UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Питер КАННИНГЕМ

УБИТЬ ДРАКОНА




ОН ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ. ТЕПЕРЬ ОН ЗНАЛ ЭТО СОВЕРШЕННО ТОЧНО. КАК ЯД, ТАК И
КРОВОТЕЧЕНИЕ ИЗ УЖАСНОЙ РАНЫ НА БОКУ НАСТОЛЬКО  ОСЛАБИЛИ  ЕГО,  ЧТО  ОН  С
ТРУДОМ МОГ СТОЯТЬ И МЕДЛЕННО ИДТИ. НО ЕСЛИ БЫ  ДАЖЕ  И  МОГ,  КУДА  БЫ  ОН
ПОШЕЛ? - ПОДУМАЛ ОН. ПРОТИВОЯДИЕ НАХОДИТСЯ В НЕСКОЛЬКИХ МИЛЯХ, НО С  ТАКИМ
ЖЕ УСПЕХОМ ОНО МОГЛО БЫТЬ И НА ДРУГОЙ ПЛАНЕТЕ.
ОН ЗАСТАВИЛ СЕБЯ ОТКРЫТЬ ГЛАЗА. ДРАКОН БЫЛ ВСЕ ЕЩЕ ЗДЕСЬ.
НЕТ,  НЕ  ДРАКОН.  ЯД  СОВЕРШЕННО  СПУТАЛ  ЕГО  МЫСЛИ.  ЭТО   БОЛЬШОЕ
ЗОЛОТИСТОЕ ЖИВОТНОЕ НЕ БЫЛО ДРАКОНОМ  ИЗ  ЕГО  ЮНОШЕСКИХ  СНОВ.  ЭТО  БЫЛО
ВНЕЗЕМНОЕ СУЩЕСТВО, ТАКОЕ ЖЕ РАЗУМНОЕ, КАК И  ЧЕЛОВЕК,  НАСКОЛЬКО  ОН  МОГ
ВЕРИТЬ ФОСБЕРУ. ОНИ И ПРОИСХОДИВШИЕ  С  ЗЕМЛИ  ИХ  ПАРТНЕРЫ  ВЛАДЕЛИ  ЭТИМ
МИРОМ, ЭТИМ ГНЕЗДОМ.
ПТЕРАНОДОН... ПТЕРО, КАК ИХ НАЗЫВАЛИ.
ПТЕРО ПОДМИГНУЛ ЕМУ ЗОЛОТИСТЫМ ГЛАЗОМ.
- ПОМОГИТЕ МНЕ, - ПРОСТОНАЛ ЧЕЛОВЕК. -  Я  ОТРАВЛЕН.  В  ПОСЕЛЕНИИ...
СЫВОРОТКА...
ПТЕРО ЗАВИЗЖАЛ, НО НЕ ПОШЕВЕЛИЛСЯ. ФОСБЕР ГОВОРИЛ, ЧТО  ОНИ  ПОНИМАЮТ
ЯЗЫК ЛЮДЕЙ. ПОЧЕМУ ЖЕ ЭТО ПРОКЛЯТОЕ ЖИВОТНОЕ НЕ ПОМОЖЕТ ЕМУ?
- Я ПОЛУЧИЛ ПО ЗАСЛУГАМ, - ПРОБОРМОТАЛ ОН. - ДОВЕРИТЬСЯ ДРАКОНУ...  -
ОН СТИСНУЛ ЗУБЫ И ПОПЫТАЛСЯ ПОДНЯТЬСЯ. СЛОВНО  ВОЛНА,  НА  НЕГО  НАХЛЫНУЛО
ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ И ОН ПОТЕРЯЛ СОЗНАНИЕ.


Детство Виктора Тохиро  было  полным  мечтаний.  Он  проводил  дни  в
плавательном бассейне и на бейсбольном поле, а ночи - с  Томом  Свифтом  и
Тарзаном, Джоном Картером с Марса и Конаном из Киммерии. Он мечтал о  том,
как поведет корабль к неизвестным мирам и будет убивать серебристым  мечом
внеземных монстров. В конце концов, он ведь происходил из  рода  самураев.
То, что последние восемь поколений Тохиро жили в Чикаго, не могло  умерить
его фантазии. Он знал, что предназначен для великих дел.
Виктор точно знал,  что  будет  делать,  когда  вырастет:  он  станет
победителем драконов.
В школе Виктор открыл фехтование и быстро стал  знатоком  клинка.  Он
также был искусным в стрельбе из  пистолета,  лука  и  в  различных  видах
спортивной борьбы. Бороться с оружием или без стало для него таким же само
собой разумеющимся, как дышать. Однако, он не пренебрегал и учебой. У него
были самые лучшие баллы в классе.  Он  всегда  стремился  к  совершенству.
Герой ни может удовлетвориться малым.
После окончания учебы он осмотрелся. Земля была цивилизована и  давно
укрощена. Здесь не было драконов, которых можно было бы убивать. Да, но  в
космосе! Армии Земли нужны были особые мужчины и  женщины  для  службы  на
колонизированных планетах. Виктор намеревался стать таким человеком. После
быстрого и вежливого прощания с родителями он без оглядки завербовался.
Армия была для  него  настоящим  счастьем.  Обладая  такими  научными
познаниями и умением обращаться с оружием,  Виктор  убедился,  что  сможет
работать на любой планете, которую выберет для себя. Его  мечта,  наконец,
близка к осуществлению.
Последнюю ночь в качестве гражданского лица  он  провел  в  чикагском
баре вместе с несколькими друзьями.
- За драконов! - воскликнул он, поднимая бокал. - За то, чтобы их зло
нашло конец на острие моего меча!
На следующее утро, с похмелья, но гордый, он  покинул  Чикаго,  чтобы
получить специальное образование. Через три  месяца  он  навсегда  покинул
Землю.


ПРОСНУВШИСЬ,  ЧЕЛОВЕК  ЗАШЕВЕЛИЛСЯ  И  ЗАСТОНАЛ.  ПТЕРО  ПЕЧАЛЬНО   И
БЕСПОМОЩНО ЗАВИЗЖАЛ.
- ТЫ ВСЕ ЕЩЕ ЗДЕСЬ? - СПРОСИЛ ЧЕЛОВЕК. - ОХ!
ОН СНОВА ПОПЫТАЛСЯ  ПОШЕВЕЛИТЬСЯ.  ЧЛЕНЫ  ЕГО  ОНЕМЕЛИ,  СЛОВНО  БЫЛИ
ГДЕ-ТО ДАЛЕКО, А НЕ ЯВЛЯЛИСЬ ЧАСТЬЮ ЕГО САМОГО. ОНИ БОЛЬШЕ НЕ ПОВИНОВАЛИСЬ
ЕМУ. ОН ПОПЫТАЛСЯ СОГНУТЬ ПАЛЬЦЫ. ДАЖЕ ЭТО БЫЛО ТЯЖЕЛО, СЛОВНО ОНИ БЫЛИ ИЗ
СВИНЦА. ЯД.
- ДРАКОН, - ПРОШЕПТАЛ ОН. - Я  ХОТЕЛ  УБИТЬ  ЗЛОГО  ДРАКОНА,  КОТОРЫЙ
УГРОЖАЕТ ВСЕЛЕННОЙ. Я ДОЛЖЕН БЫЛ ЗНАТЬ: НЕ СУЩЕСТВУЕТ НИКАКИХ ДРАКОНОВ И Я
НЕ ПОБЕДИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Я ТАКОЙ ЖЕ ЧЕЛОВЕК, КАК ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ.


Армия понравилась молодому  рекруту,  из  которого  сделали  полевого
агента. Понравилась, однако, не совсем удовлетворяла  его.  Чтобы  служить
Земле на дальних мирах, Виктор  должен  быть  полностью  удовлетворен.  Он
научился  всем  видам  защиты  и  нападения,   какие   использовались   на
колониальных  планетах  и  какие  были  изобретены  на  Земле.  Виктор   с
удовольствием обучался этому. Он верил в свои способности  и  свое  особое
предназначение. Он был  уверен,  что  пройдет  немного  времени,  и  армия
позволит ему убить первого дракона.
Однако, это был не  дракон,  а  человек  на  холодных,  голых  скалах
горного мира. И Виктор выполнил это с удовольствием.


- Я ХОТЕЛ БЫТЬ ГЕРОЕМ, - СКАЗАЛ ОН В ПРОСТРАНСТВО. - ХА! САМУРАЙ ВИК,
ГАЛАКТИЧЕСКИЙ УБИЙЦА-ПРОФЕССИОНАЛ.  В  ДЕВЯТНАДЦАТЬ  ЛЕТ  ОН  УБИЛ  СВОЕГО
ПЕРВОГО ЧЕЛОВЕКА. ЗАЧЕМ?  РАДИ  МЕЧТЫ,  КОТОРОЙ  НЕ  БЫЛО.  РАДИ  МЕЧТЫ  И
ПРИКЛЮЧЕНИЙ. РАДИ СЛАВЫ. - ЕГО РУКА СХВАТИЛА ГОРСТЬ ГРЯЗИ. ОН СМОТРЕЛ, КАК
ГРЯЗЬ ПРОДАВЛИВАЕТСЯ СКВОЗЬ ПАЛЬЦЫ. - ГЕРОЙ!
ПТЕРО НИЗКО НАГНУЛСЯ НАД НИМ И  ПРОВЕЛ  КОНЦОМ  КЛЮВА  ПО  ЕГО  ЩЕКЕ.
ЧЕЛОВЕК УДИВЛЕННО ПОДНЯЛ ЛИЦО ИЗ ГРЯЗИ И  УСТАВИЛСЯ  В  ЗОЛОТИСТЫЕ  ГЛАЗА.
ПТЕРО КОСНУЛСЯ ЕГО ЕЩЕ РАЗ. С БОЛЕЗНЕННЫМ НАПРЯЖЕНИЕМ ЧЕЛОВЕК ПОДНЯЛ  РУКУ
И САМ КОСНУЛСЯ КЛЮВА  ЭТОГО  СУЩЕСТВА.  ПТЕРО  ТИХО  ЗАВОРКОВАЛ  ОТ  ТАКОЙ
НЕУКЛЮЖЕЙ ЛАСКИ. УМИРАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК ПОСТАРАЛСЯ УЛЫБНУТЬСЯ.


- А, Тохиро! Входите.
Виктор вошел в бюро  и  небрежно  развалился  в  удобном  кресле,  на
которое указал мужчина, сидевший за письменным столом. Выражение его  лицо
было подчеркнуто нейтральным,  только  черные  глаза  оживленно  блестели.
