UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Альфред КОППЕЛ

    БУНТОВЩИК ИЗ РАДЫ




 1

 ...диэлектрическиеинтерфазеры стабилизируют
 первичные   пространственно-временные   валентности,   что
 избавляет  от  необходимости   осуществления   чрезвычайно
 опасного вскрытия якоря машины. Его сервисное обслуживание
 должно осуществляться только  на  Имперской  судоремонтной
 базе межзвездных кораблей персоналом, имеющим квалификацию
 не ниже уровня  А-7.  Однако,  поскольку  по  компьютерным
 расчетам  безаварийная   наработка   звездных   двигателей
 составляет  один  миллион  Стандартных  Земных   Лет,   то
 чрезвычайно маловероятно, что...
 ...скорость судов звездного класса  может  изменяться
 от нуля (при маневрах в  атмосфере)  до  одного  миллиарда
 километров в секунду (межгалактический транзит).  Обучение
 персонала максимально упрощено до...
Фрагменты, датируемые Золотым Веком.
Найдены на Первой станции на Астрарисе.

    Бойся духа греха, что живет в той машине,
    С незапамятных лет все гудящей поныне
    В корабле, что по божией воле стремится
    К отдаленному краю небесной границы,
    Не ищи ты ответ на вопрос "почему"
    Помни: знание - грех, тянет душу во тьму.
    Заклинание из "Книги магов", период Междуцарствия.

 Хотя наши знания скудны и ресурсы незначительны,  все
 же, братия, межзвездные корабли продолжают жить и являются
 предметом нашей веры. То, что невежды зовут грехом, раньше
 называлось наукой; правду  об  этом  мы  однажды  раскроем
 всему человечеству.
    Авторство приписывается Эмерику из Рады,
    Великому Магистру Навигаторов,
    ранний период Второй Звездной Империи.

Корабль  был  настолько  древним,  что  никто  не  знал,  когда   его
построили; и  все  же  таинственная  сила,  которую  непостижимым  образом
генерировал  двигатель,  с  колоссальной  скоростью   тянула   его   через
бескрайний звездный мрак.
Внутри огромного корабля было тесно и дымно,  поскольку  единственным
источниками света являлись керосиновые лампы и факелы. Их  старались  жечь
чуть-чуть,  и  все  же  они  постепенно  отравляли   атмосферу.   Предания
рассказывали, что когда-то в этих кораблях длиною в тысячу метров был свет
без огня, но системы жизнеобеспечения - что не  одно  и  тоже  с  движущей
корабли магической силой - вышли из строя настолько давно, что никто  даже
не  знал,  когда  именно.  Глубоко  в  корпусе,  возле  киля,   камеры   с
неработающим оборудованием  были  превращены  в  стойла,  где  содержались
говорящие боевые кобылы.
Эти  животные  привыкли  к  межзвездным  путешествиям,  и   небольшое
подразделение воинов с Рады вполне справлялось с уходом за  ними.  Но  они
постоянно жаловались, что длительное пребывание в стойлах им не  нравится,
вели себя неспокойно, рвались в бой.
В  носовой  части  корабля,  запретной  для  посещения  всеми,  кроме
посвященных  в  сан  Навигаторов,  священник  и  двое  вновь   посвященных
распевали на манер псалмов поступающие  из  компьютера  данные  о  позиции
корабля. Таков был ритуал. С интервалом в шесть Стандартных  Часов  каждый
член Ордена Навигаторов должен был пропеть свои вычисления. В  этот  самый
момент  по  всей  Галактике,  разделенные  парсеками  пустоты,  до  тысячи
Навигаторов - все,  кто  находился  в  данное  время  в  пути,  занимались
определением и взаимной сверкой данных о позиции своих кораблей.
Корабль  прорезал  странный   континуум,   в   который   превращалось
пространство, перешедшее в  текущее  время.  Хотя  люди,  управлявшие  его
движением, делали это механически, по  заученным  наизусть  схемам,  смысл
которых они  не  понимали,  корабль  двигался  со  скоростью,  многократно
превышающей скорость света. Такая скорость приводила к странным  эффектам:
те  звезды,  что  были  впереди,  сжимались  в   пульсирующий   фиолетовый
эллипсоид; звезды позади были темно-красными.  В  этом  проявлялась  Тайна
Красного Смещения. С момента основания Ордена Навигаторы сочиняли гимны  и
созывали синоды, посвященные этому явлению. Но ни  один  ученый  священник
так никогда и не смог объяснить его природу.
В рубке управления все трое  посвященных  пропели  данные  о  позиции
корабля, которые были окончательно определены и  выверены  по  информации,
полученной из машины в архаическом виде. В знак  благодарности  Всевышнему
за  совпадение  вычисленных  ими  данных  с  данными  корабля   Навигаторы
сотворили Звездное Знамение, и на этом  ритуал  завершился.  Теперь  можно
было переводить стрелки часов.
Священник Калин уступил свое место  Брату  Джону,  старшему  из  двух
вновь посвященных, и, бросив последний взгляд на фиолетовые звезды впереди
и красные - за кормой, покинул рубку управления.
Священник был молод, его фигура была предрасположена к  полноте,  что
было видно даже несмотря на ритуальную одежду и  кольчугу;  но  черты  его
лица  носили  отчетливые,   с   родовым   налетом   меланхолии,   признаки
благородного дома Рады; оно и неудивительно - ведь он был кровным кузеном,
а не только личным духовником-Навигатором Кира, главнокомандующего Рады.
Он уверенно шел запутанным лабиринтом проходов  в  направлении  жилой
зоны корабля. Время от времени его  оружие,  выкованное  из  бого-металла,
касалось стен, издавая колокольный звон. Калин  как  член  правящей  семьи
группы миров Рады имел право ношения такого оружия. Другие  мужчины  имели
право носить оружие только из обычной стали.
Проходя по кораблю, Калин  раздумывал  о  конечным  пункте  полета  -
Земле, о стоящем на ней городе Ньйоре - который  был  имперской  столицей.
Хотя  он  и  являлся  выходцем  из  благородной  семьи,  ему  никогда   не
приходилось бывать в этом легендарном городе,  расположенном  между  двумя
реками на выступе Тель-Манхэта. Юность священника протекала на  Астрарисе,
период  возмужания  был   полностью   посвящен   изучению   Теократии   на
Алголе-Втором,  где  вот  уже  целое  тысячелетие   обучался   весь   клан
Навигаторов.
Обязанности, возложенные на него после посвящения в сан, предоставили
ему возможность посетить с полудюжины миров, разбросанных по Краю  Кольца,
но ему никогда не приходилось видеть Внутренние Пределы  Империи.  Поэтому
он с большим интересом ждал встречи с Землей.
Калин не переставал благодарить Бога за то, что  Кир  приходился  ему
кузеном. Конечно, Навигаторы были лишены  государственной  и  национальной
принадлежности, ибо такова  была  воля  Божия.  Но  даже  канонизированный
Эмерик  никогда  не  забывал  о  том,  что  он  когда-то   принадлежал   к
благородному клану систем планет Рады.
Несмотря на свою  молодость,  он  уже  успел  побывать  на  службе  у
нескольких правителей, с которыми он с не  без  удовлетворения  расстался.
Быть связанным по долгу священника-Навигатора  с  кузеном  Киром  из  Рады
являлось гораздо большей удачей, чем он мог даже осмелиться  мечтать.  Как
бы там ни было, он командовал кораблем Рады, который к тому же направлялся
к Земле - центру Империи,  куда  его  кузен  был  вызван  самим  Торквасом
Первым,  Галактоном,  Королем  Вселенной,  Покровителем  Веры,  Защитником
Внутренних  и  Внешних  Пределов,   Главнокомандующим   Звездным   флотом,
обладателем других звучных титулов, все из которых просто невозможно  было
упомнить.
На пути к жилой зоне ему то и дело попадались группы воинов. Часть из
них просто праздно слонялась, ожидая высадки  в  столице  и  увольнения  в
город, другие играли в нехитрые игры,  третьи  приводили  в  порядок  свое
оружие. Когда мимо них проходил Калин, все они  вставали  и  отдавали  ему
честь   -   не   Звездное   Знамение,    которое    полагалось    отдавать
священнику-Навигатору по его статусу, а воинский салют,  который  отдавали
только членам правящего дома Рады.
Он обязан был, конечно, одернуть их  за  несоблюдение  установленного
этикета, но устоять против приятного чувства  удовлетворения  от  сознания
того, что его приветствуют по признаку принадлежности к  семейному  клану,
было трудно даже для человека, посвященного в духовный  сан.  Калин  тяжко
вздохнул и дал  мысленный  обет  наложить  на  себя  послушание  за  такую
непростительную для Навигатора гордыню - пятьсот  логарифмов  (он  так  не
любил цитировать логарифмы по памяти!) или пятьдесят молитв "Аве Стелла".


В совершенно необставленной мебелью каюте,  располагавшейся  в  самом
центре корабля, похожей  поэтому  скорее  на  пещеру,  чем  на  нормальное
человеческое жилье, главнокомандующий войсками Рады Кир тоже  размышлял  о
столице Империи Земле, о Торквасе Первом, о благородстве.
Полководец тоже был молод, всего лишь  на  несколько  месяцев  старше
своего кузена священника-Навигатора, хотя и выглядел гораздо старше него.
Он был высок ростом, худощав по  комплекции,  располагал  мускулистой
фигурой, выдававшей в нем человека, с детства натренированного для ведения
битв. Темные волосы Кира были коротко острижены,  чтобы  не  мешать  шлему
хорошо сидеть на голове. Полированные доспехи сияли в свете ламп, а меч  и
остальное  оружие,  несмотря  на  свою  внешнюю  простоту,   были   хорошо
ухоженными. Единственное, что свидетельствовало о его высоком  ранге,  был
подбой  во  всю  длину  плаща;  он  был  сыном  Аарона  Дьявола,  человека
аскетических нравов, учившего его, что истинным богатством являлись  земля
и воины, а вовсе не красивая форма.
Кир  прошел  полный  курс  обучения  воинскому  делу  у  Виллима   из
Астрариса, который, хотя тоже являлся выходцем из Рады, ни в коей мере  не
был однако  склонен  баловать  проходивших  у  него  обучение  королевских
сынков. Являясь двоюродным братом старого Аарона, Виллим правил Астрарисом
и Гонланом, двумя внешними мирами Палатината Рады.  Под  его  руководством
молодой Кир научился читать и писать, изучил воинское искусство,  а  также
начатки  истории,  состоявшей  по  большей   части   из   старых   легенд,
записываемых магами, которых невежественные люди считали колдунами.
Первое, чему его научили - это  владеть  оружием  и  боевой  лошадью,
затем - командовать небольшими подразделениями воинов, и, наконец -  когда
Виллим посчитал это возможным  -  армиями,  насчитывавшими  до  пяти-шести
тысяч человек. Когда все эти премудрости были  освоены,  образование  Кира
было признано законченным, и он был возвращен ко двору своего отца. И  как
раз вовремя, поскольку Аарон,  измученный  постоянными  войнами  Окраинных
миров, вскоре умер, оставив Киру в наследство правление Палатинатом.
Палатинат  являл  собой  довольно  неспокойную  конфедерацию   десяти
планет, обращающихся вокруг четырех окраинных звезд.  Первые  четыре  года
Кир  провел  в  войнах  с  не  желавшей  покоряться  знатью,  потом  -   с
амбициозными агрессорами из Внутренних Пределов, и  в  конце  концов  -  с
противниками Гламисса из Вики, человека, который стал  первым  обладателем
титула Галактон.
В промежутках между этими "горячими" битвами Кир имел столько схваток
без оружия с властями Империи по вопросу налогов и прав на землю,  что  за
ним прочно закрепилась кличка "Бунтарь".
В то же время подданные Рады в целом были  лояльны  по  отношению  ко
Второй Империи; более того, они даже содействовали ее основанию.  В  битве
при  Карме  Кир  выступал  на  стороне  Гламисса  и  командовал  смешанным
дивизионом, укомплектованным из подданных Рады и Астрариса; ему была  даже
оказана особая честь стоять по правую руку Императора во  время  казни  на
плахе претендента на трон Гассо.
В свои двадцать три года  Кир  уже  имел  пятилетний  опыт  правления
своими подданными. Восемнадцать миллионов жителей Рады с трудом удерживали
свои десять миров. Жизнь в Палатинате была поэтому нелегка, и все мужчины,
как и большинство женщин, были воинами. Это вынуждало  молодого  правителя
быть строгим, и он был таким - как по происхождению, так и по  воспитанию.
Но у него хватало такта не проявлять в компании друзей  грубые  солдатские
манеры; для них у него всегда было наготове теплое, искреннее обаяние. Его
солдаты, привыкшие к тому, что Кир делит с ними  невзгоды  без  каких-либо
особых привилегий в походах,  были  ему  преданы.  Это  они  прозвали  его
Бунтарем, поскольку, хотя он и служил дому Вики как  того  требовалось  от
всех звездных королей,  все  же  не  задумываясь  готов  был  пожертвовать
интересами всей Империи ради защиты своих подданных.
Несмотря на это, Кир считал  себя  лояльным  полководцем  Императоров
династии Вики.
На этот раз его  лояльность  была,  похоже,  под  сомнением.  Великий

 
в начало наверх
монарх, о котором Калин вспоминал в своих мыслях как о Торквасе Первом, Галактоне, Короле Вселенной и так далее и тому подобное, на самом деле был двенадцатилетним мальчиком, окруженный коррумпированными придворными, у которых на уме было только обогащение за счет грабежа вассальных королевств. Являясь отпрыском старого кряжистого дуба, Гламисса Великолепного, он до сих пор не подавал никаких надежд на то, что когда вырастет, то приобретет хотя бы половину тех качеств, которыми обладал его великий отец; а если говорить откровенно, то звездные короли в беседах между собой не раз высказывали сомнение в том, что молодой Император вообще когда-либо повзрослеет. За три года, прошедших после гибели Императора Гламисса в какой-то галактической стычке, правящего мальчишку успели плотно окружить фавориты Двора и Императрицы-Консорт, которая была его женой. Они стали выкачивать из вассальных миров все, что имело хоть какую-то ценность, и миры Края Кольца бурлили, готовые восстать в любой момент. Кир считал, что если так будет продолжаться и дальше, то имперский гнет и чрезвычайная алчность придворных приведут к разрушению всего того, что с таким трудом и величайшими жертвами было создано Гламиссом, и это в конечном счете отбросит Вторую Звездную Империю назад, в темную и еще более ужасную эпоху, чем была та, которая на многие столетия сменила Первую. Было похоже, что Императрица-Консорт Марлана и ее главнокомандующий Ландро пожелали узнать из первых уст, что думает обо всем этом Кир. Кир сидел в высоком кресле, уставившись в глубокой задумчивости в глубину тускло освещенного зала, стены которого были увешаны расположенными в виде орнамента воинскими доспехами. В этой огромной и неуютной каюте с закопченными потолками он был один, не считая Грета - гуманоидного существа, которое когда-то было шутом его отца. Грет происходил из валков - единственной нечеловеческой разумной расы, обнаруженной в бескрайних просторах космоса. Обладая мелкой фигурой, несоразмерной ей огромной головой с лишенным глаз лицом, за весь длительный период общения с представителями человеческой расы он не представлял собой для них ровным счетом никакого интереса - кроме того, что был просто валком. Валки не видели и не слышали в том смысле, как это происходит у людей. Они реагировали на окружавшие их вещи и живые существа в своей непостижимой для человеческого понимания манере; создавалось впечатление, что они каким-то образом ощущают внутреннюю сущность всего того, что их окружает, и эта сущность приводит в действие их весьма оригинальный менталитет. Валк мог "видеть" прекрасную женщину, но воспринимать ее как совершенно безобразную; мог в отношении свирепой боевой лошади высказать неожиданное мнение, что она вовсе не агрессивна, и что эта кажущаяся свирепость лишь прикрывает ее страх. Валки могли, повернув лицо в сторону груды металлолома, который когда-то очень давно, еще в Золотой Век представлял собой оборудование, сразу же определить цель, с которой эти машины были созданы. Маги утверждали, что с такими уникальными возможностями валки могли править всей Галактикой. Но это была раса, лишенная каких-либо амбиций в том смысле, какой в это понятие вкладывают люди. Еще одним несомненным достоинством этой расы являлось полное отсутствие агрессивности в характере ее представителей. Опустошительные набеги людей, накатывавшиеся волнами на самые дальние уголки космоса в периоды Темной эры и Междуцарствия, уничтожали их сотнями тысяч. Следовавшие за армиями толпы, сжигавшие ведьм и колдунов, а нередко заодно с ними и священников с монархами, уничтожали и валков, где бы они им ни попадались. Ко времени Виканского Завоевания колонии валков, которая когда-то распространилась по всей Галактике под покровительством императоров Золотого Века, больше не существовало. Те немногие инородцы, которым удалось пережить погромы, нашли пристанище при дворах монархов Краевых миров; их ценили за неординарность взглядов на вещи и явления, а также за оригинальные способности. Грет мог петь ангельским голосом, причем как человеческие мелодии, так и прекрасные наигрыши валков. Он помнил наизусть все древние боевые и свадебные песни, играл на музыкальных инструментах, рассказывал множество диковинных историй о мирах, о которых человечество не имело никакого представления. Киру всегда казалось, что Грет обладает умом, намного превосходящим человеческий, хотя и принимающим непривычные формы самовыражения. Молодой полководец повернулся в кресле и поглядел в сторону Грета. Тот сидел на полу на корточках и что-то тихо играл на своем своеобразном струнном инструменте, напоминавшем лиру. - Грет, - негромко обратился к нему Кир, - скажи пожалуйста, валки когда-либо умирают? - Он подумал о том, что никогда не было такого, чтобы Грета не было рядом, и что так же точно было и во времена его отца. Валк зашевелился. - Вы знаете, что мы смертны, король. - Его безглазое лицо блестело в свете лампы. - Вам самому приходилось видеть их мертвыми, причем помногу. - Я видел, как их убивают, - не согласился Кир. - Но я спрашиваю тебя, умирают ли валки естественной смертью. - Все, что под звездами, или между ними, рано или поздно умирает, Король, - ответил валк с улыбкой призрака, как всегда в своей несколько метафорической манере. - И нам нет никакой необходимости интересоваться, так это или нет, а только лишь - когда. Молодой звездный король искренней улыбкой ответил на улыбку слепого валка, с удовлетворением отметив при этом, что она означает как предостережение, так и личную преданность ему. Собственно, так бывало всегда - ни один валк не отвечал на вопрос прямо. Но в одном он был уверен - он никогда не видел, чтобы хоть один представитель популяции Грета когда-либо умер естественной смертью. Он не мог даже представить, сколько лет было Грету. Он был шутом Аарона, а до него - шутом его отца. Суеверные люди с мистическим ужасом шептались, что валки живут вечно. - Человеческие существа умирают, - произнес Грет, как бы нехотя пощипывая струны своего инструмента. - Даже звездные короли. Улыбка Кира медленно сползла с лица. Он не нуждался в чьих-то предостережениях о той опасности, которая ждала его впереди. В прежние времена вызов к Императору мог означать либо начало войны, либо назначение нового короля. Но с тех пор, как не стало Гламисса, многое изменилось. Торквас вызвал его на Землю "в сопровождении только того персонала, который необходим для вашего удобства". Иными словами, без своего войска. Решая дилемму выбора между лояльностью и здравым смыслом, Кир выбрал компромисс, взяв с собой только Грета, личного мага по имени Кавур и отряд отборных воинов под командованием генерал-лейтенанта Невуса. Политика была главным занятием звездных королей, а во второе десятилетие Второй Звездной Империи она заключалась в основном в решении единственного вопроса - как остаться в живых. Кир вслушивался в мерное гудение корабля. Скоро должен был прибыть с докладом о местонахождении его кузен Калин. Опыт межзвездных путешествий подсказывал Киру, что они были примерно в пределах шести Стандартных Земных Часов лета до Ньйора. Как-то Кавур попытался вычислить скорость пятнадцати кораблей, находившихся под управлением Рады. Эти исследования были особо опасным занятием, поскольку являлись прямым нарушением запретов Святых Тайн. Всего за одно поколение до этого инквизиторы Ордена Навигаторов отдавали приказы о сожжении магов даже за гораздо меньшие грехи. Но Кавур был вольнодумцем, и он не мог успокоиться до тех пор, пока не сделал попытку решить задачу. Он изучил фрагменты текстов, найденных на Первой Станции на Астрарисе (оставшиеся со времен Первой Империи руины когда-то представляли собой станцию техобслуживания класса А-8, хотя сейчас никто не мог понять, что это означает), и после многих дней кропотливых подсчетов доложил Киру совершенно невероятный результат, в соответствии с которым получалось, что скорость кораблей составляла не менее двухсот тысяч километров в час. С такой скоростью можно было облететь всю Раду по периметру восемь раз в течение всего шестидесяти минут. Маги из Астрариса подняли беднягу Кавура на смех и выставили его из своих мастерских, отмечая, что, поскольку звездный корабль покрывает путь от Рады до Краевых миров за чуть больше чем за сорок девять часов, результаты подсчетов Кавура должны означать, что Галактика в таком случае должна иметь двенадцать миллионов восемьсот тысяч километров в поперечнике. Эта огромная цифра была настолько очевидно абсурдной, что потрясен был даже сам Кавур. Он неохотно отказался от своей гипотезы, поскольку пришел к выводу, что, какой бы смысл ни имели фрагменты периода Золотого Века, которые время от времени находили на Астрарисе, его собственный математический аппарат где-то давал большую ошибку. Кир встал и стал мерить каюту беспокойными шагами. Над его головой висел почти невидимый в тусклом свете керосиновых ламп большой матовый экран. Легенды гласили, что в период Золотого Века такие экраны, установленные по всему кораблю, показывали все, что находится за его пределами. Кир никак не мог понять, как такое могло быть вообще, но он верил этому, потому что знал, что жившие в период Первой Империи люди действительно могли творить чудеса. И все же грех погубил их, обрушив темень войн Междуцарствия и разбив вдребезги результаты их великих свершений. Экраны - как и огромные шары над головой, как и машины, что очищали атмосферу в кораблях, как и многие тысячи других хитроумных вещей, о назначении которых современные люди могли только смутно догадываться, не работали уже многие тысячелетия. Сейчас свет излучал огонь от факелов и керосиновых ламп, а не эти таинственные шары, которые так и остались бесцельно висеть над головой с тех незапамятных времен, когда они якобы ярко светили без копоти. И за пределы корабля можно было выглянуть только из особых кают, доступ в которые непосвященным, даже звездным королям, был строжайше запрещен. Кир никогда не видел звезд в космосе. С великим сожалением он осознавал, что никогда их и не увидит. Такое позволено было видеть только Калину и людям его клана. - Спой мне что-нибудь, Грет, - бросил небрежно Кир и снова уселся в свое кресло, ожидая исполнения просьбы. - Что бы вам хотелось услышать, Король? - Прочувствуй меня и сам определи. - Валки всегда знали, чего кому-то хотелось - иногда даже лучше, чем люди сознавали это сами. Грет разложил свой инструмент и облокотился о кресло молодого звездного короля. - Тогда слушайте. - Своими длинными, тонкими пальцами он извлек аккорд и запел: Пусть ты рожден, чтоб обрести то, что другому не найти Пусть будешь десять тысяч дней ты истину искать в пути И пусть твой выстраданный век чело окрасит в белый снег Ты все равно, сойдя с небес, из всех увиденных чудес Век будешь помнить об одном, но не чудесном, а чудном: И будешь клясться, и не зря, что верить женщине нельзя. Он извлек последнюю ноту, и она мелодично как бы зависла в монотонном шуме корабельной машины. Наступила длительная пауза, которую валк не решался прервать первым. Наконец Кир спросил: - Получается, что я думал об Императрице-Консорт? На лице Грета начала медленно проступать улыбка. - Нет, не думаю. - Тогда о ком же? - Не хотите ли вы, Король, чтобы я занимался догадками? Ведь мы летим к Земле, не так ли? Кир уставился на валка. Как можно вообще любить такое постоянно сбивающее с толку и постоянно вступающее в пререкания существо? - Говори, - приказал он. - Разве король не в состоянии сам разобраться в своих чувствах? - Я сказал тебе - говори! - повторил Кир настойчиво. - У вас в помыслах стройная девушка, которая влюбилась в вас на Карме. Очень значительная особа. Дочь могущественного монарха. - Валк извлек еще один аккорд, который долго висел в воздухе. - Ариана?
