UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Дуглас ХИЛЛ

   ПЛАНЕТА ВОЕННОГО ДИКТАТОРА




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПЛЕННИК РУКИ СМЕРТИ


 1

Худощавый темноволосый молодой человек был последним,  кто  вышел  на
арену. Раскаленное гигантское солнце Бантея словно воздвигло  непроходимую
стену перед ним.  И  эта  стена  казалась  ему  еще  более  толстой  из-за
невероятного шума. Более ста тысяч  бантейцев,  расположившихся  в  высоко
поднимающихся вверх ярусах  амфитеатра  вокруг  овальной  арены,  с  ревом
приветствовали четырнадцать участников сражения.
В потоке этого рева молодой человек смог расслышать свое имя, которое
скандировала часть толпы, подбадривающая его и настраивая на победу.
- Рэн-дор! Рэн-дор! Рэн-дор!
Когда  организаторы  состязаний  приступили  к  церемонии   открытия,
молодой человек скрылся в тень, отбрасываемую трехметровой стеной, которая
возвышалась вокруг арены, и стоял, опустив руки и  расслабившись.  Он  был
немного выше среднего роста, с хорошо развитой мускулатурой и гибким телом
тренированного атлета. Его темно-серые  брюки  и  сапоги,  возможно,  были
частью военной формы, но кроме этого на нем была лишь  легкая  тенниска  с
коротким рукавом. На этой арене, среди громадных, неповоротливых и большей
частью  бесформенных  участников  сражения,  он  казался   слабым   и   не
впечатляющим.
Кроме  того,  из  всех  участников  сражения  он   единственный   был
безоружным.
Сквозь рев толпы с ближних рядов до него донесся разговор:
- Говорю тебе, именно ему здесь и место, - говорил один голос.  -  Ты
бы видел, как он дерется. И кое-кто видел его в форме,  на  ней  множество
всяких эмблем, знаешь ли.
- Видно тебе напекло голову, - издеваясь, возразил  второй  голос.  -
Они же все погибли, об этом каждому известно. Взорвалась планета  или  еще
что-то в этом роде.
Молодой человек, который стоял на  арене,  оглядел  присутствующих  и
увидел, что это говорили между собой два разряженных игрока бантейца.  Они
стояли и пристально сверху вниз смотрели на  него.  Он  снова  отвернулся,
сохраняя  на  лице  равнодушие,   хотя   в   душе   он   ощущал   зловещее
удовлетворение.
Слухи распространяются очень быстро. Большей  части  толпы  уже  было
известно, что под именем Кейлла Рэндора выступал молодой человек,  который
за четыре дня без всякого оружия  выжил  из  галактики  лучших  воинов.  А
теперь они постепенно узнавали новые сведения  о  нем,  что  как  говорят,
Кейлл Рэндор был единственным, кто остался в живых из  легионеров  Мороса,
славившихся своим военным мастерством. Вся  эта  удивительная  цивилизация
погибла в одночасье, пораженная таинственным оружием.
Почти никому из присутствовавших не было известно, что планету  Морос
и Легионы уничтожили целенаправленно, и убийцей был трусливо  подкравшийся
неизвестный враг.
И никому из толпы никогда не  узнать  истинную  причину,  по  которой
Кейлл Рэндор,  последний  легионер,  преступил  все  законы  осторожности,
которые соблюдали легионеры, принцип держаться в стороне  от  общества,  и
вышел сражаться в наиболее популярных состязаниях по индивидуальной борьбе
во всей галактике, в Ежегодных  состязаниях  по  военной  борьбе,  которые
проводились на планете Бантей.
Услышав монотонные голоса организаторов соревнований, толпа  загудела
еще лихорадочнее. Кейлл водил взгляд по громадной толпе. Он  понимал,  что
среди такого количества людей просто невозможно найти кого-то  одного.  Но
он также прекрасно знал и о том, что есть  еще  некто,  кто  тоже  изучает
толпу и болеет за него.
Словно по сигналу он услышал; этот  некто  обращается  к  нему  -  не
вслух, а безмолвно, вступая с ним в мысленный контакт.
- Я еще никогда не сталкивалась с подобными ситуациями, когда бы люди
собирались вместе на такое длительное время, увлеченные  одним  и  тем  же
занятием, объединенные одинаковыми взглядами, - произнес голос, в  котором
отчетливо слышалась насмешка.
Голос   принадлежал   подруге   и    компаньону    Кейлла    Рэндора,
Джлр-иностранки,  прибывшей  из  другой  галактики.  Это  было   маленькое
создание  женского  рода  с  крылышками  и  способностями  телепата.   Она
находилась высоко  над  ареной,  кружась  на  своих  широких  перепончатых
крылышках, которые стали совершенно невидимыми под лучами палящего солнца.
И оттуда, используя все  свои  телепатические  способности,  она  пыталась
проникнуть в разумы ста тысяч находившихся здесь людей.
Кейлл знал, что ей ничего не стоило проникнуть в тысячи умов, но  она
считала человеческие мысли слишком чуждыми  для  себя  и  запутанными.  Ей
удавалось проникнуть в его разум и прочитать его мысли,  возможно,  потому
что самодисциплина, которую воспитывали у каждого  легионера,  делала  его
мысли  ясными  и  четко  сформулированными.  Но  даже  при   этом   Кейллу
приходилось  тщательно  продумывать  каждое  слово,  словно  он  собирался
передавать свои мысли по внутреннему экрану, чтобы  Джлр  могла  потом  их
прочитать.
- Думаю, мы кровожадные создания, - ответил он, в душе ухмыляясь  над
часто повторяющимся пренебрежительным отношением Джлр к человечеству.
- Дети, - согласилась она. - Примитивные дети. Но, по  крайней  мере,
ни  один  из  этой  толпы  не  замышляет  кровопролитие.   Просто   пришли
посмотреть, как будет литься кровь.
- Продолжай поиск, - сказал Кейлл.
- Хорошо. - Внутренний голос Джлр стал более жестким. - Думаю,  когда
все закончится, ты будешь  очень  благодарен  мне.  Изучение  человеческих
мыслей  в  таком  количестве  напоминает  полет  на  большой  скорости  по
направлению к куче мусора.
Кейлл внутренне рассмеялся, когда голос Джлр  исчез.  Но  он  тут  же
прекратил смеяться, когда услышал слова организатора соревнований, который
в своей речи возвещал о конце церемонии открытия.
Никто из наблюдавших не заметил изменения  в  его  спокойном  внешнем
расслабленном облике. Но внутри  Кейлл  настраивался  и  сосредоточивался,
приводил в боевую готовность свою волю, силу,  ловкость,  чтобы  в  полной
мере доказать, что он легионер с Мороса.
Остальные тринадцать участников сражения тоже по-своему готовились  к
бою. Большей частью они  обращали  внимание  и  проверяли  свое  оружие  и
обмундирование. Кейлл внимательно рассматривал каждого, потому  что  любой
из них был таким же победителем, как и  он  сам,  чьи  сила  и  мастерство
позволили им пройти все четыре  отборочных  раунда.  Сегодня  должны  были
состояться два последних отборочных раунда, после которых останутся только
два соперника, которым предстояло сражаться на шестой день состязаний.
Подобные состязания проводились уже давно, еще с  тех  времен,  когда
планета Бантей была колонией, то есть когда люди только-только расселялись
по всей галактике. Бантейцы оказались  невероятно  горячими,  агрессивными
людьми, часто вступали в кровавые поединки, были чересчур мстительны и  по
мере развития и расширения колонии  здесь  часто  вспыхивали  междоусобные
войны. Какой-то  мудрый  правитель  решил,  что  лучше  подобные  поединки
возвести  в  ритуал,  сделать  их  традиционными  прежде,  чем   колонисты
уничтожат друг друга.
За прошедшие столетия Состязания по военному искусству превратились в
гигантское коммерческое шоу, которое привлекало зрителей и  участников  со
всех планет галактики. Кейлл знал, что  именно  в  эти  дни  армии  воинов
Бантеи нападали друг на друга, руководствуясь запутанными планами  военных
действий, в которых победу смогут одержать самые  искусные  стратегии,  не
произведя ни единственного выстрела. И на другом поле боя война велась при
помощи  мощной  военной  техники,   управляемой   роботами.   Там   велись
разрушительные битвы, уничтожающие все живое как на суше, так и  на  море.
Над ними  в  небесах  дрались  эскадроны  самолетов  с  пилотами-роботами,
которые взрывали друг друга, превращая все вокруг себя в  обломки.  А  еще
выше на невероятных скоростях  сражались  эскадроны  кораблей,  оснащенных
страшными оружием.
За всеми этими битвами  наблюдали  миллионы  жаждущих  зрителей.  Они
прилипли  к  гигантским  экранам  планеты,  а  многие   миллионы   жителей
заселенных планет смотрели состязания по видеокассетам. Но для  всех  этих
сотен миллионов зрителей главным  зрелищем  были  индивидуальные  сражения
воинов, во время которых в течение пяти дней четырнадцать мужчин и  женщин
одновременно выходили на овальную арену и дрались с кровожадной злобой  до
тех пор, пока из каждой группы ни оставалось по одному участнику.
Победитель финального раунда становился одним из  самых  известных  и
почитаемых людей галактики. И даже имена самых стойких участников, которым
удавалось выжить и принять участие в пятом раунде  состязаний,  еще  долго
оставались на устах почти каждого жителя заселенных планет. Итак, во  всей
галактике, наверно, осталось всего несколько человек, которые  бы  еще  не
слышали о том, что одним из участников состязаний последнего  раунда  стал
Кейлл Рэндор, последний легионер Мороса.
А для Кейлла это означало, что одному  человеку  из  всех  миллиардов
зрителей было известно о том, что он присутствует на состязаниях,  которые
проводятся на планете Бантей.
Организатор  состязаний  замолчал,  и  это  означало,  что  церемония
открытия подошла к концу. Толпа заревела  в  ожидании  начала  состязаний,
когда участники  начали  двигаться,  занимая  наиболее  выгодные  позиции,
взвешивая возможности соперников.
Кейлл  продолжал  стоять  спокойно,  опустив  руки.  Грузная  фигура,
облаченная в тонкую кольчугу, повернулась и пристально посмотрела на него.
Многие лучшие воины, которые принимали участие в Состязаниях, прибыли
из планет-мутантов, с планет, окружающая среда которых за многие поколения
оказала решающее воздействие на строение человеческого тела  и  организма.
Одним из таких людей и был мужчина, который сейчас приближался  к  Кейллу:
приземистый и не по-человечески широкий,  с  рыжей  кожей.  Его  маленькая
лысая голова глубоко входила в массивные сутулые плечи. В одной  громадной
лапе он держал  оружие,  которое  напоминало  одновременно  и  дубинку,  и
короткую шпагу. По всей длине этого оружия, как на булаве, были шишковатые
выступы с острым лезвием по краям.
Участники  сражения  должны  были  соблюдать  только   два   правила.
Во-первых, и это было самым простым, не разрешалось убивать. Участник  боя
мог ранить, калечить или увечить соперника так, как ему этого хотелось. Но
если кого-то убивали, даже случайно, убийцу сразу  же  дисквалифицировали,
снимали с состязаний и запрещали когда-либо еще принимать в  них  участие.
Что, по мнению Кейлла, не доставляло  особого  удовольствия  жертве...  Но
правило было правилом.
Второе   правило   запрещало   использование   любых   видов   высоко
модернизированного  оружия.  Участникам  разрешалось   использовать   лишь
примитивные  традиционные  виды  оружия,  и  перед  соревнованиями  группа
инспекторов проверяла его,  чтобы  удостовериться  в  том,  что  участники
соблюдают это правило.
Кейлл Рэндор был первым мужчиной за последние двадцать  лет,  который
собирался участвовать в Состязаниях по военному искусству без оружия.
Арена начала  наполняться  отзвуками  ревущей  толпы  и  приветствий,
которые посылали смелому участнику,  клацаньем  оружия,  когда  обладатель
булавы с воинственным видом приблизился к  Кейллу.  Затем  блеснули  глаза
другого мужчины, и он стремительно подался вперед, направив с  невероятной
скоростью свою булаву с острым лезвием в сторону ног Кейлла.
Но Кейлл уже не стоял на том месте. В  мгновение  ока  он  не  просто
перепрыгнул через оружие, а стремительно пронесся над головой приземистого
обладателя булавы.
Мужчина, возможно, едва успел заметить,  что  его  соперник  каким-то
образом оказался над ним, когда сапог Кейлла с грохотом опустился на лысую
башку.
Удар повалил приземистого мужчину лицом вниз, и он, потеряв сознание,
рухнул на искусственный дерн, которым была выложена почти вся арена. После
этого, используя голову обладателя  булавы  в  качестве  трамплина,  Кейлл
оттолкнулся и направил свое тело на двоих других соперников.
Одним из них  была  женщина  мощного  телосложения,  на  которой  был
разукрашенный шлем и доспехи. Она размахивала длинной шпагой с раздвоенным
острием. Она находилась напротив высокого сильного мужчины, чье тело почти
полностью было покрыто шкурой с толстым белым мехом. Он защищался коротким
острым копьем, наконечник которого был изготовлен в виде шара  с  колючими
выступами на деревянном стержне. Ни тот, ни  другой  и  не  подозревали  о
намерениях Кейлла, когда он со всего размаха рухнул на них,  повалив  всех
троих на землю. Раздался треск разламывающихся суставов и оружия.
Лишь некоторым в  толпе  удалось  заметить  движение  кулака  Кейлла.

 
в начало наверх
Размах удара составил лишь несколько сантиметров, но Кейлл по инерции сумел найти равновесие и приложить такую силу тяжести, которая была необходима в данной ситуации. Когда он встал на ноги, чтобы помериться силой с воином в шкуре, женщина оставалась лежать неподвижной. Она слегка постанывала. В доспехах, которые покрывали ее живот зияла большая впадина. Толпа заревела, когда мужчина, одетый в меха, сделал ложный выпад, чтобы отвлечь внимание Кейлла, а затем молнией бросился к нему, пытаясь нанести удар коротким копьем. Но его кончик рассек лишь пустой воздух. Кейллу удалось увернуться от удара, прислонившись спиной с покрытому мехом туловищу соперника. Проделывая этот маневр, он рубанул ребром правой ладони по утолщенной рукоятке копья, разламывая ее на совершенно ровные куски, словно орудовал топором. В тоже время его левый локоть подался назад, врезавшись как раз в выступавшую челюсть соперника в белой шкуре. Он тщательно рассчитал удар, не забывая о правилах состязаний. Итак, у соперника была разбита челюсть. Когда мужчина в меховой шкуре упал на землю, шея его оставалась целой. Толпа пронзительно кричала от безумного удовольствия. Она завопила еще больше, когда Кейлл не останавливаясь ни на секунду, бросился на остальных соперников. Дилетанту могло бы показаться, что они все спутались в клубке рукопашной схватки, где невозможно было различить ни отдельных людей, ни оружие, которым они пользовались. Но когда Кейлл ворвался в этот клубок, боевой компьютер, каким был разум дерущегося легионера, четко расставил все на свои места, рассчитав все движения своих соперников, определив ту скорость, с которой ему необходимо вести бой. Если бы сделать замедленную съемку, то эта схватка выглядела бы как хорошо отрепетированный балет, руководимый Кейллом, который кружился, извивался, маневрировал среди остальных. Но в репертуар танцоров балета не входят удары кулаком или сапогом, дробящие кости. Наблюдательный человек мог заметить, что при каждом новом движении Кейлла кто-нибудь из его соперников падал в изнеможении - либо валился без сознания на пол арены с переломом, либо от невероятной боли от удара в нервное сплетение. Так продолжалось до тех пор, пока оставался всего один соперник, в страхе попятившейся назад от худой фигуры легионера, который стоял совершенно спокойно среди груды лежащих тел. Толпа безумно выла от удовольствия. Затем шум взбешенной толпы сменился напряженным ропотом ожидания, а в это время оба мужчины пристально присматривались друг к другу. Во время этого временного затишья Джлр попыталась войти в разум Кейлла. - Кейлл, я напала на след. У одного из присутствующих здесь зрителей слишком беспокойные мысли, похоже этот человек на краю срыва. И мне удалось уловить мысленный намек на энергетическое ружье. - Ты можешь обнаружить этого человека? - попросил ее Кейлл. - Ты хочешь, чтобы я сотворила чудо? - с раздражением ответила она. - Найти одного человека по его мыслям в этом океане безумных разумов, перед которыми ты выступаешь? - Попытайся, - внутренне улыбаясь попросил ее Кейлл. - Пока я снова окунусь в это... представление. Джлр рассмеялась и замолчала, а Кейлл сосредоточил все свое внимание на последнем сопернике. Это был широкоплечий мужчина, на голову выше Кейлла. На нем был кожаный плащ темно-синего цвета, который мог бы показаться даже черным, если бы он не был наброшен на совершенно черную кожу мужчины. Кожа сверкала и блестела, словно мужчину окунули в обсидиан, и Кейлл понимал, что это было невероятно прочное измененное вещество, напоминающее хитин, из которого состоят панцири насекомых. Еще по предыдущим дням состязаний Кейллу, было все известно об оружии этого человека. Он пользовался длинной металлической палкой, на концах которой находились набалдашники с острыми выступами. Каждый из этих шипов был похож на утолщенный волос, смазанный веществом, вызывавший временный паралич. Кейлл сделал шаг вперед. Он точно рассчитал свои действия и сосредоточился только на своих дальнейших действиях. Негр тоже сделал шаг вперед, продолжая описывать круги своим необычным оружием. Перебрасывая оружие из одной руки в другую, он все ускорял и ускорял вращение, пока не раздался жуткий звук, напоминающий угрожающее завывание. Оружие практически создавало непреодолимое препятствие перед его владельцем. Но оружие описывало круги по определенной схеме, то есть владелец повторял все время одно и тоже движение. Это оказалось серьезной ошибкой. Наметанный глаз Кейлла достаточно быстро определил схему вращения палки, чтобы получить возможность помешать ее владельцу. Двигаясь с такой невероятной скоростью, что никто сразу ничего не заметил, он схватился за длинную стальную палку и нарушил процесс вращения. И прежде, чем черный воин или зритель поняли что происходит, Кейлл нанес сопернику сокрушительный удар. Он ударил трижды: кулаком, коленом и сапогом, причем настолько ловко, что могло показаться, что удары пришлись одновременно по локтевому суставу, коленной чашечке и солнечному сплетению. Негр повалился назад, у него отнялись рука и нога, он глубоко вздохнул. Вся его мускулатура расслабилась. Он тяжело упал на пол, а Кейлл остался стоять, сжимая в руках двуглавое оружие. Толпа пронзительно кричала в экстазе, а затем снова затихла, потому что Кейлл стал все сильнее сжимать оружие руками. Остерегаясь прикоснуться к ядовитым шипам, он провел руками вдоль толстого стержня, зажав, наконец палку с двух сторон в тех местах, где прикреплялись набалдашники с шипами. Вытянув палку впереди себя, он на мгновение застыл, собираясь с силами. Мускулы рук и верхней части туловища напряглись настолько, словно были вылеплены. Медленно и постепенно, по мере того, как он увеличивал давление, прочный стальной стержень сгибался до тех пор, пока не принял U-образную форму. Оглушительный восторг толпы достиг новых высот, а затем усилился еще больше, потому что Кейлл повернулся и обычным движением, словно с отвращением, отшвырнул сломанное оружие в сторону. Но бросок оказался целенаправленным, и U-образный кусок металла, описав петлю в воздухе, опустился на своего владельца, который до сих пор лежал, опершись на локоть. Острые набалдашники не задели его голову, но внутренняя часть U впилась в его горло. Так что его собственное оружие повисло вокруг его шеи, словно неуклюжий воротник. Стотысячная толпа вскочила на ноги, скандируя имя человека, который стоял в центре арены. - Рэн-дор! Рэн-дор! Рэн-дор! Немного ощущая себя в дурацком положении, Кейлл сделал то, что от него требовали. Он поднял одну руку в знак благодарности и признательности. Казалось, что стадион может разрушиться из-за топота и пронзительных криков толпы, которая столь возбужденно выражала свое одобрение. Джлр права в отношении пускания пыли в глаза, печально думал Кейлл. Но совершенно ни к чему делаться крючком, если рыба все равно не замечает тебя. - Если эта мысль была обращена ко мне, бестолочь, - раздался резкий внутренний голос Джлр, - будь добр сформулируй ее по-новому. - Нет, я ничего не имел в виду, - ответил Кейлл, направляясь к выходу для участников состязаний, на арену уже выбегали врачи, чтобы забрать раненых. - А как там этот человек с ружьем? - Пока... - начала Джлр. Но затем тихий голос стал громче и, наконец, сменился резким возгласом. - Кейлл - в сторону! Мгновенно отреагировав, Кейлл отскочил в узкий проход, ведущий вниз, а предостерегающий крик Джлр продолжал раздаваться в его голове. В это время характерный потрескивающий свист энергетического луча прорезал воздух у него над головой. 2 Ловкий бросок Кейлла завершился атлетическим переворотом через плечо, после которого он плавно встал на ноги. Он тут же подпрыгнул и побежал, прислушиваясь к голосу Джлр, который снова раздался в его голове. - Я вижу его! С другой стороны арены, напротив тебя, почти на самом верху! Ярко-зеленый мундир и ружье!.. Но ружье уже само заявило о своем присутствии. Еще дважды, пока Кейлл стремительно бежал туда, куда указала ему Джлр, и энергетический луч угрожающе трещал прямо около него. Затем Кейлл оказался у стены арены, подпрыгивая так, чтобы взобраться на самый верх, но все было бесполезно. - Он поворачивается, бежит! - закричала Джлр. Там находилось несколько тысяч человек. Выстрелы, которыми пытались убить, вызвали панику среди группы людей, окружавших владельца ружья. Впереди себя Кейлл увидел крутой склон с проходом между рядами ярусов, переполненных толпой перепуганных до смерти людей. А среди них ближе к верхней части уклона, Кейлл заметил человека в ярко-зеленом, уловил блеск металла, потому что стрелявший использовал ружье вместо палки, чтобы проложить себе дорогу в толпе. Кейлл стремительно бросился вверх по уклону, применяя все свое мастерство, позволяющее ему без особого труда пробираться сквозь обезумевшую толпу. Он снова бросил взгляд на человека в ярко-зеленом, исчезающем в щели, образовавшейся в шумной толпе, который все время пытался побыстрее пробраться к выходу. Сделав несколько больших шагов, Кейлл тоже добрался до выхода, пытаясь проложить себе дорогу и выйти. - Он направился к космодрому, - снова услышал он голос Джлр. - К нашей площадке! Стадион с ареной находился в центре громадного комплекса строений, принадлежавших администрации Состязаний по военному искусству. На крышах некоторых из зданий располагались посадочные площадки для космических кораблей тех участников сражений, которые, подобно Кейллу, прибывали с других планет на собственных кораблях. За какие-то доли секунды Кейлл, которому Джлр указывала дорогу, прорвался в двери одного из зданий и бросился к эскалатору, который по спирали поднимался вверх. Без сомнения преследуемый был все еще впереди. Большинство людей, которые были в это время на эскалаторе, стояли, прижавшись к одной стороне и удивленно, и в тоже самое время с испугом пристально смотрели в одном направлении, словно кто-то недавно оттолкнул их, угрожая энергетическим ружьем. Кейлл продолжал безудержную погоню. На самом верхнем этаже обычно находился охранник, который охранял выход к посадочной площадке и спокойствие иностранных участников состязаний. И снова стало очевидным, что стрелявший проходил здесь, потому что охранник лежал на полу у входа без сознания и в луже крови. Кейлл выскочил на открытую поверхность площадки, укрывшись за ближайшим кораблем. Там он остался, ожидая и прислушиваясь. Солнце пекло невыносимо. Жара усилилась еще больше из-за накала пластикового покрытия площадки и блестящих поверхностей полдюжины космических кораблей, беспорядочно разбросанных вдоль широкой площадки. - Он вышел на площадку, - заявила Джлр. - Он исчез в корабле с зелеными знаками. Недалеко от нашего, в самом центре. Кейлл осторожно сделал шаг вперед, направляясь к тупоносому космическому кораблю, имеющему форму клина. Это был его корабль, на котором ярко блестела круглая небесно-голубая эмблема Легиона. Ближайшим к нему находился угловатый корабль, украшенный зеленоватыми эмблемами и оснащенный металлическими противоминными устройствами. Кейлл пригнулся, когда подошел поближе. Но на посадочной площадке, раскаленной лучами солнца, было тихо. Не было слышно треска энергетического ружья. Не было никаких признаков присутствия человека в ярко-зеленом. - Он сквозь землю провалился, - промолвила Джлр возбужденно. Кейлл поднял глаза, улыбаясь, когда она спустилась к нему, размахивая крылышками. На фоне широких перепончатых крыльев тело Джлр казалось еще более хрупким. Она едва доходила Кейллу до пояса. Ее тело было покрыто пластинками толстой мягкой кожи. У нее был высокий лоб, вздернутый носик-пятачок и два восхитительных круглых, чистых, сверкающих глаза. Ее ноги, которые в тоже самое время были и руками, она подгибала под себя. Несмотря на то, что они были маленькие, они отличались силой и ловкостью. - Не подходи слишком близко, - предостерегающе воскликнул Кейлл. - Этот человек может подстрелить тебя. - Точно так же, как мог подстрелить и тебя, - резко возразила она, - пока ты позировал на арене. А ты еще уверял меня в том, что они не собираются убивать тебя! - Не думаю, что он пытался это сделать, - успокаивающим тоном промолвил Кейлл. - Ни один убийца еще не упускал столько возможностей. - Тогда чем же он занимался? - потребовала объяснений Джлр. - Когда мы найдем его, - рассудительно промолвил Кейлл, - мы спросим у него об этом. - А как же мы найдем его?