Глаза Виктора машинально  обшарили  бюро  и  отметили  все  до  мельчайших
подробностей.  Мебель  была  дорогой  и   массивной,   покрытой   чехлами,
блестевшими, как  новая  монета,  не  бывшая  в  употреблении.  Она  очень
подходила к человеку за дубовым столом. У него были тонкие губы и стройная
фигура. На нем был яркий пиджак и такие же яркие брюки. Они лучше  подошли
бы для  выходного  костюма.  Виктор  заметил  наморщенный  лоб,  намеренно
положенный на стол нож, и на его губах заиграла улыбка, в  то  время,  как
стройный мужчина покраснел от гнева.
Он, конечно, был секретарем. Служащие Администрации никогда  сами  не
участвовали в подобных встречах, словно этим  отказывались  иметь  дело  с
людьми профессии Виктора, утверждая, что  не  существует  профессиональных
убийц и потребностей в них. Но секретари были вынуждены иметь с ними дело,
и этот уверенно сидел в кресле с высокой спинкой и, защищенный  письменным
столом, не боялся показать  свое  презрение  к  профессиональному  убийце,
которого направили к нему. На Викторе все еще была дорожная одежда: темные
старые штаны и куртка  поверх  застиранной  шерстяной  рубашки.  По  этому
случаю его угольно-черные волосы  были  подстрижены.  Длинный  кинжал,  на
котором был выгравирован его знак, висел на кожаном поясе. Глаза секретаря
на мгновение задержались на кинжале.  В  них  было  отвращение,  и  Виктор
заметил это. Потом секретарь снова  надел  свою  дежурную  улыбку  и  стал
официально вежлив.
- Мы рады, что вы прибыли  к  нам,  Тохиро.  Я  слышал  об  охоте  за
человеком на Овне-2. Быстрая, чистая работа. Как всегда.
- Да, - сказал Виктор, - его глаза блеснули, словно  осколки  черного
стекла. - Довольно чистая работа. Насколько я помню, крови тогда почти  не
было.
Официальная улыбка на  мгновение  исчезла,  но  секретарь  с  видимым
усилием вновь овладел собой. Виктор хихикнул.
- Надеюсь, вы на нас не в обиде за то, что мы прервали ваш отпуск,  -
продолжал секретарь. - Но у нас возникли сложные проблемы.
- Слишком сложные для регулярных Сил Безопасности?
-  Обычно  так  не  бывает,  но  в  данном  случае...  Речь  идет   о
перебежчиках на Новый Рай. Вы что-нибудь слышали об этом?
Название не сказало Виктору ничего.
- Это колония, не так ли? Боюсь, я забыл подробности.  Обычно  детали
со временем стираются.
Секретарь сморщил нос. Улыбка его была холодна, как  лед,  он  громко
стукнул по папке на письменном столе.  Там,  очевидно,  было  то,  что  он
ненавидел еще больше, чем профессионального убийцу.
- Это нельзя забыть так легко. Ничего,  кроме  неприятностей,  с  тех
пор, как мы открыли эту планету. - Он раскрыл папку. - Новый  Рай,  вторая
планета звезды БН-192, известна также под названием "Гнездо". Вначале, лет
сто назад, она была  колонизирована  религиозными  фанатиками,  назвавшими
себя Избранными. Колония  заразилась  местной  болезнью,  которую  назвали
"лихорадкой". Большинство колонистов  погибло,  а  у  оставшихся  в  живых
изменился  химический  обмен  веществ  и  благодаря  этому  они  полностью
приспособились к новому миру. В результате мутаций, вызванных  лихорадкой,
у  некоторых   стали   развиваться   пси-способности.   Они   вступили   в
симбиотическое партнерство с доминирующим на Новом  Рае  видом  существ  -
рептилиями, называемыми птеро. Кроме  Избранных  и  птеро,  там  есть  еще
поселение землян и группа исследователей. Один из  исследователей,  доктор
Джон Морган, очевидно, решил, что с него  вполне  достаточно  работать  на
Землю. Он предложил свои знания Избранным и попросил у них защиты.
- Так, наверное, лучше для него. - Виктор вытащил из ножен  кинжал  и
начал играть им. - Я хотел сказать, оставьте его в покое. Или  он  слишком
важен для армии?
- Он дезертировал и нарушил свою клятву  Земле.  Он  знает  то,  чего
Избранные знать не должны. Мы хотим его... гм... убрать с дороги.
Кинжал был зажат между двумя  пальцами  Виктора.  Он  не  смотрел  на
секретаря.
- Вы имеете в виду - убить.
От такой откровенности секретарь наморщил лоб и еще глубже забился  в
кресло.
- Его перебежка неприятна. Мы хотим, чтобы он исчез с Нового Рая. Как
вы это устроите - ваше дело. Если  у  вас  есть  возражения  против  этого
задания...
Виктор перебросил кинжал из руки в руку.
- Я  имею  кое-что  против  того,  чтобы  меня  отзывали  из  отпуска
исправлять ваши ошибки, - сказал он. - Почему  бы  властям  на  Новом  Рае
самим не уладить это?
- Потому что единственное оружие, которое у них есть - огнестрельное,
а его не позволено выносить за пределы поселения. Птеро запретили это.
Кинжал щелкнул в правой руке Виктора. Глаза его чуть расширились.
- Птеро? Запретили эти _р_е_п_т_и_л_и_и?
Казалось, секретарь хочет плюнуть. Виктор не  знал,  чем  вызвал  его
отвращение - собой или упоминанием о птеро. Вероятно, и тем, и другим.
- Почему все дела, связанные с Новым Раем, так сложны? Птеро разумны,
так же разумны, как и люди. Кроме того,  они  телепаты,  но  могут  читать
только свои мысли и мысли Избранных. Вы не подходите для этой планеты, так
как ваши мысли,  как  обозначают  птеро,  закрыты  для  них.  Птеро  не  в
состоянии слышать вас. Так же, как и вы не в состоянии слышать птеро.  Это
не значит, что они глухи, вы должны принять это во внимание.
- Поэтому меня  и  выбрали?  Потому  что  ваши  мужчины  боятся  этих
говорящих змей?
- Не оскорбляйте нас, Тохиро. Запрет касается  только  огнестрельного
оружия. Птеро разрешают м_е_с_т_н_о_е оружие - ножи, копья, луки и стрелы.
Вы, как мне сказали, специалист по  всему  этому.  Если  будет  необходимо
подавить Моргана...
- Или убить его.
- ...у вас не  будет  никаких  затруднений.  Может,  гораздо  труднее
вытащить его оттуда, если он захочет смыться.  Но  кто-то  вашего  калибра
должен быть в состоянии...
- Смыться? - поднял брови Виктор.
- Акклиматизироваться. Подхватить лихорадку. У колонистов, когда  они
прибыли на Новый Рай, был выбор: остаться в земном поселении или  рискнуть
переболеть лихорадкой, а потом  примкнуть  к  Избранным.  Вы  когда-нибудь
проверялись на пси-способности?
Этот вопрос вывел Виктора из равновесия, однако, он снова взял себя в

 
в начало наверх
руки. - Один раз, когда я вступал в армию. Результаты я забыл. Это было очень давно. - Прежде чем вы отправитесь на Новый Рай, вас проверят еще раз и сделают серию прививок. По прибытии туда вам будут сделаны еще прививки. - Так много? - Виктор провел большим пальцем по резной рукоятке кинжала. - Вы же должны быть осведомлены о моем здоровье. - Вы не говорили бы так, если бы знали все факты. Восемь из десяти человек умирают от лихорадки. Остальные акклиматизируются и остаток своей жизни вынуждены провести на планете. Выжившие приобретают пси-способности. Чем выше их способности изначально, тем вероятнее, что они останутся в живых. - Так вы хотите этого или нет? - спросил Виктор, балансируя кинжалом на кончике пальца. - Вы же не хотите, чтобы специалист по исправлению ваших ошибок умер, или чтобы его арестовали и сослали на отдаленную планету... Секретарь откинулся в кресле и сжал подлокотники. - Это не игра, Тохиро, чтобы вы могли повернуть ее по собственному желанию. Как только вы уйдете отсюда, то должны немедленно отправиться в медицинский отдел для тестов и прививок. Корабль уходит по расписанию через двадцать четыре часа. Если затянете с прививками, то выкопаете себе великолепную могилу, только и всего. Все в армии проходят через это. Теперь ваша очередь, самурай Вик. Виктор улыбнулся. Его глаза превратились в тонкие, черные щелки. Он сделал рукой хватательное движение. Кинжал вонзился в мягкую обивку спинки кресла в сантиметре от уха секретаря. Глаза того уставились на дрожащее лезвие и вылезли из орбит, словно глаза жабы. Виктор лениво поднялся, перегнулся через письменный стол и вытащил кинжал из кресла. - Ну, после того, как вы мне все прекрасно описали, я берусь за эту работу. Долг перед армией и все такое прочее. Но в следующий раз не пытайтесь нарушить мой отпуск ради такого смехотворного задания. - Он ощупал разрез в обивке и презрительно фыркнул. - Извините. Я, кажется, действительно повредил обивку вашего великолепного кресла. - Пряча кинжал в ножны, Виктор вышел из бюро. По пути в медицинский отдел он быстро обдумал свое поведение. Секретарь был фальшив и полон самодовольства, как и вся эта порода, но Виктору все время приходилось иметь дело с секретарями и никогда он не терял терпения. МОЖЕТ, Я НЕРВНИЧАЮ, с усмешкой подумал он, ИЛИ, МОЖЕТ, ПРОСТО СТАРЕЮ. ИЛИ, МОЖЕТ БЫТЬ, У МЕНЯ ТЕПЕРЬ БУДЕТ ДРАКОН. ЕГО ПАЛЬЦЫ СОСКОЛЬЗНУЛИ С КЛЮВА ПТЕРО. ОН ВЗДРОГНУЛ ОТ НЕОЖИДАННОСТИ, ОТ ВНЕЗАПНОГО, НЕОБЪЯСНИМОГО ХОЛОДА. ПТЕРО ЛЕГ ВОЗЛЕ НЕГО И НАКРЫЛ СВОИМ КРЫЛОМ. ПАХНУЩЕЕ МУСКУСОМ ТЕЛО УСПОКОИЛО ОЗНОБ, ХОТЯ НЕНАДОЛГО. - СКОРО, МОЙ ДРАКОН, - ПРОШЕПТАЛ ОН. - ОЧЕНЬ СКОРО. Ему дали папку с новейшими подробностями, которые он должен изучить на борту корабля. Фотография Моргана и его описание. Фотография доктора Кельвина Фосбера, с которым Виктор должен установить контакт в селении. Краткая информация об Избранных, их культуре, образе жизни и странных пси-способностях, которыми они будто бы обладали, а так же тонкая папка с информацией о флоре и фауне Нового Рая. Табу, которые он должен соблюдать, места, которые должен избегать. Он перелистал эти страницы еще в начале путешествия, а всю остальную часть перелета провел, дремля в кресле. Незадолго до того, как войти в челнок, который доставит его на планету, он бросил папку в мусоросжигатель. Новый Рай не слишком отличался от других земноподобных колоний Земли. Сила тяжести здесь была немного меньше, чем на Земле, климат в том месте, где находилось поселение, приблизительно соответствовал тропическому климату Земли. Различия в планетной биохимии делали местную пищу несъедобной для землян, а воздух горьковатым, но пригодным для дыхания. Поселение питалось синтетической пищей и со временем привыкло к запаху воздуха. Во всяком случае, планета с честью носила свое оптимистическое название и могла бы стать для землян настоящим раем, если бы здесь не было