уже почти забыл с тех пор, как пережил тяжкое испытание при спуске со Смотровой Кевина. И теперь он не испытывал ни малейшего желания карабкаться по этим лестницам. Но оказалось, что взбираться наверх не придется. Дупло, служившее входом в ствол, было закрыто тяжелыми деревянными воротами, и поблизости не было никого, кто бы мог их открыть. И вообще, вокруг было чересчур тихо и темно, чтобы это место могло подходить для человеческого жилища. Сумерки все сгущались, а сквозь нависавшую над головой лиственную массу не пробивалось ни единого огонька и тишина не нарушалась ни единым звуком. Кавинант взглянул на Этиаран и увидел на ее лице недоумение. Положив руки на засовы ворот, она сказала: - Что-то тут не так, Томас Кавинант. Когда я была здесь в последний раз, по поляне бегали дети, по лестницам двигались люди и у входа не было никаких ворот. Что-то не так. И все же большой беды я не чувствую. Здесь зла не больше, чем где-либо еще вдоль нашей дороги. Отступив на шаг от ворот, она подняла голову и крикнула: - Эй! Вудхелвен Парящий! Мы - путешественники, люди Страны! Путь наш долог - будущее наше скрыто во мраке! Что стало с вами? - Ответа не последовало, и она с раздражением продолжила: - Я бывала здесь прежде! В те дни говорили, что гостеприимство вудхелвеннинов не имеет себе равных! И это вы называете дружбой с землей? Внезапно сзади них раздался какой-то тихий шелест. Повернувшись Кавинант и Этиаран обнаружили, что находятся в окружении семи или восьми человек, сжимавших гладкие деревянные кинжалы. Инстинктивно они попятились назад, к воротам. Приближаясь к ним, один из мужчин сказал: - Значение слова "дружба" меняется со временем. Мы видели тьму и слушали дурные вести. Мы должны быть уверены в чужеземцах. В руке говорившего зажегся факел. В его свете Кавинант смог разглядеть вудхелвеннинов. Все они были высокие, стройные и гибкие, со светлыми волосами и ясными глазами. Их одежда была того же цвета, что и ствол дерева, на котором располагался вудхелвен, и, казалось, облегала их тела так, чтобы за нее не цеплялись сучья. У каждого в руках был заостренный кинжал из отполированного дерева, тускло мерцавшего в свете факелов. Кавинант совершенно растерялся, но Этиаран поправила свою накидку и с суровой гордостью ответила: - Тогда, если вам надо знать точно, я - Этиаран, супруга Трелла из подкаменья Мифиль. А это - Томас Кавинант Неверящий, и у него послание к Лордам. Мы пришли с миром и по нужде, в поисках безопасности и помощи. Я не знала, что в ваших обычаях превращать чужеземцев в пленников. Человек, держащий факел, выступил вперед и учтиво поклонился. - Когда мы убедимся, что все, сказанное вами, - правда, мы попросим
в начало наверх
извинить нас. Но до этого времени вы должны пойти со мной туда, где вас можно будет проверить. Мы видели странные приметы и теперь замечаем их все больше, - он кивнул на Кавинанта. - Будьте уверены, что, выбрав доверие или недоверие, мы не ошибемся. Так вы идете со мной? - Хорошо, - вздохнула Этиаран. - Но если бы вы были гостем подкаменья Мифиль, с вами не стали бы так обращаться. Человек с факелом ответил: - Прежде чем презирать нашу осторожность, пусть жители подкаменья сначала испытают наши беды. А теперь идите за мной. С этими словами он подошел к воротам, чтобы открыть их. Кавинант почувствовал замешательство. Он не был готов к тому, чтобы взбираться в темноте вверх по высокому дереву. Даже при свете, когда он мог бы видеть то, что делает, это испытание было бы для него слишком тяжким, а при одной лишь мысли о том, какому риску он подвергнется ночью, в голове его гулкими ударами начал отдаваться пульс. Отступив в сторону от Этиаран, он сказал, не в силах удержать дрожь в голосе: - Забудьте об этом. Прежде чем он успел отреагировать, двое мужчин схватили его за руки. Он попытался вывернуться, но они держали его, приподняв руки вверх, к свету факелов. Мгновение вудхелвеннины смотрели на его руки - на кольцо на его левой руке и на шрам на правой - так, словно увидели какого-то вурдалака или упыря. Потом человек с факелом резко произнес: - Взять его! - Нет! - громко запротестовал Кавинант. - Вы не понимаете. Я не выношу высоты. Я упаду. Когда же, схватив за локти, его поволокли к воротам, он завопил: - Черт побери! Вы хотите убить меня! Его конвоиры на мгновение остановились. Кавинант услышал крики, но в своем страхе, смущении и злобе не понял их. Затем предводитель сказал: - Если ты не умеешь хорошо лазить, тебя не будут заставлять делать это. В следующее мгновение рядом с Кавинантом упал конец веревки. Двое мужчин немедленно привязали к ней Кавинанта за запястья. Прежде чем он успел понять, что происходит, веревка туго натянулась. И он поднялся в воздух, словно абсолютно беспомощный мешок. Ему показалось, что Этиаран издала крик протеста, но так ли это было на самом деле, он не был уверен. Внутренне проклиная все и вся, он напряг плечи, чтобы уменьшить нагрузку на запястья, и диким взглядом уставился вверх, в темноту. Того, кто тянул веревку, совершенно не было видно - в исчезающем свете факела казалось, что веревка устремляется в бесконечность, - и это лишь усиливало его страх. Вскоре свет факела окончательно растворился в темноте. В следующее мгновение тихий шелест листьев подсказал ему, что он достиг уровня первых ветвей. Он увидел желтое мерцание сквозь листву, окружавшую первую "лестничную площадку". Но веревка потащила его выше, на верхние этажи селения. Собственные движения заставляли Кавинанта слегка раскачиваться, так что время от времени он задевал телом листву. Но это были его единственные контакты с деревом. Он не видел огней, не слышал голосов; очертания мощных ветвей скользили мимо него, словно он возносился на небо. Вскоре его плечи сильно заныли, а руки онемели. Вытянув шею и задрав голову вверх, он всматривался в кромешную тьму, как если бы шел ко дну. - Адское пламя! Ах-х! Затем без всякого предупреждения его движение прекратилось. Прежде чем он смог прийти в себя, зажегся факел, и оказалось, что его голова находится на уровне ног троих мужчин, стоящих на толстой ветке. Во внезапно вспыхнувшем свете они показались идентичными тем людям, которые связали Кавинанта внизу, но на голове одного из них был небольшой венок из листьев. Двое других мгновение рассматривали Кавинанта, затем протянули руки, схватили его под руки и втащили на ветку, на которой стояли. Как только под ногами у Кавинанта оказалась твердая поверхность, веревка ослабла, и он смог опустить руки. Его запястья были все еще связаны, и он попытался ухватиться за одного из стоявших рядом мужчин, чтобы не свалиться с ветки. Руки его ничего не чувствовали; он не мог пошевелить ими. Внизу под ним словно голодный зверь расстилалась тьма. Хватая ртом воздух, Кавинант рванулся к людям, пытаясь заставить их спасти его. Они грубо подхватили его, и, поскольку ноги Кавинанта отказывались держать его собственный вес, им пришлось тащить его вдоль сука до широкого дупла в стволе. Оно было превращено в нечто наподобие зала, и Кавинант тяжело опустился на пол, охваченный дрожью облегчения. Вокруг него тотчас началась какая-то суета, постепенно все нараставшая. Он не обращал на нее внимания; глаза его были закрыты, чтобы дать сознанию возможность сконцентрироваться на надежной стабильности пола и на боли, с которой кровь вновь приливала к кистям и предплечьям. Боль была мучительной, но он переносил ее молча, стиснув зубы. Вскоре руки начало покалывать, а пальцы распухли и им стало горячо. Кавинант согнул их, сжал кулаки. - Адское пламя! Черт бы побрал все это! - бормотал он в ритм с бешеным биением собственного сердца. Наконец он открыл глаза. Он лежал на гладкой деревянной поверхности в центре несметного количества концентрических кругов ствола. Годовые кольца, казалось, сфокусировались вокруг него, словно его поместили в центр огромной мишени. Руки отказывались ему служить, но он заставил себя принять с их помощью сидячее положение. Затем он посмотрел на свои ладони. На запястьях остались следы от веревок, но они не кровоточили. Ублюдки! Кавинант поднял голову и огляделся. Зал был около двадцати футов шириной и, казалось, заполнял собой весь внутренний диаметр ствола. Единственным входом в него служило отверстие, через которое он сюда попал, а снаружи царила тьма. Но зал был ярко освещен факелами, которые при горении не давали дыма и, казалось, со временем ничуть не уменьшались в размерах. Гладкие стены сверкали, словно отполированные, но потолок, высоко поднятый над полом, являл собой грубое, необработанное дерево. Вокруг Кавинанта стояли пятеро вудхелвеннинов - трое мужчин, включая обладателя венка из листьев, и две женщины. Все они были одеты в одинаковые костюмы, плотно облегающие их фигуры, хотя и отличающиеся по цвету, и все они были выше Кавинанта. Их рост казался просто угрожающим, поэтому Кавинант медленно поднялся на ноги, одновременно снимая с плеч рюкзак. Спустя еще секунду в зал вошел мужчина, возглавлявший отряд, который пленил Кавинанта. Его сопровождала Этиаран. Она была цела и невредима, но выглядела усталой и подавленной, как если бы подъем и недоверие подорвали ее силы. Увидев Кавинанта, она приблизилась к нему. Одна женщина сказала: - Только двое, Саронал? - Да, - ответил спутник Этиаран. - Я все время наблюдал, но, пока они пересекали южную поляну, других не появлялось. От наших разведчиков тоже не поступило никаких сведений о других чужаках в горах. - Разведчики? - спросила Этиаран. - Я не слышала о том, чтобы людям Страны когда-либо были нужны шпионы. Одна женщина сделала шаг вперед и ответила ей: - Этиаран, супруга Трелла, мы знали народ подкаменья Мифиль с тех самых пор, как вернулись в Страну после наступления новой эры. Среди нас есть и такие, кто помнит твой визит к нам. Мы знали своих друзей, и цена дружбы нам тоже известна. - Тогда чем мы заслужили подобное к себе отношение? - требовательно осведомилась Этиаран. - Мы пришли сюда в поисках друзей. На этот раз женщина уклонилась от прямого ответа на ее вопрос. - Поскольку все мы - люди Страны, - сказала она, - и поскольку грозящая нам опасность - это опасность для всех, я попытаюсь немного сгладить ваше неприятное впечатление от нашей неучтивости, объяснив наши действия. Присутствующие сейчас в этом зале в сердце дерева - все хииры вудхелвена Парящий, вожди нашего народа. Я - Ллаура, дочь Аннамара. А это, - она кивнула в сторону остальных, - Омоурнил, дочь Моурнила, Саронал, сын Тиллера, Падриас, сын Миала, Моллинер, сын Веймита, и Барадакас, хайербренд учения лиллианрилл (последний был как раз человеком в венке). Мы приняли решение не доверять вам и объясним причины такого решения. Я вижу, вы полны нетерпения, - в голосе ее послышалась горечь. - Что ж, я не стану утомлять вас подробным рассказом о том губительном ветре, который время от времени прилетал к нам со стороны Грейвин Френдор. И не стану описывать жестокие бури или показывать вам тело трехкрылой птицы, погибшей на вершине нашего вудхелвена, или обсуждать с вами правдоподобность дошедших до нас слухов об убийстве. Именем семи! Я должна была бы спеть вам песни ярости - но я не стану делать этого сейчас. Я скажу вам лишь следующее: не все слуги Серого Убийцы мертвы. Нам стало известно, что у нас побывал Душераздиратель. Это имя таило в себе столько опасности, что Кавинант невольно огляделся вокруг, пытаясь понять, откуда грозит эта опасность. Сначала он ничего не понял. Но потом заметил, как сжалась при этих словах Ллауры Этиаран, как в середине ее подбородка задергался маленький мускул, почувствовал в ней поднимающуюся тревогу, хотя она ничего не сказала вслух, - и понял. Вудхелвеннины боялись, что она и он могут оказаться слугами Душераздирателя. Не подумав, он пробормотал: - Это смешно. Хииры проигнорировали это его замечание. После короткой паузы Саронал продолжил объяснения, начатые Ллаурой: - Два дня тому назад, когда полуденное солнце стояло высоко над горизонтом, когда наши женщины были заняты своими делами и ремеслами, а дети играли в верхних ветвях дерева, к вудхелвену Парящий подошел незнакомец. Еще двумя днями раньше внезапно разразилась непонятная злая буря, пришедшая от горы Грома, а затем так же внезапно сменилась обычной грозой - поэтому в тот день, когда появился незнакомец, наши сердца были полны радости, ибо мы полагали, что некая битва, неизвестная нам, выиграна защитниками Страны. Чужак с виду был похож на обитателя подкаменья и назвался Джеханнумом. Мы встретили его гостеприимством, принятым повсюду в Стране. Мы не видели причины не доверять ему, хотя дети бросались от него прочь с недовольными и испуганными криками. Увы, приходится признать - молодые видят лучше нас, стариков. Речь его таила в себе злобу и какие-то нелепые намеки, он иронично высмеивал наши ремесла и обычаи. А мы не могли ему ничего ответить. Но мы помнили о мире и ничего не предпринимали в течение целого дня. Между тем намеки Джеханнума стали напоминать предсказания судьбы. Поэтому мы наконец вызвали его в зал в сердце дерева на собрание хииров. Мы слышали слова, которые он выбирал для своей речи, - слова, полные ликования и оскорбляющие Страну. Тогда наши глаза стали видеть яснее, и мы предложили ему тест ломильялора. - Ты ведь знаешь о высоком дереве под названием ломильялор, не так ли, Этиаран, - вступил в разговор Барадакас. - По своим свойствам оно очень напоминает Оркрест учения радхамаэрль. Это росток Одного Дерева, из которого был сделан сам Посох Закона. - Но провести проверку нам не удалось, - резюмировал Саронал. - Когда Джеханнум увидел высокое дерево, он вырвался от нас и бежал. Мы послали вслед ему погоню, но он застиг нас врасплох - мы были слишком беспечны и не готовы к таким дьявольским проделкам - и он намного опередил нас. Он ускользнул от нас, направившись на восток. Вздохнув, он закончил: - В течение дня, прошедшего после этого события, мы предприняли некоторые шаги для укрепления обороны нашего селения. Спустя мгновение Этиаран сказала: - Все ясно. Простите мне мой гнев - он был вызван нетерпением и незнанием. Но теперь-то вы, конечно, видите, что мы не являемся друзьями Серого Убийцы. - В тебе мы видим многое, Этиаран, супруга Трелла, - сказала Ллаура, пристально глядя на жительницу подкаменья. - Много печали и много мужества. Но твой спутник закрыт для нас. Может оказаться так, что мы будем вынуждены взять этого Томаса Кавинанта под стражу. - Меленкурион! - прошипела Этиаран. - Не выдумывайте! Разве вы не знаете? Разве вы не рассмотрели его?! При этих ее словах среди хииров послышалось облегченное бормотание, подчеркнувшее их напряжение. Сделав шаг к Этиаран, Саронал вытянул правую руку вперед в приветственном жесте и сказал: - Мы видели, видели и слышали. Мы доверяем тебе, Этиаран, супруга Трелла. Ты произнесла имя, которое не призвал бы на помощь Душераздиратель даже с целью спасти своего единомышленника. Взяв Этиаран за руку, он отвел ее от Кавинанта за пределы центра зала.
в начало наверх
Оставшись один, Кавинант внезапно почувствовал себя беззащитным, уязвимым. Впервые он осознал, насколько стал зависим от ее присутствия, от ее руководства, если не от ее поддержки. Но он не был предрасположен пассивно воспринимать угрозы. Мышцы его ног напряглись, готовые повиноваться первому же его приказу, а глаза быстро скользнули по лицам людей, стоявших у гладких стен. - Джеханнум предсказал многое, - сказала Ллаура. - Но об одном тебе надо знать обязательно. Он сказал, что чудовищное зло в образе Берека Полурукого приближается к нам с юга, со стороны гор. И вот... - Она указала бледной рукой на Кавинанта, и голос ее зазвенел от напряжения. - ...И вот перед нами чужак, явно не имеющий ничего общего со Страной, правая рука которого цела лишь наполовину, а на левой надето кольцо из Белого Золота. Без сомнения, он несет Лордам какое-то послание - послание или судьбу! Голосом, в котором слышались убеждение и мольба, Этиаран сказала: - Напрасно вы берете на себя смелость судить. Помните о клятве. Вы не Лорды. И черные слова могут быть как предсказанием, так и предубеждением. Разве вы доверяете словам Душераздирателя? Барадакас слегка пожал плечами. - Мы судим не о послании. Наш тест касается лишь самого человека... Пошарив рукой позади себя, он поднял вверх гладкую деревянную палку в три фута длиной, с которой была удалена кора. Он держал ее за середину осторожно, с благоговением. - Это ломильялор. Как только он произнес это слово, дерево заблестело, словно его чистую поверхность смочила роса. Какого черта, что все это значит? Кавинант постарался быть готовым ко всему, что бы ни последовало. Но следующее движение хайербренда все же застало его врасплох. Барадакас замахнулся палкой и запустил ею в Неверящего. Тот дернулся в сторону и ухватил летящую на него палку правой рукой. Но поскольку пальцев на этой руке не хватало, палка выскользнула и упала на пол с деревянным стуком, показавшимся неестественно громким в тишине зала. Мгновение все оставались неподвижными, словно застыли, постепенно осознавая значение всего происходящего. Затем хииры в унисон вынесли вердикт со всей непреклонностью смертного приговора: - Высокое дерево отвергает его. Он чужой для Страны. 10. ПРАЗДНОВАНИЕ ВЕСНЫ Неуловимым движением Барадакас вытащил из-за пояса дубинку и, подняв ее, двинулся к Кавинанту. Тот отреагировал так, как требовал инстинкт самозащиты. Прежде чем хайербренд вплотную подошел к нему, он нагнулся и схватил ломильялор левой рукой. И когда Барадакас занес дубинку над его головой, он ударил этой палкой по руке хайербренда. В веере белых брызг дубинка разлетелась на мелкие щепки. Барадакас был отброшен назад с такой силой, как если бы его сдуло взрывной волной. Сила удара отозвалась в руке Кавинанта до самого локтя, и его пальцы на мгновение онемели. Палка начала выскальзывать из руки. Он тупо смотрел на нее, думая: "Какого черта?.." Но потом немое изумление хииров и скорчившегося у стены хайербренда привели его в чувство. "Проверять меня? - злобно подумал он. - Ублюдки!" Он переложил палку в правую руку, держа ее за середину, как это делал Барадакас. Блестящее дерево палки было скользким на ощупь; оно как бы просачивалось сквозь пальцы, хотя дерево не обладало способностью двигаться. Крепко зажав палку в руке, он посмотрел на хииров, вложив в свой взгляд все негодование, которое возникло в нем из-за их отношения. - Ну, отчего бы вам теперь еще раз не сказать, что эта штука отвергнет меня? Саронал и Ллаура стояли по бокам Этиаран, а Моллинер напротив них прислонился к стене. Омоурнил и Падриас склонились над упавшим хайербрендом. Пока Кавинант разглядывал все это, Этиаран мрачно смотрела на него. - Когда-то давным-давно, - сказала она, - когда Высокий Лорд Кевин доверял Серому Убийце, тот получил бесценные дары - Оркрест и ломильялор. Легенда говорит, что эти дары вскоре были потеряны - но в то время, когда Серый Убийца владел ими, они не отвергали его. Отчаяние иногда может принимать облик правды. Быть может, Дикая Магия сильнее правды. - Ну, спасибо, - Кавинант с негодованием взглянул на нее. - Что вы пытаетесь со мной сделать? Каким-то бесцветным голосом Ллаура ответила: - Такова легенда. Но мы - всего лишь вудхелвеннины, а не Лорды. Подобные вещи выше нашего понимания. Наш народ не помнит такого, чтобы за всю его историю в результате теста правды пострадал хайербренд учения лиллианрилл. Как говорится в песне: "...Он может спасти или проклясть Страну". Давайте будем молить его, чтобы он не наслал на нас проклятие за наше недоверие, - вытянув дрожащую руку в приветствии, она сказала: - Хей, Неверящий! Прости нас за наши сомнения и будь гостем в вудхелвене Парящий. Мгновение Кавинант смотрел на нее с горькой усмешкой, кривившей его губы. Но, встретившись с ее глазами, он почувствовал, что может ощутить искренность ее извинений. Это сразу охладило его гнев. Терзаемый разноречивыми побуждениями, он пробормотал: - Давайте не будем больше об этом. Ллаура и Саронал поклонились, как бы признавая тем самым, что он принял ее извинения. Затем они повернулись к Барадакасу, с трудом поднимавшемуся с пола. На его лице все еще оставалось выражение крайнего изумления. Он принялся тереть лицо руками, словно бы оно было облеплено паутиной, но при этом заверил Омоурнила и Падриаса, что он цел и невредим. И потом тоже отдал салют Кавинанту с выражением удивления и страха во взгляде. Кавинант ответил легким поклоном. Он не стал дожидаться, когда его попросят, и сам отдал ломильялор Барадакасу, с облегчением избавившись от этого скользкого и непослушного куска дерева. Барадакас принял палку и криво усмехнулся ей, как свидетельнице своего поражения. Затем он вновь засунул ее себе за пояс. Повернувшись к Кавинанту и все так же улыбаясь, он сказал: - Неверящий, теперь наше присутствие здесь уже необязательно. Ты еще не ел, и трудности путешествия тяжким грузом лежат на твоих плечах. Согласен ли ты воспользоваться гостеприимством моего дома? Приглашение удивило Кавинанта; мгновение он колебался, пытаясь решить, может ли он доверять хайербренду. Барадакас казался спокойным и дружелюбным, но его улыбка была более сложной, чем извиняющаяся улыбка Ллауры. Но затем Кавинант почувствовал, что если уж речь идет о доверии, то с одним Барадакасом он будет в большей безопасности, чем со всеми хиирами вместе. И тогда он тихо сказал: - Вы делаете мне честь. Хайербренд поклонился. - Принимая дар, ты делаешь честь дарящему, - он оглянулся на других вудхелвеннинов, и, когда те кивнули в знак одобрения, он повернулся и вышел из зала в сердце дерева. Кавинант взглянул на Этиаран, но та уже о чем-то тихо беседовала с Сароналом. Без дальнейшего промедления он ступил на широкую ветку следом за Барадакасом. Сумрак ночи, нависшей над огромным деревом, теперь рассеивался огнями - светом домашних очагов вудхелвеннинов. Иллюминация уходила далеко вниз, однако не до самой земли. Кавинант невольно ухватился за плечо Барадакаса. - Это недалеко, - мрачно сказал хайербренд. - Надо всего лишь подняться на следующую ветвь. Я пойду сзади - ты не упадешь. Чертыхаясь сквозь зубы, Кавинант ухватился за перекладины лестницы. Ему хотелось отступить назад, вернуться вновь в надежную прочность зала в сердце дерева, но гордость и злость мешали ему сделать это. К тому же перекладины казались крепкими, и даже чуть ли не клейкими, так что пальцы с трудом отрывались от них. Когда Барадакас успокаивающим жестом похлопал его по спине, Кавинант неуклюже начал подниматься. Как и обещал Барадакас, до следующей ветки оказалось недалеко. Вскоре Кавинант добрался до этой широкой и раскидистой ветви. В нескольких шагах от ствола она раздваивалась, образуя вилку, и в этой вилке находился дом Барадакаса. Держась для надежности за плечо хайербренда, Кавинант добрался до входа и со вздохом облегчения переступил порог. Он оказался в опрятном жилище из двух комнат, образованном исключительно ветвями самого дерева. Сплетенные ветви служили полом и стенами, включая также перегородку между комнатами. А потолок представлял собой купол из сучков и листьев. Вдоль одной из стен первой комнаты стояли широкие деревянные чурбаны, служащие стульями, а напротив них - койка. Вся атмосфера жилища была чистой и теплой, а предметы обстановки говорили о преданности их хозяина учению. Кавинант нашел это обстоятельство несколько тревожащим, словно напоминание о том, что хайербренд может оказаться опасным человеком. Пока Кавинант разглядывал комнату, Барадакас воткнул по факелу в каждую внешнюю стену и зажег их, потирая руками наконечники и что-то тихо бормоча. Затем он на несколько минут удалился в соседнюю комнату и вернулся с подносом, уставленным бутербродами с сыром, большими гроздьями винограда и деревянным кувшином. Между двумя стульями он установил маленький трехногий столик, поставил на него поднос и жестом предложил Кавинанту сесть. При виде еды Кавинант почувствовал, как он голоден: в течение последних двух дней он не ел ничего, кроме алианты. Он смотрел, как Барадакас на мгновение склонился над пищей, затем сел. Следуя примеру хозяина, он сделал сандвичи из сыра и винограда, поместив их между ломтями свежего хлеба, и щедро налил себе из кувшина вина. В первые минуты он ничего не говорил, увлекшись едой. Однако он не забывал о том, кто хозяин этого дома и что произошло между ними. Предоставив кувшин с вином в полное распоряжение Кавинанта, Барадакас убрал со стола остатки пищи. Затем, вернувшись из соседней комнаты, где, видимо, хранились запасы провизии, он сказал: - Ну что ж, Неверящий, чем я еще могу быть тебе полезен? Кавинант сделал большой глоток вина, затем спросил как можно небрежнее: - Ответь. Ты был готов размозжить мне голову - там, полчаса тому назад. И мне показалось, что тебе здорово досталось при этом... От этого высокого дерева. Почему ты пригласил меня сюда? Мгновение Барадакас колебался, словно раздумывая, как много он может позволить себе сказать. Затем удалился в другую комнату, вернулся с гладким посохом почти шести футов длиной и сел на кровать напротив Кавинанта. Разговаривая, он начал полировать белое дерево посоха мягкой тряпочкой. - На то есть много причин, Томас Кавинант. Тебе нужно место для сна, а мой дом находится ближе всего к залу сердца дерева, чем у остальных, - и это существенно, если человек не привык лазить по деревьям. Кроме того, ни твое, ни мое присутствие не обязательно на Совете, который сегодня ночью определит меры в плане оказания тебе помощи. Этиаран знает Страну - она скажет все, что касается вашего похода. А Саронал и Ллаура в состоянии оказать любую помощь, какую она попросит. Глядя на руки хайербренда и в его светлые, проницательные глаза, Кавинант ощутил странное чувство, будто его снова проверяют - и что поединок с ломильялором был лишь началом экзамена, задуманного Барадакасом. Но под воздействием вина его страхи и напряжение улетучились; он чувствовал себя спокойно и твердо, сказав: - Ну, говори дальше. - Само собой разумеется, что мое предложение гостеприимства можно расценить и как извинение. Я был готов нанести тебе травму, и это мое нарушение клятвы мира требует искупления. Если бы ты показал себя слугой Серого Убийцы, то было бы достаточно просто взять тебя под стражу. А травма могла бы лишить Лордов шанса проверить тебя. Так что в этом отношении я был не прав. И стал еще больше не прав, когда ты поднял ломильялор и его огонь нанес мне удар. Я надеюсь, что мне удастся исправить мою глупость. Кавинант почувствовал искренность хайербренда, однако чувство, что его опять проверяют, не только не развеялось, но даже обострилось. Не отрывая взгляда от Барадакаса, он сказал: - Ты все еще не ответил на мой вопрос. Барадакас, казалось, ничуть не удивился этому и спросил: - Разве нужны еще какие-нибудь причины? Ты в чем-то упрекаешь меня? - Ты все еще проверяешь меня, - проворчал Кавинант. Хайербренд медленно кивнул. - Возможно. Возможно, так оно и есть. - Он встал и, уперев посох
в начало наверх
одним концом в пол, в последний раз провел по нему тряпицей. Потом сказал: - Смотри, Томас Кавинант - я сделал для тебя посох. Когда я начинал его делать, то думал, что делаю для себя. Но теперь я знаю, что это не так. Возьми его. Возможно, он поможет тебе, когда помощь и Совет будут бессильны. - Увидев в глазах Кавинанта вспыхнувший вопрос, он продолжил: - Нет, это не высокое дерево. И все-таки он тоже не плох. Позволь мне подарить его. Кавинант покачал головой. - Сначала закончи свою проверку. Внезапно Барадакас поднял посох и изо всей силы ударил им по дереву у себя под ногами. Вся огромная ветвь мгновенно содрогнулась, словно ее встряхнул внезапный порыв ветра; ветки тихонько затрепетали, и жилище подкинуло, словно суденышко на штормовой волне. Кавинант испугался, подумав, что дерево падает, и ухватился за стул в панике. Но все закончилось так же внезапно, как и началось. Барадакас устремил свои светлые глаза на Кавинанта и сказал: - Тогда слушай меня, Неверящий. Никакой тест правды не превосходит по силе того, кто его проводит. А я ощутил твою силу. За всю историю учения лиллианрилл никто из хайербрендов не подвергался насилию со стороны высокого дерева. Мы - друзья Одного Дерева, а не враги его. Но по сравнению с тобой я слаб, как ребенок, - я не могу силой вырвать из тебя правду. Несмотря на то, что я проверял тебя, ты можешь оказаться самим Серым Убийцей, который вернулся, чтобы повергнуть во прах всю жизнь Страны. Обозленный подобным предположением, Кавинант процедил сквозь зубы: - Это смешно. Барадакас подошел ближе, не отрывая пристального взгляда от глаз Кавинанта. Кавинант скорчился под этим взглядом, он чувствовал, как хайербренд исследует самые отдаленные уголки его сознания, которые он хотел бы утаить, не раскрывать для посторонних глаз. "И что может быть у меня общего с этим ублюдком Фаулом? - с горечью подумал он. - Я вовсе не собираюсь быть у него мальчиком на побегушках". Глаза Барадакаса на мгновение расширились, и он попятился назад, словно увидел нечто, поразившее его своей силой. Опустившись на койку, он сидел там некоторое время, рассматривая свои дрожащие руки, держащие посох. Потом он сказал, тщательно подбирая слова: - Действительно. Когда-то, быть может, я стану достаточно мудрым, чтобы знать, на что можно полагаться. Теперь же мне требуется время, чтобы понять. Я доверяю тебе, друг мой. В последнем испытании ты не обречешь нас на смерть. Ну так что? - Он снова протянул Кавинанту посох. - Примешь ли ты мой дар? Кавинант ответил не сразу. Его тоже бил озноб, и он тоже должен был взять себя в руки, чтобы ответить без дрожи в голосе: - Почему? Почему ты доверяешь мне? Глаза хайербренда блестели, словно он готов был заплакать, но на губах его была улыбка, когда он сказал: - Ты - человек, который знает цену красоте. Кавинант некоторое время переваривал этот ответ, потом отвернулся. Его охватило какое-то смешанное чувство стыда; он казался себе нечистым, запятнанным перед лицом доверия Барадакаса. Но потом он вновь взял себя в руки. Двигаться. Выжить. При чем здесь доверие? Резким движением он протянул руку и взял посох. Тот был кристально чистым на ощупь, словно его вырезали из самого здорового дерева самые благородные руки. Кавинант сжал его, пристально разглядывая, словно тот мог вернуть ему утраченную невинность. Чуть позже Кавинант с удивлением поймал себя на том, что зевает. Только сейчас он осознал, насколько устал. Он попытался подавить свою слабость, но попытки привели лишь к тому, что зевота его усилилась. Барадакас отреагировал на это доброй улыбкой. Он встал с койки и жестом указал на нее Кавинанту. Кавинант не собирался засыпать, но как только он принял горизонтальное положение, выпитое им вино, казалось, ударило в голову, и он почувствовал, как все вокруг поплыло в такт мерным колебаниям ветвей огромного дерева, качающихся на ветру. Спал он как убитый, тревожимый лишь воспоминаниями о намерениях хайербренда, о его вопрошающих глазах и об ощущении, какое он испытал, когда ломильялор ускользал из его пальцев, как бы крепко он их не сжимал. Проснувшись утром, Кавинант почувствовал, как болят у него запястья - словно он всю ночь боролся с нечистой силой. Он открыл глаза и увидел Этиаран, которая сидела у противоположной стены комнаты и ждала. Увидев, что Кавинант проснулся, она встала и приблизилась к нему. - Идемте, Томас Кавинант, - сказала она. - Мы и так уже потеряли целый рассвет. Кавинант мгновение пристально смотрел на нее. На ее лице лежала все сгущавшаяся тень усталости, и он понял, что большую часть ночи она провела в беседе с хиирами. Но при этом она, казалось, была удовлетворена состоявшейся беседой, и ее яркий взгляд был почти оптимистичен. Возможно, у нее появилась какая-то тень надежды. Кавинант приветствовал все, что могло уменьшить ее враждебность по отношению к нему, и он бодро вскочил с койки, как бы разделив ее оптимизм. Несмотря на боль в руках, он чувствовал себя весьма освеженным, словно окружающая обстановка вудхелвена своим гостеприимством и благотворным влиянием помогла ему отдохнуть. Проворно двигаясь, он умылся, вытер лицо пестрым полотенцем из листьев, проверил себя на предмет повреждений и привел в порядок одежду. На трехногом столике лежал батон. Отрезав от него ломоть себе на завтрак, Кавинант обнаружил, что тот представляет собой смесь из мелко перемолотого мяса и муки, запеченных вместе. Жуя, он подошел к одному из окон. Этиаран присоединилась к нему, и вместе они устремили взгляд сквозь сплетение ветвей на север. Вдалеке они увидели реку, текущую почти точно на восток, а за ней до самого горизонта простирались холмы. Но эти северные холмы отделялись от тех, по которым путешественники шли от самого подкаменья Мифиль, не только и не столько этой рекой. Земля за рекой, казалось, была покрыта рябью, и в свете утреннего солнца почва словно бы струилась над нею, словно какая-то скрытая скала таранила поверхность Страны, обнаруживая себя для тех, кто мог ее увидеть. С возвышения, которое представлял собой вудхелвен, Кавинант смотрел на эту картину и чувствовал, что видит нечто такое, что превосходит даже его новое восприятие. - Это Анделейн, - произнесла Этиаран мягко, словно говорила о каком-то святом месте. - Хайербренд выбрал удачное место для своего жилища - вид отсюда прекрасный. Здесь река Мифиль течет на восток, прежде чем вновь повернуть на север, к Грейвин Френдор и Соулсиз. А за ней - холмы Анделейна, богатство Страны. Ах, Кавинант, когда я смотрю на них, один их вид придает мне мужества. А Саронал указал мне путь, который, быть может, сделает осуществимой мою заветную мечту - если нам будет сопутствовать удача и хорошая скорость, мы, возможно, увидим то, что превратит мою глупость в мудрость. Мы должны идти. Вы готовы? "Да, - подумал Кавинант, - но только не к тому, чтобы опять лазить по этому дереву". Однако он кивнул Этиаран, которая подала ему рюкзак, и, когда она вышла из дома хайербренда на широкую ветвь, натянул лямки на плечи, стараясь не обращать внимания на боль в руках. Затем он взял посох, подаренный Барадакасом, и мысленно приготовился к головоломному спуску с вудхелвена. В следующее мгновение с ветви, находившейся почти в двадцати футах выше Кавинанта, прямо перед ним спрыгнули двое детей - мальчик и девочка. Девочка весело гналась за мальчиком, но тот ускользнул от ее протянутой руки и спрятался за Кавинанта. Из этого убежища он ликующе крикнул: - Укрытие! Я укрыт! Кавинант повторил, как во сне: - Он укрыт. Девочка засмеялась, сделала обманный бросок вперед и спрыгнула с ветви в погоне за кем-то другим. Мальчик немедленно рванулся к стволу и стал стремительно взбираться по лестнице наверх, откуда только что спрыгнул. Кавинант глубоко вздохнул, сжал для баланса в руках посох и шагнул от двери. Неуклюже семеня, он изо всех сил заспешил к относительной безопасности ствола. Достигнув ствола, он почувствовал себя лучше. Засунув посох за лямки рюкзака, он обеими руками ухватился за лестницу, и надежность прикосновения к ее ступеням вернула ему некоторую уверенность. К тому времени, когда он преодолел половину спуска, а его сердце уже колотилось не так неистово, он мог полагаться на себя уже в достаточной мере, чтобы оглядеться вокруг и осмотреть жилища и людей, мимо которых он спускался. Наконец он добрался до нижних ветвей и следом за Этиаран спустился по спиральной лестнице на землю. Там уже собрались хииры, чтобы попрощаться с гостями. Увидев Барадакаса, Кавинант взял в руки посох, чтобы показать, что он не забыл его, и в ответ на улыбку хайербренда тоже улыбнулся, хотя это получилось больше похожим на гримасу. - Ну, что же, посланцы, - сказала Ллаура, выдержав паузу, - вы сказали нам, что судьба Страны на ваших плечах, и мы вам верим. Нам грустно, что мы не можем облегчить тяжесть вашей ноши, - но мы считаем, что в этом деле никто не может вас заменить. Ту небольшую помощь, которую возможно было оказать, мы оказали. И теперь нам остается лишь одно: защищать свои дома и молиться за вас. Ради блага всей Страны мы желаем вам хорошей скорости. А ради вас самих мы убедительно просим успеть вовремя к празднованию. Для каждого, кто увидит это торжество, предвидятся великие предзнаменования надежды. Этиаран, супруга Трелла, отправляйся с миром и помни о своей клятве. Помни о пути, который указал тебе Саронал, и не сворачивай с него. Томас Кавинант Неверящий, чужеземец в Стране, будь правдив и искренен. В час тьмы вспомни о посохе хайербренда. А теперь - в путь. Ответная речь Этиаран была официальной, как если бы она выполняла какой-то ритуал. - Мы уходим, сохранив в душе воспоминание о вудхелвене Парящий как о доме помощи и надежды. Она поклонилась, прикоснувшись ладонями ко лбу, и затем широко развела руки. Кавинант неуверенно последовал ее примеру. Хииры ответили тем же жестом прощания, означавшим открытость сердца, с церемониальной медлительностью. Затем Этиаран пошла на север, и Кавинант поплелся следом за ней, словно листок, влекомый потоком ее решимости. Ни он, ни она ни разу не оглянулись назад. Покой и восстановление сил, подаренные им чудесным поселком на дереве, оживили их, вдохнули новую энергию, дали им импульс к движению вперед. И он, и она - хотя и по разным причинам - стремились к Анделейну и знали, что Джеханнум направлялся из вудхелвена Парящий на восток, а не на север. Они спешили вперед через горы, растительность которых становилась все пышнее, и добрались до берегов реки Мифиль в начале полудня. Они перешли ее вброд по широкой отмели. Прежде чем войти в воду, Этиаран сняла сандалии, и какой-то полуосознанный импульс заставил Кавинанта снять свои ботинки и носки и закатать брюки. Ощутив в первый раз пьянящий аромат гор, он почувствовал, что ему это даже необходимо - перейти Мифиль босиком, что омовение водами этой реки нужно для более полного восприятия его плотью тонкой сущности Анделейна. И когда он ступил на северный берег, то обнаружил, что может почувствовать его жизненность через подошвы ног; теперь даже они способны были воспринимать здоровье Страны. Ему так понравилось сильное ощущение гор под ногами, что снова одевать ботинки не хотелось; но он отказал себе в этом удовольствии, чтобы не отстать от Этиаран. Он последовал за ней по тропинке, которую указал Саронал, - самый быстрый и легкий путь через центр Анделейна, - шел и удивлялся перемене, произошедшей с землей, лишь только они перешли реку. Он ясно ощущал эту перемену, но в чем конкретно она заключалась - постичь, казалось, было невозможно. Деревья были здесь выше и толще, чем их земные сородичи; обильная и щедрая алианта покрывала порой целые горные склоны своей изумрудной зеленью; холмы и овраги заросли буйной ароматной травой, цветы так весело качались на ветру, словно всего лишь несколько мгновений назад появились из чрева земли; маленькие лесные зверушки - кролики, белки, барсуки и тому подобные - сновали вокруг, лишь изредка вспоминая о том, что им следует опасаться людей. Но перемена в его новом видении была поистине необыкновенна. Горы Анделейна несли в себе такое чистейшее ощущение здоровья, какое Кавинант не смог сравнить ни с чем, что он видел раньше. Аура гармонии была здесь настолько могущественна, что он начал жалеть о своей принадлежности к миру, где здоровье было неощутимо, неразличимо, заметно только как некий подтекст, задний фон. Некоторое время он размышлял о том, какое чувство испытает при возвращении назад, как перенесет свое пробуждение. Но вскоре красота Анделейна заставила его забыть все эти мысли. Это была опасная красота - не потому, что она была предательской или могла нанести вред, но потому, что могла обольстить или
в начало наверх
совратить. Очень скоро болезнь, необходимость постоянных самопроверок, отчаяние, гнев - все будет забыто, потеряно в потоке здоровья, струившегося вокруг Кавинанта без конца и края. Затерянный в холмах, окруженный со всех сторон такой осязаемой и специфической жизненностью, Кавинант начал все более и более удивляться тому, что Этиаран ничуть не замедлила движения. По мере того как они продвигались по лучистой, сияющей местности, лигу за лигой углубляясь все дальше в Анделейн, ему все более хотелось останавливаться возле каждого нового открытия, в каждой новой долине, аллее или лощине, чтобы не спеша насладиться увиденным - смотреть на это до тех пор, пока оно не станет частью его самого, неотделимой, неподвластной любым грядущим испытаниям. Но Этиаран все так же стремительно шла вперед - подымаясь рано утром, редко останавливаясь, все время торопясь. Взор ее был устремлен куда-то далеко вдаль, и усталость, все больше проступавшая в ее чертах откуда-то изнутри, казалось, никогда не достигнет поверхности. Было совершенно очевидно, что даже эти холмы бледнели в ее глазах по сравнению с ожидаемым ею загадочным "празднованием". Кавинанту ничего не оставалось, как только заставить себя двигаться следом за ней; ее воля не терпела никаких отлагательств. Вторая ночь, наступившая со времени их ухода из вудхелвена Парящий, была такой ясной и чистой, что не пришлось останавливаться с заходом солнца, и Этиаран продолжала идти почти до самой полуночи. После ужина Кавинант некоторое время сидел, глядя на небо и яркие до боли звезды. Высоко в небе висел менявший фазу серп луны, и его белое серебро посылало вниз лишь некое подобие сверхъестественно жуткого света, иллюминировавшего его первую ночь в Стране. Как бы между прочим он заметил: - Через несколько дней луна станет темной. При этом Этиаран пристально взглянула на него, словно подозревая, что он раскрыл какой-то свой секрет, но ничего не сказала. И Кавинант не знал - была ли это реакция на воспоминание или на ожидание чего-то предстоящего. Утро следующего дня было столь же великолепным, как и предыдущее. Сверкавшая на солнце словно алмазы роса осыпала траву и листья; воздух, свежий, как первое дыхание весны, был напоен ароматом алианты и вереска, золотней и пионов, покрывающих склоны гор. Кавинант воспринимал все это с чувством, похожим на блаженство, с удовольствием следуя за Этиаран на север. Но в начале полудня случилось нечто, омрачившее его радость, оскорбившее его до мозга костей. Когда он шел по естественной аллее между густо разросшимися деревьями на склонах гор, наслаждаясь чудесным ощущением упругой травы под ногами, внезапно на его пути встретилась торфяная проплешина, такая же ненадежная и опасная, как яма на зыбучем песке. Кавинант инстинктивно отшатнулся, отпрянул на три шага назад. Угрожающее ощущение тотчас же исчезло. Но нервы Кавинанта запомнили испытанное ощущение от самых подошв на всю длину ног. Он был так удивлен, так оскорблен, что ему даже не пришло в голову позвать Этиаран. Вместо этого он осторожно приблизился к месту, где почувствовал угрозу, и попробовал потрогать его ногой. Однако на этот раз он не почувствовал ничего, кроме сочной травы Анделейна. Наклонившись, он стал ощупывать руками траву и землю во всех направлениях в радиусе ярда. Но то, что испугало его, теперь исчезло, и после нескольких секунд замешательства Кавинант вновь двинулся вперед. Сначала он шел чрезвычайно осторожно, ожидая нового подвоха. Однако земля, казалось, была так же полна чистой звучной жизненности, как и прежде. Вскоре он уже перешел на легкий бег, чтобы нагнать Этиаран. К вечеру Кавинант вновь почувствовал зловоние зла, словно наступил ногой в кислоту. На этот раз его реакция была более быстрой, чем в первый раз, и он рванулся вперед так, словно спасался от удара молнии, а из его горла вырвался невольный крик. Этиаран бегом вернулась к нему и увидела, что он яростно шарит руками по траве, яростно выдирая целые пучки. - Здесь! - сказал он, ударяя кулаком по земле. - Клянусь дьяволом! Это было здесь! Этиаран молча смотрела на него. Кавинант вскочил и гневно указал на землю. - Неужели вы этого не чувствуете? Это было здесь! Проклятье! - Руки его дрожали. - Как вы миновали это место? - Я ничего не почувствовала, - спокойно ответила она. Кавинант вздрогнул и опустил руку. - У меня было такое чувство, словно я... Словно я ступил ногой в зыбучий песок... Или в кислоту... Или... - Он вспомнил убитого вейнхима. - ...Или в убийство. Этиаран медленно опустилась на колени возле того места, на которое указывал Кавинант. Мгновение она изучала его, затем потрогала руками. Поднявшись, она сказала: - Я ничего не чувствую... - Оно исчезло! - перебил он ее. - ...Но мне не дано чувствовать все, что чувствуют мастера учения радхамаэрль, - продолжала она. - А вы ощущали это прежде? - Да. Один раз. Раньше. - Ах, - вздохнула Этиаран, - если бы только я была Лордом и знала, что делать. Где-то глубоко под землей, должно быть, развивается зло - по-настоящему огромное зло, если даже холмы Анделейна не спасают от него. Но пока еще оно чувствует себя неуверенно. Оно не задерживается на поверхности. Мы должны надеяться обогнать его. Ах, человеческая слабость! С каждым днем наша скорость становится все менее приемлемой. Этиаран плотно закуталась в накидку и пошла вперед, быстро теряясь в сгущающихся сумерках. Она и Кавинант шли без остановки до тех пор, пока ночь не стала непроницаемой, и лишь тонкий серп луны, почти полностью истаявшей, слабо светил высоко в небе среди звезд. На следующий день Кавинант наблюдал конвульсии зла, передаваемые травой, уже чаще. Дважды - утром, и четыре раза - днем и вечером. При этом он каждый раз с внезапной яростью отдергивал ногу от почвы, и к тому времени, когда Этиаран остановилась на ночлег, его нервы от кончиков ног до корней зубов были натянуты как струна и восприимчивы к любому раздражению. Он остро чувствовал, что такие недобрые места были оскорблением и даже предательством по отношению к Анделейну, где каждая деталь, каждая линия, каждый оттенок неба, деревьев и трав поражали своей красотой. Эти предательские ловушки, боль и зловоние заставляли Кавинанта невольно опасаться самой земли, словно даже эта основа стала вызывать в нем сомнения. На пятый день после того, как они покинули вудхелвен Парящий, проплешины в траве стали попадаться реже, но зато зло, казалось, стало более упорным. Вскоре после полудня он обнаружил пятно, которое не исчезло после того, как он в первый раз его коснулся. Когда он вновь поставил на него ногу, то почувствовал дрожь, словно в земле была какая-то болячка, на которую он наступил. От этой вибрации нога Кавинанта быстро онемела, а челюсти заныли - так крепко он сцепил зубы. Однако он не стал отступать. Позвав Этиаран, он встал коленями на траву и потрогал пятно руками. К своему удивлению, он ничего не почувствовал. Этиаран тоже исследовала землю, потом, нахмурившись, посмотрела на Кавинанта. Она тоже ничего не чувствовала. Но когда Кавинант прикоснулся к пятну ногой, то снова ощутил вибрацию. Она передалась в мозг чем-то вроде звука, с каким скребут ржавым железом о железо; она покрыла его лоб капельками пота; она вызвала рычание в его горле. По мере того как боль распространялась по костям, посылая вверх по ноге холодную немоту, Кавинант нагнулся и засунул руки себе под подошву. Но рука ничего не почувствовала; лишь нога была способна ощущать эту угрозу. Повинуясь внезапному импульсу, Кавинант сбросил с одной ноги ботинок, стащил носок и поставил на пятно босую ногу. На этот раз противоречие было еще более поразительным. Обутой в ботинок ногой он ощущал зло, а босой - нет. И, тем не менее, его ощущения были абсолютно ясны, зло исходило от земли, а не от ботинка. Не долго думая, Кавинант стащил ботинок и носок со второй ноги и отшвырнул их от себя. Потом он тяжело опустился на траву, зажав обеими руками гудящую голову. - У меня нет для вас сандалий, - стесненно сказала Этиаран. - Однако до конца пути вам потребуется какая-то обувь. Кавинант едва ли слышал ее. Он остро чувствовал, что распознал опасность, коробившую его в течение многих дней, хотя он сам того не знал. - Значит, именно так ты собираешься расправиться со мной, Фаул? - прорычал он. - Сначала мои нервы вернулись к жизни. Затем Анделейн заставил меня забыть... Затем я сбросил свои ботинки. Значит, это оно и есть? Нейтрализовать всю мою самозащиту, что бы я не был в состоянии уберечься? Значит, именно так ты собираешься меня уничтожить? - Мы должны идти дальше, - сказала Этиаран. - Решайте, как вам поступить. - Решать? Проклятье! - Кавинант вскочил. Содрогаясь от негодования, он поцедил сквозь зубы: - Это не так-то легко. Затем он, осторожно ступая, начал искать свои ботинки и носки. Выжить! Он крепко зашнуровал ботинки, словно последние были частью доспехов. В течение всего остатка дня он шарахался прочь от всякого намека на пятно зла в земле и мрачно следовал за Этиаран с выражением упорства во взгляде, с решимостью пробиться сквозь зло - зло земли - и сохранить свою независимость и чувство собственного достоинства. К вечеру эта его решимость, казалось, увенчалась успехом. После особо злобной атаки в конце дня проявления земной боли исчезли. Кавинант не знал, вернутся они вновь или нет, но, по крайней мере, на некоторое время он был от них избавлен. Наступившая ночь была темной как никогда из-за неба, покрытого тучами, и Этиаран была вынуждена раньше обычного остановиться на ночлег. И тем не менее отдохнуть ей как следует - и Кавинанту тоже - не удалось. Мелкий беспрерывный дождь намочил их одеяла, из-за чего оба не спали большую часть ночи, хотя и расположились после поисков укрытия под большой раскидистой ивой. Следующее утро - шестое со дня их ухода из вудхелвена - было ясным и полным обычной бодрости Анделейна. Этиаран встретила его с нетерпением и поспешностью, которая выражалась в каждом ее движении, и та манера, в какой она понуждала Кавинанта поторапливаться, казалось, выражала больше дружелюбия и общительности, чем когда бы то ни было со времени начала их совместного пребывания. Ее желание увеличить скорость было заразительно; Кавинант был рад разделить его, поскольку это избавляло от раздумий о возможности новых атак зла. Свой путь они продолжили с утра почти бегом. День был словно специально предназначен для путешествия. Воздух был прохладным, солнце - ясным и бодрящим, тропинка - прямой и ровной, пружинящая трава словно помогала каждому шагу Этиаран и Кавинанта. И ее заразительное нетерпение заставляло Кавинанта преодолевать следом за ней одну лигу за другой. К полудню Этиаран замедлила шаг, чтобы подкрепиться драгоценными ягодами, в изобилии покрывающими кусты вдоль тропинки; но даже при этом скорость ее оставалась немалой, и по мере приближения вечера она вновь перешла на полубег. Затем еле заметная тропа, указанная ей вудхелвеннинами, привела путников на край широкой долины. После короткой остановки, во время которой Этиаран проверила свою ношу, она направилась прямо вверх по длинному отлогому склону холма, который, казалось, тянулся на большое расстояние в восточном направлении. Затем она взяла горизонтальное направление вдоль склона холма, которое провело ее точно между двумя сросшимися золотнями, росшими в сотне ярдов над долиной, и Кавинант без лишних вопросов шагал следом за ней, задыхаясь, бегом взбираясь вверх. Он слишком устал и выдохся, чтобы задавать вопросы. Так они и поднимались по склону - Этиаран, взбегающая вверх с высоко поднятой головой и развевающимися волосами, словно она видела перед собою звездные врата неба, и Кавинант - спотыкающийся, с трудом карабкающийся следом за ней. Позади них садилось солнце, как бы делая глубокий выдох облегчения после долго сдерживаемого вдоха. А склон впереди них, казалось, необъятно простирался до самого неба. Кавинант был ошарашен, когда Этиаран, добравшись до гребня холма, внезапно остановилась, схватила его за плечи и закружила, крича с ликованием: - Мы здесь! Мы успели вовремя! Кавинант потерял равновесие и упал на землю. Мгновение он лежал, тяжело дыша, собирая остатки сил для того, чтобы с удивлением взирать на Этиаран. Но она не замечала этого. Ее глаза были устремлены вниз, вдоль восточного склона холма, и голосом, срывающимся от усталости, ликования и благоговения, она повторяла: - Банас Ниморам! Ах, радость сердца! Радость сердца Анделейна! Все же я дожила до этого момента! Загипнотизированный чарами ее голоса, Кавинант медленно поднялся и устремил свой взор туда же, словно надеялся постичь воплощенную душу Анделейна.
в начало наверх
И не смог удержаться от стона в первом приступе разочарования. Он не смог увидеть ничего, что объясняло бы восторг Этиаран, - ничего, что было бы драгоценнее и чудеснее, чем те многочисленные атрибуты Анделейна, мимо которых они промчались с такой небрежностью. Там, внизу, куда он смотрел, трава переходила в гладкую широкую чашу, похожую на пиршественный кубок ночного неба. Солнце уже село, и в сумерках очертания чаши расплывались, но света звезд было достаточно, чтобы видеть, что кругом не было ни деревьев, ни кустов - ничего, что могло бы возмутить идеально гладкую поверхность чаши. Она казалась такой безукоризненной, словно поверхность земли посыпали песком и отполировали. В эту ночь звезды казались особенно блестящими, словно затмение луны понудило их светить ярче, чем прежде. Но Кавинант чувствовал, что подобных вещей явно недостаточно, чтобы вознаградить ту усталость, которая пронизывала его до мозга костей. Однако Этиаран не оставила его стон без внимания. Взяв Кавинанта за руку, она сказала: - Не спеши осуждать меня, - и потащила его вперед. Под ветвями последнего дерева, росшего у края чаши, она сняла рюкзак и села, прислонившись к стволу, глядя вниз, на склон холма. Когда Кавинант присоединился к ней, она мягко сказала: - Обуздайте свое безумное сердце, Неверящий. Мы успели сюда вовремя. Это Банас Ниморам - новолуние в ночь весеннего равноденствия. Во время моего поколения еще ни разу не было такой ночи, такой поры великолепия и красоты. Не надо подходить к Стране со своими стандартами и мерками. Подождите. Это Банас Ниморам, празднование весны - самый чудесный обряд из всех сокровищ Страны. Если ты не потревожишь воздуха гневом, мы увидим танец духов Анделейна. - Когда она говорила, в ее голосе была такая глубокая гармония, как будто она пела, и Кавинант ощутил силу обещаемого ею, хотя и не понял этого. Сейчас было не время задавать вопросы, и Кавинант приготовился ожидать обещанного события. Ждать оказалось нетрудно. Сначала Этиаран передала Кавинанту хлеб и остатки вина, и ужин несколько освежил его. Затем, по мере того как сгущалась ночь, он обнаружил, что воздух, струившийся к ним из чаши, оказывает на него успокаивающее, расслабляющее влияние. Вдохнув всеми легкими, он почувствовал, что этот целебный воздух словно выдувает из него все страхи и тревоги, полностью заполняет все его существо и погружает в состояние спокойного ожидания. Он расслабился, отдаваясь омовению ласкового ветерка, и устроился поудобнее, оперевшись о ствол дерева. Плечо Этиаран касалось его, овевая теплом, словно она простила его. Ночь становилась все глубже, звезды ожидающе мигали, и ветерок продувал сердце Кавинанта, как бы просеивая сквозь него и унося прочь всю паутину и пыль - и ожидание не было утомительным. Вдалеке появился первый мигающий огонек - словно знак решимости, сфокусировавшей в себе всю окружавшую ночь. На окружности чаши Кавинант увидел пламя, похожее на пламя свечи, - крошечное на таком расстоянии, но все же ясно различимое, переливающееся желтым и оранжевым так отчетливо, словно он держал подсвечник в руках. Он почувствовал странную уверенность, что расстояние не имеет значения; если бы пламя находилось перед ним на траве, оно было бы по своей величине не больше его ладони. Когда появился первый дух, из горла Этиаран вырвался вздох, а Кавинант сел прямее, чтобы лучше сконцентрировать внимание. Прозрачно мерцая и вращаясь, этот огонек стал спускаться вниз, на дно чаши. Оно было как раз на полпути, когда на северном краю чаши появился второй огонек. Затем еще два духа возникли с южного края - и потом, слишком внезапно, чтобы их можно было сосчитать, целый сонм огоньков со всех сторон стал собираться в чашу. Некоторые миновали Кавинанта и Этиаран и с той, и с другой стороны на расстоянии не более десяти футов, но, казалось, не заметили наблюдателей; они приближались к чаше, медленно кружась, так, словно каждый из них был один в горах и не зависел ни от какого свечения, кроме собственного. Тем не менее огоньки их сливались, образуя над чашей в своем сиянии золотой купол, сквозь который звезды были едва видны; и время от времени некоторые духи, казалось, кланялись и вращались друг вокруг друга, словно разделяя свою радость на пути к центру чаши. Кавинант смотрел на движение тысяч огоньков, пролетающих над землей на высоте его плеча и прыгающих в чашу, и едва отваживался дышать. От избытка изумления он чувствовал себя посторонним нежелательным зрителем, ставшим причастным к какому-то оккультному обряду - таинству, не предназначенному для глаз человека. Он стиснул себе руками грудь, словно возможность досмотреть празднование до конца зависело от того, насколько тихо он будет дышать; словно он боялся, что любой звук может нарушить феерическое кружение, спугнуть духов. Затем в скоплении огоньков произошла какая-то перемена. Высоко в небо поднялась высокая, мерцающая песня без слов - мелодия, фонтанами бьющая вверх, к звездам. Из центра чаши, где тысячи духов вращались беспорядочно, каждый сам по себе, стала выстраиваться сверкающая кружащаяся цепочка танцоров. Каждый дух, казалось, наконец нашел свое место в огромной замкнутой цепочке, имеющей форму колеса и заполнившей половину чаши, и затем это колесо начало вращаться вокруг центра. Но в самом центре огоньков не было; колесо вращалось вокруг ступицы абсолютной тьмы, не отражавшей свечения духов. Как только песнь заполнила собой ночь, огромный круг начал вращаться, и каждый огонек при этом танцевал свой особый, таинственный, не зависящий от других танец, отличающийся движениями и раскачиваниями, - но каждый огонек тем не менее сохранял свое место в общем строю. А в пространстве между внутренней ступицей и внешним ободом возникли другие кольца, так что все колесо состояло теперь из многих колец, каждое из которых вращалось. И ни один из духов не сохранял долго одного и того же положения по отношению ко всей фигуре. Огоньки бесконечным потоком струились сквозь движущийся рисунок, так что по мере вращения колеса отдельные духи перемещались в танце с места на место, то кружась вдоль внешнего обода, то вращаясь по спирали через средние кольца, то обвиваясь вокруг ступицы. Каждый дух двигался и менял место беспрестанно, однако общий рисунок ни на мгновение не менялся - ни малейшая брешь не нарушала совершенство формы колеса даже на короткий миг - и каждый огонек казался одновременно и абсолютно одиноким, таинственно следующим какому-то своему предназначению, исполняя танец, и неотрывной частью целого. Пока они танцевали, свет их становился все ярче до тех пор, пока звезды не потускнели на небе, потерявшись в их сиянии, а ночь не отступила в стороны, подобно отдаленному зрителю празднования. И красота, и восторг, вызванный танцем, превратили ожидание Кавинанта в томительную боль. Потом в празднестве произошла новая перемена. Кавинант понял это лишь тогда, когда Этиаран прикоснулась к его руке; это прикосновение привело его в чувство, и он увидел, что колесо духов медленно наклоняется. При этом оно сохраняло свою форму и черная ступица не двигалась. Постепенно поворачивающееся колесо покосилось, по мере того как внешние духи приближались к зрителям. Вскоре все растущая выпуклость образовала как бы перст, указывающий на Кавинанта. В свою очередь Кавинант, казалось, с еще большей силой стал чувствовать их песню - пронизывающий, экстатический напев; серенаду, столь же страстную, как погребальная панихида, и столь же бесстрастную, как величественное безличное утверждение. Их приближающиеся огоньки наполнили его благоговением и очарованием, так что внутренне он весь сжался, потеряв способность шевелиться. Круг за кругом духи все приближались к нему, а Кавинант, положив руки на колени, сидел неподвижно, с замершим в груди сердцем, безмолвный перед лицом огненных танцоров. Время от времени этот длинный язык, выделившийся из кольца, зависал над ним, и он видел, как каждый огонек кланялся ему, проносясь мимо в своем чудном танце. Затем край языка опустился, и движение танца замедлилось, словно для того, чтобы дать каждому духу возможность подольше побыть в обществе Кавинанта. Вскоре огоньки уже крутились возле него на расстоянии протянутой руки. Затем вытянутая часть кольца вспыхнула, как будто танцоры пришли к какому-то решению. Ближайший дух двинулся вперед и опустился на обручальное кольцо Кавинанта. Тот вздрогнул, ожидая, что огонек обожжет его, но никакой боли не последовало. Пламя трепетало на кольце, словно на фитиле, и Кавинант начал слегка улавливать гармонию песни празднования через палец, на котором было кольцо. Не улетая с кольца, дух танцевал и подпрыгивал, словно мотылек, пьющий нектар с цветка, и мало-помалу цвет его из желто-оранжевого цвета пламени превращался в серебристо-белый. Когда трансформация завершилась, дух вспорхнул, а на его место опустился другой. Последовала дальнейшая смена огоньков, каждый из которых танцевал на его кольце, пока не становился серебристым, и по мере того как беспокойство Кавинанта исчезало, смена огоньков происходила быстрее. За короткое время почти весь отделившийся от кольца язык превратился в сверкающую белым стайку духов. Каждый новый огонек без промедления садился на Белое Золото кольца Кавинанта, словно торопясь достичь некоего апофеоза, некой кульминации своего существования. Вскоре эмоциональный настрой Кавинанта достиг такого уровня, что сидеть он уже не мог. В волнении он вскочил на ноги, подняв руку с кольцом так, чтобы духи могли заряжаться на нем светом, не опускаясь вниз. Этиаран встала рядом с ним. Кавинант не мог оторвать взгляда от трансформации, которую каким-то образом сделало возможным его кольцо, но Этиаран смотрела на весь танец. То, что она увидела, заставило ее вцепиться ему в руку. - Нет! Именем семи! Этого не должно быть! Ее крик вывел Кавинанта из оцепенения; он перевел взгляд на чашу. То, что он увидел, заставило его покачнуться, словно от удара в сердце. С северо-восточного края чаши в золотистый свет вторгался клин тьмы, такой же непроницаемо-черный и не отражающий света, как само порождение ночи. Этот клин прокладывал себе узкий путь вниз, к танцовщикам, и сквозь песнь огней он нес в себе звук, похожий на призрак окровавленных ног, топчущих чистую правду. Упорно, безостановочно он пробирался внутрь, не нарушая формации круга. В течение нескольких мгновений острие тьмы добралось до танцовщиков и начало пробираться в их середину. Кавинант с ужасом увидел, что танец не остановился и даже не замедлил своего движения. При первом прикосновении клина песнь духов исчезла из воздуха, словно с корнем выдранный цветок, не оставив после себя никакого звука, кроме шума, похожего на приближающееся убийство. Но танец не остановился. Огоньки продолжали вращаться, словно не замечая происходившего с ними, беззащитные и доверчивые. Следуя по кругу, они оказывались на дороге у черного клина и исчезали, словно падали в пропасть. Ни одного духа уже не появлялось из этой тьмы. Проглатывая каждый соприкасающийся с ним огонек, черный клин все глубже вторгался в празднование. - Они все погибнут! - простонала Этиаран. - Они не могут остановиться - не могут спастись бегством. Они должны исполнить танец до конца. Все погибнут - каждый дух, каждый яркий огонек Страны! Этого не должно быть! Помоги им, Кавинант, помоги им! Но Кавинант не знал, как помочь. Он был парализован. Зрелище черного клина вызвало в нем такую тошноту, словно через пропасть онемения он наблюдал, как его пальцы пожирает сумасшедший. Его тошнило, он был взбешен и беспомощен, как если бы слишком долго ждал случая защитить себя, и теперь у него не было рук, с помощью которых он мог бы это сделать. Нож Триока выскользнул из его онемевших пальцев и исчез в темноте. Как?.. Несколько мгновений Этиаран яростно теребила его. - Кавинант! Спаси их! - кричала она ему в лицо. Потом повернулась и бросилась вниз, в долину, наперерез черной напасти. Духи!.. Ее движение разбило лед ужаса, сковавшего Кавинанта. Схватив посох Барадакаса, он нырнул под светящийся поток и помчался следом за Этиаран, все время пригибаясь, чтобы не загораживать дорогу духам. Безумие, казалось, придало ему скорости; он поймал Этиаран, когда та была уже на полпути к центру колеса. Отбросив ее назад, Кавинант рванулся к клину, подгоняемый подсознательным убеждением, что он должен добраться до центра раньше, чем это сделает тьма. Этиаран бросилась следом за ним, крича: - Берегись! Это юр-вайлы! Отродья Демонмглы! Кавинант едва слышал ее. Все в нем было сейчас подчинено одному: во что бы то ни стало добраться первым до центра танца. Чтобы бежать быстрее, он немного выпрямился, отклоняя голову в сторону всякий раз, когда дух вспыхивал рядом с уровнем его глаз. Сделав последний рывок, он ворвался в пустую середину колеса. И остановился. Теперь он был достаточно близко, чтобы видеть, что клин состоял из высоких, плотно прижатых друг к другу фигур, настолько черных, что никакой свет не мог отразиться или заблестеть на их коже. По мере того как беззащитные духи, вращаясь, оказывались рядом, нападающие проглатывали их. Юр-вайлы приближались. Острием их клина служила одна фигура, по
в начало наверх
размерам превосходящая другие. Кавинант ясно различил ее очертания. Она была похожа на вейнхима, только выше и гораздо отвратительнее - длинное туловище, короткие конечности одинаковой длины, заостренные уши, высоко поставленные на голове, безглазое лицо, большую часть которого занимали огромные ноздри. Его щелеобразный рот распахивался, словно капкан, всякий раз, когда поблизости пролетал дух. Из чудовищных ноздрей струилась слизь, стекавшая по бокам головы. Когда Кавинант оказался с ним лицом к лицу, нос юр-вайла сморщился, словно он унюхал новое развлечение, и он издал какой-то хриплый лай, означавший, видимо, команду для всех остальных. Весь клин тотчас подался вперед. Этиаран догнала Кавинанта и крикнула ему прямо в ухо: - Твоя рука! Посмотри на свою руку! Кавинант рывком поднял вверх левую руку. На его кольце все еще находился дух - сияя белым огнем и танцуя, словно в забытьи. В следующее мгновение главный юр-вайл ворвался в середину танца и остановился. Нападавшие столпились, тесно прижавшись друг к другу плечами, позади своего вожака. Черные, безобразные и жестокие, они дружно пускали слюни и пожирали беззащитных духов. Кавинант содрогнулся, словно его сердце рассыпалось в прах. Но Этиаран яростно крикнула: - Нет! Надо бить их сейчас! Дрожа, Кавинант сделал шаг вперед. Он не имел представления о том, что должен сделать. Первый юр-вайл немедленно взмахнул длинным ножом с горящим кроваво-красным лезвием, от которого исходила остужающая сердце сила. Кавинант и Этиаран невольно отступили назад. Юр-вайл поднял руку, приготовившись к схватке. Повинуясь внезапному импульсу, Кавинант сунул белого, горящего чистым пламенем духа прямо в морду юр-вайла. С рычанием, в котором слышалась боль, существо отпрыгнуло назад. Внезапная интуиция овладела Кавинантом. Он быстро поднес конец своего посоха к горящему духу. Тотчас посох словно расцвел белым цветком яркого пламени, затмившего золото танца и бросившего вызов силе юр-вайлов. Их лидер снова отступил. Но затем он вновь обрел прежнюю решимость. Прыгнув вперед, он сунул прямо в сердцевину белого пламени свой кроваво-красный клинок. В центре танца столкнулись две силы. Клинок юр-вайла пылал подобно жаркой ненависти, а посох сиял так ослепительно, что Кавинант почти ничего не видел вокруг. Их столкновение вызвало фонтан искр, словно сам воздух загорелся в крови и грозных молниях. Но юр-вайл был мастером своего учения. Его могущество заполнило чашу глубоким сыпучим звуком, похожим на треск огромного валуна под гигантским прессом. И огонь, зажженный Кавинантом, тотчас потух, словно затоптанный тяжелым каблуком. Вырвавшаяся при этом сила швырнула его и Этиаран на землю. С торжествующим рычанием юр-вайлы приготовились к прыжку, который должен был стать последним для Этиаран и Кавинанта. Кавинант увидел приближающийся красный клинок и съежился, ощутив на себе пелену смерти. Но Этиаран успела вскочить на ноги с криком: - Меленкурион! Меленкурион абафа! По сравнению с мощью юр-вайлов, голос ее звучал слабо, но встретила она их, твердо шагнув навстречу клинку предводителя. На мгновение она отвела его удар. Затем сзади и с запада от нее раздался вторящий ей крик. Металлический голос, полный ярости, кричал: - Меленкурион абафа! Банас милл банас ниморил кабаал! Меленкурион абафа! Абафа Ниморам! Этот голос стряхнул с Кавинанта оцепенение ужаса, и он, шатаясь, поднялся, чтобы прийти на помощь Этиаран. Но и вместе они не смогли дать отпор юр-вайлу; он снова швырнул их на землю и сразу же прыгнул на них. Однако на полпути его остановила какая-то огромная неуклюжая фигура, перепрыгнувшая через людей и схватившаяся с юр-вайлом. Мгновение между ними длилась яростная борьба. Затем пришелец выхватил у юр-вайла кроваво-красный клинок и вонзил его в сердце черного отродья. Дружный рык вырвался из стаи юр-вайлов. Кавинант услышал какой-то шум, издаваемый множеством бегущих маленьких ног. Посмотрев вверх, он увидел, как в чашу устремился поток маленьких зверушек: кроликов, енотов, ласок, кротов, лис и несколько собак. С молчаливой решительностью они набросились на юр-вайлов. Духи тем временем понемногу рассеивались. Пока Этиаран и Кавинант с трудом поднимались с земли, из чаши вылетел последний огонек. Но юр-вайлы остались, и их размеры делали атаку маленьких животных похожей на яростное раздражение. Во внезапно наступившей темноте стройные ряды этих существ начали размыкаться, словно свет прежде был для этого помехой, удерживая их в тесных рядах. Теперь они разъединились. Дюжины клинков, кипящих, будто лава, засверкали в темноте и с ужасным единством принялись кромсать зверьков. Прежде чем Кавинант успел осознать все происходящее, неуклюжая фигура, спасшая их, повернулась и прошипела: - Бегите! На север, к реке. Я освободил духов. А теперь мы должны выиграть время, чтобы дать вам бежать. Скорее! - Нет! - задыхаясь, произнесла Этиаран. - Ты здесь один. Зверьков мало для такой битвы. Мы должны помочь вам в сражении. - Нас все равно мало, даже если мы будем вместе! - крикнул неизвестный ей в ответ. - Разве вы забыли свою задачу? Вы должны добраться до Лордов! Должны! Друл должен заплатить за это осквернение! Бегите! У вас мало времени! - С криком "Меленкурион абафа!" он развернулся и прыгнул в гущу сражающихся, раскидывая юр-вайлов своими могучими кулаками. Помедлив еще мгновение для того, чтобы поднять с земли посох Барадакаса, Этиаран бросилась на север. И Кавинант последовал за ней следом, мчась так, словно за его спиной сверкали клинки юр-вайлов. Света звезд было достаточно, чтобы различать дорогу. Они взбежали по склону, не оглядываясь, не заботясь о своих рюкзаках, оставшихся на месте битвы, - они боялись думать о чем-либо, кроме того, что им необходимо убежать как можно дальше. Оказавшись на краю чаши, они уже почти не слышали звуков битвы. И все же они бежали, не останавливаясь, до тех пор, пока их не догнал короткий вскрик, полный боли и уходящей силы. При этом звуке Этиаран упала на колени и прижалась лбом к земле, не скрывая отчаянных слез: - Он мертв! - стонала она. - Освободившийся мертв! Несчастная Страна! Все мои дороги ведут к беде, и разрушение постигает все мои начинания. Я с самого начала накликала на нас беду. Не будет теперь больше празднований, и в этом моя вина! Подняв лицо к Кавинанту, она произнесла, рыдая: - Возьми свой посох и ударь меня, Неверящий! Кавинант тупо смотрел ей в глаза, заполненные болью. Он чувствовал какое-то оцепенение от боли, горя и нерастраченной ярости и не понимал, почему Этиаран так бичевала себя. Он нагнулся за посохом, потом взял Этиаран за руку и поднял с земли. Оглушенный и опустошенный, он вел ее вперед, в ночь, до тех пор, пока она не выплакала свою боль и не смогла идти дальше сама. Кавинанту и самому захотелось поплакать, но за время своего долгого поединка с несчастьем быть прокаженным он забыл, как это делается, и теперь он мог лишь идти молча вперед. Когда Этиаран взяла себя в руки, он понял, что она винит его в чем-то. Однако в течение всей бессонной ночи, пока они шли на север, он ничего не мог с этим поделать. 11. БЕЗДОМНЫЕ Постепенно ночь стала задыхаться, словно кем-то придушенная, и бесцельно перешла в хмурый день - день, неуверенно вступавший на землю, словно не знающий, где кончается рваная пелена тьмы и где начинаются тлеющие угольки света. Низкие тучи, казалось, были переполнены горем - отяжелели и набухли от скопившейся скорби - и, тем не менее, они были бесплодны, не способны дать дождя, словно воздух слишком сильно сожалел, чтобы заплакать. Сквозь этот рассвет неверной и тяжелой поступью двигались Этиаран и Кавинант, как осколки разбитой погребальной песни. Наступивший день не принес с собой никакой перемены для них, не изменил пути, по которому они безбоязненно - поскольку вся способность бояться уже израсходовалась - шли на север. День и ночь были не что иное как маскировка, пестрая одежда для неизменной тени сердца Страны. Они не могли знать, сколько вреда нанесено этому сердцу. Они могли судить об этом лишь по своему собственному сердцу - и в течение всей долгой мрачной ночи и последовавшего за осквернением празднования дня они шли, преследуемые увиденным и невосприимчивые ни к чему другому, словно даже голод, жажда и усталость перестали для них существовать. Этой ночью их плоть дошла до крайней степени измождения, и они забылись тяжелым сном, будучи более не в силах даже бояться погони. Пока они спали, напряжение в небе несколько разрядилось. Голубая молния словно цепом ударила по горам; заворчал, будто выражая долго подавляемую боль, гром. Когда путники проснулись, солнце стояло над ними, а их одежда была вымочена ночным дождем. Но солнце и утро не в состоянии были залечить их израненную память. Они поднялись, шатаясь, на ноги, как трупы, поели алианты, выпили воды из источника и пошли дальше, двигаясь так, словно их охватило трупное окоченение. И все-таки время, алианта и воздух Анделейна мало-помалу начали воскрешать в них людей. Усталый мозг Кавинанта постепенно стал работать; сковывающий ужас кровопролития начал отступать, уступая место более привычной, заурядной боли. Он все еще слышал крик Этиаран: "Кавинант, помоги им!". И этот крик заставлял его кровь холодеть от бессилия. "Духи! Духи!" - внутренне стонал он где-то глубоко в подсознании. Они были так прекрасны, а он был так беспомощен, чтобы спасти их. И все-таки Этиаран считала, что он был в состоянии спасти их; она ожидала, что он применит какую-то силу - так же, как Лена, Барадакас и все остальные, кого он встречал на своем пути. Они видели в нем возрожденного Берека Полурукого, повелителя Дикой Магии. У тебя есть сила, сказал ему Презренный, но ты никогда не узнаешь, как ею распоряжаться. И он действительно не знал. Откуда ему знать это? Что общего у него с магией или даже со снами? И все же духи проявили почтение к его кольцу, словно почувствовали его утраченную человеческую природу. Оно изменяло их. Через некоторое время он сказал, вернее - подумал вслух: - Если бы я мог, я бы спас их. - У тебя есть сила. - Голос Этиаран был лишен всяких эмоций: ровный и бесстрастный, он словно бы утратил способность выражать горе или гнев. - Какая сила? - с болью в голосе спросил Кавинант. - А для чего же ты носишь Белое Золото? - Это просто кольцо. Я ношу его... Я ношу его потому, что я прокаженный. Я ничего не знаю ни о какой силе. Этиаран не смотрела на него. - Я не могу в это поверить. Ты закрыт для меня. При этих ее словах ему захотелось протестовать, схватить ее за плечи и крикнуть ей в лицо: "Закрыт? Смотри - смотри на меня! Я не Берек! Я не герой. Я слишком болен для этого". Но ему не хватало силы. Он был чересчур тяжело ранен - как своим бессилием, так и невозможным требованием Этиаран. Как? Духи! Как могло такое случиться со мной? Несколько секунд он вздыхал над этим вопросом. Потом он решил про себя: "Я должен был знать..." Он должен был услышать угрозу для себя в песне Этиаран о Береке, увидеть ее в Анделейне, почувствовать в перемене, произошедшей с его ботинками. Но он был глух, слеп, нем. Движение вперед так захватило его, он так стремился убежать от одного безумия, что не обратил внимания на другое безумие, к которому вела тропа его сна. Этот сон хотел сделать из него героя, спасителя; и таким образом он соблазнял его, гнал вперед все быстрее и быстрее, так, чтобы у него не оставалось времени позаботиться о себе; чтобы он рисковал своей жизнью ради духов Страны, ради иллюзий. При этом единственная разница между Этиаран и Лордом Фаулом заключалась в том, что Презренный желал ему неудачи во всем этом. Ты никогда не узнаешь, как ею распоряжаться. Конечно, он никогда не узнает. Под гнетом слабости в нем постепенно росла волна гнева. Ему снился сон - это было ответом на все, на невозможные ожидания Страны по отношению к нему, равно как и на бессилие самой Страны. Он понимал разницу между реальностью и сном; он был в здравом уме. Он был прокаженным. И все-таки духи были так прекрасны. Они были убиты... Я прокаженный...