в начало наверх
Кейлл улыбнулся: - Я иду в его корабль, и просто вытащу его оттуда. Мгновение Джлр молчала, а затем неохотно рассмеялась. - Постарайся не стрелять. Подумай о том, как будут разочарованы миллионы твоих обожателей. - Я не должен думать об этом, - усмехнулся Кейлл. - Продолжай наблюдение, пока я раздобуду ружье. Может быть, он здесь не один. Когда Джлр снова взмахнула крыльями и взмыла вверх, Кейлл направился к своему кораблю, который, как и многие другие участники состязаний свои корабли, он использовал в качестве жилья, пока находился на планете Бантей. Пробравшись вовнутрь, он сразу же протянул руку за своим мундиром, на котором также сияла голубая эмблема легиона. Несмотря на жару, он всегда ощущал дискомфорт, если долгое время был без формы. Он не заметил прозрачную капсулу, которая была припрятана в складках мундира. Он ни на что не обратил внимание, пока не произошел взрыв, не громче приглушенного чиха, после чего все вокруг него покрылось мутным облаком серого пара. "Отравляющее вещество", - пронеслось у него в голове, когда он уже начал терять сознание. Ему хватило времени, чтобы удивиться: у кого-то хватило сноровки открыть замок корабля легионера. И у него даже осталось время на то, чтобы ощутить некоторое сожаление по поводу того, что в конечном итоге он не может принять участие в заключительном торжестве, посвященном окончанию Состязаний по военному искусству. Потом он упал без сознания. Он очнулся, как всегда пребывая в состоянии настороженности, отметив, что его раздели до гола, но не ранили. В голове немного гудело, во рту был неприятный горьковатый привкус. Когда он открыл глаза, осматривая все вокруг, он отметил, что находится в пустой тускло освещенной комнате с совершенно бесформенными матово-серыми стенами, полом и потолком. Длина комнаты не превышала шести метров, а ширина - трех метров. Он был один в комнате, лежал на узкой кровати, напоминающей койку в космическом корабле, прикрепленную к стене и полу. На краю кровати лежала его одежда, но без оружия. Он встал, собрав все силы, чтобы побороть подступившую тошноту. Поспешно оделся, а затем начал внимательно изучать комнату. Искусственный свет исходил от ламп, подвешенных на стене и потолке, где так же крепились маленькие вентиляторы для кондиционирования воздуха. В одном углу находились простейшие сантехнические удобства, а рядом на полу стояли контейнеры с водой и концентратами пищи. Все, что необходимо для жизни в хорошо обставленной клетке, с кислой миной подумал он. В одном конце стены была дверь, плотно запаянная невидимым швом. Кейлл пощупал пальцами прохладную металлическую поверхность. Затем глубоко вздохнув, отступил на шаг от двери, собираясь с силами, и неожиданно бросился вперед на дверь. Одна нога поднялась, словно для прыжка через препятствие, и обутая в сапог, врезалась в край двери, словно стенобитное орудие. Лишь немногие виды листового металла способны выдержать подобное давление. Но эта комната, оказалась окутана каким-то веществом, с которым Кейллу не приходилось сталкиваться прежде. То, что сразу на ощупь показалось ему твердым и металлическим, под воздействием удара стало мягким и эластичным, поглощающим силу удара, словно сам удар каким-то образом изменил особые свойства металла. И сразу же после этого, как и прежде дверь стала прохладной и твердой на ощупь. Казалось, что никто и не прикасался к матово-серой поверхности. Он кивнул, принимая поражение, и мрачно побрел обратно к кровати, тихо усевшись на ее край. Сознание того, что ему не удастся выйти отсюда не оставило ему никакого выбора, кроме ожидания чего-то, что изменит его положение. Итак он сидел и ждал, спокойный и расслабленный, без злобы или раздражения, которые просто лишили бы его выдержки. Несмотря на то, что время проходило впустую, он не терял терпения. Временами он вставал, чтобы ополоснуть рот водой или пожевать пищевые концентраты. И постепенно его состояние изменилось. Его мозг пронзила догадка, словно в нем произошли какие-то перемены, как будто невидимая сила пыталась преобразить все клетки его организма. Его уже ничто не волновало, потому что он имел четкое представление о происходящем. И это утвердило его догадку о том, что он стал пленником на космическом корабле. Непонятное ощущение было результатом того, что корабль входил или покидал пространство Оверлайта - таинственного пространства, которое позволяло кораблю обогнуть реальное пространство и время, а также продвигаться через безграничные пустоты между звездами. Почти в тот же момент он услышал внутренний голос Джлр. - Счастливого возвращения. Кейлл ожидал, что она выйдет на связь, однако понимал, что при всех ее телепатических способностях, она не могла отыскать его, когда корабль, в котором он находился, продвигался через пространство Оверлайта. А это означало, что этот корабль совсем недавно вошел в обычный космос. - Не слишком большое удовольствие принимать приветствия здесь, - равнодушно возразил он и рассказал о том, в каком положении находится. - Ты можешь рассказать мне, что случилось и где я нахожусь? Она коротко рассказала ему обо всем. Возвратившись на посадочную площадку, она вынуждена была просто наблюдать, не имея ни оружия, ни сил, как мужчины в военной форме такой же, как была на стрелявшем, выпрыгивали из корабля с зелеными эмблемами и направлялись к кораблю Кейлла, а затем появились через короткое время с неподвижным телом Кейлла. Они снова вошли в свой корабль, который почти мгновенно поднялся в воздух. Джлр тоже поспешно вывела корабль Кейлла в космос. Но, конечно же, она упустила их корабль, который за это время успел уйти в открытый космос и исчезнуть в бесконечном пространстве Оверлайта, где его уже невозможно было обнаружить. - Ты действительно оказался прав, - добавила Джлр. - Стрелявший не собирался тебя убивать. Ему просто нужно было выманить тебя с арены. Кейлл согласился: - Если это те, о ком мы с тобой думаем, у них особые планы в отношении меня. А теперь ты можешь мне сказать, где я нахожусь? - Как я уже говорила тебе раньше, - ответила Джлр, - я способна определить твое местонахождение в любой точке галактики. К сожалению, мы находимся слишком далеко от нее. Ты почти сутки находился в пространстве Оверлайт. Поэтому я так долго не могла обнаружить тебя. Корабль, на котором ты находишься, приближается к дальней солнечной системе, в которой, в соответствии с твоими картами расположения звезд, есть всего одна планета, заселенная людьми. Эта планета называется Голвик. Это не о чем не говорило Кейллу, он вообще никогда не слыхал о Голвике. Но вопреки своей твердой выдержке и самоконтролю, он почувствовал острую неприязнь к этому миру. Он прибыл на Бантей с единственной целью показать себя, сделать из себя мишень в надежде вывести грозного врага из укрытия. У него были кое-какие сомнения в отношении того, сработает ли его план. Теперь Кейлл был уверен в том, что планета под названием Голвик должна пролить свет на тайну, разгадку которой он ищет уже так давно. Это были поиски, которые Кейлл Рэндор начал в тот страшный день, когда вернулся на свою родную планету Морос, и обнаружил погибший мир, окутанный таинственной радиацией, которая уничтожила все живое. На Кейлла тоже оказала воздействие та же радиация, а позднее оказалось, что под ее влиянием произошли необратимые изменения в его костной системе, которые вели его организм к медленной и мучительной смерти. Прежде чем умереть, Кейлл решил попутешествовать по заселенным планетам со страстным желанием обнаружить убийцу народа планеты Морос. Но, казалось, все его попытки, были безнадежны. Никто ничего не знал, а время торопило его. В тоже самое время были люди, которые вели за ним наблюдение. Его подобрали талантливые таинственные ученые, которые называли себя Наблюдателями. Благодаря своим опыту и знаниям, они вылечили его, заменив пораженную костную систему. Они создали новый вид скелета, использовав уникальный органический сплав со специальным побочным эффектом. Этот материал был очень прочным и практически не поддавался разрушению. Если Кейлл был поражен, узнав об этом, то еще больше его изумила история, которую Наблюдатели поведали ему через своего старшего руководителя Тейлиса. Кейлл узнал о том, что Наблюдатели тоже занимались поисками убийцы народа планеты Морос и, причем, они проводили свои исследования еще до того, как враги напали на Легионы. Тейлис рассказал ему о том, что они узнали. Какие-то силы зла орудуют на планетах, заселенных людьми. Им не удалось узнать, кто или что это было или где это зло обитает. Но намерения врага были ясны Наблюдателям, так как они тщательно изучали события, происходившие в пределах галактики. Сила или существо посвятило себя возбуждению ужаса войны на любых планетах, заселенных людьми. Поэтому Наблюдатели дали неизвестному существу соответствующее имя. Они назвали его... Военным Диктатором. Казалось, что для осуществления своих замыслов Военный Диктатор использует известные человеческие недостатки: жадность, страх, фанатизм, жажду власти. Это помогало настроить людей на войну, расу против расы, планету против планеты. Им стало ясно, что его конечной целью является распространение подобной заразы настолько широко, чтобы втянуть всю галактику в военный конфликт. И на руинах этой окончательной катастрофы должен был появиться сам Военный Диктатор, чтобы властвовать над всем, что останется от Обитаемых Миров. Когда Наблюдатели впервые догадались о существовании Военного Диктатора и о характере его замыслов, они изменили свою спокойную уединенную жизнь и поселились на секретной базе, выстроенной внутри астероида, не нанесенного на карты. Там они начали проводить исследования, разослав множество уникальных устройств с дистанционным управлением, чтобы производить поиск на большей части планет, заселенных людьми. Таким образом они надеялись узнать как можно больше о Военном Диктаторе и о возможных способах борьбы с ним. Но оказалось, что он находится, как и они сами, в каком-то секретном секторе Галактики. Руководил он через агентов, которые выполняли его задания на различных планетах, сеяли семена войны. Но при этом у них не было прямых контактов с самим Военным Диктатором. И Наблюдатели поняли, что им тоже необходимо иметь агента, который связал бы их с другими планетами. Затем произошла трагедия Мороса. Легионы, единственным богатством планеты которых было военное искусство народа, всегда делали свое мастерство доступным в профессиональном отношении для других. Но всем также хорошо было известно и то, что они никогда не воевали на стороне агрессоров и эксплуататоров или же тех, кто разжигал несправедливую войну. Чаще всего они оказывали свои услуги тем, кто защищался от подобных нападений. Естественно, подобная этика ставила под угрозу замыслы Военного Диктатора. Поэтому он уничтожил легионы, нанеся им удар прежде, чем они узнали о его существовании и, возможно, направили свои силы против него. Но Кейлл Рэндор избежал уничтожения и выжил. И именно в нем, последнем легионере, Наблюдатели увидели идеального агента для выполнения своих планов. Поэтому они подобрали его и вылечили. А он, в свою очередь, согласился на них работать. Восстановив жизненные силы и вернув себе надежду, он возобновил поиски лица, уничтожившего Морос, понимая теперь, как много поставлено на карту, кроме его желания отомстить. В поисках ему помогала Джлр, путешественница из другой галактики, которая в свое время познакомилась и подружилась с Тейлисом и другими Наблюдателями, и которая с готовностью присоединилась к Кейллу. С тех пор им несколько раз приходилось сталкиваться с агентами Военного Диктатора. Они многое узнали о нем. Они узнали, что некоторые из агентов входили в элитную группу, которая называлась "Рука смерти". Руководителем "Руки смерти", известным под именем "Первый", было лицо, единственно имевшее прямую связь с Военным Диктатором. И постепенно, что было неизбежным, пришло время, когда Кейлл Рэндор столкнулся лицом к лицу с "Первым". Ему уже удалось спастись, но "Первый" тоже скрылся. И с тех пор Наблюдатели бросили все свои усилия на выполнение более конкретного задания по захвату "Первого", надеясь на то, что через него им удастся узнать о местонахождении Военного Диктатора. В этот период Кейлл был уже на грани срыва. Поисковые средства Наблюдателей были настроены на поиски нитей, ведущих к выявлению местонахождения одной личности среди миллиардов других. И в то время, пока Наблюдатели проводили работу по сбору, анализу, сопоставлению и изучению информации, доставленной мониторами, Кейлл и Джлр бесполезно проводили время. Поэтому Кейлл разработал свой план. Если у него нет возможности найти "Первого", тогда пусть последний обнаружит его. Он был уверен, что его враг не пропустит возможность отомстить Кейллу за то, что тот оказался сильнее его и помешал выполнению основных замыслов Военного Диктатора. Итак, Кейлл поехал, правда с некоторым чувством стыда, так как принципам
в начало наверх
легионеров противоречило выставлять свои способности и мастерство на показ, участвовать в широко известных Состязаниях по военному искусству. Как Кейлл и ожидал, "Руке смерти" стало известно о его присутствии на планете Бантей. Он оказался прав - "Первый" отправил людей не убить его, а только схватить Кейлла. В планы "Руки смерти" входила более продолжительная и удовлетворяющая месть. Итак, они попались на приманку. А теперь, криво усмехаясь подумал Кейлл, нам следует убедиться в том, что приманка уцелеет. 3 Кейлл начал тренироваться, выполняя комплекс упражнений, разработанных для легионеров, чтобы было легче адаптироваться к ограниченному пространству в космосе, и вообще чтобы чем-то занять себя и очистить организм от остаточных явлений действия отравляющего вещества. Итак, он переворачивался вниз головой, держал равновесие на расставленных кончиках пальцев одной руки, когда вдруг ощутил, что свет в комнате - тюрьме, изменился. Он без особых усилий встал на ноги, и к своему великому удивлению обнаружил, что одна стена в его комнате стала прозрачной. На небольшом расстоянии от нее находилось пять человек, которые наблюдали за ним. Все они были одеты также, как и стрелявший на планете Бантей, в длинные перевязанные поясом туники ярко-зеленого цвета с высокими воротниками, которые почти достигали носок их сапог. На четырех из мужчин были объемные защитные шлемы, и эти же четверо, вероятно, принадлежали одной расе. Они все были неестественно высокие и худые, с кожей сероватого оттенка. Все черты их лиц были сконцентрированы в центре: маленькие толстые губы, узкие глаза, носы напоминали небольшие прорези в сероватой мякоти лица. Кейлл мрачно усмехнулся. Прежде ему уже приходилось видеть подобное лицо. Но внешне его состояние оставалось прежним, и он стоял неподвижно. Четверо мужчин держали энергетические ружья самой современной конструкции, которые были нацелены на Кейлла. На пятом человеке была такая же зеленая туника, но он был без шлема, а в руке держал лучемет. Он принадлежал к другой расе и был больше похож на обыкновенного человека: ростом почти с Кейлла, хотя даже немного изящнее, с седыми коротко стриженными волосами и широко посаженными глазами, которые сверкали каким-то неприятным блеском. Это глаза фанатика, подумал Кейлл, или сумасшедшего. И именно этот, пятый, нарушил тишину. Кейлл услыхал его ледяной тон сквозь вентиляционные щели в прозрачной стене. - Первое, что тебе необходимо понять, Рэндор, - промолвил он, - это то, что ты совершенно беспомощный. Я приказал оставить тебя в живых, но в моих приказах ничего не сказано о том, чтобы тебя оставили целым и невредимым. Кейлл слушал молча. Он окончательно убедился - стрелявший на Бантее не собирался его убивать. Скорее всего, это он и есть. - Ты уже ознакомился с достоинствами своей клетки? - продолжал другой мужчина. - Планета Голвик славится гениальностью в области технологии. Сильно сомневаюсь, чтобы тебе удалось найти выход из этих стен. Тем не менее, если бы ты и сделал это, эти люди всегда начеку. - Он указал узкой рукой на четверых стрелков. - Все они превосходные стрелки. Он замолчал, словно ожидая ответа. Но Кейлл ждал. Он молчал и внимательно наблюдал за происходящим. На мгновение глаза говорившего блеснули еще сильнее, а его безгубый рот искривился в подобие улыбки. - Меня зовут Фестинн, - сказал мужчина. - Ты можешь запросто задавать мне вопросы. Мне хочется, чтобы у тебя не было никаких сомнений или иллюзий относительно твоего положения. - Это что, - с нескрываемым высокомерием промолвил Кейлл, - обыкновенная форма "Руки смерти"? И снова кривая усмешка. - Эта форма милиции Голвика. Некоторые представители "Руки смерти", - с насмешливым поклоном промолвил он, - несмотря на этикет, носят ее здесь. И вскоре все мы уже будем там. - Где я без сомнения встречусь со своими старыми знакомыми, - сардонически воскликнул Кейлл. Фестинн рассмеялся, издав безобразный звук. - Ты увидишь, Кейлл, что тебя ожидают много сюрпризов. И у тебя будет достаточно времени насладиться ими. - Его глаза снова сверкнули. - Потому что живым ты не покинешь Голвик. - На экранах, - сообщила Джлр Кейллу, - показалась планета Голвик. Вскоре я буду на посадочной орбите. - Может быть, тебе не следует показываться там? - ответил Кейлл. Он не сомневался, что на Голвике, как и на большей части других планет, были установлены орбитальные детекторы, обследующие космическое пространство, прилегающее к планете. - Чем же я смогу тогда тебе помочь, - спросила его Джлр, - если останусь в открытом космосе? - В этом случае от тебя больше пользы, чем если голвиане обнаружат тебя и схватят, - возразил Кейлл. - Может быть. Но я уверена, что ты не сможешь освободиться без моей помощи. Кейлл улыбнулся. Джлр редко упускала возможность сообщить ему о том, что очень нужна ему. - Я не уверен, что мне следует освобождаться именно сейчас. Я бы многое смог узнать, оставаясь в роли пленника, а не беглеца. - Что еще ты можешь узнать, кроме того, что "Рука смерти" замышляет убить тебя? - с упреком воскликнула Джлр. Кейлл рассказал ей, как только она вышла из пространства Оверлайта, о своей беседе с Фестинном. - Но это не все, - заверил ее Кейлл. - У них есть и другие мысли в отношении меня. Было бы совсем не плохо узнать о них. - Интересно? Совсем не плохо? - прошипел "внутренний" голос Джлр. - В таком случае, пока тебе интересно сидеть здесь, я высажусь на Голвике. Используя данные детекторов корабля, она сообщила ему о поверхности Голвика, которая представляла собой лишенную растительности холмистую пустыню. Она собиралась садиться на большой скорости и найти удобное скрытное место среди дюн, где корабль невозможно было бы обнаружить. - Как только я сяду, - продолжала она, - я подожду наступления ночи и направлюсь туда, куда надо, отыскав твой след. Даже, если корабль обнаружат, голвиане не догадаются искать в небе пришельца. - Полагаю, ты права, - без особого воодушевления согласился Кейлл. Мне действительно необходима твоя помощь. - Без всякого сомнения, - победоносно произнесла Джлр и прервала связь. Кейлл снова улегся на узкую кровать, улыбаясь. Будем надеяться, что ничего особенного не произойдет до того, пока она сядет здесь, подумал он лениво. Последующие часы он посвятил тренировке мышц, чередуя занятия атлетикой с длительными периодами отдыха, когда он занимался тренировкой мышления, причем не менее интенсивной, чем тела. Спустя некоторое время он снова почувствовал, что спокоен, что его организм отдохнул и находится в состоянии боевой готовности. Тут же он ощутил сильную вибрацию, что свидетельствовало о том, что корабль спускается на поверхность планеты. А вскоре после завершения посадки одна из стен его клетки снова стала совершенно прозрачной. Снаружи, как и в прошлый раз, стоял Фестинн и четыре стрелка. Кейлл начал подниматься со своей койки. - Не стоит беспокоиться, - насмешливо произнес Фестинн. - Уже подали транспорт, который вытащит тебя вместе с клеткой. Ты останешься в ней до тех пор, пока мы не доберемся до Голв-сити, столицы нашего мира. И, кроме того, я и мои люди продолжим охранять тебя. Надеюсь переезд осуществится без инцидентов. Спустя несколько минут клетка Кейлла была помещена в широкое помещение тяжелого транспортного самолета, несущегося над незнакомым ландшафтом Голвика. Кейлл понял, что Фестинн не преувеличивал достижения голвиан в области техники и технологии. Сама клетка изготовлена из уникального материала, позволяющего достигать эффекта поляризации, что делало стены прозрачными в случае необходимости. Под воздействием невидимых лучей его клетку вытянули из космического корабля без единого звука и погрузили в самолет. Перед его взором предстал пейзаж планеты. Насколько мог Кейлл заключить из увиденного через передние иллюминаторы транспортного самолета (так как Фестинн оставил одну стену клетки прозрачной, чтобы иметь возможность наблюдать за поведением Кейлла) в столице, в Голвик-сити, должно быть, находилась большая часть населения планеты. Казалось, что город растянулся далеко за горизонт. Это был громадный неуклюже разбросанный центр деловой и культурной жизни. Здания находились далеко друг от друга, словно окаймляя огромные площади, особенно около космодрома, но вскоре они стали располагаться плотнее, так что километр за километром под самолетом простиралась вся архитектура столицы голвиан. Самолет двигался не спеша, управление автопилотом осуществлялось под воздействием невидимых лучей. В воздухе было много других средств передвижения, самолетов различной формы и размеров, которые кружили и парили над высокими строениями. Внизу по специально расчерченным дорожкам двигался наземный транспорт, но его было немного по сравнению с воздушным. Кейлла обрадовало то, что голвиане, по-видимому, любили прямые дороги. А их здания, большей частью построенные из материала, напоминающего металлизированный камень, были аккуратными и строгими. Они значительно отличались друг от друга по высоте и ширине. Многие имели подпирающие небо башни, которые привлекали особое внимание своей опрятностью, прямоугольностью, гладкостью поверхностей и в тоже самое время невыразительностью. Через какое-то время глаза начинают скучать за кривизной, округлостью или какими-то архитектурными излишествами в этом нагромождении строений, которые отталкивают еще больше в условиях холодного, неприветливого климата Голвика. Кейлл продолжал изучать пейзаж города, заинтересовавшись тем, что он может извлечь из увиденного о достижениях разума голвиан в области техники и технологии, когда услыхал внутренний голос Джлр, которая обращалась к нему. - Корабль я надежно спрятала, и я нашла место, где смогу подождать наступления ночи. Куда они тебя везут? - Не совсем понимаю, - ответил он, коротко описав произошедшие события. - Где бы ты ни был я отыщу тебя. - Голос Джлр стал серьезным. - Не совершай никаких необдуманных поступков, пока я не выйду на связь. Именно в этот момент Кейлл с нарастающей злобой думал, рассматривая стены своей клетки, о том, что ему ничего не удастся сделать. Когда транспортный самолет пошел на посадку, уже стало темнеть. Самолет сел на широкую пластиковую площадку перед громадным зданием, которое возвышалось на окраине Голв-сити. В здании было множество этажей, но еще больше было ответвлений в ширину, большое количество пристроек, имевших опрятный и строгий вид, как и центральное здание. Когда самолет сел, Фестинн встал. - Это можно было бы назвать энергетическим центром Голвика, - он ухмыльнулся, словно сам был доволен своей шуткой. - Скоро, в один прекрасный день он может стать центром всей галактики. Тебе здесь будет... интересно. Кейлл равнодушно посмотрел на него, но его ум работал напряженно. Что все это значит? Может быть, это здание генеральный штаб "Руки смерти"? А может быть, это командный центр... даже более значительного масштаба? Но сейчас не было времени разгадывать эту тайну, потому что Фестинн и четыре стрелка приближались к клетке, и один из голвиан сжимал в руках предмет какой-то странной формы. Когда Кейлл поднялся, у Фестинна в руках, словно по сигналу, оказался лучемет. - Оставайся на месте, - потребовал он. Кейлл расслабился, пораженный, несмотря на свою собственную ловкость, угрожающим мастерством мгновенной реакции этого человека. - Это человек, - продолжал Фестинн, указывая на солдата со странным предметом, - откроет клетку. Ты, конечно, можешь накинуться на него, но тебе это ничего не даст. Ты все равно будешь находиться в клетке, а человека уже не вернешь. Голвианец, словно не обратив никакого внимания на это холодное утверждение, направился к двери клетки. Она открылась, когда он вошел. - Знаешь, что это такое, у него в руках, - сказал Фестинн, - это кандалы новой конструкции, которые изобрели голвиане. Они обладают особой силой. Если ты попытаешься сорвать их с себя, они начнут сжиматься и переломают все твои ребра, Рэндор. Они даже способны удушить тебя.
