UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Стивен КИНГ

   ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НИКОМУ НЕ ПОДАВАЛ РУКИ




За окном был морозный вечер, часы пробили восемь,  и  вскоре  мы  все
перебрались в библиотеку, прихватив с собой  бокалы,  которые  Стивенс  не
забывал вовремя наполнять. Довольно долго  тишину  нарушали  только  треск
огня в камине, отдаленное постукивание бильярдных шаров да вой ветра. Но в
доме номер 249В было тепло.
Помнится, справа от меня в тот вечер сидел Дэвид Адли, а слева  Эмлин
Маккэррон - однажды он нас напугал рассказом о  женщине,  разродившейся  в
немыслимых обстоятельствах.  Против  меня  сидел  Йохансон  с  "Уолл-стрит
мэгэзин" на коленях.
Вошел Стивенс и вручил Джорджу Грегсону ненадписанный пакет.  Стивенс
- идеальный  дворецкий,  невзирая  на  заметный  бруклинский  акцент  (или
благодаря ему), и главное его достоинство состоит в  том,  что  он  всегда
безошибочно угадывает, кому передать послание, если адресат не указан.
Джордж взял пакет и какое-то время неподвижно сидел в  своем  высоком
кресле с подголовником, глядя на огонь в камине,  где  при  желании  можно
было бы зажарить здорового  бычка.  Я  видел,  как  в  его  глазах  что-то
промелькнуло, когда взгляд  его  упал  на  афоризм,  выбитый  на  каменном
цоколе: СЕКРЕТ В РАССКАЗЕ, А НЕ В РАССКАЗЧИКЕ.
Он разорвал пакет своими старческими  дрожащими  пальцами  и  швырнул
содержимое  в  огонь.  Вспыхнула   яркая   радуга,   которая   вызвала   у
присутствующих легкое оживление. Я обернулся к Стивенсу, стоявшему в  тени
у двери. Руки сложены за спиной, лицо бесстрастно.
Внезапно молчание нарушил скрипучий, немного ворчливый голос Джорджа,
и мы все вздрогнули. Во всяком случае за себя ручаюсь.
- Однажды я был свидетелем того, как в этой темноте убили человека, -
сказал  Джордж  Грегсон,  -  хотя  никакой  суд   не   вынес   бы   убийце
обвинительного приговора. Кончилось, однако, тем, что он сам себя осудил и
сам привел приговор в исполнение.
Установилась пауза, пока он разжигал  трубку.  Его  морщинистое  лицо
окутал голубоватый дым; спичку он загасил замедленным движением ревматика.
Он бросил спичку на горячий пепел, оставшийся после сожженного  пакета,  и
проследил за тем, как она обуглилась. Под  кустистыми  седоватыми  бровями
прятались цепкие синие глаза, выражавшие сейчас задумчивость. Крупный  нос
крючком, узкие жесткие губы, втянутая в плечи голова.
- Не дразните нас, Джордж, - проворчал Питер Эндрюс. - Рассказывайте.
- Расскажу. Наберитесь терпения.
Мы ждали, пока он вполне не удовлетворился тем, как раскурена трубка.
Уложив в глубокую чашечку из  корня  верескового  дерева  аккуратный  слой
угольков, Джордж сложил на коленях подрагивающие руки и начал:
- Так вот. Мне восемьдесят пять  лет,  а  то,  что  я  собираюсь  вам
рассказать, случилось, когда мне было двадцать или около того.  Если  быть
точным, в 1919-м. Я как раз вернулся с Большой Войны. Пятью месяцами ранее
умерла моя невеста от инфлюэнцы. Ей едва исполнилось девятнадцать.  Боюсь,
что спиртному и картам я тогда уделял чрезмерное внимание. Видите ли,  она
ждала меня два года, и не проходило недели, чтобы  я  не  получил  от  нее
письма. Да, я загулял и потерял чувство меры; может быть, вы  скорее  меня
поймете, узнав, что я тогда не имел никакой опоры ни в семье, ни в вере  -
из окопов, знаете, догматы христианства выглядят  в  несколько  комическом
свете. Зато не покривив душой, могу сказать, что настоящие друзья, которые
были со мной в дни испытаний, не оставляли меня одного.  Их  у  меня  было
пятьдесят три (многие ли похвастаются таким числом?): пятьдесят две  карты
в колоде да бутылка виски "Катти Сарк". Между прочим, поселился я  в  этих
самых апартаментах на Бреннан-стрит. Правда, стоили они  тогда  несравнимо
дешевле и лекарств на полке было  куда  меньше.  А  вот  времени  я  здесь
проводил, пожалуй, столько же - в доме  номер  249в  и  тогда  легко  было
составить компанию для покера.
Тут его перебил Дэвид Адли, и,  хотя  на  губах  его  играла  улыбка,
вопрос прозвучал со всей серьезностью:
- А что Стивенс? Он уже служил у вас, Джордж?
Грегсон повернулся к дворецкому:
- Стивенс, вы служили мне тогда, или это был ваш отец?
Ответ сопровождался отдаленным подобием улыбки:
- Я полагаю, шестьдесят пять лет назад этим человеком  мог  быть  мой
дед, сэр.
- Во всяком случае место вы  получили  по  наследству,  -  философски
изрек Адли.
- Как вам будет угодно, - вежливо откликнулся Стивенс.
- Я вот сейчас вспоминаю его, - снова заговорил Джордж, - и,  знаете,
Стивенс, вы поразительно похожи на вашего... вы сказали деда?
