UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Джоан Хантер ХОЛЛИ

    ПОХИТИТЕЛИ УМОВ




 1

Морган Селерс быстро шагал по направлению к  железобетонному  зданию,
испытывая возбуждение, похожее на то, которое  он  чувствовал,  когда  был
молодым, начинающим карьеру агентом. Он был удивлен. Морган не думал,  что
после пятнадцати лет  работы  в  Командах  следователей  может  испытывать
предвкушение  задания  вновь.  Но  что-то  в  голосе  директора  Флеберта,
позвонившего ему, -  определенная  безотлагательность,  некий  полутон,  в
котором угадывались большие события, - отбросило его назад, в его  молодые
годы, и он шагал с этим чувством, желая всем сердцем получить дело, и  его
переполняла радость, что именно на него пал выбор.
Но  когда  большая  стеклянная  дверь,  раскачиваясь,   закрылась   и
воздушный кондиционер подул на него, как бы отсекая теплый весенний  день,
он замедлил шаги. Девушка-дежурная улыбнулась,  сразу  узнав  его.  Он  не
обольщался на сей счет. Она  не  знала  ничего  о  его  репутации,  ее  не
привлекали ни его прекрасная, точеная фигура, ни его  каштановые,  красиво
причесанные волосы, ее не  интересовала  его  холостая  жизнь.  Она  знала
каждого человека из Команд следователей. Это была ее работа.
Она сказала:
- Директор Флеберт просил, чтобы вы сразу поднялись  к  нему,  мистер
Селерс. Он будет ждать вас в Базовой канцелярии.
- Значит, самый верхний этаж, - улыбнулся ей в ответ Морган.
Она кивнула головой.
- Самый высокий и, наверное, самый секретный.
Он шел к лифтам и в очередной раз удивлялся  как  здание,  в  котором
ведется такая большая работа и в  котором  находится  так  много  отделов,
может всегда выглядеть таким  пустым.  Правда,  здание  было  обширным,  а
посетители всегда быстро удалялись в  свои  раздельные,  уютные  кабинеты.
Морган вошел в лифт и  произнес:  "Базовая  канцелярия".  Через  мгновение
дверь открылась и он очутился на личном  этаже  Флеберта.  Весь  этаж  был
отделан  алюминиевыми  панелями,  часть  их  сохраняла  свой   натуральный
оттенок, а некоторые были слегка окрашены светящимися красками.
Увидев  его,  секретарь  Флеберта   встала   и   предчувствие   вновь
зашевелилось в его душе. Теперь он был уверен, что задание будет сложным.
- Он ждет, - сказала она. Ее лицо всегда выражало спокойствие,  глаза
никогда не смотрели на него. Двигались только ее руки, указывая путь.
Морган последовал по направлению ее руки и вошел в кабинет.  Директор
Хью Флеберт поднялся ему навстречу. Это был невысокий  человек  с  бледной
кожей и седыми волосами и почти такого же цвета глазами, но его тело  было
гибким с упругими  мускулами,  а  рука,  которую  Морган  пожал,  все  еще
сохраняла силу. Комната, в которую вошел Морган, была огромной, но Флеберт
не казался в ней маленьким. Ничто не могло приуменьшить Хью Флеберта.
- Садитесь, Морган,  и  давайте  сразу  перейдем  к  делу,  -  сказал
Флеберт.
- Как, даже не поздоровавшись?
- Нет времени. У вас через час условленная  встреча,  а  мне  хочется
основательно вас проинструктировать.
- У  меня  действительно  свидание,  -  пошутил  Морган,  зная  какое
раздражение вызовет его замечание у Флеберта.
- Считайте, что оно уже отменено. -  Флеберт  усмехнулся.  -  Вам  не
удастся рассердить меня сегодня, мой мальчик, потому что в  этот  раз  вам
предстоит выполнить чрезвычайно важное задание.
- Значит, международное. - Морган снова  почувствовал  волнение.  Как
старший член Команды следователей, обеспечивающей  поддержание  порядка  в
мире, он получал в последнее время слишком много  заданий,  требующих  его
присутствия дома, и возможность попутешествовать радовала его.
- Нет, не международное, - поправил его Флеберт. - Межпланетное.
На это заявление у Моргана не нашлось ответа, так как сама идея  была
просто невероятной.
- Вы правильно меня поняли.  Я  сказал:  "Межпланетное",  -  повторил
Флеберт.
-  Но  ведь  межпланетного  следствия  не  существует.  Или  с   нами
установила контакт какая-то другая раса?
- Нет. Только риганцы.
- Но ведь пятнадцать лет тому назад, когда риганцы  появились  здесь,
мы заключили с ними договор о  невмешательстве  во  внутренние  дела  друг
друга. Наши отношения ограничиваются исключительно торговлей. Правильно?
- До недавнего времени все было именно так.  Но  в  наших  отношениях
возник кризис, Морган, кризис, которого мы  опасались,  но  с  которым  не
ожидали  столкнуться  в  действительности.  Возможно,  вы  успели  уловить
некоторую тенденцию  в  передачах  ежедневных  новостей,  пока  мы  их  не
прекратили.
- Два месяца я работал в горах, вы знаете об этом, так что ничего  не
слышал. Так в чем же дело, запахло контрабандой?
Флеберт наклонился вперед, положив локти на стол.
- Без вести пропавшие люди. Я не знаю, надо ли бить тревогу, но шесть
месяцев назад количество без вести пропавших  людей  резко  увеличилось  и
такое положение дел сохранялось на протяжении нескольких месяцев, а  затем
все резко прекратилось.
- Прекрасно. И что же? - поинтересовался Морган.
- Число без вести пропавших достигло двадцати тысяч!
Морган был поражен и с удивлением уставился на Флеберта.
- Пропадают без следа, - продолжал Флеберт, -  полностью  исчезают  с
нашей планеты.
- Угу. - Цель беседы начинала постепенно проясняться для  Моргана.  -
Вы думаете, что они исчезают с Земли в буквальном смысле. А появляются  на
Риге.
- Это единственно возможное объяснение и единственно возможное место.
Флеберт сделал паузу, предоставляя  Моргану  время,  чтобы  осмыслить
идею и проанализировать ее. Наконец Морган сказал:
- Вы выдвигаете серьезное обвинение, Хью. Мотив!  Для  чего  риганцам
нужны двадцать тысяч людей?
- Двадцать тысяч плюс неизвестно  сколько  еще,  мы  еще  не  слышали
сводку на сегодня. Мотив простой. Рабство! Вы  знаете  о  риганцах...  Они
живут в состоянии сверхъестественного телепатического  рабства.  Ведь  они
постоянно находятся в состоянии борьбы друг с  другом,  пытаясь  захватить
чей-либо разум.
- У меня только какие-то зачаточные понятия обо всем этом, я не  знаю
никаких подробностей.
- Никто из людей не знает подробностей. Риганцы  не  рассказывают  об
этом. Но разве вы не улавливаете, что я имею в виду?  Земляне,  у  которых
риганцы захватят разум, станут легкой добычей, их легко будет превратить в
рабов. Дешевый труд, дешевая энергия.
Морган содрогнулся.
- Это ужасающая картина. Они могут превратить Землю  в  питомник  для
разведения рабочей силы.
- Могут. И мы думаем, что именно этого они и хотят.
- Но почему эту возможность не приняли в расчет, когда  они  завязали
первые контакты с нами? - возмутился Морган. - Кто так неразумно поступил?
- Все возможности взвешивались, и все хорошо продумывалось,  поверьте
мне. Риганцы уверили нас в мирных намерениях,  вручив  нам  кодекс  чести,
который не позволяет им пополнять управляемые трудовые  ресурсы  с  другой
планеты. Мы поверили им, и я думаю, что мы поступили правильно, так как их
правительство также расстроенно нынешним поворотом событий, как и мы.  Они
тоже хотят докопаться до истины.
- Может, дымовая завеса?
- Я так не думаю. - Флеберт, похоже, не разделял сомнений Моргана.  -
Я считаю, что они стремятся сгладить конфликт. Я даже думаю, что они  сами
немного напуганы. Они не могут понять мотивов. Они не могут поверить,  что
их соплеменники могут красть  трудовую  силу,  но  они  чувствуют  в  этом
опасность для их собственной энергии и своих  правительственных  структур.
Их правители совсем не похожи на наших.  Их  планета  управляется  Советом
правителей. У них около четырех  сотен  специально  выделенных,  наивысших
правителей, которые по очереди входят в Совет  и  осуществляют  управление
планетой. Я думаю, они очень осторожно  относятся  друг  к  другу.  Те,  с
которыми я контактировал, подозревают некоторых правителей в том, что  они
замешаны в нашем деле. Но они сами не хотят вступать в  конфликт  с  ними.
Это связано с их личной безопасностью.  Тем  не  менее,  они  хотят  найти
преступника и остановить его.
- Другими словами, нам повезло и мы вступили в контакт  с  "хорошими"
правителями. Но мы могли также контактировать с одним из похитителей.
- Возможно, что так и было в  действительности.  Это  ваша  работа  -
выяснить.
Морган поднялся и стал мерить шагами огромную комнату.
- Я думаю, у них были  все  возможности  похищать  людей.  Они  очень
похожи на нас, практически невозможно отличить.  Если  они  позаимствовали
нашу одежду, они могли смешаться с толпой и запросто  похищать  ничего  не
подозревающих людей. Но они  должны  же  были  вывезти  их  с  планеты,  а
космические корабли не так просто спрятать.
- Это работа полиции, - проворчал Флеберт. - Я не собираюсь  поручать
вам работу полиции. Я хочу, чтобы вы  вычислили  мотивы,  нашли  потаенные
места, но больше всего мне хочется, чтобы вы выявили главарей  заговора  и
доставили их в руки объединенной комиссии от правительств планет  Земли  и
Риги.
- Но я не могу сделать этого. - Морган развернулся. - Это работа  для
риганцев на Риге. Она не может быть выполнена на Земле.
- Конечно, нет. Вот почему вы отправляетесь на Ригу.
- Я? - Морган опять сел.
- Что-то вы сильно побледнели, Морган, - отметил Флеберт.
- Мое чувство страха всегда так проявляется. Я боюсь, ну и что? Как я
говорил уже, мои  познания  о  психической  силе  риганцев  ограничиваются
толками и элементарными знаниями, но до меня доходили некоторые истории  и
у меня есть воображение. Мне не нравится идея лететь туда и стать...  Черт
побери, Хью, меня же самого превратят в раба! Роботы! Вот что  они  делают
друг с другом, разве не так?
- Да, - Флеберт не стал его разубеждать, - но вы будете  иметь  самое
безопасное сопровождение, которое мы сможем дать вам со стороны  Земли,  а
также охрану, которую риганцы обеспечат  вам.  Этот  кодекс  чести...  Они
поклялись, что обыкновенный индивидуум на улицах Риги  никогда  не  тронет
вас. Опасность будет исходить  только  от  личностей,  которых  вы  будете
преследовать.
- Потрясающее утешение. Я думаю, что на этот раз вы потеряли  чувство
меры, Хью. Я не могу лететь на чуждую планету, у которой своя, чуждая  мне
культура и тем более не смогу разобраться в том, что я увижу.
- Вы не будете работать там в одиночку.  Риганцы  выбрали  одного  из
своих следователей, который составит с вами  команду.  Он  будет  рядом  с
вами, а для  него  культура  планеты  Рига  не  будет  чуждой.  Он  сможет
обеспечить вам определенную защиту... Ну я  не  знаю...  В  любом  случае,
встреча с ним - это и есть то свидание, о котором я упоминал.
Морган покачал головой, выражая  этим  жестом  не  удовлетворение,  а
скорее одобрение.
- Такие новости радуют. Но не очень сильно.
- Но то, что  это  огромная  опасность  для  Земли  -  имеет  большее
значение. Не так ли? - спросил Флеберт.
- Конечно. Я не отказываюсь от задания.  Хотел  бы,  но  не  могу,  -
засмеялся Морган. Его смех был коротким и едким. - Я шел сюда с прекрасным
предвкушением будущей  работы,  а  вы  ухитрились  подавить  это  приятное
ожидание страхом. Кто этот риганец?
Флеберт посмотрел на обрывок бумаги,  лежащий  у  него  на  столе,  и
прочел: "Джаэль Сорок Зант".
- Я понимаю так, что номер означает его психическую силу в  их  шкале
оценок, то есть его воздействие распространяется на сорок особей.
- Другими словами, у него есть сорок рабов.
- Правильно. Но и он чей-то раб, вопрос чей? Я сам мало разбираюсь  в
жизни риганцев.
- Сорок - это большое число для них? Он - важная персона?
- Я думаю, что да, - ответил Флеберт.
- Хорошо. - Моргана не волновала неуверенность  Флеберта.  Его  страх
прошел и он снова начал ощущать покалывание от  предвкушения  предстоящего
дела. Он любил препятствия. - Иметь напарника-риганца - это  уже  кое-что.
Мне начинает нравиться эта мысль.
Флеберт раздраженно махнул рукой.
- Не думайте, что ваша работа облегчается  потому,  что  все  риганцы

 
в начало наверх
квалифицированы по шкале силы воздействия. То, что известна их сила, еще не говорит о том, как вы думаете, что известно их воздействие, как мы это понимаем. За исключением их психической энергии в них нет ничего подобного земному человеку, никогда не забывайте об этом. Они другой породы, Морган. - Я понимаю, что они - чужаки, - возразил Морган. Он не хотел, чтобы ему читали лекцию. Инструктаж, к тому же краткий, - это одно, а лекция - совершенно другое дело. - У них нет понятия совести, - продолжал Флеберт. - Я могу определить это так: они не предают значения ни одному человеческому качеству, которое ценим мы. - И к чему то, что вы сейчас говорите? Вы хотите посеять во мне недоверие к моему напарнику? - поинтересовался Морган. - Да. Именно так. Я вижу, что вы успокоились слишком быстро. Вы должны понимать, что этот ваш будущий напарник-риганец, этот Джаэль Сорок Зант, не похож на тех напарников, которых вы имели до сих пор. Я обсуждал с риганцами ценимые нами человеческие свойства. Я перечислял их, а они не понимали о чем идет речь. Сострадание, верность, честность, раскаяние - ни одно из этих слов для них не имело значения. Я не утверждаю, однако, что они - чудовища. Я думаю, что они иногда бывают добрыми, но в том-то и дело: они добры только потому, что они случайно почувствовали себя добрыми в этот конкретный момент времени. Они могут быть жестокими по той же самой причине. Жестокости, как мы ее понимаем, не существует для них. Ни одно из общепринятых человеческих свойств не имеет ценности для них. Единственное, что для них имеет значение - это слабость или сила, ты управляешь другими или тобой управляют. Вот так я их понимаю. Таким образом, нельзя положиться на то, что они говорят, или на их настроение, так как это настроение может измениться в любую минуту и направит вас по ложному следу. - Но один из них добровольно вызвался помочь мне, - запротестовал Морган. - Да. Или ему приказали помочь. В любом случае он не будет таким близким другом, как ваши постоянные напарники из Команды. Он не сможет быть вам всегда надежным помощником и союзником. Я хочу, чтобы вы это поняли, Морган. Вы в действительности должны проделать все сами, а Джаэль Сорок Зант может оказаться дополнительной помехой для вас. - Если вы не возражаете, сэр, то я выскажу мнение, что такой поворот нашей беседы меня раздражает. Я знаю вас и ваше тщательное отношение, ваше внимание к каждой возможной черной туче, но на этот раз вы превзошли себя. Мое отношение к напарнику всегда таково, что он для меня - второе я, и вы знаете это. А в данном случае такое отношение еще более важно, так как он знает Ригу, а я нет. - Я полностью согласен с вами, - Флеберт покачал головой. - Тогда не пытайтесь мне внушить то, что у нас с риганцем не получиться партнерства, что он может стать для меня только дополнительным препятствием. - Поймите, Морган, я никогда так не поступал, но в данном случае я должен это сделать. Я боюсь, что выражаюсь недостаточно ясно. Я не имел в виду, что нет надежды сделать из этого риганца настоящего партнера. Все это время он будет для вас вторым я, Морган. Если вы собираетесь выиграть это дело, а вы должны победить, тогда, возможно, он послужит ключом для вас в данной работе. Он знает Ригу и риганцев. Он обладает психической энергией, и об этом следует помнить, так как то, что вы подумаете о нем, как я себе это представляю, будет тут же им зарегистрировано. Вы должны быть к этому готовы. Вся операция может зависеть от того, как сложатся ваши отношения с Джаэлем Сорок Зантом, и насколько вы сможете ими манипулировать. Когда вы встретитесь с ним, будьте настороже и постарайтесь склонить его на свою сторону. - Так как я никогда не имел дела с риганцами, не могли бы вы посоветовать кого-либо, кто бы мог рассказать мне о них побольше? К чему они более восприимчивы? Какой вид дружбы они предпочитают? - Вам придется исполнить это дело на слух, - ответил Флеберт. - Что касается риганцев, то те из них, с которыми я встречался, были полностью непредсказуемыми. Более того, они вызвали во мне неприятное ощущение. Я понял, что они в действительности не могут читать мысли, но они улавливают, что вы чувствуете, а это тоже плохо. - Нет ли кого-либо еще, кто мог бы проинструктировать меня о них? Флеберт упрямо покачал головой. - Я думаю, что это ничего не даст вам. Я могу послать вас к людям из отдела торговли и они смогут рассказать вам о риганцах, но это будет их представление. Я мог бы найти кого-нибудь еще, кто мог бы вам дать информацию. Но это не приведет ни к чему хорошему. Никто на Земле фактически не знает риганцев. Любые неправильные представления, которыми вас напичкают, скорее принесут вам вред, чем помогут вам. Я доверяю вашей рассудительности и чувствам. Я хочу, чтобы вы шли на условленную встречу спокойным, выработали свое независимое мнение о напарнике и постарались склонить его на вашу сторону. Это свидание имеет значение, главным образом, для вас, чтобы вы постарались понять риганца. Морган согласился с решением Флеберта, как он делал это на протяжении многих лет. Шеф был хитрым и разумным человеком, и редко ошибался. Морган изменил тему разговора. - Будут ли специальные указания, которых мне следует придерживаться? Мне бы хотелось сначала немного поразведать здесь, прежде, чем я отправлюсь на Ригу. Может быть поговорить с кем-нибудь из родственников без вести пропавших. - Делайте все, что считаете нужным. Свяжитесь со мной в течение ближайших нескольких часов, я добуду для вас несколько имен. Что касается выполнения задания, то вы должны будете выработать свой план, так как мы знаем слишком мало о нашей цели. Вы разработаете свой план действий, подготовите ключи и ловушки. Морган, добудьте для нас нужную информацию. Мы должны остановить переброску невинных людей до того, как Землю превратят в питомник для разведения рабов. Если риганцы - честные существа, и за всем этим не стоит их правительство, тогда мы должны помочь им найти преступников. Если же они обманывают нас и все делается с ведома правительства, тогда мы должны подготовиться к крупномасштабной межпланетной войне. И да поможет нам Бог, если дойдет до этого. - Да, в этом случае мы можем надеяться только на Бога. Солдаты-земляне не смогут справиться с риганцами. Они перевербуют наших людей с помощью своей психической силы. Флеберт долго смотрел на Моргана тяжелым взглядом. - Хотелось бы мне стать немного моложе, чтобы оказаться на вашем месте. Черт побери, как бы мне этого хотелось! - Он смешал бумаги, лежащие у него на столе и резко сказал: - Вы должны встретиться с вашим напарником-риганцем в баре Каровел в три часа. Все риганцы похожи друг на друга, вы знаете - темно-каштановые или черные волосы, темно-карие или черные глаза, загорелая кожа. У вас не будет трудностей в его опознании. Он будет одет как риганец. - Облегающий костюм павлиньего цвета? - Красный. Он будет одет в красное. Просто представитесь. Он знает ваше имя. - Вы были уверены во мне, не так ли, Хью? Что было бы, если бы я отказался от задания? - У меня нет ответа на ваш вопрос, так как я даже не рассматривал такой вариант. - Флеберт встал, его небольшой рост подчеркивался долговязой фигурой Моргана. - Я чувствую, что я должен был дать вам возможность поработать в магнитотеке, или организовать встречу с экспертами, или провести с вами курс обучения, - но ничего этого я сделать не могу. Итак, ваше задание: вы должны отправиться на Ригу и найти главарей заговора; выполните задание решительно и хорошо, и главное - возвращайтесь домой живым. Последнее вы должны сделать ради себя. Вы получили наилучшую подготовку, которую могла предоставить своим следователям Земля, и у вас наибольший опыт из всех членов Команд следователей. - Не оплакивайте меня, Хью, заранее, - Морган постарался стряхнуть с Флеберта угрюмое настроение. - Я вернусь. У меня есть главное - очень важный повод отправиться туда и преуспеть в деле. Не беспокойтесь, мне доводилось попадать в очень неблагоприятные ситуации. - В такие исключительно неблагоприятные? - Нет. Но неприятности всегда остаются неприятностями, маленькие они или большие, и я не беспокоюсь о них. Много лет назад вы взяли меня сюда и привили мне чувство полной самоуверенности. Я и сейчас не дам положить себя на лопатки. Флеберт пожал руку Моргана. - Ну, идите. Если сможете, посылайте мне рапорты, но главное - выполняйте свою работу. А теперь убирайтесь отсюда и поспешите на условленную встречу. Когда встретите своего напарника, не слишком доверяйте ему. 2 Морган покинул здание под аккомпанемент все тех же секретарских улыбок, которые и встретили его. Чувство волнующего ожидания прошло, теперь он испытывал решимость, напряжение и странное ощущение опасности. Раньше он никогда не нервничал, начиная какое-либо дело, ему не нравились эмоции в работе. Это задание было необычным, не таким, как предыдущие. Его нужно было выполнить в чуждом ему мире, населенном чуждыми существами. Но он сумеет овладеть ситуацией. Главное, чему он научился за годы пребывания в Командах следователей, - это самоуверенности. - Никогда не сомневайся. Выбрал курс - иди напролом избранным путем. Если окажется, что выбранный путь ошибочен, тогда ищи другой, но никогда не обвиняй никого в том, что ты ошибся. Следуй своим инстинктам, в 80 процентах случаев они приводят к правильному решению. Он шел переполненной, шумной, затененной улицей и настойчиво повторял основы своей работы. Мальчиком он мечтал стать следователем; он учился и молился за то, чтобы у него это получилось, и когда представился шанс, он возглавил свой класс. Упрямый, младший Флеберт - так называли его. Упрямый, но это упрямство не было его недостатком, скорее это его качество можно было определить, как настойчивость. На углу улицы Морган остановился в ожидании автокэба, на котором собирался продолжить свой путь. Улицы были переполнены и он задумался, бывают ли такие мгновения, когда они пустеют. Здания поднимались все выше в небо, чтобы дать пристанище всей этой толпе, чтобы служить ей, но они делали людей еще меньшими, каждый человек был только песчинкой в море толпы. Население Земли разрасталось, космос же не расширял горизонты, по крайней мере еще не расширял, и риганцы ничего не могли предложить: ни космических путешествий, ни обитаемых планет. Зеленый автокэб проезжал мимо и Морган окликнул его, издав звук "Хи" определенного тона, который притягивал автокэб к обочине. Он вошел, нажал кнопку компьютерного управления и произнес: "Бар Каровел", затем добавил: "пожалуйста", придерживаясь старомодных правил приличия, которые ему никак не удавалось забыть. Машина рванулась вперед, быстро прокладывая путь вдоль улиц, при этом ее компьютер сортировал места назначения и составлял маршруты. Морган откинулся на спинку сидения и стал вспоминать свой разговор с Флебертом, его слова, удивляясь их обыденности и тому, как спокойно они произносились. Земля - в опасности. Человечество на грани превращения в тупую массу рабов, а Флеберт относится к этому заданию, как к любому другому делу - контрабанде, заговору, установлению монополии. Но по мере того, как он вспоминал, перед ним возникали серые глаза Флеберта. Их выражение не было ни спокойным, ни обыденным. В них светилась тревога, но они смотрели с надеждой на Моргана, так как Флеберт твердо верил в принципы, которые были привиты всем следователям: Решительность, Мужество, Преданность, Честность, Стойкость. Морган знал, ни секунды не колеблясь, что он живет согласно этим принципам, что было доказано им на деле и неоднократно. Автокэб подкатил к обочине, вспыхнул свет, высвечивая плату за проезд. Морган опустил монеты и купюры в соответствующие прорези, взял сдачу и вышел. Он находился под навесом бара Каровел - полосатым тентом из красных и зеленых полос, ведущим прямо к зеленой алюминиевой двери. Он поправил галстук и пиджак, стараясь принять вид легкой самонадеянности. Он хотел встретиться с Джаэлем Сорок Зантом на равных. Войдя, он остановился, чтобы глаза привыкли к слабому освещению внутри бара. Бар был громадный, с множеством комнат по разным сторонам от двери, раскрашенных в разные цвета и представляющих различные тематические места действия. Впечатление было кошмарное, но бары всегда были такими: слабо освещенными, заполненными дымом сигарет с искусственным табаком и шикарными, что приводило в смущение. Они существовали как символ человеческого стремления уйти от стали и бетона в поисках чего-нибудь нового. Однако даже здесь, в такое время дня толпилась масса людей. Гардеробщица подошла к нему, несмотря на то, что у него не было шляпы. Она
в начало наверх
была рыжеволосой, шести футов ростом, ее волосы были так высоко уложены, что она казалась выше Моргана. Она шепнула почти украдкой: - У нас сегодня риганец, сер. Риганец! - Где? - В комнате "на берегу реки". Вон там. - Она повела длинной, тонкой рукой, указывая путь пальцами с пурпурными ногтями. - Это первый настоящий живой риганец, которого я вижу. - Комната "на берегу реки"? Спасибо, - отрывисто проговорил Морган и быстро покинул ее. Он вошел в указанную комнату и долго стоял у порога, изучая ее. Эта комната также была плохо освещена - в ней создавался эффект лунного света, окружающая обстановка изображала лесную поляну с деревьями, растущими как бы из пола, и механическими птицами, летающими среди ветвей и ловящими механических мошек. За поляной была изображена река, эффект усиливался шумом бегущей воды. Морган пристально оглядел ее оценивающим взглядом. Обычно он наслаждался этим видом, но теперь, когда он только вернулся из поездки в горы, с одного из тех диких и естественных уголков, которых осталось на Земле всего несколько, его душа не принимала вида искусственной реки. Он осмотрел комнату, мысленно сортируя людей в ней. Внезапно его глаза натолкнулись на ярко-алые одежды риганца возле реки, и его план постоять здесь и изучить своего партнера сразу же рухнул, так как тот уже поднялся ему навстречу с лицом, выражающим любопытство и пытливость. Морган двинулся к нему, стараясь быстро охватить взглядом фигуру будущего напарника. Риганец был высокий, стройный, с черными волосами и черными глазами, с длинными тонкими руками, с аристократической, красивой формы головой, с приятным красивым лицом, на котором выделялись черные брови, которые, казалось, вот-вот загорятся от блеска сверкающих глаз. Было ясно, что риганец узнал его без всякой процедуры представления и Моргана интересовало каким образом, но он выбросил этот вопрос из головы, потому что он приводил его в легкий трепет. Трепет нарастал. Здесь перед ним находился мужчина, который должен будет разделить с ним опасность, но этот мужчина не был человеком. Как он будет работать с чужаком, с личностью, полностью отличной от него, с характером, который он даже не мог постигнуть? Морган подошел к столику и быстро протянул руку, беря инициативу в свои руки. Он сжал конусообразные пальцы чужака в крепком рукопожатии. - Я - Морган Селерс. Чужак ответил: - Джаэль Сорок Зант. Садись. Я заказал для тебя напиток. Я ожидал, что ты будешь точен. - На самом деле я появился чуть раньше, - произнес Морган и был удивлен тем, что ведет себя суетливо. У него не было причин оправдываться перед этим существом. Однако в темных глазах риганца было что-то такое, что выражало надменное отношение, которое выжимало из Моргана слова. Он сделал быстрый глоток и ему не понравился выбор риганца. - Понравилось? - спросил Джаэль и не дожидаясь ответа продолжил: - Мне подумалось, что ты захочешь выпить охлажденный напиток, хотя я и не могу понять ваших вкусов. - Он посмотрел на свою чашку кофе, над которой струился пар. - Как вы, люди, выносите этот климат? Я никогда не смогу понять. И что еще хуже, внутри ваших зданий прохладнее, чем на улице. - На Риге - жарко. Я понимаю. - Нет. Никоим образом. Она просто удобная. Морган улыбнулся в душе. Итак, поскольку с Джаэлем Сорок Зантом все равно придется работать, главное правило, видимо, должно быть следующим: "Приготовься игнорировать его высокомерие. На Земле риганцам зябко не потому, что Рига - жаркая. О, нет. Просто Земля не соответствует их представлениям". - Я предполагаю, что у тебя уже был инструктаж, - продолжил разговор Джаэль. - Идея в целом смехотворна, не так ли? Однако у нас нет выбора. Мы должны пойти по выбранному вашим правительством пути так далеко, как оно того пожелает. - Ты имеешь в виду обвинение в похищении людей? Я не вижу ничего смехотворного в этом. - Но ведь это нелепо! Ни один риганец не будет делать то, в чем обвиняет нас ваше правительство. Это - против Закона, всего Закона управления. Сама идея абсурдна. - Значит, ваше правительство поступает нечестно? - спросил Морган. - Вы только делаете вид, что сотрудничаете с нами, потакаете нам. - Я не считаю, что выразил правильно свою мысль, мистер Селерс. Я только рассуждаю вслух, и нахожу, что совершенно невозможно поверить в то, что люди нашей планеты похищают ваших людей. Что они могут получить от вас? Вы все - нули. Ни один из вас не имеет для нас социальной ценности. - Мотивом, я думаю, является экономическая ценность. - Морган старался держать себя в руках. Он не должен позволять риганцу рассердить себя, во всяком случае не так быстро. Желательно сдержать свой гнев, все же риганец может помочь делу. Он - существо, чуждое нам. Вот эту мысль Морган старался удержать в мозгу, как главную. - Полагаю, что действительно существует определенная вероятность, - ответил Джаэль. - Ты опять изменил формулировку. Как мы сможем выполнить задание, если ты не веришь в то, что делаешь? - Пусть это тебя не беспокоит. Я могу хорошо работать при любых обстоятельствах. Я привык выполнять то, к чему у меня не лежит душа и что меня не интересует. Я просто хочу, чтобы ты знал мою позицию. - Хорошо, - уступил Морган. - Но я все же почти ничего не знаю о вас. Вы, риганцы, все эти годы умалчивали о своей культуре, так что практически ничего не известно о вас. В первую очередь, я ничего не знаю о вашем обществе. В сущности, я даже не знаю, как тебя называть. Зант? Это твоя фамилия? - Нет. - Риганец засмеялся. - Зант - это мой родной город. Это также наша столица, так что ты успеешь хорошо познакомиться с Зантом прежде, чем мы закончим дело. Называй меня Джаэлем. Это единственное мое имя. Номер меняется в зависимости от количества Управляемых, которыми я владею. - У тебя их сорок. Правильно? - В данный момент это так. Я чувствую, что ты выведен из равновесия перспективой посещения Риги. Я читаю страх в тебе. Отбрось его. Я достаточно силен, чтобы защитить тебя, к тому же это моя главная обязанность. Остальное - наша культура, наш образ жизни - будет проясняться для тебя по мере того, как ты будешь попадать в разные ситуации. Морган почувствовал, как темные глаза тяжело впиваются в его глаза и отвел их. Риганец сказал, что он "чувствует" и "читает" страх в нем. Морган знал, что тот имел в виду и ему это не нравилось. Он жадно сделал глоток и решил прямо сейчас в открытую разъяснить риганцу свою позицию. - Мне не нравится начинать с требований, но так как мы собираемся быть партнерами, то мы должны с уважением относиться друг к другу. Итак, мне бы хотелось, чтобы ты обещал не лезть в мой мозг. Я не хочу, чтобы ты ковырялся в моих мыслях. - Когда он произносил свою тираду, то чувствовал себя несколько смущенным, говоря о таких вещах, которых он в сущности не понимал. - Но я не могу читать твои мысли! Я чувствую твои эмоции. Я не знаю о чем ты думаешь. Твой страх просто витает вокруг тебя. Ты не вправе упрекать меня в том, что я его улавливаю, он бьет мне прямо в лицо. - Риганец улыбнулся. - Но я не испытываю страха! - Заспорил Морган. Заспорил слишком громко. - Ты неправильно оцениваешь мои чувства. Неуверенность, да. Беспокойство, да. Но не страх. Я не боюсь тебя или тебе подобных. Пойми это тоже. И еще одно - мы будем работать на равных, выполняя это задание, и я не люблю, когда надо мной насмехаются. - У нас прекрасное начало, не так ли? - ответил Джаэль. - Но я принимаю твои условия и постараюсь уважать твои желания, когда смогу. Я конечно же не хотел бы причинять тебе страдания. Во всяком случае не тогда, когда я направлен защищать тебя. - Ты не обязан охранять меня. - Я вижу свою роль именно в этом. - Риганец был упрям. - Ты не понимаешь, Морган, - сказал он иронично, тоном, каким взрослый человек разговаривает с ребенком. - Тебе необходима моя защита, причем вся, на которую я только способен, иначе любой пятилетний ребенок с нашей планеты может взять тебя и управлять тобой, не прилагая особых усилий. - Мне казалось, что ты упоминал о том, будто делать такие вещи запрещено вашим Законом. - У тебя хорошая память. Очень хорошо. Я думаю, что мы можем уже покинуть это место. - Ты не ответил на мой вопрос. Так все же, какое из твоих утверждений правильное? То, что это запрещено вашим Законом и немыслимо, или то, что любой риганец будет пытаться захватить и контролировать ум землянина, и поэтому любой риганец на улице будет для меня опасен, даже ребенок? Джаэль вновь встретился глазами со взглядом Моргана, его глаза искрились смехом, что просто бесило Моргана. - Кто может сказать? Ты просто сбиваешь меня с толку своими вопросами. Да, это против Закона. Раньше я сказал бы, что ты будешь в такой же безопасности, как Неизвестный под опекой матери. Однако ты поднял сложную проблему. Ты сказал, что некто на Риге нарушает закон и, если это правда, тогда, очевидно, надо считать, что люди моей планеты стали бесчестными и тебе может грозить опасность от каждого из них. Морган с трудом подавил сердитое замечание, которое чуть было не вырвалось у него. Флеберт был прав. Похоже на то, что Джаэль будет действительно дополнительной помехой, а не помощью. Он играет с заданием, играет словами и идеями, насмехаясь при этом. Официантка прошла мимо них, ее взгляд ни разу не задержался на Моргане. Она спросила, желают ли они повторно заказать напитки. Джаэль ответил: - Мне повторите тот же. Но, чтобы он был горячим. Она изменила позу, качнув бедром в сторону Моргана, давая ему понять, что ожидает от него заказ, но по-прежнему ее глаза смотрели в другую сторону. - Мне ничего не надо, - пробормотал он. Она ушла. - Ваши женщины для меня такая же загадка, как мы для вас, - сказал Джаэль. - От них всех исходит сильный жар. Эти эмоции... Я просто чувствую себя вызванным на состязание, когда они подходят ко мне, а ведь я должен помнить, что у них нет энергии для вызова. - Это точка зрения риганца, вот и все. Представители вашей расы очень редко посещают Землю с дня первого контакта с нами. - Но у нас действительно нет ничего общего. Все, что мы можем предложить друг другу - это торговля, и даже это не очень прибыльное дело для обеих сторон. - Отсюда возникает мой главный вопрос, - сказал Морган. - Почему ваше правительство разрешило мне посетить Ригу? Поскольку мы такие разные, какой помощи они ожидают от меня в решении данной проблемы? Мне кажется, что риганец может лучше разобраться в этом вопросе. - Мне объяснили это следующим образом. Ты можешь быть более объективным, более постоянным в работе. Они хотели, чтобы работала Команда, но нам не повезло - выбор пал именно на нас. - Прекрасная Команда, - теперь засмеялся Морган. - Команда, у которой никогда не будет шанса. - Ты нарочно издеваешься надо мной? Морган уставился на Джаэля, сбитый с толку. Он не собирался издеваться, однако он получил удовольствие, заметив следы гнева на лице Джаэля, поэтому оставил реплику без ответа. - Я член риганской Команды следователей, - продолжил Джаэль. - Не было случая, чтобы я подвел моих союзников, и мне не нравится твоя реплика - или, я бы сказал, твое чувство негодования и неприязни. - Если ты воспринял от меня такие чувства, то это твое горе. Я просил тебя, не читать мои мысли. В любом случае я рад узнать, что ты понимаешь, что такое работа единой Командой. Честно говоря, я беспокоился с того самого момента, как вошел сюда. Я пришел, желая обрести напарника и обсудить с ним планы действий, а может даже подружиться. Но у нас не получилось ничего из того, что я наметил. Мы слишком расходимся во взглядах, Джаэль. - Мы очень разные. И я хочу тебе сказать, что ты отнесся с подозрением ко мне, признаешь ты этот факт или нет. - Как бы ни было, вернемся к исходной точке. Мы составляем Команду и пришло время начать нашу совместную работу. Ты упоминал, что дома тебе приходилось работать с другими. Какие отношения вас связывали? Каждый из вас был частью одного целого? Вы работали как союзники? - Конечно. Возможно не совсем в том смысле, как понимаешь ты. Когда ты произнес слово "союзники", я почувствовал в тебе теплоту, которую я не могу понять. Симпатия одного человека к другому. Мы не работаем таким образом. Нет. Мы выполняем нашу работу Командой только потому, что одному не под силу вести дело. Нас постоянно вызывают, причем неожиданно, поэтому в Команде должно быть определенное количество людей, работающих над одним
в начало наверх