лихорадки и местной разумной жизни, которые уже владели этой планетой. Конечно, с этим ничего нельзя поделать, задумчиво пожав плечами, подумал Виктор. Это все еще колония. Все миры похожи, как всегда похожи его задания и всегда похож запах крови. Неважно, что сказал секретарь. Виктор не ожидал от Нового Рая ничего нового. Челнок, доставивший его вниз, был транспортником, доставляющим товары в поселение. Новый Рай экспортировал мало, его значение - родина единственной внеземной разумной цивилизации, с которой Земля встретилась до сих пор - скорее, научное, чем хозяйственное. Виктор не обратил внимание ни на изображение планеты, которая медленно росла на экранах мониторов челнока, ни на бесконечную дружескую безобидную болтовню экипажа. Пилот посадил челнок на посадочную площадку вне поселения, не переводя дыхания и без малейшего толчка. Виктор мысленно похвалил скоординированность его реакции и движений. - Ну вот, приехали, сэр, - сказал пилот и тронул Виктора за рукав. - У меня в поселении есть друзья. Могу познакомить вас с ними. Это поможет вам устроиться получше. Первые недели в колонии могут быть трудными. Хорошо, если... - Большое спасибо, - Виктор скользящим движением освободил руку, перекинул рюкзак через плечо и пошел к трапу. - Вряд ли я задержусь здесь больше, чем на пару недель. Сомневаюсь... Он застыл на трапе, совершенно окаменев. Перед ним находился дракон. Дракон присел на хрупких ногах с четырьмя пальцами и когтями, как у ящерицы. Его молотоподобная голова покачивалась над головой Виктора вверх-вниз. Мускулы играли под бледно-золотистой кожей, когда дракон двигал ребристыми, кожистыми крыльями, сохраняя равновесие. Его хвост шелестел, мотаясь из стороны в сторону, мясистый, треугольный кончик его вертелся, как листик клена на ветру. Дракон тихо просвистел приветствие челноку или, может быть, даже Виктору. Виктор едва мог дышать, такое впечатление произвело на него присутствие этого существа. - Он великолепен! - прошептал он. - Майор? - На трап вскочил мужчина в земном дорожном костюме. У него были густые волосы и сильно обветренное, узкое лицо. - Майор Тохиро? Я доктор Фосбер. Мне сказали, что я должен встретить вас. Не думаю, чтобы в центре подготовили вас к этому, - он махнул рукой в сторону дракона. - Избранные должны наблюдать за посадкой челнока. Это часть договора о мире. - Избранные? - Виктор оторвал взгляд от золотистой рептилии и впервые заметил еще трех ее сородичей, сидевших на краю посадочного поля. Их гладкая кожа блестела на солнце: серая, сине-зеленая и желто-коричневая. Возле них, гордо выпрямившись, стояли мужчины, бородатые, с лохматыми волосами, одетые в кожу и рубашки из крашеного сукна. Один держал копье и у всех были ножи. Их лица, лишенные всякого выражения, были повернуты к Виктору, глаза недоверчиво блестели. Виктор слегка кивнул. - Конечно, Избранные. - Его взгляд скользнул назад и встретил взгляд дракона. Глаза дракона снова рассматривали его, не мигая, в них светился острый разум. Низкое, булькающее клокотание раздалось из его клюва. Дракон смеялся над ним? - Пусть вас не смущают его размеры, - улыбнулся Фосбер. - Средний птеро не так велик. Он и его люди здесь для того, чтобы приветствовать вас в Гнезде. Им очень любопытно, что на этот раз прислала нам Земля. - Его люди? - в памяти Виктора постепенно всплывало кое-что из лекции секретаря. - Ах, да, ведь эти звери должны... Коричневый птеро издал яростный крик. Потом послышалось глубокое, резкое шипение. Мужчина с крупным лицом возле одного из драконов побледнел. - Васси, так нельзя говорить. Извинись немедленно. Все еще шипя, коричневый дракон втянул голову в плечи, закрыл глаза и уши перед возмущением своего всадника. Мужчина поспешил к челноку. Он остановился у подножия трапа и начал размахивать руками. - Сэр, я извиняюсь за грубость моей партнерши. Я понимаю, что вы сказали это по неведению, но язык Васси часто опережает ее разум. - Я не знаю, что вы имеете в виду. - Майор Тохиро не колонист, Энос, - объяснил Фосбер Избранному. - Он не выбрал лихорадку. Он не знает ни Васси, ни Гонала, ничего не слышал о них. - Не слышал? - Энос перестал размахивать руками и взглянул вверх, на стоящего на трапе землянина. Виктор заметил сочувствие в его глазах. - Ах, вот как. Ну, тогда это все равно... для вас. Они же, напротив, получили пинок в зад. Коричневый дракон открыл глаза, гневно взглянул на своего всадника и фыркнул. Виктор отошел от Фосбера и спустился по трапу. - Только из любопытства, - спросил он, - что же она сказала? Энос сглотнул. - Ну, она... кое-что о ваших предках и о спаривании с рамами. Не думаю, чтобы вам захотелось услышать точный перевод. - Рамы? - это слово что-то отдаленно напомнило ему. Ему следовало бы изучить папку, которую он лишь бегло пробежал взглядом. - Что такое рам? Гонал со сдавленным, удивленным свистом посмотрел на него сверху вниз. Васси взвыла. - Боже мой, разве в центре вам ничего не сказали? - простонал Фосбер. - Рамфоринх. Местная рептилия, нечто вроде низших двоюродных братьев птеро, но они маленькие, глупые - и ядовитые. Злобные, яростные твари. Нападают на все, что движется. - Он кивнул в направлении Васси. - Если подумать, что птеро произошли от рамов, значит, нанести им глубокое оскорбление. Васси пробурчала что-то злобное. Гонал рявкнул на нее. Остальные птеро щебетали друг с другом. Лица их всадников были подчеркнуто невыразительными, но острые глаза Виктора заметили, как дрожали под бородами их искаженные губы. - Они понимают, что я говорю? - Все они понимают вас, майор. Примите это во внимание. - Я всегда принимаю все во внимание. - Виктор покинул Фосбера, стоявшего в безопасном месте, и по посадочному полю направился к Васси. Когда он приблизился, она сощурила свои пылающие глаза. Он остановился перед ней и поклонился. - Извините меня за мою ошибку, мадам. В будущем я все это учту. Я уверен, что мое пребывание на вашей милой планете будет намного приятнее, чем было до сих пор из-за вашего присутствия. Ей понадобилось некоторое время, чтобы осознать оскорбление, до сих пор Виктор был вне пределов ее досягаемости. Гонал чуть не лопнул от смеха от ее приступа ярости. Этим смехом лед был сломан и вскоре уже Виктор непринужденно болтал с посланниками Избранных. - Если вы не колонист и не ученый, зачем же вы прибыли сюда? - спросил его Энос. Виктор внезапно заметил выражение пристального внимания и решил сказать часть правды. - Я направлен сюда Службой Безопасности Земли. Я ищу Джона Моргана. На этом разговор оборвался. Кипящий запах напряжения, так хорошо известный Виктору, повис в воздухе. Шипение Васси рассекло воздух, как нож. Копьеносец подступил к Виктору. Голова его сине-зеленого спутника маятником качалась позади. Голос мужчины был тверд и остер, как наконечник копья. - Зачем? - Он нарушил земной закон, перебежав к вам. Наше правительство хочет заполучить его назад. Я требую, чтобы его выдали мне немедленно. - Вам не позволено чего-либо требовать, землянин, - яростно пробормотал Избранный. - Неужели вы думаете, что... - Перестань, пожалуйста, Бенедикт. - Третий Избранный мягким движением скользнул между копьеносцем и Виктором. Его серый партнер жадно потянулся к нему. - Мне очень жаль, майор Тохиро, но Джон Морган пришел к нам по доброй воле и попросил у нас убежища. Он не хочет никаких контактов. Наш Совет и ваше Правительство, - он кивнул на Фосбера, - согласились оставить его там, где он есть. - Да? - осведомился Виктор у Фосбера. - Вы говорили с Морганом? - Нет, - ответил Фосбер, - он уже добрался до утесов. Мы ничего не могли сделать. У меня нет никакого права... - А у меня есть. - Все это время Виктор не сводил глаз с копьеносца. - Служба Безопасности Земли уполномочила меня... - Земля не правит здесь, тупица, - проскрипел Бенедикт, играя на том, что Виктор был лишен возможности общаться телепатически. - Мы с птеро не будем выполнять никаких приказов, полученных от вас. Джон Морган останется
в начало наверх
там, где есть. Скажите это вашему Совету и вашему Гнезду! Он покрепче ухватил свое копье. Рука Виктора повисла над рукояткой кинжала. Сине-зеленый птеро за Бенедиктом с фырканьем открыл клюв, но крик Васси, резкий и жгучий завершил эту драматическую ситуацию. Бенедикт полуобернулся к ней. Электрическая щекотка пробежала по краю сознания Виктора, словно приглушенные звуки разговора, чуть слышного за толстой, запертой дверью. Итак, то, что сказал секретарь, было правдой. Избранные и птеро телепатически общались между собой, но не могли читать мысли других. Виктор охотно бы отдал всю свою плату за то, чтобы узнать, о чем они говорят. Неизвестно, что было сказано, но Бенедикту это совсем не понравилось. Его лицо покраснело от ярости. - Нет! - прогремел он ей. - Мы не посмеем... Васси опустила голову на высоту его глаз и мягко замурлыкала. Гонал издал ряд гневных звуков. Васси взглянула на него вверх, мурлыканье стало масляным. Избранные при этом встали, прислушиваясь, и ждали. Наконец, Гонал заколебался. Он посмотрел с высоты своего впечатляющего роста вниз, на Виктора, из его клюва донеслось медленное, победное шипение. С извивающимся хвостом, Васси кивнула Бенедикту, давая разрешение. Тот бросил на землянина яростный взгляд и заговорил, словно выплевывая слова, быстро и злобно: - Мы поговорим с советом. _М_о_ж_е_т, вам разрешат поговорить с человеком по фамилии Морган. Однако, мы ничего не можем обещать. С копьем в руке Бенедикт прыгнул на спину птеро и эта пара, гонимая ударами мощных крыльев, поднялась в небо. Гонал издал горловое ворчание. Глаза Васси самодовольно блестели. Третий Избранный что-то сказал носу, вежливо кивнул и исчез на спине своего серого дракона. Энос так же поклонился Виктору. - Я очень сожалею обо всем этом, - сказал он. - Мы понятия не имели, что вы поставите Гнездо в такое положение... Это означает особое Собрание Совета. Может потребоваться некоторое время. Как только я буду знать решение, тотчас же сообщу его вам. Фосбер на некоторое время задумался. Энос дружески кивнул Виктору и забрался на Васси. Она