UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Эдмонд ГАМИЛЬТОН

   ЗВЕЗДНЫЕ СКИТАЛЬЦЫ




 1

Вокруг темной звезды вращалось только три планеты.  В  дни  расцвета,
возможно, их было больше, но если и так, то след их уже давно затерялся  в
туманности прошлого.
Небольшая флотилия из четырех  тяжелых,  громоздких  звездолетов  уже
побывала на двух из них. Сейчас  они  висели  над  последней,  внутренней,
ожидая сообщения с разведывательной ракеты.
Долго ждать не пришлось.
В рубке "Большой надежды" прозвучал донесшийся  из  динамика  слабый,
неясный голос Сэма Флетчера:
- Здесь на плато неплохая посадочная площадка, практически ровная.
- Послушайте, - сказал Гарри Экс, наклоняясь к микрофону, - наплевать
мне, ровная она или нет. Я хочу знать, стоит ли туда вообще садиться. Мы и
так потеряли чертовски много времени на те два больших шатуна, и  все  без
толку. Гарри Экс был широкоплечим коротышкой, с животиком, нависавшим  над
поясом. Комбинезон на нем был мятый и  грязный,  щеки  давно  нуждались  в
бритве, а маленькие волосатые руки не были чисты с тех пор, как  последний
раз их пыталась отскрести мать.
Он был владельцем "Большой надежды" и через родню имел акции  на  три
других корабля. Это делало его влиятельным, но не богатым.
- Говорите, Флетч, - прохрипел он. - Что вы  там  видите?  Есть  хоть
что-нибудь?
- Все разрушено, -  сказал  отдаленный  голос  Флетчера,  -  на  всей
планете. Я бы сказал - дистрофия.
- Что там есть?
- Темнота. Ничего, кроме темноты, на мили вглубь.
- Флетч, вы трезвы?
- Трезв?
- Да, вы трезвы?
- Я? - переспросил Флетчер и расхохотался.
Гарри Экс сжал кулаки и тяжело задышал.
- Ну, хорошо, хорошо. Можете вы мне, по крайней мере,  сказать,  есть
там что-нибудь стоящее или нет?
- На плато какие-то формации. Квадратные,  геометрически  правильные,
насколько можно судить по тому, что осталось от них. Похоже, они вделаны в
скалы.
- Да? - внезапно заинтересованно спросил Экс.
- Да. И они большие. Судя по звуку пробы, они  похожи  на  металл.  Я
покажу вам направление.
- Хорошо. Еще, Флетч... Послушайте, Флетч, не пейте больше,  пока  мы
не приземлимся. Флетч...
Молчание.
Экс обернулся и вышвырнул брата своей жены из пилотского кресла.
- Я велел тебе присмотреть, чтобы  он  не  пронес  с  собой  бутылки.
Знаешь, что с тобой, Джо? Тебе слишком наплевать на свою жизнь,  вот  что.
Джо Лиди стоял и тер подбородок. Он был тощим высоким блондином  с  копной
волос, торчащих во все стороны.
- Я обыскал его, Гарри, - осторожно сказал он.  -  Но  ты  же  знаешь
Флетча. Он слишком умен, когда речь заходит о бутылке.
- Он слишком умен для вас обоих, вот в чем беда,  -  раздался  позади
них женский голос. - Пьяный или трезвый, все равно.
Она вышла из дверей кают-компании,  следующего  от  рубки  помещения.
Тяжелая дверь за ее спиной осталась открытой,  оттуда  послышался  веселый
гам детских голосов и донесся запах  готовящейся  еды.  Это  была  молодая
женщина с пухлыми чувственными губами  и  длинными  золотистыми  волосами,
спадающими на плечи. Она гордилась своими волосами. Гордилась она  и  всем
остальным.  На  ней  был  легкие   комбинезон,   местами   распахнутый   и
незастегнутый, так что  она  умудрялась  выглядеть  совершенно  обнаженной
несмотря на то, что была одета с головы до ног.
- Какого черта тебе здесь надо? - спросил Гарри Экс.
- Ты слишком хорошо умеешь драться,  -  сказала  она,  с  отвращением
взглянула на своего брата и добавила: - Почему  ты  никогда  не  дашь  ему
сдачи, Джо?
Джо пожал плечами и рассудительно сказал:
- Не хочу, чтобы мне сломали шею, вот почему.
Он отошел в сторону и уселся за рацию.
- Мы пойдем на посадку? - спросила Люси.
- Идиотский вопрос, - ответил Гарри Экс. - Что, по-твоему, мы делаем?
- Откуда я знаю? - сказала Люси. - Ты хочешь, чтобы мы  слышали  тебя
сквозь стены? В конце концов, это твои дети,  не  мои.  Если  раздавят  их
маленькие головки, тебе будет хуже, чем мне.
Она громко хлопнула дверью и пошла помогать  жене  Джо  укладывать  и
пристегивать детей в противоперегрузочных гамаках.


Далеко внизу, между черным, простреленным звездами небом и еще  более
черным миром, парила разведывательная ракета Сэма Флетчера. Он вглядывался
в эти солнца, желтые и  голубые,  сверкающие  группами  и  в  одиночку  на
галактической дороге, которая никогда не меняется и  никогда  не  остается
одной и той же. Он взглянул на мертвое солнце,  рядом  с  ним  -  огромный
круг, затмевающий звезды и светящийся призрачным светом.  Он  взглянул  на
мир, лежащий внизу.
Он удивился уже не в первый раз: что мы делаем здесь? Зачем мы вообще
покидаем Землю, мы, маленькие комочки плоти и крови,  что  за  сумасшедшее
желание ведет нас к звездам, звездам, которым мы  не  нужны,  которые  нас
убивают? Был ли  хоть  один  землянин  счастлив,  по-настоящему  счастлив,
покидая свой безопасный мир? Был ли я счастлив?
Но думать об этом не имело смысла.  Давным-давно  люди  Земли  начали
скитаться от звезды к  звезде,  и  было  ли  это  безболезненно  или  даже
приносило боль, они не могли повернуть обратно.  И  он  не  мог  повернуть
обратно.
- Но со мной все в порядке, - вслух сказал Флетчер.
Он выключил микрофон, чтобы его никто не мог услышать.
- Я лечу на разведывательной ракете, сейчас спущусь и ни о чем больше
не собираюсь думать.
Он вынул из тайника небольшую пластиковую бутылку и приложился к ней.
Под ним, в холодной темноте, лежало плато. Оно было недалеко от расщелины,
но не слишком близко.
Посадка прошла легко.
На глаза Флетчера навернулись слезы.
- Будет ли когда-нибудь этому конец? - спросил он, неизвестно к  кому
обращаясь. - Неужели мне так и придется бороться с самим  собой  до  самой
смерти?
Ему никто не ответил.
Он  опять  выпил.  Через  минуту  его  руки  твердо  легли  на  пульт
управления. Он включил  микрофон  и  очень  медленно  и  внимательно  стал
называть свои координаты.
Четыре корабля один за  другим  ринулись  со  своей  орбиты  вниз,  к
темному плато.
Был либо полдень, либо сумрачный  день.  Мертвое  солнце  висело  над
головой - большая круглая дыра в небе, на котором не было звезд. У  планет
была луна, тоже темная, но  мерцающая  отраженным  светом  далеких  солнц.
Корабли опустились на плато по кругу.  Из  них  выбежали  большие  машины,
которые тут же  принялись  резать  и  кромсать  массивные  стены  каких-то
зданий, прорезая огнями безвоздушную тьму.
- Это заставляет  немного  призадуматься,  правда?  -  сказала  Люси,
выглядывая из иллюминатора.
Она переоделась в другом комбинезон,  только  что  выстиранный  и  не
такой  прозрачный.  Ее  волосы  были  перевязаны  лентой,  она   двигалась
уверенной, плавной, отработанной походкой, как бы не обращая  внимания  на
Флетчера. В углу жена Джо укачивала своего маленького, чему-то таинственно
улыбаясь.
- О чем вы? - спросил Флетчер.
Он сидел за столом, методично  накачиваясь  виски.  Он  имел  на  это
право. Двадцать четыре часа подряд он управлял  разведывательной  ракетой,
отыскивая большим кораблям место для посадки.
- Как о чем? - переспросила Люси. - О зданиях, конечно. Гарри сказал,
что они, судя по  фундаменту,  были  по  нескольку  миль  длиной  и  очень
высокие, чуть ли  не  со  скалу.  -  Она  торжественно  тряхнула  головой,
откидывая длинный хвост волос за спину. - Разве не интересно, что за  люди
построили их и как они жили?
Флетчер что-то пробурчал.
- Я хотела сказать, - продолжала Люси, отходя от иллюминатора, -  что
это заставляет думать о времени, о жизни и смерти... о настоящих вещах.  -
Она уселась за стол напротив Флетчера.  -  А  вы  когда-нибудь  думаете  о
чем-нибудь, Сэм, - спросила она, - кроме виски?
Он непонимающе, но с удивлением взглянул на нее.
- Вы имеете в виду, о жене Гарри Экса, например? - Он  ухмыльнулся  и
качнул головой. - Ответ: и да, и нет. Я думаю о ней, да. Но  я  не  думаю,
что она хочет, чтобы я о ней думал, нет.
Выражение ее лица изменилось, она резко спросила:
- Что вы, собственно говоря, имеете в виду?
- Вы приятная женщина, Люси. И  по  существу,  вы  не  хотите  ничего
плохого. Вам просто хочется, чтобы мужчина падал в обморок при одной вашем
виде. - Он налил себе еще рюмку и медленно выпил, продолжая ей  улыбаться.
- Вы хотите, чтобы я мучился, потому что вы принадлежите  Гарри,  и  я  не
могу иметь вас.
- Он небрежно махнул рукой. - Ну-ну, только  не  я.  Но  знаете  что,
Люси?  Другой  парень  может  на  это  пойти,  и  тогда  у  вас  с   Гарри
действительно будут крупные неприятности. Так что лучше будьте осторожнее.
Лицо Люси покраснело, глаза сверкали.
- Чем это вы отличаетесь от других, вы, пьянчуга?! - воскликнула она.
- И я кое-что скажу вам, мистер. Вы мне не нужны и за...
- Чем я отличаюсь от других? - сказал Флетчер, поднимаясь. - Я мертв.
Разве вы этого не знали? Уже целых семь... нет, девять лет.  Быстро  летит
время. - Он взял со стола бутылку. - Пока.
- Можете быть даже трупом,  -  сказала  Люси,  -  настолько  мне  это
безразлично.
- И быть по сему, - ответил Флетчер. - Я подарю вам  поцелуй  в  знак
мира и дружбы.
Он наклонился, целомудренно  поцеловал  ее  в  лоб  и  вышел,  громко
смеясь. Люси грохнула кулаком по столу.
- Кого он из себя корчит? - вскричала она. - Я так его ненавижу...
- Тсс, - прошептала жена Джо, - ребенок спит.
Но она наклонила  голову,  чтобы  спрятать  лицо,  ее  тяжелые  плечи
дрожали. Сэм Флетчер шел по коридору, направляясь к своей  койке  в  самом
углу большой комнаты. По пути он прошел  мимо  выходной  камеры.  Наружная
дверь была закрыта, на ней горела красная лампочка, указывая,  что  вторая
дверь открыта.