и тем же заданием, чтобы была уверенность в том, что в любой момент времени хотя бы один из них будет выполнять служебные обязанности. - Вызывают? - переспросил Морган. - Чтобы выполнить какое-либо поручение или работу для наших личных Управляющих. Морган уставился на него озадаченно. - Ты что, не понимаешь? - Джаэль начал выказывать признаки нетерпения. - Каждый из нас является и Управляющим, и Управляемым. Я являюсь Управляющим для сорока человек, поэтому и называюсь Джаэлем Сорок Зантом. Но в это же самое время мной управляет определенное количество других людей. Эти люди вызывают меня в любое время дня и ночи и приказывают выполнить определенные поручения для них, например, дают какое-либо разовое задание, или приказывают поработать день в их бизнесе, или поручают поездить и собрать информацию для них. Когда поступает такой вызов, я должен отправиться немедленно, иначе меня ждет наказание. Это означает, что я должен оставить Команду, но поскольку Команда достаточно большая, то всегда кто-нибудь в ней остается и продолжает задание, держа нити всех направлений в своих руках. В отчаянной ситуации я могу принять вызов, а затем, в свою очередь, вызвать одного из моих Управляемых и послать его вместо себя, но это воспринимается неодобрительно, исключение, конечно, составляют сельскохозяйственные работы. Никто не ждет от меня того, что я сам буду работать в поле. - Конечно, - пробормотал Морган. Рассказанное Джаэлем, наверное, имело какой-то смысл, но не для него. - Что я вынес из твоего объяснения, так это то, что я не могу рассчитывать на тебя. Ты зависим и должен будешь, как раб, по первому же вызову покинуть наше дело даже на середине очень важного этапа работы. - Пожалуйста, не говори так! У нас нет рабов. - Ну, Управляемые. Джаэль кивнул. - Ты быстро схватываешь. Ты прав. Я должен буду покидать тебя время от времени. Но ты все равно будешь в безопасности и сможешь работать. Ты будешь одет как Путешественник, поэтому никто не будет беспокоить тебя, когда меня не будет. Я уверен в этом. - А кто такие Путешественники? - Путешественники не имеют энергии. Они рождаются никуда не годными и не могут стать полноценными членами нашего общества. Они не имеют ни Управляемых, ни Управляющих. Из них получаются коммивояжеры или путники. Никто не трогает их. Никто не старается завладеть ими. - Ты мог бы сказать мне об этом с самого начала и тем самым избавить меня от нескольких очень неприятных минут. Ну ничего, со своими проблемами я справлюсь сам. Сейчас наша главная забота - выполнить это задание. - Я уже начал работать, - сообщил Джаэль. - Я зарезервировал нам места на перелет к Риге назавтра. Мы будем там через три дня. Корабль риганский. - Естественно, - подумал Морган уныло. Риганец никогда не будет доверять чему-либо чужому или принимать во внимание что-нибудь чужое. Вслух он произнес убежденно, пытаясь донести эту убежденность до своего странного напарника и стараясь, чтобы он прочитал его эмоции и понял их. - Хочу сказать нечто очень важное для нас, Джаэль. Мы ведь будем работать над делом вместе? А поскольку это так, мы не должны постоянно противоречить друг другу. - Конечно. - Риганец улыбнулся. - Мы не справимся с заданием, если не будем работать вместе. Хотя ты не можешь прочитать этого во мне, я так же, как и ты, убежден в этом. Это понятно. Мой долг - очистить от подозрений имя моей планеты! И я сделаю все возможное, чтобы защитить тебя. Обещаю. Последние фразы были произнесены с такой торжественностью, что Морган понял: он наконец сумел задеть нужную струну в сердце риганца. Тон, которым были произнесены эти слова, говорил о том, что данное обещание для риганца было чем-то большим, чем обет. - Если ты не возражаешь, то у меня намечено одно дело здесь, которое нужно сделать до того, как мы покинем Землю. Я думаю, мы должны поговорить с людьми, у которых пропали родственники, чтобы мы хоть представляли, как это происходило. Может мы найдем какой-нибудь ключ к разгадке. - Морган ожидал, что Джаэль откажется, или посмеется над его предложением, но риганец не сделал ни того, ни другого. - Будем делать все, что ты считаешь нужным. Мы сейчас на твоей территории. Только я был бы рад попасть на солнышко. Я почти превратился в ледышку. Путешествие к двери оказалось большим испытанием для Моргана. Он привык быть неприметным, привык быть неизвестным и "не воспетым", поэтому оказавшись внезапно в центре всеобщего внимания, он почувствовал болезненную застенчивость. Конечно, взгляды всех были направлены на одетого в красное Джаэля, но они останавливались также и на нем, выражая удивление и желание узнать, кто он такой и почему он находится в такой странной компании. Зато его компаньон наслаждался этим вниманием. Как и ожидал Морган, риганец вышагивал, как напыщенный, чванливый петух, выставляющий себя напоказ. Пока Морган вызывал автокэб, Джаэль стоял молча, всматриваясь в здания и в спешащие толпы людей. Они проехали на автокэбе, а затем их поглотило здание Центра, где они молча продолжили свой путь, направляясь в Базовую канцелярию. Флеберт вышел из своего кабинета, чтобы встретить их, когда узнал, что в канцелярию пожаловал Джаэль. Выражение его лица было комично, когда он впивался глазами в Моргана, стараясь выпытать взглядом, как прошла встреча, и вместе с тем замаскировать тот факт, что он хочет об этом спросить. Морган представил мужчин друг другу и сразу перешел к делу. - Отвечаю на ваш вопрос, сэр. Мы с Джаэлем встретились и все время провели в спорах. Мы не сошлись во взглядах ни по одному вопросу, но договорились действовать сообща. Все правильно? Флеберт, в сильном замешательстве, ошеломленный тем, что услышал негативный отчет от подчиненного в присутствии чужака, был готов обидеться. Но Джаэль улыбнулся ему. - Ваш Морган Селерс - честный человек, сэр, так что вы можете расслабиться и смягчиться. Или, может, я неправильно понимаю ваше напряженное состояние, которое я чувствую в вас? Флеберт покраснел и постарался взять себя в руки. Морган увидел, что маленькому человечку не понравилось, что кто-то посторонний видит насквозь его личные чувства, да еще и говорит об этом во всеуслышание, что в нем возникло негодование по поводу чрезмерного спокойствия риганца. - Моя напряженность касается только Моргана, - ответил Флеберт. - Я надеюсь, вы понимаете, что в то время как вы возвращаетесь домой для выполнения задания, Морган отправляется в неизвестное. Вы находитесь в совсем разных положениях. - Я понимаю, - сказал Джаэль. - Возможно более, чем вы полагаете. - Хорошо... - Флеберт отвернулся, он нервничал в первый раз с тех пор, как Морган знал его. - Я думаю, вы пришли за списком родственников. Честно говоря, мне кажется, что и одного имени будет достаточно. Их истории все слишком похожи. Но если вы хотите потратить на это неделю, вперед. Я говорил, что вы можете действовать как считаете нужным, и не забираю своих слов обратно. Только помните, что каждый день промедления приводит к исчезновению новых людей. - Которые становятся рабами на Риге, - подхватил Джаэль. На его лице вновь появилась улыбка неверия. - Хотя это и ужасно, но мы уверены именно в этом, - вспылил Флеберт. Морган заметил как раскаяние за свои слова отразилось на лице старика и что он собирается извиниться за них. Морган громко рассмеялся, чтобы прервать эту сцену. - Видите, сэр? С Джаэлем все спорят. - Ему не хотелось, чтобы Флеберт приносил извинения этой стройной колонне риганского высокомерия. - Я начинаю думать, что он изводит нас умышленно. - Взгляд Джаэля обратился на Моргана, в нем не было и намека на эмоции. - А так как он может "читать" то, что мы чувствуем, то для него, по всей видимости, это хорошее послеобеденное развлечение - чувствовать наш дискомфорт. Вместо того, чтобы принять вызов Моргана, Джаэль отвернулся и стал изучать интерьер. Затем он без приглашения прошел в кабинет Флеберта. Флеберт и Морган последовали за ним. Морган успокаивающим жестом похлопал шефа по руке. - Не позволяйте ему подавлять себя, - сказал он Флеберту. - Я начинаю понимать, как надо вести себя с ним. В действительности его не волнует ни то, что говорится, ни то, что делается. Флеберт передал ему список и Морган старался быстрее завершить встречу. Он выбрал шесть имен, прекрасно осознавая, что скорее всего он нанесет только один визит, разве что этот визит даст ему в руки нечто такое, что заставит его продолжить поиск. Флеберт, без сомнения, прав и, скорее всего, все истории будут практически одинаковыми. Он положил бумажку с адресами в карман, обменялся с Флебертом рукопожатием, на этот раз сказав ему "до свидания" и вывел своего напарника из кабинета. Когда они вышли на улицу, Морган, заметив как дрожит высокая фигура напарника, сказал: - Первый адресат живет совсем недалеко отсюда, может прогуляемся? Мы можем пройтись по солнечной стороне. - Я с удовольствием прогуляюсь, - ответил Джаэль, - и помедленнее. Я так долго нахожусь на вашей планете, что, мне кажется, превращусь в фанатичного солнцепоклонника. Или что еще хуже, вынужден буду купить эту вещь из шерстяного одеяла, которую вы называете "пальто". 3 Первым адресом в списке значился адрес миссис Рональд Хенкер, занимающей квартиру 4-Н в доме, расположенном в шести кварталах от Базовой канцелярии. Когда Морган нажал кнопку звонка, Джаэль спросил: - Эта женщина будет меня подозревать? Она знает о вашем мнении по поводу людей моей планеты? - Вряд ли, - ответил Морган. - Она знает только то, что мы из Команды следователей. - А как ты объяснишь мое появление? - Я не буду ничего объяснять. Пусть сама решает, как это объяснить. Дверь приоткрылась и невысокая темноволосая женщина вопросительно глянула на них из-за двери. Ее удлиненное лицо напоминало лицо эльфа с глазами удивленной газели. Нервные руки придерживали дверь. Из-за ее спины доносился шум и голоса играющих детей. - Миссис Хенкер, я - Морган Селерс, следователь, - представился Морган. - Я пришел, чтобы задать несколько вопросов о вашем муже. Ее взгляд устремился мимо него и замер на Джаэле. Она кивнула головой и открыла дверь, пропуская их в квартиру. Молча она проводила их в комнату, где на полу боролись двое мальчуганов. При виде мальчиков Джаэль остановился и побледнел. - Но - ваши дети! - Он скрылся из поля зрения детей, как будто то, что он увидел, было для него омерзительным зрелищем, и миссис Хенкер, наконец, как бы проснулась и произнесла первые слова, обращаясь к мальчикам. - Дети, идите в свою комнату. Запускайте поезд или займите себя чем-нибудь другим, только не мешайте нам. - В ее голосе звучало нервное напряжение, словно она тоже негодовала на присутствие детей. Когда они вышли, она потерла лоб тонкой рукой и сказала: - Я до сих пор не знаю, что мне с ними делать. Мой муж ушел так недавно. Всего три месяца назад. И я иногда просто не знаю, что я должна делать с этими мальчишками. Мы совершенно одни. Морган почувствовал себя неловко и начал говорить: - Извините, миссис Хенкер. Я понимаю... - Если бы это была смерть, - перебила она, в первый раз посмотрев прямо на Моргана, - я бы могла понять это. Но так... Понимаете, я не перестаю надеяться, что откроется дверь и Рон вернется. Просто вернется домой. - Ее глаза газели наполнились слезами, она отвела взгляд и стала наблюдать за Джаэлем, который молча ходил по комнате, изучая мебель и картины на стенах. - Ко мне приходило много следователей, которые задавали вопросы, но в первый раз сюда пришел риганец. Ведь он риганец, не так ли? Джаэль ответил сам: - Да, я - риганец. - Для меня большая честь принимать вас в своем доме, - сказала она застенчиво. - Если бы я знала... - Ее взгляд облетел комнату, примечая все, что лежало не на месте, каждую игрушку, каждый журнал. - Мы не отнимем у вас много времени, - сказал Морган, стараясь положить конец ее замешательству. - Если вы расскажете нам вашу историю, то, вероятно, вас больше не будут беспокоить вопросами, мы будем последними. - Пожалуйста, садитесь, - она указала на кресла. Шум игрушечного поезда донесся из спальни и она пробормотала: - Такие тонкие стены. Рон и
в начало наверх
я хотели со временем выбрать что-нибудь получше. Мы почти собрали нужную сумму, но теперь, конечно, я не могу использовать ее с этой целью. Я должна беречь деньги для мальчиков. Она бросила быстрый взгляд на Джаэля, который все еще бродил по комнате. - Джаэль, пожалуйста, присядь, - обратился к нему Морган. Он подошел и сел на софу. - Я никогда не бывал в доме на вашей планете, где мужчина и женщина живут вместе и растят своих детей. В глазах миссис Хенкер вспыхнул интерес и она, как видно, собиралась задать вопрос риганцу, но Морган постарался направить разговор в нужное русло. - Итак, пожалуйста, расскажите, как случилось, что ваш муж исчез из дома? - Он просто исчез и все. Он вышел, чтобы купить торт ко дню рождения Тедди и больше не вернулся. - Какое это было время дня? - Это случилось во второй половине дня. В пять тридцать. После работы. Я не могла оставить детей, поэтому за тортом пошел он. Может быть я должна была пойти, я не знаю. Может быть тогда... - Может он вел себя необычно? Говорил что-нибудь, что могло бы послужить разгадкой к тому, что произошло? - Я пытаюсь, но ничего не могу вспомнить, - сказала она, - только то, что он собирался сократить путь, идя через парк, расположенный через дорогу от нас. Они расспрашивали в булочной, но он не приходил туда. - Было ли что-нибудь такое, что вы почувствовали в нем? - подключился Джаэль, - беспокойство, неудовлетворенность, гнев, может быть? Возможно, вы заметили какой-то намек на то, что он собирается вас оставить? - Я не верю этому! - Она вскочила. - Ни одной секунды! Только не Рон. Я вам говорю, он не бросил меня. Для этого не было причин. - Вы действительно так считаете? - улыбнулся Джаэль. - Я чувствую, как от вас исходят волны сильного гнева. - Вы должны простить моего напарника, - извинился Морган. - Он еще не понимает нас, землян. Но все же, вы уверены в том, что муж не говорил ничего такого необычного? Что-нибудь о новых друзьях, о новых людях, которых он встретил? - Ничего, - повторила она. - Я говорю так не потому, что уже прошло время или у меня плохая память. Я отвечала на эти же вопросы полиции в ту самую ночь. Он не сказал ничего. Он просто вышел и пропал. Я не понимаю, почему никто не нашел его. У нас прекрасная полиция. Наша государственная служба прекрасно работает. Вы же знаете, что вы не первые следователи, работающие по этому делу. С вашей репутацией - почему вы не нашли его? Последние слова прозвучали как вызов и как отчаянная мольба. Морган жалел о том, что пришел и побеспокоил ее. Единственным результатом этого посещения было то, что он увидел сам, как страдают те, у кого пропали близкие им люди. Он надеялся, что и Джаэль это почувствовал. Они еще раз принесли свои извинения и распрощались с миссис Хенкер. Когда они вышли из квартиры, Морган спросил Джаэля: - Ну теперь-то ты понимаешь, почему так важно выполнить это задание? Что в этом деле играют роль не только государственные интересы, но и другие факторы? Ты же видел, что человеческие страдания приводят к отчаянию. - Да, я прочел это в ней, - ответил Джаэль. - Большая боль и одиночество. Но почему, я понять не могу. - Как это "почему"? - Ну, эта ваша любовь. Что это? Почему ее так волнует, что муж ушел? Рука Моргана застыла на кнопке вызова лифта. - Но муж любит жену, а жена... Неужели ты не можешь понять? - Но тут он вспомнил, что Флеберт предупреждал его о том, что риганцы не испытывают страстей, и он попробовал объяснить иначе. - Ну в конце концов, ты же чувствуешь сострадание к детям, Джаэль. Дети внезапно остаются без отца и всего того, что отец для них значил. У тебя есть дети? - Возможно, - ответил Джаэль и больше никакой реакции не последовало. Двери лифта открылись, Морган вошел внутрь вслед за высоким риганцем, все еще находясь под впечатлением его ответа. Он не мог понять его, поэтому спросил: - Что ты имеешь в виду под своим "возможно"? - То, что сказал. Я возможно имею детей. Конечно, было бы аморально знать об этом точно. Морган тряхнул головой. Итак, он напрасно сотрясал воздух своими словами, они не имели смысла для Джаэля. Морган хотел, чтобы он почувствовал жалость, понял человеческие страдания, но это было недоступно риганцу. Когда двери лифта захлопнулись с легким щелчком, глаза Джаэля метнулись в направлении источника звука. Морган отметил про себя, что Джаэль, как по всей видимости и все риганцы, постоянно находится в состоянии обостренной напряженности. Конечно, он не подскакивает от каждого звука, но он замечает каждый звук и встречает его быстрым броском взгляда или всего тела, а это говорит о том, что он в любую минуту готов защищать себя. Но от чего? - Теперь я понимаю, почему наше правительство оградило нас от постоянного контакта с людьми вашей планеты, - пробормотал Джаэль. - Я думаю, это потому, что нам нечего предложить друг другу. Но зато вполне вероятно действие разлагающего влияния с вашей планеты. Мужчины и женщины, живущие вместе со своими детьми, - и это вы называете любовью... Это бы разрушило нас, если бы мы слишком тесно начали контактировать с вами. - Если мы действительно столь различны, - сказал Морган, - возможно ты все же посвятишь меня в основы вашей жизни до того, как мы доберемся до Риги. Я могу обидеть многих людей вашей планеты, если не буду знать ваших табу. - У тебя не будет проблем. Ты будешь находиться со мной, в моем доме, и выходить тоже со мной. Ты всему научишься по мере того, как будешь знакомиться с нашей жизнью. Кроме того, как у Путешественника, у тебя будет мало ограничений. Риганец не хотел посвящать его в подробности жизни его планеты. Может, он имел такой приказ. Морган не знал этого, но он не давил на него. Он считал, что сделал достаточно, зондируя своего напарника весь их первый день знакомства. Похоже, что Джаэль будет не очень хорошим союзником для него, но вспоминая выражение страдания на лице миссис Хенкер, Морган дал себе клятву, что он преодолеет любые препятствия, которые риганец выстроит на его пути для того, чтобы вернуть Рональда Хенкера домой к страдающей от одиночества жене. 4 Морган был готов ступить на Ригу, но чувствовал себя очень неуютно, его нервное состояние действовало на желудок, дыхание было затруднено. Риганский корабль завершал посадку, Морган был одет в соответствующий зеленый костюм, которым его снабдил Джаэль. Костюм был скроен так же, как все одежды риганцев, и походил на облегающие космические костюмы, которые изображали в комических лентах пятидесятилетней давности, к тому же он был пошит из тяжелого материала, а это, как он думал, было нелепо, учитывая то, что он слышал о климате Риги. Итак, выполняя задание, ему придется попотеть в прямом смысле этого слова. Костюм был зеленого цвета, это был цвет Путешественников, как объяснил Джаэль. Над левым карманом, там, где расположено сердце, чужим для него шрифтом был изображен символ, указывающий на то, что он Путешественник. Здесь не могло быть ошибок. Только Путешественники на Риге одевались в зеленые одежды, и только у них был такой символ. У Джаэля было другое изображение, обозначающее число 40, которое ставило его выше любого, кто обладал меньшей психической энергией. Только однажды в разговоре с Морганом Джаэль почувствовал себя беспомощным. Это было, когда он передал листик с изображениями символов всех ступенек общественного положения на Риге Моргану, чтобы тот запомнил их, а Морган бестактно заметил, что Джаэль, как обладатель цифры Сорок, занимает высокое положение по шкале оценок риганской силы, но, к сожалению, не самое высшее. Самым высоким символом был символ 80. Внезапно уязвимость Джаэля со стороны всех обладателей символов между 40 и 80 стала и его собственной уязвимостью. От людей, которыми Джаэль не может управлять, он не сможет защитить Моргана, и тот с сожалением осознавал этот факт. Морган вышел из кабины и стал обходить безмолвный, устеленный коврами холл космического корабля, разыскивая Джаэля. Он нигде не видел иллюминаторов, а ему хотелось понаблюдать за приближающейся планетой. Когда он завернул за угол, где были расположены комнаты для риганцев, он увидел Джаэля, одетого в костюм ярко голубого цвета. - О, а я как раз направлялся к тебе, - пробормотал Джаэль. - А я к тебе. Мне хотелось увидеть вашу планету в смотровое окно. - Боюсь, что ты опоздал. Мы уже почти сели. - Но у меня... - Не возникло никаких ощущений? - закончил за него Джаэль. - Конечно. Ведь это же риганский корабль, построенный по риганской технологии. Наши пассажиры не ощущают ни тряски, ни вибраций. Идем. Ты уже готов сделать свой первый шаг по планете Рига. Морган последовал за высоким риганцем, чувствуя себя школьником, которого подвергли наказанию. Почему он всегда оставляет без ответа напыщенно-фальшивые реплики Джаэля? Он не знал ответа и у него не было времени обдумать его, так как за следующим поворотом он увидел открытый шлюз и перед его глазами предстала Рига. Яркость. Оранжевый блеск. Он резко ударил Моргану в лицо и рассыпался по всему его телу, когда он вышел на солнце. Он остановился в верхней части трапа, пытаясь сориентироваться и давая возможность глазам немного освоиться с этим блеском. Небо было оранжевым. В его вышине горело оранжевое солнце. И свет, наполняющий большой город вокруг космодрома, был оранжевым. Все вокруг - и здания, и листва, и трава - имело оранжевый оттенок и дышало жаром. Джаэль тоже стоял неподвижно, подняв лицо к небу и греясь в лучах солнца. Его кожа приобрела новый оттенок, бронзово-коричневый, а в темной глубине его глаз, когда он взглянул на Моргана, светились оранжевые точки. - Ты еще не ступил на землю Риги, идем. - Пригласил он. Они сошли вниз по трапу и ноги Моргана ступили на поверхность планеты Рига. Он, наверное, должен был ощутить нечто прекрасное, новые впечатления должны были бы взволновать его, но ничего этого не было. Он был все еще ослеплен. Везде, куда бы не обращался его взгляд, было стекло, отражающее оранжевый блеск солнца. Этот город был весь из стекла. Нигде не было твердых массивных стен, только голые металлические конструкции и стекло. Напрягая ослепленные солнцем глаза, он мог видеть очертания людей, движущихся внутри домов и мог даже различить, какие из помещений были офисами, а какие жилыми квартирами. Джаэль прикоснулся к руке Моргана и провел его в зал ожиданий космодрома. Меблировка здесь была столь же яркой, как и одежда людей, снующих вокруг: красной, бирюзовой, зеленой, голубой. И конечно же везде преобладал оранжевый цвет. Здесь стояла массивная мебель из странно окрашенного дерева, выросшего под оранжевым солнцем. Но она была удивительно красива. Морган наконец смог расслабиться. Все-таки Рига оказалась для него не совсем чуждой. Когда Морган расслабился, он заметил, каким напряженным стал Джаэль. Спина риганца превратилась в окостеневший столб, а выражение его лица стало напряженным и настороженным. Каждый человек, мимо которого они проходили, обязательно бросал особый, осторожный взгляд, читая символы на их груди, оценивая и проверяя, есть ли опасность и какова ее степень. Морган также стал обращать внимание на символы. Навстречу им шла женщина со знаком 20 на груди, затем прошел мужчина с символом 10, юноша с цифрой 30. После номера 10 цифры исчислялись только десятками, ниже символа 10 - единицами. Навстречу им попадались номера 6, 4 и даже очень низкие номера - Двойки. Морган старался держаться поближе к Джаэлю, он чувствовал себя голым под взглядами этих испытывающих, взвешивающих глаз. Что он с Джаэлем сможет сделать, если те попытаются захватить его? У него сложилось ужасное представление, что они могут уничтожить его как личность и превратить в робота своей воли. Джаэль сказал ему мягко: - Я хочу доставить тебя домой до того, как я буду вызван. Мои Управляющие знают, что в связи с особой миссией я улетал с Риги, и возможно, они еще не в курсе, что я вернулся. Поэтому мне хочется доставить тебя благополучно домой, пока они не обнаружили, что я уже здесь. Мне бы очень не хотелось оставлять тебя сразу одного. Морган нервно ускорил свой шаг. Они вышли на риганскую улицу, такую же многолюдную, как улицы Земли. Мимо проносились люди, ярко одетые люди, спешащие по каким-то своим делам, о которых Морган не имел ни малейшего
в начало наверх
представления. Как и предсказывал Флеберт, почти все они походили друг на друга - темноволосые и темноглазые, различающиеся только размерами и очертаниями. Правда, то там, то здесь мелькали белокурые или каштановые головы. Этому он мог найти объяснение и не задавая вопросов, так как разноцветные головы были женскими. Крашеные. Возможно позаимствовали эту привычку у женщин Земли, а может пришли к этому самостоятельно. Но они были крашеные. Он шел среди этих людей и даже не пытался сдержать слов, которые так и крутились у него на языке: - Сорок из этих людей - твои, Джаэль? - Мои. И я могу делать с ними все, что угодно. - А как много людей контролирует тебя? - Мне неизвестно точное число. Но достаточное, чтобы причинять мне неудобства. Но очень скоро я попытаюсь стать номером 50 и освободить себя от многих из них. Морган вновь посмотрел на небо, на здания из стекла. - Однако у вас почти невозможно уединиться. - Можно опустить шторы. Разве ты не видишь их? Теперь, когда Джаэль обратил внимание Моргана на них, он их увидел. Некоторые окна были закрыты от чужих взглядов портьерами. - Мы любим солнце, поэтому строим все из стекла, - пояснил Джаэль. - Опущенные шторы прячут Неизвестных, как правило. Ты увидишь, что в моем доме окна закрыты большую часть времени, так как я опекаю Неизвестного. - Он остановился на углу улицы. - Уже недалеко. Будем идти дальше пешком или воспользуемся транспортом? - Главное, чтобы путь был самым безопасным, - это единственное, о чем бы я просил, - отреагировал Морган, - ты просто действуешь мне на нервы своими разговорами о том, что можешь в любую минуту оставить меня. Джаэль улыбнулся ему и поднял руку, сигналя блестящему черному автомобилю, множество которых сновало по улице. Автомобиль управлялся человеком с номером 10. Он открыл дверцу и придерживал ее, пока Джаэль не сел, как будто тот был лицом, занимающим очень высокий пост, предоставив Моргану заботиться о себе самому. Путешественникам не полагается особого обхождения, но Морган чувствовал облегчение от того, что Путешественникам зато никто не бросал вызов, они не участвовали в этой сумасшедшей борьбе за психический контроль, которую вели риганцы. Джаэль назвал адрес, по которому их нужно было доставить, за все это время шофер не произнес ни слова. Он не был похож на земных водителей старых времен. Джаэль заметил, как Морган пожал плечами и постарался объяснить ситуацию. - Ему не полагается разговаривать в присутствии человека с более высоким номером. Если он заговорит со мной, я автоматически буду считать это вызовом и мы будем соперничать, сражаться. Естественно, он будет побежден. Морган откинулся на спинку сидения, чувствуя жалость к водителю. Он был только номером 10, а вез человека с номером Сорок. Боялся ли он, что Джаэль его атакует? Морган про себя улыбнулся. Он даже не понимал терминов риганского языка. Джаэль назвал это "вызовом". Они вызывают друг друга и с помощью каких-то непонятных психических приемов борются, в результате один из них побеждает и становится Управляющим другого. Он также понял, что наверное возможны внезапные атаки на чей-либо мозг и поэтому риганцы так напряжены, так постоянно насторожены, готовые защищаться в любую минуту. - Бывает ли у них возможность вздохнуть спокойно? - спросил Морган. - Что? - не понял Джаэль. - О, я полагал, что разговариваю сам с собой, стараясь уяснить для себя ваш образ жизни. Кстати, водитель нас понимает? - Конечно. Все люди нашей планеты говорят на межпланетном. Он изучается с тех пор, как был выработан нашими правительствами. Думаю, что ваши люди его также изучают. - Полагаю, что далеко не все. - У нас язык не проблема. - Это твое любимое выражение в разговоре со мной, не так ли? - заметил Морган. - У нас нет проблем, говоришь ты, но почему-то я себя чувствую так, как-будто сижу на краю пропасти и вот-вот туда упаду. - Я знаю. Я читаю это в тебе. Это же чувствует в тебе и наш шофер, поэтому на твоем месте я постарался бы контролировать свои эмоции. Советы Джаэля не помогали ему. Теперь он осознал, что любой человек, мимо которого он проходил на космодроме, на улице мог видеть его насквозь, чувствовать его беспокойство, смеяться над ним или изумляться. Мысль о том, что дом Джаэля с его опущенными портьерами будет для него убежищем, согревала его, ему хотелось, чтобы черная машина двигалась быстрее. Здание, к которому они подъехали, было похоже на тысячи других - стекло, отражающее оранжевый свет, - но его холодные глубины притягивали Моргана. Правда, даже внутри здания ему все еще было жарко, но к этому ему надо было привыкать. Риганцы любят жару, в здании не было воздушного кондиционирования. Они поднялись на двенадцать этажей вверх и прошли по холлу, прежде чем добрались до квартиры Джаэля. Он достал ключ и открыл дверь. Когда они зашли, в глубине прихожей показалась фигура женщины, блондинки, одетой в короткую, желтую, похожую на рубашку, одежду риганских женщин с символом 6 на груди. Она очень обрадовалась, увидев Джаэля, но ее взгляд тут же перескочил на Моргана и она метнулась из прихожей, прошипев несколько слов и старательно пряча за своей спиной кого-то меньшего. - Все в порядке, Нами, - успокоил ее Джаэль, - это Морган Селерс, землянин, о котором я говорил тебе. Можешь отпустить Кенда. Женщина расслабилась, из-за ее спины выглянул мальчуган, темноволосый, с пугливым взглядом, но с неповиновением в глазах. Джаэль только мельком взглянул на него и проводил Моргана в закрытую портьерами комнату. Комната была элегантной. Джаэль повернулся к Нами. - Это моя сестра, Нами, - представил он ее Моргану, - а это ее сын Кенд. Он Неизвестный. Ему шесть лет. Теперь ты будешь знать еще одно наше правило. Шторы никогда нельзя поднимать, когда в комнате находится Кенд. И незнакомцу не разрешается входить в комнату, пока Кенд не уйдет в спальню. Его никто не должен видеть. Понятно? Морган кивнул. Он понял правило, но не понял причину возникновения этого правила. Мальчик уставился на Моргана своими карими глазами и внезапно у Моргана возникло самое странное ощущение, которое он когда-либо испытывал, - его мозг зудел. Зуд был такой интенсивности, что ему захотелось кричать, затем зуд внезапно перешел в острую боль, которая проникала в мозг, как будто там ковыряли ножом. - Нами! - закричал Джаэль, - контролируй своего сына. - Кенд! - женщина начала трясти ребенка. Морган видел все сквозь туман, ему казалось, что эта боль никогда не уйдет. - Я не могу заставить его повиноваться, Джаэль, - вскричала Нами в отчаянии, - он уже вне моего влияния. Я ничего не могу сделать. - Хорошо, зато я могу! - В тоне Джаэля прозвучала угроза. Женщина стала между Джаэлем и мальчиком. - Ты не будешь! Ты не будешь! Ведь он еще ребенок. Ты не можешь подчинять его. - Тогда заставь его вести себя хорошо. - Отодвинув женщину в сторону, Джаэль угрюмо уставился на мальчика. Мальчик стал затрудненно дышать, затем отступил и боль оставила Моргана. - Получишь еще больше, если будешь так себя вести, - обратился Джаэль к ребенку. - Этот человек - наш гость и ты оставишь его полностью в покое, ты понял? Полностью! А главное, он Путешественник, а ты знаешь, что Путешественников трогать нельзя. Мальчик отступил, стараясь сесть на пол и освободиться от гнева, изливающегося на него, и страшного наказания, которое его ожидало. - Пожалуйста, не надо, - захныкал он. Джаэль выпрямился. - Ладно. По крайней мере не сейчас. Но это послужит тебе предупреждением. Теперь иди в свою комнату и хорошенько подумай о том, что ты сделал. Кенд молниеносно убежал. Морган стоял все на том же месте в полном замешательстве. - Что произошло? - спросил он наконец. - О чем это вы все говорили? - Кенд пытался прощупать тебя и взять под свой контроль, - объяснил Джаэль. - Взять под свой контроль? - Да. Ему только шесть лет и он все еще экспериментирует. Я думаю, что он уже может быть номером 8. Вот почему он уже вышел из-под контроля Нами. Ведь она только номер 6. Мы должны наблюдать за ним. Возможно, я все-таки накажу его. - Ты должен это сделать, - вмешалась Нами. - Я больше не могу управлять им. Вскоре он попробует взять меня под контроль и тогда мы сможем его выпустить. Чем более строптивым он становится, тем я больше надеюсь, что этот день вскоре наступит. Морган сел без приглашения. Слово "выпустить" прозвучало в устах Нами с мстительной радостью. А ведь она была матерью этого ребенка. Он засомневался, сможет ли он когда-нибудь понять этих людей. - Не стоит обращать внимание на этот инцидент, - успокоил ее Джаэль, - просто не давай ему выводить себя из равновесия. Смешай нам коктейли, пожалуйста. Я думаю, что мне следует объяснить Моргану кое-что. Когда женщина вышла, Джаэль начал объяснение жестким, твердым голосом. - Мне не хотелось тратить время на лекции, но так как тебе придется жить с нами, я полагаю, что есть вещи, которые ты должен знать. Нами - моя сестра. Обычно она живет отдельно, сама. Но когда у женщины появляется ребенок, она переходит жить к брату, если ей повезло и он у нее есть. Я служу защитой ребенку. Он - Неизвестный, а это означает, что мы не знаем силу его энергии. Таким образом он живет здесь в безопасности до тех пор, пока он не сможет заботиться о себе сам. Если мы выпустим его сейчас, то он без сомнения будет взят под контроль первым встречным подростком и возможно уже никогда не будет иметь возможности развиваться соответствующим образом. - Но она сказала, что в один прекрасный день он попробует взять под контроль ее, - перебил его Морган. - Конечно. Когда он почувствует, что готов, почувствует уверенность в себе, он попробует свои силы на ней. К сожалению, Нами всего лишь номер 6. Она должно быть привлекла внимание очень сильного человека, в результате чего появился Кенд. Я думаю, он далеко пойдет. В конце концов, мать всегда служит естественной мишенью для Неизвестных. По всей вероятности он возьмет ее под контроль, если я не вмешаюсь. Видишь ли этот механизм всегда срабатывает так: если Кенд показывает себя слабее, он автоматически становится моим. Мы сохраняем свои семьи. Таким образом он мой, пока не разовьет в себе достаточно силы, чтобы позаботиться о себе самому. Ты встретишь в моем доме еще одного члена семьи. Это моя вторая сестра Эйрил. Она номер 30, но она остается с нами, чтобы защищать Кенда, так как его мать очень часто выполняет сельскохозяйственные работы для своих Управляющих. Люди, занимающие такое низкое положение по шкале силы, как Нами, выполняют работу слуг. - Таким образом, я должен быть все время настороже с ребенком? - Я думаю, ты должен следить за ним. Конечно, ты сам ничего не сможешь сделать с ним, но сможешь позвать на помощь кого-нибудь из нас. Мы с Эйрил постараемся никогда не оставлять вас наедине. А если он попробует еще раз завладеть тобой, я накажу его. Думаю, что это поможет. Вошла Нами, вся в желтом, маленькая, изящная, неся три теплых напитка. Морган взял свой и начал потягивать его через трубочку. Теперь комната не казалась ему такой приветливой, так как он знал, что в этом доме его будет преследовать монстр. Единственное, на что он надеялся, так это на то, что он будет так занят работой, что ему не придется встречаться с мальчиком. Морган понял, что ребенок не будет реагировать на теплое отношение. Он заметил, что к мальчугану не было выказано никакой привязанности во время последней острой сцены. Он был напуганный и неповинующийся, и в нем не было ни капли теплоты к кому-либо. - Когда мы начнем работать? - спросил Морган, переводя разговор на более безопасную тему. - Нужно ли нам встречаться с представителями правительства? - Мы полностью предоставлены самим себе, - ответил Джаэль. - Я полагаю, тебе понадобится несколько дней, чтобы освоиться с нашим образом жизни, чтобы узнать нас. Морган засмеялся и Нами засмеялась вместе с ним. - Если быть честным, я не думаю, что нескольких дней будет достаточно. И даже нескольких недель. Поэтому давай сразу же начнем работать. А я уж как-нибудь приспособлюсь. - Ты храбрый человек, если говоришь так после того, что тебе пришлось пережить, - заметила Нами. - Я попробую привыкнуть и к этому. - Морган улыбнулся ей. - Я полагаю, что люди вашей планеты не могут не читать мои эмоции. - Не читать твои эмоции - совершенно невозможно. Я пробовал, -
в начало наверх
ответил Джаэль, - так как ты просил меня об этом, но это невозможно. Но ты не должен чувствовать неловкости. Мы постоянно читаем чувства друг друга, так что ты - не исключение. Просто твои эмоции прочесть гораздо легче. Нами встала и раздвинула шторы. Солнечный поток ворвался в комнату и лучи солнца легли на ворсистый ковер. - Так лучше, - вздохнула она. - О, мне так хочется, чтобы Кенд поскорее вырос и мы снова жили без затемнения. Морган ничего не успел ответить, так как за дверью раздался какой-то звук. Повернулась ручка и в комнату вошла еще одна женщина, моложе Нами. Она была высокой и стройной, копия Джаэля в женском обличье, с длинными темными волосами, черными глазами и аристократическими чертами лица. На ней было красное платье в виде рубашки с символом 30 на груди. При виде ее Морган испытал легкий трепет и удовлетворение, а ее глаза ярко вспыхнули, остановившись на нем. - Это Морган Селерс, Эйрил, - представил его Джаэль, - наш друг с планеты Земля. Эйрил остановилась перед Морганом. У нее были красивые стройные ноги. Он знал, что она изучает его эмоции, и постарался удержать в себе чувство приятной заинтересованности. - Наш дрожащий друг с Земли, - дополнила она Джаэля. Но она улыбалась и Морган не обиделся. Он почувствовал в ней мягкость, которой он никогда не наблюдал у Джаэля, и опять квартира риганца стала для него раем. - Знает кто-нибудь, что ты вернулся? - спросила Эйрил у брата. - Я надеюсь, что нет. У меня не был оговорен срок выполнения миссии. - Тогда мы может быть поужинаем вместе по случаю приезда Моргана, - предложила она, автоматически используя его первое имя. - Я думаю, что сегодня у меня уже не будет вызовов. - Вызов? Я уже слыхал это слово раньше, - сказал Морган. - Вызов от одного из моих Управляющих. Психический вызов. - Но Джаэль говорил мне, что риганцы не умеют читать мысли. Только эмоции. Эйрил улыбнулась его наивности. - Когда берешь кого-либо под контроль, то тогда взаимодействие происходит совсем иначе. Управляющий знает все, что чувствует и о чем думает Управляемый. Управляющий может манипулировать Управляемым, как игрушкой, приказывать ему делать все, что он хочет, даже говорить, то, что он хочет, заставляя его чувствовать, что он хочет сказать именно это. Контролируя тело и чувства человека, можно контролировать самого человека. Вызывая Управляемого, Управляющий посылает свою энергию на выбранного Управляемого, погружая его в состояние полного повиновения. Затем он просто приказывает человеку сделать то, что он хочет. Хотя обычно он заставляет человека появиться у него и затем приказывает ему словесно. Нами перебила ее. - Мне повезло, Джаэль, пока тебя не было здесь. Мне пришлось работать в поле всего дважды в течение двух недель. Я практически все время отдыхала. - Это странно, - нахмурился Джаэль. - Я думаю, может быть один из моих Управляющих заболел, или что-то в этом роде, и не смог меня вызвать. Я полагаю, что такое положение не продлится долго. Это было бы слишком большим везением. - А я сегодня целый день ходила по магазинам, выполняя разные поручения, - включилась Эйрил. - Для кого-то другого? - спросил Морган. - Для одной из моих Управляющих. Она - номер 40. - Но это же напрасная трата твоего времени. - Но для нее это еще большая трата времени, - объяснила Эйрил. - Она сейчас выполняет очень важную работу и не может уделить другим заботам ни минуты. - А как же ты, - настаивал Морган, - когда же ты должна делать свою работу и ходить по магазинам для себя? - Сделать покупки для меня может один из моих Управляемых, а потом, моя работа в данный момент может и подождать. - Она посмотрела на него с иронией. - Ты не видишь смысла в нашей системе, Морган? Но между тем она работает, помни об этом. Морган не стал больше пререкаться с Эйрил и немножко изменил тему. - Я начинаю понемногу понимать вашу жизнь. Для вас, риганцев, важны семейные узы. Единокровные узы, я бы сказал. - Правильно, - ответил Джаэль, - мы заботимся друг о друге, живем вместе и сохраняем определенную степень лояльности, преданности друг другу. - Он внезапно поднялся. - Я покажу тебе твою комнату, Морган, ты сможешь там обосноваться и привести себя в порядок. Джаэль вышел и Морган, поставив свой напиток и не принося извинений женщинам, так как было очевидно, что от него этого и не ждали, вышел вслед за ним. Они прошли небольшой холл и проследовали мимо трех дверей, четвертую дверь Джаэль открыл. Комната была небольшой, в ней стояла низкая кровать и мебель, такая, как ей и полагалось быть в такой комнате. Существа, подобные людям, развиваются более или менее подобным образом и вырабатывают примерно схожие стили именно потому, что они похожи на людей, предположил Морган. - В шкафу ты найдешь разную одежду, предназначенную для Путешественника, - заметил Джаэль. - К сожалению, вся одежда зеленого цвета, но тут уж ничего не поделаешь, такой цвет полагается носить Путешественникам. В ванную комнату ты можешь пройти вот через эту дверь. Она немного отличается от того, к чему ты привык. Если возникнут затруднения, позовешь кого-нибудь из нас. - Нет проблем, - ухмыльнулся Морган. Джаэль не стал отвечать на эту реплику. - Я не хочу обсуждать нашу работу при Нами и Эйрил, и уж тем более в присутствии Кенда. Поэтому мы должны подождать, пока мы будем одни, и тогда обсудить наши планы. - Но мы теперь одни. - Да, но... - Джаэль, ты должен понять главное. Я очень озабочен судьбой людей моей планеты и мне не терпится приступить к работе. Каждый час, который я провожу как гость, означает, что еще какое-то количество людей может исчезнуть с Земли неизвестно куда. Я не могу тратить время на привыкание к вашей системе, на всякие не относящиеся непосредственно к делу беседы. - Итак, чего же ты хочешь? - Я хочу, чтобы мы спланировали наше первое действие. Мы даже еще не обсуждали наши возможности. Кто может стоять за этими похищениями? Тут я в тупике, потому что я совсем не знаю ваш мир. Джаэль присел на кровать, вытянув перед собой свои длинные ноги. - Такое могут осуществить только люди с номером 80 - ты должен осознать этот факт наконец. Опять Морган оставил эту фальшивую реплику без ответа, хотя про себя подумал: "Почему я должен понимать это? Ведь я ничего не знаю о людях с номером 80". А вслух сказал: - Почему только они? - Потому, что только человек с номером 80 может в полной секретности собрать корабли, может управлять людьми, занимающими достаточно высокие посты, чтобы выполнить такое рискованное мероприятие. - Много ли у вас людей с номером 80? - Достаточно, чтобы сделать наш поиск невозможным. Четыреста. - Ты уже считаешь наше дело безнадежным. - Ты опять ошибаешься! - Черные глаза Джаэля уставились на него со всей своей силой. Морган отступил, затем, чтобы скрыть это свое рефлекторное движение, тоже присел. - Я просто хочу, чтобы ты понял против каких сил мы должны вести дело и перестал проявлять нетерпение. В этом деле мы с тобой одиноки. Совсем одиноки. Восемь членов Совета правителей, которые сейчас находятся у власти, переложили это дело полностью на нас. Они не предложили нам поддержки, ни моральной, ни психической. Только ты и я - против предполагаемого нарушителя закона, а так как им может быть только человек с номером 80, то наше дело практически безнадежное. Поэтому я не знаю, что мы можем предпринять в такой ситуации. - Встретиться с кем-нибудь из людей, носящих номер 80, - предложил Морган уверенно. - Вывести их из себя. Посмотреть, как они будут реагировать на поставленные вопросы. - Ты действительно хочешь встретиться с одним из них? - Или с несколькими. Джаэль покачал головой. - Это можно устроить. Но мне это не доставит удовольствия. Что ты будешь делать, когда встретишься лицом к лицу с одним из людей, носящих номер 80, которые являются наиболее могущественными людьми в нашем обществе? - А что они представляют собой? Я знаю о них только то, что у них в подчинении находится 80 человек. Что еще ты мне можешь рассказать о них? - Через определенные промежутки времени они сменяют друг друга в Совете правителей. Кроме этого они являются владельцами большого количества земель, у них много ферм, они возглавляют разные сферы производства. - И могут использовать рабский труд, - заметил Морган. - Ох уж это твое любимое словечко "рабы". Но думаю, что я должен согласиться с твоим замечанием. Да, они могут использовать дешевый труд и они - единственные, кто может осмелиться эту операцию спланировать. - Тогда мы должны встретиться с некоторыми из них и дать им понять, что мы подозреваем их. Расшевелить их. Заставить их сделать ответный шаг. Может быть в этом случае они будут менее предусмотрительными и какими-нибудь действиями выдадут себя. - Подожди. - Джаэль встал. - Ты хочешь встретиться с человеком под номером 80 и сказать ему в лицо, что мы подозреваем его в нарушении Закона управления? - Именно так. Разве это не самый простой выход? У тебя есть возможность организовать слежку за этими людьми? - Нет. Но говорить с таким человеком может только человек с таким же номером, а, к сожалению для тебя, правительство поручило именно мне помогать тебе в ведении этого дела. Но помни, что я всего-навсего номер 40, я даже не могу открыть рта в присутствии человека с номером 80. Я могу привести тебя к нему, но с этого момента я безгласный. Я не испытываю желания нарваться на то, чтобы меня отправили в Черноту. - Черноту? - Ты не поймешь этого и, будем надеяться, никогда не узнаешь, что это такое. Джаэль повернулся к нему спиной. Это была неподатливая стена, которую Морган должен был сокрушить. - Ты меня слушаешь? - Морган настаивал на продолжении разговора. - Рассмотрим еще раз наши возможности. Мы на Риге и люди с моей планеты возможно спрятаны где-то здесь на Риге. Итак, У нас есть два пути проведения расследования. Мы можем кропотливо искать их и нелегальные корабли, которые доставили их сюда. Такая работа может длиться месяцы. Или мы можем пойти прямо к людям, которых мы подозреваем, и зажечь огонь. Мы рассердим их, тем самым заставим их действовать так, как в обычной ситуации они бы действовать не стали. Сейчас они уверены, что в безопасности. Мы дадим им понять, что ничего подобного. Может быть пока я для них немножко неизвестная величина. Они не очень много знают о людях Земли, может они будут опасаться меня. - Опять неправильно. - Джаэль обернулся. - Если они похищают и контролируют людей Земли, тогда они знают тебя с ног до головы. Ты для них очень легкий орешек. - Его глаза встретились с глазами Моргана, они были как-будто наэлектризованы. - Я мог бы взять тебя под свой контроль за секунду. Они также смогут это сделать. И они сделают это, если ты станешь для них чумой. - Джаэль, я хочу стать для них более, чем чумой! Я хочу быть для них опасностью номер один. Кроме того, ведь я не одинок. За мной стоят правительства Земли и Риги. Не говоря уж о тебе. - Он пошевелился, чувствуя себя неуютно под пристальным, черным, немигающим взглядом Джаэля. - Перестань смотреть на меня так! Я же знаю, что ты не собираешься нарушать Закон и брать себе нелегального раба. - Это было бы для меня самым простым решением проблемы. Все эти твои разговоры о том, как воздействовать на людей с номером 80, - большое искушение. - Ты просто боишься их. - Правильнее было бы сказать, что я стараюсь вести себя осторожно. У меня есть планы на будущее - подняться выше по социальной лестнице и я не хочу создавать себе препятствий на этом пути. - Джаэль опять покачал головой и отвел глаза. - Хорошо. Ты получишь своего человека с номером 80. Однако любого, какой будет. Я возьму тебя на Вечер вызовов, который состоится вечером. Там всегда бывает человек с номером 80. - Он направился к двери и остановился, положив руку на ручку двери. - Я надеюсь, что твой план сработает. Но смотри, ты можешь сам закончить как Управляемый.