тоже бросила взгляд на Виктора. До сих пор Виктор мог поклясться, что ни одно животное с клювом не может улыбаться так насмешливо. Ворчание Гонала вынудило ее поторопиться со взлетом. Когда она улетела, Гонал тоже замахал крыльями. Прежде чем взлететь, он изогнул шею перед землянином в прощальном поклоне. Его крылья молотили воздух, как буря, когда он подпрыгнули понесся на юг, по направлению к тайным пещерам Избранных. Только теперь Виктор заметил кое-что важное. - Этот птеро... Гонал. Где его всадник? - Гонал? Он одиночка, не связанный птеро. У него нет всадника. Если вы последуете за мной, майор, я покажу вам ваше убежище. - Фосбер подхватил дорожный рюкзак Виктора и с ободряющей улыбкой добавил: - Я сожалею о таком приеме. - Я попадал и в худшие ситуации... но не многие были такими интересными. - Виктор последовал за Фосбером, мысли его поскрипывали от непривычного возбуждения. Избранные были вызовом, тем, что последнее время отсутствовало в его заданиях. Тут был дракон, которого ему так хотелось повергнуть, прежде чем нанести смертельный удар. Убежище Виктора было стандартной постройкой: маленьким, прямоугольным, стерильным. Фосбер сделал все возможное, чтобы привести его в жилой вид. Узкие нары и пластиковые стулья были тут с самого начала, но стены и пол украшали местные тканые ковры. В углу уютно стоял шкаф и выдвижными ящиками, сделанный из дерева Нового Рая. Маслянистый запах местной древесины ударил Виктору в нос. Он закрыл свои чувства для этих ощущений и положил рюкзак на нары. Затем одним движением плеча сбросил куртку, снял шерстяную рубашку и надел вместо нее легкую рубашку с короткими рукавами, которая больше подходила для влажного, жаркого климата Нового Рая. Потом он достал из рюкзака легкую, бледно-зеленую куртку, какие носили в армии, снабженную знаками различия. И наконец, почти как ритуал, надел поношенный кожаный пояс и его кинжал мягко скользнул в ножны. Виктор не носил огнестрельного оружия и даже не взял его с собой. Лучше убить главного дракона и, может, еще кого-нибудь из людей голой сталью. Кто-то постучал в дверь. - Да, - крикнул Виктор. Вошел Фосбер, неся коробку со шприцем. - Добавочные прививки, - объяснил он. - Вы получили прививки, прежде чем прибыть сюда, не так ли? При этом воспоминании Виктор скривился. - Слишком много прививок. - Он резко вытянул руку, подставив ее под иглу. Фосбер кивнул на кинжал на поясе Виктора. - Вы уже сжились с ним, да? - Конечно, нет. Я слышал, что Избранные сражаются ножами, и подумал, что он может принести пользу. - До тех пор, пока вы не носите с собой огнестрельное оружие. Птеро весьма недоверчивы к нему. - Звери, - сморщил нос Виктор. - Звери? Может быть. А может, и нет. - Фосбер убрал использованный шприц в коробку. - Почему вы так охотитесь за Морганом? Ведь и раньше у нас были перебежчики... Черт побери, в каждой колонии есть перебежчики! Почему они никогда не беспокоили Центр? Почему Морган стал чем-то особенным? - Понятия не имею. То, чего мне не рассказали, меня не касается. Морган говорил вам, почему решил перебежать? - О, нет. Он никогда и нигде не проронил об этом ни слова. Совершенно ничего не говорил. Я не имел об этом ни малейшего представления. - Бессмыслица, - сказал Виктор. - Мне говорили, что на Новом Рае перебежка окончательна. Почему же тогда Морган и другие вообще перебегают? - По многим причинам, большинство из которых весьма тривиальны. Любопытство. Жажда приключений. Иногда это связано с девушками или юными мальчиками. Для некоторых же это просто возможность вырваться. - Откуда вырваться? Фосбер потер нижнюю губу. - Теперь у вас есть я. Я думаю... Иногда люди, которые бегут от чего-то или чем-то недовольны, считают, что освобождение можно найти на других мирах. Мне кажется, эти отчаявшиеся прибыли на Новый Рай потому, что перебежка здесь - улица с односторонним движением. Вы никогда не задумывались над этим? Отсечь все и повернуться к армии спиной? - Никогда, - фыркнул Виктор. - Голос его был сердитым. - А вы? - Иногда. Птеро очаровательны. Я охотно слушал бы их и разговаривал бы с ними, но не могу. Мои пси-способности слишком незначительны. Я никогда не болел лихорадкой. Поэтому я не могу даже представить, почему Морган выбрал для своего побега Новый Рай. Его пси-способности равнялись нулю. Абсолютно исключено, что он сможет выдержать лихорадку и стать Избранным. - Губы Фосбера скривились в мимическом соответствии пожатию плечами. - Мне хотелось бы узнать его основания. Он не похож на дезертира - их обычно легко узнать. Достаточно посмотреть на их лица, чтобы понять, что перебежка - их единственный способ бегства. Или она, или смерть. - Да, - Виктор погладил ножны своего кинжала. - Или смерть. На Новом Рае ночь наступала внезапно, сразу же после захода солнца. Когда совершенно стемнело, Виктор выбрался из своего убежища. Стерильное помещение было просто тесно для него, ему нужен был простор для раздумий. Он незаметно покинул здание и спокойным, решительным шагом солдата двинулся по городку землян. Поселение было странной смесью новейшего и примитивного. Дома из местного дерева, с трудом возведенные первыми поселенцами из Избранных стояли рядом с пластиковыми строениями фабричного производства - такие дома предпочитали нынешние жители. Немощеная пыльная улица была освещена только розовым светом маленькой луны Нового Рая и мерцающими песчинками звезд. Двое человек шли по улице - представители Службы Безопасности. Они сердито посмотрели на военную куртку Виктора, но беспрепятственно пропустили его. В тени стрекотали насекомые. Когда Виктор приближался, они замолкали, но как только он проходил, возобновляли свою музыку. Воздух был влажным и тяжелым, Виктору казалось, что он не идет, а плывет сквозь него. У этого воздуха был кисловато-горький запах. Конечно, это особенность Нового Рая. Он спросил себя, как пахнет воздух для приспособившихся Избранных? И как он пахнет для драконов? Небо внезапно потемнело, когда гигантское тело птеро заслонило лунный свет. Рука Виктора инстинктивно легла на кинжал. Рептилия, легко махая крыльями, пролетела над ним и опустилась на посадочную площадку. Колеблясь и все еще стискивая рукоятку кинжала, Виктор подошел к этому существу. Птеро спокойно наблюдал за ним, пока он приближался, потом нагнул подобную наковальне голову, приветствуя Виктора. Луна освещала его: мягкий, красноватый свет на золотистой коже. Гонал. Виктор остановился менее, чем в десяти шагах от птеро. Его узкие, черные глаза встретили золотистый взгляд рептилии. - В юности, - прошептал Виктор, - я мечтал о тебе. Я с волшебным мечом против дракона, - его рука сомкнулась на рукоятке кинжала. - И вот ты здесь. Гонал защебетал. Кинжал оказался в руке Виктора, лунный свет превратил металл в кровь. Птеро склонил голову и посмотрел на лезвие. Виктор испустил приглушенный смешок. - Это не волшебный меч, верно? Но все равно. Я уже не юноша. - Он спрятал кинжал в ножны. - У меня больше нет грез. Ты знаешь, кто я? - проревел он золотистой рептилии. - Майор Виктор Тохиро из армии Земли. Для друзей - самурай Вик. Мастер оружия, эксперт по грязным делишкам и убийца драконов к вашим услугам. Специализируюсь по героическим делам. Чем вам помочь? Спасти королевство? Освободить прекрасную девушку? Убить человека? Гонал зашипел и забил хвостом по короткой опаленной траве. - Да, убийство. Они могут называть его как угодно. Знаешь, они говорят, что я герой. Я и сам уже так думаю. Я поверил в это. Но в наше время - я знаю это лучше всех - не существует никаких героев. Ты птеранодон, а я... Птеро снова зашипел, но уже не враждебно. - Да, - согласился Виктор, - я знаю, что я такое. Но существуют мечты. Должны существовать. - Он протянул руку, рука и голос дрожали. - Позволь прикоснуться к тебе, мой почти дракон. Докажи мне, что ты реален. Он подошел еще ближе. Гонал склонил голову. Виктор притронулся к гибкой шее Гонала. Кончики его пальцев скользнули по коже, мягкой, как у женщины, сухой и неожиданно теплой. Ободренный и зачарованный, он подошел вплотную. Мужской голос произнес имя Виктора. Гонал качнул головой и свистнул. Виктор от неожиданности отпрыгнул назад, рука метнулась к рукоятке кинжала. На краю посадочной площадки стоял Фосбер, за ним виднелись силуэты человека и птеро. Услышав всепроникающее, саркастическое шипение, Виктор понял, что это Васси. Гонал что-то прогремел в ответ и распахнул крылья на всю ширину. Васси смолкла, глаза ее пылали. Мужчина у ее бока нагнулся к Фосберу, сказал ему что-то, чего Виктор не понял, потом быстро забрался на спину Васси. Как единое существо, оба птеро поднялись в воздух, их крылья подняли пыльную бурю. Васси направилась прямо на юг, а Гонал попарил немного, низко насвистывая на прощание. Прежде успело раздастся эхо, оба дракона превратились в темные пятна над деревьями. - Майор, - крикнул Фосбер, - это был Энос. Совет решил, что вы можете увидеться с Морганом завтра утром. Один из наших людей отвезет вас на воздушном глайдере. - Взгляд Виктора был устремлен в пространство над деревьями. Руки висели по бокам, кулаки были сжаты. - Давно вы здесь? - Недавно. Вас не оказалось в комнате, когда мы хотели вам кое-что сказать. Васси сообщила, что вы здесь с Гоналом, так что мы... Рука Виктора сама собой потянулась к кинжалу. - И много вы подслушали? - Да будет вам. - Фосбер бесшумно, как кошка, подошел ближе и остановился на расстоянии, которое от других людей, кроме Виктора, было бы безопасным. - Итак, вы самурай Вик, майор Виктор Тохиро. Я до сих пор не улавливал этой связи. А Морган... Вы здесь для того, чтобы убить его, не так ли? - Вы же знаете, в чем состоит мое задание. - Я знаю то, что мне рассказали. - Фосбер театрально вздрогнул. - Что-то сегодня на улице холодновато, - сказал он, хотя воздух был тяжелым от жары. - Вернемся в мой кабинет. Я сварю кофе. Некоторое время они молча шли друг возле друга. Первым заговорил Фосбер: - Мне также рассказали кое-что еще. Центр просил меня задержать вас на Новом Рае на пару дней после того, как вы выполните задание. Я думаю...
