UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Мишель ГРИМО

   ЛЮДИ МОРЯ




   1. ЗАСАДА

Великолепное животное. Тело и шея,  короткие  конечности  -  нервные,
мускулистые, крепкие,  гладкие  копыта,  безукоризненная  золотисто-гнедая
шерсть - красавец конь, переливающийся силой. Истинное богатство Ксуана.
Без особой усталости Сукама может проскакать больше сотни  километров
за день под  седлом  у  Ксуана,  а  запряженный  в  восьмисоткилограммовую
повозку со всей семьей - половину того расстояния по любой дороге!  Лучший
конь в племени. Все ему завидуют, а  кое-кто  из  соседнего  племени  даже
пытался украсть его‡
Сукама блестит от пота. Ксуан долго и терпеливо протирает его клочком
сухой травы. Потом накрывает его бока попоной и вешает на  морду  торбу  с
кормом. Это последний запас.
Уже пять дней минуло, как Ксуан покинул  племя  в  погоне  за  дикими
собаками! Завели они его далеко на север, где опасно,  но  никаких  шансов
добыть хоть двух-трех. Досадно, особенно из-за шкур... но в  конце  концов
нельзя голову терять. Припасы иссякли, а эти купола... Горизонт окровавлен
от их света, точно на закате - а солнца уже в восемь часов и след простыл.
"Утром, едва рассветет, вернусь в племя..." Вульф, его собака, залаял
и уставился на него, размахивая хвостом. "Увы,  собачка,  для  нас  ничего
нет!" Где-то вдалеке, у подножия  холма,  посыпались  камни.  Насторожился
Ксуан, затрепетал Сукама. Несколько мгновений вглядывался Ксуан в темноту.
Тишина!
"Спокойно,  мальчик  мой!   Ничего   и   никого:   бояться   незачем.
Спокойно..."
Но конь дрожит в ознобе, и, повинуясь предосторожности,  Ксуан  взвел
курок охотничьего ружья и прислушался к шорохам опустошенной земли.


В  этот  же  час  свет  отражался  от  купола,  высоко  над  городом.
Температура повысилась на четыре градуса. Момент приятный, если конечно не
смотреть на небо: резкие отблески  жестко  ослепляют,  пронзают  глаза.  В
который раз уже замечаю, что завидую  младшему  брату:  он  сейчас  где-то
снаружи, на свободе, далеко от города-чудовища!
Брат, конечно, лентяй. Неспособен  завоевать  необходимое  положение,
которое приличествует семье,  чьи  предки  всегда  входили  в  Федеральный
совет... К черту! По крайней мере это жизнь. Гонять кочевников и  заселять
ими  море  куда  интересней,  чем  управлять  неизвестно  кем,  руководить
каким-нибудь сектором, в надежде занять место отца в Совете! И это все!  В
то время как над всем этим давно нависла угроза...
"Люди городов! Мы завладели всем.  Мы  -  господа  Земли.  Мы  довели
техническую цивилизацию почти до самой ее вершины.  За  одну  человеческую
жизнь ракеты доставят нас до других планет. Мы у врат вечности, мы внимаем
голосам веков... С неугасимым аппетитом  сжираем  ресурсы  всей  планетной
системы. А открыта ли дорога к звездам? Нет... Н-да, с такими мыслями и на
свободе!"
Он покинул террасу и спустился в кабинет по  внутреннему  лифту.  Ему
двадцать пять, глаза карие, темно-каштановые волосы топорщатся на небритой
со вчерашнего дня голове. Лицо вполне  приятное,  губы  красиво  очерчены.
Кочевники сочли бы его рост малым, а плечи узкими, но здесь, в городе,  он
обычный юноша. И имя ему 700-01-0003-С0042-ВУ.
Из кабинета он  хотел  связаться  с  Центром  по  заселению  моря  по
видеофону. На экране возникла юная девушка.
- Вечер добрый. Не могли бы Вы соединить меня с 700-10-0054-J0115-VU?
- Минуточку! Нет... При последнем запросе он сообщил,  что  в  первом
секторе замечен кочевник. Его сейчас не следует беспокоить!
- Ладно. Когда он закончит, Вы нее могли бы попросить  его  позвонить
мне?
- Разумеется, светлейший!


Безличный, бледно-лиловый свет лился на опустевшую  землю.  Ксуан  не
то, чтобы боялся, но недолюбливал  эту  пору:  тени  и  блики  нормального
лунного света были как-то надежнее. А так любимая им и близкая  ему  земля
приобретала пугающие черты. И хоть до города было два дня дороги, но и тут
чувствовалась отвратительная его власть. Рассеянные лучи ореолом  окружали
крепкое тело Сукамы и придавали ему несколько нелепый вид. И это тоже было
не по душе Ксуану!
Присев в нескольких шагах от коня с лучевым ружьем на коленях, он  не
смел отвлечься: не то, чтобы прилечь на спину,  заснуть!  Там  и  тут  над
землей вздыбливались клочья тумана, которые через час уже скроют  от  глаз
холм. А куда уж хуже! Тогда и подавно речи не может быть  о  сне...  Вдруг
послышались какие-то звуки. Холодок побежал  по  спине.  Жестокая  тревога
охватила его. С вздыбленной шерстью к его ногам прижался Вульф. Но  ничего
не появилось. Час от часу не  легче.  Усилием  воли  заставил  себя  лечь,
расслабиться, закрыть глаза: "Минута! У тебя одна минута в запасе, и  тебе
необходимо все твое хладнокровие!"
Снова поднялся, вслушался. Слабые шорохи как будто зазвучали отовсюду
и  надвинулись  неумолимо  и  с   беспощадной   методичностью   нарастали.
Постарался их выделить: "Один, два, три... четыре робота! А люди?  Вот  он
за камнем! Идет пешком за своими роботами! Легкомыслие тебя погубит, гад!"
Тревожное ржание заглушило ненадолго шум атаки, и земля  дрогнула  от
топота могучих копыт... Уверенный в Сукаме, он не стреножил его, и  теперь
тот сбежал! Тут же он заметил, что и Вульф пополз к краю ложбины...  И  он
туда же!
Стиснул  зубы,  чтобы  не  закричать.  Две   слезинки   побежали   по
побледневшим  щекам.  Все  пути  отрезаны.  Три  робота   возникли   почти
одновременно:  полусферы  с  торчащими  из  брюха  руками,  скользили   на
воздушной подушке. Ксуан знал, что  нет  никакой  надежды  остановить  это
чудовище,  но  повредить  аппарат  можно   попытаться   и   проскочить   в
образовавшийся просвет.
Старательно прицелившись, он полоснул лучом по конечностям ближайшего
робота: два манипулятора и один сетеметатель отвалились. Ксуан возликовал.
"Еще один, и можно будет бежать"...
Пострадавший продолжал ползти, направив на него  тоненькую  трубочку.
Та странно дергалась, и в любое другое время это позабавило бы Ксуана.  Он
догадался, что робот собирается поразить  его  в  совершенно  определенный
орган. Быстро выстрелил еще раз. Трубочка полыхнула и съежилась, но в  тот
же миг что-то ударило  его  сзади  в  кожу  туники,  обожгло  плечо  и  он
повалился "на свою землю" и, теряя сознание, забился в судорогах.
Роботы уже опутали сетью тело кочевника, когда  приблизился  человек.
Он взглянул на контрольный прибор, что висел у него через плечо.
"Тридцать пять секунд! Здоров, дьявол!"
Скомандовал роботам вызвать сухопутный глиссер  и  пока  спускался  с
холма, вызвал Центр заселения моря по радиотелефону:
- Алло!  Говорит  700-10-0054-J0115VU!  Захватил  кочевника  -  очень
сильный экземпляр! Кто? Брат? Я свяжусь с ним из глиссера.  Спасибо.  -  И
отключился.



   2. НА ПОМОЩЬ КСУАНУ

- Мы слишком далеко зашли!
Зорги, предводитель номадов, сказав это, повернулся к всаднице  слева
и остановил коня.
- Сожалею, Цила, но мы не вправе рисковать! Подождем  стадо  -  место
тут подходящее, и здесь мы проведем ночь.
Цила подчинилась со вздохом. Что и говорить, Зорги поступает со  всей
предосторожностью. Нельзя рисковать всеми, чтобы найти одного. Остальные и
так отстали. В огромной каменистой пустыне едва можно найти такое  удобное
место, где есть настоящая трава. Мир Номадов  -  обожженная  и  бесплодная
пустыня.
Далеко на западе простираются болота,  там  много  травы  и  дичи,  и
кочевники запасаются на  долгие  месяцы  скитаний.  За  болотами  -  море,
охраняемое роботами, и ни одна пядь побережья не свободна от  их  надзора.
Ни один кочевник не вернулся живым оттуда. На севере стеной стоят владения
Безымянных под гигантскими куполами. И оттуда никто  не  возвращается.  На
юге - ядовитые болота и мертвое море, оттуда доносится  ужасный  смрад.  А
восток - бескрайние мертвые пустыни.  За  пересохшими  куполами  и  дикими
скалами опять тянутся чудовищные купола.
Группа состоит из трех десятков мужчин и женщин,  на  конях  -  самые
сильные и ловкие в племени. Одеты все одинаково: кожаные туники  и  штаны,
поверх шерстяного белья - осень  уже  наступила.  Единственным  украшением
является кожаный шлем, обрамленный металлом с инкрустацией из  самоцветных
камней, надвинутый на самый лоб. Цила сняла шлем, и темные  волосы  волной
спустились до самой поясницы. Цила - молодая, сильная, красивая; от матери
номадки унаследовала она рост и силу, от отца  -  когда-то  изгнанного  из
купола Безымянных - получила некоторые телесные и душевные черты,  которые
смягчают грубый облик дикарки.
Два часа спустя после появления разведчиков показалось  и  стадо,  за
ним - крытые повозки: они образовывали полукруг, в котором двигались люди,
овцы и козы. Все были измучены, но день не  прошел  напрасно:  утром  были
обнаружены остатки  города  -  масса  предметов  неизвестного  назначения,
античные консервные банки и целая груда пшеницы в металлической  цистерне.
Только пропажа Ксуана омрачала  всеобщее  ликование  -  Ксуан  знал  много
такого, что позволяло его племени жить лучше, чем  многие  другие  племена
кочевников.
Именно он превратил одно ущелье в парник, где рос гигантский лишай  -
основная пища племени, изобрел  солнечные  аккумуляторы,  дающие  тепло  и
свет. Его отец - Безымянный - передал ему часть знаний. Он же поставил  их
на службу кочевникам.
Зорги вошел  в  крытую  кибитку  и  растерялся  при  виде  того,  что
происходило: Цила, припав к плечу матери, заливалась горькими  слезами,  а
мать, как и подобает номадке, плакала с каменным  лицом.  Зорги  покашлял,
давая знать о своем присутствии.
- Цила! Конь твоего брата только что вернулся без всадника!
Обе женщины  встрепенулись,  на  лице  матери  задергались  мышцы.  С
блестящими от слез глазами Цила крикнула:
- Сукама  не  бросил  бы  Ксуана  живым!  Он  или  мертв  или  пленен
Безымянными!
- Думаю, скорее он в плену, -  мрачно  сказал  Зорги.  -  Вульф  тоже
вернулся, а будь Ксуан мертв, тот остался бы возле него...
- Спасибо, что сообщил, Зорги! Но что будет с нами без брата?
- Соберем Совет и решим...


В ночи собирался Совет у пламени костра из сухой травы  и  навоза.  С
тяжелым сердцем шла туда Цила. Подсела к Зорги, и Совет начался с краткого
изложения вождя номадов:
- Конь и собака Ксуана вернулись без хозяина. Они пришли с севера  и,
судя по тому, как они устали, издалека...
- И понес его черт к этим куполам! - воскликнула какая-то женщина.
- Точно как Идо год назад, - добавила другая.
- И мы не искали его так долго, - заметил сурово один из старцев.
- А никого и не надо было искать долго, - оборвал Зорги, -  никто  не
стоил того, как Ксуан.
Одобрительный шепот прошел по рядам, и старец понурил голову.
- Все сочувствуют тебе, Арко, и еще не раз пожалеем, что...
Цила решила воспользоваться моментом:
- Надо продолжить поиски! Нужно найти Ксуана!
Раздались возгласы удивления, а затем слово взял Зорги:
- Понимаю твое горе, Цила. И наше -  не  меньше.  Но  что  поделаешь!
Рисковать племенем... Нет! Брат не захотел бы такого!
- Кто говорит о племени? -  с  жаром  возразила  Цила.  -  Дайте  мне
троих-четверых, и я проникну под купол и найду Ксуана!
- Глупости! Вас схватят! Роботы перебьют всех!
-  Погодите,  дайте  договорить,  -  Взмолилась  Цила.  Зорги  жестом
прекратил шум, и девушка  продолжила:  -  У  отца  сохранился  план  южных
куполов и подступов к ним. Я  только  что  их  смотрела...  Снаружи  между
куполами  постоянно  ходят   частные   глиссеры,   особенно   вечером   их
скапливается так много, что их не успевают пропустить через ворота, и  они
кружат по пустыне в десятках километров от купола и ждут.  И  хотя  номады

 
в начало наверх
никогда не подходили близко к городу, не попавшись в плен, но маленькая группа, действуя осторожно, может проскочить... И поскольку этого раньше не было, Безымянные едва ли начеку! - Допустим. Приблизитесь к глиссерам, а потом? - Потом! Потом дождемся самого последнего, отставшего, захватим его - я умею управлять - сяду на место безымянного, а остальные могут вернуться... - Едва ли ты проникнешь в купол, а если и пройдешь, не найдешь Ксуана, не выберешься, наконец! - Как ни малы шансы, я готова рискнуть всем ради Ксуана. Не хотите помочь - отправлюсь одна... - Это самоубийство! Цила рехнулась! - Но вопреки не слишком мужественным выкрикам, девушка поняла, что ее смелый проект увлек кое-кого из молодых номадов: хоть маленький реванш перед безымянными! Как этим пренебречь! Цила повернулась к молодым: - Игал, Марко и ты, Ло! Идемте! Мне нужна помощь только пока не захвачу глиссер. По их глазам было ясно, что они согласны. Отчего же Совет колеблется? Дисциплина не особенно в чести у номадов: опасности и трудности объединяют, но больше всего кочевники дорожат горькой своей свободой. Что возразит теперь Зорги? - Я знаю, что вас не остановить! Но семьи ваши останутся без помощи, у кого жена, у кого дети... Не беда! Я отдам вам треть нашего запаса травы и по одной овце Марко и Ло. А когда вернетесь - моя мать будет кормить ваших коней... Скрытая тьмой, Хан наморщила лоб: если согласится, то их ожидает полное разорение. "И пусть! Лишь бы Ксуан жил!" - И ты покупаешь нас? - воскликнул Ло. - Нет, я дам и оружие, чтобы ваши семьи пользовались им в ваше отсутствие. Я не покупаю вас. Ло покраснел и махнул рукой. Зорги прикрыл глаза. Пусть идут. Ладно ли будет? Главарь номадов и сам был бы не прочь участвовать в приключении. Но легко ли решать, если не принадлежишь только самому себе... С каждым годом на него все более наваливается ответственность: в короткой жизни, полной борьбы за существование, кочевники ни разу не отважились напасть на безымянных в их собственном доме. Предложение Цилы звучит соблазнительно. Опьяненные простором, трое номадов пустили вскачь своих коней, превратившись в размытое темное пятно, неумолимо скользящее к горизонту. Пора было бы и остановиться, передохнуть и закусить, Но Цила умчалась вперед, в поисках места, где можно было бы заночевать у костра, не опасаясь быть замеченными. Циле было знакомо беззаботное состояние, когда забываешь и племя, и цель, ради которой садишься в седло: не раз вместе с братом, раздраженным после недельной кропотливой работы в ущелье-парнике, срывались они в бешеную скачку. Но сегодня в ней нет и тени того пьяного восторга. Уверенной рукой она посылает вперед Сукаму, а ее собственный конь с припасами движется на поводу. Пустыня и изнуряющий бег могучего коня! И кто знает, может быть, этот путь последний! Широкое поле иссохшей травы переливается под ветром, а далеко на востоке громоздятся скалы, словно развалины призрачного города... Воздух свеж, земля ее близка ей как никогда, как не может близка этим безымянным, несмотря на их могущество! Тропические ураганы валили ее на почву, палило солнце, от которого пересыхало горло и трескались губы, ее убивало холодом зимы, но и в горе, и в счастье она оставалась дочерью этой земли. Цила подняла глаза: высоко в небе светились огоньки космических кораблей. "Они построили их, чтобы завоевать другие планеты, но сами в плену у Земли, которую не могут постичь! Живут точно потерпевшие кораблекрушение в мире, который считают временным. Прав отец: они побеждены, сломлены судьбой. Пустыня ворвется к ним под купола, и от болот до горизонта все будет наше!" В этот день было полнолуние, воздух был прозрачным и чистым, на диске луны светились маленькие огоньки - города селенитов. И чувство беспомощности и страха вновь посетило ее... На третий день пошел дождь, пришлось замотать оружие, чтобы не ржавело. В трех метрах ничего не было видно, капли влаги били с невероятной силой, вода прилепляла одежды к телу и, стекая по ногам, заливалась в сапоги. Циле становилось не по себе, и она старалась не подавать виду. Проливной дождь - приятель номадов, но только тогда, когда он наполняет водоемы и оставляет после себя буйные травы. Через два часа дождь внезапно прекратился, в облачном небе образовались окна, в которые ударило солнце. Пустыня влажно заблестела, вуаль испарений поднялась над горизонтом. При каждом шаге из-под копыт Сукамы взлетали фонтаны брызг. Далеко позади себя Цила увидела троих всадников, ожидавших ее, и пустила коня в галоп. - Что случилось? - Глиссеры, - ответил Игал и указал рукой налево. Цила сделала руку козырьком и вгляделась. - Не вижу. Ло достал бинокль и подал ей: деталей нельзя было рассмотреть, но пустыня была перечеркнута цветастой пунктирной линией - сомнений быть не могло: глиссеры! - Хорошо. Скачем еще час, затем спешимся и пойдем. Движение замедлилось: зажатые лощиной всадники сбились в кучу. - Вы поняли? Золотистые глиссеры принадлежат женщинам. Нам нужны частные глиссеры: они невелики и весят благодаря пластмассовому корпусу не больше двухсот килограммов. Остановить его не трудно... - При условии, что внезапно не подскочит другой! - Риск, конечно, есть... Но что может сделать водитель? У горожан-то оружия нет. - А если он поднимет тревогу в городе? - У нас четыре лучевых ружья, не успеет он понять, что к чему, как превратится в кучу пепла! - Гляди, Цила, дорога свободна! - Тогда не медлите! Кочевники сорвались с места и спустя несколько секунд находились уже на дороге. Трое мужчин залегли плечо к плечу, прижав ружья к бедрам. Цила замаскировала их комьями грязи и камешками, а затем сдвинула дорожные знаки, так что проход на дороге стал совсем узким. - Если первым появится красный, не троньте! - крикнула она друзьям, затем укрылась за скалой и стала ждать. 720-12-0031-У0016-А3 замедлила ход машины и внимательно всмотрелась. Что такое? Горит дорога? Такого никогда не случалось: за десять лет подобный случай произошел только раз возле города 400 по ту сторону Земли! Тогда что значит эта огненная линия впереди? Приблизилась: горела трава. К счастью роботы из службы городских ворот уже переставили дорожные указатели, изменив маршрут. "До чего же я рассеяна: можно это было бы заметить на десять минут раньше. Странно! Но кажется, загорелось внезапно? Ну и ну! Какая сверхпредусмотрительность: еще и дорогу сузили..." Скорость упала до девятнадцати узлов, пока машина ползла по проходу между указателями, где не разъехались бы два глиссера. И вдруг, когда она еще снизила скорость, случилось ужасное: земля словно вздыбилась под воздушной подушкой, машина подпрыгнула, наклонилась и, наконец, опрокинулась! Ужаснувшись, она схватилась за голову и закрыла глаза, ожидая катастрофы, ударилась о что-то и потеряла сознание. Очнулась, лежа в грязи. Было холодно, и она поняла, что вместо синтетического комбинезона на ней мокрая, липкая и большая по росту кожаная туника. Ноги в таких же мокрых сапогах, а руки связаны на груди. Испуганно огляделась и заметила номадов возле глиссера, который хоть и перевернутый, продолжал жужжать и трепыхаться, как пойманный жук. Невольно вскрикнула, и номады обернулись. - Ну, наконец-то! Давай показывай, как им управлять... и поживее! грубо потребовала какая-то девица. Пленница с удивлением увидела на ней свой комбинезон. Руки ее торчали из рукавов, а молния была расстегнута, чтобы не душила. - Вставай! Пленница вскочила, дрожа всем телом. Дальше все происходило как в кошмарном сне: она показывала как управлять глиссером, как связываться по видеотелефону... видела как тронулась машина. Прежде чем исчезнуть в недрах аппарата Цила повернулась к троим мужчинам: - Как вернетесь в племя, освободите ее, пусть возвращается к безымянным! Если все обойдется, через три дня буду и я... или считайте меня мертвой! 3. В ВОЛЧЬЕЙ ПАСТИ Опознавательное устройство было связано с компьютером: характеристики машин и водителей поступали туда в зашифрованном виде: частный глиссер, стандартный, коэффициент безопасности, рост, вес пилота, показатель эмоциональности - все обработано за доли секунды. Теперь на контроле полиции сама личность: 720-12-00-31-У0016-А3. Цила въехала уже под купол: давление, замеченное в туннеле, спало. Вдруг по радиофону раздался безразличный голос: - Прошу поставить глиссер на технический контроль и дополнительный сбор информации... Благодарю Вас! Сердце Цилы бешено заколотилось: "Уже догадались!" Испуганно огляделась вокруг, точно спрашивая, что теперь будет. Впереди - гигантский указатель, указывающий путь вновь прибывающим транспортным средствам, по сторонам - железные ангары с круглыми воротами в размер одного глиссера. "Наверное сюда". Развернулась и заехала в ярко освещенный угол здания. - Мадам, Вы в городе 700, в одном из самых древних кварталов. Наш купол именуется "историческим" и отлично подготовлен для туристов. Извините за дополнительную проверку, мадам. У Вас есть знакомые в секторе ноль, где остановитесь? - Ммм, нет. - В таком случае, свяжитесь с администрацией отеля, соответствующего вашей социальной категории... Уведомляем Вас, что Службы контроля предлагает Вам однодневный бесплатный постой в отеле в качестве компенсации за задержку, которую пришлось Вам пережить. Экран видеофона засветился и появился улыбающийся юноша. - Отель В-8, мадам. Свободных мест нет. Новое лицо, новая улыбка: - Отель В-23, мадам. Можем предложить номер с видом на висячие сады, междугородним видеофоном и межпланетной связью, залом гипноотдыха ценой в пять земных долларов. Надбавка за радиосвязь... - Беру, беру, - нетерпеливо заявила Цила, раздраженная таким количеством разговоров. - Хорошо, мадам. Как скоро Вас ждать? - Ммм... не могу сказать точно... Я немного прогуляюсь, - осторожно сказала Цила. - Хорошо ли вы знаете город? - Не думаю. - В таком случае связываю Вас с бюро информации. До свидания, мадам! Администратор исчез, и почти сразу же на экране возник план купола. Светящаяся точка мигала в центре: Цила догадалась, что это и есть отель В-23. Вздрогнула, вспомнив одну подробность из рассказа отца: "У патрициев громадные роскошные жилища в центре любого города..." И как в таком случае попасть из отеля среднего разряда в привилегированный район?! Голос робота прервал ее размышления: - Сообщаем, что проверка закончена. Приносим наши извинения за задержку на четыре минуты тридцать секунд... - Безымянные только и делают, что просят прощение, - сказала себе Цила, отходя от экрана. Оставшись одна, Цила бессильно опустилась на пол. Чрезмерная любезность администратора, из слов которого стало понятно, что уже через три часа, которые она проблуждала по городу, среди сводящих с ума блестящих рамп автострад, в отеле ее хватились, да и сам отель с мягкими светящимися стенами - все было враждебно и страшно. Даже пол вызывал беспокойство: как-то нелепо мягок, прогибается под ногами. Только кровать походила на обычную, без хитростей. Цила прилегла и тут же сработала целая цепь приборов, вычисливших вес, нервное напряжение и степень усталости клиента, и в соответствии с этими показателями кровать начала вибрировать