- Именно так, сэр.
- Если бы вас поставить рядом, я бы,  пожалуй,  затруднился  сказать,
кто есть кто... впрочем, этого уже не проверишь, не так ли?
- Да, сэр.
- Ну так вот, я сидел в ломберной - вон за той дверью - и раскладывал
пасьянс, когда увидел Генри Брауэра... в первый и последний раз.  Нас  уже
было четверо, готовых сесть за покер;  мы  ждали  пятого.  И  тут  Джейсон
Дэвидсон сообщает мне, что Джордж Оксли, наш пятый партнер, сломал ногу  и
лежит в гипсе, подвешенный к дурацкому блоку. Увы, подумал я, видимо, игра
сегодня не состоится. Впереди долгий вечер, и нечем отвлечься от печальных
мыслей, остается только раскладывать пасьянс  и  глушить  себя  слоновьими
дозами виски. Как вдруг из дальнего угла  раздался  спокойный  приветливый
голос:
- Джентльмены, речь,  кажется,  идет  о  покере.  Я  с  удовольствием
составлю вам компанию, если вы, конечно, не возражаете.
До этого момента гость сидел, зарывшись в газету "Уорлд",  поэтому  я
впервые мог разглядеть его. Я увидел молодого человека со старым  лицом...
вы понимаете, о чем я? После смерти Розали на моем  лице  появились  точно
такие же отметины, только их было гораздо меньше. Молодому человеку,  судя
по его шевелюре, было не больше двадцати восьми, но  опыт  успел  наложить
отпечаток на его лицо, в глазах же, очень темных, залегла даже не  печаль,
а какая-то затравленность. У него  была  приятная  наружность  -  короткие
подстриженные  усики,  темно-русые  волосы.  Верхняя  пуговица  воротничка
элегантного коричневого костюма была расстегнута.
- Меня зовут Генри Брауэр, - отрекомендовался он.
Дэвидсон тотчас бросился к нему с протянутой рукой,  от  радости  он,
кажется, готов был силой схватить покоившуюся на коленях  ладонь  молодого
человека. И тут произошло странное: Брауэр выронил газету и  резко  поднял
вверх обе руки, так что они оказались вне досягаемости. На  его  лице  был
написан ужас.
Дэвидсон  остановился  в  замешательстве,   скорее   смущенный,   чем
рассерженный. Ему самому было двадцать два. Господи, какие же  мы  были...
телята.
- Прошу прощения, - со  всей  серьезностью  сказал  Брауэр,  -  но  я
никогда не пожимаю руки!
Дэвидсон захлопал ресницами:
- Никогда? Как странно. Но отчего же?
Вы уже  поняли,  что  он  был  настоящий  теленок.  Брауэр  попытался
объяснить ему как можно доходчивее, с  открытой  (хотя  и  страдальческой)
улыбкой:
- Я только что  из  Бомбея.  Удивительное  место...  толпы,  грязь...
эпидемии, болезни.  На  городских  стенах  охорашиваются  стервятники.  Я|
пробыл  там  два  года  в  торговой  миссии,  и  наша  западная   традиция
обмениваться рукопожатием стала вызывать у меня священный  ужас.  Я  отдаю
себе отчет в том, что поступаю глупо и невежливо,  но  ничего  не  могу  с
собой поделать. И если вы не будете столь великодушны, что расстанетесь со
мной без обиды в сердце...
- С одним условием, - улыбнулся Дэвидсон.
- Каким же?
- Вы сядете за игровой стол и пригубите виски моего друга Джорджа,  а
я пока схожу за Бейкером, Френчем и Джеком Уайлденом.
Брауэр учтиво кивнул и  отложил  в  сторону  газету.  Дэвидсон  круто
развернулся и бросился за остальными партнерами. Мы с Брауэром пересели за
стол,  покрытый  зеленым  сукном,  я  предложил  ему  выпить,  он  вежливо
отказался и сам заказал бутылку. В этом я усмотрел новое свидетельство его
странной фобии и промолчал. Я знавал людей, чей страх  перед  микробами  и
заразными болезнями был сродни брауэровскому, если не  сильнее.  Вероятно,
вам тоже известны подобные случаи.
Мы покивали в знак согласия, а Джордж продолжал:
- Как здесь хорошо, - задумчиво произнес Брауэр. - С тех пор,  как  я
оставил службу в Индии, я избегал общества. Негоже человеку быть одному. Я
полагаю, даже для самых независимых самоизоляция есть худшая из пыток!
Он сказал это с каким-то особым  нажимом;  я  молча  согласился.  Что
такое настоящее одиночество, я хорошо почувствовал в  окопах,  ночью.  Еще
острее - после смерти Розали. Я начинал проникаться симпатией  к  Брауэру,
несмотря на столь откровенную эксцентричность.
- Бомбей, наверно, удивительный город, - заметил я.
- Удивительный... и отвратительный. С нашей точки  зрения,  многое  в
тамошней жизни просто не укладывается в голове. Например,  их  реакция  на
автомобили: дети шарахаются от них  в  сторону,  а  затем  бегут  за  ними
несколько кварталов. Самолет в глазах местных жителей - сверхъестественное
чудовище. То, что мы воспринимаем с абсолютным спокойствием или с оттенком
самодовольства, для них чудо; но, скажу вам честно, с таким  же  ужасом  я
впервые смотрел на уличного бродягу, проглотившего пачку стальных иголок и
вытаскивавшего их одну за другой из открытых язв на  кончиках  пальцев.  А
для них это в порядке вещей.