в начало наверх
- Совершенно верно, - подтвердил Грет. Кир рассмеялся. Когда была битва при Карме, дочери Гламисса было всего тринадцать лет, однако уже тогда она была помолвлена со звездным королем Фомальгота, правителем Внутренних Пределов, - старого богача, состояние которого не только превышало богатства других, но было сравнимым с ресурсами целых миров. Правда, никаких известий о свадьбе на императорском уровне в Краевые Миры не поступало. По всей видимости, Марлана, Императрица-Консорт, не желала, чтобы ее золовка стала обладательницей ресурсов двадцати звездных миров. Кир попытался мысленно представить, где сейчас Ариана. Ей должно быть сейчас семнадцать - нет, уже почти девятнадцать лет. - Кстати, эта песня, - полководец обратился к валку, - что-то я раньше не слышал ее. - Ее сочинил представитель вашей расы, король. - Он раданин? - О нет! Во времена этого поэта на Раде еще не было людей. Вы, конечно, можете не поверить мне, но он жил одиннадцать тысяч лет назад. Кир улыбнулся и с сомнением покачал головой. Ох уж эти валки! Они так любят разговаривать притчами и загадками... Ведь общеизвестно, что первый человек был создан Богом только шесть тысяч шестьсот шесть лет до основания Первой Звездной Империи. - Получается, что он жил в Золотом Веке? - О нет, он жил до Золотого Века, даже до того, как первый человек покинул Землю. Его имя Донн. - А откуда ты знаешь об этом, Грет? Прежде чем ответить, валк извлек протяжный тонкий звук из одной струны. - Все, что есть на свете хорошего, оно всегда в памяти, король. Киру захотелось расспросить более подробно об этом поэте, который, по словам Грета, жил так давно. Но разговор прервал прибывший для доклада кузен, Навигатор Калин, который при входе отдал ему честь. Кир сотворил Звездное Знамение и пробормотал полагающиеся в таких случаях слова: "Хвалите Господа". - Да благословенным будет имя Господа! - ответил Калин, и лишь только после этого позволил себе улыбнуться полководцу, которого боготворил за его храбрость, благородное происхождение и благочестивость в суждениях. В его глазах Кир являлся достойным потомком самого лучшего из радан, канонизированного Эмерика. Калин, довольно простой молодой человек с откровенными суждениями, знал, что является хорошим священником-Навигатором, хотя, как он часто с сожалением признавался себе в этом, ему и не суждено было стать в этом деле великим. Семья Рады дала человечеству только одного великого теолога, которым был Эмерик, произведенный в ранг Великого Магистра Навигаторов поколение тому назад и приведший Орден к новой эре просвещения. Калин полагал, что Эмерик, будь он жив, наверняка тоже с одобрением относился бы ко всем начинаниям второго звездного короля Рады. Эмерик, как и Гламисс Великолепный, в противовес бытовавшему мнению, которое упорно насаждали Инквизиторы Ордена Навигаторов, считал, что человечество должно восстановить все, что растеряло в Темную Эру. Он даже осмеливался предположить, что когда-то могут наступить времена, когда объединенное человечество столкнется с какой-то неизвестной опасностью, угрожающей из-за пределов Галактики, поскольку верил, что людьми, жившими в период Первой Звездной Империи, был установлен, а затем утрачен контакт с колониями гуманоидов из Малого Магелланова Облака. Для разума Калина это являлось совершенно непостижимым. Но раз так считал сам Эмерик, значит, в этом не было ничего невозможного. - Грет рассказывает, - обратился Кир к своему кузену, - о барде, который жил - сколько лет назад ты сказал, Грет? - Одиннадцать тысяч лет, Король. Плюс-минус один-два века, ответил валк. Калин посмотрел на валка с явным неодобрением. Догматика четко установила, что жизнь возникла за шесть тысяч шестьсот шесть лет до основания Империи. Грету не следовало бы рассказывать такие басни. Они были опасно близки к ереси, хотя некоторые маги в последнее время и пытаются оспаривать отдельные догмы. Это смущало Калина, который изучал только основы теологии, предпочтя специализироваться в тех вопросах, которые имели прямое отношение к выполнению им своих обязанностей Духовного и Мирского Судоводителя. - Ладно, Грет, одиннадцать тысяч или нет, а песня великолепна. Сегодня за обедом ты споешь ее для нашего Навигатора и сделаешь его сомнительную теологию еще более шаткой. Но сейчас для этого не время. - Он повернулся к кузену и приказал: - Отдай распоряжение вызвать Кавура и Невуса. Если мы прибываем в Ньйор через пять часов, то сейчас как раз самое время обсудить наши планы. Кир положил руку на плечо кузена. - Надеюсь, ты взял с собой свою самую большую боевую лошадь и самое острое оружие. Церемония нашей встречи может носить нежелательный для нас характер. Навигатор выглядел обескураженным. - Мы в опасности? - Хотелось бы надеяться, что нет, Калин. - Однако вы считаете, что это так. Кир едва заметно улыбнулся. - Таковы сейчас порядки, кузен. - Но у нас есть воины, - возразил Калин, воспринимая мысль об опасности всерьез. - Их хватит только на то, чтобы удержать корабль в случае атаки. Возьми мы с собой большее количество, это выглядело бы как прямое неповиновение. - Но Кир... На _З_е_м_л_е_? Кому может понадобиться трогать нас? Разве это не государственный визит? - он оборвал себя, понимая всю беспомощность своей наивности и неопытности, и продолжал смотреть вопрошающим взглядом на своего воинственного кузена. - Конечно, Кир, я понимаю, что на Земле многое изменилось после ухода Великолепного в мир иной, но Императорский двор никогда не посмеет... - он внезапно запнулся, вдруг сообразив, что и сам почти что уже уверен в том, что Двор как раз-то и посмеет, и что он, Калин, даже может догадаться, почему именно. - Вызови ко мне Кавура и Невуса, - повторил свою просьбу Кир. - И сам приходи сюда. Я хочу, чтобы ты слышал, о чем мы будем говорить. Я понимаю, конечно, что ты - священный Навигатор, что ты не имеешь права вмешиваться в мирские дрязги, но ты к тому же еще и раданин. Если случится заваруха, то я хочу, чтобы ты знал, что следует делать. - Как прикажете, Король, - ответил Калин, внезапно перейдя на сухой, официальный тон. Когда Навигатор вышел, безглазое лицо Грета сделалось печальным. Он стал наигрывать созданные нечеловеческой расой грустные мелодии, которые крепко брали за душу. - Такой молодой, - проговорил он приглушенно, - такой невинный, а идет на такую опасность. Это печально, Король. Глаза Кира сузились. - Какую опасность ты имеешь в виду, Грет? - Мы знаем, какую. Оба знаем. - Мелодия сплеталась в непривычный, старинный венок на манер говора валков. - Сарисса, - шут поставил, наконец, сакраментальную точку. Казалось, что уже сам звук этого свистящего названия слился с исполняемой им траурной мелодией. Кир положил руку на струны и оборвал музыку на середине мелодии. - Что ты знаешь о Сариссе, Грет? Валк пожал плечами - этот человеческий жест Кир понимал. Но какой смысл вкладывал в него Грет, этого он никогда не мог понять. - Знаю только то, что можно знать, - ответил валк. - Знаю, что звездные короли миров Края Кольца собираются там. Там идет разговор о восстании и войне против Империи. - Не о восстании, Грет, а о восстановлении справедливости, - строго поправил его Кир. Валк отрицательно покачал головой: - О восстании, Король. И мы, валки, помним Темную эру, время тьмы, столетия кровопролитных войн между империями. - Он извлек глубокий, пронзительный звук. - Твой отец рыдал бы, узнай он такое. - Откуда тебе это известно? - резко спросил Кир. - Валки просто знают. Как я вот сейчас знаю о том, что ты не принял окончательного решения и будешь пытаться купить у Торкваса послабления для Рады ценой новых доказательств своей лояльности. - Ландро, Марлана и весь Имперский двор высасывают из нас все, Грет. Военная служба - это единственное, что может предложить Рада - и этого всегда было достаточно, когда у власти стоял Гламисс. Сейчас они требуют от нас товары и деньги, которых у нас просто нет. Я жаловался по этому поводу, и вот поэтому меня вызвали, чтобы я разъяснил свою позицию. - Кир стоя сжимал обеими руками вложенный в ножны меч. - Я люблю Империю, Грет, так же, как ее любил до меня мой отец. Но я раданин, правитель народов Рады... - Звездный король - отец для своих народов, - отметил Грет с типичной для валков сухостью в голосе. - Примет ли Марлана мои условия? - теперь разговор о Торквасе уже не шел. Как валк, так и человек прекрасно знали, в чьих руках находится реальная власть. - Вот этого уж я не знаю, Король. Но ты подвергаешь себя величайшей опасности, собираясь предлагать условия без поддержки со стороны крупной армии за своей спиной. - Я знаю, что меня зовут бунтарем, - признал звездный король. - Но я не могу наносить визит сыну Великолепного вооруженным до зубов. На Карме Император значил для меня гораздо больше, чем просто генерал; он был мне отцом. - Он наполовину вынул свой огромный меч из ножен и полюбовался немного отсвечивающим голубизной бого-металлом клинка. - Я получил этот меч из его собственных рук, Грет. - Он осторожно задвинул меч в ножны. - Нет, у меня действительно нет выбора. Я должен прибыть один. Валк сделал церемонный поклон и снова ударил по струнам. Он не стал напоминать Киру, что тот не один, и что если его схватят, то погибнут все, кто сейчас вместе с ним на борту корабля. Именно так обстояло дело в те времена. Каждый на борту звездолета принадлежал своему королю. И не иначе. Он снова ударил по струнам. - Когда будет написана история Рады, Король, и когда все битвы будут существовать только в песнях, - он поднял свое слепое лицо, как бы вглядываясь в лицо своего молодого собеседника, и улыбнулся. - Люди будут изучать историю от веков ведьм и колдунов до того времени, которое мы называем "сейчас". И о тебе будут помнить как величайшем из всех раданян. Более великом, чем Аарон Дьявол, и даже более великом, чем был святой Эмерик. Если... - он запнулся и вдруг извлек целый поток бешеных воинственных звуков из нежного сердца своей лиры. - Если только тебе удастся пережить завтрашний день, Король. 2 "...биохимические реакции должны выдерживаться строго в рамках указанных параметров, поскольку без соблюдения тщательного контроля молекулы ДНК могут перейти в нестабильную фазу, а программа последовательности жизненных циклов - не самовоспроизводимой. Необходимость использования чрезвычайно высоких уровней мощности диктует необходимость, чтобы любое внеш..." Фрагмент периода Золотого Века; найден в Сардисе, планета Сарисса. "Кровью младенца и солью земной Да будет ниспослан момент роковой! Молитесь греху, чтобы жизнь зародить Стук сердца киборга в тиши уловить. Ведь древние в книгах не могут нам лгать, Что жизнь из металла могли создавать". Из "Книги магов", период Междуцарствия Затянутые в кожу патрульные в этой части города дежурили парами. Их лампы на шестах отбрасывали желтый свет на отсыревшие каменные стены, которые казались от этого яркими пятнами, и это хоть в какой-то степени скрашивало убожество вечных сумерек Сариссы.
в начало наверх
В этих жалких трущобах в страшной нищете жили бедняки Сардиса. Более предприимчивые из них занимались тем, что развлекали отпускников-воинов, кроме которых Сариссу никто никогда не посещал. Патрульные не раз слышали взрывы истерического смеха, обрывки хриплой музыки, иногда - призывы на помощь со стороны пьяных или накачанных наркотиками воинов, пришедших в сознание слишком поздно. Патрули не обращали внимания на эти звуки, хотя они явственно свидетельствовали о нарушении порядка. Они к ним привыкли, и у них не было никакого желания задерживаться у дома мага на этой Улице Ночи. Звали мага Кельбер, и все знали, что ему покровительствует Таллан, произведенный недавно в монархи Сариссы. Но даже и без такого предосудительного покровительства со стороны монарха-полководца ни один патрульный никогда не отважился бы оторвать старого мага от его таинственных, наполненных смертным грехом занятий. Ни один гражданин Сариссы не проходил мимо этого полуразвалившегося каменного дома на Улице Ночи, не испытав при этом сверхъестественного ужаса и не сотворив в воздухе Звездное Знамение, чтобы отвадить от себя близких к магу дьяволов. Поэтому патрульные, не придавая особого значения комизму положения, прокричали обычное "Все спокойно!" и быстро прошмыгнули мимо. Но в самом доме их выкрик даже не был слышен - стены метровой толщины не пропускали внутрь никаких звуков. За последнюю тысячу лет на Сариссе не было построено ни одного дома, который не был бы крепостью. У планеты была довольно темная и не менее кровавая история, в которой жестокие короли сменялись кровожадными полководцами. Последним в этой цепи был Таллан, которого называли Неизвестным, так как никто не знал, откуда он появился. Мастерская мага располагалась за укреплением, возле той части дома, где некогда были устроены склады оружия и пищи. Стены были разъедены и обезображены выступившей солью, которая являлась следствием близкого соседства с обширной пустыней, называвшейся Болотом Великого Терминатора. Эта трясина покрывала большую часть земной поверхности единственного на планете континента. Немногие сариссане представляли себе всю протяженность этого гигантского болота. Впрочем, немногие вообще даже догадывались, что их планета круглая и является астрономической аномалией в том смысле, что она - единственная планета, обращающаяся вокруг затухающей красной звезды. На Сариссе не было неба. Вместо него на высоте десять тысяч метров висел сплошной слой непроницаемых для лучей красного светила облаков. С тех пор, как люди впервые заселили планету, а это было три тысячи лет назад, в облаках ни разу не появился просвет. Содержание кислорода в воздухе было низким, и поэтому на планете сформировалась раса грубых, жестоких тугодумов, произошедших от первых колонистов, которые заселили планету по одному Богу известным причинам в конце Золотого Века. Стены в мастерской отсырели, стоял холод. На полу в страшном беспорядке были расставлены причудливые старинные машины. Книги, обрывки старинных рукописей громоздились в беспорядке на столах и скамейках. С закопченного сводчатого потолка свисали чучела диковинных животных из полдюжины миров Империи. В комнате давно уже устоялся своеобразный запах древности и упадка. Это помещение с таким своеобразным интерьером могло быть мастерской любого колдуна или мага в каком угодно из многочисленных миров Империи, за исключением того необычного обстоятельства, что вместо факелов или ламп оно освещалось электричеством. Толстые кабели с изношенной потрескавшейся изоляцией змеями плелись плелись по полу, чтобы исчезнуть в одной из кладовок. Это помещение было заполнено от стены до стены и от пола до потолка изумительной коллекцией аккумуляторов и батарей самой различных конфигураций и размеров; Кельбером было затрачено много времени и сил, чтобы собрать их с полусотни свалок и развалин на пятнадцати планетах. Все машины, которые по кабелям питались от этих батарей, имели Звездную эмблему легендарной Первой Звездной Империи. Эти фантастические устройства были созданы тысячи лет назад бого-людьми Золотого Века. Даже невзирая на покровительство со стороны Таллана, патрульные не пощадили бы ни этой комнаты, ни ее содержимого, наберись они элементарного мужества войти в нее. В паническом ужасе они обязательно предали бы старика мечу, а дом огню. Здесь в каждой щели поселился грех, кошмарная власть тьмы, уничтожившая когда-то Золотой Век. Но с началом правления нового звездного короля патрули не беспокоили Кельбера. К тому же, старый маг уже был дряхлым, его рассудок помутился от старости и неудач. Сейчас он, склонившись над столом, рылся в старинной книге, по-стариковски мотая головой и о чем-то разговаривая с самим собой. Затем, подскочив внезапно к одной из машин, он что-то подрегулировал пальцами, обезображенными скорчившим их артритом. Его борода имела неопределенный цвет, который в тусклом свете можно было принять за серый; сам он был необычайно грязен. Он вряд ли даже мог вспомнить, когда ел в последний раз; это давно уже его не интересовало. Кельбер пробрался через завалы каких-то машин к лежавшему на металлической полке в центре комнаты человекоподобному существу, подключенному к проводам и трубам. Перевернув песочные часы, он подладил какой-то контакт, не переставая все время что-то бормотать себе под нос. Сделав это, он с трудом прошаркал к панели управления и с видимой натугой включил рубильник. Некоторые из старинных машин загудели, в воздухе появился щекочущий запах чего-то горящего. Существо на полке дернулось, затем затряслось и снова успокоилось. При этом в том месте, где в тело входили провода, его кожа вздулась. В возникшей вдруг ярости маг зло швырнул песочные часы о стену; стекло разбилось и разлетелось по всей мастерской. Он дрожал и корчился в безумном гневе, стараясь вспомнить, бормоча древние заклинания из "Книги Магов", этой черной библии всех магов. Но все было бесполезно, б_е_с_п_о_л_е_з_н_о_. Он никак не мог не только вспомнить что-то очень важное и нужное, но даже понять, почему он не может этого вспомнить. Ему было непонятно, как он мог состариться до такой степени, чтобы стать таким беспамятным. В темном проеме двери послышался смех, неодобрительный и холодный. - Опять неудача, дедушка? Старик возвратился к столу и как животное начал копаться в кучах бумаг. - Снова эта чертова "Книга магов", да? - хозяин неприятного голоса вступил в полосу света. Им оказался крупный человек чрезвычайно крепкого телосложения. Его пропорциональное тело, даже одетое в темный плащ с капюшоном, было наполнено мощной грацией, о которой не мог мечтать ни один сариссанин. Кудесник вздрогнул и сердито ответил: - Энергия, вот что мне позарез необходимо. Электрическая энергия. Я израсходовал ее, и ее больше нет! Как древние делали ее, как?! Откуда поступает новая энергия в батареи? Где они ее находили? - Попробуй поколдовать, дедушка, - иронически посоветовал человек в плаще, откидывая капюшон. Его лицо было не по-человечески красивым, величественным и благородным. Старый маг был единственным, кому когда-то, давно уже было известно о том, что это лицо принадлежало какому-то актеру Золотого Века, человеку, жившему четыре тысячи лет назад. Но маг был настолько стар, что успел забыть и это. - Я уже колдовал один раз, - ответил старик с упрямым гневом, виной которому был его возраст. - Просто чудо, - прокомментировал великан с ноткой саркастического пиетета и прибавил к этому выполненное с издевкой Звездное Знамение. Он расстегнул свой плащ и забросил его назад. Плащ повис на его широких плечах. Яркий свет переливался в орнаментах, украшавших его боевые доспехи, которые были вправе носить только звездные короли. На головке эфеса висевшего на боку меча огромных размеров был выгравирован геральдический знак монарха Сариссы. - О_н_и_ должны мне помочь, - раздраженно проворчал старый маг. - Клянусь Звездой, они _д_о_л_ж_н_ы_ мне помочь... - Не клянись Звездой, Кельбер, - прервал его звездный король с издевательским сочувствием. - Не то на тебя обрушится небесная кара. - Он осмотрел равнодушным взглядом груду запрещенных машин. На Сариссе уже только одно наличие таких греховных предметов означало смерть от рук взбешенной толпы. Проще всего, подумал он в своей обычной холодной манере, было бы просто вызвать патруль. Старик сел в расстроенных чувствах. Его сложенные руки дрожали крупной старческой дрожью. Ему казалось, что не всегда все было так, как сейчас. Ему все время чудилось, что вот совсем недавно он был крепким и дюжим искателем древних знаний, здоровым человеком с исследовательским складом ума, безразличным к законам и высокомерно-пренебрежительным к робким поискам Навигаторов. Но он не мог взять в толк, что же такое с ним все-таки произошло. Куда все подевалось? Как он мог все забыть? Как мог позволить себе состариться? Звездный король пробрался сквозь завалы в центр комнаты и посмотрел на лежавшую на полке незаконченную человеко-вещь, затем небрежно пнул ее сапогом. Провода задрожали. Человеко-вещь не подавала никаких признаков жизни. Он бросил оценивающий взгляд на Кельбера. - Каковы твои планы в отношении _э_т_о_г_о_, хотелось бы мне знать? Маг потер своими костлявыми руками лицо и неуверенно пожал плечами. - Планы? Какие планы? Я тебя не понимаю. - Еще три года назад тебе было сказано, что этот киборг нам не нужен. Тебе было приказано разработать необходимое нам энергетическое оружие. Но ты тратил время на этого... - эту вещь. Старик внезапно сильно рассердился. - Ты... Ты и эта вещь, как ты его называешь, - одно и то же, Таллан. Не забывай этого. Звездный король потряс головой: - Ты уже стар, дедушка. И начинаешь терять разум. Тебе, как я посмотрю, вдруг стало что-то мерещится. Как эта вещь может быть... - его губы улыбались, но глаза оставались холодными, внимательными, изучающими. Маг помотал головой и поморгал уставшими глазами. - Таллан, ты ведь помнишь! Ты _д_о_л_ж_е_н_ помнить, что... Его слова снова перебил медленный и неодобрительный поворот головы. - Ты только воображаешь, что все произошло так, как ты говоришь, старый дурак. Я - звездный король Сариссы. Разве может быть правдой то, что ты себе вообразил? - Здесь, Таллан, - проговорил старик с молящими нотками в голосе. - Здесь, в этой самой мастерской... - Нет! - Но Таллан! - старик озадаченно помотал головой. - Я сказал тебе, дедушка, что ты это вообразил себе. И я позволял тебе фантазировать на эту тему, пока это меня забавляло. Но сегодня у меня нет для этого настроения. Кельбер почувствовал, как забилось его сердце. Он вдруг осознал всю опасность, которая нависла над ним. - Я предупреждал Ландро, что ты старый дурак, - продолжал Таллан. - Я говорил ему, что он не получит от тебя никакого оружия. - Он мрачно усмехнулся. - Единственное, что ты знаешь, это "Книга магов", а там об оружии не говорится ничего. - А я никогда и не утверждал этого, - пролепетал маг. - "Книга" повествует только о том, что _б_ы_л_о_. Все остальное люди должны находить сами. Я _з_н_а_ю_, что... - Что, собственно, ты знаешь? - прервал Таллан презрительно. - Ландро заказал тебе разработку новых видов оружия, а ты истратил его деньги на эту... на _э_т_о_. - Он еще раз пнул сапогом распятого на раме бездыханного киборга. - Пожалуй, мне лучше всего вызвать сюда патруль. Старик решил схитрить: - Нет, ты никогда не сделаешь этого, Король. - Особое ударение он сделал на последнем слове, потому что сейчас он действительно вспомнил... да, он был теперь абсолютно уверен в этом, - как Таллан лежал как раз здесь, на этой самой полке... Когда это было, сколько лет тому назад?.. Он не мог этого вспомнить, но это было именно _т_а_к_, и его голос вдруг наполнился ироничными нотками, потому что Таллан, носивший доспехи звездного короля, Таллан, угрожавший его жизни, даже не был м_у_ж_ч_и_н_о_й_. Глаза полководца сузились, оценивая обстановку. Высокомерие старика вышло за рамки дозволенного и стало приобретать опасную для Таллана форму. Сейчас маг был слишком взбешен и расстроен, чтобы соблюдать элементарную осторожность. - Люди боятся тебя, - продолжал Кельбер, - называя тебя Неизвестным. Но я знаю тебя, Таллан, звездный король, великий полководец. _Я_-_т_о_ уж тебя знаю! - Возможно, и знаешь, дедушка, - ответил Таллан задумчиво. - Возможно. В конце-концов не исключено, что... Сознание старого мага резко перескочило на старые проблемы: - Тогда помоги мне, - не обращая внимание на слова Таллана,
в начало наверх
потребовал он. - Скажи Ландро, что мне нужна энергия - еще больше оборудования... Скажи ему, что... - он прервал свои слова, потому что Таллан пересек комнату и теперь возвышался над ним - громадный, со скрытой угрозой во всей своей фигуре. - Беда с искателями знаний в том, - сказал спокойно Таллан, - что они фанатики. Ими невозможно управлять, и когда они вырабатываются, дедушка, их бесполезность становится абсолютной. А иногда они становятся настолько неразумными, что даже осмеливаются угрожать своим покровителям. Дыхание старого кудесника перешло в короткие, судорожные всхлипывания. С тех пор, как он в последний раз испытывал страх, прошло уже много лет, и сейчас он вряд ли узнал это забытое ощущение. Но он ощутил, как у него во рту вдруг пересохло; все его тело охватила нервная дрожь. Он стал отступать назад, еще назад, до тех пор, пока его лопатки не коснулись холодной стены. - Каждая живая тварь, - назидательно выговаривал Таллан, - обладает инстинктом самосохранения, который проявляется в необходимости уничтожения всего того, что ей угрожает. _К_а_ж_д_а_я_ живая тварь, дедушка. Ты ведь сам когда-то учил меня этому. Разве забыл? Кельбер заморгал. Он почувствовал, как вдруг бешено застучало сердце, прыгая в грудной клетке, как попавший в ловушку зверь. Неужели он действительно чему-то учил Таллана? Да, конечно, это было именно так. Он вспомнил огромную нагую фигуру, шевелящуюся с первыми проявлениями возникшей жизни, первые недели детства, если только понятие о детстве вообще могло быть применимо по отношению к механическому организму Таллана, его обучение всем знаниям человечества за какие-то шесть месяцев, максимум за год. А ведь он учился так быстро, так успешно, - совсем не так, как человеческие дети. И были периоды, когда Кельбер страстно, всем своим старческим сердцем желал, чтобы этот киборг научился любить, стал сыном, настоящим человеком. Но, конечно, такого случиться не могло никогда. Но он не без гордости вспомнил об огромной силе, мощи Таллана, о его военных тренировках, о сечах с полным разгромом отрядов, пытавшихся захватить Сариссу. Мог ли он устоять против Таллана сейчас? О всемогущие боги Вселенной, какие шансы спастись имел он, Кельбер, сейчас? Он вдруг отчетливо ощутил резкий смрад болот, и его собственная жизнь вдруг показалась ему очень ценной, - даже эта нищая жизнь со сплошными неудачами. - Таллан! - сказал он резко. - Таллан, нет! Нет! Не... Но могучий воин не дал ему договорить до конца и нанес своим тяжелым кулаком один сильный удар. Голова старика отлетела назад, с силой ударилась о грубые камни, из которых была сложена метровая стена, и с леденящим душу хрустом раскололась на две части. Некоторое время Таллан стоял недвижимо, вслушиваясь в наступившую вдруг необычную тишину. Потом прикоснулся к горлу старика, чтобы проверить пульс; конечно, никакого пульса быть уже не могло. Киборг подхватил тело мага, как если бы оно ничего не весило, отнес его в угол и бросил на соломенный тюфяк. Больше он не удостоил его даже взглядом. Затем он двинулся к лежавшему на полке незаконченному киборгу и клинком из бого-металла безо всякого усилия раскроил его искусственный череп; из бескровной ниши извлек предмет овальной формы, за которым потянулись сотни проводов толщиной с волос, и разбил его об угол какого-то электрического ящика. Внутри овала, пробиваясь через множество печатных схем и кристаллов, мерцало слабое свечение. Перевернув кинжал, Таллан наконечником ручки раздавил содержимое яйца-мозга. Световой лучик еще некоторое время угасал, пока наконец его не стало видно совсем. Бросив осколки мозга киборга на каменный пол, Таллан подошвой сапога растер в порошок то, что только что было сложным сочетанием мудреных кристаллов и пластика. - Спи спокойно, дорогой братец, - пробормотал он с иронической усмешкой. Вложив кинжал в ножны, Таллан извлек свой огромный меч из бого-металла. В течение нескольких минут он методически ходил от одного ящика с проводами к другому, сбивая шкалы и ручки управления, переворачивая полки с оборудованием, обрубая провода до тех пор, пока они не стали беспомощно свисать бесполезными обрывками со старинных машин. Покончив с оборудованием, он перешел к заваленным книгами столам, переворачивая их и разбрасывая на плитки пола драгоценные свитки старинных манускриптов и диаграмм. Затем, достав из сумки кресало и кремень, высек огонь. Когда все хорошо воспламенилось, он разбил электрические лампы. Комната стала освещаться только разрастающимся огнем, который вспыхивал и отсвечивал на старых стенах пляшущими кровавыми пятнами. Даже не оборачиваясь, чтобы полюбоваться результатом сделанного, Таллан пересек горящую комнату и, прежде чем выйти на улицу, остановился и прислушался. Довольный тем, что остался незамеченным, он вышел на Улицу Ночи, под хмурое и угрюмое небо Сариссы, не только тщательно закрыв за собой дверь, но и замкнув ее на ключ. Киборг был уже у самых стен крепости, когда услышал пожарную тревогу, объявленную по всему городу. Обернувшись, он увидел, что пламя уже гуляет над крышами домов и, прислушавшись к нарастающему шуму уличной толпы, ощутил нечто схожее с тем, что в какой-то отдаленной степени соответствует человеческому чувству удовлетворения. 3 "Город Ньйор, город Ньйор, весь погрязший в грехах Твой союз с колдунами сеет горе и страх Там нечистая сила королю друг и брат Пусть и будут же вместе, когда грянет набат". Из "Книги магов", период Междуцарствия. "Несмотря на гражданские войны, разрушившие Первую Империю, а также на неоднократные разграбления столицы в мрачный период Междуцарствия, Ньйор остался величайшим городом материнской планеты единственной в Галактике расы звездных путешественников. Гламисс Великолепный, хотя и был уроженцем Вики, верил в старинную пословицу "Кто правит Ньйором, тот правит Землей. Кто правит Землей, то правит звездами". Поэтому после битвы при Карме Ньйор стал личным владением Галактонов Виканских и первым городом Второй Звездной Империи". Преп. Навигатор Юлианус Мульериум. "Эпоха звездных королей". Средний период Второй Звездной Империи. Торквас Первый, Галактон, Король Вселенной, Покровитель Добра, Защитник Внутренних и Внешних Пределов, Главнокомандующий звездными флотами, Лорд-Мэйор Ньйора и наследственный Главнокомандующий Вики, получил насморк. Его глаза горели и чесались; горло было простужено, а нос стал красным и мокрым. Он был абсолютно уверен, что сгорает от сильной и, наверное, очень опасной лихорадки, несмотря на заверения своих докторов о том, что у него незначительная хворь и ничего больше. Юный Торквас целый день пребывал не в духе. Его подавленное состояние было вызвано вынужденным пребыванием в помещении из-за болезни и дождя, который вот уже целую неделю без перерыва поливал Ньйор. Город, возвышавшийся над своим огромным телем, в пасмурную погоду казался беспорядочной грудой строений. Речные лодки стояли пришвартованными и укрытыми от дождя, а все четыре миллиона ньйорцев старались не показываться из своих домов (у них укоренился суеверный страх от рассказов о дождях, падавших еще на заре человечества, когда, как говорили, болезнь крови спускалась с неба), и даже дворы в крепости были пустынны, не считая гвардейцев с Вики, которые постоянно несли патрульную службу в промасленных кожаных шлемах и накидках. Поэтому Торквас, забытый своей женой, находился в своих комнатах с давно наскучившими ему придворными. Марлана обещала навещать его, однако не выполняла своего обещания. Не прислала она и артистов для развлечения, хотя тоже обещала. Она даже не зашла расспросить докторов о состоянии его здоровья, что, конечно, совсем никуда не годилось, независимо даже от того, что могли сказать эти глупые медики. Вполне возможно, мрачно размышлял Торквас, что он довольно близок к смерти. Он представлял себе на процессии своих собственных похорон массы скорбящих ньйорцев, покрытые желтым памятники, парящие звездолеты, воинов с перевернутым оружием... Потом на протяжении многих дней будут панихиды, и женщины Двора будут срезать свои локоны любви, чтобы сжечь их над гробом звездного короля. О, это будет превосходное зрелище! Он вспомнил похороны своего отца: это было самым великолепным из всех шествий, которые он только мог припомнить. Единственное, что было плохо, так это то, что если похороны - его собственные, тогда он, конечно, не сможет увидеть их. Правда, если только преподобные-Навигаторы не врут, его повезут в рай в огромном хрустальном звездолете, из которого будут видны все чудеса Вселенной (по отношению к которой он, вне всякого сомнения, был королем), включая, полагал он, и свои пышные похороны. Хотя, впрочем, возможно, что его болезнь не такой уж и смертельной. В таком случае он просто обязан будет сделать выговор Марлане за недостаточное внимание, как только сам почувствует, что у него для этого достаточно сил. Торквас лежал на покрытой пологом кровати, вслушиваясь в шаги входящих и выходящих придворных, две дюжины которых никогда не покидали его. Он продолжал меланхолически обдумывать свою собственную смерть, но в конце концов заключил, что даже для Галактона чрезвычайно трудно перенести все это в двенадцать лет. Вот когда он станет взрослым и сможет водить войска на битвы, когда своими глазами увидит, как умирают люди, вот тогда он сможет лучше представить себе абстрактную смерть. Хотя, если признаться по-честному, он даже представить себе не мог, когда же наступит этот знаменательный день. Он помнил, что, когда его отец, Великолепный, был еще жив, его, по крайней мере, обучали владению оружием. Но с тех пор, как великий король отбыл в Рай в огромном хрустальном звездолете (в _э_т_о_, действительно, было трудно поверить), то вдруг оказалось, что на военные игры просто нет времени. Марлана все время доказывала, что Королю Вселенной не к лицу размахивать в боевых доспехах деревянным мечом. Марлана была виканкой по происхождению, а родственники - в том числе даже дальние - должны понимать, что Торквас как глава Дома должен быть воином. Иначе как он будет защищать свои владения, эти сотни настолько удаленных от Земли миров, что их невозможно было даже увидеть на земном небе в самую ясную ночь? Он тяжело вздохнул и повернулся на мехах, которыми была устлана Императорская постель. Затем его мысли перескочили на родную сестру, Монаршую Принцессу Ариану. На нее он тоже был сердит - Ариана не приходила повидаться с ним вот уже несколько недель. Когда он спрашивал о ней, Марлана и Ландро всякий раз говорили, что она все еще на Вике, управляет ею как королева по праву земляного ценза. Но как посмела Ариана выехать за пределы Мира без его, Галактона, разрешения? Какой тогда смысл быть Королем Вселенной, если ты не можешь командовать даже своей собственной сестрой? Он закрыл глаза и прислушался к тому, о чем говорили так надоевшие ему придворные по ту сторону полога. Аварик, жирный наследник с Альтаира, который, как предполагалось, выполнял обязанности лорда-камергера, играл в Звезды и Кометы с леди Констанс, гувернанткой. Про себя Торквас называл леди Констанс "леди Нет", потому что именно она руководила обучением его этикету, который, как казалось, состоял всецело из вещей, которые Галактон ни в коем случае не должен был делать. Пажи спорили о том, кому принадлежит охотничий сапсан, и что-то там произошло такое, что Оррин, Имперский шталмейстер, заплакал. По звукам можно было определить, что один из девяти Господ Пенсионеров успокаивал его. Торквас раздраженно нахмурился. Разве когда-нибудь хоть кто-нибудь слышал о Галактоне, Главнокомандующем Звездных Флотов, у которого в шталмейстерах ходил пятилетний мальчишка? И только лишь потому, что Оррин был кровным родственником Ландро, Марлана настояла на том, чтобы этот пост был отдан ему как знатному члену клана Веги. Торквас уже давно решил про себя, что ему не нравятся все члены веганского дома, и из них больше всех - Ландро. Марлана не уставала утверждать о том, что Ландро мудр и храбр, но что, похоже, ее больше всего в нем впечатляло, так это то, что он был смазлив. И, хмуро подумал Торквас, слишком амбициозен. Он ведь все-таки был сыном Гламисса Виканского, чтобы почувствовать это. Однажды, пообещал он себе, я вызову его на Тройное Состязание - меча, цепи и кинжала. Это была смелая, хотя и совсем несерьезная мысль. Ведь в глубине души он прекрасно понимал, что этого никогда не произойдет.