в начало наверх
Кейлл оставался спокоен, внутренне улыбаясь. Прочный скелет, который изобрели для него Наблюдатели, снова очень помогал ему. Голвианец выполнял свою работу равнодушно и быстро. Кандалы, изготовленные из какого-то тяжелого, но гибкого металла, словно жакет были надеты на туловище Кейлла, сильно прижимая руки к бокам. А когда голвианец соединил концы их передней части, казалось, они вошли друг в друга и намертво замкнулись. - Рэндор, ты теперь понимаешь, как тщательно мы охраняем тебя, - издеваясь промолвил Фестинн. - "Руке смерти" известно, что ты опасен. И запомни, что я видел тебя в действии на Бантее. - Его глаза блеснули. - Хотя, если бы на арене был я, возможно, ты бы не добился такого успеха. Кейлл пристально посмотрел на него. - Может быть и нет, но сначала тебе бы пришлось заковать меня в такие кандалы. Глаза мужчины сверкнули безумным блеском. - Я второй командир "Руки смерти" в выполнении различных приказов и лучший среди палачей! Мне не нужны никакие преимущества... - Фестинн был в ярости и едва сдерживался. - Но я вижу ты хочешь разозлить меня, надеясь, что у тебя будет преимущество. Тебе это не удастся. Он повернулся к флегматичным солдатам-голвианам. - Вынесите его. И все время держите его на прицеле. Они вошли в громадное здание, солдаты веером окружили Кейлла, Фестинн шел впереди. Когда они вошли в помещение, Кейлл осторожно потрогал кандалы руками. Он сразу же почувствовал ответную реакцию, ощутив, как они сжимаются вокруг его тела. Он ослабил давление и сосредоточил внимание на окружении. Внутри здания они прошли через широкое фойе с высоким потолком, заполненное толпой людей, которые стояли и глазели на то, как Фестинн и четыре стрелка вели Кейлла к широкому движущемуся трапу, который вел вверх от фойе в верхние этажи. Кейлл замечал каждую деталь - из фойе было много выходов, в определенных местах стояли милиционеры, которые, казалось, выполняли функции охранников, обстановка в этом месте была беспокойной. Он с любопытством рассматривал жителей Голвика, длинных и тонких, как и все остальные люди их расы, облаченные в длинные, ниспадающие мантии. Он заметил, что на головах многих из них были бесцветные повязки, возможно, это знаки отличия рангов. Затем они не торопясь поднимались наверх по движущемуся трапу. На одном из верхних этажей они вошли в коридор, где был подвижный пол. В конце находились массивные двери, которые вели в просторную комнату, обстановка которой впечатляла. Кейллу уже приходилось раньше бывать в такой комнате. Вдоль стен тянулись ряды передающих механизмов, шкафчики для хранения информации и другое модернизированное оборудование. В центре находился громадный тяжелый стол, заставленный дисплеями, компьютерами, изящными пластиковыми табулограммами данных, то есть всем необходимым для работы действующего центра управления. Но Кейлл лишь окинул все это беглым взглядом. Его внимание привлек человек, который сидел за столом и когда Кейлл и его охранники вошли, поднялся. Кейлл поразился громадным размерам человека. Гигантская фигура, казалось, была с ног до головы покрыта позолотой, напоминая прекрасную скульптуру человека, вылепленную каким-то забытым мастером. Но в отличие от превосходного металлического тела у великана было безобразное лицо - с мелкими чертами голвианина, кожей сероватого оттенка и маленькими толстыми губами. Оно казалось еще безобразнее из-за серовато-синего шрама, который собирал в складки сероватую плоть в том месте, где лицо соединялось с золотистым металлическом капюшоном. В ледяном тоне Фестинна появились нотки жестокого удовлетворения. - Тебе ведь приходилось уже раньше встречаться с лордом Альтерном? Несмотря на то, что Кейлл почти был готов к этой встрече, у него все похолодело внутри, когда маленькие глазки покрытого золотом великана уткнулись в него, переполненные ненавистью. Альтерн. Главнокомандующий "Руки смерти". "Первый". 4 Время, в течение которого Кейлл и "Первый" молча стояли друг против друга, скрестив взгляды, затянулось. Кейлл вспоминал, как в последний раз ему пришлось столкнуться со своим врагом, когда он понял, что покрытое золотом туловище "Первого" лишь каркас. Это был наружный каркас, покрытие модернизированными доспехами, которые при помощи сервомеханизма соединялись с настоящим туловищем "Первого". Во время их предыдущего столкновения Кейлл разрушил металлическое туловище и увидел, каким на самом деле был "Первый". Каким бы ни был эффект мутации, который оказала планета Голвик на людей, заселивших ее, а Кейлл не сомневался в том, что это был один из миров, попавших под воздействие мутации, он оказал невероятное воздействие на создание, каковым был "Первый". Его лицо и голова были обычными для голвиан, а туловище было безобразно бесформенным, очень маленьким и скрюченным с веретенообразными ссохшимися руками и никуда не годными ногами, скорее напоминавшими щупальца. Без золотых доспехов он был практически беспомощным, едва способным ползать по земле. Сейчас при помощи достижений голвиан в технике и технологии, он был облачен в новое металлическое туловище. И снова он имел вид покрытого золотом великана, такого же грозного, как и раньше, а, возможно, для Кейлла, и более опасного. "Первый" первым нарушил молчание, не отрывая от Кейлла взгляда, полного ненависти. - Фестинн, ты все сделал превосходно. - Его голос был глухим и ровным, лишенным жизни и резонанса, таким, каким помнил его Кейлл. - Ты будешь вознагражден за это. - Благодарю, лорд. - В ледяном тоне Фестинна ощущался намек на уважение. - Но я многим озабочен, - продолжал "Первый", - и сейчас у меня нет времени возиться с Рэндором. Отведи его в караульное помещение и держи там до тех пор, пока я не вызову вас. - Как прикажете, лорд. "Первый" снова занял свое место за столом, не отрывая пристального взгляда от Кейлла. - Ты глупец, легионер, - произнес глухой голос. - Тебе повезло в прошлый раз, и это стоило мне многих хороших людей. Но тебе пришлось противостоять тем, о силе которых ты получил не самое приятное впечатление. Но теперь время приятного везения закончилось. Кейлл продолжал молчать, не отводя взгляда, он лишь улыбнулся с легкой иронией. Толстые маленькие губы "Первого" поджались, а одна золотая рука непроизвольно коснулась шрама на лице. Маленькие глазки метнули взгляд на Фестинна. - Убери его, - приказал "Первый". - И еще, Фестинн, смотри за ним! Караульное помещение находилось в темных закоулках одного из дальних крыльев здания. Кейлл снова шел под прицелом ружей голвианского эскорта, впереди снова шествовал Фестинн. Они проходили через большое количество широких коридоров. Эти коридоры были такими же прямыми, как и дороги в Голв-сити, здесь были двигающиеся полы, разделенные на две части с тем, чтобы доставлять людей в противоположные направления. Пока они продвигались вперед, Кейлл стоял совершенно безучастно, но в его голове фиксировался весь путь через лабиринт огромного строения, его мозг отмечал, что все коридоры были почти безлюдными, начиная от большого фойе. Его туловище тоже было занято, оказывая невидимое внешне сопротивление кандалам. К тому времени, когда они добрались до караульного помещения, кандалы сжимали его туловище до боли. Комната была пустой, без окон и холодной, но, казалось, в ней отсутствовали специфические признаки клетки, в которой его держали на космическом корабле. Словно для того, чтобы подчеркнуть низшую степень безопасности, Фестинн приказал Кейллу растянуться на полу и расставил в комнате охрану, которая вытянулась вдоль стен в нескольких шагах от Кейлла, держа ружья наготове. Затем Фестинн покинул комнату, напоследок напомнив охране о необходимости соблюдения полнейшей бдительности. Кейлл был рад его уходу, понимая, что он гораздо опаснее, чем любой голвианский солдат. Никому бы не удалось стать главным палачом "Руки смерти", понимал он, без наличия особых навыков и умений, а также способности вершить зло. Не обращая внимания на молчаливых охранников, Кейлл снова занялся кандалами. К тому времени кандалы сжимали его туловище, словно громадные тиски, разламывая его ребра и сдавливая до боли тело. Но Кейлл запретил себе чувствовать какую-либо боль и продолжал сопротивление. Процесс был настолько медленным, что бдительные охранники не смогли заметить ни единого движения. Тем не менее, чем дальше кандалы все больше сдавливали туловище Кейлла, принося невероятную боль. Я заставлю вас выполнять непомерную работу, мрачно обратился Кейлл к своим кандалам, а там посмотрим, кто кого победит. Медленно тянулось время. Вся стальная выдержка и выносливость Кейлла были обращены внутрь, чтобы контролировать свои движения, сопротивляться нарастающей боли от давления кандалов. Какое-то время он ощущал жар в верхней части спины, догадавшись с удовлетворением, что источник внутренней энергии кандалов раскалился от перегрузки. Вскоре жар сменился ощущением огня внутри, боль стала еще сильнее, прибавив муки, которые он терпел. Но страдало лишь его тело. Он знал, что его кости способны выдержать еще большую нагрузку, чем давление таких кандалов. Он продолжал сопротивление, которое внешне совершенно было незаметным. А кандалы продолжали все больше и больше сжимать его туловище. Наконец один из охранников слегка подался вперед и был поражен увиденным. Когда охранник сделал шаг вперед, Кейлл прищурился, приоткрыл рот и издал низкий, удушливый стон. Охранник наклонился над ним, и его глаза широко открылись, когда он увидел маленькие отверстия по краям кандалов. Он непроизвольно повернулся, что-то пробормотал остальным охранникам и поспешно вылетел из комнаты. Кейлл лежал неподвижно, в то время, как удвоенные муки все нарастали: жуткое давление на тело и ожесточенное жжение в спине. Сейчас раскаленный до бела источник энергии, которым были оснащены кандалы, был на грани взрыва. Но внезапно дверь распахнулась и вбежал Фестинн, сопровождаемый возбужденным охранником. - ...должно быть, авария, - говорил охранник. - Он лежал совершенно неподвижно, но несмотря на это кандалы сжимали его, чтобы раздавить совсем, и, наверно, перегрелись. Фестинн совсем близко наклонился над Кейллом, который лежал, словно полумертвый. Его дыхание, которым он умел управлять, невозможно было определить. - Может быть, он пытается покончить с собой, - фыркнул Фестинн. - Смерть вместо бесчестья - это достойно легионера. Но ему не так-то просто убежать от "Первого". Поднимите его. Руки, схватившие Кейлла, грубо подняли его с пола, и Фестинн протянул руку, чтобы отпереть невидимый замок кандалов. В тот же момент тело Кейлла перестало так мучительно болеть. Ослабление мук означало почти что перегрузку для истерзанного тела Кейлла, но он не обращал внимания на это, точно также, как запретил себе обращать внимание на боль. Он видел сквозь прикрытые глаза, что Фестинн близко рассматривает кандалы вместе с охранником, вызвавшим его. Два других охранника поддерживали Кейлла, чтобы он мог стоять, потому что он делал вид, что не держится на ногах. А четвертый охранник стоял в напряжении, опустив дуло ружья. Истерзанное тело Кейлла не повлияло на ловкость его рук. В мгновение ока оба охранника, которые поддерживали его, были без особых усилий отброшены в разные стороны, а Кейлл стремительно бросился на Фестинна. Реакция палача была тоже исключительной. Он бросил кандалы и одной рукой выхватил ружье, прикрепленное к поясу одежды. Но ему не удалось выстрелить. Кейлл схватил и скрутил его в то время, как вторая рука Кейлла ухватилась за ружье Фестинна и отбросила его назад. Используя Фестинна в качестве прикрытия, Кейлл попятился к двери. - Фестинн, как ты думаешь, насколько живучим считают тебя твои люди? - прорычал Кейлл. Тут же последовал ответ, потому что два охранника, стоявшие неподвижно, вскинули ружья. Но им не удалось воспользоваться ими. Смертоносный луч пронзил их грудные клетки.
в начало наверх
Когда они свалились, их туники пылали от огня. В это же время Кейлл уловил какое-то движение. Один из охранников, которых он разбросал по сторонам, продолжал лежать без сознания, а другой пришел в себя и схватил свое ружье. За мгновение до того, как оно выстрелило, Кейллу удалось закрыть себя Фестинном. Луч глубоко вошел в плечо палача. А потом два тела упали на пол, сраженные болью, А Кейлл стремительно бросился к двери. Перед его глазами четко вырисовывалась схема пути, когда он мчался вдоль движущихся дорожек коридоров, держа наготове ружье Фестинна. Перед ним были безлюдные коридоры, поэтому он мог частично отвлечься, когда услышал внутренний голос Джлр. - Кейлл, я не хочу отвлекать тебя, но ты находишься в страшной опасности. - Тебе совершенно не нужно говорить мне об этом, - воскликнул Кейлл, и стал коротко излагать ей все свои приключения. - Есть гораздо большая опасность, чем "Первый", - перебила его Джлр угрюмым голосом. - Из центра этого здания излучается что-то настолько странное, что это пугает меня гораздо больше того, с чем мне когда-либо приходилось сталкиваться в этой галактике. Кейлл в недоумении замедлил свой стремительный бег. - Какой-то вид телепатии? - Не совсем, - ответила Джлр. - Если это какой-то разум, то я не способна проникнуть в него. Более того, я просто не желаю это делать. Он слишком могущественный и несет в себе невероятное зло. Кейлла очень взволновали как ее тон, так и слова. Для Джлр не свойственно быть настолько обеспокоенной. В этом маленьком создании не было недостатка в мужестве. - Я пойду и посмотрю, - начал он. - Нет! - почти закричала она. - Будь подальше от всего этого! Уходи из этого здания! - Уже немного осталось, - успокаивающимся тоном сказал Кейлл. - Но я прибыл сюда не для того, чтобы прятаться и избегать трудностей. Может быть, Джлр и продолжила бы спор. Но она почувствовала именно в этот момент, что внимание Кейлла занято чем-то другим. Из двери в дальнем конце коридора показался вооруженный голвианский солдат. 5 Ошибкой солдата было то, что увидев бросающегося навстречу ему Кейлла, застыл от ужаса. Прежде, чем он успел схватиться за оружие, цепкие пальцы левой руки Кейлла нанесли глубокий удар в живот, и когда он согнулся пополам от невыносимой боли, тяжелый кулак нанес удар в кость позади уха. Кейлл осторожно нырнул в комнату, из которой вышел солдат и к своему великому удовольствию, что она пуста. Он втащил солдата в комнату, ловко стащил зеленоватую тунику и тяжелый скафандр с долговязой фигуры и натянул все это поверх своей формы, не обращая внимания на то, что размер ему совсем не подходит. Наконец, он прикрепил к поясу энергетическое ружье, так что ему совершенно не было нужды брать с собой громоздкое ружье солдата. Он подождал некоторое время, изучая вялую фигуру солдата. На нем, как и на многих других голвианах, которых ему пришлось увидеть, вокруг головы была обмотана узкая бледная лента. Если это знак отличия ранга, может мне следует взять и ее? Он поспешно наклонился, чтобы снять ее, но она была надета слишком плотно, хотя нигде не было никаких зажимов. В конце концов, понимая, что у него нет возможности попусту тратить время, он отказался от желания снять эту ленту. Он повернулся к двери и спокойно вышел, не спеша пройдя вдоль по-прежнему безлюдного коридора. Если кто-нибудь не заглянет мне в лицо, подумал он, мне, может быть, и удастся уйти в таком виде. Кстати, он был уверен, что подобная маскировка поможет ему безболезненно выйти из здания. Но вместо того, чтобы уходить из здания, он изменил маршрут. Несмотря на серьезность предостережений Джлр, ему необходимо было разузнать, что же это, что настолько могло испугать маленькую компаньонку. Сейчас, когда он добрался до центральной части здания, в коридорах уже появилось несколько человек, и он настроил себя на боевую готовность, на мгновенную реакцию в случае необходимости. Но люди с равнодушным видом проходили мимо, занятые своими делами. Один раз группа солдат даже прошла мимо него, в противоположном направлении, но он повернулся так, что они смогли заметить лишь его спину, облаченную в зеленоватую форму. Они стремительно прошли вперед, не обратив на него никакого внимания. По дороге в караульное помещение Кейлл догадался: должно быть уже подняли тревогу. Несмотря на это, он продолжал свой путь, поднимаясь на другие этажи по широким уклонам. Вскоре его безошибочное чувство ориентации подсказало ему, что он достиг центральной части громадного беспорядочно выстроенного комплекса зданий. Здесь до него начало доходить, что многие коридоры как бы ведут вовнутрь к одной части здания, словно спицы, сходящиеся в центре колеса. В концах всех этих коридоров находились мощные двери, охраняемые, по меньшей мере, двумя солдатами. Когда он в четвертый раз прошел по такому коридору, он принял решение. Если бы он оставался в большом коридоре, где любой голвианский солдат вскоре начал бы его преследовать, он бы ничем не рисковал. Поэтому он спокойно прошел вдоль одного из коридоров, направляясь к тяжелой двери. Два охранника, очевидно, еще не получили сообщение о том, что исчезнувший пленник находится в большом коридоре. У них был скучающий равнодушный вид. Они едва смерили его взглядом, когда он подошел поближе. Но когда он устремился к двери, дотянувшись до ее ручки, они вскинули ружья. - Тебе известно, что вход запрещен, - начал один из них. Он не закончил фразу, пораженный, увидев лицо Кейлла, совершенно не похожее на лицо голвианина. В ту же секунду Рэндор нанес удар. Кейлл обрушился с невероятной силой на охранников, нанеся им синхронные удары в те места на шее, где высокий воротник соединялся со шлемом. Охранники упали, как подкошенные, а Кейлл молниеносно ринулся к тяжелой двери. За дверью находилось небольшое безлюдное помещение, из которого выходило еще несколько дверей. Они были сделаны из толстого, многослойного металла, невероятно прочные и намертво закрытые. Теперь Кейлл вытащил ружье. Назад дороги нет, подумал он. Луч от выстрела его ружья прошел сквозь узкий шов в двери. Под воздействием бешеной атаки металл раскалился и начал плавиться. Через несколько секунд яростный огонь сделал свое дело. Двери распахнулись, и Кейлл проскользнул внутрь, держа ружье наготове. Он оказался на металлическом подъемнике, узкой платформе с низкими перилами с одной стороны. Подъемник вращался вокруг наружного периметра широкого, глубокого пространства, напоминавшего громадную открытую шахту, опускающуюся вниз приблизительно на высоту в два этажа и поднимающуюся вверх на такое же расстояние. Но Кейлл почти не обратил внимания ни на все эти детали, ни на сверкающее странное оборудование, которое было расположено у блестящих металлических стен шахты. Вместо этого его изумленный пристальный взгляд сосредоточился на содержимом шахты. Оно находилось в основании шахты, внизу под подъемником на котором он стоял, поддерживаемое каким-то почти неощутимым силовым полем. Это был овал размером почти в три раза превышающем размер человеческого туловища. Он был многоцветным, оттенки менялись в зависимости от того, как ослепительный люминесцентный поток энергии омывал его поверхность. А от этой поверхности почти на всю высоту шахты, словно заполняя всю ее глубину, тянулось вверх бесчисленное количество изящных почти бесцветных усиков. Их были сотни, а может быть, и тысячи, толщиной с легкие струны. Они находились в непрерывном движении, закручивались, развевались, молотили, сплетались, словно на ощупь тянулись сквозь воздух за какой-то невидимой добычей. Кейлл машинально подался назад, отклонившись от края подъемника, как будто почувствовал, что бледные усики потянулись к нему. Неожиданное зрелище, его таинственность и чуждость оказали должное воздействие даже на его бдительность. Поэтому он не ожидал, что рука великана в золотых доспехах мертвой хваткой вопьется в его горло, другая золотая металлическая рука с невероятной силой ухватится за его ружье, резко вытаскивая его за шейку приклада. Кейлл мгновенно отреагировал, отыскивая возможность нанести ответный удар, чтобы ослабить тиски. И ему это почти удалось, несмотря на ужасающую силу громадного металлического тела. Но покрытый золотом великан отшвырнул его к краю подъемника, поднимая энергетическое ружье. - Успокойся Рэндор, - промолвил "Первый" глухим голосом. - Ты осмелился заглянуть туда, куда дозволено заходить только мне, но я достойно приму тебя. Ты выполнил последнее задание своего длительного поиска. Наслаждайся достигнутым, пока еще можешь. Слова эхом отдавались в голове Кейлла. Выполнил задание? Неужели это значит именно то, что, кажется, должно означать? И снова усики свернулись и потянулись к нему из глубины шахты. Когда он отпрянул в сторону, ему послышался приглушенный смех великана. - Не убегай Рэндор. Здесь находится именно то, что ты так стремился найти. Именно это - предмет твоего поиска. Сделай шаг вперед, Рэндор, и познакомься с Хозяином. Кейлл чувствовал, что его сердце сейчас остановится, что его тело превратится в обледенелый камень. - Это... Это и есть... Хозяин? - Нет, легионер. Ответ последовал не от "Первого", а откуда-то сверху. Он поднял глаза, посмотрел вверх и заметил, что в стене шахты сооружена просторная, глубокая ниша. Он не смог рассмотреть, кто или что находится внутри ниши, но голос звучал, как голоса людей, говорящих в унисон. - Нет, Кейлл Рэндор, - повторил голос. - Это не Хозяин. Я Хозяин. С головокружением вследствие шока Кейлл взобрался по спиральной металлической лестнице, на которую ему ружьем указал "Первый". Когда он появился внутри просторной камеры, стоявшей в нише, он был поражен еще больше. Перед его взором предстали двадцать четыре голвианина обоих полов и различных возрастов, одетые в обыкновенные мантии. Они сидели в тяжелых, автоматизированных креслах. Их тела были истощенными, съежившимися, ссохшимися. Кейлл понял, что кресла были оснащены приспособлениями для поддержания жизнедеятельности организма, от них отходили трубки, которые присоединялись к громадной панели в центре круга, образованного креслами. Благодаря этому люди оставались живыми. Кроме того, от панели поднимались двадцать четыре толстых гладких кабеля, напоминающие мощные энергетические каналы. Внезапно Кейлл с ужасом догадался, что они собой представляли. Несмотря на разницу в толщине, кабели были очень похожи на усики, которые поднимались от основания шахты. И эти кабели выходили из панели, чтобы своими концами плотно обматываться вокруг голов двадцати четырех человек. - Что... - Кейлл едва преодолел тошноту, подходившую к горлу. - Кто ты? Что ты такое? - Ответь ему, Альтерн. - Двадцать четыре рта открылись в одно мгновение, произнося все слова в мрачном унисоне, словно их владельцы были механическими куклами, работающими на одной цепи. Единый звук, который он услышал, был нежным, даже мягким и кротким. - Было интересно оценить его реакцию. "Первый" склонил голову, покрытую золотыми доспехами. - Хозяин, - и со злорадствующим удовлетворением он ответил на вопрос Кейлла. Он сказал, что то, что находилось в шахте, носило имя Арекнис. Это было последнее достижение голвианской технологии. Существо наполовину было органического происхождения, но также частично представляло собой сгусток чистой энергии, оснащенный блестящим потоком энергии, который изливался на него из пропускающих энергию стен шахты. Арекнис на самом деле не был живым существом и не обладал разумом. В каком-то смысле, он напоминал мощный сложный искусственный образец нервного узла в человеческом мозге. Но его функцией было объединение человеческих разумов и, в некоторых случаях, расширение их возможностей. Двадцать четыре, продолжал дальше "Первый", были создателями этого Арекниса, величайшими гениями Голвика. Сначала Арекнис был меньшего размера. Но даже в те времена, в самом начале, когда Двадцать четыре разместили самые крупные усики на своих головах, это создание выполняло те функции, для которых его изобрели. Оно объединяло головы Двадцати четырех в единый суперразум.