в начало наверх
с определенной частотой. Цила тут же погрузилась в сон. Металлический голос разбудил ее словами: - Вибрационная кровать обеспечивает краткий восстановительный сон. Вы спали на десять минут больше нормы. Советуем выйти в ближайшее время. Испугавшись, как бы кровать не дождалась о ее реакциях, Цила быстро вскочила и снова оказалась на полу. Придя в себя от испуга, девушка поняла, что ее состояние заметно улучшилось. Успокоившись и проанализировав ситуацию, она поняла, что могло быть гораздо хуже. Первая часть плана осуществлена. Теперь самое время найти Ксуана. На мгновение ей показалось, что эта затея неосуществима. В пустыне у нее сложилось чересчур туманное представление о городе. А теперь лицом к лицу с ним, находясь внутри него и понимая, что он лишь один из пятисот таких же, которые вместе составляли одно целое, она поняла все безумие своего замысла. Но номадское упорство вновь пересилило, малодушие было отброшено. Главное дело - свыкнуться с этим проклятым местом. Цила решила осмотреть, что составляет багаж безымянной, на месте которой оказалась она сама. Вытряхнула на пол содержимое сумки и присела рядом, пытаясь понять, что к чему. Там были тонкие золотые туфельки. Ботинки ей жали, и она поторопилась переобуться. Может быть, в туфлях будет легче. Обулась, осмотрела собственные ноги, и нельзя сказать, чтобы была очарована. Вспомнились изящные ножки пленницы с аккуратно подпиленными и покрытыми цветным лаком ногтями. Ее же - грубые, широкие, с растопыренными пальцами - выдавали жительницу пустыни. Пока она печально разглядывала свои ступни, вспомнила, что безымянные имели обыкновение мыться гораздо чаще номадов, которые жалеют переводить на это воду. Цила поднялась с пола, разделась, ожидая со страхом новых испытаний. Ванна оказалась простой для пользования и без каких-либо подвохов. Во всяком случае, мало отличалась от той, которую описывал отец. Если, конечно, исключить частое прекращение воды. Одев легкую прозрачную тунику, закрытые туфли и запрятав волосы под серебряный шлем с гравировкой, Цила решила, что готова выйти в город. Итак, разговориться с кем-нибудь из безымянных и постараться разведать, где держат пленных кочевников. Администратору она храбро заявила: - Я отправляюсь на осмотр купола... - Подать ваш глиссер, или вам угодно... - Да, да, - поторопилась ответить Цила, - мне угодно пойти пешком! Администратор замер с выпученными глазами от удивления, потом смущенно рассмеялся: - Не совсем понял Вашу шутку?! Цила сообразила, что совершила грубую ошибку и поторопилась выйти из положения. - Разумеется, мне нужен прогулочный глиссер! - Желаете заказать какой-нибудь определенный маршрут? - Именно. Машина была небольшая, открытая, запрограммированная на два маршрута - длинный и короткий, которые начинались и заканчивались у отеля. Имела спидометр и упрощенное табло ручного управления, хотя возвращение в отель происходило автоматически. На полу - какой-то пульт, назначение которого Цила не поняла. Выбрав длинный маршрут она тронулась, провожаемая недоверчивым взглядом служителя отеля. Город сразу же поглотил ее. К счастью машина шла по маршруту сама, и Цила откинулась на сидении, стараясь успокоиться и сосредоточиться. Этот мир широк! Но в отличие от пустыни, где простор означает свободу, этот гигантизм подавлял ее. Снизу доверху город разделялся на шестьдесят уровней, каждый из которых был собственным миром: дорогами, садами, домами, со своим укладом жизни. Но что за город! Куда ни кинь взгляд - туннели, стены, умопомрачительные яркие рампы, блестящие твердые поверхности, поделенные на геометрически правильные квадраты, которые сливались в глазах... И всюду ползли, ползли, рычали, гудели бесконечные потоки машин, переходя с уровня на уровень. Ни одного человека не видно. А высоко на самом верху сиял купол, замыкающих этот неизбывно ограниченный мир. Много веков назад купола воздвигали, дабы спасти города от атомной бомбежки. Разрастаясь, города в конце концов соединились, маленькие купола слились. Эти огромные агломераты в конце концов израсходовали все ресурсы планеты, превратив ее в пустыню. Но когда опасность ядерного конфликта миновала, города - города вечной весны - оказались навсегда изолированными куполами от зноя и бурь пустыни. Машина Цилы все время поднималась и, когда достигла высоких уровней, девушка увидела первые жилища патрициев, утонувшие в зелени садов, окруженные террасами, фонтанами... Тогда она поняла, что эти дома и ее отель были близкими только на карте... Одни величественно простирались к верху, в то время как остальные терялись в глубине нижних уровней. Попав в мир властелинов этого мира, девушка в очередной раз впала в тревогу... Здесь, конечно, в сто раз больше роботов-охранников, детективов, полицейских, чем где бы то ни было под куполом. Синяя сигнальная лампочка замигала. Чиновник Службы безопасности долго вглядывался, затем открыл дверцу пневматической почты. Снова пакеты и перфокарты! Он вынул их и вставил в компьютер. Белые - сведения о постоянных жителях, розовые - о прибывших женского пола, синие - о мужчинах приезжих. Нажал клавишу... "осточертело все... Все! И что только не выдумают эти пройдохи наверху! Благодарение богу, наш добрый старый купол не есть вершина прогресса!" ...Какой-то сигнал настойчиво зазвучал из компьютера. Устало поднявшись, он вяло прошел несколько шагов, отделявших его от кармашка-выдачи информации. "Случилось что ли что-то?" Одна из розовых перфокарт была только что выброшена из недр машины. Чиновник быстро дешифровал данные о личности владелицы карты: - Город и Купол - 720. Сектор по месту жительства - 12. Социальная категория - 0031. Семейный индекс - У. Номер в категории 0016. Женский пол: А. Замужем - 33. Эге! Ее квартал чуть ли не в 800 километрах отсюда. Направляется в отель? Что за черт? Быстро связался с роботом в архиве и продиктовал данные. Ответ последовал через несколько минут: -Сообщаем,что720-12-0031-U-0016-AZимеет мужа 720-12-0331-U-0016-BZ, ребенка А-пола, зарегистрированного, ей 29 лет. Рыжая, 165 см, 50 кг. Родилась в куполе 00, и ее родители еще там живут. Другими словами, нет причины останавливаться в отеле. Кроме того, сообщаем, что Служба порта наложила на нее штраф - квитанция выслана на дом. Вас интересуют причины? - Да! - Кроме того, сообщает, Служба порта установила, что глиссер не соответствует принятым нормам роста и веса - рост 170 и вес 60, что повышает коэффициент риска на 4 единицы. Служба считает обязательным наложение большого штрафа, так как водитель знала о нарушении - ибо в момент контроля у нее возникло необъяснимое высокое нервное напряжение. Это все. "Этого и так чересчур! - подумал он. - Есть только одно объяснение... После двадцати девяти лет не растут, дорогой мой робот! Но это невероятно! Нужно поговорить с директором". Он связался с начальником по видеофону и изложил ему факты. Когда закончил, шеф помрачнел и заявил: - Из других источников мне стало известно, что администратор одного отеля сообщил о некой сумасшедшей: она видите ли захотела прогуляться пешком! Посмотри личность: 720-12... Она самая! - Знаете, что я подумал, господин директор? - Да! Но кто в это поверит? Кочевница в городе! Наверняка она проникла в туристический купол. Только бы не вышло скандала! Машина отеля двигалась по краю рампы возле самых жилищ патрициев. Цила не могла не восхититься великолепием, царившим повсюду. С детским любопытством она включила "беседу". Послышался приятный женский голос: - Мы находимся возле резиденции фамилии 0042 третьей категории. Приведем некоторые данные из родословной... 0042 - главные акционеры в Межпланетном обществе по электронике, в течение пятисот лет входят в качестве членов в Федеральный Совет. Нетрудно подсчитать, что их следующее поколение войдет и в Высший Совет. Это одна из самых старейших семей на Земле, чьи корни уходят в античность - времена первой регистрации социальных типов в XXI веке. В самом деле, нам известна даже личность пра-пра-пра-прадедов ИХФ-1 042-05-12-081-047-50371! Значительное число членов этой фамилии принимало участие в завоевании Солнечной системы в 2880 годы... Р0042 в 2910 годы был одним из основателей 348 городов на Плутоне. Советник Р0042 - XXXI век - ввел в практику эксплуатацию пояса астероидов и трагически погиб во время одного контрольного полета... Резкий свист заглушил голос диктора, большое темное облако накрыло маленький, открытый глиссер. Цила подняла голову: какой-то громоздкий летательный аппарат летел прямо над ней, явно сообразовывая свое движение со скоростью глиссера. Цила прочла огромные красные буквы "БЕЗОПАСНОСТЬ". Вздрогнула и выключила "беседу". Словно ожидая этого, заговорил другой голос, на этот раз уже из видеотелефона: - Маршрутный глиссер N В-23! Глиссер В-23! Если вы на ручном управлении, прошу переключиться на автоматическое ускоренное возвращение в отель. Вы слышите меня. Немедленно, приказываю Вам, вернитесь в отель и передайте себя в полное распоряжение властей! Разоблачили! Но почему именно теперь? Цила постаралась успокоиться, точно соображая, что такое требует от нее категоричный голос полицейского аппарата, который продолжал неутомимо твердить раз за разом свое распоряжение. "Так... Непременно требуется перейти на автоматическое управление... Стало быть, имеется и ручное управление? Где же оно может находиться? Может быть, этот пульт?" Пульт с желтой кнопкой находился как раз возле сидения на самом полу глиссера. Она прочитала надпись: "Ручное". Молодая кочевница проворно нажала кнопку... Глиссер, продолжая скользить, начал забирать несколько влево - на самый край дороги. Цила поторопилась овладеть ходом глиссера и завернула на боковую второстепенную дорожку, ведущую прямо к одному из аристократических домов. - Маршрутный глиссер N В-23! Что вы делаете! Вы вторглись на частную дорогу советника 0042! Вернитесь! Не доводите дело до скандала! Все равно вам не скрыться! Безумная радость охватила Цилу, когда она поняла, что чиновник службы безопасности не может преследовать ее в частных владениях, и летательный аппарат завис над границей участка. Она презрительно плюнула. Отсрочка!!! Прием проходил успешно: огромные салоны наполнялись шумом многочисленных голосов. Собрались, пожалуй, самые знатные представители молодежи из самых высших светских кругов. Но вопреки тому, 700-01-0003-С-0042-ВУ умирал со скуки. Интересно, конечно, было собрать всех своих приятелей, друзей и знакомых, но сегодня разговоры гостей досаждали ему как никогда. Скрывшись от гостей, он направился через сад прямо к выходу... "Отец, конечно, не одобрит моих выходок... тут собрались все те, кого еще носит земля из нашего богом проклятого сословия... Что!? Кого это там несет?!" Давя цветочные клумбы, круша изящные портики и величественные фонтаны, появился злосчастный глиссер отеля В-23. Уткнувшись наконец в стену, машина остановилась, и какая-то молодая девица, явно не зная, куда деться выскочила из нее. Почти сразу же за тем в сад ворвалась, громыхая машина Службы безопасности, и четверо плотных и крепких мужчин в штатском выпрыгнули из аппарата на землю. Девушка побежала. Патриций мигом сообразил, что за трагедия разыгралась перед ним. В три шага он очутился в аллее и, преградив путь беглянке, схватил ее за руку и с заговорщицким "тсс!" повлек ее за собой в лабиринт салонов. Растерявшиеся полицейские застыли на месте. Один из них стал вызывать Центр по личному радиотелефону... Они вбежали внутрь дома. 700-01-0003-00042-ВУ протискивался через толпу гостей, держа Цилу под руку, раздавая налево и направо лучезарные усмешки. Изредка он исподтишка разглядывал свою спутницу. "Никогда не видал такую крепкую и крупную женщину. Правда, на мой вкус она несколько... ну, диковата, что ли... Но нельзя сказать, чтобы это было совсем уж неприятно... Пожалуй, руки крупноваты, слишком широки... И одежда ей не по росту! Где я мог видеть что-то подобное? Ясно, бог ты мой! Она кочевница!" При этом открытии, он, как это ни удивительно, не испугался, а, напротив, успокоился...
в начало наверх
"Что-то будет! Но это потом..." Мозг его заработал быстро, трезво оценивая положение, нельзя не понять, что ей просто некуда деваться. А он рискует скомпрометировать себя. А что если... "Во-первых, не надо соваться в малый зал: там сидит братец! Уж он-то узнает кочевника с закрытыми глазами. Надо подняться на террасу и по возможности быстро..." Цила вообще потеряла способность что-либо понимать. Поняла только, что этот мужчина пытается ее выручить. Проследовала за ним до дверей скоростного лифта. - Надеюсь, сердце у тебя в порядке! - сказал ей молодой патриций, нажимая кнопку в кабине. Резкая тяжесть навалилась на Цилу вместе с ощущением сильной тошноты... Кабина остановилась. Она с трудом вышла, но свежий воздух привел ее в чувство. Перед ними и под ними - освещенный, изумительный город. - Нельзя задерживаться, скорее! - он потащил ее на середину террасы. Цила чуть не зарыдала от радости, когда увидела небольшую космическую ракету, укрепленную на стапеле из серебристого металла. Он помог ей расположиться в кресле кабины, а затем отступил немного назад и по прошествии нескольких секунд она услышала его голос: - День добрый. Я 700-01-0003-S0042-BU. Прошу разрешения на взлет в частном секторе на малой космической ракете... - Безусловно, светлейший! Ваш канал Р-9 вертикально от вас через двадцать шесть и девять десятых секунды. Громовой рев запущенных реакторов, легкая дрожь корпуса... Патриций повернулся к Циле: - Итак, летим. Где вас высадить - в пустыне? Цила покраснела: - Догадались? - Ну, не так уж это было трудно. - А почему помогаете мне? - Тому есть пропасть самых противоречивых причин... Например, потому что у Вас прекрасные огненные глаза и безобразные, ужасно грубые руки... - Я ничего не понимаю... - Не суть важно... Ну, например, мне было скучно, а вы красивая... Красивая красотой отличающейся от моего мира. Где Вас высадить? Посмотрите в иллюминатор. Цила подчинилась, но тут же отпрянула, голова пошла кругом - под ней была половина Земли! - Мне тут не сориентироваться. - Но в город Вы как-то все-таки попали? - Три дня верхом ехали на север с того момента, как покинули племя. Километров триста пятьдесят... На западе от лагеря, как помнится, было большое болото в трех днях езды. Кажется так и было... - Небогато. Это вполне годится для электронно-вычислительной машины... При помощи радио он связался с городским вычислительным центром - гигантским искусственным мозгом. И в конце концов маршрут был рассчитан. Начался спуск. Пустыня уже была почти под днищем корабля, когда видеофон захрипел. Он выключил изображение, но звук убирать не стал. - Алло, алло, корабль 700-01-0003-С0042-ВУ! Незамедлительно свяжитесь со Службой безопасности! - Я занят, черт побери! Спокойной ночи! - и оборвал связь. 4. МЕРТВЫЙ БЕЗЫМЯННЫЙ Возвращение не было столь быстрым как вылет. Малые космические корабли довольно плотно заняли все трассы над городом, поскольку только что на земную орбиту вышел межпланетный гигант. И в этой ситуации конкуренция едва ли возможна! Расход на взлет и посадку такого супергиганта ставил на грань истощения все системы... Кроме того, их форма не отвечала никаким законам аэродинамики, и их приземление не было прогулочкой по лесу. Многочисленные путешественники космоса, туристы, деловые люди или исследователи земных недр - все торопились проскочить в город как можно скорее, пока посадка межпланетного корабля еще не началась... Из космического и воздухоплавательного центра его направили по довольно широкому витку вокруг города над пустыней и океаном А. Пришлось подчиниться. В конце концов аппарат приземлился на исходной стартовой площадке. С некоторой робостью юноша осмотрел террасу, прежде чем ступил на нее. Ни души! Странно все это... Непременно надо ожидать какого-нибудь подвоха. "Не верится что-то мне в их беспечность. Едва ли теперь меня оставят в покое..." Собственно говоря, ему никогда не приходило в голову изучать пределы своих привилегий и обязанностей, но эта последняя выходка едва ли покажется старцам из Высшей администрации такой уж особенно забавной... - Да пропади все пропадом! Натура дура, судьба индейка, а жизнь - копейка! Он опустился в салон. Большинство гостей разошлось, а от агентов безопасности не осталось и следа. Попытался было принять участие в светской болтовне в салоне, но скоро отказался. Все эти молоденькие красавицы и красавчики, по сути дела, уже давно состарились. Циничные, разочарованные и, в конечном счете трусливые и безгранично язвительные... С крыльями, подрезанными двумя тысячелетиями официального реализма и безопасности... - Неспособны даже представить себе, что на глиссере можно обогнуть землю по экватору. Только и слышишь: "Вы шутите, светлейший!" В одной подобной авантюре случилось пятнадцать аварий в системе питания, более тридцати нарушений видеотелефона и радиопередачи, а это, знаете ли, чересчур... Коэффициент безопасности стремительно понижается... - Нет я этой вечерники не переживу! Пойду-ка я лучше лягу спать. Он направился в спальню. Робот-секретарь посоветовал ему сон в виброкровати, поскольку еще остались недоделанные дела. - Э, нет. Мне требуется долгий сон. Спокойной ночи! - Светлейший! Когда его разбудил голос робота, он не мог толком сказать, как долго длился его сон, но почувствовал, что отдохнул, и ум его опять ясен. - Да! Ну, что такое? - Вас просят к видеофону самым настоятельным образом. Это справа от кабинета вашего отца, светлейший... - О! Это кое о чем говорит. Передайте, чтобы подождали, я сейчас буду. Он наскоро оделся и отправился в апартаменты отца, практически пустые в его отсутствие. В тот момент, когда он ступил на порог комнаты, он несколько замешкался, заметив двух человек в мундирах Службы безопасности, застывших в непринужденных позах в углу прихожей. Хотел было сразу поинтересоваться, что они тут потеряли, но изменил намерение и подошел поближе к экрану. Новая неожиданность! Он рассчитывал увидеть усмехающееся и язвительное лицо отца, но перед ним возникла строгая физиономия федерального советника правосудия... - Ваше превосходительство! Я не... Тот оборвал: - Вы совершили нарушение!