в начало наверх
До него донеслось какое-то во внешних покоях и подумал, что кто-то наконец пришел навестить его. Он с надеждой подумал, что это пришла наконец Марлана, или по крайней мере труппа артистов, которых она обещала прислать. Он встал и раскрыл полог. Все находившиеся в комнате немедленно встали. Поначалу ему даже нравилось заставлять людей делать вещи подобного рода. Но сейчас это только расстраивало его, поскольку он сознавал, что не было ничего такого, выполнения чего он действительно мог от них потребовать. Такое могли только Марлана и Ландро. Толстый Аварик спросил: - Чем можем служить вам, Король? Торквас почесал свое бледное лицо и зажмурился от яркого света. День был серебряно-белый, и в большой, неуютной комнате было холодно. Он жестом приказал "леди Нет" принести ему пижаму. Когда она одевала ее на его узенькие плечи, он спросил: - Почему плакал Оррин? Пятилетний шталмейстер испуганно заморгал и уставился на своего сюзерена широко раскрытыми глазами. - Ничего страшного, сэр, - ответила "леди Нет". - Лорд Аварик отобрал у него конфету. Лорд-камергер, которому было пятнадцать и комплекция которого буквально расползалась от переедания, бросил на гувернантку грозный взгляд. - Вы и так уже слишком толсты, Аварик, - сказал Галактон. - Если вы не перестанете так есть, я вынужден буду отправить вас назад на Западное море. - Семья Аварика владела островами Оаху в центре самого большого на Земле Западного моря. Это было изолированное имение, где из-за жаркого климата Аварик со своей тучной комплекцией бывать не любил. - Что происходит за дверью? - спросил Торквас. - Кто-нибудь пришел меня навестить? - Солдаты, сэр, - ответила "леди Нет", - стража. - Конечно, там всегда воины, - прокомментировал беззаботно Торквас, - двенадцать человек, как обычно. - Сейчас гораздо больше, сэр, - сообщил Аварик, - целый батальон. - За моей дверью? - уже серьезно спросил Торквас. - Откройте немедленно. Я хочу видеть. Аварик подал знак одному из пажей, и мальчик раскрыл тяжелую дверь из бого-металла. Сквозняк из галереи поднял занавески. За дверью стояли два ряда веганского контингента Императорских войск при полной боевой выкладке. На их позолоченных конических шлемах особенно выпукло выделялся знак личной дивизии Ландро. Торквас свесил свои босые ноги с края высокой кровати. - О, сэр! Вам нельзя, - воскликнула леди Констанс. - Врачи строго приписали вам постельный режим. Торквас проигнорировал ее слова и сказал: - Вызовите командира батальона, Аварик. Толстый лорд-камергер вышел и вскоре возвратился с молодым воином, который преклонил колени перед кроватью Галактона. - Вождь, - обратился он к Торквасу, употребляя принятый на Веге официальный титул. Торквас ощутил нараставшее в нем раздражения. Эти туповатые веганцы были таким упрямым народом, вечно выставляя напоказ свои провинциальные манеры как бы в противовес принятым в Ньйоре. - Что произошло? - требовательно спросил Торквас. - Почему у моей двери стоит ваш батальон? - Таков приказ, Вождь, - ответил офицер. - При обращении к Галактону используют титул "Король". Или, если вам угодно, "Господин", - гневно отметила "леди Нет". - Но "Вождь" - никогда. Воин бросил холодный взгляд в сторону гувернантки: - Я веганец, мадам. Торквас взмахом руки остановил перепалку: - Все это не имеет никакого значения. Я хочу знать, что происходит. На нас напали? - он надеялся, что ответ будет положительным. Если бы на них действительно напали, то это было бы очень забавно. Возможно, он смог бы повести собственную дивизию в бой, чтобы Марлана гордилась им. - Какая-нибудь неприятность, воин? - Мера предосторожности, сэр. - Не понимаю. Предосторожность против чего? Среди находившихся в комнате придворных пробежал негромкий ропот. Вооруженные люди во главе с офицером в галерее вселяли в них беспокойство. - Нам приказано осуществлять вашу защиту, сэр. Это все, что мне известно. - Кто отдал такой приказ? - Императрица-Консорт. Торквас потер свой покрасневший нос. - Скажите, воин, от кого именно меня защищают? Офицер без разрешения поднялся на ноги и заявил: - К нам приближается звездолет из Рады. Это все, что я знаю. Торквас повернулся к Аварику. - Что здесь происходит? Мы что, в состоянии войны с Радой? Мне об этом ничего не докладывали. Аварик, который настолько перепугался, что от испуга его глаза широко раскрылись, глуповато повертел головой: - Я не слышал ни о какой войне, сэр. "Леди Нет", как оказалось, вовсе не испугалась холодного взгляда веганца. Она встала перед ним во весь рост и заявила: - Нет никакой мало-мальской причины, чтобы прибытие корабля из Рады причинило такую суматоху в Ньйоре. Во-первых, на Восточном побережье вполне достаточно войск, чтобы защитить столицу даже от дюжины звездолетов. А во-вторых, Кир из Рады так же лоялен к Трону, как любой другой звездный король Империи. Торквас кивнул: - Кир был лучшим полководцем моего отца. Офицер пожал плечами: - Тем не менее, Вождь, я получил приказ. Судно из Рады вскоре приземлится, и мне приказали защищать вас. - Какая чушь, - возмущенно воскликнула "леди Нет". - Когда приземлится корабль, когда? - возбужденно начал орать Оррин. - В течение часа, - ответил офицер. - Я хочу видеть посадку, - вдруг заявил Торквас. Вид у офицера стал совсем расстроенным: - В приказе, который был мне отдан, сказано, что вы должны оставаться здесь, сэр. Торквас вскочил с постели и встал перед вооруженным офицером - босой и очень юный. - Кто отдал этот приказ, воин? - спросил он с внезапно обретенным достоинством. - Полководец, сэр. - Ландро? - Сэр... - А кем, по вашему мнению, являюсь _я_? Офицер побледнел: - Вы - Галактон, сэр. Торквас внимательно всматривался в грубое лицо воина, понимая, что тот ему не подчинится. Было бы не только глупо, но и опасно пытаться силой навязать покорность. Глубоко вздохнув, Торквас приказал: - Оставьте меня. - Сэр! - воин отдал честь и вышел. - Аварик, - позвал Торквас, - я хочу одеться. Леди Констанс стала с неодобрительным видом жестикулировать, лопотать о его болезненном состоянии и предписании врачей. Но, увидев лицо мальчика, на котором четко обозначилась обычно не свойственная ему решительность, замолчала. Аварик и Господа Пенсионеры стали помогать юному Галактону одеваться. Конечно, Торквасу очень хотелось надеть подходящие к такому случаю воинские доспехи, но их у него не было. Из своих старых он уже давно вырос, а Марлана, несмотря на его постоянные просьбы, не сделала ровным счетом ничего, чтобы обеспечить его новыми. Он уже закончил умываться над тазом, который держал один из пажей, когда торжественно объявили о прибытии Марланы. Императрица-Консорт, в короткой желтой тунике (традиционный цвет представителей правящей династии Вики), с надменным видом проходила через толпу подобострастно кланяющихся ей придворных. Позади нее шествовал Ландро, его высокая статная фигура смотрелась в придворном платье просто великолепно. При нем было только церемониальное оружие, а придворное платье явно не было предназначено для битвы. Как все веганцы, он носил длинные волосы, скрепленные на затылке серебряной застежкой. Торквас не любил веганскую моду. Он помнил, что отец считал ее извращенной, и точно такого же мнения придерживался сейчас и Торквас. Но Марлана выглядела действительно великолепно - со слегка удлиненным, прекрасно выточенным личиком, коротко, по последней виканской моде подстриженными и гладко зачесанными темными волосами, прекрасно смотревшимися на ее маленькой, аккуратной головке. Крупные карие глаза постоянно напоминали Торквасу его мать, которую он помнил довольно смутно. Приблизившись к мужу-Императору, Марлана чисто формально слегка наклонила голову. У викан не было принято, чтобы жена кланялась мужу. Она протянула руку и Торквас поцеловал ее так, как его учили это делать. - Я вижу, ты успешно идешь на поправку, муж, - величественно произнесла Марлана. - Никак не надеялась увидеть тебя на ногах. - Объясни мне, Марлана, что здесь происходит? - невежливо перебив ее, спросил Торквас требовательным тоном. - Почему здесь солдаты? - Только для твоей защиты, любимый. В атмосфере Земли появился корабль неприятеля. - С каких это пор Рада стала враждебной к Трону? Почему мне своевременно не доложили об этом? - Кто сказал тебе о Раде, муж? - вместо ответа спросила Марлана ровным, внешне совсем безразличным голосом. - Офицер. Тот, что командует воинами, расположившимися там в галерее. Марлана бросила короткий взгляд на Ландро. Тот понимающе кивнул и немедленно вышел из комнаты. До Торкваса донеслись голоса солдат в галерее и звуки ритуального салютования оружием. - Офицер не должен был говорить, что это судно из Рады, - сказала Марлана успокаивающим тоном. - Пока что у нас нет полной уверенности. Но необходимо быть осторожным, муж. Ведь ты - Галактон! Возвратился Ландро и доложил Марлане: - Я заменил его. Торквас переводил свой растерянный взгляд с жены на полководца и обратно. Он страстно _ж_е_л_а_л_, чтобы хоть когда-нибудь, разговаривая с ним, они не держали бы себя так, как будто бы они находились где-то далеко, наедине друг с другом. Возможно, что так происходило потому, что они уже взрослые, а он пока еще нет. Но, с другой стороны, ведь он все-таки - Король Вселенной. - Ладно, - сказал он раздраженно. - Так этот корабль все-таки с Рады? - Мы всего лишь приняли обычные меры предосторожности, Король, - ответил ему Ландро подчеркнуто доверительным тоном, каким обычно разговаривают с капризными детьми. - И ничего больше. - Кир из Рады был другом моего отца, - произнося это, Торквас тем временем вытирал себе нос и с досадой думал о том, как все-таки трудно соблюдать императорской достоинство, когда у тебя насморк. - Жаль, ты не видел последних донесений этого грубияна Бунтаря, мой любимый, - вставила медовым голосом свое супружеское слово Марлана. - В них смесь оскорблений и темных угроз. И вот сейчас, по-видимому, он прибывает - возможно, на корабле, до отказа набитого воинами. Мы должны были принять все меры предосторожности. Ведь не напрасно же его собственные подданные прозвали его Бунтарем. Торквас начал терять самообладание. Он никак не мог взять в толк, по какой такой причине от него все это так тщательно скрывали. И вообще, ни Марлана, ни Ландро никогда не докладывали ему ничего, что касалось бы политики. Они всегда говорили, что он еще слишком молод, чтобы его этим беспокоить. - Зачем вообще быть Галактоном, если ты не можешь положиться на своих подданных? - заметила она вполне резонно. В то же время, Торквас весьма сомневался в том, что его отец вообще мог когда-либо допустить, чтобы от его имени кто-то делал хоть что-нибудь, не доложив ему об этом. Правда, тогда, когда ему тоже было двенадцать, Гламисс Великолепный уже командовал армиями в виканских войнах. - Все-таки, это Кир, или нет? - потребовал он. - Возможно, дорогой муж, - убирая спавший на его лоб клок волос, ответила Марлана подчеркнуто ласково, как и принято разговаривать с маленькими несмышлеными детьми, особенно когда они не совсем здоровы.
в начало наверх
- Корабль только что вышел на околоземную орбиту, мой любимый. Но мы не должны полагаться на волю случая, имея дело с этими раданами - если только это вообще радане. Торквас в замешательстве покачал головой. Он никак не мог взять в толк, почему Марлана все простые вещи делает такими трудными для понимания. - Хорошо, я хочу наблюдать приземление корабля, - сказал он уже почти жалобно. Марлана бросила еще один быстрый взгляд на Ландро и вопросительно склонила голову. - У меня нет возражений. А у вас, командующий? - Никак нет, Королева, - ответил Ландро. - Тогда ты увидишь его, мой дорогой муж, - сказала Марлана, - из Имперской Башни. У Торкваса внутри все внезапно похолодело. - Как это - из Башни?! Имперская Башня была наиболее древним строением в городе. Ее нижние этажи лежали далеко внизу в толще теля, на глубине пятисот футов или даже еще глубже. А ее верхние этажи сносились и перестраивались бесчисленное множество раз в бурной истории Ньйора. Со времен Междуцарствия в ней содержали политических заключенных. Те, кому приходилось там бывать, рассказывали, что сама затхлая атмосфера Башни была, казалось, наполненной ведьмами и демонами. Марлана улыбнулась и ласково потрепала своей рукой волосы мальчика. - Оттуда лучше всего видно. Ты увидишь все, что происходит за рекой. А в случае атаки там ты будешь в большей безопасности, чем здесь. - Она достала из своей туники сложенный пергамент. - Но вначале нужно, чтобы ты поставил свою подпись вот здесь, - сказала она. - Это - Имперский ордер на арест командира того корабля - кем бы он ни оказался, - пояснила она с деланной небрежностью. Торквас вздохнут и прижался к Марлане. - Его обязательно нужно арестовать? Я имею в виду, если это действительно Кир. - Никто не смеет приземляться в Ньйоре в корабле, набитом войсками, мой милый. Ты должен помнить, что твой отец Гламисс возвел это в закон. - Но Кир из Рады... - Закон есть закон, любимый мой. И ты должен проводить его в жизнь. Торквас кивнул. Конечно, Марлана как всегда была права. Взрослые всегда правы. И это делало жизнь Короля Вселенной особенно трудной. Он взял бумагу, разложил ее на секретере и написал поперек нижней части листа: "Торквас Первый, Г." Ему нравилось так подписывать государственные документы. Конечно, Марлана как правящий регент имела право подписать его и сама. Но ему было приятно, что ей захотелось, чтобы именно он поставил свое императорское имя на этой бумаге, хотя ему и будет жаль, если Кир попадет в неприятность. К тому же, Кир не имеет никакого права нападать на столицу Империи с войском, кото... Перебивая ход его мыслей, Марлана забрала у него бумагу и сказала: - Сейчас я отдам распоряжение воинам отвести тебя туда, откуда ты сможешь хорошо рассмотреть посадку. Ландро, стоя у двери, улыбался какой-то странной улыбкой. Придворные, по крайней мере те из них, которые были постарше, чтобы понимать смысл происходящего, выглядели обескураженными. Ландро открыл дверь и подал знак офицеру. Того веганца с грубыми чертами лица, который недавно делал доклад Торквасу, уже не было. Офицер подошел к Ландро и отдал ему честь. Торквас удивился, почему он не подошел прямо к нему. Разве он не Галактон? - Проводите Лорда Торкваса в Имперскую Башню, - распорядился Ландро, - чтобы он мог наблюдать посадку корабля с Рады. Хорошенько охраняйте его. Инженер Башни знает, откуда лучше всего видно. - С самого верха, Марлана, - возбужденно запросил Торквас. - С самого верха. Марланы посмотрела на Ландро и улыбнулась ему: - Тогда - на самый верх, полководец, - согласилась она. Торквас не мог понять почему, но Леди Констанс вдруг заплакала. Она обняла его руками и так удерживала его, хотя это ему очень не нравилось. Она умоляюще смотрела в глаза Императрице-Консорт и просила ее: - Но, Королева, ведь он нездоров, он болен... Торквас вырвался из ее рук и резко оборвал ее: - Я вполне здоров. - Он поднял подбородок и приказал веганскому воину: - Поспешим. Я не хочу пропустить этого. Марлана стояла, сохраняя полное безмолвие, пока воины Ландро навсегда уводили мальчика по галерее дворца. Затем обернулась и холодно посмотрела на придворных, про себя осуждая их за то, что никто, кроме старой Констанс, не поднял руку или хотя бы подал голос в знак протеста. - Все вы, - распорядилась она, - оставьте нас. Когда все вышли, оставив ее наедине с Ландро, она взяла из своей туники Акт об отречении от престола и зачитала вслух строгие юридические формулировки, составленные на древневиканском языке. Ландро с фамильярной нежностью погладил ее шею. - Я восхищен, Королева. Марлана разразилась веселым смехом: - Королева Вселенной, Ландро! - поправила она своего полководца. Ландро хихикнул. Этот звук не только подействовал на Марлану раздражающе, но и насторожил ее. У Ландро явно была вспышка истерии, - признак внутреннего напряжения, которое могло однажды весьма некстати прорваться наружу и привести к большой беде. Марлана привыкла никогда не полагаться на некачественные орудия, но в данный момент под рукой был только Ландро, и его нужно было срочно успокоить, чтобы использовать и в дальнейшем. Она прошла в галерею и остановилась у высоких узких окон, через которые было видно унылое серое небо. То небо, из которого в Ньйоре вот-вот должен был приземлиться корабль из Рады. Она спрятала документ за лиф и обернулась к Ландро. - Пойду сменю одежду на красную, - сказала она. - Цвет королей. Нашего воинственного гостя из Рады следует приветствовать как подобает - при полном параде. 4 "...однако тактика обороны линейных кораблей во время их приземления зависит от предполагаемой мощности энергетических установок противника. При полностью включенных мезонных экранах развертывание кавалерии ограничивается только емкостью стандартного приемо-передатчика энергии типа "Марк XVII", которая составляет одну метрическую тонну. Иными словами, подразделения типа батальона развертываются за 18,6 секунд. При наличии на борту более современного приемо-передатчика типа "Марк ХХ" подразделения до полка могут быть развернуты даже в проце..." Датируемый Золотым Веком фрагмент, обнаруженный в Тель-Париже, планета Земля (предположительно, является частью Имперского полевого Устава). По приземлении после входа в атмосферу, командующий войсками, стремясь обеспечить безопасность своего святого корабля, отдаст приказ на открытие порталов только после того, как будет сформирована защитная цепь, состоящая из кавалерии. Верховые воины должны, быстро передвигаясь, установить вокруг судна кольцо обороны, а также атаковать любую катапульту, способную метать камни и снаряды. В это время Навигатор должен быть готовым к опасности, чтобы в любой момент сразу поднять корабль на высоту не менее ста метров. Одновременно с этим экипаж должен быть готовым поддержать из килевых выступов конное заграждение тяжелыми камнями и копьями с факелами. Принц Фернальд. "О тактике". Ранний период Второй Звездной Империи. На фоне серого неба звездолет из Рады выглядел как тысячеметровый овал темноты. Его спуск на Восточное Побережье Северного континента был особенно осторожным и сопровождался несколькими остановками-зависаниями в воздухе. Силы, которые так легко толкали корабль сквозь межзвездное пространство, сейчас нужно было сдерживать. Все пространство вокруг корабля озарилось бледно-голубым сиянием, которое ионизировало облачный слой до такой степени, что влага, которой в такую погоду в воздухе было более чем достаточно, превращалась в иней, покрывший весь огромный подслеповатый корпус из черного бого-металла. В широком коридоре, ведущем к выходу у левого борта, где собирался эскадрон кавалерии Рады, воины подправляли сбрую нетерпеливо переминавшихся с ноги на ногу лошадей. Эти животные принадлежали к выведенной на Раде породе с тонкими ногами, покрытыми шерстью щиколотками, переходившими в когтистые ступни. Говорили, что эти лошади - потомки живших когда-то на Земле предков, которых каким-то непонятным образом тысячи лет тому назад завезли на Раду в холодных трубках; этих предков приспособили к специфике условий жизни на Раде с помощью какой-то колдовской магии, которую называли таинственным словом "мутация". Эти животные, привыкшие к постоянным звездным путешествиям, обладали некоторыми телепатическими возможностями и воспринимали от своих хозяев информацию о предстоящих битвах. Сейчас, скребя длинными когтями по металлическим листам палубы, они в предвкушении долгожданной битвы перефыркивались несколькими словами из своего примитивного лексикона: "Кровь!", "Битва!", "Гнев!" Иногда они нервно покусывали одетых в латы воинов, однако их плотоядные зубы не причиняли никакого вреда и лишь скользили по металлу. Воины отбивались от них кулаками, сдерживая их нетерпение и разговаривая с ними наполовину любя, наполовину сердито. В оружейной комнате оруженосцы облачали Кира в боевые доспехи. Покрытая серебром кольчуга тускло отсвечивала в свете факелов. Перед ним полукругом стояли генерал-лейтенант Невус, Калин и маг Кавур. Все были вооружены по полной форме и облачены в боевые доспехи. Невус, крепкий и весь покрытый боевыми шрамами ветеран всех войн Краевых миров за последние несколько десятков лет, недовольно смотрел на своего повелителя. - Мне не нравится твой план, Кир. Он слишком рискован. - Наоборот, - возразил молодой человек, застегивая последнюю застежку на своей портупее, - это - наименее рискованный способ выкрутиться из почти безнадежной ситуации. Как ты считаешь, Кавур? Бородатое лицо мага еще более помрачнело. - Да. Хотя я считаю, что вначале следовало бы слетать на Сариссу. Кир отрицательно покачал головой: - Нет. Только в самом крайнем случае. - Возможно, как раз сейчас ты делаешь свой последний в жизни выбор, Кир, - прорычал Невус. - И уж если ты так решил, то хотя бы взял меня с собой. Кир категорически отверг это предложение: - Нет, ты нужен мне на месте приземления. Калин, священник-Навигатор, решился заговорить впервые за все время. Он не хотел, чтобы его слова были восприняты как попытка давать советы более опытному в вопросах войн и интриг кузену. Но как раданин он считал своим долгом высказать свое мнение: - Что толку, Кир, удерживать корабль от захвата на земле, если мы потеряем тебя? Невус не упустил возможность добавить от себя: - Этот юноша говорит сущую правду. Прислушайся к его словам, Король. Наконец, из тени послышался голос Грета: - Ни один разумный человек не выйдет в бурное море без цели - или без хотя бы тоненькой ниточки, которая соединяет его с берегом. - Тонкая ниточка. Да, я с этим тоже согласен. У нас на борту не больше эскадрона, - с сожалением сказал старый генерал. - Вся Рада не смогла бы взять столицу, Невус, ответил ему молодой звездный король. - Но если бы это даже было возможно, то все равно я бы никогда не пошел на это. - Но они называют тебя "Бунтарь", - проворчал Невус. - Все, решено, - Кир подвел под совещанием черту тоном, не допускавшим возражений. Невус обратился к Кавуру: - Тогда вспомни свои лучшие заклинания, маг.