в начало наверх
И этот суперразум становился все более могущественным по мере того, как рос Арекнис, питавшийся энергией, поступавшей из стен шахты. Двадцать четыре создали высший интеллект галактики. И они поняли свое предназначение - властвовать над всеми планетами, заселенными людьми. Поэтому они выработали план, основу которого составляло разжигание уничтожительных войн на большом количестве тщательно отобранных планет. В их замыслы входило уничтожение врагов, включая и Легионы Мороса, как добавил "Первый" со злорадным смехом. - Кроме того, Арекнис оказывает Хозяину и другую помощь, - продолжал "Первый". - Он обеспечивает его мысленным контактом, благодаря чему он теперь способен передавать сообщения на громадные расстояния, даже в космос для того, чтобы руководить своими слугами. - Слугами? - хриплым голосом спросил Кейлл, едва способный поверить в реальность потрясающего рассказа, который услышал. - Рабами, если предпочитаешь, - вежливо ответил "Первый". Отсюда следовал ужасающий вывод. Некоторые служили Двадцати четырем охотно, услышал Кейлл, как "Первый" и все члены "Руки смерти". Они просто выполняли приказы Хозяина, которые он передавал через "Первого". А других необходимо было принуждать и контролировать. Их лишали собственных мыслей, разум Арекниса брал верх над разумами благодаря наматыванию части усиков вокруг их голов. - Как только установлен первичный контакт, - сказал "Первый", - можно снять лишнюю часть усиков, Несмотря на это контакт возможен на любом расстоянии. Те, кто находятся в контакте с Арекнисом, беспомощны, они больше неспособны контролировать свои действия. Они не могут выполнять никакую работу, думать самостоятельно. Они способны только выполнять приказы Хозяина. Серые губы скривились в отвратительной улыбке. - А если кусочек усика снять с их голов, их разумы редко выживают. Они остаются не более, чем опустошенными, лишенными разума оболочками. Кейлл сжал кулаки. Даже его выдержка едва сдерживал нарастающую ярость и ненависть, которые охватывали его перед лицом безумия, жестокости, абсолютного зла, которые исходили от сидевших перед ним двадцати четырех фигур. "Первый" продолжал, описывая день, который должен наступить, когда влияние контакта Арекниса расширит власть Хозяина на всю галактику. К этому моменту замысел Хозяина, должно быть, достигнет своей кульминации и в конце концов завершением всего будет истребляющая галактическая война. Но Кейлл едва расслышал эти слова. Он сосредоточился на восстановлении своей выдержки, приводя свой организм в боевую готовность. Казалось, он ссутулился, словно сраженный услышанным. "Первый", самонадеянно уверенный как всегда, даже не смотрел в его сторону, когда заканчивал леденящий кровь рассказ. И, в конце концов, Кейлл стремительно ринулся на него. Бросок завершился ударом сапога в покрытую золотом диафрагму "Первый". Когда металлический великан отскочил назад, Кейлл встал на ноги и бросился к Двадцати четырем. Непонятно почему, но они рассмеялись. Непонятно почему, но когда "Первый" встал на ноги, он тоже рассмеялся. А Кейлл, снова готовый броситься на него, почувствовал, словно он ступает в цепкие, тонкие сети гигантской паутины. Он попытался выбраться оттуда, отчаянно сопротивляясь. Но похожие на паутину усики тисков Арекниса запутывались вокруг него еще больше. А затем, кроме сотен усиков, тисками охвативших его туловище, он почувствовал прикосновение к своей брови, напоминающее легкое прикосновение пера. Когда безнадежное отчаяние завладело им, словно приливная волна, в его голове раздался отдаленный и угасающий, полный ужаса пронзительный крик Джлр. Наступила кромешная тьма и тишина. И тот, который был Кейллом Рэндором, прекратил свое существование. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РАБ АРЕКНИСА 6 Было сознание, но отсутствовало понимание. Было восприятие, но отсутствовала способность реагировать. Зрение, слух, все чувства не были повреждены, так что информация, как и всегда, поступала в мозг. Но разум был не способен оценивать, понимать или использовать поток данных. Этот поток проходил мимо его разума, направляясь непосредственно к тем, кто управлял его мозгом. Точно также, сообщения уносились из мозга, проходили вдоль нервной системы, и организм реагировал на них также спокойно и эффективно, как и всегда. Но сообщения формировались в другом источнике, также не имевшем отношения к его разуму. Человеческий разум, возможно, навсегда останется своеобразной тайной. Говорят, что разум не способен постичь самое себя до конца, и поэтому никогда не сможет узнать себя в совершенстве. Но человеческие разумы осознают, что существуют. Именно такое самосознание отличает людей от животных, так установлено, что животным чуждо чувство собственного "я". А что если под воздействием каких-то сил извне в разуме созданы определенные преграды? Что если ввод информации, выход основных сообщений переориентируют? Что, если внутреннее "эго", чувство собственного "я" удалено, находится в страшной изоляции, которая, кажется, ничем не отличается от бездны полного безумия? В течение некоторого времени "эго", собственное "я" попытается оказывать слабое сопротивление. Но в большинстве случаев ему не хватает ресурсов для того, чтобы действовать в пустоте. Его удалили и лишили слишком необходимых ему связей с разумом - со своей собственной системой "сохранения жизни". Каким-то образом имеющаяся память продолжает свою работу, накапливая информацию. Но внутреннее "эго" не имеет доступа к данным, и, таким образом, не способно даже установить свою собственную индивидуальность. Каким-то образом продолжают свою работу рассудок, воображение, интеллект, в тоже самое время, ожидая, что какие-то раздражители заставят их анализировать, принимать решения, реагировать. Но их тоже удалили от изолированного "эго". Ни раздражители, ни ответы не способны преодолеть преграду. Каким-то образом, продолжают жить даже эмоции и интеллект - способности чувствовать гнев и страх, смеяться или плакать. Но их обычные каналы тоже блокированы, и они тоже неспособны касаться или активизировать "эго". Итак, через некоторое время, в большинстве случаев чувство "эго", находящееся в центре разума, начнет увядать, становится бесполезным, исчезает. Постепенно оно просто умрет. Тогда мозг и тело, которые когда-то обладали этим "Эго" превратятся в марионетку, в робота. И если снять управление снаружи, мозг и тело останутся беспомощными и такими же бесполезными, как марионетки без веревочек, а робот без источника энергии. Когда усики Арекниса обмотались вокруг головы Кейлла Рэндора, в его разуме непроизвольно стали образовываться препятствия. Усик убрали, он закрылся, чтобы образовать цепкую струну, охватывающую скелет, но контакт остался, даже несмотря на то, что мозг уже не был непосредственно присоединен к Арекнису. И через этот контакт с невероятной скоростью мысли суперразум Двадцати четырех преобразовал разум Кейлла, чтобы сделать его своей марионеткой, своим роботом. Если бы изолированный внутренний центр сознания Кейлла способен был бы издавать звук, он бы напоминал бесконечный пронзительный крик. Но это было невозможно. Упрятанный в вакуум, расположенный в центре его разума, чувство собственного "я" Кейлла просто-напросто пребывало в бесконечных лишениях, лишенное прошлого, не беспокоящееся о будущем, не поддающееся влиянию происходящего. Какое-то время робот, каким стал Кейлл Рэндор, большей частью оставался наедине с самим собой в узкой мрачной комнате одного из ответвлений громадного здания, в котором размещался центр "Руки смерти". Там он пассивно проводил время в ожидании, сидя на краю жесткой койки и пристально вглядываясь в стену тупым взглядом. Он не осознавал, что творится в его голове, в его разуме, который больше не принадлежал ему. Контакт с Арекнисом не только оказал воздействие на самоконтроль Кейлла Рэндора. Он обеспечил также Двадцати четырем полный доступ ко всем его знаниям и воспоминаниям. Не тратя попусту время, они узнали все детали о Наблюдателях, об их секретном астероиде, а также об их устройствах, способных передавать сообщения на дальние расстояния. Они изучили все детали жизни Кейлла после уничтожения Мороса, включая его вновь созданный скелет. И они выпытали все, что Кейлл знал о Джлр. Им не удалось узнать ни где расположена база Наблюдателей, ни в каком месте на планете Голвик скрылась Джлр, потому что Кейлл ничего не знал об этом. Но все другие тайны, содержащиеся в памяти Кейлла, были раскрыты и прочитаны, словно книга. В своей тесной комнатке, пассивный, как выключенная машина, Кейлл ничего не знал о том, что им стало известно. Он просто ждал, пока в середине того, что было его разумом, его внутреннее "эго" все больше сжималось, даже не сознавая, каким близким был его конец. Тем не менее, это изолированное чувство собственного "Я", присущее Кейллу Рэндору, обладало уникальным качеством. Оно обладало свойством, способным поддерживать искру усилия, которое помогало ему противостоять собственному уничтожению. Легендарные самодисциплина и самоконтроль Легионов Мороса развивались в комплексе с непрерывной, суровой тренировкой, которой подвергали каждого легионера с самого раннего детства. Эта тренировка просто стимулировала что-то, что было заложено в принципах Легионов, передавалась через гены в течение столетий их жизни на Моросе. Эти свойства были заложены настолько глубоко, насколько несгибаемым было его сопротивление, что, очевидно, преобразовалось в своеобразное свойство характера. Это была непоколебимая, неукротимая, твердая, как алмаз, воля легионера. И в самых дальних уголках сознания робота, каким стал Кейлл Рэндор, его воля выдерживала испытание временем. Она была слепа, бессловесна, удалена от чувства индивидуальности, чувства целесообразности или контроля. Но она была не поврежденной, потому что просто отступила на свои прошлые, дерзкие, защитные позиции, опиралась на свой источник. И все это для того, чтобы выжила полная решимость. Воля легионера непоколебимо и непобедимо поддерживала то, что осталось от настоящего Кейлла Рэндора, сущность его реального "я", его целостность и жизнелюбие. И ждала. Проходили дни, но робот Кейлл не замечал этого. Но наконец облаченные в зеленые туники голвиане пришли к Кейллу, чтобы увести его из тихой комнатки, через коридоры громадного здания и доставить покрытому золотым доспехами великану, на чьих серых пухлых губах сияла злорадная улыбка победителя. Таким же было и выражение лица другого мужчины, ожидавшего вместе с великаном, мужчины со странным блеском в глазах, у которого были перевязаны правое плечо и рука. Робот Кейлл не обращал никакого внимания на выражения их лиц. Он тупым взглядом пристально смотрел перед собой. - Его возможности и способности должны были остаться невредимыми, Фестинн, уверяю тебя, - промолвил "Первый". Фестинн кивнул, задумчиво окидывая пристальным взглядом Кейлла. Без предупреждения он, словно хлыстом, наотмашь ударил Кейлла кулаком левой руки в лицо. Но рефлексы действуют непроизвольно, им не требуется сознательный контроль разума. Контакт с Арекнисом не оказал никакого воздействия на рефлексы Кейлла, поэтому сила и ловкость остались прежними. Кулак Фестинна лишь нанес удар в пустоту, так как Кейлл успел ловко отскочить в сторону, а затем Кейлл нанес молниеносный контрудар, возможно, сломал бы здоровую руку Фестинна. Но удар был нанесен не в полную силу. Кейлл застыл, словно скульптура, потому что был ограничен воздействием суперразума Двадцати четырех, которые установили препятствия в мозгу Кейлла. Затем он расслабился и снова впал в прежнее состояние, тупым взглядом всматриваясь в никуда. - Превосходно, - воскликнул Фестинн. Он подошел к Кейллу поближе, усмехаясь прямо в ничего не видящие глаза. - Ты заслуживаешь славы, Рэндор, - злорадно произнес он. - Все сливки "Руки смерти" объединили свои усилия, чтобы им удалось управлять тобой. Торжествующий смех, который последовал за этим значил для Кейлла
в начало наверх
также мало, как и его слова. Затем Фестинн отвел его в другую комнату - просторную, пустую, где находилось несколько тренажеров, небрежно стоявших в одном конце помещения. Рядом стояла скучающая группка людей, человек десять. Некоторые казались обыкновенными, почти ничем не отличающимися от нормального человека, с некоторыми признаками жестокости в лице и ледяным выражением глаз. Но среди них было несколько таких, чьи внешности очень отличались от того, что является нормой для обычного человека. На первый взгляд, два из них могли показаться голвианами. Но мертвенно-бледный зеленоватый цвет их одежды отличался от цвета туник, которые носили голвиане. Они были раздеты до пояса, и их ребристая кожа напоминала кожу пресмыкающихся. В группе была также очень худая женщина, похожая на скелет. Ее мертвенно белая, словно обесцвеченная, кожа сильно контрастировала с поразительно черными волосами и ярко-красным костюмом для занятий легкой атлетикой. На ее запястьях были тяжелые металлические браслеты. Следующей была бесформенная фигура, больше напоминавшая туловище дикого животного, чем человека - короткие приземистые ноги и невероятно длинные руки, которые почти доходили до пола, которые казались еще длиннее из-за пальцев с большим количеством суставов, по размеру в три раза превышавших пальцы обыкновенного человека. Еще одним был неестественно широкий карлик. Его лицо было почти полностью скрыто под огромной черной бородой. Его туловище покрывали блестящие доспехи, разделенные на сегменты и напоминали мозаику, выполненную из зеркал. В одной руке он держал короткий тяжелый жезл из черного металла. В другой ситуации Кейлл, возможно, с интересом рассматривал бы их. Но робот Кейлл не обращал на них никакого внимания и приблизившись к ним продолжал смотреть отсутствующим взглядом. - Вот пришел наш учитель, - раздался фыркающий голос. Женщина в алом встала, бескровные губы растянулись в тонкую линию улыбки. - Фестинн, это возмутительно, оскорбительно! - резко воскликнула она. Хор злобного возмущения раздался вокруг нее в знак согласия. - Тихо! - закричал Фестинн, сверкая глазами. Пока группа успокаивалась, он окидывал каждого взглядом, полным гнева. - Это по приказу "Первого", - фыркнул он. - Нам прекрасно известны ваши заслуги, способности, мы все знаем о вашем мастерстве, об умении обращаться с тем оружием, которое вы выбираете самостоятельно. Но теперь мы хотим, чтобы вы еще больше расширили свои возможности. Его голос принял заговорщический тон. - Я говорю только правду. Рэндору было поручено расстроить замысел "Первого" в интересах какой-то армии, готовящей нападение. А теперь он может приложить свои последние усилия для пользы других. На лицах появились ледяные улыбки, затем в группе раздался взрыв злорадного смеха. - Каждый из вас, - продолжал Фестинн, - будет нести ответственность за выполнение особого задания "Первого". Каждое подразделение должно быть таким же грозным, выносливым, как и руководящая группа Легионов Мороса. - Он злобно усмехнулся. - Поэтому мы будем использовать нашего покорного легионера, чтобы обучить вас мастерски обращаться не только с вашими любимыми видами оружия, но и с многими другими. Чтобы совершенствовать ваше умение убивать без ружья. Чтобы улучшить ваши знания о различных методах - инфильтрации, устраивания засады, внезапного скоростного нападения и так далее. - Когда этот курс обучения завершится, каждое подразделение "Руки смерти" будет соответствовать целой армии, действующей на любой из планет галактики! Ему удалось убедить их. На жестоких лицах появились ледяные улыбки страстного желания. И только женщина в алом, которая стояла в стороне от других, смотрела сердито и злобно. Вся эта сцена ничего не значила для робота Кейлла. Точно также, как и интенсивная деятельность, которой он занимался в последующие дни, потому что внутреннее управление направляло все его действия. Большую часть времени занимались тренировкой применения самого современного оружия, известного на планетах, заселенных людьми, энергетического ружья. Наибольшее мастерство в применении этого оружия показал карлик в доспехах, потому что его любимым оружием был раскаленный жезл, металлическая палка, которая стреляла управляемым лучом огня, почти таким же мощным, как и энергетический луч. Пара пресмыкающихся с кожей зеленого цвета показали себя в других видах борьбы с ручным оружием. Они специализировались по использованию смертоносного оружия, изготовленного из острых лезвий, вкрапленных в круг-диск в виде лепестков цветка, в следствие чего это оружие получило название "кровавая роза". Они с готовностью использовали и другие виды оружия с лезвиями, а также оружие для метания, которые демонстрировал им Кейлл. В безоружном поединке свое превосходство над остальными показал длиннорукий мужчина, напоминавший обезьяну, отличавшийся ловкостью и выносливостью. Он обладал способностями скрытого убийцы, своими длинными пальцами он, по-видимому, многим раздробил кости шеи. Он с жадностью выполнял все указания Кейлла относительно захвата и нанесения ударов, болевых точек и нервных центров, воздействуя на которые можно мгновенно покалечить или убить противника. Так постепенно проходили изнуряющие дни. Вскоре некоторые представители "Руки смерти" были подготовлены к тому, чтобы продолжать специальную подготовку с другими в то время, пока Кейлл работал с менее опытными. Постепенно каждый из них совершенствовал свое мастерство, набирал больше смертоносной силы. И всех этих созданий объединили в сплоченное опасное боевое подразделение. Всех, кроме женщины в алом, которая с неохотой повторяла все движения, и которая всегда бросала сердитый и злобный взгляд то ли на Фестинна, то ли на Кейлла. Наконец, терпению Фестинна пришел конец. Группа как всегда собралась в спортзале, где Кейлл неутомимо показывал сложный контрудар безоружного боя, предназначенный для того, чтобы вдребезги разнести позвоночник атакующего. Женщина в алом намеренно не обращала внимания на указания Кейлла, и глаза Фестинна вспыхнули от нарастающего гнева. - От нас нельзя требовать овладения всеми трюками легионеров за две или три недели, - прошипела женщина. - Тебе прекрасно известно, что от вас хотят, - фыркнул Фестинн. - А теперь немедленно продолжай. - К чему мне утомлять себя? - закричала женщина. Она многозначительно похлопала по своим тяжелым браслетам. - Еще ни один человек не оставался живым, если достаточно близко приближался ко мне! - Марска, - угрожающе ледяным тоном воскликнул Фестинн, - ты будешь делать то, что и другие, потому что я приказываю. В противном случае я могу приказать Рэндору не отступать, чтобы ты смогла убедиться, как легко он может сломать тебе спину. - Неужели это возможно? - в ярости возразила женщина. - Давай посмотрим, легко ли ему будет противостоять этому! Она повернулась и выставила вперед свою правую руку. И от браслета отскочил пучок чистой энергии, не луч, а управляемый, имеющий форму стрелы, летящий, словно шаровая молния. Кейлл отскочил в нескольких шагах от нее, робот, ожидающий приказа, совершенно не обращая внимания на пару, которая спорила. Но рефлексы его были прежними. Почти машинально он отскочил в сторону, и шаровая молния пронеслась мимо него и взорвалась у дальней стены, проделав громадную дыру в гладком металле, из которого та была изготовлена. Остальные члены группы повернулись, чтобы взглянуть на Марску, и застыли на месте. В глазах некоторых из них даже появилось выражение страха. Потому что костлявое тело Марски высоко взметнулось в воздух под воздействием сокрушительного удара и тисков мощных золотых рук, которые сковывали ее запястья. "Первый" без предупреждения зашел к ним и пришел в ярость. - Ты будешь наказана, Марска, - промолвил глухой голос, - до тех пор, пока не поймешь. Я намерен сделать "Руку смерти" высшей боевой силой во всей галактике. Ты отдашь все свои силы этому, полностью и добровольно, или я покончу с тобой. Тиски золотых рук ослабли, и Марска упала на пол, съежившаяся и онемевшая от ужаса. - Что касается Рэндора, - продолжал "Первый", - если придет время, когда его надо будет убрать, то я и только я буду получать это удовольствие. Он повернулся к Фестинну. - Время подготовки завершается. Сейчас уже ведутся работы по подготовке космического корабля для транспортировки Хозяина. Глаза Фестинна засверкали. - Значит обнаружили удобную базу? - Да, - ответил "Первый". - Это было несложно при нашей технике. Мы обнаружили некоторые мониторы и проследили за тем, куда поступают сообщения. Он пристально посмотрел на Кейлла и злорадно улыбнулся. - Как нам не повезло, что Рэндор не способен оценить иронию. К сожалению, у него и его наблюдателей действует идеальный командный центр, откуда Хозяин сможет завершить завоевание всей галактики. 7 Зловещий смысл слов "Первого" ничего не значил для Кейлла точно также как и многие другие слова, которые произносились при нем все эти дни. Точно также ему было совершенно безразлично, что в его обыденной жизни произойдут какие-либо изменения. Вскоре после этого дня он больше не встречался и не работал с членами "Руки смерти". Теперь ему были назначены более простые обязанности, как инструктору голвианских солдат. - Эти группы будут формировать специальные подразделения, руководимые членами "Руки смерти", - сказал ему Фестинн, продолжая упорно получать удовольствие от бесед с Кейллом, словно последний способен был понять его. - Они нанесут завершающий, разрушительный и сокрушительный удар, который принесет полную победу Хозяина, как только завершится галактическая война. Неужели ты не будешь гордиться сознанием того, какой вклад ты внес в эту победу? И он торжествующе рассмеялся прямо в отупевшее лицо Кейлла. В последующие дни группа за группой собирались солдаты во главе с Кейллом, чтобы в течение длительных часов получать непрекращающиеся инструкции. В стенах центра "Руки смерти" они овладевали рядом основных навыков и методов ведения безоружного боя: движениями и защитами, которыми дети Мороса должны были владеть уже к восьми годам в совершенстве. За Голв-сити, в пустыне, Кейлл тренировал солдат методам обращения с пистолетом и ружьем. Он обучал их основным приемам атаки и защитным перегруппировкам. Он показывал способы боевого использования военной воздушной техники. Он занимался совершенствованием их ловкости, подвижности, дисциплины и тактических знаний. Все эти дни его тело двигалось также ловко и уверенно, как и раньше. Он отдавал приказы и распоряжения с твердой решимостью. Несмотря на то, что все движения, все слова принадлежали не ему. Все его высшее военное мастерство находилось теперь во власти чужого разума. На его лице продолжал оставаться совершенно отсутствующий взгляд. Но постепенно и эти дни подошли к концу. Кейлл ехал вместе с солдатами на космодром Голв-сити. Туда же отправили несколько самолетов с инженерами. Там он пассивно ожидал, пока солдаты и инженеры загружались в громадный космический корабль, который, наконец, с оглушительным ревом взмыл вверх, чтобы исчезнуть в холодном сером небе Голвика. А Фестинн снова подошел к Кейллу, чтобы позлорадствовать. - Тебе следует знать, что "Руке смерти" до смешного легко удалось захватить новую базу, - сказал он. - А теперь эти люди готовятся к встрече Хозяина. И тебе, Рэндор, придется помочь в деле доставки. Он подошел поближе, с надеждой заглядывая в глаза Кейлла. - Неужели в тебе совершенно ничего не осталось, - пробормотал он, скорее обращаясь к самому себе, чем к Кейллу, - чтобы испытывать острую боль из-за того, что было сделано? Но в действительности так и было. Робот Кейлл также тупо, как и всегда выполнял свои новые обязанности. Они были связаны с обслуживанием еще одного, самого крупного, грузового транспортного космического корабля, который мог садиться на планете. Небольшая группа инженеров работала внутри и снаружи. Вместе с ними работал и Кейлл. Внутреннюю часть корабля полностью демонтировали и перестроили. Теперь она приобрела форму глубокого колодца или шахты, изготовленной из необычного металла в сборочных цехах космодрома. Внутри шахты установили
в начало наверх
утонченное модернизированное оборудование, обшитое тем же уникальным металлом. Затем произвели множество тестов, а после этого изменили остальные отсеки грузового корабля. Кейлл выполнял необходимую работу, ничему не удивляясь и ни о чем не задумываясь. Точно также, много дней спустя, он покорно последовал за Фестинном в один из лоснящихся самолетов, который доставил их прямо к зданию центра "Руки смерти" в Голв-сити. - Переброска пройдет гладко, - сказал Фестинн. - Но тебе не стоит беспокоиться об объезде Хозяина. Его могущество безгранично. Он сможет добраться до тебя даже с новой базы. Ничего не изменится. Как и всегда, его злорадная улыбка не произвела никакого впечатления на Кейлла, равно как и слова. Но это действительно было правдой. Даже после того, как громадный грузовой корабль тоже умчался вместе со своим грузом, жизнь Кейлла проходила по-прежнему. Продолжалось обучение новых подразделений солдат, и Фестинн продолжал точно также постоянно насмехаться и злорадствовать над Кейллом. Продолжалось и другое - мысли, которые случайно проскальзывали в его голове в течение всех этих дней и недель его существования в качестве робота. Но они, казалось, происходили изнутри, где располагались бессодержательные уголки его порабощенного разума, хотя для него они также не имели никакого значения, как и все, что происходило вокруг. Одним из внутренних воспоминаний был образ крупного овала, сверкающего изменяющимся потоком энергетических лучей, которые окутывали его, а также отходящие от него бесчисленные длинные усики, которые были в постоянном движении, напоминая какое-то гигантское, незнакомое, подводное растение. Вместе с тем в его голове всплывал и другой образ, видение Двадцати четырех вместе смеющихся человек, на головах которых были надеты какие-то толстые повязки, напоминавшие короны. Казалось, они все время что-то шепчут, бормочут, дергаются, упорствуют в голове Кейлла. Роботу Кейллу были непонятны все эти образы. Кроме того, они совершенно не волновали его. Точно также он не обращал никакого внимания на все сведения, накопленные в разуме робота. Они всплывали в его памяти реже и, в основном, по ночам, когда Кейлл лежал на своей узкой койке и отсутствующим взглядом смотрел в потолок, ожидая, когда придет сон. Это были сведения неизвестного ему происхождения, которые пробивались сквозь измененные каналы и извилины его памяти. Казалось, они пытаются преодолеть препятствия, установленные под воздействием контакта Арекниса. Эти образы быстро исчезали. Кроме того, они никоим образом не влияли ни на препятствия, ни на состояние Кейлла. Возможно, это просто, были сны, конечно, роботы или марионетки способны видеть сны. И снова наступил день, когда Кейлла отстранили от монотонных тренировок с новыми группами голвианских солдат и привели через коридоры громадного здания в просторную комнату, которая служила центром управления "Руки смерти". Сейчас здесь уже было не так много оборудования, хотя еще оставались несколько компьютеров и различные средства связи. Также, как и раньше в центре комнаты стоял тяжелый стол, за которым сидел Фестинн. Его плечо уже зажило и не было перебинтовано. Его глаза сверкали также злобно, как и всегда. - Тебе, может быть, будет приятно узнать, - злорадно улыбнулся он, - что на некоторое время ты должен прекратить инструктаж. Для тебя есть другое задание. Он поднялся и сделал шаг вперед, наблюдая за выражением глаз Кейлла, продолжая надеяться хоть на малейший проблеск реакции, на какой-то намек на боль и отчаяние. - Мы получили много сообщений - продолжал он, - о террористической деятельности, мелком саботаже в Голв-сити. Такое впечатление, что это дело рук крылатого неизвестного создания, которое мстит. А тебе, Рэндор, все должно быть известно об этом создании, не так ли? Робот Кейлл ответил, побуждаемый силой, которая владела его разумом. Его голос был таким же мрачным, как полярный ветер. - Мне известно о ней. - О ней? - Фестинн посмотрел на него косо, подняв брови. - Да, конечно же, это создание женского пола, не так ли? Ты обязан побольше рассказать мне об этой связи. - Его кривая улыбка исчезла. - А теперь, пока твоим заданиям будет положен конец этой связи. Это создание уже в течение многих недель ускользает от милиции. Но она не сможет ускользнуть от тебя, Рэндор, ведь ты же так хорошо ее знаешь. Фестинн почти вплотную приблизился к Кейллу, словно вкладывая каждое свое слово ему в рот. - Ты выйдешь в город вместе со мной и группой стрелков. Ты возглавишь поиски этого создания. А когда мы обнаружим ее, где бы она ни скрывалась, тогда ты, Рэндор, именно ты собственноручно убьешь ее. 8 Суровый климат Голвика приносил резкий ветер, который сопровождался частыми шквалистыми дождями, вместе с градом. Этого было достаточно, чтобы заставить Фестинна наклонить голову и морщиться от дискомфорта, а шестеро голвиан, которые сопровождали его, подняли выше воротники своих мантий и угрюмо тащились вперед. Кейлл целеустремленно и решительно шел во главе отряда. Он не ощущал дискомфорта из-за колючего, словно острие ножа, ветра. Его совершенно не интересовала причина их похода. Разум робота получил определенные директивы. Без тени сомнения он собирался выполнить свой долг. Некоторое время по приказу Фестинна они летали над зимними улицами Голв-сити в блестящем скоростном самолете. Временами они садились, чтобы поближе осмотреть места, где остались признаки пребывания крылатого создания, которое, как говорил Фестинн, в основном, орудовало в городе. В одном месте, в захолустном уголке огромного города с низкими обвалившимися домиками и плохо одетыми жителями, они обследовали кражу продуктового магазина, из которого были взяты пакеты с пищевыми концентратами. Вор явно не был голвианином, потому что он пробрался в помещение через практически недоступное окно верхнего этажа. Причем они не обнаружили никаких следов использования лестницы или других приспособлений для подъема. В другом месте строитель, который случайно выглянул в окно, увидел пакеты с пищевыми концентратами, которые лежали на рейке. Он был ужасно поражен и доложил об этом, потому что эта рейка находилась очень высоко, на одной из верхушек самой высокой башни города. А окна специально с учетом голвианской погоды были сконструированы таким образом, что они не открывались. Еще в одном месте, в районе крупных промышленных конструкций, ремонтник заметил крылатое создание, которое летело прямо на него на территории огромной электростанции. Но это было лишь мимолетным видением, так как удар по голове лишил его сознания и он погрузился в кромешную темноту. Через несколько секунд треть Голв-сити погрузилась в полную темноту, потому что основная линия передачи энергии в энергетической системе была уничтожена. Сейчас Кейлл и другие преследователи возвращались в самолет после обследования места последнего, и, возможно, самого серьезного, происшествия. На голвианского милиционера, который прошлой ночью возвращался в казарму, напали. Он не видел нападавшего, но слышал странный звук, словно кто-то накинул ему на голову скатерть. Когда он очнулся, у него была разбита голова и исчезло его энергетическое ружье. Вернувшись в самолет, отдохнув вместе с голвианами в теплом помещении, Фестинн снова принялся расспрашивать Кейлла. Он знал, что к этому времени Двадцать четыре уже проанализировали данные. И небольшая часть из суперразума, которая контролировала действия Кейлла Рэндора, имела доступ ко всему, что содержалось в памяти Кейлла о крылатой незнакомке, и это позволяло им сделать определенные выводы. Эти выводы были переданы Фестинну через Кейлла, который говорил по их приказу, словно представлял собой простой механизм, ходячий передающий механизм. - Создание, имя которой Джлр, - сказал Кейлл, - занимается случайной деятельностью. - Его голос был таким же равнодушным, как и выражение лица, было понятно, что он не понимает значения тех слов, которые произносит. - Невозможно определить план действий. Он просто не существует. Сомнительным является и тот факт, есть ли у нее определенное место обитания. - Тогда, учитывая все это, - сказал Фестинн, - как же мы найдем ее? - Она явно пытается обратить на себя внимание, возможно, надеясь вырвать меня из центра "Руки смерти". Возможно, она верит в то, что способна освободить меня из плена Арекниса. Безжизненный голос Кейлла, который настолько равнодушно говорил о своем собственном порабощении, возможно, привел бы в ужас постороннего человека. Фестинн лишь поднял брови, тем самым выразив свое удивление. - Оно что, способно и на это? Оно обладает телепатией?.. - Она не может входить в контакт с могущественными разумами, как таковыми, - отсутствующим тоном произнес Кейлл. - Она способна лишь входить в поверхностный контакт с человеческими разумами. И даже если бы она могла достаточно глубоко пробраться в разум, она бы не смогла преодолеть препятствия Арекниса. - Уверен, что она не может добраться настолько близко, чтобы нарушить физический контакт, - размышлял Фестинн. - Что в любом случае уничтожило бы то, что еще осталось от разума Рэндора. - Ей об этом неизвестно, - ответил равнодушный голос. - Конечно, - с кривой улыбкой произнес Фестинн. - Понятно, тогда мы должны продолжать поиск, выставляя тебя, Рэндор, в качестве приманки. В каком-то месте это создание без сомнения объявится. - Несомненно, - повторил Кейлл. - Она телепат. Она может точно определить, где я нахожусь в данную минуту. Фестинн холодно рассмеялся. - И это, Рэндор, будет ее концом. В течение следующих нескольких часов они продолжали поиски практически наобум, летая на вертолете над той местностью, где милиция обнаружила следы Джлр. Они часто садились на крыши самых высоких домов, чтобы тщательно обследовать некоторые районы. И когда они этим занимались, Фестинн и его люди уже не кутались в свои плащи. Они были осторожны и внимательны, понимая, что сейчас они охотятся не просто за крылатым врагом, вооруженным энергетическим ружьем. Но поиски не принесли никаких результатов. А к тому времени, когда облачное небо стало темнеть от первых признаков сумерек, Фестинн чувствовал себя совершенно не в духе и, к тому же, он полностью продрог. Он даже начал сомневаться в том, что говорили ему Двадцать четыре о том, что рано или поздно, но Джлр обязательно появится в городе, если узнает о том, что там находится Кейлл. Итак, он уже было хотел отложить поиски до следующего дня, когда вдруг затрещал передатчик. - Сэр! - в голосе голвианина слышались тревожные нотки. - Обнаружили крылатое существо. Оно находится на дороге, которая ведет к космодрому! Оно подожгло два военных самолета! Фестинн резко указал на солдата, который сидел у пульта управления. - Летим на космодром, причем, на самой большой скорости. И без остановок! - Машина рванулась с угрожающим ревом, и Фестинн подался вперед к передатчику. - Кто-нибудь обнаружил огонь? Ее поймали? - Нет, сэр. Она показалась лишь на мгновение, когда пыталась повредить вертолеты, и улетела прежде, чем кто-нибудь успел выстрелить. Но пилоты удачно посадили вертолеты, сэр. - Значит они такие же везучие, как и глупые, - фыркнул Фестинн. - Посмотрим, может быть охрана космодрома расторопнее. - Он отключил передатчик и повернулся к Кейллу. - Космодром... Как ты считаешь, твоя подруга собирается выкрасть тебя? - Не знаю, что она задумала, - равнодушным тоном ответил Кейлл. - Конечно же, нет, - улыбнулся Фестинн. - Но ты можешь сказать мне одну вещь. С какой скоростью летает это существо? Кейлл выглянул из окна вертолета. Скорость, с которой они летели была такой высокой, что дома просто мелькали под ними. А сквозь бездну космоса, через контакт Арекниса, Двадцать четыре анализировали его чувства, сравнивали их с данными его памяти и готовили ответ. - Не быстрее чем эта машина, даже при большом приливе энергии. С гораздо меньшей скоростью, если летит на большое расстояние. - Превосходно, - размышлял Фестинн, с удовлетворением, откинувшись назад. - Тогда мы догоним ее. Рэндор, ты уже предвкушаешь встречу со своей подругой? - Он взорвался ледяным смехом. - Как только ты убьешь ее, тогда, может быть, я разрешу тебе в последний раз взглянуть на твой корабль. В память о прошлом.