в начало наверх
Вечером. Он вышел, а Морган все еще сидел на кровати. Ему было жарко в лучах оранжевого солнца. Он встал и задвинул шторы. Вечер вызовов. Что это такое? Джаэль не объяснил - он никогда ничего не объясняет заранее - но у Моргана была одна надежда. Эйрил. Даже имя вызывало приятное ощущение. Он вошел в ванную комнату, собираясь привести себя в порядок и предполагая, что у риганцев это тоже было принято делать перед обедом. При первой же возможности когда он сможет остаться с Эйрил наедине, он постарается привлечь ее на свою сторону. В какой-то момент ему захотелось, чтобы именно она была его напарником. Или кто-либо, у кого было бы больше симпатии и сердца, чем у Джаэля. Но в следующее мгновение он осознал, что она была только номером 30, и Джаэль вновь стал для него его опорой и защитой. 5 На следующий вечер Морган с трудом дождался, когда риганское солнце сядет. Было вообще удивительно, что оно все-таки зашло. Город весь сиял огнями в темноте - квадраты света из окон, круги света от уличных фонарей, мелькающие огоньки от проносящихся мимо черных машин. Здание, в которое Морган с Джаэлем вошли, было величественным, здесь все потрясало: сочетание стекла и фантастического камня, похожего на мрамор, толстые ковры и массивная мебель. Из его окон открывался прекрасный, просто захватывающий дух, вид Занта. Морган, одетый в зеленый костюм Путешественника, шагал рядом с Джаэлем, на котором было опять одеяние в красных тонах. Он чувствовал, что на него обращали внимание. Люди, входящие в здание вместе с ним, знали, что он не Путешественник. Они могли прощупывать его мозг и поэтому знали. И все эти люди занимали достаточно высокое положение по шкале риганских оценок. Здесь не было Десяток. Наинизшим символом, который Морган здесь заметил, было число 20. Толпа была напряжена и это были такие сильные эмоции, что даже Морган их почувствовал. Глаза метали искры в него, задерживались на нем с удивлением, затем переносились на Джаэля, пытаясь поймать его взгляд. Но Джаэль избегал этих взглядов и Морган понял, что он чувствует себя неловко из-за этого. - Чего они хотят от тебя? - спросил Морган, когда они остались в коридоре более или менее одни. - Они просто проверяют, готов ли я. Они хотят бросить вызов. Я не хотел бы иметь здесь друзей. - Не собираешься ли ты принять какой-нибудь вызов? - Нет, если удастся избежать его, но я не хотел бы и отклонять вызов. Иначе они подумают, что я трус. Теперь запомни правила. Это не просто вечер, это - Вечер вызовов. Единственные люди, с которыми я могу свободно общаться, - это люди с номером 40. Ни один человек с более низким номером даже не заговорит со мной, разве что кто-либо из них захочет бросить мне вызов. А я, в свою очередь, не смею заговорить с более высокими номерами. Я не могу ничего обещать тебе. Если кто-нибудь из более низких номеров отважится подойти и вызвать меня, я вынужден буду принять вызов. Я не должен терять свое место в обществе. Я просто не хочу этого. - А что делать мне, если такое произойдет? - Ждать. Это будет борьба, невидимая для твоих глаз. Это будет борьба полей. Если я проиграю... Обычно победитель держит своего нового Управляемого в состоянии робота в течение нескольких часов, чтобы продемонстрировать свою силу, закрепить свой триумф, а также чтобы убедить побежденного, что это была честная победа. Если это произойдет со мной, тогда уходи отсюда, бери машину и езжай домой. Ты знаешь мой адрес? - Да. Но мне кажется, что ты должен постараться уклониться от вызовов сегодня. У нас намечены более важные дела на этот вечер, Джаэль. - Возможно более важные для тебя. Но это моя жизнь. Они повернули налево и оказались в великолепной комнате. Она была огромной, сверкала от огней и хрусталя и была заполнена риганцами в разноцветных одеждах. Стены были увешаны огромными гобеленами, на которых было изображено оранжевое дневное небо и черное ночное. Люди стояли вокруг так же, как и на земных приемах, с напитками в руках, но нигде не звучал смех, не доносился шум бесед. Некоторые разговаривали, но звук их голосов не достигал ушей остальных. В другом конце комнаты Морган заметил еще одного человека в зеленом, настоящего Путешественника. Он был центром внимания, так как не представлял ни для кого опасности и все могли разговаривать с ним. То там, то здесь друг против друга стояли пары людей, их головы были приподняты, лица напряжены и сконцентрированы, глаза метали молнии. Происходила битва. В другом месте к двери в состоянии транса направлялась женщина. Побежденная. Морган одним взглядом охватил всю эту картину. Рядом Джаэль сделал глубокий вдох, тронул его за рукав и нырнул в толпу. - Путешественник, - раздался нетерпеливый женский голос, обращенный к Моргану, - не хотел бы ты поговорить со мной? Морган обернулся к ней, она уставилась на него карими глазами, затем, запинаясь, пробормотала: - О... извините... я думала... - Она, не закончив фразу, быстро отошла, заметив со страхом символ 40 на груди Джаэля. У нее был номер 30. - Могу ли я говорить с тем, с кем захочу? - спросил Морган. - Если тебе хочется. Хотя тебе не о чем здесь говорить. Я все еще не вижу человека с номером 80. Здесь должен быть хотя бы один. Таков Закон. - Я не представляю, как вы, риганцы, что-либо можете делать, если вы не можете говорить друг с другом, - удивился Морган. - Однако эта система работает. Я мог бы вызвать любого на соревнование. Но сегодня у меня на буксире ты со своим заданием. - Нашим заданием, - поправил его Морган. - Очень хорошо. Мимо них, прогуливаясь, прошел человек в желтом одеянии с номером 40 на груди и Джаэль окликнул его. Он сразу подошел, его лицо светилось улыбкой. - Сегодня твой вечер? - спросил он Джаэля. - Если да, то говори сразу и я отойду. Я не хочу быть твоей мишенью. - Нет, сегодня не мой вечер, - ответил Джаэль. Он представил Моргана. Человека в желтом звали Бринт. На него произвело впечатление присутствие на вечере Моргана. Морган с подозрением отнесся к нему; все риганцы представляли потенциальную опасность для него и он не должен забывать этого. - Если не сегодня, то когда же ты собираешься вступить в борьбу? - спросил Бринт. - Мне казалось, что ты страстно стремишься к этому. - Скоро. Я разочарован, что ты не хочешь посоревноваться со мной, - ответил Джаэль. - Мы слишком долго были друзьями. Мне не хотелось бы внезапно очнуться принадлежащим тебе. - Два номера 40 могут вызвать друг друга? - спросил Морган. - Таким образом можно подняться выше по общественной лестнице. Выиграв бой и покорив человека с таким же номером, можно значительно улучшить свое положение, - объяснил Джаэль. - Но мне не хотелось, чтобы это был я, - произнес решительно Бринт. - У меня есть интерес, о котором ты не догадываешься, но именно поэтому я не позволю тебе вызвать меня. - Эйрил, - сказал Джаэль, и это было утверждение, а не вопрос. Морган вздрогнул. Бринт был крупным мужчиной, сильным, мускулистым по риганским стандартам, и Моргану неприятно было представлять его руки на тонкой фигуре Эйрил, хотя он не понимал, какое ему до этого дело. Джаэль не казался взволнованным. - Я не думал, что ты будешь стараться управлять ситуацией, Бринт. Эйрил только освободилась от ребенка. - Так же как и ее братец, - сказал Бринт. - Нехорошо получается, Джаэль. Неужели ты не хочешь брать на себя хлопоты по воспитанию Неизвестного? - Не хочу. Мне также не хотелось бы быть в затруднительной ситуации из-за того, что я буду знать имя отца. - Теперь Джаэль не скрывал отвращения, он уставился своими черными глазами на Бринта. Человек в желтом стал тяжело дышать. - Я знаю единственный способ, который вселяет уверенность в то, что не попадешь в затруднительное положение. Бринт слабо улыбнулся и ответил Джаэлю взглядом на взгляд. - Ты же говорил, что сегодня не твой день. Я предупреждаю, Джаэль, я не такая легкая мишень, как ты себе представляешь. У меня тоже есть честолюбие. Словесные угрозы прекратились и перешли в игру глаз и тела. Морган не колебался. Он не хотел, чтобы произошел поединок. Внезапно, стоя рядом с этими мужчинами, он испугался; испугался, что они начнут поединок, что Джаэль проиграет и оставит его одного в этой огромной комнате, заполненной чуждыми ему людьми, которые могут взять его под контроль, не затрачивая никаких особых усилий. Он решил вмешаться, хотя его и одолевали сомнения, не утратит ли Джаэль какое-то не ощущаемое им, Морганом, преимущество в этой невидимой борьбе. Он тронул Джаэля за рукав. Риганец, обозленный, отвел взгляд от Бринта. - Ты собирался показать мне человека с номером 80, - напомнил ему Морган. - Никогда не делай так, - прошипел Джаэль, - никогда! - Он немедленно справился со своей злостью и спросил Бринта: - Кто из людей с номером 80 присутствует сегодня на Вечере? Я никак не могу найти никого из них. - Ренз. Джаэль хмыкнул и Морган не мог понять, сделал он это от удовольствия или, наоборот, от неудовольствия. - В конце концов в данный момент он не входит в Совет правителей. - Он съест тебя живьем, мой друг, - предупредил Бринт. - Я бы держался от него подальше. - Морган хочет видеть человека с номером 80, вот и все. Он просто одержим этой идеей. - Ренз пьет в одиночестве. В начале Вечера он разговаривал с Путешественником, но в последний раз, когда он попал в поле моего зрения, он был один, как всегда. - Люди с номером 80 и должны быть одиноки, не так ли? - спросил Морган. - Не надо их жалеть, землянин, - сказал Бринт, - мне бы тоже хотелось испытывать такое одиночество. Джаэль стал удаляться, даже не сказав другу "до свиданья", и Морган поспешил за ним. - Что ты имел в виду, Джаэль, когда говорил, что знаешь способ, который не даст тебе попасть в затруднительное положение? - Это очень просто. Я мог бы вызвать Бринта и взять его под контроль, а затем силой удерживать его подальше от Эйрил. Мне не очень нравится этот человек. - Но я думал, что вы - друзья. - У меня нет друзей. Они подошли к большому столу, на котором искрились бокалы и прозрачные напитки, и пошли вдоль него. Джаэль изучал толпу в поисках знакомой фигуры. Он остановился. - Он здесь, Морган, вон тот - в черном. Ренз Восемьдесят Зант. Нам повезло, он сейчас не входит в число правителей, поэтому не может знать о нашей миссии. Я не знаю, как ты намереваешься заговорить с ним и рассказать ему все, но он перед тобой. Я подойду с тобой к нему, но помни, я не могу заговорить с ним. Я не смогу тебе помочь ничем. - Ну давай начнем. - Морган двинулся вперед. Ренз был высоким и широким в плечах мужчиной с ярко-красным лицом, которое нельзя было назвать дружелюбным. У него были седые волосы и черные глаза. Он стоял один, обозревая комнату, и был тоже настороженным. Даже людям с номером 80 есть о чем беспокоиться, потому что кто-нибудь может попытаться прощупать их мозг и вызвать их, чтобы бороться за право стать номером 80. Джаэль и Морган шли плечо к плечу и остановились в двух шагах от могущественного риганца. Джаэль стоял, замерев, его глаза смотрели в никуда. Морган был одинок несмотря на то, что его напарник находился рядом с ним. Когда Морган оказался лицом к лицу с Рензом, он не знал, с чего же ему начать разговор, но Ренз сам начал беседу после того, как оценил силу Джаэля. - Вы не Путешественник, - обратился он к Моргану. - Нет, сэр. - Морган решил отвечать в вежливой форме. - Я с Земли. Морган Селерс. Джаэль был так добр, что привел меня сюда, чтобы я мог встретиться с вами. - Да, Джаэль. Я знаю Джаэля. Слыхал кое-что. Взгляд Джаэля на мгновение скользнул вверх, чтобы встретиться со взглядом человека с номером 80, затем снова опустился. Эта картина удивила Моргана. Обычно Джаэль вел себя не так. Он был высокий, уверенный мужчина,
в начало наверх
имеющий всегда высокомерный вид. Теперь же он имел раболепный вид. - Вы здесь не как турист, мне кажется, - заметил Ренз. - Я не думаю, что Рига станет когда-нибудь туристическим объектом для людей нашей планеты, - честно высказал свое мнение Морган. - Мы слишком далеки друг от друга по образу жизни. Можно сказать так, что я здесь из-за людей, которые стали туристами не по своей воле. Я - следователь, прибыл сюда со специальной миссией. - На Ригу? Вмешиваться в наши дела? - При согласии и содействии вашего правительства, конечно. Мне помогает следователь с вашей планеты. - Да? Ну и как вам работается с нашей Командой следователей? - Я работаю не с Командой, - признался Морган. - Мы работаем только вдвоем. Но поскольку я не являюсь субъектом вашего Закона управления, то все в порядке. - Значит, не с Командой. Это странно. Я думаю, что нашему другу Джаэлю нелегко работать по этому делу. - Он опять взглянул на Джаэля, его жестокие глаза выражали мерзкую удовлетворенность от того, что появилась возможность помучить человека. - Вы чувствуете себя немножко одиноким, Джаэль? Джаэль стоял молча, но его пальцы сжимались так, что побелели кулаки. - Ваш рассказ звучит интригующе. Но что вы имели в виду под выражением "туристы не по своей воле"? - Ренз опять обратился к Моргану. Морган выпрямился. Это был подходящий момент, чтобы раскрыть карты, хотя он знал, что Джаэль не одобрял этот план. - Двадцать тысяч людей с нашей планеты были похищены и перевезены сюда, на Ригу, и, предположительно, используются, как дешевая рабочая сила, причем легко управляемая. Мы здесь, чтобы разыскать того, кто стоит за этой акцией. Лицо Ренза стало темно-малиновым, что особенно было заметно на фоне его черной одежды. - Смехотворно! - закричал он, - нелепо! Кто посмеет обвинять нас в таких делах? Ваше правительство?! Ваш неэтичный, нарушающий обещания мирок?! - Да, сэр, - Морган не собирался отступать перед человеком с номером 80. - Мое правительство. Но это подозрение разделяет и ваше правительство. Люди с нашей планеты исчезают и этому может быть только одно объяснение. - Я не верю этому. Это нарушение Закона. Никто из нас не осмелится на это! Джаэль, вы верите этому обвинению? Это был прямой вопрос, но Джаэль только посмотрел на Ренза. Он ничего не сказал и даже не покачал головой. Ренз отвернулся от него в раздражении. - Вы ошибаетесь, Морган Селерс. Я вам говорю это. Я насквозь вижу ваш маленький заговор. Земля хочет выторговать у нас что-то и думает, что может получить от нас больше, шантажируя нас, обвиняя в ужасных действиях, используя свои грязные методы. - Совсем нет! - Морган тоже рассердился. Он молча сносил все, что говорил Джаэль, все его фальшивые высокомерные замечания, все оскорбления, но он не собирался спускать такого поведения Рензу. - Это люди нашей планеты стали жертвами, а не ваши, как вы это изображаете. Я выбрал именно вас и рассказал вам все потому, что я убежден, что только люди с номером 80 могут участвовать в этом заговоре. А вы, будучи номером 80, - единственный, кто может исследовать эту проблему и найти преступников. - Я сообщу моим товарищам о том, что я услышал. Наше правительство, наверное, лишилось ума, раз позволило вам выступить здесь с такими обвинениями. Разве вы не понимаете, землянин, что ваша идея просто абсурдна. Наши люди дисциплинированны. Еще в младенческом возрасте они знают, к чему приводит нарушение Закона управления. Никто не посмеет нарушить Закон. Как вы думаете, что удерживает меня от захвата более 80 человек, от установления контроля над каждым, кого я вижу, чтобы они выполняли нужную для меня работу? Закон управления. Наше общество непреклонно. Каждый должен занимать свое место и твердо придерживаться Закона, и каждый знает это. Мы связаны друг с другом слишком тесно, чтобы кто-либо мог отклониться от нашего образа жизни. - Однако кто-то все же нарушил ваши устои. - Морган был непреклонен. - В конце концов, я не прошу вас верить мне, я прошу, чтобы вы держали глаза открытыми и присмотрелись, что делается вокруг вас. - Вы можете быть уверены, что я этого так не оставлю. Я донесу ваши слова и поступки до правительства. Я буду жаловаться. Обвинение, брошенное Риге, я воспринимаю как личное обвинение. - Он опять повернулся к Джаэлю. - Я полагаю, что вам приказали так действовать. Но я предупреждаю вас, номер Сорок, будьте осторожны. Вы дискредитируете себя и наш мир, веря этим ужасным сказкам. Я недоволен вами и рассержен на вас. И я возьму вас под свой контроль прямо сейчас, хотя вы и не нарушали правил. Джаэль тяжелым взглядом уставился в пол. Морган почувствовал в нем борьбу и пришел к нему на помощь: - Тогда у вас в подчинении будет 81 человек, сэр, и таким образом вы сами окажетесь нарушителем Закона. - Чтобы наказать человека, который мог поверить таким обвинениям, стоит пожертвовать двумя людьми, которыми я владею. И я могу найти для него соответствующую работу или продержать его достаточно долго в Черноте. Джаэль сделал три шага назад, страх отразился на его лице. Его глаза метнулись к Моргану, умоляя закончить беседу и дать ему покой. - Я понял не все из того, на что вы намекали, - обратился Морган к Рензу, - но я сказал все, что должен был сказать. Спасибо, что выслушали меня. - Вы мужественный человек, землянин. И при любых других обстоятельствах я бы вами восхищался, но сейчас не могу питать к вам этих чувств. - Морган был удивлен словами Ренза. Ренз повернулся к ним спиной и Джаэль тут же бросился прочь, подальше от человека с номером 80. Морган поспешил догнать его. Проходя мимо стола, он взял два бокала с коктейлем и втолкнул один в дрожащую руку Джаэля. Джаэль выпил до дна и пробормотал: - Мне никогда не было так плохо. Он довел меня почти до панического состояния. Он не имел права. Я не стал бы так мучить человека с номером 20. - Понимаю. Я и не предполагал, что вы так боитесь друг друга. - Это не совсем так. Я уверен, что я уже принадлежу нескольким людям с номером 80, но мне никогда так не угрожали, как делал это он. Чернота, работа на ферме... Я клянусь, что если когда-нибудь займу высокое положение, то сотру его в порошок. - Выпей еще, может напиток успокоит тебя. Обычно это помогает. В любом случае, Джаэль, мы достигли того, чего хотели. Беседа прошла так, как я и ожидал. Душевное равновесие Ренза сильно нарушено, он захочет с кем-нибудь поделиться, а единственные люди, с кем он может по-настоящему поговорить - это его товарищи с номером 80. Все идет прекрасно. - За исключением того, что он теперь знает, что по нашему делу не работает Команда. Он расскажет это также, и они будут знать, что над этим заданием работает только два человека, ты и я. Если и раньше тебе угрожала постоянная опасность, то теперь ты просто напросился на нее. Люди с нашей планеты дважды подумают, прежде чем что-то предпринять против Команды, но два человека - это слишком легкая мишень. Морган почувствовал, как леденеет его кожа, но он постарался побороть свой страх. - Почему же ты не остановил меня? Ты знал об этом! А я нет. Я еще не достаточно хорошо ориентируюсь в вашей системе. - Я не мог издать ни звука. Я даже не мог кашлянуть. Кроме того, ты достаточно хорошо валяешь дурака и сам, в этом тебе не требуется моя помощь. - Джаэль осмотрелся вокруг, в его взгляде все еще сквозило беспокойство. - Я слишком напряжен сейчас. - Его глаза остановились на молодом человеке с номером 30. - Это единственное средство, которое поможет мне сбросить избыточное напряжение. Я постараюсь захватить его и отпущу последнего человека с номером 20, которого я контролирую. - Только не теперь. - Морган протянул руку, пытаясь его удержать. - Именно теперь! Джаэль двинулся вперед и занял позицию позади группы, в которой выбранный им человек с номером 30 беседовал с равными себе. Джаэль замер в ожидании, все его тело напряглось. И Морган ждал, его ноги приросли к полу. Ему показалось, что теперь даже если бы он захотел, он не смог бы сделать ни одного движения. Кто-то коснулся его руки и он быстро оглянулся. Его глаза встретились с темными глазами человека в зеленой одежде - правдивого Путешественника. Мужчина кивнул головой в сторону Джаэля. - Будем надеяться, что ему повезет ради твоего спокойствия, землянин. - Но ведь нет никакой особой опасности, - произнес Морган уверенным тоном, - он же хочет захватить человека с номером меньшим, чем у него. - Всего-навсего номер 30? Тебе еще нужно многому научиться, землянин. Именно номер 30 будет прилагать все свои усилия, чтобы постараться победить номер 40, причем он будет рассматривать этот вызов, как драгоценный для себя шанс. Джаэль не может быть до конца уверен в исходе поединка. Но как я уже сказал, я надеюсь, что Джаэль победит ради твоего же спасения. Путешественник замолчал, заметив, что человек с номером 30 почувствовал взгляд Джаэля и ответил ему. Два человека стояли на расстоянии пяти футов, непоколебимые, и пристально смотрели друг на друга. Номер 30 не произнес ни слова, он не нарушил правил, и выражение его лица говорило о том, что он знал - здесь слова не требуются, он получил вызов и должен бороться. Широко расставив ноги, Джаэль пристально смотрел прямо в глаза молодому человеку, его лицо приобрело хмурое выражение. Человек с номером 30 стал тяжело дышать и погрузился в состояние полной концентрации. Морган бессознательно придвинулся к Путешественнику. Это была психологическая борьба, но Морган ощущал, как противники наносят друг другу удары. Они старались изо всех сил взять под контроль психику противника, захватить его мозг и сделать из него послушного робота. Джаэль держался стойко, только его кулаки сжимались, выдавая накал борьбы. У молодого человека лоб покрылся испариной, его лицо исказилось от боли или страха, его колени стали медленно подгибаться и наконец в пылу борьбы он совсем припал к полу. Джаэль наклонился всего на несколько дюймов вперед, но все же это было заметное для глаза движение. При этом человек с номером 30 выпрямился, сделал шаг назад, его лицо совершенно расслабилось. Исчез хмурый взгляд и гримаса сошла с лица, его тело стало желеобразным. Джаэль вздохнул и сделал глубокий выдох, его напряженное состояние исчезло. Человек с номером 30 повертелся на месте, сделал несколько кругов по залу, а затем направился к двери. Джаэль улыбнулся, наблюдая как он уходит. - Джаэль победил? - шепотом спросил Морган Путешественника. - Да, и очень красиво. Если слухи верны, то теперь под его контролем находятся только люди с номером 30. Он готов к продвижению вверх. Робот с номером 30 скрылся за дверью и Джаэль подошел к Моргану, его брови приподнялись при виде второго Путешественника. Одетый в зеленое, человек пожал руку Джаэля, поздравляя его с победой. - Хорошо сделано, Сорок. Чем больше я наблюдаю за такими поединками, тем больше радуюсь, что я Путешественник. - Твое имя Путешественник? - требовательным тоном спросил Джаэль. - Мент. Я составил компанию твоему другу землянину, предполагая доставить его домой в случае твоего поражения. Морган чувствовал себя уютнее, когда Путешественник находился рядом. Это был риганец, который не мог его уничтожить, который не мог читать каждое малейшее движение его чувств, возникавшее в нем. Мент был человеком небольшого роста с искренней улыбкой, в его фигуре не было ничего аристократического в отличие от риганцев, наделенных большой психической силой. Чувствуя на себе испытующий взгляд Джаэля, Мент сказал: - Когда вы подошли к Рензу, я находился рядом. Я слышал твое заявление, землянин. - Я не думал, что кто-нибудь позволит себе подслушивать разговоры человека с номером 80, - заметил Морган. - Сложилось очень удачно, что я это сделал, потому что у меня есть кое-что на уме, то, что тревожит меня уже несколько недель. Это, наверное, то, что вам нужно. - Он посмотрел на Джаэля. - Путешествуя, я стал встречать удивительно большое количество людей с номерами 6 и подобными, которых в последнее время перестали вызывать для работы на поля. Каким-то непонятным образом их рабочая нагрузка уменьшилась. Интересный факт. Джаэль несколько высокомерно вскинул голову. - Возможно. Где ты встречал таких людей? - По всей Риге. Но больше всего в Занте. Морган прервал его: - Джаэль, но ведь Нами говорила нечто подобное? В первый день нашего приезда. Только она предполагала, что ее Управляющий заболел или с ним что-то случилось. - Заболел или его в качестве наказания за какую-то вину превратили в
в начало наверх
робота. - Оба объяснения неверны, - сказал Мент. - Их слишком много, оставшихся без полевой работы. Вот я и спрашиваю, кто же работает на полях, если люди с самыми низкими номерами сидят дома? - Люди моей планеты, - воскликнул Морган и его захлестнул шквал радостного чувства. Если это правда, то у людей его планеты была все же лучшая судьба здесь на Риге, чем он себе нафантазировал. Не зная правды, он представлял себе различные ужасы, действующими лицами в которых были Рональд Хенкер и другие люди его планеты. - Ты сделал интересные наблюдения, Путешественник. Но не можешь ли ты назвать несколько конкретных имен? - В этом нам может помочь Нами, - предложил Морган. - Но нам желательно иметь не одно имя. В большинстве случаев Управляемые даже не знают, кто их Управляющие, - пояснил Джаэль. - Особенно это касается тех, кто выполняет сельскохозяйственные работы. Их обычно вызывает не сам землевладелец, а некто с более низким номером. В нашем обществе это та ситуация, когда разрешается передавать свой вызов подчиненным Управляемым. Например, когда номер 80 вызывает меня для выполнения сельскохозяйственных работ, то он не предполагает, что я буду выполнять эту работу лично. Я вызываю одного из моих Управляемых под номером 30, а он, в свою очередь, вызывает своего Управляемого и так продолжается, пока вызов не дойдет до человека под номером 5 или 6. Поэтому нам необходимо знать не одно имя. - У меня есть несколько, но все они, как правило, люди с самыми низкими номерами. - Путешественник перечислил несколько имен, которые Джаэль внимательно выслушал. Последней Мент назвал Друду Десять Зант. - Она может послужить для вас самой крепкой зацепкой. Как человек с номером 10, она должна знать по крайней мере одного из своих Управляющих лично. - Хорошо, - кивнул Джаэль, - мы постараемся проверить их. - Ты имел в виду, что я проверю их, - заметил Морган. - Ты же не можешь говорить ни с кем, кто занимает более низкое положение в обществе. - Как следователь, могу, - ответил Джаэль. - И как более высокий по рангу человек, я могу говорить с любым более низким номером. Но обычно я этого стараюсь не делать, потому что такая беседа - это изощренная форма пытки. - Да, я понимаю, я наблюдал за тобой при разговоре с Рензом. - Давай забудем этот спектакль. Мне стыдно за него. - Джаэль еще раз оглядел комнату и вздохнул. - Честно говоря, мне бы хотелось уйти отсюда. Я послал моего вновь приобретенного Управляемого предупредить Эйрил, чтобы она позаботилась об ужине. Я думаю, что он уже передал мое сообщение, так что мы можем ехать домой. - Он выдержал хорошую битву, - заметил Мент. - Я бы так не сказал. - Я только хотел выразить надежду, что ты не будешь держать его чересчур долго на положении робота, я имею в виду - мучительно долго, только потому что ты сердишься на поведение Ренза. - Ты слишком много беспокоишься о вещах, которые тебя совершенно не касаются, Путешественник. Спасибо тебе за информацию, но, пожалуйста, не надо давать мне советы. Мент насмешливо поклонился Джаэлю и Джаэль вышел, не прощаясь. Морган помахал Менту рукой и последовал за напарником. Этот вечер принес ему много неприятных сюрпризов, но начало делу было положено. 6 Поздний ужин прошел на удивление хорошо. Даже Кенд присоединился к взрослым и Джаэль стал расспрашивать его о том, чему он научился за время его пребывания на Земле. Морган смог наблюдать за взаимоотношениями этой странной семьи вблизи. Нами и Эйрил очаровали его. Нами была неглупа, но она была чересчур запугана, к такому заключению пришел Морган, беседуя с ней и наблюдая за ее поведением. Будучи номером 6, она жила жизнью раба, жизнью, заполненной страхом, что любой встречный может взять ее под свой контроль. Такая жизнь исказила ее характер, вырывала ее из спокойного маленького мирка. Эйрил, наоборот, была трепетной и блестящей, уверенной в своих возможностях и себе. Наблюдая за мальчиком в спокойной домашней обстановке, Морган обнаружил, что это маленькое тоскующее создание. Но тоска всегда в нем сопровождалась чувством гнева, мучительным сознанием своей неполноценности и каким-то предчувствием крушения всех надежд. Когда Нами пошла мыть посуду, Джаэль обратился к мальчику, своей резкостью полностью разрушая доброе настроение вечера. - Теперь иди к себе в комнату. Мы хотим подышать свежим воздухом, а значит должны будем раздвинуть шторы. - Но... мне бы хотелось побыть еще немножко с вами. - Но я же сказал тебе, - и высокая фигура Джаэля нависла над мальчиком, - что ты должен идти в свою комнату! Ты, как видно, был недостаточно наказан за то, что ты делал сегодня с нашим гостем. - Пожалуйста, - прервал его Морган, - не надо заставлять его страдать из-за меня. - Ты так нежен с ним. Может ты еще захочешь взять его к себе на колени? - резко обратился к нему Джаэль. Издевательский тон Джаэля заставил Моргана покраснеть, но он не стал ничего говорить и Кенд, подчинившись, нехотя побрел в свою комнату. - Ты не должен вредить мальчику, - сказал Джаэль, - ты еще не можешь осмыслить его жизни. Морган взял себя в руки и заметил спокойным тоном: - Неужели все риганцы так воспитывают своих детей? Одна минута теплоты, а в следующую минуту - ледяной тон. - Кенду необходимо учиться. Мы должны выбить из него это дурацкое сопротивление. - Заставить его привыкнуть к мысли, что он будет меньше номера 80, это ты имеешь в виду? - Совсем нет. Его психические силы неприкосновенны, их никто не трогает. Он может развивать их так, как позволяет его потенциал. Время от времени он делает вылазки против меня, против Эйрил. Изучение каждого ума - это сказочно прекрасная игра, и не смотри на меня таким шокированным взглядом. - Но ты же говоришь, что он делает вылазки даже против тебя, - уточнил Морган. - Да. Я чувствую его упражнения. Он выползает из своей оболочки и касается моего мозга, щекочет его, изучает. Конечно, он не может затронуть меня по-серьезному, но должен отметить, что его щекотанье день ото дня становится все сильнее. - И ты позволяешь ему делать это? - Я не боюсь его! Иногда я позволяю ему зайти в его упражнениях так далеко, как позволяют ему его силы, и он в конце игры уходит с чувством достигнутого успеха. В следующий раз я наскакиваю на него, - в психологическом смысле, ты понимаешь, что я говорю о психическом вмешательстве, - и бросаю его в Черноту. Он должен понять, что жизнь непредсказуема, что надо всегда быть настороже. - Я полагаю, что такой образ действия ты не считаешь жестоким? Я имею в виду, что иногда ты позволяешь ему вести себя таким образом, а следующий раз наказываешь его за это? - Жестокость! Неужели ты на самом деле считаешь это жестокостью? Ребенок должен учиться. Он должен быть подготовлен к жизни. - Но стоит ли готовить его такими жестокими методами? - Мир жесток. Морган понял, что его доводы здесь бесполезны. Риганцы не воспринимают концепций жестокости и сострадания в том смысле, как их понимают земляне. Джаэль не считал свои противоречивые действия по отношению к ребенку плохими, он даже не понимал, что его метод наказания жесток. Его, по всей видимости, воспитывали таким же образом, то поощряя, то дурно обращаясь, а теперь он действительно знал, что в его мире тяжелая непредсказуемая жизнь и он собирался тому же учить своего племянника. - Иногда, - подхватила разговор Нами, - Джаэль нападает на Кенда даже тогда, когда тот не сделал ничего плохого, таким образом атака оказывается совершенно неожиданной. Джаэль - хороший учитель. Кенд уже осознает, что быть бдительным - это главное условие нашей жизни. - Мы шокируем нашего друга землянина, - вмешалась Эйрил. - Морган, ты должен понимать, что мы показываем ему не только отрицательные стороны жизни. Мы также много работаем с ним, чтобы привить ему понятие чести, потому что честь - это очень важное понятие, которое он должен усвоить. Мы все так тесно связаны друг с другом, что обещание, данное человеком, должно его к чему-то обязывать. Подчинение Законам управления и чести является нашей главной добродетелью. Постарайся отнестись к нам без предубеждения. Мы не монстры. - Я никогда так о вас не думал, - ответил ей Морган, ему нравилось смотреть в ее глаза. Он обратился к Джаэлю: - Мы должны еще что-нибудь сегодня делать? - Ты устал? - Я измучен. Ваш Вечер вызовов истощил меня больше, чем любая физическая драка. - Ну тогда отправляйся спать. - Джаэль был на удивление великодушным. - Ничего не случится, пока мы не захотим этого. Возможно через пару дней мы начнем работать над списком Путешественника. - Завтра, - твердо произнес Морган. - Очень хорошо. Завтра. У вас, землян, не хватает терпения. Если мы будем работать в таком темпе, как ты начал, то мы не дотянем до конца задания. Морган даже не пытался спорить на этот раз. Тепло, сытная пища и возможность расслабиться привели к тому, что его стала одолевать усталость. Дом был чужим, но сейчас он казался для него раем. Он быстро пожелал всем спокойной ночи и пошел через холл к себе в комнату. Проходя мимо двери, за которой находилась комната Кенда, он задумался о том, что делает в темноте мальчик. Возможно он сейчас рассматривает город, ведь только в темноте он может сделать это. Внезапно в нем пробудилась симпатия к этому ребенку, с дня рождения замкнутому в зашторенной квартире, которого то балуют, то оскорбляют, но никогда не ласкают. С точки зрения землянина у ребенка была ужасная жизнь. В конце концов, подумал Морган, мальчик за столом почувствовал хоть намек на дружеские чувства, когда он заступился за него. Морган быстро разделся и лег в кровать. У него не было даже сил принять душ. В квартире стояла тишина. Другие ее обитатели еще не спали, но звукоизоляция была великолепная. Во всем большом высотном здании была мертвая тишина и это безмолвие усыпило его. Он погрузился в состояние между сном и явью, ощущая приятное тепло, перед его внутренним взором возникали какие-то образы. Он глубже погрузился в подушки и весь отдался приятным ощущениям. Какие-то видения и чувства проносились в его голове, земные видения, которые казались началом сна. Они складывались для него в мирные земные картины: вот течет река, пустая лодка качается на воде, утки перебирают невидимыми лапками. Вдруг из неоткуда возникла змея, длинная и черная, и утка издает резкий крик, пойманная и тонущая. Морган перевернулся на бок, стараясь стряхнуть это видение, но змея не исчезла. Он постарался мысленно представить что-либо другое. Перед его взором возник паук, затем сотни пауков, ползущих по его телу, с длинными лапами и огромными глазищами. Он сел, чтобы стряхнуть ночной кошмар, растирая руками кожу, как будто хотел сбросить с себя невидимых пауков. Он ощупью попытался найти выключатель, чтобы зажечь свет. Пауки все еще были здесь, он мог их видеть. Он весь был покрыт ими. Каждая пора его кожи была пауком, а каждый волосок на руках - паутиной. В то же самое время в глубине мозга проносились и другие картины: он видел отца и мать, они находились в доме, охваченном огнем; он видел бегущего Флеберта, который звал его и, подстреленный, выпадал из окна Базовой канцелярии, а вслед за ним падал и сам Морган, и он все летел и падал, ожидая удара, ожидая хруста костей, ударяющихся об асфальт. Морган в ужасе открыл рот и закричал, крик громко прозвучал в тишине квартиры, он был сильный и долгий. Морган никогда не думал, что он может так кричать. По коридору прошелестели быстрые шаги, дверь с шумом открылась и рядом с ним оказался Джаэль, который тряс его, приводя в чувство. Но Морган никак не мог прийти в себя и так как он отбивался от риганца, то Джаэль с силой толкнул его на кровать, а сам сконцентрировался. И постепенно видения исчезли, а крик стих. Морган заморгал широко раскрытыми глазами, пристыженный. Эйрил и Нами вбежали в комнату, но они смотрели на Джаэля, а не на Моргана. - Извините, - начал Морган, - у меня обычно никогда не бывает кошмаров, но вся эта новая обстановка и...