- Как знать, - продолжил он с некоторой торжественностью, - возможно,
этим  двум  культурам  суждено  было  не  смешиваться,   но   существовать
обособленно, каждой  со  своими  чудесами.  Проглоти  вы  или  я  пакет  с
иголками, и нам не избежать медленной и мучительной смерти. А что касается
автомобилей... - он умолк с отрешенным выражением лица.
Я  собирался  что-то  сказать,  но  тут  появился  Стивенс-старший  с
бутылкой шотландского виски для Брауэра, а за ним Дэвидсон и остальные.
Прежде  чем  рекомендовать  своих  приятелей,  Дэвидсон  обратился  к
Брауэру:
- Генри, я их предупредил о вашей маленькой причуде, так  что  можете
ни о чем не беспокоиться. Позвольте вам представить: Даррел Бейкер... этот
суровый мужчина с бородой -  Эндрю  Френч...  и,  наконец,  Джек  Уайлден.
Джорджа Грегсона вы уже знаете.
Брауэр с учтивой улыбкой поклонился  каждому,  что  как  бы  заменяло
рукопожатие. Тут же были распечатаны три колоды карт, деньги  обменены  на
фишки, и игра началась.
Мы играли шесть часов кряду. Я сорвал около двухсот долларов;  Бейкер
игрок довольно слабый, оставил долларов восемьсот и глазом не моргнул (его
отец владел тремя самыми крупными  обувными  фабриками  в  Новой  Англии);
Френч с Уайлденом  поделили,  примерно  поровну,  остальные  шесть  сотен.
Дэвидсон оказался в небольшом плюсе, а Брауэр в таком же  минусе,  но  для
последнего остаться почти что при своих было равносильно подвигу: ему весь
вечер фатально не шла карта. Он одинаково свободно чувствовал себя  как  в
традиционной игре с пятью картами на руках, так и в новомодном варианте  с
семью картами, и, по-моему, он несколько раз сорвал банк на чистом  блефе,
на который сам я скорее всего не отважился бы.
Я обратил внимание: пил он изрядно, к последней сдаче почти усидел  в
одиночку бутылку виски, но язык у него не заплетался, играл он безошибочно
и при этом был постоянно начеку, если чьи-то пальцы  вдруг  оказывались  в
опасной от него близости. В случае выигрыша он не забирал банк,  пока  все
до последней фишки не были разменены на  наличность  или  если  кто-то  по
рассеянности не делал вовремя ставку.  Один  раз  Дэвидсон  поставил  свой
стакан рядом  с  его  локтем,  и  Брауэр,  отпрянув,  едва  не  расплескал
собственный.  Бейкер  удивленно  поднял  брови,   но   Дэвидсон   разрядил
обстановку.
Перед этим Джек Уайлден заявил, что ему предстоит неблизкая дорога  в
Олбани и что хорошо бы ограничиться последним кругом. Круг заканчивался на
Френче, который объявил, что сдает по семь.
Я помню эту самую последнюю сдачу так же отчетливо, как свое  имя;  а
спроси вы меня, с кем я вчера обедал и что подавали, я ведь,  пожалуй,  не
отвечу. Вот они, парадоксы возраста. Впрочем, будь вы тогда на моем месте,
вы бы тоже не забыли.
Мне сдали две червы в закрытую и одну  в  открытую.  Про  Уайлдена  и
Френча ничего не скажу, у Дэвидсона же был туз червей, а у Брауэра десятка
пик. Дэвидсон прошел двумя долларами - пять был потолок, - и все  получили
еще по одной открытой карте. Я прикупил к трем червям четвертую, Брауэр  -
валета пик к десятке. Дэвидсону досталась тройка, и,  хотя,  это  вряд  ли
поправило его дела, он добавил еще три доллара. "Последняя игра, -  весело

 
в начало наверх
сказал он. - Не скупитесь, мальчики! Завтра мне предстоит угощать одну даму!" Нагадай мне кто-нибудь, что эта фраза будет преследовать меня всю мою жизнь, я бы не поверил. Френч в третий раз сдал по одной в открытую. Мне для цвета ничего не пришло, а вот Бейкер, главный неудачник, составил пару - кажется, королей. Брауэр получил двойку бубен, которая была ему как-то ни к чему. Бейкер со своей парой поставил пять долларов, максимум, Дэвид не задумываясь поставил еще пять. Остальные поддержали, и Френч в последний раз сдал в открытую. Я прикупил короля червей и оказался с цветом. Бейкер взял к своей паре третьего короля. Дэвидсон увидел второго туза, и глаза у него заблестели. Брауэру досталась трефовая дама, и почему он сразу не вышел из игры, я, убей меня Бог, понять не мог: казалось, в очередной раз за этот вечер он оказался ни с чем. Ставки резко возросли. Бейкер дал пять, Дэвидсон пять добавил, Брауэр доставил десять. Со словами: "Ну, с моей парой мне здесь делать нечего", - Джек Уайлден сбросил карты. Я поставил десять и еще пять. Бейкер доставил и накинул столько же. Я не стану утомлять вас скучными подробностями. Замечу лишь, что каждый мог трижды пройтись по максимуму, и все мы - Бейкер, Дэвидсон и я - воспользовались этим правом. Брауэр - тот всякий раз просто доставлял, выждав паузу, когда все уберут руки от денег. А денег уже собралось немало - двести с чем-то. И тогда Френч раздал по последней, в закрытую. Воцарилось молчание, пока все смотрели свои карты, хотя мне-то смотреть было не на что, у меня уже была комбинация и, судя по общему раскладу, сильная. Бейкер поставил пять, Дэвидсон увеличил, и мы все поглядели на Брауэра. Тот давно снял галстук и расстегнул вторую пуговицу, к щекам прихлынула кровь