в начало наверх
Он снова рассмеялся. Но Кейлл продолжал отсутствующим взглядом вглядываться в темнеющее небо, окружавшее их. К тому времени, когда вертолет поравнялся с огнями, освещавшими космодром, была уже ночь. По периметру космодрома были расположены фонари, которые ярко освещали площадки. Но когда они пошли на посадку, оказалось, что территория космодрома ярко освещена за счет пламени пожара. Фестинну не было необходимости выслушивать по передатчику отчет запыхавшегося дежурного, чтобы догадаться, что Джлр добралась до космодрома лишь несколько секунд назад. И ей удалось поджечь и взорвать установку в помещении хранилища. При этом ее не заметили. - Пусть горит! - в ярости прокричал Фестинн в передатчик. - Прикажите всем на космодроме искать это существо! Сообщите мне немедленно, если обнаружите ее! Но именно Фестинн и обнаружил Джлр первым. Когда вертолет опустился еще ниже, и несся, едва касаясь земли, чтобы побыстрее попасть на космодром, ночное небо прорезал луч энергетического ружья, направленного прямо в сторону вертолета. С неимоверной точностью он врезался в переднюю часть машины, расплавляя металл в том месте, где находился двигатель. Вертолет, словно подкошенный, опустился на землю. Подскакивая, буксуя и вращаясь на влажной после дождя поверхности, он наконец, врезался в невидимое препятствие и, крутанувшись еще раз или два, в конце концов, остановился. Почти в тот же момент Кейлл выбрался через разбитое окно и встал на ноги. Его движения и реакция как всегда были автоматическими. Поэтому, приняв защитную позу, он практически не пострадал и отделался лишь мелкими ушибами. Он почти уже выбрался из вертолета, когда Фестинн и остальные с ревом стали пытаться выйти из разбитой машины, причиняя себе боль после каждого движения. - Рэндор! - закричал Фестинн. - Стой! Жди здесь! Но если Кейлл и слышал, то не подчинялся. Он помнил о тех приказах, которые получил от Арекниса. А его запрограммировали искать крылатую незнакомку и убить ее. Когда он только вылез из поврежденного вертолета, он заметил широкие крылья с перепонками, которые направлялись к центральной части космодрома. И будучи покорным роботом, он ринулся преследовать ее, выхватив из-за пояса энергетическое ружье. Со всех сторон пластикового пространства космодрома раздавались крики и топот бегущих людей и треск техники. Несколько человек мчались к поврежденному вертолету, другие продолжали возиться у пожарища левее того места, где находился Кейлл. Но он совершенно не обращал внимания на шум и на людей, которые пробегали мимо него. Его обдувало ледяным ветром. Проливной колючий дождь застилал глаза. Он моргал, но когда зрение снова обрело четкость, он опять заметил широкие крылья, которые теперь развевались прямо над его головой. Невозможно было разглядеть его руку с ружьем, которое он поднял вверх и выстрелил. Но Джлр свернула в сторону, почувствовав телепатически его намерения прежде, чем он выстрелил. И смертоносный луч не задел ее. Кейлл стремительно помчался вперед, сосредоточив всю свою боевую готовность на убийстве. Странное преследование продолжалось. Он помчался к дальней части космодрома, где находились темные силуэты строений. Кейлл обежал вокруг огороженного пространства посадочной площадки, снова заметив тень от крыльев и опять выстрелил. И снова Джлр во время свернула в сторону, и снова выстрел не достиг цели, а она опять исчезла в темноте. Кейлл замедлил шаги и стал приближаться к строениям. В одном из зданий двери были раскрыты настежь. В помещении было совершенно темно. Это был небольшой ангар космодрома, который, возможно, использовали для хранения небольшого персонального космического корабля. Поэтому, двери его не должны были оставаться открытыми на ночь. Если, конечно, кто-нибудь не открыл их недавно. Кейлл ринулся в здание не по собственной инициативе, потому что теперь он выполнял лишь то, что ему приказывали и подчинялся лишь той силе, которая им управляла. Ему было приказано идти вперед, но осторожно, тихо войти в раскрытые двери. Его охватила темнота. Недалеко от себя он разглядел очертания космического корабля, но ему это ни о чем не говорило. Его слух был сосредоточен на том, чтобы уловить шепот, шорох от движения, взмаха крыльев в воздухе. Небольшая часть суперразума, которым был наделен Кейлл, выудил из его памяти тот факт, что его подруга с чужой галактики обладала способностью исключительно видеть в темноте. Вспышка сознания превратилась в команду, посланную по контакту Арекниса. Кейлл начал медленно выходить из ангара. Но... вдруг он уловил едва слышимое движение крыльев. Звук раздавался у него над головой. Как только он смог различить этот звук, он немедленно выстрелил в том направлении. Яркий луч энергии осветил темное помещение буквально на долю секунды, и он смог разглядеть корпус тупоносого клинообразного космического корабля с небесно-голубым кольцом эмблемой, сверкавшей с одной стороны. Его вид ни о чем не говорил Кейллу. Его выстрел попал в стену ангара, не задев крылатое существо. Он продолжал пятиться назад, почти ослепнув от яркого энергетического луча. Неожиданно позади него послышался звук взмахивающих крыльев. Маленькое твердое туловище стремительно бросилось на него сзади, накрыв верхнюю часть его туловища широкими перепончатыми крыльями. Кейлл машинально удержался на ногах, отразив удар острым и твердым, как нож, краем ладони. Но складки крыльев прикрыли существо и на мгновение отстранили руку Кейлла. На этот раз мгновение длилось достаточно долго. Кейлл почувствовал, как острые когти на концах маленьких пальчиков болезненно впились в виски его головы, оставляя кровавые царапины на черепе. Затем когти сорвали с его головы тонкий усик, который образовывал контакт с Арекнисом. 9 В голове Кейлла словно что-то разорвалось. Его охватила сверхъестественная боль. Каждая клеточка его мозга, каждое нервное окончание словно охвачено огнем. Все обычные соединения и извилины, которые были блокированы, изменены или окружены под воздействием контакта Арекниса, внезапно преобразились и приняли свое естественное состояние. И подобно суставам, которыми не двигали длительное время, а потом вдруг стали интенсивно работать, они выражали свой протест в виде мучительной невыносимой боли. Кейлл зашатался и рухнул вперед, не понимая, что пронзительно кричит, не осознавая, что сильные маленькие руки схватили его за плащ и поддерживают, чтобы он не упал, а большие крылья бьются над его головой. Прежде, чем он упал, Джлр с невероятным усилием дотащила его обратно в кромешную темноту ангара, где находился его корабль. Она протащила его вокруг корабля насколько смогла, чтобы он был подальше от распахнутой двери ангара. И только после этого, среди множества деталей и запасных частей, которые занимали большую часть пространства ангара, так как здесь обычно производили текущий ремонт кораблей, она позволила ему растянуться на полу ангара. Кейлл ничего не соображал. Он не ощущал ничего, кроме боли, шока, поразившего его мозг, который постепенно восстанавливал свои функции. И более того, даже несмотря на эти страдания, существовал еще один источник мучений. В этот вопиющий момент восстановления функций его памяти, он снова постигал себя, к нему возвращалось понимание того, кто он и чем занимается. Итак, у него снова открылся доступ к своей памяти. Он вспомнил все, что произошло с ним, что он находился под влиянием Арекниса, что он успел сделать, что сделали ему. В тот момент когда он единственный раз в своей жизни бился в конвульсиях, он почувствовал прилив отвращения, ощутил вину, ужас и ненависть. И при таких моральных мучениях, которые охватили его в момент наивысших физических страданий, которые он переносил в процессе восстановления функций своего разума, его мысли находились на краю забвения. Не от сострадательного прилива обыкновенной бессознательности, от забвения полного безумия, разрушения разума. Его разум взывал к милосердию, забвению, полной бессознательности. Он колебался под воздействием границы своего собственного разрушения и почти достиг ее... Но он не переступил эту границу. Внутри кипящего, бушующего разума, охваченного невероятными муками, заработали две силы, которые спасли его. Освобожденный от препятствий, которые удерживали его в бессвязной темноте, его непоколебимая воля отстаивала сама себя. Сначала она лишь объявила о своем существовании. А теперь, воссоединившись с действительностью, она уже знала, почему она действует. И она преодолела все участки его памяти и поборола стремление к забвению. Она противостояла мукам агонии и боролась, чтобы сделать страдания переносимыми. Она сопротивлялась приливам раскаяния и отвращения и дралась за то, чтобы ускорить эти чувства. Она вырвала разум Кейлла из черной бездны безумия, и он снова восстановил все запасы самодисциплины легионера и направил их на борьбу за власть. И когда воля Кейлла вступила в борьбу, ею руководила вторая сила. Еще один образ возник в измученном разуме Кейлла - заживляющий, нежный образ Джлр, которая приятно обхватила Кейлла своими крыльями, словно мать, которая держит раненого ребенка. Уверенно, но осторожно ее разум прикасался к пылающим точкам умственных страданий Кейлла и пытался успокоить их, наполнить их бальзамом понимания, вновь обретенной уверенности и любви. Медленное мучительное отступление разума Кейлла от края бездны, медленное восстановление самоконтроля, казались должны были продолжаться невероятно долго, чтобы преодолеть вечность страданий. Но когда, наконец, он открыл глаза, оказалось, что с того момента, как Джлр опустила его на загроможденный пол ангара, прошло всего несколько секунд. Он был невероятно ослабшим, чувствовал себя наполовину парализованным, потому что его нервная система заново училась получать команды от его собственного разума. Мучительная боль в голове не прекращалась. Но он снова был Кейллом Рэндором, легионером Мороса, и не был больше рабом, марионеткой или роботом. И его охватила невероятная радость, которая помогла восстанавливать его силы. Джлр устроилась рядом с ним среди загроможденного запчастями пола. Рядом с ней лежало энергетическое ружье. Кейлл посмотрел в круглые ясные глаза и, несмотря на то, что был слишком слаб, чтобы сформулировать четкую мысль, он не сомневался в том, что она чувствует, как его наполняет благодарность, которую он хочет выразить ей. В свою очередь он мысленно ощущал нежный голос Джлр, который эхом раздавался в его голове. В этом голосе слышалось облегчение, признательность, и едва сдерживаемое - рыдание. - Рада твоему возвращению. Затем, несмотря на болезненность и изможденность его разума, Кейллу захотелось сформулировать массу вопросов, на которые ему необходимо было получить ответы. Но ему не удалось сделать это, так как у них совершенно не было времени. Без какого-либо предупреждения в ангаре вдруг появилось яркое освещение. Очевидно, снаружи находился выключатель. Кейлл услышал топот сапог, приближавшихся к ангару. А Джлр вскинула ружье и поднялась в воздух, когда милиция ворвалась в ангар. Разозлившись на себя самого за свою немощность, Кейлл пытался встать. Но его тело двигалось медленно, каждое движение причиняло боль, оно до сих пор еще не подчинялось командам его мозга. Казалось, ему потребуется вечность, чтобы хоть немного сдвинуться с места и заставить себя сесть. А в то время, пока он боролся с самим собой, Джлр яростно отбивала атаку милиции. Шесть вооруженных голвиан ворвались в распахнутую дверь. Но они ввалились настолько неуклюже и неосторожно, что Джлр сразу же уложила двоих, а оставшиеся четыре едва успели укрыться с двух сторон ангара. Из своих укрытий они начали яростную перестрелку. Их ружья стреляли и трещали почти без остановки. Несмотря на это, Джлр чудом оставалась целой и невредимой, хотя кружась и изворачиваясь, она врезалась в корпус корабля, за которым прятался Кейлл. Но она снова открыла огонь в ответ на выстрелы голвиан. Через мгновение еще один голвианин закричал и упал. Его зеленый плащ пылал огнем. Второй попытался ринуться по направлению к кораблю, но
в начало наверх
прежде, чем ему удалось достичь безопасного места в его тени, энергетический луч ружья Джлр прошел сквозь его ноги, заставив его упасть и пронзительно закричать, истекая кровью. В мозгу Кейлла раздался звонкий боевой клич Джлр. Он придал ему силы и заставил его тело подчиниться ему. Его руки вытянулись вперед, чтобы найти опору, и он ухватился за длинный гладкий, как лед, металлический стержень. Он схватился за него, узнав в нем удлинитель для электрозондов, которые используют для того, чтобы глубоко проникать в механизмы космического корабля. Это было именно то, что необходимо Кейллу. Навалившись на этот стержень, словно старик калека, опирающийся всем своим весом на палку, Кейлл встал на колени. Но он так и остался стоять в такой позе, похолодев от ужаса, заметив едва уловимое движение. Невидимый до сих пор люк с одного бока ангара был открыт. И в нем он увидел фигуру Фестинна, застывшую с ружьем в руках. Палач "Руки смерти" совершенно внезапно появился на поле боя. Кейлл, безоружный и стоявший на коленях, выглядел полупарализованным и беспомощным. А Джлр, которая продолжала драться с двумя оставшимися в живых голвианами, была хорошо видна с того места, где находился Фестинн. Когда Фестинн поднял ружье, его безумные глаза сверкали, словно сигнальные огни, от кровожадного удовольствия. Кейлл не позвал Джлр. С одной стороны, ему не хотелось отвлекать ее от битвы. С другой - вид Фестинна подействовал на него, как удар электричеством, который принес с собой новый прилив отвращения и ненависти, которые еще несколько секунд тому назад вспыхнули в его голове. Но теперь сила этих эмоций переросла в гигантский взрыв мстительной ярости, которая призвала все резервы сил с самых дальних участков его организма. Когда ружье палача прицелилось, а его смертоносное дуло собиралось прервать скоростной извилистый полет Джлр, Кейлл зажал тонкий металлический стержень в одной руке, отвел руку назад, размахнулся и стремительно бросил его. Острый конец стержня угодил точно между сверкающими глазами. В броске была сконцентрирована такая ярость, что металл прошел сквозь тело и пробив кость, навсегда остался в глубинах мозга Фестинна. Менее чем через час Кейлл и Джлр сидели у щита управления своего корабля, находясь в открытом космосе, и вели бурный спор. Джлр удалось покончить с последними напавшими голвианами как раз в тот момент, когда тело Фестинна рухнуло на пол. Потом она стремительно подлетела и помогла Кейллу добраться до корабля. Заняв свое персональное место, она приняла управление на себя, поднимая его в воздух, чтобы скорее умчаться от преследователей, пробив крышу ангара, потому что в дверях уже показалась еще одна группа милиции. Оказавшись за пределами планеты Голвик, они почувствовали себя в безопасности, и Джлр начала отвечать на множество вопросов, которые задавал Кейлл. Это был мрачный и страшный рассказ. Находясь в укрытии после того, как посадила корабль Кейлла, она телепатически узнала, что Кейлла подчинили контакту Арекниса, надев на него усик. То, что потом происходило с разумом Кейлла, в немалой степени оказало воздействие и на ее собственный разум. Но она восстановила свою память и, подавив в себе ужас и ярость, она связалась с Тейлисом, лидером Наблюдателей. Старик также был охвачен отчаянием и сожалением, когда узнал от Джлр о произошедшем. Но он тоже быстро восстановил свои силы. Совместно с Джлр они пришли к выводу, что в данный момент каждый уголок памяти Кейлла доступен Двадцати четырем - Хозяину. И этот высший, злобный разум будет делать все, чтобы обнаружить местонахождение Наблюдателей. Поэтому Тейлис решил отослать Наблюдателей в безопасное место, хотя сам пришел к выводу о необходимости оставаться на астероиде и не хотел подчиниться отчаянным попыткам Джлр уговорить его не делать этого. Тем временем, Джлр следила за событиями, которые разворачивались на планете Голвик. Она наблюдала с мучительным страданием, как вертолеты обследовали пустыню, чтобы обнаружить корабль Кейлла и обнаружили его, как только Двадцать четыре изучили память Кейлла, и это помогло им узнать, где бы он мог быть спрятан. Затем она незаметно проникла в город и даже следила за некоторыми действиями робота Кейлла. Ее дни были заполнены и другими делами, включая мрачную игру, играя в которую она получала удовольствие, повреждая что-нибудь в Голв-сити, и в тоже самое время ускользая от людей, которых посылали поймать ее. Занимаясь всем этим, она надеялась, что однажды преследователи "Руки смерти" вынуждены будут послать Кейлла на ее поиски, и тогда она сможет попытаться завлечь его в какое-то безопасное место, и там, может быть, ей удастся освободить его от его злобных оков. На этом месте ее рассказа глаза Кейлла помрачнели. - Я едва не убил тебя, - сказал он. Так как они были вдвоем, он говорил вслух, понимая, что она услышат его мысль за словами. Его голос дрожал от воспоминания об ужасном преследовании на космодроме. Джлр тихонько посмеивалась. - Я уже начинала бояться, что ты действительно сделаешь это. Иначе я бы не рискнула так решительно сорвать усик с твоей головы, что чуть не убило тебя. - Это не имеет никакого значения, - сказал он. - Мы оба живы. И Военный Диктатор убедится в том, что мы действительно не пострадали. - Тебе ведь известно, - промолвила она печальным голосом, - о том, что Двадцать четыре и "Рука смерти" захватили астероид. Глаза Кейлла затуманились от боли. - Я знаю об этом. Они обнаружили его при помощи мониторов. Я даже помогал им подготовиться к нападению. - Ты не виноват, - успокаивающе возразила Джлр. - Но, тем не менее, они победили. Уже прошло много дней с тех пор, как я потеряла связь с Тейлисом. Точно также, Кейлл, как и связь с тобой. Кейлл откинулся в кресле, охваченный леденящим ужасом от того, что перед ним предстал образ доброго старика, который создал группу Наблюдателей, который спас Кейллу жизнь, который больше всех беспокоился о судьбе галактики, и совершенно не заботился о своей жизни. А теперь этот старик был пленником Военного Диктатора, марионеткой - рабом Арекниса. - Так или иначе, - сцепив зубы произнес Кейлл, - а нам все равно необходимо найти этот астероид. - Я знаю, где он находится, - сказал Джлр. - Тейлис дал мне координаты. Кейлл пристально посмотрел на нее. Он вспомнил, как в самом начале из совместных поездок, Джлр объясняла, что несмотря на то, что она способна через межзвездные дали постигать мысли Тейлиса, она добровольно согласилась, чтобы последний имплантировал ей гипнотический блок, существование которого держали в большом секрете. Этот блок не позволял ей обнаружить местонахождение астероида, на котором находилась база Наблюдателей. А теперь Тейлис снял блокатор, ибо уже не было необходимости держать это в тайне. - Тогда если тебе известно о том, где он находится, - с гневом произнес Кейлл, - вперед! И тогда у них разгорелся спор. Джлр настаивала на том, что Кейлл был не в состоянии впутываться в смертельную борьбу против гораздо более сильного и страшного противника. Кейлл настаивал на том, что им не следует упускать момент, когда им просто необходимо высадиться на астероиде и попытаться захватить его. Джлр умоляла его отдохнуть, обещая, что при помощи телепатии он сможет полностью восстановить память и все силы не более чем за день или два. А он доказывал, что они не имеют права терять ни дня. Ее раздражение и беспокойство нарастали. А он становился все настойчивее и решительнее. Во время спора он попытался встать с кресла. Но прилив сил, который он почувствовал, когда уничтожал Фестинна, был временным. Его ноги дрожали. Его руки, казалось, были налиты свинцом. Он снова упал в кресло в холодном поту и еле улыбаясь повернулся к Джлр. - Ты была права, - сказал он. - Но чего бы это ни стоило, можно ли привести меня в порядок побыстрее? - Для этого потребуется совсем немного времени, - обещала ему Джлр. - Я знаю твои способности восстанавливать физические и душевные силы. После дня отдыха и нескольких специальных лечебных процедур, которые я проведу, все пройдет. К тому времени, мы уже доберемся до астероида, и ты уже будешь в форме. В ее внутреннем голосе слышались веселые нотки. - В конце концов, друг мой, тебе просто необходимо быть в самой лучшей форме, если ты собрался спасать галактику! ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АПОКАЛИПСИС АСТЕРОИДА 10 Джлр оказалась права в отношении состояния Кейлла. После того, как он решился на временный отдых, он проспал почти весь день. Это был глубокий сон выздоравливающего человека, что, в основном, было заслугой мягкого и успокаивающего присутствия Джлр, которое он ощущал мысленно, словно видел мирный, затянувшийся сон. Также осторожно, как и раньше, но более внимательно, ее разум обследовал все еще поврежденные и болезненные центры и извилины его духовного облика, последствия шока и вмешательства. Она действовала, словно теплый солнечный луч, словно нежное дуновение летнего ветерка. И в тех уголках сознания, которых она касалась, прекращались волнения, исчезали угрожающие воспоминания, туда приходило спокойствие. Когда Кейлл, наконец, проснулся, он почувствовал себя отдохнувшим, изменившимся, освободившимся от боли. Даже рана на голове от когтей Джлр уже зажила. Его рассудок был ясным, а самоконтроль восстановленным. Его тело с готовностью выполняло любую его команду. И у него оставалось чувство оздоравливающего его образа, словно всплывающие в памяти воспоминания о сне, который он видел, когда спал. Он с восхищением посмотрел на Джлр. - Я не знал, что ты способна делать подобные чудеса. Я считал, что для тебя почти все закрыто в человеческом разуме. - Не закрыто, - поправила его Джлр. - А просто чуждо. - Она загадочно усмехнулась. - Я пробыла с тобой длительное время, Кейлл. Я способна добираться до самых глубин твоей памяти, чего не способна делать с памятью других людей. И до тех пор, пока мне не удастся постичь все человеческие странности, которые я там нахожу, я могу ощущать боль и мучения. - Тогда, возможно, - нежно промолвил Кейлл, - ты, кроме того, способна понять, в каком громадном долгу я нахожусь у тебя. Круглые глаза Джлр засверкали. - Ты уже выплатил значительную часть этого долга, - засмеялась она, - воспользовавшись этой самодельной стрелой там, в ангаре. Это было совсем неплохо, особенно для раненого. Кейлл рассмеялся, но кроме веселья в его голосе слышались и нотки свирепости, жестокой радости от того, что он оказался в силах разделаться с Фестинном подобным образом и что теперь он способен разделаться и с остальными врагами. Джлр сразу же отгадала его настроение. Ее крылья слегка колыхнулись, когда она изменила свое положение, а ее маленькие ручки дотянулись до пульта управления. - Я введу корабль в Оверлайт, - заявила она. - Через несколько часов ты сможешь продолжить подготовку к тому, что нас ожидает. Когда бесформенный вакуум Оверлайта закрыл собой звезды на экранах дисплеев, Кейлл встал с кресла, удивившись, как легко и подвижно было его тело, и начал подготовку. Он выбрал оружие и оборудование и проверил их со всей тщательностью легионера. Он съел большую порцию калорийных пищевых концентратов, пока Джлр клевала свою порцию, как всегда жалуясь, что ей не подходит та пища, которую люди используют во время полетов в космосе. У него даже нашлось время для того, чтобы размяться, проверить свои силы, ловкость, быстроту реакции и выносливость. И он ощутил удовольствие, что снова стал самим собой. Когда он закончил поспешные приготовления, он вернулся, сел в кресло и стал спокойно ожидать выхода из Оверлайта. Пока он ожидая, смотрел на экраны дисплеев, он не замечал серого вакуума, перед ним всплывали воспоминания. Одно воспоминание особенно четко представилось ему: это был образ его планеты, Мороса, когда он в последний раз видел ее, окутанную радиоактивной дымкой, которая уничтожила все живое на планете. И ему снова послышались последние слова умирающего ближайшего друга, Они Уолд, которая