в начало наверх
Дрожа, он начал осматривать себя. "Проклятье, - думал он, - что общего может быть у меня с духами, с Дикой Магией и с этим чертовым Береком Полуруким? - На нем, казалось, не было повреждений - никаких царапин и ссадин, одежда измята, но не порвана, однако конец посоха хайербренда почернел от испытанной им силы юр-вайла. - Черта с два! Им не удастся проделать это со мной". Обуреваемый злобой на собственную усталость, он тащился рядом с Этиаран. Она не смотрела на него и, казалось, вообще не замечала его присутствия; и он в течение всего дня не тревожил ее, словно опасаясь, что не сможет ответить, если даст повод обвинить себя. Но когда они остановились вечером на ночлег, холодная ночь и хрупкие звезды заставили его пожалеть об утрате одеял и гравия. Чтобы отвлечься от неприятного дискомфорта, он возобновил свои полузабытые попытки узнать побольше о Стране. Он робко попросил: - Расскажите мне об этом... О том, кто нас спас. Там, во время празднования... Этиаран долго молчала, затем ответила: - Завтра. Ее голос не выражал ничего, кроме апатии. - Оставьте меня в покое. Хотя бы до завтра. Кавинант кивнул ей в темноте, казавшейся густо наполненной холодными бьющими крыльями, но на это он мог дать лучший ответ, нежели на тон Этиаран. Долгое время его бил озноб, словно он готовился с негодованием встретить любой сон, причиняющий страдания несчастному человечеству, и наконец он впал в какое-то судорожное забытье. На следующий день - девятый после выхода из вудхелвена Парящий - Этиаран рассказала Кавинанту об Освободившемся. Голос ее был ровным, как рассыпавшаяся скала, словно она достигла такого состояния, когда все, что она говорила, разоблачая себя, уже ничего более для нее не значило. - Среди Изучающих лосраата есть такие, - сказала она, - которые обнаружили, что не могут работать на благо Страны или Учения Старых Лордов в обществе своих коллег - Лордов или Хранителей Учения, как раздела Посох, так и боевого учения. Они обладают особым даром видеть, который вынуждает их действовать в одиночку. Но их приверженность к одиночеству не отделяет их от людей. Они проходят ритуал Освобождения и освобождаются от общих обязанностей для того, чтобы с благословения Лордов искать свое собственное учение, пользуясь уважением всех, кто любит Страну. Еще давным-давно Лордам стало понятно, что желание уединения - это не всегда и не обязательно эгоистичное желание, если только оно не выражается теми, кто в действительности ему подвержен. Многие из Освободившихся больше никогда не возвращаются к людям - пропадают без вести. А вокруг тех, кто не пропадает полностью, обычно складываются легенды: про некоторых говорят, будто им известны секреты снов, про других - будто они пользуются какими-то таинственными средствами для лечения людей, про третьих - будто они дружат с животными, умеют говорить на их языке и могут призвать их на помощь, если в этом возникнет большая необходимость. Именно один из таких и спас нас... - Ее голос на мгновение перехватило. - Исследователь духов и друг маленьких обитателей леса. Он знал больше о Семи Словах, чем когда-либо слышали мои уши, - она тихо вздохнула. - Могучий человек - и так погибнуть... Он освободил духов и спас нам жизнь. Если бы только я стоила этого! Именем семи! Никакое зло прежде не смело покушаться на духов Анделейна. Даже сам Серый Убийца никогда не отваживался... И, говорят, что Ритуал Осквернения - и тот не в силах был нанести им вред. Теперь сердце мое обливается кровью при мысли о том, что они никогда больше не будут танцевать. После долгой тяжелой паузы она продолжала: - Но сейчас это уже не важно. Все кончается когда-нибудь извращением или смертью. Печаль не расстается с теми, кто имеет надежду. Но этот Освободившийся отдал свою жизнь за то, чтобы ты, твое послание и твое кольцо могли достичь Лордов. И мы сделаем это, чтобы подобная жертва не оказалась напрасной. На мгновение она вновь умолкла, и Кавинант спросил себя: - Так ли это? Для того ли предназначена жизнь? Чтобы защищать других от смерти? Но ничего не ответил. Вскоре мысли Этиаран вновь вернулись к предмету их разговора. - Однако об Освободившихся... Некоторые из них ведают снами, другие лечат, третьи посвящают себя животным, есть такие, кто исследует землю в надежде раскрыть секреты пещерников, другие изучают законы Демонмглы, стремятся узнать, какие знания позволили той делать свои пророчества. Однажды я даже краем уха слышала, будто некоторые Освободившиеся занимаются легендой о Сиройле Вейлвуде из Дремучего Удушителя и становятся Защитниками Леса. Но это опасная идея, даже если передавать ее вполголоса. Прежде я ни разу не видела никого из Освободившихся. Но я слышала гимн, исполняемый во время освобождения. Ровным голосом она начала читать: Стань свободным, Освободившийся, Получивший право Свободы, - Пусть снятся тебе сны, И пусть приснившееся сбудется: Крепко закрывай свои глаза, И не открывай, пока не станешь видеть, И пой про себя напев пророчества - И будь истинным Освободившимся, Получившим право Свободы! - Там есть и другие слова, но сейчас слабость не позволяет мне вспомнить их - и может быть, я вообще никогда больше не спою ни одной песни. Она плотно закуталась в накидку, словно защищаясь от холодного ветра, и в течение всего оставшегося дня не проронила более ни слова. Этой ночью, когда они остановились на ночлег, Кавинант снова не мог уснуть. Вопреки собственному желанию он лежал и смотрел в небо, выискивая тонкий серпик новой луны. Когда тот наконец поднялся над горами, Кавинант с ужасом увидел, что цвет его из серебристо-белого превратился в красный - кровавый цвет похожих на озера лавы глаз Друла. Он придал горам оттенок зла, окрасил ночь в какой-то темно-малиновый цвет, словно кровавый пот струился из кустов, деревьев, травы и горных склонов; словно весь Анделейн подвергался пытке, словно его терзала какая-то мука. Под этим светом оскверненная земля начала мерцать, будто вздрагивала. Кавинант смотрел на все это, не в силах закрыть глаза. Хотя сейчас как никогда ему необходимо было чье-то общество, он сцепил зубы, преодолевая желание разбудить Этиаран. Одинокий и дрожащий, с зажатым в потной руке посохом, он сидел до самого захода луны, потом полууснул-полуоцепенел до наступления рассвета. И на четвертый день после ночи танца уже сам Кавинант был тем, кто следил за скоростью их передвижения, не давая ей снижаться. По мере того как день подходил к концу, он все наращивал и наращивал скорость, словно боялся, что кровавая луна настигнет их. Когда они остановились на ночлег, он отдал Этиаран свой посох и велел ей сидеть и ждать восхода луны. Она появилась над горизонтом в малиновой дымке, выползая на небо подобно кровавому серпу. Ее полумесяц был заметно полнее, чем предыдущей ночью. Этиаран сурово смотрела на нее, сжав в руках посох, но ничего не говорила; когда она почувствовала все зло, то сказала бесстрастным тоном: - Времени больше не осталось... - и отвернулась. Но с наступлением утра она вновь возглавила их маленький отряд. Под покровом ограбленной луны она, казалось, пришла к какому-то решению и теперь мчалась вперед так, словно ее подгоняло какое-то самобичевание, или чувство вины, отвергавшее логику поражения с помощью непреклонной решимости. Казалось, она считала, что для нее и для Страны все уже потеряно, и тем не менее то, что она торопилась, показывало, что боль может быть стимулом не слабее всякого другого. Кавинант снова обнаружил, что торопится изо всех сил, чтобы поспевать за ее неистовой поступью. Он примирился с этой какой-то сумасшедшей скоростью из-за подстерегавшей его страшной угрозы; ему не хотелось быть схваченным силами, отважившимися напасть на духов и обладавшими способностью вызывать перевоплощение луны. Однако он не забыл время от времени скрупулезно осматривать себя и проделывать другие процедуры самозащиты. Если бы ему удалось отыскать какое-нибудь лезвие взамен утерянного, он стал бы бриться. Весь этот день, часть ночи и утро следующего дня они, спотыкаясь, шли, а точнее почти бежали вперед. Кавинант как мог старался выдержать этот темп, но долгие дни и беспокойные ночи истощили запас его сил; он все чаще спотыкался, мышцы его утратили эластичность. Все чаще и чаще ему приходилось опираться на свой посох, иначе ему не удалось бы сохранить равновесие. И даже опираясь на посох, он мог бы упасть, приведись совершать такой переход где-нибудь в другом месте. Но придающая силы сущность Анделейна поддерживала его. Здоровый бодрящий воздух омывал его легкие, густая трава ласкала ноющие суставы. Золотни укрывали в своей тени, драгоценные ягоды заряжали своей энергией. И наконец, ближе к полудню шестого дня, он и Этиаран перевалили через гребень холма и увидели у подножия внизу реку Соулсиз. Она глубоко голубела широкими изгибами под лазурным небом, спокойная и медлительная в своем движении почти прямо на восток, пересекая им путь подобно демаркационной линии или границе достижимого. Извиваясь и мчась среди гор, она молодо блестела, сверкая озорно, словно от сдерживаемого смеха, которым могла разразиться в тот же момент, как только ее попробовала бы задержать какая-нибудь отмель. А вода ее была такой чистой, прозрачной и свежей, что могла бы использоваться для крещения. При виде ее Кавинант испытал непреодолимое желание погрузиться в воду, словно поток обладал силой смыть с него его смертность. Но почти мгновенно внимание его было отвлечено. На некотором расстоянии к западу вверх по течению по середине реки плыла лодка, похожая на ялик, на корме которой выделялась высокая фигура. При виде этого Этиаран громко закричала, замахала руками. Затем начала торопливо спускаться вниз по склону, крича изо всех сил: - Эй! Помогите! Вернитесь! Вернитесь! Кавинант последовал за ней, но не столь поспешно. Взгляд его не отрывался от лодки. Нос ялика повернулся и, описав полукруг, нацелился в их сторону. Этиаран вновь взмахнула руками, крикнула еще раз и упала на землю. Когда Кавинант подбежал к ней, она сидела, прижав колени к груди, и губы ее дрожали так, словно она была готова зарыдать. Дрожа всем телом, она смотрела на приближающуюся лодку. По мере того как расстояние до лодки сокращалось, Кавинант со все возрастающим удивлением смотрел на правившего суденышком человека и поражался его росту. Уже на расстоянии в сотню футов он пришел к выводу, что кормчий был как минимум в два раза выше его самого. Никаких средств, приводящих лодку в движение, заметно не было. Судно на первый взгляд казалось ни чем иным, как громадной гребной шлюпкой, но в нем не было ни уключин, ни весел, ни мачт. Кавинант не верил своим глазам, глядя, как лодка скользит по воде. Когда до нее осталось не более тридцати футов, Этиаран вскочила и крикнула: - Эй, горбрат! Великан Прибрежья - другое наименование для друга! Помоги нам! Лодка все так же скользила к берегу, но ее кормчий молчал, и вскоре Этиаран добавила шепотом, так, что слышать ее мог только Кавинант: - Я умоляю тебя! Великан, приближаясь, все так же хранил молчание. Когда до берега оставалось лишь несколько ярдов, он развернул нос лодки прямо на него и, прежде чем она врезалась в землю, переместил свой вес на корму. Нос лодки поднялся из воды и опустился на берег лишь в нескольких ярдах от Этиаран и Кавинанта. Через мгновение великан уже стоял рядом с ними на траве, подняв руку в приветственном жесте. Кавинант в изумлении тряхнул головой. Он чувствовал, что это невозможно - быть таким огромным; великан был по меньшей мере двенадцати футов высотой. Но гранитная реальность присутствия великана противоречила сознанию Кавинанта. Великан рушил его представления о мире так ощутимо, как если бы он споткнулся об огромный камень и ударился о него лбом. Даже для существа в двенадцать футов высотой он имел слишком много мышц, напоминая собой могучий оживший дуб. Одет он был в тяжелую кожаную куртку, краги и был безоружен. Короткая борода, жесткая, как железо, торчала на его лице. А глаза были маленькие, глубоко сидящие и полные энтузиазма. Из-под бровей, нависающих подобно крепостным стенам, сверкал пронзительный взгляд, как отблеск мыслей, рождающихся в недрах его огромного мозга. И все же, несмотря на свою впечатляющую внешность, он
в начало наверх
производил впечатление доходящей до нелепости доброты и незаурядного чувства юмора. - Эй, горсестра, - произнес он мягким, журчащим тенором, кажущимся чересчур тонким и нежным для его мускулистого горла. - Что случилось? Я бы с удовольствием помог, но я посол, и мое поручение не терпит отлагательств. Кавинант ожидал, что Этиаран тотчас выпалит свою просьбу; то колебание, с которым она встретила слова великана, обеспокоило его. Она долго кусала губы, словно пытаясь справиться со своей плотью, подбирая слова, которые бы определили тот или иной вариант, все из которых она ненавидела. Затем, опустив глаза, словно от стыда, она неуверенно пробормотала: - Куда ты направляешься? При этом вопросе глаза великана вспыхнули, а голос зажурчал подобно весенней воде, сбегающей со скал, когда он ответил: - Мой пункт назначения? Есть ли такой мудрец, который знает свою цель в жизни? Но я должен... Нет, это чересчур длинная история, а времени в обрез. Я направляюсь в Твердыню Лордов, как вы, люди, называете это место. Все еще колеблясь, Этиаран спросила: - Как тебя зовут? - Это другая длинная история, - ответил великан и повторил: - Что у вас случилось? Но Этиаран настойчиво, с каким-то тупым упорством спросила: - Твое имя? Из-под огромных бровей великана вновь сверкнула молния. - Имена заключают в себе силу. Я не хочу, чтобы ко мне взывал о помощи кто-нибудь кроме друзей. - Твое имя! - прорычала Этиаран. Мгновение великан в нерешительности колебался. Потом сказал: - Хорошо. Хотя мое поручение не из легких, я отвечу во имя лояльности между твоим и моим народами. В общем, зовут меня Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник. В этот же миг какое-то сопротивление, какая-то ненависть к своему решению рассыпалась в Этиаран, словно потерпев наконец поражение от доверия великана. Она вскинула голову, и Кавинант с великаном смогли увидеть ее глаза, полные мрачных раздумий. За этим последовал приветственный салют. - Пусть будет так, Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, горбрат и посол великанов. Я заклинаю тебя силой твоего имени и великим обетом доверия, данным Дэймлоном Другом Великанов и твоим народом, - взять с собой этого человека, Томаса Кавинанта Неверящего, чужака в Стране, и доставить его в целости и сохранности в Совет Лордов. Он имеет послание к Совету от Смотровой Кевина. Храни его, как зеницу ока, горбрат. Я дальше идти не могу. - Что? - Кавинант не верил своим ушам и едва не запротестовал вслух. - И отказаться от своей мести? - Однако он сдержался и терпеливо стал ждать, когда она пояснит свое решение. - Ах, быстро же это у тебя получается - взывать к таким светлым именам, - мягко произнес великан. - Я принял бы твою просьбу, даже если бы ты их и не упомянула. Но я настоятельно тебе рекомендую присоединиться к нам. В Твердыне Лордов есть редкостные лекарства. Отчего бы тебе не поехать? Те, кто тебя ждет, наверное, не стали бы возражать против подобного путешествия - во всяком случае, если бы могли видеть тебя так, как я вижу сейчас. Горечь скривила губы Этиаран. - А ты видел новую луну? Вот что вышло из моего последнего желания найти исцеление. По мере того как она продолжала, голос ее становился серым от презрения к себе. - Твоя просьба ко мне бесполезна. Я уже обрекла все дело на неудачу. С тех пор, как я стала проводником этого человека, во всем, что бы я ни выбирала, было зло, такое зло... - Она поперхнулась от нахлынувшей желчи воспоминания и вынуждена была судорожно сглотнуть, прежде чем продолжить: - Потому что моя тропа привела нас чересчур близко к горе Грома. Ты обогнул это место. Ты должен был видеть зло, действующее там. Великан ответил сдержанно: - Я видел. - Мы занялись исследованием этого зла вместо того, чтобы пересекать Центральные Равнины. И теперь уже слишком поздно для кого бы то ни было. Он... Серый Убийца вернулся. Я выбрала этот путь, поскольку искала исцеление для самой себя. Что будет с Лордами, когда я попрошу их помочь мне теперь? И отказаться от мести? Кавинанта это удивляло. Он не мог этого понять. Повернувшись всем корпусом к Этиаран, он принялся внимательно рассматривать ее лицо, пытаясь увидеть ее здоровье, ее дух. Она выглядела так, словно была поражена какой-то разрушительной болезнью. Черты ее лица стали тоньше и заострились; ее лучистые глаза затянула темная пелена; губы ее были бескровны. А лоб прямо посередине пересекала глубокая вертикальная складка, словно трещина в черепе, - результат непроходящего отчаяния. Лицо это также выражало безмерное личное горе и тот вред, который она наносила себе, пряча это горе глубоко в душе. Наконец Кавинант ясно увидел моральную борьбу, овладевшую Этиаран, тройной конфликт между ее отвращением к нему, ее страхом за Страну и ее презрением к собственной слабости - борьбу, которая выматывает ее, превращая в жалкое существо. Это зрелище заставило сердце Кавинанта сжаться от стыда, а его самого - опустить глаза. Не отдавая себе отчета, он прикоснулся к ней рукой и произнес: - Не сдавайся! - Сдаваться? - злобно выдохнула она, попятившись от него. - Если бы я сдалась, то заколола бы тебя прямо здесь же, где ты сейчас стоишь! Внезапно она сунула руку в складки своей одежды и вытащила оттуда каменный нож, похожий на тот, который потерял Кавинант. Размахивая им, она прошептала: - Со времени празднования... С того самого момента, когда ты позволил духам умереть... Этот клинок жаждет твоей крови. Другие преступления я еще могла бы пока забыть. Я говорю за себя. Но это!.. Позволить подобное осквернение!.. Она яростно вонзила нож в землю, так что он по самую рукоятку ушел в торф у самых ног Кавинанта. - Берегись! - воскликнула она, и в то же мгновение голос ее внезапно стал спокойным и бесстрастным. - Я ранила землю вместо тебя. Ну конечно же. С тех пор, как ты появился в Стране, это - самое большее, что я смогла сделать. Теперь слушай мое последнее слово, Неверящий. Я отпускаю тебя, поскольку это решение возникает помимо моей воли. Я не стану навязывать свои желания единственной надежде Страны - поскольку эта надежда бесплодна. Помни о том, что я удержала свою руку - я сдержала клятву. - Разве? - спросил Кавинант, движимый сложным импульсом симпатии и безымянного гнева. Дрожащим пальцем она указала на нож. - Я не повредила тебе. Я доставила тебя сюда. - Ты повредила самой себе. - Такова уж моя клятва, - глухо произнесла она. - Теперь прощай. Когда ты благополучно вернешься в свой мир, помни, что такое зло. Кавинант хотел протестовать, спорить, но ее волнение передалось ему, и он промолчал перед силой ее решимости. Повинуясь молчаливому приказу ее взгляда, он нагнулся и вытащил нож из травы. Лезвие легко подалось. Кавинант почти ожидал, что из "раны" в земле пойдет кровь, но густая трава сомкнулась над разрезом, полностью скрыв его, как будто его и не было. Кавинант бессознательно попробовал лезвие пальцем и ощутил его остроту. Когда он вновь поднял глаза, то увидел, что Этиаран уже взбирается вверх по холму, уходя все дальше от них и двигаясь неверным шагом калеки. "Все это неправильно! - хотел крикнуть он ей вслед. - Пожалей меня, посочувствуй мне! - Но язык отказывался повиноваться. Охваченный болью ее отречения, он не мог говорить. - По крайней мере прости меня". Напряженность мускулов лица навела его на отвратительную мысль, что он ухмыляется. - Этиаран! - простонал он. - Почему мы так немощны? Тихий голос великана словно бальзам пролился на его боль. - Так мы едем? Кавинант машинально кивнул. Он оторвал взгляд он удаляющейся спины Этиаран и засунул ее нож себе за пояс. Морестранственник подал ему знак садиться в лодку. Когда Кавинант перешагнул через борт и опустился на поперечину, сделанную на носу, - единственное сиденье в тридцатифутовом судне, но все же узкое для него, - великан тоже шагнул внутрь, одновременно оттолкнувшись от берега. Затем он перешел на широкую низкую корму. Стоя там, он ухватился за руль. Киль вздрогнул от прошедшей по нему волны силы. Великан направил свое судно прочь от берега реки, на середину потока, и вскоре оно уже двигалось на запад среди гор. Когда Кавинант устроился на сиденье, он тут же повернулся и с тоской стал смотреть, как Этиаран взбирается вверх по горному склону. Но волна силы, двигавшая лодку, несла ее со скоростью бегуна, и вскоре расстояние между ними и Этиаран увеличилось настолько, что последняя превратилась в небольшую коричневую точку на фоне зелени Анделейна. С огромным усилием Кавинант заставил себя отвести взгляд от этой точки и попытаться найти источник силы, двигавшей лодку. Однако никакого источника этой силы обнаружить ему не удалось. Лодка стремительно неслась против течения, словно влекомая огромной рыбиной. Причем в движении не ощущалось никаких толчков. Но при этом нервы Кавинанта чувствовали энергию, изливавшуюся через киль. Он мрачно спросил: - Что позволяет этому судну двигаться? Я не вижу никакого двигателя? Великан стоял на корме, глядя вверх по течению, держа левой рукой высокий руль, а правой определяя направление встречных ветров; при этом он что-то напевал, какую-то простую песню на языке, понять который Кавинант не мог, - песню, в которой словно бы слышался шелест волн и которая оставляла соленый привкус на губах, похожий на привкус моря. Услышав вопрос Кавинанта, он еще мгновение продолжал петь. Но вскоре язык песни переменился, и Кавинант стал понимать, что поет великан: Камень и море крепко связаны с жизнью. Они - два неизменных Символа мира: Одно - постоянство в покое, Другое - постоянство в движении: Носители Силы, которая Сохраняет... Затем великан умолк и посмотрел вниз, на Кавинанта, с укором, сверкавшим в глазах из-под непроходимых бровей. - Чужак в Стране, - сказал он, - разве эта женщина ничему тебя не научила? Кавинант напрягся. Выражение голоса великана, казалось, принижало Этиаран, приуменьшало цену принесенной ею жертвы; его высокий неприступный лоб и полный юмора взгляд казались непроницаемыми для чувства симпатии. Однако для Кавинанта боль Этиаран была очевидной. Она была лишена в огромной степени нормальной человеческой любви и тепла. Голосом, резким от гнева, он ответил: - Она Этиаран, супруга Трелла из подкаменья Мифиль, и она сделала нечто большее, чем научила меня. Она сумела провести меня мимо Душераздирателя, мимо убитого вейнхима, под кровавой луной, мимо юр-вайлов - а ты бы мог сделать это? Великан не ответил, но широкая веселая улыбка озарила его лицо, приподняв кончик бороды словно в насмешливом салюте. - Черт побери! - взорвался Кавинант. - Уж не думаешь ли ты, что я лгу? Я не пал бы столь низко, чтобы лгать тебе. При этом улыбка великана перешла в высокий журчащий смех. Морестранственник смеялся самозабвенно, откинув назад голову. Кавинант смотрел на него, коченея от гнева, в то время как великан все продолжал хохотать. Кавинант недолго терпел это оскорбление. Вскочив со скамьи, он бросился на великана, собираясь ударить его поднятым посохом. Морестранственник остановил его успокаивающим жестом. - Полегче, Неверящий, - сказал он. - Быть может, мне сесть, чтобы ты почувствовал себя выше? - Адское пламя! - взвыл Кавинант. Свирепо взмахнув рукой, он ударил по днищу судна концом своего посоха, зачерненным юр-вайлами. Лодка подпрыгнула, словно этот удар заставил реку конвульсивно содрогнуться. Шатаясь, Кавинант ухватился за поперечину, на которой сидел, чтобы не упасть за борт. Через мгновение спазм миновал, и сверкающий на солнце поток стал таким же гладким, как и прежде. Но Кавинант еще несколько мгновений держался за перекладину, чувствуя, как тяжело бьется в
в начало наверх
груди сердце, как натянуты, словно струна, все нервы и как тяжело пульсирует его кольцо. "Кавинант! - внутренне прорычал он, обращаясь к самому себе, - ты был бы смешон, если бы не был так... Смешон". Он выпрямился и стоял так, упираясь ногами в дно лодки, до тех пор, пока не взял свои эмоции под контроль. Затем его взгляд скользнул к великану, осторожно коснулся его ауры. Однако он не смог уловить ничего, похожего на зло; Морестранственник казался столь же безупречно крепким, как природный гранит. "Нелепость!" - повторил для себя Кавинант. - Она заслуживает уважения! - добавил он вслух. - Ах, прости меня, - сказал великан. Повернувшись, он опустил руль так, чтобы им можно было управлять в сидячем положении. - Я не хотел проявить неуважение. Твоя лояльность принесла мне облегчение. И я знаю, как следует ценить то, что она смогла сделать. Он сел на корме и оперся спиной о руль так, что его глаза оказались всего лишь в футе над глазами Кавинанта. - Да, и как следует жалеть ее - я тоже знаю. Никто во всей Стране - ни один человек, ни один великан или ранихин - никто не смог бы доставить тебя... Доставить в Твердыню Лордов быстрее, чем это сделаю я. Затем улыбка вновь вернулась на его лицо. - Но ты, Томас Кавинант Неверящий и чужак в Стране, - ты сжигаешь себя слишком расточительно. Я засмеялся, глядя на тебя, потому что ты был похож на петуха, нападающего на ранихина. Ты растрачиваешь себя, Томас Кавинант. Кавинант двойным усилием обуздал свой гнев и спокойно сказал: - Ты так уверен в этом? Ты судишь слишком поспешно, великан. Грудь Морестранственника заклокотала от еще одного фонтана журчащего смеха. - Смело сказано! В Стране появилось нечто новое - человек, обвиняющий великана в торопливости. Что ж, ты прав. Но разве ты не знаешь, что люди считают нас... - Он снова расхохотался. - ...Считают нас осмотрительными и чересчур медлительными? Я был избран послом потому, что короткие человеческие имена, лишающие их носителей такой огромной доли истории, силы и значения, даются мне легче, чем большинству представителей моего народа. Но теперь выходит, что не просто легче, а чересчур легко. Он снова откинул голову и залился самозабвенным хохотом. Кавинант смотрел на великана так, словно весь юмор последнего был абсолютно недоступен его пониманию. Затем не без усилия он заставил себя расслабиться, положил посох на дно лодки и сел на поперечину, глядя вперед, на запад и на полуденное солнце. Смех великана звучал очень заразительно, в нем смешалось простое неподдельное веселье, но Кавинант чувствовал, что все в нем почему-то сопротивляется этому смеху. Он не мог позволить себе стать жертвой еще одного обольщения. Он уже и так потерял себя в большей степени, чем надеялся когда-либо найти вновь. "Нервы не восстанавливаются". Эти слова звучали в нем погребальным звоном, как будто они были литургией к нему, иконами с изображением его самого, поверженного и повергнутого в прах. "Великаны не существуют. Я знаю разницу". Двигаться, выжить. Он кусал губы, словно эта боль могла помочь ему сохранить равновесие, удержать свою ярость под контролем. Сзади великан вновь тихо запел. Его песня раскатилась подобно рокоту устья мощной реки, впадающей в море, поднимаясь и падая, как прилив и отлив, и ветры древности дули сквозь архаичность слов. В интервалах они переходили в прежний припев: Камень и море крепко Связаны с жизнью... А затем вновь уносились вдаль. Этот звук напомнил Кавинанту о его усталости, и он лег на носу, чтобы отдохнуть. Вопрос великана застал его, когда он уже собирался уснуть. - Ты хороший рассказчик, Томас Кавинант? Он рассеянно ответил: - Когда-то был им. - А потом забросил это дело? Ах, эта история в трех словах не менее грустна, чем любая другая, которую ты мог бы мне рассказать. Но жизнь без сказки подобна морю без соли. А как ты живешь? Кавинант положил руки на борт и опустил на них голову. По мере того как лодка двигалась вперед, Анделейн раскрывался перед ним подобно бутону, но он не обращал на это внимания, устремив взгляд на струю воды, обтекавшую нос. Бессознательно он сжал кулак вокруг своего кольца. - Просто живу. - Еще одна? - вернул его к действительности великан. - Теперь уже в двух словах - и эта история еще печальнее первой. Не говори больше ничего - история в одно слово заставит меня зарыдать. Если великан затаил какую-то обиду, то Кавинант не смог этого уловить. Голос Морестранственника звучал наполовину дразняще, наполовину доброжелательно. Кавинант пожал плечами и ничего не сказал. Через мгновение великан продолжил: - Что ж, для меня такой оборот ничего хорошего не сулит. Наше путешествие будет нелегким, и я надеялся, что ты поможешь скоротать долгие часы с помощью рассказов. Но ничего. Я полагаю, что в любом случае ты не рассказал бы ничего веселого. Душераздиратель, убийство вейнхима и надругательство над праздником духов Анделейна. Что ж, кое-что из этого меня не удивляет - наши старейшины не раз предсказывали, что Губитель Душ не умрет так легко, как на то надеялся бедный Кевин. Камень и море! Все это Осквернение - и последовавшее за ним Запустение - за ложную надежду! Но у нас есть пословица, которой успокаивает наших детей, хотя их не так уж много, - когда они начинают плакать, узнавая про свой народ, про Дом и сородичей, утраченных нами, мы говорим: "Радость в ушах того, кто слушает, а не в устах того, кто говорит". В мире очень мало историй, веселых сами по себе, и у нас должны быть веселые уши, чтобы мы могли бросить вызов злу. Слава Создателю! Старый Лорд Дэймлон Друг Великанов знал цену хорошему смеху. Когда мы достигли Страны, наше горе было слишком велико, чтобы мы могли сражаться за право жить. - Хороший смех, - угрюмо вздохнул Кавинант. Неужели за то короткое время я отсмеялся на всю жизнь? - Вы, люди, в большинстве своем нетерпеливы, Томас Кавинант. Ты думаешь, я несу чепуху? Ничего подобного. Я хочу как можно быстрее добраться до главного. Поскольку ты забросил ремесло рассказчика и поскольку оказывается, что никто из нас не счастлив в степени достаточной, чтобы противостоять описанию твоих приключений, - что ж, придется мне самому что-нибудь рассказать. В рассказах есть сила - укрепление сердца, которое является тем, что к чему-то обязывает, - а сила нужна даже великанам, когда им предстоит выполнить такую задачу, как моя. Он сделал паузу, и Кавинант, не хотевший, чтобы он умолкал, - голос великана, казалось, вплетал шум воды, несущейся мимо лодки, в какой-то успокаивающий узор, - сказал в наступившей тишине: - Говори! - Ах, - ответил великан, - это было уже неплохо. Ты выздоравливаешь вопреки самому себе, Томас Кавинант. Ну что ж, тогда пусть твои уши слушают весело, ибо я не поставщик скорби - хотя во времена действий мы не морщились от фактов. Если б ты попросил меня заново преодолеть твой путь, я бы потребовал, чтобы ты описал все свое путешествие в деталях, прежде чем сделал бы три шага к холмам. Повторное путешествие опасно, и слишком часто путешествие возможно лишь в одну сторону - тропа потеряна, или путешественник изменился настолько, что не осталось никакой надежды на возвращение. Но ты должен понять, Неверящий, что выбор рассказа обычно возлагается на рассказчика. Язык древних великанов - это целая сокровищница всяких историй, и для того, чтобы пересказать некоторые из них, требуются дни. Однажды, будучи еще ребенком, я прослушал три раза подряд сказку о Богуне Невыносимом и Тельме, приручившей его. Это была история, достойная доброго смеха, - но прошло девять дней, прежде чем я узнал, в чем дело. Однако ты не понимаешь язык великанов, а хороший перевод - это сложная проблема даже для великанов, так что проблема выбора упрощается. Но описание нашей жизни в Прибрежье после того, как наши корабли достигли Страны, содержит много раз по много историй - легенд о правлении Дэймлона Друга Великанов, и Лорика Заткнувшего Вайлов, и Кевина, которого теперь называют Расточителем Страны; легенд о том, как вырезали из скал, как строили благословенный Ревлстон, "верности и преданности знак, вручную вырезанный в вечном камне времени" - как однажды выразил это в своей песне Кевин; самое могущественное, что сделали великаны в Стране, - храм, на который люди и теперь могут смотреть и помнить, что может быть достигнуто; легенд о миграции, спасшей нас от Осквернения, и о множестве лечебных средств, которыми владеют новые Лорды. Но выбор вновь нетрудно сделать, поскольку ты - чужак. Я расскажу тебе первую историю великанов Прибрежья - песнь о Бездомных. Кавинант посмотрел вокруг себя, на сияющее лазурное спокойствие Соулсиз, и приготовился слушать рассказ великана. Но повествование началось не сразу. Вместо того, чтобы начать свой рассказ, великан вернулся к своей древней простой песне, задумчиво сплетая мелодию, так что она раскатывалась подобно водной тропе реки. Он пел долго, и, поддавшись чарам его голоса, Кавинант задремал. Он был слишком утомлен, чтобы постоянно поддерживать наготове свое внимание. В ожидании он прилег на носу лодки, как усталый пловец. Но затем какая-то новая интонация изменила напев великана. Мелодия приобрела более четкие очертания, превратившись в подобие погребальной песни. Вскоре великан пел уже на языке, понятном Кавинанту: Мы - Бездомные, Затерянные странники этого мира, Из страны за Солнцерождающим морем. Там был наш Дом. Там мы росли - И подставляли ветру паруса, Не остерегаясь древнего зла. Мы - Бездомные. Мы уплыли от Дома и очага, От каменных священных жилищ, Построенных нашими любящими руками, Мы подставляли наши паруса Звездному ветру и приносили жизнь Во все места этого мира, Не обращая внимания на Опасности и утраты. Мы - Бездомные, Затерянные странники этого мира. От пустынного берега, От высоких скалистых утесов, К дому людей, к сказочным землям, На края моря, от мечты к мечте Направляли мы наши паруса И улыбались радуге Наших надежд. И поэтому теперь мы - Бездомные, Лишенные корней, и родных, И знакомых. За сокровенной тайной нашего счастья Мы правили свои паруса, Чтобы проплыть обратно, Но ветры судьбы дули Не так, как мы хотели, И земля за морем была потеряна... - Ах, камень и море! Знаешь ли ты старую легенду о раненой радуге, Томас Кавинант? Говорят, будто в самые сумрачные времена Страны на нашем небе не было ни одной звезды. Небо представляло собой бездонную тьму, отделявшую нас от всеобщей вселенной Создателя. Там он жил со своими людьми и мириадами своих ярких, лучистых творений, и они кружились под музыку радости. Но по мере того как годы устремлялись от вечности к вечности, у Создателя возникла идея, чтобы создать нечто новое для счастливых сердец своих детей. Он спустился к огромным кузницам и котлам своей силы и смешивал, и ковал, и отливал редкие формы. И когда он устал, то обратился к небесам и забросил свое таинственное творение в небо - и, о чудо! Радуга
в начало наверх
раскинула по всей вселенной свои руки. На мгновение Создателя охватила радость. Но потом он пристально вгляделся в радугу - и там, высоко в сияющем полотнище, он увидел рану, прореху в созданной им красоте. Он не знал, что его враг, дух демона тьмы и грязноты, пробравшийся вовнутрь даже его вселенной, видел, как он работает, и подмешал зло в чан, где творилось его создание. Так что теперь, когда радуга появилась над землей, она оказалась дырявой. Раздосадованный Создатель вернулся к своей работе, чтобы найти средство исцелить свое создание. Но пока он трудился, его дети, мириады его светоносных творений, нашли радугу, и ее красота наполнила их радостью. Они все вскарабкались на небеса и принялись весело носиться по радуге, танцуя на ее цветных полосах. Высоко на дуге они обнаружили прореху. Но они не поняли этого. Весело распевая хором, они спрыгнули в рану и оказались в нашем небе. Этот новый неосвещенный мир лишь обрадовал их еще больше, и они принялись кружиться по небу, пока оно не засияло радостью их игры. Устав от бегства, они захотели вернуться в свою светлую вселенную. Но дверь туда оказалась закрыта, поскольку Создатель обнаружил работу своего врага - причину прорехи, - и от гнева разум его замутился. Не отдавая себе отчета, он сбросил радугу с небес. И только когда гнев его прошел, он понял, что запер своих детей в нашем небе. Так они и остались там и находятся до сей поры, звезды, сопровождающие приход ночей, - и так будет, пока Создатель не сможет избавить свою вселенную от врага и найти способ вернуть домой свои творения. То же самое было и с нами, Бездомными. В той давно потерянной скалистой стране мы жили и процветали среди себе подобных, а когда научились путешествовать по морям, это лишь увеличило наше благополучие. Но, опьяненные своей радостью, своим здоровьем и своими походами, мы не заметили, как превратились в глупцов. Мы построили двадцать прекрасных кораблей, каждый из которых был достаточно велик, чтобы служить крепостью для вас, людей, и поклялись друг другу отправиться в плавание и исследовать всю землю. Ах, всю землю! Погрузившись на двадцать кораблей, две тысячи великанов простились со своими родными, пообещав вернуться назад и рассказать обо всем, что увидят они в многоликом мире, - и отправились в свою мечту. Затем - от моря к морю, от шторма к шторму, через жажду и голод и многое другое, между рифами и облаками - плыли великаны, радуясь порывам соленого ветра, в непрерывной борьбе с океаном, "постоянством в движении" - и в предвкушении встреч с новыми народами, и в надежде сдружить их между собой. За половину поколения потеряли они три корабля. Сто великанов решили остаться и жить отдельно от своего народа с прекрасным добрым народом элохим. Двести погибли, сражаясь за брафоров - народ, который был почти целиком уничтожен песчаными горгонами Великой Пустоши. Два корабля разбились о рифы и затонули. И когда первые дети, родившиеся во время путешествия, стали достаточно взрослыми, чтобы самим заниматься морским делом, пятнадцать кораблей собрались на совет и обратили свои помыслы к Дому - поскольку они поняли безумие своей клятвы и устали от поединка с морями. Итак, они установили свои паруса по звездам и пустились на поиски Дома. Но не тут-то было. Знакомые пути вели их в незнакомые океаны, к неисчислимым опасностям. Штормы сбили все их расчеты. Руки их были в кровь изодраны непослушными канатами, а волны все вставали им навстречу, словно выражая свою ненависть. Было потеряно еще пять кораблей - хотя пробоина в одном из них была обнаружена достаточно вовремя, чтобы спасти тех, кто был на нем, а экипаж второго спасся благодаря острову, на который их выбросило. Сквозь лед, державший их в своих тисках много месяцев, убивавший их дюжинами, сквозь штили, приводившие их на грань голодной смерти, - они все упорно плыли, сражаясь за свою жизнь и за свой Дом. Но несчастья стерли в их памяти все знания, какими они располагали когда-то, так что в конце концов они окончательно потеряли представление о том, где находятся и куда им нужно плыть. Добравшись до Страны, они бросили здесь свои якоря... Меньше тысячи великанов ступило на скалистые берега Прибрежья. Отчаявшись, они оставили надежду отыскать свой Дом. Но дружба с Высоким Лордом Дэймлоном, сыном Хатфью, возродила их. В своем могущественном учении он видел знамения надежды, и его слова зажигали эту надежду в сердцах великанов. Они остались в Прибрежье и принесли Лордам клятву верности - и отправили три корабля на поиски Дома. С тех пор - вот уже трижды по тысяче лет - в море всегда находится девять кораблей великанов, по очереди пытающихся отыскать нашу землю. Когда возвращаются три старых, на смену им уже готовы три новых, но пока успеха не добился ни один. Поэтому мы по-прежнему Бездомные, затерянные в лабиринте безумной мечты. Камень и море! По сравнению с вами, людьми, мы живем гораздо дольше - я родился на борту корабля во время короткого путешествия, спасшего нас от Осквернения, а мои прадеды были среди первых путешественников. Но у нас так мало детей. Редко когда у женщины бывает более одного ребенка. Поэтому теперь нас осталось всего лишь пять сотен, и наша жизнестойкость с каждым поколением все снижается. Мы не можем забыть о своей родине. Но согласно старой легенде, дети Создателя имели надежду. После коротеньких дождей он выпускает в наше небо радугу, как обещание звездам, что когда-нибудь он все же найдет способ вернуть их домой. Если нам суждено выжить, мы должны отыскать Дом, потерянный нами, - землю своего сердца за Солнцерождающим морем. Пока Морестранственник говорил, солнце постепенно начало снижаться, и наступил поздний полдень; когда же он закончил свой рассказ, горизонт был освещен закатом. Волны Соулсиз мчались с запада, словно охваченные оранжево-золотым пламенем, отражая на своей поверхности каждую искру заходящего солнца. Огонь, полыхающий в бездонных небесах, отражал и утрату, и пророчество, предстоящую ночь и обещанный день, тьму, которая пройдет; ибо когда наступит настоящий конец дня и света, то нечем будет его приукрасить, не будет ни чудесного огня, ни радости - ничего, что могло бы поддержать сердце, кроме гниения и серого пепла. Охваченный вдохновением, великан снова возвысил свой голос, в котором слышалась пронзительная боль. Мы правили свои паруса, Чтобы проплыть обратно, Но ветры судьбы дули Не так, как мы хотели, И земля за морем была потеряна... Кавинант повернулся, чтобы посмотреть на великана. Голова Морестранственника была высоко поднята, а по щекам тянулись тонкие мокрые полоски, отсвечивающие золотисто-оранжевым огнем. Пока Кавинант смотрел, отраженный свет принял красноватый оттенок и начал угасать. Великан мягко сказал: - Смейся, Томас Кавинант! Смейся для меня. Радость - в ушах того, кто слушает! Кавинант слышал в голосе Морестранственника подавленные невольные рыдания и мольбу, и собственная придушенная боль словно бы застонала в ответ. Но смеяться он не мог; ему было ничуть не смешно. Со спазмом отвращения к уродовавшим его ограничениям он сделал неуклюжую попытку в другом направлении: - Я голоден. На мгновение затуманенные глаза великана вспыхнули, словно его кто-то ужалил. Но затем он откинул голову и засмеялся над собой. Его юмор, казалось, лился прямо из его сердца, и вскоре он стер с его лица все напряжение и все слезы. Когда он немного успокоился и хохот его перешел в тихие смешки, он сказал: - Томас Кавинант, я не люблю спешить, но я верю, что ты - мой друг. Ты сбил с меня мою спесь, и одно это было бы уже прекрасной услугой, даже если бы я ранее не посмеялся над тобой. Голоден? Разумеется, ты голоден. Храбро сказано. Я должен был бы предложить тебе еду раньше - у тебя явно вид человека, который в течение нескольких дней питался лишь алиантой. Некоторые старые провидцы говорят, что лишения очищают душу, но, по-моему, самое подходящее время для очищения души настает тогда, когда у тебя нет иного выбора. К счастью, у меня с собой имеется неплохой запас пищи. Ногой пододвинув к Кавинанту громадный кожаный мешок, он жестом предложил ему открыть его. Развязав стягивающие горловину тесемки, Кавинант обнаружил внутри соленую говядину, сыр, хлеб и более дюжины мандаринов величиной с два его кулака каждый, а также бурдюк с чем-то, который он с трудом смог приподнять. Решив отложить это неудобство на потом, он начал с еды, заедая соленое мясо дольками мандарина. Затем его внимание переключилось на бурдюк. - Это "глоток алмазов", - сказал Морестранственник. - Очень полезный напиток. Быть может, мне лучше... Нет, чем больше я смотрю на тебя, друг мой, тем больше вижу слабости. Отпей из бурдюка. Это поможет тебе лучше отдохнуть. Развязав бурдюк, Кавинант осторожно попробовал "глоток алмазов". По вкусу он напоминал легкое виски, и Кавинант чувствовал его силу; но в то же время пить его было очень легко: он был приятен на вкус и не жег горло. Кавинант сделал несколько освежающих глотков и сразу же почувствовал, как к нему возвращаются силы. Затем он тщательно завязал бурдюк, сложил обратно в мешок еду и с усилием пододвинул мешок назад, в пределы досягаемости великана. "Глоток алмазов" пылал у него в животе, и он чувствовал, что вскоре будет готов выслушать еще один рассказ. Но едва он улегся на носу лодки, как сумерки в небе превратились в кристальную тьму, на фоне которой веселым хороводом высыпали звезды. Не успел Кавинант понять, что хочет спать, как уже уснул. Сон его был неспокойным. Он пробирался сквозь какие-то отвратительные видения, полные умирающих душ, убийств и беззащитной терзаемой плоти, и наконец очутился лежащим на улице возле переднего бампера полицейского автомобиля... Вокруг собралась толпа горожан. Глаза у них были из кремня, а рты перекошены в единой гримасе омерзения. Все без исключения они указывали на его руки. Когда он их поднял, чтобы рассмотреть, то увидел, что все они покрыты темно-красными язвами от проказы. Затем к нему подошли двое одетых в белое мускулистых мужчин и положили его на носилки. Ему была видна машина "скорой помощи", стоящая поблизости. Но эти двое не сразу понесли к ней носилки. Они стояли неподвижно, держа носилки на уровне пояса, словно демонстрируя его толпе. Внутрь круга вступил полицейский. Глаза его были цвета презрения. Он нагнулся над Кавинантом и строго сказал: - Ты перешел мне дорогу. Так нельзя. Тебе должно быть стыдно. Его дыхание окутало Кавинанта запахом ладана. Сзади полицейского раздался чей-то голос. Он был таким же безжалостным, как голос адвоката Джоан. Он произнес: - Так нельзя. И тут все горожане разом отрыгнули на асфальт окровавленные внутренности. "Я не верю этому", - подумал Кавинант. Безжалостный голос тотчас отозвался: - Он не верит нам. Из толпы раздалось молчаливое завывание реальности, неистовое утверждение факта. Оно колотило Кавинанта до тех пор, пока тот не съежился под этими ударами, жалкий и безответный. Затем горожане хором произнесли: - Ты мертвец. Без общества жить ты не можешь! Жизнь может быть лишь в обществе, а у тебя его нет. Ты не можешь жить, если ты никому не нужен. Унисон их голосов производил звук, который, казалось, вот-вот рассыплется, разломается. Когда они замолчали, Кавинант почувствовал, что воздух в его легких превратился в щебень. Со вздохом удовлетворения безжалостный голос произнес: - Отвезите его в госпиталь. Вылечите его. Это самый лучший ответ смерти. Вылечите и вышвырните его вон. Двое в белом забросили его в машину "скорой помощи". Прежде чем дверь закрылась, Кавинант увидел, как горожане пожимают друг другу руки, обмениваются поздравлениями. После этого "скорая помощь" поехала. Кавинант поднял руки вверх и увидел, что красные язвы распространяются уже по запястьям. Он смотрел на них в ужасе, стеная про себя: "Проклятый! Проклятый! Проклятый!" Но потом журчащий тенор ласково произнес: - Не бойся. Это сон. Успокоение распространилось над ним, словно мягкое одеяло. Но он не мог потрогать его руками, а машина "скорой помощи" все продолжала двигаться. В стремлении удержать на себе невидимое одеяло, он схватился за воздух так, что костяшки его пальцев побелели от напряжения. Когда он почувствовал, что больше не в силах терпеть боль, "скорая помощь"
в начало наверх
перевернулась, и он упал с носилок в темноту. 12. РЕВЛСТОН Левая щека, на которую что-то давило, начала понемногу затекать, и это заставило его с трудом подняться со дна тяжелой дремоты. Все тело страшно ныло, словно он спал на камнях. Он еще долго не мог очнуться ото сна. Затем его дважды что-то быстро толкнуло в щеку, а потом его понесло куда-то вверх. Поднимаясь, Кавинант ударился головой о борт лодки. Череп загудел от боли. Ухватившись за борт, он рывком откачнулся от шпангоута, который упирался ему в щеку, и сел, озираясь по сторонам. Он обнаружил, что окружающая его обстановка радикально изменилась. Не осталось ни единой тени, ни единого намека, ни даже малейшего воспоминания о пышности Анделейна... На северо-востоке реку огораживала высокая отвесная каменная стена. А к западу расстилалась серая бесплодная равнина - уродливая пустыня, похожая на огромное поле битвы, на котором погибли более чем просто люди и где опаливший огонь и пролитая кровь лишили землю возможности к возрождению, к новому цветению, - неровная, озлобленная низменность, оживляемая лишь низкорослым кустарником, цепляющимся за жизнь благодаря речушке, впадающей в Соулсиз в нескольких лигах впереди лодки. Ветер, дувший почти прямо с востока, нес с собой запах давнего пожара, который воскрешал зловоние воспоминаний о преступлениях. Они уже почти достигли того места, где видневшаяся впереди речка впадала в Соулсиз - сбивала ее течение, замутняла ее прозрачные воды своей кремнистой грязью, - и Кавинанту пришлось ухватиться за борт, чтобы сохранить равновесие, поскольку качка усилилась. Морестранственник удерживал лодку посередине реки, подальше от шума прибоя, бьющегося в каменную стену на северо-востоке. Кавинант оглянулся и посмотрел на великана. Тот стоял на корме - ноги широко расставлены, под правой рукой - руль. Заметив взгляд Кавинанта, он сказал, перекрывая шум реки, бьющейся о камни: - Впереди Тротгард! Там мы свернем на север, в реку Белая! Серая идет с запада! - В голосе его слышался какой-то надрыв, словно он всю ночь пел что было сил; но через мгновение он пропел куплет из новой песни: Ибо мы отдыхать не будем И не свернем с пути, Не потеряем веру, Не потерпим поражения - И так будет до тех пор, Пока серое не станет голубым, А Рилл и Маэрль - Столь же свежими и чистыми, Как древний Ллураллин... Поверхность реки стала неспокойной. Кавинант стоял в середине лодки, оперевшись на одну из поперечин, и наблюдал за насильственным смешением чистой и грязной воды. Затем Морестранственник прокричал: - В ста лигах к югу от Западных Гор - Ущелье Стражей и реки Маэрль и Ллураллин, а в ста пятидесяти на юго-запад - Последние Холмы и Дремучий Удушитель! До Твердыни Лордов осталось семьдесят лиг! Внезапно приглушенный шум реки стал громче и заглушил голос великана. Неожиданная струя течения поймала лодку и швырнула ее нос вправо, развернув бортом к течению. Лодка накренилась, переваливая через волну, и брызги окатили Кавинанта. Он инстинктивно перенес свой вес на левую ногу. В следующее мгновение он услышал обрывок песни великана и ощутил силу, пронизывающую киль. Лодка медленно повернула влево и снова развернулась по ходу реки. Но это происшествие, едва не приведшее к беде, закончилось все же тем, что лодка оказалась в опасной близости к северо-восточной стене. Она дрожала от энергии, пока Морестранственник возвращал ее в более спокойные воды, протекавшие ниже главной струи течения Серой. Затем ощущение силы, пронизывающей киль, исчезло. - Прошу извинения! - прокричал великан. - Я начинаю утрачивать искусство мореплавания! Голос его звенел от напряжения. Костяшки пальцев Кавинанта побелели - с такой силой вцепился он в борт лодки. Стараясь удержать равновесие в раскачивающемся судне, он вдруг вспомнил: "Лучше умереть, чем жить так". "Лучше умереть? - подумал он. - Нет, это не так". Может быть, было бы лучше, если бы лодка опрокинулась, лучше, если бы он утонул, лучше, если бы он со своей ополовиненной рукой и со своим кольцом не доставлял в Ревлстон послание Лорда Фаула. Он не был героем. Он не мог удовлетворить таких ожиданий. - Теперь - пересечение! - вновь крикнул великан. - Мы должны пересечь Серую, чтобы взять курс на север. Большой опасности в этом нет - кроме той, что я уже устал. А течение очень неспокойное. На этот раз Кавинант повернулся и пристально посмотрел на великана. Теперь он видел, что Морестранственник страдает. Щеки его ввалились, образовав глубокие ямы, словно кто-то стер с его лица добродушие; а его глаза из-под насупленных бровей горели суровой решимостью. "Устал? - подумал Кавинант. - Скорее дошел до изнеможения". Неуклюже перебираясь от поперечины к поперечине, он добрался до великана. Глаза его находились на уровне талии Морестранственника. Он задрал голову, чтобы крикнуть: - Я буду править. Ты должен отдохнуть! На губах великана мелькнула улыбка. - Благодарю тебя. Но нет, ты еще не готов к этому. А у меня еще достаточно сил. Но, пожалуйста, подай мне "глоток алмазов". Кавинант открыл мешок с едой и взялся руками за кожаный бурдюк. Тяжесть и податливость делали его неподъемным для Кавинанта, а постоянная качка валила с ног. Он просто не мог поднять бурдюк. Но после секундного колебания он подсунул под бурдюк обе руки и, застонав от напряжения, вытолкнул его наверх. Морестранственник точно вовремя перехватил левой рукой бурдюк за горловину. - Спасибо тебе, друг, - сказал он с усталой улыбкой. Подняв бурдюк ко рту, он на мгновение выпустил из-под своего контроля опасности течения, чтобы сделать глубокий глоток. Затем он опустил бурдюк и направил лодку к устью Серой реки. По судну вновь прокатилась, пронизав его, силовая волна. Когда она поборола главную силу Серой, великан повернул вдоль по течению и сделал разворот поперек потока. Дно лодки сотряслось от энергии. Совершив ловкий маневр, великан вывел лодку к северной стороне потока, повернув ее вокруг своей оси, так что она продвинулась вдоль стены вверх по течению и скользнула в спокойные воды Белой. Как только этот поворот на север был завершен, рев сливающихся потоков над лодкой начал быстро затихать. Мгновением позже пульсация энергии тоже стала замирать. Тяжело вздохнув, Морестранственник вытер пот с лица. Плечи его поникли, голова склонилась. Медленно и с натугой он опустил руль и наконец уселся, почти упал, на корме лодки. - Ах, мой друг, - простонал он, - даже великаны не созданы для того, чтобы совершать подобные дела. Кавинант добрался до центра лодки и сел на дно, оперевшись о борт. Из такого положения окружающая местность была ему не видна, но в данный момент ландшафт его вовсе не занимал. У него были иные заботы. Одной из них являлось состояние Морестранственника. Он не понимал, почему великан выглядел столь изможденным. Он попытался разузнать об этом косвенно, сказав: - Ловко сделано! Как тебе это удалось? Ты так и не сказал мне, что движет этой посудиной. И он нахмурился - столь нетактично звучал его голос. - Спроси лучше о чем-нибудь другом, - устало вздохнув, сказал Морестранственник. - Эта история почти столь же длинна, как история самой Страны. У меня нет внутреннего желания объяснять тебе все премудрости здешней жизни. - Ты же все равно не знаешь коротких рассказов, - отозвался Кавинант. При этих словах на губах великана появилась вымученная улыбка. - Ах, это действительно так. Что ж, постараюсь сделать ее для тебя короткой. Но тогда ты должен обещать мне тоже рассказать что-нибудь необычное - такое, о чем я никогда бы не додумался сам. Мне это будет необходимо, друг мой. Кавинант выразил свое согласие кивком головы, и великан сказал: - Ну что ж. Ешь, а я буду говорить. Слегка удивившись тому, насколько он, оказывается, был голоден, Кавинант принялся за содержимое кожаного мешка. Он жадно поглощал мясо и сыр, утоляя жажду мандаринами. И пока он ел, великан начал слабым от усталости голосом: - Время Дэймлона Друга Великанов закончилось в Стране прежде, чем мой народ завершил сооружение Коуэркри, своего дома в Прибрежье. Прежде чем начать трудиться на своих, подаренных им Лордами, землях, они вырезали из сердцевины горы Твердыню Лордов, как называют ее люди, а когда Коуэркри был завершен, Высоким Лордом был Лорик. Затем мои предки обратили свои взгляды к остальному миру - к Солнцерождающему морю и к дружбе с землей. Теперь мастера учений и лиллианрилл, и радхамаэрль хотели постичь учение великанов, и время Высокого Лорда Лорика Заткнувшего Вайлов было временем великого расцвета учения лиллианрилл. Чтобы еще более способствовать этому, великанам необходимо было некоторое время пожить в Твердыне Лордов, - он перешел на тихое пение, словно вызывая заклинанием былое величие благоговения великанов, - в могущественном Ревлстоне. Это было хорошо, поскольку Ревлстон поэтому не померк перед их взором. Но великаны были не особыми любителями ходить пешком, что, кстати, можно сказать о них и сейчас. Поэтому мои предки разведали реки, стекавшие от Западных Гор к морю, и решили построить лодки. Правда, лодки не могут пройти сюда с моря - как тебе, возможно, известно, гигантская трещина, над которой стоит Грейвин Френдор, преграждает путь. И никто - будь то великан или кто-нибудь другой - по собственной воле не поплывет по ущелью мимо Великой Топи, Глотателя Жизни. Поэтому великаны построили доки на реке Соулсиз выше по течению от Грейвин Френдор и теснин, именуемых Ущелье Предателя. Там они держали лодки, подобные этой, - там, а также в Твердыне Лордов, у подножия водопадов Фэл, так что по меньшей мере две сотни лиг путешествия можно было совершить по воде, которую мы любим. Лорик и мастера учения лиллианрилл решили помочь великанам в этом деле. Использовав свое мастерство, они создали золотую жилу - могущественное дерево, которое они назвали лор-лиарилл, - и стали делать из него рули и кили для наших речных лодок. И еще Старые Лорды обещали, что когда надежды, касающиеся нас, сбудутся, тогда золотая жила поможет нам. - Ах, довольно об этом, - великан коротко вздохнул. - Короче говоря, это судно привожу в движение я. - Он поднял руки от руля, и лодка неожиданно начала терять направление. - Или, точнее говоря, я взываю к силе золотой жилы. Земля содержит жизнь и силу - она в камне, в воздухе, в воде, в почве. Но жизнь в них как бы спрятана - как бы дремлет. Нужны и знания, и сила - и, к тому же, могучие жизненные песни - чтобы разбудить их. Он снова ухватился за руль, и лодка вновь пошла вперед. - И потому я устал, - тяжело дыша, продолжал он. - Я не отдыхал с той самой ночи, которая была накануне нашей встречи. Интонация его голоса напомнила Кавинанту о слабости Трелла после того, как гравлингас восстановил разбитый кувшин. - Два дня и две ночи я не давал золотой жиле остановиться или замедлить свое действие, хотя все мои кости ноют от усталости. Увидев удивление на лице Кавинанта, великан добавил: - Да, мой друг, ты спал две ночи и один день. От запада Анделейна через Центральные Равнины до границы Тротгарда более сотни лиг. Сделав паузу, он заключил: - "Глоток алмазов" иногда проделывает такие вещи с людьми. Но ты нуждался в отдыхе. Мгновение Кавинант сидел молча, неподвижно глядя в пол, словно выискивая место, где бы сквозь него можно было провалиться. Вокруг его рта легли горькие складки, когда он поднял голову и сказал: - Ну, так теперь я отдохнул. Могу я чем-нибудь помочь? Морестранственник ответил не сразу. Казалось, за крепкой стеной своего лба он взвешивает различные сомнения, прежде чем пробормотать: - Камень и море! Конечно, можешь. Но, тем не менее, сам факт, что ты спрашиваешь о том, можешь ли ты, говорит, что все же не можешь. Мешает какое-то или нежелание, или незнание. Кавинант понял. В его сознании пронеслось видение темных теней и
в начало наверх
убитых духов. - Дикая Магия! - простонал он. - Героизм! Это невыносимо! Мотнув головой, он отогнал от себя нахлынувшие видения и резко спросил: - Хочешь, я отдам тебе свое кольцо? - Хочешь? - прохрипел великан с таким видом, словно ему надлежало бы засмеяться, но не хотелось этого делать. - Хочешь? Его голос болезненно дрогнул, словно он признавался в каком-то заблуждении. - Не надо употреблять это слово, мой друг. "Хотеть" - естественно, и это может быть исполнено или нет без всяких вредных последствий. Лучше скажи "жаждать". Жаждать - это желать чего-либо такого, что невозможно получить. Да, я жажду твоего иного мира, Дикой Магии, Белого Золота. Дикая Магия заключена в каждом камне Страны, И Белое Золото может высвободить ее или подчинить... Я признаюсь в этом желании, но не искушай меня, сила имеет свойство льстить своим узурпаторством. Я не принял бы этого кольца, если бы ты предложил его мне. - Но ты все же знаешь, как им пользоваться? - спросил Кавинант скучным голосом, наполовину ошеломленный вдруг зародившимся страхом перед его ответом. На этот раз Морестранственник все же растерялся и засмеялся. Юмор его был изнуренным - жалкие остатки прежнего, но все же он был чист и весел. - Ах, смело сказано, мой друг. Так алчность наказывается за собственную глупость. Нет, я не знаю. Если Дикую Магию нельзя вызвать простым желанием воспользоваться ею, тогда я вообще ее не понимаю. У великанов нет такого учения. Мы всегда действовали сами и надеялись только на себя - хотя мы с удовольствием пользуемся такими вещами, как золотая жила. Что ж, я вознагражден за недостойные мысли. Прошу прощения, Томас Кавинант. Кавинант кивнул, словно получил неожиданную отмену приговора. Он не желал знать, как именно действует Дикая Магия; он не хотел видеть ее никоим образом. Просто носить это кольцо - и то было опасно. Он накрыл его правой рукой и беззвучно, беспомощно посмотрел на великана. Спустя мгновение усталость великана взяла верх над его юмором. Глаза его затуманились, из приоткрытого рта вырвался усталый вздох. Он повис на руле, словно смех лишил его жизненных сил. - А теперь, мой друг, - произнес он, - мое мужество почти иссякло. Мне нужен твой рассказ. - Рассказ? - сказал Кавинант. - Я не знаю, о чем рассказывать. Я похоронил все в своей памяти. А свой роман он сжег - и новый, и первый, свой бестселлер. В них было столько самодовольства, столько абсолютной слепоты к угрозам проказы, которая скрывалась тайком в засаде и могла неожиданно появиться в любом физическом или моральном существовании, - и столько неведения относительно собственной слепоты. Они были падалью - как он сам; как и он сам, годились только в пламя. Что мог он рассказать теперь? Но ему необходимо было двигаться, действовать, выжить. Безусловно, он знал, что ранее стал жертвой сновидений. Разве не узнал он этого в лепрозории, в гниении и рвоте? Да, да! Выжить! И, тем не менее, этот сон ждал от него силы, ждал, чтобы он положил конец убийствам, - видения вспыхивали в нем, словно осколки зеркала, в котором отражался потусторонний мир. Джоан, полицейская машина, глаза Друла цвета лавы. Голова закружилась, словно он падал. Чтобы скрыть свою внезапную скорбь, он отодвинулся от Морестранственника, перешел на нос и встал лицом к северу. - Рассказ?-сказал он глухо. В действительности он все-таки знал одну историю во всей ее мрачности и пестроте красок. Он быстро перебрал их набор, пока не нашел одну, соответствующую другим дополнительным обстоятельствам, о которых необходимо было поведать. - Я расскажу тебе один рассказ. Правдивый рассказ. Ухватившись за край борта, он попытался справиться со своим головокружением. - Это рассказ о шоке культуры. Знаешь ли ты, что такое "шок культуры"? - Морестранственник ничего не ответил. - Впрочем, это неважно. Я расскажу тебе об этом. Шок культуры - это то, что происходит, когда человека высылают из его собственного мира и помещают в такое место, где предположения, точнее... э... стандарты личности... настолько отличаются от прежних, так что он совершенно не в состоянии их понять. Он устроен иначе. Если он... податлив и мягок... Он может притвориться кем-то другим, пока не попадет обратно в свой собственный мир. Или он может просто отступиться и позволить делать с собой все что угодно - так или иначе. Иного пути нет. Я приведу тебе пример. Пока я был в лепрозории, доктора говорили о человеке, прокаженном подобно мне. Отверженном. Он представлял классический случай. Он приехал из другой страны, где проказа гораздо более распространена, - он, должно быть, подхватил ее бациллой еще будучи ребенком, а по прошествии многих лет, когда у него уже была жена и трое детей, он внезапно почувствовал омертвление ступней ног, а затем начал слепнуть. Ну так вот, если бы он остался в той стране, где родился, он был бы... Там ведь болезнь более распространена... Там это было бы замечено уже на ранней стадии. И как только это было бы замечено, он и его жена и дети, и все, что ему принадлежало - его дом и его скот, его близкие родственники - все они были бы объявлены "нечистыми". Его имущество, дом и скот были бы сожжены дотла. А он, его жена, дети и близкие родственники были бы сосланы в отдаленное поселение, где стали бы жить в жалкой нищете вместе с другими людьми, страдающими той же болезнью. Он провел бы остаток своей жизни там безо всякого лечения, безо всякой надежды - в то время, как отвратительное уродство обезображивало бы его руки, ноги и лицо - до тех пор, пока он, его жена, дети и близкие родственники не умерли бы все от гангрены. Как ты считаешь - жестоко это? А теперь послушай, что произошло с этим человеком на самом деле. Как только он понял, что у него за болезнь, он сразу отправился к своему врачу. Врач отправил его в лепрозорий - одного, без семьи - и там распространение болезни было приостановлено. Его лечили, давали лекарства и обучали - в общем, восстанавливали. Затем его послали домой, чтобы он мог жить "нормальной" жизнью вместе с женой и детьми. Как чудесно. И была всего лишь одна проблема. И он не мог вынести этого. Начать хотя бы с того, что ему начали докучать соседи. О, сначала они не знали, что он болен, - они понятия не имели, что такое проказа, и не знали ее признаков, - но местная газета напечатала статью о нем, так что все в городе теперь знали, что он - прокаженный. Они стали избегать его, ненавидели, потому что не знали, как с ним теперь быть. Затем у него начались трудности с самолечением. В стране, где он родился, не выпускалось нужных лекарств и не практиковалась лепротерапия, и потому он в глубине души верил в действенность этих средств, в то, что после того, как его болезнь была приостановлена, он был вылечен, прощен, избавлен от состояния, худшего, чем состояние медленной смерти. Но увы! Как только он перестал заботиться о себе, онемение вновь начало распространяться. Затем наступило резкое ухудшение. Внезапно он обнаруживает, что за его спиной - пока он утратил бдительность и не был настороже - его семья отстранилась от него. Они отнюдь не хотели делить с ним его беду - куда там. Они хотели избавиться от него, вернуться к той жизни, которой жили прежде. Поэтому они решили вновь упрятать его в лепрозорий. Но после того, как его посадили в самолет - кстати говоря, самолетов в его родной стране тоже не было, - он заперся в туалетной комнате с таким чувством, словно его лишили наследства и не объяснили причин, и вскрыл вены на запястьях. Кавинант с широко раскрытыми глазами словно бы со стороны слушал самого себя. Он бы с радостью заплакал над судьбой человека, о котором рассказывал, если бы это можно было сделать, не жертвуя собственной защитой. Но он не мог заплакать. Вместо этого он тяжело сглотнул и вновь отдался во власть движущей его инерции. - Я расскажу тебе еще кое-что о шоке культуры. В любом мире есть свои особенные способы покончить с жизнью самоубийством, и гораздо легче убить себя каким-нибудь непривычным методом. Я никогда не смог вскрыть себе вены. Я слишком много читал об этом - и слишком много об этом говорил. Эти "слишком" просто отпечатались во мне. Я бы не мог сделать это как следует. Но я мог бы отправиться в тот мир, куда ушел этот человек, выпив, например, чаю с беладонной и не испытывая при этом тошноты. Потому что я недостаточно хорошо знаю об этом. В этом есть что-то смутное, что-то неясное - поэтому не совсем фатальное. Итак, этот бедный человек в туалете сидел более часа, глядя, как кровь стекает в раковину. Он не пытался призвать кого-то на помощь, пока внезапно не осознал, что собирается умереть, хотя он и так уже мертв, как если бы накануне выпил чая с беладонной. Тогда он попытался открыть дверь, но был уже слишком слаб. И он не знал, какую кнопку нажать, чтобы вызвать помощь. В конце концов его нашли в гротескной позе с ободранными пальцами, словно он... Словно он пытался проползти под дверь. Он... Кавинант не мог продолжать. Скорбь сдавила ему горло, и некоторое время он сидел молча, глядя, как вода с каким-то жалобным звуком струится мимо. Он чувствовал себя больным и слишком отчаявшимся, чтобы выжить; он не мог поддаться этому соблазну. Затем до его сознания дошел голос Морестранственника. Великан мягко спросил: - Так значит, поэтому ты не любишь рассказывать истории? Кавинант вскочил, охваченный внезапной яростью. - Эта ваша Страна пытается убить меня! - свирепо прошипел он. - Она... Вы принуждаете меня к тому, чтобы я покончил с собой! Белое Золото! Берек! Духи! Вы творите со мной такие вещи, которых я не могу перенести. Я совсем не такой - я живу в ином мире. Все эти... Соблазны! Проклятье! Я прокаженный! Неужели вы не понимаете этого? Взгляд великана и горящий взгляд Кавинанта надолго встретились, и сочувствие в глазах Морестранственника заставило Кавинанта утихомириться. Он стоял, вцепившись в край борта, в то время как великан устало и печально смотрел на него. Кавинант увидел, что он его не понимает; "проказа" была словом, которое, казалось, не имело в Стране никакого смысла. - Давай! - сказал Кавинант с болью в голосе. - Смейся на этим. Радость в ушах того, кто слушает. Однако великан доказал, что он все же понимает кое-что. Сунув руку под куртку, он вытащил кожаный сверток, развернув который, обнаружил перед Кавинантом большой кусок тонкой гибкой шкуры. - Здесь, - сказал он, - ты увидишь много подобного, прежде чем расстанешься со Страной. Это клинго. Великаны завезли его в Страну много лет назад - но я избавлю нас обоих от труда рассказывать, - он оторвал от угла шкуры небольшой клочок и отдал его Кавинанту. С обеих сторон клочок оказался липким, но легко передавался из рук в руки, не оставляя при этом никаких клейких пятен. - Доверься ему. Положи свое кольцо на этот клочок и спрячь под одеждой. Никто тогда не будет знать, что у тебя есть талисман Дикой Магии. Кавинант тотчас же ухватился за эту идею. Стащив кольцо с пальца, он положил его на клочок клинго. То крепко прилипло: он не мог стряхнуть кольцо, однако без труда мог оторвать его. Кивнув самому себе, он положил кольцо на кожу, затем расстегнул рубашку и прилепил клинго в центре груди. Клинго надежно прикрепилось, не доставляя при этом Кавинанту никакого дискомфорта. Быстро, словно стараясь не упустить предоставившуюся возможность, он застегнул рубашку. К своему удивлению он, казалось, начал ощущать вес кольца своим сердцем, но решил не обращать на это внимания. Морестранственник аккуратно свернул клинго и убрал сверток под куртку. Затем он снова быстро взглянул на Кавинанта. Тот попытался улыбнуться в ответ, но его лицо, казалось, было способно изображать лишь оскал. Наконец он отвернулся и вновь уселся на носу лодки, наблюдая за ее ходом и "переваривая" то, что сделал для него Морестранственник. Поразмышляв некоторое время, он вспомнил про каменный нож Этиаран. Нож делал возможным самодисциплину, в которой Кавинант остро нуждался. Он перегнулся через борт лодки, чтобы увлажнить лицо, затем взял нож и усердно сбрил бакенбарды. Растительности на лице была уже восьмидневной, однако острое, гладкое лезвие выбрило его щеки и шею, ничуть не поранив его при этом. Но он уже отвык от подобных упражнений, отвык от риска; мысль о возможности пораниться до крови заставила его сердце затрепетать. Потом он начал понимать, как срочно ему надо вернуться в свой реальный мир и восстановить свои навыки прежде, чем он окончательно утратит способность выживать, будучи прокаженным. Позднее в этот день пошел дождь, и легкая морось испещрила поверхность реки, раздробив отражение неба на мириады осколков. Водяная пыль, словно из пульверизатора, орошала его лицо, медленно стекая на одежду, так что наконец ему стало так сыро и неуютно, словно он промок насквозь. Но он мирился с этим, впав в какое-то монотонное забытье,
в начало наверх
размышляя о том, что он выиграл и что потерял, спрятав свое кольцо. Наконец день пошел на убыль. Тьма возникла в воздухе незаметно, словно дождь просто стал темнее, и в сумерках Кавинант и великан мрачно поужинали. Великан был так слаб, что едва мог бы самостоятельно принять пищу, но с помощью Кавинанта заставил себя неплохо поесть и выпить немного "глотка алмазов". Затем и тот, и другой вновь замолчали. Кавинант был рад наступлению темноты; она избавила его от возможности видеть всю изможденность великана. Перспектива провести ночь на сыром полу лодки вовсе не привлекала его, и, скорчившись у борта, мокрый и продрогший, он попытался расслабиться и уснуть. Через некоторое время Морестранственник стал напевать слабым голосом: Камень и море крепко связаны с жизнью, Они - два неизменных Символа мира: Одно - постоянство в покое, Другое - постоянство в движении, Носители Силы, которая Сохраняет... Казалось, он черпал силы в этой песне, с ее помощью безостановочно передвигая лодку против течения, направляя ее на север, словно не было в мире такой усталости, которая могла бы заставить его поколебаться. Наконец дождь прекратился; завеса облаков медленно разорвалась. Но Кавинант и великан не нашли облегчения в просветлевшем небе. Над горизонтом, подобно кляксе, поставленной дьяволом, стояла луна на поруганном звездном фоне. Она окрасила окружающую местность в цвет сырого мяса, наполнив все вокруг какими-то странными исчезающими формами малинового цвета, напоминающими призраков немыслимых убийств. От этого цвета исходила какая-то гнилостная эманация, словно Страна освещалась неким злом, некой отравой. Песня великана стала пугающе слабой, почти неслышной, и даже сами звезды, казалось, шарахались с пути, по которому двигалась луна. Однако рассвет принес омытый солнечным светом день, не омрачаемый ни единым намеком или воспоминанием о мерзком пятне. Когда Кавинант поднялся и осмотрелся вокруг, то прямо к северу увидел горы. Они простирались на восток, где на вершинах самых высоких из них все еще лежал снег; однако горная цепь резко обрывалась в том месте, где она встречалась с рекой Белой. До гор, казалось, было уже рукой подать. - Десять лиг, - хрипло прошептал великан, - против такого течения потребуется не меньше половины дня. Внешний вид великана наполнил Кавинанта острым страхом. Морестранственник с пустым взглядом и обвисшими губами был похож на труп. Борода его казалась более седой, словно за одну ночь он постарел на несколько лет, и ручеек слюны, которую он не в силах был контролировать, бежал из угла его рта. Пульс в его висках был едва заметен. Но рука, держащая руль, оставалась так же крепка, как будто она была выточена из того же прочного, обветренного непогодой дерева, и лодка уверенно шла по волнам реки, все более неспокойной. Кавинант двинулся на корму, чтобы попытаться помочь. Он вытер великану губы, затем приподнял бурдюк с "глотком алмазов" так, чтобы Морестранственник мог напиться. Что-то похожее на улыбку тронуло губы великана, и он произнес, тяжело дыша: - Камень и море. Быть твоим другом непросто. Переправлять тебя вниз по течению проси другого перевозчика. Те места назначения годятся для более сильных душ, чем моя. - Ерунда, - сдавленно сказал Кавинант. - За это о тебе сложат песни. Как ты думаешь, стоит ли ради этого? Великан попытался ответить, но усилие заставило его отчаянно закашляться, и ему пришлось уйти в себя, сконцентрировать угасающий огонь своего духа на руке, сжимающей руль, и на движении лодки. - Ничего, ничего, - мягко сказал Кавинант. - Каждый, кто помогает мне, неизменно кончает так же - усталостью до изнеможения - по той или иной причине. Если бы я был поэтом, я сам сложил бы о тебе песню. Молча проклиная свою беспомощность, он покормил великана дольками мандарина, не оставив для себя ни кусочка. Когда он смотрел на Морестранственника - огромное существо, отринувшее сейчас все, даже всякие признаки чувства юмора и собственного достоинства, словно это были только придатки, все, кроме способности вызывать ценой самопожертвования силу, причин которой Кавинант понять не мог, - когда он смотрел на великана, то чувствовал себя в каком-то иррациональном долгу перед ним, словно ему навязывали путем обмана, не обращая ни малейшего внимания на его согласие или несогласие, получение ростовщического процента с его единственного друга. - Каждый, кто помогает мне, - пробормотал он снова. Он поднял цену, которую люди Страны готовы были заплатить за него, до устрашающих размеров. Наконец, не в силах более выносить это зрелище, он вернулся на нос и стал смотреть на громады гор вокруг тоскливым взглядом, проворчав: - Я этого не просил. "Неужели я настолько ненавижу самого себя?" - требовательно задал он себе вопрос. Однако единственным ответом на него было хриплое дыхание Морестранственника. Так прошла половина утра, и время, появляющееся из непроницаемой субстанции, отмерялось лишь этими хриплыми вздохами великана, похожими на удары мясника по туше. Окружавший лодку пейзаж застыл, словно подобравшись для прыжка в небо. Горы стали выше и более зазубрены; вереск и индийская смоковница, покрывавшие равнины, постепенно уступили место жесткой, более похожей на низкорослый кустарник траве и изредка встречавшимся кедрам. А впереди за холмами горы становились все выше с каждым изгибом реки. Теперь Кавинант мог видеть, что западная оконечность горной цепи круто обрывалась, переходя в плато, образуя как бы лестницу, ведущую в горы, - высота плато достигала, вероятно, двух или трех тысяч футов, и заканчивалось оно прямым утесом у подножия гор. С плато падал водопад, и благодаря какому-то световому эффекту каскад его сверкал бледно-голубым светом, низвергаясь с огромной высоты. - Водопады Фэл, - сказал Кавинант самому себе. Несмотря на шум дыхания великана, он почувствовал, как дрогнуло его сердце, словно он приближался к чему-то величественному. Однако скорость приближения неуклонно уменьшалась. По мере того как Белая углублялась в ущелье между горами, она сужалась, и, как результат этого, течение становилось все более неспокойным. Изнурение великана, казалось, достигло предела. Его дыхание превратилось в сплошной хрип и, казалось, могло задушить его в любую минуту; он передвигал лодку вперед со скоростью, не превышающей скорость пешехода. Кавинант не представлял себе, как они смогут одолеть оставшееся расстояние. Он принялся рассматривать берега, подыскивая место, где они могли бы причалить лодку, намереваясь как-нибудь заставить великана подогнать лодку к берегу. Но вдруг в воздухе раздался низкий грохот, похожий на топот бегущих лошадей. Какого черта?.. В мозгу вспыхнуло видение юр-вайлов. Кавинант схватил посох, лежавший на дне лодки, и сжал его, пытаясь держать под контролем внезапный барабанный бой своей тревоги. В следующий момент, подобно волне, поднимающейся над гребнем холма, впереди по течению и к востоку от лодки появилась дюжина бегущих легким галопом лошадей с наездниками. Наездники были людьми - мужчины и женщины. В то же мгновение, когда они увидели лодку, один из них что-то крикнул, и вся группа перешла на галоп, вихрем пронеслась вниз по склону и остановилась у берега реки. Всадники были похожи на воинов. На них были высокие сапоги с мягкими подошвами и черные краги, а также черные безрукавки, нагрудники, выплавленные из какого-то желтого металла, и желтые налобные повязки. На поясе у каждого висел короткий меч, лук и колчан со стрелами за спиной. Бегло оглядев их, Кавинант заметил характерные черты как вудхелвеннинов, так и жителей подкаменья; некоторые из людей были высокими, светловолосыми, светлоглазыми и стройными, другие - приземистыми, темноволосыми и мускулистыми. Как только лошади остановились, всадники одновременно стукнули себя правыми кулаками по левой стороне груди, затем вытянули руки ладонями вверх в приветственном жесте. Мужчина, отличавшийся от других черной диагональной полосой, пересекавшей его кирасу, прокричал: - Эй, горбрат! Добро пожаловать, честь и наша верность тебе и твоему народу. Я - Кеан, вохафт третьего Дозора Боевой Стражи Твердыни Лордов. Он сделал паузу, надеясь услышать ответ, а когда Кавинант промолчал, продолжил более спокойным тоном: - Нас послал Лорд Морэм. Он предвидел, что по реке сегодня прибудут важные посетители. Мы прибыли сюда в качестве эскорта. Кавинант посмотрел на Морестранственника, но то, что он увидел, лишь убедило его, что великан не воспринимает происходящего вокруг него. Он грузно сидел на корме, глухой и слепой ко всему, кроме все слабеющего усилия, поддерживающего движение лодки вперед. Кавинант повернулся вновь к Дозору и крикнул: - Помогите нам! Он еле жив! Кеан на мгновение застыл, затем молниеносно приступил к действиям. После его приказа он и еще двое всадников направили своих коней в реку. Эти двое держали прямо на западный берег, но Кеан направил своего коня наперерез лодке. Мустанг плыл мощными рывками, словно эта работа была составной частью его обучения. Вскоре Кеан добрался до лодки. В последний момент он взобрался на шею своему коню и легко перескочил через борт лодки. Повинуясь приказу хозяина, его конь поплыл назад, к восточному берегу. Мгновение Кеан мерил Кавинанта взглядом, а тот в свою очередь, увидев его густые черные волосы, широкие плечи и ясное лицо, пришел к выводу, что перед ним уроженец подкаменья. Затем вохафт двинулся к Морестранственнику. Он схватил великана за плечи и встряхнул его, выкрикивая слова, понять которые Кавинант не мог. Сначала великан не отвечал. Он сидел, ничего вокруг не замечая, точно пригвожденный к месту, намертво зажав в руке руль. Но мало-помалу голос Кеана начал доходить до его сознания. Он медленно, с трудом поднял голову и с мучительным усилием сосредоточил взгляд на Кеане. Затем со стоном, исходившим, казалось, из самого мозга его костей, он выпустил из рук руль и буквально повалился набок. Судно медленно начало тормозить, постепенно сдвигаясь назад, вниз по реке. Но к этому времени два других всадника уже достигли западного берега и были начеку. Кеан прошел мимо Кавинанта на нос лодки и поймал конец длинной веревки, брошенной ему с берега одним из всадников. Сделал он это с удивительной точностью, а затем затянул веревку вокруг носа лодки. Присмотревшись получше, Кавинант заметил, что это вовсе не веревка, а полоса клинго; она буквально прилипла к носу судна. Тем временем Кеан ловил уже другую "веревку", летевшую к нему с восточного берега, и тоже прикрепил ее к носу лодки. Веревки натянулись; лодка перестала двигаться назад. Кеан махнул рукой, и всадники поскакали вдоль берега, волоча лодку вверх по течению. Как только все происшедшее дошло до сознания Кавинанта, он снова повернулся к Морестранственнику. Великан лежал там, куда упал, и дыхание его было очень слабым, неглубоким и неровным. Кавинант мгновение раздумывал, чем бы ему помочь, затем поднял кожаный бурдюк и полил из него прямо на лицо Морестранственника. Жидкость затекла в рот великану; он принялся, захлебываясь, тяжело глотать ее. Затем он глубоко и хрипло вздохнул, и глаза его слегка приоткрылись, образовав узкие щелки. Кавинант поднес бурдюк к его губам, и, напившись, великан вытянулся на дне лодки. Почти сразу же он погрузился в глубокий сон. Кавинант облегченно пробормотал: - Вот прекрасное окончание для песни: "...И он уснул". Что хорошего в том, если ты просыпаешься лишь тогда, когда тебя начинают поздравлять? Внезапно он ощутил слабость, словно измождение великана истощило и его собственные силы, и, зевая, он сел на одну из поперечин, чтобы наблюдать, как они движутся вверх по реке, в то время как Кеан перешел на корму и взялся за руль. Некоторое время Кавинант не обращал внимания на испытывающий взгляд Кеана. Но затем, собравшись с силами, он сказал: - Это Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, посланец от великанов Прибрежья. Он не отдыхал с тех самых пор, как подобрал меня в центре Анделейна три дня назад. На лице Кеана отразилось, что он теперь понял причину плачевного состояния великана. Затем Кавинант перевел свое внимание на проплывающий мимо пейзаж. Лошади, тянувшие лодку, двигались хорошим шагом, продвигая лодку вперед по все сужающемуся руслу Белой. Их наездники искусно предусматривали все изменения в рельефе берегов, то натягивая, то ослабляя буксировочные веревки в тех местах, где это было необходимо. По мере того как они двигались на север, почва становилась все более каменистой, а кустарниковая трава уступила место папоротнику орляку. Над вершинами холмов ветви золотней становились все более раскидистыми, а их листва -
в начало наверх
все более густой, сияя теплым светом в лучах солнца. Показавшееся впереди плато оказалось почти в лигу шириной, и горы, возвышающиеся на его западной окраине, были прямыми, словно гордо выстроились на параде. К полудню Кавинанту стал слышен грохот великих водопадов, и он догадался, что они приближаются к Ревлстону, хотя высокие предгорья загораживали сейчас большую часть перспективы. Рев неуклонно приближался. Вскоре лодка прошла под широким мостом. Еще через некоторое время всадники обогнули последний поворот, и лодка очутилась в озере у подножия водопадов Фэл. Озеро имело неправильную круглую форму, довольно большую ширину и по всему своему берегу с запада было окружено золотнями и соснами. Оно находилось у подножия утеса, возвышавшегося более чем на две тысячи футов, и голубая вода, грохоча, низвергалась в озеро с плато, подобно бурлящей крови, струящейся с сердца гор. Вода в озере была чистой, холодной и прозрачной, как промытый дождем воздух, и Кавинант мог ясно видеть на огромной глубине его дно, покрытое галькой. Сучковатый горец с нежными голубыми цветочками гнездился на мокрых камнях у подножия водопада, но большая часть восточного берега озера была лишена растительности. Там находились два больших мола и несколько меньших по размеру грузовых доков. Возле одного мола была причалена лодка, весьма напоминавшая ту, в которой находился Кавинант, а более мелкие суденышки - ялики и плоты - были привязаны у доков. Под руководством Кеана всадники подтащили лодку к одному из молов, где два воина крепко привязали ее, затем вохафт осторожно разбудил Морестранственника. Великан с трудом очнулся ото сна, но когда он наконец открыл глаза, в них было спокойствие и ни тени изнеможения, хотя он выглядел по-прежнему настолько слабым, словно кости его были из песчаника. С помощью Кеана и Кавинанта он принял сидячее положение. Так он отдыхал, изумленно глядя вокруг себя, словно удивляясь тому, куда же подевалась его сила. Через некоторое время он произнес тонким голосом, обращаясь к Кеану: - Прошу простить меня, вохафт, я... немного устал. - Я понимаю, - пробормотал Кеан. - Не беспокойся. Ревлстон уже близко. На мгновение Морестранственник нахмурился в замешательстве, словно пытаясь вспомнить, что с ним произошло. Затем мышцы его лица напряглись - он вспомнил. - Пошли всадников, - произнес он с тревогой в голосе. - Соберите Лордов. Нужно созвать Совет. Кеан улыбнулся. - Времена меняются, горбрат. Самый новый Лорд, Морэм, сын Вариоля, провидец и оракул, десять дней назад послал всадников в лосраат и на север, к Высокому Лорду Протхоллу. Все будут в Твердыне сегодня же вечером. - Хорошо. - Великан вздохнул. - Наступают смутные времена. Ужасные намерения замышляются извне. - Мы это предвидели, - угрюмо ответил Кеан. - Но Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник не зря так спешил. Я отправил впереди нас гонцов в Твердыню с вестью о вашем отважном путешествии. Оттуда вышлют носилки, если они тебе понадобятся. Морестранственник покачал головой, и Кеан удалился обратно на нос лодки, чтобы отдать приказ одному из воинов Дозора. Великан посмотрел на Кавинанта и слабо улыбнулся. - Камень и море, друг мой, - сказал он. - Разве я не говорил тебе, что быстро доставлю тебя сюда? Эта улыбка тронула сердце Кавинанта подобно нежному рукопожатию. Внезапно севшим голосом он ответил: - В следующий раз не надо так надрываться. Я не могу выносить... смотреть... Ты что, всегда так держишь слово - любой ценой? - Твое послание не терпит отлагательств. Разве мог я поступить иначе? Снова вспомнив о том, что он - прокаженный, Кавинант возразил: - И все же, это не настолько срочно. Что за польза будет от того, если ты погибнешь в процессе выполнения какого-нибудь дела? Морестранственник ответил не сразу. Оперевшись тяжелой рукой о плечо Кавинанта, он поднялся, шатаясь, и затем сказал, словно отвечая на вопрос Кавинанта: - Идем. Нам надо скорее увидеть Ревлстон. Дружеские руки помогли ему выбраться на мол, и вскоре он уже стоял на берегу озера. Несмотря на согнувшую его усталость, он выглядел великаном даже рядом с мужчинами и женщинами, сидящими на лошадях. Когда Кавинант присоединился к нему, тот представил своего пассажира жестом, похожим на жест соответствующего владения. - Дозор Боевой Стражи, это мой друг, Томас Кавинант Неверящий, посланец в Совет Лордов. Он обладает многими странными знаниями, однако совершенно не знает Страны. Охраняйте его, как следует, во имя дружбы, и еще из-за сходства, которое он имеет с Береком Хатфью, другом земли и Лордом-Основателем. В ответ Кеан приветствовал Кавинанта салютом. - Прими привет от Твердыни Лордов - построенного великанами Ревлстона, - сказал он. - Добро пожаловать в сердце Страны - добро пожаловать и сохранить верность ей. Кавинант ответил резким приветственным жестом, но не стал ничего говорить, и мгновением позже Морестранственник сказал Кеану: - Идем. Моим глазам не терпится увидеть творение моих предков. Вохафт кивнул, затем отдал воинам какой-то приказ. Двое всадников сразу же поскакали на восток, а двое других заняли места по обе стороны от великана, так чтобы он мог опираться на спины их лошадей. Еще один воин, молодая светловолосая женщина, по виду - уроженка вудхелвена, предложила Кавинанту сесть сзади нее на лошадь. Кавинант впервые заметил, что седла на лошадях Дозора были не чем иным, как клинго без всякой мягкой прокладки - широкий лоскут, по бокам заостряющийся книзу и переходящий в стременные петли. Сидеть на таком "седле" было бы почти тем же, что ехать на одеяле, приклеенном к лошади и к седоку. Но хотя Джоан обучила его элементарным правилам верховой езды, ему так никогда и не удалось преодолеть свое глубокое недоверие к лошадям. Он отказался ехать верхом. Забрав из лодки свой посох, он занял место рядом с одной из лошадей, поддерживающих великана, и Дозор вместе с двумя путниками начал удаляться от озера. Они обогнули подножие одной из гор с южной стороны и выехали на дорогу, ведущую от моста через реку, расположенного ниже озера. В восточном направлении дорога шла почти прямо вверх по склону пересекавшей ее горной гряды. Крутизна подъема вынудила великана несколько раз споткнуться, и у него едва хватило сил удержаться за лошадей. Но, с трудом преодолев подъем, он остановился, поднял голову, широко раскинул руки и стал смеяться. - Смотри, друг мой! Разве это не является ответом на твой вопрос? - голос его был слаб, но весел от вернувшейся радости. Впереди, над несколькими чуть более низкими холмами, был виден Ревлстон. Это зрелище, заставшее Кавинанта врасплох, едва не лишило его дыхания. Ревлстон был шедевром. Он стоял в своей гранитной нерушимости, словно закон вечности, неподвластное времени творение, созданное из одной сплошной скалы непревзойденными мастерами великанов. Кавинант мысленно согласился, что название "Ревлстон" было слишком скромным для него. Восточная часть плато оканчивалась широкой скалой в форме колонны, высота которой достигала половины высоты плато и которая отделялась от него на высоте первых нескольких футов от основания. Колонна эта изнутри была выполнена полой и превращена в башню, охранявшую единственный вход в Твердыню, и круглые окна шли вверх мимо контрфорсов до самой укрепленной вершины. Но большая часть Твердыни была врезана в скалу под плато. На поразительное расстояние от башни вся лицевая поверхность утеса была превращена древними великанами в отполированную и украшенную резьбой вертикальную внешнюю сторону города, который, как позже узнал Кавинант, занимал весь этот клиновидный мыс плато. Стена была затейливо разукрашена зубцами, правильными и неправильными группами окон, балконами, контрфорсами, эркерами и парапетами - словом, многочисленными разнообразными и на первый взгляд спонтанными деталями, которые при более внимательном рассмотрении, казалось, сливались в некий рисунок. Но свет вспыхивал и плясал на гладкой поверхности утеса, и богатство разнообразных деталей ошеломило Кавинанта, так что он никак не мог увидеть этот рисунок. Однако благодаря новым свойствам своего зрения он мог видеть кипучую жизнь города. Она сияла из-за стены, словно скала была почти прозрачной, почти освещаемой изнутри, подобно светотени, жизненной силой тысяч его обитателей. От этого зрелище ему показалось, что вся Твердыня закружилась перед ним. Хотя он смотрел на город с расстояния и мог весь его охватить взглядом - водопады Фэл, гремящие с одной стороны, и необъятные просторы равнин с другой, - он чувствовал, что творение древних великанов покорило его сердце. Это было творение, достойное того, чтобы ему ходили поклоняться пилигримы, преодолевая все испытания пути. Он не удивился, когда услышал шепот великана: - Ах, Ревлстон! Твердыня Лордов! Здесь Бездомные находят облегчение в своей утрате. Воины Дозора нараспев отвечали: Великанами воздвигнутый Ревлстон, Древний страж, и сердце, И дверь главного друга земли; Правду храни с помощью меча магии, Ты, Твердыня древних Лордов, Повелитель гор! Затем всадники вновь двинулись вперед. Морестранственник и Кавинант, ошеломленные, приближались к громаде стен, и расстояние сокращалось быстро, не отмеряемое ничем, кроме стука их сердец. Дорога шла параллельно утесу и его восточному краю, затем поворачивала и вела к высоким дверям в юго-восточном основании башен. Ворота - могучие каменные плиты с двух сторон - были открыты в миролюбивом приветствии, однако на них были сделаны зазубрины, и они были сбалансированы так, чтобы при первой же необходимости захлопнуться, сомкнувшись подобно чудовищным челюстям. Сейчас они были открыты настолько, чтобы весь Дозор мог въехать в них, развернувшись строем, плечом к плечу. По мере того как они приближались к воротам, Кавинант увидел голубой флаг, развевающийся высоко на вершине башни - словно лазурное пламя, лишь тончайшим оттенком голубее, чем ясное небо. Под ним был флаг поменьше - красный лоскут цвета кровавой луны и глаз Друла. Заметив направление взгляда Кавинанта, женщина возле него сказала: - Вам известно, что это за цвета? Голубой - это цвет плаща Высокого Лорда, знамя Лордов. Оно символизирует их клятву и преданность народам Страны. А красный - это знак опасности, угрожающей нам в настоящее время. Он будет развеваться там до тех пор, пока сохраняется опасность. Кавинант кивнул, не отводя взгляда от Твердыни. Но через мгновение он перенес внимание на вход в Ревлстон. Тот был похож на пещеру, уходящую прямо в гору, только внутри виднелся солнечный свет. Над воротами стояли на страже трое часовых, расположившись равномерно по всей длине свода арки. Их внешность привлекла внимание Кавинанта: они были похожи на всадников Боевой Стражи. По росту и строению они походили больше на жителей подкаменья, но лица у них были плоские и смуглые, кудрявые волосы коротко подстрижены. Их одежда состояла из коротких туник цвета охры, перетянутых голубыми поясами, а руки и ноги оставались неприкрытыми. Просто стоя на своде арки, безоружные, они держались с удивительным достоинством и в то же время были настороже; казалось, они готовы вступить в бой по первому же подозрению. Когда до ворот оставалось не так уж далеко, Кеан крикнул часовому: - Эй, Первый Знак Тьювор! Почему же только Стража Крови встречает наших гостей? Главный среди часовых ответил на языке, казавшемся чужим, неуклюжим, словно говоривший привык говорить на наречии, абсолютно чуждом языку Страны. - Твердыня приветствует великана-посланника. - Ну что же, Стража Крови, - отозвался Кеан уже дружелюбным тоном, - исполняйте свои обязанности. Великан - это Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, посланник из Прибрежья в Совет Лордов. А этот человек - тоже посланник, Томас Кавинант Неверящий и чужеземец в Стране. Готовы ли для них места? - Распоряжения отданы. Баннор и Корик ждут. Кеан сделал знак рукой, что он все понял, и вместе со своими воинами въехал в каменные ворота Твердыни Лордов. 13. ВЕЧЕРНЯЯ СЛУЖБА
в начало наверх
Оказавшись между каменными челюстями, Кавинант покрепче сжал в левой руке свой посох. Вход представлял собой туннель, проложенный под башней и выводящий на открытый двор между башней и главной частью Твердыни, и туннель освещался только тусклым отраженным солнечным светом с двух сторон. В камне не было ни окон, ни дверей. Единственными отверстиями служили бойницы прямо над головой, проделанные, видимо, для каких-то оборонительных целей. Стук лошадиных копыт эхом отдавался от гладких каменных стен, наполняя туннель словно отголоском войны, и даже легкое постукивание посоха Кавинанта звенело вокруг, словно его собственные тени следовали за ним по пятам вдоль горла Твердыни, отстав на шаг. Затем Дозор выехал на залитый солнцем двор. Здесь природный камень был выдолблен до уровня входа так, что между двумя высокими отвесными стенами образовалось пространство шириной почти с башню. Двор был плоским и вымощен плитами, но в центре его находился широкий участок земли, из которого рос старый золотень, а по бокам этого седого дерева сверкали два маленьких фонтана. С противоположной стороны были еще несколько каменных ворот, подобных тем, которые находились в основании башни, и они тоже были открытыми. Это был единственный вход в Твердыню на уровне земли, но над двором через равные интервалы деревянные мостки опоясывали открытое пространство от башни до зубчатых выступов на внутренней поверхности Твердыни. Вдобавок две двери с каждой стороны туннеля обеспечивали доступ к башне. Кавинант взглянул вверх - туда, куда уходили стены главной части Твердыни. Тени лежали на южной и восточной стенах двора, но верхняя их часть сверкала в полном блеске полуденного солнца, и с того места, где стоял Кавинант, Ревлстон казался достаточно высоким, чтобы служить опорой для небес. На мгновение благоговение, охватившее Кавинанта, заставило его пожалеть, что он подобно Морестранственнику, наследнику создателей Твердыни Лордов, не может каким-то образом претендовать на причастность к великолепию этого сооружения. Ему хотелось быть принадлежностью этого места. Но как только первоначальный удар, нанесенный ему Ревлстоном, миновал, Кавинант начал сопротивляться возникшему желанию. Это был всего лишь еще один соблазн, а он уже и так утратил слишком большую долю своей хрупкой, столь необходимой независимости. Он подавил свое благоговение, нахмурившись еще сильнее, и прижал рукой свое кольцо. То, что оно теперь было спрятано, придавало ему уверенность. Была всего лишь одна надежда, которую он мог себе представить, единственное решение его парадоксальной дилеммы. Пока он держал свое кольцо спрятанным, он мог доставить свое послание к Лордам, удовлетворить насущную потребность в беспрерывном движении и избежать опасных неожиданностей, требований силы, которой он обладал. Морестранственник - и Этиаран тоже, быть может, непроизвольно - дали ему определенную свободу выбора. Теперь он, возможно, сможет сохранить себя - если ему удастся избежать дальнейших соблазнов и если великан раскрыл его секреты. - Морестранственник, - начал было он, но потом остановился. К нему и великану приближались двое мужчин из главной части Твердыни. Люди были похожи на часовых над воротами. По их плоским, непроницаемым лицам невозможно было определить их возраст, словно их отношения со временем были в некоторой степени двоякими, и от них исходило такое ощущение твердости - на взгляд Кавинанта, - что его внимание отвлеклось от великана. Они пересекли двор с таким спокойствием, словно были воплощениями скалы. Один из них приветствовал Морестранственника, а другой направился к Кавинанту. Подойдя к нему, он сделал полупоклон и сказал: - Я Баннор из Стражи Крови. Мне поручено опекать вас. Я провожу вас в приготовленные для вас покои. - Речь его тоже была неловкой, словно язык не мог приспособиться к диалекту Страны, но в его тоне Кавинант уловил некоторую резкость, прозвучавшую как недоверие. Это обстоятельство, а также суровая внушительная внешность Стража Крови сразу заставили Кавинанта почувствовать себя не в своей тарелке. Он посмотрел в сторону великана и увидел, как тот отдает Стражу Крови салют, полный уважения и старой дружбы. - Привет, Корик! - сказал Морестранственник. - Отдав честь Стражу Крови, я передаю ему заверения преданности от великанов Прибрежья. В эти трудные времена мы горды назвать Стражу Крови в числе своих друзей. Корик бесстрастно ответил: - Мы - всего лишь Стража Крови. Покои для вас уже готовы, чтобы вы могли отдохнуть. Идемте. Морестранственник улыбнулся. - Хорошо. Я очень устал, друг мой. С этими словами он вместе с Кориком направился к воротам. Кавинант пошел было за ним, но Баннор преградил ему путь своей сильной рукой. - Вы пойдете со мной, - сказал он прежним голосом. - Морестранственник! - неуверенно позвал Кавинант. - Морестранственник, может, мне лучше пойти с тобой? Великан ответил через плечо: - Иди с Баннором. Не беспокойся. Казалось, он не замечал испуга Кавинанта, голос его выражал только благодарное облегчение, словно мысли его были заняты лишь отдыхом и Ревлстоном. - Мы снова встретимся завтра. Двигаясь так, словно он безоговорочно доверял Стражу Крови, великан удалился вместе с Кориком в главную часть Твердыни. - Ваши покои в башне, - сказал Баннор. - В башне? Почему? Страж Крови пожал плечами. - Если вы задаете такой вопрос, то придется дать вам ответ. Но сейчас вы должны следовать за мной. На мгновение взгляд Кавинанта встретился со взглядом Баннора, и Кавинант прочел в нем компетентность Стража Крови, его желание и способность настоять на своем. Это еще более усилило беспокойство Кавинанта. Даже в глазах Саронала и Барадакаса, когда они сначала взяли его в плен, полагая, что он Душераздиратель, не было столько спокойствия и способности выполнить обещаемое принуждение или насилие. Жители вудхелвена были нарочито грубы в силу своей природной мягкости, но во взгляде Баннора не было ни малейшего намека ни на какую клятву мира. Кавинант испуганно отвел взгляд. Когда Баннор направился к одной из дверей башни, он в неуверенности и смятении последовал за ним. Как только они приблизились, дверь открылась и закрылась сразу же после того, как впустила их, хотя Кавинант не заметил, кто или что привело ее в движение. Теперь они оказались на спиральной лестнице в полой середине башни, по которой Баннор начал подниматься, пока наконец через сотню или более футов ступени не привели их к другой двери. Войдя в нее, Кавинант оказался в беспорядочном лабиринте коридоров, лестниц и дверей, так что вскоре абсолютно утратил всякое чувство направления. Баннор через неправильные интервалы вел его то одним путем, то другим вниз и вверх по бесчисленным ступенькам, по широким, а затем по узким коридорам, так что Кавинант начал бояться, что не сможет отыскать обратную дорогу без провожатого. Время от времени он мельком замечал других людей, в основном Стражей Крови и воинов, но никто из них не попался непосредственно ему навстречу. Наконец Баннор все же остановился в центре чего-то, напоминавшего пустой коридор. Резким жестом он распахнул потайную дверь. Кавинант следом за ним вошел в большую жилую комнату с балконом в дальней стене. Баннор подождал, пока Кавинант бегло осмотрит помещение, а затем сказал: - Если вам что-то понадобится, позовите. - И вышел, захлопнув за собой дверь. Несколько мгновений Кавинант еще осматривался; он мысленно зафиксировал положение всех предметов, чтобы знать все опасные углы, выступы и края. В комнате находились кровать, ванна, стол, уставленный едой, стулья, на одном из которых висела разнообразная одежда, и ковер на одной из стен. Но ничего из этого не несло в себе очевидной угрозы, и вскоре взгляд Кавинанта вернулся к двери. На ней не было ни ручки, ни щеколды, ни задвижки - ничего, за что он мог бы ее открыть. Какого дьявола?.. Он толкнул ее плечом, попытался ухватиться за ее край и потянуть, однако тяжелый камень даже не шевельнулся. - Баннор! - его нарастающий страх мгновенно превратился в гнев. - Проклятье! Баннор! Открой дверь! Почти немедленно каменная плита качнулась внутрь. В проеме бесстрастно стоял Баннор. Взгляд его ничего не выражал. - Я не могу открыть дверь, - резко сказал Кавинант. - В чем дело? Это что - разновидность тюрьмы? Плечи Баннора слегка приподнялись. - Называйте это, как хотите. Вы должны будете пробыть здесь до тех пор, пока Лорды не будут готовы послать за вами. - "Пока Лорды не будут готовы"? А что я должен делать тем временем? Просто сидеть здесь и думать? - Ешьте. Отдыхайте. Делайте, что хотите. - Тогда я скажу, чего я хочу. Я не останусь здесь, чтобы сойти с ума, ожидая, пока ваши прекрасные Лорды соизволят меня принять. Я прошел сюда весь путь от Смотровой Кевина чтобы поговорить с ними. Я рисковал своей... Он заставил себя остановиться, поскольку понял, что эти его бурные излияния не производят на Стража Крови ни малейшего впечатления. Изо всех сил сдерживая гнев, он глухо произнес: - Почему я нахожусь здесь на положении пленника? - Посланники могут быть и друзьями, и врагами, - ответил Баннор. - Может быть, вы - слуга Порчи. Нам поручена забота о безопасности Лордов. Стража Крови не позволит вам подвергать их риску. Прежде чем разрешить вам свободу передвижения, мы должны быть уверены в вас. "Проклятье! - подумал Кавинант. - А мне как раз самому именно этого и не хватает". Комната позади него казалась наполненной темными хищными мыслями, от которых он так старался убежать. Как он сможет защититься от них, если его лишили возможности двигаться? Но и стоять так, выставив на обозрение Баннору все свои страхи, он тоже не мог. И он заставил себя отвернуться от двери. - Передай им, что мне не хочется ждать. Дрожа, он подошел к столу и взял с него керамическую бутыль с вином. Услышав, что дверь закрылась, он сделал большой глоток, как жест неповиновения. Затем, все еще ощущая во рту чудесный аромат вина, он вновь осмотрел комнату, словно ожидая, что темные призраки сейчас появятся из своего укрытия и нападут на него. На этот раз его внимание привлек ковер. Он был соткан из толстой разноцветной пряжи, в которой преобладали ярко-красные и небесно-голубые тона, и через несколько мгновений Кавинант понял, что рисунок, вытканный на ковре, изображает легенду о Береке Полуруком. Прямо в центре находилась фигура Берека в стилизованной позе, выражавшей одновременно и страдание, и блаженство. А вокруг, по всему остальному полотну, были изображены сцены, отражавшие историю Лорда-Основателя - его верность своей королеве, алчность короля и его жажду власти, отречение королевы от своего мужа, героическую борьбу самого Берека, рассечение его руки, его отчаяние на горе Грома, победу Огненных Львов. Все вместе производило впечатление спасения, возрождения, достигнутого на самом краю гибели с помощью честности, словно сама земля вмешалась, и можно было доверить ей это вмешательство, чтобы выправить нарушенное в войне глобальное равновесие сил. - О, проклятье! - простонал Кавинант. - Неужели я должен буду смириться с этим? Зажав в руке керамическую бутыль, словно она была единственной в комнате надежной вещью, он направился к балкону. Остановившись в проеме, он оперся о камень. За перилами балкона была пропасть глубиной в три или четыре сотни футов, уходившая к подножью гор. Он не отважился подойти к перилам; при одной мысли об этом в желудке похолодело, а голова закружилась. Но он заставил себя как следует рассмотреть окрестность, чтобы определить свое местонахождение. Балкон находился на восточной стороне башни, и с него открывался вид на широкие равнины. Лучи полуденного солнца отбрасывали тень от мыса на восток подобно какому-то защитному средству, и в мягком свете позади тени равнины выглядели красочными и разнообразными. Голубоватые водоемы, вспаханные коричневые поля и первая зелень посевов перемешались друг с другом на огромном пространстве, а между ними на юг и на восток бежали, серебрясь на солнце, нитки ручейков. На полях выделялись скученные пятна деревень, образуя тонкую паутинку жилья; пурпурный вереск и серый папоротник орляк широкими полосами уходили на север. Справа виднелась река Белая, извивающаяся в направлении Тротгарда. Этот вид напомнил ему о том, как он попал сюда - о Морестранственнике, об Этиаран, о духах, о Барадакасе и об убитом
в начало наверх
вейнхиме... Головокружительные воспоминания, вращаясь спиралью, поднимались к нему от подножий гор. Этиаран обвинила его в причастности к убийству духов. И все же она отреклась от своего справедливого желания возмездия, от своей справедливой ярости. Он принес ей столько горя... Кавинант вернулся в комнату и, обессиленно, сел за стол. Руки его задрожали так сильно, что он не мог отпить из бутылки. Он опустил ее на стол, стиснул кулаки и прижал костяшками пальцев твердое кольцо, спрятанное над сердцем. - Я не стану думать об этом. Тяжелые морщины, словно от искривленного черепа, собрали его лоб в глубокие складки. - Я не Берек! Он сидел так до тех пор, пока биение в воздухе крыльев тревоги не стало затихать, а холод в желудке - постепенно таять. Тогда он развел онемевшие пальцы. Не обращая внимания на их невозможную чувствительность, он принялся есть. На столе он нашел в изобилии холодное мясо, разнообразные сыры, фрукты и черный хлеб. Ел он неторопливо и осторожно, словно кукла, выполняющая команды помимо своей воли, пока не насытился. Затем он снял одежду и стал мыться, тщательно натираясь и внимательно рассматривая свое тело, чтобы убедиться, что на нем нет никаких повреждений. Разобрав приготовленную для него одежду, он наконец облачился в бледно-голубой халат, но перед тем, как запахнуть его, он убедился, что кольцо спрятано надежно. Затем с помощью ножа Этиаран он осторожно побрился. После этого он, все так же механически, выстирал в ванне свою одежду и развесил ее на спинках стульев, чтобы она просохла. Все это время его мысли двигались в одном и том же ритме: Я не буду... Я не являюсь... Пока он занимался всем этим, над Ревлстоном к западу поплыл вечер, и, когда с делами было покончено, Кавинант поставил стул в проем балконной двери так, чтобы он мог сидеть и смотреть на сумерки, не видя высоты своего нахождения. Но тьма, казалось, изливалась из неосвещенной комнаты позади него в широкий мир, словно его покои были источником ночи. Вскоре пустое пространство за его спиной, казалось, заполнилось до отказа пожирателями падали. Кавинант в глубине сердца чувствовал, что превращается в безумца, чтобы избежать своего сна. Стук в дверь, словно пружина, подбросил его в воздух, и он рванулся к двери сквозь тьму, чтобы ответить на него. - Войдите... Входите! В мгновенном замешательстве он начал искать ручку, которой здесь не было. Затем дверь отворилась и яркий свет ворвался в комнату, ослепив Кавинанта. Сначала все, что он видел, было три фигуры: одна у противоположной стены коридора, а две - прямо в дверном проеме. Один из пришельцев держал в обеих руках по горящей лучине, другой - чаши с гравием. Этот ослепительный свет превратил обычное освещение коридора в полутень, откуда и надвигались на Кавинанта эти две огромные фигуры. Он отступил назад, часто мигая. Словно приняв его отступление за приглашение, двое вошли в комнату. Из-за них раздался голос, до странного одновременно грубый и мягкий: - Можно войти? Я - Лорд Морэм... - Конечно же можно, - перебил его более высокий из двоих мужчин голосом, ослабевшим и надтреснутым от старости. - Ему нужен свет, не так ли? Тьма иссушает сердце. А как он получит свет, если мы не войдем? Конечно, если бы он знал что-нибудь, он мог бы позаботиться о себе сам. Разумеется. А ему не слишком часто придется с нами встречаться. Чересчур много дел. Надо еще уделить внимание вечерней службе. У Высокого Лорда, возможно, будут еще указания. Мы и так опоздали. Потому что он ничего не знает. Разумеется. Но мы быстры. Тьма иссушает сердце. Обратите внимание, молодой человек. Мы не можем позволить себе вернуться только для того, чтобы избавить вас от мрака. Пока этот человек говорил, выталкивая слова, словно ленивых слуг, из своей груди, глаза Кавинанта привыкли к свету. Стоящий перед ним более высокий человек превратился в прямого, но древнего старца с узким лицом и бородой, висевшей наподобие изорванного в клочья флага почти до самого пояса. Одет он был в плащ вудхелвеннина, а его голову украшал венок из листьев. Его спутник был почти мальчиком. Юноша был одет в коричневый наряд жителей подкаменья, а на плечах у него красовалось вытканное голубыми нитками некое подобие эполет. Его чистое, веселое лицо, обращенное к старцу, улыбалось, и эта улыбка выражала и веселье, и любовь. Пока Кавинант разглядывал эту пару, человек сзади них увещевательным тоном произнес: - Он гость, Биринайр. Старик замолчал, словно вспоминая правила хорошего тона, и Кавинант посмотрел на Лорда Морэма. Лорд был худощавым мужчиной ростом приблизительно с Кавинанта. Одет он был в длинный хитон глубоко голубого цвета, подвязанный черным как смоль поясом, и в правой руке он держал длинный посох. Затем старик откашлялся: - Ну, что же, хорошо, - засуетился он. - Но на все это нужно время, а мы опаздываем. Пора уже готовиться к вечерней службе. И приготовления для Совета. Разумеется. Вы - гость. Я - Биринайр, хайербренд учения лиллианрилл и хатфрол Твердыни Лордов. Этот ухмыляющийся щенок - Торм, гравлингас радхамаэрля и тоже хатфрол Твердыни Лордов. Теперь слушайте. Походкой, исполненной достоинства, он направился к кровати. Над нею к стене была прикреплена подставка для втыкания факела. Биринайр сказал: - Это сделано для таких же несведущих молодых людей, как вы, - и сунул в подставку горящий конец одной из лучин. Пламя потухло, но едва он вытащил лучину, оно тотчас вспыхнуло вновь. Он установил в подставке лучину незажженным концом и, пройдя через комнату, установил на противоположной стене вторую лучину. Пока хайербренд занимался этим делом, Торм поставил одну из чаш с гравием на стол, а другую - на подставку возле раковины. - Когда захотите спать, накройте их, - сказал он чистым голосом. Покончив со своим занятием, Биринайр сказал: - Тьма иссушает сердце. Берегись этого, гость. - Но учтивость подобна глотку из горного потока, - пробормотал Торм, улыбаясь словно бы какой-то скрытой шутке. - Это так, - Биринайр повернулся и вышел из комнаты. Торм задержался, подмигнул Кавинанту и прошептал: - Он не так уж строг, как вам могло показаться. Затем он тоже исчез, оставив Кавинанта наедине с Лордом Морэмом. Морэм закрыл за ними дверь, и Кавинант мог теперь как следует разглядеть одного из Лордов. У Морэма были изогнутые чувственные губы, на которых сейчас играла улыбка симпатии к хатфролам. Но эффект, вызываемый улыбкой, уравнивался взглядом глаз. Это были опасные глаза - серо-голубые с золотистыми крапинками, которые, казалось, проникали сквозь любое лицо до самого мозга преднамеренности, - глаза, которые как бы сами скрывали нечто значительное и неведомое, будто Морэм был способен застать врасплох саму судьбу, если бы он оказался у последней черты. А его прямоугольный нос, расположенный между опасными глазами, был подобен рулю, направляющему его мысли. Затем Кавинант заметил посох Морэма. Он был окован металлом, как Посох Закона, который Кавинант мельком видел в лопатообразных пальцах Друла, но резьбы на нем не было. Морэм держал его в левой руке, правой отдавая Кавинанту приветственный салют. Затем он скрестил руки на груди, зажав посох на сгибе локтя. Губы его изогнулись, выражая сложную комбинацию из усмешки, робости и настороженности. - Позвольте мне начать снова, - сказал он. - Я - Лорд Морэм, сын Вариоля. Добро пожаловать в Ревлстон, Томас Кавинант Неверящий и посланец. Биринайр - это хатфрол и глава учения лиллианрилл в Твердыне Лордов, но, тем не менее, до вечерней службы еще есть время. Итак, я пришел по нескольким причинам. Первое - чтобы поприветствовать вас, второе - чтобы ответить на вопросы чужестранца, оказавшегося в Стране, и третье - это чтобы осведомиться о причинах, которые привели вас в Совет. Простите, если я кажусь чересчур официальным. Вы - чужестранец, и я не знаю, как у вас принято приветствовать гостей. Кавинант хотел ответить. Но он все еще чувствовал замешательство, в которое привела его темнота; ему требовалось время, чтобы голова его прояснилась. Некоторое время он, мигая, смотрел на Лорда, затем, чувствуя необходимость нарушить молчание, сказал: - Этот ваш Страж Крови мне не доверяет. Морэм криво усмехнулся: - Баннор говорил мне о том, что вы считаете, будто вас держат в заключении. Это еще одна из причин, побудивших меня побеседовать с вами этим вечером. Не в наших обычаях проверять гостей прежде, чем они отдохнут. Однако я должен рассказать вам кое-что относительно Стражи Крови. Может быть, присядем? Он взял стул и, поставив его напротив Кавинанта, сел, положив посох на колени таким естественным жестом, словно это была часть его самого. Кавинант сел возле стола, не отрывая взгляда от Морэма. Когда он сел, Лорд продолжал: - Томас Кавинант, я говорю вам открыто: до тех пор, пока вы не проверены, я допускаю, что вы друг или, по крайней мере, не враг. Вы гость, по отношению к которому должна быть проявлена учтивость. Кроме того, мы давали клятву мира. Но вы такой же чужак для нас, как мы - для вас. А Стража Крови приносила присягу, которая ни в малейшей степени не сравнима с нашей клятвой. Они присягали служить Лордам и Ревлстону - охранять нас от любой угрозы с помощью силы своей верности. Он тихо вздохнул. - Ах, это унизительно, когда тебе так служат - не взирая на время и на смерть. Но оставим это. Я должен сказать вам две вещи. Верные своей присяге, Стражи Крови уничтожили бы вас немедленно, стоило бы вам поднять руку на кого-нибудь из Лордов, да и на любого обитателя Ревлстона. Но Совет Лордов отдал приказ о взятии вас под свое покровительство. Так вот, Стражи Крови - Баннор или любой другой - скорее отдадут свои жизни, защищая вас, нежели позволят себе нарушить этот приказ или допустить, чтобы вам был нанесен какой-то вред. Видимо, заметив на лице Кавинанта сомнение, Лорд добавил: - Уверяю вас: это так. Быть может, для вас было бы нелишним расспросить Баннора обо всем, что касается Стражи Крови. Пусть его недоверие не огорчает вас - быть может, когда-нибудь вы поймете причину. По происхождению он - харучай. Это племя живет высоко в Западных Горах, за расщелиной, которую мы теперь называем Ущельем Стражей. Они пришли в Страну в первые годы правления Кевина, Высокого Лорда, сына Лорика, - пришли и остались, принеся присягу, которая по своей нерушимости достойна даже богов. На мгновение он, казалось, погрузился в размышления о Страже Крови. - Это были люди с горячей кровью, сильные и плодовитые, прирожденные воины и бойцы - а теперь, благодаря своей обещанной верности, они превратились в племя аскетов, старое и лишенное женщин. Говорю вам, Томас Кавинант, за их преданность была заплачена такая непредвиденная цена... Это нелегко им дается, и единственной наградой им служит их нерушимая, истая служба. И будущая горечь сомнений... Морэм снова вздохнул, затем как-то застенчиво улыбнулся. - Спросите у Баннора. Я слишком молод, чтобы рассказывать все так, как было. "Слишком молод? - с удивлением подумал Кавинант. - Сколько же ему лет?" Но он не стал задавать этот вопрос, опасаясь, что ответ будет столь же опасным соблазном, каким был рассказ Морестранственника о Бездомных. Затем, с усилием отогнав от себя эти мысли, он сказал: - Мне надо поговорить с Советом. Морэм в упор взглянул на него. - Лорды соберутся завтра, чтобы выслушать и вас, и великана. Вы хотите говорить сейчас? - Глаза Лорда с золотыми крапинками, казалось, вспыхнули от сосредоточенности. Неожиданно он спросил: - Вы - враг, Неверящий? Кавинант внутренне вздрогнул. Он чувствовал на себе испытывающий взгляд Морэма, и ему казалось, что пламя этого взгляда прожигает его мозг. Но он был готов к сопротивлению и глухо огрызнулся: - Вы же провидец и оракул. Вот и скажите мне. - Это Кеан меня так назвал? - Улыбка Морэма была разоружающей. - Что ж, я выказал некоторую проницательность, когда позволил необычной красной луне меня побеспокоить. Может быть, мои способности провидца удивляют вас? Затем, прервав свое отступление, он намеренно повторил: - Вы - враг?
