UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Стивен Р.ДОНАЛЬДСОН

ВОЙНА ИЛЛЕАРТА




 И красота, и правда исчезнут без следа



    ПРОЛОГ

Томас Кавинант был  счастливым  и  удачливым  писателем.  Но  вот  не
замеченная вовремя  инфекция  привела  к  ампутации  двух  пальцев.  Потом
доктора сообщают ему, что у него проказа. Для лечения он  задерживается  в
лепрозории, но затем возвращается домой, и тогда  обнаруживает,  что  стал
изгоем. Его жена развелась с ним, и невежественный страх  заставляет  всех
соседей избегать его. Он становится одиноким и парией.
Его пытаются изолировать от людей, но он, протестуя, идет в ближайший
небольшой  городок.  Там,  сразу  после  встречи  со  странным  нищим,  он
спотыкается перед  полицейской  машиной.  Его  охватывает  чувство  полной
потери ориентации, и он приходит в себя в  странном  мире,  и  злой  голос
Лорда Фаула поручает  ему  передать  издевательское  послание  о  грядущих
роковых событиях Лордам Страны. Когда Фаул оставляет его, молодая  девушка
Лена забирает его к себе в дом. С ним обращаются как с легендарным  героем
Береком Полуруким. Он обнаруживает, что его обручальное кольцо  из  белого
золота является в Стране талисманом великой силы.
Лена  лечит  его  лечебной  грязью,  которая,  по-видимому,  частично
излечивает его проказу. Его чувства после исцеления сильнее, чем он  может
сдержать, и, утратив над собой контроль, он  насилует  Лену.  Несмотря  на
это, ее мать Этиаран соглашается провести его  в  Ревлстон:  его  послание
более важно, чем ее ненависть к нему. Она рассказывает ему о древней войне
между  Старыми  Лордами  и  Фаулом,  которая   привела   к   тысячелетнему
Осквернению Страны.
Кавинант не может принять в свое  сознание  существование  Страны,  в
которой так много красоты, и где  камень  и  дерево  обладают  магией.  Он
становится Неверящим, потому что осмеливается не расслабляться,  сохраняет
бдительную дисциплину, необходимую прокаженному для  выживания.  Для  него
Страна - бегство от реальности его поврежденного  и,  вероятно,  бредящего
ума.
На реке Соулсиз  он  встречается  с  дружелюбным  великаном,  который
отвозит Кавинанта на лодке в Ревлстон, где он встречается с Лордами. Лорды
приняли его как одного из них, называя Юр-Лордом. Но послание Лорда  Фаула
ужасает  их.  Если  Друл  Камневый  Червь,  злобный   пещерник,   научится
пользоваться могуществом Посоха  Закона,  то  их  положение  станет  очень
шатким.
Они решили предпринять поход  за  Посохом,  находившимся  у  Друла  в
пещерах под горой  Грома.  Кавинант  отправляется  с  ними,  по  пути  они
регулярно подвергаются нападениям приспешников Лорда Фаула.  Они  едут  на
юг, к Равнинам Ра, где живут ранихийцы, поклоняющиеся  ранихинам,  великим
свободным лошадям. Ранихины преклоняются перед властью  кольца  Кавинанта.
Как в какое-то возмещение Лене за то, что он сделал, он приказывает, чтобы
один раз в год какой-нибудь ранихин приходил к ней.
Затем Лорды едут к горе Грома.  Там,  после  многих  столкновений  со
злыми тварями и черной магией, они предстают перед  Друлом.  Высокий  Лорд
Протхолл отбирает у Друла  Посох.  Затем  они  спасаются  из  катакомб,  и
Кавинант при этом использует власть кольца, сам не понимая - как.
Когда Лорды были спасены, Кавинант начал  исчезать.  Он  обнаруживает
себя на больничной кровати, после несчастного случая с машиной прошло лишь
несколько часов. Его проказа вернулась, показывая этим, что все  пережитое
было лишь бредом. Теперь он не может принять какую-либо  иную  реальность.
Он ушибся, хотя и не сильно, тем не менее его выписывают из  больницы.  Он
возвращается домой.
Это - короткий пересказ "Проклятия  Лорда  Фаула",  первой  книги  из
хроник Томаса Кавинанта Неверящего.




 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РЕВЛСТОН


 1. СНЫ ЛЮДЕЙ

К тому времени,  когда  Томас  Кавинант  достиг  своего  дома,  бремя
происшедшего с ним стало уже невыносимым.
Когда он вошел в дом, то снова  оказался  в  предельной  аккуратности
своей гостиной. Все было точно таким же, как он это оставил, будто  ничего
не произошло, будто он не провел последние четыре часа в коме и  в  то  же
время - в другом мире, где его проказа была отменена, хотя такая вещь была
совершенно невозможна. Пальцы его рук и ног были онемевшими  и  холодными;
их нервы были мертвы. Это никогда нельзя будет изменить. Его гостиная, все
комнаты его дома были увешаны и застелены коврами и обшиты так,  чтобы  он
мог хотя бы  попытаться  почувствовать  себя  в  безопасности  от  лезвий,
ушибов, порезов, ожогов, которые могли быть для него смертельными,  потому
что он был не способен почувствовать их и узнать, что они имели место.  На
кофейном столике перед диваном лежала книга,  которую  он  читал  накануне
днем. Он читал ее как раз перед тем, как решился  рискнуть  прогуляться  в
город. Она все еще была открыта на странице,  которая  четыре  часа  назад
имела для  него  совсем  другое  значение.  Там  говорилось:  "...создание
бессвязных и головокружительных событий, из  которых  состоят  сны  -  это
самая сложная мыслительная задача, с которой может справиться человек".  А
на другой странице говорилось: "...сны людей принадлежат Богу..."
Это было невыносимо.
Он был изможден так, как если  бы  действительно  занимался  поисками
Посоха Закона, будто и в самом деле  едва  выжил  в  трудном  испытании  в
катакомбах в подгорной стране и сыграл свою  невероятную  роль  в  отнятии
Посоха Закона  у  безумного  слуги  Лорда  Фаула.  Но  для  него  было  бы
самоубийством верить, что такие  вещи  случились,  что  такие  вещи  могли
случиться. Они были невозможны, так же как восстановление нервов,  которое
он почувствовал, когда эти события происходили вокруг или внутри него. Его
спасение заключалось в отказе принять невозможное.
Будучи изможденным и не имея никакой другой защиты, он лег в  постель
и спал как убитый, без снов и в одиночестве.
Следующие две недели своей жизни он провел как бы в спячке. Он не мог
бы сказать, как часто звонил у  него  телефон,  как  часто  люди  анонимно
запугивали, или ругали, или очерняли его за то, что он осмелился  пройтись
по городу. Он завернулся в бесчувственность  как  в  одеяло  и  ничего  не
делал, ни о чем не думал, ничего не  узнавал.  Он  забыл  свое  лечение  и
пренебрегал  ВНК  -  Визуальным  Надзором  за  Конечностями,   дисциплиной
постоянного самоконтроля, от которой, как сказали ему врачи, зависела  его
жизнь. Большую часть времени он проводил в  постели.  А  когда  был  не  в
постели, он все равно фактически спал.  Когда  он  передвигался  по  своим
комнатам, то часто задевал пальцами за края стола, дверных косяков, спинок
стульев, подставок, и потому у него постоянно был вид старающегося стереть
что-то со своих рук.
Это было как уход в укрытие - эмоциональная  спячка  или  паника.  Но
хищные крылья его самодисциплины непрерывно били  по  воздуху  в  тревоге.
Телефонные звонки стали яростнее  и  более  агрессивно  настроенными;  его
немая безответность  подстегивала  звонивших,  отрицая  любое  эффективное
высвобождение  их  враждебности.  И  глубоко  внутри  его  дремоты  что-то
начинало меняться. Чаще и чаще он просыпался с  унылым  впечатлением,  что
видел сон о чем-то, чего потом вспомнить не мог, не осмеливался вспомнить.
Через две недели такой жизни его положение внезапно подтвердило  свое
главенство над ним. Он впервые увидел сон. Был маленький костер, несколько
язычков, вне времени, места или ситуации, но какой-то чистый и ясный. Пока
он смотрел на него, он  вырос  в  пламя,  затем  в  большой  пожар.  И  он
подкармливал  этот  огонь  бумагой  -   страницами   как   написанного   и
опубликованного бестселлера, так и нового романа, над которым  он  работал
тогда, когда была обнаружена его болезнь.
Это соответствовало действительным  событиям:  он  сжег  обе  работы.
После того, как он узнал, что он - прокаженный, после того, как  его  жена
Джоан развелась с ним, забрала их маленького сына Роджера и уехала  с  ним
из штата, после того, как он провел шесть месяцев в лепрозории, его  книги
показались ему такими слепыми и жалкими, такими разрушительными  для  него
самого, что ему пришлось сжечь их и бросить писать.
Но теперь, наблюдая во сне огонь,  он  впервые  почувствовал  горе  и
оскорбительность зрелища уничтожения работы, сделанной своими собственными
руками. Он проснулся, лежа подпрыгнул, широко раскрыв глаза и вспомнив,  и
обнаружил, что продолжает ясно слышать хруст голодного пламени.
Конюшни Джоан были в огне. Он месяцами уже  не  бывал  там,  где  она
раньше держала лошадей, но знал, что в них  не  было  ничего  такого,  что
могло бы само вызвать воспламенение. Это было актом  вандализма,  мести  -
вот что последовало за угрожающими телефонными звонками.
Сухое дерево горело яростно, разбрасывая куски себя  в  темном  хаосе
ночи. И в этом  пламени  ему  привиделось  настволье  Парящее,  охваченное
огнем. В памяти вновь всплыло тлеющее  мертвое  поселение  на  дереве.  Он
ощутил себя убивающим пещерников, сжигающим их невероятной силой, которая,
казалось, вырывалась из белого золота его обручального кольца.
Н_е_в_о_з_м_о_ж_н_о_!
Он убежал от огня, бросился  обратно  в  свой  дом  и  включил  везде
освещение, как будто свет электрических лампочек мог спасти его от безумия
и тьмы.
Затравленно вышагивая по кругу  в  безопасности  своей  гостиной,  он
вспоминал, что с ним недавно случилось.
Он пошел - _г_а_д_к_и_й_, _г_р_я_з_н_ы_й _п_р_о_к_а_ж_е_н_н_ы_й_ -  в
город из Небесной Фермы, где жил, чтобы  оплатить  свой  телефонный  счет,
заплатить лично как утверждение  своей  человечности,  противопоставленной
враждебности и отталкиванию от себя  и  черной  благотворительности  своих
согорожан. Во время этой акции он  упал  перед  полицейской  машиной  -  и
обнаружил себя в другом мире. В месте, которое не могло существовать, и до
которого он не мог бы добраться, если бы оно существовало;  в  месте,  где
прокаженные возвращали себе здоровье.
Это место называлось "Страна". И жители ее обходились  с  ним  как  с
героем   из-за   его   сходства   с   Береком    Полуруким,    легендарным
Лордом-Основателем, и из-за его кольца из белого  золота.  Но  он  не  был
героем. Он потерял свои два пальца не в битве, а в кабинете  хирурга,  они
были ампутированы из-за гангрены, причиной которой  была  его  болезнь.  А
кольцо ему было дано женщиной, которая развелась с ним, потому что он  был
прокаженным. Ничто не могло быть менее  заслуженным,  чем  вера  Страны  в
него. И из-за того, что это было ложным положением, он повел  себя  крайне
неправильно, что заставляло его теперь извиваться от самобичевания.
Конечно, никто из этих людей не заслуживал его нечестности. Ни Лорды,
защитники  красоты  и  здоровья   Страны,   ни   Сердцепенистосолежаждущий
Морестранственник, великан, который был дружелюбен  к  нему,  ни  Этиаран,
супруга Трелла, которая провела его через  опасности  в  Ревлстон,  горный
город Лордов, ни ее дочь Лена, которую он изнасиловал.
Л_е_н_а_! - невольно вскрикнул он, стукая своими онемевшими  пальцами
по бокам, когда шагал.  _К_а_к_  я  _м_о_г  _с_д_е_л_а_т_ь  _т_а_к_о_е_  с
т_о_б_о_й_?
Но он знал, как это случилось. Здоровье,  которое  дала  ему  Страна,
изумило его. После месяцев импотенции и подавляемой ярости он был не готов
к внезапному потоку жизнеспособности. Но у этой  жизнеспособности  были  и
другие стороны. Она склонила его к условному  сотрудничеству  со  Страной,
хотя он и знал, что происходящее с  ним  было  невозможным,  просто  сном.
Из-за этой жизнеспособности он отнес Лордам Ревлстона послание  о  гибели,
данное ему величайшим врагом  Страны,  Лордом  Фаулом  Презирающим.  И  он
отправился вместе  с  Лордами  на  поиски  Посоха  Закона,  посоха  Берека
Полурукого, который был утерян Высоким Лордом Кевином, последним из Старых
Лордов, в битве против Презирающего, - оружия, которое, как  думали  Новые
Лорды, будет их единственной надеждой одолеть их врага, и он, не веря, без
веры, помог им возвратить его.
Потом, сразу же, без перехода, он обнаружил себя  лежащим  в  постели
городской больницы. Всего четыре часа прошло после  несчастного  случая  с
полицейской машиной. Проказа не оставила его. Из-за того, что он  оказался
даже не раненным, доктор отправил его домой, на Небесную Ферму.
А теперь он очнулся от спячки и вышагивал по своему освещенному дому,
как если  бы  тот  был  островком  здоровья  в  просторах  тьмы  и  хаоса.
Заблуждение! Он заблуждался. Сама  мысль  о  Стране  делала  его  больным.

 
в начало наверх
Здоровье было невозможно для прокаженного; это был закон, от которого зависела его жизнь. Нервы не восстанавливаются, и без ощущения прикосновения нет защиты от ушибов и инфекции, гниения тканей и смерти - нет защиты, кроме требовательного закона, который он выучил в лепрозории. Доктора там научили его, что эта болезнь была теперь основным фактом его существования, и если он не посвятит себя полностью - сердцем, умом и душой - своей собственной защите, он неотвратимо станет искалеченным и разлагающимся, придет к безобразному концу. У этого закона была логика, которая теперь казалась более безошибочной, чем когда либо. Он соблазнился, хотя бы условно, заблуждением, и результат был убийственным. За прошедшие две недели он почти полностью потерял свой контроль над выживанием, не лечился, не проводил ВНК или другого контроля, даже не брился. Головокружительная тошнота зародилась в нем. Проверяя себя, он неприятно дрожал. Каким-то образом он оказался избежавшим повреждений. На его коже не было ссадин, ожогов, синяков, ни одного рокового бордового пятна от возвратившейся проказы. Тяжело дыша, как будто он только что вынырнул из погружения в ужас, он устанавливал возвращение контроля над своей жизнью. Он срочно принял большую дозу лекарства ДДС, диамино-дивинилового сульфамида. Затем он пошел в белизну ванной, выправил старую бритву и приставил длинное острое лезвие к своей гортани. Бриться таким образом, зажав лезвие между двумя пальцами и большим пальцем правой руки, было его собственным ритуалом, к которому он себя приучил, чтобы дисциплинировать и подавить невольное воображение. Он пригодился ему. Угроза этого острия, располагавшегося так небезопасно, помогала ему сосредоточиться, отвлечься от ложных мечтаний и надежд, соблазнительных и убийственных творений его ума. Последствия возможной ошибки как выжженные кислотой были запечатлены в его мозгу. Он не мог не считаться с законом своей проказы, когда был так близок к тому, чтобы повредить себе, нанести себе рану, которая могла пробудить дремлющее гниение его нервов, вызвать заражение и слепоту и сдирать с его лица плоть до тех пор, пока он не станет слишком обезображенным, чтобы вообще видеть. Когда он сбрил двухнедельную бороду, то на мгновение замер, разглядывая себя в зеркале. Он увидел седого истощенного мужчину, с проказой, маячащей на заднем фоне его глаз как чумной корабль в холодном море. И это видение самого себя подсказало ему объяснение его заблуждения. Происходившие с ним события были делом его подсознательного мышления - слепая работа полного отчаяния или трусости мозга, лишенного всего, что раньше придавало ему значение. Изменение отношения к нему его товарищей, человеческих существ, вынуждало его восставать против самого себя. Злоба, направленная на себя, возобладала в нем, когда он был беспомощным после несчастного случая с полицейской машиной. Он знал название этого явления: это было желание смерти. Оно действовало на него подсознательно, потому что его сознательное мышление было непрестанно занято процессом выживания, стараниями избежать последствий его болезни. Но теперь он уже не был беспомощным. Он был пробудившимся и испуганным. Когда наконец пришло утро, он позвонил своему юристу, Меган Роман - женщине, занимавшейся его контрактами и финансовыми делами, - и сказал ей, что случилось с конюшнями Джоан. Он легко мог ощутить ее смущение, скрытое за словами: - Так что вы хотите, чтобы я сделала, мистер Кавинант? - Я хочу, чтобы вы вынудили полицию начать расследование. Пусть найдут, кто сделал это. Пусть сделают так, чтобы этого больше не повторялось. Она молчала долгую неудобную секунду. Затем сказала: - Полиция этого делать не будет. Вы на территории шерифа Литтона, а он ничего для вас не сделает. Он - один из тех людей, которые считают, что вас нужно выдворить из страны. Он долго был здесь шерифом и стал активным поборником "своей" страны. Он полагает, что вы - угроза. Только между нами, мне кажется, что у него человечности не больше, чем необходимо для того, чтобы каждые два года переизбираться. - Она говорила быстро, как будто пытаясь удержать его, чтобы он не сказал чего-нибудь, не предложил что-нибудь сделать. - Но я думаю, что смогу заставить его сделать кое-что для вас. Если я запугаю его, скажу, что вы собираетесь в отместку снова пойти в город, я могу вынудить его следить, чтобы ничего подобного больше не случалось. Он знает эту страну. Можно держать пари, он уже знает, кто поджег ваши конюшни. "Конюшни Джоан", - молча ответил Кавинант. - "Я не люблю лошадей". - Он может удержать этих людей, чтобы они ничего больше не сделали. И он сделает это - если я правильно припугну его. Кавинант согласился на это. Казалось, у него не было другого выхода. - Кстати, некоторые из местных жителей пытались найти какой-нибудь законный способ заставить вас съехать. Они расстроены этим вашим визитом. Я говорила им, что это невозможно - или, по крайней мере, больше неприятностей, чем это заслуживает. И большинство из них, я думаю, верит мне. С дрожью он повесил трубку. Он провел полный ВНК, проверяя свое тело с головы до ног на предмет угрожающих признаков. Затем задался целью попытаться возвратить все свои самозащитные привычки. Примерно через неделю у него наметился прогресс. Он шагал через расчерченную аккуратность своего дома как робот, с любопытством осознающий механизм, действующий внутри себя, ищущий вопреки ограничениям своей программы один хороший ответ смерти. И когда он выходил из дома, прогуливался к бакалейной лавке или отправлялся на несколько часов побродяжничать по лесу вдоль ручья Писателя за Небесной Фермой, он двигался преувеличенно осторожно, проверяя каждый камень и вешку и дуновение ветра, как будто подозревая их в скрытой злобе. Но иногда он осматривался вокруг, и тогда решимость его пошатывалась. В лесах был апрель - первые знаки весны, которые должны были восприниматься им радостно. Но в неожиданные моменты его взгляд казался затуманенным печалью, когда он вспоминал весну в Стране. По сравнению с тем, где само здоровье растений было видимым, заметным, ощутимым от прикосновения и звука, здесь леса смотрелись уныло примитивными. Красота деревьев, травы и холмов не имела ни вкуса, ни глубины. Они могли только напоминать ему Анделейн и вкус алианты. Затем его начали беспокоить другие воспоминания. В течение нескольких дней он не мог выкинуть из своих мыслей женщину, умершую за него в битве у настволья Парящее. Он даже никогда не знал ее имени, никогда не спрашивал ее, почему она была так ему предана. Она относилась к нему как Этиаран, и Морестранственник, и Лена: она предполагала, что у него были права на такие жертвы. Как и Лена, о которой он редко осмеливался вспоминать, она вынуждала его вести себя соответствующим образом; и вместе со стыдом при воспоминании об этом приходила ярость - все тот же знакомый гнев прокаженного, от которого в такой большой степени зависела его выживаемость. _К_а_к_о_г_о _ч_е_р_т_а_! - вспыхивал он. У них не было на это прав. У них не было права! Но когда эта бесполезная страсть одолевала его, он был вынужден диктовать себе по пунктам, как если бы он читал диагноз, записанный в истории своей болезни. Тщетность - основная характеристика жизни. Боль - доказательство существования. На поверхности своего морального одиночества у него не было других ответов. В такое время он находил горькое утешение, рассматривая себя как человека в такой психологической ситуации, где объект был отделен от всего чувственного содержания, ослеплен, осмеян, сделан немым и неподвижным, и в результате начал испытывать самые ужасные галлюцинации. Если сознание нормального мужчины или женщины может быть так сильно погружено в благодать их вынужденного хаоса, то, конечно же, один жалкий прокаженный в коме мог видеть сон, худший чем хаос - сон, созданный специально для себя, чтобы свести себя с ума. Ведь то, что с ним случилось, совершенно превосходило понимание. И вот так, таким образом, он выживал день за днем в течение трех недель, прошедших после пожара. За это время он полностью осознал, что нерешенный стресс внутри него ведет его к кризису; но снова и снова он загонял в дальний уголок сознания это знание, усмиряя мысль об этом яростью. Он не верил, что сможет перенести еще одно тяжкое испытание; первое он пережил слишком плохо. Но даже сконцентрированная едкость его ярости не была достаточно могущественной, чтобы полностью защитить его. Как-то утром в четверг, когда он повернулся к зеркалу побриться, кризис так резко проявился в нем, что его рука начала яростно дрожать, и ему пришлось бросить бритву в раковину, чтобы не перерезать себе горло. События в Стране были далеко не завершены. Захватив Посох Закона, Лорды сделали как раз именно то, чего хотел от них Лорд Фаул. Это было просто первым шагом в его замыслах, основа которых была заложена тогда, когда он призвал в Страну кольцо Кавинанта из Белого Золота. И он не успокоится, пока не получит власть над жизнью и смертью всей Страны. А чтобы сделать это, Фаулу обязательно снова потребуется Дикая Магия Белого Золота. Кавинант безнадежно уставился на себя в зеркало, пытаясь удержать свое сознание в тисках окружающей его реальности. Но он не увидел в своих собственных глазах ничего, способного защитить его. Один раз он уже бредил. Это могло произойти и снова. С_н_о_в_а_? - воскликнул он таким одиноким голосом, что тот прозвучал как хныканье большого ребенка. _С_н_о_в_а_? Он не мог поверить и в то, что произошло с ним при первом погружении в бред, - как он мог так много прожить за секунду? Он был уже на грани звонка врачам в лепрозорий - звонить им и просить хоть какой-то помощи! - когда все же возвратил часть своей непримиримости прокаженного. Он не прожил бы так долго, если бы он не обладал в некотором роде способностью отказываться хотя бы от поражения, если уж не от отчаяния, и эта способность остановила его сейчас. "А что я мог бы сказать им такое, чему они поверили бы?" - раздраженно подумал он. - "Я ведь и сам ничему этому не верю." Люди Страны прозвали его Неверящим. Теперь он обнаружил, что ему придется заслужить это звание, независимо от того, существовала ли Страна или нет. И в течение следующих двух дней он пытался заслужить его с непреклонностью, которая была близка, насколько это было возможно, к смелости. Но при этом он все же пошел на один компромисс: с тех пор как его рука так ужасно задрожала, он брился электрической бритвой, прижимая ее так сильно, как если бы пытался сгладить черты своего лица. Но никаких других уступок своей болезни он не сделал. Ночью его сердце дрожало в груди так осязаемо, что он не мог спать, но он стискивал зубы и лежал без сна. Между собой и заблуждением он поставил барьер из ДДС и ВНК, и когда бы заблуждение ни угрожало пробить его защиту, он лекарствами загонял его обратно. Но вот наступило очередное субботнее утро, а он так и не смог перебороть боязнь, которая заставляла дергаться его руки. Поэтому он решил рискнуть еще раз пройтись среди своих соплеменников - человеческих существ. Ему была нужна их реальность, их подтверждение той реальности, которую он принимал, и даже их враждебность по отношению к его болезни. Он не знал никакого другого противоядия от бредовых видений; он более не мог противостоять своей дилемме в одиночестве. 2. ПОЛУРУКИЙ Но решение это было еще полно страха, и он до самого вечера откладывал его выполнение. Большую часть дня он провел за уборкой своего дома, как если бы не собирался больше сюда возвращаться. Затем, когда день уже заканчивался, он побрился электрической бритвой и тщательно вымылся под душем. Ради предосторожности он надел плотные джинсы и зашнуровал ноги в тяжелые ботинки; но на тенниску он надел парадную рубашку, галстук и спортивную куртку, чтобы неформальность его джинсов и ботинок не была расценена как недостаток. Свой бумажник, обычно такой бесполезный, он положил в карман куртки. А в карман брюк положил маленький острый перочинный ножик, который по привычке носил с собой на случай, если потеряет контроль над спасительной собранностью и ему потребуется что-нибудь опасное, чтобы сосредоточить свое внимание. Наконец, когда солнце уже садилось, он прошел по узкой тропинке к дороге, где выставил большой палец, чтобы поймать попутку и доехать до города. Ближайший по дороге населенный пункт был в десяти милях от Небесной Фермы, и он был больше, чем городок, в котором с ним произошел тот несчастный случай. Он решил направиться туда потому, что там было меньше возможности быть узнанным. Но первой проблемой при этом было найти безопасную попутку. Если кто-то из местных водителей узнает его, он с
в начало наверх
самого начала попадет в беду. За первые несколько минут мимо без остановки прошли три машины. Сидящие в них смотрели на него как на нечто странное и загадочное, но незначительное, и никто из них не притормозил. Затем, когда последний дневной свет уже превратился в сумерки, на дороге показался большой фургон, ехавший в нужную ему сторону. Он помахал ему, и фургон подрулил и встал возле него под громкий свист тормозов. Он вскарабкался к двери, и водитель жестом пригласил его в кабину. Этот человек пожевывал черную обломанную сигару, и воздух в кабине был спертым от ее дыма. Но сквозь дымку Кавинант мог видеть, что он водитель был крупным и сильным мужчиной, с выпирающим животом и одной тяжелой рукой, которая как поршень двигалась по рулевому колесу, легко поворачивая при этом фургон. Рука у него была только одна: правый рукав был пустой и пришпилен к плечу. Увидев его искалеченность, Кавинант ощутил симпатию и сочувствие к водителю. - Куда тебе, приятель? - спросил великан снисходительно. Кавинант сказал. - Нет проблем, - отреагировал он на попытку оправдания в голосе Кавинанта. - Я еду как раз мимо. Трансмиссия и шестерни взвыли, водитель выплюнул сигару в окно, набрал скорость, выровнял машину и зажег новую сигару. Пока рука его была занята, он придерживал баранку животом. Зеленый огонек на панели управления не освещал его лицо, но когда он затягивался, огонек сигары высвечивал массивные черты. В этих вспышках красного света лицо его было похоже на кучу булыжников. Когда сигара разгорелась, рука снова легла на баранку подобно сфинксу, и шофер начал разговор. У него было что-то на уме. - Живешь где-то поблизости? Кавинант уклончиво ответил: - Да. - Давно? Знаешь здешний народ? - В какой-то мере. - А знаешь ли этого прокаженного, этот - как его там? - Томас... Томас Кавинант? Кавинант вздрогнул во мраке кабины. Чтобы скрыть беспокойство, он поерзал на сиденье. Затем неловко спросил: - А что? Ты им интересуешься? - Интересуюсь? Не, мне не интересно. Просто проезжаю мимо - погоняю своего мула, куда мне велят. Никогда раньше не был в этих местах. Но в городе я слышал разговоры про этого парня. Поэтому я спросил о нем девицу на стоянке, и у меня тут же уши завяли от ее болтовни. Один вопрос - и я сразу получил кучу дерьма. Ты знаешь, что такое проказа? Кавинант скривился: - Кое-что. - Ну, так вот, это весьма неприятная вещь, позволь тебе сказать. Моя старуха читает об этой дряни все время в Библии. Грязные нищие. Нечистые. Я не знал, что такая зараза осталась еще в Америке. Но похоже, что к этому мы и идем. Ты понимаешь, что я имею в виду? - И что ты имеешь в виду? - тупо спросил Кавинант. - Я считаю, что эти прокаженные должны оставить в покое приличных людей. Таких, как та девка за стойкой. С ней все в порядке, даже пусть язык с моторчиком, но она там залилась до жабер за счет какого-то угрюмого ублюдка. А этот парень Кавинант пусть перестанет считаться только со своими интересами. Незачем раздражать живущих в округе людей. Ему следует уйти к другим прокаженным и оставаться с ними, не беспокоить людей нормальных. Это просто эгоистично - ждать, что обычные ребята, вроде тебя и меня, будут терпеть это. Ты понимаешь, что я имею в виду? Сигарный дым в кабине был плотным, как из кадила, и от этого Кавинант почувствовал легкое головокружение. Он продолжал ерзать, как будто ложность его положения не давала ему удобно сидеть. Но разговор и неуловимое легкое головокружение заставили его почувствовать в себе мстительность. На миг он забыл, что почувствовал симпатию к этому человеку. Он нервно крутил на пальце обручальное кольцо. Когда они приблизились к границам города, он сказал: - Я собираюсь в ночной клуб, прямо здесь, у дороги. Как насчет того, чтобы выпить вместе? Без всяких колебаний, водитель фургона сказал: - Парень, ты угадал. Я никогда не откажусь, если меня угощают. Им оставалось проехать еще несколько светофоров. Чтобы заполнить молчание, Кавинант спросил шофера, что случилось с его рукой. - Потерял на войне. Он остановил свою машину у светофора и зачинил сигару, придерживая брюхом баранку. - Мы были в патруле и напоролись прямо на их противопехотную мину. Весь отряд разнесло к чертям. Мне пришлось ползком добираться до лагеря. Заняло это у меня два дня, и я вроде как помешался - ты понимаешь, что я имею в виду? Не знал, что делаю. Когда попал к врачу, спасать руку было уже поздно. Какого черта, она мне и не обязательна - по крайней мере, моя старуха так говорит, а уже она должна в этом понимать толк. - Он хихикнул. - Для этого дела обе руки не обязательны. Кавинант простодушно спросил: - А у тебя были какие-нибудь трудности с лицензией водить эту штуковину? - Ты смеешься? Да я могу управлять этой малышкой любой кишкой лучше, чем ты трезвый четырьмя руками. - Он ухмыльнулся в свою сигару, довольный своим юмором. Добродушие его тронуло Кавинанта. Он уже сожалел о своем двуличии. Но стыд всегда вызывал у него гнев и упрямство - рефлекс, вызванный болезнью. Когда грузовик припарковался за ночным клубом, он толкнул дверцу кабины и спрыгнул на землю, как будто в спешке убегая от компаньона. Однако пока они ехали в темноте он и забыл, как высоко он над землей располагалась кабина. Его слегка закружило. Он неуклюже приземлился, почти упал. Ноги его ничего не почувствовали, но толчок отдался болью в суставах. Когда прошел момент оглушенности, он услышал, что шофер говорит: - Знаешь, я как-то сразу вычислил, что ты навострился на выпивку. Чтобы не видеть холодные оценивающие взгляды этого человека, Кавинант пошел впереди ко входу в клуб. Когда он заворачивал за угол, то почти столкнулся с обтрепанным стариком в черных очках. Старик стоял спиной к зданию, протягивая мятую жестяную кружку к прохожим и провожая их на слух. Голову он держал высоко, но она слегка дрожала, и он пел, как на панихиде. Под мышкой он держал трость с медным наконечником. Когда Кавинант повернул к нему, он слегка помахал своей кружкой в его направлении. Кавинант относился к нищим с подозрением. Он помнил того оборванного фанатика, который пристал к нему как раз перед самым началом той галлюцинации. Воспоминание об этом встревожило его, в ночи возникла неожиданная напряженность. Он шагнул ближе к слепому и вгляделся в его лицо. Интонация в песне нищего не изменилась, но он повернул ухо к Кавинанту и ткнул его в грудь кружкой. Водитель фургона остановился позади Кавинанта. - Черт, - проворчал он. - Они так и кишат. Это как болезнь. Пойдем. Ты обещал мне выпивку. В свете уличных фонарей Кавинант смог разглядеть, что это был другой нищий, не тот фанатик. Но слепота все-таки вызвала в нем жалость, симпатию к калеке. Вытащив из кармана бумажник, он достал двадцатидолларовую бумажку и сунул ее в жестяную кружку. - Двадцать баксов! - воскликнул шофер. - Ты совсем спятил, или как? Тебе, приятель, не выпивка нужна. Тебе нужен санитар. Не прерывая песню, слепой вытащил шишковатую руку, сгреб кредитку и спрятал ее куда-то под лохмотья. Затем он повернулся и пошел прочь, бесстрастно постукивая палочкой, спокойный, в особом мистицизме слепых, напевая во время движения "в предвкушеньи божественной славы". Кавинант наблюдал, как его спина скрылась в темноте, затем повернулся к своему компаньону. Шофер был на голову выше Кавинанта, толстые ноги удерживали крепкое тело. Сигара его мерцала словно глаз Друла Камневого Червя. И Кавинант тут же вспомнил Друла - пещерника, послужившего целям Лорда Фаула. Друл нашел Посох Закона и погиб от него - или из-за него. А смерть его освободила Кавинанта из Страны. Кавинант ткнул онемелым пальцем в грудь водителя грузовика, тщетно стараясь ощутить его, почувствовать его реальность. - Послушай, - сказал он. - Насчет выпивки я серьезно. Но я тебе должен сказать, - он сглотнул, потом принудил себя произнести слова. - Я - Томас Кавинант. Тот самый прокаженный. Шофер пыхнул сигарой. - Конечно, парень. А я Иисус Христос. Если ты хочешь промотать денежки, то так и скажи. Но не надо мне этой чепухи о прокаженном. Ты точно такой же, как все. Кавинант некоторое время хмуро смотрел на мужчину. Затем решительно сказал: - Ну, в любом случае, я еще не сломился. Пока еще. Пойдем. Они вместе двинулись ко входу в ночной клуб. Он назывался "Дверь", и, соответствуя своему имени, заведение имело широкие металлические ворота, выглядевшие как портал при входе в подземное царство. Ворота были освещены слабым зеленым светом, но в центре было освещенное белой лампой пятно - плакат со словами: Заключительный концерт Новая песенная сенсация Америки Сьюзи Терстон И была фотография, пытавшаяся изобразить Сьюзи Терстон очаровательной. Но фальшивый блеск отпечатка превратился от времени в неопределенно серый. Кавинант провел небрежный ВНК, призвал все свое мужество и вошел в ночной клуб, сдерживая дыхание, будто входил в первый круг ада. Клуб внутри был переполнен; прощальное выступление Сьюзи Терстон привлекло большое внимание. Кавинант и его спутник заняли единственные места, которые смогли найти - за небольшим столиком у сцены. За этим столом уже сидел мужчина средних лет в поношенном костюме. По тому, как он держал стакан, можно было предположить, что он пьет уже в течение заметного времени. Когда Кавинант спросил разрешения присоединиться к нему, он будто и не заметил их. Круглыми глазами он пялился в направлении сцены и выглядел важным как птица. Водитель бесцеремонно проигнорировал его. Он развернул стул спинкой к столику и сел, широко расставив ноги, как бы упираясь грузом своего живота в спинку стула. Кавинант занял оставшееся место и подвинулся поближе к столику, чтобы его кто-нибудь случайно не толкнул, проходя между столами. Непривычное для него скопление народа беспокоило и тревожило его. Он тихо сидел, занятый самим собой. Страх разоблачения бился у него в висках, он держал себя собранно и глубоко дышал, будто сопротивляясь приступу головокружения. Окруженный людьми, которые не обращали на него внимания, он чувствовал себя уязвимым. Он очень многое поставил на карту. Но они были людьми по внешнему виду такими же, как и он. Он подавил страстное желание бежать. Постепенно он осознал, что его спутник ждет, когда же он сделает заказ. Чувствуя себя совершенно больным и беззащитным, он поднял руку и подозвал официанта. Шофер заказал двойное виски со льдом. Мрачное предчувствие на миг парализовало голос Кавинанта, но потом он заставил себя заказать джин с тоником. И сразу же пожалел о своем заказе: джин с тоником были напитком Джоан. Но он не стал ничего менять. И едва смог сдержать вздох облегчения, когда официант ушел. Весь съежившись от беспокойства, он заметил, что заказанное подали почти молниеносно. Обходя стол, официант поставил три напитка, включая стакан с чем-то, напоминающим просто спирт, для мужчины средних лет, сидевшего вместе с ними. Подняв бокал, шофер опрокинул в себя половину, сделал гримасу и пробормотал: "Бодрящая водичка". Выглядевший торжественным мужчина влил в себя спирт одним движением, только кадык его разок дернулся. Частью своего сознания Кавинант задумался, не будет ли он в итоге платить за всех троих. Он неохотно глотнул джин с тоником и почти задохнулся от неожиданного гнева. Лимонный привкус напитка живо напомнил ему алианту. _К_а_к т_р_о_г_а_т_е_л_ь_н_о_! Он совсем смешался. В наказание себе он выпил остаток джина и подал знак официанту принести еще. Он внезапно решил напиться. Для второго захода официант принес опять три напитка. Кавинант мрачно смотрел на компаньонов. Затем все трое выпили, как будто молча вызывая друг друга на спор.
в начало наверх
Вытерев рот тыльной стороной руки, шофер наклонился вперед и сказал: - Парень, мне следует предупредить тебя. Деньги-то твои. Я могу пить, пока ты не окажешься под столом. Чтобы дать возможность третьему вступить в разговор, Кавинант ответил: - Я думаю, что наш друг намерен обойти нас обоих. - Что, такой мелкий мужик вроде него? - В тоне шофера был юмор и предложение соперничества. - Да ну? Не может быть. Но выглядевший торжественным человек все равно не признал факт существования водителя, даже глазами не отреагировал. Он так и сидел, уставившись на эстраду, как в бездну. Через какое-то время взгляд его обратился на стол. Кавинант снова заказал, и через несколько минут официант выставил перед ними третий заход - снова три напитка. На этот раз шофер остановил его. Он шутливо, как бы подразумевая, что говорит и за Кавинанта, указал пальцем на третьего мужчину и сказал: - Надеюсь, вы знаете, что мы не собираемся платить за него. - Конечно, - скучно ответил официант. - Он заказал сразу. И заплатил вперед. - Презрение, казалось, сжало его лицо. - Ходит сюда каждый вечер просто посмотреть на нее и напиться до ослепления. В это время кто-то еще позвал его, и он ушел. Третий мужчина по-прежнему ничего не говорил. Медленно выключили освещение, и на переполненный клуб опустилась пелена тишины и ожидания. И вот в этой тишине сидящий с ними за столиком мужчина тихо пробормотал: "Моя жена". Луч света осветил центр сцены, и из-за кулис вышел ведущий. Сзади от него музыканты занимали свои места - небольшой ансамбль, небрежно одетый. Ведущий с ослепительной улыбкой начал свою речь. "Лично мне особенно печально представлять вам нашу малышку, потому то она сегодня с нами в последний раз - во всяком случае, ее долго не будет. Она уезжает отсюда туда, где знаменитости становятся все известнее. Мы здесь, в "Двери", долго не забудем ее. Вспомните, как мы слышали ее в первый раз. Леди и джентльмены, мисс Сьюзи Терстон!" Пятно освещения поймало певицу, когда она выходила на сцену, неся в руках микрофон. На ней был костюм из кожи - юбка, которая оставляла открытой большую часть ног, и жакет без рукавов с бахромой на груди, которая подчеркивала ее формы и их колыхание. Ее светлые волосы были коротко подстрижены, глаза были темные, обведенные запавшими кругами, как в синяках. У нее была полная и располагающая фигура, но лицо противоречило этому: вид его был как у заброшенного беспризорного. Чистым хрупким голосом, который годился бы для мольбы, она с вызовом спела серию любовных баллад так, как если бы это были песни протеста. Аплодисменты после каждого номера были громкие, и Кавинант содрогался при их звуке. Когда серия песенных номеров была закончена и Сьюзи Терстон удалилась на перерыв, он был уже в холодном поту. Джин, казалось, совсем не влиял на него. Но ему была нужна какая-то моральная поддержка. С видом отчаяния, он опять позвал официанта сделать еще заход. К его облегчению, официант принес напитки скоро. Одолев свою порцию виски, шофер целеустремленно наклонился вперед и сказал: - Я думаю, что разгадал эту сволочь. Торжественно выглядевший человек по-прежнему не замечал своих товарищей по столу. Он снова с болью пробормотал: "Моя жена". Кавинант хотел удержать шофера, чтобы он так прямо не говорил о сидящем рядом человеке, но прежде чем он мог отвлечь его, тот продолжил: - Он делает это всем назло, вот в чем дело. - Назло? - беспомощно отозвался Кавинант. Ему не хватало осмысленности. Насколько он мог сказать, их компаньон - без сомнения счастливо или по крайней мере прочно женатый, и без сомнения бездетный - каким-то образом возымел безнадежную страсть к беспризорного вида женщине у микрофона. Такое случается. Раздираемый ожесточенной верностью и упрямой необходимостью, он не мог ничего поделать, кроме как мучиться в поисках облегчения, напиваясь до бесчувствия, глядя на то, что он желал, но чего не мог и не должен был иметь. Имея такое представление об их компаньоне, Кавинант был озадачен комментариями шофера. Но великан почти сразу же продолжал: - Конечно. Как ты думаешь, это весело - быть прокаженным? Он думает, что он точно такой же, как и все вокруг. Почему же ему быть одним-единственным в своем роде - ты понимаешь, что я имею в виду? Вот что думает этот гад. Честное слово, приятель. Я его описал таким, как есть. - Когда он говорил, его грубое лицо маячило перед Кавинантом, как груда булыжников. - Вот что он делает: он слоняется, где его не знают, скрывает о себе правду, так что никто не знает, что он болен. Таким образом он распространяет ее, и никто об этом не знает, и поэтому он осторожничает, а потом вдруг - у нас эпидемия. От чего Кавинант смеется до безумия. Он все делает назло, говорю тебе. Поверь моему слову. Ни с кем не здоровайся за руку, если ты не знаешь парня. Третий снова тупо простонал: "Моя жена". Сжав обручальное кольцо, как будто оно могло придать ему сил, Кавинант решительно сказал: - А может, это все не так? Может, ему просто не хватает общения с людьми? Вы когда-нибудь испытывали одиночество - вести эту колымагу одному, час за часом? Может, этот Томас Кавинант просто не может больше жить, не видя время от времени человеческих лиц? Об этом вы не думали? - Ну так пусть тогда катится к своим прокаженным. Что заставляет его беспокоить приличных людей? Сам подумай. "Сам подумай!" - Кавинант почти закричал. - "О черт! А что же я, по-твоему, делаю? Ты думаешь, мне нравится это, быть вот таким?" Гримаса, которую он не мог сдержать, перекосила его лицо. Закурив, он помахал официанту - принести еще. Казалось, что алкоголь действует в противоположном направлении, усиливая его напряжение, а не снимая его. Но он был слишком рассержен, чтобы задаваться вопросом, пьянеет ли он или нет. Воздух шумно клубился вокруг клиентов "Двери". Людей, которые сидели вокруг, он воспринимал как засевших в засаде юр-вайлов. Когда принесли напитки, он наклонился вперед, чтобы опровергать аргументы шофера. Но его остановило то, что свет стал гаснуть перед вторым выходом Сьюзи Терстон. Их товарищ за столом уныло выдохнул: "Моя жена". Его голос стал заплетаться. Что бы он там ни пил, оно на него все-таки действовало. Пока было темно перед выходом на сцену певицы, шофер спросил: - Ты хочешь сказать, что эта девка твоя жена? При этих словах, мужчина застонал, как от пыток. После небольшого вступления, Сьюзи Терстон расположилась в свете ламп. Под ворчливый аккомпанемент своего ансамбля она придала своему голосу оттенок страдания и спела о неверности мужчин. После второго такого же номера из темных провалов ее глаз катились медленные слезы. Звук ее сердечных жалоб заставил горло Кавинанта сжаться. Он остро сожалел, что не пьян. Ему хотелось забыть бы и людей, и свою уязвимость, и упорную борьбу за выживание - забыть и рыдать. Но ее последняя песня обожгла его. Откинув голову назад, так, что ее белое горло мерцало в свете огоньков, она спела песню, которая заканчивалась словами: Пусть с тобою уйдет мое сердце - Твоя любовь заставляет меня чувствовать себя слабой. А теперь я не хочу причинять тебе боль, Но мои чувства - это часть меня; То, чего ты хочешь, делает меня бесчестной - Так пусть с тобой уйдет мое сердце. Аплодисменты раздались сразу же, как замерла последняя нота, словно аудитория упорно жаждала ее боли. Кавинант не мог больше терпеть. Подгоняемый шумом, он бросил несколько долларов - он был не в силах считать - на стол, и отодвинул стул, чтобы бежать отсюда. Но когда он обходил стол, ему пришлось пройти всего в пяти футах от певицы. Неожиданно она обратила на него внимание. Раскрыв объятия, она радостно воскликнула: - Берек! Ошеломленный Кавинант в ужасе застыл. Н_е_т_! Сьюзи Терстон была в восторге. - Эй! - воскликнула она, маша руками, чтобы стихли аплодисменты. - Свет сюда! На него! Берек! Берек, милый! - Горячая волна света из-за сцены затопила Кавинанта. Пригвожденный ярким светом, он повернул лицо к певице, часто моргая, с болью в глазах от страха и гнева. Н_е_т_! - Леди и джентльмены, люди добрые, я хочу вам представить своего старого друга, дорогого мне человека. - Сьюзи Терстон была нетерпелива и взволнована. - Половине песен, которые я знаю, научил меня он. Люди, это - Берек. - И она начала хлопать ему, а затем сказала: - Может быть, он нам споет. - Публика добродушно присоединилась к ее аплодисментам. Рука Кавинанта медленно блуждала вокруг в поисках опоры. Несмотря на все свои усилия контролировать себя, он посмотрел на ту, которая его предала, с лицом, полным боли. Аплодисменты отдавались у него в ушах, доводили его до головокружения. Н_е_т_! Под взглядом Сьюзи Терстон он долго съеживался. Затем, как очищение откровения, зажегся полный свет. Сквозь невнятное бормотание и шорохи публики щелкнул уверенный голос: - Кавинант! Кавинант закрутился на месте, будто отражая нападение. В дверном проеме стояли двое мужчин. Оба были в черных шляпах и униформе цвета хаки, с пистолетами в черных кобурах и с серебряными значками; один из них был высокого роста. Шериф Литтон. Он стоял, упираясь кулаками в бедра. Когда Кавинант взглянул на него, он поманил его двумя пальцами. - Ты, Кавинант. Подойди сюда. - Кавинант? - взвизгнул водитель грузовика. - Ты действительно Кавинант? Кавинант неуклюже повернулся, как под разорванным парусом, чтобы отразить это новое нападение. Когда ему на глаза попался шофер, он увидел, что лицо этого великана покраснело от какого-то страстного чувства. Он встретил взгляд его красных глаз насколько мог храбро. - Но я же тебе говорил, кто я. - Ну уж теперь-то я тебя достану! - заскрежетал тот. - Теперь мы все тебя достанем! Какого дьявола ты приперся сюда? Посетители "Двери" повскакали с мест, чтобы лучше видеть, что происходит. Через их головы шериф закричал: - Не трогать его! - и начал пробираться через толпу. Кавинант от полной растерянности потерял равновесие. Он споткнулся, ударился лицом о что-то вроде ножки или края стола, чуть не выбив себе глаз, и растянулся под столом. Люди вокруг вопили и колотили. Сквозь этот шум шериф ревом отдавал приказы. Одним ударом руки он выбил стол, стоявший над Кавинантом. Кавинант затравленно глядел с пола. Его подбитый глаз распух, искажая все вокруг. Тыльной стороной ладони он стирал слезы. Мигая и с трудом концентрируя взгляд, он разглядел двух мужчин, стоящих над ним - шерифа и бывшего соседа по столу. Слегка покачиваясь на ногах с сомкнутыми коленями, торжественно выглядевший человек бесстрастно смотрел вниз на Кавинанта. Восторженным голосом и заплетающимся языком он произнес свой вердикт: - Моя жена - самая чудесная женщина на свете. Шериф оттолкнул мужчину и склонился над Кавинантом, покачивая ухмыляющимся лицом, полным зубов. - Этого вполне достаточно. Мне как раз нужен предлог, чтобы изолировать тебя, дабы ты не создавал лишних хлопот. Слышишь меня? Вставай. Кавинант чувствовал себя слишком слабым, чтобы двигаться, и не мог ясно видеть. Но не хотел принимать ту помощь, которую мог ему предложить шериф. Он перекатился и с трудом оттолкнулся от пола. Он встал на ноги, накренившись в одну сторону, но шериф не делал попыток поддержать его. Затем оперся на спинку стула и вызывающе оглядел затихших зрителей. Джин, наконец, казалось, подействовал на него. Он выпрямился, с достоинством поправил галстук. - Давай, иди, - скомандовал шериф с высоты своего роста. Но еще какой-то миг Кавинант не двигался. Хотя он не мог быть уверен ни в чем, что сейчас видели его глаза, он продолжал стоять, где был, и провел ВНК. - Давай, иди, - спокойно повторил Литтон. - Не трогайте меня, - когда ВНК был сделан, Кавинант повернулся и гордо прошествовал из ночного клуба. Снаружи, в холоде апрельской ночи, он глубоко вздохнул, обретая
в начало наверх
спокойствие. Шериф и его помощник повели его к полицейской машине. Ее красные огоньки зловеще вспыхивали в темноте. Он был заперт сзади, за защитной стальной решеткой, а оба офицера сели вперед. Когда помощник тронул повел машину и повел по направлению к Небесной Ферме, шериф заговорил через решетку. - Мы слишком долго искали тебя, Кавинант. Меган Роман сообщила, что ты собираешься прогуляться, и мы решили, что ты попробуешь свои шуточки где-нибудь в другом месте. Только неизвестно где. Но здесь все еще моя территория, и у тебя могут быть неприятности. Против тебя нет закона - я не могу арестовать тебя за то, что ты сделал. Но это, конечно, подло. Послушай, ты. Мое дело - порядок в этом округе, и ты это не забывай. Я не хочу охотиться за тобой, как сейчас. Если ты снова примешься за свои фокусы, я запихну тебя за решетку за нарушение порядка, хулиганство или что-нибудь другое - найдем, за что. Понял? Стыд и ярость боролись в Кавинанте, но он не мог найти для них выхода. Ему хотелось заорать через решетку: "Это незаразно! Это не моя вина!" Но горло у него было сжато спазмом; он не мог высвободить заключенный в нем крик. Наконец он смог только промямлить: "Выпустите меня. Я пойду пешком". Шериф Литтон внимательно посмотрел на него, потом сказал помощнику: - Ладно. Выпустим его прогуляться. Может, он попадет в аварию. Они как раз только что миновали выезд из города. Помощник остановил машину возле обочины, и шериф выпустил Кавинанта. Мгновение они вместе стояли в ночи. Шериф внимательно посмотрел на него, как будто пытаясь оценить его способность принести вред. Затем Литтон сказал: "Иди домой. И оставайся дома". Потом вернулся в машину. Она развернулась с громким пронзительным скрежетом и покатила к городу. Мгновение спустя Кавинант выпрыгнул на дорогу и закричал вслед удаляющимся огонькам: "Гадкий, грязный прокаженный!" В темноте огоньки выглядели как кровь. Его крик, казалось, не потревожил тишину. Он повернулся и пошел к Небесной Ферме, чувствуя себя маленьким, как будто немногочисленные звезды на светлом небе насмехались над ним. Ему предстояло пройти десять миль. Дорога была пустынной. Он двигался в тишине, как если бы его окружала полная пустота: хотя он шел по открытой местности, он не улавливал ни шума травы от ветра, ни ночных разговоров птиц или насекомых. Из-за тишины он чувствовал себя глухим, одиноким, беспомощным, как будто сзади его настигали хищники. Это было заблуждением! Протест поднялся в нем как вызов; но даже для него самого он звучал глухим стоном отчаяния, состоящим из поражения и упрямства. Он мог слышать сквозь него, как эта девушка кричала "Берек!" подобно сирене из ночного кошмара. Затем дорога пошла через рощу из частых деревьев, которые закрывали тусклый свет звезд. Он не мог ощущать ногами дорогу; был риск заблудиться, упасть в канаву, пораниться о дерево. Он старался сдерживать шаг, но опасность была слишком велика, и он наконец был вынужден идти, вытянув перед собой руки и нащупывая дорогу при каждом шаге, как слепой. Пока он не добрался до края леса, он двигался как заблудившийся, как во сне, в испарине и прозябший. После этого он заставил себя идти твердым шагом. Его подгоняли крики, несущиеся ему вслед: "Берек! Берек!" Когда, наконец пройдя долгие мили, он достиг поворота дороги на Небесную Ферму, то почти бежал. В заповеднике своего дома он включил все огни и запер все двери. Распланированная строгость его жилища приняла его в себя с догматичной неутешительностью. Взгляд на кухонные часы сказал ему, что уже за полночь. Новый день, воскресенье - день, когда другие идут в церковь. Он заварил кофе, сбросил куртку, галстук и рубашку, потом принес дымящуюся чашку в комнату. Там он устроился на диване, поправил портрет Джоан на кофейном столике так, чтобы она смотрела прямо на него, и сел, обхватив колени руками, пережидая кризис. Ему был нужен хоть какой-то ответ. Все его ресурсы были исчерпаны, и он не мог продолжать жить как раньше. Б_е_р_е_к_! Крик этой девушки, и саднящий звук аплодисментов публики, и оскорбления шофера отдавались в нем как заглушенные толчки в глубине земли. Самоубийство маячило со всех сторон. Он был в ловушке между безумным заблуждением и угнетающим отношением к нему со стороны окружающих людей. "Гадкий, грязный прокаженный!" Он сжал себе плечи и напрягся, стараясь успокоить судорожно забившееся сердце. "Я не могу этого вынести! Кто-нибудь, помогите мне!" Вдруг зазвонил телефон - звонок хлестнул по его сознанию как бич. Разболтанно, как плохо соединенная куча вывихнутых костей, он вскочил на ноги. Но потом остановился без движения. Ему не хватало мужества снова встретиться с враждебностью и проклятиями. Телефон прозвенел снова. Дыхание застряло у него в легких. Джоан, казалось, упрекала его из-за стекла рамки на столе. Еще звонок, настойчивый, как стук кулаком по столу. Он шатнулся к телефону. Схватив трубку, он крепко прижал ее к уху. - Том? - слабый печальный голос вздохнул. - Том, это Джоан. Том? Я надеюсь, что не разбудила тебя, я знаю, что слишком поздно, но мне надо было позвонить. Том... Кавинант стоял прямо, застыв, весь внимание, сжав колени, чтобы не упасть. Челюсти его двигались, но он не издавал ни звука. Горло его схватило спазмом, перекрыло, и легким стало не хватать воздуха. - Том? Ты слышишь? Алло! Том? Пожалуйста, скажи что-нибудь. Мне нужно поговорить с тобой. Мне так одиноко. Я так скучаю по тебе. - Он мог разобрать волнение в ее голосе. Грудь его с трудом поднималась, как в удушье. Внезапно он преодолел препятствие в горле и глубоко вдохнул, издав звук, похожий на всхлип. Но все еще не мог выдавить не слова. - Том! Пожалуйста! Что с тобой? Казалось, его голос кто-то схватил смертельной хваткой. В отчаянном стремлении вырваться из захвата, ответить Джоан, удержать ее голос, чтобы она не повесила трубку, он взял аппарат в руки и направился обратно к дивану, надеясь, что движение снимет спазм, сжавший его горло, поможет снова обрести контроль над голосовыми связками. Но принятое решение оказалось неверным. Телефонный шнур обернулся вокруг его лодыжки, и когда он резким рывком двинулся вперед, то споткнулся и упал головой на кофейный столик, ударившись при этом лбом прямо о его угол. Когда он затем свалился на пол, то, казалось, все же почувствовал свой удар. И в тот же момент перестал что-либо видеть. Но все еще прижимал телефонную трубку с своему уху. Посреди белесого пространства, поглотившего все окружавшие его звуки, был ясно слышен голос Джоан. Он становился срывающимся, сердитым. - Том, я серьезно. Не делай мне хуже, чем всегда. Ты не понимаешь? Я хочу сказать тебе... Ты мне нужен. Скажи что-нибудь, Том. Том! Умоляю тебя, скажи что-нибудь! Затем громкий нарастающий гул в его ушах смыл ее голос. "НЕТ!" - пытался кричать он. - "НЕТ!" Но он был беспомощен. Нарастающий грохот накрыл его, как селевой поток, и унес прочь. 3. ВЫЗОВ Гул отдалился и стал звучать тише, при этом как-то изменилась и та пустота, которую он видел. На волнах этого звука вверх взметнулось серо-зеленое облако свежескошенной травы и накрыло его как воздушной пеленой. Зелень была ему противопоказана, и он чувствовал, что задыхается в ее душном сладком зловонии - запахе эфирного масла. Но нота гудения, заполнявшая его уши, выросла, более сосредоточилась, стала более высокой тональности. Капельки золотистого цвета стали просачиваться сквозь зелень. Потом звук стал мягче и каким-то жалобным, затем еще выше, так, что стал низким человеческим стенанием. Золото стало возобладать и полностью вытеснило зелень. Теплое, мягкое свечение наполнило его глаза. По мере того как окружавший его звук все больше и больше превращался в женскую песню, золотистый цвет становился все более насыщенным и более глубоким, убаюкивая его, как будто мягко перенося его в поток поющего голоса. Мелодия вплеталась в свет, придавала ему текстуру и форму, осязаемость. Слишком беспомощный чтобы поступить иначе, он уцепился за этот звук, сконцентрировался на нем, напряженно оставив рот открытым в протесте. Постепенно пение обретало более четкие очертания. Его гармонический рисунок становился строже, более суровым. Кавинант чувствовал себя увлекаемым вперед, спешащим погрузиться в поток песни. Молитвенно изгибаясь, она формировала слова. Будь праведным, Неверящий - Ответь на наш зов. Жизнь - это Даритель, Смерть - заканчивает все. Обещание - должно быть только правдивым, И бремя исчезает Если обещание выполнено; Но у предателей веры И безверных служителей Глубины души покрывает тьма. Будь праведным, Неверящий - Ответь на наш зов. Будь праведным. Казалось, что песня настигла и схватила его, воздействуя на его память, напоминая, в какой-то мрачной тональности, о людях, которых он знал однажды, которые нуждались в нем. Но он сопротивлялся этому. И по-прежнему хранил молчание. Мелодия погружала его в теплое золото. Наконец свет обрел ясность. Теперь он мог определить его форму; он заливал все его зрение так, будто он смотрел на солнце. Но на последних словах песни свет потускнел, потерял свою ослепительность. Когда голос пропел "Будь праведным", это было подхвачено множеством голосов: "Будь праведным!" Это заклинание напрягло его, как туго натянутую тетиву лука перед самым моментом стрельбы. Затем яркость источника света резко упала, и он смог увидеть то, что его окружало. Он узнал место. Это была площадка палаты Совета Лордов в самом сердце Ревлстона. Ряды мест тянулись вверх со всех сторон от него, уходя к гранитному потолку зала. Он удивился, обнаружив себя стоящим на этой площадке, окруженной столом Лордов. Это неожиданное видение сбило его с толку, нарушило его чувство равновесия, и он упал вперед по направлению к разрыву круга стола, к углублению с гравием, источнику золотого света. Огненные камни горели перед ним без копоти, наполняя воздух запахом свежей глины. Сильные руки поймали его. Когда его падение было остановлено, капли крови брызнули на каменный пол на краю ямы с гравием. Снова поднимаясь на ноги, он хрипло крикнул: - Не трогайте меня! Он чувствовал головокружение, смешанное со смущением и яростью, но он заставил себя поднести руку к своему лбу. Его пальцы вымазались в крови. Он сильно поранил себя о край стола. С минуту он смотрел на свою красную руку. Сквозь его тревогу, спокойный, настойчивый голос сказал: - Добро пожаловать в Страну, Юр-Лорд Томас Кавинант, Неверящий и Кольценосец. Я вызвала тебя к нам. Наша нужда в твоей помощи велика. - Вы вызвали меня? - проскрипел он. - Я - Елена, - продолжал голос. - Высокий Лорд, избранный Советом, и хранительница Посоха Закона. Я вызвала тебя. - Вы вызвали меня? - Он медленно поднял глаза. Густая жидкость бежала из раны, как если бы вся кровь вытекала из него. - Вы вызвали меня? - Он чувствовал, как что-то разрушается внутри него, как раскромсанная горная порода, и его сдержанность дала трещину. С мукой в голосе он сказал: - Я разговаривал с Джоан. Он неясно видел женщину через кровь, застилающую его глаза. Она стояла за каменным столом на уровень выше его, держа в правой руке длинный посох. Вокруг стола было много людей, еще больше их было выше, на галерее палаты. Все они смотрели на него. - С Джоан, вы понимаете? Я разговаривал с Джоан. Она позвонила мне. После всего этого времени... И именно тогда, когда я ей необходим...
в начало наверх
необходим ей... Вы не имеете права. - Он собрал силу как штормовой ветер и поднял голос: - Вы не имеете права! Я разговаривал с Джоан! - Он кричал изо всех сил, но этого было недостаточно. Его голос не достигал соответствия его эмоциям. - С Джоан! С Джоан! Вы слышите меня? Она была моей женой! Человек, который стоял рядом с Высоким Лордом, поспешил вокруг стола, имевшего форму трех четвертей круга, и спустился на нижний уровень к Кавинанту. Кавинант узнал симпатичное лицо с похожим на руль носом, изогнутыми чувственными губами и острыми, отливающими золотом, опасными глазами: это был Лорд Морэм. Он положил руку на предплечье Кавинанта и сказал мягко: - Мой друг, что с вами случилось? Кавинант взбешенно сбросил руку Лорда. - Не трогайте меня! - бушевал он в лицо Морэму. - Вы что, глухи и слепы?! Я разговаривал с Джоан! По телефону! - Его рука конвульсивно дернулась, пытаясь воспроизвести в пустом воздухе телефонную трубку. - Она нуждалась... - внезапно у него перехватило горло, и он резко сглотнул, - она сказала, что нуждается во мне. Во мне! - Но его голосу было не под силу предать плач его сердца. Он хлопнул по крови на своем лице, пытаясь очистить глаза. В следующее мгновение он схватил перед небесно-голубой мантии Морэма и прошипел: - Верните меня обратно! Пока еще не поздно! Если я смогу вернуться обратно достаточно быстро! Женщина над ними осторожно сказала: - Юр-Лорд Кавинант, мне печально слышать, что наш вызов причиняет вам вред. Лорд Морэм рассказал нам все что мог о вашей боли, и мы неохотно увеличиваем ее. Но это наша судьба, то, что нам приходится делать. Неверящий, наша нужда велика. Опустошение Страны приближается к нам. Оттолкнувшись от Морэма и встав напротив нее, Кавинант кипел от злости: - Не я давал кровавое проклятие вашей Стране! - Его слова прозвучали с таким задыхающимся напором, что он не смог крикнуть их. - Меня не волнует, что нужно вам. Вы все можете умереть. Вы - всего лишь мой бред! Болезнь моего сознания. Вы не существуете. Верните меня обратно! Вы должны вернуть меня назад. Пока еще есть время! - Томас Кавинант, - Морэм говорил властным тоном, который остановил Кавинанта. - Неверящий, слушай меня. Затем Кавинант увидел, что Морэм изменился. Его лицо по-прежнему было таким же - мягкость рта еще уравновешивала угрозу в его покрытых золотыми блестками радужных оболочках - но он был старше, теперь он был достаточно стар для того, чтобы быть Кавинанту отцом. Вокруг глаз и рта были морщины, и волосы его были белы. Когда он говорил, его губы дергались с неодобрением к самому себе, и глубины его глаз возбуждались нелегко. Но он встретил огонь свирепого взгляда Кавинанта без дрожи. - Мой друг, если бы я мог выбирать, я бы сразу же вернул тебя в твой мир. Решение призвать тебя было принято с болью, и я охотно отказался бы от него. Страна не нуждается в служении, которое безрадостно и несвободно. Но, Юр-Лорд, - он снова дотронулся до руки Кавинанта, успокаивая его, - мой друг, мы не можем вернуть тебя. - Не можете? - простонал Кавинант на поднимающейся, почти истерической ноте. - У нас нет знания для освобождения от этого бремени. Я не знаю, как в твоем мире - на мой взгляд, ты нисколько не изменился - но у нас сорок лет прошло с тех пор, как мы вместе стояли на склоне горы Грома, когда ты помог нам освободить Посох Закона. Долгие годы мы стремились... - Не можете? - повторил Кавинант более яростно. - Мы стремились сделать это с помощью силы, овладение которой нам так и не удалось, и с Учением, которое мы не в состоянии постичь. Потребовалось сорок лет, чтобы мы смогли вызвать тебя сюда, так что теперь мы просим у тебя помощи. Мы достигли предела своих возможностей. - Нет! - Он отвернулся, потому что он не мог противостоять искренности, которую видел на лице Морэма, и крикнул женщине с посохом: - Верните меня обратно! С минуту она твердо смотрела на него, оценивая крайность его требования. Потом она сказала: - Я умоляю тебя понять. Выслушай правду наших слов. Лорд Морэм говорит честно. Я осознаю, какое горе мы причиняем тебе. Я не бесчувственна. - Она была в двадцати или тридцати футах от него, выше ямы с гравием, за каменным столом, но ее голос ясно долетал до него из-за хрустальной акустики палаты. - Но я не могу отменить твой вызов. И если бы у меня была сила, я бы не отвергла нужду Страны. Лорд Фаул Презирающий... Отвернув голову, широко раскинув руки, Кавинант проревел: - Это меня не интересует! Жаля остротой слов, Высокий Лорд сказала: - Тогда - ты можешь вернуться сам. У тебя есть сила. Ты носишь Белое Золото. Кавинант с криком попытался броситься на нее. Но прежде чем он смог сделать шаг, кто-то схватил его сзади. Повернув голову назад, он обнаружил, что схвачен Баннором, недремлющим Стражем Крови, который опекал его в течение его предыдущего бреда. - Мы - Стража Крови, - сказал Баннор с несвойственной ему невыразительной интонацией. - В наших руках забота о Лордах. Мы не позволим никаких попыток причинить ей вред. - Баннор, - защищался Кавинант, - она была моей женой. Но Баннор смотрел на него с неизменным хладнокровием. Неистово дергаясь из стороны в сторону, он сумел вывернуться из сильной хватки Стража Крови и снова повернулся лицом к Елене. Кровь стекала с его лба, так как кровотечение усилилось из-за его дерганий. - Она была моей женой! - Довольно, - приказала Елена. - Верните меня назад! - Довольно! - она ударила по полу железным наконечником Посоха Закона, и тут же синее пламя вспыхнуло по всей его длине. Огонь пылко зашумел, как бы излучая скрытую силу через прореху в ткани золотого света; и сила, исходящая от этого пламени, отбросила Кавинанта обратно в руки Баннора. Но ее руки, которые держали Посох, огонь не тронул. - Я - Высокий Лорд, - сурово сказала она. Это - Ревлстон, Твердыня Лордов, а не Ясли Фаула. Мы принимали клятву Мира. - Кивнув ей, Баннор отпустил Кавинанта, и он повалился назад, падая в сторону ямы с гравием. Минуту он лежал возле камней, тяжело дыша. Потом он привел себя в сидячее положение. Его голова казалась понурой от расстройства. - Вы получили мир, - тяжело вдохнул он. - Он собирается уничтожить вас всех. Вы сказали, сорок лет? Значит, у вас осталось только девять. Или вы забыли его пророчество? - Мы знаем, - сказал Морэм спокойно. - Мы не забыли. - С кривой улыбкой он нагнулся осмотреть рану Кавинанта. Пока Морэм занимался этим, Высокий Лорд Елена погасила пламя Посоха и сказала человеку, которого Кавинант не мог видеть: - Мы должны решить этот вопрос сейчас, если мы возлагаем какие-либо надежды на Белое Золото. Приведи сюда пленника. Лорд Морэм осторожно вытер лоб Кавинанта, вгляделся в порез, затем встал и отошел посоветоваться с кем-то. Оставшись один, с глазами, очищенными от крови, Кавинант трепещущим взглядом внимательно стал осматривать окружающее его. Слабый, но еще оставшийся инстинкт самосохранения приказал ему попытаться оценить потенциальные опасности вокруг него. Он находился на самом нижнем уровне многоярусного зала с высоким потолком в виде крестового свода, освещенного золотым огнем гравия и четырьмя большими бездымными факелами лиллианрилл у стен. Вокруг центра палаты, на следующем уровне, был каменный, имевший форму трех четвертей круга, стол Совета Лордов, а выше стола располагались ряды галереи. Два Стража Крови стояли у высокой массивной двери, сделанной великанами достаточно большой для великанов, - у главного входа в палату, напротив и выше места Высокого Лорда. Галерея была разнообразно заполнена воинами Боевой Стражи, Хранителями Учения из лосраата, было там также несколько хайербрендов и гравлингасов, одетых соответственно в свои традиционные плащи и туники, и еще несколько Стражей Крови. За спиной Высокого Лорда сидели двое людей, которых Кавинант узнал - гравлингас Торм, хатфрол Твердыни Лордов, отвечающий за свет и тепло, и Кеан - вохафт Дозора, участвовавшего в походе за Посохом Закона. С ними были еще двое: один - хайербренд, судя по его плащу жителя настволья и венку из листьев на голове, вероятно, еще один хатфрол; и один - Первый Знак Стражи Крови. Кавинант смутно поинтересовался, кто же занял это место после гибели Тьювора в катакомбах горы Грома. Его взгляд обошел кругом палату Совета Лордов. Возле стола стояли семь Лордов, не считая Морэма и Высокого Лорда Елены. Кавинант не знал никого из них. Все они, должно быть, прошли испытания и воссоединились в Совете в последние сорок лет. "Сорок лет?" - тупо спросил он сам себя. Однако Торм, теперь уже совсем не тот смеющийся юноша, каким был когда Кавинант познакомился с ним, казался слишком молодым для средних лет. Стража Крови нисколько не изменилась. Конечно, простонал Кавинант себе, вспомнив, какими старыми они были. Только Кеан показывал сколь-нибудь значительный возраст: тонкие белые волосы придавали вохафту вид шестидесяти- или шестидесятипятилетнего. Но его крупные командирские плечи не сутулились. И открытость его лица не изменилась; он хмурился вниз на Неверящего с прежним откровенным неодобрением, которое помнилось Кавинанту. Он нигде не увидел Протхолла. Во время похода за Посохом Закона Протхолл был Высоким Лордом, и Кавинант знал, что он остался в живых в последней битве на склонах горы Грома. Но он также знал, что Протхолл был достаточно стар для того, чтобы умереть за прошедшие сорок лет естественной смертью. Несмотря на свою боль, он обнаружил, что надеется, что этот Высокий Лорд умер как он того заслуживал, в покое и славе. Мысленно угрюмо пожав плечами, он перенес свой взор на единственного человека за столом Лордов, который не стоял. Эта личность была одета как воин, в высокие, с яркими подошвами сапоги поверх черных краг, в черную рубашку без рукавов, с нагрудником, отлитым из желтого металла, и с желтой повязкой на голове; на его нагруднике были две диагональные метки, которые отмечали его как вомарка, командующего Боевой Стражей - армией Лордов. Ни на кого не глядя, он сидел на своем каменном стуле, опустив голову и прикрыв рукой глаза, как если бы спал. Кавинант отвернулся от него и разрешил своему взгляду утомительную прогулку наудачу по палате Совета Лордов. Высокий Лорд Елена советовалась низким голосом с Лордами, ближайшими к ней. Морэм стоял в ожидании возле широких ступеней, ведущих наверх, к главным дверям. Акустика зала доносила до Кавинанта смесь голосов с галереи, как если бы воздух шелестел вокруг его головы. Он вытер со своего лба сочащуюся кровь и подумал о смерти. Это было бы еще хуже, размышлял он. После того, что произошло, это было бы худшим способом бегства. Он был недостаточно тверд, чтобы защищаться даже тогда, когда его сон обратился против него. Он останется жив ради людей, которые достаточно сильны для этого. Ах, адский огонь, вздохнул он. Адский огонь. Как бы издалека, он услышал, что огромные двери палаты, качнувшись, открылись. Шелест в воздухе сразу прекратился; каждый повернулся и смотрел в сторону дверей. Заставляя себя истратить еще немного своих убывающих сил, Кавинант повернулся кругом, чтобы увидеть, кто входит. То, что он увидел, жестоко ударило его сознанию, казалось, взяло последнюю твердость из его костей. Он смотрел залитыми кровью глазами, как двое Стражей Крови спускались по ступеням вниз, удерживая между собой серо-зеленое существо, дрожащее от страха. Если бы они не держали его грубо руками, существо просто вибрировало бы от ужаса и отвращения. Его безволосая кожа была скользкой от пота. Оно имело в целом человеческие очертания, но тело его было необычно длинным, и конечности были короткими, все одинаковой длины, как будто ему было естественней бежать на четвереньках через низкие пещеры. Но конечности его были неестественно изогнуты и бесполезны - искривлены, как будто они были сломаны много раз и не вправлены. И остальное его тело показывало признаки не меньших повреждений. Его голова имела меньше человеческих черт. Над голыми скулами не было глаз. Над неровным разрезом его рта, в центре лица, были две широких влажных ноздри, края которых в страхе тряслись, когда существо принюхивалось. Маленькие выступающие уши высоко сидели на его скулах. И вся задняя часть его головы отсутствовала. Вместо него была зеленая мембрана, как шрам, пульсирующая на оставшемся кусочке мозга. Кавинант немедленно узнал, кто это такой. Он видел однажды похожее существо - с целым телом, но мертвое, лежащее на полу своего веймита с железным шипом в сердце. Это был вейнхим. Отродье Демонмглы, отвратительное на вид создание, но, в отличие от своих черных родственников, вейнхимы посвящали свое знание служению Стране.
в начало наверх
Этого вейнхима щедро пытали. Стражи Крови привели существо вниз, на дно палаты, и поставили напротив Кавинанта. Несмотря на глубокую слабость, он заставил себя встать на ноги и удерживал стоящим, опираясь спиной о следующий ярус. Казалось, он уже получил некоторые дополнительные измерения видения, характерные для Страны. Он мог _в_и_д_е_т_ь_ вейнхима, мог чувствовать своими глазами, что в нем происходит. Он видел мучительную и необычную боль - видел здоровое тело вейнхима, пойманное в кулак злобы и ликующе раздавленное в этой уродливой форме. Увиденное причиняло его глазам боль. Он стиснул свои колени, чтобы подбодрить себя. Холодный туман тупости и отчаяния заполнил его голову, и он был рад крови, которая заливала его глаза: она избавляла его от видения вейнхима. Как бы сквозь вату в ушах он слышал, как Елена сказала: - Юр-Лорд Кавинант, необходимо обременить тебя этим зрелищем. Мы должны убедить тебя в нашей настоятельной необходимости. Пожалуйста, прости такое приглашение в Страну. Условия нашего положения лишают нас малейшего выбора. Юр-Лорд, это бедное создание привело нас к решению о вызове тебя. Годами нам было известно, что Презирающий готовит свои силы выступить против Страны - что время, определенное в его пророчестве, становится для нас все короче. Ты передал нам это пророчество, и Лорды Ревлстона не бездельничали. С того дня, в который Лорд Морэм принес в Твердыню Лордов Посох Закона и Второй Завет Учения Кевина, мы готовимся к встрече своей судьбы. Мы усилили Боевую Стражу, изучили наши укрепления, тренировали себя во всех наших умениях и силах. Мы выучили некоторые из применений Посоха. Лосраат изучил со всей доступной мудростью и тщательностью Второй Завет. Но за сорок лет мы так и не получили ясного понимания намерений Лорда Фаула. После того, как Друл Камневый Червь вернул Посох, присутствие Презирающего покинуло Кирил Френдор в горе Грома и вскоре утвердило себя снова в огромном тронном зале Риджек Тоума, Яслях Фаула, древнем доме Серого Убийцы. И с того времени наши разведчики были уже не в состоянии проникнуть во владения Лорда Фаула. Существует сила, препятствующая этому, но мы так и не смогли изучить природу ее, хотя Лорд Морэм занимался этой задачей. Он не смог проникнуть через запрещающую мощь Презирающего. Но существуют неясные и темные предвещающие движения по всей Стране. Креши с востока и юр-вайлы с горы Грома, грифоны и другие ужасные существа с Сарангрейвской Зыби, пещерники; малоизвестные жители Глотателя Жизни, Великой Топи - мы слышали, что все они направляются к Испорченным Равнинам и Яслям Фаула. Они исчезли за Раздробленными Холмами и не возвращаются. Не требуется великой мудрости для понимания того, что Презирающий готовит свою армию. Но у нас все еще слишком мало ясных знаний. И вот наконец знания у нас появились. Этим летом наши разведчики взяли в плен это создание, этот истерзанный остаток вейнхима, на восточном краю Зломрачного Леса. Он был доставлен сюда, так что мы могли попытаться извлечь из него полезные новости. - Так вы пытали его, чтобы узнать, что ему известно? - Глаза Кавинанта слиплись от крови, и он держал их закрытыми, поднимая в себе бесполезную ярость и озлобленность. - Неужели ты мог поверить в такое? - В голосе Высокого Лорда звучала обида. - Нет. Мы - не Презирающий. Так мы бы не предали Страну. Мы обращались с вейнхимом так мягко, как только могли, не освобождая его. Он рассказал нам охотно все, что мы от него узнали. Теперь он умоляет нас убить его. Неверящий, слушай меня. Это дело рук Лорда Фаула. Он владеет камнем Иллеарт. Это работа того яда. Сквозь серость в сознании Кавинант слышал, что двери открылись снова. Кто-то спустился вниз по лестнице и пошептался с Морэмом. Затем Морэм сказал: - Высокий Лорд! Лечебная грязь принесена для Неверящего. Я боюсь, что его рана серьезней, чем просто порез. К тому же, еще и другая болезнь работает в нем. О нем следует позаботиться без промедления. - Да, давайте прямо сейчас, - быстро ответила Высокий Лорд Елена. - Мы должны сделать все, что можем, чтобы вылечить его. Крепкими шагами Морэм шел по направлению к Кавинанту. При мысли о лечебной грязи Кавинант оторвал свою спину от опоры, стер запекшуюся кровь со своих глаз. Он увидел Морэма, держащего маленький каменный сосуд, наполненный светлой грязью с золотыми блестками, сияние которых было различимо даже в залитой светом палате. - Держи этот состав подальше от меня, - прошептал он. Морэм был ошеломлен. - Это лечебная грязь. Целебная почва Страны. Она восстановит тебя. - Знаю я, что она делает! - Голос Кавинанта стал грубее, чем когда он кричал раньше, и прозвучал призрачно и пусто, как выброшенный скрип. - Я уже испытывал это. Я уже использовал этот состав на свою голову, не зная при этом, что чувства вернутся в мои пальцы на руках и ногах, что чувства эти превысят мой контроль и что я совершу... - Он с трудом остановил себя, затем продолжил тихо: - Совершу такое бесчестие. Он слышал, как Елена сказала мягко: - Я знаю, - но не обратил на это внимания. - Это - настоящая ложь, - он кивнул на сосуд. - Этот состав. Он заставляет меня ощущать себя настолько здоровым, что я не могу поверить в обратное. - Он глубоко вздохнул, потом сказал пылко: - А я не хочу этого. Морэм задержал на нем взгляд, содержащий вопрос. И когда Кавинант не дрогнул, Лорд спросил низким тоном, с изумлением в голосе: - Мой друг, неужели ты хочешь умереть? - Используй это на том бедном дьяволе, - ответил Кавинант мрачно. - Ему это принесет ему больше блага. Не спуская с него своего взгляда, Морэм сказал: - Мы пытались помочь ему. Ты же знаешь нас, Кавинант. Ты знаешь, что мы не могли отказать в помощи при таком горе. Но вейнхим за пределами всей нашей помощи. Наши целители не могут воздействовать на его внутренние раны. И он немедленно умрет при прикосновении лечебной грязи. Но Кавинант все же не смягчился. Позади него Высокий Лорд Елена продолжила слова Морэма: - Даже Посох Закона не может справиться с силой, которая исковеркала этого вейнхима. Таково наше нынешнее положение, Юр-Лорд. Камень Иллеарт превосходит нас. Этот вейнхим рассказал нам многое. Многое из того, что раньше было непонятно, теперь ясно. Его имя было "дхармакшетра", что на языке вейнхимов значит "Храбрый перед врагами". Теперь он называет себя "дуккха" - "жертва". Из-за того, что его племя желало знать заговор Презирающего, он пошел к Яслям Фаула. Там он был захвачен в плен, и... и истерзан, а потом отпущен на свободу - как предупреждение его племени, я полагаю. Он рассказал нам многое. Неверящий, когда ты доставил пророчество Презирающего Высокому Лорду Протхоллу, сыну Двиллиана, и Совету Лордов сорок лет назад, многие вещи были непонятны относительно тебя и намерений Серого Убийцы. Почему ты предупредил Лордов, что Друг Камневый Червь нашел Посох Закона возле горы Грома? Почему ты принял участие в походе за нашей судьбой? Теперь на эти вопросы найдены ответы. Друл владел Посохом, и с его помощью отрыл похороненную отраву, Камень Иллеарт. Причина тех событий, Презирающий, во всем помогал Друлу, пока этот пещерник был жив. Но ты помог Лорду Морэму и Высокому Лорду Протхоллу отобрать Посох, чем был положен конец угрозе Друла Камневого Червя. А Камень, таким образом, попал в руки Лорда Фаула. Мы знаем, что Камень, соединенный с его знаниями и силой, является силой большей, чем Посох Закона. И мы знаем, что не способны подчинить себе даже ту небольшую мощь, которой обладаем. В течение сорока лет мы не отдыхали. Мы привлекали к своим трудам всех людей Страны. Лосраат очень вырос, давая нам воинов и Лордов, знакомых с нашими нуждами. Мастера учений радхамаэрль и лиллианрилл трудились изо всех сил. И все было дано им для изучения двух Заветов и Посоха. Польза от этого очевидна для всех. Тротгард, где Лорды поклялись исцелить Страну, полон жизни, и мы совершаем такие деяния, которые даже не снились нашим предкам. Посох помогает нам во многих нуждах. Однако главная причина наших неудач по-прежнему осталась. Все наши знания, все наши умения пользоваться Посохом и Земной Силой мы получили от Кевина, Высокого Лорда Старых Лордов. А ведь и он потерпел поражение, да, и хуже, чем поражение. Сейчас мы перед лицом того же самого врага, усиленного к тому же камнем Иллеарт. И мы имеем только два из Семи Заветов, в которых Кевин изложил свое Учение. И в сути своей оба - вне нашего понимания. Некоторый недостаток мудрости или же слабость духа препятствует нам ухватить тайну их сути. И при этом без понимания этих двух мы не можем приступить к изучению остальных, которые Кевин, во избежание опасного применения учения без его понимания, скрыл так, что лишь понимание предыдущих Заветов может привести к открытию следующего. В течение сорока лет неудачи преследовали нас. И теперь нам известно, что Лорд Фаул тоже не бездействовал. Об этом свидетельствует сей вейнхим. Враг Страны растит силу, и армии в районе по ту сторону Раздробленных Холмов изобилуют извращенной жизнью - мириадами бедных искореженных существ, таких как "дуккха", в душе которых сила Камня удерживает трепещущую любовь к Лорду Фаулу. Он создал для себя силу более злую, чем когда-либо знала Страна, более беспощадную и более мощную, чем мы можем надеяться победить. Он призвал трех Опустошителей, слуг его правой руки, командовать своими армиями. Возможно, что уже сейчас его орды двигаются на нас. Итак, вот для чего мы позвали тебя, Юр-Лорд Кавинант, Неверящий и Носящий Белое Золото. Ты - наша последняя надежда. Мы призвали тебя, хотя знали, что выдержать это - может оказаться для тебя слишком тяжелым. Но мы поклялись в нашей службе Стране, и не можем поступить иначе. Томас Кавинант! Ты не поможешь нам? В течение этой речи сила и красноречие ее голоса росли, под конец она почти пела. Кавинант не мог не внимать ей. Ее созвучность проникала в него и делала яркими все его воспоминания о красоте Страны. Он вспомнил чарующий Танец Празднества Весны, и буйное, успокаивающее сердце здоровье холмов Анделейна, темное жуткое мерцание Мшистого Леса, суровые необъятные Равнины Ра и неистовых ранихинов, великих лошадей. И он вспомнил, каково было чувствовать, иметь живые нервы в своих пальцах, ощущать прикосновения к траве и камню. От остроты этих воспоминаний у него заныло в груди. - Ваша надежда ввела вас в заблуждение, - тяжело выдохнул он в тишине после обращения Елены. - Я не знаю ничего о Силе. Она делает что-то с жизнью, а я почти то же, что мертвый. Что, по-вашему, есть жизнь? Жизнь - это ощущения. А у меня этого нет. Я прокаженный. Он мог снова начать бушевать, но новый голос твердо отринул его протест. - Тогда почему ты не отказался от своего кольца? Он повернулся и обнаружил напротив себя воина, сидевшего ранее в конце стола Лордов. Человек спустился на дно палаты, где предстал перед Кавинантом, упирая руки в бока. К удивлению Кавинанта, глаза человека были закрыты большими темными круглыми солнечными очками. За их стеклами его голова двигалась насторожено, как будто он внимательно изучал все вокруг. Он казался обладающим некой тайной. Без поддержки глаз слабая улыбка на его губах выглядела безличной и неподвижной, как ругательство на незнакомом языке. Кавинант уловил несообразность наличия здесь противосолнечных стекол - они были странно не к месту в этой палате - но он был слишком уязвлен вопросом говорившего, чтобы останавливаться на противоречиях. Задыхаясь, он ответил: - Это мое обручальное кольцо. Человек не придал значения этому его высказыванию. - Ты говорил о своей жене в прошедшем времени. Ты разошелся или развелся. Ты не можешь идти по жизни обоими путями. Или избавься от кольца и живи так, как тебе следует жить в том, что кажется тебе реальностью, или признай свои чувства к ней, а значит, признай и Страну и выполняй свой долг здесь. - Мой долг? - Оскорбительность суждения человека дала Кавинанту энергию возражать. - Откуда ты знаешь, что является моим долгом? - Мое имя - Хайл Трой. - Человек слегка поклонился. - Я - вомарк Боевой Стражи Твердыни Лордов. Моя работа - заниматься подготовкой встречи армии Фаула. - Хайл Трой, - добавила Елена медленно, почти нерешительно, - прибыл к нам из твоего мира, Неверящий. Ч_т_о_? Это заявление Высокого Лорда вышибло почву из-под Кавинанта. Его суставы неожиданно заныли. Головокружение охватило его, как если бы он стоял на краю обрыва и оступился. Морэм подхватил его, когда он тяжело рухнул на колени. Его движение отвлекло внимание Стража Крови, державшего "дуккха". Прежде чем он успел отреагировать, вейнхим вырвался от него и с яростным криком прыгнул на Кавинанта. Спасая Кавинанта, Морэм отпустил его и блокировал нападение "дуккха" своим посохом. В следующее мгновение Страж Крови оттащил вейнхима обратно. Но Кавинант не видел этого. Когда Морэм отпустил его, он упал лицом рядом с ямой гравия. Он ощущал слабость, избыток отчаяния, как если бы истек кровью и умирал. На несколько мгновений он потерял сознание.
в начало наверх
Очнулся он от прикосновения прохладной свежести к его лбу. Его голова была на коленях Морэма, и Лорд осторожно накладывал лечебную грязь на его рассеченную бровь. Он уже мог ощущать воздействие грязи. Успокаивающая ласка проникала от его лба в мышцы его лица, расслабляя напряжение, искажающее его черты. Дремота охватывала его по мере того как лечебная грязь расслабляла его мышцы, успокаивала усталую напряженность его духа. Через свою утомленность он видел, что ловушка его сновидения теряет резкость очертаний. С наибольшей мольбой, какую он только мог вложить в свой голос, он сказал Морэму: - Уведи меня отсюда. Казалось, Лорд понял. Он решительно кивнул, затем встал на ноги, поднимая вместе с собой Кавинанта. Без единого слова Совету, он повернулся и стал подниматься по ступеням, почти унося Кавинанта из палаты Совета Лордов. 4. МОЖЕТ БЫТЬ ПОТЕРЯН Кавинант слабо слышал, как огромные двери затворились позади него; он слабо сознавал все, что его окружало. Его внимание было направлено внутрь, на процесс, вызванный лечебной грязью. Казалось, что распространяясь вокруг его скул и спускаясь в его тело, успокоение расходилось и вокруг него. Оно покалывало его кожу, и чувствительность вскоре покрыла его лицо и шею. Он тщательно исследовал это, будто это было действием яда, принятым им, чтобы закончить жизнь. Когда прикосновение воздействия грязи достигло основания его горла и грудной клетки, он споткнулся и не смог удержаться на ногах. Баннор подхватил его под другую руку. Лорд и Страж Крови вели его через каменный город, пробираясь главным образом вверх через соединяющиеся уровни Твердыни Лордов. Наконец они привели его в просторные покои жилой части. Мягко внесли в спальню, уложили на кровать и частично раздели. Затем Морэм наклонился накрыть его и сказал успокаивающе: - Это сила лечебной грязи. Когда она работает над сильной раной, то приносит глубокий сон, ускоряющий исцеление. Сейчас ты отдохнешь. Ты слишком долго не отдыхал. - Он и Баннор повернулись, чтобы уйти. Но Кавинант мог чувствовать холодное, покалывающее прикосновение возле своего сердца. Он слабо подозвал Морэма обратно. Он был полон страха; он не мог вынести одиночества. Не заботясь о том, что он говорил, лишь бы только удержать Морэма возле себя, он спросил: - Почему этот... почему "дуккха" бросился на меня? Лорд Морэм принялся обстоятельно объяснять. Он принес деревянный стул в изголовье кровати и сел там. С неизменным спокойствием в голосе, он сказал: - Это достаточно сложный вопрос, мой друг. "Дуккха" был измучен всеми своими признаниями, и я могу только предполагать, какая из ран побудила его сделать это. Но следует помнить, что это вейнхим. Многие поколения после Осквернения, когда Новые Лорды начали свою работу в Ревлстоне, вейнхимы служили Стране - не из преданности Лордам, но из их желания избавить Страну от опасных деяний и темного знания их родственников - юр-вайлов. Такие существа по-прежнему еще живы где-то в Стране, и одним из них был "дуккха". Теперь он наделен злобой, но хотя душа его порабощена силой Камня, так что сейчас он служит Презирающему - он все еще помнит, как все это совершилось, и ненавидит это. Таков путь Лорда Фаула во многих вещах - заставлять своих врагов становиться тем, что они больше всего ненавидят, и разрушать то, что они больше всего любят. Мой друг, мне неприятно говорить это. Но я уверен, что "дуккха" напал на тебя, потому что ты отказался помочь Стране. Вейнхим знает, что ты обладаешь мощью - он демон, и, по всей вероятности, постиг больше о силе Белого Золота, чем некоторые из Лордов. Сейчас его боль слишком велика, чтобы позволить себе понять тебя. Последний остаток его сознания смутно видел, что ты отказался. На мгновение он стал таким, каким был раньше, и этого оказалось достаточно для действий. Ах, Юр-Лорд. Ты говорил, что Страна - это твой сон, и что ты боишься сойти с ума. Но не только безумие опасно в мыслях. Опасно также потерять что-то, что никогда уже больше не вернется. Кавинант вздохнул. Лорд дал ему объяснение, которое он мог понять. Но когда спокойный голос Морэма затих, он почувствовал, насколько он нуждается в нем - как если бы лежал возле края какой-то пропасти, которая пугала его. Он протянул руку в пустоту вокруг себя и почувствовал, что его пальцы крепко сжались пальцами Морэма. Он попытался еще раз заставить себя понять. - Она была моей женой, - вздохнул он. - Она нуждалась во мне. Она никогда не простит мне, если я поступлю так. Он был так истощен, что был уже не в силах видеть лицо Морэма. Но когда он стал постепенно терять сознание, то почувствовал решительное пожатие Морэма на своей руке. Забота Морэма успокоила его, и он уснул. Потом он попал под широкое небо сновидений, измеряемое только расстояниями до звезд. За темными небесами, казалось, грубые мрачные формы громоздятся и готовятся напасть на него. Но он лежал как мертвый и был беспомощен отогнать их. Однако при этом ощущал чье-то утешающее рукопожатие. Оно укрепляло его, пока он снова не пришел в сознание. Не открывая глаз, он лежал спокойно и внимательно исследовал себя, как будто анализировал последствия перенесенной страшной болезни. Ниже грудной клетки он был завернут в мягкие чистые простыни. И он мог чувствовать материю пальцами ног. Холодная оцепенелость мертвенных нервов исчезла, была растворена целительным огнем, который достиг и мозга костей. Изменение в его пальцах рук были даже более явными. Правая ладонь запуталась в простыне, и когда он пошевелил пальцами, то смог почувствовать текстуру ткани их кончиками. Его левая рука была сжата так сильно, что он мог ощущать пульс в ее суставах. Но нервы не восстанавливались, не должны были. "Проклятие!" - простонал он. Ощутимость этого прикосновения пронзила его сердце страхом. Он невольно прошептал: - Нет, нет. - Но тон его был полон тщетности. - Ах, мой друг, - вздохнул Морэм, - твои сны были полны таких отказов. Но я не понимаю их. Я слышал в твоем дыхании, что ты сопротивлялся своему собственному исцелению. И результат мне не ясен. Я не могу сказать, принесут ли твои отказы тебе благо или вред. Кавинант взглянул на симпатичное лицо Морэма. Лорд все еще сидел возле кровати, его обитый железом посох был прислонен к стене прямо у него под рукой. Но сейчас в комнате не было факелов. Солнечный свет лился через большой проем в каменной стене рядом с постелью. Пристальный взгляд Морэма заставил Кавинанта остро ощутить пожатие их рук. Он осторожно разжал свои пальцы. Потом приподнялся, опираясь на локти, и спросил, как долго он спал. Несмотря на отдых, его голос после криков в палате Совета Лордов был грубым и отдавался покалываниями в горле. - Сейчас первая половина дня, - ответил Морэм. - Вызов был проведен вчера вечером. - Ты был здесь все это время? Лорд улыбнулся. - Нет. На ночное время - как бы это сказать? - меня попросили уйти. Высокий Лорд Елена сидела с тобой в мое отсутствие. - Минуту спустя он добавил: - Она поговорит с тобой сегодня вечером, если ты хочешь. Кавинант не ответил. Упоминание о Елене пробудило в нем возмущение действиями, из-за которых он оказался в Стране. Он думал о вызове как о деле ее рук: это именно ее голос оторвал его от Джоан. "Джоан!" - мысленно прокричал он. Чтобы не предаваться этим душевным страданиям, он спрыгнул с кровати, собрал свою одежду и пошел поискать, где бы умыться. В соседней комнате он обнаружил небольшой каменный бассейн, вдоль которого шла труба, на которой был ряд каменных клапанов, позволявших ему пустить воду там, где он хотел. Он наполнил бассейн. Когда он погрузил свои руки в воду, острый холод вызвал дрожь новой жизненности в его нервах. Полный гнева, он опустил в воду свою голову и не поднимал ее до тех пор, пока холод не добрался до костей его черепа. Потом он подошел и остановился над чашей со светящимся гравием, стоящей возле трубы. Пока жар раскаленных камней сушил его, он пытался утихомирить боль в своем сердце. Он был прокаженным, и знал насквозь жизненную важность признания фактов. Джоан была потеряна для него; это был факт, как и его болезнь, - вне досягаемости какой-либо возможности перемены. Она станет сердиться, когда он не поговорит с ней, и будет сердиться на него, полагая, что он нарочно дает отпор ее призыву, ее гордости, храбрым усилиям навести мост между ними. И он не мог ничего с этим сделать. Он был снова пойман в ловушку своего бреда. Если он собирался продолжать остаться в живых, он не мог позволить себе роскошь огорчаться над потерей надежды. Он был прокаженным, все его надежды были ложны. Они были его врагами. Они могли убить его, ослепляя убийственной силой фактов. А фактом было, что Страна - это лишь иллюзия. Было фактом, что его заманили, поймали в сеть его собственной слабости. Фактом была его проказа. Он настаивал на этом, и в то же время слабо возражал самому себе: "Нет! Я не могу постичь это!" Но холодная вода испарилась с его кожи и была заменена добрым, земным теплом гравия. Ощущения возбуждающе пробежали по его конечностям до кончиков пальцев на руках и ногах. С диким, упрямым взглядом, словно бившись головой о стену, он провел ВНК. Потом он обнаружил зеркало из полированного камня и воспользовался им, чтобы внимательно рассмотреть свой лоб. На нем не было ни следа рубца - лечебная грязь стерла его рану полностью. Он позвал: - Морэм! - Но его голос имел непривычно молящий тон. Противясь этому, он начал запихивать себя в свою одежду. Когда Лорд показался в дверях, Кавинант не обратил на него свой взор. Он надел свою тенниску и джинсы, обул ноги в сапоги, потом пошел в этом костюме в третью комнату своих покоев. Затем он нашел дверь, ведущую на балкон. С Морэмом за спиной, он шагнул на свежий воздух. Сразу, как перед ним открылся вид, спазм головокружения сжал его. Балкон располагался на середине южной стены Ревлстона - более чем в тысяче футов над предгорьем, на котором покоилось основание этой горы. Глубина неожиданно разверзлась у него перед ногами. От страха высоты у него зазвенело в ушах; он стремительно схватился руками за каменное ограждение, прильнул к нему, прижавшись грудью. Через мгновение приступ прошел. Морэм спросил его в чем дело, но он не стал объяснять. Глубоко дыша, он с усилием выпрямился и встал, прижавшись спиной к успокаивающему камню Твердыни. Стоя так, он осмотрелся. Насколько он помнил, Ревлстон занимал длинный горный клин, который простирался отсюда в западную сторону. Он был высечен из гор великанами много столетий тому назад, во времена Старого Лорда Дэймлона Друга Великанов. Над Твердыней простиралось плато, которое уходило за нее на запад и на север, до начала водопадов Фэл на расстояние одной или двух лиг, пока не упиралось в суровые Западные горы. Водопад был слишком далеко отсюда, чтобы его можно было увидеть, но вдали река Белая изгибалась на юго-восток от своего начала у водопада Фэл. Выше реки на юго-западе Кавинант видел широкие равнины и холмы, которые уходили к Тротгарду. В этом направлении он не заметил никаких признаков возделывания земли или поселений; но на восток от него были полные урожаем поля, сады, реки, селения - все это сверкало под солнцем, словно излучая здоровье. Глядя на это, он почувствовал, что была ранняя осень. Солнце стояло в южной части неба, воздух был не таким теплым, как это казалось, и ветерок, который нежно обдувал лицо Ревлстона, был наполнен ароматом суглинистого обрыва. Время года в этой стране, так отличающееся от весенней погоды, из которой он был выхвачен, вызывало у него ощущение дополнительной противоречивости, резкого и невероятного перемещения. Это напомнило ему многое, но он заставил себя вернуться к прошлому вечеру. Он твердо сказал: - Не получилось ли так, что это именно Фаул, быть может, позволил этому бедному вейнхиму вынудить вас вызвать меня сюда? - Конечно, - ответил Морэм. - Именно так и действует Презирающий. Он собирается использовать тебя как средство разрушения. - Но почему тогда вы это сделали? Адский огонь! Ты же знаешь, что я чувствую по отношению ко всему этому - я говорил тебе об этом достаточно часто. Я не хочу... Я не собираюсь нести ответственность за то, что происходит с вами. Лорд Морэм пожал плечами. - Это парадокс Белого Золота. Надежда и отчаяние приходят к нам в одном лице. Как мы можем отказаться от риска? Не используя всей той помощи, которую мы только можем найти или создать сами для себя, мы не сможем противостоять мощи Лорда Фаула. Мы верим, что в конце концов ты не отвернешься от Страны. - У тебя было сорок лет, чтобы подумать над этим. Ты должен знать,
в начало наверх
как мало я заслуживаю и даже не желаю вашего доверия. - Возможно. Вомарк Хайл Трой очень много спорил таким же образом, хотя он очень многого не знает о тебе. Он считает, что глупо верить в кого-либо, кто так не расположен к нам. Он не убежден, что мы проиграем эту войну. Он строит смелые планы. Но я слышу смех Презирающего. К лучшему или худшему, я - пророк и предсказатель этого Совета. Я слышу... я одобряю решение Высокого Лорда вызвать тебя. По многим причинам. Томас Кавинант, мы жили здесь эти годы не в сладостных грезах о мире, ожидая, пока Лорд Фаул укрепит свою мощь и соберется выступить против нас. С момента твоего ухода из Страны и до сегодняшнего дня мы старательно готовились к обороне. Разведчики и Лорды объезжали Страну из конца в конец, собирая людей вместе, предупреждая их, передавая знания, которыми они обладают. Я сам бросал вызов опасности на Раздробленных Холмах и сражался на краю Огнеубийцы - но не об этом я сейчас говорю. Я принес обратно знание об Опустошителях. Один лишь "дуккха" не заставил бы нас призвать тебя. Даже под горячими лучами солнца при слове "Опустошитель" Кавинант почувствовал холодную дрожь, которую не смог сдержать. Вспомнив другого вейнхима, которого он видел, умершего, с железным шипом, пронзившем его сердце - убитого Опустошителем, - он спросил: - Так что о них? Что ты узнал? - Много я узнал или мало, - Морэм вздохнул, - это зависит от того, как использовать эти знания. В важности этих сведений ошибиться нельзя - и все-таки их полный смысл ускользает от нас. Когда ты был в прошлый раз в Стране, мы знали, что Опустошители были еще за ее пределами, а также то, что, как и их повелитель, они не могли были быть погублены Ритуалом Осквернения, которому Кевин Расточитель Страны предался в отчаянии. Некоторые знания об этих существах мы почерпнули из старых легенд, из Первого Завета и знаний великанов. Мы знали, что когда-то их звали Шеол, Джеханнум и Херим, что они не имеют собственных тел и питаются душами живых существ. Когда Презирающий был достаточно могущественным, чтобы давать им силу, они порабощали живые существа или людей, входя в их тела, подчиняя их волю и используя захваченную плоть для осуществления целей их господина. Укрываясь в формах, которые не были их собственными, они были хорошо скрыты, и могли таким образом входить в доверие у своих врагов. Много храбрых защитников Страны были завлечены таким способом к погибели во времена Старых Лордов. Но я узнал больше. Около Яслей Фаула я был побит - побежден страшно превосходящей меня силой. Я спасался бегством через Раздробленные Холмы, и только посох Вариоля, моего отца, отделил меня от смерти, не дал врагу наложить на меня руки. Я полагал, что сражался с высшим мастером учения юр-вайлов. Но я узнал... я узнал кое-что другое. Лорд Морэм смотрел невидяще в глубину неба мрачным сосредоточенным взором, вспоминая, что случилось с ним. Спустя мгновение он продолжил: - Я сражался с Опустошителем - с Опустошителем в образе юр-вайла. Прикосновение его руки поведало мне многое. В древнейшие времена, о которых не рассказывают наши даже самые древние легенды, даже раньше того туманного времени, когда появились люди в Стране и раньше жестокой вырубки Всеединого Леса, у Колосса Землепровала были и могущество, и цель существования. Он стоял на Землепровале как угрожающий кулак над Нижней Страной, который с помощью могущества Леса изгонял темное зло из Верхней Страны. Внезапно он разразился медленной песнью, похожей на похоронную, - тихий ниспадающий гимн, который рассказывал историю Колосса так, как она была известна Лордам прежде, до того, как сын Вариоля получил новые знания. Со сдержанной печалью о потерянном великолепии, в песне рассказывалось о Колоссе Землепровала - громадном каменном монолите, вздымающемся в виде кулака, который стоял рядом с водопадом, где река Лендрайдер, текущая через Равнины Ра, превращалась в реку Руиномойка Испорченных Равнин. С древних времен, еще задолго до того, как Берек, Лорд-Основатель, потерял половину своей руки, Колосс стоял одиноким мрачным стражем над крутым обрывом Землепровала, и самые старые расплывчатые легенды Старых Лордов рассказывали о тех временах в эпоху владычества в Стране Всеединого Леса, когда этот вздымающийся кулак обладал силой остановить тень Злобы, сдержать ее, и сила эта не ослабевала, пока не началась вырубка леса неожиданным врагом - человеком, зашедшим уже слишком далеко, чтобы быть остановленным. И затем, оскорбленный и ослабленный насилием над деревьями, Колосс перестал сдерживать и позволил тени Злобы быть свободной. С этого времени, с момента оскорбительного поражения, земля медленно теряла силу и волю и возможность защитить саму себя. Итак, бремя сопротивления Презирающему легло на род, который навлек тень на себя, а от последствий этого страдала вся Страна. - Но Колосс ограждал Страну не от Злобы, - продолжал Морэм, когда спел песню. - Презирающий был проклятием людей. Он пришел с ними в Страну из холодного мучительного севера и с юга, где правит голод. Нет, Колосс Землепровала сдерживал других врагов - трех братьев, ненавидящих деревья и землю, братьев, которые уже были в Испорченных Равнинах задолго до того, как Лорд Фаул впервые бросил свою тень там. Они были близнецами - тройней, отродьем, порождением одного чрева их давно позабытой матери - и имена их были _с_а_м_а_д_х_и_, _м_о_к_ш_а_ и _т_у_р_и_а_. Они ненавидели Страну и все, что растет на ней, точно так же, как Лорд Фаул ненавидит жизнь и любовь. Когда Колосс ослабил преграждение, они пришли в Верхнюю Страну, и, с их страстью к уничтожению и наведению страха, быстро попали под власть Презирающего. С этого времени они были его высочайшими слугами. Они совершали для него вероломства, когда надо было скрыть его руку, и вели сражения за него, когда он не мог возглавлять свои армии. Это именно _с_а_м_а_д_х_и_, которого теперь зовут Шеол, завладел сердцами сторонников Берека, именно Шеол убил защитников Страны и довел Берека, потерявшего половину руки и одинокого, до крайнего отчаяния на склонах горы Грома. Это именно _т_у_р_и_а_ и _м_о_к_ш_а_, Херим и Джеханнум, страстно желали появления могучих и злобных демонов и добились порождения Демонмглой юр-вайлов. Теперь трое снова объединились с Лордом Фаулом - объединились и громко взывают к опустошению Страны. Но, увы... увы, мое неведение и слабость. Я не могу предвидеть, что они сделают. Я слышу их голоса, громкие от страстного желания расколоть деревья и опалить почву, но их намерения ускользают от меня. Страна находится в такой опасности потому, что ее слуги слабы. Грубое красноречие Морэма увлекло Кавинанта, и под его влиянием, казалось, сверкающий солнечный свет померк в его глазах. Ожесточившийся, нерасположенный ко всем им, он уловил ощущение неясной и жестокой болезни, которая подкралась сзади к духу Страны, создавая неодолимые препятствия ее несовершенным защитникам. Когда он посмотрел на себя самого, то не увидел ничего, кроме предзнаменования бесполезности и тщетности. Эти люди, которые уверяли его в том, что он обладает могуществом, ужасно страдали от своего непреодолимого и неизлечимого бессилия. Грубо - более грубо, чем хотел бы - он спросил: - Почему? Морэм отвлекся от своих внутренних видений и вопросительно поднял брови, глядя на Кавинанта. - Почему вы слабы? На его вопрос Лорд печально улыбнулся. - Ах, мой друг - я забыл, что ты задаешь подобные вопросы. Ты склоняешь меня к длинным речам. Хотя я думаю, что если бы я мог ответить коротко, ты бы не был мне так нужен. - Но Кавинант не смягчился, и после паузы Морэм сказал: - Ну, хорошо, я не могу отказать тебе в ответе. Но пойдем - там нас ждет еда. Давай поедим. Потом я подумаю, какой ответ я могу дать. Кавинант отказался. Презирая свой голод, он не желал делать больше ни одной уступки в отношении Страны пока не узнал бы лучше, к чему это может привести. Морэм мгновение смотрел на него, а потом ответил размеренным тоном: - Если то, что ты говоришь - правда, если Страна и Земля и все - не более, чем сон, угроза безумия для тебя - даже в этом случае ты должен поесть. Голод есть голод, потребность есть потребность. Как же иначе?... - Нет. - Кавинант с трудом отверг эту идею. При этом золотые блестки ярко вспыхнули в глазах Морэма, словно в них отразился жар солнца, и он сказал спокойно: - Тогда ответь сам на свой собственный вопрос. Ответь на него и спаси нас. Если мы беспомощны и не имеем друзей, то в этом - твоя вина. Только ты можешь проникнуть в тайны, которые окружают нас. - Нет, - повторил Кавинант. Он осознавал то, что говорил Морэм, и отказался принять это. - Нет, - ответил он на пылкий взгляд Морэма. - Это уже слишком - считать меня виновным в том, что я прокаженный. Это не моя вина. Вы слишком далеко зашли. - Юр-Лорд, - Морэм ответил, отчетливо выговаривая каждое слово. - Опасность нависла над Страной. Расстояние для меня не играет никакой роли. - Это не то, что я имел в виду. Я подразумевал, что вы делаете слишком далеко идущие выводы из того, что я сказал. Я не могу сам формировать свое сновидение. Я не управляю, я просто новая жертва. Все, что я знаю - это то, что мне говорят. То, что я хочу понять - это почему ты стараешься навязать мне ответственность за все это. Что делает вас слабее меня? У вас есть Посох Закона. У вас есть учения радхамаэрль и лиллианрилл. Что делает вас такими убийственно слабыми? Пыл во взоре Лорда медленно угас. Сложив свои руки так, что его посох был прижат поперек груди, он грустно улыбнулся. - Твои вопросы становятся все сложнее и сложнее. Если я позволю тебе продолжать задавать их, боюсь, что тогда только рассказа великанов будет достаточно для ответа. Прости, мой друг. Я знаю, что наши опасности не могут быть возложены на твою голову. Сон это для тебя или нет - в этом для нас нет разницы. Мы должны служить Стране. Теперь я должен тебе напомнить, что учения радхамаэрль и лиллианрилл - это другой вопрос, не связанный со слабостью Лордов. Учение о камне радхамаэрль и древесное учение лиллианрилл были сохранены с древних веков людьми подкамений и настволий. В своем изгнании после Ритуала Осквернения люди Страны потеряли много своих жизненных богатств. Они были глубоко обездолены и могли сохранить только те знания, которые давали им возможность выживать. Так, когда они вернулись в Страну, они привели с собой тех, чьей работой в изгнании было сохранение и использование учения: гравлингасов радхамаэрля и хайербрендов лиллианрилл. Это именно гравлингасы и хайербренды делают жизнь деревень цветущей - теплой зимой и обильной летом, истинной песней Страны. Учение Высокого Лорда Кевина Расточителя Страны служит совсем другим целям. Эти знания предназначены для лосраата и Лордов. Времена Старых Лордов, до того, как Лорд Фаул вступил в открытую войну с Кевином, сыном Лорика, были одними из самых доблестных, радостных и полных силы среди всех времен Страны. Учение Кевина способно было управлять могущественнейшей Земной Силой и целомудренно служило Стране. Страна процветала. Здоровье и веселье наполняло цветущую Страну и сверкающее земное сокровище Анделейна украшало сердце Страны бесценными лесами и камнями. Это были замечательные времена... Но всему этому пришел конец. Отчаяние омрачило рассудок Кевина, и Ритуалом Осквернения он разрушил все то, что любил, намереваясь при этом уничтожить и Презирающего. Однако перед этим, имея дар предсказания и предвидения, нашел средства спасти многое из силы и красоты. Он предупредил великанов и ранихинов, чтобы они могли спастись. Он отослал Стражей Крови в безопасное место. И он оставил свои знания для последующих веков - так, чтобы они не могли попасть в дурные или неподготовленные руки. Первый Завет он отдал великанам, и когда изгнание людей из Страны закончилось, они отдали его Новым Лордам, предшественникам этого Совета. В свою очередь эти Лорды постигли клятву Мира и передали ее всем людям Страны - клятву, предохраняющую от разрушительной страсти Кевина. И эти Лорды, наши предшественники, поклялись самим себе и их друзьям в верности и службе Стране и Земной Силе. Теперь, мой друг, ты знаешь о Втором Завете. Оба содержат много знаний и много силы, и если овладеть ими, они приведут нас к Третьему Завету. И таким способом, путем овладения знаниями, мы станем обладать всем Учением Кевина. Но мы терпим неудачу - нам не удается постижение Учения. Мы переводим с языка Старых Лордов. Мы изучаем мастерство, обычаи и песни, относящиеся к Учению. Мы изучаем мир и посвящаем самих себя жизни в Стране. И все-таки чего-то недостает. Что-то мы неправильно понимаем - мы не овладеваем учением в полной мере. Только часть силы этих знаний отвечает нашим прикосновениям. И потому мы не можем ничего изучить из других Заветов - а тем более из Седьмого, который способен пробудить саму Земную Силу. Что-то, Юр-Лорд, что-то такое есть в нас самих, из-за чего мы терпим неудачу. Я чувствую это своим сердцем. Нам чего-то недостает. Мы не способны претендовать на власть. Лорд замолчал, опустив голову, задумавшись, и его щека коснулась посоха. Кавинант смотрел на него некоторое время. Теплота солнца и прохлада ветерка подчеркивали суровую самооценку Морэма. А сам Ревлстон
в начало наверх
создавал впечатление, что его население - карлики. Однако искренность и мужественность ответов Лорда придали Кавинанту силу. Наконец он нашел в себе мужество задать свой самый важный вопрос: - Тогда почему я здесь? Почему он позволил вам вызвать меня? Разве он не желает обладать Белым Золотом? Не поднимая головы, Морэм сказал: - Лорд Фаул не готов противостоять тебе. Дикая Магия пока превосходит его. Вместо этого он пытается заставить тебя уничтожить самого себя. Я видел это. - Видел это? - мягко с болью откликнулся Кавинант. - В серых видениях я увидел мельком сердце Презирающего. Поэтому я знаю, что говорю. Даже сейчас Лорд Фаул полагает, что его сила не равна Дикой Магии. Он не готов еще противостоять тебе. Вспомни, что сорок лет тому назад Друл Камневый Червь обладал и Посохом, и Камнем. Желая еще больше власти - желая обладать всей вообще возможной властью - он старался влиять на тебя такими способами, которые Презирающий не избрал бы - способами, которые были расточительными и глупыми. Друл был безумным. А Лорд Фаул не имел желания учить его мудрости. Теперь обстоятельства другие. Лорд Фаул не растрачивает свои силы, не идет на риск, если тот не ведет к достижению цели. Он старается косвенно заставить тебя исполнять его приказания. И если все подойдет к концу, а ты все еще будешь непобежденным, он будет сражаться с тобой - но только если будет уверен в победе. А до тех пор он будет стараться склонить твою волю к тому, чтобы ты избрал борьбу против Страны, или чтобы ты отказался защищать нас, так, чтобы он был бы свободен уничтожить нас. Но он сейчас не предпримет ни одного открытого действия против тебя. Он боится Дикой Магии. Белое Золото не связано с Аркой Времени, и он будет пытаться предотвратить его использование до тех пор, пока он не будет уверен, что оно будет использовано не против него. Кавинант внимал искренним словам Морэма. Презирающий говорил ему много подобных вещей там, на высоте Смотровой Кевина, когда он впервые появился в Стране. Он содрогнулся при недобром воспоминании о презрительности Лорда Фаула - содрогнулся и ощутил холод, так, словно сквозь ясный солнечный свет, сияющий над Ревлстоном, повеяло сырым туманом Зла, пропитывая его душу ароматом эфира, заполняя его уши низким гулом - ниже грани слышимости - громом лавин. Глядя в глаза Морэма, он знал, что тот говорит ему правду и отвечает настолько честно, как только может. - У меня нет выбора. - Одно это уже вызвало у него желание опустить голову от стыда, но он заставил себя выдержать пристальный взгляд Лорда. - Мне придется идти этим путем. Даже если это не является хорошим ответом - даже если безумие не единственная опасность в снах. Даже если бы я верил в эту Дикую Магию. Но я даже не представляю, как использовать ее. Сделав над собой усилие, Морэм мягко улыбнулся. Но его угрюмый взгляд омрачил эту улыбку. Он твердо смотрел в глаза Кавинанту, и его голос был печален, когда он говорил. - Ах, мой друг, тогда что же ты будешь делать? У Кавинанта перехватило горло от мягкости неосуждающего вопроса. Он не был готов к такому проявлению симпатии. С трудом он ответил: - Я буду стремиться выжить. Морэм медленно кивнул головой, спустя мгновение повернулся и направился к выходу из комнаты. Подойдя к двери, он сказал: - Я уже опаздываю. Совет ждет меня. Я должен идти. Но прежде, чем Морэм ушел, Кавинант окликнул его. - Почему не ты являешься Высоким Лордом? - Он пытался этим найти способ поблагодарить Морэма. - Разве тебя не ценят здесь? Морэм ответил просто, не оборачиваясь, через плечо: - Мое время еще не пришло. - Затем вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь. 5. ДУККХА Кавинант повернулся и посмотрел на юг от Ревлстона. Ему надо было многое обдумать, и непросто было все осознать. Но, казалось, его чувства уже жили в согласии со Страной. Он мог вдыхать запах урожая на полях к востоку от него - они были уже почти готовы к жатве - и видеть сочность спелости далеких деревьев. Он чувствовал осень в солнечных лучах, ласкающих его лицо. Это ощущение усиливало волнение в его нервах и мешало попыткам ясно осознать все ситуацию. Ни один прокаженный, думал он мучительно, не один прокаженный не должен иметь даже тень желания жить в таком здоровом мире. Однако, он не мог отрицать этого, его взволновало сообщение Морэма о затруднительном положении Лордов. Он был растроган Страной и людьми, которые ей служили - несмотря на то, что они вынуждали его так мало заботиться о себе. С тяжелым сердцем он ушел с балкона и с тоской посмотрел на поднос с едой, который был поставлен для него в центре гостиной. Суп и тушеное мясо источали аромат, напоминая ему как он голоден. Нет. Он не мог позволить себе сделать еще одну уступку. Голод был как пробуждение нервов - иллюзией, обманом, мечтой. Он не мог... Стук в дверь прервал его размышления. На мгновение он замер в нерешительности. Он не хотел ни с кем разговаривать, пока у него еще было время поразмышлять. Но в то же время он не хотел быть один. Страх безумия всегда усиливался, когда он был один. Продолжая движение, не оборачиваясь, он с горечью бормотал себе под нос формулировки, которые вроде бы улучшали его состояние. Затем подошел к двери и открыл ее. В коридоре снаружи стоял Хайл Трой. Он был в той же одежде, которую Кавинант видел на нем до этого, крепко сидящих солнцезащитных очках, и снова улыбка на его губах была слегка таинственной и извиняющейся. Острое болезненное чувство тревоги появилось в горячей от волнения крови Кавинанта. Он старался не думать об этом человеке. - Пойдем со мной, - сказал Трой. В его властном голосе был слышен приказ. - Лорды сейчас заняты тем, что тебе следовало бы видеть. Кавинант пожал плечами, чтобы скрыть дрожь в них. Трой был ему врагом, и Кавинант чувствовал это. Но он уже сделал выбор - тогда, когда открыл дверь. Он смело шагнул в коридор. В коридоре он увидел Баннора, который стоял и наблюдал за его дверью. Хайл Трой пошел быстро и уверенно, широким шагом. Но Кавинант повернулся к Стражу Крови. Баннор встретил его взгляд кивком головы, некоторое время они смотрели друг другу в глаза. Плоское, смуглое, непроницаемое лицо Баннора нисколько не изменилось; Кавинант не заметил никаких признаков старения. Выглядя расслабленным и податливым, Страж Крови в то же время излучал физическую силу, ощутимую компетентность, которые пугали и принижали Кавинанта, и все-таки Кавинант почувствовал что-то грустное в недоступности Баннора времени. Стражи Крови говорили, что им по две тысячи лет. Они были вне времени из-за строгой и всепоглощающей Клятвы служения Лордам, в то время как все люди, которых они когда-то знали - включая великанов и Высокого Лорда Кевина, который вдохновил их на принесение Клятвы - превратились в пыль. Глядя сейчас на Баннора, с его отчужденным выражением лица, с босыми ногами и в короткой коричневой тунике, Кавинант внезапно интуитивно почувствовал, что его предыдущее подсознательное восприятие прояснилось. Сколько раз Баннор спасал его жизнь? Он не смог этого вспомнить сразу. Неожиданно он почувствовал уверенность, что с высоты своего невероятного двухтысячелетнего опыта, лишенный непредвиденной силой его Клятвы дома, сна, смерти, любимых существ, Баннор мог достигнуть знания, которое было так необходимо Кавинанту. - Баннор... - начал он. - Да, Юр-Лорд. - Голос Стража Крови был таким же бесстрастным, как само время. Но Кавинант не знал, как спросить; он не знал как выразить свою просьбу словами так, чтобы они не выглядели нападками на невероятную верность Стража Крови. Вместо этого, он пробормотал: "Итак, мы снова вернулись к этому же". - Высокий Лорд избрала меня смотреть за тобой. - Пойдем, - властно позвал Трой. - Тебе следует это видеть. Кавинант еще некоторое время не обращал на него внимания. Он сказал Баннору: - Я надеюсь, этот раз будет лучше, чем прошлый. - Затем повернулся и пошел по коридору вслед за Троем. Он знал, что Баннор следует за ним сзади, хотя Страж Крови шел совершенно бесшумно. Хайл Трой нетерпеливо вел Кавинанта вглубь сквозь все уровни Твердыни. Они быстро миновали залы с высокими сводами, сквозные коридоры и спускались вниз по лестницам, пока не достигли места, которое Кавинант узнал: одна из длинных круговых галерей святилища, где обитатели Ревлстона собирались на вечернюю службу. Вслед за Троем он прошел через одну из многих дверей на балкон, с которого открывался вид в огромный круглый зал. В этом зале было семью таких же балконов, вырезанных в стенах, плоский пол, с возвышением на одной стороне, и куполообразный очень высокий потолок над балконами, такой высокий, что его нельзя было увидеть. Святилище было темным, свет исходил только от четырех факелов лиллианрилл, установленных вокруг возвышения. Баннор закрыл дверь, прекратив доступ света, исходящего из наружного коридора, и в темноте Кавинант ухватился за перила, чтобы быть в безопасности перед глубиной этого зала. Он стоял на высоте нескольких сот футов над помостом. Балконы были почти пусты. Было совершенно ясно, что та церемония, которая должна будет здесь произойти, не предназначалась для всего населения Ревлстона. Девять Лордов уже были на помосте. Они стояли по кругу, обращенные друг к другу лицами. Факелы освещали их спины, и лица их были в тени. Кавинант не мог разглядеть их черты. - В этом виноват ты, - решительно прошептал Трой. - Они уже все испробовали. Ты пристыдил их и вынудил на это. К помосту направились два Стража Крови, несущие какую-то фигуру. Кавинант сразу же узнал искалеченного вейнхима. _Д_у_к_к_х_а_ слабо сопротивлялся, но он не мог помешать Стражам Крови поставить себя в центре круга, образованного Лордами. - Они собираются сломить власть камня Иллеарт над ним, - продолжал Трой. - Это рискованно. Если это не удастся, она может распространиться на одного из них. И они будут слишком истощены, чтобы сопротивляться этому. Ухватившись за перила двумя руками, Кавинант наблюдал за сценой внизу. Два Стража Крови оставили сжавшегося _д_у_к_к_х_а_ в центре и отступили к стене святилища. Лорды долго стояли молча, сосредоточиваясь, готовя себя. Затем они подняли головы, твердо поставили свои посохи перед собой на камне и начали петь. Их песнь отдалась эхом в святилище так, словно мрак под куполом зазвучал сам по себе. Они казались маленькими в огромном зале, но звуки их песни мощно поднимались вверх, наполняя воздух властью и осмысленностью. Когда эхо затихло, Трой шепнул Кавинанту: - Если что-нибудь здесь будет не так, виноват в этом будешь ты. "Я знаю", - сказал Кавинант сам себе отрешенно. - "Я и так виноват во всем, что здесь происходит". Когда наконец в святилище вновь стало тихо, Высокий Лорд Елена сказала чистым голосом: - Дхармакшетра вейнхим, если ты можешь выслушать нас несмотря на ту несправедливость, которую тебе причинили - слушай. Мы ищем способ отстранить власть Камня Иллеарт от тебя. Пожалуйста, помоги нам сопротивляться Презирающему. _Д_у_к_к_х_а_, слушай! Вспомни о здоровье и надежде и не поддавайся этой болезни. Лорды одновременно подняли свои посохи. Пальцы Троя протянулись из темноты и схватили руку Кавинанта чуть выше локтя. Воскликнув вместе "Меленкурион абафа!", Лорды ударили одновременно своими посохами о камень. Металлический звон, похожий на лязг щитов, разнесся по святилищу, и голубой огонь Лордов вспыхнул из-под прижатых к полу наконечников посохов. Синее пламя жарко разгорелось, затмевая собой свет факелов. Но Посох Закона был ярче их всех, ослепительно сверкая, как стрела молнии. Низкий звук, похожий на порывы далекого штормового ветра, исходил от огня посохов. Один из посохов Лордов медленно наклонился к голове _д_у_к_к_х_а_. Он постепенно опускался, а затем замер с пламенем на его конце над головой вейнхима, словно в этом месте огонь встретил сопротивление. Лорд, державший посох, надавил вниз, воздух между черепом _д_у_к_к_х_а_ и посохом воспламенился, и все пространство загорелось. Но огонь там был зеленого света, как холодный изумруд, и он поглощал голубую энергию огня посоха. Пальцы Троя вцепились как клещи в плоть руки Кавинанта. Но Кавинант
в начало наверх
не чувствовал этого. При виде зеленого огня Лорды запели суровую неблагозвучную песнь, слова которой Кавинант не понимал. Их голоса с силой бились о зелень, и порывистый ток воздуха от их энергии поднимался вверх. А сквозь голоса Лордов пробивались нечленораздельные вопли вейнхима _д_у_к_к_х_а_. Один за другим Лорды добавили пламя своих посохов к борьбе, происходившей над головой _д_у_к_к_х_а_, до тех пор, пока только Посох Закона остался неприсоединившимся. По мере того как новая энергия добавлялась к зеленому пламени, звук сильного голода и ломающихся костей распространился по воздуху, и гибельное изумрудное пламя разгоралось с большей силой, распространяясь как кристаллический ледяной ад чтобы сражаться с силой Лордов. Внезапно факелы лиллианрилл погасли, словно их задул очень резкий порыв ветра. Затем зазвучал голос Высокого Лорда, заглушая песню Лордов. "Меленкурион абафа! Дьюрок минас милл кабаал!" Она замахнулась, и со всей силой внесла Посох Закона на место противоборства. На мгновение сила ее атаки соединила борющиеся огни вместе. Голубой и зеленый слились воедино и поднялись над кругом Лордов, пожирая друг друга и рыча, как сжигаемая целиком жертва. Но в следующий момент _д_у_к_к_х_а пронзительно вскричал, так, словно его душу разрывали на части. Вздыбившееся пламя оглушительно громыхнуло и засияло на мгновение как темная грозовая туча. Затем все погасло. Взрыв погасил все огни в святилище. Тьма была настолько полной, что совершенно скрыла Лордов. Вскоре два маленьких факела появились в руках Стражей Крови. В тусклом свете стало видно _д_у_к_к_х_а_, лежащего на камне рядом с двумя распростертыми Лордами. Другие стояли на своих местах, опираясь о посохи, словно сломленные своим поражением. Глядя на поверженных Лордов, Трой выдохнул; воздух с шипением вырвался сквозь его зубы. Его пальцы, казалось, старались пронзить руку Кавинанта до кости. Но Кавинант не чувствовал боли, по-прежнему наблюдая за Лордами. Стражи Крови быстро снова зажгли четыре факела вокруг возвышения. При свете теплого огня один из Лордов - Кавинант узнал Морэма - стряхнул с себя оцепенение, встал на колени рядом с распростертыми товарищами. Какое-то время он ощупывал их руками, словно с помощью осязания пытался изучить повреждения, которые были им нанесены, затем повернулся и склонился над _д_у_к_к_х_а_. Вокруг витала тишина, наполненная тихим ужасом. Наконец он поднялся на ноги, опираясь на посох. Он говорил тихо, но его слова были слышны по всему святилищу. - Лорды Тревор и Аматин в порядке. Они только потеряли сознание. - Затем он склонил голову и вздохнул. - Вейнхим _д_у_к_к_х_а_ мертв. Быть может, его душа наконец успокоилась. - И простила нас, - отозвалась Высокий Лорд Елена. - Ибо мы потерпели неудачу. Переведя с облегчением дух, Трой освободил Кавинанта. Кавинант почувствовал внезапный острый приступ боли в верхней части руки. Сильная пульсация заставила его ощутить, что его собственная рука повреждена. Он с такой силой держался за перила, что это вызвало спазм в ладонях, и теперь они чувствовали себя искалеченными. Боль была острая, но он приветствовал ее. В сломанных конечностях вейнхима он видел только смерть. Синяк на его собственной руке, болезненные пульсации в его ладонях были доказательствами жизни. - Глупо, - сказал он. - Они убили его. - А что ты хотел, чтобы они сделали? - Трой резко ответил с явным возмущением. - Держать его в плену, живым и в мучениях? Позволить ему уйти и снять с себя ответственность? Убить его хладнокровно? - Нет. - В таком случае, другого выбора не было. Это было единственное, что оставалось попробовать. - Нет. Ты не понимаешь. - Кавинант старался найти слова для объяснения, но он не мог сказать ничего более. - Ты не понимаешь, что Фаул делает с ними, - он оторвал свои затекшие пальцы от перил и вышел из святилища. Когда он вернулся в свои покои, его потрясение все еще не прошло. Он не позаботился закрыть за собой дверь, и вомарк шагнул за ним в его покои, не спросив разрешения. Но Кавинант не обратил внимания на своего гостя. Он подошел прямо к подносу с едой, взял бутыль, стоявшую рядом с винными запотевшими бокалами, и сделал большой глоток так, словно хотел погасить огонь в своей крови. Весеннее вино в бутыли имело легкий, свежий, пивной вкус, оно растеклось внутри него, очищая все внутренние проходы. Он опустошил бутыль, затем мгновение сидел тихо, с закрытыми глазами, ощущая выпитое. Когда свежесть вина освободила его грудь от спазма, он сел за стол и принялся за еду. - Это может подождать, - сказал Трой грубо. - Я должен поговорить с тобой. - Так говори, - сказал Кавинант через плечо, жуя тушеную говядину. Несмотря на настойчивое нетерпение своего гостя, он продолжал есть. Ел он быстро, стремясь осуществить свое решение прежде, чем сомнения заставят его пожалеть. Трой какое-то время чопорно расхаживал по комнате, затем решил сесть напротив Кавинанта. Он сел так же, как стоял - с несгибаемой прямотой. Его непроницаемые черные солнцезащитные очки бликами подчеркивали напряженность мышц на щеках и на лбу. Осторожно он сказал: - Ты решил сделать все это трудным, не так ли? Ты решил сделать это трудным для всех нас? Кавинант пожал плечами. По мере того как вино распространялось по его телу, он начинал приходить в себя от увиденного в святилище. В то же время он вспомнил свое недоверие к Трою. Он ел с возрастающей осторожностью, наблюдая за вомарком из-под бровей. - Я пытаюсь тебя понять, - Трой продолжал напряженным голосом. - Знает Бог, что я имею для этого больше возможностей, чем кто-либо другой здесь. Кавинант положил деревянную вилку и твердо посмотрел на Троя. - Потому что истории наши очень схожи. На явное недоверие в лице Кавинанта он ответил: - О, все и так достаточно ясно. Обручальное кольцо из Белого Золота, брюки и тенниска. Ты говорил по телефону со своей женой. А до этого - правильно ли я помню это? - ты был сбит какой-то машиной. - Полицейской машиной, - пробормотал Кавинант, пристально глядя на вомарка. - Ты понимаешь? Мне знакомы все эти слова. И ты можешь сказать то же самое о моей истории. Мы оба пришли сюда из одного и того же места, из одного и того же мира, Кавинант. Реального мира. - Нет, - Кавинант вздохнул хрипло. - Ничего этого не происходит. - Я даже слышал о тебе, - Трой продолжал так, словно этот довод был неопровержимым. - Я читал... мне читали твою книгу. Это произвело на меня впечатление. Кавинант фыркнул. Но он был встревожен. Он сжег эту книгу слишком поздно; это продолжало тревожить его. - И даже более того. Твоя проклятая книга была бестселлером. Сотни тысяч людей прочитали ее. По ней поставили фильм. Хотя бы потому, что я знаю все это, я не являюсь плодом твоего воображения. Фактически, мое присутствие здесь доказывает, что ты не сошел с ума. Два независимых ума постигли один и тот же феномен. Он говорил это с доверительной самоуверенностью. Но Кавинант был непоколебим. - Доказывает? - пробормотал он. - Забавно было бы послушать, что еще ты пришел доказать. - Хочешь ли ты услышать, как я попал сюда? - Нет, - сказал Кавинант неожиданно неистово. - Я хотел бы узнать, почему ты не хочешь убраться отсюда обратно? Некоторое время Трой сидел тихо, глядя на Кавинанта через солнцезащитные очки. Затем, резко встав на ноги, начал снова вышагивать по комнате. Резко повернувшись на пятках в одном конце комнаты, он сказал: - По двум причинам. Во-первых, мне здесь нравится. Я полезен для чего-то стоящего, что, в свою очередь, так же полезно. Исход столкновения в этой войне - единственная вещь, которую я когда-либо встречал, во имя которой стоит бороться. Жизнь в Стране прекрасна. Она заслуживает сохранения. Наконец-то я могу сделать хоть немного добра. Вместо того, чтобы проводить время за анализом развертывания войск, возможности первого и второго удара, сверхоперативного положения дел, деморализационных параметров, радиоактивного воздействия на фатальные генетические изменения, - перечислял он горько, - я могу помочь защититься от подлинного зла. Мир, из которого мы вышли - "реальный" мир - не имеет таких чистых красок, там нет синего и черного, и зеленого, и красного, черной сукровицы, алой зелени. Серый - цвет той реальности. - К тому же на самом деле, - он снова опустился на свой стул, и голос его стал более разговорного тона, - я не знал даже и этого серого цвета, пока не попал сюда. И это - моя вторая причина. Он поднял руки и снял свои солнцезащитные очки. - Я слепой. Его глазные впадины были пусты, фактически впадин и не было, не было также век и ресниц. Лишь гладкая кожа была на том месте, где должны были быть его глаза. - Я таким родился, - сказал вомарк так, словно мог видеть изумление Кавинанта. - Генетическое уродство. Но мои родители были зрячими и сохранили мне жизнь, а к тому времени, когда они умерли, я уже научился многими способами выживать сам. Я посещал специальные школы, получил специальное образование. Это заняло у меня несколько дополнительных лет, потому что многие вещи мне должны были зачитывать, но в конце концов я окончил высшую школу и колледж. После этого моим единственным действительным умением стало умение хранить все пространственные связи в своей голове. Например, я могу играть в шахматы без доски. И если кто-то опишет мне комнату, я могу пройти по ней, ни на что не наткнувшись. В сущности, только потому, что мне так хорошо удалось овладеть этим, я остался живым. В конце концов я получил работу в мозговом центре Министерства Обороны. Им был нужен человек, который мог осознавать ситуации, не имея возможности их увидеть - человек, который мог использовать при описании физических явлений язык. Я был экспертом по военным играм, компьютерному программированию, по подобного рода вещам. Все, что для меня требовалось - точная устная информация по топографии, силе войск, обеспечении и размещении, возможности поддержки - и после этого оставляйте игру для меня. Я всегда выигрывал. К чему все это привело? Ни к чему. Я был уродом в семье, и всего лишь. Я заботился о себе как только мог. Но что касается места, где я жил, - здесь мне выбирать не приходилось. Итак, жил я в многоквартирном доме на девятом этаже, и однажды ночью в нем случился пожар. Это я так полагаю, что он горел. Пожарные еще не приехали, когда огонь охватил мою квартиру. Я ничего не мог сделать. Огонь отогнал меня к внешней стене и, в конце концов, я вылез из окна. Я повис на подоконнике, и огонь обжигал мне пальцы рук до волдырей. Я не собирался прыгать вниз, потому что очень хорошо понимал, как высоко от земли был девятый этаж. Но выбора не было. Через некоторое время обожженные пальцы больше не смогли удерживать меня. Следующее, что я помню, - я лежал на чем-то похожем на траву. Веял прохладный ветерок, но достаточно теплый, чтобы я мог подумать, что был день. Единственно, что было нехорошо - это запах жженой плоти. Я подумал, что моего. Затем я услышал голоса - нетерпеливые; люди спешили, чтобы предотвратить что-то. Они нашли меня. Позднее мне рассказали, что же случилось. Один Изучающий лосраата плодотворно работал над частью Второго Завета. Все это было около пяти лет тому назад. Он вообразил, что узнал, как помочь Стране - как осуществить вызов тебя. Он хотел попробовать, но Хранители Учения не разрешили ему это. Слишком опасно. Они решили поизучать его идею, сообщить все это в Ревлстон Лордам, чтобы те посоветовали, как проверить эту теорию. Ну, а он ждать не хотел. Он ушел из лосраата и поднялся на несколько лиг вверх, в холмы к западу от Тротгарда, пока не решил, что уже достаточно отдалился, чтобы работать в спокойствии. Затем приступил к ритуалу. Каким-то образом Хранители Учения почувствовали энергию, которую он использовал, и поспешили за ним. Но они опоздали. Он уже достиг своей цели - если только можно так выразиться... Он был уже почти мертв, а я лежал рядом на траве. Он... Он обжег самого себя до смерти. Некоторые из Хранителей Учения полагали, что ему пришлось принять на себя огонь, который должен был убить меня. По их словам, это было слишком опасно. Хранители Учения забрали меня, заботились обо мне, положили лечебную грязь на раны на моих руках - и даже на мои глазницы. Вскоре у меня стали появляться видения. Цвета и формы начали проявляться передо мной из... из всего, к чему я так привык. Какой-то сферический бело-оранжевый круг
в начало наверх
проплывал передо мной каждый день - но я не знал, что это такое. Я даже не знал, что это был "круг", я не имел зрительного представления о "круге". Но видения становились все сильнее. Наконец Елена - она была Лордом, прибывшим из Ревлстона изучать меня, только она еще не была тогда Высоким Лордом - сказала мне, что я учусь видеть с помощью своего разума так, словно мой мозг в самом деле начал видеть прямо сквозь лоб. Я не поверил этому, но она доказала это мне. Она показала мне, как мое чувство пространственных связей соответствовало тому, что я "видел", и как мое осознание соответствовало формам вокруг меня. Он замолчал на мгновение, вспоминая. Затем сказал твердо: - Так вот, говорю тебе - я никогда не думаю о возвращении назад. Как я могу думать об этом? Я здесь... я могу видеть. Страна одарила меня такими способностями, за которые я никогда не расплачусь даже на протяжении дюжины жизней. Я слишком большой должник. Когда первый раз я стоял у основания Ревлвуда и смотрел на долину, где реки Рилл и Ллураллин сливаются вместе - первый раз в моей жизни, когда я видел - первый раз, Кавинант, когда я действительно понял, что существует такое вот зрение - я поклялся выиграть эту войну для Страны. Без ракет и бомб есть много других способов бороться. Это заняло у меня немного времени - завоевать признание у Лордов. Немного больше понадобилось чтобы превзойти лучших специалистов Боевой Стражи. После чего они сделали меня своим вомарком. Сейчас я почти готов к исполнению своего долга. Здесь трудная стратегическая проблема - мы слишком далеко от лучшей линии защиты, Землепровала. У меня пока нет сведений от моих разведчиков. И я не знаю, каким путем Фаул собирается идти на нас. Но я могу победить его в честной борьбе. Я предвкушаю победу. Вернуться назад? Нет, никогда! Хайл Трой говорил размеренным тоном, не желая показывать свои чувства слушателю. Но Кавинант ощущал скрытый энтузиазм в его словах - звучание страсти, слишком неуправляемой, чтобы ее можно было скрыть. Теперь Трой решительно развернулся и посмотрел прямо в лицо Кавинанту, негодование появилось в голосе: - Но при этом я никак не могу понять тебя. Понимаешь ли ты, что все это место, - он обвел вокруг рукой, указывая тем самым на Ревлстон, - крутится вокруг тебя? Белое Золото. Дикая Магия, которая разрушает мир. Неверящий, который нашел Второй Завет и спас Посох Закона - сам того не желавший, как я слышал. В течение сорока лет лосраат и Лорды работали над тем, чтобы вернуть тебя назад. Бог не даст мне соврать: с человеческой точки зрения они сделали все возможное, чтобы попытаться защитить Страну другими способами. Они извели Боевую Стражу, истощили свой мозг над Учением, рисковали своими жизнями в таких вещах, как поход Морэма к Яслям Фаула. И при этом они - щепетильны. Они утверждают, что принимают твою противоречивую позицию. Они утверждают, что не ждут от тебя спасения. Все, что они хотят - это сделать возможным, чтобы Дикая Магия помогла Стране, так, чтобы им не пришлось упрекать себя за пренебрежение возможной надеждой. Но, уверяю тебя - они не верят, что есть какая-либо иная надежда, кроме тебя. Ты знаешь Лорда Морэма. Ты имеешь представление о том, какой стойкий этот человек. У него такой твердый характер, что его сложно взволновать чем-нибудь. Так вот, слушай. Он вскрикивает во сне. В его сновидениях - беды. Я слышал его однажды. Я спросил его на следующее утро, что одолевает его? Тихим добрым голосом он сказал мне, что Страна погибнет, если ты не спасешь ее. Ну, хорошо, сам я не верю в это - Морэм это говорит или не Морэм. Но он не единственный. Высокий Лорд Елена ест, пьет и спит, думая о тебе, Неверящий. Дикая Магия и Белое Золото, Кавинант Кольценосец. Иногда я думаю, что это ее преследует. Она... Но Кавинант не мог больше молчать. Он не мог больше переносить, что на него взваливают такую ответственность и такие обязательства. Он грубо прервал Троя: - Почему? - Я не знаю. Она даже не знает тебя. - Нет. Я имею в виду, почему она Высокий Лорд вместо Морэма? - А что тут такого? - сказал Трой раздраженно. - Совет избрал ее пару лет тому назад - когда Осондрея, предыдущий Высокий Лорд, умерла. Они объединили свой разум вместе - ты должен был заметить, когда был здесь раньше, что Лорды могут объединять свои мысли, думать вместе - и она была избрана. - По мере того как он говорил, раздражение ушло из его голоса. - Они сказали, что она обладает особыми качествами, внутренним мужеством, которое делает ее лучшим вождем в этой войне. Возможно, я не совсем понимаю, что они имеют в виду - но я знаю, что в ней что-то есть. Ей невозможно отказать. Ради нее я бы сражался против Фаула даже вилками для мяса и суповыми ложками. Так вот, тебя я не понимаю. Может быть, ты единственный живой человек, который видел Празднование Весны. И вот она стоит пред тобой и выглядит как очарование всей Страны, собранное вместе, и почти умоляет тебя. А ты!.. Трой ударил по столу своей рукой, уставился своими пустыми глазницами на Кавинанта. - Ты отказываешься. Внезапно он вдруг резко надел свои солнцезащитные очки, встал из-за стола и принялся шагать по комнате так, словно не мог сидеть спокойно, глядя на упрямое лицо Кавинанта. Кавинант следил за ним, закипая от того, с какой свободой судил Трой, и того, с какой уверенностью он полагался на свои собственные доводы. Но Кавинант уловил что-то еще в голосе Троя, другое объяснение. Чтобы получить прямое подтверждение, он спросил: - Морэм тоже влюблен в нее? При этом Трой повернулся, уставив с обвинением негнущийся палец на Неверящего. - Знаешь, что я думаю? Ты слишком циничен, чтобы увидеть красоту Страны. Ты - примитивен. Ты уже получил свое в этом твоем "реальном" мире, все эти королевские почести в огромном количестве. Ну и что, что ты болен? Это не может остановить тебя в стремлении быть богатым. Попав сюда, ты получаешь шанс настрочить еще больше бестселлеров. Для чего тебе бороться с Презирающим? Ты сам такой же, как он. Прежде чем вомарк продолжил, Кавинант прохрипел: - Убирайся. Заткнись и убирайся. - И не подумаю. Я не собираюсь уходить до тех пор, пока ты не дашь мне хотя бы один... - Убирайся. - ...хотя бы один разумный довод, почему ты так действуешь. Я не уйду отсюда и не позволю тебе разрушить Страну только потому, что Лорды слишком совестливы, чтобы склонить тебя. - Хватит! - Кавинант встал. Он вскипел от обиды прежде, чем смог овладеть собой. - Неужели ты не знаешь, что такое прокаженный? - А что это меняет? Это не хуже, чем быть не зрячим. Разве здесь ты не здоров? Собрав всю силу своего оскорбления, своего неистового горя, Кавинант подтвердил: - Конечно же нет! - он взмахнул руками. - И это ты называешь здоровьем? Это ложь!! Крик этот явно ошеломил Троя. Черная уверенность его солнцезащитных очков была поколеблена; внутренняя аура его духа была смущена сомнением. Впервые здесь он выглядел как слепой человек. - Я не понимаю, - сказал он мягко. Некоторое время он стоял, обратившись лицом к бешеному напору, исходившему из свирепого взгляда Кавинанта. Затем повернулся и вышел из комнаты, двигаясь тихо, смиренно. 6. ВЫСОКИЙ ЛОРД Когда наступил вечер, Томас Кавинант устроился на балконе понаблюдать за закатом солнца за Западные горы. Несмотря на то, что лишь недавно закончилось лето, на многих горных вершинах сверкал снег. Когда солнце зашло за них, западная часть неба засияла холодом и огнем. Словно белое серебро расплескалось от снега на край сверкающего неба - оранжево-золотое величавое представление, плывущее под полными парусами за горизонт. Кавинант уныло наблюдал за этим. Хмурый взгляд сморщил его лоб. До полудня он был полон бесполезной ярости, но потом его злость на Троя затихла в тлеющих угольках его протеста против вызова его в Страну. Теперь в своем сердце он чувствовал холод, опустошенность и одиночество. Решение, которое он сообщил Морэму, его решимость выжить выглядели претенциозными, обреченными и слабоумными. Хмурость стиснула его лоб так, словно плоть его черепа отказывалась принять, что он исцелился. Он подумал о том, чтобы выпрыгнуть с балкона. Чтобы преодолеть свою боязнь высоты, ему следовало подождать, когда темнота ночи станет полной и земли не будет видно. Но, завладев им, эта идея и привлекала, и отталкивала его. Она оскорбляла его навыки прокаженного, делала смешным и нелепым все, что он уже вытерпел, цепляясь за жизнь. Это было бы знаком поражения, таким же горьким, как абсолютная злоба. Он жаждал разрешения своей дилеммы. Он был иссушен как пустыня, и потому разумное объяснение пришло легко. Самым главным аргументом было то, что поскольку Страна не была реальной, то это не могло убить его; смерть здесь только лишь вернет его обратно в реальность, которая была единственной вещью, в которую он мог верить. Но в своем одиночестве он не мог определить, что же выражал этот аргумент - мужество или трусость. Последний кусочек солнца медленно ушел за горы, и его отсветы потухли на небе. Сумерки распространились от теней горных вершин, накрывая равнины, лежащие внизу перед Кавинантом, пока он едва смог различить их тревожащие, смутные очертания под небесами. На небе появились звезды, они постепенно становились все ярче, как если бы пространство, отделяющее их, делалось все более прозрачным, но расстояния между ними были слишком большие, и в образованной ими картине не было знакомых очертаний. Его сухому скупому взгляду казалось, что они мерцали неутешительно. Когда раздался вежливый стук в дверь, его потребность в уединении застонала, потревоженная. Но у него были и другие потребности. Он резко встал, чтобы пойти ответить на стук. Каменная дверь легко открылась на бесшумных петлях, и свет заструился в комнату из ярко освещенного коридора, ослепив его так, что некоторое время он не мог узнать ни одного из мужчин, стоящих перед входом в комнату. Один из них сказал: - Юр-Лорд Кавинант, мы радушно приветствуем тебя, - голосом, который, казалось, искрился юмором. Кавинант узнал Торма. - Искренне приветствуем тебя, - сказал товарищ Торма осторожно, как будто боясь совершить ошибку. - Мы - хатфролы Твердыни Лордов. Пожалуйста, прими от нас приветствие и комфорт. Когда глаза Кавинанта привыкли к свету, ему удалось рассмотреть двух мужчин. Спутник Торма был одет в зелено-серое одеяние жителей настволий, и на его волосах был небольшой венок - знак хайербренда. В руках он нес несколько гладких деревянных прутьев-факелов. Оба хатфрола были тщательно выбриты, но хайербренд был выше и тоньше своего спутника. Торм имел приземистую и мускулистую фигуру жителя подкаменья, и одет был в тунику глинистого цвета и широкие штаны. Туника его спутника была оторочена голубым цветом Лордов, у него были синие эполеты, вплетенные в плечи его туники. В каждой его руке было по небольшой прикрытой каменной чаше. Кавинант тщательно изучил лицо Торма. Проворные быстрые глаза и быстрая улыбка хатфрола были более рассудительными, чем Кавинант помнил их, но по сути не изменились. Как и у Морэма, его глаза не показывали, что прошло уже полных сорок лет. - Я Бориллар, - сказал спутник Торма. - Хайербренд лиллианрилл и хатфрол Твердыни Лордов. Это Торм, гравлингас радхамаэрля и тоже хатфрол Твердыни Лордов. Темнота иссушает сердце. Мы принесли тебе свет. В то время, как Бориллар говорил, беспокойный взгляд отразился на лице Торма и он сказал: - Юр-Лорд, с тобой все в порядке? - В порядке? - Кавинант пробормотал неопределенно. - На твоем челе хмурость, и это причиняет тебе боль. Может, позвать Целителя? - Что? - Юр-Лорд Кавинант, я твой должник. Мне сказали, что ты, рискуя жизнью, спасал моего старого друга Биринайра из преграждающего огня под горой Грома. Это было сделано с большим мужеством, хотя помощь пришла слишком поздно, чтобы спасти его жизнь. Не стесняйся вызывать меня. Ради Биринайра я сделаю для тебя все, что будет мне по силам. Кавинант покачал головой. Он знал, что ему следовало бы поправить Торма, сказать ему, что он так мужественно гасил этот огонь в попытке покончить с собой, а не спасти Биринайра. Но ему не хватило мужества. Молча, он отошел в сторону и пропустил хатфролов в свои покои. Бориллар сразу же начал зажигать факелы, он осторожно подходил к
в начало наверх
выемкам в стене, так, словно он хотел произвести хорошее, серьезное впечатление. Кавинант наблюдал за ним некоторое время, и Торм сказал со скрытой улыбкой: - Добрый Бориллар благоговеет перед вами, Юр-Лорд. Он слышал легенды о Неверящем с колыбели. Он недавно стал хатфролом. Его предшественник в учении лиллианрилл покинул этот пост, чтобы присматривать за работами по созданию золотожильных килей и рулей, которые были обещаны великанам Высоким Лордом Лориком Заткнувшим Вайлов. Бориллар чувствует, что на него несвоевременно возложили такую ответственность. Мой старый друг Биринайр назвал бы его щенком. - Он молод, - сказал Кавинант вяло. Затем он повернулся к Торму, заставил себя задать вопрос, который больше всего тревожил его. - Но ты... Ты слишком молод. Ты должен быть старше. Сорок лет. - Юр-Лорд, я пятьдесят девять раз встречал лето. Сорок одно прошло с тех пор, как вы пришли в Ревлстон с великаном Сердцепенистосолежаждущим Морестранственником. - Но ты не выглядишь на свой возраст. Тебе не дашь больше сорока лет. - Ах, - сказал Торм, широко улыбнувшись, - служба нашему учению и Ревлстону сохраняет нашу молодость. Без нас эти коридоры и залы, созданные великанами, были бы темны, а зимой, сказать по правде, они были бы сырыми и холодными. Разве можно состариться, испытывая радость от такой работы? Он радостно стал обходить покои, поставил одну из своих чаш на стол в гостиной, а другую в спальне у кровати. Когда он открыл чаши, теплое свечение камней присоединилось к свету факелов и сделало освещение в покоях Кавинанта более насыщенным и мягким. Торм вдыхал запах гравия - запах свежей глины - с радостной улыбкой. Он уже закончил, а его спутник в это время зажигал последний из факелов в спальне. До того, как Бориллар вернулся в гостиную, старший хатфрол подошел близко к Кавинанту и прошептал: - Юр-Лорд, скажи что-нибудь приятное Бориллару. Чтобы ему было потом о чем вспомнить. Мгновением позже Бориллар пересек комнату и чинно встал у двери. Он выглядел как ревностный служитель, решивший соответствовать высоким обязанностям. Эта его юная энергия рвения и просьба Торма заставили Кавинанта неловко сказать: - Благодарю тебя, хайербренд. Сразу же на лице Бориллара появилось довольное выражение. Он старался сохранить свою серьезность, удержаться от улыбки, но при мысли, что легендарный человек, Неверящий и Кольценосец, разговаривал с ним, он выпалил: - Всегда рады вам, Юр-Лорд Кавинант. Вы спасете страну. Торм в изумлении от поступка хатфрола поднял брови, с благодарностью весело кивнул Кавинанту и вывел хайербренда из комнаты. Выходя, он начал закрывать за собой дверь, но затем остановился, кивнул кому-то в коридоре и ушел, оставив дверь открытой. В комнату вошел Баннор. Он встретил взгляд Кавинанта глазами, которые никогда не спали - лишь моргали изредка - и сказал: - Высокий Лорд хотела бы поговорить с тобой сейчас. - Адский огонь, - простонал Кавинант. Он оглянулся с сожалением на балкон и ночь за ним. Затем пошел за Стражем Крови. Идя вниз по коридору, он быстро провел ВНК. Это было бессмысленно, но ему нужна была эта привычка, только так он мог напомнить самому себе, кто он такой и что является главным в его жизни. Он принял это решение обдуманно, как сознательный выбор. Но все же не на это было обращено его внимание. Пока он шел, Ревлстон оказывал на него свое прежнее влияние. Высокие и широкие коридоры Твердыни имели странную силу успокоения, способность внушать уверенность. Их прорубили в горном клине веселые, любящиедлинныеисториипредки Сердцепенистосолежаждущего Морестранственника, и, как великаны, они создавали ощущение могучей и неоскверняющей силы. Баннор повел Кавинанта глубоко в низ Ревлстона, где он никогда раньше не был. Своими обострившимися чувствами он ощущал титаническую мощь скалы, нависшей над ним; это было так, словно он был в осязаемом соприкосновении с самим ее весом. По слабым звукам, которые были неразборчивы или совсем едва слышны, он мог ощущать присутствие групп людей, которые спали или работали за окружающими его стенами. Ему казалось, что он почти ощущает дыхание самой великой Твердыни. И при этом все эти бесчисленные тонны камня не угнетали его. Ревлстон внушал ему чувство полной безопасности, гора не давала ему почувствовать страх, боязнь, что она обрушится. Затем он и Баннор достигли темного зала, охраняемого двумя Стражами Крови, стоящими с двух сторон от входа с характерной расслабленной готовностью. В зале не было факелов или других огней, но сильный свет освещал его с дальнего конца. Кивнув своим товарищам, Баннор провел Кавинанта внутрь. На другом конце зала они вступили на широкую круглую ярко освещенную площадку, присоединявшуюся к темному залу словно грот с высоким сводом, каменный пол которого был столь гладким, словно его тщательно полировали веками. Яркий бледно-желтый свет исходил от этого пола; камень сиял так, словно при его изготовлении использовались кусочки солнца. Никакого другого освещения на площадке не было. Но поскольку на уровне пола было светло, то и выше тьмы не было. Кавинант мог хорошо осмотреть этот грот снизу доверху. Наверху было несколько балкончиков, каждый со своим отдельным входом, с которых можно было обозревать пространство над площадкой. Баннор помедлил минуту, чтобы позволить Кавинанту оглядеться. Затем ступил босыми ногами на сверкающий пол. Кавинант осторожно последовал за ним, боясь обжечь ноги. Но ничего не ощутил сквозь свои ботинки, лишь тихий отзвук какой-то силы. Она вызвала звенящую вибрацию в его нервах. Лишь когда он привык к прикосновению пола, то заметил, что по краям этой площадки были широко распахнутые двери. Он насчитал пятнадцать. Часовые Стражи Крови стояли перед девятью из дверей, и в нескольких шагах от каждого из них на сияющем полу стояло по деревянному треножнику. Три из этих треножников удерживали посохи Лордов, и один из посохов был Посохом Закона. Он отличался от других гладких деревянных посохов большей толщиной и сложными рунами, вырезанными на нем между железными наконечниками. Баннор подвел Кавинанта к двери за Посохом Закона. Страж Крови шагнул от нее вперед, чтобы встретить их, приветствуя Баннора кивком. Баннор сказал: - Я привел Юр-Лорда Кавинанта к Высокому Лорду. - Она ждет его. Часовой перевел свой взгляд, полный спокойной силы, на Кавинанта. - Мы - Стража Крови. В наших руках забота о Лордах. Я Морин, Первый Знак Стражи Крови с тех пор, как Тьювор покинул нас. Высокий Лорд будет разговаривать с тобой наедине. Не думай причинить ей чего-либо дурного, Неверящий. Мы не допустим этого. Не дожидаясь ответа, Морин отступил в сторону, позволяя ему подойти к двери. Кавинант хотел спросить, какое зло он вообще может причинить Высокому Лорду, но Баннор не дал ему сделать это. - В этом месте, - сказал, объясняя, Баннор, - Лорды на время отстраняются от своего бремени. Они оставляют здесь свои посохи и за этими дверями отдыхают, забывая свои заботы о Стране. Высокий Лорд удостоила тебя великой чести говорить с ней здесь. Без Посоха и Стражи Крови, она встречает тебя как друга в ее единственном месте уединения. Юр-Лорд, ты не враг Страны, но ты проявляешь слишком мало уважения. Уважай хотя бы это. Он на мгновение удержал свой взгляд на Кавинанте, словно желая усилить значение своих слов. Затем подошел к двери и постучался. Когда Высокий Лорд открыла дверь, Кавинант впервые смог хорошо разглядеть ее. Вместо голубой мантии Лордов она была одета в длинную светло-коричневую одежду жителя подкаменья с белым узором, вытканным на плечах. Белый шнур охватывал ее талию, подчеркивая фигуру, и ее густые волосы, темно-коричневые с проблесками светлого медового цвета, падали на ее плечи, скрывая узор на них. Она оказалась моложе, чем он ожидал - ей можно было дать самое большее тридцать с небольшим. Но лицо было властным, и белая кожа ее лба и горла говорили многое о непреклонности и самодисциплине, несмотря на то, что она при виде Кавинанта улыбнулась почти застенчиво. Но кроме груза ответственности и обязательств в ее чертах было что-то странно помнящееся. Она казалась ему смутно знакомой, как будто ее лицо напоминало ему кого-то, кого он хорошо знал. Это впечатление усиливалось и в то же время отрицалось ее глазами. Они были серыми, как его собственные глаза; и хотя они прямо смотрели на него, они слегка косили в другую сторону; у них был раздвоенный фокус, так, словно она наблюдала за чем-то еще как бы другим, более важным взглядом. Глаза ее разума смотрели куда-то еще. Ее взгляд коснулся таких его глубин, которые уже долгое время ни на что не отзывались. - Входите пожалуйста, - сказала она голосом, чистым, как родник. Двигаясь одеревенело, Кавинант прошел мимо нее в покои, и она закрыла за ним дверь, преграждая доступ света со двора. Ее прихожая была освещена обычными чашами со светящимся камнями в каждом углу. Кавинант остановился в центре комнаты и осмотрелся. Пространство было пустым и лишенным украшений, в нем не было ничего, кроме светящихся камней, нескольких каменных стульев и стола, на котором стояла белая резная статуэтка; но, тем не менее, комната выглядела тихой и удобной. Этот эффект создает освещение, решил он. Теплый золотистый свет располагал к общению даже плоский камень, усиливая дух безопасности Ревлстона. Он был словно в колыбели - укутанный в объятиях скал и окруженный заботой. Высокий Лорд Елена указала на один из стульев: - Вы присядете? Я хотела бы о многом поговорить с вами. Он продолжал стоять, глядя мимо нее. Несмотря на расслабляющую атмосферу комнаты, он чувствовал себя очень неуютно. Елена потребовала вызвать его к себе, и он не доверял ей. Но когда к нему вернулся его голос, он удивился сам себе, выражая одну из самых сокровенных своих мыслей, огорчавших его. Качая головой, он пробормотал: - Баннор знает больше, чем говорит. Он застиг этим ее врасплох. - Больше? - отозвалась она, стараясь понять. - Что же он сказал такого, что оставило многое скрытым? Но он и так уже сказал больше, чем хотел. Он молчал, наблюдая за ней как из укрытия со своего места. - Стражи Крови все подвергают сомнению, - продолжила она неуверенно. - С тех пор как Кевин Расточитель Страны сберег их от Осквернения и его собственной гибели, они испытывают недоверие даже к своей собственной преданности - хотя никто не осмелится обвинить их в чем-либо. Ты говоришь об этом? Он не хотел отвечать, но ее прямое внимание вынудило его. - Они прожили уже слишком долго. Баннору это известно. - Затем, чтобы переменить тему разговора, он подошел к столу посмотреть на резную фигурку. Белая статуэтка стояла на подставке из черного дерева. Это вставшая на дыбы лошадь-ранихин была сделана из материала, который выглядел как кость. Детали были выполнены не очень тщательно, но благодаря какому-то секрету мастерства она передавала мощь мускулов, ум в глазах, пламенность развевающейся гривы. Не подходя к нему, Елена сказала: - Это мое ремесло - резьба по кости, костяная скульптура. Вам нравится? Это ранихин Мирха, на которой я езжу. Что-то в этом взволновало Кавинанта. Он не хотел думать о ранихинах, но подумал о том, что здесь есть какое-то противоречие. - Морестранственник говорил мне, что искусство резьбы по кости было утеряно. - Да, так было. Я одна во всей Стране владею этим ремеслом ранихийцев. Анундивьен йаджна, которое также называют резьбой по кости или костяной скульптурой, было утрачено ранихийцами во время их изгнания в Южной Гряде - после Ритуала Осквернения. Я говорю это не из тщеславия - я рада, что могу делать это. Когда я была ребенком, ранихин привез меня в горы. Три дня мы не возвращались, и моя мать решила, что я погибла. Но ранихины многому научили меня там... Многому. Во время этого своего обучения я открыла для себя древнее ремесло. Умение придавать форму старым костям появилось в моих руках. Теперь я занимаюсь этим, когда отдыхаю от работы Лорда. Кавинант продолжал стоять спиной к ней, но он не рассматривал ее статуэтку. Он вслушивался в ее голос, как будто ожидал, что в любой момент этот голос превратится в голос кого-то, хорошо ему знакомого. Ее голос, интонации полностью совпадали с чьими-то интонациями. Но он не мог их узнать. Внезапно он обернулся, чтобы взглянуть ей в глаза. И опять, несмотря на то, что она стояла лицом к нему и смотрела на него, казалось, что она смотрит и думает о чем-то другом, о чем-то выше его. Ее отсутствующий взгляд раздражал его. Изучая ее, он все больше хмурился, пока его лоб не напрягся так, словно в него впивался колючками терновый венок.