от выпитого виски, но он оставался все таким же невозмутимым. "Десять... и еще пять", - сказал он. Я даже сморгнул от удивления: я не сомневался, что он скинет. Ну а с моими картами я, конечно, должен был играть на выигрыш, поэтому я приплюсовал еще пять долларов. Мы торговались без ограничений, и банк рос как на дрожжах. Я остановился первым, довольный уже тем, что, по-видимому, накажу кого-то с фулем. За мной последовал Бейкер, уже кидавший подозрительные взгляды на Дэвидсона с его парой тузов, то на Брауэра с его загадочным пшиком. Как уже говорилось, Бейкер был слабый игрок, но его хватало на то, чтобы учуять в воздухе опасность. Дэвидсон и Брауэр поднимали ставки еще раз по десять, если не больше. Мы с Бейкером вынужденно отвечали - слишком много было поставлено. Фишки у всех кончились, и поверх груды пластмассовых кругляшек росла гора бумажных денег. - Ну ладно, - сказал Дэвидсон после того, как Брауэр в очередной раз поднял банк, - пожалуй, я раскроюсь. Если это блеф, Генри, то он вам вполне удался. Но я должен вас проверить, да и Джеку предстоит дальняя дорога. - С этими словами он бросил пять долларов и повторил: - Раскроемся. Не знаю, как другие, а я почувствовал облегчение, не имевшее, кстати, никакого отношения к выложенной сумме. Игра пошла на выживание, и если мы с Бейкером могли себе позволить проиграть, то для Дэвидсона это был вопрос жизни. Он не вылезал из долгов, имея источником дохода скромное наследство, оставленное ему тетушкой. Ну а Брауэр - был ли ему такой проигрыш по средствам? Не забывайте, джентльмены, на кону стояло свыше тысячи долларов. Джордж умолк. Его трубка погасла. - А дальше? - весь подался вперед Адли. - Не дразните нас, Джордж. Видите, мы ерзаем от нетерпения. Огорошьте нас, Джордж. Видите, мы ерзаем от нетерпения. Огорошьте нас неожиданным финалом или успокойте. - Немного выдержки, мой друг, - невозмутимо отвечал Джордж. Он чиркнул спичкой о подошву туфли и принялся раскуривать трубку. Мы напряженно ждали, храня молчание. За окном подвывал ветер. Но вот все уладилось, трубка задымила, и Джордж продолжал: - Как вам известно, правила покера гласят: тот, кто предлагает открыться, первым показывает карты. Но Бейкер не мог больше выносить напряжения, он перевернул одну из своих карт, лежавших лицом вниз, и все увидели королевское каре. - У меня меньше, - сказал я. - Цвет. - Тогда банк мой, - обратился к Бейкеру Дэвидсон и перевернул две карты. У него оказалось каре на тузах. - Отлично сыграно, господа. И он начал сгребать гору денег. - Подождите! - остановил его Брауэр. Он не взял Дэвидсона за руку, как мог бы поступить любой из нас, но и одного этого слова было достаточно. Дэвидсон замер с отвисшей челюстью - у него словно атрофировались лицевые мускулы. А Брауэр перевернул все три карты, и обнаружился... флеш-рояль, от восьмерки до дамы. - Я думаю, это будет старше вашего каре. Дэвидсон покраснел, потом побледнел. - Да, - неуверенно выдавил он из себя, словно такая последовательность комбинаций была ему в новинку. - Да, старше. Я дорого бы дал, чтобы узнать, чем был вызван последовавший затем жест Дэвидсона. Он ведь отлично знал, что Брауэр терпеть не мог, когда к нему прикасаются; тому было множество свидетельств за этот вечер. Может, Дэвидсон запамятовал, уж очень ему хотелось показать Брауэру (и всем нам), что даже такой проигрыш ему по карману и он способен перенести удар столь сокрушительной силы как истинный джентльмен. Я уже говорил вам, что он был этакий теленок, так что жест был вполне в его характере. Но не забудем: если теленка раздразнить, он может и боднуть. Не убьет, конечно, и кишки не выпустит, но одним-двумя швами можно поплатиться. Такой поступок тоже был бы в характере Дэвидсона. Да, я дорого бы дал, чтобы узнать причину... но в конце концов главное - результат. Когда Дэвидсон убрал руки от банка, Брауэр потянулся за деньгами. На лице Дэвидсона вдруг изобразилось живейшее расположение, он схватил руку Брауэра и крепко сжал ее со словами: "Великолепно сыграно, Генри, просто великолепно. Я первый раз вижу..." Раздался пронзительный, какой-то женский визг, прозвучавший особенно жутко в тишине ломберной комнаты; Брауэр выдернул кисть и отшатнулся. Стол едва не опрокинулся, фишки и вся наличность полетела в разные стороны. Мы все окаменели. Брауэр, пошатываясь, сделал несколько шагов, держа перед собой вытянутую руку, точно леди Макбет в мужском варианте. Он был белый как саван, в глазах непередаваемый ужас. Мне стало страшно; ни до, ни после не испытывал я такого страха, даже когда получил телеграмму о смерти Розали. Он начал стонать. Звук шел словно из гулкий бездны, леденящий звук, почти нечеловеческий. Помнится, я подумал: "Да ведь он сумасшедший!" И тут же понес какую-то околесицу: "Ключ, я оставил ключ зажигания включенным... Господи, я не хотел!" И он кинулся к лестнице, что вела в главный холл. Я первым пришел в себя. Встал рывком из кресла и бросился за ним следом, а Бейкер, Уайлден и Дэвидсон так и не