в начало наверх
Кавинант вернул Лорду его взгляд, надеясь, что тот увидит в его глазах твердость и бескомпромиссность. "Я не буду... - подумал он. - Я не являюсь... Я никоим образом не являюсь для него ни кем. Я просто должен..." - Я просто должен, - сказал он, - передать вам... послание. Так или иначе, меня заставили доставить его сюда. Кроме того, по дороге произошло несколько вещей, которые могли бы вас заинтересовать. - Рассказывайте, - мягко, но с настойчивостью в голосе сказал Морэм. Но его взгляд напомнил Кавинанту о Барадакасе, об Этиаран, о временах, когда они говорили: "Ты закрыт..." Он мог видеть здоровье Морэма, его опасную смелость, его живую любовь к Стране. - Люди постоянно просят меня рассказать чего-нибудь, - пробормотал он. - Не могли бы вы рассказать сами? Через мгновение он ответил сам себе: "Конечно, нет. Откуда им знать, что такое проказа?" Затем до его сознания дошла причина, вызвавшая просьбу Морэма. Лорд хотел, чтобы он говорил, хотел слышать его голос и распознать в нем правду или ложь. Слух Морэма мог уловить честность или фальшь ответа. Кавинант вспомнил послание Фаула и отвернулся в целях самозащиты. - Нет... Я приберегу это для Совета. Одного раза для таких вещей достаточно. Мой язык рассыплется в песок, если ему придется повторять это дважды. Морэм кивнул, словно бы подтверждая, что он понял. Но почти немедленно спросил: - Так значит, обезображенная луна объясняется вашим посланием? Кавинант инстинктивно посмотрел в проем балконной двери. Там, плывя над горизонтом подобно чумному кораблю, светилась кровавым пятном луна. Ее отблеск делал равнины похожими на воплощение фантазии. Он не смог сдержать дрожи в голосе, отвечая: - Он запугивает нас. Просто показывает, на что способен. Однако в глубине души он кричал: "Черт побери! Фаул! Духи были беззащитны! А что я мог сделать для этих уничтоженных созданий?" - Ах! - вздохнул Морэм. - Плохие наступили времена. - Он шагнул в сторону от стула и закрыл выход на балкон деревянной шторой. - Боевая Стража насчитывает менее двух тысяч воинов. В Страже Крови их всего лишь пять сотен - ничтожное количество для выполнения какой-либо задачи, кроме защиты Ревлстона. А Лордов всего лишь пять. Из них двое - старики на исходе своих сил, и никто не овладел более чем ничтожной частью первого Завета Кевина. Мы сейчас слабее, чем любой из друзей земли во все времена существования Страны. Вместе мы едва способны лишь на то, чтобы заставить колючую траву расти в Кураш Пленетор. - Нас было бы больше, - пояснил он, вновь сев на стул. - Но в последние поколения почти все лучшие в лосраате избрали ритуал Освобождения. Я был первым, кто прошел испытание, после перерыва в пятнадцать лет. Увы, сердцем я чувствую, что теперь нам понадобится куда большая сила. Он сжал в руке посох так, что побелели костяшки пальцев, и на мгновение его глаза отразили нескрываемое чувство отчаяния. Кавинант резко сказал: - Тогда предупредите своих друзей, чтобы они были готовы к худшему. То, что я скажу, вряд ли вам понравится. Но Морэм постепенно успокаивался, словно не слышал предупреждения Кавинанта. Разжав руку, держащую посох, он вновь положил его себе на колени. Потом мягко улыбнулся. - Томас Кавинант, у меня есть определенные причины допускать, что вы не враг. У вас, я вижу, есть посох лиллианрилл и нож радхамаэрль - да, и посох познал борьбу с сильным врагом. Кроме того, я уже разговаривал с Сердцепенистосолежаждущим Морестранственником. Другие люди доверяли вам. Я не думаю, что вы добрались бы сюда, если бы вам не оказывали доверия. - Черт побери! - взорвался Кавинант. - Вы все переворачиваете с ног на голову, - он бросал свои слова, словно камни в свое же собственное искаженное изображение. - Меня вынудили прийти сюда. Это была не моя идея. С того момента, когда все это началось, у меня не было другого выбора. - Он прикоснулся рукой к груди, чтобы напомнить себе о том выборе, который у него все же был. - Вы здесь не по своей воле, - мягко констатировал Морэм. - Значит, не зря вас называют Неверящим. Впрочем, оставим это. Совет выслушает вас завтра. Боюсь, что сумел ответить далеко не на все ваши вопросы. Но наступило время вечерней службы. Вы не составите мне компанию? Если хотите, мы можем продолжить беседу по дороге. Кавинант сразу кивнул. Несмотря на усталость, он с радостью ухватился за шанс действовать, держать мысли все время занятыми. Раздражение, вызванное вопросами к нему, было немногим лучше тяжести вопросов, которые ему хотелось задать относительно Белого Золота. Чтобы избежать своей сложной уязвимости, он встал и сказал: - Идемте. Лорд поклонился и вышел из комнаты в коридор. Кавинант последовал за ним. Здесь в поле их зрения оказался Баннора. Тот стоял, прислонившись к стене возле двери, флегматично скрестив на груди руки; но когда Морэм и Кавинант вышли в коридор, он присоединился к ним. Повинуясь внезапному импульсу, Кавинант пересек ему путь. Его взгляд встретился со взглядом Баннора, и, прикоснувшись к груди Стража Крови негнущимся пальцем, он сказал: - Я тебе тоже не доверяю. Затем в злобном удовлетворении он вновь повернулся к Лорду. Морэм подождал, пока Баннор зашел в комнату Кавинанта, чтобы взять там один из факелов, затем Страж Крови занял позицию на шаг позади левого плеча Кавинанта, и Лорд Морэм повел их вдоль коридора. Вскоре Кавинант вновь утратил ориентацию; запутанные коридоры башни сбивали его с толку не хуже лабиринта. Но вскоре они дошли до зала, который, казалось, замыкался глухой каменной стеной. Морэм прикоснулся к камню концом своего посоха, и стена ушла внутрь, открыв выход на галерею, протянувшуюся над внутренним двором между башней и главной частью Твердыни и выходившую к внешнему углу с контрфорсами. - Нет, - пробормотал он. - Это не пойдет, я лучше останусь здесь. Краска стыда залила ему лицо, и холодный ручеек пота скатился вдоль спины. - Я плохо переношу высоту. Лорд мгновение с любопытством рассматривал его, но принуждать не стал. - Хорошо, - сказал он просто. - Мы пойдем другим путем. Обливаясь потом, теперь уже наполовину от облегчения, Кавинант последовал за Морэмом, который провел их частично по прежнему пути, а затем сложными переходами вывел к одной из дверей в основании башни. Там они пересекли двор. Затем Кавинант впервые оказался в главной части Ревлстона. Твердыня вокруг него была ярко освещена факелами и гравием. Стены здесь были достаточно высоки и широки даже для великанов, и их размеры сильно контрастировали с витками башни. В присутствии такого количества резного, величественного и властного гранита, такой тяжести нависающих над головой целых гор и обилия огней Кавинант остро ощутил свое ничтожество и свою собственную хрупкую недолговечность. Снова он почувствовал, что создатели Ревлстона покорили его сердце. Но Морэм и Баннор не казались ему ничтожными. Лорд шел впереди так, словно эти залы были его естественным окружением, словно его смертная плоть расцветала в служении этому великолепию. А непроницаемость и твердость Баннора, казалось, еще увеличились, словно внутри него было нечто, почти равнозначное нерушимости Ревлстона. Среди них Кавинант чувствовал себя наполовину нереальным, лишенным какой-то важной составной части реальности. Сквозь зубы он непроизвольно издал рычание, и плечи его сгорбились, когда эти мысли стали его душить. Мрачным усилием он заставил себя сконцентрироваться на окружающих его внешних деталях. Они повернули и пошли вдоль широкого коридора, ведущего прямо, если не считать некоторой волнистости, словно он был вырезан согласно структуре камня, - прямо к сердцу горы. От него через равные интервалы отходили связующие коридоры - некоторые были прорублены прямо между одной и другой скалой, а другие только соединяли центральный зал с внешними проходами. Через эти коридоры в центральный зал стекалось все больше и больше мужчин и женщин. Все они, как догадался Кавинант, шли на вечернюю службу. На некоторых были надеты кирасы и головные повязки воинов; остальные носили уже знакомую Кавинанту одежду вудхелвеннинов или жителей подкаменья. Некоторые произвели на него впечатление как имеющие отношение к учению лиллианрилл или радхамаэрль; но подавляющее большинство, казалось, принадлежало к числу тех, кто занимается более прозаическими делами городского обслуживания - стряпней, уборкой, строительством, ремонтом, сбором урожая. Кавинант заметил также несколько Стражей Крови, рассредоточенных в толпе. Многие из людей кивали и уважительно приветствовали Лорда Морэма, который в свою очередь отдавал во все стороны приветственные салюты, часто называя здоровающихся с ним людей по именам. Однако шедший позади него Баннор нес факел все с той же невозмутимостью, словно он шел один по безлюдной Твердыне. Когда толпа стала чересчур густой, Морэм двинулся к стене с одной стороны и остановился у какой-то двери. Открыв ее, он повернулся к Баннору и сказал: - Я должен присоединиться к Высокому Лорду. Проведите Томаса Кавинанта в святилище среди людей. Повернувшись к Кавинанту, он добавил: - Баннор доставит вас завтра на Совет в надлежащее время. Отдав салют, он оставил Кавинанта со Стражем Крови. Теперь уже Баннор вел Кавинанта по Ревлстону. Через некоторое время зал закончился, расколовшись под правильным углом на левую и правую арки вокруг широкой стены, и люди со всех направлений вливались в этот опоясывающий коридор. Двери - достаточно большие, чтобы пропускать великанов, - были проделаны в изогнутой стене через равные интервалы, и через них проходили люди - быстро, но без суеты или замешательства. По обе стороны от каждой двери стояли гравлингас и хайербренд; и когда Кавинант приблизился к одной из дверей, то услышал, как стоящие возле нее стражи говорят: - Если в сердце твоем зло, оставь его здесь. Внутри для него нет места. Время от времени кто-либо из людей протягивал руку и прикасался к стражу, словно передавая ему свою ношу. Подойдя к двери, Баннор отдал свой факел хайербренду. Тот потушил его, накрыв пламя рукой и тихо мурлыча какую-то песню. Затем он вернул потухшую лучину Баннору, и Страж Крови вошел в святилище; Кавинант последовал за ним. Они очутились на балконе, опоясывающем изнутри огромную пещеру. Огней в ней не было, но свет струился из всех открытых дверей, и над балконом, на котором стоял Кавинант, находилось еще шесть балконов, все двери на которых тоже были открыты. Все было хорошо видно. Располагались балконы вертикальными ярусами, а под ними, более чем в сотне футов внизу, на дне пещеры располагалась площадь. Одну сторону занимал помост, но остальная часть площади была заполнена людьми. На балконах тоже было много людей, но все же там было относительно свободнее; всем было хорошо видно. Внезапное головокружение захлестнуло Кавинанта черными крыльями. Он вцепился в перила, расположенные на уровне груди, и прижался к ним грудью, стараясь унять трепыхающееся сердце. Ревлстон казался наполненным безднами; куда бы он ни пошел, ему везде приходится сталкиваться с утесами, пропастями, расщелинами. Но перила были сделаны из надежного гранита. Сжимая их, он усилием воли подавил свой страх и посмотрел вверх, чтобы оторвать взгляд от притягивающего дна. Он был сильно удивлен, обнаружив, что пещера не была открытой и над ней не видно неба; она оканчивалась сводчатым куполом в нескольких сотнях футов над верхним балконом. Детали потолка были смутно различимы, но Кавинанту показалось, что он рассмотрел фигуры, вырезанные в камне, - гигантские формы, исполняющие какой-то замысловатый танец. Затем свет начал угасать. Двери одна за другой закрывались; тьма начала заполнять пещеру подобно возрожденной ночи. Вскоре святилище погрузилось во мрак, и в пустоте, как неугомонный дух, распространился мягкий шум движения и дыхания людей. Тьма, казалось, изолировала Кавинанта. Он чувствовал себя так, словно потерял якорь, будучи заброшенным в глубокое пространство, и массивные камни Твердыни нависли над ним, словно весь их громадный, чудовищный вес лег ему на плечи. Кавинант непроизвольно подался к Баннору, прислонившись к его непоколебимому плечу. Затем засветились два огонька: факел лиллианрилл и чаша с гравием. Огоньки эти казались совсем крошечными в огромной пещере, однако они освещали Биринайра и Торма, стоявших по обе стороны от помоста со своими светильниками. Позади каждого хатфрола стояли две одетые в голубое фигуры:
в начало наверх
Лорд Морэм с пожилой женщиной, державшей его под руку, сзади Биринайра и другая женщина и старик - тоже одетые в голубое - позади Торма. Статность старика противоречила его седым волосам и бороде. Кавинант интуитивно догадался, что это Высокий Лорд Протхолл. Старик поднял свой посох и трижды ударил его металлическим концом по каменному помосту. Голова его была высоко поднята, однако голос напоминал о его старости. Несмотря на осанку и бодрость духа, в интонации его голоса была ревматическая боль возраста, когда он сказал: - Настало время вечерней службы Твердыни Лордов - древнего Ревлстона, созданного великанами воплощения всего того, во что мы верим. Добро пожаловать, сильные сердца и слабые, свет и тьма, кровь и кость, разум и душа, во имя добра и мира. Пусть мир будет снаружи и внутри нас. Это время посвящается служению земле. Его компаньоны отозвались: - Пусть будет исцеление и надежда, верность и покой для земли и для всех, кто служит земле, - это вы, стоящие перед нами, вы, прямые участники земной силы и Учения, мастера лиллианрилл и радхамаэрль, Хранители Учения и воины, и вы, стоящие над нами, вы, люди, которые ежедневно заботятся об очаге и урожае жизни, - и для вас, находящиеся среди нас великаны, Стражи Крови, чужеземцы, и для отсутствующих ранихинов, раменов, вудхелвеннинов и жителей подкаменья, всех братьев и сестер общей веры. Мы - Лорды Страны. Добро пожаловать в правде и справедливости. Затем во мгле святилища зазвучала песня Лордов. Огоньки хатфролов были крошечными в огромном, высоком, заполненном людьми святилище - крошечными, и несмотря на это отчетливыми и яркими, как неподдельное мужество. И в этом свете Лорды пели свой гимн: Семь Заветов древнего Учения Для защиты Страны, ее стен и дверей; И один Высокий Лорд, чтобы Блюсти закон и хранить в неприкосновенности Суть силы земной. Семь Заветов против зла - Яд для смертоносных созданий Демонмглы, И один Высокий Лорд, чтобы Хранить посох, ограждающий Страну От совращающего взгляда Фаула. Семь Проклятий для отрицающих веру, Для предателей Страны, людей и духов. И один храбрый Лорд, чтобы Противостоять судьбе и беречь Цветок красоты от черноты порчи... Когда эхо их голосов затихло, Высокий Лорд Протхолл заговорил снова: - Мы - новые хранители Страны - сторонники и верные слуги земной силы, поклявшиеся посвятить себя восстановлению Учения Кевина и излечению земли от всего, что бесплодно или неестественно, разрушительно, безосновательно или извращенно. Мы поклялись также посвятить себя в равном соотношении со всеми другими посвящениями и обещаниями, - поклялись, несмотря ни на какие поползновения назойливого себялюбия, - посвятить себя клятве мира. Ибо спокойствие - это единственный залог того, что мы не оскверним Страну вновь. Люди, стоящие перед помостом, хором отвечали: - Мы не оскверним Страну, хотя усилие владения собой иссушает нас на лозе нашей жизни. Но мы не будем знать отдыха до тех пор, пока тень нашей прежней глупости не улетучится из сердца Страны, а тьма не зачахнет в цветении жизни. И Протхолл продолжал: - Но в служении Стране нет иссушения. Служение делает возможным возвышение, точно так же, как рабство усиливает унижение. Мы можем идти от знаний к знаниям, а затем к еще более высоким знаниям, если нас поддерживает мужество и сила и если мудрость не покидает нас, гонимая тенью. Мы - новые хранители Страны, сторонники и верные слуги земной силы. Ибо мы отдыхать не будем И не свернем с пути, Не потеряем веру, Не потерпим поражения - И так будет до тех пор, Пока серое не станет голубым, А Рилл и Маэрль - Столь же свежими и чистыми, Как древний Ллураллин. На это все собравшиеся ответили пением тех самых слов, строчка за строчкой, повторяя их за Высоким Лордом, и звук этого единого голоса отражался в святилище, словно его ритмическая интонация высвободила какую-то скрытую подземную страсть. Пока длился этот могучий звук, Протхолл склонил голову в знак смирения. Но когда пение прекратилось, он опять вскинул голову и широко раскинул руки, словно открывая грудь навстречу обвинению. - Ах, друзья мои! - воскликнул он. - Посвятившие себя служению Стране, почему нам стало так трудно постигать Учение Кевина? Кто из нас сумел хотя бы приблизиться к уровню знаний наших предков? Мы держим в своих руках первый Завет - мы читаем манускрипт, слова которого большей частью нам понятны, - и все же мы не можем проникнуть в тайны. Какой-то недостаток в самих нас, какая-то перемена к худшему, какое-то ошибочное действие, какой-то основной компонент в наших намерениях мешает нам. Я не сомневаюсь, что цель наша чиста - это цель Высокого Лорда Кевина, а до него это было целью Лорика, Дэймлона и Хатфью - но мудрее, ибо мы никогда не поднимем руку на Страну в безумии отчаяния. Но тогда что? Где мы не правы, если не можем понять того, что нам дано? На мгновение после того, как голос его умолк, в святилище воцарилось молчание, и пустота пульсировала, словно рыдала, будто в словах Лорда люди узнали самих себя, почувствовали беду, о которой он говорил, как свою собственную. Но затем послышался новый голос. Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник бодро сказал: - Мой Лорд, мы еще не дошли до конца. Действительно, задачей нашей жизни было понять и укрепить достижения наших предков. Но наши труды открывают двери в будущее. Наши дети и дети наших детей победят, потому что мы не потеряли своего сердца, потому что вера и мужество - это величайший дар, который мы можем вручить нашим потомкам. И Страна хранит тайны, о которых мы ничего не знаем, - тайны надежды, равно как и угрозы. Пусть ваши сердца не знают скорби, горбратья. Ваша вера сама по себе уже драгоценна, не смотря ни на что. Но у вас нет времени! - мысленно стонал Кавинант. - Вера! Потомки! Фаул собирается уничтожить вас! Его мнение о Лордах теперь изменилось. Они не были какими-то высшими существами, вершителями судеб; они были такими же смертными, как и он сам, и им знакома была слабость. Фаул отнял бы у них все. На мгновение он выпустил перила, за которые держался, словно собираясь выкрикнуть свое послание судьбы собравшимся людям. Но головокружение тотчас же разрушило его намерение, набросившись на него из пустоты. Пошатнувшись, он вновь ухватился за перила, потом качнулся назад и вцепился в плечо Баннора. ...Что максимальный срок оставшихся им Стране дней... Ему придется объявить им их смертный приговор. - Уведи меня отсюда, - хрипло проговорил он. - Я не могу вынести этого. Баннор, поддерживая Кавинанта, повел его к выходу. Дверь тотчас же отворилась в ярко освещенный внешний коридор. Кавинант почти выпал из дверей. Не говоря ни слова, Баннор зажег свой факел от одного из горящих светильников на стене. Затем он взял Кавинанта под руку, чтобы поддержать его. Кавинант отбросил его руку. - Не прикасайся ко мне, - еле слышно проговорил он. - Разве ты не видишь, что я болен? На бесстрастном лице Баннора не возникло ни тени какого-либо выражения. Спокойно повернувшись, он повел Кавинанта от святилища. Кавинант пошел за ним, согнувшись и держась за живот, словно его все еще мутило. ...Что максимальный срок... Как мог он помочь им? Он не мог помочь даже самому себе. В состоянии замешательства и с тяжестью на сердце он кое-как доплелся до своей комнаты в башне, закрыв за собой дверь, словно исполнив приговор. Потом сжал ладонями виски, как будто его разум раскалывался надвое. Ничего этого на самом деле не происходит, - молча стонал он. - Каким образом они делают это со мной? Повернувшись, он стал смотреть на ковер, словно тот мог дать ответ. Но это лишь ухудшило его состояние. - Проклятье! Берек! - стонал он. - Ты думаешь, это легко? Ты думаешь, обычного человеческого отчаяния достаточно или, что если чувствуешь себя достаточно паршиво, то нечто космическое или, по крайней мере, таинственное обязательно появится и спасет тебя?! Будь ты проклят! Он собирается уничтожить их! А ты просто еще один грязный гадкий прокаженный, и сам даже не знаешь об этом! Его пальцы согнулись, как дикие когти, и он прыгнул вперед, царапая ковер, словно пытаясь соскрести черную ложь с камня мироздания. Тяжелая пряжа не поддавалась его наполовину покалеченным рукам, но ковер упал со стены. Распахнув дверь на балкон, он с усилием перекинул ковер через перила и швырнул его в багровую ночь. Тот начал падать, медленно кружась, точно опавший осенний лист. Я не Берек! Тяжело дыша, он вернулся в комнату, рывком опустив за собой деревянную штору, чтобы не видеть кровавого света. Скинув халат, он надел свою одежду, затем погасил свет и забрался в постель. Но прикосновение к коже мягких чистых простыней не утешило его. 14. СОВЕТ ЛОРДОВ Проснулся он с тяжелой головой - словно на него давила какая-то темная грозовая туча, состоявшая из клокочущей тьмы и блеска белых молний. Кавинант механически начал готовиться к Совету - умылся, осмотрел себя, оделся в свою одежду и снова побрился. Когда Баннор принес ему поднос с едой, Кавинант приступил к завтраку с таким же воодушевлением, как если бы пища была приготовлена из грязи и камней. Затем он заткнул за пояс нож Этиаран, в левой руке зажал посох Барадакаса и сел лицом к двери в ожидании вызова. Наконец вернулся Баннор и сказал, что время подошло. Еще несколько мгновений Кавинант сидел неподвижно, не сводя со Стража Крови своего полузрячего взгляда и раздумывая, где ему взять мужество, чтобы идти дальше по дороге этого сна. Он чувствовал, что лицо его перекосилось, но не был уверен в этом. Он прикоснулся к твердому металлу кольца, спрятанного на груди, чтобы подбодрить себя, и встал, преодолевая сопротивление самого себя. Пристально глядя в дверной проем, словно это был вход на эшафот, Кавинант приблизился к порогу и пошел вдоль стены. Следуя за повелительной спиной Баннора, он вышел из башни, пересек внутренний двор, затем вошел во внутреннюю крепость и начал петлять по запутанным и причудливо отделанным коридорам Ревлстона. Наконец они оказались в ярко освещенном зале глубоко в горе и подошли к широкой двустворчатой деревянной двери с верхней частью, выполненной в форме арки. Она была закрыта и охранялась Стражей Крови. Вдоль обеих стен стояли каменные стулья, одни нормальных размеров, другие достаточно большие, чтобы на них могли сидеть великаны. Баннор кивнул часовым. Один из них открыл дверь, в то время как другой знаком приказал Баннору и Кавинанту войти. Баннор провел Кавинанта в палату Совета Лордов. Палата оказалась огромной круглой комнатой с высоким потолком в виде крестового свода; ряды сидений, расположенные по всей окружности, занимали три четверти пространства. Дверь, через которую вошел Кавинант, находилась почти на том же уровне, что и верхние ряды сидений, а также две другие двери - обе совсем небольшие - в противоположной стене палаты. Там, где кончались самые нижние ряды, располагались три яруса. На первом, в нескольких футах ниже галереи, стоял резной каменный стол в форме трех четвертей окружности, повернутый выемкой к большим дверям, а с другой стороны вокруг него стояло много стульев. На полу, в центре, в том месте,
в начало наверх
где в столе была выемка, находилась большая широкая чаша с гравием. Желтый свет огненных камней усиливали четыре огромных факела лиллианрилл, укрепленные в верхней части стены и горевшие, не дымя и не уменьшаясь в размерах. Пока Баннор вел его вниз по ступенькам к открытой части стола, Кавинант рассматривал находящихся в палате людей. Неподалеку от стола в массивном каменном кресле сидел,непринужденноразвалясь, Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник. Глядя, как Кавинант спускается вниз, он приветливо улыбнулся своему недавнему пассажиру. Кроме него, все остальные, сидевшие за столом, были Лордами. Прямо напротив Кавинанта, во главе стола, сидел Высокий Лорд Протхолл. Возле него на камне лежал его посох. По обе стороны от него, в нескольких футах, сидели старые мужчина и женщина. На таком же расстоянии слева от женщины сидел Лорд Морэм, а напротив Морэма, следующая за стариком, сидела женщина средних лет. Позади каждого из Лордов стоял Страж Крови. Кроме них в палате Совета было еще четыре человека. Позади Высокого Лорда, почти в самой вершине галереи, сидели хатфролы Биринайр и Торм, и между ними не было никакого расстояния, словно они дополняли друг друга. Прямо сзади них располагались еще двое - воин с двойной черной диагональю на кирасе и Тьювор, Первый Знак Стражи Крови. Столь небольшое количество людей придавало палате огромный, пустой и загадочный вид. Баннор подвел Кавинанта к стулу, одиноко стоящему ниже уровня стола Лордов. Теперь между Кавинантом и Высоким Лордом была только выемка с гравием. Кавинант, внутренне сжавшись, сел и огляделся. Он чувствовал, что находится в неприятном удалении от Лордов. Он боялся, что ему придется кричать, чтобы передать свое послание. Поэтому он удивился, когда Протхолл встал и тихо сказал: - Томас Кавинант, добро пожаловать в Совет Лордов. Его напевный голос дошел до слуха Кавинанта столь же ясно, как если бы они сидели рядом. Кавинант не знал, что ответить; неуверенно прикоснувшись правой рукой к груди, он затем вытянул ее открытой ладонью вперед. Как только он освоился в палате, он начал улавливать особость здешней атмосферы, эманацию личностей Лордов. Они произвели на него впечатление свято хранимой нерушимой клятвы и широко простирающейся, но тем не менее единодушной преданности. Протхолл стоял один, глядя прямо в глаза Кавинанту. Внешний облик Высокого Лорда - облик седой старости - нарушала его борода и величественная осанка; было совершенно ясно, что он все еще силен. Но в глазах его была усталость, вызванная аскетизмом - самоотречением, зашедшим так далеко, что оно, казалось, лишало его плоти, словно старость его длилась так долго, что теперь только сила, которой он себя посвятил, предохраняла его от дряхлости. Два Лорда, сидевшие по бокам от него, сохранились не столь хорошо. У них была дряблая, испещренная отметинами лет кожа и редкие, словно пух одуванчика, волосы. Они склонились над столом, как будто пытались побороть стремление древней плоти предаться сну или дремоте. Лорда Морэма Кавинант уже знал, хотя теперь он казался более проницательным и опасным, словно соседство других Лордов усиливало его способности. Но пятого Лорда Кавинант не знал. Она сидела за столом прямо и как-то значительно, ее грубоватое открытое лицо сосредоточилось на нем, словно вызов. - Разрешите вам представить присутствующих, прежде чем мы начнем, - проговорил Высокий Лорд. - Я - Протхолл, сын Двиллиана, Высокий Лорд, назначенный Советом. Справа от меня - Вариоль, супруг Тамаранты и сын Пентиля, бывший Высокий Лорд... Как только он произнес это, два древних Лорда подняли свои морщинистые лица и, посмотрев друг на друга, как-то таинственно улыбнулись. Протхолл продолжал: - ...И Осондрея, дочь Сондреи. Справа от меня - Тамаранта, супруга Вариоля и дочь Энесты, и Морэм, сын Вариоля. Великана Прибрежья Сердцепенистосолежаждущего Морестранственника вы уже знаете, и встречались с хатфролами Твердыни Лордов. Позади меня находятся также Тьювор, Первый Знак Стражи Крови, и Гаф, вомарк Боевой Стражи Твердыни Лордов. Они все имеют право присутствовать на Совете. У вас нет возражений? Возражений? Кавинант молча покачал головой. - Тогда начнем. У нас есть традиция - почтить тех, кто предстал перед нами. Как мы можем почтить тебя? Кавинант покачал головой. - Я не хочу никаких почестей. Однажды я уже совершил подобную ошибку. После вопросительной паузы Высокий Лорд сказал: - Хорошо. Повернувшись к великану, он возвысил голос: - Привет и добро пожаловать, великан Прибрежья Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, горбрат и наследник верности Стране. Бездомные - это благо Страны. Камень и море крепко связаны с жизнью. Добро пожаловать, в здравии или в недуге, в благоденствии или в несчастье - проси или отдавай. В любой просьбе мы тебе не откажем, если у нас достанет сил и жизни ее выполнить. Я - Высокий Лорд Протхолл и говорю в присутствии самого Ревлстона. Морестранственник встал, чтобы ответить на приветствие. - Здравствуй во веки веков, Лорд и друг земли. Я - Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, посланник от великанов Прибрежья в Совет Лордов. Правда моего народа у меня на устах, и я слышу одобрение древнего священного родового камня... Краеугольный камень земли - истинная дружба, Ее скрепляет верности и преданности знак, Вручную высеченный в вечном камне времени. Теперь настало время доказательства силы данного когда-то слова. Сквозь Лес Великанов, Сарангрейвскую Зыбь и Анделейн я пронес звучание древних клятв. Затем манеры его утратили некоторую дозу официальности, и он добавил, с улыбкой взглянув на Кавинанта: - А также доставил сюда кое-что. Мой друг Томас Кавинант обещал мне, что об этом путешествии будет сложена песня, - он мягко рассмеялся. - Я - великан Прибрежья. Коротких песен мне не надо. Его юмор заставил Лорда Морэма усмехнуться и вызвал легкую улыбку на лице Протхолла, но суровому лицу Осондреи смех, казалось, был незнаком, да и Вариоль с Тамарантой словно не слышали великана. Морестранственник вновь занял свое место, и почти тотчас же Осондрея произнесла, словно только этого и ожидала: - Так в чем заключается твое послание? Морестранственник выпрямился, положив руки на стол. - Лорды - камень и море! - я великан. Нелегко говорить так, как привыкли говорить вы, хотя для меня это легче, чем для кого-либо другого из моего народа - по этой причине я и был выбран. Но я постараюсь говорить покороче. Пожалуйста, поймите меня. Мое послание мне передали по той форме, как это принято у великанов, и длилось это десять дней. Но потери времени в этом не было. Когда требуется полное понимание, всю историю необходимо рассказывать в полном объеме. У нас говорят: спешка - для потерявших надежду, и не прошло и дня, как я убедился, насколько верна эта пословица. Все это я говорю для того, чтобы предупредить заранее, что мое послание содержит много такого, чего вы, возможно, не пожелали бы слушать в настоящее время. Вы должны знать историю моего народа - все, что было до и после потери, которая привела нас сюда, все совместные шаги наших народов, начиная с той эпохи, - если вы хотите услышать меня. Но я воздержусь от этого. Мы - Бездомные, влекомые необузданной силой своей энергии и энтузиазма, чья численность постоянно сокращается из-за утраченной способности к своевременному воспроизводству, - мы истосковались по своей родной земле. Однако со времен Дэймлона Друга Великанов мы не утратили надежды, хотя Губитель Душ строил против нас козни. Мы исследовали моря и ждали, когда осуществятся предзнаменования. Великан сделал паузу и задумчиво посмотрел на Кавинанта, затем продолжал: - Ах, мои Лорды, предсказания странны. Там много всего говорится, и мало совсем проясняется. Ведь то, что предсказал нам Дэймлон, может быть вовсе и не Домом, а наоборот, может оказаться нашим концом, доказательством невозвратности нашей утраты. Но и этого было бы для нас достаточно. Это нас бы удовлетворило. Итак, мы нашли для себя еще одну надежду. Когда в Прибрежье пришла весна, вернулись наши поисковые корабли и сообщили, что в самом конце своего путешествия они наткнулись на остров, граничащий с древними океанами, по которым мы скитались когда-то. Все это пока еще неясно, но наши следующие разведчики могут отправиться прямо к этому острову и поискать за его пределами более точных знаков. Таким образом, через лабиринт морей, мы воспитываем в себе хладнокровие. Протхолл кивнул, и безупречная акустика палаты донесла до слуха Кавинанта едва уловимый шелест - шелест мантии верховного Лорда. Великан продолжал, всем своим видом показывая, что приближается к сути своего послания: - Однако от Дэймлона Друга Великанов, Высокого Лорда, получили мы и другую надежду. Главным его предсказанием было следующее: наше изгнание закончится тогда, когда наше семя вновь обретет былую силу и рождаемость превысит смертность. Таким образом, надежда рождается из надежды, ибо даже без всякого предсказания мы почерпнули бы силу и храбрость в успешном продолжении нашего рода. И представьте себе! В ночь, когда вернулись наши корабли, Хейлол Златокудрая, супруга Настройщика Килей, разрешилась от бремени... Ах, камень и море, мои Лорды! Мой язык отказывается произнести это, ибо он не в силах передать ликование великанов. Как могут ощущать радость люди, которые говорят об этом так коротко? Достойная женщина, чистокровный отпрыск рода великанов, дала жизнь троим сыновьям! Не в силах больше сдерживаться, Морестранственник разразился песней, полной мощного рева морских волн и привкуса соли. К своему удивлению Кавинант увидел, что Осондрея улыбается, а в ее увлажнившихся глазах отражается золотой свет гравия - красноречивое свидетельство радости, доставленной ей сообщением великана. Но Морестранственник внезапно оборвал песню. Сделав жест в сторону Кавинанта, он сказал: - Прошу меня простить, у тебя тоже есть дело. Я должен наконец подойти к главной части послания. Ах, друг мой, - сказал он Кавинанту, - неужели ты так и не засмеешься для меня? Ради тебя я должен вспомнить, что Дэймлон предвещал нам конец нашего изгнания, а не возвращение домой, хотя я не могу представить себе иного завершения нашей эпопеи, кроме как Дома. Хотя, быть может, я, сам того не зная, являюсь свидетелем заката великанов. - Тише, горбрат, - прервала его Лорд Тамаранта. - Не делай зла своему народу, произнося такие слова. Морестранственник ответил тем, что от души рассмеялся. - О, благодарю, Лорд Тамаранта. Вот так молодые женщины учат мудрых старых великанов. Весь мой народ будет смеяться, когда я расскажу им об этом. Тамаранта и Вариоль обменялись улыбками и вернулись к состоянию размышлений или дремоты. Вдоволь насмеявшись, великан сказал: - Ну, что ж, мои Лорды. Тогда к сути дела. Камень и море! От такой спешки у меня голова идет кругом. Я пришел, чтобы просить выполнения древних обещаний. Высокий Лорд Лорик Заткнувший Вайлов обещал, что Лорды сделают нам подарок, когда наша надежда найдет подтверждение, - подарок, который умножит наши шансы в поисках дороги домой. - Биринайр, - произнесла Лорд Осондрея. Высоко на галерее старый Биринайр поднялся и сказал: - Разумеется. Я не сплю. И не так уж стар, как кажется. Я вас слышу. Широко улыбнувшись, великан крикнул: - Эй, Биринайр! Хатфрол Твердыни Лордов и хайербренд лиллианрилл. Мы - старые друзья, великаны и лиллианрилл. - Друзья, но вот кричать незачем, - ответил Биринайр. - Я тебя слышу. Старые друзья со времени Высокого Лорда Дэймлона. И никак иначе. - Биринайр, - резко прервала его Осондрея, - помнит ли твое учение дар, обещанный Лориком великанам? - Дар? А почему бы и нет? С моей памятью все в порядке. Где этот щенок, мой ученик? Разумеется. Лор-лиарилл. Они называли это Золотой Жилой. Вот. Кили и рули для кораблей. Верный курс - никогда не заштиливает. И прочные, как камень, - обращаясь к Торму, он добавил: - Не то, что ты, ухмыляющийся радхамаэрль. Я все помню. - Ты можешь это сделать? - тихо спросила Осондрея. - Сделать? - эхом отозвался Биринайр, видимо озадаченный. - Можешь ли ты изготовить золотожильные рули и кили для великанов? Или это учение уже утрачено? - Повернувшись к Морестранственнику, она
в начало наверх
спросила: - Сколько вам требуется кораблей? Бросив быстрый взгляд на величественного Биринайра, великан сдержал готовый прорваться смех и просто сказал: - Семь. Может быть, пять. - Можно это сделать? - снова обратилась Осондрея к Биринайру, произнося слова отчетливо, но без раздражения. Взгляд Кавинанта переходил с одного говорившего на другого, словно они беседовали на иностранном языке. Хатфрол достал из-под мантии дощечку и острую иглу и погрузился в расчеты, бормоча что-то под нос. Скрип его иглы раздавался в палате до тех пор, пока он не поднял голову и не произнес срывающимся голосом: - Учение по-прежнему в силе сделать это. Но это не так просто. Мы сделаем все, что в наших силах. Разумеется. Но время - на это потребуется время. На это потребуется заметное время. - Сколько времени? - Мы сделаем все возможное. Если нам не будут мешать. Не моя вина. Я не терял своего учения лиллианрилл. Лет сорок. Затем, внезапно перейдя на шепот, он добавил, обращаясь к великану: - Прошу прощения. - Сорок лет? - великан мягко рассмеялся. - Здорово сказано, Биринайр, друг мой. Сорок лет! Мне это не кажется чересчур долгим. Повернувшись к Высокому Лорду Протхоллу, он сказал: - Мой народ не может подобающе поблагодарить тебя. Даже в языке великанов для этого нет достаточно длинных слов. Трех тысячелетий нашей службы было недостаточно, чтобы отплатить за семь золотожильных килей и рулей. - Нет, - запротестовал Протхолл, - семьдесят раз по семь золотожильных даров - ничто по сравнению с великой дружбой великанов Прибрежья. Лишь мысль о том, что мы поможем вашему возвращению домой, сможет заполнить ту пустоту, которая останется после вашего ухода. А наша помощь отодвигается на сорок лет. Но мы начнем немедленно, и - кто знает? - может получится так, что какое-нибудь новое понимание Учения Кевина сократит этот срок. - Немедленно, - эхом повторил его слова Биринайр. "Сорок лет? - подумал Кавинант. - Нет у вас сорока лет". Затем Осондрея, посмотрев сначала на великана, потом на Высокого Лорда Протхолла, спросила: - Значит, решено? Когда оба утвердительно кивнули, она повернулась к Кавинанту и сказала: - Тогда давайте перейдем к делу этого Томаса Кавинанта. Ее голос, казалось, повысил напряженность атмосферы подобно отдаленному удару грома. Улыбаясь, чтобы смягчить прямолинейность Осондреи, Морэм сказал: - Чужеземца называют Неверящим. - И неспроста, - подтвердил великан. Его слова прозвучали как угроза для Кавинанта, находящегося в состоянии смутного беспокойства, и он пристально посмотрел на Морестранственника. В глубоких глазах великана под нависшим лбом он прочел подразумеваемый смысл этой фразы. Так ясно, словно он открыто отвечал на обвинение. Великан говорил ему взглядом - признай Белое Золото и используй его для блага Страны. Невозможно, - так же глазами ответил ему Кавинант. Он ощутил, как в голову приливает жар от бессилия и гнева, но лицо его осталось невозмутимым, как мраморная плита. Лорд Осондрея внезапно спросила требовательным голосом: - Внизу был найден ковер из вашей комнаты. Зачем вы его сбросили? Не глядя на нее, Кавинант сказал: - Он оскорбил меня. - Оскорбил? - Ее голос дрогнул от недоверия и негодования. - Осондрея, - увещевательным тоном тихо обратился к ней Протхолл, - он здесь чужак. Она не отвела от Кавинанта обвиняющего взгляда, но промолчала. На мгновение воцарилась полная тишина, все замерли. У Кавинанта возникло смутное ощущение, что Лорды мысленно спорят друг с другом относительно того, как с ним обращаться. Затем поднялся Морэм, обошел вокруг каменного стола и двинулся назад внутри кольца, пока не очутился напротив Осондреи. Там он сел на край стола, положив на колени посох, и устремил взгляд на Кавинанта. Под этим испытующим взглядом Кавинант почувствовал себя более незащищенным, чем когда-либо. В то же время он чувствовал, что Баннор шагнул ближе к нему, словно собираясь предотвратить нападение на Морэма. Лорд Морэм, криво улыбаясь, сказал: - Томас Кавинант, ты должен простить нас за это. Оскверненная луна предрекает Стране зло, которого мы едва ли ожидали. Без всякого предупреждения самое суровое знамение нашего времени появляется в небе, и мы в высшей степени напуганы. Тем не менее мы не имеем права тебя осуждать, не выслушав. Ты должен доказать, что ты на самом деле болен - если это действительно так. Он посмотрел на Кавинанта, словно в ожидании ответа, какого-то подтверждения, но Кавинант лишь посмотрел на него пустым взором. Лорд продолжил: - Итак. Быть может, будет лучше, если ты сразу начнешь со своего послания. Кавинант вздрогнул и втянул голову в плечи, как человек, терзаемый стервятником. Ему не хотелось передавать это послание, не хотелось вспоминать о Смотровой Кевина, о подкаменье Мифиль или о чем-то другом. Внутри все заныло от видений бездны. Все это было невероятно. Как мог он сохранить здравомыслие, если он думал о таких вещах? Но послание Фаула обладало силой принуждения. И Кавинант слишком долго носил его в своем сознании, будто рану, чтобы теперь от него отречься. Прежде чем он смог призвать себе на помощь какую-то защиту, оно вылилось из него, словно вытолкнутое какой-то конвульсией. Бесконечное презрение звучало в его голосе, когда он произнес: - Вот слова Лорда Фаула Презренного: скажи Совету Лордов и Высокому Лорду Протхоллу, сыну Двиллиана, что максимальный срок оставшихся им в Стране дней - семь раз по семь лет, начиная с настоящего времени. Прежде чем он минует, я возьму управление жизнью и смертью в свои руки. И как знак того, что все сказанное мною - правда, скажи им следующее: Друл Каменный Червь, пещерник горы Грома, нашел Посох Закона, который был потерян Кевином при Ритуале Осквернения десять раз по сотне лет назад. Скажи им, что задача их поколения - вернуть себе Посох. Без него они не смогут сопротивляться мне и семи лет, и моя полная победа будет достигнута на шесть раз по семь лет раньше, чем было бы в обратном случае. Что же касается тебя самого, низкопоклонник: не вздумай ослушаться моего приказа. Если послание не будет доставлено в Совет, то тогда все люди в Стране будут мертвы прежде, чем минует десять сезонов. Сейчас тебе этого пока не понять, но я повторяю, что Друл Каменный Червь обладает Посохом, и это причина для страха. Если это послание не будет доставлено, через два года он сядет на трон в Твердыне Лордов. Пещерники уже собираются на его зов; и волки, и юр-вайлы Демонмглы подчиняются власти Посоха. Но война - это еще не самое худшее. Друл все глубже зарывается в темные недра горы Грома - Грейвин Френдор. А в глубинах земли таится проклятие слишком могущественное и ужасное, чтобы кто-то из смертных мог справиться с ним. Оно превратит вселенную в вечный ад. И это проклятие ищет Друл. Он ищет камень Иллеарт. Если он станет его хозяином, закону придет конец, и наступит конец самого времени. Выполни как следует мое поручение, низкопоклонник. Ты уже знаком с Друлом. Разве привлекает тебя перспектива отдать концы у него в лапах? Сердце Кавинанта тяжело ухало от силы его отвращения к произносимым им же самим словам и к этому презрительному тону. Но это было еще не все. - Еще пара слов. Последнее предостережение. Не забудь, кого следует опасаться в конце. Мне приходилось довольствоваться убийствами и мучениями. Но теперь план мой составлен, и я приступил к его осуществлению. Я не успокоюсь до тех пор, пока не искореню в Стране надежду. Подумай над этим и ужаснись! Закончив, Кавинант ощутил, как страх и отвращение вспыхнули в палате Совета Лордов, словно зажженные его вынужденным монологом. "Адское пламя!" - молча стонал он, пытаясь избавиться от застилающей глаза черной пелены, из которой вылилось презрение Фаула. Протхолл сидел со склоненной головой, сжав посох так, словно пытался извлечь из него мужество. Позади него Тьювор и вомарк Гаф стояли в позе воинственной готовности. И только Вариоль и Тамаранта тихо покачивались, сидя на месте, словно все еще дремали и пребывали в абсолютном неведении относительно всего происходящего. Осондрея же смотрела на Кавинанта широко раскрытыми глазами, словно он поразил ее в самое сердце. Стоявший напротив нее Морэм держался прямо, с высоко поднятой головой и закрытыми глазами, твердо опираясь на посох, и в том месте, где металлический наконечник соприкасался с камнем, горело горячее голубое пламя. Великан сгорбился в кресле, его огромные руки с силой сжимали кресло. Плечи дрогнули, и камень внезапно треснул. При этом звуке Осондрея закрыла лицо руками, издав приглушенный возглас: - Меленкурион абафа! В следующее мгновение она опустила руки и вновь посмотрела тяжелым изумленным взглядом на Кавинанта. И тогда он воскликнул: - А я - всего лишь прокаженный, который доставил вам это послание! - тем самым словно бы соглашаясь с ней. - Смейся, Кавинант, - хрипло прошептал великан. - Ты поведал нам о том, что наступает конец. Теперь помоги нам - смейся. Кавинант бесцветным голосом ответил: - Смейтесь вы. Радость - в ушах того, кто слушает. Я это сделать не могу. К его удивлению Морестранственник рассмеялся. Подняв голову, он издал какой-то придушенный, неестественный звук, больше похожий на рыдание, но через мгновение звук этот смягчился, стал чистым и постепенно приобрел оттенок веселья. Ужасное напряжение испугало Кавинанта. Пока великан смеялся, члены Совета понемногу оправились от первого шока ужаса. Протхолл медленно поднял голову. - Бездомные - это благо для Страны, - пробормотал он. Морэм опустился на сиденье, и огонь между посохом и полом угас. Осондрея тряхнула головой, вздохнула, провела рукой по волосам. Кавинант почувствовал нечто вроде общения между Лордами - не говоря ни слова, они, казалось, взялись за руки, делясь друг с другом своей силой. Сидя в одиночестве и чувствуя себя бессильным, Кавинант ждал, когда они станут задавать ему вопросы. И в этом ожидании он изо всех сил старался обрести уверенность, от которой зависело его выживание. Наконец внимание Лордов обратилось к нему. Лицо Протхолла выражало крайнюю усталость, однако его взгляд оставался твердым и решительным. - Ну что ж, Неверящий, - мягко сказал он. - Теперь ты должен рассказать нам обо всем, что с тобой произошло. Нам нужно знать, каким образом угрозы Лорда Фаула получили такое воплощение. Кавинант скорчился на сиденье. Он едва мог устоять перед желанием дотронуться до своего кольца. Черные тени воспоминаний хлопали крыльями перед его лицом, пытаясь сломать защиту. Все в палате смотрели на него. Выталкивая из себя слова, словно кирпичи, он начал: - Я оказался здесь... Я пришел совсем из другого мира. Меня доставили на Смотровую Кевина - я не знаю, каким образом. Сначала я встретился с Друлом, потом Фаул оставил меня на Смотровой. Они, кажется, знают друг друга. - А Посох Закона? - спросил Протхолл. - Я видел какой-то посох у Друла, весь украшенный резьбой, с металлическими наконечниками, как у вас. Что это было - я не знаю. Теперь у Протхолла исчезла последняя тень сомнения, и Кавинант мрачно заставил себя описать все события путешествия, не упоминая, однако, о себе, о Лене, Триоке и Барадакасе. Когда он рассказывал об убитом вейнхиме, дыхание с шумом вырвалось из горла Осондреи, но остальные Лорды никак не реагировали на это. Затем, когда он упомянул о зловещем незнакомце, возможно, Душераздирателе, посетившем вудхелвен Парящий, Морэм напряженно спросил: - Незнакомец имел какое-нибудь имя? - Он назвал себя Джеханнумом. - И какова была его цель? - Откуда я могу знать? - прошипел Кавинант, пытаясь с помощью раздражения скрыть свою неискренность. - Я вообще не знаю, что такое Душераздиратель. Морэм уклончиво кивнул, и Кавинант продолжал описание совместного с Этиаран путешествия через Анделейн. Он старательно избегал всякого намека на зло, нападавшее на него через подошвы ботинок. Но когда он подошел к описанию праздника весны, то запнулся. "Духи!" - молча простонал он, ощутив боль в сердце. Ярость и ужас той
в начало наверх
ночи все еще не покидали его, все еще терзали его израненное сердце. Кавинант, помоги им! - стоял у него в ушах крик Этиаран. А как он мог это сделать? Это же безумие! Он не... Он не Берек! С усилием, словно произносимые им слова ранили ему горло, он сказал: - Во время празднования произошло нападение юр-вайлов. Мы бежали. Некоторые из духов были спасены одним из... Одним из Освободившихся, как назвала его Этиаран. Потом луна стала красной. Мы добрались до реки и встретили там Морестранственника. Этиаран решила вернуться домой. Сколько еще я должен это терпеть, черт возьми? Неожиданно Лорд Тамаранта подняла голову. - Кто пойдет? - спросила она, обращаясь к потолку палаты Совета Лордов. - Пока не решено, пойдет ли кто-нибудь вообще, - мягко ответил Протхолл. - Нонсенс! - фыркнула она. Она потянула себя за тонкую прядь волос за ухом и заставила свое дряхлое тело принять вертикальное положение. - Если уж где и проявлять осторожность, то только не в этом вопросе. Слишком он важен. Мы должны действовать. Разумеется, я верю ему. У него в руках посох хайербренда, разве нет? Какой хайербренд отдал бы свой посох, не имея на то серьезных оснований? И посмотрите - один конец его почернел. Он сражался с помощью этого посоха - на праздновании, если я не ошибаюсь. Ах, бедные духи! Это было ужасно, ужасно! Взглянув на Вариоля, она добавила: - Пошли, мы должны приготовиться. Вариоль с трудом встал. Взяв Тамаранту под руку, он покинул палату через одну из дверей позади Высокого Лорда. После паузы, полной глубокого уважения к Старым Лордам, Осондрея вновь устремила взгляд на Кавинанта и требовательно спросила: - Откуда у тебя этот посох? - Мне его дал хайербренд Барадакас. - Почему? Кавинант медленно ответил: - Он хотел извиниться за причиненные мне страдания. - Как тебе удалось заставить его поверить тебе? - Проклятье! Он подверг меня дьявольскому тесту на правду! Лорд Морэм осторожно осведомился: - Неверящий, а почему хайербренд вудхелвена Парящий решил проверить тебя? Кавинант вновь почувствовал себя принужденным лгать. - Джеханнум заставил его быть осторожным. Он проверял каждого. - Он проверил также и Этиаран? - А как вы думаете? - Я думаю, - твердо вмешался в разговор великан, - что Этиаран, супруга Трелла из подкаменья Мифиль, не нуждалась в проверке для подтверждения лояльности. Это заявление вызвало молчаливую паузу, во время которой Лорды смотрели друг на друга, словно зашли в тупик. Затем Высокий Лорд Протхолл произнес: - Томас Кавинант, ты чужеземец, а у нас нет времени проверить тебя. Но мы не подчиним свои чувства тому, что кажется тебе правильным. Ясно, что ты солгал. Во имя Страны, ты должен ответить нам на все вопросы. Пожалуйста, скажи нам, почему хайербренд Барадакас подверг тебя проверке, а твою спутницу Этиаран - нет. - Я не буду говорить! - Тогда скажи, почему Этиаран, супруга Трелла, решила не сопровождать тебя сюда. Очень странно, что человек, родившийся в Стране, повернул назад недалеко от Ревлстона. - Нет. - Почему ты отказываешься? Чувствуя, как в нем закипает гнев, Кавинант взглянул на Лордов. Они возвышались над ним подобно судьям, в руках которых была власть отвергнуть его. Кавинанту хотелось защититься криком и проклятиями, но пристальные глаза Лордов остановили его. На их лицах он не видел презрения. Они смотрели на него с гневом, страхом, беспокойством, с выражением оскорбленной любви к Стране. Он тихо произнес: - Неужели вы не понимаете? Я пытаюсь удержаться от того, чтобы не сказать вам еще большую ложь. Если вы не перестанете настаивать, пострадаем мы все. Высокий Лорд на мгновение встретил его гневный, умоляющий взгляд и хрипло вздохнул. - Хорошо. Ты делаешь нашу задачу, и без того трудную, еще труднее. Теперь мы должны совещаться. Мы просим тебя ненадолго покинуть палату Совета. Вскоре мы позовем тебя. Кавинант встал, повернулся и начал подниматься по ступеням к большим дверям. Тишина в зале нарушалась лишь звуком его шагов. Почти уже добравшись до дверей, он услышал голос великана, произнесшего так отчетливо, словно эти слова были сказаны его собственным сердцем: - Этиаран, супруга Трелла, обвинила тебя в убийстве духов. Кавинант застыл в леденящем ужасе, ожидая, что еще скажет великан. Но Морестранственник ничего больше не сказал. Трепеща, Кавинант прошел через дверь и неверной походкой направился к одному из кресел, стоящих вдоль стены. Тайные мысли казались такими хрупкими, что он едва мог поверить, что он все еще жив. Я не... Подняв глаза, он увидел стоящего напротив него Баннора. Лицо Стража Крови было лишено какого-либо выражения, но в то же время на нем лежала какая-то неуловимая тень презрения. Его совершенная неопределенность, казалось, была способна на любую реакцию, и теперь лицо стража несло на себе печать осуждения слабости Кавинанта, его болезни. С гневом Кавинант пробормотал: - Двигаться. Выжить. - Баннор, - прорычал он. - Морэм, кажется, считает, что нам следует лучше узнать друг друга. Он сказал мне, чтобы я спросил тебя о Страже Крови. Баннор пожал плечами, словно он был совершенно невосприимчив к каким бы то ни было вопросам. - Твой народ - харучаи (Баннор кивнул) - живет в горах. Вы пришли в Страну, когда Кевин был Высоким Лордом. Как давно это было? - За столетие до Осквернения. - Отчужденный тон Стража Крови, казалось, говорил, что такие единицы времени, как годы и десятилетия, не имеют никакого значения. - Две тысячи лет назад. Две тысячи лет. Думая о великанах, Кавинант сказал: - Так вот почему вас осталось лишь пять сотен. Как только вы пришли в Страну, вы стали вымирать. - Стража Крови всегда состояла из пяти сотен. Такова их клятва. Харучаев больше. - Название своего народа он произносил нараспев, это очень соотносилось с его голосом. - Больше? - Они живут в горах, как и раньше. - Тогда откуда ты... Ты сказал это так, словно ты не был там долгое время. Баннор снова молча кивнул. - Каким образом ваша численность поддерживается здесь неизменной? Я не вижу никакой... Баннор бесстрастно перебил его: - Если кого-нибудь из Стражей Крови убивают, его тело отправляют в горы, в Ущелье Стражей, и его место занимает другой харучай. - Убивают? - удивился Кавинант. - Неужели с тех пор ты ни разу не был дома? Ни разу не навестил свою... У тебя есть жена? - Была когда-то. Выражение голоса Баннора не изменилось, но что-то в его бесстрастности заставило Кавинанта почувствовать, что этот вопрос для него важен. - Когда-то? - настаивал он. - А что с ней случилось? - Она умерла. Инстинкт подсказал Кавинанту, что следует остановиться, но он продолжал, движимый чарами непоколебимой отрешенной твердости Баннора: - Как... Давно она умерла? Не колеблясь ни мгновения, Страж Крови ответил: - Около двух тысяч лет назад. Что? Кавинант долго не мог опомниться, шепча про себя, словно опасаясь, что Баннор его услышит: "Это невозможно! Это невероятно!" Пытаясь взять себя в руки, он пораженно молчал. Две? Две чего?.. Тем не менее, несмотря на изумление, он не мог не признать, что в голосе Баннора звучала неподдельная убежденность. Этот бесстрастный голос, казалось, не способен был произнести ложь, даже не мог выразить что-то подобное. Это наполнило Кавинанта ужасом и головокружительным дружелюбием. Внезапное озарение подсказало ему, что означали слова Морэма - своей клятвой они обрекли свою расу на аскетизм, бесполость и старение... Бесплодие... Каковы могли быть последствия бесплодия, длившегося уже две тысячи лет? - Сколько, - выдавил он, - сколько тебе лет? - Я пришел в Страну с первыми харучаями, когда Кевин только занял пост великого Лорда. Мы вместе впервые произносили Клятву Служения. Вместе мы взывали к силе земли, чтобы она засвидетельствовала наше обязательство. Теперь мы не возвращаемся домой до тех пор, пока нас не убьют. - Две тысячи лет, - произнес Кавинант. - Пока не убьют. Это невероятно. Ничего подобного не может быть. В смятении он пытался убедить себя в том, что все, услышанное им, было подобно возвращению чувствительности нервов, дальнейшему доказательству невозможности существования Страны. Но это мало было похоже на доказательство. Это подействовало на него так, как если бы он узнал, что Баннор страдает редкой формой проказы. С усилием он выдохнул: - Почему? Баннор все так же бесстрастно ответил: - Когда мы пришли в Страну, то увидели чудеса - великанов, ранихинов, Лордов Ревлстона, настолько могущественных, что они отказались вести с нами войну, чтобы избежать нашего истребления. В ответ на наш вызов они дали харучаям столь драгоценные дары... Баннор сделал паузу, погрузившись в какие-то личные воспоминания. - Поэтому мы принесли присягу. Ничем иным ответить на это великодушие и щедрость мы не могли. - Так, значит, таков ваш ответ смерти? - Кавинант пытался побороть в себе возникшую симпатию, свести все сказанное до пропорций, которые он был способен воспринимать. - Значит, вот как делаются дела в Стране? Как только ты попадаешь в беду, надо всего лишь сделать невозможное? Как Берек? - Мы принесли присягу. Присяга - это жизнь. Разложение - смерть. - Но в течение двух тысячелетий? - протестующе сказал Кавинант. - Проклятье! Это даже неприлично. Тебе не кажется, что вы уже сделали достаточно? Страж Крови ответил без всякого выражения: - Ты не сможешь разложить нас. - Разложить? Я не собираюсь этого делать. Можете продолжать служить этим Лордам до тех пор, пока не засохнете на корню. Я говорю о твоей жизни, Баннор! Сколько можно служить, даже ни разу не спросив себя при этом: "А стоит ли служба этого?" Этого требует гордость или хотя бы здравый смысл. Проклятье! Он не мог представить себе, каким образом даже здоровый человек не покончил бы с собой перед лицом перспективы подобного существования. - Ведь это же не салат украсить - невозможно все разбросать по тарелке, зная, что в запасе еще много. Ты человек. И ты не рожден бессмертным. Баннор равнодушно пожал плечами. - Что значит бессмертие? Мы - Стражи Крови. Мы знаем только жизнь или смерть - Клятву или Порчу. Прошло мгновение, прежде чем Кавинант вспомнил, что словом "порча" Стражи Крови называют Лорда Фаула. Затем он вздохнул. - Что ж, конечно, я понимаю. Вы живете вечно, потому что ваша чистая, безгрешная служба в высшей степени свободна от тяжести или ржавчины обычных человеческих слабостей. А каковы преимущества чистой жизни? - Откуда нам знать? - Непривычное произношение Баннора отдавалось странным эхом. - Кевин спас нас. О, откуда нам было знать, что у него на сердце? Он послал всех нас в горы. Мы спрашивали зачем, но он приказал. Он заставил нас подчиниться, напомнив о нашей присяге. Ослушаться мы не могли. Откуда нам было знать? Мы бы остались рядом с ним во время Осквернения, остались бы рядом с ним и предотвратили бы это. Но он спас нас - спас Стражу Крови. Тех, кто поклялся хранить его жизнь любой ценой. - Спас, - с болью подумал Кавинант. Он почувствовал, каким преднамеренно жестоким был поступок Кевина. - Итак, теперь вы не знаете, правы вы были или нет, прожив все эти годы, - глухо произнес он. - Как вы терпите это? Может быть, ваша клятва
в начало наверх
смеется над вами? - Никакое обвинение не в силах обратить нас в сомнение, - убежденно сказал Баннор. И все же, на мгновение, его непоколебимая гордость, казалось, дрогнула. - Нет, вы делаете это сами. В ответ Баннор лишь медленно опустил веки, словно ни обвинение, ни оправдание не имели значения перед древними обязательствами его посвящения. Мгновением позже один из стражей сделал Кавинанту знак в сторону палаты Совета. Тревога сжала его сердце. Его пугающая симпатия к Баннору опустошила запас его мужества, он чувствовал себя не в силах вновь предстать перед Лордами и отвечать на их требовательные вопросы. С трудом поднявшись на ноги, он заколебался. Когда Баннор сделал ему знак, Кавинант поспешно произнес: - Скажи мне только одно. Если бы твоя жена была бы все еще жива, пошел бы ты навестить ее и вернулся бы потом сюда? Смог бы ты... - Он запнулся. - Смог бы ты это вынести? Страж Крови встретил его умоляющий взгляд спокойно, но по его лицу, словно тени, прошли мысли, прежде чем он тихо ответил: - Нет. Тяжело дыша, словно его мучило головокружение, Кавинант поплелся через двери, а затем по ступенькам на заклание к жертвеннику ямы с гравием. Протхолл, Морэм и Осондрея, великан, четверо Стражей Крови, четверо зрителей - все оставались в том же положении, в каком были во время его ухода. Под их взглядами, полными угрожающего ожидания, Кавинант сел в одиноко стоящее кресло ниже стола Лордов. Его трепал озноб, словно огненные камни вместо тепла излучали холод. Когда Высокий Лорд заговорил, голос его казался более старым, чем прежде. - Томас Кавинант, если мы неверно обращаемся с тобой, то в свое время будем просить за это прощения. Но мы должны разрешить свои сомнения. Ты скрыл многое из того, что нам необходимо знать. Однако мы смогли найти такой вопрос, по которому наши мнения сошлись. Мы видим твое пребывание в Стране следующим образом. Подкапываясь под гору Грома, Друл Каменный Червь нашел потерянный Посох Закона. Если ему никто не поможет, то пройдет много лет, прежде чем он научится им управлять. Но Лорд Фаул Презренный знает о находке Друла и в своих собственных целях согласился научить пещерника правилам пользования Посохом. Совершенно ясно, что ему не удалось отнять у Друла Посох. Может быть, он слишком слаб. Или, возможно, он боялся воспользоваться тем, что было сделано не для него. Или у него есть какая-то иная ужасная цель, которой мы не знаем. Но очевидно, что Лорд Фаул вынудил Друла воспользоваться Посохом, чтобы вызвать тебя в Страну - только Посох Закона обладает такой силой. Да и Друл не смог бы придумать и выполнить такую задачу без помощи глубокого знания. Ты был доставлен в Страну по велению Лорда Фаула. Мы можем лишь надеяться, что в этом принимали участие и другие силы. Но это не объясняет нам причины, - голос Высокого Лорда стал напряженным. - Если единственной причиной для Лорда Фаула была доставка послания, то совсем не обязательно было для этого привлекать кого-то извне - и не было никакой необходимости спасать тебя от Друла, как это сделал он, доставив тебя на Смотровую Кевина, и чего, по-моему, он пытался сделать, послав своего слугу, Душераздирателя, чтобы тот помешал тебе идти через Анделейн. Нет, ты призван для того, чтобы привести наши души к истинному намерению Презренного. Почему он вызвал тебя из-за пределов Страны? И почему именно тебя, а не кого-нибудь другого? В чем ты соответствуешь его критериям для этой миссии? Тяжело дыша, Кавинант сомкнул челюсти и ничего не сказал. - Давай я поставлю вопрос иначе, - настаивал Протхолл. - История, которую ты нам рассказал, содержит в себе правду. Не многие из живущих знают, что высших слуг Фаула, Опустошителей, когда-то звали Херим, Шеол и Джеханнум. Нам также известно, что один из Освободившихся в течение многих лет изучал духов Анделейна. Сам того не желая, Кавинант вспомнил безнадежное мужество животных, которые помогали Освободившемуся спасти его в Анделейне. Они бросались навстречу гибели с отчаянной и тщетной яростью. Кавинант скрипнул зубами, пытаясь заглушить звучащий в ушах звук их гибели. Протхолл продолжал: - И мы знаем, что тест правды ломильялор абсолютно надежен - если проверяемый не превосходит проверяющего. - Но Презренный тоже знает это, - огрызнулась Осондрея. - И он тоже мог знать, что один Освободившийся живет и занимается изучением Анделейна. Он мог сочинить эту легенду и обучить тебя. Если это так, - мрачно заявила она, - то тогда вопросы, на которые ты отказываешься отвечать, - именно те, которые могли бы обнаружить лживость твоего рассказа. Почему хайербренд вудхелвена Парящий проверял тебя? Как проходила проверка? С кем ты сражался, используя посох? Какое предчувствие обратило против тебя Этиаран, жену Трелла? Ты боишься отвечать, потому что тогда мы увидим, что все это дело рук Презренного. Высокий Лорд Протхолл властно произнес: - Томас Кавинант, нам необходимо какое-то доказательство, что все рассказанное тобой - правда. - Доказательство? - сдавленно переспросил Кавинант. - Докажи нам, что мы можем тебе доверять. Ты принес нам приговор. Мы этому верим. Но, может быть, это твоя цель - отвлечь нас от истинной защиты Страны. Дай нам какой-нибудь знак, Неверящий. Трепеща, Кавинант чувствовал, что непостижимые обстоятельства его сна сомкнулись вокруг него, отрезав любую попытку к надежде или независимости. Он с трудом поднялся на ноги, чтобы достойно встретить поражение. Как к последней инстанции, он обратился к великану: - Скажи им. Этиаран и себя винила в том, что случилось на праздновании. Потому что она проигнорировала предупреждение. Скажи им. Он горящими глазами смотрел на Морестранственника, желая, чтобы великан поддержал его последний шанс на автономию. После мгновения мертвой тишины, великан сказал: - Мой друг Томас Кавинант говорит правду, в некотором смысле. Этиаран, супруга Трелла, больше всех винила себя. - И тем не менее! - сухо сказала Осондрея. - Может быть, она винила себя за то, что провела его на празднование... Что позволило ему... Ее боль еще ничего не значит. И Протхолл низким голосом настойчиво повторил: - Ты должен предъявить нам что-то более весомое, Кавинант. Нам необходимо принять решение. Ты должен выбрать между Страной и презирающим Страну. Кавинант, помоги им! - Нет! - хрипло выкрикнул он, повернув лицо к Высокому Лорду. - Это была не моя вина. Неужели вы не понимаете, что именно этого и хочет добиться от вас Фаул? Протхолл встал, перенеся весь вес на посох. Когда он заговорил, его фигура, казалось, увеличилась в размерах, исполненная силы. - Нет, я этого не вижу. Ты закрыт для меня. Ты просишь, чтобы тебе верили, но отказываешься проявить доверие. Нет. Я требую от тебя какого-либо знака, в котором ты нам отказываешь. Я - Протхолл, сын Двиллиана, Высокий Лорд по назначению Совета. Я требую! В течение одного долгого мгновения Кавинант, казалось, колебался в нерешительности. Взгляд его упал на яму с гравием. Кавинант, помоги им! Со стоном он вспомнил, какой ценой заплатила Этиаран за то, чтобы он сейчас был в этом месте. Ее боль ничего не значит. Как контрапункт, в ушах прозвучал голос Баннора - две тысячи лет. Жизнь или смерть. Мы не знаем. Но лицо, увиденное им среди огненных камней, могло быть лицом его жены. Джоан! - молча крикнул он. Была ли болезнь тела важнее, чем все остальное? Он рванул рубашку, словно пытаясь обнажить свое сердце. Оторвав от прикрепленного к груди кусочка клинго свое обручальное кольцо, он с трудом насадил его на безымянный палец и поднял левый кулак, словно вызов. Но настроение его было совсем не воинственным. - Я не могу им воспользоваться! - с тоской крикнул он, словно кольцо все еще было символом женитьбы, а не талисманом Дикой Магии. - Я прокаженный! Палата наполнилась возгласами удивления. Хатфрол и Гаф были ошеломлены. Протхолл тряс головой, словно впервые в жизни пытался проснуться. Интуитивное понимание, словно волна, прошло по лицу Морэма, и он вскочил на ноги, полный напряженного внимания. Великан тоже встал, благодарно улыбаясь. Лорд Осондрея присоединилась к Морэму, но в ее глазах не было облегчения. Кавинант видел, как сквозь первое мгновение замешательства она пытается пробиться к сути дела, увидел, как она думает - спасение или проклятие? Казалось, из всех Лордов лишь она одна понимала, что даже этого знака недостаточно. Наконец Высокий Лорд совладал со своими чувствами. - Теперь мы наконец знаем, как вас принимать, - произнес он. - Юр-Лорд Томас Кавинант Неверящий и Носящий Белое Золото, добро пожаловать с правдой. Прости нас, ибо мы не знали. Тебе подчиняется Дикая Магия, которая разрушает мир. А сила - во все времена устрашающая вещь. Лорды отдали Кавинанту салют, словно одновременно и хотели призвать его, и защититься от него, а затем разразились песней: Дикая Магия заключена в каждом камне Страны, И Белое Золото может высвободить ее или подчинить. Золото - металл, не встречающийся в Стране, И Закон, по которому была создана Страна, Не может управлять им, ограничивать или подчинять Его себе. Ибо Страна прекрасна, Как мечта сильной души о мире и гармонии, А красота невозможна без порядка. И Закон, который дал жизнь времени, - Это созданный Создателем Страны контроль, Краеугольный камень, стержень, ось той анархии, Вне которой было сотворение времени, А во времени - земли, А на земле - тех, кто ее населяет. Дикая Магия содержится в каждой частице мира, И ее высвобождает или подчиняет Золото, Которое родилось не в Стране, Поскольку эта сила - якорь Арки Времени, Которая охватывает и управляет временем. Чисто белое золото, Не черное, не красное, не алое, не зеленое - Потому что белизна - это цвет кости, Структуры плоти, основы жизни. И сила эта - парадокс, Ибо сила не может быть без закона, А Дикая Магия не имеет закона, И Белое Золото - парадокс, Ибо оно говорит в пользу кости жизни, Но в нем нет части Страны. И Носящий Белое Золото Дикой Магии - парадокс, Ибо он - все и ничто, Герой и глупец, Могущественный и бессильный, И одним словом правды или предательства Он может спасти или проклясть Страну, Ибо он безумен - и мудр, Холоден - и горяч, Найден - и утерян вновь. Это была непонятная песня, странно гармоничная, хотя и без созвучия, позволившего бы слушающему отдохнуть. И в ней Кавинант мог услышать хлопающие крылья стервятников, когда голос Фаула произнес: - Ты обладаешь силой, но никогда не узнаешь, как ею распоряжаться. Ты не сможешь в конце сражаться со мной. Когда песня закончилась, Кавинант подумал о том, помог ли он своей борьбой или нанес ущерб манипуляциям Презренного. Ответить на этот вопрос он не мог. Он ненавидел и боялся правды предсказаний Фаула. Он нарушил безмолвие, последовавшее за пением Лордов. - Я не знаю, как этим пользоваться. И не хочу знать. Вот почему я его не ношу. Если вы считаете, что я - некое воплощение спасения, то это ложь. Я прокаженный. - О, Юр-Лорд Кавинант, - вздохнул Протхолл, между тем как Лорды и Морестранственник опустились на свои места, - позвольте мне еще раз сказать: простите нас. Теперь нам многое понятно - почему вы были вызваны,
в начало наверх
почему хайербренд Барадакас обращался с вами именно таким образом, почему Друл Каменный Червь пытался поймать вас в ловушку на праздновании весны. Пожалуйста, поймите и вы в свою очередь: нам необходимо было знать об этом кольце. Ваше сходство с Береком Полуруким не беспричинно. Но, к сожалению, мы не можем сказать вам, как следует пользоваться Белым Золотом. Увы, мы очень мало постигли из того Учения, которым обладаем. И боюсь, что, если бы даже мы постигли его до конца и овладели всеми семью Заветами и Семью Словами, Дикая Магия все равно не подчинилась бы нам. Сведения о Белом Золоте дошли до нас от древних предсказаний и пророчеств, как называет их Морестранственник, которые говорят о многом, но мало что проясняют. Но мы ничего не понимаем в Дикой Магии. Однако в пророчествах ясно сказано о вашей роли. Поэтому я называю вас Юр-Лорд - как участника всех дел Совета до тех пор, пока вы не покинете нас. Мы должны вам верить. Расхаживая взад и вперед, обуреваемый разноречивыми чувствами, Кавинант проворчал: - Барадакас говорил точно так же. Проклятье! Ваш народ ужасает меня. Когда я пытаюсь брать на себя ответственность, вы пытаетесь оказать на меня давление... И когда я уступаю вам... Вы задаете совсем не те вопросы. Вы не имеете ни малейшего представления, что такое прокаженный, и вам даже не приходит в голову спросить об этом. Вот почему Фаул выбрал для этого именно меня. Потому что я не могу... Проклятье! Почему вы ничего не спрашиваете о том, откуда я явился? Я собираюсь вам об этом рассказать. Тот мир, откуда я пришел, не позволяет никому жить иначе, чем на его собственных условиях. Эти условия... Эти условия противоречат вашим. - Какие же это условия? - осторожно спросил Высокий Лорд. - Ваш мир - это сон. В тишине палаты Кавинант почувствовал, как лицо его исказилось. Он закрыл глаза и перед ним тут же возникли видения - колонны здания суда, старый нищий, морда полицейской машины. - Сон! - лихорадочно вздохнул он. - Сон! Ничего этого не может быть!.. Тогда Осондрея крикнула: - Что? Сон! Не хочешь ли ты сказать, что все это тебе снится? Ты веришь в то, что спишь? - Да! - он чувствовал, как ослабел от страха, его откровение лишало его щита, делало открытым для нападения. Но он не мог отречься от этого. Оно было ему необходимо, чтобы вернуть себе некое подобие достоинства. - Да! - Действительно! - резко произнесла Осондрея. - Без сомнения, этим и объясняется нападение на празднование. Скажи мне, Неверящий, ты считаешь это ночным кошмаром, или, может быть, твой мир получает удовольствие от подобных снов. Прежде чем Кавинант смог ответить, Лорд Морэм сказал: - Довольно, сестра Осондрея. Он терзает сам себя - и очень умело. Она замолчала с пылающим лицом, и через мгновение Протхолл сказал: - Вполне возможно, что у богов бывают такие сны, как этот. Но мы - смертные. Мы можем лишь сопротивляться злу или сдаться. Так или иначе, мы умираем. Может быть, ты послан, чтобы насмехаться над нами? - Смеяться над вами? - Кавинант не мог найти слов для ответа. Он молча замахнулся на эту мысль своей беспалой рукой. - Совсем наоборот. Он насмехается надо мной. Когда все Лорды в недоумении посмотрели на него, он резко крикнул: - Я ощущаю пульс в кончиках пальцев! Но это невероятно! Я болен. Неизлечимой болезнью... я... Я должен был обдумывать способ не сойти с ума! Адское пламя! Я не желаю терять рассудок только потому, что один весьма достойный персонаж моего сна желает получить от меня то, чего я не могу сделать. - Что ж, очень может быть. - В голосе Протхолла слышалась нотка грусти и сочувствия, словно он выслушал некое отречение или отказ от здравомыслия из уст весьма уважаемого пророка. - Но мы все равно доверяем вам. Вы полны горечи, а горечь - это знак беспокойства, что свидетельствует о наличии совести. Я доверяю этому. И все, сказанное вами, тоже соответствует древнему пророчеству. Боюсь, что наступает время, когда вы станете последней надеждой Страны. - Неужели вы не понимаете? - простонал Кавинант, не в силах скрыть боль в голосе. - Фаул хочет, чтобы вы именно так и думали. - Может быть, - задумчиво сказал Морэм. - Возможно. Затем, словно он пришел к какому-то решению, он устремил угрожающий взгляд на Кавинанта: - Неверящий, я должен спросить, сопротивлялся ли ты Лорду Фаулу. Я не говорю о праздновании. Когда он перенес тебя от Друла на Смотровую Кевина - сопротивлялся ли ты этому? Этот вопрос заставил Кавинанта внезапно ощутить ужасную слабость, словно он оборвал нить его сопротивления. - Я не знаю, - ответил он и устало опустился на свое одиноко стоящее кресло. - Я не помню, как все это происходило. - Теперь ты Юр-Лорд, - пробормотал Морэм. - И тебе вовсе не следует сидеть в этом кресле. - И вообще сидеть сейчас вовсе не следует, - возразил Протхолл с внезапным оживлением. - У нас впереди много работы. Надо думать, искать и составить план; что бы мы ни придумали, действовать надо быстро. Встретимся снова сегодня вечером. Тьювор, Гаф, Биринайр, Торм, будьте готовы сами и приведите в готовность всех, кто у вас в подчинении. На вечерний Совет вы должны представить свои соображения по стратегии. И известите всю Твердыню, что Томас Кавинант отныне носит титул Юр-Лорда. Он - чужеземец и гость. Биринайр, немедленно начните работу по выполнению заказа великанов. Баннор, я думаю, Юр-Лорду более нет необходимости содержаться в башне. Он сделал паузу и огляделся вокруг, давая тем самым каждому возможность высказаться. Затем он повернулся и вышел из палаты Совета Лордов. Осондрея последовала за ним, то же самое сделал и Морэм, отдав Кавинанту еще один официальный салют. Кавинант молча последовал за Баннором вверх по высоким переходам и лестницам, пока наконец они не очутились перед его новыми покоями. Страж Крови провел его в помещение, состоящее из нескольких комнат. Потолок везде был очень высоким, а освещались комнаты за счет солнечных лучей, проникающих сквозь несколько окон. Столы были в изобилии уставлены разнообразной едой и питьем. Никаких украшений на стенах не было. Как только Баннор удалился, Кавинант выглянул в окно и обнаружил, что его резиденция находится в северной стене Ревлстона, откуда открывался вид на невозделанные равнины и на утес, выступающий к северу от плато. Солнце было как раз в зените, но несколько южнее Твердыни, так что окна оставались в тени. Кавинант отошел от окна, устроился возле одного из столов и немного поел. Затем он осушил бутыль с вином, а остатки захватил с собой в спальню. Единственное здесь окно находилось в алькове, и все помещение имело уютный спокойный вид. Куда придется ему двигаться дальше? Не нужно было быть пророком, чтобы понять, что в Ревлстоне ему оставаться нельзя. Он был здесь слишком уязвим. Усевшись в каменном алькове, Кавинант принялся рассматривать страну, лежащую внизу, размышляя над тем, что же он сам с собой делает. 15. ВЕЛИКИЙ ПОХОД Когда вечером Баннор вошел в комнату Томаса Кавинанта, чтобы пригласить его на вечерний Совет Лордов, то нашел Юр-Лорда по-прежнему сидящим в алькове спальни возле окна. В свете факела, который держал Баннор, Кавинант казался очень худым и каким-то призрачным, словно лишь наполовину видимым. Под глазами у него виднелись темные круги от усталости и пережитых волнений, губы посерели, а кожа на лбу имела пепельный оттенок. Его руки лежали на груди, словно он пытался успокоить боль сердца - и он смотрел на равнины, точно в ожидании восхода луны. Когда он заметил Стража Крови, губы его раскрылись, обнажив зубы. - Ты все еще не доверяешь мне, - сказал он устало. Баннор пожал плечами. - Мы - Стража Крови. Мы не нуждаемся в Белом Золоте. - Не нуждаетесь? - автоматически повторил Кавинант. - Это учение - оружие. А в оружии мы не нуждаемся. - Как же вы защищаете Лордов без оружия? - в недоумении спросил Кавинант. - Мы... - Баннор задумался, словно подыскивая такое слово на языке Страны, которое выразило бы его мысль. - Мы... Достаточно нас самих. Кавинант на мгновение задумался, затем встал и вышел из алькова. Встав перед Баннором, он тихо сказал: - Я восхищен. Затем взял свой посох и вышел из комнаты. На этот раз он уделил больше внимания маршруту, которым вел его Баннор, и не потерял чувства ориентации. Ему даже показалось, что он мог бы обойтись без проводника. Когда они добрались до тяжелых деревянных дверей палаты, то встретились с великаном и Кориком. Великан приветствовал Кавинанта салютом и широкой улыбкой, но когда он заговорил, голос его звучал очень серьезно. - Камень и море, Юр-Лорд Кавинант! Я рад, что ты не заставил меня поступать против твоей воли. Быть может, я не совсем понимаю стоящую перед тобой дилемму. Но мне кажется, что ты принял верное решение, выбрав риск на благо Страны. - Ты прекрасный собеседник, - устало ответил Кавинант. Его сарказм был защитным рефлексом, он растерял почти все остальное оружие. - Сколько времени прошло с тех пор, как потерялись твои великаны? Я не думаю, что вы пошли бы на настоящий риск, если бы это коснулось вас. Морестранственник усмехнулся. - Смешно сказать, мой друг. Вполне возможно, что великаны не принадлежат к числу хороших советчиков, несмотря на свой опыт. И все же, ты уменьшил мой страх за Страну. Состроив бесполезную гримасу, Кавинант вошел в палату Совета Лордов. Палата Совета была так же ярко освещена и обладала столь же великолепной акустикой, как и прежде, но состав присутствующих изменился. Тамаранта и Вариоль отсутствовали, а по всей галерее было рассеяно множество зрителей - мастера учений радхамаэрль и лиллианрилл, воины, Хранители Учения. Стражи Крови сидели позади Морэма и Осондреи, а Тьювор, Гаф, Биринайр и Торм занимали места позади Высокого Лорда. Великан сел на прежнее место, указав Кавинанту на кресло рядом с собой возле стола Лордов. Сзади, на нижнем ярусе галереи, сели Баннор и Корик. Зрители сразу же замолчали, прекратился даже шорох их одежды. Все ждали, когда заговорит Высокий Лорд. Протхолл некоторое время сидел молча, словно погрузившись в размышления, затем устало поднялся. Оперевшись на посох, он заговорил, и голос его старчески заклокотал в груди. Но он по всем правилам провел церемонию приветствия великана и Кавинанта. Морестранственник ответил на приветствие с веселостью, которая свела на нет его усилия быть кратким. Однако Кавинант отверг эту формальность усмешкой и отрицательным жестом. Покончив со вступлением, Протхолл сказал, глядя в глаза другим Лордам: - Среди новых Лордов существует традиция, возникшая во времена Высокого Лорда Вейданта, сто лет назад. Она такова: когда Высокий Лорд усомнится в своей способности удовлетворять требованиям Страны, он может прийти в Совет и сложить с себя полномочия Высокого Лорда. Затем любой Лорд, чувствующий в себе достаточно сил, может претендовать на освободившееся место. С усилием, но твердо Протхолл продолжал: - Я слагаю с себя полномочия. Камень и море, испытания этого времени чересчур страшны для меня. Юр-Лорд Томас Кавинант, вам разрешается претендовать на звание Высокого Лорда, если вы этого захотите. Кавинант встретился взглядом с Протхоллом, пытаясь разгадать намерения Высокого Лорда, но в предложении Протхолла ему не удалось уловить никакой двусмысленности. Он тихо сказал: - Вы знаете, что я не желаю этого. - И все же, я прошу принять этот пост. Вы - Носящий Белое Золото. - Забудьте об этом, - сказал Кавинант. - Все это не так просто. Спустя мгновение Протхолл медленно кивнул. - Я понимаю, - он повернулся к остальным Лордам. - Желает ли кто-нибудь из вас занять этот пост? - Вы наш Высокий Лорд, - убежденно произнес Морэм. А Осондрея добавила: - Кто же еще? Давайте не будем тратить время на глупости. - Хорошо, - Протхолл расправил плечи. - Испытания и судьба этого времени лежат на моих плечах. - Я - Высокий Лорд Протхолл, и с согласия Совета моя воля является определяющей. Пусть никто не усомнится в моей