в начало наверх
умчалась на своем корабле прочь от умирающей планеты, чтобы предупредить Кейлла и чтобы побудить его к той миссии, которую он поклялся выполнить. - Отомсти за нас, Кейлл, - сказала ему Они. - Отомсти убийце Мороса. Ему не только следует отомстить, Они, обратился он к призрачному воспоминанию. Это зло, о котором мы даже никогда и не подозревали, которое является угрозой для жизни всей галактики, уверенное в том, что его замыслы невозможно нарушить. Но это возможно. И Морос будет отомщен. Спустя несколько секунд он ощутил во всем теле знакомое необычное, вводящее в заблуждение изменение, и серость на экранах мониторов сменилась чернотой открытого космоса, усыпанного звездами. Кейлл присел у пульта управления и повел корабль вперед на обычной планетарной скорости. Вскоре они представили необходимую информацию. Мелкое сферическое тело, движущееся медленно через безграничную пустоту между звездами. Не было видно ни одного орбитального тела, потому что вблизи не было ни солнц, ни планет. Конечно же, это был астероид, его путь соответствовал координатам, которые заложила Джлр в компьютер корабля. И он не один двигался по этому пути. Вблизи от него, в его хвосте, детекторы обнаружили группу еще меньших тел - астероиды и скалистые осколки космических булыжников. Кейлл указал на них Джлр. - Не знал, что астероид Наблюдателей движется в группе с другими астероидами. - Мне только однажды сказали об этом, когда я была с Наблюдателями, - ответила Джлр. - Но я не придала этому никакого значения. Кейлл пожал плечами. - Может быть, ты и права, кроме того, что Тэо говорит, что этот астероид миллионы лет назад являлся частью более крупного астероида. Но с другой стороны... Его пальцы пробежали по кнопкам пульта управления, направляя корабль по другому курсу. - Похоже, что "рука смерти" имеет свои детекторы, которые исследуют космическое пространство вокруг нас. Итак, мы выйдем на них через все эти булыжники. - Ты разобьешь корабль, - предупредила Джлр. - Не волнуйся, - сказал Кейлл. - Мы пройдем. Нам просто нужно прикрытие, чтобы подойти поближе прежде, чем они нас обнаружат. Установив автоматическую систему управления кораблем, он встал с кресла и быстро направился к небольшому стеллажу со снаряжением, которое он подготовил заранее. Большую часть стеллажа занимали полки с костюмами для космонавтов. Они полностью защищали тело человека от повреждений, но при этом, были легкими и эластичными, они позволяли легионеру быть подвижным во время боевых действий. Когда он надел костюм и тщательно проверил его, он взялся за оружие. Это были два энергетических ружья, которые крепились к поясу на костюме. Два энергетических заряда, которых, как он считал, будет достаточно. А также четыре плоских пластиковых гранаты Легионов, которые тоже прикреплялись к поясу. Военная программа Кейлла была невероятно простой. Он знал, что у него практически нет шанса добраться до поверхности астероида необнаруженным, как только он выйдет из области космических булыжников. Итак, он собирался на высокой скорости вести корабль со сверкающими орудиями и прокладывать себе дорогу через поверхность астероида, полагаясь на телепатическое чутье Джлр, которое поможет им добраться туда, где они бы не повредили жизни Тейлиса. Он не подозревал и не волновался о том, кто еще может пострадать, когда его корабль будет мчаться через поверхность астероида в то место, которое является вакуумом и небытием космоса. Как только они окажутся внутри астероида, он оставит корабль, и затем уже будет действовать по обстоятельствам. - Я знаю, что для меня нет костюма, - сказала Джлр. - Но как же я смогу спокойно ждать, пока ты будешь бороться в одиночку? - Это будет недолго, - заверил ее Кейлл. Он сказал ей, что поверхность астероида подобна внешнему слою обшивки любой космической станции, которую используют люди. Она должна содержать самоклеящееся вещество, которое легко уйдет в отверстие, которое образуется после воздействия на поверхность астероида корабля, мчащегося на огромной скорости. При этом поверхность астероида снова срастется, так что восстановится слой атмосферы. - Затем я выйду и присоединюсь к тебе, с удовлетворением сказала Джлр, распуская свои крылышки. - Тогда ты выйдешь, - поправил ее Кейлл, - и разыщешь Тейлиса. - Кейлл, из того, что ты мне рассказывал, на астероиде должно находиться сорок голвианских солдат, - запротестовала Джлр. - Кроме того, там есть двенадцать убийц "Руки смерти", не считая "Первого". Ты не обойдешься без меня. Кейлл пожал плечами. - Даже при учете Двадцати четырех я меньше рискую, чем тогда, когда я в последний раз дрался с "Первым". - Теперь у тебя нет Звездного ветра, который бы помог тебе, - заключила Джлр. - Звездный ветер чуть не убил меня, - напомнил ей Кейлл. - Так или иначе, а я собираюсь бороться сам. Он положил руки на штурвал, и корабль помчался вперед сверкающей дугой через вакуум. Через несколько минут на экранах мониторов показалась цель: группа космических булыжников, а вдали сам астероид. Через несколько секунд они уже смогли рассмотреть все ближе. - Посмотри на это, - изумленно воскликнул Кейлл. На первый взгляд астероид мог показаться обыкновенным, имеющим поверхность гладкого камня с плоскими кратерами, как и многие подобные блуждающие тела, которые имеются в космосе. Эту маскировку придумали Наблюдатели. Но сейчас на поверхности виднелись глубокие впадины, крупные трещины и глубокие разрезы, через которые сверкала металлическая поверхность искусственной оболочки базы Наблюдателей. Ее не могли повредить ни метеоритные дожди, ни незначительные столкновения с космическими осколками. Это были результаты нападения людей, которые применили мощное оружие. - Должно быть, Тейлис выдержал серьезный бой, - сказал Кейлл. Джлр согласилась с ним. - Будем надеяться, что личный состав "Руки смерти" не слишком тщательно подготовлен к защите... Кейлл! Ее пронзительный крик был вызван внезапным приближением первого осколка космического булыжника - громадного валуна с острыми углами, который неясно вырисовывался на экранах монитора. Но Кейлл не отреагировал на это. Корабль с ревом ушел в сторону, затем снова повернул, чтобы избежать столкновения с еще одним осколком. - Постарайся успокоиться, - отсутствующим тоном посоветовал он Джлр, сжимая в руках штурвал. - Успокоиться? - вспыхнула Джлр, когда корабль пробирался между грудой мелких осколков, не превышающих по размеру человека, которые в любой момент могли повредить корабль, если на такой скорости столкнуться с ним. Затем она притихла, понимая, что не следует отвлекать внимание Кейлла. Космический булыжник, который издали казался совсем небольшим, состоял из осколков, некоторые из них были больше корабля. Кроме того, было множество и мелких осколков, которые находились в покое с двух сторон пространства, в котором двигался корабль. Кейлл и Джлр ощутили странный толчок корабля, затем еще один, и корабль спиралью поднялся вверх и обогнул одно из более крупных тел. Но это были лишь незначительные удары, которые не повредили плотную обшивку корабля. И снова двигатель корабля взревел в ответ, напоминая живое существо, которое пытается укусить себя за свой собственный хвост, чтобы заставить его прорваться через гигантское пространство, образовавшееся между вершинами скалы. Затем он снова свернул в сторону, изворачиваясь и меняя направление прежде, чем внезапно вырвался в открытый космос, и оказалось, что изогнутое тело астероида на огромной скорости мчится ему навстречу. Джлр поспешно заявила внутренним голосом, пока расстояние все уменьшалось. - Кейлл, Тейлис в безопасности на другой стороне астероида. И посмотри... Там! Кейлл тоже увидел. Угрожающий широкий разрыв на поверхности астероида с гладкой вмятиной в центре. - Это выход! - воскликнул Кейлл. - Они уже подготовили для меня отверстие. Что на другой стороне, ты сказала? Разум Джлр снова ловко уловил присутствие человеческих разумов, мысленный образ пещеристого строения с высокой сводчатой крышей... - Думаю, это большая камера, где находился твой корабль, поспешно сказала она, - когда ты был с Наблюдателями. - Превосходно! - воскликнул Кейлл. - Так или иначе, если это и не так, то мы выясним, что это такое! Во время разговора он отключил двигатель, включил планетарные двигатели на полную мощность и стремительно протянул руку к пульту управления носовых энергетических орудий. Двигатели взревели, орудия засверкали. На короткое время перед глазами Кейлла образовалась сплошная краснота. Корабль начал медленно тормозить. Когда перед его глазами снова все прояснилось, он увидел, что в коре астероида образовалась громадная дыра, которая зияла на весь экран дисплея и была следствием яростного обстрела энергетическими орудиями. Затем его корабль нырнул в центр дымящейся и все увеличивающейся пропасти. И снова сплошная краснота застлала глаза Кейлла, а корабль продолжал нестись вперед на полной скорости, а потом внезапно заглох и прекратил движение, столкнувшись с каким-то твердым предметом, находившимся внутри астероида. Кейллу не удалось рассмотреть, что это такое, потому что передние экраны погасли, поврежденные во время пагубного погружения. Но в любом случае он ни на что не смотрел. Корабль едва смог бы остановиться другим образом, часть его хвоста до сих пор выступала и находилась в пространстве, образованном в коре астероида, когда Кейлл подскочил к выходному люку, а через него добрался и к обоим орудиям, схватившись за них обеими руками. Мимолетным взглядом он определил, что Джлр была права: это было помещение с высокой сводчатой крышей, где Наблюдатели держали его корабль. А предметом, в который врезался его корабль, оказался огромный изогнутый лист металла, предназначенный для того, чтобы закрывать отверстие в обшивке. Там работало несколько техников. Они занимались ремонтными работами. Но они были облачены в скафандры, поэтому некоторые не пострадали от внезапного появления его корабля. Обугленные тела, разбросанные среди обломков, свидетельствовали о том, что не все вынесли взрыв от работы кормовых двигателей его кораблю и обстрел. Но, по крайней мере, двое из техников, все еще были на ногах. Это были голвиане, облаченные в зеленые мантии, и они вполне были в состоянии оправиться от шока, чтобы схватиться за оружие. Но они не успели им воспользоваться. Кейлл выпрыгнул из своего корабля с двумя сверкающими ружьями, и тут же уложил двух мужчин, которые едва успели прицелиться. На мгновение Кейлл отвлекся и осмотрел свой корабль. Его тупой нос казался сейчас еще более тупым. Передняя часть была сильно повреждена, включая экраны мониторов. Но с того места где он стоял, он не заметил каких-либо других повреждений. Ему повезло, что прорвавшись сквозь вещество коры, он не пробил гораздо более твердую металлическую поверхность внутреннего слоя. Возможно, ему удастся еще вывести отсюда свой корабль, если, конечно, он останется в живых. Он взглянул на заднюю часть корабля. Самоклеящееся вещество, которое вытекало из коры астероида, заживляло вновь образованное отверстие, и вскоре корабль был полностью окружен новым слоем атмосферы. Теперь Джлр могла бы приступить к выполнению своей работы. - Скоро увидимся! - воскликнула Джлр, когда он повернулся и помчался к ближайшей двери, которая вела наружу из этого помещения. Но не успел он и шага сделать, как дверь широко распахнулась. В помещение ввалилось десять вооруженных голвиан в космических скафандрах. А когда Кейлл стремительно прыгнул в сторону обломков, образованных в следствие внезапного появления его корабля, в дальней части помещения со звоном распахнулась еще одна дверь. Появились еще десять вооруженных солдат. Они приготовились к смертельной схватке с ним, пустив в ход свое смертоносное оружие.
в начало наверх
11 Энергетические лучи засверкали вокруг Кейлла, когда он метнулся и спрятался в укрытии. Лишь мгновение отделило Кейлла от смерти, но его не так легко было победить. В эти секунды, когда решалась его судьба, он метнул одну из своих четырех гранат в первую группу солдат, а затем поспешно ускользнул, чтобы вернуться к своим ружьям и открыть огонь по второй группе. Но в этом не было необходимости. Как только граната разорвалась и раздался грохот, невероятный взрыв энергии потряс воздух. Грохот перерос в невероятный рев. Лучи задели стену помещения, и вторая группа голвиан, слишком поздно отреагировав, словно подкошенная повалилась в тот момент, когда солдаты в панике попытались развернуться и убежать. Кейлл встал на одно колено. Пол помещения у каждой из дверей был завален обугленными неподвижными трупами голвиан. Граната уничтожила первую группу, и Джлр направила мощные лучи орудий Кейлла, чтобы разделаться со второй. - Как тебе удалось сделать это? - с восхищением спросил он. - Ведь экраны повреждены. - Я воспользовался твоими глазами, - просто ответила Джлр. - Это не слишком уж точный прицел, но все прошло достаточно успешно. - Это немного сравняло шансы, - с благодарностью сказал Кейлл. - Он говорил и продолжал стремительно направляться к двери помещения, переступая через мертвых солдат, которые попадались на его пути. Снаружи широкий коридор вел к центру астероида. Солдат там не было видно. Он быстро пронесся по коридору, вспоминая тот день, когда он мчался через переплетающиеся между собой пролеты, которые находились внутри астероида. Тогда он искал возможность скрыться из плена, в который, как он считал, его взяли Наблюдатели. Это было до того, как старик Тейлис, лицо которого было прикрыто темным капюшоном мантии, открыл Кейллу чудовищную правду о Военном Диктаторе. Казалось, все это произошло очень давно, но теперь он снова, словно по заколдованному кругу, вернулся, наконец, в астероид, откуда начал свои поиски. И туда, где, по обещанию Кейлла, они должны окончиться. Это была бессловесная клятва, которую он дал умершим Легионам, Джлр, Наблюдателям и самому себе. Он проскользнул в узкий боковой коридор, замедляя бег, двигаясь с большой осторожностью, Его внимание и боевая готовность были на высоте. Его ловкость, сила, его сверхъестественное боевое мастерство были на чеку. И более того. Так как он приступил к последней отчаянной битве, так как ему предстояло самому справиться со множеством врагов, что-то еще охватило Кейлла, придавая ему все больше сил и группируя все его навыки и умения воедино. Это была устрашающая, непоколебимая ярость легионера. Это не была слепая ярость взбешенного человека. Она была трезвой, определенной, контролируемой. И у Кейлла она большей частью была результатом желания отомстить. За уничтожение Мороса, за боль и ужас, которые пережил сам Кейлл, за смерть и разруху, ужас и жестокость, которые Военный Диктатор и фавориты сеяли по всей галактике. Казалось, что у Кейлла внутри появилось хищное животное. Но этот хищник, который и был его воинственной яростью, строго контролировался и служил неисчерпаемым источником силы, которая ему была необходима, чтобы приступить к последнему бою. Здесь не могло быть ни пощады, ни сострадания, ни пленников. И, конечно же, никакой капитуляции. Легионер, который пребывает в воинственном гневе, перед лицом чудовищного неравенства, должен драться на смерть, до тех пор, пока не умрет сам или не уничтожит всех своих врагов. Итак, на какое-то мгновение Кейлл Рэндор снова стал человеком. Пока он мчался по коридорам, астероида он был хищником, машиной-убийцей, непоколебимой силой ужасного неотвратимого возмездия. Узкий коридор, в который он вошел, упирался в крутую лестницу, которая вела на следующий этаж. Сверху раздавалось какое-то движение, и он взлетел по лестнице почти не создавая шума мягкими подошвами сапог, которые касались гладкого металлического пола. Он появился перед группой солдат в зеленой форме, которые, очевидно, спешили догнать его и помешать ему идти дальше. По сравнению с состоянием Кейлла, который готов к любым военным действиям, все остальные двигались достаточно медленно. Он скатился по ступеням боковой лестницы буквально кубарем и три раза выстрелил прежде, чем солдаты пришли в себя от шока. Три человека упали на пол, только слышны были их душераздирающие крики. А в это время Кейлл успешно пролетел мимо них и направился к другой лестнице. Он понимал, что к настоящему моменту весь астероид уже охвачен паникой. Психологический эффект неожиданного разрушительного вторжения его корабля произвел достаточно сильное впечатление. Враги уже знали с кем имеют дело. Его удивительное спасение из плена Арекниса напугало их и поубавило уверенности в собственных силах. Теперь он должен был исчезнуть в запутанных глубинах астероида, чтобы превратиться в блуждающий огонек, ускользающий от тех, кто послан уничтожить его, появляясь ниоткуда с непредсказуемой внезапностью, чтобы уничтожить своих убийц. Он был готов к тому, что, в конце концов, "Первый" соберет членов "Руки смерти" и организует засаду, предпочитая, чтобы солдаты рисковали своими жизнями в открытых боях, которые произойдут в коридоре, потому что понимал: Кейлл обязательно придет и столкнется с ними. Но прежде, чем это сделать, необходимо время для раздумий и принятия решений. Во-первых, он намеревался полностью уничтожить преимущества врагов и сравнять шансы. Он хотел, чтобы ни один голвианин не ударил бы его в спину, когда ему придется столкнуться лицом к лицу с членами "Руки смерти". Он поднялся вверх по следующей лестнице и попал в безлюдный коридор. В двух метрах от себя он увидел одну из гладких дверей, похожую на внутренний люк космического корабля. Дверь со скрипом покачивалась на петлях. Кейлл подался вперед и яростным ударом сапога распахнул дверь. Она распахнулась с шумом, едва окончательно не сорвавшись с петель, и солдат, который стоял за дверью, ожидая появления Кейлла, отлетел к дальней стене тесной комнаты. След на его шее, который можно было заметить, когда он падал на пол, свидетельствовал о том, что он больше никогда уже не встанет. Кейлл бросился вперед, не обращая на солдат никакого внимания. Джлр насчитала около сорока голвианских солдат на астероиде, и более половины из них уже были уничтожены или ранены при первой внезапной атаке, когда корабль Кейлла только появился на астероиде. А теперь он продолжал убивать оставшихся, по несколько человек сразу. Выжившие голвиане, которые охотились за ним, стали действовать более осмотрительно. Но это уже не имело никакого значения, потому что Кейлл прокладывал себе дорогу любыми средствами через лабиринты коридоров. Один раз он пробирался через ряд смежных комнат, чтобы внезапно появиться перед тремя солдатами, которые нервничали, ожидая встречи с ним. Но они тут же дополнили собой уже имеющееся количество трупов. В следующее мгновение он предстал перед шестью солдатами, которые мчались к нижним этажам, чтобы возглавить охрану систем жизнеобеспечения астероида и узел искусственного тяготения. Их выстрелы, раздавшиеся в обстановке паники, не достигли цели, а потом Кейлл выгнал их из помещения, где располагалась система жизнеобеспечения, загнал в одну из наружных комнат с толстыми стенами, где находилась часть систем обороны астероида. Как только они ввалились за ним в это помещение, Кейлл выскользнул через отдельный люк, метнув перед этим одну из своих гранат. Ни один из солдат не избежал кровавой расправы. То же самое произошло и с дублирующей группой, которую также послали защищать систему жизнеобеспечения астероида. Среди мощного оборудования Кейлл играл в прятки, загоняя их в ловушки, каждый раз укладывая одного из них, и, наконец, покончил с последним, сразив его рубящим ударом, который рассек ему горло. В течение временного затишья Кейлл улучил момент для того, чтобы перезарядить энергетические ружья. Казалось, солдаты уже не должны были встретиться у него на пути, хотя, возможно, еще несколько человек и остались в живых. И похоже, что члены "Руки смерти" не собирались рисковать собой и вваливаться в помещение, где располагались системы жизнеобеспечения астероида, чтобы сразиться с Кейллом при помощи опасного оружия. Именно в этот момент раздался внутренний голос Джлр. - Я вышла с корабля, - доложила она. - Атмосфера восстановилась довольно быстро. Люди "Руки смерти" перевезли Тейлиса в другое место, и я сейчас пытаюсь добраться до него. - Куда? - решительным тоном спросил Кейлл. - Если помнишь, здесь есть большая комната отдыха, - ответила Джлр, - где впервые Тейлис объяснял тебе все... - Помню. Недалеко от центра, на предпоследнем этаже. - Правильно. Они направились к этой комнате вместе с Тейлисом. Около нее находится глубокая вертикальная шахта, которую вырыли в самом центре астероида, чтобы поместить туда Арекниса. Кейлл мрачно кивнул. Очевидно, там члены "Руки смерти" заняли оборону. - Позволь мне первому попасть туда, - сказал Кейлл Джлр. - И будь осторожна. - Почему? - В голосе Джлр послышался смех. - Ведь осталось всего несколько голвиан. И те заняты поисками тебя, причем в тех местах, где они сильно надеются обнаружить тебя. - Внутренний голос стал более мрачным. - Именно тебе следует быть осторожным. Здесь находятся двенадцать членов "Руки смерти", а также "Первый". И все они дожидаются встречи с тобой. И единственно, что мне удалось прочитать из их мыслей - это... беспокойство. Когда связь прекратилась, Кейлл прикрепил перезаряженные ружья к своему поясу и направился к коридору, по которому он сможет быстро добраться к тому отсеку на астероиде, о котором говорила Джлр. Коридоры были безлюдны. Итак, Джлр права, что ему меньше всего следует опасаться сопротивления со стороны голвиан солдат. Осталась лишь "Рука смерти". И он совершенно не нуждался в напоминаниях Джлр. Любой из агентов "Руки смерти" представлял собой опасность. Именно поэтому "Первый" и выбрал их. И он прекрасно понимал, насколько опасной была вся эта группа, в особенности мутанты. Он смог вспомнить и слишком четко представить себе часы и дни, проведенные с ними в оттачивании военных приемов. Он сам обучал их военному искусству, чтобы усовершенствовать и разнообразить их мастерство. Но этим его невозможно было запугать. Женщина в алом, Марска, была права. Каждому из них, даже мутанту "Руки смерти", пришлось овладевать приемами военного искусства легионеров в течении недели или двух. Конечно, должно быть очень сложно будет противостоять тринадцати, причем обладающим опасным оружием и прекрасной подготовкой. Но это было возможным. Затем он был поражен собственной мыслью, которая представляла собой вспышку черного юмора. Тринадцать, включая "Первого". Это в какой-то степени напоминало состязания по военному искусству, которые проводились на планете Бантей. Кроме ликования публики и правила, запрещающего убивать. Когда он мчался по коридорам уверенно, даже со страстным стремлением на встречу с последней опасностью, на его губах было даже какое-то подобие улыбки. 12 Внезапно Кейлл остановился перед входом в широкий переход, который заканчивался дверью, которая вела в комнату отдыха. В коридоре было безлюдно и тихо, дверь была плотно закрыта. Его голова работала со скоростью компьютера, разрабатывая возможный план военных действий. Он знал, что члены "Руки смерти" будут ожидать его за дверью внутри. Так или иначе, а ему необходимо пройти через эту дверь, причем под каким-то прикрытием, чтобы не быть разорванным на куски под обстрелом тринадцати орудий. Ему помешал думать странный шаркающий звук, который раздался за его спиной. Он уже успел отскочить в сторону и подался вперед, когда голвианский солдат в зеленом мундире вошел в тот же коридор и тут же сообразил, что скрипучие сапоги подвели его. Человек упал сраженный ребром ладони Кейлла. На его лице появилось выражение недоумения. Кейлл посмотрел вниз на лежавшее тело, и ему пришла на ум забавная мысль. Он уже думал об этом раньше. И поэтому он решил не тратить на воплощение своей идеи больше минуты или двух, пока не появились агенты "Руки смерти". Игра стоила свеч. Он проворно сбросил костюм космонавта, который до сих пор был на нем, и сорвал плащ с солдата, который съежившись, лежал у его ног. Плащ был объемным и широким, даже несмотря на то, что Кейлл набросил его поверх своей формы. Он заново прикрепил к поясу ружья и оставшиеся у него две гранаты. Оружие оказалось под плащом. Затем он