пошевелились; они напоминали высеченные из камня статуи инков, охраняющие сокровища племени. Парадная дверь еще раскачивалась на петлях, я выбежал на улицу и сразу увидел Брауэра, стоявшего на обочине и тщетно пытавшегося поймать такси. Завидев меня, он горестно охнул, и я уже не знал, жалеть ли мне его или изумляться. - Подождите! - крикнул я. - Примите мои извинения за Дэвидсона, хотя, уверен, он сделал это не нарочно. Но если в результате вы вынуждены покинуть нас, что ж, не смею вас задерживать. Но сначала вы должны забрать свой выигрыш, деньги немалые. - Мне не следовало сюда приходить, - простонал он. - Ноги сами понесли меня к людям, и вот... вот чем... Я безотчетно потянулся к нему - естественное движение человека, желающего помочь несчастному, - Брауэр же отпрянул и возопил: - Не прикасайтесь ко мне! Мало вам одного? Боже, лучше бы я умер! Вдруг его лихорадочный взгляд остановился на бродячем псе с ввалившимися боками и шелудивой драной шерстью. Свесив язык, пес трусил на трех лапах по другой стороне безлюдной в этот ранний час улицы - наверное, высматривал мусорный бак, чтобы перевернуть его и порыться в отбросах. - Вот и я так же, - в задумчивости сказал Брауэр как бы самому себе. - Всеми избегаемый, обреченный на одиночество, осмеливающийся выйти на улицу лишь после того, как все запрутся в своих домах. Пария! - Послушайте, - сказал я более жестким тоном, не желая выслушивать мелодраматические излияния. - Я догадываюсь, что вы пережили сильное потрясение и это расстроило ваши нервы, но, поверьте, на войне мне довелось видеть великое множество... - Так вы мне не верите? По-вашему, я потерял голову? - Старина, я не знаю, вы потеряли голову или она вас, но я точно знаю, что если мы с вами еще немного подышим этой сыростью, мы определенно потеряем голос. Так что соблаговолите войти внутрь, хотя бы в холл, а я попрошу Стивенса... Я осекся под взглядом безумца; в этом взгляде не осталось ни проблеска здравого смысла. Мне сразу вспомнились повредившиеся рассудком солдаты, которых после выматывающих боев увозили на подводах с передовой: кожа да кости, страшные невидящие глаза, язык мелет что-то несусветное. - Не желаете ли взглянуть, как один изгой откликается на зов другого? - спросил он, игнорируя мои слова. - Смотрите же, чему я научился в чужедальних портах! Он возвысил голос и выкрикнул как повелитель: - Эй ты, кабысдох! Пес задрал голову и посмотрел на него настороженными бегающими глазками (один светился яростным блеском, другой закрыло бельмо), а потом неохотно изменил направление и, прихрамывая, затрусил к тому месту, где стоял Брауэр. Пес сделал это против своей воли, вне всякого сомнения. Он скулил, рычал, поджимал хвост, напоминавший скорее грязную веревку, а ноги сами несли его к противоположному тротуару. Он растянулся у ног Брауэра, весь дрожа и подвывая. Его впалые бока ходили ходуном, а здоровый глаз, казалось, готов был выпрыгнуть из орбиты. У Брауэра вырвался дикий хохот, от которого я и по сей день иногда вздрагиваю во сне. - Ну что? Убедились? - сказал он, садясь на корточки. - Он узнал во мне своего... и понял, чем это ему грозит. Брауэр протянул руку - пес обнажил клыки и угрожающе зарычал. - Не надо! - воскликнул я. - Он вас цапнет! Брауэр и бровью не повел. В свете уличного фонаря его лицо, искаженное гримасой, было синевато-серым, зрачки чернели, как две прожженные в пергаменте дыры. - Вот еще, - пропел он. Глупости какие. Мы с ним просто обменяемся сейчас рукопожатием... как недавно с вашим другом. Он проворно схватил собачью лапу и встряхнул. Пес отчаянно взвыл, но даже не подумал укусить человека. Брауэр резко поднялся. Взгляд его прояснился, и только необычная бледность отличала его в эту минуту от того джентльмена, что любезно согласился быть нашим партнером за карточным столом. - Я должен идти, - спокойно сказал он. - Пожалуйста, передайте вашим друзьям мои извинения за столь нелепое поведение. Может быть, мне еще представится случай... искупить свою вину. - Это нам следовало бы принести свои извинения. - сказал я. - И не забудьте о деньгах, которые вы выиграли. Тысяча долларов на дороге не валяются. - Ах да! Деньги! - его губы скривила горькая улыбка. - Вам нет необходимости возвращаться в холл. Если вы обещаете мне подождать здесь, я принесу деньги. Обещаете? - Да. Если вам угодно. - Он задумчиво поглядел на пса, скулящего у него в ногах. - Что, дворняга, никак напрашиваешься в гости, хочешь разок в жизни поесть прилично? - И снова эта горькая улыбка. Я оставил его, пока он не передумал, и поспешил в дом. Кто-то - скорее всего Джек Уайлден, самый рассудительный, - успел обменять фишки на "зелененькие" и сложить купюры аккуратной стопкой с центре игрового стола. Никто не проронил ни звука, пока я собирал деньги. Бейкер и Уайлден курили; Дэвидсон сидел как в воду опущенный, терзаясь муками раскаяния. Перед уходом я положил ему руку на плечо, и он проводил меня благодарным взглядом. Когда я снова вышел на улицу, там не было ни души. Брауэр исчез. Я стоял, зажав в каждой руке по пачке денег, и бесцельно вертел головой по сторонам. Я выкликнул его имя а случай, если он укрылся в тени где-нибудь поблизости, - ответа не последовало. Взгляд мой упал вниз. Бродячий пес лежал на прежнем месте, но я сразу понял, что ему уже никогда не рыться в отбросах. Передо мной был труп. Клещи и блохи организованно покидали околевающее тело. Я попятился, испытывая чувство брезгливости... и безотчетного страха. Что-то мне подсказывало: Генри Брауэр не исчез из моей жизни. Так оно и вышло, хотя мне не суждено было его увидеть. От полыхавшего в камине огня остались язычки пламени, из углов