в начало наверх
я думаю, они хотят ликвидировать вас. - Что вы сказали? - Этого они не говорили, но я знаю, как расшифровывать официальные приказы. Даже здесь мы слышали истории о... самурае Вике. Отказ от выполнения приказов. Небрежное выполнение заданий. Жертва, которая чуть было не ускользнула. Армия склонна уничтожать оружие, которое функционирует ненормально... обычно прежде, чем оно откажет. - Я очень устал, - сказал Виктор. - Завтра я должен приступить к выполнению задания. Поговорим об этом, когда я вернусь. - Разве это вас не беспокоит? - А что я могу поделать? - Перебежать. Заразиться лихорадкой. Избранные защитят вас. У нас есть сыворотка, нейтрализующая действие прививок. Если ваши пси-способности достаточно высоки... - Если я заражусь лихорадкой и выживу, то больше никогда не смогу покинуть Новый Рай. - Может, вы и так никогда не покинете его. Виктор пожал плечами. - Почему вы предупредили меня? Губы Фосбера дрогнули. Он выглядел смущенным. - Вероятно, из-за Гонала. - Гонала? Что он имеет общего со всем этим? - Вы еще не знаете его так хорошо, как я, майор. Может быть, он не в состоянии читать мысли землян, но он великолепный знаток людей и никогда не ошибается. Когда он сейчас был рядом с вами, я понял, что вы в полном порядке. Он поручится за вас, если вы примкнете к Избранным. Что вы теряете? - Жизнь, которую я люблю. Этого для меня достаточно. - Как хотите, - вздохнул Фосбер. - Но помните о том, что у вас есть выбор. - Он сделал паузу, словно собирал все свое мужество, а потом спросил: - Так как насчет Моргана? - Это мое дело. Завтра посмотрим. - Виктор вошел в строение, где его поселили, не проронив больше ни слова, даже не пожелав Фосберу спокойной ночи. Его мысли были уже в завтрашнем дне, когда он увидит Моргана и поступит с ним так, как захочет. Он обнаружил, что бессознательно поглаживает ножны кинжала. Он поднял руку, уставился на пальцы и задумался. Он все еще чувствовал нежность теплой кожи дракона. Так же быстро, как ночь, пришел день с лучащимся великолепием красных оттенков. Как и было обещано, на посадочной площадке возле воздушного глайдера ждали птеро и Избранный, чтобы доставить Виктора к Утесам. Виктор скорчил гримасу: его проводниками были Энос и Васси. Энос приветствовал его, улыбка без следа насмешки раздвинула его бороду. Васси тоже прокудахтала приветствие. Тон ее был заметно ядовитым. Женщина-пилот обыскала его, прежде чем допустить на борт глайдера. - Извините, майор, - сказала она. - Запрет на земное оружие. Нельзя быть недостаточно неосмотрительным... - Она замолчала, скривив губы при виде кинжала Виктора. - Нож можно? - спросила она Эноса. Мужчина посмотрел на свою птеро. Васси колебалась. - Я заберу его, - сказал он. - После того, как с вами поговорит Совет, вам, вероятно, вернут его. - Я понимаю, - сказал Виктор и протянул кинжал Эносу. Он надеялся, что ему оставят кинжал, но бессмысленно лишний раз испытывать свое счастье. Избранный с любопытством ощупал незнакомый металл, потом сунул кинжал за пояс. Затем он забрался на Васси, а Виктор прыгнул в глайдер. - Пристегнитесь! - приказала женщина-пилот и мотор машины взревел. Васси заворчала от презрения к шумному, испускающему выхлопные газы глайдеру и расправила крылья. Машина и птеро поднялись одновременно, Васси была ведущей. Не слишком долго, подумал Виктор. Тонкая, как лезвие, улыбка скользнула по его губам. Джунгли внизу проплывали, как зеленый туман. Над поросшей травой и усеянной камнями поляне Васси внезапно повернула на восток. - Затруднение? - спросил Виктор. - Да, - женщина-пилот показала на горы, упирающиеся в небо на западе. - Утесы-пальцы. Места, где водятся рамы. Птеро держатся подальше от этих мест. Каждый делает это, если у него есть хоть капля разума. - Она пошевелила губами, словно хотела сплюнуть, дала полный газ и они полетели мимо гор на самой высокой скорости. После часа полета в поле зрения показались Утесы Избранных. Пещеры и ходы усеивали стены из песчаника, а птеро - небо. Васси покружила в просвете моря деревьев, потом зависла, крича. Женщина-пилот сделала знак, что поняла ее, и повела машину вниз, на посадку. Воздушный глайдер так же не должен был приближаться к поселению Избранных, как и земное оружие. Виктор с неудовольствием отметил это, как отметил почетный эскорт из копьеносцев, который ждал их на поляне. Они стояли неподвижно, как статуи, пока глайдер не улетел. Только тогда один из копьеносцев выступил вперед. Бенедикт. При взгляде на него Виктору захотелось оказаться где-нибудь в другом месте. - Идемте с нами. Виктора привели на поляну перед Утесами. В густой траве были разбиты небольшие огороды, стоял очаг для приготовления пищи и даже белье, кем-то развешанное и болтающееся между двумя наклонившимися стволами деревьев. Но видно было всего несколько человек. Виктор машинально провел рукой по пустым ножнам на поясе. Что-то здесь было не так, он буквально ощущал это, резко, как кисловатый запах местного воздуха. Глаза его сузились и скользили по лицам немногих присутствующих. Только мужчины, все с мускулатурой воинов и все вооружены. В стороне сидела Васси, ее глаза сверкали, как золото, которым платят предателям. Виктор стоял, несмотря на острия копий, упершиеся ему в спину. - Где Морган? - Мы отведем тебя к нему, - сказал Бенедикт. - Иди дальше. - Я хочу встретиться с ним снаружи. Васси подавила нервный смешок. - Ты увидишь его довольно скоро, убийца, - проворчал Бенедикт. - Мы знаем настоящие причины твоего прибытия сюда. Мы терпим присутствие Земли в Гнезде, тупица, но не потерпим шпионов. А теперь пошевеливайся. Виктор прыгнул, ударив Бенедикта в висок. Вырвав копье из рук потерявшего сознание мужчины, он обернулся, чтобы посмотреть, что ему грозит... Б_О_Л_Ь! Подобно когтям, в его мозг вонзилась сверкающая боль. Мир разлетелся на куски песчаника и травы, когда Виктор, почти потерявший сознание, был повергнут на колени. Словно из глубины вселенной, он услышал, как крикнул Энос: - Васси, перестань! Совету он нужен живым! Когти отпустили его мозг. Сильные, мозолистые руки втолкнули в черное зияющее отверстие пещеры. Сидевший на страже птеро отодвинулся, чтобы они могли пройти. Конвоиры Виктора мягко положили его на пол. Сухой холод камня на лице привел его в себя и он мог связно мыслить, хотя в голове все еще был болезненный озноб. Они знали, кто он. Кто же его выдал? Телепат из Избранных? Фосбер? Или Гонал? Губы его скривились. Н_и_к_о_г_д_а_ н_е_ д_о_в_е_р_я_й д_р_а_к_о_н_а_м. Он мучился, стараясь игнорировать головную боль. Мужчины ушли, но птеро остался, блокируя выход из пещеры. Он добродушно шипел Виктору, а тот кисло улыбался ему в ответ. - Не можешь ли ты рассказать мне, что они намереваются делать со мной? - О, ничего, но я бы охотно сделал, - раздался позади него голос. Виктор вскочил и автоматически принял боевую стойку. Мужчина тихо рассмеялся и вышел на слабый свет. Плохо подходящая ему кожаная одежда Избранного облегала его костлявое тело. Губы, обросшие недельной бородкой, были напряжены и циничны. - Вы ищете Моргана, не так ли? - сказал он. - Вот вы его и нашли. Я Джон Морган. Я пленник Избранных. И вы тоже. Они сидели в полутьме и беседовали. Что они еще могли делать? - Значит, вы пленник, - сказал Виктор. - А мне говорили, что вы добровольно перебежали к Избранным. - Это часть маскировки, - голос Моргана был тяжелым и суровым. - Говорите тише. Эта ящерица не телепат, но понимает земной язык, как мы с вами. Виктор заметил взгляд Моргана, украдкой брошенный на их охранника. - Не телепат? У меня сложилось впечатление, что все они телепаты, только не могут читать мысли землян. Морган закряхтел. Должно быть, это был смех. - Ах, да. Границы телепатии птеро. Это один из тех моментов, которые я должен здесь изучить. - Должны?.. - Не будьте таким тупоумным. Я земной агент. Некоторое время назад были замечены признаки мощных пси-способностей среди Избранных и птеро. Центр должен знать о размерах этих способностей и не могут ли они быть повернуты против Земли. - Ага... - Теперь кое-что начало прояснятся. Армия солгала не только Фосберу, когда посылала Виктора на Новый Рай. - Значит, на самом деле вы вовсе не член отряда исследователей? - Верно. И никогда им не был. Мое задание состоит в том, чтобы проникнуть к Избранным, понаблюдать за их способностями и выяснить их намерения относительно Земли. Благодаря тому, что они не могут читать мои мысли, я имел возможность шпионить, не опасаясь, что меня выследят. Так я думал. - И вы обнаружили что-нибудь полезное? - О, да! Мы оказались правы насчет пси-способностей. У них есть чудесный лекарь, который лечит переломы, уничтожает раковые опухоли - все, что может сделать медицина, они могут совершать с помощью своих способностей. Здесь есть телекинетики, один-два человека, есть прорицатели, которые могут предвидеть будущее, есть семья, способная за несколько часов вырастить растение из семечка до взрослого состояния... и телепаты... - Он снова издал звук, непохожий на смех. - Нам не стоит забывать о _т_е_л_е_п_а_т_а_х. Слово, произнесенное Морганом большими буквами, прозвучало, как ругательство. - И что с телепатами? - спросил Виктор. - Они не могут читать мысли людей, - пробормотал Морган, как бы разговаривая с самим собой. - Мы все верили в