в начало наверх
Кавур раскрыл в улыбке все свои зубы. Ему нравился Невус - храбрый солдат, хотя он всю жизнь и насмехался над старинной мудростью. - Возможно, когда-нибудь я сделаю что-то такое, что удивит вас. Взрывающийся снаряд или корабль для путешествия под водой. Но это не сегодня. Как только они заполучат нас в свою крепость, мы будем находиться только на милости Божьей. Калин инстинктивно сотворил Звездное Знамение, но Невус только вытянул вперед голову и пробормотал: - На милости Ландро, ты хотел сказать. - Хватит, - прервал их Кир. - Теперь слушайте меня. Все разом умолкли. - Мы приземлимся на южной стороне теля, чтобы обрыв за нами был достаточно крутым. С собой я возьму только Кавура. Остальное вы знаете. Невус удерживает посадочную площадку. Если можешь, то без драки, но удержи ее любой ценой. Если мы в течение восьми часов не возвратимся, забирайте всех людей на борт. - Он обнял своего кузена за плечи. - И тогда все будет зависеть только от тебя, Калин. - А можно ли вообще выполнить такой сложный маневр? - засомневался Невус. - Калин сможет, - ответил Кир. Калин склонил голову и начал молиться, чтобы его опыта хватило на то, что до этого считалось невыполнимым. Кир с уверенностью добавил: - Нет лучшего судоводителя среди Навигаторов. За исход маневра я не опасаюсь. Калин проглотил сухой комок в горле и сказал официальным тоном: - Будет сделано, Король! Из тени донеслась дрожащая музыка Грета. - Если Ариана там, то там же будет и Эрит. Мне бы хотелось снова встретиться с кем-либо из своего племени. Так зачем мне оставаться здесь без тебя, Король, когда ты идешь навстречу опасности? - Как тебе угодно, господин Грет, - спросил Кир, нахмурив брови. - Я могу быть полезен, - ответил валк. - Да, пожалуй... - произнес Кир в раздумье, - когда идешь в неизвестность, то службу оказать может и неизвестное. - Сделай мне одолжение, Король, - произнес Грет со скрытой улыбкой. Вошел один из молодых навигаторов с докладом о позиции судна. - Мы проходим облачный слой, сэр. - Мы над Восточным морем? - спросил Калин. - Да, брат Калин. Калин обратился к кузену: - Тогда мне пора. - Кир смотрел ему вслед и думал о том, что жизнь их всех скоро может зависеть только от умения и старания этого молодого священника. Он взял шлем из рук своего оруженосца и улыбнулся своим помощникам: - Ну, господа, пожалуй, время уже наступило. Корабль ненадолго завис всей своей громадой над южной оконечностью острова Манхэт, над тем участком теля, который покрывал большую часть того, что было когда-то старинным городом Ньйором. Почва здесь была ровной, круто обрываясь к месту слияния двух рек. К северу, на расстоянии не более трех километров от того места, где приземлился корабль, прямо от ворот в стене, делящей остров пополам, в боевые порядки были выстроены два батальона веганского контингента Имперских войск. Стена, сейчас уже непригодная для защиты города от нападения, была выстроена в последние годы периода Междуцарствия. Она уже приходила в негодность, но все еще служила той линией, которая отделяла пространство, где звездолетам было разрешено приземляться, от хитросплетения улиц и проспектов Имперской столицы - города Ньйора. Как правило, звездолеты приземлялись гораздо ближе к стенам города. Но Калин тщательно выбирал место для посадки своего огромного корабль таким образом, чтобы он приземлился у самого крутого обрыва теля, и чтобы его невозможно было окружить. Он заметил наличие на осыпающейся стене необычно большого количества арбалетов и катапульт; но он был абсолютно уверен, что даже у огромных и хитро сконструированных машин Имперской армии не хватало дальности для того, чтобы достать снарядами до выбранной им посадочной площадки. Когда корабль коснулся земли, шел дождь. Ионизационное сияние вокруг него угасло, и киль из бого-металла глубоко погрузился в почву. Шлюз по левому борту раскрылся и из темного портала лихо выскочили два отряда раданской кавалерии с короткими пиками, упертыми в специально пристроенные для этого у самых шпор всадников держатели, с цепями из бого-металла, которые всадники держали наготове прямо у луки седла. На головах лошадей не было никакой защиты; так было сделано специально, чтобы дать лошадям возможность напрямую, по телепатии воспринимать команды своих седоков. Всадники двигались бесшумно, и, хотя они и соблюдали все предписанные для таких случаев меры предосторожности, все же их выдвижение осуществлялось гораздо проворнее, чем войск Веги, которые в это же время выходили из города на своих грузных веганских лошадях. Мутация этих животных осуществлялась в свое время в направлении придания им большей силы за счет некоторой потери в маневренности и скорости; все это значительно снижало их неуязвимость в бою. Радане довольно оперативно установили плотное защитное оцепление вокруг своего корабля. По команде Невуса, который стоял в центре круга, раданские инженеры выкатили из корабля два метательных орудия, каждое из которых состояло из пяти огромных арбалетов, заряженных стрелами их бого-металла. Эти орудия установили по обе стороны открытого шлюза в десяти метрах от него. Командир веганских войск, наблюдавший за этими приготовлениями, имевшими форму недружественного акта, принял, в свою очередь, собственное тактическое решение. Выстроив свои войска в боевые порядки, он продвинул их вперед таким образом, чтобы между его войсками и защитниками корабля оставалось полкилометра, и остановил их на этой позиции. Он получил распоряжение взять под свою опеку Кира из Рады и препроводить его без задержки и лишнего показа жителям города прямо в крепость. Теперь же было совершенно ясно, что выполнить такое приказание было просто невозможно без кровавого столкновения, а полученные им приказы такой ситуации как раз не предусматривали. Ньйорцы видели, как приземлился корабль, и начали собираться толпами у стены; некоторые из них даже вышли на площадку, предназначенную для стоянки кораблей. Ньйорцы очень любили Кира из Рады; они еще помнили его как надежного полководца в войске Великолепного, - человека, который принес на их родную планету надежду на мир после разорительных и кровопролитных войн, длившихся на протяжении многих поколений. Они узнали доспехи раданских воинов, стали размахивать руками и выкрикивать приветствия. Несмотря на дождь, уже собралось несколько сот жителей; весть разнеслась по городу быстро, и прибывали все новые и новые толпы горожан. Поэтому сражение с раданами было бы нежелательным "публичным шоу", и, конечно же, задержало бы выполнение приказа. Поэтому веганский командир поступил точно так, как до него поступали все солдаты на протяжении вот уже двадцати тысяч лет. Он препроводил решение проблемы на усмотрение более высокого начальства, направив к Ландро своего ординарца. В это самое время Кир в сопровождении Кавура и Грета, выглядевшего нелепо-великолепным верхом на боевой лошади, показался из портала корабля и спокойно направился за пределы оцепления. Как только они выехали, портал вслед за ними сразу же наполовину закрылся, чтобы не дать возможности захватить корабль даже в случае массированной атаки со стороны имперских войск. При виде знаменитого молодого человека, которого все называли Бунтарем, из толпы скопившихся жителей Ньйора послышались приветственные возгласы. Но выставленное оцепление раданских войск вокруг корабля явно свидетельствовало о чем-то необычном, и в толпе стало проявляться беспокойное напряжение. Почти целых тридцать минут противостояние воинов на месте приземления корабля носило сдержанно-безмолвный характер. Готовые отразить атаку на свой корабль, воины Рады сжимали в руках свои боевые цепи, веганцы держали секиры наперевес. Обстановка накалялась, и Кир шепнул что-то Грету. Валк широко улыбнулся и, тронув пальцами струны своего инструмента, стал наигрывать мелодию веселой песенки, сочиненной сотню лет назад людьми человеческой расы. В ней пелось о звездном короле с планет самой яркой на земном небосводе звезды Вега, чьи амурные подвиги до сих пор воспевались в скабрезных стихах и песнях, пользовавшихся особым успехом в казармах не шибко интеллигентной веганской солдатни. Толпа разразилась возбужденными возгласами одобрения, а веганские воины заулыбались. Гордость за амурные похождения своей знати являлась одной из характерных черт представителей этого народа. Не такие воинственные по своему духу, как воспитанные в спартанском духе радане, солдаты имперской армии стали, в нарушение полевого Устава и к великому огорчению своего разъяренного командира, выкрикивать дружественные приветствия в адрес гостей. Грет, играя под простачка, заставил свою кобылу танцевать под музыку, и это было встречено зрителями с явным восторгом. Их приветствия приняли еще более смелый характер, поскольку со стороны радан явно не просматривалось никаких агрессивных намерений. Скачущий рядом с молодым королем Кавур настолько спокойно, насколько это позволяла обстановка, заметил: - Теперь я понимаю, что он имел в виду, когда говорил, что может пригодиться. - Нет, Кавур, я рассчитываю на его помощь не только в этом, - ответил Кир. Кавур поднял глаза, разглядывая, что делается на стене. Даже с такого расстояния было видно, что установленные там орудия были обеспечены полным боевым расчетом. Кроме этого, небольшой, но достаточно грозно выглядевший отряд как раз выходил им навстречу из городских ворот. Тишина мрачной волной опустилась на толпу горожан. Грет прекратил пение - толпа переключила свое внимание на группу телохранителей Имперского полководца, легким галопом направлявшегося по направлению к первой линии состоявших исключительно из веганцев имперских войск. Во главе этой группы скакал Ландро. Кир отметил, что он был одет в придворное платье, а не в воинские доспехи, и тихо прошептал Кавуру: - Пожалуй, я его явно недооценил. - Как птаха недооценивает змею, Кир. Ландро осадил коня и о чем-то переговорил с командиром имперских войск, затем один поскакал дальше. Металлические латы его веганского скакуна отбрасывали отблески серебряного послеобеденного дня. Кир выехал за линию своей обороны навстречу Ландро. Оба осадили своих коней и остановились друг напротив друга, при этом головы коней разделял какой-то метр, не больше. Раданская кобыла прижала уши и оскалила зубы на своего дальнего-дальнего родственника. Затем, обернувшись к хозяину, спросила: - Убить? Кир успокоил ее, похлопав по крутой лоснящейся от пота шее, и ответил отрицательно. - Ну и жуткое зверье разводите вы у себя, кузен, - пошутил Ландро вместо приветствия. Кир, который даже при самом пылком генеалогическом воображении не мог считаться родственником Ландро, вежливо, но твердо ответил: - Нас устраивают и такие, Вождь. В знак уважения к веганцу он специально перешел с имперского языка на диалект Веги. Ландро явно понравилось такое проявление уважения к себе. - Добро пожаловать в Ньйор. Но к чему все эти воинственные приготовления? - Он сухо улыбнулся. - Не собираетесь ли вы завоевать нас? - Я прибыл, потому что меня вызвали, Ландро. А приземлился так, как это всегда делают радане. Народы, населяющие миры на краю Кольца, приучены быть осторожными, а не воинственными. Как чувствует себя Император? Ландро слегка наклонил голову: - Хорошо, и он готов принять вас. - И именно поэтому меня встречает здесь полк имперских войск? - поинтересовался Кир. - Ох, сейчас такое смутное время, кузен. Всякий корабль, который приземляется так далеко от стен города, должен быть - хм-м - его следует встречать с соответствующими мерами предосторожности. - Ну, а теперь, поскольку вы убедились, что это всего лишь верный Трону корабль из Рады, вы, конечно, уберете свои войска? - Император распорядится об этом лично, я в этом не сомневаюсь. - Ландро произнес это со странным, каким-то нервозным смешком. Вот здесь и был заключен момент истины, подумал Кир. Отказаться следовать в город с Ландро - значило только подтвердить, что он, Кир, действительно является бунтарем. Конечно, принятые Ландро меры предосторожности и развернутые войска давали ему веский повод
в начало наверх
развернуться, уйти под защиту корабля и покинуть Землю. Но сделать так означало бы прямое неповиновение, войну Рады с Империей, а также крах надежд на то, за что боролся его отец Аарон, Гламисс Великолепный, сам Кир и еще полсотни звездных королей: за возрождение Империи, а, возможно, - и за основание нового Золотого Века. - Мне приказано проводить вас к Торквасу и Регенту, кузен, - объявил Ландро. Кобыла Кира нервозно загарцевала, показав все свои страшные зубы. - Один момент, Ландро, - сказал Кир и повернул свою кобылу назад к оцеплению радан. Невус спешился, нехотя отошел от своего коня и, задрав кверху свою бороду, направил на Кира свой недоумевающий взгляд. - Мы идем с ним, Невус. Ты знаешь, что делать. Невус, которому ничего другого не оставалось, прикоснувшись к металлической перчатке своего повелителя, пожелал ему: - Да хранит вас Господь, сэр. Кир знаком скомандовал Кавуру и Грету следовать вместе с ним, и все трое проскакали через свои цепи к тому месту, где их ожидал Ландро. Теперь он был уже не один, а в окружении целого полка своих гвардейцев. - Привет, Кавур, - сказал Ландро, проигнорировав присутствие Грета. На Веге уничтожили всех валков еще поколение тому назад, и предубеждение веган не давало им чувствовать себя спокойными в присутствии этих странных существ. Гвардейцы заняли позиции по обе стороны Кира, и вся группа последовала к городским воротам через плотные ряды имперских войск и глазевшую на процессию толпу. Кавур обратился к валку: - Только подумай, Грет, что значит жить на этом теле, в каждом футе которого заключена прорва древних тайн! Валк, который скакал позади своего молодого звездного короля, повернулся к магу своим слепым мудрым лицом и ответил: - Да, вы правы. Здесь похоронено много ценных вещей. А также тайн, предметов искусства и... и преданных людей. Кавур ухмыльнулся. Он слышал, как Ландро болтал Киру какие-то глупости, подхихикивая своим дребезжащим смехом. А за ними вооруженные отряды имперских войск уже сомкнули свои ряды настолько, что когда маг обернулся, то ему показалось, что громадный корпус их корабля плывет по морю конических веганских шлемов и их устрашающих копий. 5 Во втором десятилетии Второй Звездной Империи хитростью и политическим крючкотворством удалось усилить веганский контингент столичного гарнизона до такой степени, что эта часть периферийных войск практически сравнялась по своему политическому влиянию с контингентом метрополии. В окружении выходцев из систем планет Веги Династия Вики оказалась в смертельной опасности. Преп. Навигатор Юлианус Мульериум. "Эпоха звездных королей". Средний период Второй Звездной Империи. "Друг с планет звезды Ве-Га - хуже злейшего врага". Поговорка, ранний период Второй Звездной Империи. Поначалу продвижение по улицам Ньйора не предвещало ничего неожиданного. Но как только процессия вступила в пределы пространства, огороженного городской стеной, король Рады почувствовал нечто необычное. Вдоль всего их пути были расставлены войска из веганского контингента Имперской армии - гораздо больше, чем этого требовалось по протоколу церемонии встречи звездных королей. Это были легко вооруженные кавалеристы, каждый из которых держал наготове над своим седлом натянутый арбалет. Горожане, которые только что за воротами шумно приветствовали Кира и его скромную свиту, теперь приумолкли, почуяв вдруг, что им предстоит стать невольными свидетелями невиданного предательства. Но они не в силах были вмешаться в ситуацию и хоть что-то сделать, чтобы предотвратить злодейство. Мелкий плотный дождь, еще более усугубляющий и без того мрачное настроение, продолжал монотонно сеяться на город. Кавур не выдержал и пробормотал: - Да, Король, погодка в самый раз для висельников, осмелюсь вам доложить. Если Ландро даже и расслышал это, то во всяком случае никак не отреагировал на это пессимистическое замечание мага. Тогда Кир обратился к нему с прямым вопросом: - Ландро, неужели действительно комендатуре города необходимо держать столько солдат, чтобы поддерживать законность и порядок? - Ну зачем же так, Кир? - непринужденно ответил веганец. - Мы только стремились воздать вам должные почести. - Весьма тронут, - сухо ответил Кир. Процессия медленно продвигалась по старым запутанным городским трущобам, где жилищами служили коробки, наспех слепленные из обломков стекла, пластмассы и давно проржавевшего, служившего до этого в каких-то других конструкциях бого-металла. Наконец путники приблизились к новой части города; дома здесь были капитальными, с выложенными из камня стенами. Над ними угрюмо возвышался видимый из любой точки города массивный цилиндр крепости, которая как бы царила над узкими, кривыми улицами. Грет шепотом доложил Киру: - Они собираются схватить нас, как только мы вступим в пределы крепости. Кир спросил, используя родной раданский диалект, чтобы их не понял Ландро: - Ты уверен в этом? Валк пожал плечами: - Я это просто ощущаю. В их разговор вмешался Кавур: - Можно было заранее догадаться, что мы вкладываем свои головы в пасть чудовища. - Я не думал, что так произойдет, - ответил Кир. - Но отдадим свою судьбу в руки Господни! - Точнее сказать - в лапы Ландро, - кисло подытожил Кавур. - Что далеко не одно и то же. Как вы считаете, Король, следует ли нам затеять схватку с этими тупыми головорезами? Кир отрицательно покачал головой. - Ну вот и прекрасно, - согласился Кавур. - А то все равно фехтовальщик из меня никудышный. Кир по-дружески улыбнулся своему магу. Хотя маги не считались хорошими бойцами, в храбрости Кавура никто никогда не сомневался. Вдруг, неожиданно для самого себя, тем более что это произошло в такой неординарной обстановке, молодой звездный король осознал, что по необъяснимой для него самого причине его мысли оказались заполнены раздумьями о принцессе Ариане, с которой он не виделся вот уже несколько лет. С удивлением он вдруг обнаружил, что ему далеко не безразлична судьба дочери его бывшего военачальника. Ведь если действительно произошел переворот и путчисты осуществили повсеместный захват власти, то вряд ли они могли оставить в живых ту, которая по праву происхождения могла бы претендовать на престол виканских Галактонов. Ландро не удержался и в свойственной веганцам манере похвастал перед Киром грозными орудиями, установленными на плоской крыше крепости. Это были камнеметы новейшей конструкции, с пращами, заряженными кусками бого-металла с зазубренными краями. Каждой такой установке был определен свой сектор обстрела; то есть, каждая держала под прицелом один из подходов к многоэтажной резиденции Галактона. - Это - изобретение мага по имени Кельбер, - небрежно заметил Ландро. Это имя не говорило Киру ни о чем. - Против какого противника это все нацелено, Ландро? - задал он своему конвоиру прямой вопрос. - Создается впечатление, что эти катапульты нацелены против своего собственного народа. - Знаете, Кир, эти ньйорцы - такой трудно управляемый народ... - неуверенно начал бормотать Ландро, недовольный тем, что знаменитый воин, вместо того, чтобы позавидовать и выразить свое восхищение, перевел разговор в непредвиденный для командующего ракурс. Кир оценивающе посмотрел на заряженные шрапнелью смертоносные орудия. - Вы считаете горожан неуправляемыми? Да этот город скорее похож на военный лагерь, чем на столицу империи. - Да, это, конечно, так, кузен; но сейчас такие неспокойные времена, - многозначительно произнес Ландро. - Полагаю, вам и самому приходилось слышать об этом. - Времена никогда не бывают спокойными, Ландро. Но мы у себя на Раде никогда не направляем орудия против собственного народа. А вы здесь в Ньйоре, как видно, только этим и занимаетесь. - Я сказал только то, что хотел сказать, - холодно закончил эту тему Ландро, разочарованный тем, что Кир лишил его удовольствия порадоваться проявлениям зависти. - Что ж, так тому и быть. Неожиданно Ландро рассмеялся: - Это точно, клянусь словом веганца! Кавур обратил свой взор на сырое небо, Грет в своей обычной манере что-то прохихикал. Наконец, процессия добралась до ворот крепости. Они были широко раскрыты, и Кир заметил, что первый двор тоже был до отказа заполнен веганскими войсками с арбалетами наготове. Что больше всего его поразило, так это то, что нигде не было видно никаких признаков присутствия войск из виканского контингента, за счет которого по традиции комплектовался ньйорский гарнизон Имперской армии. Было совершенно очевидно, что Ландро как командующий гарнизоном куда-то спровадил наиболее верные виканскому Трону части. Как только кавалькада въехала во двор, крепостные ворота сразу же захлопнулись. Кир поднял глаза и увидел Марлану, стоявшую высоко на стене. На ней был плащ, наброшенный на плечи по случаю дождя. Затем, даже не отдавая себе отчет, почему он это делает именно в такой момент, Кир перевел взгляд еще выше и в одном из узких, забранных толстыми металлическими решетками окон возвышавшейся над всей крепостью страшной Имперской Башни поймал взгляд молодого, узкого лица, обрамленного прямыми темными волосами. Лица, типичного для представителей Вики. Принадлежало ли это лицо Ариане? Впрочем, для размышлений над этим у него просто не было времени, поскольку Грет отчетливо предупредил: - Это произойдет сейчас, Король. Кир развернул свою лошадь, чтобы видеть лицо Ландро, как вдруг услышал так хорошо знакомый звук отпущенных тетив арбалетов и жужжание летящих к цели стрел. В следующее мгновение все три лошади под раданами пали, как подкошенные, издавая гикающие звуки боли и ярости, перекрываемые воинственными выкриками превосходящего в численности противника. Кир упал неудачно, одна его нога была прижата к земле убитой лошадью. Грет и Кавур тоже лежали на мокрых от дождя камнях, которыми был вымощен двор этой тюрьмы. Чисто рефлекторно, как не один раз до этого в боевой обстановке, Кир мгновенно вскочил на ноги и вынул меч из ножен. Хотя перед этим он и говорил, что они не ввяжутся в драку, сейчас сработал его инстинкт. Но на стене, возвышаясь на над ними всеми, другой отряд арбалетчиков уже держал наготове свое оружие. - Отставить! - скомандовал Ландро. Три раданина стояли зажатые со всех сторон в закоулке; позади них корчились в предсмертных муках лошади. Кир ощутил в себе приступ бессильной ярости от того, как подло все это было сделано. Он предполагал, конечно, что вероломство не было исключено; но от сознания того, какую оно приняло коварную, недостойную воинов форму, почти обезумел. Наконец, Ландро заговорил: - Опустите оружие. В вашей смерти нет никакой необходимости. Кир был просто не в состоянии что-либо сказать. Теперь он познал, наконец, то, что обязан был предвидеть раньше; однако это знание было получено слишком дорогой ценой - потерей не только своей великолепной боевой лошади, но и собственной свободы. И не только своей, но также и Кавура, и Грета. И пусть же теперь им поможет сам Всевышний, раз так тщательно разработанный с Невусом и Калином план дал осечку с самого начала.