Он остановился,  покачнувшись:  высокий,  худой,  но  мускулистый,  с
резкими чертами лица и впадинами под скулами, с густыми черными  волосами,
в которых прибивалась седина. У него были голубые  глаза,  сейчас  немного
затуманенные алкоголем,  но  сверкавшие  из-под  тяжелых  бровей.  Секунду
поколебавшись, он поставил бутылку на пол и наклонился к глазку телескопа,
вделанного в дверь выходной камеры.
Телескоп давал картину всего,  что  находилось  за  стенами  корабля.
Справа и немного сзади Флетчер видел ломаные линии стены и... Бог мой, это
действительно заставляло задуматься. Сколько они уже простояли здесь и как
выглядел этот мир, когда они были новыми? Роботы коверкали  и  резали  их:
быстро, жадно, в поисках металла - неизвестно, как сюда попавшего,  с  бог
знает какой молекулярной структурой и, возможно, стоившего целое состояние
- вгрызались в безвременную скалу и такие же не имеющие  возраста  здания.
Завтра придется выйти и работать наравне со всеми, и они не будут отдыхать
до тех пор, пока последняя крупица трофеев не заполнит корабельные трюмы.
В документации эти корабли так и назывались: "Охотники за  трофеями".
Мусорщиком и то было лучше работать. Они использовали любой шанс, подбирая
все, что угодно, на  далеких  галактических  пляжах,  и  затем  продавали.
Неважно, что: потерпевшие аварию звездолеты, мумии мертвых и всеми забытых
королей, следы, оставленные  чужими  цивилизациями  -  затерянные  остатки
прошлых дней и чужих мечтаний.
Всякий хлам.
Флетчер взглянул на машины и опять подумал, зачем людям нужно тратить

 
в начало наверх
силы, пробиваясь к звездам. Потому что вся борьба со звездами сводилась к одному - наживе. И к людям, которые о чем-то мечтали, а затем умирали только для того, чтобы Гарри Экс и иже с ним воспользовались объедками отдаленных миров! Он отвел взгляд от машин, от дикости высоких скал, бесконечной ночи и перевел его в противоположную сторону, к самому краю расщелины. Фигура, серебрящаяся на фоне звезд, стояла на краю пустоты, глядя на корабли и копошащихся людей. 2 Я пьян, мне уже начало мерещиться неизвестно что, подумал Флетчер. Это невозможно. Фигура продолжала неподвижно стоять на самом краю расщелины. Маленькая, почти ребенок. Вселенная вокруг нее была огромной и очень темной. Флетчер отпрянул от глазка телескопа. В стенной нише стояли скафандры. Через пять минут он уже появился из выходной камеры, ступив на голую скалу. Фигура все еще была на месте. Флетчер пошел к ней. Он не включил радиосвязь, поэтому голоса людей, управляющих машинами, не доходили до него и он шел в абсолютной тишине. КОгда он повернулся спиной к плато, то больше не видел ни кораблей, ни света, и создавалось впечатление, что их вообще не существует. Его шаги были беззвучны, как во сне. Неподвижная фигура заметила его. Он понял это по тому, как она вздрогнула и вся напряглась, словно собираясь улететь. Он протянул к ней руки. Ему преградила путь черная скала, он быстро обошел ее, улыбаясь, забыв, что создание, кем бы оно ни было, вероятно, не может видеть его лица. Фигура походила на человеческую, только слегка серебрилась. Как и я сам, подумал он, просто какой-нибудь скафандр, защищающий от безвоздушного пространства. Голова тоже была серебристой, гладкой и круглой, такой же непонятной, как его собственный шлем из сверхтвердого сплава. Когда он был всего футах в сорока, непонятное создание повернулось и исчезло. - Нет, нет! - закричал он. - Подожди! Его голос эхом прокатился внутри шлема. Он вспомнил, что не включил связь, и нажал кнопку, не переставая думать, услышало ли его существо, и если услышало, то поняло или нет. Он побежал к краю расщелины, крича: - Подожди! Подожди! Он оказался на краю пустоты, покачнулся и чуть не упал. Его охватил смертельный ужас. Он откинулся назад от пугающей пропасти, судорожно хватая ртом воздух, дрожа и обливаясь потом. Потом он осторожно лег на живот и медленно пополз на четвереньках, каждый раз пробуя рукой то место, на которое должен был опереться. Когда он достиг края расщелины, то лег неподвижно, переводя дыхание, потом заглянул вниз. Ниже... И еще ниже, но пропасти не было конца. Он закрыл глаза, глубоко вздохнул и сделал еще одну попытку. На дне расщелины были звезды, не такие яркие, как наверху, а туманные, горящие неровным светом. Флетчер почувствовал невероятное возбуждение. - Подожди! - закричал он. - Ты живешь там, внизу? Ответа не было. Ему показалось, что он увидел серебряную змейку, мелькнувшую на скалистой стене, но она пропала и он не мог понять, показалось ему или нет. Он остался лежать, загипнотизированный глубиной и утонувшими в ней звездами. Гарри Экс, Джо Лиди и еще один человек по имени Закариан с другого корабля - Закариан был женат на сестре первой жены Гарри Экса - осторожно подползли туда, где им удалось схватить Флетчера за ноги и оттащить от пропасти. Они отволокли его довольно далеко от расщелины, затем Гарри Экс спросил: - Что с вами случилось? Допились до белой горячки? Кому вы кричали? - Там, внизу, есть воздух, - сам удивляясь, сказал Флетчер. - Ну, конечно, - сказал Закариан, - он пьян. - Посмотрите сами, - ответил Флетчер. - Внизу какие-то огни, и свет преломляется. Я не знаю, что там за огни, это зависит от того, насколько они далеко от нас. - Мне кажется, вы говорили, что там нет ничего, кроме темноты, - сказал Экс. - Тогда я был в космосе. Сейчас я гораздо ближе. - Флетчер нетерпеливо вырвал руку, которую держал Экс. - Это может быть светом в домах. Это могут быть костры или вулканы. Я не знаю... - Свет в домах? - спросил Джо Лиди. От удивления он даже рассмеялся. - Ну, - сказал Флетчер, - должны же они где-нибудь жить. - Кто? - спросил Экс. Закариан расхохотался. - Кто? Конечно, те, кому он кричал. Маленькие зеленые человечки. - Он подтолкнул Флетчера к "Доброй надежде". - Иди отдыхай. Когда проспишься, все будет в порядке. Флетчер пошел к кораблю, но уходя, сказал со спокойной уверенностью: - Здесь кто-то стоял и наблюдал за нами. Я спугнул его, но он вернется. Вполне возможно, что стены, которые мы сейчас разрушаем, являются священными реликвиями или чем-то в этом роде, и тем, кто живет внизу, наши действия могут не понравиться. На вашем месте, я был бы настороже. Гарри Экс засопел и выругался, но в его голосе чувствовалась неуверенность. У него уже были прежде подобные неприятности. - Ну, хорошо, - сказал он. - Джо, тебе придется немного посторожить. Если кто-нибудь вылезет из этой дыры, дашь мне немедленно знать. Джо Лиди вздохнул и пошел обратно к расщелине. Флетчер поднялся на корабль, снял скафандр и завалился спать. Темное солнце медленно спускалось по небу, даже в своей смерти не изменяя предначертанному курсу. Вскоре после его захода Джо Лиди вернулся от расщелины, неся под мышкой маленькое обвисшее тело. Он напоминал гончую, затравившую кролика. Флетчер услышал возбужденные голоса вернувшихся на корабль людей. Он с трудом заставил себя проснуться, буквально сполз с койки и, зевая и потягиваясь, направился по коридору к кают-компании. Там была целая толпа, производившая массу шума. Тощие ножки и детские личики путались среди взрослых, а те просто бездумно отгоняли детей прочь, как мух. Флетчер пробрался туда, где Гарри Экс и ДЖо Лиди клали что-то на одну из своих коек. Оно было примерно четырех с половиной футов длины. - Я ведь, кажется, говорил вам, а? - язвительно усмехнулся Флетчер. Ему никто не ответил. - Это человек? - спросил кто-то. - Откуда я могу знать? - ответствовал Гарри. - Вы что, не видите, что он весь чем-то покрыт. - Он легонько пихнул маленькую неподвижную фигурку, и она безжизненно качнулась в сторону. - Что бы это ни было, оно явно выглядит мертвым. Послушай, Джо Лиди, я тебе говорю: если только ты убил его, то отвечать за все тоже будешь ты. - Да ну, - сказал Джо. - Я просто ударил его по шлему. Он сам за нами шпионил, так что моей вины тут нет. К тому же, он вовсе не мертв. Он наклонился, ощупывая серебристый материал, которым было покрыто тело. На голове было нечто вроде шлема, который полностью скрывал лицо. Джо изумленно присвистнул и сказал: - Нет, вы только посмотрите на этот материал. Все столпились вокруг. - Наши скафандры перед этим - ничто, - сказал Джо Лиди. - Он как паутина. Могу поспорить, что вместе со шлемом он не весит и пяти фунтов. Кто-то свистнул. Закариан стал щупать пальцами ткань. Он, Джо и Гарри Экс выглядели возбужденными. - Какой-то пластик, - сказал Закариан. - Я такого никогда раньше не видел. - Сколько, - спросил Гарри Экс, - можно будет на таком материале заработать? Я имею в виду, если нам удастся выяснить, что это такое, и заполучить его. Сколько? - Это не ваше, - сказал Флетчер. - Это - его. Ему нужно будет вернуться домой, если, конечно, он еще дышит. - Да, - жадно сказал Гарри, - если дышит. Давайте посмотрим, что на нем еще есть? Они принялись возиться с поясом и застежками костюма, при этом только мешая друг другу. Флетчер наклонился поближе, глаза его сощурились. Внезапно он начал действовать очень быстро. Он ударил Гарри Экса в скулу так, что тот взмахнул руками, упал назад и одновременно отбросил Джо Лиди на Закариана. Закариан выругался и вместе с Джо свалился в окружающую толпу. Флетчер продолжал действовать. Своими огромными руками он схватил одетую в серебро руку незнакомца, но несмотря на всю быстроту, все-таки опоздал. Шипящий белый луч вырвался из трубки, которую незнакомец держал в руке. Луч ударил в человека, стоящего у койки, прожег ему плечо и высверлил дуры в груди стоящего сзади мужчины. Они оба застонали. Люди дико заметались во всех направлениях. Флетчер, стоя перед койкой на коленях, изо всех сил удерживал руку незнакомца, так что шипящий луч белым огнем бил в потолок. - Да ударьте же его, - сквозь стиснутые зубы, задыхаясь, сказал Флетчер. - Ради бога, стукните его кто-нибудь. Джо Лиди, без кровинки в лице, подобрался к нему сзади и ударил по серебристому шлему. Тело внутри скафандра вздрогнуло и обмякло. Джо Лиди ударил еще раз и Флетчер сказал: - Достаточно. Он по-прежнему стоял на коленях перед койкой, но трубка теперь была у него в руках. Из нее бил белый шипящий луч. Флетчер непонимающе уставился на него, держа трубку направленной строго вверх. - Выключите ее, - сказал Закариан. - Но я не знаю, как. Гарри Экс оправился от изумления и закричал: - Послушайте, вы сейчас прожжете дыру в потолке. - Что я могу сделать? - спокойно сказал Флетчер. - Отойдите все от меня. Он начал поворачивать трубку одной рукой, держа ее другой направленной все так же вверх. Его лоб нахмурился. Двое раненых лежали на полу и стонали. Все остальные замерли, наблюдая за Флетчером. Потолок накалился и сверкал. Очень осторожно Флетчер нажал какой-то маленький выступ на поверхности трубки. Она выключилась. Флетчер разжал руку