это. Но существуют также и другие телепаты, особенно среди птеро. Представьте себе, мой друг, птеро с такими мощными телепатическими способностями, что он может убивать мыслями, настолько чувствительного, что может воспринимать мозговые колебания землян. Они _м_о_г_у_т_ читать наши мысли. Во всяком случае, пара из них. По крайней мере, они читают _м_о_и_ мысли. Они позволили мне остаться и изучать их. Оставили меня в живых, для чего поддерживают торговлю с поселением. Они позволили мне оставаться с ними довольно долго. Но когда я хотел пробраться к своему передатчику, эта баба-ящерица Васси... Виктор замер. - Васси? - Вы знаете ее? Ну, ничего странного. Держу пари, что она входила в комитет, который встречал вас, когда вы совершили посадку, верно? Вероятно, с тех пор она полностью обследовала ваш мозг. Телепатка! - Он словно выплюнул это слово. - Уже через несколько дней я убрался бы с этого грязного шарика, если бы она меня не приговорила. Она может выжечь мозг. Его слова пробудили у Виктора воспоминание об ужасных когтях, вонзающихся в его сознание. Васси. Васси может читать мысли людей. И его тоже. С самого начала его мысли были заняты заданием убить Джона Моргана. Васси! Не Фосбер. Не _Г_о_н_а_л... - Другими словами, - медленно произнес Виктор, - Избранные тоже занимаются шпионажем. Только сначала мы должны поймать их на этом. Морган мрачно посмотрел на него. - Ну, вы говорите весьма скромно для представителя правительства. Вы же из Центра, не так ли? - Виктор осторожно кивнул. - Так я и думал. Избранные не могли отказать вам, не вызывая подозрений. Надеюсь, вы нашли то, что искали? Виктор не ответил. Вместо этого он спросил: - Что теперь с нами будет? - Ничего. Пока ничего. Мы заложники. Они будут держать нас в плену, пока не придумают, что с нами делать. Насколько я смог установить, здесь
в начало наверх
существуют две группировки. Одна хочет, чтобы Земля присутствовала здесь, а другая желает прогнать всех землян с Нового Рая. Это группировка Бенедикта. Другая принимает нас, но на своих условиях. Доказательство их шпионской деятельности будет бесполезно для Земли и поставит нас в скверное положение. Избранные могут выдвигать свои условия. Васси возглавляет эту группу. Землянам не будет пользы, если выиграет любая из этих групп. - Почему же? - Почему? Вы говорите, как этот эмпат Фосбер. Вы еще не видели, что они могут сделать вместе. Здесь, а не где-нибудь в затерянной колонии, куда мы можем прийти, забрать остатки и вновь цивилизовать дикую планету. Избранные считают, что эта планета принадлежит им. Им и птеро с имеющимися в их распоряжении... - Он вздрогнул. - Бог мой, у земных отрядов вторжения нет никаких шансов. Я должен освободиться и предупредить Землю. Избранные не должны победить. Их нужно остановить! Голос его стал громче. Птеро у входа шаркал и курлыкал. Морган стиснул зубы. Казалось, он успокоился, но в его глазах пылал фанатический огонь. Виктор знал эту страсть, этот особый огонь в глазах молодого солдата, который искал славы и приключений, мечтал стать героем. Он взглянул на стену с ходами и пещерами. - Что вы предлагаете? Морган заворчал. Ноги его дернулись, словно он хотел пойти, но не отважился. - Я спрятал в лесу гиперпередатчик. Если бы мы могли туда добраться... - Великолепно. - Виктор кивком головы указал на птеро. - Сами справитесь с ним или это сделать мне? - Вы бы не были так уверены, если бы видели их способности в действии. - Я уже имел с ними дело, - Виктор потер все еще горящие виски. - Вы совершенно правы, мы должны выбраться отсюда. Проблема в том - как? Птеро у входа в пещеру пошевелился. Он сдвинулся в сторону, чтобы мог войти Энос. Избранный поставил деревянный поднос с пакетиками земной еды на возвышение возле входа. - Давно пора, - проворчал Виктор и встал. - Я протестую против того, что... - Слишком поздно, майор Тохиро. Гонал и его люди уже на пути к доктору Фосберу, чтобы пожаловаться на вас, на доктора Моргана и на акцию против Гнезда. А пока вам придется оставаться здесь. - Вы нас убьете, не так ли? - спросил Морган. - Это пока еще не решено, - ответил Энос, отведя глаза. - Я в самом деле весьма и весьма сожалею. Многие из нас, Избранных и птеро, хотят, чтобы вы остались землянином. Очень жаль, что мы не можем доверять друг другу. Он повернулся, чтобы уйти. Как только он отвернулся, Морган вскочил. Птеро выкрикнул предупреждение. Энос обернулся достаточно своевременно, чтобы избежать нападения Моргана. Хвост дракона ударил Моргана в бок и швырнул об стену. Пошатнувшись, Энос бросился к выходу из пещеры. Виктор печально покачал головой. Зачинщик... Прежде чем Энос достиг выхода, Виктор схватил его и рванул на себя, за пределы досягаемости хвоста птеро. Обезвредив своего пленника, Виктор выхватил свой кинжал из-за его пояса. Его рука любовно сжала рукоятку. - Морган! - крикнул он. Тот опускался на пол пещеры, почти теряя сознание. - Надеюсь, вы сможете идти... Прочь с дороги! - добавил Виктор кричащему птеро. - Мы немедленно уходим. Птеро смотрел вниз прищуренными глазами, не на Виктора и Моргана, а на Эноса. Энос кивнул. Птеро подпрыгнул и исчез в вышине. Морган, хитро улыбаясь и потирая бок, поднялся на ноги. - Знаете, Тохиро, это великолепный прием. Пошли. У нас мало времени... Слова закончились криком. Горячие когти болезненно вонзились в мозг Виктора. Собрав всю силу воли, он удержался на ногах и приставил кинжал к горлу Эноса. - Прекрати это, - прошептал он, - или я пущу в ход кинжал. Боль тотчас исчезла. Снаружи Васси закричала от беспомощности. - Проклятое чудовище. Проклятые телепаты. Проклятые... - Вы ничего не сможете нам сделать, - сказал Виктор. - Ничего, пока мы здесь. - Он толкнул Эноса вперед. - Идем. Воины Избранных и дюжина птеро ждали в стороне от пещеры. Васси и Бенедикт стояли впереди. Бенедикт замахнулся копьем, но яростный крик остановил его. Его взгляд нашарил Эноса. Воздух зашелестел от их безмолвного разговора. - Уходите, - слабым голосом сказал Энос. - Исчезните. Мы не станем вас задерживать. - Знаю, - острие кинжала кольнуло горло Эноса, чуть не задев артерию. Осторожно, шаг за шагом, странная процессия двигалась в сторону поляны. - Я же говорил тебе, что мы должны немедленно убить их, - пробормотал Бенедикт, когда они проходили мимо. Васси презрительно фыркнула в ответ. Она зашипела на Виктора. Ненависть в ее голосе буквально покоробила его. - Вон туда, - сказал Морган, и они отправились к тропинке, ведущей в первобытные джунгли. Деревья сейчас же сомкнулись вокруг них, заслоняя от взглядов, хотя яростные крики собравшихся Избранных все еще были слышны. - Надеюсь, вы знаете, куда идете, - сказал Виктор. - Конечно, знаю. Я же говорил, что спрятал снаружи передатчик. В первые два дня я отправил только одно сообщение. Я рассказал об Избранных и о том, что хочу их исследовать. - Внезапно он большим пальцем указал на Эноса. - Мы не можем взять его с собой. - Почему? - Он телепатически связан с Васси. Она найдет нас сверху. Мы должны избавиться от него. Тон, которым он произнес это, не оставлял никаких сомнений. - Я все улажу, - сказал Виктор. - Идите вперед. Я задержусь на пару минут. Морган кивнул и исчез за поворотом тропы. Виктор подождал, пока он окажется вне поля зрения, затем повернулся к Эносу. Избранный попытался скрыть страх, когда нож Виктора царапнул его горло. - Расскажи мне, - задумчиво сказал Виктор, - каково это иметь любимого дракона! Энос заморгал и уставился на него. - Кого? - Неважно. - Кулак Виктора с силой ударил его в подбородок. Энос упал. Виктор удовлетворенно кивнул. Так как мозг Избранного был отключен, когда тот потерял сознание, у Васси больше не было возможности преследовать их. - Ты счастливчик, друг мой, - сказал Виктор, - хотя сомневаюсь, что ты это поймешь, когда очнешься. - Он сунул кинжал в ножны и последовал за Морганом. Тропа извивалась, как нервная змея. Виктор не мог с уверенностью сказать, сколько миль они прошли, однако, солнце уже перевалило за полдень, когда Морган дал знак остановиться. - Мы на месте. Ищите дерево, на стволе которого вырезан крест. Это не было проблемой, так как они уже оставили джунгли позади. Деревья становились все тоньше, перемежались со скудным кустарником, скалами и лужайками жесткой травы. Темные крылатые существа сновали в небе, слишком высоко, чтобы можно было хорошенько их разглядеть. - Итак, нас преследуют, - проворчал Морган, - на всем пути до Утесов-пальцев. Мы должны поспешить. Виктор уставился на кружащиеся пятна и машинально погладил рукоятку кинжала. - Мне кажется, это не похоже на преследование. Вы знаете так же хорошо, как и я, почему они нас отпустили. Мы не сможем выжить на этой планете. Единственной возможностью уцелеть будет или вернуться к Избранным, или добраться до поселения. Неважно, что мы сделаем, они уже будут нас ждать. - Да, но тогда будет слишком поздно. Как только я найду передатчик, то сразу же смогу связаться с кораблем флота. Они могут сколько угодно обвинять нас в шпионаже, но только после того, как я предупрежу Землю о телепатах. Темные фигуры в небе приблизились. Губы Виктора сжались. До сих пор их действительно не преследовали. Что-то здесь было не так. Что-то... - Ага! - Морган присел на корточки возле одной из тонких наклонных сосен, на коре которой был