в начало наверх
правоте, или пусть потребует другого Высокого Лорда, если мои действия окажутся несоответствующими. Непроизвольная конвульсия прошла по лицу Кавинанта, но он ничего не сказал, и вскоре Протхолл сел и сказал: - Теперь давайте обсудим, что нам необходимо сделать. В тишине Лорды мысленно общались между собой. Затем Осондрея обратилась к Морестранственнику: - Горбрат, есть такая поговорка: когда перед тобой множество вопросов, в первую очередь думай о дружбе. Ради своего народа ты должен вернуться в Прибрежье как можно скорее. Великанам надо сообщить обо всем, что стало известно здесь. Но я знаю, что водный путь через территорию Анделейна будет опасным. Мы выделим тебе эскорт, который будет сопровождать тебя через Зломрачный Лес и через Северные Равнины, чтобы ты проехал через Землепровал и Сарангрейвскую Зыбь. - Благодарю вас, мои Лорды, - официально ответил Морестранственник, - но это не понадобится. Я уже сам думал над этим вопросом. Мои люди знают пословицу народа брафор - тот, кто ждет, когда на его шею опустится меч, непременно лишится головы. Я полагаю, что лучшее, что я могу сделать, это помочь вам исполнить ваш план, каким бы он ни был. Пожалуйста, позвольте мне остаться с вами. Высокий Лорд Протхолл улыбнулся и покачал головой в знак согласия. - Мое сердце надеялось на это. Добро пожаловать разделять с нами наши испытания. В опасности или в трудном положении великаны Прибрежья всегда поддерживали нас, и мы не в состоянии выразить словами нашу благодарность. Однако нельзя оставлять твой народ в неведении. Мы пошлем других гонцов. Великан поклонился в ответ, и Лорд Осондрея продолжила Совет, вызвав вомарка Гафа. Гаф поднялся и доложил: - Лорд, я сделал так, как вы советовали. На вершине Ревлстона теперь горит голубое пламя Лордов. Все, кто его увидят, предупредят свои народы и распространят предостережение о войне. К утру все, кто живет к северу от Соулсиз и к западу от Зломрачного Леса, будут вооружены, а те, кто живет возле реки, пошлют гонцов в Центральные Равнины. Дальше предупреждение будет распространяться медленнее. Я послал разведчиков в направлении Зломрачного Леса и Анделейна. Но прежде, чем мы получим четкие сведения, пройдет шесть дней. И хотя вы не советовали этого делать, я начал подготовку к осаде. Таким образом, тысяча триста моих воинов сейчас занимаются тем или иным делом. Двадцать Дозоров остаются наготове. - Хорошо, - сказала Осондрея. - Мы поручаем тебе организовать оповещение Прибрежья. Отправь столько воинов, сколько требуется, чтобы обеспечить выполнение задания. Гаф поклонился и сел на место. - Теперь, - она тряхнула головой, словно пытаясь избавиться от других забот. - Я посвятила достаточно времени обдумыванию рассказа Юр-Лорда Кавинанта о его путешествии. Присутствие Белого Золота объясняет многое. Однако многое еще все же требует размышлений - идущие на юг бури, трехкрылая птица, отвратительное нападение на духов Анделейна, кровавый цвет луны. По-моему, значение этих примет вполне очевидно. Внезапно она шлепнула по столу ладонью, словно желая, чтобы этот звук и боль помогли ей говорить дальше. - Друл Каменный Червь уже нашел страшную отраву - камень Иллеарт, древнее смертоносное зло. Имея Посох Закона, он обладает достаточной силой, чтобы перепутать смену времен года! Низкий стон раздался с галереи, но Протхолл и Морэм, кажется, были не удивлены. Но все же опасный блеск усилился в глазах Морэма, когда он сказал: - Пожалуйста, объясни. - Свидетельство силы безошибочно. Мы знаем, что Друл обладает Посохом Закона. Однако этот Посох - это не простая палочка. Он был вырезан из Одного Дерева как слуга земли и земного закона. Тем не менее все, что произошло, - неестественно, неправильно. Можете ли вы представить себе такую силу воли, которая могла бы испортить Посох хотя бы настолько, чтобы он нанес вред хоть одной птице? Что ж, допустим, что безумие придало Друлу такую силу. Или, может быть, Презренный теперь контролирует Посох. Но помните: создание трехкрылой птицы - это наиболее безобидное из того, что можно сделать с помощью такого оружия. В прежнее время Лорд Фаул, будучи в расцвете сил, не отваживался нападать на духов. А что касается осквернения луны - лишь самые темные и наиболее ужасные из древних пророчеств предсказывали подобные явления. - Ты считаешь это убедительным доказательством, что Лорд Фаул действительно обладает Посохом? Но подумай, зачем ему тратить силы на такое дело как осквернение луны, если он и без того может запросто умертвить всех нас? Мы не смогли бы противостоять такому могуществу. И однако же, он расходует свои силы так... Так нерационально. И стал бы он тратить силы на такую второстепенную задачу, как уничтожение в первую очередь духов, когда он без труда мог бы уничтожить нас? И даже если бы ему этого хотелось, смог бы он осквернить луну с помощью Посоха Закона - орудия, предназначенного не для него, сопротивляющегося ему при каждом прикосновении? - Я полагаю, что если бы Лорд Фаул контролировал Посох, он не стал бы и, возможно, не смог бы сделать то, что было сделано, - во всяком случае, не раньше, чем мы были уничтожены. Но хоть Друл и обладает Посохом, одного его недостаточно. Ни один из пещерников не обладает достаточной силой, чтобы совершить такое преступление не только с помощью Посоха, но даже и с помощью Камня. Пещерники - это существа со слабой волей, насколько вам известно. Они легко поддаются влиянию и легко порабощаются. И у них нет учения, бросающего вызов небу. Таким образом, они всегда были только подсобным материалом для армии Лорда Фаула. Если я не ошибаюсь, то сам Презренный находится сейчас в такой же немилости у Друла, как и мы сами. Судьба этого времени зависит от сумасшедшей прихоти пещерника. Этот вывод я делаю потому, что на нас пока не было нападения. Протхолл мрачно кивнул Осондрее, а Морэм сказал: - Стало быть, Лорд Фаул надеется, что мы спасем его и погубим себя. В определенном смысле, он хочет заставить нас, чтобы наш ответ на послание Юр-Лорда Кавинанта поймал нас в ловушку, в которой бы оказались не только мы, но и Томас Кавинант. Он притворился другом Друла, чтобы обезопасить себя до той поры, пока его планы не созреют. И он же научил Друла использовать вновь найденную силу так, чтобы она удовлетворила жажду власти пещерника, при этом не предоставляя для нас прямой угрозы. Таким образом, он пытается заставить нас отнять у Друла Посох Закона. - Отсюда следует, - продолжила Осондрея, - что для нас было бы величайшей глупостью что-либо предпринять для этого. - Как это? - возразил Морэм. - В послании ясно сказано: "без него они не смогут противостоять мне даже в течение семи лет". Он предсказывает нам более быстрый конец, если мы не сделаем попытки или если она окажется неудачной. - А что он выигрывает от таких предсказаний? Что, кроме нашей немедленной гибели? Его послание - это лишь приманка, чтобы заманить нас в западню. Но Морэм ответил цитатой из послания: - "Друл Каменный Червь обладает Посохом, и это причина для страха. Если послание не будет доставлено, через два года он сядет на трон в Твердыне Лордов". - Однако послание доставлено! - настаивала Осондрея. - Мы прекрасно осведомлены и предупреждены. Мы можем подготовиться. Друл - безумный, и в этом его слабость. Может быть, нам удастся нащупать его слабое место и обеспечить перевес. Во имя Семи! Ревлстон никогда не сдастся, пока здесь есть Стража Крови. И великаны с ранихинами придут к нам на помощь. Повернувшись к Высокому Лорду, она настойчиво проговорила: - Протхолл, не клюй на эту приманку. Это химера. Там, на его территории, мы падем под натиском тьмы, и тогда Страна неминуемо погибнет. - Но если наша попытка увенчается успехом, - снова возразил Морэм, - если мы завладеем Посохом, тогда наши шансы значительно возрастут. Несмотря на пророчество Лорда Фаула, мы можем обрести в Посохе достаточно земной силы, чтобы обеспечить себе перевес в войне. А если нет, все равно у нас будет гораздо больше времени, чтобы найти какое-то другое решение. - Но какие могут быть надежды на успех? Друл владеет не только Посохом Закона, но и камнем Иллеарт. - И не может управлять ни тем, ни другим. - Может, и в достаточной степени! Спроси у духов о его мощи. Спроси у луны. - Вы можете спросить у меня! - прорычал Кавинант, медленно поднимаясь. Мгновение он колебался, разрываемый страхом перед Друлом и ужасом перед тем, что может случиться с ним, если Лорды не пошлют на поиски Посоха Закона. Он имел более чем ясное представление о злобе, таившейся в глазах Друла цвета лавы. Но мысль о Посохе заставила его решиться. Он чувствовал, что получил возможность заглянуть в логику своего сна. Посох перенес его в эту Страну, Посох понадобится ему, чтобы вернуться назад. - Вам не кажется, что меня это тоже касается? Лорды не ответили, и Кавинанту пришлось самому высказывать свои аргументы. Размышляя обо всем этом, ему удалось найти лишь одну хрупкую надежду. Сделав над собой усилие, он сказал: - Судя по вашим выводам, Фаул выбрал меня. Но на Смотровой Кевина он говорил обо мне так, будто я был выбран кем-то другим... "Моим врагом" - сказал он. - О ком он говорил? Высокий Лорд задумчиво ответил: - Я не знаю. Раньше мы говорили, что надеемся на то, что в вашем выборе участвовали какие-то другие силы. Быть может, так оно и было. Некоторые из наших древнейших легенд говорят о Создателе - создателе земли, - но мы ничего не знаем о подобном существе. Нам известно лишь, что мы - смертные, а Лорд Фаул - нет. Некоторым образом он превосходит нас. - Создатель, - пробормотал Кавинант. - Хорошо. На мгновение в его мозгу сверкнуло тревожное воспоминание о старом нищем, приставшем к нему около здания суда. - Почему же он выбрал именно меня? - Кто это может знать? Может быть, по той же причине, по какой нас выбрал Лорд Фаул. Этот парадокс возмутил Кавинанта, но он продолжал, словно вдохновленный противоречиями. - Тогда этот... Создатель... Тоже хотел, чтобы вы услышали послание Лорда Фаула. Примите это во внимание. - Вот! - взметнулась Осондрея. - Вот эта ложь, которую я искала, - самая жирная наживка. Фаул тем самым хочет разрушить наши последние сомнения и захлопнуть ловушку. Кавинант не отрывал глаз от Высокого Лорда. При этом внутренним зрением он постоянно держал перед собой глаза Друла, пытаясь их пламенем пробиться сквозь завесу аскетизма в мозг Протхолла. Однако Протхолл выдержал этот взгляд. Морщинки в уголках его глаз, казалось, были выгравированы самоотрицанием этого человека. - Лорд Осондрея, - спокойно произнес он, - видите ли вы какие-нибудь признаки надежды? - Признаки? Предзнаменование? - Голос ее в палате Совета звучал как-то неохотно. - Я не Морэм. А если бы была им, то спросила бы Кавинанта, какие сны ему снились в Стране. Но я предпочитаю более практические надежды. Я не вижу ничего, кроме одного: потеряно очень много времени. Мое сердце говорит мне, что никакая другая комбинация случайностей и выборов из вариантов пути не могла бы доставить Кавинанта сюда так быстро. - Хорошо, - ответил Протхолл. Взгляд его, сцепившись со взглядом Кавинанта, на мгновение заострился, и Кавинант наконец увидел в нем, что Высокий Лорд уже принял окончательное решение. Он слушал споры лишь для того, чтобы дать себе еще один - последний - шанс найти альтернативу. Кавинант опустил глаза и неуклюже повалился в кресло. - Как это ему удается? - тупо пробормотал он себе под нос. - Откуда берется это мужество? Неужели здесь я - единственный трус? Мгновением позже Высокий Лорд запахнулся в голубую мантию и поднялся. - Друзья мои, - сказал он гнусавым от старости голосом, - пришло время решать. Я должен выбрать путь, который приведет нас к решению этой задачи. Если кто-то хочет высказаться, то прошу. Никто не отозвался, а Протхолл, казалось, черпал из этого молчания достоинство и осанку. - Тогда слушайте волю Протхолла, сына Двиллиана, Высокого Лорда решением Совета - и пусть Страна простит меня, если я ошибусь или потерплю неудачу. В это мгновение я вершу будущее земли. Лорд Осондрея, тебе, а также Лордам Вариолю и Тамаранте я доверяю защиту Страны. Я призываю вас сделать все, что потребует мудрость или интуиция, чтобы сохранить жизнь нашим подопечным, как мы поклялись. Помните, что пока стоит Ревлстон, всегда есть надежда. Но если Ревлстон
в начало наверх
падет, тогда все столетия, весь труд Лордов от Берека Хатфью до нашего поколения пойдет насмарку, и в Стране уже никогда не будет ничего подобного. Лорд Морэм и я отправимся на поиски Друла Каменного Червя и Посоха Закона. Вместе с нами пойдет великан Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, Юр-Лорд Томас Кавинант, столько Стражей Крови, сколько сочтет возможным выделить из защиты Ревлстона Первый Знак Тьювор, а также один Дозор из Боевой Стражи. Таким образом, мы пойдем на встречу с судьбой не с голыми руками, но основная мощь Твердыни Лордов будет оставлена для защиты Страны на случай, если нас постигнет неудача. Слушайте и будьте готовы: отряд отправляется завтра на рассвете. - Высокий Лорд, - возразил Гаф, вскочив с места. - Разве вы не хотите дождаться донесения моих разведчиков? Вы должны будете бросить вызов Зломрачному Лесу, чтобы пройти к горе Грома. Если лес наводнен слугами Друла или Серого Убийцы, вы окажетесь в опасности, пока мои разведчики не выяснят дислокации врага. - Это так, вомарк, - сказал Протхолл. - Но как долго нам придется ждать? - Шесть дней, Высокий Лорд. Затем мы будем знать, какая сила потребуется для пересечения Зломрачного Леса. Морэм в течение некоторого времени сидел, подперев подбородок руками, рассеянно глядя на яму с гравием. Но потом встал и сказал: - Сотня Стражей Крови. Или все воины, которых сможет выделить Ревлстон. Я видел это. В Зломрачном Лесе полно юр-вайлов, да еще тысячи стай волков. Они охотятся в моих снах. Его голос, казалось, остудил воздух палаты Совета, подобно ветру потерь. Но тут сразу же заговорил Протхолл, сопротивляясь чарам слов Морэма. - Нет, Гаф, мы не можем откладывать. И опасность Зломрачного Леса слишком велика. Даже Друл Каменный Червь должен понимать, что наша лучшая дорога к горе Грома пролегает через лес и вдоль северной окраины Анделейна. Нет, мы пойдем на юг - вокруг Анделейна, затем на восток - через Мшистый Лес, к Равнинам Ра, прежде чем повернуть на север - к Грейвин Френдор. Я знаю, такой путь может оказаться длинным и полным опасностей, особенно для нашего отряда, которому дорог каждый день. Но этот южный путь даст нам возможность заручиться поддержкой раменов. Таким образом, все старые враги Презренного примут участие в нашем деле. И, быть может, нам удастся спутать расчеты Друла. Это мой окончательный выбор. Отряд выступает завтра в южном направлении. Таково мое слово. Теперь пусть высказываются все, кто сомневается. И Томас Кавинант, который сомневался во всем, с такой силой ощутил сейчас решимость и достоинство Протхолла, что не проронил ни слова. Затем Морэм и Осондрея встали, за ними немедленно последовал великан и все собравшиеся, сидевшие сзади. Все повернулись к Высокому Лорду Протхоллу, и Осондрея, возвысив голос, произнесла: - Меленкурион Скайвейр смотрит на тебя, Высокий Лорд. Меленкурион абафа! Славься и здравствуй! Зерно и камень, да процветает твоя цель. Пусть никакое зло не ослепит и болезнь не поразит, пусть страх или слабость, отдых или радость не воспрепятствуют поражению зла. Трусость не имеет оправдания, порча неуязвима. Меленкурион Скайвейр подпирает небеса, а Земной Корень служит прочной основой. Меленкурион абафа! Минас милл кабаал! Протхолл склонил голову, а галерея и Лорды ответили единым салютом, взметнув руки в молчаливом благословении. Затем люди начали покидать палату Совета Лордов. В то же время Протхолл, Морэм и Осондрея удалились через свои особые двери. Как только Лорды ушли, великан присоединился к Кавинанту, и они вместе поднялись по ступенькам, сопровождаемые Баннором и Кориком. Когда они вышли из палаты, великан поколебался, что-то обдумывая, но потом сказал: - Друг мой, не ответишь ли ты мне на один вопрос? - Думаешь, мне есть что скрывать? - А хоть бы и так, кто знает? У легендарных элохим была поговорка - сердце лелеет тайны, которые не стоят того, чтобы о них говорили. Ах, это был очень веселый народ. Но... - Нет, - отрезал Кавинант. - Меня и так уже достаточно исследовали, - и он отправился к себе. - Но ты ведь так и не слышал моего вопроса! Кавинант повернулся. - А зачем это? Ты собираешься спросить, что имела против меня Этиаран? - Нет, друг мой, - ответил великан, легко рассмеявшись. - Пусть твое сердце лелеет эту тайну до скончания века. Мой вопрос таков - какие сны снились тебе после того, как ты попал в Страну? Что снилось той ночью в моей лодке? Повинуясь внезапному импульсу, Кавинант ответил: - Толпа людей - настоящих людей - плевала на меня кровью. А один из них сказал: есть лишь один хороший ответ смерти. - Лишь один? Что это за ответ? - Повернуться к ней спиной, - огрызнулся Кавинант, направляясь вниз по коридору. - Не признавать ее! Добродушный смех великана эхом отозвался у него в ушах, но он шел и шел до тех пор, пока не перестал слышать его. Затем он попытался вспомнить дорогу к своим покоям. Наконец, правда не без помощи Баннора, он нашел их и уединился там, побеспокоившись лишь о том, чтобы ему зажгли один из факелов, прежде чем дверь закрылась за Стражем Крови. Он обнаружил, что в его отсутствие кто-то опустил жалюзи на окнах, чтобы свет луны не попадал внутрь. Кавинант долго дергал за шнурок, пока не открыл одно из окон. Но кровавый свет подействовал на него, как действует трупный запах на обоняние, и он вновь опустил штору. Затем он долго ходил по комнате, прежде чем лечь спать, споря с самим собой, пока усталость не овладела им. Когда забрезжил рассвет и Баннор стал трясти его, пытаясь разбудить, он начал сопротивляться. Ему хотелось снова погрузиться в сон, словно во сне он мог найти оправдание. Он смутно припомнил, что собирался отправиться в путешествие гораздо более опасное, чем то, которое он только что окончил, и его сонное сознание запротестовало. - Пошли, - сказал Баннор. - Если будем медлить, то пропустим зов ранихинов. - Иди к дьяволу, - пробормотал Кавинант. - Ты что, никогда не спишь? - Стражи Крови не спят. - Что? - Ни один из Стражей Крови не спит с тех пор, как харучаи принесли свою клятву. Кавинант с усилием заставил себя сесть. Затуманенным взором он мгновение смотрел на Баннора, а потом сказал: - Ты уже давно у дьявола. Голос Баннора был таким же бесстрастным, когда он ответил: - У тебя нет оснований смеяться над нами. - Разумеется, - пробурчал Кавинант, выбираясь из кровати. - Естественно, я должен радоваться тому, что о моей честности судит некто, кому даже не требуется сон. - Мы не судим. Мы осторожны. На нашем попечении Лорды. - Такие, как Кевин, покончивший с собой. И захвативший с собой туда почти все остальное. Но выпалив это, Кавинант внезапно ощутил могучий стыд. В свете огня он припомнил беззаветность преданности Стража Крови. Вздрагивая от холода каменного пола, он сказал: - Забудь то, что я сказал. Я иногда говорю так в целях самозащиты. Насмешка, кажется, мой... мой единственный ответ. Затем он поспешно принялся умываться, бриться и одеваться. После завтрака на скорую руку, проверив еще раз, взял ли он с собой нож и посох, Кавинант наконец знаком показал Баннору, что готов. Баннор повел его вниз, во внутренний двор, где рос старый золотень. Дымка ночи все еще затуманивала воздух, но звезды уже погасли и приближение рассвета было очевидным. Неожиданно Кавинант почувствовал, что принимает участие в чем-то более значимом, чем он сам. Ощущение это было очень странным, и он попытался объяснить это, шагая за Баннором по туннелю между огромными, подвешенными на шарнирах воротами за пределы крепости. Здесь, возле стены, чуть вправо от ворот, собрался ожидающий их отряд. Воины третьего Дозора сидели верхом на лошадях, образуя полукруг позади вохафта Кеана, а слева от них стояли девять Стражей Крови, возглавляемые Первым Знаком Тьювором. Внутри полукруга находился Протхолл, Морэм и Морестранственник. За пояс великана была засунута дубина в человеческий рост, а одет он был как обычно, не считая голубого шарфа, задорно трепетавшего на свежем утреннем ветерке. Возле них стояли трое людей, державшие под уздцы троих коней с седлами из клинго. Возвышавшаяся над ними стена Ревлстона пестрела от множества людских одежд - обитатели горной крепости заполнили каждый балкон и террасу, каждое окно. Лицом к ним стояла Лорд Осондрея. Голова ее была высоко поднята, словно она бросала вызов навалившейся на ее плечи ответственности. Затем солнце оседлало восточный горизонт. Оно коснулось верхнего края плато, где горело голубое пламя предостережения, затем его лучи двинулись вниз по стене, выхватив из сумерек голубое знамя Лордов, напоминающее факел. Затем они осветили алый вымпел и новый белый флаг. Кивком головы указывая на новый флаг, Баннор сказал: - Это в честь вас, Юр-Лорд. Символ Белого Золота, - с этими словами он отошел, чтобы занять свое место среди Стражей Крови. Отряд стоял молча до тех пор, пока солнечный свет не коснулся земли, отбросив золотые блики на собравшихся. Как только свет достиг ее ног, Осондрея заговорила, словно только и ждала этого момента, и боль в сердце она скрыла за брезгливым тоном. - У меня нет настроения проводить церемонию, Протхолл. Позови ранихинов и отправляйся. Глупость этого предприятия не станет меньше от промедления и красивых слов. Тебе сказать больше нечего. Свое задание я получила, и защита Страны не пошатнется до тех пор, пока я буду жива. Зови ранихинов. Протхолл мягко улыбнулся, а Морэм сказал с улыбкой: - Какое счастье, что ты у нас есть, Осондрея. Ну кому я смог бы доверить Вариоля, моего отца, и Тамаранту, мою мать? - Оставь свои шутки при себе! - огрызнулась Осондрея. - Мне сейчас не до них, слышишь? - Слышу. Не обижайся, сестра, будь осторожна. - Я всегда осторожна. А теперь отправляйтесь, пока я окончательно не вышла из себя. Протхолл кивнул Тьювору. Десять Стражей Крови развернулись и рассредоточились так, чтобы каждый находился лицом к солнцу и чтобы никто при этом не затенял свет. Затем они одновременно поднесли руки ко рту и издали пронзительный свист, эхом отразившийся от стен Твердыни в рассветном воздухе. Затем они свистнули еще раз, и еще, каждый раз этот звук был таким же яростным и одиноким, как крик души. Но на последний свист ответом было далекое ржание и низкий гул мощных копыт. Все глаза в ожидании обратились на восток, к торжеству утреннего сияния. В течение некоторого времени ничего не было видно, и сотрясение почвы не имело конкретного воплощения, словно это был мистический звук. Но затем внутри арки восходящего солнца показались лошади, словно материализовавшиеся в небесном огне. Вскоре ранихины отклонились от направления, ведущего точно от солнца. Их было десять - десять диких животных. Это были огромные крутобокие существа с широкой грудью, гордой шеей, с некоторой угловатостью, свойственной мустангам. У них были длинные развевающиеся гривы и хвосты, прямой, как по струнке, аллюр, и глаза, полные беспокойного разума. Гнедые, пегие, чалые - они галопом приближались к Стражам Крови. Кавинант знал о лошадях достаточно много, чтобы понять, что ранихины - такие же индивидуальности, как и люди, но у всех них была одна общая черта: белая звездочка посередине лба. Неся на спинах разгорающийся рассвет, они выглядели как воплощение самой Страны - воплощение здоровья и силы. Заржав и склонив головы, они остановились перед Стражами Крови. И Стражи Крови низко поклонились им. Ранихины ударили о землю копытами и тряхнули гривами, словно добродушно смеясь над обычным человеческим проявлением уважения. Спустя мгновение Тьювор заговорил с ними. - Приветствую вас, ранихины! Скользящие над Страной и носители гордости! Хвост неба и грива мира, мы счастливы, что вы услышали наш зов. Мы должны отправиться в долгое путешествие на много дней. Поможете ли вы нам? В ответ несколько коней склонили головы, а остальные встали на дыбы и начали танцевать, как жеребята. Потом они двинулись вперед, подойдя каждый к одному из Стражей Крови и тыкаясь в них носом, словно побуждая их сесть на спину. Стражи Крови так и сделали, хотя кони не имели ни седел, ни
в начало наверх
уздечек. Усевшись ранихинам прямо на голые спины, Стражи Крови окружили отряд кольцом и выстроились в боевой порядок рядом с воинами-верховыми. Кавинант почувствовал, что приближается минута расставания, и не хотел упустить случай. Подойдя вплотную к Осондрее, он спросил: - Что это значит? Откуда они взялись? Лорд повернулась и ответила почти охотно, словно радуясь возможности отвлечься: - Разумеется, вы же чужак. Но как я могу вкратце объяснить столь глубокий вопрос? В общем, ранихины свободны, неприручены, и их дом находится на Равнинах Ра. За ними ухаживают рамены, но сесть на них верхом может лишь тот, кого они сами выберут. Это свободный выбор. И как только ранихин выберет себе седока, то с этого момента хранит ему верность и в огне, и в смерти. Избранных немного. Из всех ныне живущих Лордов только Тамаранта удостоена чести ездить на ранихине - гордая Хайнерил выбрала ее, хотя ни Протхолл, ни Морэм пока еще не пытались добиться такого признания. Протхолл не испытывал желания. Но я подозревала, что одна из причин, заставивших его предпринять путешествие на юг - это дать Морэму шанс быть избранным. Впрочем, это не имеет значения. Со времени Высокого Лорда Кевина между ранихинами и Стражами Крови установились довольно тесные узы. В силу ряда причин, из которых мне известно лишь несколько, ни один из Стражей Крови не остался неизбранным. Что же касается сегодняшнего появления здесь ранихинов, то этого я объяснить не могу. Это существа земной силы. Каким-то образом каждый ранихин чувствует, что его должен позвать наездник, - да, чувствует, и всегда отвечает на зов. Здесь сейчас Хурпин, Брабха, Марни и еще несколько. Десять дней тому назад они услышали зов, который прозвучал для наших ушей лишь сегодня утром, и, проскакав более четырех сотен лиг, они прибыли сюда свежие, как рассвет. Если бы мы могли сравняться с ними, Страна никогда бы не оказалась перед лицом такой угрозы. Пока она говорила, Протхолл и Морэм сели на своих лошадей, а Кавинант, сопровождаемый Осондреей, тоже очутился возле своего скакуна. Под влиянием ее голоса он без колебания сел на мустанга. Но едва поставив ногу в стремя, сделанное из клинго, он ощутил внезапный спазм отчуждения. Он не любил лошадей, не доверял им, их сила казалась ему слишком опасной. Он немного отъехал в сторону, чувствуя, как дрожат руки. Осондрея с любопытством смотрела на него, но прежде чем она успела что-то сказать, среди собравшихся пронесся ропот удивления. Подняв голову, Кавинант увидел фигуры троих людей, сидевших верхом, - это были Лорды Вариоль и Тамаранта, а с ними - хатфрол Биринайр. Тамаранта сидела на спине чалого ранихина - кобылицы со смеющимися глазами. Поклонившись им, Высокий Лорд Протхолл сказал: - Я рад, что вы здесь. Нам нужно ваше благословение перед отъездом, равно как Осондрее нужна ваша помощь. Тамаранта тоже поклонилась в ответ, но на ее морщинистых губах играла слабая улыбка. Она быстро оглядела отряд. - Ты хорошо подобрал людей, Протхолл, - сказала она и вновь посмотрела на Высокого Лорда. - Но совершил ошибку, не пригласив нас. Мы едем с тобой. Протхолл начал возражать, но Биринайр решительно перебил его: - Разумеется. Как же иначе? Поход без хайербренда - это невозможно! - Биринайр, - укоризненно сказал Протхолл, - безусловно, главная твоя задача - работа над заказом великанов. - Главная? Конечно. Но что же касается моего личного участия... - раздраженно фыркнул хайербренд, - что же касается этого - нет. К моему стыду, в этом могут обойтись и без меня. Но я отдал все необходимые распоряжения. Другие сделают это лучше. Вот уже много лет, как я перестал быть главным специалистом в этом деле. - Протхолл, - настойчиво сказала Тамаранта, - не запрещай нам этого. Мы стары - разумеется, мы стары. А путь долог и труден. Но это великое испытание нашего времени, Великий Поход - единственное высокое и мужественное дело, в котором мы сможем участвовать, пока живы. - Значит, защита Ревлстона для вас - вещь малозначимая? Вариоль вздернул голову, словно вопрос Протхолла был насмешкой. - Ревлстон помнит, что нам не удалось воссоздать ничего из Учения Кевина. Какую возможную помощь сможем мы здесь оказать? Осондреи более чем достаточно. Без этого похода наши жизни можно считать прожитыми впустую. - Нет, мои Лорды, нет, - пробормотал Протхолл. На лице его было смущение. Он посмотрел на Морэма, ища поддержки. Криво усмехаясь, Морэм сказал: - Жизнь устроена очень разумно. Мужчины и женщины старятся для того, чтобы было кому учить молодых уму-разуму. Позволь им ехать с нами. Прошло еще одно мгновение колебаний, и Протхолл принял решение. - Ну, что же, едем. Вы будете учить нас всех. Вариоль улыбнулся Тамаранте, и она улыбнулась в ответ с высокой спины ранихина. На лицах их появилось выражение полного удовлетворения, а глаза заискрились радостью. Глядя на них, Кавинант подобрал поводья своей лошади и поудобнее уселся в седле. Его сердце тревожно билось, но клинго неожиданно дало ему ощущение безопасности, которое успокоило его. Следуя примеру Протхолла и Морэма, он засунул посох под левое бедро, где тот приклеился к клинго. Затем он сжал коленями мустанга и постарался не волноваться. Человек, державший лошадь, прикоснулся к колену Кавинанта, чтобы привлечь его внимание. - Ее зовут Дьюра - Дьюра Файрфленк. В Стране лошади встречаются редко. Я хорошо объездил ее. И бегает она не хуже ранихина, - хвастливо добавил он и опустил глаза, словно смутившись своих слов. Кавинант хрипло ответил: - Ранихин мне не нужен. Человек принял это как комплимент в адрес Дьюры и просиял от удовольствия. Отойдя назад, он приложил ладони ко лбу и широко раскинул руки в приветственном салюте. Со своего возвышения Кавинант осмотрел отряд. Вьючных лошадей не было, но к каждому седлу были прикреплены мешки с провиантом и оружием, а за спиной у Биринайра висел густой пучок прутьев лиллианрилл. Стражи Крови не были обременены чем-либо, но через плечо великана был перекинут его огромный мешок, и он, казалось, был готов двигаться со скоростью не меньшей, чем у любой лошади. Протхолл привстал на стременах и обратился к членам отряда: - Друзья мои, вы должны отправиться в путь. Наш поход не терпит отлагательств, и срок подгоняет нас. Я не буду тревожить ваши сердца длинными речами и связывать вас священными клятвами. Но я требую от вас двух вещей: берегите силы и помните клятву мира. Мы идем навстречу опасности, быть может, даже войне - если понадобится. Мы будем сражаться. Но злобное кровопролитие не спасет Страну. Помните кодекс: Не порань, где достаточно удержать, Не изувечь, где достаточно поранить, Не убей, где достаточно изувечить. Величайший воин - тот, который Обходится без убийств. Затем Высокий Лорд развернул коня лицом к Ревлстону. Вытащив посох, он три раза взмахнул им над головой и вознес к небу. Из его конца вырвалось голубое ослепительное пламя. И он крикнул, обращаясь к Твердыне: - Хей, Ревлстон! Все население Твердыни ответило единым могучим, потрясающим долину криком: - Хей! Этот победный клич, исторгнутый тысячами голосов, достиг гор; сам утренний воздух, казалось, задрожал от одобрения и приветствия. Несколько ранихинов весело заржали. В ответ Кавинант сжал зубы, ощутив внезапный спазм в горле. Он почувствовал себя никчемным и недостойным этого зрелища. Протхолл развернул коня и пустил его галопом. Отряд быстро рассредоточился в порядке следования. Морэм указал Кавинанту на его место позади Протхолла, впереди Вариоля и Тамаранты. Четверо Стражей Крови двигались по бокам от Лордов. Кеан, Тьювор и Корик скакали впереди Протхолла, а сзади следовали Биринайр и Дозор. Широким шагом рядом с Морэмом и Кавинантом двигался великан, делавший это с такой легкостью, словно совершал подобные путешествия каждый день. Итак, отряд, снаряженный в поход за Посохом Закона, покинул Твердыню Лордов на рассвете нового дня. 16. ГРАНИЦА КРОВИ Следующие три дня Томас Кавинант провел в бесконечных мучениях, доставляемых ему верховой ездой. Сидеть в седле из тонкой кожи было все равно что ехать вообще без седла. Жесткий хребет Дьюры, казалось, вот-вот распилит его пополам. В коленях было такое ощущение, словно они вывернуты из суставов, бедра и икры болели и ныли от напряжения, и боль эта постепенно распространялась по спине. Шея тоже устала от неожиданных прыжков Дьюры, когда она преодолевала различные неровности ландшафта. Временами Кавинант удерживался на спине лошади лишь потому, что липкое седло клинго не давало ему упасть. А по ночам все мышцы так ужасно ныли, что он не мог уснуть без помощи "глотка алмазов". В итоге он практически не видел окружающего пейзажа, не замечал ни погоды, ни настроения членов отряда. Он игнорировал или пресекал любую попытку вовлечь его в разговор и был целиком поглощен своими болевыми ощущениями и страхом развалиться на части. И вновь ему пришлось признать самоубийственность природы своего сна, вызванного затмевающим сознание помрачением его разума. Но напиток великана и невероятное здоровье Страны действовали на него, не взирая на его страдания. Плоть постепенно приспосабливалась к жесткой спине Дьюры. И, сам того не сознавая, он все больше совершенствовался как наездник. Он учился совершать движения вместе с лошадью, вместо того чтобы противиться ей. Проснувшись после третьей ночи, он обнаружил, что физические страдания больше не угнетают его. К этому времени отряд уже оставил позади возделанные поля и углубился в дикие степи. Когда они разбили лагерь в центре сурового плато и Кавинант получил возможность обратить внимание на пейзаж, то глазам его предстала скалистая и безрадостная местность. Тем не менее сознание того, что он двигается вперед, вновь дало ему иллюзию безопасности. Подобно многим другим вещам, Ревлстон остался позади. И теперь, когда великан обратился к нему в очередной раз, он нашел в себе силы отвечать ему без раздражения. Заметив это, великан сказал Морэму: - Камень и море, мой Лорд! Мне кажется, Томас Кавинант решил вернуться к жизни. Безусловно, это заслуга "глотка алмазов". Эй, Юр-Лорд Кавинант, добро пожаловать в нашу компанию. Знаете ли вы, Лорд Морэм, что у великанов существует древняя легенда о войне, прекращенной "глотком алмазов"? Хотите послушать? Я могу рассказать ее за полдня. - В самом деле? - усмехнулся Морэм. - Неужели на это потребуется всего лишь полдня, хотя ты будешь рассказывать лишь на бегу, во время движения? Морестранственник расхохотался. - В таком случае, я справлюсь с этим раньше заката завтрашнего дня. Это утверждаю я, Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник. - Я слышал эту легенду, - сказал Высокий Лорд Протхолл. - Но рассказчик заверил меня, что на самом деле причиной войны и ее окончания был все же не "глоток алмазов". Эта заслуга принадлежала манере великанов разговаривать. Когда великаны перестали задавать вопрос о причинах войны, прошло уже столько времени, что соперники забыли суть дела. - Ах, Высокий Лорд, - вновь захохотал Морестранственник, - вы не так поняли. О войне было забыто потому, что великаны пили все это время "глоток алмазов". Смех вырвался у слушающих воинов, и Протхолл тоже улыбнулся, возвращаясь к коню. Вскоре отряд уже вновь был в пути, и Кавинант занял место рядом с Морэмом. Теперь Кавинант начал прислушиваться к тому, что происходило в отряде. Лорды и Стражи Крови молчали почти все время, погрузившись в размышления, но топот копыт перекрывали обрывки разговоров и песен, доносящиеся со стороны воинов. Возглавляемые Кеаном, они выглядели уверенными в себе и радостно оживленными, словно им не терпелось наконец применить на деле те навыки, что они получили за годы тренировки в учении меча. Некоторое время спустя Лорд Морэм удивил Кавинанта тем, что без всякого предисловия сказал:
в начало наверх
- Юр-Лорд, как вам известно, Совет задал вам не все вопросы, какие следовало бы. Могу ли я сделать это сейчас? Мне хотелось бы побольше узнать о вашем мире. - Моем мире? - Кавинант с трудом проглотил слюну. Ему не хотелось говорить об этом, не хотелось вновь переживать болезненную процедуру Совета. - Зачем? Морэм пожал плечами. - Потому что чем больше я буду о вас знать, тем точнее смогу предположить, чего следует ожидать от вас в момент опасности. Или, может быть, потому, что понимание вашего мира может научить меня обращаться с вами надлежащим образом. Или, может быть, я задал этот вопрос просто из чувства товарищества. В голосе Морэма Кавинант услышал искренность, и это обезоружило его. Он поклялся Лордам и самому себе соблюдать своего рода честность. Но этот долг был для него не из легких, и он не мог найти никакого легкого способа высказывать все, что необходимо было сказать. Повинуясь инстинкту, он сказал: - У нас существуют рак, болезни сердца, туберкулез, всевозможные склерозы, врожденные дефекты, проказа; есть также алкоголизм, венерические заболевания, наркомания, изнасилования, грабежи, убийства, развращение малолетних, геноцид... Он не стал дальше перечислять этот каталог зла, который мог длиться вечно. Через мгновение он привстал на стременах и жестом указал на лежащие вокруг суровые равнины. - Вероятно, вы видите это лучше, чем я, но я могу все же сказать, что они прекрасны. Они живы - живы в том смысле, в каком должны быть. Эта трава имеет неприглядный вид - она желтая, жесткая и редкая, но я могу видеть ее здоровье. Она принадлежит этому месту, этому виду почвы. Черт возьми! Глядя на грязь, я даже могу определить, какое сейчас время года. Я вижу весну. В том месте, откуда я пришел, мы лишены способности так видеть. Если не знать ничего о годичных циклах растений, невозможно определить разницу между весной и летом. Если не иметь образца сравнения, невозможно определить... Но мир прекрасен - то, что от него осталось, то, что мы еще не разрушили, - образы Небесной Фермы проникли в его мозг, и он не смог удержаться от сарказма, сказав в заключение: - У нас тоже есть красота. Мы называем ее "декорацией". - Декорацией, - эхом отозвался Морэм. - Это слово мне незнакомо, но мне не нравится, как оно звучит. Кавинант ощутил странное потрясение, словно только что увидел, что он стоит слишком близко к пропасти. - Это означает, что красота - нечто побочное, - проскрежетал он. - Это хорошо, но это нечто такое, без чего можно жить. - Можно? - во взгляде Морэма появился опасный блеск. А великан позади него повторил, немного запинаясь: - Жить без красоты? Ах, друг мой! Как же вы там сопротивляетесь отчаянию? - Я не думаю, что мы это делаем, - пробормотал Кавинант. - Просто некоторые из нас упрямы. Потом он замолчал. Морэм не задавал ему больше вопросов, и он ехал, погрузившись в свои мысли, пока Высокий Лорд Протхолл не объявил остановку на отдых. В течение остатка дня молчание Кавинанта, казалось, понемногу заразило всех остальных. Болтовня и пение Дозора постепенно стихло. Морэм как-то искоса поглядывал на Кавинанта, но не делал попыток возобновить разговор. А Протхолл казался таким же мрачным, как и Стражи Крови. Потом Кавинант догадался, в чем дело. Этой ночью должно было наступить первое оскверненное полнолуние. Дрожь пронзила его. Эта ночь будет своего рода проверкой силы Друла: если пещерник сможет удержать свою кровавую отметку даже на полной луне, то Лордам придется признать, что его сила не имеет видимых границ. И такая сила сможет сотворить - и почти наверняка уже породила - целые армии мародеров, чтобы удовлетворить вкус Друла к грабежу. Тогда отряду придется сражаться, чтобы пройти дальше. Кавинант с содроганием вспомнил свою краткую встречу с Друлом в пещере Кирил Френдор. Подобно своим спутникам, он чувствовал уже прикосновение ночной пелены и невольно думал о том, что может за ней скрываться. Лишь Вариоля и Тамаранты, казалось, не коснулось общее настроение. Тамаранта выглядела полусонной и совершенно не правила своей лошадью, которая сама выбирала путь. Ее супруг сидел в седле прямо, твердо держа поводья, но рот его был расслаблен, а взгляд рассеян. Они выглядели немощными. Кавинант чувствовал, что может увидеть хрупкость их костей. Но лишь они одни из всего отряда были безучастны к наступлению ночи - казалось, они даже рады ее приближению. Быть может, они просто не понимали. Еще до наступления темноты отряд остановился на северном склоне неровного холма, частично защищавшего от юго-западного ветра. Воздух стал холодным, словно вернулась зима, и ветер леденил сердца путешественников. Несколько воинов молча кормили лошадей, остальные готовили скромную пищу на огне, который Биринайр высек из прута лиллианрилл. Ранихины галопом умчались, чтобы заночевать в каком-то укромном месте или совершить какой-то обряд. Остальные скакуны остались на месте, стреноженные. Стражи Крови выставили вокруг лагеря часовых, а остальные устроились возле огня, завернувшись в плащи. Как только остатки дневного света окончательно рассеялись, ветерок окреп и превратился в довольно сильный постоянный ветер. Кавинант обнаружил, что он сейчас был бы не прочь ощутить товарищеское участие, с которого начался день. Но сам же и понимал, что это невозможно, и ему пришлось ждать, пока Высокий Лорд Протхолл поднимется, чтобы встретить мрачные предчувствия членов отряда. Твердо уперев посох в землю, он запел гимн Ревлстону, который Кавинант слышал во время вечерней службы. К нему присоединился Морэм, затем Вариоль и Тамаранта, и вскоре весь Дозор был уже на ногах, добавив к пению мощь своих голосов. Они стояли под мрачным небом - двадцать пять человек, поющих словно пророки: Семь Проклятий для отрицающих веру, Для предателей Страны, людей и духов, И один храбрый Лорд, чтобы Противостоять судьбе и беречь Цветок красоты от черноты порчи. Они смело возвысили голоса, и контрапунктом этой мелодии был раскатистый тенор великана, певшего свою песню. Когда гимн был спет до конца, они сели и заговорили все вместе низкими голосами, словно гимн - это все, что им было необходимо, чтобы восстановить свое мужество. Кавинант сидел и глядел на свои узловатые руки. Не поднимая взгляда, он чувствовал восход луны: он ощутил вокруг странное напряжение, когда первый красный отблеск появился на горизонте. Но он закусил губу и не поднял глаз. Его спутники тяжело дышали; красноватый отблеск постепенно сгущался в сердце огня, но Кавинант все не отрывал взгляда от своих рук, словно изучал, как белеют костяшки его пальцев. Потом он услышал мучительный шепот Лорда Морэма: "Меленкурион!", И понял, что луна была полностью красной, запятнанной так, будто ее осквернение было закончено, - такая кровавая, словно ночное небо прорезали до самого сердца. Кавинант ощутил, как ее свет коснулся его лица, и щеку перекосило от отвращения. И тут он с ужасом увидел, что лунный свет придал его кольцу красноватый оттенок - металл выглядел так, словно его погружали в кровь. Серебро изнутри старалось пробиться сквозь алый отблеск, но тот, казалось, просачивался внутрь, постепенно погашая и извращая Белое Золото. Инстинктивно он понял. Несмотря на то, что сердце его готово было выпрыгнуть из груди, он сидел неподвижно, внушая себе молчаливые и бесполезные предупреждения. Затем он вскочил, прямой и непреклонный, словно сама луна заставила его сделать это - руки прижаты плотно к бокам, кулаки сжаты. Сзади раздался голос Баннора: - Не пугайся, Юр-Лорд. Ранихины предупредят нас, если волки будут представлять угрозу. Кавинант повернул голову. Страж Крови протянул к нему руку успокаивающим жестом. - Не прикасайся ко мне! - прошипел Кавинант. Он рывком отодвинулся от Баннора. На мгновение он с бьющимся сердцем увидел, что кровавый цвет луны сделал лицо Баннора похожим на кусок застывшей лавы. Затем под ногами, словно взрыв, возникло ужасное ощущение зла, и он упал рядом с огнем. Ударившись, он бросил тело вперед, не думая ни о чем, ощущая лишь непреодолимое желание избежать нападения. Перекатившись через голову, он почувствовал, что ноги ударились о тлеющие головешки костра. Но едва Кавинант упал, Баннор прыгнул вперед. Когда Кавинант задел костер, Стражу Крови оставался до него всего лишь шаг. Почти в то же мгновение он схватил Кавинанта за запястье и, легко выдернув из огня, поставил на ноги. Еще не успев твердо встать, Кавинант обернулся к Баннору и прокричал ему в лицо: - Не прикасайся ко мне! Баннор отпустил руку Кавинанта и сделал шаг назад. Протхолл, Морэм, великан и все воины были уже на ногах. Они смотрели на Кавинанта с удивлением, замешательством и возмущением. Он ощутил внезапную слабость. Ноги дрожали, и он опустился на колени возле костра. "Проклятый Фаул подстроил это, он хочет меня погубить" - думал Кавинант, указывая трясущимся пальцем на землю в том месте, где только что стоял. - Вот, - прошептал он. - Это было здесь. Я это почувствовал. Реакция Лордов была мгновенная. Пока Морэм кричал Биринайру, Протхолл быстро шагнул вперед и наклонился над местом, которое указал Кавинант. Тихо бормоча что-то под нос, он коснулся земли кончиками пальцев, словно исследующий рану врач. Затем к нему присоединились Морэм и Биринайр. Биринайр отодвинул Высокого Лорда, взял свой посох лиллианрилл и прикоснулся концом к подозрительному месту. Вращая посох между ладонями, он повелительно сосредоточил взгляд на своем любимом дереве. - На какое-то мгновение, - пробормотал Протхолл, - я кое-что почувствовал - какую-то память в земле. Затем она ускользнула от меня, - он вздохнул. - Это было ужасно. Биринайр эхом отозвался: "Ужасно", продолжая сосредоточенно свои действия и разговаривая сам с собой. Протхолл и Морэм смотрели на его руки, дрожавшие от старости или от какого-то другого ощущения. Вдруг он закричал: - Ужасно! Рука Убийцы! И он отважился сделать это? - Он бросился прочь с такой быстротой, что упал бы, если бы его не подхватил Протхолл. На мгновение они встретились глазами, словно пытались обменяться какими-то мыслями, которые нельзя было произнести вслух. Затем Биринайр высвободился из рук Протхолла. Глядя вокруг так, словно он собирался увидеть осколки своего достоинства, разбросанные под ногами, он хрипло пробормотал: - Я настаиваю на своем. Я еще не настолько стар. Взглянув на Кавинанта, он продолжал: - Вы думаете, я стар. Разумеется. Стар и глуп. Пошел в поход, когда надо было греть ноги у огня. Как чурбан. - Указывая на Неверящего, он заключил: - Спросите его. Спросите! Пока внимание всех было привлечено к хайербренду, Кавинант поднялся на ноги и спрятал руки в карманы, чтобы скрыть цвет своего кольца. Когда Биринайр указал на него, он поднял глаза. От предчувствия у него похолодело в желудке, едва он вспомнил нападение на него в Анделейне и все, что за этим последовало. Протхолл твердо сказал: - Вступите сюда снова, Юр-Лорд. С исказившей лицо гримасой Кавинант вышел вперед и поставил ногу на то место, где стоял раньше. Как только пятка коснулась земли, он вздрогнул в ожидании и постарался приучить себя к мысли, что в одном лишь этом месте земля стала небезопасной, лишенной опоры. Но на этот раз он ничего не почувствовал. Так же, как и в Анделейне, зло исчезло, оставив его под впечатлением, что яму прикрыли налетом надежности. В ответ на молчаливый вопрос Лордов он покачал головой. После паузы Морэм уверенно сказал: - Вы и прежде испытывали это. Кавинант с усилием заставил себя произнести: - Да, несколько раз в Анделейне. Перед нападением на духов. - Тебя коснулась рука Серого Убийцы, - Биринайр сплюнул. Но повторить
в начало наверх
обвинение не смог. Его кости, казалось, напомнили о возрасте, и он устало осел, оперевшись на посох. Словно упрекая себя или извиняясь, он пробормотал: - Разумеется. Моложе. Если бы я был моложе... С этими словами он повернулся и зашагал к своему месту. - Почему ты не сказал нам об этом? - сурово спросил Морэм. Этот вопрос заставил Кавинанта ощутить внезапный стыд, будто его кольцо стало просачиваться сквозь ткань брюк. Плечи опустились, и он уже не чувствовал ничего и только глубже засунул руки в карманы. - Я не... Сначала я не хотел, чтобы вы знали об этом... О том, какой важной персоной считает меня Фаул. И Друл. А после этого... - он мысленно вернулся к критической ситуации в палате Совета Лордов, - я думал о других вещах. Морэм кивнул в знак того, что принимает это объяснение, и через мгновение Кавинант продолжал: - Я не знаю, что это такое. Но я чувствую это только через подошвы ботинок. Я не могу прикоснуться к этому - ни руками, ни ногами. Морэм и Протхолл обменялись удивленными взглядами. Высокий Лорд сказал: - Неверящий, я не в состоянии понять причину этих нападений. Почему твои ботинки делают тебя чувствительными к этому злу? Я не знаю. Но либо я, либо Лорд Морэм должны постоянно находиться рядом с тобой, чтобы ты смог сказать без промедления об этом. Затем он бросил через плечо: - Первый знак Тьювор. Вохафт Кеан. Вы слышали? Кеан ответил: - Да, Высокий Лорд. А голос Тьювора тихо добавил: - Нападение будет. Мы слышали. - Потребуется постоянная готовность, - мрачно сказал Морэм, - и отважные сердца, чтобы противостоять бешеным атакам юр-вайлов, волков и пещерников решительно и успешно. - Это так, - сказал наконец Высокий Лорд, - но всему свое время. Сейчас нам пора отдохнуть. Надо набраться сил. Отряд начал устраиваться на ночлег. Напевая себе под нос песню великанов, Морестранственник растянулся на земле в обнимку со своим заветным кожаным бурдюком, наполненным "глотком алмазов". Пока Стражи Крови распределяли часовых, воины расстелили одеяла для себя и для Лордов. Кавинанту казалось, что все наблюдают за ним, и он был рад, что одеяло помогло ему надежнее укрыть кольцо. Он долго не мог уснуть из-за холода; одеяло не спасало от холода, исходившего от кольца. Но прежде, чем сон сморил его, он слушал песню великана и видел Протхолла, сидевшего возле тлеющего костра. Великан и Высокий Лорд несли ночную вахту - два старых друга земли, бодрствующие перед лицом нависшей угрозы. Рассвет следующего дня был серым и безрадостным, все небо укрывали тучи, будто слоем пепла, и Кавинант сидел в седле согнувшись, как будто на шее у него висел тяжелый груз. С заходом луны кольцо его утратило красный оттенок, но он остался в его памяти, и кольцо, казалось, тянуло его вниз, подобно бессмысленному преступлению. Будучи беззащитным, он принял это за подданство, которого он не выбирал, не мог выбрать, которое было ему навязано. Свидетельство казалось неопровержимым. Подобно луне, он готов был пасть жертвой махинаций Лорда Фаула. Но его желание здесь не принималось во внимание, для игры были выбраны такие струны его души, что это могло сломать любое сопротивление. Он не мог понять, как это случилось. Неужели его желание умереть, его слабость и отчаяние прокаженного были так сильны? К чему привел его упрямый инстинкт самосохранения? Куда делась его злость, его сила? Неужели его так долго пророчили в жертву, что теперь даже самому себе он мог ответить только как жертва? Ответа не было. Он не был уверен ни в чем, кроме страха, овладевшего им, когда отряд остановился на привал в полдень. Он обнаружил, что не хочет слезать с лошади. Он не доверял земле, контакт с ней пугал его. Он утерял основополагающую уверенность: веру в прочность и стабильность земли - веру настолько очевидную, постоянную и необходимую, что до сего времени он просто не подозревал о ее существовании. Слепая молчаливая почва превратилась в черную руку, злобно страждущую схватить его, только его. Однако он все же заставил себя слезть с лошади, и тут же ужасное ощущение пронзило его. Злобность и ядовитость этого ощущения заставили его сжаться, и он едва устоял на ногах, глядя, как Протхолл, Морэм и Биринайр пытаются поймать то, что он чувствовал. Однако их попытки не удались; страдание, причиненное этим прикосновением, прошло сразу, как только он отошел от этого места. Тем же вечером, во время ужина, нападение повторилось вновь. Укладываясь на ночлег, чтобы спрятать кольцо от луны, Кавинант дрожал как в лихорадке. Утром шестого дня он проснулся с посеревшим лицом и с выражением обреченности в глазах. Перед тем как сесть на Дьюру, он вновь подвергся нападению. И еще раз - во время одного из очередных привалов. И снова - в то же мгновение, когда, с трудом поборов отчаяние, он отважился слезть с коня в конце целого дня езды. Зло было похоже на очередной гвоздь, загоняемый в крышку его гроба. На этот раз нервы Кавинанта отреагировали с таким ужасом, что он покатился по земле, как наглядная демонстрация тщетности всех попыток Лордов. В течение долгого времени он лежал неподвижно, прежде чем вновь обрел возможность контролировать свои конечности, и когда он наконец встал, то при каждом шаге дергался и вздрагивал. - Я жалок, жалок, - шептал он сам себе, но не мог найти внутри достаточной ярости, чтобы справиться с этим. С дружеским участием в глазах Морестранственник спросил его, почему он не снимет свои ботинки. Кавинанту пришлось немного подумать, прежде чем он вспомнил причину. Тогда он пробормотал: - Это - часть меня, часть моего образа жизни. Я не должен... Остается еще очень много частей. И, кроме того, - устало добавил он, - если я сниму ботинки, то как тогда Протхолл сможет разобраться?.. - Не надо делать это ради нас, - напряженно отозвался Морэм. - Разве мы можем просить об этом? Но Кавинант лишь пожал плечами и подошел к костру. Он даже не притронулся к еде - мысль о пище вызывала у него тошноту, - но попробовав съесть несколько ягод алианты с куста, росшего неподалеку от лагеря, он обнаружил, что они действуют успокаивающе. Он съел пригоршню ягод, рассеянно разбрасывая вокруг косточки, как учила его Лена, и вернулся в лагерь. Когда ужин был окончен, Морэм сел рядом с Кавинантом. Не глядя на него, Лорд спросил: - Как мы можем тебе помочь? Может быть, сделать носилки, чтобы тебе не пришлось касаться земли? Или есть какие-нибудь другие способы? Возможно, какая-нибудь из легенд великанов могла бы немного успокоить твое сердце. Я слышал, будто великаны хвастают, что сам Презренный стал бы другом земли, если заставить его выслушать легенду о Богуне Невыносимом и Тельме, приручившей его, - настолько целительны эти легенды. Внезапно Морэм повернулся прямо к Кавинанту, и тот увидел, что лицо его проникнуто участием. - Я вижу твою боль, Юр-Лорд. Кавинант опустил голову, избегая взгляда Морэма, и проверил, спрятана ли его левая рука. Мгновение спустя он тихо сказал: - Расскажи мне о Создателе. - О, - вздохнул Морэм. - Мы не знаем точно, существует ли Создатель. Немного - чисто пророческие сведения об этом существе дошли до нас из таинственных глубин нашего древнего прошлого, старых легенд. Мы знаем Презренного. Но Создателя мы не знаем. Затем Кавинант с некоторым удивлением услышал голос Лорда Тамаранты, вмешавшейся в разговор: - Разумеется, мы знаем. Ах, эта глупость молодых. Морэм, мой сын, ты пока еще не пророк. Ты должен учиться этому виду мужества. Медленно оторвав от земли свое старое тело, она встала. Длинные волосы ее прядями свисали вокруг лица, отбрасывая на него тени. Подойдя ближе к огню, она чуть слышно проговорила: - Дары пророчества и предсказания несовместимы. Согласно Учению Кевина, только Хатфью, Лорд-Основатель, был одновременно и предсказателем, и пророком. Менее сильные души не видят в этом разницы. Что ж, я не знаю. Но когда Кевин Расточитель Страны решил в своем сердце вызвать Ритуал Осквернения, он спас Стражу Крови, ранихинов и великанов, потому что он был предсказателем. А поскольку он не был пророком, то не сумел предугадать, что Лорд Фаул выживет. Он был не таким великим, как Берек. Разумеется, Создатель существует. Она взглянула на Вариоля, чтобы он подтвердил, и он кивнул. Однако Кавинант не был уверен, что тот слышал, о чем идет речь. Но Тамаранта в ответ тоже кивнула, как бы в благодарность за то, что Вариоль ее поддержал. Подняв голову к ночному небу и звездам, она заговорила голосом, ломким от старости: - Разумеется, Создатель есть, - повторила она. - А как же иначе? Противоположности существуют только при наличии друг друга. Иначе разница теряется, и остается только хаос. Нет, отрицание не может быть без созидания. Лучше спросить, как об этом мог забыть Создатель, сотворив землю. Ибо, если бы он не забыл, тогда созидание и отрицание существовали бы вместе в одном его существе, и он бы не знал об этом. Вот что гласит древнейшая легенда: в вечность, существовавшую до сотворения времени, пришел Создатель, словно ремесленник, в свою мастерскую. И поскольку творить совершенное - характерное свойство созидания, Создатель целиком отдался этому замыслу. Сначала он построил Арку Времени, чтобы его творение имело место, где существовать. И краеугольным камнем этой Арки он заложил Дикую Магию, чтобы время могло сопротивляться хаосу и длиться вечно. Затем внутри Арки он сформировал землю. На эту работу ушли века, он делал и переделывал, испытывал, пробовал и отвергал, и вновь испытывал и пробовал, чтобы в итоге его создание не могло ни в чем его упрекнуть. И когда земля, на его взгляд, стала достаточно прекрасна, он дал жизнь ее обитателям - существам, сутью жизни которых должно было стать воплощение его стремления к совершенству, - и он не отказал им в средствах, которые могли бы им в этом помочь. Когда его работа была закончена, он испытал гордость, какую может испытать лишь творец. Увы, он не понимал отрицания или забыл о нем. Он понимал свою задачу в том, чтобы сделать труд единственным средством для достижения совершенства. Но когда он закончил работу и его гордость вкусила первое удовлетворение, он взглянул на землю внимательно, чтобы еще раз насладиться зрелищем своего творения, - и был повергнут в ужас. Ибо - увы! - глубоко в земле, независимо от его воли или творчества, таилось зло разрушения, силы, достаточно могущественные, чтобы превратить его шедевр в грязь. И тогда он понял, или, быть может, вспомнил. Возможно, рядом с собой он обнаружил свою противоположность, заставившую его ошибиться во время работы. Или, возможно, он нашел источник зла в самом себе. Это не имеет значения. Он пришел в ярость от горя и попранной гордости. В гневе он схватился в рукопашную со своей противоположностью, либо внутри, либо снаружи себя, и в ярости он швырнул Презренного, вместо бесконечности космоса, вниз, на землю. Увы! Таким образом Презренный оказался, словно в заключении, внутри нашего времени. И таким образом творение Создателя стало миром Презренного, который он мог терзать, как хотел. Поскольку сам Закон Времени, принцип силы, сделавший возможной Арку, служил для того, чтобы оберегать Лорда Фаула, как мы теперь его называем. Осквернение нельзя переделать, порчу невозможно уничтожить полностью. Последствия их деятельности можно залечить, но искоренить нельзя. Так Лорд Фаул причинял страдания земле, и Создатель не мог помешать ему, ибо он сам поверг сюда свою противоположность. В горе и смирении Создатель смотрел на то, что сделал. Чтобы постигшая землю беда не была совершенно безнадежной, он начал искать косвенные способы помочь своему творению. Он привел Лорда-Основателя к созданию Посоха Закона - оружия против отрицания. Но сам закон земного созидания не позволяет ничего большего. Если бы Создатель решил утихомирить Лорда Фаула, то этот акт разрушил бы время - и тогда Презренный вновь очутился бы на свободе в бесконечности и мог бы творить любые осквернения, какие захотел бы. Тамаранта сделала паузу. Она вела свой рассказ просто, не загромождая его излишней риторикой. Но на мгновение ее тонкий старческий голос убедил Кавинанта, что вся Вселенная поставлена на карту, и что его борьба - это всего лишь микрокосм гораздо более обширного конфликта. В течение этого момента он с беспокойством ожидал, что она скажет дальше.
в начало наверх
Внезапно она опустила голову и повернула свое морщинистое лицо прямо к Кавинанту. Почти шепотом она произнесла: - И теперь мы подошли к величайшему испытанию. Повелитель Дикой Магии с нами. Всего одно слово может растерзать наш мир в клочья. Не ошибитесь, - произнесла она дрожащим голосом. - Если мы не сможем привлечь этого Неверящего на свою сторону, то земля превратится в груду щебня. Однако Кавинант не мог определить, дрожал ли ее голос от старости или от страха. Близился восход луны, он отправился спать, чтобы скрыть изменение в цвете кольца. Укрывшись одеялом с головой, он смотрел в темноту и определил момент восхода луны по кровавому отсвету, возникшему на поверхности кольца. Металл, казалось, был еще глубже пропитан этими пятнами, чем две ночи назад. Он притягивал взгляд Кавинанта, и когда он наконец уснул, то был так же изможден, как после долгого допроса. На следующее утро ему удалось добраться до спины Дьюры, не подвергаясь атакам, и он вздохнул с облегчением, ничуть не стесняясь этого. Протхолл нарушил обычай и не стал объявлять привал в полдень. Причина этого стала ясна, когда всадники поднялись на вершину небольшого холма, с которого открылся вид на реку Соулсиз. Они поехали вниз, торопясь оставить позади суровые равнины, и переплыли реку, не слезая с лошадей. На берегу решено было сделать привал. И вновь Кавинант беспрепятственно сошел на землю с лошади. Однако остаток дня стал резким контрастом по сравнению с этой необъяснимой передышкой. На расстоянии нескольких лиг от Соулсиз отряду впервые встретился веймит. Вспомнив рассказ Кавинанта об убитом вейнхиме, Протхолл послал двух Стражей Крови - Корика и Терреля - на разведку. Однако они лишь подтвердили возникшие подозрения. Даже Кавинант в своем напряженном состоянии смог почувствовать запах запустения и заметить, что веймит имеет заброшенный вид: зеленая крыша его потемнела, сделавшись коричневой, и просела. Вернувшись, гонцы доложили, что веймит никем не охраняется. Лорды встретили это известие с застывшими лицами. Было очевидно, что они боятся того, что убийство, описанное Кавинантом, заставило всех вейнхимов отказаться от службы. Несколько воинов застонали в горе, а великан скрипнул зубами. Кавинант обернулся и на мгновение увидел лицо Морестранственника, перекошенное яростью. Это выражение быстро исчезло, но произвело на Кавинанта неизгладимое впечатление. Неожиданно он почувствовал, что беззаветная преданность великанов Стране была опасна - они были слишком поспешны в суждениях. Итак, в конце седьмого дня над отрядом нависла угроза, еще более усиленная луной, обезображенной кровавыми пятнами. И лишь Кавинант испытывал некоторое облегчение: преследовавшее его зло отстало. Но на следующий день всадники достигли границ Анделейна. Их путь пролегал вдоль подножия гор с юго-западной стороны, и даже сквозь серую пелену хмурой погоды великолепие Анделейна блистало словно величайшая драгоценность Страны. Это заставило отряд немного подбодриться, подействовало на него подобно живому образцу того, как выглядела Страна до Осквернения. Кавинанту это молчаливое утешение было так же необходимо, как и остальным, но оно отвергло его. Во время завтрака он опять подвергся нападению из-под земли. Передышка предыдущего дня, казалось, лишь усилила злобность атаки, ощущение боли буквально затопило Кавинанта. Во время одной из очередных остановок нападение повторилось. И тем же вечером, пока он ужинал ягодами алианты, состоялась еще одна атака. На этот раз зло ударило в него с такой силой, что он на некоторое время потерял сознание. Когда он очнулся, то обнаружил, что лежит на руках великана, как ребенок. Он смутно чувствовал, что его бьют конвульсии. - Сними ботинки, - настойчиво сказал Морестранственник. Онемение заполнило голову Кавинанта подобно туману, замедлило его реакцию. Но он все же сумел справиться с этим и спросил: - Зачем? - Зачем? Камень и море, мой друг! Когда ты задаешь подобные вопросы, как я могу на них ответить? Спроси себя самого. Чего ты пытаешься сохранить, перенося такие муки? - Себя, - тихо пробормотал Кавинант. Ему хотелось просто расслабиться на руках великана и уснуть, но он переборол это желание и стал вырываться из рук, пока наконец великан не поставил его на ноги рядом с зажженным Биринайром огнем лиллианрилл. Некоторое время ему пришлось, словно калеке, опираться на руку великана, чтобы устоять, но затем один из воинов протянул ему посох, и он оперся на него. - Сохранить себя через сопротивление. Но в глубине души он понимал, что не оказывает сопротивления. Его кости словно бы размягчились, растаяли от напряжения. Ботинки стали пустым символом непримиримости, которой он больше не испытывал. Морестранственник принялся было возражать, но Морэм остановил его. - Ему виднее, - мягко сказал Лорд. Немного погодя Кавинант погрузился в лихорадочный сон. Он не знал ничего о том, что его бережно уложили в постель и что Морэм, наблюдавший за ним ночью, увидел кровавые пятна на его обручальном кольце. Во сне Кавинант пережил нечто вроде кризиса и проснулся с ощущением, что он проиграл, что его способность к существованию была поставлена на карту и результат розыгрыша оказался не в его пользу. Горло сдавило, словно оно было полем битвы. Когда он с трудом разомкнул веки, то обнаружил, что лежит на руках у Морестранственника. Вокруг члены отряда заканчивали приготовления, чтобы отправиться в путь. Увидев, что Кавинант открыл глаза, великан наклонился над ним и тихо сказал: - Лучше я буду нести тебя на руках, чем видеть твои страдания. Наш путь к Твердыне Лордов был для меня куда легче. Кавинант посмотрел на великана. Лицо его было напряженным, но это было не напряжение, вызванное усталостью. Скорее, это было похоже на какое-то внутренне давление, распиравшее его лоб так сильно, что, казалось, он не выдержит этого. Кавинант долго смотрел на него, прежде чем понял, что это - выражение сострадания. Вид боли Кавинанта заставил пульс великана участиться, и это было видно по набухшим на висках голубым жилам. "Великаны, - думал Кавинант. - Неужели они все такие?" Глядя на эту концентрацию эмоций, он пробормотал: - Что за странное у тебя имя - "Морестранственник"? Великан, кажется, не заметил неуместности этого вопроса. - "Морестранственник" на языке великанов означает "компас", - просто ответил он. - Так или иначе, мое имя звучит как "морской компас". - Кавинант начал слабо дергаться, пытаясь выбраться из объятий великана, но Морестранственник не отпускал его, молча запрещая ему ступить на землю. Но тут вмешался Лорд Морэм. С мрачной решимостью в голосе он сказал: - Отпусти его. - Отпусти, - эхом отозвался Кавинант. Под тяжелыми бровями великана сверкнуло несколько молний, но он лишь спросил: - Зачем? - Я решил, - ответил Морэм. - Мы не сдвинемся с места до тех пор, пока не поймем, что же все-таки происходит с Юр-Лордом Кавинантом. Я и так слишком долго откладывал это дело. Смерть сгущается вокруг нас. Спусти его на землю. Глаза Морэма опасно сверкнули. И все-таки Морестранственник колебался до тех пор, пока не увидел, как кивнул Высокий Лорд Протхолл, поддерживая Морэма. Тогда он придал Кавинанту вертикальное положение и осторожно опустил его на землю. Мгновение его руки, готовые защитить, лежали на плечах Кавинанта. Потом он сделал шаг назад. - А теперь, Юр-Лорд, - сказал Морэм. - Дай мне руку. Мы будем стоять вместе до тех пор, пока ты не почувствуешь зло, а я не почувствую его через тебя. При этих словах червячок слабой паники шевельнулся в сердце Кавинанта. В глазах Морэма он увидел свое отражение, увидел себя, стоящего осиротело, с лицом, на котором было написано, что он потерян. Эта потеря ужаснула его. На этом крошечном отражении лица вдруг промелькнуло выражение, сказавшее ему, что если нападения на него будут продолжаться, то он неизбежно научится получать наслаждение от чувства ужаса и отвращения, которое они ему давали. Он обнаружил границу, отделявшую самолюбование и страдание, и Морэм просил его рискнуть перейти эту границу. - Давай, - настойчиво сказал Морэм, протягивая правую руку. - Если мы хотим оказать сопротивление злу, мы должны понять его. В отчаянии Кавинант протянул руку. Их ладони соприкоснулись, они сцепили пальцы. Двух пальцев Кавинанту казалось недостаточно, чтобы выполнить замысел Морэма, но рукопожатие Лорда было твердым. Словно участники сражения, они стояли рука об руку, словно готовились схватиться врукопашную с каким-то страшным вампиром. Атака последовала почти сразу же. Кавинант вскрикнул, согнулся, словно кости его размякли, но не отпрыгнул в сторону. В первое мгновение его удержало крепкое рукопожатие Морэма. Потом Лорд обхватил Кавинанта свободной рукой и прижал его к себе. Сила страдания Кавинанта нанесла удар и Морэму, но тот устоял на ногах и только крепче прижал к себе Кавинанта. Нападение закончилось так же внезапно, как и началось. Кавинант со стоном осел в руках Морэма. Морэм поддерживал его до тех пор, пока Кавинант не пошевелился и не встал на ноги. Потом Лорд медленно отпустил его. Мгновение их лица казались странно похожими, на них было одинаковое выражение преследуемой жертвы - тот же опустошенный взгляд, те же капли пота. Но вскоре Кавинант судорожно вздохнул, а Морэм расправил плечи - и сходство исчезло. - Я был глупцом, - взволнованно произнес Морэм. - Я должен был догадаться. Это Друл Каменный Червь, используя силу Посоха, хочет найти тебя. Он может почувствовать твое присутствие по касанию к почве твоих ботинок, поскольку они не похожи ни на что, сделанное в Стране. Таким образом, он знает, где ты находишься, а значит - где находимся и мы. Теперь я могу предположить, что в тот день, когда мы пересекли Соулсиз, ты получил передышку потому, что Друл считал, что мы будем двигаться к нему по реке, и искал нас на воде, а не на суше. Но потом он понял свою ошибку и вчера возобновил контакт с тобой. Лорд сделал паузу, чтобы Кавинант мог осознать все, сказанное им. Потом он сказал: - Юр-Лорд, ради всех, ради нас - ради Страны - вы должны снять эти ботинки. Друл и так уже слишком много знает о наших передвижениях. Вокруг полно его слуг. Кавинант не ответил. Слова Морэма, казалось, лишали его последних сил. Испытание было чересчур тяжелым. Со вздохом он обвис в руках Лорда. Потеряв сознание, он не видел, как заботливо с него сняли ботинки и одежду и уложили их в седельные мешки Дьюры, как осторожно Лорды обмыли ему ноги и одели в костюм из белой парчи, с какой печалью сняли с его пальца кольцо и прикрепили его новым кусочком клинго рядом с сердцем, как нежно нес его Морестранственник на руках весь этот день. Он лежал во тьме, словно жертва; он чувствовал, как зубы проказы вгрызаются в его плоть. Его окружал запах презрения, настаивающий на его неспособности действовать. Но губы его были изогнуты в мирной улыбке, а лицо было спокойным и даже довольным, словно он наконец полностью примирился со своим разрушением. Он все еще улыбался, когда проснулся поздно вечером и обнаружил, что смотрит прямо на широкую, вампироподобную ухмылку луны. Его улыбка медленно перешла в натянутую гримасу, а на лице возникло выражение не то счастья, не то ненависти. Но вдруг огромная фигура великана заслонила луну. Тяжелые ладони Морестранственника, каждая величиной с лицо Кавинанта, нежно погладили его по голове, и эта ласка оказала на него воздействие. Его глаза утратили неприятное выражение, а лицо расслабилось, отразив уже не муку, а спокойствие. Вскоре он уже спал глубоким сном без злых сновидений. На следующий день - десятый день похода - он проснулся спокойным, словно понимая, что его силой удерживают на границе между противоречивыми требованиями. Ощущение безысходности овладело им, словно у него больше не было мужества заботиться о себе. И тем не менее он был голоден. Он плотно позавтракал и не забыл поблагодарить при этом женщину из племени вудхелвеннинов, которая, кажется, взяла на себя добровольную заботу о его питании. Свою новую одежду он воспринял безразлично, уныло пожав плечами и отметив про себя со смутным сарказмом, с какой легкостью он все же был способен терять себя - и как ловко сидел на нем белый костюм, словно сшитый по заказу. Потом он молча сел на Дьюру. Его спутники смотрели на него так, словно боялись, что он упадет. Он был уже даже слабее, чем сам это сознавал; чтобы удержаться в седле, ему потребовалась концентрация всех сил, но он справился с этой задачей. Немного погодя все пришли к мнению, что он вне опасности, и отряд двинулся вперед. Кавинант ехал вместе с ними сквозь солнечный свет и теплый весенний воздух, вдоль цветущих лугов Анделейна - слабый и безразличный, словно его заперли между двумя невозможностями.