в начало наверх
- Это не ночной кошмар, - со злостью сказал Джаэль. - Да, но... - Морган остановился, он ясно и остро все осознал. - О, нет! - Да, - продолжил Джаэль, - это Кенд. Он взял тебя под свой контроль и пытался бросить тебя в Черноту. Морган посмотрел на Эйрил, сбитый с толку. - Чернота, - начала она объяснять, - это то место, куда нас всех посылают в виде наказания и где все наши страхи поднимаются из глубин нашего мозга. Самые страшные ужасы, которые мы можем себе представить, объединяются в один сплошной кошмар. Морган вскочил на ноги, напуганный, и потянулся за одеждой. Внезапно он потерял контроль над собой. - Ты должен защитить меня, Джаэль. Ты обещал. - В комнате все еще таился ужас, невидимый и неслышный. Он не мог бороться с ним, так как не мог его осязать. В состоянии, близком к панике, он спросил: - Но почему Кенд сделал это? Ведь за ужином я стал на его защиту. - Именно поэтому, - ответил Джаэль. - Он почувствовал в тебе слабость и пришел за тобой. Я предупреждаю тебя, держись от него подальше. - Но что же мне теперь делать? Я теперь должен все время бодрствовать? Мне теперь нельзя будет заснуть? - Успокойся, сейчас я займусь им. - Джаэль решил сразу приняться за дело. Нами последовала за ним, Эйрил взяла Моргана за руку и потянула его за собой. - Ты, наверное, хочешь посмотреть, как его будут наказывать. Он не хотел. Он не хотел принимать участие в этом, так как не знал, что должно произойти. Джаэль был уже в комнате Кенда, там горел свет, шторы были опущены, мальчик стоял перед ним, маленький и тонкий, как тростинка, по сравнению с высоким риганцем. Между ними не было произнесено ни слова, но ребенок хныкал. - Итак? - Джаэль обратился к мальчугану. У ребенка не было возможности ответить. С искаженным лицом он упал на пол, извиваясь, дрожа и судорожно подергиваясь. Крики, подобные тем, которые издавал Морган, начали вырываться у него изо рта и он качался по полу, но ни разу он не попробовал подняться и бежать, пригвожденный командой к одному месту. Смотреть на это зрелище было тоже страшно и Морган ухватился за Эйрил, но посмотрев на ее застывшее лицо, он понял, что она не остановит наказания. Ни один из них не вмешается. Он повернулся и поспешил в гостиную, крики ребенка все еще отдавались у него в ушах. Теперь он знал, что такое Чернота, но ребенок познал это еще в большей степени, так как Джаэль был его Управляющим и Джаэль был очень сильным. Морган походил по комнате, смешал себе коктейль и выпил его залпом, затем вновь стал ходить по комнате. Минуты проходили и казалось, что крики ребенка подымут на ноги весь дом. Теперь он осознал, для чего в доме такая хорошая звукоизоляция. Неизвестных нужно прятать, но кроме того, Неизвестных нужно еще и наказывать. А это означает, что необходимо заглушать их крики, чтобы они не мешали остальным обитателям дома. Картина, которую он восстановил в уме - корчащийся на полу ребенок и над ним стоят трое твердо настроенных, сильных взрослых, - вызвала бурю в его желудке. Если крики не прекратятся, он сойдет с ума. Наконец наступила тишина, прерываемая только всхлипыванием и звуком шагов. В комнату вошел Джаэль и заговорил, Морган уловил только его последние слова: - Самое ужасное то, что человек был одет Путешественником, а Кенд знает, что Путешественники неприкасаемы. - Но он также знает, что я не Путешественник, - взорвался Морган, - ты уж слишком многого требуешь от ребенка... - Я вижу, ты уже забыл свои собственные крики. Ты хочешь вновь пройти через все это? - спросил Джаэль. Морган промолчал. Джаэль был прав и он ничего не мог сказать в защиту мальчика. Чернота - это было обычное наказание на Риге и тут не о чем было говорить. Джаэль сам смешал себе коктейль, в то время как Нами опять ушла в комнату ребенка, но Морган был уверен, что ушла она туда не для того, чтобы утешить мальчика, успокоив его своим присутствием. Неожиданно Джаэль продолжил: - На самом деле я не могу считать мальчика виновным. Сегодня вечером ты продемонстрировал ему свою слабость и этим внес некоторое волнение в его мир. Первое, которое он узнал. Поверь мне, его жизнь - это ад. Я помню свое детство слишком хорошо и эти воспоминания наполнены ужасом. Не позволяй ему продолжать мучить тебя. Шлепай его! Он должен учиться! - Один шлепок и я окажусь в стране зомби. Джаэль заколебался, обдумал эту мысль, затем сказал тоном, не предвещающим ничего хорошего: - Возможно. Ну тогда держись от него подальше и не давай ему понять, что ты беспокоишься из-за него. Маленький дьяволенок сразу почувствует, что он имеет власть над тобой и постарается воспользоваться этим. Морган старался рассуждать спокойно, старался не впадать в панику. До этих пор он вообще не знал, что такое паника. - Это наверное будет не так уж страшно, я имею в виду, если даже дело дойдет до худшего. Ведь он все-таки еще ребенок и если он может насылать на меня кошмары только в течение короткого промежутка времени, то, возможно, он и управлять мной может только непродолжительное время, а это не так уж и страшно. - Пожалуйста не думай, что это будет всегда длиться недолго. Можно такое сделать с человеком... но я даже не хочу упоминать обо этом. Морган опять встал. - Но ты уже упомянул, поэтому уж лучше объясни мне все! Джаэль начал говорить с неохотой, запинаясь, тщательно подбирая слова. - Есть некоторые вещи, которые можно сделать с управляемым мозгом. Это отвратительные, порочные действия, которые могут нанести вред человеческому интеллекту. Конечно, мы никогда этим не пользуемся - мы цивилизованные люди. Но ребенок, запертый от мира ребенок, такой, как Кенд... - Ты хочешь сказать, что он действительно мог навредить мне? Джаэль посмотрел в глаза Моргану. - Очень сильно! - Хорошо! - Морган не мог сдержать дрожь, которая охватила все его тело. - Просто великолепно! Тогда он настоящий монстр. - Боюсь, что в данном случае это так. Но я уже говорил тебе, будь с ним настороже. Не позволяй ему читать в тебе страх и шлепай его хорошенько, если он будет вести себя слишком несносно. Используй свою физическую силу, свои руки и кулаки. Но, главное, держись с ним настороже. Но Морган отклонил идею Джаэля. - Я не буду бить ребенка. Я лучше переселюсь в дом, где нет детей. - Это невозможно. Ты должен оставаться со мной, а это - единственная квартира, которую я имею. Жилье на Риге пользуется очень большим спросом. - Хорошо. - Морган был зол. Любое решение, которое он пытался выбрать, тут же блокировалось. - Я постараюсь справиться с этой ситуацией наилучшим образом. И только ради мальчика. Так как, по-моему, его наказание является большим наказанием для меня, чем для него. - И ты все еще его жалеешь, даже зная, что он мог сделать с тобой? Зная, что он мог искалечить твою жизнь? - Теперь ты в замешательстве, Джаэль. Теперь наступила твоя очередь удивляться нашему образу жизни. Я не риганец. У меня совсем другой взгляд на жизнь и детей, чем у вас. Эйрил умышленно перебила его, чтобы прекратить нарастающий спор. - Но что же ты будешь делать, Морган? Я читаю изнеможение в тебе. Тебе нужен отдых, но ты все еще боишься. - Я пойду в свою комнату и буду сидеть там, вот и все. Если я засну, я вновь стану беззащитным, а я этого не хочу. - Спящего или бодрствующего, он все равно может мучить тебя, - сказал Джаэль. - Твое решение не из лучших. Эйрил и я должны будем присматривать за тобой. Или я вызову своего Управляемого, чтобы он делал это, и тогда мы все сможем заснуть. - Но ты не можешь сделать этого, Джаэль, - быстро вмешалась Эйрил. - Ведь он обнаружит Кенда. Джаэль ударил рукой о ручку кресла. - Видишь, землянин, своими проблемами ты так заморочил мне голову, что я стал действовать, не думая. - Состояние, которого вы, риганцы, не можете одобрить, - парировал Морган, все еще рассерженный, сгоняя свою злость на единственно доступной мишени. - Действовать глупо - это действовать от всего сердца, а как раз сердца у вас и нет. - Видимо нет, так как я даже не понимаю, что ты хотел этим сказать. - Вы оба должны прекратить этот спор, - приказала Эйрил. - Постоянно споря между собой, вы не способствуете укреплению своей Команды. Джаэль, если ты не постараешься приспособиться к Моргану, то твое начальство будет сердиться на тебя и тогда наступит твоя очередь попасть в Черноту. Однако, скорее всего это будет более длительное путешествие, чем было у Моргана. Джаэль побледнел и отвел глаза. - Мне уже угрожали этим сегодня вечером. Ренз Восемьдесят взъелся на меня. - И угрожал тебе? - удивилась Эйрил. - Я сам слышал это, - подтвердил Морган. - Тогда я не понимал, о чем идет речь, но я видел реакцию Джаэля. Теперь я осознал, как жесток был Ренз. Возможно мы выбрали не того человека с номером 80. - Мы выбрали единственного доступного нам, - сказал Джаэль. - Ты так спешил, что не дал мне возможности взвесить различные варианты и выбрать. - Итак, как оказалось, я совершил более чем одну ошибку, - отреагировал на слова Джаэля Морган. - Теперь, - Эйрил взяла Моргана под руку и направила его к двери, - вы пойдете и ляжете в кровать. Я отправлю отдыхать и Джаэля. Сегодня уже достаточно споров. Вы оба устали и в ваших спорах нет никакого смысла. Морган посмотрел на нее, она была прелестна и в ней была не характерная для риганцев мягкость. И он сдался. Он сказал Джаэлю: - Прошу прощения за ошибки и неприятности, которые я тебе доставляю, а также за то, что заставил тебя наказать Кенда. На Земле такого извинения бывает достаточно, чтобы сгладить недоразумения, возникшие между напарниками. А как на Риге? - Я думаю, что здесь будет так же, - ответил Джаэль. Но сам не попросил прощения. Эйрил засмеялась и вывела Моргана из комнаты. Когда они проходили мимо комнаты Кенда, она почувствовала, что он дрожит и прошептала: - Не беспокойся, Морган. На оставшуюся часть ночи я взяла Кенда под свой контроль. Это не совсем по правилам, но я приказала ему спать и удерживаю его в таком состоянии. Так что спи спокойно. - Пожалуйста, не говори так, - он засмеялся. - Эти слова на Земле имеют совсем иной смысл. А я еще не готов к такому повороту событий. 7 Ночь прошла в погруженной в тишину квартире, сон Моргана прерывался ночными кошмарами, которые были навеяны рассказами Джаэля о том, что может сделать Кенд с его интеллектом. Но зная правду, Морган наконец стал понимать риганцев и осознал опасность, нависшую над исчезнувшими с его планеты людьми, так как теперь знал, что могут с ними сделать. Раньше он был убежден, что эти люди работают как рабы, как Управляемые на чужаков, рабы, которые, когда он найдет их и освободит от рабства, смогут вернуться домой целыми и невредимыми. Теперь перед ним открылась ужасающая перспектива, так как при абсолютном отсутствии жалости риганцы могли сделать нечто более страшное, чем просто взять похищенных под контроль. Они могли дать волю ужасным, калечащим мозг людей действиям, о которых упоминал Джаэль. И вполне вероятно когда он найдет пропавших людей, то он принесет несчастье их близким. Возможно миссис Хенкер лучше продолжать жить в отчаянном, вечном ожидании, чем получить то, что может отыскать Морган - оболочку ее мужа, в которой не будет ни разума, ни души. Как только рассвет начал окрашивать риганское небо оранжевым цветом, Морган встал со своей измятой постели. Он мысленно дал себе клятву, что в ведении этого следствия он возьмет инициативу на себя и заставит переменить беззаботное отношение Джаэля к делу. Если его представления верны, то похищенных людей нужно найти как можно быстрее. В квартире стояла полная тишина, казалось, что в ней никого больше нет, и Морган вынужден был ждать. Он стоял и смотрел на тихий, спокойный город, наблюдая как оранжевый свет разливается по небу, сначала касаясь только окон домов, затем заливая дома, прогоняя последние тени с малейших
в начало наверх
закоулков улиц. Зант был для него чужим и сегодня он должен войти в этот город. Он чувствовал себя совершенно одиноким. Он не имел здесь никаких дел с людьми, которых он не понимал, привычки и образ жизни которых только ставили его в тупик или ужасали. Это задание было чем-то большим, чем просто дело, которое ему поручил Флеберт, и при мысли о том, что в этом деле ему нужен настоящий, хороший напарник, его начинал подтачивать страх, которого он раньше не испытывал. Было уже позднее утро, когда Джаэль поднялся с постели и приготовил скудный завтрак на двоих. Морган подождал окончания завтрака, прежде чем ринуться к поставленной цели. - Как мы сможем найти эту Друду, о которой говорил Путешественник? - Почему ты выбрал именно это имя из всего списка? - спросил Джаэль. - Не знаю. Просто оно единственное задержалось у меня в голове. Друда Десять. - У нас есть адресные книги. Мы можем поискать ее имя там, и будем надеяться, что имя Друда Десять Зант будет в справочнике в единственном экземпляре. - Тогда давай начнем, - настаивал Морган. - Итак у нас уже полдня пропало. - Но сейчас самое жаркое время дня. - Это неважно. - Я беспокоюсь только о твоем удобстве, - запротестовал Джаэль. - На меня жара не действует. Я не могу понять твоей спешки. Ведь ты находишься на Риге всего три дня. Ты что, ожидал, что мы в три дня закончим дело? - Все же я надеялся, что мы сделаем больше, - ответил Морган. Если ты действительно не можешь понять моего беспокойства о людях с Земли, тогда считай мою спешку нетерпением, желанием поскорее выполнить эту работу и улететь с вашей сумасшедшей планеты. Ты не можешь представить, что значит для меня Рига, потому что на Земле ты никогда не чувствовал такой изоляции и опасности для себя, как я ощущаю здесь. Джаэль встал из-за стола. Сегодня выдался тот редкий момент, когда он с симпатией отнесся к Моргану. - Кое-что я все же понимаю. Мы найдем Друду. - Ваш Закон позволяет задавать ей вопросы? - Да. Но она может не захотеть говорить правду или то, что она знает. - Вот этого я и боюсь. И тут многое будет зависеть от тебя, не так ли? Я могу задавать вопросы, но я никогда не смогу определить, обманывает ли она нас, или она скрывает информацию. Ты со своей психической силой сможешь прочесть ее эмоции и определить правду. - Очень хорошо. Ты обрисовал все правильно, - похвалил его Джаэль. - Ты должен будешь подавать мне сигналы, чтобы я знал, на правильном ли я пути. Если она будет себя чувствовать неуютно от наших вопросов, ты должен будешь дать мне знать об этом и я пойму, что надо продолжать допрос. - Скажи, что мне надо делать и я все выполню. Сегодня я буду играть роль твоего Управляемого. Ты показал, что твои представления о нас правильные. Люди моей планеты естественно с подозрением относятся к незнакомцам и конечно осторожны с ними. Друда не станет доверять нам с той самой минуты, когда мы начнем атаковать ее, она постарается ввести нас в заблуждение. - Но мы не собираемся атаковать ее, - проворчал Морган. - Она поймет это именно так. Когда она почувствует твое волнение, напряженность, она тут же замкнется в себе. Когда ты затронешь тему, которая возбудит в ней беспокойство, я почувствую это и почешу голову. Если же ты промахнешься, я буду просто стоять или похожу вокруг немножко. - Ты говоришь так, как будто совсем не собираешься задавать вопросов. - Я буду задавать их только в крайнем случае, когда меня принудят к этому обстоятельства, - сказал Джаэль, - но вообще лучше будет, если мы обойдемся без моих вопросов. Ведь Друда всего лишь номер 10 и естественно она будет бояться меня. Такой допрос - это изощренная форма пыток и мне бы не хотелось заставлять ее проходить через такие испытания. В наши риганские Команды включаются люди с номерами разных уровней именно для того, чтобы избежать таких ситуаций. - Джаэль бросил быстрый взгляд на дверь. - Наверное остальные домочадцы уже проснулись и мы не должны продолжать наше обсуждение здесь. Морган не слышал, чтобы какие-то звуки доносились из спален, но буквально сразу же после слов Джаэля дверь открылась и в столовую вошел Кенд. В его глазах, когда они задержались на Моргане, светилась ненависть, а на Джаэля обрушился поток негодования. - Эйрил дурно обращалась со мной, а тебя это даже не волнует, - сказал он Джаэлю. - А что же она сделала? - спросил Джаэль. - Она контролировала меня. Она заставила меня спать. Джаэль засмеялся, глядя на возмущенного ребенка. - Ну ты просто счастливчик, что она не сделала с тобой ничего другого, мой мальчик. Я устал смотреть на твое угрюмое лицо. - Джаэль жестом пригласил Моргана последовать за ним. Когда они подошли к наружной двери, он сказал: - Кенд останется один почти на целый день, так что у него будет достаточно времени унять свой гнев. Я думаю, что ему необходим покой. Он чувствует себя разгромленным. Морган пожал плечами и последовал за высоким риганцем. Женщина по имени Друда Десять Зант жила в доме, внешне очень похожем на тот, в котором обитал Джаэль, но ее квартира была гораздо меньше. Она была маленькой и голубой. Все в квартире было голубого цвета, даже сама Друда. Ее свободно ниспадающая одежда была блестящей, с голубым отливом и даже ее волосы вторили этому цвету: над белокурой головой как бы витала легкая дымка голубизны. Удивление, которое она выказала, увидев их, Джаэль тут же погасил, показав ей значок. Морган никогда ранее не видел его. Она проводила их в гостиную. Комната была высокой, полностью обращенной к солнцу, жаркой. Теперь должен был начать действовать Морган. Он сел в предложенное кресло, оценивая женщину, с которой ему надо было провести беседу. Это была женщина примерно лет сорока, худая и нервная, пытающаяся спрятать свои натруженные руки между коленей. Ее глаза смотрели прямо в глаза Моргану, избегая встретиться взглядом с Джаэлем. Морган начал: - Как вы уже догадались, я не настоящий Путешественник. - Я знаю, - сказала она, - вы - чужак. Вы, должно быть, с Земли. Я слышала разговоры о том, что в Занте появился землянин. - Итак, я начинаю приобретать известность. - Чего вы хотите от меня? - Она не давала ему шансов на приятное вступление. - Я ничего не сделала, чтобы мной могли заинтересоваться следователи. Морган поудобнее разместился в кресле, в душе молясь о том, чтобы его познания о риганцах помогли получить от нее то, что он хотел. - Чтобы не заставлять вас волноваться, сразу перейду к делу. Как номер 10, вы выполняете много сельскохозяйственных работ, не так ли? Она кивнула, Джаэль не пошевелился. - Были ли вы сильно загружены в последнее время? - На фермах, вы имеете в виду? - спросила она. - Нет. Но что в этом плохого? Я могу использовать свое свободное время как хочу и я не усматриваю в этом ничего плохого. - Она побледнела, стремительно прикрыв рот рукой. - Надеюсь, вы не имеете в виду, что я пропустила какой-то вызов? Или что меня бросил мой Управляющий? - Нет, нет, - заверил ее Морган. - Это не касается лично ваших действий. Мы изучаем донесения о том, что некоторые люди с номером 80 перестали вызывать своих рабочих, как обычно это делали. Вы подтверждаете это? На ее лице появилось выражение подозрительности, как только она услышала слово "восемьдесят". - Но вы же сами признали, что в настоящее время вы мало занимаетесь сельскохозяйственными работами. Что же вы теперь замолчали? - стал давить на нее Морган. - Мне не нравится, что вы пытаетесь мной руководить. Я не хочу никаких неприятностей с людьми под номером 80. Джаэль все еще не сделал ни одного движения, но Моргану не требовался его сигнал. Друда была расстроена не потому, что пыталась что-то скрыть, а из-за того, что была напугана. - Когда вы последний раз работали в поле? - Десять дней назад. - А обычно промежутки между вызовами бывают такими долгими? - У меня были другие вызовы. - Она решила обойти вопрос. - Но не на работы в поле. Обычно я работала в поле три раза в неделю. А это тяжело для женщины. Это тяжелая работа и... - Ваши вызовы, естественно, поступают к вам не прямо от человека с номером 80, владельца фермы. Кто же обычно вызывает вас? Знаете ли вы кого-нибудь из ваших Управляющих? - У меня много Управляющих. Ведь я только номер 10. Джаэль почесал голову и Морган почувствовал, как легкая волна волнения поднимается в нем. Его первый удар, попавший в цель. - Я понимаю. Но я спрашиваю, знаете ли вы какие-нибудь имена? Можете ли вы назвать хотя бы несколько имен ваших Управляющих? - Как я могу знать их? Я только подчиняюсь. Джаэль вновь почесал голову. - Но Друда, если у вас бывает по три вызова в неделю, вы должны знать, от кого исходят эти вызовы. За все эти годы вы должны были запомнить хотя бы один голос. Я не могу поверить, что вы не запомнили. Люди с номером 10 не глупы. Они же все-таки номер 10. - Я не думаю, что меня кто-нибудь вызывает более одного раза, - сказала она раздраженно, поглядывая на Джаэля. - Я последнее звено в цепи передачи вызова, каждый старается найти человека с более низким номером, чтобы самому освободиться от работы в поле. - Почему вы боитесь ответить на мой вопрос? Это простой вопрос и ваш ответ никак не отразится на вашей дальнейшей судьбе. - Я не боюсь. Я просто не знаю ответа. Она была как каменная стена и Морган не знал, что необходимо сделать, чтобы разбить ее. Он не мог физически вытрясти информацию из нее. Он, чувствуя себя несчастным, посмотрел на Джаэля. Джаэль поджал губы, и глядя прямо на Моргана, а не на женщину, сказал мягко: - Иногда, землянин, люди боятся, что информация, данная ими об Управляющем, может привести их к наказанию - иногда это Чернота, а иногда введение в состояние робота. При первых его словах Друда вскочила на ноги, хотя он ни разу не взглянул на нее. Морган сделал успокаивающий жест в ее сторону. - Садитесь, пожалуйста. Никто не будет угрожать вам. Ради Бога, можете почитать мои чувства. Почитайте мои эмоции. Вы обнаружите только искренность. Я не обманываю вас. Друда подошла ближе, всматриваясь в него, затем снова села. - Да, вы говорите правду. Вы думаете, это поможет мне? - Она снова зажала ладони в коленях и вздохнула. - Как я могу разговаривать с?.. Нас преследуют. - Она хотела сослаться на присутствие Джаэля прямо, но побоялась и не знала, как обойти эту ситуацию. - То, что вы говорили об Управляющих и наказании, - правда. Я боюсь. - У вас нет причин бояться, - улыбнулся Морган. - Имена, которые вы назовете, будут нашим секретом. Ваши Управляющие об этом никогда не узнают. И потом самое главное - ваши Управляющие не попадут в неприятности. Мы просто хотим поговорить с ними. Они, наверное, тоже не получают вызовов. Джаэль опять почесал голову. План Моргана сработал. Он мог признать это, так как увидел, что Друда расслабилась. - Ну тогда вот вам имя - Гарум Сорок Зант. Он - единственный, кого я знаю. Морган вздохнул с благодарностью. Был проделан хороший кусок работы. С первой же беседы они перепрыгнули от номера 10 к номеру 40. Возможно, что этот Сорок будет знать имя своего Управляющего под номером 80 и, к тому же, окажется дома. - Это все? - спросила Друда. Ее лицо ясно говорило о том, что она хотела бы, чтобы на этом их беседа закончилась. Джаэль встал и она подскочила, настороженная. Он спокойно кивнул ей головой и отступил три шага в сторону. Поддерживая дистанцию между ней и собой, он хотел успокоить ее. Морган попытался выразить ей благодарность, но ей она не требовалась. Единственное, чего Друда хотела, - чтобы они поскорее ушли. Она направилась к двери, с осторожностью обходя Джаэля, и отщелкнула замок. Морган вышел, не прощаясь. Риганцы никогда не прощаются. В холле Джаэль наконец заговорил. - Хорошо сработано, Морган. Я начинаю думать, что ты слишком умен. Ты изучил нашу систему быстро и очень хорошо. Ты допрашивал ее как профессионал. - А я и есть профессионал. - В голосе Моргана прозвучала гордость. - Но не риганский профессионал. Подумай, как ты вырос. Два дня назад
в начало наверх
ты не смог бы сформулировать даже первый вопрос. - Спасибо тебе за похвалу, но учти, я не собираюсь почивать на лаврах. Мы только зацепили краешек дела. Теперь мы должны двинуться к Гаруму. - Бедный Гарум, - засмеялся Джаэль. - Он сразу же сдастся при виде такой решимости, так же как и я. - Они вышли на жаркое солнце. Ощущение было такое, будто к покрытым зеленым материалом плечам Моргана приложили раскаленное железо. - Но сначала прохладительный напиток. - Нет, сначала Гарум. Джаэль вновь покорился, но тут же взял реванш за свою уступку. Он не остановил черную машину, а вместо этого, выбрал прогулку, как он выразился, на короткое расстояние - всего шесть риганских кварталов, к дому, где живет Гарум. Поскольку Гарум был номером 40, он был известен Джаэлю лично. Морган шагал, обливаясь потом в плотном костюме Путешественника, проклиная в душе оранжевое солнце, а затем и упрямство Джаэля. Тротуары были запружены риганцами в одеждах павлиньих расцветок и Моргану приходилось лавировать в этой толпе. Они провожали его глазами. Они знали, они чувствовали то, что он был измучен жарой. Рядом с ним шел Джаэль, настороженный, как всегда, когда они находились на людях. Затем Морган почувствовал, что он стал каким-то странно осторожным. Полквартала Морган молча наблюдал за ним. Риганец углубился в себя, беспокоился. Когда беспокойство стало очень заметным, Морган решил заговорить с ним. - Что-то не так? - Ты можешь читать во мне? - спросил насмешливо Джаэль. - Достаточно, чтобы понять, что что-то не так. Что тебя беспокоит? - Продолжай идти вперед, как-будто ничего не случилось, а я расскажу тебе. За нами следят. Непроизвольно по телу Моргана пробежала дрожь и оно покрылось испариной. Следят! - Откуда ты знаешь? - Я чувствую его! - прошептал Джаэль. - Я чувствую сильное эмоциональное поле за нами, которое не принадлежит толпе, в нем - уклончивость и решительность, и оно следует за нами. И далеко не из спортивных соображений. - Ты можешь сказать кто это? Кто из этих людей? Почему ты говоришь "он"? - Это все, что я могу сказать. Я чувствую, что это мужчина. Я не могу точно указать его. Я просто чувствую его где-то за нами. Он может быть позади нас на целый квартал. Морган вынул носовой платок и вытер лоб, по которому от жары и напряжения потекли ручейки пота. - Я мог бы пройти всю улицу и не почувствовать, что за нами кто-то наблюдает. - Контролируй свой страх! - приказал Джаэль. - Он уже знает, что я осведомлен о слежке. Я почувствовал контакт. Но не позволяй ему читать свой страх. Ведь раньше, когда ты выполнял другие задания, за тобой тоже следили? В этом процессе нет никакой разницы. - Разница есть. Тут весь мир другой. - Морган постарался взять свои эмоции под контроль и внешне преуспел в этом. Его лицо, обращенное к толпе, было абсолютно спокойным. Но этого было недостаточно. Он знал, что этого недостаточно, здесь преследователь может заглянуть в глубь его души и прочитать правду. - Он любопытствующий или враждебно настроен по отношению к нам? - спросил он Джаэля. - И то, и другое. - Значит он хочет причинить нам вред? - Если обстоятельства сложатся в худшую сторону. Хотя я чувствую в нем также и сдержанность. Может он хочет сначала выждать и посмотреть, что мы будем делать, а потом уже действовать по обстоятельствам. Морган прошел шагов десять в молчании. Затем спросил: - Мы можем его потрясти? - Когда он настроен на нас? Атакует нас психически? Единственный способ - это бросить ему вызов и победить. И даже в этом случае я не знаю, что будет. Это интересный вопрос. Его Управляющий наверное до сих пор контролирует его и, если я возьму его под контроль, то мы будем владеть им совместно, таким образом его Управляющий может в действительности атаковать прямо меня. И это будет еще худшая ситуация, чем та, в которой мы находимся теперь, а может быть это как раз то, чего добивается его Управляющий. - Тогда не трогай его! - хрипло прошептал Морган. - Хорошо. Я не хочу попасть в ловушку. Однако я беспокоюсь, стоит ли нам посещать Гарума. Если он знает что-то и назовет нам имя, тогда его Управляющий проведет его через ад, чтобы выпытать, что он сказал нам. - Один Гарум в аду - это меньше, чем двадцать тысяч землян, - заспорил Морган. - Это твое личное мнение. Опять Морган получил удар, ему опять дали понять, что земляне не стоят особого внимания. Шея Моргана покрылась гусиной кожей и покалывала, он чувствовал опасность за спиной. - Будем надеяться, что Гарум сможет нам что-нибудь сообщить. Как же так, что ты не знаешь этого имени сам? Ты же тоже, наверное, получаешь вызовы на сельскохозяйственные работы? - А я все ждал, когда же ты сам додумаешься до этого вопроса? У тебя это заняло достаточно много времени. Я не могу назвать имя. С того момента, как я вернулся домой, вызовы на сельскохозяйственные работы стали поступать ко мне с той же регулярностью, что и раньше, до моего полета на Землю. Тот, кто стоит за этим заговором, если таковой вообще существует, поступает достаточно осторожно, чтобы не возбуждать мою подозрительность. Кроме всего прочего, я все же следователь, а значит, в какой-то мере, представляю для него опасность. - Джаэль повернул налево и открыл стеклянную дверь жилого дома. - Гарум живет здесь. Было бы лучше, если бы он оказался дома. Повинуясь хорошо выработанной привычке, Морган стал, спрятавшись за дверью, ожидая появления преследователя, чтобы схватить его. Джаэль понял его намерение и рассмеялся. - Эта методика не работает здесь, землянин. Тот, кто следует за нами, остановился за квартал отсюда. Я контактирую с ним и знаю. У него нет необходимости подходить ближе, а если ты собираешься, уходя, покинуть здание через черный ход, то опять сделаешь ошибку. Ты не можешь оторваться от преследователя, ведущего тебя на психическом уровне. Ты должен с этим фактом смириться. После посещения Гарума они вышли из здания через тот же парадный вход, сразу же поймали черный автомобиль и направились домой. Морган чувствовал себя все лучше по мере того, как они все дальше удалялись от дома Гарума. Он старался не думать о преследователе, потому что у него было приподнятое настроение и в нем вспыхнула надежда. Гарум был дома и Гарум охотно сообщил им имя. Синка Восемьдесят Зант. Это был один из тех, от кого вызовы на сельскохозяйственные работы стали поступать очень редко. Это была прекрасная ниточка, надежная и позволяющая продолжить работу. 8 Когда они шли по коридору к квартире Джаэля, Морган сказал: - На этот раз я проявлю больше выдержки и дам тебе отдых до конца дня. Но завтра мы поедем к Синке. Хорошо? - Нет. Как ты собираешься вести следствие против человека с номером 80? - А что Закон в этом случае нельзя нарушить? Я имею в виду, что поскольку ты официально расследуешь порученное тебе дело, то разве ты не имеешь права посетить человека под номером 80 и говорить с ним? - Возможно, это можно будет сделать, но тогда мы полностью раскроем свои карты. А я пока не вижу, что мы можем предъявить в качестве обвинения Синке или кому-нибудь другому с номером 80. У нас уйдут месяцы на выведывание, зондирование, допросы и проверки. - Но почему бы нам не поехать на его поля и не посмотреть, кто там работает - риганцы или земляне? - У Синки нет полей. - Джаэль остановился в холле, чтобы закончить начатый разговор. - Ни один из людей под номером 80 фактически не имеет полей, которые он бы мог назвать своими собственными. Фермы - это коллективная собственность. Они принадлежат каждому риганцу, а люди с номером 80 только управляют ими. Мы не можем знать точно, какие акры принадлежат такому-то человеку под номером 80. Кроме того, могу держать пари, что он не позволит держать землян на легкодоступных полях. Люди с номером 80 не дураки. Приподнятое настроение Моргана постепенно спадало. - Я не могу тратить месяцы на это дело, Джаэль. - Это задание может длиться месяцы. Я могу получить специальное разрешение на посещение различных малодоступных мест, но с того момента, как я запрошу его, наш противник будет знать об этом. Единственное, что нельзя сохранить на Риге, так это секреты. Шпионаж здесь невозможен. - Однако все же кому-то удается сохранить очень большую тайну, - запротестовал Морган. Джаэль переступил с одной ноги на другую, сомневаясь, следует ли говорить то, что он хотел сказать. - Я начинаю думать, что ты прав. Поскольку за нами следили и так как в преследователе читалась большая угроза, значит для этого должна существовать очень важная причина. Я считаю, что этот факт доказывает многое. - Тогда мы должны ускорить нашу работу и мы это сделаем. Если ты будешь вовремя предупреждать меня о тупиковых ситуациях в моих рассуждениях, я может быть найду какое-нибудь решение. А возможно тот факт, что мы будем работать быстрее, уже даст нам какое-нибудь преимущество. Люди с номером 80 будут ожидать от тебя действий по риганским методам, то есть они будут считать, что ты будешь действовать медленно и осторожно. Позволь же мне рисковать в стиле землян и мы выведем преступника из равновесия. Джаэль пожал плечами. - Хорошо, подумаем. Я буду с тобой столько, сколько смогу. Теперь давай зайдем в квартиру, пока у стен не выросли уши. Шторы были задвинуты, Кенд лежал у ног Нами и смотрел в книгу, которая была похожа на ту, что держала в руках Нами. Он что-то декламировал, но на риганском языке, так что Морган не уловил смысла, но понял, что по всей видимости это был урок. Морган сел за спиной мальчика, стараясь находиться вне поля его зрения. Джаэль вышел, чтобы сделать себе коктейль. Бокал в его руке был только наполовину осушен, когда он внезапно выпрямился, прислушиваясь к чему-то, поднял голову и подошел к телефону. Он быстро набрал номер и кратко переговорил с кем-то. Повесив трубку, он вздохнул. - Я должен поехать по поручению. Это, по всей видимости, займет у меня несколько часов, поэтому кушайте, не ожидая меня. И Нами, поухаживай за Морганом. У него были тяжелая ночь и тяжелый день и я не хочу, чтобы его беспокоили. - Глаза Джаэля скользнули по спине Кенда и Морган непроизвольно вздрогнул. Когда Джаэль вышел, Морган встал и сказал Нами: - Я думаю, мне лучше вздремнуть, если ты ничего не имеешь против и если владеешь ситуацией. Она поняла и кивнула. - У нас урок по Закону управления. Мы еще немного позанимаемся. Я обещаю тебе, что не оставлю Кенда одного, не разбудив тебя. Кенд через плечо посмотрел на Моргана, его лицо напоминало лицо вполне развившегося монстра, злого мучителя. Морган отвел глаза, заставляя себя воспринимать всю эту ситуацию не как отступление, а как забаву, надеясь, что ребенок уловит именно эту его ответную реакцию. Лежа в постели, он не мог заснуть. Ему не давали спать раздумья о том, что же предпринять дальше в расследовании порученного ему дела. Он был в неблагоприятном положении. Если даже риганский ребенок может вызвать у него панику, то как же он может выступить против человека с номером 80 со своими обвинениями? Если бы у него был земной напарник, он мог бы высказать ему все, что его беспокоит, они бы сели вместе и наметили бы пути дальнейшей работы. Но Джаэль будет только насмехаться над ним, или обидит его каким-нибудь замечанием, или отпугнет своим сарказмом. Джаэль презирает его. Он знает это, но не может ему ответить тем же. Риганцы конечно остаются вне понимания землян. Он не понимал, как им вообще удается выжить в их таинственном обществе. Но те, кто выживал, а особенно те, кому удалось вскарабкаться на вершину, заслуживали восхищения. Это касалось и Джаэля. Комната погружалась в сумерки по мере того, как садилось оранжевое солнце. Когда в его дверь постучали и Эйрил позвала его к столу, он не
в начало наверх
ответил. Риганцы не требуют соблюдения правил приличия, а он не был голоден. Его желудок принял достаточно пряной пищи и напитков, чтобы жизнь в его теле продолжалась. Он ворочался в потемках и боролся все с теми же мыслями. И ни к какому решению не пришел. Морган задремал. Когда он проснулся, в комнате было совсем темно, а в квартире опять установилась мертвая тишина. Была, по всей видимости, середина ночи. Он ругал себя за то, что проснулся, ведь у него была половина ночи впереди. Но что-то тревожило его. Он сел и зажег одну из сигарет, которые он захватил с собой с Земли. Он не мог видеть в темноте дымок, но зажженный кончик сигареты дружески подмигивал ему, а в этот момент ему очень нужно было ощутить дружелюбие, так как что-то недружественное накатывалось на него. Он сидел совершенно неподвижно, стараясь понять в чем дело. Что-то недружественное шевелилось, это нечто не было им самим, его волей или его мыслью. Это что-то было внутри него, оно принуждало его вставать и ходить. Ходить, ходить по кругу. Он вскочил на ноги и стал сопротивляться команде. Было ужасное мгновение, когда он решил, что это воздействие Синки, человека с номером 80, или того, кто преследовал их днем. Затем он успокоил себя мыслью, что этого не может быть, так как команда была слабой, это было скорее тестирование и он понял, кто это делал. Кенд. Опять. Этот ребенок никогда ничему не научится и никогда не оставит его в покое. Он замер, держась за ручку двери. Ему необходима была защита, но он не хотел звать Джаэля и видеть страдания ребенка, знать, что его подвергают наказанию, которое он наблюдал прошлой ночью. Но почему Кенд не сделал для себя выводов? Морган шагал по комнате, борясь с зондированием в своем мозгу; уже осведомленный о таких вещах, ненавидящий их, он твердо решил противостоять им и заставить ребенка отступить. Он постарается удержать контроль над собой и бороться. Если ребенок начнет подавлять его, тогда ему придется позвать на помощь. Приказы, заставляющие его ходить по кругу, накатывались на него волнами, но он решился на реванш. Он прошел по заданному кругу дважды, а затем повернулся и пошел в обратном направлении. Он подумал о том, что Кенд почувствует удовлетворение на первых двух кругах и испытает удивление от того, что он пошел в обратном направлении. Затем, как удар в лицо, он почувствовал на себе гнев ребенка. Эмоциональная волна осязаемо обрушилась на него в темной комнате. Энергия ребенка была просто фантастической. Он попытался бороться с этой силой, но почувствовал, что она засасывает его в свою пучину. Он побежал. Морган выскочил за дверь и помчался по холлу. Пробегая мимо двери Кенда, ощутил ненависть. Он остановился у двери Джаэля. Но перспектива наказания ребенка была для него еще хуже того, что он испытывал сейчас сам. Он решил обратиться к Эйрил. Она защитит его и не будет злобствовать при этом. Морган постучал, но ответа не последовало, поэтому он вошел и щелкнул выключателем, зажигая в комнате свет. Эйрил лежала в постели укрывшись, несмотря на жару. Услышав шум в комнате, она открыла глаза и поднялась сконфуженно. На мгновение на ее лице отразился его ужас и она все поняла. Она сконцентрировалась буквально на секунду и волна гнева, которая захлестывала его, отступила. Своей энергией она подавила Кенда и ситуация изменилась. - Этот дьяволенок, - прошипела она, вставая с кровати. Ее ночная рубашка была очень короткой, ноги были оголены до бедра. - Он опять решил повторить. Морган схватил ее за руку и попытался остановить ее. - Но именно поэтому я пришел к тебе, а не к Джаэлю. Я не хочу, чтобы его наказывали. - Он будет наказан. Я не буду терпеть непослушание. Я потеряла свой сон из-за него предыдущей ночью и не собираюсь терпеть это опять. Мягкость, великодушие, которые он думал найти в ней, испарились и осталась одна только ярость. Эйрил вырвалась из рук Моргана и двинулась вдоль холла, нарушая тишину квартиры. Она широко распахнула дверь в комнату Кенда и мальчик сразу заныл от боли и ужаса перед Чернотой. Морган вскрикнул вместе с ним от чувства вины и беспомощности и бросился в гостиную, закрывая уши руками. Морган смотрел на часы. Наказание длилось десять минут. Когда оно закончилось, Кенд, смертельно бледный, потный, крадучись прошел через гостиную в кухню, чтобы попить воды. Эйрил шла за ним, все еще в ярости, и выкрикивала: - И если ты отважишься сделать такое еще раз, то уже не жди Черноты для себя! Джаэль возьмет тебя под свой контроль навсегда, а затем продаст тебя. Нам не нужен непослушный, нарушающий Закон ребенок в нашем доме. Запомни хорошенько каждое мое слово. Она повернулась к Моргану и выражение ее лица смягчилось. - Ты шокирован моим поведением. Можешь ты стать выше этого? - Нет, не так быстро. Обращение ребенка со мной отразилось на мне так же тяжело, как и на тебе, Эйрил. Но наш образ мыслей совершенно различен. И я просто в ужасе от вашего. - Это вина Кенда. Никто не желает специально его наказывать. Он только должен себя хорошо вести и повиноваться. - Дети не могут себя хорошо вести все время. - Нет, он должен, а иначе он будет взят под контроль до того, как сможет показать себя. - Она села, дрожа, и плотнее запахнула свой красный халат. - Ночью зябко. Когда поднимется солнце, мы устроим себе целых три дня яркого света. Кенд будет оставаться в своей комнате. Мне очень хочется, чтобы в квартире опять было солнце. Морган сел, освобожденный от кошмара, зная, что если он хочет наслаждаться обществом Эйрил, то он должен принять ее такой, какой она есть. А ему хотелось наслаждаться ее обществом. Эйрил сидела наискосок от него, запахнув халат, скрывающий ночную рубашку. Она была очень привлекательна, нельзя было долго досадовать на нее. Ее черные длинные волосы были распущены и слегка взъерошены, а ее глаза светились от возбуждения и гнева. Ее длинные ноги, открытые чуть больше обычного, рыжевато-коричневые, были хорошо очерчены. Внезапно она рассмеялась, хотя это был скорее не смех, а хихиканье. - В конце концов, Земля и Рига не очень отличаются, по крайней мере в основных вещах, - сказала она, ее голос был спокойным и насмешливым. - О, я прочла в тебе шквал эмоций, когда ты смотрел на меня. Большинство я могу расшифровать, но одно чувство ставит меня в тупик. - Ты должна была прочесть изнеможение и нервозность. - Совсем нет. Я почувствовала желание, интерес, притяжение и еще что-то. Очень теплое чувство. Единственное, что я могу сказать о нем, - это большая эмоциональная теплота, которая возникает всегда, когда ты смотришь на меня. Морган знал, что покраснел от этих слов, и упрекал себя за это. Он ведь не школьник, который краснеет от стыда, признаваясь в любви, или убегает, когда его любовь обнаруживают. Эйрил продолжала. - Притяжение работает с двух сторон, ты знаешь. С первого дня, когда я увидела тебя и прочитала твое чувство, я поняла, что отвечаю на твои эмоциональные порывы, и мне даже иногда хочется, чтобы ты предпринял что-нибудь. Он решил поддержать игру, польщенный, но не уверенный, правильно ли он все понял и что следовало ожидать. - А как насчет остального? Теплоты? На это ты тоже ответишь? - Вряд ли, - подпортила она его настроение. - Я не могу понять это чувство, поэтому как я могу на него ответить? Это случайно не "любовь", о которой твердил Джаэль и все мне пытался растолковать, что это такое, по возвращении с Земли? - Можно сказать так, что это начало ее. - Только начало? На что же будут похожи эмоции, когда это чувство будет в самом расцвете? - На всепоглощающую пучину, я думаю. С таким чувством тебе, риганке, очень трудно было бы справиться. Но я полагаю, это от того, что у тебя, как и у Кенда, не было возможности обучиться ему. Я мог бы взяться обучать тебя, если... - Он оборвал себя на полуслове. Он зашел слишком далеко и продвигается слишком быстро, а он не хотел этого. Не сейчас. Разве, что она сама захочет. Она нахмурилась. - К счастью для нас обоих у меня хватает здравого смысла понимать, что это притяжение основывается на том, что мы очень очень разные, думаю, что больше ничего под этим чувством не кроется. Ты интересуешься мной, потому что ты чужестранец, и то же происходит со мной. - Еще один урок риганской логики? На этот раз ты ошибаешься, Эйрил. Меня привлекает в тебе не то, что ты так отличаешься от меня. - Опять эта теплота, - она улыбнулась. - Извини, если это беспокоит тебя, но это та часть меня, которую я не могу контролировать. - Не надо всегда извиняться, Морган! Я не сказала, что это доставляет мне беспокойство. Я только имела в виду, что ты должен спрятать эти свои чувства, так как это все бесполезно, тщетно и глупо. Ты хотел бы, чтобы наши пути скрестились прямо сейчас. Но я не позволю тебе. Ты - землянин, я риганка, и мы не можем принадлежать друг другу. - В моем мире любовь преодолевает и не такие преграды каждый день. - Но я не знаю, что такое любовь. И не хочу знать. Ее глаза твердо смотрели на него и он опять сел в кресло, смущенный так, как не был никогда до того. В его жизни были ухаживания за женщинами, были и отказы со стороны женщин, но никогда у него не было таких взаимоотношений с женщиной, которая могла читать все его эмоции. До сих пор ни один отказ не был для него таким болезненным. Этот отказ бил сразу и по душе, и по сердцу. - Чем я ранила тебя? - спросила она искренне, - скажи мне. - Ты не ранила меня. Это все порождение ночи и того беспокойства и ужаса, которые я пережил, когда ты наказывала Кенда. - Ну вот, теперь ты говоришь то же, что говорила тебе я. Что мы привлекаем друг друга только потому, что мы очень разные существа. Ладно, я не буду приставать к тебе с расспросами сейчас. Но ты постарайся переключить свои эмоции так, чтобы я поверила тебе. Что касается Кенда, то ты напрасно беспокоишься. Если он не научится твердо придерживаться Закона и будет нарушать его, когда станет взрослым, то он проведет недели, а не минуты, в Черноте. К тому же Чернота для взрослых гораздо страшнее, чем для детей, - у взрослых больше страхов, окружающих их. Она мило переключилась на другую тему и он должен был последовать за ней, с одной стороны желая такого исхода и, вместе с тем, не желая его. Он знал, что раз он впустил это чувство к себе в душу, он будет все время думать о ней подсознательно. Он был уверен, что может заполучить ее в любое время, если только захочет. Протестуя или нет, но она придет к нему. Эти эмоции уже захватили его и у него не было сил освободиться от них. Ему хотелось, чтобы Кенд уже вернулся в комнату. Он удивлялся, чем мальчик так долго занимается на кухне. Единственное, что он мог сказать Эйрил сейчас, было: - Пожалуйста, на сегодня уроков достаточно. В мою голову вбито столько сведений об образе жизни риганцев, что мне их хватит до конца моей жизни. - Теперь мы боремся и ты чувствуешь себя лучше. - Сражаемся из-за чего? - Это был Джаэль, трущий ладонями глаза, сонный, но все же поднявшийся с постели. - Что происходит? Я слышал крик Кенда и больше никакого шума. Но что-то носится в комнатах - эмоции гораздо большего накала, чем я люблю в середине ночи. Морган был изумлен. Неужели повышенные эмоции их разговора действительно разбудили Джаэля? Но как? - То, о чем мы говорили и что мы при этом чувствовали, - это наше личное дело, - сказала ему Эйрил, - ты не должен настраиваться на наши эмоции. - Но я ничего не мог поделать. Они были слишком громкими. - Я пытался объяснить Эйрил, что такое любовь. - Морган хотел своим объяснением скрыть свое замешательство. Ее отказ - это было действительно очень личное. - Опять любовь, - насмешливо произнес Джаэль. - Это слово используется на Земле чаще всех других слов, этим словом очень злоупотребляют. Излишняя трата энергии. - Спасибо, - коротко кинул в ответ Морган, наконец освободившийся от стесняющих его оков молчания и решившийся наконец ответить Джаэлю. - Счет - плюс один в пользу риганцев и минус один - Земле. Джаэль сел, не обратив внимания на настроение Моргана. - Что это должно означать? - То, что с меня хватит, я устал терпеть твои постоянные оскорбления, насмешки надо мной и моим образом жизни. Я больше не хочу терпеть этого и не буду. Я должен был остановить тебя в первый же день нашего знакомства. Я считаю, что допустил ошибку, позволив тебе зайти так далеко, но больше