и трубка упала на пол. Затем он подошел к Гарри Эксу, взялся за отвороты его комбинезона и, рывком приблизив его лицо к своему, сказал, весь дрожа: - Вы дурак, Гарри. Вы проклятый вор и жадный дурак. Мы чудом все здесь из-за вас не погибли. - Причем тут я, - проворчал Гарри Экс, - если этот маленький... притворился мертвым? - Он высвободился из рук Флетчера, потирая подбородок. - Джо, - злобно сказал он, - почему ты не следил за ним? Ты же сказал, что ударил его. - Вам следовало в первую очередь обыскать его, Гарри, - ответил Джо. - Флетчер прав. Пошли выпотрошим его так, чтобы этого больше не повторилось. Уберите куда-нибудь эту трубку, пока ее не подобрали дети. На сей раз они связали незнакомцу сзади руки и сняли с него все, что только было можно, не забыв отобрать все непонятные предметы. Затем его усадили и привязали к спинке кресла. - Теперь все в порядке, - сказал Гарри. - Маленький крысеныш... - Да? - сказал Флетчер. - Что бы вы чувствовали, если бы пришли в себя после удара по голове и увидели бы столпившихся вокруг волосатых обезьян? Экс проигнорировал эти слова. Закариан помог унести раненых, а жена Джо увела детей. Пришла Люси и остановилась между Гарри и Флетчером. - Похоже на то, что внутри его шлема кровь, - сказала она, указывая на голову незнакомца. - Черт, - сказал Джо, - верно. Может, нам лучше вообще его снять? Они сняли шлем, путаясь в непонятных, но довольно простых застежках. Несколько минут все молчали, затем Люси прошептала: - Он выглядит так дико... Она отступила назад как бы в поисках защиты за плечами Гарри. Да, подумал Флетчер, вид у него дикий и изголодавшийся. Он не знал, чего ожидал увидеть, что-нибудь детское, возможно, пропорциональное
в начало наверх
размерам тела. Как бы то ни было, но он был испуган открывшимся зрелищем. Несмотря на небольшую голову, лицо было лицом взрослого мужчины. Оно было не совсем человеческим, но намного ближе к человеку, чем множество рас, которых называли гуманоидами. Из-за того, что скулы и надбровные дуги резко выдавались вперед, щеки казались впалыми, а глаза глубоко посаженными. Кожа была белой, как мел. По серым дымчатым волосам нельзя было судить, нормальный это цвет или просто такова у этих людей седина. Волосы казались жесткими и были коротко подстрижены. Бороды никакой не было, но лицо не выглядело молодым. Его линии были резкими и глубокими, а рот такой формы, которую люди назвали бы горькой усмешкой. Из ноздрей текли две маленькие струйки крови. Глаза его были открыты, наблюдая за происходящим, и эти глаза больше всего потрясли Флетчера. В них светился ум, человеческая тоска и холодное, чисто животное желание выжить, что бы ни случилось. На секунду Флетчер интуитивно почувствовал, увидел, каким должен быть мир, породивший этого человека и давший ему такой взгляд. Этой секунды Флетчеру оказалось достаточно. Он не хотел бы знакомиться ближе с таким миром. Но Гарри Экс был бизнесменом. Он держал в руках шлем, легкий, как солнечный луч, на котором не осталось и отметины от ударов Джо Лиди. Он держал шлем, как мать держит ребенка, и лицо его было задумчивым. - Познакомьтесь с ним, - внезапно сказал он. - Скажите, что мы извиняемся. Вытрите ему нос, дайте чего-нибудь выпить - все, что захочет. - Он поглядел на них. - Вы что, не соображаете? Разве непонятно, что о таком случае можно только мечтать? - Да, - медленно сказал Джо Лиди, - понятно. Только так нельзя. - Сколько металла мы добудем из этих стен? - продолжал Гарри. - Загрузим от силы два корабля. Сколько мы получим за него на рынке? Может быть, много. По крайней мере, мы на это надеемся. Но может быть, недостаточно, чтобы купить моей жене шпильки. Как ты считаешь, Зак? К ним подошел Закариан и несколько мужчин. Закариан кивнул, соглашаясь, что все может быть. - Вот так. Но посмотрите на этот шлем и костюм. Подумайте, сколько это может стоить. Не всякий там мусор, отбросы, как это называют, а по-настоящему ценные вещи. За них нам заплатят настоящие деньги. Нам надо торговать с ними, надо узнать, как они изготовляют эти скафандры. Может, у них есть еще что-нибудь в этом роде. Мы даже можем начать настоящее дело, каждый из нас станет миллионером. Так уже бывало. Может, наконец и нам повезло. - Он наклонился, заискивающе улыбаясь маленькому человечку. - Слышишь? Друг. Понимаешь? Друг... Маленький человечек взглянул на него яркими, холодными, мертвыми глазами. - О, господи, отойди от него, Гарри, - сказал Флетчер. Люси, у вас не найдется теплой воды и полотенца? Чистого. И какой-нибудь еды. Все равно какой, лишь бы побольше. Голод, хронический голод был буквально написан на каждой черточке этого слишком человеческого, слишком отчаянно животного лица. Обмакнув полотенце в теплую воду, Флетчер осторожно стер кровь с маленького лица. Кожа под его пальцами была тверда, как мрамор, ни один мускул не дрогнул. Он улыбнулся и спокойно заговорил, но не получил никакого ответа. Он отложил полотенце в сторону, взял кусок хлеба, который принесла Люси, и протянул его человечку. И опять никакой реакции. Флетчеру пришло в голову, что этот человек мог никогда не видеть хлеба. Он отломил кусочек, положил себе в рот и съел, потом опять протянул хлеб и увидел в глазах незнакомца появившийся блеск. - Развяжите ему руки, - сказал Флетчер, потом вложил в них кусок хлеба. Человечек помял его, понюхал, отломил кусочек и попробовал. Потом он с жадностью накинулся на него, но не как зверь, а как голодный человек. Когда он доел последнюю крошку, Флетчер предложил ему еще. Человечек взял, причем Флетчеру стало страшно от всплеска угрюмой иронии, которая блеснула у того в глазах. Как будто он сказал взглядом: "Ну хорошо, черт вас побери, если уж я здесь, то хоть что-то буду от этого иметь". - Молодчина, Флетч, - сказал Гарри Экс. - Здорово ты к нему подобрался. Давай валяй дальше. - Не надо спешить, - сказал Флетчер. - Подождите. Поглощая вторую порцию хлеба, человечек оглядывал комнату и находившиеся в ней предметы. Его взгляд лишь на секунду задержался на мужчинах, женщинах и детях. Его интересовали вещи. Что-то злое и хитрое промелькнуло на его лице, сразу же принявшем прежнее выражение, настолько быстро, что только Флетчер заметил его. Затем он снова сконцентрировал внимание на людях, стоявших вокруг, в особенности на Гарри Эксе. Внезапно он улыбнулся и заговорил. Его избранником оказался Гарри Экс. Скороговорка его была, естественно, никому не понятна, но Гарри истово закивал, улыбаясь во весь рот, и сказал: - Друзья, друзья, все друзья. Понимаешь? - Флетчеру он добавил: - Наконец что-то получается! Да, подумал Флетчер, но что? Он внимательно наблюдал за незнакомцем. Человечек снова заговорил, но уже медленнее. Он указал рукой на стену корабля, потом вниз, опуская руку все ниже и ниже. - Да, да, понимаю, - сказал Гарри. - Внизу, в расщелине. Человечек указал на себя, затем поднял руки несколько раз сжав и разжав кулаки. - Он имеет в виду себя и свой народ, - сказал Флетчер. - Я не знаю какая у них арифметика, но один палец может означать что угодно, хоть пятьдесят, хоть пять тысяч. Гарри Экс взял в руки шлем и показал на скафандр. Он проделал руками несколько движений, должных означать обмен, и попытался одеть шлем себе на голову. Шлем был ему слишком мал и очень забавно поместился на макушке. Человечек чуть не расхохотался. Он тоже стал делать знаки, означающие обмен, а затем изобразил пищу, резко стуча зубами. - Мне кажется, - сказал Флетчер, - он хочет сказать, что он и его народ будут торговать с нами за еду. - Ага, - сказал Гарри, - вот оно что! Этого я и хотел. Он снял шлем, нелепо торчащий на макушке, и отдал его человечку, кивая при этом и ухмыляясь. Затем он стал быстро мерить шагами комнату. - Немедленно соберите все лишнее со всех кораблей и загрузите в разведывательную ракету. Все равно что, лишь бы это было съедобно. Если что-нибудь должно скоро испортиться, то самое время избавиться от этих продуктов. Флетч, заполните баки ракеты топливом. И вот что. Пока нас не будет, вы как можно скорее закончите погрузку металла из этих стен на тот случай, если стартовать придется быстро. Понятно? Выполняйте. Закариан, Джо Лиди и другие вышли из комнаты. Гарри Экс взглянул на Флетчера, который не сдвинулся с места. - У вас какой-нибудь вопрос? - спросил он. - Нет, - ответил Флетчер, - утверждение. Он взглянул на маленького человечка, который спокойно сидел в кресле, держа шлем на коленях. Человечек, казалось, о чем-то глубоко задумался. - Мне кажется, вы сошли с ума, если решили отправиться туда. - Причина? К Гарри подошла Люси, прислонилась к нему и взглянула на Флетчера отсутствующим взглядом. Ее ресницы были приспущены, в приоткрытом рту белели зубы. - Он трус, вот и вся причина, - сказала она. - Да? - сказал Гарри. - Ты-то откуда это знаешь? Она положила голову ему на плечо, по-прежнему глядя на Флетчера, и улыбнулась. - Мужчина, который пытается украсть чужую жену, когда муж занят делами, не может быть никем иным. Разве я не права? Настоящий мужчина все делает открыто. Из дальнего угла каюты донесся резкий голос жены Джо Лиди: - Люси Экс! Это ложь, и тебе это прекрасно известно! - Не лезь не в свое дело! - свирепо отрезала Люси. Затем она снова потерлась щекой о плечо Гарри. Гарри переводил взгляд с нее на Флетчера и обратно, колеблясь между сомнениями и закипающей яростью. Флетчер покачал головой. - Это ложь, Гарри, и она это знает. Мне жаль, что она это сказала. Кажется, я ошибся в ней. Ей действительно хочется иметь крупные неприятности. - Он взглянул на Люси. - По крайней мере, вы могли бы подождать, пока мы вернемся. Если мы вообще вернемся. - Идите, - неожиданно громким голосом сказал Гарри Экс. - Я приказал вам наполнить баки ракеты горючим. Флетчер пожал плечами и вышел. Человечек склонил голову над шлемом и улыбнулся. 