в начало наверх
17. СМЕРТЬ В ОГНЕ Этой ночью отряд остановился в узкой долине между двумя каменистыми горными склонами, в половине лиги от густых трав Анделейна. Воины были в приподнятом настроении, освободившись от напряжения последних нескольких дней, и среди них вновь зазвучали рассказы и песни, молчаливыми слушателями которых были Лорды и Стражи Крови. Хотя Лорды не принимали участия в разговорах, но слушали они, казалось, с удовольствием, и несколько раз было слышно, как тихо смеются Морэм и Кеан. Но Кавинант не разделял возбуждения воинов. Тяжелая рука пустоты держала закрытой крышку его эмоций, и он чувствовал себя обособленным, неприкасаемым. Наконец он отправился спать, прежде чем воины закончили свою последнюю песню. Некоторое время спустя его разбудило прикосновение чьей-то руки к его плечу. Открыв глаза, Кавинант увидел склонившегося над ним великана. Луна почти уже зашла. - Вставай! - прошептал великан. - Ранихины принесли известия. За нами охотятся волки. Кроме того, юр-вайлы тоже могут быть где-то здесь. Мы должны идти. Кавинант сонно моргал, глядя в лицо великану. - Зачем? Разве они не последуют за нами? - Торопись, Юр-Лорд. Террель, Корик и, вероятно, третья часть Дозора Кеана останутся здесь в засаде. Они разгонят эту стаю. Вставай. Но Кавинант упирался. - Ну и что? Они только отступят назад, а потом снова бросятся в погоню. Дай мне поспать. - Мой друг, ты испытываешь мое терпение. Вставай, по пути я все объясню. Кавинант со вздохом выбрался из-под одеяла. Пока он завязывал подвязки костюма, надевал сандалии и проверял наличие посоха и ножа, его помощница из вудхелвеннинов собрала постель, упаковала ее и убрала в мешок. Потом она подвела к Кавинанту Дьюру. Чувствуя на себе нетерпеливые взгляды спутников, Кавинант сел на лошадь и в сопровождении великана направился к центру лагеря, где его уже ждали сидевшие верхом Лорды. Когда воины были готовы, Биринайр потушил последние угольки костра и с трудом взобрался на коня. Мгновение спустя всадники развернули коней и выехали из узкой долины, прокладывая путь через сырую местность при красном свете заходящей луны. Земля под копытами Дьюры была похожа на медленно кипящую кровь, и Кавинант сжал кольцо в руке, чтобы закрыть его от этого отвратительного света. Его спутники двигались в напряженном молчании, любое еле слышное звяканье меча тотчас же заглушалось, дыхание тоже было затаенным. Ранихины были беззвучны, словно тени, и на их широких спинах Стражи Крови сидели, словно статуи, в высшей степени настороженные и одновременно бесчувственные. Потом луна зашла. Тьма наступила словно облегчение, но она, казалось, еще более усугубила риск их побега. Но по краям отряда бежали ранихины, и могучие кони выбирали такую дорогу, которую без труда могли преодолеть и другие скакуны. Проехав две или три лиги, все немного расслабились. Шума погони слышно не было, опасности не чувствовалось. Наконец Морестранственник дал Кавинанту объяснения, которые обещал. - Все очень просто, - прошептал великан. - После того, как они рассеют стаю, Корик и Террель пойдут по нашим следам, а потом повернут в другую сторону, чтобы сбить преследователей с толку. Они будут двигаться прямо вглубь Анделейна, к востоку от горы Грома, так что погоня собьется со следа. Потом они повернут и присоединятся к нам. - Зачем? - тихо спросил Кавинант. Объяснения продолжил Лорд Морэм. - Мы полагаем, что Друл может понять наши намерения. Кавинант не мог ощутить присутствия Лорда так же сильно, как великана, поэтому голос Морэма звучал во тьме как-то бестелесно, словно это говорила сама ночь. Это впечатление, казалось, мешало поверить его словам, словно без подтверждения физическим присутствием все сказанное Лордом было неправдоподобно. - Наш поход должен показаться ему глупым. Поскольку он обладает Посохом, мы должны быть, по его мнению, сумасшедшими, чтобы приблизиться к нему. Но если, тем не менее, мы все же решили приблизиться, тогда выбранное нами южное направление - еще большая глупость, поскольку дорога здесь длиннее, а его сила день ото дня все возрастает. Он будет ждать, что мы повернем на восток, приближаясь к нему, или к Роковому Отступлению, пытаясь удрать. Корик и Террель дадут шпионам Друла повод думать, что мы повернули и готовимся к нападению. Если он не будет знать нашего точного маршрута, то не сможет догадаться о нашей истинной цели. Он будет искать нас в Анделейне и постарается укрепить защиту в горе Грома. Поверив, что мы повернули для нападения, он поверит также, что мы овладели силой вашего Белого Золота. Кавинант некоторое время обдумывал все сказанное, а затем спросил: - А что во время этого, по-вашему, будет делать Фаул? - О, - вздохнул Морэм. - Это вопрос не в бровь, а в глаз. Над нами нависла угроза - угроза для нашего отряда и для всей Страны, - он надолго замолчал. - Когда я сплю, мне снится, что он смеется. Кавинант вздрогнул, вспомнив сокрушительный смех Фаула, и замолчал. Итак, всадники пробирались сквозь тьму, вверив себя инстинктам ранихинов. С наступлением рассвета оставленная ими засада на волков была уже далеко позади. Отряду потребовалось еще четыре дня почти непрерывной езды (они делали по пятнадцать лиг в день), чтобы достичь реки Мифиль, южной границы Анделейна. Отряд двигался на юго-восток, не имея ни малейшего представления о судьбе группы Корика. Она состояла всего лишь из восьми человек, но без них отряд казался ослабленным. Тревога Высокого Лорда и его спутников рокотала в топоте их скакунов и эхом отдавалась в молчании, которое пролегало между ними подобно пустой могиле. Из глаз воинов исчезло то удовольствие, с каким они смотрели раньше на Анделейн. С рассвета до заката все взгляды были обращены к восточному горизонту. Они не видели ничего, кроме пустоты, в которой должны были появиться всадники Корика. То и дело Морестранственник отделялся от отряда, чтобы взобраться на ближайший холм и оттуда осмотреть окрестность, но каждый раз он возвращался запыхавшийся и безутешный, а отряду снова приходилось по ночам мучиться кошмарами. Единодушное молчаливое мнение всех заключалось в том, что никакого количества волков не хватит, чтобы победить двух Стражей Крови, сидящих на таких скакунах-ранихинах, как Хурпин и Брабха. Нет, должно быть, группа Корика попала в лапы небольшой армии юр-вайлов - так объясняли себе члены отряда ее отсутствие, хотя Протхолл утверждал, что Корик мог бы проскакать много лиг, чтобы найти реку или другое средство сбить волков со следа. Слова Высокого Лорда были очень логичными, но в кровавом свете луны они звучали как-то пусто. И несмотря на это, вохафт Кеан уже готовился к церемонии, традиционной в случае гибели воинов. Все всадники были подавлены и мрачны, когда в сумерках на четвертый день достигли берегов Мифиль. Как только они приблизились к реке, слева от них неожиданно выросла крутая гора, словно граница Анделейна. Она охраняла северный берег, отряд мог миновать ее только вдоль основание, чтобы добраться до Анделейна, только вытянувшись цепочкой по одному вдоль края реки. Однако Протхолл предпочел этот путь пересечению вплавь сильного течения реки Мифиль. Впереди ехал Тьювор, держа направление на восток вдоль берега. Отряд следовал за ним по одному. Вскоре они уже пересекли границу горы. Рассредоточившись в цепочку, они были очень уязвимы. По мере того как гора вырастала сбоку от них, ее склон становился все более отвесным, а каменистая вершина венчала гору подобно крепости. Всадники двигались, задрав головы; они отлично сознавали всю опасность своего положения. Они еще не успели пересечь границу, когда услышали с вершины горы чей-то крик. Среди камней появилась фигура человека. Это был Террель. Всадники радостно приветствовали его. Поспешив закончить обход горы, они оказались в широкой травянистой долине, где неподалеку от реки паслись лошади - два ранихина и пять мустангов. Мустанги были заметно измождены. Их ноги дрожали от слабости, а шеи были устало опущены; казалось, им едва хватало сил, чтобы щипать траву. - Пять, - повторил про себя Кавинант. Он чувствовал какую-то тупую уверенность, что обсчитался. Корик уже спускался к ним. Его сопровождали пять воинов. Кеан с гневным криком соскочил с коня и подбежал к Стражу Крови. - Айрин! - требовательно произнес он. - Где Айрин? Именем семи! Что с ней? Корик ничего не сказал до тех пор, пока не предстал вместе со своей группой перед Высоким Лордом Протхоллом. Кавинанта поразила противоречивость этой шестерки - пять чрезвычайно возбужденных воинов и один Страж Крови, невозмутимый, словно патриарх. Если Корик и чувствовал какое-то удовлетворение или боль, он не показывал этого. В одной руке он держал огромный сверток, но не стал сразу объяснять, что это. Вместо этого он отдал салют Протхоллу и сказал: - Высокий Лорд. С вами все в порядке? Вас преследовали? - Мы не заметили погони, - мрачно ответил Протхолл. - Это хорошо. Нам кажется, что наш план удался. Протхолл кивнул, а Корик начал рассказ: - Мы встретили волков и хотели разогнать их. Но это оказались не просто волки, а креши, - он сплюнул, - и их не так-то просто было повернуть назад. Поэтому мы повели их за собой на восток. Они не стали заходить в Анделейн. Они выли над нашими следами, но войти не решались. Мы смотрели на них издали, пока они не повернули на север. Потом мы поскакали на восток. После одного дня и одной ночи мы сошли с вашего следа и повернули на юг. Но налетели на отряд грабителей. Они оказались сильнее, чем мы предполагали. Это были юр-вайлы вместе с пещерниками, и с ними еще грифон. Среди слушавших Корика пронесся ропот удивления и огорчения, а Страж Крови прервал свой рассказ, чтобы произнести длинное певучее проклятье на своем родном языке харучаев. Затем он продолжал: - Айрин помогла нам бежать. Но мы сбились с пути. До этого места мы добрались совсем незадолго до вас. С затрепетавшими от отвращения ноздрями он поднял сверток. - Этим утром мы увидели над собой ястреба. Он летел как-то странно. Мы застрелили его. Он вытащил из мешка тело убитой птицы. Над огромным ее клювом был всего один глаз - большой сумасшедший шар, расположенный посередине лба! Он поразил всех членов отряда злобой, которую излучал. Ястреб был злом, уродством, существом, созданным силами зла для целей зла. Сила, отважившаяся извратить природу, направила развитие этой птицы с момента ее зачатия по ложному пути. Это зрелище заставило Кавинанта почувствовать удушье, а потом приступ тошноты. Он услышал, как Протхолл сказал: - Это работа камня Иллеарт. Разве мог бы Посох Закона сотворить подобное преступление, подобное надругательство? Друзья мои, это творение нашего врага. Присмотритесь внимательней. Это только милосердие - отнять жизнь у подобного создания. С этими словами Высокий Лорд удалился, отягощенный новым известием. Кеан и Биринайр предали тело оскверненного ястреба земле. Вскоре воины из отряда Корика тоже заговорили, и их рассказ дополнил картину последних четырех дней. Внимание всех, конечно, приковала битва, в которой погибла Айрин. Ранихин Брабха первым почувствовал опасность и предупредил об этом Корика. Тот сразу же спрятал свою группу в густой рощице, где они стали ожидать появления грабителей. Приложив ухо к земле, он определил, что это была смешанная сила пеших юр-вайлов и пещерников - пещерники не обладали способностью юр-вайлов передвигаться бесшумно - общим числом не более пятнадцати. Поэтому Корик задал себе вопрос - как следует поступить? Спасти своих спутников как защитников Лордов или сокрушить врагов Лордов? Стражи Крови принесли клятву защищать Лордов, а не Страну. И все же он выбрал битву, поскольку считал свой отряд достаточно сильным; к тому же, на его стороне было преимущество неожиданности. Его решение спасло их. Позже выяснилось, что если бы они не напали, то роща стала бы для них западней, паника лошадей все равно выдала бы их присутствие. Это была темная ночь после захода луны - вторая ночь после того, как группа Корика оставила отряд, - а грабители двигались без огней. Даже острое зрение Стражей Крови различало не более чем призрачные очертания врага. Между двумя сближающимися силами, кроме того, дул ветер, так что ранихины не могли определить по запаху степень угрозы. Когда грабители добрались до открытой местности, Корик подал знак
в начало наверх
группе. Воины вихрем вылетели из ржи следом за ним и Террелем. Ранихины сразу же определили направление, так что Корик и Террель уже завязали бой с врагом, когда вдруг раздались полные ужаса крики лошадей. Развернув ранихинов, Стражи Крови увидели, как все шесть воинов пытаются успокоить охваченных ужасом лошадей - и кружащего над ними грифона. Грифон представлял из себя похожее на льва существо с сильными крыльями, позволяющими ему делать перелеты на короткие расстояния. Он приводил в ужас лошадей, кидался на всадников. Корик и Террель поскакали к своим товарищам. Следом бросились и грабители. Стражи Крови атаковали грифона, но эта крылатая тварь с когтистыми лапами не имела уязвимых мест, до которых можно было достать без оружия. Тем временем грабители напали на группу. Воины сбились в тесное кольцо, чтобы защитить лошадей. Корик вскочил на спину своему Брабхи и, балансируя, готовился при первой же возможности прыгнуть на грифона. Но когда этот момент наступил, перед ним вдруг очутилась Айрин. Каким-то образом ей удалось захватить длинный палаш пещерника. Грифон схватил ее в когти, и, пока он разрывал ее на части, она его обезглавила. В следующий миг отряд грабителей снова бросился в атаку. Лошади воинов были слишком напуганы, чтобы помочь им, и потому им пришлось обратиться в бегство. Поэтому группа Корика отступила, бежав на восток, а затем на север с врагами на хвосте. К тому времени, когда они оторвались от преследования, они уже углубились в Анделейн так далеко, что смогли присоединиться к Протхоллу лишь на четвертый день. Рано вечером воссоединившийся отряд разбил лагерь. Пока воины готовили ужин, с севера медленно поднимался холодный ветер. Сначала он казался освежающим, полным ароматов Анделейна. Но по мере того как приближался восход луны, он все крепчал, и порывы его становились все более ощутимыми, пока наконец он не начал продувать всю долину. Кавинант ощущал его неестественность - нечто подобное ему приходилось чувствовать и раньше. Как хлыстом, он гнал темные скопления туч на юг. Приближалась ночь, но никому, казалось, не хотелось спать. Общая депрессия все усиливалась, словно ветер был пронизан страхом. На противоположных концах лагеря Морестранственник и Кеан беспокойно мерили шагами землю. Большинство воинов с удрученным видом сидели вокруг костра, бесцельно перебирая оружие. Биринайр с видом глубокого неудовлетворения шевелил огни костра. Протхолл и Морэм стояли, подставив себя ветру, словно пытаясь прочесть его с помощью нервов лица. А Кавинант сидел, склонив голову под грузом воспоминаний. Только Вариоля и Тамаранту не коснулось всеобщее настроение. Взявшись за руки, двое древних Лордов сидели и мечтательным сонным взглядом смотрели на огонь, и отблески костра словно письмена мелькали у них на лбах. Вокруг лагеря, непоколебимые словно камни, стояли часовые. Наконец Морэм вслух выразил то, что чувствовали остальные: - Что-то происходит, что-то ужасное. Этот ветер неестественный. Восточный горизонт, видимый из-под туч, краснел от света луны. Время от времени Кавинанту казалось, что он видит оранжевые отблески на этом красном фоне, но он не был в этом уверен. Изредка поглядывая на свое кольцо, он видел те же самые оранжевые вспышки на преобладающем красном фоне. Но ничего не сказал об этом. Ему было стыдно за то, что Друл наложил на него свою лапу. И все же бури пока не было. Ветер продолжал свое дело, и в завываниях его ощущалось дыхание льда, но он не приносил с собой ничего, кроме туч и депрессии, охватившей постепенно весь отряд. Наконец большинство воинов все же сумели задремать, дрожа от порывов ветра, несущегося к Роковому Отступлению и Южным Пустошам. Рассвет так и не наступил, тучи поглотили восходящее солнце. Однако отряд был разбужен переменой в характере ветра. Он ослабел и потеплел, постепенно сменив направление на западное. При этом он не стал здоровее, а сделался еще более коварным. Несколько воинов выбрались из-под одеял, звеня мечами. Отряд поспешно позавтракал, подгоняемый смутным чувством тревоги, которое внушал им непонятный ветер. Старый хайербренд Биринайр первым понял его. Жуя хлеб, он вдруг вскочил на ноги, словно чем-то ошарашенный. Дрожа от напряжения, он долго всматривался в восточный горизонт, затем выплюнул хлеб на землю. - Горит! - прошипел он. - Ветер. Я чувствую. Горит. Что? Я чувствую... Горит... Дерево! Дерево! - взвыл он. - Ах, они отважились! Мгновение все молча смотрели на него. Потом Морэм воскликнул: - Горит вудхелвен Парящий! Его спутники тотчас пришли в движение. Стражи Крови вызвали ранихинов леденящим душу свистом. Протхолл сквозь зубы отдавал приказы, которые Кеан затем кричал срывающимся голосом. Часть воинов бросилась седлать лошадей, пока остальные сворачивали лагерь. К тому времени, когда Кавинант сел на Дьюру, весь отряд уже был готов отправиться в путь. Тотчас же все галопом поскакали на юго-восток вдоль Мифиль. Вскоре начались неприятности с лошадьми. Даже самые свежие из них не могли угнаться за ранихинами, а мустанги, которые побывали с Кориком в Анделейне, еще не восстановили своих сил. Местность тоже не располагала к быстрой езде - она была слишком неровной. Протхолл послал двух Стражей Крови вперед на разведку. Но после этого он был вынужден приостановить движение отряда. Он не мог позволить себе оставить часть сил позади. И все же они двигались вперед с максимальной скоростью. Это была скачка, полная нервного напряжения - Кавинант, казалось, слышал, как Кеан скрежещет зубами, но помочь этому было нельзя. Протхолл мрачно сдерживал рвущихся вперед свежих лошадей. К полудню они достигли брода через Мифиль. Теперь они уже могли видеть дым прямо к югу от них, и запах горящего дерева наполнял воздух. Протхолл отдал приказ остановиться, чтобы напоить лошадей. Потом всадники снова поскакали вперед, понукая ослабевших скакунов, словно надеясь, что те смогут найти новые силы. Через несколько лиг Высокий Лорд был вынужден еще замедлить скорость, так как разведчики не возвращались. Мысль о том, что они попали в засаду, прорезала его лоб глубокой морщиной, а глаза сверкали так, словно имели алмазную грань. Отдав всадникам приказ перейти на шаг, он выслал вперед еще двоих Стражей Крови. Эти двое вернулись прежде, чем отряд одолел одну лигу. Они сообщили о том, что вудхелвен Парящий мертв. Местность вокруг него превращена в пустыню. Судя по признакам, можно предположить, что первые двое разведчиков ускакали на юг. Пробормотав "меленкурион!", Протхолл легким галопом повел за собой отряд к останкам селения на дереве. Обугленный ствол был расщеплен от вершины до основания на две половины, чуть разошедшиеся в разные стороны. Время от времени то тут, то там все еще вспыхивали языки пламени, и везде вокруг основания дерева землю устилали трупы, словно земля была уже чересчур переполненной смертью, чтобы вместить в себя все население деревни. Трупы остальных вудхелвеннинов, не обгоревших, лежали какой-то странной цепочкой, тянущейся через поляну на юг. Вдоль этой цепочки лежало несколько искалеченных трупов пещерников, но возле дерева было всего лишь одно тело, не принадлежавшее человеку, - один мертвый юр-вайл. Он лежал на спине лицом к расщепленному стволу, и его черное как смоль тело было так же измято, как и металлический палаш, все еще зажатый в руке. Возле тела лежала тяжелая металлическая пластина почти в десять футов шириной. Зловоние мертвой обожженной плоти заполняло всю поляну. Воспоминания об обитателях вудхелвена заставили Кавинанта ощутить прилив дурноты. Лордов же, казалось, это зрелище лишило здравомыслия; они не могли поверить, что люди, находившиеся на их попечении, могли подвергнуться такому насилию. Вскоре Первый Знак Тьювор поведал всем о том, что здесь, видимо, произошло. У людей вудхелвена Парящий не было ни малейшего шанса. В конце дня накануне, предположил Тьювор, большой отряд пещерников и юр-вайлов (истоптанная земля на поляне говорила о том, что отряд был очень многочисленным) окружил дерево. При этом они держались за пределами досягаемости стрел. Вместо того, чтобы напасть на вудхелвен, они выслали вперед несколько юр-вайлов, и те под прикрытием металлических пластин подобрались к дереву и подожгли его. - Слабый огонь, - заметил Биринайр. Подойдя к дереву, он постучал по нему посохом. Часть обугленной коры отпала, обнажив белое дерево. - Сильный огонь уничтожает все, - бормотал он. - От него могла бы спасти только сила. Разумеется, слабый шанс, но если бы хайербренд знал заранее, был готов к нападению, он мог бы подготовить дерево, дать ему силу. Они смогли бы выжить. Ах! Я должен был быть здесь. Они не смогли бы сделать этого, если бы я позаботился о защите. - Как только огонь охватил дерево, - продолжал свою версию Тьювор, - атакующие просто выпускали стрелы в тех, кто пытался его погасить, и ждали, когда отчаявшиеся вудхелвеннины попытаются бежать. Отсюда и цепочка необгоревших тел, протянувшаяся на юг. Здесь была устроена засада. Потом, когда огонь стал слишком велик, чтобы вудхелвен мог сопротивляться, мастер учения юр-вайлов расщепил дерево, чтобы уничтожить его окончательно и стряхнуть с него всех, кто еще остался в живых. Биринайр снова заговорил: - Он получил свое возмездие. Глупец, а не мастер своего учения. Дерево уничтожило его. Хорошее дерево. Даже охваченное огнем, оно не было мертвым. Хайербренд - храбрый человек. Нанес ответный удар. И... До Осквернения учение лиллианрилл могло бы еще спасти ту жизнь, которая в нем еще осталась, - он нахмурился, словно в ожидании, что кто-то осмелится критиковать его. - Я этого не могу. Но мгновение спустя его величественность угасла, и он печально обернулся, чтобы еще раз посмотреть на разрушенное дерево, словно молча просил у него прощения. Кавинант не стал вдаваться в подробности анализа Тьювора, он чувствовал себя смертельно больным от зловония, насыщенного кровью. Но на великана оно не действовало. Он рассеянно заметил: - Это сделал не Друл. Ни один из пещерников не владеет подобной стратегией. Ветер и тучи, чтобы скрыть признаки нападения, должны были отвлечь внимание всех, кто мог бы придти на помощь, оказавшись рядом. Металлические щиты доставлены сюда кто знает из какого далека. Атака с такими минимальными потерями. Нет, здесь от начала до конца чувствуется рука Губителя Душ. Камень и море! Голос его внезапно перехватило, и он отвернулся и затянул песню на языке великанов, чтобы успокоиться. Кеан спросил: - Но почему здесь? - В его голосе слышалось нечто, похожее на панику. - Почему он напал именно на это место? Что-то в голосе Кеана, какой-то намек на истерику среди храбрых, но неопытных и пораженных молодых воинов, заставило Протхолла выйти из состояния глубокой задумчивости. Отвечая скорее не Кеану, а на его вопрос, Высокий Лорд твердо сказал: - Вохафт Кеан, у нас много работы. Лошадям надо отдохнуть, а мы должны работать. Мертвых надо похоронить. Было бы жестоко оставить их так после всего, что они перенесли. Пусть ваш Дозор принимается за работу. Копайте могилы на южной стороне поляны, - он указал на участок травы примерно в ста футах от изувеченного дерева. - Мы же... - обратился он к остальным Лордам, - мы будем относить мертвых к их могилам. Великан прервал свою траурную песню. - Нет, носить буду я. Позвольте мне проявить свое уважение. - Хорошо, - ответил Протхолл. - Тогда мы приготовим пищу и обсудим ситуацию. Кивком он послал Кеана отдавать приказы Дозору. Затем, повернувшись к Тьювору, он попросил его выставить часовых. Тот заметил, что восьми Стражей Крови недостаточно, чтобы просматривать все открытое пространство, но если послать ранихинов пастись в окружающих горах, то помощь Дозора, возможно, не понадобится. После минутной паузы Первый Знак спросил, как быть с отсутствующими разведчиками. - Подождем, - тяжело ответил Протхолл. Тьювор кивнул и отошел к ранихинам. Они стояли неподалеку, глядя горящими глазами на обугленные тела вокруг дерева. Когда к ним подошел Тьювор, они сомкнулись вокруг него, словно горя нетерпением сделать все, что он прикажет. Мгновение спустя они уже мчались в разных направлениях. Лорды слезли с коней, распаковали мешки с едой и занялись приготовлением пищи на небольшом костерке лиллианрилл, который зажег для них Биринайр. Воины собрали всех лошадей, расседлали и стреножили. Затем Дозор приступил к рытью могил. Ступая с величайшей осторожностью, чтобы не наступить на кого-нибудь из мертвых, великан двигался к дереву, чтобы осмотреть металлическую пластину. Она оказалась чрезвычайно тяжелой, но он поднял ее и вынес на край поляны. Здесь он начал осторожно подбирать и укладывать на пластину трупы, используя ее в качестве носилок. При этом глаза его горели опасным огнем, а выпуклый лоб, казалось, еще больше вспучился от распиравших его эмоций. В течение некоторого времени Кавинант единственным из всего отряда оставался без дела. Это его беспокоило. Зловоние трупов заставило его вспомнить вудхелвен Парящий, каким он оставил его несколько дней тому
в начало наверх
назад: высоким и гордым, полным жизни и прекрасных людей, а среди них - он с болью подумал об этом - Барадакас, Ллаура и дети. Ему необходимо было чем-то заняться, чтобы отвлечься от этих мыслей. Оглядев отряд, он заметил, что воинам нечем копать. Они захватили с собой лишь несколько пик и лопат, большинство пытались рыть землю руками. Он подошел ближе к дереву. Вокруг ствола было раскидано множество обгорелых ветвей, и у некоторых уцелела сердцевина. И хотя ему приходилось прокладывать себе путь среди мертвых, хотя близость этих тел, чья плоть, словно намазанная подобно тающему воску на обугленные кости, вызывала у него непрерывную тошноту, он собрал все сучья, которые мог сломать, оттащил их подальше от дерева и с помощью своего ножа очистил их и заострил с одного конца. От этой работы руки его почернели, равно как и белая одежда, а нож как-то неловко изогнулся в его ополовиненной руке, но он настойчиво продолжал свое дело. Изготовленные колья он отдал воинам, и теперь их работа пошла быстрее. Вместо отдельных могил они копали братские, каждая из которых была достаточно глубока и длинна, чтобы вместить дюжину или более мертвых. С помощью кольев, которые сделал Кавинант, воины начали рыть могилы быстрее, чем великан успевал их заполнять. Поздно в полдень Протхолл позвал их обедать. К этому времени почти половина мертвых была погребена. Никто не был расположен к еде в этом месте, где воздух был полон зловония, а пейзаж - растерзанной плоти, но Высокий Лорд настоял на обеде. Кавинанту это казалось странным до тех пор пока он не попробовал пищу. Лорды приготовили еду, какой он еще не пробовал в этой Стране. Ее вкус вызывал необычайный аппетит, и когда он насытился, то почувствовал, что его депрессия уменьшается. Он ел последний раз день назад, и сам удивился своей прожорливости. Большинство воинов уже покончило с едой и солнце было на закате, когда общее внимание привлек отдаленный крик вдали. Часовые, находившиеся южнее других, ответили, и мгновение спустя на поляну галопом влетели двое отсутствовавших Стражей Крови. Их ранихины были мокрыми от пота. Они привезли с собой двух людей: женщину и ребенка лет четырех на вид. Оба были вудхелвеннинами, и оба были изранены так, словно выдержали битву. Рассказ разведчиков был краток. Они достигли опустошенной поляны и обнаружили след вудхелвеннинов, пытавшихся бежать в южном направлении. Вскоре они обнаружили некоторые признаки того, что, возможно, не все люди были убиты. Поскольку враг ушел, то не было срочной необходимости возвращаться назад и предупреждать Лордов, поэтому они решили искать оставшихся в живых. Они уничтожили за собой все следы, чтобы вернувшиеся грабители не смогли их найти, и поехали на юг. Перед полуднем они нашли женщину и ребенка, бежавших изо всех сил, не соблюдая никакой осторожности. Оба были ранены, ребенок, казалось, утратил все признаки здравомыслия, и женщина тоже была готова впасть в безумие. Она признала в Стражах Крови друзей, но была не в состоянии что-либо рассказать. Однако в момент просветления она настойчиво утверждала, что в лиге или двух отсюда живет Целитель-Освободившийся. Надеясь что-нибудь узнать от женщины, разведчики отвезли ее к пещере исцелителя. Но пещера была пуста - и было похоже, что в течение многих дней. Поэтому они привезли оставшихся в живых назад к вудхелвену Парящий. Двое стояли перед Лордами, и женщина сжимала безответную руку ребенка. Мальчик равнодушно смотрел вокруг, не различая лиц и не реагируя на голоса. Когда рука его выскользнула из руки женщины, то безвольно упала вдоль тела, словно неживая; он не сопротивлялся и вообще никак не отреагировал, когда она снова взяла его за руку. Его глаза, рассеянно блуждавшие вокруг, казались сверхъестественно темными, словно были полны черной крови. Его вид ошеломил Кавинанта. Мальчик был похож на его собственного сына, Роджера, которого у него отняли, словно его отцовство было отменено проказой. "Фаул!" - молча простонал он. Словно косвенно отвечая на его мысли, женщина вдруг сказала: - Это Пьеттен, сын Саронала. Он любит лошадей. - Это правда, - отозвался один из всадников. - Он сидел впереди меня и все время гладил шею ранихина. Но Кавинант не слушал. Теперь он смотрел на женщину. Глядя на ее лицо, искаженное болью утраты, обожженное, он неуверенно произнес: - Ллаура? Солнце садилось, но заката не было. Тучи затянули горизонт и короткие сумерки стали быстро превращаться в ночь. По мере того как солнце садилось, воздух становился все гуще и душнее, словно тьма истекала потом предчувствия. - Да, я знаю тебя, - слабым голосом произнесла женщина. - Ты Томас Кавинант Неверящий и Носящий Белое Золото. В облике Берека Полурукого. Джеханнум говорил правду. Пришло большое зло. Она тщательно выбирала слова, словно пыталась сбалансировать их на лезвии ножа. - Я - Ллаура, дочь Аннамара, из числа хииров вудхелвена Парящий. Наших часовых, вероятно, убили. Никто нас не предупредил. Но... Но тут ее самообладание кончилось, и она начала произносить какие-то нечленораздельные звуки, словно связь между ее мозгом и голосом прервалась, оставив ее в мучительной борьбе с невозможностью говорить внятно. Глаза ее горели яростной сосредоточенностью, а голова тряслась при каждой попытке сформировать слово. Но ее трясущиеся губы не слушались. Страж Крови - разведчик - сказал: - В таком состоянии мы ее и нашли. Время от времени она может говорить. Но большей частью - нет. Услышав это, Ллаура сделала сверхъестественное усилие, подавив истерику, и опровергла то, что сказал разведчик. - Я - Ллаура, - повторила она. - Из числа хииров вудхелвена Парящий. Наших часовых убили... - Ее голос вновь прервался. Успев выговорить: - Вы Лорды, - она вновь потеряла сознание. Видя ее мучительную борьбу, Кавинант оглядел членов отряда: все напряженно смотрели на нее, а в глазах Вариоля и Тамаранты стояли слезы. - Сделайте что-нибудь, - с болью в голосе произнес он. - Кто-нибудь... Внезапно с Ллаурой что-то произошло. Схватившись за горло свободной рукой, она крикнула: - Вы должны выслушать меня! - и упала. Как только колени ее подогнулись, Протхолл сделал шаг вперед и поймал ее. Схватив за руки, он сильным движением заставил ее выпрямиться. - Стой, - скомандовал он. - Стой. Не говори ничего. Слушай и на вопросы отвечай наклоном головы - да или нет. В глазах Ллауры вспыхнула искра надежды, и, высвободившись из рук Протхолла, она снова взяла за руку мальчика. - Итак, - ровным голосом произнес Высокий Лорд, пристально глядя в опустошенные глаза Ллауры, - ты не сумасшедшая. Разум твой чист. С тобой что-то сделали. Ллаура кивнула - да. - Когда ваши люди пытались бежать, тебя взяли в плен? Она кивнула - да. - Тебя и ребенка? Да. - И с ним что-то сделали? Да. - Ты знаешь - что? Она покачала головой - нет. - С вами обоими сделали одно и то же? Нет. - Что ж, - вздохнул Протхолл, - оба были взяты в плен, вместо того чтобы быть уничтоженными вместе с другими, и мастер учения юр-вайлов причинил вам страдания. Ллаура, содрогнувшись, кивнула - да. - Повредив тебе? Да. - Вызвав затруднения речи? Да! - Теперь твоя способность говорить приходит и уходит? Нет. - Нет? Протхолл на мгновение задумался, а Кавинант вмешался в разговор. - Черт возьми, пусть она напишет обо всем! Ллаура затрясла головой и подняла руку. Та сильно дрожала. Внезапно Протхолл сказал: - Тогда, должно быть, существуют определенные вещи, о которых ты не можешь говорить? Да. - Есть нечто такое, о чем ты не можешь говорить, поскольку этого не хотели нападавшие? Да! - Тогда... - Высокий Лорд колебался, словно едва мог поверить собственным мыслям. - Тогда нападавшие знали, что тебя найдут, - мы или кто-то другой, кто пришел бы на помощь вудхелвену Парящий слишком поздно! Да! - Именно поэтому вы и бежали на юг, к вудхелвену Баньян и подкаменью Южное? Она кивнула, но так, что стало понятно, что она не совсем поняла вопрос. Заметив это, он пробормотал: - Именем семи! Так дело не пойдет. Подобный разговор требует времени, а мое сердце мне подсказывает, что у нас его очень мало. Что сделали с мальчиком? Откуда нападавшим было известно, что мы - или кто-то другой - поедем этой дорогой? Что она может знать? Что-то такое, чего боится мастер учения юр-вайлов и не хочет, чтобы мы знали об этом. Нет, мы должны найти другое средство. Краем глаза Кавинант увидел, как Вариоль и Тамаранта расстилают свои одеяла возле костра. Это на мгновение отвлекло его внимание от Ллауры. Взгляд их был печален и странно загадочен. Он не мог понять этого, но почему-то напоминал ему о том, что они знали, каково будет решение Протхолла относительно похода еще до того, как это решение было принято. - Высокий Лорд, - глухо произнес Биринайр. Не отрывая взгляда от Ллауры, Протхолл ответил: - Да? - Тот молодой щенок, гравлингас Торм, сделал мне дар учения радхамаэрль. Я уж было думал, что он просто насмехается надо мной. Смеется, потому что я - не такой щенок, как он сам. Это была целебная грязь. - Целебная грязь? - удивленно повторил Протхолл. - Ты взял ее с собой? - Конечно. Я все время поддерживал ее во влажном состоянии - я же не дурак, хотя этот щенок Торм пытался еще учить меня. Будто я сам ничего не знаю. Подавив нетерпение, Протхолл сказал: - Пожалуйста, принеси ее. Минуту спустя Биринайр вручил Высокому Лорду каменный горшок, полный влажной, поблескивающей массы - целебной грязи. Протхолл без колебания зачерпнул из горшка горсть. - Не забудьте, - пробормотал Кавинант, вспомнив о чем-то, - это заставит ее уснуть. Но Протхолл осторожно размазал грязь по лбу, щекам и горлу Ллауры. Во тьме, освещаемой только огнем лиллианрилл и последними тлеющими углями сожженного дерева, она заблестела, отражая золотые отсветы костра. Кавинант заметил, что Лорд Морэм перестал уделять внимание Протхоллу и Ллауре и присоединился к Вариолю и Тамаранте, причем между ними, как будто, завязался спор. Они лежали рядом на спине, держась за руки, и он стоял над ними, словно обороняя их от какой-то тени. Но они не двигались. Перебивая его, Тамаранта мягко сказала: - Так лучше, сын мой. А Вариоль пробормотал: - Бедная Ллаура. Это все, что мы можем сделать. Кавинант быстро оглядел весь отряд. Воины, казалось, были приведены в состояние транса допросом хиира, но пещероподобные глаза великана рассеянно блуждали по поляне, словно его мысли сплетались в какую-то опасную сеть. Кавинант вновь повернулся к Ллауре, чувствуя, как озноб пробирается вдоль спины. Первое прикосновение целебной грязи только ухудшило ее состояние. Лицо ее исказилось в муках и судорогах, похожая на предчувствие смерти гримаса растянула губы в беззвучном крике. Но потом сильная конвульсия сотрясла ее и кризис миновал. Она упала на камни и зарыдала от облегчения, словно из ее разума вынули нож. Протхолл встал на колени рядом с ней и заключил ее в объятия, молча ожидая, когда самообладание вернется к ней. Через некоторое время Ллаура наконец взяла себя в руки и, вскочив, закричала:
в начало наверх
- Бегите! Вы должны бежать! Это ловушка! Вас заманили в западню! Но ее предупреждение опоздало. Минуту спустя со своего поста вернулся Тьювор, а следом за ним - все остальные Стражи Крови. - Готовьтесь к бою, - спокойно сказал Первый Знак. - Мы окружены. Ранихины были отрезаны и не смогли предупредить нас. Будет битва. У нас очень мало времени, чтобы подготовиться. Кавинант не мог поверить тому, что услышал. Протхолл резко подал команду, и лагерь быстро опустел. Воины и Стражи Крови нырнули в незаполненные еще могилы, спрятались в пустом основании дерева. - Оставьте лошадей, - скомандовал Протхолл. - Ранихины прорвутся сюда, чтобы защитить их, если это будет возможно. Протхолл поручил Ллауру и мальчика заботам великана, который спрятал их в пустой могиле и накрыл сверху металлической пластиной. Потом Протхолл и Морэм вместе спрыгнули в яму, вырытую южнее. Кавинант же остался там, где стоял. Он смутно видел, как Биринайр загасил костер и прижался к обгоревшему стволу дерева. Кавинанту потребовалось время, чтобы понять, что было сделано с Ллаурой. Ее бедственное положение привело его в оцепенение. Сначала ей позволили узнать то, что могло спасти Лордов, а потом отняли способность сообщить то, что она узнала. И ее мучительные попытки предупредить Лордов лишь способствовали обратному, поскольку служили гарантией того, что Лорды попытаются понять ее, вместо того, чтобы бежать. И все-таки то, что было с ней сделано, было ненужным, излишним, ловушка захлопнулась бы и без этого. В каждой грани несчастья Ллауры Кавинант слышал смех Лорда Фаула. Кавинант очнулся от прикосновения к плечу. Это был Баннор. Страж Крови произнес так бесстрастно, словно объявлял время дня: - Пошли, Юр-Лорд. Ты должен спрятаться. Это необходимо. Необходимо? Кавинант воскликнул про себя. А знаешь ли ты, что он с ней сделал? Но, повернувшись, он увидел, что Вариоль и Тамаранта все еще лежат возле последних угольков костра, охраняемые лишь двумя Стражами Крови. Как? - мысленно воскликнул он. Их же убьют! В то же время другая часть его сознания настойчиво повторяла: Он делает и со мной то же самое. Совершенно то же самое. - Не трогай меня! Адский огонь и кровавое проклятье! Когда наконец ты поймешь это? Баннор без колебаний приподнял Кавинанта, развернул и столкнул в одну из могил. Там ему едва хватило места: остальное пространство занимал великан, сидевший согнувшись на корточках, чтобы не высовывалась голова. Но следом за Кавинантом в ту же траншею втиснулся и Баннор, заняв место над Неверящим. Затем на лагерь опустилась тишина, полная боли и напряжения. Наконец Кавинант почувствовал, что атака началась. Сердце его учащенно забилось, лоб покрылся потом, нервы натянулись и словно бы обнажились. Серая дурнота, заполнившая горло, подобно грязи, чуть не заставила его стошнить. Он попытался проглотить ее, но не смог. Нет! - молча стонал он. Только не это! Я не могу! В точности то же самое, что случилось с Ллаурой. Голодный визг распорол тишину, потом послышался топот приближающихся врагов. Кавинант рискнул выглянуть за край могилы и увидел, что поляна окружена черными фигурами с горящими глазами цвета лавы. Они двигались медленно, давая возможность окруженным представить себе свою кончину. А позади приближающихся тяжело хлопала крыльями над цепью врагов огромная тварь. Кавинант отпрянул. В страхе он смотрел на эту атаку как отверженный, с расстояния. По мере того как пещерники и юр-вайлы сжимали кольцо вокруг поляны, направляя центр атаки на беспомощный лагерь, их стена становилась все гуще, с каждым шагом уменьшая шанс, что отряд сможет прорваться. Постепенно их приближение становилось более шумным, они ступали по земле так, словно пытались вытоптать траву. Стал уже различим и низкий гул их голосов - тихое рычание, шипение сквозь сомкнутые зубы, бульканье, радостное чмоканье - все это разносилось над могилами, словно ветер, наполненный шелестом искалеченных листьев. Пещерники разинули рты, словно лунатики, терзаемые жаждой убийства; юр-вайлы втягивали носами воздух с каким-то мокрым присвистом. На фоне этих звуков, ужасных в своем спокойствии, было слышно хлопанье крыльев грифона, отбивающего погребальный марш. Стреноженные лошади заржали. Этот звук, полный ужаса, подбросил Кавинанта вверх, и он смотрел достаточно долго, чтобы увидеть, что мустангов не тронули. Сжимавшееся кольцо распалось, чтобы обойти их, а несколько пещерников отделилось от общей массы, чтобы освободить и отогнать их прочь. Лошади истерично сопротивлялись, но сила пещерников укротила их. Вскоре нападавшие были уже менее чем в ста футах от могил. Кавинант сжался, как мог. Он едва отваживался дышать. Весь отряд был беспомощен, спрятавшись в могилах. В следующий момент среди атакующих раздался вой. Несколько пещерников зарычали: - Только пять? - И у них столько лошадей? Обман! В обиде от такой малочисленности жертв почти треть покинула ряды наступающих и занялась разбивкой лагеря. И тут же отряд воспользовался благоприятным моментом. Внезапно раздалось рычание ранихинов. Оно гремело в воздухе, словно клич боевых барабанов. Все вместе они вихрем вылетели с востока и помчались к плененным лошадям. Биринайр отступил от искалеченного дерева. Размахнувшись изо всех сил посохом и издав пронзительный крик, он ударил по сожженному дереву. Тотчас же оно извергло пламя, повергнувшее нападающих в шок. Протхолл и Морэм одновременно выскочили из южной траншеи. Их посохи пылали голубым огнем Лордов. С криком "меленкурион!" они обрушили свою силу на врагов. Ближайшие пещерники и юр-вайлы попятились. Воины и Стражи Крови выскочили из могил и из ствола дерева. И одновременно на поле боя возникла гигантская фигура Морестранственника, оглушившая окружающих боевым кличем великанов. Полное криков страха и ярости, огня, молниеносных ударов и лязга оружия, сражение началось. Численность врагов превосходила отряд в десять раз. Кавинант следил за ходом битвы, и его взгляд метался от одной сцены к другой. Стражи Крови мгновенно заняли места, по двое защищая каждого из Лордов. Один встал рядом с Биринайром, Баннор защищал траншею, в которой находился Кавинант. Воины быстро разбились на группы по пять человек. Стоя спиной друг к другу, они начали прорубать дорогу в цепи врагов. Морэм оглядывал поле боя, пытаясь найти вражеских командиров или мастеров учения. Протхолл стоял в центре, служа ориентиром для отряда, отдавая распоряжения и предупреждая, когда было необходимо. Лишь великан сражался в одиночестве. Он прорвался сквозь строй врагов, словно таран, молотя кулаками, пиная и опрокидывая все в пределах досягаемости. Его боевой клич перешел в долгий и яростный рев, огромные шаги удерживали его все время в гуще сражения. Сначала казалось, что у него хватит сил одному справиться со всей этой вражьей силой. Но вскоре огромный численный перевес пещерников начал заметно сказываться. Они прыгали на великана целыми стаями, их оказалось достаточно, чтобы повалить его. Через мгновение он вновь поднялся, раскидывая вокруг тела, словно кукол. Но было ясно, что если достаточное количество пещерников сообща набросится на него, то ему несдобровать. Вариолю и Тамаранте угрожала не меньшая опасность. Они лежали без движения среди яростного шума битвы, и охраняющие их четыре Стража Крови ценой нечеловеческих усилий не подпускали к ним врагов. Несколько нападающих пустили в ход стрелы. Стражи Крови отбили их тыльной стороной рук. Следом за стрелами полетели копья, и под их прикрытием пещерники бросились вперед с обнаженными мечами и палашами. Безоружные и не имеющие поддержки, Стражи Крови могли противопоставить им только скорость, мгновенную реакцию, мастерство, умение наносить удары с неимоверной точностью. Способствовавший им успех казался невероятным. Вскоре двух Лордов уже окружило кольцо из мертвых и раненых пещерников. Но, подобно великану, они были уязвимы, вернее, стали бы уязвимыми для согласованной атаки. По приказу Протхолла одна группа воинов двинулась на помощь четырем Стражам Крови. Кавинант перевел взгляд на другой конец лагеря. Там Морэм вел яростный поединок против тридцати или сорока юр-вайлов. Все атаковавшие юр-вайлы - их было куда меньше, чем пещерников - образовали боевой клин позади своего предводителя, мастера учения, - клин, который позволял им сконцентрировать свою силу в лидере. Мастер учения размахивал кривой саблей с горящим лезвием, которому Морэм противопоставил свой пылающий посох. Столкновение этих двух сил вызывало фонтаны огненных брызг, ослепительных и опалявших воздух. Затем центр битвы начал передвигаться к траншее Кавинанта. Над ним мелькали какие-то фигуры. Баннор сражался как лев, чтобы оградить Кавинанта от летящих копий. Вскоре ему на помощь подоспел один из воинов. Это была женщина вудхелвена, заботившаяся прежде о Кавинанте. Она и Баннор сражались вместе, чтобы сохранить ему жизнь. Он прижал руки к груди, словно защищая свое кольцо, его пальцы бессознательно коснулись металла. Сквозь мелькание черных фигур он на миг увидел Протхолла, увидел, что Высокий Лорд тоже подвергся нападению. Используя свой горящий посох как пику, он сражался с грифоном. Крылья летучей твари чуть не сбили его с ног, но он удержал равновесие и взметнул голубой огонь посоха. Но верхом на грифоне сидел еще один мастер учения юр-вайлов. Своим черным палашом он отражал удары Высокого Лорда. Тем временем накал битвы все нарастал. Фигуры на поле боя падали, вставали и вновь падали. Все кругом было забрызгано кровью. На противоположном конце поля Морестранственник едва выбрался из-под целой орды пещерников и тут же был буквально затоплен новой волной. Протхолл упал на одно колено под объединенным натиском нападающих. Клин юр-вайлов неумолимо теснил Морэма назад, двое Стражей Крови рядом с ним едва успевали прикрывать его со спины. У Кавинанта было такое чувство, словно горло ему забил песок. Двое воинов уже пали от руки пещерников, оберегая Вариоля и Тамаранту. В один из моментов Страж Крови, прикрывавший собой Тамаранту, был атакован одновременно тремя существами. Первое копье он переломил ударом руки, затем, высоко подпрыгнув, лягнул прямо в лицо владельца второго копья. Но даже той стремительности, с какой он это делал, было недостаточно. Третий из пещерников вонзил копье ему в руку. Первый тотчас же уцепился длинными пальцами за ногу Стража Крови. Удерживая таким образом противника с двух сторон, они дали возможность третьему метнуть копье в живот Стражу Крови. Кавинант смотрел, оцепенев от бессилия, как Страж Крови, сопротивляясь пещерникам, подтащил их друг к другу достаточно близко, чтобы увернуться от удара копья. Наконечник лишь задел Стража Крови. В следующий миг он лягнул обоих врагов в пах, но сам пошатнулся, и они упали на него. Страж оказался на земле и покатился в сторону. Но средний пещерник настиг его таким сильным ударом, что Стража Крови отбросило от Тамаранты. С криком триумфа пещерник прыгнул вперед, чтобы поразить лежащего Лорда. Тамаранта! Грозившая ей опасность пересилила страх Кавинанта. Не задумываясь, он вскочил и кинулся к ней. Она была так стара и слаба, что он не мог удержаться. Женщина из вудхелвена крикнула: - Вниз! Его внезапное появление на поверхности привело ее в замешательство, и она стала прекрасной мишенью для врагов. В результате она пропустила удар, и меч рассек ей бок. Но Кавинант не увидел этого. Он уже бежал к Тамаранте - и уже было слишком поздно. Пещерник начал опускать копье. В последний момент Страж Крови спас Тамаранту, бросившись на нее и приняв удар в собственную спину. Кавинант бросился на пещерника и попытался заколоть его своим каменным ножом. Но лезвие вывернулось из его искалеченной руки и он сумел лишь оцарапать плечо мерзкого создания. Нож выпал у него из руки. Пещерник житель развернулся и одним ударом сбил его с ног. Удар на мгновение оглушил Кавинанта, но Баннор спас его, бросившись на пещерника. Пещерник отбивал его удары, словно окрыленный, вдохновленный своей победой над Стражем Крови. Он ухватил Баннора длинными сильными руками и начал давить. Баннор колотил по глазам и ушам пещерника, но безумная тварь
в начало наверх
лишь сильнее сжимала его. Кавинант чувствовал, как в нем закипает ярость. Все еще полуослепленный, он заковылял к неподвижной фигуре Тамаранты и схватил лежавший возле нее посох. Она не шевельнулась, и он не стал спрашивать разрешения. Повернувшись, он дико взмахнул над головой посохом и изо всех сил обрушил его на голову пещерника. Внезапно бесшумным фонтаном вспыхнула белая и алая энергия. Пещерник тут же упал замертво. Эта вспышка на мгновение ослепила Кавинанта. Но он узнал нездоровый красный отблеск пламени. Когда глаза прояснились, он посмотрел на свои руки, на кольцо. Он не помнил, чтобы снимал его с груди. Но сейчас оно было на пальце и светилось красноватым светом под влиянием закрытой тучами луны. Еще один пещерник приближался к нему. Инстинктивно Кавинант ткнул в него посохом. Пещерник скорчился в яркой вспышке, которая теперь была совсем красной. При виде этого Кавинантом овладела ярость. Разум его затмила злоба. С криком "Фаул!", словно Презренный мог быть перед ним на поле битвы, он кинулся в самую гущу сражения. Молотя посохом вокруг себя, словно сумасшедший, он прибил еще одного пещерника, потом еще, и еще. Он не видел, куда бежит. После третьего удара он упал в одну из траншей. Потом он долго лежал в могиле, словно мертвый. Когда он наконец поднялся на ноги, его бил лихорадочный озноб. На поверхности все так же кипела битва. Кавинант не мог определить, сколько нападавших было убито или выведено из строя. Но сражение достигло определенного поворотного пункта, отряд сменил тактику. Протхолл, оставив грифона, поспешил на помощь великану. И когда великан, истекая кровью, вновь поднялся на ноги, то ему пришлось схватиться с грифоном, в то время как Протхолл присоединился к Морэму в поединке с юр-вайлами. Баннор все так же держался рядом с Кавинантом, но Кеан приказал воинам своего Дозора, оставшимся в живых, заслонить спинами Вариоля и Тамаранту. Мгновением позже раздался пронзительный зов ранихинов. Освободив лошадей, они бросились в битву. И пока их могучие копыта и зубы крушили пещерников, Протхолл и Морэм вместе противопоставили свои пылающие посохи ударам сверху, направляемым мастером учения юр-вайлов. Его горящая кривая сабля распалась на куски лавы, и обратная ударная волна этой силы опрокинула самого юр-вайла. Тотчас же юр-вайлы перестроились, выдвинув нового лидера. Но самые сильные из них пали, и они начали отступление. В этот момент великану удалось застать грифона врасплох. Тот кидался на воинов, защищавших Вариоля и Тамаранту. Великан с ревом прыгнул вверх и мертвой хваткой обвил руками грифона. Его вес увлек летучую тварь на землю. Они покатились по траве, скользкой от крови, нанося друг другу беспощадные удары. Сидевший на грифоне юр-вайл упал, и Кеан обезглавил его прежде, чем тот успел поднять свой палаш. Грифон отвратительно визжал от ярости и боли, пытаясь так извернуться в руках великана, чтобы достать до него когтями и клыками. Но Морестранственник сжимал его все сильнее и сильнее, пытаясь убить его прежде, чем тот сможет вывернуться. Это ему все же удалось. Навалившись на зверя всем телом, он рванул его за лапы, и кости в спине грифона хрустнули. Тот испустил последний вопль и умер. Мгновение великан лежал рядом с ним, хрипло дыша. Потом он с трудом поднялся на ноги. Его лоб был процарапан до кости. Но он не остановился. Смахивая рукой кровь, заливающую глаза, он с разбега бросился во всю длину своего тела на плотный клин юр-вайлов. Их ряды дрогнули под его напором. Юр-вайлы тотчас же решили покинуть поле боя. Прежде чем великан встал на ноги, они исчезли, растворившись в темноте. Их поражение, казалось, лишило пещерников безумной отваги. Эти полумертвые существа были больше не способны сопротивляться огню Лордов. Горящие посохи распространили среди них панику, и крик сожаления прорезал поле битвы. Пещерники обратились в бегство. Завывая от страха, они рассыпались в разные стороны от пылающего дерева. Они бежали, гротескно дергая узловатыми суставами, но сила и длина конечностей позволяли им развивать приличную скорость. В считанные секунды последние из них покинули поляну. Великан бросился за ними. Изрыгая проклятия на своем языке, он преследовал бегущих, словно пытался затоптать их ногами. Вскоре он исчез в темноте, но время от времени ночь нарушали слабые вопли, когда Морестранственник настигал очередного пещерника. Тьювор спросил Протхолла, не послать ли на помощь великану кого-либо из Стражей Крови, но Высокий Лорд покачал головой. - Мы сделали достаточно, - тяжело дыша, сказал он. - Вспомни клятву мира. Некоторое время люди стояли молча, тяжело и с облегчением дыша в тишине, нарушаемой лишь отдаленными криками пещерников. Никто не двигался. Кавинанту казалось, что наступившая тишина была похожа на молитву. Выбравшись из траншеи, он огляделся вокруг остекленевшими глазами. Пещерники были раскиданы по всему лагерю бесформенными кучами. Их было около сотни - мертвых, умирающих и находящихся без сознания, и повсюду, словно роса смерти, была разбрызгана их кровь. Мертвых юр-вайлов было десять. Потери Дозора составили пять воинов; кроме того, из подчиненных Кеана ни один не избежал ранения. И из числа Стражей Крови пал один. Со стоном, звучавшим в голосе, Высокий Лорд Протхолл произнес: - Нам повезло. - Повезло? - отозвался Кавинант со смутным недоверием. - Нам повезло. - На этот раз старческое дребезжание голоса Протхолла окрасилось гневом. - Подумайте о том, что мы могли погибнуть. Представьте себе подобную атаку во время полнолуния. Примите во внимание, что, пока мысли Друла прикованы к этому месту, защита горы Грома остается неполноценной. Мы заплатили, - у него на секунду перехватило дыхание, - заплатили минимальную цену за наши жизни и надежду. Кавинант сначала ничего не ответил. Сцены насилия все еще стояли перед его глазами. Все вудхелвеннины были мертвы. Пещерники, юр-вайлы, женщина-воин, взявшая добровольно на себя заботу о нем. Он даже не знал, как ее зовут. Великан убил... Он сам убил пять... Пять... Он дрожал, ему необходимо было выговориться, защитить себя. Он был бледен от ужаса. - Великан прав, - произнес он наконец хриплым голосом. - Это дело рук Фаула. Никто, казалось, не слышал его слов. Стражи Крови пошли к ранихинам и подвели к огню скакуна павшего товарища. Осторожно подняв павшего Стража, они посадили его в седло и укрепили в этом положении с помощью ремней из клинго. Потом они все вместе отдали молчаливый салют, и ранихин галопом помчался прочь, унося мертвого всадника к Западным Горам, в Ущелье Стражей - домой. - Фаул разработал этот план! Когда ранихин исчез во тьме, некоторые Стражи занялись ранами своих скакунов, в то время как остальные возобновили караульную службу. Тем временем воины начали обходить поле битвы, отыскивая еще живых пещерников среди мертвых. Все, кто не имел смертельных ран, были подняты на ноги и изгнаны из лагеря. Остальные были сложены в кучу с северной стороны от дерева. - Это означает две вещи, - Кавинант пытался побороть дрожь в голосе. - Он делает со мной то же самое. Мой случай подобен тому, который произошел с Ллаурой. Фаул сообщает нам что он с нами делает только потому, что уверен: это знание нам не поможет. Он хочет напичкать нас отчаянием под завязку. С помощью двух воинов Протхолл помог Ллауре и Пьеттену выбраться из укрытия. Ллаура казалась изможденной до предела, она едва стояла на ногах. Но маленький Пьеттен пробежал руками по залитой кровью траве, а потом облизал пальцы. Кавинант со стоном отвернулся. - Второе - Фаул теперь хочет, чтобы мы добрались до Друла. Как вопрос жизни или смерти. Он заставил Друла напасть на нас, чтобы отвлечь его от забот о собственной защите. Поэтому Фаул, вероятно, знает, что мы сделали, даже если этого не знает Друл. Протхолла, казалось, тревожили раздававшиеся время от времени отдаленные крики, но Морэм не обращал на них внимания. Пока все занимались своими делами, Лорд подошел к костру и опустился на колени рядом с Вариолем и Тамарантой. Он наклонился над своими родителями, в одежде, запятнанной кровью. - Говорю вам, что это часть плана Фаула. Черт побери! Вы слушаете меня? Морэм внезапно встал и пристально посмотрел прямо в лицо Кавинанту. Он вел себя так, словно был готов обрушить проклятья на голову Кавинанта. Но в глазах его блестели слезы, а в голосе слышались рыдания, когда он сказал: - Они мертвы. Вариоль и Тамаранта - мои родители, мое тело и душа. Кавинант увидел на их морщинистой коже испарину смерти. - Не может быть! - воскликнул один из воинов. - Я видел - оружие ни разу не коснулось их. Стражи Крови никого к ним не подпустили. Протхолл поспешно подошел, чтобы осмотреть двух Лордов. Он прикоснулся к ним, потом поник и вздохнул: - И тем не менее. Оба - Вариоль и Тамаранта - улыбались. Воины, услышав печальную весть, прекратили работу. Дозор молча склонил головы в знак уважения к Морэму и его умершим близким. Морэм поднял Вариоля и Тамаранту, взяв их на руки. Их ветхие кости, и без того легкие, теперь стали и вовсе невесомыми, словно утратили тяжесть смертности. Щеки Морэма были мокрыми от слез, но плечи - напряжены, чтобы удерживать родителей. Сознание Кавинанта было затуманено. Он блуждал в этом тумане, и его слова словно ветром уносило прочь. - Вы хотите сказать, что мы... Что я... За пару трупов? Морэм не подал вида, что слышал эти слова. Но по лицу Протхолла, словно спазм, прошла ухмылка, а Кеан сделал шаг к Неверящему, сжал его локоть и прошептал на ухо: - Если ты скажешь еще хоть слово, я раздроблю тебе руку. - Не прикасайся ко мне! - огрызнулся Кавинант. Но в голосе его слышалось бессилие. Он подчинился, чувствуя, как его поглощает туман. Члены отряда приступили к исполнению ритуала. Отдав свой посох одному их воинов, Высокий Лорд Протхолл взял посохи умерших Лордов и положил их на вытянутые руки, словно предлагая кому-то. А Морэм повернулся к ослепительно горевшему дереву, удерживая Вариоля и Тамаранту в вертикальном положении. Вокруг стало тихо. Потом он начал петь. В этой песне словно слышались вздохи реки, и голос его звучал едва ли громче, чем течение воды между спокойными берегами: Смерть косит мира красоту, И связывает в пучки урожай, Чтобы скорее идти собирать новый. Будь спокойно, сердце, Храни мир. Живое лучше, чем разлагающееся, Но я слышу клинок, который Лишает жизнь жизни. Будь спокойно, сердце, Храни мир. Смерти приход прокладывает дорогу Новой жизни, и дает время для жизни. Питай ненависть к умертвлению И к убийству, а не к смерти. Будь спокойно, сердце, Не надо причитаний. Храни мир и горе, И будь спокойно. Когда он закончил, плечи его поникли, словно он не в силах был больше удерживать ношу, не проронив хотя бы одну слезу по умершим. - Ах, Создатель! - крикнул он голосом, полным тоски. - Как мне воздать им честь? Я поражен в самое сердце и обессилел от работы, которую должен делать. Ты должен воздать им честь - ибо они воздали ее тебе. Ранихин Хайнерил, стоящая у кромки света костра, заржала, словно зарыдала от горя. Огромная черная кобыла встала на дыбы и ударила воздух передними копытами, потом повернулась и галопом помчалась на восток. Морэм снова забормотал:
в начало наверх
Будь спокойно, сердце, Не надо причитаний. Храни мир и горе, И будь спокойно. Затем он осторожно положил Вариоля на траву и обеими руками поднял Тамаранту. Хрипло крикнув "хай!", он поместил ее в раскол горящего дерева. И прежде чем пламя охватило ее морщинистое тело, он поднял Вариоля и положил рядом с ней, снова крикнув "хай!". Улыбки на их лицах были видны еще мгновение, прежде чем их скрыл ослепительный свет. "Мертвые, - мысленно простонал Кавинант. - А тот Страж Крови был убит ради них. О, Морэм!" В охватившем его смятении он не мог отличить горя от гнева. С высохшими глазами Морэм повернулся к отряду, и его взгляд, казалось, остановился на Кавинанте. - Друзья мои, пусть ваши сердца будут спокойны, - сказал он. - Храните мир, несмотря на горе. Вариоля и Тамаранты больше нет. Кто виноват в этом? Они знали время своей смерти. Они прочитали приговор в пепле вудхелвена Парящий и были рады служить нам своим последним сном. Они предпочли сосредоточить силу атаки на себе, чтобы мы могли жить. Кто скажет, что поход, принятый ими, не был великим? Помните клятву и храните мир. Дозор одновременно отдал прощальный салют, широко раскинув руки, словно открыв свои сердца мертвым. Потом Кеан крикнул "хай!" и повел воинов назад к их работе - они должны были собрать пещерников и похоронить вудхелвеннинов. После того, как воины Дозора снова приступили к работе, Высокий Лорд Протхолл сказал Морэму: - Посох Лорда Вариоля. От отца к сыну. Возьми его. Если мы останемся в живых после этого похода и увидим время мира, ты будешь владеть им. Он был посохом Высокого Лорда. Морэм с поклоном принял его. Протхолл в нерешительности повернулся к Кавинанту. - Ты воспользовался посохом Лорда Тамаранты. Возьми его, чтобы использовать снова. Со временем ты убедишься, что он с большей готовностью будет защищать твое кольцо, чем посох, подаренный тебе хайербрендом. Лиллианрилл действует иначе, чем Лорды, а ты - Юр-Лорд, Томас Кавинант. Вспомнив о красном пламени, которое вырывалось из этого куска дерева чтобы убивать и убивать, Кавинант сказал: - Сожгите его. Во взгляде Морэма сверкнула угроза. Но Протхолл слегка пожал плечами, взял посох Лорда Тамаранты и положил его в расщепленное дерево. Мгновение металлические наконечники посоха сияли, словно сделанные из драгоценных камней. Потом Морэм воскликнул: - Прочь от дерева! Все быстро отошли от пылающего ствола. Раздался треск посоха, похожий на треск разрывающихся веревок. Голубое пламя появилось в расщелине, и сгоревшее дерево упало на землю, рассыпавшись на части, словно его сердцевина была убита окончательно. Обломки продолжали гореть яростным пламенем. Кавинант услышал, как Биринайр сердито пробурчал: "Дело рук Неверящего" - как если бы это была клевета. "Не трогайте меня!" - мысленно пробормотал Кавинант. Он боялся думать. Вокруг него трепыхалась тьма, словно стегая его крыльями стервятников, сделанными из полночи. Ужасы пугали его. Он чувствовал себя в лапах какого-то вампира, не в силах был перенести кровавые пятна на своем кольце, не мог вынести то, чем стал сам. Он осматривался вокруг, словно стремился найти повод схватиться с кем-нибудь. Неожиданно вернулся великан. Он появился в ночи, словно само убийство во плоти - воплощение насилия. С головы до ног он был покрыт пятнами крови, в том числе и своей собственной. Рана на лбу все еще кровоточила, а глубоко посаженные глаза казались пресыщенными и жалкими. Пальцы его были измазаны плотью пещерников. Пьеттен указал на великана, и его лицо исказила ухмылка, обнажившая зубы. Ллаура тотчас схватила его за руку и потащила к постели, которую приготовили для них воины. Протхолл и Морэм заботливо двинулись к великану, но он прошел мимо них к огню. Он опустился на колени перед пламенем, словно пытаясь согреть свою душу, и его стон звучал так, словно скала раскалывалась на части. Кавинанту показалось, что это удобный момент, и он приблизился к великану. Очевидная боль Морестранственника привела к тому, что его непонятная злая печаль достигла апогея, который требовал выражения. Он сам убил пять пещерников - пять! Его кольцо было обагрено кровью. - Что ж, - произнес Кавинант сквозь зубы, - вероятно, это было забавно. Надеюсь, тебе понравилось. С другой стороны лагеря раздалось угрожающее шипение Кеана. Протхолл придвинулся к Кавинанту и тихо сказал: - Не надо терзать его. Пожалуйста. Он великан. Это каамора - огонь печали. Разве мало горя было этой ночью? - Я убил пять пещерников! - с безнадежной яростью выкрикнул Кавинант. Но великан заговорил так, словно огонь привел его в состояние транса и словно он был не в состоянии слушать Кавинанта. Голос его звучал все сильнее, он стоял перед огнем на коленях, словно готовился петь погребальную песню. - Ах, братья и сестры, слышите вы меня? Видите ли? Люди моего народа! Мы все пришли к этому, великаны, не я один. Я чувствую вас в себе, вашу волю в своей. Вы поступили бы точно так же, чувствовали бы то же самое, что и я, горевали бы вместе со мной. И вот результат. Камень и море! Мы унижены. Потерянный Дом и слабое семя сделали нас хуже, чем мы были. Но сохранили ли мы веру даже теперь? Ах, вера! Мой народ, да стоило ли быть такими стойкими, если стойкость ведет к этому? Посмотрите на меня! Не находите ли вы меня восхитительным? Я испускаю зловоние ненависти и ненужной смерти. От его слов веяло холодом. Запрокинув голову, он низким голосом запел. Его пение продолжалось до тех пор, пока Кавинант не почувствовал, что вот-вот закричит. Ему хотелось толкнуть или пнуть великана, чтобы заставить его замолчать. Пальцы его чесались от поднимающейся ярости. "Остановись! - мысленно взмолился он. - Я не могу этого вынести". Минуту спустя Морестранственник наклонил голову и замолчал. В таком положении он находился долго, словно готовился к чему-то. Потом резко спросил: - Каковы потери? - Незначительные, - ответил Протхолл. - Нам повезло. Твоя доблесть сослужила нам хорошую службу. - Кто? - с болью в голосе настаивал великан. Протхолл со вздохом перечислил имена пятерых воинов, Стража Крови, Вариоля и Тамаранты. - Камень и море! - воскликнул великан. Конвульсивно передернув плечами, он сунул руки в огонь. Воины затаили дыхание. Протхолл оцепенел, стоя рядом с Кавинантом. Но это была каамора великанов, и никто не посмел вмешаться. Лицо Морестранственника исказила агония, но он не шевелился. Его глаза, казалось, готовы были вылезти из орбит, и все же он держал руки в огне, словно жар был целебным или очистительным, и мог если не вылечить, то хотя бы прижечь кровь на его руках - пятна отнятой жизни. Но его боль была видна на его лбу. Усиленная пульсация крови, вызванная болью, прорвала подсохшую корку на его ране, и свежая кровь полилась на глаза, потекла по щекам и бороде. Тяжело дыша и бормоча: - Проклятье! Проклятье! - Кавинант рванулся прочь от Протхолла и на негнущихся ногах приблизился к стоящему на коленях великану. С чудовищным усилием, заставившим его голос звучать язвительно, он сказал: - Вот теперь кто-то действительно должен смеяться над тобой. Его голова едва доходила до плеч великана. Сначала Морестранственник не подал виду, что слышал сказанное. Но потом его плечи повисли. Медленно, словно ему не хотелось прерывать пытку над собой, он отнял руки от огня. Они были в целости - по какой-то причине его плоть была неуязвимой для огня, но кровь с них исчезла; они казались такими чистыми, словно были омыты оправданием. Пальцы все еще плохо сгибались от боли, и великан мучительно двигал ими, прежде чем обратить залитое кровью лицо к Кавинанту. Словно моля об отмене приговора, он встретил немигающий взгляд Кавинанта и спросил: - Ты ничего не чувствуешь? - Чувствовать? - процедил Кавинант. - Я же прокаженный! - Даже по отношению к Пьеттену? К ребенку? Его мольба вызвала у Кавинанта желание обнять его, принять это ужасное дружелюбие как некий ответ на его дилемму. Но он знал, что этого недостаточно, знал в глубине души и тела, охваченного проказой, что это его не удовлетворит. - Мы тоже их убивали, - тихим голосом произнес он. - Я убил... Я такой же, как они. Внезапно повернувшись, он скрылся во тьме, чтобы спрятать свой стыд. Поле битвы было подходящим местом, его ноздри от пресыщения уже не ощущали зловония смерти. Некоторое время он бродил среди мертвых, потом споткнулся и лег на землю, залитую кровью, в окружении могил и трупов. Люди! Он был причиной их смерти и агонии. Фаул напал на вудхелвен из-за кольца. - Только бы это не повторилось вновь... Я не хочу... - Его голос был полон рыданий. - Я больше не буду убивать. 18. РАВНИНЫ РА Несмотря на свое жесткое ложе, на едкий дым пламени и запах сгоревшей плоти, несмотря на окружающие со всех сторон могилы, где грудами лежали мертвые, кое-как погребенные, словно сконцентрированная боль, чувствовать которую или утолить могла теперь только земля, несмотря на свою собственную внутреннюю боль, Кавинант спал. В течение остатка ночи оставшиеся в живых члены отряда занимались погребением и сжиганием трупов, но Кавинант спал. Тревожная бессознательность поднималась у него внутри, словно беспрерывно повторяемый процесс самоконтроля, и во сне он никак не мог найти выход из этого замкнутого круга: левая рука - от плеча к запястью - ладонь левой руки - внутренняя и тыльная сторона - каждый палец - правая рука - грудь - левая нога... Проснулся он уже на рассвете, сделавшем все окружающее похожим на величественную могилу. Поднявшись на ноги и дрожа от озноба, он увидел, что работы по захоронению завершены. Все траншеи были заполнены, забросаны землей и засажены молодыми деревьями, которые где-то нашел Биринайр. Теперь большинство воинов лежали скорчившись на земле, пытаясь хоть немного отдохнуть и набраться сил. Но Протхолл и Морэм занимались приготовлением пищи, а Стражи Крови осматривали и готовили лошадей. Судорога отвращения исказила лицо Кавинанта - отвращения к самому себе, поскольку он не выполнял свою часть работы. Он осмотрел свою одежду: парча стала темной и потеряла гибкость от засохшей крови. "Подходящее одеяние для прокаженного, - подумал он, - гадкий, грязный прокаженный". Он чувствовал, что теперь уже поздно принимать решение. Ему придется лишь установить, какое место он займет в этой невероятной дилемме. Стоя посреди погребального рассвета, он чувствовал, что достиг предела. Он растерял все свои привычки по самозащите, утратил право выбора прятать свое кольцо, лишился даже своих грубых башмаков - и пролил кровь. Он навлек беду на вудхелвен Парящий. Он был так озабочен своим спасением от сумасшествия, что не заметил, как все его старания привели именно к сумасшествию. Ему необходимо двигаться - это он знал. Но данная задача выдвигала ту же самую непроницаемую проблему. Принимать участие во всех этих событиях - значит продолжать сходить с ума. Ему необходимо принять решение - раз и навсегда - и придерживаться его. Он не может принять Страну - и не может отрицать ее. Ему нужен ответ. Без него он тоже окажется в западне, как Ллаура. В стремлении избежать потери он может потерять себя, к радости Фаула. Взглянув на Кавинанта, Морэм увидел отвращение и испуг на его лице и мягко спросил: - Что тебя тревожит, друг мой? Мгновение Кавинант смотрел на Морэма. Казалось, за одну ночь Лорд постарел на много лет. Дым и грязь битвы оставили отпечаток на его лице, выделив морщины на лбу и вокруг глаз, словно внезапное обострение усталости. Глаза его потускнели, но губы сохранили доброту, а движения оставались по-прежнему выверенными, несмотря на то, что одежда была
в начало наверх
изрядно истрепана и покрыта кровью. Кавинант инстинктивно уклонился от того тона, которым Морэм произнес"друг мой". Он не мог позволить себе быть чьим-то другом. И он уклонился также от внутреннего побуждения спросить, какая причина сделала посох Тамаранты столь могущественным в его руке. Он боялся ответа на этот вопрос. Чтобы скрыть испуг, он быстро повернулся и пошел искать великана. Тот сидел спиной к жалким останкам, которые прежде были вудхелвеном Парящий. Кровь и копоть чернели на его лице. Кожа имела цвет коры дерева. Но самым заметным в его облике была рана на лбу. Разорванная плоть свисала над бровями, словно листва боли, и капли свежей крови сочились из раны, словно раскаленные мысли, проникающие сквозь трещину в черепе. Правой рукой он обнимал бурдюк с "глотком алмазов", а его глаза неотрывно следили за Ллаурой, занимавшейся с маленьким Пьеттеном. Кавинант подошел к великану, но прежде чем он успел заговорить, Морестранственник сказал: - Можешь что-либо сказать о них? Может быть, тебе известно, что с ними сделали? Этот вопрос отозвался в мозгу Кавинанта черным эхом. - Я знаю только о ней. - А Пьеттен? Кавинант пожал плечами. - Подумай, Неверящий! - Его голос был полон клокочущего тумана. - Я окончательно потерян. Ты можешь понять это? Кавинант с усилием ответил: - Со мной то же самое. Теперь это же было сделано со всеми нами. Как раньше было сделано с Ллаурой. Спустя минуту он саркастически добавил: - А также с пещерниками. Глаза Морестранственника стали испуганными, а Кавинант продолжал: - Всем нам суждено разрушать то самое, что мы собираемся сохранить. И в этом суть метода Фаула. Пьеттен - это подарок нам, образец того, что мы сделаем со Страной, если попытаемся спасти ее. И Фаул очень уверен в себе. А пророчества, подобные этому, оправдываются. Услышав это, великан уставился на Кавинанта, словно Неверящий только что наложил на него проклятие. Кавинант попытался не отвести взгляда от глаз великана, но потом посмотрел на истерзанную траву. Она выгорела странными пятнами. Местами трава почти не была повреждена, а местами она выгорела - видимо, огонь Лордов наносил ей меньше вреда, чем разрушительная сила юр-вайлов. Минуту спустя великан сказал: - Ты забываешь, что между пророком и предсказателем есть разница. Пророчество не есть предсказание будущего. Кавинант не хотел думать об этом. Чтобы сменить тему разговора, он сказал: - Почему бы тебе не воспользоваться целебной грязью, чтобы залечить рану на лбу? На этот раз великан отвел взгляд, глухо ответив: - Ее не осталось. Он беспомощно развел руки. - Одни умирали. Другим грязь была нужна, чтобы сохранить руку или ногу. И... - его голос на мгновение прервался, - я думал, что крошке Пьеттену она тоже сможет помочь. Он всего лишь ребенок, - настойчиво сказал он, взглянув на Кавинанта с внезапной мольбой, которую тот не мог понять. - Но один из пещерников умирал очень медленно и в таких мучениях... Новая струйка крови сбежала у него со лба. - Камень и море! - простонал он. - Я не мог перенести этого. Хатфрол Биринайр отложил для меня горстку грязи, несмотря на то, что ее не хватало. Но я отдал ее пещернику, потому что он очень мучился. Он сделал большой глоток из бурдюка, смахнув ладонью кровь со лба. Кавинант пристально посмотрел на поврежденное лицо великана. Поскольку ему в голову не приходили слова утешения, он спросил: - А как твои руки? - Мои руки? - На мгновение Морестранственник, казалось, растерялся, но потом вспомнил. - Ах, каамора. Друг мой, я - великан, - объяснил он. - Обычный огонь не может принести мне вреда. Но боль - боль учит многому. Его губы изогнулись в гримасе отвращения к самому себе. - Говорят, великаны сделаны из гранита, - пробормотал он. - Не беспокойся обо мне. Под влиянием импульса Кавинант ответил: - В том мире, из которого я пришел, есть такие места, где маленькие слабые леди целыми днями стучат по гранитным глыбам железными молоточками. Это занимает много времени, но постепенно глыба превращается в мелкие осколки. Великан немного подумал, прежде чем спросить: - Это пророчество, Юр-Лорд Кавинант? - Не спрашивай. Я бы не понял, что это пророчество, если бы оно не сбылось со мной лично. - Я тоже, - сказал Морестранственник. Смутная улыбка тронула его губы. Вскоре Лорд Морэм позвал отряд на завтрак, приготовленный им и Протхоллом. Со стонами воины поднялись и подошли к огню. Великан тоже встал. Он и Кавинант пошли следом за Ллаурой, чтобы подкрепиться. Вид и запах пищи внезапно заставил Кавинанта ощутить необходимость решения с новой силой. Он был пуст от голода, но протянув руку, чтобы взять немного хлеба, он увидел, что его рука в крови и пепле. Он убивал... Хлеб выпал из его руки. - Все это неправильно, - пробормотал он. Еда была одной из форм подчинения физической реальности Страны. Ему необходимо было подумать. Пустота внутри выдвигала требования, но Кавинант отказывался их выполнять. Сделав глоток вина, чтобы прочистить горло, он отвернулся от огня с жестом отчаяния. Лорды и великан озадаченно посмотрели на него, но ничего не сказали. Кавинант чувствовал необходимость подвергнуть себя испытанию, чтобы отыскать ответ, который восстановил бы его способность к выживанию. С гримасой упрямства он решил оставаться голодным до тех пор, пока он не найдет то, что ему нужно. Может быть, в голодном состоянии его ум прояснится настолько, что будет в состоянии решить фундаментальные противоречия его дилеммы. Все брошенное оружие было убрано с поляны и собрано в кучу. Кавинант подошел к ней и вытащил оттуда каменный нож Этиаран. Потом, движимый каким-то непонятным импульсом, он подошел к лошадям, чтобы посмотреть, не ранена ли Дьюра. Обнаружив, что она не пострадала, он почувствовал некоторое облегчение. Ни при каких обстоятельствах он не хотел бы садиться на ранихина. Вскоре воины закончили завтрак и устало двинулись к лошадям, чтобы ехать дальше. Садясь на Дьюру, Кавинант услышал, как Стражи Крови резким свистом подозвали ранихинов. Этот свист, казалось, повис в воздухе. Потом со всех сторон на поляну галопом примчались огромные лошади - гривы и хвосты развевались, словно охваченные огнем, копыта ударяли по земле в длинных могучих ритмичных прыжках - девять скакунов со звездами на лбу, стремительных и буйных, как жизненный пульс Страны. В их бодром ржании Кавинанту слышалось возбуждение от предстоящего возвращения домой, на Равнины Ра. Но члены отряда, покидая вудхелвен Парящий этим утром, не отличались ни бодростью, ни радостным возбуждением. Дозор Кеана уменьшился на шесть воинов, а оставшиеся в живых были ослаблены. Казалось, на их лицах лежала тень, когда они скакали на север, к реке Мифиль. Лошадей, оставшихся без всадников, взяли с собой, чтобы сменять уставших скакунов. Среди отряда трусцой бежал Морестранственник, и казалось, что он несет груз всех мертвых. На сгибе руки он держал Пьеттена, который уснул сразу же, как только солнце исчезло с восточного горизонта. Ллаура ехала позади Лорда Морэма, держась за его одежду. Рядом с ним она казалась сломленной и хрупкой, но у обоих было одинаковое выражение невысказанной боли. Впереди них ехал Протхолл, и плечи его выражали такую же молчаливую повелительность, как та, которой Этиаран заставляла Кавинанта двигаться от подкаменья Мифиль к реке Соулсиз. Кавинант рассеянно размышлял над тем, сколько еще времени ему придется подчиняться выбору других людей. Но потом он оставил эту мысль и поглядел на Стражей Крови. Казалось, из всех членов отряда лишь они одни не пострадали морально в битве. Их короткие накидки свисали лохмотьями, они были такими же чумазыми, как и остальные, один из них был убит, несколько ранено. Они защищали Лордов - особенно Вариоля и Тамаранту - до самого последнего момента. Но в них не было заметно ни усталости, ни депрессии, ни уныния. Баннор ехал на ранихине рядом с Кавинантом и осматривался вокруг непроницаемым взором. Лошади могли двигаться только медленным, спотыкающимся шагом, но даже эта медленная езда позволила добраться до брода через Мифиль еще до полудня. Отпустив лошадей на водопой и кормежку, все, кроме Стражей Крови, погрузились в реку. Натираясь чудесным песком с речного дна, они смыли кровь, грязь и боль смерти в широком течении реки Мифиль. Чистая кожа и ясный взор проступили из-под пятен битвы. Незалеченные целебной грязью раны открылись и были начисто промыты; обрывки грязной одежды оторвались и уплыли прочь. Кавинант вместе со всеми выстирал одежду, смыл и соскоблил пятна с тела словно в попытке избавиться от влияния совершенного им убийства. И чтобы заполнить душевную пустоту, вызванную голодом, он выпил огромное количество воды. Потом, когда с этим делом было покончено, воины пошли к лошадям, чтобы достать из мешком новую одежду. Переодевшись и снова взяв в руки оружие, они разошлись по постам в качестве часовых, дав теперь возможность искупаться Тьювору и Стражам Крови. Стражам Крови удалось войти и выйти из реки без единого всплеска, но купались они очень шумно. Через несколько минут они уже переоделись в новую одежду и сидели верхом на ранихинах. Ранихины успели восстановить силы, повалявшись в траве Анделейна, пока их всадники купались. Теперь отряд был готов продолжать путь. Высокий Лорд Протхолл подал сигнал, и отряд поскакал на восток вдоль южного берега реки. Остаток дня прошел легко для всадников и лошадей. Под копытами была мягкая трава, сбоку - чистая вода. Сам Анделейн, казалось, пульсировал соком силы и здоровья. Люди Страны черпали исцеление в окрестностях гор. Но для Кавинанта этот день был тяжелым. Он был голоден, и живительная близость Анделейна лишь усиливала его голод. Он старался не смотреть туда, отказывая себе в этом зрелище, как отказывал в пище. Его исхудалое лицо застыло в мрачном напряжении, а глаза были пусты от решимости. Он двигался по двойному пути: его плоть тряслась на спине Дьюры, удерживая его среди членов отряда, но мысленно он бродил по дну пропасти, и ее темная, пустая бездомность причиняла ему боль. Я не буду... Он хотел жить. Я не... Время от времени прямо на дороге перед ним, как личный призыв Страны, встречалась алианта, но он не поддавался. "Кавинант, - думал он, - Томас Кавинант Неверящий. Грязный гадкий прокаженный". Когда все усиливающееся чувство голода заставило его заколебаться, он вспомнил кровавое прикосновение Друла на своем кольце, и его решимость восстановилась. Время от времени Ллаура смотрела на него глазами, в которых отражалась смерть вудхелвена Парящий, но он только сильнее укреплялся в своей решимости и продолжал путь. Я больше не буду убивать! Ему надо было найти какой-то другой ответ. Этой ночью он обнаружил, что с его кольцом произошла перемена. Теперь все свидетельства того, что оно сопротивляется красным вкраплениям, исчезли. Под чудовищной луной его обручальное кольцо стало совсем алым, горя холодным светом на пальце, словно в алчном подчинении власти Друла. На следующее утро он сел на Дьюру человеком, раздираемым двумя противоположными безумиями. Но в полуденном ветерке чувствовалось предвкушение лета. Воздух стал теплым и благоуханным от цветения земли. Повсюду самонадеянно красовались цветы и беззаботно пели птицы. Постепенно Кавинанта переполнило утомление. Апатия ослабила натянутые струны его воли. Только привычка к езде удерживала его в седле. Он стал нечувствительным к таким поверхностным ощущениям, и едва ли заметил, что река начала поворачивать на север и холмы стали выше. Он слепо отдался теплым течениям дня. Этой ночью он спал глубоким сном, без сновидений, а на следующий день ехал дальше в таком же безразличии. Все возрастающая дремота не покидала его. Он ехал по степи, сам о том