в начало наверх
- Так чего вы хотите? - потребовал он. - Вы не присядете? - сказала она спокойно. - Я буду говорить с вами о многом. - О чем же? Жесткость его тона не заставила ее отступиться, она заговорила еще более спокойно: - Я надеюсь получить от вас помощь против Презирающего. Презирая сам себя, он сказал резко: - И как далеко вы хотите в этом зайти? Мгновение ее глаза пристально разглядывали его, обжигая, будто языком пламени. Кровь бросилась ему в лицо и он почти отшатнулся, отпрянул на шаг - так сильно почувствовал он на мгновение, что она обладала способностью проникать в суть вещей так глубоко, что он не мог и вообразить. Но этот проблеск прошел столь быстро, что он не успел осознать, что это было. Она неторопливо повернулась и быстро прошла в одну из своих комнат. Затем вернулась, неся в руках деревянную шкатулку, окантованную старым потертым железом. Держа шкатулку так, словно она содержала нечто очень драгоценное, она сказала: - Совет много спорил об этом. Некоторые говорили, что такой дар слишком велик для кого-либо. Пусть он хранится и будет целым и невредимым так долго, как мы сможем хранить его. А другие говорили, что он не выполнит своего предназначения, поскольку он, Неверящий, будет думать, что мы хотим подкупить его подарками. Он рассердится на нас и откажется. Так сказал Лорд Морэм, который знает Неверящего лучше, чем кто-либо другой. Но я сказала: "Он не враг нам. Он не помогает нам, потому что он не может нам помочь. Несмотря на то, что он обладает Белым Золотом, использование его выше его понимания или сил или запрещено ему. А это - оружие, которое тоже выше нашего понимания. Это может оказаться тем, чем бы он хотел овладеть, и это, возможно, такое оружие, с помощью которого он поможет нам, несмотря на то, что он не может воспользоваться Белым Золотом". После долгих раздумий и обсуждений победил мой голос. Вот почему Совет просит принять вас этот дар, чтобы сила его не пропадала бесцельно, но была бы обращена против Презирающего. Юр-Лорд Кавинант, это не легкая жертва. Сорок лет тому назад Совет еще не обладал этим. Но Посох Закона открыл некоторые двери глубоко в самом Ревлстоне - двери, которые были закрыты со времен Осквернения. Лорды надеялись, что в этих комнатах содержатся другие Заветы учения Кевин, но никаких Заветов там не было. Однако среди других вещей с забытым применением или слабой силы было найдено это - то, что мы предлагаем вам. Она искусно нажала с двух сторон шкатулки, и крышка распахнулась, открыв мягкую бархатную обивку, на которой лежал короткий серебряный меч. Он имел двухстороннее лезвие, прямую гарду и ребристую рукоятку; в том месте, где соединялись лезвие, гарда и рукоять, был вставлен молочно-белый драгоценный камень. Этот камень выглядел странно безжизненным, он не отражал никакого света, будто был непроницаемым или утратившим способность отражать свет. С благоговением в голосе Елена сказала: - Это _К_р_и_л_л_ - меч Лорда Заткнувшего Вайлов, сына Дэймлона, сына Берека. Этим мечом он убил личину Демонмгла Опустошителя _м_о_к_ш_а_ и избавил Страну от первой большой опасности юр-вайлов. Кавинант, Юр-Лорд и Кольценосец, ты примешь его? Медленно, полный зачарованного страха пред острыми предметами, присущего всем прокаженным, Кавинант взял _К_р_и_л_л_ с его бархатного ложа. Определяя его вес, он ощутил, что меч приятно соответствует его руке, несмотря на то, что два его пальца вместе с большим пальцем не могли охватить его как следует. Осторожно он попробовал остроту лезвия. Оно было таким тупым, словно его никогда не точили, и таким же безжизненным, как и белый драгоценный камень. Мгновение он тихо стоял, думая о том, что этот меч и не должен быть острым - чтобы не поранить его. - Морэм был прав, - сказал он от своего холодного, одинокого сердца. - Я не хочу никаких даров. Здесь у меня и так даров больше, чем я могу вынести. Дары! Ему казалось, что каждый, кого он знал в Стране, старался преподнести ему дар - Морестранственник, ранихины, Лорд Морэм, даже Этиаран. Сама Страна преподнесла ему невероятное _о_щ_у_щ_е_н_и_е здоровья. Но дар Лены, дочери Этиаран, был значительнее всех других. Он изнасиловал ее, изнасиловал! И после этого она все это скрыла, так, чтобы ее соплеменники не узнали, что случилось с ней, и не наказали его. Она действовала с нелепой снисходительностью, так что он мог идти свободно - был свободен донести пророчество Лорда Фаула о гибели Лордов. Даже жертва Этиаран была бледна по сравнению с этим самоотречением. "ЛЕНА!" - немо воскликнул он. Неистовство горя и самообвинения вспыхнули в нем. - "Я не хочу больше ничего!" Его лицо потемнело от угрозы. Он схватил _К_р_и_л_л_ обеими руками так, что его лезвие было направлено вниз. Судорожным движением он попытался воткнуть меч в глубину стола, стараясь сломать его тупое лезвие о камень. Внезапно белая вспышка ослепила его как мгновенная молния. _К_р_и_л_л вырвался из рук. Но он не пытался увидеть, что случилось дальше. Он в то же мгновение повернулся лицом к Елене. Сквозь ослепление от белой вспышки, которое несколько смущало его, он выпалил, задыхаясь: - Больше никаких даров! Я не могу принимать их. Но она не смотрела на него, не слушала его. Прижав руки ко рту, она смотрела мимо него, на стол. - Именем Семи! - шептала она. - Что ты сделал? - Что? Он повернулся посмотреть. Лезвие _К_р_и_л_л_а_ пронзило камень. Он вонзился в стол на половину длины клинка. Его белый драгоценный камень сиял как звезда. Кавинант смутно начал ощущать пульсирующую боль в своем пальце, на котором было обручальное кольцо. Он почувствовал, что кольцо стало горячим и тяжелым, почти расплавившимся. Но он старался не замечать этого, он боялся этого. Опасливо, он протянул руку, чтобы дотронуться до _К_р_и_л_л_а_. Энергия обожгла его пальцы. Адский огонь! Он отдернул руку. Лютая боль заставила его зажать пальцы другой рукой и он застонал. Елена обернулась к нему: - Ты поранился? - спросила она с волнением. - Что с тобой случилось? - Не трогайте меня! - сказал он, задыхаясь. Она смущенно отпрянула, затем встала, наблюдая за ним, разрываясь между чувствами заботы о нем и изумлением от сияющего драгоценного камня. Через минуту она, встряхнувшись, словно отбрасывая от себя непонимание, сказала: - Неверящий, ты вернул _К_р_и_л_л_ к жизни. Кавинант сделал усилие возразить ей, но его голос дрожал, когда он сказал: - Это ничего не меняет. Это не принесет вам ничего хорошего. Фаул уже получил всю силу, которая имеет значение. - Он не подчинил себе Белое Золото. - К черту Белое Золото! - Нет, - парировала она страстно. - Не говори так. Я прожила свою жизнь не зря. Моя мать и мать моей матери прожили свои жизни не даром! Он не понимал, о чем она говорит, но ее внезапное волнение заставило его замолчать. Он почувствовал себя в ловушке между ней и _К_р_и_л_л_о_м_, и не знал, что сказать или сделать. Беспомощный, он пристально смотрел на Высокого Лорда, в то время, как ее чувства вылились в речь. - Ты говоришь, что это ничего не меняет, что это не принесет добра. Ты провидец? И если да, что, по-твоему, нам следует делать? Сдаться? - на мгновение ее самообладание было поколеблено и она воскликнула неистово: - Никогда! Ему показалось, что он слышит ненависть в ее словах. Но затем она понизила свой голос, и отзвук ненависти исчез. - Нет! Нет никого в Стране, кто бы мог позволить себе уйти в сторону и позволить Презирающему исполнять его намерения. Если мы должны страдать и умереть без надежды, тогда мы так и поступим. Но мы не будет отчаиваться, если даже сам Неверящий скажет нам, что мы должны это делать. Бесполезные чувства отразились на его лице, но он не смог ответить. Его собственная убежденность или энергия превратилась в прах. Даже боль в его руке почти прошла. Он смотрел мимо нее, потом вздрогнул, когда взгляд его обратился на _К_р_и_л_л_. Медленно, словно он сильно постарел за несколько последних мгновений, он опустился на стул. - Я желал бы знать, - пробормотал он безучастно, опустошенно, - я желал бы знать, что делать. Краем своего сознания он заметил, что Елена вышла из комнаты. Но он не поднимал головы, пока она не вернулась и не встала за ним. В ее руках была бутыль вина, которое она заботливо предложила ему. В замысловатом небезразличии ее взгляда была видна забота, которую он не заслужил. Он взял бутыль и сделал большой глоток, чтобы найти облегчение от раскалывающей голову боли и каким-то образом поддержать свое слабеющее мужество. Он боялся намерений Высокого Лорда, какими бы они не были. Она была слишком полна сочувствия к нему, слишком терпима к его неистовству; она позволяла ему чрезмерно отклоняться от намеченного пути, не давая при этом быть свободным. Несмотря на незыблемую прочность Ревлстона под его чувствительными ногами, он ощущал зыбкость своей опоры. Когда после короткого молчания она заговорила снова, у нее был такой вид, словно она привела себя в состояние некоторой затруднительной для нее честности; но не было ничего искреннего в необъяснимой расфокусированности ее глаз. - Я совсем растерялась в этом деле, - сказала она. - Я многое должна тебе сказать, будучи при этом откровенной и безупречной. Я не хочу, чтобы меня упрекали в том, что ты имеешь недостаточно знаний - Стране не может служить какое-либо укрывательство, которое позднее может быть названо другим именем. Однако мужество оставляет меня, и я не знаю какими словами воспользоваться. Морэм предлагал взять это дело на себя, но я отказалась, считая, что это моя ноша. А теперь я растерялась и не могу начать. Кавинант хмуро взглянул на нее, отказываясь, со своей головной болью, оказать ей какую-либо помощь. - Ты разговаривал с Хайлом Троем, - сказала она как бы нащупывая почву для разговора, неуверенная в своей попытке. - Он рассказал тебе, как попал в Страну? Кавинант кивнул головой, смягчаясь. - Несчастный случай. Какой-то ублюдок - молодой Изучающий, он говорит - пытался вызвать меня. Елена сделала движение, словно хотела развить дальше эту мысль, но затем остановила себя, передумав, и избрала другую тему. - Я не знаю ваш мир - но вомарк говорил мне, что подобные вещи не случаются там. Ты разглядел Лорда Морэма? Или хилтмарка Кеана? Или, может, хатфрола Торма? Любого, кого ты знал сорок лет тому назад? Не кажется ли тебе, что они слишком молодо выглядят? - Я заметил, - ее вопрос взволновал его. Несоответствие возрасту уже привлекало его внимание, но он объяснил его себе как противоречие, разрыв непрерывности в его иллюзиях. - Это несоответствие. Морэм и Торм слишком молоды. Это неестественно. Им не дашь больше сорока лет. - Я тоже молода, - сказала она намекающе, так, словно старалась помочь ему разгадать секрет. Но при виде его нарастающего непонимания отступилась от этого намерения. Чтобы ответить на его вопрос, она сказала: - Это было и раньше, когда еще было такое знание в Стране. Старые Лорды жили очень долго. Они не были такими долгожителями как великаны - потому что недолгая жизнь для людей естественна, - но влияние Земной Силы сохраняло их молодость. Высокий Лорд Кевин жил века, в то время как обычные люди жили десятилетия. Точно так же это происходит и в наше время, однако в меньшей степени. Мы не используем всю силу нашего Учения. А боевое искусство и вовсе не сохраняет своих последователей, и Кеан и его воины, в том числе двое его прежних товарищей, несут полное бремя своих лет. Но те из мастеров учения радхамаэрль и лиллианрилл, и Лорды, которые следуют Учению Кевина, старятся медленнее, чем другие. Это большое благо, потому что это увеличивает нашу силу. Но это также вызывает и горе... Она помолчала минуту, тихо вздохнув, словно бы вспоминая старую обиду. Но когда она заговорила снова, голос ее был чист и тверд. - Но так оно обычно и бывает. Лорд Морэм семьдесят раз встречал лето, но ему едва дашь пятьдесят лет. - И снова она остановила себя и изменила направление разговора. Изучающе глядя на Кавинанта, она сказала: - Тебе не удивительно слышать, что еще ребенком я ездила верхом на ранихине? В Стране нет другого человека, кто имел бы такое счастье. Он выпил вино и поднялся. Прошелся по комнате и встал напротив нее. Тон, в котором она вернулась к ранихинам, был полон намеков, словно она чувствовала широкие возможности причинять ему страдания в этой теме. Более в беспокойстве, чем в гневе он проворчал:
в начало наверх
- Адский огонь! Говори дальше. Она напряглась, словно готовясь к схватке, и сказала: - Рассказ вомарка Хайл Троя о его вызове в Страну был не совсем точен. Я слышала, как он рассказывает свою историю, и при этом он кое-что говорит неверно, но мы не считаем, что следует подправлять его в этом. Правду обо всех обстоятельствах его вызова мы храним в тайне между собой... Юр-Лорд Кавинант, - она помолчала, набираясь уверенности, затем осторожно сказала: - Хайл Трой был вызван не молодым Изучающим, не сознающим опасности силы. Вызвавший его был одним из тех, с кем Вы были хорошо знакомы. Триок! У Кавинанта почти подкосились ноги. Триок, сын Тулера из подкаменья Мифиль, имел тысячу причин ненавидеть Неверящего. Он любил Лену... Но Кавинант не мог произнести вслух это имя. Содрогаясь от трусости, он не стал называть имя Триока. - Пьеттен. Несчастный ребенок из настволья Парящее. Юр-вайлы что-то сделали с ним. Это был он? - Он не отваживался встретится глазами с Высоким Лордом. - Нет, Томас Кавинант, - сказала она мягко, - это был не мужчина. Ты знал ее хорошо. Это была Этиаран, супруга Трелла - она довела тебя от подкаменья Мифиль до твоей встречи с Сердцепенистосолежаждущим Морестранственником на реке Соулсиз. - Адский огонь, - простонал он. При упоминании ее имени в памяти всплыли большие печальные глаза Этиаран, он увидел мужество, с которым она боролась со своей страстью, чтобы служить Стране. И он уловил мгновенный воображаемый образ ее лица, как будто она сожгла себя, пытаясь вызвать его - испуганное, горькое, мертвенно-бледное из-за расторжения всех тех внутренних перемирий, которым он так жестоко вредил. - Ах, черт! - он вздохнул. - Почему? Ей нужно было... ей нужно было забыть. - Она не могла. Этиаран, супруга Трелла, в пожилом возрасте вернулась в лосраат по многим причинам, но две из них важнее всех прочих. Она желала привести, нет, "желала" - не то слово. Она жаждала тебя. Она не могла забыть. Но желала ли она тебя для Страны или для себя - не знаю. Она была доведенной до отчаяния женщиной, и это в моем сердце, что оба эти страстные желания боролись в ней до последнего мгновения. А как же иначе? Она говорила, что ты допустил осквернение Празднования Весны, хотя моя мать учила меня совсем другой истории. - Нет, - простонал Кавинант, наклонясь вперед, словно бы склоняясь под весом темноты своего лба. - О, Этиаран! - Ее вторая причина касалась печали от долгих лет и возрастающей силы ее мужа. Поскольку мужем ее был Трелл, гравлингас радхамаэрля. Их женитьба была прекрасным и радостным событием в памяти подкаменья Мифиль, потому что, хотя она и подавляла свою силу в молодые годы, отказалась от продолжения учебы в лосраате и осталась в слабости, тем не менее она была достаточно сильна, чтобы быть ровней Треллу, ее мужу. Но слабость и неверие в себя тяготили ее. Тяжелейшие испытания в ее жизни пришли и ушли, а она продолжала стареть. И к боли, которую причинил ей ты, добавилась другая: она старела, а Трелл, супруг Этиаран, - нет. Его знания предохраняли его от старения. И вот, после стольких ударов, она начала терять также своего мужа, несмотря на то, что любовь его была прочной. Она была его супругой, несмотря на то, что по внешнему виду уже годилась ему в матери. Итак, она вернулась в лосраат в горе и боли - и с преданностью, потому что несмотря на то, что она сомневалась сама в себе, ее любовь к Стране не поколебалась. И все же в конце концов болезнь постигла ее. Убегая от замкнутости Хранителей Учения, она навлекла смерть на себя. Таким образом, она нарушила клятву Мира и закончила свою жизнь в отчаянии. - Нет! - возразил он. Он вспомнил муки Этиаран и цену, которую она заплатила, чтобы подавить их, и то зло, которое он причинил ей. Он опасался, что Елена была права. Мягким голосом, который, казалось, не подходил к ее словам, Высокий Лорд продолжала: - После ее смерти Трелл приехал в Ревлстон. Он - один из самых могущественных мастеров учения радхамаэрль, и он остается здесь, отдавая свое мастерство и знания защите Страны. Но он познал горечь, и я боюсь, что клятва Мира остается неудобной для него. Из-за своей мягкости он был слишком беспомощен. Это в моем сердце, что он ничего не простил. Но никакой помощи он не мог дать ни Этиаран, ни моей матери. Сквозь боль своих воспоминаний Кавинант хотел возразить, что Трелл, широкоплечий и со странным могуществом, ничего не знал об истинной природе его беспомощности. Но его возражения были отвергнуты напряженностью голоса Елены, когда она произносила "моей матери". Он стоял тихо, наклонившись так, словно чуть не опрокинулся, и ждал последнюю ужасную темноту, которая падет на него. - Итак, ты должен был уже понять, почему я ездила верхом на ранихине, когда была ребенком. Каждый год в последнее полнолуние перед весенним равноденствием ранихин приходил к подкаменью Мифиль. Моя мать поняла, что это был подарок от тебя. И разделила его со мной. Это было так просто для нее - забыть, что ты обидел ее. Я говорила тебе, что я тоже молода? Я Елена, дочь Лены, дочери Этиаран, супруги Трелла. Лена, моя мать, остается в подкаменье Мифиль, потому что она уверена, что ты вернешься к ней. Какое-то мгновение он стоял тихо, рассматривая узор, вышитый на плечах ее одежды. Волна гнева, открытия и понимания прошла по нему. Он споткнулся, сел внезапно на стул, как если бы у него сломался позвоночник. В животе образовалась пустота, но он не мог заставить себя говорить, чтобы чем-то заполнить ее. - Извини, - слова вырвались сквозь зубы словно исторгнутые из его груди знаки раскаяния. Они были не к месту как мертворожденные, слишком несоответствующие тому, что он чувствовал. Но он не мог сделать ничего другого. - О, Лена! Извини. - Он хотел заплакать, но он был прокаженным и забыл как это делается. - Я был импотентным, бессильным, - он заставил себя сделать это пьяное признание сквозь свое больное горло, - я забыл, на что это похоже. К тому же, мы были одни. И я почувствовал себя снова мужчиной, но я знал, что это не было правдой, это было ложью, потому что я спал, должно быть, поскольку это не могло случиться каким-либо другим образом. Это было слишком. Я не мог это сдержать. - Не говори со мной о бессилии, - ответила она строго. - Я - Высокий Лорд. Я должна победить Презирающего, пусть даже используя стрелы и меч. Ее тон был резким, он слышал подтекст в ее словах, так, словно она хотела сказать: "Ты думаешь, что простое объяснение или извинение - достаточное возмещение?" И без болезненного оцепенения, которое оправдывало бы его, он не мог спорить. "Нет", - сказал он себе дрожащим голосом. - "Ничего не будет достаточно". Медленно, тяжело он поднял свою голову и посмотрел на нее. Сейчас он увидел в ней шестнадцатилетнюю девушку, которую он знал, ее мать. Это были ее скрытые семейные черты. У нее были волосы ее матери, фигура ее матери. Волевое лицо было очень похоже на лицо ее матери. И она носила такую же одежду, какую носила Лена - с вышитым на плечах белым лиственным узором - узором Трелла и Этиаран. Когда он встретился с ней глазами, то увидел, что они также были как у Лены. Они сверкали от чего-то, что не было гневом или осуждением; казалось, они опровергали приговор, который он услышал минутой раньше. - Что ты собираешься теперь делать? - тихо сказал он. - Этиаран хотела... хотела, чтобы Лорды наказали меня. Внезапно она встала, обошла его кругом. Затем нежно положила свои руки на его сжатые брови и начала растирать их, стараясь убрать узелки и бороздки. - Ах, Томас Кавинант, - она вздохнула, в ее голосе была сильная тоска. - Я Высокий Лорд. Мне доверен Посох Закона. Я борюсь за Страну, и я не отступлюсь, хотя при этом красота может умереть и я могу умереть, или мир может умереть. Но во мне есть многое от моей матери Лены. Не хмурься на меня так. Я не могу выносить это. Ее нежное, прохладное, утешающее прикосновение, казалось, обжигало его лоб. Морэм сказал, что она сидела возле него во время его тяжелого состояния прошлой ночью - сидела, наблюдала за ним и держала его руку. Дрожа, он поднялся на ноги. Теперь он знал, почему она вызвала его. В воздухе между ними возникло взаимопонимание; вся ее жизнь была у него в голове и в сердце, к добру или не к добру. Но это было слишком; он слишком колебался и был слишком истощен, чтобы все это воспринять, чтобы иметь с этим дело. Его безжизненное лицо было способно только к гримасам. Молча, он оставил ее, и Баннор проводил его обратно в его комнаты. В своих покоях он погасил факелы, прикрыл чаши со светящимися камнями, затем вышел на балкон. Луна поднялась над Ревлстоном. Все еще было полнолуние, и луна серебром плыла над горизонтом, заливая равнины мягким свечением. Он вдохнул осенний воздух и облокотился на перила, избавившись на мгновение от головокружения. Даже это ушло от него. Он не думал о том, чтобы выброситься. Он думал о том, как трудно теперь будет отказать Елене. 7. МИССИЯ КОРИКА Незадолго перед рассветом его разбудил настойчивый стук в дверь. Ему снился поход за Посохом Закона, его друг Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник, которого участники похода оставили сзади охранять их тыл перед тем, как вступили в катакомбы горы Грома. Кавинант не видел его с тех пор, не знал, выжили ли великаны в эти опасные дни. Когда он проснулся, сердце его билось так, словно в дверь стучал его страх. Окоченевший, еще не отошедший от сна, он открыл чашу со светящимися камнями, затем доплелся в гостиную, чтобы открыть дверь. Он обнаружил за ней мужчину, стоящего в ярком свете коридора. Его голубая одежда, подпоясанная черным, и длинный посох однозначно свидетельствовали, что это Лорд. - Юр-Лорд Кавинант, - сразу же заговорил мужчина. - Я должен очень извиниться перед Вами за то, что нарушил Ваш покой. Из всех Лордов я - тот, кто более всех сожалеет о подобных вторжениях. Я испытываю глубокую любовь к отдыху. Отдых и еда, Юр-Лорд, сон и пища - они прелестны. Хотя есть некоторые, кто скажет, что я перепробовал столько пищи, что не должен был бы требовать еще и отдыха. Без сомнения некоторые из подобных доводов предопределили то, что я был избран для этого трудного и вместе с тем непривлекательного путешествия. - Не спрашивая разрешения, он быстро прошел мимо Кавинанта в комнату. На его лице была ухмылка. Кавинант прищурил свои близорукие глаза и стал пристально рассматривать мужчину. Он был невысоким и тучным, с круглым, довольным лицом, и безмятежность его лица была подчеркнута веселыми глазами; он выглядел как незаконнорожденный херувим. Выражение его лица постоянно менялось: мимолетные улыбки, самодовольные и глупые ухмылки, хмурые взгляды, гримасы сменяли друг друга на поверхности его в целом доброго нрава. Теперь он рассматривал Кавинанта оценивающим взглядом, как бы стараясь проверить отзывчивость Неверящего на шутки. - Я Гирим, сын Хула, - сказал он плавно. - Лорд Совета, как ты видишь, и любитель доброго веселья, как, может быть, ты уже успел заметить. - Его глаза шаловливо сверкали. - Я мог бы рассказать тебе о своем происхождении и жизни так, чтобы ты узнал меня получше - но у меня мало времени. Есть масса неприятных последствий от чести езды верхом на ранихине, но когда я предложил себя их выбору, я не знал, что эта честь может быть такой тяжелой. Может быть, ты согласишься отправиться вместе со мной? Беззвучно губы Кавинанта проговорили: "Отправиться?" - По крайней мере, до двора - если я не смогу убедить тебя пойти дальше. Я объясню тебе все, пока ты будешь одеваться. Кавинант еще недостаточно отошел ото сна чтобы понять, чего от него хотят. Лорд хотел, чтобы он оделся и пошел куда-то. К чему все это? Через некоторое время, наконец обретя голос, он спросил: "Зачем?" С некоторым усилием Гирим придал серьезное выражение своему лицу. Он внимательно поизучал Кавинанта, затем сказал: - Юр-Лорд, есть некоторые вещи, которые трудно сказать. Оба - Лорд Морэм и Высокий Лорд Елена - могли бы уже и сказать тебе. Они не хотели, чтобы это знание утаивали от тебя. Но брат Морэм неохотно описывает свои собственные страдания. А Высокий Лорд - чует мое сердце, что она боится посылать тебя на риск. Он усмехнулся печально. - Но я не такой самоотверженный. Надеюсь, ты согласишься, что во мне есть много того, о чем следует заботиться - и каждая часть этого нежна. Отвага существует лишь для худых. Я же обладаю мудростью. Глубина мудрости обычно соответствует толщине кожи - а моя кожа очень толста. Конечно, говорят, что испытания и лишения очищают душу. Но я слышал, что великаны как-то ответили, что о чистоте души обычно заботятся тогда, когда у тела
в начало наверх
нет другого выбора. Кавинант тоже слышал это: Морестранственник говорил ему это. Он встряхнул головой, чтобы прогнать болезненные воспоминания. - Я не понимаю. - Для этого у тебя есть основания, - сказал Лорд. - Я еще не произнес ничего, чего следовало бы понимать. Ах, Гирим, - он вздохнул сам над собой, - краткость такая простая вещь - и тем не менее она превосходит тебя. Юр-Лорд, Вы не будете одеваться? Я должен буду сообщить Вам новости о великанах, которые не будут для Вас приятными. Внезапная острая боль тревоги ожесточила Кавинанта. Он перестал быть сонным. - Говори. - Пока ты будешь одеваться. Мысленно ругаясь, Кавинант поспешил в спальню и начал одеваться. Лорд Гирим говорил из другой комнаты. Его интонация была осторожной, такой, словно он делал осмотрительную попытку быть кратким. - Юр-Лорд, ты знаешь великанов. Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник сам привел тебя в Ревлстон. Ты присутствовал в палате Совета, когда он говорил с Советом Лордов, сообщил им, что те знамения, которые Высокий Лорд Дэймлон Друг Великанов предвидел для надежды великанов о Доме, наконец-то произошли. Кавинант знал, он живо помнил это. Давно, во времена Старых Лордов, великаны были скитальцами моря, которые сбились с пути. По этой причине они называли себя Бездомными. Они скитались десятилетиями в поисках своего потерянного Дома, но не нашли его. Наконец они приплыли к берегам Страны, в месте, известном как Прибрежье, и там - радушно принятые и дружески ободренные Высоким Лордом Дэймлоном - они решили обосноваться, пока не найдут свой старый Дом. С тех пор, уже три тысячелетия, их поиски были бесплодными. Но Дэймлон Друг Великанов пророчествовал им; он предвидел конец их ссылке. В этих краях, быть может потому, что они потеряли свой Дом, великаны стали вырождаться. Несмотря на то, что они очень любили детей, у них рождалось их очень мало; их род не восполнял сам себя. За многие века их численность медленно сокращалась. Дэймлон предсказал, что это измениться, что их семя сможет восстановить свою жизнеспособность. И это будет для них предзнаменованием, знаком того, что ссылка идет к завершению, хотя и не известно, к доброму ли. Итак, именно Морестранственник сообщил Совету, что Хейлол Златокудрая, жена Настройщика Килей, родила тройню - трех сыновей - событие беспрецедентное в Прибрежье. И в то же время корабли-разведчики вернулись сообщить, что они нашли путь, который вел к Дому великанов. Морестранственник приехал в Ревлстон, чтобы просить выполнить обещание Высокого Лорда Дэймлона. Сорок лет мастера учения лиллианрилл Твердыни Лордов старались выполнить это обещание. Семь рулей и килей сейчас почти готовы. Но время наступает нам на пятки, опасно подгоняя нас. Когда эта война начнется, мы будем не в состоянии доставить золотожильные рули и кили в Прибрежье. К тому же нам нужна будет помощь великанов для борьбы с Лордом Фаулом. И тем не менее, может случиться так, что вся эта помощь и надежды не оправдаются. И может быть... - Морестранственник... - перебил Кавинант. Он нащупал шнурки своих ботинок. Острое беспокойство сделало его нетерпеливым, настойчивым. - Что с ним? Он... Что случилось с ним... после того похода? Интонация Лорда стала еще более осторожной. - Когда участники похода за Посохом Закона вернулись обратно домой, они узнали, что Сердцепенистосолежаждущий Морестранственник был жив и невредим. Он успел достичь безопасности Анделейна и так избежал Огненных Львов. Он возвратился к своим соплеменникам, и с тех пор дважды приходил в Ревлстон, чтобы помочь в обработке золотожильных килей и поделиться знаниями. Много великанов приходили и уходили, полные надежд... Но сейчас, Юр-Лорд, - Гирим остановился. В его голосе были печаль и жестокость, - ах, сейчас... Кавинант шагнул обратно в гостиную, посмотрел на Лорда. - Так что сейчас? - его собственный голос не был тверд. - Сейчас вот уже три года как молчание повисло над Прибрежьем. Ни один великан не приходит в Ревлстон - ни один великан не ступил на Верхнюю Страну. - Чтобы ответить на внезапную вспышку во взгляде Кавинанта, он продолжил: - О, мы не бездействовали. Целый год мы не предпринимали ничего - Прибрежье находится от нас на расстоянии в четыреста лиг, и молчание в течение года не является необычным. Но через год мы стали беспокоится. Затем целый год мы посылали курьеров. Ни один не вернулся. Этой весной мы послали целый Дозор. Двадцать воинов и их вохафт не вернулись. После этого Совет решил не рисковать больше своими защитниками. Летом Лорд Каллендрилл и Лорд Аматин поехали верхом вместе со Стражами Крови, ища проход на восток. Они были отброшены назад темной и безымянной силой в Сарангрейвской Зыби. Сестра Аматин чуть не погибла, когда упала ее лошадь, но ранихин Каллендрилла вынес их обоих в безопасное место. Итак, тень легла между нами и нашими древними горбратьями, и судьба великанов неизвестна. Кавинант внутренне простонал. Морестранственник был его другом - и тем не менее он даже не попрощался с великаном, когда они расставались. Он чувствовал острое сожаление и хотел увидеть Морестранственника снова, хотел извиниться. Но в то же время он ощущал взгляд Гирима. Обычно веселые глаза Лорда смотрели с полной боли мрачностью. Ясно, что у него были достаточные причины разбудить Кавинанта до рассвета. Встряхнув плечами, Кавинант отбросил сожаление и сказал: - И все-таки, я по-прежнему не понимаю. Сначала Лорд Гирим не колебался: - Тогда я буду говорить откровенно. В ту ночь, что была после вызова тебя, у Лорда Морэма было видение. Его сила как предсказателя проявилась во всей своей мощи, и он увидел зрелище, от которого кровь застыла у него в жилах. Он увидел... - внезапно он оборвал себя и отвернулся. - Ах, Гирим, - вздохнул он, - ты жирный пустоголовый дурак. И зачем тебе было мечтать о Лордах и Учении, о великанах и смелых обязательствах? Когда впервые такие мысли возникли в твоей несерьезной голове, тебя следовало бы как следует выпороть и послать пасти овец. Твоя полнота и ленивость обманула достойного Хула Гренмейта, твоего отца, который верил, что глупые фантазии не приведут тебя в заблуждение. - Через плечо он тихо сказал: - Лорд Морэм видел смерть великанов, идущую к ним. Он не смог разглядеть лицо этой смерти. Но он увидел, что если им быстро не помочь - очень быстро, возможно в течение нескольких дней - они неизбежно будут уничтожены. "Уничтожены..." - мысленно повторил Кавинант. - "Уничтожены?" - Затем его мысли продвинулись дальше: "И в этом - тоже моя вина?" - Почему? - он начал, затем резко сплюнул. - Почему ты говоришь мне? Что ты от меня хочешь, чтобы я сделал? - Из-за проницательности брата Морэма Совет решил, что следует послать миссию в Прибрежье сразу же - прямо сейчас. Из-за войны мы не можем расходовать много сил, но Морэм говорит, что скорость здесь важнее, чем сила. Поэтому Высокий Лорд Елена выбрала Лордов - двух Лордов, которые были приняты ранихинами - Шетру, супругу Вереминта, чье знание Сарангрейвской Зыби лучше, чем у других, и Гирима, сына Хула, который хорошо знаком с учением великанов. Чтобы сопровождать нас, Первый Знак Морин выбрал пятнадцать Стражей Крови во главе с Кориком, Серрином и Силлом. Высокий Лорд дала им свое личное поручение, также как и нам, поэтому в том случае если мы погибнем, они должны пойти на помощь великанам. Корик - один из наиболее старших в Страже Крови. Казалось, что Лорд смутился, избегая чего-то, что он не решался сказать. - С Тьювором, Морином, Баннором и Террелом он командовал первоначальной армией харучаев, которая выступила против Страны - выступила в военный поход, но встретила Высокого Лорда Кевина с ранихинами и великанами и прониклась любовью, и изумлением, и благодарностью, прониклась настолько, что дала Клятву Служения, с которой и началась Стража Крови. Силл - Страж Крови, который хранит меня под своей особой опекой, также как Серрин хранит Лорда Шетру. Я потребую у них охранять нас хорошо, - пожаловался Гирим с возвращающимся юмором. - Я не желаю терять всю свою плоть, от которой я получаю так много радости. В расстройстве Кавинант повторил резко: - Так что вы хотите, чтобы я сделал? Медленно Гирим повернулся к нему лицом к лицу. - Ты знаком с Сердцепенистосолежаждущим Морестранственником, - сказал он. - Я хочу, чтобы ты пошел с нами. Кавинант посмотрел на Лорда с удивлением. Он вдруг почувствовал дурноту. Как бы с расстояния, он услышал себя слабо спрашивающим: - Это решение приняла Высокий Лорд? Гирим усмехнулся. - Ее гнев опалит мне лицо, если она услышит, что я сказал тебе. - Но секундой позже к нему снова вернулся серьезный настрой. - О, Лорд, я не имел в виду, что ты должен сопровождать нас. Пожалуй, я совсем неправильно сформулировал свою просьбу. Есть много того, что мы не знаем в отношение целей Презирающего в этой войне, и одна из величайших неопределенностей - это направление, откуда он будет атаковать. Будет ли он двигаться южнее Анделейна, как он делал в былые времена, и затем нанесет удар от Центральных Равнин на север, или он выступит с севера вдоль Землепровала, чтобы напасть на нас с востока? Эта неосведомленность парализует нашу оборону. Боевая Стража не может выступать в поход, пока мы не узнаем ответ. Вомарк Трой очень беспокоится. Но если Лорд Фаул решит атаковать нас с востока, то наша миссия в Прибрежье окажется прямо на пути его войска. По этой причине было бы непревзойденной глупостью для Белого Золота сопровождать нас. Нет, если бы было мудро для тебя отправиться с нами, Лорд Морэм уже поговорил бы с тобой об этом. Однако сам я прошу тебя. Я очень люблю великанов, Лорд. Их любит вся Страна. И я готов бросить вызов даже гневу Высокого Лорда Елены, чтобы помочь им. Искренняя откровенность призыва Лорда тронула Кавинанта. Хотя он только что познакомился с этим человеком, он обнаружил, что полюбил Гирима, сына Хула - полюбил его и захотел помочь. И великаны при этом были весьма значительным аргументом. Он не мог переносить мысли, что Морестранственник, полный жизни, смеха и разумения, может быть убит, если ему не будет оказана помощь. Но этот аргумент мучительно напомнил Кавинанту, что помочь он был менее способен, чем кто-либо иной в Стране. И влияние Елены на него было еще сильно. Он не хотел делать ничего, что рассердило бы ее, что-нибудь, что дало бы ей дополнительную причину ненавидеть его. Он разрывался, он не мог ответить на искренний вопрос во взгляде Гирима. Внезапно глаза Лорда наполнились слезами. Он отвернулся, быстро моргая. - Я вызвал у тебя боль, Юр-Лорд, - сказал он мягко. - Прости меня. Кавинант ожидал услышать иронию, критицизм в его словах, но тон Гирима выражал только искреннюю скорбь. Когда он снова посмотрел на Кавинанта, на его губах была слабая улыбка. - Хорошо, тогда пройдешь ли ты со мной хотя бы во двор? Миссия скоро встретится там для отправления. Твое присутствие там скажет всем в Ревлстоне, что ты действуешь скорее по выбору, чем по неосведомленности. Кавинант не мог отказаться, он был очень пристыжен своим фактическим бессилием, очень зол на самого себя. Поддавшись страстному порыву, он последовал за Лордом из своих покоев. Сразу же он обнаружил рядом с собой Баннора. Между Стражем Крови и Лордом он шествовал вниз через залы и проходы по направлению к воротам Ревлстона. Существовал только один вход в Твердыню Лордов, и великаны хорошо продумали оборону этого города. На конце горного клина они выдолбили камень так, чтобы образовать двор между Главной Твердыней и башней, которая защищала внешние ворота. Эти ворота - громоздкие, задвигающиеся каменные плиты, которые могут закрываться вовнутрь, чтобы закупоривать вход полностью, - ведут в туннель под башней. Туннель выходит во двор, и вход из двора в саму Твердыню защищается другими воротами, такими же массивными и надежными, как первые. Главная часть Твердыни соединяется с башней деревянными надземными переходами, подвешенными с интервалами на разной высоте над двором, но единственный доступ на уровне земли в башню был через две маленькие двери возле внутреннего конца туннеля. Так что любой враг, который сможет выполнить почти невозможную задачу сокрушения внешних ворот, должен будет затем сделать попытку совершить такой же подвиг во внутренних воротах под натиском со стен башни и главной части Твердыни. Двор был покрыт плитами везде, кроме центра, где рос старый золотень, питающейся ручейками дождевой воды. Лорд Гирим, Баннор и Кавинант нашли остальную часть миссии здесь, под
в начало наверх
деревом, под тусклой темнотой неба. Начинался рассвет. Вздрагивая на прохладном свежем воздухе, Кавинант оглядел двор. В слабом свете, исходившем от балконов Твердыни, он мог видеть, что все люди рядом с деревом были Стражи Крови, кроме одного Лорда, высокой женщины. Она стояла лицом к Ревлстону, и потому Кавинант мог ее четко видеть. У нее были жесткие, стального цвета волосы, которые она коротко подстригала, и лицо ее было как у ястреба - резко очерченные нос и глаза, наклон щек. Ее глаза имели резкий отблеск - как пристальный взгляд ястреба на охоте. Но за этим отблеском Кавинант различил что-то, что выглядело как боль желания, томление, которое она не могла ни удовлетворить, ни подавить. Лорд Гирим многословно приветствовал ее, но она проигнорировала его, устремив взгляд на Твердыню, как будто не могла заставить себя оторваться. За ее спиной Стражи Крови были заняты распределением груза, пакуя еду и снаряжение в тюки с ремнями. Их они привязывали себе на спины так, чтобы не затруднять движения. Вскоре один из них - Кавинант узнал Корика - выступил вперед и объявил Лорду Гириму, что он готов. - Готов, друг Корик? - Голос Гирима звучал весело. - О, будет ли когда-нибудь так, что я могу сказать то же? Но, клянусь Семью, я не тот человек, кто приспособлен к великим опасностям. Я лучше буду аплодировать победам, чем совершать их. Да, вот где мои навыки лгут. Если вы принесете мне победу, я выпью тост за это, который изумит вас. Но это... Мчаться поспешно по Стране в зубы неведомых опасностей!.. Можешь ли ты поведать нам об этих опасностях, Корик? - Лорд? - Я думал об этом, друг Корик - можешь вообразить, как трудно это было для меня. Но я видел, что Высокий Лорд передала эту миссию в твои руки из лучших побуждений. Слушай, что я подумал - усилия, такие как наши, не могут истощиться. Обдумайте это. Из всех людей Ревлстона только Стражи Крови знали Страну перед Осквернением. Вы знали самого Кевина. Несомненно вы знали о нем больше, чем мы. И несомненно также, вы больше знаете о Презирающем. Конечно, вы знаете, как он ведет войну. И конечно же, вы знаете больше, чем Лорд Каллендрилл может сказать нам об опасностях, которые лежат между нами и Прибрежьем. Корик слегка пожал плечами. - Это в моем сердце, - продолжал Гирим, - что вы имеете представление об опасностях, лежащих перед нами, лучше, чем любой Лорд. Вы должны рассказать нам о них, чтобы мы могли подготовиться. Может быть, тогда мы не будем рисковать. Может, нам не стоит ехать через Зломрачный Лес и Сарангрейвскую Зыбь, а сразу же отправляться северным путем, в обход, несмотря на то, что этот путь будет дольше? - Стражам Крови не ведомо будущее. Тон Корика был спокойным, хотя Кавинант услышал слабое ударение на слове "ведомо". Корик, казалось, использовал это слово в другом смысле, чем Гирим, более широком и пророческом смысле. И Лорд был не удовлетворен. - Конечно, нет. Но вы не смогли защитить Кевина и ничему не научились. Вы боитесь, что мы можем не справиться с тем знание, что вы несете? - Гирим, ты забываешься, - резко обрубила его Лорд Шетра. - Неужели таково твое отношение к тем, кто держит клятву? - О сестра Шетра, ты не поняла. Мое отношение к Страже Крови не связано какими-либо обязательствами. Как я могу чувствовать себя обязанным по отношению к человеку, давшему перед всеми людьми клятву сохранять меня живым? Так если они пообещали бы мне хорошую еду, я был бы целиком у них в долгу. Но, несомненно, вы видите, к чему это ведет. Высокому Лорду пришлось поручить миссию и им лично. Так что если опасность, которую мы так жизнерадостно избрали, принудит их делать выбор, Стража Крови будет выполнять миссию, равно как и оборонять нас. На секунду Лорд Шетра остановила на Гириме тяжелый взгляд с выражением презрения. Но когда она заговорила, ее голос не опровергал его. - Лорд Гирим, я слышу в тебе не жизнерадостность. Ты веришь, что выживание великанов держится на этой миссии, и пытаешься скрыть свой страх за них. - Меленкурион Скайвейр! - Гирим выглядел так, словно пытался удержать себя от смеха. - Я пытаюсь только сохранить мою нежную и тяжело выпирающую плоть от излишних угроз. Это недостойно для тебя - разделять такие доблестные стремления. - Мир, Лорд. В моем сердце не осталось места для шуток, - подчеркнула Шетра и отвернулась, чтобы возобновить свое учение Ревлстона. Лорд Гирим рассматривал ее какое-то время в молчании, затем обратился к Корику: - Конечно же, ведь у нее меньше тела, о котором надо заботиться, чем у меня. Возможно, тонкая дума сохраняется лишь в запущенном теле. Мне надо бы поговорить об этом с великанами - если мы достигнем их. - Мы - Стража Крови, - ответил Корик решительно. - Мы достигнем Прибрежья. Гирим поглядел на ночное небо и сказал мягким задумчивым тоном: - Помощь мы или подмога - но там нужно много больше нас. Великаны громадны, и если они в чем-нибудь нуждаются, нужда их будет велика. - Они великаны. Они не равны нам в любой нужде. Лорд бросил взгляд на Корика, но не ответил. Вскоре он подошел к Шетре и спокойно сказал: - Пошли, сестра. Путешествие зовет. Путь долог, и если мы надеемся закончить его, то сначала должны его начать. - Подожди! - вскрикнула она мягко, как отдаленный крик птицы. Гирим изучал ее одно мгновение. Затем вернулся обратно к Кавинанту. Шепотом, таким слабым, что Кавинант с трудом мог расслышать его, Лорд сказал: - Она желает повидать Лорда Вереминта, ее супруга, до того, как мы уйдем. Это грустная история, Лорд. Их женитьба вызывает тревогу. Оба очень горды. Вместе они совершили путешествие на Равнины Ра, чтобы предложить себя ранихинам. А ранихины... о, ранихины избрали ее, но отказали ему. Ну ладно, они-то избирают на свое усмотрение, и даже ранихийцы не могут объяснить их действия. Но это создало неравенство между этими двумя. Брат Вереминт - достойный человек, а сейчас у него есть причина полагать себя недостойным. И сестра Шетра не может ни принимать, ни отрицать его самоосуждение. И вот теперь эта миссия - Вереминт должен был бы идти вместо меня, но миссия требует скорости и выносливости ранихинов. Только ради нее я желаю, чтобы ты пошел вместе с нами. - Я не езжу на ранихинах, - нетвердо произнес Кавинант. - Они придут на твой призыв, - ответил Гирим. Снова Кавинант не смог ответить, он боялся, что это было правдой. Ранихинов связывает их обещание ему, и он не в силах освободить их. Но он не может ехать ни на одной из этих великих лошадей. Они испытывают к нему лишь страх и ненависть. Он снова ничего не смог ответить на слова Гирима, кроме взгляда молчаливой нерешительности. Секундой позже он услышал движение в глубине Твердыни за ним. Поворачиваясь, он увидел двух Лордов, шагавших по двору - Высокий Лорд Елена и человек, которого он еще не встречал. Прибытие Елены сделало его нервным, воздух сразу показался наполненным бьющими крыльями стервятников. Но мужчина возле нее также приковывал его внимание. Он немедленно понял, что это был Лорд Вереминт. Мужчина был похож на Шетру слишком сильно, чтобы быть кем-нибудь другим. У него были такие же короткие жесткие волосы, те же ястребиные черты, тот же впечатление горечи во рту. Он двигался к ней, как будто хотел броситься ей на шею. Но остановился в десяти шагах. Его глаза вздрогнули под ее строгим взглядом. Он не мог заставить себя смотреть прямо на нее. Низким голосом он сказал: - Ты пойдешь? - Ты знаешь, что я должна. Они молчали. Небрежные по отношению к тому, что они наблюдали, они стояли поодаль друг от друга. Некоторая проверка воли, которая не требовала слов, повисла между ними. Какое-то время они оставались спокойными, как бы не желая совершать жесты, которые могут быть расценены как компромисс или отречение. - Он не желал приходить, - прошептал Гирим Кавинанту, - но Высокий Лорд привела его. Он стыдится. Затем Лорд Вереминт пошевелился. Он внезапно бросил свой посох прямо к Шетре. Она поймала его и бросила свой собственный посох ему. Он тоже поймал посох. - Удачи тебе, жена, - холодно сказал он. - Удачи тебе, муж, - ответила она. - Ничего не будет для меня в радость, пока ты не вернешься. - И для меня тоже, мой муж, - вздохнула она. Без единого слова, он повернулся на каблуках и поспешил назад в Ревлстон. Секунду она смотрела, как он уходит. Потом тоже повернулась, резко двинулась со двора в туннель. Корик и другие Стражи Крови последовали за ней. Вскоре остались только Кавинант, Гирим и Елена. - Ну, Гирим, - мягко сказала Высокий Лорд, - твое тяжелое испытание вот-вот начнется. Я очень сожалею, что это будет трудно для тебя. - Высокий Лорд... - начал Гирим. - Но ты способен на это, - продолжала она - ты сам еще не знаешь действительной меры своей силы. - Высокий Лорд, - сказал Гирим, - я попросил Юр-Лорда Кавинанта сопровождать нас. Она сразу же сделалась хмурой. Кавинант почувствовал волны напряженности, исходящие от нее; вдруг показалось, что она ощутимо излучает решительность. - Лорд Гирим, - сказала она тихим голосом, - ты идешь по опасной почве. Ее голос был твердым, но Кавинант мог слышать, что она предупреждала Гирима, а не угрожала ему. Она уважала то, что он сделал. И она боялась. Затем она повернулась к Кавинанту. Тщательно, как будто боясь проявить свое собственное острое желание, она спросила: - Ты пойдешь? Огни Ревлстона были за ее спиной, и он не мог видеть ее лица. Он был рад этому, он не хотел знать, фокусируется ли на нем ее странный взгляд или нет. Он попытался ответить ей, но в этот момент у него пересохло во рту и он не мог издать ни звука. - Нет, - сказал он наконец. - Нет. - Ради Гирима он сделал усилие сказать правду. - Я все равно не смогу ничего сделать для них. Но когда он сказал это, он понял, что это не было полностью правдой. Он отказался идти потому, что Елена, дочь Лены, хотела, чтобы он остался. Ее облегчение было таким же осязаемым во мраке, как раньше напряжение. - Очень хорошо, Юр-Лорд. Долгий момент она и Гирим смотрели друг другу в лицо, и Кавинант чувствовал ход их молчаливого собеседования, их мысленное общение. Затем Гирим сделал к ней шаг и поцеловал в лоб. Она крепко обняла его, затем освободила. Он поклонился к Кавинанту и пошел в туннель. Повернувшись, она двинулась прочь от Кавинанта, вошла в башню в одну из маленьких дверей рядом с зевом туннеля. Кавинант остался один. Он глубоко дышал, пытаясь успокоить себя, как будто сейчас только что прошел через допрос. Несмотря на предрассветную прохладу, он был в поту. Какое-то время он продолжал стоять во дворе в неуверенности, что же делать. Но вскоре услышал призывный свист снаружи Твердыни - резкие пронизывающие звуки, которые отдавались эхом в стенах Ревлстона. Миссия Корика звала ранихинов. Кавинант тут же поспешил в туннель. Вне затененного двора не было светлее. Первые лучи Солнца прорезали горизонт. Утро струилось с востока, и в нем пятнадцать Стражей Крови и два Лорда повторили свой призыв. Затем снова, и когда эхо третьего призыва растаяло в рассвете, воздух наполнился громом мощных копыт. Некоторое время земля глухо громыхала под ударами копыт ранихинов, и воздух глубоко пульсировал. Затем тень упала к предгорью. Семнадцать здоровых, чистопородных лошадей, вздымающиеся и гордые, достигли Ревлстона. Их белые звездочки на лбу смотрелись как пена на волне, когда они мчались галопом к наездникам, которых они выбрали, чтобы служить. С радостным ржанием и стуком копыт, они замедлили шаг. В ответ Стражи Крови и оба Лорда поклонились, и Корик закричал: - Приветствую вас, ранихины! Скользящие над Страной и носители гордости! Хвост неба и грива мира, мы счастливы, что вы услышали наш зов. В Стране зло и война! Опасности и невзгоды ожидают врагов Клыка-Терзателя. Вы понесете нас? Великие лошади кивали и ржали, проходя последние несколько шагов, отделявших их от наездников, подгоняя их садиться. Все Стражи Крови одновременно запрыгнули на спины своих ранихинов. Они не использовали ни седел, ни поводьев; ранихины носили своих наездников с готовностью и отвечали на сжатие коленей, или на прикосновение рук, или даже на
в начало наверх
мысленное пожелание. Та же странная способность, которая делает возможным для них сразу отвечать на зов наездника, где бы в Стране он ни находился, которая позволяет им услышать призыв за десять или сколько-то там дней до того, как он был действительно оглашен, и бежать от Равнин Ра, чтобы откликнуться как будто тотчас же, словно не триста или четыреста лиг отделяют юго-восточный уголок Страны от других заселенных районов - позволяет им действовать как единое целое с наездником, как идеальное слияние душ и тел. Лорд Шетра и Гирим забирались более медленно, и Кавинант следил за ними с комком в горле, как будто они принимали тот вызов, который был брошен ему. "Морестранственник, пожалуйста..." - прошептал он. - "Пожалуйста..." - Но он не мог отчетливо произнести слова "прости меня". Затем где-то наверху за собой он услышал крик. Повернувшись назад к Ревлстону, он увидел на вершине башни маленькую стройную фигуру с поднятыми к небу руками - Высокого Лорда. Когда группа всадников повернулась лицом к ней, она взмахнула Посохом Закона, излучающего со своего конца интенсивный синий огонь, который ослепительно вспыхнул и засверкал под небом - победная песнь силы, которая горела в ее руках, луч, сердцевина которого была яркого сине-белого цвета, переходящего в чистейшую лазурь по краям пламени. Три раза она взмахнула Посохом, и сияние его было столь ярким, что его отблеск, казалось, был виден на небесах. Затем она вскрикнула: - Хей! - И направила Посох вперед. Он всей своей длинной засиял огнем Лордов, и луч голубого света с его конца уперся в небо. Сияние Посоха так ярко осветило подножие Ревлстона, что рассвет поблек по сравнению с ним - она как будто показывала собравшейся внизу миссии, что была достаточно сильной, чтобы перечеркнуть судьбу, написанную этим утром. Лорды ответили ей, подняв свои тоже излучающие силу посохи и издав вибрирующий крик: - Хей! И Стражи Крови закричали, все как один: - Сила и верность! Хей, Высокий Лорд! На секунду все было освещено голубым огнем. Потом все Лорды приглушили свой пыл. По этому сигналу миссия медленно развернулась лицом к солнцу и пустилась галопом прочь, к утренней заре. 8. СТЕНАНИЯ ЛОРДА КЕВИНА Отправление миссии и встреча с Высоким Лордом Еленой прошлым вечером оставили Кавинанта встревоженным. Он, казалось, необратимо терял даже ту небольшую независимость или самостоятельность, которыми еще обладал. Вместо того, чтобы определить для себя, какова должна быть его позиция и когда действовать в соответствии с этим решением, он позволял иметь на себя влияние, обольщая себя даже более основательно, чем во время своего первого знакомства со Страной. Он уже знал, чего же хотела от него Елена, и это было основным препятствием, мешавшим ему отправиться узнать, как же поживают великаны. Он не мог продолжать дальше в том же духе. Если он будет продолжать, то скоро станет похож на Хайла Троя - человека такой с потрясающей убежденностью в своей правоте, что он не считал слепоту достаточным основанием, чтобы не брать на себя ответственность за Страну. Это будет самоубийством для прокаженного. Если ему не удастся, он умрет. А если ему все же удастся, то он никогда больше не сможет вынести бесчувственность реальной жизни, свою проказу. Он знал прокаженных, которые умирали от этого, но смерть их никогда не была быстрой и чистой. Их конец наступал через зловонное уродство, такое отвратительное, что он чувствовал омерзение всякий раз, когда вспоминал, что такое гниение существует. И это был не единственный аргумент. Сам соблазн ответственности был деянием Фаула. Это было одним из тех средств, которыми Лорд Фаул пытался добиться уничтожения Страны. Когда недостойные люди берут на себя великое бремя, результат может служить только Злобе. Кавинант не сомневался, что Трой недостоин. Не он ли был вызван в Страну Этиаран в акте ее отчаяния? А что же касается его - он, Томас Кавинант, был не способен управлять своим могуществом, даже если оно действительно существует. Сам он не мог примириться с мыслью о его существовании. А если же он притворится, что это не так, то вся Страна станет просто еще одним прокаженным в руках Лорда Фаула. Когда через некоторое время он достиг своих комнат, он знал, что должен делать что-то, предпринимать какие-нибудь действия, чтобы идентифицировать то, что с ним происходит. Он должен будет найти или создать некоторое противоречие, которое доказывало бы, что Страна была иллюзией. Он не мог доверять своим эмоциям: ему была нужна логика, аргумент столь же неотвратимый, как закон проказы. Он оставался какое-то время в своих покоях, как бы ища ответ на каменном полу. Затем, под влиянием порыва, он толкнул дверь и осмотрел в коридор. Там был только Баннор, стоявший, глядя так невозмутимо, как если бы смысл его жизни не допускал никаких вопросов. Кавинант принужденно попросил его зайти в комнату. Когда Баннор стоял перед ним, Кавинант быстро напомнил себе, что знает о Стражах Крови. Они произошли из племени харучаев, которое обитало высоко в Западных горах. Это было воинственное и плодовитое племя, так что было, конечно, неизбежно, что в какой-то момент их истории они пошлют армию на восток Страны. Они сделали это на рассвете власти Высокого Лорда Кевина. Пешие и без оружия - харучаи не использовали оружие, равно как не использовали и знания, так как полностью полагались на собственное физическое мастерство - они пришли к Ревлстону и бросили вызов Совету Лордов. Но Кевин отказался сражаться. Вместо этого он склонил харучаев к дружбе. В ответ они ушли куда дальше вне его намерений. Очевидно, ранихины, великаны и сам Ревлстон - как жители гор, харучаи почитали камень и щедрость, - покорили их сердца более глубоко, чем что-либо в их истории, и чтобы достойно ответить на дружбу Кевина, они давали Клятву Служения Лордам, а чтобы служение это не имело себе равных, они призывали Земную Силу, чтобы та связала их этой Клятвой вопреки времени и смерти и выбору. Пятьсот из их армии стали Стражами Крови. Остальные возвратились домой. Сейчас их было по-прежнему около пятисот. Тело каждого Стража Крови, который погибал в сражении, посылалось на его ранихине в Ущелье Стражей в Западных горах, и другой харучай приходил на его место. Лишь те, чьи тела не могли быть возвращены, как Тьювор, бывший Первый Знак, не заменялись. Однако серьезным несоответствием в истории Стражи Крови был тот факт, что они пережили Ритуал Осквернения невредимыми, тогда как Кевин и его Совет и все их работы были уничтожены. Они доверяли ему. Когда он приказал им идти в горы без объяснения своего намерения, они повиновались. Но потом они увидели в этом причины для сомнений, была ли их служба действительно верной. Они дали клятву, и они должны были умереть вместе с Кевином в Кирил Френдор горы Грома - или предотвратить его встречу с Лордом Фаулом в отчаянии, предотвратить совершение Ритуала, который уничтожил все труды Старых Лордов. Они были преданы до такой степени, что их преданность отрицала их смертность, и при этом все же оказались, что они не выполнили свое обещание защищать Лордов любой ценой. Кавинант хотел спросить Баннора, что случится со Стражей Крови, если они придут к убеждению, что их непомерная преданность фальшива, что, несмотря на Клятву, они предали как Кевина, так и себя. Но он не мог облечь этот вопрос в слова. Баннор заслуживал лучшего отношения, чем такое. И Баннор тоже потерял свою жену. Она была мертва уже две тысячи лет. Вместо этого Кавинант обратил свое внимание на поиск противоречия. Но вскоре он уже понял, что не найдет его, спрашивая Баннора. Ровным, отчужденным голосом Страж Крови давал краткие ответы, поведавшие Кавинанту то, что он хотел и чего не хотел слышать о выживших в походе за Посохом Закона. Ему уже была известна дальнейшая судьба Морестранственника и Лорда Морэма. Теперь Баннор рассказал ему, что Высокий Лорд Протхолл, который руководил походом, отказался быть Лордом еще до того, как участники похода вернулись в Ревлстон. Он не смог простить себе, что старый хатфрол Биринайр умер вместо него. И он чувствовал, что в походе за Посохом он полностью исполнил свое предназначение, сделал все, что мог. Он доверил Посох и Второй Завет Лорду Морэму и уехал в свой дом в Северных Вершинах. С тех пор жители Твердыни Лордов больше его никогда не видели. После возвращения Морэма Высоким Лордом стала Осондрея. До самой смерти она использовала свою власть для укрепления Твердыни, расширения Боевой Стражи и роста Ревлвуда, нового дома лосраата. После возвращения в Ревлстон, Кеан, вохафт Дозора, который сопровождал Протхолла и Морэма в походе за Посохом Закона, также попытался отказаться от дальнейшей службы. Он стыдился, что привел только половину своих воинов домой живыми. Но Высокий Лорд Осондрея, знавшая его достоинства, отказалась отпустить его, и вскоре он вернулся к своим обязанностям. Теперь он был хилтмарком Боевой Стражи, вторым командиром после Хайла Троя. Хотя его волосы были седыми и редкими, хотя взгляд его казался потускневшим от многих лет службы - он по-прежнему был таким же сильным, честным человеком, каким он был всегда. Лорды уважали его. В отсутствие Троя они охотно доверяли Кеану управлять Боевой Стражей. Кавинант сердито вздохнул и позволил Баннору уйти. Такая информация не соответствовала его потребностям. Однако стало ясно, что ему не найти простого решения этой дилеммы. Если он хочет получить доказательства иллюзорности, он должен создать их сам. Он смотрел на перспективы с дрожью. Все что он мог сделать, требовало слишком много времени, чтобы стать плодотворным. Это не станет доказательством, как бы это ни было невыносимо, до тех пор пока иллюзия не закончится - пока он не возвратится к реальной жизни. Но все же это немного морально поддержит его. У него фактически нет выбора, хотя нужда его не терпит отлагательств. В его распоряжении было три простых способа проверить реальность происходящих событий: он мог уничтожить свою одежду, выкинуть свой перочинный нож - единственную вещь, которая была в его карманах, - или отрастить бороду. Затем, когда он наконец проснется и окажется одетым или по-прежнему имеющим нож или чисто выбритым, у него будет доказательство иллюзорности этого мира. Очевидному уже изменению своего зажившего лба он не доверял - опыт прошлого своего появления здесь заставлял его бояться, что он успеет вновь поранится перед окончанием иллюзии. Но он не мог заставить себя руководствоваться первыми двумя способами. Мысль об уничтожении его крепкого, привычного одеяния вызывала у него ощущение уязвимости, и выбросить нож тоже было неприятно в этом же отношении. Проклиная свое обещание, принуждавшее его не отказываться от всех тех строгих привычек, от которых зависело его выживание, он решил прекратить бриться. Когда он наконец вызвался покинуть свои покои и самому пройтись по Твердыне в поисках завтрака, он демонстрировал на своих щеках щетину, как будто это было декларацией неповиновения. Баннор провел его к одной из небольших трапезных Ревлстона, затем оставил его есть в одиночестве. Но еще до того, как он закончил, Страж Крови вернулся и направился прямиком к его столу. В шагах Баннора была необычная живость, задорность, которая внешне воспринималась как возбуждение. Но когда он обратился к Кавинанту, его вялые, покрытые пеленой безразличия глаза ничего не выражали и безвыразительный голос был ровным как обычно. - Лорд, Совет просит, чтобы ты пришел в палату Совета Лордов. В Ревлстон пришел чужестранец. Лорды скоро встретятся с ним. Из-за необычно живой интонации речи Баннора Кавинант осторожно спросил: - Что это за чужестранец? - Но, Юр-Лорд?.. - Это... это кто-нибудь вроде меня или Троя? - Нет. В смятении Кавинант не сразу осознал уверенность ответа Баннора. Но сопровождая Стража Крови из трапезной и вниз через Ревлстон, он понял, что было что-то необычное в этом отрицании, что-то большее, чем обычная самоуверенность Баннора. Это _н_е_т_ походило на большой успех Баннора, оно было в некотором роде торжественным. Кавинант не мог понять этого. Когда они спустились по широким и изогнутым лестницам через несколько уровней Твердыни, он заставил себя спросить: - Что такого срочного в этом чужестранце? Что вы знаете о нем? Баннор проигнорировал вопрос. Когда они достигли палаты Совета Лордов, то обнаружили, что Высокий Лорд Елена, Лорд Вереминт и четверо других Лордов уже здесь. Высокий Лорд была на своем месте во главе изогнутого стола, и Посох Закона лежал на камне перед ней. Справа от нее сидели двое мужчин, затем двое женщин. Вереминт был слева, через два пустых места. Восемь Стражей Крови сидели за ними в первом ряду галереи, но в остальном палата была пуста. Только
в начало наверх
Первый Знак Морин и хатфролы Торм и Бориллар заняли вскоре места сзади Высокого Лорда. Тишина ожидания зависла в помещении. На мгновение Кавинанту показалось, что Елена сейчас провозгласит начало войны. Баннор проводил Кавинанта к его месту за столом Лордов, через одно сиденье от Лорда Вереминта. Неверящий устроился на каменном стуле, одной рукой почесывая щетину своей бороды, как будто рассчитывая, что Совет знает, что она означает. Глаза Лордов следили за ним, и их взгляды беспокоили его. Он чувствовал себя странно виноватым из-за того, что пальцы его ощущают прикосновение к бакенбардам. - Юр-Лорд Кавинант, - сказала Высокий Лорд через секунду, - пока мы ждем Лорда Морэма и вомарка Троя, мне следует сделать вступление. Мы были недостаточно радушны по отношению к тебе. Разреши мне представить тебе тех в Совете, кого ты не знаешь. Кавинант кивнул, приветствуя все то, что могло отвлечь ее беспокоящий взгляд от него, и она начала слева. - Вот Лорд Вереминт, супруг Шетры, которую ты видел. Вереминт сердито смотрел на свои руки, не глядя на Кавинанта. Елена повернулась направо. Следующий человек был высоким и полным, у него был широкий лоб, бдительное лицо, обрамленное теплой белой бородой, с выражением привычной галантности. - Это Лорд Каллендрилл, супруг Фаэр. Фаэр, его супруга - редкий мастер древнего ремесла суру-па-маэрль. Лорд Каллендрилл несколько смущенно улыбнулся Кавинанту и наклонил голову. - Дальше за ним, - продолжала Высокий Лорд, - Лорды Тревор и Лерия. Лорд Тревор был худым человеком с ореолом нерешительности, как будто он не был уверен, что по праву сидит за столом Лордов, но Лорд Лерия, его супруга, выглядела твердой и почтенной женщиной, осознающей, что она имеет власть. - У них есть три дочери, которые радуют наши сердца. - Оба Лорда восприняли это с улыбкой, но при этом он был удивленным и гордым, а она - спокойной, самоуверенной. Елена дошла до последнего Лорда: - За ними - Лорд Аматин, дочь Матина. Только год назад она прошла проверку на знание боевого учения и раздела Посох в лосраате и присоединилась к Совету. Теперь она работает в школах в Ревлстоне - учит детей. В свою очередь Лорд Аматин важно поклонилась. Она была хрупкой, серьезной и кареглазой, и смотрела на Кавинанта так, будто была его учителем. После паузы Высокий Лорд обратилась к Неверящему с ритуальным приветствием Твердыни Лордов, но резко остановилась, когда в палату пришел Лорд Морэм. Он вошел в одну из личных дверей за столом Лордов. В его шагах была утомленность, в глазах - лихорадочная сосредоточенность, как будто он провел всю ночь, борясь с темнотой. В своей усталости он должен был призвать всю свою волю, чтобы держать себя твердо, когда сел слева от Елены. Все Лорды, дыша свободно, наблюдали, как он сел там, и волна поддержки хлынула из их душ в него. Их молчание медленно помогло ему приободриться. Горячий блеск исчез из его взгляда, и он начал видеть лица вокруг себя. - Ну, как твои успехи? - мягко спросила Елена. - Ты смог извлечь К_р_и_л_л_? - Нет. Губы Морэма изобразили это слово, но он не издал ни звука. - Дорогой Морэм, - вздохнула она, - тебе следует больше следить за собой. Презирающий идет против нас. Нам понадобится вся твоя сила в предстоящей войне. Сквозь усталость Морэм улыбнулся своей кривой, человечной улыбкой. Но не заговорил. До того, как Кавинант успел исполнить свое решение спросить Морэма, что же он надеялся сделать с _К_р_и_л_л_о_м_, главная дверь палаты открылась, и по ступенькам к столу спустился вомарк Трой. Следом за ним шел хилтмарк Кеан. Пока Трой шел, чтобы сесть напротив Кавинанта, Кеан присоединился к Морину, Торму и Бориллару. Очевидно Трой и Кеан пришли прямо от Боевой Стражи. У них не было времени оставить где-то свои мечи, и ножны их печально стукались о камень, пока они усаживались. Как только они заняли свои местах, Высокий Лорд Елена начала. Она говорила спокойно, но ее чистый голос был четко слышен во всей палате. - Мы собрались сейчас без предварительного предупреждения, потому что к нам пришел чужестранец. Кроул, чужестранец - это твоя забота. Расскажи нам о нем. Кроул был одним из Стражей Крови. Он поднялся со своего места возле широких ступеней палаты и повернулся спокойно к Высокому Лорду, чтобы начать доклад. - Он превосходит нас. Некоторое время тому назад он появился у ворот Ревлстона. Ни один разведчик или часовой не видел его приближения. Он спросил, находятся ли Лорды внутри. Когда ему ответили, он сказал, что Высокий Лорд желает задать ему вопросы. Он не такой, как другие люди. Но у него не было оружия, и он не замышлял зло. Мы решили пропустить его. Он ждет тебя. Резким как крик ястреба голосом Лорд Вереминт спросил: - Так почему разведчики и часовые не заметили его? - Чужестранец был скрыт от наших глаз, - ответил Кроул ответил спокойно. - Наши часовые всегда бдительны. Его ровный тон, казалось, утверждал, что бдительность Стражей Крови не подлежит обсуждению. - Хорошо, - сказал Вереминт. - Так, возможно, когда-нибудь вся армия Презирающего появится незамеченной у наших ворот, и мы будем спать, когда Ревлстон падет. Он хотел сказать больше, но Елена решительно прервала его. - Приведите чужестранца. Когда Страж Крови наверху лестницы открыл высокую деревянную дверь, Аматин спросила Высокого Лорда: - Этот чужестранец пришел по твоему требованию? - Нет. Но я все же желаю задать ему вопросы. Кавинант смотрел, как еще двое Стражей Крови вошли в палату Совета Лордов, ведя между собой чужестранца. Тот был стройным юношей, очень просто одетым - в кремовую робу, - и его движения были светлы, жизнерадостны. Хотя он был приблизительно так же высок, как Кавинант, однако, казалось, был едва ли достаточно взрослым, чтобы иметь такой рост. Был какой-то мальчишеский задор в его кудряшках, прыгающих, когда он спускался по ступенькам, как если бы он был позабавлен теми предосторожностями, которые предпринимались против него. Но Кавинанту не было забавно. Новыми способностями своего зрения он мог видеть, почему Кроул сказал, что этот юноша не такой, как другие люди. В его молодой, свежей плоти были кости, которые, казалось, излучают древность - не старость, поскольку они не были слабы или дряхлы, а именно древность. Его скелет нес отпечаток древности, эту ауру времени, как будто он был просто сосудом для этого. Он существовал для этого, и даже, скорее, несмотря на это. Разглядывание его было затруднительно для восприятия Кавинанта, заставляло его глаза болеть от противоречащих впечатлений страха и уверенности одновременно, как если бы он превышал его понимание. Когда юноша достиг пола палаты, он встал рядом с ямой гравия и бодро поклонился. Высоким молодым голосом он воскликнул: - Здравствуй, Высокий Лорд! Елена встала и спокойно ответила: - Чужестранец, добро пожаловать в Страну - с добротой и правдой. Мы Лорды Ревлстона, и я Елена, дочь Лены, Высокий Лорд, избранный Советом, и обладатель Посоха Закона. Как нам следует величать тебя? - Учтивость подобна глотку свежей воды из горного ручья. Спасибо, я уже почтен. - Теперь сообщите Вы нам в свою очередь свое имя? С веселым взглядом юноша сказал: - Этот пункт повестки собрания можно опустить. - Не играй с нами, - отрубил Вереминт. - Как твое имя? - Среди тех, кто меня не знает, меня зовут Амок. Елена окинула Вереминта быстрым взглядом, затем сказала юнцу: - А как тебя зовут те, кто знает? - Тому, кто меня знает, имя для меня не нужно. - Чужестранец, мы тебя не знаем. - Сталь послышалась в ее тихом голосе. - Сейчас времена больших опасностей в Стране, и мы не можем тратить ни времени, ни деликатности на тебя. Нам требуется знать, кто ты. - О, боюсь что в этом, пожалуй, я не смогу вам помочь, - ответил Амок с непроницаемой веселостью в глазах. На секунду Лорды встретили его взгляд с натянутым молчанием. Тонкие губы Вереминта побледнели, Каллендрилл нахмурил брови, а Елена посмотрела на юношу с тихой злобой, прихлынувшей к щекам, хотя ее взгляд не потерял свою странную расфокусированность. Затем Лорд Аматин пожала плечами и сказала: - Амок, где твой дом? Кто твои родители? Каково твое прошлое? Амок беспечно повернулся и неожиданно поклонился. - Мой дом - Ревлстон. У меня нет родителей. Мое прошлое одновременно и широко, и узко, ибо я странствовал везде, ожидая. Волнение прошло через Совет, но никто не прерывал Аматин. Изучая юношу, она сказала: - Твой дом - Ревлстон? Как это может быть? Мы не знаем о тебе. - Лорд, я просто был в отсутствии. Я пировал с элохимами и ездил к песчаным горгонам, танцевал с Танцорами Моря и дразнил храброго Келенбрабанала в его могиле, и обменивался краткими изречениями с Серой Пустыней. Я ждал. Некоторые Лорды вспылили, и блеск появился в глазах Лерии, как будто она увидела признаки чего-то могущественного в словах Амока. Они все внимательно смотрели на него, когда Аматин сказала: - Все, кто живет на этом свете, имеют своих предков, своих предшественников. Каково твое происхождение? - А живу ли я? - Может показаться - нет, - проворчал Вереминт. - Никакой смертный не стал бы так испытывать наше терпение. - Спокойствие, Вереминт, - сказала Лерия. - Здесь есть какой-то важный смысл. - Не отводя глаз от Амока, она спросила: - Так живешь ли ты? - Возможно. Пока у меня есть цель, я двигаюсь и говорю. Мои глаза созерцают. Это - жизнь? Его ответ смутил Лорда Аматин. Неубедительно, как будто собственная неуверенность ранила ее, она сказала: - Амок, кто создал тебя? Без колебаний Амок ответил: - Высокий Лорд Кевин, сын Лорика, сына Дэймлона, сына Берека Хатфью, Лорда-Основателя. Молчаливый вздох удивления пронесся по палате. Лорды, сидящие за столом, глядели на него с изумлением. Затем Вереминт хлопнул ладонью по камню и рявкнул: - Во имя Семи! Это отродье насмехается над нами. - Я так не думаю, - ответила Елена. Лорд Морэм утомленно кивнул и подтвердил свое согласие с Вереминтом: - Наше невежество насмехается над нами. Тревор быстро спросил: - Морэм, ты знаешь Амока? Ты _в_и_д_е_л_ его? Лорд Лерия поддержала вопрос, но пока Морэм собирался с силами, чтобы ответить, Лорд Каллендрилл поспешил спросить: - Амок, для чего ты был создан? Каким целям ты служишь? - Я жду, - сказал юноша. - И я - ответ. Каллендрилл принял это с мрачным кивком, как будто это доказало ему неудачливость вопроса, и ничего больше не сказал. После паузы Высокий Лорд снова обратилась к Амоку: - Ты - носитель знаний, и освобождаешь их в ответ на правильные вопросы. Я правильно тебя поняла? В ответ Амок поклонился, тряхнув головой так, что его веселые кудряшки затанцевали подобно смеху вокруг его головы. - Так какие это знания? - спросила она. - О каких бы знаниях ты ни спросила, всегда получишь какой-то ответ. После этого Елена печально оглядела стол. - Хорошо, это, конечно же, не было правильным вопросом, - ответила она. - Я думаю, что нам нужно иметь представление о знаниях Амока до того, как мы зададим правильные вопросы. Морэм посмотрел на нее и кивнул. - Конечно же! Слова Вереминта были полны сдерживаемой свирепости: - Таким образом, невежество сохраняется в невежестве, а при наличии знания ответ в общем-то и не нужен.
в начало наверх
Кавинант почувствовал силу сарказма Вереминта. Но Лорд Аматин проигнорировала его. Вместо этого она спросила юношу: - Почему ты пришел к нам сейчас? - Я почувствовал сигнал вашей готовности: _К_р_и_л_л_ Лорика снова ожил. Это - определенный знак. Я ответил на него, потому что в этом - мой долг. Когда он упомянул _К_р_и_л_л_, внутренне убаюкиваемый страх в словах Амока стал более очевидным. Взгляд на него причинил Кавинанту внезапную острую боль. "И это - тоже моя вина?" Он вздохнул. Во что я ввязался теперь? Но проблеск страха был милостиво краток, мальчишеский добрый юмор Амока вскоре завуалировал его. После того, как эти слова были произнесены, Лорд Морэм медленно поднялся на ноги, помогая сам себе, словно дряхлый старик. Стоя рядом с Высоким Лордом, как будто обращаясь к ней, он сказал: - Тогда послушай меня, Амок, выслушай меня. Я пророк и предсказатель этого Совета. Я говорю словами предвидения. Я не _в_и_д_е_л_ тебя. Ты пришел слишком рано. Это не мы дали жизнь _К_р_и_л_л_у_. Это было не наше деяние. У нас недостаточно знаний для этого. Лицо Амока вдруг стало серьезным, даже испуганным, в первый раз проявляя древность его черепа. - Недостаточно знаний? Тогда я ошибся. Я не послужил своей цели. Мне следует уйти, пока я не причинил большой вред. Он быстро повернулся, проскользнул с обманчивой стремительностью между Стражами Крови и метнулся вверх по ступеням. Когда он был на полпути к двери, все в палате потеряли его из виду. Он пропал, как будто они все отвели взгляд от него на мгновение, давая ему спрятаться. Лорды в удивлении вскочили на ноги. На ступенях следовавшие за ним Стражи Крови остановились, быстро осматриваясь вокруг, и прекратили свою попытку поймать его. - Быстро! - скомандовала Елена. - Искать его! Найти его! - Зачем? - ответил безжизненно Кроул. - Он уже ушел. - Это я вижу! Но куда он ушел? Конечно, он все еще в Ревлстоне. Но Кроул повторил: - Он уже ушел. Что-то в его уверенности напомнило Кавинанту о поведении Баннора, его необычном восхищении. "Они в этом деле вместе?" - спросил он себя. "з-за меня?" - Слова повторились тупо в его уме. - "Из-за меня?" Через эту самомистификацию он почти не слышал тихие слова Троя: - Я думал - с минуту - я думал, что все еще вижу его. Высокий Лорд Елена не обратила внимания на слова вомарка. Поведение Стражей Крови, казалось, поставило ее в тупик, и она села, чтобы обдумать ситуацию. Медленно она сконцентрировала вокруг себя мысленное общение Совета, один за другим собирая умы других Лордов для общения. Каллендрилл закрыл глаза, позволяя печати умиротворенности распространиться на лице, Тревор и Лерия держали друг друга за руки. Вереминт покачал головой два или три раза, затем молча согласился сесть, когда Морэм мягко похлопал его по плечу. Когда они все были мысленно соединены вместе, Высокий Лорд сказала: - Каждый из нас должен изучить этот предмет. Война вот-вот разразится, и мы не должны быть застигнуты врасплох такими загадками. Но тебе, Лорд Аматин, я поручаю изучение Амока и его секретных знаний. Если это может быть сделано, мы должны найти его и узнать его ответы. Лорд Аматин кивнула с решительностью на лице. Затем, словно разжатие мысленных рук, объединение закончилось, и напряженность, которую Кавинант мог ощущать, хотя и не присоединялся к ней, исчезла из воздуха. Лорды молчаливо поднялись и начали расходиться. - Так что же? - пробормотал Кавинант с удивлением. - Это все, что вы будете делать? - Не надо спешить, Кавинант, - мягко предупредил Трой. Кавинант уставился на вомарка пристальным взглядом, но его темные солнечные очки, казалось, делали его непроницаемым. Кавинант повернулся к Высокому Лорду. - И это все? - настаивал он. - Неужели вы даже не хотите выяснить, что же здесь произошло? Елена спокойно посмотрела на него. - Ты знаешь? - Нет. Конечно, нет. Он хотел было дополнить, как протест: "Но Баннор - да". Однако при этом было еще кое-что, что он не мог сказать. Он не имел права взваливать ответственность на Стражей Крови. С трудом он сохранил молчание. - Тогда не будь так скор на суд, - ответила Елена. - Здесь есть много такого, что требует объяснения, и мы должны найти ответы своим собственным путем, если надеемся быть достаточно к ним готовыми. "Готовыми к чему?" хотел спросить он. Но у него недоставало решительности бросить вызов Высокому Лорду, он боялся ее глаз. Чтобы избежать этого, он проскочил мимо Баннора и поспешил прочь из палаты Совета впереди Лордов и Троя. Но в своих покоях он не нашел облегчения для своего расстройства. И в последовавшие за этим дни не случилось ничего, что принесло бы ему облегчение. Елена, Морэм и Трой отсутствовали в его жизни, как будто они умышленно избегали его. Баннор отвечал на его бесцельные вопросы вежливо, кратко, но ответы его ни на что не проливали света. Его борода росла, пока не стала густой и пышной и сделала его похожим для себя на отчаявшегося фанатика, но это ничего не доказывало, ничего не решало. Полная луна пришла и ушла, но война еще не начиналась, от разведчиков не приходило ни слова, ни звука, ни намека. Вокруг него Ревлстон ощутимо дрожал в тисках готовности к войне. Куда бы он ни шел, он слышал шорохи напряжения, спешки, безотлагательности, но не было никаких действий. Ничего. Он бродил по лигам коридоров Твердыни Лордов, как если бы странствовал по лабиринту. Он потреблял чрезмерные количества вина и спал сном мертвых, как будто надеялся, что никогда после этого не воскреснет. Временами он даже подолгу стоял на одном из балконов северной стены города, наблюдая за Троем и Кеаном, тренирующими Боевую Стражу. Но по-прежнему ничего не происходило. Единственный оазис в этом статичном и тщетном пустынном мире явился ему в виде Лорда Каллендрилла и его супруги Фаэр. Однажды Каллендрилл пригласил Неверящего пройтись с ним в его личные покои за залом со светящимся полом, где Фаэр заботилась о нем и кормила такой едой, которая заставляла его почти забыть свои заботы. Она была крепко сложенной жительницей подкаменья с подлинным даром гостеприимства. Конечно, Кавинант мог бы и забыть о ней - но она занималась древним ремеслом суру-па-маэрль, как это делала Лена, и это вызвало слишком много болезненных воспоминаний. Он не долго гостил у Фаэр и ее мужа. Однако до того, как он ушел, Каллендрилл объяснил ему основные моменты текущего положения дел в Ревлстоне. Высокий Лорд вызывала его, сказал Каллендрилл, когда Совет согласился, что война может начаться в любой момент и любое дальнейшее отложение вызова может оказаться фатальным. Но боевые планы вомарка Троя не могли начать реализовываться до тех пор, пока он не узнает, какой из двух возможных атакующих маршрутов примет армия Лорда Фаула. Пока вомарк не получит ясного ответа от своих разведчиков, он не может отдать приказ Боевым Дозорам начать марш. Если он рискнет угадать и угадает неверно, последствия будут катастрофическими. Так что Кавинант был срочно вызван, а затем предоставлен сам себе фактически без потребности в нем. К тому же, продолжал Лорд, была и другая причина, почему он был вызван именно в то время, которое сейчас кажется поспешным. Вомарк Трой горячо настаивал на его вызове. Это сначала удивило Кавинанта, но Каллендрилл объяснил побуждения Троя. Вомарк считал, что Лорд Фаул обязательно обнаружит вызов. И посредством вызова Кавинанта Трой надеялся оказать давление на Презирающего, принудить его страхом перед Дикой Магией, вынудить его напасть до того, как он будет более готов. Время благоволило к Лорду Фаулу, потому что его военные ресурсы далеко превышали ресурсы Совета, и если он достаточно долго готовился, он мог собрать армию, которую Боевая Стража совсем не смогла бы победить. Трой надеялся, что вызов Кавинанта заставит Презирающего сократить приготовления. В заключение, объяснил Каллендрилл мягким голосом, Высокий Лорд Елена и Морэм и в самом деле избегали Неверящего. Кавинант не спрашивал об этом, но Каллендрилл, казалось, сам понял некоторые причины его расстройства. Елена и Морэм, каждый по-своему, чувствовали себя так вовлеченными в дилемму Кавинанта, что держались в стороне от него, чтобы избегать обострения его бед. Они чувствовали, сказал Каллендрилл, что он находил их личные просьбы более болезненными, чем просьбы других. Возможность того, что он поедет в Прибрежье, встряхнула Елену. И Морэм был снедаем его работой с _К_р_и_л_л_о_м_. Пока война не отняла у них выбор, они воздерживались насколько возможно от навязывания ему своего общества. "Да, Трой предупреждал меня", - ворчал Кавинант про себя, когда покидал Каллендрилла и Фаэр. - "Он говорил мне, что они щепетильны". - Через момент он добавил раздраженно: "Я буду чувствовать себя гораздо лучше, если все эти люди перестанут пытаться преклоняться мне." Но все же он был благодарен Фаэр и ее мужу. Их компанейское отношение помогло ему пережить последующие несколько дней, помогло сохранять головокружительную темноту в загоне. Он чувствовал, что гнил изнутри, но он не сходил с ума. Однако он знал, что долго этого не выдержит. Атмосфера в Ревлстоне была такой же напряженной, как в готовом прорваться потоке. Это давление нарастало и внутри самого Кавинанта, поднимаясь до безрассудства. Когда как-то в полдень Баннор постучал в его дверь, он был так сильно возбужден, что чуть ли не кричал. Однако Баннор пришел не для того, чтобы сообщить о начале войны. Своим ровным безжизненным голосом он спросил Кавинанта, хочет ли Неверящий услышать пение. "Пение", онемело услышал он. На секунду он был слишком смущен, чтобы ответить. Он не ожидал такого вопроса, и конечно не от Стража Крови. Но затем он грубо пожал плечами. - Почему бы и нет? - Не переставая спрашивать себя, что вызвало такую необычную инициативу Баннора, с хмурым видом он последовал за Стражем Крови за пределы покоев. Баннор вел его через уровни Твердыни, пока они не оказались так высоко в горах, как он никогда не был раньше. Затем широкий проход, которым они шли, повернул, и они появились неожиданно на солнечном свете. Они вошли в широкий амфитеатр без крыши. Ряды каменных скамеек шли по кругу, образуя чашу вокруг ровной центральной платформы, и за последним рядом каменная стена поднималась вертикально на двадцать или тридцать футов, заканчиваясь на поверхности плато, где горы встречаются с небом. Дневное солнце сверкало в амфитеатре, омывая безжизненные белые камни платформы, скамеек и стен теплотой и светом. Когда прибыли Баннор и Кавинант, ряды сидений уже начали заполняться. Люди со всех мест Твердыни, включая фермеров, поваров и воинов, и Лорды Тревор и Лерия с их дочерями прошли через различные отверстия в стене, чтобы разместиться по кругу чаши. Но Стражи Крови сформировали одну отдельную группу. Кавинант грубо оценил, что здесь их было около сотни. Это смутно удивило его. Он ранее никогда не видел более чем два десятка харучаев в одном месте. После того как он немного огляделся вокруг, он спросил Баннора: - Скажи хотя бы, что это будет за пение? - Стенания Лорда Кевина, - бесстрастно ответил Баннор. Теперь Кавинант почувствовал, что понял. Кевин, кивнул он сам себе. Конечно Стражи Крови хотели услышать эту песню. Как они могли не быть остро заинтересованы в чем-либо, что могло помочь им понять Кевина Расточителя Страны? Это именно Кевин вызвал Лорда Фаула в Кирил Френдор, чтобы произнести Ритуал Осквернения. Легенды говорили, что когда Кевин увидел, что не может нанести поражения Презирающему, его сердце омрачилось отчаянием. Он слишком сильно любил Страну, чтобы позволить ей сдаться Лорду Фаулу. И все же ему это было не по силам, он не мог защитить ее. Разрываясь от невозможной дилеммы, он был вынужден совершить Ритуал. Он знал, что развязывание этой беспощадной силы уничтожит Лордов и все их работы, и опустошит Страну от начала до конца, сделает ее бесплодной на долгие поколения. Он знал, что он умрет. Но он надеялся, что Лорд Фаул умрет тоже, что когда наконец жизнь возвратится в Страну, это будет жизнь, свободная от злобы. Он решил пойти на риск, а не допускать победы Лорда Фаула. Он вызывал Презирающего присоединиться к нему в Кирил Френдор. Он и Лорд Фаул провели этот Ритуал, и Высокий Лорд Кевин Расточитель Страны уничтожил Страну, которую он любил. Но Лорд Фаул не умер. Он ослаб на время, но выжил, защищенный Законом Времени, который заточил его на Земле - так говорили легенды. Так теперь вся Страна и Новые Лорды попали под последствия отчаяния Кевина. Так что было не удивительно, что Стражи Крови хотели услышать эту песню - или что Баннор попросил Кавинанта прийти и тоже послушать ее. Размышляя об этом, Кавинант поймал голубой отблеск на противоположной стороне амфитеатра. Посмотрев наверх, он увидел Высокого Лорда Елену, стоявшую у одного из входов. Она тоже захотела услышать эту песню.