3 Разведывательная ракеты нырнула из темноты в еще большую темноту, а затем и вообще в кромешную ночь. Из кабины казалось, что вся планета разделена на две части трещиной с далекими звездами, сверкающими на каждой ее стороне. Флетчер почувствовал головокружение. Ему показалось, что он ныряет между двумя половинами мира, и он чуть не задохнулся при нелепой мысли о том, что сейчас его ракета нарушит вековой баланс и черные стены рухнут. Ракета летела медленно, перегруженная пластиковыми ящиками с продуктами - на обратном пути им придется сидеть на сокращенном пайке, если Гарри Экс преуспеет в своей торговле. Гарри сидел рядом с Флетчером в кресле второго пилота. Джо Лиди и Закариан расположились сзади. Человечек из расщелины сидел между Флетчером и Гарри Эксом на небольшом откидном сидении, показывая им направление. Флетчер чувствовал, как иногда дрожит его маленькое, но сильное тело то ли от волнения, то ли от страха. Флетчер смотрел вперед, прощупывая взглядом окружавшую их темноту. - Мне кажется, - сказал он, - наш гость словно ждет какой-то беды. - Он просто напуган, - хмыкнул Гарри. - Наверное, никогда не летал. Он искоса бросил на Флетчера взгляд. По его лицу можно было прочесть, о чем он думает. - Надеюсь, вы правы, - сказал Флетчер. - С чего вы вообще взяли, что я не прав? - воинственно спросил Гарри. - Больно уж быстро вы превратились из пьянчужки в гения, безо всяких документов космонавта. Если бы не я, не видать бы вам работы, как своих ушей. - Это верно, - сказал Флетчер. На его лице не отразилось никаких чувств, он так же пристально вглядывался в окружающую темноту. - Совершенно верно. Но от этого вряд ли что-нибудь меняется. Факты остаются фактами. - Факты! - повторил Гарри и непечатно выругался. - Вы знаете об этом ровно столько же, сколько и я. - Чуть больше, - сказал Флетчер. - Это можно было прочесть у него на лице буквами чуть ли не в десять футов величиной. Вам кажется, что вы ведете его к смерти. Нет, это он вас ведет. - Упрямый бык, - ответил Гарри. - Велите ракеты, Флетч, и ни о чем больше не думайте. Давайте заниматься каждый своим делом. Джо Лиди и Закариан заерзали в креслах, неуверенно глядя друг на друга. В кабине наступило молчание, слышался только легкий шум двигателя. Ракета вошла в атмосферу. Сначала воздух был так разрежен, что его почти не было заметно, но по мере того, как ракета спускалась по спирали все ниже и ниже между каменными стенами, как бы на границе двух миров, он становился все гуще и теплее. На иллюминаторах мгновенно сконденсировались капли тумана, тут же убранные щетками. Остатки атмосферы, подумал Флетчер, в которую была когда-то обернута планета и которая осталась сейчас лишь на относительно маленьким участке на дне расщелины. Снизу исходило тепло, и он опять подумал, чем могли быть туманные звезды, которые он видел внизу. Возможно, вулканическими огнями, но он не мог спросить об этом у незнакомца. Оставалось лишь ждать. Ракета спускалась все ниже, в кабине стали слышны наружные шумы. Далеко внизу сияли красные огни, но смутные и неясные, словно смазанная рукой картина. Он спускался медленно, как бы интуитивно чувствуя путь. Что-то огромное и белое, похожее на облако, неожиданно вынырнуло из темноты. Оно было больше ракеты. Оно хрипло кричало, с такой силой, что люди услышали этот крик даже сквозь обшивку ракеты и рев двигателей. Человечек застонал в диком страхе. В его стенаниях слышались молитвы, проклятия, указания, как бороться с этим. Флетчер так и не понял, о чем он говорил. Он просто поймал взгляд маленького человечка и сразу увидел, что, чем бы ни была эта штука, она не являлась врагом. А затем она пропала. Ракета замоталась из стороны в сторону. Люди закричали. Иллюминаторы рубки по одному борту были закрыты белой, мягкой, трепещущей массой, похожей на перья. Ракету затрясло. Холодный, всеобъемлющий страх заполнил каждую клеточку тела Флетчера и только какая-то небольшая часть мозга
в начало наверх
действовала сама по себе. Она приказала его рукам, что делать, и они выполнили приказ. Они включили космические, посадочные и тормозные двигатели, не в каком-нибудь порядке, а просто все сразу. Ракета задрожала, протестуя, стеная. Белая трепещущая субстанция, закрывающая иллюминатор, развила какую-то бурную деятельность. Раздался громкий крик, затем иллюминаторы очистились и Флетчер увидел, как нечто хрупкое и непонятное кануло белой массой вниз, в туман, в невидимость. Человечек сидел, напряженно вцепившись в кресло. Он дрожал, дышал тяжело, зубы его стучали. - Господи Иисусе, - сказал Гарри Экс и повторил это несколько раз. - Что это такое? - Я же всего-навсего проклятый пьянчужка, - с трудом вымолвил Флетчер. - Спросите нашего гостя. Его тошнило. Он бы сейчас развернулся и полетел назад, в холодную, свободную пустоту, если бы не был так зол на Гарри Экса. - Что ж, неважно. Чем бы это ни было, его больше нет. Поспешите, Флетчер. Ведите ракету туда, куда он вам скажет. Гарри Экс обтер лицо рукавом рубашки. Оно было смертельно бледно. - Мне кажется, надо вернуться назад, - слабым голосом сказал Джо Лиди. - Мы же убили это чудовище, не так ли? Мы можем справиться с любым, кто нападет на нас. Живут же эти люди внизу и ничего им не делается. Мы заработаем себе по состоянию. Вниз, Флетчер! - Сейчас я бы не вернулся назад, - процедил сквозь зубы Флетчер, - даже если бы вы все меня умоляли. - Он ткнул человечка локтем. - Куда? - спросил он, делая рукой выразительный жест. Человечек поглядел на него с новым выражением, показал, и Флетчер направил ракету в указанном направлении. Он стал внимательно следить, не появятся ли белые формы в виде облаков на небе. Пока что он не увидел ни одной, но думал, что встреча вероятна, и пытался догадаться, какие еще формы жизни могла породить эта расщелина, которой бросила вызов маленькая ракета. Ему не стало легче от того, что человечек был таким же настороженным и нервным, как и раньше. Ракета спускалась все ниже. Красный размазанный огонь локализовался примерно в двух-трех милях справа от Флетчера. Он сиял неровным светом. Потом Флетчер различил группу из трех конусов, с вершин которых и исходил этот свет. Они походили на гигантские факелы, освещавшие большое пространство вокруг себя, и Флетчеру показалось, что он увидел кое-что еще. Ему показалось, что у подножия конусов он увидел огромное, полуразрушенное лавиной здание. Он вопросительно показал на него. Человечек бросил туда взгляд, покачал головой и кивнул в другом направлении. Джо Лиди, однако, заинтересовался. - Здесь когда-то, наверное, жил целый народ, - сказал он. - Если бы это здание было цело, то его размеры огромны. Оно минимум милю шириной. - Запомните координаты, - сказал Гарри Флетчеру. - Зачем? - Там наверняка много полезного для нас. Надо будет посадить один корабль там. - Я прямо поражаюсь, Гарри, - воскликнул Флетчер, - почему вы еще до сих пор не стали миллионером! Ракета опять вышла из залитого светом пространства в темноту. Но в этой темноте горели далекие огни. Человечек всматривался, весь подавшись вперед на сидении, и в конце концов указал на один из них. Он кивнул Флетчеру. Ракета приближалась к месту своего назначения, пробиваясь сквозь испарения и дым, поднимающийся из трещин в скале. - Откуда здесь такая вулканическая деятельность? - спросил Закариан. - Я думал, это мертвый мир. - Вы находитесь в самом его центре, - ответил Флетчер. - В последнем месте, где еще теплится жизнь. Он вздрогнул. Было здесь что-то такое, из-за чего ему отчаянно не хотелось приземлять ракету. Человечек протянул руку вниз и возбужденно заговорил. Люди подались вперед. Там виднелся один конус, выше тех, что они миновали. Из него вырывалось яркое, ослепительное пламя. У его подножия лежала каменистая равнина, а на ней, довольно далеко от потоков лавы, стояло здание. Оно было высечено из того же камня, из которого состоял весь этот мир. Оно было большим, одна-две квадратные мили - трудно судить в неярком, дрожащем свете с высоты. Было только видно, что оно большое. Оно не выглядело очень высоким, но, подлетев ближе, Флетчер понял, Что оно кажется низким только из-за своей ширины. Там было что-то не так. Огни: ровный свет в окнах, контрастирующий с огненным вулканическим пламенем, светился лишь в одной части здания, остальная же была погружена в темноту. Флетчеру показалось, что он видит там какие-то неправильные ломаные линии. Человечек выразительными жестами показывал вниз. - Ну? - грубо спросил Гарри Экс. - Чего вы ждете? Буквально заставив себя взяться за рычаги управления, Флетчер выбрал ровное место и посадил ракету ярдах в пятидесяти от здания. Человечек немедленно вскочил с кресла и подбежал к двери выходной камеры, весь трясясь от нетерпения. Глаза его торжествующе сверкали. - Будь я на вашем месте, Гарри, - сказал Флетчер, - я не отпустил бы его. По крайней мере, до тех пор, пока бы не узнал, на каком свете нахожусь. Гарри заколебался. Человечек оглянулся, всматриваясь в лица четырех землян, затем улыбнулся. Он протянул свой шлем и показал Гарри Эксу на пластиковые ящики с продуктами, затем махнул в сторону здания. Он заговорил, опять улыбнулся и начал делать руками различные жесты. - Если мы его задержим, - сказал Гарри Экс, - то как он сможет привести сюда своих соплеменников для торговли? - Он кивнул Джо Лиди. - Открой камеру. Сколько можно ничего не делать?! Джо Лиди открыл дверь. Возник резкий запах серы, смешавшийся с воздухом в ракете. Человечек выкарабкался наружу, упал на четвереньки и осторожно оглядел равнину и небо наверху, затем вскинулся и быстро побежал к зданию, что-то резко крича на ходу. Закариан указал на что-то в иллюминаторе за плечом Флетчера. На крыше здания внезапно вспыхнул яркий свет, заливший маленькую бегущую фигурку, отразившийся от неровностей камня, как лунный свет от черной воды, и высветивший маленькие человеческие фигурки, стоявшие на крыше рядом с какими-то непонятными предметами. Предметами, которые не могут быть ничем иным, подумал Флетчер, как оружием. - Вам все-таки не стояло отпускать его, Гарри, - резким, тревожным голосом сказал Закариан. Лоб Гарри Экса покрылся крупными каплями пота, но он громко сказал: - Говорю тебе, все будет в порядке. Лучше бы я взял с собой трех женщин, а не вас! Садитесь и успокойтесь! - Вы тоже можете сесть и успокоиться, - сказал Флетчер. - Мы полностью в их власти, если это то, чего они хотели. Ракета не успеет подняться и на десять футов от земли, как ее собьют. 