Огромное!Наказаниебудет соответствующим... - Я могу защищаться? - Не стоит тратить время! Мы изучили все возможные причины вашего проступка! Все! И нет такой, которая Вас бы оправдала. Если бы подобную игру со Службой безопасности затеял какой-нибудь представитель низших категорий общества, его еще можно было бы простить. Но не Вас! Вы позволили себе пренебречь теми нормами, которые принял Ваш класс - патрициев! Вы попрали в один миг законы, созданные равными Вам. И все это видели... Вы, естественно, не отдаете себе отчета о последствиях, к которым может привести Ваша авантюра, если она станет известна - но мы вполне это представляем и без Вас! Вас судят за высшее предательство. Учитывая ваш ранг, Вас не отправят на каторгу. Вы приговорены к изгнанию! Юноша замер с разинутым ртом: было отчего! Навсегда изгнан из города! Никогда еще наказание не было столь строгим для патриция! Советник продолжал: - Соблаговолите проследовать за агентами Службы безопасности... и давайте без эксцессов! Они получили приказ уничтожить вас при всякой попытке с вашей стороны учинить скандал... Экран погас. Один из агентов позвал с порога кабинета: - Светлейший! Не соблаговолите ли последовать за нами! И только тогда он заметил, что у агента на груди висит атомный пистолет. Пожав плечами патриций подчинился столь неожиданно любезному приказу. Дальше промелькнуло все в одно мгновенье: вертолет Безопасности отнес его и двух его ангелов-хранителей в сектор электронного мозга города, затем его направили в отдел "Личное дело". Там сам генеральный директор Службы безопасности произвел экзекуцию: одна перфокарта, несколько нажатий клавиши и конец! - Итак, Вы больше не существуете, Ваш номер стерт в памяти компьютера. Через три дня ваше имя будет стерто в памяти всех ЭВМ системы города. 700-01-003 умер... А собственно он и не существовал: от него и следа не останется. Можете трогаться в путь, ~кочевник~! Глиссер доставил его в пустыню, и тут же отправился обратно. Отца он так и не видел. Девушка глубоко и с наслаждением вдохнула воздух. Прекрасен воздух простора и свободы! Постояв немного без движения, она пошла. Легкая городская одежда мало подходила в пустыне, особенно ночью. Но ждать нечего, надо идти. Впереди у Цилы было четыре-пять часов, пока не найдут соплеменники. И она двинулась широким, ритмичным шагом, привычным для кочевого народа. Было уже светло, когда она заметила круг, составленный кибитками. И одна из них - высокая, красная - заставила ее сердце бешено заколотиться. Мир, который она покинула так недавно и который, казалось, она уже потеряла навсегда, снова принадлежал ей - и он был самым прекрасным из всех миров! Часовой уже заметил ее. Несколько мгновений спустя навстречу ей уже галопом мчались всадники. Цила устремилась им навстречу, протягивая руки. Изгнанник двинулся в путь по пустыне, не оглядываясь на купола, оставшиеся позади. Посягнуть на его жизнь не посмели, но предоставили умирать медленной ужасной смертью! Инстинктивно он двинулся на юго-запад. Может быть, там отыщется девушка - та самая, ни имени, ни близких которой он не знал, отыщется и спасет... Не разобравшись еще до конца во всем, он все-таки не испытывал ни малейшего разочарования. Да разве можно сожалеть о первом и единственном в жизни свободном поступке! Только в одном можно было упрекнуть себя - разве можно было быть столь самонадеянным, считая себя выше всех; чего ради надо было возвращаться в город после содеянного! "Ясное дело - мне не хватает сообразительности, да и воображение тоже не очень", - подумал он, не замечая, что несколько часов неподчинения в определенной степени изменили его систему ценностей. Никогда до сего дня ему не приходилось ходить пешком. Скоро усталые ноги совсем ему отказали. Опухшие ступни покрылись ссадинами и волдырями. Обескураженный, он бессильно повалился на землю. Что за безумие надеяться вот так вот встретиться с кочевниками! Ни малейших признаков, которые бы говорили об их близости... Да раньше подохнешь, чем увидишь хоть одного номада! Уже начинала мучить жажда... И чем больше времени пройдет, тем нестерпимее она будет становиться. Упав без сил на ложе из камня, он уже походил скорее на труп с застывшим остекленелым взглядом, из-за которого придется ссориться одичавшим собакам. В ужасе он прогнал от себя этот навязчивый образ. Так хочется жить! Необходимо продолжать идти, пока хватит сил, идти, пока не угаснет последняя искра надежды. И он - бывший длинный набор цифр, человек без имени - поднял голову, ощущая новый прилив энергии. Сбросил ботинки и, разрезав на лоскуты тунику, кое-как привязал израненные в кровь ноги. Снова обулся и выпрямился. Первые шаги вызвали судороги на побледневшем лице, но он пошел... Двигался он уже несколько часов подряд без остановки. Поднимался и опускался по каменистым склонам холмов и всею душой ненавидел этот голый,
в начало наверх
пустынный край, вынуждавший его стискивать зубы от боли при каждом неверном шаге. Резкий отблеск каменистых поверхностей слепил глаза, уже и без того покрасневшие от пыли и ветра. Непонятно, почему вдруг начался ветер, который все усиливался, и солнце вдруг неожиданно быстро, точно провалившись в яму, скрылось за горизонтом. И сразу наступила непроглядная тьма, которая наравне с усталостью вынудила молодого человека вновь замедлить ход. Ног он уже не ощущал. Только жгучая, горькая невыносимая жажда вздувала горло и превращала язык, распухший и непослушный, в нечто похожее на язык колокола... Вдруг до его слуха донесся один, а затем и второй гудок. А потом еще и еще! Он затрепетал от ужаса. Его выследили роботы. Ясное дело, патриции задумали его прикончить вдали от людских глаз. Он повернулся и побежал. Остановил его человеческий голос: - Не бойся! Это же я, твой брат... Изгнанник стал как вкопанный, не способный уже ни к размышлению, ни к сопротивлению. Темнота рассеялась и в лучах яркого прожектора... Чьи-то руки подхватили его, повернули и свежесть влаги ощутилась кожей его лица и горящими губами. Через несколько минут он уже несколько пришел в себя. - Вот уже битый час я ищу тебя, бросив патрульную службу. Медлить я не могу - в центре, чего доброго начнут беспокоиться, и мне уж не миновать твоей участи... Искатель кочевников смотрел на него в полной растерянности. - Этот поступок едва ли уместен для человека из куполов... Никогда бы не поверил, что ты отважишься на такое! И это говорил профессионал-детектив! Изгнанник мучительно смотрел на него. Тот засуетился: - Я приготовил тебе мешок с припасами и водой. Тебе скорее всего все это понадобится, прежде чем ты сможешь отыскать кочевников! - Спасибо, братишка! - Ну, а скажи-ка все же, так ли уж она была прелестна? - Красива, конечно... Но, пойми, разве в этом все дело! - То-то и оно! Впрочем, я не в упрек тебе... О чем теперь можно сожалеть, в чем сомневаться!? А ну, братишка, с богом! Я сделал все, что было возможно, а больше этого не смогу. На, бери еще этот плащ. В пустыне ночи холодные! Охотник и его роботы скрылись за косогором, и вновь воцарилась тьма и ветер. Немного погодя молодой изгнанник услышал шум машины, которая двигалась по направлению к куполам... Когда Игал, Марко и Ло, приблизились с пленной горожанкой, Цила вздохнула с облегчением. Она была все же сильно напугана тем, что участие этих троих в ее рискованном предприятии могло кончиться их гибелью, и, увидев их живыми и здоровыми, она могла наконец успокоиться. Никто не произнес имени Ксуана. Что толку говорить о нем, если и так ясно, что больше его не увидеть никому. Осталось только почтить его память - что еще можно было сделать для него? Измученная трехдневной скачкой пленница едва стояла на ногах. Спустившись на землю, она легла, вытянулась обессилено, и кочевники, столпившись вокруг, смотрели на женщину. - Приходилось ее время от времени класть поперек седла, а не сажать верхом, - с усмешкой сказал Ло. А Марко добавил: - Наверняка на кой каких местах у нее и кожи-то не осталось! Но он не подыгрывал: просто страдания наездника сближали ее с ними. - Отведи ее в мою кибитку, будь добр, Марко. Я присмотрю за ней. Как только поправится. Мы с Зорги решим, что с ней делать... Хан нахмурилась: - Жизнь и так тяжела, а тут еще один лишний рот. - Как только она выздоровеет, мы отправим ее домой. Я должна позаботиться о ней - один человек из города сделал для меня очень много. И в конце концов, - здесь она оказалась по моей вине. Закутавшись в плащ, он провел ночь в защищенном от ветра скалистом ущелье. Мог наконец поесть, напиться и снова быть готовым к путешествию. По прошествии нескольких дней он несколько привык и мужество вернулось к нему. По крайней мере он уже не боялся умереть на половине дороги. Единственное, чего приходилось опасаться, так это нападения какой-нибудь стаи одичавших собак. Но все же силы постепенно оставляли его, и как ни берег он припасы, однажды ночью он опять оказался без еды и питья... И тогда стало ясно, что если он в ближайшее время не повстречает номадов, то едва ли протянет долго... Прошло еще несколько дней и порожденное жаждой безумие овладело его разумом. Какой-то животный рефлекс заставлял его идти и идти. Он падал, поднимался и снова падал, чувствуя, что прошел несколько километров между двумя падениями. Он еще раз попытался встать, но опрокинулся навзничь. Пустыня бешено завертелась в его глазах горизонт наклонился, и сознание покинуло его. Племя пробыло еще некоторое время на том же самом месте. Так решил Зорги. Все знали, что причиной тому - абсурдная надежда на то, что Ксуан отыщется. Но в одно ненастное утро могучие кони разорвали круг кибиток, и следом за повозками стада потянулись к зеленым болотам. Снова сидя на коне, безымянная держала руку Цилы и улыбалась. В номадах она открыла нечто, что вызвало у нее смущение и растерянность. Она узнала некую новую для себя человеческую добродетель: душевное тепло. Весь комфорт города не давал ей прежде того ощущения счастья, что она черпала в присутствии людей, под грубостью который скрывалась огромная доброжелательно. Она перебирала в памяти этих мужчин и женщин, более гордых, в сущности, чем сами патриции, часто недоедавших и бедных, но умеющих смеяться. Никогда не забыть ей горячие споры у костра, дивные протяжные песни, в которых говорилось о ветре, девушках прекрасных, точно дикие кобылицы, о вечной дружбе и свободе... - Цила, когда вырастет моя дочь, мы придем к вам, быть может... Мы научим вас некоторым вещам, а вы научите нас жить... - С радостью примем вас. Ну, хорошо! Ты, надеюсь, все запомнила? Тебе нужно держаться все время на северо-восток. В сумке компас... Когда доберешься до места, где тебя остановили, накормишь и напоишь коня в последний раз и отпустишь его. Он сам нас отыщет, не беспокойся. Молодая женщина кивнула головой утвердительно, махнула на прощание рукой и оторвалась от каравана. Игал решил проводить ее. Он испытывал к ней определенную симпатию и хотел удостовериться, что будет в порядке. Он вернулся в племя только на закате. - Что-нибудь не так? - спросила Цила. - Нет-нет! Мы добрались нормально. А знаешь, мне кажется, что она однажды вернется. - Мне тоже, и думаю, совсем скоро! - Ну... А все же было нечто странное: несколько часов спустя после расставания с той женщиной я слегка задремал от однообразной качки в седле, как вдруг мне почудилось, что я вижу в пустыне какого-то человека. Он шел пешком и одет был как-то странно. Но покуда я протирал глаза и искал бинокль, он исчез непонятно куда. - Что? И ты даже не попытался приблизиться к тому месту, чтобы выяснить правда это или только показалось, - удивилась Цила. - Ну что ты, я просмотрел все вокруг, но ничего не обнаружил... - Проспал! - поддразнила его Цила. - Может быть, стоит поискать еще? Я все-таки торопился вернуться? Любопытство заставило Цилу принять решение: - Я и Суками несколько застоялись, и нам не помешает небольшая встряска... Целый день ползти вместе со стадом - это расслабляет. Я поеду туда и посмотрю... - Прямо на северо-восток, два часа езды отсюда, - напутствовал ее Игал, когда она уже вскочила на Сукаму. Прибыв на указанное место, девушка направила коня по широкому кругу, постепенно сужая его радиус. И вдруг за небольшой скалистой грядой заметила какое-то распростертое тело. Человек лежал на спине, глаза его были закрыты. В его изможденном, искаженном страданием лице она узнала черты своего спасителя-безымянного. Сердце его еще билось. Она быстренько извлекла фляжку, приподняла одной рукой его голову и положила горлышко фляги на его губы. С первых же капель воды жизнь вернулась к нему, и он начал жадно глотать. Скоро глаза его открылись, лицо искривила усмешка, и он опять потерял сознание. Тогда Цила снова сделала нечто невозможное для женщин из купола: взяла мужчину на руки и понесла его к рослому коню. Посадила найденного на седло перед собой, так, чтобы он опирался ей на грудь, свободной рукой подобрала поводья и поскакала во весь опор в лагерь. 5. ЕЩЕ ОДИН КОЧЕВНИК Караван двигался совсем медленно под лучами палящего солнца. Разведчики растворились в голубизне дали, счастливые представившейся возможности пуститься в галоп. Ничего удивительного: изнуренные голодом и жарой, они все же гораздо сильнее страдали от скуки, готовы были пуститься в сумасшедшую скачку, лишь бы не тянулось так мучительно время! Огромный черный баран вел стадо, а собаки подгоняли отстающих резким, хриплым лаем. Четкий строй всадников и повозок охраняли караван. Сукама знал свое дело хорошо: тяжкий груз, казалось, совсем не причинял ему неудобство. Не нуждаясь ни в каких приказах седока, он послушно следовал за караваном. Сидя в головах у спасенного, Хан переделывала для него одежду пропавшего Ксуана. Время от времени ее взгляд отрывался от рукоделия и останавливался на лице спящего мужчины. С тех пор, как вчера вечером Цила привела его, он вряд ли пару раз открывал глаза хотя бы на самый короткий миг. С большим трудом удалось несколько раз накормить и напоить его - но сон его теперь был сном здоровым, настоящим отдыхом... - История повторяется. Ты нашла этого мужчину, как я некогда нашла твоего отца умирающим посреди пустыни. И когда вы соединитесь - одним номадом на свете станет больше... Цила счастливо усмехнулась. - Эге! Послушать тебя, так брак уже дело решенное! - Да, так и будет. Ты - красивая, здоровая и сильная. Это такие качества, которые мужчина ценит... Цила смущенно возразила: - Боюсь, его вкус несколько отличается от нашего... Что скажешь на то, чтобы дать ему имя Надир, как у отца твоего отца, который так любил крупных женщин, что даже женился на такой, которая была на целую голову выше его самого! - Цила! Напрасно ты стараешься все осмеять, ведь... - Смотри, он проснулся! Молодой человек только что открыл глаза и недоверчиво оглядывался по сторонам: - Кажется, успел... Но как же это случилось... Ничего не помню. - Мертвые ничего не помнят, а ты был почти мертв, когда Цила нашла тебя... - Тебе нужно поесть и попить, разговоры отложим на потом, тоном приказа сказала девушка. Помогая ему поудобнее устроиться в постели для принятия пищи, Цила рассказала ему как нашла его. - Значит тебе я обязан своей жизнью? - Не говори об этом! Впрочем, мы теперь квиты... Разве не из-за меня тебя выгнали из купола? Простишь ли ты меня за это когда-нибудь, Надир? - Я так надеялся, что какое-нибудь событие нарушит мое монотонное существование... и это случилось! Так что, верь моему слову, тебе не в чем себя упрекнуть! - Ага! Ты уже привык к нашему "ты"! О! Надир, да ты совсем скоро приспособишься к нашим порядкам. - А что такое "Надир"? - Это имя, которое я выбрала для тебя. Так звали одного нашего родственника, моего прадеда, который... - Цила, - строго оборвала ее Хан. Девушка со смехом закончила: - Объясню тебе в другой раз... Новый кочевник был достаточно здоров от природы, и потому силы его
в начало наверх
восстанавливались довольно быстро. Несколько дней спустя он уже расхаживал по лагерю от человека к человеку: участвовал в делах, изучал жизнь кочевников. Все принимали его доброжелательно, ибо считали его даром богов, посланным небом взамен пропавшего Ксуана. Племя снова могло воспользоваться знаниями обитателей куполов. Сейчас Надир учился: учился просыпаться в шуме человеческих голосов, жить среди скрипа, грохота и топота животных, наслаждаться простой грубой пищей, ездить на коне и понимать его, - коня ему торжественно подарила Цила, - учился спать в шатающейся от порывов ветра кибитке, упражнял свои глаза, слух, учился понимать пустыню, носить грубую одежду и понимать дружелюбие... Вечером, увидев, как Цила любовно терла, скребла и гладила Сукаму, он посмотрел на ее руки и удивился, что эти сильные и ласковые ладони казались ему грязными... Только одно смущало его всерьез - когда девушка прятала свои роскошные волосы под изукрашенный варварский шлем, а вслед за тем вскакивала на громкий галоп, оглашая окрестности дикими возгласами. Он оставался на месте, любуясь горизонтом, тревожным и гневным одновременно. Проходило порой несколько часов, прежде чем она возвращалась - запыленная, усталая, с блестящими от возбуждения глазами. Со временем он свыкся со странными обычаями номадов и воспользовался отсутствием девушки, чтобы подробно и серьезно поговорить с Хан. Иногда молодые люди, одолеваемые желанием соревнования, догоняли ее в пустыне и составляли ей компанию в безумной гонке. Тогда Надир весь клокотал от гнева: подобная забава Цилы казалась ему откровенным дезертирством. В этих случаях он становился молчалив, опускал глаза долу, чтобы не видеть насмешливой улыбки Хан. Впоследствии он несколько изменил отношение к "дезертирству": ему стало казаться, что это лишь наиболее полное воплощение динамизма и прекрасной свободы Цилы. С этого времени он принял ее, такой, какая она есть, безоглядно... Но однажды... Это было какое-то особенно прекрасное утро: со свежим воздухом и блистающим солнцем. Караван передвигался с привычной медлительностью по огромной котловине, которой, казалось, нет и не будет конца. Руки Цилы были объяты жгучим нетерпением, которое научился распознавать Надир, когда она надевала шлем, готовясь к очередной прогулке. Вихрем выскочила она из кибитки. Огромный Сукама, нетерпеливо роющий землю копытом - ожидал ее... Вдруг Надир почувствовал неудержимое желание последовать за ней и в свою очередь нестись галопом. Через мгновение он оказался в седле. Прекрасное чувство легкости и радости охватило его, и, откинув голову назад, он закричал изо всех сил: - Й-а-а-а-а! Все племя со смехом и удовольствием заорало ему вслед, а копыта его коня, разрывая землю несли его следом за прекрасной наездницей. Та живо обернулась. Когда она его узнала, на лице ее появилось выражение неописуемой радости и счастья, она сорвала шлем и встряхнула головой. Волосы ее распустились аж до самого крупа, и восхищенный Надир подумал, что более прекрасного зрелища он не видел ни разу в жизни. Сменив аллюр, они устремились прямо к горизонту. А в большой красной кибитке старая Хан утерла одинокую слезу. Надир полюбил оставаться вечерами у костров и разговаривать с мужчинами пустынь. Восхищенный уверенностью их суждений, той невероятной легкостью, с которой они усваивали все, что он им рассказывал, он все же более всего удивлялся не этому. Несмотря на их развитое воображение, пробелы в знаниях по истории их собственного народа были просто потрясающими, и юноша