в начало наверх
не зная. Ему грозила опасность, которую он не сознавал. Усталость была первым шагом к неумолимой логике закона проказы. Следующим шагом была гангрена, зловоние гниющей заживо плоти, настолько ужасное, что некоторые медики даже не могли его выносить - зловоние, которое окончательно утверждало отвержение прокаженного настолько, что ему не могли противиться ни простая жалость, ни отсутствие предрассудков. Но Кавинант путешествовал по своему сну с разумом, наполненным сновидениями. Когда он начал приходить в себя - в полдень на третий день после ухода от вудхелвена Парящий и на восемнадцатый со времени отъезда из Ревлстона, - то обнаружил, что перед ним расстилается Мшистый Лес. Отряд стоял на вершине последнего холма, у подножия которого земля пропадала под темной массой деревьев. Мшистый Лес прилегал к подножию холма подобно плещущемуся морю, его края охватывали склоны гор, словно деревья впились в них корнями и отказывались отойти назад. Темная разнообразная зелень леса простиралась до горизонта на севере, юге и востоке. У нее был какой-то угрожающий вид; казалось, она бросала вызов отряду, решившему пройти через нее. Высокий Лорд Протхолл остановился на гребне холма и долго смотрел на лес, мысленно прикидывая, сколько времени потребуется, чтобы объехать Мшистый Лес вместо того, чтобы бросить вызов этой странной угрозе деревьев. Наконец он спешился. Посмотрев на всадников, он заговорил, и глаза его были полны потенциального гнева. - Сейчас мы будем отдыхать. Потом войдем в Мшистый Лес и не будем останавливаться до тех пор, пока не доберемся до другого его края. Путешествие займет день и ночь. Во время движения не должно быть видно ни одного клинка и ни одной искры. Понятно? Все оружие убрать в ножны, ножи - в чехлы, наконечники копий обвязать кусками ткани. И не высекать ни единой искры или вспышки огня. Я не намерен повторять. Мшистый Лес отличается еще большей дикостью, чем Зломрачный Лес, и никто еще со спокойным сердцем не въезжал в этот лес. Деревья веками переносили страдания, и они не забыли своего родства с Дремучим Удушителем. Молитесь, чтобы они не сокрушили всех нас без разбора. Он сделал паузу, оглядывая отряд, пока не убедился, что все его поняли. Потом, уже мягче, он добавил: - Возможно, в Мшистом Лесу все же есть Защитник Леса, хотя это знание было утеряно после Осквернения. Несколько воинов напряглись при словах "Защитник Леса". Но Кавинант, медленно избавляющийся от апатии, не почувствовал того благоговения, которого, видимо, от него ждали. Он спросил, как спрашивал уже когда-то: - Вы что, поклоняетесь деревьям? - Поклоняетесь? - Протхолл, казалось, был озадачен. - Это слово мне не понятно. Кавинант с удивлением уставился на него. Мгновением позже Высокий Лорд сказал: - Ты хочешь спросить, почитаем ли мы лес? Конечно. Деревья живы, а сила земли - во всех живых вещах, во всех камнях, земле и деревьях. Конечно, мы полагаем, что мы - слуги этой силы. Мы заботимся о жизни Страны, - он оглянулся на лес на добавил: - Земная сила принимает разные формы, от камня до дерева. Камень служит основой мира, и в оправдание слабости наших познаний - какими неглубокими они не были бы - эта форма силы не знает сама себя. Но с деревом все иначе. Когда-то, в глубоком отдаленном прошлом, почти вся Страна представляла собой единый необъятный Один Лес - одно могущественное дерево от Меленкурион Скайвейр до Сарангрейвской Зыби и Прибрежья. И Лес этот был живой. Он знал и приветствовал новую жизнь, которую люди принесли с собой в Страну. Но чувствовал боль, когда простые люди вырубали и выжигали деревья, чтобы расчистить место, где они могли бы выращивать свою растительность. Ах, трудно найти другую такую же глупость в истории человечества. Прежде чем новость медленно распространилась по всему Лесу и каждое дерево узнало, какая опасность ему грозит, сотни лиг жизни были истреблены. По нашим понятиям, на это потребовалось больше тысячелетия. Но деревьям это, должно быть, казалось быстрым уничтожением. К концу этого времени во всей Стране осталось всего лишь четыре места, где все еще влачила свое жалкое существование душа Леса - выжившая и содрогавшаяся в своей благородной боли. И она решила защищать себя. Потом Лес Великанов, Зломрачный Лес, Мшистый Лес и Дремучий Удушитель жили много веков, и их постоянная готовность выражалась в заботе Защитников Леса. Они помнили свою боль, и никто - ни люди, ни вайлы, ни пещерники - из тех, кто отваживался туда зайти, не возвращался. Теперь те времена уже позади. Мы не знаем, существуют ли сейчас Защитники Леса, хотя лишь глупец может отрицать, что Сиройл Вейлвуд все еще обитает в Дремучем Удушителе. Но память о древних обидах, позволявшая деревьям давать отпор всем чужакам, теперь увядает. Лорды взяли леса под свою защиту с той поры, когда Берек Полурукий впервые стал обладать Посохом Закона, - мы не допускали, чтобы численность деревьев сокращалась. И все-таки, их дух падает. Разбитое на части, совместное сознание лесов умирает. И великолепие мира в связи с этим тускнеет. Протхолл на минуту печально умолк, прежде чем закончить: - Из уважения к оставшемуся духу и из почтения перед земной силой, мы попросим позволения войти в лес одновременно такому большому количеству людей и животных. А всякий намек на угрозу мы ликвидируем из простой осторожности. Дух леса еще жив. А сила Мшистого Леса может сокрушить тысячу раз по тысяче человек, если случайно пробудить в деревьях память о боли. - Может там быть какая-нибудь опасность? - спросил Кеан. - Быть ли нам наготове? - Нет. В прежние времена слуги Лорда Фаула причинили лесам огромный вред. Может быть, Зломрачный Лес и утратил силу, но Мшистый Лес ее помнит. К тому же, сегодня будет затмение луны. Даже Друл Каменный Червь не настолько безумен, чтобы посылать свои силы в Мшистый Лес в такое время. И Презренный никогда не был таким глупцом. Воины молча спешились. Часть воинов Дозора принялась кормить лошадей, а остальные наскоро приготовили еду. Вскоре весь отряд, кроме Кавинанта, ужинал. После этого Стражи Крови разошлись по своим постам, а остальные члены отряда легли спать, чтобы отдохнуть перед долгим переходом через лес. Когда они поднялись и были готовы двинуться в путь, Протхолл широкими шагами взобрался на гребень холма. Здесь ветер дул сильнее. Он развевал его голубую мантию, подвязанную черным поясом, и уносил вдаль его крик: - Эй, Мшистый Лес! Лес Одного Леса, враг наших врагов! Мшистый Лес! Бескрайние просторы леса поглотили этот крик, и ему не ответило даже эхо. - Мы Лорды, враги твоих врагов и последователи учения лиллианрилл. Мы должны пройти через лес! Слушай, Мшистый Лес! Мы ненавидим топор и пламя, приносящие тебе боль! Твои враги - это наши враги. Мы никогда не приносили с собой топор и пламя, чтобы ранить тебя, и никогда не сделаем этого. Мшистый Лес, слушай! Дай нам пройти! Его крик исчез в глубине леса. Наконец он опустил руки, повернулся и сошел вниз. Вскочив на коня, он еще раз пристально оглядел всех всадников. По его сигналу они поехали вниз, к границе Мшистого Леса. Казалось, будто они упали в лес подобно камню. Только что они ехали по склону холма - и вот уже углубились в темную пучину, и солнечный свет угас подобно закрывшейся безвозвратно двери. Во главе отряда двигался Биринайр, положив на шею коня перед собой посох хайербренда. Следом за ним ехал Тьювор на жеребце-ранихине по имени Марни. Ранихинам нечего было опасаться старого гнева Мшистого Леса, и Марни мог бы повести за собой Биринайра, если бы старый хайербренд сбился с дороги. За ними следовали Протхолл и Морэм с Ллаурой, сидевшей у него за спиной, а за ними - Кавинант и Морестранственник. Великан все еще нес спящего мальчика. Затем, замыкая процессию, ехали Кеан со своим Дозором вперемешку со Стражами Крови. Пробираться через лес было несложно. Деревья с эбонитово-черными и красновато-коричневыми стволами были хаотично разбросаны во всех направлениях, оставляя между собой пространство для травы, кустарника и животных, и всадники находили путь без труда. Но деревья были невысокими. Их приземистые стволы поднимались на пятнадцать или двадцать футов над землей и там раскидывали узловатые, клонящиеся вниз ветви, отягощенные листвой, так что отряд был полностью погружен во тьму Мшистого Леса. Ветви переплетались так, что каждое дерево, казалось, стоит, тяжело опустив руки на плечи сородичей. А с ветвей свисали огромные полосы мха - темного, густого, влажного - подобно медленно струящейся крови, замерзшей на лету. Мох качался перед всадниками, словно пытаясь повернуть их назад или сбить с дороги. И ни одного звука не раздавалось от земли, тоже покрытой густым глубоким мхом. Всадники ехали так беззвучно, словно по лесу передвигался мираж. Инстинктивно уклоняясь от прикосновений темного мха, Кавинант всматривался во все сгущающуюся темноту леса. Насколько было видно, его окружало гротескное безумие мха, ветвей и стволов. Но за пределом явных ощущений он мог видеть больше - видеть и обонять, и в тишине леса слышать щемящее сердце лесов. Здесь деревья размышляли над своими мрачными воспоминаниями - широкий, пускающий ростки побег самосознания, когда дух леса величественно царил на сотнях лиг над богатой землей, и тяжелый груз боли, ужаса и неверия, распространяющийся подобно волнам по глади океана, пока даже отдаленные листья в Стране не вздрогнули, когда началось уничтожение деревьев, когда корни, ветви и все остальное вырубалось и калечилось топором и пламенем. И выкорчеванные пни, и суета и мука животных, тоже убитых или лишенных дома, здоровья и надежды, и чистая песня лесничего, чей напев открывал тайное, злобное удовольствие уничтожения, ответного насилия над крошечными людьми, и вкус их крови и внутренностей, и вялая слабость, которой начиналась и кончалась яростная радость, и деревьям не оставалось ничего, кроме закоснелой памяти и отчаяния, когда они видели, как ярость превращается в дремоту. Кавинант чувствовал, что деревья ничего не знают о Лордах или о дружбе - Лорды были слишком редким явлением в Стране, чтобы о них помнили. Нет, это была слабость, упадок чувств, печаль, беспомощный сон. То тут, то там можно было услышать деревья, которые все еще не спали и жаждали крови. Но их было слишком мало. Мшистый Лес мог только размышлять, лишенный сил своей стародавней потерей. Рука из мха ударила Кавинанта, оставив на лице мокрое пятно. Он поспешно вытер влагу рукой, словно это была кислота. Потом солнце село, и даже этот сумрачный свет угас. Кавинант наклонился вперед, насторожившись и опасаясь, что ведущий их Биринайр собьется с пути или натолкнется на занавес из мха и будет задушен. Но по мере того как тьма просачивалась, словно стекала с окружающих ветвей, с лесом начала происходить перемена. Постепенно на стволах стало появляться серебристое мерцание - появляться и усиливаться по мере того как ночь наполняла лес, пока каждое дерево не засияло, словно потерявшаяся во мраке душа. Серебристый свет был достаточно ярок, чтобы освещать всадникам путь. Сквозь подвижные облака этого свечения полотнища мха свисали словно тени бездны - черные дыры, ведущие в пустоту. Они придавали лесу запятнанный, прокаженный вид. Но отряд теснее сомкнул ряды и продолжал двигаться через ночь, освещенную только отблеском деревьев и красным светом кольца Кавинанта. Он чувствовал, что может услышать испуганное бормотание деревьев, раздающееся при виде его обручального кольца. Это пульсирующее красное сияние ужасало и его самого. Пальцы мха скользили по его лицу влажными проверяющими прикосновениями. Он сцепил руки под сердцем, пытаясь сжаться, уменьшиться в размерах и проехать незамеченным, словно бы он затаил под одеждой топор и страшился, как бы деревья этого не обнаружили. Этот длинный переход был подобен боли от нанесенной раны. Отдельные световые пятна наконец слились, и отряд вновь очутился среди сумерек дня. Кавинанта передернуло от озноба. Поглядев внутрь себя, он увидел нечто, заставившее его оцепенеть. Он почувствовал, что вместилище его ярости полно тьмой. Он был пойман в сети безысходности. Тьма была чашей, которую он не мог ни выпить, ни выплеснуть. И он дрожал от голода. Он едва мог удержаться от того, чтобы не нанести ответный удар мокрым клочьям мха. Тем временем отряд все так же продвигался сквозь сумерки Мшистого Леса. Все молчали, задыхаясь в окружении ветвей, и в этом клубящемся безмолвии Кавинант чувствовал себя таким потерянным, словно он сбился с дороги в старом лесу, который покрывал когда-то всю Страну. Со смутной яростью он наклонился, избегая прикосновения мха. Время шло, и внутри него все росло желание закричать. Потом Биринайр наконец взмахнул над головой посохом и тихо крикнул. Лошади поняли и, спотыкаясь, перешли на усталый бег следом за сильным
в начало наверх
шагом ранихинов. На мгновение деревья, казалось, отступили назад, словно отпрянув от безумия отряда. Потом всадники вырвались на солнечный свет. Они оказались под полуденным небом на склоне, постепенно понижающемся к реке, преградившей им путь. Биринайр и Марни безошибочно вывели их прямо к броду через Роумсидж. С хриплым криком облегчения воины ударили пятками по бокам скакунов, и отряд бодрым галопом помчался вниз по склону. Вскоре лошади погрузились в поток, обдавая себя и своих счастливых седоков холодной водой Роумсиджа. На южном берегу Протхолл объявил привал. Переход через Мшистый Лес закончился. Только остановившись, отряд осознал всю сложность перехода. Постоянное движение и вынужденный пост ослабили всадников. А лошади были в еще более худшем состоянии, они дрожали от изнеможения. Как только отряд остановился, их шеи и спины поникли, и у них едва хватило сил чтобы напиться. Несмотря на бодрый призыв ранихинов, два мустанга из Дозора легли на траву, а остальные стояли вокруг на подгибающихся ногах. - Отдыхать, отдыхать, - напевно и заботливо произнес Протхолл. - Сегодня мы больше не сдвинемся с места. Он ходил среди лошадей, прикасаясь к ним старческими руками и тихо напевая поддерживающую силы песню. Только в ранихинах и Стражах Крови не было заметно усталости. Великан опустил Пьеттена на руки Ллауры и утомленно лег на спину в жесткую траву. С тех пор как отряд покинул вудхелвен Парящий, он был непривычно молчалив. Он избегал разговоров, словно боялся, что его собственный голос предаст его. Теперь, без поддержки своих рассказов и смеха, он, казалось, ощутил все тяготы этого путешествия. Кавинант с сомнением подумал, доведется ли ему еще хоть раз услышать смех великана. Протянув руку, чтобы достать с седла Дьюры свой посох, он впервые заметил, что сделал Мшистый Лес с его белой одеждой. Она вся была покрыта темно-зелеными пятнами - следами от прикосновений мха. Эти пятна оскорбили его. С перекосившей лицо ухмылкой он оглядел других членов отряда. На других всадниках не было никаких пятен. Единственным исключением был Лорд Морэм, на обоих плечах которого виднелись темные полосы, словно знаки отличия. Кавинант попробовал стереть пятна рукой. Но они впитались в ткань и уже высохли. Тьма бормотала у него в ушах, словно далекий отзвук снежной лавины. Плечи его сгорбились, как у обреченного. Он отвернулся от своих попутчиков и снова вошел в реку. Ожесточенно царапая пальцами ткань, он попытался смыть пятна, оставленные лесом. Но они стали частью ткани, неотъемлемой ее принадлежностью, они разметили его словно карту неизвестной земли. В приступе ярости обманутого ожидания он ударил кулаком по поверхности воды. Но течение смыло образовавшуюся рябь, точно ее никогда и не было. Он стоял в потоке, изнуренный и промокший. Сердце бешено стучало в груди. На мгновение он почувствовал, что его ярость либо перельется через край, либо разорвет его сердце. Но ни того, ни другого не случилось. Ничего этого нет, это всего лишь сон, мысленно повторял он. Но я не могу это выносить. Потом он услышал тихий возглас удивления со стороны отряда. Мгновение спустя Морэм спокойно приказал: - Кавинант, подойди сюда. Чертыхаясь и проклиная такое количество вещей сразу, что невозможно было их перечислить, он повернулся. Все члены отряда смотрели в противоположную от него сторону. Их внимание привлекло что-то, чего он не мог увидеть из-за воды, застилавшей глаза. Морэм повторил: - Подойди! Кавинант вытер глаза, выбрался на берег и пошел мимо воинов к Морэму и Протхоллу. Перед ними стояла странная женщина. Она была изящной и хрупкой - не выше плеча Кавинанта - и одета в темно-коричневое легкое платье без рукавов. Кожа ее была покрыта таким темным загаром, что он почти сравнялся по цвету с землей. Темные длинные волосы были стянуты на затылке крепким шнурком. Весь ее облик был достаточно суровым, но смягчался маленьким ожерельем из желтых цветов. Несмотря на свой рост, она стояла в гордой позе, скрестив руки и слегка расставив ноги, словно могла запретить отряду ступить на Равнины Ра, если вдруг ей это вздумается. На приближающегося Кавинанта она смотрела так, словно ждала его давно. Когда он остановился рядом с Морэмом и Протхоллом, она подняла руку и каким-то неловким жестом отдала ему приветственный салют, так, будто это было для нее непривычно. - Приветствую тебя, Кольценосец, - произнесла она чистым звонким голосом. - Белое Золото известно нам. Мы почитаем его и служим ему. Добро пожаловать. Он тряхнул головой, рассыпая вокруг брызги воды, и уставился на нее. Она приветствовала остальных. - Приветствую тебя, Высокий Лорд Протхолл, и тебя, Лорд Морэм. Привет, Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник. Привет, Первый Знак Тьювор. Привет, вохафт Кеан. В свою очередь они отдали ей мрачный салют, словно узнали в ней властителя. Потом она сказала: - Я - майнфрол Гибкая. Мы видели вас. Говорите, с чем вы пришли. Равнины Ра открыты не для всех. Протхолл выступил вперед. Подняв посох, он обеими руками приблизил его ко лбу, и в таком положении низко поклонился. Увидев это, женщина слегка улыбнулась. Подняв ладони к голове, она поклонилась в ответ. На этот раз ее движение было естественным и привычным. - Вы знаете нас, - сказала она. - Вы пришли издалека, но вы знаете. Протхолл ответил: - Мы знаем, что майнфролы - лучшие друзья и первые хранители ранихинов. Среди раменов вы пользуетесь особым уважением. И вы знаете нас. Теперь он стоял вплотную к ней и его сутулая от старости фигура нависала над ней. Ее коричневая кожа и его голубая мантия оттеняли друг друга, словно земля и небо. Но все же она сохраняла свою неприветливость. - Нет, - ответила она. - Не знаем. Вы пришли издалека. Неизвестные. - Тем не менее вы назвали наши имена. Она пожала плечами. - Мы осторожны. Мы следили за вами с тех пор, как вы покинули Мшистый Лес. Мы слушали, как вы разговариваете. - Мы? - Кавинант почувствовал смутное удивление. Ее глаза медленно обвели всех членов отряда. - Мы знаем бессонных - Стражей Крови. - Казалось, ей не очень приятно было видеть их. - Они часто подвергают ранихинов опасности. Но мы служим. Мы приветствуем их. - Потом ее взгляд остановился на двух мустангах, лежащих на траве, и ее ноздри затрепетали. - Вы спешите? - требовательно спросила она, но ее тон подразумевал, что вряд ли она сможет считать это уважительной причиной для такого состояния лошадей. При этом Кавинант понял, почему она помедлила приветствовать Лордов, хотя они были известны ей, по крайней мере, по слухам или легендам. Она не хотела, чтобы кто-либо, плохо обращавшийся с лошадьми, вступал на Равнины Ра. Высокий Лорд авторитетно ответил: - Да. Ядовитый Клык-Терзатель жив. На мгновение самообладание изменило Гибкой. Когда ее глаза обратились к Кавинанту, он увидел в них искры затаенного страха. - Ядовитый Клык, - взволнованно проговорила она. - Враг Страны и ранихинов. Да. Белое Золото говорит о том же. Клык-Терзатель снова здесь. Внезапно ее голос стал твердым. - Надо спасти ранихинов от гибели! Она посмотрела на Кавинанта, словно требуя от него обещания. Ему нечего было ей сказать. Он стоял, злобно истекая водой, слишком уставший от голода, чтобы ответить положительно или отрицательно. Вскоре она отступила и спросила у Протхолла: - Кто он? Что это за человек? Улыбнувшись, он ответил: - Это Юр-Лорд Томас Кавинант Неверящий и Носящий Белое Золото. Он чужак в Стране. Не сомневайся в нем. Он повернул ход битвы в нашу сторону, когда нас осаждали слуги Терзателя - пещерники и юр-вайлы, а также грифон, исчадие какой-то неизвестной нам бездны зла. Майнфрол Гибкая уклончиво кивнула, словно не поняла всех его слов. Но потом она сказала: - Это - неотложное дело. Нападение на Терзателя должно быть ускорено. Были уже и другие знаки. Хищные звери пытались пересечь Равнины Ра. Высокий Лорд Протхолл, добро пожаловать на Равнины Ра. Торопитесь в Мэнхоум, нам надо созвать Совет. - Ваше радушие делает нам честь, - ответил Протхолл. - Мы же в ответ окажем вам честь, приняв приглашение. Мы будем в Мэнхоуме на второй день после сегодняшнего - если лошади останутся живы. Его осторожная речь вызвала у Гибкой легкий смех. - Вы будете отдыхать у гостеприимных раменов прежде, чем солнце зайдет во второй раз с этого момента. Мы с самого начала не были невежественны в служении ранихинам. Корды! Сюда! Вот вам испытание для мейнинга. Тотчас же появились четыре человека. Они неожиданно поднялись прямо из травы, образовав вокруг отряда свободный полукруг, словно вышли из самой земли. Эти четверо - трое мужчин и одна женщина - были такими же миниатюрными, как и майнфрол Гибкая, и одеты подобно ей в коричневое платье поверх загорелой кожи. На них не было цветов, зато талии были подпоясаны короткими шнурками. - Подойдите, корды, - сказала Гибкая. - Не нужно больше следить за этими всадниками. Вы слышали, как я приветствовала их. Теперь займитесь их лошадьми и их безопасностью. Они должны добраться до Мэнхоума прежде, чем наступит ночь следующего дня. Четверо раменов шагнули вперед, и Гибкая сказала Протхоллу: - Это мои корды - Фью, Хон, Грейс и Руста. Они охотники. Изучая дороги ранихинов и знания майнфролов, они защищают равнины от опасных зверей. Я провела с ними много часов - они смогут позаботиться о ваших скакунах. Учтиво поприветствовав членов отряда, корды направились прямо к лошадям и стали их осматривать. - Теперь, - продолжила Гибкая, - я должна уйти. Новость о вашем появлении должна облететь все равнины. Мэнхоум должен приготовиться к встрече. Следуйте за Рустой. Он ближе всех стоит к своему мейнингу. Эй, Лорды! Вечером нового дня мы будем ужинать вместе! Не дожидаясь ответа, майнфрол повернулась на юг и умчалась. Она бежала с поразительной скоростью. Через несколько секунд она уже достигла гребня холма и скрылась из виду. Глядя ей вслед, Морэм сказал Кавинанту: - Говорят, майнфрол может бежать со скоростью ранихина - в течение короткого времени. Позади них корд Хон сказал: - Так говорят - и это правда. Морэм посмотрел на корда. Тот стоял словно в ожидании когда можно будет заговорить. Своей внешностью он очень походил на Гибкую, хотя волосы были короче, а черты лица - более мужественными. Обращаясь к Морэму, он сказал: - Я должен оставить вас, чтобы найти траву, которая вылечит лошадей. Лорд осторожно ответил: - Вам лучше знать. Делайте то, что считаете нужным. Глаза Хона расширились, словно он не ожидал таких мягких слов от людей, плохо обращавшихся с лошадьми. Потом в некотором замешательстве он отсалютовал Морэму в манере Лордов. Морэм в ответ поклонился, как это делали рамены. Хон улыбнулся и готов был уже умчаться, когда Кавинант коротко спросил: - Почему вы передвигаетесь на своих ногах? У вас ведь есть ранихины. Морэм сделал быстрое движение, пытаясь удержать Кавинанта. Но вред уже был нанесен. Хон посмотрел на него так, словно услышал богохульство, и его сильные пальцы схватились за шнурок, подпоясывающий одежду, зажав его в кулаке. - Мы не ездим верхом. - Осторожнее, Хон, - мягко сказал корд Руста. - Майнфрол приветствовала их. Хон посмотрел на своего товарища, потом быстро обвязал шнурок вокруг талии. Бросившись прочь от людей, он вскоре исчез из виду, словно провалился сквозь землю. Сжав руку Кавинанта, Морэм сурово сказал: - Рамены служат ранихинам. В этом для них - цель всей жизни. Не оскорбляй их, Неверящий. Они очень быстро вспыхивают. И при этом они -
в начало наверх
лучшие охотники в Стране. В пределах досягаемости моего голоса их может быть не меньше сотни, но мы этого так и не заметим. Если они решат убить тебя, то ты даже не заметишь, как станешь мертвецом. Кавинант почувствовал всю силу этого предупреждения. Окружающая трава как будто наполнилась глазами, которые с гибельным вниманием смотрели на него. Он почувствовал себя незащищенным, словно его одежда в зеленых пятнах была путеводителем для смертоносных намерений, спрятанных в земле. Пока Хон отсутствовал, остальные корды занимались лошадьми - ласкали, заманивали их в воду и уговаривали поесть. Изнеможенные мустанги крепли на глазах под их добрыми руками. Удовлетворенные тем, что их скакуны находятся в хороших руках, Лорды с Кеаном и Тьювором удалились посовещаться. Воины тем временем занялись приготовлением пищи. Кавинант проклинал исходящий от еды аромат. Он лег на жесткую траву и попытался успокоить сосущую пустоту внутри, глядя в небо. Усталость овладела им, и он некоторое время дремал. Но вскоре был разбужен новым запахом, который с новой силой всколыхнул терзающий внутренности голод. Он исходил от пучков роскошных, похожих на папоротник цветов, которые жевали лошади, - лечебной травы, собранной для них кордом Хоном. Теперь все лошади были уже на ногах, и сила, казалось, прямо на глазах вливалась в них, пока они ели траву. Пикантный аромат цветов заставил Кавинанта на мгновение представить, как он стоит на четвереньках и жует, подобно лошадям. С трудом подавив ярость, он сказал: - Однако пища лошадей гораздо приятнее на запах, чем людская. Корд Руста улыбнулся странной улыбкой и сказал: - Это растение для людей ядовито. Это аманибхавам, цветок здоровья и безумия. Лошадей он лечит, но мужчин и женщин... Ах, они для него чересчур мелки. Кавинант ответил ему пристальным взглядом и попытался подавить в себе стон голода. Он чувствовал упрямое желание попробовать траву, все его чувства говорили ему, что это деликатес. И все же мысль о том, что он пал так низко, была горька, и вместо пищи он смаковал эту горечь. Растения эти сотворили с лошадьми настоящие чудеса. Вскоре они нормально ели и пили - и выглядели достаточно окрепшими, чтобы продолжать путь. Отряд покончил с едой, и воины убрали остатки пищи в мешки. Корды объявили, что лошади готовы отправиться в путь. Вскоре всадники уже ехали на юг через невысокие холмы Ра, сопровождаемые раменами, легко трусившими рядом с лошадьми. Под копытами лошадей травянистые поля переливались словно мягкие волны, создавая для отряда впечатление скорости. Они ехали по густой траве вверх и вниз, по невысоким пологим склонам, вдоль неглубоких долин, между рощицами и небольшими лесами, мимо узких потоков, через широкие поля. Это была довольно суровая земля. Кроме вездесущей алианты пейзаж не оживлялся ни фруктовыми деревьями, ни культурными насаждениями, ни цветами, за исключением аманибхавама. И все же равнины казались полными стихийной жизни, словно низкие, пологие холмы были образованы пульсацией почвы, а жесткая трава была достаточно питательна, чтобы прокормить любого, чей желудок окажется достаточно крепок, чтобы переносить такую пищу. Когда солнце начало клониться к закату, вереск на склонах холмов стал красным. Стадо антилоп вышло из леса чтобы напиться из источников, а вороны крикливо начали слетаться на широкие ветви каштанов, усеянные их гнездами. Но больше всего внимание всадников привлекали встречавшиеся на пути ранихины. Мчались ли они галопом, словно триумфальные знамена, или резвились вместе на вечерних играх - огромные лошади были окружены каким-то ореолом величественности, словно сама земля, по которой они гордо ступали, гордилась их созданием. В буйной радости они звали к себе скакунов Стражей Крови, и те исполняли танец копытами, словно не в состоянии были сдерживать радостное возбуждение от того, что снова дома. Потом свободные ранихины уносились прочь, полные веселой крови и неукротимой энергии, извещая всех о своем приближении веселым ржанием. Эти звуки заставляли воздух звенеть от перенасыщенности жизнью. Вскоре солнце зашло, попрощавшись с равнинами оранжевым пламенем. Кавинант смотрел на закат с каким-то странным удовлетворением. Он устал от лошадей, устал от ранихинов, и от раменов, и от Стражей Крови, и от Лордов, и от Дозора, устал от этой бесконечной круговерти. Ему хотелось темноты и сна, несмотря на кровавый свет от его кольца, приближение луны и крыльев ужаса, похожих на крылья стервятников. Но когда солнце исчезло, Руста сказал Протхоллу, что отряду лучше не останавливаться. - Есть опасность, - сказал он. - Другими раменами в траве были оставлены предупредительные знаки. Отряду следовало двигаться до тех пор, пока он не окажется в безопасности - еще несколько лиг. Поэтому они продолжили движение. Позже взошла луна, и ее оскверненный серп превратил ночной мрак в кровь, вызвав мрачный отсвет у кольца Кавинанта и его голодной души. Потом Руста сделал всадникам знак придержать лошадей и соблюдать тишину. Они осторожно поднялись по южной стороне холма и остановились неподалеку от гребня. Всадники спешились, оставили несколько Стражей Крови присматривать за лошадьми и следом за кордами поднялись на вершину холма. Низкая плоская земля лежала к северу от холма. Корды некоторое время всматривались, потом указали на какую-то точку. Кавинант поборол сонливость, застилавшую глаза, и сквозь красную тьму увидел темное пятно, двигающееся по равнинам на юг. - Креш, - прошептал Хон. - Желтые волки - порождение Терзателя. Они пересекли Роумсидж. - Ждите нас здесь, - сказал Руста. - Опасность вам не грозит. Он и все корды растворились во тьме. Члены отряда инстинктивно придвинулись ближе друг к другу и до боли в глазах начали всматриваться в жидкий красный свет, который, казалось, сочился, подобно поту из движущейся тьмы на равнинах. В беспокойном ожидании они стояли молча, едва дыша. Пьеттен сидел на руках у Ллауры, совсем проснувшись с наступлением темноты. Позже Кавинант узнал, что стая насчитывала пятнадцать огромных желтых волков. Их плечи были на уровне пояса человека, у них были массивные челюсти с кривыми острыми клыками и желтые голодные глаза. Они шли по следу ранихина-жеребенка, единственной защитой которого была его мать. В легендах раменов говорилось, что дыхание крешей было достаточно горячим, чтобы опалять землю, и везде, где они прошли, оставались следы страдающей травы. Но единственное, что видел Кавинант сейчас, - приближающаяся темнота, которая с каждой минутой становилась все гуще. Потом ему показалось, что в хвосте стаи произошло короткое замешательство, а после того, как волки двинулись дальше, на земле как будто осталось что-то едва различимое - две или три неподвижные точки. Стая снова завертелась. На этот раз тишину нарушило несколько коротких завываний удивления и страха. Раздавшееся затем резкое рычание внезапно замолкло. В следующий миг стая ринулась прямо в сторону отряда, оставив позади еще пять точек. Но теперь Кавинант был уверен, что эти точки - мертвые волки. Еще три креша упали на землю. Теперь он уже мог рассмотреть три фигуры, отскочившие от мертвых и бросившиеся вдогонку остальным. Они исчезли в тени у подножия холма. Из тьмы донеслись звуки борьбы - яростное рычание, лязг челюстей, упустивших добычу, и треск костей. Потом вновь наступила тишина. Из тьмы не раздавалось ни звука. Чувства людей обострились, поскольку они ничего не видели - тень достигала почти до самого гребня холма, на котором они стояли. Внезапно они услышали звук неистового бега. Он приближался прямо к ним. Протхолл прыгнул вперед. Он поднял посох и голубое пламя рванулось из его наконечника. Внезапный свет озарил одинокого волка, бросившегося на него с ненавистью в глазах. Тьювор очутился рядом с Протхоллом на миг раньше, чем великан. Но Морестранственник вышел вперед, чтобы ответить на вызов волка. Потом, неожиданно для всех, корд Грейс выросла прямо перед носом креша. Ее движения были такими точными, словно она исполняла танец. Быстрым рывком она сняла с талии шнурок, не двигаясь с места. Когда креш прыгнул на нее, она захлестнула петлю вокруг его шеи и аккуратно отошла в сторону, развернувшись, чтобы тверже стоять на ногах. Сила волчьего прыжка, затянувшая петлю, сломала ему шею. Рывок сбил Грейс с ног, но она легко перекатилась на бок, удерживая натяжение шнурка, и встала в такую позу, чтобы сразу прикончить креша, если тот проявит признаки жизни. Дозор встретил ее действия низким гулом восхищенных голосов. Она посмотрела на них и робко улыбнулась. Потом она повернулась, чтобы приветствовать других кордов, выскочивших из тени холма. Они были целы и невредимы. Все волки были мертвы. Опустив посох, Протхолл отвесил кордам поклон на манер раменов. - Неплохо сработано, - сказал он. Они поклонились в ответ. Когда он погасил пламя посоха, вершина холма вновь погрузилась в красную тьму. В кровавом свете всадники начали возвращаться к лошадям. Но Баннор подошел к мертвому волку и снял с его шеи шнурок Грейс. Взяв за концы и натянув его своими сильными руками, он сказал: - Хорошее оружие. Голос его был как всегда до странного бесстрастным. - С его помощью рамены совершали великие дела в те дни, когда Высокий Лорд Кевин в открытую боролся с Порчей. Что-то в голосе напомнило Кавинанту, что Стражи Крови были живыми людьми, которые более чем два тысячелетия не знали женщин. Затем, под влиянием странного порыва, Баннор напряг мышцы, и шнурок порвался. Слегка пожав плечами, он бросил обрывки на мертвого креша. Его движение несло в себе законченность порицания. Не взглянув на корда Грейс, он сошел с гребня холма, чтобы сесть верхом на ранихина, избравшего его. 19. ВЫБОР КОЛЬЦЕНОСЦА Корд Руста известил Протхолла о том, что, согласно традиции раменов, убитые преследователи ранихинов оставлены стервятникам. Рамены не желали оказывать честь крешам или оскорблять землю, закапывая их, а сжечь трупы означало подвергнуть равнины угрозе степного пожара. Поэтому всадники смогут отдыхать, как только лошади окажутся вне досягаемости запаха смерти. Корд повел отряд снова на юг и, пройдя примерно лигу, остановился, убедившись, что ночной ветер не донесет тревожного запаха до животных. Отряд разбил лагерь. Кавинант спал беспокойно, просыпаясь то и дело с таким ощущением, будто ему в живот упирается наконечник копья. И когда наступил рассвет, он ощутил внутри такую пустоту, словно провел всю ночь в попытках нанести ответный удар голоду. И когда его нос снова почувствовал притягательный запах ядовитой аманибхавам, глаза наполнились слезами, словно его ударили. Он сомневался, что сможет еще долго оставаться на ногах. Но ответа, которого он ждал, он так и не получил. Он не находил в себе никакого озарения, и зеленый узор Мшистого Леса на его платье казался непонятным. Верный инстинкт подсказывал ему, что он сможет найти то, чего ему не хватало, лишь только если останется голоден. Когда его попутчики поели и были готовы к походу, он по инерции забрался на Дьюру и двинулся вперед вместе со всеми. Время от времени по щекам у него текли слезы, но он не плакал. Он чувствовал себя переполненным страстью, но не мог выплеснуть ее. Проказа не позволяла ему сделать это. Словно в противоположность холодному пеплу его настроения, день был приветливый, полный яркого, безоблачного солнца и теплого южного ветра, глубокого неба и невысоких холмов. Вскоре отряд полностью подчинился чарам равнин - величественных и суровых, украшенных гордыми стадами ранихинов. Время от времени могучие лошади проносились мимо рысью или галопом, посматривая на всадников со смешинками в глазах и окликая их звучными криками. Их вид прибавлял скорости бегу кордов, и, когда утро закончилось, Грейс и Фью запели вместе: Беги, ранихин, скачи галопом, играй, Ешь и пей, и поигрывай блеском кожи. Ты - костный мозг земли. Никакими уздами, никаким подчинением Не будешь оскорблен ты, Никакие когти или клыки Не останутся безнаказанными. Ни одна капля крови ранихина Не упадет напрасно: Она вылечит траву. Мы - рамены, рожденные служить. Майнфролы ухаживают, корды защищают, Винхоумы заботятся об очаге и постели,
в начало наверх
Когда мы уходим, наши ноги Не уносят отсюда наши сердца. Копыта, вырастающие из травы, И звезды во лбу - Цвет и аромат земли: Царственный ранихин. Скачи галопом, беги - Мы служим хвосту неба и гриве мира. Услышав эту песню, ранихины начали резвиться вокруг отряда, и бег их был таким легким и стремительным, словно земля волнами подкатывала им под ноги. Пьеттен зашевелился на руках у великана и на некоторое время стряхнул с себя дневной сон, чтобы посмотреть на ранихинов пустыми глазами, в которых вдруг появилось нечто, похожее на тоску. Протхолл и Морэм сидели, расслабившись, словно в первый раз после того, как покинули Ревлстон, они почувствовали себя в безопасности. И слезы бежали по лицу Кавинанта как по опаляемой солнцем сухой стене. Жара смущала его. Голова, казалось, готова была взорваться, и это ощущение вынудило его представить себе, что его поместили на какую-то ненадежную высоту, а внизу огромные волны хищной травы огрызались, пытаясь схватить его за пятки, словно волки. Но седло из клинго удерживало его на спине Дьюры. Через некоторое время он погрузился в дремоту, в которой танцевал, плакал и занимался любовью по приказу кого-то, кто насмешливо управлял им, словно марионеткой. Когда он проснулся, была уже середина дня, и почти весь горизонт занимали горы. Дела у отряда шли хорошо. Лошади мчались с такой скоростью, словно равнины давали им больше энергии, чем они могли вместить. На мгновение Кавинант представил себе Мэнхоум, где, вероятно, ошибочное и бесполезное уважение к его обручальному кольцу приведет к тому, что его представят ранихинам как будущего наездника одного из них. Безусловно, это было одной из причин, побуждавшей Протхолла посетить Равнины Ра до приближения к горе Грома. Воздать честь Юр-Лорду, Кольценосцу. Ах, проклятье! Он попытался представить себя верхом на ранихине, но его воображение не смогло совершить такого скачка. Более чем что-либо другое, кроме Анделейна, огромные опасные лошади, обладавшие земной силой, выражали сущность Страны. А Джоан объезжала лошадей. По какой-то причине от этой мысли у него защипало в носу, и он попытался удержать слезы, изо всех сил сомкнув челюсти. Остальную часть дня Кавинант провел осматривая горы. Они вырастали медленно и верно. Изгибаясь на юго-запад и северо-запад, горная цепь была не столь высока, как горы позади подкаменья Мифиль, но она была зазубренной и неровной, словно самые высокие вершины были раздроблены на мелкие осколки, чтобы соединить их и сделать непроходимыми. Кавинант не знал, что находится за этими горами, и не хотел знать. Их неприступность каким-то странным образом успокаивала его, словно они являлись преградой между ним и чем-то таким, на что он не смог бы смотреть. Солнце уже садилось на западе, когда всадники добрались до обрывистого подножия горной гряды. Во время последнего подъема солнце окрасило им спину в оранжевый и розовый тона, и в этом свете они въехали на широкое и ровное плато у подножия скалы. Здесь наконец они увидели Мэнхоум. Нижняя часть лицевой стороны скалы на последние двести пятьдесят или триста футов наклонялась под острым углом внутрь вдоль широкого полуовального фасада, образуя пещеру, наподобие глубокой вертикальной чаши в скале. В глубине этой чаши, будучи укрытыми от ненастья и все же находясь на открытом воздухе, стояли скрепленные обручами палатки раменов. Впереди всех, но все еще под прикрытием скалы, находилась общая палатка, где рамены жгли костры, готовили пищу, собирались, чтобы поговорить, потанцевать или спеть вместе, когда они не были заняты. Все вместе это выглядело довольно сурово, словно поколениям раменов не удалось найти для себя уюта в камне, ибо Мэнхоум был всего лишь центром, отправной точкой, откуда этот кочевой народ отправлялся в свои скитания по равнинам. Встречать приближающийся отряд собралось около семидесяти раменов. Почти все они были винхоумами, молодыми и старыми, но были здесь и другие, кто просто нуждался в покое и безопасности. В отличие от кордов и майнфролов, у них не было боевых шнурков. Но Гибкая была там, и она легким шагом вышла вместе с тремя другими раменами встречать отряд. Было сразу заметно, что эти трое тоже были майнфролами, на них были такие же венки из желтых цветов, как и у Гибкой, и шнурки они тоже носили в волосах, а не на поясе. Отряд остановился, и Протхолл спешился перед майнфролами. Он поклонился им в манере раменов, и они в ответ приветствовали его. - Добро пожаловать еще раз, Лорды издалека, - сказала Гибкая. - Привет вам, Кольценосец и великие Лорды, великан и Стражи Крови. Добро пожаловать к очагу Мэнхоума. Увидев ее салют, винхоумы устремились вперед из-под прикрытия скалы. Слезая с лошадей, всадники встречали приветствия улыбающихся винхоумов с небольшими венками из сплетенных цветов. Жестами ритуальной величавости они надели эти венки на запястья своих гостей. Кавинант слез с Дьюры и увидел сияющую девочку - рамена лет пятнадцати-шестнадцати - стоявшую перед ним. У нее были чудесные темные волосы, падавшие на плечи, и мягкие большие карие глаза. Она не улыбалась - казалось, она благоговела, приветствуя самого Кольценосца, Носящего Белое Золото. Протянув руки, она осторожно надела ему на запястье венок из цветов. Их запах вызвал у него головокружение, и он покачнулся. Венок был сплетен из аманибхавама. Его запах жег обоняние, словно кислота, вызывая такой голод, что, казалось, он сейчас упадет. Он был не в состоянии остановить слезы, покатившиеся из глаз. С торжественным выражением лица девочка-винхоум подняла руки и прикоснулась к слезинкам на его щеках, словно это были драгоценности. Позади него ранихины Стражей Крови галопом уносились на просторы равнин. Корды уводили лошадей, чтобы те могли отдохнуть, а тем временем на площадке собиралось все больше раменов, услышавших новость о прибытии отряда. Но Кавинант не отрывал глаз от девочки, смотрел на нее так, словно она была чем-то съедобным. Наконец она ответила на его взгляд, сказав: - Я - винхоум Веселая. Скоро я буду знать достаточно, чтобы перейти в корды. Поколебавшись мгновение, она добавила: - Я должна буду прислуживать вам, пока вы будете гостить здесь. Когда он промолчал, она поспешно сказала: - Если я вам не понравилась, то другие тоже будут счастливы прислуживать вам. Кавинант еще некоторое время молчал, призывая на помощь бесполезную ярость. Но потом он собрался с силами для окончательного вердикта. - Я ни в чем не нуждаюсь. Не трогайте меня. Эти слова обожгли ему горло. Почувствовав прикосновение чьей-то руки к плечу, он обернулся и увидел великана. Он смотрел на Кавинанта сверху вниз, но его слова были обращены к Веселой, на лице которой отразилась боль, вызванная отказом Кавинанта. - Не грусти, маленькая винхоум, - пробормотал великан. - Кавинант Кольценосец испытывает нас. Эти слова идут у него не от сердца. Винхоум Веселая благодарно улыбнулась великану, потом сказала с внезапной дерзостью: - Не такая уж я и маленькая, великан. Тебя обманывает мой рост. Я почти достигла кординга. Казалось, всего мгновение потребовалось, чтобы великан понял ее шутку. Потом его жесткая борода дернулась и он внезапно залился смехом. Его веселье все возрастало, эхом отражалось от скалы над Мэнхоумом, пока, наконец, сама гора, казалось, не заразилась его ликованием, и этот заразительный смех распространился повсюду, так что каждый, услышав его, начинал смеяться, не понимая причины своего смеха. Морестранственник хохотал долго, словно выбрасывая вместе с дыханием осколки своей души. Но Кавинант отвернулся, не в состоянии вынести громогласную тяжесть юмора великана. - Проклятье! - прорычал он. - Адское пламя! Что вы со мной делаете? - Он так и не принял никакого решения, и теперь его способность к самоотрицанию, казалось, была на исходе. Поэтому когда Веселая предложила проводить его к отведенному ему месту на пиршестве, организованном винхоумами, он молча последовал за ней. Она вывела его из-под тяжелой нависшей скалы на открытое пространство к горевшему костру. Большая часть отряда уже вошла в Мэнхоум. Кроме центрального, было еще два костра, и рамены разделили отряд на три группы: Стражи Крови сели вокруг одного костра, Кеан и его четырнадцать подчиненных - вокруг второго, а в центре рамены поместили Протхолла, Морэма, великана, Ллауру, Пьеттена и Кавинанта, а также майнфролов. Кавинант позволил усадить себя по-турецки на гладкий каменный пол напротив Протхолла, Морэма и великана. Трое майнфролов расположились рядом с Лордами, а Гибкая села возле Кавинанта. Остальные места в круге заняли корды, вернувшиеся с равнин вместе со своими учителями-майнфролами. Большинство винхоумов сновало вокруг, а также возле очагов внутри пещеры, по одному из них стояло за спиной у каждого из гостей, чтобы прислуживать им. Винхоум Веселая стояла возле Кавинанта, тихо напевая что-то, что напомнило ему другую песню, когда-то слышанную: Красота мира произрастает В душе Создателя, словно цветок... Вдыхая дымок дерева и запахи пищи, Кавинант подумал, что смог бы, наверное, ощутить чистый, травяной аромат Веселой. Когда он неуклюже уселся на каменный пол, последние лучи заходящего солнца окрасили каменную крышу в оранжевый и золотой цвета, словно эффектное прощание. Потом солнце скрылось. Ночь сошла на равнины. Единственным источником света в Мэнхоуме остались костры. Воздух был полон бормотания голосов, словно горный ветерок, полный аромата ранихинов. Но пища, которой так боялся Кавинант, не была подана сразу. Сначала корды исполнили танец. Трое из них танцевали внутри круга, в котором сидел Кавинант. Они плясали вокруг огня, совершая высокие прыжки и напевая веселую песню под аккомпанемент винхоумов, отбивавших ладонями сложный ритм. Плавное скольжение их тел, внезапные повороты, темный оттенок кожи танцоров делали их похожими на бьющийся пульс равнин. Время от времени они принимали такие позы, чтобы свет костров бросал на стены и потолок тени в форме лошадей. Иногда танцоры оказывались в достаточной близости от Кавинанта, чтобы он смог разобрать слова песни: Копыта, вырастающие из травы, И звезды на лбу - Цвет и аромат земли: Царственный ранихин, Скачи галопом, беги - Мы служим хвосту неба и гриве мира. Эти слова и танец заставили Кавинанта почувствовать, что они выражают какое-то таинственное знание, какую-то способность видеть то, что необходимо было видеть и ему. Это ощущение внушило ему отвращение, он с трудом оторвал взгляд от танцующих и стал смотреть на пылающие угли костра. Когда танец закончился, он продолжал смотреть в сердце огня взглядом, полным неясного смятения. Потом винхоумы принесли к кострам еду и питье. Используя вместо тарелок широкие листья, они поставили перед гостями тушеное мясо и дикий картофель. Блюда были приправлены редкими травами, которые рамены часто использовали для приготовления пищи, и вскоре пир целиком захватил всех членов отряда. В течение долгого времени единственными звуками в Мэнхоуме были голоса прислуги и звуки пережевываемой пищи. В разгар пиршества Кавинант сидел словно чахлое дерево. Он не реагировал ни на что, предлагаемое ему Веселой. Он смотрел в огонь - одно полено в костре горело красным огнем, похожим на ночной цвет его кольца. Мысленно он проводил самоосмотр, обследуя свои конечности от начала до конца. Его сердце ныло в убеждении, что он вот-вот обнаружит какое-то в высшей степени неожиданное пятно проказы. Он выглядел так, словно увядал на корню. Через некоторое время люди снова заговорили. Протхолл и Морэм отдали свои листья-тарелки обратно и вновь обратили внимание к майнфролам. Кавинанту были слышны отдельные отрывки их разговора. Они говорили о нем - о том послании, которое он доставил Лордам, о роли, которую он играл в судьбе Страны. Их физический комфорт странно контрастировал с
в начало наверх
серьезностью их слов. Рядом с ним великан описывал беду, случившуюся с Ллаурой и Пьеттеном, одному из майнфролов. Кавинант смотрел в огонь. Ему не надо было смотреть вниз, чтобы увидеть кровавую перемену, происшедшую с кольцом, - он ощущал радиацию зла, исходившую от металла. Он прикрыл кольцо другой рукой и задрожал. Каменный потолок, казалось, нависал над ним, словно жестокое крыло откровения, ожидающее момента его беспомощности, чтобы ударить по незащищенной шее. И он был, к тому же, безобразно голоден. - Я схожу с ума, - пробормотал он. Винхоум Веселая уговаривала его поесть, но Кавинант не реагировал. Сидевший напротив него Протхолл объяснял цель похода. Майнфролы неуверенно слушали, словно им трудно было усмотреть связь между далеким злом и Равнинами Ра. Поэтому Высокий Лорд рассказал им, что произошло в Анделейне. Пьеттен пустым рассеянным взглядом смотрел в ночь, словно с нетерпением ждал восхода луны. Рядом с ним Ллаура тихо разговаривала с кордами, благодаря за гостеприимство раменов. Великан подробно описывал тот ужас, который случился с двумя оставшимися в живых обитателями вудхелвена Парящий, его лоб напрягся от усилий и сдерживаемых эмоций. Пламя сияло, словно дверь, за которой подстерегает страшная опасность. Шея Кавинанта ныла от напряжения, а глаза смотрели невидящим взглядом. Зеленые пятна его одежды как бы предупреждающе отмечали: гадкий, грязный прокаженный... Он уже заканчивал свой мысленный самоосмотр. Позади него была невозможность поверить в реальность Страны. А перед ним была невозможность поверить в ее нереальность. Винхоум Веселая внезапно вошла в круг и встала перед ним, держа руки на бедрах, с горящими глазами. Она стояла слегка расставив ноги, так что ему были видны кровавые огненные угли в просвете между ними. Он посмотрел на нее. - Вы должны поесть, - сердито сказала она. - Вы и так уже наполовину мертвый. Плечи ее были расправлены, и ткань платья на груди туго натянулась. Она напомнила ему Лену. Протхолл в это время говорил: - Он не рассказал нам всего, что произошло на праздновании. Нападение на духов не было предотвращено - и все же мы верим, что он как-то сражался с юр-вайлами. Его попутчица винила и себя, и его в том зле, которое произошло во время танца. Кавинант дрожал. Как Лена, подумал он. Лена? Тьма набросилась на него, царапая когтями головокружения. Лена?.. На миг он потерял способность видеть от заслонившей глаза черной воды и грохота. Потом он вскочил на ноги. Он сделал это с Леной - сделал это? Отодвинув с пути Веселую в сторону, он прыгнул к огню. Лена! Размахивая посохом, он накинулся на пламя. Но победить память он не мог, избавиться от нее было не в его силах. Искры и угли полетели во все стороны. Он сделал это с ней! Потрясая изуродованным кулаком в сторону Протхолла, он крикнул: - Она не права! Я не мог помочь им! - Он думал: "Лена! Я... Что я наделал? Я - прокаженный!" Люди вокруг него вскочили на ноги. Морэм быстро шагнул вперед и предостерегающе поднял руку. - Спокойнее, Кавинант, - сказал он. - В чем дело? Мы - гости. Но несмотря на протест, Кавинант знал, что Этиаран была права. Перед его глазами снова проходили эпизоды битвы у вудхелвена Парящий, когда он сам убивал и наивно думал, что быть убийцей - это что-то новое для него, что-то беспрецедентное. Он стал им еще раньше, в нем это было с самого начала его сна, с самого начала. Его интуиция подсказывала ему, что не было никакой разницы между тем, что юр-вайлы сделали с духами, и тем, что он сделал с Леной. Он служил Лорду Фаулу с самого первого дня своего пребывания в Стране. - Нет! - прошипел он так, словно его варили в кипящем котле. - Нет, я больше не стану этого делать. Я не собираюсь больше быть жертвой. - Противоречие в его словах яростью потрясло его, словно он мысленно воскликнул: Я изнасиловал ее! Я, вонючий поганый ублюдок!. Он чувствовал себя таким слабым, словно понимание того, что он сделал, разрушило его кости. Морэм настойчиво повторил: - Неверящий! В чем дело? - Нет! - ответил Кавинант. - Нет! Он попытался кричать, но голос звучал глухо и еле слышно. - Я не буду... Теперь терпеть это. Это неправильно. Я хочу жить! Слышите? - Кто ты? - прошипела сквозь зубы майнфрол Гибкая. Быстро встряхнув головой и молниеносно взметнув руку вверх, она сорвала шнурок с волос и привела его в боевую готовность. Протхолл схватил ее за руку. В его старческом голосе слышались властность и мольба. - Прости, майнфрол. Тебе не понять этого. Он - повелитель Дикой Магии, которая разрушает мир. Мы должны простить. - Простить? - почти крикнул Кавинант. Ноги его подкосились, но он не упал. Баннор подхватил его. - Нет, вы никогда не сможете меня простить. - Ты просишь наказать тебя? - недоверчиво спросил Морэм. - Что же ты сделал? - Прошу? - Кавинант напрягал все свои силы, чтобы вспомнить что-то. Что-то чрезвычайно необходимое. Потом ему это удалось. Теперь он знал, что ему следовало делать. - Нет. Позовите ранихинов. - Что? - негодующе огрызнулась Гибкая. И все рамены эхом подхватили протест. - Ранихинов! Позовите их! - Ты сумасшедший? Осторожнее, Кольценосец. Мы - рамены. Мы не зовем их - мы служим. Они приходят тогда, когда хотят. Слишком много ты на себя берешь. И они никогда не приходят ночью. - Зовите, я вам говорю! Я! Зовите их! Что-то в его ужасной требовательности смутило ее. Она колебалась, глядя на него со смешанным выражением гнева, протеста и неожиданного сострадания, потом развернулась и вышла из-под навеса. Поддерживаемый Баннором, Кавинант заковылял вслед за ней. Отряд и рамены потянулись за ним подобно следу, остающемуся в кильватере корабля, - следу ужасной ярости. Позади кровавая луна только что показалась над скалой, и отдаленные равнины, видимые за пределами горных подножий перед Мэнхоумом, уже были омыты алым светом. Этот кровавый поток, казалось, проник в саму структуру земли Страны. Майнфрол Гибкая шла сквозь ночь, направляясь к равнинам, пока наконец не остановилась на площадке у дальнего края Мэнхоума. Кавинант стоял и смотрел на нее. Слабым, но решительным движением он освободился от поддержки Баннора и остался стоять один, словно поврежденный галеон, выброшенный на берег и оставшийся там после отлива, занесенный на невозможную высоту среди рифов. Потом, двигаясь как деревянный, он подошел к Гибкой. Кровавый отблеск луны лежал перед ним, словно мертвое море, и тянул его, становясь все ярче вместе с тем, как всходила луна. Его кольцо холодно тлело. Он чувствовал себя так, словно был магнитом. Земля и небо были одинакового алого цвета, и он шел, будто магнитный полюс, на котором сосредоточилась красная ночь - он и его кольцо, сила, которая вынуждена была осквернить этот прилив. Вскоре он уже стоял в центре открытой площадки. Собравшиеся вокруг были словно отделены от него невидимым занавесом тишины. Впереди него майнфрол Гибкая протянула руки, словно подзывая к себе тьму. Внезапно она издала пронзительный крик. - Келенбрабанал марушин! Рушин хайнин кленко лирринарунал! Ранихин Келенбрабанал! Потом она свистнула один раз. Этот свист эхом отозвался от скалы, словно визг. В течение долгого времени на площадке стояла тишина. Вызывающей походкой Гибкая прошествовала назад в Мэнхоум. Проходя мимо Кавинанта, она резко произнесла: - Я вызвала. Потом она оставила его, и он очутился один на один с луной. Но вскоре раздался топот копыт. Огромные лошади пожирали расстояние. Звук был столь мощным в ночной тишине, что казалось - сами горы катятся к Мэнхоуму. Ранихинов было много - несколько десятков. Кавинант усилием воли заставил себя удерживаться на ногах. Его сердце, казалось, слишком ослабело, чтобы биться дальше. Едва ли он замечал молчаливую тревогу раменов. Затем внешний край площадки, казалось, приподнялся, и волна ранихинов ворвалась на открытое пространство - почти сотня лошадей неслась плечом к плечу прямо на Кавинанта, словно стена. Возглас изумления и восхищения вырвался у раменов. Мало кто из старейших майнфролов когда-либо видел сразу так много ранихинов. А Кавинант чувствовал, что видит саму гордую плоть Страны. Он боялся, что они затопчут его. Но стена обогнула его слева так, что в итоге он оказался в кольце ранихинов. С развевающимися гривами и хвостами, со звездами во лбу, они заслонили собой весь мир. Топот их копыт ревел у Кавинанта в ушах. Их кольцо сжималось все плотнее. Их рвущаяся наружу сила вызывала в нем страх, заставляя крутиться на месте, словно он пытался увидеть их всех одновременно. Сердце бешено колотилось в груди. Он не успевал поворачиваться с такой скоростью, чтобы видеть их всех. Это усилие заставило его споткнуться и упасть на колени. Но в следующее мгновение он снова поднялся, встав так, чтобы оказаться против направления вращения кольца, и его лицо исказилось, будто в крике - сам крик затерялся в громе копыт ранихинов. Раскинув руки, он словно оперся о противостоящие стены. Медленно и мучительно, переминаясь с ноги на ногу и роя землю копытами, ранихины остановились. Они смотрели на Кавинанта. Глаза их вращались, у некоторых на губах была пена. Сначала Кавинант не понял их волнения. Внезапно раздался крик майнфролов. Кавинант узнал голос Ллауры. Повернувшись, он увидел, что Пьеттен бежит к лошадям, а Ллаура едва не успевает за ним и с каждым шагом все больше отстает. Ребенок застал всех врасплох, все смотрели на Кавинанта. Теперь Пьеттен уже добрался до круга и протиснулся между ногами ранихинов, беспокойно рывших землю. Казалось неизбежным, что его растопчут. Его голова была по размеру не больше, чем копыто ранихина, а эти копыта находились в беспрерывном движении. Воспользовавшись удобным моментом, Кавинант инстинктивно прыгнул вперед и выхватил Пьеттена из-под копыт одного из коней. Но его рука, лишенная половины пальцев, не смогла удержать мальчика, и Пьеттен вырвался от него. Мгновенно вскочив на ноги, он бросился на Кавинанта и ударил его изо всех сил. - Они ненавидят тебя! - бушевал он. - Уходи! Свет луны упал на площадку, выделил ее среди окружающих гор. В алом сиянии маленькое личико Пьеттена выглядело как пустыня. Ребенок продолжал молотить по нему кулаками, но Кавинант поднял его с земли и обеими руками прижал к себе. Удерживая Пьеттена таким образом, он смотрел на ранихинов. Теперь он понял. Прежде он слишком старательно избегал их, чтобы заметить, как они реагируют на него. Они не угрожали ему. Этим огромным животным он внушал ужас. Только ужас. Глаза их сторонились его лица, и они роняли вокруг себя хлопья пены. Мышцы ног и груди дрожали. Тем не менее они словно в агонии приближались к нему. Древняя традиция нарушалась. Вместо того, чтобы выбрать себе седока, они подчинялись его выбору. Импульсивным движением Кавинант освободил левую руку и взмахнул холодным красным кольцом перед одним из ранихинов. Тот вздрогнул, изогнув шею, словно увидал перед собой змею, но не сошел с места. Кавинант снова прижал Пьеттена обеими руками. Сопротивление ребенка теперь ослабло настолько, словно он подвергся медленному удушению. Но Неверящий продолжал сжимать его изо всех сил. Шатаясь, словно он не мог восстановить равновесие, он диким взглядом смотрел на ранихинов. Но он уже принял решение. Он видел, что ранихины узнали его кольцо. - Слушайте, - крикнул он, прижимая Пьеттена к себе, голосом, хриплым, как дыхание. - Слушайте! Я заключаю с вами сделку. Поймите правильно. Проклятье! Поймите правильно. Сделку. Слушайте! Я не могу этого выносить... Я распадаюсь на части. На части. - Он еще крепче прижал Пьеттена. - Я вижу... Вижу, что происходит с вами. Вы боитесь. Вы думаете, что я... Хорошо. Вы свободны. Мне не нужен никто из вас. Ранихины со страхом смотрели на него.
в начало наверх
- Но вы должны что-то сделать для меня. Вы должны уступить мне! - Этот крик отнял у него почти все силы. - Вы... Страна... - он задыхался, в его голосе слышалась мольба. - Дайте мне жить! Не просите слишком много. Но он знал, что в ответ на его слова ему от них было нужно нечто большее, чем готовность вытерпеть его неверие. - Слушайте, слушайте! Если вы мне понадобитесь, то будет лучше, если вы явитесь. Чтобы мне не приходилось становиться героем. Поймите правильно. Глаза его слепили слезы, но он не плакал. - И... Вот еще что... Еще одно... Лена... Лена! Девушка. Она живет в подкаменье Мифиль. Дочь Трелла и Этиаран. Я хочу... Я хочу, чтобы кто-то из вас направился к ней. Сегодня ночью. И каждый год. В последнее полнолуние перед серединой весны. Ранихины - это... Это то, о чем она мечтает. Он смахнул слезы и увидел, что ранихины смотрят на него так, точно понимают все, что он пытается сказать. - А теперь идите, - прошептал он. - Пожалейте меня. С внезапным могучим и единодушным ржанием все ранихины встали вокруг него на дыбы, ударив копытами воздух над его головой, словно давая обещание. Потом они развернулись с облегченным фырканьем и понеслись прочь от Мэнхоума. Лунный свет, казалось, не касался их. Они упали за край площадки и исчезли, словно сама земля приняла их в свои объятия. Ллаура почти сразу же оказалась рядом с Кавинантом. Она медленно высвободила из его рук Пьеттена и посмотрела на него долгим взглядом, понять который он не мог, потом отвернулась. Он пошел за ней, едва волоча ноги, словно перегруженный обломками самого себя. Он слышал удивленные голоса раменов. Удивление их было так велико, что в его поступке они не увидели ничего обидного. Он был вне их и слышал, как они говорили: - Они почтили его ржанием. Но ему было все равно. Он был болен от чувства, что ничем не овладел, ничего не доказал, ничего не решил. Лорд Морэм подошел к нему. Кавинант не поднял на него взгляда, но услышал неподдельное удивление в голосе Лорда, когда тот сказал: - Ах, Лорд! Подобная честь еще не оказывалась простому смертному - будь то мужчина или женщина. Многие приходили на равнины и были предложены ранихинам - и получали отказ. А когда была предложена Лорд Тамаранта, моя мать, пять ранихинов выбрали ее - пять! Это была высочайшая честь. Но о подобном мы никогда не слышали. Ты отказал им? Отказал? - Отказал, - тяжело вздохнув, простонал Кавинант. - Они ненавидят меня. Он прошел мимо Морэма в глубину Мэнхоума. Двигаясь нетвердыми шагами, как корабль с разбитым килем, он направился к ближайшему костру, где готовилась еда. Рамены уступали ему дорогу и смотрели вслед с благоговением. Ему было все равно. Подойдя к костру, он схватил первое, что попалось под руку. Мясо выскользнуло из его больных пальцев. Тогда он зажал мясо в левой руке и жадно принялся за еду. Он ничего не замечал вокруг, почти не пережевывал мясо и, едва проглотив один кусок, тут же запихивал в рот следующий. Потом ему захотелось пить. Он оглянулся вокруг, увидел великана, стоявшего неподалеку с бутылью "глотка алмазов", до смешного миниатюрной в его огромной руке. Кавинант забрал у него бутылку и залпом осушил ее. Потом он некоторое время стоял не двигаясь, ожидая воздействия напитка. Оно последовало быстро. Вскоре его голову начал заполнять туман. В ушах зазвенело, словно звуки Мэнхоума доносились со дна колодца. Он знал, что скоро его сознание отключится, и очень хотел этого, но прежде чем это случилось, боль в груди заставила его сказать: - Великан, я... Мне нужны друзья. - А почему ты считаешь, что их у тебя нет? Кавинант закрыл глаза, и перед его взором предстало все, что он сделал в Стране. - Не будь наивным. - Тогда - значит, ты все же веришь в нашу реальность. - Что? - Кавинант словно цеплялся за смысл сказанных великаном слов руками, на которых не было пальцев. - Ведь ты думаешь, что мы не сможем простить тебя, - пояснил Морестранственник. - А кто простил бы тебя с большей готовностью, чем твой собственный сон? - Нет, - сказал Неверящий. - Сны никогда не прощают. Потом он перестал видеть свет костра и доброе лицо великана, погрузившись в забытье. 20. ПОИСК НАДЕЖДЫ Он вздрагивал, блуждая во сне, в ожидании ночных кошмаров, но их не было. Сквозь туманные подъемы и падения ночных скитаний, словно даже вне его чувств, он оставался настороже по отношению к Стране - ощущал, что за ним наблюдают издали. Взгляд этот был обеспокоенным и доброжелательным и напоминал ему того старого нищего, который заставил его прочитать эссе о фундаментальном вопросе этики. Проснувшись, он обнаружил, что Мэнхоум уже ярко освещен лучами солнца. Темный потолок пещеры был почти не виден, но свет, отражавшийся от пола, казалось, рассеивал гнетущий вес камня. Лучи солнца проникали в Мэнхоум достаточно глубоко, чтобы Кавинант мог определить, что проснулся ровно в полдень теплого, уже почти летнего дня. Он лежал возле дальней стены пещеры в полной тишине. Рядом с ним сидел великан. Кавинант на мгновение снова закрыл глаза. Он вспомнил, что пережил вызов ранихинов. И у него было смутное чувство, что его сделка действительно вступила в силу. Подняв веки, он спросил так, словно только что восстал из мертвых: - Сколько времени я спал? - Здравствуй и добро пожаловать, мой друг, - ответил великан. - Судя по тебе, мой "глоток алмазов" стал слабее. Ты проспал всего лишь ночь и утро. С удовольствием потянувшись, Кавинант сказал: - Наверное, дело в привычке. Я так часто делаю это, что... стал уже почти нечувствителен к нему. - Нечувствительность - редкое умение, - усмехнулся Морестранственник. - Я бы так не сказал. Среди нас прокаженных гораздо больше, чем тебе кажется. Он внезапно нахмурился, словно поймал себя на непроизвольном нарушении своей заранее предрешенной выдержанности. И, чтобы его не восприняли всерьез, добавил мрачным тоном: - При этом я более широко толкую это слово... Но его попытка пошутить только озадачила великана. Спустя несколько мгновений тот медленно спросил: - А другие... Прокаженный - слово неподходящее. Оно слишком короткое для обозначения таких, как ты. Мне не знакомо это слово, но мои уши не слышат в нем ничего, кроме жестокости. Кавинант сел на своем ложе и отбросил одеяло. - На самом деле это не так уж и жестоко. - Предмет разговора, казалось, внушал ему стыд. Пока он говорил об этом, он не мог смотреть в лицо великану. - Это либо бессмысленная случайность, либо полнейшая закономерность. И если бы это было жестоко, то оно случалось бы чаще. - Чаще? - Конечно же. Если бы проказа была актом жестокости - Создателя или кого-то еще, - она не была бы столь редка. Зачем довольствоваться несколькими тысячами несчастных жертв, если можно иметь несколько миллионов? - Случайность? - пробормотал великан. - Друг мой, ты смущаешь меня, говоря об этом с такой поспешностью. Возможно, в твоем мире Создатель может противопоставить Презренному лишь ограниченную силу. - Возможно. Но я думаю, мой мир живет совсем не по тем же законам, как у этого. - Но, тем не менее: ты сказал - разве не так? - что прокаженные есть везде. - Это было шуткой. Или метафорой. - Кавинант сделал еще одну попытку превратить свой сарказм в юмор. - Я никогда не видел разницы между этими понятиями. Великан долго смотрел на него, потом спросил осторожно: - Мой друг, ты шутишь? Кавинант встретил взгляд великана зловещей усмешкой. - Кажется, нет. Но не беспокойся об этом. - Кавинант решил, что пора бы прекратить этот разговор. - Неплохо было бы поесть чего-нибудь. Я голоден. К его облегчению, великан тихонько засмеялся. - Ах, Томас Кавинант, ты помнишь, наверное, наше путешествие по реке в Твердыню Лордов? Наверное, в моей серьезности есть что-то такое, что возбуждает аппетит. Протянув руку куда-то в сторону, он достал поднос с хлебом, сыром и фруктами, а также с флягой вина. Пока Кавинант поглощал пищу, он продолжал тихо посмеиваться. Насытившись, Кавинант решил наконец-то оглядеться вокруг. И испытал настоящее потрясение, обнаружив, что пещера была обильно украшена цветами. Гирлянды и букеты лежали повсюду, словно за ночь каждый рамен вырастил сад, изобилующий белыми цветами и зеленью. Белое и зеленое смягчало суровую обстановку Мэнхоума, создавая впечатление, что камни покрыты прекрасным ковром. - Ты удивлен? - спросил великан. - Эти цветы - в твою честь. Многие рамены собирали их всю ночь. Ты тронул сердца ранихинов, а рамены - не бездушны, хоть и не отличаются благодарностью. Их посетило чудо - пятьдесят ранихинов предложили себя одному человеку. Я думаю, что подобным ранихины не почтили бы даже сам Анделейн. Поэтому они выказали тебе ту честь, какая оказалась им по силам. А раньше, до Осквернения, они могли бы оказать тебе куда более запоминающуюся честь. - Честь? - эхом отозвался Кавинант. Великан уселся поудобнее и сказал, словно начиная длинное повествование: - Я знаю об этом лишь по словам других, потому что сам не видел, какой была Страна до Осквернения. Тогда рамены могли бы выказать такую честь, которая запомнилась бы тебе надолго. В те времена все было гораздо прекраснее, но даже у Лордов не нашлось бы такой красоты, которая сравнилась бы с великим искусством раменов. Оно называлось костяной скульптурой - анундивьен йаджна на языке древних Лордов. Из скелетов, очищенных на Равнинах Ра стервятниками и временем, рамены изготавливали фигурки редкого правдоподобия и красоты. В их руках - и под властью их песен - кости сгибались и становились мягкими, как глина, принимая самые причудливые очертания, так что из белой сердцевины ушедшей жизни рамены делали эмблемы для живых. Сам я никогда не видел этих фигурок, но память о них жива еще среди великанов. В лишениях и бедствованиях, за долгие поколения голода, скитаний и бездомности, принесенных ранихинам и раменам Осквернением, искусство костяной скульптуры было утрачено. Голос его становился все тише, но спустя миг он громко запел: Камень и море крепко связаны с жизнью... Тишина уважительного внимания окружила его. Несколько винхоумов остановились рядом с ним, чтобы послушать. Немного спустя один из них махнул рукой в сторону площадки перед входом в Мэнхоум, и Кавинант, переведя туда взгляд, увидел Гибкую, быстро пересекающую открытое место. Ее сопровождал Лорд Морэм верхом на красивом чалом ранихине. Это зрелище порадовало Кавинанта. Он допил вино и отсалютовал Морэму. - Да, - сказал Морестранственник, заметив взгляд Кавинанта, - много событий произошло этим утром. Высокий Лорд Протхолл предпочел не предлагать себя, сказав, что его старые кости будут более к лицу лошадке поменьше, имея в виду, как мне кажется, что опасается, как бы его старые кости не оскорбили ранихинов. Но он напрасно недооценивает свои силы. Кавинант почувствовал в глазах великана какой-то намек. - Однако он все же собирается после окончания похода сложить свои полномочия - если, конечно, этот поход закончится для него удачно, - сказал он Морестранственнику. В глазах великана появилась улыбка, - Это пророчество? Кавинант пожал плечами. - Ты знаешь это не хуже меня. Он слишком много думает о том, что ему не удалось овладеть Учением Кевина. Он считает себя неудачником, и будет по-прежнему думать так, даже если ему удастся вернуть Посох Закона. - Это и в самом деле пророчество.
в начало наверх
- Не смейся, - внутренне Кавинант понимал, что его знание исходит из того факта, что Протхолл отказался быть выбранным ранихином. - Лучше расскажи мне о Морэме. Великан с готовностью отозвался: - Лорд Морэм, сын Вариоля, был выбран сегодня ранихином Хайнерил, который раньше был скакуном Тамаранты, жены Вариоля. Великие лошади вспоминают о ней с уважением. Рамены говорят, что никогда прежде один ранихин не выбирал себе второго седока после смерти первого. Воистину, на Равнины Ра пришло время чудес. - Чудеса, - пробормотал Кавинант. Ему не хотелось вспоминать о страхе, с которым смотрели на него все ранихины. Он заглянул во флягу, словно ее пустота могла оказаться обманчивой. Одна из винхоумов, заметив его жест, заспешила к нему с кувшином. Кавинант узнал Веселую. Она приближалась к нему среди цветов, затем остановилась. Когда она заметила, что он видит ее, то опустила глаза. - Я хотела бы наполнить вашу флягу, - сказала она, - но не знаю, как это сделать так, чтобы не обидеть вас. А вы принимаете меня почти за ребенка. Кавинант состроил гримасу, глядя на нее, - она была для него словно живым упреком, и он весь внутренне сжался. С усилием, сделавшим его голос холодным и официальным, он сказал: - Забудь о том, что было прошлой ночью. Это была не твоя вина. Неуклюжим движением он протянул ей флягу. Она подошла ближе и стала трясущимися руками наполнять ее. После этого он отчетливо произнес: - Спасибо. Она несколько мгновений дико смотрела на него, затем ее лицо смягчилось, и она улыбнулась. Ее улыбка напомнила ему о Лене. Через силу, как если бы она была лишней ношей, от которой он добровольно отказался освободиться, Кавинант указал ей на место рядом с собой. Скрестив ноги, Веселая села возле его ложа, сияя от счастья и чести, оказанной ей Кольценосцем. Кавинант попытался придумать для нее какие-нибудь слова, но прежде чем ему удалось сделать это он увидел вохафта Кеана, входящего под свод Мэнхоума. Кеан шел прямо к нему тяжелой походкой, словно преодолевая силу взгляда Кавинанта, но когда приблизился к Неверящему, то колебался лишь мгновение, прежде чем задать вопрос: - Мы беспокоились за тебя. Жизнь нуждается в питании. С тобой все в порядке? - В порядке? - Кавинант почувствовал, что вторая фляга вина начала оказывать на него воздействие. - Ты разве сам не видишь? Я вот по тебе вижу, что ты здоров, как дуб. - Для нас ты закрыт, - сказал Кеан бесстрастно, но в то же время и неодобрительно. - То, что мы видим, - это не ты. Двусмысленность этого высказывания, казалось, должна была вызвать у Кавинанта сарказм, но он сдержался. Пожав плечами, он сказал: - Как видишь, я ем, - словно не хотел претендовать на такой избыток здоровья. Кеана, казалось, такой ответ вполне устроил. Он кивнул, слегка поклонился и вышел. Глядя ему вслед, винхоум Веселая прошептала: - Он не любит тебя? В ее голосе слышался страх перед дерзостью и глупостью вохафта. Казалось, она спрашивала, как он осмелился с ним так обращаться, словно происшедшее прошлой ночью с Кавинантом возвело его в ее глазах в ранг ранихина. - Для этого у него есть достаточно серьезные основания, - уныло ответил Кавинант. Винхоум Веселая выглядела растерянной. Она спросила быстро, словно пыталась узнать что-то запретное: - Потому что ты "прокаженный"? Он видел, насколько это серьезно для нее, но чувствовал, что уже слишком много говорил о прокаженных. Подобный разговор компрометировал его сделку. - Нет, - сказал он. - Просто он считает меня неприятным. Услышав это, она нахмурилась, словно подозревая его в нечестности, и долго глядела в пол, словно пытаясь использовать силу камня, чтобы измерить его двуличность. Потом встала и снова наполнила до краев флягу Кавинанта. Отвернувшись, она тихо сказала: - Ты все же считаешь меня ребенком. Когда она шла прочь от него, бедра ее раскачивались вызывающе и пугающе, словно она полагала, что рискует своей жизнью, обращаясь столь вызывающе с Кольценосцем. Он смотрел ей вслед и удивлялся гордости людей, которые посвятили свои жизни служению другим, и их внутреннему миру, который сделал правду столь труднопереносимой. Потом он перевел свой взгляд с Веселой на внешний край Мэнхоума, где под ярким солнечным светом стояли Морэм и Гибкая. Они стояли лицом друг к другу - каштаново-коричневая женщина и мужчина в голубой накидке - и спорили так, словно это был спор между землей и небом. Ветер доносил до него обрывки разговора: - Я сделаю это, - настаивала она. - Нет, послушай меня, - отвечал Морэм. - Он не хочет этого. Ты только причинишь ему страдание, и себе тоже. Кавинант с беспокойством смотрел на них из прохладной темноты пещеры. Большой, словно руль, нос Морэма придавал ему вид человека, который смотрит на вещи прямо, и Кавинант чувствовал уверенность, что он действительно не хочет того, против чего возражал Морэм. Спор вскоре закончился. Майнфрол оставила Морэма и пошла в нишу Мэнхоума. Она приблизилась к Кавинанту и в высшей степени удивила его, упав перед ним на колени и прикоснувшись лбом к камню. Не поднимая головы и опираясь о пол ладонями, она сказала: - Я - твой слуга. Ты - Кольценосец, повелитель ранихинов. Кавинант смотрел на нее, разинув рот. Он не понимал ее - в своем удивлении он не мог представить себе чувство настолько сильное, чтобы заставить ее так низко склониться. На лице его внезапно появилось выражение стыда. - Мне не надо слуг, - проскрежетал он. Но потом увидел Морэма, беспомощно хмурящегося позади Гибкой. Он сдержался и продолжил уже мягче: - Я не достоин чести такого служения. - Нет, - сказала она волевым тоном. - Я сама видела, как ранихины почтили тебя ржанием. Кавинант ощущал себя пойманным в ловушку. Казалось, не было способа заставить ее прекратить унижаться. Он долго жил без такта и уважения, но обещал себе сдерживаться, потому что уже во время путешествия из подкаменья Мифиль ощутил последствия его согласия на то, чтобы люди Страны обращались с ним как с каким-то мифическим героем. С усилием он хрипло ответил: - Но, тем не менее, я не привык к такому. В моем мире... я всего лишь маленький человек. Ваше уважение доставляет мне неудобство. Морэм тихо с облегчением вздохнул, а Гибкая подняла голову и с удивлением спросила: - Разве это возможно? Разве может существовать такой мир, где вы не относились бы к числу великих? - Честное слово, - Кавинант сделал большой глоток из фляги. Осторожно, словно опасаясь, что в его словах заключается все же какой-то иной смысл, она поднялась с пола. Откинув голову и тряхнув связанными в пучок волосами, она сказала: - Кавинант Кольценосец, пусть будет так, как ты хочешь. Но мы не забудем о том, что ранихины почтили тебя ржанием. Если мы сможем чем-то помочь тебе, дай нам только знать. Ты можешь приказывать нам все что угодно - если это не идет во вред ранихинам. - Одну услугу, пожалуй, вы могли бы мне оказать, - сказал он, глядя на каменный потолок. - Приютите у себя Ллауру и Пьеттена. Когда он посмотрел на Гибкую, то увидел, что она улыбается. Он свирепо рявкнул: - Она - одна из хииров вудхелвена Парящий. А он - просто ребенок. Они достаточно испытали, чтобы заслужить немного доброты. Морэм мягко перебил его: - Великан уже говорил об этом с майнфролами. Они согласились позаботиться о Ллауре и Пьеттене. Гибкая кивнула. - Выполнять подобные приказы не трудно. Если бы ранихины не были предметом наших забот, большую часть своих дней мы провели бы как во сне. По-прежнему улыбаясь, она оставила Кавинанта и ушла к яркому солнечному свету. Морэм тоже улыбался. - Ты выглядишь теперь гораздо лучше, Юр-Лорд. Как ты себя чувствуешь? Кавинант снова занялся вином. - Кеан уже спрашивал меня об этом. Откуда я знаю? В эти дни я часто не мог даже вспомнить своего имени. Я готов продолжать поход, если тебя интересует именно это. - Хорошо. Мы отправимся в путь как можно скорее. Приятно, конечно, отдыхать здесь, в безопасности, но если мы хотим быть в безопасности и в дальнейшем, мы должны идти. Я скажу Тьювору и Кеану, чтобы они были готовы. Но прежде, чем Лорд ушел, Кавинант сказал: - Постой. Скажи мне одну вещь. Почему мы все же пришли сюда? Ты заполучил ранихина, но мы потеряли четыре или пять дней. Мы могли бы быть сейчас уже за Мшистым Лесом. - У тебя есть желание обсуждать тактику? Мы считаем, что получим преимущество, если пройдем там, где Друл нас не будет ожидать, а также дадим ему время принять меры по поводу поражения у вудхелвена Парящий. Мы надеемся, что он вышлет туда армию. Если мы придем слишком быстро, то армия Друла будет находиться еще возле горы Грома. Кавинанту все это показалось маловажным. - Ты решил заехать сюда задолго до того, как мы были атакованы у вудхелвена Парящий. Ты запланировал это заранее. И я хочу знать - почему? Морэм встретил требовательный взгляд Кавинанта, не дрогнув, но лицо его напряглось, словно он предчувствовал, что его ответ не понравится Кавинанту. - Когда мы составляли план акции в Ревлстоне, я уже предвидел, что визит сюда принесет нам пользу. - Предвидел? - Я обладаю даром предсказания и могу иногда предвидеть. - И что? - Я не ошибся. Кавинант не был готов продолжать расспросы. - Забавно это слышать. - Но в голосе его было не так уж много сарказма, и Морэм рассмеялся. Мгновение спустя он смог сказать уже без горечи: - Я был бы не прочь делать больше добрых прорицаний, но в наше время они слишком редки. Когда Лорд ушел, чтобы заняться подготовкой отряда, великан сказал: - Мой друг, в этом деле для тебя есть надежда. - Предсказание очевидного, - фыркнул Кавинант. - Великан, если бы я был столь же большим и сильным, как ты, для меня всегда была бы надежда. - Почему? Ты полагаешь, что надежда - дитя силы? - А разве нет? Откуда еще может взяться надежда, если не из силы? Будь я проклят, если не прав! Прокаженные несчастны по всему миру. - А какой силы достаточно для надежды? Что же является мерой? - спросил великан совершенно серьезно, чего Кавинант никак не ожидал. - Что? - Мне не нравится то, как ты говоришь о прокаженных. Ценна ли твоя сила, если враг сильнее? - Ты допускаешь существование такого понятия, как "враг". Я полагаю, что это - несколько упрощенный взгляд на вещи. Нет ничего проще, чем обвинить в своих страданиях кого-то другого, врага, но это - еще одна разновидность самоубийства. Нельзя отказаться от ответственности и продолжать при этом жить. - Ага, продолжать жить, - подхватил Морестранственник. - Нет, давай рассуждать дальше, Кавинант. Какой вообще прок от силы, если она - не власть над смертью? Если ты полагаешься на нечто меньшее, то твоя надежда может обмануть тебя. - И что из этого? - Но власть над смертью - это не решение проблемы. Жизнь без смерти быть не может. Кавинанту пришлось признать этот факт. Но он не ожидал от великана подобного умения спорить. Это открытие вызвало у него желание выбраться из пещеры на солнечный свет. - Великан, - пробормотал он, вставая с ложа, - я вот что думаю... - Он почувствовал интенсивность взгляда Морестранственника. - Хорошо. Ты прав. Но скажи мне, откуда, черт побери, берется надежда?