4 Флетчер и Джо Лиди вышли наружу, но держались поближе к ракете, чтобы в случае необходимости быстро забраться внутрь. Гарри Экс ушел уже более получаса тому назад по корабельному времени. Оружие, или что бы там ни было, ни разу не палило с крыши здания. Человечек вернулся на рассвете, ведя с собой еще двух. Они принесли с собой вещи: серебряный скафандр и шлем, несколько красивых драгоценных безделушек, два-три небольших механизма. Они передали все Гарри Эксу и дали понять, что это подарок. Затем, очень образно, они пантомимой рассказали о положении. Корабль стоял в пятидесяти ярдах от здания. Многие люди хотели вести торговлю, но не осмеливались подойти к кораблю, потому что он был мал и не мог вместить всех, а стоять на открытой равнине опасно. Всякие чудовища, летающие и бегающие, были постоянно голодны и постоянно охотились. Флетчер задал вопрос об оружии на крыше и человечки проделали множество движений, объясняя, что это оружие защищает их от врагов. Вспомнив белое облако, напавшее на ракету, Флетчер сразу же поверил им. Но тем не менее, он отнесся к человечкам очень недоверчиво. Затем один из них жестами довольно ясно объяснил, что они хотели бы, чтобы люди Земли перенесли свои товары внутрь здания, где безопасно. Гарри Экс, держа подарки в своих толстых руках и особенно уцепившись за безделушки со странными драгоценными камнями, хитро улыбнулся и согласился перенести часть товаров в здание. Он очень ясно дал понять, что если случится что-либо подозрительное, его друзья немедленно улетят и вернутся уже не с продуктами, а с разрушительными бомбами. - У нас на кораблях нет даже бластеров, - усмехаясь, сказал Гарри, - но откуда им это знать? Зак, вы с Джо садитесь на остальные ящики с продуктами и держите пистолеты наготове. Вот так. Они это поймут. Флетч, вы поможете мне нагрузить тележку. Они нагрузили тележку - небольшой механизм с двигателем для перевозки грузов, - навалив на не как можно больше пластиковых ящиков. - О'кей, - сказал Гарри самым обычным голосом, - вы пойдете со мной. Флетчер улыбнулся одними губами. - Нет, благодарю вас, Гарри. А вдруг я вас предам? Лицо Гарри потемнело. Три маленьких человечка - один все еще в своем легком скафандре, другие в какой-то синтетической одежде, странно обернутой вокруг их небольших тел - с любопытством глядели, как люди забираются обратно в ракету. - Да успокойся ты, Гарри, - сказал Джо. - Я знаю Люси дольше тебя и знаю, чего она добивается. Флетч... Слова застряли у него в горле. Пронзительный шипящий рев ударил в уши, чуть не порвав барабанные перепонки. Флетчер быстро повернулся и успел заметить, как с крыши по направлению к трещине, из которой шел дым, метнулся язык белого пламени. Он проследил направление выстрела, но ничего подозрительного не заметил. Человечки быстро и разом о чем-то заговорили. Они тоже зашли в ракету, улыбались и тянули за собой Гарри Экса, уверяя его в безопасности и одновременно подталкивая к выходу. - Ну, хорошо, - сказал Гарри и многозначительно посмотрел на Джо Лиди и Закариана. - Оставляю все это на вас. Он вышел, забрав с собой тележку с продуктами. Трое оставшихся глядели ему вслед. - Что вы думаете? - спросил Закариан. Флетчер покачал головой. - У них волчьи лица. - Не думаете ли вы, что они его убьют? - вопросительно взглянул на Флетчера Джо. - Нет, - сказал Флетчер и добавил: - Не сейчас. Но время шло и, в конце концов, Флетчер выбрался из ракеты и постоял рядом, а через несколько минут к нему присоединился Джо Лиди. - Странное место, правда? - сказал Джо и вздрогнул. Даже более того, подумал Флетчер. Циничное и угрожающее. Темнота, как искаженный негатив нормального неба. Небо - узкая щель между двумя вздымающимися башнями темноты, которым, казалось, нет конца. В тяжелом воздухе пахло серой, в нем чувствовались то горячие течения из недр вулкана, то налетающий сверху жгучий холод, насыщенный паром и дымом. Красное, сверкающее пламя из конусов пульсировало и колебалось, заставляя голый скалистый пейзаж все время меняться, как неясные видения во сне. Чудовищное здание вздымалось вверх - черная пустота с регулярными рядами света. Где-то наверху находилось оружие и крохотные фигурки людей рядом с ним, и огни, сияющие на фоне вулканического света. Последнее прибежище жизни на планете. Флетчер подумал о том, что лучше было бы просто выйти на поверхность, когда погасло солнце, чем жить вот так, как в этом уродливом кармане голого мира. Он подумал о том, сколько времени умирало это солнце, долго-долго, вместе со своими планетами. Он подумал о том, сколько времени стоит это здание и сколько поколений жило в нем, сколько людей родилось ночью, чтобы никогда не узнать, что такое утро. Что-то промчалось над их головами, громко хлопая крыльями. Люди немедленно отпрянули в выходную камеру, но существо пролетело мимо, наверное, хорошо зная о наблюдателях на крыше. И теперь Флетчер понял, что в расщелине очень много звуков. О чем-то шепча во сне, ворочались вулканы, шипел пар, что-то катилось или ползло, и слышались
в начало наверх
крики не богом благословенных созданий. - Войдем внутрь, - сказал Флетчер, охваченный какой-то чисто нервной тревогой. Но Джо резко сказал: - Подождите... Вот, кажется, и он. В освещенном здании открылся вход и оттуда вышел Гарри Экс, окруженный десятком человечков. Тележка катилась рядом с ним. Она была завалена какими-то вещами, причем по бокам бежали двое и поддерживали их, чтобы эти вещи не свалились с верху. Гарри Экс бежал впереди, о чем-то крича. Они услышали его голос, радостный, ликующий, отражающийся от голых стен. - Посмотрите, что я принес! Вы только посмотрите! Человечки испуганно схватили его, а люди на крыше взволнованно забегали, всматриваясь в окружающее пространство. Гарри Экс бежал по каменной равнине к ракете. Он смеялся, тяжело дыша, глаза его сверкали. - Они сумасшедшие, - сказал он, - сумасшедшие, говорю вам. Они были готовы отдать мне кожу с собственной спины, если бы только она мне понадобилась, за пищу. - Он дрожал от возбуждения. - Вы даже себе не представляете, что там у них внутри здания. Скорее, скорее, помогите мне разгрузить тележку и снова наполнить ее продуктами. Несколько маленьких человечков принесли с собой изделия из металла и быстро складывали их в ракету. Делая это, они непрестанно оглядывали небо и равнину. Остальные действовали как охрана. Гарри Экс швырял вещи в выходную камеру, предоставляя заботиться о них дальше Флетчеру и Джо Лиди. И он говорил, не умолкая. - Сумасшедшие... Отдают своих жен, своих дочерей. Они здесь подыхают с голоду, понятно? Все, что угодно, за кусок хлеба. Нам действительно повезло. Вы только взгляните. Флетчер методично работал в выходной камере, разгружая предметы, который швырял туда Гарри. Несколько серебристых скафандров, шлемы из легких металлов. Безделушки и драгоценности. Искусно сделанные, непонятного назначения предметы. Все это действительно стоило колоссальных денег, не само по себе, а то, что за этими вещами скрывалось: новые производственные процессы. Он подумал, сколько это стоило людям, живущим в здании. - Выносите ящики с продуктами, - скомандовал Гарри Экс. - Все до единого. Поскорее. Заставьте их пошевеливаться. Он был как в лихорадке. Закариан начал снимать пластиковые ящики и передавать из Джо Лиди, который передавал их в выходную камеру Флетчеру, а уж оттуда их принимал Гарри Экс. Человечки поспешили на помощь. Очень скоро один из них стоял в выходной камере рядом с Флетчером, а трое зашли на корабль, включая и того, которого Джо Лиди поймал на поверхности. Они работали быстро. Их лица были напряжены, они перебрасывались короткими резкими фразами. Снаружи ящики накладывали на тележку и некое подобие тачек, на которых несколько человечков доставили металл. - Давайте! - кричал Гарри. - Поскорее! Они спешили, но не успели выгрузить еще и половины ящиков, как темноту прорезал жуткий вой и моментально с крыши ударили белые лучи, направленные на границу света и тьмы. Лица обитателей расщелины еще более заострились. Они разом оставили ящики и застыли, напряженно всматриваясь и вслушиваясь, положив руки на пояса, из-за которых торчали трубки. Земляне тоже прекратили работу. В поле зрения появилось создание, напоминавшее гору. Оно двигалось медленно, как двигалась бы гора, и выло, приближаясь, голосом, которым могла бы выть гора. Флетчеру, выглянувшему из камеры, показалось, что он увидел толстую длинную шею, квадратную, грубую, как булыжник, голову и огромную челюсть, свисавшую, как ковш экскаватора. Ослепительные лучи оружия нашли ее. Белый огонь засверкал, и гора тяжело отпрыгнула в сторону, но не была убита. Она спокойно легла за выступом скалы и стала наблюдать. Один из человечков начал хватать ящики и выкидывать их из корабля. Гора заворочалась, завыла и двинулась вперед. Гарри Экс проворно забрался в ракету. - Великий боже, - закричал он, - эта штука сокрушит нас. Она раздавит ракету. Он метнулся мимо Флетчера и прыгнул в пилотское кресло. - Все по местам, давайте выбираться отсюда. Быстрее, ради всего святого! Снаружи вновь ослепительно сверкнули белые лучи и на сей раз удар настиг цель. Гора упала и перекатилась по камням - зрелище для титанов, - но все еще не была мертва. Она опять откатилась за скалу и завыла, заставляя расщелину звенеть ее голодом и яростью. Дрожащими руками Гарри Экс взялся за рычаги управления. Маленький человечек, указавший путь сюда, подошел к нему и показал на оставшиеся пластиковые ящики с продуктами. Остальные человечки продолжали торопливо выносить их, в то время, как Закариан и Джо Лиди в нерешительности стояли в стороне. Гарри, не глядя, потянулся к рычагу и одним ударом отбросил человечка в сторону. - Выкиньте их отсюда, - сказал он. - Черт с ними. Ничто не стоит того, чтобы быть убитым. Человечек, брошенный ударом на пол, сидя, прожег две аккуратные дырки в запястьях Гарри Экса, по одной на каждую руку. Гарри застонал, взглянул на свои руки, затем сунул их между колен и начал раскачиваться взад-вперед, громко крича. Маленький человечек действовал очень быстро. У Джо Лиди пистолет был в руках, так как он ожидал появления чудовища снаружи. Джо почти успел выстрелить и опоздал на какую-то долю секунды. Лучевая трубка прожгла отверстие в левой стороне его груди, и он умер, не успев сделать ни шага, без единого звука. Одновременно два человечка, работавшие внутри ракеты, опустили пластиковый ящик на голову Закариану, который упал как подкошенный. Флетчер в выходной камере быстро обернулся, выхватывая оружие. Он прыгнул в сторону, чтобы можно было стрелять внутрь кабины, но, как и Джо Лиди, чуть-чуть не успел. Они просто увлекли его вниз тяжестью тел, повисших на руках и ногах, бьющих по голове. Флетчер подумал, что они убьют его, но этого не произошло. Он пытался драться ногами, всем телом, перекатываясь по полу, но сильные удары по голове лишили его сил, а маленькие мускулистые тела держали крепко. Ладно, подумал он, едва не теряя сознание и слыша, как сквозь сон, их быстрое, звериное дыхание. Ладно, пусть будет так, если вы этого хотите. Он расслабился и лежал неподвижно. Человечки о чем-то заговорили, затем вытащили его из камеры, бросили на каменное плато у ракеты, отобрали пистолет и ушли. За скалой ворочалась и рычала голодная гора. 5 Дальнейшее свершилось все с той же мрачной и сумасшедшей быстротой. Флетчер все видел. Сначала он наблюдал за происходящим в полубессознательном состоянии, неподвижно лежа на жестком камне. Фигуры человечков прыгали и носились между выходной камерой ракеты и тачками, на которые они торопливо накладывали пластиковые ящики. Как только очередная тачка наполнялась, человечек, которому она принадлежала, бежал с ней к зданию. В промежутках с крыши сверкали белые лучи, держа гору в ее укрытии. Флетчер улыбнулся. Какой безумный кошмар, подумал он. Надо будет постараться запомнить все подробности, когда я проснусь. В голове прокатилась волна боли, во рту появился привкус крови. Это не кошмар, подумал он. Это действительность. Бедняга Джо Лиди мертв. Гора тяжело затанцевала в агонии нетерпения, и