в начало наверх
комнаты потянуло холодком, однако никто не пошевелился, пока Джордж снова раскуривал трубку. Он вздохнул, скрестил ноги на другой манер, так что суставы затрещали, и продолжил свой рассказ: - Надо ли говорить, что все участники ночной игры были единодушны: следует найти Брауэра и отдать ему выигрыш. Кто-то, возможно, назовет нас ненормальными, но, не будем забывать, наша молодость пришлась на более достойные времена. Дэвидсон совсем скис. Я попытался отвести его в сторонку и как-то взбодрить - пустое, он лишь мотнул головой и побрел домой. Я не стал его удерживать. Отоспится, решил я, и все предстанет уже не в таком мрачном свете, тогда можно будет вдвоем отправиться на розыски Брауэра. Вдвоем, потому что Уайлден уезжал из города, а Бейкеру предстояли "общественные визиты". Надо помочь Дэвидсону вернуть чувство собственного достоинства - с этими словами я отправился к нему на квартиру утром следующего дня. Он еще спал. Можно было, конечно, разбудить, но в этом возрасте сон целителен, и я решил пока разъяснить кое-какие факты. - Прежде всего я поговорил с вашим, Стивенс... - Джордж вопросительно вскинул брови, глядя на своего дворецкого. - Дедом, сэр, - подсказал тот. - Благодарю. - Всегда к вашим услугам, сэр. - Я поговорил с дедом Стивенса. Кстати, на этом самом месте. И выяснил, что некто Раймонд Гриэр, человек, с которым я был немного знаком, вел какие-то дела Брауэра. Гриэр служил в городской торговой палате, и я без промедления отправился в его офис, размещавшийся в Флатирон Билдинг. Он был у себя, и мы сразу нашли общий язык. Когда я рассказал ему о событиях прошлой ночи, на его лице изобразилась сложная гамма чувств: жалость, озабоченность, испуг. - Генри, бедняга! - воскликнул он. - Я ждал, что этим кончится, вот только не думал, что так скоро. - Вы о чем? - спросил я. - О его нервном срыве, - пояснил Гриэр. - Это случилось в год его пребывания в Бомбее, и, вероятно, никто, кроме Генри, не знает всех подробностей. Я вам расскажу, что мне известно. То, что я услышал от Гриэра, заставило меня отнестись к Генри Брауэру с большим пониманием и симпатией. Этот молодой человек, оказалось, пережил настоящую трагедию. Как и полагается в классической трагедии, несчастье здесь явилось результатом фатальной ошибки - а именно: забывчивости. В распоряжении у Брауэра, представителя торговой миссии в Бомбее, находился автомобиль, по тогдашним временам - экзотика. По словам Гриэра, Генри радовался как ребенок, разъезжая по узким улочкам и видя, как шарахаются выводки цыплят, а мужчины и женщины падают на колени, прося защиты у своих языческих богов. Он ездил по городу, собирая толпы оборванных детей: они следовали за ним по пятам, но всегда робели, стоило предложить им прокатиться на этом чуде техники. То был "форд-седан", модель А, один из первых автомобилей, который можно было привести в движение без заводной ручки, простым нажатием кнопки стартера. Прошу это запомнить. Однажды Брауэр поехал в другой конец города обсудить с местным набобом возможный контракт на партию джутового каната. Как обычно, мощный рев двигателя и автомобильные выхлопы, не уступавшие в громкости пушечной пальбе, привлекли всеобщее внимание и прежде всего ребятишек. Брауэра ждал обед с джутовым магнатом; такие обеды проводились весьма церемонно, с соблюдением всех формальностей. И вот, вскоре после того, как подали второе блюдо, - а сидели они на открытой террасе, над многолюдной улицей, - снизу послышалось знакомое чихание и рев мотора, сопровождаемые визгом и улюлюканьем. Один отважный мальчишка, сын какого-то гуру, залез в кабину, пребывая, вероятно, в убеждении, что без сидящего за рулем белого человека дракон, который прячется в этой груде железа, не сможет выскочить наружу. И надо же было такому случиться, что Брауэр, настроенный на предстоящие переговоры, не выключил зажигание, а искра возьми да и проскочи. Нетрудно себе представить, как мальчишка осмелел на глазах у своих сверстников, как он трогал, вертел руль и издавал губами звуки в подражание клаксону. Всякий раз, когда он поддразнивал притаившегося дракона, зрители, надо думать, приходили в священный экстаз. Вероятно, чтобы не сползти вниз, одной ногой мальчик уперся в педаль сцепления, и тут он ненароком нажал на кнопку стартера. Двигатель был разогрет и заработал мгновенно. Перепугавшись