недоумевал, почему отец Цилы не восполнил эти пробелы. Хотя, может быть, у них были более важные проблемы? Однажды вечером Зорги попросил Надира: - Расскажи нам о куполах. Для нас, кочевников, которые живут на таком просторе, тот мир крайне интересен! - Ты кое-что забываешь, Зорги. Этот мир не так уж вам чужд: кочевники тоже происходят из куполов! - Мы считаем как раз наоборот. Откуда у тебя такие сведения? - В городе есть машины, в памяти которых фиксировали всю историю человечества. Я изучил ее вполне достаточно, чтобы с полной уверенностью заявить, что кочевники тоже некогда жили под куполами... - Так расскажи нам! - Купола эти были построены в темные времена, когда господствовал великий страх перед атомной войной. Все население земного шара нашло там убежище. Человек достиг всех планет солнечной системы и воздвигнул города везде и всюду. Спустя много-много лет, столетий, когда стало ясно, что великий страх был безоснователен, земля уже успела превратиться в пустыню, поскольку гигантские города исчерпали все ее ресурсы. Человек отчаялся: великая его мечта исследовать Вселенную, открыть другие миры, населенные существами, подобными человеку, которые, согласно закону больших чисел, должны все же были встретиться, эта мечта на глазах превращалась в труху. Целые поколения исследователей напрасно бились над этими проблемами. Межзвездные путешествия были уже неосуществимы! Уязвленное в самом откровенном своем желании, человечество получило печальную уверенность: врата вселенной никогда не откроются для него, познание окружающего мира приостановится... Подрезанные его крылья и ноги, налитые точно свинцом, неотвратимо привязали его к Земле и немногим планетам Солнечной системы. - Погоди, Надир! Это нам так или иначе известно. Но какое отношение все это имеет к кочевникам? - Дойдет дело и до вас! Это произошло спустя несколько веков отчаяния: взяв с собой по одному образцу представителей животного мира, мужчины и женщины бежали подальше от городов, осознавая, что все эти города, со всем их техническим совершенством стали гробницей для целой расы без всякого шанса на спасение. Такова история первых кочевников, которые с невероятным ожесточением цеплялись за жизнь на почти стерильной поверхности Земли, открывая давно забытые добродетели и истоки жизни. И Надир закончил: - Там всюду зло, скука и пресыщение! - Я уверен, что наши деды страдали из-за того, что не могут достичь неба, - мечтательно произнес Зорги. - Но теперь с рождения до самой смерти номаду, вечно занятому бегством от безымянных и всегда поглощенному заботами о пропитании, совсем некогда подумать о чем-нибудь подобном... Какая-то женщина прервала его возгласом: - Да ты вообрази себе, Зорги! - Вся планета с зелеными пастбищами, с морями - наша! К черту безымянных! Где нам бы найти такую? Вождь номадов ответил с легкой горечью: - Если такая планета и существует, то нам она не достанется! Номады чересчур невежественны, чтобы найти ключ к достижению звезд. После этого разговора Надир был несколько озадачен: люди из куполов топчутся на месте и деградируют, номады полны свободы и энтузиазма, но трудности их жизни отрубают всякую возможность для эволюции. Но есть ли третий вариант для того, чтобы найти необходимый выход, совершить реальный скачок к прогрессу? 6. ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ Проснувшись, Надир заметил, что уже вполне светло, чтобы разглядеть очертания предметов. Обе женщины еще спали на двуспальном ложе в глубине кибитки. Насмешливая улыбка заиграла на его лице: это было первое утро, когда он проснулся без вопроса: "Где это я? Куда я попал?". Теперь он стал кочевником, простым кочевником. Надир вскочил на ноги и быстро надел свои вещи. Они были холодными, пропитаны ночной влагой. Движения его легонько раскачивали кибитку. Этого было достаточно, чтобы Хан - старуха - проснулась. Надир радостно и сильно закричал: - Добрый день, мамаша! Растрясите эту мерзавку Цилу - пора собираться в дорогу! Я пойду за лошадьми... Откинув полог кибитки, он вышел из спального отделения, в два шага пересек ванную, схватил на кухне пару кусков жаркого, оставшегося от вчерашнего ужина, и, пренебрегая небольшой лестницей, соскочил на землю, легко и бесшумно. Направился за конями. Сукама, шумно пыхтя, сопротивлялся. Молодой мужчина повесил на шею каждой третьей лошади торбу с пищей и начал взнуздывать Сукаму. Когда он вычесывал коню шерсть, из-под кибитки вылез Вульф, потянулся во всю длину и потерся об ноги. Жеребец начал нервно прядать ушами. Надир похлопал его по спине, слегка пнул Вульфа: - Спокойно, Сукама! Пшел!.. Катись отсюда, Вульф, не дразни Сукаму! Пес, закрутив хвост колечком, двинулся бродить по лагерю. Мрак еще окружал повозки сплошным кольцом. Тут и там обхаживали овец: серые силуэты, бесшумно занимавшихся делом. Несколько юношей с опухшими глазами, неуверенно двигались после сна, смазывали колеса и передки кибиток... - Доброе утро! - воскликнула Цила, - однако, прохладно нынче! - Да... и гляжу, мы совсем потонули в тумане! - Это нормально - рядом ведь сплошные болота. А ведь за ними, близко море! - Думаешь, доберемся к следующему вечеру? - Если все будет готово вовремя, то обязательно. Они умолкли. Надир занялся одной лошадью, - Цила другой. Когда он покончил со всеми необходимыми делами и собрался было пойти выпить стаканчик горяченького, приготовленного старой Хан, кони вдруг тревожно затоптались. Дрожь пробежала по их блестящей шкуре, со вздыбленными ушами они принялись ржать, беспокойно вытягивая шеи... Почти в то же время... со всех сторон раздался собачий лай! Развеселая началась картина: блеяние, ржание, писк детей, крики мужчин, хриплые вопли - лагерь будто разом сошел с ума. Кочевники метались влево и вправо, ловили вспугнутых лошадей, успокаивали собак и, наконец, порядок был водворен. Тогда в наступившей тишине издалека послышался отчетливый топот тяжелой конницы. Спустя некоторое время топот усилился, послышался совсем рядом... а потом стал стихать. Конники не заметили лагеря. Зорги коротко скомандовал: - Быстро! Догоните их! Несколько человек вскочили на коней. Цила вместе с ними устремилась к Мукаме. - Надир, помоги мне! Тот сделал ей знак рукой: - Я мигом! Подожди меня! - Давай-давай! Но у тебя нет времени сделать коня, - с радостным смехом отозвалась Цила. Сказав это, она пришпорила жеребца и поскакала следом за умчавшими вперед номадами. Надир вывел одну из лучших лошадей и с большим усилием вскочил ей на спину. И в свою очередь выехал за пределы круга, образованного кибитками. Не потребовалось много времени, чтобы Надир понял, что его ноги не настолько еще сильны, а спина еще на настолько окрепла, чтобы разъезжать без седла. Испугавшись позорного падения на землю, он усмирил ход коня и пустил его ровной рысью. Услышав в отдалении топот приближающейся кавалькады, он повернул в лагерь... Когда конники приблизились, все племя устремилось им навстречу. Преследование заблудившихся продолжалось не более получаса. Послышались язвительные восклицания, когда преследователи вернулись всего лишь с одним человеком. Это был мужчина в растрепанной одежде, с безумным взглядом. Едва он спешился, как его конь завертелся возле яслей с кормом. - Мы отказались от преследования остальных, кричали им - кричали - не слышат! - объяснил Марко. Зорги повернулся к незнакомцу: - Что случилось, брат? У тебя такой несчастный вид... - Сотнями... со всех сторон... целое племя... десять дней в пустыне без пищи и воды... мало травы для животных... Зорги понял, что едва ли сейчас можно добиться от него чего-нибудь связного, пока не успокоится, не отогреется и не поест... Он прошел через толпу, ведя измученного незнакомца к своей колымаге. Прошел еще один час... Когда старый вождь появился снова, одного встревоженного выражения его лица было достаточно, чтобы сразу установилась тишина. Он заговорил: - Это были восемь человек из племени Рама, преследуемые уже десять дней... Рам и его люди находились на юге и продвигались к болотам, как и мы. Безымянные напали на них. Много безымянных, с самолетами, роботами, вездеходами... Думаю, что со страху наш побратим преувеличил число нападавших... Наверное их было человек двадцать и восемьдесят машин, поскольку всякий разведчик командует обычно четырьмя роботами. Но цифра все же огромная! Никогда мы не имели дело с таким количеством врагов
в начало наверх
сразу! Наш гость считает, что он и его товарищи - единственные, кто спасся, и что безымянные доберутся и до нас! Можешь ли объяснить, что происходит, Надир? Надир был обескуражен. - Честно говоря, Зорги, я ничего не понимаю. Обитатели города не задают вопросов, а патриции никогда не интересуются тем, что не входит в их обязанности. Я рассказал все, что мне известно... Знаю кое-что со слов своего брата - "охотника" на кочевников. Он - простой исполнитель... У безымянных все поделено очень хитро. В этом кроется могущество патрициев. Пойманных номадов не убивают - за это могу поручиться, разве что по нелепой случайности. Что с ними происходит потом, не знаю. Неизвестно. Предполагаю - они используются на работах, как каторжники. Поскольку мой брат работает в аппарате Центра по заселению моря, знаю, что трудовых лагерей предостаточно. Но о подобной массовой облаве слышать не приходилось. Нет, я решительно не понимаю в чем тут загвоздка, одно могу сказать - нам угрожает огромная опасность. У них хватит средств, чтобы отловить целое племя. Нужно немедленно скрыться на болотах... - А кибитки? - спросил старый Арко, - с ними-то как быть? Вряд ли они смогут там пройти. - Наоборот! - воскликнул Игал с хитрым прищуром глаз, - Зорги опытный проводник... Проведет нас прямо в глубину болот... Пройдем как-нибудь, уже знаем ведь несколько надежных бродов, которые пригодны для повозок! В затонах накинем на них маскировочные сети, прикроем их тростником, да и переждем незаметно! - Но в больших болотах мало растительности... Как же мы прокормим наше стадо в таком случае? - Ну, для овец и коней еды там больше, чем в пустыне! Там, я знаю, много всякой травы и дикой моркови. Да в любом случае мы не собираемся там задерживаться, и едва минет тревога... Взгляды всех устремились на Зорги. Ему приходилось решать за всех. Во время опасности спорить с ним никто бы не стал. - Полагаю, что план Игала приемлем. Направимся к большим болотам. Придется поторапливаться. Еще скажу: конница нам ни к чему, все верховые лошади должны быть впряжены в повозки. По три в каждую. У кого будет четыре, пусть одолжат тем, у кого не хватает своих, чтобы все двигались одинаково и отставших не было. Понятно? Трогаемся через час. Длинный караван медленно полз вперед. В этом вынужденном переходе стадо было помещено в середине колонны, а повозки выстроились "индийской нишей". Впереди всех ехал Зорги, следом за ним повозка Надира и Цилы. В трудных местах Цила соскакивала с передка и бежала перед оглоблями, чтобы подбодрить Сукаму. Когда нужно было преодолеть какой-нибудь холм, то все племя останавливалось до и после его преодоления, чтобы дать отдых своим измученным животным, задыхавшимся от непривычной нагрузки. Немного времени спустя после полудня одна повозка потеряла колесо: перегревшееся от трения, толстое полимерное покрытие расширилось и соскочило с оси. Пришлось дожидаться, когда подоспеет "техническая помощь" - телега с ремонтными инструментами, находившаяся в самом конце каравана. Ремонт отнял у племени лишних несколько минут. В генеральном штабе преследователей была получена новая информация и передана шефу. Тот победно усмехнулся: - Все в порядке. Успели засечь с искусственного спутника местоположение кочевников. Племя обнаружено... Остановились в тридцать четвертом секторе, километрах примерно в тридцати от больших болот. Попались, голубчики! - Я не настолько уверен, - возразил кто-то, - если роботы не отрежут их от трясин, то наши люди едва ли могут уверенно действовать в этих условиях... Предлагаю согласиться, что в пустыне их легче переловить, и - необходимо туда выманить... - Сожалею, 704-15-0043-В-1007В3, но приказ дан довольно однозначно: в результате бегства в прошлых месяцах требуется восстановить численность работающих в самый короткий срок! И без того, при первом захвате с воздуха загубили трех человек, а один был ранен, что сделало его совсем непригодным к нормальной работе... Это уж слишком! Придется отказаться от массированных налетов на открытых пространствах, пока не изобретем новую тактику. А до тех пор, воспользуемся привычной тактикой засады, но в больших масштабах... В зал вкатился робот и вручил лист бумаги в руки шефа. Тот моментально просмотрел его и сказал: - Вот результат анализа ЭВМ, произведенный на базе по нашим статистическим выкладкам о поведении кочевников - коллективные рефлексы... привычки... трудности, так, коэффициент неопределенности в расчете на отдельный караван... Племя отправилось в путь из пустынного района в направлении больших болот, старого происхождения. Теперь они не двигаются, видимо, из-за какого-то инцидента - в этом смысле, замечу, задержка все-таки меньше предсказанной, но к концу дня, судя по всему, с неизбежной усталостью последует и увеличение всякого рода неприятностей. Одним словом, до воды они доберутся затемно, часам к десяти, не раньше. И вместе с тем, попытаются скрыться в болотах. Только один брод там достаточно широк, чтобы пытаться преодолеть его в темноте. Вот здесь на карте он обведен красным. Продолжение напрашивается само собой: мы можем с точностью о одного метра определить местоположение сорока повозок этого каравана. Выбирать-то им не из чего, будьте уверены! Шеф пустил карту по рядам и продолжил: - Роботы, доставленные в определенное место с помощью грузовых глиссеров, образуют собой круг, охватывающий предполагаемый строй повозок лагеря - стада будут, видимо, внутри строя. Наши люди направляют операцию из водного сектора, где и расположатся в лодках... 704-15-0043-V-1007-VZ снова попросил слова: - Все это замечательно, но не следует и забывать, что при опасности племя кочевников не подчиняется совету старейшин, а руководствуется только распоряжениями одного человека - вождя племени. Кроме того, любой из них, даже самый нищий из них, под влиянием плохого настроения, из-за тревоги или просто-напросто предчувствия опасности может подать вождю самое нелепое предложение, а тот примет его... Я давно уже в преследователях, чтобы уразуметь, что перед гибелью кочевники ведут себя вопреки всяким схемам. И тогда никакой компьютер не может нам помочь! Шеф ненадолго задумался, а потом предложил: - Считаю, что сделанное вами замечание необходимо принять к сведению. Мы разработаем новую программу для ЭВМ и поставим задачу иного типа. Все решения, которые прежде были отвергнуты, нужно ввести вновь, выработав новую программу действий, чтобы в нашем распоряжении были некоторые варианты, которые можно использовать, если обстоятельства изменятся уже по ходу самой операции... Еще один из присутствующих дополнил: - Прежде чем продолжить, месье, я хотел бы доложить вам об одной просьбе, поданной преследователем из моей бригады. Речь идет о 7001-1003-0055-Z0115-VU - прекрасном работнике. Он хотел бы сменить район уже сегодня! - Ну, хорошо! Это сын федерального советника 7001-0003-00042-VZ, не так ли? Пропащий он патриций, но покуда жив его отец, его нельзя равнять с обыкновенным гражданином категории 55... А, быть может, его еще реабилитируют! Разрешаю вам удовлетворить просьбу но проследите, чтобы ему была найдена замена не позднее девятнадцати часов. Ночь была темная. Номады вдыхали полной грудью свежий ночной воздух, напоенный испарениями. Во главе колонны Зорги и другие мужчины с нетерпением ожидали возвращения разведчика. Наконец, показался и разведчик Игал. - Зорги был прав! Большой брод как раз перед нами... - Тогда, в путь! Не теряя ни секунды, скоро уже десять! Но Надир не мог унять чувство смутной тревоги: потянув Зорги за рукав, он настойчиво заговорил: - Нет, Зорги, не нужно! Идея твоя не подходит! - Почему же? - Да, сам подумай. Целый день мы двигались колонной, и нас прекрасно могли выследить. Если безымянные собираются нас атаковать, то они уже знают, куда мы направляемся! - Да за весь день был только один вертолет! - У них есть другие машины, куда эффективнее, чем допотопный вертолет. Например, искусственные спутники... А главное - компьютеры, уж я-то знаю его возможности. Не можешь себе представить, что могут сделать их десяток, если работают совместно. Если безымянные проявляют к нам интерес, то они, конечно, уже ждут нас там... - Тогда мы пропали! - Послушай же! Я бы очень удивился, что ЭВМ может предсказать то, что я сейчас скажу... или во всяком случае предсказать все варианты. Их тысячи! Итак: сорок повозок, сорок командиров, сорок индивидуальностей, абсолютно свободных в выборе своего поведения... Миллионы вариантов, начиная от возвращения пешком и кончая походом прямо в болота вместе с овцами, оружием и скарбом! ЭВМ предугадает все, что угодно, только не поведение людей. Нам немедленно нужно разделиться! Распределим имущество и назначим сбор здесь спустя две или три недели, когда опасность будет поменьше... Пусть будут потери, но племя уцелеет! Зорги мучительно думал. - Пугаешь ты меня, Надир! Но я, пожалуй, согласен! Да не покажется это бегством от ответственности! Пусть каждое семейство действует по собственному усмотрению, но овец не теряет и сохраняет их пока возможно. Через пятнадцать дней встретимся здесь. Всем советую избегать большого брода... - А вот я не стану избегать, думаю, врет все Надир! - воскликнул Игал и вскочил в повозку. Распорядились зажечь факелы и стали распределять имущество, что не оказалось таким уж трудоемким делом. Животные были напуганы, а большинство номадов настроены недоверчиво. В конце концов Зорги удалось восстановить доверие и дисциплину. Племя тронулось в разные стороны, сердца заныли, повозки скрылись в темноте, сопровождаемые только звонкими ударами конских копыт. - Куда мы теперь, Надир? - спросила Цила, когда они остались одни. - Не знаю! Ты изучила пустыню и болота гораздо лучше меня. - Следи за овцами получше, Надир, не потерять бы их! - поручила Хан. Надир направил повозку вперед, поглядывая за животными. Привязанный к краю телеги баран шел непринужденно, а овцы послушно следовали за ним. Надир хлестнул кнутом кобылицу, и занял место впереди. - Сегодня найдем прекрасное укрытие! - сказала Хан. - Однажды, когда племя кочевало в болотах, твой отец, Цила, и я обнаружили его случайно. Искали барана, который сбежал и... - Ну, мама, прошу тебя! Сейчас не до воспоминаний. Что за укрытие!? Где? Быстро! - Одна выбоина достаточно широкая, чтобы спрятать повозку. Есть трава и овощи. Но если попробуем туда спуститься ночью, угробим повозку! - Исправим потом. Но как мы найдем ее в темноте? - Слушай, Цила! Сколько раз я твердила тебе и Ксуану, что если кочевник нашел что-нибудь полезное для племени, то запоминать место нужно не по ориентирам на земле, а по звездам! А! Слушайте! Позади них вдалеке послышалось страшное беспорядочное блеяние, ржание... Они остановились. Надир повернулся к болотам. - Пожар! Повозка Игала горит на широком броде! - Несчастные! Вся семья... Сядем... Старики, Игал, его сестра, трое малышей! - Нет времени для жалости! Придется поторопиться. Айда, детки! - прокричала старая Хан раздраженно. Она судила правильно. Отбросив свои чувства, молодые пришпорили животных, не обращая внимания на их усталость. Теперь они впрягли трех коней, а сами двинулись пешком. Хан вела Сукаму под уздцы, стиснув зубы, пренебрегая болью, отдающейся во всем ее старом теле. Время от времени она облокачивалась на круп коня, закрывала на миг глаза, черпая энергию для нечеловеческих усилий. Остановилась, чтобы оглядеть небо. Ложбинка должна находиться где-то совсем близко. Только бы не заблудиться! - Мама, - сказал неожиданно Надир, - мне кажется, я вижу какое-то очень темное пятно справа от нас! Не зажечь ли фонарь? - Нет! - оборвала Хан. - Нет надобности, я его и так вижу... Девушка наклонилась, подняла камень с земли и кинула его в том направлении.