в начало наверх
этого не будет. 9 Наконец Джаэль проснулся, пораженный тем гневом, который на него обрушился. Зато Морган наслаждался произведенным эффектом. Он начинал задание человеком уверенным в себе, знающим свое дело и хорошо обученным, но каждый день, который он проводил с Джаэлем, выслушивая его замечания, низводил его все ниже и ниже, пока он не стал смущающимся, неуверенным в себе и путающимся во всем человеком. Он не мог этого больше терпеть. - Теперь я собираюсь открыть наш счет сначала, - продолжил Морган. - И ты приготовься, потому что я не такой кроткий человек, как ты думаешь. Я никогда таким и не был. Джаэль уставился на Эйрил, они оба были поражены. - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил он ее. - И ее с меня достаточно, - перебил их Морган. - Я хочу, чтобы она оставила нас одних. У нас есть что обсудить и настало время это сделать. Эйрил? Она медленно, с сомнением поднялась, затем пожала плечами и вышла с усмешкой на губах, над смыслом которой он не стал размышлять. Прежде чем Морган начал говорить дальше, Джаэль спокойно произнес: - Не мог бы ты сбросить свой эмоциональный накал. Ты слишком больно меня задеваешь. - А меня теперь это не беспокоит, - ответил Морган. - Наступило время, когда мы должны полностью выяснить наши отношения. - Ну что ж, делай по-своему. - Не надо насмешничать надо мной, Джаэль. Я больше этого не позволю. - Но чего ты ожидаешь от меня? - Я хочу, чтобы ты сначала ответил на один вопрос. На один простой вопрос. Ты все еще мой напарник, или нет? - Конечно, я твой напарник! - Джаэль даже покраснел. - Тогда ответь мне, когда же ты начнешь действовать, делать свою часть работы? Напарники находятся в равном положении. Они уважают друг друга, доверяют друг другу, работают вместе, объединяя свои знания и умение. - Но мы совершенно разные существа. - Наверное, слишком разные, - отметил Морган. - Мы могли бы постараться составить Команду. Но вместо этого, ты наносишь мне удары, делаешь из меня посмешище и одновременно преувеличиваешь свои достоинства, постоянно повторяя, какая ты выдающаяся личность. Но это неправда. - Если это мучило тебя все время, Морган, ты должен был высказать это сразу, а не ждать и выплескивать свои чувства мне в лицо в порыве гнева. - Я знаю. Но шеф убедил меня, что ты самый важный член нашей Команды, так как ты риганец и знаешь Ригу, а я должен быть с тобой шелковым. Он ошибался. И я ошибся, подчинившись ему. Тебя даже нельзя назвать членом Команды. Ты мешаешь мне на каждом шагу; ты не хочешь объяснять мне вещи, которые очень важно для меня знать, - я начинаю думать, что твое правительство ведет грязную игру, а ты их главный агент, который должен сбить меня со следа. - Подожди минутку! - Джаэль вскочил. - Я не буду терпеть такое обвинение. Ты не имеешь права, у тебя нет основания бросать мне такое обвинение. - Посмотри на факты моими глазами и тогда попробуй повторить свои слова вновь, - Морган опять разозлился, в нем взыграло чувство собственного достоинства. - Твое правительство действительно ведет грязную игру, оно с самого начала моей работы отнеслось с высокомерием ко мне. Ничего не требуется от тебя и невозможного требуют от меня. Они решительно отказались сообщить мне основные сведения об образе жизни на вашей планете, то есть меня заставили войти в чуждый мне мир совершенно неподготовленным. Я оказался в положении рыбы, выброшенной из воды. А затем меня ставят в двойственное положение: при проведении расследования я должен узнавать предмет и методы расследования, принятые здесь, из вторых рук, от тебя. - Что касается основных сведений о риганской культуре, ты сам кричал, что нам некогда углубляться в изучение, так как у нас мало времени. Разве не так? - Я думаю так: то, что я предполагал ранее, оказалось просто дымовой завесой. Я вижу твое правительство в новом свете, Джаэль. Я вижу, что оно прекрасно умеет маскировать свои замыслы. Думаю, что в этом заговоре может быть замешано и ваше правительство, а не только какие-то отдельные люди с номером 80. - Будем надеяться, что это не так, - отрубил Джаэль. - Если же это правда, то у твоей чертовой Земли тогда не останется шансов. Морган сразу понял то, что хотел сказать Джаэль, и должен был согласиться с ним. - Я знаю это. В любой другой ситуации я был бы уверен, что это правда, на сто процентов. Но вы, риганцы, такие странные в этическом плане, что мне следует принять в расчет и такую возможность: ваше правительство отказало мне в обзоре сведений по Риге только из чистого упрямства, такого же, как ты мне демонстрируешь все это время. - Теперь ты переходишь на личности в своих оскорблениях. - Именно так. - Отчего вдруг эта вспышка гнева, Морган? Из-за моего высокомерия? Или ты устал от моего острого языка? - Нет. Причина кроется в том, что ты мне рассказал вчера ночью. До этого я беспокоился о людях с моей планеты, но думал, что их просто заставляют работать. После того, что ты мне рассказал о Кенде, о том, как он может сломать меня психически, я понял, что земляне находятся в смертельной опасности, и где бы они не находились, я обязан найти их как можно быстрее, и ты должен помочь мне в этом! Ты должен прекратить свои оскорбительные для меня выпады, удовлетворяющие твое самолюбие, и помочь мне выиграть эту битву. Это самая настоящая битва, вот что это такое. Но только ты не принимаешь пока в ней участия. - Мне обидно слышать такое. Я готов помогать тебе во всем. - Тогда будем работать вместе на равных. - После всего того, что мы сказали друг другу? - Я не буду держать зла на тебя. Все зависит только от того, какое решение примешь ты по поводу нашей совместной работы. Но у меня к тебе будут определенные требования. Я требую, чтобы ты считался со мной и относился ко мне так, как ты обычно относишься к напарнику-риганцу, когда вы работаете одной Командой. Я хочу, чтобы ты представил себя на моем месте и на месте людей с моей планеты. Надеюсь, тогда ты поймешь, какова наша цель и с какой поспешностью мы должны работать. Ты должен отнестись к нашей работе серьезно. Ведь тебя даже не обеспокоило то, что за нами кто-то следил. - Это событие я как раз воспринял очень серьезно. Я просто не хотел пугать тебя еще больше. В этом человеке чувствовалась опасность и именно я из нас двоих понимал это лучше. - Я был испуган и даже чересчур, мне стыдно, что я так себя вел. Ты больше никогда не увидишь, чтобы я трусил. Такое поведение нехарактерно для меня и я уже восстановил свое равновесие. И все же решение о нашей совместной работе должен принять ты. Если ты решишь, что мы не можем продолжать нашу совместную работу, то я возьму другого напарника. - Наше правительство никогда не допустит этого. - Тогда я буду работать один. По крайней мере у меня нет страха перед людьми с номером 80. Джаэль уставился на Моргана тяжелым, злым взглядом, его глаза метали молнии. Затем выражение его лица изменилось, линии его рта смягчились и он рассмеялся. - Я понял тебя, землянин. Я просто резал тебя на куски, не так ли? К твоей чести ты долго терпел и гасил пламя своих эмоций. - Он пересек комнату, подошел к Моргану и протянул ему руку. - Давай пожмем руки по вашему земному обычаю и начнем сначала, оставив все дурное, что было между нами, позади. Согласен? Морган пожал тонкую руку риганца, еще не совсем доверяя ему. Его гнев уже прошел, а результаты его вспышки получились неожиданными, но похоже, что все складывалось хорошо. - А как насчет похищенных людей? - спросил он Джаэля. - Я буду думать о них, как о людях своей планеты, которые находятся в плену и над которыми нависла опасность. Теперь я тоже буду за них бороться, Морган. Я обещаю. - Наконец-то, - вздохнул Морган. - Раньше ты обещал только защищать меня, но следует отметить, что это обещание ты выполнял. Теперь ты обещаешь работать и бороться. Вот теперь мы можем начать совместную работу. Единственное, что я знаю о Риге, так это то, что риганцы умеют держать слово. Спасибо. - Для людей Земли достаточно сказать это? - Так мы действуем на Земле. Мы очищаем воздух хорошей драчкой и выходим из нее сильнее, чем были прежде. - По крайней мере, мы очистили воздух от клубящихся в нем эмоций. Я прихвачу своего племянника и мы наконец-то пойдем спать. - Скажи мне на милость, что мальчик так долго делает на кухне? - Дуется, - ответил Джаэль. - Клянет свою ужасную судьбу и ждет, когда наступит день, чтобы он мог отыграться на нас. - Джаэль пожал плечами. - Так обычно делают все дети. - И он пошел за Кендом. 10 Джаэль выполнил то, что обещал Моргану, и Морган доверился ему. Вернее было бы сказать, вынужден был довериться, так как действия, которые предпринимал Джаэль в последующие три дня, он выполнял без участия Моргана. За это время Джаэль покопался в файлах данных, расспросил своих друзей из риганских Команд следователей, зондировал почву в правительственных учреждениях в поисках информации о Синке Восемьдесят Зант, например такой как: привычки, которые у него были, но от которых он избавился недавно, уменьшение количества вызовов от него на работу в поле, выезжал ли из Занта, - любой, которая могла дать ему веские причины подойти к этому человеку. Он оставлял Моргана в квартире, утверждая, что это дает ему возможность действовать свободнее в такого рода следственной работе. Морган оставался дома, как правило с Нами и Кендом, иногда с Эйрил и Кендом, и мучился. Он не мог выработать никакого плана, так как он не знал процедуры выдвижения обвинения против человека с номером 80. В послеобеденное время третьего дня Джаэль рассказывал Моргану о результатах проведенной им работы. Части добытой им информации складывались в картину, которая позволяла утверждать, что Синка вел себя странно и многие люди знали об этом. Внезапно Джаэль прервал рассказ, поднял голову, его взгляд стал отсутствующим и он направился к телефону. Он набрал номер, поговорил с кем-то, отвечая односложно, положил трубку и вышел в кухню, где Эйрил готовила обед. Когда он вернулся в комнату, то произнес только: - Я должен выполнить поручение. Извини. - И вышел. Морган покорно вздохнул. Он свыкся с мыслью об отлучках Джаэля как Управляемого и не спорил по этому поводу. Завтра с уликами, собранными Джаэлем, - подписанными документами, записанными на пленку интервью - они выступят против Синки и посмотрят, что из этого получится. Джаэля не радовала такая перспектива. Еще никогда не было случая, чтобы возбуждалось дело против человека с номером 80, и хотя Закон запрещал Синке мстить следователю, Джаэль с тревогой сказал: - Закон может не быть выполнен Синкой. Если он уже нарушил его, похищая людей для использования их в целях наживы, он может нарушить его опять. Морган ответил тогда: - Может быть нам надо достать ружье? - На Риге нет оружия. Здесь не применяются методы физического обуздания и наказания. Только Чернота. Чтобы подчинить человека с номером 80, требуется два человека с таким же номером. Тут не о чем было говорить. Морган не захватил с собой оружие, считая, что у риганцев есть какой-то вид своего и он воспользуется им. С другой стороны у Моргана было сильное предчувствие, что в любом случае Джаэль не позволил бы ему использовать ружье. Риганский закон был тверд и требователен. Мозг здесь был могущественнее любого оружия. Он встал и приготовил себе один из ароматных риганских коктейлей. Джаэль ушел и будет отсутствовать какое-то время, обед будет скоро готов, и хотя отвергнутый, но он находился в квартире с Эйрил, поэтому он выбросит Синку из головы и будет наслаждаться ее обществом. Завтра будет опасный день, но он смело будет противостоять этой опасности. Но задуманное им завтра никогда не наступило. Джаэль не вернулся и
в начало наверх
поэтому задуманное осталось нереализованным, так как он не мог осуществить вылазку к Синке без Джаэля. Морган мерил шагами квартиру целый день, удивляясь какое поручение может задержать Джаэля так долго. Нами предположила, что его послали на другой конец планеты. Такое случается. Нами поставила тарелку Джаэля на стол, когда они сели обедать, но она осталась неиспользованной. Его место пустовало и за завтраком. Два дня. Утром третьего дня даже Эйрил начала волноваться, бормоча что-то о том, что прошло уже слишком много времени. - Ведь это не совсем обычно, что человек задерживается три дня, выполняя поручение, не так ли? - спросил ее Морган. - Никакое поручение не может длиться три дня. Это посягательство на права Управляемого, - ответила Эйрил. - Так что же могло случиться? - Я не знаю, я боюсь даже об этом думать. Может он был вызван для наказания. Бывают случаи, когда Управляемые не откликаются на несколько вызовов или нарушают Закон каким-либо другим образом, тогда Управляющий вызывает такого Управляемого и на определенное время делает из него робота. Продолжительность этого срока регулируется Законом, но он не может быть больше двух недель. Такое наказание применяется в исключительных случаях, а Джаэль никогда не допустит такого. Морган ощутил опасность в том, как Эйрил волновалась. Он не стал ей рассказывать, почему ему так тревожно. Джаэль не нарушал Закон, но он зондировал очень чувствительные и болезненные точки. Может тот преследователь все же добрался до него? Риганское правительство было таким беспечным, что выделило ему в помощь только одного риганского следователя, и вот теперь он даже не знал, с кем ему связаться. Он был совсем один. Послышался легкий стук в дверь. Прежде чем открыть дверь, Эйрил инстинктивно проверила, чтобы Кенд ушел в свою комнату. Морган услышал доносящийся из прихожей глубокий голос и Эйрил вернулась в сопровождении человека, одетого в зеленые одежды. Это был Путешественник Мент. - Мы опять встретились, землянин, - Мент протянул руку. Моргану показалось, что изгои риганского общества, Путешественники, более благовоспитанны и восприимчивы к чуждым обычаям, чем остальная часть риганцев. - Я всегда появляюсь тогда, когда ты остаешься один. Морган понял подтекст фразы, но не знал как объяснить его Эйрил. Поэтому он промолчал и просто пожал руку Мента. Мент сел, чувствуя себя совершенно свободно, все его внимание было сосредоточено на Эйрил, он вел себя так, будто его визит был непреднамеренным. - У меня была удивительно приятная неделя, - сказал он, игнорируя замешательство Эйрил. - Я заезжал по торговым делам к пригородным обладателям номеров 80, демонстрировал новый вид ковровых покрытий. Некоторые имения, в которых я побывал, просто прекрасны. Первый раз в жизни я пожалел, что я Путешественник. Эйрил решила все же поддержать беседу, хотя и не улавливала смысла ее. Путешественник на то и есть Путешественник, ему позволено ходить где угодно и говорить все, что угодно. Она сказала: - Даже несмотря на то, что вы пожалели о своем положении, вам там было лучше, чем мне, когда я бываю в таких местах. Я не могу придти в дом к человеку с номером 80 и проводить там время, наслаждаясь прекрасными видами. Если я туда попадаю, то только для того, чтобы выполнить порученную мне работу. - Один член вашей семьи находится там совсем не в таком положении, - продолжил Мент. - Именно по этой причине я посетил вас, так что можете не удивляться моему приходу. Я видел вашего брата Джаэля в доме одного из людей с номером 80. Я был уверен, что вам будет интересно узнать об этом. Он в затруднительном положении и по всей видимости не вернется домой даже и через неделю. - Взгляд Мента был направлен прямо на Моргана. Моргану было понятно его значение. Мент пытался сообщить ему информацию, но он хотел сделать это, не привлекая внимания, как бы между прочим. - Кто-то держит его под контролем? - спросила Эйрил. - Точно. Он наверное сильно переступил черту. - Но с ним все в порядке? - опять поинтересовалась Эйрил. - Насколько я знаю, вроде бы да. Его держат внутри дома. Он работает там. Конечно, это странно и расточительно, что человека с номером 40 заставляют выполнять домашнюю работу, хотя это не мое дело. Но поскольку я знаю Джаэля, я решил сообщить вам о том, что с ним произошло. Нехорошо заставлять семью беспокоиться. Вы должны быть извещены. - И кто этот человек с номером 80? - подал голос Морган. - Очень известная фигура, - ответил Мент, - Синка. - Синка! - Морган вскочил на ноги. Эйрил насторожилась, она все же не понимала цели этого визита. - Этот Восемьдесят такой же, как все, Морган. Морган постарался взять себя в руки. Эйрил не полагалось знать о ходе расследования, он должен быть осторожным. - Я думаю, что это так. Но мне кажется, что я уже слышал это имя. - Он повернулся к Менту. - Как такой человек, как я может договориться о встрече с человеком под номером 80. Увидеть его дом, имение? - Почему тебе вдруг захотелось все это посмотреть? - оборвала его Эйрил. - Пока что на Риге я видел только город, соврал он. - Я не видел сельской местности, ваших холмов. Половина ваших достопримечательностей выпала из моего поля зрения. - Я не думала, что ты приехал сюда осматривать достопримечательности, - упрямо обрезала его Эйрил. - Вы с Джаэлем выполняете серьезное задание, разве не так? Мент сказал ему: - Не пробуй один. Подожди Джаэля. На Риге есть такие волчьи ямы, что ты и представить не можешь. - Я уже прошел через некоторые из них. - Я бы не был так уверен на твоем месте, - предостерег его Мент. - Если вы, двое, не прекратите говорить загадками, я буду настаивать на том, чтобы вы вообще прекратили этот разговор, - перебила их Эйрил. - Вы говорите о достопримечательностях, но я читаю сильное напряжение в тебе, Морган, и скрытую цель в вас, Мент. - Но ведь не полагается читать Путешественника, - запротестовал Мент. - Тогда перестаньте беседовать при мне о непонятных вещах. Спасибо вам за сообщение о брате. Я, правда, не понимаю зачем вы пришли и сообщили нам об этом, но все же спасибо вам. - Это очень благородно со стороны человека с номером 30 поблагодарить меня. - Мент криво улыбнулся. - Я скажу вам все, что думаю по этому поводу, - Эйрил пожала плечами. - Вы пришли сюда не ради меня, не так ли? Вы пришли увидеть Моргана. Я не собираюсь просить вас, чтобы вы объяснили мне все. Я не думаю, что мне бы хотелось это знать. - Хорошо. - Мент встал. - Но у меня все-таки есть слово и для вас. Остерегайтесь Бринта Сорок Зант. Он положил глаз на вас. - Ну, это все, чего он сможет добиться. - Эйрил тряхнула головой. - Что касается тебя, землянин, не теряй терпения. Жди возвращения Джаэля. Он сможет показать тебе Ригу с безопасной стороны. Если же ты не последуешь моему совету, а у меня есть такое предчувствие... Ну что ж, до свидания. - Это звучит многообещающе, - насупился Морган. - Джаэль не хотел мне что-нибудь передать? Ничего? - Находясь под контролем, человек не может что-либо передавать кому-то. Он не может даже двигаться так, как ему хочется. Помни это. Мент ушел, Эйрил была удивлена и напугана новостями, которые принес Мент, а Морган - озабочен, его мозг усиленно работал, перескакивая с одной мысли на другую. Джаэль находился в руках Синки, одинокий, и никого не было рядом с ним, чтобы помочь ему или позаботиться о нем, или, по крайней мере, узнать причину его наказания. - Бедный Джаэль, - пробормотала Эйрил, - такого никогда не случалось с ним раньше. Я не могу понять, за что его так наказали. - Да, бедный Джаэль. Этот Синка не причинит ему вреда, не повредит его разум? - Нет, это не разрешено. Уже одно то, что его держат так долго в состоянии Управляемого, является большим наказанием. При этом страдает его собственная работа, его другие Управляемые начинают сердиться. Все это унижает достоинство человека. Никогда Управляющий не посмеет поступать так с человеком без веской причины. - Никакой обычный Управляющий, - подумал Морган, но Эйрил он ничего не сказал. Безопаснее всего было, конечно, ждать возвращения Джаэля. Если даже не принимать во внимание предупреждения Мента, то он мало что может сделать в такой ситуации, разве что попасть в еще более затруднительную. Но как землянин, выполняющий особое задание, он имеет некоторый особый статус, находясь, в принципе, под защитой риганского правительства. Его исчезновение не может остаться незамеченным, и даже Синка должен понимать это. Морган мерил шагами свою спальню, тяжелые думы обуревали его, мысленно он все время возвращался к проблеме пропавших землян и последнему рукопожатию Джаэля. Люди его родины могут подождать еще несколько дней. Морган осознал, что в Джаэле, таком заводном, как могут быть только риганцы, все же за время их совместной работы появилось чувство преданности Команде. И вот теперь Джаэль в очень опасной ситуации и только он один знает, почему это случилось. Больше никто даже не попытается помочь Джаэлю. И несмотря на все предостережения Закона, Синка может проявить свои порочные и извращенные наклонности и нанести ущерб высокому риганцу с номером 40. Человек, замешанный в серьезном нарушении Закона, не будет сомневаться при совершении мелкого преступления. Морган даже пожалел, что Мент предупредил его, потому что раз он в мыслях зашел так далеко, то должен будет теперь действовать. Получится ли из этого что-нибудь хорошее или нет, но он должен поехать к Джаэлю, чтобы попытаться освободить его. Возможно эффект внезапности его действий сыграет положительную роль. Синка не захочет привлекать к себе внимания, а такое необычное действующее лицо, как Морган, обязательно привлечет внимание других людей. Он быстро принял решение, как учил его Флеберт, быстро и без сомнений. Он был ягненком среди львов, но останется ли он таким. Он спокойно прошел на кухню и положил в карман нож для резки овощей. Лезвие было недостаточно большим. Нож мог скорее напугать, чем причинить вред. Так как риганцы никогда не использовали оружия, то любое оружие в руках противника могло произвести шокирующий эффект, что могло бы дать ему необходимую временную задержку. Когда Морган вернулся в гостиную, там никого не было, это давало ему возможность ускользнуть из квартиры без лишних объяснений. Он прошел через холл, спустился на лифте вниз и вышел на улицу. Улица, как всегда, была запружена людьми, люди шагали вдоль домов и внутри домов, прекрасно видимые сквозь стекло. Низкие черные автомобили проносились по дороге, Морган подошел к обочине и поднял руку так, как делал Джаэль, когда хотел остановить машину. Третья в ряду машина изменила свой маршрут и подъехала к нему. Он сел, заметив как смешался водитель, когда почувствовал, что его пассажир не Путешественник, каким представлялся внешне. Морган сказал ему: - Отвезите меня к дому Синки Восемьдесят Зант. - Синки Восемьдесят? - выдохнул водитель. - Вы уверены? - Пожалуйста. - Хорошо, землянин, но я надеюсь, что у вас есть приглашение. Машина рванулась вперед и понеслась между высотными стеклянными зданиями, жара окутала Моргана, как тяжелое гнетущее одеяло. Наконец они выехали за город, за окном Морган впервые увидел риганскую сельскую местность. Справа земля была плоская, она была обработана и засажена ровными рядами каких-то растений. Фермерское хозяйство. Слева поверхность вздымалась небольшими холмами, вдали виднелись деревья, придавая естественность окружающему пейзажу. Воздух весь был пронизан ослепительным оранжевым блеском, от которого листья приобретали зеленовато-желтый цвет с оранжевым оттенком в отличие от земных зеленовато-серебристых листьев. Даже трава, освещенная солнцем, имела оранжевый оттенок. Водитель повернул машину налево и проехал через арку в высокой изгороди, от которой начиналась частная дорога. Вскоре Морган заметил справа блеск воды. Это была широкая река, поверхность которой рябила и отливала оранжевым светом. Дорога сделала поворот и перед ними возник большой, весь из стекла и металла дом, расположенный посредине участка величиной в пятнадцать акров со скошенной травой. - Никто не живет так, как люди с номером 80, - пробормотал водитель, преодолевая последний участок дороги. Моргану хотелось крикнуть ему: "Не подъезжай к парадному входу, идиот!", но он промолчал. У него не было другого пути. Он не мог прокрасться в дом незамеченным. Он должен был войти туда открыто или не
в начало наверх
входить совсем. Он внутренне собрался и вышел из машины так, как будто он был родом из этих мест. Он только уточнил у водителя: - Как мне вернуться в Зант? - Сделайте вызов. - Но я не могу сделать психический вызов. - Вы можете позвонить по телефону. Или попросите хозяина предоставить вам машину. У него их несколько. Черная машина рванулась с места. Водитель хотел поскорее убраться отсюда, считая это место опасным для себя. И Морган остался один на ужасном солнцепеке, пот заливал его лицо, на губах ощущался привкус соли. Он открыл парадную дверь и зашел в дом. В этом доме не было Неизвестных. Сразу от двери он мог обозревать весь дом. Комнаты были огромными и переходили одна в другую без какого-то особого формального разделения. Мебель была похожа на ту, которая стояла у Джаэля, но очевидно была более дорогой. Полы были устелены коврами, в ворсе которых утопали ступни его ног. Стулья выделялись дорогой обивкой. Все было решено в коричневом цвете, на котором играли оранжевые солнечные блики. Дом уходил вглубь, ограничиваясь только внешними стенами. Замкнутость, ими создаваемая, была какой-то угрожающей. Наконец открылась одна из дверей и появился человек с номером 20, улыбающийся и весь какой-то извивающийся. - Да, сэр? - Я хочу видеть Синку. Пожалуйста, доложите обо мне. Морган Селерс с Земли. Человек с номером 20 постарался завуалировать свое удивление, но ему не удалось сделать это полностью. - Я боюсь, что номер 80 занят. Он никого не принимает. - Доложите обо мне. Он примет меня. - Поскольку вы с чужой планеты, я полагаю, вам можно простить незнание наших обычаев. Если я говорю, что номер 80 занят, то это только вежливая форма, означающая, что вам указывают на дверь. Вы должны уйти, не задавая никаких вопросов. Иначе... - Его долгая пауза делала смысл слова "иначе" абсолютно понятным. - Я не просил вас прощать мне что-либо, я просил вас доложить обо мне Синке, я хочу его видеть. - Пожалуйста, - произнес новый голос, раздавшийся из-за спины человека с номером 20. Морган увидел высокого и широкого в плечах человека с брюшком, с круглой головой и маленькими глазками. На его груди выделялся символ 80. Человек с номером 20 отступил и Морган оказался лицом к лицу с Синкой Восемьдесят Зант. - Следователь с Земли, проходите, - произнес Синка. 11 Морган двинулся на приглашающий жест, позволив увести себя в глубь огромного дома. Он чувствовал себя при этом скорее жертвой, чем следователем. Синка вел его в личные апартаменты и даже в направлении их движения таилась какая-то скрытая угроза. Человек с номером 80 закрыл дверь и запер ее изнутри. Комната была массивной по земным меркам, но, по сравнению с другими комнатами этого дома, выглядела небольшим обособленным рабочим кабинетом. - Я думаю, вам бы хотелось поговорить со мной в уединении, - сказал Синка, указывая Моргану на стул. Морган не сел. - Да, меня устраивает уединенность нашей встречи, но отнюдь не анонимность ее. - Я читаю в вас недоверие ко мне. Это плохо. Вы первый землянин, которого я вижу, и мне бы очень не хотелось начинать нашу беседу с разногласий. Человек с номером 80 пытался изображать дружеское отношение. Ну что ж, Морган мог поддержать эту игру. - Нет никаких разногласий. Я просто хотел получить сведения о своем друге. - Очень интересно. Вы не хотите присесть? Я чувствую себя плохим хозяином, если гость стоит и ему в моем доме не по себе. Морган все еще стоял. В этой ситуации дружеские излияния не могли длиться долго. Морган был уверен, что Синка прекрасно знает, почему он здесь. Синка был хитрым, лукавым человеком и пытался обмануть его. - Мой друг - Джаэль Сорок Зант. Он... - А, Сорок, - перебил его Синка. - Я думаю, вы ошиблись. У меня нет друзей среди людей с номером 40. Итак, я ничем не могу вам помочь. - Нет, можете, - подверг сомнению слова Синки Морган. - Я располагаю информацией, что Джаэль здесь, под вашим контролем. И... - Оказывается, вы слишком хорошо осведомлены, - перебил его Синка. - Об этом Джаэле Сорок, о таинственном заговоре против вашей планеты... Скажите, у вас есть личный источник информации? - Итак, вы знаете о моей миссии. - О вашей, так называемой, миссии. Если говорить честно, то я нахожу эту идею просто фантастической. - Это же самое говорил мне другой человек с номером 80 и я ему тоже не поверил. - Морган нарушил скучное течение беседы, отбросив дружеский тон. Синка взглянул на него остро. Человек с номером 80 не привык, чтобы с ним так говорили, обычно его все боялись и угождали ему. Затем он восстановил свою улыбку. - Если вы узнаете наш образ жизни получше, то, я уверен, вы поверите, что это так. - Я очень быстро обучился. - Я это понял. Но вы все-таки еще знаете недостаточно. Вы не даете мне закончить свою мысль. Я хотел добавить, что нахожу эту идею не просто фантастичной, но и опасной. Угроза повисла между ними, приняв ясные и четкие очертания, но Морган не проявил раболепный страх. - В любом случае это опасно для Джаэля, не так ли? - Вот теперь мы вновь вернулись к нему. - Потому что он здесь, - продолжал настаивать на своем Морган. - Вряд ли. - Но он здесь. Его видели. - У меня нет необходимости использовать человека с номером 40. Такие люди не выполняют сельскохозяйственной и домашней работы. - Голос Синки сделался твердым. - Тем не менее, сэр, он здесь и я знаю это. Мне известно, что он содержится в состоянии робота, и я думаю, что это сделали вы. А так как он ничем не заслужил такое наказание, я могу только удивляться, почему вы удерживаете его. - Если я и удерживаю его, то это не ваше дело, землянин. - Джаэль - мой напарник по Команде и работает по официальному правительственному заданию. Я уверен, что даже вашему правительству будет что сказать по поводу того, что вы удерживаете его так долго и не позволяете мне встретиться с ним. В любом случае, если вы его не отпустите в ближайшее время, я обращусь к правительству и выясню в чем дело. - Я не люблю угроз. - Синка посмотрел на Моргана. - Я тоже. Вы не запугаете меня, сэр, потому что я знаю себе цену и знаю свои права. Я слишком большая мишень для стрельбы с близкого расстояния. Мое отсутствие будет замечено в слишком многих местах. Синка со вздохом отвел взгляд, но это не был вздох поражения, он был просто признаком изменения курса. - Хорошо. Вы получите то, что хотели. Джаэль Сорок здесь и по причинам, которые он прекрасно понимает. Если вам так хочется его увидеть, чтобы убедиться в его присутствии здесь, ну что ж, вы увидите его. - Синка повернулся к Моргану спиной, голова его поднялась. Он не произнес ни слова, но Морган знал, что он посылает психический вызов куда-то в глубь имения. Морган перевел дыхание. В комнате было удушающе жарко, в ней росло напряжение. Он шел по лезвию бритвы. Когда Джаэль присоединит свои силы к его усилиям, ему станет легче. Дверь, ведущая в глубь дома, открылась, и вошел Джаэль, но Джаэль, которого Морган не знал. Высокий риганец не обнаруживал никаких признаков контакта с Морганом, ни тени удивления не появилось на его лице. Он был одет все в тот же темно-голубой костюм, в котором он был, когда покидал дом, но его одежда была в беспорядке. Его лицо представляло собой усталую тень того человека, которого знал Морган, его взгляд бессмысленно блуждал по комнате. Он был настоящим роботом - ничего не чувствующее, ни о чем не думающее, подчиненное чужим командам существо. - Вот ваш друг и напарник по Команде, землянин, - сказал Синка, наслаждаясь нерешительностью, которая охватила Моргана. До этого момента он подавал команды Джаэлю на психическом уровне, но теперь, чтобы продемонстрировать свою силу, он обратился к нему: - Стань возле наружной двери, Сорок. И не шевелись. Джаэль прошагал к двери и занял указанное ему место, как механическое существо. Морган отвел от него взгляд. Ему не хотелось наблюдать за Джаэлем, когда он находился в таком состоянии. Это было бы таким же предательством, как если бы он подсматривал за лицом спящего человека, наблюдая отражение снов на его лице или подслушивая его сонное бормотание. - Это зрелище смущает вас? - Синка засмеялся. - Как странно. - Ваша ложь, что его здесь нет, - вот это странно. - Морган обратил свой гнев на человека с номером 80. Джаэль не сможет помочь ему, эту игру он должен вести сам. И надеяться. - Хорошо. Он теперь здесь и он ваш, если он вам нужен. Я могу послать его с вами. Я могу так зафиксировать его, чтобы он подчинялся вам, и он будет делать все, что вы пожелаете. - Мне этого не нужно. Я хочу, чтобы вы освободили его. Иначе вы займете первое место в списке подозреваемых участников этого ужасающего заговора по похищению людей. - Вы зашли слишком далеко, Селерс. Вы чересчур наглы. Я читаю в вас гнев и страх, однако вы произносите такие слова. Мой друг, доверьтесь больше страху, так как это единственная реальность в вашем случае. - Синка придвинулся ближе к Моргану. - До меня дошли слухи об определенных обвинениях, которые могут исходить только от любящего рисковать человека. Не повторяйте их здесь. Морган смотрел тяжелым взглядом в черные глаза Синки, ожидая, когда Синка доведет до конца свои угрозы, чтобы высказать свои, но Синка молчал. Он тоже ждал. Ждал следующего действия Моргана и Морган почувствовал такое напряжение, как будто огромная сильная рука сжималась вокруг него. Он смотрел смерти и ужасу в глаза, опасность была почти осязаемой. Морган ринулся в бой, пытаясь запугать Синку ответными угрозами. - Только виновный человек может покуситься причинить вред следователю. То, что вы наложили руки на следователя, неважно психически или физически, будет считаться доказательством вины. - Совсем нет. - Синка быстро отбросил его неосновательный довод. - Каждый, кто выдвигает такое обвинение, какое предъявил Джаэль, становится мишенью для решительного возмездия. - Тогда каждый будет знать, что человек, посягнувший на следователя, виновен в похищении. - Нет, землянин. Как раз каждый будет ожидать от обвиненного возмездия, так как это дело чести. Обвинять риганца в нарушении Закона управления - это немыслимое дело и все жители Риги будут ожидать от обвиненного мести. Морган отступил. Синка говорил слишком уверенно, слишком гладко. Морган не изучал вопрос о том, как с точки зрения Закона о чести рассматривается это дело, и вот он споткнулся. Синка стоял перед ним, прижав руки к себе, но у Моргана было такое чувство, будто Синка занес над ним кулак, готовый сбить его с ног. Теперь Синка раскрыл карты и объяснил Моргану, как он сможет бороться с ними и при этом не будет обвинен в преступлении. А Джаэль одиноко стоит у двери, ничего не слыша и ни о чем не заботясь. Морган подавил в себе желание держаться в том же духе. Это не принесет ничего хорошего. Он не сможет противостоять психической силе Синки. Это был критический момент. Что Земля предпримет в случае его исчезновения, уже не будет иметь значения для него. Он будет в аду, куда его отправит Синка. Морган опустил руку в карман и нащупал нож. Когда ему лучше использовать его? И какое наказание предусмотрено на Риге за убийство? Дверь во внутреннюю часть дома внезапно открылась и атмосфера напряженности была разрушена сердечным смехом, которым заявил о своем приходе Ренз Восемьдесят Зант. Он вступил в комнату, одним взглядом оценил обстановку, затем подошел к Синке и по-дружески обнял его за плечи. - Меня не хотели пускать к тебе, старый мошенник, - проворчал Ренз. - Твой человек у двери не имеет уважения к моему рангу.