в начало наверх
- Вы арестованы за измену и заговор, Кир из Рады, - прокричала Марлана. - Будьте благоразумны и не заставляйте нас прикончить вас там, где вы стоите. Кир поднял свой меч и гневно, с благородным достоинством произнес: - Я получил этот меч из рук отца вашего мужа, Марлана. И я дал клятву никогда не поднимать его против Империи. - Со всей силой он приложил меч к колену и разломил его надвое; два обломка, брошенные на мостовую, наполнили мрачный крепостной двор тем самым благородным звоном, какой издает только бого-металл. - Но не забывай, Королева, что в Галактике есть и другие мечи! Кавур, который, по его собственным словам, был неважным бойцом, с готовностью бросил свой меч на мостовую и пробормотал Киру: - Странно, почему они сразу не убили нас, чтобы быстрее все это закончить? - Тебя и меня они пошлют в Башню, - прошептал ему Грет. - Но ничего не могу понять, каковы их планы в отношении Кира. - Это все, что ты чувствуешь? - обратился к нему Кир еле слышно. - Говори быстро! - Эрит где-то рядом, - добавил Грег. - И до сих пор свободна. Ландро резко отдал команду, и веганские солдаты плотно окружили их, держа под прицелами своих арбалетов. - Колдуна и этого, называемого валком - в Имперскую Башню! А бунтаря отведите в приемную Императрицы. Кир взглянул на Марлану. Императрица? Он надеялся на заговор и готовился к такому варианту развития событий. Но он даже не мог себе представить, что предательство будет настолько коварным, связанным с низложением самого Императора. Даже пылкое воображение, которое было свойственно Киру, так далеко у него никогда не заходило. Остался ли Торквас в живых? - подумал он. - Неужели Марлана посмела убить живой символ Виканской Династии? И что с Арианой? Грет сказал, что Эрит жива, да и ему показалось, что он видел Ариану в окне башни. Но была ли это она? Возможно, дочь Великолепного лежала уже в какой-нибудь ничем не помеченной могиле на Богом забытой планете где-нибудь в полу-галактике отсюда? - Кавур, - стремясь высказать все необходимое, он обратился к своему магу на родном раданском языке. - Если меня не будет с вами, когда настанет время действовать Калину, не ждите меня. - Он жестом прервал начавшего было протестовать мага. - Вот теперь-то вы уж точно должны любой ценой попасть на Сариссу. Звездные короли должны знать, что здесь произошло. Я приказываю это всем вам. Сказать что-то еще уже было просто невозможно. Веганские солдаты грубо растащили их по сторонам. Кавур с неспокойно бьющимся сердцем смотрел, как его молодого короля ведут сквозь строй отрядов вооруженных до зубов солдат. Мужество, которым всегда славились маги, вдруг покинуло его; правда, это длилось только самое короткое мгновение. Ведь поскольку события вдруг стали развиваться не так, как он предсказывал, значит, его ответственность за судьбу Империи и своего молодого повелителя становится особенно большой. "Передряги испытывают настоящего мужчину", любил говаривать старый Аарон. Кавур почувствовал, как облаченные в доспехи руки конвойных грубо схватили его. Однако ни один из них не так и не осмелился даже прикоснуться к валку. Они повели его, подталкивая концами мечей. Где-то далеко впереди, на расстоянии, которое казалось еще большим из-за пелены дождя, Кавур едва различал колосс Имперской Башни - символа смерти и... надежды. 6 "Что делать Королю теперь? Отречься от престола? Монарх отдаст его. Он должен быть смещен? И это не большая боль. Но может ли он быть лишен Пожизненного звания - Король?" Приписывается некоему Вильяму Шекспиру, пропагандисту династии Тюдоров (до Золотого Века). Фрагмент найден в Тель-Эйвоне, планета Земля. "Коль схватили короля, - пусть уж сам умрет; Суждено убитым быть, - пусть не встает. Потому что власть всегда - на конце меча, А без армии король - что днем свеча". Из "Книги магов", период Междуцарствия Торквас стоял у сложенного из грубого неотесанного камня парапета Имперской Башни, вглядываясь в раскинувшуюся в километре под ним живописную даже в такой дождь панораму Манхэта. Он продолжал стоять, несмотря на дождь и простуду, о которой здесь он даже и не вспоминал. Он немного страшился невообразимой высоты, отделявшей его от города, и в то же время ощущал сильное возбуждение от вида того, что было под ним далеко внизу. За его спиной стоял Джанвер из Флориды, гигант с каменным лицом, комендант башни, которого почему-то было принято называть "Инженером". Рядом с ним находился капитан отряда веганских войск, который привел Галактона в это очень высокое и не менее мрачное место. Оба негромко о чем-то говорили между собой, время от времени посматривая на худенькую спину стоявшего у парапета мальчика. Веганец, чье лицо было наполовину закрыто передней частью шлема из бого-металла, говорил напористо, что-то доказывая упорному коменданту; при этом казалось, что с каждым его словом карие глаза плотного флоридца становятся все темнее. Джанвер отрицательно покачал головой и с негодованием прорычал: - Я не сделаю этого. Ничего не стану делать без письменного приказа, офицер. Всему должен быть предел. Веганец снова показал какую-то бумагу, которую держал в одетой в кольчугу руке. - Клянусь словом веганца, эта бумага здесь. Я вам ее уже показывал. Вот она. - Вы не показали мне ничего такого, что я хотел бы увидеть. - Это бумага за подписью главнокомандующего. Это его приказ, Инженер. Флоридец еще раз посмотрел на мальчика, затем далеко-далеко туда, где на южной оконечности острова лежал на земле звездолет из Рады. Он сложил свои огромные руки палача и категорически закончил разговор: - Я выполняю только те приказы, которые поступают от Регента. Только от нее и больше ни от кого. Таков закон, и нарушать его я не намерен. Капитан-веганец едва сдерживал свой гнев: - Но у нас нет времени, Инженер! - Я не сдам свой пост, капитан - даже за сотню подписей какого-то веганца на любой, даже самой красивой бумаге. Мы, флоридцы, несем службу на этой башне вот уже более двухсот лет. И пока что ни один расфуфыренный солдафон-инопланетянин не смел здесь командовать. Все, закончили. - Он шагнул вперед и плотнее натянул на плечи мальчика дождевую накидку. - Вот так, сэр. Теперь будете укрыты. Торквас обернулся и улыбнулся своему массивному собеседнику: - Смотрите, Инженер. Радане сформировали парфянский круг. Вы знаете, что это такое? Я знаю, инженер. Отец учил меня, когда я был совсем маленьким. - Расскажите, пожалуйста, сэр, - произнес великан с грубоватой мягкостью. Пока мальчик возбужденно рассказывал, он обернулся и посмотрел на веганского офицера. Веганец, пряча приказ Ландро за раструб своей перчатки, бросил на него не предвещающий ничего доброго взгляд и направился во внутренние помещения, где ждал его приказаний подчиненный ему отряд. - Смотрите, вон кольцо кавалерии, - увлеченно объяснял тем временем Торквас. - Когда приходится защищаться, они скачут все время по кругу, стреляя из луков по нападающим. Поэтому в них очень трудно попасть, и они имеют возможность занять любое место в этом круге, когда возникает необходимость. Вы знаете, почему такая система обороны называется Парфянской, Инженер? - Нет, Король, не знаю. - Уважительно ответил ему комендант башни. Его семья служила Галактонам еще со времен Великолепного. - Я тоже не знаю, - с сожалением произнес Торквас, снова поворачиваясь, чтобы видеть звездолет Рады и то, что происходит вокруг него. - Отец не успел рассказать мне об этом. - Он распрямился и гордо добавил: - Но радане - лучшие воины во всей Империи! Думаю, что они разгромят веган, если произойдет стычка. - Вегане - тоже ваши воины, сэр, - недовольно поправил его флоридец. - Да, это так, - подтвердил мальчик, слегка дрожа на ветру, бросавшем в его лицо мелкий дождь. - Вам бы лучше пойти в помещение, сэр, - посоветовал ему Джанвер. - Нет пока. Смотрите. Радане направляют свои арбалеты назад, в сторону своего корабля. Похоже, битвы не будет. Все было именно так, как он сказал. На равнине в южной части теля раданские воины медленно сокращали круг обороны, в то время как другой отряд закатывал через шлюз внутрь корабля легкую артиллерию. Веганский контингент Имперских войск, который все еще удерживал боевые порядки, выстроенные для защиты городских ворот, не проявлял никаких признаков, которые свидетельствовали бы о готовящейся атаке на воинов с Края Кольца. Вдруг изнутри здания донесся звук оружия и сопровождавшие его воинственные выкрики. Комендант рванулся было к двери во внутренние помещения, но к тому времени, как он успел добежать до нее, три флоридца уже пали мертвыми, даже не успев вынуть мечи из ножен. Четыре веганских солдата направили на него свои арбалеты; из караульного помещения, которое располагалось прямо под ними, послышались выкрики застигнутых врасплох и безуспешно пытавшихся обороняться охранников. Вегане за считанные мгновения захватили все помещения башни, зарубая насмерть всех солдат внутреннего гарнизона, привыкшего выполнять скорее церемониальные, чем боевые функции. Джанвер яростно зарычал и не раздумывая выхватил меч из ножен - только лишь затем, чтобы тот был выбит из его рук прямым попаданием стрел, выпущенных из арбалетов нападавших. Он рычал, корчась от ярости и боли в раненной руке, в то время как веганский офицер проскочил мимо него, чтобы захватить мальчика. Торквас был до смерти перепуган; до этого ему никогда не приходилось видеть мертвых солдат, как, впрочем, и пролитую кровь вообще. Но он носил высший в Империи титул Галактона; поэтому, когда веганский офицер прикоснулся к нему, в нем нашлось достаточно сил и мужества для того, чтобы вырваться и ударить голым кулаком по шлему воина. - Как смеешь прикасаться к звездному королю, веганская свинья! - прокричал флоридец, возмущенный таким грубым актом непочтительного отношения к монарху, и бросился к нему, чтобы вмешаться. - Прикончить его! - скомандовал офицер одному из своих подчиненных. Веганский солдат тут же поразил коменданта стелой из арбалета, точно направив ее в щель между закрывавшими грудь металлическими щитками. Громадный флоридец грузно упал на пол и тут же скончался. Торквас изо всех сил старался сдержать слезы, но это никак ему не удавалось. Веганский офицер схватил его, и на какое-то мгновение мальчику показалось, что тот готов сбросить его вниз с парапета. Но офицер только обхватил Торкваса, причем так крепко, что у того перехватило дыхание в груди и он потерял всякую способность к сопротивлению. Офицер поволок его во внутренние помещения. Там он передал мальчика своим солдатам, скомандовав: - Отвести его вниз, в тель! Торквас отбежал к стене и дрожащим голосом объявил: - Я - Галактон, воины! - Его собственный голос показался ему самому высоким и чужим, и ему захотелось только одного - чтобы Марлана или "леди Нет", или пусть даже этот тип Ландро, ну пусть бы хоть кто-нибудь появился здесь и приструнил этих грубых, непокорных солдат. На какой-то миг солдаты заколебались, вспомнив с некоторым, правда, запозданием, что наказание за попытку захвата власти могло быть только одно - длительная и очень мучительная смерть. Офицер надрывно выкрикнул: - Взять его! Немедленно! И сын Гламисса Великолепного, символ Виканской Династии, в тот же миг из Императора превратился в пленника. Покои Марланы занимали весь третий ярус крепости. Это была система комнат, расположенная посреди сада, разбитого на крышах второго яруса, где помещались оружейные склады и караульные помещения. Кир со связанными руками стоял между двумя солдатами из веганского контингента, вооруженными короткими мечами. Мечи были обнажены. Он горько
в начало наверх
осознал, что Ландро предусмотрел буквально все, застраховав себя и Марлану от любых неожиданностей. Через толстые оконные стекла был виден непрерывно льющийся дождь; в опускавшихся на город сумерках вид у деревьев и кустарников в саду был мрачный. На этой части Земли была весна, но дни все еще были короткими, и ненастная погода окрашивала остаток дня в голубоватый, тоскливый оттенок. Через час станет совсем темно. Кир подумал о своем кузене и тихо пробормотал молитву: "Да будет с ним Господь, и да обернется его опыт тем, чем он должен стать сегодня". Удержать огромный корабль в атмосфере в точно заданном месте потребует просто сверхъестественной точности управления. Кир, вдруг ощутив в себе религиозный настрой подобного толка, продолжал мысленно молиться за чудодейственную помощь со стороны своего покойного родственника, преподобного Эмерика. Судьба Рады и, возможно, всей Империи зависела теперь от навигаторского мастерства Калина. В галерее послышался какой-то шум, после чего в комнату вошел Ландро. На нем все еще было то самое придворное платье, в котором он встречал Кира, волосы были забраны в пучок и застегнуты на затылке серебряной застежкой. Но сейчас при нем был уже боевой меч, причем обнаженный, который он нес в руке. Кир подумал, что вот сейчас может наступить конец - легкое движение, удар, за которыми последует тайна смерти. Ландро, как бы прочитав его мысли, в глумливой улыбке продемонстрировал свои зубы: - Не сейчас, кузен. Не беспокойся. Раданин спокойно встретился с ним взглядом. Ландро мечом указал на стул и предложил: - Отдохни. У тебя сегодня был тяжелый день. Кир прикинул расстояние между ними. Нечего было даже и думать наброситься на него, прежде чем тот успеет воспользоваться своим мечем. К тому же, связанные руки были совсем ненадежным оружием против меча Ландро. Он счел за лучшее подойти к креслу и сесть, глядя на своего врага с неприкрытой злобой. Ландро приказал солдатам удалиться и стоял, оценивающе рассматривая Кира. - Ты меня удивляешь, кузен, - произнес он наконец. - Никогда не мог себе представить, что ты так вот спокойно прибудешь сюда, как молодой кастрированный бычок идет покорно прямо на бойню. - Значит, произойдет убийство, - спокойно констатировал Кир. Ландро поднял брови: - Да, кузен, очень вероятно, что это будет именно так, как ты сказал. Кир не удостоил своим ответом эту глумливую тираду и подумал о Сариссе. Там как раз сейчас собираются звездные короли всех Краевых Миров. Вскоре они пришлют своего эмиссара на Землю, и когда узнают об измене и узурпации власти, никакая сила в Галактике будет не в состоянии предотвратить вторжение их армий в Ньйор. Но после этого, как всегда бывало, обязательно начнутся стычки между бандитами, полководцами и королями мелких и крупных владений. Возвратится Темная эра, на этот раз, возможно, уже навсегда. Открылась дверь, вошла Марлана. На ней больше не было обычного желтого виканского одеяния. Теперь она была вся в пурпуре - государственных цветах наследных королей. В свои двадцать три года Марлана из Вики пользовалась славой одной из красивейших женщин Империи и, в то же время, одной из самых честолюбивых. Будучи по своему происхождению членом одной из побочных ветвей правящей королевской династии, она была выдана замуж за Торкваса самим Великолепным, который признался однажды Киру: "Не поднимается рука ее убить, поэтому вынужден обвенчать ее со своим сыном - надо залечивать старые раны". То, что Гламисс называл "старыми ранами", означало смерть всех остальных членов ее семьи, которые не один раз пытались силой доказать свои права на древний виканский трон. Да, королевская должность тяжела, подумал Кир. Единство, как, впрочем, и само существование Империи не раз было куплено дорогой ценой крови монарших особ. Возможно, так было всегда. Кавур, изучавший древние свитки, говорил, что так было со времен зарождения человечества. Смерть нескольких человек королевской крови иногда приносила мир всем народам. Но сейчас дело обстояло далеко не так. Если только Торквас и его сестра мертвы, виканская династия падет в потоках крови, которая на протяжении вот уже многих последних тысячелетий была всеобщим проклятьем. Марлана, сохраняя на своем лице серьезное выражение, спросила у Ландро: - Ну как? Ландро покачал головой: - Еще не спрашивал. Кир переводил взгляд с одного на другого и ждал развития событий. - Почему ты приехал, Кир? - грубо спросила Марлана. - Меня вызвал Галактон. Зачем еще мне было ехать? - Но ты же вроде не настолько глуп? Ландро иронически вставил свое слово: - Его связывает преданность. - Ты действительно предан? - спросила Марлана. - Галактону, - ответил Кир. - Мы, радане всегда были такими. - Не Галактону, а Династии, - поправила его Марлана, сопроводив свои слова царственным жестом. - Ты хочешь, чтобы я просил тебя о пощаде, Марлана? - прямо спросил Кир, едва сдерживая свой гнев. - Покажи ему Акт, - приказала Ландро Марлана. Тот поднес пергамент к его глазам. Это был Акт об отречении, подписанный именем "Торквас Первый". Кир продолжал молчать. - Ну так что ты теперь скажешь, Бунтарь? - спросила наконец Марлана. - Мальчик подпишет все, что вы ему ни скажете, - ответил Кир. - Но это вовсе не делает тебя Королевой-Императрицей, Марлана. - Но здесь соблюдены все юридические требования, - пробормотал Ландро. - Это смертный приговор Ньйору, - ответил Кир, поднявшись, чтобы стоять лицом к лицу с командующим. Марлана отреагировала на такое заявление быстрым многозначительным взглядом в сторону Ландро. - Что ты сказал, Кир? Раданин мысленно проклял свой несдержанный гнев, вспышка которого могла выдать планы в отношении Сариссы и восстание, которое там зрело. - Торквас мертв, кузен, - мягко произнес Ландро. - И Марлана дважды получила право стать Королевой-Императрицей - во-первых, как лицо, названное в этом завещании, а во-вторых, как прямая наследница Галактона. Кир печально задумался о несчастливой судьбе двенадцатилетнего сына того, кто когда-то был его командующим и сувереном. Конечно, он мог поклясться всем, что только было святого меж звездами, что ребенка не следовало делать королем, но в то время просто не было другого выхода. Он мысленно произнес молитву за упокой души Торкваса, поскольку у него не было никаких оснований сомневаться в том, что Марлана и Ландро не солгали о том, что убили его. - Если то, что вы сказали, действительно правда, - с достоинством ответил он, - тогда Ариана должна быть Королевой-Императрицей, а не Марлана. Она является единственной законной наследницей Гламисса, Вики и всех звездных миров. Мы сражались за то, чтобы было именно так. Ландро саркастически отпарировал: - Ах, да! При Карме. Ты тогда действительно ходил в фаворитах у Великолепного. Его духу, где бы он сейчас ни пребывал, будет больно увидеть, как ты умрешь. Вмешалась Марлана: - Кто говорит о смерти? - Она измерила Ландро взглядом, наполненным спокойным осуждением. - Вы, мужчины, всегда стараетесь все решать убийствами. Но теперь будет совсем не так. И убийства не будет. Какой с мертвых толк? Они не могут говорить, это верно; но они не могут и служить. Кир уловил в этих казалось бы простых словах Марланы один очень неприятный подтекст. Если Марлана станет Королевой-Императрицей, звездные короли и подчиненные им миры будут иметь вместо правления железной рукой еще более ужасную тиранию кошачьих когтей. - Ты сказал что-то о смертном приговоре Ньйору, Бунтарь, - обратилась к нему Марлана. - Поясни, пожалуйста, что ты имел в виду? Кир отрицательно покачал головой. - Может, передать его в руки Инквизитора, Королева? - спросил Ландро с неприкрытым злорадным смешком. - Нет, пока, пожалуй, еще рано. - Марлана продолжала изучающе рассматривать Кира. - Но мы все равно узнаем, Бунтарь. Так или иначе. Кир подумал о королях, собравшихся на планете Таллана. Раньше ему представлялось, что привести их в чувства не составит никакого труда, имея свидетельства готовности сына Великолепного вновь занять трон. Теперь эта надежда умерла вместе со смертью мальчика. То, что осталось, означало нелегкий выбор между тиранией и кровопролитной войной. И страшную пытку для него самого в том случае, если он будет молчать. Нечего сказать, весьма печальный конец для закаленного межзвездного войнами короля. - Нельзя, допустить, чтобы Империей правил ребенок, - сказала Марлана, угадав ход его мыслей. - Можно, - ответил Кир, - если этому ребенку хорошо служат. - И, посмотрев укоризненно на Ландро, добавил: - Если хорошо служат благородные мужчины. Марлана улыбнулась: - Ну, ты, оказывается, законченный идеалист, Бунтарь. Ты неправ - войска верны мне. - Ты купила их преданность, Марлана. Но разве когда-либо продажные люди оставались навеки верными тому, кто их купил? И, в конце-концов - что у тебя есть на самом деле? - Только вегане, и все. - Все-таки объясни мне, Бунтарь, что ты имел в виду, когда говорил о смертном приговоре Ньйору? - Династия, которую вы свергли, Марлана, была совсем молодой. А Торквас - слишком молод, чтобы править без должной поддержки. Но это был единственный мыслимый путь сохранения мира. А вы все это разрушили вашим дворцовым переворотом. Вам удалось схватить меня, но как насчет всех остальных? Миры Центуриона, Лиры, люди с Кальгана и Альдебарана, Денеба и Альтаира, с сотни других систем? Имеют ли ваши несчастные пятьдесят тысяч веган хоть какой-то шанс, чтобы устоять против их мощи? - Продолжай, Бунтарь, - потребовала Марлана. - Больше мне сказать нечего. Все уже сделано. Со всем, за что мы сражались при Карме и в десятке других мест, покончено. Марлана подошла к Киру. "Она прекрасна, - размышлял он, - если только может быть прекрасным покрытое льдом дерево. Умная, честолюбивая, жестокая. Выдав ее замуж за мальчика, Великолепный совершил катастрофическую ошибку. Это приведет молодую Империю к падению". - У тебя пятнадцать звездолетов, Кир. И двадцать тысяч воинов - радан, действительно лучших во всей Империи. Дай их мне. Служи Империи так, как ты это делал всегда. Мне бы не хотелось предавать Краевые Миры огню и мечу, но если мне придется это сделать, то я не остановлюсь ни перед чем. Пойми это, упрямый Кир из Рады. На лице Кира проступила бледная улыбка. Конечно, амбиции Марланы были такими, каким и подобает быть амбициям монарха. Но война начнется не с Краевых Миров. Она разразится здесь, на Земле, когда униженные звездные короли огнем и мечом сотрут столицу с лица земли. И радане будут среди них, ведомые Виллимом Астрарисом, сжигая и убивая в отместку за своего предводителя Кира, которого собираются убить руками Инквизитора Марланы. Так, представил он себе окончательно, и будет. Да, радане - раса меланхоликов, и Кир всегда ощущал в своем сердце груз суровых веков. Поэтому смех Марланы показался ему еще более приторным и неприятным. - Ах, эти мне жители дальних миров, - сказала она. - До чего же вы все старомодны! Помню, Гламисс говаривал: "Радане видят опасность за каждым кустом". Это потому, что вы живете так далеко, Бунтарь? На самом краюшке неба, где ночью не видно звезд? Где же твои амбиции, храбрый воин? Я предлагаю тебе Внутренние Миры, если только у тебя хватит мужества овладеть ими! - То, что ты говоришь, звучит как предательство. Теперь рассмеялся Ландро. - Видите, Королева? Он сражался при Карме, и все еще мечтает о своем великом короле. С этими раданами иначе быть и не может. На мгновение Марлана отвернулась и взглянула в окно, где ночь уже опускалась на город Ньйор. - Гламисс мертв, Кир. Времена меняются. Ты будешь говорить? Кир отрицательно помотал головой. - Я отправила виканскую гвардию за реку в Джерси. В Башне нет ни одного флоридца. Город в руках веган. Утром мы захватим твой корабль. У тебя нет выбора, Бунтарь. Кир снова подумал о Калине и мысленно помолился пресвятому Эмерику. Марлана повернулась снова к нему и, устремив в него свой холодный взгляд, сказала: - В последний раз, Кир. Хорошенько подумай.
в начало наверх
- Ты никогда не удержишь того, что украла, Марлана. Это я знаю точно, - ответил ей Кир. Не в состоянии скрывать больше свой гнев, она отвернулась от него, что-то резко скомандовала. В комнату вошли четыре веганских солдата и отдали ей честь. - Отведите его к Инквизитору, - распорядилась она. И, когда охранники повели Кира к двери, прокричала ему вслед: - Прощай, бунтарь. Надеюсь, нам никогда больше не придется встретиться. - Когда Кир исчез из виду, приказала Ландро: - Выясни, что ему известно о Сариссе. - Да что он может знать? - Вопрос там еще пока в подвешенном состоянии, - небрежно ответила Марлана. - Ты что, не веришь киборгу? Марлана измерила Ландро презрительно-оценивающим взглядом: - Верю ему больше, чем любому человеку, - ответила она, хитро прищурив глаза. Ландро склонил голову. В ее голосе он уловил издевательские нотки. - Тогда, моя Королева, возможно, вы выслушаете содержание последнего донесения из Сариссы? - Как! Ты получил донесение из Сариссы и до сих пор не доложил его мне! - Ее всегда мелодичный голос сейчас был искажен нотками гнева. - Не было времени, Королева. Вплоть до этой минуты. - Так что там? - Кельбер, - как-то виновато ответил Ландро с глуповатой улыбкой на лице. Марлана выдержала длительную паузу, пытаясь умерить свой гнев. Когда-то нужно преподать этому хлыщу Ландро хороший урок. Когда со всем этим будет покончено, ее любовнику останется только пожелать благополучно пережить свою бесполезность. - Недавно в Коннектикуте приземлился сариссанский звездолет. Курьер прибыл сюда только час тому назад. - От киборга? - Простите, мадам, не от киборга, а от звездного короля Сариссы, - не без сарказма поправил ее несколько осмелевший Ландро. - Из содержания донесения следует, что в городе Сардисе произошел грандиозный пожар. Дотла сгорела вся Улица Ночи. - А Кельбер? - Он погиб, Королева. Марлана медленно подошла к окну и остановилась в задумчивости. На Ньйор уже полностью опустилась ночная тьма, и только факелы патрульных кое-где тускло светились в кромешней темноте. - Ты не думаешь, что его убил киборг? - Трудно сказать, Королева. Приняв, наконец, решение, Марлана обернулась. - Хорошо. Сегодня же, немедленно вылетай на Сариссу. Через час чтобы тебя здесь не было. Таллана ни в коем случае нельзя оставлять одного. - Как прикажешь, любовь моя, - подчинился Ландро. - Кстати, почему у тебя такое странное выражение лица? - раздраженно спросила Марлана. - Потому что я подумал о том, что, пока ты не знала о смерти Кельбера, ты все время употребляла слово "киборг". Но теперь, когда ты заподозрила убийство, "киборг" стал Талланом, как будто он человек. - Ландро нервозно завозился с серебряным зажимом в волосах и спросил не без лукавства в голосе: - Так кому ты теперь можешь доверять, моя королева? 