насмерть, мальчишка должен был отдернуть ногу и приготовиться выпрыгнуть из кабины. Была бы машина старая или в неважном состоянии, мотор, скорее всего, заглох бы. Но Брауэр содержал автомобиль в образцовом порядке, и тот рванулся вперед, скачками, с воем и урчанием. Брауэр выскочил из-за стола и кинулся на улицу. Мальчика погубила роковая случайность. Он так отчаянно пытался выбраться, что, вероятно, зацепил локтем дроссельный клапан... или надавил на него в безумной надежде, что таким способом белый человек лишает дракона его могущества. А вышло все наоборот, увы. Автомобиль, развив убийственную скорость, помчался под уклон по оживленной, весело галдящей улице, перескакивая через тюки и узлы, давя плетеные корзинки с домашними животными на продажу, разбивая в щепы тележки с цветами. На перекрестке он перелетел через бордюр, врезался в стену дома и, взорвавшись, запылал как гигантский факел. Джордж переместил трубку в другой угол рта. - Вот, собственно, все, что мог поведать мне Гриэр, со слов Брауэра... все, с точки зрения здравого смысла. Остальное - его горячечный бред на тему фантастических последствий столкновения двух столь несхожих культур. Перед тем как Брауэр был отозван из Бомбея, к нему явился отец погибшего мальчика, чтобы швырнуть в убийцу зарезанного цыпленка. И сопроводить это проклятьем. Дойдя до этого места, Гриэр улыбнулся, давая мне понять, что мы-то с ним люди без предрассудков, и, закурив, добавил: - В подобных случаях непременно жди проклятий. Эти несчастные язычники не могут без театральных жестов. Они зарабатывают себе этим на хлеб. - И в чем же заключалось проклятье? - Разве вы еще не догадались? - удивился Гриэр. - Индус этот сказал ему: "Тот, кто применил колдовство против ребенка, станет отверженным, парией". И еще он сказал: "Все живое, к чему ни прикоснешься, ждет скорая смерть". Отныне и вовеки, аминь. Гриэр хмыкнул. - И что же Брауэр? Поверил в проклятье? - Похоже, что так. Не забывайте, для Брауэра это был страшный шок. И, судя по тому, что я сейчас от вас услышал, эта его мания прогрессирует. - Я спросил домашний адрес Брауэра, - продолжал Джордж. - Гриэр порылся в бумагах и наконец нашел нужную. - Не гарантирую, что вы его там найдете, - сказал он. - Брауэру, сами понимаете, никто не спешит давать место, так что с деньгами у него, по-моему, негусто. - Что-то меня резануло в этих словах, - признался нам Джордж, - но я промолчал. Было в Гриэре что-то самодовольное, высокомерное, и казалось незаслуженным, что именно он располагает пусть даже такой скудной информацией о Генри Брауэре. Я поднялся, и вдруг у меня непроизвольно вырвалось: - Вчера ночью я был свидетелем того, как Брауэр пожал лапу шелудивой дворняге. Через пятнадцать минут собака сдохла. - Правда? Как интересно. - Гриэр удивленно вскинул брови, словно сказанное не имело никакого отношения к теме разговора. - Я направился к выходу, - продолжал Джордж, - но раньше открылась дверь, и на пороге возникла секретарша Гриэра. - Извините, вы, кажется, мистер Грегсон? - Да. - Только что позвонил мистер Бейкер. Он просил вам передать, чтобы вы незамедлительно прибыли по адресу: 19-я стрит, дом N 23. - Я вздрогнул, - признался нам Джордж, - я ведь совсем недавно, утром, заходил туда, но Дэвидсон еще спал. Я направился к дверям, а Гриэр преспокойно погрузился в "Уолл-стрит джорнэл", попыхивая трубочкой. Больше я его не видел и, знаете, как-то не жалею об этом. Я ушел со смутным ощущением чего-то страшного - чего-то такого, что никогда не примет очертания реального страха, связанного с конкретным предметом, - слишком это все чудовищно, слишком невероятно, чтобы подходить с обычными мерками. Тут я прервал его повествование: - Помилуйте, Джордж, уж не хотите ли вы сказать нам, что ваш друг Дэвидсон был мертв? - Именно так, - последовал ответ. - Я прибыл туда почти одновременно со следователем, который констатировал смерть от коронарного тромба. Через шестнадцать дней Дэвидсону должно было исполниться двадцать три года. Почти неделю я убеждал себя: это всего-навсего роковое совпадение, о котором лучше забыть. Меня мучила бессонница, и даже мой добрый друг "Катти Сарк", врач, был бессилен мне помочь. Я говорил себе: надо разделить выигрыш между тремя участниками и забыть о том, что Генри Брауэр однажды ворвался в нашу жизнь. Не получалось. Я выписал чек на соответствующую сумму и отправился по адресу, который дал мне Гриэр, - в Гарлем. Брауэр там уже не жил. Мне дали другой адрес, на Ист-сайде; не такой, может быть, шикарный квартал, но вполне респектабельный. Выяснилось, однако, что оттуда он тоже съехал, примерно за месяц до нашего покерного свидания, и перебрался в Ист-Вилледж, район трущоб. Домовладелец, костлявый мужчина, у ног которого предупреждающе зарычал огромный черный дог, сообщил мне, что Брауэр с ним рассчитался третьего апреля, на следующий день после нашей игры. Я спросил новый адрес; домовладелец запрокинул голову и выдал руладу, точно горло прополоскал: - Когда отсюда уезжают, бос, адрес один: Преисподняя, до востребования. Правда, иногда по дороге останавливаются в Бауэри. В те дни Бауэри, превратившийся с годами в загородную зону, являл собой нечто такое, что и вообразить-то сегодня трудно: обитель бездомных, последнее прибежище потерявших человеческий облик несчастных, мечтающих о бутылке дешевого вина или о понюшке белого порошка, чтобы забыться. Я отправился в Бауэри. Там были десятки ночлежек, несколько домов призрения, куда пустили бы на ночь любого забулдыгу, и множество тесных улочек, пригодных для того, чтобы расстелить прямо на мостовой старый тюфяк с клопами. Я увидел людей-призраков, иссушенных алкоголем и наркотиками. Подлинные имена были здесь не в ходу. Какое имя может быть у того, кто скатился на самое дно... печень изъедена древесным спиртом, нос распух от кокаина, пальцы обморожены, от зубов остались черные пеньки. Я описывал Генри Брауэра каждому встречному, но безрезультатно. Хозяева пивных пожимали плечами. Многие проходили мимо, даже не подняв головы. Я не нашел его ни в первый день, ни во второй, ни в третий. На исходе второй недели один человек признался, что видел на днях в "Номерах Деварии" мужчину с похожей внешностью. До "Номеров" оказалось всего два квартала. За конторкой сидел древний старик с шелушащимся голым черепом и слезящимися глазами. К засиженному мухами окну была прилеплена реклама: "Одна ночь - 10 центов". Я начал описывать Брауэра, старик молча кивал. Когда я закончил, он сказал: - Знаю его, молодой человек. Знаю, как же. Вот только память у меня слабовата... не пожалейте доллар - глядишь, и вспомню. Я положил долларовую бумажку, и она чудесным образом исчезла. Вот вам и артрит! - Он был у нас, молодой человек, а потом переехал. - Куда, вы знаете? - Так сразу и не вспомнишь. Вы уж не пожалейте еще один доллар. Вторая бумажка исчезла столь же чудесным образом. Старик вдруг развеселился, и из его груди вырвался... нет, не смех, а этакий туберкулезный кашель. - Ну что ж, - сказал я, - вы посмеялись в свое удовольствие, и вам за это еще приплатили. А теперь я хочу знать, куда переехал этот человек. Старик опять весело закашлялся. - Известно куда, за оградку Поттеровского участка, а местечко он там получил в бессрочное пользование, с чертом на пару! Что же вы не смеетесь, молодой человек? Вчера утречком, я так думаю, он окочурился, потому как днем, когда я его нашел, он был еще тепленький. Сидел - точно аршин проглотил. Я зачем к нему поднялся? Или десять центов гони или... отдыхай. Вот теперь он и отдыхает за казенный счет - в ящике глубиной в шесть футов. - Собственная шутка вызвала у него очередной приступ старческого веселья. - Ничего странного вы не заметили? - спросил я, сам себе не осмеливаясь признаться в том, как много вкладываю в свой вопрос. - Чего-то не совсем обычного? - Что-то такое было. Так сразу и не... Я положил на конторку доллар, чтобы освежить его память; хотя бумажка и на этот раз исчезла с завидной скоростью, ожидаемого смеха-кашля не последовало.
в начало наверх
- Еще как заметил, - оживился старик. - Труповозку-то кто всегда вызывает? так что я в покойниках знаю толк. Где я их только, прости Господи, не находил! И на дверном крюке, и в постели, и на пожарной лестнице в мороз, синих как Атлантика, с бутылкой между колен. А один - лет тридцать назад - захлебнулся у нас в ванной. ну а этот... этот сидел под винтовой лестницей в своем коричневом костюме - волосы прилизаны, грудь колесом, - как какая-нибудь важная персона из тех кварталов. И левой рукой держал правую за кисть. Да, всяких я повидал, но такого не видел: чтобы человек помер, сам себе руку пожимая! Я отправился пешком в доки, и всю дорогу, как заезженная пластинка, меня преследовала эта его последняя фраза. Чтобы человек помер, сам себе руку пожимая! Я прошел до конца мола, туда, где о ржавые сваи билась грязная серая вода. Там я достал из кармана чек на тысячу долларов и изорвал на мелкие клочки, которые выбросил в воду. Джордж Грегсон изменил позу и откашлялся. В камине дотлевали угольки, просторная ломберная комната все больше выстывала. Столы и стулья казались ненастоящими, призрачными, словно увиденные во сне, где размыта граница между прошлым и настоящим. Слабые язычки пламени отбрасывали тусклый оранжевый свет на буквы, выбитые на каминном цоколе. СЕКРЕТ В РАССКАЗЕ, А НЕ В РАССКАЗЧИКЕ. - Я встретил этого человека один раз, - снова заговорил Джордж, - а он и сейчас стоит перед глазами. Кстати, тот случай помог мне забыть о моей скорби: тот, кто может беспрепятственно находиться среди людей, уже неодинок... Стивенс, вы не принесете мне пальто? Поковыляю-ка я домой, мне давно пора лежать в постели. Когда Стивенс принес пальто, внимание Джорджа привлекла родинка на лице дворецкого - у левого уголка рта. Он улыбнулся: - До чего же вы все-таки похожи. У вашего деда в этом месте была точно такая же родинка. Стивенс молча улыбнулся в ответ. Джордж вышел из комнаты, а вскоре и мы разошлись.

ВВерх