в начало наверх
Вместе с ней был вомарк Трой. Кавинанта потянуло присоединиться к ним, но не успел он превратить свое желание в движение, как в амфитеатр вступил певец. Это была высокая, блистательная женщина, одетая просто, в малиновую мантию, с золотистыми волосами, которые искрились вокруг ее головы. Когда она спускалась вниз на сцену, аудитория поднялась на ноги и молча приветствовала ее. Она не отреагировала. Ее лицо было одухотворенным, как будто она уже внутренне переживала свою песню. Достигнув сцены, она не стала ничего говорить, делать какое-либо введение, объяснить или идентифицировать исполняемую песню. Вместо этого она встала в центре сцены, замерла на секунду, ожидая пока песня снизойдет на нее, затем подняла лицо и открыла рот. Вначале мелодия была скучной, сдержанной и неловкой - только с намеком на укрытую в ней остроту и мучительность. Я был на острие Земли - Грейвин Френдор, Чьи Огненные Львы, Вздымали гривы ввысь, что пламенем полны, Но все ж не выше, чем те горизонты, Что были взгляду моему подвластны, Конь-ранихин, который бьет копытом, Не ведавшим подков с начала Века, И скачет радостным галопом во имя моей воли; Творения из железа - великаны, Пришедшие из солнце порождающего моря Ко мне на кораблях, таких же мощных, Как большие замки, что вырубили замок мне В массиве горном из сырой земной скалы Как верности и преданности знак, Вручную высеченный в вечном камне времени; И Лорды, что трудятся под Смотровой В поту, чтоб претворить в природе Цель очевидную Создателя Земли, Намеренье, понятное из силы, Запечатленной в плоти и кости Законом непреложным Сотворенья; Возможно ль мне такую власть и славу, Что не охватишь распростертыми руками, Иметь - и устоять при этом Лицом к лицу пред тем, кто Презирает, И вовсе не испытывать испуга? Но затем песня изменилась, как будто певец открыла внутренние резервы, придала голосу больше резонанса. В высоких радужных переливах песни она отбросила свои погребальные интонации - ярко выражая и подчеркивая это таким количеством заключенной в себе гармонии, такими возможностями для других аккомпанирующих голосов, что казалось, будто с ней поет целый хор, использующий для этого ее же рот. Где сила, которая защитит Красоту жизни от гниения смерти? Сохранит правду чистой ото лжи? Сохранит верность от пятен позора хаоса, Который наводит порчу? Как мало мы воздаем за Злобу. Почему сами скалы не рвутся К их собственному очищению, Или крошатся в пыль от стыда? Создатель! Когда ты осквернил этот храм, Избавляясь от Презирающего Скинув его в Страну, Имел ли ты в виду, Что и красота, и правда Исчезнут без следа? Творил ли ты мою судьбу по Закону Жизни? Неужели я бессилен в этом? И должен ли я вести, Прилагая к этому свои усилия, Признавая горькое лицо предательства, Весь этот мир к падению? Ее музыка страстно летела в воздух как израненная песня. И когда она закончила, люди вскочили на ноги. Вместе они запели в необъятные небеса: О, Создатель! Лорд Времени и Отец Земли! Имел ли ты в виду, Что и красота, и правда Исчезнут без следа? Баннор встал, но он не присоединился к песне. Кавинант остался сидеть, чувствуя себя маленьким и ненужным в обществе Ревлстона. Эта эмоция дошла до кульминации в припеве, источая острую печаль, а затем наполняя амфитеатр волной миролюбия, которая очищала и излечивала безнадежность песни, как будто общая сила всех поющих по раздельности была достаточным ответом на протест Кевина. Делая музыку небезнадежной, люди противостояли этому. Но Кавинант почувствовал обратное. Он начал понимать ту опасность, которая угрожала Стране. Так он продолжал сидеть, потирая бороду и смотря пустым взглядом перед собой, когда остальные люди покидали амфитеатр, оставляя его наедине с теплой яркостью Солнца. Он остался там, мрачно бормоча самому себе, пока не осознал, что Трой подошел к нему. Когда он поднял взгляд, вомарк сказал: - Я не ожидал увидеть тебя здесь. Кавинант резко ответил: - Я тоже не ожидал увидеть здесь тебя. Но о Трое он думал только косвенно. Мысленно он все еще пытался сцепиться с Кевином. Как будто читая мысли Кавинанта, вомарк сказал: - Все вернется к Кевину. Именно он - тот, кто создал Семь Заветов. Именно он вдохновил харучаев стать Стражей Крови. Именно он совершил Ритуал Осквернения. И хотя это было не обязательно - это было неизбежно. Однако он не стал бы делать всего этого, если бы не совершил ранее свою большую ошибку. - Свою большую ошибку, - пробормотал Кавинант. - Он принял Фаула в Совет, сделал его Лордом. Он не видел сквозь маскировку Фаула. А потом было слишком поздно. К тому времени, когда Фаул провозгласил себя и вступил в открытую войну, он совершил уже столько неуловимых предательств, что он был непоколебим. В подобных ситуациях более обычные люди убивают себя. Но Кевин не был обычным человеком, - у него для этого было слишком много власти, хотя это казалось бесполезным. Вместо этого он убил Страну. Выжили только те люди, у которых было время скрыться в изгнании. Они говорят, что Кевин понимал, что сделал - прямо перед смертью. Фаул смеялся над ним. Он умер, стеная. Вот почему клятва Мира сейчас так важна. Все дают ее - она так же фундаментальна, как клятва Лордов о Служении Стране. Они все клянутся, что как-нибудь дадут отпор разрушительным эмоциям - таким, как отчаяние Кевина. Они... - Я знаю, - заметил Кавинант. - Я все об этом знаю. Он вспоминал Триока, человека, который любил Елену в подкаменье Мифиль сорок лет назад. Триок хотел убить Кавинанта, но Этиаран предотвратила это, воспользовавшись силой клятвы Мира. - Пожалуйста, не говори больше ничего. Мне и так достаточно тяжело. - Кавинант, - продолжал Трой, как будто он все еще говорил о том же предмете. - Я не понимаю, почему ты не восторгаешься пребыванием здесь. Как может "реальный" мир быть важнее, чем этот? - Как единственный мир. - Кавинант тяжело встал на ноги. - Давай выберемся отсюда. От этой жары у меня уже голова кружится. Двигаясь медленно, они покинули амфитеатр. Воздух Ревлстона приветствовал их возвращение с холодным, блеклым удовольствием, и Кавинант глубоко вздохнул, пытаясь успокоить себя. Он хотел уйти от Троя, избежать вопросов, которые, он знал, Трой будет ему задавать. Но вомарк имел решительный вид. Через несколько мгновений он сказал: - Послушай, Кавинант. Я пытаюсь понять. С тех пор, как мы разговаривали в последний раз, я почти половину своего свободного времени пытался тебя понять. Некоторые полагают, что от тебя можно чего-то ожидать. Но я просто не вижу этого. Короче. Ты прокаженный. Но разве тебе здесь не лучше? Грустно, отвечая как можно короче, Кавинант сказал: - Это все - не реально. Я не верю этому. - Наполовину для себя, он добавил: - Прокаженные, которые уделяют слишком много внимания собственным мечтам или чему-то подобному, не живут долго. - Господи, - сказал Трой. - Ты говоришь это так, как будто проказа везде. - Он задумался на секунду, затем спросил: - Как ты можешь быть так уверен, что это не реально? - Потому что жизнь не такова. Прокаженные не выздоравливают. Люди без глаз неожиданно не начинают видеть. Такие вещи просто не случаются. Мы каким-то образом были преданы нашими чувствами. Наши нужды... Наши собственные нужды в том, чего у нас нет - совращают нас на это видение. Это сумасшествие. Посмотри на себя. Подумай о том, что с тобой случилось. Там, где ты был, пойманный между девятиэтажной высотой и яростным огнем - слепой, беспомощный и должный умереть. Неужели так странно подумать, что ты все же разбился? - Это, - продолжал он саркастически, - дает повод предположить, что твое существование - вымышленное. У меня на этот счет уже есть мысль. Я мог создать тебя подсознательно для того, чтобы иметь кого-нибудь для споров. Кого-нибудь, кто будет доказывать мне, что я не прав. - Проклятие! - закричал Трой. Резко повернувшись, он схватил правую руку Кавинанта и поднял ее на уровне глаз между ними. Выгнув вперед вызывающе голову, он напряженно сказал: - Смотри на меня. Почувствуй мою хватку. Я здесь. Это факт. Я реален. На секунду Кавинант пожал руку Троя. Затем он сказал: - Я чувствую тебя. И я вижу тебя. Я даже слышу тебя. Но это не опровергает мою мысль. Я не верю этому. Теперь разреши уйти мне. - Почему? Солнечные очки Троя мрачно сверкали, но Кавинант смотрел в них, пока они не отвернулись. Постепенно вомарк ослабил силу хватки. Кавинант отдернул руку и пошел дальше с легкой дрожью в дыхании. Через несколько шагов он сказал: - Потому что я _м_о_г_у_ чувствовать это. А этого я не могу допустить, поскольку я - прокаженный. Теперь послушай меня. Слушай как следует. Я собираюсь попытаться объяснить это так, чтобы ты мог понять. Просто забудь, что ты знаешь, что нет никакого пути, которым ты мог бы прийти сюда. Это невозможно - но просто забудь это на время. Слушай. Я прокаженный. Проказа не смертельна, но она может убить косвенно. Я могу оставаться живым... любой прокаженный может оставаться живым только будучи все время внимательным, каждую минуту следя чтобы не пораниться - и позаботиться о ранах, если уж они появятся. Единственная вещь - слушай меня, слушай - единственная вещь, которую прокаженный не может себе позволить - это вольное странствие мыслей. Если он хочет выжить. Как только он перестает быть внимательным и начинает думать о том, как он мог бы устроить себе более хорошую жизнь, или начинает вспоминать о том, какая у него до этого была жизнь, или о том, что он сделает, если вылечится или даже если просто люди перестанут преследовать прокаженных, - он кидал слова в Троя как глыбы камней, - тогда уже можно считать, что он мертвый. Это - Страна - самоубийство для меня. Это бегство от реальности, и я не могу позволить себе даже думать о таком бегстве, а тем более участвовать в нем. Возможно слепой человек может избежать риска, но прокаженный - нет. Если я здесь сдамся, то это будет последний месяц моей жизни там, где это действительно важно. Потому что я все равно возвращусь туда. Я говорю понятно? - Да, - сказал Трой. - Да, я не дурак. Но задумайся об этом на минуту. Если это случится - если это все-таки окажется правдой, что Страна реальна - тогда ты отказываешься от своей последней надежды. И это... - Я знаю. - И это не все. Здесь есть кое-что, о чем ты не упомянул. Одна вещь, которая не соответствует твоей теории иллюзии - это власть, твоя власть. Белое Золото. Дикая Магия. Это проклятое кольцо изменяет все. Здесь ты не
в начало наверх
жертва. Это не было создано для тебя. Ты все же ответственен. - Нет, - выдохнул Кавинант. - Подожди минутку! Ты не можешь просто отрицать это. Ты ответственен за свой сон, Кавинант. Как и любой другой. Нет. Никто не может управлять своими снами. Кавинант попытался наполнить себя ледяным недоверием, но сердце его заморозило другим холодом. Трой усилил свой аргумент. - Есть достаточно доказательств, что Белое Золото именно то, что говорят о нем Лорды. Как была сломлена защита Второго Завета? Как с твоей помощью вызвали Огненных Львов горы Грома? Белое Золото - вот как. У тебя уже есть ключ ко всему. - Нет. - Кавинант постарался придать своему отказу некоторую силу. - Нет, это не так. То, что Белое Золото делает в Стране, не имеет ко мне никакого отношения. Это не я, я не управлял этим, не заставлял действовать, не влиял на это. У меня нет власти. И, не зависимо от того, что я знаю или могу сделать с этим, эта Дикая Магия может завтра или через пять секунд обернуться против нас и все разрушить. Она может короновать Фаула повелителем вселенной, хочу я этого или нет. Это не имеет ничего общего со мной. - Так ли это? - сказал Трой раздраженно. - Ведь пока у тебя нет никакой власти, никто не может тебя винить. Тон Троя дал Кавинанту нечто, на чем можно было сконцентрировать свою злобу. - Да, это так. - Он вспыхнул. - Разреши мне сказать тебе еще кое-что. Только тот человек свободен в жизни от всего и навсегда, который совершенно бессилен. Как я. Что такое свобода, как ты думаешь? Неограниченный потенциал? Неограниченные возможности? Черт, нет! Бессилие - вот свобода. Когда ты ни на что не способен, никто от тебя ничего не ожидает. У власти всегда есть ограничения - даже у наивысшей власти. Только совершенно бессильный свободен. Нет! - вскричал он, чтобы остановить протест Троя. - Я скажу тебе еще кое-что. Что ты на самом деле просишь меня сделать - так это научиться пользоваться это Дикой Магией, так, что я смог бы одолеть убогих, жалких созданий, из которых состоит армия Фаула. Я не собираюсь это делать. Я не собираюсь больше никого убивать - и конечно же не во имя чего-то, что даже вовсе не существует на самом деле! - Ура! - тихо сказал Трой с саркастическим восторгом. - Господи, чего только не случается с людьми, которые верят вещам? - Они болеют проказой и умирают. Или ты сейчас невнимательно слушал эту песню? До того, как Трой смог ответить, они обогнули угол и вошли на перекресток, где сходились несколько коридоров. Баннор стоял на перекрестке, словно бы ожидая их. Он загораживал тот коридор, по которому Кавинант намеревался идти дальше. - Выбери другой путь, - сказал он невыразительно. - Поверни в сторону. Прямо сейчас. Трой не колебался, он повернулся направо. Но поворачиваясь, он быстро спросил: - Почему? Что происходит? Однако Кавинант не последовал за ним. Волна гнева, глубокое расстройство все еще не отпускали его. Он остановился на месте и смотрел на Стража Крови. - Поверни, - повторил Баннор. - Высокий Лорд желает, чтобы вы не встречались. Трой, уже из коридора, позвал: - Кавинант! Ну иди же! Какое-то мгновение Кавинант собирался не согласится. Но непроницаемый взгляд Баннора охладил его. Стражи Крови выглядели столь же восприимчивыми к оскорблениям или сомнениям, как каменные стены. Бормоча себе под нос бесполезные проклятия, Кавинант направился за Троем. Но он слишком надолго задержался на перекрестке. Не успел он еще скрыться в соседнем коридоре, как сзади Баннора на перекресток из другого прохода вышел человек. Он был столь же высок, толст и плотен, как колонна, сильная грудь легко удерживала широкие массивные плечи и мускулистые руки. Он шел с опущенной головой, так что его тяжелая рыжая с проседью борода лежала на груди, и его лицо, пышущее силой, стало внезапно угрожающим, с некоторой примесью нахальства. В плечи его коричневой туники жителя подкаменья был вплетен узор из белых листьев. У Кавинанта внутри все заледенело, спазм беспокойства и страха свел его внутренности, он почувствовал печаль и раскаяние за этого человека, чью жизнь он разрушил, как если бы был не способен на сожаления. Вернувшийся обратно на перекресток Трой сказал: - Я не понимаю. Почему мы не должны встречаться с этим человеком? Он - один из мастеров учения радхамаэрль. Кавинант, это... Кавинант прервал Троя. - Я знаю его. Глаза Трелла, уставившиеся на Кавинанта, покраснели, как будто внезапно оказались переполненными кровью. - И я знаю тебя, Томас Кавинант. - Его голос звучал жестко, он казался заржавевшим, судорожным, как будто его слишком долго держали скованным, боясь, что он предаст. - Ты не удовлетворен? Ты пришел, чтобы нанести еще вреда? Через шум крови в ушах, Кавинант услышал, как он уже во второй раз говорит: - Я извиняюсь. - Извиняешься? - Трелл едва не задохнулся на этом слове. - И этого достаточно? Это воскрешает мертвых? - На секунду он вздрогнул, как будто хотел броситься прочь. Его дыхание перешло в глубокие хриплые вздохи. Затем он конвульсивным движением широко раскинул свои могучие руки, словно человек, разрывающий узы. Прыгнув вперед, он поймал Кавинанта за грудь и приподнял над полом, а затем с громким рычанием стиснул Кавинанта, пытаясь сломать его ребра. Кавинант хотел закричать, выражая свою боль, но он не мог произнести ни звука. Тиски рук Трелла выкачали воздух из его легких, останавливали его сердце. Он почувствовал, будто весь целиком сжимается, сокрушается этим ужасным давлением. Смутно он увидел Баннора на спине Трелла. Дважды Баннор ударил по основанию шеи Трелла. Но гравлингас со свирепым стоном только наращивал свою хватку. Кто-то - Трой - закричал: - Трелл! Баннор повернулся и отступил. На один безумный момент Кавинант испугался, что Страж Крови оставил его. Но Баннору только было нужно место для новой атаки. Он подпрыгнул высоко в воздух и, когда налетел на Трелла, ногой рубанул по основанию шеи гравлингаса. Трелл пошатнулся, хватка разжалась. Продолжая все то же движение, Баннор поймал Трелла рукой под подбородок. Резкий толчок назад лишил Трелла равновесия. Опрокинувшись, он выпустил Кавинанта. Кавинант тяжело упал на пол, дрыгаясь в воздухе. Сквозь свои головокружительные вздохи он услышал, как Трой кричит что-то, улавливая предупреждение в его голосе. Он вовремя оглянулся чтобы опять увидеть Трелла рядом с собой. Но Баннор был быстрее. Когда Трелл, собравшись нагнуться, сделал глубокий вдох, Баннор ударил его в живот головой с такой силой, что его отбросило назад, ударило о стену, и он упал на руки и колени. Удар ошеломил его. Его массивное тело скорчилось от боли, и его пальцы непроизвольно вдавились в камень, словно он пытался выкопать из него свое дыхание. Они вошли в пол так, будто тот был песчаным. На секунду его кулаки полностью ушли в скалу. Затем он глубоко судорожно вдохнул и оторвал руки от пола. Он уставился на следы, которые оставил, и испугался, увидев, что причинил вред камню. Когда он поднял голову, он тяжело дышал, как будто его широкой груди было тесно под тканью туники. Баннор и Трой стояли между ним и Кавинантом. Вомарк нерешительно держался за рукоятку меча. - Помни свою клятву! - скомандовал он отчетливо. - Помни, чему ты клялся. Не предавай свою собственную жизнь. Слезы беззвучно потекли из глаз Трелла, когда он посмотрел через вомарка на Кавинанта. - Моя клятва? - проскрипел он. - Он довел меня до этого. Какую клятву давал он? - с неожиданным усилием он вскочил на ноги. Баннор подступил немного ближе к Трою, чтобы успеть блокировать атаку и с другой стороны, но Трелл больше не смотрел на Кавинанта. Дыша напряженно, будто воздуха в Твердыне было ему недостаточно, он повернулся и потащился прочь в один из коридоров. Придерживая руками раздавленную грудь, Кавинант двинулся, чтобы сесть спиной к стене. Боль заставляла его глухо кашлять. Трой стоял рядом, с плотно сжатыми губами и напряженный. Но Баннор был полностью спокоен, ничто не могло поколебать его полное хладнокровие. - Господи! Кавинант, - сказал наконец Трой. - Что такого ты мог совершить, что он так тебя возненавидел? Кавинант подождал, пока в его кашле появится перерыв. Затем ответил: - Я изнасиловал его дочь. - Ты шутишь? - Нет. Он смотрел вниз, избегая глаз Баннора, равно как и Троя. - Не удивляет, что тебя зовут Неверящим, - сказал Трой низким голосом, чтобы удерживать свой гнев под контролем. - Не удивляет, что жена с тобой развелась. Ты, должно быть, был невыносим. "Нет!" - Кавинант выдохнул. - "Я никогда не был неверен ей. Никогда." Но он не поднял голову, не делая попытки встретить несправедливость обвинений Троя. - Да будь ты проклят, Кавинант. - Голос Троя был мягким, пылким. Он говорил слишком взбешенно, чтобы кричать. Как будто будучи более не в силах видеть Неверящего, он повернулся на мысках и отправился прочь. Но когда он пришел в движение, то стал больше не в силах сдерживать свой гнев. - Господи, - завопил он. - Я не понимаю, почему ты не бросишь его в темницу и не выкинешь от нее ключ! У нас и так достаточно бед! Вскоре он исчез из виду в одном из коридоров, но голос его анафемами раздавался эхом вслед за ним. Немного позже Кавинант встал на ноги, придерживая руками ушибленную грудь. Его голос был слаб, слова требовали от него много усилий. - Баннор? - Да, Юр-Лорд? - Расскажи об этом Высокому Лорду. Расскажи ей все - о Трелле и обо мне - и о Трое. - Хорошо. - И, Баннор... Страж Крови бесстрастно ждал. - Я этого больше не сделаю - не нападу так на девочку. Я хотел бы вернуть все это, если б мог. Он сказал это так, будто давал обещание, что он в долгу у Баннора за спасение его жизни. Но Баннор не сделал знака, что понял или питает интерес к тому, что говорит Неверящий. Через некоторое время Кавинант продолжил. - Баннор, ты фактически здесь единственный человек, который не попробовал что-либо простить. - Стражи Крови не прощают. - Я знаю. Я помню. Я должен считать мои благодеяния. - Держась руками за грудь, чтобы сдерживать кусочки себя вместе, он пошел назад в свои покои. 9. ОЗЕРО МЕРЦАЮЩЕЕ Еще один вечер и ночь прошли без единого слова или знака об армии Фаула - ни одного блеска предупредительного костра, которые Лорды приготовили через Центральные и Северные Равнины, ни вернувшихся разведчиков, ни предзнаменований. Тем не менее Кавинант ощущал нарастание напряженности в Ревлстоне; окружающий воздух с ростом тревожности почти слышимо дрожал от напряжения, и Твердыня Лордов дышала как бы более остро поглощая, более осторожно высвобождая воздух. Даже стены выражали настроение угрозы. Поэтому вечер он провел на балконе, попивая вино, чтобы смягчить боль в груди, и наблюдая неясные тени сумерек, как будто они были зарождающимися армиями, поднимающимися от самой земли, чтобы начать кровопролитие над ним. После нескольких фляг вина - чистый напиток - он начал чувствовать, что только осязание бороды своими пальцами стоит между
в начало наверх
ним и действиями - войной и убийствами - которые были для него непереносимыми. Этой ночью ему снилась кровь - ранения, пресыщенность смертью со мстительной и расточительной тратой крови, которая пугала его, потому что он знал так живо, что даже нескольких капель из безжалостной незаживающей царапины вполне достаточно, нет нужды или необходимости для этого рубить и кромсать плоть. Но его видения продолжались, делая его сон беспокойным, пока наконец он не вскочил с кровати и не пошел на заре на балкон, тяжело дыша своими помятыми ребрами. Окунувшись в беспокойство Твердыни, он пытался успокоить себя, чтобы продлить свое самозаточение - ожидая со смесью беспокойства и пренебрежения повелительного вызова от Высокого Лорда. Он не рассчитывал, что она отнесется к его столкновению с ее дедом спокойно, и он не покидал свои покои с полудня предыдущего дня для того, чтобы она знала, где его найти. И все же, когда это произошло, стук в дверь заставил его сердце подпрыгнуть. В пальцах на руках и ногах кольнуло - он мог бы чувствовать биение пульса в них - и он ощутил, что снова тяжело дышит, несмотря на боль в груди. Ему пришлось сглотнуть кислый привкус перед тем как он смог в достаточной мере справиться со своим голосом, чтобы ответить на стук. Дверь открылась, и Баннор вошел в комнату. - Высокий Лорд желает поговорить с тобой, - сказал он без интонации. - Ты пойдешь? Д_а_, слабо промямлил Кавинант самому себе. Конечно. У меня есть выбор? Придерживая себя за грудь, чтобы уберечься от тряски при ходьбе, он шагал из своего убежища вниз по коридорам. Он шел по пути к палате Совета Лордов, ожидая, что Елена захочет излить свой гнев на него публично - заставить его корчиться перед всеобщим неодобрением Ревлстона. Он ведь мог и избежать Трелла - это стоило бы ему не больше, чем одно мгновение просто доверия или внимательности. Но Баннор скоро направил его в другой коридор. Они прошли через маленькую тяжелую дверь, спрятанную за занавесками в одном из залов для собраний, и пошли вниз по длинной изогнутой лестнице в глубинную часть Твердыни, неизвестную Кавинанту. Лестница заканчивалась серией переходов, таких беспорядочных и тусклых, что они сбили его ориентацию, так что он ничего не знал о том, где он, кроме того, что был глубоко внутри скал Ревлстона - глубже, чем личные покои Лордов. Но вскоре Баннор остановился, уставившись на пустую каменную стену. В тусклом свете одного факела он распростер руки вдоль стены, как будто взывая к ней, и неуклюже произнес три слова на языке, который был явно не привычен ему. Когда он опустил руки, дверь стала видима. Она качнулась внутрь, пропуская Стража Крови и Кавинанта в высокую сверкающую пещеру. Создатели Ревлстона мало позаботились о том, чтобы придать какую-то форму или еще как-то обработать эту просторную пещеру. Они сделали пол ровным, но оставили нетронутыми грубые шершавые камни стен и потолка, не стали обтесывать огромные неотделанные колонны, которые стояли часто, как массивные стволы деревьев, простирающиеся от пола, чтобы принять потолок на свои плечи. Однако пещера эта была освещена огромными чашами с гравием, расположенными между колоннами так, что все поверхности стен и колонн были ярко освещены. На этих поверхностях повсюду были расставлены и развешаны для демонстрации произведения искусства. Картины и гобелены вывешены на стенах; огромные скульптуры и резьба по дереву стояли на подставках между колоннами и чашами; резные украшения и статуэтки, мелкие кусочки и каменные изделия работ мастеров суру-па-маэрль расположены на полках, искусно прикрепленных к колоннам. Среди обаяния всего этого Кавинант забыл, для чего его сюда привели. Он начал двигаться по залу, жадно осматривая все. Сначала его внимание привлекали самые мелкие работы. Многие из них, казалось, были как бы заряжены действием, близким теплом, как будто они были захвачены в момент воплощения, но при этом различие между материалами и эмоциями были огромными. Была здесь дубовая фигурка женщины, убаюкивающей ребенка, символизирующая покровительство от бед и ранений детей; простые гранитные предметы, источающие уверенность порождающей силы; было здесь пламя из полированного золотня, которое выражало стремление вверх, а также пламя суру-па-маэрль, выражающее комфорт и практичную теплоту. Фигурки детей, ранихинов и великанов имелись в большом количестве, но среди них попадались и более темные предметы - зловещие юр-вайлы, сильные простодушные пещерники и безумный доблестный Кевин, лишенный справедливости и предвидения, но не смелости и сострадания абсолютным отчаянием. Здесь были и маленькие копии различных уголков природы; используемые для них материалы не были свойственными тому, что они отображают, и не передавали мелкие подробности. Вместо этого они передавали настрой сердец их создателей. Кавинант был в восторге. Баннор следовал за ним, когда он обходил колонны, и через некоторое время Страж Крови сказал: - Это Зала Даров. Все это было сделано людьми Страны и подарено Лордам. Или Ревлстону. - Он смотрел на него неподвижным взглядом. - Они были отданы из уважения или любви. Или чтобы их видели. Но Лорды не желают оставлять себе такие дары. Они говорят, что никто не в праве обладать такими вещами. Сокровище пришло от Страны и должно принадлежать Стране. Так что все дары, отданные Лордам, находятся здесь, и любой, кто хочет, может созерцать их. Но все же Кавинант услышал что-то более глубокое в голосе Баннора. Несмотря на его безвыразительность, казалось, он проявлял проблеск спрятанной и безответной страсти, которая сделала Стражей Крови обязанными Лордам. Но Кавинант не стал пытаться копаться в этом, не стал подробнее расспрашивать Стража Крови. На одной из первых колонн он наткнулся на большой плотный гобелен, висящий на одной из ее неровных плоскостей. Он узнал его. Это была та же самая работа, которую он однажды пытался уничтожить. Он выкинул ее из своей комнаты в башне в припадке насилия над историей жизни Берека и над той слепотой, в которой он виделся как возрожденный Берек. Он не мог ошибиться. Гобелен был порван по краям и имел аккуратно починенные дыры в центре, прямо на борющейся яростной фигуре Берека Полурукого. В сценах вокруг центральной фигуры показывалось, как душа героя была приведена к отчаянию на горе Грома и к его открытию Земной Силы. Берек глядел отсюда на Неверящего с предзнаменованием в глазах. Кавинант резко отвернулся, и секундой позже увидел Высокого Лорда Елену, идущую к нему от противоположной стены зала. Он остался на месте, наблюдая за ней. Посох Закона в ее правой руке усиливал величественность и властность ее шагов, но ее левая рука была простерта в приветствии. Мантия покрывала ее так, что не скрывала ни гибкости, ни силы ее движений. Волосы спадали свободно на плечи, и сандалии шуршали по камню. Она спокойно сказала: - Томас Кавинант, добро пожаловать в Залу Даров. Я благодарю тебя за то, что пришел. Она улыбалась, как будто была рада видеть его. Эта улыбка противоречила его ожиданиям, и он не доверял ей. Он изучал ее лицо, пытаясь распознать ее истинные чувства. Ее глаза приглашали изучать. Даже когда они разглядывали его, казалось, они смотрят на что-то за ним или через него, как будто пространство, которое он занимал, он разделял еще с чем-то иным. Он мимолетно подумал, что возможно она в действительности на самом деле самого его вовсе и не видит. Подойдя ближе, она сказала: - Понравилась тебе Зала Даров? Люди Страны - прекрасные художники, не так ли? - Но когда она приблизилась к нему, она резко остановилась и с беспокойным видом спросила: - Томас Кавинант, ты испытываешь боль? Он обнаружил, что снова дышит учащенно. Воздух в зале показался ему очень разреженным. Когда он пожал плечами, то не смог сдержать проявление боли от этого движения на своем лице. Елена потрогала рукой его грудь. Он почти вздрогнул, боясь, что она собирается ударить его. Но она только осторожно прикоснулась на одно мгновение ладонью к раздавленным ребрам, затем повернулась к Баннору. - Страж Крови, - сказала она сурово. - Юр-Лорду были нанесены повреждения. Почему его не доставили к Целителю? - Он не просил, - бесстрастно ответил Баннор. - Просил? Неужели помощь должна ждать просьб? Баннор спокойно встретил ее взгляд и ничего не ответил, как будто считал свою честность самоочевидной. Но упрек в ее тоне вызвал у Кавинанта неожиданную острую боль. В защиту Баннора он сказал: - Я не нуждался... не нуждался в этом. А он спас мне жизнь. Она смотрела на Стража Крови, не отрываясь. - Ладно, так могло быть. Но мне не нравится видеть тебя раненным. Затем смягчившись, она сказала: - Баннор, Юр-Лорд и я пойдем в нагорье. Сразу пошли за нами, если будет какая-либо нужда. Баннор кивнул, слегка поклонившись, и покинул зал. Когда скрытая дверь закрылась за ним, Елена повернулась к Кавинанту. Он инстинктивно напрягся. Сейчас, пробормотал он себе. Сейчас она это сделает. Но, судя по всему, ее гнев уже прошел. И она не указала на гобелен; она, казалось, не знала о связи между ним и этой работой. Лишь только с простодушием на лице, она сказала: - Хорошо, Томас Кавинант. Так понравилась тебе Зала Даров? Ты не сказал мне. Он едва слышал ее. Несмотря на доброе выражение ее лица, он не мог поверить, что она не намеревалась спросить с него за его стычку с Треллом. Но затем он снова увидел пятна беспокойства на ее щеках, и он поспешил укрыть себя. - Что? О, Зала Даров. Мне она очень понравилась. Но не находится ли она несколько в стороне от путей людей? Что хорошего в музее, если люди не могут попасть в него? - Весь Ревлстон знает дорогу сюда. Сейчас мы здесь одни, но в спокойные времена, во времена, когда война более отдалена, здесь всегда есть люди. И дети из школ проводят здесь много времени, изучая искусства Страны. Создатели искусных работ приходят со всей Страны, чтобы поделиться и увеличить свое мастерство. Зала Даров расположена так глубоко и скрытно потому, что великаны, построившие Твердыню, считают именно такое место достойным, и потому, что, если когда-нибудь Ревлстон падет, эта зала может быть скрыта и сохранена во имя будущего. Пока она говорила это, фокус ее взгляда, казалось, располагался где-то за ним, и ее зрение напрягалось, как будто она намеревалась взглядом прожечь его череп, чтобы разузнать, о чем он думал. Но затем она с мягкой улыбкой отвернулась и пошла к другой стене этого зала. - Разреши мне показать тебе еще одну работу, - сказала она. - Она сделана одним из редчайших мастеров, Аханной, дочерью Ханны. Вот она. Он последовал за ней и остановился перед огромной картиной в блестящей рамке из черного дерева. Вся работа была в целом в темных тонах, но, ярко и смело выделяясь, в центре ее была фигура, которую он узнал сразу: Лорд Морэм. Лорд стоял один в пустой глубине, плотно окруженный черными дьявольскими образами, которые собирались хлынуть на него как поток, совершенно затопляя его. Единственным его оружием был посох, но он держал его вызывающе, а в глазах его было горячее могущественное выражение крайней ожесточенности и триумфа, будто он открывал в себе какие-то опасные способности, которые делали его непокоримым. Елена почтительно сказала: - Аханна назвала это "Победа Лорда Морэма". Она - пророк, я думаю. Видение Морэма в состоянии такой крайности ранило Кавинанта, и он решил, что его снова упрекают. - Послушай, - сказал он, - перестань играть со мной, как сейчас. Если у тебя есть что сказать - скажи. Или прими совет Троя и запри меня. Но не делай этого со мной. - Играть? Я не понимаю. - Адский огонь! Прекрати выглядеть такой невинной. Ты привела меня сюда, чтобы позволить мне расквитаться за стычку с Треллом. Хорошо, получи это. Я не могу постоянно оставаться под подозрением. Высокий Лорд встретила его взгляд с таким откровенным непониманием, что он отвернулся, бормоча себе под нос, чтобы успокоить себя. - Юр-Лорд. - Она трогательно положила свою руку на его. - Томас Кавинант. Как ты можешь верить таким мыслям? Как ты можешь так мало нас понимать? Посмотри на меня. Посмотри на меня! Она держала его руку, пока он не повернулся обратно к ней, глядя на искренность, которую она выражала каждой линией своего лица. - Я не прошу тебя здесь мучить себя. Я хочу разделить мои последние часы в Зале Даров с тобой. Эта война близка... совсем близка... и я не скоро окажусь здесь снова. Что касается вомарка - я не совещалась с ним относительно тебя. Если и есть чья-то вина в твоей встрече с Треллом, то она моя. Я не дала ясного предупреждения о моих страхах. И я не видела степень опасности, хотя и приказала всем Стражам Крови предотвращать возможность вашей встречи. Нет, Юр-Лорд. У меня нет грубых слов для разговора с тобой. Это ты должен упрекать меня. Я подвергла опасности твою жизнь, и это стоило
в начало наверх
Треллу, супругу Этиаран и моему деду, его последнего самоуважения. Он был беспомощен исцелить свою дочь и супругу. Теперь он поверит, что не может исцелить и себя. Глядя на нее, Кавинант почувствовал, как его недоверие рассыпается в прах. Он глубоко вздохнул, чтобы очистить легкие от спертого воздуха. Но движение причинило боль его грудной клетке. Эта боль заставила его бояться, что она коснется его груди, и он быстро сказал: - Не трогай меня. На мгновение она не поняла его. Ее пальцы забегали по его руке, и отчужденность ее взгляда скользнула по нему с ядовитостью, которая заставила его вздрогнуть, удивила и поставила в тупик. Но то, что она видела, исправляло неправильность ее представления. Он исчез из фокуса ее взгляда; она медленно протянула руку, чтобы положить ладонь на его грудь. - Я слышу тебя, - сказала она. - Но я должна дотронуться до тебя. Ты слишком долго был моей надеждой. Я не могу тебя бросить. Он взял ее запястье двумя пальцами и большим своей правой руки, но секунду заколебался перед тем, как убрать ее ладонь. Затем сказал: - Так что же теперь случилось с Треллом? Он нарушил свою клятву. С ним что-нибудь сделали? - Увы, в этом мы можем мало чего сделать. Это лежит в нем. Мы попробуем научить его, что клятва, которую он нарушил, может быть все же еще сохранена. У него же не было намерения повредить тебе - он не планировал эту атаку. Я знаю его, и уверена в этом. Он знал о твоем присутствии в Ревлстоне, однако не делал усилий разыскать тебя. Нет, просто он был побежден своей болью. Теперь я не знаю, как восстановить его. Когда она говорила, он увидел, что опять неправильно понимал. Он думал больше о наказании, чем о лечении. Сжимая свои больные ребра, он сказал: - Ты слишком мягка. У тебя есть все права ненавидеть меня. Она взглянула на него с некоторым раздражением. - Ни Лена, моя мать, ни я никогда не испытывали к тебе ненависти. Это для нас невозможно. И было бы от этого кому-нибудь лучше? Без тебя не было бы меня. Возможно, Лена вышла бы замуж за Триока и дала жизнь дочери - но дочь эта была бы другим человеком. Я не была бы тем, кто я есть. Секундой позже она улыбнулась. - Томас Кавинант, в истории Страны было лишь несколько детей, которые ездили на ранихине. - Хорошо, что хотя бы эта часть сделки сработала. - Он пожал плечами в ответ на ее вопросительный взгляд. Он не чувствовал себя способным объяснить суть сделки, которую пытался заключить с ранихинами - или почему эта сделка с его точки зрения потерпела поражение. Между ними возникла напряженность. Елена отвернулась, чтобы снова посмотреть на картину "Победа Лорда Морэма". - Эта картина беспокоит меня, - сказала она. - Где здесь я? Если Морэм так глубоко осажден, почему я не на его стороне? Как же я могла пасть, раз он так одинок? Она осторожно потрогала картину, проведя пальцами по одинокому, осажденному, неуловимому облику Морэма. - Сердце мое говорит мне, что война эта пройдет вдали от меня. Эта мысль причинила ей боль. Неожиданно она отступила от картины, стоя вызывающе с Посохом Закона, опертым на камень перед ней. Она качнула головой так, что ее медово-коричневые волосы поднялись, как будто ветер подул ей на плечи, и выдохнула напряженно. - Нет! Я увижу ее завершенной! Завершенной! Когда она повторила _з_а_в_е_р_ш_е_н_н_о_й_, она ударила об пол железным концом Посоха. На мгновение воздух наполнился ярким голубым пламенем. Камень накренился под ногами Кавинанта, и он едва не упал. Но она сразу утихомирила свою силу, и все это промчалось как моментальное вторжение кошмара. Пока он приводил себя в равновесие, она поймала его руку и помогла ему крепче встать на ноги. - О, ты должен извинить меня, - сказала она со взглядом, как смех. - Я забылась. Он схватился руками за свои ноги, пытаясь установить, может ли он еще доверять полу. Камень был надежен. - Хорошенько предупреди меня в следующий раз, - пробормотал он, - чтобы я сел. Высокий Лорд залилась чистым смехом. Затем резко остановила себя. - Извини меня еще раз, Томас Кавинант. Но выражение твоего лица так неистово и глупо. - Забудь об этом, - ответил он. Он обнаружил, что ему нравится звук ее смеха. - Насмешка иногда бывает единственным ответом. - Это пословица из твоего мира? Или ты пророк? - Немного и того и другого. - Ты странный. Ты переставляешь мудрость и шутку - ты меняешь местами их значения. - Это действительно так? - Да, Юр-Лорд Кавинант, - сказала она легко, с юмором. - Это действительно так... - Затем она что-то вспомнила. - Но мы должны идти. Я думаю, нас уже ожидают. И ты никогда не видел нагорье. Ты пойдешь со мной? Он пожал плечами. Она улыбнулась ему, и он последовал за ней к двери зала. - Кто нас там ожидает? - спросил он небрежно. Она открыла дверь и пропустила его в нее. Когда та закрылась за ними, она ответила: - Я хотела бы удивить тебя. Но наверное это все же не будет х_о_р_о_ш_и_м _п_р_е_д_у_п_р_е_ж_д_е_н_и_е_м_. Здесь есть человек... человек, который изучает сны, чтобы найти в них правду. Один из Освободившихся. Его сердце снова подпрыгнуло, и он защитно обнял свою раненую грудь руками. _А_д_с_к_и_й _о_г_о_н_ь_! - простонал он самому себе. Толкователь снов. Именно этого мне и не хватает. Один из Освободившихся спас его и Этиаран от юр-вайлов на Праздновании Весны. Из-за капризного обмана памяти он услышал смертельный вопль того Освободившегося в следах чистого голоса Елены. И он вспомнил мрачную настойчивость Этиаран в том, что именно живые ответственны за значимость жертв мертвых. Он попросил Елену грубым жестом показывать ему путь, а потом пошел за ней, бормоча: "Адский огонь! Адский огонь!" Она вела его назад сквозь уровни Ревлстона, пока он не начал узнавать, где находится. Затем, все так же поднимаясь, они пошли к западу и скоро достигли очень широкого прохода, похожего на дорогу. Он шел через всю длину Твердыни, медленно поднимаясь вверх. Скоро каменные стены вокруг стали выглядеть менее внушительными, а в воздухе словно зазвенела осень. Он понял, что они вот-вот выйдут на венчающее Твердыню плато. Сделав пару крутых виражей, дорога закончилась, и они оказались на открытом воздухе, на реденькой травке под бескрайними небесами. На западе, в двух лигах, возвышались горы. Прохладный, несущий бодрость ветерок нежно ласкал его под солнцем позднего утра - дуновение с земли, полной даров и урожаев, в котором чувствовалась скорая жатва, спелые семена и плоды, готовые к сбору. Но деревья на плато и выше, в горах, все еще зеленели - перистые мимозы, высокие сосны и разлапистые кедры еще сохраняли листву. Да и все еще сочная трава не хотела сдаваться смене сезонов. Нагорье самим своим существованием усиливало Ревлстон. С юга и востока его защищал глубокий обрыв утесов, с севера и запада - недоступные горы. Фактически, пройти сюда можно было только через Твердыню. Здесь жители могли доставать еду и воду, чтобы выдерживать длительную осаду. Поэтому Ревлстон можно было удерживать до тех пор, пока стоят его стены и башни. - Итак, ты видишь, - сказала Елена, - что великаны славно поработали на благо Страны. Пока стоит Ревлстон, остается надежда. В своем роде, Твердыня является столь же незыблемым убежищем, как, говорят, Ясли Фаула - согласно старым легендам. Но при этом необходимо помнить, что тень Злобы до тех пор не оставит страну, пока на ней стоит Риджек Тоум, ужасная обитель Лорда Фаула. И мы должны быть благодарны великанам не просто за незыблемую дружбу. Наш долг им много больше того, что мы можем надеяться когда-либо воздать. Ее голос звучал величественно, но когда она упомянула о великанах, грусть и уныние зависли над ней и Кавинантом. Она резко умолкла и повела его на север по извилистой тропе между холмами. В этом направлении плато топорщилось холмами, и скоро слева, вдалеке от вершины, показалось стадо пасущегося скота. Пастухи приветствовали Высокого Лорда, и она ответила легким поклоном. Чуть позже она и Кавинант пересекли вершину холма, откуда была видна вся восточная сторона нагорья. Там, на другой стороне быстрой реки, что текла на юг до самого начала водопадов Фэл, были поля, где зрели пшеница и кукуруза. А дальше, в лиге позади пастбищ, реки и полей, возвышаясь над холмами, стояли горы. Пики их покрывали снега, и их белизна удаляла их и делала дикими и недоступными. Где-то в таких же местах к югу и западу отсюда жили харучаи. Кавинант и Высокий Лорд продолжали продвигаться на север, удаляясь от выхода на нагорье и приближаясь к реке, и Елена старалась выбирать наиболее легкий путь среди холмов. Казалось, она не хотела нарушать молчание, и они оба шли беззвучно. Кавинант шел так, словно наслаждается видом и звуками нагорья. Здоровая, свежая трава, чистая земля и незыблемые скалы, зрелая пшеница и маис наполняли жизненностью его взор. Поющие и парящие в воздухе птицы были похожи на игрушки. А когда он миновал растущую особняком высокую сосну, ему показалось, что он слышит как в ней течет сок. Пройдя еще лигу, он совсем забылся в очаровании позднего лета Страны. Вскоре он почувствовал смутное недоумение, куда это Елена так долго ведет его. Но прежде чем он решил нарушить молчание вопросом, они пересекли высокий холм, и она объявила, что они прибыли. - Ах! - произнесла Елена с радостью. - Мерцающее озеро! Родник весны и исток реки, приветствую тебя, чистый водоем! Я рада снова тебя видеть. Они посмотрели на горное озеро, из которого вытекала река, несущая свои воды через водопады Фэл. Хоть из него и исходило быстрое течение, поверхность его была спокойна; вся вода озера пополнялась за счет родников в нем самом. И поверхность его была плоской, ровной и блестящей как полированное стекло. Она отражала горы и небо без единого изъяна, повторяя все в мельчайших деталях. - Пойдем, - сказала вдруг Елена, - Освободившийся попросил нас искупаться в Мерцающем озере. И, одарив его быстрой улыбкой, она легко сбежала с холма. Он зашагал за ней, но сочная трава словно подталкивала его, и он побежал рысцой. На краю озера она отбросила посох, словно он ей был не нужен, затянула пояс и, мельком оглянувшись на него, нырнула в воду. Когда он подбежал к Мерцающему озеру, он на момент испугался, что Елена исчезла. Со своего места он видел каменистое дно озера сквозь прозрачную поверхность. Если не считать темного пятна глубины в центре, он мог разглядеть каждый камешек на дне, словно озеро было всего несколько футов глубиной. Но он не видел Елену. Ее словно не существовало. Он наклонился, всматриваясь в воду, но потом отпрянул - Мерцающее озеро не отражало его. Полуденное солнце светило прямо сквозь то место, где он стоял, словно он был невидим. В следующий момент в двадцати ярдах от берега Елена вынырнула из ровной глади. Она встряхнула головой и позвала его за собой. Увидев его растерянное лицо, она весело рассмеялась: - Мерцающее озеро удивило тебя? Он пристально взглянул на нее, но ничего не увидел в том месте, где ее голова поднималась над водной гладью. Ее тело, казалось, обрезалось поверхностью воды озера. Над поверхностью покачивалась ее голова, а внизу просматривалось дно, как раз сквозь ту часть пространства, что должно было занимать ее тело. Он с усилием закрыл рот, а затем крикнул: - Я же просил, чтобы ты по-хорошему меня предупреждала! - Заходи, - крикнула она в ответ. - Не бойся, здесь безопасно. - Он не шелохнулся. - Это же вода, как и любая другая - но только обладающая силой. В ней в изобилии Земная Сила. Наша плоть слишком мягка для Мерцающего озера, и оно не видит нас. Заходи же в воду! Все еще сомневаясь, он наклонился и опустил руки в воду. Пальцы исчезли, как только прошли сквозь поверхность. Но когда он вынул их обратно, они были на месте, целые, мокрые и холодные. Движимый любопытством, он снял ботинки и носки, закатал штанины и осторожно ступил в воду. И тут же резко окунулся с головой: даже у берегов озеро было глубоким; та отчетливость с которой он видел дно, ввела его в заблуждение. Пронизывающе холодная вода вышвырнула его на поверхность. Барахтаясь в воде и пофыркивая, он стал оглядываться, пока не заметил Елену. - Ничего себе хорошенько предупредила! - он старался говорить сердито, не обращая внимания на пронизывающий холод. - Я научу тебя хорошенько предупреждать. - Он нагнал ее в несколько быстрых взмахов и
в начало наверх
потащил ее голову вниз. Она тут же вынырнула, засмеявшись почти раньше, чем ее голова показалась над водой. Он накинулся на нее, но она ускользнула и тоже толкнула его под воду в отместку. Он ухватил ее за лодыжки, но упустил. Когда он вынырнул, она исчезла из его поля зрения. Он почувствовал, как она дергает его за ноги. Задержав дыхание, он повернулся и нырнул за ней. Впервые он открыл глаза под водой и обнаружил, что прекрасно все видит. Елена плыла, улыбаясь, рядом. Он нагнал ее и схватил за талию. Но вместо того, чтобы попытаться вырваться, она повернулась, положила руки ему на плечи и поцеловала его в губы. Воздух вдруг вырвался у него из легких, словно она ударила его по больным ребрам. Он отпрянул, взболтав поверхность воды, кашляя и задыхаясь, рванулся к берегу, где оставил ботинки, и вылез из воды, чтоб упасть на траву. Грудь его болела, как будто ребра были только что сломаны, но он знал, что это не так. Первое погружение в озеро залечило его ушибы, как бы смыло их, и они уже не болели. Но в груди его была и другая боль. В своих подводных приключениях, он, казалось, надорвал свое сердце. Он лежал лицом вниз и тяжело дышал, но спустя некоторое время его дыхание восстановилось. Теперь он был готов к следующим неожиданностям. Холодное и легкое прикосновение воды возбудило все его тело. Он чувствовал себя чистым, чего не случалось с ним с тех пор, как он узнал о своей проказе. Солнце грело спину, и подушечки пальцев порозовели. И сердце его тупо саднило, когда Елена присела рядом. Он ощутил ее взгляд прежде, чем она спросила: - Счастлив ли ты в своем мире? Сжав свою волю в кулак, он перевернулся и увидел, что она сидит рядом и мягко касается его волос. Не в силах сдержаться, он тронул мокрую прядь ее волос, пропустил ее сквозь пальцы. Потом поднял свои серые, тусклые глаза и встретился с ее взглядом. Старание сдерживать себя не намеренно придало голосу грубость: - Счастье - вещь бесполезная. Я не думаю о нем. Я думаю только о том, как остаться в живых. - А здесь ты счастлив? - Это несправедливо. А что ты ответила бы, если б я спросил тебя об этом? - Я бы сказала "да". - Но спустя мгновение она поняла, что он имеет в виду, и поправила себя. - Я хочу сказать, что счастье для меня состоит в служении Стране. А во время войны иного счастья и вовсе нет. Он лег спиной на траву так, чтобы не видеть Елену, и хмуро пробормотал: - Когда я появился, это была еще не "Страна". Просто "земля". Мертвая. И война здесь идет всегда. Она помолчала, затем улыбнулась: - Если мне рассказывали правильно, именно такие речи сделали хилтмарка Кеана сердитым на тебя. - Однако ничего не поделаешь. Это факт. - Ты очень уважаешь факты. Он осторожно вздохнул, стараясь не потревожить ноющее сердце, и ответил: - Нет. Я их ненавижу. Но они - это все, что у меня есть. Они замолчали. Елена прилегла рядом с ним, и они лежали не шевелясь, чтоб солнце их согревало. Теплая и хорошо пахнущая трава могли бы дать ему ощущение отличного самочувствия, но как только он попытался расслабиться и насладиться этим, биение пульса неприятно отдалось у него в груди. Он был слишком взволнован присутствием Елены. Но через некоторое время он осознал, что Мерцающее озеро покрыла невероятная тишина. И птицы, и даже ветер смолкли. Он чуть задержал дыхание и прислушался. Елена сказала: - Он идет. - И пошла подобрать посох. Кавинант сел и огляделся. Он услышал мягкий и чистый звук, похожий на флейту, растекающийся над Мерцающим озером откуда-то из невидимого источника, словно пел сам воздух. Мотив менялся, становился тише. Скоро он смог разобрать слова: Стань свободным, Освободившийся, Получивший право Свободы, - Пусть снятся тебе сны, И пусть в грезах твоих Будет то, что сбудется: Крепко закрывай глаза, И не открывай, пока не станешь видеть, И пой про себя напев пророчества - И будь истинным Освободившимся, Получившим право Свободы! Свободный и одинокий, Лишенный друзей, лишенный уз, Испей чашу потерь, пока она полна, Пока есть и будет одиночество, Ибо тишина - это основа веры, Однако лишенной друзей и уз, Свободной и одинокой. К бездонной, бесконечной, глубокой, Прикоснись к правде таинственной Твердыни, Где залы верности смеются и плачут, Когда обреченные предатели ползают на коленях В крови. Бездонной, бесконечной, глубокой. - Оставайся встретиться с ним, - сказала спокойно Высокий Лорд. - Это Освободившийся. Он ушел далеко от знаний лосраата во исполнение собственного видения, однажды снизошедшего на него. Кавинант приподнялся, все еще слушая песню. У нее была удивительная способность заглушать вопросы и сомнения. Он встал прямо, держа голову так, словно был полон страсти. И скоро Освободившийся появился в поле его зрения на холмах к северу от Мерцающего озера. Он прекратил петь, как только увидел Кавинанта и Елену, но его появление поддержало его воздействие на них. Он был одет в длинное, спадающее платье, которое, казалось, не имело какого-то определенного цвета, но принимало цвет, который был рядом. Так оно было зеленым, как трава, ниже пояса, лазурным на плечах, а скалы и снега гор мерцали на его правой стороне. Его распущенные волосы пылали солнцем. Он подошел прямо к ним, и Кавинант рассмотрел наконец его лицо: тонко очерченные черты, немного неопределенные; глубокие глаза. Когда он остановился рядом, ни он, ни Елена не обменялись никакими ритуальными приветствиями. Он сказал просто нежным, чуть женственным голосом: - Оставь нас. - Его тон не выражал ни неприятия, ни команды, но было понятно, что это необходимо, и она молча поклонилась. Однако прежде, чем уйти, она положила ладонь на руку Кавинанта, взглянула ему в лицо. - Томас Кавинант, - сказала она с дрожью в голосе, словно боялась его или за него. - Юр-Лорд. Когда я пойду на войну, ты пойдешь со мной? Он не смотрел на нее. Он стоял так, будто врос ногами в землю, и смотрел в глаза Освободившемуся. Когда через некоторое время он собрался все же ответить, она склонила голову, сжала руки в кулаки и уже шла к Ревлстону. Назад она не оглядывалась, и скоро скрылась из глаз за холмами. - Пойдем, - сказал Освободившийся с той же интонацией необходимости в голосе. Не дожидаясь ответа, он пошел обратно по тому же пути, каким пришел. Кавинант неуверенно шагнул вперед, потом остановился, и тревога исказила его лицо. Он оторвал взгляд от спины Освободившегося и внимательно осмотрелся. Заметив свои носки и ботинки, он поспешил к ним, плюхнулся на траву и оделся. С осторожностью, словно руководствуясь чьими-то указаниями, он накрепко зашнуровал ботинки. Когда его ноги стали защищены от травы, он быстро поднялся и побежал вслед за толкователем снов. 10. ПРОРОК И ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ На следующее утро Лорд Морэм, открыв на стук дверь, увидел на пороге своих покоев Томаса Кавинанта, чей темный силуэт был похож на фигуру уныния, стоящую на фоне света, испускаемого полом. Он выглядел усталым и измученным, словно не ел и не спал с тех пор, как отправился в нагорье. Морэм, ни о чем не спрашивая, впустил его в гостиную, и пока он оставался стоящим перед каменным столом в центре палаты, закрыл дверь. Этот стол Морэм принес из комнаты Высокого Лорда, и _К_р_и_л_л_ Лорика все еще торчал из его поверхности. Посмотрев на изможденную спину Кавинанта, Морэм предложил ему питье и еду или постель, но тот резко отказался, несмотря на то, что был голоден. Странно глухим голосом он произнес: - Ты долго ломал над этим голову с тех пор... с тех пор, как это произошло. Ты вообще отдыхал? Я полагал, что Лорды отдыхают здесь внизу - в этих покоях. Морэм пересек комнату и встал перед гостем. _К_р_и_л_л_ бледно светился между ними. Морэм держался уверенно, он видел, что Кавинант чем-то озабочен, но причины этого волнения ему были непонятны, неясны. Лорд осторожно начал: - От чего мне отдыхать? У меня нет ни жены, ни детей. И отец мой, и мать были Лордами, и все, что я знал в этой жизни - это Учение Кевина. Трудно устать от такой работы. - Но ты занимался управлением. Ты предсказывал и прорицал. Ты единственный, кто способен видеть отсветы будущего - хочешь ты того или нет, даже если они заставляют тебя вскрикивать во сне, даже если ты не можешь выдерживать их. - Его голос на мгновение запнулся, и он сильно потряс головой, чтобы продолжить. - Да, пожалуй не удивительно, что ты не отдыхаешь. Я вообще не понимаю, как ты иногда спишь. - Я не Страж Крови, - спокойно отозвался Морэм. - Мне нужно спать так же, как и остальным. - Так что ты смог узнать обо всем этом? Знаешь ли ты, к добру ли это? И что за дело было у Амока? Морэм взглянул на него и улыбнулся поверх _К_р_и_л_л_а_. - Может сядешь, друг мой? Тебе предстоит многое услышать, и будет лучше, если ты чуть расслабишься. - Я не устал, - сказал Неверящий, явно кривя душой. В следующее мгновение он упал в кресло. Морэм тоже присел и увидел, что Кавинант сидит строго напротив, так, что _К_р_и_л_л_ по-прежнему находится между ними. Это взаимное расположение обеспокоило его, но он не смог придумать никакого другого способа помочь Кавинанту говорить и слушать. Он остался на своем месте и сосредоточился на том, чтобы понять, что же загорожено от его зрения сиянием _К_р_и_л_л_а_. - Нет, я не понимаю меч Лорика, и я не могу вытащить его из стола. Я, конечно, могу извлечь его, разбив камень, но ни к чему это не приведет. Мы не приобретем никаких знаний - у нас будет лишь оружие, но мы не будем знать, как с ним обращаться. Если _К_р_и_л_л_ будет освобожден именно так, толку от этого не будет никакого. Эта сила нам внове. И мы не хотим портить дерево или камень, во имя чего бы это ни совершалось. А что же касается Амока, я оставлю этот вопрос открытым. Аматин может ответить на него лучше. - Я спросил тебя. - Возможно, - сказал Морэм, - он был создан Кевином для защиты К_р_и_л_л_а_. Возможно сила, заключенная в нем, настолько опасна, что, попади она в безумные или невежественные руки, наделает немало бед. Если это так, то возможно, что цель Амока - предупредить нас от использования этой силы без соответствующих знаний. - В твоих устах это звучит как-то неправдоподобно. И это неправда. Или ты не слышал, как он сказал: "Я не послужил своей цели"? - Возможно он понял, что мы слишком слабы чтобы вернуть _К_р_и_л_л_ к жизни, и значит вообще бессильны использовать его как на доброе, так и на злое. - Хорошо, забудь это. Просто забудь, что это еще одна вещь, которую я сделал, не имея представления - как. Пусть все остается по-прежнему. Почему ты думаешь, что за всей этой неразберихой не стоит Кевин Расточитель Страны, который предвидел все, что вы будете делать, и создал для вас дополнительные руководства, как некий патриарх? Нет, забудь это. Я знаю это лучше, несмотря на то, что у меня прошло всего несколько недель за те сорок лет, которые вы ломали над этим голову. Скажи мне вот что. Что же такого особого есть в Учении Кевина? Почему вы так горячо следуете за ним? Если тебе нужна сила, почему ты не пойдешь и не поищешь ее сам вместо того, чтоб тратить зря время и силы целых поколений порядочных людей на пару никому непонятных Заветов? Хотя бы во имя здравомыслия, Морэм, если
в начало наверх
не ради явно прагматической пользы? - Юр-Лорд, ты превосходишь меня, я слушаю тебя, и мне кажется, что я был слеп и мертв. - Меня заботит не это. Скажи мне - почему. - Это не трудно - причина очевидна. Здесь есть Земная Сила, которая не считается с нашим мастерством или пользой. Здесь есть Страна. И есть здесь погибель и несчастье - Камень Иллеарт. И Презирающий - тоже здесь, сопротивляемся ли мы ему или нет. О, как я могу говорить об этом? Иногда, мой друг, самые простые и ясные причины труднее всего определить. - Он замолчал на мгновение, чтобы подумать. Но сквозь тишину он ощутил подъем волнения, словно Кавинант цепляется к словам между ними и пытается растащить их. Морэм продолжил излагать свой ответ, однако не считая его уже удовлетворительным. - Рассмотрим это так. Изучение Учения Кевина - это единственное, что мы можем принять. Ты, конечно, понимаешь, что мы не можем надеяться, что земля сама заговорит с нами, как это было с Береком Полуруким. Такое не происходит дважды. Поэтому неважно, насколько мы храбры или насколько сильно наше желание; этот путь не сможет еще раз спасти Страну. Земная Сила все ж остается, чтоб быть использованной во благо Страны - если мы будем в состоянии это делать. Но мощь... Обладание любой мощью всегда ужасно. Она не может оградить себя от зла или неправильного использования. Как ты сказал, мы можем и сами попытаться подчинить себе Земную Силу. Но риск при этом слишком велик. Юр-Лорд, мы приняли клятву Мира, а она не терпит компромиссов. Вспомни - прости, мой друг, но я приведу тебе понятный пример, - вспомни судьбу супруги Трелла Этиаран. Она осмелилась использовать силу, которая была слишком велика для нее, и была уничтожена. А результаты могли быть куда хуже. Она могла уничтожить и других или причинить Стране вред. Как можем мы, Лорды, принесшие клятву сохранять здоровье и красоту Страны, оправдывать такой риск? Нет, мы должны действовать по-другому. Если мы хотим поставить Силу на службу защиты Страны, не причиняя Стране вреда, мы должны уметь управлять ею. Для этой цели Кевин и создал свои Заветы - чтоб те, кто придет следом за ним, управляли силой мудро. - Надо же! - воскликнул Кавинант. - Посмотрите, какое он сделал благо. Адский огонь! Представь, что ты смог разгадать или тебе подвернулась удача или просто случай завладеть всеми Семью Заветами и постичь их, и тогда получится так, что - кровавое проклятие! - что всеми почитаемый, старый, мертвый Кевин даст в твои руки секрет Ритуала Осквернения! И это - окажется твоим последним шансом остановить Фаула в войне - снова! Как ты сможешь растолковать это людям, которые появятся здесь опять только через тысячу лет потому лишь, что ты не смог предотвратить повторения истории? Или ты думаешь, что когда придет кризис, ты как-нибудь сотворишь нечто лучшее, чем Кевин? Он говорил холодно, быстро, но скрытая надуманность в голосе подсказала Морэму, что не это занимает главное место в его мыслях. Казалось, он хотел проверить Лорда, проведя его сквозь круг вопросов. Морэм отвечал осторожно, надеясь успокоить Кавинанта, не сделав ошибок. - Мы знаем, что нам угрожает. Мы знаем это с тех пор, как великаны вручили нам Первый Завет. И потому мы дали клятву Мира - и сохраним ее, чтобы никогда более отчаяние не повредило ни жизни, ни Стране. И если мы придем к состоянию, когда должны будем совершить осквернение или быть разгромленными, мы будем воевать, пока не будем разгромлены. Судьба Земли будет в других руках. Для меня это вполне естественно, но это трудно для тебя. Только обладая этим Белым Золотом можно строить планы по искоренению всего, что мешало нам до этого, - если только не учитывать тот факт, что оно бесполезно. До этого не было силы столь значительной, чтобы в случае отчаяния ее было достаточно, чтобы уничтожить всю Страну, если ты этого захочешь. - Однако сейчас Фаул может взять мое кольцо - или я сам могу использовать его против вас - однако при этом спасти вас я не могу. Руки Кавинанта дернулись на столе, словно кто-то ощупывал его. Пальцы переплелись, подвигались, а потом бесцельно постучали по столу. - Хорошо, забудь это тоже. Пойдем дальше. Я еще вернусь к этому. Так как ты, во имя всех богов, собираешься воевать - воевать, Морэм, а не фехтовать - с ордами пещерников и юр-вайлов, когда каждый, кто способен держать меч, дал эту клятву Мира? Или ты знаешь как воевать без крови? Морэм хотел сказать, что Кавинант слишком далеко зашел в своих обвинениях, но подрагивание ладоней подсказало ему, что Кавинант оскорблен больше собой, чем Страной или Лордами. Это подбодрило его, и он продолжил. - Убийство, мой друг, всегда отвратительно. И то, что мы не можем его избежать - наша слабость. Но я напомню тебе еще кое-что. Ты слышал Кодекс Берека - одну из частей клятвы Мира. Там говорится: Не порань, где достаточно удержать, Не изувечь, где достаточно поранить, Не убей, где достаточно изувечить. Величайший воин - тот, который Обходится без убийств. И ты слышал, как Лорд Протхолл сказал, что Стране не могут служить те, кто понапрасну проливает кровь. Этим он выразил суть клятвы. Мы сделаем все, что сможем, чтоб защитить Страну. Но мы не сделаем ничего Стране, нашим врагам, нам самим, движимыми черными страстями, болью или жаждой смерти. Понятно это, Юр-Лорд? Если нам придется сражаться и, да, убивать, то при этом мы будем только защищаться, так что никогда не станем подобны нашему Врагу. Именно в этом Кевин Расточитель Страны потерпел неудачу - он был ослаблен презрением, которое является силой лишь для Презирающего. Нет, мы должны воевать только для того, чтобы спасти или освободить себя от зла, но не принимать при этом в себя зло, как поступил Кевин - и проиграл. А если мы будем вредить друг другу или Стране или ненавидеть наших врагов - то не наступит рассвет после ночи этого поражения. - Это все софистика. - Софистика? Я не знаю такого слова. - Удобная аргументация чтобы обосновать то, что ты уже заранее решил. Рационализация. Война - другое название мира. А когда ты воткнешь меч в врага, ты всего лишь порежешь его плоть, и кровь его по-прежнему будет иметь такие же права на существование, как и твоя. - Неужели ты действительно считаешь, что нет никакой разницы в том, что бороться ли за уничтожение Страны или за сохранение? - Разница?! А что с ней делать? В любом случае это будет убийство. Но не это важно. Забудь и это. Ты сделал хорошую работу. Если я не нашел в твоих ответах дыр лучше этой, мне остается только закончить все... - Его руки затряслись и он убрал их под стол. - Закончить все смертью, вот как. Откинувшись в кресле, Кавинант гнетуще замолчал. Морэм почувствовал напряженность между ними и решил, что пришло время ему задавать вопросы. Выговорив для успокоения про себя Семь Слов, он добро сказал: - Ты озабочен, друг мой. Трудно отказать Высокому Лорду, не так ли? - Что? - осекся Кавинант. Но спустя момент он простонал: - Да. Да, это так. Но дело не в этом. Трудно отказать и всей Стране. Я понял это с самого начала. - Он помолчал и сказал: - Знаешь, что она сделала вчера? Она взяла меня на нагорье встретиться с Освободившимся, с человеком, объясняющим сны. Я пробыл там день или больше... но ты пророк и предсказатель - и я не хотел говорить тебе о нем. Ты, наверное, сам ходил туда чаще чем кто-либо другой, - если только обычные люди вообще его посещают, если они могут выслушивать ту неуважительность и смех, и ничего больше. Так что ты наверное знаешь, на что это похоже. Ты знаешь, как он накладывает руки на твои глаза и держит в подчинении и разлагает по косточкам... Но ты - пророк и предсказатель. Возможно, ты знаешь, что он мне сказал. - Нет, - тихо ответил Морэм. - Он сказал... Адский огонь! - он потряс головой, словно выливал воду из ушей. - Он сказал, что то, что мне снится - это действительно правда. Он сказал, что я очень удачлив. Он сказал, что люди с такими снами - истинные враги Злобы; и вмешивается в это не Закон, Посох Закона не может заставить Фаула воевать с этим - нет, это Дикая Магия и сны против Злобы. - На мгновение воздух вокруг него был пропитан негодованием. - И еще он сказал, что сам я не верю этому своему сну. Это мне очень помогло. Я хотел лишь узнать, кто я - герой или трус? - Нет, не пытайся ответить на такой вопрос. Это не тебе решать. Морэм улыбнулся, чтоб разубедить Кавинанта, но тот продолжил: - Во всяком случае, я обрел уверенность в том, что это стоящее дело. Хотя это не совсем то, чего люди хотят от меня получить. Зондируя снова, Морэм сказал: - Может быть. Но я этого не вижу. Ты не показываешь нам, что веришь, наоборот - только неверие. Если это и вера, то не вера _в_, а вера п_р_о_т_и_в_. Кавинант вскочил на ноги, как если бы его ужалили: - Вот с этим я не согласен! То, что я не подтверждаю Страну или что бы там ни было, фанатично отстаивая с пеной у рта шанс видеть подобно Трою, не означает, - предполагая, что есть какой-то род справедливости в ярлыках и названиях, которые люди расклеивают вокруг, - предполагая, что вы можете дать какое-то имя для всего этого бескишочного, - не означает, что я не могу доказать это даже самому себе. Вовсе не это означает мое Неверие. - Так что же оно означает? - Оно означает... - На мгновение Кавинант остановился, ища слова. Затем он подался вперед и закрыл от себя сияние _К_р_и_л_л_а_ руками, чтобы тот не слепил его глаза. Голосом, неожиданно резким, с покрасневшим лицом и навертывающимися слезами, он прокричал: - Оно означает, что я пытаюсь воздержаться... пытаюсь не доверять никому... пытаюсь сохранять что-то для самого себя. И при этом не знаю - почему! Он откинулся назад и склонил голову, спрятав ее в руках, словно опечалившись. - П_о_ч_е_м_у_? - мягко произнес Морэм. - Это не такой уж и сложный вопрос, куда сложнее объяснить _к_а_к_. Некоторые наши легенды намекают на один ответ. Они рассказывают о начале Земли, почти сразу после того, как началось Время, когда Создатель обнаружил, что его брат и Враг, Презирающий, испортил его творение, поместив зло глубоко в сути Земли. В боли и горечи, Создатель поверг врага с небес на Землю и заключил его там Аркой Времени. Так, как гласит легенда, к нам пришел Лорд Фаул. Говоря, он заметил, что не отвечает на вопрос Кавинанта - вопрос имел другую направленность, которая была ему не понятна. Но он продолжил, предлагая Кавинанту единственный ответ, которым обладал: - Нам теперь ясно, почему Лорд Фаул страстно желает отомстить брату, Создателю. И наконец, после веков ненужных войн, продолжающихся от злобы, от желания отомстить людям, раз уж нельзя отомстить Создателю, Лорд Фаул понял, как достичь своей цели, разрушить Арку Времени, завершить свое заточение и вернуться в запретный дом, во имя зла и горя. Когда Посох Закона, потерянный Кевином при Осквернении, попал в его руки, он получил шанс навести мост между мирами - шанс доставить в Страну Белое Золото. - Скажу просто: цель Фаула - повелевать Дикой Магией - ПОСКОЛЬКУ ЭТА СИЛА - ЯКОРЬ АРКИ ВРЕМЕНИ, КОТОРАЯ ОХВАТЫВАЕТ И УПРАВЛЯЕТ ВРЕМЕНЕМ - и с ее помощью привести Время к концу, и так избавиться от заключения и распространить свое влияние повсюду во вселенной. Чтобы сделать это, он должен победить тебя, вырвать Белое Золото из твоих рук. Тогда вся Страна и вся Земля неизбежно падут. Кавинант поднял голову, и Морэм попытался предупредить следующий вопрос: - Но как? - как Презирающий собирается достичь этой цели? О, этого я не знаю. Он будет выбирать пути так похожие на наши собственные, что нам будет очень трудно им сопротивляться. Мы даже не способны различить их, пока лишены всякой помощи - кроме тебя, - независимо, помогаешь ты нам или нет. - Но почему? Почему именно я? Снова Морэм почувствовал, что его ответ не соответствует вопросу Кавинанта. Но он предложил его потому, что это было единственное, что он мог предложить в качестве ответа своему мучающемуся посетителю. - Друг мой, это в моем сердце, что тебя выбрал Создатель. Это наша надежда. Фаул научил Друла как осуществить вызов, потому что мечтал о Белом Золоте. Но Посох Закона был в руках Друла, а не Фаула. И Презирающий не мог контролировать, кого вызывать. И если ты был все же как-то выбран, то выбран был Создателем. - Слушай. Он - Создатель, творец Земли. Как он может оставаться равнодушным, видя свое творение разрушаемым? Но при этом он не может протянуть нам руку помощи. Таков закон Времени. Если он потревожит Арку чтобы коснуться Страны своей силой, Время придет к концу и Презирающий освободится. Поэтому только мы сами должны сопротивляться везде Лорду Фаулу. С твоей помощью, друг.
в начало наверх
- Адский огонь! - пробормотал Кавинант. - Это все, что ты должен понять. Он не может озарить тебя, чтоб научить или помочь, потому же, почему и нас. Точно так же он не может озарить, научить и помочь тебе в твоем мире. Ибо если он сделает это, то ты будешь несвободен. Ты станешь его инструментом, и твое присутствие здесь разрушит Арку Времени, освободит Злобу. Итак, ты выбран. Создатель верит, что твоя сила и добро и воля спасут нас от гибели. Если же он не прав, он вложил оружие разрушения своего творения в руки Лорда Фаула. После долгого молчания, Кавинант произнес: - Адский риск. - Да, но он - Создатель. Как может он поступить иначе? - Он может все уничтожить и попробовать снова. Но я подозреваю, ты не думаешь, что боги настолько смиренны. Или вы называете это надменностью - уничтожать? Впрочем, не важно. Мне показалось, что не все Лорды верят во вмешательство Создателя так, как ты. - Это так. Но ты пришел ко мне, и я ответил, как мог. - Я знаю. Не обращай внимания. Но скажи, как бы ты поступил на моем месте? - Нет, - Морэм передвинул стул так, чтоб видеть лицо Кавинанта. Уставившись в его колеблющиеся от сияния _К_р_и_л_л_а_ черты, он сказал: - На это я не отвечу. Что я могу предложить? Сила - страшная вещь. Я не могу помочь тебе с ответом. И даже себе не могу. Растерянность на лице Кавинанта мгновенно растворилась в заинтересованности. Но он не заговорил, и Морэм решил рискнуть задать еще один вопрос: - Томас Кавинант, почему ты так заботишься об этом? Что тебя волнует? Ты говоришь, что Страна - это твой сон, иллюзия, и у нас нет реальной жизни. Тогда не обращай на все это внимания. Принимай это за сон и смейся над нами. А когда ты проснешься, то освободишься от нас. - Нет, - сказал Кавинант. - Я узнал кое-что из того, что ты мне сказал - и начал понимать. Слушай. Весь кризис здесь - отражение борьбы во мне самом. Черт, я болел проказой так долго, что начал уже полагать, что отношение людей к прокаженным является вполне оправданным. Таким образом, я становлюсь своим собственным врагом, своим собственным Презирающим - действующим против самого себя, когда я пытаюсь остаться живым и быть при этом в согласии с людьми, которые так этому мешают. Вот почему мне снится это. Очищение. Разрешить дилемму подсознательно так, чтобы проснувшись я был готов к борьбе. Он внезапно встал и оглядел покои Морэма расширившимися глазами. - Конечно. Это так. Почему это не пришло мне в голову раньше? Я убеждал себя, что это все попытка к бегству, самоубийство. Но это не так, вовсе не так. Не только для того, чтобы забыть все те привычки, что сохраняют мне жизнь. Это лечение сном. Но гримаса боли снова исказило его лицо. - Адский огонь! - воскликнул он. - Все это похоже на тот роман, который мне пришлось сжечь... Наоборот, когда я сам пылал изобилием идей романа... Когда у меня еще был роман, чтобы его сжечь! Морэм услышал болезненную перемену в тоне Кавинанта и пытался постичь собеседника. Но это уже не было нужно: Кавинант потерял направленность своих вопросов, словно цель их затерялась где-то в покоях Морэма. Он остановился возле Лорда, глядя не отрываясь на _К_р_и_л_л_. Его голос дрожал: - Я не верю этому. Это - просто иной путь к легкой смерти. А я и так уже знаю их слишком много. Казалось, он споткнулся, хотя все еще продолжал стоять. Он нагнулся вперед и схватил Морэма за плечи. Так он стоял мгновение, уткнувшись лбом в грудь Морэма, пока тот не опустил его в кресло. - Ох, мой друг, как мне помочь тебе? Я не понимаю. Губы Кавинанта дрожали, но с видимым усилием он снова овладел своим голосом. - Я просто устал. Я не ел со вчерашнего дня. Этот Освободившийся меня вымотал. Немного еды было бы совсем неплохо. Возможность что-либо сделать для Кавинанта придала Морэму уверенности. Он быстро принес гостю флягу с весенним вином. Кавинант стал пить его так, словно внутри у него была засуха, и Морэм снова ушел в соседнюю комнату поискать пищу. Когда он клал на поднос хлеб, сыр и виноград, он услышал резкий, далекий выкрик. Голос кричал его имя с настойчивостью, которая наполнила его сердце ужасом. Он поставил поднос, поспешил открыть дверь своих покоев. Во внезапно открывшемся свечении поверхности пола зала он увидел воина, стоящего на одном из балконов, высоко над ним. Воин был еще молодым человеком - слишком молодым для пушечного мяса, быстро подумал Морэм, - который потерял контроль над собой. - Лорд Морэм! - кричал он. - Приходи! Сейчас! В палату Совета! - Стоп! - властный голос Морэма привел воина в себя. Он вздрогнул, застыл, прекратил бессвязные выкрики. Увидев, что он взял себя в руки, Морэм продолжил более мягко: - Я слушаю тебя. Говори! - Высокий Лорд просит тебя прибыть в палату Совета Лордов как можно скорее. Прибыл курьер из Равнин Ра. Серый Убийца приближается. - Война? - Морэм говорил мягко, чтобы скрыть резкое волнение крови. - Да, Лорд Морэм. - Пожалуйста скажи Высокому Лорду, что... что я слышал тебя. Двигаясь осторожно, Морэм вернулся к Кавинанту. Неверящий встретил его взгляд горящим, решительным взором, словно его череп был расколот между глазами. Морэм спросил просто: - Ты пойдешь? Кавинант отвел взгляд и сказал: - Скажи мне, как ты смог уйти... когда Опустошитель поймал тебя - возле Яслей Фаула? Морэм сознательно ответил спокойно, без испуга, который в его играющих золотом глазах выглядел как угроза. - Стражи Крови были убиты. Но когда Опустошитель _с_а_м_а_д_х_и прикоснулся ко мне, он узнал кое-что обо мне, как и я узнал о нем. И он был обескуражен. Мгновение Кавинант не двигался. Затем опустил свой взгляд. Он осторожно поставил флягу на стол рядом с _К_р_и_л_л_о_м_, подергал себя несколько мгновений за бороду, затем вскочил на ноги. На взгляд Морэма он выглядел как тонкая свеча на ветру - хрупким, ломким и безнадежным. - Да, - сказал он - Елена просила меня о том же. Для общей пользы я тоже пойду. Он неуклюже шагнул наружу, на светящийся пол. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ВОМАРК 11. ВОЕННЫЙ СОВЕТ Что бы там ни утверждал Кавинант, Хайл Трой был уверен, что Страна не была его фантазией. Он воспринимал ее беды с острой сердечной болью. В "реальном" мире он был не просто слеп, он был слеп с рождения. Ему очень не хватало органов зрения, которые могли бы дать ему представление о том, что значит видеть мир. И до тех пор, пока он не был каким-то мистическим образом переброшен из предсмертного состояния на залитую солнцем траву Тротгарда, и свет, и темнота были одинаково непонятны ему. Он не знал, что жил до этого в мире постоянных сумерек. Он воспринимал мир на вкус, на слух, на ощупь. Его восприимчивость к энергетическим оболочкам объектов и к резонансам пространства была лишь пустыми словами, пока не стала его единственным средством ощущения окружающего мира. И он был хорошим стратегом именно потому, что его восприятие мира и пространства было безупречным: оно не было затуманено ни цветом, ни яркостью, ни временем суток, ни иллюзиями. Поэтому он не смог бы убедить себя, что вообразил себе эту Страну. Если она была мечтой, то его прежний ум просто не имел материала для создания такой мечты. Ведь когда он появился здесь, когда Елена объяснила, что этот наплыв новых, доселе неизвестных ему впечатлений и чувств, так поразивший его, является зрением, все ощущение были внове для него. Это не было восстановлением чего-то, что он ранее когда-то потерял. Это для него было откровением. Он знал, что Страна - настоящая. И он знал, что будущее ее висит на волоске в зависимости от его стратегии в этой войне. Если он ошибется, все то яркое и цветное, что он мог нынче видеть, будет обречено. Поэтому когда Руэл, Страж Крови, назначенный следить за ним, вошел в его покои и сказал, что гривомудрая ранихийка прибыла из Равнин Ра и принесла известия об армии Фаула, Трой почувствовал настоящую панику. Началось. Началась проверка всех его планов, приготовлений и надежд. И коль он поверил когда-то сказанию Морэма о Создателе, он должен был бы теперь пасть на колени и вознести молитву. Однако Трой привык полагаться лишь на себя. Боевая Стража и стратегия были его делом, он был командующим. Он задержался лишь для того, чтоб закрепить на голове повязку и подтянуть на талии пояс с традиционным мечом вомарка из черного дерева, а потом последовал за Руэлом в палату Совета. Проходя по коридорам, он благодарил горящие в них факелы за яркость. Только с их помощью он, хоть и тускло, но видел. При дневном свете он видел отчетливее, улавливая больше деталей и на расстоянии даже большем, чем дальнозоркие великаны. Солнце сокращало для него расстояния, и временами ему казалось, что он способен ощущать Страну в большей степени, чем другие. Но ночь восстанавливала его слепоту подобно настойчивому напоминанию о том, откуда он пришел. Пока солнца не было, без огней факелов он был затерян. Свет звезд не нарушал его мрака, и даже полная луна была не более чем серым пятном в его сознании. Временами по ночам неспособность видеть пугала его подобно отречению от солнечного света и способности видеть. В силу привычки он продолжал носить солнечные очки. Он так долго носил их из уважения к зрячим, чтобы те не видели его лицо, что они стали частью его. Однако самих их он никогда не видел. Все, что было ближе, чем в шести дюймах от его глаз, было недоступно его новому видению. Чтоб сдерживать свое волнение, он шел к палате Совета большими неспешными шагами. Группа хафтов, командиров Боевых Дозоров, приветствовала его перед входом в палату, вскинув мечи и постучав ими. Как раз в это время по лестнице подобно соколу спустился Лорд Вереминт и пронесся за их спинами. Но Хайл Трой не изменил шага, пока не дошел до высоких дверей палаты Совета Лордов. Здесь он нашел Кеана, ожидавшего его. Видение старого вояки хилтмарка причинило ему неясную боль. В этом тусклом свете тонкие седые волосы придавали Кеану хрупкий вид. Но тот живо поприветствовал Троя и отрапортовал, что все пятьдесят хафтов уже здесь. Пятьдесят. Трой произнес это про себя, как слова команды: пятьдесят Боевых Дозоров - это тысяча просто Дозоров, а всего двадцать одна тысяча и еще пятьдесят воинов, плюс Первый Хафт Аморин, хилтмарк Кеан и он сам. Он кивнул Кеану, словно хотел сказать, что этого количества хватит. Потом он спустился в низ палаты, чтобы занять свое место. Почти вся палата была полна, и большая часть основных руководителей уже была в своих креслах. Помещение так хорошо освещалось, что он видел все отчетливо. Высокий Лорд сидела во главе стола с выражением спокойной уверенности на лице, а между ней и Троем находились уже Каллендрилл, Тревор, Лерия и Аматин, хранившие гордое молчание. Трой знал их всех и мог предположить, о чем сейчас думает каждый из них. Лерия надеялась, что ей и Тревору все же не придется уезжать из Ревлстона, оставив дочерей, несмотря на требование ее принадлежности к Лордам. А ее муж, казалось, вспоминал, как он потерял сознание в борьбе со злом вейнхима _д_у_к_к_х_а_, не выдержав накала противоборства - вспоминал, и удивлялся, как он еще находит в себе силы воевать дальше. Что же касается Елены, то Трой не делал никаких предположений. Ее красота смущала его; он не хотел думать, что что-то может случиться с ней на войне. Он намерено удерживал свой взгляд в стороне от нее. Слева от нее, через пустое кресло Морэма, сидел Лорд Вереминт, а за ним было еще два пустых кресла - места Шетры и Гирима. На мгновение Трой вспомнил о миссии. Спустя четыре дня после их отъезда разведчики передали сообщение, что они уже миновали Зломрачный Лес. Конечно, после этого Трой не надеялся на новости, пока не станет уже окончательно ясно, достигла успеха эта затея или нет. В глубине души он надеялся, что когда-нибудь в ходе войны он наконец увидит идущих на помощь великанов, которых ведут Шетра и Гирим. Он опасался, что они будут ему даже очень нужны. Рядом с Высоким Лордом, чуть выше ее, сидели хатфролы Торм и Бориллар с хилтмарком Кеаном и Первым Знаком Морином. А позади Лордов, заняв почти весь первый ряд галереи, находились другие Стражи Крови: Моррил, Банн, Ховар, Корал и Руэл со стороны Троя; и Террел, Томин и Баннор - напротив
в начало наверх
него. Большинство остальных людей, собравшихся в палате Совета Лордов, были его хафтами. Они были уставшими и напряженными. У большинства не было опыта войны, но они прошли его суровую подготовку. Он надеялся, что все услышанное на Совете придаст им храбрости, обратит их нетерпение в мужество. Им предстояло суровое испытание. Несколько Хранителей Учения, гостивших сейчас в Ревлстоне, тоже присутствовали здесь, а также наиболее квалифицированные в Твердыне в вопросах учений радхамаэрль и лиллианрилл. Но Трой не увидел среди них гравлингаса Трелла. Он испытал облегчение - больше за него, чем за Кавинанта. Вскоре в палату вступил Морэм, ведя с собой Неверящего. Кавинант был сильно уставшим - голод и слабость были отчетливо видны на его лице, но Трой заметил, что особого вреда ему это не причинило. И то, что он опирался на Морэма, говорило о том, какой незначительной угрозой Лордам он был в этот момент. Трой нахмурил брови, стараясь, чтоб волна его негодования на Кавинанта не накатила снова. Как только Морэм усадил Кавинанта и сел на свое место, Трой обратил свое внимание на Высокого Лорда. Он была готова начать, и, как всегда, каждое ее движение, каждый изгиб тела очаровывал его. Она медленно обвела взглядом стол, встречаясь глазами с каждым из Лордов, а затем ясным и спокойным голосом произнесла: - Друзья, Лорды и Хранители Учения, защитники Страны! Суровое время пришло. К добру или злу, на радость или горе - испытания ждут нас. Слово войны здесь. В наших руках судьба Страны, потерять или сохранить ее - зависит от нас. Время приготовлений закончилось. Отныне мы больше не строим и не планируем наше будущее. Отныне мы воюем. Если наших сил не хватит, чтобы защитить Страну, мы падем, и тот мир, который наступит вслед, будет устроен так, как хочет Презирающий, а не мы. Слушайте меня, друзья мои. Я говорю не для того, чтобы омрачить ваши сердца, а чтобы предостеречь вас от ложных надежд и мечтаний, которые могут помешать достигнуть цели. Мы - надежда Страны. Мы должны бороться за нее, не щадя своих сил. Наступило время проверить, чего мы стоим. Слушайте и не ошибитесь. Эта проверка решит все. На мгновение она прервалась посмотреть на внимательные лица. И когда увидела решимость в их глазах, улыбнулась и сказала тихо: - Я - не боюсь. Трой кивнул самому себе. Если все его воины чувствуют то же, что и он, ей боятся нечего. - А теперь, - сказала она, - давайте послушаем того, кто принес эти вести. Допустите сюда гривомудрую. По ее приказу два Стража Крови открыли дверь и впустили ранихийку. Женщина была одета в короткое темно-коричневое платье, оставлявшее руки и ноги открытыми, а ее длинные черные волосы были перехвачены на затылке шнурком. Этот шнур и маленькая гирлянда желтых цветов на шее, уже увядшая, являлись отличительным знаком гривомудрых - высшего звания среди ее соплеменников. Ее сопровождали четверо Стражей Крови, но по лестнице она двигалась впереди них, и утомление от долгого перехода она несла с гордостью. Однако несмотря на бравость ее духа, Трой заметил, что она едва стоит на ногах. Некогда видимо изящная грация ее движений сейчас была вялой. Ее глаза, когда-то широко открытые небу, гнездились в сетке морщин, а усталость долгих лиг пути налила ее кости свинцом, придав бледно-серый оттенок ее загорелому телу. С внезапной тревогой Трой понадеялся, что она пришла не слишком поздно. Спустившись на самый нижний уровень палаты Совета, она остановилась. Елена встала и торжественно обратилась к ней: - Приветствую тебя, гривомудрая, носящая высшее звание ранихийцев, самоотверженных служителей ранихинов! Добро пожаловать в Твердыню Лордов - цела ты или нет, в гонениях или в милости - проси или давай! Ни в чем мы не откажем тебе, пока у нас есть жизнь и сила встретить нужду. Я - Высокий Лорд Елена. Я говорю от имени всего Ревлстона. Трою был хорошо знаком этот ритуал приветствия друзей, но гривомудрая смотрела на Елену хмуро, словно не желая отвечать. Она повернулась вправо от себя и произнесла тихо и резко, совсем не так, как говорили все ранихийцы: - Я знаю тебя, Лорд Морэм. - Не дожидаясь ответа, она повернулась дальше. - И я знаю тебя, Кавинант Кольценосец. - Когда она посмотрела на него, спокойствие почти исчезло с ее лица. Теперь это была не просто усталость и слабость старой женщины, а что-то еще. - Ты потребовал ранихинов среди ночи, когда ни один смертный не требует их. И все же они откликнулись - сотня Косматых, больше, чем когда-либо видели ранихийцы в одном месте. Они вставали на дыбы из уважения к Кольценосцу. А ты отказался седлать их. - В ее голосе чувствовалось уважение к акту благоговения ранихинов перед этим человеком. - Кавинант Кольценосец, знаешь ли ты, кто я? Кавинант пристально посмотрел в ее глаза с болью во взгляде, словно его голова раскалывалась. Через мгновение он сказал: - Веселая. Ты... ты была домозаботящейся Веселой, тогда, в Обители. Гривомудрая отвела свой взгляд. - Да. Но ты не изменился. Сорок одно лето прошло с тех пор, как ты был в Равнинах Ра, в Обители, и отказывался есть еду, которую я тебе подносила. Но ты не изменился. Я тогда была очень молодой, домозаботящейся, как раз перед посвящением в шнуроносящие - а сейчас я стара, а ты все так же молод. Ах, Кавинант Кольценосец, ты был слишком груб со мной. Он смотрел на нее как пришибленный. Воспоминания, которые она пробудила, были болезненными для него. В следующий момент она подняла руки к голове, прижала их запястьями над ушами, ладонями вперед, и поклонилась ему традиционным приветствием ранихийцев. - Кавинант Кольценосец, я знаю тебя, а ты меня нет. Я уже не та домозаботящаяся Веселая, которая стала шнуроносящей и заботилась о ранихинах еще в те времена, когда Обитель была полна рассказов о тебе и походе за Посохом, когда гривомудрая Гибкая вернулась из темных подземелий, повидав Огненных Львов горы Грома. И я уже не та шнуроносящая Веселая, что стала затем гривомудрой, которую Лорды попросили дать разведчиков-ранихийцев, чтобы отправить их в Испорченные Равнины между Землепровалом и Раздробленными Холмами. И эта их просьба была услышана, хотя Лорды знали, что жизнь ранихийцев - в Равнинах Ра, в служении ранихинам. Да, эта просьба была услышана, и была исполнена гривомудрой Веселой вместе с ее шнуроносящими. Она взялась провести эту разведку, потому что ненавидела Ядовитого Клыка и восхищалась Гибкой, отважившейся покинуть Равнины во имя Лордов, и потому что гордилась Кольценосцем, Носящим Белое Золото, который отказался седлать ранихинов, когда они пришли к нему. Но теперь нет больше гривомудрой Веселой. Сказав это, она сжала руки в кулаки, а на ногах ее заиграли мышцы. Возвысив голос, она продолжила: - Я - гривомудрая Печаль - старая плоть той, что звалась когда-то Веселой. Я видела, как надвигается Ядовитый Клык, и все мои шнуроносящие были убиты... - Она как-то осела, голова ее бессильно опустилась. - И я пришла сюда - я, которая никогда бы не покинула свой дом - Равнины Ра. Я пришла сюда, к Лордам, которые называют себя друзьями ранихинов, но это - только когда у них горе... Пока она говорила, Лорды хранили молчание, и вся палата наблюдала за ней с тревогой неизвестности, колеблясь между сочувствием ее горю и желанием услышать, что же она пришла им сообщить. Но Трой заметил, что голос ее опасно дрожит. Ее тон достиг наивысшего упрека, который она до этого не высказывала. Ему была известна мрачность, которая обычно сопровождала возмущение, испытываемое всеми ранихийцами когда кто-нибудь имел наглость эксплуатировать ранихинов. Но это... Это он не понимал. И ему не терпелось услышать наконец новости. Гривомудрая Печаль почувствовала возрастающую вокруг напряженность. Она осторожно отступила от Кавинанта и впервые обратилась ко всей аудитории. - Да, говорят, что Лорды наши друзья. Так говорят. Но мне это не ведомо. Вы пришли в Равнины Ра и дали нам это задание без думы о том, какую боль мы испытываем в холмах, которые нам вовсе не дом. Вы пришли и предложили себя великодушию ранихинов, словно хотели быть принятыми Косматыми. А когда вы были приняты, как были приняты Стражи Крови - пятьсот Косматых порабощены как средство достижения ваших целей, а не их - вы стали отзывать ранихинов от нас, чтобы подвергать их опасности там, где никто не может их защитить, где рвется плоть и проливается кровь, где совсем не растет аманибхавам, чтоб остановить боль и смерть. О, ранихины! Не смотрите на меня так недоверчиво. Я знаю про вас все. Мягким дружеским голосом, полным извинения, Елена сказала: - И все же ты пришла. - Да, - снова уставшим голосом сказала гривомудрая. - Я пришла. Я добежала. Я добралась. Я прибыла. Я знаю, что мы вместе боремся против Ядовитого Клыка, хотя вы и предали нас. Лорд Вереминт было вспылил, но Елена остановила его взглядом и спросила так же мягко: - И как же мы предали вас? - О, ранихийцы не забыли! В легендах, сохранившихся со времен могущественного Келенбрабанала, мы знали Ядовитого Клыка и войны Старых Лордов. Всегда, когда Клык-Терзатель развертывал войска на Нижней Стране, Старые Лорды приходили на древнее поле боя к северу от Равнин Ра и вод Камышового Протока и воевали на Землепровале, не допуская Клыка-Терзателя в Верхнюю Страну. Так что ранихины были защищены, и ранихийцы покидали свои холмы, чтобы воевать вместе с Лордами. Но вы!.. Ядовитый Клык наступает, а ваша армия здесь. Равнины Ра оставлены без защиты и помощи. - Это был мой план, - нетерпение сделало голос Троя более резким, чем он хотел. - Так зачем все это? - в ее голосе звучал вызов. - Я полагаю, для этого есть достаточно много основательных причин, - ответил он, стараясь уверить себя, что не ошибается, и быстро продолжил: - Вот смотри. Ты права - каждый раз, когда Фаул собирал армию, Лорды приходили воевать с ним на Землепровал. И каждый раз они проигрывали. Их всегда оттесняли назад. Слишком много различных путей ведут наверх из Нижней Страны. И к тому же каждый раз Лорды оказывались далеки от своих запасов и резервов. Конечно, они сражались отчаянно, и это снимало напряжение в Равнинах Ра, истощая силы Лорда Фаула, которому приходилось воевать сразу везде. Но Лорды проигрывали. Не оставалось ни одного полноценного Боевого Дозора, и Боевой Страже приходилось спешно отступать, чтоб выжить, перегруппировывать силы и продолжать бои снова и снова, все дальше и дальше к западу - ближе к Ревлстону. И это еще не все. На этот раз войска Фаула могут выступить с севера, от Сарангрейвской Зыби. Раньше он так никогда не делал. Север Сарангрейва всегда контролировали великаны. Но на этот раз, - он поморщился при этой мысли о великанах, - на этот раз есть некоторая разница. Если бы мы направились к вам, в то время как Фаул оказался бы на пути к северу от горы Грома, мы оказались бы не в состоянии помешать ему напасть на Твердыню. Ревлстон мог бы пасть. Поэтому я принял такое решение. Я решил ждать его здесь. Не говори, что я не прав - мы не бросаем вас. На самом деле, я не думаю, что вам угрожает большая опасность. Вот смотри, допустим, что армия Фаула насчитывает пятьдесят тысяч, или даже сто тысяч. Столько времени займет у него покорение Равнин Ра? - Он этого не сделает, - выдохнула Печаль. Вомарк кивнул: - Даже если он и сделает, это займет у него годы. Вы слишком хорошие охотники, и вы будете воевать с ним на своей земле. Вы и ранихины будете ходить вокруг него кругами, и каждый раз, когда они будут оказываться к вам спиной, будете убивать кого-нибудь. Даже если их будет в пятьдесят раз больше, чем вас, вы просто пошлете ранихинов в горы и будете держаться в отдалении от Фаула и откалывать от его армии по кусочку Бог знает как долго. Нет, пока он хочет расправиться с Лордами, ему нет смысла отвлекаться на вас именно в силу этих причин, которые я назвал. Поэтому я и решил, что после этого он пойдет на север. Он остановился и увидел, что Печаль согласна с его аргументами. Подробное изложение своего мнения успокоило его самого, он убедился еще раз, что его логика была здравой. И гривомудрая была вынуждена признать это. После некоторого раздумья она произнесла: - Да, хорошо. Я вижу твои причины. Но мне не нравятся такие идеи. Ты подвергаешь ранихинов слишком большому риску. Она устало обернулась к Елене. - Теперь послушай меня, Высокий Лорд, - сказала она серым, пустым голосом. - Сейчас я передам свое послание, которое без отдыха несла к вам. Я пришла сюда из Раздробленных Холмов, которые окружают и защищают Ясли Фаула. Я покинула те измученные места, когда увидела великую армию, исходящую из Холмов. Они шли напрямик, прямо как смотрели их глаза, к Землепровалу и водопаду реки Лендрайдер. Эта армия была огромна и
в начало наверх
бесчисленна - я не могла и предположить такие размеры, и не стала задерживаться, пытаясь сосчитать. С четырьмя сопровождавшими меня шнуроносящими я поспешила уйти, чтобы донести весть об этом до Лордов. "Итак, южным путем", - обратился сам к себе Трой. Его мозг сразу же начал обрабатывать эту информацию. Конкретные образы Испорченных Равнин и Землепровала заполнили его сознание. Он начал рассчитывать продвижение Фаула. - Но как-то враги все же узнали о моей цели. За нами была погоня. Затем черный ветер накрыл нас, и странные отвратительные создания, подобные хищным птицам, напали на нас сверху. Мои шнуроносящие пали, чтобы я могла бежать - и все же я была уведена далеко от своего пути, на север, в глубину Сарангрейва. Я знала, что опасность для ранихинов была велика. И еще я знала, что не было на Верхней Стране поджидающей армии друзей или Лордов, чтобы помочь защитить их. Тень омрачила мое сердце. Я была почти готова отвергнуть мою цель и оставить Лордов на волю их собственной судьбы. Но я все же преодолела Сарангрейв, чтобы смерть моих шнуроносящих не была бессмысленной. Через древнее поле битв, через богатство радости Анделейна, через суровые степи к югу от великого леса, подобного Мшистому, но более мрачного и сонного - так я совершила свой путь, так что ваш замысел был изменен этим. Теперь задавайте мне вопросы, а затем отпустите меня, мне нужно отдохнуть. Со спокойным достоинством Высокий Лорд встала, поставив Посох Закона перед собой на каменный стол. - Гривомудрая Печаль, Страна в безмерном долгу перед тобой. Ты заплатила огромную и страшную цену, чтобы принести известия сюда, и мы сделаем все, чтоб эта цена не была напрасной. Мы не можем отвернуться от ранихинов и их ранихийцев. Если мы поступим так, мы не будем самими собой. Только одна вера удерживает нас в стороне от вас. Мы верим, что это последняя война с Ядовитым Клыком. Если мы падем, воевать будет больше некому. У нас нет могущества Старых Лордов. Ту силу, что у нас есть, мы должны использовать с максимальной пользой. Не ожесточай свое сердце против нас. Мы любой ценой постараемся не обмануть твоих надежд. - И, удерживая Посох большими пальцами рук горизонтально на уровне глаз, она склонилась в поклоне ранихийцев. Легкая улыбка скользнула по губам Печали. Она усмехнулась над этим весьма приблизительным приветствием - и возвратила его по всем правилам. - Среди ранихийцев говорят, что Лорды весьма учтивы. Теперь я и сама вижу это. Задавайте вопросы. Я отвечу, как могу. Елена присела. Трой хотел заговорить, но она не дала ему слова. Она спросил Печаль: - Первый вопрос - из моего сердца. Как там Анделейн? Наши разведчики доносят, что там все в порядке, но у них нет твоих глаз. Свободны ли Холмы от Злобы? Волна нетерпения пробежала по плечам Троя. Он стремился начать скорее расспрашивать Печаль, но узнал обычную тактичность Елены. Холмы Анделейна всегда рисовались в легендах как некий образ рая. Разговор об этом принес бы Печали облегчение. В ответе ее беспощадная горечь на момент пропала. Глаза наполнились слезами, и слезы побежали по слабой улыбке ее губ. - Холмы свободны, - просто сказала она. Неясный шум пробежал по палате, и многие закивали удовлетворенно. В этом гривомудрая ошибаться не могла. Елена вздохнула с благодарностью, позволяя вомарку задавать вопросы. Она посмотрела на него так, словно просила быть вежливым. - Хорошо, - сказал Трой, поднимаясь. Его сердце было переполнено тревогой, но он игнорировал это. - Я понимаю, что ты не знаешь размеры армии Фаула. Я принимаю это. Но мне нужно знать, когда он отправился. Мне нужно знать точное количество дней, которое прошло с тех пор, как его армия покинула Раздробленные Холмы. Гривомудрой не требовалось времени для подсчета. Она ответила сразу: - Двадцать дней. На мгновение вомарк безглазо уставился на нее сквозь свои солнечные очки, парализованный до молчания. Затем прошептал: - Двадцать дней? - Его голова закружилась. - Двадцать? - С силой, сжавшей сердце, перед ним возник образ армии Фаула, резко продвинувшийся вперед на тридцать пять лиг - на пять дней. Он рассчитывал получить сообщение о продвижении Лорда Фаула за пятнадцать дней. Он хорошо знал ранихийцев и знал с точностью до лиги, сколько могла гривомудрая проходить в день. - О Боже! - Гривомудрая Печаль должна была достичь Ревлстона за пятнадцать дней. У него оказалось на пять дней меньше. На пять дней меньше для совершения марша на триста лиг! И армия Фаула, таким образом, будет в Центральных Равнинах уже через десять дней! Не заметив, как он это сделал, он обнаружил себя уже сидящим, уткнувшимся лицом в ладони, словно не в силах взглянуть на крушение его прекрасных планов. Оцепенело, словно эта было теперь вовсе не важно, он подумал, что все же был прав: вызов Кавинанта точно совпал с началом исхода армии Лорда Фаула. Это деяние Лордов послужило спусковым крючком атаки Презирающего. Или же, может, все было наоборот? Был ли вызов действительно нежелателен для Фаула? - Как?.. - на мгновение он не мог определить, что же хочет спросить, и лишь тупо повторил: - Как?.. - Спрашивай, - мягко потребовала Печаль. Он заметил в ее голосе волнение опасения уязвления ее гордости после таких впечатляющих испытаний. Это заставило его поднять голову и взглянуть на нее. Она смотрела на него, и ее руки шевелились, как если бы в них был боевой шнур с ее головы. Но он все же задал вопрос, чтобы не оставлять сомнений: - Что случилось? Почему ты шла так долго? Свой голос показался ему слабым и несчастным. - Я была уведена со своего пути, - произнесла она сквозь зубы, - на север, в глубину Сарангрейва. - О Боже! - слабо выдохнул Трой. Он чувствовал, как смотрит на него Печаль и все остальные. Но он был не в состоянии думать, мозг отказывался ему служить. Лорд Фаул был в трех днях пути от Мшистого Леса. Гривомудрая презрительно фыркнула и повернулась к Высокому Лорду: - Это тот человек, что поведет ваших воинов? - кисло спросила она. - Пожалуйста, извини его, - ответила Елена. - Он новичок в Стране, и некоторые вещи понимает не вполне ясно. Но он избран ранихином. В свое время он покажет свою истинную цену. Гривомудрая Печаль пожала плечами: - У вас есть еще вопросы? - сказала она утомленно. - Мне хотелось бы поскорее закончить это. - Ты рассказала нам достаточно много. Теперь у нас нет больше сомнений по поводу направления движения Фаула, и мы можем предположить его скорость. Остался только один вопрос. Он касается состава армии Ядовитого Клыка. Какие существа составляют ее? Горечь исказила черты лица Печали, и она сказала сурово: - Я говорила о ветре, о зле в воздухе, которое уничтожило моих шнуроносящих. Я видела юр-вайлов, пещерников, множество крешей, огромных льволиких зверей с крыльями, которые могут как бегать, так и летать, и много других отвратительных созданий. Они имеют черты собак, лошадей или людей, но при этом вовсе не такие, какими кажутся. Они источают великое зло. Мне кажется, они являются животными и людьми Страны, обращенными в зло Ядовитым Клыком. - Это работа камня Иллеарт, - пробормотала Елена. Но гривомудрая продолжила: - И еще одно я видела - я не могла ошибиться, ибо он шагал прямо перед армией, командуя продвижением этой орды. Он управлял этими созданиями с помощью зловещего зеленого света и называл себя Душераздирателем. Это был великан. В одно мгновение тишина словно удар грома поразила палату Совета. Это обострило внимание Троя и зажгло пламя страха в его груди. Великаны! Фаул уже завоевал их? Неужели? Тогда Первый Знак Морин встал на ноги и сказал уверенным, ровным голосом: - Это невозможно. Горбратья - другое название для дружбы и преданности. Ты бредишь? Сразу же палата зашлась в протестующем крике, отрицая возможность того, что великаны могли присоединиться к Презирающему. Эта мысль была слишком ошеломительна, чтоб быть принятой, это обращало незыблемую веру в истерию. Хафты взорвались гневом, и несколько из них закричали сквозь гвалт, что Печаль лжет. Двое Хранителей Учения подхватили вопрос Морина и превратили его в обвинение Печали в том, что она подручная Опустошителя. Смущение охватило даже Лордов. Тревор и Лерия покрылись бледностью от страха, Вереминт ругался с Морэмом, Елена и Каллендрилл были ошеломлены, а Аматин ударилась в слезы. Шум быстро заполнил всю палату, усиливая сам себя в чистой акустике, становясь все более грубым и диким. В шуме чувствовалась паника. Если великанов смогли заставить служить Презирающему, значит, никто не мог чувствовать себя в безопасности, предательства можно было ожидать отовсюду. Даже Стражи Крови имели выражение страха на своих лицах. Но Печаль стояла твердо под градом протестов и обвинений, подняв голову высоко, в ее глазах сверкала гордость и ярость. В следующий момент Кавинант оказался возле нее. - Адский огонь! - он потряс кулаками перед аудиторией, - разве вы не видите, что она говорит правду? Его голос не возымел эффекта. Но крик его как-то повлиял на Кеана. Старый вояка хорошо знал ранихийцев, и он знал Печаль в молодости. Он вскочил на ноги и прокричал: - А ну, тихо! Подчинившись команде, хафты тут же замолкли. Тем временем Елена стала понимать, что происходит. Она восстановила контроль над собой, исторгнув из Посоха сноп голубых искр, и закричала: - Мне стыдно!!! В мгновение напряженная тишина, смешанная со страхом, воцарилась в палате. - Меленкурион абафа! Неужели мы дошли до такого? Неужели страх сделал нас настолько низкими? Посмотрите! Посмотрите на нее. Если вы не слышите правду в ее словах, тогда посмотрите на нее сейчас. Вспомните клятву Мира и посмотрите на нее. Во имя Семи! Что за зло вы видите? Нет - я не услышу никаких протестов о том, что зло может быть скрыто. Мы в палате Совета Лордов Ревлстона. Это - Совет Лордов. Никакой Опустошитель не может лгать и предавать здесь. Если бы гривомудрая лгала, мы бы знали это. Когда он увидела, что овладела аудиторией, она продолжила спокойно: - Друзья, мы на самом деле даже больше, чем это. Мне неизвестно значение новостей Печали. Возможно, Презирающий покорил и сломил великанов посредством камня Иллеарт. Возможно, он способен создавать злых созданий любого вида, какого пожелает, и показал ложного великана Печали, зная как предательство горбратьев повредит нам. Мы должны найти ответы на эти вопросы. Но здесь находится гривомудрая Печаль, ранихийка, выбившаяся из сил, оказывая нам помощь, за которую мы никогда не расплатимся. Очистите свои сердца от всех помыслов против нее. Мы не должны поступать так несправедливо. - Правильно, - Трой поднялся на ноги. Его мозг снова заработал. Он стыдился своей слабости и стыдился своих хафтов. Он запоздало вспомнил, что Каллендрилл и Аматин не смогли пройти Сарангрейвскую Зыбь, а Печаль - смогла, чтобы донести предупреждение до Ревлстона. И ему не нравилось, что Кавинант вел себя лучше, чем он. - Ты права, - он повернулся к гривомудрой ранихийке, - мои хафты и я приносим тебе свои извинения. Ты заслужила лучшего отношения - особенно от нас. - Он сказал ядовито для хафтов: - Война возлагает на людей бремя, не заботясь, готовы ли они к нему или нет. Он не ждал возражений. Повернувшись к Кеану, он сказал: - Хилтмарк, благодарю тебя, что ты не потерял голову. Надеюсь, что ничего подобного больше не повториться. Он сел и снова спрятался за своими очками, пытаясь поразмыслить над спасением своих военных планов. Кеан скомандовал: - Вольно! Хафты уселись на свои места, выглядя пристыженными и все же в какой-то мере более решительными, чем раньше. Это, казалось, положило конец всем беспорядкам в палате. Гривомудрая Печаль и Юр-Лорд Кавинант склонились, опершись друг на друга, словно ища поддержки. Высокий Лорд начала говорить, но Печаль прервала ее низким голосом: - Не нужно извинений. Отпустите меня. Я должна отдохнуть. Елена печально кивнула. - Иди с миром, гривомудрая Печаль. Гостеприимство Ревлстона к твоим
в начало наверх
услугам, сколько бы ты ни оставалась. Но, пожалуйста, послушай. Мы никогда не пренебрегали с легкостью нуждами ранихийцев. И ценность ранихинов для всей Страны невозможно переоценить. Мы не забываем. Мы всегда рады встретить гривомудрую ранихийку! Пусть цветение аманибхавам никогда не закончится! Мы всегда рады встретить любого ранихийца! Пусть Равнины Ра будут мягки под твоими ногами! Мы всегда рады ранихинам! Хвост неба, грива мира! Она еще раз склонилась перед Печалью в поклоне ранихийцев. Гривомудрая Печаль ответила таким же поклоном и добавила традиционный знак прощания: прикоснувшись подушечками ладоней к вискам, она наклонилась вперед и затем широко развела свои руки, как бы обнажая свое сердце. Затем повернулась и пошла к дверям. Кавинант пошел с ней, идя возле нее осторожно, как если бы хотел и боялся взять ее за руку. Наверху лестницы они остановились и встали лицом к лицу. Взгляд Кавинанта был полон эмоций, которые, казалось, вздували кость между глазами. Ему было трудно говорить. - Что я могу сделать - если я могу что-либо сделать - чтоб ты снова стала Веселой? - Ты молод, а я стара. Это путешествие мне дорого обошлось. Я потеряла в нем очень много лет. Их уже не вернуть. - Мое время течет с другой скоростью. Не завидуй моей жизни. - Ты Кавинант Кольценосец. У тебя есть сила. Как мне не завидовать? Он отшатнулся, но после короткой паузы она добавила: - Ранихины все еще ждут твоего зова. Ничего не закончилось. Они услышали тебя на горе Грома, и услышат снова - до тех пор, пока ты не избавишь их от страшной угрозы. Когда она вышла в дверь мимо него, он остался, уставившись на руки, словно их пустота причиняла ему боль. Но потом приободрился и спустился вниз занять свое место. Некоторое время в палате стояла тишина. Собравшиеся смотрели на Лордов, а Лорды сидели спокойно, наклонив головы и обсуждая задачи и цели. Это успокоило аудиторию. Это было частью загадочности Лордов, а люди Страны, жители подкамений и настволий, верили Лордам. Пока Совет был способен обсуждать и вырабатывать решения и вести за собой, Ревлстон не оставляла надежда. Даже вомарк Трой, так и не обратившийся в их веру, не мог не разделять этого. Наконец контакт был разорван с почти слышимым вздохом Лорда Вереминта, и Высокий Лорд подняла свою голову к собравшимся: - Друзья воины, служители Страны, - сказала она. - Настало время принимать решения. Колебания и приготовления окончены. На нас надвигается война, и мы должны ее встретить. Поэтому главный голос принадлежит вомарку Хайлу Трою. Он будет командовать Боевой Стражей, и мы будем поддерживать его нашими лучшими силами, согласно интересам Страны. Но одна проблема стоит здесь на первом плане - этого великана зовут Душераздиратель. Вопрос требует ответа. Вереминт резко произнес: - Камень необъясним. Но все же только его не достаточно. Великаны сильны, они смогли бы сопротивляться Камню или уклонились бы от него. - Я согласна, - сказала Лерия. - Великаны Прибрежья понимают опасность камня Иллеарт. Проще поверить, что они оставили Страну и отправились в странствие к своему потерянному Дому. - Без золотожильных рулей? - недоверчиво произнес Тревор. - Не похоже. Это не то... не то, что видел Морэм. Остальные повернулись к Морэму и он, немного помедлив, сказал: - Нет, это не то, что я видел. Остается только надеяться, что я увидел неправильно или неправильно понял то, что увидел. Но, к добру или ко злу, дело это пока выше нашего понимания. Мы знаем, что Корик и Лорды Гирим и Шетра сделают все возможное для великанов. И мы не можем послать сейчас в Прибрежье больше наших сил, чтоб выяснить, как заставили великана вести армию Фаула. Мне кажется, мы узнаем ответ раньше, чем нам того хотелось бы. - Хорошо, - вздохнула Елена. - Я слышала тебя. Давайте теперь разделим среди нас ношу войны. - Она оглядела палату, подбирая людей под свои планы распределения ответственности. Затем сказала: - Лорд Тревор и Лерия, вам я вверяю безопасность Ревлстона. Вашей задачей будет позаботиться о людях, которые лишаться дома в этой войне, создать запасы и подготовить надежную защиту на случай осады и сражения в последней битве, если мы проиграем. Слушайте меня, друзья. Это жесткое бремя. Тому, кто останется здесь, в конце потребуется больше силы и мужества, чем остальным - ибо если мы проиграем, вы должны будете сражаться до последнего. Вы будете в жестоком положении, как то, которое привело Высокого Лорда Кевин к Осквернению. Я верю, что вы будете сопротивляться. Страна не должна погибнуть таким образом снова. Трой мысленно согласился с ней. Она сделала хороший выбор. Лорд Лерия будет сражаться неожиданными методами и никогда не предпримет действий, которые могли бы повредить ее дочкам. А Тревор сделает все от него зависящее, и даже большее, и при этом будет уверен, что делает не столь много, сколько остальные. Они приняли предложение Высокого Лорда спокойно, и Елена продолжила: - После защиты Ревлстона, мы должны позаботиться о лосраате и Тротгарде. Лосраат необходимо сохранить, а Тротгард - удерживать так долго, как это возможно, в качестве прибежища лишившихся дома - как людей, так и зверей. И как знак того, что мы не склонились перед Презирающим. В пределах долины двух рек Тротгард защитим, хотя это и будет нелегко. Лорд Каллендрилл и Аматин - эту задачу я возлагаю на вас. Сохранить Тротгард, называвшийся в древности Кураш Пленетор, Больной Камень, чтобы не позволить дать новое имя нашему обязательству перед Страной. - Минуточку, - нетерпеливо прервал ее Трой. - Таким образом у тебя получается, что со мной идут ты, Морэм и Вереминт. Я думаю, мне этого будет недостаточной. Елена задумалась ненадолго. Затем сказала: - Аматин, примешь ли ты в одиночку бремя удерживать Тротгард? Тревор и Лерия окажут тебе всю возможную с их стороны помощь. - Мы сражаемся в войне, - просто сказал Аматин. - Не стоит протестовать и говорить, что меня не достаточно. Я должна сделать так, чтобы меня было достаточно. Хранители Учения поддержат меня. - Ты справишься, - ответила Елена, улыбнувшись. - Отлично. Оставшиеся - Каллендрилл, Вереминт, Морэм и я - пойдут с вомарком. Еще два важных дела, а затем говорить будет вомарк. Первый Знак Морин. - Да, мой Лорд, - встал Морин. - Морин, ты Первый Знак. Ты будешь командовать Стражами Крови так, как требует твоя Клятва. Передай в распоряжение Троя всех Стражей Крови, свободных от защиты Ревлстона. - Да, мой Лорд. Две сотни их присоединится к Боевой Страже вомарка. - Это хорошо. У меня есть для тебя еще одна задача. В каждое подкаменье и каждое настволье в Центральных и Южных Равнинах, а также в холмы за ними должны быть посланы всадники. Все люди, которые могут оказаться на пути Фаула, должны быть предупреждены и направлены в Тротгард, если они предпочтут покинуть свои дома. И все, кто живет вдоль маршрута Боевой Стражи на юг, должны быть попрошены о помощи - еде для воинов, чтоб путь их был легче, чтоб было меньше нести. Одной лишь алианты будет недостаточно для такого количества людей. - Это будет сделано. Стражи Крови отправятся в путь еще до восхода луны. Елена кивнула в знак одобрения. - Никакой благодарности не хватит чтобы достойно возблагодарить Стражей Крови. Вы даете новое имя безупречной службе. Пока люди населяют Страну, Страж Крови будет синонимом преданности. Поклонившись, Первый Знак сел. Высокий Лорд установила Посох на стол перед собой и, усевшись, дала знак Трою. Он глубоко выдохнул и поднялся, все еще чувствуя себя крупно обманутым. Но он уже вновь обрел контроль над ситуацией, и снова мог рассуждать ясно. Даже когда он уже начал говорить, новые идеи возникали в его сознании. - Я не хочу попусту тратить время, извиняясь за неприятности, в которые мы попали. Я строил свои планы исходя из того, что мы получим известие о выходе армии Фаула через пятнадцать дней. Теперь он на пять дней ближе. Это - самый важный факт. Многие из вас в целом знают, что я задумал. Как я смог изучить, Старые Лорды имели две проблемы в борьбе с Фаулом - истощение от любого способа бороться с Фаулом на Землепровале и проблема местности. Центральные Равнины благосклонны к тому, чья армия больше и свежее. Моя идея состояла в том, чтоб дать Фаулу пройти заметную часть пути и встретить его на границе долины Мифиль, где река Мифиль огибает южную границу Анделейна. Тогда мы смогли бы отступать на юго-запад, завлекая за собой Фаула в Роковое Отступление. Во всех легендах это место, где бегущие армии оказываются разгромленными. На самом деле это замечательное место, где можно побить армию, которая больше и быстрее, чем твоя. Местность - бутылочное горло между двумя горами - дает огромное преимущество тому, кто оказался здесь первым, если было время окопаться до прихода врага. Да, это была отличная идея. Но теперь все стало по-другому. Мы потеряли пять дней. И он повернет на север, вынуждая нас воевать там, где хочется ему, в Центральных Равнинах. Если мы будем отступать, то остановимся лишь у Тротгарда. Он замер, изучая реакцию на свои слова. Но большинство людей просто наблюдали за ним, и лишь некоторые Лорды скрывали что-то в своих глазах. - Есть только один способ все же сделать это. Это будет ад - но все же это возможно предпринять. Он запнулся. _А_д_ - это не то слово. То, что предстоит испытать воинам, будет еще хуже. Как он может просить их об этом, когда именно его просчет сделал это необходимым? Как?.. Но Елена смотрела на него с уверенностью. С самого начала она поддерживала его желание командовать Боевой Стражей. И теперь он - вомарк. Он, Хайл Трой. Тоном, подчеркивающим крайность своего требования, он сказал: - Вот что у нас есть. Первое. У нас есть девять дней. Я абсолютно уверен, что Фаул достигнет западной оконечности долины Мифиль через девять дней. Я могу оценивать подобные вещи. Хорошо? Итак, девять дней. Мы должны достичь этого места раньше него и закрыть долину. Морин, твои две сотни Стражей Крови отправляются в путь сегодня ночью. Каллендрилл, ты пойдешь с ними. На ранихинах вам для этого потребуется семь дней. Вы должны остановить Фаула прямо там. Бориллар, сколько плотов у тебя на озере? Удивленный, хатфрол Бориллар ответил: - Три, вомарк. - Сколько лошадей и людей они могут увезти? Бориллар беспомощно посмотрел на Кеана. Хилтмарк ответил: - Каждый плот способен увезти два Дозора и их вохафтов - срок два человека и лошади. Но так перегружать их опасно. - Если ты поплывешь на плотах до Анделейна, как быстро ты доставишь эти Дозоры до долины Мифиль? - Если ничего не помешает - за десять дней. При этом четыре дня будет выиграно за счет использования плотов. - Отлично. У нас есть двенадцать конных Боевых Дозоров, которые состоят из двухсот сорока Дозоров. Бориллар, мне понадобится сто двадцать твоих плотов. Кеан, ты будешь руководить этим. Вы должны доставить все эти двенадцать Боевых Дозоров - и Вереминта - к долине Мифиль так быстро, как это возможно, чтобы помочь Каллендриллу и Стражам Крови не дать Фаулу прорваться. Чтобы купить нам время, которого нам не хватает. Начинайте прямо сейчас. Хилтмарк Кеан отдал короткие команды хафтам, и двенадцать из них вскочили и последовали за ним, покинув палату Совета Лордов. Бориллар посмотрел на Высокого Лорда с выражением нерешительности, но она кивнула ему. Потерев ладони, словно желая согреть их, он ушел, взяв с собой всех мастеров учения лиллианрилл. - Второе. Остальная Боевая Стража пойдет на юг к Роковому Отступлению. Это что-то около трехсот лиг. Я думаю, - обратился он к хафтам, - вы должны объяснить это своим командирам Дозоров. Мы должны добраться туда за двадцать восемь дней. Этого будет достаточно, если Хилтмарк сможет сделать все, что я возложил не него. Скажите вашим Боевым Дозорам: десять лиг в день в течение двадцати восьми дней. И это, скажите им, будет самая легкая часть войны. Где-то в мозгу у него в это время крутилось: "Десять лиг в день, и так двадцать восемь дней. Всемогущий Боже! Половина из них умрет прежде, чем мы достигнем Южных Равнин!" Он мгновение изучал хафтов, пытаясь определить их реакцию. Затем сказал: - Первый Хафт Аморин! Первый Хафт вышла вперед и сказала таким же тоном: - Вомарк! Это была невысокая плотная женщина. Но она была ветераном Боевой Стражи - одна из нескольких уцелевших из того Дозора, которым Кеан командовал в походе за Посохом Закона.