в начало наверх
Синка был сильно удивлен и не смог этого скрыть. Он показал на Моргана и запинаясь, стал бормотать: - Я не один. Я полагаю, что мой человек думал... - Я уже знаком с Морганом Селерсом. - Ренз пожал руку Моргана. - И я очень рад увидеть его вновь. Морган смутился. Его предыдущая встреча с Рензом была не такой, чтобы вызвать теплые чувства, о которых сейчас говорил Ренз. Теперь в комнате было два человека с номером 80 и возможностей его раздавить стало вдвое больше. Ренз обернулся к двери. - И Джаэль! Я встречал его... - Ренз споткнулся на слове. - Синка, ты не можешь этого делать с человеком под номером 40. - Ну, я думал... - начал Синка, но тут в нем поднялась волна гнева, - с каких это пор ты стал вмешиваться в то, что я делаю со своими Управляемыми? - С данного момента, - ответил Ренз. - Джаэль выполняет специальное задание и он освобождается от такого рода наказаний, пока он не закончит дело. Я уверен, что твое наказание может подождать. - Ты требуешь, чтобы я освободил его? - спросил Синка. - Конечно. Ты поставил нашего бедного друга-землянина в ужасное положение. Его единственный защитник здесь, на Риге, оказался далеко от него. Ты не должен наказывать Моргана из-за плохого поведения Джаэля. - Спасибо, сэр. Вы так хорошо все объяснили. Мне бы хотелось уметь все объяснять так же умело, - заметил Морган. Ренз кивнул, затем спросил Синку: - Будет ли Сорок оставаться здесь еще десять дней или ты разрешишь ему присоединиться к Моргану? - Если ты думаешь, что это глупо... - начал Синка. - В общем несправедливо, - обрезал его Ренз. Синка вздохнул, пожал плечами и Джаэль вернулся к жизни. В его глазах появилось осмысленное выражение, он потянулся руками к лицу и стал растирать кожу, как будто она зудела несколько дней, затем он отошел от двери. - Морган! - Он остановился, заметив в комнате двух человек с номером 80. Естественно при них он должен был молчать. - Твое наказание откладывается, - обратился Синка к Джаэлю. - Ренз вступился за тебя и я вынужден тебя отпустить, в данный момент. Глаза Джаэля обратились к человеку с номером 80, который унижал его и он выпалил: - Могу я говорить, сэр? Ренз ответил вместо Синки: - После того, что ты пережил, я думаю, это будет правильным. Я никогда не одобрял такого наказания. Я редко использую его. - Да, ты предпочитаешь Черноту, - произнес Синка с издевкой. - Это быстрее, - ответил Ренз. - Могу я говорить? - обратился Джаэль к Синке. - Хорошо. Сегодня так много правил было нарушено. Я полагаю, что нарушение еще одного уже не имеет значения. - Тогда я хотел бы знать, чем я заслужил такое наказание? - О, а он злой, - захихикал Ренз. - Когда человек задает вопросы, это приводит к еще большим неприятностям. - Я спрашиваю Синку, - огрызнулся Джаэль. - Джаэль, пожалуйста, - попытался вмешаться Морган. Опасность опять повисла в воздухе и он хотел остановить высокого риганца, пока тот не разошелся. - Видишь, Синка, - подал голос Ренз, - вот почему я использую Черноту. У человека, прошедшего через Черноту, уже нет гнева, чтобы укусить тебя в ответ. Если бы я знал, о чем ты хочешь спросить, Сорок, я бы не посоветовал Синке дать разрешение тебе говорить. - Я не получил ответа, - настаивал Джаэль. - Ты знаешь его, - ответил Синка. - Но это наказание обычно применяется к тем, кто отказался от выполнения вызовов, причем от значительного их количества, - продолжил Джаэль. - Я же не пропустил ни одного. - Ты пропустил. Ты пропустил три или четыре моих персональных вызова на прошлой неделе или за несколько дней до этого, я не помню точно. - Я был на Земле! - Но вызовы все же пропущены. Это доставило мне определенные неудобства. - Так поступать нечестно! - выразил свой протест Джаэль. Я был освобожден от вызовов на время моего пребывания на Земле. Если в качестве объяснения вы выдвигаете эту причину, то вы совершаете оплошность. Это только доказывает, что именно моя деятельность в последние несколько дней вызвала назначенное вами наказание. Вы хотели остановить меня, на время вывести меня из игры. - Ты сказал достаточно, Сорок. Твое следующее слово будет воспринято мной, как вызов. - Вся злоба Синки сконцентрировалась во взгляде, направленном на Джаэля. - Поскольку я владею тобой, я могу позволить Рензу взять тебя на этот раз. Джаэль сразу же сник, и Морган знал почему. Ренз уже однажды угрожал ему на Вечере вызовов, Джаэль не хотел попасть в Черноту и Морган не хотел такого наказания для него. Поэтому он нарушил это ужасное молчание. - Я буду говорить за нас двоих. Я думаю, что сейчас как раз наступило время нам откланяться. Мы приносим нашу благодарность вам, Ренз. Вы спасли гораздо больше, чем думаете, войдя сюда и вмешавшись в ход событий. - А я в долгу перед тобой, землянин, и благодарю тебя за твои поступки. Я был слишком резок с тобой при нашей первой встрече. Пойми, я все еще не согласен с вашими обвинениями, но я достаточно поразмыслил и предлагаю вам свою помощь. Если я услышу о чем-нибудь странном или натолкнусь на что-либо, не соответствующее заведенному порядку, я свяжусь с вами. Обещаю. Синка уставился на Ренза широко открытыми глазами, но ничего не сказал. Морган хотел только одного - убраться отсюда поскорее. Он взял Джаэля под руку и подтолкнул его к двери. Синка выкрикнул ему вслед: - Не появляйся здесь больше, землянин. Ты первый и последний чужак, с которым я встречаюсь. Ренз перебил Моргана, который хотел что-то сказать в ответ. - Можете воспользоваться моей машиной и шофером, чтобы добраться домой. Затем пришлете мне ее обратно. Я не хочу, чтобы вы ожидали здесь, пока за вами приедет вызванная машина. Вы разозлили моего друга Синку, а он вне моего контроля. Морган прикрыл дверь за собой и Джаэлем. В машине Ренза они всю дорогу молчали. Только в конце пути Морган спросил: - Это было ужасно, Джаэль? Ты страдал? - Где-то глубоко внутри, да. Психическая сила сковывает волю, но она никогда не может до конца сковать мозг, поэтому человек все время осознает, что он находится в состоянии робота. Вначале ты конечно борешься, но когда наступает изнеможение, ты просто принимаешь такое состояние как данность и терпишь его. Спасибо тебе, Морган, что ты приехал за мной. Я не ожидал этого. Ты хоть осознаешь, какому риску ты подвергался? - Полностью. - Тогда я у тебя в неоплатном долгу. - Морган посмотрел в окно. Он не хотел, чтобы Джаэль его благодарил. Он понимал, что это не было характерно для Джаэля, ему были свойственны сарказм, высокомерие, но никак не чувство благодарности. Он изменил тему. - Все, что я хочу знать, так это чего мы добились? Как ты думаешь, Синка - тот человек, который нам нужен? - Ты же говорил с ним, а не я. - У меня не сложилось о нем твердого мнения. - Конечно, ты же не мог его прочитать, - сказал Джаэль, - но может ты вытянул из него что-нибудь? - Злость, опасность, вот что исходило от него. Я клянусь, он готов был наброситься на меня, когда вошел Ренз. Я думаю, Ренз спас мне жизнь. - Это похоже на Ренза. Ренз известен, как один из лучших людей с номером 80, как один из наиболее этичных людей. Я попортил немного крови Синке, когда я потребовал назвать мне другой мотив моей задержки, чем отсутствие моих ответов на его вызовы. Его отговорка была неудачной, очень неубедительной. Он знает об этом. - Значит, ты думаешь, что он - тот человек, которого мы ищем, - подвел итог Морган. - Возможно, но у нас все еще нет доказательств. И нет мотива. В этом обвинении никогда не просматривался мотив, для чего весь этот, так называемый, заговор. Я так это чувствую, Морган. Если бы нам был нужен дешевый труд для выполнения полевых работ, мы бы использовали машины. Но нам этого не нужно, наоборот, нам нужно занять работой наших людей с самыми низкими номерами. И говоря тебе все это, я не отказываюсь от своего обещания верить тебе и продолжать работать. - Я знаю. Но все это... - Морган прекратил разговор. Внезапно он ощутил дрожание где-то глубоко внутри себя. Реакция наступила только теперь, когда опасность осталась позади и только теперь он осознал, как был он близок к уничтожению. - Иногда я сомневаюсь, сможем ли мы разрешить эту задачу, Джаэль. Никаких очевидных фактов, никаких ниточек, никакой возможности получить доказательства. У нас нет шансов, не так ли? - Не спрашивай меня об этом теперь. Подожди, пока я приму душ и переоденусь. Сейчас, в состоянии депрессии, я уверен, что скажу: "Шансов нет". Но мне не хочется в это верить. 12 Джаэль проспал 16 часов после своих мытарств, а затем на него обрушились вызовы, как будто его Управляющие решили компенсировать свои потери за все дни его отсутствия. Между поручениями он продолжал вести следствие, собирая и изучая материалы о Синке. Пленные земляне должны были быть где-то на Риге, значит их должен был кто-то видеть. Но пока Джаэль не мог найти ни одного человека, который бы подтвердил, что он видел землян. Его начальство было недовольно, обвиняя их обоих в том, что они породили массу слухов вокруг дела, которое должно было держаться в глубоком секрете. Морган взял вину на себя. Рассказывая Рензу о своих целях в первый вечер пребывания на Риге, он пустил кровь. Только он надеялся, что пустит больше крови. Вскоре. Через два дня после тяжелого испытания у Синки, когда Джаэль был в утомительных бегах, выполняя поручения, Морган зашел в гостиную один. В квартире все было спокойно. Кенд занимался в своей спальне, Эйрил не было дома, а Нами хлопотала на кухне. Морган чувствовал свою ограниченность в действиях, чувствовал, что он зашел в тупик. Джаэль теперь часто уходил один, а он оставался дома, не имея возможности проводить расследование, задавать кому-либо вопросы, за исключением Нами. А Нами не знала ничего. Уклончивое замечание Джаэля о том, что он начинает думать, что землян никогда на Ригу и не привозили, беспокоило Моргана. Они, конечно, были на Риге и переносили страдания, о которых Морган старался не думать. Он задумчиво стал смотреть на стеклянный город, расстилающийся перед его взором. В Занте землян нельзя было спрятать. В Занте практически не было уединенных, укромных мест, за исключением комнат с опущенными шторами, за которыми такое множество людей не спрячешь. Из того, что он знал о Риге, единственными незаселенными местами были фермерские поля, хотя и на них каждый день с рассвета до заката было достаточно Управляемых, выполнявших полевые работы. Если земляне были на Риге, то все-таки единственным местом, где они могли быть, оставались поля. И их должны были видеть. Все хорошо складывалось в единую картину. Все меньше поступало вызовов на полевые работы, что могло означать только то, что кто-то другой выполняет эту работу. Рабы. С Земли. Он вошел в кухню и окликнул Нами. Она появилась на пороге кладовой. Ее волосы были аккуратно уложены, на ней, как всегда, была желтая одежда. - Я здесь. - Я хотел бы поговорить с тобой пару минут, если ты не очень занята. Она тут же села, обрадованная проявленным к ней вниманием. - Я надеялась, что когда-нибудь ты уделишь внимание и мне, Морган. Джаэль и Эйрил тебя полностью монополизировали. Это замечание удивило Моргана и он стал присматриваться к ней. Она была молода, не намного старше Эйрил и по своему так же хороша, как Эйрил. Ей, без сомнения, приходилось больше бороться за самоутверждение. Будучи номером 30, Эйрил обладала самоуверенностью, которой никогда не имела Нами, как номер 6. А быть матерью Неизвестного - это было достаточным бедствием по мнению Моргана и естественно его сердце открылось навстречу ей. Он посмотрел на нее с состраданием и она, почувствовав это, покраснела от смущения. - Несмотря на все, что было, ты относишься ко мне по-дружески, -
в начало наверх
пробормотала она. - Я думала, что после того, что Кенд делал, ты будешь винить меня за его действия. Я действительно стараюсь что-то с ним делать. - Я знаю. И я никого не виню в том, что делал Кенд. И вообще я нахожусь здесь не для того, чтобы кого-то судить, я просто расследую дело. - Я так и думала. Ты ведешь следствие, да? Но что вы расследуете? - Я не могу посвятить тебя в детали дела, Нами, но мне бы хотелось задать тебе несколько вопросов. - По мере того, как выражение ее лица менялось, у Моргана возникло сверхъестественное ощущение, что он может читать ее, как риганцы читают друг друга. Но на самом деле это было не так. Просто она была открытым и искренним существом и ее эмоции отражались на лице. Она огорчилась из-за того, что он превратил их беседу в допрос. - Ну хорошо, Нами, когда мы закончим с вопросами, мы поговорим. - Все нормально. Как захочешь, Морган. Джаэль не считает меня хорошей хозяйкой, но это потому, что у меня просто никогда не было шанса показать себя. Итак, я к твоим услугам. - Давай вернемся на несколько недель назад, так как я знаю, что последнее время тебя не вызывали на полевые работы. - Не вызывали, и это такое облегчение. - Последний раз, когда тебя вызывали, где вы работали? - На общественных полях. Снимали урожай с виноградных лоз. - Ты не знаешь, чья это была секция, или кто тебя вызывал? - Конечно нет. - Ну хотя бы постарайся вспомнить, что ты видела в тот последний раз. Было ли что-нибудь странное, непривычное. Работали ли с тобой какие-нибудь чужие, посторонние люди? - Чужие? - спросила она. - Они были все мне незнакомы. Так всегда бывает. Конечно, я знаю некоторых людей с номером 6, но не очень много. - Все было нормально. Ничего необычного? Она уловила его напряженность и сморщила брови, стараясь вернуться мысленно назад. - Честно говоря, я не могу вспомнить, чтобы что-то отличалось. Я пришла на поле, взяла свои контейнеры и начала работать. Этот день был похож на все остальные, только... - Да? - подогнал ее Морган. - Я боюсь, что я скажу какую-нибудь глупость. В действительности, я совсем не помню этот день, не странно ли это? Но может быть тут нет ничего странного, так как один день при полевых работах похож на другой. Разнятся они только тем, что мы собираем. - Но обычно ты можешь вспомнить какие-то детали прошедшего дня? Ну например, какая была погода или какие были происшествия. - Да, вот именно. Но я не могу вспомнить ничего про этот день. Я пришла на работу, взяла свои контейнеры, а затем я помню только, как я пришла домой. Теперь, когда я задумываюсь над этим, мне кажется, что я была под слишком большим контролем, причем целый день. - Она засмеялась. - Ну разве это не глупо? - Необязательно. - Надеюсь, что все-таки это было не так. Потому что мне не нравится мысль, что я потеряла день моей жизни. Я не сделала ничего такого, за что бы следовало меня наказывать, как бедного Джаэля, и значит мой Управляющий не имел права этого делать. - А кто твой Управляющий? - Я даже не могу предположить. Когда у тебя номер 6, то над тобой так много Управляющих, и они так часто меняются, поскольку они стараются двигаться по лестнице рангов все выше, а нас сбрасывают... Я не очень важная персона в этом мире, ты знаешь. Мне повезло, у меня есть Джаэль, который присматривает за мной. Он пристально посмотрел на нее, обратив внимание на мягкость и нежность ее щек и кожи, деликатность ее телосложения. - Я сожалею. Мне хотелось бы тебе помочь, - сказал он, он был полон сочувствия к ней. - Нет, Морган, не жалей меня. У меня есть свое место в этой жизни, я чувствую себя хорошо на этом месте и у меня есть такое же чувство достоинства и чистоты, как и у любого другого человека. Возможно, если бы у меня было больше честолюбия, я бы могла стать номером 10, но я сомневаюсь, что мне хочется попробовать подняться выше. Я не рождена для того, чтобы карабкаться вверх так, как Джаэль или Эйрил. Я думаю, что в каждой семье есть кто-нибудь такой, как я. Зато Кенд не будет таким, как я. Он больше похож на Джаэля и меня это радует. - И больше похож на своего отца? Она стала пунцово-красной. - У нас не принято говорить о таких вещах! Кенд принадлежит только мне. Морган не стал задавать следующий очевидный вопрос. Он мог дать ответ сам. В самой глубине ее существа в Нами теплилась любовь к своему сыну. Это было очень скромное чувство по меркам землян, неестественное для них в такой форме. Но несмотря ни на что, это все же была любовь. То, что Нами рассказала Моргану перед этим, было очень важным открытием. Она даже не помнила свой последний день работы в поле. Возможно ни один из полевых рабочих его не сможет вспомнить. Это означало, что они были контролируемыми роботами в этот день, а ведь нужна была причина, чтобы держать их немыми и слепыми. Ему хотелось побыстрее закончить разговор с Нами и обдумать все возможности, потому что они приводили к единственному заключению. На полях должны были быть и находились другие люди. Люди, которых риганские рабочие не должны были видеть. Земляне! Поэтому заговорщики стирали воспоминания об этом дне у риганских рабочих. Каждый день на полях работало всего по нескольку риганцев, так как теперь их больше не требовалось, а с ними незамеченными работали рабы. - Я приготовлю что-нибудь поесть и выпить и мы поговорим о чем-то другом, хорошо? - Нами встала. - Ты закончил со своими вопросами? - Да, - ответил Морган. Он не хотел разочаровывать ее. Она казалась такой беспомощной, живущей в мире, который она не совсем понимала. Нами начала что-то делать, затем внезапно остановилась, прислушалась и подошла к телефону. После телефонного разговора она вернулась с удрученным выражением на лице. - Я не могу остаться, чтобы продолжить нашу беседу, Морган, и мне просто хочется плакать из-за этого. Я должна идти по вызову. Если бы у меня были свои Управляемые, я бы вызвала кого-нибудь и послала вместо себя, чтобы иметь возможность остаться здесь с тобой. - Разве у тебя нет Управляемых, Нами? - Теоретически у меня их шесть, конечно. Но я не могу всегда управлять ими. И кроме того, их жизнь и без того очень тяжела, чтобы я им навешивала еще и свои заботы. Я должна уйти, а это означает, что ты остаешься один на один с Кендом. Ты не будешь возражать? На самом деле не имело значения, возражал он или нет, и он знал это. На первом месте у риганцев всегда было выполнение вызова, а он занимал второе место. - Я справлюсь с ним. - Ты будешь присматривать за ним? Я имею в виду, чтобы ты проверял, зашторены ли окна в гостиной, если он туда захочет зайти, ну и все такое. - Я знаю правила и я пригляжу за ним. Иди и не беспокойся. - Кенд обещал мне, что не будет причинять тебе вреда. Конечно о ребенке нельзя уверенно сказать, что он знает достаточно о чести, чтобы выполнить обещание, но я все же надеюсь. - Иди и не беспокойся. Мне не хотелось бы, чтобы тебя наказывали из-за меня. Она улыбнулась и похлопала его по руке, затем быстро убежала. Мысль о том, что она может опоздать, ускорила ее шаги. Он вернулся в гостиную, страстно желая, чтобы поскорее вернулся Джаэль, так как на этот раз у него была интересная информация для высокого риганца. Нечто очень важное, Джаэль должен будет сообразить, что с этой информацией делать. Если они не придумают ничего лучшего, тогда кому-то нужно будет прокрасться на какое-нибудь обрабатываемое поле и осмотреться там, кому-то неконтролируемому, с открытыми глазами и незаблокированной памятью. - Есть здесь кто-нибудь? - Голос доносился из спального крыла и это был голос ребенка. - Я здесь, - отозвался Морган. - Не закроете ли вы шторы, чтобы я мог войти? Или вы не хотите меня видеть? - Заходи, - сказал Морган, плотно задвигая шторы. Кенд вошел в комнату, робкий, но определенно не желающий благодарить за оказанную услугу. - Я закончил урок и мне надоело сидеть в спальне. - Я не осуждаю тебя. Я хорошо представляю себе, как тебе надоело сидеть взаперти. Не удивительно, что риганцы такие солнцепоклонники. С того момента, как ты родился и впервые почувствовал солнце, ты не получаешь его в достаточном количестве. Мальчик расположился на полу, на его лице появилось обычное недовольное выражение. Он отвел взгляд в сторону, неприязнь сквозила в каждой линии его тела. Морган попытался смягчить эту неприязнь. - Я хочу, чтобы ты знал, Кенд, что прошлой ночью я делал все, чтобы Эйрил не наказывала тебя. Я старался выдержать это испытание, старался противостоять тебе, выждать. Ты должен был прочесть это во мне. Так что не вини меня в том, что тебя наказали. Мы должны выработать какие-то такие отношения, чтобы мирно сосуществовать рядом. Я не собираюсь уходить отсюда. - Я надеюсь, что вы уйдете и больше никогда не вернетесь. Вы не принадлежите к нашему обществу и никогда не будете принадлежать. Вы странный. Вы хуже Путешественника! - А ты очень злобный. - Я имею на это право. Это ваше появление здесь привело к тому, что они стали угрожать мне. Я ожидал этого, но именно ваше появление ускорило этот процесс и заставило их сказать эти слова. Они съедят меня. Дядя Джаэль возьмет меня под свой контроль и я больше не смогу развиваться. Они все меня ненавидят. Я знаю почему. Если я когда-нибудь вырасту и у меня будет Неизвестный, которого я должен буду защищать, я думаю, я буду тоже его ненавидеть. Если я когда-нибудь, конечно, вырасту и у меня будет сестра, у которой будет Неизвестный. - Тебе хорошо было бы иметь сестренку прямо сейчас. Она была бы тебе хорошей компаньонкой. - Я надеюсь, у меня никогда не будет сестры, - отрезал Кенд. - Ради нее же самой, я надеюсь. Джаэль - самый жестокий человек с номером 40 в мире. Когда он станет номером 50, я не смогу оставаться здесь больше. Я должен буду уйти, а я не уверен, что я уже готов к этому. - Они позволят тебе уйти в широкий мир одному? - Конечно. И мне придется самому бороться за мою собственную судьбу. Некоторое время я еще смогу жить здесь, но должен буду следовать Закону и я смогу быть только номером 6 или 7, пока я не проложу себе дорогу выше, и я... - он прервал свою речь и отвернулся. У Моргана возникло подозрение, что он плачет. Морган не знал, нужно ли ему подойти к нему и утешить его, или этого не надо делать. - Я хотел бы пожить здесь, пока мне не исполнится восемь лет. Пока я не стану, по крайней мере, номером 10. Тогда я смогу брать под контроль других детей и не буду работать в поле. Но вы все испортили и они уже мне угрожают. Вы не имеете права! Морган подошел к мальчику, повернул его к себе и утер ему слезы. - Я действительно не имею никакого права. У меня и в мыслях не было нарушать твои планы. Я уверен, что это временное явление. Как только я уеду, твоя жизнь возвратится в привычное русло. А хочешь, я поговорю с Джаэлем? Кенд оттолкнул Моргана. - Вы - лжец! Я возьму вас под контроль прямо сейчас, когда никого нет дома, и я буду мучить вас. Вы - лжец. Морган спокойно выслушал эту тираду, стараясь видеть в мальчике ребенка, а не монстра. - Я не лжец! И я действительно переговорю с Джаэлем о тебе. Я не могу обещать, что этот разговор будет иметь положительный результат, но я попробую. - Это правда? - глаза ребенка с недоверием смотрели на Моргана. - Вы не сделаете этого для меня. - Как только он придет домой. - Нет. - Кенд внезапно перешел на шепот. - Подождите, пока не возникнут трудности. Будет лучше, чтобы у него были аргументы, когда он будет готов наброситься на меня. А если ничего не случится, тогда подождем до вашего отъезда. - Как скажешь, Кенд. Тебе лучше знать. Это твой мир. Кенд улыбнулся, улыбка была снисходительной, но дружеской. - Ты глупый, Морган. Ты слабый и бестолковый, и ничего не стоящий. Но все же я думаю, что я могу полюбить тебя. Знаешь, с тобой легко общаться, как и должно быть с Путешественником. Но я никогда не встречал Путешественника.
в начало наверх
- А я встречал. С ними действительно легко общаться. Ну что ж, спасибо тебе за то, что ты сказал мне хоть один комплимент среди огромного количества оскорбительных слов. Я это буду помнить. - Морган взъерошил волосы ребенка. Мальчик, не привыкший к такому обращению, быстро, почти с испугом, отступил. - Я выгляну на минутку. - Кенд подошел к окну и немножко отодвинув штору, приложил глаз к образовавшейся щелочке. Его дыхание участилось, он был полностью захвачен городом и солнцем. В дверь кто-то громко постучал. - Кенд, - громко зашептал Морган, - беги в свою комнату, кто-то чужой за дверью. Мальчик скрылся в безопасном месте. Как только Морган услышал, что за ним закрылась дверь, он раздвинул шторы и пошел открывать наружную дверь. На пороге стоял человек, одетый в белые одежды, что должно было бы вызывать ощущение свежести и чистоты, но такого ощущения не возникало. Он был невысокий, мускулистый и явно хитрый. По земным меркам это был мерзкий тип. На его груди вырисовывался символ 30. Он стоял с ничего не выражающим лицом, его брови придавали лицу одно-единственное выражение - наглости и они были приподняты дерзко-вопрошающе. Он заговорил первым. - Ты один? - А что? - в ответ спросил Морган, инстинктивно не доверяя этому человеку. - Потому что я пришел поговорить с тобой, землянин. Я не хочу, чтобы рядом был Сорок. Морган видел в этом объяснении смысл, но пока не решил для себя, хочет ли он пригласить этого коротышку войти. - Мое имя - Вейб, - представился человек, входя в квартиру. - У меня есть для тебя сообщение и я не думаю, что тебе хотелось бы выслушать его в прихожей. - Он проскользнул мимо Моргана в гостиную, где сел и стал осматривать комнату с высокомерием, приводящим Моргана в ярость. - Красиво. Джаэль хорошо устроился. - Ты знаешь Джаэля? - спросил Морган. - Я знаю о Джаэле, о тебе и о вашем грязном расследовании. Вот почему я здесь. Моргана раздирали противоречивые чувства: нетерпение, любопытство и сильное желание бежать. Этот человек был номером 30, который мог взять под контроль его мозг и сделать с ним все, что угодно. А он был один на один с ним. - Если ты хочешь мне что-то сказать, то говори быстрее, так как я не знаю, когда Джаэль придет домой. Он может вернуться с минуты на минуту. - А я не нравлюсь тебе и ты не хочешь оставаться со мной наедине. - Вейб улыбнулся. - Проклятье! - Про себя выругался Морган. На Риге у него не было возможности блефовать, маневрировать. Здесь каждый мог прочесть его эмоции. Вслух он спросил: - Кто посылает мне сообщение? - Сообщение касается тебя и твоей планеты. Мои слова также предназначены твоему правительству. И они очень просты. Прекрати. Это все. - Прекратить что? - Не валяй дурака, Морган. Ты знаешь, что я имею в виду. Прекрати это, мешающее нам спокойно жить, расследование. Немедленно. Или там сделают выводы и у тебя будут неприятности. Морган тоже сел, стараясь успокоиться. Этот хитрый коротышка не должен получать удовольствие от того, что он чувствует себя неважно в его присутствии, и он не должен уйти, ничего не объяснив. Если повезет и если правильно задавать вопросы, то может удастся вытянуть из него больше информации, чем он собирается представить Моргану. - Личные неприятности меня меньше всего волнуют. Ситуация, которая сложилась теперь, - гораздо хуже, чем всякие там неприятности личного плана, по крайней мере для людей моей планеты. - Не стоит думать так, - сказал Вейб, - несколько тысяч пропавших людей - это чепуха. А вот несколько миллионов - это совсем другое дело. Вот какие могут быть последствия. Доложи это своему правительству и убирайся с Риги. Если ты не перестанешь совать свой нос в различные места, раздувать неприятности и беспокоить некоторых людей, все большее количество людей с твоей планеты будут забирать, это дело будет развиваться и твоя планета станет ничем иным, как резервом рабочей силы. Вот перед ним было живое доказательство существования заговора, но к сожалению пока не всплыло ни одно имя. Вейб знал о похищениях, считал их вполне допустимыми и угрожал, что их будет еще больше. Что он может еще сказать, если заставить его говорить? Морган должен был продолжать вести игру, изображая, что он знает многое, чтобы подавить коротышку. - Превращение моей планеты в резерв рабочей силы для Риги - это конечная цель заговорщиков в любом случае, так почему же ты считаешь, что твоя угроза вносит что-то новое по сравнению с нынешней ситуацией? Или это случится сейчас, или через три года, на самом деле не имеет значения. - Ты ошибаешься! Мы никогда не собирались забирать больше людей, чем нам требовалось. Возможно вместе это и составит несколько миллионов. На фоне огромного количества населения всей вашей Земли - это маленькая капля. Но если ты не прекратишь докучать нам, тогда наши планы изменятся и вы действительно станете планетой рабов. Вы все. - Кто-то в вашей организации сумасшедший, - бросил фразу Морган. - Потому что мечтает о новом порядке? - Вейб покраснел и клюнул на приманку. - Ничего нет ненормального в том, чтобы мечтать. Сумасшедший как раз никогда не увидит случая изменить существующий порядок и реализовать мечту. - Не может быть никакого изменения в риганском обществе и ты знаешь это. Вы слишком сильно регулируемое общество. У вас все слишком упорядочено, связано и разложено по полочкам. - Ты не знаешь, о чем ты говоришь! Я слышал, что ты делаешь опрометчивые заявления. Мне больше нравится, когда вы молчите. - Ты видел их молчащими? - Морган вскочил. - Где? - Полегче, землянин. Тебе не удастся заставить меня говорить то, чего я не должен говорить. Помни, что я риганец. Цивилизованный. - Ну ты, коротышка, - Морган пытался нащупать болевую точку, - ты только исполнитель чужой воли. - Следи за своим языком! В один прекрасный день ты обнаружишь, что разговаривал с очень важной персоной. В новом обществе я буду особой, близкой к Вождю, и я еще посмотрю... - Вейб умолк. Не потому, что ужаснулся своих слов, но от злости на себя за то, что попался, клюнул на приманку. - Это не то, что я пришел тебе сказать. Я передал тебе предупреждение. Теперь это твоя проблема передать его выше и следовать ему. - Ты не смотришь вперед. Даже если я покину вашу планету, останутся другие, кто знает о вашем заговоре. - За Джаэлем присмотрят. Относительно него у нас есть кое-какие планы. И если ты не будешь осторожен, то тебя они также затронут. - А ваше правительство? - нажал на него Морган. - Как вы предполагаете закрыть рот вашему правительству? - В данный состав правительства входят очень слабые люди. Как ты думаешь, почему ты не получаешь помощи от этого правительства? Как ты понимаешь тот факт, что расследование этого дела отдали вам с Джаэлем на ваше усмотрение? Конечно, им бы хотелось сорвать наши планы, но они не знают, как это сделать и поэтому боятся. Правительство, состоящее из людей с номером 80, боится самих себя, так как один из них может принять решение истребить других. Наши правители боятся друг друга и им есть чего опасаться. - И какое место теперь будет отведено вашему главному закону, Закону о чести? - Все изменится с установлением нового общества. Кроме того, в Законе ничего не сказано о том, что Управляющий не может контролировать более, чем 80 личностей, если эти личности не риганцы. - Понятно. Некто нашел лазейку, которая выводит его прямо в диктаторы. Человек, имеющий в своем распоряжении один миллион роботов, может управлять Ригой. Ваш застарелый страх, что кто-нибудь будет так неэтичен и станет номером 90, исчезнет, когда кто-то станет номером Один Миллион. Невероятно. - Я ничего не говорил о диктатуре, - запротестовал Вейб. - Не говорил. Ты просто совершил ошибку, разговаривая с не тем человеком. Если бы ты сказал то, что говорил сейчас мне, риганцу, он бы проигнорировал твои слова. Как землянин, я понимаю, что такое государственный переворот, предатели и тираны. Мой мир не сцементирован в жесткое сообщество. - И никогда не будет. - Вейб встал - темная тень на фоне оранжевого оконного проема даже несмотря на свои белые одежды. - Я передал сообщение и предупреждения. Обрати внимание на них. Тебя больше не будут трактовать как досадное недоразумение. Теперь ты представляешь определенную опасность и поэтому будут предприняты специальные действия, чтобы избавиться от тебя. Ты должен понять, что тебе итак слишком долго везло. Не жми слишком сильно. - Мне нравятся эти угрозы, Вейб, - засмеялся Морган. - В них есть намек на физическую расправу и это мне нравится. - Не обольщайся. Я только передаю угрозы, но не исполняю их. Зеленая одежда Путешественника не всегда будет тебя защищать. Вейб направился к двери, унося с собой дух тьмы, грязных комнат и незаконных действий. Он вышел, не прощаясь, до конца оставаясь риганцем, к тому же очень невежливым. Когда Морган отошел от двери, он увидел, что Кенд стоит на пороге гостиной, в которой он оставил раздвинутыми шторы. - Это злой человек, - сказал Кенд, - я прочел его, когда он разговаривал с тобой и мне стало страшно. - Он не почувствовал, что ты был здесь? - Нет. Я обычно такого не делаю, но из него просто фонтанировали эмоции, я не мог не читать их. Он ненавидит тебя и дядю Джаэля. Он хочет сделать что-то страшное с тобой. Не позволяй ему. - Это тебя волнует? Кенд с вызовом встретил взгляд Моргана. - Да. Теперь ты мне нравишься. А дядя Джаэль - это все, что у меня есть. - Ты прочел что-нибудь еще в нем, Кенд? Может быть имя? Имя человека с номером 80, который стоит за этими угрозами? - Я не могу читать мысли. Только эмоции. Морган вздохнул. Иногда ему хотелось, чтобы сила риганцев была большей. Все было бы гораздо проще, если бы они могли читать мысли. Он закрыл шторы, чтобы Кенд мог зайти в гостиную, понимая, что он наверное уже сходит с ума, раз мог пожелать, чтобы риганцы обладали еще большей силой, чем есть у них теперь. Это сделало бы их еще опаснее. 13 Когда Джаэль услышал эту историю, он был изумлен. - Диктатура? Рига никогда не допустит диктатуры. Кто может думать о ней? - Человек с номером 80, который нашел способ ее осуществления, - ответил Морган. - Люди моей планеты стали откровением для него. Он наконец обнаружил способ покорить миллионы умов, не нарушая Закон, сделать себя самой большой силой на Риге - то, что никогда не делалось до сих пор. - Это ужасная мысль. Что еще хуже, так это то, что по всей видимости ты прав. - Мы должны работать в этом направлении, Джаэль. Теперь я уверен, что люди моей планеты здесь, на Риге. Мы должны найти их. - И ты думаешь, что мы должны их искать на полях. - Из того, что рассказала мне Нами, можно сделать именно этот вывод. - А как мы незамеченными попадем на поля, если они охраняются? Так как я номер 40, то мое появление там сразу вызовет подозрение. У Путешественников тоже нет дел в полях. - Разве у вас на Риге не практикуется шпионаж? Когда ты незаметно подбираешься к объекту и наблюдаешь за ним? - Как это можно сделать, когда любое чувство, возникшее во мне, тут же выдаст мое присутствие? Морган тяжело опустился в кресло. Джаэль был опять прав. У риганцев нет ни шпионажа, ни диверсий, так как они всегда знают, что чувствуют другие. - Однако, - пробормотал Морган, - эти методы я привык применять на Земле и они - единственные, которыми я хорошо владею. Придется попробовать применить их здесь. - Я помогу тебе, - сказал Джаэль, чем очень удивил Моргана. - Но я знаю одно. Мы можем исключить из списка заговорщиков тех людей с номером 80, которые сейчас входят в Совет правителей. Ни один из них не участвует
в начало наверх