в начало наверх
Великан медленно встал. Он возвышался над Кавинантом, и голова его почти касалась потолка. - Из веры. - Ты слишком долго общался только с людьми и начинаешь спешить. Вера - слишком короткое слово. Что ты имеешь в виду? Великан двинулся вслед за ним между цветами. - Я имею в виду не себя, а Лордов. Послушай, Кавинант, вера - это способ жизни. Они полностью посвятили себя служению Стране. И они принесли клятву мира - приговорили себя к служению великой цели своей жизни только определенными методами, даже к смерти, если она понадобится, но они никогда не подчиняются великой разрушительной страсти, ослепившей Высокого Лорда Кевина и вызвавшей Осквернение. Разве ты поверишь, что Лорд Морэм может когда-нибудь отчаяться? Это - суть Клятвы Мира. Он никогда не сделает чего-либо из того, что бывает от отчаяния, - убийства, осквернения, разрушения. И никогда не поколеблется, ибо его служение Стране, его звание Лорда поддержат его. Служение вызывает служение. - Но то, что ты сказал, - это не надежда, - заметил Кавинант, выходя на залитую солнцем площадку. Яркий свет заставил его опустить голову, и при этом он снова заметил пятна, оставленные мхом на его одежде. Он быстро огляделся. Зелень была расположена среди белых цветов так, что напоминала узор зеленых линий и пятен на его белом парчовом халате. Он подавил стон. Словно изрекая непреложную истину, он сказал: - Все, чего действительно необходимо избегать, - это неизлечимой глупости или неограниченного упрямства. - Нет, - настаивал Морестранственник. - Лорды - не глупцы. Посмотри на Страну. Широким жестом он обвел простиравшуюся перед ними землю, словно ожидая, что Кавинант увидит сразу всю Страну, от края и до края. Взгляд Кавинанта не мог охватить сразу все. Но он смотрел на зеленые просторы равнин, слышал отдаленный свист позывных Стражей Крови ранихинам и ответное ржание тех. Он заметил доброжелательное любопытство винхоумов, вышедших из пещеры, поскольку им было невтерпеж сидеть в Мэнхоуме, где не было ранихинов. Наконец он сказал: - Иначе говоря, надежда происходит из силы того, чему ты служишь, а не из тебя самого. Черт побери, великан, ты, наверное, забыл, кто я такой. - Разве? - Во всяком случае, откуда у тебя такие познания о надежде? Я не вижу у тебя никаких поводов для отчаяния. - Не видишь? - Губы великана улыбались, но глаза оставались серьезными под нависающими бровями, а шрам на лбу напрягся. - Разве ты забыл, что от людей я научился ненавидеть? Разве... но оставим это. Что, если я признаюсь, что служу тебе? Я, Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, великан Прибрежья, посланник своего народа? Кавинант услышал в этом вопросе эхо, словно донесшееся с дальней вырубки и едва слышимое на ветру, и отпрянул. - Не говори загадками, черт возьми. Говори так, чтобы я мог тебя понять. Великан прикоснулся огромным пальцем к груди Кавинанта, словно указывая на одно из пятен на его одежде. - Неверящий, в своих руках ты держишь судьбу всей Страны. Губитель Душ объявил поход против Лордов именно тогда, когда мы обрели надежду отыскать свой Дом. Неужели я должен объяснять, что в твоей власти - спасти нас или бросить на произвол судьбы? - Проклятье! - прошипел Кавинант. - Сколько раз я уже говорил, что я - всего лишь прокаженный? Все это - большая ошибка. Фаул просто разыгрывает всех нас. Великан ответил просто и спокойно: - Тогда неужели для тебя так удивительно узнать, что я думаю о надежде? Кавинант встретил взгляд великана из-под нависающего лба, пересеченного шрамом. Тот смотрел на него так, словно надежда Бездомных была подобна тонущему кораблю, и у Кавинанта все заныло в груди от сознания своей беспомощности и неспособности спасти эту надежду. Но Морестранственник сказал, словно спеша на помощь: - Не тревожься, друг мой. Этот рассказ пока еще слишком короток для того, чтобы кто-то из нас смог предугадать его окончание. Как ты сказал, я провел много времени с вечно спешащими людьми. Мой народ долго смеялся бы, увидев меня - великана, у которого не хватает терпения на длинный рассказ. И у Лордов еще много чего может быть неожиданного для Губителя Душ. Не тревожь свое сердце. Быть может, и ты, и я уже пережили свою долю из тех ужасов, которые нам положены. Кавинант хрипло сказал: - Великан, ты слишком поспешен в суждениях. Способность Морестранственника к мягкости смущала его. Бормоча про себя проклятья, он отвернулся и занялся поисками посоха и ножа. С площадки доносился шум приготовления к походу. Внутри пещеры суетились винхоумы, укладывая в мешки пищу. Отряд готовился к выходу, и он тоже не хотел оставаться в бездействии. Свой посох и нож вместе с ворохом белья он нашел на камне. Все это было разложено среди цветов, словно на витрине. Потом он попросил одного из винхоумов, тотчас пришедшего в неописуемое волнение и восторг, достать ему мыло, зеркало и принести воды. Он чувствовал, что должен побриться. Но едва он установил зеркало в нужное положение и смочил лицо водой, как обнаружил Пьеттена, торжественно стоящего прямо перед ним, а в зеркале ему была видна Ллаура, стоящая позади. Пьеттен смотрел на него так, словно Кавинант был неуловим, подобно духу, а лицо Ллауры казалось напряженным, словно она заставляла себя делать что-то против своей воли. Беспомощным жестом проведя рукой по волосам, она сказала: - Ты просил раменов приютить нас здесь. Кавинант пожал плечами. - Так же, как и Морестранственник. - Почему? В ее вопросе Кавинант уловил целый набор значений. Она не отрывала взгляда от зеркала, а он видел в ее глазах воспоминание о горящем дереве. Он осторожно спросил: - Ты думаешь, что у тебя может появиться шанс отомстить Фаулу? И что ты сможешь этот шанс использовать? - Он посмотрел на Пьеттена. - Оставь это Морэму и Протхоллу. Ты можешь в этом положиться на них. - Конечно, - выражение ее лица не хуже слов говорило о том, что не доверять Лордам она не может. - Тогда займись делом, которое у тебя есть. Здесь Пьеттен. Подумай о том, что с ним может случиться - нечто худшее, чем то, что вы уже пережили. Ему нужна забота. Пьеттен зевнул, словно ему давно было пора спать, и сказал: - Они ненавидят тебя. Голос его был столь же бесстрастным, как голос палача. - Как? - вызывающе отозвалась Ллаура. - Разве ты не видел, как он себя ведет? Не видел, как он не спит по ночам? Как его глаза пожирают луну? Не видел его пристрастия к вкусу крови? Он не ребенок. Он уже не ребенок. Она говорила так, будто она произносила слова, не имевшие никакого значения. - Это предательство, облеченное в форму ребенка. Как я могу заботиться о нем? Кавинант снова смочил лицо и стал намыливаться. Спиной он чувствовал присутствие Ллауры, особенно когда намыливал подбородок. Наконец он пробормотал: - Попробуй сделать это с помощью ранихинов. Он их любит. Когда Ллаура нагнулась, чтобы взять Пьеттена за руку и увести его, Кавинант вздохнул и поднес к подбородку нож. Рука его была нетвердой, перед глазами мелькали видения того, как он ранит себя. Но лезвие скользило по коже так гладко, словно помнило о том, что Этиаран отказалась нанести ему удар. К тому времени, когда с бритьем было покончено, отряд уже собрался. Кавинант поспешил присоединиться к всадникам, словно опасаясь, что отряд уйдет без него. Последняя проверка - и вскоре Кавинант стоял возле Дьюры. Состояние лошадей удивило его. Все они блестели ухоженными боками и выглядели такими сытыми и отдохнувшими, словно рамены ухаживали за ними еще с весны. Некоторые скакуны Дозора, наиболее изможденные, теперь рыли землю копытами и весело потряхивали гривами. Весь отряд, казалось, забыл о том, куда он направляется. Все воины дружно смеялись. Старый Биринайр что-то кудахтал и бранился по поводу того, как рамены обращались с его прутьями лиллианрилл. Он держал себя с раменами как с испорченными детьми, и это, казалось, доставляло ему такое удовольствие, которого он не мог скрыть даже под своим величием. Морэм сидел на Хайнерил, широко улыбаясь. А Высокий Лорд Протхолл стоял, расслабившись, рядом со своей лошадью, словно провел в безопасности несколько лет. Только Стражи Крови, уже сидевшие верхом на своих ранихинах, оставались невозмутимыми. Веселое настроение отряда встревожило Кавинанта как скрытая угроза. Он понимал, что она частично происходит от спокойствия и расслабленности. Но он также был уверен, что она вызвана и его встречей с ранихинами. Как и рамены, воины находились под глубоким впечатлением, их желание видеть в нем нового Берека получило новый импульс. Повелитель Белого Золота проявил себя как могущественная и значительная фигура. - Ранихины были в ужасе! - твердил он себе. - Они увидели на мне отпечатки рук Фаула и пришли в ужас. Но в слух он не протестовал. Он обещал быть терпимым в обмен на свое выживание. Несмотря на молчаливую нечестность, он позволял своим товарищам верить в то, во что им хотелось верить, но внешне он оставался спокойным. Пока всадники смеялись и шутили, перед ними возникла майнфрол Гибкая в сопровождении нескольких других майнфролов и большой группы кордов. Когда внимание отряда было отдано ей, она сказала: - Лорды просили помощи раменов в их битве против Ядовитого Клыка-Терзателя. Рамены служат ранихинам. Мы не покидаем Равнины Ра. Такова жизнь. И это хорошо - нам ничего больше не нужно до самого конца, кроме того, чтобы вся земля была Анделейном и люди и ранихины жили вместе в мире, без волков или голода. Но мы должны помочь врагам Ядовитого Клыка тем, что в наших силах. И мы это сделаем. Я пойду с вами. Мои корды пойдут с вами, если захотят. По пути мы будем заботиться о ваших лошадях. И когда вы оставите их, чтобы начать поиск укрытия Ядовитого Клыка в земле, мы их сохраним. Лорды, примите это предложение как честь друзей и верность союзников. Тотчас же корды Хон, Хью, Грейс и Руста сделали шаг вперед и объявили о своей готовности последовать за майнфрол Гибкой. Протхолл поклонился Гибкой в манере раменов. - Услуга, которую вы предлагаете, велика. Мы знаем, что ваши сердца принадлежат ранихинам. Как друзья, мы отказались бы от этой чести, если бы, как союзники, не находились в столь затруднительном положении. Злой рок этого времени обязывает нас принимать любую помощь. Добро пожаловать в наши ряды. Ваше мастерство охотников сделает более безопасным наш путь. Мы надеемся, что сможем вернуть вам эту честь, если останемся в живых после похода. - Убейте Ядовитого Клыка, - сказала Гибкая. - Этим вы окажете нам честь, которую мы не забудем до конца дней. Она поклонилась Протхоллу, и все собравшиеся рамены последовали ее примеру. Затем Высокий Лорд обратился к своим товарищам. Минуту спустя отряд, снаряженный на поиски Посоха Закона, был готов отправиться в путь. Отряд бодрым галопом отъехал от Мэнхоума, словно в селении раменов они нашли неисчерпаемый источник мужества. 21. УЩЕЛЬЕ ПРЕДАТЕЛЯ Они пересекали равнины, двигаясь в северном направлении, и настроение было хорошим. По дороге не встретилось никаких опасностей или их признаков. И ранихины сказали по траве будто живые символы земли. Великан рассказывал веселые истории, словно желая показать, что его дурное настроение прошло. Кеан и его воины реагировали на рассказы жестами и веселыми замечаниями. А рамены развлекались и показывали примеры охотничьего мастерства. На привал остановились уже поздней ночью, словно бросив вызов обезображенной луне. А во вторую ночь отряд разбил лагерь на южном берегу Роумсиджа. Рано утром следующего дня они пересекли поток и повернули на северо-восток по широкой дороге между Роумсиджем и Мшистым Лесом. К середине полудня они добрались до восточной оконечности леса. Отсюда Роумсидж, северная граница равнин, поворачивала почти прямо на восток, а отряд направился на северо-восток, удаляясь от Мшистого Леса и от Равнин Ра.
в начало наверх
Этой ночью они заночевали на краю суровой, недружелюбной местности, где не было жилищ людей и куда лишь изредка заглядывали путешественники. Весь район к северу от них был изрезан, покрыт шрамами и темнел, словно древнее поле битвы, огромное поле, на котором все погибло от слишком обильного количества крови. Чахлая трава, кривые низкорослые деревца и несколько кустиков алианты лишь подчеркивали пустынность этого пейзажа. Отряд находился точно к югу от горы Грома. По мере того как отряд разворачивался на юго-восток, Морэм рассказал Кавинанту кое-что об этой пустыне. Она простиралась на восток до Землепровала и являлась естественным плацдармом для армий Лорда Фаула во времена древних войн. От водопада реки Лендрайдер до горы Гнома простиралась открытая местность вдоль огромного обрыва Землепровала. Орды, выходящие из Яслей Фаула, могли подняться во многих местах, чтобы перенести сражения на верхнюю землю, поэтому во всех войнах Страны против Презренного первые великие битвы проходили на этой истерзанной равнине. Поколение за поколением защитники сражались, чтобы остановить Лорда Фаула у Землепровала, но им это не удавалось, поскольку они не могли перекрыть все пути наверх с Испорченных Равнин и Сарангрейвской Зыби. Потом армии Лорда Фаула шли на запад вдоль реки Мифиль и углублялись в Центральные Равнины. В последней войне, прежде чем Кевин Расточитель Страны был наконец доведен до того, чтобы совершить Ритуал Осквернения, Лорд Фаул прорвался сквозь сердце Центральных Равнин и повернул на север, чтобы вынудить Лордов на их последнюю битву у Кураш Пленетор, теперь называемую Тротгардом. Всадники притихли, словно ощущая давление тысяч смертей. Для поддержки они обратились к песням, в которых несколько раз возвращались к легенде о Береке Полуруком и об Огненных Львах горы Грома. В этой пустыне Берек когда-то сражался, переживая смерть своих друзей и утрату в битве нескольких пальцев. Здесь его охватило отчаяние, и он бежал к склонам Грейвин Френдор, к пику Огненных Львов. И там он нашел земную дружбу и земную силу. Это была успокаивающая песня, и всадники пели ее припев вместе, словно хотели, чтобы она превратилась в действительность для них самих. Берек! Друг земли! Для тебя Страна силу дарит, любя Всех погибших сынов своих; Не исчезнет память о них... Надевай ты кольцо и иди - От напасти Страну исцели, Уничтожь в ней все горе и зло, Чтобы снова в мире было светло! Им необходимо было утешение; мрачное, изуродованное и измученное поле битвы, казалось, говорило о том, что победа Берека была всего лишь иллюзией, что вся его дружба с землей и Посох Закона, поколения Лордов, его могущественные труды и труды его последователей - ничто по сравнению с таким количеством жухлой травы, обугленного камня и пыли, что истинная история Страны была написана здесь, на поверхности голой почвы и камня, простирающихся могильной россыпью от Равнин Ра до горы Грома, от Анделейна до Землепровала. Атмосфера этих мест привела в волнение великана. Он торопился рядом с Кавинантом так, словно пытался скрыть свою поспешность и подавить желание перейти на бег. И он непрерывно говорил, стараясь поднять настроение потоком историй, легенд и песен. Сначала его попытки доставляли всадникам удовольствие, действовали на них подобно драгоценным ягодам. Но все же отряд находился на пути к холодным темным владениям Друла Каменного Червя, затаившегося, подобно яду, в катакомбах горы Грома. На исходе третьего дня после пересечения Роумсиджа Кавинант почувствовал, что он тонет в разговорах великана, а голоса воинов, когда они пели, были скорее улюлюкающими, чем уверенными, словно свист в безжалостной ночи. С помощью раменов Протхолл нашел самый короткий путь через суровую местность. Поздно вечером на четвертый день, когда растущая луна взошла высоко в ночном небе, отряд устало разбил лагерь недалеко от края того гигантского эскарпа, который назывался Землепровалом. Проснувшись на рассвете, Кавинант едва подавил желание пойти и посмотреть с огромной скалы. Ему хотелось заглянуть вниз и хотя бы мельком увидеть Нижнюю Страну и Испорченные Равнины, которые постоянно упоминал великан. Но он не собирался подвергать себя нападению неведомых врагов и боялся головокружения. Хрупкая стабильность его сделки противилась добровольному риску. Поэтому он остался в лагере, в то время как большая часть его товарищей отправилась осматривать Землепровал. Но позже, когда отряд снова ехал на север в такой близости от края, что до него можно было добросить камень, он попросил Лорда Морэма рассказать ему об этой огромном обрыве. - Ах, Землепровал, - спокойно ответил Морэм. - Существует поверье, не имеющее обоснования даже в древнейших легендах, будто излом Землепровала появился в результате святотатства, похоронившего под корнями горы Грома чудовищные яды. В катаклизме, потрясшем само ее сердце, земля вздыбилась от отвращения ко злу, которое ее заставили носить в себе. И сила этого негодования отделила Верхнюю Страну от Нижней, подняла ее к небу, так что эта скала вздымается из глубин от гор Южной Гряды, мимо водопада реки Лендрайдер, прямо через гору Грома и еще по меньшей мере на полтысячи лиг среди снегов Северных Вершин, которые даже не нанесены на карту. Его высота в разных местах разная. Но он рассекает поперек всю Страну и не позволяет нам забыть о себе. Неровный голос Лорда только обострил тревогу Кавинанта. По мере того как отряд продвигался вперед, он не сводил взгляда с западного горизонта, надеясь, что пустыня, словно якорь, удержит его от инстинктивного страха перед высотой. Незадолго до полудня погода изменилась. С севера внезапно налетел резкий ветер, щетинящийся мрачными, сверхъестественными ассоциациями. В несколько минут все небо затянули черные тучи. Воздух распорола молния; словно раскалывающиеся валуны, грохотал гром. Затем из разверзнувшегося неба, словно в пароксизме ярости, хлынул дождь - ударил с такой свирепой силой, как будто хотел затопить все вокруг. Лошади опустили головы, вздрагивая всем телом. Потоки воды барабанили всадников, которые в миг промокли до нитки и ослепли. Майнфрол Гибкая послала своих кордов вперед на разведку, чтобы отряд не угодил в пропасть. Протхолл поднял вверх посох с горящим на конце ярким огнем, который стал ориентиром для остальных. Они сбились вместе, и Стражи Крови расположили ранихинов вокруг них, чтобы в случае нападения принять на себя основную тяжесть удара. В белых всполохах молний огонь Протхолла казался тусклым и слабым, и гром, оглушительно грохотавший над ними, словно надрывался от смеха при виде подобной глупости. Кавинант низко пригнулся к спине Дьюры, испуганный молниями и небом, которое превратилось в каменный свод, сотрясаемый громом. Он не мог видеть кордов и не знал, что происходит вокруг него, он все время боялся, что следующий шаг Дьюры будет шагом в пропасть. И не отрывал глаз от факела Протхолла, словно это была единственная возможность не заблудиться. Мастерство и упорство раменов очень помогали отряду, и он постепенно приближался к горе Грома. Их передвижение было похоже на блуждание во взбесившихся небесах. Всадники могли ориентироваться лишь по тому, что они постоянно углублялись в эпицентр бури. Ветер швырял водяные брызги в лицо с такой силой, что, казалось, выхлестнет глаза или вырвет щеки. Холодные потоки, струившиеся по телу, постепенно парализовали людей, словно холод смерти. Но они продолжали двигаться вперед, словно пытаясь пробить лбами каменную стену. В течение двух дней они продвигались вперед, чувствуя, как их тела разваливаются на куски под натиском дождя. Они не могли отличить дня от ночи, не знали ничего, кроме непрерывно ревущего, тяжелого, жестокого, неумолимого шторма. Они ехали до полного изнеможения, отдыхали, стоя по колено в воде и грязи, ухватившись за поводья лошадей, ели размокшую, разваливающуюся на куски пищу, подогретую на огне лиллианрилл, который Биринайру с большим трудом удавалось поддерживать, перекликались, чтобы проверить, не потерялся ли кто-то, - и ехали снова, пока усталость опять не заставляла делать остановку. Временами они чувствовали, что только голубое пламя Протхолла поддерживает их моральный дух. Затем Лорд Морэм принялся объезжать весь отряд. В мертвенно-бледном свете молний его лицо, залитое водой, напоминало тонущий поврежденный корабль, но он подъезжал к каждому и кричал сквозь завывания ветра, сквозь неистовство грома: - Друл... Шторм... Шлет на нас! Но он ошибается! Главная сила... проходит... на запад! Мужайтесь! Предсказания... за нас! Кавинант слишком устал и замерз, чтобы отвечать. Но в словах Морэма он слышал настоящую храбрость. Когда отряд снова двинулся вперед, он постарался приблизиться к огню Протхолла, словно пытаясь заглянуть в тайное. Борьба продолжалась, и тот миг, когда она казалась уже непереносимой, давно прошел. С течением времени само понятие терпение стало абстракцией - простое слово, слишком неосязаемое, чтобы нести в себе убеждение. Неистовство шторма превратило людей просто в дрожащую плоть, едва способную сидеть на лошадях. Но огонь Протхолла по-прежнему горел. С каждой его новой вспышкой Кавинант начинал двигаться. Ему не хотелось уже ничего - только бы получить возможность лечь в грязь. Но огонь Протхолла все горел. Он был подобен узам, сковывающим всадников, тащившим их вперед. В грозящих безумием потоках Кавинант не отрывал взгляда от огня, словно эти узы были драгоценными. Затем они пересекли некую границу. Это произошло так внезапно, как если бы стена, на которую они кидались как пойманные в ловушку титаны, вдруг упала в грязь. Еще десять спотыкающихся шагов - и они оказались в залитом солнцем полудне. Позади еще слышалось буйство шторма, постепенно удаляясь. Вокруг повсюду виднелись следы потопа - многочисленные озерки, потоки бурлящей воды и болота, густая грязь наподобие той, что остается на поле битвы. А перед ними высилась огромная безжизненная вершина горы Грома - Грейвин Френдор, пик Огненных Львов. В течение долгого времени она приковывала их внимание, подобно воплощению тишины - мрачной, зловещей и величественной, подобно частице обнаженного сердца земли. Пик находился к северу и немного к западу от них. Выше, чем Смотровая Кевина над Верхней Страной, он, казалось, стоял на коленях на краю Сарангрейвской Зыби, положив локти на плато и держа голову высоко над скалой, устремляясь к небу со странным выражением гордости и мольбы. И он возвышался на двенадцать тысяч футов над Теснистым Протоком, воды которого текли на восток от его подножия. Суровые скалы, образующие вершину, были лишены какой-либо растительности и ничем не защищены от бурь и снегопадов. Не утруждая себя деревьями или травой, они вместо этого являли миру голые, расколотые на куски огромные валуны, некоторые черные как обсидиан, а остальные - серые как пепел скального огня, словно камень горы был слишком плотным, слишком заряженным силой, чтобы носить на себе какое-либо проявление хрупкой жизни. Там, глубоко в громадной груди Страны, была цель похода: Кирил Френдор, сердце горы Грома. Они находились в десяти лигах от пика, но расстояние казалось обманчивым. Пик уже доминировал на северном горизонте, противопоставляя себя излому Землепровала, словно неотвратимое требование. Гора Грома! Здесь Берек Полурукий познал великое откровение. Здесь отряд, снаряженный за Посохом Закона, надеялся вновь обрести будущее для Страны, и здесь Томас Кавинант искал освобождение от своего сна. Отряд смотрел на скалу, словно она исследовала их сердца, задавала им вопросы, на которые они не могли ответить. Затем Кеан улыбнулся свирепой улыбкой и сказал: - По крайней мере, теперь мы достаточно чисто вымыты для того, чтобы заняться этим делом. Это неуместное замечание нарушило транс, овладевший всадниками. Несколько воинов разразились смехом, словно освобождаясь от напряжения последних дней, а большинство остальных улыбнулись, предоставляя Друлу или другому врагу возможность поверить в то, что буря ослабила их. Рамены, едва стоявшие на ногах от измождения (ведь все это время они шли пешком, отыскивая дорогу сквозь потоки воды), тоже рассмеялись, хотя до конца не поняли юмора. Только великан никак не прореагировал. Глаза его были прикованы к горе Грома, и брови нависали над ними, словно защищали их от чего-то чересчур яркого или горячего. Отряду удалось отыскать относительно сухой холмик, на котором можно было отдохнуть и поесть, а также покормить лошадей. Великан рассеянно последовал за остальными. Пока все устраивались, он стоял в стороне и смотрел на гору так, словно читал секреты в ее многочисленных расселинах и утесах. Потом он тихо запел: И поэтому теперь мы - Бездомные, Лишенные корней, и родных,
в начало наверх
И знакомых. За сокровенной тайной нашего счастья Мы правили свои паруса, Чтобы проплыть обратно, Но ветры судьбы дули Не так, как мы хотели, И земля за морем была потеряна... Высокий Лорд Протхолл позволил отряду отдыхать столько, сколько считал относительно безопасным на открытом месте. Затем они снова двинулись в путь и шли до конца полудня, прижимаясь к Землепровалу, словно это была их последняя надежда. Еще до бури Кавинант узнал, что единственным известным входом в катакомбы горы Грома был вход через западную оконечность Соулсиз - Ущелье Предателя, скалистую утробу, поглощавшую реку, чтобы затем снова выплюнуть ее с восточной стороны на нижнюю землю, превращенную скрытыми бурными глубинами в Теснистый Проток - поток, серый от тины и отбросов вайтварренов, поэтому Протхолл всю надежду возлагал на приближение с юго-востока. Он считал, что добравшись до горы Грома с южной стороны и двигаясь к Ущелью Предателя с востока, отряд подберется незамеченным и неожиданно подойдет к западному входу в ущелье. Рисковать он не собирался. Грейвин Френдор грозно возвышался своей громадой на фоне неба и, казалось, уже навис, склонившись над отрядом, будто сам пик был наклонен так, как того желала злоба Друла. Он побуждал усталых раменов проявить все свое умение, чтобы выбрать путь вдоль Землепровала. И отряд продолжал идти вперед до самого захода солнца. Протхолл все это время ехал, устало сгорбившись в седле, наклонив голову, словно готовя шею под удар топора, казалось, все его силы ушли на то, чтобы провести отряд сквозь шторм. Когда он говорил, голос его дребезжал от старости. На следующее утро солнце взошло на сером небе, словно прорезав в нем рану. Серые тучи нависли над землей, и ветер словно стон падал со склонов горы Грома. Вода в лужицах на пустыре стала застойной, словно земля отказывалась впитать влагу, оставляя ее гнить на поверхности. Садясь на коней, всадники услышали низкий рокот, похожий на бой барабанов глубоко в камне. Всем телом ощущалась какая-то дрожь. Это был пульс готовившейся войны. Высокий Лорд ответил так, словно это был вызов. - Меленкурион! - отчетливо воскликнул он. - Вставайте, защитники Страны! Я слышу барабаны земли! Это великое дело нашего времени! Он вскочил на коня, взмахнул голубой мантией. Вохафт Кеан ответил приветствием: - Да здравствует Высокий Лорд Протхолл! Мы с радостью следуем за тобой! Плечи Протхолла распрямились. Его лошадь навострила уши, подняла голову и сделала несколько шагов, встав на дыбы так же величественно, как ранихин. Ранихины весело фыркнули при виде этого, и отряд бодро поскакал за Протхоллом, словно дух древних Лордов мчался вместе с ними. Путь к склонам горы Грома они проделали под несмолкаемый приглушенный рокот барабанов. Пока они искали путь через плотные каменные завалы, окружавшие гору, гулкий подземный звук сопровождал их подобно испарениям злобы. Но когда они начали подниматься по одному по неровным склонам пика, они забыли про барабаны. Им пришлось сосредоточить все внимание на подъеме. Подножие горы было подобно бугристой каменной мантии, которую гора Грома сбросила со своих плеч в давно минувшие времена, и путь на запад через склоны был тяжелым. Время от времени всадникам приходилось слезать с лошадей и вести их на поводу вниз по коварным склонам или через серые нагромождения беспорядочно наваленных пепельных камней. Сложность местности делала их продвижение медленным, несмотря на то, что рамены прилагали все усилия, чтобы провести их наиболее легким путем. Пик, казалось, грозно наклонился над ними, словно наблюдая за их жалкими усилиями. А с возвышающихся утесов на них опускался знобящий ветер, холодный, как сама зима. В полдень Протхолл остановился в глубоком овраге, проходившем вдоль склона горы словно разрез. Здесь отряд отдохнул и подкрепился. При каждой остановке барабаны становились слышны отчетливее, а холодный ветер, казалось, с новой силой бросался на них со скал. Они сидели в прямых лучах солнца и не могли унять дрожи - кто от холода, кто от звуков барабанов. Во время привала Морэм подошел к Кавинанту и предложил вместе подняться немного вверх по оврагу. Кавинант кивнул, будучи рад хоть чем-то заняться. Он последовал за Лордом вверх по кривому дну оврага, и вскоре они оказались у пролома в его западной стене. Морэм вошел в пролом, и когда Кавинант присоединился к Лорду, перед ними открылся широкий, неожиданный вид на Анделейн. С высоты пролома, между каменными стенами, ему показалось, что смотрит на Анделейн из окна в горе Грома. Вдоль всего западного горизонта лежали горы, и от их красоты у него перехватило дыхание. Он жадно смотрел туда с таким чувством, словно на миг прикоснулся к вечности. Буйное, чистое здоровье Анделейна сияло словно страна звезд, несмотря на серые небеса и монотонный воинственный рокот. Он ощутил странное желание не прерывать это состояние транса, но мгновение спустя его легкие потребовали воздуха. - Вот она, Страна, - прошептал Морэм. - Мрачная, могущественная гора Грома над нами, самые темные яды и тайны земли находятся в катакомбах у нас под ногами. Позади - поле битв. Внизу - Сарангрейвская Зыбь. А там - бесценный Анделейн, красота жизни. Да, это сердце Страны. Он стоял в благоговении, словно ощущал присутствие здесь Вечности. Кавинант смотрел на него. - Значит, ты привел меня сюда, чтобы убедить, что за это стоит сражаться, - его рот искривился от горького привкуса стыда. - Ты что-то хочешь от меня - какой-то декларации преданности, прежде чем нам придется встретиться лицом к лицу с Друлом. Убитые им пещерники отягощали его память чем-то тяжелым и холодным. - Конечно, - ответил Лорд. - Но это не я, а сама Страна просит тебя о преданности. Потом он с силой прибавил: - Смотри, Томас Кавинант. Смотри. Смотри и слушай барабаны. И слушай меня. Это сердце Страны. Это не дом Презренного. Ему не место здесь. О, он жаждет власти над этим, но дом его в Яслях Фаула - не здесь. У него нет ни глубины, ни твердости, ни красоты, чтобы иметь право на это место, и когда ему надо что-то сделать здесь, он это делает через юр-вайлов или пещерников. Понимаешь? - Понимаю, - Кавинант посмотрел в глаза Лорду. - Я уже заключил сделку - принял свою "клятву мира", если так вам больше нравится. Я не собираюсь больше убивать. - Свою "клятву мира"? - эхом отозвался Морэм, выразив в этом вопросе целую гамму чувств. Постепенно в его голосе возникла угроза. - Что ж, тогда ты должен простить меня. Во времена несчастий иногда Лорды ведут себя странно. Он прошел мимо Кавинанта и начал спускаться по оврагу вниз. Кавинант еще некоторое время оставался у пролома, глядя вслед Морэму. Он заметил косвенный намек Лорда на Кевина, но терялся в догадках, какую связь видел Морэм между ним и Расточителем Страны. Неужели Лорд считал, что он способен на такую степень отчаяния? Бормоча себе под нос, Кавинант вернулся к отряду. В глазах воинов он видел оценивающий взгляд. Они пытались догадаться, что произошло между ним и Лордом Морэмом. Но ему было безразлично, какие предзнаменования они видели в нем. Когда отряд двинулся дальше, он повел Дьюру вверх по оврагу, не замечая сползающих камешков, то и дело падающих ему на руки и колени и оставляющих на них опасные царапины. Он думал о праздновании весны, о битве у парящего Вудхелвена, о Ллауре, Пьеттене, Этиаран и безымянном Освободившемся, о Лене, Триоке и женщине-воине, погибшей, защищая его. Думая, он пытался внушить себе, что его сделка была чем-то неприкосновенным. Он был недостаточно зол, чтобы снова рисковать и вступить в битву. К полудню отряд все еще с трудом продвигался по тяжелому пути, медленно поднимаясь вверх в западном направлении. Пункта их назначения еще не было видно. Даже когда солнце было уже совсем низко, а рев воды стал ясно различимым аккомпанементом к подземному бою барабанов, ущелья все еще не было видно. Но потом они вошли в отвесную скрытую лощину в склоне горы. Отсюда в скалу под углом уходила щель, слишком узкая для лошадей, через которую был слышен огрызающийся поток. В лощине всадники оставили лошадей под присмотр кордов. Дальше они пошли пешком вдоль трещины, поворачивавшей в гору и вскоре обрывавшейся на скале не более чем в ста футах прямо над Ущельем Предателя. Барабанов больше не было слышно, шум реки заглушал все остальные звуки, так что им приходилось почти кричать. Стены пропасти были высокими и гладкими и заслоняли горизонт с обеих сторон. Но сквозь водяную пыль, накрывавшую их, словно туман, они могли видеть само ущелье - тесный каменный канал, стиснувший реку так, что она, казалось, готова была закричать, и дикую, белую с огненными барашками воду, бурлившую так, словно она боролась против своего же собственного бега. На расстоянии примерно одной лиги к западу река корчилась, вливалась в ущелье, а затем уходила в недра горы, словно всасываемая в бездну. Заходящее солнце висело у горизонта над ущельем словно кровавый шар в свинцовом небе, и в его свете возникали огненные тени, отбрасываемые несколькими отважными деревьями, прилепившимися на краю пропасти, как будто они пустили корни по какому-то принуждению или по обязанности. Но в самом Ущелье Предателя не росло ничего, здесь была только водяная пыль, гладкие каменные стены и терзаемая вода. Ее рев оглушил Кавинанта, а мокрый от брызг камень, казалось, готов был выскользнуть из-под ног. На мгновение скалы закружились у него перед глазами, он почувствовал, что утроба горы Грома с жадностью смотрит на него. Он отшатнулся от края и, прижавшись спиной к камню, с трудом перевел дыхание. Вокруг него все пришло в движение. Он услышал удивленные и испуганные крики воинов у края ущелья, приглушенное завывание великана. Но он не двигался. Прижавшись к стене, он ждал, пока у него перестанут дрожать колени и пройдет ощущение того, что опора выскальзывает из-под ног. Лишь после этого он пошел выяснить, что все-таки вызвало волнение. При этом он одной рукой держался за стену, а другой - за плечи своих товарищей. Между Кавинантом и скалой бушевал великан. Двое Стражей Крови повисли у него на руках, а он колотил их о стены щели, хищно вопя: - Отпустите меня! Отпустите... Я хочу их! - словно хотел прыгнуть вниз, в ущелье. - Нет! - Протхолл внезапно встал перед великаном. Восковые лучи солнца затенили его лицо, обрисовав его силуэт на фоне сияния. Он стоял, широко раскинув руки и зажав в одной из них посох. Он был стар и в три раза меньше великана. Но оранжево-красное пламя, казалось, увеличило его фигуру, сделало выше, величественнее. - Горбрат! Возьми себя в руки! Именем Семи! Ты бредишь? Услышав это, Морестранственник отбросил Стражей Крови. Он схватил Протхолла за одежду, поднял Высокого Лорда в воздух и прижал его к стене. Задыхаясь, словно от ярости, он кричал прямо в лицо Протхоллу: - Я брежу? Ты что, обвиняешь меня? Стражи Крови прыгнули к великану. Но крик Морэма остановил их. Протхолл висел, распятый на камне, словно пригоршня старых тряпок, но не отводил взгляда от великана. Он повторил: - Ты бредишь? Какой-то ужасный миг всем казалось, что Морестранственник размозжит голову Высокого Лорда одним ударом своего могучего кулака. Кавинант попытался придумать что-то, какой-то способ вмешаться, но не мог, потому что не понимал, что же случилось с великаном. Потом за спиной у Кавинанта Первый Знак Тьювор отчетливо произнес: - Опустошитель? В одном из великанов Прибрежья? Это невозможно! Словно отрезвленный утверждением Тьювора, великан разразился конвульсивным кашлем. При этом он отпустил Протхолла, потом завалился набок, с глухим стуком ударившись о противоположную стену. Постепенно его пароксизм перешел в низкое хихиканье, похожее на истеричное веселье. Кавинант почувствовал, как он весь покрывается мурашками, словно после липкого прикосновения. Он не мог вынести этого и, движимый желанием узнать, что же вызвало такую бурную реакцию великана, он двинулся вперед, чтобы посмотреть в ущелье. Там он и увидел, настроив себя против головокружения и оглушительного рева реки, то, что возбудило Морестранственника. - Ах, великан! - простонал он. Снова убивать... Под ним, едва ли в двадцати футах над уровнем реки, проходила неширокая дорога, похожая на выступ в южной стене ущелья. И по этой дороге под бой невидимых барабанов маршировала армия пещерников, выходившая из горы Грома. Возглавляемые клином юр-вайлов, шеренга за шеренгой, эти мерзкие существа выползали из горы и топали по выступу с блеском
в начало наверх
вожделения в глазах цвета лавы. Тысячи уже вышли из своих вайтварренов, а сзади шли все новые шеренги, словно гора Грома выплевывала все орды населявших ее паразитов на беззащитную землю. Морестранственник! Мгновение сердце Кавинанта билось в ритме с болью великана. Ему невыносима была мысль, что Морестранственник и его народ могут потерять надежду найти Дом из-за подобных тварей. Неужели убийство - единственное решение? Молча, почти ничего не различая в водяном тумане, он попытался представить себе, каким образом великан намеревался добраться до выступа пещерников. Оказалось, что это не так уж сложно для любого, кто не боится высоты. В скале, в южной ее стене, была вырублена грубая склизкая лестница, которая вела от щели до дороги. Напротив виднелись ее ступени, поднимавшиеся от щели вверх, к вершине ущелья. Они были такими же серыми, изъеденными водяной пылью и древними, как и все камни вокруг. Лорд Морэм подошел сзади к Кавинанту. Его голос глухо пробился через рев: - Это древняя смотровая Ущелья Предателя. Та часть Первого Завета, которая рассказывает об этом месте, легка для понимания. Смотровая была создана для наблюдения и для того, чтобы скрывать здесь предателей. Лорд Фаул Презренный открыл здесь свою истинную сущность Лорду Кевину. Здесь был нанесен первый удар в войне, которая окончилась Ритуалом Осквернения. Еще до этого Кевин сомневался в Лорде Фауле, хотя сам не знал - почему, ибо Презренный не делал такого зла, которое мог бы обнаружить Кевин, и он доверял Лорду Фаулу, словно стыдясь своих сомнений. Потом, по замыслу Фаула, в совет Лордов пришло послание от Демонмглы в горе Грома. В этом послании Лорды приглашались в мастерские Демонмглы - в гроты, где плодились отродья, называемые юр-вайлами, - чтобы встретиться там с мастерами их учения, якобы владеющими великой силой. Ясно, что Лорд Фаул надеялся, что Кевин сам пойдет в гору Грома. Но Высокого Лорда охватили сомнения, и он не пошел. Но поскольку ему было стыдно за свои сомнения, он послал вместо себя нескольких лучших друзей и сильнейших союзников. Так высокая делегация Старых Лордов отправилась к горе Грома, а затем из катакомб вышла армия, подобная этой, и Страна, не успев подготовиться, вынуждена была вступить в войну. Этот страшный поединок продолжался долго, унося сотни тысяч смертей, и не видно было никакой надежды на его окончание. Высокий Лорд Кевин храбро сражался. Но ведь он сам отправил своих друзей в засаду - и вскоре начались его полночные встречи с отчаянием, и не было никакой надежды. Соблазнительность, головокружительность бега реки постепенно слабела по мере сопротивления Кавинанта. Брызги стекали по его лицу словно капли пота. Великан хотел сделать то же самое - прыгнуть в клокочущую приманку ущелья, напасть на пещерников из засады. С усилием, заставившим его застонать сквозь стиснутые зубы, Кавинант отошел со смотровой. Изо всех сил прижимаясь к стене, он спросил нарочито бесстрастно: - Он все еще смеется? - Нет, теперь он сидит и тихо поет песню Бездомных, и не подает никаких признаков безумия. "Морестранственник!" - подумал Кавинант, а вслух сказал: - Почему ты остановил Стражей Крови? Он мог повредить Протхоллу. Лорд повернулся спиной к Ущелью Предателя, чтобы посмотреть на Кавинанта: - Великан - мой друг, я просто не мог не вмешаться. Спустя миг он добавил: - Высокий Лорд не беззащитен! Кавинант настаивал: - Может быть, Опустошитель... - Нет, - в голосе Морэма чувствовалось, что в этом не может быть сомнений. - Тьювор сказал правду. Ни один Опустошитель не обладает достаточным могуществом, чтобы победить великана. - Но что-то... - Кавинант запнулся, - что-то гложет его. Он не верит в эти предсказания. Он думает... Друл или еще что-то хочет помешать великанам вернуться домой. Ответ Морэма был таким тихим, что Кавинант смог прочесть его лишь по губам Лорда: - Этого же хочу и я. Морестранственник! Взгляд Кавинанта обратился к великану. Морестранственник сидел, похожий на кучу гальки, насыпанной у стены, тихо напевая и рассматривая невидимые картины на камне перед собой. Это зрелище вызвало у Кавинанта волну сострадательного гнева, но он подавил его, вспомнив о своей сделке. Стены ущелья были для него словно удушающими страхом, словно бьющими темными крыльями. Взгляд Кавинанта метнулся оттуда мимо великана в долину. Вскоре весь отряд собрался там на ужин. Они ели при свете одного тусклого факела лиллианрилл. И когда с трапезой было покончено, они попытались немного поспать. Кавинант чувствовал, что отдых был невозможен, перед его глазами стояла армия пещерников, выкатывающаяся, словно клубок разрушения, разматываясь на ходу, чтобы сплести смерть Страны. Но нескончаемый рев реки убаюкал его, и наконец он расслабился, улегшись на земле. Он немного вздремнул под рокот барабанов войны, доносившейся из скалы под ним. Позднее он как-то резко вскочил. Красная луна перевалила за гребень горы Грома и теперь светила прямо в лощину. Кавинант понял, что минула ночь. Сначала он подумал, что это свет луны разбудил его, но потом догадался: вибрация, вызываемая барабанной дробью, прекратилась. Он осмотрел лагерь и увидел, как Тьювор шепчется с Лордом Протхоллом. В следующий момент Тьювор начал будить спящих. Вскоре воины были готовы. Кавинант проверил, на месте ли его нож, и крепче сжал в руках посох. Биринайр держал прут с мерцающим на его конце слабым огоньком, и в этом неверном свете Морэм и Протхолл стали держать совет вместе с майнфрол Гибкой, вохафтом Кеаном и Первым Знаком Тьювором. Смутные тени мелькали словно страх и решимость на лице Протхолла. Голос его звучал слабо от старости, когда он сказал: - Сейчас мы проводим свой последний час под открытым небом. Выход армии Друла завершился. Те из нас, кто захочет, должны войти в катакомбы горы Грома. Мы должны использовать этот шанс, пока внимание Друла все еще занято армией и прежде чем он сможет понять, что мы находимся не там, где он полагает. Теперь настало время для тех, кто хочет воспользоваться законом этого похода. В вайтварренах не может быть ни отступления, ни бегства после поражения. До сих пор все проявили себя в походе наилучшим образом. Никто из присутствующих здесь не может стыдиться. Кеан осторожно спросил: - Ты поворачиваешь назад, Высокий Лорд? - О, нет! - вздохнул Протхолл. - Рука этих времен лежит на мне. Я не имею права колебаться. Тогда Кеан ответил: - А разве Дозор Боевой Стражи Твердыни Лордов может повернуть назад, когда его ведет Высокий Лорд? Никогда! И весь Дозор эхом повторил: - Никогда! Кавинант подумал о том, где сейчас может быть великан и как он поступит. Что касалось его самого, то он интуитивно чувствовал, что у него нет выбора, что сон освободит его только посредством Посоха Закона или смерти. В следующий миг к Протхоллу обратилась майнфрол Гибкая. Голова ее была откинута назад, словно она готова была взорваться. - Я дала слово. О ваших лошадях позаботятся. Корды будут беречь их в надежде на ваше возвращение. Но я... - она тряхнула связанными волосами. - Я пойду с вами. Под землю. Протест Протхолла она остановила резким жестом. - Вы дали пример, которому я должна следовать. Как я могла бы предстать перед ранихинами, если бы они узнали, что я забралась так далеко лишь затем, чтобы повернуть назад, когда угроза стала слишком велика? И, к тому же, мои чувства острее. Рамены знают небо, открытую землю. Мы знаем воздух и траву. Мы не сбиваемся с пути во тьме. Ранихины научили наши ноги не оступаться. Я чувствую, что смогу найти путь наверх. Вам, возможно понадобится эта моя способность, хотя я далека от Равнин Ра - и от себя самой. Тени превратили лицо Протхолла в гримасу, но он спокойно ответил: - Я благодарен тебе, майнфрол. Рамены - храбрые друзья земли. Скользнув взглядом по отряду, он сказал: - Тогда в путь, нас ждет исход нашей битвы. Что бы ни случилось с нами - пока есть в Стране люди, умеющие петь, они будут петь о том, что в этот темный час Страна не осталась без защиты. Храните ей верность до конца! Не дожидаясь ответа, он вошел из кровавого лунного света во тьму щели. Воины пропустили Кавинанта следом за двумя Лордами, словно предоставив ему возможность занять наиболее уважаемое положение. Протхолл и Морэм шли рядом; когда они приблизились к смотровой, Кавинант увидел великана, стоящего на краю скалы. Ладонями рук Морестранственник упирался в противоположные стены. Он стоял спиной к Лордам и всматривался в мрачный, окрашенный кровавым светом круговорот реки. Его огромная фигура темнела на фоне ярко-красного неба. Когда Лорды приблизились к нему, он сказал, словно обращаясь к ним из ущелья: - Я остаюсь, здесь будет мой пост. Я буду охранять вас. Армия Друла не захлопнет ловушку горы Грома, пока я жив. Мгновение спустя он добавил, словно обратив взгляд внутрь: - К тому же, отсюда я не услышу запаха вайтварренов, - и в этой его фразе послышался старый юмор великанов. - Ты правильно решил, - пробормотал Протхолл. - Нам нужна твоя защита. Но не оставайся здесь после полнолуния. Если мы не вернемся к этому времени, значит, с нами все кончено, и ты должен отправиться предупредить свой народ. Великан ответил, словно реагируя на внутренний голос: - Не забывайте клятву мира. В лабиринте, в который вы идете, она будет вашей путеводной нитью. Она будет хранить вас от намерений Губителя Душ, тайных и жестоких. Помните клятву. Надежда, быть может, вводит в заблуждение. Но ненависть - разлагает. Я слишком поторопился с ненавистью. Я стал сам похож на то, что ненавижу. - Прояви хотя бы долю уважения к правде, - огрызнулся Морэм. Внезапная резкость его тона ошеломила Кавинанта. - Ты - Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, великан Прибрежья, горбрат людей Страны. Это имя не может быть отнято у тебя. Но Кавинант не слышал в словах великана никакой жалости к себе - только печаль. Морестранственник больше ничего не сказал. Он стоял так же неподвижно, как стены, о которые он опирался, стоял, словно статуя, высеченная на смотровой. Лорды больше не стали терять времени. Ночь уже шла на убыль, а они хотели войти в гору до наступления дня. Члены отряда заняли свои места. Протхолл, Биринайр и двое Стражей Крови шли за Первым Знаком Тьювором. Затем следовали Морэм, Гибкая, Баннор, Кавинант и Корик. За ними шел вохафт Кеан, его четырнадцать воинов, и замыкали колонну четверо последних Стражей Крови. Их было двадцать девять против всей неизвестной мощи Друла Каменного Червя. От Тьювора до последнего Стража Крови протянули полоску клинго. В таком порядке они начали спуск по скользкой лестнице в Ущелье Предателя. 22. КАТАКОМБЫ ГОРЫ ГРОМА Луна Друла отравляла вокруг них ночь, словно бы изливала желчь на все окружающее. В ее кровавом свете река билась и ревела в Ущелье Предателя будто в агонии. Водяная пыль и скользкий мокрый мох делали лестницу, ведущую вниз со смотровой, такой же предательской, как болото. Кавинанта бил озноб. Сначала, когда подошла его очередь спускаться, ужас парализовал его. Но когда Баннор предложил понести его, он нашел в себе достаточно гордости, чтобы заставить себя двигаться. В дополнение к веревке из клинго, Баннор и Корик несли его посох, за который он мог держаться как за перила, при каждом шаге пытаясь словно приклеиться ногами к камню. Лестница постепенно переходила со скалы в стену ущелья. Вскоре отряд уже вползал в ревущую бездну, ведомый только светом факела Биринайра. Красная рана реки, казалось, прыгала вверх, пытаясь достать их, словно
в начало наверх
изголодавшаяся собака, когда они стали приближаться к дороге. Каждая следующая ступенька была более скользкой, чем предыдущая. Позади Кавинант услышал вскрик одного из поскользнувшихся воинов. Этот негромкий звук нес в себе ужас, леденящий кровь. Но Стражи Крови крепко держали веревку из клинго, воин быстро восстановил равновесие. Спуск продолжался. Икры Кавинанта начали болеть от все возрастающего напряжения. Он пытался представить себе, что его ноги - часть камня, что они вросли в скалу. И он с такой силой сжимал посох, что ладони его стали скользкими от пота, и дерево, казалось, стало вырываться из них. К тому же начали дрожать колени. Но Баннор и Корик поддерживали его. Расстояние до дороги мало-помалу сокращалось. После нескольких долгих мучительных минут угроза паники уменьшилась. Потом они добрались до сравнительно безопасного выступа. Он стоял в середине отряда, между стеной ущелья и каналом реки. Над ними полоса неба начала сереть, но приближавшийся рассвет лишь подчеркивал темноту ущелья. Одинокий факел Биринайра мерцал, словно затерявшийся в пустыне. Членам отряда приходилось кричать, чтобы услышать друг друга сквозь рев течения. Кеан отдал отряду короткую команду построиться. Воины проверили оружие. Несколькими жестами Тьювор отдал последние распоряжения Стражам Крови. Кавинант сжал посох и убедился в том, что его нож - нож Этиаран - на месте. У него было смутное ощущение, будто он что-то забыл. Но прежде чем он вспомнил, его отвлекли крики. Старый Биринайр кричал на Высокого Лорда Протхолла. Впервые хатфрол, казалось, забыл о своем грубоватом достоинстве. Приблизив к Протхоллу морщинистое дрожащее лицо, он рявкнул, перекрывая шум реки: - Нет! Это риск! Ты не должен! Протхолл отрицательно покачал головой. - Ты не можешь! Позвольте мне! Протхолл снова ответил молчаливым отказом. - Конечно же я могу! - кричал Биринайр, пытаясь выразить всю решимость вопреки грохоту воды. - Ты не должен! А я могу! Я знаю дорогу! Разумеется, разве только ты изучал учение достаточно, чтобы знать? Я знаю старые карты. Я не шучу, ты же знаешь. Если я выгляжу старым и... - он на мгновение запнулся, - и беспомощным, то тогда тем более ты должен разрешить мне! Протхолл пытался ответить ему без гнева. - Времени мало! Нам нельзя медлить, Биринайр, старый дружище, я не могу возложить опасность похода на кого-то другого. Это мое место! - Глупец! - плюнул Биринайр, не заботясь о том, что его грубость граничит с наглостью. - Ты же ничего не увидишь! - Увижу? - Конечно! - Хатфрол дрожал от охватившего его сарказма. - Ты пойдешь впереди?! Рискнешь всеми? Освещая путь огнем Лордов? Глупец! Друл увидит тебя прежде, чем ты доберешься до моста Варренов! Протхолл наконец понял. - Ах! Это правда! - он обмяк, словно мысль об этом причинила ему боль. - Твой огонь не такой яркий. Друл обязательно почувствует наше приближение, если я воспользуюсь посохом. Рассерженный, он резко повернулся и скомандовал: - Тьювор! Хатфрол Биринайр пойдет впереди! Он вместо меня будет освещать нам путь. Охраняй его как следует, Тьювор! Не допусти, чтобы угрозы, предназначенные мне, заставили страдать моего старого друга! Биринайр подтянулся, обретя прежнее величие. Загасив прут лиллианрилл, он отдал его одному из воинов, чтобы тот связал его вместе с другими. Затем, ударив по наконечнику своего посоха, он вызвал пламя. Резким движением он поднял его вверх и пошел по дороге ко входу в гору Грома. Террель и Корик тотчас обогнали хайербренда и стали продвигаться в двадцати ярдах впереди него. Двое других Стражей Крови расположились сразу следом за ним, потом шли вместе Протхолл и Морэм, потом еще двое Стражей Крови, сопровождаемые цепочкой из майнфрол Гибкая, Кавинанта и Биринайра. Следующими шагали Кеан и его Дозор шеренгой по трое, и замыкали колонну двое последних Стражей Крови. В таком порядке отряд двинулся ко входу в катакомбы. Кавинант бросил короткий взгляд вверх, пытаясь в последний раз увидеть великана на смотровой. Но он ничего не разглядел: ущелье было слишком заполнено темнотой. А дорога требовала постоянного внимания. Теперь он вспомнил, что ушел от великана не простившись и даже не помахав ему на прощание. Отряд удалялся от дневного света - от солнца, неба, открытого воздуха, травы и возможности отхода назад - и продолжал поход в глотку горы Грома. Кавинант шел в это сгущение ночи, словно в кошмар. Он не настроил себя на это. Облегчение, наступившее после спуска со смотровой, временно обеспечило ему иммунитет от паники. Он не простился с великаном, он что-то забыл, но эти угрызения рассеивались чувством предвкушения, чувством, что его сделка освободит его ото сна, оставив ему способность к выживанию. Но небо над головой - открытое пространство, которое он вряд ли осознавал, - было отрезано, словно ударом топора, и на его месте теперь оказалась каменная громада горы, такая тяжелая, что, казалось, могла расплющить одним своим видом. Кавинанту казалось, что ее масса гудит, словно беззвучный раскат грома. Рев реки усиливался в глотке горы, словно боль сдавленного течения становилась сильнее, громче от еще более сильного сдавливания. Водяные брызги были густые как дождь. Пламя Биринайра, ведущее отряд, светило тускло и слабо, почти задушенное застоялым воздухом. Поверхность дороги была опасной, усыпанной камнями и щебнем, с внезапными ямами и провалами. Кавинант напряг внимание, будто прислушиваясь к ноте чувства и всего происходившего с ним, и под этой настороженностью он прятал надежду на бегство. Каким-то неведомым чувством он ощущал, что это его единственная защита. Отряд выглядел трогательно слабым и беззащитным перед обитателями тьмы - пещерниками и юр-вайлами. Спотыкаясь в неверном свете одинокого огонька Биринайра, он предвидел, что их скоро заметят. После этого о них доложат Друлу и внутренние силы вайтварренов польются им навстречу. А армия будет отозвана назад - какой шанс был у великана в битве со многими тысячами пещерников? И отряд будет сокрушен словно горстка самонадеянных муравьев. И в это мгновение решимости или смерти наступит его собственное спасение или поражение. Другого исхода он не мог себе представить. С такими мыслями он шел, словно прислушиваясь к шуму лавины, несущейся вниз. Пройдя некоторое расстояние, он осознал, что звук реки начал меняться. Дорога уходила внутрь почти горизонтально, но река уходила в глубину скалы. Течение превращалось в водопад, бездонный отвесный поток, подобный прыжку в смерть. Шум воды постепенно стихал, по мере того как река рвалась все глубже и глубже в пропасть. Теперь водяной пыли стало меньше, и она не так заглушала пламя Биринайра. Каменная стена, уже не такая мокрая, еще больше начала давить своим весом. Между стеной и пропастью дорога казалась единственно надежным местом для Кавинанта. Делая очередной тяжелый шаг, он чувствовал, как твердость выступа пронизывает его от ступней до основания позвоночника. Пещера вокруг стала похожа на тоннель, если не считать пропасти слева. Чтобы не думать о ней, Кавинант сосредоточился на дороге и на пламени хайербренда. Река беспомощно падала вниз, и ее рев стихал глубоко внизу, словно пальцы, скребущие по краю пропасти в последней попытке удержаться. Вскоре Кавинант начал различать шум движения отряда. Он повернулся, пытаясь увидеть вход в ущелье, но либо дорога делала поворот, либо вход остался далеко позади. Он не увидел ничего, кроме мрака, столь же непроницаемого, как тьма над головой. Но через некоторое время Кавинант почувствовал, что клубящаяся темнота как-то неуловимо меняется. Какая-то перемена в воздухе ослабила ощущение укрытости во мраке катакомб. Кавинант посмотрел вперед, пытаясь понять, в чем же дело. Все молчали, все как будто боялись, что стены имеют способность слышать. Однако вскоре Биринайр остановился. Кавинант, Гибкая и Лорды быстро подошли к старому хайербренду. С ним был Террель. - Впереди мост Варренов, - сказал Страж Крови. - Корик ходил на разведку. Там есть часовые. Он говорил тихо, но после долгой тишины его голос звучал вызывающе громко. - Ах, я боялся этого, - прошептал Протхолл. - Мы можем приблизиться? - Скальный огонь отбрасывает темные тени. Часовые стоят на вершине пролета моста. Мы можем приблизиться на расстояние полета стрелы. Морэм тихо подозвал Кеана, пока Протхолл спрашивал: - Сколько часовых? Террель ответил: - Двое. - Только двое? Страж Крови слегка пожал плечами. - Этого достаточно. Между ними лежит единственный вход в вайтваррены. Но Протхолл снова повторил: - Только двое? Казалось, он пытался предугадать опасность, которую невозможно увидеть. Пока Высокий Лорд размышлял, Морэм быстро говорил о чем-то с Кеаном. Вохафт повернулся к своему Дозору, и тотчас двое воинов встали рядом с Террелем, отвязав от спины луки. Это были высокие стройные вудхелвеннины, и в бледном свете их руки выглядели слишком тонкими, чтобы согнуть лук. Протхолл еще мгновение колебался, дергая себя за бороду, словно пытаясь довести до сознания какую-то смутную идею. Но потом подавил тревогу и резко кивнул Террелю. Страж Крови тотчас повел двоих воинов в направлении видневшегося впереди рассеянного света. Протхолл напряженно прошептал, обращаясь к своему отряду: - Будьте осторожны. Без моего приказа - никакого риска. Мое сердце подсказывает мне, что впереди опасность - какое-то зло, которое упоминается в Учении Кевина, но сейчас я не могу этого вспомнить. Ах, память! Все те знания, что мы узнали со времен Осквернения, столь туманны. Не забывайте об этом. Будьте осторожны. Медленно двигаясь, он пошел вперед, к Биринайру, и отряд последовал за ним. Теперь свет становился все ярче - из-за оранжево-красного скального отблеска, подобного тому, который Кавинант видел очень давно, во время своей короткой встречи с Друлом в Кирил Френдор. Вскоре члены отряда уже могли увидеть, что в нескольких сотнях ярдов от них пещера резко поворачивает вправо, и в то же время потолок тоннеля поднимается, словно за поворотом находится огромный грот. Прежде чем они прошли половину расстояния, Корик присоединился к ним, чтобы указать дорогу к безопасному укрытию. По дороге он указал позицию Террелю и двоим воинам. Они вскарабкались по правой стене и стояли на коленях на выступе, в углу наклона. Корик вел отряд вплотную к расселине реки, пока они не достигли гладкой каменной стены. Пропасть, казалось, исчезла прямо в скале, поворачивавшей в ночь, - но свет был виден и над этой скалой, как и в расщелине. Скала была не стеной, а скорее огромным валуном, служившим полуоткрытой дверью в огромную пещеру. Террель определил двум воинам такую позицию, с которой они могли выпустить свои стрелы над этим валуном. Корик повел Протхолла, Морэме и Кавинанта через тень, отбрасываемую валуном, и отсюда они могли заглянуть влево из-за камня. Кавинант увидел высокую пещеру с плоским полом. Расселина реки огибала камень сзади и под прямым углом поворачивала в прежнем направлении прямо через центр грота, а затем исчезала в дальней стене. Поэтому дальше дорога шла уже по параллельному курсу реки. Но во внешней половине пещеры не было никаких других отверстий. В этом месте расселина была по меньшей мере пятидесяти футов шириной. Единственной дорогой через нее был массивный мост из природного камня, занимавший середину грота. Морэм осторожно прошептал: - Всего двое. Но этого достаточно. Будем надеяться на меткость стрелков. Другого шанса не будет. Сначала Кавинант не заметил никакой охраны. Его взгляд остановился на двух столбах пульсирующего огненного скального огня, которые стояли словно часовые по обеим сторонам гребня моста. Но затем он заставил себя приглядеться внимательнее и вскоре различил две черные фигуры на мосту, по одной возле перил с той и с другой стороны. Они были почти невидимы, стоя так близко к скальному огню. - Юр-вайлы! - пробормотал Высокий Лорд. - Именем семи! Я должен вспомнить! Почему не пещерники? Зачем Друлу тратить юр-вайлов на такое дело? Кавинант почти не слушал Протхолла. Скальный свет поглощал его внимание, казалось, он имел какое-то сходство с ним, которого он не мог понять. Порочная логика пульсации этого огня заставила его подумать о
в начало наверх
своем обручальном кольце. Мощное сияние вызвало боль в руке, на которой было кольцо, и эта боль была как бы напоминанием, что обещанное им счастье не состоялось. Он мрачно сжал кулак. Протхолл наконец справился с собой и тяжело сказал Корику: - Пробуй. Не сказав ни слова, Корик кивнул Террелю. Две стрелы одновременно прожужжали в воздухе. В следующий миг юр-вайлы исчезли. Кавинант успел заметить, как они словно черные камни падали в бездну. Высокий Лорд с облегчением вздохнул. Морэм повернулся в сторону лучников, отдав им благодарный салют, и поспешил к остальным членам отряда, чтобы дать им наказы. Со стороны Дозора раздались приглушенные крики одобрения и шум расслабившихся людей, освободившихся от напряжения ожидания. - Не ослаблять внимания! - прошептал Протхолл. - Опасность не миновала. Я чувствую это. Кавинант прирос к скале, смотря на скальный огонь и сжимая кулак. Происходило нечто такое, чего он не понимал. - Юр-Лорд, - мягко спросил Протхолл, - что ты там видишь? - Силу, - его охватило раздражение от того, что ему помешали. Собственный голос, казалось, царапал ему горло. - У Друла достаточно средств, чтобы вы оказались в дураках. - Он поднял кулак. - Снаружи сейчас дневной свет. Его кольцо горело коварно-красным светом, пульсируя в такт скальному огню. Протхолл, нахмурившись, смотрел на кольцо, и на его лице появилось выражение яростной сосредоточенности. Губы его не шевелились, но он пробормотал: - Это не так. Я должен вспомнить. Скальный свет не может сделать этого. К ним приблизился Морэм, и еще до того, как он увидел, что происходит между Кавинантом и Протхоллом, сказал: - Террель вернулся. Мы готовы перейти мост. Протхолл рассеянно кивнул. Потом Морэм заметил кольцо. Кавинант услышал звук, словно Морэм заскрежетал зубами. Протянув руку, Лорд схватил руку Кавинанта. Мгновение спустя он повернулся и подал сигнал отряду. Кеан повел свой Дозор вперед вместе со Стражами Крови. Протхолл, казалось, находился в замешательстве, но вместе с Биринайром вошел в грот. Автоматически Кавинант последовал за ними к мосту Варренов. Тьювор и другой Страж Крови пошли впереди Высокого Лорда. Они приблизились к мосту, осматривая его, чтобы убедиться, что он свободен, прежде чем на него вступят Лорды. Кавинант брел вперед словно в трансе. Чары скального огня все больше овладевали им. Кольцо его стало горячим. Ему пришлось сделать сознательную попытку осмысления того, что его кольцо было кровавым вместо оранжево-красноватого, как мерцание огненных столбов. Но ответа не находил. Он чувствовал, что с ним происходит какая-то перемена, которой он не может сопротивляться, не может ее ни измерить, ни даже проанализировать. Это было похоже на то, как если бы кольцо смешивало его чувства, поворачивая их вокруг оси, чтобы дать ему возможность заглянуть в неизвестные измерения. Тьювор и его товарищ начали подниматься по мосту. Протхолл поддерживал отряд сзади, несмотря на очевидную опасность оставаться на открытом месте. Он смотрел вслед Тьювору и дергал себя за бороду старческими трясущимися руками. Кавинант чувствовал, как чары овладевают им. Пещера начала меняться. В некоторых местах скалистые стены стали казаться тоньше, словно готовились стать прозрачными. Кеан, Гибкая и его воины тоже начали делаться прозрачными, приближаясь к прозрачности духов. Протхолл и Морэм казались прочнее, но Протхолл мерцал, в то время как Морэм оставался неизменным. И лишь Стражи Крови не проявляли своей призрачности и никаких признаков рассеивания - Стражи Крови и кольцо. Плоть самого Кавинанта теперь казалась настолько невесомой, что он боялся, как бы его кольцо не провалилось сквозь нее. Увидев, как он вздрогнул, Баннор встал рядом с ним - непоколебимый и опасный, словно простое прикосновение его могло развеять туманную суть Кавинанта. Он постепенно таял. Попытка сопротивления ни к чему не привела. Тьювор приблизился к гребню моста. Мост, казалось, вот-вот рассыплется под ними - настолько он казался тяжелее камня. Потом Кавинант увидел это - петлю мерцающего воздуха, обернутую вокруг центра моста, пересекавшую поперек проход по мосту и еще раз изгибавшуюся над ним. Он не знал, что это было, не понимал ничего кроме того, что это была могучая сила. Тьювор собирался уже вступить в нее. С усилием, похожим на конвульсию, Кавинант начал бороться, сопротивляться чарам. Какая-то интуиция говорила ему, что Тьювор будет убит. "Гадкий, грязный прокаженный!" - заклинал он себя. Это не имело отношения к его сделке, но он не давал обещания стоять молча и смотреть, как гибнет человек. Проклятье! Потом, ощутив в себе новый прилив ярости, он закричал: - Проклятье! Стоп! Разве вы не видите? Протхолл тотчас крикнул: - Тьювор! Не двигайся! Резко повернувшись к Кавинанту, он потребовал: - Что? Что ты видишь? Сила его ярости вернула его облику некоторую прочность. Но Протхолл все еще казался опасно прозрачным. Кавинант поднял вверх кольцо и прорычал: - Прикажи им спуститься. Ты что, слепой? Это не скальный огонь. Наверху есть что-то еще. Морэм отозвал с моста Тьювора и его товарищей. Но Протхолл некоторое время только смотрел на Кавинанта с удивлением и страхом. Затем он внезапно ударил своим посохом и воскликнул: - Юр-вайлы! И скальный свет прямо там - как якорь! Ах, я слепец, слепец! Они охраняли могучую силу! Морэм недоверчиво прошептал: - Словно Предупреждения? - Да! - Неужели это возможно! Неужели Друл овладел Посохом? Может ли он управлять таким могуществом? Протхолл был уже на пути к мосту и ответил через плечо: - У него в учителях - сам Лорд Фаул. А у нас такой помощи нет. Мгновением позже он начал подниматься по арке моста. Тьювор следовал за ним по пятам. Чары вновь начали действовать на Кавинанта. Но теперь он уже знал, как с ними поступать, и отогнал их прочь злобными проклятиями. Он все еще видел световую петлю, к которой приближался Протхолл. Высокий Лорд шел медленно и наконец остановился на расстоянии одного шага от петли. Взяв посох в левую руку, он поднял правую ладонь вверх жестом приказа. Затем, откашлявшись, начал петь. Постоянно повторяя один и тот же мотив, он пел каким-то утробным голосом на языке, которого Кавинант не понимал, - на языке столь старом, что он казался словно поседевшим от времени. Протхолл пел тихо, таинственно, словно входя в личное общение со Словом Предупреждения. Постепенно, медленно, как грозный туман, петля стала видимой для отряда. В воздухе напротив ладони Протхолла появился неясный кровавый лоскут, который затем стал разрастаться, как фрагмент невидимой ткани. Бледное красное пятно расширялось до тех пор, пока напротив ладони Протхолла не образовался большой неправильный круг. С чрезвычайной осторожностью, не переставая петь, Высокий Лорд поднял руку, чтобы измерить высоту слова, а затем чуть сдвинулся в сторону, чтобы определить его конфигурацию. Так, постепенно, перед глазами отряда возникал барьер, преграждавший им дорогу. И по мере того как Кавинант вызывал в себе все большую ярость, его собственное восприятие Слова тускнело, и вскоре он видел только то, что видели остальные. Наконец Протхолл опустил руку и замолчал. Лоскутки исчезли. Он сошел с моста, словно оставаясь на ногах только с помощью силы своей решимости. Но его взгляд был полон понимания и осознания степени риска. - Слово Предупреждения, - сурово объяснил он, - находится здесь властью Посоха Закона чтобы информировать Друла если его защита будет нарушена и уничтожить мост Варренов при первом же прикосновении. Его голос был голосом человека, заглянувшего в бездну. - Это работа огромной силы. Ни один Лорд со времени Осквернения не был способен на подобное. И даже если бы мы обладали достаточной мощью, чтобы нейтрализовать это, нам бы это ничего не дало, поскольку Друл был бы предупрежден. И все же, есть кое-что в нашу пользу. Такое Слово нельзя поддерживать без постоянного внимания. За ним нужен уход, в противном случае оно начинает разрушаться, хотя и недостаточно быстро для наших целей. То, что Друл поставил здесь в качестве часовых юр-вайлов, может быть, говорит о том, что особого беспокойства этот вход теперь не вызывает. - Прекрасно! - скрипучим голосом произнес Кавинант. - Ужасно! Его руки просто чесались от огромного желания кого-нибудь придушить. Протхолл продолжал: - Если Друл не следит за словом, то, может быть, нам удастся немного отодвинуть его, не причинив ему вреда. Он глубоко вздохнул и сделал заключение: - Я считаю, что это можно сделать. Это Слово не столь опасно, каким оно могло бы быть. Он повернулся к Кавинанту. - Но я боюсь за тебя, Юр-Лорд. - За меня? - Кавинант отреагировал так, будто Высокий Лорд обвинил его. - Почему? - Я боюсь, что простое приближение твоего кольца к слову может разрушить его. Поэтому ты должен идти последним. И даже тогда нас могут поймать в катакомбах, если мост будет разрушен, и, таким образом, путь к отступлению будет отрезан. Последним? У него возникло внезапное видение, как его оставляют одного или он попадает в ловушку, отрезанный от обратного пути этой глубокой расщелиной. Он хотел возразить и попросить разрешения идти первым, ведь если он сможет это сделать, то и остальные - тоже. Но он сам же видел глупость этого аргумента. "Терпи, - внушал он себе. - Не нарушай условий сделки". Страх заставил прозвучать его голос резко, когда он сказал: - Приступайте. А то вскоре они пришлют сюда новых охранников. Протхолл кивнул и, бросив на Кавинанта оценивающий взгляд, отвернулся. Он и Морэм начали подниматься по мосту, чтобы заняться словом. Тьювор и Террель шли следом, неся в руках петли из клинго, которые они набросили Лордам на талию и прикрепили к подножию моста. Предохраняемые таким образом от последствий возможного разрушения арки, Протхолл и Морэм осторожно поднимались наверх, пока наконец не оказались на расстоянии вытянутой руки от невидимого слова. Здесь они вместе опустились на колени и начали петь. Когда в алом свете появилась нижняя часть слова, они положили свои посохи перпендикулярно ему на камень перед собой, затем с мучительной осторожностью они подкатили посохи прямо под радужное силовое поле. В течение одного мгновения, когда все затаили дыхание, они оставались в позе молитвы, словно заклиная эти куски дерева не прерывать течения, проплывавшего мимо них. Ответом была короткая вспышка в красном сиянии, от которой у всех замерло в груди. Но Лорды продолжали петь, и вскоре Слово успокоилось. Собрав все силы, Лорды приступили к самой трудной части своей задачи. Они начали поднимать концы посохов. С коротким вздохом удивления и восхищения члены отряда увидели, как нижний край слова выгнулся, образовав под собой небольшую выемку. Когда ее высота достигла более одного фута, Лорды застыли. В то же мгновение Баннор и два других Стража Крови бросились вверх по мосту, разворачивая на бегу веревку из клинго. Один за другим они нырнули в выемку и протянули за собой веревку, закрепив ее на другом берегу расселины. Как только это было сделано, Морэм взял у Протхолла его посох. Высокий Лорд прополз сквозь выемку и, приняв оба посоха из рук Морэма, дал ему возможность тоже пролезть под словом. К тому времени, когда Морэм снова оказался рядом с Протхоллом, старый Биринайр уже был наготове, чтобы последовать за ними. Дальше шеренгой выстроились воины Дозора, замыкаемые Кеаном и Гибкой. По очереди Тьювор и Террель проскользнули под словом и прикрепили
в начало наверх
веревки к двум Лордам, которые были уже по другую сторону. Затем, быстро двигаясь, последние Стражи Крови обвязали веревку вокруг Кавинанта и прошли сквозь выемку. Кавинант остался один. Обливаясь холодным потом гнева и страха, он начал подниматься по мосту. Он чувствовал как два столба скального света словно бы рассматривают его. Он яростно шел вперед, проклиная Фаула и себя за свой страх. В пропасть он не смотрел. Глядя на проем, он собрал всю свою ярость в один пучок и так приблизился к сияющей силовой ткани. По мере того как он приближался, кольцо все сильнее сжимало руку. Мост, казалось, становился все тоньше, словно растворялся под ним. Слово стало более ярким, приковывая к себе все его внимание. Но он сдержал свою ярость в узде. Гадкий, грязный прокаженный! Он добрался до выемки, опустился перед ней на колени и сквозь свечение бросил быстрый взгляд на Лордов. Их лица были мокры от пота, а голоса дрожали, но они пели. Он сжал обеими руками посох Барадакаса и прополз под словом. Проползая, он услышал мгновенный и высокий пронзительный звук, как жалобный визг сопротивления. Холодное белое пламя на миг вырвалось из его кольца. Потом он уже был по другую сторону петли, а мост и Слово были целы и невредимы. Спотыкаясь, он начал спускаться с моста, отбросив прочь веревку из клинго. Оказавшись в безопасности, он оглянулся и увидел, как Протхолл и Морэм вынимают из-под слова свои посохи. Затем, спотыкаясь, он заспешил в темный тоннель дороги. Почти сразу он ощутил у своего плеча присутствие Баннора, но не остановился до тех пор, пока темнота, в которую он устремился, не стала достаточно густой и непроницаемой. В состоянии прострации и удушающего страха он проскрежетал: - Я хочу остаться один. Почему ты не оставишь меня в покое? С обычной невозмутимостью Баннор ответил: - Ты - Юр-Лорд Кавинант. Мы - Стражи Крови. Мы несем ответственность за твою жизнь. Кавинант всматривался в окружавшую его тьму и думал о неестественности Стражей Крови. Что делало их плоть на вид менее смертной, чем, скажем, уступы горы Грома? Взглянув на свое кольцо, он увидел, что красное сияние почти потухло. Он обнаружил, что завидует бесстрастности Баннора, его собственная нечестность покоробила его. Повинуясь импульсу какой-то свирепой интуиции, он ответил: - Это не оправдание. Даже не видя Баннора, он ясно представил себе, как тот красноречиво слегка пожал плечами. Стоя с вызывающим видом в темноте, Кавинант ждал, когда отряд нагонит его. Но когда он вновь занял свое место в строю, когда тусклый огонь Биринайра проплыл мимо него, указывая направление невидимой дороги, мрак катакомб обрушился на него подобно мириадам злобно смотрящих шпионов, в нетерпении ожидающих кровопролития, и реакция его напряженных нервов заставила его страдать. Плечи начали дрожать, словно он долго висел, подвешенный за руки, и холодное оцепенение начало сковывать его мысли. Слово Предупреждения явилось знаком того, что Лорд Фаул ждал их, зная, что они не станут жертвой армии Друла. Друл не смог бы сотворить слово, и тем более не смог бы сделать его столь подходящим к Белому Золоту. Таким образом, оно служило скорее целям Презренного, нежели целям Друла. Возможно, это была какая-то проверка, чтобы выяснить силу Лордов и степень их изобретательности, а также показатель уязвимости Кавинанта. Но как бы там ни было, это было дело рук Фаула. Кавинант был уверен, что Презренный знал все - спланировал, организовал и сделал неизбежным все, что случилось с отрядом, каждое его действие и решение. Друл ни о чем не подозревал - безумное управляемое существо. Пещерник, вероятно, не понимал и половины того, чего он достиг под руководством Фаула. Но в глубине души Кавинант знал об этом с самого начала. Это не удивляло его. Скорее, он рассматривал это как симптомы другой, более существенной угрозы. Эта главная опасность, которая так замораживала разум, что, казалось, только его плоть была способна реагировать своей дрожью, имела нечто общее с его кольцом из Белого Золота. Он ясно ощущал эту угрозу, поскольку сковывающее его оцепенение не давало ему спрятаться. Вся суть компромисса, сделки, которую он заключил с ранихинами, состояла в том, чтобы удерживать невозможность и реальность Страны отдельно друг от друга, как противовес, чтобы не давать им проникать друг в друга и тем самым подрывать его ненадежную связь с реальной жизнью. Но Лорд Фаул использовал его кольцо чтобы произвести столкновение этих противоположных сумасшествий, чего так отчаянно желал избежать Кавинант. Он думал о том, что будет, если попытаться забросить кольцо куда-нибудь подальше. Но он знал, что не сможет этого сделать. Слишком много с ним было связано воспоминаний об утраченной любви, почете и взаимоуважении, чтобы отбросить все это. И старый нищий... Если условия его сделки будут нарушены, ему нечем будет защитить себя против тьмы - у него не будет ни сил, ни согласованности - ничего, кроме собственной склонности к мраку, собственной злобы и возможности убивать. Эта склонность вела его - оцепенение мешало ему сопротивляться этому выводу - так же неизбежно, как и проказа, к разрушению Страны. Его оцепенение, казалось, стало окончательным. Он не смог иначе оценить ситуацию. Все, что он делал, - это тащился вслед за огнем Биринайра и повторял свой отказ подобно отчаявшемуся, жаждущему веры, пытающемуся обрести независимость. Он сконцентрировал все внимание на дороге, словно она была призрачной, а камень - ненадежным, словно Биринайр мог привести его на край бездны. Постепенно характер их путешествия во мраке менялся. Сначала изменилось впечатление от окружающего туннеля. Время от времени стены, казалось, открывались в другие туннели, а в одном месте мрак стал таким невероятно густым, словно отряд проходил по дну амфитеатра. На этом открытом месте, ослепляющем своей тьмой, Биринайр, казалось, потерял дорогу. Когда ощущение обширного пустого пространства исчезло, он повел отряд в каменный коридор, такой низкий, что его огонь почти касался потолка, и такой узкий, что людям пришлось продвигаться по одному. Потом старый хатфрол провел их через запутанный лабиринт коридоров, различных по величине и направлениям. Из низкого туннеля, сделав резкий поворот, они вышли на длинный крутой склон, вокруг которого невозможно было различить никаких стен. По мере того как они опускались, поворачивая то вправо, то влево, следуя ориентирам, понятным, казалось, только Биринайру, темный воздух становился холоднее и как-то противнее, словно он пропитался злом юр-вайлов. Холод приносили внезапные сквозняки и воздушные ямы, овевавшие пропасти и туннели, невидимо открывавшиеся по обеим сторонам в логовища, убежища, коридоры и большие залы пещерников, невидимые, но создававшие ощущение пустоты, в которой тьма сгущалась все больше. Чем ниже, тем все более зловонными становились сквозняки. Погребенный воздух, казалось, встал над веками копившейся грязью и отбросами, над необозримыми пространствами непохороненных мертвецов, над давно заброшенными лабораториями, где готовились яды. Время от времени запах гниения становился таким густым, что Кавинант, казалось, видел его в воздухе. А из соседних пустот доносились холодные, отдаленные звуки - треск камешков, падающих в бездонные пропасти. Изредка - скрип камней, придавленных громадой горы, тихие хрустальные трескучие звуки, похожие на постукивание железных молотков, приглушенные погребальные детонации. И долгие усталые вздохи, испарения утомления из древних подножий горы. Казалось, сама темнота бормочет, когда отряд проходит мимо. Но в конце спуска они вышли к неровной лестнице, вырубленной в стене скалы, под которой разинулись голодные пасти темных пропастей. А после этого они шли через извилистые туннели, по дну расщелин, над острыми скалистыми гребнями, вокруг ям со стонущей водой и зловонием разложения в глубине, под арками, напоминавшими входы в гротескные залы пиршеств, поворачивали, карабкались вверх и продвигались на ощупь в темноте, словно в полном опасности Лимбо, коварном и фатальном, однообразие которого нарушают только разные по виду и степени опасности угрозы. Нуждаясь в доказательствах своей собственной реальности, Кавинант двигался, прижав пальцы левой руки к сердцу. Трижды отряд останавливался на широких ровных площадках, которые могли быть залами, выступами или вершинами пиков, окруженных бездной, и принимал холодную пищу при свете факела Биринайра. Каждый такой перерыв был облегчением: вид других лиц вокруг огня, потребление осязаемых продуктов действовали подобно утверждению или продлению способности отряда к длительному существованию. Однажды Кеан заставил себя даже пошутить, но голос его прозвучал в вечной тьме так тихо, что никто не смог найти в себе силы ответить. После каждой остановки отряд вновь продолжал путь с бодростью. И с каждым разом их мужество, получившее поддержку, улетучивалось все быстрее, словно тьма втягивала его в себя со все возрастающей прожорливостью. Чуть позже старый Биринайр вывел из холодных продуваемых коридоров в душные туннели вдалеке от главных магистралей вайтварренов. Чтобы уменьшить риск быть обнаруженными, он выбрал тропинку через район пещер более мертвых, чем остальные - безмолвных и пустынных, где почти не осталось свежего воздуха. Но эта атмосфера чуть усилила напряжение отряда. Они двигались так, словно молча кричали в предчувствии какой-то слепой беды. Они шли все дальше и дальше, и Кавинанту казалось, что это длится вечно, только по своему кольцу он мог определить, что это не так, поскольку оно еще не начало светиться от восхода луны. Но через некоторое время его Белое Золото начало поблескивать, как красное пророчество. Они не могли позволить себе отдых для сна или даже продолжительную остановку. До максимального пика силы Друла оставался всего один день. Они шли по туннелю, стены которого, казалось, вот-вот сомкнутся вокруг мерцающего огня Биринайра. Внезапно из тьмы перед хайербрендом возник Террель, вернувшийся из разведки. Протхолл, Морэм, Гибкая и Кавинант поспешили подойти к ним. В голосе Терреля слышалось нечто похожее на тревогу, когда он сказал: - Сюда идут юр-вайлы, около полусотни. Они видели свет. Протхолл застонал. Морэм изрыгнул проклятие. Майнфрол Гибкая с шипением вздохнула и сняла с волос шнурок, словно собиралась противостоять веществу, из которого были сделаны ночные кошмары раменов. Но прежде чем кто-то успел что-нибудь сказать, старый Биринайр, казалось, треснул, словно сухой сучок. С криком - за мной! - он повернулся и бросился в темноту. Двое Стражей Крови тотчас помчались за ним. Лорды на мгновение замешкались. Потом Протхолл воскликнул: - Меленкурион! - и устремился вслед за Биринайром. Морэм начал отдавать приказы, и отряд быстро пришел в боевую готовность. Кавинант бежал за подпрыгивающим и несущим огонь Биринайром. В голосе его не было слышно никакой паники. Его крик побуждал Кавинанта бежать вперед. Позади слышались первые команды и звуки сражения. Он не отводил взгляда от огня Биринайра и следовал за ним в низкий, почти совершенно лишенный воздуха туннель. Биринайр все так же на шаг или два опережал Стражей Крови. Внезапно раздался какой-то шипучий звук, похожий на искрение высоковольтного разряда, и пелена голубого пламени окутала хайербренда. Ослепительная и мерцающая, она перекрыла проход по туннелю сверху донизу. Пламя ревело, как если бы вырывалось из топки. И Биринайр замер в нем, словно распятый в воздухе, раскинув руки и ноги. Очертания его тела исказились судорогами. Рядом с ним вспыхнул и превратился в пепел его посох. Не колеблясь, двое Стражей Крови бросились в огонь. Он отшвырнул их назад, словно они ударились о каменную стену. Они снова прыгнули к Биринайру, пытаясь протолкнуть его сквозь огненную пелену. Однако это было бесполезно - Биринайр оставался на том же месте, обугленная жертва в паутине голубого огня. Стражи Крови готовы были прыгнуть еще раз, когда их догнал Высокий Лорд. Ему пришлось кричать, чтобы его голос услышали сквозь треск силы. - Это было мое место! - крикнул он, почти рыдая. - Он умрет! Помогите Морэму! Казалось, он перешел границу отчаяния или безумия, в глазах его был ужас. Раскинув руки, он пошел вперед, как бы пытаясь обнять Биринайра. Огонь яростно отбросил его прочь. Он упал и долгое время лежал, прижавшись лицом к каменному полу. Позади нарастал шум битвы. Юр-вайлы образовали клин, и даже с помощью Стражей Крови и воинов Морэм едва держался на ногах. Первый натиск атакующих отбросил отряд назад. Морэм отступил на несколько ярдов в глубь туннеля, где висел Биринайр. Там он остановился. Несмотря на крики Протхолла и рев пламени, он стоял лицом к юр-вайлам. Протхолл тяжело поднялся. Голова его тряслась на усталой старческой шее. Но в глазах больше не было безумия.