в начало наверх
Все напрягли слух: прошла секунда, другая. Послышался удар, другой, затем - сухой шорох травы. - Это там! Тяжелая повозка медленно продвинулась в направлении найденной впадины. Цила выступала впереди всех, держа наготове лучевое ружье, напряженно всматриваясь в темноту. - Чтобы спуститься, все-таки потребуется фонарь... Возьми его! - скомандовала старая Хан. Надир рванулся к дверному проему кибитки, вскочил на передок. Скрип и грохот повозки помешал ему как следует расслышать, что сказала Хан. И поскольку она не повторила сказанного, он вошел снова в повозку, взял коробку с фонарем, убранную в какой-то шкаф, и снова вышел на передок. Хан вцепилась в упряжь Сукамы, но тот миновал ее, не задерживаясь, заставив ее горестно подумать о том, что силы ее уже не те: "Бедная Хан! Уже не держишься совсем!" Ружье Цилы слабо поблескивало на фоне земли, в воздухе слышались скребущиеся звуки гусениц. Слышал ли их Надир? Через несколько секунд истина предстала пред ним во всей своей полноте, но сознание отказывалось принимать ее. Он не мог отвести глаз от брошенного на земле ружья. Толчка в спину он не почувствовал - упал без чувств. Большие глиссеры перемещались быстро. Их фары разгоняли темноту далеко впереди. Сидя перед бортовым видеофоном, руководитель всей операции отрывисто передавал: - В результате необъяснимого рассеивания мы успели атаковать только тринадцать ключевых позиций. Два преследователя, восемь роботов - на один объект, согласно требованиям безопасности... Семь постов не дали ничего. Общий итог: двадцать человек, пригодных для работы. Много слишком молодых и слишком старых. Таким образом семерых пришлось бросить прямо на месте усыпления. 7. ГРУСТНАЯ СВАДЬБА В НЕКОЕМ НОВОМ МИРЕ Надир открыл глаза и осмотрелся вокруг, ничего не соображая. Эта длинная зала с ослепительно сияющими голыми стенами ровным счетом ни о чем ему не говорила. Он попытался приподняться, но его руки и ноги были зажаты в плотных колодках: шевелить можно было только головой. Он понял, что прочно прихвачен к столам с колесиками, и что он не единственный оказавшийся в таком положении. Он мог видеть перед собой около сотни таких же распростертых тел. А может быть их было больше? Ум его прояснялся все больше и больше, и он вспомнил: "Нападение... Ловля!" Но почему у него отобрали одежду? Почему он лежал голый под простыней на столике с колесиками? Вопросы толпились в его голове, но едва ли можно было что-нибудь ответить! В глубине странной комнаты медленно растворились двери, такое же количество, как и количество рядов движущихся столов-кроватей. Надир не успел рассмотреть, как они открылись, а уже три ряда кроватей скрылись за створками дверей. Ему показалось, что сколько тревожное, настолько и непонятное его положение длилось часами. Через равные интервалы в дверях исчезали все новые и новые ряды. В зале царила мертвая тишина, точно не живые люди, а трупы лежали на столах, покрытые простынями! Юноша быстро отверг эту мысль. Наверное снотворное гораздо сильнее действует на кочевников, нежели на человека, рожденного под куполами, годами пользовавшегося снотворными препаратами... Его товарищи по несчастью спали, не подозревая об ужасной тревоге, охватившей его. А Цила? Неужели и она находится среди этих, покрытых простынями фигур, обреченная на ту же страшную участь? Потом произошло неизбежное: точно притянутая магнитом, его кровать двинулась к зияющим дверям, и, миновав их, молодой человек с ужасом понял, где очутился - в операционном зале! Десяток хирургов и множество роботов дожидались новой партии. Рост Надира и его косматые волосы кочевника привлекли к себе внимание: - Ага! Предатель! - почудился ему чей-то голос. Какой-то человек подошел к нему, хладнокровно оглядел его и прибавил: - Точно! Ну-ка, вкатите-ка ему двойную дозу для успокоения! Пара рук цепко схватила его, и он почувствовал, что уплывает куда-то вниз... Надир потерял всякое представление о времени. Спал, ел и это было все... Однажды проснулся, и память вернулась к нему. Вокруг него знакомые и незнакомые люди приходили в себя, каждый на свой манер. Тридцать человек, распростертых на кроватях, мало-помалу возвращались к жизни. Надир приподнялся непонятным ощущением в спине. Первые шаги вынудили его опуститься на колени, в глазах все поплыло. Он ухватился за край кровати, чтобы не свалиться на пол. Спустя несколько секунд, он пришел в себя и медленно двинулся по проходу между кроватями. Ему скорее хотелось узнать, с кем именно он очутился в этом доме скорби и находится ли здесь Цила. Но, к сожалению, с первого же взгляда он четко понял, что здесь нет ни одной женщины! Он оглянулся и увидел, что к нему приближается Игал. Они пожали друг другу руки. Подошли и другие. Это были Гор - тот самый, что так искусно умел подковывать коней, два его сына: Малик - необычайный силач от рождения, Олаф, Клай и другие, семь или восемь юношей из племени Зорги, вместе с двумя десятками кочевников из другого племени, которых он не знал. В течение нескольких минут они находили утешение в этой встрече, но сразу же за тем послышались встревоженные возгласы, слившиеся в хор: - У тебя два больших круглых пятна на спине! - И у тебя! - И у тебя... Последовал быстрый взаимный осмотр. С двух сторон позвоночника у каждого находились круглые морщинистые кружочки, что-то около десяти сантиметров в диаметре. - Надир! Ты-то наверное знаешь, что они с нами сделали, эти проклятые безымянные... Объясни же нам! - Ты хочешь сказать, что он тоже из безымянных? Сорок человек неумолимо надвигались с горящими от бешенства глазами. Поскольку их слабость уже в известной мере прошла, то гнев их был опасен. Мощная фигура Малика, подобно горе, преградила им дорогу. - Его зовут Надир. Участь его такая же, что и у нас с вами. Нужны еще какие-нибудь комментарии, братишки? Один из мужчин кивнул и примирительно махнул рукой: - Твоя правда! Не так уж важно, кем он был, поскольку теперь он страдает заодно с нами! Но может ли он что-нибудь нам объяснить: куда мы попали и какая теперь нас ждет участь? Надир лишь с горечью покачал головой в ответ: - Не знаю я ничего. - А где же женщины? Дети где? Где мы сами теперь? В возникшей сверхмерной тревоге кочевники просто обрадовались, видя, что в стене открылась прежде не замеченная дверь. Все что угодно казалось лучше, чем ужасная неопределенность, в которой они оказались. Появился какой-то безымянный, окруженный свитой вооруженных роботов. Вошедший осмотрел их оценивающие, с видимым удовольствием. Затем снисходительно заговорил: - Вы находитесь на западном континентальном плато, на дне океана А. Нижние этажи этого строения находятся под водой. Еще глубже, на самом дне, размещаются фабрики по фильтрованию, гомогенизации планктона, по сбору и высушиванию питательных морских водорослей, простейших организмов... Там вы будете работать! А чтобы облегчить вам этот труд, мы внесли некоторые дополнения в ваш несовершенный организм, чтобы вы стали пригодными к жизни в воде, как рыбы. Подробности такой операции вы едва ли в состоянии уразуметь... С вас достаточно будет знать, что вам пересадили камень-сюнгер с Марса, который фильтрует кислород из воды и направляет его в легкие. Таким вот образом вы превратились в истинных амфибий. Как вы догадались, и на суше, и в воде вы будете вполне пригодны к жизни... Скорее свыкнетесь с этим! За работу вы получите пищу и жилье. Всякого, кто станет противиться работе, мы уничтожим. Кстати, лучше прямо сейчас вам отвыкнуть от мысли о побеге - это невозможно. У нас отличные роботы - охранники - каждая пядь побережья под неусыпным надзором... И еще: Мы держим только пригодных к работе. Пойманные по ошибке дети и старики отпускаются на свободу. Ваша кочевая жизнь лишена смысла. Пораженные, испуганные номады слушали эти слова, не помышляя о пререканиях. Реальность оказалась ужаснее, чем они могли себе представить. Точно испуганное стадо, они не оказали сопротивления, когда в маленькой круглой комнате их заставили одеть мягкие гидрокостюмы, идеально прилегающие к телу и имеющие отверстия на спине, где помещались пересаженные "жабры". Шлем являлся частью гидрокостюма, и пока не надетый, висел на спине, подобно капюшону. Все случилось очень быстро: безымянный и его свита исчезли, кочевники внезапно осознали, что все кончено... Вдруг затем одна из стен резко подалась в сторону, и в круглую комнату хлынула вода и стала быстро наполнять помещение. Раздались панические крики, но тут же громогласный голос из динамика приказал: - НАДЕТЬ ШЛЕМЫ! Надир и несколько других мужчин поспешили подчиниться, а другие в это время с вытаращенными глазами смотрели как их поглощает темная вода. Нужно было им помогать, а некоторых пришлось просто силой принуждать надеть шлемы. В течение нескольких мгновений всех охватывал непреодолимый удушающий страх, покуда вода постепенно охватывала их тела. Беспомощно махали руками, но затем камни-сюнгеры с Марса, дополнившие дыхательную систему начали фильтровать кислород, и легкие заработали снова, сохранившись таким несколько необычным способом. Снаружи какой-то человек в подобном же черном гидрокостюме сделал им знак приблизиться. Несколько удивленные тем, что они еще живы, все подчинились. Длинные трубы, расположенные на дне, и другие, закрепленные на широких массивных постройках, окружавших их, ярко освещали окружившее их место. Надир решил, что это что-то вроде фабричного двора. Вдруг, точно упавшие с неба, целые гроздья красных сфер, вращаясь, спустились к ним. В течение минуты или двух предметы исполняли некую странную пляску - вертелись, перекрещивались и снова возвращались на прежнее место... С этих пор каждый новоприбывший должен был находиться под постоянным контролем личного сторожа на расстоянии не более метра и бесполезно было стараться отделаться от него. Номады сгрудились, испуганно прижимаясь друг к другу, и с тоской оглядывались по сторонам. Незнакомый человек усмехнулся и успокоительно помахал рукой. Он развернул канат с бесчисленным количеством рукояток на нем, взял руку Надира и приложил ее к одной из них, показывая остальным, что они должны сделать то же самое. Когда все кочевники построились таким образом в подобие македонской фаланги, ухватившись за корабельный канат, человек повел их, сам уцепившись за корпус гидродвигателя; они двинулись. Они начали долгую экскурсию в этой странной упряжке. Первое - завод для обработки планктона с чудовищными цистернами, с фильтрами и шлюзовыми камерами, управляемые мужчинами и женщинами, которые следили за переправкой темно-коричневого пюре из планктона в огромный прозрачный котел. Там с помощью рукояток и кнопок на пульте управляли процессом концентрирования массы. Переработанная продукция поступала по трубам в специальные отсеки, а отходы шли на переработку. Затем они проследовали в цеха, в которых производилась консервация и высушивание полученной продукции, а затем - ее расфасовка. Посетили они и разводные затоны, где рыба была отобрана по породам: тунцы, сельди, сардины, макрели, кальмары и каракатицы переходили из затона в затон, согласно времени года и периода нереста. В других местах находились особо отделенные крупные животные - производители. Затем проводник привел их в парниковое хозяйство. Там сеяли, сажали, бороновали. Некоторые растения достигали необычайной величины, так как здесь, судя по всему, постоянно проводилось постоянное подрезание и непрестанное наблюдение, поэтому эти сорта занимали в этих строениях специально выделенные помещения. Колонна растерянных кочевников рассматривала все это с мрачным видом. Только Надир и несколько самых молодых номадов относились к демонстрируемому представлению с известным любопытством. Во всех своих проявлениях новый мир больше всего напоминал кошмар. Все были в оцепенении. Их проводник явно решил, что этого первого знакомства будет достаточно с новоприбывших, поскольку повернул уже к лагерю спиной и потащил всех к поселению для отдыха подводных каторжников. Широкие пустые пространства вместо улиц отделяли группы домов, высившихся над дном на сваях. Архитектура этого селения была причудлива и непривычна. Все это время красные сферы преследовали каждого из них, не отступая ни на шаг.
в начало наверх
Надир успел уже привыкнуть. Но почему, интересно, он успевал заметить так много подробностей, в то время как его товарищи толком ни на что не реагировали? Живые мертвецы! Молодой человек вспомнил долгую агонию в пустыне... Хотя и заключенный, он все же еще был живым! Даже превращенный в амфибию он надеялся на избавление. "Только бы отыскать поскорее Цилу, так уж мы посмотрим, что можно предпринять!" Погруженный в собственные мысли Надир, однако заметил, что они продолжают двигаться между строениями. Проводник впереди него замедлил движение, а затем вовсе остановился, одним быстрым движением упрятав гидродвигатель в какую-то нишу. Они остановились, и подтягиваемая мотором человеческая гроздь во главе с Надиром втянулась вслед за предводителем в помещение, полное людей. Человек повел его лестнице, и отовсюду потянулись руки, стаскивающие с него шлем и гидрокостюм... Какой-то голос подал ему совет: - Дыши медленнее и не разговаривай! Через пару минут все будет в порядке! Словно во мгле, Надир видел, что его товарищи делают нечто подобное. На мгновенье он почувствовал ужасную дурноту от нехватки воздуха. Он жадно вздохнул, и боль сразу же стихла. Он снова дышал, как человек. Вход, через который он попал сюда, чем-то походил на бассейн в центре огромной ярко освещенной комнаты. Повсюду стояли накрытые столы и кресла; подводные работники, как видно приготовились отметить их прибытие! Вдруг ему послышался очень знакомый голос: - Надир! Огромные глаза и пышная грива волос надвинулась на него, и он сжал в объятиях вновь обретенную Цилу... Возле них происходили подобные же сцены. Распавшиеся номадские семейства собирались со слезами радости. Цила закрыла глаза и тихо плакала от счастья на плече Надира. Все, принадлежащие к племени Зорги, быстро узнавали друг друга и собирались все вместе. Благородные их души испытывали огромное удовлетворение при виде того, что лишь малая часть обитателей всех кибиток оказалась в плену. Лица их оживали, взгляды светлели. Один из подводных старожилов приблизился к ним: - Добро пожаловать, братья! У каждой семьи теперь будет свой проводник и инструктор из старых работников - привыкнуть к новому жилищу и постичь все тонкости новой жизни... Естественно, вы не будете жить отдельно от всех, и в свободное время мы должны быть вместе! - Не оставляй меня, Надир! - встревожилась Цила. К ним подошел громадного роста широкоплечий мужчина с открытым приятным лицом и добродушной улыбкой. - Я буду вашим наставником, меня зовут Арп. - А я - Надир, а она - Цила. - Жена? Надир смутился: - Да нет... Еще нет! - Не хочу, чтобы нас разлучили! - Цила испуганно смотрела на Надира. - А вы поженитесь! - с незлобивой ухмылкой посоветовал Арп. А затем спросил: - Есть в племени кто-нибудь, кто согласен поженить их? Громадный Малик шагнул вперед и тяжелым басом прогрохотал: - Я их повенчаю! Вслед за тем он повернулся к молодым и сокрушенно сказал: - Номадские свадьбы справляются на коне. Украшается повозка новобрачных, и все племя веселится... Тут, хоть и вдали от любимых просторов, я все же повторю слова обряда, которые связывают мужа с женой... - Да будет твой конь - ее конем, твои овцы - ее овцами, да примешь ты ее в свою повозку... Вольные дети пустыни, теперь вы одно целое! Никакая свадьба еще не была так коротка и печальна! С потупленными и влажными глазами кочевники внимали старинным словам, напоминающим им навеки утраченный мир. Подавленная, с опущенной головой Цила рыдала. Арп, демонстрируя силу духа и твердость характера, грубо разрушил атмосферу угрюмой прочувствованности и ностальгии. Он резко отрубил: - Пустыня в прошлом! Любите ее как прекрасное и нежное воспоминание, а теперь оборотитесь к тому, что здесь и учитесь жить по новым правилам! Надир и Цила, народ людей-рыб, к которому и вы теперь причислены, желает вам счастья, потому что счастье возможно и теперь! Любите и уважайте море - оно источник всех благ. И в нем теперь наша надежда! Не медля, Арп повел молодых людей к воде. - Снимите шлемы! Еще пару раз попробовать - и вы сможете входить и выходить из воды без всяких затруднений! Становитесь передо мной и повторяйте в точности мои движения. Все-таки плавание - хороший способ передвижения, если нет транспортных средств под рукой. Пешком ходить слишком медленно и утомительно. А ну, прыгайте, не колеблясь больше! Пошли! Арп подал пример. Надир и Цила, нерешительно потоптавшись, последовали за ним, уцепившись за руки. Неприятный эффект от погружения был много короче, чем раньше и не так мучителен. - Привыкнем, - подумал Надир с надеждой... Они принялись повторять движения своего наставника, время от времени останавливаясь передохнуть. Они пересекали дороги, оказывались в других строениях, выныривали в новых шлюзовых камерах - мало-помалу разучивали этот способ передвижения. Без посторонней помощи они оказались наконец, в какой-то небольшой комнате. - Это ваше теперешнее жилище. Шлюз закрывается поворотом вот этого рычага. Посетители могут давать о себе знать, потянув вот за этот шнурок - раздастся звонок... Теперь можете снять гидрокостюмы. В комнате найдете легкую одежду. Еще увидимся! В ванной текла опресненная вода. На кухне царило изобилие и разнообразие пищи. Надир отметил, что меблировка в комнате примерно трехсотлетней давности, но для кочевников это был немыслимый комфорт. - Около сотни таких трудовых лагерей разбросано по побережьям земного шара. Их продукция может прокормить население всей Земли, всех жителей куполов. Земля теперь мертва и не рождает ничего. Только море остается источником питания... Так как молодые люди сохраняли молчание, Арп продолжал: - Скоро вы поймете, что рабочий день здесь не так утомителен, как пятичасовая верховая езда, например. Благодаря множеству движений ее не назовешь монотонной. Жилища задуманы таким образом, что отдых вполне приятен. Одним словом, все сделано, чтобы мало помалу вы свыклись с новым положением! - Ни за что! Я найду способ выяснить все варианты, как вырваться из этой могилы и вернуться в пустыню, на свободу! - гневно возроптала Цила. Арп осторожно ответил: - Забудь о пустыне, Цила! Ты ее уже никогда не увидишь... Всякий, кто пытался достичь этой цели, нашел свою смерть... Но запомни мои слова: люби и почитай море - оно источник изобилия. И через него мы можем обрести надежду! - Иди ко мне! - позвал ее Надир. Девушка повисла у него на шее, заплакав, как маленькая девочка... - Цила, не плачь! Ведь мы живы, и я люблю тебя! 8. ПАСТУХИ ПОД ВОДОЙ Тихая музыка наполнила комнату. Цила открыла глаза и с изумлением огляделась по сторонам. Надир уже встал. Она лежала одна. "О, да! Лагерь в море!" Музыка лилась из громкоговорителя, вделанного в стену над кроватью. Цила спрыгнула с постели, набросила халат. Открыла двери и прошла в соседнюю комнату. Там звучала та же самая музыка, только к ней примешивались звуки кухонной плиты и шум воды в ванной. Какой-то маленький сосуд точно потянулся, чтобы охватить ее. С гневным возгласом она обернулась к нему и со всей силой хватила его об пол, разбив его несмотря на мягкий ковер. Закрыла лицо руками и всхлипнула. - Цила! Арп стоял на пороге с дымящимся кофейником в руках и смотрел на нее с сочувствием. - О! Ты не понимаешь, Арп! Эта идиотская обстановка... отвратительный комфорт, эта музыка! Меня воротит от всего этого, Арп! Где же моя милая пустыня! - Цила, - ответил, бледнея, Арп, - пустыня, кони, болота, свободная жизнь... С этим покончено! Я уже испытал все это, отчаяние - тоже. Но однажды понял... Да ну! Слишком рано тебе знать об этом, ей богу! Ступай-ка лучше поешь, у тебя впереди целый день работы. В этот момент из душа вышел Надир, еще мокрый. Цила замерла, а затем бросилась ему в объятия, заливаясь слезами... - Сбежим отсюда, Надир! Нужно попытаться хоть как-то спастись отсюда! Я хочу видеть пустыню, я хочу видеть Хан! Надир обменялся отчаянными взглядами с Арпом. - Может быть, когда-нибудь, Цила... Но пока нет смысла даже пробовать! Мы должны быть сильными, нам нужны бодрость и уверенность в собственных силах! Цила вдруг успокоилась, и обычное мужество вернулось к ней. - Прости мою слабость, Арп, - взмолилась она. - Я даже не догадалась поинтересоваться, хорошо ли тебе сегодня спалось на этом дурацком ковре?! - Все в порядке... спал как убитый! Ну да ладно! Кстати, есть вы сегодня собираетесь? Они съели по небольшой порции концентрированного планктона и запили чашкой-другой напитка-концентрата. Во время завтрака Арп спросил: - Не успел выяснить вчера... Вы из какого племени? - Из племени Зорги... У нас было сорок повозок, - начала Цила. - Прекрасное племя! Я помню его. А велика ли была твоя семья? - Нет. Некоторое время назад, теперь уж точно не припомню как давно, схватили Ксуана - моего брата. Сейчас у меня на свете никого не осталось: только мать, да Надир. Мой Надир! - Так ты сестра Ксуана! Любопытно! Я был и у него наставником, когда он очутился тут... - Ксуан!? Ксуан здесь! Но где же он? Арп, где? - Не будь такой наивной! Ксуана уже несколько месяцев как нет в лагере. Брат твой просто уклонялся от лишних знаний - и отправился туда, где знания не так уж нужны. И Арп продолжал, не обращая внимания на разочарование Цилы. - А ты, Надир! Имеешь какие-нибудь способности? - Надир - из бывших безымянных, из патрициев, причем из значительных, - открыла секрет Цила. Живой интерес вспыхнул в глазах Арпа. Надир это заметил и был удивлен тем спокойным тоном, которым подводный работник спросил: - Ага! И чем ты занимался в искусственном городе? - Руководил отделом в Международном обществе по электронике. Это одно из самых крупных... - Знаю, знаю... Стало быть, ты разбираешься немного в том, что за штука эти компьютеры? - Э... скорей в теории. В этот момент голос из громкоговорителя прервал их: - РАБОЧИЕ СЕКТОРА Б! ВАША РАЗНАРЯДКА НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ: БЛОК "А" С 1-ГО ПО 15-Й МОДУЛЬ - В РЕМОНТНЫЕ МАСТЕРСКИЕ. С 16-ГО ПО 30-Й - НА ЗАГОТОВКУ. С 30-ГО ПО 45-Й - НА СОРТИРОВКУ ПЛАНКТОНА. ОСТАЛЬНЫЕ ДО НОВОНАБРАННЫХ - В СУШИЛКУ! ОТ 102 ДО 109 МОДУЛЯ - В ШКОЛУ ПАСТУХОВ... РАБОЧИЙ ДЕНЬ НАЧИНАЕТСЯ ЧЕРЕЗ СОРОК ПЯТЬ МИНУТ. КОНЕЦ ОБЪЯВЛЕНИЯ. Передача прервалась. Арп поморщился раздраженно: - Надо дождаться, может быть, услышим разнарядку и на блок В! Я-то живу там, - пояснил он, - иначе придется запрашивать координационный центр! Ладно, одевайтесь! Минут через десять выходим... И не забудьте надеть шлемы! Когда они вернулись в комнату, Арп добавил: - Я вас познакомлю с рабочими. Пригласите их на обед сюда. Попытайтесь запомнить дорогу и научитесь ориентироваться в лагере. Ну, все, больше я с вами оставаться не могу. Увидимся, значит, в обед, в часа три. Если все же заблудитесь, то вызовите меня по телефону. Номера соответствуют регистрационному номеру: мой - 26876. Ну, пока! Еще увидимся сегодня. Все трое надвинули шлемы, затем Арп нажал рычаг, и шлюз открылся. Один за другим они сошли в воду.