в заговоре. Они все напуганы. Именно это чувство я читаю в них. - Но может кто-нибудь из них помогает заговорщикам? Покрывая себя. - Теоретически такое возможно, - согласился Джаэль. - Но я еще пока доверяю своему суждению, и поэтому говорю - нет. Они все чисты. - Тогда мы должны начать с тех людей под номером 80, которые проживают в Занте. - Почему именно в Занте? Ведь есть сотни других городов. - Я думаю, что искать надо в Занте, - настаивал Морган. - Если бы люди с моей планеты были спрятаны где-нибудь в другом месте, заговорщик или заговорщики сидели бы тихо и выжидали, пока бы мы не достигли их места нахождения и не стали наступать им на пятки. Только тогда бы они стали давить на нас. Но видно мы уже подошли слишком близко к кому-то из заговорщиков, и поэтому он стал угрожать нам. Он совершил ошибку, делая это. Джаэль кивнул, усмотрев здравый смысл в этих рассуждениях. - Ты должен доложить об этих угрозах на Землю, как сказал тебе Вейб. - Я не собираюсь сообщать о них. Я сюда послан, Джаэль, и значит это мое представление. Земля в любом случае ничего не выигрывает и не теряет. Я бы сформулировал свою задачу так: мы должны покончить с похищениями людей раз и навсегда - мы не будем заключать сделку, давая возможность кому-то вывозить определенное количество людей. Все или ничего. - Ты мужественный человек, - сказал Джаэль. Это был простой, но сильный комплимент с его стороны. - Если мы решили бороться, то нам нужно разработать план, как нам действовать дальше. Мы сейчас не будем идти в поля и шпионить. Даже если мы и найдем людей с твоей планеты, мы не будем знать, кто за этим стоит. Правильно? - Ох уж эта твоя логика, - выразил недовольство Морган. - Ты всегда разрушаешь мыльные пузыри моих надежд. - Но ведь я прав, не так ли? - Да. Нам нужна ниточка, ведущая к человеку с номером 80. - Морган подошел к окну и долго смотрел на город, блики оранжевого света на стекле делали его очертания нечеткими, давая простор для свободного полета фантазии. Джаэль молчал. Наконец Морган обернулся. - А как ты воспримешь следующее предложение. За нами ведь следят, куда бы мы не пошли. Давай воспользуемся этим. Только сначала вопрос к тебе. Если кто-либо управляется человеком с номером 80, можешь ли ты одновременно взять его под свой контроль? Джаэль был сбит с толку. - Я не знаю. Я никогда не пробовал этого делать. - А может быть люди, которые за нами следят не находятся под контролем. Может быть они сами участники заговора. В любом случае моя мысль заключается вот в чем. Я выхожу на улицу, за мной увязывается преследователь, мой хвост. Ты следуешь за нами и определяешь, кто он такой и кому принадлежит. - Но я не могу читать мысли, - с раздражением заметил Джаэль. - Я знаю. Мы приводим его сюда - он наш пленник. Затем мы зачитываем ему список имен, а ты действуешь как детектор лжи, ловя изменения в его эмоциональном настрое. - Опасно, - заключил Джаэль. - Если он Управляемый, это может быть концом для меня. Если нет, то все равно он расскажет о наших действиях. - Но это пока наш единственный шанс, риганец. Поддерживаешь ли ты мой план? - Да. Но я не хочу, чтобы ты гулял по улицам один. Это может оказаться более опасным, чем ты себе представляешь. Я дам тебе кого-нибудь, кто будет сопровождать тебя, кого-нибудь, кто хорошо знает Зант. - Кого? Мы не можем никого посвящать в наши планы. - Это будет один из моих Управляемых, - объяснил Джаэль. - Я дам тебе надежного человека с номером 30, дам ему команду сопровождать тебя и это будет как раз то, что нам нужно. - Великолепно! Но ему тоже будет грозить опасность. Но поскольку сейчас вся Рига в опасности, я не считаю наши действия по отношению к нему неэтичными. - Поскольку наши противники сплошь и рядом нарушают Закон, то об этике уже можно не говорить. Итак когда, вот и все, что я хочу знать? - У нас свободно все послеобеденное время, - напомнил Морган. - Тогда не будем тратить время. - Джаэль встал. - Я вызываю своего человека и мы начинаем. Вызов был сделан очень быстро. Джаэль просто стал спокойно, сконцентрировался, и через минуту зазвонил телефон. Он поднял трубку. - Да, я вызываю тебя прямо сейчас, - сказал он в трубку. - Джаэль Сорок. Приезжай ко мне домой и я дам тебе все необходимые инструкции. - Он повесил трубку. - Давай быстро поедим, раз мы хотим сейчас начать. Он будет здесь через полчаса. - Кто он? - Его зовут Форно. Он номер 30. Я просто скажу ему, что я занят, а тебе нужен сопровождающий, так как ты хочешь осмотреть город. Я не буду брать его под контроль, потому что хочу, чтобы его ум и психическая сила работали. - Хорошо. Мне бы очень не хотелось гулять по улицам с роботом. Солнце горело, как сжигающий все на своем пути костер, отражаясь от стеклянных зданий, нагревая тротуар. Это была осязаемая стена жара, через которую Морган должен был пройти. При такой прогулке, да еще в зеленом одеянии Путешественника, тяжелом и липнущем к телу, вскоре его грудь и спина покрылись влагой. Форно шагал рядом с ним, высокий, тощий, с седеющими волосами, с энергичным морщинистым лицом. Джаэль просто приказал ему сопровождать Моргана, показать ему все, что он захочет увидеть в Занте, и человек с номером 30 беспрекословно повиновался, хотя Морган был уверен, что он про себя подумал, что полдень не самое удачное время для прогулок. Улицы Занта походили друг на друга как две капли воды. Здания практически ничем не отличались друг от друга: все они были высотными и сооруженными из стекла. Тротуары были запружены людьми, по мостовым проносились черные машины, а где-то за ними, Морган знал это, шел преследователь, пытливый, решительный и беспощадный. Он старался не думать об этом, так как за преследователем должен был наблюдать Джаэль. Джаэль постарается установить над ним контроль, ну разве что им очень не повезет и преследователем окажется человек с номером 50 или 60. Форно спросил: - Есть ли у Вас какие-то конкретные пожелания? Вы хотите осмотреть музеи или парки? - Нет, спасибо. Я просто хочу прогуляться. Впитать дух Занта. Почувствовать его сущность. Форно больше ничего не предлагал и молчал, хотя Морган не отказался бы немного побеседовать. Его нервы были достаточно сильно напряжены и ему не хотелось иметь рядом молчаливого попутчика-Управляемого. - Вам нравится гулять? - Морган постарался втянуть в разговор тощего риганца. - Я выполняю задание. Меня вызвали, чтобы я гулял с вами. Солнышко очень теплое сегодня. Морган хмыкнул. Лоб риганца не был влажным, на верхней губе не было капелек пота. Солнцепоклонники. Холоднокровные солнцепоклонники. Он решил повернуть за угол, стараясь выработать какой-либо план, стратегию действий. Он не хотел слишком далеко удаляться от квартиры Джаэля. Если они поймают преследователя, они должны будут быстро доставить его домой. Но нельзя двигаться совершенно бесцельно, иначе преследователь может заметить это и прекратит преследование, или почувствует ловушку. Когда Морган заворачивал за угол, он бросил быстрый взгляд назад, стараясь заметить в толпе лицо, которое он уже видел раньше, например, квартал назад. Но толпа была слишком густой, а преследователь, если он находился там, был очень осторожным. Он, наверное, был на расстоянии не меньше квартала от них. - Люди с нашей планеты нервируют вас? - спросил Форно. - Немного. - Морган воспользовался предложенной подсказкой, чтобы замаскировать свой страх. - Не бойтесь. Никто не обидит вас. Именно для того, чтобы защищать вас, я нахожусь рядом с вами. Морган посмотрел на худого человека и понял, что тот ему нравится, несмотря на то, что он риганец, и его пронизало беспокойство за его безопасность. - Вы бы тоже нервничали в толпе землян. Они всегда глазеют на риганцев. - Возможно. Никогда не пришлось испытать. Никак не могу понять, что вы здесь, на Риге, делаете... - Форно внезапно замолк на полуслове и замер, затем пошел дальше. - Что-то не так? - быстро спросил Морган. - Нет, ничего. Возможно, ваше нервное состояние подействовало на меня. Я очень чувствителен. - А что заставило вас остановиться? - Ну... только не смейтесь... но мне показалось, что я улавливаю чье-то вмешательство позади нас. - Вмешательство? - Любопытство. Сильное желание знать, что мы делаем и куда мы направляемся. Видите ли, сначала я приписывал это воздействию на меня вашего нервного состояния, но то, что я читаю, не похоже на ваши эмоции. - Центр этих эмоций находится близко от нас? - Слишком близко, если вы хотите знать правду, - признался Форно. - Чувствуется ли какая-то опасность в этих эмоциях? - Откуда вы знаете? - Форно остановился. Морган увлек его вперед. - Счастливая догадка. Я чувствую себя осажденным и вы прочли это. Форно прошел еще шагов двадцать прежде, чем ответил. - Если это так, то почему эмоции позади нас усиливаются по мере того, как наша нервозность возрастает? Морган должен был отвлечь Форно от этой темы прежде, чем преследователь будет предостережен разговорами его сопровождающего. - Оставь это, Форно. Тебя послали помогать мне, а не запугивать меня до смерти. - Да. Но тут что-то не так. Еще только один вопрос. Почему у кого-то из риганцев могут появиться мысли о вашей смерти, землянин? Морган не ответил, но внутри него, несмотря на жару, внезапно все похолодело, его зазнобило, в подложечной ямке возник противный холодок. Мысли о смерти. Это было хуже, чем прошлый раз. Он зашагал быстрее. Длинноногий Форно легко выдерживал этот темп. Они снова завернули за угол и направились к дому Джаэля. - Он тоже ускорил шаг, - полушепотом сообщил Форно. - А кто сказал, что я спешу? - огрызнулся Морган. - Мне просто хочется уже скрыться куда-нибудь от этого ужасающего солнца. - Тогда давайте зайдем куда-нибудь. Стоит ли? Морган размышлял. Последует ли преследователь за ними внутрь здания, или может он устроит им там свою ловушку, а может, как риганцы это делают, будет ожидать их за квартал от места их пребывания? Моргану отчаянно захотелось посоветоваться с Джаэлем, чтобы решить, что делать дальше. Независимо от того, что Морган делал, он был только приманкой в этой игре, в то время как Джаэль являлся главным исполнителем. Морган был слепой мишенью и должен был вместо своих органов чувств использовать человека с номером 30, не посвященного в эту игру и неохотно в ней участвующего. Морган решил испробовать еще раз открытое бегство. Он ускорил свой темп почти до бега. Люди с удивлением глядели на него, но он не обращал на них внимания, ожидая, когда Форно сообщит ему что-нибудь. Но Форно молчал. - Он все еще за нами? - потребовал ответа Морган. - Он теперь ближе. Чем быстрее мы движемся, тем ближе он подходит. Мы своим изменением темпа заставляем его беспокоиться. - Форно замер. - Теперь вы не отрицаете, что кто-то действительно следит за нами? Морган быстро потащил его вперед. - Не останавливайтесь теперь, идиот. Где находится ближайшее правительственное здание? - За три квартала отсюда. - Ведите меня туда. - Он заставит преследователя поволноваться, он усилит его беспокойство, заставит его потерять бдительность. Он заманит его, завлечет в ловушку. Если преследователь будет думать, что Морган направляется в правительственное здание по делу, он может быть подойдет поближе, он может пойматься на крючок и выдать себя. Наверняка он знает, что впереди него нет Джаэля, а только беспомощный землянин и Управляемый номер 30. Их неожиданное бегство может обеспокоить его, но чтобы поддержать в нем это беспокойство, он должен создать видимость, что он направляется в такое место, которое покажется преследователю подозрительным. Ему хотелось оглянуться, он хотел бы иметь такое же чутье, как у Форно, чтобы знать, как далеко от них находится преследователь. Еще три
в начало наверх
квартала и наступит развязка. Еще три квартала и он вбежит в правительственное здание. Если преследователь будет достаточно обеспокоен и будет решительно настроен, он также войдет в здание. Они встретятся лицом к лицу. И тут появится Джаэль, и преследователь окажется в их руках со всеми своими секретами. А если Джаэль не придет? Если Джаэль потерял их след? Морган дрожал на солнце, он немного замедлил свой шаг. Они уже почти бежали, а это привлекает слишком много внимания. Даже без помощи Форно он чувствовал позади себя смерть - опасность, ужас и смерть. Его тело подсознательно стремилось отреагировать на возникшую угрозу, стремилось вырваться из лап смерти. Он должен был заставлять себя оставаться мишенью. Морган без подсказки узнал правительственное здание, потому что оно отличалось от остальных. Две широкие поверхности из стекла отделялись друг от друга серебряными гранями, которые под лучами солнца искрились оранжевыми бликами. Увидев перед собой цель, он рванулся вперед, задыхаясь, не стыдясь своего состояния, так как сзади на него надвигалась опасность. Форно тоже побежал и, сделав несколько последних прыжков, они вбежали в здание. Морган потянул худого риганца в сторону от главного холла, вниз по пустому боковому коридору. Он не старался спрятаться, он хотел устроить западню. Он остановился. И замер. Его сердце громко стучало. Он прислушивался. Форно уловил, что нужно молчать, он прислонился к стене, напуганный тем, что абсолютно не понимает происходящего. В здании все было спокойно. Коридоры были пустынными как в Центре на Земле, огромное здание поглощало и отделяло друг от друга большие массы людей. Внезапно полная тишина была нарушена громким звуком шагов. Топ, топ. Морган сконцентрировал свой страх в огромную эмоциональную волну, которая должна была привести преследователя прямо к нему. Он жестом приказал Форно спрятаться за его спиной и взял себя в руки. Если Джаэль не появится, то все, что он может - это оказать физическое сопротивление, хотя он знал, что при этом ему не победить. Топ, топ - шаги обогнули угол. На верхней ступеньке появился человек и Морган напрягся, оказавшись лицом к лицу с риганцем, желавшим ему смерти. Риганец был среднего роста, его волосы, как у женщин, были окрашены в белый цвет. На нем был оранжевый костюм, он был номером 30. Морган с облегчением вздохнул, увидев символ. Но взгляд риганца был тяжелым и опасным, он перебегал от Моргана к Форно, улавливая напряженное состояние Моргана. У Моргана возникла ассоциация - перед ним стоит враг с оружием в руках. Сделав шаг вперед, риганец, как башня, навис над Морганом. Морган оказался полностью во власти его взгляда, его силы. Морган стал в крепкую стойку, но его колени стали сгибаться, как только первые психические волны проникли в его мозг и стали давить на него - это были не слабые попытки Кенда, не детская игра. Морган стал тяжело дышать и сделал шаг назад, стараясь выпрямиться. Ощупывающая его мозг рука сжалась в кулак для нанесения удара, как вдруг из коридора раздался голос: - Тридцать! Повернись лицом ко мне! Это был Джаэль и наносившая психологический удар рука стала постепенно отпускать мозг Моргана по мере того, как блондин разворачивался к Джаэлю, нагнувшись, как для нанесения удара. Затем он выпрямился, его взгляд потускнел, а тело стало безвольным. Морган не имел возможности задать вопрос Джаэлю, но взгляд черных глаз Джаэля метнулся к Моргану и поняв его невысказанный вопрос, Джаэль ответил: - Он у меня под контролем! Давай выведем его отсюда! Морган быстро двинулся вперед. Он обратил внимание на Форно, который все еще жался к стене, его лицо выражало удивление и любопытство, но он не произнес ни слова, так как был связан присутствием человека с номером 40. Джаэль уловил направление взгляда Моргана и приказал: - Ты можешь идти домой, Форно. Спасибо. Джаэль пошел к выходу, а Управляемый блондин послушно следовал за ним, как марионетка. Поездка на машине не запомнилась Моргану, так как он мысленно пытался сосредоточиться на том моменте, когда они начнут допрашивать схваченного мужчину. Победа была близко, но ему хотелось приблизить ее еще больше. Джаэль всю дорогу молчал, сконцентрировавшись на том, чтобы удерживать контроль над человеком с номером 30, а блондин, сидящий между ними, уставил свой взгляд в никуда. Его глаза были совершенно пустыми, только его пальцы время от времени подергивались, показывая, что он еще жив и где-то в глубине своего естества борется за свободу. Они с шумом ввалились в квартиру, удивив Кенда и Нами. Мальчик убежал в свою комнату, Джаэль выпроводил из комнаты также и Нами. Они остались одни. - Теперь открой его мозг и заставь его рассказать нам то, что мы хотим узнать, - сказал Морган. Джаэль раздраженно ответил: - Я уже объяснял тебе не раз, что я не могу читать мысли! Я могу только заставить его захотеть разговаривать с нами, но это займет слишком много времени. Потому что для этого мне нужно направить его эмоции в такое русло, чтобы он почувствовал, что он "любит" нас, воспринимает нас, как друзей, а затем суметь внушить ему сердечное расположение и только тогда можно будет задавать вопросы. Я не думаю, что мы располагаем временем, чтобы осуществить все это. Мы сделаем так, как мы делали раньше. Ты будешь с ним беседовать. Сейчас я освободил его настолько, что он может чувствовать и мыслить самостоятельно, но не может убежать. Ты будешь задавать ему конкретные вопросы, а я буду исследовать при этом его эмоции, как мы делали у Друды. - Но какие конкретные вопросы я должен задавать? Джаэль хмыкнул, подскочил к столу и написал что-то на клочке бумаги. Когда он вручил его Моргану, тот обнаружил список имен, написанных печатными латинскими буквами, не привыкшей к такому письму рукой. - Это список имен десяти человек с номером 80, живущих в Занте. Спрашивай его о них. - Хорошо. Как только ты будешь готов. - Жди, когда его глаза станут осмысленными. Тогда начинай. Он не может говорить со мной, запомни, поэтому допрос тебе придется провести самому. Объясни ему, что я не буду воспринимать его слова, как вызов. Джаэль отступил к стене и внимание Моргана сосредоточилось на человеке с номером 30. Это было жуткое зрелище, наблюдать как в глазах человека появляется осмысленное выражение - это почти физическое изменение, иллюзия поднимающегося занавеса. Тридцать уставился на Моргана, чувствовалась его скованность. - Все в порядке, - быстро заверил его Морган, - с тобой все в порядке. Мы просто хотим поговорить с тобой. Блондин открыл было рот, чтобы ответить, затем закрыл его, когда до него дошел смысл слова "мы", и посмотрел на Джаэля. - Он разрешает тебе говорить, - сказал Морган, - мы с тобой будем беседовать. Не обращай внимания на человека с номером 40. Было ясно, что блондин сопротивляется и не доверяет им, но Морган заметил, что Джаэль послал ему легкий укол, и он отклонился, повернувшись к Моргану, разозленный. - Хорошенькое дело. Говорить мне это после того, что я пережил. - То, что делалось, делалось для моей защиты, а не для того, чтобы нанести вред тебе. Ты угрожал мне, помнишь? - И буду опять, только пока что я не собрал всю свою силу. - Она скоро возвратится к тебе, Тридцать, - сказал ему Морган, не скрывая горечи воспоминания о том, что он чувствовал, когда этот мужчина мучил его в правительственном здании. Этот человек был готов сокрушить, разрушить его и любой дискомфорт, который он чувствовал теперь, он вполне заслужил. Морган быстро перешел к вопросам, не давая номеру 30 подготовиться и скрыть свои эмоции. - Кто послал тебя следить за мной? Один из людей под номером 80, живущих в Занте? У стены Джаэль почесал голову. Это был старый сигнал, который они использовали в разговоре с Друдой, означающий, что он попал в точку. - Его имя? - продолжил Морган. Он стал зачитывать список. - Эмарт? - Джаэль не двигался. - Гаудер? - Опять ничего. - Гул? Тридцать стоял как осажденный, как человек, пойманный двумя гигантами, он не двигался и не реагировал на вопросы. - Карел? - Морган произнес следующее имя из списка. Теперь стал двигаться Джаэль - быстро и в направлении от стены. Он вышел на середину комнаты, его руки сжались в кулаки, его тело напряглось. Его глаза скользнули по лицу Моргана, в них отражалась война, страшная битва за контроль. Морган заметил в глазах Джаэля кромку той пелены, исчезновение которой наблюдал недавно в глазах человека с номером 30. - Что это? - закричал Морган. Номер 30 стал двигаться. В то время, как Джаэль застыл, человек с номером 30 стал двигаться, и Морган понял, что это означало. Восемьдесят! Он вступил в битву, схватил Джаэля и по мере того, как силы Джаэля уменьшались, возвращались силы к номеру 30. Он старался освободиться совсем. Джаэль теперь стоял без движения, в одиночку борясь с человеком под номером 80 на расстоянии. Человек с номером 30 резко дернулся и бросился бежать. Рефлекторно Морган кинулся ему наперерез, схватил его и повалил на пол, используя один из приемов. Удивленное лицо человека с номером 30 оказалось рядом с лицом Моргана и Морган нанес удар. Этот человек не должен уйти! Риганец не был тренирован для такого вида борьбы и мог защищаться только тем, что старался откатиться от Моргана подальше, в то время как удары Моргана попадали в цель каждый раз, когда он наносил их. Крики вырывались из глотки риганца, он стремился пробраться к двери, но Морган следовал сразу за ним, крепко держа его за оранжевый костюм и стараясь опять повалить его. Риганец задыхался и страх перед физической борьбой не давал ему подняться на ноги. Морган прижал его к стене. Они дышали друг другу в лицо. - Кто он? - кричал Морган. - Кто? - Отпусти его! - Это был Джаэль, кричащий сдавленным голосом с середины комнаты. - Отпусти его, Морган, или я попаду под чужой контроль. Я не могу больше сопротивляться. Какое-то мгновение Морган колебался. Победа была в его руках. Но он посмотрел на Джаэля. Риганец оперся на одно колено, падая в невидимой битве, наполовину побежденный. Морган отскочил от человека с номером 30, освободив его одним быстрым движением, старая привычка защищать напарника по Команде переборола желание удержать плененного человека. Номер 30 вылетел из квартиры, оставив дверь распахнутой, что служило напоминанием о нем, и его шаги прогремели в нижнем холле, несмотря на толстое ковровое покрытие. Морган подошел к Джаэлю, стараясь поднять его на ноги, отчаянно желая также вступить в битву и помочь напарнику. Но он ничем не мог помочь ему. - Джаэль, - закричал Морган. Он звал Джаэля несколько раз, надеясь, что его голос поддержит контакт Джаэля с ним и не даст ему подпасть под контроль какого-то номера 80. Спустя две минуты - за это время человек с номером 30 успел добраться до парадной двери - окостеневшее тело Джаэля стало мягким и он, задыхаясь, упал возле ног Моргана. Морган опустился на колени рядом с ним и стал приподнимать его. - С тобой все в порядке, Джаэль? - спросил Морган. - Сейчас, - Джаэль перевел дух. Он с трудом поднялся, измученный, и упал в ближайшее кресло. - Минуту назад я не был уверен. Морган смешал два коктейля и втиснул один в дрожащую руку Джаэля. - Он отпустил тебя. - Но я не понимаю почему, - сказал Джаэль. - Я никогда не испытывал такого. Он мог уничтожить меня, но он не сделал этого. Мог сделать из меня робота или кинуть в Черноту, но и этого он не сделал. Он просто играл со мной, используя только малую часть своей энергии. Достаточную часть, чтобы я не мог освободиться, и чувствовал страх и боль, и не смог победить, и не смог бежать. Он хотел только, чтобы его человек с номером 30 был свободен, и все. - Этого он добился. Джаэль поднял глаза на Моргана. - Извини. Но я ничего не мог поделать с собой, когда меня удерживали под контролем. - Тебе не нужно извиняться, - ответил Морган. - Мы здесь, чтобы помогать друг другу и нам не требуется извинений. Кроме того, мы узнали больше, чем ты полагаешь. Мы теперь с уверенностью можем сказать, что человек, которого мы ищем, из Занта, и мы точно знаем, что это не Карел, не Гаудер, не Гул и не Эмарт. - Но в списке остается еще шесть имен. - И Синка - одно из них. И почему я не сообразил первым назвать его имя? Я вел себя глупо, Джаэль. Я вел себя как ребенок, играя с этим человеком и оставляя самое лучшее напоследок. Ты предупреждал меня до
в начало наверх
того, как мы устроили эту ловушку. Ты говорил, что эта игра может быть опасной для тебя. Но я потерял время. - Как раз тебе можно было не извиняться, - ответил Джаэль. - Мне очень хотелось, чтобы мы определили имя нужного нам человека. Из четверых, имена которых ты успел назвать, один является членом нынешнего состава Совета правителей. Я не думал, что это может быть он, Карел. - Он вздохнул. - Теперь мы должны обдумать, как нам работать над оставшимися шестью именами. - Но что-то тебя беспокоит, что именно? - Опасность. Этот Восемьдесят, который удерживал меня под контролем, очень сильный человек, Морган. Невероятно сильный. И жестокий. Через несколько минут он точно будет знать все, что знаем мы - что мы сузили круг поиска до Занта и ограничили его шестью именами. Я не думаю, что он и дальше будет по отношению к нам вести себя терпимо. Если ты прав и его целью является установление полного господства над Ригой, то он сметет нас со своего пути без колебаний. Кроме того, я не думаю, чтобы нам предоставили возможность умереть легкой смертью. Я уже сказал, что он жесток. - Ты знаешь это по собственному опыту? - Да. То, что он делал со мной - это абсолютно неэтичное действие. Если бы я имел силу, я бы вернул ему эти минуты - боль за боль, страх за страх. - Джаэль поднялся и стал мерить шагами комнату. - Я презираю этого человека, Морган. Я хочу схватить его. И не только ради тебя и людей твоей планеты, но ради Риги. Если он действительно захватит власть и установит свою диктатуру - этот человек, такой злобный... - Джаэль глубоко вздохнул. - У меня нет слов, чтобы выразить все, что у меня на душе. Ты не можешь понять, что я только сейчас осознал, потому что ты не можешь представить, какова наша сила и наш образ действий. Он может превратить Ригу в мир мук и пыток, населенный психически искалеченными, запуганными мужчинами и женщинами. Это трудно себе вообразить, только сейчас я начинаю осознавать все возможные последствия. - Джаэль резко обернулся к Моргану. - Мы должны его найти и остановить! Ты со мной? - Я всегда был с тобой. - Но теперь опасность слишком велика. Я боролся за твоих людей, будешь ли ты сражаться за моих? - Это одна и та же битва, Джаэль. - Тогда мы должны найти его раньше, чем он остановит нас. - Но он уже пробовал. Ты ведь был под его контролем! - Только потому что мы оба были настроены на одного и того же человека с номером 30. Он добрался до меня через мозг этого человека. Он не может атаковать нас на расстоянии. По крайней мере первый раз. До тех пор, пока он не выиграет у нас бой вблизи хоть однажды. Таким образом у нас есть шанс найти его раньше, а затем уже пусть Совет направляет свою энергию против него. Рига поддержит их в этом, как только люди поймут в чем дело. - Я вижу только единственный путь для нас - провести открытую разведку. Пойти в поля, найти людей с моей планеты и через них выйти на их хозяина. - Ты обучишь меня своим методам работы? - спросил Джаэль. - Ты станешь таким же хорошим филером, как любой следователь с Земли. - Но как насчет наших психических следов. Ведь риганцу не обязательно видеть человека, чтобы знать о его присутствии. - Не надо нагромождать препятствия, теперь ты не остановишь меня, - сказал Морган. - Будем надеяться, что работа по управлению людьми моей планеты отнимает у них слишком много времени, чтобы заметить двух любопытствующих человек. Джаэль улыбнулся, улыбка была слабой, но в ней светилась надежда. - Остановимся на этом. В любом случае этот план дает хоть какую-то надежду. Итак, в поля. - Завтра, - подтвердил Морган. - Теперь ты должен это сделать для меня, - запротестовал Джаэль. - Мы не можем ждать до завтра. В любой момент, если этот человек действительно забеспокоится, мы можем услышать стук в дверь и это будет наш конец как чувствующих, мыслящих людей. Мы будем присоединены к роботам в полях или с нами случится что-нибудь еще худшее. Гораздо хуже. Понравится ли тебе провести остаток своей жизни в Черноте? Морган подавил дрожь. - Ну что ж, давай двинемся в поля. 14 Понадобилось всего несколько минут, чтобы по настоянию Моргана Джаэль сменил свою красную одежду на темно-голубой костюм; затем они сели в черную машину и выехали из Занта за город. План был таков: подойти к полям с тыльной стороны, а не со стороны усадьбы человека с номером 80, подобраться поближе, стараясь вести себя так, чтобы остаться незамеченными. День был сверкающим, как бывает он только на Риге, небо было оранжевым и на нем не было ни единой тучки. Растительность поникла под такими бешеными лучами и над машиной играли тепловые миражи, похожие на лужи с водой или на колеблющиеся прозрачные стены. Джаэль дал водителю указания и так как место их назначения было несколько необычным, ему пришлось вновь вызывать одного из своих Управляемых для того, чтобы он отвез их. Джаэль обещал Моргану, что отвезший их человек ничего не будет помнить: ни где он был, ни для чего. Машина остановилась, водитель не произнес ни слова. Джаэль открыл дверь и пригласил Моргана выйти. Он в течение нескольких минут смотрел на своего Управляемого, затем машина рванулась вперед, продолжая ехать по той же дороге, как будто ничего не произошло. Когда звук ее мотора затих вдали, они остались совершенно одни, а вокруг были только солнце и небо и раздавалось приглушенное щебетанье риганских птиц. - Жутко, не так ли? - прошептал Джаэль. - Я не привык к такой тишине. - На нашей планете мы боремся за нее, - ответил Морган таким же тихим голосом. Он осмотрел поле. Оно не было возделано, это было просто поле, заросшее травами, отражающими оранжевый свет солнца. - Куда мы теперь двинемся? - Через поле, а затем через тот маленький лесок. Возделываемые поля начинаются по другую сторону от леска. Морган двинулся вперед, вошел в высокую траву, его глаза были прикованы к видневшемуся вдалеке лесу. Небольшой подъем создавал впечатление, что деревья выше сзади, чем впереди, - удобный наблюдательный пункт. Даже не зная всех премудростей шпионажа, Джаэль удачно выбрал трассу. Теперь им полагалось бы лечь и ползти через все открытое пространство, чтобы их не заметили, но расстояние до леса было слишком большим. Поле тянулось по крайне мере на десять акров, больших акров. И они пошли, несмотря на то, что были очень заметны в своих костюмах зеленого и голубого цвета на фоне травы бледно-оранжевого оттенка. Когда они войдут в лес, будет лучше. Морган продвигался вперед, а солнце безжалостно жгло ему в спину, его тело начало покрываться липким потом. Джаэль, шедший рядом, совсем не страдал от жары. - Мне нужно было захватить с собой воду, - сказал Морган риганцу. - Солнце доставляет тебе много неприятностей? Извини. - Не беспокойся обо мне. Просто смотри в оба. Здесь на открытом пространстве мы как подсадные утки. Джаэль посмотрел на него вопросительно, не улавливая смысла выражения. Морган не позаботился объяснить ему. У него перехватило дыхание и не было голоса вести беседу. Жара была в сто раз сильнее, чем он ожидал. Это был напор пустыни, жар раскаленного асфальта, вызывающий боль, сверкание тысячи прожекторов, слепящее глаза. Когда он облизал губы, то почувствовал на них выступившую соль. Морган нес риганское подобие фотоаппарата, оснащенного мощными оптическими линзами, он был тяжелый. Когда Морган стал поправлять его, Джаэль понял, что ему неудобно, и забрал у него аппарат. Оставалось пройти еще полпути до леса, все еще по открытой местности, но пока что по дороге никто не ехал и никто не поднимал тревогу. - Что мы будем делать, когда дойдем до обрабатываемых полей? - спросил Джаэль. - Мы будем осторожными. Мы будем красться. - Это звучало глупо и бессмысленно, но риганцы вообще не понимают такой тактики. - Используй для укрытия и защиты деревья и делай все возможное, чтобы тебя не заметили. - Я думаю, у меня получится, - сказал Джаэль. - Только одно предупреждение тебе, Морган. Держи себя в руках, не позволяй своим эмоциям сильно вскипать. Независимо от того, что ты увидишь, веди себя спокойно. Сильная эмоция - все равно что выстрел. - Хорошо. До леса оставалось всего восемь сотен футов и несмотря на жару Морган оставил ранее взятый темп и побежал. Поскольку цель была так близка, он не смог удержаться. Ему хотелось, чтобы за ним скорее сомкнулись деревья и спрятали его. - Давай скорее доберемся до леса, - кинул он Джаэлю и двинулся вперед. Джаэль передвигался рядом с ним, фотоаппарат хлопал его по бедру. Их ноги цеплялись за траву, оставляя кривой след. До леса оставалась сотня футов и Морган побежал как спринтер, так как со стороны дороги донесся звук приближающейся машины. Как только первые деревья сомкнулись у него над головой, он схватил Джаэля и заставил его лечь, указывая на дорогу. Они приникли к земле, черная машина пронеслась мимо. Оба в унисон издали вздох облегчения. Джаэль пробормотал: - Ты дрожишь внутри, Морган. Я читаю это в тебе. - Это из-за чрезмерного беспокойства. Ты не можешь себе представить, что это дело значит для меня. На другом конце этого маленького леса - цель, на которой сосредоточены помыслы всей моей жизни теперь. Если люди моей планеты здесь и мы их увидим, - вот это и будет нашим доказательством. - Помни, что надо оставаться совершенно спокойным, независимо от того, что ты увидишь. Морган пожал руку Джаэля и заскользил между деревьями, используя их как прикрытие. Он несколько раз оглянулся назад, чтобы посмотреть, как Джаэль овладевает новой для него техникой слежки, и нашел, что тот осваивает ее прекрасно. Он едва смог обнаружить Джаэля и то, это произошло в тот момент, когда Джаэль менял место укрытия и его голубое одеяние промелькнуло между деревьями. Жара в лесу доходила до ста градусов, но по сравнению с открытым полем здесь было гораздо прохладнее. Поравнявшись с Джаэлем, Морган дотронулся до его руки, выражая благодарность. Впереди показался край леска, в лучах солнца проступали четко очерченные массивные стволы деревьев. Морган замедлил шаг, поднял руку, призывая Джаэля к особой осторожности, подождал пока риганец подошел к нему, затем последние футы они прошли рядом, пригибаясь к земле. Морган остановился за последним укрытием и оглядел возделанное пространство полей Занта. Он не ошибся, оценивая местность ранее, они оказались на небольшом холме. Перед ними расстилались поля, казавшиеся бесконечными, покрытые перекрещивающимися рядами сельскохозяйственных культур. Некоторые ряды шли с востока на запад, другие с севера на юг, создавая пестрый ковер, протянувшийся до горизонта. Лучи солнца жгли нестерпимо и там, где работали разбрызгиватели воды, над полями висела легкая дымка. Он перевел взгляд на поля, расположенные ближе к лесу, всего в нескольких сотнях футов от них. В поле заметно было движение, там шла работа. Шел сбор урожая на плантации низко растущих, стелющихся растений. По-видимому, это была какая-то риганская разновидность огурцов или кабачков. Фигуры людей двигались вдоль рядов, неся механизмы для обработки почвы, пульверизаторы для борьбы с насекомыми или удобрения почвы. Это были фигуры риганцев, мужчин и женщин, одетых в риганские одежды. Морган всматривался в их слишком отдаленные лица в поисках какого-либо знака, который указал бы ему на то, что он нашел кого-то другого, а не людей с номерами 5 и 6, проводивших всю свою тоскливую жизнь в качестве сельскохозяйственных рабочих. Джаэль слегка подтолкнул его локтем и прошептал: - Слишком много желтого. Морган не понял замечания Джаэля, но не рискнул заводить разговор, а снова стал всматриваться в поле. Слишком много желтого? Наконец он понял, что имел в виду Джаэль. Желтый был основным цветом одежды полевых рабочих, работающих на этом поле. Три четверти всех работников были одеты в желтые одежды и только изредка попадался голубой, красный или черный цвет. Джаэль обратил на это внимание, как на нечто необычное, а он должен был разбираться в этом вопросе. Если такое количество людей, одетых в одинаковые желтые одежды, было нехарактерно для риганцев, то значит что-то
в начало наверх
здесь было не так. - Дай мне фотоаппарат, - шепотом попросил Морган. - С такого расстояния я не вижу их лиц. Я хочу сделать фотографии. Камерой их можно запечатлеть и у нас будет реальное доказательство, если окажется, что это люди с моей планеты. - Он стал работать фотоаппаратом так, как научил его Джаэль и сделал четыре снимка. Ему сильно хотелось иметь такой же как у камеры далеко видящий глаз, чтобы поскорее узнать, ошибаются они или нет. Но лица были слишком далеко, чтобы можно было их хорошо рассмотреть, на расстоянии землян и риганцев очень трудно различить. Он был уверен, что различие они увидят в лицах, в выражении глаз, в которых должно было отражаться несчастье. - Мы должны подобраться поближе, - сказал Морган. - Снимков недостаточно, да и у нас нет уверенности в том, что мы на них увидим. Мы должны увидеть все собственными глазами. Джаэль не возражал. Теперь у него тоже была цель и он полностью посвятил себя ей. - Мы должны идти прямо к ним. Но на этой дороге у нас не будет никакого укрытия. - Ты можешь закрыть свой символ рукой или сорвать его, чтобы он не привлекал внимания. Они ничего не заподозрят и примут нас за полевых рабочих. - Мой символ - это не самое худшее, Морган. А вот твоя зеленая одежда... Путешественники никогда не появляются на полях. Моргану хотелось провалиться сквозь землю. Теперь он стал помехой в их деле. Он сам стал препятствием к успешному завершению дела. - Идем, - сказал Джаэль, - мы можем это сделать открыто. Идем прямо к ним, как будто все нормально, как будто так и должно быть. Никаких больше подкрадываний, хорошо? - Джаэль улыбался, его старый сарказм вновь вернулся к нему, но в смягченном виде. Морган хмыкнул и положил фотоаппарат под деревом. - На случай, если нас поймают, - объяснил он. - Все же останутся целыми фотографии и ваше правительство сможет взять преступников. Они шли по склону рядом, приближаясь к первым одетым в желтое рабочим. Морган заставлял себя сохранять спокойствие. Ни одно чувство не должно подняться в нем, даже если он увидит ужасные вещи. Они двигались вдоль рядов. Пока что им никто не препятствовал. Наконец, они оказались рядом с первым рабочим. Он нагибался над растениями, разбрызгивая жидкое удобрение с помощью пульверизатора. Он не обращал на них внимание. Морган ждал, что он остановится и посмотрит на них, но нет, он продолжал работать. Наконец, слишком нетерпеливый и слишком озабоченный, Морган наклонился и тронул мужчину за плечо. Опять никакой реакции. Джаэль приподнял лицо мужчины так, чтобы они могли видеть его глаза. Глянув на это лицо, Морган непроизвольно отступил назад и, запутавшись в низких растениях соседнего ряда, чуть не упал. Лицо было абсолютно бессмысленным. Глаза были далекими и пустыми, но это были голубые земные глаза. Человек смотрел невидящим взглядом, его мозг был под контролем, его единственной целью была обработка растений. Это была машина и Морган мог только догадываться, как такое состояние робота должно было постоянно уродовать душу. Джаэль отпустил мужчину и двинулся вперед. Дальше люди работали целой группой, используя пропалывающую машину, они были в таком же состоянии. Все одетые в желтые одежды, все абсолютно бесчувственные. Морган был ошеломлен таким видом людей и сам себе дивился. Ведь он ожидал увидеть даже худшее. Джаэль свернул на дорожку, проходящую через поля. - Так много, - произнес он. - Их так много. Один человек с номером 80 не может контролировать их всех. Тут должны быть лица, которые управляют ими, направляют их действия. Наверное, это те, которые не в желтой одежде. Джаэль шел вперед, а Морган следовал за ним, пробираясь через ряды, шагая среди своих, сделавшихся нечувствительными к окружающему, людей. Он нашел их и в его сердце поднималась волна радости, но она омрачалась предчувствиями и опасениями. Остался ли их мозг неповрежденным? Или они превратились в настоящих роботов? Но, по крайней мере, они выглядели ухоженными и сытыми. Они не мучились физически. Он поспешил, чтобы догнать Джаэля. - Можешь ли ты подобрать ключ к этому человеку с номером 80? Можно ли выудить какую-нибудь информацию из этих людей? - Нет. Но я точно знаю, что в этом деле участвует более чем один человек с номером 80. Это заговор, объединение. - Синка и кто-то еще. - Да, Синка. Нам необходимо иметь очевидное доказательство, которое мы сможем предоставить Совету правителей, тогда они поддержат нас. Сейчас они напуганы. Они не хотят обвинять человека с номером 80 без очевидных улик. Морган стоял, стараясь овладеть своими эмоциями. Он пытался выработать план действий. - Можешь ли ты перехватить контроль над кем-нибудь из людей моей планеты? Вырвать его у Управляющего и привести в нормальное состояние? Эти риганцы в поле, одетые в черные и оранжевые одежды, - они в основном под номерами 20 и 30. Если они держат этих людей, ты можешь победить одного из них и отобрать у него человека с моей планеты. - Возможно, - ответил Джаэль. - Но это бы означало выдать себя. Нам итак еще очень везет, что нас до сих пор не обнаружили. Ты хочешь потерять такой удачный момент? - Он не лучше, чем просто ожидание, когда человек с номером 80 придет за нами. - Ты прав. Я попробую. Джаэль подошел к одетому в желтое рабочему. В это время появился спешащий риганец, одетый в красные одежды, бегущий вдоль ряда. - Пожалуйста, - закричал он, задыхаясь. Джаэль замер и уставился на риганца, проверяя его ранг. Увидев символ 20 у него на груди, Джаэль спросил резким тоном: - Это вызов, Двадцать? - Нет, сэр, нет. Я принес вам сообщение. Пожалуйста, не воспринимайте это как вызов. Дайте мне шанс. Джаэль посмотрел на Моргана, но тот не мог предложить никакого решения. - Передай нам твое сообщение, - скомандовал Джаэль. Человек с номером 20 чувствовал себя неуютно, он выпалил: - Рядом с вами опасность. Я не знаю подробностей, мне поручено передать только сообщение. Рядом с вами опасность. Кто-то сейчас должен появиться и мне приказали препроводить вас в безопасное место. Обеспечить вам убежище в ближайшем доме. - Кто послал тебя? - спросил Морган. - Восемьдесят, сэр. - Это был Синка? - Нет, не Синка. Я не знаю, как зовут этого человека, но я могу поклясться, что это не Синка. Я не имею дел с Синкой. - Ты произносишь его имя с отвращением, - отметил Джаэль. - Да, сэр. Я не люблю Синку. Он сделал слишком много... Мне не положено обсуждать людей с номером 80. Пожалуйста. Мне было сказано показать вам дорогу к дому. Вы пойдете? Рядом с вами опасность. - Возможно, - сказал Морган Джаэлю, - у нас есть друг. - Единственного друга, которого я знаю, зовут Мент, а он не может послать человека с номером 20. - Тогда давай уйдем своей дорогой. - Из этого тоже не выйдет ничего хорошего, - настаивал Джаэль. - Нас все равно ожидает звонок в дверь. Он все равно придет за нами. Морган усмотрел в этом замечании логику. Они попали меж двух зол. Но одна была известна - звонок в дверь, а другая - все еще оставалась неизвестной. Морган принял решение быстро и не раздумывая долго над последствиями. - Веди нас. 15 Они вынуждены были бежать, так как человек с номером 20 бежал. Они пробежали мимо рядов с низко стелющимися растениями, через поле, на котором колосились хлебные злаки, через фруктовый сад и, наконец, вбежали на ухоженную лужайку, которая вела к большому дому, не похожему на дом Синки. Дом был больше и гораздо красивее. По крайней мере, их вызвал не Синка и осознание этого факта развеяло острейшие страхи Моргана. Они остановились, тяжело дыша, на крыльце, ожидая ответа на свой стук в дверь. Когда дверь открылась, человек с номером 20 тут же убежал, обрадовавшись, что может наконец уйти подальше от людей, которые казались ему титанами. В дверном проеме стоял Ренз Восемьдесят Зант. Его седые волосы на солнце отливали оранжевым цветом, а его ярко-красное лицо при дневном освещении казалось еще более ярким. - Входите, быстро. - Он втолкнул их внутрь. Вестибюль был высоким и широким, и Ренз очень хорошо в него вписывался. Он сам был высокий и широкий в плечах, а комната придавала его виду еще большую силу. - Вы, двое, всегда попадаете в какие-то неприятности. Эту последнюю неделю я посвятил слишком много времени вашей защите. Я никому не уделял столько внимания. - Вы посылали за нами? - спросил Морган, так как Джаэль в присутствии человека с номером 80 молчал. - Не удивляйтесь, - проворчал Ренз. - Я делал вам одолжения и раньше, если вы помните, так почему же вы так удивляетесь теперь? - Он обратил внимание на молчавшего Джаэля. - Ты можешь говорить, Сорок. Я не буду считать это вызовом. Ты здесь не для этого. - Спасибо, - ответил Джаэль, но в его взгляде сквозило подозрение. - Я понимаю так, что вы открыли нечто такое, чего мы не знаем. - Прежде чем мы приступим к деталям, давайте пройдем в комнату, - сказал Ренз и, повернувшись к ним спиной, повел их во внутреннюю часть дома. Дом Ренза был не такой открытый как у Синки. Комната, в которую они вошли, была небольшой и строгой. Она была решена в белых тонах, которые поглощали солнечный свет, льющийся через высокие окна. Ренз в оранжевом одеянии доминировал в ней. - Так какова опасность? - спросил Морган. Ему не хотелось тратить время на формальности. - Кто должен был появиться на поле вслед за нами? Синка? - Почему вы так решили? - улыбнулся Ренз. В его улыбке не было ничего дружественного. - Связывая различные факты, мы логически вышли на Синку, - признался Морган. Считая его дружески настроенным по отношению к ним, он решил посвятить Ренза в некоторые подробности. - Вы связали факты неправильно, землянин. Да, конечно Синка участвует в этом деле, но он не один. - Я думал именно так, - вступил в разговор Джаэль, все еще чувствуя неловкость при общении с человеком под номером 80. - А вы знаете остальных? - Очень хорошо, - ответил Ренз. - Но сначала присядьте и позвольте мне предложить вам напитки. Мне кажется, что вы еще не остыли от бега. Морган вздохнул нетерпеливо. - Вы, риганцы, никак не можете понять. Джаэль, правда, теперь понимает. А вы - нет. У меня нет времени сидеть, потягивая напитки, и вести праздные разговоры, сэр. Если у вас есть какая-то информация, предоставьте ее нам. Не заставляйте нас ждать. - Я намереваюсь это сделать. - Ренз сел, затем продолжительным взглядом уставился на них, заставляя их следовать его примеру. - Я предоставлю вам всю информацию, но боюсь, что обладая ею вы окажетесь в худшей ситуации, чем теперь. Вы готовы к этому? Внезапно Джаэль вскочил на ноги. - Что вы делаете? Морган перевел взгляд с одного на другого, в то время, как они смотрели друг на друга, Джаэль стоя, Ренз сидя. Он не мог уловить, что происходит. - Стой спокойно, мой друг, - произнес Ренз тихо. - Но вы же разрешили мне говорить? Или вы изменили свое решение? Вы вызываете меня? - Нет. - Джаэль, что происходит? - Морган встал. Джаэль не обратил на него никакого внимания, его глаза были устремлены на Ренза. - Но я же чувствую ваши действия. Вы стараетесь проникнуть в мой мозг. - Это просто предостережение, Сорок, - сказал Ренз. - Я хочу, чтобы ты вел себя спокойно. Мне не хочется, чтобы ты метал молнии, когда