в начало наверх
- Готовь Боевую Стражу. Мы выходим на рассвете. Обрати внимание на снаряжение, облегчи его, насколько возможно. Используй всех оставшихся лошадей для перевозки необходимых вещей - если мы не прибудем в Роковое Отступление вовремя, Ревлстону уже не понадобятся эти несколько сот лошадей. Начинай. Первый Хафт Аморин отдала жесткую команду оставшимся хафтам. Отсалютовав все вместе Лордам, они двинулись из палаты Совета вслед за ней. Трой провожал их взглядом, пока дверь не захлопнулась за ними. Потом повернулся к Высокому Лорду. С усилием он заставил себя говорить: - Ты знаешь, что я никогда до этого не был полководцем. Я вообще ничем не командовал. Все, что я знаю - это теория, всего лишь умственные упражнения. Ты возложила на меня слишком много. Если она и была взволнована, то не подала виду: - Не бойся, вомарк, - тепло ответила она. - Мы видим, что ты делаешь для Страны. Ты не оставляешь сомнений в правильности своих действий. Волна благодарности сковала язык Троя. Он отсалютовал ей и сел, положив руки на стол. Мгновение спустя Высокий Лорд обратилась к оставшимся: - Друзья, предстоит много дел, и ночь будет коротка для них. Не будем долго говорить. Займемся делом. Я буду говорить перед Советом и войсками на рассвете. Хатфрол Торм! - Да, Высокий Лорд! - с рвением ответил Торм. - Я думаю, ты знаешь как сделать плоты более устойчивыми, более безопасными для лошадей. Пожалуйста, займись этим. И пошли Бориллару кого-нибудь из своих людей, кто сможет помогать при строительстве. Друзья, война перед нами. Отдайте все силы Стране. Если смертные в состоянии сделать это, мы должны с этим справиться, - она поднялась и взмахнула Посохом. - Пусть сердце ваше не омрачится жестокостью. Я - Елена, дочь Лены, избранная Высоким Лордом волею Совета и обладатель Посоха Закона. Я беру бремя руководства на себя. Я говорю это перед лицом Ревлстона. Поклонившись залу, она вышла из палаты через потайную дверь. Так же поступили и остальные Лорды. Палата быстро опустела, люди поспешили по своим заданиям. Трой направился к лестнице, но на пути его встал Кавинант. - На самом деле, - словно открывая Трою большой секрет, сказал Кавинант, - вовсе не ты - тот, на кого они возлагают надежды, равно как и я. Это Изучающий, который вызывал тебя. Он - тот, на кого они возложили свою веру. - Я занят, - сказал Трой. - У меня дела. Позволь мне пройти. - Послушай! - потребовал Кавинант. - Я пытаюсь предостеречь тебя. Если ты можешь меня услышать. Ведь это случится и с тобой тоже. В один из этих дней тебе придется убежать от этих людей, которые до потери дыхания будут стараться заставить твои идеи работать. И тогда ты увидишь, что зря вел их сквозь все это. Триста лиг марша, чтоб блокировать долину - это твоя идея. Оплаченная и растраченная. Вся твоя хваленая тактика не будет стоить и проклятия. О, Трой, - он устало вздохнул, - как бы вся эта твоя заботливость не сделала из тебя второго Кевина Расточителя Страны. Вместо того, чтобы ответить на строгий взгляд Троя, он отвернулся и поплелся из палаты Совета, как бы вовсе не интересуясь окружающим. 12. ВПЕРЕД, НА ВОЙНУ Перед рассветом Трой выехал из ворот Ревлстона в направлении озера у подножия водопадов Фэл. Предрассветный мрак клубился туманом в его видении, слепя его подобно туману в голове. Он не видел куда едет и едва мог рассмотреть уши своего коня. Но он был в безопасности: он ехал на Мехриле, ранихине, который избрал его. Как только он свернул на запад, под высокую южную стену Твердыни, он почувствовал себя ненадежно, как человек, который балансирует на слишком тонком суку. Большую часть ночи он провел, обдумывая принятые на Совете решения, и они пугали его. Он повел Лордов по тропе, узкой, словно раскачивающаяся над пропастью веревка. Но у него не было другого выхода. Он должен был или идти вперед, или отказаться от руководства, передать ведение войны Кеану - опытному, но не имеющему оригинальности мышления. Поэтому, невзирая на тревогу, он не колебался. Он решил показать всей Стране, что он вомарк по заслугам. Времени было в обрез. Боевая Стража должна начать марш на юг так быстро, как только сможет. Он доверял Мехрилу везти его сквозь туман. Позволив ранихину самому выбирать путь, он направлялся к голубому озеру, где строились плоты. Прежде чем он объехал широкое подножье последнего холма, он въехал в рассеянное скопление воинов, державших под уздцы лошадей. Мужчины и женщины приветствовали его, но он никого не узнал. Он поднял свою правую руку в знак пустого ответного приветствия, и поехал молча вниз по дороге через толпу. Если его стратегия не верна, то все эти воины, а также двести Стражей Крови, которых Каллендрилл ведет в долину Мифиль, будут первыми, кто заплатит собой за его ошибку. Край озера он определил по грохоту водопада и шуму строителей плотов, и немедленно скользнул со спины Мехрила. Ближайшая туманная фигура направилась к нему ближе и оказалась Кеаном. Его крепкая фигура вынырнула из тумана в сопровождении тощего человека с посохом в руке - Лорда Вереминта. - Сколько плотов готово? - Двадцать три сейчас уже на воде, - ответил Кеан. - Пятью занимаются мастера радхамаэрль, но к восходу они уже будут готовы. - А остальные? - Бориллар и строители пообещали, что все сто двадцать будут готовы к завтрашнему рассвету. - Проклятие! Еще один день. Хорошо, не всем обязательно ждать. Лорду Каллендриллу помощь потребуется как можно быстрее. - Он быстро подсчитал и продолжил: - Посылайте плоты вниз по реке группами по двадцать - по два Дозора за раз. Если будут какие-то осложнения, они должны быть в состоянии защищаться. Ты идешь первым. И... Лорд Вереминт, ты пойдешь с Кеаном? Вереминт ответил коротким кивком. - Хорошо. Теперь, Кеан. Собери передовую часть своего отряда и плыви. Оставь, кого ты сам хочешь, командовать остальными Дозорами; скажи им, чтоб догоняли тебя на плотах по мере того как их будут делать. И поторапливай строителей. Пусть воины помогают им. Туман в его видении рассеивался по мере восхода солнца. Увидев изборожденное морщинами лицо Кеана, он с трудом заставил себя говорить: - Тебе досталась наихудшая работа во всем этом проклятом деле. Тебе и Стражам Крови Каллендрилла. Ты должен сделать эту работу. - Если ее можно сделать, я ее сделаю, - уверенно сказал Кеан. - Вы должны задержать Фаула в этой долине, - торопливо продолжил Трой. - Даже когда к вам прибудут все выделенные для этого воины, ваше соотношение будет не более чем один к десяти. Вам нужно приостановить Фаула и сохранить достаточно людей, чтоб увести его в Роковое Отступление. - Я понимаю. - Нет, ты еще не понимаешь. Я не назвал тебе самое плохое. Ты должен удерживать Фаула восемь дней. - Восемь дней? - закричал Вереминт. - Ты шутишь? С трудом контролируя себя, Трой сказал: - Это не повод для шуток. Все мы будем совершать марш к Роковому Отступлению. Нам необходимо много времени, чтобы просто добраться туда. Восьми дней с трудом хватит, чтобы занять позиции. - Ты много просишь, - медленно сказал Кеан. - Ты можешь сделать это, - ответил Трой. - И по правде говоря, воины скорее пойдут на такое дело с тобой, неужели со мной. У тебя в помощи будут два Лорда и Стражи Крови, которые останутся у Каллендрилла. Твое место занять больше некому. Кеан хранил молчание. Несмотря на прямоту его плеч, казалось, что он сомневается. Трой склонился к нему и, перекрывая шум водопада, тихо сказал: - Хилтмарк, если ты сделаешь это, я клянусь, что выиграю войну. - Клянешься? - влез Вереминт. - А Презирающий знает, что ты связан с ним этой клятвой? Трой не обратил на Лорда внимания: - Я могу сказать, что если ты дашь мне шанс, я его не упущу. Тяжелая улыбка пробежала по губам Кеана. - Я слышал тебя, - сказал он. - Ты получишь свои восемь дней, если это находится в пределах человеческих сил и воли. - Отлично, - обещание Кеана исполнило Троя чувством облегчения, словно теперь он был не один на своем узком суку. - Далее. Когда вы вступите в бой с Фаулом в долине Мифиль, вам необходимо заставить его отойти на юг. Прижмите его, загоните на Южную Гряду - чем дальше, тем лучше. И держите долину, пока он не соберет достаточно сил, чтобы атаковать вас. А потом летите стрелой к Роковому Отступлению. - Это нам обойдется очень дорого. - Не дороже, чем отпустить эту армию на север, когда мы на юге. - Кеан согласно кивнул, и Трой продолжил: - И не дороже, чем позволить Фаулу достигнуть Отступления раньше нас. Что бы ни случилось, мы должны этого избежать. Если ты не можешь сдерживать его все восемь дней, тебе придется раскрыть, где мы, и привести его к нам, а не в Отступление. Мы постараемся протащить его последние лиги южного пути сами. Кеан снова кивнул, и морщины на его лице сжались. Чтобы его расслабить, Трой сухо сказал: - Конечно, было бы лучше, если бы ты там просто сокрушил его и избавил нас от беспокойства. Хилтмарк собрался ответить, но Лорд Вереминт прервал его. - Если таково твое желание, тебе следовало бы выбрать кого-то другого, а не старого воина и безранихинного Лорда, чтобы выполнять этот приказ. Трой собирался было ответно съязвить, когда услышал стук копыт, приближающийся с направления от Ревлстона. Теперь начало подниматься солнце - свет заплясал на голубой воде, льющейся с вершины водопада - и туман в его глазах начал слабеть. Повернувшись, он увидел, что к нему едет Страж Крови Руэл. Руэл остановил своего ранихина касанием руки и сказал, не спешиваясь: - Вомарк, Боевая Стража готова. Высокий Лорд Елена ждет тебя. - Иду, - ответил Трой и повернулся к Кеану. На мгновение взгляд хилтмарка твердо встретил его взгляд. Разрываемый между нежностью и решимостью, он пробормотал: - Клянусь богом, я заслужу то, что ты для меня сделаешь. - И, запрыгнув на спину Мехрила, двинулся прочь от озера. Он сделал это так неожиданно, что почти налетел на гривомудрую Печаль. Она стояла недалеко в стороне, наблюдая за Мехрилом, как будто ожидала, что Трой сейчас ранит ранихина. Ненамеренно он направил ранихина прямо на нее. Но она шагнула в сторону как раз в тот момент, когда он остановился перед ней. Ее присутствие удивило его. Узнав ее, он затем подождал, когда она заговорит. Он чувствовал, что она заслуживала некоторой учтивости, которую он мог проявить. Поглаживая нос Мехрила любящими пальцами, она сказала, словно что-то объясняя: - Я сделала свое дело в вашей войне. Больше я делать ничего не буду. Я стара и нуждаюсь в покое. На ваших плотах я доберусь до Анделейна, а оттуда сама отправлюсь к дому. - Очень хорошо. - Он не мог отказаться ей в разрешении плыть на плоте, но чувствовал, что это только подготовка к тому, что она хотела сказать. После тяжелой паузы она продолжала: - Отныне я уже больше не буду пользоваться этим. - Резким движением она сдернула с головы боевой шнур, неуверенно подержала его в руках, а затем протянула Трою, мягко сказав: - Пусть между нами будет мир. Не придумав достойного ответа, он без слов просто принял шнур. Но это вызвало у него укол совести, как если бы он его не заслуживал. Он засунул его за пояс и, освободив этим руки, изобразил для гривомудрой свое самое лучшее подобие поклона ранихийцев. Она поклонилась в ответ и сделала ему знак ехать дальше. Но когда он двинулся, она крикнула вслед: - Скажи Кавинанту Кольценосцу, что он должен сокрушить Клыка-Терзателя. Ранихины взывают к нему. Они нуждаются в нем. Он не должен допустить их гибели. - Затем исчезла, скрывшись в тумане. При мысли о Кавинанте у него во рту возник привкус горечи, но он подавил его. Он оставил Кеана выкрикивать приказы, подстегнул Мехрила, и вместе с Руэлом проворной рысью поскакал по направлению к воротам Ревлстона. Пока он туда скакал, взошедшее солнце развеяло остатки затуманенности его видения. Стала видна великая рукотворная стена
в начало наверх
Твердыни, она блестела в свете восхода яркой славой, которая заставила его почувствовать себя одновременно малым и великим. При виде этого он осознал верную безнадежность своего стремления пожертвовать собой ради Страны. Теперь он не мог себе этого позволить, а мог только надеяться, что того, что он собирался предложить, будет достаточно. Была только одна вещь, за которую он не мог простить Кавинанта. Это был отказ Неверящего принимать участие в сражениях. Затем он преодолел последний подъем и обнаружил, что Лорды уже собрались перед воротами, чуть выше длинного, ровно выстроившегося массива Боевой Стражи. Вид Боевой Стражи вызвал в нем волну гордости. Это была его армия - орудие, смоделированное им самим, оружие, которое он сам заострял и знал как им владеть. Каждый воин стоял на своем месте в Дозоре, каждый Дозор занимал свою позицию вокруг трепещущего на ветру военного стяга своего Боевого Дозора; а тридцать восьмой Боевой Дозор расположился у подножия Твердыни Лордов словно человеческая мантия. Более пятнадцати тысяч металлических щитов отражали разгорающийся пожар восходящего солнца. Все воины были пешими, за исключением хафтов и трети вохафтов. Эти офицеры были конными и держали знамена и маршевые барабаны. Они также должны были предавать сообщения и команды для Боевой Стражи. Трой отчетливо осознавал, что единственной вещью, которой не хватало его армии, было средство мгновенной связи. Без такого средства он чувствовал себя более уязвимым, чем хотел бы допустить. Чтобы компенсировать это, он создал сеть конных всадников, которые будут сновать челноками с места на место во время битвы. И он обучил своих офицеров сложным кодам сигнализации, передачи команд при помощи вспышек, флажков и взмахов руками, чтобы хотя бы при некоторых обстоятельствах можно было передавать видимые сигналы, но он не был этим удовлетворен. В его руках были тысячи и тысячи жизней. И когда он пристально рассматривал свое войско, то ему казалось, будто он стоит на ветви дерева, которая качается на ветру. Он отвернулся от Боевой Стражи и внимательно осмотрел всадников, собравшихся перед воротами. Отсутствовали только Тревор и Лерия. Здесь были Лорды Аматин и Морэм с двадцатью Стражами Крови и небольшой группой хайербрендов и гравлингасов, а также всеми гостившими в Твердыне Хранителями Учения и Первым Хафтом Аморин. Кавинант сидел в седле из клинго на одном из мустангов Ревлстона. А рядом с ним была Высокий Лорд. Мирха, ее золотая кобыла-ранихин, более чем когда-либо придавала ей вид сказочной героини, благородного персонажа, подобно той легендарной Королеве, ради которой Берек вел свою великую войну. Она наклонилась к Кавинанту, слушая его с интересом - даже почти с почтением - в каждой линии своего тела. Это зрелище раздражало Троя. Его собственные чувства к Высокому Лорду были в смятении; он не мог свести их ни к какой простой категории. Она была тем самым Лордом, который просветила его о сути его зрения. И по мере того как он учился видеть, она обучала его всему в отношении Страны, вводила его в этот мир с таким тихим восторгом, что он всегда думал о ней и о Стране совместно, как если бы она была воплощение Страны. Когда он пришел к пониманию угрожающей Стране опасности - когда он начал искать пути служить тому, что он видел - именно она была тем, кто воодушевлял его идеи. Она признала потенциальное значение его тактического мастерства, внушила всем веру в него; она придала его голосу силу для командования. Это благодаря ей отдавал он сейчас приказы огромной степени риска и вел Боевую Стражу на дело, в котором не стыдно было бы умереть. И вот появился Кавинант, безразличный к ней, нечувствительный к ней. У него была аура горькой усталости. Борода затемняла его лицо, доказывая, что у него не было ни капли, ни на йоту веры в свое предназначение. Он выглядел как Неверящий, как неверующий. И его присутствие, казалось, унижало Высокого Лорда, пятнает ее сравнимую со Страной красоту. Разные угрюмые мысли проносились в голове Троя, но одна была преобладающей. Было кое-что, что ему следовало сказать Кавинанту - не потому, что Кавинанту это было бы полезно, но потому что он, Трой, не хотел оставлять никакого сомнения относительно этого в мыслях Кавинанта. Вомарк дождался, когда Елена повернулась поговорить с Морэмом. Тогда он подвел Мехрила сбоку к Кавинанту. Без предисловий он резко сказал: - Я хочу сообщить тебе еще кое-что прежде чем мы выедем. Я хочу, чтобы ты знал, что я выступал против тебя перед Советом. Я сказал им, что ты сделал с дочерью Трелла. Кавинант приподнял бровь. После паузы он сказал: - И тогда ты обнаружил, что они уже все знают об этом. - Да, - на мгновение он удивился, откуда Кавинанту это известно. А затем продолжил: - Поэтому я потребовал, чтобы объяснили, почему они так полагаются на тебя. Я сказал им, что они не могут позволить себе тратить время и силы на реабилитацию людей подобных тебе, в то время как им следует беспокоиться о Фауле. - И что они ответили? - Они стали извиняться за тебя. Они сказали, что не все преступления совершаются порочными людьми. Они сказали мне, что иногда и хороший человек совершает дурное из-за боли в душе. Как Трелл. А Морэм сказал мне, что лезвие твоего Неверия обоюдоостро. - И это тебя удивило? - Да! Я сказал им... - Тебе бы следовало ожидать этого. Или, по-твоему, о чем эта клятва Мира? Это - акт прощения прокаженных - таких как Кевин и Трелл. И если бы не было прощения, то каждый преступник был бы навсегда потеря для людей. Трой уставился в серое и мрачное лицо Кавинанта. Тон Кавинанта обескуражил его. Слова его казались издевательскими, циничными, но за ними была печать горечи, намек на самоосуждение, которых он не ожидал услышать. И снова он разрывался между гневом на безумие упрямства Неверящего и удивлением степенью глубины душевной раны Кавинанта. Неясный стыд заставил его почувствовать, что ему следует извиниться. Но он не мог заставить себя зайти так далеко. Вместо этого он издал затяжной вздох и сказал: - Морэм тоже предлагает мне быть терпеливым с тобой. Терпение... Хотел бы я, чтобы оно у меня было. Но дело в том, что... - Я знаю, - пробормотал Кавинант. - Дело в том, что ты начинаешь уже обнаруживать как ужасна вся эта ответственность. Дай мне знать, когда ты начнешь чувствовать себя неудачником. Мы будем соболезновать вместе. Это уязвило Троя. - Но я вовсе не собираюсь быть неудачником! - огрызнулся он. Кавинант сделал неопределенную гримасу. - Тогда дай мне знать, когда ты достигнешь своих целей, чтобы я мог тебя поздравить. С усилием Трой проглотил свой гнев. У него не было настроения быть терпимым к Кавинанту, но скорее ради себя - и ради Елены - чем ради Неверящего, он сказал: - Кавинант, я действительно не понимаю, в чем твои затруднения. Но если есть что-нибудь, что я могу сделать для тебя, я это сделаю. Кавинант не ответил на его взгляд. С сарказмом по отношению к самому себе Неверящий пробормотал: - Возможно, мне это действительно потребуется. Трой пожал плечами. Он наклонился, чтобы своим весом дать команду Мехрилу двинуться по направлению к Первому Хафту Аморин. Но потом увидел, что к ним от ворот Твердыни широкими шагами направляется хатфрол Торм. Он придержал Мехрила и подождал гравлингаса. Когда Торм остановился перед ними, он поприветствовал их обоих, затем обернулся к Кавинанту. Обычно шутливое выражение на его лице было прикрыто рассудительностью, когда он заговорил: - Юр-Лорд, можно мне обратиться к вам? Кавинант сердито полыхнул на него взглядом из-под бровей, но не отказал. После краткой паузы Торм сказал: - Вы вскоре уедете из Ревлстона, и может быть пройдет еще сорок лет, прежде чем вы снова вернетесь. Возможно я и проживу еще сорок лет, но шансы на это слишком малы. А я все еще перед вами в долгу. Юр-Лорд Кавинант, можно я сделаю вам подарок? Он вытащил и протянул гладкий кривобокий камень размером не больше его ладони. Его вид поразил вомарка. Он создавал впечатление прозрачности, но сквозь него ничего не было видно; он, казалось, открывался в несметные глубины, образуя провал за видимой материей ладони, а затем воздуха и земли. Потрясенный, Кавинант спросил: - Что это? - Это Оркрест, уникальный кусок Одного Камня, который является сердцем Земли. Земная Сила изобилует в нем, и он может послужить тебе в самых различных ситуациях. Ты его примешь? Кавинант не отрывал глаз от Оркреста, как будто в предложении Торма было что-то издевательское. - Я не нуждаюсь в нем. - Я предлагаю тебе его не потому, что ты нуждаешься в нем, - сказал Торм. - У тебя есть Белое Золото, и ты не нуждаешься в моих подарках. Нет, я предлагаю его из уважения к моему старому другу Биринайру, которого ты спасал от огня, пожиравшего его. Я предлагаю его в благодарность за храбрый поступок. - Храбрый? - невнятно пробормотал Кавинант. - Я не делал этого для него. Разве ты этого не знаешь? - Поступок был сделан твоей рукой. Никто в Стране не смог бы сделать такого. Ты его примешь? Кавинант медленно протянул руку и взял камень. Когда его левая рука охватила его, камень изменил свой цвет, восприняв серебряный блеск от его обручального кольца. Заметив это, он быстро засунул его в карман своих штанов. Затем прочистил горло и сказал: - Если у меня когда-нибудь... если у меня когда-нибудь будет такая возможность, я постараюсь достойно рассчитаться за это. Торм ухмыльнулся. - Учтивость подобна глотку из горного потока. Юр-Лорд, я до глубины сердца убежден, что за твоими угрожающими бровями - ты удивительно учтивый человек. - Теперь ты надо мной смеешься, - хмуро ответил Кавинант. Хатфрол рассмеялся, будто это была острота. Веселым шагом он направился обратно в Твердыню. Хайл Трой нахмурился. Казалось, каждый в Ревлстоне видел в Кавинанте что-то, чего он постичь никак не мог. Чтобы убежать от этой мысли, он рысью послал Мехрила прочь от Кавинанта к своей армии. Вскоре, чуть ниже по холму, к нему присоединилась Первый Хафт Аморин, и вместе они недолго поговорили с верховыми вохафтами, которые ехали с барабанами. Трой рассчитал темп, который хотел, чтобы они установили, и убедился, что они знают его на память. Получилось быстрее, чем темп, в котором он их тренировал, но он не хотел, чтобы его армия опоздала. В глубине души его раздражала даже эта утренняя задержка начала марша. Солнце полностью поднялось над горизонтом, Боевая Стража уже пропустила зарю. Он обсуждал с Первым Хафтом особенности лежащих по ходу марша местностей, когда по армии пробежал шумок. Все воины повернулись к великой Твердыне. Лорды Тревор и Лерия наконец прибыли. Они стояли на вершине башни, защищавшей ворота Ревлстона. Между собой они держали узел голубой ткани. Когда все Лорды были в сборе, обитатели Твердыни начали проявляться на южной стене. Они суетливо занимали балконы и выступы, заполняли окна и толпились на краю плато, голоса их вплетались в рокот ожидания. Оставив Аморин с армией, вомарк Хайл Трой поднялся к вершине холма, чтобы занять свое место рядом с Лордами, в то время как Тревор и Лерия копошились возле высокого флагштока на вершине башни. Кровь его неожиданно вскипела от рвения, ему захотелось что-то закричать, швырнуть какой-то свирепый вызов Презирающему. Когда Тревор и Лерия были готовы, они махнули рукой Высокому Лорду Елене. По их сигналу она тронула Мирху пятками и галопом поскакала в сторону от своих верховых спутников. Остановилась она на небольшом расстоянии между стеной Твердыни и основной массой Боевой Стражи. Пустив Мирху узким кругом, с Посохом Закона, поднятым высоко над головой, она прокричала воинам и обитателям Ревлстона "Хей!" Ее ясный крик эхом отразился от скалы, подобно звучанию фанфар, и сразу же ему в ответ раздался трепещущий крик мириад голосов: "Хей!" - Мои друзья, люди Страны! - крикнула она, обращаясь ко всем. - Время пришло. Перед нами война, и мы выходим на марш навстречу ей. Слушайте меня все! Я Высокий Лорд, хранитель Посоха Закона - поклявшаяся и присягнувшая на службу Стране. По моему требованию мы начинаем марш на битву с Серым Убийцей - ради спасения Земли выставить против него все наши силы. Слушайте меня! Я, Елена, дочь Лены, говорю вам: не бойтесь! Имейте сильное сердце и крепкие руки. Если это лежит в пределах наших возможностей, мы одержим победу! Она высоко держала Посох и поймала им ранний луч солнца. Волосы ее
в начало наверх
сверкали над головой диадемой, а золотой ранихин нес ее как подношение широкому дню. На мгновение она имела вид предлагаемой жертвы, и Трой почти задохнулся от страха потерять ее. Но ничего жертвенного не было в ее высоком звенящем голосе, когда она обращалась к народу Ревлстона. - Не ошибайтесь. Угроза эта сурова, она - самая серьезная опасность нашего времени. Может случиться, что будет потеряно все, что мы когда-либо видели, слушали или чувствовали. Если нам суждено жить дальше - если Стране суждено жить дальше - мы должны вырвать эту жизнь у Презирающего. Это та самая задача, перед которой не выстояли Старые Лорды, предшествовавшие нам. Но я говорю вам: не бойтесь! Предстоящая битва - это наше величайшее испытание, это мера нашей души. Это наша возможность полностью отречься от Осквернения, которое разрушает то, что оно любит. Это наша возможность придать форму мужества, служения и веры каждому камню нашей судьбы. Даже если мы падем, мы не отречемся. Но я не верю, что мы падем. Взяв Посох в одну руку, она протянула его прямо к небесам, и яркое пламя вспыхнуло на его конце. - Слушайте меня все! - воскликнула она. - Слушайте Посвящение Военного Времени. - Она открыла рот и начала петь песню, которая пульсировала словно гордый ритм барабанов. Друзья! Товарищи! Гордые люди Страны! Перед нами война; Кровь, боль и убийство будут в наших руках. Вместе мы встретим испытание смертью. Друзья и товарищи! Помните о Мире! Повторяйте эту клятву с каждым дыханием. До самого конца и до конца Времени Мы пронесем все без отчаяния и неистовства, Без страсти ненависти, злобы или кровавой резни, Без осквернения при служении Стране. Мы боремся, чтобы исправить, очистить, восстановить - Чтобы освободить землю от всего отвратительного; За здоровье, и дом, и дерево, и камень, За проблеск красоты и ее благоухающее цветение, За чистоту и незапятнанность наших рек Ведем мы битву; и не прекратим ее, И пусть падут наши головы в пыль и прах, Если мы потеряем веру, сердце, надежду И саму нашу суть. Мы будем бороться Пока Страна не очисться от боли и несправедливости, А мы сохраним свою веру. И пусть никакой поток зла Не даст воли нашему отчаянию! Помните о Мире: Лучше браво умереть, чем отчаяться. Мы - гордые защитники Страны! Когда она закончила, то развернула Мирху и стала лицом к башне. От Посоха Закона она испустила в небо треск, молнию как большое ветвистое дерево. По этому знаку Лорд Лерия бросила в воздух то, что оказалось свертком ткани, а Лорд Тревор сильно потянул за веревку флагштока. И дерзкий военный флаг Ревлстона освободился, взмыл и затрепетал на горном ветру. Это была огромная орифламма, в два раза выше Лордов, которые держали ее, она была ясно-голубого цвета Лордов, с пересекающей ее одной совершенно черной полосой. Когда она затрепетала и захлопала, мощные одобрительные крики понеслись из Боевой Стражи и были повторены толпившимися на стенах Ревлстона. Мгновение Высокий Лорд Елена держала Посох горящим. Затем она заглушила свою демонстрацию мощи. Когда крики стихли, она посмотрела на группу конных всадников и твердо приказала: - Вомарк Хайл Трой! Давайте начинать! Сразу же Трой послал Мехрила вскачь по направлению к Боевой Страже. Когда он оказался перед всадниками, он отсалютовал своему заместителю и сказал спокойно, сдерживая свое волнение: - Первый Хафт Аморин, можете начинать. Она сдержано ответно отсалютовала ему и направила своего коня к армии. - Боевая Стража! - крикнула она. - Приказываю! Широкая волна внимания прокатилась по рядам воинов. - Барабанщики - приготовиться! Отбивающие ритм барабанщики подняли свои палочки. Когда она выбросила в воздух свой сжатый кулак, они начали бить, отбивая тот ритм, которому их обучил Трой. - Воины! Марш! Отдав эту команду, она резко опустила свой кулак. Почти шестнадцать тысяч воинов двинулись вперед под мерный ритм барабанов. Трой наблюдал за размеренным движением Боевой Стражи с комком в горле. Рядом с Аморин, он двинулся со своей армией вниз по дороге, по направлению к реке. Остальные всадники следовали почти за его спиной. Все вместе они держались вровень с Боевой Стражей, пока она шла маршем на запад под высокой южной стеной Ревлстона. 13. КАМЕННЫЕ САДЫ МАЭРЛЯ Так, двигаясь параллельно, всадники и марширующая Боевая Стража прошли вниз по дороге до широкого каменного моста, пересекающего реку Белая на небольшом расстоянии к югу от озера. Пересекая по мосту реку, они слышали хор подбадривающих криков от конных воинов и строителей плотов, работавших на озере; но вомарк Трой не смотрел в ту сторону. С вершины моста он внимательно смотрел вниз по реке: там он мог видеть, как последние плоты первых двух Боевых Дозоров хилтмарка Кеана огибают излучину и скрываются из виду. Они были только малой частью армии Троя, но они были решающими. Они рисковали своей жизнью по его приказу, и судьба Страны шла вместе с ними. С гордостью и тревогой он наблюдал, как они уходили по своему пути за своей безмерной долей кровопролития, которую он предназначил для них. Затем он в сомнениях двинулся дальше через мост. За мостом дорога поворачивала к югу и извилисто спускалась с того плато, на котором находилась Твердыня Лордов, к холмистым лугам, лежавшим между Ревлстоном и Тротгардом. Когда они достигли подножия гор, Трой посчитал сопровождавших хайербрендов и гравлингасов, чтобы убедиться, что Боевая Стража имела полный комплекс поддержки от учений лиллианрилл и радхамаэрль. Во время этого занятия он краем глаза заметил и еще одного гравлингаса, верхом следовавшего за группой всадников. Трелл. Мощный гравлингас держался позади группы, но не делал попытки скрыть свое присутствие или свое лицо. При виде его Троя охватил приступ беспокойства. Он остановился и подождал Высокого Лорда. Пропуская мимо себя других всадников, он тихо сказал Елене: - Вы знаете, что он едет с нами? С этим все в порядке? - Высокий Лорд Елена встретила его слова вопросительным взглядом, в ответ на который он кивнул в сторону Трелла. Кавинант остановился рядом с Еленой и, заметив кивок Троя, тоже посмотрел туда. Увидев гравлингаса, он тяжело вздохнул. Большинство всадников уже миновали к этому времени Елену, и Трелл мог ясно видеть, как они трое наблюдают за ним. Он остановился там, где в тот момент находился - на расстоянии двадцати пяти ярдов от них - и ответил на пристальный взгляд Кавинанта беспокойным, сконфуженным взглядом. На мгновение все они застыли в своих позициях, пристально рассматривая друг друга. Затем Кавинант тихо выругался, схватил поводья коня и двинулся по дороге к Треллу. Баннор тронулся за Неверящим, но Высокий Лорд Елена остановила его быстрым жестом. - Ему не нужна защита, - сказала она спокойно. - Не оскорбляй Трелла своим сомнением. Кавинант предстал перед Треллом, и двое мужчин свирепо смотрели друг на друга. Затем Кавинант что-то сказал. Трой не мог слышать, что он сказал, но Трелл ответил на это взглядом покрасневших глаз. Его широкая грудь под туникой тяжело вздымалась, словно он задыхался. Его ответные слова тоже нельзя было услышать. В конечностях Трелла было какое-то неистовство, жажда действия. Трой мог это видеть. Он не понимал уверения Елены, что Кавинант в безопасности. Наблюдая за ними, он прошептал ей: - Что сказал Кавинант? Елена ответила так, будто не могла ошибиться. - Юр-Лорд обещает, что никогда не причинит мне вреда. Это удивило Троя. Он хотел знать почему Кавинант старается убедить в этом Трелла, но не смог придумать, как спросить Елену, какая существует связь между нею и Треллом. Вместо этого он спросил: - Что отвечает Трелл? - Трелл не верит обещанию. Про себя Трой поздравил Трелла с наличием здравого смысла. Минуту спустя Кавинант резким толчком послал лошадь рысью и вернулся на дорогу. Его свободная рука настойчиво подергивала бороду. Не глядя на Елену, он пожал плечами, как бы защищаясь, и сказал: - Да, у него есть хорошие основания. - Затем он пустил лошадь галопом, чтобы поравняться с остальными всадниками. Трой хотел подождать Трелла, но Высокий Лорд последовала за Кавинантом и твердо позвала его за собой. Из уважения к гравлингасу Трой больше не оглядывался. Но когда в полдень Боевая Стража прервала марш чтобы пообедать и отдохнуть, Трой увидел, что Трелл ест вместе с другими мастерами учения радхамаэрль. К этому времени армия уже преодолела извилистый спуск к подножию холмов и была на ровных лугах к западу от реки Белая. Трой оценил расстояние, которое они покрыли, и прикинул его как предварительную меру для того темпа марша, который он им установил. Пока что шаг казался верным. Но на величину дневного перехода влияли многие факторы. Вомарк провел часть дня с Первым Хафтом Аморин, обсуждая частоту и длительность остальных остановок, учитывая такие переменные величины, как характер территории, уже пройденное расстояние и состояние припасов. Он хотел подготовить ее к своему возможному отсутствию. Он был рад, что может поговорить о своем плане битвы; он им гордился, словно это было вещественное произведение искусства. По традиции побежденные спасались бегством к Роковому Отступлению, но он собирался обратить это ущелье в место победы. Его план содержал такой дерзкий стратегический удар, что его мог создать только слепой. Но спустя некоторое время Аморин отозвала его жестом в сторону от Боевой Стражи и там сурово сказала: - Один день такого марша еще не много значит. Даже пять дней могут не вызвать утомления у хорошего воина. Но двадцать дней, или даже тридцать - такое долгое время и таким шагом - это может убить. - Я знаю, - осторожно сказал Трой. Его беспокойство превратилось в напор. - Но у нас нет выбора. К тому же, даже и таким шагом слишком много воинов и Стражей Крови будут убиты, чтобы купить нам время, в котором мы нуждаемся. - Я слышу тебя, - сквозь зубы сказала Аморин. - Мы сохраним этот шаг. Когда армия остановилась на ночь, Морэм, Елена и Аматин двинулись между ярких лагерных костров, напевая песни и радостно рассказывая истории о великанах, чтобы поддержать сердца воинов. Наблюдая за ними, Трой почувствовал острое сожаление, что пройдут долгие дни, прежде чем Лорды снова смогут помочь Аморин поддержать дух Боевой Стражи. Но разделение было необходимо. У Высокого Лорда Елены было несколько причин посетить лосраат. Но Ревлвуд был не по пути, а маршировать воинам лишнее расстояние было недопустимо. Поэтому Лорды и Боевая Стража на следующий день расстались. Три Лорда в сопровождении Кавинанта и Троя, двадцати Стражей Крови и всех Хранителей Учения свернули с дороги к юго-западу, по направлению к Тротгарду и Ревлвуду. А Боевая Стража, возглавляемая Первым Хафтом Аморин, с верховыми хайербрендами и гравлингасами, пошла дальше почти по прямой на юг, по направлению к Роковому Отступлению. У Троя тоже было в лосраате собственное дело, и он был вынужден оставить Аморин одну командовать армией. В этот день осеннее небо
в начало наверх
затянулось, к востоку тяжело прошли дождевые тучи. Когда он отдал последние инструкции Первому Хафту, его видение затуманилось, ему пришлось вглядываться в зловещую мглу. - Главное - сохраняйте темп, - сказал он кратко. - Постарайтесь идти даже быстрее, когда дойдете до легко проходимой местности за рекой Серая. Если вы сможете выиграть немного времени, нам не придется так тяжело, когда мы будем пробираться у Последних Холмов. Если те, кого посылали Стражи Крови и Высокий Лорд, смогли выполнить свою задачу, то по пути будет достаточно припасов. Мы вас догоним на Центральных Равнинах. - Голос его был суровым от осознания трудностей, с которыми она столкнется. Аморин отреагировала кивком, что выражало ее сложившееся решение. Начался слабый дождь. Тучи ослабили способность видеть Троя настолько, что он больше не мог различать отдельные фигуры среди массы воинов Боевой Стражи. Он скупо отсалютовал Первому Хафту, и она повернулась, чтобы вести воинов дальше, в сторону от дороги. Лорды и Хранители Учения призывно кричали ему, но Трой не присоединился к ним. Он въехал на Мехриле на вершину голого холма и стоял там, подняв, салютуя, свой меч из черного дерева к моросящему дождю, пока все колонны его армии не прошли мимо подобно теням в тумане у подножия холма. Он сказал себе, что Боевая Стража не пойдет на битву без него - что его воины пока только совершают марш, и он с ними потом соединиться. Но эта мысль не принесла ему облегчения. Боевая Стража была его инструментом, его средством служения Стране; и когда он вернулся к другим всадникам, он чувствовал себя неловко, как бы разорванным, расчлененным на части, словно от падения его удерживала только ловкость ранихина. Весь остаток дня он ехал погруженный в остро знакомое ему одиночество слепого. Моросящий дождь продолжался до вечера, всю ночь и почти весь следующий день. Несмотря на толстый слой облаков, дождь лился не сильно, но не пропускал солнце, досаждая Трою тем, что ослаблял его зрение. Среди ночи, когда он спал в мокрых одеялах, которые, казалось облегали его как саван, он внезапно проснулся от первобытного атавистического предчувствия, что погода будет хмурой, когда он пойдет на битву в Роковом Отступлении. Ему нужно было солнце, ясность. Если он не сможет видеть!.. Утром он поднялся угнетенным и не смог восстановить своей обычной уверенности до тех пор, пока дождевые облака не ушли к востоку и солнце не вернулось к нему. В разгар утра следующего дня компания Лордов достигла реки Маэрль. Покинув Боевую Стражу, они передвигались гораздо быстрее, и когда достигли реки, являвшейся северной границей Тротгарда, то были уже на полпути к Ревлвуду. Маэрль порождалась ручейками, стекавшими с вершин Западных гор, и бежала сначала к северо-востоку, затем к юго-востоку, пока не впадала в Серую, становилась частью Серой и текла к востоку, чтобы впасть в Соулсиз. На той стороне Маэрля лежали земли, на которых Лорды сосредоточили свои усилия по залечиванию опустошений войны и последствий Осквернения. Тротгард с последних лет Кевина Расточителя Страны, после Осквернения, носил имя Кураш Пленетор, "Больной Камень", но затем его переименовали, когда новые Лорды принесли здесь свою клятву служения. В то время местность эта была совершенно разрушена и бесплодна. Последняя великая битва между Лордами и Презирающим происходила именно здесь и оставила ее выжженной, разрушенной, пропитанной дымящейся кровью, почти без почвы. Некоторые из старых преданий говорят, что Кураш Пленетор курился и стонал сотни лет после последней битвы. А сорок лет назад вода в реке Маэрль все еще была мутной от размытой бесплодной почвы, которую она несла. Но сейчас в потоке воды были только следы ила. При всей ограниченности их понимания, Лорды научились очень многому в выхаживании изуродованной земли из Второго Завета, и в эти дни Маэрль нес уже только дымку непрозрачности. Из-за долгих столетий вымывания почвы образовалось ущелье, подобное трещине в земле, но склоны этого ущелья выглядели мирно от хорошо укоренившихся трав и кустарников, а из оврагов здоровые деревья высоко поднимали свои сучья. Маэрль снова был живой рекой. Глядя на нее с края ущелья, компания минуту постояла, испытывая приятные чувства. Елена, Аматин и Морэм вместе тихо запели часть клятвы Лордов. Затем они галопом стали спускаться по склону и на лошадях перешли через брод, так что копыта лошадей и ранихинов издавали веселый плеск, когда Лорды и их сопровождающие въезжали в Тротгард. Эта область лежала между Западными горами и реками Маэрль, Серая и Рилл. В пределах этих границ везде, во всем была видна забота Лордов. Поколения Лордов превратили Больной Камень в здоровый лесистый край, страну с жизнеобильными холмами, лесами, полянами и долинами. Поросшие травой склоны холмов выглядели пестрыми от множества небольших голубых и желтых цветов. На десятки лиг к югу и западу от всадников, среди обилия алианты и пышных трав, росли золотни и другие деревья; вишни, яблони и белые липы, огромные дубы, вязы и клены, величественные в осенней красоте. А воздух, в котором столетиями после битв отдавались еще эхом взрывы и стоны войны, был теперь ясным и чистым и, казалось, искрился от птичьего пения. Именно это и увидел Трой, когда впервые обрел зрение, именно это имела в виду Елена, когда учила его видеть. И здесь, сидя верхом на Мехриле под блестящим солнцем в залитых светом просторах Тротгарда, он чувствовал себя более свободным от забот, терзавших его долгое время. По мере того как Лорды продвигались дальше, утро перешло в день, а страна вокруг них изменилась. Между деревьями и в траве стали появляться груды беспорядочно разбросанных камней, неотесанные валуны размером в несколько раз выше всадников высовывали головы из-под земли, и везде лежали более мелкие камни, поросшие мхом и лишайником. Вскоре компания уже двигалась среди древних обломков разрушенной горы, высокий одинокий пик которой возвышался среди холмов Кураш Пленетор, пока какая-то огромная сила не разорвала его на куски. Они приближались к каменным садам Маэрля. Трой никогда не уделял времени изучению этих садов, но он знал, что они считались местом, где самые лучшие мастера суру-па-маэрль учения радхамаэрль выполняют свои самые замечательные работы. Хотя за последние несколько лет он много раз проезжал по этой дороге среди ощетинившихся камней, он не мог сказать, где собственно начинаются эти сады. За исключением постоянно увеличивающегося количества обломков, лежащих или торчащих среди травы, он не мог указать никаких особых изменений или границ, пока наконец вся компания не выехала на вершину холма, возвышавшегося над широкой долиной. Лишь тогда он стал уверен, что он в одном из садов. Большая часть длинного высокого склона, обращенного к долине, была густо покрыта камнями, как будто это когда-то было сердцем древнего разрушенного пика. Обломки скал группировались кучками и торчали со всех сторон, поднимались большими грудами или отдельными массивными валунами, так что фактически единственным не занятым ими местом на крутом склоне была дорога. Ни один из этих камней и валунов не был отшлифован, обтесан или как-нибудь обработан, хотя казалось, что мох и лишайник на отдельных разбросанных камнях и кучках местами счищен. И казалось, что все они были выбраны за свою преувеличенную естественность. Вместо того, чтобы спокойно лежать на земле, они выпирали, хмурились, припадали к земле, зияли отверстиями, съеживались и становились на дыбы или бушевали, подобно безумствующей скученной толпе троглодитов, пришедших в ужас или в экстаз от глотка свежего воздуха. По пути в долину дорога блуждала среди таинственных форм, как будто она потерялась в дремучем лесе, так что когда всадники двинулись вниз, они постоянно были в тени того или другого камня измученной формы. Трой знал, что изумляющий беспорядок этого склона не был естественным, он был создан людьми из каких-то соображений, постичь которые он не мог. В своих предыдущих поездках он никогда не был настолько заинтересован, чтобы спросить о значении этого хаоса. Но теперь он не возражал, когда Высокий Лорд Елена предложила, чтобы все поехали посмотреть на эту работу с расстояния. По ту сторону поросшей травой долины был другой холм, еще выше и круче. Дорога поворачивала налево и шла вдоль дна долины, не заходя на тот холм. Елена предложила всадникам подняться туда, чтобы посмотреть на сад сверху. Она обращалась ко всем спутникам, но взгляд ее был обращен к Кавинанту. Когда он нехотя ответил неясным пожатием плеч, она отреагировала на это так, будто он выразил пожелание всех всадников. Передний склон холма был слишком крутым для лошадей, поэтому они повернули направо и галопом скакали по долине, пока не достигли места, где могли бы взобраться на холм с другой стороны. Пока они ехали, у Троя появилось легкое чувство ожидания. Горячее желание Высокого Лорда Елены показать этот вид Кавинанту вызывало интерес. Он припомнил другие сюрпризы - такие как Зала Даров, которая не интересовал его, пока Морэм не затащил его туда. Верх холма выпячивался голой вершиной. Всадники оставили своих лошадей и последнюю часть пути взбирались пешком. Они двигались быстро, разделяя настроение Елены, и вскоре достигли гребня. По другую сторону гребня холма перед ними расстилался сад камней, выглядевший отсюда как рельеф. С этого расстояния было легко заметно, что все его раскиданные в беспорядке камни создавали единый рисунок. Из этих изломанных камней творцы этого сада создали огромное широкое лицо - с выпуклыми, угловатыми и искаженными чертами. Шероховатость камней придавала этому лицу вид побитого и искривленного; глаза были неровными, как рваные раны, а дорога пересекала его бессмысленным шрамом. Но несмотря на все это, лицо было растянуто в бодрой усмешке. Неожиданность этого зрелища вызвала у Троя тихую вспышку довольного смеха. Хотя Лорды и Хранители Учения были очевидно знакомы с садом, все их лица выражали радость, словно эта веселая улыбка была заразной. Высокий Лорд Елена сжала руки, чтобы сдержать волну веселья, а глаза Лорда Морэма сверкали от острого удовольствия. Только Кавинант не улыбался, не кивал и не проявлял никаких знаков удовольствия. Лицо его было мрачно, как обломок кораблекрушения. В глазах его было их обычное неутомимое и неприрученное выражение, а его правая рука вертела кольцо, впечатление от чего усиливалось отсутствием двух пальцев. Спустя мгновение он проворчал сквозь шепоты всей компании: - Да, великаны могли бы гордиться вами. Тон его был двусмысленным, как будто он пытался сказать две противоречивые вещи сразу. Но его ссылка на великанов пересилила все, что он имел в виду. Улыбка Лорда Аматин дрогнула, и неожиданный, испытующий взгляд взмыл из-под бровей Морэма. Елена двинулась к нему, намереваясь заговорить, но прежде, чем она успела начать, он продолжил: - Я когда-то знал похожую женщину. - Он старался, чтобы это прозвучало небрежно, но голос его был неловким. - В лепрозории. Трой внутренне охнул, но сдержался. - Она была когда-то красавицей - конечно, я ее тогда не знал. И у нее не было фотографии, или, если и были, она их не показывала. Я думаю, она уже даже не могла больше вставать, чтобы посмотреть на себя в зеркало. Но доктора сказали мне, что она выглядела прекрасно. И у нее была улыбка - даже когда я уже знал ее, она еще могла улыбаться. И то зрелище было очень похоже на это. Он кивнул в направлении сада камней, но не посмотрел в ту сторону. Он был сосредоточен на своих воспоминаниях. - Ее случай был классическим. - Когда он продолжил, голос его стал резким и даже более горьким. Он отчетливо произносил каждое слово, и у этих слов были будто бы острые края. - Она заболела проказой в юном возрасте на Филиппинах или где-то в том районе - ее родители были отправлены туда, я полагаю, с войсками, - и она подхватила ее сразу после замужества. У нее онемели пальцы на ногах. Ей бы следовало прямо тогда пойти к доктору, но она этого не сделала. Она была из тех людей, которым невозможно в чем-либо препятствовать. И она не могла отнимать время у мужа и друзей ради того, чтобы заботиться о своих болезнях. Таким образом она потеряла пальцы на ногах. Она пошла наконец ко врачу лишь тогда, когда ноги ее стало сводить настолько сильно, что она едва могла ходить. Он тут же понял, что у нее за болезнь, и отправил ее в лепрозорий, а там доктора были вынуждены сделать ей ампутацию. Это доставило ей некоторые неудобства - трудно ходить, когда на ногах нет пальцев - но она была неукротима. Вскоре она вернулась к мужу. Однако теперь она не могла иметь детей. Для прокаженных иметь детей - это преступное безрассудство. Муж ее это понимал - но он хотел иметь детей, и поэтому вскоре с ней развелся. Это ее ранило, но она это пережила. Вскоре у нее была работа, новые друзья и новая жизнь. Но затем она снова оказалась в лепрозории. Она была слишком наполнена жизнью и оптимизмом, чтобы заботиться о себе. На этот раз она лишилась двух пальцев на правой руке. Это стоило ей работы. Она была секретаршей, и пальцы для работы были ей необходимы. И, конечно, ее хозяин не хотел, чтобы у него работали
в начало наверх
прокаженные. Но когда ее заболевание было снова остановлено, она научилась печатать без этих омертвевших пальцев. Тогда она переехала на новое место, получила другую работу и новых друзей и продолжала жить так, словно абсолютно ничего не случилось. Примерно в это время - так мне говорили - она возымела страсть к народным танцам. Она узнала кое-что о них во время своих путешествий в детстве, а теперь это стало ее хобби, ее способом найти себе друзей и сказать, как она их любит. В яркой одежде и с улыбкой, она была... - Он запнулся, но почти сразу продолжил: - Но через два года она снова оказалась в лепрозории. У нее была не очень хорошая походка, она частенько падала. И долгое время не получала нужного лечения. На этот раз она потеряла правую ногу ниже колена. Зрение у нее затуманилось, а правая рука была заметно изуродована. На лице выступали опухоли, а волосы выпадали. Как только она научилась ковылять на своей искусственной ноге, она приступила к урокам народных танцев для прокаженных. Доктора долго ее удерживали, но наконец она убедила их выпустить ее. Она клялась, что она этот раз будет лучше заботиться о себе. Но постепенно она все же превращалась в обрубок. Когда я познакомился с ней, она снова была в лепрозории, потому что приют, в котором она работала, выставил ее. У нее не осталось ничего, кроме улыбки. Я проводил много времени в ее комнате, наблюдая как она лежит и слушая ее рассказы. Я старался привыкнуть не обращать внимания на зловоние. Лицо ее выглядело так, будто доктора били по нему каждое утро дубинками, но у нее еще была улыбка. Конечно, большинство зубов выпали - но улыбка не изменилась. Она пыталась научить меня танцевать. Она заставляла меня вставать там, где могла меня видеть, и говорила куда поставит носок, когда подпрыгнуть и как двигать ногами. Он снова запнулся. - А в промежутках она часами рассказывала мне, какой полной жизнью она жила. Ей, должно быть, было около сорока лет. Он резко наклонился к земле, схватил камень и швырнул его со всей силой в усмехающееся лицо в каменном саду. Камень упал слишком близко, но он не стал следить, как тот катиться в долину. Отвернувшись от него, он глухо проскрежетал: - Если бы ее муж оказался в моих руках, я бы свернул его проклятую шею. - Затем широко зашагал вниз с вершины холма к лошадям. Вскоре он уже был верхом и галопом скакал по дороге. Баннор следовал рядом за ним. Трой глубоко вздохнул, стараясь стряхнуть эффект рассказа Кавинанта, но не смог ничего придумать, что бы сказать. Взглянув на Елену, он увидел, что она настойчиво смотрит на Морэма и Аматин, как бы нуждаясь в их поддержке чтобы вынести то, что она услышала. Через мгновение Морэм громко сказал: - Юр-Лорд Кавинант - пророк. - Предсказывает ли он судьбу Страны? - с горечью спросила Аматин. - Нет! - отрицание Елены было горячим, и Морэм тоже выдохнул: "Нет". Но Трой смог уловить, что Морэм имел в виду нечто другое. Беседа закончилась, и Лорды вернулись к своим ранихинам. Вскоре вся компания снова была на дороге и следовала за Кавинантом по направлению к Ревлстону. Весь остаток дня Трой был слишком встревожен реакцией Лордов на рассказ Кавинанта, чтобы расслабиться и наслаждаться поездкой. Но на следующий день он нашел способ облегчать свое смутное огорчение. Он стал подробно представлять себе, как движется Боевая Стража: Стражи Крови мчатся на ранихинах вместе с Лордом Каллендриллом, конные Боевые Дозоры плывут на плотах, а некоторые уже и скачут галопом, а пешие воины маршируют вслед за Аморин. На той карте, которую он мысленно представлял себе, движение этих отдельных частей войска имело обдуманную симметрию, что его очень радовало. От этого он начинал чувствовать себя лучше. Тротгард тоже помог ему в этом. К югу от каменных садов почвенный покров земли стал толще и более плодородным, так что холмы, через которые ехала компания, уже не изобиловали голыми камнями, выступающими среди травы и цветов. Вместо этого регулярно попадались рощицы и полоски леса, усеивающие склоны и живописные долины и долы. Под ясным небом среди бальзамических ароматов осеннего Тротгарда Трой позабыл свои неопределенные мысли о Кавинанте словно плохой сон. В окружавшем его покое даже проблемы коммуникации его армии беспокоили его не так сильно. По части этого он был даже более озабочен невозможностью отправить сообщение Кеану, чем своим неведением относительно судьбы миссии Корика. Но он находился на пути в Ревлвуд. Высокий Лорд Елена обещала ему, что лосраат работает над этой проблемой. Он с надеждой смотрел вперед, ожидая, что Изучающие раздела Посох найдут для него решение. В этот вечер он наслаждался разговорами и песнями Лордов у лагерного костра. Морэм молчаливо удалился со странным предчувствием в глазах, а Кавинант молчал, угрюмо и сердито глядя на угольки костра. Но Высокий Лорд Елена была в хорошем возбужденном состоянии духа. Вместе с Аматин она распространяла хорошее настроение на всех, пока даже мрачные Хранители Учения не развеселились. Трою казалось, что она никогда раньше не выглядела такой жизнерадостной. И все же в темноту своего ложа он вернулся с болью в сердце. Для него было невыносимым, что Елена демонстрировала свое великолепие не ради него, а ради Кавинанта. Он уснул сразу же, словно бы для того, чтобы избежать невозможности видеть. Но в самое темное время безлунной ночи его вдруг разбудили резкие голоса и цоканье копыт. Сквозь нечеткий след отблесков костра он увидел Стража Крови на ранихине, стоящего в центре лагеря. В холодном воздухе от ранихина шел пар. Он скакал галопом, чтобы догнать Лордов. Первый Знак Морин и Лорд Морэм уже стояли около ранихина, Высокий Лорд торопилась со своего ложа, а за ней и Лорд Аматин. Трой бросил в костер связку лучин для растопки. Ярко разгоревшийся ненадолго огонь костра позволил ему лучше рассмотреть Стража Крови. На его лице были ясно заметны следы тяжелого сражения, он медленно спешился, будто устало и неохотно. Трой почувствовал, что его равновесие внезапно пошатнулось, как если бы ветвь древа его забот о Стране, на которой он стоял, затряслась под его ногами. Он узнал Стража Крови. Это был Ранник, один из участников миссии Корика в Прибрежье. 14. РАССКАЗ РАННИКА В течение какого-то мгновения Трой пытался за что-нибудь ухватиться, чтобы вернуть равновесие. Раннику не следовало быть здесь. Прошло слишком мало времени. Со времени отбытия миссии Корика прошло только двадцать три дня. За это время даже самый сильный ранихин не мог бы галопом проскакать до Прибрежья и обратно. Поэтому приезд Ранника мог означать только... только... Прежде чем Высокий Лорд успела заговорить, Трой обнаружил, что он спрашивает сдавленным голосом: - Что случилось? Что же случилось? Но Елена резко прервала его. Он мог видеть, что значение приезда Ранника не ускользнуло от нее. Она стояла, твердо оперев о землю Посох Закона, а лицо ее было полно огня. Стоявший рядом Кавинант выглядел так, как будто ему было плохо, будто был уже потрясен от того, что ожидал услышать. Он имел вид человека, желающего узнать, смертельна ли его болезнь, когда резко обратился к Стражу Крови: - Они мертвы? Ранник не обратил внимания ни на Кавинанта, ни на Троя. Он кивнул Первому Знаку Морину, затем поклонился слегка Высокому Лорду. Его лицо, несмотря на безвыразительность, имело налет несогласия, оттенок нежелания, что заставило Троя застонать от предчувствий. - Говори, Ранник, - сурово произнесла Елена. - Какие вести ты принес нам? А после нее сказала Аморин: - Говори так, чтобы все Лорды могли тебя услышать. Но Ранник по-прежнему не начинал. В глубине его немигающих глаз была едва видна боль - то чувство острого страдания, которое Трой не ожидал никогда увидеть ни в одном Страже Крови. - Милостивый Боже, - выдохнул он. - Это настолько плохо? Тогда заговорил Лорд Морэм. - Ранник, - сказал он мягко. - Миссия в Прибрежье была поручена Страже Крови. Это было тяжелое поручение, потому что вы приняли Клятву, что охрана Лордов будет для вас превыше всего остального. Нет вашей вины в том, что ваша Клятва и ваша миссия пришли в противоречие, что требуется пренебречь либо одним, либо другим. У Стража Крови не должно быть никаких сомнений, какой бы злой рок ни принес тебя сюда в таком виде в ночной темноте. Ранник колебался еще какое-то мгновение. Затем сказал: - Высокий Лорд, я приехал из глубины Сарангрейвской Зыби, прямо от Теснистого Протока и от миссии в Прибрежье. Корик сказал мне, и Прену, и Порибу вместе со мной: "Возвращайтесь к Высокому Лорду. Расскажите ей все - все слова вохафта Хоэркина, все, что случилось с ранихинами, обо всех атаках Подстерегателя. Расскажите ей о том, как погибла Лорд Шетра". - Аматин глухо простонала, а Морэм застыл. Но Елена удержала их своим напряженным взглядом. - Она лучше поймет это сообщение о великанах и Опустошителях. Скажите ей, что миссия не будет остановлена. И мы трое ответили: - Сила и верность. У нас не будет поражения. Но четыре дня мы одолевали Сарангрейвскую Зыбь, и Прен погиб от внезапного нападения Подстерегателя. Затем мы все же пробились к западному краю Зыби и там снова обрели своих ранихинов. Как можно быстрее мы мчались по направлению к Ревлстону. Но когда вступили в Зломрачный Лес, то были осаждены волками и юр-вайлами, хотя до этого никаких признаков их мы не видели, когда ехали на восток. Пориб и его ранихин пали так, чтобы я смог ускользнуть, и я помчался дальше. Затем к западу от Зломрачного Леса я встретил разведчиков Боевой Стражи и узнал, что Порча уже выступил в поход и что Высокий Лорд ускакала в Ревлвуд. Поэтому я свернул с пути к Ревлстону и поехал догонять вас сюда. Высокий Лорд, есть многое, что я должен сказать. - Мы выслушаем тебя, - сказала Елена. - Иди ближе к огню. - Повернувшись, она двинулась к костру. Там она уселась; Морэм и Аматин рядом с ней. По ее знаку Ранник сел напротив нее и позволил одному из Хранителей Учения, который имел способности Целителя, очистить свои раны. Трой подбросил вязанку хвороста в огонь, чтобы стало лучше видно, и тоже устроился рядом с Лордами, но подальше от Кавинанта. Спустя мгновение Ранник заговорил. Сначала его повествование было кратким и неуклюжим. Стражу Крови не хватало дара рассказчика, которым обладали великаны; он едва касался существенных предметов и пропускал вещи, которые его слушателям было важно узнать. Но Лорды дотошно его расспрашивали. А Кавинант настаивал на дополнительных деталях. Временами казалось, что он старается сдержать рассказчика, оттянуть тот момент, когда нужно будет дойти до завершения. Постепенно события, произошедшие с миссией, стали выясняться в более связанной форме. Трой внимательно слушал. Он не мог ничего видеть при блеклом свете костра, ничто не отвлекало его внимания. Несмотря на полную бесстрастность голоса Ранника, вомарк, казалось, своими глазами видел то, о чем слышал, как будто события, произошедшие с участниками миссии, разворачивались в воздухе перед ним. Миссия двигалась на восток через Зломрачный Лес и уже три дня как ехала под дождем. Но никакой дождь не мог остановить ранихинов, да и не было к тому же сильной бури. На восьмой день, когда облака разошлись и солнце снова выглянуло на землю, Корик и его отряд увидели гору Грома. Она неуклюже вырастала на фоне неба по мере того как отряд продвигался в сторону восхода. Они прошли двадцать пять лиг к северу от нее и поздно в тот день достигли огромного обрыва Землепровала. Они были на одной из самых высоких его точек и могли взглянуть на Нижнюю Страну с высоты более четырех тысяч футов. Отсюда Землепровал был виден далеко в обе стороны, как будто Нижнюю Страну отрубили топором. И далеко внизу, за холмистой полосой травы, менее чем в пяти лигах от них, широко простиралась Сарангрейвская Зыбь. Это была заболоченная местность, испещренная ручьями, подобными распухшим венам на теле земли, заросшая пышным изобилием кустарников, полная неуловимых опасностей - странных, предательских, выросших в воде и избегающих человека животных, изогнутых, старых и полугнилых ив и кипарисов, поющих тихие песни, которые могут запутать неосторожного; застоялых ядовитых омутов, так покрытых липкой грязью, илом или мелкими растениями, что они походили на твердую почву; пышных прекрасных цветов,
в начало наверх
покрытых как росой каплями жидкости, которая может довести людей до безумия; обманчивых пространств сухой почвы, которая оказывалась зыбучими песками. Все это было знакомо Стражам Крови. Но сколь зловещей или не подходящей для жизни она ни казалась бы человеческому взгляду, Сарангрейвская Зыбь не была злом сама по себе. Скорее из-за зла, которое дремало здесь, она была просто опасна - диковатое убежище для ошибок природы, уродливый плод древних грехов. Великаны, которые умели быть осторожными, всегда могли безопасно передвигаться по Сарангрейвской Зыби, и они сохраняли свои тропинки открытыми для других, так что в нормальных условиях пересечь Зыбь не было большим риском. Но теперь пристальный взгляд миссии встретил что-то еще. Дремлющее зло зашевелилось; рука Порчи поработала здесь и разбудила старые грехи. Эта опасность была суровой, и Лорд Гирим был обескуражен. Но удивлены ни Лорды, ни Стража Крови не были. Лорды Каллендрилл и Аматин - и Стражи Крови Моррил и Корал - поведали всем об этой опасности. И хотя он был обеспокоен, Лорд Гирим не предложил, чтобы миссия отклонилась от опасности, объехав Сарангрейвскую Зыбь с севера на расстоянии сотни лиг. Поэтому на рассвете девятого дня миссия спустилась через Землепровал, пользуясь конной тропой, которую проделали Старые Лорды в громадном утесе, и устремились на восток через заросшие травой холмы по направлению к главной дороге великанов через Сарангрейвскую Зыбь. Воздух здесь был теплее и плотнее, чем над Землепровалом. Дышалось так, будто в нем были намешаны какие-то призрачные волокна, которые, казалось, оставляли что-то в легких после выдоха. Затем среди травы стали появляться низкие искореженные кусты. А сама трава стала длиннее и сочнее. Время от времени под копытами ранихинов брызгались отдельные скрытые в траве небольшие ручейки. Вскоре появились искривленные, с наростами и лишайниками, деревья, растопырившие заросшие мхом ветви. Они становились все гуще и гуще по мере того как миссия продвигалась вглубь Сарангрейвской Зыби. Иногда всадники проезжали по травянистым аллеям, которые обычно лежали между двумя стоячими омутами или уходили под углом куда-то дальше к северу, в джунгли, уже казавшиеся непроходимыми. Ранихины перешли на более медленный и осторожный шаг. Внезапно они обнаружили, что продвигаются уже через доходящую им почти до груди "слоновую траву". Когда всадники оглянулись, они не смогли увидеть никакого следа дороги великанов. Зыбь захлопнулась за ними как челюсти. Но Стражи Крови знали, что такой и была дорога через Сарангрейвскую Зыбь. Видна была только тропа вперед. Ранихины двигались дальше, пробивая своими широкими грудями дорогу через траву. По мере углубления в джунгли дорога великанов становилась все уже, так что они могли ехать не более чем по трое в ряд - каждый Лорд был прикрыт с флангов Стражами Крови. Но слоновая трава вскоре отступила, позволяя им двигаться с большей скоростью. Их продвижение сопровождалось шумами. Они растревожили Зыбь; когда они двигались, по обеим сторонам вокруг них возникали волны пробуждения различных обитателей Сарангрейва и раздавались разнообразные звуки. Птицы и обезьяны тараторили, мелкие мохнатые животные хохотали подобно гиенам, выскакивали из травы перед ними и уносились прочь; а когда джунгли уступили темным тухлым лужам и медленным ручейкам, водные птицы с радужным оперением с шумом взмывали вокруг них в воздух; бледные, отдаленно напоминающие человека фигуры устремлялись прочь и скрывались под рябью вод. Все утро миссия продвигалась по извилистой тропе, которую проложили великаны в очень давние времена. Никакой явной опасности не было, но ранихины все-таки были настороженными. Когда всадники остановились около небольшого озерца для отдыха и еды, лошади их стали еще более беспокойными. Некоторые из них издавали тихое сопение; уши их были встревожено подняты, судорожно поворачивались в разных направлениях и почти трепетали. Один из них - самый молодой жеребец, который нес Стража Крови Тулла - неритмично бил копытом. Лорды и Стража Крови удвоили внимательность, продолжая дальше следовать по дороге великанов. Они прошли еще только две лиги, когда Силл позвал других Стражей Крови посмотреть на Лорда Гирима. К лицу Лорда прилила кровь, будто у него был жар. Пот катился по щекам, он хрипло дышал и почти ловил ртом воздух. Глаза его блестели. Но и не только он - Лорд Шетра тоже покраснела и тяжело дышала. Затем даже Стражи Крови обнаружили, что им трудно дышать. Воздух как бы распух. Он сопротивлялся вдыханию в легкие, а там вцеплялся в них вязкими пальцами, как захват зыбучих песков. Самочувствие быстро ухудшалось. Неожиданно все шумы Зыби стихли, установилась полная тишина. Это было именно так, как рассказывал Лорд Каллендрилл. Но тогда в упряжке Лорда Аматин был не ранихин. Доверившись великим лошадям, миссия продолжали свой путь. Всадники двигались медленно. Ранихины шли с напряженно вытянутыми вперед головами, уши настороже, ноздри раздуты. Они вспотели, хотя воздух не был теплым. Так они покрыли еще несколько сотен ярдов - с усилием преодолевая прохождение через неподатливый сопротивляющийся воздух и тишину. После этого джунгли с обеих сторон пропали. Дорога великанов шла по длинному травянистому гребню, подобному плотине, между двумя тихими прудами. Один из них был голубым и чистым, отражая небо и послеполуденное солнце, а другой был темным и заросшим. Миссия была на середине этого гребня, когда возник звук. Сначала он был тихим, жалобным и слабым, как стон умирающего. Казалось, что он идет из темного пруда. Он вынудил всадников замереть на месте. И пока они прислушивались к нему, он медленно нарастал. Нарастала напряженность вокруг и громкость этого звука - он стал ревущим воплем, эхом отразился в обоих прудах. И продолжал расти, все выше и громче. Лорды закричали вместе, стараясь перекрыть его: "Меленкурион абафа! Дьюрок минас милл кабаал!" Но их едва было слышно. И тогда молодой ранихин, несущий Тулла, вышел из-под контроля. Он в страхе заскулил, закружился и бросился к голубому пруду. Когда он дернулся с места, Тулл спрыгнул для безопасности в траву. Ранихин по грудь грохнулся в воду. И сразу же издал пронзительный крик боли, который почти сравнился с воем, раздававшимся в воздухе. Неистово брыкаясь, он выбрался из пруда и помчался на запад, обратно по дороге великанов. Вой резко стал более высокого тона. Другие ранихины тоже не выдержали и побежали. Они вставали на дыбы, вертелись волчком, затем тяжело поскакали вслед за своим умчавшимся собратом. Рывок коня сбросил Лорда Гирима, и он спасся от падения в темный пруд только ударом посоха. Лорд Шетра сразу же соскочила и присоединилась к нему. Силл, Серрин и Корик также спешились. Спрыгнув, Корик велел другим Стражам Крови охранять ранихинов. Ранник и его товарищи крепко держались на своих лошадях. Ранихины следовали за раненым жеребцом. Пока они мчались, завывание позади них слабело, и воздух становился не таким плотным. Но еще какое расстояние Стражи Крови не могли управлять своими лошадьми. Ранихины помчались уходящей в сторону тропой, которая была неизвестной; Стражи Крови поняли, что они потеряли дорогу великанов. Затем первый из бежавших ранихинов, миновав холм, попал неожиданно в трясину. Но остальные великие лошади успели остановиться в безопасности. Стражи Крови спешились и достали из своих вьюков веревки из клинго. К тому времени когда Корик, Серрин, Силл, Тулл и Лорды догнали их, ранихины были заняты тем, что вытягивали из трясины своего собрата, попавшего в ловушку. Видя, что остальные ранихины невредимы, Лорды обратили свое внимание к тому жеребцу, который прыгнул в пруд. Он стоял в стороне, лязгая зубами, конвульсивно дергая из стороны в сторону головой. Все его тело на конечностях и на животе было покрыто волдырями и болячками, кровь струилась из ран. Сквозь некоторые из них были видны кости. Несмотря на то что испуг в его глазах уже прошел, он выл от боли. Лорды были глубоко взволнованы. В глазах Гирима были слезы, а Шетра горько проклинала все. Но они ничего не могли сделать. Они не были ранихийцами. И они не могли найти здесь аманибхавам, эту всемогущую траву с желтыми цветами, которая исцеляет лошадей, но людей доводит до безумия. Они могли только зажать уши, чтобы не слышать его муки, и старались решить, каким курсом миссия должна следовать дальше. Вскоре все остальные ранихины были в безопасности и на твердой почве. Они легко стряхнули грязь от трясины, но не могли таким же способом избавиться от стыда за свою панику. Глаза их показывали, что они чувствовали, что опозорились. Но когда они услышали, как воет израненный брат, они насторожили уши. Они затоптались на месте и стали подталкивать друг друга. Затем медленно самый старший из них подошел к коню Тулла. С минуту они общались, нос к носу. Несколько раз молодой ранихин кивнул головой. Затем старший ранихин встал на дыбы; он высоко вытянулся, исполняя древний жест выражения уважения ранихинов. И когда он опускался, сильно ударил по голове своего раненого брата обоими копытами. Молодой конь содрогнулся от сильного удара и упал замертво. Остальные ранихины наблюдали в молчании. Когда их старший отвернулся от павшего коня, они ржанием выразили свое одобрение и тихую печаль. Стражи Крови тоже по-своему не остались бесчувственны. Но Высокий Лорд Елена возложила миссию к великанам именно на них. Корик сказал Лордам: - Мы должны все же идти. Наша миссия требует этого от нас. Тулл может ехать вместе с Доаром. - Нет! - воскликнула Лорд Шетра. - Мы не возьмем ранихинов снова вглубь Сарангрейвской Зыби. - А Лорд Гирим сказал: - Друг Корик, ты, конечно же, столько же, сколько и мы, знаешь о той силе, которая запрещает нам пересекать Зыбь. Ты, конечно, знаешь, что для того чтобы остановить нас, эта сила должна нас сначала увидеть. Она должна нас почувствовать, чтобы знать, где мы находимся. Корик кивнул. - И ты также должен знать, что почувствовать присутствие человека - не такое легкое дело. Мы всего лишь обычные живые существа среди множества других в Сарангрейвской Зыби. Но ранихины - не обычные. Они сильнее нас - и сила жизни горит в них куда заметнее. Их присутствие здесь обнаружить легче, чем наше. Возможно, что сила, действующая против нас, обнаруживает как раз именно их присутствие. Презирающий достаточно мудр для такой стратегии. По этой причине мы должны продолжать нашу миссию без ранихинов. - Наша миссия нуждается в их скорости, - сказал Корик. - У нас недостаточно времени, чтобы идти пешком. - Я знаю, - вздохнул Гирим. - Если все будет благополучно, это путешествие займет по меньшей мере один лунный месяц. Но путешествие верхом вокруг Сарангрейвской Зыби будет еще более долгим. - Следовательно, мы должны прорваться верхом напрямик. Мы должны бороться. - Воистину верхом, - подхватила Шетра. - Мы не знаем как с этим бороться - хотя уже провели первую битву. Я скажу тебе просто, Корик: если мы снова натолкнемся на этот запрет, мы потеряем больше, чем ранихинов. Нет! Мы должны идти другим путем. - Каким путем? Мгновение Лорды пристально смотрели друг на друга. Затем Лорд Шетра сказала: - Мы построим плот и верхом на нем пройдем через Теснистый Проток. Стражи Крови были удивлены. Даже любящие передвигаться по воде великаны предпочитали лучше сухопутно пробираться через Сарангрейвскую Зыбь, чем отдаваться течению этой реки. Корик сказал: - А можно ли это сделать? - Мы это сделаем, - ответила Шетра. Видя силу ее целеустремленности, Стражи Крови сказали сами себе: "Мы это сделаем". И Корик сказал: - Тогда нам следует очень поторопиться, пока ранихины еще с нами. И начался великий бег ранихинов, во время которого великие лошади Ра вернули себе свое доброе имя. Когда все всадники снова были верхом, они осторожно двинулись обратно, искать верную дорогу - тропу великанов. Но теперь ранихины соблюдали только самые простые предосторожности. Сначала рысью, потом галопом они помчались на запад, прочь от опасностей Сарангрейва. При этом они не соблюдали никакого аллюра, никакого легкого, сберегающего силы шага. Это был галоп, превышающий самую лучшую резвость обычных лошадей. Они не замедляли ход и не спотыкались. На полном напряжении сил ранихины выбежали перед восходом луны из Сарангрейвской Зыби под навес Землепровала. Здесь они сменили восточное направление на южное и помчались вдоль подножия этого гигантского обрыва. По твердой земле их бег стал тяжелее. Каменистые подножья Землепровала пересекали им дорогу смятыми складками земли, принуждая их спускаться вниз и снова с трудом подниматься по склонам по двадцать раз на одной лиге. Южнее местность стала еще хуже. Трава понемногу отступила от
в начало наверх
подножия обрыва, так что ранихинам пришлось с трудом скакать по голым скалам, сланцам и щебню. Луна была уже почти в зените, когда на фоне неба стала видна в ее свете гора Грома, древний Грейвин Френдор. Она господствовала на южной стороне горизонта и поднималась все выше и выше, пока миссия продвигалась дальше. В ее тени ранихины преодолевали и ночь, и холмистую местность. Хрипло дыша, выдувая пену, исходя потом и напрягаясь из последних сил, но не спотыкаясь, они продолжали свой бег, и дневной свет застиг их не более чем в пяти лигах от Теснистого Протока. Теперь они уже поскальзывались и оступались на подножьях холмов, роняя с губ пену и раздирая в кровь колени. Но они по-прежнему отказывались прекратить бег. В разгар утра десятого дня они перевалили через гребень и устремились вниз, в узкую долину между отрогами горы Грома - долину Теснистого Протока. Справа от них, в основании горы, был исток этой реки. Там бурная черная вода вырывалась с ревом из-под отвесного утеса. Это была преображенная река Соулсиз из Анделейна. Эта прекрасная река втекала в гору Грома через Ущелье Предателя, потом ныряла в глубины земли, где она пробегала через заброшенные ответвления пещернятника и мастерских Демонмглы, шлаки пещерников, ямы с отходами, склепы и свалки, кислотные озера, выделения мест захоронения ядов. Когда она прорывалась, плотная, маслянистая и зловонная у основания Грейвин Френдор, она несла сточные воды катакомб, вековые загрязнения нечистоплотного пользования. От горы Грома до Глотателя Жизни, Великой Топи, ничего живого не было по берегам Теснистого Протока, за исключением забредающих к нему обитателей Зыби, которая у другой оконечности Теснистого Протока становилась мощнее и поглощала его, пышно разрастаясь в черной воде. Но высоко на склонах этой долины было два или три тонких ручейка чистой воды, которые питали траву и кустарники, и немногие деревья, так что только дно долины было бесплодным. Здесь, наконец, ранихины остановились. Дрожа и отдуваясь, они сунули носы в ручеек - пить. Лорды, превозмогая собственную усталость, немедленно направились на поиски аманибхавам. Вскоре Шетра вернулась с двумя полными горстями целительной для лошадей травы. С ее помощью она стала заботиться о ранихинах, а затем Гирим принес еще. Только когда все великие лошади поели понемногу аманибхавам, Лорды позволили себе отдохнуть. Тогда Стражи Крови вплотную занялись строительством плота. Единственными деревьями, достаточно выносливыми для того, чтобы расти в этой долине, были тиковые деревья, и в одной из рощиц поблизости было три сухих дерева. Сердцевина железной древесины их стволов показала, что с ними произошло: когда они выросли до определенного размера, их корни достигли достаточной глубины, чтобы коснуться почвы, пропитанной рекой, и потому они умерли. С помощью топориков и веревок из клинго Стражи Крови смогли притащить эти три дерева вниз. Каждое они распилили на четыре бревна примерно одинаковой длины. Затем они подкатили бревна к мертвому берегу Теснистого Протока и стали их связывать вместе ремнями из клинго. Работа продвигалась медленно из-за веса и размеров бревен железного дерева, к тому же Стражи Крови работали тщательно, чтобы быть уверенными в безопасности плота. Но их было пятнадцать, и дело упорно продвигалось. Вскоре после полудня плот был закончен. Приготовив затем несколько шестов для управления, они стали готовы продолжать путь. Лорды тоже уже были готовы к этому. Они церемонно распрощались с ранихинами, затем спустились к берегу Теснистого Протока и дали Корику команду к отправлению. Двое Стражей Крови привязали к плоту веревки и вместе с остальными встали по его сторонам. Они дружно подняли массивные бревна железного дерева и перенесли плот к реке. Он заплясал в бурном потоке, но две веревки его удержали. Серрин и Силл забрались на него, чтобы посмотреть, как он держится. Когда они выразили свое одобрение, Корик дал знак Лордам идти перед ним. Лорд Шетра прыгнула на плот и сразу же установила свой посох, заклинив его между центральными бревнами, так что она могла использовать его силу в качестве руля. За ней последовал Лорд Гирим и остальные Стражи Крови, пока только двое из них, удерживавших веревки, не остались на берегу. Лорд Шетра начала тихо петь, призывая на свой посох сойти Земную Силу. Когда она была готова, она кивнула Корику. По его команде последние два Стража Крови запрыгнули на плот, и течение сразу же понесло его прочь. Плот швырнуло, закрутило в потоках бурлящей воды и вынесло на середину реки. Затем Лорд Шетра успокоила его движение. Сила ее посоха двигала их подобно золотожильному килю в руках великанов. Плот сопротивлялся ей, но постепенно становился более устойчивым. Она вела его вниз по стремнине потока, и через несколько мгновений миссию вынесло из долины снова в объятия Сарангрейвской Зыби. Освобожденная из тисков сжимавшего ее ущелья, река постепенно расширялась, замедлялась. Затем она начала извиваться и вливаться в протоки Зыби, и худшая часть течения осталась позади. Весь остаток дня Лорд Шетра оставалась у кормы плота, направляя его по черной воде. Русло извивалось и поворачивалось по мере того как Теснистый Проток все более и более вплетался в ткань Сарангрейвской Зыби. Боковые течения впадали и вытекали из основного потока, и каменистые островки, покрытые пучками зарослей, начали отдельными точками появляться посреди реки. Когда течение Теснистого Протока стало более ленивым, ей пришлось использовать силу посоха чтобы толкать его, потому что для управления плотом при движении по протокам ей было нужно чтобы он плыл вперед. К вечеру она выбилась из сил. Тогда четверо Стражей Крови взяли шесты и начали подталкивать плот сквозь сумерки и через ночь, где только их чуткие глаза могли видеть достаточно, чтобы безопасно вести плот. Лорд Шетра поела то, что ей приготовил Гирим на маленьком костерке лиллианрилл, затем заснула, несмотря на зловоние и шедшие от реки испарения. Но на рассвете она снова принялась за работу, усердно вливая силу в посох и продвигая плот по Теснистому Протоку. Однако вскоре на помощь ей пришел Лорд Гирим. По очереди они весь день толкали плот, а ночью отдыхали, когда работали своими шестами Стражи Крови. Таким образом миссия продвигалась по Теснистому Протоку до вечера двенадцатого дня. Все эти дни небо было ясным, и солнечный свет был полон бабочек. Плот прошел заметное расстояние. Но ночью темные облака закрыли луну, и дождь намочил Лордов, мешая их сну. Когда Корик окликнул их в последней предрассветной мгле, они сразу же отбросили свои одеяла и вскочили на ноги. Корик указал в ночь. В темноте заросшего островка впереди плота светился слабый огонек. Он мерцал и исчезал время от времени, словно маленький костерчик из сырых дров, но ничего не освещал. По мере того как плот приближался к островку, Лорды пристально в него всматривались. Затем Шетра прошептала: - Это искусственный костер. Это не естественное явление Сарангрейвской Зыби. Стражи Крови согласились. Никакие животные со светящейся шкуркой или насекомые не оставались снаружи на дожде. - Подплывайте к островку, - выдохнула Шетра. - Мы должны посмотреть, кто устроил этот огонек. Корик отдал распоряжения. Стражи Крови шестами направили плот так, что он подплыл к мысу островка. Когда он был в десяти ярдах от берега, Доар и Прен соскочили воду. Они подплыли к островку и исчезли в зарослях кустов. Затем Стражи Крови шестами стали вести плот так, что он плыл вниз по течению на расстоянии прыжка от берега. Островок был длинным и узким. Когда миссия подплыла почти в пределы досягаемости низко висящих веток, огонек стал виднее. Его пламя было тоненьким, слабо мерцавшим, как огонь факела. Но ничего вокруг себя он не освещал, за исключением трех теней, которые проскользнули между ним и плотом. Когда плот уже оставил костер немного позади, свет исчез. Оба Лорда встали, взяли в руки свои посохи, но ничего не сказали. Управлявшие движением плота Стражи Крови уперлись своими шестами, и плот одной стороной ткнулся в берег. Почти сразу же Доар и Прен вскочили на бревна, неся между собой словно бы гуттаперчевую фигуру. Стражи Крови сразу же направили плот к середине русла. Лорд Гирим сунул в костер прут лиллианрилл. Факел на дожде светился скупо, но осветил человека. Лицо его и конечности были заляпаны грязью и запекшейся кровью из многочисленных ранок, порезов и царапин. В обрамлении грязи и крови, белки его глаз казались блестящими. Его одежда, подобно ранам и грязи, говорила о долгой борьбе за выживание в Зыби. Остатки одеяния висели на нем лохмотьями. Только одно в его одежде было не повреждено. На нем был металлический нагрудник, весь в рубцах, желтый под облепившей его грязью, с одним черным диагональным знаком отличия. - Клянусь Семью! - вскрикнула Лорд Шетра. - Это вохафт! Она схватила человека за плечи, но потом отпрянула, как если бы обожглась о него. - Меленкурион! Вохафт, - вскрикнула она, - что с тобой сделали? Твоя плоть как лед! Человек не подал никакого признака, что слышит ее. Он стоял там, где его поставили Доар и Прен, и голова его свисала на плечо. Дыхание его было поверхностным. Он даже не шевелился, за исключением того, что глаза его изредка мигали. Но Шетра не стала дожидаться ответа. - Гирим, - сказала она - этот человек замерз! - Она схватила свое одеяло, набросила его на него. Лорд Гирим бросил свой факел в костер. Затем вскипятил глиняный котелок с водой, пока та не стала чистой, в то время как Шетра усадила человека у огня. Она схватила его голову, чтобы силой влить в его рот вино. От холода его тела у нее на пальцах образовались волдыри. Она и Гирим обвязали свои руки полотенцами, после чего положили человека у костра и освободили его от лохмотьев одежды. Затем вымыли его горячей водой. Когда он был чист, Лорд Шетра достала глиняный кувшин с лечебной грязью и помазала ею самые страшно выглядящие его раны. Сквозь дождь пробился рассвет. В его свете Стражи Крови увидели результаты действия Лордов. Кожа человека стала выглядеть как на трупе. Лечебная грязь была бессильна на его ранах. Холод, заключенный в его теле, по-прежнему оставался. Но он все же дышал и моргал. Когда Лорды накрыли его и подняли в сидячее положение, он зажмурился, и вода начала вытекать из него, как слезы. Она стекала у него по щекам и образовывала льдинки на бороде. - Клянусь Семью! - простонала Лорд Шетра. - Он мертв, и все-таки он жив. Что же с ним сделали? Лорд Гирим не ответил. Через некоторое время Корик сообщил Стражам Крови: - Это Хоэркин, вохафт Боевой Стражи. Он командовал первым Дозором десятого Боевого Дозора. Высокий Лорд послала его отряд попытаться пробиться в Прибрежье к великанам. - Да, - пробормотал Гирим. - Я помню. Когда его Дозор не вернулся, Высокий Лорд послала Каллендрилла и Аматин сделать попытку пересечь Сарангрейвскую Зыбь. Двадцать один воин - вохафт Хоэркин и его Дозор - и все потерялись, а Каллендрилл и Аматин не нашли никаких следов. Лорд Шетра обратилась к человеку. - Хоэркин! Вохафт Хоэркин! Ты меня слышишь? Я - Шетра, супруга Вереминта, Лорд Совета Ревлстона. Я заклинаю тебя - говори. Сначала Хоэркин не отреагировал. Затем челюсть его зашевелилась, и изо рта послышался тихий звук. - Я _а_х_а_м_к_а_р_а_, Дверь. Я послан... Голос его вплетался в поток его слез. - Послан? Дверь? - воскликнула Шетра. - Хоэркин, говори же! Вохафт, казалось, не слышал. Он сидел молча, и слезы образовывали гроздья льдинок на его бороде. Тогда Лорд Гирим скомандовал: - _А_х_а_м_к_а_р_а_, отвечай! Хоэркин сделал глотательное движение и заговорил. - Я _а_х_а_м_к_а_р_а_, Дверь. Я послан нести свидетельство того... Он запнулся, но через мгновение продолжил. - Я послан нести свидетельство падения великанов. За всех Стражей Крови Корик сказал: - Ты лжешь! - А Лорд Шетра подскочила к Хоэркину. Не обращая внимания на боль, она сжала руками его лицо и закричала: "Презирающий!" Он издал крик и вырвался из ее рук. Уткнувшись лицом в бревна плота, он зарыдал как ребенок. В ужасе Шетра отступила назад. Она ждала, стоя рядом с Лордом Гиримом. Прошло много времени, прежде чем Хоэркин зашевелился. Он снова
в начало наверх
сел в прежнее положение. Слезы все еще стекали ему на бороду. - ...падения великанов. Их было трое, братьев по рождению. Знамение конца. Теперь они служат Губителю Душ, Сердцу Сатаны. Он снова остановился. Спустя мгновение Корик сказал: - Этого не может быть. Это невозможно. Великаны Прибрежья - это горбратья Страны. Хоэркин не отвечал. Уставившись взглядом в бревна плота, он сидел подобно трупу. Но вскоре он заговорил снова. - ...служат Презирающему. Одного из них зовут Душераздиратель, другого - Кулак Сатаны, а третьего пока не величают. Он еще раз сделал глотательное движение. - Они трое - Опустошители. Некоторое время вся миссия сохраняла молчание. Лорд Гирим и Лорд Шетра пытались принудить Хоэркина сказать еще что-то. Но он оставался за пределами их воздействия и молчал. Наконец Лорд Шетра сказала Гириму: - Как тебе его слова? Какой во всем этом ты видишь смысл? - Я слышу правду, - сказал Лорд Гирим. - Знамение конца. Корик сказал: - Нет. Во имя Клятвы, это невозможно. Лорд Гирим быстро ответил: - В этих краях ваша Клятва бессильна. Его укор был справедлив. Стражи Крови не остались безразличны к его словам. Корик больше ничего не сказал. Но Лорд Шетра проговорила: - Я согласна с Кориком. Это выше моих возможностей поверить - думать, что Опустошитель может подчинить великана. Если сила Презирающего так велика, то почему он не поработил великаном в прошлом? Лорд Гирим ответил ей: - Это правда, что Опустошители не достаточно могущественны. Но они не поддаются объяснению. И сейчас Лорд Фаул обладает могуществом Камня Иллеарт. Во время Старых Лордов было не так. Возможно, что Опустошители и Камень вместе... - Гирим, мы говорим о великанах! Если к ним пришла такая беда, они могли бы послать нам весточку. - Может быть, - сказал Лорд Гирим. - Смотря как это было сделано. - Сделано? - Смотря как они были предупреждены. Что произошло с ними? - С ними? - сказала Лорд Шетра. - Задай более близкий вопрос. Что произошло с Хоэркином? Что произошло с нами? - Это действия в духе Презирающего. Во время битвы у настволья Парящее - нам рассказывали - он навел такую порчу на Ллауру и ребенка Пьеттена, что они стали помогать разрушать то, что они любили. - Они были использованы, чтобы завлекать в ловушку. Гирим, мы завлечены в ловушку! Не дожидаясь ответа, она подскочила к корме плота, просунула посох между бревнами и начала свою песнь. Сила заструилась через железное дерево, сквозь дождь плот устремился к берегу. - Присоединяйся ко мне, - позвала она Лорда Гирима. - Нам надо спасаться бегством отсюда! Лорд Гирим устало поднялся на ноги. - В битве у настволья Парящее ловушка была и без Ллауры и Пьеттена. Они не были необходимы, а были оставлены только для насмешки, из высокомерия. - Когда он говорил, дыхание у него в груди стеснилось. Мускулы на шее напрягались при каждом вдохе. Стражи Крови тоже стали дышать с трудом. Через несколько мгновений Гирим упал на колени, хватаясь руками за грудь. Лорд Шетра при каждом вдохе с трудом ловила воздух. Дождь, который падал на реку, казалось, не вызывал ни звука. Затем вохафт Хоэркин поднялся на ноги. С его губ сорвался стон боли. Звук был ужасен. Голова его откинулась назад, стон перерос в крик, стал пронзительным. Это был тот же самый крик, что вызвал панику у ранихинов. Корик был первым из Стражей Крови, кто снова обрел свою силу. Он тут же сбросил вохафта с плота. Хоэркин утонул как камень. Голос немедленно затих. Но густота воздуха продолжала увеличиваться. Воздух сжимался вокруг миссии как кулак. Лорд Гирим с трудом встал на ноги. И сказал, задыхаясь, Доару: - Ты выбросил его огонь? Костер Хоэркина? - Нет, - сказал Доар. - Он сам потух, когда я до него дотронулся. - Клянусь Семью! - сказал Гирим. - Это ты! Страж Крови! А не ранихин! Эта злая сила чувствует тебя - чувствует могущество Клятвы! Страж Крови ничего не ответил. Клятва не была чем-то, что можно постичь или отвергнуть. Но Лорд Шетра была удивлена. Ее сила уходила куда-то с плота. По команде Корика четверо Стражей Крови взялись за шесты и начали толкать плот к северному берегу Теснистого Протока. Он хотел встретить нападение на земле, если это еще возможно. Поручив движение плота этим Стражам Крови, он призвал остальных на защиту Лордов. И в этот момент река взорвалась. В молчании вода взмыла вверх, завертела плот в воздухе, перевернула его. После этого взрыва черное щупальце высунулось из воды. Извиваясь, оно скрутилось и обхватило Лорда Шетру. Большая часть Стражей Крови нырнули сразу же при опрокидывании плота. Но Силла и Лорда Гирима накрыло плотом сверху. С Преном и Туллом Корик поплыл к месту, где утащило Лорда Шетру. Но черная вода делала их слепыми, они не смогли ничего увидеть, ничего найти. Казалось, у реки не было дна. Корик принял решение. В его руках была миссия в Прибрежье. Тоном, не допускающим возражений, он приказал Стражам Крови выбираться из Теснистого Протока. Вскоре он стоял на северном берегу на краю зарослей. С ним была большая часть Стражей Крови. Силл и Лорд Гирим были здесь же. Лорд не был ранен, Силл защитил его от падающего плота. Ниже по реке двое Стражей Крови шестами подгоняли к берегу плот, в то время как двое других ныряли за припасами всей группы. Не было никаких признаков Серрина и Лорда Шетры. Гирим надрывно кашлял - он наглотался гнилой воды, - но усилием воли встал на ноги и, задыхаясь, произнес: "Спасите ее!" Однако Стражи Крови не сделали никакого движения, чтобы повиноваться ему. Им была поручена миссия в Прибрежье, и они знали, что Серрин был еще жив. Он призвал бы их на помощь, если бы риск соответствовал цене, которую нужно было заплатить. - Я бы попытался, - Гирим тяжело дышал. - Но я не умею плавать. О, все бессмысленно! - Он содрогнулся. Затем широко раскинул руки и крикнул в дождь: - Шетра! - Стрела энергии ударила из его посоха вниз в воду, на дно реки. Затем он рухнул на руки Силла. Казалось, его попытка имела успех. Река вокруг того места, где скрылась Шетра, начала кипеть. В беспорядочном движении появились сгустки крови и куски черной плоти. От течения стал подниматься пар. Глубоко в водах Теснистого Протока были слегка заметны вспышки голубого огня. Затем землю сотряс громовой удар. Река в муках зашипела. И густота воздуха развеялась. Ее вымыло, как будто бы смыло Сарангрейвом. Стражи Крови знали, что Серрин мертв. На поверхность выплыл лишь один знак борьбы Лорда Шетры. Первым это увидел Пориб и нырнул в реку забрать его. В молчании он вложил его в руки Лорда Гирим - посох Лорда Шетры. Между окованными металлом концами он был весь изъеден и прожжен. Когда Лорд Гирим схватил его, он сломался как лучинка. Лорд освободился из рук Силла и сел у дерева. По его щекам открыто бежали слезы, он прижимал к груди обломки посоха Лорда Шетры. Но опасность вовсе не была уничтожена. Верный своей Клятве, Корик сказал Лорду: - Подстерегатель не погиб. Он только отбит здесь. Мы должны пробиваться дальше. - Дальше? - спросил Гирим. - Пробиваться? Шетра мертва. Как я могу идти дальше? Я с самого начала боялся, что ваша Клятва и была тем голосом, который слышит зло Сарангрейва. Но я ничего не сказал. - В его словах была горечь. - Я надеялся, что вы бы сказали об этом, если бы мои опасения были справедливы. И снова Стражи Крови не ответили. Они не могли точно без ошибки или сомнения сказать, что Подстерегатель был настороже именно из-за их присутствия. А такая обильная демонстрация силы могла на самом деле быть вовсе не тем, чем казалась. Из уважения к горю Лорда Стражи Крови оставили его в одиночестве, а сами в это время занялись подготовкой плота к дальнейшей дороге. Стражи Крови смогли спасти шесты и пищевые запасы, большую часть клинго и прутьев лиллианрилл, но ничего из одежды и одеял. Сам плот остался целым. Затем Корик обратился к Раннику, Прену и Порибу, обязав их донести сообщение от миссии Высокому Лорду Елене. Все трое приняли задание без вопросов, но прежде чем отправиться в поход на запад подождали пока миссия не продолжит путь. Когда все было готово, Корик и Силл подняли под руки Лорда Гирима и понесли его как ребенка к берегу, к плоту. Он выглядел так, будто ему было очень плохо. Видимо, та вода, которой он наглотался, вызвала болезнь. Когда Стражи Крови столкнули шестами плот в течение Теснистого Протока, он пробормотал самому себе: "Это не конец. Чтобы окончательно усмирить тебя, еще будут боль и смерть. Гирим, сын Хула, ты трус". Затем миссия отплыла. Ранник, Прен и Пориб отправились вместе обратно, через заросли Сарангрейвской Зыби. Костер превратился в угольки, и без его света Трой не мог ничего видеть - ничего, что в его воображении могло бы противостоять образам смерти и горя. Он знал, что ему следовало бы сейчас задавать Раннику вопросы, но в обступившей его темноте все они не казались ему важными. Он был обескуражен тем, что гибель Шетры произошла уже десять дней назад; она казалась ему слишком недавней для такого отрезка времени. Рядом с ним тихо сидели Лорды, как будто они были оглушены или подавлены; и Кавинант молчал - слишком взволнованный, чтобы говорить. Но через некоторое время Елена сказала с дрожью взволнованности в голосе: - Ах, Вереминт! Как ты перенесешь все это? - Были видны только ее глаза, как угольки догорающего костра. Темнота была как бы сфокусирована на них, и в них сверкало выражение непримиримой угрозы. Вскоре Морэм тихо запел: Смерти приход прокладывает дорогу Новой жизни, и дает время для жизни. Питай ненависть к умертвлению И к убийству, а не к смерти. Будь спокойно, сердце, Не надо причитаний. Храни мир и горе, И будь спокойно. 15. РЕВЛВУД К исходу шестого дня компания Высокого Лорда достигла лосраата. Последние несколько лиг дорога постепенно спускалась вниз, в низинную часть Тротгарда; и по мере того как солнце погружалось за Западные горы, всадники вступали в широкую Долину Двух Рек. Рилл и Ллураллин сходились здесь вместе в виде широкой _Л_ и сливались в узкой оконечности долины, слева от всадников. Река Ллураллин, которая текла сюда почти точно с востока, порождалась чистыми ручейками высоко в грубых скалах гор за Ущельем Стражей, и имела силу чистоты, сохранявшейся неоскверненной всею той кровью и раскромсанной плотью и искореженной землей, которой ранее изобиловал Кураш Пленетор. Теперь, спустя многие поколения после Осквернения, она текла с той же безупречной кристальностью, которая дала ей ее древнее имя - Ллураллин. Через долину от них текла река Рилл, южная граница Тротгарда. Подобно Маэрлю, Рилл тоже стал значительно лучше благодаря работе поколений Лордов. И воды, которые текли из Долины Двух Рек, уже не заслуживали названия Серой. В центре долины, в середине широкой речной _Л_, стоял Ревлвуд, город-дерево лосраата. Он представлял из себя необъятный, чрезвычайно разросшийся баньян. Взращенный и усиленный новыми знаниями Второго Завета и Посохом Закона, он
в начало наверх
вырос сначала до высоты могущественного дуба, затем пустил ветви-корни, толстые как тропинки и прочные как стальные тросы, - ветви, которые укоренились и на которых сформировались новые стволы с новыми ветвями и новыми корнями - и так разрастался по долине, пока его центральный ствол самого первого дерева не стал окружен шестью другими, и все не проросли один в другой, стали частью друг друга, плоды одного семени. Когда эти семь стволов образовались, те, кто формировал это дерево, не допустили, чтобы остальные свисающие ветви достигали земли, а вместо этого сплетали ветви, образуя комнаты и залы - дома и учебные помещения для Изучающих и учителей лосраата. Три из внешних деревьев были сплетены таким образом до того, как их корни достигли почвы, и теперь их стволы заключали в себе полости достаточно большие, чтобы быть библиотеками и торжественными залами. На акрах земли под деревом, в его укрытии, находились сады и опытные поля, тренировочные площадки для Изучающих как раздела Посох, так и боевого учения. А выше основного массива ветвей дерева более мелкие ветви были направляемы и формируемы для создания защищенных жилищ и открытых площадок. Ревлвуд был растущим городом, обильно питаемым плодородными землями Тротгарда; и лосраат был полон более, чем когда-либо прежде. Хранители Учения и ученики Посоха и боевого учения выполняли в городе всю работу - приготовление пищи, сельхозработы, пасли стада, убирали территории - но они были не единственными его жителями. Чтобы заботиться о самом дереве, нужна была целая группа мастеров учения лиллианрилл. И посетители стекались со всей Страны. Поселения Страны посылали своих претендентов искать знания у Хранителей Учения; гравлингасы использовали Ревлвуд как базовый лагерь, с которого они обычно посещали каменные сады. А Лорды работали здесь, выполняя свое обещание Стране. Когда всадники посмотрели на него с высоты склона, его глянцевые листья отражали оранжево-красные лучи заходящего солнца так, что казалось, будто он гордо пылает над тенями уже наступающих в долине сумерек. Компания приветствовала этот вид радостными возгласами. Подбадривая коней похлопыванием пятками, они галопом спустились со склона к броду через Ллураллин. Когда Ревлвуд еще только рос, Лорды задумались над его защитой. Они сделали в долине только два брода, по одному через каждую реку. И эти броды были опускаемыми под воду; перед тем как ими воспользоваться, их следовало поднять. Все из компании Высокого Лорда, за исключением Кавинанта, имели необходимые для этого знания и умения, так что Трой был несколько удивлен, когда Елена остановилась на берегу и сурово велела Треллу открыть брод. Трой знал, что она оказывает этим честь гравлингасу, но не понимал почему. Этот ее поступок углублял загадку Трелла. Не отвечая на ее взгляд, Трелл спешился и подошел к берегу Ллураллина. Сначала казалось, что он не знает секрета брода. Трой знал несколько быстрых заклинаний на странном языке и два жеста, служившие для поднятия дна, но Трелл не воспользовался этим. Слегка склонив голову, он стоял на берегу так, словно проводил церемонию представления себя этому глубокому потоку, и начал петь громкую непонятную песнь. Остальные из компании наблюдали за ним, застыв в молчании. Трой не мог понять слова песни, но почувствовал эффект. Это были древние тайные глухие звуки, как будто их пела каменная порода на дне долины. На миг они вызвали у него желания плакать. Но вскоре пение Трелла прекратилось. В молчании он поднял руки - и каменное дно брода поднялось. Течение реки не перекрывалось им, а пропускалось через многочисленные щели. Спустя короткое время брод уже был готов к использованию - он был уже сухим, как будто никогда не затоплялся водой. Держа голову все так же наклоненной, Трелл снова оседлал свою лошадь. Когда последняя лошадь пересекла реку и вся компания оказалась в долине, брод скрылся сам собой, без каких-либо обычных для этого заклинаний. Трой был поражен. Вспомнив нападение Трелла на Кавинанта, он подумал, что Неверящему повезло, что он остался жив. И он начал понимать, что ему следует быть более осторожным в рассуждениях, если он хочет разгадать загадку Трелла прежде, чем покинет Тротгард. Но предпринять прямо сейчас он ничего не мог. Последний свет сумерек угасал в долине, словно бы уносился течением реки, и ему нужно было сосредоточиться на езде. Хранители Учения зажгли факелы, но свет их не мог заменить ему солнце. Глубоко сосредоточившись, он ехал между Лордом Морэмом и Руэлом по долине к Ревлвуду. Компания Высокого Лорда была встречена на земле возле Дерева группой Хранителей Учения. Они с торжественным достоинством поприветствовали Лордов, обняли своих товарищей, которые возвращались после посещения Твердыни Лордов. Вомарка Троя, которого они хорошо знали, они поприветствовали отдельно. Но когда они увидели Кавинанта, то все повернулись в его сторону. Расправив плечи, как будто встречая инспекцию, они отсалютовали ему и вместе сказали: - Приветствуем тебя, Носящий Белое Золото! Ты, которого зовут Томас Кавинант, Неверящий и Кольценосец. Добро пожаловать в Ревлвуд! Ты главная надежда и основная опасность нашего века в Стране - повелитель Дикой Магии, которая разрушает мир. Почти нас, приняв наше гостеприимство. Трой ожидал какого-нибудь насмешливого сарказма со стороны Кавинанта. Но Неверящий ответил хриплым смущенным голосом: - Ваше гостеприимство оказывает мне честь. Хранители Учения поклонились в ответ, и их предводитель шагнул вперед. Это был старый морщинистый человек с глубоко скрытыми глазами и сутулой спиной - результат десятилетий, проведенных склоненным в учебных занятиях. Голос его слегка дрожал от старости. - Я Кораймини, - сказал он, - Старший лосраата. Я говорю от имени всех искателей Знания, как раздела Посох, так и боевого учения. Принятие дара оказывает честь дарящему. Добро пожаловать. - Говоря это, он протянул руку, чтобы помочь Кавинанту сойти с лошади. Но Кавинант или неправильно понял жест, или ушел от этого интуитивно. Вместо того, чтобы слезть со своей лошади, он резко стянул свое обручальное кольцо с левой руки и опустил его в вытянутую ладонь Кораймини. У Старшего перехватило дыхание; взгляд изумления расширил его глаза. Он почти сразу же обернулся, чтобы показать кольцо остальным Хранителям Учения. С тихим благоговейным перешептыванием, словно непрофессионалы, созерцающие высшее таинство, они столпились вокруг Кораймини, чтобы внимательнее посмотреть на Белое Золото и подержать его дрожащими пальцами. Но их касания были кроткими. Вскоре Кораймини снова обратился к Кавинанту. Глаза Старшего были увлажнены волнением и рука его дрожала, когда он передавал кольцо обратно Неверящему: - Юр-Лорд Кавинант, - сказал он с дрожанием в голосе, - ты превосходишь нас. Нам потребуется много поколений, чтобы достойно отплатить за эту честь. Командуй нами, чтобы мы могли служить тебе. - Мне не нужна ваша служба, - ответил Кавинант грубо. - Мне нужна альтернатива. Найдите какой-нибудь путь спасти Страну без меня. - Я тебя не совсем понимаю, - сказал Кораймини. - Вся наша сила и так направлена на стремление сохранить Страну. Если это может как-то тебе помочь, мы будем рады. - Осматривая лица компании Лордов более внимательно, он продолжил. - Проследуете ли вы с нами сейчас в Ревлвуд? Мы приготовили вам пищу и отдых. Высокий Лорд Елена снисходительно кинула и легко опустилась со спины Мирхи. Остальные всадники тоже быстро спешились. Группа Изучающих в тот же момент поспешила из тени дерева, чтобы принять на попечение лошадей. Потом вся компания в сопровождении Хранителей Учения прошла через кольцо внешних стволов по направлению к центральному дереву. Множество огней засветились повсюду в Ревлвуде, и их совместная иллюминация улучшила тусклость в видении Троя. Он мог уверенно идти рядом с Лордами и смотреть с нежностью на разветвления знакомого города. Иногда он более чувствовал себя как дома здесь, чем в Твердыне Лордов. Именно в Ревлвуде он когда-то научился видеть. И он чувствовал, что столь же приятен Ревлвуд был и для Высокого Лорда. Эти двое были для него безнадежно запутанными, сливавшимися понятиями. Он был покорен ее превосходством над всеми, ее свечением мягкой авторитетности, и ее простой грацией, когда она, покачиваясь, взбиралась по широкой лестнице центрального ствола. Под ее влиянием он нашел мужество дать Кавинанту слово ободрения, когда Неверящий стал сопротивляться подъему на Дерево. - Ты не понимаешь, - неопределенно ответил Кавинант. - Я боюсь высоты. - Выглядя дрожащим от страха, он впивался руками в поручни лестницы. Баннор стал подниматься прямо сзади Кавинанта, делая себя самого ответственным за безопасность Юр-Лорда. Вскоре они достигли уровня первых ответвлений. Трой легко взбирался на Дерево вслед за ними. Гладкая, крепкая древесина ствола давала ему чувство, что он не может потерять его опору; почти казалось, что его поднимают вверх, так, если бы сам Ревлвуд был устремлен к нему. В несколько мгновений он уже поднялся по стволу и зашагал прочь от лестницы по одной из главных магистралей города. Формировавшие Ревлвуд вырастили баньян так, что верхние поверхности ветвей были плоскими, и дорожка, по которой Трой сейчас шел, была достаточно широкой для безопасного прохода в ряд трех или четырех человек. Шагая по ней, он приветственно кивал знакомым ему людям - главным образом Хранителям Учения боевого учения и тем Изучающим, семьи которых жили в Твердыне Лордов. Процессия Лордов миновала перекресток, где несколько ветвей срослись вместе, и направились от него к одному из внешних стволов. В этом стволе был сформирован большой зал, и когда Трой вошел, он обнаружил, что зал этот был обставлен как для банкета. Эта помещение было залито светом многочисленных факелов лиллианрилл; длинные столы, с коврами мха между ними, стояли везде; Изучающие всех возрастов суетились вокруг, нося подносы, заставленные дымящимися чашами и бутылями. Здесь Трой присоединился к Дринишоку, старшему по боевому учению из Хранителей Учения и первому боевому учителю вомарка. Не считая угрюмых бровей, Дринишок не выглядел воином. Его тонкие, паучьи конечности и пальцы не демонстрировали достаточного умения держать или саблю, или лук. Но три Лорда, а также три четверти Боевой Стражи Троя были тренированы старым Старшим Хранителем боевого учения, и его загорелые предплечья были покрыты многочисленными белыми отметинами боевых шрамов. Трой встретил своего учителя тепло и, после ритуального благодарения за пищу, все они уселись пировать. Еда в Ревлвуде была проста, но замечательна - она делалась с праздничным подъемом, и это компенсировало недостаток разнообразия - и все Лорды и Хранители Учения были щедро удовлетворены мясом, рисом, сыром, хлебом, фруктами и весенним вином. Согретая светом гостеприимства Ревлвуда, компания Высокого Лорда ела с энтузиазмом, смеялась и шутила на всем протяжении пира с их хозяевами и занятыми обслуживание Изучающими. Затем, когда с едой было покончено, Высокий Лорд Елена председательствовала на развлечениях, которые подготовили Изучающие. Чемпионы боевого учения продемонстрировали гимнастику и мастерство при обращении с мечами, а ученики раздела Посох рассказали запутанную историю, которую они дистиллировали из древней истории великанов про Багуна Невыносимого и Тельмы, приручившей его. Трой никогда не слышал этого раньше, и история восхитила его. Ему неохота было терять это удовольствие и приятное настроение, поэтому, когда Лорды покинули зал с Хранителями Учения чтобы поговорить с ними относительно известий, которые Ранник принес с Сарангрейвской Зыби, Трой не пошел с ними. Вместо этого он принял приглашение Дринишока и отправился провести ночь дома у старого Старшего Хранителя боевого учения. Высоко на одном из внешних деревьев, в комнате из колышущихся листьев и веток, он и Дринишок сидели долгое время, попивая весеннее вино и беседуя о войне. Дринишок был восхищен планом сражения и открыто признался, что только нужда Ревлвуда в сильной защите удерживает его от участия в походе Боевой Стражи. Как всегда, он проявил быстрое понимание идей Троя, и когда наконец-то вомарк отправился спать, единственным смутным пятном на его личной самоудовлетворенности была загадочность Трелла. Ветерок ветвей убаюкал его в прекрасный сон, и, рано проснувшись на следующее утро, он ощутил свою предрасположенность к новому дню. Он был в веселом расположении духа и не был удивлен, когда обнаружил, что хозяин дома встал и ушел до него. Ему было известно расписание лосраата. Он умылся, оделся, натянул свои высокие ботинки поверх черных гетр и аккуратно выправил свою повязку и солнечные очки. После быстрого завтрака потратил немного времени чтобы начистить щит и эбонитово сверкающий меч. Когда он стал выглядеть так, как пристало вомарку Боевой Стражи Твердыни Лордов, он покинул комнату Дринишока, добрался к центральному стволу и поднялся на обзорную Ревлвуда. На маленькой платформе на самых верхних ветвях Дерева он присоединился к двум Изучающим, несущим обязанности наблюдающих.
в начало наверх
Обмениваясь с ними любезностями, он вдыхал живительный осенний воздух и изучал во всю длину и ширину Долину Двух Рек. На западе были видны снежные хребты гор. Он осматривал долину не с осторожностью, не следя за опасностью - он любил плодородные холмы Тротгарда и хотел зафиксировать их в своем сознании так, чтобы никогда не забыть их. Если что-нибудь поразит его в ходе приближающейся войны, он хотел быть уверенным при любом конце, смерти или слепоте, что действительно видел это место. Он был все еще на обзорной, когда он услышал сигнал для сбора лосраата. Он сразу же покинул этих двух Изучающих и стал спускаться по Дереву. Вскоре он достиг широкой, без крыши, чаши места сбора. Высоко в городе, на основе четырех солидных ветвей, отходящих от центрального ствола, формировавшие Ревлвуд сплели огромную сеть из отростков ветвей баньяна, висящую вокруг центрального ствола. Это создало широкую чашу, поддерживаемую четырьмя ветвями центрального ствола и цеплявшуюся за ветви каждого из шести внешних деревьев. В результате получилась п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_а_я_, место сбора, достаточно широкое, чтобы вместить половину населения города. Люди садились на ветви и свешивали свои ноги в бреши сетки. Эти бреши были довольно большими, в каждую из них мог бы провалиться человек, и они делали _п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_у_ю_ нелегким испытанием для новичка. Однако обитатели Ревлвуда передвигались и даже легко бегали по сетке. Вомарк Трой, с бдительностью и осторожностью шага слепого человека, был в состоянии уверенно отойти от центрального ствола, чтобы присоединиться к Дринишоку и остальным Лордам и Хранителям Учения, которые стояли недалеко от одной из сторон чаши. Лорд Аматин была уже здесь, поглощенная беседой со скоплением Хранителей Учения и наиболее продвинувшихся Изучающих раздела Посох. Большинство Стражей Крови встали по краям сетки, и мимо них тек поток жителей Ревлвуда. Когда Трой присоединился к Дринишоку, его взгляд уловил Лорда Морэма, передвигающегося через чашу прямо к Аматин. Если п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_а_я_ и доставляла Морэму какие-то неудобства, он все же не показывал этого, смело шагая с корня на корень, держа посох в изгибе своей руки. Вскоре в сопровождении Старшего Хранителя раздела Посох Асураки прибыла Высокий Лорд Елена. Трой был слегка обескуражен; он ожидал, что она прибудет с Кораймини, Старшим лосраата. Но когда Кораймини появился в чаше, он вел с собой Юр-Лорда Кавинанта. Трой понял, что получилось. Лосраат оценил ранг Кавинанта выше Елены, и вот - высшая честь гостеприимства Ревлвуда, приглашение Старшего, была оказана Неверящему. Это рассердило Троя, ему не нравилось видеть, что Высокого Лорда ставят ниже Кавинанта. Но он морально удовлетворился, наблюдая болезненный взгляд, с которым Кавинант смотрел на сетку и пропасть под ней. Вскоре все Хранители Учения заняли свои места. Стороны п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_о_й_ и ветви вокруг кишели людьми Ревлвуда. Кавинант вцепился в крепкую ветвь, рядом с которой расположился, а Баннор пристроился возле него. Лорды и вомарк Трой сидели в группе, окружающей Старших Хранителей, лицом к югу, и Кораймини стоял перед ними, смотря поверх них на собрание с величавым выражением лица. Когда все люди стали молчаливы, спокойны и ожидающи, он начал церемонию собрания. Он и Высокий Лорд обменялись традиционными приветствиями и пропели друг другу традиционные посвящения, в которых они изложили цели проведения этого собрания. Их величественное попеременное воздействие на настроение почтительной серьезности над _п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_о_й_ сплело внимание всех людей вместе, словно они были вовлечены в зловещую и удивительную часть истории Страны. Под влиянием воздействия этой церемонии Трой почти забыл, что половина из того, что было сказано и пропето, имело целью проявить почтительность по отношению к Носящему Белое Золото. Но Кавинант не выглядел так, словно его почитали. Он сидел с неудобной неуклюжестью, как если бы его тыкали в позвоночник острием ножа. После того как была пропета последняя песня, Кораймини в наступившей тишине пристально посмотрел на Кавинанта, давая Неверящему возможность сказать свое слово. Но свирепый взгляд, которым Кавинант ответил ему, заставил Старшего почти содрогнуться. Он отвернулся и сказал: - Высокий Лорд Елена, Лорд Морэм, Лорд Аматин, вомарк Трой, мы приветствуем вас в _п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_о_й_ Ревлвуда. Мы - лосраат, исследователи и слуги Учения Кевина. Мы собрались здесь чествовать вас и предложить вам помощь всех наших знаний во имя надвигающейся войны. Охрана Страны и Учения в ваших руках, также как тайны Страны и Учения - в наших. Если есть хоть что-то, в чем мы можем помочь вам, только скажите, и мы выставим всю нашу силу, чтобы встретить эту нужду. С глубоким поклоном Высокий Лорд Елена церемониально ответила ему. - Собрание лосраата оказало нам честь, и я рада говорить перед людьми Ревлвуда. - Трой подумал, что он редко видел ее выглядящей такой лучащейся. - Старший лосраата, Старшие Хранители, Хранители Учения, Изучающие боевое учение и Посох, друзья земли - мои друзья. От имени всех Лордов я благодарю вас. Мы никогда не падем, пока такая верность клятвам жива в Стране. Друзья мои! Есть дела, о которых я бы хотела поговорить с вами. Я говорю не об опасности, которую несет война Ревлвуду. Боевое учение не будет пренебрегать вашей защитой. А Лорд Аматин останется с вами, чтобы сделать все, что может сделать Лорд для охранения Долины Двух Рек. Одобрение прокатилось по краям чаши. Но она прервала его властным взглядом и продолжила: - Далее, я не говорю о подкаменьях и наствольях, которые будут разрушены войной, или о людях, которые станут бездомными. Я знаю, что обездоленные этой войной найдут здесь весь тот уют, помощь и поддержку, которые человеческие сердца могут попросить или дать. Это конечно же будет так, и это не будет вам в тягость. Далее, я не говорю уж о том, что велика наша нужда в мастерах Учения Кевина. Вы отдали для этого очень много своих сил и достигли многого. Вы дадите и достигнете большего. Все эти дела лучше доверить вам, на ваше собственное усмотрение. - Но есть два вопроса, о которых я должна сказать. - Перемена в тембре ее голоса показала, что она достигает сердца причин ее приезда в Ревлвуд. - Второй из них касается чужестранца, посетившего Твердыню Лордов. Но первый - это тот, что был представлен вам год назад - по просьбе вомарка Хайла Троя. - Она предложила возможность говорить Трою, но он отказался, мотнув головой, и она продолжила: - Мы очень надеемся, что лосраат нашел способ говорить и слушать сообщения, передаваемые на большое расстояние. Вомарк верит, что обладание такой возможностью будет иметь огромную ценность в этой войне. Удовлетворенный взгляд Кораймини открыл его ответ прежде, чем он сказал это: - Высокий Лорд, мы нашли такой способ. Сердце Троя вскипело при этой новости, и он схватился рукой за свой меч. Его план сражения показался ему вдруг без изъянов. Он широко скалил зубы, в то время как Старший продолжал: - Несколько из наших лучших Изучающих и Хранителей Учения посвятили себя этой надобности. И с ними были хайербренды учения лиллианрилл. С хайербрендами и двумя Изучающими Старший Хранитель по разделу Посоха Асурака научилась получать сообщения, которые передавались с помощью л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_, Высокого Дерева учения лиллианрилл. Эта задача трудная и требующая обладания могуществом - но не превосходящего могущества Лорда при обращении к участию Земной Силы. - Кивая Старшему Хранителю по разделу Посох, он сказал: - Асурака обучит вас этому знанию. Мы подготовили три прута _л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_ для этой задачи. Больше их мы сделать не могли, ибо Высокое Дерево - великая редкость. Л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_. Трой слышал о нем. Для учения лиллианрилл это был аналог Оркреста учения радхамаэрль - могущественный белый прут, происходящий от Одного Дерева, из которого Берек Полурукий вырезал Посох Закона. Хайербренды пользовались им, как гравлингасы использовали Оркрест - чтобы проводить тест на правдивость. Тест правды _л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а абсолютно надежен - если проверяемый не превосходит проверяющего. Некоторые из старых рассказов о первом визите Кавинанта в Страну говорят, что Неверящий прошел тест правды, данный ему в настволье Парящее. Однако вскоре после этого настволье Парящее было уничтожено. Когда Трой решил присоединиться к Лене в благодарностях лосраату за это их достижение, он осмотрелся, чтобы увидеть, как Кавинант воспринял новость Кораймини. По каким-то причинам Неверящий уже стоял на ногах. Неуверенно покачиваясь, боясь упасть, он бормотал несвязно: - _Л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_. Тест правды. Ты собираешься довериться этому? Горячее возражение готово было сорваться с губ Троя, но что-то, появившееся возле Кавинанта, заставило его смолчать. Трой закрыл свой взгляд рукой, поправил свои солнечные очки и вновь посмотрел. Странность была все еще там. Грудная клетка Кавинанта казалась в его взгляде рябящей, словно бегущая вода. Сам он выглядел твердым, но что-то колыхало его грудную клетку, заставляя ее рябить, как в мираже. Трой однажды ранее уже наблюдал эффект, подобный этому. Он быстро взглянул по направлению к Высокому Лорду. Она посмотрела на него с вопросом на ее лице. Ее ничего не беспокоило. Эта рябь не воспринималась никем другим в _п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_о_й_. И даже Кавинант выглядел не знающим об этом. Но Стражи Крови по краям чаши стояли так, словно внимательно наблюдали, и Баннор стоял возле Кавинанта напряженно, что показывало максимум его внимания. Затем Трой увидел, что поле искажения отделилось от Кавинанта и лениво поплыло по направлению к Высокому Лорду. В другое время увидев это, появившееся так кратко, с такой мимолетностью, он в конце концов он не обратил бы на это внимание, воспринял бы это как загадочный эффект его видения, нетривиальности его видения. Но теперь он знал, что это было. Он медленно поклонился Кораймини: - Простите, что прерываю. Я забыл, что я тоже должен был говорить. - Не дожидаясь ответа, он обратился к Елене. Он надеялся, что она поймет его через осторожное безразличие его тона. - Почему ты не сказала об этом в самом начале? Ведь было еще кое-что, о чем мы хотели поговорить с лосраатом. - Пока он говорил это, он сделал несколько шагов в ее направлении, как будто это было естественным выражением его небезразличия. Краем глаза он наблюдал мираж, плывущий прямо к ней. Сам он тоже становился все ближе к нему. Он обратил свой взор на Кавинанта, что позволило ему сделать еще два шага, и остро заметил: - Как Вы знаете, для этой нужды, должно быть, можно было бы использовать и Ваше Белое Золото, которое хорошо для многих различных целей. - Немного волнения в его тоне позволило ему еще чуть продвинуться в желаемом ему направлении. Затем еще мгновение - и он пришел в движение. Он быстро сделал три больших шага и прыжком бросился в рябение воздуха. Оно пыталось избежать его, но он все же поймал его. Он поймал скопление плотного сопротивляющегося воздуха и прижал к сетке руками. Оно вырывалось - он мог чувствовать невидимые руки и ноги - но он держал его крепко. Он удерживал свою хватку, пока эта форма не перестала сопротивляться и не легла спокойно. Встав на ноги, он легко поднял это что-то светлое и бесформенное в своих руках. - Все в порядке, мой друг, - подбадривал он его. - Покажись нам. Или мне попросить Высокого Лорда пощекотать твои ребра Посохом Закона? Кавинант уставился на Троя, словно вомарк лишился рассудка. Но Лорда Аматин внимательно наблюдала за ним, и Высокий Лорд двинулась вперед, как бы поддержать его угрозу. Раздался звонкий высокий молодой смех. - Ох, очень хорошо, - сказал бестелесный голос, кипящий радостью. - Меня поймали. У тебя удивительное зрение. Отпусти меня - я не убегу. Воздух вдруг закрутился, и Амок стал видимым в объятиях Троя. Это был тот же нелепо древний юноша, что появлялся ранее в Совете Лордов в Ревлстоне. - Приветствую тебя, Высокий Лорд, - сказал он радушно. Когда Трой отпустил его, он насмешливо поклонился ей, потом повернулся и повторил свой поклон захватившему его в плен. - Приветствую тебя, вомарк. Ты очень чуток - но груб. Разве это гостеприимство Ревлвуда? - Наполненный весельем, его голос стирал порицание его слов. - Нужды в твоей силе не было. Я и так здесь. - Из ада, - бормотал Кавинант, - из ада. - В самом деле? - сказал Амок с мальчишеской ухмылкой, которая, казалось, осветила смеющиеся кудряшки его волос. - Ладно, как что называть - это решать не мне. Но я все же славно сделан. Ты носишь Белое Золото. Это ради тебя я вернулся. Все люди Ревлвуда вскочили на ноги, когда Амок появился, и Хранители Учения обступили сейчас кругом вомарка и его пленного. Как Кораймини, так и Асурака задавали смущенные вопросы Высокому Лорду. Но Елена отсылала их
в начало наверх
к Лорду Аматин. Вступив в круг, Аматин спросила Амока: - Как же так? Амок ответил: - Лорд, Белое Золото превосходит мою цель. Я ощутил чувство готовности, когда _К_р_и_л_л_ Лорика вернулся к жизни. Я отправился в Ревлстон. И там я узнал, что оживление _К_р_и_л_л_а_ не было следствием постижения Лордами Учения Кевина. Я испугался, узнав, что я заблуждался. Но сейчас я попутешествовал по Стране и увидел опасности, и я понял Белое Золото, разбудившее _К_р_и_л_л_ Лорика. Это показывает мудрость моего создания. Хотя условия моего появления еще не выполнены, я вижу надобность, и вот я появился. - Ты изменился? - спросила Аматин. - Откроешь ли ты нам сейчас свои знания? - Я есть тот, кто я есть. Я уважаю Белое Золото, но я не изменился. - Кто он такой? - настаивал Кораймини. Отвечая Старшему лосраата, Высокий Лорд Елена дала Аматин время продумать следующие вопросы. - Это Амок, ждущий носитель знаний. Он был создан Высоким Лордом Кевином для... для ответа на особые вопросы. Кевина решил, что когда те, кто придут после него, смогут оживить _К_р_и_л_л_ Лорика, они будут уже готовы к знаниям Амока. Но мы не подчинили себе _К_р_и_л_л_. Мы не знаем вопросов. При этом вздох изумления пронесся по лосраату. Но Трой мог видеть, что Хранители Учения мгновенно поняли эту ситуацию лучше, чем понял он. Их глаза светились возможностями, которые он не понимал. По кивку Кораймини два Старших Хранителя Асурака и Дринишок вошли в круг и встали с другой стороны от Лорда Аматин, располагая свои знания для ее услуг. Она признала их, затем подняла свое вдумчивое лицо на Амока и спросила: - Чужестранец, кто ты? - Лорд, я тот, кого ты видишь, - ответил Амок. - Те, кто меня знает, не нуждаются в имени для меня. - Кем ты создан? - Высоким Лордом Кевином, сыном Лорика, сына Дэймлона, сына Берека Хатфью, Лорда-Основателя. - Для чего ты был сделан? - Я - воплощение ожидания. И я - ответы на вопросы. - Открытая мальчишеская усмешка, казалось, насмехалась над неправильностью вопросов Аматин. Раздраженный насмешливостью Амока, Дринишок предположил: - Юноша, ты несешь знания, которые относятся к боевому учению? Амок рассмеялся: - Старик, я был уже старым, когда дедушка твоего прапрадедушки был младенцем. Разве похоже, что я появился быть воином? - Меня не заботит возраст, - процедил Старший Хранитель боевого учения. - Ты ведешь себя как ребенок. - Я таков, каков я есть. Я веду себя так, как я был создан, чтобы себя вести. Лорд Аматин заговорила снова, четко логически выделяя слова: - Амок, что ты? Без колебания Амок ответил: - Я - часть Седьмого Завета Учения Высокого Лорда Кевина. Его ответ распространил ошеломленную тишину над всем собранием. Оба Старших Хранителя глубоко выдохнули, а Кораймини пришлось удержаться за плечо Елены. Взрыв буйного волнения прокатился по лицу Елены. Глаза Морэма испускали почти видимый огонь. И Лорд Аматин широко разинула рот - изумилась или испугалась того, что ей открылось. Даже Трой, который не посвятил всю свою жизнь тайнам Заветов, почувствовал внезапную неустойчивость, как будто ветвь, на которой он стоял, встряхнуло что-то непостижимое. Затем среди Изучающих поднялся шум восхищения. Хранители Учения бросились стремительно вперед, как будто хотели удостовериться в существовании Амока, дотронувшись до него. И среди этого шума Трой услышал восклицание Высокого Лорда Елены: - Во имя Семи! Мы спасены! Кавинант тоже услышал ее. - Спасены? - шум резал его уши. - Но ведь ты даже не знаешь, что такое Седьмой Завет! Елена проигнорировала его замечание. Она излучала восторженные поздравления Лорду Аматин, затем подняла руки, чтобы успокоить собрание. Когда некоторая степень порядка вернулась в _п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_у_ю_, она сказала: - Амок, ты действительно славно создан. Ты поступил мудро, вернувшись к нам. Теперь Презирающий не превышает нас в силе настолько, насколько он, возможно, думает. Со усилием старый Кораймини напрягся вспомнить свой долгий опыт с недосягаемостью Заветов. Дрожащим голосом он сказал: - Но мы все еще не знаем вопросы, открывающие это знание. - Мы найдем их, - ответила Елена. Несомненная определенность звенела в ее голосе. После паузы, успокоившись, Лорд Аматин вернулась к своим вопросам: - Амок, Заветы, которые мы нашли, содержит различные знания по многим предметам. Так ли это и с Седьмым Заветом? Амок, казалось, решил, что это был достаточно меткий вопрос. Он поклонился ей настолько серьезно, насколько позволял ему его веселый дух, и сказал: - Лорд, Седьмой Завет несет в себе много применений, но я - только лишь вполне определенные ответы. - И какие ты ответы? - Я - дорога и дверь. - Каким же образом? - В этом суть моих ответов. Лорд Аматин посмотрела на Елену и Морэма за подсказкой, и Трой воспользовался возможностью сказать: - Дорога и дверь чего? С усмешкой Амок ответил: - Те, кто меня знают, не нуждаются в имени для меня. - Да, я помню, - согласился Трой. - А среди тех, кто тебя не знает, ты зовешься Амоком. Почему тебе не дать более подробный ответ? - Почему бы тебе не задать более подробный вопрос? - весело ответил юноша. Трой отступился, поставленный в тупик, но через мгновение Лорд Аматин была готова продолжать. - Амок, знание - это дверь и дорога к силе. Земная Сила отвечает только тем, кто знает, как ее вызывать. Как велико могущество Седьмого Завета? - Он - кульминация Учения Кевина, - лукаво сказал Амок так, если бы отпустил тонкую шутку. - Может ли это быть использовано в сражении с Презирающим? - Сила есть сила. Она служит тому, кто ей обладает. - Амок, - обратилась Аматин, затем заколебалась. Казалось, она почти боялась своего следующего вопроса. Но она утвердилась в своем решении и сказала это. - Содержит ли Седьмой Завет Учения Кевина описание ритуала Осквернения? - Лорд, осквернение не требует знаний. Оно всегда свободно идет в любую протянутую руку. Аматин вздохнула, потом повернулась к Асураке и спросила совета у Старшего Хранителя по разделу Посох. Асурака переадресовала вопрос Дринишоку, но тот был не в своей стихии и не смог ничего ей предложить. Она резко повернулась к Кораймини. Вдвоем они недолго посовещались. Когда Асурака повернулась к Амоку, она робко сказала: - Амок, другие Заветы обучают знанию пользоваться силой. Ты - сила Седьмого Завета? - Я - дорога и дверь. - Несешь ли ты силу в себе? - настаивала она. Мгновение казалось, что Амок изучает допустимость этого вопроса. Затем он ответил просто: - Нет. - Ты учитель? - Я дорога... Вдруг Лорду Аматин пришла новая идея, и она прервала Амока. - Так ты - проводник? - Да. - Ты был создан для того, чтобы научить нас расположению каких-то знаний или силы? - О, это уж как получиться. Можно долго идти по дороге, но так никуда и не прийти. - Так где эта сила? - Там, где следует быть любой силе - она скрыта. - Что это за сила? Смеясь, юноша ответил: - Сила эта соответствует нуждам того, кто ее обретает. - Затем добавил: - А те, кто знают ее, не имеют нужды в имени для нее. Аматин обмякла и обернулась к Высокому Лорду. Ее худое лицо несло отпечаток поражения. Вокруг нее собрание лосраата вздохнуло, как будто люди почувствовали ее разочарование. Но Высокий Лорд ответила на взгляд Аматин, спокойно и уверенно выйдя вперед и утвердив Посох Закона перед Амоком. Сухим и конфиденциальным голосом она сказала: - Амок, ты будешь моим проводником? С неожиданной серьезностью, Амок кивнул. - Да, Высокий Лорд. Если Белое Золото позволит. - Не спрашивай у меня разрешения, - быстро сказал Кавинант. Но никто не слушал его. Высокий Лорд улыбнулась, спросила: - Куда мы пойдем? Юноша не сказал, но сделал общий кивок к Западным горам. - А когда мы пойдем? - Когда только Высокий Лорд пожелает. - Запрокинув голову, он снова начал смеяться, как будто высвобождая переполнявшую его веселость. - Только подумай обо мне - и я к тебе присоединюсь. Смеясь, он поднял свои руки в загадочном жесте и исчез. Или он скрыл себя сильнее, чем раньше, или передвигался быстрее; Трой не уловил последний его проблеск. Вомарк обнаружил, что сильно сожалеет о появлении Амока. Вскоре после этого собрание лосраата было распущено. Хранители Учения и Изучающие раздела Посоха поспешили обратно, анализируя то, что случилось, а Дринишок приказал всем своим Изучающим и преподавателям спуститься на тренировочные поля. Елена, Морэм и Аматин пошли с Кораймини и Старшим Хранителем раздела Посох Асуракой в главную библиотеку. В несколько мгновений Трой, Кавинант и Баннор оказались единственными людьми, оставшимися в чаше. Трой чувствовал, что ему следовало бы поговорить с Кавинантом; были вещи, которые ему нужно было понять. Но он боялся, что будет не в состоянии сдержать свой темперамент, поэтому он тоже удалился, оставив Баннора помогать Кавинанту выбраться из сетки. Он хотел поговорить с Высоким Лордом, спросить у нее, почему она сделала такое безрассудное предложение Амоку. Но он не мог распоряжаться своими эмоциями. Он выбрался из _п_р_и_в_е_т_с_т_в_е_н_н_о_й_ и зашагал большими шагами по одной из веток по направлению к комнатам Дринишока. В кладовке Старшего Хранителя боевого учения он съел немного хлеба и мяса и выпил из фляги весеннего вина, стараясь рассеять смутное черное предчувствие дурного предзнаменования, которое было дано ему Амоком. Идея Елены скитаться где-то с этим парнем, охотясь за таинственной и возможно бесполезной силой в то время, когда она была нужна буквально везде, заставляла его расстроено скрежетать зубами. Его сердце стонало от предчувствия, которое говорило ему, что он теряет ее. Страна собирается ее потерять. В поисках моральной опоры он потребил великое количество весеннего вина. Но это не сделало его более стойким. Его мозг был в смятении, как будто ветра опасности закручивали его. Сразу после полудня он отправился искать Лордов, но один из Хранителей Учения вскоре сказал ему, что они закрылись с Асуракой и изучают связь через прут _л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_. Он спустился на землю, свистнул Мехрила и поскакал прочь от Ревлвуда, с Руэлом возле него. Он хотел посетить могилу того Изучающего, который вызвал его в Страну. Кавинант сказал: "Вовсе не ты - тот, на кого они возложили всю свою веру. Это Изучающий, который вызвал тебя". Трою нужно было подумать об этом. Он не мог просто так отбросить эту возможность. Одной из причин, по которой он не доверял Кавинанту, была та, что в первый раз Неверящий был вызван Друлом Камневым Червем по подсказке Лорда Фаула. Имеет ли природа вызывающего какую-либо связь с тем, кто вызывается? Далее, Кавинант как-то странно относился к этому Изучающему, как если бы он знал о том молодом человеке что-то, чего Трою было не известно.