над головой послышался новый звук - шум крыльев. С трудом приподнявшись, Флетчер взглянул наверх и увидел огромное создание, затем еще одно и еще, формой напоминающие букву "дельта", с длинными, вытянутыми вперед шеями. Лучи с крыши били теперь уже в небо, чудовища громко и страшно стонали, покачиваясь, как огромные чайки над водой. Флетчер с трудом пополз вперед, к огромному корпусу ракеты. Человечек увез через каменную равнину последнюю тачку. Оставшиеся выносили последние ящики, работая с неукротимой яростью под угрозой уничтожения другими созданиями, которые тоже были готовы все отдать за пищу. Они нагрузили тележку - меньше полного груза, - затем вывели Гарри Экса, шатающегося и обвисающего в их руках, и все это время лучи, не переставая, с шипением пронизывали воздух над их головами. Флетчер быстро и бесшумно заполз под корму ракеты. Ее дюзы черными отверстиями нависали над ним. Человечки выволокли с корабля Закариана и положили рядом с тележкой. Флетчер приподнялся, схватился за край нижней дюзы и забрался в знакомо пахнущее углубление. Человечки выволокли тело Джо Лиди. Устраиваясь поудобнее в узком отверстии, Флетчеру удалось повернуться так, что он мог наблюдать за происходящим. Человечки искали его, их голоса звучали зло и недовольно. Тем временем двое из них откатили тело Джо Лиди поближе к голодной горе, переваливая его по камням, как тряпичную куклу. Ослепительные лучи полыхали пламенем. Пронзительные голоса стонали и выли. Белая форма опустилась пониже, и луч перерезал ее почти пополам. Она с грохотом упала и немедленно что-то тяжелое и громоздкое выбежало из-за скалы и принялось насыщаться. Человечки бросили Джо Лиди и со всех ног кинулись к ракете. У них уже не оставалось времени на поиски Флетчера. Возможно, они подумали, что он мертв и съеден. Они схватили Закариана, тележку с ящиками и неимоверно быстро двинулись к зданию. Лучи, бьющие с крыши, прикрывали их отступление. Две огромные белые формы спустились вниз и начали драться за те объедки, которые им оставили. Флетчер оказался совсем один. Оружие смолкло. Лучей больше не было видно. Туманный, призрачный свет озарял каменистую равнину красными неровными огнями. Две белые, громко стонущие формы вгрызались в Джо Лиди и друг в друга. Флетчер хотел заплакать, но слез не было. В нем бушевали только ярость и ужас. Если они не заминировали ракету, подумал он, я смогу сесть в нее и улететь, я смогу рискнуть. Гарри Экс получил по заслугам, ну и черт с ним! Затем он подумал о Закариане, который не был ни в чем виноват, и о том, как он встретится с женой Закариана и с Люси Экс. Он прекрасно мог представить себе, что они подумают и скажут, если он вернется один. Все эти мысли в одну секунду промелькнули в голове Флетчера. Он думал об этом, вылезая из дюзы. Как только он оказался внизу, все его мысли подчинились одной цели. Он подчинился этой цели не совсем по благородным мотивам. Одна его часть как бы говорила: Закариан неплохой парень и я не могу так просто взять и оставить его. Но другая, большая часть твердила совсем иное: проклятый лживый язык Люси сковал меня, и если только я вернусь на звездолет один, все подумают, что я убил остальных и, очень может быть, убьют меня самого. Поэтому надо вытащить их оттуда и вернуться всем вместе. Ему придется сделать это без всякой помощи. Не было никакого смысла возвращаться к звездолетам и атаковать ими обитателей расщелины. Это значило бы подставить четыре медлительных корабля с женщинами и детьми под удары белых шипящих лучей. И, как признался сам Гарри, у них на борту не было даже бластеров. Он отполз подальше от порождений каменистой равнины, которые были слишком заняты, чтобы заметить его. Он полз со всей скоростью, на которую был способен, прячась за каменные выступы, делая короткие перебежки, когда приходилось пересекать открытые места. Он направлялся к той стене здания, где на равном друг от друга расстоянии сияли огни. Но он специально двигался по дуге, чтобы подойти к зданию с той стороны, где этих огней не было. По пути он прополз мимо того места, куда был направлен первый выстрел с крыши, когда он не успел заметить, в кого стреляли. Что-то бледное и неподвижное лежало в нескольких футах от него. Флетчер заколебался, но тут же осторожно пополз в том направлении. Там лежало тело человека, голова которого была практически сожжена. Тело было небольшим. Одежда и оружие, все еще находившиеся при нем, напоминали, но не были точными копиями одежды и оружия тех, кто пришел к ракете из здания. Флетчер замер на месте, размышляя. Вряд ли они убили бы одного из своих. И вряд ли он прятался бы в укрытии. Значит, мертвец был из какого-нибудь другого здания, стоящего в этом ущелье. Вспомнив то, которое разрушил поток лавы, Флетчер сразу понял, что когда-то здесь было много таких зданий. Возможно, несколько еще остались, возможно, они все время находились в состоянии войны, борьбы за
в начало наверх
существование, шпионя, раскрывая секреты, убивая друг друга с холодной беспощадностью необходимости. Много ли этот человечек успел увидеть и был ли один, подумал Флетчер. Расщелина, из которой шел пар и дым, продолжалась узкой канавкой, очень напоминающей дорогу, но это ему ни о чем не говорило. Он надеялся, что человечек был один, потому что если у него был товарищ, то наверняка отправился за подкреплением, а тогда и так почти невозможная задача вызволить Гарри и Закариана становилась намного труднее. С отвращением Сэм Флетчер протянул руку и вытащил из-за пояса мертвеца лучевую трубку. Тяжелое хлопанье крыльев над головой предупредило его вовремя, и он побежал сквозь клубящийся туман. Чудовище с громким стуком приземлилось позади него и начало рвать что-то на части. Он побежал изо всех сил к темной части здания, забыв об осторожности, забыв обо всем, кроме отчаянного желания куда-нибудь спрятаться. Он достиг стены, но она оказалась сплошной и прочной, а окна были в пятидесяти-шестидесяти футах над головой. Он прижался к стене с бешено колотящимся сердцем, слушая, обоняя, осязая смерть, находившуюся повсюду, в каждом звуке, в каждом движении. Затем он стал медленно продвигаться вдоль стены, дальше и дальше от теней, во все скрывающую темноту. Здание было огромным. Оно было почти таких же размеров, как и те, что эти люди или их предки выстроили на поверхности до гибели планеты. Флетчеру пришлось пройти целую милю, даже больше, прежде чем он дошел до угла. Перед ним простиралась другая стена, как поверхность скалы, и с этого места он хорошо видел высокий конус, из которого полыхало пламя. Здесь красный свет был ярче. Флетчер буквально вжался в стену, чувствуя себя как бы голым и всем видным при этом свете. Он пошел вперед, потому что больше ничего не оставалось делать. Мили окон, черных и пустых, в которых слегка отражалось полыхающее в вулкане пламя. Стены из черного камня, длинные и высокие, крепость, которую нельзя завоевать снаружи, но пораженная изнутри все побеждающим временем и смертью людей. Пустота и опустошение. Сюда невозможно было проникнуть, здесь негде было спрятаться. Он продолжал идти - крошечная фигурка, пробирающаяся сквозь сон. Он дошел до второго угла, самого дальнего от обитаемой части здания. Люди, вероятно, ушли отсюда в первую очередь. И здесь был пролом в стене. Какой-то вулканический толчок дал трещину в фундаменте дома и перекосил его. Часть стены осела и часть крыши рухнула, образовав отверстие, в которое можно было проникнуть. Флетчер начал отчаянно карабкаться вверх. На самом верху осевшей стены он нашел маленькое отверстие, едва достаточное для того, чтобы протиснуться. Он полз очень осторожно. Дымный и смутный свет, проникавший в окна, освещал пол, обрушившийся в одном углу, но, по всей видимости, еще прочный. Он ступил на него и пол выдержал. Он был внутри. Он прошел в противоположный конец комнаты, уселся на пол и отдохнул, чувствуя себя в безопасности. Дыхание постепенно выровнялось, дрожь унялась и он вновь поднялся, нашел широкие двери и вышел из помещения. И тогда он увидел, что разрушение этой части дома-города было гораздо больше, чем он думал. Массивные наружные стены стояли непоколебимо, словно отдавая дань своим давно погибшим создателям. Но многие внутренние перегородки обрушились и свет проникал сквозь дыры в крыше, слабо освещая часть того, что еще осталось. Флетчер перевел взгляд с этих дыр на внутренние двери и задрожал, но никаких признаков того, что сюда забирались создания и порождения расщелины, не было. Через огромные дыры в крыше могли пробраться и летающие чудовища, но у них был слишком большой размах крыльев для такой относительно маленькой площади. Время от времени он все-таки останавливался, прислушиваясь, но в здании царила тишина. Бесчисленные количества заброшенных комнат все еще стояли неразрушенными, мириады функций, для которых их построили, были забыты. Тишина висела гнетущая. Она напоминала о том безнадежном существовании, которое эти люди вели с незапамятных времен, умирая вместе с погибшим миром. Это заставило его задуматься, зачем они вообще борются за жизнь? Это заставило его задуматься, зачем вообще нужно бороться за существование? Он шел длинными, как улицы, коридорами, пробираясь с этажа на этаж, чтобы следовать в нужном направлении или просто обходя очередные обвалы крыши и стен. Иногда он шел в полной темноте, чутьем определяя направление. Иногда сквозь окна проникал колеблющийся свет, освещая то, мимо чего он шел. Квартиры с настежь распахнутыми или сорванными с петель дверьми и окнами "на улицу" больше не интересовались, кто проходил мимо. Им это было безразлично. Общественные места с прозрачными стенами, иногда очень большие, иногда поменьше, с какими-то потускневшими буквами или знаками, все еще рассказывали о том, чем они были раньше и чем перестали быть. Он видел обломки мебели, личные вещи, оставленные людьми перед уходом отсюда, прекрасные произведения искусства, разорванные или упавшие, высеченные из вечного камня мечтательные лица мужчин и женщин, статуя смеющегося ребенка, краски, образы, какие-то огромные конструкции из серебряной проволоки, сверкающие металлические части, самые обычные вещи, похожие на лампочки, когда-то дававшие свет этому городу, постепенно превращающемуся в пыль, залы, предприятия, синтетические фабрики - всюду царила тишина и спокойствие. Он стал замечать, что каждый из покинутых секторов кончается большой стеной. Их, наверное, выстроили позднее, исходя из того, что Флетчер все ближе продвигался к обитаемой части здания. Возможно, между городами-зданиями в более ранние времена не было войн. Возможно, все они тогда чувствовали себя братьями в легионе проклятых. Но позже, по мере того, как их становилось все меньше и меньше, они стали отгораживаться друг от друга, боясь своего собственного народа. Сейчас эти старинные каменные стены были разрушены и Флетчеру не составляло труда пробираться через них. Но он начал беспокоиться. Он карабкался по рухнувшим камням все более и более осторожно, зная, что приближается к обитаемой части здания. Скитания опять привели его к наружной стене, и внезапная вспышка света, проникшая через окна, поразила его. Он осторожно выглянул наружу, но не увидел ничего, кроме вулкана и языков пламени, пляшущих на голых камнях. Ракета стояла в противоположном углу здания и отсюда ее не было видно. Он продолжал идти вперед, преследуемый чувством, что все, что он сделал, было напрасно, и то он, может быть, сам погибнет в этой огромной, черной, выстроенной человеческими руками горе. Он вышел к широченному коридору, ведущему в нужном направлении, и пошел по нему, пока не уперся в глухую стену. Флетчер попытался пройти через комнаты по обеими сторонам коридора, нашел другие коридоры и в отчаянии испробовал даже другие этажи, но повсюду натыкался на непреодолимую стену, и не было в ней никакого пролома. Путь в жилые помещения был отрезан. И тут он услышал на равнине шум битвы. 