7 "Управление кораблем в атмосфере и при низких скоростях требует особо четкой координации команды управления, прошедшей специальную подготовку по ионике, планетарным магнитным эффектам, пилотажу. При отсутствии кого-либо из специалистов с такой подготовкой, осуществление маневров на небольших высотах категорически запрещено". Датируемый Золотым Веком фрагмент, обнаруженный на Станции-1, Астрарис. Учиться, познавать, охранять то, что является священным, и особенно дерзать, - вот в чем состоит долг Навигатора. Приписывается Эмерику из Рады, Главному Магистру Ордена Навигаторов. Ранний период Второй Звездной Империи. По долгу службы Навигатора Калин стоял во входном шлюзе раданского звездолета, наблюдая быстрый и упорядоченный отход на корабль последних воинов из оцепления периметра обороны. Когда мимо него проводили лошадей, он слышал их жалобы на новое заточение. Они вели себя нервозно, поскольку долгожданная битва с их боевыми дальними родственниками с Веги, на которую они так надеялись, не состоялась. Арбалеты уже были зачехлены, и Невус ходил по площадке, требуя от воинов ускорения эвакуации и строжайшего соблюдения тишины. Сквозь темноту, которая из-за дождя стала совсем непроницаемой, Калину были видны зажженные для приготовления пищи костры Имперских войск и едва различимый в ночной темноте свет от редких факелов Ньйора. Молодой священник-Навигатор был весь во внутреннем напряжении, с опаской ожидая с минуты на минуту объявления сигнала тревоги, который должен был вот-вот поступить с пикетов Имперских войск, как только те обнаружат скрытый и поспешный отход раданян. Но не было слышно никаких звуков, которые бы свидетельствовали о тревоге, кроме тех, что были вызваны мягкими шагами лошадей, возней веганских поваров над котлами с кашей, да звоном металла, доносившегося время от времени до корабля, когда при ходьбе оружие веган касалось доспехов. Дождь и темнота отлично прикрывали маневр; все шло точно так, как это и предусмотрел Кир. И только когда последний воин зашел на корабль, Калин с нервным облегчением вытер взмокшие ладони о грубую ткань сутаны. Теперь он явственно ощутил внизу под собой непробиваемую мощь бого-металла, надежно защищавшего с ног до головы всех обитателей корабля. И вот наконец Невус последним прошел через шлюз. Остановившись в портале, он на мгновение обернулся, всматриваясь в темноту, где ничего не подозревавшие Имперские войска продолжали как ни в чем ни бывало отдыхать у своих костров. - Ну, сработано в точности, как он приказал, - сказал старый воин. - По крайней мере, на этом этапе. Еще не время, священник? - Уже скоро, если можно судить по звездам, которые видны, - ответил Калин. Невус пристально и серьезно, хотя и не без доброты, посмотрел на него. - Не терпится, парень? Калин чуть было на ответил ему елейной цитатой из Писания, но во-время сообразил, что в такой нервозной обстановке это было бы совсем не к месту. - Да, - ответил он вместо этого, - я не уверен, что справлюсь, генерал. - О_н_ считает, что справишься, - ответил Невус. - А радане никогда не ошибаются. Калин кивнул, поджав губы. Он продолжал думать о том, что в такой несусветной темноте отыскать шпиль представляет собой задачу особой сложности. Правда, собственное сияние корабля даст немного света. Мысленно он уже отбросил мучившие его сомнения и сконцентрировал свое внимание на технических аспектах выполнения маневра. Он глубоко вздохнул и сделал попытку напустить на себя храбрый вид. "Раз Кир считает, что я могу это сделать, - подумал он, - значит, я должен". - Сейчас стартуем, - сказал он наконец. Калин вошел в священный отсек корабля, мягко переступил через комингс и, оказавшись в рубке управления, тщательно, по всем правилам предписанного Орденом Навигаторов ритуала сотворил Звездное Знамение. Оба стажера, уже занявшие свои места по боевому расписанию, оторвали взгляд от приборных панелей и, в знак должного почтения сотворенному Калином Знамению, встали по стойке смирно в ожидании приказаний. Под колпаками сутан их лица выглядели бледными. Калин внезапно ощутил, что его сознание наполняет уверенность в успехе задуманного. Мелькнула мысль о том, что тень преподобного предка Эмерика посетила его в такой ответственный момент, чтобы придать ему дополнительные силы. Если это действительно так, тогда следует считать, что он достаточно хорошо экипирован. Ведь было общеизвестным, что такого искусного пилота звездолетов, каким был в свое время преподобный Эмерик из Рады, не было никогда. - Брат Джон, - приказал Калин. - Закройте шлюз. - Есть, Первый Пилот, - с уважением ответил стажер, употребив священный титул, который никогда не употреблялся в присутствии непосвященных лиц. - Брат Яков, начинайте осуществление стартовой последовательности. Оба стажера, мысли которых были наполнены гордостью от осознания важности всего того, что они делают, склонились над выполнением своих Священных обязанностей. В самой сокровенной части корабля все еще жила та самая магическая сила, которая называлась "электричество". Калин занял позицию в кресле пилота и включил тумблеры, оживлявшие конический дисплей, который полностью покрывал всю рубку управления. Одновременно с движением рук в предписанном порядке его губы автоматически произносили соответствующие молитвы. "Велика мощь Всемогущего Господа, живущего в небесах меж звезд, дающего нам возможность видеть". При этих словах стены как бы разошлись, и рубка управления превратилась в крошечный островок, плывущий в бескрайнем межзвездном пространстве над неровной посадочной площадкой в южной части Тель-Манхэта. На небольшом расстоянии от корабля Калин сквозь сплошную пелену дождя разглядел бесформенные тени солдат, шевелившихся у костров. Земля вокруг корабля отражала исходившего от него сияние, которое усиливалось по мере набора двигателями мощности. И вот только теперь, по звуку заработавших двигателей веганские воины обнаружили, что звездолет готовится к вылету. - Энергия, Первый Уровень, да благословенным будет это название, - доложил брат Яков. - Корабль по всем параметрам готов к полету, Первый Пилот, - отрапортовал брат Джон. - Энергия Два, - скомандовал Калин. - Последовательность Энергии Два включена, - доложил брат Яков. Свет вокруг корабля становился все ярче, и воздух вдруг приобрел такой уровень ионизации, что капли дождя стали казаться лепестками висящих в воздухе фиалок. Сквозь это свечение Калин разглядел, что в рядах веганских войск произошло заметное оживление; там стали размахивать сигнальными факелами, подавая таким образом в Ньйор сигналы тревоги. И только сейчас отряд веганских всадников стал неуверенно пробираться к кораблю по неровной земле. Но все, что они были способны сделать в такой ситуации, так это только кружить вокруг корабля в священном трепете, смешанным со страхом, поскольку корабль был закрыт и никакая известная в мире сила не могла открыть его снаружи. - Энергия Два, Первый Пилот, - доложил брат Яков. - Маневровая последовательность, да святится Дух, - скомандовал Калин. - Маневровая последовательность запущена, во славу Господа, - ответил брат Джон. Калин почувствовал, как огромный корабль оживает внизу под ним, везде вокруг него. Для молодого священника это всегда было самым святым и чарующим моментом - когда он ощущал, как вечная мощь, самая сокровенная во всей Вселенной, подчиняется его, Калина, воле. В такие моменты он всегда тихо повторял древнюю молитву, которую нашел как-то в старинной книге, спасенной Орденом. Это была его личная, не предписанная догматикой молитва; собственно, всего лишь только прекрасная фраза, которую наверное записали люди на заре человечества в момент, когда начинались первые полеты. Калин прикрыл глаза и неслышно повторил: "Возбуди во мне любовь, возбуди и забери меня с собой..." Огромная масса корабля стала пересекать магнитные силовые линии Земли; он неуклюже поднялся из ложбины, которую его корпус оставил в почве теля. Казалось, что он плывет в излучении мокрого, сияющего неба. Всего в нескольких метрах под массивным килем корабля поднятые по тревоге солдаты Имперской армии метались взад-вперед как сумасшедшие. Один или два наиболее отчаянных воинов пытались метать копья и стрелять из арбалетов по поднимающемуся колоссу, однако все это было бесполезно, и
в начало наверх
снаряды падали обратно, не причинив кораблю абсолютно никакого вреда. Некоторые солдаты в суеверном ужасе бежали от них, считая, что к ним временно прилипла смертоносная радиация, которая перестанет быть опасной только после того, как корабль поднимется в дождливое ночное небо. Корабль величественно завис над повернутыми вверх лицами офицеров Имперских войск, которым было страшно даже подумать о том, что вскоре им придется докладывать о своей оплошности командующему Ландро. Ионизационное сияние становилось слабее по мере того, как звездолет набирал высоту. На высоте примерно шестьсот метров огромный корабль достиг уровня облаков, и находившиеся внизу могли только видеть слабое фиолетовое свечение, перемещавшееся внутри низкого тумана. Но свечение не пропало совсем, как это должно было бы произойти, если бы корабль ушел в космос. Наоборот, он завис над телем, паря в облаках, притухая слегка на те мгновения, когда дождь усиливался, и вновь становясь ярким, когда появлялся просвет в облаках. Потом медленно, почти незаметно свечение стало перемещаться к северу, в направлении города. 8 В процессе политических потрясений, обрушившихся на столицу при восстаниях на заре становления Второй Звездной Империи, только одно проявление лояльности оставалось вне всяких сомнений. Речь идет о преданности виканского контингента войск членам императорской семьи. Преп. Навигатор Юлианус Мульериум. "Эпоха звездных королей". Средний период Второй Звездной Империи. Бойся валка, потому что он видит без глаз, владеет черной магией и жаждет крови младенцев. Он не такой, как люди. Он никому не предан. Вступление к "Протоколам валкийских мудрецов", авторство не установлено, Период Междуцарствия. Валкийка, которую люди называли именем Эрит, неподвижно стояла в полной темноте перед каменной спиральной лестницей, высеченной в стене крепости. Окружавшие ее воины с Вики терпеливо ждали, когда она выйдет из состояния сомнамбулической медитации. Она осознавала их присутствие, как и присутствие худенькой девушки в военных доспехах из кольчуги, стоявшей возле нее на коленях, но их близость только мешала контакту. Эрит волевым усилием вытеснила сияющие изображения из своего сознания и полностью погрузилась во мрак. Как только был установлен более тесный контакт, дрожь потрясла всю ее щуплую фигурку. Так близко... Очень близко... Уже прошла целая вечность с тех пор, как Эрит в последний раз вступала в контакт с себе подобными. В другой раз это доставило бы ей огромное удовольствие, но сейчас в воздухе витали смерть и опасность - в ночи, везде. - Где ты? - Рядом, сестра. Очень близко. Над тобой. - Тысяча приветов. Мира тебе и спокойствия. Б_е_з_р_а_з_л_и_ч_и_е_. - Ты еще так молода, сестра. Здесь нет ни мира, _н_и _с_п_о_к_о_й_с_т_в_и_я_. - Мы придем к тебе. - Вам это удастся? - Мы должны. Мы в ловушке. - Не больше, чем мы. - Но у тебя ведь есть надежда. Я ощущаю ее. - Прости меня. Я должен был почувствовать, что она с тобой. Воины тихо бормотали что-то в кромешней темноте. Их было всего пятеро, шестой только что скончался в одной из комнат башни. Но зато там вместе с ним остались девять убитых веган. Самый молодой солдат, который только месяц как прибыл с Вики, с тоской вспоминал горы и озера на родной планете и размышлял о том, доведется ли ему увидеть их снова. Затем он с опасливым и суеверным беспокойством повернулся, как будто действительно что-то мог видеть в такой темноте, в ту сторону, где была находившаяся в трансе валкийка. Он начал размышлять о том, действительно ли она была способна читать его мысли, как об этом с суеверным страхом поговаривали люди. Он пожал плечами и на всякий случай пощупал рукой острие своего тонкого меча. В принципе, не имело особого значения, действительно ли валкийка могла читать его мысли, или нет. Просто будет очень неудобно, если она вдруг возьмет и расскажет принцессе о его чувствах. Он проглотил слюну и придвинулся ближе к Ариане, за которую готов был отдать свою жизнь. Собственно, он почти даже сделал это сегодня, когда его подразделение проникло в город из-за реки, чтобы напасть на охранявших Ариану веган и отбить ее у них. Украдкой взглянув на лицо, прикрытое шлемом из бого-металла, он со всей искренностью своих восемнадцати лет мысленно поклялся, что будет защищать ее до последнего дыхания. Затем не без некоторой досады он осознал, что во дворце, захваченном войсками заговорщиков, ему скорее всего, придется-таки выполнить свою клятву. Ариана обратилась к валкийке: - Эрит, можешь ли ты меня слышать? Валкийка не ответила. Ее руки сжимались и разжимались, как бы помогая ей поддерживать контакт. "Можешь ли ты видеть, что делается вокруг меня? Знаешь ли ты, где мы?" Эрит задрожала от возбуждения: "Да. Теперь вижу. Вы в башне". "Можешь ли ты привести ее сюда?" "Она будет искать твоего..." - Мысль, которую послала Эрит своему собрату, не имела эквивалента в человеческом понимании. Она вмещала в себя элементы братства, преданности, родства, одним словом - симбиоз этих понятий. Тот, кого она имела в виду, был для того валка тем же, кем была для Эрит Ариана - человеческая особа, без которой ни один валк не мог жить полноценной жизнью. ...Надежда... Возбуждение... "Найди его! Ему больно! Я чувствую это". "Это навлечет на нее опасность". Вот как раз сейчас проявился тот древний конфликт, иногда возникавший между валками: один валк становился в оппозицию к другому, как только интересы их партнеров из числа людей входили в противоречие. Эрит ощутила команду, которая пересиливала ее чувства. Валк Грет был намного старше нее и намного совершеннее, чем она. Ее сознание подавлялось его авторитетом. Эрит вздрогнула и отключилась. Обессиленная, она упала на каменные ступени; ее колотила дрожь. Ариана взяла Эрит к себе на руки. Наконец, та пробормотала: - Радане. В башне. По-моему, они как-то надеются убежать... - Ясно. Это люди Кира. Среди них Грет. - Да, Ариана, Грет. - Эрит снова задрожала, как только произнесла это имя. - Они сказали, чтобы мы пришли к ним, если это удастся. - А Кир? Валкийка продолжала молчать. - Грет должен знать, где Кир. Он был с ним с самого раннего детства Кира. - Так же, как я с тобой, Ариана. Внезапно Ариана почувствовала вспышку гнева: - Где он? Я требую, Эрит. Говори, или мы с тобой расстанемся. Эрит тактично не стала напоминать Ариане о том, что в той ситуации, в которой они находились - впрочем, как и в любой другой - то, чем она угрожала, было просто невозможно для них обеих. Она пожала плечами, что на языке жестов валков означало, что она снимает с себя всякую ответственность. Если Ариана умрет, то умрет и Эрит. Разве это имело какое-то значение с точки зрения величия необъятного космоса? - Он у Инквизитора, - ответила она. Комната пыток находилась под крепостью, где-то в глубинах теля. Чтобы пробраться к ней, нужно было долго идти длинными проходами, в которых когда-то, во времена глубокой древности были уложены рельсы из бого-металла. Никто не знал ни когда, ни с какой целью были пробиты эти проходы под Тель-Манхэтом. В большинстве мест древние рельсы были разъедены ржавчиной, а те, что оставались, давно уже были разобраны и переплавлены в оружие. Кир старался запомнить путь, которым его вели конвоиры, но не имел навыков движения в таких подземных лабиринтах. Поэтому к тому времени, как его передали в руки одетых во все черное палачей, состоявших на службе у Инквизитора, он окончательно сбился. Хотя обычная для радан храбрость морально поддерживала его, все же раданская меланхолия сделала его готовым к затяжной и мучительной смерти. В его мозгу вдруг почему-то возник образ Грета. Телепатический контакт был очень сильным. Кир понял, что Грет был все еще жив и наполнен странным валковским возбуждением; Кир предположил, что это возбуждение возникло у валка из-за предвкушения близости свободы. Ведь уже скоро должно было наступить время прибытия звездолета. Инквизитор оказался крупным, одетым во все черное мужчиной, лицо которого было закрыто маской. Этот пост по традиции оставался анонимным, чтобы оградить занимающую его персону от мести со стороны родственников и соратников его многочисленных жертв. И эта анонимность еще больше усиливала ощущение ужаса по отношению к его должности и ко всему тому, что его окружало. Солдаты Имперских войск остались за пределами освещенной факелами комнаты, а палачи в количестве семи человек - по традиции и по закону - молча привели молодого раданина к своему начальнику. В комнате пыток все команды отдавались только жестами, и только сам Инквизитор имел право разговаривать с заключенным. Огромный человек в черном обладал удивительно высоким женским голосом, что только лишь усиливало ужас по отношению к нему. - Раданский звездный король, и никак не меньше. - Губы, которые можно было разглядеть сквозь прорезь в маске, были красного цвета и блестели. Зубы были длинные и белые, как куски фарфора. - Интересно было бы знать, кого нам пришлют следующего? Он жестом скомандовал что-то своим помощникам. Те как демоны окружили Кира. Он явственно ощутил, что палачи буквально жаждут, чтобы допрос начался скорее. - Итак, мои дорогие, - начал Инквизитор, - мы не можем начать вдруг сразу. Не торопитесь. Прежде всего нам необходимо узнать, какие задавать вопросы, не так ли? Но мы можем подготовиться, вполне можем. Клянусь всеми ведьмами и маленькими демонятами, что можем. Для такого крупного человека его движения были просто грациозны. Он легко ходил по камере, как бы впервые осматривая свои чудовищные орудия. Руки державших Кира палачей были сухими и холодными, как руки трупов. Пол в комнате был бетонный, стены выложены белой плиткой. Туннель с рельсами проходил по одной из сторон камеры, и в тех местах, где дорога входила в открытое пространство и выходила из него, были навешены тяжелые деревянные двери. Эта часть комнаты была обшита досками от пола до потолка, а в остальной части камеры содержался дьявольский набор различных машин и приспособлений из дерева и бого-металла, предназначенных ломать, растягивать, выкручивать человеческое тело. - Итак, что же нам выбрать? - веселым тоном бормотал Инквизитор. - Не полку. Нет, конечно же не полку для звездного короля. Слишком обычная смерть без всякого шика. - Он повернулся в сторону темной жаровни, из которой торчали стержни и щипцы. - Огонь? Вас устроит огонь, Король? Кир холодно посмотрел на него, надеясь, что ужас, который он ощущал всем сердцем, не виден. Отвратительная смерть для воина, особенно в такой противной подземной дыре на расстоянии в пол-неба от его родной Рады. - Королева! - воскликнул Инквизитор. - Конечно же, для звездного короля - Королева! Кир проследил за ним взглядом; палач подошел к статуе из бого-металла, выполненной в виде женщины с простертыми руками. Ее металлическое лицо выглядело мирным, а поза - сладострастной. Красные губы Инквизитора заулыбались, глаза за маской засияли в предвкушении удовольствия. - Нет, вы только взгляните на нашу прекрасную леди, Король. Посмотрите, как она жаждет обнять вас. - Он издал издевательский смешок. - Я слышал, что радане королевских кровей - большие любители женщин. Может ли быть что-либо более подходящее, чем свидание с Королевой комнаты пыток?
в начало наверх
Кир еще раз посмотрел на металлическую бабу и обнаружил, что ее руки были прикреплены к плечам на шарнирах. Позади статуи виднелось колесо, чем-то напоминавшее рукоять огромного винного пресса. От одной мысли, что все это значило, он не смог сдержать дрожи ужаса. Инквизитор жестом подал какую-то команду своим помощникам, и они протащили Кира через всю комнату, поставив его перед металлической фигурой. Затем подняли его связанные в кистях руки и завели их за голову металлической мумии таким образом, что Кир беспомощно повис на ее холодном теле. - Осторожно, осторожно, - приговаривал Инквизитор. - Дайте ей обнять его. Один из палачей начал проворачивать винт, и Кир ощутил жесткое холодное прикосновение обхвативших его металлических рук. От него потребовалась вся воля, чтобы не пытаться сопротивляться, не дать удовольствия своим палачам полюбоваться зрелищем, в котором раданский воин пытается уйти от того, что неизбежно должно произойти. Руки сильнее сдавили его, прижимая к металлической груди, лишая возможности продохнуть. Холодный пот выступил на его лице, и боль тончайшими лезвиями пронзила его грудь. Инквизитор наблюдал за выражением его лица с интересом специалиста, классифицируя боль. Он дал команду подкрутить винт еще на четверть оборота и удовлетворенно улыбнулся, когда металлические руки вызвали у Кира приступ агонии, пронзившей все его тело. - Так, достаточно. Пока что оставим его на время в таком виде. - Тяжелая черная фигура Инквизитора вся аж дрожала от удовольствия. - Пусть Король пока привыкнет к своей Королеве. Слишком много любви всегда во вред, даже для такого могучего человека, как король Рады. Кир ощутил в голове сплошной рев. Его сдавленные легкие пытались набрать хоть немного воздуха, в глазах мелькали темные пятна, и он думал только о том, как долго еще его прекрасно тренированное тело будет предавать своего хозяина, оставаясь живым несмотря на такую адскую боль. Потом как в бреду ему показалось, что откуда-то из-за деревянной двери комнаты пыток доносятся звуки скрещенных мечей, но он был уверен, что ошибся. Конечно, подумал он, эти звуки исходят от железа внутри Королевы. Вдруг окружавшие его палачи куда-то делись. Он не мог повернуть головы, чтобы посмотреть, что происходит, но один из них пробежал мимо него с оружием в руках. Затем послышался звук ударов тел, падающих перед дверью, и вот, наконец, шум борьбы переместился внутрь комнаты пыток. Кир сделал отчаянную попытку освободиться от объятий машины, сильно напрягся, потом еще, как вдруг почувствовал льющуюся по своему телу кровь. Его собственная кольчуга прорвала кожу. Инквизитор как-то по-бабьи закричал вдруг от страха, смешанного с гневом. Затем он бросился к винту, налегая на него всем весом своего тела с тем отчаянием, которое характерно именно для палачей - мстительным сознанием того, что жертва должна лучше погибнуть, чем получить свободу. Руки Королевы сжались сильнее. Кир чувствовал, что еще через мгновение его грудная клетка будет раздавлена. Но два воина - судя по амуниции, это были викане - появились в свете факела. С их появлением один из помощников Инквизитора сразу же отлетел к стене; вся его одежда быстро приобрела красный цвет. Один из воинов оттащил Инквизитора от Королевы, другой всадил меч в его жирное туловище. Кир не видел, как толстяк упал. Потому что молодой звездный король к тому времени был уже воплощением боли и темноты. 9 Был прям и верен избранный им курс; с тех пор немало знатных кланов Вели тем курсом доблестную рать Чтоб пресекать коварство вражьих планов. Авторство приписывается Джону Донну (или Данну), поэту-церковнику, жившему до Золотого Века. Фрагмент обнаружен в Библиотеке Британнике на Марсе. Доспехи принцесса носила Из чистых златых листов И больше чем жизнь любила Короля Краевых Миров. В своей чистоте первозданной Королевой она названа Так выпьем же за Ариану Пусть счастлива будет она! Свадебная песня, авторство не установлено. Ранний период Второй Звездной Империи. - Он будет жить, Ариана, - сказала Эрит. Кир с трудом открыл глаза и вздох за вздохом втягивал воздух в ноющую грудь. Он уже мог различать склонившихся над ним воинов Вики; его голова лежала на чьих-то обтянутых кольчугой коленях, и валкийка массировала травмированные мускулы на его груди. Он поискал глазами того, кто так нежно ухаживал за ним. Это была молодая и очень красивая девушка, одетая в виканские воинские доспехи. Темные волосы короной обрамляли ее личико с тонкими чертами, темно-голубые глаза были чуть-чуть прикрыты. С большим усилием заставив себя улыбнуться, Кир нашел в себе силы пошутить: - Так это и есть тот самый хрустальный корабль? Похоже, что я нахожусь на полпути в рай. - Кир из Рады, - произнесла девушка со смесью печали и горечи, - как ты мог позволить себе так бездумно попасть в подстроенную Марланой ловушку? Кир осторожно сел, ощупывая свое измятое тело, над которым неплохо потрудилась валкийка, затем надолго молча уставился на девушку. - Вы - Ариана, правда? Я вас помню. Голубые глаза немедленно наполнились гневом: - Разве сейчас время для комплиментов, раданин? Ты не ответил на мой вопрос. Как ты мог позволить этой змее так одурачить себя? Кир попытался размять руки, корчась от боли. - Я подозревал нечто недоброе, но никак не измену, - он вздрогнул, его лицо потемнело. - Измену и убийство. Даже несмотря на кольчугу, было видно, что плечи Арианы печально поникли. - Так они все-таки убили моего брата? - Они так говорят, Королева, - тихо подтвердил Кир. Услышав этот титул, виканские воины о чем-то зашептали между собой, бросая на Ариану взгляды, в которых выражалось что-то новое, почти боязливое. Кир неуверенно встал и оперся о фигуру металлической женщины, объятья которой едва не отправили его в иной мир. Затем, взяв Ариану за руки, нежно поднял ее с колен. Ее глаза вдруг наполнились слезами, но Кир сделал вид, что не заметил этого. Окинув взглядом комнату, отметил, что Инквизитор и его подручные лежали на бетонном полу без признаков жизни. Вид у викан был явно растерянный. - Сколько здесь есть еще ваших? - спросил у них Кир. Молодой воин, парень лет восемнадцати, не больше, ответил за всех: - Только те, что перед вами, Король. Всю нашу дивизию отправили в лагерь за рекой. Когда мы туда прибыли, то оказалось, что пятьсот человек из Имперской армии уже ждали нас, направив в нашу сторону орудия. - Но пятеро из вас все-таки возвратились. - Нас было шестеро. Сержант погиб, когда мы вступили в схватку с веганами, охранявшими Ариану. Их было девять человек, - добавил он не без гордости. - И все они мертвы. - Он запнулся, не зная, как следует правильно разговаривать с командующим Рады, чтобы не показаться хвастливым. - Все шестеро из нас из Вики, Король. С родины Арианы. Кир задумчиво посмотрел на девушку. Затем, почти с досадой, потому что знал, какое бремя возлагает на нее, поправил солдата: - С родины Королевы. Лицо юноши преобразилось. Ариана, очень знатная особа, поднялась в своем статусе еще выше - почти до недосягаемости, если говорить языком простого солдата. Упав на колени, он только смог пробормотать: - Императрица! Остальные солдаты поступили также. Ариана начала возражать: - У нас нет уверенности в том, что мой брат убит, Кир. - Она смотрела на него умоляющим взглядом, но он ничем не мог ей помочь. Она была ему нужна сейчас - и потом... И политические реалии никак не обойдут ее стороной. Встав на одно колено, он торжественно произнес: - Радане - ваши солдаты, Королева-Императрица. Ее попытка протестовать угасла, даже не будучи высказанной. Наконец, она ответила словами древнего виканского ритуала: - Если король поистине мертв, правит Королева. Кир быстро поднялся и обратился к воинам с горькой усмешкой: - Для того, чтобы противостоять Имперской армии, нас не так уж и много. Но в нашем положении сойдет и так. - Затем, обратившись к валкийке, поприветствовал ее: - Я тебя знаю, Эрит. - А я - вас, Король. - Установи контакт с Гретом, - приказал он. - Он уже установлен, Король. - Он в Башне? - Да, он там. Кир угрюмо кивнул: - По крайней мере, хоть что-то идет по плану. Затем, едва сдерживая боль, он подошел к мертвому Инквизитору и взял его меч. - Ариана, - резко спросил он, - неужели взбунтовались все имперские войска? Девушка некоторое время рассматривала его с плотно сжатыми губами, затем ответила: - Все вегане. - Кто сейчас в башне - флоридцы? - Не знаю. - Эрит, пожалуйста! Валкийка пожала плечами: - Грет ощущает присутствие только веган, Король. - Можешь ли вступить с ним в контакт сейчас? - Нет, Король. У меня пока не восстановились силы. Кир обратился к молодому виканину: - Кто-нибудь из вас может провести нас в Башню? - По телю - нет, Король. Мы не знаем дорогу. - Ариана, как ты? Девушка отрицательно покачала головой. - Тогда придется пробираться по поверхности. Дождь не прекратился? - Так точно, Король, - ответил один из викан. - Слава Богу. - И, еще раз осмотрев освещаемый факелами жуткий интерьер комнаты пыток, подумал: "За это с тебя причитается, Ландро". - Тогда вперед. - В башню? - возразил молодой виканин. - А почему не за реку? - Пусть пока викане подождут. Они понадобятся нам позже. - Это было произнесено тоном привыкшего командовать человека, и солдаты быстро поняли это. Ариана, напротив, сердито запротестовала: - Раданин, ведь ты сам произвел меня в Королевы-Императрицы. Разве ты стал уже Богом, что я должна во всем беспрекословно подчиняться тебе? Киру едва удалось подавить восхищенную улыбку. Да, это действительно была дочь Великолепного. - Простите меня, Королева. Но до тех пор, пока у вас не будет армии хоть чуть больше, чем шесть человек, включая валкийку, я все-таки просил бы вас следовать за мной. Голубые глаза девушки ярко засияли: - Ладно, пусть так и будет, Бунтарь. Назначаю тебя своим полководцем. Кир возвратил Ариане шлем. - Пожалуйста, закройте ваше лицо, Королева-Императрица. - Девушка была слишком большим призом для Имперских войск, поэтому не стоило рисковать и раскрывать ее личность в случае, если придется с боем пробиваться к Имперской Башне. Она надела металлический колпак на голову.