в начало наверх
Трой отправился к месту своего вызова в Страну, надеясь, что этот физический фон, конкретное место Тротгарда успокоит его неопределенные страхи и предчувствия. Он нуждался в том, чтобы вновь обрести свою уверенность. Он знал, что не может пытаться изменить решение Елены следовать за Амоком, если не верит в себя. Но когда он достиг той могилы, он обнаружил там Трелла. Гравлингас стоял на травяном могильном холмике, как будто молился. Услышав приближение Троя, он поднял вдруг свою голову, и его лицо было таким возвышенным от выражения великого горя, что в мгновение поразило Троя безо всяких слов. Он тут же подумал об отсутствии причин, по которым гравлингасу Треллу следовало бы находился здесь, да еще так горюя. До того, как Трой смог собрать все свои мысли, чтобы просить объяснения, Трелл вскочил и заспешил к своей ездовой лошади, которая была привязана неподалеку. - Трелл!.. - закричал было вслед ему Трой, но Руэл прервал его ровным голосом: - Вомарк, пусть он идет. Трой с удивлением повернулся к Стражу Крови. Лицо Руэла было таким же бесстрастным, как всегда, но что-то в его глазах, следивших за Треллом, казалось, выражало необычную симпатию. Трой осторожно спросил: - Почему? Я не понимаю? - Можешь спросить об этом у Высокого Лорда, - ответил Руэл без изменения в голосе. - Я спрашиваю тебя! - закричал на него Вомарк прежде чем смог взять под контроль свое раздражение. - Тем не менее. Трой с усилием успокоил себя. Выражение лица Руэла говорило так же ясно, как и слова, что он действовал по указаниям Высокого Лорда, и ничто, что не угрожает ее жизни, не могло заставить его ослушаться ее. - Ладно, - сказал Трой жестко. - Я так и сделаю. - Повернув Мехрила, он поскакал рысью вслед за скачущей галопом лошадью назад, в Ревлвуд. Но когда он вновь вступил в Долину Двух Рек и достиг Дерева, он увидел Дринишока, нетерпеливо ждущего его. Лорды объявили, что на следующее утро они покидают Ревлвуд, и Старший Хранитель боевого учения хотел, чтобы Трой обсудил защиту города со всеми Хранителями и Изучающими боевого учения. Это была ответственность, которую Трой не мог проигнорировать, поэтому до тех пор, пока его визуальное восприятие не обратилось в туман, а затем в ночную слепоту, он занимался со всеми знатоками боевого учения. Он даже не пытался увидеть то, о чем шел разговор, он с головой погрузился в стратегию обороны Долины. Но когда все это закончилось, он выяснил, что потерял шанс говорить с Лордами. В темноте он, казалось, испытывал недостаток силы так же, как и видения. После этих занятий он пошел домой к Дринишоку и разделил еду, полную неперевариваемых кусков тишины, со Старшим Хранителем боевого учения. Потом он рано лег спать; он не мог более выносить расплывчатого полувидения при свете факелов. Дринишок уважал его настрой и оставил его одного. В слепой изоляции он уставился бесполезно в темноту, пытаясь восстановить свою уверенность. Он с несомненностью чувствовал, что теряет Елену. Он жаждал поговорить с ней, отговорить ее, удержать ее. Но на следующее утро, когда все наездники собрались у своих лошадей сразу после рассвета с южной стороны великого Дерева, он понял, что он не может противостоять Высокому Лорду со своими страхами. Сидя царственно на спине Мирхи в слабом свете начинающегося дня, она производила слишком сильное впечатление своего присутствия, излучала слишком много персонального авторитета. И пока она была окружена таким количеством людей, он не мог задать ей свой вопрос о Трелле. Его вопрос был слишком личным, чтобы выноситься на публику. Он решил постараться занять свой мозг другими вещами до тех пор, пока не получит шанс поговорить с кем-нибудь. Он неторопливо рассматривал компанию всадников. Стоя рядом со своими ранихинами, вместе с Лордами были двадцать Стражей Крови - Первый Знак Морин, Террел, Баннор, Руэл, Ранник и пятнадцать других. Очевидно, Корал остался с Лордом Аматин в Ревлвуде. В группе было только пять не Стражей Крови: Высокий Лорд Елена, Лорд Морэм, Кавинант, Трой и Трелл. Увидев гравлингаса, Трой вновь ощутил желание поговорить с ним. Явно измученное выражение Трелла было проникнуто беспокойством, как будто он ожидал какого-то решения от Елены с некой агонией, которая удивила Троя. Но вомарк воздержался от расспросов, несмотря на свое беспокойство. Высокий Лорд обратилась к Лорду Аматин и Старшему лосраата Кораймини. - Мои друзья! - сказала она величаво. - Я оставляю Ревлвуд вашим заботам. Охраняйте его хорошо! Дерево и лосраат - два великих достижения Новых Лордов. Два символа нашей службы. Если это может быть сделано, они должны быть сохранены. Помните о бдительности. Наблюдайте за Центральными Равнинами. Если война придет на вас, вы не должны быть застигнуты врасплох. И помните: если сохранить Ревлвуд будет невозможно, Учение все же должно быть сохранено и Твердыня Лордов предупреждена. Лосраат и Заветы должны при необходимости найти безопасность в Ревлстоне. Сестра Аматин, это тяжелое бремя. Но я поручаю его тебе без боязни. Оно не превосходит тебя. И помощь Кораймини - Старшего лосраата, Асураки и Дринишока - Старших Хранителей - бесценна. Я не верю, что Боевая Стража погибнет в этой войне. Но вы должны быть готовы к любым возможностям, даже к самым худшим. Вы вы должны пасть. Эта ответственность ложиться на вас. Лорд Аматин закрыла глаза, чтобы скрыть слезы, и молча поклонилась Высокому Лорду. Затем Елена подняла голову на Ревлвуд и сказала так, чтобы могла быть услышана на Дереве. - Друзья, товарищи! Гордые люди Страны! Это война перед нами. Вместе мы пройдем испытание смертью. Теперь время разделиться, когда все защитники Страны должны заниматься своими отдельными задачами. Не желайте поменять свой жребий на другой. Во всех них вера и служба равны, также как достоинство и опасности, в это время всеобщей нужды. Но не печальтесь перед прощанием. Мы идем к величайшей победе наших веков - нам оказана честь дать все, что мы можем, Стране. Это испытание смертью, и это последнее, чем мы можем доказать достойность того, чему мы служим. Пусть сердца ваши будут добрыми. Если нужды этой войны будут выше вашей силы, не отчаивайтесь. Отдайте всю вашу силу, и храните клятву Мира, и не отчаивайтесь. Держите мужество и веру высоко. Лучше пасть и погибнуть за мир, чем осквернить Страну. Друзья мои, я горжусь, что мне оказана честь разделять жизнь с вами. Высоко в Ревлвуде сильный голос прокричал: - Да здравствует Высокий Лорд и Посох Закона. И все люди на Дереве и на земле отвечали: - Хей! Да здравствует Высокий Лорд. Елена низко поклонилась Ревлвуду, раскрывая широко свои руки в традиционном жесте прощания. Затем она повернула Мирху к всадникам и сказала Лорду Морэму. - Сейчас, Морэм, мой самый верный друг, нам придется расстаться. Ты и вомарк Хайл Трой должны вновь присоединиться к Боевой Страже, чтобы руководить этой войной. Я приняла решение. Я сейчас покидаю вас и следую за Амоком к Седьмому Завету Учения Кевина. Трой поневоле застонал и схватился за гриву Мехрила, будто удерживаясь от падения. Но Высокий Лорд не обратила на это внимания. Она сказала Морэму: - Ты знаешь, что делаю я это не для того, чтобы избежать бремени войны. Но ты также знаешь, что ты более опытен и готов к сражению. И ты знаешь, что исход войны может не дать нам второй возможности открыть этот Завет. И к тому же возможно, что этот Завет может дать нам победу, которая в ином случае может быть отнята у нас. Я не могу выбрать другого. Лорд Морэм какое-то время внимательно смотрел на нее. Когда он наконец заговорил, в голосе его был приглушенный отзвук просьбы: - Будь осторожна, Высокий Лорд. Даже Седьмой Завет - этого недостаточно. Елена встретила его взгляд прямо, но при этом ее взгляд казался расфокусированным. Направленность ее взгляда куда-то в другое измерение была столь явна, что, казалось, она его вообще не видела. - Возможно, этого было недостаточно для Кевина Расточителя Страны, - ответила она сухо, - но этого будет достаточно для меня. - Нет, - протестовал Морэм. - Опасность явно слишком велика. Или эта сила по каким-то причинам не соответствовала нуждам Кевина, или опасность ее использования была так велика, что он испугался применять ее. Не бери на себя такой риск. - Ты это _в_и_д_е_л_? - спросила она. - Ты говоришь так оттого, что имел видение? Морэм с трудом заставил себя сказать: - Я это не видел. Но я чувствую это своим сердцем. Из-за этого будет смерть. Будут умирать люди. - Мой друг, ты слишком беспокоишься обо всех рисках, кроме своего. Если бы тебе вместо меня был доверен Посох Закона, ты бы последовал за Амоком хоть на край Земли. А люди по-прежнему умирали бы. Морэм, я спрашиваю твое сердце - ты действительно веришь, что будущее Страны может быть выиграно в войне? Ведь Кевин ничего не добился этим путем. Я не должна упускать даже малейший шанс, который способен научить меня другим путям сопротивления Презирающему. Морэм склонил к ней голову, чтобы ускорить взаимный обмен вопросами. В тишине они обменивались своими мыслями, и через несколько мгновений напряженность на его лице исчезла. Снова подняв глаза, он направил свой взгляд прямо на Кавинанта и Троя. Затем сухо сказал: - Тогда, раз ты должна идти, пожалуйста, не уходи одна, возьми кого-нибудь с собой, кого-нибудь, кто мог бы быть тебе полезен. На одно мгновение Трой подумал, что Высокий Лорд собирается просить его пойти с ней. Несмотря на ответственность за Боевую Стражу, его губы были уже почти готовы выдать ответ: _Д_а_. Но она сказала: - Таково мое желание. Юр-Лорд Кавинант, будешь ли ты сопровождать меня? Я хочу разделить этот поиск с тобой. Неловко, словно ее просьба смущала его, Кавинант сказал: - Ты действительно думаешь, что я могу быть тебе полезен? Кроткая улыбка коснулась губ Елены. - Без сомнения. Он уставился на мгновение в пространство ее глаз. Затем внезапно посмотрел вдаль и пожал плечами. - Да, я пойду. Трой с трудом слышал то, что говорилось потом, последние формальные речи Елены и Кораймини, бравая песня лосраата о мужестве, обмен прощаниями. Когда Высокий Лорд сказала ему последнее слово, он даже не смог заставить себя поклониться в ответ. Со своим _д_а_, заледеневшим на губах, он наблюдал конец церемонии и видел Елену и Кавинанта, скачущих прочь вместе в западном направлении, сопровождаемых только Баннором и Первым Знаком Морином. Он чувствовал себя застывшим в акте падения - безмолвно кричащим: "Я теряю тебя!" К нему подошел Лорд Морэм и заговорил. Но он не двигался до тех пор пока не осознал сквозь свое потрясение, что Трелл не последовал за Кавинантом и Высоким Лордом. Его отрешенность вдруг исчезла. Он резко повернулся в сторону Трелла, повернулся вовремя, чтобы увидеть как гравлингас вздернул свои тяжелые кулаки над головой, ухватился за поводья своей лошади и направил ее галопом прочь, к броду через Ллураллин, к северу от Ревлвуда. Трой помчался вслед за ним. Мехрил пронесся под Деревом и догнал Трелла в сиянии света солнца вдали от города. Трой приказал гравлингасу остановиться, но Трелл не обращал на него внимания. Наконец вомарк приказал Мехрилу остановить лошадь Трелла. Мехрил издал короткое командное ржание, и лошадь остановилась так резко, что Трелл чуть не выпал из седла. Когда Гравлингас поднял с трудом свою голову, чтобы встретить взгляд Троя, из его глаз лились слезы, он тяжело и удушливо дышал. Но у Троя не было времени обращать на все это внимание. - Что ты делаешь? - выкрикнул он резко. - Куда ты? - В Ревлстон, - простонал Трелл. - Здесь для меня ничего нет. - Как же так? Мы идем на юг - разве ты не знаешь этого? Ты ведь из Южных Равнин, не так ли? Разве ты не хочешь помочь защитить свой дом? Это было совсем не то, о чем Трою хотелось спросить его, но он не нашел слов для своего настоящего вопроса. - Нет. - Почему, нет? - Я не могу туда вернуться. Она там... я не смогу перенести это. После всего этого!.. Как только Трелл тяжело выдохнул свой ответ, к ним подскакал Лорд Морэм. Он тут же начал говорить, но Трой остановил его грубым жестом. - Она? - спросил вомарк. - Кто? Твоя дочь? - Когда Трелл бессловесно закивал головой, Трой сказал: - Подожди минуту. Подожди минуту. - Непонимание всего этого приводило его в смятение. Он пытался найти ответы. - Я не понимаю. Почему ты не идешь обратно домой - к своей дочери? Она же нуждается в тебе. - М_е_л_е_н_к_у_р_и_о_н_, - задыхался Трелл. - Я не могу. Как я смогу смотреть ей в лицо... отвечать на ее вопросы - после этого?! Не мучай меня.
в начало наверх
- Вомарк! - голос Морэма был тяжел и опасен - предостерегающий, почти угрожающий. - Оставь его. Ничто из того, что он может сказать, не поможет тебе. - Нет! - возразил Трой. - Я же должен знать. Трелл, послушай меня. Я должен знать. Верь мне, я понимаю, что ты чувствуешь по отношению к нему. Казалось, Трелл больше уже не слушал Троя. - Она сама выбрала! - выдохнул он тяжело. - Выбрала! - Он выдыхал слова сквозь крепко сжатые зубы, как будто они были готовы взорвать его! - Она сама выбрала его! Его! - Трелл, ответь мне. Что ты делал там вчера? - на той могиле? Трелл! Слово "могила" проникло в гнев Трелла. Внезапно он обернул руки вокруг груди, наклонился вперед. Сквозь слезы он свирепо сверкнул глазами на Троя. - Ты дурак! - прошипел он. - Слепец! Она истратила на тебя свою жизнь. - Истратила? - Трой разинул рот. - Истратила? - ЭТО ИЗУЧАЮЩИЙ, КОТОРЫЙ ВЫЗВАЛ ТЕБЯ... - Так Кавинант был прав? - Возможно, - Лорд Морэм сказал мрачно. Тон его тут же заполнил все внимание Троя. Он уставился на Морэма взглядом, полным страха. - Он имел массу причин посетить эту могилу, - продолжил Лорд. - Этиаран, супруга Трелла, похоронена в ней. Она умерла от того поступка, который вызвал тебя в Страну. Она отдала жизнь в попытке вновь обрести Юр-Лорда Кавинанта, потерпев поражение в своей цели. Твое присутствие здесь - результат ее немиролюбивой горечи и жажды возмездия. Объяснение Морэма превысило пределы терпения Трелла. Боль исказила черты его лица. Свирепо резко сжав пытки, он ударил свою лошадь, и она тут же испуганным галопом помчалась к броду через Ллураллин. Но Трой даже не видел, как он уходит. Вомарк резко обернулся и обнаружил, что он все еще в состоянии различать Елену, Кавинанта и двух Стражей Крови, скачущих в западном направлении по Долине Двух Рек. Амок был уже с ними, шагая самодовольно рядом с Высоким Лордом. Супруга Трелла Этиаран?! Супруга _Т_р_е_л_л_а_? Она была его женой? Он знал об Этиаран - он слышал слишком много рассказов о Кавинанте, чтобы не знать, что она была той самой женщиной, которая провела Неверящего от подкаменья Мифиль в Анделейн и к реке Соулсиз. Но он не знал, что Трелл был ее мужем. Это было сокрыто от него. Потом он сделал в размышлениях шаг дальше. Кавинант изнасиловал дочь Трелла - дочь Этиаран - дочь женщины, которая... - Кавинант! Ты ублюдок! - завыл Трой. - Что ты наделал? - Но он знал, что путешественники уже не могли услышать его на таком расстоянии, шум двух рек заглушал отдаленные крики. Нахлынувшая беспомощность унесла его протест, и голос его сломался и утонул в тишине. Теперь его не удивляло, что Трелл не мог вернуться домой, к своей дочери. Как он сможет объяснить ей, что Высокий Лорд предпочла дружбу возмездию над человеком, который ее изнасиловал. Трой не понимал, как она могла поступить так с Треллом. Еще через какое-то время до него дошла суть сказанного только что Морэмом. "Она умерла в том поступке..." Именно Этиаран вызвала его, а не какой-нибудь молодой невежественный или вдохновенный Изучающий. Это тоже было от него скрыто. Он был результатом и последствием ее безответной боли. "Вовсе не ты - тот..." Так Кавинант был прав? Были ли все его планы только следствием той отчаянной работы, приведшей к столь своеобразной смерти Этиаран? - Вомарк, - голос Лорда Морэма был суров. - Это было сделано нехорошо. Боль Трелла и так слишком велика. - Я понимаю, - Трой скрежетал над порывами своего сердца. - Но почему ты не сказал мне? Ты ведь знал все это? - Совет решил скрыть эти знания от тебя. Мы видели только вред в том, чтобы рассказать тебе это. Мы хотели уберечь тебя от боли. И мы надеялись, что ты научишься верить Юр-Лорду Кавинанту. - Вы надеялись, - застонал Трой. - Да этот ублюдок полагает, что все здесь - всего лишь его мысленная игра. Все это Неверие есть просто блеф. Он думает, что ему все сойдет с рук. Вы не можете доверять ему. - Он зловеще собрал все эти аргументы для заключения. - Но, очевидно, вы не можете доверять и мне - иначе бы ты рассказал мне все это раньше. Она пыталась вызвать его. Насколько тебе известно, я - всего лишь его заменитель. - Он попытался говорить четко, но голос его дрожал. - Ты меня неправильно понял, - сказал Морэм осторожно. - Нет, я правильно понял. - Он чувствовал смертоносные силы, работающие вокруг - выбирающие, манипулирующие, решающие. С трудом он установил контроль над своей артикуляцией. - Морэм, что-то ужасное должно будет случиться с ней. Он посмотрел на Лорда, затем отвернулся. Он был не в силах вынести страдания во взгляде Морэма. Похлопав Мехрила по шее, он направил ранихина рысью обежать с восточной стороны Ревлвуд, чтобы избежать ожидавших его возле Дерева Хранителей Учения, избежать прощания с ними. Жестами указав Стражам Крови и Лорду Морэму следовать за ним, он поскакал прочь от Ревлвуда, по направлению к южному броду. Мысли его были обращены вперед, к войне. Ему хотелось скорее влиться в нее. 16. УСКОРЕННЫЙ МАРШ Но даже в таком настроении он не мог пересечь брод через Рилл из Тротгарда без сожаления. Он любил солнечную красоту Ревлвуда, своеобразную дружбу Хранителей Учения, и не хотел терять их. Но он не оглядывался. Он не понимал, почему Елена отреклась от супруги Трелла Этиаран только лишь из-за ее гнева и печали. И он чувствовал теперь более основательно, чем ему казалось когда-либо ранее, что должен доказать в этой войне ненапрасность вызова себя. Он должен доказать, что он - плод надежды, а не отчаяния. Он должен победить. Если же нет, то тогда он более, чем неудачник, он - активное зло, часть предательского заговора против Страны, вопреки своей любви или воле - хуже, чем Кавинант, ибо Кавинант все же пытался избежать быть ложной надеждой. Но он, Хайл Трой, сам преднамеренно брал на себя надежду, ответственность, управление... Нет, такие мысли были невыносимы. Он должен победить, должен победить. Миновав гребень холма, так что Ревлвуд скрылся из глаз, он замедлил Мехрила на более спокойный шаг, давая возможность Лорду Морэму и восемнадцати Стражам Крови догнать его. Затем он сказал сквозь зубы, сдерживая свой голос словно в тисках, чтобы это не казалось обвинением Морэма. - Почему она взяла его с собой? Ведь он изнасиловал дочь Трелла. Морэм ответил мягко: - Вомарк Трой, мой друг, ты должен понять, что у Высокого Лорда был весьма ограниченный выбор. Путь ее обязательств узок и окружен опасностями. Она должна отыскать Седьмой Завет. И она должна удерживать Юр-Лорда Кавинанта возле себя - из-за Белого Золота. С Посохом Закона она должна обеспечивать, чтобы его кольцо не попало в руки Лорда Фаула. А если он обратится против Страны, она должна быть рядом - чтобы сражаться против него. Трой кивнул сам себе. Это была достаточно основательная причина. Он крепко взял себя в руки, подавляя инстинктивный протест. Затем с усилием заставил себя перестать скрипеть зубами и вымолвил: - Я хочу сказать тебе кое-что, Морэм. Когда я покончу с этой войной - когда я смогу оглянуться назад и сказать себе, что бедная Этиаран удовлетворена - я собираюсь взять отпуск на несколько лет. Я собираюсь осесть в Анделейне и не двигаться оттуда до тех пор, пока не увижу Празднование Весны. Иначе я никогда не буду в состоянии простить этого проклятого Кавинанта за то, что он был удачливее меня. - Но при этом под словом "удачливее" он подразумевал нечто другое. Хотя он и понимал сейчас, что другой выбор был невозможен, ему было больно думать, что Елена предпочла взять с собой Кавинанта, а не его. Если Морэм и понял его, то все же тактично последовал тому, что он сказал, а не тому, о чем подумал. - О, если мы будем победителями, - Морэм улыбался, но тон его был серьезен, - то ты не будешь одинок. Половина Страны будет в Анделейне, когда в следующий раз новолуние придется на ночь весеннего равноденствия. Немногие из живых видели Танец Духов Анделейна. - Ладно, но я все же прибуду туда первым, - невнятно пробормотал Трой, пытаясь поддержать этот диалог. Но затем все же не мог сдержать себя от возвращения к разговору о Неверящем. - Морэм, неужели ты не в негодовании на него? После всего того, что он сделал? Спокойно и откровенно Лорд Морэм сказал: - Сам я не столь добродетелен, чтобы негодовать на него. Нужно иметь силу для того чтобы судить слабость других. Я не так могущественен. Этот ответ удивил Троя. На мгновение он уставился на Морэма, молчаливо спрашивая: "Неужели это правда? И ты веришь в это?" Но он мог видеть, что Морэм действительно верит в это. Смущенный этим, Трой отвернулся. В окружении Стражей Крови он и Лорд Морэм следовали через холмы по кривой дороге, которая в целом вела их на юго-восток, на перехват Боевой Стражи. Когда этот день подошел к концу, Трой был уже в состоянии все более и более сосредоточиваться на своей марширующей армии. Проблемы марша начали переполнять его сознание. Где вдоль линии марша расположены селения, в которых можно в достаточной мере запастись пищей для воинов? Смогла ли Первый Хафт Аморин сохранить темп? Такие заботы давали ему возможность хоть на время избавиться от предчувствия, от ноющего чувства потери. Он становился другим человеком - в меньшей степени необычным слепым чужаком в Стране, и большей степени - вомарком Боевой Стражи Твердыни Лордов. Эта перемена успокаивала его. Он чувствовал себя более удобно в этом своем качестве. Ему хотелось спешить, но он сопротивлялся искушению, потому что желал сделать эту часть поездки как можно более легкой для ранихина. Спокойным темпом до конца этого дня, восьмого с тех пор, как они покинули Ревлстон, он, Лорд Морэм и Стражи Крови оставляли за собой вновь пышущий здоровьем Тротгард. Даже таким темпом, при котором они покрывали не более семнадцати лиг в день, земли, через которые они скакали, изменялись очень быстро. К востоку и юго-востоку от них были более суровые земли Центральных Равнин. В этом широком районе строгая скала Земли казалась более основательно покрытой на поверхности почвой, чем в Тротгарде. Равнины поддерживали жизнь без заботы об этом, и люди, проживающие на них, были более стойкими и выносливыми. Большинство женщин и мужчин, составлявших Боевую Стражу, были родом из поселений Центральных Равнин. Это было традицией - и на хороших основаниях. Во всех великих войнах Страны армии Презирающего пробивались через Центральные Равнины, чтобы достигнуть Ревлстона. Таким образом, равнины вынесли много бед из-за преступных намерений Лорда Фаула. Люди равнин помнили это и посылали своих сынов и дочерей в лосраат изучать боевое учение. Когда этим вечером был объявлен привал, Трой был под впечатлением тревожного осознания того, в какой степени его воины зависят от него лично. Их дома и семьи были под милосердием его успеха или поражения. Под его командованием они были вынуждены проходить через медленный ад этого ускоренного марша. И он знал, что война уже начнется примерно где-то в течение следующего дня. К этому времени авангард армии Лорда Фаула достигнет западного конца долины Мифиль и встретит хилтмарка Кеана и Лордов Каллендрилла и Вереминта. Он был уверен в этом. Не позднее, чем вечером девятого дня. Затем мужчины и женщины начнут умирать - его воины. Начнут умирать Стражи Крови. Он хотел быть с ним, хотел сохранить их живым, но сделать этого он не мог. И марш к Роковому Отступлению будет продолжаться и продолжаться, подавляя дух Боевой Стражи как жернов безжалостной нужды. Трой вытянулся под одеялом и прижал свое лицо к земле, как если бы это было единственным способом сохранить свое душевное равновесие. Он провел большую часть ночи, оценивая каждую грань своего плана боя, пытаясь увериться в том, что он не сделал каких-либо ошибок. На следующее утро он был полон настойчивости и спешки, и заметил, что как только он забывался, то начинал торопить шаг Мехрила. Поэтому он обратился к Морэму и попросил Лорда поговорить с ним, чтобы отвлечь его. В ответ Лорд медленно вошел в певучий, полупесенный тон и начал рассказывать Трою о различных легендарных и просто важных частях Страны, которые лежали между ними и Роковым Отступлением. В частности, он рассказал несколько древних историй о Всеедином Лесе, могущественные дерева которого покрывали Страну во времена задолго до Берека Полурукого,
в начало наверх
с его Защитниками Леса и жестокими врагами, Опустошителями. Много веков назад, когда деревья еще не были погружены в их нынешнюю дрему, сказал он, Защитники Леса лелеяли их сознание и вели свою войну против _м_о_к_ш_и_, т_у_р_и_а_ и _с_а_м_а_д_х_и_. Но сейчас, если старые легенды рассказывают правдиво, в Стране уже нет остатков духа Всеединого Леса, а также Защитников Леса, кроме мрачных деревьев Дремучего Удушителя и Сиройла Вейлвуда. И никто из тех, кто заходит в Дремучий Удушитель, для блага или во зло, никогда не возвращается. Этот темный лес лежал недалеко от линии марша Боевой Стражи, за Последними Холмами. Затем Трой поговорил немного о себе и его восприятии Страны. Он чувствовал себя близким Морэму, и это позволяло ему обсуждать поступки Высокого Лорда Елены, олицетворявшей его чувства к Стране. Постепенно он смягчился, вновь обрел свою способность сказать себе: "Это не важно, кто вызвал меня. Я тот, кто я есть. И я собираюсь оправдать это!" Поэтому он был не просто удивлен, когда он и Морэм достигли боевого марша воинов уже к полудню. Он был потрясен. Боевая Стража почти на половину дня отставала от расписания. Воины встретили его приветственными возгласами, которые обратились в тишину, как только они поняли, что Высокий Лорд не с ним. Но Трой проигнорировал это. Подскакав прямо к Первому Хафту Аморин, он рявкнул: - Ты медлишь! Ускорь барабанный бой! Такими темпами мы прибудем ровно на полтора дня позже необходимого. Радость от встречи на лице Аморин сменилась досадой, и она помчалась прочь, прямиком к барабанщикам. С широким, зримым стоном боли воины ускорили свои шаги, поспешая в соответствии с требованиями барабанного боя до тех пор, пока почти не бежали. Затем вомарк Трой промчался вдоль и поперек их шеренг подобно цепу, усиливая новый ритм своим сердитым присутствием. Когда он нашел один Боевой Дозор, следующий чуть медленнее, он закричал в лицо молодого барабанщика: - Ради Бога! Я не собираюсь проигрывать эту войну из-за тебя! - Он отхлопывал такт на ухо пристыженного вохафта до тех пор, пока барабанщик его в точности не повторил. Только после того, как гнев его стих, он понаблюдал, что сделали девять дней тяжелого марша с Боевой Стражей. И пожалел, что не мог уже отречься от своей грубости. Воины жестоко страдали. Почти все они как-нибудь прихрамывали, неровно толкая себя вперед против ноющей боли режущих и стонущих мускулов и костей, синяков. Многие настолько устали, что даже перестали потеть, и перегретая испарина их лиц была облеплена пылью, придающей им желтый и безумный вид. У многих были кровотечения на плечах из-за трения о них ремней их снаряжения. Несмотря на их упорство, они шли неровно, как будто с трудом помнили свое расположение в шеренгах, которое было установлено в девяноста лигах ранее в Ревлвуде. И они отставали от расписания. Они были все еще в ста восьмидесяти лигах от Рокового Отступления. К тому времени как они, шатаясь и затрудненно дыша, прервали движение для ночного привала, Трой был почти взбешен, ища пути помочь им. Он чувствовал, что голой решимости будет для этого недостаточно. Как только сопровождающие хайербренды и гравлингасы разожгли костры, Лорд Морэм отправился сделать то, что мог для Боевой Стражи. Он ходил от Боевого Дозора к Боевому Дозору, помогая поварам. В каждой кастрюле его голубой огонь производил какой-то эффект в еде, улучшал ее, увеличивал ее способность возвращать здоровье и жизнеспособность. И когда еда была готова, он прошел через всю Боевую Стражу, распространяя бальзам своего присутствия - разговаривал с воинами, помогая им с их синяками и повязками, шутил с теми, кто мог собрать силы смеяться. Пока Морэм был занят этим, Трой собрал всех своих офицеров - хафтов и вохафтов. Объяснив причины отсутствия Высокого Лорда Елены, он вернулся к проблемам марша. Болезненно напомнил обстоятельства, которые сделали это тяжкое испытание таким крайне необходимым, таким болезненно необходимым. Потом он перешел к более мелким деталям. Он организовал расписание движения жестяных кувшинов с водой так, чтобы они непрерывно сновали через все шеренги для помощи перегревшимся воинам. Он распорядился, чтобы ноша мужчин и женщин с изрезанными лямками плечами по возможности везлась на лошадях. Он приказал всем офицерам с лошадьми, кроме барабанщиков, брать по второму седоку, чтобы самые истощенные воины могли отдохнуть на спине лошади. Он сказал своим офицерам собирать по дороге алианту для воинов, если будет такая возможность. Он возложил всю разведку, а также доставку воды на Стражей Крови, освободив таким образом больше лошадей для помощи воинам. После этого он отослал хафтов и вохафтов назад к их Дозорам. Когда они разошлись, Первый Хафт Аморин подошла поговорить с ним. Ее грубоватое суровое лицо было заряжено некой хмуростью, и он быстро предугадал ее просьбу: - Нет, Аморин, - сказал он. - Я не собираюсь ставить кого-то другого на твое место. - Она попыталась возразить, но он поспешил продолжить более вежливо: - Я знаю, что я кричал, как если бы винил тебя в том, что мы отстаем от нашего расписания. Но это лишь потому, что на самом деле я виню только себя. Только ты одна годишься для этой работы. Боевая Стража уважает тебя, как она уважает Кеана. Воины ценят твою опытность и честность. - И мрачно добавил: - В то время как сам я вовсе не уверен, что так же они относятся и ко мне. Скептицизм в ее взгляде тут же исчез. - Ты - вомарк. Кто может подвергать сомнению твои действия? - Тон ее как бы подразумевал, что тот, кто будет сомневаться в нем, будет иметь дело с ней. Ее преданность тронула его. Он не был полностью уверен, что заслужил это. Но он намеревался заслужить. Проглотив свое волнение, он ответил: - Ни для кого не будет повода для этого, пока мы будем сохранять наш темп. - Себе самому он добавил: "Я обещал Кеану". - Нам надо наверстать упущенное время. И сделать это надо здесь, в Центральных Равнинах. К югу от реки Черная местность станет гораздо хуже. Первый Хафт закивала, словно была полностью согласна с ним. После того как она покинула его, он пошел к своему ложу и всю ночь провел, копаясь в темноте своего мозга в поисках какой-либо альтернативы своей дилемме. Но он не смог придумать ничего, что устраняло бы нужду в этом ускоренном марше. Когда он уснул, ему снились воины, плетущиеся на юг так, словно там была для них открытая могила. На следующее утро, когда шеренги Боевой Стражи зашевелились, слабо выровнялись и неуклюже пришли в движение, словно длинный темный стон вдоль Равнин, вомарк Хайл Трой пошел пешком вместе с ними. Воздержавшись от езды на ранихине, он стал сам бить в барабан, чтобы проверить этот темп и двигаться под него сам. Так он и шел весь день, перемещаясь по всей Боевой Страже между Боевыми Дозорами, посещая каждый Дозор, обращаясь к каждому вохафту по имени, удивляя воинов, выводя их из оцепенелой усталости своим присутствием и участием, стараясь, несмотря на свою собственную физическую нетренированность, показать пример, который, быть может, принес бы какую-то помощь его армии. В конце этого дня, проведенного в шеренгах, он был так утомлен, что едва добрался до маленького лагеря, который он разделял с Лордом Морэмом и Первым Хафтом Аморин, пробормотал им что-то о смерти и провалился в сон. Но на следующее утро он выволок себя из-под одеяла и возобновил свою деятельность, пряча свою боль за сочувствием, которое нес из одного конца своей армии в другой всем воинам Боевой Стражи. Он шел со своей армией по Центральным Равнинам уже четыре дня. После каждого дневного перехода он чувствовал, что исчерпал лимит своих сил, что весь ускоренный марш был невозможен, что он должен бросить эту затею. Но каждую ночь Лорд Морэм помогал готовить пищу для армии, а затем отправлялся к воинам, делясь с ними своим мужеством. Дважды в течение этих четырех дней Боевая Стража отправляла Стражей Крови забирать большие запасы еды, приготовленные жителями деревень Центральных Равнин. Свежая и обильная пища имела удивительную действенность: она возвращала силу духа даже тем воинам, которые уже не верили в свою способность вести себя вперед. Под конец четвертого дня на ногах - тринадцатого дня марша - Трой наконец позволил себе полагать, что условия в Боевой Страже стабилизировались. Они прошли уже более сорока лиг. Боясь сделать что-либо, что могло бы повредить хрупкому равновесию его армии, он решил продолжать это свое собственное участие в марше. Морэм и Аморин понуждали его остановиться - они знали о его истощении, больных ногах, неустойчивой походке - но он отвергал все их аргументы. В душе ему было стыдно ехать верхом, когда его воины страдали пешком. Но на следующий день он вкусил больший стыд. Когда свет зари разбудил его, он выбрался из-под одеяла и обнаружил Аморин, стоящую прямо перед ним. Мрачным голосом она сообщила, что Боевая Стража ночью была атакована. Вскоре после полуночи разведчики, Стражи Крови, сообщили, что на спутанных лошадей собирается напасть стая крешей. Мгновенно тревога распространилась по лагерю, но только верховые хафты и вохафты были в состоянии прийти на помощь быстро. Со Стражами Крови, они бросились на защиту лошадей. Они обнаружили, что противостоят целой орде великих желтых волков - как минимум десяти стаям крешей. Стражи Крови на их ранихинах встретили первую волну атаки, но они превосходились в количестве не менее чем десять к одному. И офицеры за ними были пешими. Запах крешей испугал лошадей, поэтому они не могли быть оседланы и не защищались сами от опасности. Один ранихин, пять лошадей и около дюжины хафтов и вохафтов были убиты, прежде чем Аморин и Лорд Морэм смогли организовать защиту достаточно эффективно, чтобы прогнать волков. Но до того, как нападение крешей было отражено, одна из их стай сломила защиту офицеров и ворвалась в часть лагеря, где некоторые воины, бессильные от истощения, еще спали. Десять из этих мужчин и женщин остались лежать мертвыми или покалеченными под одеялами после того, как Стражи Крови и Морэм уничтожили этих волков. Слушая рассказ об этом, Трой становился все более злым. Размахивая руками в гневе и возмущении, он спросил: - Почему ты не разбудила меня? Не встречая его взгляд, Первый Хафт сказала: - Я пыталась. Трясла тебя, кричала тебе в уши. Но не смогла разбудить. А нужда воинов во мне была так велика, что я пошла ей навстречу. После этого Трой больше не шел сам с совершавшими марш воинами. Он не хотел быть снова преданным своей слабостью. Верхом на Мехриле, он проехал с Руэлом вдоль следов крешей, и когда сам убедился, что волки не были частью сосредоточенной поблизости армии, вернулся на свое место во главе Боевой Стражи. Время от времени он обскакивал вокруг армии легким галопом, словно был готов защищать ее в одиночку. Креши снова атаковали следующей ночью, и еще раз через ночь. Но оба раза вомарк Трой был готов к ним. Хотя он был слеп в темноте, не в состоянии сражаться, он изучал местность и тщательнее выбирал место для лагеря, чтобы удобнее было защищаться. Он организовывал охрану лошадей, планировал их защиту. Затем устраивал засаду из Стражей Крови, стрелков и с огнем. Много крешей было убито, но его Боевая Стража от потерь больше не страдала. После того третьего нападения волки оставили их в покое. Но затем появилась другая неприятность. Утром шестнадцатого дня марша стена темных туч выплыла к воинам с востока. Перед полуднем порывы ветра достигли Боевой Стражи, стали ерошить волосы людей, колыхать высокую траву равнин. Ветер усиливался по мере того как центр этого шторма становился ближе. Вскоре дождь начал изливаться на них из потемневших небес. Скопление черных туч обещало убийственный для них ливень. И тучи эти делали Троя почти слепым. Все хайербренды и гравлингасы зажгли их огни, чтобы обеспечить свет, удерживающий Боевую Стражу вместе против силы льющихся с неба потоков. Но эпицентр шторма не ушел так далеко на запад. Казалось, что центр его застыл где-то вдали на востоке, и, заняв эту позицию, он стал постоянным. Воины шли по краю области взбунтовавшейся погоды. Изнуряющий и мучительный дождь, хлеставший по ним из адской глубины шторма, не сильно им вредил, но их дух страдал, как бы то ни было. Все они ощущали болезненность той силы, которая вызывала эти порывы. Не требовалось проницательности Троя чтобы понять, что шторм этот почти несомненно был направлен против воинов хилтмарка Кеана. К тому времени когда шторм наконец развеялся, к концу следующего дня, потери Троя составили около одного Дозора. Продвигаясь где-то почти во тьме и в постоянных опасениях за судьбу Кеана, почти два десятка наименее сильных духом воинов потеряли мужество; посреди бредущей и борющейся со штормом Боевой Стражи они просто ложились в грязь и умирали. Но их было только восемнадцать. Более шестнадцати тысяч мужчин и женщин пережили шторм и продолжали марш. И ради живущих вомарк Трой ожесточил свое сердце против мертвых. Верхом на Мехриле, как будто не было предела его мужеству, он вел свою армию на юг, на юг и не давал жестокому ритму послабления. Затем, тремя днями позже - в день полнолуния - Боевой Страже прошлось
в начало наверх
пережить еще одно тяжелое испытание - вплавь пересечь реку Черная. Эта река служила границей между Центральными и Южными Равнинами. Она текла с Западных гор и присоединялась к реке Мифиль в нескольких десятках лиг отсюда в направлении Анделейна. Старые легенды гласили, что там, где река Черная вырывалась из-под большого утеса Расколотой Скалы, восточного основания великого Меленкурион Скайвейр, ее вода была такой же красной, как чистая кровь сердца. Проверить это было невозможно, потому что река эта вырывалась из Расколотой Скалы посреди Дремучего Удушителя, и перед тем как она проходила через край Последних Холмов и уходила к Равнинам, она пересекала подножие Виселичной Плеши, старого места казней Защитников Леса. Вода, которую Боевой Страже пришлось перейти, была буро-черной, словно полной странного осадка. За всю историю Страны между Последними Холмами и рекой Мифиль через Черную никогда не было моста или брода. Река просто смывала последствия любых усилий проложить путь через нее. У воинов не было выбора. Только вплавь. Перебравшись на южный берег, воины стали выглядеть еще более истощенными, будто какая-то существенная часть их жизненной силы была высосана из их костей текущим темным голодом. Но они все еще шли. Вомарк руководил их продвижением, и они шли. Однако сейчас они двигались как разбитые опустевшие корабли, ведомые обессиленным ветром над бездорожными саргассами Южных Равнин. Временами казалось, что только одинокий огонь воли Троя держит их, запинающихся, заставляя с трудом и старательно перебирать ногами. А в Южных Равнинах еще одна трудность подстерегала их. Здесь поверхность земли стала грубее. На юго-западной оконечности Центральных Равнин только толстая кривая линия Последних холмов отделяла Дремучий Удушитель от Равнин. Но к югу от реки Черная эти холмы становились горами - перекошенный горный клин изрезанных вершин, кончик которого был возле реки, восточный угол - около бутылочного горла Рокового Отступления, а западный угол в Кравенхоу, где Дремучий Удушитель открывался в Южные Пустоши в сорока лигах от Рокового Отступления. Линия марша Боевой Стражи заходила все глубже и глубже в грубые земляные холмы, окружавшие эти горы. После двух дней преодоления этих холмов воины выглядели как вернувшиеся с того света. Они еще не очень отставали от требуемого темпа, но ясно было, что это только вопрос времени, что скоро они начнут падать прямо на ходу. Как только солнце стало садиться, затуманивая видение Троя, вомарк принял решение. Состояние воинов щемило его сердце; он чувствовал, что армия достигла своего рода кризиса. Боевая Стража была все еще в пяти днях от Рокового Отступления, в пяти ужасных днях. И он еще не знал, где был Кеан. Без некоторых знаний о расположении хилтмарка и общего положения, некоторых знаний об армии Фаула, Трой не мог подготовиться к тому, что лежало впереди. И его армия казалась более уже не способной к каким-либо приготовлениям. Для него настало время действовать. Хотя Боевая Стража была все еще в лиге от предусмотренного на этот день конца продвижения, он остановил армию для привала на ночь. И пока воины заботились о разбивке лагеря, он отозвал Морэма в сторону. В затуманенности он мог с трудом различать фигуру Лорда, но сконцентрировался на нем со всей решимостью, старанием перенести на Морэма напряженность своей мольбы. - Морэм, - вздохнул он, - есть ли хоть что-то, что ты можешь сделать для них? Что-нибудь, что ты можешь сделать своим посохом, или спеть, или положить в пищу, хоть что-то. Это надо сделать! Лорд Морэм пристально посмотрел на вомарка. - Возможно, - сказал он через мгновение. - Есть одна помощь, которая может иметь некоторый эффект против касания реки Черной. Но я был не склонен воспользоваться ею сейчас, ибо, однажды сделанное, это не может быть сделано снова. Мы все еще в долгих днях от Рокового Отступления - и в сражении нужда воинов в силе может быть более велика. Нельзя ли сохранить эту помощь до того времени? - Нет. - Трой попытался заставить Морэма услышать глубину его убеждения. - Самое время - сейчас. Им нужна сила сейчас - иначе им придется воевать до того, как они доберутся до Отступления. Или им придется бежать, чтобы попасть туда вовремя. И мы еще не знаем, как дела у Кеана. А после сегодняшнего вечера у нас не будет другого шанса до тех пор, пока сражение уже не начнется. - Почему? - спросил Лорд осторожно. - Потому что я покидаю Боевую Стражу сегодня вечером. Я отправляюсь к Смотровой Кевина. Я хочу посмотреть на армию Фаула. Я должен узнать точно, сколько времени дает нам Кеан. И ты пойдешь со мной. Потому что ты единственный, кто сможет воспользоваться коммуникационным прутом Высокого Дерева. Морэм оказался удивленным: - Покинуть Боевую Стражу? - спросил он быстро и сухо. - Сейчас? Это мудро? Трой был уверен. - Я должен сделать это. Я не имею сведений о его армии слишком долго. Но теперь я должен знать. Отсюда мы не в состоянии воспрепятствовать Фаулу удивить нас. И я... - он скривился в тумане. - Я единственный, кто видит достаточно далеко, чтобы определить, что делает Фаул. Через мгновение он добавил: - Вот почему они называют это Смотровой Кевина. Даже он нуждается в том, чтобы знать, против чего шел. Внезапно Лорд провел рукой, чтобы снять напряженность со своего лица, затем добавил: - Очень хорошо. Это может быть сделано. Есть помощь, которая может быть дана сейчас. Каждый из гравлингасов несет с ним небольшое количество лечебной грязи. А у хайербрендов есть уникальная древесная пыль, которую они называют риллинлур. Я надеялся сохранить такую помощь для использования при заживлении боевых ран. Но все это может быть использовано и сегодня вечером. Молюсь, чтобы этого было достаточно. - Без дальнейших вопросов он ушел отдать свои инструкции хайербрендам и гравлингасам. Вскоре эти люди двинулись через лагерь, помещая или лечебную грязь, или риллинлур в каждую кастрюлю для еды. Каждая кастрюля получила только щепотку, каждый воин съел только малюсенькое количество. Но хайербренды и гравлингасы знали, как извлекать наибольшую пользу из древесной пыли и лечебной грязи. С помощью песен и заклинаний они сделали свой дар воинам сильным и эффективным. Сразу после еды воины начали засыпать, многие из них просто падали на землю, теряя сознание. В первый раз за долгие страдания марша некоторые из них улыбались своим мечтам. Когда Морэм вернулся к Трою после трапезы, он почти улыбался самому себе. Затем Трой стал давать Первому Хафту Аморин инструкции по сражению за Роковое Отступление. После того, как они обсудили движение и финальный этап марша, они заговорили о самом Отступлении. Несмотря на его заверения, она полагала, что это страшное место. Во всех войнах Страны это было место, в котором армии пытались спастись, когда все их надежды были разбиты. Мрачная старая легенда говорила о воронах, которые гнездились высоко по обеим сторонам узкого ущелья, на валунах его краев, кружа над телами убитых. Но Трой никогда не сомневался в этой части своего плана. Роковое Отступление было идеальным местом для маленькой армии в сражении против большой. Враг может быть заманен в каньон и разбит по частям. - В этом вся прелесть, - сказал Трой доверительным тоном. - Это единственное место, где мы можем обратить традиции Фаула против него - мы собираемся взять проклятие и обратить его в благословение. Когда прибудет Кеан, мы будем уже сверху. Фаул возможно даже не будет знать, что мы там, до тех пор, пока это не будет слишком поздно. Но даже если он и узнает, то ему все равно придется сражаться с нами. Он будет не в состоянии повернуться к нам спиной. Все, что вам надо для этого сделать, - добавил он, - это сохранять темп пять следующих дней. Грубый и хмурый вид Аморин напомнил ему, какими невозможными могут оказаться эти пять дней. Но утром он почувствовал, что был прав. Благодаря чудодейственному влиянию риллинлура и лечебной грязи, его воины встретили зарю с возобновившейся решимостью в их глазах и с чем-то вроде силы в их телах. Когда он достиг близлежащего холма, чтобы поговорить с ними, они столпились вокруг него и осыпали его благодарностями, которые заставляли его грудь тесниться гордостью. Ему хотелось обнять их всех. Он стоял лицом к Боевой Страже, спиной к восходу солнца, и когда он смог различать их лица через затуманенность своего видения, он начал. - Друзья мои! - прокричал он. - Слушайте меня! Я иду на Смотровую Кевина, чтобы выяснить, что делает Фаул. Так что, возможно, это мой последний шанс поговорить с вами перед тем, как начнется сражение. Я хочу дать вам справедливое предупреждение. Мы пока что провели самые легкие двадцать два дня. Но скоро спокойная часть закончиться. Вскоре мы собираемся начать исполнять свой долг. Он боязливо позволил себе эту блеклую шутку. Если воины правильно поймут его, они смогут расслабиться немножко, ослабить некоторую внутреннюю боль, стать ближе друг другу. Но если же они услышат унижение в его словах, если они будут оскорблены его черным юмором - они могут стать потерянными для него. Он почувствовал огромное облегчение и благодарность, когда он увидел, что многие из воинов улыбаются. Некоторые засмеялись вслух. Их ответ заставил его почувствовать, вдруг и с волнением, гармонию с ними - тональность его армии, инструмент его воли. Он сразу же стал снова доверять своему руководству над ними. С бодростью он продолжил: - Как вы знаете, мы находимся только в пяти днях от Рокового Отступления. Нам осталось преодолеть ровно сорок восемь лиг. После того, что вы уже сделали, вы должны быть в состоянии сделать это даже сонными. Но все же есть еще несколько вещей, о которых я хочу сказать. Первое. Вам следует знать, что вы уже достигли большего, чем любая другая армия в истории Страны. Никакая другая Боевая Стража никогда не совершала походов такой дальности и такой стремительности. Поэтому каждый из вас уже герой. Я не хвастаюсь, факты есть факты. Вы уже самые лучшие. Но герои вы или нет, наша работа не сделана до тех пор, пока мы не победим. Вот почему мы идем в Роковое Отступление. Это совершенное место для западни - уж если мы доберемся туда, мы сможем управиться с армией в пять раз больше нашей. И только добравшись туда - только утянув армию Фаула на юг, в места, подобные этому, - мы уже спасем многие подкаменья и настволья в Центральных Равнинах. Для многих из вас это значит, что мы спасем ваши семьи. Он остановился, надеясь позволить своему убеждению достигнуть сердец воинов. Затем сказал: - Но мы должны достичь Отступления вовремя. Именно там хилтмарк Кеан рассчитывает найти нас. Он и его Боевые Дозоры сражаются в аду, чтобы дать нам эти еще пять дней. Если мы не достигнем Отступления до того, как они сделают это, они все умрут. - Мы едва успеваем. Но я могу вам сказать как факт, что хилтмарк уже купил нам три из необходимых пяти дней. Все вы видели шторм, прошедший шесть дней назад. Вы знаете, что это было - атака на Боевой Дозор хилтмарка. Это значит, что шесть дней назад он все еще сдерживал армию Фаула в долине Мифиль. И вы знаете хилтмарка Кеана. Вы знаете, он не позволит каким-то двум дням встать между нами и победой. Мы едва успеваем. И мы прибудем туда не отдыхать. Но если мы все-таки прибудем в Отступление вовремя, я не боюсь за исход. При этом хафты одобрительно зааплодировали в ответ на браваду Троя, и он молча стоял под этой овацией с опущенной головой, допуская это только потому, что мужество раздающихся вокруг бодрых выкриков, мужество его армии поглотило его. Когда одобрение смолкло и Боевая Стража стала вновь тихой, он сказал хрипло в безмолвии: - Мои друзья, я горжусь вами всеми! Затем повернулся и почти сбежал с холма. Лорд Морэм последовал за ним, когда он вскочил на спину Мехрила. Сопровождаемые Руэлом, Террелом и восемью другими Стражами Крови, эти двое поскакали галопом прочь от Боевой Стражи. Трой установил жесткий темп до тех пор, пока его армия не скрылась из его взгляда за холмами позади них. Затем он ослабил Мехрила до походки, которая покроет расстояние до подкаменья Мифиль и Смотровой Кевина за три дня. С Морэмом рядом, он легким галопом скакал к востоку через холмистость Южных Равнин. Через некоторое время Лорд сказал спокойно: - Вомарк Трой, ты и в самом деле воодушевил их. - Ты все перепутал, - сказал он голосом, грубоватым от эмоций, - это они воодушевили меня. - Нет, мой друг. Они стали очень лояльны к тебе. - Просто они - очень лояльные люди. Они... Да, все верно, я понял, что ты имел в виду. Они лояльны ко мне. Но если я когда-либо их брошу, если я совершу какую-либо любую человеческую ошибку, они будут чувствовать себя преданными. Я знаю. Я слишком понадеялся на их мужество, на их веру в меня, в мои планы. Но если это приведет их в Роковое Отступление вовремя, риск будет того стоить.
в начало наверх
Лорд Морэм согласился кивком. После паузы он сказал: - Но ты делал свою часть работы. Мой друг, я должен сказать тебе это. Когда я впервые понял твое намерение идти к Роковому Отступлению таким темпом, мне показалось, что это невозможная задача. - Тогда почему ты позволил мне сделать это? - разозлился Трой. - Почему ты ждал до сего момента чтобы сказать что-либо о своих сомнениях? - Ох, вомарк, - ответил Лорд. - Ведь если не пытаться, тогда вообще все будет невозможно. При этих словах Трой повернулся к Морэму. Но когда он встретил испытующий взгляд Лорда, он понял, что Морэм не стал бы поднимать такого вопроса просто так. Принуждая себя расслабиться, он сказал: - На самом деле ты не ожидал, что я удовлетворюсь таким ответом. - Нет, - просто ответил Лорд. - Я сказал это только для того, чтобы выразить свое отношение к тому, что ты сделал. Я верю тебе. Я буду следовать твоему руководству в этой войне при любых опасностях. Внезапный наплыв благодарности спазмом сжал горло Троя, и ему пришлось стиснуть зубы, чтобы сдержать глупую улыбку. Чтобы ответить на доверие Морэма, он прошептал: - Я не брошу тебя при этом. Но позже, когда его порыв прошел, ему было неприятно вспоминать, как много таких обещаний он уже успел дать. Казалось, они увеличивались по мере продвижения марша. Его речь перед Боевой Стражей была только первой в серии таких утверждений. Сейчас он чувствовал себя так, словно дал свою личную гарантию успеха практически всей Стране. Он загнал себя в угол - в такое место, где поражение и измена становятся вещами равнозначными. Даже простейшие мысли о поражении заставляли его пульс гулко отдаваться в голове. А если это были мысли, подобные вдохновляющим Неверие Кавинанта, тогда Трой мог видеть, что это вызывает вполне определенное чувство. У него было жестокое имя для этого чувства. Оно называлось т_р_у_с_о_с_т_ь_. Он силился отогнать такие мысли прочь и обратить свое внимание на Центральные Равнины. В стороне от гор местность как-то сглаживалась и переходила в широкие пространства острой, жесткой травы, испещренные полосами серого орляка и вереска, становящимися пурпурными осенью. Эта земля не была щедрой - Трою говорили, что было всего лишь пять подкамений во всех Южных Равнинах, - но ее нерасточительное здоровье было жизнестойким и сильным, как у коренастых мускулистых людей, которые на ней жили. Что-то в ее строгости привлекало его, как будто эта земля сама была предназначена для войны. Он ехал спокойно, сохраняя медленный темп чтобы сберегать силу Мехрила для тяжелой скачки от Смотровой Кевина до Рокового Отступления. Но на вторую ночь его уверенность несколько поколебалась. Вскоре после восхода луны Лорд Морэм внезапно проснулся, вскрикнув так неистово, что кровь Троя застыла. Трой ощупью пошел к нему через темноту, но он ударил вомарка своим Посохом и начал палить свирепыми взрывами силы в неуязвимые небеса, как будто они атаковали его. Безумие охватило его. Он не останавливался до тех пор, пока Террел не поймал его руки, заорав ему в лицо: - Лорд! Порча увидит тебя! С громадным усилием Морэм заставил себя утихомирить свою силу. Затем Трой опять не мог ничего видеть. Ему пришлось ждать в слепом беспокойстве до тех пор, пока в конце концов он не услышал, как Морэма выдохнул: - Это прошло. Я благодарю тебя, Террел. - Голос Лорда звучал абсолютно устало. Трой был полон вопросов, но Морэм или не хотел, или не мог отвечать на них. Сила предвидения покинула его молчаливо и с дрожью. Он едва смог сдержать подрагивание губ для нескольких слов, которые он проговорил, чтобы успокоить Троя. Вомарка это не убедило. Он потребовал света. Но когда Руэл усилил пламя лагерного костра, Трой увидел пылающий жар тоски и угрозы в глазах Морэма. Это успокоило его, вызвав с его стороны предложение поддержки и утешения. Но ему пришлось все же оставить Лорда одного в его муках пророческой боли. Остаток ночи Трой лежал без сна в беспокойном ожидании. Когда наступил рассвет и зрение вернулось к нему, он понял, что Морэм благополучно пережил кризис. Лихорадка в его взгляде сменилась тяжелым проблеском подобия предостережения, что опасно пытаться противостоять ему, проблеск, который напомнил Трою картину в Зале Даров, озаглавленную "Победа Лорда Морэма". Лорд не стал давать никаких объяснений. Весь третий день они продолжали свой путь в молчании. Впереди на горизонте Трой смог разобрать тонкий черный палец Смотровой Кевина, хотя до подкаменья Мифиль оставалось все еще двадцать две лиги. После напряжения ночи ему еще больше хотелось подняться скорее на Смотровую и увидеть армию Лорда Фаула. Увидев это, он узнает судьбу своего плана битвы. Но он не гнал ранихина на самой лучшей скорости, поэтому долина была полна уже вечерних теней, когда он и Морэм достигли реки Мифиль и последовали вдоль ее течения вверх, в Южную Гряду. Через затуманенность своего взора в сумерках он уловил только один проблеск подкаменья Мифиль. С вершины тяжелого каменного моста над рекой он посмотрел на юг, в сторону восточного берега, и в окружающем мраке заметил группу каменных лачуг. Затем последнее проникновение его взгляда поблекло, и скакать дальше в селение ему пришлось, доверившись ранихину. Когда Трой и его спутники спешились на открытом, круглом центре подкаменья, Лорд Морэм спокойно заговорил с людьми, которые вышли поприветствовать его. Вскоре к жителям подкаменья присоединилась группа из пяти человек, неся с собой широкую чашу со светящимся гравием. Они установили ее на подставку в центре круга, и теплое свечение и запах свежей глины обильно окружили их. Этот свет позволил Трою слабо видеть. Группа этих пяти включала трех женщин и двух мужчин. Четверо из них были светловолосые, пожилые и величавые, но один мужчина был примерно вдвое моложе. Его черные густые волосы были с серыми полосами, и поверх своей коренастой, мощной фигуры он носил традиционную коричневую тунику жителя подкаменья со странным узором из пересекающихся молний на плечах. Он имел постоянное двойственное горькое выражение, будто что-то рано сломалось в его жизни, обратив вкус всего его жизненного опыта в кислый. Но несмотря на кислость его выражения и относительную молодость, его спутники уступили ему. Он заговорил первым. - Здравствуй, Морэм, сын Вариоля, Лорд Совета Ревлстона. Здравствуй, вомарк Хайл Трой. Чувствуйте себя в подкаменье Мифиль как дома. Я Триок, сын Тулера, первый среди круга старейшин подкаменья Мифиль. Это не в наших традициях - расспрашивать наших гостей прежде, чем гостеприимство развеет усталость. Но это ужасные времена. Стража Крови оповестила нас о грозящей войне. Что за нужда привела вас сюда? - Триок, своим гостеприимством ты оказываешь нам честь, - ответил ему Лорд Морэм. - Нам также делает честь то, что ты нас знаешь. Мы не встречались. - Это правда, Лорд. Но я учился некоторое время в лосраате. Лорды и друзья Лордов, - он кивнул на Троя, - хорошо мне знакомы. - Тогда, Триок, старейшины и люди подкаменья Мифиль, я должен вам сказать, что по Стране действительно идет война. Армия Серого Убийцы движется по Южным Равнинам, чтобы воевать с Боевой Стражей Ревлстона в Роковом Отступлении. Мы пришли для того, чтобы вомарк Трой мог подняться на Смотровую Кевина и изучить движение врага. - Он, должно быть, обладает отличным зрением, если может видеть так далеко. Хотя известно, что Высокий Лорд Кевин обозревал всю Страну со своей Смотровой. Но это нас не касается. Пожалуйста, примите гостеприимство подкаменья Мифиль. Чем мы можем служить вам? Улыбаясь, Морэм ответил: - Горячая еда была бы самым лучшим проявлением гостеприимства. Много дней мы ели только походную пищу. После этого другой из старейшин выступил вперед. - Лорд Морэм. Я Терас, супруга Слена. Наш дом большой, и Слен, мой муж, горд своим умением готовить. Поедите ли вы с нами? - С удовольствием, Терас, супруга Слена. Вы почтили нас. - Принятие дара оказывает честь дарящему, - вернула она серьезно. В сопровождении других старейшин она провела Морэма и Троя из центра подкаменья к своему жилищу. Ее дом был широким, просторным зданием, которое был сформировано из одного громадного валуна. Внутри все было залито светом гравия. После нескольких церемоний представления Трой и Лорд Морэм обнаружили, что их усаживают за длинный каменный стол. Кушанья, которые Слен выставлял перед ними, полностью соответствовали его гордости. Когда все гости наелись досыта и каменные блюда и кастрюли были унесены, Лорд Морэм решился ответить на вопросы старейшин. Терас начала с осторожных расспросов о войне, но прежде, чем она продолжила, Триок прервал ее. - Лорд, как там Высокий Лорд Елена? Она в порядке? Она сражается в этой войне? Что-то резкое в тоне Триока вызвало у Троя раздражение, но он предоставил возможность ответить Морэму. Лорд спокойно ответил: - С Высоким Лордом все в порядке. У нее появились непонятные знания от одного из Заветов Кевина, и она отправилась на поиски самого этого Завета. - Он говорил осторожно, как будто у него была причина не доверять Триоку. - А как там Томас Кавинант Неверящий? Страж Крови сказал, что он вернулся в Страну? Он вернулся? - О, да, - сказал Трой. Казалось, ему передалась осторожность Морэма. - А как там Трелл, супруг Этиаран? Много лет он был гравлингасом подкаменья Мифиль. Как он встретил надобности этой войны? - Он в Ревлстоне, где его мастерство служит защите Твердыни. Выражение лица Триока резко изменилось. - Трелл не с Высоким Лордом? - спросил он резко. - Нет. - Почему нет? Мгновение Лорд Морэм исследовал лицо Триока. Затем он сказал, как будто бы брал на себя риск: - Юр-Лорд Томас Кавинант, Неверящий и Кольценосец, сопровождает Высокого Лорда. - Он с ней? - вскричал Триок, вскочив на ноги. - И Трелл позволил это? - Он горько и ненавидяще сверкнул глазами на Морэма, затем развернулся и выбежал из дома. Его неистовство оставило в комнате неловкую тишину, и Терас тихо заговорила, чтобы нарушить ее. - Пожалуйста, не обижайтесь, Лорд. Его жизнь полна неприятностей. Может быть, вы знаете часть его истории. - Морэм кивнул, показывая Терас, что он не обиделся. Но поведение Триока вывело из себя вомарка Троя. Это живо напомнило ему Трелла. - Зато я - не знаю, - сказал он грубо. - Какое ему дело до Высокого Лорда? - Ох, вомарк, - сказала Терас печально. - Он не скажет мне спасибо за то, что я говорю об этом. Я... Острый взгляд Морэма заставил ее замолчать. Трой повернулся к Морэму, но Лорд не встретил его взгляд своим. - Перед тем, как... как Юр-Лорд Кавинант первый раз был вызван в Страну, - сказал Морэм осторожно. - Триок любил дочь Трелла и Этиаран. Трой едва сдержал восклицание. Он хотел проклясть Кавинанта. Казалось, нет конца горю, которое принес этот Неверящий. Но он взял себя в руки ради хозяев дома. Он едва слышал, как Морэм спросил: - С дочерью Трелла все в порядке? Могу ли я как-то помочь ей? - Нет, Лорд, - ответила Терас. - Здоровье ее тела крепко, но мозг ее непонятен. Она всегда верила, что Неверящий вернется за ней. Она спрашивала круг старейшин... спрашивала разрешения выйти за него замуж. Мы не можем найти такого Целителя, который мог бы излечить эту болезнь. Я боюсь, что вы только обратите ее мысли снова к нему. Морэм принял ее решение угрюмо. - Извините. Эта неудача печалит меня. Но Лорды знают только одного Целителя-Освободившегося с силой, достаточной для такой нужды - и она оставила свой дом и покинула всех нас сорок лет назад, перед сражением у настволья Парящее. Это вынуждает нас быть такими скромными перед такой нуждой. Его слова оставили за собой покров тишины. На какое-то время он уставился тупым взглядом на свои сжатые руки. Но затем, отрываясь от своих видений, сказал: - Старейшины, как вы отнеслись к возможности войны? Вы приготовились? - Да, Лорд, - ответила одна из женщин. - У нас мало причин бояться, что наши дома смогут разрушить, поэтому мы просто спрячемся в горах, если война придет сюда. Мы заготовили там запасы еды на случай этой нужды. С гор мы изведем любого, кто захватит подкаменье Мифиль. Морэм кивнул, и через мгновение Терас сказала: - Лорд, вомарк, вы проведете эту ночь с нами? Вы окажете нам честь предложить кровати для вас? И, может быть, вы выступите перед собранием жителей?
в начало наверх
- Нет, - сказал Трой резко. Затем, ощущая свою невежливость, смягчил свой тон. - Спасибо, но нет. Мне нужно добраться как можно скорее до Смотровой. - Что вы сможете там увидеть? Ночь темна. Вы можете поспать здесь в комфорте и взобраться на Смотровую Кевина перед утром. Но Трой был непреклонен. Его злость на Кавинанта еще более увеличила его нетерпение. У него было сильное предчувствие осложнений, неминуемого кризиса. Вежливость Лорда Морэма, твердость его ответов вскоре убедили жителей подкаменья, что это решение было необходимым, и через короткое время он и Трой были уже в пути. Они приняли чашу со светящимися камнями от старейшины, чтобы освещать себе дорогу, оставили всех Стражей Крови, кроме Террела и Руэла, присматривать за ранихинами и наблюдать за долиной, затем быстро поскакали вдоль реки Мифиль в ночь. Трой ничего не видел вокруг от слабого света гравия, но когда он был уверен, что находится уже вне подкаменья, он сказал Морэму. - Ты знал о Триоке до сегодняшнего вечера. Почему ты не сказал мне? - Я не знал степень его горя. И зачем было обременять тебя? И все же, сейчас в моем сердце, что я обошелся с ним неверно. Мне следовало говорить с ним более открыто и более доверять его словам. Моя осторожность только увеличила его боль. Трой придерживался другого мнения. - Тебе вовсе не нужно быть осторожным со всеми по отношению к этому ублюдку Кавинанту. Но Морэм не ответил, в тишине продолжая свой путь. По долине они пробрались в южную сторону, к подножию окружающих гор. Затем, поднимаясь, вдвое дальше в северную сторону, к восточным склонам. В гористой местности тропа стала трудной. Террел вел Лорда Морэма, а Трой следовал за ними, подталкиваемый со спины с Руэлом. Пока они поднимались, он не видел ничего вокруг себя. Только свечение чаши с гравием проступало для него темным пятном, но постепенно он стал ощущать изменения в воздухе. Теплая осенняя ночь Южных Равнин стала холоднее, загадочнее. Это заставило его сердце колотиться тяжелее. Еще через некоторое время, поднявшись еще на пару тысяч футов, он понял, что шел по горам, на которых уже выпал первый зимний снег. Вскоре после этого он и его спутники перестали карабкаться вверх по склонам, а стали пробираться через трещины, расщелины и скрытые долины. Когда они снова достигли открытого пространства, они находились на выступе утеса, двигаясь в восточном направлении под огромной неясно вырисовывающейся вершиной. Этот утес привел их к основанию длинного немного наклонного каменного шпиля Смотровой. Затем, карабкаясь на открытом пространстве по склону горы, как одинокие мечтательные странники, они поднялись к лестнице, обвивающей этот шпиль. После следующих пятисот шагов они оказались на окруженной парапетом площадке Смотровой Кевина. Трой осторожно прошелся по полу Смотровой и уселся, оперев спину на окружавший площадку парапет. По описаниям он знал, что находился на вершине шпиля, возвышавшегося на четыре тысячи футов над предгорьями Гряды, и он не хотел давать своей слепоте возможность подвести его. Даже сидя, опершись спиной о твердый камень, он испытывал сильное ощущение нахождения на краю бездны. Его восприятие окружающего мучительно чувствовало отсутствие некоторых удобств, ограниченности стенами или границами. Это было подобно тому, чтобы остаться покинутым всеми на волю необъятных небес, и он реагировал на это как слепой человек - со страхом и с убежденностью в неизлечимости изоляции. Он поставил чашу с гравием на камень перед собой, так что мог хотя бы слабо видеть своих трех спутников. Затем, раскинув руки, оперся ими о камень за своей спиной, как бы удерживая себя от падения. Легкий бриз подул на Смотровую с юга, от возвышавшихся там гор, и в воздухе повеяло приближением зимы, что вынудило Троя поежиться. Когда в темноте миновала полночь, он начал беседу с Морэмом, поговорить хотя бы о чем-то, чтобы поддержать бодрость звуком своего голоса. Сейчас ощущение подвешенности, окруженности пустотой напомнило ему последние моменты в том мире, который Кавинант настойчиво именовал "реальный" - когда его дом был охвачен пламенем, опаляющим его ослабевающие пальцы, держащиеся за подоконник, и долгое падение вниз, к ожидавшему далеко внизу асфальту. Он возбужденно рассказывал о том мире до тех пор, пока яркость воспоминаний не уменьшилась. Затем сказал: - Друг Морэм, напомни мне... напомни мне сказать тебе как-нибудь, как благодарен я тебе за все. - Ему было затруднительно говорить такое вслух. Но эти ощущения были слишком важны, чтобы оставаться невысказанными. - Ты и Елена, и Кеан, и Аморин - вы все очень дороги мне. И Боевая Стража - я думаю, что охотно прыгнул бы отсюда вниз, если бы это было нужно Боевой Страже. Он снова замолчал. Время шло. Несмотря на то, что он дрожал от холодного ветра, течение его мыслей было плавно. Он пытался перебросить свои размышления на предстоящую битву, но неизвестное видение ожидаемого восхода занимало все его сознание, приводя в беспорядок все его планы и ожидания. А вокруг него глухая ночь оставалась неизменной, как непроглядная, хаотичная тьма. Трою было необходимо знать, против чего он сейчас стоит. Ему показалось, что он слышит на расстоянии неясный топот копыт. Но никто из его спутников не отреагировал на это, так что он не мог быть уверен, что действительно что-то слышал. Ему надо было отвлечься. Полуобернувшись к Морэму, он проворчал: - Ненавижу рассветы. Я могу справиться с ночами. Они хранят меня - в них я имею хоть какой-то опыт. Но рассветы! Я не могу стоять, ожидая того, что я смогу видеть. - Затем резко спросил: - Небо ясное? - Ясное, - тихо сказал Морэм. Трой обвел взглядом местность. Через мгновение он смог расслабиться. Смотровую снова окружила тишина. Ожидание продолжалось. Мало-помалу озноб Троя усилился. Камень, к которому он прислонил, оставался холодным, непроницаемым к теплу его тела. Он хотел встать и немного пройтись по Смотровой, но не отваживался. Морэм, Руэл и Террел стояли возле него как каменные изваяния. Спустя какое-то время он не смог уже дольше сдерживать себя от того, чтобы спросить Лорда, получал ли он какие-нибудь вести от Елены: - Пыталась ли Лорд Елена связаться с тобой? Что она сейчас делает? - Нет, вомарк, - ответил Морэм. - У Высокого Лорда нет с собой прута л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_. - Нет? - эта новость напугала Троя. До этого времени он не представлял себе, сколько доверия он вкладывал в способность Морэма связаться с Еленой. Он хотел знать, что она в безопасности. И, как последнее утешение, он рассчитывал на ее способность отозваться. Но сейчас она была как бы совершенно потеряна для него, как если бы уже умерла. - Нет? - он почувствовал вдруг, что так слеп, что не способен видеть лица Морэма, что никогда по-настоящему не видел лица Морэма. - Почему? - Было только три прута Высокого Дерева. Один отправился к Твердыне Лордов, другой остался в Ревлвуде, чтобы что лосраат и Ревлстон могли защищаться совместно. Остался только один прут, и он достался мне для использования в этой войне. В голосе Троя зазвучал протест. - И что же в этом хорошего? - При необходимости я могу поговорить с Ревлвудом и Твердыней Лордов. - О, ты глупец. - Трой сам не знал, к нему или к Морэму относилась эта реплика. Как много еще сохранено в секрете от него? Хотя он сам никогда не спрашивал, кто еще имеет такие прутья. Он отодвигал все эти заботы на тот момент, когда он сможет увидеть армию Фаула, зная, что эта помощь будет ему необходима. - Почему ты не сказал мне? Вместо ответа Морэм только пристально посмотрел на него. Но сквозь затуманенность своего видения Трой не смог уловить выражение лица Лорда. - Почему ты раньше не сказал мне? - повторил он резче. - Сколько еще есть такого, что ты мне не рассказал? Морэм вздохнул. - Что касается _л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_ - я не говорил, потому что ты не спрашивал. Прут - это не инструмент, который ты мог бы использовать. Они были изготовлены для Лордов, и мы использовали их, как мы считали нужным. Нам не приходило на ум, что твои помыслы могли быть другими. Морэм казался далеким, усталым. В первый раз Трой заметил, каким неотзывчивым Лорд был весь этот день. Волна озноба прохватила его. Тот сон, что был у Морэма прошлой ночью - что он означал? Что Лорд узнал о том, что сделает его совсем не таким, как обычно? Трой почувствовал внезапное предчувствие опасности. - Морэм, - он начал. - Морэм... - Тише, вомарк, - тихо сказал он, - кто-то идет. Трой поднялся на ноги и сразу же ухватился за плечо Руэла, чтобы сохранить равновесие. Хотя он старательно прислушался, он ничего не смог услышать, кроме легкого ветра. - Кто это? Но в следующее мгновение ему никто не ответил. Когда Руэл сказал, голос его прозвучал далеко и бесстрастно во тьме. - Это Тулл, который участвовал в миссии Корика к великанам Прибрежья... 17. ИСТОРИЯ ТУЛЛА Сердце Троя дрогнуло и тяжело забилось. Тулл! Он ощущал в висках биение собственного сердца. Миссия Корика! После потрясения от новостей Ранника он сдерживал себя от мыслей о великанах, запрещал себе думать о них. Он сконцентрировался на войне, на чем-то таком, чем он занимался прямо сейчас. Но теперь его мысли беспорядочно закружились. Великаны! Почти тотчас он стал прикидывать в уме возможные расклады. До Ревлстона было двадцать пять дней пути. Миссия в Прибрежье была завершена восемнадцать дней назад. Времени почти хватало, почти хватало. Великаны не могли передвигаться так же быстро, как Стража Крови на ранихинах, но, конечно, и далеко позади они быть не могли. Конечно... Трою было вполне понятно, почему Тулл шел сюда один. Это имело смысл. Другой Страж Крови был проводником великанов, а Тулл пошел вперед предупредить Боевую Стражу, что помощь уже в пути. Из-за войны в Стране и наступления Лорда Фаула великаны не могли идти прямо к Ревлстону, не могли идти северным путем. Они могли идти только на юг, в обход Сарангрейвской Зыби, если даже не через нее. Стражи Крови знали план сражения Троя, они знали, что следует делать. Они могли случайно напасть на след армии Лорда Фаула выше Землепровала, к югу от Горы Грома, и следовать за ней, через Мшистый Лес, через долину Мифиль, затем юго-западнее, по направлению к Роковому Отступлению. Они могли надеялись атаковать тыл Лорда Фаула во время сражения у Отступления. И Тулл, знавший план сражения, в поисках Боевой Стражи, разумеется, пошел к югу, на окраину Южной Гряды, по направлению к Роковому Отступлению. Этот маршрут привел его чуть ли не к порогу подкаменья Мифиль. Конечно же. Когда Тулл ступил с лестницы на площадку Смотровой, Трой был настолько нетерпелив, что обошел все предварительные вопросы. - Где они? Слова произносились так быстро, что он сам с трудом мог ясно понимать их. - Как далеко позади они находятся? В тусклом свете Луны он был не в состоянии рассмотреть лицо Тулла, но он мог сказать, что Страж Крови не смотрел на него. - Лорд, - сказал Тулл, - я уполномочен Кориком сообщить известия Высокому Лорду. Я отвечаю за это вместе с Силлом и Вэйлом. - А через мгновение его голос дрогнул. - Но Страж Крови в подкаменье сказал мне, что Высокий Лорд ушла в Западные горы вместе с Аморин. Однако я все же должен сообщить мои известия. Вы выслушаете? Даже несмотря на свое волнение, Трой чувствовал что-то странное в тоне Тулла, что-то такое, что звучало как боль. Но он жаждал услышать объяснения. До того, как Лорд Морэм успел ответить, Трой переспросил: - Так где они? - Они? - спросил Страж. - Великаны! Как далеко позади они находятся? Тулл медленно перевел взгляд с него на лицо Лорда Морэма. - Мы выслушаем тебя, - сказал Морэм. Его голос звучал натянуто, с волнением, но он говорил твердо, без колебаний. - Эта война в наших руках. Говори, Страж Крови. - Лорд, они... мы не успели... великаны... - вдруг привычное безразличие в голосе Тулла исчезло. - Лорд! В этом слове звенела боль такая острая, что Страж не мог справиться с ней. Отголосок этой боли ошеломил Троя. Он привык в речи всех Стражей распознавать только отчужденные интонации. Он уже давным-давно перестал пытаться определить, что же они чувствовали, фактически даже забыл, что они имели какие-то эмоции.
в начало наверх
Но это не смутило его: ожидание хороших известий было так велико, что он уже почти вкушал его. Но в этот момент, до того, как любой из них, он или Лорд Морэм, мог успеть что-нибудь сказать, отреагировать на эти слова, Террел шагнул к Туллу. Движением столь быстрым, что Трой едва ли мог бы его увидеть, он ударил Тулла по лицу. В тишине удар прозвучал очень звонко. Лицо Тулла сразу сделалось каменным, приковав к себе внимание. - Лорд, - начал он снова, и теперь его голос был столь же выразителен, как сама ночь, - с Силлом и Вэйлом, мне было поручено передать эти известия Высокому Лорду. Перед рассветом двадцать четвертого дня операции - первым рассветом после захода Луны - мы покинули Коуэркри и двинулись на юг, как приказал нам Корик, пытаясь разыскать Высокого Лорда до сражения у Рокового Отступления. Но из-за произошедшего с нами несчастья мы предприняли путешествие пешком в обход Сарангрейвской Зыби, и так мы шли двенадцать дней. Мы подошли очень близко к Раздробленным Холмам, и Вэйл и Силл были схвачены разведчиками и защитниками Порчи. Но я спасся. Верхом на ранихине я скакал к Землепровалу и Верхней Стране, преследуемый воинами Порчи. Стараясь оторваться от погони, я поехал через холмы к Южной Гряде, и так прибыл наконец-то в подкаменье Мифиль - восемь дней ранихин скакал без передышки. - Лорд, - он снова запнулся, но на этот раз он уже владел собой, - я должен рассказать тебе о судьбе миссии в Прибрежье и о злом роке, который постиг великанов. - Мы слушаем тебя, - с усилием произнес Морэм. - Но простите меня - я должен сесть. Подобно старику, он сел и оперся спиной на стену парапета: - У меня не хватает сил стоять для таких известий. Тулл сидел напротив Лорда, по другую сторону от чаши с гравием, и Трой сел так, будто движение Тулла передалось ему. Его видение было сосредоточено на Страже. Мгновение спустя Морэм произнес: - Ранник приходил к нам в Тротгард. Он рассказал о Хоэркине и Лорде Шетре, и о засаде в Сарангрейвской Зыби. Нет необходимости повторять нам об этом. - Очень хорошо, - Тулл взглянул на Лорда, но выражение его лица было скрыто под покровом темноты. Трой не мог видеть его, но ему казалось, что у него нет ни глаз, ни рта, ни других черт лица. Когда он начал свой рассказ, его голос был подобен гласу слепой ночи. Но он рассказывал внятно и связно, как будто бы повторял это про себя все время в продолжение своего путешествия из Прибрежья. И когда он говорил, Трою вспомнилось, что он был самым молодым из Стражей Крови - харучай был не старше, чем сам Трой. Тулл пришел в Ревлстон заменить того Стража Крови, который был убит во время попытки Лорда Морэма произвести разведку в Раздробленных Холмах. Так что Клятва была еще внове для него. Вероятно, это объясняло его неожиданную реакцию и его способность рассказывать о путешествии так, что слушатели его хорошо понимали. После гибели Лорда Шетры и Стража Крови Серрина, в Сарангрейвской Зыби весь тот день шел дождь. Было холодно и мерзостно, и от этого все были понурые. Лорда Гирима тошнило от речной воды, которой он наглотался, но он терпел, хотя дождливость усиливала его тошноту. Стражи Крови не могли ничем помочь ему - не было ни тепла, ни убежища. Все одеяла при опрокидывании плота были потеряны. А отвратительная вода Теснистого Протока нанесла еще больший вред: пища была испорчена, особенно та, которая содержалась в плотных тюках; были испорчены прутья лиллианрилл, так что они не имели больше возможности защищаться теплом от дождя, даже испачкала одежду, так что мантия Лорда Гирима и одеяния Стражей Крови стали черными. До окончания дня Лорд был слишком слаб, чтобы двигаться вперед или править плотом, глаза его лихорадочно блестели, губы были синими и дрожащими от холода. Сидя на середине плота, он обхватил свой посох так, будто тот мог согреть его. Ночью он начал громко говорить. Голосом, пробивавшимся через шум воды, бегущей под ним, он взывал к самому себе как к мучителю и врагу, чередуя проклятия и мольбы. Иногда он плакал, как ребенок. Его бред был безжалостен к нему самому, унижая его, как будто у него не было достоинства. И Стражи Крови ничем не могли ему помочь. Но перед рассветом дождь наконец стих и небо прояснилось. Тогда Корик направил плот к берегу. Хотя в темноте это было опасно, он послал Стражей Крови полазить по зарослям в поисках дров и алианты. После того как Силл накормил его пригоршней драгоценных ягод, Лорд нашел в себе достаточно сил, чтобы вызвать огонь из своего посоха. Корик с помощью его разжег костер и расположил неровное пламя ближе к центру плота. Затем Стражи Крови шестами повели плот дальше в ночи, и миссия продолжила свой путь. В течение того дня они медленно продвигались от Сарангрейвской Зыби. С каждой лигой Теснистый Проток становился все шире и мельче, разделяясь на ответвления, увеличивались островки и грязные кочки. Эти ответвления были ненадежными - мелкими, граничащими со скоплениями грязи, полными гнилых бревен и пней - и лавирование среди них еще больше замедлило движение плота. А вокруг пейзаж зарослей мало-помалу менялся. Растительность Зыби сменилась высокими, темными деревьями с кронами, широко развернувшимися над голыми стволами, висячими мхами, папоротниками всех видов, кустарниками, цеплявшимися своими корнями за голые камни и пытавшимися пить из реки через листья и ветви. Водяные змеи плавали рядом с плотом. И зловоние Теснистого протока медленно переходило в запах сырой гнили и застойности. Так миссия вступила в Глотатель Жизни, Великую Топь. По мере их продвижения Корик старался вести плот в северном направлении. Таким способом он пытался следовать на северо-восток - по направлению к Прибрежью - и избежать прохождения через сердце Глотателя Жизни. Когда пришла ночь, они порадовались тому, что небо было чистым; в этом извилистом протоке беззвездная ночная темнота остановила бы миссию совсем. Они все еще были в одной из наименее трудных частей Глотателя Жизни; вода все еще струилась по топкому илу и наносам. Восточнее, в сердце Великой Топи, вода медленно уходила в почву, создавая единое сплошное болото на много лиг во всех направлениях, где грязь плыла и бурлила почти незаметно для глаз. Но в остальном им не везло. Лорда Гирима мучила лихорадка. Хотя Силл кормил его алиантой и кипяченой водой, он ослаб. Он уже выглядел исхудавшим и дрожал, как будто его разбил паралич. А без него - без энергии его посоха - миссия не могла покинуть Глотателя Жизни. Стражи Крови силились шестами удержать плот там, где было больше всего воды, потому что ил Топи присасывался к бортам плота. Если бы плот сел на нанос грязи, они были бы не в состоянии освободить его. Но даже в центре протока их успеху угрожали специфические деревья Глотателя Жизни. Эти деревья великаны называли болотни. Несмотря на свой вес и ширину крон, они не были закреплены в твердой почве. Они каким-то образом произрастали прямо в иле, и казалось, что они движутся вместе с трудноразличимыми течениями Топи. Проходы, которые выглядели открытыми на расстоянии, закрывались, когда плот достигал их; появлялись протоки, которые раньше были незаметными. Все чаще деревья двигались по направлению друг к другу, когда плот продвигался между ними, из-за чего казалось, будто они стремятся схватить его. Дни проходили, становилось все хуже и хуже. Уровень воды в протоках быстро спадал. С продвижением миссии севернее и восточнее река все больше и больше превращалась в болото и плот облепляла грязь. Стражи Крови не могли найти выхода. Глотатель Жизни не давал им возможности проложить себе дорогу на север по твердой земле. Хотя они были всего в половине лиги от полосы обыкновенных болот, которая окаймляла Топь, они не могли достичь ее. Они продвигали плот вперед, неустанно работали день и ночь, останавливаясь только запастись алиантой и дровами. Но выбраться они не могли. Им необходима была сила Лорда Гирима - а он был в бреду. Его глаза были покрыты коркой, как сухой пеной, и только драгоценные ягоды и кипяченая вода, которыми Силл кормил его, поддерживали в нем жизнь. На восемнадцатый день путешествия бревна плота обложила грязь. Хотя вода все еще обтекала по поверхности дерево, плот дальше не плыл. Трясина держала его, несмотря на все усилия Стражей Крови, и тащила его восточнее, глубже в Топь, двигая вместе с медленным течением трясины. Корик не видел никакой надежды. Но Силл был не согласен с ним. Он настаивал, что несгибаемый дух Лорда Гирима борется со вспышкой болезни. Он чувствовал это своей рукой на лбу Лорда: что-то в Гириме еще противится лихорадке. Целый день он заботился о нем, кормил этот "дух" целебными ягодами и кипяченой солоноватой водой. И к вечеру Лорд ожил. С лица его исчез лихорадочный румянец, появилась испарина. Как только прошел его озноб, ему стало легче. Ночью он спал спокойно. Но случилось так, что он начал выздоравливать слишком поздно. Глубокой темной ночью тиски грязи вынесли плот на открытую поверхность, лишенную деревьев. Здесь течение закручивалось, разворачивалось обратно и образовывало тихий, слабый водоворот, достаточный для того, чтобы захватить все четыре стороны плота и начать засасывать его вглубь. Стражи Крови ничего не могли предпринять. Сила и ловкость потеряли свою ценность, здесь Клятва не имела силы. Путешествие было в руках Лорда Гирима, а он был слаб. Но когда Корик разбудил его, то увидел, что взгляд Лорда стал осмысленным. Он выслушал рассказ Корика о том затруднительным положении, в котором оказалась миссия, и спустя какое-то время спросил: - Сколько нам еще выбираться? - Лигу, Лорд, - Корик кивком указал направление. - Так далеко? Друг Корик, ты должен рассказать мне, как мы вышли к этим проливам, - вздохнув, он подвинулся ближе к огню и принялся уничтожать запас еды миссии - алианты. Он даже не сделал попытки встать, пока не съел все. Затем с помощью Силла он поднялся на ноги на медленно вращающемся плоту и встал в положение для заклинания. Опершись на Стража Крови, он глубоко затолкнул свой посох между бревен в грязь. Обрывки песни вырывались через стиснутые губы, посох дрожал в его руках. Шло время, его усилия не давали эффекта. Энергия пропитала его посох, ее стало еще больше от проявления несомненной силы Гирима, но плот уходил все глубже в Топь. Гнилостное зловоние усиливалось. Конец был близок. Лорд Гирим стонал от напряжения и призывал еще большую силу. Он начал петь громко. Голубые искры снопами вырывались из дерева его посоха и осыпались в грязь. С громким чавканьем плот вырвался из трясины и начал неуклюже удаляться от нее. Покачиваясь в водовороте, плот медленно поплыл к северу. Долгое время Гирим управлял движение плота. Затем они достигли болотней у северной части водоворота. Здесь Стражи Крови забросили веревки из клинго к деревьям впереди и использовали их для продвижения плота. Тогда Гирим ослабил свою энергию и тяжело упал. Силл перенес его обратно на середину плота. Не успел он лечь к углям костра, как уже уснул. Но теперь Стражи Крови могли обойтись без его помощи. Они забрасывали веревки из клинго и тянули за них, волоча плот между деревьев. Их продвижение было медленным, но они не унывали. И когда грязь стала такой плотной, что веревки лопались от их усилий, они натянули веревки между деревьями так, чтобы можно было при ходьбе держаться за них, и покинули плот. Силл нес Лорда Гирима, привязав к спине, и продвигался через болото рывками вдоль веревок, в то время как другие Стражи Крови закидывали другие веревки дальше вперед и освобождали их там, где уже прошли. Затем, наконец, на рассвете топь сменилась мягкой влажной глиной, деревья сменились камышом и болотной осокой, и Стражи Крови почувствовали голыми пальцами ног твердую почву. Так они вышли к обширной полосе обыкновенных болот, окаймлявших Глотателя Жизни. Впереди они неясно различали холмы, которые были южным краем Прибрежья. Миссия опаздывала на три дня. Страж Крови уже не пожалел времени, чтобы приготовить Лорду Гириму горячую еду из последних запасов муки. Лорд был истощен и измучен, его овальное лицо стало худым, как волчья морда. Ему необходимо было питание и покой. И все же миссия развила хорошую скорость через Прибрежье по направлению к Коуэркри. Если требовалось, Стражи Крови несли Лорда Гирима. Когда Лорд поел, он поднялся на ноги и устремился к Холмам. Он двигался медленным шагом, был вынужден часто и долго отдыхать. Стражи Крови скоро поняли, что при таком темпе им необходим целый день, чтобы пройти пять лиг и добраться до холмов. Но Лорд отказался принять их помощь. "Спешка?" - спросил он. - "У меня нет мужества для спешки". Его голос прозвучал с резкостью, которая поразила всех, пока Корик не напомнил им о том, что они услышали от вохафта Хоэркина, и что реакция Лорда была вполне естественной. Гирим, очевидно, доверял пророчеству Хоэркина,
в начало наверх
предвещавшего гибель великанов. Однако Лорд постарался за этот день добраться до холмов, а следующим днем он старательно карабкался на холмы, как будто изменился в течение ночи, убедился в срочности этого дела. Уставив глаза вверх, на труднодоступный склон, словно упрямая улитка, он карабкался, трудился, используя все резервы возвратившейся силы. Когда наконец он достиг вершины последнего холма, он и все Стражи Крови остановились посмотреть на Прибрежье. Земля, которую Старые Лорды передали великанам для жилья, была прекрасна и обширна. Огороженная холмами на юге, горами на западе и Солнцерождающим морем на востоке, она была благодатной гаванью для потерявших родину мореплавателей. Но хотя они и пользовались благами Страны - вели сельское хозяйство с культурами всех видов, взрастили прекрасные виноградники, вырастили целые леса красного и тикового дерева, из которых они строили свои огромные корабли - населением этой земли они так и не стали. Они были почитателями моря, и город свой предпочли сделать на отвесных скалах морского побережья, в сорока лигах восточнее того места, где сейчас находилась миссия. Во времена Дэймлона Друга Великанов, когда Бездомные были более многочисленными, они расселились по всему побережью, возводя дома и селения по всей восточной части Прибрежья. Но их число медленно сокращалось, и к настоящему времени их осталось только треть от того, что было сначала. Они по-прежнему были старожилами, словоохотливыми, веселыми людьми, и отсутствие детей причиняло им мучительную боль. Когда выяснилась эта печальная особенность их изгнания, они покинули свои разбросанные на севере и юге Прибрежья дома и создали единую общину - горно-приморский городок, где они могли сохранять своих немногих детей, и свои песни, и свои длинные истории. Несмотря на древний обычай давать всему длинные наименования - такие, которые рассказывают о названной вещи - они именовали свой городок просто Коуэркри - то есть Горесть. Здесь они жили со времен молодости Высокого Лорда Кевина. Осматривая сверху землю великанов, Лорд Гирим тихо заплакал: "Ах, Корик! Молись, чтобы Хоэркин солгал! Молись, чтобы его известия оказались обманом! Ах, мое сердце!" Он схватился за грудь обеими руками и пустился вниз по склону бегом. Корик и Силл быстро догнали его, подхватили под плечи. Они вели его между собой так, что ему было легче двигаться. Так миссия начала свое пешее путешествие по направлению к Горести. Лорд Гирим бежал весь остаток дня, отдыхая только тогда, когда боль в груди становилась нестерпимой. И Стражи Крови знали, что у него для этого были веские причины. Двадцать дней - говорил Лорд Морэм. Шел двадцатый день миссии. На рассвете следующего дня, когда Лорд Гирим очнулся от своего мучительного сна, он отпихнул Корика и Силла и побежал один. Его поспешный бег привел миссию на самый запад виноградников великанов. Корик послал Доара и Шалла через улицы в поисках каких-либо знаков. Но знаки эти рассказали, что великаны, растившие этот виноградник, в спешке покинули его все вместе. Все было очевидно. Мотыги и грабли великанов были брошены посреди винограда там, где только что прошлись своими железками и зубьями, возле следов, отмечающих их работу, и несколько кожаных мешков, в которых великаны обычно носили пищу и вещи, были оставлены прямо на земле. Очевидно, Бездомные получили какой-то сигнал и в ответ на него сразу же оставили свою работу. Отпечатки ног на мягкой почве виноградника вели по направлению к Коуэркри. Этим днем миссия следовала через виноградники, тиковые деревья, поля. Брошенные повсюду инструменты и припасы подтверждали то же самое. Но следующий день принес дождь, который смыл и следы ног, и следы работы. Стражи Крови больше не имели возможности узнавать хоть чего-нибудь по этим признакам. Ночью дождь закончился. В слабом бризе Стражи Крови могли уже ощущать соленый запах моря. Ясное небо обещало ясный день, но рассвет двадцать третьего дня был кроваво-красным, со зловещими зелеными вспышками, и это не принесло Лорду Гириму облегчения. После того как он проглотил предложенные ему Силлом драгоценные ягоды, он не встал. Наоборот, даже обхватил колени руками и опустил голову, как будто хотел спрятаться. Заботясь об успехе миссии, Корик сказал: - Лорд, мы должны идти. Горесть недалеко. Лорд не поднял головы. Его голос приглушенно доносился от колен: - Так вы не боитесь? Вы же не знаете, что мы застанем. Или это вас не волнует? - Мы - Стража Крови, - возразил Корик. - Да, - вздохнул Лорд Гирим, - вы - Стража Крови, а я - Гирим, сын Хула, Лорд Совета Ревлстона. Я поклялся служить Стране. Следовало бы мне умереть вместо Шетры. Если бы я имел ее силу... Он резко вскочил на ноги. Расправив плечи, он прокричал слова старинной клятвы: - "Мы - новые хранители Страны - сторонники и верные слуги Земной Силы, поклявшиеся посвятить себя восстановлению... восстановлению... Ибо мы отдыхать не будем..." - Но он не смог закончить это. - Меленкурион! - простонал он, сжав грязную рубаху на груди. - Меленкурион Скайвейр! Помоги мне! Корик не хотел говорить, но нужда миссии заставила его. - Если великанам нужна помощь, мы должны это сделать. - Помощь? - Лорд Гирим задыхался. - Мы - не помощь для них. - Он ссутулился, сел, обхватив колени. Несколько затруднительных вдохов он выглядел так, будто восполнял в себе мужество. - Но есть здесь кое-что другое. Мы должны запомнить - Высокий Лорд должна услышать об этой силе, вызывающей такое отвращение! Его глаза смотрели сквозь них, и веки покраснели, будто от испуга. Дрожа, он повернулся и молча пошел по направлению к Коуэркри. Теперь миссия не торопилась. Они осторожно продвигались к морю, опасаясь наткнуться на засаду. Миновало еще одно утро. К полудню Лорд и Стражи Крови достигли наконец высокого маяка Горести. Маяк представлял собой высокую башню, сложенную из камней, стоявшую на последнем и наиболее высоком холме, выше прибрежных утесов. Великаны построили его как ориентир для заблудившихся кораблей, и он всегда испускал яркий луч света сигнального фонаря. Но когда Стражи Крови добрались до холма, на котором стоял маяк, они смогли увидеть, что огонь потух. Но все же проблеск света и струйка дыма вырывались из-под крыши башни. Они обнаружили кровь на ступеньках, ведущих к маяку. Она была черной и засохшей, слишком старой для того, чтобы быть смытой недавним дождем. По распоряжению Корика Вэйл взбежал по ступенькам лестницы, ведущей к башне маяка. Остальные Стражи Крови ожидали, осматривая сверху Коуэркри и Солнцерождающее море. Солнце стояло в зените, под чистым небом море было ярким, ослепительно блистающим, и с края утеса были видны волны, создававшие приглушенный грохот на пирсе и пристанях Горести. Здесь, подобно устрице в раковине, в утесе был вырублен город великанов. Все их дома и коридоры, все их входы и зубчатые стены были вырублены из скал побережья. И это было великолепно. Город имел несколько площадок, где последние пять сотен великанов могли собираться на их Советы и для рассказывания историй, на изложение которых требовались дни; здесь были доки для восьми из десяти огромных кораблей великанов; домов и очагов здесь было достаточно для всех оставшихся Бездомных. Не было здесь, однако, признаков обитаемости. Задняя окраина Горести, окраина, обращенная к земле, выглядела заброшенной. Над ней иногда пронзительно кричали чайки, и внизу шумело море. Но город не проявлял признаков жизни. Однако Коуэркри был выстроен лицом к морю. Стражи Крови все еще надеялись найти великанов там. Затем Вэйл спустился с маяка. Он сказал, обращаясь как бы только к Лорду Гириму: "Один великан здесь". Он указал на купол башни, резко кивнув головой. "Она мертва". Спустя момент он добавил: "Она была убита. Ее лицо и макушка разбиты. Мозг удален". Все Стражи Крови посмотрели на Лорда Гирима. Он глядел на Вэйла широко раскрытыми покрасневшими глазами. Его худое лицо было искажено. Изо рта донесся неясный звук, похожий на рычание. Суставы пальцев, державших посох, побелели. Без слов он повернулся и пошел вниз, по направлению к главному входу в Горесть. Тогда Корик дал свои распоряжения. Из одиннадцати Стражей Крови Вэйла, Доара, Шалла и двух других он оставил у маяка - наблюдать и предупредить, если необходимо, и довести миссию до конца, если остальные погибнут. Троих он отправил в северном направлении, обследовать Коуэркри с того конца. А с Туллом и Силлом он последовал за Лордом Гиримом. Эти трое нагнали Лорда еще далеко до главного южного входа городка. Вместе, вчетвером, они пробрались в Горесть с южной стороны. Вход, который они выбрали, представлял собой туннель, ведущий, постепенно снижаясь, прямо через утес. Они следовали по нему вперед до конца, где туннель выходил к открытой стене, нависшей над морем. С этой обзорной точки они смогли рассмотреть большую часть обращенной к морю стороны городской скалы. Стены крепости, подобные той, на которой они стояли, попеременно выступали, отходя от наклонной поверхности скалы, на несколько уровней ниже них, придавая лицу города вид громадной лестницы. Они могли заглянуть за многие выступы; почти весь город раскинулся перед ними, кроме северной оконечности, скрытой за выступом скалы. Внизу, на уровне моря, прямо на юг от этого выступа, была широкая пристань между двумя длинными каменными пирсами. Пристань и пирсы были пустынны. Никого не было на крепостных валах. Не считая шума моря, город был погружен в молчание. Но когда Лорд Гирим открыл высокую каменную дверь, ведущую в чье-то жилище, и вошел в помещение по другую сторону этой двери, он нашел двух великанов, лежащих холодными в лужах засохшей крови. У черепов их обоих отсутствовала лобовая часть и они были опустошены, мозг их был полностью удален. В следующем жилище было еще три великана, и в следующем жилище - еще три, один из них был ребенком - все мертвые. Они лежали в лужах крови, и кровь была разбрызгана кругом, как будто кто-то шлепал через лужи, пока они были еще свежими. Все, включая ребенка, были убиты, убийца пробил им головы. Но они еще не начали разлагаться. Они недолго были мертвы - не более трех дней. - Три дня, - сказал Корик. И Лорд Гирим горько подтвердил: - Три дня. Они отправились на поиски. Они заглядывали в каждое помещение по всей линии крепостной стены до тех пор, пока не оказались непосредственно над пристанью. В каждом жилище они обнаруживали одного или двух или трех великанов, все были убиты таким же образом. И никто из них, кроме младших детей, не оказывал попытку сопротивления, борьбы. Лишь только лица некоторых детей были искажены страхом, все же остальные лежали так, будто были просто убиты там, где они стояли или сидели. Когда искатели вошли в круглый зал для собраний, они обнаружили, что он пуст. И громадная кухня по другую сторону зала тоже оказалась пуста. Угли печного костра превратились в золу, но кухарки не были убиты здесь. Все это испугало Лорда Гирима. Тяжело вздохнув, он сказал: - Они шли в свои дома умирать! Они знали об опасности и шли в свои дома ожидать ее. Они не дрались, не спасались бегством, не посылали за помощью. Меленкурион абафа! Только лишь дети... Что за ужас охватил их? Стражи Крови не ответили. Они знали, что нет страшнее несчастья, чем не сопротивляться убийце. Как только они покинул зал, Лорд Гирим открыто заплакал. С крепостного вала он и Стражи Крови проникли на нижележащие уровни Коуэркри. Они воспользовались изогнутой лестницей, которая спускалась обратно к утесу, а затем дальше, прямо к морю. На следующем уровне они снова пошли осматривать комнаты. Здесь великаны тоже были мертвы. Везде было то же самое. Бездомные шли в свои личные жилища умирать. Затем спешка охватила Стражей Крови и Лорда Гирима. Они начали поторапливаться. Лорд прыгал по высоким ступенькам, бежал вдоль гранитных стен, чтобы обследовать помещения. В своих грязных нарядах все четверо спешили вниз, похожие на полночных воронов, вкушающих историю пролитой крови и раскроенных черепов. Когда они прошли уже больше чем наполовину Горести, Корик остановил их. Он обратил их внимание на изменение воздуха в городке. Но изменение это было совсем незначительным; через момент он не смог уловить его. Тогда он побежал в ближайшее помещение, поспешил к одинокому великану, умершему в одной из задних комнат, и дотронулся до лужи крови. Этот великан был убит совсем недавно; несколько пятен в застывшей луже крови были еще влажными. Возможно, убийца был еще в городе, выискивая свои последние жертвы. Тогда Лорд Гирим прошептал: "Мы должны быстро достичь самого последнего яруса. Если хоть кто-то из великанов жив, они
в начало наверх
должны быть там". Корик кивнул. Тулл кинулся вперед, разведывая дорогу, а остальные побежали за ним по ступенькам вниз. На каждом ярусе они останавливались лишь для того, чтобы найти одного мертвого великана, проверить степень свежести его крови, и затем снова бежали вниз. Кровь становилась все более недавней. Двумя ярусами выше пирсов они нашли ребенка, чье тело еще сохраняло остатки тепла. Следующий ярус они обследовали более осторожно. И в одной из комнат они обнаружили великана с кровью, все еще капавшей из рваной раны. С величайшей осторожностью они достигли последних ступенек. Лестница выходила на широкое пространство скалы, опору двух пирсов и основание пристани между ними. Морской прилив был тихим и спокойным - волны ложились далеко ниже пристани - но звук моря все же наполнял воздух. Однако отсюда Стражи Крови и Лорд не могли заглянуть по ту сторону большого выступа утеса, расположенного севернее пирсов. Этот выступ и наружный изгиб южной оконечности Коуэркри формировал небольшую бухту вокруг пристани. Плоское основание города лежало в дневной тени от утеса, и холодная скала была увлажнена водяной пылью. Никто не ходил по пирсам или вдоль дорожки, которая пересекала городок от его южного конца к северному вокруг изгиба утеса кратчайшим путем. В основании утеса возле дорожки и оснований пирсов было вырублено в скале множество проходов. Все имели тяжелые каменные двери, чтобы задерживать море во время приливов, но большинство дверей были открыты. Они вели в мастерские - высокие комнаты, где великаны делали тросы и обшивные доски для своих кораблей. Подобно залам для собраний и кухням, эти помещения были пусты. Но, в отличии от лежащих к западу виноградников и полей, мастерские не были покинуты внезапно. Все инструменты висели в своих мешках на стенах, столы и скамьи были убраны после работы; даже полы были чистыми. Великанам, работавшим здесь, хватило времени, чтобы привести свои мастерские в порядок до того, как они пошли домой умирать. Но одна небольшая дверь ближе к южной оконечности рядов пирсов была крепко закрыта. Лорд Гирим пытался открыть ее, но она не имела ручки, и он не смог ухватиться за гладкий камень. Корик и Тулл подступились к ней вместе. Протиснув пальцы в дверную щель, они дернули за нее. Со скрипом, похожим на приступ удушья, она распахнулась, пустив неясный свет в небольшую комнату. Комната эта была пустой, в ней ничего не было, кроме низкой кровати возле одной из стен. Она не была освещена, и воздух здесь был спертым. На полу у задней стены сидел великан. Даже пригнувшись к согнутым ногам, он был так же высок, как Стражи Крови. Его широко открытые глаза тускло светились. Он был жив. Тихое дыхание вырывалось из его груди, и тонкая струйка слюны бежала из угла рта в серую бороду. Но он не шевельнулся, когда четверо людей вошли в комнатку. Ни блеска, ни узнавания в его глазах не было. Лорд Гирим радостно бросился к нему, затем остановился, когда увидел, что на лице великана было выражение ужаса. Корик подошел к великану, дотронулся до одной из голых рук, которые обхватили его колени. Великан не был холодным, он не был еще одним Хоэркином. Корик потряс руку великана, но тот не отреагировал. Он сидел, отрешенно глядя на дверной проем. Корик вопросительно посмотрел на Лорда. Когда Лорд Гирим кивнул, Корик ударил великана по лицу. Его голова дернулась от удара, но это не оживило его. Не мигая, он вернул голову в прежнее положение, возобновив все тот же безжизненный взгляд. Корик собрался ударить снова, с большей силой, но Лорд Гирим остановил его. - Не повреди ему, Корик. Он в этом сейчас почти равен нам. - Мы должны достигнуть его, - сказал Корик. - Да, - ответил Лорд Гирим, - да, мы должны. - Он подошел близко к великану и позвал: - Горбрат! Услышь меня! Я - Гирим, сын Хула, Лорд Совета Ревлстона. Ты должен услышать меня. Во имя всех Бездомных, во имя дружбы и Страны - я заклинаю тебя! Открой свои уши для моих слов! Великан не ответил. Медленный темп его дыхания не ускорился; его бесцветный взгляд не дрогнул. Лорд Гирим шагнул назад, изучая великана. Затем сказал Корику: - Освободи одну его руку. - Он потер один конец своего посоха, и когда он отвел руку, голубое пламя охватило металл. - Я попробую каамору - пламя печали. Корик понял. Каамора была ритуалом, которым великаны очищались от злобы или горя. Они были неуязвимы для любого обычного огня, но пламя вызывало боль, и они использовали это страдание, если нуждались в какой-либо помощи для того, чтобы взять себя в руки. Корик быстро приподнял правую руку великана, разжав его объятие, и выпрямил ее так, что рука протянулась к Лорду Гириму. Громко взывая: - Камень и море, горбрат! Камень и море! - Лорд увеличил силу огня своего посоха. Он расположил пламя прямо под рукой великана, охватывая огнем его пальцы. Вначале ничего не происходило; ритуал не давал эффекта. Пальцы великана висели неподвижно в пламени, словно пламя не беспокоило их. Но затем они пошевелились, начали шарить, задрожали. Великан двинул свою руку к огню, хотя пальцы его дрожали от боли. Внезапно он глубоко, прерывисто вздохнул. Его голова откинулась назад и глухо стукнулась о стенку, затем упала вперед на колени. Но все еще он не отдергивал руку. Когда он снова поднял голову, его глаза были полны слез. Дрожа, задыхаясь, он отдернул руку от огня. На ней не было каких-либо следов повреждений. Лорд Гирим загасил пламя. - Горбрат, - воскликнул он поспешно. - Горбрат, прости меня. Великан пристально смотрел на свою руку. Спустя какое-то время он начал медленно приходить в себя. Наконец он узнал Лорда и Стражей Крови. Вдруг он вздрогнул, обхватил обеими руками голову, задыхаясь спросил: - Жив? - И до того, как Лорд Гирим успел ответить, он опередил его: - Что с остальными моими людьми? Лорд Гирим обхватил свой посох за ручку. - Все умерли. - Ах! - простонал великан. Его руки упали на колени, и он оперся головой о стену. - О, мои люди! - Его слезы, катившиеся по щекам, были похожи на кровь. Лорд и Стражи Крови смотрели на него в молчании, ожидая его. Наконец горе его отступило и слезы прекратились. Когда он оторвал голову от стены, то прошептал, как будто признавая поражение: - Он оставил меня напоследок. С очевидным усилием Лорд Гирим спросил его: - Кто - _о_н_? Великан ответил со страданием: - Он... он пришел вскоре... он пришел вскоре после того, как мы узнали о судьбе трех братьев... братьев, рожденных одновременно... согласно Дэймлону Другу Великанов, это - предзнаменование конца. Эта весна... ах, это было так недавно? На это потребовалось больше времени. На это требовались годы. Там... о, мои люди! Этой весной... этой... мы узнали наконец, что древнее спящее зло Сарангрейвской Зыби проснулось. Мы думали послать вестника в прекрасный Ревлстон... - на какое-то время он задохнулся от горестного плача, вырвавшегося из его горла. - А затем мы потеряли братьев. Потеряли их. Как-то на рассвете мы встали, а они - исчезли. Мы тогда не сообщили об этом Лордам. Разве могли мы отправить кого-то сообщать им, что наша надежда потеряна? Нет, лучше уж мы сначала вернем ее. От Северных Высот и до Испорченных Равнин, и даже за ними мы искали. Мы искали в течение всего лета. Ничего. Отчаявшиеся искатели вернулись в Горесть, Коуэркри, последнее пристанище Бездомных. Затем вернулся последний из искавших - Хейлол Златокудрая, чье лоно выносило троих. Так как она была их матерью, она искала, когда все другие уже прекратили поиски, и она была последней вернувшийся. Она лично совершила путешествие в Раздробленные холмы. Она звала всех людей с собой, и пророчила нам удел троих, до тех пор, пока не умерла. Единственным последствием этих поисков... - Он опять застонал. - Теперь я последний. Ах, мои люди! Он плакал, и в то же время зашевелился, поднимая себя на ноги, вставая во весь рост возле стены. Возвышаясь над своими слушателями, он опустил голову и начал петь старую песню Бездомных. И поэтому теперь мы - бездомные, Лишенные корней, и родных, И знакомых. За сокровенной тайной нашего счастья Мы правили свои паруса, Чтобы проплыть обратно, Но ветры судьбы дули Не так, как мы хотели, И земля за морем была потеряна... Песня была длинной, как и все песни великанов. Но он спел только отрывок из нее. Вскоре он безмолвно опустился на пол, и его подбородок безвольно упал на грудь. Лорд Гирим снова спросил: - Кто - он? Великан ответил, возобновляя свой рассказ: - Затем пришел он. Предзнаменование конца и Дома обратились в страдания и злобу. Затем мы узнали правду. Мы видели ее и до того - в то более хорошее время, когда знание могло принести немного пользы - но мы отвергли ее. Мы увидели наши пороки и отринули их, думая, что мы можем найти путь к Дому и избежать этого. Глупцы! Когда мы увидели его, мы поняли правду. Через безумие и истощение, и страсть, и нетерпение к Дому мы сами стали тем, что ненавидели. Мы увидели в нем правду. Наши сердца заныли, и мы пошли к нашим жилищам - этим маленьким комнаткам, которые мы называли домами. Напрасно. - Почему вы не бежали? - Некоторые пытались - четверо или пятеро, кто не знал длинного наименования для отчаяния - или не слышал его. Или они слишком любили его, чтобы обсуждать. Зло Сарангрейвской Зыби схватило их - их нет более. Воспитанный в суровых традициях, Страж Крови Корик спросил: - Почему вы не сопротивлялись? - Мы стали тем, что сами же ненавидели. Мы предпочли умереть. - Однако! - сказал Корик. - И это - верность великанов? Неужели все обещания борьбы свелись к этому? Во имя Клятвы: великан! Вы уничтожили себя и оставили жить зло! Даже Кевин Расточитель Страны не был так слабоволен. В своем эмоциональном подъеме он забыл об осторожности, и все Стражи Крови были застигнуты врасплох. Внезапный голос за ними был ледяным от презрения. Он полоснул по ним, как зимний ветер. Повернувшись, они увидели, что другой великан стоит в дверном проеме. Он был заметно моложе, чем их великан, но был очень похож на старшего великана. Главное отличие заключалось в презрении, которое было написано на его лице, бушевало в его глазах, исказило его рот, как если бы он хотел плюнуть. В правой руке он сжимал горящий зеленый камень. Тот сверкал изумрудной силой сквозь его пальцы. Когда он сильнее сжал его, сияние стало ярче. От него пахло свежей кровью; он был запачкан ей с головы до ног. И с ним, окутывая его кости, было ощущение присутствие огромной мощи, всего лишь использующей его внешнюю форму. За его глазами скрывалась великая сила злобы и зла. - Хмм, - сказал он презрительным тоном. - Лорд и три Стража Крови. Я доволен. Я думал, что мой друг в Сарангрейвской Зыби забрал всех таких как вы, но вижу, что получу это удовольствие и сам. Ах, но вы не совсем невредимы, не так ли? Однако грязь вам, пожалуй, к лицу. Надеюсь, вы оставили хотя бы несколько своих друзей моему другу? - он смеялся с громким звуком, напоминающим треск раздавливаемых валунов. Лорд Гирим шагнул вперед, выставив перед собой посох, и громко сказал: - Не подходи ближе, Опустошитель _т_у_р_и_а_. Я - Гирим, Лорд Совета Ревлстона. Меленкурион абафа! Дьюрок минас милл кабаал! Я не позволю тебе пройти дальше! Великан вздрогнул, когда Лорд Гирим произнес Слова Силы. Но затем он снова рассмеялся. - Ха! Маленький Лорд! Твои знания так ограничены? Может, тебе не стоит подходить ко мне ближе, чем это - к истинному звучанию Семи Слов? Ты произносишь заклинания плохо. Но должен признать - ты узнал меня. Я - т_у_р_и_а_ Херим. Но теперь у нас новые имена, у меня и моих братья.