6 Батареи на крыше шипели и плевались. Звук их был резок и пронзителен, он перемешивался с более глубоким звуком и каждый раз, когда Флетчер слышал этот непонятный звук, здание сотрясалось, правда, не слишком сильно. Возникнув, шум этот не прекращался, а наоборот, становился все сильнее и сильнее. По всей видимости, у человека с сожженной головой был товарищ, и очевидно, этот товарищ отправился за подкреплением. Он должен был знать, что со странного корабля сгружали какое-то продовольствие, потому что ничего, кроме еды, не могло вызвать такого оживления у человечков, которые, рискуя жизнью, отгоняли страшных чудовищ от места выгрузки. Возможно, решил он, человечки из соперничающего здания наладили контакт с кем-то на поверхности и теперь пища будет у них постоянно. Но как бы то ни было, они не могли допустить, чтобы один из городов получил такое преимущество перед остальными. Значит, между ними происходило сражение, а Гарри Экс и Закариан все еще находились по ту сторону непреодолимой стены, если они еще не мертвы. Он, Флетчер, находился как бы в мертвой зоне, но что он мог сделать? Здание сотрясалось не сильно, но угрожающе. Орудия продолжали стрелять. Флетчер подумал о крыше. Там были батареи и люди, стреляющие из них, а следовательно, туда как-то можно было попасть. Если человечки заняты тем, что обороняют свое здание от нападающих, они не заметят, что за спиной у них, из давно брошенных секций здания ползет человек. Стоит попытаться. Флетчер пробрался на самый последний этаж и, в конце концов, нашел люк. Люк был хорошо сделан, легко открывался изнутри и почти не был виден снаружи. Он открыл люк и выбрался на крышу. Он сразу же распластался, чтобы его не заметили. Позади расстилалась огромная крыша из того же камня, что и тот, на котором стояло здание. По краю ее с одной стороны проходил бортик. Впереди виднелась секция батареи, которую обслуживало несколько человек. Оттуда полыхало пламенем. Наверху, в сером небе, хлопали широкие крылья и раздавались крики чудовищ, и каждые несколько минут одно из орудий посылало луч вверх, чтобы держать их на расстоянии. Флетчер рискнул выглянуть через бортик. Ему нужно было знать, как протекает сражение. Отсюда он видел часть каменного плато и человечков, суетящихся вокруг каких-то передвижных орудий, стреляющих в стены здания. Они, по-видимому, не имели большого успеха и часть их батарей валялась разбитой. Флетчер почувствовал, что осажденные выигрывают сражение, и пожалел об этом. Если бы сражение сейчас кончилось, ему стало бы намного труднее. Примерно в сотне ярдов он увидел открытый люк и кинулся к нему. Никто его не заметил. Внизу Флетчера тоже никто не увидел. Возможно, те, что должны охранять люк, тоже присоединились к человечкам у батареи, а охранять верхний этаж не было никакого смысла. Он решил рискнуть и нырнул вниз. Он очутился в длинном широком зале, ярко освещенном, пыльном, с расставленным вдоль стен оружием. В зале никого не было. Держа наготове лучевую трубку, которую он забрал у мертвого человечка, Флетчер стал спускаться на нижние этажи. Он чувствовал в себе странное возбуждение, слова "страх" и "отвага" потеряли всякий смысл. Он даже не думал об этом. Он напоминал человека, который неизвестно почему попал в сильное течение и теперь не имеет другого выбора, как следовать вместе с ним, стараясь просто не утонуть. Все этажи были освещены, повсюду стояла тишина. В пыльных, переплетающихся коридорах виднелись полуоткрытые двери, в углах и вдоль стен валялся мусор. В воздухе пахло серой и гнилью. Флетчер шел вниз по скатам и винтовым лестницам. В серном воздухе появился новый запах - запах грязных человеческих тел, - одинаковый по всей вселенной, который ни с чем нельзя спутать. Вскоре после этого Флетчер услышал голоса. Он пошел осторожнее, пригибаясь, проскальзывая мимо полуоткрытых дверей, избегая окон, выходящих в коридоры. Голоса звучали как будто под ним, но, казалось, доносились и сверху. Потом он увидел в стене стеклянную дверь, выходившую на некое подобие балкона. Дверь была открыта, голоса оттуда слышались громче всего. Флетчер рискнул пройти на балкон и слегка перегнулся через перила. Внизу было огромное пространство. Возможно, когда-то оно служило амфитеатром и предназначалось для общественных развлечений, а балконы, на одном из которых он сейчас стоял, были для зрителей. Зал внизу был полон народа, преимущественно там находились женщины, дети и немного стариков. Флетчер решил, что это какой-то общий зал, в котором они собираются, когда всему зданию грозит опасность. Такое помещение, расположенное в самом центре жилых комнат, легче защищать. Насколько он мог судить, людей здесь было не меньше трех тысяч. Пустые балконы, на которых могло разместиться в десять раз больше народу, нависали над кучкой людей, как бы издеваясь, но казалось, на них никто не обращал внимания. Люди не выглядели угрюмыми, они весело переговаривались, ухаживали за детьми, занимались какой-нибудь работой, которую принесли с собой. Они, казалось, совсем не волновались за судьбу здания. Вероятно, им уже не раз приходилось так отсиживаться и до сих пор ничего не происходило, а следовательно, и не произойдет. Среди взрослых бегали дети, кричали и играли с игрушечными батареями на самом нижнем балконе. Для них все это было естественным. Это их дом. Они родились в нем и другого у них не было. Они были очень маленького роста и их было немного. На одном из самых нижних балконов дети резвились особенно оживленно, но там, у колонны, стоял стражник, единственный молодой человек во всем зале, который нетерпеливо отгонял детей прочь. Он стоял у дверей отгороженного у балкона пространства, и хотя Флетчеру не было видно, что там, он прекрасно мог догадаться об этом. Он запомнил это место и снова принялся осторожно спускаться вниз. То, что часть людей защищала здание на крыше, а остальные находились в зале, помогло Флетчеру повсюду проходить незамеченным. И эта обитаемая часть была намного хуже покинутой. Отовсюду пахло нищетой и смертью, всюду чувствовалось безразличиеизабвение.Сломанныемашины,
в начало наверх
забаррикадированные двери и окна, произведения искусства, валяющиеся по углам, в общем, когда-то прекрасное здание - произведение искусства архитекторов и инженеров гордой расы - превратилось не более, чем в жалкое убежище дегенеративных ее остатков, которые даже не могли соблюдать чистоту. Он понял, что энергетические установки и синтетические фабрики были полностью автоматизированы, и когда в конце концов что-то портилось, оно так и оставалось сломанным и бесполезным, что, естественно, сразу уменьшало запасы продуктов и прочих предметов первой необходимости, включая металлические изделия, одежду и, собственно, синтетическую пищу, что должна была быть основой их существования. Перед глазами Флетчера промелькнула короткая и страшная картина, как в один прекрасный день оставшиеся в живых люди будут вынуждены выйти из здания и охотиться в полной темноте на чудовищ расщелины, которые, в свою очередь, будут охотиться на них. Дети продолжали играть и над чем-то смеяться. Флетчеру показалось, что шум сражения стихает. Он быстро пробрался по грязному коридору мимо грязной стены и прозрачной открытой двери балкона, на которой остались грязные отпечатки пальцев и лежал слой пыли. Он осторожно пробрался на балкон и глянул вниз. Теперь он ясно увидел ряд кабинок с окнами, и та, которая была ему нужна и которую охранял стражник, находилась совсем недалеко, справа от него. Гарри Экса не было видно, но Закариан был там. Через высоко расположенное окно Флетчер видел только его голову. Закариан обернулся, сделал головой безнадежное движение животного, которое знает, что его пещеру обложили охотники. И тут он увидел Флетчера. Глаза его широко раскрылись, а нижняя челюсть отвисла. Флетчер бешено затряс головой, знаками приказывая ему молчать. Он добился своего. Молчал не только Закариан. Батареи с обеих сторон прекратили огонь. Люди, сидевшие в зале, тоже замолкли, даже дети перестали играть. Все прислушивались. Вдруг на нижнем этаже через широкую дверь в зал вбежал человечек. Он закричал с торжеством в голосе. Громкий крик вырвался из груди женщин и стариков. Они смеялись и потрясали в воздухе кулаками, дети пронзительно визжали, как молодые ястребы. А затем все начали покидать зал. Враг отошел, атака отражена и битва закончилась, сейчас все могли спокойно разойтись по своим квартирам. Флетчер, застигнутый врасплох в коридоре, огляделся в поисках места, где можно было бы спрятаться. Потом он заметил, что все покидают зал через нижние коридоры. Через несколько минут, вероятно, все этажи будут буквально забиты семьями, но тем временем стражник встал спиной к Флетчеру, и он мог бы рискнуть. Из коридоров снизу уже доносился шум и оживленные голоса. Люди возвращались со своих наземных постов, что бы они там ни делали, а скоро начнут спускаться с крыши. Флетчер застонал и пополз. Когда он поднялся, то был уже рядом с кабинкой и глядел прямо на Закариана. Руки и ноги Закариана были связаны, он лежал в каком-то подобии кресла. Стражник стоял в нескольких футах от кабинки, словно раздумывая, не пойти ли ему вместе с толпой. Гарри Экса в кабинке не было. Зал опустел. Стражник неожиданно повернулся и направился к кабинке, как будто все-таки решив, что ему лучше остаться. И тут он увидел Флетчера. Его маленький, твердо очерченный рот открылся, он набрал в легкие воздуха, намереваясь закричать. Это был его последний вздох в жизни. Флетчер неумело, но наповал убил его из лучевой трубки. Он нырнул в кабинку и стал разрывать веревки на руках Закариана, и все время неподалеку