вырезан крест. Он покопался в мягкой глине и вытащил большой металлический ящик. Кроме передатчика, в нем находилось несколько пакетов с земной пищей, непромокаемая одежда из пластика и лазерный излучатель. Виктор взвесил пистолет в руке. - Прекрасная штука. Жаль, что у вас ее не было, когда Васси разоблачила вас. - Ха! Вы даже не представляете, как я тосковал по этой штуке. Но я, конечно, не мог носить ее с собой, когда был в Утесах. Слишком рискованно. Дайте, я уберу его. Виктор отдал ему оружие и уставился на небо. Птеро быстро снижались. Их крики, которые уже можно было слабо различить, были резкими и жадными. - Оставьте излучатель. Он нам может еще понадобиться. - Конечно, дружок. Холод и спокойствие в голосе Моргана заставили Виктора обернуться. Излучатель был поставлен на убийство и нацелен в него. - Я не идиот, Тохиро, - сказал Морган. - Мне сообщили, что за деликатное у вас задание и что со мной произойдет, если я буду зевать. Когда я не подал сигнала забрать меня, они предположили самое худшее. Центр, конечно, не мог быть уверен, что я погиб, поэтому есть только одно основание, зачем вы здесь. Виктор спокойно смотрел на излучатель. Он ожидал чего-либо подобного. - Так или иначе, но вы будете убиты. Вы же сами сказали это. - Может быть, и нет. Им же ничего неизвестно о телепатах Избранных. Этим я могу купить себе жизнь. Но сначала я должен избавиться от вас. Виктор простовато улыбнулся. Теперь, когда Морган так открыто высказал свои намерения, не было проблемой уклониться от луча пистолета. Он откатился, вскочил на ноги с кинжалом в руке и бросил его. Кинжал попал точно в цель. Морган взвыл и выронил пистолет, схватившись за правую руку, пронзенную клинком. Виктор мгновенно оказался на нем. Переворот, бросок, и Морган распластался на земле, а Виктор держал излучатель. Виктор улыбнулся своей лежащей жертве. - Не глядите так испуганно, - сказал он. - Я не стану убивать вас. Мы пойдем в поселение. Фосбер обеспечит нам отправку в штаб-квартиру, там я передам вас - живого - надлежащим людям. Хотя это и вызовет недовольство, я сделаю это вместо того, чтобы выполнить свою обычную грязную работу. Морган все время смахивал слезы боли. Из руки, которую он прижимал к груди, на рубашку и брюки текла кровь. - Вы сошли с ума, - простонал он. - Вам никогда не выбраться с Нового Рая. - Может быть. Мне все равно, что они сделают. - Виктор нагнулся, одним движением вытащил кинжал и успокаивающе зашипел, когда Морган вскрикнул. - Да перестаньте же хныкать, - сказал он, вытирая клинок и убирая его в ножны. - Все обстоит не так уж и плохо. Я помогу вам перевязать руку, а потом мы дадим этим птеро знаки. Я не намереваюсь всю дорогу назад идти пешком. - Птеро? - тупо удивился Морган и уставился в небо. Глаза его расширились от ужаса. Его взгляд, да близкие удары крыльев по воздуху заставили Виктора оглянуться. У Моргана слова застряли в горле. Рептилии, издававшие над ними громкие крики, не были птеро. Их тела были намного меньше, размером примерно с человека, костистые крылья длинные и узкие, головы лысые и круглые, как у коршунов, кожа красная, как огонь. Их клювы с желтыми, иглообразными зубами усеивали янтарные пятна. С жадным, примитивным голодом в глазах они смотрели вниз на землян. Морган, обретя дар речи, произнес одно только слово: - Рамы. Виктор холодно смотрел на новую опасность. Восемь рамов били крыльями над ними, остальные кружили на некотором расстоянии. Они выглядели не особенно опасными. Нескольких выстрелов должно хватить, чтобы прогнать их. Он поднял излучатель и прицелился в того, который был ближе всех. Обратив все внимание на рамов, Виктор не заметил, что Морган снова на ногах, пока земной агент не обхватил его сзади и не повалил на землю лицом вниз. Виктор с удивленным свистом выдохнул воздух и выпустил излучатель из рук. Морган метнулся к нему и неловко схватил здоровой рукой. Отскочив на шаг, он прицелился в голову Виктора. В это мгновение один из рамов закричал и бросился с неба. Морган рывком поднял дуло пистолета и открыл
в начало наверх
огонь. Луч света не попал в чудовище, которое с криком увернулось. Второй рам летел по пологой, плоской, заранее подготовленной спирали. - Еще раз проклятье, нет никакого выбора! - пробормотал Морган. Когда рам сложил крылья, чтобы упасть вниз, Морган отступил к передатчику, неуклюже зажал его под мышкой и как можно быстрее побежал к безопасному лесу, бросив Виктора на произвол судьбы. Виктор прижался к почве, застыв, затаив дыхание и напряженно стиснув зубы. Фосбер говорил, что рамы глупы. Может быть... С громким криком один из рамов упал прямо на Виктора и скользнул над ним, помчавшись вслед за Морганом - движущейся, бросающейся в глаза жертве. Услышав шелест крыльев, Морган бросил взгляд через плечо и увидел, как чудовище обрушивается на него. Он в панике сделал только один выстрел, прежде чем рам упал на него сверху. Раздался крик Моргана и резко оборвался. Спустя некоторое время оттуда, где он был, послышалось жадное квохтанье рамов и звуки разрываемого мяса. Виктор игнорировал их, он не мог позволить себе думать об этом. Выжить было важнее. Его рука коснулась кинжала. Он поднимался сантиметр за сантиметром, держал кинжал наизготовку. Большая часть стаи поднялась вверх, чтобы присмотреть где-нибудь поблизости новую жертву. Пара рамов мешала своим сородичам из стаи. Они низко склонились над окровавленной жертвой, шипели друг на друга и тяжело дышали. Передатчик и излучатель валялись в грязи возле этих чудовищ. Лес был слишком далеко. Виктор не смог бы добраться до него незаметно и не смог бы одним ножом удерживать на расстоянии от себя стаю рамов. Ему нужен был излучатель. Рамы поблизости были заняты, остальные находились слишком высоко, чтобы играть какую-то роль. Он пополз к оружию. Один рам закричал. Тварь заметила его. Отбросив всякую осторожность, Виктор устремился к излучателю, схватил его в земли, обернулся и выстрелил наугад на гремящий звук крыльев. Два рама отвернули - один с легким ранением в верхнюю часть ноги, другой с поврежденным крылом. Стая тотчас же ринулась на своих раненых сородичей и стала рвать их в воздухе. Останки упали на землю, чтобы разделить участь предыдущей жертвы. Ужин для всех, подумал Виктор, и моя последняя возможность для бегства. Он бросился к лесу... Краем глаза Виктор заметил, как блеснуло что-то красное, и обернулся, чтобы открыть огонь. Но прежде чем он успел выстрелить, мощный удар крыльев сбил его с ног, когти рванули одежду и кожу, когда рам напал на него и повалил на землю. Виктор вскинул вверх пистолет. Внезапное движение отвлекло внимание рама, который повернул голову, чтобы проследить за новым нападением. Его череп с силой молота ударил Виктора по руке. Огненная молния боли пронзила руку, затем она онемела. Рам радостно заквохтал и подвигал когтями, чтобы лучше захватить жертву. В то же мгновение, когда захват ослаб, Виктор поднял ногу и ударил своего противника в грудь. Существо оказалось удивительно легким, словно кости его были обтянуты бумагой. Оно с криком отскочило назад, но почти мгновенно бешеными ударами крыльев восстановило равновесие. Прежде чем Виктор успел подобрать излучатель, рам снова оказался над ним. Одна из его лап легла на запястье Виктора, сковав руку с кинжалом, когти второй лапы вонзились в его правое бедро. Красная кожа рама заполнила мир стеной пламени. Густой, горячий смрад яда рептилии дымом обжег ноздри. На челюстях чудовища смешались темные, зловещие ручейки человеческой крови и яда, сочащегося из его зубов, брызжущего на кожу и одежду Виктора и шипящего, как раскаленные угли. Глаза цвета старого золота были плоскими, как камни, лишенными всяческого разума. Эти бездумные, золотистые глаза закрылись, когда ударил клюв рама. В последний момент Виктору удалось уклониться. Зубы рама не попали в его шею, а разорвали бок от сгиба руки до бедра и, словно удар лазера, оставили после себя след из крови, разорванного мяса и янтарной боли. Вскрикнул от отчаяния, Виктор освободил руку с ножом и полоснул рама по шее. Чудовище закричало, приподнялось, забило крыльями в воздухе и снова обрушилось на голову Виктора. Когда клюв снова опустился, Виктор вскинул кинжал и по самую рукоятку вонзил его в тупой глаз рама. Рептилия взвилась в воздух, слепо хватая его и с жалобным свистом рассекая крыльями, а Виктор судорожно старался уползти за пределы его досягаемости. Наконец, тварь упала на землю и, вздрагивая, осталась лежать красной кучкой. Виктор остановился, чтобы перевести дыхание. Воздух, казалось, стал слишком разреженным, Виктор не мог вздохнуть достаточное его количество. Разорванный бок жгло, как огнем. Теперь у него не было оружия, а рамы... Он поднял взгляд. Рамов гнали по небу, их крики тонули в яростном вопле огромного золотистого птеро, который напал на них и отогнал к Утесам-пальцам. Из страха перед размерами птеро рамы отказались от борьбы и бежали от ярости нападающего, чтобы найти себе более легкую жертву. Губы Виктора зашевелились. Шатаясь, он встал на ноги, а птеро пошел на посадку, его свист был резким и приветственным. Виктор открыл рот, чтобы заговорить. Но имя Гонала лопнуло, прежде чем он успел произнести его. Он упал в траву вниз лицом. - Значит, это правда, - пробормотал мужчина. - Это