в начало наверх
Исключая путь от квартиры до места работы, Надир и Цила провели весь день в одном душном помещении. В ремонтной мастерской N 10 разбирали роботов с целью проверить нормальную работу предохранительных гарнитуров - они уберегали от повреждения главный отдел: электронный мозг, или микропроцессор. Как только замечалась какая-то неисправная деталь, ее изымали и помещали на анализ в специальный аппарат, который называл характер повреждения и способ его устранения. Каждые десять минут лифт поднимался на поверхность и доставлял необходимые запасные части со складов безымянных... Целая стая персональных роботов-шпионов окружала рабочих. А три мощных робота-охранника стояли при всех выходах, которые вели во внешний мир, связывая подводные мастерские с поверхностью океана... На каждые восемь новичков приходилось по двое рабочих-инструкторов, которые объясняли, что к чему. - Роботы, которых мы чиним, используются на внешних плантациях. Они узко специализированы и годятся только для отдельных операций. Они используются для рытья дна, чтобы обнаружить в них паразитов. А в соседней мастерской рабочие занимаются починкой гусениц роботов-ловцов рыбы... - Но почему же безымянные не используют только роботов для всех видов работ на морском дне? - поинтересовалась Цила. Надир пояснил ей: - Потому что в роботе нельзя сочетать всех способностей целого рода человеческого, Цила. Можно создать тысячи прекрасных аппаратов, но всегда нужны люди, чтобы координировать их деятельность... И потому, у меня такое ощущение, что безымянные здорово экономят на нас: эти все роботы на Земле встречаются только при археологических раскопках! Дообеденное время тянулось монотонно. Надир отметил только одно, но это ему показалось достаточно интересным: все происходило очень быстро, старый рабочий Пио, что находился правее их, рядом с тисками, осторожно вытащил из внутренностей робота блок сферической формы с микропроцессором для функционирования. Вдруг один из роботов-охранников приблизился к нему и выхватил у него из рук этот прибор, который тот собирался положить в ящик. От резкого рывка от блока отвалилось несколько осколков электронных плат с тонким устройством и зависли на тоненьких проволочках. Робот быстро направился в соседнюю мастерскую... Работа продолжалась, а два старых рабочих обменялись при этом быстрыми фразами, что не укрылось от внимания Надира: - Я выдрал их, приглушенно прошептал Пио. - Те самые? - Да... Надир понял, что Пио успел что-то припрятать. Но как? Руки его были пусты и пол - идеально чист. И что там нужно было взять? Звонок об окончании работы прозвучал прежде, чем Надир мог придумать какое-либо подходящее объяснение. Следуя вплотную за Пио, Надир и Цила очутились в огромной шлюзовой камере для рабочих. Пио помог Циле надеть шлем и поддержал под руку, пока та не спустилась в воду. Надиру показалось, что тот несколько грубоват в обращении, но он ничего не сказал и также погрузился в воду. Отделившись от группы он оказался в колеблющейся среде центрального двора. Над головами висели красные персональные стражи и роботы охраны. К ним приблизился двухместный подводный ялик. Он заметил в нем Арпа. Цила выплыла из-за спины Надира, вспрыгнула в кабину, а Надир кое-как уцепился за корпус лодки. Вода на "площади" и главных улицах была мутна: там, умело и неумело, плавали многочисленные люди-рыбы... Надир вместе с тем отметил, что они движутся по широкой Х-образной дороге, обозначенной громадным светящимся табло... Наконец, они свернули в маленькую боковую улочку, называемую Б. Это был их квартал, их блок модулей - первый влево. Надир остановился под шлюзами и, когда они открылись, он проследовал через свободное пространство. - Свернуть бы шею тому шутнику, который изобрел такую нумерацию! - зло прошипела Цила, проходя в прихожую. Она только что сняла шлем и яростно размахивала монтажным ключом. Надир расхохотался: - Это работа Пио! А все удивлялся, куда это пропали монтажные платы! А они оказывается у тебя в шлеме - простенько и остроумно! - Нечего издеваться! Полдороги я сидела мрачная, а едва попала домой, как стала объектом для шуток! - Ничего страшного, - заметил Арп, - подумай, если на то пошло, ты подключилась к огромной сети солидарности подводных рабочих... Пио, разумеется, придет забрать эти детали. Затем передаст их кое-кому, тот дальше и не далее, чем сегодня вечером все это окажется за пределами лагеря! А утром некий пастух отнесет все в открытое море. Через пять или десять дней, пройдя сотни миль под водой, детали окажутся... - Где же? - поинтересовался Надир. - Неважно, где! Там, где люди-рыбы, подобные нам предпринимают все для нашего освобождения. - К чему такая осторожность! Страхуетесь от предательства? Мне кажется это совершенно напрасно: разве все мы не одна родня, одно целое? - Не заблуждайся! Безымянные завели здесь довольно хитрые порядки. Они контролируют нашу работу, оценивают, награждают... Один получает яд, другой - мебелишку повыше сортом, а кое-кто и разрешение поселиться в "президентском квартале", где комнаты попросторней и оснащены небольшими видеоаппаратами, по которым можно получать свежие новости с Земли... Вся эта система соблазнов и поощрений, которые приводят к тому, что часть наших соплеменников склоняется к примирению с сегодняшним положением и даже радуется ему! Их, правда, меньшинство, но они опасны тем, что противостоят интересам остальных, которых угнетает наша реальность. И они приглядывают за остальными, распределяют среди нас работу, общаются с безымянными напрямую... - Смирившиеся номады?! Глупости! - возмутилась Цила. - И вместе с тем, они существуют! Не будем судить их слишком строго: усталость способствует многому... и потому следует быть особенно осторожными! Знайте вы оба, что я провел небольшой опрос среди ваших соплеменников. Скоро наша небольшая нелегальная организация будет нуждаться в ваших услугах. Я жду приказа. Люди, подобные Надиру, не должны заниматься низкоквалифицированным трудом, а может быть, и ты, Цила, раз тебе довелось побывать в куполах без посторонней помощи, то и ты будешь весьма полезна... Звонок возле шлюза громко задребезжал. Посетители! Надир открыл дверь. В комнату вошел Игал, сопровождаемый Пио, который тут же поторопился прибрать электронные детали. Он извинился, промямлил невнятные объяснения и двинулся прочь в компании Арпа. Небольшое стадо серых китов двигалось к поверхности воды с распростертыми точно крылья громадными грудными плавниками. Состояло оно из шести самок, одного самца и трех детенышей. Часто кто-нибудь из этих громадин играючи нырял на двадцатиметровую глубину, Грациозно разворачивался и стрелой взмывал к поверхности, взмахивая громадным хвостом, и фантастическим прыжком вырывался на поверхность всей своей тяжестью двадцати четырех или всех двадцати шести тонн! Если смотреть снизу, то они казались обезумевшими кораблями. Пастух извлек из своего быстроходного яла подводный рог и трижды нажал кнопку сигнала. Ультразвуковые сигналы разнеслись по воде. Несколько секунд спустя три неспокойных вертлявых касатки оказались поблизости от него. В одной было чуть ли не десять метров. Пастух раздал им несколько кусков мяса, а затем отправил их на поверхность одним долгим сигналом рога. Хорошо выдрессированные касатки окружили стадо, которое не слишком этому обрадовалось, но вместе с тем не пустилось в паническое бегство от извечного врага, а устремилось к человеку. Пастух видел, как одна самка направилась прямо на него. Она все увеличивалась в размере, пока, наконец, не превратилась в громадную бесформенную массу, закрывшую ему целиком поле зрения. Почти в самый последний момент, с резким движением хвоста она повернулась и обогнула человека и стала совсем близко, преследуемая другими. Пастырь быстро прекратил пастушеские маневры касаток, сгонявших стадо в кучу. Киты чувствовали себя в полной безопасности возле человека - и никогда у них не было повода разочароваться. Он приблизился к самке, уже окруженной стаей рыб-чистильщиков, и погладил ее по боку. Та стала слегка поворачиваться "с борта на борт" в знак очевидного удовольствия. Но довольно с нее! Пора и возвращаться. "Она слишком стала раздражительной с тех пор, как у нее отобрали китенка", - подумал он, запуская двигатель яла. Через несколько миль пути, в течение которого животные выныривали, чтобы выдохнуть нечистый воздух из легких, животные оказались в загоне - широком треугольнике, огороженном и защищенном. Вершинами треугольника загона были три небольших острова. Пастух убедился, что роботы тянут, как полагается, сети, загораживающие выход из загона, а затем направил сорок касаток к ангару, где и накормил их. Затем отправился на скутере на отдых в свою небольшую избушку. Красная сфера, его постоянный страж, весь день следовала за ним по пятам, не отставая ни на шаг. Остановившись перед своим жилищем, он заметил, что маленький дельфин-афалина крутится возле шлюзов, забавляясь игрой с красным шаром, который находился рядом со входом в его дом. Как только он вылез из скутера, маленький дельфин - впрочем, предельно большой для этого вида - нежно уткнулся ему рылом в ноги. Пастух ухмыльнулся и отдал тому последние куски мяса. Какой-то человек дожидался его в единственной комнате жилища. Пастух быстро сорвал шлем и радостно приветствовал гостя: - Очень рад тебя видеть, Пит! Уже шесть дней, как я не видел человеческого лица, а меня до следующей недели не станут сменять! - А каково мне, Прах! Я-то почти месяц не встречал живой души... - Садись же! Я сейчас соображу что-нибудь перекусить. Прах направился на кухню и принялся хлопотать над приготовлением пищи. Ели молча, несколько удивленные тем, что они находятся в подобном месте: два кочевника из одного племени, после стольких дней одиночества встретились на глубине ста шестидесяти метров под поверхностью океана. Прах продолжил разговор: - Имею почту для организации: два плато или что-то в этом роде и важное сообщение. Ты должен отнести это в тайник в красных рифах и вернуться с ответом. Прах поднялся из-за стола и извлек из ниши в стене комнаты непромокаемую сумочку. Подал ее Питу со словами: - Вот! Не утянет, конечно, но не дай бог потерять ее... Пит легко погладил Раму по боку. Рама была вожаком стада. Между ним и Питом существовала настоящая дружба. Из любви Рама в сто крат был более послушным, нежели по принуждению. Благодаря такому взаимопониманию человек-рыба не был чужаком в море: он видел прекрасную страну гор, долин, с причудливыми садами и лугами, полными прекрасных цветов - истинный мир прелести и красоты... Пит далеко оторвался от любимца и посмотрел, как проплывает стадо. Сейчас дельфины держались спокойно, дожидаясь команды Рамы, когда тот, объятый негодованием и нетерпением, выведет их компанию на поверхность, чтобы затеять сумасшедшую игру с волнами. Час спустя афалины проследовали через узкую горловину между двумя цепочками рифов. Этот район просто кишел рыбой - любимой пищей дельфинов. Животные замерли, уткнувшись мордами в водоросли. "Ну вот, наконец-то, и красный риф!" Оставив свой ял в небольшом затоне, Пит взял мешочек и нырнул в темную пасть замаскированного небольшого входа в пещеру. Несколькими минутами позже он вернулся с пустыми руками и с ужасной неприязнью посмотрел на своего "ангела-хранителя". Оставшаяся часть пути до базы прошла без особых затруднений. Стадо было водворено в загон, а Рама, бешено промчавшийся вдоль закрытых ворот загона, направился вместе с Питом к шлюзу. Пастух ужинал торопливо, неустанно наделяя своего любимца небольшими лакомыми кусочками. Здесь, как и в лагере, ритм смены дня и ночи, сообразованный с сезонной продолжительностью дня, сходной с обычным земным, регулировался с помощью искусственного освещения, которое или усиливалось, или ослаблялось. В ночное время зажигались лампы. День был тяжелым. Рама задремал. Пит погасил лампу, а затем, пренебрегая кроватью, растянулся на полу с рукой, опущенной в воду в проеме входа на голову Рамы.
в начало наверх
Двое мужчин стояли в комнате с большими стенами-экранами и контрольными приборными щитами, расположенными над столом с расстеленной картой подводного мира. Один из них был весьма пожилой с глазами, искрящимися лукавством, и утонувшим в широкой белой бороде лицом. Другой, лет около сорока, был высок, с длинными каштановыми волосами, падавшими волнами на плечи. Пожилой спросил: - Что можно сказать о положении дел по эксплуатации морских "полей"? - Что, профессор? На сегодняшний день мы располагаем тремя десятками роботов, которые действуют на глубинах порядка двух-четырех тысяч метров. Чаще всего они используются для обнаружения гигантских кальмаров, которые более всего представляют для нас интерес на сегодняшнее время. Они контролируют сотни экземпляров. Не убивают ни одного, покуда молодняк не окреп настолько, чтобы существовать самостоятельно. - Прекрасно, но следующие группы надо направить в большие впадины. Там найдется для них кое-что поинтересней! - У меня есть еще одна новость для вас, профессор - эпидемия, которая наносила такой урон стадам черепах, окончательно пресечена! - Очень хорошо! Об этом не стыдно доложить и Совету! А есть что-нибудь новенькое об акулах? - Нет, к великому сожалению! Мы тренируем одну группу касаток для охоты, но пастухи протестуют! Они считают, что в обучении касаток надо стремиться к обучению их для охраны кашалотов, финвалов, горбатых китов и других видов. - Я лично поддерживаю их мнение и считаю необходимым принять, что в данное время существующее положение является наиболее благоприятным: охотниками должны быть люди. На сегодняшний момент мы располагаем настоящим комплексом для переработки информации, монополизированными объединениями квалифицированных программистов... Если бы сыскался такой умелец, который смог бы объединить и взять все это на контроль, мы перешли бы к решению более глобальных проблем... И занялись кое-чем помельче: например, изучением языка дельфинов, который люди XXI века знали, а мы позабыли. Лагеря теперь имеют в своем распоряжении три четверти всех имеющихся животных. Надо всерьез взяться за дело, чтобы дельфины были использованы как подобает их возможностям. Кроме того, не следует забывать... - Не следует забывать, что дельфины старые неприятели акул... - Да, Нан, но не будьте таким недальновидным... Главное - пора перестать считать их разновидностью домашней скотины и сделать их нашими союзниками! - Союзниками? - Именно! Те и еще, быть может, касатки, самые умные обитатели морских пучин, во всяком случае очень близкие к человеку. К несчастью, повадки касатки чересчур непохожи на акульи, когда с ними вступаешь в слишком близкие отношения... И главное - с помощью дельфинов мы может довольно-таки быстро наладить целостное и безупречное управление всем подводным миром! На одном краю стола зазвонил телефон. Профессор поднял трубку. - Советник Акки слушает! - День добрый, профессор! Не с вами ли сейчас советник Нан, отвечающий за нелегальные силы? - Я тебя слушаю, Ксуан! - отозвался Нан. - Нан! Только что из лагеря-43 прибыла почта: две электронные платы и одно сообщение... - Неплохо. Детали отдайте кому следует, пусть разбираются, что там такое, а сообщение давайте мне! Спустя минуту быстроходный лифт загудел в коридорах. Одна стена бесшумно отъехала в сторону, и Ксуан вошел в помещение. Молодой человек поставил на карту небольшой параллелепипед из красной пластмассы. Профессор извлек из шкафа некий аппарат неопределенной формы и поставил параллелепипед в углубление - полученный предмет словно всегда там и находился! Советник нажал клавишу. Параллелепипед точно начал таять. Растаявшая пластмасса исчезла в глубине прибора по незаметным каналам. Потом послышалось гудение и щелчки. А с другой стороны прибора выбросило небольшой, коричневого цвета плоский прямоугольник с нанесенными на него отверстиями. Вооруженный тонким пинцетом, профессор извлек оттуда небольшую серебристого цвета кассету. Поставил ее в отделение для декодирования и спустя несколько мгновений, затраченных на микронастройку прибора, последовал текст: "Трудовой лагерь 43. Местный руководитель Арп, Ф.С. 3-12-360 по свободному летоисчислению. Новые массовые поступления. Наличный состав: 70 кочевников. Практически все без какой-либо квалификации, исключая двоих. Происхождение: племя Зорги. Цила: десятичасовое пребывание городе-куполе 700, отличные познания в гигантский лишайниках. Надир: патриций, город-купол 700, изгнан оттуда, бывший директор международного Электронного общества. Склоняются к организованному побегу. Обратный требуется подробным. Конец сообщения". - У меня такое чувство, профессор, что голова, о которой вы мечтали теперь у нас есть! Это вот сообщение от 3-12... Прошло два месяца. Эти двое новоприбывших хорошо образованы, чтобы противостоять опасностям жизни в новой среде. А! Что с тобой, Ксуан!? Да на тебе лица нет! 9. ПРОЩАНИЕ С ЛАГЕРЕМ Синеватый свет заливал квартал, именуемый Ц. С каждой минутой темнело, солнце уже находилось низко над горизонтом. Цила вздрогнула. Трое мужчин продолжали следить за ней и плестись позади таким образом, что расстояние между ней и ими не сокращалось. Тут она обнаружила и четвертого, сидящего в двухместном ялике, медленно плывущего под укрытие теней, падающих от жилищных модулей. "Ясное дело: как только мы останемся одни, они нападут на меня", - подумала молодая женщина. Следить за ней они начали сразу, как только она вышла с нелегального собрания в квартире Пио. Сначала она не обратила на них особого внимания, но как только поняла, что они затаили зло на нее, она перепугалась до умопомрачения. Все ее попытки связаться по телефону с Надиром или Арпом не увенчались успехом. Миновав стены одного общественного здания, она уже толком не понимала, что может произойти далее, в частности, суждено ли ей теперь добраться до дома. Есть ли у нее время для этого? Каждый день после обеда Надир посещал курсы пастухов. Обычно рабочих принимали туда не ранее, чем через год пребывания в подводном лагере, чтобы окончательно удостовериться в том, что они полностью приспособились к подводным условиям. Надир знал, что такому быстрому повышению он обязан Арпу, который старался не упускать ни малейшей возможности. - Каждый день может прийти приказ о побеге - твоем и Цилы. Необходимо, чтобы хоть один из вас смог справиться с любым непредвиденным осложнением, которое всегда можно ожидать в открытом море, - говорил Арп. - В результате обучения в школе пастухов нашим сторонникам удавалось в прошлом избежать многих несчастных случаев! Непокоренные морем говорили мало, но и того было достаточно, чтобы Надир и Цила получили полное представление об некоей странной истории: - Пять столетий назад, когда безымянные раскрыли секрет марсианского камня-сюнгера, они создали первый лагерь. Постепенно устаревали старые методы эксплуатации. Поначалу каторжниками, людьми-рыбами становились преступные элементы, работавшие под наблюдением водолазов безымянных... Затем с усовершенствованием оборудования, безымянные осели на суше. Случаи бегства, а вместе с ними и провалов увеличилось. Потому что дьявольское изобретение - красные шары-роботы охраны - способствовало тому, что кочевники неизменно попадали в лапы береговой охраны! И наконец, однажды до кочевников дошло, что их спасение совсем не в пустыне, а наоборот - в этом прекрасном мире, который им был представлен в полное распоряжение беспечностью безымянных! Два века спустя некто Тал, личность почти легендарная, зажил свободно где-то в глубинах океана... Пастухи, которые иногда встречались с ним, вместе с новыми поселенцами серьезно задумались над его идеями. Один, другой... два десятка беглецов присоединились к нему и возникла первая свободная колония! Сегодня в ста пятидесяти лагерях нелегальная сеть уводит людей-рыб в некий город, который считается чуть ли не мистическим. Утверждают, что он находится на глубине пяти тысяч метров - гигантский и надежно спрятанный от врагов при этом - прекрасно организованный свободный мир! Когда этот день закончился, Надир по своему обыкновению на этот раз не задержался для разговора: торопился к Циле. Молодой человек надел шлем и направился к шлюзу. Одним взмахом руки он выбрался из-под здания... Чья-то рука тронула его за плечо. Надир обернулся: Арп, победоносно усмехаясь под шлемом, предложил ему отплыть в сторону и показал небольшой красный параллелепипед, который сжимал в руке. Надир первый раз видел нечто подобное и жестом показал, что не понимает, что это. Усевшись с Арпом в ялик, они понеслись к жилым кварталам. Арп затормозил ял около некоей слегка развалившейся подводной "тарелки", превращенной в жилое строение, полузасыпанное песком, и дернул звонок... Проплыв через шлюз и пробравшись через вход, они встретились с молодой женщиной, которая помогла им снять шлемы. - Будь здорова, Золния! Получил сообщение, - сказал Арп. - То-то же! Я уж начала волноваться. Покоренные знают, что ты собираешься организовать побег для новых членов и забеспокоились... Арп пояснил Надиру: - "Покоренными" мы называем привилегированных рабочих, для которых освобождение не имеет особенного смысла. До сих пор они удовлетворялись тем, что нападали на наших, но не предупреждали безымянных о масштабах готовящегося. Но чует мое сердце, что они скоро откажутся и от этого единственного выражения солидарности. - Пойдемте, послушаем сообщение! Женщина провела их в комнату-кабинет, где находилось устройство для дешифровки микрозаписей. Надир с интересом проследил за забавными метаморфозами красного параллелепипеда. - Зачем вы так мудрите? Разве нельзя воспользоваться обыкновенными магнитофонными записями? - Нет. И тому - много причин. Во-первых, не всегда можно что-то вынести из лагеря, даже небольшой предмет, а такие маленькие не фиксируются контрольными датчиками роботов. И то, мы стараемся делать записи как можно короткими! Кроме того самые прочные непромокаемые мешочки все же протекают... магнитная лента не выдерживает воздействия воды, а наша твердая упаковка все вынесет. Цвет показывает степень важности сообщения. Белые, желтые, черные, красные... Пастухи, которые их передают, знают каким именно временем располагают. Красный пакет - срочная телеграмма - должен быть доставлен не позднее, чем через месяц-два... В соседней комнате зазвонил телефон. Золния пошла ответить, а Арп включил устройство по дешифровке. Из аппарата зазвучал солидный голос: - Город Обновленных. 1-02-301 по свободному летоисчислению. Нан - генеральный ответственный советник по ФЦ. Направьте к нам Надира и Цилу, племя Зорги, согласно ускоренному плану 1. Конец. - Эге, Надир! Уже совсем близко день, когда ты сможешь покинуть этот мир. Мне кажется... Арп замер. Из кабинета к ним приближалась смертельно бледная Золния. С трудом она проговорила: - Безымянные только что захватили Цилу. Пытались направиться с ней к лифтам, видимо, хотели сдать дальше, но их заметили рабочие и помешали этому... Теперь Покоренные закрылись в каком-то необитаемом модуле и держат ее как заложницу... - Гром и молния! Если мы попытаемся осадить их в этом доме в течение нескольких часов, то это время непременно заметят безымянные и заинтересуются причинами. Уф! Эй, Надир! Подожди же меня. Ты ведь не знаешь даже куда идти! Надир в самом деле уже примеривался нырнуть в шлюз. Арп снова обратился к Золнии: - Какой адрес? - Квартал Ц, блок Т. Возьмите с собой атомную "тарелку", быстрее доберетесь! - Спасибо, Золния! Не прошло и минуты, как машина покинула жилой квартал. Арп выжимал из двигателя все, что можно... Некоторое время они неслись над освещенным подводным поселком. Арп приметил квартал Ц и стал снижать "тарелку". Машина остановилась в улочке. Вдруг Надир заметил десятка два