в начало наверх
Одного зовут Душераздиратель, другого - Кулак Сатаны. А я теперь буду зваться Уничтожителем Родственников. При этих словах старший великан тяжело застонал. Опустошитель скользнул взглядом в заднюю часть комнатки и сказал удовлетворенным тоном: - Ах, он здесь. Маленький Лорд, я вижу, что ты уже поговорил с Настройщиком Килей. Сказал он тебе, что он мой отец? Отец, почему ты не встречаешь своего сына? Стражи Крови не смотрели на старшего великана. Но они чувствовали страдания Настройщика Килей и понимали их. Внезапно что-то в великане сломалось. Он вдруг издал грубый хохот. Прыгнув мимо четверых людей, он набросился на Уничтожителя Родственников. Его пальцы схватили Опустошителя за горло. Затем он выгнал его назад, через дверной проем, на основание пирсов. Уничтожитель Родственников не стал делать попыток оторвать от горла руки отца. Он противостоял его напору до тех пор, пока тот крепко держался на ногах. Затем он поднял руку с зеленым камнем и двинул ее по направлению ко лбу Настройщика Килей. И кулак, и камень прошли сквозь череп старшего великана прямо в его мозг. Настройщик Килей пронзительно вскрикнул. Его руки бессильно опали, тело безвольно задергалось. Он как бы повис на той точке, в которой сила пробила его голову. Хищно осклабившись, Опустошитель держал так своего отца долгое время. Затем он сильнее сжал свой кулак. Вспыхнув глубоким изумрудным блеском, камень раскрошил всю переднюю часть черепа Настройщика Килей. Тот упал мертвым, заливая кровью основание пирсов. Уничтожитель Родственников поставил свои ноги в образовавшуюся лужу. Казалось, он забыл об оставшихся четверых людях, но это было не так. Как только Корик и Тулл бросились вперед, чтобы накинуться на него, он выставил руку, обрушив на них удар силы своего Камня. Это могло убить их еще до того, как они достигли дверного проема, но Лорд Гирим устремился вперед и выставил свой посох перед ними. Конец его посоха принял этот удар. Он взорвался с такой силой, что это разломило посох надвое и отбросило всех четверых людей в заднюю часть комнатушки. От удара они потеряли сознание. Таким образом, даже Клятва не смогла поддержать Стражей Крови при крайней необходимости. Первым пришел в себя Корик. Слух вернулся раньше зрения и осязания, и он стал слушать. В его ушах усиливался шум моря, начинавшего неистовствовать. Но звук этот не был звуком штормовых волн; он был более странным, более злобным. Когда зрение его восстановилось, он удивился, обнаружив, _ч_т_о_ он может видеть. Он рассчитывал увидеть мрак туч. Но ранний свет звезд струился через дверной проем с чистого ночного неба. Снаружи море выбрасывалось и билось о пирсы и пристань, как будто подгоняемое шпорами. С неба сорвалась одинокая молния, последовал такой грохот, что он почувствовал содрогание в своей груди. Сквозь водяную пыль завывал ветер. Но небо при этом все еще было ясным. Над всем морем разнесся стон. Затем другая молния ударила в небеса - язык пламени, столь же зеленый, как сверкающий изумруд. Он исходил с пристани. Посмотрев через темноту, Корик различил очертания Опустошителя, Уничтожителя Родственников. Он стоял внизу, на пристани, так близко к приливу, что волны разбивались о его колени. Своим камнем он бил в небо зелеными разрядами и дирижировал руками, как будто командовал бурей. На пристани позади него лежали три мертвых тела - трое Стражей Крови, которых Корик послал в северный конец городка. Какое-то время Корик не понимал, что делал Уничтожитель Родственников. Но затем он осознал, что приливы по ту сторону пирсов двигались в соответствии с движениями рук великана. Когда Опустошитель двигал руками и делал жесты, волны поднимались и опускались и ломались и сталкивались все вместе. Его контроль становился все жестче. Медленно, с большим напряжением и судорогами, огромная стена воды поднялась посреди океана. Зеленый свет камня Уничтожителя Родственников ослепительно сверкал на фоне стены воды, в то время как она надвигалась, вздымая свой гребень все выше и выше. Гребень этот рос, двигаясь по направлению к утесу. Опустошитель создавал цунами. Корик повернулся расшевелить своих соратников. Силл и Тулл были вскоре в сознании и наготове, но Лорд Гирим лежал неподвижно, и кровь сочилась из уголка его рта. Силл быстро пробежал руками по телу Лорда и заявил, что у Гирима несколько сломанных ребер, но других повреждений нет. Корик и Силл вместе растерли его запястья, похлопали его по шее. Наконец веки его затрепетали, и он очнулся. Он был ошеломлен. В начале он не мог осознать новости Корика. Но когда он посмотрел на ночь, он понял. Поднимающаяся приливная волна была уже в половину высоты утеса, в котором был вырезан город великанов, и судороги ее были темного, болезненного цвета. Это проявляла себя ненависть, сконцентрировавшаяся в ней, чтобы стереть с лица земли Горесть. Когда Лорд Гирим отвернулся, его лицо было напряженным от понимания страшной цели Опустошителя. Он закричал, чтобы голос его был слышен сквозь рев волн, ветер и гром. - Мы должны остановить его. Он совершает насилие над морем. Если он сумеет - если он подчинит море своей воле - Закон, который защищает его, будет уничтожен. Оно будет подчиняться Презирающему подобно новому Опустошителю! Корик ответил: - Да! В Стражах Крови вскипела ярость. Они должны были позаботиться о безопасности Лордов. Однако Силл вспомнил об осторожности, сказав: - У него Камень Иллеарт. - Нет! - Лорд Гирим искал по полу куски своего посоха. Когда он нашел их, то потребовал клинго. Тулл подал ему липкую веревку. Лорд воспользовался ею для того, чтобы связать вместе оба куска посоха. Сжимая этот неуклюжий инструмент, он сказал: - Это только часть Камня! Сам Камень Иллеарт гораздо больше! Но в наших наихудших видениях мы не догадывались, что Презирающий осмелиться разрубить Камень на куски для своих слуг. Его власть над ним должна... должна быть очень велика. Таким образом он уверен в преданности великанов - Опустошители и Камень вместе, Камень наделяет силой Опустошителя, и Опустошитель использует Камень! И другие - Душераздиратель и Кулак Сатаны - они тоже должны обладать частями Камня. Ты слышишь, Корик? - Слышу, - ответил Корик, - Высокий Лорд будет предупреждена. Лорд Гирим кивнул. Боль в ребрах заставляла его вздрагивать. Но он вынудил себя выйти из комнатушки под воющий ветер. Корик, Силл и Тулл сразу же последовали за ним. Перед ними Уничтожитель Родственников работал в экстазе от использования громадной мощи. Хотя до пирсов все еще оставалось большое расстояние, цунами уже возвышалось над ним, уменьшая в размерах его очертания. Сейчас он воспевал его, взывал к нему. Его слова прорезались сквозь буйство шторма: Приди, Море! Повинуйся мне! Поднимись высоко! С грохотом упади! Сломай скалу! Разбей камень, Разбей сердце, Уничтожь дух, Разорви тело, Разрушь целое! Съешь мертвых Вместо хлеба! Приди, Море! Повинуйся мне! И волна прилива отвечала на это поднятием все выше и выше. Теперь гребень волны вспенился и достиг уровня верхних крепостных стен Коуэркри. Стражи Крови хотели напасть немедленно, но Лорд Гирим удержал их. Так как он не хотел быть услышанным Уничтожителем Родственников, он почти прошептал: - Я должен нанести удар первым. Затем он двинулся к площадке так быстро, насколько позволяли повреждения в его груди. Когда четверо вышли к пристани, гигантская стена воды уже нависала над ними. Только сила Камня Уничтожителя Родственников удерживала ее прямо. Когда они подошли, он был слишком поглощен зрелищем его собственной мощи, чтобы почувствовать их. Но в последний момент какой-то инстинкт предупредил его. Он внезапно обернулся и обнаружил Лорд Гирима в нескольких ярдах от себя. Свирепо зарычав, он поднял свой пылающий зеленью кулак, чтобы обрушить заряд на Лорда. Но в то время, как Опустошитель готовил свой кулак, Лорд Гирим прыжком преодолел оставшееся разделявшее их пространство. Скрепленными кусками своего посоха Лорд добился своей цели. Металлическая часть посоха ударила руку Уничтожителя Родственников до того, как его заряд был готов. Две силы столкнулись во вспышке зеленого и голубого. Огромная сила Уничтожителя Родственников пробежала подобно молнии по рукам Лорда Гирима в его голову и тело. Зеленое пламя сожгло его ум и сердце. Когда пламя стихло, он упал. Но это столкновение опалило руку Уничтожителя Родственников, и отдача отбросила руку назад. Он выронил Камень. Тот упал и покатился от него по площадке. Трое Стражей Крови подпрыгнули одновременно и со всей своей силы вместе ударили Опустошителя. И в том нападении их Клятва наконец проявила свою силу. Великан-Опустошитель был мертв еще до того, как тело его упало в воду. Но в течение долгого времени Стражи Крови все еще били его, изливая избыток своей ярости и ненависти. Затем очередной всплеск соленой воды охладил их, и они осознали, что шторм начал утихать. Как только воздействие Камня прекратилось, ветер сразу исчез. Молнии перестали бить. После нескольких последних ударов гром стих. Приливная волна со звуком, похожим на сход лавины, обрушилась посреди моря. Ее брызги освежили лица Стражей Крови, а порожденные ей волны разбились у их бедер. Затем она совсем растворилась. Все трое вместе поторопились назад, к Лорду Гириму. Он все еще цеплялся за жизнь, но был уже близок к смерти; заряд из камня Опустошителя серьезно обжег его. Его глазницы были пусты, и из-под век возле переносицы поднимался в звездную ночь тонкий зеленый дымок. Как только Силл устроил его в сидячем положении, его руки зашарили вокруг него, как будто искали посох, и он сказал слабо: "Не... не трогайте... не касайтесь..." Он не смог договорить. Это усилие разорвало его сердце. Со стоном он умер на руках у Силла. В течение некоторого времени Стражи Крови стояли над ним в молчании, выказывая ему свое уважение. Не было таких слов, чтобы можно было облечь это в них. Корик пошел и поднял ту часть Камня Иллеарт, которой распоряжался Уничтожитель Родственников. Не имея воли, которая управляла бы им, Камень был тусклым; был виден только мерцающий свет в его центре. Но он обжег руку Корика глубоким, жгучим холодом. Он сжал Камень в кулаке. - Мы доставим его Высокому Лорду, - сказал он. - Возможно, другие Опустошители используют такую же силу. Высокий Лорд сможет использовать эту силу, чтобы поразить их. Силл и Тулл кивнули. После краха миссии у них не осталось никакой другой надежды. - Затем мы отправили домой тела наших павших друзей, - мягко сказал Тулл. - Не было необходимости в спешке - мы знали, что их ранихины смогут найти безопасную дорогу к северу от Сарангрейвской Зыби. И когда эта задача была выполнена, мы вернулись к тем пятерым, которые остались у маяка. Двоим из них Корик поручил вернуться в Твердыню Лордов со всей возможной скоростью, чтобы Ревлстон был предупрежден. И так как он рассудил, что война уже началась - что Высокий Лорд должна была выступить в Южные Равнины с Боевой Стражей - мне было поручено, и Шалл и Вэйл отправились вместе со мной, передать эти известия на юг, туда, куда я и пришел. Корик, вместе и Силлом и Доаром, принял бремя Камня Иллеарт, чтобы доставить его в Ревлстон для Лордов. Сказав это, Страж Крови замолчал. В течение долгого времени Трой сидел на камне перед ним, слепо оглядываясь. Он чувствовал глухоту и онемение - он был слишком потрясен, чтобы слышать тихий бриз, веявший вокруг Смотровой Кевина, слишком ошеломлен, чтобы чувствовать прохладу горного воздуха. "Умерли?" - молчаливо спрашивал он. - "Все умерли?" Но ему казалось, что при этом он ничего не чувствует. Боль в нем была так
в начало наверх
глубоко, что он не ощущал ее. Однако через какое-то время он пришел в себя достаточно, чтобы поднять голову и посмотреть сверху на Морэма. Он смутно мог видеть Лорда. Его лоб был сведен болью, глаза наполнены слезами. С усилием Трой вернул себе голос. Но голос этот был сипящим и эмоциональным, когда он спросил: - Это... Это ты видел прошлой ночью? Это? - Нет, - ответ Морэма был резким. Но он был резок не от гнева; он был резок от усилия сдерживать свои рыдания. - Я видел Стражей Крови, сражавшихся в услужении Презирающего. Последовала длинная и душераздирающая пауза, пока Тулл не сказал сквозь зубы: - Это не может быть правдой. - Им не следовало прикасаться к Камню, - слабо выдохнул Лорд Морэм. - Они не должны были... Трой хотел спросить Морэма, что же он имеет в виду. Но затем он внезапно осознал, что видение его начало проясняться. Затуманенность в его взоре рассеивалась. Он сразу же поднялся на колени, повернулся, лег грудью на край парапета. Инстинктивно он надел солнечные очки. По всей линии восточного края горизонта уже начинало светать. 18. РОКОВОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ Трой резко вскочил, выпрямился, чтобы видеть солнце. Его товарищи стояли рядом в напряженном молчании, как будто они намеревались разделить с ним то, что он сможет увидеть. Но он знал, что даже Стражи Крови не могут правильно понимать суть его ненормального видения. Однако он не обращал на это внимания. Все его мысли были захвачены тем, что постепенно раскрывало ему восходящее солнце. Сначала он воспринимал окружающее лишь как бледно-пурпурную и серую пустоту. Но затем прямые лучи солнца осветили площадку Смотровой, и головы окружавших его людей окутались легкой дымкой. Находясь на вершине уходящего далеко вниз шпиля, первое зрительное ощущение он получил о широте открытого пространства, которое обозревалось со Смотровой Кевина: как если бы он стоял на кончике темного пальца, грозящего небесам. На западе, на слишком большом расстоянии для его зрения, он видел, как солнечный свет трогает толстые снежные шапки гор, отделяющих Южные Равнины от Дремучего Удушителя. А как только солнце поднялось выше, он различил длинную дугу вершин, бегущих к югу, а затем к западу от долины подкаменья Мифиль, к Роковому Отступлению. Затем свет затронул холмы, составляющие восточную границу Южных Равнин, между Смотровой Кевина и Анделейном. Теперь он мог следить за рекой Мифиль на всем ее протяжением на северо-запад, а затем на север до тех пор, пока она не соединялась с Черной. Он почувствовал странное воодушевление и впечатление собственного могущества. Его пристальный взгляд раньше никогда не охватывал так много, и он понял, как должен был чувствовать себя Высокий Лорд Кевин. Вид со Смотровой давал впечатление присутствия на вершине мира. Но солнце продолжало подниматься. Подобно приливу освещения, оно разлилось через равнины, смыв последние следы мрака. Но то, что он увидел, потрясло его. Глаза его наполнил ужас, как если бы он увидел стремительный наплыв сходящей лавины. Это было хуже, чем что-либо, что он мог бы себе представить. Прежде всего, он увидел Боевую Стражу. Его армия только что начала выступление; она ползла на юг вдоль горного клина. Он различал ее как грязное пятно у подножия холмов, но он мог оценить ее скорость. Им было еще целых два дня пути до Рокового Отступления. Воины хилтмарка Кеана располагались ближе к Смотровой и дальше от Отступления, но всадники двигались быстрее. Он оценил их численность, конечно же, лишь приблизительно, но при этом не мог ошибиться более чем на одну десятую. Более трети из двух сотен Стражей Крови уже погибли, и двадцать Дозоров Кеана были менее численны, чем десять полных. Они шумно торопились едва ли не к смертельному поражению. Свирепо перебирая лапами, по пятам за ними гналась огромная орда крешей - по меньшей мере десять тысяч желтых волков. Мощнейшие из них, две тысячи самых сильных, несли на себе черных всадников - юр-вайлов. Оседланные креши бежали тесными клиньями, и юр-вайлы, располагавшиеся на краях клина, бросали потоки своей темной магической силы на каждого всадника, попадавшего в переделы их досягаемости. Напряженно контролируя темп, удерживая лошадей от слишком быстрого бега, Дозор сократил интервал. Одновременно двадцать или сорок воинов бросились на желтую стену, чтобы уменьшать численность крешей. Трой мог различать вспышки голубого огня в этих вылазках: Каллендрилл и Вереминт были еще живы. Но двух Лордов было недостаточно. Всадники безнадежно превосходились по численности. И они были уже далеко от подкаменья Мифиль в своей гонке по направлению к Роковому Отступлению. Но даже если они будут бежать чуть медленнее, они достигнут Отступления раньше, чем Боевая Стража завершит свой переход туда. Кеан был не способен задержать их на целый день, необходимый для этого перехода. Но все же не это было самым сокрушительным зрелищем. Вслед за крешами шла главная часть армии Лорда Фаула. Она была ближе к Смотровой Кевина, и Трой мог видеть ее с ужасающей отчетливостью. Великан, вышагивающий во главе армии, был из всех них наименее отвратителен. За спиной великана маршировали несметные полчища пещерников - по меньшей мере двадцать тысяч сильных, неуклюжих камнекопов. За ними торопились столь же многочисленные юр-вайлы - неуклюжие, бежавшие для большей скорости на всех четырех. Среди их рядов были сотни грозных льволиких грифонов, также спешащих, перелетающих с места на место. А вслед за отродьями Демонмглы двигалось бурление, жуткая армия, такая огромная, что Трой не мог даже оценить ее численность: люди, волки, вейнхимы, лесные звери, болотные жители, все пышущие неизмеримой кровожадностью, которая понуждала их двигаться вперед - тьма искаженных, яростных существ, работа рук Лорда Фаула и Камня Иллеарт. Большая часть этой чудовищной армии уже перешла Мифиль, преследуя хилтмарка Кеана и его отряд. Они шли с такой лихорадочной быстротой, что до Рокового Отступления им оставалось не более трех дней пути. И выглядело это так мощно, что никакая засада, какой бы сильной она ни была, не могла надеяться выстоять против них. Но засады и не было. Боевая Стража не знала об этой опасности, и она не могла достичь Отступления вовремя. Эти факты подкосили ноги вомарка Троя. - Боже мой! - выдохнул он с болью. - Что я наделал? - Лавина откровения придавила его. - Боже мой! Боже мой! Что я наделал? Лорд Морэм, стоявший за его спиной, настойчиво спрашивал с каменным упорством: - Что там? Что ты видишь? Вомарк, что ты видишь? Но Трой не мог ответить. Мир закружился вокруг него. Сквозь головокружительность восприятий воспаленный разум прокручивал только одну мысль: это была _е_г_о_ ошибка, все вместе это было _е_г_о_ поражением. Безрезультатность миссии Корика, гибель великанов, неизбежная в дальнейшем гибель Боевой Стражи - все это было на его совести. Он был командующим. И когда это командование было отвергнуто им, Страна оказалась беззащитной. Он с самого начала служил Презирающему, не зная об этом, и Этиаран, супруга Трелла, отдала свою жизнь напрасно. - Хуже и быть не могло, - произнес он, задыхаясь. Он приговорил своих бойцов к смерти. И они были только началом его дани Лорду Фаулу, взимающего ее вследствие неправильности суждений Троя. - Боже мой. - Он хотел завыть, но его грудь была слишком полна ужасом, который не давал ему возможности кричать. Он не понимал, как армия Презирающего могла оказаться так велика. Она превышала его самые ужасные кошмары. Он поднялся на ноги не глядя. Затем рванул себя за грудь, пытаясь исторгнуть достаточно воздуха для немедленного крика. Но он не мог извлечь его из груди, его легкие были наполнены крахом. Внезапная беспомощность оглушила его, и он бросился вперед. Он не осознавал, что пытался кинуться прямо к Террелу и Руэлу, забравшись для этого на парапет. Затем он почувствовал, что его щеки охвачены жаром стыда. Лорд Морэм обхватил его. Когда он вздрогнул, Лорд придвинул свое лицо ближе к нему, глядя в его невидящие глаза: - Вомарк! Хайл Трой! Слушай меня! Я понял тебя - армия Презирающего велика. И Боевая Стража не достигнет Рокового Отступления вовремя. Я могу помочь! Беззвучно, инстинктивно, Трой пытался выправить солнечные очки на лице, и обнаружил, что их нет. Он потерял их во время попытки спрыгнуть с парапета. - Слушай меня! - кричал Морэм. - Я могу послать свое слово. Если или Каллендрилл, или Вереминт живы, я могу быть услышан. Они могут предостеречь Аморин, - он схватил Троя за плечи, и его пальцы впились в них, пытаясь добраться до костей. - Слушай! Я могу. Но я должен иметь для этого основание, надежду; я должен передать им какой-то план. Я не могу сделать этого, если это бесполезно. Отвечай! - требовал он сквозь стиснутые зубы. - Ты - вомарк. Найди выход! Не заставляй своих воинов умирать! - Нет, - прошептал Трой. Он пытался освободиться из схватки Морэма, но пальцы Лорда были слишком сильны. - Выхода нет. Армия Фаула чрезмерно велика. Он хотел заплакать, но Лорд не дал ему: - Найди выход! - бушевал Морэм. - Они будут убиты! Ты должен спасти их! - Я не могу! - выкрикнул Трой с бешенством. Полная невозможность требования Морэма затронула его скрытые силы, и он завопил: - Армия Фаула чудовищно велика! Наши силы идут, чтобы добраться туда слишком поздно! Единственный способ для них оставаться в живых немного подольше - это бежать прямо через Отступление и быть в пути до тех пор, пока они упадут от бессилия. Здесь нет ничего, где можно было бы укрыться - лишь Пустоши, и Пустыня, и груды развалин, и!.. Внезапно его сердце дрогнуло. Смотровая Кевина, казалось, наклонился под ним, и он схватил Морэма за запястье, чтобы успокоиться: - О, милый Иисус! - прошептал он. - Это единственный шанс! - Говори! - Это единственный шанс, - повторил Трой изумленным тоном. - Иисус! - С усилием он сконцентрировал свое внимание на Морэме. - Но это придется сделать тебе. - Тогда я сделаю это. Только скажи мне, что должно быть сделано. В течение длинной паузы сладкое чувство временного облегчения захватило Троя, перевешивая необходимость действовать, почти ошеломляя его. "Его армия идет, чтобы получить основательную трепку", - прошептал он самому себе. - "Боже! Она идет, чтобы получить основательную трепку". - Но настойчивая хватка Морэма держала его. Говоря медленно, чтобы дать самому себе собраться с мыслями, он сказал: - Тебе придется сделать это. Другого пути нет. Но вначале ты пошлешь сообщение Каллендриллу или Вереминту. Пронзительный взгляд Лорда Морэма изучал Троя. Затем Морэм помог вомарку крепче встать. После этого Лорд спокойно спросил: - А жив ли Каллендрилл или Вереминт? - Да. Я видел огни их посохов. Можешь ли ты достичь их? У них нет никакого прута Высокого Дерева. Морэм мрачно улыбнулся: - Какое сообщение им передать? Теперь Трой смог заставить себя посмотреть на Морэма. Он чувствовал странную уязвимость без своих солнечных очков, как будто он подвергся посрамлению, даже стал вызывающим отвращение, но он мог четко видеть Морэма. То, что он видел, убедило его. Глаза Лорда светились опасной напряженностью, и кости его черепа несли оттенок упорства. Контраст с его собственной слабостью унизил Троя. Он повернулся, чтобы снова оглядеть сверху Равнины. Тяжелое надвижение полчищ Лорда Фаула продолжалось как и раньше, и зрение восстанавливало его панику. Но он держался за силу своего обязательства быть командиром в этой войне, он схватился за нее, чтобы не подпустить страх. Наконец он сказал: - Хорошо. Тогда пошли. Тулл, тебе следует вернуться в подкаменье. Возьми ранихинов и возвращайся обратно к нам как можно скорее. У нас впереди долгий путь. - Да, вомарк, - Тулл беззвучно покинул Смотровую. - Теперь, Морэм. Ты подал правильную мысль. Аморин надо предупредить. Она достигнет Отступления раньше Кеана, - ему пришло в голову, что Кеан может и не остаться в живых, но он отогнал эту возможность. - Мне не важно, как она это сделает. Она подготовит засаду к тому времени, когда
в начало наверх
прибудут всадники. Если же она не сделает это... - он сжал челюсти, чтобы унять дрожь в голосе. - Можешь ли ты сообщить это? - Он содрогнулся при мысли о плачевном состоянии воинов. После двадцатипятидневного тяжелого похода они должны будут последние пять-десять лиг пробежать - и только для того, чтобы узнать, что до отдыха еще далеко. Развернувшись кругом, чтобы смотреть Морэму в лицо, он потребовал: - Хорошо? Морэм уже достал _л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_ из своей одежды и привязал его к посоху поясом. Когда он закрепил прут, то сказал: - Мой друг, ты должен покинуть Смотровую. Ты будешь в большей безопасности внизу. Трой уступил без вопросов. Он пристально посмотрел на армии еще раз, чтобы быть уверенным, что правильно оценил их сравнительные скорости; затем пожелал Лорду Морэму удачи и начал спускаться. Ступеньки казались ненадежными под его руками и ногами, но он был уверен в присутствии Руэла прямо под собой. Вскоре он стоял на уступе основания Смотровой и пристально смотрел в голубое небо по направлению к Лорду Морэму. После паузы, которая для быстротечного чувства острой настоятельности Троя казалась чрезмерно длинной, он услышал обрывки песни с вершины башни. Песня витала в воздухе, затем внезапно умолкла. Тут же пламя охватило пространство вокруг Лорда Морэма, поглотило всю площадку Смотровой и наполнило воздух отголосками грома, как будто сам утес издавал протяжный и невнятный визг. Это завывание резало уши Троя, понуждало закрыть их и спрятать голову, но он заставил себя выдержать его. Он не отвел своего взгляда от Смотровой. Отголосок этого завывания был очень мягким. Почти сразу же после того, как прекратились последние вибрации воздуха, по лестнице спустился Террел, почти неся Морэма. Трой испугался, что Лорд повредил самому себе. Но Морэм всего лишь испытывал сильное изнеможение - цена его напряжения. Все его движения были слабы, нетверды, и его лицо заливал пот, но он слабо улыбнулся Трою: - Боюсь, что я нажил себе нового врага - Каллендрилла, - сказал он слабо. - А он тоже силен. Он послал всадников к Аморин. - Хорошо, - голос Троя был хриплым от признательности и восхищения. - Но если мы не доберемся до Рокового Отступления до полудня завтрашнего дня, все это будет напрасным. Морэм кивнул. Он оперся на плечо Террела и заковылял по тропе, с Троем и Руэлом позади него. Из-за сильного переутомления Морэма они двигались медленно, но вскоре добрались до маленькой, окруженной соснами долины, изобилующей растительностью и алиантой. Завтрак целебными ягодами подкрепил Лорда, и после этого он стал идти более быстро. За Морэмом и Террелом, с Руэлом за спиной, Трой двигался против сильного ветра, препятствующего спешке, грозящего стать бурей. Он горел нетерпением скорее забраться на ранихина. Когда они встретили Тулла и других Стражей Крови на своем пути по тропе, он прежде всего оседлал Мехрила и направил ранихина слабой рысью обратно, по направлению к подкаменью Мифиль. Он собирался ехать прямо через селение к Равнинам, где ранихины могли бы бежать. Однако как только он и его товарищи приблизились к подкаменью, они увидели совет старейшин, ожидающих близ тропы. Он неохотно остановился и поприветствовал их. - Приветствуем тебя, вомарк Трой, - обратилась Терас, супруга Слена. - Приветствуем тебя, Лорд Морэм. Мы слышали кое-что из новостей войны и знаем, что вы должны торопиться. Но Триок, сын Тулера, хочет поговорить с тобой. - Как только Терас представила его, Триок шагнул вперед. - Приветствуем вас, старейшины подкаменья Мифиль, - ответил Морэм. - Мы еще раз благодарим вас за радушие. Триок, сын Тулера, мы выслушаем тебя. Но говори быстро - время тяжело давит на нас. - Это дело не первейшей важности, - быстро сказал Триок. - Я лишь хотел попробовать добиться прощения за мое поведение. У меня есть повод для страданий, если вам известно. Но я сдержал мою клятву Мира перед Этиаран, супругой Трелла, даже тогда, когда я жестоко желал отвергнуть все это. Я не желал позорить ее мужество и теперь. Я надеялся, что гравлингас Трелл будет сопровождать Высокого Лорда, чтобы защищать ее. - Он сказал это вызывающе, как будто ожидал, что Морэм будет оправдываться. - Теперь он не с ней - и я не с ней. Мое сердце страшится этого. Но если это возможно, я должен взять обратно свою грубость по отношению к тебе. - Нет необходимости в прощении, - ответил Морэм, - мое недостаточное доверие рассердило тебя. Но я должен сказать тебе, что верю, что Томас Кавинант - друг Страны. Бремя его преступлений тяготит его. И я верю, что он будет добиваться искупления на стороне Высокого Лорда. Он сделал паузу, и Триок поклонился как бы тому, что было сказано, признавая слова Лорда, не будучи убежденным. Затем Морэм заговорил снова: - Триок, сын Тулера, прими, пожалуйста, мой дар - во имя Высокого Лорда, любимицы всей Страны. - Покопавшись в одежде, он извлек свой прут л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_: - Это Высокое Дерево, Триок. Ты был в лосраате, и можешь знать некоторые из его применений. Мне оно не понадобиться больше. - Он сказал это с убеждением, что удивило Троя. - А ты будешь нуждаться в нем. Хотя меня называют пророком и предсказателем, я даю предостережения лишь из-за широты моих знаний, хотя необходимость их самих для этого закрыта для меня. Пожалуйста, прими его - ради любви, которую мы разделяем, и как искупление моих сомнений. Глаза Триока расширились, и черты его лица быстро смягчились. Трой заметил блеск в глазах Триока, который говорил, что жизнь для него стала теперь не так уж кисла, как раньше. Он молча принял прут из рук Лорда Морэма. Но когда он держал Высокое Дерево, прежняя горечь опять исказила его лицо, и он сурово произнес: - Я смогу найти ему такое применение, которое удивит вас. - Затем он поклонился, и другие старики поклонились с ним, освобождая Морэму и Трою дорогу. Трой отсалютовал им и воспользовался возможностью продолжить путь. Сейчас у него не было времени подумать об удивительном подарке Морэма и непонятном обещании Триока. Он пришпорил Мехрила и повел своих товарищей галопом из долины подкаменья Мифиль. Вскоре они обогнули западный уступ гор и вступили в Равнины. Оглянувшись на сопровождавших его, Трой был удивлен, увидев, что лошадь Тулла могла бежать аллюром. Этот ранихин скакал сквозь опасности бешеным темпом в течение последних восьми дней, и усталость сквозила в его походке. Но он был ранихином; его голова была поднята, глаза были горячими, а спутанная грива развевалась как гордо реющий флаг. Глядя на это, Трой понял, почему ранихийцы не ездят на ранихинах. Но сам он не сделал уступки усталости лошадей. Весь день он гнал свою компанию со скоростью почти равной быстроте грома на запад. Он стремился скорее объединиться со своими воинами, разделить борьбу и отчаяние вместе с ними, показать им единственный путь, которым они могли быть в состоянии вырвать победу из зубов армии Лорда Фаула. Только необходимость спать заставила его сделать привал посреди ночи. Руэл разбудил его перед рассветом, и он снова поскакал вдоль основания Южной Гряды. Когда дневной свет вернул ему зрение, он смог разглядеть впереди утесы, стоявшие рядом с Роковым Отступлением. Теперь прямой путь к Отступлению вел их прямо к авангарду армии Лорда Фаула. Но он сохранил это направление. Рядом с полчищами крешей и юр-вайлов он должен будет отыскать какие-нибудь следы конного Боевого Дозора. Он заметил воинов Кеана раньше, чем ожидал. Хилтмарку следовало отозвать своих всадников с южного изгиба, чтобы держать своих преследователей как можно дальше от движущейся к Роковому Отступлению Боевой Стражи. Чуть позже полудня Трой и его товарищи достигли высокого холма, который давал им возможность видеть на заметное расстояние на север в Равнинах. И здесь, всего лишь в лиге от себя, они увидели оборванные, спасающиеся бегством остатки команды Кеана. Сначала Трой почувствовал трепетное облегчение. Он мог разглядеть хилтмарка Кеана, скачущего среди воинов рядом со знаменосцем. Шесть двадцаток Стражей Крови скакали среди Боевого Дозора. И голубые одежды Каллендрилла и Вереминта были ясно различимы среди темной волны отступающих. Но затем Трой осознал то, как двигались всадники. Они были почти полностью деморализованы. Тесной кучей, напоминающей панику на Равнинах, они тащились и натыкались друг на друга, бросали безумные взгляды назад, на дорогу, что не способствовала устойчивости их лошадей, выглядели озлобленными и вскрикивали от страха. Некоторые из них хлестали время от времени своих лошадей. Вслед за ними двигалась волна крешей, на которой было обилие черных точек, обозначавших юр-вайлов. Однако расстояние между всадниками и волками оставалось неизменным. Спустя некоторое время Трой понял. Боевой Дозор Кеана изо всех сил старался двигаться точно охотничьим шагом крешей. Сами волки не могли перейти к стремительной атаке. Их сдерживал вес седоков и длительность погони, они не могли двигаться быстро, а лишь со скоростью охотящейся стаи. И воины Кеана удерживали себя в своем бегстве почти прямо перед носами волков. Таким образом, они манили крешей вперед. Когда добыча находилась так близко, волки не могли отдохнуть или повернуть обратно. Стратегия Кеана была хитрая - хитрая и опасная. Они были уязвимы для неожиданного рывка в скорости крешей. И любой воин, по каким-либо причинам сброшенный с седла, мгновенно разрывался на куски. Некоторые из Боевого Дозора уже были потеряны таким способом. Но если Кеану удастся сохранить эту тактику, движение Боевого Дозора должно к вечеру довести их до позиций Боевой Стражи в Роковом Отступлении. Вомарк не стал пересчитывать оставшихся. Он погнал Мехрила вперед. В полном напряжении ранихин мчался, чтобы достичь Кеана. Увидев Троя и Лорда Морэма, воины стегнули лошадей, чтобы отдалиться от погони, и сухо поприветствовали прибывших. Кеан, Каллендрилл и Вереминт устремились к вомарку. Они были рады их объединению. Положение Боевого Дозора было отчаянным. Подъехав ближе, Трой увидел, что большинство лошадей почти падали с ног, и только страх перед волками держал их на ногах и заставлял бежать. И воины были не в лучшем состоянии. Они скакали без должной пищи и сна. И никто из них не был невредим. Пыль Равнин облепила их лица и раны, делая порезы и царапины похожими на незажившие еще рубцы. Трой оторвал свой пристальный взгляд от них, чтобы приветствовать хилтмарка. Сквозь топот копыт Кеан прокричал: - Привет, вомарк! Рад нашей встрече! - Как только Трой подвел Мехрила поближе к нему, он добавил: - Боюсь, что нет у нас восьми дней! - Вы известили Аморин? - прокричал Трой. - Да! - Тогда все в порядке! Семи будет достаточно! - он похлопал хилтмарка по плечу, затем замедлил Мехрила и окунулся в толпу воинов. Тотчас же пыль и страх и напряжение охватили его, подобно горячему дыханию крешей. Теперь он мог слышать охотничье дыхание волков и завывания юр-вайлов. Он чувствовал их близость так, будто они были его надвигающимся поражением - как будто они были созданы для безумия. Но он смог заставить себя улыбнуться своим воинам, выразить одобрение сквозь этот шум. Он не мог позволить себе самобичевание. Бремя спасения Боевой Стражи лежало теперь на его плечах. Чуть позже по волне волков пробежали лающие команды юр-вайлов. Трой предположил, что преследователи были почти готовы сделать резкий рывок. Он быстро глянул вперед, по направлению к отвесным скалам Рокового Отступления. Они были не более чем в двух лигах отсюда. Западная оконечность Южной Гряды заворачивала к северу, чтобы встретиться с юго-восточным углом горного клина, отделяющего Южные Равнины от Дремучего Удушителя, и между двумя этими цепями было ущелье Рокового Отступления. Узкий каньон лежал подобно трещине в скалах, и этот кривой проход обеспечивал единственный доступ из Страны к Южным Пустошам и Серой Пустыне. Пристальный взгляд Троя устремился на зияющий проход каньона. Последний Боевой Дозор его армии завершал свое вхождение в Роковое Отступление. Если им не дать еще хотя бы чуть-чуть времени, они останутся снаружи перед крешами, и вся идея засады потерпит неудачу. Вомарк действовал быстро, не давая себе быть нерешительным. Когда он убедился, что Боевая Стража увидела всадников Кеана, он двинул Мехрила вперед от крешей и привлек внимание хилтмарка взмахом руки. Затем он подал Кеану рукой сигнал, который предписывал Боевому Дозору развернуться и атаковать. Кеан не колебался; он понял необходимость этого приказа. Несмотря на бедственное положение его воинов, он издал настойчивый, пронзительный свист, который привлек к нему внимание офицеров. Сигналами рук он передал инструкции хафтам и вохафтам. Всадники почти сразу же отреагировали. Дальний край Боевого Дозора двинулся обратно, а воины в центре пытались развернуться на месте. Они неистово развернули своих лошадей перед носами волков.
в начало наверх
Волна атаки сразу же захлестнула этот маневр. Как только как всадники перестали бежать, креши кинулись на них. Воины заднего края команды Кеана соскочили вниз, к нападающим, а юр-вайлы завертели своими железными палашами, разбрасывая едкую жидкую силу, косящую людей и лошадей. Жалобное ржание лошадей раздавалось среди рычания и криков. Почти в одно мгновение широкий ряд серо-зеленых папоротников стал кроваво-красным. Но внезапный избыток трупов сломил жажду атаки крешей. Их передние ряды остановились, чтобы убить, разорвать и съесть, и это повергло следовавших за ними волков в замешательство. Только клинья юр-вайлов рвались прямо вперед, в толпящееся сердце Боевого Дозора. Стражи Крови рванулись в помощь воинам. Три Лорда бросились на приближавшихся юр-вайлов. Остальные воины тоже вступили в битву. И в самом центре сражения, как сумасшедший, бился вомарк Трой, зарубая каждого волка в пределе досягаемости. На какое-то время креши были задержаны. Воины бились с безрассудной яростью, а хладнокровные Стражи Крови умерщвляли волков во всех направлениях. Действуя согласованно, воины разрушили один отдельный клин юр-вайлов, затем другой. Но это была лишь десятая часть подоспевших юр-вайлов. Остальные перегруппировались, начали восстанавливать порядок, согласованность с крешами. Несколько лошадей потеряли опору на скользкой земле, еще несколько вышли из-под контроля от страха, сбросили своих седоков и затерялись в тщетных рысканиях среди волков. Трой понял, что для того, чтобы хоть кто-то из воинов пережил эту схватку, они должны спасаться бегством, и немедленно. Он стал пробивать путь по направлению к Лордам. Но внезапно целая стая крешей окружила его. Мехрил кружил на месте, не давая волкам напасть и лягаясь. Трой отбивался так хорошо, как только мог, но кружения Мехрила мешали ему, выводили его из равновесия. Дважды он чуть не упал. При этом один раз волк прыгнул на него, и он едва спасся, воткнув свой меч ему в брюхо. Затем Руэл привел к нему на помощь Стражей Крови. Согласовав действия, десять Стражей колотили стаю, уничтожая ее подчистую. Трой оправился, безуспешно попытался выправить свои отсутствующие солнечные очки, затем выругал себя и направил Мехрила по направлению к Лордам. При этом он бросил быстрый взгляд на Отступление. Последние Дозоры совершавшего переход войска только что скрылись в каньоне. - Делайте что-нибудь! - взревел он, когда приблизился к Лорду Морэму. - Нас уничтожают! Морэм повернулся и крикнул Каллендриллу и Вереминту, затем развернулся к вомарку. - По моему сигналу! - прокричал он сквозь грохот, - по моему сигналу - бегите! Не дожидаясь ответа, он пустил ранихина галопом и рванулся по направлению к Отступлению с другими Лордами. В сотне ярдов они разделились. Вереминт остановился прямо между Отступлением и битвой, в то время как Морэм поскакал прямо на север, а Каллендрилл - на юг. Затем они спешились, и когда они заняли свои позиции, по всей ширине подступа к Роковому Отступлению протянулась светящаяся голубая линия. Лорд Вереминт держал свой посох на земле вертикально, тогда как Морэм и Каллендрилл вращали свои посохи и выкрикивали странные заклинания сквозь шум сражения. В то время, когда они готовились, Трой пробил дорогу к Кеана и передал ему слова Морэма. Хилтмарк выслушал его, не прекращая сражаться. Они разделились, пробиваясь к флангам битвы, разнося команду. Трой боялся, что клич Морэма придет слишком поздно. Сила девяноста двадцаток юр-вайлов быстро собирала буйствующих крешей. Пока Боевой Дозор готовился к бегству, юр-вайлы вырвали крешей из неистовства схватки, собрали их снова в боевые клинья и пустили их на воинов. И в этот момент Лорд Морэм засигналил своим посохом. Всадники пустили своих лошадей бегом прямо по направлению к Роковому Отступлению. Они казались выбегающими из-под рассыпающейся кучи волков. Оказавшиеся в самом хвосте воины были свалены на землю массированным ударом крешей. Но остальные всадники при этом не пытались помочь им. Они дали свободу страху своих лошадей и уносились прочь. Внезапность этого побега открыла промежуток между ними и массой волков, и промежуток этот медленно расширялся по мере того как лошади наконец нашли выход для всех их накопленных страхов. Очень скоро Трой и Кеан с тремя последними Дозорами и немногим более сотни Стражей Крови пронеслись с обоих сторон от Лорда Вереминта. Пока они проезжали мимо него, он обеими руками взял свой посох оттуда, где воткнул его в линию между Морэмом и Каллендриллом, и поднял его над головой. Последний всадник пересек линию. Вереминт взмахнул посохом и ударил о землю по линии со всей своей силы. Тут же мерцающая стена силы встала между Морэмом и Каллендриллом. Когда первый креш достиг ее, она загорелась ослепительным голубым пламенем и отбросила его назад. Видя, что стена удержалась, Лорд Морэм вскочил на ранихина и поскакал вслед за воинами. Лорд Вереминт следовал за ним так быстро, как мог нести его крепкий мустанг. Когда они догнали Троя и Кеана, Морэм закричал: - Поспешите! Ограждающая сила не сможет сдержать их! Юр-вайлы сломают ее. Бегите быстрее! Но воины не нуждались в его понукании, хотя Кеан в хвосте отступления все же подгонял их по направлению к Отступлению. Трой ехал рядом с ним. Какое-то время Морэм и Вереминт были прямо за ними. Но вдруг Лорды остановились. В тот же момент все Стражи Крови повернули своих ранихинов и тяжело поскакали назад, к стене. Со страхом Трой повернулся, чтобы посмотреть, что же случилось. Лорд Каллендрилл был по-прежнему на земле рядом со стеной. Несколько сильно израненных воинов упали с лошадей в нескольких ярдах от стены голубого огня, и Каллендрилл пытался помочь им. Он быстро разорвал свою одежду на куски, сделал жгуты и повязки. При этом он не поднимал взгляда, чтобы не видеть опасность. Юр-вайлы были уже готовы пробить стену. Сильнейших неоседланных крешей они послали обойти кругом концы стены пламени. Три клина юр-вайлов двинулись вперед, готовые атаковать. Остальные отошли на короткое расстояние и начали перестраиваться в огромный совместный клин. Трой пустил Мехрила в галоп и присоединился к Стражам Крови, Морэму и Вереминту. Лорд Морэм был в двадцати ярдах впереди Троя, но и он не мог подоспеть к Каллендриллу вовремя. Три клина юр-вайлов возле стены огня уже атаковали. Они не пытались сломать стену Лордов. Вместо этого юр-вайлы собрали всю свою силу в одном месте. Они клацнули все вместе своими железными палашами. Потоки их темной силы хлынули от этого удара, шлепнулись в стену защитного пламени и двинулись через нее. Черными горящими сгустками едкая темная сила полилась по направлению к Каллендриллу. Она излилась почти рядом с ним, не затронув его. Но при этом так сотрясла землю, что его и раненых воинов швырнуло в воздух, как тюки с ватой. Когда они опустились на землю, то остались лежать неподвижно. Еще три клина направлялись ко входу в Отступление, а новый совместный гигантский клин начал надвигаться на огненную стену. В то же самое время первые креши завершили с обоих сторон обход стены огня. В следующий момент Лорд Морэм спрыгнул со спины ранихина и присел рядом с Каллендриллом. Быстрый взгляд сказал ему, что воины мертвы: сила сотрясения убила их. Он переключился на Каллендрилла. Трогая руками грудь Лорда, он убедился в том, о чем говорили ему глаза: жизнь все еще теплилась в Каллендрилле, но сердце не билось. Затем Трой остановился возле Морэма, и Стражи Крови встали рядом, чтобы защищать Лордов. Вереминт на спине лошади работал у преграждающей стены, укрепляя ее перед атакой клина. Но он не мог противостоять пятнадцати сотням юр-вайлов. Клин надвигался медленно, но был уже в двадцати ярдах от огня. А креши вливались теперь по обоим концам стены, мчались к Стражам Крови и Лордам. Стражи Крови двинулись встретить волков, но сотня Стражей Крови не смогла бы долго удерживать пять тысяч крешей. - Бегите! - закричал Морэм. - Уходите отсюда! Спасайтесь! Мы не должны умереть здесь все! Но он не стал ждать, чтобы заметить, что никто не подчинился ему. Вместо этого он снова склонился над упавшим Лордом. Прикусив нижнюю губу, он массировал грудь Каллендрилла, надеясь возвратить пульс. Но сердце оставалось неподвижным. Морэм неожиданно глубоко вдохнул, поднял кулаки и ударил с силой по груди Каллендрилла. Удар встряхнул сердце Лорда. Оно дрогнуло, дернулось. Затем мягко забилось. Морэм позвал Моррила. Страж Крови тут же спрыгнул с ранихина, взял Каллендрилла на руки и снова сел на лошадь. Видя это, Лорд Вереминт перестал пытаться укрепить преграждающую стену и поскакал назад, по направлению к Роковому Отступлению. Морэм и Трой вскочили на лошадей и бросились от стены вслед за ним. Стражи Крови следовали защитным кольцом вокруг Лордов. Моментом позже могучий клин юр-вайлов ударил в стену и пробил ее. Темная жидкая сила прорезала голубое пламя, разделила его на куски и разбросала их. И тут же масса крешей потекла за убегающими ранихинами. А волки, обходившие концы стены, изменили угол атаки, пытаясь перехватить убегающих всадников. Но ранихины были быстрее их. Великие лошади Равнин Ра проскакали вслед за Вереминтом, обогнали его и прогремели по направлению к Роковому Отступлению. Впереди, под последней дневной тенью скал, хилтмарк Кеан направлял своих последних воинов в каньон. Взбешенные тем, что от них уходила такая большая добыча, креши завыли и бросились в погоню за Лордом Вереминтом. Его мустанг бежал твердо и резво. Но он был уже изнурен; креши медленно приближались к нему. До того, как он прошел половину пути до Отступления, Трой заметил, что он потерял часть стремительности. Трой позвал кого-нибудь помощь, но Стражи Крови не ответили. Только Томин, Страж Крови, отвечающий за Вереминта, остался позади. Трой в негодовании двинулся обратно, но Морэм остановил его возгласом: - В этом нет необходимости! Томин ждал до самого последнего момента, до того, как креши стали бросаться на пятки мустанга. Затем он пересадил Лорда на своего собственного ранихина и погнал по направлению к Отступлению. Почти сразу мустанг с криками упал под лавиной волков. На мгновение тень утеса стала красной в видении Троя. Но затем упругий бег Мехрила отвлек его от криков, развернул вдоль направления расселины в скалах. Он понесся в глубокой темноте теснины. Кроме луча света где-то впереди, он ничего не мог разглядеть. Резкая перемена в воздухе вызвала у него ощущение, что он был на дне. Грохот копыт отражался от скал по обеим сторонам, и позади эхо настойчиво смеялось карканьем воронов. Он чувствовал приливы темноты над головой. Когда он добрался до конца Отступления в тусклый, поздний свет дня, то облегчение почти ослепило его. Пока он еще двигался вперед, Первый Хафт Аморин пронзительно крикнула, и тысячи воинов бросились от скал с обеих сторон, чтобы перегородить проход. Несмотря на прямо-таки исходящую от них сильную утомленность, они бежали твердо и быстро заняли позиции, создав полукруг перед окончанием каньона, делая западню. Моментом позже первые креши вышли, завывая, из Отступления и кинулись на них. Весь полукруг воинов содрогнулся под ударом этого нападения. Но у Аморин было восемнадцать Дозоров, поставленные так, чтобы отразить эту бешеную атаку. Полукруг выгнулся почти в круг, но не сломался. С усилием Трой взял себя в руки и остановил ранихина. Где-то сзади он услышал рявканье Лорда Вереминта: - Отпустите меня! Что я - ребенок, что меня должны держать? Трой мрачно усмехнулся, затем вывел Мехрила к полукругу и расположился так, что стал готов помогать своим воинам, если волки пересилят их. Он жаждал увидеть, что же творится в западне, но темнота Отступления была недоступна его зрению. Вскоре, однако, он смог услышать звуки сражения, отражаемые тесниной. Над шумом сдерживающего атаку полукруга он различил мощное грубое рычание; креши в Отступлении обнаружили, что их атакуют сверху двадцать Боевых Дозоров, укрытые стенами каньона. Рычание содержало пока только удивление и свирепость, но не страх; волки еще не поняли грозящей им опасности. Юр-вайлы были благоразумнее. Их команды прорезали ярость волков. И вскоре вой изменился. Креши со страхом начали понимать причину ликования воронов. И нытье юр-вайлов становилось более свирепым, более отчаянным. В узком ущелье они не могли использовать свой боевой порядок клином и стали без этого уязвимыми для стрел, копий и кидаемых камней. Охваченная
в начало наверх
смятением, клинообразная масса волков начала распадаться. Как только клин распался, страх и нерешительность пересилили волчью ярость от запаха крови. Креши отделились от изорванной в клочья передовой части отряда и попытались спастись бегством через каньон. Но, стиснутые паникой других членов своего отряда, они только мешали им и делали юр-вайлов более уязвимыми. И смерть сыпалась на них сверху, как и глумление ворон. Безумная ярость бешеного сражения с врагами сделала их безразборчивыми, и креши начали атаковать сдерживавших их юр-вайлов. Ни волки, ни юр-вайлы не спаслись. Когда битва закончилась, весь авангард армии Душераздирателя лежал мертвым в Роковом Отступлении. На мгновение тихой горечи над полем битвы даже вороны хранили молчание. Затем в каньоне эхом разнеслись радостные восклицания. Боевые Дозоры громко отвечали на них, подтверждая окончание битвы в Роковом Отступлении. И вороны начали опускаться на дно ущелья, чтобы попировать над отродьями Демонмглы и крешами. Трой не сразу осознал, что Аморин находится рядом с ним. Когда он повернулся к ней, то почувствовал, что улыбается как сумасшедший, но даже без своих солнцезащитных очков он не стал бы сейчас тревожиться об этом. - Поздравляю, Аморин, - сказал он. - Вы отлично справились с этим. Вечерний туман был так густ, что ему пришлось спросить ее о раненых. - Мы потеряли несколько воинов, - ответила она с мрачным удовлетворением. - Твой военный план был очень хорош. Но ее похвала только напомнила ему об оставшейся армии Лорда Фаула и о предстоящем тяжелом испытании для войска. Он покачал головой. - Этого недостаточно. - А затем, объяснив, что он имел в виду, он сказал ей: - Передай мою благодарность воинам, Первый Хафт. Накорми их и устрой на ночлег - сегодня они сражаться больше не будут. Когда об этом позаботятся, мы соберем Совет. Взгляд Аморин показал, что она не поняла его замыслы, но она без вопросов отсалютовала ему и пошла выполнять распоряжение. Густой туман в миг поглотил ее. Темнота тут же надвинулась на него, как если бы была войском, движимым ветром. Он подозвал Руэла и попросил Стража Крови проводить его к Лорду Морэму. Они нашли Морэма около маленького лагерного костра на подветренной стороне западного склона. Он бдел возле Лорда Каллендрилла. Каллендрилл пришел в сознание, но его кожа была бледна как гипс, и он выглядел слабым. Морэм готовил на костре немного мясного бульона, и сделал массаж Каллендриллу, когда бульон был приготовлен. Лорд Каллендрилл слабо поприветствовал вомарка, и Трой радостно ответил на его приветствие. Он был доволен. Ему было отрадно видеть, что Каллендрилл ранен не смертельно, но ему был нужен Лорд Морэм. Ему была нужна любая помощь, какую он только сможет найти. И у него было еще кое-что для обсуждения, более важное, чем его потребность в помощи. Уверившись, что Лорд Каллендрилл был на пути к выздоровлению, он попросил Морэма отойти для беседы с глазу на глаз. Он молчал до тех пор, пока они не отошли за пределы слышимости из лагеря войска. Затем он начал утомленно: - Морэм, мы еще далеко не закончили. И мы не можем остановиться на этом. - И без перехода, как бы не меняя темы разговора: - Что мы будем делать с Лордом Вереминтом? - Один из нас должен сказать ему о Шетре. - Я сделаю это, если хочешь. Я, вероятно, заслужил это. - Я сам поговорю с ним, - сухо проворчал Морэм. - Хорошо. - Трой испытал резкое облегчение от освобождения от этой ответственности. - Так вот, насчет того, что рассказал нам Тулл... Мне не нравится идея сообщить всем, что эта миссия... - Он с трудом смог заставить себя произнести эти слова. - ...Что великаны мертвы. Я не думаю, что будет способствовать подъему духа Боевой Стражи, если воины будут знать, какая судьба постигла миссию. Это уже чересчур. Захват Опустошителями трех великанов - даже этого более чем достаточно. Для них это известие будет куда более плохим, чем для меня. Морэм мягко выдохнул: - Они заслужили знать правду. - Заслужили? - Глубокое чувство виновности Троя трансформировалось в злобу. - Что они заслужили - так это победу. Ради Бога, не говорите мне, ч_т_о_ они заслужили. Сейчас уже несколько поздновато начинать заботиться о том, чтобы они что-то знали или чего-то не знали. Ведь и сам ты до сих пор хранишь от меня какие-то свои секреты. Так что об этом держи свой рот закрытым. - Такое решение было принято Советом. Ни один человек не имеет права замалчивать то, что знает, от других. Нет никого, кто был бы достаточно мудр для этого. - Морэм говорил это, как если бы боролся с самим собой. - Но для этого сейчас совсем не время. Если же ты хочешь поговорить о правах, то ты не имеешь права разрушать, деморализовать мою армию. - Мой друг, таишь ли ты, страдая, какие-то знания, вредные для тебя самого? - Откуда же мне знать это? Возможно, если бы ты раньше сказал мне правду об Этиаран, мы сейчас не были бы здесь. Возможно, я бы испугался риска. Ты потом когда-нибудь скажешь мне, хорошо это или плохо. - Затем его гнев смягчился. - Морэм, - в качестве доказательства он выставил довод, - они уже на грани. Я уже подтолкнул их на грань. А мы еще не закончили. Я как раз и хочу избавить их того, что может причинить им такую боль... - Хорошо, - выдохнул Морэм тоном защитника. - Я не скажу им о великанах. - Спасибо, - благодарно сказал Трой. Морэм проницательно взглянул на него, но из-за темноты не смог разобрать выражение лица Лорда. На мгновение он испугался, что Морэм собирается рассказать ему сейчас еще что-то, раскрывающее прошлые тайны Трелла, Елены и Кавинанта. Он не хотел слушать об этом сейчас, когда и так был перегружен сверх меры. Но наконец Лорд молча повернулся и направился назад, к Каллендриллу. Трой последовал за ним. Но по пути он остановился поговорить с Террелом, старшим в Страже Крови. - Террел, я хочу, чтобы ты послал разведчиков на Южные Равнины. Я не ожидаю армию Фаула раньше завтрашнего утра, но нам не следует оставлять им даже малейшего шанса, хотя все воины очень устали. И еще, если Фаул или Душераздиратель или кто-либо из их команды пошлет какой-либо отряд сюда в разведку, надо быть уверенным, что они узнают, что мы здесь. Я хочу, чтобы они не имели никаких сомнений о том, где нас искать. - Да, вомарк, - сказал Террел и пошел отдавать распоряжения. Трой и Морэм вернулись к своему лагерному костру. Здесь они застали Лорда Вереминта, кормящего Каллендрилла. Он черпал ложкой бульон и подносил его к губам Каллендрилла. При этом хищнолицый Лорд уговаривал его глубоким низким раздраженным голосом, как если бы его гордость была уязвлена, но его движения были мягкими и он не отказывался от задачи Морэма. Он парил над Каллендриллом до тех пор, пока бульон не восстановил прикосновение цвета на его бледных щеках. Затем Вереминт встал и сказал скрипучим голосом: - Тебе следовало бы быть менее безрассудным, ты рожден не ранихином. Тебе следует поучиться у менее прыткого мула ограничивать собственную силу. Перевернутое повторение обычной присказки Вереминта о самом себе лишило Лорда Морэма самообладания. Стон вырвался из его рта, и глаза его наполнились слезами. На мгновение казалось, что он лишился своей храбрости, и он приблизился к Вереминту, как если бы пробирался ощупью через слепоту горя. Но затем он взял себя в руки, неуклюже улыбнулся в ответ на грубый взгляд удивления, коснувшийся на мгновение лица Вереминта. - Пойдем, мой друг, - прошептал он. - Я должен поговорить с тобой. Вместе они ушли в ночь, оставив Троя заботиться о Каллендрилле. Бледным голосом Каллендрилл спросил: - Что случилось? Что так беспокоит Морэма? Трой сел напротив Лорда. Он был полон всем тем недобрым, что так его беспокоило. Он сглотнул несколько раз перед тем как смог найти свой голос чтобы сказать: - Ранник вернулся от миссии Корика. Лорд Шетра погибла в Сарангрейвской Зыби. Он был благодарен тому, что Каллендрилл не заговорил. Он не думал, что смог бы вынести его замечания так же, как боль. Они они сидели оба в молчании до тех пор, пока Морэм не вернулся один. Морэм выглядел виноватым, как если бы был побит дубинками. Круги вокруг его глаз были красными и опухшими. Но сами его глаза светились большой силой, и его взгляды били как дротики. Он ничего не сказал о Лорде Вереминте. Слова не были необходимы, выражение лица Морэма и так показывало, как Вереминт принял известие о гибели своей супруги. Успокоившись, Морэм сел возле еды, готовящейся для него и Троя. Их принятие пищи происходило при подавленном настроении, но по мере того как он ел, Лорд Морэм постепенно справился с собой, расслабил боль на своем лице. Присматриваясь к нему, вомарк Трой постепенно укреплял себя для конфиденциального тона, в котором он будет нуждаться, когда Совет начнется. Он не хотел показывать свои сомнения, не хотел заставлять свою армию расплачиваться за его личную дилемму и несоответствие своим обязанностям. Когда хилтмарк Кеан приблизился к костру и провозгласил, что все хафты готовы, и Трой, и Морэм ответили ему твердо, спокойно. Лорд кинул большую связку хвороста в огонь, пока Кеан собирал своих офицеров в широкий круг возле них. Но несмотря на пламя костра, хафты выглядели для Троя туманными и бестелесными. В неразумное мгновение волнения ему показалось, что они обратились в иллюзию и исчезнут, стоит ему сказать им, что им предстоит сделать. Но он укрепил себя. Хилтмарк Кеан и Первый Хафт Аморин стояли подобно колоннам около него с одной стороны, а Лорд Морэм - с другой. - Хорошо. Итак, мы здесь. Несмотря ни на что, мы совершили нечто, что любой из нас считал невозможным. Перед тем, как мы пойдем дальше, я хочу поблагодарить вас за все, что вы уже сделали. Я горжусь вами - больше, чем я даже могу выразить. - Пока он говорил, он сопротивлялся соблазну нагнуть свою голову, как если бы стыдился неприкрытого отсутствия глаз. Но усилием воли заставил себя держать голову прямо и продолжал: - Но я скажу вам прямо - мы далеко еще не победили в этой войне. Мы положили хорошее начало, но это - лишь только начало. В дальнейшем все будет гораздо хуже. - Его голос на мгновение пропал, и он сделал паузу, скрывая это. - Все происходит не так, как я планировал. Хилтмарк Кеан, Первый Хафт Аморин - вы сделали все, что могли, все, что я просил. Но происходит все не так, как я планировал. Однако - в первую очередь о главном. У нас есть о чем послушать. Хилтмарк, ты будешь первым? Кеан кивнул и вступил в круг. Его прямоугольное, обрамленное белыми волосами лицо было покрыто полосами въевшейся грязи и крови и проявляло сильно утомление, но его открытый взгляд был твердым. На грубом простом языке он описал все, что случилось с его командой с тех пор, как он покинул Ревлстон на плоту и поспешил в долину Мифиль, блокаду этой долины, дальнейшее развитие битвы; как Душераздиратель, захвативший тело великана, о котором говорила гривомудрая Печаль, организовывал успешные попытки сломить сопротивление защитников. В течение пяти дней воины, Стража Крови и два Лорда противостояли пещерникам, крешам, юр-вайлам и уродливым созданиям, порожденным Камнем Иллеарт. - Но на шестой день, - продолжал Кеан, - Душераздиратель пошел против нас сам. - Сейчас его голос выражал усталость от долгих сражений и потерю воинов. - С помощью силы, названия которой я не знаю, он вызвал против нас свирепую бурю. Отвратительные создания, подобные тем, о которых говорила гривомудрая Печаль, накинулись на нас с неба. Они посеяли страх среди наших мулов, и мы отступили. Тогда Душераздиратель послал крешей и юр-вайлов преследовать нас. Снова и снова мы пытались сражаться, чтобы задержать врагов, снова и снова нас пересиливали. Часто мы высылали вперед всадников, чтобы дать предупреждение, но все посланники были убиты - орды летающих диких обжор атаковали их с неба и уничтожали их всех, хотя некоторые из них были Стражами Крови. Мы сражались до последнего, - заключил он. - И вот мы здесь. Но половина Стражей Крови и восемь Боевых Дозоров уничтожены. И наши лошади почти на последнем издыхании. Многие лошади уже не могут держать седоков, и все они нуждаются в долгом дне отдыха. Следующее сражение может быть проведено только пешими воинами. Закончив, он вернулся на свое место в круге. Его храбрость была очевидной, но когда он шел, то казалось, что его квадратные плечи несут больший вес, чем он мог выдержать. И поскольку Трой не смог найти достаточных слов признательности и благодарности, он ничего не сказал. Молча он кивнул Первому Хафту Аморин. Она описала кратко последние несколько дней марша Боевой Стражи, затем доложила о текущем состоянии армии. - Вода и алианта не в изобилии здесь, в Роковом Отступлении. Боевая Стража принесла с собой пищу, которую можно растянуть на пять или шесть дней - не больше. И сами воины сильно изнурены походом. Даже раненные страдают от истощения. У многих воинов есть нарывы на плечах и ногах - нарывы, которые не заживают. Самые слабые умерли во время нашего последнего перехода к Роковому Отступлению. Еще многие умрут, если войско
в начало наверх
теперь не отдохнет. Ее слова смутили Троя, они были полны неумышленного упрека. Он был вомарком. Он обещал победу, и люди верили ему. И сейчас он испытывал сильное желание посрамить себя, сказать хафтам, как сильно он ошибся в расчетах. Но в это время заговорил Лорд Каллендрилл. Раненый Лорд опирался на двух Стражей Крови, но он заставил свой ослабший голос быть достаточно громким, чтобы его услышали. - Я могу сказать о силе, для которой хилтмарк Кеан не нашел названия. Я все еще не могу понять, как Презирающий одолел великанов - это выше моего понимания - но Душераздиратель и в самом деле имеет тело великана и обладает великой силой. Он носит с собой кусок Камня Иллеарт. Лорд Морэм болезненно кивнул. - Увы, мои друзья, - сказал он, - это черное время для Страны. Опасность и смерть подстерегают нас на каждом шагу, и нет защиты от этой напасти. Слушайте меня, я знаю, как этот великан - Душераздиратель - был обращен против нас. Произошло это в результате совместного действия Камня и Опустошителей. Против любого из них в отдельности великаны могли бы устоять - они сильны и самоуверенны. Но вместе!.. Кто в Стране может выстоять против этого? Поэтому великан и носит кусок Камня Иллеарт, чтобы власть оставалась над ним и Опустошитель обладал дополнительной силой. Меленкурион абафа! Это - величайшее зло. - Мгновение он стоял в молчании, как бы давая наполненным тревогой хафтам ощутить величие того зла, которое он описал. Но когда он заговорил снова, его глаза блеснули и обежали круг хафтов. - И так бывает всегда, когда мы имеем дело с Презирающим. Не позволяйте знанию об этом ослепить или ослабить вас. Лорд Фаул ищет пути превратить все доброе в Стране в плохое и испорченное. Наша задача понятна. Мы должны найти силы, чтобы превратить плохое и испорченное в доброе. Для этого мы и сражаемся. И если мы сейчас дрогнем, мы сами станем подобны Душераздирателю - станем, сами того не желая, врагами Страны. Его слова обнадежили хафтов, помогли им утвердиться в своем решении. Однако до того, как он или Трой успели продолжить, Лорд Вереминт грубо спросил: - Так что с великанами, Морэм? Что с миссией? Как много еще других душ было уже потеряно в пользу Презирающего? Вереминт вступил в круг напротив Троя, пока говорил Лорд Каллендрилл. Затуманенность взора Троя мешала ему видеть выражение лица Вереминта, но когда Лорд заговорил, голос его был полон горечи. - Ответь, Морэм, пророк и предсказатель! Гирим тоже умер? Живы ли еще хоть кто-то из великанов? Трой воспринял горечь в словах Вереминта как нападение на Боевую Стражу, и он использовал слова как кнуты, чтобы ударить в ответ. - Не это должно волновать нас сейчас. Мы все равно ничего не сможем сделать с этим. Сейчас мы - здесь, и мы собираемся здесь выжить или умереть! А не интересоваться тем, что случилось где-то еще. - В душе он почувствовал, что предал великанов, но у него не было выбора. - Все, что мы должны сейчас делать - это бороться. Вы слышите меня? - Я слышу. - Лорд Вереминт замолчал, как если бы понял причины горячности Троя, и вомарк воспользовался случаем поменять тему разговора. - Хорошо, - сказал он. - По крайней мере, сейчас мы знаем, где мы стоим. А теперь я скажу вам, что мы при этом будем делать. У меня есть план, и с помощью Лорда Морэма я заставлю этот план сработать. Успокоив себя, он продолжил более сдержано: - На ночь мы останемся здесь. Душераздиратель и его армия, вероятно, не доберутся сюда раньше завтрашнего полудня. К этому времени мы будем уже давно в пути. Хафты моментально стали выглядеть удивленными и часто заморгали, поскольку поняли, что только что он объявил очередной переход. Затем некоторые из них громко проворчали, другие отпрянули, как если бы он ударил их. Даже Кеан открыто поморщился. Трой хотел поторопиться с объяснениями, но сдержал себя до тех пор, пока Аморин не шагнула вперед и запротестовала: - Вомарк, не скороспелый ли это план? Воины выкладывались из последних сил, чтобы успеть достигнуть Рокового Отступления, как вы приказали. Почему же теперь мы должны покинуть его? - Потому что армия Фаула чертовски велика! - Он не хотел кричать, но все же не смог сдержаться. - Мы убили десять тысяч крешей и две тысячи юр-вайлов, но остальная армия все еще цела. Она не в три раза больше нашей, и даже не в пять раз. Душераздиратель имеет двадцатикратный перевес! Их больше в двадцать раз! Я видел их. - Он приложил усилия, чтобы сдержать свою бессмысленную ярость, и погасил ее. - Мой старый план был до сих пор хорош, - продолжил он, - но он не был рассчитан на то, что армия Фаула так велика. Сейчас есть два варианта развития событий. Если этот великан двинет сюда армию численностью десять или двадцать тысяч, сражение растянется на недели. Но пищи у нас есть только на шесть дней - мы будем здесь умирать с голоду. И если он закроет проход одним большим взрывом, он будет контролировать оба конца Отступления. Тогда мы окажемся в западне, и он постепенно уничтожит нас всех. Так вот, слушайте меня! - вскричал он снова, глядя на сконфуженных хафтов. - Я не могу позволить устроить над нами бойню, пока хоть что-то может помешать этому - вообще хоть что-то! А у нас это что-то есть - хотя лишь только одно! Но у меня есть более чем один козырь в этой игре, и я смогу реализовать все их только если буду иметь поддержку каждого из вас. Он оглядел круг, пытаясь придать своим невидящим глазам авторитетный, командный взгляд, наполненный той силой, которая заставляет Боевую Стражу слушаться его. - Марш мы начинаем завтра на рассвете. Ночная темнота окружала его, но в свете костра он мог видеть лицо Кеана. Старый ветеран боролся с собой, пытаясь найти силы принять это его новое требование. Он плотно закрыл свои глаза, и все хафты ждали его, как если бы он хранил мужество всех их в своих руках, утверждая или же отрицая то, что он полагал неподходящим. Когда он открыл глаза, его лицо казалось обвисшим от утомления. Но его голос был тверд. - Куда нам надо идти, вомарк? - Сначала идем на запад, - быстро ответил Трой. - К тем древним руинам. Это будет не слишком плохо. Если мы распределим все правильно, то сможем идти медленнее, чем нужно было бы для такого дальнего перехода. - Ты расскажешь нам свой план? - Нет. - Трой хотел бы сказать: "Если я скажу вам, вы так ужаснетесь, что ни за что не последуете за мной", но вместо этого добавил: - Я хочу хранить это пока только в себе - пока все не будет готово. Вы только должны верить мне. - Самому себе он казался человеком, который свалился с дерева и кричит людям над ним, которые, как и он, падают вниз, что поймает их. - Вомарк, - твердо сказал Кеан, - ты знаешь, что я всегда верю тебе. Мы все верим тебе. - Да, я знаю, - вздохнул Трой. Вдруг утомленность нахлынула на него, и он не смог услышать свой голос. Он сам еле держался на ногах после долгого пути, проделанного с тех пор, как он покинул Ревлстон. Ошибки в расчетах лишали его идеи жизненности, отбирали у них спасительность. Он сам удивился, как много еще вещей ему придется отторгнуть от себя, прежде чем эта война будет завершена. За время долгой паузы он нашел в себе достаточно энергии, чтобы сказать: - И еще одно. Это должно будет быть сделано - иначе у нас не будет совсем никаких шансов. Надо будет, чтобы кто-то попытался удержать Отступление, заставил Душераздирателя думать, что мы еще здесь, и осторожно заманил его вниз. Это будет самоубийством, поэтому для этого нужны добровольцы. Двух или трех Боевых Дозоров будет достаточно, чтобы все это сработало. Кеан и Аморин приняли это флегматично - они были воинами, хорошо знакомыми с этим типом мышления. Но до того, как Трой смог сказать еще что-нибудь, в круг ворвался Лорд Вереминт. - Нет, - рявкнул он. - Никто не останется здесь. Я не позволю этого. Сейчас Трой ясно мог его видеть. Его грубое лицо смотрелось с такой четкостью, будто было только что снято с точильного камня, и глаза его ярко сверкали. Горло Троя резко пересохло. С затруднением он сказал: - Лорд Вереминт, прошу прощения, но у меня нет выбора. Этот марш-бросок убьет воинов, если они будут двигаться достаточно быстро, поэтому кто-то должен оттянуть время. - Тогда это сделаю я! - Голос Вереминта был груб. - Я буду удерживать Роковое Отступление. Эта задача - как раз для меня. - Ты не сможешь, - определил Трой, почти заикаясь. - Я не могу позволить тебе это. Ты мне еще будешь нужен для другого. - Будучи не в силах сдержать силу взгляда Вереминта, он повернулся за поддержкой к Лорду Морэму. - Вомарк Трой говорит правду, - сказал осторожно Морэм. - Смерть не исправит твоего горя. И ты еще будешь очень нужен в дальнейшем. Ты должен идти с нами. - Именем Семи! - вскричал Вереминт. - Вы не слушаете меня?! Я сказал, что я остаюсь! Шетра, моя супруга, потеряна навсегда! Она, которую я любил все своей силой - и этого было мало. _М_е_л_е_н_к_у_р_и_о_н_! Не говори мне, чего я не могу или не должен! Я остаюсь! Не надо оставлять здесь никаких воинов. Морэм оборвал его: - Лорд Вереминт, ты действительно полагаешь, что сможешь разгромить Душераздирателя? Но Вереминт не ответил на этот вопрос. - Выздоравливай, Каллендрилл, - сказал он резко. - Ты мне завтра понадобишься. И отзовите Стражей Крови с Равнин. Я начну на рассвете. - Затем он, слегка покачиваясь, осторожно вышел из круга в ночь. Его уход смутил и ослабил Троя. Он почувствовал, как участь войска уже ложится на его плечи, и это согнуло его так, что он двигался, как если бы был дряхлым. Смущение и усталость сделали его непригодным для речей, и он резко распустил хафтов. Как только он сделал это, то почувствовал, что не совсем прав по отношению к ним. Они нуждаются в нем, чтобы он руководил ими, был той сильной личностью, вокруг которой они могли бы объединиться. Но у него самого не было сил. Он пошел к своему одеялу, как если бы надеялся, что какая-то доля силы духа придет к нему во сне. От истощения он сразу же заснул, и спал до тех пор, пока для него было возможно спать - до восхода солнца над горами, заполнившего его мозг цветами и формами. Когда он поднялся, то обнаружил, что пока он спал, Боевая Стража уже сняла лагерь и начинала марш-бросок. Уже последние Боевые Дозоры неуклюже выбирались из Рокового Отступления. Они еле тащились, словно бы их калечило продвижение по сухим, бледно-серым землям Южных Пустошей. Страдая от своей слабости, он схватил несколько кусков пищи, предложенных ему Руэлом, затем заторопился к Отступлению. Здесь он обнаружил Каллендрилла и Морэма с небольшой группой Стражей Крови. Лорды взобрались на скалы по разные стороны южного конца ущелья так высоко, как только позволял склон из щебня, и там стали усердно работать своими посохами, превращая окружающий их воздух в туман. Далеко за ними, в самом Роковом Отступлении, Лорд Вереминт карабкался, преодолевая скалы и осыпающийся глинистый сланец. По мере продвижения он размахивал своим пылающим посохом словно факелом, будто сражаясь с темнотой скал. Только Томин следовал с ним. Трой поднялся и посмотрел на Каллендрилла. Раненный Лорд выглядел изможденным, усталым, и на его бледном лбу блестел пот, он но упорно делал свое дело и крепко держал свой посох. Трой поприветствовал его, а затем стал перебираться на другой склон, чтобы присоединится к Лорду Морэму. Добравшись до Морэма, он сел и стал наблюдать, как опускался в ущелье и принимал определенную форму туман. Получилось так, что он медленно вращался, как большое колесо, стоящее вдоль прохода в конце Отступления. Это колесо по своей ширине хорошо подходило к стенам из камня и щебня, так что оно плотно блокировало дно ущелья, и при этом будто бы висело на стержне, проходящем между Морэмом и Каллендриллом. За всем этим Трой мог видеть только пустое Отступление - совершенно черные тела мертвых юр-вайлов и волков - и одинокий Лорд, пробивающийся то с одной, то с другой стороны ущелья с пламенем в руках, прыгающим подобно дикой метле. Вскоре, тем не менее, и Морэм и Каллендрилл закончили свои старания. Они воткнули свои палки по краям тумана словно якоря, и улеглись прямо там же, где и были, отдохнуть. Лорд Морэм при этом устало поприветствовал Троя. После минутного колебания Трой качнул головой в сторону Вереминта. - Что он делает? Морэм закрыл глаза и сказал, словно отвечал Трою: - Мы создали Слово Предупреждения. Обдумывая, как перефразировать свой вопрос, Трой спросил: - Ну и что из этого? - Оно запирает Роковое Отступление. - Как же это может сработать? Я же вижу его. Этим мы не удивим Душераздирателя. - Твое зрение в чем-то гораздо проницательнее, чем у других. Я Слово не вижу.
в начало наверх
Трой нерешительно спросил: - Там остался еще кто-нибудь кроме Вереминта? - Нет, все воины ушли. Разведчикам был дан сигнал к возвращению. Никто теперь не сможет пробраться через это место, не потревожив Слово. - Итак, он закрыл его собой - он закопался там. - Да, - Морэм выдавил это слово сердито. Трой вернулся к своему первому вопросу: - Что он надеется выиграть этим? Это самоубийство. Морэм открыл глаза, и Трой почувствовал силу взгляда Лорда: - Мы выиграем время, - сказал Морэм. - Ты говорил о том, что нам нужно время. - Он вздохнул и взглянул вниз, в ущелье. - А Лорд Вереминт, супруг Шетры, завершит свои страдания. Пораженный, Трой наблюдал за Вереминтом. Хищнолицый Лорд не производил впечатление человека, ищущего успокоения. Он пробирался вниз и вверх вдоль осыпающихся краев ущелья, пробивал себе путь по глинистому сланцу, мертвым костям и через наблюдающую тишину черных ворон, как если бы он был каким-то безумцем, идущим по царству мертвых. Он изнурял себя. Шаг его уже был неустойчивым, он несколько раз падал. Он пока не прошел и трети длины Рокового Отступления от невидимого клубка Слова. Но сила еще оставалась в нем, и безжалостное принуждение воли заставляло его идти дальше. На протяжении всего утра он продолжал свое чудное продвижение вдоль ущелья, останавливаясь лишь изредка, чтобы принять воды и поесть драгоценных ягод, подносимых ему Томином. К полудню он был уже почти на последнем издыхании. Сам идти он уже больше не мог. Он был вынужден опереться на Томина, который, еле ковыляя, тащился вместе с ним вверх и вниз по склонам к северному концу ущелья, посох Лорда все еще мерцал и дымился. Несколько воронов вылетели из своих высоких гнезд и кружили над ними, будто хотели знать - долго ли они еще продержатся. Но Вереминт шел дальше, сила, горевшая в нем, не давала ему покоя. Но все же он был вынужден оставить последние несколько ярдов Отступления непройденными. Томин указал ему на поднимающийся клуб пыли, оповещающий о приближении армии Душераздирателя. Вскоре появилась первая волна желтых волков. Лорд Вереминт прекратил свою работу, выпрямился, расправил плечи, отдал Томину последний приказ. Затем он вышел из Рокового Отступления, чтобы встретиться с армией Презирающего. Широкий передний ряд волков кинулся к нему, к неожиданной желанной добыче. Но в последний момент они заволновались, остановились. Его неуклонная решимость привела их в колебание. Хотя они яростно сверкали глазами и огрызались, но не бросались в атаку. Они окружили двоих мужчин и бегали вокруг них, завывая, пока остальные части армии приближались к ним. Армия Душераздирателя надвигалась с северо-востока до тех пор, пока ее темная масса не заполонила все до горизонта, и тяжелые шаги такого огромного числа ног сотрясали землю. Орда Презирающего, казалось, покрыла всю равнину, и это неимоверное количество принизило Лорда Вереминта подобно сравнению с океаном. Затем вперед вышел великан, пиная волков, освобождая себе дорогу, чтобы встать лицом к лицу с Лордом и его Стражем Крови, и один только его размер уже делал этих двух мужчин маленькими и незначительными. Но когда великан был от него на расстоянии около десяти ярдов, Вереминт сделал запрещающий жест: - Не подходи ближе, Опустошитель _м_о_к_ш_а_! - злобно прокричал он, - я знаю, ты - Душераздиратель Джеханнум. Уходи! Уходи назад к тому злу, что сотворило тебя. Я запрещаю тебе проходить здесь - я, Вереминт, супруг Шетры, Лорд Совета Ревлстона. Для тебя здесь нет прохода! Душераздиратель остановился. - О Лорд, - сказал он, склонившись над Вереминтом, словно тот был таким маленьким, что разглядеть его можно было лишь с трудом, - я изумлен. - Его лицо было перекошено, и злобный взгляд придавал ему выражение острой боли, будто тело его страдало от присутствия в нем ярости. Но голос его, казалось, замирал и повисал в воздухе, как в зыбучем песке. В нем была только насмешка и вожделение, когда он продолжил: - Ты пришел, чтобы пригласить меня на резню твоей армии? Но ты, конечно, знаешь, она слишком мала, чтобы назвать ее армией. Я бился и следовал за тобой от Анделейна, но не думаю, что ты перехитрил меня. Я знал, что ты хотел, чтобы наши армии встретились в Роковом Отступлении, потому что твоя армия слишком слаба, чтобы встречаться где-либо еще. Может быть, ты пришел сдаться, присоединиться ко мне? - Ты говоришь как дурак, - прорычал Вереминт, - ни один друг земли никогда не сдастся тебе или присоединится к тебе. Посмотри правде в глаза и уходи. Уходи, говорю тебе! _М_е_л_е_н_к_у_р_и_о_н _а_б_а_ф_а_! - Он внезапно схватил свой посох двумя руками и поднял его над головой: - ДЬЮРОК МИНАС МИЛЛ КАБААЛ! Могуществом Земной Силы я приказываю тебе! Для Презирающего здесь не будет победы! Пока Вереминт выкрикивал эти слова, Опустошитель отступал. Чтобы защитить себя, он засунул правую руку под покров своей кожаной короткой куртки и выхватил гладкий зеленый камень, сияние которого заполнило его огромный кулак. Сверкающее изумрудное пламя играло в его глубинах и испускало пар, словно испаряющийся лед. Ожесточенно сжимая его в кулаке, делая пар все гуще, он заявил: - Вереминт, супруг Шетры, сотни лиг я гнал перед собой двух Лордов подобно муравьям. Почему ты думаешь, что сможешь сейчас оказать мне сопротивление? - Потому что ты убил мою жену Шетру! - закричал Лорд в ярости. - Потому что я был недостоин ее всю мою жизнь! Потому что я не боюсь тебя, Опустошитель! Я свободен ото всех ограничений. Ни страх, ни любовь не сдерживают мою силу. Я противопоставляю твоей ненависти ненависть, Опустошитель _м_о_к_ш_а_! Меленкурион абафа! Его посох завертелся над головой, мертвенно-бледно-голубая молния вылетела из дерева на Душераздирателя. В этот же самый момент Томин бросился вперед, и его пальцы как челюсти вонзились в горло великана. Душераздиратель встретил атаку с легкостью, даже презрительно. Он камнем поймал молнию Вереминта и держал ее, пока она прогорала вокруг его кулака как кадило. При этом голубое пламя превращалось в ослепительно-глубокое зеленое, разгорающееся все сильнее. А другой рукой великан стряхнул Томина со своей шеи с такой силой, что тот упал за Вереминтом. Затем Душераздиратель вытянул перед собой руку с камнем и отправил изумрудное пламя обратно к Вереминту. Ярость Лорда не дрогнула. Вскинув вверх посох, он встретил эту молнию его обитым металлом концом. Пламя налетело на препятствие, собралось снова в один ком и зависло над посохом в воздухе. Дикий треск раздавался из дерева по мере того как бушевание силы ослабевало, но посох держался. Вереминт выкрикивал над пламенем слова могущества, пытаясь подчинить его своей воле. Постепенно зеленый огонь сменился его посохом на голубой. Когда он подчинил пламя, он снова метнул его в Опустошителя. Душераздиратель снова поймал его и начал смеяться. Атака Вереминта, помноженная на некоторую часть могущества великана, отраженная затем Лордом и снова пойманная Камнем, послужила как бы фитилем для чудовищного по силе могущества. Зеленое пламя стало быстро и жадно расти, пока колонна изумрудного огня не вознеслась в воздух до огромной высоты. Смеясь, Опустошитель опрокинул этот столб пламени на Вереминта. Поток могущества как тростинку сломал его посох, сжег дотла его древесину, а затем пламя затопило Лорда, окутало его, приняв в своих очертаниях его форму, затем уплотнилось, стиснуло его и стало подобно зеленому ореолу. Руки Лорда бессильно упали вдоль тела, его голова свесилась вперед так, что подбородок уперся в грудную клетку; он закрыл глаза и безвольно повис в огненном ореоле, будто был к нему пригвожден. С победным триумфом Душераздиратель воскликнул: - Ну, что, Вереминт, супруг Шетры! Где же теперь твой вызов? - на секунду его насмешка как бы разлилась в воздухе и отозвалась эхом в горах; он продолжил: - Я вижу, ты побежден. Но слушай меня, ничтожество. Может получиться так, что я подарю тебе жизнь. Конечно же, чтобы заработать право на жизнь ты должен изменить свою преданность. Повторяй эти слова: "Я преклоняюсь перед Лордом Фаулом Презирающим. Он - единственное слово правды". Губы Лорда Вереминта остались крепко сжатыми. Охваченные зеленым огнем мускулы его щек выпятились, когда он стиснул челюсти. - Говори! - прорычал Душераздиратель. Резко дернув рукой с Камнем, он усилил яркость свечения вокруг Вереминта. Сильная боль агонии разъединила губы Лорда; он начал говорить: - Я... преклоняюсь... Он замолчал. И тут Томин вскочил, чтобы выполнить последнюю обязанность. Одним ударом Страж Крови сломал спину Лорда. В мгновение Лорд упал мертвым. На лице Томина было явное волнение из-за этого убийства, когда он снова бросился и вцепился в горло Душераздирателя. На этот раз атака Стража Крови была столь неистовой и безжалостной, что превысила защиту Опустошителя. Он схватил Душераздирателя за шею, впившись пальцами в кожу великана, с такой страстностью, что Душераздиратель не смог сорвать его. Но затем Опустошитель прибегнул к помощи Камня. Одной вспышкой зеленого пламени он спалил кости Томина в пепел внутри его тела. Страж Крови свалился с него, образовав кучу бесструктурной плоти. Затем на мгновение Душераздиратель, казалось, сошел с ума. Рыча словно сходящая с гор лавина, он впрыгнул на форму Томина, топтал его, пока бескровные остатки не были втерты в траву. А после этого послал орду завывающих волков в глотку Рокового Отступления. Ведомые его яростью, они слепо ворвались в ущелье и напоролись на Слово Предупреждения. Первый волк, дотронувшийся до Слова, активировал его. В тот же момент скалы стен ущелья, казалось, разнесло на мелкие куски. Сила, которую поместил там Вереминт, обрушила распавшиеся скалы вниз. Смертельный град валунов и глинистого сланца обрушился в ущелье, уничтожая тысячи волков с такой стремительностью, что этой орде удалось издать вой ужаса только один раз. Когда пыль улеглась, Душераздиратель смог видеть, что Отступление оказалось теперь заблокированным, забитым раскрошенной скалой и щебнем. Его армия могла бы потратить немало дней, пробираясь сквозь это скопление валунов. Внезапное ухудшение ситуации успокоило его. Жажда мести горела в его глазах, но голос был тверд, когда он выкрикивал команды. Он послал вперед грифонов. Тяжело вздымая крылья, с юр-вайлами на спинах, они полетели в Отступление, чтобы сразиться со Словом Вереминта. А за ними Душераздиратель послал своих камнекопов-пещерников - расчищать путь остальной армии. Принужденные его властью, пещерники работали с безумным энтузиазмом. Много грифонов погибло, налетев, бездумно атакуя, на Слово. Много пещерников было убито друг другом в стремлении расчистить от обломков дно ущелья. Но обладавшие могучим учением юр-вайлы в конце концов сорвали Слово Предупреждения. И пещерники совершали изнурительный подвиг. Если бы им дали достаточно времени, они сумели бы сдвинуть и горы. Сейчас они убирали нагромождения обломков. Они работали не переставая всю ночь и к рассвету вычистили вдоль центральной части ущелья тропу шириной в десять ярдов. Держа Камень высоко над головой, Душераздиратель повел армию вперед через ущелье. На южном конце ущелья он обнаружил, что Боевой Стражи нет. Последние его враги - маленькая группа всадников, среди которых было два Лорда - галопом уносилась прочь вне пределов досягаемости. Он прорычал проклятия им вслед, клянясь, что догонит их и уничтожит. Но затем его дальнозоркие глаза великана высмотрели Боевую Стражу. До всадников было семь или восемь лиг. Он отметил направление их движения, увидел, куда они направлялись. И опять начал смеяться. Раскаты саркастического смеха и торжества отдавались эхом в горах Рокового Отступления. Боевая Стража направлялась в сторону Дремучего Удушителя. 19. РУИНЫ ЮЖНЫХ ПУСТОШЕЙ Когда вомарк Трой скакал вместе с Лордом Морэмом и Каллендриллом и группой Стражей Крови от Рокового Отступления, он отринул свое послабление, лишь наполовину благоразумное стремление спрятать свою голову. Ушло также и чувство страха, парализовавшее его, когда умер Лорд Вереминт. Он отринул все эти вещи ночью, последовавшей за тем днем, когда Морэм и Каллендрилл вложили все свои силы в Слово Предупреждения. Сейчас он ощущал себя странно бесчувственным. Он был вомарком, и он вернулся к своей работе. Он думал, мерил расстояния, оценивал относительные скорости, предсказывал степень усталости Боевой Стражи. Он командовал. Он видел необходимость армии в руководстве так отчетливо, что это ему казалось даже где-то скверным. Впереди него Боевая Стража свернула немного на юг, чтобы не идти по предгорьям, и через эти земли, более легкие для прохождения,
в начало наверх
темп перемещения был не больше семи лиг в день. Но условия похода по-прежнему оставались ужасными. Его армия вступала в сухую полупустыню Южных Пустошей. Здесь пока не было никаких признаков, даже намеков наступления осени, которая могла бы сделать более щадящим сухой ветер, дувший на север с высохшей безжизненной Серой Пустыни. Почти вся трава уже погибла, и оставшиеся ручейки или речушки, сбегавшие с гор, умирали, не доходя пяти лиг до пустыни. Южнее от предгорий местность была еще более тяжелой, чем перед Отступлением - размытая, потертая, потрескавшаяся от бесплодных ветров, дующих в сторону гребней холмов. Результатом всего этого была отвердевшая, опаленно-бледная земля, обладавшая таинственной и недружелюбной красотой. Боевая Стража была вынуждена ступать по этой земле, такой жесткой и враждебной, словно под ногами была не земля, а камень, и, кроме того, клубы густой пыли поднимались из-под ног, словно это была не почва, а пепел. Через три лиги пути от Отступления Трой и сопровождавшие его нашли первого мертвого воина. Труп жителя настволья лежал, скрюченный, на земле, словно жертва мучений. От истощения его язык и губы стали черными, а глаза навыкате были облеплены пылью. Троя охватило безумное желание остановиться и похоронить воина. Но все это лишь подтверждало точность его расчетов: в этой бесплодной жаркой местности потери Боевой Стражи с каждым днем, возможно, будут удваиваться. И никто из живых не должен позволять себе тратить время и силы на то, чтобы позаботиться об умерших. К тому времени, когда вомарк догнал свою армию, он насчитал еще десять мертвых. Цифры переполняли его голову: одиннадцать умерших в первый день, двадцать два во второй, сорок четыре в третий, в общем, сто девяносто три человеческих жизни будет уничтожено жестокими условиями этого марша до того, как они достигнут места назначения. И только Бог знает, сколько еще будет жертв. Он заметил, что с интересом думает, будет ли он теперь когда-нибудь в состоянии спать спокойно? Он заставил себя обратить внимание на Кеана и Аморин, отчитывавшихся о своих усилиях сохранять воинов как можно дольше в живых. Еда была нормирована, все кувшины для воды заполнялись в каждом встречавшемся ручейке, даже маленьком, каждый хафт и вохафт передвигался теперь пешком, чтобы их лошади могли везти самых слабых мужчин и женщин; всадники, бывшие с Кеаном, тоже шли пешком, а их израненные лошади везли на себе снаряжение и обессиленных воинов; вся разведка и доставка воды осуществлялись только Стражами Крови. Каждый воин, который не мог уже больше идти, снабжался едой и направлялся пытаться найти безопасность в горах. Ничего более командиры сделать не могли. Все это вызывало у Троя боль. А затем Кеан описал ему, как небольшая группа воинов решила оставить поход и устроить засаду в холмах, чтобы попытаться хоть немного задержать преследователей. Эта новость успокоила Троя; он чувствовал, что это было с одной стороны ужасно, а с другой прекрасно, - что так много мужчин и женщин желали следовать с ним к полному краху его идеи. Он собрал всю свою уверенность, чтобы ответить на неминуемые вопросы Кеана и Аморин. Кеан прямо перешел к проблеме: - Душераздиратель следует за нами? - Да, - ответил Трой. - Лорд Вереминт задержал его на день. Но сейчас этот великан следует за нами - и следует быстро. Кеану не было нужды спрашивать, что случилось с Вереминтом. Вместо этого он сказал: - Душераздиратель будет двигаться все так же быстро. Когда он догонит нас? - Где-нибудь завтра днем. Самое позднее - завтра вечером. - Тогда мы пропали, - сказала Аморин, и голос ее дрогнул. - Мы не сможем идти быстрее. Воины слишком изнеможены, чтобы сражаться, вомарк, - сказала она умоляющим голосом. - Сними с меня эту обязанность. Назначь Первым Хафтом кого-то другого. Я не выдержу. Я не могу отдавать такие приказания. Он попытался передать ей часть своей уверенности. - Не волнуйся. Мы еще не побеждены. Но самому ему казалось, что он говорил более истерически, чем уверенно. У него возникло неожиданное желание орать. - Нам и не нужно будет идти быстрее. Мы лишь только свернем еще чуть южнее, чтобы добраться до этого древнего разрушенного города - "Дориендор Коришев", как его называет Морэм. Нам нужно добраться туда завтра до полудня. Он почувствовал, что говорит слишком быстро. Сделав над собой усилие, он замедлил речь, когда объяснял свои намерения. Затем успокоился, увидев суровое одобрение в лицах его офицеров. Первый Хафт Аморин глубоко облегченно вздохнула, так как снова могла опираться на свою смелость. Через некоторое время он спросил: - Кто будет командовать теми Боевыми Дозорами, которые останутся? - Позволь мне, - сказала Аморин, - у меня уже нет сил продолжать этот марш. Я хочу биться. Хилтмарк открыл было рот, чтобы возразить ей, но Трой жестом остановил их обоих. Секунду он оценивал в уме это бремя, ища точку оптимальности. Затем сказал Кеану: - Лорды и я останутся с Первым Хафтом Аморин. Нам нужно восемь Боевых Дозоров добровольцев и каждая лошадь, которая еще может что-то везти. Стражи Крови, возможно, останутся с нами. Если мы сделаем все правильно, то большинство из нас выживет. Кеан нахмурился, услышав это решение. Но его принятие было таким же беспристрастным, как и его неприятие. Он сказал Аморин: - Надо найти добровольцев и подготовить их сегодня, потому что завтра времени для этого может не остаться. Вместо ответа Первый Хафт отсалютовала Кеану и Трою, затем поскакала среди Боевой Стражи. Она держалась прямее, чем когда-либо за эти дни, и ее оживленность показывала Трою, что он сделал правильный выбор. Он кивнул ей вслед головой, насмешливо поздравляя себя, что хоть что-то наконец сделал правильно. Но у Кеана все еще были вопросы. Вскоре он сказал: - Извини, вомарк, но мы друзья, и я должен об этом поговорить. Не объяснишь ли ты, почему мы продолжаем поход сейчас? Если Роковое Отступление - не то место для битвы, которое ты хочешь, возможно, Дориендор Коришев может послужить им? Зачем должен продолжаться этот ужасный марш? - Нет, я не собираюсь ничего объяснять. Не сейчас. Трой скрывал финал своего плана, будто молчание и скрытность могли спасти от его опасений. - И этот город не спасет нас. Мы бы смогли бороться там день или два. Но после этого Душераздиратель окружил бы и схватил нас. Мы должны придумать что-то лучше, чем это. Хилтмарк угрюмо кивнул головой. Отказ Троя огорчил его как выражение недоверия. Но он с усилием сделал на лице кривую улыбку и сказал: - Вомарк, у твоих планов нет конца? - Есть, - Трой вздохнул, - есть, и мы доберемся туда. А потом Морэм должен будет спасти нас. Он обещал... Не в силах смотреть в лицо Кеану со своей некомпетентностью, он отвернулся. Похлопав Мехрила пятками, он отправился на поиски Лордов. Ему хотелось поделиться своими планами, связанными с этим городом, и выяснить, какую дополнительную помощь Морэм и Каллендрилл могли бы при этом дать Боевой Страже. Весь остаток этого дня и на следующее утро он получал регулярные сообщения от Стражи Крови о продвижении Душераздирателя. Армия Великана-Опустошителя была большой и плохо управляемой. На следующий после перехода через Роковое Отступление день она покрыла расстояние лишь в девять лиг. Но она не остановилась темной ночью и лишь немного отдохнула перед рассветом. Трой предполагал, что великан дойдет до города к полудню. Знание этого болезненно принуждало его гнать Боевую Стражу быстрее. Но он не мог. Слишком много воинов покинули армию или умерли этой ночью и утром. К его отчаянию, число изнеможенных утроилось. Череда чисел пробегала в его голове: одиннадцать в первый, тридцать три ко второму, девяносто девять к третьему дню - при таком раскладе сам марш потребует четыре тысячи и еще четыре жертвы к исходу шестого дня. И еще жизни будут потеряны в Дориендор Коришев. Нужно было составлять уравнения в комплексных числах, чтобы измерять бедственность положения. Он не пытался торопить их. В итоге когда Боевая Стража начала подниматься по высокому склону к развалинам Дориендор Коришева, они опережали Душераздирателя лишь немногим более чем на лигу. Древний город располагался на вершине холма перед вечно хмурыми горами, и сам этот холм был началом уходящего на юг горного хребта. Руины возвышались на линии, которая разделяла, прятала друг от друга восточную и западную стороны Южных Пустошей. В прошлом, когда город жил и процветал, он эффективно управлял северным краем этих местностей, и даже сейчас низкие, массивные остатки укреплений показывали, что жители города знали цену своей позиции. Согласно легендам, сохраненным Учением Кевина, эти люди были военно-агрессивны; им требовалось стратегически правильное размещение. Лорд Каллендрилл перевел это название как "место покорения" или "опустошение врагов". Легенды говорят, что многие века Дориендор Коришев был столицей нации, от которой произошел Берек Полурукий. Это было время владычества в Стране Всеединого Леса. Кроме того, не было никаких Пустошей к югу от гор: эти места были зелеными и хорошо заселенными. Но со временем они стали перенаселены. Группы людей из этих южных местностей постепенно перемещались к северу по Стране и начали нападать на Лес. Сначала они хотели только заполучить лесоматериалы для цивилизации Дориендор Коришева. Потом захотели получить дополнительные поля для зерна. Затем им потребовались жилища. С бездумной помощью еще и других иммигрантов, с севера, они непреднамеренно изувечили Всеединый Лес. Это вмешательство имело целый ряд последствий. С одной стороны, вырубка деревьев сняла запрет, наложенный Колоссом Землепровала на зло Нижней Страны. Опустошители были спущены с цепи - и их освобождение с неизбежностью привело к уничтожению монархии Дориендор Коришева в великой войне Берека Полурукого. А с другой стороны, потеря около ста тысяч квадратных лиг леса изменила природный баланс Страны. Каждое срубленное дерево было очередным бревном для дома безотрадной судьбы "места покорения". По мере умирания деревьев южные земли теряли водораздел, предохранявший их ранее от Серой Пустыни. Спустя века после того, как опустошение Всеединого Леса нельзя уже было повернуть назад, эти земли превратились в высохшие пустоши. И сам город тоже был сильно опустошен со времен Берека, первого Лорда. Теперь, после тысячелетий ветра и пыли, ничего не осталось от "места покорения", кроме торчащих развалин его стен и строений, некой групповой схемы, сформированной бескровными обломками его роскоши. В этом запутанном лабиринте проходов вомарк Трой мог бы спрятать всю армию. За остатками городской стены, которые бессмысленно устремлялись к небу, воины могли бы несколько дней вести партизанскую войну против армии, подобной преследующей их. Трой верил, что Душераздиратель тоже понимал это. Его планы основывались главным образом на его способности убедить великана, что Боевая Стража предпочла борьбу до последнего в Дориендор Коришеве явной смерти в Дремучем Удушителе. Он вел свою армию прямо вверх по длинному склону, и затем в беззубые ворота "места покорения". Потом он провел воинов через весь город и вывел за восточную его окраину, где они были спрятаны от Душераздирателя хребтом, на котором стоял город. Здесь он передал Кеану свои наставления, воодушевил его как мог. Затем отсалютовал хилтмарку, отпуская его, и понаблюдал, как основная часть Боевой Стражи спускалась вниз по склону, исчезая из вида. Когда они совсем исчезли, он и его добровольцы вернулись в город вместе с двумя Лордами, Первым Хафтом Аморин, со всеми Стражами Крови и всеми лошадьми, которые еще способны были нести седоков. Среди разрушенных стен он обратился к восьми Боевым Дозорам, оставшимся купить Боевой Страже побег из Дориендора Коришева. Горло у него пересохло и было сжато спазмом, когда он начал: - Вы все добровольцы. И я не буду проповедовать вам необходимость того, что мы делаем. Но я хочу, чтобы вы знали _з_а_ч_е_м_ мы это делаем. Для этого есть две основные причины. Первая - мы даем возможность остальным воинам увеличить расстояние между ними и Душераздирателем. Второе: мы собираемся помочь им победить в этой войне. Я готовлю небольшой сюрприз для Фаула, и мы здесь будем помогать тому, чтобы это сработало. Части его армии передвигаются с очень различными скоростями, и если они слишком разбредутся, то не попадут в мою ловушку. Мы здесь должны соединить их всех воедино. Он замолчал, оглядел воинов. Они стояли квадратом перед ним, подчеркнуто выражая каждый оттенок их усталости, хмурости и решительности, а их кости, казалось излучали смертность. При виде этого он начал понимать правоту мнения Морэма, что они заслуживали знать правду; они всей душой повиновались его командам. Он продолжал грубо:
в начало наверх
- Но есть и еще кое-что. Душераздиратель наверняка запланировал для нас парочку сюрпризов. Многие из вас были с Кеаном во время той бури - вы понимаете, о чем я говорю. Этот великан обладает могуществом, и он намерен его использовать. А мы должны дать ему для этого шанс. Мы должны послужить ему мишенями, чтобы, чего бы он там ни сделал, это пало на нас, а не на всю Боевую Стражу. Я думаю, мы сможем выжить при этом - если все будем делать правильно. Хотя это будет нелегко. Он повернулся к Аморин и приказал ей развести Боевые Дозоры на стратегические позиций вдоль западной стороны "места покорения". - Подготовь пути отступления заранее. Я не хочу, чтобы, когда настанет время отступать, в суматохе гибли люди. - Затем он обратился к Стражам Крови и попросил их разведать окрестности города вдоль хребта: - Я должен точно знать, пытается ли Душераздиратель окружить нас. Террел мотнул головой, и несколько Стражей Крови удалились. Первый Хафт Аморин повела Боевые Дозоры через Дориендор Коришев. Всех лошадей, включая ранихинов, они оставили у западного выхода из города под наблюдением нескольких Стражей Крови. Сопровождаемые остальными Стражами Крови, Трой и двое Лордов пошли пешком к восточной стене. Когда они шли через развалины, Лорд Морэм спросил: - Вомарк, ты уверен, что Душераздиратель не попытается окружить нас? Почему он поступит наоборот? - Его инстинкт, - ответил Трой кратко. - Я думаю, он будет очень заботится о том, чтобы пустить нас убежать в восточную сторону. Ты же слышал, как он смеялся там, в Роковом Отступлении, когда увидел, куда мы направляемся. Я думаю, он хочет поймать нас в ловушку у Дремучего Удушителя. Он - Опустошитель. Он должен полагать, что идея использования против нас Леса достаточно разумна. Он был благодарен Морэму, что тот воздержался от сомнений по поводу его идеи относительно Дремучего Удушителя. Он не хотел сейчас думать об этом. Вместо этого он пытался сконцентрировать свое внимание на плане города, чтобы найти выход из него даже ночью, если это будет действительно необходимо. Но при этом сердце его не было занято этой задачей. Слишком много других тревог было в его голове. Дойдя до восточной стены и взобравшись на верх одной из руин, чтобы выглянуть за пределы развалин, он увидел армию Душераздирателя. Она приближалась как огромное пятно, мрачный кровоподтек на бледных землях Пустошей. Ее передний край растянулся уже и на юг, и на север от руин. До нее было уже меньше лиги. Ее численность была просто неимоверной. Трой не представлял себе, как Лорд Фаул мог создать такую армию. Она продвигалась вперед, пока не дошла до подножия того холма, на котором стоял Дориендор Коришев. Наблюдая, Трой стиснул рукоятку своего меча, будто это была единственная вещь, не позволявшая ему паниковать. Несколько раз он пытался подправить солнечные очки, которых у него давно уже не было. Это движение было словно непроизвольная молитва. Но никто из Лордов не смотрел на него. Все взгляды были устремлены в сторону Душераздирателя. Трой воодушевленно вскрикнул, когда Великан-Опустошитель остановил свою армию у подножия холма. Остановка пронеслась по его орде как шок, будто сила, которая двигала ими, поставила стену, на которую они разом наткнулись. Волки уже ощущали запах добычи; на остановку они ответили завыванием от расстройства их планов. Юр-вайлы яростно залаяли. Исковерканные люди застонали, а пещерники стали жаждуще переминаться с ноги на ногу. Но команда Душераздиратель подчинила себе их всех. Они подтянулись ближе и сформировали арку вдоль всей восточной стороны холма, затем ожидающе застыли. Когда он был удовлетворен расположением своей армии, Опустошитель сделал несколько шагов вверх по склону, упер руки в пояс и злобно и насмешливо закричал: - Лорды! Воины! Я знаю, вы слышите меня! Слушайте, что я скажу! Сдавайтесь! Вам не уйти! Вы окружены: Пустошами и Удушителем. Я могу истребить вас и десятой частью моих сил. Сдавайтесь! Если вы присоединитесь ко мне, я смогу проявить милосердие. - При слове м_и_л_о_с_е_р_д_и_е_ шум протеста и голода поднялся со стороны его армии. Прежде чем продолжать, он подождал, пока этот шум уляжется. - Если вы не сдадитесь, я уничтожу вас! Я сожгу и разрушу ваши дома. Я превращу Ревлстон в склеп и обращу Ревлвуд в пепелище и использую его как свалку. Я разрушу и опустошу Страну еще до того, как само Время исчезнет. Слушайте меня и сдавайтесь! Сдавайтесь - или вы все умрете! В этот момент вомарка охватил неодолимый импульс; крушение надежд и ярость вскипели в нем. Неожиданно он вспрыгнул на стену. Здесь он встал на ноги, собрался с силами и поднял вызывающе кулаки. - Душераздиратель! - закричал он. - Истязатель земли! С тобой говорит вомарк Хайл Трой! Здесь командую я! Я плюю тебе в лицо, Опустошитель! Ты - только раб! И твой хозяин - раб! Он раб голода, он гложет свою нужду как старую кость. Уходи! Покинь Страну! Мы - свободные люди. Отчаяние не в силах овладеть нами. Но я заставлю тебя испытать отчаяние, если ты осмелишься сразится со мной! Душераздиратель резко выкрикнул команды. Зазвенели дюжины тетив, стрелы пронеслись над головой Троя, когда Руэл сдернул его со стены. Трой пытался вырываться, но Руэл удержал его. Когда вомарк успокоился, Морэм сказал: - Ты слишком рисковал. Чего ты этим добился? - Я взбесил его, - неуверенно ответил Трой. - Это нужно было сделать, и я это сделал. Чем он свирепее, тем лучше для нас. - Ты так уверен в том, что знаешь, что он будет делать? - Да. - Трой ощущал странную уверенность, убеждение, что теперь он будет прав во всем. - Он уже делает это - он остановился. И если он уже достаточно рассвирепел, то будет атаковать нас первым. Его армия останется на месте. Этого нам и нужно. - Ну, тогда, пожалуй, ты добился успеха, - тихо вступил в беседу Лорд Каллендрилл. Говоря это, он смотрел через стену. Морэм и Трой присоединились к нему и сразу поняли, что он имеет в виду. Душераздиратель отступил на такое расстояние, что между ним и ведущим вверх склоном осталось небольшое пространство ровной земли. Армия расположилась вокруг него. Несколько тысяч юр-вайлов образовали клинья, направленные к этому ровному пространству, на кончиках которых были их мастера учения. Великан-Опустошитель при помощи палаша одного из мастеров учения прочертил в грязи широкий круг. Затем он приказал всем кроме юр-вайлов отдалиться от круга. Когда пространство очистилось, за дело взялись мастера учения. Монотонно напевая, словно хор загипнотизированных собак, юр-вайлы передавали свою силу мастерам учения. Те же воткнули концы своих палашей в край круга и стали медленно покачивать ими вперед и назад. Воздух наполнился низким приглушенным жужжанием. Юр-вайлы пели на своем языке, и их песня заставляла дрожать окруженный ими плоский участок жесткой почвы. Шум этот постепенно нарастал, как будто из земли рвался наружу целый улей бешеных пчел, и поверхность круга дрожала все заметнее. Каменистая почва изменилась как будто под действием все возрастающей жары, горячие красные отблески беспорядочно заплясали в круге, его поверхность забурлила. Жужжание становилось все неистовее, все громче. Процесс был медленным, но ужасающая притягательность, казалось, ускоряла его. Когда дневной свет начал опадать с измученного неба, жужжание сменилось подобием криков боли, которые шли, казалось, из самой земли. Круг Опустошителя пузырился и кипел, словно грязь внутри него была расплавлена. Этот звук мучил Троя, резал слух, полз как вши по телу. Пот слеплял его безглазые брови. Какое-то время он боялся, что поддастся искушению закричать. Но наконец этот крик перешел границы ощущений. Он мог теперь не обращать на него внимания, немного отдохнуть. Когда он снова посмотрел в сторону круга, то увидел, что юр-вайлы отошли от него. Возле круга стоял лишь один Душераздиратель. Демоническая гримаса искажала его лицо, уставившееся на горячую, красную, кипящую почву. В руках он держал одного из мастеров учения. Тот отчаянно что-то бормотал, вцепившись обеими руками в свой палаш, но не мог вырваться из державшей его хватки. Смеясь, Душераздиратель поднял мастера учения над головой и швырнул в круг. Когда бедняга ударился о землю, крик его потонул во вспышке пламени, после которой остался только его палаш, медленно плавящийся на поверхности. После захода солнца Душераздиратель стал пользоваться своим куском Камня, чтобы придавать расплавленному остатку палаша какую-то форму, превращать его во что-то совершенно новое. Тихо, как бы опасаясь, что Великан-Опустошитель может услышать его, Трой спросил Лордов: - Для чего это? Что он делает? - Он создает для себя подручный инструмент, - прошептал Морэм, - чтобы увеличивать или концентрировать силу. Это доставило Трою мрачное удовольствие. По крайней мере его стратегия оправдалась хотя бы в том, что Боевая Стража не подвергнется этой атаке. Но он знал, что этого оправдания недостаточно. Последняя часть его плана давила на него мертвым грузом. Он боялся, что потеряет контроль над Боевой Стражей как только расскажет всем свой план - это настолько напугает воинов, что они взбунтуются. После всех своих обещаний победы, он чувствовал себя лжепророком. И все же его план был единственной надеждой Боевой Стражи, единственной надеждой Страны. Он молился, чтобы Лорду Морэму это оказалось по силам. С заходом солнца его взор заволокло туманом. Пришлось полагаться на отчеты Морэма о дальнейших действиях Опустошителя. В темноте он чувствовал себя как в ловушке, лишенным всякой власти. Все, что он мог видеть - это бесформенный тусклый отблеск расплавленной земли. Иногда он различал сияние и вспышки зловещего зеленого света на фоне красного, но они ему ничего не говорили. Успокаивало его только то, что эта подготовка Душераздирателя давала ему все больше и больше так необходимого времени. На стенах по обеим сторонам от него Боевые Дозоры Первого Хафта Аморин тоже наблюдали за работой Опустошителя. Никто не спал, нависшая угроза нападения армии Душераздирателя держала всех в напряжении. Лунный свет не рассеивал мрака - всего лишь три дня назад было новолуние, - но отблески кузницы Опустошителя были достаточно яркими, чтобы затмить звезды. За все время этого долгого наблюдения Душераздиратель ни разу не отошел от своего расплавленного круга. Вскоре после полуночи он извлек из него некое подобие скипетра и охладил его, взмахнув несколько раз над головой, рассыпая снопы искр. Затем закрепил свою часть Камня на его конце. Но когда и это было сделано, он все же остался возле круга. Когда ночь начала медленно переходить в утро, он начал делать движения руками и петь над расплавленным камнем, призывая с помощью этого расплава могущество. Его движения освещались зловещим светом, и Камень вспыхивал через ровные промежутки, освещая все зелеными сполохами его злости. Все это было видно Трою очень слабо. Он мог пока только цепляться за свою надежду. В темноте единственной реальностью для него оставались расчеты, и он повторял их, как бы отражая удары ночи. Когда первый луч восходящего солнца стал прояснять его зрение, он ощутил что-то вроде восторга. Он мягко попросил позвать Аморин. - Да, вомарк, - она уже давно стояла рядом с ним. - Аморин, слушай. Этот монстр уже совершил большую ошибку - он затратил на подготовку слишком много времени. Теперь мы вынудим его поплатиться за это. Уведи отсюда воинов. Отправь их вслед за Боевой Стражей. Что бы ни случилось, великан не заполучит стольких из нас, скольких он рассчитывает здесь найти. Пусть останется по воину на каждую хорошую лошадь. - Возможно, нам следует уйти сейчас всем, - ответила она, - пока не началась атака Опустошителя. Трой усмехнулся этой идее. Он представил себе ярость Душераздирателя, если окажется, что великан атакует пустой Дориендор Коришев. Но он знал, что выиграл еще недостаточно времени, и ответил: - Я хочу вытянуть у него еще полдня. Со Стражей Крови и несколькими сотнями воинов нам это удастся. Так что иди. - Да, вомарк. - Она покинула его, и вскоре он услышал звуки отхода Боевых Дозоров. Тогда он снова взобрался на стену и стал смотреть в сторону восхода, ожидая света. Вскоре его забеспокоило ощущение того, что сухой бриз с юга утих. Затем затуманенность его видения развеялась. Сначала он увидел разрушенную внешнюю стену города, затем холмы, наконец увидел и ждущую армию. Она никуда не двинулась на протяжении ночи. Ей и не надо было двигаться. Душераздиратель все еще стоял возле круга. Огонь в земле погас, но прежде чем он окончательно умер, Душераздиратель использовал его чтобы обернуть себя в дрожащий полупрозрачный кокон энергии. Внутри этого кокона он стоял словно идол, держа скипетр прямо над головой, не двигаясь, не издавая ни звука. Но когда лучи восходящего солнца коснулись его, пронесся
в начало наверх
внезапный порыв ветра, словно Пустыня яростно выдохнула сквозь зубы. И стал крепнуть, дуть резкими порывами, словно у этого сирокко были острые края. Затем приглушенный крик одного из воинов отвлек внимание Троя от Душераздирателя. Повернув голову, он оказался смотрящим прямо в разверзнутую пасть спускающегося с гор урагана. С юго-востока, где Южная Гряда переходила в Серую Пустыню, на Дориендор Коришев надвигался смерч. Его крутящийся столб двигался прямо через Пустоши, вспахивая землю. Он производил впечатление такой силы, что прошло несколько мгновений прежде чем Трой осознал, что этот вихрь был таким, понять которого он не был в состоянии. Не неся ни дождя, ни облаков, он был сух как пустыня. И не неся ни пыли, ни песка, он был чист и прозрачен как воздух. Пожалуй, он должен был бы быть невидимым. Но взгляд Троя ясно видел, насколько этот вихрь был силен. Он почти физически ощущал его приближение. Это было настолько завораживающе, что он сначала не понял, что торнадо это двигается не по ветру. Штормовой ветер несся на них с юга, свирепо сметая пыль с земли. А торнадо передвигалось перпендикулярно к нему, невзирая на направление ветра, надвигаясь прямо на Дориендор Коришев. Трой заворожено смотрел на это. Пыль забивалась ему в рот, но он этого не осознал, пока не попытался что-то крикнуть. Тогда, мучительно закашлявшись, он отвернулся от удивительного зрелища. И в этот момент набравший уже сокрушительную силу сирокко чуть не свалил его. Когда он отворачивался от смерча, сила ветра закружила его и чуть не опрокинула. Руэл поддержал его, и с помощью Стража Крови он направился к Лорду Морэму. Дойдя до Морэма, он крикнул: - Что это? - Да сохранит нас Бог! - ответил Морэм. Воющий ветер срывал слова с его губ, и Трой едва слышал его. - Это Ужасающий Вихрь. Трой постарался выкрикнуть слова Морэму в ухо: - Что он сделает? Крича прямо в лицо Трою, Морэм ответил: - Он повергнет нас в безумие! В следующий момент он схватил Троя за руку и указал вверх, к вершине вихря. Вдоль края завихрения воздуха летали какие-то темные существа. Торнадо уже покрыло половину расстояния до Дориендор Коришева, и Трой мог ясно видеть этих существ. Это были птицы размером с крешей, с перекошенными сатанинскими лицами как у крыс, большими широкими крыльями и огромными острыми когтями. Они перекликались на лету, показывая двойные ряды острых зубов. Крылья их свирепо рассекали воздух. Это были самые устрашающие существа, каких Трой когда-либо видел. Уставившись на них, он попытался укрепить себя духом против них - стал оценивать их скорость, вычислять время, через которое они будут здесь, планировать защиту. Но это зрелище парализовало его ум, он не мог понять, что их породило. Он попытался двинуться с места, овладеть собой настолько, чтобы сказать себе, что не испытывает последствия Ужасающего Вихря. Но он был парализован. Вокруг него кричали. У него сложилось смутное впечатление, что орды Душераздирателя приветствуют приближение вихря с радостью. Или они тоже боялись? Он не знал. Затем Руэл схватил его за руку, оттащил от стены, крикнул в ухо: - Вомарк, пошли! Надо готовиться к защите. Трой не помнил, чтобы кто-нибудь из Стражей Крови кричал когда-либо до этого. Но даже сейчас в голосе Руэла не было паники. Трой почувствовал что-то ужасное в этой невосприимчивости Стража Крови. Он попытался осмотреться, но ветер поднял столько пыли над руинами, что все детали происходящего были скрыты. Оба Лорда исчезли. Воины бежали во всех направлениях, борясь с ветром. Стражи Крови то появлялись, то исчезали, как приведения. Руэл опять прокричал ему: - Надо спасать лошадей. Они взбесятся от ужаса. На один безумный момент Трой пожелал увидеть Высокого Лорда Елену, чтобы признаться ей, что сделал еще одну ошибку. Если его сейчас убьют, никто не узнает, как спасти Боевую Стражу. Его план умрет с ним, а все женщины и мужчины его армии превратятся в кровавое месиво. Эта мысль, казалось, подтолкнула его к полному отчаянию. Он безвольно опустился на колени. Сирокко и пыль душили его. Руэл крикнул: - Вомарк! Порча атакует! При слове _П_о_р_ч_а_ сознание Троя прояснилось. Страх заполнил его мысли с кристаллической ясностью. Он тут же осознал, что любые старания Стража Крови всегда уничтожают что-то сделанное им самим, неизменная верность Руэла - это вызов ему, его способности командовать. Осознав это, он заметался, двигаясь при этом четко, проворно. Оглянулся, увидел одну-две фигуры, снующие в серо-синем пыльном аде. Руэл хотел поймать его. Черные птицы над их головами пикировали прямо на развалины. Трой подобрал камень и замер на месте. Когда Руэл коснулся его, он внезапно отскочил к нему за спину. Страж Крови начал оборачиваться, чтобы посмотреть на него. Трой ударил его камнем по затылку. Затем вомарк побежал. Он не мог двигаться против ветра, приходилось пробиваться наискосок. Стены зданий тускло проступали в пыли. Он направился к какой-то двери. Внезапно на него наткнулась Первый Хафт Аморин. Она схватилась за него, он услышал что-то вроде криков страха. Но она тоже верна ему, значит она для него опасна. Он толкнул ее плечом, она неловко растянулась на земле. Он тут же устремился в лабиринт "места покорения". Несколько раз он падал, когда ветер налетал на него из неожиданных проломов в стенах. Но он заставлял себя идти дальше. Он был полностью во власти ужаса; он знал, что ему надо сделать. После короткой, беспорядочной битвы с ветром он нашел то, что искал. Рванувшись, он оказался в центре большого, открытого пространства - посреди остатков зала собраний Дориендор Коришева. На этом открытом месте ветер злобно набросился на него. Он встретил его спокойно. Он ощущал парадоксальную радость страха, его собственный ужас доставлял ему удовольствие. Он стоял словно экзальтированный фанатик на открытом месте и смотрел вверх, как бы надеясь, что на него оттуда снизойдет благодать. Когда он обернулся, сердце его тревожно стукнуло. Одна из птиц легко скользила по направлению к нему, как будто она сама управляла бушующим ветром. Ей было очень просто добраться к нему. Плавность ее движений взвинтила его нервы, и он был готов уже ринуться прямо к ней в пасть. Но когда она приблизилась к нему, он увидел, что в мощных когтях она держит искалеченное тело Руэла, разглядел его плоские, бесстрастные черты. Страж Крови выглядел так, как будто его предали. Трой затрясся в конвульсии. Но когда птица мягко скользнула к нему, он вспомнил, кто он. Гнев придал силу его мышцам, он выхватил меч и нанес ей удар. Этот удар раскроил птице череп. Но ее вес придавил Троя к земле. Зеленая кровь залила его голову и плечи. Эта горячая жидкость жгла его словно едкая кислота и так сильно пахла эфирным маслом, что он чуть не задохнулся. С придушенным криком он схватился за голову, пытаясь избавиться от боли. Но ядовитое пламя разлилось по голове, прожгло его череп, просочилось в мозг. Он потерял сознание. Проснулся он в тишине и темноте ночи. После долгого промежутка времени, казавшегося сплошным воплем боли, он оторвал от земли голову. Ветер замел его пылью, и это движение подняло ее в воздух. Она набилась ему в горло, и в рот, и в легкие. Он подавил приступ кашля и прислушался к темноте. Вокруг него Дориендор Коришев молчал словно склеп. Ветер и ураган стихли, оставив после себя хозяйничать пыль и смерть. На руинах проклятием лежало молчание. Затем он закашлялся. Задыхаясь и сплевывая, встал на колени. Ему казалось, что звуки кашля подобны взрывам. Он пытался унять яростный припадок, но ничего не мог сделать, пока спазм сам не прошел. Когда его отпустило, он вдруг понял, что все еще сжимает в руках меч. Инстинктивно еще сильнее стиснул его рукоять, проклиная свою ночную слепоту, но затем сказал себе, что сейчас темнота - это его единственная надежда. Лицо его было в рубцах от ожогов, но он не обращал на это внимания. Не двигаясь с места, он обдумывал свое положение. Раз так много времени уже прошло после урагана, значит его спутники либо мертвы, либо ушли, рассудил он. Если их не убили вихрь и птицы, то смела армия Душераздирателя. Так что они помочь ему не могли. Хотя еще неизвестно, какая часть этой армии оставлена позади, в "месте покорения". И сейчас он ничего не видит. Он уязвим до наступления дня. Только темнота защищает его, он себя защитить не может. Первой его реакцией было оставаться на месте и молиться, чтобы его не нашли. Но он быстро понял тщетность этого плана. В лучшем случае, это только оттянет его смерть. Когда придет рассвет, он по-прежнему будет один против неизвестного количества врагов. Нет, его единственный шанс - выскользнуть из города сейчас и затеряться в Пустошах. Там он мог бы найти расщелину или пещеру, чтобы спрятаться. А спасение это возможно, очень даже возможно, потому что у него было одно преимущество: никто из армии Душераздирателя, кроме юр-вайлов, не может ночью передвигаться через развалины так же, как он. А Опустошитель не оставит юр-вайлов позади. Они слишком ценны для него. Если Трой вспомнит все, что когда-то умел - чувство пространственных связей, память на окружающую местность - он сможет выбраться из города. Придется только полагаться на слух, который должен предупредить о врагах. Он начал с того, что осторожно поместил меч обратно в ножны. Затем начал ощупывать поверхность горячего песка. Нужно было определить, где он, и он знал только один способ это сделать. Рядом он нащупал полосу обожженной земли. Грязь, прилипшая к пальцам, пахла эфирным маслом. И на этой полосе он нащупал скрюченное тело Руэла. Осязание сказало ему, что труп Руэла сильно обуглен. Видимо, темная птица вспыхнула, когда умерла, и полностью прогорела, лежа рядом с телом Стража Крови. Это прикосновение вызвало у него тошноту, и он попятился. Пот лил с него градом, капал на ожоги. Ночь была жаркой, закат не принес развалинам облегчения. Отталкиваясь руками от земли, он с трудом встал на ноги. Нетвердо стоя на открытом месте, он попытался отогнать от себя воспоминания о Руэле и птице. Нужно было вспомнить, что делать при слепоте, как ориентироваться в развалинах. Но ему не удавалось восстановить в памяти как он попал на это открытое место. Покачивая перед собой вытянутыми руками, он двинулся на поиски стены. Ноги его стояли нетвердо, он не мог без опаски переставлять их, и двигался потому неловко. Чувство устойчивости покинуло его. Лицо было сплошной раной, и пот заливал щеки. Но он собрал в кулак всю волю и стал отмерять расстояние. Через двадцать ярдов он дошел до стены. Коснулся ее угла, повернулся под прямым углом и двинулся вдоль нее. Нужно было найти проход, где он смог бы дотронуться до двух сторон этой стены. Разница в температуре между двумя сторонами укажет ему направление, в котором следует идти. Еще двадцать ярдов, и он добрался до угла. Повернув под прямым углом, пошел вдоль другой стены, держась параллельно ей, ощупывая камень пальцами. Вскоре он нащупал рваный край и нашел выход. Стена здесь была толстая, но он смог дотронуться до ее обоих сторон, вытянув руки. Обе стороны были очень теплыми, но ему показалось, что он почувствовал легкую разницу в температурах. Та сторона, что выходила на открытое пространство, была более теплой. Это направление - на запад, рассудил он. Вечернее солнце должно было сильнее нагреть западную сторону стены. Теперь надо было решить куда идти. Если он пойдет на восток, то менее вероятно, что там встретит врагов. И как это они его не нашли? Видимо, они прошли мимо, и их поиск передвинулся с востока на запад, вслед за Боевой Стражей. Однако если остается еще какой-то шанс на помощь его друзей и Мехрила, то помощь эта придет с запада. Казалось, дилемму эту нельзя разрешить. Он заметил вдруг, что качает головой и что-то бормочет сквозь зубы, и тут же заставил себя замолчать. Затем принял решение двигаться на запад, ближе к Мехрилу. Лучше такой двойной риск, чем безопасное спасение на востоке - это спасение оставит его одного в Южных Пустошах, без еды, воды и лошади. Он еще несколько секунд поизучал степень нагрева разных сторон стены, глубоко дыша чтобы собраться с силами. Затем встал, сосредоточился на своей способности ориентироваться в темноте и устремился прочь от развалин зала собраний.