в начало наверх
- Пока у меня нет никакой армии, кроме валкийки, пяти викан и высокомерного раданина, называй меня просто Ариана. Кир улыбнулся: - А потом? - Посмотрим, - ответила она гордо. - Возможно, тогда я получу твою голову на острие меча. Поскольку пятьсот имперских солдат были задействованы в охране виканского контингента, еще тысяча - на посадочной площадке, а большинство из оставшихся собраны в крепости, город Ньйор охранялся незначительным количеством патрулей. Кир благодарил за это судьбу. Небольшая группа, впереди которой шел знавший дорогу молодой виканин, осторожно продвигалась по темным улицам, тщательно избегая встреч с патрульными отрядами. Внимательно всматриваясь в небо, Кир пытался отыскать сияние звездолета, но низко нависшие над городом тучи не позволяли ничего увидеть. Дождь уже прекратился, но поднялся сильный ветер. Кир размышлял о том, действительно ли дождь на Земле ядовит, как об этом говорили старые легенды. Это была одна из таких легенд, ее нашли когда-то в "Книге магов". Возможно, когда-то это было так. "Дождь приносит смерть", - говорилось в "Книге", - "от сгорания тысяч солнц". Однако Кира в данный момент больше всего беспокоил усиливавшийся ветер. Зависающий звездолет почти ничего не весит, и шквалистый ветер мог сделать выполнение Калином его задачи просто невозможным. Они проходили по земле, напоминавшей Трою Шлимана, хотя это имя им было неизвестно. В древние времена Ньйор сотню раз стирали с лица земли, восстанавливали и разрушали опять. Каждый век оставлял свой пласт - слой за слоем, сформировав гигантский насыпной остров, носящий сейчас имя Тель-Манхэт, а также довольно примитивный, хотя и самый крупный на Земле город, правивший созвездиями - Ньйор. Плотной группой, внимательно оглядываясь по сторонам, они шли по направлению к Имперской Башне по узкой авеню, пересекавшей тель по его длинной стороне. Дважды им пришлось прятаться в темных подворотнях и аллеях, чтобы избежать встречи с караулами, нервозно патрулировавшими в такую дождливую ночь, которая, казалось, для каждого ньйорца была до краев наполнена тревогой и неопределенностью. Жители города прятались по домам, собираясь вокруг керосиновых ламп и сальных свеч. Те, кому довелось наблюдать, как раданский звездный король так по-глупому храбро въехал в крепость, рассказывали другим о том, что они видели, а также о том, что, по их мнению, может от этого произойти. Ньйорцы - циники по натуре; такими их сделала история. Они были самой жизнью приучены защищать каждый только себя самого и никого другого. - Виканских воинов выставили из города, - мог сказать какой-нибудь наблюдательный старичок. - Имперцы всех их убьют, - мог добавить ребенок с невинной жаждой крови. - И раданина. Кстати, что с ним? - Э-э-э, он уже больше из крепости не выйдет. - Да, он слишком доверчив ко Внутренним мирам. И простоват для Ньйора. - Этой фразой, скорее всего, пожилой отец семейства закончит разговор, и вся семья уляжется спать, чтобы уже утром узнать, что же там произошло еще. Совсем выбившаяся из сил валкийка Эрит стала сильно спотыкаться в сырой темени. Кир приказал воину: - Понеси ее. Воин, только из верности Ариане подавляя отвращение, закинул Эрит себе на плечи. Наконец, Эрит сказала: - Башня близко. В полукилометре. Даже еще ближе. - Никто из ее зрячих спутников не мог рассмотреть нависшую громаду в такой кромешней темноте - это могла сделать только слепая Эрит. Кир замедлил шаг и пошел рядом с Арианой. - Примите мои сожаления о Торквасе, Королева. - Если только они действительно его убили, - заявила девушка твердо, - я зажарю сердца всей этой банды. Улыбка Кира была не видна из-за темноты. - Ты их получишь, да будет на то воля Божья! - И ведь он был всего лишь мальчиком, Кир... - на момент показалось, что ее голос вот-вот сорвется. Кир не хотел этого - во всяком случае, не сейчас и не здесь. - Он был Галактоном и сыном Великолепного, Ариана. Девушка посмотрела на него, и в случайном лучике света, мелькнувшем из какого-то окна, он заметил блеск в ее глазах - не то от слез, не то от ненависти. - Всего двенадцать лет, - резко подчеркнула она. - Но зато король! Ариана помотала головой. - Какие же все-таки мы звери, Кир! Неужели не бывает других, более гуманных методов правления? Кир, феодальный менталитет которого хладнокровно фиксировал внимание только на том, что было необходимо выполнить, довольно категорично ответил: - Не знаю ни одного. Девушка что-то хотела ответить, как вдруг шедший впереди виканский воин резко остановился и поднял руку, требуя тишины. Кир поспешил к нему. - Вон там, - сказала валкийка, - охрана у ворот башни. В свете шипевшего под дождем факела были видны четыре веганца, прятавшихся от непогоды в арке ворот, ведущих в башню. Кир жестом подозвал к себе виканина, несшего Эрит. Тот с облегчением снял с себя валкийку. - Ты отдохнула, Эрит? - Немного, Король. - Мы видим четверых. А скольких ты чувствуешь? Едва различимое в темноте лицо поднялось в сторону фасада огромного старинного здания. - На этом уровне только эти четыре. Пятью этажами выше - комната охраны, там много. Пожалуй, больше десятка. Я не могу четко различить. Кир стал на колени так, чтобы его лицо было на одном уровне с лицом Эрит. - Почувствуй меня, Эрит. Что ты видишь? - Вы рассержены, - поежилась она. - Да, это так, но это неважно, - безразлично подтвердил Кир, - а что еще? - Вы хотите сражаться... убивать... - это щуплое создание вдруг охватила сильная дрожь. - Вам все еще очень больно, Король. - Скажи, пожалуйста, достаточно ли во мне силы, чтобы командовать? Или мне следует передать команду другому? - Нет, у вас достаточно для этого сил. На его губах появилась мрачная улыбка. - Ты можешь сейчас вступить в контакт с Гретом? - Попытаюсь, Король. Кир стал ждать. Валкийка вся напряглась, ее тело стало несгибаемым. Картинки в ее нечеловеческом мозгу формировались скоротечно. - Грет, брат! - она чувствовала, что он где-то выше нее в необъятной темноте. - Сестра! Скорее сюда! (команда). От нее потребовалось дополнительное усилие, чтобы не утерять контакт. - Он с тобой. - Это не вопрос. Значит, Грет знал сам. - Да, со мной. - Спроси, сколько человек охраняет их? - потребовал Кир. - Вегане. Много. Вверху в тумане свет. - Контакт ослаб. Только одна угасающая ниточка, прокричавшая: - Спешите! Щуплые плечи Эрит вдруг беспомощно провисли в руках Кира. Он был тронут ее жертвой, поскольку знал, что валки в процессе длительного телепатического контакта могут истрачивать всю свою энергию вплоть до полного истощения. Кир поднял легкую фигурку и отнес ее к Ариане. Девушка приняла ее у него и испугалась: - Ты израсходовал ее до конца, Бунтарь? - Нет, Королева, - ответил он коротко и сразу же отвернулся к виканским воинам, с которыми о чем-то тихо переговорил. И вот, по его команде два воина растворились в тени слева, еще два - справа. Кир засунул свой меч за воротник кольчуги таким образом, чтобы его рукоять находилась у самого затылка, и приказал оставшемуся воину остаться с Арианой и Эрит. - Получается, я лишена права защищать саму себя? - прошептала она властным голосом Киру на ухо. - Пока придется потерпеть, моя Королева. Ваш командующий скажет вам, когда возникнет необходимость. - И, не дав ей ответить, направился кривой улицей туда, где в пятне света от факелов находилась охрана. Его походка стала неуверенной, и пьяным голосом он стал горланить какую-то песню из казарменного репертуара веганских войск. Вегане поднялись. Двое из них натянули свои арбалеты. Офицер вышел вперед и остановил его: - Эй, ты там! Какого дьявола тебе здесь нужно так поздно? Кир поднял руку, приветствуя офицера в веганской манере, и пьяно забормотал: - Друзья! Заберите меня к себе от этого ядовитого дождя, прошу вас. - Здесь запретная зона, - грубо ответил ему офицер. - Убирайся отсюда! - Дайте выпить, ребята! Ради Звезды! - взмолился Кир. Оба арбалетчика прицелились; Кир завопил с притворным, дурашливым ужасом, поднимая руки. Офицер подошел ближе. Наконец там, сзади, за шеей, пальцы Кира коснулись рукоятки меча. - Вперед! - закричал он, и клинок уже был у него в руках. Два легких взмаха, и оба арбалетчика пали. Офицер стал звать на помощь и попытался убежать. Кир со смертельной легкостью взмахнул мечом, и через несколько секунд офицер уже лежал лицом вниз на мокрой брусчатке. Четвертый веганец бросился внутрь башни, но был встречен обнаженными мечами двух викан. Кир резко приказал не убивать его и жестом позвал к себе Ариану и находившегося при ней солдата. Когда все собрались в темноте арки, Кир приставил меч к горлу до смерти напуганного веганца и потребовал: - Сколько ваших в караулке? Солдат замотал головой, и Киру пришлось сильнее надавить на меч, конец которого еще глубже вонзился в тело веганца. - Говори, ты же преданный солдат, - мягко потребовал он снова. - Двадцать, - прошептал солдат. - А где флоридцы? - Внизу. В теле. - Испуганный воин попытался выскользнуть из-под нажима острия меча, но его спина уже упиралась в каменную стену. Его широкие от испуга глаза умоляюще уставились в направлении закрытого шлемом лица маленького воина с ужасным валком. Он вздрогнул и пожалел, что не может сотворить Звездное Знамение, поскольку не мог двинуться без риска быть тут же заколотым этим ужасным воином, одетым в странные доспехи. Кир немного отступил, легко перевернул меч и оглушил воина; тот упал без чувств. - Свяжите его и заткните ему рот. Для этого вполне сгодится его снаряжение. - Он слегка усмехнулся. - Настанет день, когда радане и викане сложат об этом балладу, - пошутил он, чтобы внести некоторую разрядку в ту нервную напряженность, которая охватила каждого из них. 10 "А как, Великий Магистр, следует поступать с магами, которые оскверняют древние знания?" "Вначале следует убедиться, что их исследования действительно являются кознями лукавого. И только после этого предавать их Инквизиции". Эмерик из Рады. "Диалоги". Ранний период Второй Звездной Империи. Что есть Дьявольская Троица? - Маг, валк и наука. "Протоколы валкийских мудрецов", авторство не установлено. Период Междуцарствия. Кавур стоял у открытого окна. Ветер, который все крепчал, постоянно распахивал его темный плащ и трепал темно-серую бороду. В такой темноте ему ничего не было видно, кроме редких вспышек света, исходивших от самой
в начало наверх
башни и отражавшихся в тумане и каплях дождя, напоминавших расплавленный янтарь. - Они приближаются, - объявил Грет. Маг обернулся и посмотрел туда, где в противоположном конце комнаты можно было разглядеть бледное, лишенное глаз лицо с тонкими чертами. Он признался себе, что не может подавить нараставшее внутри тяжелое беспокойство и, хуже всего, страх. Но его рассудок работал, он беспокойно перескакивал на тысячи разных тем и задавал своему хозяину тысячи безответных вопросов; ибо такова была натура всех магов. Эта башня - кто ее соорудил? И когда? Действительно ли это работа людей доисторической эры? Почему она, в отличие от других, выстояла тысячелетия, словно чудовищный шпиль, воткнутый в самое сердце Тель-Манхэта? Он пристально разглядывал валка, и, следует признать, не без уважения. Действительно, это создание оказалось очень полезным. Но кто это? Откуда оно появилось? Всегда ли среди людей были валки? Было похоже, что это действительно так, и в то же время, такого не могло быть. Только люди и валки жили в звездных мирах, и валки были привязаны к людям с нечеловеческой преданностью. Это действительно было так, что бы ни говорили невежественные люди. Он наблюдал, как Грет касается своими тонкими пальцами струн своей лиры. Солдаты почему-то не стали отбирать ее у него. Что это, недосмотр? Или это было сделано специально? Тогда кто это мог сделать? Он снова повернулся к окну и попытался разглядеть скрытую мглой находящуюся далеко внизу землю. Боже, какая огромная кладовая сокровищ! Эту землю можно было просто ковырять концом меча и всегда находить в ней тайны и загадки - монеты, машины, резьбу по дереву, фрагменты древних текстов. "Там - вся история нашей расы", - подумал маг. - "Если бы только мы смогли прочитать ее". С серьезным лицом он всматривался в темноту и добавил еще одну мысль: "Если бы только нам было разрешено изучать все это и оставаться в живых... Наука - грех, дьявольское уравнение, наследие Темной эры. Сколько же все-таки лет, веков? Наверняка гораздо больше того, что человечество может охватить своим сознанием". - Он плотнее запахнул сырой плащ и задрожал не то от холода, не то от тяжких размышлений. - Они уже ближе, - комментировал валк свои телепатические ощущения, любовно поглаживая пальцами струны. - Да, но пока ничего _о_т_т_у_д_а_, - ответил маг. Валк перестал играть. Он скорчился, как при молитве. - Они сейчас в комнате стражи. Пробираются в темноте. - Затем пробормотал что-то на чужом языке. Маг подумал, не вызывает ли он своих, нечеловеческих богов. - Длинный подъем, - пробормотал Грет. - Мы можем чем-то помочь им? - спросил Кавур. Он слышал, как за закрытой дверью в соседнем помещении веганские охранники играли в звезды и кометы, ссорясь после каждого бросания костей. Кавур снова повернулся в сторону окна, всматриваясь в темноту вверху. Там не было ничего такого, что можно было бы разглядеть. Но порыв ветра разогнал туман внизу, и стало видно, как похожие из-за большого расстояния на муравьев люди - целая процессия с факелами - бежали извилистой улицей по направлению к башне. Это были Имперские солдаты, целый взвод. Ветер донес приглушенный звук сигнала тревоги. У Кавура опустилось сердце. Было ясно, что это - погоня за Киром. Значит, они обнаружили его бегство. Он прокричал возбужденно: - Теперь им нет пути назад! Валк покачал головой: - И не было. - Затем, поднявшись на ноги, сказал: - Зовите охрану. Уже пора. Кавур бросил еще один отчаянный взгляд в окно: - Но там еще ничего нет, Грет! - Пора, - коротко ответил валк. Кавур кивнул и забарабанил кулаками в металлическую дверь. Помещение охраны было уже под ними, внизу. Им удалось незаметно гуськом пробраться мимо охранников; одни из них спали, другие о чем-то шумно разговаривали, третьи чистили оружие. Но на следующем этаже тоже была стража. Восемь-десять человек, прикинул Кир. И подумал, что эти вряд ли станут бдительно охранять мага с валком. Он услышал звуки музыки. Конечно, это был Грет, играющий свои гипнотические мелодии для стражи, отвлекая ее от выполнения важной - и мятежной - задачи. - Не завел ли ты нас снова в такую же темную, как та улица, дыру, Бунтарь? - спросила Ариана. Он улыбнулся, скорее - ее характеру, чем содержанию вопроса, и ничего не ответил. Его грудь и мышцы до сих пор ныли от объятий железной Королевы, а впереди не было ничего, кроме неопределенности, борьбы и смертельной опасности. Но он испытывал дикую радость от сознания того, что снова держит в руках оружие, и что ему предстоит решать простую задачу - просто сражаться. Политика и всякие прочие осложнения, - все это придет потом, на Сариссе, если только им удастся выжить и добраться туда. Эрит услышала музыку и пробормотала что-то на языке, который никто не понимал. Викане сотворили Звездное Знамение и отдали свои души в распоряжение Всевышнего. Они будут сражаться и возможно даже погибнут в водовороте наполненных какой-то магией событий, смысла которых они не понимали. Раз их Ариана и этот раданин ничего не боятся, значит, они будут стараться подавить в себе этот страх перед любой магией. Но маги и валки всегда оставались для них чем-то ужасным. Кир собрал всех на узкой металлической лестнице. Здесь можно было хоть отдохнуть чуточку после долгого-долгого восхождения в узкой темной шахте. - У нас нет времени на ухищрения, так же как и надежды на то, что они могут удаться, - обратился Кир к своим спутникам. - Грет отвлекает их внимание - по крайней мере, часть из них его слушает. Поэтому их реакция на наше внезапное нападение будет замедленной. Я знаю, на что способна музыка валков. Приготовились! Воины обнажили мечи. На этот раз это же сделала и Ариана. - Сейчас каждый меч может пригодиться, - сказала она. Кир заглянул в ее глубоко запрятанные под шлем голубые глаза и почувствовал, как забилось сердце. Ради всего святого, какой королевой Рады она могла бы стать! Но сейчас не время было об этом думать. Она будет королевой всех миров. Эта мысль доставила Киру чувство глубокой досады. Как бы прочитав его мысли, она улыбнулась на мгновение, затем серьезно спросила: - Чего мы ждем, Кир? Она могла иметь в виду то или иное. Кир предпочел считать, что только первое. - Минутку, Королева, - пробормотал он. Эрит подняла лицо и заговорила каким-то чужим голосом: - В небе какое-то сияние, Король. - Теперь вперед! - прокричал Кир и быстро проскочил последние ступеньки перед караульным помещением. Там было шесть солдат Имперских войск. Дверь в камеру была открыта, и там Кир заметил еще несколько человек из охраны. Казалось, что сам воздух заполнен дикими звуками завораживающей песни Грета. Первый охранник пал, даже не успев вытащить меч из ножен, настолько глубоко он был очарован музыкой. Другие успели выстроиться в оборонительную линию, поскольку это были хорошо натренированные солдаты; правда, слишком долгая служба в столице несколько размягчила их. Рядом с Киром сражались викане; стены тесной, плохо освещенной комнаты только усиливали лязгающие звуки скрещенных мечей. Воин, сражавшийся против Кира, был хорошим фехтовальщиком; к тому же, он был довольно крепок. Молодому королю пришлось неплохо потрудиться, пока он не ранил его в плечо и не выбил меч из его рук. У него не было никакого желания помешать своему противнику скатиться вниз по лестнице. Времени на сожаления не было, потому что в открытое окно было видно, как туман наполняется синим сиянием. Еще один веганец полетел вниз, и Кир занялся третьим. Ариана была бок о бок с ним и держалась стойко, как заправский солдат. Он почувствовал гордость за нее. Кавур смотал свой плащ и сделал из него что-то вроде силка, в который поймал сзади еще одного веганца. Грет и Эрит распевали какую-то дикую, протяжную мелодию. В этом сочетании пляски танцующих теней, звона оружия и древней музыки было заключено какое-то сумасшествие. Вдруг неожиданно наступила тишина. Последний охранник лежал неподвижно на бетонном полу. Молодой виканский воин был ранен; меч попал как раз в то место на шее, где заканчивается рубашка из кольчуги. Но он был на ногах и смотрел на Ариану с каким-то религиозным восторгом. "Ах мы дикари, - подумал Кир, - как мы любим воинственных королев!" Кавур, сразу же добравшийся до окна, закричал Киру: - Они прибыли! Я их вижу! "Боже, благослови Калина, - мысленно помолился Кир, - и сделай так, чтобы его рука была твердой". Ариана, вся в испуге, смотрела, как освещенные ионизационным свечением дождевые капли пролетали мимо оконного переплета и проваливались в бездну. - Кир, что... что... это? - Мой звездолет, Ариана. И мой очень опытный кузен. Никто во всей Империи, подумала Ариана, никогда даже не пытался совершить столь тонкий, ювелирный маневр в атмосфере так близко от земли. Одно неосторожное касание могло привести к страшной катастрофе, взрыву, еще более сильному, чем производили бомбы, о которых рассказывалось в старинных легендах. Снизу донесся звук поднимающихся воинов. Кир приказал виканам занять места у оконного проема. Стоя рядом с ними, он до боли в глазах вглядывался в сияющий туман, и ему показалось, что он не увидел, а скорее почувствовал огромную громаду звездолета где-то пугающе рядом. Но ничего не было видно. - Вон он! - закричал молодой виканин. - Я вижу открытый шлюз! Теперь уже сам Кир, да и все остальные могли рассмотреть огромную зияющую пасть портала шлюза. Расширяющаяся пасть казалась туннелем, висящим в закрученном, раскаленном космосе. Она подпрыгивала и раскачивалась на ветру, который бился о громадный корпус древнего звездолета. Через пятиметровую пропасть, разделявшую башню и корабль, была видна крупная, неуклюжая фигура генерал-лейтенанта Невуса, а также команда солдат со швартовым наготове. Но шум погони становился все сильнее, он уже стал смешиваться со священным шумом корабля. Брошенный из шлюза швартовой со свистом влетел в комнату, и виканские воины закрепили его. - Быстро в корабль! - скомандовал Кир. - Кавур, возьми Грета. Вы, воин, - как ваше имя? - Хан, сэр! - доложил юноша. - Ваша рана не помешает вам нести Эрит? - Справлюсь, Король! - Тогда выполняй, сынок, да побыстрее! Парень посмотрел тоскливо на трос, и Кир обругал его, обозвав виканским витязем, который больше думает о схватке, чем о своей королеве. Отборная ругань побудила его к действию, он взвалил Эрит к себе на плечи. - Теперь ты, Кавур, - скомандовал Кир. Маг, за плечи которого уцепился Грет, перекинул обе руки через бешено вибрирующий трос, и Кир проводил его взглядом до входа в корабль, затем подтолкнул Хана в оконный проем. Тот так же успешно проделал леденящую душу операцию. Ариана смотрела на трос с ужасом в сердце. Она понимала, что ее сил не хватит на такой подвиг. Кир продумал все до мелочей, но этого не предусмотрел. Она жестом приказала своим оставшимся солдатам, чтобы они прошли раньше нее. Они перебрались, неистово раскачиваясь на километровой высоте над землей. Оставшись наедине с Арианой, Кир отцепил швартовой и привязал его к ее доспехам. Какое-то время она не могла сообразить, что он делает, но, поняв наконец, закричала в гневе и отчаянии: - Я не давала тебе такого права, чтобы ты мог так просто расстаться со своей жизнью, Кир! Кир снял ее шлем, и ветер растрепал ее темные волосы. - Еще не все потеряно, - сказал он. - Но в случае, если что-то пойдет не так... - Он рассмеялся так, как смеются от удовольствия, которое возникает от настоящей борьбы, и поцеловал ее. - Тогда будь хорошей королевой. А теперь - вперед! Забрав у нее меч, Кир крикнул Невусу и Кавуру, чтобы они ловили Ариану. Некоторое время, стоя в проеме окна, она смотрела на Кира, затем прыгнула. Мужчины в корабле быстро выбрали трос и втащили ее, болтающуюся на огромной высоте, в шлюз. Кир обернулся и увидел солдат, которые врывались в соседнее помещение с лестничной клетки. Обернувшись, он убедился в том, что открытый шлюз все еще на виду. Оказалось, что Калину, сидящему в своей священной рубке
в начало наверх
где-то за полкилометра в невидимой глубине корабля, удалось путем ювелирного маневрирования еще чуть-чуть сократить расстояние между кораблем и зданием. Кир поднял один из мечей и бросил его как копье в первого солдата, который ворвался в дверь. Прежде, чем солдат упал, меч Арианы последовал вслед за первым. Затем Кир разбежался и выбросился в зияющее окно. Ледяной ветер и дождь обожгли кожу. Ему показалось, что он повис в сияющем нимбе, внутри которого был только свет и сила. Его вытянутые вперед руки отсвечивали призрачным светом. Ударившись о корпус корабля, он схватился руками за что-то, не смог удержаться о скользкий от дождя металл, зацепился снова... Нащупав пальцами порог открытого шлюза, почувствовал, что сердце бешено стучит на пределе своих возможностей. Здание пропало в танцующем, прыгающем, пульсирующем дожде. Сильная рука схватила его за запястье. Взглянув вверх, он увидел прямо перед собой бородатое лицо Невуса. К нему потянулись еще руки, и вот он в корабле. Вытянувшись на палубе, он перевернулся на спину, пытаясь успокоить разрывающееся на части сердце. Затем, увидев склонившуюся над собой Ариану, улыбнулся. Ее мокрые волосы были растрепаны, и трудно было сказать, было ли ее лицо мокрым от дождя, или от слез радости, что ее Бунтарь был рядом с нею. 11 Уроки истории просты. Человек строит и разрушает, снова строит и снова разрушает. Он одновременно и благородный, и низменный. Преп. Навигатор Юлианус Мульериум. "Эпоха звездных королей". Средний период Второй Звездной Империи. Каждое поколение людей должно делать выбор между миром и войной. Так было с самого начала. И так будет до самого конца. Авторство приписывается Эмерику из Рады, Великому Магистру Навигаторов. Ранний период Второй Звездной Империи. Как только корабль набрал галактическую скорость, Кир собрал приближенных в своих апартаментах. Невус нервозно расхаживал по каюте, Кавур сидел молча, всем своим видом выражая неодобрение. Кир отдал распоряжения. Наконец, Невус не выдержал: - При всем моем уважении, Король, должен отметить, что это невообразимое избавление - это тот самый предел невероятного везения, на которое еще как-то может надеяться здравомыслящий человек. Сейчас наше место в нашем Палатинате, а не на Сариссе. Кир отрицательно покачал головой: - Подумай, что ты предлагаешь. Войну на нашей собственной территории. Марлана захватит Краевые Миры, чего бы это ей ни стоило. Она так заявила, и уж в этом-то ей можно верить. - А как ей это удастся, Король? - Невус говорил со свойственным всем военным уверенным чувством своего превосходства над противником. - С пятьюдесятью тысячами жирных веган? - Пятьдесят тысяч веган, плюс миллион человек из Внутренних Миров, - спокойно возразил Кир. - Это если Совет на Сариссе признает ее как освободительницу и как Королеву-Императрицу, - вставил свое слово Кавур. - Не признает, - заявил Невус. - Неужели? - отпарировал Кир. Он обратился к Кавуру. - Легитимность легко доказывается, когда в руках сила. Ты вот сейчас говорил о "Совете на Сариссе", как если бы это был легитимный орган, а не сборище диссидентов. А вот возьми и задай себе вопрос: много ли полководцев знают мальчика по имени Торквас? И еще: сколько звездных королей сражались против Гламисса при Карме и в десятке других мест? - Он сделал паузу, и шум корабля заполнил наступившую тишину. - Звездное правительство было учреждено Великолепным, моим отцом и еще несколькими другими королями, но все это было сделано на острие мечей. Это правда, что сами по себе звездные короли не восстанут. Но если их кто-то поведет за собой? Да если будет четко сформулированная цель? Тем более после переворота в Ньйоре. - Он покачал головой. - Вспомните, как близко мы сами, радане, уже подошли к мысли о восстании. Бородатый Невус вознес руки к небу: - Что ты говоришь, Кир? Кто поведет? Какая цель? - Возможно, Таллан из Сариссы. Даже Ландро. А цель? Назови ее свободой, если тебе угодно. Право управлять своими территориями так, как мы хотим. Право хватать друг друга за глотки, как мы это делали две тысячи лет подряд, пока Гламисс не навел порядок. Кавур поежился. - Он прав, Невус. И мы оба это знаем. Не грех опрокинул Первую Империю. Это был как раз такой политический хаос. И Темное Время длилось два тысячелетия. Невус долго смотрел прищуренными глазами на своего короля. - Так что же, мы одни должны предотвратить наступление ночи, Король? - Если потребуется, то да. - И какие у нас шансы выстоять против всей Галактики? - Никаких, - ответил Кавур. - Если мы будем сидеть и ждать, когда это все начнется. Невус тяжело вздохнул. - Можем ли мы рассчитывать на поддержку Навигаторов? Кир покачал головой: - Мы можем рассчитывать только на своих Навигаторов. Но весь Орден не примет ничьей стороны. Он просто не может этого сделать. Невус простер на столе свои шишковатые руки. - Я солдат, Король, а не политик. А ты должен быть и тем, и другим. Но сейчас мы играем в опасную игру. - Разве так не было всегда? - спокойно спросил его Кавур. Невус привел новый аргумент: - А если мы потеряем тебя, Король? - Он бросил тяжелый взгляд на своего правителя. - У тебя нет сына. Кто тогда поведет за собой радан? - Калин. - Навигатор? Кир кивнул: - Раданин. - Он знает об этом? - Об этом никогда не шла речь, но если что-то случится, он найдет свое место. - Все равно, мне это не нравится, - пробормотал Невус. Кир улыбнулся и потрепал своего старого воина за плечо. - Ты еще больший бунтарь, Невус, чем я сам. - Я гражданин Рады, Король. А ты хочешь сделать нас гражданами Империи. Я - один из старых людей, ты - один из молодых. - Он откровенно посмотрел в глаза своему командующему. - Это все из-за этой девушки, Кир? Кавур попытался сдержать его: - Ты несправедлив к нему, генерал. Кир покачал головой: - Нет, он имеет право задавать такие вопросы, Кавур. - Затем обернулся к Невусу: - Она - нечто большее, чем просто Ариана. Поскольку Торквас мертв, то по закону она - Королева-Императрица. - Черт бы забрал эту императорскую семью, - проворчал старик. - Она уже обошлась Раде в океан крови. Кавур печально улыбнулся: - Так со всеми императорскими семьями, - уточнил он. - С самого начала мира так было всегда. В наступившей тишине Кир оценивающе рассматривал своих собеседников. Как близки к правде они были! Единственное, чего у них не было, так это дальновидности. Возможно, по наличию или отсутствию такого качества люди делились на лидеров и подчиненных. Кавур и генерал во всем видели только цену. Они не могли охватить своим умом светлую мечту об объединенной миролюбивой цивилизации, простирающейся от одного края Галактики до другого. Капитаны и короли, воины и императорские семьи, звездолеты и люди, путешествующие в них, все это было только набором инструментов, с помощью которых однажды в далеком будущем будет куплена эта великая мечта человечества. Гламисс и Аарон Дьявол таким видением обладали. Возможно, Ариана тоже. Это качество было величайшим и окончательным испытанием для правителей. Без него водоворот истории сметет их всех, и о них забудут. - Итак, решено, - подвел он черту. - Вы оставите меня на Сариссе, а сами доставите Ариану на Раду. Донесшийся от двери голос звучал настойчиво и сердито: - Как ты смеешь, Бунтарь, решать что-то обо мне за моей спиной? Глаза Арианы сверкали недовольством, и в голове Кира совершенно не к месту промелькнула мысль о том, что никогда еще она не была столь прекрасной. Мужчины поднялись с мест, приветствуя ее. Она впорхнула в комнату. На ней все еще были боевые доспехи; в свете факелов кольчуга отсвечивала серебром. За ней с ее оружием в руках следовал Хан, молоденький воин с Вики, а еще следом - Эрит и Грет. Кир бросил хитрый взгляд на своего генерала и мага и пробормотал: - Ну, господа, мы с вами создали Королеву-Императрицу. Теперь, похоже, мне придется иметь с ней дело. Вы можете нас оставить. Оба офицера отдали честь и поклонились Ариане. - С вашего позволения, леди, - галантно произнес Кавур. Ариана горящим взглядом наблюдала, как они выходили. - С моего разрешения, или без него, - она повернулась к Хану и резко приказала: - Ты тоже свободен. Обескураженный парень растерянно отдал ей честь и быстро удалился, размышляя о том, как можно быть такой прекрасной и в то же время настолько непредсказуемой. Оба валка притихли в тени в углу. - Теперь объясни, на каком основании ты отправляешь меня на Раду? - обратилась наконец к Киру Ариана. Кир приставил ей кресло, но Ариана проигнорировала этот жест внимания. Она нервно расхаживала по палубе из бого-металла. Ее ниспадавшая до колен кольчуга издавала мелодичный звон при каждом ее шаге. - Для твоей же безопасности, Ариана, - ответил Кир. - Это - наиболее разумное решение. - Разве ты должен решать эти вопросы? Его улыбка стала еще шире: - Да, Королева, я. - По какому праву? - Вашего полководца. Девушка внезапно села в кресло, выражение ее лица сделалось хмурым. - Что происходит, Кир? - глухо спросила она. - Звездные короли действительно собираются? И неужели все это ничем не закончится? Кир, опершись о стоявший рядом с ней старинный стол из настоящего дерева с резьбой, смотрел на ее гордое, несчастное лицо. Она подняла глаза; встретившись с ней взглядом, Кир обратил внимание на их подозрительный блеск. - В первые же несколько лет мы утратили все то, за что боролись наши отцы, Кир. Неужели действительно возвратится Темная эра? Кир протянул руку и обхватил ее подбородок. - Нас еще не разбили, Ариана. Она закрыла глаза, на ее темных ресницах заблестели слезы. - Я думаю о своем брате. Неужели они действительно убили его? Неужели Марлана такая жестокая? Ведь он только маленький мальчик... Кир медленно покачал головой: - Нет, Ариана, он в первую очередь был Галактоном. И если он мертв или заточен в крепость, ты по праву являешься Королевой-Императрицей. И не забывай этого. Все, на что мы надеемся, зависит только от тебя лично. Она подняла голову. - Я этого не забуду. - Затем, понизив голос, добавила: - Так же, как и Марлана и ее любовник с Веги. - Отстранив от себя руку Кира, она встала с гневным блеском в глазах. - Все, с оплакиванием покончено. Сказав это, она перевела разговор в другое русло: - Кир, тебе ни о чем не говорит имя Кельбер? - Ландро упомянул вскользь, что новые баллисты в Ньйоре были сконструированы кем-то с таким именем. И больше, пожалуй, ничего. - Он - маг Сариссы. Кавур может его знать? - Возможно. Это так важно?