в начало наверх
Ему потребовалось еще мгновение, чтобы собраться, зная, что он уже опоздал. Затем, собравшись силами, он резко ударил посохом по голубой стене. Древко с металлическим наконечником вынесло ослепительную вспышку. Мгновение Кавинант ничего не видел. Когда его зрение восстановилось, он обнаружил, что посох Протхолла тоже висит в пелене огня. Биринайр же лежал теперь в туннеле за огненной стеной. - Биринайр! - воскликнул Высокий Лорд. - Мой друг! Казалось, он считал, что смог бы помочь хайербренду, если бы вовремя успел добежать до него. Он снова бросился на пламя и снова был отброшен назад. Юр-вайлы продолжали свирепую атаку в холодном молчании. Двое из Дозора Кеана пали при отходе в туннель, и еще один умирал сейчас с железным наконечником в сердце. Одна из воинов - женщина - оказалась слишком близко к клину, и у нее была отрублена рука. Морэм со все возрастающим отчаянием сражался с мастером учения. Вокруг него мастерски сражались Стражи Крови, но даже им редко удавалось отыскать уязвимое место в клине. Кавинант смотрел сквозь голубую пелену на Биринайра. Лицо его не было повреждено, но на нем остались явные следы агонии, словно после того, как его душа была сожжена, он еще оставался живым в течение одного мгновение. Остатки его одежды висели на нем обожженными клочьями. "За мной!" В это крике не было паники. У Биринайра появилась какая-то идея. Его крик отдавался эхом и звал за собой. Его мантия развевалась... "За мной!" Кавинант что-то забыл - что-то важное. Он дико бросился вперед. Морэм пытался усилить битву. Его сила молниями обтекала посох, по мере того как он наносил удары по мастеру учения. Ослабленный потерями, клин стал понемногу поддаваться назад. Кавинант остановился в нескольких дюймах от огненной стены. Посох Протхолла находился внутри в подвешенном вертикальном состоянии, словно вилка. Пламя, казалось, скорее поглощало, нежели выделяло тепло. Кавинант почувствовал, как немеет от холода. В ослепительном голубом сиянии он увидел шанс к бегству отсюда, к своему спасению. Внезапно мастер учения юр-вайлов издал лающий крик и прорвался сквозь строй. Он нырнул мимо Морэма и устремился в туннель к огню, к стоящему на коленях Высокому Лорду. Глаза Морэма опасно сверкнули, но он продолжал битву. Резко приказав что-то Кеану, он с еще большей силой врубился в клин юр-вайлов. Кеан вырвался из боя. Подбежав к брошенному луку, он натянул тетиву, в то время как мастер учения уже достиг Протхолла. Кавинант смутно слышал раздавшийся в мертвом воздухе крик Высокого Лорда: - Юр-Лорд! Осторожно! Но он не обратил внимания. Его обручальное кольцо горело, словно оскверненная луна, словно скальный свет на мосту Варренов, словно Слово Предупреждения. Протянув левую руку, он мгновение колебался, затем схватил посох Высокого Лорда. Силы столкнулись. Кровавый огонь вырвался из его кольца, противодействуя фосфоресцирующей голубизне. Рев пламени достиг такой силы, которая уже не воспринималась на слух. Затем последовал мощный взрыв, безмолвная силовая вспышка. Пол туннеля подбросило, словно киль корабля ударился о рифы. Голубая пелена распалась в клочья. Кеан опоздал, чтобы спасать Протхолла. Но юр-вайл не стал нападать на Высокого Лорда. Перепрыгнув через него, он устремился к Кавинанту. Кеан изо всех сил согнул лук и выстрелил в спину твари. Мгновение Кавинант стоял неподвижно и с ужасом смотрел на наступающую темноту. Тусклое оранжевое пламя горело на его руке и кольце, но сияющая голубизна исчезла. Огонь не причинял боли, хотя сначала он горел на нем, словно Кавинант был сухим деревом. Он был пустым и холодным и вскоре погас, рассыпавшись шипящими искрами, словно у Кавинанта не было достаточно тепла, чтобы питать его. Потом мастер учения, со стрелой Кеана, застрявшей между лопаток, обрушился на него и повалил на каменный пол. Некоторое время спустя Кавинант очнулся и поднял голову, полную тумана. Единственным источником света в туннеле был огонь Морэма, все еще отражавшего натиск юр-вайлов. Потом свет этот тоже погас. Юр-вайлы были разогнаны. Тьювор и Страж Крови бросились за ними, чтобы не дать им донести Друлу о случившемся. Но Морэм крикнул: - Оставьте их! Все равно мы уже обнаружены. Теперь их донесения не играют роли. В темноте раздались стоны, вскоре двое или трое воинов зажгли факелы. Пламя отбрасывало на стены странные, призрачные тени. Отряд собрался вокруг Морэма, и все пошли туда, где на коленях стоял Протхолл. Высокий Лорд держал на руках обугленное тело Биринайра. Но он не дал излиться сочувствию и горю отряда. - Идите дальше, - слабым голосом произнес он. - Найдите то, что хотел найти он, или узнайте, что он хотел. А я скоро догоню вас. Поясняя свои слова, он добавил: - Он шел впереди вместо меня. Морэм соболезнующим жестом положил руки на плечи Кавинанта и Высокого Лорда. Но опасность сложившейся ситуации не позволяла медлить. Друл теперь наверняка знал, где они находятся, энергия, высвобожденная ими, должна была указать на них, как обвиняющий перст. - Почему? - вслух задал себе вопрос Морэм. - Почему такая сила была расположена здесь? Друл не смог бы такого придумать. Взяв в руки один из факелов, он пошел по туннелю. Словно в ответ Кавинант произнес гротескным скрипучим голосом: - Я забыл одеть свою старую одежду - она осталась где-то по пути. Но этим он отвечал на другой вопрос. Морэм склонился над ним. Осветив его лицо факелом, Лорд спросил: - Ты ранен? Я не понял, причем тут твоя старая одежда? Чтобы ответить на этот вопрос, требовалось довольно много времени, но он ответил с легкостью, словно сомнение и туман подарили ему красноречие: - Конечно, я ранен. Вся моя жизнь - это сплошная рана. Едва ли он слышал свои собственные слова. - Неужели ты не понимаешь? Когда я проснулся бы и обнаружил на себе свою старую одежду, а не это тряпье в пятнах от моха, то это доказывало бы, что я действительно спал, и все это мне приснилось. И если бы это не было бы таким успокаивающим, я бы ужаснулся. - Ты подчинил себе огромную силу, - пробормотал Морэм. - Это была случайность. Все получилось само собой. Я всего лишь пытался... бежать. Сжечь себя. Потом им овладело страшное напряжение. Он опустил голову на камень и уснул. Но отдых длился недолго, воздух в туннеле был слишком тяжелым, а отряд был полон слишком кипучей деятельности. Когда он открыл глаза, то увидел Гибкую и нескольких воинов, готовивших еду на слабом огне. С песней на дрожащих губах и со слезами, сбегающими из глаз, Протхолл с помощью голубого огня посоха прижигал женщине-воину культю ее обрубленной руки. Кавинант смотрел, как она переносила боль. Когда наконец ее предплечье было туго забинтовано, она потеряла сознание. Кавинант отвернулся, словно чужая боль причиняла страдания ему самому. С трудом поднявшись, он ощутил ужасное головокружение и вынужден был опереться о стену. Так он стоял, сгорбившись, пока не вернулся Морэм в сопровождении Кеана, Корика и двух Стражей Крови. Вохафт нес небольшой металлический ларец. Подойдя к огню, Морэм сказал: - Эта энергия была защитой, устроенной здесь Высоким Лордом Кевином. За этим туннелем находится пещера. Там он скрыл Второй Завет Учения Кевина - второй из семи. Лицо Высокого Лорда Протхолла озарилось надеждой. 23. КИРИЛ ФРЕНДОР Протхолл принял ларец с благоговейностью. Его пальцы дрожали, открывая запор. Когда он поднял крышку, бледное, перламутровое свечение, подобное чистому лунному свету, засияло изнутри. Этот блеск придал его лицу выражение блаженства, когда он осторожно опустил руку внутрь и вынул оттуда древнюю рукописную книгу. Когда он поднял ее, члены отряда увидели, что сияние исходило именно от Завета. Кеан и его Дозор опустились на одно колено перед Заветом и склонили головы. Морэм и Протхолл стояли прямо, словно чувствуя на себе испытующий взгляд повелителя их жизни. Когда первое удивление прошло, Гибкая присоединилась к воинам. Только Кавинант и Стражи Крови не проявляли никакого благоговения. Воины Тьювора были все время настороже, а Кавинант устало оперся о стену, пытаясь справиться с подступающей дурнотой. Но Завет все же не остался им незамеченным. Надежда восстала против головокружения. Он боком подошел к ларцу. - Биринайр знал... о том, что вам здесь придется обнаружить? Значит, потому... - Потому он и побежал сюда? - голос Морэма звучал рассеянно, все в нем, кроме голоса, было сосредоточено на Завете, который Протхолл держал, словно могущественный талисман. - Может быть, это и так. Он знал старые карты. Без сомнения они были даны нам в Первом Завете с тем, чтобы в свое время мы смогли бы найти дорогу сюда. Возможно, что его сердце видело то, чего не могли видеть наши глаза. Кавинант промолчал, потом спросил, стоя все так же боком: - Почему ты дал юр-вайлам возможность бежать? На этот раз Лорды, казалось, обратили на него внимание. Бросив пронизывающий взгляд, Протхолл положил Завет на место. Когда крышка закрылась, Морэм строго ответил: - Ненужные смерти, Неверящий. Мы пришли сюда не для того, чтобы убивать юр-вайлов. Лишние убийства мы презираем и можем повредить ими себе больше, чем риском оставить в живых несколько юр-вайлов. Мы сражаемся от необходимости, а не в ярости или вожделении. Нельзя компрометировать клятву мира. Но это не давало ответа на вопрос Кавинанта. С усилием он помог надежде одержать верх. - Все равно. Этот Второй Завет - он удваивает вашу силу. Вы могли бы отправить меня назад. Лицо Морэма смягчилось от необходимости уверения и утешения против невозможности требования. Но его ответ был отрицательным. - Ах, мой друг, вы забываете, мы еще не овладели Первым Заветом - хотя ее изучением занимались уже несколько поколений. Лучшим представителям лосраата пока не удалось распутать главные тайны. Сейчас мы ничего не сможем сделать с этим новым Заветом. Может быть, если мы останемся в живых после этого похода, то в последующие годы узнаем что-то из Второго. Он замолчал. На лице его отразилось желание доказать свою мысль, но он ничего не сказал до тех пор, пока Протхолл не вздохнул: - Расскажи ему все. Теперь мы можем позволить себе это. - Хорошо, - поспешно сказал Морэм. - Наше обладание Вторым Заветом в такое время опасно. Из Первого совершенно ясно, что Высокий Лорд Кевин готовил Семь в строгом порядке. Его намерение было таким, чтобы Второй Завет оставался сокрытым до тех пор, пока не будет завершено изучение Первого. Очевидно, некоторые части его Учения несут великие беды для тех, кто сначала не овладел определенными аспектами. Итак, он создал свои Заветы и защитил их силами, которые нельзя разрушить до тех пор, пока не закончено овладение предыдущими частями Учения. До тех пор, пока мы не проникнем в тайны Первого, для нас будет слишком большим риском пытаться использовать Второй. Он выпрямился и вздохнул. - Мы не жалеем. Несмотря на всю опасность, это открытие, возможно, является величайшим событием нашего времени. Но все же, оно не может сделать нас счастливыми. Протхолл тихо добавил: - Мы никого не обвиняем и ничего не подвергаем сомнению. Откуда кому-то могло быть известно, что мы здесь найдем? Но судьба Страны теперь втройне зависит от нас. Если мы хотим нанести поражение Лорду Фаулу, мы должны овладеть силами, для которых еще не готовы. Поэтому мы черпаем надежду и страх из одного и того же источника. Не пойми нас превратно - мы с радостью принимаем этот риск. Овладение Учением Кевина - цель нашей жизни. Но мы должны четко уяснить себе, что существует риск. Я вижу надежду для Страны, но гораздо меньше - для себя. - И даже это видение призрачно, - твердо сказал Морэм. - Возможно,
в начало наверх
что Лорд Фаул завел нас сюда, чтобы нас предали силы, контролировать которые мы не можем. Услышав это, Протхолл пристально посмотрел на Морэма. Потом Высокий Лорд медленно кивнул, выражая свое согласие. Но его лицо не утратило выражения облегчения, уменьшение веса его ноши, который дал ему первый взгляд на Завет. Под влиянием этого он, казалось, способен был сбросить с плеч свой возраст. Теперь период Высокого Лорда Протхолла, сына Двиллиана, будет помниться долго - если отряд выживет в походе. Его решимость выражала взгляд в будущее, когда он закрывал ларец со Вторым Заветом. Его движения были точными и решительными. Он отдал ларец Корику, прикрепившему его к своей обнаженной спине с помощью полос клинго и прикрыв сверху накидкой. Но Кавинант смотрел на остатки хрупкой структуры своей собственной надежды, смятой, как игрушечный домик, и у него не было прочной основы, чтобы построить его вновь. Он был слишком слабым и уставшим, чтобы думать об этом. Он долго стоял, оперевшись на стену, опустив голову, словно пытаясь расшифровать карту на своей одежде. Несмотря на опасность, отряд остался в туннеле на передышку для отдыха и еды. Протхолл высказал предположение, что остановка здесь была столь же непредсказуемой, как и любое другое их действие, поэтому, пока Стражи Крови стояли на посту, остальные по настоянию Высокого Лорда отдыхали. Сам он тоже лег, положив голову на сложенные руки и, казалось, сразу уснул таким спокойным безмятежным сном, что это было похоже более на подготовку к тяжелому делу, чем на отдых. Следуя его примеру, большинство членов отряда сомкнули веки, хотя сон их был судорожным и тяжелым. Однако Морэм и Гибкая остались бодрствовать. Морэм смотрел на огонь небольшого костра, словно ожидал какого-то видения, а Гибкая сидела напротив, сгорбив плечи под давящим весом горы, - неспособная к отдыху под землей, словно отсутствие открытого неба и травы оскорбляло ее кровь рамена. Сидя у стены, Кавинант смотрел на них, а потом ненадолго уснул, не заметив, как сжатие его пальца кольцом стало ослабляться с заходом луны. После ее захода Протхолл проснулся. Бодрый и освеженный, он разбудил отряд. После того, как все еще раз поели, он потушил костер. Вместо него он зажег один факел лиллианрилл. Огонь оплывал и опасно мерцал в густом воздухе, но Высокий Лорд предпочел его своему посоху для освещения туннеля. Вскоре отряд был уже снова в пути. Не имея возможности поступить иначе, они оставили погибших лежать на каменном полу пещеры, где была найден Завет. Это была единственная дань, которую они могли отдать Биринайру и убитым воинам. Снова шли они в темноту, ведомые Высоким Лордом через переплетающиеся черные лабиринтоподобные коридоры в толще горы Грома. Воздух становился все плотнее, горячее и мертвее. За исключением редких подъемов, их путь главным образом вел вниз, к бездонным недрам горы, с каждой невидимой, неизмеримой лигой ближе к огромным захороненным дремлющим мрачным ямам, к ужасным костям земли. Все вперед и вперед шли они, словно околдованные темнотой, непроницаемой ночью. Они прокладывали путь в тяжком молчании, словно сдерживая рыдания. Они ничего не видели. Это действовало на них как тяжелая утрата. По мере того как они приближались к бьющемуся сердцу вайтварренов, становились громче и более различимы некоторые звуки - стук наковален, рев топок, вздохи боли. Время от времени они пересекали пласты горячего зловонного воздуха - очевидно, принудительная вентиляция гротов. И постепенно новый звук вкрадывался в их сознание - звук бездонного кипения. Долгое время они приближались к этому хаосу, не имея никакого представления, что это такое. Позже они прошли мимо источника этой какофонии. Их путь лежал вдоль выступа огромной пещеры. Стены были освещены зловещим светом бурлящего оранжевого моря скального огня. Глубоко внизу находилось озеро из расплавленного камня. После длительного пребывания в темноте яркий свет причинял боль глазам. Поднимающийся вверх едкий жар озера впивался в них, словно пытаясь сбросить их с карниза. Глубокий кипящий звук наполнил воздух. Огромные всплески магмы взметались к потолку, а потом в озеро, как рассыпающиеся башни. Кавинант смутно услышал, как кто-то сказал: - В дни Высокого Лорда Лорика Демонмгла в этом месте отказалась от своих попыток воспроизводства. Говорят, будто отвращение Демонмглы и вайлов, которых она производила, к их форме не удалось подавить ничем. К тому же размножение Демонмглы приводило к одновременному появлению и юр-вайлов, и вейнхимов. А все слабые и испорченные образцы они скидывали в ямы, подобные этой, - так сильно ненавидели они свою безглазость. Застонав, Кавинант отвернул лицо к стене и прополз в коридор. Когда он оторвал руки от каменной опоры, то почувствовал, как судорожно дергаются пальцы, словно они только что держались за борта гроба. Протхолл решил остановиться на отдых сразу за пещерой со скальным светом. Отряд быстро проглотил холодную пищу и вновь устремился во тьму. После этого поворота они повернули еще дважды, поднялись по длинному склону и, наконец, оказались на выступе какой-то трещины. Эта расселина уходила влево от них. Кавинант машинально шел вперед, потряхивая головой, чтобы прояснить мысли. Юр-вайлы вертелись у него в мозгу, словно образы самоненавистничества и предупреждения. Неужели он обречен на то, чтобы видеть себя даже в таких существах, как эти? Нет. Он скрипнул зубами. Нет. В свете заполняющих все бликов лавы он начал бояться, что уже упустил свой шанс упасть. Со временем им овладела усталость. Протхолл объявил остановку на выступе, и Кавинант сам удивился тому, что почти мгновенно уснул в такой близости от пропасти. Но Высокий Лорд теперь уже видел впереди цель и не давал отряду долго отдыхать. Подняв вверх свой оплывший факел, он вновь повел его сквозь тьму. Постепенно их осторожность притупилась. Приближалось полнолуние, и где-то впереди Друл готовился к встрече с ними. Протхолл двигался так быстро, словно ему не терпелось пройти последнее испытание, и отряд ускоренным шагом шел за ним по выступу. Поэтому один из юр-вайлов застал их врасплох. Он спрятался в узкой трещине в стене. Когда Кавинант проходил мимо, он прыгнул на него и всей тяжестью навалился ему на грудь. Его тупое безглазое лицо было воплощением самой свирепости. Ударив Кавинанта, эта тварь схватила его за левую руку. Сила удара отбросила Кавинанта назад, к пропасти. Какой-то миг он не осознавал этой опасности. Юр-вайл поглощал его внимание. Подняв руку Кавинанта прямо к своему лицу, он обнюхал ее, влажно хлюпая носом, словно ища что-то, а потом попытался засунуть его палец с кольцом в свой рот. Кавинант отшатнулся еще на один шаг, его нога соскользнула с выступа. В это мгновение он вспомнил об алчной бездне, лежавшей внизу. Он инстинктивно сжал кулак и со всей силы пихнул им юр-вайла, отчего тот соскочил с уступа, но остался висеть, держась за руку Кавинанта. Вцепившись в посох всей силой искалеченной руки, он метнул другой его конец в направлении Баннора. Страж был наготове и тотчас поймал его. Какое-то мгновение Кавинант удерживал посох. На его левой руке всем весом повис юр-вайл. Но покалеченная рука не смогла удержать посох. Вместе с юр-вайлом, пытавшимся откусить его палец с кольцом, он полетел в пропасть. Прежде чем он смог издать крик ужаса, сила, подобная ударной волне, настигла и ударила его, выбив воздух из легких, и лишила сознания. Очнувшись после удара, он обнаружил, что задыхается в грязи, залепившей лицо. Он лежал лицом вниз на крутом склоне, покрытом сланцем, глиной и мусором, и все это набилось ему в рот и в нос. Он долго не мог пошевелиться, и только кашлял и отплевывался. Эти усилия сотрясали его, мало помогая. Потом, задрожав от напряжения, он перекатился через бок и поднял голову. Откашлявшись и выбросив из себя целый фонтан грязи, он почувствовал, что может дышать. Но он по-прежнему ничего не видел. Потребовалась секунда, чтобы он осознал это. Он ощупал лицо, убедился, что глаза целы и открыты. Но они не видели ничего, кроме полной кромешной тьмы. Это было похоже на то, как если бы он ослеп от паники, словно его оптические нервы онемели от ужаса. На некоторое время им и впрямь овладела паника. Лишившись возможности видеть, он почувствовал, как пустой воздух сгущается вокруг него и засасывает, словно он тонул в зыбучих песках. Ночь била по нему крыльями, словно стервятники, слетевшиеся на падаль. Сердце стучало тяжелыми биениями страха. Он стоял на коленях, покинутый, лишенный зрения, света и разума крайней степенью ужаса, и его дыхание булькало в горле. Но когда первый приступ ужаса прошел, он понял все. Страх - это была эмоция, которую он понимал, часть условия его существования. И его сердце продолжало биться. Работая с перебоями, словно раненное, оно все еще поддерживало в нем жизнь. Внезапно, конвульсивно, он поднял кулаки и ударил по грязи по обе стороны от головы, отбивая ритм собственного пульса, словно пытаясь выбить из грязи разум. Нет! Нет! Я не выживу! Это утверждение укрепило его. Выжить! Он был прокаженным, привычным к страху. Он знал, как с ним бороться. Самоконтроль, и еще раз самоконтроль. Он прижал руки к глазам. На фоне черного появились цветные пятна. Он не ослеп. Он видел темноту. Он упал и теперь был далеко от единственного источника света в катакомбах. Разумеется, он не мог видеть. Адское пламя! Он инстинктивно потер руки и вздрогнул, ощутив на них царапины. Самоконтроль. Он был один... один... без света, где-то на дне выступа расщелины, за много лиг от ближайшего выхода на открытый воздух. Без помощи друзей, без средств к спасению для него внешняя поверхность горы была так же недосягаема, как если бы ее вообще не было. Спастись было невозможно, если только... Самоконтроль... ...если он найдет какой-то способ умереть. Проклятье! Голод. Жажда. Ранения. Потеря крови. Он легкомысленно перечислил все возможности, словно произведя процедуру самопроверки. Он мог стать жертвой какого-нибудь порожденного тьмой яда. Мог наткнуться на более глубокую пропасть. Безумие, да. Это было так же возможно, как проказа. Крылья хлопали вокруг него, головокружительно вращались на фоне слепой черноты. Кавинант бессознательно поднес руки к голове, пытаясь как-то защититься. Проклятье! Ничего этого со мной не происходит. Самоконтроль! Его ослепила фатальная идея. Он ухватился за нее, как за видение. Да! Он быстро переменил позу и теперь сидел на склоне. Ощупав свой пояс, он нашел нож Этиаран. Тщательно зажав его в искалеченной руке, он начал бриться. Не имея ни воды, ни зеркала, он подвергал себя реальной угрозе перерезать горло, а сухость бороды причиняла боль, словно он использовал нож, чтобы придать своему лицу новую форму. Эта боль была частью его самого, ничего невозможного в этом не было. Если он порежется, грязь попадет в ранку и неминуемо возникнет заражение. Это успокоило его, как если бы было признанием его идентификации. Таким способом он заставил тьму отступить, втянуть свои когти. Когда с бритьем было покончено, Кавинант усилием воли заставил себя оценить ситуацию. Ему хотелось знать, где он находится. Осторожно, на ощупь, он начал исследовать склон, двигаясь на четвереньках. Прежде чем он продвинулся на три фута, ему попалось тело. Плоть была еще мягкой, словно не успев застыть, но грудь была холодной и покрытой какой-то жидкостью, в которой Кавинант испачкал руки и ощутил запах гнилой крови. Он отпрянул назад, застыв на месте, тяжело дыша и чувствуя как дрожат колени. Это был юр-вайл, тот самый, что напал на него. Разбившийся насмерть. Он хотел пошевелиться, но не мог. Шок от открытия заморозил Кавинанта, словно он внезапно открыл опасную дверь. Он чувствовал себя в окружении опасности. Почему это существо напало именно на него? Неужели оно чувствовало Белое Золото по запаху? Потом его кольцо начало светиться. Кровавый кружок превратил его в кружок тусклого огня вокруг пальца, в красные оковы. Но оно не отбрасывало света - даже не давало Кавинанту возможности увидеть сустав, на который оно было надето. Кольцо зловеще сияло перед ним, выдавая его любому взгляду, спрятанному в темноте, и не давало ему ничего, кроме страха. Он не мог забыть, что это значило. Над Страной начиналось кровавое полнолуние. Это заставило Кавинанта вжаться в грязный склон. В горле стоял ком, словно насильно втиснутый туда ужас. Даже бесконтрольный шум дыхания, казалось, указывал на него атакующим клыкам и когтям, таким невидимым в темноте, что он даже мысленно не мог их себе представить. Он был один,
в начало наверх
беззащитный и жалкий. Если он только не найдет какой-то способ воспользоваться силой своего кольца. Он отбросил эту мысль в тот же миг. Нет! Никогда! Он был прокаженным, его возможность выжить зависела от полного понимания и принятия собственной беспомощности как своей неотъемлемой черты. Таков закон проказы. Ничто не могло быть таким фатальным для него - ничто не могло разрушить его тело и разум с такой болью - как иллюзия. Сила во сне. И прежде чем умереть, он станет таким же зловонным и обезображенным, как тот человек, которого он видел в лепрозории. Нет! Лучше сразу покончить с собой. Все что угодно, только не это. Он не знал, сколько прошло времени в раздумьях, прежде чем он услышал во тьме тихий звук - далекий, скользящий и зловещий, словно окружающая его ночь начала тихо дышать сквозь зубы. Этот звук поверг Кавинанта в оцепенение, словно ледяная рука страха схватила его за сердце. Вздрагивая в слепом страхе, он попытался отогнать его. Однако звук постепенно становился все яснее - тихий, шуршащий звук, похожий на дыхание, вырывающееся сквозь зубы из множества ртов... Он наводнил воздух, как кишащие паразиты, и по телу Кавинанта побежали мурашки. Они шли за ним. Они знали, что он здесь и где точно он находится по его кольцу. Перед его глазами мелькнуло воспоминание о вейнхиме с металлическим острием в груди. Он закрыл правой рукой кольцо. Но в тот же миг он понял, что это бесполезно, и начал судорожно шарить руками по поверхности склона в поисках какого-нибудь оружия. Потом он вспомнил о ноже. Тот казался слишком маленьким, чтобы помочь ему. Но он сжал его левой рукой, а правой продолжал шарить вокруг, едва ли осознавая, что именно он ищет. Это продолжалось довольно долго, и Кавинант не обращал внимания на создаваемый им шум. Потом его пальцы нащупали посох. Должно быть, Баннор уронил его, и тот упал неподалеку. Шуршание приближалось. Это был звук множества босых ног, скользящих по камню. Они шли за ним. Посох! Это был посох хайербренда. Барадакас дал его Кавинанту. И тут он вспомнил его слова: "В час тьмы вспомни о посохе хайербренда!" Если бы он мог зажечь его... Но как? Холодный воздух кишел вражескими тенями. Их шаги, казалось, скользили к нему сверху. - Как? - в отчаянии крикнул он, пытаясь зажечь посох одним лишь усилием воли. - Барадакас! Шаги приближались. Он уже мог слышать хриплое дыхание сквозь шуршание. На празднике весны он зажегся для него. Дрожа от нетерпения, Кавинант прижал конец посоха к своему кроваво-красному кольцу. И тотчас же красное пламя расцвело на дереве, потом стало бледно-оранжевым и желтым, ярко разгорелось. Внезапный свет ослепил Кавинанта, он вскочил на ноги и поднял посох над головой. Он стоял у подножия длинного склона, занимавшего половину пола расщелины. Это беспорядочное нагромождение мусора и мягкой глины спасло ему жизнь, смягчив удар от падения и заставив его скатиться на то место, в котором он пришел в себя. Впереди и позади него расщелина тянулась далеко вверх за пределы досягаемости света от его пламени. Неподалеку, скорчившись, лежал юр-вайл, и его черная кожа была мокрой от крови. По дну расщелины, направляясь к нему, шла, шаркая ногами, разрозненная группа пещерников. Они еще были на расстоянии тридцати ярдов, но даже издалека их вид удивил Кавинанта. Они выглядели не так, как другие пещерники, которых он видел. Разница была не только в одежде, хотя эти существа были наряжены в яркие, узорчатые наряды, словно королевские приближенные, развратные и бесстыдные. Физически они тоже различались. Это были старики, состарившиеся преждевременно, неестественно. Их красные глаза были затянуты перепончатыми пленками, а длинные конечности изгибались, словно кости в них за короткое время искривились. Их головы болтались на шеях, которые еще выглядели достаточно толстыми, чтобы быть сильными и прямыми. Их тяжелые, с выступающими венами руки дрожали, как у паралитиков. От них исходило зловоние зла, мучений. Но они шли вперед с непреклонной решимостью, словно им был обещан покой смерти после завершения этого последнего задания. Справившись с удивлением, Кавинант угрожающе потряс посохом. - Не приближайтесь ко мне! - прошипел он сквозь зубы. - Назад! Я заключил сделку! Пещерники словно бы и не слышали. Но они не стали нападать на него. Подойдя почти вплотную к Кавинанту, они окружили его неровным кольцом и, напирая на него с одной стороны, заставляли его двигаться в том направлении, откуда пришли. Как только Кавинант понял, что они хотят отвести его куда-то, не вступая с ним в бой, он тотчас подчинился. Интуитивно он знал, куда они идут. Поэтому он медленно двигался внутри их кольца вдоль расщелины, пока они не дошли до лестницы в левой стене. Это было грубое сооружение, кое-как вырубленное в скале, но достаточно широкое, чтобы несколько пещерников одновременно, в ряд, могли подняться наверх. Кавинант сумел справиться с головокружением, стоя возле стены, вдали от пропасти. Поднявшись на несколько сотен футов, они добрались до отверстия в стене. Хотя лестница уходила дальше вверх, пещерники повели Кавинанта через этот ход. Он оказался в узком туннеле, в конце которого был виден скальный свет. Теперь пещерники стали слегка подгонять Кавинанта, словно торопились поскорей доставить его на эшафот. Потом волна жара и зловония окатила Кавинанта. Он вышел из туннеля в Кирил Френдор. Он узнал блеск отполированного камня гранитных стен, зловоние, похожее на серу, разъедающую гниющую плоть, несколько входов, танец бликов, отбрасываемых свечением пучка сталактитов высоко вверху. Все это было так живо для него, словно воплощение ночного кошмара. Пещерники ввели его в зал, а сами остались сзади, загородив вход. Во второй раз Кавинант встретился с Друлом Каменным Червем. Друл возлежал на своем низком ложе в центре пещеры. Обеими огромными руками он сжимал Посох Закона, и сначала Кавинант узнал его именно по этому посоху. Друл изменился. Казалось, он был поражен какой-то болезнью. Увидев Кавинанта, он визгливо захохотал. Но голос его был слабым, и смех - каким-то истеричным. Смеялся он недолго, казалось, он был слишком изможденным для этого. Как и пещерники, приведшие Кавинанта, он был стар. Но то, что случилось с ними, на Друла оказало особенно сильное разрушающее воздействие. Его конечности так искривились, что он едва мог стоять. С него градом лил пот, словно он был не в силах более выносить жару своего собственного обиталища. Он сжимал Посох жестом свирепого собственничества и отчаяния. Лишь глаза его не изменились. Они сияли красным светом, не имея ни радужной оболочки, ни зрачка, и, казалось, пенились, как злобная лава, готовые поглотить кого угодно. Кавинант ощутил странное чувство смешанной жалости и отвращения. Но у него было лишь одно мгновение, чтобы удивиться перемене, происшедшей с Друлом. Потом ему пришлось собраться. Пещерник мучительно ковылял к нему. Застонав от боли в ногах, Друл остановился в нескольких шагах от Кавинанта. Оторвав одну руку от Посоха, он указал трясущимся пальцем на обручальное кольцо Кавинанта. Заговорив, он начал дергать головой и бросать злобные взгляды через плечо, словно обращаясь к невидимому зрителю. Его голос был таким же дряхлым и больным, как руки и ноги. - Мое! - прокашлял он. - Ты обещал. Мое. Лорд Друл, Посох и Кольцо. Ты обещал. Сделай это, сказал ты. Сделай то. Не уничтожай. Подожди, - он злобно сплюнул. - Убей позже. Ты обещал. Кольцо, если я сделаю то, что ты просил. Ты сказал. - Он был похож на больного ребенка. - Друл, Лорд Друл! Власть!! Пуская густую слюну, он протянул руку к кольцу Кавинанта. Кавинант мгновенно среагировал на это. Размахнувшись горящим посохом, он нанес быстрый удар, отбросив прочь лапу Друла. От удара его посох разлетелся в щепки, словно рука Друла была из сверхпрочного металла. Но Друл издал хрипящий рев ярости и ударил по полу наконечником Посоха Закона. Каменный пол подпрыгнул под ногами у Кавинанта. Потеряв равновесие, он упал на спину, ударившись так, что сердце защемило. Он лежал, оглушенный и беззащитный. Сквозь пульсирующий шум в ушах он слышал, как Друл крикнул: - Убейте его! Дайте мне его кольцо! Кавинант перекатился на живот. Пот заливал глаза. Он смутно видел пещерников, ковылявших к нему, замыкая его в кольцо. Сердце, казалось, было парализовано, и он никак не мог подняться на ноги. Хватая ртом воздух, он попытался отползти подальше. Первый пещерник схватил его за шею, потом вдруг застонал и упал рядом. Тут же упал еще один, остальные в смятении отступили. Один из них со страхом крикнул: - Стражи Крови! Лорд Друл, помоги нам! - Глупцы! - неистово закричал Друл, кашляя так, словно его легкие разрывались в клочья. - Трусы! Это я - сила! Убейте их! Кавинант наконец поднялся на ноги, вытер пот со лба и обнаружил, что рядом с ним стоит Баннор. Одежда Стража клочьями свисала с плеч, а один глаз заплыл от огромной царапины, пересекавшей бровь. Он стоял, опираясь на пятки, готовый прыгнуть в любую сторону. В его бесстрастных глазах тускло мерцал огонь битвы. Кавинант ощутил такое облегчение, что ему захотелось обнять Баннора. После долгих скитаний в темноте и последовавших событий он чувствовал себя внезапно спасенным, почти избавленным от страха. Но его хриплый голос скрыл его эмоции. - Что-то долго ты не появлялся. Пещерники шли вперед медленно, осторожно, окружая Кавинанта и Баннора. Друл подгонял их хриплыми выкриками. Над головой призрачно мигал огонь сталактитов. Со странной рассеянностью Баннор ответил, что, убив юр-вайла, он неудачно упал и потерял сознание. Потом ему никак не удавалось обнаружить Кавинанта в темноте. Подгоняемые скрипучими командами Друла, пещерники обступили их. Один из пещерников хотел напасть на Кавинанта сзади. Но Баннор, молниеносно повернувшись, сшиб его с ног одним ударом. - Я обнаружил тебя по огню твоего посоха, - продолжал он. - И решил последовать за тобой. Он сделал паузу, чтобы расправиться с двумя ближайшими нападающими. Те поспешно отступили. Когда он заговорил снова, в его голосе слышалась неподдельная честность. - Я помедлил с помощью, решив сначала убедиться, что ты не враг Лордов. - Хорошее время ты выбрал для проверки, - проскрипел Кавинант. Что-то в самоотрешенном и бескорыстном лице Баннора, обращенном к смерти, передалось Кавинанту. Он ответил без обиды: - Стражи Крови подвержены сомнениям. Мы должны быть уверены. Друл оправился от удивления и яростно завопил: - Глупцы! Черви! Боитесь всего лишь двоих! - он сплюнул. - Вперед! Смотрите, как Лорд Друл убивает! Пещерники расступились, и Друл, вздрагивая, вышел вперед, держа перед собой Посох Закона, словно топор. Баннор прыгнул и нанес удар прямо в лицо Друлу. Но, несмотря на внешнее уродство, Друл был полон сил. Казалось, он даже не почувствовал удара Баннора. В тяжелой ярости он занес над головой Посох, чтобы вызвать взрыв, который бы испепелил Баннора и Кавинанта. Против того вида могущества, которым он сейчас обладал, они были бессильны. И все же Баннор, заслонив собой Кавинанта, приготовился принять удар. Дрожа, Кавинант ждал боли, которая освободит его. Но Друл опоздал. Он упустил шанс, пренебрегая другими опасностями. Как только он занес над собой Посох, отряд под предводительством первого знака Тьювора и Высокого Лорда Протхолла ворвался в Кирил Френдор. Они выглядели довольно потрепанными, видимо только что закончили сражение с внешней охраной Друла, но были в полном составе и ворвались в пещеру подобно решительной волне. Протхолл остановил Друла решительным окриком. Прежде чем пещерники успели собраться вместе, воины Дозора напали на них и выгнали из пещеры. В мгновение ока Друл был окружен широким кольцом воинов и Стражей Крови. Медленно, с выражением замешательства, он начал отступать, пока не оказался снова в полулежачем положении на своем ложе. Осматривая воинов, он словно никак не мог понять, что же произошло. Но его жилистые руки держали Посох смертельной хваткой. Потом в его глазах появилось гротескное выражение хитрости. Кивая через плечо, он прошептал срывающимся голосом:
в начало наверх
- Вот это прекрасно. Прекрасно. Лучше, чем было обещано. Все они здесь. Все маленькие лорды, и слабенькие Стражи Крови, и люди. Готовьтесь к искоренению, - он начал смеяться, но закашлялся. - Искоренить их! - прошипел он, справившись с собой. - Искоренить их могуществом. - Он издал какой-то звук, похожий на звук костей в горле. - Могущество! Слабенькие лорды! Могучий Друл. Лучше, чем было обещано. Протхолл пристально посмотрел на пещерника. Отдав свой посох Морэму, он сделал шаг к ложу вместе с Тьювором. Он стоял, выпрямившись, лицо его было спокойным и ясным. После долгих лет самоотречения его глаза никогда не моргали и не вспыхивали. Красные глаза Друла, наоборот, были ослаблены бесчисленными пресыщениями, присущими власти. Когда Высокий Лорд заговорил, даже его старческий голос звучал повелительно и внушительно. Он тихо сказал: - Оставь это, Друл Каменный Червь. Слушай меня. Посох Закона тебе не принадлежит. Он сделан не для тебя. Его сила может быть использована только в интересах здоровья Страны. Отдай его мне. Кавинант сделал движение, чтобы присоединиться к Высокому Лорду. Он чувствовал, что ему необходимо быть возле Посоха. Но Друл лишь пробормотал: - Власть? Отдать? Никогда! Губы его продолжали двигаться, словно он обдумывал секретные планы. Протхолл снова настойчиво сказал: - Подчинись. Для своей же пользы. Неужели ты враг себе? Эта власть предназначена не для тебя. Отдай мне Посох, и я постараюсь тебе помочь. Но это предложение оскорбило Друла. - Помочь? - прокашлял он. - Глупец! Я - Лорд Друл. Повелитель! Луна моя. Власть моя. Ты мой. Я могу искоренять. Старый человек - маленький лорд. Я позволяю тебе жить, чтобы ты веселил меня. Помочь? Нет, танцуй. Танцуй для Лорда Друла, - он угрожающе помахал Посохом. - Рассмеши меня. И я позволю тебе жить. Протхолл словно бы вырос и сказал тоном приказа: - Друл Каменный Червь, освободи Посох. Он приблизился на шаг. Рывком, похожим на истерические конвульсии, Друл занес Посох для удара. Протхолл рванулся вперед, пытаясь остановить его. Но Тьювор первым подскочил к пещернику и схватился за конец Посоха. Истекая слюной от ярости, Друл ткнул металлическим наконечником Посоха в тело Тьювора. Вспыхнул кровавый свет. В то же время плоть первого знака стала прозрачной. Отряд видел, как его кости горят внутри, словно сухие палки. Потом он упал, откинувшись назад, прямо на руки Кавинанта. Вес его тела был слишком велик, чтобы Неверящий мог его удержать. Под этой ношей он опустился на каменный пол, не выпуская Тьювора. Протхолл ухватился за Посох обеими руками, чтобы не дать Друлу ударить его. Они боролись за обладание им, пытаясь вырвать друг у друга. Борьба казалась безнадежной для Протхолла. Несмотря на дряхлость, Друл сохранил часть силы пещерника. И у него была власть над Посохом. А Протхолл был стар. Держа Тьювора в объятиях, Кавинант не мог ничего сделать. - Помоги ему! - крикнул он Морэму. - Его убьют! Но Лорд Морэм повернулся спиной к Протхоллу. Он опустился на колени рядом с Кавинантом, чтобы посмотреть, не сможет ли он помочь Тьювору. Осматривая его, он хрипло сказал: - Друл пытается управлять Посохом с помощью зла. Высокий Лорд может спеть более сильную песню, чем эта. Кавинант в ужасе крикнул: - Его убьют. Ты должен помочь ему! - Помочь? - Глаза Морэма опасно сверкнули. Боль и сдерживаемая ярость сделали его голос резче, когда он сказал: - Он не одобрил бы моей помощи. Он - Высокий Лорд. Вопреки моей клятве... - у него на миг перехватило дыхание от сдерживаемой страсти. - Я бы искоренил Друла. Он использовал выражение Друла - искоренять - с какой-то ноткой отчаяния, заставившей Кавинанта промолчать. Тяжело дыша, Кавинант следил за поединком Высокого Лорда. Его ужасала опасность, подстерегавшая обоих Лордов, и та цена, которую они готовы были заплатить. Потом битва закипела вокруг него. Пещерники с разных сторон устремились в Кирил Френдор. Вероятно, Друл был способен послать мысленный приказ и его охрана ответила. Первые силы, достигшие пещеры, были невелики, но этого было достаточно, чтобы весь отряд вступил в бой. Только Морэм не присоединился к ним. Он стоял на коленях возле Кавинанта и гладил лицо Тьювора, словно зрелище умирающего Стража приковало его к месту. Надрывно крича сквозь лязг оружия, Кеан приказал своим воинам образовать оборонительное кольцо вокруг Друла и Лордов. Потери и усталость не прошли бесследно для Дозора, но стойкий Кеан вел себя так, словно служба Лордам сделала его невосприимчивым к усталости. Его Дозор сражался и наносил удары, вдохновляемый его ободряющими криками. Возрастающая опасность вызвала у Кавинанта приступ головокружения, Протхолл и Друл продолжали свой ужасный поединок. Умирающий Тьювор лежал у ног Кавинанта. И Кавинант ничего не мог поделать, не мог никому помочь. Вскоре все пути к отступлению будут отрезаны, и все их усилия окажутся напрасными. Он не предполагал, что его сделка может иметь такой финал. Друл теснил Протхолла. - Танцуй! - бушевал он. Тьювор вздрогнул, его глаза открылись. Кавинант оторвал взгляд от Протхолла. Губы Тьювора зашевелились, но он не произнес ни звука. Морэм пытался успокоить его. - Не бойся. Это зло будет восприниматься с ужасом везде, где ценится доверие. Но Тьювор не сводил глаз с Кавинанта, и наконец ему удалось прошептать всего одно слово: - Веришь? Все его тело напряглось от усилий, но Кавинант не знал, что он просит - то ли обещания, то ли приговора. И, все еще неверящий, ответил. Он не мог отказать Стражу Крови, не мог отвергнуть мольбу такой беззаветной верности. Слово застряло у него в горле, но он все же сказал: - Да. Тьювор снова содрогнулся и умер с тихим стоном, словно оборвалась струна его клятвы. Кавинант обнял его за плечи и слегка встряхнул - ответа не было. Друл тем временем уже заставил Протхолла встать на колени и сгибал Высокого Лорда назад, чтобы сломить его. В беспомощности и ярости Кавинант закричал: - Морэм! Лорд кивнул и поднялся на ноги. Но он не напал на Друла. Держа свой посох над головой, он протрубил таким мощным голосом, что тот прорезал шум битвы: - Меленкурион абафа! Дьюрок минас милл кабаал! Его посох от одного конца до другого вспыхнул ослепительным пламенем. Сила этих слов подбросила Друла и заставила сделать шаг назад. Протхолл поднялся на ноги. В Кирил Френдор ворвались новые силы пещерников. Кеана и его Дозор оттеснили к самому ложу. Наконец Морэм пришел к ним на помощь. Его посох яростно пылал, когда он вступил в бой. Рядом с ним, словно дьяволы ветра, сражались Стражи Крови, прыгая среди пещерников и нанося такие молниеносные удары, что эти существа, пытаясь нанести ответный удар, попадали друг в друга. Но защитники Друла продолжали прибывать, вливаясь в пещеру. Отряд начал тонуть во все возрастающем кровопролитии. Потом Протхолл крикнул сквозь лязг битвы: - Он у меня. Луна свободна. Он торжествующе стоял на ложе Друла, высоко подняв Посох Закона. Друл лежал у его ног, всхлипывая, словно кусок разбитой скалы. Между спазмами горя пещерник хныкал: - Отдай его. Он мне нужнее. Это зрелище вселило ужас в пещерников. Они отпрянули назад, прижавшись к стенам пещеры. Получив передышку, Кеан и его воины повернулись к Протхоллу и приветствовали его хором. Голоса их были хриплыми и усталыми, но они ликовали, видя победу Высокого Лорда, словно он спас будущее Страны. Тем временем мерцающие сталактиты Кирил Френдор продолжали свою игру света над головой. Кавинант быстро взглянул на свое кольцо. Оно по-прежнему сияло кровавым светом. Луна, возможно, и была свободной. Он свободен не был. Прежде чем кто-то успел пошевелиться, новый звук обрушился на них. Сначала он был тихим, но, постепенно усиливаясь, наконец заполнил всю пещеру, как будто обрушился потолок. Это был смех - смех Лорда Фаула, пульсирующий ликованием и бесконечной ненавистью. Он сделал их плоть тяжелой и, казалось, отделил ее от их собственного сердцебиения и дыхания. Пока он парализовывал их, они были беспомощны. Даже Протхолл стоял неподвижно. Несмотря на свою победу, он казался старым и дряхлым, а его взгляд был каким-то отсутствующим, словно он смотрел на свой собственный гроб. И Кавинант, которому был знаком этот смех, не мог ему противостоять. Но Лорд Морэм первый пришел в себя. Вскочив на ложе Друла, он взмахнул посохом над головой так, что воздух загудел, и голубые молнии взметнулись вверх, к скоплениям сталактитов. - Покажись нам, Презренный! - крикнул он. - Если ты так уверен, давай встретимся лицом к лицу! Или ты боишься испытать свою судьбу? Смех Лорда Фаула разразился еще сильнее, с еще более свирепым презрением. Но вызов Морэма разрушил эти чары. Протхолл прикоснулся к плечу Морэма. Воины, сжав в кулаках мечи, в мрачной готовности встали позади Лордов. Новые пещерники появились в пещере, хотя не делали попыток нападения. При виде их Друл приподнялся на своих уродливых руках. Его кровавые глаза по-прежнему кипели, по-прежнему сохраняя ярость и злобу. Кашляя так, словно пытался откашлять свое сердце, он выдавил из себя: - Посох. Вы не знаете. Не могу им пользоваться. Глупцы. Спасения нет. Никому. У меня армия. У меня камень, - с диким усилием он заставил свой голос окрепнуть. - Камень Иллеарт. Сила и власть. Искореню, - взмахнув слабой рукой в сторону своих охранников, он проскрежетал: - Искоренить! Размахивая оружием, пещерники двинулись вперед. 24. ВЫЗОВ ЛЬВОВ Они двигались созвездием красных глаз, тусклых от пустой решимости. Но бесплотный смех Лорда Фаула, казалось, затормаживал их. Они шли через него вброд, словно через болото, и их мучительное приближение дало отряду время подготовиться. По команде Кеана воины окружили кольцом Морэма и Протхолла. Стражи Крови присоединились к ним. Морэм позвал Кавинанта. Тот медленно поднял голову. Он посмотрел на своих товарищей, и ему показалось, что их число до ужаса сократилось. Он попытался встать на ноги. Но Тьювор был слишком тяжел, чтобы он смог поднять его. Даже после смерти тяжеловесная преданность Стража превосходила его силу. Он услышал, как майнфрол Гибкая крикнула: - Сюда! Я знаю дорогу! Уворачиваясь от пещерников, она прокладывала дорогу к одному из входов. Он смотрел ей вслед, как будто уже простился с ней. Он не мог поднять Тьювора, поскольку не мог удержать его правой рукой, двух пальцев было недостаточно. Потом Баннор оттащил его от павшего Тьювора и втолкнул под защиту кольца Дозора. Кавинант сопротивлялся. - Вы не можете его оставить! Но Баннор молча проталкивал его к воинам. - Что ты делаешь? - протестовал Кавинант. - Как же нам взять его с собой? Если вы не... - он повернулся, чтобы обратиться к Лорду. - Вы не можете оставить его здесь! Губы Морэма сложились в скорбную линию. - Мы должны. Из отверстия выбранного ею туннеля Гибкая позвала: - Сюда! Захлестнув шнурок вокруг шеи одного из пещерников, она использовала его в качестве защиты от нападения других. - Дорога здесь! Другие пещерники устремились к ней, тесня ее в глубь туннеля. В ответ Протхолл зажег свой старый посох, взмахнул им и бросился на помощь Гибкой. Вместе с Морэмом он расчистил дорогу для своего отряда
в начало наверх
сквозь скопление пещерников. Яркий огонь Лордов наводил на пещерников ужас. Но прежде чем отряд добрался до туннеля, выбранного Гибкой, в пещеру рыча ворвался клин юр-вайлов из соседнего входа. Вел их могучий мастер учения, черный, как сами катакомбы, размахивающий металлическим палашом, казавшимся влажным от мощи или крови. Протхолл крикнул: - Бежим! Люди бросились в туннель. Юр-вайлы бросились наперерез им. Однако отряд оказался быстрее. Протхолл и Морэм вбежали в туннель и разделились, чтобы дать остальным возможность пройти между ними. Но один из воинов решил помочь своим товарищам бежать и внезапно отделился от Дозора. Бешено вращая мечом, он бросился на клин юр-вайлов. Морэм вскрикнул и бросился назад из туннеля, чтобы помочь ему. Но мастер учения отшвырнул воина прочь одним ударом, и тот упал. Темная жидкость покрыла его с ног до головы, он вскрикнул, словно его погрузили в кислоту. Морэм едва избежал удара страшным палашом и отступил к Протхоллу в туннель. Там они попытались остановиться, противопоставив свой ослепительно-голубой огонь против юр-вайлов. Мастер учения набрасывался на них снова и снова. Они отражали своими посохами каждый удар, и брызги огненной жидкости, вспыхивающие голубым светом, а потом быстро черневшие, рассыпались вокруг при каждом столкновении. Но клин сражался с яростью, с помощью которой шаг за шагом начал теснить Лордов. Кеан попытался вмешаться, отдав приказ лучшим лучникам выпустить стрелы в мастера учения. Но стрелы были бесполезны. Они сгорали в черном поле могущества юр-вайлов и превращались в пепел. Позади отряда Гибкая пыталась сосредоточиться, чтобы найти путь к дневному свету. Она уже несколько раз звала Лордов последовать за ней. Но они не могли - нельзя было подставить спину клину юр-вайлов. Каждый новый удар оттеснял их назад. Несмотря на мужество и решительность, они сильно устали, а каждое нападение мастера учения ослабляло их еще больше. Теперь их огонь был уже не таким неистовым. Было ясно, что долго они не продержатся. И никто из отряда не мог помочь им. Внезапно Морэм крикнул: - Назад! Освободите проход! Повелительность его тона не терпела возражений, даже Стражи Крови повиновались. - Кавинант! - крикнул Морэм. Кавинант вышел вперед, оказавшись всего лишь на расстоянии вытянутой руки от кипевшей битвы. - Подними кольцо! Вынужденный подчиниться силе приказа, Неверящий поднял левую руку. Кровавый отсвет все еще загрязнял сердцевину его обручального кольца. Мастер учения смотрел на кольцо, словно он внезапно почувствовал его запах. Узнав Белое Золото, он заколебался. Клин остановился, хотя мастер учения все еще оставался во главе. - Меленкурион абафа! - вскричал Морэм, затем скомандовал Кавинанту: - Останови их! Наполовину интуитивно Кавинант его понял, он сунул прямо в рыло мастера учения левый кулак, словно нанося удар. Залаяв от непреодолимого страха, весь клин отпрянул назад. В это мгновение Лорды начали действовать. С криком они прочертили в воздухе огнем букву X, перегородившую туннель снизу доверху. Пламя словно повисло в воздухе. Прежде чем оно погасло, Протхолл поместил свой посох вертикально внутрь его. Тотчас же пелена голубого огня вспыхнула в туннеле. Завывая от ярости при виде хитрости Морэма, юр-вайлы рванулись вперед. Мастер учения нанес по огню чудовищный удар своим палашом. Огненная стена пошла рябью и затрепетала - но не пропустила клин. Протхолл и Морэм лишь одно мгновение наблюдали за действием своей защиты. Потом они повернулись и бросились вглубь туннеля. Тяжело дыша, Морэм сказал, обращаясь к отряду. - Мы закрыли туннель, но защита продержится недолго. Мы недостаточно сильны - понадобится посох Высокого Лорда, чтобы поставить хоть какой-нибудь заслон. А юр-вайлы полны ярости. Друл наполняет их безумием с помощью камня Иллеарт. Несмотря на поспешность, голос его дрожал. - Теперь нам надо бежать. Мы должны спастись - должны! Все наши труды пропадут, если мы не обеспечим безопасность как Посоха, так и Завета. - Идем! - ответила майнфрол. - Я знаю траву и небо. Я смогу найти дорогу. Протхолл кивнул в знак согласия, но движения его были неуверенными, несмотря на необходимость торопиться. Он ужасно устал, и его черпание из запаса жизненных сил уже превысило всякие нормы. Тяжело оперевшись на Посох Закона, он произнес хриплым голосом, клокотавшим глубоко в груди: - Идите! Бегите! Двое Стражей Крови взяли его под руки, и он, спотыкаясь, с их помощью медленно побежал вперед. Собравшись вокруг него, отряд последовал за Гибкой. Сначала путь был достаточно легким. Майнфрол Гибкая, казалось, испытывала полную уверенность, что давало хорошую надежду на дневной свет. Освещаемая сзади посохом Морэма, она быстро шла вперед, словно чувствуя теплый запах свободы. После изнурительной борьбы обычный бег казался людям величайшим облегчением. Он позволял им концентрировать и восстанавливать силы. Более того, они удалялись, словно медленно освобождаясь, из зоны распространения смеха Лорда Фаула. Вскоре они уже не слышали за спиной ни насмешек, ни настигающей угрозы нового кровопролития. Молчаливая темнота вновь поддерживала их. Они почти лигу поспешно продвигались вперед, начав пересекать район катакомб, превращенный в лабиринт маленькими пещерами, коридорами и поворотами, в которых не было ни больших залов, ни гротов, ни мастерских вайтварренов. Однако Гибкая без каких-либо колебаний находила путь среди этих многочисленных коридоров. Каждый раз она выбирала путь, который постепенно выводил их наверх. Но по мере того как запутанные туннели открывались в более широкие и темные коридоры, где огонь Морэма не достигал ни стен, ни потолка, катакомбы становились все более враждебными. Постепенно тишина менялась, теряла оттенок облегчения и становилась похожей на затаенное молчание ловушки. Тьма вокруг огня Морэма, казалось становилась все гуще и гуще. В поворотах и пересечениях тьма сгущалась, сбивая инстинкт Гибкой. В ней почувствовалась неуверенность. И все же они продвигались вперед, в непроглядную тьму. Они несли Посох Закона и Второй Завет и не могли позволить себе сдаться. Потом они добрались до высокой пещеры, находившейся на пересечении нескольких туннелей. Общее направление, которого они придерживались после выхода из Кирил Френдор, продолжалось одним из коридоров, проходившим через пещеру. Но Гибкая остановилась в центре пересечения, словно удерживаемая натянутыми поводьями. Она рассеяно огляделась вокруг, смущенная необходимостью такого выбора и каким-то интуитивным отрицанием наиболее очевидного варианта. Качая головой, словно сопротивляясь удилам, она проговорила: - Ах, Лорды, я не знаю... Морэм резко ответил: - Ты должна. У нас нет другого пути. Ты завела нас слишком далеко за пределы изученного нами. С этими словами он схватил ее за плечо, словно собираясь силой заставить ее принять решение. Но в следующий миг его отвлек Протхолл, охваченный сильнейшим приступом кашля. Высокий Лорд опустился на пол. Один из Стражей Крови быстро придал ему сидячее положение. Морэм опустился возле него на колени, всматриваясь с вниманием и заботой в его старческое лицо. - Отдохнуть бы немного, - пробормотал Морэм. - Но наша защита давно уже разрушена. Нам нельзя медлить. - Оставьте меня. Возьмите Посох и идите. Со мной уже все кончено. Его слова ужаснули отряд. Кавинант и воины затаили дыхание, чтобы услышать ответ Морэма. Воздух вокруг стал напряженным от страха, что Морэм примет жертву Протхолла. Но Морэм ничего не сказал. - Оставьте меня, - повторил Протхолл. - Отдай мне свой посох, и я прикрою ваш отход, как смогу. Идите, говорю вам. Я стар и испытал время моего триумфа. Я ничего не теряю. Берите Посох и идите. Морэм и на этот раз ничего не ответил, а Протхолл уже с мольбой в голосе прохрипел: - Морэм, послушай. Неужели ты можешь позволить, чтобы мои старые кости стали причиной неудачи похода? - Я слышу тебя, - Морэм опустился на колени, склонив голову. Но мгновение спустя он поднялся, откинул голову и засмеялся. Это был спокойный смех - не лихорадочный и не вынужденный, - смех облегчения и избавления от отчаяния. Все смотрели на него, открыв рты от изумления, пока наконец не поняли, что это не истерика. Потом сами не зная почему, они засмеялись в ответ. Смех, словно чистый ветер, овеял их сердца. Кавинант чуть не выругался вслух, так как ему все это было не понятно. Когда все успокоились, Морэм сказал Высокому Лорду: - Ах, Протхолл, сын Двиллиана. Это хорошо, что ты стар. Оставить тебя? А что я расскажу Осондрее о твоих подвигах, если тебя не будет рядом, чтобы ты мог остановить мое хвастовство? Он снова весело рассмеялся. Потом, словно вспомнив о чем-то, он вернулся в центр пещеры, где погруженная в раздумье стояла Гибкая. - Майнфрол, - мягко сказал он. - Ты все сделала правильно. Твой инстинкт не подвел - вспомни о нем снова. Отбрось все сомнения. Мы не боимся идти туда, куда ведет твое сердце. Кавинант заметил, что Гибкая, как и он, не смеялась вместе со всеми. В глазах ее была тревога, он догадывался, что ее, вспыльчивую от природы, оскорбил прежний резкий тон Морэма. Но она мрачно кивнула Лорду. - Хорошо. Мои мысли не доверяют моему сердцу. - Как? - Мои мысли говорят мне, что мы должны идти в том же направлении, но мое сердце указывает мне путь туда, - указала она на туннель, выходивший почти в том же направлении откуда они вышли. - Я не знаю, - просто заключила она. - Это для меня новость. Но в ответе Морэма не было колебаний. - Гибкая, ты - майнфрол раменов. Ты служила ранихинам. Ты знаешь траву и небо. Верь своему сердцу. Мгновение спустя Гибкая приняла его совет. Двое Стражей Крови помогли Протхоллу встать на ноги. Поддерживая его, они присоединились к отряду, уходившему следом за Гибкой в туннель. Этот коридор вскоре начал медленно опускаться и пошел вглубь. Идти стало легче. Их поддерживала надежда, что преследователи не догадаются, куда они пошли, и не смогут им перерезать путь или сразу броситься за ними в погоню. Но в полной темноте и тишине у них не было уверенности. По пути им не встретились ответвления, но коридор извивался, точно следовал по какой-то структуре в горе. Наконец он открылся в нечто, производившее впечатление огромного пустого пространства, и отсюда начался подъем по крутой поверхности горы через ряд поворотов в обратном направлении. Теперь отряду приходилось карабкаться вверх. Трудности восхождения замедляли скорость их продвижения. Чем выше они поднимались, тем холоднее становился воздух и тем больше начинало казаться, что из темной пропасти рядом с ними дует ветер. Но холод и ветер лишь делали заметнее их обильный пот и затрудненное дыхание. Лишь на Стражей Крови, казалось, не оказывает никакого влияния напряжение этих дней. Они размеренными движениями поднимались вверх по склону, словно это было всего лишь одной из демонстраций их бесконечного самоотречения. Но их товарищи были в худшем состоянии. Воины и Кавинант начали спотыкаться, словно калеки. Наконец Морэм объявил остановку. Кавинант рухнул на камень, потом сел, прислонившись к скале, глядя в черную бездонную пустоту. Пот, казалось, начал замерзать у него на лице. Люди разделили между собой последние остатки пищи и питья, но в этой огромной могиле ни то, ни другое уже не способно было поддерживать силы, словно тьма катакомб высосала их силы, высосала до полного их исчерпания. Кавинант жевал и пил механически. Потом закрыл глаза, чтобы на время избавиться от пустой черноты. Но он видел ее и с закрытыми глазами. Некоторое время спустя Кавинант услышал, как Лорд Морэм произнес горячим голосом: - Я слышу их! Ответ Корика прозвучал, словно вздох из гробницы: - Да. Они идут за нами. Их очень много. Пошатываясь, словно от удара, люди снова начали лезть наверх,
в начало наверх
перенапрягая остатки сил. Они чувствовали бессильность неудачной попытки, двигались вперед словно только потому, что их толкал голубой огонь Морэма, заставляя, умоляя, использую лесть, понукая, вдохновляя, отказываясь принимать от них что-либо, кроме необходимости бежать - и потому они продолжали подниматься. Потом их окружило завывание ветра, и путь изменился. Расщелина внезапно сузилась. Они оказались на тонкой спиральной лестнице, вырубленной в стене вертикальной шахты. Ширина грубых ступеней позволяла им подниматься только в шеренгу по одному. И ветер с воем устремлялся вверх, словно покидая катакомбы в полном ужасе. Кавинант застонал, поняв, что ему придется пойти еще на риск опасной высоты, но натиск ветра был таким мощным, что падение казалось невозможным. Чувствуя головокружение, он карабкался вверх по лестнице. Шахта уходила прямо вверх, и ветер завывал в ней, словно от боли. Отряд поднимался, словно их тащил воздух. По мере того как ствол шахты сужался, скорость ветра становилась такой стремительной, что начала затруднять дыхание. Пока они, задыхаясь, карабкались наверх, головокружение начало охватывать их. Казалось, шахта начала раскачиваться. Кавинант двигался уже на четвереньках. Вскоре его примеру последовали и другие. Придавленный безвоздушным пространством, окружавшим его, Кавинант лег, распластавшись, на ступени. Он не двигался. До его слуха доносились смутные голоса, пытавшиеся перекричать шум ветра. Но они не доходили до его сознания. Он чувствовал, что вот-вот задохнется, и единственное, что ему хотелось, - это заплакать. Но он едва ли мог вспомнить, что же мешало ему излить свое горе прямо сейчас. Чьи-то руки схватили его за плечи и втащили на плоский камень. Затем поволокли его по дну узкой щели. Вой ветра уменьшился. Он услышал, как Кеан сдавленным, слабым голосом ободряет его, и с усилием поднял голову. Он лежал в расщелине, выходившей одной стороной на восточный склон горы Грома. Над плоским серым болотом далеко внизу восходило солнце. Он был настолько оглушен, что даже слова радости звучали для него как рыдания. Мимо него один за другим выбирались воины. Майнфрол Гибкая уже опустилась на несколько футов от расщелины и, встав на колени, целовала землю. Вдалеке, за Сарангрейвской Зыбью и Великой Топью, царственно вставало солнце в своей алой короне. Кавинант сел и посмотрел на Лордов, ожидая увидеть их торжество. Однако вид у них был совсем не торжественный. Высокий Лорд сидел, сгорбившись, словно мешок старых костей, с Посохом Закона на коленях. Голова его была опущена, а лицо закрыто обеими руками. Возле него неподвижно стоял Морэм, и глаза его были холодны, как пустыня. Кавинант ничего не понял. Потом Баннор сказал: - Здесь мы можем защищаться. Ответ Морэма был тихим и горьким: - Как? Друл знает все выходы и входы. Если мы подготовимся к его появлению здесь, он нападет снизу или сверху. Он может бросить против нас тысячи. - Тогда закрой этот выход, чтобы оттянуть время. Голос Морэма стал еще тише: - Высокий Лорд остался без посоха. А я не могу в одиночку защищать выход - я не обладаю такой силой. Или, быть может, сдвинуть стены этой расщелины... Нет, я не смогу этого, даже если бы я хотел повредить земле. Мы должны бежать. Туда... - дрожащей рукой он указал вниз, на склон горы. Кавинант посмотрел туда. Расщелина открывалась в дно глубокого оврага, проходившего по краям горы Грома подобно ножевой ране. По краям этот разрез был завален нагромождениями камней - упавшими валунами, обломками скал, похожими на мертвую плоть горы. И стены были отвесными, непригодными для подъема. Отряду пришлось бы с трудом пролагать себе дорогу по дну оврага на расстоянии половины лиги. Затем стены расступались, и овраг упирался в утес. Когда отряд добрался бы до него, то ему пришлось бы искать окружной путь и другой спуск. И все же Кавинант понимал - при мысли о трудностях перехода по оврагу ему хотелось застонать, - что это было единственным выходом. Он чувствовал на своем лице солнечный свет. С трудом поднявшись на ноги, он пробормотал: - Пошли. Морэм посмотрел на него взглядом, полным подавленной боли. Но не высказал их вслух. Вместо этого он тихо заговорил с Кеаном и Кориком. Через несколько минут отряд спустился в овраг и двинулся в путь. Их продвижение было страшно медленным. Чтобы преодолевать этот путь, им приходилось карабкаться с камня на камень, перелезать через огромные валуны, протискиваться на четвереньках сквозь узкие щели между камнями. А они очень ослабели. Самым сильным воинам то и дело приходилось помогать Стражам Крови. Протхолла практически пришлось нести. Он сжимал посох и едва шевелился при подъемах. Когда приходилось прыгать с камней, он падал на колени. Вскоре его одежда была вся испачкана кровью. Кавинант начал чувствовать грозившую ему опасность. Скорость их передвижения могла оказаться роковой. Если Друл знал другие выходы на склон, его подчиненные могли добраться до конца расщелины прежде, чем это сделает отряд. Не один он это понимал. После первого облегчения у воинов снова появился страх. Вскоре они едва тащились, карабкаясь и спотыкаясь, опустив голову и согнув спину, словно на них навалилась тяжесть их жизненного опыта. Солнечный свет не мог обмануть их, обещая безопасность. Их страхи, подобно пророчеству, сбылись, когда отряд прошел всего лишь половину пути по оврагу. Один из воинов Дозора, подавив сдавленный крик, указал наверх. Там они увидели целую стаю юр-вайлов, вырвавшихся из расщелины, через которую они вышли сами. Они пытались поскорее преодолеть заваленное дно оврага. Но юр-вайлы полились над ними подобно черному потоку. Эти твари, казалось, прыгали с камня на камень, не боясь оступиться, словно движимые вперед силой своей жестокости. Они настигали отряд с чудовищной скоростью. И юр-вайлы были не одни. Возле оврага на одной стене сверху внезапно возникли пещерники. Заметив отряд, они тотчас начали спускаться в овраг. Отряд оказался зажатым в клещах воинства Друла. Они остановились, парализованные ужасом. На мгновение даже Кеан утратил чувство ответственности за свой Дозор. Он растерянно озирался вокруг и не двигался. Кавинант сел, привалившись к большому валуну. Он хотел крикнуть, что это нечестно. Он уже столько пережил, столько потерял. Где же было его спасение? Была ли это цена его сделки, его терпения? Она была слишком высока. Он прокаженный, не приспособленный к таким испытаниям. Его голос не поднимался и был полон отчаяния, полон беспощадной ярости. - Не удивительно, что он... позволил нам завладеть Посохом. Чтобы сейчас удар был еще больнее. Он знал, что нам не удастся уйти с ним. Но повелительный голос Морэма прорезал всеобщий ужас. Пробежав немного по оврагу, он взобрался на широкий камень, возвышающийся над остальными. - Здесь хватит места для всех нас! Сюда! - скомандовал он. - Мы примем свой конец здесь! Воины медленно вскарабкались на камень, словно неся на своих плечах тяжесть поражения. Морэм и Стражи Крови помогли подняться. Последним был Высокий Лорд Протхолл, поддерживаемый двумя Стражами. Он бормотал "нет, нет", но не сопротивлялся приказам Морэма. Когда все оказались на камне, Дозор Кеана и Стражи Крови образовали кольцо. Теперь юр-вайлы преодолели уже половину расстояния, отделявшего их от камня, на котором стоял отряд. За ними следовали сотни пещерников, вылезавших из расселины и спускавшихся в овраг со склона. Не меньшее их количество продвигалось в сторону отряда поверху, по стенам оврага. Оценив силы Друла, Морэм тихо сказал: - Мужайтесь, друзья. Вы хорошо послужили. А теперь давайте примем свою кончину так храбро, чтобы ее запомнили даже наши враги. Не отчаивайтесь. У положительного исхода войны и победы много шансов. Давайте докажем Лорду Фаулу, что ему не вкусить победы до тех пор, пока не будет мертв последний из друзей земли. Но Протхолл прошептал: - Нет, нет. Глядя вверх, на вершину горы Грома, он встал на ноги и закрыл глаза. С медленной решимостью он поднял Посох Закона на уровень своего сердца и сжал в руках. - Это должно свершиться, - прошептал он. - Именем Семи! Костяшки его пальцев побелели на загадочно изрезанной поверхности Посоха. - Меленкурион Скайвейр, помоги мне. Я не принимаю такой конец. Брови его медленно сошлись над закрытыми запавшими глазами, голова склонилась так, что борода коснулась груди. Из бледных губ вырвалась беззвучная, бессловесная песня. Но дыхание так хрипело в груди, что эта песня больше была похожа на панихиду, чем на заклинание. Силы Друла все еще змеились вниз и непреклонно устремлялись к отряду. Морэм смотрел на них с беспомощной усмешкой на губах. Внезапно отчаянный шанс блеснул в его глазах. Он повернулся, посмотрел на Кавинанта и прошептал: - Есть выход! Протхолл пытается вызвать Огненных Львов. Он не может этого сделать - сила Посоха закрыта, а мы не знаем, как освободить ее. Но Белое Золото может сделать это. Надо попробовать! Кавинант отпрянул, словно Морэм предал его. - Нет! - задыхаясь, произнес он. - Я заключил сделку... Потом с головокружительной вспышкой внутреннего озарения он вдруг понял план Лорда Фаула, предназначенный для сведения его с ума, и понял, что делает с ним Презренный. Это был убийственный удар, скрытый за всеми махинациями, за всеми уловками. Адское пламя! Именно здесь была точка столкновения двух его противоположных безумий. Если он попытается воспользоваться Дикой Магией... Если его кольцо обладает силой... - он вздрогнул от кружения и ударов черных видений... убитые... уничтоженный посох... тысячи мертвых, и вся эта кровь - на его руках. - Нет, - хрипло воскликнул он, - не проси меня. Я обещал, что больше не буду убивать. Ты не знаешь, что я сделал... с Этиаран... с... я заключил сделку, чтобы мне больше не пришлось убивать. Юр-вайлы и пещерники были теперь в пределах полета стрелы. Воины Дозора подняли луки наизготовку. Орды Друла замедлили ход и начали готовиться к последнему рывку. Но Морэм не отрывал взгляда от Кавинанта. - Если ты не сделаешь этого, то тем самым совершишь еще худшее преступление. Неужели ты считаешь, что Лорд Фаул удовлетвориться нашими смертями? Никогда! Он будет убивать до тех пор, пока вся жизнь без исключения не будет уничтожена. Вся жизнь, ты слышишь? И даже эти существа, которые сейчас служат ему, не будут исключением. - Нет! - снова простонал Кавинант. - Неужели ты не понимаешь? Именно этого он и хочет. Посох будет разрушен... или Друл будет уничтожен... или мы... Что бы ни случилось, он выиграет. Он будет свободен. Ты делаешь как раз то, чего он хочет. - И тем не менее, - горячо возразил Морэм, - мертвые - это мертвые... Только живые могут надеяться противостоять Презренному. Проклятье! Кавинант искал ответа, как человек, не способный на собственное горе. Но ответа он не находил. Никакая сделка или компромисс не отвечали его потребности. С болью в голосе он дико выкрикнул, протестуя и умоляя: - Морэм! Это самоубийство! Ты просишь, чтобы я сошел с ума! Угроза в руках Морэма не дрогнула. - Нет, Неверящий. Тебе не обязательно терять разум. Есть другие ответы - другие песни. Ты можешь найти их. Почему Страна должна быть уничтожена во имя твоей боли? Спаси - или прокляни нас! Возьми Посох! - Проклятье! - яростно стискивая свое кольцо, прорычал Кавинант. - Сделай это сам! Он стащил кольцо с пальца и попытался бросить его Морэму. Но он дрожал, как сумасшедший, пальцы его не слушались. Кольцо упало и откатилось в сторону. Кавинант пополз за ним. Но у него не хватило ловкости схватить его. Оно скользнуло мимо ноги Протхолла. Кавинант снова нагнулся за ним, и, потеряв равновесие, упал, ударившись лбом о камень. Потом смутно слышал звук летевших стрел. Битва началась. Но он не обратил никакого внимания на это. Он чувствовал, что расколол себе череп. Подняв голову, он обнаружил, что со зрением не все в порядке: в глазах у него двоилось. Пятна на его одежде, оставленные мхом, стали расплывчатыми и неясными. Если у него когда-то и был шанс расшифровать их рисунок, то теперь он был уже утрачен. Ему уже никогда не удастся расшифровать таинственное послание Мшистого Леса. Он увидел, как двуликий Морэм поднял
в начало наверх
его кольцо. Потом он увидел двух Протхоллов над ним, державших посохи и пытающихся из последних сил пробудить в них энергию, подвластную его воле. Два Баннора, оторвавшись от битвы, повернулись к Лордам. Потом Морэм сделал шаг к Кавинанту. Быстрым движением Лорд схватил его правое запястье с такой силой, что Кавинанту показалось, будто хрустнули его кости. Это заставило его руку раскрыться, и, когда два его пальца оказались беззащитными, Морэм надел на один из них кольцо. Оно застряло после первого сустава. - Я не могу занять твое место, - проскрежетал двойной Лорд. Грубым рывком он заставил Кавинанта подняться. Приблизив лицо к Неверящему, он прошипел: - Именем Семени! Ты боишься силы больше, чем слабости! Да! - мысленно простонал Кавинант, чувствуя ужасную боль в запястье и в голове. Да! Потому что я хочу выжить! Свист стрел стал непрерывным. Воины едва успевали перезаряжать луки. Но запас стрел был не безграничен. А юр-вайлы и пещерники теперь держались поодаль, вызывая на себя огонь лучников, но неся лишь минимальные потери. Силы Друла не спешили. Сами юр-вайлы, казалось, были бы рады растянуть удовольствие расправы с отрядом. Но Кавинанту было не до этого. Словно охваченный чем-то вроде агонии, он смотрел на Морэма. У Лорда было словно два рта - губы прикрывали длинные ряды зубов, - четыре глаза, все горящие повелительным огнем. Поскольку ему больше ничего не приходило в голову, он потянулся к своему поясу, достал нож Этиаран и протянул его Морэму. Сквозь зубы он произнес: - Будет лучше, если ты убьешь меня. Морэм медленно опустил его руку. Взгляд смягчился, огонь в глазах угас. Он вздрогнул, словно увидел нечто. Когда он снова заговорил, голос его был похож на пыль. - Ах, Кавинант, прости меня, я забылся. Великан - тот понимал это. Я должен был прислушаться к его словам внимательнее. Неправильно просить больше, чем ты отдаешь по своей воле. Иначе мы становимся похожими на то, что мы ненавидим. Он отпустил запястье Кавинанта и отступил назад. - Мой друг, это не твоя ноша. Она висит на нас, и мы понесем ее до конца. Прости меня. Кавинант не в силах был ответить. Он стоял с перекошенным лицом, словно готов был разрыдаться. Глаза болели от раздвоенности зрения. Доброта Морэма подействовала на него больше, чем любой приказ. С жалким видом он повернулся к Протхоллу. Неужели он не может найти силу для этого риска? Быть может, тропа избавления лежала именно в этом направлении, - быть может, ужас Дикой Магии и был той ценой, которую он должен был заплатить за свое освобождение? Ему не хотелось быть убитым юр-вайлами. Но когда он поднял руку, то не мог сказать, какая из двух принадлежала ему, какой из посохов настоящий. Потом с низким гудением пролетела последняя стрела. Пещерники издали громкий вопль злобы и ликования. По команде юр-вайлов они начали приближаться. Воины вытащили мечи, приготовившись к бесполезной кончине. Стражи Крови замерли на пятках, готовые прыгнуть в любую сторону. Дрожа, Кавинант пытался дотянуться до Посоха. Но голова кружилась, и клубящаяся тьма набрасывалась на него. Он не мог преодолеть страх, его ужасала мысль о той мести, которую могла причинить ему проказа за такую дерзость. Его рука преодолела половину расстояния и остановилась, в бессилии сжимая пустой воздух. - Ах! - крикнул он. - Помогите! - Мы - Стражи Крови, - голос Баннора слышался сквозь громкие вопли пещерников, - в наших руках - защита Лордов. Твердо взяв руку Кавинанта, он положил ее на Посох Закона, посередине между напряженными кулаками Протхолла. Сила, казалось, взорвалась в груди Кавинанта. Беззвучное сотрясение, шок, не воспринимаемый слухом, потряс овраг, словно гора забилась в конвульсиях. Взрыв сбил всех членов отряда с ног, расшвыряв их среди камней, а с ними - всех юр-вайлов и пещерников. Только Высокий Лорд удержался на ногах. Голова его гордо откинулась, и энергия Посоха забилась в его руках. На мгновение в овраге воцарилась тишина - такая напряженная, что казалось, будто взрыв оглушил всех сражающихся. И в этот миг все небо над Грейвин Френдор накрылось непереносимым грохотом. Потом раздался звук - какая-то глубокая нота, словно кричал сам камень горы, - сопровождаемый длинными волнами горячего, шипящего бормотания. Тучи опустились вниз, закрыв вершину горы Грома. Огромные желтые костры зажглись на скрытой тучами вершине. Некоторое время отряд и нападавшие оставались на своих местах в овраге, словно боясь пошевелиться. Все смотрели наверх, на огни и молнии. Внезапно с вершины горы начал извергаться огонь. С чудовищным ревом, словно загорелся сам воздух, огненные языки, похожие на огромных голодных зверей, устремились вниз по всему пространству горного склона. Завизжав от страха, пещерники вскочили и побежали. Некоторые с безумным видом пытались карабкаться по стенам оврага, но большинство, обтекая камень, где стоял отряд, бросились вниз, пытаясь опередить Огненных Львов. Юр-вайлы поступили иначе. В яростной спешке они понеслись наверх по оврагу, ко входу в катакомбы. Но прежде, чем они оказались в безопасности, из расщелины над ними появился Друл. Пещерник двигался ползком, не в силах удержаться на ногах. Но в кулаке он сжимал зеленый камень, излучавший прямо сквозь его руку на черноту туч интенсивное зло. Его вопли перекрыли даже рев Львов: - Искоренить! Искоренить! Воспользовавшись их замешательством, отряд поспешил вниз. Протхолл и Кавинант были слишком ослаблены, чтобы идти, поэтому их несли Стражи Крови, передавая друг другу через камни, таща по вдавленному дну оврага. Впереди пещерники уже почти добрались до конца оврага. Некоторые из них были так ослеплены страхом, что, наткнувшись на утес, так и остались стоять на месте. Остальные рассеялись в том или ином направлении по уступу, пытаясь найти дорогу к спасению. Но в тылу отряда юр-вайлы образовали клин и снова устремились вниз. Отряд едва успевал сохранять расстояние, отделяющее его от клина. Рев опаляемого пламенем воздуха становился все более сильным и свирепым. Сдвинутые мощью со своего места на вершине, валуны Огненных Львов сорвались со скалы. Огненные Львы катились вниз как слюна, выплюнутая из сердца ада. А еще дальше над оврагом удалявшееся завывание мощи, казалось, удваивалось и утраивалось с каждым новым рывком. Порыв обжигающего воздуха несся впереди них, словно герольд, возвещающий о приближении огня с его вулканическим голодом. Грейвин Френдор сотрясалась до самых корней. Идти по оврагу стало немного легче, когда отряд приблизился к его нижней части, и Кавинант нашел в себе силы идти самостоятельно. Ориентируясь лишь поврежденным зрением и перегруженным слухом, приходя постепенно в ярость, он вырвался из рук Стражей Крови. Двигаясь на негнущихся ногах, словно кукла, он вырвался из неровной спотыкающейся шеренги, направлявшейся к утесу. Остальные члены отряда повернулись на юг вдоль уступа. Но он прошел прямо к пропасти. Когда он дошел до нее, его ноги едва нашли в себе силы остановиться. Шатаясь от слабости, он взглянул в бездну. Она падала отвесно на две тысячи футов, а утес был по меньшей мере в половину лиги шириной. Спасение для всех было невозможно. Львы настигнут отряд прежде, чем он доберется до какого-нибудь возможного спуска за утесом - намного раньше. Люди окликали его, тщетно предупреждая. Он едва слышал их сквозь рев воздуха. Он перестал обращать на них внимание. Такое бегство было совсем не тем, чего он хотел. Он не боялся падения - он не видел дна, чтобы бояться. Ему надо было что-то делать. На мгновение он заколебался, собираясь с мужеством. Потом подумал, что кто-нибудь из Стражей, вероятно, попытается спасти его. Он хотел выполнить свое намерение прежде, чем это могло случиться. Ему нужен был ответ смерти. Стащив кольцо, он твердо зажал его в искалеченной руке и размахнулся, чтобы бросить его с утеса. Когда он заносил руку назад, его глаза следили за кольцом, и он внезапно остановился, пораженный ударом стыда. Металл был чист. Он по-прежнему видел два кольца, но оба были абсолютно одинаковыми, пятна исчезли. Повернувшись спиной к бездне, он посмотрел вдаль, ища Друла. Он услышал, как Морэм крикнул: - Баннор! Это его право! Страж Крови мчался к нему. По команде Морэма Баннор резко остановился в десяти ярдах от Кавинанта, несмотря на Клятву. Но в следующий миг, отвергнув приказ, он прыгнул к Кавинанту. Кавинант не смог сфокусировать зрение. Краем глаза он увидел Огненных Львов, несущихся к расщелине в верхней части оврага. Но остальное заслонил клин юр-вайлов. Он был от него всего лишь в трех шагах. Мастер учения уже занес для удара палаш. Кавинант инстинктивно попытался двинуться, но это получилось у него слишком медленно. Он был как раз на пути у клина юр-вайлов, когда Баннор, подлетев к нему, опрокинул его, а юр-вайлы с сумасшедшим торжествующим лаем, словно только что видели фантом, врезались в утес. Их вопли, когда они падали в пропасть были все такими же свирепо-ликующими. Баннор помог Кавинанту встать и, поддерживая, повел к отряду, но Кавинант вырвался и, спотыкаясь, прошел несколько шагов вверх по склону, напряженно осматривая овраг. - Друл! Что случилось с Друлом? Глаза его ничего не видели. Он остановился в нерешительности и яростно произнес: - Я ничего не вижу! Морэм поспешил к нему и Кавинант повторил свой вопрос, крикнув его прямо Лорду. Морэм мягко ответил: - Друл там, в расщелине. Сила, которой он не может управлять, уничтожает его. Он уже не знает, что делает. Еще мгновение - и Огненные Львы проглотят его. Кавинант попытался овладеть голосом и прошипел: - Нет! Просто он - еще одна жертва. Все это Фаул спланировал заранее. Несмотря на стиснутые зубы, его голос срывался. Морэм прикоснулся к его лицу. - Успокойся, Неверящий. Мы сделали все, что могли. Не надо проклинать себя. Кавинант вдруг понял, что его озлобленность прокаженного исчезла - превратилась в ничто. Он чувствовал себя разваливающимся на части и опустился на землю, словно его кости не в состоянии больше были держать его. Взгляд был рассеянным, как паруса корабля-призрака. Не сознавая того, что делает, он надел обручальное кольцо на палец. Остальные члены отряда шли к нему. Оставив попытку к бегству, они смотрели на приближающихся Львов. Полночные тучи сверкали и переливались, словно звери из солнечного пламени. Они спрыгнули со стен в овраг, и некоторые из них повернули вверх, к расщелине. Лорд Морэм наконец стряхнул с себя оцепенение. - Зовите своих ранихинов, - скомандовал он Баннору. - Стражи Крови могут спастись. Возьми Посох и Второй Завет. Зовите ранихинов и спасайтесь. Баннор долго смотрел в глаза Морэму, оценивая приказ Лорда. Затем последовал твердый отказ: - Пойдет один из нас. Чтобы доставить Посох и Завет к Твердыне Лордов. Остальные останутся. - Почему? Мы не можем бежать. Вы должны жить и служить Лордам, которым придется продолжать эту войну. - Возможно, - Баннор слегка пожал плечами. - Но кто знает? Высокий Лорд Кевин отослал нас, и мы повиновались. Еще раз мы этого не сделаем. - Но ваша смерть бесполезна! - крикнул Морэм. - Все равно, - голос Баннора был бесстрашным, как металл. Потом он добавил: - Но ты можешь позвать Хайнерил. Сделай это, Лорд. - Нет, - вздохнул Морэм с усталой всепонимающей улыбкой. - Я не могу. Как я могу оставить умирать этих людей? Кавинант слушал в пол-уха. Он чувствовал себя словно брошенный и блуждал среди обломков своих эмоций в поисках чего-то, стоящего спасения. Но какая-то часть его разума приняла решение. Вложив два пальца правой руки в рот, он издал короткий, пронзительный свист. Весь отряд посмотрел на него. Кеан, казалось, подумал, что Кавинант лишился рассудка, в глазах Морэма отразилась внезапная догадка. Но майнфрол Гибкая взметнула свой шнурок высоко в воздух и воскликнула:
в начало наверх
- Ранихины! Грива мира! Он зовет их! - Как? - возразил Кеан. - Он же отверг их. - Они ржали в его честь! - ответила она с торжествующим смехом. - Они придут! Кавинант перестал слышать что-либо. Что-то происходило с ним, и он с трудом встал на ноги, чтобы встретить это достойно. Измерения его восприятия изменялись. Его затуманенному взору члены отряда представлялись все более твердыми и сплошными - словно превратились в камень. И сама гора становилась все более несокрушимой. Она казалась такой же незыблемой, как краеугольный камень мира. Он чувствовал, как покров упал с его восприятия, он увидел гору Грома во всей ее непревзойденной силе. Он тускнел рядом с ней, его плоть становилась все тоньше и прозрачнее. Воздух, густой как дым, дул сквозь него, замораживая кости. Горло сжималось в молчаливой боли. - Что происходит со мной? Из-за края утеса с южной стороны галопом выскочили ранихины. Как сияние надежды, они обгоняли мчащихся Львов. Хриплый крик радости вырвался у воинов. - Мы спасены! - крикнул Морэм. - Времени хватит. Вместе с остальными членами отряда он поспешил вперед, навстречу быстро приближающимся ранихинам. Кавинант чувствовал, что его оставили одного. - Что со мной происходит? - повторил он едва слышно, обращаясь к могучей горе. Но Протхолл все еще был рядом с ним. Кавинант слышал, как Высокий Лорд произнес добрым голосом, казавшимся оглушительным, как раскаты грома: - Друл мертв. Это он вызвал тебя, и с его смертью сила вызова исчезает. Таково действие подобной силы. Прощай, Неверящий. Будь праведным. Ты много сделал для нас. И, имея Посох Закона и Второй Завет, мы сможем противостоять злу Презренного. Мужайся. Отчаяние и злоба - не единственные песни в этом мире. Но Кавинант рыдал в безмолвном горе. Все вокруг него - Протхолл, и отряд, и ранихины, и Огненные Львы, и горы - стало слишком твердым. Они превысили его способность ощущать и наконец исчезли из его восприятия в сером тумане. Он шарил руками вокруг себя и ничего не чувствовал. Он не мог видеть. Страна исчезла из его поля зрения. Она была слишком велика для него, и он ее потерял. 25. ВЫЖИВШИЕ Серый туман клубился вокруг него в течение долгого мгновения конвульсии. Потом он начал рассеиваться и наконец совсем исчез. Перед глазами Кавинанта поплыли пятна, словно какой-то жестокий бог надавил на его глаза пальцами. Он быстро моргнул и потянулся рукой к глазам, чтобы протереть их. Но что-то мягкое остановило его руку. Зрение осталось мутным. Он просыпался, хотя чувствовал себя скорее так, будто все больше и больше хмелел. Постепенно он смог определить, где находится. Он лежал в постели с защитными барьерчиками по бокам. Белые простыни укрывали его до самого подбородка. Серые занавески отделяли его от других пациентов по палате. Флюоресцентный свет густо лил свои лучи с потолка мимо него. В воздухе слабо пахло эфиром и каким-то противобактерицидом. У изголовья кровати была кнопка вызова медсестры. Все его пальцы на руках и ногах не двигались. Нервные окончания не восстанавливаются, конечно же нет... Это было важно - он знал, что это важно, но почему-то это не имело никакого значения. Сердце было слишком горячо от других эмоций, чтобы чувствовать этот лед. Значение для него имело лишь то, что Протхолл, Морэм и отряд выжили. Он уцепился за это, словно в этом было доказательство здравомыслия - свидетельство того, что все случившееся с ним не было продуктом безумия, саморазрушения. Они выжили, а значит, его сделка с ранихинами не была напрасной. Они сделали точно то, что хотел от них Лорд Фаул, - но они выжили. По крайней мере он не был виновен в их смерти. Его неспособность использовать свое кольцо, поверить в свою силу не привела их к судьбе духов. В этом было его единственное утешение на фоне того, что он потерял. Потом он различил две фигуры, стоящие у подножия кровати. Одна из них была женщиной в белом - медсестра. Когда он попытался сосредоточить на ней взгляд, она сказала: - Доктор, он приходит в себя. Доктор был мужчиной среднего возраста в темном костюме. Под глазами у него были мешки, словно он устал от всей человеческой боли, но губы под седеющими усами были мягки. Подойдя к изголовью, он на мгновение коснулся лба Кавинанта, потом оттянул вверх его веко и поднес к зрачкам небольшой фонарик. С усилием Кавинант сосредоточил свой взгляд на этом огоньке. Доктор кивнул и убрал фонарик. - Мистер Кавинант? Кавинант сглотнул, ощущая сухость в горле. - Мистер Кавинант, - доктор приблизил свое лицо к Кавинанту и говорил тихо, спокойно. - Вы в госпитале. Вас привезли сюда после того, как вас сбила полицейская машина. Вы были без сознания около четырех часов. Кавинант приподнял голову и кивнул в знак того, что он понял. - Хорошо, - сказал доктор. - Я рад, что вы начали приходить в себя. А теперь позвольте мне с вами немного побеседовать. Мистер Кавинант, офицер полиции, который вел машину, утверждает, что остановился вовремя - вы упали прямо перед машиной. Проведя осмотр, я склонен согласиться с ним. Ваши руки немного поцарапаны, на лбу тоже есть ссадина - но такое случается при падении. - Он на миг остановился, а потом спросил: - Так все же: вас ударило? Кавинант тихо покачал головой. Вопрос казался ему не важным. - Что же, я думаю, вы могли потерять сознание, ударившись головой об асфальт. Но почему вы упали? Это тоже было не важно. Движением руки Кавинант словно отодвинул вопрос в сторону. Потом попытался сесть на кровати. Это ему удалось даже без помощи доктора, он не был так слаб, как, опасался, мог бы быть. Немота его пальцев все еще была неубедительной, словно они должны были войти в норму как только в них восстановится нормальное кровообращение. Нервные клетки не... Спустя мгновение к нему вернулся голос, и он тихо попросил дать ему одежду. Доктор пристально разглядывал его. - Мистер Кавинант, - сказал он, - я позволяю вам вернуться домой, если вы этого хотите. Хотя и стоило подержать вас под наблюдением день или два. Но мне действительно не удалось найти у вас ничего серьезного. И к тому же, вы лучше знаете, как обращаться с проказой, чем я. От внимания Кавинанта не ускользнуло выражение брезгливости, мелькнувшее на лице у няни. - И, если быть честным до конца... - голос доктора внезапно стал язвительным, - мне не хотелось бы выдерживать здесь сражение со своим персоналом, чтобы за вами обеспечили должный уход. Как вы - сможете справиться самостоятельно? В ответ Кавинант начал стаскивать немыми пальцами тоскливую белую госпитальную одежду, надетую на него. Доктор тотчас же подошел к шкафчику и вернулся с одеждой Кавинанта. Томас тщательно осмотрел ее. Она была потертой и пыльной от падения на улице. И все же она выглядела точно так же, как когда он ее надевал в последний раз, в первые дни похода. Так было все это или нет? Одевшись, он подписал справку о выписке. Его рука была такой холодной, что он едва мог написать свое имя. Но отряд выжил. По-крайней мере, его сделка была не напрасной. Потом доктор довез его в кресле-каталке до выхода. Оказавшись снаружи, доктор неожиданно начал быстро говорить, словно косвенно пытался извиниться перед Кавинантом за то, что не оставил его в госпитале. - Должно быть, проказа - это ад, - быстро сказал он. - Я пытаюсь понять. Это как... Когда-то я учился в Гейдельберге. И во время учебы увлекался средневековым искусством. Особенно религиозным. Прокаженный напоминает мне фигуру распятия, сделанную в середине века. На кресте распят Христос, и облик его - тело, даже лицо - намечены так слабо, что фигура неузнаваема. Это может быть кто угодно - мужчина или женщина. Но раны - от гвоздей в руках, от копья в боку, от тернового венца - вырезаны и даже вырисованы до мельчайших деталей, так что выглядят как настоящие. Можно подумать, что художник распял свою модель, чтобы достичь такого реализма. Должно быть, болеть проказой - похоже на это. Кавинант ощутил симпатию доктора, но не мог ответить на нее. Он не знал, как сделать это. Через несколько минут подъехала машина "скорой помощи" и отвезла его на Небесную Ферму. Он выжил. По длинной аллее он шел к своему дому, словно тот был его единственной надеждой.

ВВерх