в начало наверх
услышишь то, что я собираюсь сказать. Я хочу только немного попридержать тебя. - Оставьте меня в покое! - потребовал Джаэль. - Садись, - это было все, что сказал ему Ренз. Джаэль окаменел, только его кулаки то сжимались, то разжимались, затем он сел. - Не пытайся со мной соревноваться, Сорок. Я слишком большая величина для тебя и ты это знаешь. Спокойно воспринимай то, что я установил слабый контроль над тобой, и радуйся, что я не сделал ничего худшего с тобой. - Объясните, что происходит? - потребовал Морган. - Я просто наложил глушитель на эмоциональные волны Джаэля. Не слишком сильный. Просто достаточный, чтобы он не кинулся на меня. - Но почему ему бы пришло в голову сделать такое? - спросил Морган. Что-то в этой комнате происходило не так. Все это напоминало свернутую, сжатую пружину, которая готова развернуться со всей силой. - Я сказал, что знаю имена заговорщиков. Я также знаю о заговоре. Он большой, страшный и хитроумный. Вы двое не можете противостоять ему, даже если за вами будет стоять Совет правителей. А этого пока что нет. - Извини, Морган - пробормотал Джаэль. - Я позволил тебе вляпаться прямо в это. - И увидев, что Морган ничего не понимает, он добавил: - Ренз прямо сейчас нарушает Закон управления, разве ты не видишь, землянин? Он не имеет права трогать меня! Я не принадлежу ему. Он никогда не бросал мне вызова. Морган вскочил на ноги, наконец он все понял. Ренз нарушил Закон управления, что означало, что Ренз не боится нарушать какой-либо Закон. - Заговор, - продолжал Ренз так, как будто он не слышал того, о чем говорил Джаэль Моргану, - первоначально был составлен для того, чтобы доставить сюда землян и использовать их как дешевую рабочую силу. Или, по крайней мере, вы так думаете. На самом деле он не является таким по-дурацки простым. Земляне действительно в настоящее время используются как рабочая сила на полях, но только для того, чтобы поддерживать их в хорошей физической форме. У них гораздо более важное предназначение. В дальнейшем они станут армией. Причем вооруженной оружием, также похищенным на Земле. Сначала это будет армия, которая обеспечит порядок на Риге, а затем это будет вооруженная полиция, поддерживающая на Риге установленный порядок. - Армия против безоружных риганцев! - воскликнул Морган. - Односторонняя битва и оккупация. - Зачем же делать ее двухсторонней? - улыбнулся Ренз. - Рига никогда не знала такого порядка. Совет правителей всегда все контролировал. Но теперь Рига станет тем, чем должна была быть всегда. Великой! Это будет побеждающая всех планета, сильная планета! Никто даже не мог вообразить себе такого раньше. Никто не мечтал о том, что такое можно сделать. А затем мы обнаружили Землю, населенную миллионами людей с нулевыми психическими возможностями, которых можно хватать, как фрукты с дерева, хватать и формировать по своему усмотрению, привыкших к подчинению одному человеку. Это дает возможность человеку с широким кругозором и честолюбием захватить Ригу и превратить ее устаревшее, затхлое общество в молодое великое общество. - Это извращенная идея истребления риганцев, - медленно проговорил Джаэль. - Раз вам потребовалось оружие, значит вы прекрасно осознаете, каким дьявольским является ваш заговор. Для достойных, хороших идей не требуется принуждения. - Ты опередил даже своего друга-землянина, - сказал Ренз Джаэлю, - ты задел меня. - Вы, - произнес Морган, и это было утверждение, а не вопрос. - И Синка, и Ренон, и с нами целая организация, охватывающая многих, вплоть до людей с номером 20. Лидер должен иметь поддержку. Морган повернулся к Джаэлю, затем снова посмотрел на Ренза. Ренз уже обезоружил Джаэля, как его помощника, защитника и напарника. Джаэль сказал: - Ваша организация не очень хороша. Мы добрались до вас очень быстро. - Не совсем ко мне. Вы добрались до Синки, но у вас не было реальных доказательств против него. Этот дурак Вейб спутал нам карты. Я не хотел никаких очных ставок с вами. Мой план состоял в том, чтобы направить вас по ложному следу, послать вас в различные города на поиски пропавших землян. Я бы держал вас в работе до тех пор, пока задуманное нами не свершилось бы. Но вы заставили меня пойти на эту встречу. - Я не знаю, почему вы на это пошли, - заметил Морган. - Ведь мы до сих пор не имеем улик и вы знаете это. Я уверен, что очевидцев Совет не примет в расчет. - Однако фотографии могут служить уликами. - Ренз вышел в кабинет, открыл ящик стола и вынул фотоаппарат, который они оставили в лесу. - Я наблюдал за вашей маленькой игрой в прятки через одного из моих людей с номером 20. Я предполагаю, что моя новая армия будет знать все эти приемы и ее не придется обучать. Использование оружия будет также инстинктивным, не так ли? - Все же вы сваляли дурака, Ренз, - сказал Морган. - Мое исчезновение и отсутствие не остановят правительство моей планеты. На мое место придет другой, на этот раз подготовленный лучше и с более солидным подкреплением. - Морган опустился до уровня необоснованных угроз, но другого выхода у него не было. Его единственный козырь - фотоаппарат с отснятыми кадрами, где были запечатлены рабы с Земли, находился в руках Ренза. Их напряженное путешествие через поле и лес оказалось напрасной работой, игрой для забавы Ренза. Он находился перед лицом возможного уничтожения и что его действительно заботило, так это то, что подумает Хью Флеберт, когда он обнаружит, как Морган провалил порученную ему миссию. Он не мог даже переложить часть вины на Джаэля; во всяком случае не теперь, когда сдерживаемый, находящийся под контролем гнев риганца говорил ему о том, что Джаэль весь кипит внутри и только злобный ум Ренза сдерживает взрыв. Над ним Ренз не установил контроль, так как он считает его просто нулем. И таким он, возможно, и есть. Ренз сказал в ответ на его последнее заявление: - Ты решил, что ты должен будешь "исчезнуть". Я рад слышать такие слова. Это сохранит мои усилия, мне не нужно будет распространять слухи. Но разве тебя не интересует, как это произойдет? - Ни капельки, - ответил Морган. - Я уже говорил раньше, что у тебя есть такое важное качество, как мужество, и я снова повторяю это. Мне понадобятся такие люди в моей армии. - У вас ничего не получится, - сказал Джаэль. - Если вы берете мозг землян под контроль и держите их в таком состоянии на протяжении долгих месяцев, вы разрушаете их, вредите им. Раньше или позже у вас останутся одни подобия людей, а не люди, и вам придется опять набирать новичков. - Что я и буду делать. С легкостью. Такова будет твоя судьба, как ты понимаешь, землянин. Ты присоединишься к людям своей планеты, которые работают сейчас в полях, до тех пор, пока ты понадобишься мне, чтобы возглавить лучшую часть моей армии. Я планирую полностью использовать твой профессионализм. В конце концов ты должен гордиться. Твой удел не будет постыдным. Морган хмыкнул и сел. Ему хотелось прыгнуть на Ренза, вцепиться в его ярко-красную физиономию, но он сел. Если и был какой-то шанс выбраться из этой ситуации, то необдуманное, неосторожное действие может только ухудшить ее. Пусть Ренз поломает голову, почему он не отвечает. Это давало ему хоть какую-то возможность заставить Ренза задуматься. Ренз пристально наблюдал за ним, затем пробормотал: - Но непостыдная судьба будет потом, после испытания и наказания. Даже странно, какую большую неприязнь к вам обоим я испытываю. Наблюдение за вами, постоянная слежка, предохранение вас от неприятностей - все это построено на такой неприязни, которой я никогда не ожидал почувствовать. - Теперь мы услышим самые страшные угрозы, получим детальное описание наших мучений, - хмыкнул Морган. - Возможно, если мы начнем трястись, дрожать и умолять о снисхождении, нас пощадят. Правильно? - Если ты считаешь, что такой тон беседы улучшит ваше положение, то ты ошибаешься, - перебил его Джаэль. На лице Джаэля появился румянец, который, как определил Морган, объяснялся напряженным состоянием, нервным страхом. Риганцы не умеют бравировать. Это выбито из них с самого детства. - Я планирую провести с вами, по крайней мере, семь дней лично, - пообещал Ренз. - Семь дней я буду медленно вести вас в Черноту, каждый день спуская вас все глубже. Первый день вам покажется просто кошмаром, второй - галлюцинацией, и так до самых глубин. Как у номера 80, у меня эти глубины очень большие. Затем две недели вы проведете в глубинах. - Морган не выдержит этого наказания, - запротестовал Джаэль. - Он никогда не сможет вернуться. От него ничего не останется и он не сможет возглавить вашу армию. - Не надо умолять о снисхождении для меня, Джаэль, - сказал Морган, - ты хочешь дать мне надежду. Но я не хочу командовать его армией. - Перед лицом такого мужества я удаляюсь - пока. - Насмешливо заметил Ренз. - У меня есть другие дела, которые я должен уладить сейчас. Ваш добрый друг Синка ждет моего слова. Я вернусь скорее, чем вам бы хотелось. Между прочим двери будут закрыты, в окнах - небьющиеся стекла, а ты, Джаэль - все еще будешь под моим контролем. Итак отдыхайте. Когда я вернусь, ваш отдых закончится. Ренз встал, кивнул им головой и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Звук закрываемой двери прозвучал сигналом их конца. 16 Морган бросился к двери и стал изучать ее. Действительно закрыта. Он подошел к другой двери и подергал ее. Тоже закрыта. - Это ни к чему, - произнес Джаэль тупо. - Ты только напрасно тратишь свою энергию. Окна слишком узки, чтобы мы могли выбраться через них, да и Ренз сказал, что в них небьющиеся стекла, как и везде на Риге. - Итак, мы должны сидеть здесь и ждать, когда он вернется и прикончит нас? Неужели это все, что ты хотел мне сказать? - Ты должен простить меня, - Джаэль поднял на него глаза. - У меня сейчас затуманено мышление. Моя способность думать ослаблена. Морган отвернулся от высокого риганца, испытывая странное смущение. Джаэль был в беде, а он только усиливал его страдания, обвиняя его. Он повернулся к нему опять, сердясь и на себя, и на Джаэля. - Даже если это так, я не должен становиться твоей нянькой, Джаэль. Теперь мы должны сделать наш ход в этой игре. Все, что нам нужно сделать сейчас, так это отыскать такой ход. - Хорошо тебе говорить! Я напомнил тебе о своем положении не для того, чтобы ты из-за меня сдавался. Чтобы ты ни сделал, это будет на пользу и мне, даже больше, чем ты думаешь. Пока ты сам не испытаешь глубин Черноты Ренза, ты не начнешь бояться ее по-настоящему. - По крайней мере, у меня есть козырь. Он не может напугать меня тем, что я не могу себе представить. Постарайся, Джаэль. Постарайся освободиться от него настолько, чтобы помочь мне найти выход. Джаэль поднялся со стула и стал мерить шагами комнату. Это было бесполезно, он был в ловушке. Но лицо его говорило о том, что он старается бороться и будет бороться до тех пор, пока сможет это делать. Морган размышлял вслух: - У нас нет оружия, кроме твоего мозга. А он разоружен. Я могу наброситься на него, но это не поможет. Он ударил кулаком о ладонь. - Как можно атаковать этого риганца? - Я знаю только единственный способ. - Да, и для этого нужна сила хотя бы номера 90. Но у вас не существует людей с номером 90. - Морган замер, пытаясь сконцентрироваться. - Номер 90 или хотя бы более сильный человек с номером 80. Но у нас их нет. Джаэль! А что будет, если несколько человек объединятся вместе... Два или три человека могут объединиться вместе, чтобы получить силу номера 90? - Я никогда не слыхал, чтобы такие попытки делались. - Но возможно ли это сделать? - Морган... - Джаэль беспомощно опустил руки. - Что я могу сказать? Я боюсь сказать "да" или "нет", потому что мой мозг затуманен. - Хорошо, я скажу "да", - Морган ответил за него. - А почему бы и нет? Энергия всегда суммируется. И неважно исходит ли она от одного человека или от десяти. - Возможно. Но где ты возьмешь десять человек? - Мы уже имеем энергию в сорок единиц - это ты. Твоя энергия несколько ослаблена, но все же близка к сорока единицам, будем надеяться. Меня можем не считать, конечно. Такой подход заставляет меня чувствовать свою неполноценность, но что же делать, такова истина - я не считаюсь. Но у тебя есть Управляемые. Вызови нескольких. Вызови их сюда и прикажи им помочь нам. - Я не могу! - почти закричал Джаэль, затем успокоился. - Я не могу. Перестань мучить меня. Я связан. Я истощен. Как ты не можешь понять этого? Моя энергия связана, я не могу вызвать кого-нибудь. Кроме того, в то же
в начало наверх
мгновение, как я попытаюсь это сделать, Ренз тут же узнает об этой попытке. Помни, он все время зондирует мой мозг. Я стараюсь сейчас поддерживать свои эмоции в спокойном состоянии, чтобы он не почувствовал моей реакции на то, что ты сейчас говоришь. Я стараюсь выиграть для себя время. Морган уставился на ряд коротеньких окошек, расположенных высоко над полом. За этими окнами находилось множество людей с его планеты, но они не могли им помочь. В том состоянии, в котором они находились теперь, они были хуже машин. Он мысленно быстро пробежал по списку риганцев, которые, как он знал, хотя бы выглядели дружески настроенными. Мент, Путешественник. Но он тоже был ничем. - Эйрил? - произнес он вслух. - А что она? - спросил Джаэль. - Она могла бы нам помочь. Если бы нам удалось связаться с ней. Я имею в виду, так как она - твоя сестра, близкая тебе кровь и плоть, может тебе будет проще вызвать ее? Даже несмотря на то, что ты связан. - Я думаю, что расстояние, на которое я могу сейчас послать вызов, не превышает двадцати футов, Морган. А как насчет тебя? - У меня нет психической энергии, - насмешливо ответил Морган, удивленный словами Джаэля. - Но в тебе что-то есть. Я не знаю точно, с помощью какого механизма ты их генерируешь, но ты распространяешь сильные эмоциональные волны. Ты излучаешь их как мощный силовой генератор. И Эйрил всегда их четко перехватывает. - Но это не одно и то же. - Почему же. В конце концов почему бы не попытаться. Ты заявлял, что у тебя к Эйрил есть чувство, которое ты называешь любовью. И она может воспринимать его, чувствовать. Если ты сможешь вызвать его с достаточной силой, то волны твоих эмоций могут достигнуть ее. Она узнает, что это сигнал от тебя. Морган покачал головой. - Ради Бога, Джаэль, у меня нет психической силы. Я никуда не могу посылать свои эмоции. - Эйрил чувствительная. Много людей вокруг получат твое сообщение, но его поймет только она. Разве мы не можем попробовать воспользоваться хоть минимальным шансом? - Внезапно лицо Джаэля потемнело. - Нет, это не шанс для нас. Это нам ничего не даст. Морган сразу понял, что он имеет в виду. Если ему и удастся передать свои эмоции Эйрил, что конечно очень сомнительно, то она окажется втянутой в очень опасную игру. Это означало бы, что в случае неудачной попытки Ренз пошлет и Эйрил на две недели в Черноту. На одно мгновение он отступился от этой идеи, так же как и Джаэль. Затем он вернулся к ней. - Эйрил сделает это ради нас, - сказал он Джаэлю. - Она согласится с нами. Если мы все вместе проиграем, то ее будущее будет потеряно из-за нас. С другой стороны, если мы не сделаем попытки, она потеряет его в любом случае, так как придет армия Ренза и поможет ему установить свою диктатуру. В действительности мы не втягиваем ее во что-то худшее, чем то, что ожидает весь ваш народ. Просто в случае нашего совместного проигрыша она переживет чуть больше боли и ужаса. - Тогда надо попытаться, - уступил Джаэль. Затем он засмеялся слабым, горестным смехом. - Но ведь этой объединенной силы будет недостаточно. Эйрил и я вместе можем дать только 70 единиц. - Но ведь есть Нами! - Номер 6! - Итого 76! - считал Морган. Идея, родившаяся у него, была дикой, он знал это, но ведь и идея объединенной атаки поначалу казалась дикой, так же как и мысль, что он сможет передать на расстояние свои эмоциональные волны. - Семьдесят шесть, а потом мы добавим Кенда. Он, по крайней мере, потянет на номер 7, ты сам так говорил. А может у него окажется и больше силы, если он захочет ее показать. Будем надеяться на лучшее и присвоим ему номер 10. Вместе получается 86. Восемьдесят шесть, Джаэль. - С ослабленным основным номером 40. - Так ты не хочешь попробовать? - Хочу! И давай поторопимся. Я чувствую как концентрация Ренза колеблется. Он, наверное, уже заканчивает дела с Синкой и скоро возвратится. - Говори мне, как надо действовать, - обратился к нему Морган. Это была его идея и он должен был ее выполнить, но он не знал, с чего начать. - Просто чувствуй. Представь себе Эйрил и попытайся вызвать в себе то чувство, которое ты называешь любовью. Попытайся, чтобы оно было сильным и стойким. И тут же введи чувство опасности, пошли крик о помощи. Мысленно кричи о помощи, Морган. Так сильно, как только можешь. - Но как я вызову Нами и Кенда? Как я дам понять Эйрил, что их нужно взять с собой? И как я передам наше местонахождение, чтобы она знала, куда ей нужно прибыть? - О, это невозможно, - заколебался Джаэль. - Скажи мне! - У тебя должны появиться сильные эмоции по отношению к Кенду. Это должно сработать. Эйрил смышленая. Она расшифрует. А Нами у тебя вызывает какие-то эмоции? - Жалость. - Ну тогда используй это чувство. Если ей удастся расшифровать вызов Кенда, то она поймет и вызов в отношении Нами. Что касается места... возможно жара, и страх, и... Когда ты дойдешь до этого места, подними руку, и я постараюсь подключиться к тебе. Я связан частично Рензом, но я помогу тебе. Я обещаю. - Только не повреди себе. Если Ренз переведет тебя в состояние полного контроля, то наш план не удастся. Ты в нем главная сила. - Я могу кое-что делать время от времени, Морган. У меня ведь есть выбор, я могу согласиться помочь тебе, а могу этого не делать. Я же сказал, что хочу помочь тебе. Морган глубоко вздохнул. Он не собирался спорить с Джаэлем, во всяком случае не тогда, когда риганец собрал остатки своего мужества, которое у него еще оставалось, чтобы помочь ему. - Тогда я начинаю. Молись за меня. Я ведь ничего не понимаю в таких делах. Морган вышел на середину бело-оранжевого ковра, напряг каждый мускул своего тела и представил себе Эйрил, стараясь воссоздать чувство любви к ней. Его чувство к ней на самом деле никогда не было таким сильным, да и вообще трудно вызвать в себе чувство любви на пороге смерти, но он заставил себя сосредоточиться на этом чувстве, и оно постепенно стало усиливаться, пока он не решил, что такой интенсивности будет достаточно. Затем он сделал попытку послать ощущение опасности и крик о помощи. Все это исходило от него, он был уверен в этом. Но куда эти эмоции уходили? И слышал ли их Ренз? "На помощь, - мысленно призывал он, - на помощь". Как человек чувствует призывы о помощи? Он опять начал генерировать чувство любви, страх перед Кендом и жалость к Нами, затем он поднял руку, призывая на помощь Джаэля - и он почувствовал, как его эмоции проникают через стены комнаты и выходят на солнечный свет, светлое чувство смешивается с трепетом и ужасом, со страхом и ненавистью. Это возбуждало и ошеломляло его, когда он чувствовал работу сильного мозга зрелого риганца, и он помогал Джаэлю, как только мог, его ногти впивались в собственное тело от напряженности работы. Затем энергия Джаэля иссякла, а за дверью раздались приближающиеся шаги. Морган упал на стул. Их план не сработал. Он был слишком надуманным и его, по всей видимости, вообще невозможно осуществить. - Мы узнаем об этом через десять минут, - прошептал Джаэль и занял свое место. - Я рад, что я не ощутил работу твоего мозга на себе, - сказал ему Морган. Дверь с шумом отворилась и широкая фигура Ренза опять стала господствовать в комнате. - Невинные существа! - сказал Ренз. - Сидят все там же, где я оставил их. Он указал острым пальцем на Джаэля. Джаэль вскрикнул и схватился руками за голову. Морган слушал этот крик с нарастающим чувством паники, затем он перестал его слышать, так как его собственный вскрик разорвал тишину комнаты и утонул в ней. Его голова разрывалась на части от вспышки оранжевой боли, которая раздирала его мозг, круша и разрушая его ум. Он схватился за голову, уверенный что она сейчас развалится на части, и продолжал кричать. Затем боль ушла. Полностью ушла. Он опустил руки и посмотрел на Ренза, истощенный, утомленный этой болью. - Это вы сделали, Восемьдесят? - пробормотал он, затем вспомнил о Джаэле и перевел свой взгляд на него. Но Джаэль пока был в порядке, Ренз все еще не взял его полностью под свой контроль. - Вы не думали, что мы будем сидеть спокойно в ожидании своей участи, - выразил свое недовольство Морган. - Ну это я вас принудил, - сказал Ренз. - Ведь в любом случае вы здесь спрятаны и ничего не могли бы поделать. Но я хотел бы знать, что здесь все-таки происходило во время моего отсутствия. Какое-то завертывание в кокон, потом этот взрыв эмоций, которые вы посылали каскадами отсюда. - Это, Восемьдесят, - любовь, - объяснил Морган. - Обойдемся без деталей. Я все еще ощущаю твои эмоции и я только хочу, чтобы это прекратилось. В любом случае, землянин, теперь ты почувствовал, что такое риганское наказание. Теперь, я думаю, ты будешь сговорчивее. - Не могу сказать нет, - ответил Морган, стараясь выиграть время. Джаэль сказал, что нужно продержаться десять минут. Это при условии, что Эйрил была дома и смогла собрать Кенда и Нами достаточно быстро и сразу же поймать машину. Ну и конечно при условии, что она вообще услышала вызов и собирается придти. Морган опять посмотрел на Джаэля, осознавая, что он не должен позволять своим эмоциям выйти из-под контроля. Он также надеялся, что Джаэль уловит заданное им направление разговора и поможет отвлечь Ренза на это время. Джаэль, несмотря на то, что находился под частичным контролем, понял в чем дело. - Наш друг - землянин капитулирует, Восемьдесят, - сказал он Рензу. - Ему не понравилось то, что вы делали с ним. - Но он не сдался полностью, - воспротивился Ренз, - я читаю в нем какое-то самоограничение. Он думает, что может перехитрить меня. - Но вы же знаете, что он не сможет этого сделать, - ответил Джаэль. - Это правильно. Ну так что ты думаешь, Сорок? - Я полагаю, что вы теперь имеете то, что вы хотели иметь - Моргана Селерса в качестве командира вашей армии. Причем командира-добровольца, который будет иметь возможность помогать вам, а не быть просто роботом. - Итак? - Ренз был человеком негибким, жестким и осторожным. Он не доверял Джаэлю, весь его вид ясно говорил об этом. - Итак, неужели так необходимо выполнять свои угрозы? Неужели мы должны будем терпеть ужасы, которые вы описали? Если он переходит на вашу сторону добровольно и если я дам мое слово не препятствовать вам, неужели в этом случае вы не можете оставить нас в покое? Морган решил твердо противостоять Рензу. Попытка Джаэля, на его взгляд, была безрассудно рискованной и, наверное, бессмысленной. Никто не поверит, что Джаэль окажется таким трусом и капитулирует перед лицом пыток. - Я предполагал, что ты можешь предложить мне нечто подобное, Джаэль, но я тебе не верю, - улыбнулся Ренз. - Особенно после Вечера вызовов, где я угрожал тебе Чернотой. Ты не любишь Черноту, не так ли? У тебя, наверное, был сильный учитель в детстве. - Да, очень мощный. Брат моей матери был номером 50. Он провел меня по таким глубинам ужаса, которые многие Неизвестные не видят никогда, даже мельком. Ренз отошел и повернулся к бело-оранжевой стене, его руки были сплетены за спиной. Морган ждал, считая секунды. В лучшем случае они были на половине пути, если Эйрил уловила его сообщение. Ренз обернулся. - Все это построено на оценке, которую дает тебе Джаэль, землянин. Он прав? Ты действительно собираешься присоединиться ко мне добровольно? Морган постарался укрепить этот блеф, уверенный в том, что Ренз не так глуп, чтобы легко в это поверить. - Не совсем добровольно. Или скажем, не полностью добровольно. Но у меня нет другого выхода и вы знаете об этом. Я не смогу выдержать вашей Черноты. Вы мне это доказали. Но я принимаю эту должность не только потому, что боюсь потерять свою жизнь. Вы нуждаетесь во мне, Ренз, так же, как и я в вас. - И чтобы спасти себя, ты пойдешь против собственного мира. - Неужели вы хотите назвать меня предателем! Мир не делится на черное и белое. Я считаю, что я могу принести больше пользы моему миру, помогая
в начало наверх
вам быстро овладеть ситуацией, а затем служа посредником между вами и людьми моей планеты. Возможно, когда вы придете к власти, ситуация прояснится и люди моей планеты смогут служит здесь добровольно, в определенные периоды времени, а не быть управляемыми роботами. Таким образом их умы не будут повреждены и они смогут возвращаться домой после службы здоровыми и полноценными людьми. Ренз посмотрел на него с уважением, Морган сразу это заметил. Его обман сработал. - Интересно, - сказал Ренз, - и правдоподобно. Могу ли я тебе верить, Селерс? - Почему нет? Я нахожусь в ваших руках. И потом, вы ничего не теряете. - Но ты поступаешь так... - Ренз все еще не был до конца уверен в правдивости их слов. Джаэль решил подогнать события. - Возможно вы вызовите Синку, чтобы посоветоваться. - Синка для меня только инструмент, он мне не ровня, - торжественно и высокомерно заявил Ренз. - Хорошо, землянин, я верю тебе. Пока. Если будущее покажет, что ты обманываешь, то ты пожалеешь больше, чем я. Десять минут уже прошли и Морган почувствовал как предчувствие неудачи и поражения начинает охватывать его. Неужели его будущее будет таким, как он его нарисовал Рензу? Посредник между Ригой и Землей. Он постарается не поддаваться панике. Он решил еще немного потянуть время. - У нас на Земле, - сказал он, - есть обычай, что когда заключается соглашение, то обе стороны пьют за него. - Странный обычай. - Но объединяющий. - Давай поступим по вашему обычаю. - Ренз вышел в кабинет, в котором он держал риганский ликер, и приготовил три коктейля, ярко-желтых, с приятным апельсиновым запахом. Он подал один бокал Моргану, второй предложил Джаэлю. - Я полагаю, что больше нет необходимости, Сорок, удерживать тебя, так как эта встреча закончилась по-дружески. - Кроме того, какой вред я могу вам нанести? - ответил Джаэль. - Еще не было случая, чтобы человек с номером 40 победил человека под номером 80. - Я тоже так думаю. Пей свой напиток. Я отпускаю тебя. Джаэль сжал свой бокал, у него вырвался вздох облегчения. Морган сделал большой глоток ароматного напитка, чтобы как-то потушить свое волнение. Вот-вот должна появиться Эйрил, к Джаэлю возвратилась вся его сила. Теперь он опять полный силы Сорок, а может даже и больше. Человек, претендующий на звание Пятьдесят. Ренз поднял свой бокал и осушил его сразу почти наполовину. В то время как он облизывал губы, раздался скрип открывающейся наружной двери. Он, находясь в беззаботном расположении духа, не обратил на него внимания, но Морган с Джаэлем обменялись взглядами. Через несколько секунд до них донесся шум какой-то суматохи и один из слуг Ренза под номером 20 открыл дверь в комнату, где они находились. - Сэр, - обратился он к Рензу, - там, в холле, посетители. - Его лицо было красным и озабоченным. - Отправь их, - приказал Ренз. - С этого момента меня нет дома ни для кого, кроме Синки Восемьдесят. - Но она не хочет уходить, сэр. Она угрожает мне тем, что возьмет меня под свой контроль, если я не пропущу ее к вам. - Она? - переспросил Ренз. - Номер Тридцать, сэр. Женщина. С ней номер 6 и, я в это сам не сразу мог поверить, с ними еще Неизвестный. - Нелепо! - Проревел Ренз. Морган спокойно поднялся и, пройдя через комнату, встал рядом с Джаэлем. - Я знаю, сэр, - пробормотал Двадцать, - я тоже такого никогда не видел, но с ними Неизвестный. Стоит прямо там на солнце. - Я должен посмотреть, - Ренз отодвинул слугу в сторону и двинулся к двери. Когда он находился на полдороги к двери, в комнату влетела Эйрил, ведя за руку Кенда, Нами спешила за ней. Слуга Ренза посмотрел на ее упрямое лицо и тут же убежал, в это же время Морган, обойдя прибывшую маленькую группу, подошел к двери и закрыл ее. Ренз онемел и безмолвно стоял перед Эйрил. Джаэль вскочил. - Моя сестра, сэр, - сказал он, отвлекая внимание Ренза на себя. Морган двинулся к Эйрил. Ему надо было найти способ передать ей разработанный ими план, чтобы она могла помочь им атаковать Ренза. - Теперь у вас в коллекции пять призов, Ренз, - сказал Морган, глядя прямо на Эйрил и подчеркивая каждое слово, - и мы все будем работать вместе, даже Кенд, все вместе. Ренз был загнан в угол и он догадался об этом. Его лицо побелело. Но он не сделал ни одного движения, пытаясь овладеть ситуацией, понять ее смысл. - Не задавая никаких вопросов мы соединяем наши усилия и атакуем Ренза! - скомандовал Джаэль Эйрил и остальным. Морган не ждал сигнала к психической атаке. Он пробежал расстояние, отделявшее его от Ренза, и бросился на него. Его единственным вкладом в эту битву могла быть только грубая физическая сила. Он сбил Ренза с ног, надеясь, что мозг человека с номером 80 будет отвлечен и при этом немного облегчится задача Джаэля и его команды. Ренз упал и Морган навалился на него, стараясь прижать его к стене. Ренз был крепкий телом мужчина и Морган заставил его вести сразу две битвы. Ренз отбивался от Моргана, нанося ему достаточно сильные удары своими крепкими руками. Если бы ему удалось вырваться из рук Моргана, он смог бы в полную силу сосредоточить свои усилия на Джаэле и его команде. Но Морган все время старался прижать его к стенке, удерживал его руки, отброшенный, вновь бросался на Ренза, а в какое-то мгновение, когда он, борясь с Рензом, повернулся лицом к команде Джаэля, он увидел отблески психической битвы, которая бушевала рядом. Джаэль, Эйрил и Нами стояли глубоко сконцентрировавшись, их глаза были направлены на мечущуюся фигуру Ренза, а лицо Кенда было искажено ужасной гримасой изливающейся на Ренза ненависти и нарождающейся силы. Огромной ручищей Ренз схватил Моргана за голову и стал наклонять ее к своему колену, но в то время как нога Ренза поднималась для нанесения удара, Моргану удалось вывернуться и атаковать Ренза сбоку. Собрав всю свою силу, он прижал Ренза к стене, стараясь вжать его в нее, вызвать у него страх и причинить боль, которую он причинял другим. Наконец, Ренз был побежден. Это случилось сразу, без предупреждения. Внезапно тело Ренза обмякло в руках у Моргана, его руки ослабели, его широкая грудь опала. Морган отступил в сторону. Ренз выпрямился и обошел комнату, его глаза подернулись пеленой. Теперь он был Управляемый и находился под их контролем. Морган бросился к Джаэлю, но высокий риганец все еще был в состоянии концентрации. И Морган растерялся. Что же делать дальше? Если кто-либо из них - Эйрил, Нами или даже Кенд, оставит свою позицию, Ренз может выйти из-под контроля. Морган был один на один с вновь возникшей проблемой и корил себя за то, что они не продумали такую ситуацию заранее. До него донесся какой-то звук из внешней части дома и ему в голову пришла мысль. Управляемые слуги Ренза. Они теперь должны были выйти из состояния подчинения, когда Ренз стал Управляемым, и они могут помочь ему. Он выбежал из комнаты и нашел четверых слуг, стоящих в растерянности в холле. - Идите за мной, - скомандовал он и направился обратно. Но они не двинулись. - Нам нужна ваша помощь. - Наша помощь в чем, землянин? - спросила женщина. - У меня нет времени объяснять вам. Просто делайте то, что я вам скажу. Мы взяли Ренза под контроль - все вместе. Идите и помогите нам, возьмите на себя часть этой работы, подменив людей нашей команды. Вас четверо, вы вполне можете удержать человека с номером 80 под контролем, вам нечего бояться. Тем более с вами будет работать человек под номером 30. Вы сможете легко контролировать Ренза. На лице одного из мужчин появилось выражение отвращения и он сделал попытку убежать. Морган бросился за ним и вернул его. Человек закричал Моргану в лицо: - Я не буду нарушать Закон. Не буду. - Ренз уже нарушил его. Его нужно удерживать до тех пор, пока правительство пришлет кого-нибудь за ним. - Его мольбы и призывы ни к чему не привели. Люди с номером 20 боялись мести Ренза, его Черноты. Только страх перед чем-то другим мог вытеснить этот страх. - Я предупреждаю вас, если вы не поможете нам, причем прямо сейчас, то Джаэль Сорок позаботится о том, чтобы вы провели максимально возможное время в Черноте, причем и ночь, и день. Он находится здесь и хочет, чтобы вы включились в работу. Это не моя идея, а его. Теперь они заколебались. Он хотел было применить физическую силу, чтобы затянуть их в комнату, но это бы ничего не дало, так как нужно было включить в работу их мозг. Он опять принялся угрожать им. - Джаэль - следователь. Некоторые из вас уже знают это. Ренз нарушил Закон и если вы не поможете удержать его до прибытия официальных лиц от правительства, то после завершения операции Джаэль отдаст вас людям с номером 80 из правительства. Они вас накажут. Вам не нужно бояться того, что Ренз обидит вас. Он под контролем, лучше подумайте о Джаэле! Низенький человек отделился от группы и направился в комнату. За ним последовала женщина, а Морган подхватил остальных двух, чтобы прекратить их сомнения. В комнате все было так же, как тогда, когда он оставил ее. Ренз кружил по комнате, а остальные находились в состоянии глубокой концентрации. - Входите и принимайте контроль над Рензом на себя, - скомандовал Морган. - Используйте всю свою энергию, чтобы Джаэль мог освободить свою силу. Крепко держите Ренза. Двадцатые больше не колебались, они включились в работу. Вид Нами, имеющей всего лишь номер 6, и Кенда, Неизвестного, укрепил в них уверенность в их собственной безопасности. Когда слуги Ренза присоединились к группе, Джаэль освободился, его лицо светилось триумфом. - Мне нужно позвонить по телефону, - сказал Джаэль и убежал звонить. Когда он вернулся, его лицо озаряла радость, несмотря на печать измождения, которая лежала глубокой тенью на нем. - Шесть человек с номером 80 отправлены для задержания преступников. Двое возьмут Синку, еще двое - Ренона, а двое прибудут за Рензом. - Наш план сработал, - сказал ему в ответ Морган. - То, что ты сумел привести слуг, склонило чашу весов в нашу пользу. Это был решающий момент битвы, - похвалил его Джаэль. - А борьба, которую ты вел с Рензом... - Он сильный противник. Но несмотря на то, что я очень устал, я все еще чувствую, что могу сделать больше. - Ты действительно можешь сделать больше, - улыбнулся Джаэль. - Но когда дело сделано, оно закрывается, так что осознай это и предоставь закончить начатую нами битву людям с номером 80. Тебе же предстоит вернуться на поля, где ты найдешь людей своей планеты, которые освободились из-под контроля и очень удивлены и растеряны, так как не могут понять, где они находятся и почему. То же самое вскоре произойдет и с теми людьми, которые принадлежали Синке и Ренону. - Если, конечно, их мозг не разрушен. - Да, такая возможность вероятна. Но я думаю, что ты все-таки найдешь их здоровыми. Полагаю, что земное упрямство спасло их. - Джаэль посмотрел на часы, а затем перевел свой взгляд на маленькую фигурку Кенда. Мальчик упорно держался. Джаэль подошел к нему, положил руку ему на плечо и вывел его из состояния концентрации, произнося при этом: - Ну, на первый раз достаточно, малыш! Кенд посмотрел на Джаэля, его лицо светилось от гордости. - Я утвердил свои силы. - По меньшей мере номер 8, а вероятнее всего - номер 10, - сказал Джаэль. - Но он все-таки еще не готов покинуть дом, - вмешался Морган, исполняя свое обещание, данное мальчику. - Почему? - спросил Джаэль. - Я хочу замолвить слово за Кенда. Подержи его под своим крылом, Джаэль, пока он не почувствует в себе достаточно сил, чтобы защищать себя самостоятельно. Когда я поближе познакомился с ним, я укрепился в своем мнении, что он еще ребенок. Кенд улыбнулся Моргану и выражение его лица стало совершенно детским, Морган ни разу не видел его таким раньше. - Не беспокойся на этот счет, - сказал Джаэль, - во всяком случае после того, что он сделал сегодня. Но Кенд, - и лицо Джаэля стало строгим, - не воспринимай эту похвалу, как возможность проявлять неповиновение. Дисциплина у нас остается прежняя. Но даже эта угроза не смогла погасить у мальчика чувство гордости и радости победы.
в начало наверх
- Я могу вывести из состояния концентрации маму? - спросил Кенд. - Это слишком тяжелая работа для нее. Ведь она не такая сильная, как я. - Выведи ее, - согласился Джаэль, покачав головой. Мальчик уже кое-что осмыслил и переоценил, а мнение о Нами у него явно улучшилось, она получила повышение у своего сына. - Когда я могу приступить к завершающему этапу своей миссии и начать собирать людей моей планеты? - спросил Морган. - У вас же уже есть Ренз и фотографии. - Можешь идти прямо сейчас, землянин, - сказал Джаэль. - Используй этот дом, как пункт сбора и убежище для своих людей. А я позабочусь о том, чтобы корабли были готовы на завтра. И вы все сможете вернуться на Землю. Мое правительство обеспечит вам любую компенсацию, которую вы потребуете. - Свобода - это есть самая большая компенсация для нас, риганец. - Морган подошел к Джаэлю и пожал его руку, все пытаясь понять, когда он успел полюбить этого человека и привязаться к нему. - До завтра. Он направился к двери, прошел через большой холл и вышел навстречу яркому оранжевому блеску риганского солнца. Вдалеке на краю поля он увидел группу людей, смущенных, напуганных, возможно больных. Они были его главной заботой теперь. Он обязательно доставит их домой.

ВВерх