действительно не так уж и плохо. Смотрите, я убил дракона. Я стремился к этому всю жизнь, - подбородком он указал на все еще вздрагивающее тело рама. Хриплый смех вырвался из его горла. Птеро заверещал и поднял голову. Боком он отступил от человека и подпрыгнул. Через несколько секунд он исчез из поля зрения. - Я не упрекаю тебя, - прошептал мужчина, - хотя было бы прекрасно, если бы... Голос его запнулся и смолк. Дыхание было судорожным и неровным. Он улыбнулся самому себе. Смерть героя. Он закрыл глаза и провалился в темноту. Свет. Несмотря на старание все время смыкать веки, глаза постоянно царапало. Жужжание, словно от роя насекомых, звучало в ушах. Что-то кольнуло его в руку. Его мозг взорвался от приказов, от защитных рефлексов перед нападением, но тело отказывалось повиноваться ему. Он был в состоянии только смотреть. Сильные руки крепко держали его. - Лежите спокойно, - прожужжало одно из насекомых. - Энос, дай еще сыворотки. Виктору пришлось несколько раз моргнуть сопротивляющимися веками, прежде чем он смог окончательно открыть глаза. Он сфокусировал взгляд на трех фигурах: Эносе, незнакомце в голубой тканой рубашке и Гонале. - Лежите спокойно, - повторил незнакомец в голубой рубашке. - Вы довольно сильно отравлены ядом рамов. Еще бы пять минут - и все... Вы проболеете еще пару дней. - Он провел рукой по телу Виктора и это вызвало электрическое покалывание, словно завибрировала каждая клеточка тела. - Я сделаю вам еще один укол, чтобы быть совершенно уверенным. Энос протянул мужчине шприц. Игла была изготовлена на Земле, однако, противоядие в мешочках доставлено с Дарма. Мужчина в голубом уверенно воткнул иглу в руку Виктора. Виктор тупо смотрел на нее, потом глаза его медленно расширились от удивления. Его разорванный бок снова был цел, ни осталось ни шрама, ни царапины. - Да, я привел вас в порядок, - деловито сказал мужчина, заметив взгляд Виктора. - Мы, лекари, можем это. Однако, яд более сложная проблема, так что мы не отказываемся от небольшой помощи, - он поднял шприц и подмигнул Виктору. - Как вы меня нашли? - прокряхтел Виктор. - Это Гонал, - сказал Энос. - Мы знали, что вы там не сможете долго продержаться без припасов, поэтому Совет решил подождать. Однако, Гонал настоял на том, чтобы искать вас, а Васси сопровождала его. Она телепатически обнаружила вас среди стаи рамов и позвала нас, пока Гонал прогонял хищников. Несмотря на это, было уже почти поздно. - Васси... она помогала?.. - Не обращая внимания на протесты лекаря, Виктор неуверенно приподнялся на локтях. Васси появилась в его поле зрения и присела возле Гонала. Она оскалила зубы, махая хвостом. Энос осклабился и погладил ее по челюсти. - Вы меня не убили, а долг платежом красен. Если я верно цитирую... - Он взглянул на коричневую птеро, она зашипела и отвернула голову. - Даже глупый землянин не заслуживает того, чтобы стать добычей рамов. - В самом деле? - Виктор усмехнулся про себя. - Большое спасибо, мадам. - Он наклонил голову. Васси этого словно бы не заметила. Лекарь встал и вытер руки о рубашку. - Я сделал свою часть дела. Теперь ваши люди продолжат его. - Вы позволите мне вернуться в поселение? - Там вам помогут лучше, чем мы здесь, - сказал Энос. - Но не думайте, будто это означает, что вы свободны. Мы уже заявили протест вашему правительству. Даже если Моргана нет больше в живых, остается сам факт предательства землян. - Н_а_ш_е_г_о_ предательства, - протяжно сказал Виктор. - А как насчет вас? Ваших телепатов? Энос мучительно топтался на месте. - Это необходимость, - наконец, сказал он. - Вы не можете отрицать, что дали повод для этого. - Васси враждебно заворчала. Гонал заставил ее замолчать. - Майор Тохиро, последнее, чего мы хотим, так этой войны с вашим Гнездом. Теперь, когда это ненавистное яйцо лопнуло... мы, может быть, к счастью, сумеем достичь дружеского отношения друг к другу. Мы должны подождать. - Он сделал резкий жест рукой. - Подождите. Мы с Васси отнесем вас домой. - Нет, - отрицательно покачал головой Виктор. Его глаза были полны надежды и мольбы. - Пусть он понесет меня... Гонал что-то прочирикал лекарю, и тот, соглашаясь, пожал плечами. - Мне все равно. Я полечу с вами и прослежу, чтобы вы не упали. Виктор с помощью Эноса и лекаря поднялся, но как только оказался на ногах, оттолкнул их и сделал пару шагов к птеро. Он потянулся к шее Гонала и почувствовал под руками тепло мечты. Его губы шевелились, шепча слова, которые он хотел произнести вслух, но не мог. Гонал что-то пробормотал и коснулся его щеки, словно и в самом деле мог читать мысли Виктора. Виктор не был в сознании на протяжении всего пути в поселение, но это было безразлично. Он был в сознании достаточно долго, чтобы почувствовать игру мускулов под своими бедрами, когда Гонал поднимался, чтобы услышать свист могучих крыльев, бьющих по воздуху, чтобы, как во сне, видеть проносящиеся под ними ландшафты. Когда обморок распростер над ним свои руки, чтобы принять его в объятия, Виктор уже готов был упасть. Последним расплывающимся взглядом он увидел, как Гонал обернул длинную шею, чтобы взглянуть на него. Горло птеро запульсировало, когда он издал трель, полную драконьей радости. Врач Избранных ошибся. Виктор был болен три дня. За это время кое-что изменилось. Обе стороны были вынуждены признать взаимный шпионаж, нарушение договора и извиниться друг перед другом. Как на знаке доброй воли, птеро настояли на том, чтобы земной отряд исследователей получил разрешение посетить Утесы и вблизи наблюдать врожденные пси-способности местных жителей. Позже состоялась встреча между представителями Земли и Гнезда. Заблаговременно были заключены новые соглашения и подписаны новые договоры. Хотя установление новых отношений требовало времени, это все же было лучше, чем война. Виктора вообще не заботили политические маневры обеих планет. Пока его тело отходило от яда, у духа было время поразмыслить о неудовлетворенности, которая пустила когда-то в нем корни и теперь начала приносить свои плоды. Он ясно видел всю отвратительность своей прошлой жизни, видел кровавого дракона, каким она была до сих пор, и, наконец, понял, каким образом может избавиться от этого ужасного дракона. На четвертый день, когда врач поселения признал его здоровым, Виктор передал Фосберу доклад вместе с официальным прошением об отставке. В ту же ночь он заразился лихорадкой и слег. Очнувшись, он почувствовал на лице теплый свет солнца. Мир, судя по ощущениям, стал каким-то другим, но трудно было сказать, в чем он изменился. Виктор вздохнул поглубже. Горький запах воздуха исчез. Воздух теперь пах свежей травой, летним днем и цветами. - Я сделал это, - громко сказал он самому себе. - Несомненно, - сказал Фосбер со своего места у его кровати. - Как вы себя чувствуете? Фосбер отпил кофе из чашечки. Его коричневый аромат ударил в нос Виктору, едкий и ядовитый. - Я акклиматизировался, - ответил Виктор. - Как восприняли в Центре мой переход? - Я еще не сообщал им об этом. Я отошлю ваш доклад и прошение только
в начало наверх
тогда, когда вы отправитесь к Утесам. Что вы теперь думаете делать? - Не имею ни малейшего представления. Может, займусь резьбой по дереву, - рассмеялся он. - Я все еще великолепно владею ножом. - Именно об этом мы и говорили... - Фосбер передал ему что-то продолговатое, завернутое в плотный шелк. Виктор почувствовал знакомую остроту твердого металла в свертке. - Энос очистил его для вас. Я позволил себе упаковать также несколько ваших вещей. Эскорт ждет вас на посадочной площадке уже около двух часов. - Он взял руку Виктора и крепко пожал ее. - Всего вам хорошего, майор Виктор Тохиро. Эскорт состоял из двух птеро. Коричневого и золотистого, как заметил Виктор с такого расстояния. Из Васси и Гонала. Он чуть не закричал, когда внутри его раздались голоса. ВЫГЛЯДИТ ОН НЕПЛОХО. - Женский голос звучал немного резко и горячо. - ОН МОЖЕТ ВЕЛИКОЛЕПНО ПОЗНАКОМИТЬ ИЗБРАННЫХ СО СВОИМ ГНЕЗДОМ, КАК ТЫ ДУМАЕШЬ? Я ДУМАЮ, МЫ ДОЛЖНЫ ПРЕДОСТАВИТЬ ЕМУ ПРАВО РЕШАТЬ САМОМУ. - Мужчина внутри него рассмеялся низким голосом. Виктор узнал этот голос, хотя прежде не слышал его. Это был голос Гонала, его драконий голос. - ТЫ ТАК ЖУТКО СПЕШИШЬ, ВАССИ. ВОТ ЖЕ ОН ИДЕТ К НАМ, - продолжал Гонал. - Я ВСЕГДА ДУМАЛ, ЧТО ТЫ ЧТО-ТО ИМЕЕШЬ ПРОТИВ ЗЕМНЫХ ПЕРЕГИБОВ. ВЕРНО. НО ГНЕЗДИАНЕЦ - ЭТО КОЕ-ЧТО ДРУГОЕ. - Виктор остановился перед ними. Васси нагнула голову и поклонилась в ответ. - ДОБРЫЙ ДЕНЬ, МАЙОР ТОХИРО. ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС НА ГНЕЗДЕ. - Кончик ее хвоста дрожал. - МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ ЧТО-ТО ПРИДУМАТЬ С ЕГО ИМЕНЕМ. НА МОЙ ВЗГЛЯД, ОНО ЗВУЧИТ СЛИШКОМ ПО-ЗЕМНОМУ. ВАССИ, - заворчал на нее Гонал. Она проказливо зашипела и, взмахнув крыльями, без труда поднялась в воздух. Гонал устало посмотрел ей вслед, весь его вид говорил о долгих страданиях. - ЕСТЬ ТАКЖЕ И НЕПРИЯТНЫЕ СТОРОНЫ ЖИЗНИ НА ГНЕЗДЕ, - объяснил он Виктору. - ОНА - ОДНА ИЗ НИХ. - Он тихо добавил: - ТЫ ГОТОВ? - Готов? Я ждал этого всю свою жизнь. Гонал низко присел. Посадка Виктора была неуверенной, но уроки и помощь птеро скоро изменят это. Он крепко сжал колени, как велел ему Гонал, и позволил своему партнеру лететь из поселения к новой жизни в Утесах Избранных, к жизни без смерти и без драконов.

ВВерх