в начало наверх
застегнул только один крючок плаща, так чтобы ему было легче дотянуться до оружия. После этого он надел тяжелый шлем на голову и уже собирался уходить, когда вдруг заметил еще одну маленькую деталь формы голвианина. Швы брюк были отделаны чем-то вроде узора - жесткий, плотный ролик ткани, образующий плотную светлую тесьму. Она напоминала другую бледную ленту, о которой у него остались неприятные воспоминания... Стальные пальцы сорвали украшение с формы лежавшего мужчины. Затем Кейлл снял шлем и обмотал ленту вокруг головы, закрепляя ее сбоку, а потом снова надел шлем. Лента была видна из-под шлема. Наконец переодевшись, он спокойно широкими шагами пошел вниз по коридору, направляясь к двери, которая вела в комнату отдыха. По дороге он заставил себя принять совершенно равнодушный вид. Глаза его больше ничего не выражали, взгляд стал отсутствующим. Он понимал, что надеется на обман, но при этом он также понимал, что ему не придется долго притворяться. Он рассчитывал на то, что люди не всегда вглядываются в лица людей, облаченных в знакомую форму, в любом случае, они не сразу узнают его. С равнодушным выражением лица и отсутствующим взглядом, какой был у робота Кейлла, он дотянулся и постучал в металлический резонатор на двери. На какое-то время воцарилась тишина. Затем дверь слегка отворили, и с одной стороны от двери перед глазами Кейлла показалась фигура в алом. Итак, Марска подошла в ответ на его стук и разумно отошла в сторону, чтобы не быть задетой выстрелом. Но, в свою очередь, она увидела зеленую форму, возможно, даже заметила ленту, выглядывающую из-под шлема. - Это солдат, он один, - фыркнула она, очевидно обращаясь к остальным, которые находились в комнате. Она слегка приблизилась к Кейллу. - Что тебе нужно? Кейлл безмолвно вошел в комнату. Она была с низким потолком и довольно просторная. Это осталось у него в памяти. Когда он впервые вошел сюда, она была уставлена тяжелыми, удобными и мягкими скамейками, которые стояли рядом с хаотично расставленными маленькими столиками, торшерами и несколькими дисплеями и видеомагнитофонами. Сейчас часть мебели оттащили в дальнюю часть комнаты и построили из нее что-то вроде баррикады, оставив широкое пространство между ней и дверью. Все это Кейлл отметил, как только ступил в комнату. - Что тебе нужно? - повторила Марска, в ее голосе слышались замешательство и раздражение. Он сделал еще один большой шаг вперед. Женщина в алом тоже отошла от двери и шла сбоку от него, пытаясь схватить его за руку. Несмотря на это, его глаза, казалось, смотрели тупо и неподвижно. Кейлл изучал агентов "Руки смерти". Некоторые из них собрались за самодеятельной баррикадой в дальнем конце комнаты. Четверо или пятеро, как он успел подсчитать, хотя другие, возможно, просто не были ему видны. Остальные находились в разных углах комнаты, но тоже прятались в различных укрытиях. В самом дальнем углу Кейлл уловил блеск золота и понял, что там находится "Первый". Предусмотрительный, устало подумал Кейлл. В этом углу находился единственный выход из этой комнаты. Еще один большой шаг вперед. К этому времени женщине в алом удалось схватить его за руку, и она пыталась остановить его, но он сопротивлялся тискам ее костлявых рук. Один или два агента почти уже поднялись, чтобы стремительно направиться им навстречу. Он заметил грузный силуэт карлика с черной бородкой и зеркальным оружием, а рядом с ним уродливую пару мутантов с зеленой кожей, напоминавших рептилий. Там также был и мужчина с длинными обезьяньими руками, который так съежился, что его едва можно было заметить. Очень напоминает состязания по военному искусству, говорила часть разума Кейлла, напоминая ему о странном сборище мутантов на арене планеты Бантей. Остальная часть его разума сосредоточилась на другом. Он понимал, что до разгадки оставались считанные доли секунды. Но те три шага, которые он успел сделать в этой комнате, позволили ему добраться до одной из тяжелых мягких скамеек, которые не использовались для устройства баррикады. Сделанная из металла и пластика, она должна и его защитить на время. Если только ему удастся сделать еще один шаг... Но у него на это уже не осталось времени. Марска продолжала идти рядом с ним, на ее бледном лице подозрительно сверкали темные глаза. Вдруг выражение ее лица изменилось, и раздался ее грубый голос: - Это ты! Рэндор! Она попятилась назад, попыталась поднять вверх руку, чтобы выпустить сверкающую смерть, которую несет шаровая молния, спрятанная в тяжелом браслете на ее запястье. Но Кейлл отреагировал прежде, чем она произнесла свое первое слово. Он схватил Марску и закружил перед собой, как раз в тот момент, когда она извергла шаровую молнию. Она попала в дальний угол, заставив трех агентов "Руки смерти" искать укрытие, как только у стены раздался взрыв. Затем, подняв костлявое тело Марски, он подался вперед, к мягкой скамейке, держа ее впереди себя, словно щит. Некоторые агенты "Руки смерти" оказались проворнее других и почти такими же ловкими, как и Кейлл. Как только он стремительно помчался вперед, в его сторону были направлены три энергетических луча. Два из них не попали в цель, а третий пронзил тощее тело Марски. Когда она пронзительно закричала в предсмертной агонии, Кейлл отбросил ее в сторону и помчался к скамейке, которая в настоящую минуту должна была служить ему укрытием. И как только он опустился на пол, одна из его гранат полетела в сторону баррикады. Пол задрожал от страшного взрыва. Затем воздух в комнате, казалось, наполнился треском выстрелов энергетических ружей и отчаянными криками тех, кто после взрыва гранаты остался в живых. Шансы понемногу сравниваются, мрачно подумал Кейлл. Но мне больше нельзя здесь оставаться. Он ловко избавился от тяжелого плаща и сбросил шлем и ленту со своей головы. Ружья ожили в его руках. Мягкие подушки скамейки уже были в огне, и начал плавиться металл. Внезапно огонь прекратился. Тишину нарушили глухие крики "Первого". - Ты сейчас умрешь, Рэндор! Посмотри, видишь от чьей руки ты примешь смерть! Кейллу ничего не оставалось, как посмотреть поверх наполовину разбитой скамьи. И тут к его горлу начала подступать тошнота. Через всю комнату к нему без всякой предосторожности направлялся мужчина в возрасте с морщинистым лицом и копной седых волос. Его высокое, но сутулое туловище утопало в складках длинной, простой мантии. Тейлис. Тяжелый капюшон мантии был откинут назад. Поэтому Кейлл сразу же разглядел не только лицо старика, но и повязку из тонкого бледного усика вокруг испещренного морщинами лба. Тейлис, порабощенный Арекнисом, управляемый Двадцатью четырьмя, направлялся прямо к Кейллу, нацелив на него энергетическое ружье, которое он держал двумя длинными худыми руками. Ружье сверкнуло. Луч пронзил пол в нескольких сантиметрах от того места, где лежал Кейлл. Это понравится агентам "Руки смерти", мрачно подумал Кейлл. Они прекрасно понимали, посылая Тейлиса расправиться со мной, что я не буду в него стрелять. Но в то время пока они забавляют сами себя, они, должно быть, на какое-то время расслабятся и будут менее бдительны. Это как раз то, что нужно. Ружье Тейлиса снова выстрелило, луч глубоко пронзил скамью, прикрывающую Кейлла, с левой стороны. Сразу после этого, Кейлл выпустил ружье, которое держал в левой руке, освободив руку, и скользнул пальцами этой руки под тяжелое металлическое основание скамейки. Она не была прикреплена к полу. Он собрал все свои силы, чтобы поднять ее. Затем одним стремительным усилием он вскочил с пола вместе со скамьей. В тот же момент он швырнул ее навстречу приближающемуся Тейлису. Старик непроизвольно отпрянул, теряя равновесие, потому что пытался избежать сокрушительного удара тяжелой скамейки. И тут Кейлл стремительно бросился к нему, одной рукой опираясь об пол, что позволило ему повернуться вокруг себя. При этом рука сыграла роль твердой опоры. В тот же момент он потянул Тейлиса за ноги и подмял его под себя. Тейлис с грохотом упал, выпустив ружье. Седая голова с треском стукнулась об пол, и старик потерял сознание. Прости, дружище, подумал Кейлл. Но другого выхода не было. Но его действия определили мысли. Он продолжал двигаться и, наконец, съежившись, встал на ноги. Ружье снова оказалось в его левой руке, и оба ружья снова с невероятным треском извергли свою сверкающую смерть. Как только он понесся на агентов "Руки смерти", его обуяла боевая ярость. Он стал тенью, вихрем, постоянно движущимся пятном, имеющим нечеловеческую скорость. Он был в постоянном движении: кружился, извивался, почти падал, крутился и снова поднимался, сгибался... Комнату наполнял огонь сверкающих лучей ружей агентов "Руки смерти". Несмотря на это, они пронзали только воздух, и так или иначе, каким-то чудом не задевали Кейлла. И, кроме того, каким-то образом, несмотря на головокружительную и слепящую скорость, с которой он мчался, его собственные выстрелы попадали точно в цель. Еще два агента "Руки смерти" упали на пол с зияющими ранами в первые же мгновения этой невероятной перестрелки. Остальные выбежали из-за баррикады, пытаясь настроиться на страшную атаку, когда Кейлл набросился на них. Если до сих пор он был вихрем, то теперь он превратился в торнадо. Несмотря на прыжки, извивания, круговые движения, голова борющегося легионера работала, словно компьютер, просчитывая все варианты уничтожения всех членов "Руки смерти". Но и агенты "Руки смерти" тоже дрались отчаянно, спасая свои жизни. Во время дикой рукопашной схватки какая-то рука попыталась нанести удар Кейллу раскаленным до бела лезвием термоножа. Но Кейлл блокировал удар ребром руки и сломал запястье, в тоже самое время одним из своих ружей он чуть ли не пополам разрубил еще одного нападающего. Длиннорукий обезьяноподобный мужчина набросился на Кейлла сзади, неестественно длинными пальцами вцепившись в его глотку. Но Кейлл отвел назад руку, чтобы схватить его за жилистое запястье, и легко перекинув, мужчину через голову, отшвырнул его к дальней стене. Вдалеке послышался треск разламывающихся костей. Во время яростного боя Кейлл заметил стремительное движение мутантов, напоминающих рептилий, и увидел, как сверкнули две кровавые розы, которые они выпустили из своих рук. Острые круглые лезвия кружась с невероятным свистом полетели и смертоносной скоростью в сторону Кейлла. Но Кейлл уже успел сделать кувырок назад, и выстрелил сразу же из двух ружей, так что зеленокожие убийцы упали одновременно. Их чешуйчатые туловища были в огне. И только после этого лезвия пролетели над тем местом, где должен был в это время находиться Кейлл. От начала этого бешеного нападения, включая время, когда Кейлл перезаряжал свое оружие, прошло всего несколько секунд. И вот теперь Кейлл остался один, пытаясь выбраться из груды съежившихся, скрюченных, окровавленных трупов, расчищая себе путь к двери, которая находилась в самом отдаленном конце комнаты. Его мозг работал как компьютер, подытоживая события. Сначала он убрал трех агентов "Руки смерти", воспользовавшись гранатой. Марска была четвертой. А теперь еще семеро были уничтожены во время этой страшной схватки. Значит, осталось двое: самых доблестных, которые кинулись к дальней двери. Одним из них был бородатый карлик в доспехах. Другим, и самым главным, был "Первый" в золоченых доспехах. Кейлл бросился к ним в безудержном порыве. Карлик закружился, поднимая над головой короткую дубинку, которая была его излюбленным оружием, раскаленный прут. Кейлл подался вперед всем телом и стремительно подпрыгнув, отразил удар сверкающей дубинки - узкий раскаленный луч пронесся над его головой, не задев его. В тот же момент Кейлл открыл ответный огонь. Но когда его луч коснулся доспехов карлика, до Кейлла дошло, из чего они изготовлены. Зеркальная поверхность материала, из которого были изготовлены его доспехи, отразила энергетический луч и направила его в другую сторону. Заминка, связанная с удивлением, могла бы сыграть решающую роль для большинства людей, потому что раскаленный луч снова устремился к своей жертве. Но действия и реакция легионера не замедляются из-за удивления. Несмотря на то, что Кейлл медленнее, чем обычно, отпрянул от луча, он успел снова выстрелить прямо в незащищенное лицо карлика. Пока лицо и борода утонули в яростном огне, Кейлл вскочил и побежал к двери, через которую ускользнул "Первый".
в начало наверх
Безлюдный коридор. Он промчался по нему до самого конца, где он разветвлялся в виде буквы "Т". Оба прохода также были безлюдны. Но один из боковых проходов заканчивался тупиком и еще одной металлической дверью. Ему показалось, что за дверью раздается какой-то звук. Это был какой-то странный звук, напоминающий шепот далекого ветра. Он почти не в состоянии был различить его. В мгновение ока он оказался у двери и вошел внутрь. А потом вдруг остановился, как вкопанный, у него все похолодело внутри. Он словно во время отступил назад. Он увидел, что стоит на узком металлическом подъемнике, переброшенном через широкую, глубокую, отделанную металлом шахту, в которой нечто сверхъестественное сверкало и излучало энергию. Из бездны шахты до того места, где стоял обомлевший Кейлл, поднимались тысячи извивающихся, кружащихся, жаждущих усиков Арекниса. Но там было еще что-то, страшнее этого. В воздухе над шахтой, в воздухе, тошнотворно кишащем усиками, он увидел Джлр, обвитую сотнями или больше усиков. Одно ее крыло было пока еще не задетым, но оно едва шевелилось, потому что чудовищный клубок уже тянул ее вниз. Вниз к сверкающей светящейся смертоносной энергии, которой было окружено тело Арекниса. 13 Оцепенение Кейлла прошло также быстро, как и наступило. Он устремился к ограде подъемника, открыв яростный огонь. Уничтожающий луч словно коса прорезал клубок усиков, которые обвивали Джлр, сокрушая их все яростнее и яростнее. Когда жестокие концы отпали, Джлр расправила свои крылья. Они отбивались с устрашающей силой, поднимая ее все выше, пока Кейлл открыл огонь по остальным усикам, которые уже поднимались к ней. В то же самое время он, стоя на краю подъемника, и сам пытался увернуться от усиков, которые уже устремились и в его сторону. Ему пришлось собрать все свое самообладание для того, чтобы держать равновесие, и ему припомнился тот момент, когда эти раскаленные волосики вцепились в него и что произошло после этого... И все же его больше беспокоила Джлр. Если ее разум хоть на мгновение побывал в сетях Арекниса, то теперь она должна находиться в страшных муках, пораженная внезапным освобождением. Но когда она приблизилась к подъемнику, размахивая крыльями, он услыхал ее внутренний голос, который убедил его в том, что она цела и невредима. "Уходи, Кейлл, пока у тебя есть такая возможность!" Но Кейлл стоял на своем. Размахнувшись одним ружьем, словно косой, он уничтожил усики, которые уже тянулись к нему, а затем подался вперед и пустил еще один луч прямо в бездну колодца шахты. Во время обстрела он с изумлением увидел, что чудовище Арекнис, переливающийся сверкающей энергией, стал совершенно невообразимых размеров. Очертания овала теперь заполняли всю шахту и росли вверх, почти достигая подъемника. Кроме того он был поражен тем, что яростный луч его энергетического ружья не создавал никакого эффекта, кроме того, что просто ярко сверкал и вспыхивал тогда, когда соприкасался с блестящей поверхностью, впитывающей энергию. - Это ничего не дает! - кричала Джлр, кружась над ним, пытаясь избежать нового нападения усиков. - Он питается энергией! Кейлл кивнул. Силы, которые окутывали Арекниса, не поднимались вверх; чтобы защитить усики, но, естественно, впитывали заряды его ружья, когда направлялись к своей жертве. Он тут же направил луч на стену шахты, где находились сложные механизмы и источники энергии, которые обеспечивали жизнь чудовищу. Но металл, пропускающий ток, не поддавался воздействию энергетического ружья точно также, как и сам Арекнис. Кейлл отчаянно продолжал обстреливать воздух позади и спереди себя из энергетического ружья, которое держал в левой руке, чтобы не подпускать к себе и Джлр цепкие усики. Казалось, что вместо дюжины тех, которые он уничтожал, появлялись в несколько десятков больше. Их должно быть, было сотни тысяч, этих усиков, которые тянулись к ним от увеличенного до невероятных размеров туловищу Арекниса. И если ни тело, ни шахту, в которой оно находится, невозможно разрушить... то как же удастся уничтожить само чудовище? Внизу он увидел концы усиков, которые отрубил. Они падали на поверхность и тут же исчезали, растворялись в блеске кружащихся и сверкающих потоков энергии. - Уходи! - Голос Джлр ворвался в его голову, словно удар кнутом. - Ружья не помогут, но это чудовище станет беспомощным без Двадцати четырех! Широкие крылья помчали ее к двери, через которую Кейлл попал на подъемник, и он тут же последовал за ней. Конечно же, она была права. Даже не смотря на то, что Арекниса невозможно было уничтожить при помощи орудий его корабля, подумал он мрачно, это был не такой уж и опасный враг. Если бы ему удалось найти Двадцать четыре и разделаться с ними, тогда Арекнисом не управлял бы больше суперразум, и он смог бы расплатиться с ним сполна. Если... Перед дверью они остановились. Джлр спустилась ниже, чтобы устроиться у него на плече, вцепившись своими маленькими пальчиками. - Я боялась, что даже тебе не под силу победить объединенные силы агентов "Руки смерти", - сказала она. Кейлл злобно улыбнулся. - Они, возможно, считали точно так же. Опасно быть слишком самоуверенным. - Затем его лицо снова стало серьезным. - Но как ты попала в сети Арекниса? - Я шла другой дорогой, - ответила Джлр с досадой в голосе, - чтобы посмотреть, могу ли я чем-нибудь помочь тебе. Но прежде, чем я добралась до тебя, "Первый" выскочил из комнаты, и когда он начал стрелять в меня, попыталась скрыться. Дверь, которую я выбрала, вела к Арекнису, и это чудовище схватило меня раньше, чем я смогла скрыться. - А как же твой разум?.. - с волнением спросил Кейлл. - Контакт Арекниса создан для того, чтобы порабощать человеческие разумы, - засмеялась Джлр. Я без особых усилий сопротивлялась. Поэтому Двадцать четыре и решили опустить меня в шахту и уничтожить потоком энергии. В это время как раз подоспел ты. - Итак, часть своего долга я оплатил, - сказал Кейлл. Он стиснул губы. - Но мне необходимо еще кое с кем расплатиться здесь. Джлр согласилась с ним. - "Первый" присоединился к Двадцати четырем, - заявила она. - Я способна чувствовать их мысли, хотя не могу их расшифровать. - Где они? - поспешно спросил Кейлл. Он не заметил никакого признака существования просторной ниши в стене шахты Арекниса, которую видел, когда был на планете Голвик. - Они по ту сторону стены шахты, - сказала ему Джлр. - Наиболее мощные усики, которые связывают их с Арекнисом, сейчас проходят через основание стены. Он представил себе внутреннее расположение астероида. Оно было нанесено на диаграммную карту. Сверкающая точка указывала на просторную комнату, которая находилась недалеко от того места, где находился Кейлл. - Хорошо, - спокойно промолвил Кейлл. - Я пойду зайду к ним. - Кейлл, мы должны быть осторожны... - начала Джлр. - Не мы, - перебил ее Кейлл. Он указал на дверь комнаты отдыха, которая находилась внизу по коридору, откуда валил дым, что было ярким свидетельством прошедшей там кровавой бойни. - Там Тейлис, очевидно, он все еще без сознания, но жив. Он раб Арекниса, как ты говорила. Ты должна помочь ему. Какое-то время Джлр молчала. - Мне бы хотелось пойти туда с тобой, - наконец сказала она, - но ты прав. Тейлису нужна я. - Ты сможешь осторожно освободить его? - спросил Кейлл. - Надеюсь, что смогу. Он стар, но его разум сильный и светлый. И он не так долго, как ты, находился в их власти. Он должен выжить. - Хорошо, - с натянутой усмешкой произнес Кейлл. - Я попытался бы сделать то же самое. - Кейлл. - Голос Джлр был полон сожаления. - Двадцать четыре, должно быть, теперь обладает еще большим могуществом, потому что Арекнис настолько увеличил свои размеры. Я улавливаю ужасную силу их объединенного разума. А они, и "Первый" ожидают тебя. - Знаю, - резко ответил Кейлл. - Я рассчитываю на это. Кейлл в очередной раз погрузился в лабиринты коридоров. Но на этот раз он шел более целенаправленно и не встречал препятствий на своем пути к комнате, куда указывала ему мысленная карта Джлр. Дверь комнаты была плотно закрыта. И Кейлл прекрасно понимал, что на этот раз хитрость и обман не помогут ему. У него был единственный выход точно также, как тогда, когда он решился пробраться на астероид на корабле. И этот выход был открытым, лобовым нападением. Он сорвал с пояса последнюю гранату и приготовил энергетические ружья. Он понимал, что у него осталось совсем немного зарядов, но ему придется, очевидно, столкнуться только с тем оружием, которое было у "Первого". Непохоже чтобы Двадцать четыре принимали участие в бойне. Они были генералами, а не простыми солдатами. В любом случае, если в этом будет необходимость, он сразится с "Первым" без оружия. Ему уже приходилось драться с ним. Он с таким усилием бросил гранату в металлическую дверь, что у него аж захрустело запястье. Взрывной волной его отнесло назад. Затем, когда волна дыма и огня немного осела и открыла проход к тому месту, где была дверь, он проскользнул в комнату. Там он немедленно упал на правый бок, прицеливаясь сквозь темные облака дыма. Там, прямо перед ним... Громадная фигура из золоченого металла угрожающих размеров. Он стрелял в те секунды, когда имел возможность видеть эту фигуру. И несмотря на то, что он был в постоянном движении и извивался из стороны в сторону, его способность сохранять равновесие и его меткость позволяли ему посылать луч прямо в сердце золотого великана. Прямо в него и сквозь него, не задевая, словно его и не было там. А в следующее мгновение его уже действительно не было там. Золотая фигура исчезла и растворилась, и Кейллу пришлось разглядывать пустое место. Из-за густого облака дыма раздался жестокий глухой смех. И с того же места с треском отлетел энергетический луч, который мучительно пронзил мякоть левого плеча Кейлла. Он зашатался едва удерживаясь на ногах. Одно ружье выскользнуло из онемевших пальцев. Снова раздался глухой голос. - Брось и второе ружье назад, Рэндор, так, чтобы его не было в комнате, иначе мой следующий выстрел снесет тебе голову! Медленно, охваченный леденящей злобой, Кейлл отшвырнул назад второе ружье и снова повернулся в ту сторону, откуда доносился голос. В это время раздался беспокойный голос Джлр. - Кейлл?.. - Все в порядке, - мрачно ответил он. - Они применяют один из методов иллюзии. - Это образ, созданный усилиями Двадцати четырех, - сказала Джлр. - Кейлл, увеличение Арекниса разбудило в них невероятные телепатические возможности. Я это прекрасно чувствую. Но я неспособна предсказать, на что именно они способны! - Хорошо, - сказал Кейлл. - Теперь, это моя проблема. А ты доставь Тейлиса на корабль. Он стоял, не двигаясь, сосредоточенный, заставляя себя не обращать внимания на невыносимую боль в пораненной руке, ожидая пока развеются последние облака дыма. Когда перед глазами все прояснилось, он увидел просторную полупустую комнату с одной почти прозрачной стеной, через которую он смог увидеть отвратительные извивающиеся усики Арекниса и верхнюю часть его блестящего туловища. У противоположной стены он заметил фигуры Двадцати четырех, которые восседали в своих креслах вокруг громадного пульта управления системой их жизнеобеспечения, от которой отходили двадцать четыре усика, похожих на кабели, и обвивали их головы. И он увидел, как "Первый" величавой поступью направился к нему. Его пухлые губы были приоткрыты в злорадной усмешке, громадные руки крепко сжимали энергетическое ружье, которое было направлено в Кейлла.