в начало наверх
человек, столпившихся около одного отдельного здания, стоящего чуть-чуть в стороне. Как только они приблизились к ним, те двинулись им навстречу, и один из них обнял Надира в знак сочувствия. То был Игал - со слезами на глазах, дрожащий от бессильной ярости. В несколько движений рук, разгоняя плотное водное окружение, он сообщил, что "покоренных" четверо, и они вооружены лучевыми пистолетами. Что против этого были пастушеские ракетницы и кинжалы? Первый же кто сунется к шлюзам окажется прекрасной мишенью для тех, кто засел в модуле... Вдруг Надира осенило. Он повлек Игала в сторону, и как только они остались наедине, приказал: - Бери атомную "тарелку" и гони в мастерские. Попытайся добыть у охранника портативный лазер... - Понял! Ты хочешь разрушить стены модуля, не так ли? - Нет, мы рискуем поранить Цилу... Ну, давай не задерживайся, у меня времени объяснять нет! Игал кивнул и удалился. Четверть часа спустя он вернулся с лазером охранника. Надир приказал всем посторониться и начал, медленно водя стволом, перерезать все коммуникации модуля. Светящийся луч творил чудеса, но очень скоро вода была насыщена обломками и пузырями пара, стало невыносимо трудно дышать. Лицо Надира заливал пот, маска отсырела изнутри... Наконец, полузадохшийся, почти ослепший, он вынужден был остановиться и поискать более чистый участок воды... Когда муть немного осела, Надир обнаружил, что все коммуникационные линии перерезаны, так же как и большая часть свайных опор модуля. И он с новой силой принялся атаковать дом... Задыхаясь и уступая мысли о том, что необходимо прерваться еще раз, он вдруг заметил, как с диким скрежетом надломилась последняя опора! Словно огромный упаковочный ящик, модуль стал заваливаться на дно, за ним, точно нити паутины, тянулись нитки кабелей и мягких трубопроводов... "Господи! - мелькнуло в голове у Надира. - Электрокабели! Да теперь все пропало, перестанет работать система защиты, и воздух взорвет модуль..." Наполненный воздухом модуль медленно парил в толще воды, постепенно продолжая заваливаться набок. Из шлюзов побежала вверх цепочка пузырьков, их число постоянно увеличивалось, пока наконец огромные скопления воздуха не сломали створы шлюза и громадные пузыри с шумом вырвались из-под них. Ударная волна от этих взрывов повалила всех стоящих на дно. Влекомые потоками уходящего из модуля воздуха, обитатели метались, падая от резких толчков. Захваченные врасплох, без шлемов, обитатели модуля не успели сменить тип приспособления к дыханию и теперь задыхались с выкатившимися из орбит глазами и судорожно сжатыми ртами, конвульсивно дергаясь, пошли на дно... Часть собравшихся бросилась на помощь, в то время как другие, наиболее сильные, ухватываясь за стены модуля, удерживали его и пытались утопить... Уложенная на диван Цила постепенно начала приходить в сознание. Мягкая прохладная рука легла ей на лоб. Она открыла глаза и встретилась с улыбкой склонившегося над ней Надира. - Что творилось! Поначалу проклятый модуль превратился в лифт, а потом стал тонуть!.. Из-за плеча Надира выглянул Арп и радостно сообщил: - Трюк не для слабонервных! Между прочим, идея Надира... На следующий день Арп явился предупредить их: - Золния все организовала! Вы отправитесь завтра утром в сопровождении команды охотников на акул. Начальник команды - Олаф - представитель нашей организации. Они выведут вас в открытый океан, по возможности ближе к одной явке. Там вас будет ждать проводник. Не прозевайте его! Человек, который вас ждет поможет вам избавиться от ваших красных пузырей-охранников. Эти проклятые роботы сразу же поднимут панику, если вы слишком долго не появитесь в секторе мастерских, поэтому нам пришлось обзавестись специалистами, которые умеют избавлять наших сотрудников от пристального внимания искусственных соглядатаев. Как только выйдете из ялика пастухов, не теряйте времени даром: сферы, кроме всего прочего, снабжены устройством для взрыва в случае опасности побега... Арп остановился, чтобы развернуть карту, изготовленную из пластика: - Вот маршрут, по которому вы должны двигаться, когда останетесь одни... Лучше изучите его здесь, в спокойной обстановке. Если паче чаяния, побег не состоится, уничтожьте ее. Смотрите, вот тут находится зеленый шнурочек... Потяните за него, вырвете его из середины и начнется ускоренный процесс самораспада. Спустя пару минут все молекулы этого плана смешаются с молекулами воды. Ладно. Считаю, что самое главное я вам сообщил... Олаф сообщит вам остальные подробности, когда это потребуется! Ну, в добрый час, дети мои, вспоминайте иногда о нас, когда вырветесь на свободу... - Но, Арп, - начала взволнованно Цила, - почему же ты не пойдешь вместе с нами, разве это... - К сожалению, девочка, всем места не хватает - за последнее время население нашего города возросло чрезмерно! Кроме того, нужно следить и за работой нелегальной сети. Без нее вам так легко не покинуть лагерь! - А как называется этот город, Арп? Номер 1? - О, Надир! - Обновление - вот его название. Итак, пожелаю вам достигнуть его без всяких неприятных приключений. Подводная лодка быстро скользила над песчаным дном. Олаф установил максимальную скорость. Уже две недели, как они покинули лагерь, и теперь их путь пролегал среди диких подводных скал, заросших водорослями и океаническими мхами... Их кабины открывался панорамный обзор. Сидевшие рядом с Олафом Надир и Цила созерцали открывшийся пейзаж, затаив дыхание. Они открывали для себя новый мир со всеми его прелестями... Мимо кабины проносились серебристые тела рыб, которые возникали внезапно из густых зарослей и также неожиданно исчезали, подобно молниям в грозовом небе. Привыкшая с детства к суровой обстановке, неудобствам и лишениям, Цила как истинная кочевница умела ценить всякую мелочь, которая помогала в борьбе за существование: все, что съедобно, и годится для приспособления к угрюмой природе. И такое изобилие благ приводило ее в восторг. - Надир, кажется, только теперь я начинаю понимать, что имел в виду Арп, рассказывая нам о преимуществах жизни вольных городов! - Да, природа необычайна: нетронутая и великодушная! Олаф усмехнулся, и глаза его превратились в узкие щелки. - Вы начинаете мне нравиться, парочка. Быстро соображаете! Некоторым из наших требуется два, а то и три года, чтобы оценить море по достоинству... - А знаешь, я в лагере не испытывала ничего подобного, - призналась ему Цила. - Мутная вода без какой-либо растительности... Просто ничего общего с тем, что мы встречаем теперь здесь! - Рано или поздно все кочевники увидят то, что сейчас открылось перед вами! И когда-нибудь все это будет принадлежать всем нам! Надир посмотрел на своего товарища с восхищением. Цила и он давно уже потеряли всякую надежду и энтузиазм - а ведь после их поимки прошло не так уж много времени. И вместе с тем, они в рядах тех, кто осваивает свободный мир, в то время как такие люди, как Арп и Олаф постоянно рискуют своей жизнью ради той жизни, которой сами не попробуют никогда. Их удел - самопожертвование во имя других, и их готовность принести себя на алтарь борьбы вызывала невольное преклонение. Олаф, кажется, догадался, что творилось в душе Надира. - Не переживай за нас, Надир! И наше время настанет, придет и наш черед. А вы с Цилой будете в сто крат полезнее там! В связи с этим должен дать вам некоторые разъяснения, прежде чем мы расстанемся. Мы установили ловушку для акул. Как только роботы закроют проход в сетях, вы должны отбыть. Но не раньше того: перепугаете дичь! В наружном отделении, в задней части нашей машины вы найдете двухместный ялик: сверхскоростной, с атомным двигателем. Если вы поставите двигатель на максимальную мощность, то для того, чтобы прибыть на место встречи вам потребуется не менее четырех часов. Так или иначе через этот срок в топливных баках ничего не останется, и ялик вам уже ни на что не сгодится. Я жду полтора часа после вашего отплытия, а затем сообщаю о вашем исчезновении. Большего я сделать не могу. Безымянным потребуется еще не менее трех часов, чтобы опознать вас и вычислить, где вы теперь находитесь. Как только им это удастся, они дадут команду вашим роботам-охранникам уничтожить вас. Одним словом, очень важно оказаться во время на месте встречи, где ваш проводник примет надлежащие меры, чтобы уничтожить эти проклятые механизмы прежде, чем они сработают против вас! Если все же случится что-то непредвиденное, то в ялике есть дополнительный запас мощности. Но, к сожалению, этого запаса тоже хватит ненадолго. Используйте его только в самом крайнем случае! - Не волнуйся, все будет в порядке, - заверил его Надир. - Ну-ну! У вас только полчаса в запасе, а этого может и не хватить! - Олаф, не беспокойся. Шкуры у нас крепкие, - сказала Цила, радостно смеясь. Надир был очарован, услышав снова этот месяцами забытый смех. Приключение, которое их ожидало, нельзя было считать легкой прогулкой! Но оно заставляло загореться надеждой глаза Цилы. - Начинаем! - объявил Олаф, замедляя движение машины. Через несколько минут люди-рыбы оказались в воде, маскируя водорослями сети, которые расставляли роботы. Подобным образом были спрятаны и машины, а кошель ловушки был наполнен большими кусками разрезанной рыбы. Их машина отъехала несколько в сторону и остановилась на достаточном расстоянии, чтобы не пугать своим видом рыб, привлеченных запахом "наживки". Олаф вытащил антенну, и тогда зажегся небольшой наружный экран, в котором ясно предстала вся разыгрывающаяся в ловушке драма. Первыми появились несколько довольно маленьких рыбок, а затем и побольше - всех их привлек запах приманки. Потом мелькнула большая тень, следом - другая, а затем, все еще опасливо озираясь, появилась первая акула: длинная, синяя, чудовищно быстрая и сильная. Несколькими секундами позже нахлынула целая стая. Десятки продолговатых силуэтов набросились на пищу и, охваченные бешенством, принялись отнимать друг у друга приманку, драться из-за добычи, нанося при этом друг другу серьезные раны. Вода окрасилась в красный цвет, и это еще больше привлекало других акул в ловушку. Олаф, как будто на клавишах рояля, нажал с полдесятка кнопок, а затем обернулся к Надиру и Циле: - Я только что отдал приказ роботам-охранникам закрыть проход в ловушку. Будьте готовы! Надир и Цила быстро натягивали свои гидрокостюмы. - До скорой встречи, брат! - сказала Цила несколько дрожащим голосом. - Удачи вам! Надир крепко сжал руку Олафа. Они направились в заднюю кабину. После того, как простились с людьми-рыбами, они перешли в шлюзовую камеру и стали подниматься. - Трогай! Слегка измененный громкоговорителем, голос Олафа заставил их вздрогнуть. Надир схватил Цилу в руки и коснулся губами ее лица. Потом помог надеть ей шлем и поправил свой, ожидая пока вода заполнит шлюзовой отсек. Снаружи их как всегда ожидали "ангелы-хранители". Двое из них немедленно пристроились возле молодых людей. Воспоминания о кровопролитной сцене, которая разыгрывалась тут неподалеку, заставили Надира поторопиться освободить из креплений ялик, сожалея с горечью, что организация не располагает достаточно надежным оружием. Усевшись в небольшую аэродинамическую машину, они закрыли прозрачные стеклянные люки и бесшумно тронулись. Надир помахал несколько раз рукой на прощание, направил ял в направлении юго-запада и включил двигатель на полную мощность. Сильные осветительные фары разогнали подводный мрак, и ял, рассекая воду, помчался вперед. Роботы-охранники последовали за ними на некотором расстоянии... 10. БЕГЛЕЦЫ Огромный зал клокотал от напряженной работы. Тысяча сто специалистов работали в этом помещении, наблюдая за функционированием тысячи ста электронно-вычислительных машин. Напротив них целая стена была занята
в начало наверх
рельефной картой подводного мира, по которой двигались и мигали миллионы разнообразно окрашенных светящихся точек. На центральном пульте управления один из руководителей обескуражено махнул рукой и обратился к группе помощников: - До тех пор, пока мы не сведем процесс обнаружения к одному часу, беглецы будут использовать беспрепятственно все возможности, чтобы незаметно ускользать из-под самого нашего носа! - Мы могли бы заставить ответственных сообщать нам регистрационные номера беглецов из числа их группы, и тогда мы уничтожим их за пять минут! - Это невозможно! С этими дикарями нет никакого сладу! - Удивляюсь, как это они справляются с маленькими охранными роботами?! Все же ведь те, по сути, являются уникальными шедеврами электроники! - Милая моя Ф76-АУ, все идет к тому, что мы обязаны еще более усовершенствовать наших охранников. Молодая безымянная, к которой были адресованы эти слова, приняла задумчивый вид и заявила: - А вам известно, что согласно последним статистическим данным успешные побеги из лагерей достигли двухсот тысяч! И куда все они деваются? - Куда?! Становятся кочевниками! Это у них в крови... - Я знаю, что официальные сведения это подтверждают, но как-то не верится... Ведь также регулярно исчезают и наши роботы-детективы! - И что? - Ну, что?! А то, что надо принять, что они наверняка успели построить несколько убежищ в необитаемой зоне - это объяснило бы регулярное исчезновение строительных материалов - что же они с ними делают? Только с рудными ресурсами, которые находятся на дне моря, они способны развить мощную цивилизацию, которая в один прекрасный день вгонит в ужас всю Международную федерацию! - А если лагеря перестанут функционировать? Они кормят все население Солнечной системы - как никак девять миллиардов человек... Положение нельзя считать благополучным... Но несколько групп рабочих С будет достаточно для укрощения любого бунта!!! И поверьте мне, трудности этой войны в океане не подорвут боевого духа наших молодцов из спецподразделений на Венере! - Иначе говоря, для усмирения каторжников вы хотите использовать других каторжников? По-моему, это слишком опасная игра, которая... Видеофон на пульте прервал их спор. Один из дежурных включил экран. Появилось лицо молодой служащей из Отдела контроля. - Господа, закончено обнаружение всех рабочих в секторе 118. Там их девяносто восемь. Естественно, мы не может знать глубины, на которой они находятся... - Хорошо! Вызовите нас, как только установите подробности! Экран погас. Другой дежурный, подошедший полюбопытствовать, что происходит, поинтересовался: - Чего вам еще-то не хватает? Разве так уж трудно проверить каких-то девяносто восемь человек?! - С этой целью пришлось бы собрать всех рабочих разнарядки для тех, кто находится в данном секторе и близлежащих районах. Кроме того, надо иметь в виду и маршруты движения пастухов. Лишь после этого компьютер в состоянии дать вероятностную кривую передвижения каждого из них... Всякий, кто бы отклонился от нее, мог быть взят под контроль по подозрению в побеге. И поскольку, всегда остаются какие-то неучтенные факторы, мы должны провести контрольную проверку, прежде чем сможем с полной определенностью ликвидировать беглецов! Два часа сорок минут минуло с начала операции по обнаружению и проверке, когда с поста контрольного наблюдателя поступила информация: - Обнаружены девять сомнительных объектов... Компьютеры приступили к вычислению прогноза пребывания в секторе... Они покинули машину пастухов как раз в полдень. То есть, уже два часа двадцать пять минут они мчались с предельной скоростью. И прошел час, как безымянные узнали о их бегстве... Все пока шло хорошо. Маленький ял мчался к цели, и молодые супруги стали воспринимать путешествие, как развлекательную прогулку. Разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы подняться на поверхность океана: там их в любой момент было бы легко засечь. Приказ Олафа в этом отношении был абсолютно категоричным. Вдруг фары осветили далеко впереди какое-то строение. И на этот счет также все было оговорено заранее: любой ценой избегать подходить близко! Надир развернул машину и направил ее в узкую расщелину между двумя цепями высоких подводных холмов. Неожиданно расщелина сузилась. Надиру пришлось уменьшить скорость. Цила время от времени опасливо поглядывала наверх: скалы как будто начали смыкаться над ними!.. Надир с облегчением приметил конец горловины, Но вдруг в его сердце опять прокралась тревога. Выход оказался узенькой щелью, неровным овалом. Удастся ли проскочить? Молодой человек уменьшил плавно скорость яла, чтобы миновать небольшой участок между зубчатыми выступами скалистых стен, меняя направление хода то вверх, то вниз. Ял заметался между все теснее сужающихся стен скалистого коридора. Корпус задевал о стены каньона, слышался скрип и скрежет обшивки. Надир весь погрузился в управление яликом; казалось иногда, что все уже позади и победный смех Цилы раздался в кабине, как вдруг катер застрял! Надир попытался дать задний ход... Бесполезно. Он встретился с отчаянным взглядом молодой женщины и в бешенстве включил двигатели на режим сверхмощности, пытаясь таким образом вырваться из плена... Ничего не добившись, он быстро отключил моторы. Положение становилось совсем не блестящим! А не хватало всего-навсего по несколько сантиметров с каждой стороны! С энергией, сообщенной отчаянием молодые люди принялись трясти и раскачивать катер по всем направлениям. Может быть, удастся вывести его из зацепления! Надир заметался как сумасшедший... Цила помогала ему, как могла. Они принялись толкать катер сзади, последовал десяток-другой резких толчков... По треску обшивки Надир понял, что несколько сантиметров выиграно. При таких темпах на освобождение уйдет несколько часов! А это время! За эти часы... Цила в отчаянии воздела руки, но номадская натура пересилила. Она злобно ударила по корме ялика. На одной стороне находились запасы питания - таблетки планктона в непромокаемой упаковки и в достаточном количестве... с другой - несколько инструментов, в основном небольшие разводные ключи. Ничего, что могло бы оказаться полезным! Цила облокотилась на корпус катера и прикрыла глаза. Это зрелище пробудило энергию в Надире. Тот схватил самый большой разводной ключ и принялся бить им по выступам скалы, зажавшим катер... Камень сносил все, а ключ сбивался... С другой стороны Цила отчаянно стучала по обшивке, надеясь промять ее и тем самым освободить машину. Вода вокруг них была взбаламучена. Вдруг доселе неподдававшаяся скала треснула, и ее целый кусок упал в катер, который вздрогнул и заколыхался на свободе! Легким толчком руки Надир перебрался на противоположный конец катера и замер на несколько секунд неподвижно, торжествуя победу. Тут он обнаружил, что Цилы рядом с ним нет. Неожиданно он обнаружил ее. Она прижималась к стене с испуганными глазами. Длинные щупальца перевили ее тело, запутали руки и ноги. Отмеченный вымпелом их лагеря над головой Цилы помещался небольшой провал в скале, из которого и тянулись щупальца. Почти отовсюду из подобных выемок к ним устремились осьминоги. Мысленно посылая благодарность Арпу и всей школе пастухов, Надир успокоительно помахал рукой Циле, после чего принялся рыться в багажном отделении катера. Разорвал торопливо упаковку с таблетками планктона. Цила следила за ним, ничего не понимая! "Только бы не растеряться, - подумал встревожено Надир, - Кто их поймет, этих восьмируких!" Как только он приблизился, протянув руки, осьминог расслабил захваты на руках Цилы, а потом и вовсе отпустил их, стараясь ухватить таблетки из рук Надира. Всюду вокруг восьминогие тянули щупальца, просительно протягивая к нему безобразные извивающиеся мясистые ленты. Надир, продолжая раздавать кормежку налево и направо, вывел Цилу из их окружения. "Что за черт! - злился Надир. - Оказаться в плену у осьминогов-разведчиков, которые вымогают взятки, чтобы пропустить!" Они заняли места в катере и понеслись дальше подобно вихрю. Потеряно сорок с лишним минут, а до места еще полтора часа пути! Да, роботы подорвут раньше! От силы жить им осталось полтора часа... Надир покосился на Цилу, которая нежно усмехнулась ему в ответ. Резким движением он включил двигатель на сверхмощный ход. К счастью скалистые и неровные участки остались позади. Катер мчался над слегка всхолмленной подводной равниной. Далеко впереди в толще воды фары высветили край какого-то плато, а потом и само плато. Встреча должна была состояться на его противоположной стороне. Сияя от радости, он указал точку на карте и направил катер к водному горизонту. Цила понимающе кивнула головой. Надир без труда догадался: "Вплавь будет, пожалуй, далековато!" Он пожал ей руку в ответ на насмешливую улыбку. Оптимизм вернулся к ним... Надир направил аппарат вверх. Скоро первые скальные выступы оказались под ними, а высокие приблизились, с огромной скоростью надвигаясь на них. Они уже плыли над плато, и край его становился видимым. Внезапно малый атомный двигатель замер... Катер мчался некоторое время по инерции, затем стал, запутавшись в зарослях водорослей между двумя выступами кораллового рифа... Молодые люди в отчаянии уставились друг на друга. Теперь, кажется, все окончательно пропало! В нескольких километрах отсюда человек рыба, направленный спасти их будет ждать напрасно. Спустя пятнадцать минут красные сферы - роботы охраны - взорвутся! Куда бы они не пошли, чтобы не сделали, эти дьявольские приспособления будут следовать за ними по пятам, не отставая ни на шаг, и держать их в своей власти! Минута, другая - бортовые часы продолжали неумолимо отсчитывать время. Надир резко выпрыгнул из яла. Нельзя вот так праздно сидеть и покорно дожидаться смерти! "Должен же быть какой-то путь к спасению. Я должен его найти, должен..." Он обошел вокруг катера, в котором осталась потерявшая надежду Цила. Охваченный яростью, Надир направился к сфере, размахивая грозно кулаками... Его попечитель отступил, робот-охранник Цилы остался неподвижен: ведь она-то не приближалась! На какое-то мгновение Надир застыл, потрясенный своим открытием. Как же это они раньше не додумались!? Выходит, они рано собрались умирать? Надо проверить догадку. Надир схватил в руки охранника Цилы и стал его пристально изучать. Молодая женщина обернулась и изумленно следила за его действиями. Надир сделал ей знак не двигаться. "Сначала надо уничтожить систему самоподрыва, а там посмотрим..." Прожекторы катера, работавшие от автономных источников питания, широко освещали плато, на которое падали лазурные лучи с близкой поверхности воды. Надир сосредоточил внимание на антеннах робота. Потрогав их все, он заметил, что две из них были полностью неподвижны. Что же делать? Всякое неосторожное движение могло вызвать гибельные последствия... Он пристально осмотрел аппарат. В основаниях неподвижных антенн он увидел странный рисунок: сегмент в четвертую часть круга, пересеченный стрелкой! "То самое! Двигая сегмент в направлении, указанном стрелкой, можно отключить взрыватель бомбового устройства..." Он поплыл к машине и принялся яростно крушить электросистему катера: где-нибудь тут должен находиться магнит - в двигателе или в этой перепутанной сети проволочек и плат. В конце концов он нашел его и победно помахал им перед лицом недоумевающей Цилы, следившей за его манипуляциями с растерянным взглядом. Он подплыл к красной сфере. Легко, не напрягая руку, он провел магнитом по направлению стрелки... Почувствовал, что что-то там внутри цилиндра двигалось вслед за осторожным движением его руки. Надир довел магнит до края, затем проделал то же самое с другой антенной... Затем энергично потянул магнит... Со странным звуком вода хлынула в образовавшееся отверстие. Надир понял, что внутри робота был вакуум... Само по себе, без посторонней помощи сферическое тело распалось на две половины, и микропроцессоры оказались залиты водой. На всякий случай Надир оборвал все провода. Затем победоносно выпрямился: Он освободил Цилу!