слышались ликующие голоса, люди расходились по коридорам, поднимаясь и опускаясь в свои помещения. - Где Гарри? - спросил Флетчер. Закариан плакал. - Я думал, вы погибли, - сказал он. - Я думал, мы все погибнем. Его руки были уже свободны, он остервенело рвал веревки с лодыжек, только мешая Флетчеру. - Флетч, нам надо спешить. - Да, - сказал Флетчер, - но где Гарри? Они убили его? - Убили? - Голос Закариана неожиданно поднялся до визга. - Убили! Знаете, что сделал этот негодяй? Он заключил с ними договор. Они хотят, чтобы мы полетели с ними на ракете к звездолетам, они бы проникли туда, неожиданно напали, а затем забрали все продукты. И Гарри согласился сделать это. Он поднялся, сбрасывая с себя обрывки веревок, потом бросился куда-то, но Флетчер остановил его. Закариан глянул так, словно Флетчер был его врагом. - У меня там жена и дети, - сказал Закариан и отпихнул Флетчера. - Пустите меня! Флетчер встряхнул его. - Прекратите! - резко сказал он. - Все будет в порядке. Значит, Гарри согласился вести ракету? - Они собирались заплатить ему и отпустить. Он думает, что заработает целое состояние и спасет свою шкуру. Как же он мог отказаться от таких условий? - Закариан снова попытался вырваться из рук Флетчера. - Пустите! - Успокойтесь, - сказал Флетчер. - Вы что, принимаете меня за убийцу? Слушайте, может, вы не поняли, о чем я толкую? Гарри договорился с ним. Они как раз пришли к соглашению, когда началась атака. Сейчас, когда сражение закончилось, они отправятся к звездам, как только соберут людей. - Да, я понимаю, - сказал Флетчер и его затошнило. - Он чувствовал безнадежность и горькую ярость, он чувствовал себя оплеванным из-за того, что принадлежал к той же расе, что и Гарри Экс. Он чувствовал, что больше ничего не хочет. - Нам надо скорее добраться до ракеты, Флетч, - продолжал говорить Закариан. - Если мы успеем туда первыми, то можем остановить... - Да, - сказал Флетчер, - конечно. Именно это нам и надо сделать. Закариан молчал. Флетчер наклонился, вытащил из-за пояса убитого стражника лучевую трубку и протянул ее Закариану. Они вышли в коридор. Отовсюду слышались голоса и движение, но пока еще никого не было видно. Теперь уже как одержимый, Флетчер бежал наверх, все выше и выше, пока голоса не замерли далеко внизу. Флетчер не знал, сошли ли с крыши человечки у батареи, через тот же люк они сошли или через другой. Он решил, что бесполезно бояться встретить кого-нибудь, потому что если они не попадут к ракете раньше Гарри Экса и если ракета улетит вместе с ним к звездолетам, их можно считать покойниками. Они бежали вверх по коридорам, никто не увидел и не остановил их. Они добрались до крыши, и Флетчер увидел несколько закрытых люков. Он открыл один. Они вскарабкались на крышу, которая была темна и пуста, лишь отблеск вулканов играл на ней. - Скорее, - сказал Закариан, задыхаясь и хватая ртом воздух. - Скорее. - Сюда, - кивнул Флетчер и показал на люк, из которого в первый раз выбрался на крышу здания. Они скользнули через него в брошенные помещения, и Флетчер закрыл люк за собой. - Скорее, - сказал Закариан. - Спокойно. Нам предстоит еще долгий путь. Он секунду постоял, что-то обдумывая. У них не оставалось времени, чтобы возвращаться тем же путем, которым он пришел сюда, да в этом и не было необходимости. Изнутри всегда можно найти более легкий путь наружу. Он стал пересекать здание возле разделявшей его стены, стараясь держаться поближе к ракете. Коридоры были темны, тянулись, казалось, на тысячи миль, и все это время люди знали, что не успеют. Потом они выглянули из высоких окон наружу. - Она еще там, - обрадовался Закариан. - Смотрите, ракета все еще там! - Интересно, что их задержало? - спросил Флетчер. Потом он присмотрелся внимательнее и увидел, что поле битвы очищается от трупов голодными чудовищами, пожирателями падали, кровными братьями Гарри Экса. - Пойдемте, - сказал Флетчер. - Надо будет спуститься ниже. Глядите по сторонам, потребуется какая-нибудь веревка или длинная цепь, способная выдержать человеческий вес. Они поспешили вниз, задыхаясь, спотыкаясь и падая, по скатам и спиральным лестницам, через пустые залы и комнаты, сквозь молчание и слабые отблески света. Они нашли моток легкого, но прочного, красивого кабеля в углу одного из помещений, служившего раньше, видимо, машинным залом. Захватив моток с собой, они спустились к самому нижнему ряду окон. Ракета все еще стояла на каменистой равнине. - Здесь уже есть несколько выбитых окон, - вскричал Закариан. - Батареи нападающих сокрушили их. Флетчер взглянул вниз. Чудовища еще не ушли, но придется рискнуть. Они закрепили конец серебристого кабеля и выбросили моток из окна, а затем быстро спустились по нему. Они побежали к ракете, пригибаясь, прячась за скалистые выступы. Чудовища опять завыли. В поисках пищи они ссорились и дрались друг с другом: чудовища с белыми крыльями и горы, которые умели ходить и выть. Люди бежали, две маленькие фигурки в окружающей ночи, а затем разом спрятались за скалы, когда вой и хриплые крики приблизились. - Никогда нам это не удастся, - тихо сказал Закариан. И Флетчер, задыхаясь, подумал: да, никогда. Боже, какой долгий путь прошел этот мир и народ к своей медленной кончине... Внезапно загорелись огни, освещая мрачное каменистое плато и расхаживавших по нему чудовищ. Батареи на крыше ожили, изрыгая огонь, отбрасывая зверей с этого места, где уже не осталось даже объедков. Флетчер обратил внимание на то, что ни одно из чудовищ не было серьезно ранено. Если бы хоть одно из них было убито, другие не ушли бы отсюда, пока не сожрали его. А пока что они с ворчание отступили подальше от светового круга. Открылась дверь в стене здания, из нее вышли Гарри Экс и шесть-семь человечков. Закариан сыпал проклятиями. Флетчер потянул его из убежища под скалами, и они побежали к ракете, пригибаясь как можно ниже, оставляя скалы между собой и зданием. Они уже были в ракете, когда к ней подошли Гарри Экс и окружающие его человечки. Закариан закрыл дверь выходной камеры, затем они начали стрелять в только что вошедшую в камеру группу. - Не попадите в Гарри, он должен вернуться с нами! - закричал Флетчер. Лицо Закариана застыло маской жгучей ненависти. Гарри застонал, свалился на пол и пополз к ним, как побитая собака, крича: - Что вы хотите сделать? Бедные вы изголодавшиеся маленькие негодяи, подумал Флетчер, я не хочу убивать вас, но не хочу умирать сам, поэтому должен, должен... Все было кончено в несколько секунд. В выходной камере остались лишь трупы да запах нагретого металла. Флетчер выбил из рук Закариана лучевую трубку. - Нет, - произнес он. - Что вы сделаете? - все время повторял Гарри Экс. - Что вы хотите сделать? Это был просто блеф. Я хотел помочь вам. Разве вы не понимаете? Флетчер ударил его ногой, но очень сильно, просто с брезгливым презрением. - Вставайте, - сказал он. Гарри встал. Он рухнул в кресло и Закариан стал внимательно наблюдать за ним. Флетчер закрыл внутреннюю дверь выходной камеры, оставив в ней трупы, и уселся в кресло пилота. Батареи на крыше здания уже расчистили небо для ракеты. Естественно, ведь на борту были их люди. 7 Четыре звездолета неслись через пространство далеко от мертвой звезды. Флетчер сидел за столом в рубке "Доброй надежды", перед ним стояла бутылка и стакан. Гарри Экс сидел на другом конце стола, его перевязанные кисти руки покоились в лубках. Перед ним стояла Люси, лицо ее раскраснелось, глаза сощурились от злости. На койке, обняв жену, сидел Закариан. Они поменялись местами, так что Закариан занимал сейчас место
в начало наверх
Джо Лиди, а жена Джо летела на другом звездолете, иначе она бы убила Гарри Экса. - Я уже устал повторять вам одно и то же, - говорил Гарри. - Я сказал вам, что не собирался выполнять своего обещания этим маленьким ворам. Я хотел вернуться за помощью. - За помощью для кого? - спросил Закариан. - Не пытайтесь мне лгать, Гарри. Я присутствовал при этом. Я видел, как засверкали ваши свиные глазки, когда они показали вам полную горсть этих камешков. - Он ткнул рукой в сверкающую груду в центре стола, затем наклонился и придвинул свое лицо вплотную к Гарри. - Если это был только блеф, - сказал он, - то почему вы даже не намекнули мне? Они бы не поняли, о чем мы говорим, а вам бы понадобилась моя помощь, если бы вы решили обмануть их. Но нет, вы не сказали ни слова. Вы просто схватили эти камни и были готовы лизать им все места. Вы позволили им увести себя, чтобы я не мог вам помешать. Еще один человек, который присутствовал на борту звездолета и являлся членом совета, поглядел на Гарри Экса и спросил: - Что вы можете сказать на это? Люси Экс взглянула на Гарри, затем на кучу сверкающих камней, и глаза ее загорелись. - Ему больше нечего сказать, - резко произнесла она. - Он здесь хозяин. Зак врет все про него. Он завидует, что Гарри удалось принести с собой камни, которые стоят целое состояние. - Она повернулась к Флетчеру. - Что же касается его... Закариан выпрямился и дал ей пощечину. - Вы и так наделали достаточно бед своим языком, - сказал он. - Лучше сядьте в сторонку и молчите. - Так что вы можете сказать? - спросил у Гарри член совета. Гарри затряс головой, раскачиваясь из стороны в сторону. - Я болен. Они мучили, пытали меня, разве вы этого не видите? Вы думаете, что человек может пройти через то, через что прошел я, и чувствовать себя при этом хорошо? Я болен. Оставьте меня в покое. - Задай им как следует, Гарри, - с бешенством в голосе сказала Люси. - Они не имеют права так с тобой разговаривать. Ты хозяин. Но Гарри только сидел, раскачиваясь, и твердил, что он болен. - Это ваша вина, - сказала Люси Флетчеру. - Вы пьянчужка, вы... - Я кое-что скажу вам, - медленно произнес Флетчер. - Несколько лет назад я был офицером "Звездного луча", который разбился при посадке. Я был одним из троих, оставшихся в живых. Я видел мужчин, женщин, детей, младенцев, которые умерли, пытаясь достичь звезд! Тогда я начал пить. - Он протянул руку к бутылке, налил себе полный стакан, одним духом выпил его, потом заткнул бутылку пробкой и толкнул ее по столу к Гарри Эксу. - А сейчас, - сказал Флетчер, - я бросил пить. Люси заплакала, повернулась и изо всех сил ударила Гарри по лицу, затем выбежала из рубки. Позже, сидя в пилотском кресле за пультом управления, Флетчер взглянул на звезды и кивнул им. Теперь он знал, почему мужчины, женщины и дети умирали, почему умерло столько землян в стремлении достичь звезд. Ты можешь быть разумен. Ты можешь сидеть дома, в созданном самим собой маленьком, безопасном мирке. Люди из расщелины сделали это давным-давно, и он видел, чем это кончилось. Нет, в сумасшествии землян больше мудрости. Неисповедимы пути человечеств, но он более не принадлежал к ним. Его ждали звезды. Теперь он знал, куда и зачем...

ВВерх