в начало наверх
14 - Выйди вперед, - злорадствующим глухим голосом промолвил "Первый". - Очень медленно и осторожно. Кейлл продвинулся вперед. Рука до сих пор горела, словно была в огне, но он продолжал двигать ею, не обращая внимания на боль. Он все еще мог что-то делать этой рукой. Он снова осмотрелся, пытаясь взглядом обнаружить в комнате что-нибудь такое, что может дать ему хоть какой-то шанс на успех. Может быть панель прозрачной стены? Конечно же, это была часть стены шахты, которая выглядела такой крепкой с другой стороны. Итак, достижения голвиан позволяли поляризовать металл, чтобы делать его прозрачным с одной стороны точно также, как была сделана стена той клетки, в которой его доставили на планету Голвик. "Первый" следил за его взглядом, и его улыбка становилась все шире. - Не питай несбыточных надежд, Рэндор. Этот металл непроницаем с обеих сторон. В любом случае, тебе не удастся получить удовольствие от возобновленного контакта с Арекнисом. Кейлл молчал, наблюдал и продолжал двигаться вперед, подвергая себя смертельной опасности. - Стой. - "Первый" пригрозил ему ружьем, и Кейлл остановился. Он мрачно подумал, что все еще находится слишком далеко, чтобы выбить ружье из рук врага. "Первый" вопросительно посмотрел в сторону своего хозяина. Тоже самое сделал и Кейлл. Двадцать четыре сидели, слегка нахмурившись. У всех было одинаковое выражение на лице. - Я недоволен, Альтерн, - снова раздался хор голосов, которые говорили в унисон. И снова они представляли собой единое целое. - Он гораздо опаснее и находчивее, чем ты убеждал меня. Тень сомнения промелькнула в маленьких глазках "Первого", и Кейлл понял, что тот испугался. - Он просто оказался везучим, Хозяин, - защищаясь, промолвил "Первый". - Он убежал от Арекниса и остался живым, - произнес все тот же мягкий голос. - Он пробрался сюда, прокладывая себе дорогу через все заслоны милиции и уничтожил элиту "Руки смерти". Это не просто удача. Я не жалею о том, что решил уничтожить остальных его людей, если этот один легионер способен был все это сделать сам. - Но только создал много шума из ничего, - настаивал "Первый". - Астероид можно привести в порядок, взять новую милицию, а также за короткое время я смогу восстановить элиту "Руки смерти". - На его лице снова появилась злорадная усмешка. - Мы покончили со старым ослом, который нанял Рэндора, и скоро покончим с ним самим. - Немедленно. - Хор голосов выпалил команду, словно ударил кнутом. - Убей его сейчас же, на том месте, где он стоит. Казалось, Кейлл стоит неподвижно, но собирался с силами, готовый к последнему отчаянному броску. - Хозяин... - в голосе "Первого" послышалась просьба, от чего по коже Кейлла поползли мурашки. - Вам известно, как долго этот человек сопротивлялся мне. Позвольте мне отомстить ему медленнее, чтобы я получил от этого удовлетворение. Даже Вам, должно быть, интересно будет наблюдать, за тем, как он будет умирать. С минуту Двадцать четыре молчали. - Я понимаю твои чувства, - наконец, раздался их голос. - Но тебе уже приходилось однажды драться с ним один на один, и ты не смог убить его. - Да, это так, - ответил "Первый", сверкнув глазами в сторону Кейлла. - Но сейчас он безоружен и ранен. А мое новое туловище крепче и гораздо прочнее, чем прежнее. Кейлл мрачно воспринял эти слова. Когда ему в прошлый раз пришлось драться с "Первым", лицом к лицу, золотые доспехи отражали его настойчивые нападения в течении достаточно длительного времени. А если это туловище еще прочнее... Но он оборвал свои мысли, потому что Двадцать четыре приняли решение. Их лбы моментально перестали хмуриться, и двадцать четыре рта искривились в улыбке. - Превосходно. Поступай с ним, как знаешь. А если тебе придется слишком трудно, тогда я проверю свои наиболее усовершенствованные возможности, которыми обладаю благодаря могуществу Арекниса. Кейлл понимал, что под этими возможностями подразумевается сила телепатии. Джлр должна знать, как поступать в таких случаях, но у него нет времени для того, чтобы связаться с ней. "Первый" опустил энергетическое ружье. Его жестокая улыбка стала еще шире. - Будь благодарен, Рэндор, - сказал он. - Невзирая ни на что, ты получишь самое большое в жизни. Кейлл равнодушно наблюдал за ним. Снова высокомерие "Руки смерти", полное уверенность в превосходстве тех, кто следует за Военным диктатором. Он и прежде сталкивался с подобной самоуверенностью, когда ему приходилось встречаться с агентами "Руки смерти". Возможно, и на этот раз дело обстоит именно так. Великан в золотых доспехах вертел в руках ружье, и Кейлл не без удивления заметил, как он извлекает из него энергетический заряд. "Первый" небрежно отшвырнул заряд в дальний угол комнаты, а затем схватил незаряженное ружье и без особого усилия согнул его. - Никакого оружия, Рэндор, - на его лице появилась беспощадная усмешка. - Только наши руки, и деремся на смерть. Но его усмешка мгновенно исчезла с серого лица, потому что Кейлл уже был в движении. Одно стремительное движение, и он уже взметнулся в воздух, словно снаряд, сметая сапогами все, что попадалось ему на пути. Один сапог угодил в центр огромной золотой груди, где, как было известно Кейллу, находился замок от доспехов. Другой сапог нанес сокрушительный удар вверх, по мякоти лица. Но "Первый" успел прикрыть лицо, единственное открытое место. Громадная золотая рука метнулась вверх, чтобы блокировать этот удар. А таранящий удар, который Кейлл нанес в грудь лишь пошатнул великана. Кейлл вскочил на ноги, отскакивая назад. В новых доспехах "Первый" двигался гораздо быстрее, чем в предыдущих. И он говорил правду о прочности его нового туловища. Кейлл прекрасно знал, что такой удар запросто разбивает тарелку из сверхпрочной стали. Но широкая золотая грудь даже не отреагировала на него. "Первый" непроизвольно поднял руку, чтобы пощупать глубокий шрам на сером лице, который был доказательством его предыдущего столкновения с Кейллом. - Тебе не удастся на этот раз победить меня, - фыркнул он. Он подался вперед, сжимая кулаки. Кейлл отпрянул подальше от опасности, и снова был удивлен той скорости, с которой двигался "Первый", а также его силе. Одной рукой он ухватился за край его плаща и разорвал ткань, словно это была бумага. И снова Кейлл изловчился и избежал смертоносного нападения. И когда он отбивал смертоносный удар, его правая рука изменила направление и свирепо направилась к пухлому лицу. Но "Первый" оказался достаточно ловким. Он повернул свою голову таким образом, что рука Кейлла нанесла удар по металлическому капюшону и беспомощно повисла. А Кейлл уже готов был отступить, чтобы избежать страшного столкновения с массивным золотым кулаком. Итак, система ведения боя была установлена. "Первый" наступал, кружился, наносил сокрушительные удары или же пытался дотянулся до Кейлла, чтобы схватить его в тиски своих рук. А Кейлл отступал, пытаясь обнаружить слабое место в доспехах врага. И чем дальше продолжался бой, все отчетливее Кейлл начинал понимать, что ранение руки и потеря огромного количества энергии во время предыдущего нападения на агентов "Руки смерти" оказали слишком большое воздействие даже на его выносливость. Вскоре он начал задыхаться, а в мускулах его ног уже чувствовались до сих пор незнакомые ему признаки страшной усталости. Он мрачно подумал, что пришло время сменить тактику. Почти все время он отступал через комнату, и теперь почти касался спиной стены. Когда "Первый" набросился на него в очередной раз, он имитировал удар в глаза, затем снова обманул его, словно хотел отскочить вправо, а затем с молниеносной скоростью устремился к золотому туловищу. Смертоносный удар "Первого" едва не угодил в цель, пронзив воздух буквально в нескольких миллиметрах от лица Кейлла. А затем Кейлл схватил металлическую руку, и используя инерцию движения самого великана, подбросил его вверх, отшвыривая к стене. "Первый" подскочил вверх, словно был сделан из резины, а не из металла. Но к тому моменту Кейлл повернулся и стремительно побежал. Не к двери, чтобы убежать. А в дальний угол комнаты, куда "Первый" небрежно отшвырнул энергетический заряд от своего ружья. Он прекрасно знал, как ввести в действие механизм, чтобы произошел взрыв. Такой взрыв способен уничтожить все, что находилось в комнате. Он намеревался использовать это угрожающее средство, чтобы держать "Первого" подальше от себя до тех пор, пока Джлр не доберется туда с ружьем. Это был его единственный шанс... Его рука уже дотянулась и собиралась схватить энергетический заряд, когда он почувствовал, что в его голове что-то разорвалось и ощутил невыносимую боль. Боль не прекращалась буквально какую-то долю секунды, а потом исчезла также внезапно, как и появилась. Но он был охвачен такими же страданиями, как и тогда, когда Джлр сорвала с его головы усик, нарушив его связь с Арекнисом. Эти мучения заставили его упасть на колени. У него закружилась голова. Он весь дрожал. Он оставался на том же месте, где находился до сих пор, пытаясь собрать последние силы. В это время "Первый" вышел вперед и отшвырнул энергетический заряд подальше, чтобы Кейлл не смог до него дотянуться. - Очень эффективно, - раздался хор голосов Двадцати четырех. - Я сомневался в том, обладает ли он особой сопротивляемостью, когда ему удалось сбежать от Арекниса. Пожалуй, нет. "Первый" ответил, но Кейлл не расслышал его слова. Он прислушивался к другому голосу, который говорил в его голове. - Кейлл, это был физический удар, - быстро говорила Джлр. - Это часть нового мысленного могущества Двадцати четырех. Я защитила тебя, также, как я это делала на планете Вейна. - Ты можешь продолжать сдерживать удары? - Они слишком мощные, в понимании человека, - ответила Джлр, - но я могу противостоять им. Прийти к тебе на помощь? - Сначала присмотри за Тейлисом, - ответил Кейлл. - Я попытаюсь справиться сам. А если у меня ничего не получится... Если он проиграет этот последний бой, ей следует вывести его корабль и использовать все оружие, которое находилось на нем для того, чтобы разрушить астероид и уничтожить его захватчиков. - Как пожелаешь! - мрачно сказала Джлр. - Но ты должен выжить! - Нет такого закона, чтобы утверждал это, - возразил Кейлл. - Но я не собираюсь сдаваться так просто! Внутренний диалог занял какие-то доли секунды. В это время Кейлл встал на ноги, пытаясь устранить последние остатки физического удара. "Первый" уже бросился в очередную атаку. Бой возобновился. И снова Кейлл нанес удар, который вывел "Первого" из равновесия. Он упал и проехался почти через половину комнаты. Кейлл решил, что, может быть такое падение каким-то образом повредит механизмы, которыми были оснащены доспехи изнутри. Но как и в предыдущие разы "Первый" моментально поднялся целый и невредимый и снова устремился в атаку. И снова Кейллу пришлось уклоняться, извиваться, бросаться из стороны в сторону. И снова фигура великана оказалась лежащей на полу. Но сначала сокрушительный удар "Первого" попал в цель. Не в висок Кейлла, куда он целился, а по мускулам левого плеча в нескольких сантиметрах от ранения. Боль в руке снова стала невыносимой, и Кейлл слегка зашатался, хотя и сохранил равновесие. В эту же минуту "Первый" нанес ему сокрушительный удар в бок. Обыкновенные ребра должны были бы сломаться, но прочный сплав, из которого были изготовлен скелет Кейлла, выдержал удар. Тем не менее, удар был такой мощный, что его отбросило назад, перед глазами все смешалось, и он едва не упал у ног одного из членов Двадцати четырех, который восседал ближе всех. Он попытался собраться. "Первый" снова устремился к нему, не спеша, уверенный теперь в том, что Кейлл находится на грани поражения. И в тоже самое время на губах Двадцати четырех появилась улыбка, и, прищурившись, они подались слегка вперед. Кейлл понял, что они готовятся нанести ему еще один физический удар, чтобы обеспечить "Первому" окончательную победу. Он ничего не почувствовал, потому что действовал ментальный барьер,
в начало наверх
который установила Джлр. Но он заставил свое лицо пылать, словно в агонии, напрягся, вздрогнул и вяло опустился на пол. Двадцать четыре откинулись назад, удовлетворенно кивая. "Первый" не стал сразу бросаться на него, а немного помедлил, выражая свое почтение Хозяину. И этой секундной заминки Кейллу вполне хватило для того, чтобы преодолеть последствия удара и собраться с силами. Он без предупреждения вскочил и помчался не к золотому великану, а в середину круга Двадцати четырех. На их лицах одновременно появилось выражение изумления. - Альтерн! - завопили они. - Останови его! Панически испугавшись, но продолжая действовать, как единое целое, Двадцать четыре повыскакивали из своих кресел и устремили свои изможденные тела в сторону Кейлла. Громадные щупальца Арекниса, прикрепленные к их головам, согнулись вдвое и извивались, когда они двигались, препятствуя Кейллу устремиться вперед. А Кейлл дотянулся до консоли правой рукой, чтобы схватить пучок толстых усиков. Они были гибкие, липкие, и слегка корчились в его цепкой руке. Он пытался еще крепче сжать пучок, и в тоже самое время отвел назад раненую левую руку, чтобы освободиться от пронзительно вопивших, извивающихся и хватающих рук Двадцати четырех. Возобновившаяся боль при движении могла заставить его ослабить тиски, в которые он зажал усики. А тут и "Первый" прорвался сквозь массу тел, нанеся сокрушительный удар золотой рукой по запястью руки Кейлла, которая сдерживала щупальца Арекниса. У Кейлла снова потемнело в глазах, и новая волна боли пронзила все тело. Но ни запястье, ни тиски его руки не были разорваны, и он продолжал собирать свои последние силы. - Убей его, глупец! - раздался пронзительный крик обезумевших Двадцати четырех. Великан снова устремился вперед. Серое лицо было обезображено яростью, а в уголках пухлого рта показалась пена. Внезапный, неожиданный поворот событий довел "Первого" почти до бешенства, и несмотря на то, что он по-прежнему двигался ловко и сохранил невероятную силу, он забыл обо всех мерах предосторожности. Мощным движением плеч Кейлл отшвырнул нескольких членов группы Двадцати четырех. И сделав движение, за которым ни один из них не смог уследить, он метнулся вверх, перекувырнулся, используя, словно опору пучок щупальцев в своей цепкой руке, и встретил нападение "Первого", нанеся ему сокрушительный удар обеими сапогами в незащищенное лицо. "Первый" повалился на спину. Раздался треск ломающихся металлических суставов. А Кейлл в это время отшвыривал остальных членов группы Двадцати четырех в разные стороны, а затем дотянулся обеими руками до пучка щупальцев Арекниса. Но один из двадцати четырех, пребывая в состоянии смертельного ужаса, нашел в себе силы и встал на ноги. Прежде, чем Кейлл успел его остановить, он хлопнул рукой по маленькому рычажку, расположенному с одной стороны пульта управления. За спиной Кейлла приоткрылась огромная стеклянная панель, которая служила одной из стен в этой комнате. Сотни, тысячи извивающихся усиков Арекниса, словно кнуты, ворвались в комнату, готовые заключить Кейлла в свою западню, напоминающую паутину. Он уже не надеялся помешать одному из усиков обвиться вокруг его головы. Какое-то мгновение отделяло его от новых пут Арекниса, когда он снова стал бы рабом-роботом, полностью подчиняющимся воле Двадцати четырех. В эти секунды он обвил обе руки вокруг липкого пучка усиков, которые поднимались вверх от консоли и стремительно оттолкнувшись, подался вперед в неотразимом, контролируемом порыве силы. Толстые щупальца сжались, вытянулись и убрались прочь. Их закрученные концы упали с голов Двадцати четырех. И Двадцать четыре лишились рассудка. Пронзительные крики, которыми наполнилась комната, уже не напоминали слаженный хор, превратившись в грубые и резкие звуки диссонанса. Двадцать четыре тела больше не двигались в унисон, а извивались и содрогались в конвульсиях, обезображенные муками агонии. Некоторые схватились за головы и кружились на месте, вопя от невыносимой боли. Другие беззвучно падали и лежали неподвижно, пораженные до смерти непереносимыми страданиями вследствие разрыва контакта с Арекнисом. А щупальца чудовища Арекниса, которыми больше не управлял супперразум Двадцати четырех, тихо и спокойно развевались в воздухе, безвредно прикасаясь к Кейллу в то время, когда он наблюдал сцену ужасной смерти Военного Диктатора. А вдали от всего этого ужаса слышалось чье-то движение. Громадное туловище "Первого" медленно вставало на ноги. Серое лицо было покрыто кровавой маской. Но металлическое туловище осталось целым и невредимым. Пригнувшись, он в безмолвной ярости снова пошел в атаку. Кейлл тоже устремился к нему, его воинский гнев был на грани взрыва, и это позволяло ему идти напролом. Он легко проскользнул ниже громадных цепких рук. Он ловко ускользнул от сокрушительного удара массивного тела. Но уворачиваясь, он продолжал хватать, упираться, наносить удары. На какое-то мгновение у Кейлла появилась возможность собраться с силами и сосредоточиться. Он выпрямился и лицом к лицу столкнулся с "Первым". На какую-то долю секунды, подобно тому, как останавливают кадр, чтобы зафиксировать действие глаза во время того, когда человек моргает, золотой великан повис в воздухе, поддерживаемый стальными тисками рук Кейлла. А затем подбросил его с такой силой, что "Первый" дугой пронесся в воздухе, пролетел через открытую панель в стене в сверкающие переливающиеся объятия Арекниса. Когда Кейлл секунду спустя подошел к окну, то он увидел, что громадное тело лежит на поверхности панциря чудовища. Руки и ноги беспомощно шевелились и подрагивали, когда неистовая энергия воздействовала на золотые доспехи. ЭПИЛОГ Ниже высеченного пейзажа внутреннего дворика, отделанного блестящим полупрозрачным камнем, до самой дымки горизонта раскинулся океан - спокойный, океан бирюзового цвета, который представлял собой точное зеркальное отражение такого же бирюзового неба планеты Аркадия. Внутренний дворик был окружен теплым солнечным светом, благоуханием океана и первозданным спокойствием, которым Аркадия славилась более, чем на половину галактики. Кейлл Рэндор лежал на удобном лежаке в конце дворика, позволяя лучам солнца залечивать его раны. Высоко над внутренним двориком с удовольствием парила Джлр, наслаждаясь нежными потоками воздуха, которые проносились под ее широко раскинутыми крыльями. Но частично она сосредоточила свое внимание на Кейлле, с беспокойством взирая на него с высоты. За те недели, что они находились на планете Аркадия, он становился все более неразговорчивым и чужим. Джлр все больше беспокоило, что он не может прийти в себя, выйти из подавленного настроения, причина которого была ей не совсем понятна. Временами ей казалось, что он снова переживает последние моменты их пребывания на астероиде... ...Он отпрянул от вулканического взрыва энергии, который свидетельствовал о смерти "Первого". Вокруг него застыли тела Двадцати четырех - одни были уже мертвы, другие совершенно лишились рассудков. Когда он направился к двери, окинув их лишь мимолетным взглядом, его охватила дикая усталость и боль. Но несмотря на это, он не сразу отправился к кораблю. Вместо этого он снова отправился во внутреннюю часть астероида, туда, где находилась система жизнеобеспечения. Там он нашел инструменты и несколько минут поработал над сложным оборудованием. Только после этого он пошел к кораблю. Забравшись внутрь, он не обратив внимания на причитания Джлр по поводу его ран и поздравления в связи с победой, подошел и встал на колени у импровизированной койки, которую Джлр сделала для старика Тейлиса. На его седой голове теперь уже не было бледного усика, и хотя морщины еще глубже прорезали лицо старика, заостренное от мучительного освобождения из рабства Арекниса, глаза Тейлиса были открыты. И он пристально смотрел на Кейлла. - Спасибо... тебе, - его шепот едва можно было разобрать. Кейлл кивнул и похлопал старика по плечу. - Он будет жить? - тихо спросил он Джлр. - С моей помощью, - заверила она его. - Которая тебе тоже необходима. - Позже, - ответил Кейлл. - Когда я выполню всю работу. Он упал в кресло и дотянулся до пульта управления. Планетарные двигатели устрашающе заревели, и корпус корабля содрогнулся, когда Кейлл прибавил газу. Но клеящее вещество, которое удерживало корабль в образовавшемся в астероиде отверстии, поддалось. И корабль вырвался в космос. Джлр только было начала расспрашивать Кейлла, когда он указал ей на кормовые экраны мониторов, которые еще были в рабочем состоянии. - Посмотри, - громко произнес он. - Я нарушил цепь обратной связи в активизаторе энергии... Дальнейшие объяснения не потребовались. На экранах было видно, что астероид вздрагивает. Оранжевое пламя вырвалось наружу из отверстия, в котором находился корабль Кейлла. А затем весь астероид был поглощен гигантским конвульсивным взрывом. Его изображение на экранах напоминало изображение мини-звезды. Взрывной волной корабль отнесло еще дальше от астероида. Когда все успокоилось, на экранах почти не было никакого изображения. Даже груда космических осколков, которые сопровождали астероид, была отброшена взрывной волной на миллионы километров от того места, где находился астероид. А сам астероид со всем содержимым, включая чудовище Арекниса, был полностью уничтожен, разрушен на мельчайшие кусочки последним катаклизмом. А потом Кейлл, наконец, закрыл глаза и позволил своему телу развалиться в кресле... После всего случившегося у Джлр было очень много работы. Большую часть времени она проводила, копаясь в разуме Тейлиса, точно также, как она лечила Кейлла, направляя свои успокаивающие, заживляющие телепатические способности на то, чтобы восстановить силы, подорванные при освобождении старика из рабства Арекниса. В тоже самое время, откровенно говоря, она использовала все медицинские средства, которые имелись на корабле, для того чтобы лечить Кейлла, особенно для залечивания страшной зияющей раны на его левом плече. И одновременно она установила автоматическое управление кораблем и направила его в Оверлайт, а затем к планете, о которой ей однажды рассказывал Кейлл. Аркадия, планета нескончаемого лета, где обстановка и люди были настолько миролюбивыми и спокойными, что она представляла собой бесценное сокровище для посетителей с разных мест галактики. Там время и тщательный медицинский уход завершили залечивание ран, которое начала Джлр. Тейлис сам восстановил свое здоровье, используя собственные познания в медицине, чтобы полностью восстановить работоспособность раненой руки Кейлла, заживить ткань мускул и кожу, так что рука выглядела совершенно, как прежде. А потом они втроем наслаждались планетой Аркадия - отдыхали, отвлекались от страшных дней, жили в мире и спокойствии. Кроме разве того, что... внутри у Кейлла была темнота, из-за чего Джлр не переставала беспокоиться. Причем ее волнение росло день ото дня. Сейчас, с высоты своего полета, она видела, как Тейлис стоит во внутреннем дворике и пристально смотрит на Кейлла. Она сложила крылья и устремилась вниз, усевшись на балюстраду внутреннего дворика. - У меня хорошие новости, - промолвил старик. - Они даже могут улучшить твое настроение. - Я верю, что что-то должно произойти, - резко ответила она. Из-за схожести разумов, она могла входить в контакт с ними одновременно. Кейлл взглянул на нее с кривой улыбкой. - Я что, такой же мрачный, как и все это? - Камни этого внутреннего дворика, - ответила Джлр, - стали более веселой компанией. Тейлис улыбнулся, затем обратил свой дружелюбный взор на Кейлла. - Если бы мог рассказать, что беспокоит тебя, может быть, мы бы смогли тебе помочь. - Если бы я знал, - вздрогнув, воскликнул Кейлл, - я бы сам помог себе.
в начало наверх
- Может быть, это просто так, - задумчиво произнес Тейлис. Кейлл и Джлр посмотрели на него удивленные и подавленные. - В буквальном смысле. Возможно, его волнует именно тот факт, что у него совершенно нет причин для волнения. Кейлл устало покачал головой. - Не понимаю. - Это кажется очевидным, - продолжал Тейлис. - Со времени гибели твоей планеты ты все время подвергался опасности. Ты путешествовал по всей галактике в поисках убийцы Легионов. Ты участвовал в ужасных битвах. И в конце концов ты вступил в схватку с Военным Диктатором и его приближенными и уничтожил их. А теперь все кончено. Тебе некого больше преследовать, не с кем бороться. - Может быть, вы и правы. - Голос Кейлла был тихим и мрачным. - Я слишком поздно задумался о Моросе. И я чувствую, что мне чего-то... не хватает. - Месть - это целеустремленность, - нахмурившись, промолвил Тейлис. - Она способна воодушевить человека на великие дела, но после нее остается пустота, вакуум. - Это обо мне, - сказал Кейлл. - Именно, - продолжал Тейлис. - Ты воин, и ты победил в своей войне. А теперь ты чувствуешь, что у тебя нет цели, и ты даже не можешь возвратиться домой, потому что у тебя нет дома. Некуда идти, нечем заняться. - И именно поэтому, - холодно вставила Джлр, - ты настолько глубоко ушел в себя, впал в депрессию, что даже мне не удается вывести тебя из этого состояния. Кейлл резко отвернулся, блеск в его глазах сменился унылой улыбкой. - Ладно, предположим, я заслуживаю этого. Но сейчас вы просто поставили диагноз, а как же быть с лечением? - Кейлл, вокруг нас целая галактика, полная захватывающих и незнакомых вещей и событий. Мы можем отправиться в путешествие и узнать обо всем! Кейлл снова покачал головой. - Я пока вполне насытился путешествиями по планетам. Так или иначе, я просто могу постранствовать. Я должен идти своей дорогой. Но единственная дорога, которую я признаю, это дорога Легионера. А я уже достаточно навоевался, и могу некоторое время отдохнуть. - Но в этом и заключаются мои приятные известия! - перебил его Тейлис. - Ты знаешь, что я был связан с остальными Наблюдателями и мы навели некоторые справки. - На морщинистом лице появилась улыбка. - Кейлл, после уничтожения Мороса Легионам остались не выплаченными огромные суммы денег, которые они заработали, представляя свои услуги народам различных планет. Мы все разузнали и я собрал все эти деньги. Теперь ты, как единственный оставшийся в живых, легионер, владелец всего этого состояния. Ты станешь очень богатым молодым человеком. Кейлл пристально посмотрел на него. - Я... Я даже не знаю, что и сказать... - Пока ты будешь рыться в своей голове, подыскивая слова благодарности, - воскликнула Джлр, - у меня есть предложение. - Ее круглые глаза засверкали. - Если ты уже достаточно напутешествовался по этой галактике, давай покинем ее. Мы можем отправиться в мою галактику и познакомиться с моим народом, с народом эхрлил. Там ты усовершенствуешь свое мастерство. Кейлл повернулся и пристально взглянул на нее. - Что ты имеешь в виду? Ты же знаешь, что я никогда не сделаю этого. Тейлис одобрительно кивнул, прекрасно понимая, что пустота серого пространства Оверлайта оказывает ужасное влияние на человеческий разум. А невероятное расстояние между галактиками требует, чтобы корабль пребывал в Оверлайте в течение долгих месяцев. Даже тренированный разум легионера не выдержит такой нагрузки и повредится во время такого путешествия. Джлр тяжело вздохнула. - Я знаю, как слабы люди. Но запомни, что мне очень хорошо известно, что творится в твоей голове, Кейлл. Я могла бы погрузить тебя во временное коматозное состояние, и при перелете между галактиками ты бы просто спал спокойным сном. Глаза Кейлла расширились. - Приостановление жизни? Ты могла бы сделать это? - Легко. Я могла бы даже погрузить в такое состояние и Тейлиса, если бы он согласился присоединиться к нам. Тейлис поднял длинную руку и засмеялся. - Я слишком стар, и слишком долго скрывался. Мне хочется только одного, вернуться к обычной жизни в этой галактике. Но Кейлл почти не слушал его слова. Он сидел, пристально вглядываясь вдаль. Его волнение нарастало. Если можно преодолеть такое расстояние... Мысль об этом! Другая галактика... знакомство с эхрлильцами... незнакомые планеты, куда не заглядывал еще ни один человек... - А пока мы находимся здесь, - прервала его Джлр. - Я могу попросить своих людей создать корабль, удобный для нас обоих. С двигателем, который используют эхрлильцы, можно за несколько недель совершить перелет между галактиками. - Она с воодушевлением замахала крыльями. - Подумай об этом, Кейлл, другие галактики, вся Вселенная, полная приключений и неожиданностей! Казалось, Кейлл был ошеломлен. Он медленно повернулся к Тейлису, который улыбался и подбадривающе кивал. Затем он снова повернулся и посмотрел на Джлр, и на его лице появилась широкая улыбка. - Да, именно это, - наконец, промолвил он. - Именно этим мы и займемся. Мы отправимся в путешествие по Вселенной!

ВВерх