в начало наверх
Он продвигался медленно. Нетвердость шагов приводила к тому, что его все время сносило от точного направления к западу. Но он почти тут же подправлял себя и продолжал идти. Ему все труднее было сохранять равновесие без поддержки стен. Пройдя еще тридцать ярдов, он почувствовал, как земля закружилась под ним, и упал на колени. Пришлось закрыть рот, чтобы не взвыть от боли. Поднявшись на ноги, он услышал тихий смешок - сначала один голос, затем еще несколько. Смех был жесткий и как бы направленный к нему. Звук слегка отдавался от стен, так что он не мог определить, откуда доносится этот смех, но казалось, откуда-то спереди. Он примерз к месту. В бессилии он молился, чтобы темнота скрыла его. Но голос поколебал его надежду. - Смотрите, ребята, - сказал он. - Человек - один. Голос говорил с трудом, как будто рот говорящего был полон слюней, но Трой все хорошо понял. Он разобрал злобу в низком хоре смеха, который ответил на это восклицание. Заговорили другие: - Да, человек, Убийца его побери! - Смотри. Какая хорошая одежда. Врач, наверное. - Ха! Посмотри внимательно, дурак. Это не человек. - Он безглазый. - Это кто, юр-вайл? - Нет, я говорю, человек. Человек без глаз. Поразвлекаемся, ребята. Голоса снова засмеялись. Трой не переставал удивляться, как говорящие могли его видеть. Он повернулся и побежал туда, откуда пришел. За ним сразу же погнались. Он слышал шлепанье босых ног по камню, резкое дыхание. Они его быстро поймали. Кто-то оказался рядом, схватил его. Упав, он почувствовал, что босые ноги окружили его. - Осторожнее, ребята. Не надо убивать. Мы все с ним поразвлекаемся. - Не убивайте его. - Не убивать? Я хочу убить. Убить и съесть. - Великану он будет нужен. - После того как мы развлечемся. - Зачем говорить великану, ребята? Он жадный. - Он отбирает наше мясо. - Этого оставим для себя, да. - Убийца побери этого великана. - Ох уж эти его драгоценные юр-вайлы. Когда опасно, людей он как всегда послал первыми. - Да! Ребята, съедим это мясо! Трой с трудом поднял себя на ноги. Из болтовни голосов он выхватил "послал первыми", и чуть снова не упал. Если эти существа из армии Душераздирателя были самыми первыми и только что вступили в "место покорения"!.. Но, отогнав эту мысль, он выхватил меч. - Меч? Хо-хо! - Смотрите, братцы! Человек без глаз хочет играть. - Играть! Трой услышал свист кнута, веревка ударила его по поясу. Затем петля вокруг талии затянулась, и он упал. Сильные руки отняли у него меч. Что-то ударило его в грудь, отшвырнуло назад. Но нагрудник спас его. Один из голосов крикнул: - У_б_и_й_ц_а_! Моя нога! - Дурак! - прозвучало в ответ. Затем смех. - Убей его! Какое-то металлическое оружие ударилось в его нагрудник и упало на землю. Он попытался найти его в пыли, но вдруг откуда-то взявшиеся руки отшвырнули его. Он отпрянул и снова встал на ноги. Он снова услышал свист кнута, и веревка ударила его по лодыжкам. Но на этот раз он не упал. - Не надо убивать его. А как же развлечение? - Поиграем с ним. - Да, ребята. Играй. - Играй с нами, безглазый. Удар кнута обжег ему шею. Он согнулся под ударом. Сводящий с ума перекрестный огонь голосов продолжался. - Играй, Убийца тебя побери. - Развлекай нас! - Зачем развлекаться? Я хочу мяса. Кроваво-свежего мяса. - Великан кормит нас песком. - Играй, тебе говорят. Ты что, ослеп, безглазый? Солнце что ли тебя ослепило? Эта насмешка была встречена громким смехом. Но Трой застыл в ужасе. Солнце? - ошарашено подумал он. Так значит, он выбрал неправильное направление, восток вместо запада. Он вышел прямо на этих существ. Ему захотелось завизжать. Но это было бесполезно. Он чувствовал как гаснет огонь его жизни. Руки его тряслись, когда он попытался поправить отсутствующие солнечные очки. - О, Боже, - простонал он. В оцепенении, как будто сам не понимая, что делает, он сунул пальцы в рот и резко свистнул. Кнут обхлестнул его вокруг пояса и сбил с ног. - Играй! - нескладно кричали голоса вокруг. Но когда он с трудом выпрямился, то услышал звук копыт. Секундой позже ржание Мехрила прорезало насмехающиеся голоса. Этот звук взбодрил сердце Троя как призыв походной трубы. Он вздернул подбородок и ушами старался определить, где находится ранихин. Голоса перешли в крики - крики голода - когда стук копыт приблизился. - Лошадь! - Убейте ее! - Мясо! Чьи-то руки схватили Троя. Он ухватился за кулак, держащий нож. Но затем стук копыт резко приблизился к нему. Толчок - и его противник отлетел в сторону. Он повернулся, попытался влезть на спину Мехрила. Но оказалось, что он встал ранихину поперек дороги. Тот толкнул его и сбил наземь. Затем он услышал, как босые ноги собираются атаковать. Щелкали кнуты, свистели ножи. Мехрил отпрыгнул от него. Копыта зацокали по камню. И ранихин ускакал. Победно воя, существа погнались за ним. Звуки удалялись. Трой вскочил на ноги. Сердце рвалось из груди, боль пульсировала в каждой клеточке лица. Звуки погони, казалось, показывали, что он остался один. Но он не двигался. Сконцентрировав все внимание, он старался слушать, несмотря на боль. Достаточно долго открытое пространство вокруг него было пустым, тихим. Он пошевелил руками и ничего не нашел. Но затем он услышал резкое, чистое дыхание. Он дрожал как осиновый лист. Ему хотелось повернуться и убежать. Но он заставил себя остаться на месте. Он сконцентрировался, направил все свои чувства в ту сторону, откуда доносился звук. Вдали другие существа потеряли Мехрила. Они возвращались; он уже слышал их. Но голос рядом прошипел: - Я буду убивать тебя! Ты поранил мою ногу. Убийца тебя забери! Ты мое мясо! Трой чувствовал приближение этого существа. Оно вырастало из пустоты. Трой чувствовал, будто что-то давило на его лицо. Звук дыхания стал громче. С каждым шагом он все острее ощущал присутствие существа. Напряжение было мучительно, но он не шевелился. Он ждал. Нескончаемо тянулось время. Наконец он почувствовал, что существо приготовилось к прыжку. Он выхватил из-за пояса боевой шнур гривомудрой Печаль, накинул его на шею противника и дернул как раз в тот момент, когда существо ударило его. Всю свою силу он вложил в то, чтобы затянуть петлю. Прыжок существа опрокинул его, но он вцепился в шнур, повис на нем. Существо упало на него сверху. Он навалился на него всем весом, перекатился, сам оказался наверху, продолжая затягивать шнур. Теперь он чувствовал, как тело под ним обмякло. Но не расслабил петлю. Натягивая шнур, он бил существо головой о камень. Он задыхался. Смутно осознавал, как другие существа навалились на него. И все крепче затягивал петлю. Ему показалось, что в воздухе затрещало от напряжения. Вокруг него как бы пылал огонь. Он слышал крики, звон мечей. Зазвенела тетива. Существа визжали, бежали, тяжело падали. Секундой позже чьи-то руки подняли Троя. Шнур Печали вынули из его одеревеневших пальцев. Первый Хафт Аморин прокричала: - Вомарк! Вомарк! Слава Богу, вы живы! Она с облегчением заплакала. Вокруг него двигались люди. Он слышал как Лорд Морэм сказал: - Ну, друг мой, веселенькая у нас была охота! Без помощи Мехрила мы бы вас не нашли вовремя. Голос как бы исходил из пустоты. Сначала Трой не мог говорить. Сердце его билось с трудом. Он так задыхался, что едва стоял на ногах. Казалось, что он сейчас зарыдает. - Вомарк, - спросила Аморин, - что с вами случилось! - Солнце, - выдохнул он, - солнце... светит? Усилие, необходимое чтобы говорить, пронзило его сердце острой иглой. - Вомарк! Ох, вомарк! Что с вами сделали? - Солнце? - выдавил он из себя. Он отчаянно настаивал на ответе, но смог только беспомощно топнуть ногой. - Солнце прямо над головой, - ответил Морэм. - Мы пережили и вихрь, и атаку этих существ. Но сейчас армия Душераздирателя входит в Дориендор Коришев. Мы должны быстро уходить отсюда. - Морэм, - Трой отчаянно закашлялся. - Морэм. - Сделав несколько спотыкающихся шагов, он упал на руки Лорда. Морэм успокаивающе обнял его. Ничего не говоря, он продолжал держать его, пока боль немного не утихла и Трой задышал легче. Затем Морэм сказал тихо: - Я видел, как ты убил одну из птиц Презирающего. Это было хорошо сделано, друг мой. Здесь остались Лорд Каллендрилл и я. И еще около семидесяти Стражей Крови. И Первый Хафт Аморин сохранила горсточку своих воинов. После того, как Вихрь прошел, все ранихины вернулись. Друг мой, мы должны идти. Часть уверенности Морэма передалась Трою. Он начал приходить в себя. Ему не хотелось висеть на Лорде как камень. Он медленно отстранился, выпрямился. Прикрывая обожженный лоб руками, как будто пытаясь спрятать свои изуродованные глазницы, он сказал: - Мне нужно рассказать вам мой план до конца. - Может, подождем с этим? Нам следует сейчас же уходить. - Морэм, - простонал Трой, - я ничего не вижу. 20. ДРЕМУЧИЙ УДУШИТЕЛЬ Два дня спустя, вскоре после полудня, за день до новолуния, Лорд Морэм привел Боевую Стражу в Кравенхоу, южную оконечность Дремучего Удушителя. В полуденной жаре армия подобно умирающему огибала подножия холмов, покачиваясь и спотыкаясь шла к месту зыбкого привала у самого края Удушителя. Воины продвигались по широкой, поросшей травой долине - первой здоровой траве, которую они увидели с тех пор, как покинули Южные Равнины. Впереди был Дремучий Удушитель, примерно в полулиге к востоку, к западу были горы, крутые и недоступные пики, подобно пасти Удушителя, а сзади была армия Душераздирателя _м_о_к_ш_а_. Великан-Опустошитель гнал свою армию беспощадно. Несмотря на задержку возле Дориендор Коришева, он был теперь не более чем в двух лигах. Узнав об этом, Лорд Морэм сжался от холодного, утомительного страха. У него было так мало времени, чтобы попытаться выполнить план вомарка Троя. В этом положении уже не было никакой возможности скрыться и никаких надежд, кроме той, в лицо которой смотрел Трой. Если Морэм не добьется успеха - и причем в кратчайшее время, - то Боевая Стража погибнет между Опустошителем и Дремучим Удушителем. А он вообще сомневался, что может добиться в этом успеха, независимо от имеющегося в распоряжении времени. Он мог бы потерпеть поражение и за год непрерывных попыток, и за десять лет. А настоятельность требования была столь велика, что даже Ужасающий Вихрь не заставлял его чувствовать себя таким беспомощным. Он все еще вздрагивал, когда вспоминал вихрь. Хотя Трой фактически спас всю Боевую Стражу, те мужчины и женщины, что оставались в "месте покорения", дорого заплатили за их выживание. Что-то в Лорде Каллендрилле сломилось при атаке Душераздирателя. Напряженная борьба с горчайшим злом, охватившим его самого, как-то унизила его, научила глубокому неверию в
в начало наверх
себя. Он был уже не способен сопротивляться страху. Теперь его глубокие кроткие глаза были затуманены болью. Когда он открыл свои мысли Лорду Морэму, то разделил с ним свои знания и тревоги, но не свою силу; он не верил более в свою силу. Первый Хафт Аморин страдала подобным же образом, но по-своему. Во время атаки Опустошителя она сохранила деморализованные остатки своей команды вместе просто силой своего мужества, приняв на себя тяжесть ужаса своих воинов. Каждый раз, когда один из них падал от вихря или умирал в когтях птиц, она все более крепкой хваткой держала уцелевших. А после бури, когда сирокко стих, она начала отчаянный поиск вомарка Троя. В руины хлынули уродливые человекоподобные существа - одни с когтями вместо пальцев, другие с волчьей пастью на месте лица и конечностями, напоминающими отростки, и еще другие, с добавочными глазами или руками, - все исковерканы каким-либо образом силой Камня - и постепенно забирали под свой контроль все большую часть города. Но она прокладывала путь прямо сквозь них, как будто они были всего лишь тенями, преследовавшими ее, пока она вела свой поиск. Мысль следовать за Мехрилом принадлежала ей. Но слепота вомарка - это было слишком много для нее. Хотя причина этого была ясна. Едкая кровь убитой птицы сожгла его лицо, и этот огонь убил дар зрения, полученный им в Стране. Ни у одного из Лордов не было лечебной грязи для ран, риллинлура или чего-либо другого для исцеления, что могло бы преодолеть это зло. Когда она поняла, в каком состоянии находится Трой, она совсем растерялась; твердость духа покинула ее. Пока они не присоединилась к Боевой Страже, она слепо следовала просьбам и указаниям Лорда Морэма, подобно марионетке, у которой исчез кукловод. А когда она увидела хилтмарка Кеана, то передала себя в его руки. Когда она излагала ему план Троя, то была настолько оцепенелой, что даже не запиналась. Сам вомарк не произнес больше ни слова с тех пор, как изложил свою заключительную стратегию. Он как бы завернулся в свою слепоту и позволил Морэму усадить себя на спину Мехрила. Он даже не спросил об армии Душераздирателя, хотя от того, что он и его спутники не остались в ловушке этого города, их спасла только быстрота ранихинов. Не обращая внимания на возгласы разочарования, несущиеся вслед всадникам, он вел себя словно больной, отвернувшийся лицом к стене. И Лорд Морэм тоже страдал. После сражения с самим собой в "месте покорения" усталость и страх запустили свои цепкие пальцы в щели и трещинки его души, так что стряхнуть их не удавалось. Он знал, что только время и победа могут исцелить такие же душевные раны воинов; но взял на себя ту часть их моральной нагрузки, с которой мог справиться, и отдал им всю силу утешения, которой обладал. Однако он никак не мог смягчить потрясение Кеана от изложения Аморин заключительного плана вомарка. Пока она говорила, участие хилтмарка уступало место мертвенному ужасу за воинов. Лицо его вспыхнуло, и он взорвался: - Это безумие! Каждый мужчина и каждая женщина будут убиты! Трой, что с тобой стало? Во имя Семи! Трой! Вомарк! - он неловко засомневался, прежде чем выразил свою мысль. - Ты бредишь? Мой друг, - выдохнул он, сжав плечи Троя, - как ты мог замыслить такую глупость? Трой заговорил впервые с тех пор, как покинул Дориендор Коришев. - Я слеп, - сказал он глухим голосом, как будто это все объясняло. - С этим я уже ничего не поделаю. Он освободился от объятий Кеана, сел у огня. Определив по исходящему теплу местонахождение пламени, он склонился к нему как человек, который изучает по уголькам какие-то тайны. Кеан повернулся к Морэму. - Лорд, вы принимаете это безумие? Это означает смерть для каждого из нас - и опустошение Страны. Протест Кеана причинил боль сердцу Лорда. Но прежде чем он смог найти слова для ответа, вдруг заговорил Трой. - Нет, это не так, - сказал Трой. - На самом деле он не думает, что я - слуга Опустошителя. - Его голос был хриплым от внутренней боли. - Он думает, что в вызове меня в Страну и в самом деле участвовал Фаул - как-то так воздействуя на Этиаран, что я ясно вырисовался для нее вместо кого-то другого, кто _в_ы_г_л_я_д_е_л_ менее дружелюбно. - Он выделил слово в_ы_г_л_я_д_е_л_, как если бы само зрение не стоило доверия. - Фаул хотел, чтобы Лорды мне доверяли, потому что знает, что я за человек. Милостивый Боже! И не имеет никакого значения, насколько я его ненавижу. Он знает, что я - тот человек, который может отступить в таком положении, в котором даже простая ошибка равносильна предательству. Но не забывайте, что теперь это - уже не для меня. Я сделал свою часть дела - я привел вас туда, где уже нет выбора. Теперь спасать вас придется Морэму. Это теперь - его бремя. Кеан, казалось, разрывался между беспокойством за Боевую Стражу и участием к Трою. - Даже Лорд может потерпеть в этом поражение, - резко сказал он. - Я говорю не о каком-то Лорде, - сказал Трой. - Я говорю о Морэме. Лорду Морэму, в состоянии крайней усталости, было трудно отвергать это, отказываться от этого бремени. Он лишь сказал: - Вомарк, я, конечно, сделаю все, что в моих силах. Но если Лорд Фаул выбрал тебя, чтобы совершить работу по нашему уничтожению - ах, тогда, мой друг, никакая помощь не принесет пользы. Бремя этого плана, в итоге, лежит опять-таки на тебе. - Нет. - Трой еще ближе придвинул лицо к костру, словно пытаясь оживить на нем кислотный огонь, который лишил его зрения. - Ты дал клятву посвятить Стране свою жизнь, и сейчас от тебя требуется отдать ее. - Презирающий слишком хорошо знает меня, - выдохнул Морэм. - В моих снах он насмехается надо мной. - Он как бы снова услышал отзвуки этого унизительного веселья, но усилием воли отстранил их. - Не обманывайся во мне, вомарк. Я не буду уклоняться от этого бремени. Я приму его. Я поклялся тебе на Смотровой Кевина - и ты посмел предложить свой план лишь из-за этой клятвы. Ты не сделал злого. Но я должен сказать, что у меня на сердце. Ты - вомарк. И я верю, что ты еще сыграешь свою роль в этих роковых событиях. - Я слеп. Я больше ничего не в состоянии сделать. Даже Фаул не может с меня больше ничего спросить. - В свете костра раны его лица казались страшными, руки он держал сжатыми так, что побелели костяшки пальцев. Полный отчаяния, Кеан смотрел на Морэма глазами, которые спрашивали, не ошибается ли он, доверяя Трою. - Нет, - ответил Морэм. - Не будем судить об этой загадке, пока все не закончится. А до тех пор нам следует сохранять веру. - Очень хорошо, - Кеан тяжело вздохнул. - Если нас предали, у нас уже нет выхода. Попытка спастись бегством в пустыню может закончиться только смертью. А Кравенхоу - это место не хуже любого другого для того, чтобы сражаться и умереть. Боевая Стража не должна терять силы духа именно тогда, когда близка последняя битва. Я поддержу вомарка Троя. - Затем он пошел к своим одеялам, чтобы обрести сон среди своих страхов. Аморин онемело последовала его примеру, оставив с Троем Каллендрилла и Морэма. Каллендрилл вскоре задремал. И Морэм тоже был слишком измучен, чтобы бодрствовать. Но Трой сидел у последних догорающих огоньков лагерного костра. Когда глаза Лорда закрылись, Трой все еще был обращен лицом к пламени, как замерзшее жалкое создание в поисках ослабления своей промороженности. За время долгих часов ночного бодрствования вомарк, видимо, нашел ответ. Когда на следующее утро Морэм проснулся, он обнаружил, что Трой выпрямился, стоял с прижатыми к защитному нагруднику перекрещенными руками. Лорд внимательно наблюдал за ним, но не смог понять, какой же ответ нашел Трой. Он мягко поприветствовал слепого. При звуке голоса Морэма Трой обернулся. Голову он держал слегка склоненной на бок, будто прислушиваясь к чему-то. Обычная полуулыбка, которая обычно была у него в годы жизни в Ревлстоне, бесследно ушла, стерлась с его губ. - Позовите Кеана, - сказал он кратко. - Я хочу поговорить с ним. Кеана был поблизости; услышав Троя, он сразу же подошел. Уловив на слух приближение хилтмарка, Трой сказал: - Сопроводи меня. Я намерен обойти Боевую Стражу. - Трой, друг мой, - пробормотал Кеан. - Не мучай себя. Трой напряженно стоял, непреклонный, не допуская отлагательства. - Я - вомарк. Я хочу показать своим воинам, что слепота не остановит меня. Морэм почувствовал приближение слез, но сдержал их. Он криво улыбнулся Кеану, кивнув в ответ на молчаливый вопрос ветерана. Кеан отсалютовал Трою, хотя тот и не мог его видеть. Затем взял вомарка за руку и повел к Боевым Дозорам. Лорд Морэм наблюдал, как они двигались среди воинов - как страдающее соболезнование Кеана сопровождает несгибаемую беспомощность Троя - от одного Дозора к другому. Он сколько мог терпел это зрелище и заглушал боль в сердце. К счастью, испытание было недолгим. Преследование Душераздирателя не давало времени Трою обойти всю Боевую Стражу. Вскоре Морэм был уже верхом на своем ранихине Дринни, сыне Ханерил, и скакал по направлению к Кравенхоу. Большую часть этого дня он провел, наблюдая за вомарком. Но на следующее утро, когда Боевая Стража уже вплотную приближалась к Дремучему Удушителю, он был вынужден обратить внимание на задачу, стоявшую перед ним. У него было задумано несколько способов попытаться выполнить свое обещание. Он мыслительно объединился с Лордом Каллендриллом, и они совместно, соединив знания и интуицию, искали ключ к выходу из затруднений Морэма. В своем страхе, он надеялся обрести мужество в этом обсуждении, но боль, вызванная самонедоверием Каллендрилла, не давала ему такой возможности. Вместо того, чтобы обретать силу, Морэм ее отдавал. С помощью Каллендрилла он выработал для себя план выполнения этой задачи, обдумал ряд возможных ответных действий на те опасности и подобия успеха, которые могли встретиться. Однако ничего действительно действенного полудню он так и не придумал. Но весь запас времени был уже израсходован. Боевая Стража достигла, пошатываясь, самого края Дремучего Удушителя. И здесь, лицом к лицу с последними остатками сознания Всеединого Леса, Лорд Морэм начал испытывать всю горечь своей несостоятельности. Тьма Удушителя, атавистическая ярость оставили его усилия безрезультатными, он чувствовал себя как человек без пальцев. Первые деревья были в дюжине ярдов от него. Словно стоящие невпопад колонны, они вырастали неожиданно из земли, без кустарника или кустов на подступах к ним и без подлеска хаотичной зелени, на котором бы они стояли. Сначала они были редкими: так далеко, как он мог видеть, они росли не достаточно густо, чтобы закрывать свет солнца. Тем не менее, тень среди них становилась гуще, сгущающийся в глубине мрак отталкивал солнечный свет. Уже на небольшом расстоянии погруженная во мрак воля Леса становилась почти осязаемым отрицанием возможности прохождения через него. У Морэма было ощущение, будто он всматривается в бездонную глубину. Идея, что с таким вот местом может быть заключена какая-либо сделка, казалась теперь безумием, тщеславием, сотканным из мечтаний. Долгое время он только стоял перед Удушителем и изумленно смотрел, со стонущим холодным страхом на душе. Но Трой сомнений не проявлял. Когда Кеан сообщил ему, что они прибыли, он повернул Мехрила и начал отдавать приказы. - Хорошо, хилтмарк, - сказал он повелительно. - Давай готовиться к этому. Всех накормить. Можно пополнить запасы, но делать это быстро. После этого придвинуть бойцов к Лесу на расстояние выстрела лука и образовать дугу вокруг Лорда Морэма. Сделать ее такой широкой, как только будет возможно, сохраняя ее плотной - я не хочу, чтобы Душераздиратель прорвался. Лорд Каллендрилл, думаю, что вы будете сражаться с Боевой Стражей. И, Кеан... Я хочу поговорить с воинами, пока они будут есть. Я сам объясню им все. - Хорошо, вомарк, - Кеан звучал далеким, ушедшим в цитадель своего мужества; в чертах его лица явно проступала решительность. Он ответил на салют Троя, затем повернулся и отдал свои приказания Аморин. Вместе они занялись последней подготовкой Боевой Стражи. Трой повернул Мехрила обратно. Он попытался оказаться с Морэмом лицом к лицу, но ошибся на несколько футов. - Пожалуй, тебе следовало бы уже начинать, - сказал он. - У нас слишком мало времени. - Я подожду, пока ты поговоришь с Боевой Стражей. - Морэм с досадой увидел, что лицо Троя исказила гримаса от открытия, что он неправильно оценил место расположения Лорда. - Мне необходимо много силы. Нужно некоторое время, чтобы я мог сосредоточиться. Трой резко кивнул головой, и можно было подумать, что он собирался наблюдать за приготовлениями Боевой Стражи. Вместе они остались дожидаться сигнала Кеана. Лорд Каллендрилл задержался только чтобы сказать им: - Морэм, Высокий Лорд не имела сомнений по поводу твоего соответствия бремени этих времен. И она - необычно верный оцениватель людей. Мой брат, твоей веры будет достаточно. - Голос его был мягким, но это неявно подчеркивало, что он предполагает, что его собственная вера недостаточна.
в начало наверх
Затем он пошел прочь от Удушителя, чтобы занять свое место рядом с воинами, оставив Морэма борющимся с наворачивающимися слезами. Немного позже Кеан доложил, что Боевая Стража готова выслушать Троя. Вомарк попросил Кеана проводить его к месту, с которого он мог бы говорить, и они рысью ускакали вместе. Лорд Морэм отправился вслед за ними. Ему хотелось услышать речь вомарка. Трой стоял внутри широкой арки воинов. Ему не нужно было требовать молчания. За исключением звуков еды, воины были совершенно молчаливы, слишком изнуренные, чтобы разговаривать. Последние три дня они шли через боль и в полном молчании, и сейчас поглощали свою пищу с ошеломляющей безжизненностью. Шевеля челюстями, глядя безвыразительными глазами, они выглядели подобно скелетам, голым сухим костям, оживленными некой вовсе не их одержимостью. Морэм не мог сдержать слез. Они бежали по его скулам, капали теплой болью на руки, которые держали его посох. И все же он был рад тому, что Трой не мог видеть, что его планы сделали с Боевой Стражей. Вомарк Хайл Трой стоял лицом к воинам, держа свою голову так, словно предлагая осмотреть свои ожоги. Сидя на спине Мехрила, он был скован самодисциплиной - жестоким отрицанием собственной презренности. Как только он начал говорить, его голос стал хриплым, с борющимися в нем побуждениями, но становился все более твердым, пока он говорил. - Воины! - сказал он резко. - Итак, мы здесь. Для победы или для смерти. Это - финал. Сегодня исход этой войны будет решен. Наша позиция безнадежна - вы это знаете. Душераздиратель находится сейчас всего лишь в лиге отсюда. Мы зажаты между его армией и Дремучим Удушителем. Я хочу, чтобы вы знали: это не случайность. Мы пришли сюда не потому, что Душераздиратель пригнал нас. Вы - не жертвы. Мы здесь по моему решению. Это решение принял я. Когда я был на Смотровой Кевина, то увидел, какой огромной была армия Душераздирателя. Она была настолько велика, что у нас не было никаких шансов в Роковом Отступлении. Тогда я принял решение. Я привел вас сюда. Я верю, что сегодня мы победим. Сегодня мы разобьем эту банду. Я верю в это. Я привел вас сюда потому, что я верю. А теперь позвольте рассказать вам, как мы сделаем это. На мгновение он остановился, стал еще жестче, прямее, как бы готовя себя к тому, что он должен будет сказать. Затем продолжил: - Мы будем сражаться с этой армией здесь всего лишь по одной причине. Лорду Морэму необходимо время. Он будет осуществлять задуманный мной план - и мы должны сохранять его, пока это не будет выполнено. И когда он сделает это, - Трой, казалось, сжал себя, - нам придется чертовски быстро убегать прямо в глубь Дремучего Удушителя. Если он ожидал выкриков, то был удивлен; воины были слишком слабы, чтобы протестовать. Но спазмы боли прошли среди них, и Морэм мог видеть ужас на многих лицах. Трой быстро продолжил: - Я знаю, как ужасно это звучит. Никто и никогда не выживал в Дремучем Удушителе - никто и никогда не возвращался оттуда. Я все это знаю. Но столь же невозможным кажется противостоять Фаулу. Наш единственный шанс - это сделать нечто, что выглядит таким же невозможным. И я верю, мы не будем убиты. Пока мы будем сражаться, Лорд Морэм вызовет Сиройла Вейлвуда, Защитника Леса. И Сиройл Вейлвуд поможет нам. Он сможет дать нам свободный проход через Дремучий Удушитель. И он разобьет армию Душераздирателя. Я верю в это. Я хочу чтобы и вы верили в это. У Защитника Леса нет причин ненавидеть нас - вы это знаете. И у него есть все основания ненавидеть Душераздирателя. Но единственный способ для Вейлвуда заполучить Душераздирателя - это открыть нам свободную дорогу. Если мы побежим в самую глубь Дремучего Удушителя и Душераздиратель увидит, что мы не можем сопротивляться, а Лес не убивает нас - тогда он последует за нами. Он ненавидит нас и ненавидит Удушителя в достаточной мере, чтобы последовать за нами. Это сработает. Единственная проблема - это вызвать Защитника Леса. Этой задачей займется Лорд Морэм. Он снова прервался, тщательно взвесил свои слова и произнес: - Многие из вас знают Лорда Морэма дольше, чем я. Вы знаете, какой это человек. Он добьется успеха. Вы это знаете. Но пока он будет добиваться этого успеха, мы должны будем сражаться только ради одного - сохранять его живым, пока он работает. Это все. Я знаю, как тяжело это будет для вас. Я знаю, как вы устали. Но вы - воины. Вы найдете в себе силы. Я верю в вас. Что бы ни случилось, я буду горд сражаться вместе с вами. И я не побоюсь вести вас в Дремучий Удушитель. Вы - истинные защитники Страны. Он остановился, ожидая каких-нибудь реплик. Но воины не стали ни хлопать, ни возмущенно кричать; потрясенные, они сохраняли молчание. Однако все они тяжело поднялись на ноги. Двенадцать тысяч мужчин и женщин дружно отсалютовали вомарку. Казалось, он услышал их движение и понял их. Он также отсалютовал им. Затем повернул своего гордого ранихина и поскакал обратно туда, где он оставил Лорда Морэма. Морэм был еще в замешательстве от увиденного и услышанного и не смог перехватить его. Трой выглядел так, словно прямым его удерживала только жестокость крайней необходимости; голос его был тверд, когда он обратился в пустой воздух, где раньше находился Морэм. - Я надеюсь, ты понимаешь, что будет, если ты окажешься не в состоянии справиться с этим. Другого шанса у нас нет. Нам придется тогда все равно уходить в Дремучий Удушитель, и молиться только тому, что Защитник Леса все равно не убьет нас, пока не заполучит Душераздирателя. Но после этого все мы умрем, возможно вместе с Опустошителем. Морэм торопился к Трою. Но Террел был ближе к вомарку и заговорил до того, как Морэм успел остановить его. - Это непозволительно, - сказал он хладнокровно. - Это будет самоубийством. Я говорю не о Боевой Страже. Мы - Стража Крови. Мы не позволяем Лордам распоряжаться их собственной смертью. Мы испытали поражение в попытке сохранить Лорда Кевина. И мы не собираемся снова испытывать поражение. - Я слышу тебя, - резко произнес Морэм. - Но об этом говорить еще рано. Сначала я должен сделать свою работу. - Поворачиваясь к Трою, он сказал: - Мой друг, останешься ли ты со мной, пока я буду пытаться? Мне нужна... Мне нужна хоть какая-то поддержка. Трой, казалось, дрожал как от озноба на спине Мехрила. Он схватился за гриву ранихина, успокаивая себя. - Только скажи мне, если я буду в силах хоть что-то для тебя сделать. Он протянул свою руку, и когда Морэм пожал ее, он соскользнул со спины Мехрила. Морэм на мгновение еще крепче стиснул его руку, затем отпустил. Лорд оглянулся на Боевую Стражу, увидел, что она готовится встретить натиск Душераздирателя. Потом переключил все свое внимание на Дремучий Удушитель. Страх сжал его сердце. Он боялся, что Вейлвуд просто нападет на него, когда он начнет пытаться вызвать его - нападет на всю армию. Но он все еще был в силах оставаться самим собой. Он пошел вперед, подняв над головой посох, напевая ритуальное обращение к лесам. - Приветствую тебя, Дремучий Удушитель! Лес Всеединого Леса! Враг наших врагов! Дремучий Удушитель, приветствую тебя! Мы враги твоих врагов, и мы знакомы с учением лиллианрилл. Нам надо пройти. Слушай, Вейлвуд! Мы ненавидим топор и огонь, который может вредить. Твои враги - это наши враги. Никогда мы не обратим ни лезвие топора, ни огонь на тебя. Защитник Леса, слушай! Позволь нам пройти! Ответа не было. Его голос падал в беззвучие деревьев и трав, но ничто не двигалось и не отвечало в мертвой тьме. Он прислушался, пытаясь заметить хоть какие-то признаки, но ничего не было. Убедившись в тишине, он повторил ритуал. Снова не было ответа. После третьего воззвания мрачность тишины Удушителя усилилась, стала более глубокой и зловещей. Сквозь безответность Леса он услышал первые радостные крики армии Душераздирателя, когда те завидели Боевую Стражу. Голодные вопли усилили его страхи. Твердо поставив свой посох на траву, он попробовал другое обращение. Когда солнце уже стояло почти в полуденном положении, Лорд Морэм постарался сам обратиться к сердцу Дремучего Удушителя. К этому времени он уже использовал все имена Защитников Леса, сохраненные различными учениями Страны, испробовал все заклинания и вызывания, известные лосраату, исполнил даже Песнь Вызова, называвшуюся также Соглашение со Страной, изменив ее в соответствии со своей нуждой. Но все это не дало никакого эффекта. Лес продолжал хранить непроницаемую тишину. А за его спиной уже вовсю шла последняя битва Боевой Стражи. Когда орда Душераздирателя бросилась на них, воины издали дружные бодрые крики, похожие на открытое неповиновение. Несмотря на то, что все их силы были истощены, они были готовы отражать натиск со стороны Пустошей. Армия Опустошителя смертоносно обрушилась на них. Выпустив с близкого расстояния стрелы, воины пытались сломить натиск их первой атаки. Но орда бесчисленных юр-вайлов, пещерников и прочих тварей сметала все на своем пути, упорно надвигаясь на позиции Боевой Стражи. Передовая линия защиты была сломлена, тысячи различных существ прорвались внутрь. Но Кеан собрал все свои силы на одном фланге, а Аморин удержала другой. Впервые с тех пор, как они покинули Дориендор Коришев, она, кажется, обрела себя. Она отправила один Боевой Дозор исправить передовую линию. А Лорд Каллендрилл удерживал позицию в центре армии. Вращая посохом над головой, он рассылал потоки голубого огня во всех направлениях. Различные твари армии Опустошителя стали при нападении обтекать его, стаи неорганизованных юр-вайлов выли под его огнем. Затем Кеан и Аморин поддержали его с обоих сторон. В каких-то глубинах самих себя, вопреки своим самым смелым ожиданиям, мужчины и женщины Страны нашли силы сражаться снова. Стоя лицом к лицу с ордой злобных созданий Лорда Фаула, они обнаружили, что еще способны сопротивляться. Воодушевление боя охватило их. Они сокрушили и отбросили первый натиск атаки Опустошителя. Душераздиратель выкрикнул приказы; разнообразные твари, составлявшие его армию, отошли назад чтобы перегруппироваться. Юр-вайлы ускорили построение клина напротив Лорда Каллендрилла, а остальная часть армии отодвинулась назад, выдвигая вперед пещерников для следующего натиска. Пытаясь помешать всем этим приготовлениям, Кеан решил сам атаковать. Лорд Каллендрилл и один Боевой Дозор поспешили воспрепятствовать образованию клина юр-вайлов. В несколько яростных моментов они обратили организованное скопление отродий Демонмглы в хаос. Но тогда напал Великан-Опустошитель, используя Камень чтобы поддержать юр-вайлов. Несколько взрывов изумрудного огня заставили Каллендрилла сдать позицию. Боевой Дозор вынужден был отступать. Это была мрачная и безмолвная битва. После первой атаки армия Душераздирателя сражалась с немой маниакальной свирепостью. И воины не имели сил даже на крик, только шум ног, и удары мечей, и стоны изувеченных и умирающих, и приказы разрывали безмолвие этого боя. Попытки не обращать внимание на сражение и сосредоточиться на своем деле вызывали у Морэма холодную испарину, заставляя его пульс биться подобно молоту заключенного, пробивающего проход в стене своей темницы. Когда все традиционные обращения и заклинания потерпели поражение в попытках вызвать Защитника Леса, он начал использовать знаки и арочные символы. Он стал рисовать посохом на траве пентаграммы и круги, заставлял их пылать пламенем, совершал над ними жуткие жесты, бормотал сложные, запутанные песни. Все было бесполезно. Тишина мрака Удушителя звучала для него подобно смеху. И в этой тишине звуки смерти становились все ближе и ближе. Всей отваги воинов было недостаточно; их оттесняли назад. Трой тоже слышал отступление. Наконец он не смог уже себя сдерживать. - Боже мой, Морэм! - прошептал он. - Их уже рубят. Морэм гневно повернулся к Трою: - Ты думаешь, меня это не беспокоит? - Но когда увидел вомарка, остановился. Он мог явно видеть мучения Троя. Острота беспокойства ощущалась в нем ярким пламенем, он чуть ли не бился в истерике от острой душевной боли. Его руки бесцельно шарили в воздухе перед ним, как если бы он был потерян. Он был слеп. Со всей его мощной способностью планировать и задумывать, он был совершенно беспомощен в попытках выполнить даже самую простую из своих идей. Лорд Морэм направил свой гнев в другое русло. И, воодушевленный этим, принял тяжелое решение. - Хорошо, мой друг, - дыхание его было тяжелым. - Много попыток было сделано, но возможно только одна будет достаточно рискованной, чтобы иметь немного надежды на успех. Будь наготове. Ты должен будешь сразу же стать вместо меня, если я паду. Легенды говорят, что песня, которую я намереваюсь сейчас исполнить, смертельна. Затем Морэм повернулся лицом к Лесу и зашагал вперед. Внезапно он ощутил, что его охватило полное спокойствие. Оказавшись лицом к лицу с
в начало наверх
тем, чего он опасался, он смог увидеть, что мешал ему лишь собственный страх. Он встретил и пересилил подобный, когда его руки коснулся Опустошитель. И знания, которые он приобрел тогда, могли теперь помочь спасти Боевую Стражу. С угрозой, горящей в глазах, он шел по направлению к Удушителю, пока не оказался среди первых деревьев. Там он зажег голубой огонь своего посоха и поднял посох над своей головой, осторожно удерживая его вдали от ветвей. Потом начал петь. Слова неуклюже произносились его губами, и акценты мелодии, казалось, пропускали свои такты. Он пел песню, которую не исполнял ранее ни один Лорд. Это была одна из мрачных тайн Страны, запрещенная, потому что несла опасность. Тем не менее слова песни были чистыми и простыми. Опасность была заключена не в них самих. Согласно Учению Кевину, они принадлежали, подобно любимым сокровищам, Защитникам Леса Всеединого Леса. И те убивали всех смертных, которые оскверняли эти слова. Тем не менее Лорд Морэм возвысил голос, продолжая петь их. Ветви разрастаются, и растут стволы деревьев. Через дождь, и тепло, и холод, и снег. Хотя широкие ветра мира, дующие невзирая на время, И землетрясения распыляют камни и скалы, Мои листья растут, зеленеют, и сеянцы буйно цветут. С тех пор, когда Земля еще не была старой, И Время начало ход к своей неминуемой судьбе, Леса мира залечили собою безжизненность скал, Ограждая от пыльных пустошей и смерти, Я - сила Создателя Страны, Я вдыхаю дыхание всех умирающих И выдыхаю жизнь, чтобы залечивать и исцелять. Как только пение его замерло вдалеке, он услышал ответ. Эта мелодия далеко превосходила его собственную. Она, казалось, падала с веток, словно листья, обрызганные редкими нотами - падала и порхала вокруг него, так, что он изумленно озирался, как если бы был ослеплен. У голоса был светлый, чистый звук, как журчание ручейка, но сила, которую он в себе заключал, наполнила Лорда благоговейным почтением. Острый топор и жаркое пламя меня умерщвляют Но знают ненависть руки мои, которые выросли смелыми. Так уйди же, не тронув сердце моего семени Ибо ненависть моя не знает ни отдыха, ни успокоения. Мерцание музыки покрыло рябью его зрение. Когда оно прояснилось, он увидел Сиройла Вейлвуда, идущего по направлению к нему через зеленый луг. Защитник Леса был высоким мужчиной с длинной белой бородой и гладкими белыми волосами. На нем была мантия из чистейшей парчи, и он нес разросшуюся, покрытую зеленой листвой ветвь дерева как скипетр в изгибе руки. Венок из пурпурных и белых орхидей вокруг шеи только усиливал его аскетическое достоинство. Он появился из вечерних сумерек Удушителя, словно вышел из-за кулис, и двигался между деревьями как монарх. Они кивали ему, когда он проходил. С каждым шагом он рассыпал капельки мелодии около себя, как если бы он орошал окружающее своим пением. Искрящийся мягкий голос смягчал суровость его вида, но глаза его мягкими не были. Из-под белых бровей струился серебряный свет от глазных яблок без зрачков или радужной оболочки, и его быстро бросаемые взгляды имели силу физических ударов. Продолжая напевать припев своей песни, он подошел к Лорду Морэму. Его пристальный взгляд удерживал Лорда бездвижимым до тех пор, пока они не стали почти на расстоянии руки друг от друга. Морэм чувствовал себя словно под наблюдением множества глаз. Звучание мелодии продолжалось, и прошло еще некоторое время, прежде чем он осознал, что Защитник Леса обращается к нему, спрашивая: "Кто посмел исполнить мою песню?" С усилием Лорд Морэм отстранил свой благоговейный страх, чтобы ответить: - Сиройл Вейлвуд, Защитник Леса и слуга древесного сердца Дремучего Удушителя, пожалуйста, прости мою самонадеянность. Я не намеревался обижать или портить. Но мое дело безотлагательное, превосходящее и страх, и осторожность. Я - Морэм, сын Вариоля, Лорд Совета Ревлстона и защитник Страны в деревьях и скалах. Я ищу в твоих владениях благо, Сиройл Вейлвуд. - Благо? - Защитник Леса задумался музыкально. - Ты принес огонь к моим деревьям - и теперь просишь благо?! Ты дурак, Морэм, сын Вариоля. Я не заключаю сделок с людьми. Я не дарую никаких благ ни одному созданию, обладающему лезвием или пламенем. Убирайся! Он не повысил голос и не сделал свою песню резче, но сила его приказания заставила Морэма вздрогнуть. - Защитник Леса, послушай меня, - Морэм старался сохранять спокойствие в голосе. - Я использовал этот огонь только затем, чтобы привлечь твое внимание. Загасив посох, он опустил его на землю и стиснул словно опору против отказа Защитника Леса. - Я Лорд, и я слуга Земной Силы. С тех пор как появились Лорды, все они клялись служить всеми своими силами делу охраны Страны и Леса. Мы любим и гордимся лесами мира, я не сделал никакого вреда этим деревьям - и никогда не сделаю, даже если ты откажешь мне в благе и осудишь Страну на огонь и смерть. Напевая как бы для самого себя, Сиройл Вейлвуд сказал: - Я не знаю ничего о Лордах. Они - ничто для меня. Но я знаю людей, смертных. Ритуал Осквернения не забыт Удушителем. - Все же послушай меня, Сиройл Вейлвуд, - Морэм отчетливо слышал звуки битвы, идущей за его спиной. Но вспомнил, что учил из истории Всеединого Леса, и остался твердым, спокойным. - Я не прошу блага, которого не могу оплатить. Защитник Леса, я предлагаю тебе Опустошителя. При слове "Опустошитель" Сиройл Вейлвуд изменился. Влажное сверкающее дуновение его мелодии приобрело модуляцию гнева. Глаза его потемнели, их серебряное свечение предвещало бурю. Туман вытекал из его глазных яблок и струился вверх перед бровями. Но он ничего не сказал, и Морэм продолжил: - Люди Страны ведут войну против Презирающего, древнего разорителя деревьев. Его огромная армия пригнала нас сюда, и последняя битва бушует сейчас в Кравенхоу. Без твоей помощи мы наверняка будем разбиты. А с нашей смертью Страна станет беззащитной. И тогда разоритель деревьев начнет войну со всеми Лесами - с деревьями прекрасного Анделейна, с сонным Зломрачным Лесом и неугомонным Мшистым. А затем он атакует Удушителя и тебя. Его армию надо уничтожить сейчас. Защитник Леса остался равнодушным к его призыву. Вместо ответа на него он мрачно напел: - Ты говорил об Опустошителе. - Армией, которая нас разрушает, командует Опустошитель, один из трех палачей Всеединого Леса. - Дай мне приметы того, что ты говоришь правду. Лорд Морэм не колебался. Хотя область, в которую он вступил, была совершенна неисхоженной, не отмечена ни на каких картах научных дисциплин кроме его собственной интуиции, он ответил незамедлительно: - Он - Опустошитель _м_о_к_ш_а_, также именуемый Джеханнум и Душераздиратель. В давно прошедшие века он и _т_у_р_и_а_, его брат, научили ненависти к деревьям когда-то дружественную к ним Демонмглу. С_а_м_а_д_х_и_, его брат, управлял королем Дориендор Коришева, когда этот безумный король пытался подчинить себе жизнь и смерть Всеединого Леса. - Опустошитель _м_о_к_ш_а_, - вывел Сиройл Вейлвуд с интонациями угрозы, опасности. - У меня есть особый интерес к Опустошителям. - Их сила чрезвычайно возросла сейчас. Они разделяют неестественное могущество Камня Иллеарт. - Это меня не беспокоит, - пропел в ответ Защитник Леса почти грубо. - Но ты предложил Опустошителя мне. Как это может быть сделано, когда даже сейчас он разбивает вас? Звуки битвы неумолимо приближались, так как Боевая Стража неуклонно оттеснялась назад. С каждым проходящим мгновением Лорд Морэм слышал все меньше боя и все больше резни. И он ощущал за собой тяжелое дыхание вомарка Троя. Со всем своим с трудом сохраняемым спокойствием он ответил: - Это и есть то благо, о котором я прошу, Сиройл Вейлвуд. Я прошу безопасного прохода для всех моих людей через Дремучий Удушитель. Это благо передаст Опустошителя _м_о_к_ш_у_ в твои руки. Он и вся его армия, все его пещерники и прочие создания, будут твоими. Когда Опустошитель увидит, что мы убежали в Удушитель и не уничтожены при этом, он последует за нами. Он решит, что ты слаб - или что тебя уже нет совсем. Его ненависть к нам и к деревьям приведет его и все его войско в твои владения. Мгновения, в течение которых Сиройл Вейлвуд размышлял, настойчиво бились в ушах Морэма. Шум битвы, казалось, говорил, что скоро не останется от Боевой Стражи ничего, что спасать. Но Морэм стоял лицом к Защитнику Леса и ждал. Наконец Защитник Леса кивнул. - Это плохая сделка, - пропел он медленно. - Деревья снова должны бороться. Но я готов к этому. Хотя это будет малая цена за мою помощь и за осквернение моей песни. Воодушевление надежды Морэма вдруг прорезалось страхом, и он обернулся, пытаясь остановить вомарка Троя. Но раньше, чем он успел выкрикнуть предупреждение, Трой пылко сказал: - Тогда заплачу я! Я согласен платить любую плату! Мою армию режут. Морэм содрогнулся от безвозвратного обещания, хотел попытаться протестовать. Но Защитник Леса спел живо: - Очень хорошо. Я принимаю твою плату. Ведите вашу армию осторожно среди деревьев. Трой отреагировал моментально. Он развернулся, запрыгнул на спину Мехрила. Какой-то инстинкт руководил им: он садился верхом на ранихина так, как если бы мог видеть. В следующий миг он уже скакал галопом по направлению к битве, крича изо всех сил: - Отступаем! Отступаем! Сопротивление Боевой Стражи уже сокрушалось, когда он кричал это. Ряды бойцов были сломаны, твари Душераздирателя кровожадно врывались в них. Более двух третей Боевой Стражи уже пало. Но что-то в приказе Троя оживило бойцов для последнего усилия. Пробиваясь через окружающих их врагов, они поворачивались и убегали. Неожиданность их бегства открыла короткий разрыв между ними и армией Душераздирателя. Лорд Каллендрилл сразу же бросился расширять этот разрыв. Защищаемый кругом из Стражей Крови, он метал молнии огня, которые падали с грохотом в траву перед фронтом армии врага. Его вспышки приносили мало вреда, но служили причиной колебаний в войсках Опустошителя. Вызвав их замешательство, Лорд последовал за бойцами. Все уцелевшие - едва ли больше чем десять полных Боевых Дозоров - бежали прямо по направлению к Морэму. Увидев, что они идут, Лорд Морэм вышел встретить Троя. Он убедил вомарка слезть со спины Мехрила - было небезопасно ехать верхом под ветвями Леса - взял его за руку и повел по направлению к деревьям. Убегающие воины были почти за их спинами, когда Морэм и Трой шагнули в Дремучий Удушитель. Сиройл Вейлвуд исчез, но его песня осталась. Она, казалось, ярко отблескивала от каждого листика Леса. Морэм почувствовал, что она ведет его, и слепо последовал за ней. Он слышал, как сзади воины доводят до предела свое изнурение в последнем рывке, устремляясь к убежищу или к смерти. Он слышал, как Кеан прокричал, словно с большого расстояния, что все уцелевшие уже среди деревьев. Но не оглянулся. Песня Защитника Леса очаровывающе уводила его. Сжав руку Трою и пристально всматриваясь вперед, во мрак, он двигался бодрой походкой, куда вела его мелодия. Вместе с Каллендриллом, Троем, Аморин, оставшимися Стражами Крови, всеми ранихинами и более чем четырьмя тысячами воинов, Лорд Морэм двигался через время вне мира и человечества. Музыка медленно отстраняла бдительность его сознания, вовлекая его в транс. Он чувствовал, что все еще сознавал окружающее, но ничего сейчас его не трогало. Он мог определить начало вечера по изменившейся густоте мрака Удушителя, но не мог ощущать течения времени. В просветах между деревьями время от времени были видны Западные горы. По изменению положений пиков он мог оценить свою скорость. Ему показалось, что он движется быстрее, чем скачет галопом ранихин. Но он не чувствовал ни изнурительности, ни усилий этого путешествия. Плавное течение песни несло его вперед, словно он и его спутники были как бы втянуты Удушителем. Это был сверхъестественный, призрачный переход, путешествие души, наделенное скоростью, которой он не мог понять, и событиями, которые он не мог почувствовать. Пришла ночь - луна была совершенно темной - но он не потерял при этом дорогу. Некоторые намеки света в траве и листьях, а также песня делали путь ясным для него, и он шел уверенно, не нуждаясь в отдыхе. Песня
в начало наверх
Защитника Леса освободила его от бренности смертности, окутав беззаботным миролюбием. В наступившей тьме он услышал изменение песни. Эта перемена не воздействовала на него, но он понимал ее значение. Хотя Лес поглощал все другие звуки, так что никакие крики или стоны не достигали его ушей, он знал, что армия Душераздирателя сейчас сокрушается. Песня возбуждала веками дремавший гнев, горесть над обширными пространствами безжалостного уничтожения родственников, древнюю медленную ярость, которая поднималась по соку деревьев до тех пор, пока каждая веточка и каждый лист не разделили ее, пропитались ею, испытывая жажду действий. И через это мелодичное воздействие проходил шепот смерти, словно корни, и сучья, и стволы приходили в движение, чтобы давить, душить и раздирать. Против громады Удушителя даже армия Душераздирателя была маленькой и беззащитной - ничтожное оскорбление, брошенное океану. Деревья сметали могущество юр-вайлов, и силу пещерников, и безумный, отчаянный страх прочих созданий. Ведомые песней Сиройла Вейлвуда, они просто удушили захватчиков. Огни были растоптаны, обладатели мечей были заколоты, мощь учения юр-вайлов - подавлена. Затем деревья выпили кровь и съели тела - и подчистую убрали каждый след врага в апофеозе древней безумной ярости. Когда песня вернулась к своему прежнему плавному течению, в ней, казалось, дышало жестокое удовлетворение победой. Вскоре после этого - Морэм думал, что вскоре, - грохот, подобный грому, пронесся над деревьями. Сначала он решил, что слышит смертельную битву Душераздирателя. Но потом понял, что у звука совершенно другой источник. Далеко от них, где-то впереди и к западу, что-то ужасное происходило в Западных горах. Красное пламя вырывалось откуда-то из края гряды. После каждого извержения волна сотрясения пробегала через Удушитель и сполохи освещали ночное небо. Но Морэм был невосприимчив к этому. Он взирал на это с некоторым интересом, но песня окутывала его своим очарованием и предохраняла от всех опасностей. И он не почувствовал беспокойства, когда осознал, что Боевой Стражи за ним больше нет. Кроме Лорда Каллендрилла, Троя, Аморин, Хилтмарка, Кеана и двух Стражей Крови, Террела и Морила, больше никого не было. Но он не был обеспокоен этим, песня обволакивала его миром и доверием. Она вела его вперед и вперед, через бездонную ночь к рассвету нового дня. Когда начало светать, он обнаружил, что продвигается через лесистую местность, изобилующую пурпурными и белыми орхидеями. Их мягкие, чистые цвета вплетались в музыку, как если бы были нотами песни Сиройла Вейлвуда. Они тесно оплетали Морэма утешающей мелодией. С широкой бессознательной улыбкой, он позволил себе идти так, словно течение, которое несло его, успокаивало все его обиды. Его странная скорость передвижения стала сейчас более явной. Через пробелы в свешивающихся ветвях, покрытых густой листвой, он мог уже видеть спаренные спирали Меленкурион Скайвейр, высочайших пиков Западных гор. Он мог уже видеть высокую отвесную стену, над которой располагалось плато Расколотой Скалы, и то, что борьба, которую оно скрывало, продолжалась. Извержения и приглушенный гул исходили, отражаясь, из глубин основания гор, и красные отблески силы рассекали небо через неравномерные интервалы. Но он по-прежнему не был тронут этим. Его скорость, веселая, легкая быстрота, наполняла сердце радостным ликованием. Он преодолел уже тридцать или сорок лиг с тех пор, как вступил в Удушитель, но чувствовал себя готовым двигаться такими же темпами вечно. Весь последовавший за этим день прошел с той же мимолетностью безвременья, которая несла его через ночь. Солнце подобралось к закату, и тем не менее у него не было ни чувства времени, ни усталости, ни голода, ни физического впечатления, что он путешествовал целый день. Песня снова изменилась. Постепенно она не стала больше нести его вперед. Спад несущего его потока наполнил его совершенным унынием, но он принял его. Громы и извержения Расколотой Скалы были сейчас почти прямо к юго-западу от него. Он рассудил, что он и его спутники должны быть где-то около реки Черная. Песня вела его через Лес к высокому лысому холму, стоявшему посреди лесистой местности словно нарост бесплодия. Сквозь нее пробивалось журчание воды - река Черная - но сам холм вдруг привлек его внимание, восстанавливая некоторые мерила самосознания. Почва на холме была совершенно безжизненной, как если бы за многие века она была слишком сильно пропитана смертью, чтобы на ней хоть что-то росло. И только возле макушки холма, на ближней к ним стороне, высились два стойких дерева, как часовые, свидетели, на расстоянии около десяти ярдов друг от друга. Они были так же мертвы, как холм - почерневшие, лишенные веток и листьев, истощенные. У каждого мертвого ствола осталось только по одному суку. В пятидесяти футах над землей эти суки достигали друг друга и переплетались, образуя перекладину. Это была Виселичная Плешь, древнее место казней Защитников Леса. Здесь, по легендам Страны, Сиройл Вейлвуд и его собратья проводили свои суды в давно прошедшие века, когда Всеединый Лес все еще боролся за выживание. Здесь же и был казнен Опустошитель, осмелившийся прийти в объятия Леса. Сейчас Душераздиратель _м_о_к_ш_а_ грузно свисал с виселицы. Черная ярость переполняла его лицо, распухший язык как бы презрительно высовывался между зубами, и глаза его смотрели пусто. Ненависть напрягла и раздула все его мускулы. Предсмертное неистовство было столь непомерным, что многие его кровеносные сосуды разорвались, покрыв кожу темными кровоизлияниями. Пока Лорд Морэм вглядывался вверх через сгущающиеся сумерки, он ощутил вдруг усталость и жажду. Прошло несколько мгновений прежде чем он заметил, что Сиройл Вейлвуд тоже был здесь. Защитник Леса стоял возле виселицы, напевая спокойно, и глаза его излучали красный и серебряный свет. Вомарк Трой рядом с Морэмом зашевелился, словно бы просыпаясь, и мрачно спросил: - Что это? Что ты там видишь? Морэм вынужден был сглотнуть несколько раз прежде чем смог найти свой голос: - Это Душераздиратель. Защитник Леса убил его. Резкое напряжение перекосило лицо Троя, как если бы он прилагал усилия, чтобы видеть. Потом он улыбнулся. - Слава Богу! - Это была плохая сделка, - пропел Сиройл Вейлвуд. - Я знаю, что не могу убить дух Опустошителя. Но все же великое удовлетворение - убить тело. Теперь он на виселице. - Его глаза на мгновение вспыхнули красным, потом свечение сгладились опять к серебряному. - Поэтому не думайте, что я отменил мое слово. Ваши люди невредимы. Присутствие столь многих опасных смертных побеспокоило деревья. Чтобы сократить их неудобства, я отослал ваших людей за Дремучий Удушитель на север. Но вследствие этой сделки и того, что цена за нее еще не уплачена, я привел вас сюда. Созерцайте возмездие Леса. Что-то в его высоком голосе заставило Морэма содрогнуться, но он уже пришел в себя достаточно, чтобы спросить: - Что стало с камнем Опустошителя? - Это было большое зло, - пропел Защитник Леса строго. - Я уничтожил его. Лорд Морэм тихо кивнул: - Это хорошо. Теперь он попытался сосредоточить свое внимание на сущности цены Сиройла Вейлвуда. Ему хотелось найти доводы в пользу того, что Трой не должен быть взят за эту сделку. Вомарк не понимал, о чем его просят. Но пока Морэм все еще подыскивал слова, Террел отвлек его внимание. Страж Крови молчаливо указал вдаль, вверх по реке. Ночь уже уступала рассвету. Но когда Лорд последовал взглядом за указанием Террела, то увидел вдалеке два различных огня. Далеко на горизонте полыхало дикое бушевание какой-то мощи в Расколотой Скале. Происходящий там катаклизм достиг, казалось, своей решающей стадии. Другой огонь был значительно ближе. Маленький огонек могильно-белого свечения пробивался сквозь деревья, загораживающие от Морэма часть реки. Пока он смотрел на него, оно ушло из досягаемости его взгляда за Виселичную Плешь. Кто-то путешествовал через Дремучий Удушитель по реке Черная. Интуиция подвела Лорда Морэма, и в этот момент он обнаружил, что боится. Проблески проницательности и способность к видениям, о которых он забыл за последние десять дней, возвращались к нему. Он быстро повернулся к Защитнику Леса. - Кто еще пришел? Ты заключал другие сделки? - Если и заключал, - пропел Защитник Леса, - то они не противоречат сделке с вами. Но эти двое прошли в согласии с Лесом. Они не говорили мне. Я разрешил им, потому что у них - свет, они дают много света, который не вредит деревьям, и потому что они обладают силой, которую я уважаю. Ибо я не превыше Закона Сотворения. - М_е_л_е_н_к_у_р_и_о_н_! - выдохнул Морэм. - Да сохранит нас Создатель! Удерживая Троя за предплечье, он стал подниматься с ним на голый холм. Его спутники поспешили за ним. Миновав виселицу, украшавшую Плешь, он посмотрел вниз, к реке. Два человека взбирались от берега реки на холм по направлению к ним. Один из них держал в правой руке сияющий камень, а левой рукой поддерживал своего товарища. Они двигались мученически, как если бы преодолевали давление бесплодия Плеши. Оказавшись возле вершины холма, будучи в состоянии уже охватить взглядом всю компанию Морэма, они остановились. Медленным движение Баннор поднял над собой Оркрест, чтобы тот осветил гребень Плеши. Затем кивком подтвердил, что признал Лордов. Томас Кавинант понял, что все люди на холме смотрят на него, оттолкнулся от опоры Баннора и встал сам. Это усилие стоило ему большого напряжения. Стоя, он нетвердо покачивался. В свете Оркреста его лоб был жестоко бледным. Глаза сохраняли невидящий взгляд - уставясь в никуда, и все же напряженно что-то разглядывая, так, будто видимое разными глазами противоречило друг другу, словно он настолько проникся собственной двойственностью, что был не в состоянии воспринимать что-то лишь отдельной своей частью. Руки его сцепились перед грудью. Но когда неистовый взрыв в Расколотой Скале встряхнул его, он почти потерял равновесие и попытался протянуть свою ополовиненную руку к Баннору. Это движение раскрыло его левый кулак. На его безымянном пальце горячо билось серебряное кольцо. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗЕМНАЯ КРОВЬ 21. ДОЧЬ ЛЕНЫ Трой назвал Неверие Томаса Кавинанта блефом. Но Кавинант не вел психологической игры. Он всего лишь был прокаженным. Он боролся за свою жизнь. Неверие было его защитой от Страны, просто способом сдерживать себя от потенциального самоубийства - от признания Страны. Он чувствовал, что растерял уже все другие формы самозащиты. А без самозащиты он закончит как тот старик, которого он видел в лепрозории - искалеченный и зловонный в большей степени, чем это можно терпеть. Даже сумасшествие было бы предпочтительней. Если бы он сошел с ума, он во всяком случае был бы изолирован от знания того, что с ним происходит, слепой, глухой и онемелый к хищной болезни, гложущей его тело. Но пока он ехал на запад из Ревлвуда c Высоким Лордом Еленой, Амоком и двумя Стражами Крови за Седьмым Заветом Кевина Расточителя Страны, он ощущал, что постепенно сам изменялся. Скачками и постепенно, его сознание становилось другим; какое-то могущество, неуловимая Земная Сила меняла структуру его личности. Незаметная, зыбкая сила толкала его к краю пропасти. И он ощущал беспомощность сделать что-либо с этим. Самым опасной частью его нынешней ситуации была Елена. Ее непонятная внутренняя сила, ее происхождение и странная невозможность отказать ей одновременно беспокоили и привлекали его. Когда они покинули Долину Двух Рек, он уже проклинал себя за то, что принял ее приглашение. И все же у нее была сила влиять на него. Она спутывала его эмоции и выявляла неожиданные черты характера. Согласие следовать с ней не было подобно его другим молчаливым согласьям. Когда Лорд Морэм попросил его отправиться вместе с Боевой Стражей, он согласился потому, что у него совершенно отсутствовала альтернатива. Ему настоятельно нужно было сохранять движение, сохранять возможность искать способы для бегства. Но вовсе не подобные соображения руководили им, когда Высокий Лорд попросила его сопровождать ее. Он чувствовал, что уезжает от затруднительностей своей дилеммы, уезжает от битвы против Лорда Фаула - избегая его, как трус. Но в момент решения он даже и не обдумывал возможность отказаться. И он чувствовал, что она может
в начало наверх
увести его таким образом и дальше. Безнадежно, ни на йоту, ни на черточку не веря своему имени, он был бы вынужден следовать за ней, даже если бы она шла сейчас сражаться с самим Презирающим. Ее красота, ее физическое присутствие, ее обращение с ним проедали части его брони, открывая уязвимое тело. Проезжая через благоухающую осень Тротгарда, он смотрел на нее боязливо, робко. Высокая и гордая на спине Мирхи, своего ранихина, она выглядела как коронованная особа, как-то одновременно мощно и хрупко - словно она могла бы разнести его кости одним лишь быстрым взглядом, и в то же время свалилась бы от прикосновения всего лишь брошенной щепотки грязи. Она обескураживала его. Когда Амок появился внезапно перед ней из чистого воздуха, она повернулась, чтобы поговорить с ним. Они обменялись приветствиями и вежливо дразнили друг друга как старые друзья, пока Ревлвуд сзади них становился все дальше и дальше. Скрытность Амока в отношении его Завета не препятствовала веселому многословию в других областях. Он пел и жизнерадостно беседовал на различные темы, словно его единственной функцией в этом путешествии было развлекать Высокого Лорда. Утром, пока Амок недолго отсутствовал, Кавинант пристально осматривал окружающую местность. Компания отправившихся на поиски Завета продвигалась по низинам Тротгарда с небольшим уклоном вверх. Они направлялись несколько южнее, чем на запад, почти параллельно руслу реки Рилл в сторону Западных гор. Западный край Тротгарда, до которого было еще около шестидесяти или шестидесяти пяти лиг, располагался на три тысячи футов выше, чем долина Двух Рек, и местность постепенно поднималась к горам. Компания Высокого Лорда постепенно поднималась вверх. Кавинант мог ощущать их ослабленный подъем, ощущать, как они ехали через лесистую местность, охваченную осенью, сверкающую оранжевым, желтым, золотым, красным пламенем листьев, и через сочные травянистые склоны, где изломы скал, оставшиеся от древних войн в Больном Камне, были покрыты густым вереском и тимофеевкой, как здоровая новая плоть вокруг раны, зеленеющая от здоровья. Он ясно мог видеть вокруг суть выздоровления Тротгарда. Скрытые покрывалом травы и деревьев, не все повреждения от последней войны Кевина были залечены. Время от времени всадники проезжали возле гноящихся бесплодных участков, которые все еще отвергали все старания залечить их, и холмов, которые, казалось, лежат неудобно, как неверно вправленные сломанные кости. Но работа Лордов все же явно производила животворный эффект. Воздух Тротгарда был бодрящим, живительным, пропитанным жизненностью. По очень немногим деревьям было заметно, что их корни уходят в когда-то оскверненную почву. Новый Совет Лордов нашел прекрасный способ истрачивать свои жизни. Из-за того, что он тоже страдал, Тротгард тронул сердце Кавинанта. Он обнаружил, что полюбил его и доверяет ему. К тому времени, когда солнце перевалило через полдень, он уже не хотел никуда уходить отсюда. Он хотел только бродить по Тротгарду, желательно один, без каких-либо забот о Заветах, кольце или сражениях. Его как бы приглашали к отдыху. Амок оказался весьма подходящим проводником для подобных путешествий. Хранитель Седьмого Завета передвигался веселым мальчишеским шагом, который скрывал тот факт, что шаг, установленный им, был вовсе не ленивым. И хорошее настроение бурлило в нем неудержимо. Он пел длинные песни, которые, как утверждал, выучил от легендарных элохимов, песни столь чуждые, что Кавинант был не в состоянии различить ни слов, ни предложений, но все же на удивление заставляющие полагать, подобно лунному свету в лесу, что вызывают почти восторг. И еще Амок рассказывал истории о звездах и небесах, весело описывал небесный танец, как если бы танцевал его сам. Его радостный голос рассыпал комплименты окружавшему обилию жизни, остро свежему вечернему воздуху и закатному пожару деревьев, оплетая своих слушателей словно чары, гипноз. Однако когда в Тротгард спустились сумерки, он внезапно исчез, оставив компанию Высокого Лорда без провожатого. Кавинант был выведен из своих раздумий. - Где? - Амок вернется, - ответила Елена. В сумерках нельзя было определить, смотрела ли она на него, через, в или мимо него. - Он оставил нас только на ночь. Спускайся, Юр-Лорд, - сказала она, спрыгнув со спины Мирхи. - Надо отдохнуть. Кавинант последовал ее примеру, оставив свою лошадь на попечение Баннора. Мирха и два других ранихина ускакали, разминая ноги после дневной прогулки. Потом Морин пошел к реке Рилл за водой, а Елена начала разбивать лагерь. Она достала небольшой горшочек со светящимся гравием и использовала эти огненные камни, чтобы приготовить скудную пищу для себя и Кавинанта. Ее лицо следило за действиями рук, но странная чуждость ее зрения была далеко, как если бы в свете гравия она читала о событиях на другом краю света. Кавинант внимательно наблюдал за ней, даже ее простейшие действия очаровывали его. Но пока он изучал ее гибкую фигуру, уверенные движения, расфокусированный взгляд, он пытался восстановить свое самообладание, пытался вернуть себе представление о том, где он с ней стоял. Она была для него загадкой. Изо всех сильных и образованных людей Страны она выбрала его в сопровождающие. Он изнасиловал ее мать - и все же она выбрала его. В Мерцающем озере она его поцеловала - память об этом причинила боль его сердцу. Она выбрала его. Но не из гнева или желания наказать - не по какой-либо из тех причин, которые одобрил бы Трелл. Он мог видеть в ее улыбке, слышать в ее голосе, чувствовать в окружавшей ее атмосфере, что она не имела намерения причинить ему зло. Тогда почему? Из-за какого тайного замысла или страсти она пожелала его компании? Ему надо было знать правду. Но при этом он наполовину боялся ответа. После ужина, отхлебывая из кувшина вино, по другую сторону светящегося гравия от Елены, он собрал свое мужество, чтобы спросить ее. Оба Стража Крови удалились из лагеря, и он был спокоен, что ему не придется состязаться с ними. Запустив пальцы в бороду, напоминая себе об опасности ощущений, он начал с того, что спросил ее, узнала ли она что-нибудь от Амока. Она беззаботно покачала головой, и ее волосы образовывали при этом в свете гравия венец вокруг ее головы. - У нас еще несколько дней пути до Седьмого Завета. Будет достаточно времени для расспросов Амока. Он принял это, но не это было нужно ему. Собрав всю свою выдержку, он спросил, почему она выбрала его. Она пристально смотрела на него некоторое время, прежде чем произнесла: - Томас Кавинант, ты знаешь, что не я выбирала тебя. Ни один из Лордов Ревлстона не выбирал тебя. Друл Камневый Червь осуществил твой первый вызов, и направлял его при этом Презирающий. Таким образом, мы - твои жертвы, так же, как ты - его. Хотя возможно и то, во что верит Лорд Морэм - возможно, это был выбор Создателя Земли. Или, возможно, Старые Лорды... возможно, Высокий Лорд Кевин имеет некоторое влияние за пределами своей могилы. Но я не делала никакого выбора. - Потом ее тон изменился, и она продолжала: - Хотя, однако, я все же выбрала... Кавинант прервал ее. - Это не то, что я имел в виду. Я знаю, _п_о_ч_е_м_у_ это случилось со мной. Потому, что я прокаженный. Нормальный человек просто бы посмеялся. Нет, я имел в виду почему ты попросила меня отправиться с тобой на поиск Седьмого Завета? Пожалуй, были и другие люди, которых ты могла бы выбрать. Она спокойно возразила: - Я не понимаю эту болезнь, которую ты называешь проказой. Ты описываешь мир, в котором страдают невинные. Почему происходят подобные вещи? Почему они дозволены? - Здесь все вовсе не так уж от этого и отличается. Или, как ты думаешь, что же произошло с Кевином? Но ты подменяешь предмет разговора. Я хочу знать, почему ты выбрала меня? - Он вздрогнул от воспоминания о недовольстве Троя, когда Высокий Лорд объявила свой выбор. - Хорошо, Юр-Лорд, - сказала она неохотно. - Если на этот вопрос нужно ответить, я отвечу. Есть много причин для моего выбора. Ты будешь слушать о них? - Начинай. - О, Неверящий. Временами я думаю, что вомарк Трой не так уж слеп. И правда... но ты избегаешь правды. Однако я объясню тебе свои основания. Во-первых, я пытаюсь предусмотреть различные варианты развития событий. Если ты наконец придешь к желанию использовать свое Белое Золото, Посохом Закона я буду более в состоянии помочь тебе, чем кто-либо другой. Я не знаю секрета Дикой Магии - но нет инструмента более проникновенного, чем Посох. А если бы ты все же пошел против Страны, Посохом возможно удалось бы сдержать тебя. Хотя у нас нет ничего, что могло бы противостоять силе Белого Золота. Но при этом я имела в виду еще и другие цели. Ты не воин - а Боевая Стража идет навстречу большой опасности, где только сила и мастерство в бою способствует сохранению жизни. Я не хочу подвергать тебя риску смерти. Тебе надо дать время найти свой ответ самому себе. И мне нужен был компаньон. Однако ни вомарк Трой, ни Лорд Морэм не могут быть отлучены от этой войны. Тебе нужны еще дальнейшие объяснения? Он понимал незавершенность ее ответа и заставил себя настоять на продолжении, пересиливая страх. С гримасой отвращения за всепроникающую нечестность при его сопровождении кем-либо по Стране, он сказал нерешительно: - Нужен был компаньон?! После всего того, что я сделал?! Ты воистину необычайно терпима. - Вовсе я не терпима. Я не совершаю выборов, не посоветовавшись с собственным сердцем. На мгновение его лицо окаменело от подтекста того, что она сказала. Это было то, чего он одновременно хотел и боялся услышать. Но затем нерасположенность, симпатия, страх и самокритика одновременно переполнили его. От этого голос его стал резким, когда он говорил: - Ты разбиваешь этим сердце Трелла. И сердце твоей матери. Ее лицо окаменело. - Ты обвиняешь меня в страдании Трелла? - Я не знаю. Он бы последовал за нами, если бы имел хоть какую-то надежду. Сейчас он знает наверняка, что ты и не думаешь о наказании меня. Он остановился, но вид боли, которую он причинил ей, заставил его говорить снова, чтобы не допустить натиска ответных реплик, контробвинений, чтобы она не издала ни звука. - Что же касается твоей матери - не мне говорить об этом. Я имею в виду не то, что я сделал ей. Это нечто, что я хотя бы могу понять. Я был в такой... нужде - а она казалась такой богатой. Нет. Я имел в виду ранихина - того ранихина, который приходил в подкаменье Мифиль каждый год. Я заключил сделку с ними. Я пытался найти решение - какой-либо путь сохранить себя от наступления полного безумия. И они ненавидели меня. Они были почти как Страна - они были большие и сильные, и недоступные, и они не любили меня. - Ему не понравились эти слова: "не любили", как если бы эхо вторило ему: "гадкий, грязный прокаженный". - Но они поклонялись мне - почти сотня их. Они были приведены... Так что я заключил сделку с ними. Я обещал, что не буду ездить - не буду заставлять одного из них носить меня. Но я заставил их дать обещание - я пытался найти какой-либо способ предохранить все то величие и силу, и здоровье, и верность от того, чтобы все это не гнало меня к безумию. Я заставил их дать обещание прийти на зов, если они когда-нибудь понадобятся мне. И я заставлял их дать обещание посещать твою мать. - Все их обещания по-прежнему остаются в силе, - сказала она так, словно это было для нее предметом гордости. Он вздохнул. - Так сказала Печаль. Но не в этом дело. Видишь ли, я пытался дать ей хоть что-то, возместить ей это как-нибудь. Но это не сработало. Если причинил кому-то боль, то бессмысленно ходить вокруг, делая подарки. Это самонадеянно и жестоко. - Его рот скривился от горького вкуса того, что он хотел сказать. - На самом деле я пытался улучшить лишь свое собственное самочувствие. Во всяком случае, это не сработало. Нечистота замыслов может извратить все. К тому времени когда Поход за Посохом Закона пришел к своему завершению, все было уже настолько плохо, что никакие сделки не могли бы спасти меня. Он резко замолчал. Он хотел сказать Елене, что не обвиняет ее, не может обвинить ее - и в тоже время часть его обвиняла ее. Другая часть чувствовала, что боль Елены заслуживала большей лояльности. Но Высокий Лорд, казалось, поняла это. Хотя ее направленный куда-то в иное пространство пристальный взгляд не касался его, она ответила на его мысли. - Томас Кавинант, вы все не понимаете Лену, мою мать. Я женщина -
в начало наверх
такой же человек, как любой другой. И я выбрала вас быть моим спутником в этом поиске. Наверняка мой выбор выдает сердце моей матери так же явно, как мое собственное. Я ее дочь. С рождения я жила под ее заботами, и она учила меня. Неверящий, она не учила меня гневу или горечи по отношению к тебе. - Нет! - воскликнул Кавинант. - Нет! - "Нет! Не ее тоже!" Вид крови затемнил его видение - крови на бедрах Лены. Он не мог подумать, что она простила его - _о_н_а_! Он отвернулся. Он чувствовал, что Елена смотрит на него, ощущал ее присутствие, приближающееся к нему в попытке вернуть его внимание. Но не мог смотреть ей сейчас в лицо. Он боялся тех эмоций, которые управляли ею, даже не называл их самому себе. Он лег под одеяло спиной к ней, пока она прикрывала гравий на ночь и укладывалась спать. На следующее утро, вскоре после рассвета, Морин и Баннор вернулись к ним. Они привели с собой Мирху и лошадь Кавинанта. Он поднял себя и присоединился за завтраком к Елене, пока Стражи Крови упаковывали одеяла. Как только вскоре после этого они вновь поехали в сторону запада, Амок проявился в воздухе возле Высокого Лорда. Кавинанту не доставляли удовольствие чарующие беседы Амока. Но прошедшей ночью он принял решение. Был некоторый риск в том, что он собирался сделать - это было опасным действием, которое, он надеялся, позволит ему снова обрести целостность. До того, как юноша успел начать говорить, Кавинант мысленно стиснул себя, чтобы сдержать внезапно заколотившее сердца, и спросил Амока, что ему известно о Белом Золоте. - Много и мало, Носящий, - ответил Амок со смехом и поклоном. - Говорят, что Белое Золото повелевает Дикой Магией, которая разрушает мир. Но кто в состоянии объяснить, что такое мир и что значит его разрушать? Кавинант нахмурился. - Ты играешь словами. А я задал тебе прямой вопрос. Что ты знаешь об этом?! - Знаю, Носящий? Это слишком короткое слово - оно скрывает магнетизм своего значения. Я слышал то, что уловили мои уши, и видел, то, что углядели мои глаза, однако лишь только ты обладаешь Белым Золотом. Это ли ты называешь знанием? - Амок, - Елена пришла на помощь Кавинанту, - Белое Золото в некотором смысле вплетено в Седьмой Завет? Белое Золото - оно связано как-то с этим Заветом? - О, Высокий Лорд, все вещи взаимосвязаны. - Юноше, казалось, нравилась своя способность увертываться от вопросов. - Седьмой Завет может игнорировать Белое Золото, и Носящий Белое Золото может быть не полезен для Седьмого Завета - тем не менее оба есть могущество, то есть лишь разные формы и лица единого Могущества Жизни. Но Носящий - не повелитель мне. Он кладет тень, но не затемняет меня. Я уважаю то, что он несет, но моя цель от него не зависит. Замечание Елены было произнесено сурово. - Тогда тебе не нужно было избегать его вопроса. Скажи, что ты слышал или узнал относительно Белого Золота. - Таков уж мой стиль разговаривать, Высокий Лорд. Носящий, слышал я много, а узнал мало относительно Белого Золота. Шутливый парадокс Арки Времени, буйство, положенное в основу создания Земли, несуществующая кость Земной Силы, несокрушимость воды и текучесть скал. Все это - определения Дикой Магии, которая разрушает мир. О ней мягко говорят брафоры и с благоговением отзываются элохимы, хотя никогда не видели ее. Великий Келенбрабанал мечтает о ней в своей могиле, и мрачные песчаные горгоны впадают в беззвучный кошмар при прикосновении ее имени. Высокий Лорд Кевин в свои последние дни тосковал по ней, но безуспешно. Это - одновременно и пропасть, и вершина судьбы. Кавинант вздохнул. Он боялся, что такой ответ и получит. Теперь ему придется пойти дальше, подтолкнуть вопрос прямо к краю своего страха. Растревоженный и раздосадованный, он проскрежетал: - Этого достаточно, пощади меня. Только скажи мне, как Белое Золото, - на мгновение он замолчал, но, вспомнив Лену, продолжил, - как действует это проклятое кольцо? - Ах, Носящий, - рассмеялся Амок, - спроси Солнцерождающее море или Меленкурион Скайвейр. Спроси огни Горак Крембол или древесное сердце Дремучего Удушителя. Это знает весь мир. Белое Золото приводится в действие, как и любая другая сила, страстью, искренним порывом сердца. - Адский огонь, - прорычал Кавинант, силясь скрыть свое утешение. Ему было неприятно признаваться самому себе, как он был рад остаться неосведомленным по этому поводу. Ибо эта неосведомленность была жизненно важной частью его самозащиты. Пока он не знал как использовать Дикую Магию, его не могли обвинить в ответственности за судьбу Страны. В тайной и предательской части своего сердца он рискнул задать вопрос только потому, что верил, что Амок даст на него неразоблачающий ответ. Теперь он почувствовал себя лжецом. Его попытка в целом провалилась. Но чувства облегчения в нем было больше, чем отвращения к себе. Это в некотором роде утешение позволило ему изменить тему, попытаться завести нормальную беседу с Высоким Лордом. Он чувствовал себя так неловко, словно был калекой. Он не беседовал так спокойно ни с кем с тех пор, как у него была обнаружена проказа. Елена отвечала охотно, даже радостно; она приветствовала его внимательность. Вскоре ему уже не надо было выискивать вопросы, чтобы поддерживать беседу. Их беседа текла спокойно в живописном окружении Тротгарда. Пока они пробирались по направлению к западу через холмы, леса и болотистую местность, осенний воздух становился все более живительным. Птицы искусно порхали в небе и парили в облаках. Радостные солнечные лучи тянулись так, будто в любой момент могли вспыхнуть ярким свечением и блеском. В их свете все цвета становились ослепляющими. И всадники видели все больше и больше животных - кроликов и белок, пухлых барсуков и случайно попавшихся на тропе лисиц. Вся это атмосфера, казалось, была приятна Высокому Лорду Елене. Постепенно Кавинант стал понимать этот аспект бытия Лордов. Елена ощущала Тротгард своим домом. Заживление Кураш Пленетор стало частью ее жизни. В потоке его вопросов она избегала только одной темы - ее обучения в детстве у ранихинов. Что-либо, связанное с ее детскими прогулками и посвящениями в тайны, было слишком личным, чтобы обсуждать под открытым небом. Но на другие вопросы она отвечала охотно и непринужденно. Она позволяла увести себя в разговоре к тому времени, когда она была в лосраате, к Ревлвуду и Тротгарду, к Ревлстону, к ее бремени Лорда и ее могуществу. Он чувствовал, что она помогала ему, позволяя многое, и был за это благодарен. Через некоторое время он больше не испытывал неудобства от пауз в их беседе. Следующий день прошел таким же образом. Но еще через день его беззаботное настроение улетучилось. Он потерял легкость и плавность речи. Его язык становился все более неуклюжим, нахлынули воспоминания об одиночестве, борода раздражающе зудела, словно напоминая об опасности. Это не может быть, думал он. Ничего из этого не происходит со мной. Нерешительно, движимый своей болезненностью и всеми остатками той самодисциплины, которую он растерял, он завел речь о Высоком Лорде Кевине. - Я восхищаюсь им, - сказала она, и спокойствие в голосе было странным, словно спокойствие в глазе шторма. - Он был высшим из великой династии Берека Полурукого - Лорд, который имел самую большую власть во всей известной или легендарной истории. Его верность Стране и Земной Силе была всегда непоколебимой и незапятнанной. Его дружба с великанами была делом, заслуживающим доброй песни. Ранихины обожали его, а Стражи Крови были воодушевлены им на их Клятву. Если он в чем и ошибался - так это в чрезмерном доверии - однако может ли доверие быть поставлено в вину? В первую очередь, это к его чести, что сам Презирающий смог стать при нем Лордом - стать Лордом и получить доступ к его сердцу. Разве не был Ядовитый Клык освидетельствован и одобрен тестами на правду Оркреста и л_о_м_и_л_ь_я_л_о_р_а_? Невинность славится уязвимостью. Но он не был слеп. Терзаемый сомнениями, он отказывался от вызовов, которые привели бы к его смерти в Ущелье Предателя. В сжимавшем его сердце предвидении или пророчестве он принял решения, которые сберегли будущее Страны. Он приготовил свои Заветы. Он обеспечил выживание великанов и ранихинов и Стражей Крови. Он предупредил людей. А затем своими же руками все разрушил... Томас Кавинант, некоторые полагают, что причиной Ритуала Осквернения была потеря Высоким Лордом Кевином благоразумия. Таких мало, но они - красноречивы. Обычное понимание заключается в том, что Кевин пытался достичь парадокса чистоты через полное разрушение - но потерпел в этом поражение, из-за чего все труды Старых Лордов были уничтожены, в то время как Презирающий уцелел. Эти немногие уверяют, что именно предельное отчаяние было тем безумием, которое воодушевило Кевина на этот Ритуал как на необходимую жертву, цену, чтобы сделать окончательную победу возможной. Они уверяют, что все его предварительные действия, а затем и Ритуал - усиление одновременно как здоровья, так и болезни, чтобы начать затем все работы с начала - были совершены, чтобы сохранить нас от завоевания Ядовитым Клыком. В таком случае, получается, что Кевин предвидел ту нужду, которая воодушевит Презирающего вызвать в Страну Белое Золото. - Он, должно быть, был болен даже сильнее, чем я думал, - пробормотал Кавинант. - Или ему просто было по душе осквернение. - Ни то ни другое, полагаю, - сказала она резко и сурово. - Он был мужественным и сильным человеком, доведенным до крайности. Любое смертное и беззащитное сердце может быть доведено до отчаяния - поэтому мы так и цепляемся за клятву Мира. И еще именно поэтому Высокий Лорд Кевин очаровывает меня. Он был влюблен в Страну и осквернил ее - одним и тем же вздохом и возвеличиваемый, и осуждаемый. - Ее голос поднялся от шторма ее внутренних эмоций. - Как велика должна была быть его печаль? И какова же была его сила, чтобы, сумев пережить это последнее всепожирающее мгновение - если, после совершения Осквернения, услышав ликование Презирающего, он все же жил, чтобы нанести еще один удар! Томас Кавинант, я верю, что есть несоизмеримая сила во всепоглощающем отчаянии - сила, превышающая все, что только может представить себе живая душа. Я верю, что, если бы Высокий Лорд Кевин мог бы говорить из могилы, он произнес бы слово, которое потрясло бы саму суть Презрения Лорда Фаула. - Это - безумие! - сказал Кавинант, тяжело дыша. Взгляд Елены колебался где-то на грани расфокусированности, и он не мог выдерживать смотреть на нее. - Ты думаешь, что чье-то существование после смерти может оправдывать твои действия после того, как ты просто искоренишь всю жизнь на Земле? Именно в этом и ошибался Кевин. Уверяю тебя, он жарится в аду. - Возможно, - сказала она мягко. Его удивило, что буря волнения в ее голосе пропала. - Мы никогда не будем обладать такими знаниями - нам и не надо знать этого, чтобы жить своей жизнью. Но мне кажется опасной вера Лорда Морэма, что Создатель избрал тебя, чтобы защитить Страну. Сердце мое говорит мне, что бремя это не соответствует тебе. Однако иногда мне кажется, что умершие в нашем мире переселяются в мир твой. Быть может, Высокий Лорд Кевин прогуливается сейчас, отдыхая, по вашей Земле, выбирая тот голос, которым мог бы произнести здесь его слово. Кавинант простонал; предположение Елены ужаснуло его. Он заметил связь, которую она заподозрила между Кевином Расточителем Страны и ним. И подтекст этого сходства взволновал его сердце, будто оно было затоплено мощными волнами предчувствия. Какое-то время, пока они скакали дальше, тишина между ними мелькала подобно белым глазам страха. Такое настроение становилось все напряженнее весь этот день и следующий. Значимость и значительность этого разногласия погрузили Кавинанта в оцепенение: у него не было сил противостоять этому. Он окунулся в тишину, будто спрятался, как куколка, защищенная из-за чрезмерной уязвимости или для превращения. Мрачные размышления, подобно воспоминаниям о днях, проведенных с Этиаран, укрепляли его стремление держаться в стороне от Елены, скакать сзади нее. Так, следуя за спиной, он продвигался за Амоком к верхним районам Тротгарда. Затем, на шестой день - тринадцатый с тех пор, как он покинул Ревлстон, - он пришел в себя после почти полного изменения окружающей местности. Грозно хмурясь, он поднял голову и увидел простиравшиеся над ним вершины. Компания Высокого Лорда Елены приближалась к юго-западному краю Тротгарда, где русло реки Рилл взбиралось в горы, и скалы и снега этой гряды заполнили все западное небо. За спиной лежал Тротгард, раскрывшийся как на ладони, словно выставленные на обозрение результаты работы Лордов; он сиял в лучах солнца, как если бы был уверен в одобрении. Кавинант еще сильнее нахмурился и обратил внимание на другое. Всадники двигались вдоль края ущелья Рилла. Низкий, не прекращающийся рокот воды, невидимой в глубине ущелья, как бы придавал Тротгарду звуковое сопровождение, словно гудение издавали сами горы и холмы. Пейзажи вокруг них усиленно навевали мысли, навязывали причастность к ним. К тому же, вспомнил Кавинант, они взбирались на одно из самых высоких мест Страны - а он не любил высоких мест. Но он сдержался, чтобы не хмуриться, усиливая недобровольность выражения своего лица, и повернулся к Елене. Она улыбнулась ему, но он не смог улыбнуться в ответ, и они продолжили скакать вместе выше в горы. Под вечер они остановились, разбили маленький лагерь у небольшого
в начало наверх
прудика возле края ущелья. Вода сливалась с горного обрыва, возвышавшегося перед ними, и собиралась в горном бассейне перед тем как перелиться через край в Рилл. Этот прудик мог бы служить угловой отметкой Тротгарда. На юг от него было ущелье Рилла, к западу горы, казалось, резко вырастали из-под земли, словно застывшая атака из засады; а Кураш Пленетор раскинулся в северо-восточном направлении, на спускающейся местности. Агрессивная близость гор резко контрастировала с окутанным в спокойствие Тротгардом, и этот контраст, усиленный журчанием невидимого Рилла, придавал всей этой картине ощущение удивления, впечатления неожиданности. Атмосфера вокруг пруда была полна ощущения границы. Это не нравилось Кавинанту. Воздух был слишком пропитан ощущением засады. От этого он чувствовал себя подверженным опасности. И Стражи Крови не настаивали остановиться здесь, дневного света еще вполне хватало, чтобы продолжать путь. Но Высокий Лорд решила разбить у пруда лагерь. Она отпустила Амока, отослала обоих Стражей Крови с ранихинами и лошадью Кавинанта, затем установила чашу со светящимся гравием на плоский камень у пруда и попросила Кавинанта оставить ее одну, чтобы она могла поплавать. Фыркнув, будто сам воздух раздражал его, он ушел по другую сторону большого валуна, так, чтобы не было видно прудика. Опершись спиной на камень, поджал колени и уставился вниз на Тротгард. Покрытые лесами холмы показались ему особенно привлекательными, когда на них легла тень от гор. Вершины гор, казалось, источали туманную мглу, которая сползала и медленно затопляла блистание Тротгарда. Несмотря на сопоставимый размер и величие, горы, казалось, все же превосходили по старшинству лежащую перед ними местность. Но Кавинанту более по душе был Тротгард. Он был ниже и человечнее. Затем Высокий Лорд прервала его созерцание. Она оставила свою мантию и Посох Закона на траве возле светящегося гравия. Завернутая только в одеяло и высушивая свои волосы одним концом этого одеяла, она подошла и присоединилась к нему. Хотя одеяло сильно укрывало ее, скрывая даже больше от ее гибкой фигуры, чем мантия, ее присутствие было ощутимо более, чем когда-либо. Даже просто движение ее рук, когда она садилась рядом с ним, вызывало у него ощущение неуютности. Она требовала внимания к себе. Он почувствовал, что ему опять больно в груди, как это было в Мерцающем озере. Стараясь защититься от непереносимой двойственности положения, он соскочил с валуна, быстро пошел к пруду. Зуд в бороде напомнил ему, что ему также нужно вымыться. Высокий Лорд осталась за пределами зрения, Баннора и Морина поблизости не было. Он сбросил одежду у чаши с гравием и подошел к воде. Вода была холодной как снег, но он бросился в нее словно человек, отбывающий епитимью, и начал скрести свое тело, словно оно было в пятнах. Он тер голову и щеки пока у него не защипало в кончиках пальцев, затем погрузился в воду пока не стало жечь в легких. Но когда он вылез из воды и подошел чтобы согреться к светящимся камням, он ощутил, что только усугубил свои трудности. Он чувствовал себя возбужденным, более голодным, но ничуть не более чистым. Он не мог понять власти Елены над собой, не мог управлять своими ответными чувствами. Она была иллюзией, фикцией; ему не следовало бы быть так к ней привязанным. А ей не следовало бы так желать привлечь его внимание. Он уже почти ощущал себя ответственным за нее, ибо именно его собственный бесконтрольный поступок в Стране обрек его на это. Как могла она не винить его? Движимый острым нетерпением, он обсушился одним из одеял, а затем разложил его возле чаши с гравием просушиться и начал одеваться. В одежду он облачался с неистовством, как если бы готовился к битве - зашнуровывал, затягивал, застегивал, завязывал себя в свои крепкие ботинки, тенниску, плотные защитные джинсы. Он проверил и убедился, что все еще носит перочинный нож и в кармане у него Оркрест хатфрола Торма. Оказавшись упакованным должным образом, он через сумерки вернулся к Высокому Лорду, специально топая, чтобы предупредить ее о своем появлении, но трава поглощала его мрачную горячность, и он производил беспокойства не больше, чем негодующий призрак. Он нашел ее стоящей чуть ниже валуна. Она пристально смотрела на Тротгард, скрестив руки на груди, и не повернулась к нему, когда он подошел. Какое-то время он стоял в двух шагах от нее. Небо было еще слишком светлым от лучей заходящего солнца, чтобы появились звезды, но тени гор накладывали на Тротгард преждевременные сумерки. Накрытое полутьмой, лицо обещания Лордов Стране было скрытым и темным. Кавинант покрутил кольцо и насадил его крепче на палец, стискивая его с таким напряжением, будто оно должно было сейчас взорваться. Вода с мокрых волос стекала ему на глаза. Когда он заговорил, голос его был хриплым от волнения, которое он не хотел ни подавить, ни ослабить. - Адский огонь, Елена! Ведь я же твой отец! Она не подала виду, что слышит его, но через мгновение сказала задумчиво: - Триок, сын Тулера, мог бы сказать, что тебе была оказана такая честь. Он не стал бы любезно выражать это словами - но сердце его сказало бы эти слова, или он имел бы такую мысль. Если бы тебя не вызвали в Страну, он мог бы жениться на Лене, моей матери. И ему не пришлось бы надолго перебираться в лосраат, потому что у него нет стремления к знаниям - управления хозяйством и жизни в подкаменье было бы достаточно для него. Но если бы он и Лена, моя мать, родили ребенка, который вырос и стал бы Высоким Лордом Совета Ревлстона, он все же почувствовал бы себя удостоенным - одновременно как вознесенным, так и скромным в этой свой части - в своей дочери. Послушай меня, Томас Кавинант! Триок, сын Тулера, из подкаменья Мифиль действительно мой отец, - родитель моего сердца, хотя он и не отец мне по крови. Лена, моя мать, не была замужем за ним, хотя он и умолял ее разделить с ним жизнь. Она больше не хотела ни с кем разделять свою жизнь - ее удовлетворяла жизнь твоего ребенка. Но хотя она и не разделила с ним свою жизнь, она разделяла его жизнь. Он окружал заботой ее и меня. Он занял место сына в семье Трелла, отца Лены, и Этиаран, ее матери. Ах, он был строгим отцом. Любовь из его сердца шла не прямыми путями - острая тоска и печаль и, да, гнев против тебя ослабляли его, находя все новые пути, когда старые оказывались отвергнутыми или разрушенными. Но он дал Лене, моей матери, и мне всю свою отцовскую нежность и преданность. Суди о нем по мне, Томас Кавинант. Когда мечты о тебе уводили мысли Лены от меня и когда мучительная потеря Этиаран лишила ее способности заботиться обо мне и потребовалось, чтобы все внимание Трелла, ее отца, обратилось к ней - тогда Триок, сын Тулера, позаботился обо мне. Он мне отец. Кавинант попытался погасить чувства язвительностью: - Ему бы следовало убить меня, когда был для этого шанс. Она продолжала, будто не слышала его: - Он защитил мое сердце от несправедливых требований. Он научил меня, что муки и ярость моих родителей и их родителей не должны обязательно разрушать или бесить меня - что я не являюсь ни причиной, ни лекарством от их боли. Он научил меня, что моя жизнь - только моя собственность, что я могу разделять заботу и утешение при огорчениях без того, чтобы разделять сами огорчения, без того, чтобы стараться быть хозяином жизни других людей, а не только собственной. Он учил меня этому - он, который отдал свою собственную жизнь Лене, моей матери. Он ненавидит тебя, Томас Кавинант. Однако если бы он не стал мне вместо отца, я бы тоже питала к тебе отвращение. - Как ты думаешь, - проскрипел Кавинант сквозь зубы, - долго я могу еще это выносить? Она ничего на сказала. Вместо ответа она повернулась к нему. Слезы полосами текли по ее лицу. На фоне темнеющей перспективы Тротгарда четко был виден ее силуэт, когда она шагнула к нему, обняла за шею и поцеловала. Он чуть не задохнулся от неожиданности, и ее дыхание проникло в его легкие. Он был оглушен. Черный туман заволок его зрение, когда ее губы ласкали его. Затем он на миг потерял контроль. Он оттолкнул ее, будто ее дыхание было заразным. Крича "Стерва!", махнул рукой и со всей силы нанес ей удар по лицу тыльной стороной ладони. От удара она отшатнулась. Он бросился за ней. Пальцы его ухватили одеяло и сорвали его с плеч. Но это неистовство не испугало ее. Она выпрямилась, не отступая и не уклоняясь, не делая никаких попыток прикрыть себя. С высоко поднятой головой, обнаженная, она прямо и спокойно стояла перед ним, словно была неуязвима. Кавинант отступил. Он дрогнул и отошел, как будто она ужаснула его. - Разве я совершил еще недостаточно преступлений? - хрипло выдавил он. Ее ответ, казалось, был внезапен и чист, и прояснил странную особенность ее взгляда. - Ты не сможешь совершить насилие, Томас Кавинант. В этом нет преступления. Я делаю это добровольно. Я выбрала тебя. - Нет! - простонал он, - не говори так! - он обхватил свою грудь руками, словно пытаясь прикрыть дыру в доспехах. - Ты просто опять пытаешься давать мне дары. Ты стараешься подкупить меня. - Нет. Я выбрала тебя. Я могу разделить жизнь с тобой. - Нет, не надо! - повторил он. - Ты не знаешь, что делаешь. Разве ты не понимаешь, как отчаянно я... я... Но он не смог произнести слов "нуждаюсь в тебе". Он подавился ими. Он хотел ее, хотел того, что она предлагала, больше, чем чего-либо другого. Но не мог сказать этого. Стимул более фундаментальный чем желание сдерживал его. Она не сделала к нему никакого движения, но голос ее уязвил его: - Как может тебе повредить моя любовь? - Адский огонь! - он разочарованно широко развел руками, как человек, раскрывающий безобразный секрет. - Я же прокаженный! Неужели ты этого не видишь? - но сразу же понял, что она не видит, не может видеть, потому что у нее недостаточно знаний или горечи, чтобы постичь то, что он называет проказой. Он поспешил объясниться прежде, чем она шагнет к нему ближе и он тогда пропадет. - Смотри. Смотри! - он указал разоблачающе себе на грудь. - Ты не понимаешь, чего я боюсь? Ты не постигаешь этой опасности? Я боюсь, что я стану еще одним Кевином! Сначала я буду любить тебя, потом научусь пользоваться дикой магией, а затем Фаул поймает меня в ловушку отчаяния, и тогда я все уничтожу. Вот такой у него план. Если я начну любить тебя или Страну или еще что-нибудь, ему тогда будет достаточно просто сидеть и посмеиваться! Проклятие, Елена! Разве ты этого не видишь? Теперь она пошевельнулась. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, она остановилась и протянула руку. Кончиками пальцев она коснулась его лба, будто чтобы стереть с него темноту. - Ах, Томас Кавинант, - мягко выдохнула она, - я не могу смотреть, когда ты так хмуришься. Не бойся, любимый. Ты не разделишь судьбу Кевина Расточителя Страны. Я защищу тебя. От ее прикосновения что-то сломалось в нем. Чистая нежность ее жеста пересилила его внутренние ограничения. Но сломалось не то, что сдерживало его самого, а разочарование. Ответная нежность омыла его сознание. Он смог увидеть в ней ее мать, и при этом видении он постиг вдруг, что не гнев вызывал в нем неистовство против нее, не гнев, который так затемнял его любовь, но скорее печаль и отвращение к себе. Боль, которую он причинил ее матери, была всего лишь замысловатым способом причинить боль самому себе - это было проявлением его проказы. Ему не требовалось теперь повторять этот поступок. Все это было невозможно, все вообще было невозможно, все это даже вообще не существовало. Но в этот момент для него это было неважно. Она была его дочерью. Он нежно наклонился, поднял одеяло и укутал ее плечи. Затем нежно протянул руки и коснулся ее милого лица пальцами, чудом возвратившими себе чувствительность. Он вытер большими пальцами соленую боль от слез и нежно поцеловал ее в лоб. 22. АНУНДИВЬЕН ЙАДЖНА На следующее утро они окончательно покинули Тротгард и стали ехать верхом по неприветливой горной местности. Через половину лиги такого пути Амок привел их к мосту из грубых неотесанных камней, перекинутому через ставшую уже узкой реку Рилл. Чтобы побороть свою боязнь высоты и более уверенно управлять своей лошадью, он не стал перед ним спешиваться. Мост был широким, и Стражи Крови сопровождали Кавинанта по бокам на своих ранихинах. Трудностей не возникло. После моста Амок повел компанию Высокого Лорда все выше и выше в горы. Здесь, вдали от подножий, его тропа заметно усложнилась - стала неровной и медленной, с крутыми подъемами и спусками. Он был вынужден идти более осторожным шагом, так как вел всадников вдоль столь загроможденных и искромсанных долин, словно в них регулярно происходили катастрофы - все
в начало наверх
вверх и вверх по ненадежным и скользким тропам и каменистым осыпям, лежащим среди утесов и ущелий так, будто горы исторгли их из своего нутра, - вниз по уступам, которые шрамами рассекали истерзанные непогодой скалы. Но не оставалось никакого сомнения, что дорогу он знал. Иногда он вел их прямиком к единственному возможному выходу из тесной долины, или указывал единственный проход для лошадей через камнепад, или без колебаний направлялся торопливо в расщелину, которая вела в обход неприступного пика. Сквозь грубо вырубленные каменные массивы и беспорядочные глыбы гор, он вел компанию Высокого Лорда окольными тропами, производя впечатление человека, пробирающегося через привычный лабиринт. В первый день путешествия по горам казалось, что цель его - просто подняться повыше. Он вел всадников все вверх и вверх, пока на них не повеяло холодом с ледяных вершин самых высоких пиков. В разреженном воздухе Кавинанту виделся в мыслях подъем на недоступную и безжалостную горную вершину, и он принял у Баннора толстую накидку с некоторой дрожью, вызванной не только прохладой. Но затем Амок все же изменил характер продвижения. Словно будучи наконец удовлетворенным ледяным воздухом и высотой горных склонов, он больше не пытался забраться все выше. Вместо этого он повел их в южном направлении. Теперь он не углублялся более в Западные горы, а двигался параллельно их восточной границе. Днем он вел своих спутников по своему ничем не отмеченному пути, а ночью оставлял их в укромных лощинах и ущельях, где были неожиданные полянки с травой для лошадей, непонятно как произрастающей на таком бодрящем или жестоком холоде. Сам он, казалось, холода не чувствовал. В легкой робе, болтающейся на его теле, он широко шагал вперед с неутомимой бодростью, как будто был невосприимчив к усталости и морозу. Иногда ему приходилось сдерживать себя, чтобы ранихины и мустанг Кавинанта могли за ним поспевать. Оба Стража Крови походили на него - не подверженные воздействию холода и высоты. Но они были харучаями, уроженцами этих гор. Ноздри их раздувались при вдыхании тумана на заре и при наступлении сумерек. Их глаза осматривали устремляющиеся к солнцу утесы, долины, украшенные горными озерами, седые ледники, припавшие к высоким седловинам, истоки рек, стекающие с заснеженных вершин. Одетые только в короткие туники, они никогда не дрожали и не задыхались от холода. Их широкие лбы и плоские щеки, уверенная осанка выказывали отсутствие внутреннего волнения и дополнительной нагрузки для сердца. Хотя все же было что-то пылкое в их горячем рвении, с которым они наблюдали за Еленой, Кавинантом и Амоком. Елена и Кавинант не были так безразличны к холоду. Их восприимчивость коварно терзала их, заставляла каждый новый день жаждать продвижения к более теплому южному воздуху. Но одеяла и добавочные накидки были теплыми. Казалось, что Высокий Лорд от этого не страдает. И пока она не страдала, Кавинант не чувствовал боли. Он мог не обращать внимания на неудобства, и чувствовал себя таким умиротворенным, каким не был уже давно. С тех пор, как они покинули Тротгард - с тех пор, как он сделал открытие, позволявшее ему любить ее без отвращения к себе, - он выбросил все остальное из головы и сосредоточился на своей дочери. Лорд Фаул, Боевая Стража, даже сам этот поиск были для него несущественны. Он следил за Еленой, слушал ее, ощущал все время ее присутствие. Когда у нее было настроение поговорить, он с готовностью обменивался с ней вопросами, а когда не было, он молчал. И за каждое настроение он был ей благодарен, мучительно тронутый предложением, которое она сделала - предложением, которое он отверг. Он не мог удержаться от осознания того факта, что она не так довольна, как он. Ей нелегко было сделать это предложение, и она, казалось, не хотела принимать его отказ. Но печаль от того, что он причинил ей страдание, только обостряла его внимательность к ней. Он сосредоточился на ней как может только мужчина, глубоко знакомый с любовью. И она не была слепа к этому. После первых нескольких дней их путешествия по горам она снова стала чувствовать себя свободно в его обществе, а улыбки ее выражали откровенность приязни, которую она раньше себе не позволяла. Он чувствовал, что теперь он в согласии с ней, и с радостью составлял ей компанию в путешествии. Временами он нашептывал что-то на ухо своей лошади, как будто наслаждался ездой на ней. Но в последующие дни в ней медленно произошла перемена - перемена, которая была с ним никак не связана. По мере того как шло время, по мере того как они становились все ближе к секретному месту хранения Седьмого Завета - она все более становилась поглощенной целью их поездки. Она все чаще задавала Амоку вопросы, все более напряженно расспрашивала его. Временами Кавинант мог видеть в отсутствующем взгляде ее глаз, что она думает о войне - о долге, от которого ей пришлось отвернуться, - и в ее голосе были отдельные всплески безотлагательной настойчивости, когда она прилагала усилия и задавала Амоку вопросы, которые могли бы открыть его загадочное знание. Это было бремя, которое Кавинант облегчить ей не мог. У него не было для этого достаточно знаний. Дни проходили, луна уже дошла до полнолуния, затем стала уменьшаться к последней четверти, а успеха у нее все не было. Наконец желание помочь ей хоть каким-то образом привело его к разговору с Баннором. Странно, но он не чувствовал себя в безопасности со Стражами Крови - не физически, а эмоционально. Между ним и Баннором было напряженное неравенство. Холодный каменный взгляд харучая придавал тому повелительный вид человека, который не снисходит до выражения своих суждений о спутниках. А у Кавинанта были свои причины чувствовать себя неуютно с Баннором. Не раз он заставлял Баннора выносить атаки своей бессильной ярости. Но ему было больше не к кому обратиться. Он был совершенно бесполезен для Елены. После замеченной им в Ревлстоне необычности он был настороже к тонкой тени противоречивости в отношении Стражей Крови к Амоку - противоречивости, которая и в Ревлвуде была проявлена, но не объяснена. Однако он не знал, как подойти к этому предмету. Извлечь из Баннора информацию было трудно: обычная сдержанность Стража Крови делала расспросы бесполезными. К тому же, Кавинант решил не говорить больше ничего, что могло бы восприниматься как оскорбление преданности Баннора. Баннор уже доказал свою верность в пещернятнике под горой Грома. Первым делом Кавинант попытался выяснить, почему Стражи Крови сочли достаточным послать для защиты Высокого Лорда в этом поиске только Баннора и Морина. Он остро осознавал свою неловкость, когда заметил: - Я полагаю, вы не думаете, что мы в этой поездке подвергаемся сколько-нибудь значительной опасности. - Опасности, Юр-Лорд? - сдержанная веселость произнесенного Баннором, казалось, подразумевала, что любому, находящемуся под защитой Стража Крови, не нужно думать об опасности. - Да, опасности, - повторил Кавинант с оттенком своей прежней резкости, - в эти дни это самое обычное слово. Баннор размышлял какой-то момент, затем сказал: - Это горы. Здесь всегда опасно. - Например? - Могут падать камни. Могут прийти бури. На этих малых высотах бродят тигры. Здесь охотятся огромные орлы. Горы, - Кавинант, казалось, слышал в тоне Баннора намек на удовлетворенность, - полны опасности. - Тогда почему - Баннор, я действительно хотел бы это знать, - почему здесь только двое Стражей Крови? - А есть необходимость в большем числе? - Если на нас нападут - тигры или еще что-то? Или если пойдет лавина? Вас двоих достаточно? - Мы знаем горы, - бесстрастно ответил Баннор. - Нас достаточно. Это было не то утверждение, которое Кавинант мог опротестовать. Он попытался приблизиться к тому, что хотел узнать, по-другому, хотя этот путь приводил его на почву чувствительности - территорию, которой он хотел бы избежать. - Баннор, я чувствую, что постепенно начинаю понимать вас, Стражей Крови. Я не могу утверждать, что уже понимаю - но я, по меньшей мере, могу признать вашу преданность. Я знаю, на что она похожа. Однако сейчас у меня такое ощущение, что здесь происходит что-то... что-то несообразное. Но что - я понять не могу. Мы здесь карабкаемся по горам, в которых все может случиться. Мы следуем за Амоком неизвестно куда, несмотря даже на то, что почти не имеем представления ни о том, что он делает, ни о том, почему он это делает. И при этом вы удовлетворены тем, что Высокий Лорд в безопасности, хотя у нее только два Стража Крови для защиты. Разве вы ничему не научились от Кевина? - Мы - Стража Крови, - бесстрастно ответил Баннор. - Она в безопасности, насколько это возможно. - В безопасности? - запротестовал Кавинант. - Десяток или сотня Стражей Крови не даст ей большей безопасности. - Я восхищаюсь вашей уверенностью. Кавинант поморщился от собственного сарказма, сделал паузу, чтобы обдумать свои дальнейшие вопросы. Затем опустил голову так, будто собирался сломить сопротивление Баннора своим лбом, и спросил прямо: - Значит, вы доверяете Амоку? - Доверяем ему, Юр-Лорд? - тон Баннора намекал, что вопрос был в чем-то бессмысленным. - Он не ведет нас опасной дорогой. Он выбирает хороший путь через горы. Высокий Лорд решила следовать за ним. А остальное для нас не важно. Кавинант ощущал все еще затаившееся присутствие чего-то необъясненного: - Но послушай, этого же недостаточно, - раздраженно проскрежетал он. - Послушай. Хотя сейчас и немного поздно для этих несообразностей. Я в общем-то и не настаиваю на этом - это все равно не сулит мне никакой пользы. Но все же от тебя я предпочел выслушать что-то, что имело бы больше смысла. Баннор, ты... Ты не честен со мной. Не нужно быть очень внимательным, чтобы заметить это. Сначала было что-то, чего я не мог понять, что-то... неуловимое... Относительно того, как вы, Стражи Крови, отнеслись к Амоку, когда он впервые прибыл в Ревлстон. И вы... Я не знаю, что это было. Однако в Ревлвуде вы не стали помогать Трою, когда он поймал Амока. А затем - только два Стража Крови! Баннор, это все выглядит бессмысленным. Баннор был невозмутим. - Она - Высокий Лорд. У нее Посох Закона. Ей легко защититься. Этот ответ озадачил Кавинанта. Он его не удовлетворил, но он не мог найти способ обойти его. Он и сам не знал, чего же хотел нащупать. Интуиция говорила ему, что вертящиеся в уме вопросы имели значительный смысл, но он не мог четко их сформулировать или придать им удобный вид. И он отнесся к резкому безразличию Баннора так, будто это был своего рода пробный камень, парадоксально чистый и неизбегаемый критерий честности. Баннор дал ему понять, что в его сопровождении Высокого Лорда есть что-то не вполне честное. Поэтому он оставил Баннора в покое, снова перенес внимание на Елену. Ей по-прежнему не везло с Амоком, и когда она повернулась к Кавинанту, ее отрешенный вид был под стать его виду. Они продолжали ехать дальше, скрыв свои многочисленные тревоги за легкой беседой, полной взаимного сочувствия. Потом, на одиннадцатый вечер их пребывания в горах, она выразила ему свое предчувствие. Она сказала, будто это была опасная догадка: "Амок ведет нас к Меленкурион Скайвейр. Там спрятан Седьмой Завет". А на следующий день - восемнадцатый после их отправления из Ревлвуда и двадцать пятый после Военного Совета Лордов - спокойность течения их поездки была нарушена. День занялся холодный и тусклый, будто солнце было окутано пеленой. Воздух был пропитан беспокоящим запахом. Отдельные порывы ветра завывали со всех сторон, пока Елена и Кавинант завтракали, а вдали они могли слышать ровный, детонирующий звук, подобный хлопкам упругой парусины на натянутых снастях. Кавинант предсказал, что будет буря. Но Первый Знак покачал головой в безразличном отрицании, и Елена сказала: - Это не та погода, которая бывает перед бурей. - Она устало взглянула на вершины и проговорила: - Это боль, разлитая в воздухе. Земля страдает. - Что происходит? - Порыв ветра развеял слова Кавинанта и ему пришлось прокричать свой вопрос повторно, чтобы быть услышанным: - Фаул собирается нанести нам здесь удар? Ветер унесся и ослаб, она смогла ответить ему спокойно. - Зло частично уже совершилось. Земля подверглась насилию. Мы ощущаем изменение ее состояния. Но расстояние очень велико, да и прошло заметное время. Не чувствую, чтобы опасность была направлена на нас. Возможно, Презирающий не знает, куда именно мы направляемся. - При следующем вдохе ее голос стал жестче. - Но он воспользовался Камнем Иллеарт. Принюхайся, как пахнет воздух! Где-то в Стране поработала Злоба. Кавинант тоже почувствовал, что она имела в виду. Что бы ни сгрудило эти облака и породило этот ветер, это не было беззлобным естественным натиском бури. Казалось, воздух нес беззвучные крики и намеки на гниение,
в начало наверх
будто он дул с места, где произошло зверское побоище. И почти неразличимо, на уровне подсознания, казалось, что обрывистые скалы вздрагивают. Эта атмосфера вызывала у него чувство необходимости поторопиться. Но хотя лицо ее было прочерчено мрачными складками, Высокий Лорд не торопилась. Она закончила есть, затем аккуратно упаковала еду и светящийся гравий, прежде чем позвать Мирху. Уже будучи верхом на ранихине, она позвала Амока. Он почти сразу же появился перед ней, отвесил ей бодрый поклон. Кивком признав его, она спросила, может ли он объяснить боль в воздухе. Он покачал головой и сказал: - Высокий Лорд, я не всезнающий. - Но глаза демонстрировали его восприимчивость к тому, что творилось в атмосфере; они были ясные, и острые проблески, затаившиеся в них, в первый раз показывали, что он способен на гнев. Мгновение спустя, однако, он отвернулся, словно не желая выставлять напоказ ничего личного. Широким жестом он пригласил Высокого Лорда следовать за ним. Кавинант забрался в седло из клинго своей упряжи, стараясь не обращать внимание на тягостное окружение. Но он не мог сопротивляться впечатлению, что земля под ним вздрагивает. Несмотря на весь уже обретенный опыт, он был еще не очень уверенным наездником - он не мог избавиться от ворчливого недоверия к лошадям и беспокоился, что может осуществиться предсказание его боязни высоты и он все же упадет с лошади. К счастью, он поблизости обрывов не было и путь был относительно безопасен. Какое-то время тропа Амока шла вдоль хребта, в изломанной расщелине между неясно вырисовывающимися стенами из гор. В долине, стиснутой горами, невысокое искусство Кавинанта в верховой езде не подвергалось испытанию. Но сдавленный гул в воздухе продолжал усиливаться. Когда утро миновало, звук стал отчетливее, эхом отражаясь, словно хрупкие вздохи, от отвесных скал. Вскоре после полудня Амок привел всадников к очередному повороту, и за ним они обнаружили громадный оползень. Огромные зубчатые расколы зияли друг напротив друга с обеих сторон расщелины высоко на отвесных горных стенах, а беспорядочная масса камней и щебня громоздилась на дне долины на высоту в несколько сот футов. Обвал полностью заблокировал расщелину. Он и был источником детонирующих звуков. Огромный оползень лежал неподвижно и выглядел уже давнишним, как будто и горы уже давно забыли, когда он образовался. Но из его глубины доносились какие-то измученные трески и скрипы, словно обвалу ломали кости. Амок прошел дальше вперед, а всадники остановились. Морин какое-то время изучал преграду, затем сказал: - Это непроходимо. Он все еще опадает. Возможно, пешком мы и могли бы попытаться пробраться вдоль края. Но вес ранихинов вызовет новые сдвиги. Амок подошел к краю осыпи и поманил их рукой, но Морин безапелляционно сказал: - Нам надо искать другой проход. Кавинант оглядел ущелье: - Сколько это займет у нас времени? - Два дня. Может, три. - Так плохо? Хотя вам, очевидно, не кажется, что эта поездка и так уже слишком затянулась. Вы уверены, что проходить здесь не безопасно? Амок пока еще не совершал оплошностей. - Мы - Стража Крови, - просто сказал Морин. А Баннор пояснил: - Этот завал гораздо моложе, чем сам Амок. - Это значит, что его здесь не было, когда Амок изучал дорогу? Проклятье! - Кавинант заворчал. Оползень сделал его желание торопиться еще острее. Амок вернулся к ним с тенью серьезности на лице. - Мы должны здесь пройти, - сказал он терпеливо, словно объясняя что-то упрямому ребенку. Морин сказал: - Этот путь небезопасен. - Это правда, - ответил Амок, - но другого нет. - Повернувшись к Высокому Лорду, он повторил: - Мы должны здесь пройти. Пока ее спутники разговаривали, Елена задумчиво осматривала оползень сверху донизу. Когда Амок обратился прямо к ней, она кивнула головой и ответила: - Так мы и сделаем. Морин спокойно запротестовал: - Высокий Лорд... - Я приняла решение, - ответила она, а потом добавила: - Возможно, Посох Закона сможет удержать завал, пока мы будем проходить. Морин принял это бесстрастным кивком. Он отвел своего коня от завала, так, чтобы у Высокого Лорда было место для действий. Так же поступили и Баннор с Кавинантом. Спустя миг к ним присоединился Амок. Четверо мужчин наблюдали вблизи за ее действиями. Она не стала делать какой-либо сложной или замысловатой подготовки. Подняв Посох, она выпрямилась на спине Мирхи, застыв на какое-то мгновение лицом к оползню. С того места, где был Кавинант, ее голубое платье и блестящая шкура ранихина красочно вырисовывались на пестро-сером фоне щебня и камней. Она и Мирха по сравнению с глубоким отвесным ущельем выглядели маленькими, но гармония их цветов и форм придавала им вид монументальной композиции. Затем они шевельнулись. Запев тихо песню, она подъехала к подножию оползня. Здесь, держа Посох за один конец, второй она опустила к земле. Казалось, он весь пульсировал, пока она двигалась вдоль переднего края оползня, рисуя параллельно обвалу линию в грязи. Она направила Мирху сначала к одной стене, затем обратно, к другой. Все так же продолжая касаться Посохом земли, она вернулась в центр. Затем она снова повернулась лицом к оползню, подняла Посох и слегка постучала по линии, которую нарисовала. Волнистая бахрома ярь-медянковых искр расцвела перед обвалом от ее линии. Огни мерцали подобно вырывающейся из щели силы и отблескивали на каждом изломе или грани камней, проступавших на склоне. Через мгновение все они исчезли, оставив в воздухе слабый аромат орхидей. Приглушенный стон обвала как-то стих. - Идем, - сказала Высокий Лорд. - Надо проходить сейчас. Это Слово продержится недолго. Морин и Баннор живо устремились вперед. Амок последовал рядом с ними. Он с легкостью ничуть не отставал от ранихинов. Посмотрев вверх, Кавинант испытал приступ тошноты, сдавивший его кишки. Челюсти от страха стиснулись. Но он хлопнул ногами по бокам своей лошади и поскакал по стонущему обвалу. Он догнал Стражей Крови. Они заняли позиции по обеим сторонам от него, следуя по склону за Еленой и Амоком. Компания Высокого Лорда продвигалась зигзагами вверх по оползню. Их карабкание балансировало между опасностью задержки и угрозой обвала склона из-за чрезмерной нагрузки в случае спешки. Мустанг Кавинанта напряженно трудился над подъемом, и его усилия резко контрастировали со свободным шагом ранихинов. Их животы стремительно проносились над сланцем и щебнем оползня, но их ноги ступали спокойно, осторожно. Им не грозила неудача. Когда они вскоре достигли скругленной _Л_ на верху оползня, Кавинант остановился. Он не был готов к тому, что лежало по другую сторону. Он автоматически ожидал увидеть южный конец этой же долины, похожий на северный. Но за спуском оползня он увидел, что долина переходила в огромный разлом в горах, слишком большой, чтобы быть заполненным обвалом, произошедшим к северу от него. Основание долины прямо перед ним драматично уходило куда-то вглубь. И обвал делал то же самое. Южная сторона оползня была в три или четыре раза длиннее северной. Далеко внизу долина расширялась, там было видно травянистое дно, очерченное с одной стороны густой посадкой сосен, а с другой - речушкой, падавшей в долину с одной из стен. Но чтобы достичь этого соблазнительного вида, надо было спуститься более чем на тысячу футов по дрожащей волнистости оползня. Он хрипло сглотнул. - Проклятие! Сможешь ты удержать все это? - Нет, - тупо сказала Елена. - Но то, что я сделала, будет успокаивать это. И я могу при необходимости попытаться дополнительно успокоить. Резко кивнув, она начала вслед за Амоком спускаться по склону. Баннор сказал Кавинанту держаться поближе к нему, затем направил своего ранихина через гребень, вслед за Амоком. Какое-то мгновение Кавинант чувствовал себя слишком парализованным охватившим его страхом, чтобы двигаться. Сухое, сжатое спазмом горло и неуклюжий язык не могли формировать слова. Адский огонь, молчаливо шептал он. Адский огонь. Он пересилил себя, двинул своего мустанга вслед за Баннором. Какая-то часть его сознания улавливала, что Морин и Елена следуют за ним, но он не обращал на них внимания. Он зафиксировал свой взгляд на спине Баннора, как бы мысленно цепляясь за него при спуске. Но не прошел он и ста футов, как пугливость его лошади вывеяла все другое из его сознания. Уши мустанга вздрагивали, словно бы он пугался каждого очередного стона обвала. Кавинант напрягался и дергал поводья, стараясь сохранить контроль над лошадью, но только удручал этим ее беспокойство. И при этом слабо шептал самому себе: "Помогите. Ну помогите же". Затем гром, подобный грохоту раскалывания скал, всколыхнул воздух. С тяжелым глухим ударом оползень подпрыгнул и сдвинулся. Каменное месиво под Кавинантом начало скользить. Его лошадь попыталась спрыгнуть с движущейся поверхности. Она бросилась в сторону, затем устремилась вниз прямиком, отказавшись от зигзагообразного спуска. Ее прыжок только ускорил скольжение. Почти сразу мустанг погрузился в щебень, так что тот засыпал его по колени. Он рвался изо всех сил, пытаясь избежать ухудшения, но каждый рывок только увеличивал вес булыжника, нагроможденного над ним выше по склону. Кавинант неистово цеплялся за седло из клинго. Он пытался направить лошадь в сторону, увести ее с направления прямиком вниз - направления скольжения. Но мустанг уже закусил удила. Он не мог повернуть его. Следующая волна камней завалила его до его бедер в ускоряющемся скольжении массы валунов. Кавинант услышал резкий вскрик Елены. В тот же момент к нему прыгнул ранихин Баннора. Скачками передвигаясь по осыпающимся камням, он бросился своим весом на мустанга. Удар почти сбросил Кавинанта с седла, но зато выправил движение его лошади. Направляемый Баннором, ранихин столкнул лошадь с направления скольжения, заставил ее направиться к скале. Но лавина уже была потревожена, потек щебень, запрыгали валуны. Крупный булыжник ударил по крестцу мустанга, и тот упал. Кавинант растянулся ниже по склону, вне пределов досягаемости Баннора. Щебень засыпал его все выше и выше, но он выбрался из него, встал и, вынимая по очереди засыпаемые ноги, оставался над оползнем. Сквозь рокот движения массы булыжника он услышал вскрик Морина: - Высокий Лорд! В следующий момент она пронеслась на Мирхе мимо него, скача вдоль боковой кромки оползня. В пятидесяти футах ниже него она повернула на лавину. С диким криком она взмахнула Посохом Закона и ударила по оползню. Огонь вспыхнул над поверхностью оползня. Словно внезапно прижатый невидимой мощной рукой, булыжник вокруг Кавинанта перестал двигаться. Усилия удерживаться на поверхности подбросили его вверх, и почти сразу же затем он еще раз подпрыгнул, чтобы его мог подхватить Баннор, остановивший своего ранихина на застывшем участке оползня. Страж Крови поймал Кавинанта одной рукой, закинул его на спину ранихина сзади себя и бросился прочь от ползущего участка. Когда они достигли относительно спокойной поверхности боковой кромки оползня, возле стены ущелья, Кавинант увидел, что Елена спасла его с риском для себя. Сдерживающая сила, которой она остановила тонны скользящих камней, оказалась недостаточной, чтобы защитить ее собственную позицию. И мгновением позже эта сила была сломлена. Поток раздробленного булыжника устремился на нее. У нее не было второй возможности воспользоваться Посохом. Почти в тот же момент волна щебня с треском и грохотом обрушилась на нее и Мирху. Мгновение спустя она показалась ниже по склону от Мирхи. Огромная сила ранихина защитила ее. Но волна щебня завалила Мирху по грудную клетку. И мустанг Кавинанта, все еще бешено боровшийся со скользящей поверхностью, бросился по направлению к ранихину. Кавинант неосознанно попытался бежать обратно в лавину, чтобы помочь Елене. Но Баннор придержал его одной рукой. Он начал вырываться, потом остановился, так как над оползнем пролетела длинная веревка из клинго и поймала за запястье Высокого Лорда. Эту веревку кинул закрепившийся со своим ранихином у стены ниже Кавинанта
в начало наверх
и Баннора Первый Знак Морин, и липкая кожа поймала Елену. Она отреагировала в тот же момент. - Убегай! - крикнула она Мирхе, потом, опираясь на Посох, вылезла из завалившего ее по пояс щебня, после чего Морин оттащил ее в безопасность. Хотя могучая кобыла была изранена и истекала кровью, у нее были другие намерения. С диким напряжением она устремилась к мустангу. Когда безумно кричащая лошадь проскакивала мимо, она вцепилась зубами в ее поводья. Один напряженный момент она удерживала мустанга, пытавшегося переставлять ноги, поворачивая его по направлению к стене ущелья. Потом лавиной их снесло к основанию крутой выпуклости, а затем потревоженный их копытами холм щебня хлынул на них. С протяжным стоном груда камней завалила их обоих. Мустанг как-то удержался на поверхности, боролся с потоком камней ниже по склону. Но Мирха не показалась. Кавинант крепко держался за свой живот, будто сдерживая тошноту. Ниже по склону Елена кричала: - Мирха! Ранихин! Волнение в ее голосе испугало его. Лишь через несколько мгновений он понял, что его вышедшая из-под контроля лошадь привела спутников уже более чем на две трети пути вниз по оползню. - Надо идти дальше, - сказал Баннор решительно. - Здесь мы уже ничего не сделаем. Спокойствие нарушено. Будет больше обвалов. Мы подвергаемся опасности. - Недавние усилия даже не ускорили его дыхания. Кавинант оцепенело сидел сзади Баннора, в то время как ранихин спускался вдоль стены к Высокому Лорду и Морину. Елена выглядела изумленной, пораженной своей печалью. Кавинант хотел приласкать ее, но Страж Крови не давал ему такой возможности. Баннор последовал мимо них дальше вниз по склону, и Морин с Высоким Лордом опустошенно следовали за его спиной. Они нашли Амока ожидавшим их на траве в долине. Его глаза источали что-то похожее на беспокойство, когда он подошел к Высокому Лорду и помог ей слезть с лошади. - Прости меня, - сказал он тихо. - Я принес тебе боль. Что я мог сделать? Я был бесполезен для таких нужд. - Тогда убирайся, - воскликнула Елена грубо. - На сегодня ты мне больше не нужен. Пристальный взгляд Амока сузился, как если бы Высокий Лорд ранила его. Но он сразу же подчинился ей. Поклонившись и взмахнув руками, он исчез. Проводив его гримасой, Елена повернулась к оползню. Нагромождение булыжника скрипело и трещало от внутренних перемещений теперь гораздо сильнее, обещая в любой момент другие обвалы, но она проигнорировала опасность и встала на коленях у подножия оползня. Она наклонилась вперед, будто подставляя свою спину кнуту, и всхлипы прерывали ее голос, когда она стонала: - Увы, ранихин! Увы, Мирха! Моя оплошность убила тебя. Кавинант заспешил к ней. Он жаждал обнять ее, но ее печаль остановила его. С трудом он заставил себя сказать: - Это моя вина. Не упрекай себя. Мне следовало лучше ездить верхом. Он нерешительно протянул руку и погладил ее шею. Его прикосновение, казалось, обратило ее боль в гнев. Она не пошевелилась, однако заорала на него изо всех сил: - Оставь меня в покое! Это ты во всем виноват. Ты не должен был посылать ранихинов к Лене, моей матери! Он отшатнулся, словно она ударила его. Сразу вспыхнула собственная инстинктивная ярость. Его моментально охватил ужас своего падения в ее глазах, как внезапный пожар охватывает сухое дерево. Ее скоропалительное обвинение изменило его в одно мгновение, словно все спокойствие недавних дней было неожиданно превращено в обиду и злость прокаженного. Он онемел от грубого оскорбления. Шатаясь, он повернулся и гордо пошел прочь. Ни Баннор, ни Морин не последовали за ним. Они были заняты ранами и ссадинами своих ранихинов и его мустанга. Он прошагал позади них, затем продолжил спуск в долину, как клочок бессильной ярости, безнадежно трепещущий на ветру. Через некоторое время глухие стоны оползня за спиной стали затихать. Он продолжал идти. Запах трав пытался отвлечь его, манил утихающий шум и темный, мягкий, тихий, сладостный покой соснового леса. Он отверг их, прошел мимо отрывистым, механическим шагом. Тупая ярость раздражала мозг, гнала все дальше. "Снова!" - кричал он сам себе. "Каждая женщина, которую я любил!... Как могло случиться такое дважды в жизни?" Он продолжал идти так, пока не прошагал почти целую лигу. Тогда он заметил, что находится возле журчащего потока. Долина по обеим сторонам ручья была изрезана оврагами. Он шел, внимательно осматриваясь по сторонам, вдоль нее, пока не нашел заросший травой глубокий овраг, из которого не была видна северная часть долины. Там он улегся на живот, чтобы поглодать старую кость своего оскорбления. Прошло время. Тень наползала на долину по мере того как солнце двигалось к вечеру. Сгущались сумерки, словно вытекая из щели между скал. Кавинант перевернулся на спину. Сначала он с суровым удовлетворением наблюдал, как темнота ползет по стене гор к востоку от него. Он чувствовал, что испытывает желание остаться в обществе лишь ночи да собственных утрат. Но вот опять, с удвоенной силой, вернулось воспоминание о Джоан. Это заставило его принять сидячее положение. Еще раз он обнаружил, что удивляется жестокости своего заблуждения, той злобе, что разлучила его и Джоан - для чего? "Адский огонь!" - выдохнул он. Сумерки заставили его почувствовать, что он слепнет от переполнявшей его злости. Когда он увидел Елену, идущую к нему по оврагу, она, казалось, шла сквозь легкий туман проказы. Он отвернулся от нее, попытался сосредоточить взгляд на слабеющем свете, отбрасываемым заходящим солнцем на скалу к востоку от них; и пока его лицо было обращено в другую сторону, она подошла, уселась на траву у его ног. Он мог живо ощущать ее присутствие. Сначала она молчала. Но когда он все еще отказывался встретиться с ее пристальным взглядом, мягко сказала: - Любимый. Я сделала для тебя статуэтку. С усилием он повернул голову. Она наклонилась в его сторону с многообещающей улыбкой на губах. Обе ее руки протягивали ему белый предмет, казавшийся сделанным из кости. Он совершенно не обратил на него внимания; его глаза впились ей в лицо, словно в своего врага. Умоляющим тоном она продолжила: - Это сделано из костей Мирхи. Я сожгла ее - чтобы оказать последнюю честь, какая была в моих силах. Затем из ее костей я сделала это. Для тебя, любимый. Пожалуйста, прими ее. Он взглянул на скульптуру. Против воли она вызывала интерес. Это был бюст. Сначала он показался слишком большим по размеру, чтобы быть сделанным из кости лошади. Но затем он увидел, что четыре кости каким-то образом были состыкованы вместе и сплавлены. Он взял фигурку из ее рук, чтобы рассмотреть поближе. Его заинтересовало лицо. Черты были не такими грубыми, как в другой костяной фигурке, виденной им. Оно было худым, вытянутым, непроницаемым - пророческое лицо с волевым выражением. Статуэтка изображала кого-то знакомого, но он не сразу узнал лицо. Затем, осторожно, словно боясь ошибиться, он сказал: - Это Баннор. Или кто-то из Стражей Крови. - Ты смеешься надо мной, - ответила она. - Я не настолько бездарна. - В улыбке ее было какое-то особенное удовлетворение. - Любимый, я сделала тебя. Его ярость медленно угасла. В конце концов, она была его дочерью, а не женой. Она имела право на любой упрек, казавшийся ей справедливым. Он не мог оставаться с ней злым. Он осторожно опустил бюст на траву, затем нагнулся к ней и, как только село солнце, обхватил ее обеими руками. Она жадно приняла его объятие и на несколько секунд прильнула к нему, словно обрадовавшись, что гнев прошел. Но постепенно он почувствовал, как изменилась напряженность ее тела. Ее слишком страстная любовь, казалось, стала жестокой, почти назойливой. Какая-то натянутость сделала грубыми ее руки, заставила ее пальцы сжать его, словно клешнями. Дрожащим от страсти голосом она сказала: - Ядовитый Клык уничтожил бы и это. Он поднял щеку с ее волос, повернул ее так, чтобы было видно лицо. Взгляд ее глаз остудил его. Несмотря на слабый свет, они потрясли его, словно погружение в ледяные воды северного моря. Странность ее взгляда, необычайная его сила усиливались, концентрировались до тех пор, пока ее глаза не стали выражением чего-то дикого и беспредельного. Вселяющая страх мощь вырывалась из них. Хотя ее взгляд не был устремлен на него, он как сверло проходил через него, оставляя кровавый рубец. Это было видение картины конца света. Он не мог придумать для всего этого другого названия, нежели ненависть. 23. ЗНАНИЕ Этот взгляд вынудил его выкарабкаться из оврага, прочь от нее. Ему удавалось с трудом удерживаться в вертикальном положении, он накренился так, будто сильный ветер вынес его куда-то на мель. Он услышал ее слабый вскрик: "Любимый!", но не мог обернуться. Видение заставило его сердце дымиться как сухой лед, и ему было нужно найти место, где он мог преодолеть боль и отдышаться в одиночестве. На некоторое время дым застлал его рассудок. На бегу он налетел на Баннора и отскочил от него, словно натолкнувшись на огромный валун. Это столкновение удивило его. Безмятежный вид Баннора был полон некой таинственной угрозы. Он бессознательно отшатнулся. - Не прикасайся ко мне! - И отправился, шатаясь, в другую сторону, ковыляя в ночи до тех пор, пока от Стражей Крови его отделил крутой холм. Тут он сел на траву, обхватил грудь руками и попытался заставить себя заплакать. У него ничего не вышло. Его слабость, его постоянная проказа перекрыли этот эмоциональный канал; он слишком долго пытался разучиться облегчать страдания. И отсутствие неудач в этих попытках сделало его жестоким. Он был до краев полон застоявшейся, не находящей выхода яростью. Даже в бреду он не мог избежать ловушки своей болезни. Встав на ноги, он потряс кулаками в небо, словно севший на рифы одинокий галеон, стреляющий из своих пушек в бессмысленном споре с неуязвимым океаном. Проклятие! Но наконец наваждение прошло. Его гнев резко остыл, он оборвал свой внутренний крик, надежно закрыл этот выход своей ярости. Он чувствовал себя так, словно просыпался после тяжелого сна. Ворча сквозь зубы, он упорно двинулся к потоку. Не позаботившись снять одежду, он неистово бросился лицом в воду, ныряя словно для какого-то прижигания или избавления от боли в ледяной холод ручья. Он не смог выносить этот холод дольше секунды; все тело обожгло, судорогой схватило сердце. Дыша с трудом, он вынырнул и встал, дрожа, на каменистом дне потока. Вода и ветер хищной болью пробирались до костей, словно холод лакомился его костным мозгом. Он выбрался из потока. В следующее мгновение он снова увидел взгляд Елены, почувствовал, как тот опаляет его сознание. Он замер. Внезапная идея заставила забыть про холод. Она родилась практически созревшей, словно медленно развивалась в темной глубине его сознания, ожидая, пока он будет к ней готов. Он понял, что у него есть возможность для нового вида сделки - соглашения или компромисса, издалека похожего, но далеко превосходящего ту сделку, которую он заключил с ранихинами. Они были по природе своей слишком ограничены; они не могли принять его условия, выполнить тот его договор, который он подготовил для своего выживания. Но человек, с которым он мог бы теперь совершить сделку, почти идеально соответствовал тому, чтобы помочь ему. Для него было вполне возможно обрести свое избавление посредством Высокого Лорда. Он тут же увидел трудности. Он не знал, что содержит в себе Седьмой Завет. Он должен бы направить апокалиптический импульс Елены сквозь непредсказуемое будущее к неопределенной цели. Но сам этот импульс был чем-то, что он мог использовать. Он делал ее лично могущественной - могущественной, а потому уязвимой, ослепленной желанием - и, к тому же, она владела Посохом Закона. Он мог убедить ее занять его место, принять его положение в силу обязанности противостоять интригам Лорда Фаула. Он мог, управляя ее необычной страстью, отказаться от влияния его Белого Золота на судьбу Страны. Если он сможет заставить ее взять на себя мучительную ответственность, столь неотвратимо ожидавшую его, то станет свободен, и это уберет его голову с плахи этой галлюцинации. Но чтобы добиться этого он должен поступить на службу к Елене в каком-либо качестве, которое бы скорее концентрировало, чем рассеивало ее внутренние силы - и держать ее под контролем до соответствующего момента.