в начало наверх
11. СВОБОДНЫ! Дежурные следили по экрану за последней стадией операции "обнаружения по видеофону". Значительно увеличенная, на экране появилась часть карты 118 сектора океана. Шесть светящихся точек мигали и почти незаметно перемещались. Голос контролера за экраном комментировал: - Две точки на северо-востоке - собиратели планктона - находятся в нормальном положении, эта точка в южном секторе также является пастухом. Другие три наиболее подозрительны, особенно вон та, на юго-западном участке океанского дна, которая только что остановилась, хотя до этого передвигалась с большой скоростью. В данный момент мы пытаемся определить ее происхождение... - Постойте, постойте! Речь шла о двух, а не об одном беглеце, куда же мог деться второй? - Очень часто, когда два или три человека находятся в транспортном средстве, точки суммируются в одну... - В таком случае... Внезапно пронзительный вой сирены наполнил зал, и в тот же момент загорелась сигнальная лампочка на границе сектора 118. - Что произошло? - А то, что одна сфера перестала передавать сигнал! Значит, обезврежена... - А те точки!? - А они, как я уже говорил, господа, могут быть и сложным сигналом. Сирена затихла, и голос комментатора продолжил: - Северо-западная точка вне подозрений: компьютер установил ее связь со скотоводом N 904, который судя по всему, покинул свое жилище... Надир отнес Циле безобидные уже сферы. Показал ей на разъемы, стрелки, а затем подал и магнит. Та взяла его с искривившимся от страха лицом и, энергично оттолкнувшись ногами от борта катера, поплыла к другому роботу. Надир в свою очередь сел на лавочке в яле, стараясь не думать о том, сколько времени им осталось жить, если не удастся обезвредить и второго робота. Он потерял всякое представление о времени, ему казалось, что нейтрализация второго робота-стража продолжается уже несколько часов... бортовые часы, работающие от того же аккумулятора, что и прожекторы, остановились, а прожекторы угасли. С комом в горле и дрожащими руками Цила закрыла глаза и попыталась немного успокоиться. "Давай, давай! Сейчас не время для колебаний!" Она осторожно принялась вертеть сферический робот, пытаясь отыскать на нем показанные Надиром участки. Первый отыскала довольно быстро. Четкими движениями и очень осторожно, как и показал ей молодой человек, женщина провела магнитом по траектории в четверть круга, пока не довела его до ограничителя. Половина дела была выполнена. Теперь предстояла работа по выключению второго механизма. "Ну, где же он? Скорее, скорее..." Установила магнит и начала операцию. Некоторое время спустя Надир начал показывать что-то руками из катера, но погруженная в работу, Цила не обратила на его мимику должного внимания. Неизвестно откуда появившаяся целая стая крупных рыб принялась носиться над головой Цилы. Она же была настолько неподвижна, что нисколько не пугала вторгнувшихся в водное пространство чужаков. Задевая за нее, рыбы проносились на большой скорости мимо, и, наконец, одна из них зацепила кончиком хвоста и обломила несколько выступов-антенн, когда магнит уже прошил почти половину траектории... Робот вырвался из рук Цилы. Со свистом, который было слышно даже через шлемы, из него вырвалась струя воздуха... Прошло несколько минут, когда вновь прозвучала сирена. - Что еще? И другая сфера отключилась? - недовольно вскричал 703-32-0078-J09890BZ. - Нет, господа! Сработала система самоуничтожения! Робот-охранник только что взорвался! Юго-западная точка тоскливо мерцала, отбрасывая багровые отсветы на экран. Дежурный повернулся к своей молодой напарнице: - Направьте туда вездеход с роботами, на тот случай, если там все-таки кто-то остался в живых... Надир думал только об одном: как бы уберечь свою жену от действия смертоносного механизма. Он выскочил из подводного катера и с отчаянной энергией кинулся плыть в противоположную от Цилы сторону, уводя за собой убийственного робота. Тот преследовал его странными хаотическими рывками, но внезапно отстал и понесся в беспорядке как ракета. Затем, исполнив над Надиром и Цилой целую серию устрашающих пике и сумасшедших маневров, он неожиданно резко направился к поверхности океана и там взорвался... Хотя и ослабленные расстоянием, ударные волны обладали достаточной мощностью, чтобы оглушить беглецов... Они повисли на некоторое время в толще воды неподвижно, точно причудливые водоросли, колыхаемые подводным течением. Затем они очнулись, удивленные тем, что остались живы и на свободе... Бешеная радость сверкнула в глазах Цилы. Надир страстно прижал ее к себе и прижался лицом к ее шлему, наподобие поцелуя: оба шлема откинулись. Цила беззвучно засмеялась. Но Надир уже думал о том, что им предстояло. Они были свободны - хорошо, но не исключено, что их ожидает голодная смерть, ибо пока они доберутся до места встречи, их уже перестанут ждать... Он взглянул на край отдаленного плато, и то, что он там обнаружил, вынудило его упасть на дно, увлекая за собой Цилу! Из пещеры на краю плато показался нос какого-то катера продолговатой формы, который направился прямо к ним... Какой-то молодой человек разглядывал их с насмешливой улыбкой. Широким жестом они пригласил их сесть в машину... В нижней части плато, почти незаметной между скалами, находилось место встречи: маленький домишко. Пилот остановился между сваями, омываемыми прозрачной водой. Спустя несколько минут все трое миновали шлюзы и оказались в единственной комнате. Быстро сняли шлемы, и Цила устремилась к Надиру: - Надир! Надир! Мы успели! - Без него мы бы сейчас болтались среди скал в нескольких километрах отсюда, - несколько охладил ее пыл Надир, указывая на их спутника. Затем спросил: - Как тебя зовут, брат? - Амар! И позвольте мне добавить, что я нисколько не жалею о том, что пришлось малость порыскать вокруг: суметь самостоятельно ликвидировать роботов-охранников - такое не каждый день увидишь! - Какое божество направило тебя на это плато? - Все очень просто: ваше бегство не похоже на предшествовавшие операции. Единственное возможное решение требовало слишком короткого промежутка времени. Поэтому я догадался, что мне лучше всего двинуться на ваши поиски, чем потом предавать земле ваши останки, если таковые вообще останутся. Я почти уже вышел за пределы плато, когда мой радар зафиксировал взрыв. Сбавил ход, уже ни на что не надеясь, когда вдруг обнаруживаю вас с демонтированными половинками сферы в руках! - Он вытащил магнит из двигателя, при этом вдребезги разнес катер, - пояснила Цила, указывая на мужа. - Да, он, судя по всему, как раз из тех, кого просто так не возьмешь! - восхищенно заметил Амар. Он окончательно утвердился в этой мысли, когда молодые люди рассказали ему все перипетии своего побега. - Мы редко извлекаем из лагерей более, чем одного человека за один раз, а Арп не додумался снабдить вас магнитным ключом, вы могли освободить с его помощью друг друга от своих охранников... На достаточном расстоянии от лагеря вне контроля внешней охраны это сделать сравнительно нетрудно, вы бы добирались сюда сравнительно спокойно. - Самое главное, что мы успели, - сказала Цила. - Когда трудности позади, мы уже радуемся тому, что они были, и мы сумели их преодолеть. Покуда Цила занимала привычное место в руках Надира, Амар подогрел напиток и приготовил замечательный, роскошный обед, в течение которого беглецы засыпали его вопросами о новом мире: - Знаешь ли ты Ксуана? - В самом ли деле в глубинах океана находится огромный город? - Как он называется? Амар только усмехался и отказывался отвечать. - Мне нечего вам сказать! Своими глазами все увидите. - Ты из какого племени? - решила сменить тему Цила. - Прадеды мои, насколько я могу судить, принадлежали к восточному колену племени Валиси... - Тогда... - Я не родился наверху, Цила. Кое-какая разница в этом есть. Ты поймешь сама, когда увидишь! - Когда мы доберемся? - Ну, на этот вопрос ответить можно, Надир. У нас уйдет на дорогу целых три дня, поскольку по ночам мы не плаваем. Знаю, что вы измучены, но все же хотелось бы покинуть этот район как можно скорее. После исчезновения сфер не стоит околачиваться поблизости! Не удивлюсь, если здесь появятся роботы, которые обшарят все плато и обнаружат мою машину... Несколько минут спустя быстроходный катер уже мчался на максимальной скорости, унося троих пассажиров. Они поочередно сменяли друг друга за пультом управления в течение всех десяти часов, которые заняла дорога до следующего приюта. Поздно вечером четыре робота-детектива упорно вертелись возле покинутого катера. Обшарив плато, они на всякий случай взорвали мощные мины на четырех различных участках подводной равнины и с пустыми руками отправились назад в лагерь. Они пересекли широкий океан, проплыли между двумя континентами и оказались в мире прекрасного... Между яркими кружевами коралловых выступов, красных, синеватых, розовых и пурпурных морских губок паслись рыбы необыкновенных расцветок, с яркими плавниками, напоминающими прозрачные вуали с разнообразными цветными оттенками. Там водились и гидроиды, раскрывшиеся как гигантские букеты, огромные сплетения разноцветный водорослей... Но самое великолепное и изумительно еще предстояло увидеть. Проплыв по длинному туннелю они выплыли на огромное плато, на котором раскинулся невероятный город, сияющий тысячами огней... 12. НАРОД МОРЯ Ксуан надел самые роскошные одежды. Поскольку все закончилось так прекрасно, Цила должна была прибыть с минуты на минуту, и ей нужно было устроить подобающую встречу. Он надел белые брюки из кожи акулы, которые плотно прилегали к телу без единой складки. Затем выбор его пал на тунику переливающихся цветов, сотканную из волокон морских растений. Тонкие изящные сандалии завершали костюм. Он работал в последние дни вдвойне, чтобы иметь в своем распоряжении время для встречи с Цилой. Вспомнив о своей матери Хан, он огорченно поморщился. "Может быть, когда-нибудь и она попадет сюда?" Радостное настроение от предвкушения встречи с сестрой поблекло от этой грустной мысли. Он бросил последний взгляд на соседнюю комнату. Она понравится Циле - в этом он не сомневался. Блестящая мозаика из красных кораллов располагалась между удобно сконструированными ложами из камня. Система подсобных помещений, позаимствованная из архитектуры лагеря, была доработана, улучшена и приспособлена к нуждам обитателей. Кроме комнаты-кухни, отвечающей в должной мере своему предназначению, все остальные помещения были выстроены в соответствии с привычками и вкусами
в начало наверх
кочевников: почти без мебели, но со множеством ковров. Одна стена целиком представляла собой аквариум, где среди богатой питательной растительности порхали разноцветные рыбешки. Ксуан открыл дверь и остановился на пороге. Его квартира и та, что предназначалась для Цилы, были расположены в квартале зеленых домов в центре города, вдоль изгиба реки. Усмехнувшись, он вышел на улицу, которая извивалась между домами квартала. "Хорошо бы посмотреть, как Цила въедет в город..." Как только он оказался на выложенном вулканическим туфом шоссе, он смешался с толпой прохожих, и широким шагом направился по направлению к базару. Время от времени появлялся какой-нибудь глиссер - средство общественного транспорта, переполненный людьми, заставляя его посторониться, а затем он снова продолжал свой путь. У пристани канала он сел в небольшую пластиковую лодку и направил ее к магазинам. Он остановился перед павильонами, торгующими антиквариатом, и выскочил на твердую поверхность. В этом квартале зеленый цвет модулей постепенно менялся на темно-фиолетовый. Управитель павильона узнал его и встретил широкой улыбкой: - А, Ксуан! Наконец-то ты решился, что та изумительная редкость, которую я тебе предлагал, все-таки стоит двенадцати жетонов? - Решился вразумить тебя, наконец, Тох! Пастухи каждый день приносят книги типа этой! Можешь не рассчитывать, что я дам за нее больше восьми жетонов. Тох поднял глаза к небу и торжественно поклялся всеми морскими чудовищами, что не может скинуть и одного жетона от цены этой потрясающей редкости. Вопреки столь торжественной речи, он предложил ему чашечку напитка-ликера, а затем извлек из витрины предмет спора... Это был альбом из искусственной материи, полный фотографий, очень старых, теперь уже исчезнувших и давно забытых городов, - фотографии сохранились довольно отчетливо. - Смотри! Даже пояснения даются на умершем языке! Специалисты утверждают, что этой книге никак не меньше двух тысяч лет! - Может быть... Готов пойти на великие жертвы, чтобы достойно отметить прибытие родной сестры, но не могу пойти на подобное безумство: двенадцать жетонов за какие-то старые камни! - Твоя сестра работает пастухом, Ксуан? - Не знаю... Может, и пастухом! Я год как ее не видел с момента, как меня захватили в пустыне... - Ты хочешь сказать, что она прибывает из трудового лагеря? - Именно! И как раз сегодня... - Ого! Такой случай! Это меняет дело. Подожди! Тох исчез в соседней комнате, и через некоторое время Ксуан услышал отдаленные переговоры по телефону. Затем управитель вышел и объявил чрезвычайно торжественным тоном: - Комитет управления принял во внимание мое мнение: община должна подарить этот альбом твоей сестре в знак счастливого прибытия в город! Взволнованный от неожиданности Ксуан заплетающимся языком пролепетал слова благодарности и попрощался с Тохом, не забыв при этом пообещать посетить его квартиру в самое ближайшее время. Покинув антикварный магазин, он двинулся вглубь темно-фиолетового квартала, на тот его край, где протянулись живописные ряды базара. Все малые дары моря были выставлены там на прилавках, возле которых густо толпился народ: многоцветные губки, морские звезды, веточки великолепных кораллов, гривны и колье из кораллов, сотни раковин самых причудливых форм и оттенков! Ксуан взял для Цилы одно длинное ожерелье из красных кораллов, одну простую раковину, а другую - витую, прикрепленную к основанию из блестящего скола красивого минерала. Покинув базар, он по более тихим улочкам прошел разводной мост над каналом с муренами, где они, хорошо откормленные, грациозные и пестрые безостановочно носились над скалистым дном. На улице Тал он вошел в здание Объединения пастухов, где пожелал обзавестись стаей морских коньков... "Пусть у Цилы будет чем украсить свой аквариум!" Он вышел из здания с сосудом в руке, полном морской водой, где среди сплетения водорослей точно парили морские коньки. В этот момент миниатюрный передатчик, который он носил на запястье издал сигнал. - Слушаю! Это - Ксуан из Службы безопасности! - Сообщаем вам, что ваша сестра и ее товарищ миновали малый шлюз. Советник Нан просит вас прибыть к ним в Палату Совета незамедлительно... - Уже иду! Они вышли из шлюза, держа в руках шлемы, и вступили в город. - Я родился здесь, - просто произнес Амар. С невысокого скалистого мыса, где они сейчас находились, перед ним открылся вид прекраснейшего и удивительнейшего творения рук человеческих. Огромный матовый купол переливался в отблесках, отражающихся в реке. Повсюду извивались небольшие каналы с маленькими разводными мостами. Озера... Висячие сады... Это были первые впечатления Надира и Цилы. Расцвеченный невероятными цветами город простирался перед ними гигантской дугой, напоминающей радугу, поскольку цвета кварталов менялись постепенно в порядке привычном в солнечном спектре. - Кроме того, что снабжает город электричеством, "река", состоящая из морской воды, наполняет каналы, которые выполняют у нас функцию наиболее легко доступного транспортного средства, они, кроме того, являются и водными садами: дети могут заботиться о флоре и фауне, лучшие образцы которых представлены здесь, - с нескрываемой гордостью сообщил Амар. После чего добавил: - Идемте же! Нас наверняка дожидаются в Палате Совета! Амар оторвал их от магического воздействия невероятного зрелища с тем, чтобы разместить их в вертолете. Они полетели над огромным городом, пересекши несколько раз реку, сверкающую отблесками от гигантского купола. Они опустились на террасе Общественного Совета. Если смотреть на нее сверху, то она казалась огромной морской звездой и была выстроена из розовых кораллов. Амар повел их к лифту, который доставил на нижний этаж. Миновав несколько коридоров, они оказались в просторном холле, где собралось множество людей. Кто-то двинулся им навстречу и прижал их поочередно к груди согласно устоявшейся привычке кочевников. - Добро пожаловать в Обновление, дети мои! Мое имя - Нан, я - советник отдела нелегальной работы! Вы, конечно, удивлены увиденным?! Мы постараемся не очень утомить вас! Все прошло хорошо, Амар? Коротко, но стараясь не опускать главного, Амар рассказал о бегстве молодых людей. Нан кивал головой. - Мы организовали эту акцию в большой спешке. В любом случае, на столь большом пути всегда существует один процент непредвиденного случая опасности. Но независимо от этого, погубить таких людей, как вы, полных сил и энергии, было бы непростительно! Более того, ваши познания, Надир, для нас просто незаменимы. Очень важно объяснить вам цель, с которой вы здесь, чтобы и вы прониклись идеей, которой мы служим и которая объединяет нас в одно целое! - Но пригласи их хотя бы присесть, Нан! Они только что закончили путешествие через половину земного шара! Старый советник Акки приблизился к ним, сияя доброжелательной улыбкой. Беглецов разместили в глубоких креслах, и некий пожилой мужчина продолжил разговор: - Люди-рыбы, которые создали город Обновление, следовали старым заповедям: выжить и приспособиться... Вопреки достигнутым удобствам они не забыли о своих угнетенных братьях и создали обширную сеть для помощи тем, кто мечтает об освобождении. Со временем наша организация освобождала все большее число пленников. Поскольку мы оставили в трудовых лагерях наших сотрудников для обучения вновь прибывших. А значит, мы косвенным образом причастны к тому, что облавы в пустынях стали все более массовыми. Но теперь, когда вы видите Обновление, вы поймете, что такое состояние дел не является наилучшим: насколько, с одной стороны, плодотворны наши усилия, настолько - жестока и обременительна для некоторых их участь... Тяжелая жизнь в пустыне не относится к числу достойных разрешения проблем. Человек не должен жить в вечном страхе и постоянном голоде, теряя все знания в постоянной и каждодневной заботе - выжить! Цила закрыла глаза и мучительно пыталась проникнуть в смысл этих мудрых слов. Поглаживая нежно руку своей жены, Надир думал об одинокой Хан и вполне разделял страдания Цилы. Старик смотрел на них добрыми, все понимающими глазами и продолжал: - Обратимся к нашим проектам: если завтра люди-рыбы в лагерях прекратят работу, то очень скоро все города Солнечной системы вымрут от голода! Спустя несколько лет мы достигнем достаточно могущества, чтобы диктовать свою волю безымянным и освободим всех наших братьев. Кстати, вы наверное не знаете, что не все они трудятся в подводных трудовых лагерях. Многие из них брошены в шахты Венеры, Юпитера и многих других планет... И их нужно освободить! Но мы не желаем смерти безымянным: мы ищем статус кво, который сделал бы всех жителей Земли и Солнечной системы равноправными гражданами. Вот причина, по которой мы так нуждаемся в твоих познаниях в электронике, Надир! Вот почему ты, Цила, молодая женщина, которая осмелилась в одиночку проникнуть в город, можешь оказать громадную услугу нашей нелегальной работе! Желаете ли вы оказать нам содействие в том, чтобы сделать всех кочевников свободными гражданами нашего города Обновления? Надир снова вспомнил Хан, вцепившуюся слабеющими руками в узду Сукамы. - Да! - горячо воскликнул он, - всех кочевников!!! - Я также присоединяюсь, - отозвалась дрогнувшим голосом Цила, и по ее щеке скатилась слеза. Пожилой человек продолжал: - Теперь и мы овладели секретом вживления камня-сюнгера. Наши ученые научились получать его искусственным путем. Все дети, родившиеся в нашем городе, успешно прошли через операцию. Скоро мы вернемся на землю и сможет предложить каждому жителю пустыни все великолепие нашего нового мира, мира Обновления. Надир мысленно вернулся к старой, по-матерински нежной и суровой кочевнице: "Будь терпелива, Хан! Подожди! Мы еще придем и возьмем тебя, Зорги и всех, кто остался в пустыне!" - Архитектурные проекты города Освобождение, так сказать, - близнеца Обновления, уже разработаны. Через месяц мы приступаем к строительству. Кажется, на данный момент у меня нет ничего, что требовалось бы сообщить вам сверх этого. Идите и отдохните от опасного путешествия, дети мои! Советник удалился, сделав прощальный жест рукой. - Что это тебе понадобилось в городе безымянных, девочка? - с понимающей хитрецой в глазах поинтересовался Нан. - Мой брат Ксуан был захвачен роботами возле купола, вот я и подумала, что он находится там в плену... - Я здесь, Цила! - Ксуан! Со смехом и слезами Цила повисла на шее у высокого молодого мужчины, который только что вошел в зал стремительным шагом. Надир остановился поодаль и с улыбкой поглядывал на пришедшего. - Иди, познакомься с моим мужем, - сказала Цила, дергая брата за рукав, как только утихли первые восторги. - Когда я его увидела в первый раз в жизни, у него был довольно длинный номер вместо имени... Он спас мне жизнь. Кроме того, он утверждает, что у меня прекрасные глаза и грубые руки... Надир смущенно переводил глаза с брата на сестру. Ксуан радостно улыбался, вслушиваясь в щебетание Цилы. Не желая мешать встрече родственников, участники разговора незаметно покинули зал. Помещение опустело. - Пойдемте, я отведу вас к себе домой! Там, надеюсь, вы мне все растолкуете: Надир... Безымянный... Муж моей сестры... Я что-то ничего не соображу! Цила усмехнулась и начала рассказ, закончив его словами: - А затем, некоторое время спустя, когда он едва не умер в пустыне, куда завело его собственное великодушие, я и решила его назвать Надиром... Помнишь нашего дядю, который... - Цила! - возмущенно воскликнул новоприобретенный брат. Девушка громко расхохоталась и под вопросительным взглядом Надира, озорно прибавила, махнув рукой к выходу: - Пойдемте! Ничего особенно интересного, Надир. Как-нибудь я расскажу тебе кое-какие подробности из жизни нашего племени... ЭПИЛОГ
в начало наверх
Конь уже обнаруживал явные признаки утомления. Всадник соскочил на землю и обнял животное. - Ты - молодчина, мой Мейнор! День был тяжелый! Остановимся тут, дружище... Пора и передохнуть! Человек вытащил из седельной сумки большой мешок с провизией и торбу для коня, которую тут же повесил ему на шею. Затем начал его расседлывать: снял громоздкое седло, разнуздал... Вынул из мешка ялку с охлажденным питьем, свернутый в рулон большой, запеченный на костре съедобный лишай и уселся прямо на землю, положив у ног ружье. Туловище коня было теперь укрыто красивым покрывалом. Пустыня была наполнена тишиной. Песок переливался слабым светом в отблесках неярких лучей Луны. С моря тянуло легким прохладным ветерком. В его дуновении ощущался аромат водорослей. Прекрасная ночь вступала в свои владения. Кочевник сосредоточенно вкушал прелесть этого мига. И тогда в тишине послышались первые шорохи и металлический скрежет...

ВВерх