в начало наверх
Эта сделка была более расточительной, чем заключенная между ним и ранихинами. Ему не позволялось оставаться пассивным, от него требовалось помогать ей, управлять ею. Но это было оправдано. Во время похода за Посохом Закона он боролся лишь затем, чтобы осилить тот до невозможности неодолимый сон. Теперь же он более ясно осознал подлинную опасность. Прошло так много времени с тех пор, как он задумывался о возможности свободы, что сердце его почти замирало в нервном волнении от замысла. Но после первой волны возбуждения он заметил, что весь сильно дрожит. Его одежда была совершенно мокрой. Испытывая с каждым движением все большую боль, он вернулся в овраг к Высокому Лорду. Он нашел ее сидящей у яркого костра, расстроенную и задумчивую. На ней кроме платья было накинуто еще шерстяное одеяло; все остальное она разложила у огня, чтобы просушить. Когда он спустился в овраг, она страстно посмотрела на него. Он не мог встретиться с ней взглядом. Но она, видимо, не заметила досады у него на лице между посиневшими губами и побелевшим лбом. Срывая с себя теплое одеяло, чтобы укрыть его, она притянула его ближе к огню. Несколько коротких фраз были полны заботы, но его она не спрашивала ни о чем до тех пор, пока костер не избавил его от ужасного озноба. Тогда, застенчиво, словно спрашивая о том, что она для него, она приблизилась и поцеловала его. Он ответил на ласку ее губ, и это, казалось, помогло преодолеть внутренний барьер. Он подумал, что теперь может взглянуть на нее. Она мягко улыбнулась; всепоглощающая сила ее взгляда снова растворилась в его удивительной странности. Кажется, она приняла его поцелуй за искренний. Она обняла его, затем уселась рядом. Чуть погодя спросила: - Ты удивился, узнав, что я так неистова? Он попробовал оправдаться. - Я не привык к такому. Ты не дала мне хорошенького предупреждения. - Прости меня, любимый, - сказала она сокрушенно. Затем продолжила: - Ты был очень испуган тем, что увидел во мне? Он немного подумал прежде, чем ответить. - Я думаю, что если ты когда-нибудь так на меня посмотришь, я тут же упаду замертво. - Тебе такое не угрожает, - нежно уверила она его. - А что, если ты передумаешь? - Твои сомнения оскорбляют меня. Любимый, ты часть моей жизни и меня самой. Неужели ты веришь, что я могу бросить тебя? - Я не знаю, во что верить. - В его голосе звучало раздражение, но он снова обнял ее, чтобы скрыть это. - Сновидение - это как... как рабство. Сны создаются всеми частями твоего сознания, так что теряешь всякий контроль. Вот почему... вот почему истинную опасность представляет безумие. Он был признателен за то, что она не пыталась спорить с ним. Когда отступил пробиравший до костей озноб, его неудержимо потянуло ко сну. После того как она уложила его возле костра и плотно укутала одеялами, единственным, что удерживало его от того, чтобы полностью довериться ей, была убежденность, что в его сделке было что-то бесчестное. Он почти не помнил об этой своей убежденности в течение трех следующих дней. Его внимание было притуплено легким жаром, который охватил его, видимо, из-за купания в ручье. На его упрямо белых щеках появился лихорадочный румянец; лоб был холодным и липким от пота; глаза блестели так, словно он был охвачен тайным волнением. Время от времени он погружался в дрему верхом на своей потрепанной лошади и просыпался, чувствуя, что бессвязно бормочет во сне. Он не всегда мог вспомнить, что при этом он говорил, но зато крепко усвоил один принцип: единственный способ быть всегда неуязвимым - никогда не спать. Ни один антисептик не сможет защитить от ран, полученных во сне. Хочешь быть невиновным - не спи. Когда он не бормотал в полусне, все его внимание было занято дорогой. Отряд Высокого Лорда приближался к месту назначения. Утром следующего после преодоления оползня дня яркий солнечный свет был как бы возмещением предшествующих несчастных событий. Когда Амок появился, чтобы вести дальше Высокого Лорда, Елена свистнула, словно призывая Мирху, и уже другой ранихин ответил на зов. Кавинант с изумлением на лице наблюдал, как тот скачет по долине. Преданность ранихинов к тем, кого они избрали, превосходила все его представления о гордости или верности. Видение этого напомнило ему о его предыдущей сделке - сделке, которая, как говорили и Елена и Печаль, все еще сохраняла силу для великих лошадей. Но потом он забрался на своего мустанга, и другие заботы вытеснили эти его мысли. Он чуть не забыл отдать подарок Елены - статуэтку из кости - на попечение Баннора. После того как всадники вслед за Амоком выехали из долины, Кавинант впервые мельком увидел Меленкурион Скайвейр. Хотя она была еще во многих лигах почти точно к юго-востоку от них, высокая гора вздымала свои сдвоенные, покрытые льдом пики над неровной цепью гор на горизонте, и ее ледники мерцали голубым в свете солнца, словно лазурный небесный свод опирался там. Предположение Елены казалось верным: полузаметная окольная тропа Амока постепенно вела к возвышающейся горе. Она почти сразу же исчезла, как только Амок привел всадников под сень другой скалы, но под конец дня снова показалась. К следующему полудню она заняла весь юго-восточный горизонт. Но ночью Кавинанту было не до гор, устремляющихся к небесам вокруг него. Он все равно не смог бы увидеть Меленкурион. После ужина его возбужденность несколько ослабла. Избавившись от истощающей сосредоточенности, он пришел к некоему неясному определению сути своей сделки. Не требовалось вовсе ее согласие; он понимал это, и ставил это себе в вину. Как-то раз, когда его сдержанность растворилась в жаре и тревоге, он хотел рассказать ей, что задумал. Но ее заботливое к нему отношение охладило это его желание. Она готовила для него специальные целебные супы и мясные блюда, отдалялась время от времени от маршрута, чтобы найти ему алианту. Но его чувства к ней изменились. Его ответы на ее нежность были полны коварства и лести. Он боялся того, что случилось бы, если бы он поведал ей, что при этом думает. Лежа поздно ночью без сна, лихорадочно дрожа, он ощущал во рту неприятный привкус рационалистического объяснения. Ни замешательство, ни вера не удерживали его тогда от объяснений с самим собой. Его челюсти были сжаты неотступной необходимостью выжить, его яростью, борьбой против собственной смерти. Наконец его жар прошел. Ближе к вечеру третьего дня - двадцать первого с тех пор, как компания Высокого Лорда вышла из Ревлвуда - он вдруг весь внезапно вспотел, и казалось, порвался внутри туго натянутый шнурок. Он наконец ощутил расслабление. Вечером он впал в безмятежный сон, пока Елена рассуждала о своем невежестве или отсутствии понятливости, которые мешали ей выведать что-нибудь у Амока. Долгий, крепкий сон вернул ему ощущение здоровья, и на следующее утро он мог уже уделять больше внимания своему окружению. Скача рядом с Еленой, он рассматривал Меленкурион. Она возвышалась над ними словно какой-то могучий покровитель, не допускающий с юго-востока утреннюю зарю. Оценивая расстояние до нее, он решил, что компания Высокого Лорда доберется туда возможно еще до конца дня. Он осторожно попросил Елену рассказать ему об этой горе. - Я не многое могу тебе рассказать, - ответила она. - Это самая высокая гора в Стране, и ее название есть в одном из Семи Заветов. Но Учение Кевина мало открывает о ней. Возможно есть другое знание в других Заветах. Но Первый и Второй содержат лишь несколько ссылок или намеков. И в наше время Лорды сами не открыли ничего, касающегося этого места. Никто не подходил к этой горе так близко с тех пор как люди вернулись в Страну после Ритуала Осквернения. Я уверена, что эти огромные вершины означают место могущества, превосходящее возможно даже Грейвин Френдор. Но у меня нет доказательств для такой веры, происходивших бы не от странного молчания Учения Кевина. Меленкурион - одно из главных мест Страны, и все же Первый и Второй Заветы не содержат информации о нем кроме нескольких старых карт, фрагмента одной песни и двух необъяснимых фраз, которые, если их перевод не ошибочен, говорят о повелевании и крови. Так что, - она скривилась, - в безуспешности моих попыток выведать что-нибудь у Амока нет в общем-то ничего удивительного. Это повергло ее снова в размышления о своем невежестве, и она замолчала. Кавинант пытался выдумать способ помочь ей. Но все его усилия напоминали попытки посмотреть сквозь каменную стену; у него было еще меньше необходимого знания. Если он собирался придерживаться сделки, ему следовало бы действовать несколько иначе. Интуитивно он верил, что настанет еще его время. А пока он решил ждать, что будет, когда Амок приведет их к этой горе. Заключительный этап их странствий начался даже скорее, чем он ожидал. Амок провел их по спуску через длинный проход между двумя скалами, затем в извилистое ущелье, которое продолжало опускаться, пока не свернуло на восток. К полудню они сбавили высоту более чем на две тысячи футов. Здесь ущелье закончилось, выведя их на широкое, ровное, голое плато, прилегавшее к склонам огромной горы. Насколько мог видеть Кавинант, плато охватывало Меленкурион с востока и юга. Ровная поверхность казалась оправой, основанием для пятнадцати или двадцати тысяч футов вздымавшихся на ней двух горных пиков. А к востоку от плато гор вообще не было. Ранихины после долгих дней не свойственного им карабканья рвались пуститься вскачь и перешли на легкий галоп, почувствовав ровную и твердую поверхность. С поразительной быстротой Амок мчался впереди них. Он тоже радовался их быстрой езде и даже увеличил скорость. Ранихины скакали изо всех сил, перешли на настоящий галоп, оставляя позади мустанга Кавинанта. Но все же гарцующая поступь Амока опережала их. Он весело направлял всадников на восток, а затем на юг, к центру плато. Кавинант не спеша следовал за ними. Вскоре он подъехал к первой вершине. Плато здесь было несколько сот ярдов шириной и простиралось к югу, пока его западная часть не скрывалась за подножием второй вершины. Горные пики расходились друг от друга на высоте нескольких тысяч футов над плато, но линия их соединения оставалась заметной до самой поверхности, словно две части отличались по своему строению. В месте, где эта линия доходила до плато, по ровной его поверхности проходила трещина. Эта расщелина рассекала все плато до его восточной кромки. Впереди Кавинанта ранихины закончили свой галоп возле края расщелины. Теперь Елена понеслась вдоль нее к наружной кромке плато. Кавинант повернул своего мустанга туда же и нагнал ее. Вместе они слезли с коней, и он улегся на живот, заглядывая в пропасть. Четырьмя тысячами футами ниже отвесной скалы, насколько хватало взгляда, раскинулся темный дремучий лес. Чаща облепила изрезанную местность - плотный древний лесной покров, застилавший основание Западных гор, словно чтобы скрыть и утешить тайной неотступную и открытую боль. А в сторону северо-востока через это заросшее пространство пролегла красно-черная линия реки, вырывавшейся из подножия расщелины. Неслышимо отсюда, она с трудом вырывалась на поверхность и устремлялась к самой сердцевине леса. Река была похожа на рубец в чаще, шрам на мрачном зеленом лице. Этот рубец придал суровому, злому лицу выражение дикости, словно вызываемой мечтами о разрываемом на кусочки враге, который оставил этот рубец. Елена принялась объяснять Кавинанту увиденную картину. - Это река Черная, - сказала она почтительно. Она была первой из Новых Лордов, кто видел этот пейзаж. - Начинаясь здесь, она течет сто пятьдесят или более лиг, чтобы соединиться с Мифиль по пути в Анделейн. Ее источник, говорят, лежит глубоко под Меленкурион Скайвейр. Мы стоим на Расколотой Скале, у восточного подступа или портала огромной горы. А ниже нас - Дремучий Удушитель, последний в Стране Лес, в котором все еще бродит Защитник Леса - где искалеченное сознание Всеединого Леса все еще общается с самим собой. - На секунду она замерла, чтобы глубоко вздохнуть. Затем добавила: - Любимый, я верю, что мы уже недалеко от Седьмого Завета. Отползя от кромки, он с трудом встал на ноги. Ветер, казалось, приносил легкое головокружение. Он отошел от кромки на несколько шагов, прежде чем ответил: - Я тоже надеюсь. Не исключено, что война сейчас, возможно, уже закончилась. Если планы Троя не сработали, Фаул может быть уже на полпути к Ревлстону. - Да, я тоже этого боюсь. Но я по-прежнему верю, что будущее Страны не будет потеряно в этой войне. И что битва эта - не наша забота. У нас есть другое дело. Кавинант прикинул расстояние до ее глаз, как бы оценивая опасность обидеть ее, затем сказал: - А тебе не приходило в голову, что ты не способна выведать что-нибудь у Амока? - Конечно, - резко ответила она. - Я не слепая. - Тогда что ты собираешься делать, если он ни о чем не станет рассказывать? - У меня есть Посох Закона. Это возможный ключ. И когда Амок проводит нас к Седьмому Завету, я не буду беспомощна.
в начало наверх
Кавинант отвернулся с кислым выражением на лице. Он не считал, что это будет так просто. Он пошел с Еленой обратно вдоль расщелины к двум Стражам Крови и Амоку. День был еще далек от завершения, но тень от Меленкуриона уже рассекла Расколотую Скалу. Эта тень сгущала естественную черноту трещины, так что та казалась длинной черной полосой, пересекающей плато. В самом широком месте она была не более двадцати футов, но казалась неизмеримо глубокой, словно бы доходила прямо до подземного основания горы. Подчиняясь бессознательному импульсу, Кавинант бросил в трещину маленький камешек. Падая вниз, тот отскакивал от стенки к стенке; он насчитал двадцать два сердечных удара до того, как тот стал совсем не слышен. Инстинктивно он стремился сохранять безопасное расстояние от этой трещины, пока шел к Баннору и Морину. Стражи Крови распаковали еду, и Кавинант с Еленой слегка перекусили. Кавинант ел медленно, словно пытаясь отсрочить следующий этап поисков. Он предвиделось только три варианта - вверх на гору, вниз в расщелину, и вглубь трещины - и все они казались ему плохими. Он не хотел вовсе ни карабкаться вверх, ни спускаться вниз; одна лишь близость обрыва уже заставляла его нервничать. Но когда он увидел, что Высокий Лорд ожидает его, он вспомнил о своей сделке. Он закончил трапезу и попытался укрепить себя для того, что замыслил Амок. Твердо сжимая Посох Закона, Елена повернулась к проводнику. - Амок, мы готовы. Что делать с ранихинами? Ты хочешь, чтобы мы дальше ехали верхом или шли пешком? - Как вам будет угодно, Высокий Лорд, - сказал Амок с усмешкой. - Если ранихины останутся, они могут не понадобиться. Если же они уйдут, вам, возможно, потребуется снова вызывать их. - Так мы должны следовать за тобой пешком? - Следовать за мной? Я не говорил, что мы будем странствовать дальше. - Седьмой Завет здесь? - быстро спросила она. - Нет. - Тогда, значит, в другом месте? - Да, Высокий Лорд. - А если он в другом месте, мы должны пойти туда. - Это верно. Сам Седьмой Завет нельзя принести к вам. - Чтобы пойти туда, нам следует отправиться пешком либо поехать верхом? - Это тоже верно. - Так как? Слушая эту беседу Кавинант испытывал тайное восхищение тем, как Елена боролась с умением Амока обходить вопросы. Прошлый опыт, казалось, научил ее, как загонять в угол юношеский задор. Но своим следующим ответом он снова ускользнул от нее. - На ваш выбор, - повторил он. - Решайте сами. - Ты не поведешь нас дальше? - Нет. - Почему нет? - Я действую согласно своей природе. И делаю лишь то, что создан делать. - Амок, разве ты не дорога и не дверь к Седьмому Завету? - Да, Высокий Лорд. - Тогда ты должен провести нас к нему. - Нет. - Почему нет? - снова спросила она. - Ты решил закапризничать? Кавинант услышал в ее голосе нотки отчаяния. Амок с легким упреком ответил: - Высокий Лорд, я создан исключительно для той цели, которой служу. Если же я кажусь при этом упрямым, вам следует спросить моего создателя, чтобы он объяснил, для чего же я, собственно, нужен. - Другими словами, - мрачно вставил Кавинант, - сейчас мы нуждаемся в знании четырех других Заветов. Это обычный способ защиты Кевина. Без ключей, которые он с такой мудростью поместил в других Заветах, мы упираемся в глухую стену. - К_р_и_л_л_ Лорика ожил, - сказал Амок. - Это - знак для меня. И Страна в опасности. Поэтому я стал доступен. Больше я сделать ничего не могу. Я всего лишь служу своей цели. Высокий Лорд испытующе взглянула на него, затем сурово сказала: - Амок, мои спутники каким-то образом не годятся для твоей цели? - Твои спутники должны годиться для своих целей. Я - дорога и дверь. Я не сужу о тех, кто пытается воспользоваться этим. - Амок, - она помедлила, и ее губы беззвучно шевелились, словно она проговаривала про себя все возможные варианты, - существуют условия, лишь при соблюдении которых ты можешь вести нас дальше? Амок обрадовался ее вопросу и ответил с легким смешком: - Да, Высокий Лорд. - Ты проводишь нас к Седьмому Завету при соблюдении этих условий? - Я создан для этого. - Что это за условия? - Я знаю только одно. Если вам хочется больше, вы должны сами придумать их без моей помощи. - Что это за условие, Амок? Молодой человек искоса со злостью взглянул на Елену. - Высокий Лорд, - сказал он со все возрастающей веселостью, - вы должны назвать могущество Седьмого Завета. Одно мгновение она изумленно смотрела на него, затем воскликнула: - Меленкурион! Ты же знаешь, что я не знаю этого. Амок был совершенно невозмутим. - Тогда, возможно, хорошо, что вы еще не отпустили ранихинов. Они смогут довезти вас до Ревлстона. Если там вы добудете необходимое знание, вы можете вернуться сюда. Меня вы найдете здесь. Поклонившись с раздражающим безразличием, он помахал рукой и исчез. Она пристально туда, где он только что находился, сжимая Посох так, словно собиралась ударить пустоту. Она стояла спиной к Кавинанту; он не мог видеть выражение ее лица, но движение плеч заставило его испугаться, что взгляд ее снова концентрирует свою силу. От этой мысли кровь застучала в висках. Он протянул руки, пытаясь остановить или отвлечь ее. Прикосновение заставило ее обернуться. Ее лицо выглядело изнуренным - кровь отхлынула от него, проявив ослепительную белизну черепа - и она казалась изумленной, будто лишь только что обнаружила свою способность пугаться. Но она не пошевелилась, не попыталась вырваться из его рук. Она замерла, закрыла глаза. Кости скул, челюстей и лоб сконцентрировались на нем. Он чувствовал, что в его мозгу открывается пропасть. Он не мог понять ощущения мрачного, зияющего провала. Елена стояла перед ним в тени Меленкуриона подобно статуи из полированной кости, одетой в голубое; но позади нее, позади массива Расколотой Скалы, ширилась мгла, подобно трещине через резервуар его сознания. Эта трещина высасывала его, он переставал сознавать самого себя. Это ощущение исходило от Елены. Внезапно он понял. Она пыталась проникнуть в его мысли. Яркая вспышка ужаса пронзила мрачное головокружение, истощавшее его. Она высветила угрожавшую ему опасность; если он поддастся ее попыткам, она узнает о нем всю правду. Он не мог позволить такого погружения в свои мысли, никогда не мог позволить этого. С криком: "Нет!" - он отпрянул, отшатнулся от нее внутри самого себя. В тот же момент давление на сознание прекратилось. Он обнаружил, что его тело тоже отступало от нее. С усилием он заставил себя остановиться, поднял голову. Глаза Елены расширились от разочарования и печали, она страдальчески опиралась на Посох Закона. - Прости меня, любимый, - вздохнула она. - Я просила о большем, нежели ты готов отдать. Несколько мгновений она молчала, давая ему возможность сказать что-либо. Затем тяжело выдохнула: - Мне надо подумать, - и отвернулась. Опираясь на Посох, она медленно двинулась вдоль расщелины к внешней кромке плато. Встряхнувшись, Кавинант уселся прямо на скалу и обхватил голову руками. Противоречивые чувства раздирали его. Он был испуган обретенным с трудом спасением и сердит на собственную слабость. Чтобы спастись, он причинил Елене боль. Он подумал, что должен подойти к ней, но что-то в ее одинокой фигуре сдерживало его назойливость. Через некоторое время он с болью в сердце снова взглянул на нее. Затем с трудом встал на ноги, бормоча в пустоту: - Он мог бы из вежливости рассказать нам об этом заранее - по крайней мере до того, как она потеряла своего ранихина... К его удивлению, Первый Знак ответил: - Амок действует по законам своего создания. Он не может нарушить эти законы лишь для того, чтобы не причинять страдания. Кавинант в негодовании взмахнул руками. Бесполезно ругаясь, побрел через плато. Он провел остаток дня, без отдыха бродя с места на место по Расколотой Скале, разыскивая какой-нибудь ключ к тому, чтобы Амок вел их дальше. Наконец он успокоился в достаточной мере, чтобы понять замечание об Амоке Морина. Морин и Баннор сами были узниками их Клятвы, они могли с уверенность говорить о необходимых неумолимостях закона. И то, что Стражи Крови симпатизировали Амоку, было гвоздем в крышку гроба для этих поисков Высокого Лорда. Другим таким гвоздем была безуспешность самого Кавинанта. Он мог уже ощущать напыщенную глупость своей сделки, насмехающуюся теперь над ним. Как он мог помочь Елене? Он знал недостаточно даже для того, чтобы понять суть поставленного Амоком вопроса. Хотя его бесцельная прогулка охватывала значительную часть плато, он не узнал ничего хоть сколько-нибудь полезного. Голые камни напоминали ему собственную бесполезность - неодолимую и ограничивающую. Когда последний луч солнечного света рассеялся на небе, он направился к свету гравия, обозначавшему лагерь Высокого Лорда, размышляя на привычную тему о том, что тщетность управляла всем его существованием. Он нашел Елену возле чаши со светящимся гравием. Она выглядела и утомленной, и возбужденной одновременно, словно затруднения подавили ее индивидуальность, вернули к обязанностям Высокого Лорда. Решимость мерцала в обточенной белизне ее костей. Она приняла все тяготы своего бремени. Кавинант неловко прочистил кашлем голосовые связки, затем спросил: - Ты добилась чего-нибудь? Разгадала хоть что-то? Безучастным голосом она спросила: - Насколько хорошо ты представляешь план сражения вомарка Троя? - Я в общих чертах знаю, что он собирается делать, но ничего конкретного. - Если его план не сорвался, сражение началось вчера. Он секунду поразмыслил, затем осторожно спросил: - Так что же нас сдерживает? - Мы должны удовлетворить условие Амока. Он жестом подчеркнул свое непонимание. - Как? - Я не знаю. Но я верю, что это можно сделать. - Без остальных четырех Заветов? - Да, - вздохнула она. - Кевин ясно подразумевал, что мы должны получить Седьмой Завет только после овладения предыдущими шестью. Но Амок уже нарушил это намерение. Зная, что мы не овладели _К_р_и_л_л_о_м Лорика, он все же вернулся к нам. Он увидел опасность, грозящую Стране, и вернулся. Тем самым продемонстрировал некоторую свободу - некоторую независимость своих действий. Он не полностью по рукам и ногам связан своим законом. Она сделала паузу, и через секунду Кавинант сказал: - Если посмотреть на это с другой стороны, я бы сказал, что это делает его опасным. Зачем бы он всю дорогу тянул нас сюда, когда знал, что мы здесь застрянем, если не пытался отвлечь тебя от войны? - Амок не замышляет предательства. Я не чувствую в нем злобы. Он огрызнулся, пытаясь рассеять ее легкомыслие: - Тебя могут водить за нос. Или ты забываешь, что Кевин даже признал Фаула Лордом? Елена спокойно ответила: - Возможно, что первые шесть Заветов не содержат название этого могущества. Возможно, они могут только научить, как заставить самого Амока произнести это название. - А в таком случае... - Амок привел нас сюда потому, что каким-то образом для нас все же возможно выполнить его условие. - Но ты не можешь найти верные вопросы? - Я должна. Какой другой выбор для меня существует? Я не могу присоединиться сейчас к Боевой Страже. В ее голосе звучала унылая решительность, словно она выносила
в начало наверх
приговор самой себе. Рано на следующее утро она вновь позвала Амока. Он появился, мальчишески усмехаясь. Она обеими руками вцепилась в Посох Закона и уперла его в камень перед собой. При первых лучах солнца, коснувшихся основания Меленкуриона, они начали свой поединок за доступ к Седьмому Завету. В течение двух дней Высокий Лорд Елена прикладывала все усилия, чтобы вырвать у Амока необходимое название. На второй день сильная буря нависла на горизонте к юго-востоку, но она не стала приближаться к Расколотой Скале, и они почти не обращали на нее внимание. Пока Кавинант сидел, крутя кольцо на пальце, или без отдыха вышагивал возле противников, или блуждал, время от времени начиная что-то бормотать, пытаясь снять напряжение, она каждым вопросом, который могла придумать, испытывала Амока. Иногда она действовала методично, иногда интуитивно. Она разрабатывала серии детальных вопросов, на которые ему надо было отвечать только "да" или "нет". Затем заставляла его отвечать все подробней и подробней. Она вела его через многократное повторение известного чтобы вывести прямо к требуемому неизвестному. Она расставляла ему логические ловушки, пыталась запутать его в противоречиях. Пыталась проникнуть в его мысли. Это был словно бы поединок с лужей воды. Каждый удар и отражение встречного удара в ее вопросах встречалось им так, будто она хлопала по воде плоскостью клинка. Его ответы рассыпались брызгами после каждого вопроса. Но когда она прикладывала все усилия, чтобы попасть в точное определенное место, она проходила насквозь, не оставляя следа. Изредка он позволял себе насмешливый ответный удар, но как правило он просто парировал ее вопросы со своей веселой уклончивостью. Ее тяжкий труд оставался безрезультатным. К заходу солнца она вся дрожала от расстройства, подавляя ярость и чувство голода. Чрезмерная прочность Расколотой Скалы, казалось, издевалась над ней. Вечером Кавинант утешал ее, сообразно условиям своей сделки. Он ничего не говорил о собственных страхах и сомнениях, своей беспомощности, своей растущей уверенности в непроницаемости Амока; он вообще ничего не говорил о себе. Вместо этого он уделял как можно больше внимания ей, сконцентрировавшись на ней изо всех своих сил. Но все его усилия не могли коснуться сути ее страдания. Она ощущала бессилие помочь бедам своей страны, и это было несчастьем, для которого не было утешения. Поздно ночью она приглушенно скрежетала зубами, будто стискивала их, сдерживая рыдания. А утром третьего дня - тридцать второго с тех пор, как они оставили Ревлстон - она потеряла всякое терпение. Ее взгляд был голодным и пустым и выражал нежелание дальнейших усилий. Кавинант приглушенно спросил, что теперь она собирается делать. - Я буду взывать. Ее голос был грубым, бичующим. Она выглядела хрупкой, словно скелет - лишь смелые ломкие кости, противостоящие тому, кто под прикрытием своей мальчишеской веселости был непокорен, как лавина. Предчувствие, похожее на страх, говорило Кавинанту, что она была близка к нервному срыву. Если Амок не уступит ее мольбам, она может прибегнуть, как к последнему средству, к своей странной внутренней силе. Насильственность силы этой способности пугала его. Он поймал себя на желании просить ее остановиться, оставить всякие попытки. Но, вспомнив о сделке, его мозг устремился за другими вариантами. Он был согласен с ее убежденностью, что выполнение условия Амока должно быть доступно для них. Но полагал, что она все же не найдет его, она подходила к проблеме не с той стороны. Хотя, казалось, существует всего одна сторона. Пробираясь через вздор, засорявший его мысли, он пытался вообразить другие подходы. Пока он пытался нащупать в своих мыслях какую-нибудь спасительную интуитивную догадку, Высокий Лорд Елена снова стала собранной, обратив все внимание на стоящую перед ней задачу, и вызвала Амока. Юноша появился в тот же момент. Он поприветствовал ее изысканным поклоном и сказал: - Высокий Лорд, какова на сегодня ваша воля? Отложим ли мы наше противоборство и будем петь вместе радостные песни? - Амок, слушай меня. - Ее голос звучал угрожающе. Кавинанту слышались в нем нотки самобичевания. - Я не буду больше играть с тобой в эту игру в вопросы и ответы. - Тон выражал и достоинство, и отчаяние одновременно. - Несчастья Страны не допускают более отсрочки. Сейчас уже идет война - смерти и кровопролитие. Презирающий идет против всего того, что Высокий Лорд Кевин пытался сохранить, когда создавал свои Заветы. В такой ситуации требование выполнения его условий будет лишь ложной приверженностью к его намерениям. Амок, я прошу. Во имя Страны, проводи нас к Седьмому Завету. Ее просьба, казалось, тронула его, и ответ был необычно серьезен. - Высокий Лорд, я не могу. Я именно тот, кем создан быть. И если бы я предпринял попытку действовать как-то иначе, то просто перестал бы существовать. - Тогда опиши нам дорогу так, чтобы мы могли пойти туда сами. Амок покачал головой. - И тогда я тоже перестал бы существовать. На секунду она замерла, словно испытывая горечь поражения. Но в наступившем молчании ее плечи распрямились. Внезапно она взяла Посох Закона обеими руками и вытянула руки перед собой, удерживая его горизонтально. - Амок, - приказала она, - положи руки на посох. Юноша без дрожи смотрел в ее властное лицо. Но все же повиновался. Его руки спокойно легли между ее рук на изрезанное рунами дерево. Она издала высокий резкий вскрик. И тут же вдоль Посоха пробежало пламя, огонь охватил все дерево. Пламя окутало их руки, усилилось, словно сами пальцы загорелись в нем. Оно глухо гудело и источало неприятный аромат, подобный запаху насилия. - Кевином порожденный Амок! - воскликнула она сквозь гул. - Дорога и дверь к Седьмому Завету! Силой Посоха Закона - во имя Высокого Лорда Кевина, сына Лорика, создавшего тебя, - я заклинаю тебя. Скажи мне название могущества Седьмого Завета! Кавинант почувствовал мощь ее приказания. Хотя оно адресовалось не ему - хотя он не касался Посоха - он с усилием заставил себя сжать губы, чтобы не пытаться произнести названия, которого он не знал. Но Амок не моргнул и глазом, его голос ясно прорезался сквозь гул пламени Посоха. - Нет, Высокий Лорд. Я не поддаюсь принуждению. Вы не можете заставить меня. - Клянусь Семью! - закричала она. - Я не потерплю, чтобы мне отказывали! - Она злилась, словно пыталась яростью подавить крик. - МЕЛЕНКУРИОН АБАФА! Скажи мне название! - Нет, - спокойно повторил Амок. Она взбешенно вырвала Посох у него из рук. Пламя собралось в ком, поднялось, затем шумно исчезло в небе подобно грохоту грома. Амок пожал плечами и исчез. Долгое время Высокий Лорд стояла в шоке, не двигаясь, удивленно взирая на исчезновение Амока. Затем дрожь всколыхнула ее и она повернулась к Кавинанту, словно гора давила ей на плечи. Ее лицо было как пустыня. Она сделала два неуверенных шага и остановилась, чтобы опереться на Посох. Взгляд был пустым, вся ее сила была направлена внутрь, против самой себя. - Не получилось, - с трудом выдохнула она. - Обрекла. - Страдание перекосило ее рот. - Я обрекла Страну. Кавинанту было невыносимо видеть ее такой. Забывая о безрезультатности всех своих размышлений, он поспешил сказать: - Все же должно быть еще что-то, что мы можем сделать. Она ответила с ужасающим спокойствием. Деликатно, почти ласково, она сказала: - Веришь ли ты в Белое Золото? Ты сможешь использовать его, чтобы выполнить условие Амока? Голос ее был полон безумия. Но в следующее мгновение ее страсть вырвалась наружу. Изо всей силы она ударила Посохом по Расколотой Скале и закричала: - Так сделай это! Могущество, которое она пробудила этим, всколыхнуло широкое плато словно ударившийся о внезапное препятствие плот. Скала как бы встала на дыбы и резко опустилась, силовые волны прокатились через нее от Посоха. Мощный рывок сбил Кавинанта с ног. Он оступился, стал падать по направлению к трещине. Почти тотчас же Елена вернула контроль над собой. Она утихомирила могущество Посоха, крикнула Стражам Крови. Но рефлексы Баннора сработали быстрее. Пока скала еще вздрагивала, он уверенным прыжком преодолел отделявшее его от Кавинанта расстояние и поймал его за руку. Через секунду Кавинант, настолько ошеломленный происшедшим, что был бессилен сделать хоть что-нибудь, безвольно висел в хватке Баннора. Насилие Высокого Лорда протекало сквозь него, выметая все из его сознания. Но потом он ощутил боль в руке, за которую держал его Баннор. Он почувствовал что-то пророческое в той древней силе, с которой Баннор схватил его, сохранил ему жизнь. Страж Крови имел железную хватку, более прочную, чем камень Расколотой Скалы. Затем он услышал стон Елены: - Любимый! Я причинила тебе вред? - но уже бормотал вполголоса: - Подожди. Сдерживай себя. Все в порядке. Его глаза были закрыты. Он открыл их и обнаружил, что Баннор все еще держит его. Елена была уже рядом, она обняла его и спрятала свое лицо в его плечо. Он сказал: "Я получил по заслугам". Она не обратила на это внимания, бормотала извинения в его плечо. Чтобы остановить ее, он сказал более резко: - Забудь об этом. Я, должно быть, лишаюсь способности разумно мыслить. Мне следовало понять это еще несколько дней назад. Наконец его слова дошли до ее сознания. Она высвободила его из объятий и отшатнулась. Ее опустошенное лицо застыло. Затаив дыхание, она медленно провела рукой по волосам, постепенно снова превращаясь в Лорда. Ее голос был робким, нетвердым, но ясно различимым, когда она произнесла: - Что ты понял? Баннор тоже отпустил Кавинанта, и Неверящий, слегка покачиваясь, оперся на собственные ноги. Они не давали ему теперь чувства незыблемости опоры, но он сжал колени и попытался не обращать внимания на это ощущение. Эта проблема была у него в голове, все его восприятия слегка сдвинулись. Он хотел быстро рассказать все, облегчить неотступное страдание Елены. Но для этого не хватало еще очень многих нитей. Ему было нужно спокойно сосредоточиться на своей интуиции, чтобы он мог бы соединить все концы воедино. Он попытался прояснить мысли, слегка потряхивая головой. Елена вздрогнула, словно этим он напоминал ей об ее вспышке. Он сделал в ее сторону успокаивающий жест и повернулся к Стражам Крови. Какое-то время он пристально рассматривал безжизненный металл их лиц, искал в них какой-то проблеск или оттенок двуличности, скрытой цели, которые подтвердили бы его интуицию. Но их древние, не смыкаемые для сна глаза, казалось, ничего не скрывали и ничего не раскрывали. Он почувствовал на мгновение страх от мысли, что он, возможно, ошибается, но отогнал его и спросил как можно спокойнее: - Баннор, сколько тебе лет? - Я - Страж Крови, - ответил Баннор. - Наша Клятва была принята в начале правления Высокого Лорда Кевина. - До Осквернения? - Да, Юр-Лорд. - До того, как Кевин обнаружил, что Фаул был на самом деле врагом? - Да. - А ты лично, Баннор? Сколько тебе лет? - Я был среди первых харучаев, отправившихся в Страну. Я принимал участие в первом принятии Клятвы. - Это было много сотен лет назад. - Кавинант сделал паузу, прежде чем спросил: - А хорошо ли ты помнишь Кевина? - Не надо так жестоко, - предостерегла Елена. - Не смейся над Стражами Крови. Но Баннор не оценил ее заботливость. Он твердо ответил Неверящему: - Мы не забываем. - Я так и предполагал, - вздохнул Кавинант. - Как это чертовски мучительно - жить долго! - На секунду он отвернулся к горам, набираясь смелости. Затем с неожиданной жестокостью продолжил: - Вы уже знали Кевина, когда он создавал свои Заветы. Вы знали его, и вы помните. Вы были с ним, когда он отдавал Первый Завет великанам. Вы были с ним, когда он спрятал Второй в те проклятые пещеры под горой Грома. Сколько раз вы приходили сюда вместе с ним, Баннор? Страж Крови слегка поднял бровь. - Высокий Лорд Кевин ни разу не был ни на Расколотой Скале, ни возле горы Меленкурион. Этот ответ смутил Кавинанта. - Никогда? - Протест проявил себя прежде, чем он смог подавить его. - Так вы говорите, вы никогда не были здесь прежде? - Мы - первые Стражи Крови, стоящие на Расколотой Скале, - ровно ответил Баннор.
в начало наверх
- Тогда как? Подождите. Постойте. - Кавинант закрыл глаза, чтобы избавиться от головокружения, затем ребром ладони ударил себя по лбу. - Правильно. Если этот Завет есть некий естественный феномен - как камень Иллеарт - и если Кевин не клал его сюда сам, то он и не должен бы был приходить сюда, чтобы узнать о нем. Лорик или кто-то еще мог бы рассказать ему. Лорик мог бы рассказать любому. Он глубоко вздохнул, успокаивая себя. - Но каждый, кто мог знать об этом, умер при Осквернении. За исключением вас. Баннор смотрел на Кавинанта так, будто все его слова были бредом. - Слушай меня, Баннор, - продолжал он. - Многие вещи наконец становятся понятными. Вы все странно прореагировали, когда Амок появился в Ревлстоне в тот первый раз. Вы все странно прореагировали, когда он появился в Ревлвуде. И вы позволили Высокому Лорду одной последовать за ним в горы под охраной лишь двух Стражей Крови. Лишь двух, Баннор! И когда мы в итоге застряли на этой безжизненной скале, Морин имеет нахальство оправдывать Амока. Черт побери! Баннор, вы должны рассказать Высокому Лорду хотя бы то, что _в_ы_ знаете об этом Завете. Или же, как вы думаете, насколько вы верны нам? Елена снова предостерегла Кавинанта. Но тон ее изменился, ход его мыслей заинтересовал ее. - Мы - Стража Крови, - сказал Баннор. - Вы не можете иметь повода сомневаться в нас. Мы не знаем намерений Амока. Кавинанту послышалось легкое ударение в том, как Баннор произнес слово _з_н_а_е_м_. К своему удивлению, он испытал внезапное желание поймать Баннора на слове, выяснить, что же Стражи Крови _з_н_а_л_и_. Он заставил себя спросить: - Не знаете, Баннор? Но как же вы можете не знать? Для этого вы слишком полагаетесь во всем на него. Баннор отрицал все, как и прежде: - Мы не полагаемся на него. Высокий Лорд хочет следовать за ним. Этого достаточно. Мы больше ни о чем не спрашиваем. - Вы вообще ни о чем не спрашиваете. - Самопринуждение сделало его грубым. - И не стойте так с отсутствующим видом. Вы пришли в Страну, и вы приняли Клятву защищать Кевина. Вы поклялись сохранять его или, во всяком случае, отдать свои жизни за него и Лордов и Ревлстон до скончания времени, если не навсегда, - ибо зачем же тогда вы лишены даже простой привычки спать? - но этот несчастный безрассудный человек перехитрил вас. Он спас вас тогда, когда уничтожил и себя, и все то, во что верил. И вот вы оказались висящими в пустом пространстве с вашей Клятвой, как будто в мире внезапно исчезли все основания. Но вот! - вот вы получили вторую возможность соблюсти Клятву, когда появились Новые Лорды. Но что же происходит? Неизвестно откуда появляется Амок, и в это время идет война против самого Фаула - и что же вы делаете? Вы позволяете этому творению Кевина увести Высокого Лорда, будто это способствует безопасности, и она не находит ничего лучшего, чем пойти. Позволь мне сказать кое-что, Баннор. Быть может, ты и в самом деле считаешь, что не знаешь Амока. Ты должен был научиться от Кевина некоторому недоверию. Но ты несомненно хорошо понимаешь, что делает Амок. И ты одобряешь это! - Внезапная резкость собственного крика на мгновение остановила его. Он почувствовал себя потрясенным моральными суждениями, увиденными в Банноре. Он приглушенно продолжил: - Так почему вы рискуете ею ради чего-то, созданного тем самым единственным человеком, который смог успешно усомниться в вашей неподкупности? Без предупреждения появился Амок. Прибытие этого древнего юноши встревожило Кавинанта, но затем он расценил это как признак того, что он был на верном пути. С тяжелым вздохом он сказал: - Почему, во имя вашей Клятвы или по крайней мере хотя бы просто дружбы вы не рассказали Высокому Лорду об Амоке, когда он впервые появился? Взгляд Баннора не изменился. Со своей обычной раздражающе безэмоциональной интонацией он ответил: - Юр-Лорд, мы видели Осквернение. Мы видели плоды опасного обладания Учением. Учение - это не просто знание. Учение - это оружие, как меч или копье. Стражи Крови не используются оружием. Любой нож может повернуться и поранить руку, которая его держит. Однако Лордам оружие нужно. С его помощью они совершают важные дела. Поэтому мы не противимся ему, хотя при этом не трогаем его, не служим ему и не бережем его. Высокий Лорд Кевин создал свои Заветы чтобы сохранить свое Учение, но так, чтобы уменьшить опасность попадания этого оружия в ненадежные руки. Это мы одобряем. Мы - Стража Крови. Мы не рассказываем об Учении. Мы рассказываем только о том, что знаем сами. Кавинант не мог позволить ему продолжать. Он ощущал, что его неприязнь к Баннору разрослась чересчур. И был разозлен тем, что сказал Баннор, несмотря на ровный тон Стража Крови. Однако Елена узнала уже достаточно, чтобы поспорить с его рассуждениями. Ее голос был и спокойным и уверенным: - Первый Знак, Баннор, Стражи Крови должны сейчас принять решение. Слушайте меня: Я - Елена, Высокий Лорд по решению Совета. Это - вопрос вашей преданности. Будете ли вы служить мудрости мертвого Кевина или будете ли вы служить мне? В прошлом вы служили обоим, мертвому и живой. И служили хорошо. Но теперь вы должны выбирать. В несчастьях Страны нет больше какого-то среднего пути. На нас всех будет кровь и вина, если мы позволим победить Порче. Баннор медленно повернулся к Первому Знаку. Они долго оценивающе смотрели друг на друга в полном молчании. Затем Морин повернулся к Высокому Лорду с выражением значительности в глазах. - Высокий Лорд, - сказал он, - мы не знаем название могущества Седьмого Завета. Мы слышали много названий - некоторые ложные, другие явно для нас бесполезные. Но одно название мы слышали лишь произносимое шепотом Высоким Лордом и его Советом. Это название - Сила Повелевания. Когда Амок услышал название, он закивал головой, и его волосы, казалось, запрыгали от радости. 24. СПУСК К ЗЕМНОМУ КОРНЮ Кавинант внезапно ощутил, что в одно мгновение весь взмок. Несмотря на прохладный ветерок, лоб его покрылся испариной. Влажная борода вызывала зуд, и холодный пот стекал по спине. Повиновение Морина заставило его почувствовать необычное истощение. На мгновение он поднял глаза к солнцу, словно чтобы спросить его, отчего оно не согревает. Вершины Меленкуриона тянулись ввысь в утреннем свете словно пальцы, стремящиеся обхватить солнце. Их покрытые льдом вершины ярко сверкали, и этот блеск заставил глаза Кавинанта слезиться. Величие этих каменных пиков вызывало у него страх. Часто моргая, он перевел свой взгляд обратно на Высокого Лорда Елену. Из-за ослепления солнцем он, казалось, увидел только ее коричневые волосы. Более светлые пряди блестели словно отполированные. Но он моргнул - и такая картина исчезла. Он отчетливо видел теперь ее лицо. Она весело улыбалась. Лицо светилось волнением, на нем вновь появилась надежда. Она ничего не говорила, но ее губы шептали одно слово: "Любимый". Кавинант остро ощутил, что обманывал ее. Морин и Баннор стояли позади нее почти плечом к плечу. Ничто в настороженной осанке их внутреннего равновесия или в слегка расслабленной готовности их рук не выражало никакого удивления или раскаяния в решении, которое они приняли. Хотя Кавинант знал, что сейчас они в корне изменили характер своего служения Лордом. Он сам потребовал от них этого. Но он желал бы оправдаться перед ними каким-то образом, таким, который имел бы значение для Стражей Крови. Но он не мог ничего сказать им. Они были слишком независимы, чтобы принять любой жест раскаяния. Их обособленная приобщенность к своей Клятве не оставляла ему никакой возможности приблизиться к ним. Ни одно извинение не подходило. - Сила Повелевания, - слабо выдохнул он. - Этого мне только и не хватало. Не в состоянии вынести вид спокойной, торжествующей, благодарной улыбки Елены или усмешки Амока, он повернулся и утомленно побрел через плато к краю Расколотой Скалы так, словно его ноги снова не чувствовали твердости опоры. Он двигался параллельно трещине, но оставался от нее на безопасном расстоянии. Как только над краем обрыва показалась зловещая полоса Дремучего Удушителя, он остановился. Здесь он и остался, желая одновременно и чтобы Елена пришла к нему, и чтобы не пришла. Сильный ветер из Удушителя веял ему в лицо, и в первый раз за многие дни он оказался способен уловить привкус времени года. Он почувствовал, что осень в Стране пошла на спад, проходя свой ежегодный круг от веселья к грусти. Воздух больше не искрился изобилием и богатством, с радостью или мрачностью спелости. Теперь ветер нес привкус наступающего начала зимы - суровое предзнаменование, обещающее долгие ночи, бесплодные земли и холод. Понюхав воздух, он понял, что в Дремучем Удушителе не происходили осенние смены красок. Он мог заметить яркую черноту там, где деревья уже потеряли листья, но мрак Удушителя сам по себе образовывал сплошной щит. Он переходил без перехода или украшения из лета в зиму. Глазами и носом Кавинант ощутил причину этого, древнюю злость Леса, истощающую его силу и волю, лишающую его способности и желания растратиться в простом выставлении напоказ своего великолепия. Наконец он услышал шаги за спиной и узнал походку Елены. Чтобы защититься от всего, что она могла ему сказать или спросить, он произнес: - Знаешь ли, там, откуда я пришел, люди, которые занимались этим в лесу, назывались бы пионерами - особой породой героев, так как вместо того чтобы убивать других людей они занялись уничтожением самой природы. Правда, я знаю людей, которые говорят, что все наши общественные неудобства происходят оттого, что мы просто ничего не оставили в себе от пионеров. - Любимый, - мягко сказала она. - У тебя что-то не в порядке. Что у тебя неладно? - Неладно? - он не мог принудить себя взглянуть на нее. С языка пытались сорваться слова о его сделке, и ему пришлось слегка прикусить язык прежде чем сказать: - Не беспокойся обо мне. Я как тот Лес там, внизу. Иногда я, кажется, слишком погружаюсь в свои страдания. В затянувшемся молчании он почувствовал, как мало этот ответ удовлетворил ее. Она заботилась о нем, хотела понять его. Но возрождение надежды восстановило безотлагательность ее дела. Он понимал, что сейчас у нее не было времени заниматься его изучением. Он лишь угрюмо кивнул, когда она сказала: - Я должна идти - несчастья Страны тяжким бременем лежат на мне. - Затем добавила: - Может, ты желаешь остаться здесь - дожидаться моего возвращения? Наконец он нашел силы повернуться и взглянуть ей в лицо. Он встретился с серьезным выражением ее лица, странностью раздвоенности ее взгляда и грубо сказал: - Остаться сзади? И пропустить возможность снова рискнуть своей шеей? Вздор. Я не имел такого шанса с тех пор, как был на горе Грома. Его сарказм был острее, чем ему хотелось, но она, казалось, все же восприняла его. Она улыбнулась, легко коснулась его руки своими пальцами. - Тогда пойдем, любимый, - сказала она. - Стражи Крови уже готовы. Надо отправиться в путь до того, как Амок придумает новые помехи для нашего пути. Он попытался улыбнуться в ответ, но вместо этого на лице у него получилась лишь жалкая гримаса. Ругая самого себя за эту неудачу, он пошел вслед за ней к Стражам Крови и Амоку. Пока они шли, он время от времени смотрел на нее, оценивая украдкой. Напряжение трех последних дней отошло на задний план, ее решительный шаг и твердые черты выражали новую цель и силу. Восстановление надежды дало ей возможность не обращать внимания на изнеможение. Но суставы ее пальцев, обхвативших Посох, были напряжены, а шея чуть выгнута вперед, как у изголодавшегося человека, увидевшего еду. От такого зрелища сделка Кавинанта беспокойно заворочалась в нем, как будто он был не подходящей и слишком просторной могилой. Он все еще не ощущал сознательно незыблемость Расколотой Скалы. Но ему была нужна уверенность походки, ничто не спасло бы его сейчас, если он не сможет сохранить равновесие. Мельком он заметил, что Первый Знак и Баннор действительно были готовы трогаться в путь. Они собрали в тюки все запасы и привязали их к своим спинам ремнями из клинго. И Амок весь искрился от предвкушения, казалось, видения роились в его веселой голове. Все трое вызвали у Кавинанта острые угрызения совести за свою неподготовленность. Он не чувствовал, что он способен ко всему тому, что ждало впереди компанию Высокого Лорда. Его томящейся душой овладела тревога. Что-то еще было необходимо сделать, нужно было попытаться каким-то образом вернуть себе былую целостность. Но он не понимал еще - как.
в начало наверх
Он наблюдал, как Высокий Лорд прощалась с ранихинами. Они радостно кивали ей, били копытами и ржали, предвкушая грядущую активности после трех дней терпеливого ожидания. Она обняла каждую из великих лошадей, затем отошла от них, взяла Посох обеими руками и поприветствовала их по обычаю ранихийцев. Ранихины ответили вскидыванием грив, смотрели на нее гордыми, смеющимися глазами, пока она обращалась к ним. - Гордые ранихины, первая любовь моей жизни, я благодарю вас за вашу службу. Мы чтим вас. Но теперь нам надо будет некоторое время идти пешком. Если мы вернемся живыми из нашего путешествия, мы призовем вас снова, чтобы вы доставили нас в Ревлстон - с победой или поражением, нам будут нужны ваши широкие сильные спины. Но теперь же будьте свободными. Бродите там, где хочется вашим сердцам и копытам. А если случится так, что мы не призовем вас - если вы одинокими вернетесь в Долины Ра - тогда, отважные ранихины, расскажите всем своим родственникам о Мирхе. Она спасла мне жизнь на оползне и отдала свою собственную за простую лошадь. Расскажите всем ранихинам, что Елена, дочь Лены, Высокий Лорд по решению Совета и владелец Посоха Закона, гордится дружбой с вами. Вы - хвост Неба, грива Мира. Поднимая Посох над головой, она воскликнула: - Ранихины! Хей! Великие лошади ответили ржанием, отразившимся от громады Меленкуриона. Затем галопом описали круг и понеслись прочь, прихватив с собой мустанга Кавинанта. Их копыта стучали по камням как раскаты от стрельбы, когда они мчались к северу, скрываясь из глаз за изгибом горы. Когда Елена обернулась к своим спутникам, на ее лице было ясно различимо чувство потери. С печалью в голосе она произнесла: - Пойдемте. Раз уж мы должны идти дальше без ранихинов, давайте хотя бы идти быстро. Она ожидающе повернулась к Амоку. Древний юноша ответил изысканным поклоном и беспечно пошел к тому месту, где трещина в плато заканчивалась у круто устремляющейся вверх горы. Кавинант дернул себя за бороду и безнадежно наблюдал, как Елена и Морин последовали за Амоком. Затем резко и задыхаясь воскликнул: "Подождите!" Пальцы его правой руки впились в бороду. "Постойте". Высокий Лорд вопросительно взглянула на него. Он сказал: - Мне нужен нож. И немного воды. И зеркало, если есть - я не хочу перерезать себе горло. Елена спокойно сказала: - Юр-Лорд, нам надо идти. Мы и так потеряли слишком много времени, а Страна в беде. - Это важно, - огрызнулся он. - У тебя есть нож? Лезвие моего перочинного ножа недостаточно острое. Секунду она изучала его, будто такое поведение было загадкой. Затем медленно кивнула Морину. Первый Знак снял свой тюк, раскрыл его и вынул каменный нож, кожаный мешочек с водой и пустую чашу. Он протянул все это Неверящему. Кавинант прямо тут же уселся на камень, наполнил чашу и стал мочить свою бороду. Он почти физически ощутил присутствие Высокого Лорда, когда она остановилась перед ним - он почти мог ощутить напряжение, с каким она держала Посох - но сосредоточил все внимание на полоскании в воде своих бакенбард. Его сердце стучало так, словно он занимался чем-то опасным. Он остро ощущал, от чего он отрекается. Но его принуждала к этому внезапная уверенность, что его новая сделка была ложной, потому что не многого стоила ему. Подняв нож, он скреплял этим свой компромисс с судьбой. Елена остановила его за руку. Низким голосом она грубо сказала: - Томас Кавинант. Она так произнесла имя, что заставила его поднять голову. - Разве есть безотлагательность в том, что ты делаешь? - Она сдерживала грубость, говоря спокойно, но негодование ощущалось в голосе. - Мы провели три дня в пустой трате времени из-за неведения. А теперь ты смеешься над несчастьями Страны? Ты сознательно прилагаешь усилия, чтобы наш поиск не увенчался успехом? Грубый ответ прямо-таки и напрашивался. Но условия сделки требовали воздержаться от этого. Он снова опустил голову, еще раз брызнул водой на бороду. - Сядь. Я попробую объяснить. Высокий Лорд уселась перед ним, скрестив ноги. Он не мог спокойно выдерживать ее взгляд. И он не хотел смотреть на Меленкурион: тот так сурово и холодно вздымался сзади нее. Вместо этого он принялся рассматривать свои руки, игравшиеся с каменным ножом. - Понимаешь, - с трудом сказал он, - я не из тех, кто носит бороды. Они чешутся. И из-за них я выгляжу как изувер. Я позволил вырасти ей лишь по одной причине. Это способ доказательства - способ продемонстрировать так, чтобы даже самый тупоголовый и вообще бестолковый мог понять это - когда я проснусь в реальном мире и обнаружу, что у меня нет этой бороды, которую я растил, тогда я буду точно знать, что все это обман. Это будет очевидным. Сорока- или пятидесятидневная борода просто так не исчезнет. Только в том случае, если всего этого не было в действительности. Она продолжала пристально смотреть на него. Но тон ее изменился. Она признала значительность его откровения. - Тогда почему теперь ты хочешь сбрить ее? Он боялся подумать о том риске, которому подвергался. Но ему была нужна свобода, и сделка эта обещала дать ее. Стараясь не выдать голосом опасения быть раскрытым, он рассказал ей ту часть правды, которую мог позволить. - Я заключил другую сделку - подобную той, что я заключил с ранихинами. И я не пытаюсь доказать, что Страна нереальна. А мысленно он умолял: "Пожалуйста, не спрашивай меня больше ни о чем. Я не хочу врать тебе" Она изучала его взглядом. - Тогда... ты веришь... ты принимаешь Страну? Он чуть не вздохнул от облегчения. Но он не мог смотреть ей в глаза, когда отвечал на этот вопрос. - Нет. Но мне хотелось бы прекратить разговор об этом. Ты очень много для меня сделала. - О, любимый! - вздохнула она с неожиданной силой. - Я ничего не делала - я лишь следовала своему сердцу. Но я с радостью сделала бы хоть что-нибудь для тебя. Он, казалось, видел страсть даже в оттенке ее кожи. Ему захотелось наклониться вперед, прикоснуться к ней, поцеловать ее, но присутствие Стражей Крови сдерживало его. Вместо этого он протянул ей нож. Во имя нее он отрекался от самого себя, и она поняла это. Румянец удовольствия залил ее лицо, когда она взялась нож. - Не бойся, любимый, - прошептала она. - Я буду оберегать тебя. Осторожно, словно выполняя ритуал, она склонилась к нему и начала сбривать его бороду. Он инстинктивно вздрогнул, когда лезвие первый раз коснулось его, скрипнул зубами, чтобы успокоиться, стиснул челюсти, сказал себе, что в ее руках ему безопаснее, чем в собственных. Он ощущал острие лезвия, когда оно проходило по коже - это вызывало у него образы гноящихся ран и гангрены - но закрыл глаза и оставался неподвижным. Нож застревал в его бороде, но острота лезвия не давала его трудному продвижению стать болезненным. Вскоре ее пальцы коснулись чистой кожи его скул. Она погладила стиснутые челюсти, чтобы успокоить его. С усилием он открыл глаза. Она встретила его взгляд, улыбаясь словно через пелену любви. Затем осторожно запрокинула назад его голову и сняла остатки бороды с шеи плавными, уверенными движениями. Она закончила. Его обнаженная кожа остро ощущала воздух, и он потер лицо руками, наслаждаясь новой поверхностью щек и шеи. Ему снова захотелось поцеловать Елену. Отвечая на ее улыбку, он поднялся и сказал: - Теперь я готов. Пойдем. Она схватила Посох Закона, легко вскочила на ноги. Веселым тоном она обратилась Амоку: - Ну, так ты поведешь нас к Седьмому Завету? Амок оживленно поманил ее, словно приглашая вступить в игру, и снова двинулся к месту, где трещина Расколотой Скалы упиралась в Меленкурион. Морин быстро снова упаковал все в свой тюк и пристроился за Амоком. Елена и Кавинант последовали за Первым Знаком, а Баннор замыкал шествие. Так начался последний этап поисков Силы Повелевания. Они быстро пересекли плато. Амок вскоре достиг места соединения горы и трещины. Здесь он помахал рукой своим спутникам, счастливо ухмыльнулся и прыгнул в расщелину. Кавинант невольно открыл от изумления рот и заторопился с Еленой к краю. Когда они всмотрелись в тесную черноту глубокой расщелины, они увидели Амока стоящим на выступе противоположной стены. Выступ начинался на пятнадцать-двадцать футов ниже и на несколько футов под нависающим камнем. Он не был ясно различим. Сплошная каменная стена и темный мрак трещины образовывали бездну, в которой не на чем было остановиться глазу. Амок, казалось, стоял на темноте, ведущей в темноту. - Черт! - простонал Кавинант, посмотрев вниз. Он уже ощущал головокружение. - Забудь об этом. Просто забудь, что я когда-либо упоминал это. - Ну, давайте, - бодро сказал Амок. - Следуйте за мной! Голос его звучал на фоне удаленного рокота подземного потока реки. Беззаботной походкой он двинулся вдоль трещины к горе. Тьма тут же полностью поглотила его. Морин взглянул на Высокого Лорда. Когда она кивнула, он прыгнул в трещину, приземлился точно туда, где мгновением раньше стоял Амок. Сделал шаг в сторону и принялся ждать. - Не издевайтесь надо мной, - пробормотал Кавинант, словно разговаривая с сырым, холодным ветром, веявшим из трещины. - Я не Страж Крови. Я всего лишь обычный человек из крови и плоти. У меня кружится голова даже когда я стою на стуле. Иногда у меня начинается головокружение, стоит мне просто постоять на месте. Высокий Лорд не слушала его. Она прошептала несколько древних слов Посоху и стала внимательно наблюдать как его охватывало пламя. Затем шагнула во тьму. Морин поймал ее, когда ее ноги коснулись уступа. Она отошла за него и встала так, что огонь от Посоха давал свет для прыжка Кавинанта. Неверящий заметил, что Баннор задумчиво глядит на него. - Иди первым, - сказал Кавинант. - Дай мне набраться храбрости. Я догоню вас через годок-другой. Он снова вспотел, и испарина щипала выбритую кожу щек и шеи. Посмотрел на гору, чтобы укрепить себя, изгладить в мозгу действие пропасти. Баннор без предупреждения схватил его сзади, поднял и понес к трещине. - Не трогай меня! - пролепетал Кавинант. Он попытался освободиться, но хватка Баннора была слишком крепкой. - Черт побери! Я!.. Его голос поднялся до крика, когда Баннор бросил его в пропасть. Морин ловко поймал и поставил его, с широко открытыми глазами и дрожащего, на выступ рядом с Еленой. Мгновение спустя Баннор тоже спрыгнул, и Первый Знак прошел мимо Кавинанта и Елены, чтобы встать между ней и Амоком. Кавинант наблюдал за их передвижениями через туман своего ошеломления. Он оцепенело прислонился к прочному камню и пристально смотрел в пропасть, словно в могилу. Казалось, прошло некоторое время, прежде чем он смог заметить успокаивающее пожатие Высокого Лорда на своей руке. - Не трогай меня, - бессмысленно повторил он, - не трогай меня. Когда она двинулась дальше, он автоматически последовал за ней, повернувшись спиной к солнечному свету и открытому небу над трещиной. Левым плечом он задел о каменную стену и придвинулся ближе к Елене, к ее свету. Пламя Посоха источало аромат свежести над компанией Высокого Лорда и ярко отражалось от темных плоских граней окружавшего камня. Оно освещало тропу Амока, не проникая во мрак впереди. Уступ - нигде не шире трех футов - осторожно спускался вниз. Над ним медленно нарастала высота трещины, усиливая впечатление огромности этой пещеры. Расширялась и сама трещина, словно она вела к огромной пустоте в сердцевине Меленкурион Скайвейр. Кавинанту казалось, что зияющая в горе щель покачивается, словно делая ему знаки, соблазнительно подстрекая принять навевающую дремоту безразличия от головокружения, довериться глубинам пропасти. Он сильнее прижался к камню и вцепился взглядом в спину Елены. Вокруг него темнота и огромная тяжесть камня сжимали края света от Посоха. А за спиной он мог слышать хлопающие крылья стервятников над его личной судьбой. Постепенно он понял, что продвигался фактически к своему внутреннему кризису. Подземелья! Он разозлился на свою непредусмотрительность. Он не мог забыть, как падал с обрыва в расщелину под горой Грома. Прошлый его спуск в подземелья привел к поражению прежнего компромисса, его сделки с ранихинами. Адский огонь! Он почувствовал, что вовсе не готов к испытанию
в начало наверх
пещерами. Впереди него Высокий Лорд следовала за Морином и Амоком. Они приноровились к ее скорости, а она двигалась так быстро, насколько позволял узкий выступ. Кавинанту было трудно не отставать от нее. Старания придерживаться ее темпа увеличили его опасения, ему казалось, что щель раскрывала свои челюсти рядом с ним. Он в страхе пытался двигаться по уступу осторожно. Это требовало всей его сосредоточенности. Он не мог измерить продолжительность или расстояние - у него не было ничего, чем можно было бы определить время, кроме накопления страха, напряжения и усталости, - но постепенно характер верха пещеры изменился. Теперь над ними простирался купол. Огонь Елены мог освещать лишь небольшую по длине каменную арку. Окружавшие их призрачные очертания заполнили темноту. Затем неровный изгиб скалы в свете Посоха постепенно стал угловатым и выщербленным, словно бы медленное сжатие бровей на лбу пещеры. И наконец сдвинутые брови уступили место сталактитам. Воздух наверху обтекал изогнутые старые шпили и острия - висящие в воздухе копья и чьи-то когти - свешивающиеся чудовища - длинные, появившиеся в муках наросты внутреннего пота горы. У некоторых были плоские грани, частично отражавшие пламя Посоха, отбрасывая его отблески в укромные уголки пещеры, словно бы распределяя светотень на живописном полотне. Другие склонялись к уступу, будто стремились тяжело ударить по головам пришельцев-людей. Сталактиты становились все толще, длиннее, все более сложных очертаний, пока не заполнили весь купол пещеры. Когда Кавинант набрался духа посмотреть вверх, казалось, он разглядывает освещенный голубым светом черный перевернутый лес - густую поросль искривленных и зловещих старых деревьев с корнями, уходящими в потолок. Они создавали ощущение, что было возможно, даже на единственной тропе этого уступа, все же сбиться с дороги. Это ощущение раздражало все сильнее перекатывающийся внутри него страх. Когда Елена резко остановилась, он чуть было не обвил ее руками. За ней в мягком свете Посоха он увидел гигантский сталактит, упиравшийся в уступ, по которому они шли. Сталактит, казалось, всей своей массой давил на него. Несмотря на явную древность, он словно бы еще колыхался от силы вогнавшего его в уступ удара. Лишь тесный проход оставался между сталактитом и стеной. Амок остановился перед этим узким проходом. Он ожидал, пока не подошли его спутники. Затем сказал через плечо почтительным тоном: - Вы видите Дверь Дэймлона - единственную дорогу к Силе Повелевания. Это одна из причин, почему никто не может обрести эту Силу в мое отсутствие. Способа открыть эту дверь нет ни в одном Завете Высокого Лорда Кевина. Всякий, кто отважится пройти через Дверь Дэймлона, не открыв ее, не найдет Силу. Этот несчастный будет вечно скитаться по пустынной местности без какой-либо дороги. Теперь слушайте меня. Когда Дверь откроется, быстро проходите в нее. Она не долго будет оставаться открытой. Елена решительно кивнула. Стоявший сзади нее Кавинант вцепился правой рукой в ее плечо. У него вдруг появилось чувство, что это его последняя возможность вернуться, отказаться или забыть о решении, которое привело его сюда. Но эта возможность - если она и была - исчезла сразу же, как только появилась. Амок приблизился к Двери. С медленной торжественностью юноша протянул правую руку, указательным пальцем коснулся плоскости прохода. В молчании он задержал палец на этом месте, на уровне груди. Замысловатая желтая кружевная сеть начала вырастать в воздухе. Начинаясь от пальца Амока, изящная светящаяся паутина развернулась в плоскости прохода, потянулась к границам Двери, завиваясь кружевами, пока не заполнила собой всю плоскость. Амок приказал: "Пошли!" и проворно шагнул через паутину. Он не порвал изящных нитей света. Точнее, он просто исчез, когда проходил через них. Кавинант заметил и следа его на уступе за Дверью. Морин последовал за Амоком. Он тоже пропал, когда пересекал желтую паутину. Затем настала очередь Высокого Лорда. Кавинант двинулся вместе с ней, держа ее за плечо, боясь отделиться от нее. Она смело шагнула в проход. Он последовал за ней. Коснувшись сверкающей сети, вздрогнул, но не почувствовал боли. Легкое пощипывание, словно от укусов муравьев, быстро пробежало по всему телу, когда он пересекал проход. Он почти физически ощущал прямо за собой Баннора. Он оказался стоящим в месте совсем другом, нежели ожидал увидеть. Пока он оглядывался вокруг, паутина поблекла и исчезла. Но Посох Закона продолжал гореть. Через проход он мог увидеть сзади уступ, сталактиты и пропасть. Но на этой стороне Двери Дэймлона пропасти не существовало. Вместо этого тут простирался широкий каменный пол, на котором неуклюжей колоннадой стояли сталактиты и сталагмиты, а испещренный ими потолок дугой изгибался над этим широким пространством. Молчаливое спокойствие наполняло воздух. Еще через мгновение Кавинант понял, что больше не слышит низкого подземного грохота реки Меленкурион Скайвейр. Обводя рукой окружающее пространство, Амок торжественным тоном произнес: - Созерцайте Приемный Зал Земного Корня. Сюда в давно позабытые времена бессолнечное озеро поднималось в соответствующие дни, чтобы встретить тех, кто искал его вод. Теперь, когда Земная Сила не доступна пониманию смертных, Приемный Зал сух. Но все же он сохраняет свою способность ставить в тупик и срывать планы тех, кто не подготовлен умом и сердцем. Любой, кто войдет сюда не открыв должным образом Двери Дэймлона, навсегда будет потерян для жизни, лишится памяти и своего имени. Усмехнувшись, он обернулся к Елене: - Высокий Лорд, усильте на мгновение свет Посоха. Она, казалось, угадала его намерение, выпрямилась, словно предчувствуя что-то ужасное. Острое предвкушение, казалось, заблестело на ее лбу. Прошептав заклинание, она стукнула концом Посоха о камень. Посох засиял, потоки света устремились к потолку. Результат потряс Кавинанта. Волна огня вызвала ответный отблеск во всех сталактитах и сталагмитах. Они в то же мгновение засветились отраженным светом. Свет зажегся в каждой колонне, загудел, зазвучал ошеломляющим звоном по всей пещере. Он слепил глаза со всех сторон, пока Кавинант не почувствовал себя как бы на язычке гигантского светового колокола. Он попытался прикрыть глаза, но резкий металлический звук продолжал звучать в голове. С трудом дыша, ища вслепую поддержки, он совсем потерялся. Елена приглушила свечение Посоха. Звенящий свет поблек вдали, унесся эхом на расстояние, словно отзвук рожка. Кавинант обнаружил, что стоит на коленях, зажимая уши руками. Он нерешительно поднял глаза. Все отблески исчезли, колонны снова приняли свой прежний грубый вид. Когда Елена помогала ему подниматься на ноги, он слабо бормотал: "Это Ад! Это Ад!" Даже ее нежное лицо и спокойные, безмятежные выражения Стражей Крови не могли развеять его ощущения, что он не знает больше, где находится. И когда Амок повел компанию Высокого Лорда дальше, Кавинант пошатывался, словно не находя твердой опоры под ногами. После того как они покинули эту пещеру, время и расстояние проходили для него в беспорядке. Сетчатка сохраняла одуряющее ослепление, мешавшее правильно ориентироваться. Он был в состоянии видеть, что Высокий Лорд и Амок спускались по склону, уходящему за пределы области, освещаемой Посохом, словно пологий берег, взморье с колоннадой, остающееся сухим из-за отсутствия подземного моря. Но его ноги не могли сами вести его за ними. Глаза говорили ему, что Амок вел их прямо вниз по склону, а чувство равновесия отмечало деформации в направлении, перемены в высоте и угле снижения. Когда же он закрывал глаза, то терял всякое ощущение ровности склона, чувствовал головокружение от ненадежности изогнутой поверхности тропы. Он не знал, как далеко и как долго он шел, когда Елена остановилась для краткого привала. Он не знал, сколько длилась остановка или какое расстояние он прошел после того, как она закончилась. Все его чувства пришли в расстройство. Когда Высокий Лорд снова остановилась и сказала ему отдохнуть, он опустился на сталагмит и без вопросов заснул. Во сне он блуждал, словно те несчастные, которые безрассудно отваживались пройти сквозь Дверь Дэймлона в поисках Земного Корня - он мог слышать пронзительные вопли от ран потерь, он сам словно бы кричал в поисках своих спутников и самого себя - и проснулся в полном замешательстве. Темнота заставила его предположить, что в его доме кто-то вытащил пробки, пока он, раненый и беспомощный, лежал на полу рядом с кофейным столиком. Он оцепенело попытался нащупать телефон, надеясь, что Джоан еще не повесила трубку. Но затем его получувствительные пальцы признали поверхность камня. Со сдавленным вздохом он вскочил на ноги в непроглядной тьме под Меленкурионом. Почти в тот же момент засветился Посох. Елена в голубом свете поднялась, чтобы обхватить его свободной рукой и крепко обнять. - Любимый! - прошептала она. - О, любимый. Успокойся. Я здесь. Он до боли обнял ее, спрятал лицо в ее прекрасные волосы, пока не утихло его страдание, не вернулось самообладание. Затем медленно отпустил. Улыбкой он попытался выразить свою благодарность, но улыбка не получилась, развалившись на куски прямо на лице. Больным дребезжащим голосом он сказал: - Где мы? Амок проговорил за его спиной: - Мы стоим в Проходе Подступа. Скоро мы доберемся до Спуска Земного Корня. - Что? - Кавинант попытался прояснить голову. - Как много времени прошло? - Время не имеет измерения под Меленкурионом, - невежливо ответил молодой человек. - О, проклятие! - простонал Кавинант в ответ. Ему слишком часто говорили, что Белое Золото было основой Арки Времени. Елена попыталась утешить его. - Солнце уже поднялось, сейчас середина утра, - сказала она. - Сейчас тридцать третий день с тех пор, как мы покинули Ревлстон. Словно только что пришедшее в голову, она добавила: - Сегодня - ночь новолуния. "Нет луны, - язвительно пробормотал он сам себе. - Просто замечательно. Ужасные вещи происходили, когда не было луны. На духов Анделейна напали юр-вайлы - Этиаран так никогда и не простила ему этого". Высокий Лорд, казалось, читала по лицу его мысли. - Любимый, - спокойно сказала она, - не стоит так верить в судьбу. Затем она отвернулась и принялась готовить скудную пищу. Глядя на нее - видя ее решительность и личную силу, очевидную даже в том, как она выполняла эту простую задачу - Кавинант сжал зубы и сдержал напрашивающиеся слова о своей сделке. Он с трудом смог заставить себя съесть еду, которую она ему протянула. Усилия молчать вызывали у него чувство боли, сдерживание себя в подчиненности пассивной лжи, казалось, вязало его, делало пищу невкусной несмотря даже на то, что он был голодным. Чтобы уменьшить свое истощение, он заставил себя съесть немного сухого хлеба, консервированного мяса и сыра. Остальное вернул Елене. Он чувствовал себя уже почти успокоенным, когда она снова последовала за Амоком через темноту. Он беспрекословно пошел за ней. Когда-то вчера компания Высокого Лорда оставила позади Приемный Зал. Теперь они шли широким пустым туннелем, подобным дороге через скалу. Свет Елены легко касался потолка и стен. Их поверхности были гладкими, будто стертыми за долгие века движением чего-то грубого и могучего. Эта гладкость делала туннель похожим на трубопровод или артерию. Кавинант не доверял его спокойствию, ему все время казалось, что по нему вот-вот хлынет обильная сукровица лавы. Двигаясь, он нервно играл своим кольцом, будто этот маленький круг был связан с его самоконтролем. Елена ускорила шаги. По ее спине он мог заметить, что она была возбуждена растущим желанием овладеть Силой Повелевания. Наконец туннель изменился. Дорога круто уходила влево, а правая стена исчезла, обратившись в другую расщелину. Эта трещина очень скоро превратилась в огромную пропасть. Каменный уступ дороги суживался, пока не стал лишь десяти футов шириной, затем, изогнувшись вниз, превратился в грубо вытесанные крутые ступени. В следующий момент компания Высокого Лорда уже спускалась по лестнице, которая спиралью вилась вокруг ствола гигантского колодца в бездну. Многими футами ниже их дно пропасти светилось огненными красными отблесками. У Кавинанта было ощущение, что он всматривается в ад. Он вспомнил, где он раньше видел такой же свет. Это был скальный свет - излучавшийся камнем, подобный тому, что использовали пещерники под горой Грома. Спуск вызывал у него головокружение. После трех кругов в его голове все смешалось. Только дрожащий свет Посоха Елены и собственная полная собранность, когда он преодолевал неровные ступени, спасали его от падения вниз головой с края. Но он принял твердое решение не просить о помощи ни у Елены, ни у Баннора. Он не мог больше позволить себе быть чем-то обязанным, это аннулировало бы его сделку, опустило бы чашу весов его расплаты. "Нет!" - пробормотал он про себя и, шатаясь, шагал вниз по
в начало наверх
ступенькам. "Нет. Больше нет. Не будь так чертовски беспомощен. Сохрани сделку. Крепись". Как бы издалека он слышал собственный задыхающийся голос: - Не трогайте меня. Не трогайте меня. Позывы стошнить шпорами впивались в его сознание. Мускулы были напряжены, с трудом удерживая его от падения. Но он обхватил руками грудь и льнул за поддержкой к свету Елены. Пламя качалось над ней, словно знамя отваги. Постепенно его голубое освещение принимало красный оттенок, по мере того как они неумолимо приближались к блеску скального света на дне пропасти. Он спускался с упорством, механически, подобно безвольной кукле, передвигающейся неверными шагами, пока не кончился завод. Круг за кругом он приближался к источнику скального света. Скоро красное освещение сделало ненужным пламя Посоха, и Высокий Лорд Елена погасила его. Впереди нее Амок начал двигаться быстрее, словно становился все более нетерпелив и нетерпим ко всем задержкам, откладывавшим решение его судьбы. Но Кавинант следовал за ними собственным темпом, намеренно не принимая в расчет ничего, кроме, уходящих спиралью ступеней и своего головокружения. Последний участок спуска он прошел по залитому скальным светом камню так оцепенело, словно спал на ходу. Достигнув ровного дна, он сделал несколько одеревенелых шагов к озеру, затем остановился, прикрыл глаза от яркого, огненного, красного света и вздрогнул, будто нервы его были на грани истерии. Впереди него Амок торжествующе провозгласил: - Созерцайте, Высокий Лорд! Бессолнечное озеро Земного Корня! Сок земли и нектар великого Меленкурион Скайвейр, отца гор! О, посмотрите на него! Долгие годы моего предназначения подошли к завершению. Его слова эхом ясно отзывались далеко от них, словно им вторило множество призрачных, чутко следящих голосов. Сдерживая сбившееся дыхание, Кавинант открыл глаза. Он стоял на пологом берегу неподвижного озера, расстилавшегося перед ним насколько хватало взгляда. Каменный свод был где-то очень высоко, спрятанный во тьме, но озеро было по всей поверхности освещено скальным светом от огромных столбов, которые стояли по всему озеру как колонны или как корни горы, спускающиеся к воде. Эти колонны или корни располагались через равные интервалы в продольном и поперечном направлении, эта регулярность была видна и на далеком расстоянии. Их скальный свет и звенящее спокойствие озера придавали всему месту, несмотря на грандиозный размер, вид места уединения. Земной Корень производил впечатление места, делавшего простых смертных скромными и благочестивыми. Это заставило Кавинанта почувствовать себя святотатцем в священном и величественном храме гор. Озеро было настолько спокойным - производя при этом впечатление значительности и массивности - что выглядело больше похожим на жидкую бронзу, чем на воду, жидкость, выжатую из неизмеримых бездн Земли. Скальный свет отблескивал на нем, словно оно было охвачено пламенем. - Так здесь?.. - кивнул Кавинант, затем заметил, как его вопрос побежал, легко отдаваясь эхом, над водой, не ослабевая на расстоянии. Он не смог заставить себя продолжить. Даже грубое шарканье ботинок по камню подхватывалось эхом, словно имело какое-то пророческое значение. Но Амок радостно подхватил вопрос. - Здесь ли, в Земном Корне, Сила Повелевания? - Эхо засмеялось в след за ним. - Нет. Земной Корень лишь принимает в этом участие. Сердце Седьмого Завета лежит еще дальше. Мы должны будем пройти дальше. Высокий Лорд Елена задала следующий вопрос осторожно, словно она тоже робела перед лицом внушающего почтение озера: - Как? - Высокий Лорд, дорога будет. Я - дорога и дверь. Я не брошу вас без пути. Но пользование дорогой будет в ваших руках. Это последнее испытание. Я позволю себе лишь одно слово: не трогайте воду. Земной Корень - силен и суров. Он не примет в расчет тело смертного. - Так что же нам делать сейчас? - спросила она мягко, чтобы уменьшить эхо. - Сейчас? - хихикнул Амок. - Только ждать, Высокий Лорд. Это не долго. Смотрите! Путь уже появляется. Он стоял спиной к озеру, но, говоря, сделал рукой жест, указывая куда-то позади себя. Словно в ответ на этот знак, на некотором расстоянии от берега возле столба появилась лодка. Лодка была пустой. Это было узкое деревянное суденышко, заостренное с обоих концов. За исключением яркой блестящей позолоты на ее носовых планширах и скамьях для гребцов, она была не украшенной - чистая, простая работа, аккуратно сделанная из светло-коричневого дерева, - и достаточно вместительной для пяти человек. Но она была не управляемой, никто не греб и не правил на ней рулем. Не вызывая ряби, она изящно оплывала столбы и плавно двигалась к берегу. В священном пространстве Земного Корня это не казалось странным, она была подходящим и естественным дополнением к бронзовому озеру. Кавинант не удивился, поняв, что она плыла сама по себе. Он наблюдал за ее приближением, словно она была надвигающейся угрозой. Обручальное кольцо зудело на его пальце. Кавинант быстро взглянул на руку, почти ожидая увидеть, что кольцо сверкает или изменило цвет. Серебристый металл выглядел особенно белым от скального света, он потяжелел на руке, пощипывал кожу. Но с ним ничего не сделалось. "Ну, хотя бы это", - вздохнул он, словно бы непосредственно обращаясь к Белому Золоту. Затем вздрогнул, когда его голос подхватился легким эхом, рассыпался множеством кристальных повторений. Амок засмеялся над ним, и чистые раскаты его веселья объединились с их подражаниями. Высокий Лорд Елена была теперь слишком поглощена Земным Корнем, чтобы обращать внимание на Кавинанта. Она стояла на берегу, как бы уже чувствуя запах Силы Повелевания, и ждала как прислужник пустую лодку. Вскоре судно приблизилось к ней. В тишине оно легко ткнулось носом в сухой склон и остановилось, словно бы готовое, ожидающее. Амок поприветствовал ее глубоким поклоном, затем легко прыгнул на борт. Его ноги не произвели ни звука, когда коснулись досок. Он отошел к дальнему концу судна, повернулся, уселся на носовой планшир, ухмыляясь, как монарх. Первый Знак Морин последовал за Амоком. Следующей на судно вошла Высокий Лорд Елена и разместилась на скамье посередине. Посох Закона она расположила на коленях. Кавинант увидел, что настал его черед. Дрожа, он спустился по берегу к деревянному носу. Мрачное предчувствие стучало в висках, но он подавил его. Обеими руками он схватился за носовой планшир, забираясь на судно. Его ботинки с глухим звуком, подхваченным эхом, стукнулись о доски. Когда он сел, то, казалось, был окружен грохотом невидимого бремени. Баннор отпихнул лодку в озеро и сразу же вскочил на борт. Но пока он усаживался, лодка остановилась. Она не двигалась, словно приварилась к как бы пылающей воде в нескольких футах от берега. Мгновение никто не двигался и не разговаривал. Все сидели, ослабевшие и утихшие, ожидая какой-то силы, приведшей лодку сюда, которая сможет снова увести ее прочь отсюда. Но судно оставалось неподвижным - зафиксированным как курильница на красной неподвижной поверхности озера. Пульс Кавинанта стал ощутимей в висках. Он грубо бросил вызов эхо: - Так что мы будем делать? К его удивлению, лодка на несколько шагов проскользила вперед. Но она остановилась снова, когда повторения его голоса замерли. Опять компания Высокого Лорда оказалась остановлена, поймана в ловушку. Он изумленно осмотрелся вокруг. Никто не говорил. Он почти ощущал напряженную мыслительную работу Елены по мышцам ее спины. Он снова посмотрел на Амока, но его счастливая усмешка была такой устрашающей, что он поспешно отвел свой пристальный взгляд прочь. Боль подозрительности начала казаться нестерпимой. Неожиданное движение Баннора испугало его. Обернувшись, он увидел, что Страж Крови поднимается на ноги. Он вынул сиденье лодки из паза. А вот и весло! - подумал Кавинант. Он ощутил вдруг возрастающее возбуждение. Баннор взял доску обеими руками, перенес ее через край лодки, собираясь грести. Но как только конец доски коснулся воды, какая-то сила захватила ее, выдернула из его ладоней. Ее утащило прямо вниз, в глубину озера. Не было брызг или зыби, но доска пропала как камень, брошенный в глубину. Баннор изучающе посмотрел ей вслед и поднял одну бровь, как если бы отвлеченно размышлял о том, какая же сила могла так легко оторвать что-нибудь от Стража Крови. Но Кавинант был не столь спокоен. Он слабо выдохнул: - Адский огонь. Лодка снова заскользила вперед. Она плыла еще несколько ярдов, пока эхо удивления Кавинанта не растворилось вдали. Затем она снова замерла, возобновив почтительное спокойствие. Кавинант повернулся лицом к Елене, но он не решился выразить свой вопрос словами. Ее лицо осветилось пониманием: - Да, любимый, - выдохнула она с облегчением и триумфом. - Я поняла. - И когда лодка снова начала скользить по озеру, она продолжила: - Именно звук наших голосов заставляет лодку двигаться. Таково использование дороги Амока. Судно стремится к собственной цели. Но чтобы везти нас, ему нужно наше эхо. Истинность ее высказывания была до несомненности очевидна. Пока отблески ее голоса рябили по поверхности Земного Корня, лодка легко скользила вперед. Она сама направляла себя между столбами, как если бы была указателем рудоискателя. Вскоре Спуск Земного Корня исчез из виду. Но когда она перестала говорить - когда вежливый подражатель оставил их в тишине и покое - судно снова остановилось. Кавинант расстроено простонал. Он был внезапно обеспокоен тем, что сейчас его попросят говорить, помочь разговором двигать лодку. Он опасался, что не удержится и разрушит сделку, если ему придется произнести достаточно длинную речь. В самозащите, он спешно выдвинул свое требование, пока этого же не потребовали от него. - Ну, хорошо, говори же что-нибудь, - проворчал он Елене. Светлая неясная улыбка коснулась ее губ - ответ, но не ему, а некоторому соответствию внутренним планам. - Любимый, - ответила она нежно, - в этом у нас не будет затруднений. Многое еще осталось между нами не сказанным. Есть секреты, тайны и источники твоего могущества, которое я воспринимаю, хотя и слабо. И я раскрыла еще далеко не все о самой себе. Здесь подходящее место, чтобы открыть наши сердца. Я расскажу тебе о том, как ранихин взял с собой девочку, дочь Лены из подкаменья Мифиль, в Южную Гряду, и там великие тайные обряды ранихинов научили ее... научили ее многим вещам. Величественным движением она поднялась на ноги, глядя на Кавинанта. Осторожно оперев Посох Закона на дно лодки, подняла голову к потолку пещеры. - Юр-Лорд Томас Кавинант, - сказала она, и эхо разнесло ее голос подобно стае белых гусей, вплетающейся в блестящие воды, - Неверящий и Носящий Белое Золото, любимый - я должна рассказать тебе это. Ты знал Мирху. Еще юной она пришла к Лене, моей матери, в соответствие с обещанием ранихинов. И именно она унесла меня к великим событиям моего детства, так что никому более они не были известны. До того как эта война подошла к концу, хорошему или плохому, я должна рассказать, как обещание ранихинов тебе было выполнено. "Будь милосердна ко мне!" - воскликнул он снова со стоном своего сердца. Но он был слишком ошеломлен, слишком напуган озером и эхом, чтобы остановить ее. Он сидел в немом страхе и слушал как Елена рассказывает ему историю о своем обучении у ранихинов. И все это время судно несло их по наклонной страха, между светящимися столбами озера, оплывая их под резонансы ее голоса, словно бы переправляя их на какой-то ужасный берег. Это случилось с ней когда Лена, ее мать, третий раз позволила ей проехаться верхом на ранихине. Во время двух предыдущих визитов в подкаменье Мифиль, совершенных в силу обещания ранихинов Кавинанту Кольценосцу, старая лошадь из Равнин Ра удивленно вращала своими глазами на маленькую девочку, когда Трелл, ее дед, усаживал ту на ее широкую спину. А на этот раз молодая Мирха доставила ее в древний жеребячий питомник. Кобыла пристально смотрела на Елену взглядом, полным какого-то тайного замысла, характерным для всех ранихинов, и Елена, чувствуя некое предложение ранихина без понимания его, радостно доверилась Мирхе. Она не оглядывалась назад, когда кобыла уносила ее далеко от подкаменья Мифиль в горы Южной Гряды. День и ночь Мирха неслась галопом, унося Елену далеко на юг, по горным тропам и проходам, неизвестным людям Страны. Наконец они добрались до высокогорной долины, поросшего травой ровного пространства, окруженного со всех сторон отвесными каменными стенами, с питаемым весенними потоками небольшим горным озерцом посередине. Это маленькое озеро было каким-то загадочным, и его темные воды не отражали солнечного света. Да и саму долину тоже было интересно созерцать, ибо здесь были сотни ранихинов -
в начало наверх
сотни гордых лоснящихся жеребцов и кобылиц - собравшиеся вместе для редкого и тайного ритуала великих лошадей. Но любопытство Елены быстро обратилось в страх. Сквозь это дикое сборище, издавая приветственное ржание, Мирха понесла маленькую девочку к озеру, опустила ее на землю и умчалась прочь, беспокойно стуча копытами. И тогда остальные ранихины начали бегать по долине. Сначала они бегали рысью по всем направлениям, налетая друг на друга, но следя за ребенком, как бы стараясь быть осторожными, чтобы не раздавить ее. Постепенно темп их скачки увеличивался. Время от времени несколько ранихинов покидали толпу попить в озере, затем возвращались обратно в толчею так, словно темные воды озера неистово бушевали в их венах. Пока солнце было наверху, великие лошади носились и становились на дыбы вокруг нее, пили в озере, снова бросались бегать в неутолимом буйстве танца безумия. А Елена стояла среди них, и ее жизнь подвергалась опасности от промелькивающих возле нее копыт. Она оцепенела от ужаса и со страхом думала, что если бы она попыталась уклоняться, то наверняка была бы моментально раздавлена насмерть. Стоя там - затопленная жаром и грохотом, погруженная в ужас предвещания конца ее жизни - она отключилась на некоторое время. Она все еще стояла, когда ее глаза снова начали видеть, стояла прямо и окаменело в последних лучах солнца. Но ранихины не бегали больше. Они обступили ее, они разглядывали ее, изучали ее с видом принуждения в их глазах, некоторые так близко подошли к ней, что она вдыхала их жаркое, влажное дыхание. Они хотели, чтобы она сделала что-то - она могла чувствовать настойчивость их воли, заставившей ее подавить страх. Медленно, одеревенело, безвольно она пошевелилась. Затем подошла к озеру и испила из него. Высокий Лорд внезапно оборвала свой рассказ и начала петь заунывную и нагоняющую тоску песню, которая давала выход страсти даже в воздухе Земного Корня. По причинам, о которых Кавинант мог только интуитивно догадываться, она разразилась "Стенаниями Лорда Кевина", как если бы это была ее собственная личная и неизлечимая погребальная тоска. Где сила, которая защитит Красоту жизни от гниения смерти? Сохранит правду чистой ото лжи? Сохранит верность от пятен позора хаоса, Который наводит порчу? Как мало мы воздаем за Злобу. Почему сами скалы не рвутся К их собственному очищению, Или крошатся в пыль от стыда? Пока эхо ее песенной печали затихало над озером, она в первый раз со времени начала своего рассказа обратила внимание на пристальный взгляд Кавинанта. - Любимый, - сказала она низким, волнующимся голосом, - я изменилась - я как бы родилась заново. От прикосновения этих вод слепота или незнание моего сердца развеялись. Мой страх растаял, и я присоединилась к общности ранихинов. Обретя истинное видение, я поняла - поняла все. Я увидела, что в силу их обещания тебе я была доставлена на лошадиный обряд Келенбрабанала, Отца Лошадей - ритуал ранихинов, передающий из поколения в поколение и сохраняющий их великую легенду, рассказ о величественной смерти Келенбрабанала от челюстей Ядовитого Клыка-Терзателя. Я поняла, что беспорядочная беготня ранихинов вызывалась разделением печали, ярости, гнева и безумия от кончины великого Отца. Келенбрабанал был Отцом Лошадей, Жеребцом Первого Стада. Равнины Ра были его владениями, которые он охранял. Он был вождем ранихинов в их великой войне против волков Ядовитого Клыка. Но война все продолжалась и продолжалась, и зловоние пролитой крови и разорванного мяса становилось болезненным в ноздрях Жеребца. И тогда он пошел к Ядовитому Клыку. Он встал перед Терзателем и сказал: - Пусть эта война прекратится. Я чувствую твою ненависть - я знаю, что тебе требуются жертвы, иначе в своей страсти ты съешь самого себя. Я буду твоей жертвой. Убей меня, а мои соплеменники пусть живут в мире. Утоли ненависть на мне, и прекрати войну. И Ядовитый Клык согласился. Так Келенбрабанал подставил свою глотку зубам Терзателя, и был принят землей в своей жертве. Но Ядовитый Клык не сдержал слова - волки снова стали нападать. А у ранихинов не было более такого лидера, и сердца их были разбиты. Они не могли сражаться хорошо. Остатки ранихинов были вынуждены бежать в горы. Они не могли вернуться на любимые равнины до тех пор, пока не познакомились с ранихийцами и с их помощью прогнали волков. С тех пор каждое поколение ранихинов исполняет этот лошадиный обряд, передавая друг другу предание о Жеребце - сохраняя память об их гордости за его самопожертвование, и горе их от его смерти, и гнев их на Злобу, которая предала его. И для этого они пьют эту мыслеобъединяющую воду и дают выход этой их страсти ровно на один день и одну ночь. И поэтому когда я испробовала воду из озера, я стала бегать и плакать и бушевать вместе с ними в сильной экзальтации, и носилась так всю ночь. Сердцем и разумом, и душой, и всем прочим я поклялась, что всегда буду бороться за смерть Ядовитого Клыка. Слушая ее, уставившись ей в лицо, со сжатыми кулаками, Кавинант почувствовал себя оплетенным ее тяжелой печалью. Она была женщиной, которая предлагала себя ему. Теперь он понял ее страсть, понял опасность, таящуюся в ней. И ее взгляд, направленный куда-то в другое измерение. Его боязнь этого взгляда принудила его заговорить. Голос его разрывался между страхом и любовью, когда он сдавленно прохрипел: - Что я не понимаю, так это - какая же во всем этом польза для Фаула? 25. СЕДЬМОЙ ЗАВЕТ Долгое мгновение Высокий Лорд Елена сидела, стиснув Посох Закона и свирепо глядя на него. Фокус ее взгляда снова был где-то в неизвестности, и это было словно ударом и наказанием для него. Но потом она казалось вспомнила, кем он был. Постепенно выражение гнева сошло с ее лица, уйдя за завесу спокойствия. Она опустилась на сиденье лодки. Спокойно, опасливо она сказала: - И все? Ты спросил, какая польза для Лорда Фаула во всем том, что я сказала тебе? Он ответил с беспокойной поспешностью. Невзирая на фактическое соучастие с ней, он спешил объясниться, чтобы хотя бы в этом уменьшить фальшь своего положения. - Конечно же это так. Ты сама признала, что та моя прежняя порочная сделка с ранихинами привела к тому, что ты стала тем, кто ты есть. Не говоря уже и о том, что я сделал с твоей матерью. Конечно же так. Я думаю, именно так он все и планировал. Ты вызвала меня, и мы на пути к Седьмому Завету, и я хотел бы знать, что Фаул получит от этого. Он не упустил бы подобного шанса. - Это не было его намерением, - ответила она холодно. - Решение вызвать тебя был моим, а не его. - Правильно. Но именно так он и действует. Ведь что заставило тебя решиться на мой вызов?.. Отложим пока в сторону тот факт, что я имею несчастье носить обручальное кольцо из белого золота и у меня отсутствуют два пальца. Что заставило тебя принять решение о вызове? - Вейнхим _д_у_к_к_х_а_ дал нам новые знания о могуществе Ядовитого Клыка. - Новые знания, как же! - проворчал Кавинант. - Ты думаешь, это произошло случайно? Фаул освободил его. - Он крикнул слово "освободил", и эхо повторило его как полное значимости. - Он освободил того бедного страдающего демона, потому что точно знал, что вы при этом будете делать. Он хотел, чтобы я появился в Стране строго в определенное время, ни раньше, ни позже. Важность того, что он говорил, проняла ее; она начала слушать его серьезно. Но голос ее оставался спокойным, когда она спросила: - Почему? Как это служит его целям? На мгновение он отвернулся от нее и задумался. - Откуда мне знать? Если бы знал, я мог бы как-нибудь сопротивляться этому. Если не считать того подозрения, что я могу уничтожить всю Страну... - но мрачная внимательность Елены остановила его. Ради нее он набрался храбрости. - Да посмотри, что случилось из-за меня. Я что-то сделал с _К_р_и_л_л_о_м_ Лорика - из-за этого Амоку пришлось раскрыть себя - из-за это ты собираешься попытаться достичь Седьмого Завета. Все происходило как точно рассчитанное по часам. Если бы вы вызвали меня раньше, вы оказались бы перед знанием, которого совершенно бы не поняли. А если бы это случилось позже, нас сейчас здесь бы не было - мы были бы слишком заняты ужасами войны. Что касается меня, - он сглотнул и перебрал в памяти обстоятельства, побудившие его к сделке, - то это был лишь единственный способ, которым я возможно могу спастись от этой западни. Если бы дела пошли иначе, на меня было бы куда больше давления - ото всюду - научиться пользоваться этим кольцом. И Джоан... Но ты фактически была отвлечена - твои мысли были направлены к Седьмому Завету вместо использования Дикой Магии или чего-то подобного. А Фаул явно не хочет, чтобы я научился с пользой применять кольцо из Белого Золота. Ибо я мог бы использовать это против него. Неужели ты не понимаешь этого? Фаул завлек нас сейчас сюда. Он освободил _д_у_к_к_х_а_ именно для того, чтобы мы были сейчас здесь. У него должна быть для этого причина. Его способ сокрушать людей - через то, на что они надеются. Он заставляет людей осквернять то, что им дорого. Он мучительно осознал, что этими словами подвергает опасности свою новую сделку, и потому закончил осторожно: - Елена, Седьмой Завет может оказаться самым наихудшим делом из всего, что уже случилось. Но у нее уже был готов ответ. - Нет, любимый. Я не верю в это. Высокий Лорд Кевин создавал свои Заветы в то время, когда его мудрость не была еще затуманена отчаянием. В них нет влияния Ядовитого Клыка. Возможно, Сила Повелевания и опасна, но сама она не несет в себе злобы. Ее предположение не убедило его. Но у него не было мужества спорить с ней. Эхо здесь многоголосо подчеркивало даже ничего не значащие слова. Он сидел, угрюмо разглядывая свои ноги, и безудержно чесал свое обручальное кольцо. Когда эхо ее голоса стихло - когда лодка, плавно скользя, остановилась - он почувствовал, что потерял шанс на откровенность. Какое-то время не прозвучал ни один голос чтобы двигать лодку. Кавинант и Елена сидели в тишине, изучая свои собственные мысли. Но потом Елена заговорила снова. Мягко, почтительно она стала декламировать слова "Стенаний Лорда Кевина". Лодка снова плавно поплыла вперед. Вскоре судно миновало последний ряд колонн, и Кавинант вдруг стал изумленно всматриваться в открывшийся им высокий, сверкающий, безмолвствующий водопад. Его верхний край исчезал в тени потолка пещеры, но стремительные потоки, лившиеся бесшумно вниз, дробили поверхность, освещенную ровным скальным светом, на тысячи ярких бликов, так что водопад напоминал каскад пылающих дорогих красных самоцветов. Лодка спокойно плыла, ведомая речитативом Елены, к скалам возле одной из сторон водопада, и плавно скользнула к берегу. Амок выпрыгнул из лодки и стал ждать своих спутников возле края озера Земного Корня, но они какое-то время не следовали за ним. Они сидели, очарованные блеском и величием водопада. - Идем дальше, Высокий Лорд, - сказал юноша. - Седьмой Завет близко. Я должен довести свое бытие до конца. - Его тон соответствовал необыкновенной серьезности его лица. Елена слабо покачала головой, как бы вспоминая о своих недостатках, усталости и отсутствии знаний. И Кавинант прикрыл глаза от приводящих его в замешательство бесшумности и сверкания водопада. Затем Морин сошел на берег, и Елена со вздохом последовала за ним. Охватив планширы обеими руками, Кавинант выкарабкался из лодки. Когда Баннор присоединился к ним, компания Высокого Лорда оказалась на берегу в полном составе. Амок выглядел теперь более рассудительным. Он казался повзрослевшим за время путешествия на лодке. Лицо его светилось радостью. Его губы шевелились, будто он хотел что-то сказать. Но он ничего не говорил, а лишь бросал короткие взгляды на каждого из своих спутников. Затем повернулся и странно тяжелой походкой пошел по направлению к водопаду. Достигнув первых мокрых утесов, он вскарабкался на них и вступил в водопад. С широко расставленными ногами, противостоя весу падающей воды, он посмотрел на своих друзей. - Не бойтесь, - сказал он из-под безмолвия стремительного потока. - Это всего лишь хорошо вам знакомая вода. Могущество Земного Корня происходит из другого источника. Пойдемте. - С манящим жестом он исчез под водопадом.
в начало наверх
Елена при этом стала суровой. Близость Седьмого Завета наполнила ее лицо. Отметя в сторону усталость, она торопилась за Морином к водопаду. Кавинант двинулся следом за ней. Разочарованный, утомленный, полный непонятного страха, он тем не менее не мог сейчас робеть. Когда Елена прошла через поток падающей воды и исчезла из виду, он перелез через нагромождение каменных глыб и начал пробираться к водопаду. Водяные брызги ударили ему в лицо. Мокрая каменная поверхность была слишком скользкой для него. Он продвигался с трудом, но отказался от помощи Баннора. Сдерживая дыхание, он вступил в падающую воду, как если бы это была лавина. Это привело его почти в смятение, как бы придавило весом всех его иллюзий. Но он смог противостоять этому: когда водопад промочил его насквозь, заполнил его глаза, рот, уши - он почувствовал прилив энергии. Это было подобно невольному омовению, очищению, совершенному как последнее необходимое условие достижения Силы Повелевания. Его очистило его так, словно бы пыталось вымыть его скелет. Но воде не удалось смыть с него ощущение нечистоты. Она играла на его обнаженных нервах, но ей не удалось счистить с него чувство собственной непригодности. Мгновение спустя он медленно двигался в сырой тьме за водопадом. Дрожа, он мотал головой, вытряхивая воду из ушей и изо рта. Руки подсказали ему, что он был на ровной каменной поверхности, но камень казался странным, одновременно холодным и скользким, будто что-то не давало его ладоням войти в соприкосновение с ним. Он не видел ничего, не слышал ни шарканья ног, ни шепота спутников. Но его обоняние реагировало очень сильно. Он почувствовал, что воздух вокруг него настолько наполнен силой, что это выметало память о всех остальных запахах из его жизни. Это душило словно зловоние гангрены, жгло словно вонь серы, но не имело сходства ни с этими, ни с какими-либо другими запахами, которые он знал. Это было подобно гладкому безмятежному пространству Земного Корня, подобно безмерности освещенной скальным светом каверны, подобно беззвучности темной силы водопада, подобно пересмешнику-эху, подобно бессмертной неизменности Меленкурион Скайвейр. Этот запах отрицал осознание бренности человеческой жизни. Это был запах Земной Силы. Он не смог больше держаться на ногах, опустился на колени, уперся лбом в холодный камень и обнял руками сзади шею. Затем он услышал низкий гул. Это Елена осветила окружающее Посохом Закона. Он медленно поднял голову. От колючести воздуха его глаза наполнились слезами, но он все же, мигая и щурясь, осмотрелся. Он находился в туннеле, уходящем в сторону от водопада. Посреди него протекал маленький ручеек, шириной менее ярда. Даже в голубом свете Посоха этот поток был таким же красным, как свежая кровь. Он-то и был источником запаха - источником опасного могущества Земного Корня. Он мог видеть его концентрированную силу, власть. Перебирая ногами, он стал карабкаться выше, к стене туннеля, желая отойти как можно дальше от ручья, но его ноги скользили по черному каменному полу словно по льду. Он с трудом удерживал равновесие, но все же достиг стены, прислонился к ней. Затем посмотрел на Елену. Ее взгляд был восторженным, словно от воодушевления у нее перехватило дыхание. Чувство восхищения, ликование наполняло ее лицо, и она казалась выше, увеличилась в росте. То, как она держала Посох Закона - как будто пламя Посоха поддерживалось за счет ее внутреннего огня, - напоминало апофеоз победы. Она смотрела как жрица, предписывающая почитать и выполнять ритуалы, исполненные оккультным могуществом силы. Странная двойственность ее направленного в никуда взгляда была вытеснена экзальтацией и дикими потенциальными возможностями. Все это заставило Кавинанта забыть про едкость насыщенного могуществом воздуха, забыть слезы, текущие из его глаз, и двинуться вперед предупредить ее. Но в то же мгновение ноги перестали держать его, и он судорожно старался сохранить равновесие. До того как он смог восстановить устойчивость, он услышал, как Амок сказал: - Иди сюда. Конец уже близок. - Речь юноши звучала подобно призыву к смерти, и Высокий Лорд Елена начала спускаться по туннелю в ответ на его зов. Кавинант быстро осмотрелся вокруг, нашел Баннора за своей спиной. Он схватил его за руку, как бы намереваясь потребовать: "Останови ее! Разве ты не видишь, что она собирается сделать?" Но не сказал этого: он заключил сделку. Вместо этого он поспешил вслед за Еленой. Он не щадил своих ног. Его ботинки скользили, пробуксовывая, по камню; он казалось потерял чувство равновесия, но все же упорно карабкался вперед. Большим усилием воли он обуздал свое стремление рваться вперед быстрее, чтобы держаться на ногах более уверенно. В результате он добился некоторого контроля над своими движениями, не отставая при этом от Высокого Лорда. Но он не мог поймать ее. И не мог видеть, куда она шла; продвижение требовало слишком большей концентрации усилий. Он не поднимал глаз до тех пор, пока становящийся все более густым запах не пересилил его, заставив опуститься снова на колени. Слезы заполнили глаза так обильно, что они оказались совершенно затуманены, лишены фокуса. Густота этого запаха сказала ему, что они достигли источника красного ручья. Несмотря на слезы, он мог видеть растекающееся пламя посоха Елены. Он выжал воду из своих глаз и смог на мгновение увидеть, что же его окружало. Он стоял позади Елены в широкой пещере в конце туннеля. Перед ним была черная, похожая на срез рудной жилы наклонная мокрая скальная поверхность. Вся эта поверхность мерцала, испускаемое ею слабое сияние искажало визуальное восприятие, создавая впечатление, что он находится в мираже, лишало уверенности в прочности существующей материи. Она казалась ему пористой мембраной в основании времени и космоса. Сверху донизу по всей поверхности этой мембраны выделялась кровавого цвета жидкость, скапливалась в желобке и текла отсюда по центру туннеля. - Созерцайте, - спокойно сказал Амок. - Созерцайте Земную Кровь. Здесь я выполню свое предназначение. Я - часть Седьмого Завета Учения Высокого Лорда Кевина. Сила Повелевания, к которой я - путь и дверь, здесь. - Когда он говорил это, его голос становился более глубоким и густым, становясь как бы старше. Бремя многих прожитых лет стало давить ему на плечи. Когда он продолжил, казалось, он осуждал необходимость такой спешки, необходимость быстрее сказать все до полного исчезновения его иммунитета ко времени. - Высокий Лорд, слушайте меня внимательно. Воздух этого места освобождает меня от этого бремени. Сейчас я должен исполнить свое предназначение. - Тогда говори дальше, Амок, - ответила она, - я слушаю тебя. - Ах, слушаешь, - сказал Амок с печалью, унылым тоном, так, будто бы ее ответ вверг его в мечтательность. - Разве не для того только нужен зачастую хороший слух, чтобы выслушивать глупости? - Затем, как бы напоминая себе, он сказал строгим тоном: - Но все же слушай, хорошо это или плохо. Я всего лишь подчиняюсь закону моего создания. Мой создатель не предусмотрел для меня более ничего. Высокий Лорд, созерцайте Земную Кровь. Это пламенная и многосущностная сукровица каменного основания гор, сосредоточие Земной Силы, которая поднимает и удерживает высокие вершины. Сама земля кровоточит здесь - быть может потому, что великий вес Меленкурион Скайвейр выжимает здесь кровь из скал - или быть может потому, что горы готовы раскрыть кровь своего сердца каждому, кто настолько нуждается в ней, что может найти ее. Какова бы ни была причина - результат перед вами. Любая душа, испробовавшая Земной Крови, обретает Силу Повелевания. Он спокойно встретил ее настойчивый пристальный взгляд и продолжил: - Сила эта - уникальная и могущественная, и потому полная опасностей. Будучи обретенной от Крови, она должна использоваться быстро, ибо даже наименьшее ее количество разрушит испившего Крови. Никто не способен выдержать больше, чем один глоток - лишь бессмертные мускулы и кости могут вытерпеть больше, чем один глоток Крови. Это слишком необыкновенная жидкость, чтобы какая-либо плоть могла сохранять ее. Но все же эти опасности не объясняют почему Высокий Лорд Кевин сам не попытался обрести Силу Повелевания. Эта Сила способна исполнить почти любое пожелание - можно все что угодно повелеть камню и равнинам, и траве, и лесу, и воде, и самой жизни, и это повеления будет исполнено. Если кто-либо, испивший Земной Крови, скажет Меленкурион Скайвейр "раскрошись и упади" - великие вершины тут же исполнят это. Если кто-либо испивший скажет Огненным Львам горы Грома: "Покиньте ваши голые склоны, нападите и превратите Риджек Тоум в пустыню" - они будут стараться изо всех сил. Эта Сила может добиться всего, что лежит в пределах возможности повелевания. Но все же Высокий Лорд Кевин не решился воспользоваться этим. Я не знаю всех тех причин, скрывавшихся в его сердце, когда он избрал не пользоваться Земной Кровью, не испытывать такой путь, но я должен объяснить глубокие опасности использования Силы Повелевания. Пока Амок говорил, голос его становился все более пустым и безжизненным, и Кавинант слушал его с отчаянием, так, будто держался за что-то сырое, необработанное, повредил пальцы об острые края слов Амока. Тепло стучало в его висках, слезы подобно ручьям огня бежали безостановочно вниз по мокрым щекам. Он чувствовал, что его удушает запах Земной Крови. Его кольцо страшно чесалось. Он не мог сохранять равновесие, опора постоянно утекала из-под его ног. И даже все его восприятия ушли при этом куда-то. Истощившиеся чувства напрягались так, будто из последних сил удерживали свои головы над водой. Пока Амок говорил о глубоких опасностях, Кавинанта встревожило что-то новое, появившееся в пещере. Сквозь густой запах Крови он начал обонять что-то неправильное, болезненное. Оно коварно просачивалось сквозь всепоглощающий запах, будто отклоненный вызов, который, казалось, все же достиг цели, несмотря на огромную силу, ему противостоящую, который принижал, предавал. Но он не мог определить его источник. Либо Сила Повелевания сама была в некотором роде лжива, либо что-то неправильное было в другом месте и медленно просачивалось через плотный воздух. Он не мог определить, что же именно. Никто более не заметил трудноуловимую вонь зла. Чуть погодя, утомленный паузой, Амок продолжил свои объяснения. - Первая из опасностей - первая, но может быть не самая главная - это одно великое ограничение этой Силы. Оно заключается в том, что влияние Земной Силы не распространяется на что-либо, не относящееся к естественным последствиям творения Земли. Таким образом, невозможно повелеть Презирающему прекратить завоевания. Невозможно повелеть ему умереть. Он жил до создания Арки Времени - Земная Сила не способна управлять им. Уже одно это возможно предостерегало Кевина от использования Земной Крови. Может быть он не пил Крови потому, что он не мог понять, как составить Повеление, направленное против Презирающего. Но это другая острая опасность. В этом месте любая отважная душа, испившая Земной Крови, обретает силу Повелевания. Но не каждый может предвидеть получаемый от его повеления результат. Когда такая безмерная сила используется бездумно, любое распоряжение может обратиться и против приказавшего. Если испивший отдаст Повеление разрушить Камень Иллеарт, возможно, что зло Камня уцелеет и разольется, отравляя, по всей Стране. Испивший Земной Крови, если он не пророк, рискует добиться цели, прямо противоположной той, к которой он стремился. Здесь есть такие возможности для Осквернения, которые даже Высокий Лорд Кевин в своем отчаянии оставил дремать непотревоженными. Зловоние неправды все сильнее раздражало ноздри Кавинанта, но он не мог опознать его источник. Он не мог сосредоточиться на этом; его волновал другой вопрос, который он лихорадочно хотел задать Амоку, но душная атмосфера мешала его горлу, душила его. Пока Кавинант справлялся со своим дыханием, что-то случилось с Амоком. Во время этой речи тон его становился все глуше и слабее. И сейчас, во время паузы после его последнего предложения, он неожиданно пошатнулся, как будто сломались какие-то внутренние распорки. Пошатнувшись, он сделал шаг по направлению к желобу с Земной Кровью. Но через мгновение он снова встал прямо, подняв свою голову. Взглядом, полным страха, страдания и гнева, он осмотрелся; смертная тоска и мука были в этом взгляде, как будто он предощущал свою близкую кончину. Нежную плоть его щек разъело, серость пробежала по его волосам. Будто сухая губка, он впитывал свою природную меру своих лет. Когда он снова начал говорить, голос его был слабым и пустым. - Я больше не в состоянии говорить. Мое время истекло. Прощай, Высокий Лорд. Не предавай Страну. Кавинант смог наконец конвульсивно задать свой вопрос: - А как же насчет Белого Золота? Амок ответил словно через великую бездну веков: - Белое Золото существовало до Арки Времени. На него не распространяется Сила Повелевания. Еще одно внутреннее сотрясение встряхнуло его, он судорожными движениями направился к желобу. - Помоги ему, - простонал Кавинант, но Елена только подняла Посох Закона в немом пламенном приветствии. Преодолевая старческий паралич, Амок с трудом заставил себя выпрямиться. Слезы бежали по морщинам на его щеках, когда он поднял голову по направлению к своду пещеры и закричал вселяющим ужас голосом: - О, Кевин! Жизнь сладка, а я жил так недолго! Неужели я должен
в начало наверх
умереть? Третье сотрясение заставило его вздрогнуть, будто это был ответ на его обращение. Он споткнулся так, будто его кости падали отдельно от тела, и упал в желоб. В один момент Земная Кровь растворила его тело, и он исчез. Кавинант беспомощно простонал: - Амок! - Сквозь туман своих бесполезных слез он глядел на красный текущий ручеек Земной Крови. Зыбкость передавалась ему от камня, наполняла его мускулы подобием головокружения. Он потерял ощущение реальности, не понимал, где сейчас находится. Усилием воли он вывел себя из этого состояния и схватился за плечо Елены. Ее плечо было жестким и сильным, полным непреклонной целеустремленности - это чувствовалось сквозь ткань мантии, прикрывающей ее обнаженное тело. Она вся была пропитана возбуждением, он почувствовал при прикосновении ее напряжение. Это напугало его. Несмотря на головокружение, охватившее его, он определил источник, источавший болезненность. Это зло было в самой Елене, в Высоком Лорде. Она, казалось, не сознавала этого. В ее тоне слышалось только сдерживаемое возбуждение. Она сказала: - Амок покинул нас - цель его создания выполнена. Теперь не следует задерживаться. Ради всей Страны, я должна испить и обрести Силу Повелевания. - На слух Кавинанта, это было произнесено с холодной решимостью, как вызванное нуждами, обязанностями и намерениями, которым она собиралась соответствовать. Такое воплощение ее стремлений, подобно мокрой руке, схватившей сзади за шею, принудило его подняться с колен. Когда она двинулась к желобу с Кровью, он почувствовал, что она рвет его последнюю защиту. "Елена!" - безмолвно завыл он. - "Елена!" Этот его крик был криком унижения. На мгновение колени его подкосились, а в сознании пронеслись мрачные видения. Он головокружительно увидел все те причины, по которым он был сейчас ответственным за Елену - все те способы, которыми он заставил ее быть такой, какой она сейчас была. Его двуличность была главной причиной - его жестокость, его никчемность, его собственные нужды. И он вспомнил апокалиптичность, скрытую в ее взгляде. Это было зло. Все это заставило его вздрогнуть от боли. Он видел ее сквозь туман своих слез. Когда он увидел ее нагнувшейся к желобу, все в нем всколыхнулось в протесте неповиновения этим гладким скалам, и он хрипло закричал: - Елена! Нет! Не делай этого! Высокий Лорд замерла. Но она не повернулась и не выпрямилась. Вся напряженность ее спины сосредоточилась на одном вопросе: - Почему? - Ты не видишь этого? - он задыхался. - Все это - какой-то заговор Фаула. Нами управляют - тобой управляют. Сейчас произойдет что-то ужасное. Какое-то время она оставалась безмолвной. Он молчаливо стонал при этом. Затем тоном, полным осуждения, она произнесла. - Я не могу отвергнуть свое служение Стране. Меня предостерегали об этом. Но даже если это хитрейшая уловка Ядовитого Клыка чтобы поразить нас, то для нас лучшим выбором было бы все же воспользоваться этой возможностью. Я не боюсь соизмерить свою волю с его. И я обладаю Посохом Закона. Ты же понимаешь, что этот Посох не годится для его рук. Он не допустил бы его захвата нами, если бы Посох хоть как-то мог пригодиться ему. Нет. Посох служит мне оправданием. Лорд Фаул не мог бы обмануть мое восприятие. - Твое восприятие? - Кавинант протянул руки в мольбе к ней. - Неужели ты не чувствуешь этого? Ты не видишь, откуда это? Это от меня - от той злобной сделки, которую я заключил с ранихинами. Сделки, которая потерпела неудачу, Елена! - Однако это показывает, что ты совершил сделку лучше, чем думаешь. Ранихины сдержали свои обещания. Они дали больше, чем ты мог предвидеть или попросить. - Ее ответ, казалось, встал ему поперек горла, и в наступившей тишине она сказала: - Что? Это переубедило тебя, Неверящий? Без твоей помощи мы бы не добрались до этого места. На Расколотой Скале ты оказал мне бесценную помощь, хотя мой собственный гнев подвергал тебя опасности. Однако сейчас ты задерживаешь меня. Томас Кавинант, ты не должен быть так малодушен. - Малодушен? Адский огонь! Я чертовски труслив. - Что-то от его ярости возвратилось к нему, и он прошипел сквозь пот и слезы, которые текли на его губы: - Все прокаженные - трусы. Мы все таковы. Наконец она повернулась к нему, уставилась на него пылающим взглядом. Сила этого взгляда превышала его слабую устойчивость, и он растянулся на камне. Но он заставил себя подняться снова. Сдерживая свой страх, ради нее же самой, он отважился противостоять ее силе. Он неустойчиво встал перед ней и, предавая самого себя, окунулся в саморазоблачение. - Управляют, Елена, - проскрежетал он. - Я говорил, что тобой управляют. Ты понимаешь, что это означает? Управлять - значит использовать людей. Принуждать их служить тем целям, которые сами они не избрали бы. Тобой управляли. Не Фаул - я! Я управлял тобой, использовал тебя. Я говорил тебе, что заключил еще одну сделку, но не сказал, какой она была. Я использую тебя, чтобы снять с себя ответственность. Я обещал себе, что буду делать все возможное, чтобы помочь тебе найти этот Завет, но в то же время я обещал себе, что буду делать все возможное, чтобы заставить тебя взять на себя мою ответственность. Я наблюдал за тобой и помогал тебе, чтобы когда мы наконец окажемся здесь, ты поступила именно так - вступила в противоборство с Фаулом без думы о том, что же ты на самом деле делаешь - чтобы все то, что случится потом в Стране, было только твоей виной, а не моей. Таким образом, я мог избавиться своего противоречия. Проклятие, Елена! Ты слышишь меня? Все это может быть на руку только Фаулу! Она, казалось, слышала только часть из того, что он говорил. Направив свой ожесточенный взгляд прямо в него, она сказала: - Было ли когда-либо время, когда ты любил меня? В агонии протеста он почти прокричал: - Конечно я любил тебя! - Потом овладел собой, вложил всю свою силу в обращение, призыв: - Раньше я никогда и не думал о том, чтобы использовать тебя - до тех пор, пока мы не пересекли оползень. Именно тогда я понял, что ты способна и на дурное. Я любил тебя до этого. Я люблю тебя сейчас! Я, конечно же, бессовестный ублюдок, я использовал тебя, но теперь - все. Сейчас я сожалею об этом. - Всей оставшейся силой своего голоса он упрашивал ее: - Елена, пожалуйста, не пей этого. Забудь о Силе Повелевания и возвратись в Ревлстон. Позволь Совету решить, что делать со всем этим. Но то, как она отвела свой взгляд от его лица, обжигая им стены пещеры, сказало ему, что он не смог убедить ее. Когда она заговорила, она только подтвердила его провал. - Я стану недостойна быть Лордом, если окажусь не в состоянии действовать сейчас. Амок предложил нам Седьмой Завет потому, что понимал, что крайняя необходимость Страны превосходит условия его создания. Ядовитый Клык сейчас в Стране - и ведет войну. Сейчас Страна, и жизнь, и все живое подвергается опасности. Пока какая-то сила или оружие находятся в пределах моих возможностей - я не упущу этого! Ее голос смягчился, когда она добавила: - И если ты любишь меня, то как я могу отказаться бороться за твое избавление? Вовсе не требовалось держать эту сделку в секрете. Я люблю тебя. Я хочу спасти тебя. Твоя нужда только усиливает необходимость моих действий. Повернувшись снова к желобу, она подняла горящий Посох высоко над своей головой и выкрикнула словно боевой клич: - Меленкурион абафа! Сам Завет не может быть источником зла, Ядовитый Клык. Я иду, чтобы сокрушить тебя. Затем она склонилась к Земной Крови. Кавинант безумно бросился к ней, но ноги снова не удержали его, и он упал. Она опустила голову к желобу. Он крикнул: - Это плохой ответ! А как же твоя клятва Мира? Но крик его не проник за барьер ее экзальтации. Без колебаний она набрала в рот немного Крови и проглотила ее. Затем она медленно выпрямилась и стояла прямо и непреклонно, как будто была одержимой. Она начала разбухать, увеличиваться, подобно надувающейся статуе. Огонь Посоха пробежал по дереву к ее рукам. В одно мгновение ее руки вспыхнули голубым пламенем. - Елена, - Кавинант пополз к ней, но могущество ее потрескивающего пламени отбросило его назад подобно крепкому ветру. Он вытер слезы с глаз, чтобы они видели более ясно. Внутри ореола охватившего всю ее огня она была невредимой и свирепой. Пока пламя полыхало вокруг нее, обволакивая ее с головы до ног огненным саваном, она подняла руки, обратила вверх лицо. Один напряженный момент она стояла недвижно, пойманная пожарищем. Потом заговорила, так, как если бы слова произносило пламя. - Я вызываю тебя! Я испробовала Земной Крови! Ты должен подчиниться моей воле. Стены смерти не должны быть помехой. Кевин, сын Лорика! Я вызываю тебя! "Нет!" - вопил Кавинант. - "Нет!" Но даже его внутренний крик был смыт великим голосом, который дрожал и стонал в воздухе так сильно, что он, казалось, слышал его не ушами, но всей поверхностью своего тела. - Дура! Прекрати! - страдание волнами боли лилось из его голоса. - Не делай этого. - Кевин! Слушай меня! - прокричала Елена изменившимся голосом. - Ты не можешь отказаться! Земная Кровь принудит тебя. Я избрала тебя исполнить мое Повеление. Кевин, я вызываю тебя! Великий голос повторил: - Дура! Ты не знаешь, что ты творишь! Затем в одно мгновение атмосфера пещеры сильно изменилась, будто в нее открылась могила. Судороги агонии прокатились по воздуху. Кавинант вздрагивал от каждой ее волны. Он обнаружил, что стоит на коленях и смотрит вверх. Бледные очертания призрака Кевина Расточителя Страны проступали за Еленой. Сравнению с ним принижало ее, как принижало и саму пещеру. Согнувшийся и выглядевший опустошенным, он скорее проступал через камень, чем был целиком внутри пещеры. Он возвышался над Еленой так, будто был частью этих скал. Рот его был похож на гильотину, глаза полны силы осквернения, а на его лбу была повязка, закрывавшая, казалось, какую-то смертельную рану. - Освободи меня, - простонал он. - Я и так совершил уже довольно вреда для одной души. - Тогда послужи мне, - крикнула она в исступлении. - Я даю тебе Повеление, чтобы избавиться от этого вреда. Ты - Кевин, сын Лорика, опустошитель Страны. Тебе знакомо отчаяние этих подонков - ты испробовал полную чашу желчи. У тебя есть знание и сила, которые не даны ни одному из живущих. Высокий Лорд Кевин, я Повелеваю тебе сражать