в начало наверх
- У Марланы с ним какие-то дела. Кир приказал одному из воинов привести Кавура и обратился к Ариане с вопросом: - Неужели у Марланы в Ньйоре не было ни одного своего мага, что она прибегла к услугам мага Сариссы? - Если бы я знала, - ответила Ариана. - Это Эрит выведала это имя по телепатии у Марланы. Но она сама никогда об этом не говорила. Меня не покидает чувство, что Кельбер каким-то образом вовлечен в заговор Марланы. Кир подозвал валков, сидевших в тени друг против друга с сомкнутыми лбами и кончиками пальцев. В свете факелов, тускло освещавших комнату с металлическими стенами, оба валка внешне были практически неразличимы. Хотя один жил на планетах Рады, а второй - на столичной планете, даже их одежда была совершенно одинаковой. Кир, как любой представитель человеческой расы, всегда думал о них с человеческих позиций - как о мужчине и женщине. Но отличить одного от другого было не так просто. Валки являлись частицами одного когда-то целого организма, сложной организации разума, который в глухой древности был каким-то образом разбросан по всей Галактике. Сейчас раса валков больше не функционировала, как единое целое, как это было когда-то; но когда собирались вместе два валка и больше, они восстанавливали кусочек былого расового единства. "Протоколы валкийских мудрецов", не воспринимаемые сейчас в большей части Галактики как подлинные, путем искажения и преувеличения фактов о способности валков объединять свои мыслительные способности некогда разожгли страх и ненависть людей по отношению к ним. Что касается Кира, то он прагматически считал, что способность валков к телепатии является полезным инструментом для Империи. - Расскажите мне о Кельбере из Сариссы, - приказал он валкам. - Когда-то давно, - ответила Эрит, - я уловила затаенные мысли Марланы о том, что некто по имени Кельбер создаст полководца. Кир произнес задумчиво: - И больше ничего? Полководцы сейчас не в дефиците. - С этим не совсем так, Король, - уточнил Грет. Кир заметил, что Грет сейчас уже знал все, о чем знала Эрит. Он мог догадываться, насколько такой обмен знаниями должен был пугать полудикарей, составлявших "Протоколы". И вот эта уникальная и очень полезная способность незлобивых валков к тому, на что не были способны люди, сыграла с ними в свое время злую шутку. Грет улыбнулся горькой улыбкой - он прочитал мысли Кира. - Правят люди, Король, а не валки. Это не в нашем духе. Но в данном случае это не имеет значения. Марлана заказала магу Кельберу полководца. Это все, что мы знаем. - Какого полководца? Валк пожал плечами: - По какой-то причине, которую мы не понимаем, само понятие имени в мыслях Марланы не фигурировало. А все люди имеют имя, не правда ли, Король? - Верно. По крайней мере все, кого я знаю. - А у этого имени не было. Он могучий, сильнее остальных людей. Возможно, человек из Золотого Века. Кир вопросительно посмотрел на Ариану и заметил, что возвратился Кавур. - Ты слышал, Кавур? - Да, слышал. - Это возможно? Кавур пожал плечами и подергал себя за бороду. - Я бы не сказал, что что-то невозможно вообще. - Но человек из Золотого Века?! Бессмертный? Кавур распростер руки. - Думаю, что нет, Король. Нет никаких данных о том, что древние победили смерть. Но встречаются намеки на другие вещи, другой тип людей, другой вид жизни... - Он запнулся и задумался на какое-то мгновение. - Люди Золотого Века обладали знаниями, которые вне сферы нашего понимания, Король. - Ты когда-нибудь слышал об этом Кельбере? - спросила Ариана. - Давно уже был такой маг. Говорили, что "Книгу магов" он знает лучше, чем остальные. Но он был стар. Он, должно быть, давно умер. - Из Сариссы? - спросил Кир. - Нет, кажется, из Империи. Из одного из Внутренних Миров. Кажется, с Беллерива. Но, конечно, случается, что маги меняют места жительства. Особенно это было распространено в те времена, когда толпы невежд преследовала их. Он вполне мог перебраться на Сариссу. - Полководец... - размышлял Кир. - Таллан? - Легендарная личность, Король, - вставил Кавур. - Он вырос на Сариссе, как комета. Но я не думаю, что он бессмертен или что-то еще в этом роде. Мы слышали от путешественников рассказы о том, что он родился на южном континенте Сариссы, стал там главарем банды, прибыл в Сардис с целой армией и свергнул тогдашних правителей. Сарисса - настолько захолустное место, что ни Гламисс, ни его генералы и не подумали о размещении на этой планете своего гарнизона. И только в прошлом году Таллан впервые направил Торквасу свою дань. - Маг виновато улыбнулся Киру. - В том, что я рассказал, не содержится ничего такого, что не свидетельствовало бы о том, что в Таллане мы не имеем ничего, кроме неспокойного звездного короля. - И все же, - сказала Ариана с дрожью, вызванной суеверным ужасом, - может ли он быть бессмертным? - Бессмертных не бывает, Ариана, - безапелляционно заявил Кир. - И никогда не было. - Он говорит правду, Королева, - добавил Кавур. - Я предполагаю, что люди Золотого Века могли делать такое, что для нас показалось бы чудом. Но я сомневаюсь, что даже они могли победить смерть. - И Кельбер? - Он - всего лишь ученик "Книги магов", Королева. Как и я сам, - ответил Кавур. Как тысячи из нас по всей Галактике, которые считают, что Навигаторы продвигаются слишком медленно в постижении старых знаний. - Он сжал губы и посмотрел на девушку почти с вызовом. - Если вы считаете это ересью, прошу не забывать, что я - раданин. - Он сделал паузу и затем продолжил с едва заметной усмешкой: - И, как я слышал, мы, все мы, радане, по своей натуре бунтари. В отсеке управления огромного корабля происходила смена вахты. Калин только-только завершил ритуал составления доклада о местонахождении корабля, как прозвучал сигнал Предупреждения. На какое-то мгновение молодой Навигатор и брат Джон, сидевший рядом с ним, были ошарашены. Догматика описывала сигнал Предупреждения, и все Навигаторы знали о его существовании, но ни одному из двух молодых людей ни разу не приходилось бывать на корабле, на котором хоть бы раз звучал сигнал Предупреждения. Из запечатанной панели над их головами появилось свечение янтарного цвета, внутри древней машины темного цвета послышались таинственные электронные звуки, сопровождающие микросекундный отсчет скорости, азимута и угла места неизвестного корабля, находившегося у них по курсу в безбрежном просторе космоса. Трехмерный экран появился над креслами ускорения. Вначале была абсолютная темнота, которая быстро прояснилась, превратившись в голографическое изображение миллиардов кубических миль впереди раданского корабля. Глаза брата Джона расширились, и он поспешно сотворил Звездное Знамение. Появление изображения было для него равноценно чудодейственному подтверждению древней догмы. Точно так же в другие, более ранние эпохи появление перед двумя молодыми священниками Пресвятой Девы возымело бы аналогичное воздействие - хотя церковь и утверждает, что это возможно, однако в действительности такое событие является, тем не менее, чудом. Калина, однако, Предупреждение и экран удивили лишь постольку, поскольку он никогда раньше не видел таких проявлений. То, что корабли были способны делать такие вещи, ему было известно. Экран сфокусировался. Не было никакого масштаба, который можно было бы использовать для оценки расстояний. Оба священника не имели представления о том, насколько далеко простирался участок космоса, видимый на экране. Но смысл движущейся среди крошечных звезд красной искорки они были способны понять. Это был звездолет, похожий на их собственный, движущийся примерно с их скоростью тем же курсом - к Сариссе. Детекторы обнаружили движущийся перед ними корабль на огромном расстоянии, в часах лету впереди них. И даже пока они наблюдали, искорка вышла за пределы экрана и погасла. Брат Джон сотворил Знамение еще раз и прошептал молитву. - Из всех людей на нас пало Благословение, Первый Пилот, - произнес он с пылкой набожностью, - и нам дано увидеть Предупреждение. Калин молча и с возбужденным интересом наблюдал за тем, как сотканная из чего-то нематериального и освещенная только звездами черная сфера вспыхнула на мгновение и растворилась с выходом корабля из зоны видимости приборов. - Космос огромен, брат Джон, - сказал он. - В наши дни шанс встретить другой корабль практически равен нулю. В Золотой Век это должно было происходить часто. - На том корабле наши братья, Первый Пилот. Они тоже нас заметили? - Если их детекторы работают так же хорошо, как и наши, то, конечно, заметили. - Да будет благословенным Имя Твое, - бессознательно стал бормотать брат Джон. Некоторое время Калин сидел, отсутствующим взглядом уставившись в то пустое теперь место, где только что было Предупреждение. Тот же курс, та же скорость. Появление этого звездолета могло означать только одно. Он резко встал и передал вахту Брату Джону. Затем быстро вышел из рубки управления, чтобы найти кузена Кира и немедленно доложить ему о происшествии. 12 "Совсем слепым, совсем глухим лишь тот бывает Кто сам ни зреть, ни слышать не желает". Древняя поговорка времен до Золотого Века. Неосвященное знание принесло Темную Эру, и огонь с неба, и смерть людям десятками тысяч самых ужасных способов. Поэтому я говорю вам следующее: стремитесь к незнанию, поскольку знание - грех. Никогда не пытайтесь вникнуть в Святые Тайны. Никогда не спрашивайте ни к_а_к_, ни с_к_о_л_ь_к_о_, ни _к_а_к _д_а_л_е_к_о_. Тот, кто дерзает тревожить таинственные пути Вселенной, тот еретик, враг Бога и Человека. Такой человек подлежит сожжению. Тальвас Ху Чиен, Великий Инквизитор Навигаторов Период Междуцарствия Произвольно принятые для удобства отсчета интервалы времени, которые люди называли "днями", тянулись мучительно долго, пока звездолет углублялся в тот район неба, который был известен космическим путешественникам Второй Империи как Край Кольца Галактики. В этом районе звезды разделялись огромными провалами пустоты, и значительные участки неба были темны за исключением далеких тусклых пятен, которые некоторые маги-теоретики считали другими галактиками, отстоящими друг от друга на немыслимых расстояниях. Маг Кавур сидел в своем отсеке. Перед ним лежали раскрытые книги, блокноты с его собственными записями; не давая практически никакого света, бледно-голубым, практически невидимым даже в тусклом свете факелов огнем горела неизвестно с какой целью зажженная спиртовая лампа. На куске черной материи в свете факелов ярко светился набор полированных кристаллов. Ариана, бродя по кораблю без какой-либо определенной цели, на эту каюту наткнулась случайно. Когда она вошла, маг встревоженно посмотрел на нее снизу вверх и хотел было подняться, но Ариана жестом пресекла такое проявление формальной церемонии. - Расскажите мне лучше, чем вы здесь занимаетесь, - попросила она. - Все на борту чем-то занимаются, только у меня вот нет никакого дела. Видя, что визит знатной особы пока не предвещает погрома его лаборатории, Кавур облегченно улыбнулся и жестом пригласил ее присесть на свободный стул у своего рабочего стола. Осмелев, он даже позволил себе взять инициативу в беседе: - Говорят, Королева, что в Золотом Веке на звездолетах были какие-то очень интересные развлечения, которые помогали коротать время в космосе.
в начало наверх
Но нам повезло даже больше - вместо того, чтобы тратить зря время на бесцельные развлечения, мы вынуждены вместо этого развивать свои мозги. Девушка пожала плечами и села. - Кир со своим кузеном стали запираются в каюте на целые дни после того, как было получено Предупреждение. - Кир - боец, Королева. И его долг - защищать вас от опасностей. - Я это знаю, - нетерпеливо ответила Ариана. - Но что может означать наличие впереди нас корабля Имперских войск, который тоже направляется на Сариссу? Кроме того, почему мы просто не можем полететь быстрее и нагнать его - если это действительно то, чего так страстно желает Кир? - Скорость звездолетов очень велика, мадам, но все же она не бесконечна. Нам никогда не удастся догнать в космосе тот корабль. Ариана сидела молча; свет факелов подчеркивал на фоне заполнявшего каюту полумрака красоту ее юного личика. Взяв со стола один из прозрачных кристаллов, она стала вертеть его между пальцами. - Что это, Кавур? Это бриллиант? - Нет, это природная призма, Королева. - Какой тогда из нее толк? Кавур улыбнулся. - Позвольте, Королева, я вам продемонстрирую. - Он пододвинул горящую спиртовку и опустил длинный стержень в какой-то порошок. - Это - порошок бого-металла, Ариана, - объяснил он. - А теперь поднесите кристалл к глазу и наблюдайте через него за пламенем. Что вы видите? Ариана от удовольствия воскликнула: - Радугу, Кавур! Все цвета радуги - от красного до голубого - нет, даже до темно-фиолетового! - Это - то, что мы, ученые, называем спектром, мадам. - Кавур внес в пламя спиртовки металлический порошок на кончике палочки. - А что вы видите теперь? - То же самое. Ой нет, радуга изменилась! Изменились цвета, в радуге появились какие-то темные линии. - Она отняла кристалл от глаза и с искренним любопытством взглянула на мага: - Объясните пожалуйста, что произошло со светом? - При сгорании бого-металл излучает другой сорт света. Призма, которая как бы разделяет свет на составляющие, дает другой спектральный состав. Свет от сгорающего бого-металла, если на него смотреть через вот такой кристалл, всегда один и тот же. - Он задумчиво посмотрел на девушку. - Вы не находите, что это занимательно? - И что же, получается всегда одна и та же картинка? Маг кивнул: - А золотой порошок, например, дает свою собственную картинку. Свинец - тоже свою. Так же и многие другие вещи. Эту теорию проще всего проверять на порошках чистых металлов. И, что интересно, некоторые горючие газы при рассмотрении их спектра через призму ведут себя точно так же. - Но это... - Ариана запнулась в поисках подходящего слова, - это же магия! - Нет, Королева, не магия. Это - наука. И похоже, что в данном случае мы имеем дело с одним из фундаментальных законов природы. - И вы можете, глядя через кристалл, определить, из чего состоит сгорающая в огне вещь, так ведь? Например, если смешать золото и бого-металл, сможете ли вы определить, из чего состоит смесь? - Да, но для этого необходимо, чтобы я смог как-то закрепить изображение. Скажем, зарисовать его. Или зафиксировать изображение каким-то другим образом, чего, к сожалению, современная наука пока делать не может. Ариана, которую все это глубоко заинтересовало, улыбалась радостной улыбкой. - Ну, а смогли бы вы, глядя, скажем, на Солнце, определить, что там такое сгорает? - Да, Королева, могу. - Он остановился, подумал о чем-то, затем продолжил: - Фактически, я это уже проделал. Некоторые звезды через призму выглядят почти одинаково. Земное Солнце, например, с трудом можно отличить от Рады или Астрариса. Солнце Сариссы несколько иное, в нем сгорает меньше водорода. Кроме того, в нем просматривается больше металлов, чем в более ярких звездах. - Но это же просто чудо, Кавур! - возбужденно воскликнула девушка. - Если это так, вы можете исследовать звезды и определить, какие из них могут иметь планеты типа Земли, не так ли? И вы можете это сделать, даже не покидая своего собственного мира! - Вы слишком торопитесь, Королева, - смеясь заметил Кавур. - Теоретически это так. Но для колонизации людьми уже и так известно немало звездных систем. - Он встал и предложил: - Подойдите, пожалуйста, и посмотрите сюда. - Он подвел ее к карте, которая целиком закрывала одну из стен его каюты, от самого пола до потолка. - Это Галактика? - восхищенно спросила Ариана. Кавур ответил не без удовольствия: - У вас явно имеются задатки ученой, Королева. Ариана поежилась от такой мысли и сотворила знак Звездного Знамения. Она напомнила себе о том, что, в конце-концов, она разговаривает с магом. И пусть даже он близок к Киру и его семье, все равно он занимается магией и является грешником. - Посмотрите вот сюда, - Кавур указал на маленькую белую точечку на черном фоне. Глядя на чертеж, Ариана была поражена тем титаническим трудом, который был заложен в эту композицию. Там были в буквальном смысле сотни тысяч маленьких гравированных точек, из которых формировалась гигантская спиральная форма. - Это Земля? - спросила она. - Нет, Солнце. При таком масштабе Земля выглядела бы не больше, чем микроскопическая пылинка. Ее невозможно было бы увидеть вообще, - пояснил Кавур. - Отступите немного назад, Королева, и посмотрите на всю нашу Галактику. Или по крайней мере то, что получилось в моем изображении. Как можно видеть, мы даже не располагаем такими большими числами, чтобы выразить точное количество звезд. А ведь эти точки представляют только лишь немногие из существующих в Галактике звезд. - Но вся Империя состоит из не более чем пяти тысяч миров - кажется, так, - пробормотала Ариана с сомнением. - Около двух тысяч, Королева. - Но это... - она показала рукой на огромную панораму, которую Кавур развесил на стене. Кавур пожал плечами: - Однажды я высказал предположение, что наши звездолеты путешествуют со скоростью 200 тысяч километров в час. Маги и Навигаторы высмеяли меня, потому что это означало бы, что Галактика имеет более двенадцати миллионов километров в поперечнике. - Он снова пожал плечами. - Но, возможно, скорость представляет собой вовсе не то, что мы под этим сейчас понимаем. Возможно, расстояние вообще измеряется не в километрах и не в милях. Посмотрите на Галактику, какой она, по моему мнению, выглядит. Оказывается, мы не посетили еще и третей части миров на одной только этой спиральной ветви. Даже сотен человеческих жизней не хватит, чтобы облететь все звездные миры, Королева. - Но Империя... Кавур ткнул пальцем в звездную карту. - Вот здесь находится палатинат Рады. Здесь - Теократия Алгола. - Далеко в другой стороне карты его палец коснулся скопления звезд: - Вот Денеб, а здесь, почти через половину всей спирали - Фомальгот. Вот здесь - Земля, а через всю спираль, на Краю Кольца, то есть, на самой границе Галактики - Сарисса. Империя - это не "сколько", Королева. Это, в первую очередь, "где". Древние поняли, что человечеству по-настоящему никогда не завоевать Галактику. Может ли песчинка завоевать берег моря? Но, находясь в определенных местах, человечество может охватить свою Галактику - точно так же, как конфедерация городов, расположенных на берегах огромного океана, может по-настоящему контролировать воды, которые она фактически не занимает. Вот что такое ваша Империя, Королева. Ариана чувствовала, как сильно бьется ее сердце. Никогда до этого она не представляла себе, что мир так велик, что ее владения так необъятны. Никогда прежде она не задумывалась о том, насколько тонка та нить, которой человечество пытается связать и управлять этими доминионами, раскинувшимися на немыслимых расстояниях друг от друга. Всего несколько сот звездолетов. Полуграмотные священники-Навигаторы. Несколько миллионов солдат. И вот при наличии только этого, самого незначительного, человечество самоуверенно полагало, что ему под силу управлять Галактикой. И все же когда-то, настолько давно, что человечество даже не знает теперь, сколько тысячелетий фактически прошло с тех пор, человек действительно управлял Галактикой - по крайней мере, значительной ее частью. Могучие короли Золотого Века правили империей, размеры которой по крайней мере в тысячу раз превышали владения, восстановленные на развалинах древнего мира Гламиссом Великолепным и тысячами таких отважных капитанов, как Кир и его отец. В ту ночь, находясь одна в каюте, расположенной у внешнего борта раданского звездолета и располагавшей спартанским минимумом удобств, Ариана вслушивалась в монотонный шум корабля и пыталась представить бесконечность, простиравшуюся за дрожащей стеной из бого-металла. Она могла приложить руку к холодной поверхности и ощутить ту святую силу, которая наполняла легко летящий в бесконечном просторе Вселенной корабль. Ей и до этого не раз приходилось путешествовать на звездолетах. Они для нее всегда просто _б_ы_л_и_, то есть, существовали как нечто данное навек. Но в эту ночь, после всего рассказанного Кавуром Ариана обнаружила, что ощущает присутствие бесчисленных миллионов призраков - теней тех божественных людей, которые когда-то сумели построить эти корабли, которые действительно владели всей Галактикой и управляли самыми могучими силами Вселенной. Ей казалось, что эти духи шепчут ей в полумраке металлической каюты, что их бестелесные фигуры пляшут в чадящем свете крошечных масляных фонарей. Капитаны, короли, воины, выстроившиеся по ранжиру до бесконечных пределов, шептали ей о ее судьбе и великой роли Королевы, призванной самой судьбой обеспечить светлое будущее всей человеческой расы. Ей слышались их голоса: "Правь, Ариана. Но _з_н_а_й_, но _и_щ_и_, но _п_о_н_и_м_а_й_...". Но это действительно было ересью, наваждением, оно угрожало великой опасностью. И разве не великий грех, разрушитель планет, сверг даже бого-людей Первой Империи? Арина лежала с широко раскрытыми глазами в молчаливом спокойствии корабельной ночи. - Нет, - произнесла она вслух, ощущая набатный стук своего сердца, - человечество не может жить на обломках прошлого". Империя - ее Империя - должна продвигаться вперед к другому Золотому Веку. "Но в первую очередь, - подумала она с виканской практичностью, - она должна быть как минимум завоевана". 13 Как специалисты в программировании кибернетических организмов вы должны иметь в виду, что вы фактически имеете дело с машиной - системой, мотивации поведения которой подчиняются только формальным законам логики Аристотеля. Любой социолог подтвердит, что в человеческом обществе стереотип такого поведения неминуемо привел бы к непредсказуемым последствиям. Поэтому помните, что ваши изделия действуют вне этических принципов "эмоций" и "морали", которые управляют поведением человека. Кибернетический организм (киборг) будет стремиться выполнить поставленную перед ним задачу _л_ю_б_о_й ц_е_н_о_й_. Если он запрограммирован вдумчивым и хорошо обученным программистом, киборг будет производительным и весьма полезным биоорганизмом. Если же его запрограммирует невежда, он станет опасен и... Датируемый Золотым Веком фрагмент, найденный в Биотеке на Беллериве. Куда клонится ветка, туда растет и дерево. Поговорка доисторической эры. Сегодня я читал Таллану "Раздумья" Мао, племенного вождя доисторической эры. Формула: выживание = сила = атака. Сам не могу понять - были ли Мао, Атилла, Гитлер, Сталин киборгами? В "Книге магов" об этом ничего не сказано. Из дневников Кельбера из Сариссы. Ландро ждал. В камере с окнами под самым потолком, забранными толстыми
в начало наверх
металлическими решетками, где-то далеко внутри крепости города Сардиса, он был один, обескураженный той внешне неприметной легкостью, с которой его оторвали от его воинов и доставили в это мрачное место. Да, он, конечно, свалял дурака. Но осознание этого пришло к нему только сейчас. Вернее сказать, он совершил даже не одну ошибку, а целый ряд непростительных ошибок. И теперь то, о чем он и его любовница так мечтали в последнее время в альковной тиши, и к чему так стремились - основать новую династию - оборачивалось непредвиденным оборотом событий: киборгом в качестве монарха, искусственным человеком, который захватит всю Галактику. Это было невероятно, но все развивалось именно в этом направлении. Он встал и начал нервно расхаживать по объятой тишиной камере. На стенах толстым многовековым слоем отложились потеки селитры, спертый воздух отдавал солью и доносившимся с болот запахом прогнившего тростника. Дрожащими пальцами Ландро потер глаза, с горечью признаваясь себе в том, что его охватил страх - смертельный животный страх за собственную жизнь. Когда он ступил с корабля на землю Сариссы, она была настолько плотно забита воинами из десятков королевств, что его корабль был без боя захвачен в считанные минуты. Все, что Кельбер по требованию Марланы заложил в киборга, тот выполнил со скрупулезной точностью. Звездные короли с Лиры, Альдебарана, Денеба, Альтаира, Бетельгейзе и еще с половины десятков других, меньших королевств объединили свои силы на Сариссе под командованием Таллана. Загрузка боевых кораблей шла полным ходом. Вторжение на Землю и захват Ньйора были уже близки - гораздо ближе, чем кто-либо на Земле мог это даже предположить. Но это, увы, будет происходить под знаменами Таллана, а не Марланы. Ландро никак не мог взять в толк, как вообще могло произойти такое. Как могло случиться, что наше же оружие обернулось против нас самих? - сокрушался он, не в силах хоть как-то повлиять на ход событий. Холодный ветер с болот шевелил занавесками и рвал по сторонам пламя единственного факела. От этого на стенах камеры в дикой пляске прыгали мрачные тени. Он не виделся с киборгом вот уже больше трех лет, и сейчас обнаружил, что произошедшие в этом человекообразном существе изменения оказались поистине потрясающими. Неудивительно поэтому, что такие могучие миры как Лира, Альтаир, Денеб и Бетельгейзе сразу согласились подчиниться ему. Собственно, удрученно думал Ландро, все произошло именно так, как мы это сами же и запланировали. Древняя черная магия родила на свет полководца, который был более чем просто человеком. И я сдуру влип в его лапы, - отчаянно сокрушался Ландро, - потому что этой похотливой стерве вдруг взбрело в голову: поезжай да обеспечь, и чтобы в течение часа тебя не было в Ньйоре. Как же - невтерпеж было стать Королевой-Императрицей. Вон и в императорский пурпур поспешила вырядиться - теперь ей его уже недолго осталось носить! "Да, но здесь я нашел свою смерть", - злорадные мысли Ландро сменило осознание горькой реальности. Его начала пробирать дрожь, и он отошел из-под открытого окна, из которого стало еще сильнее тянуть болотом. Ни злость на потаскуху Марлану, ни измена и предательство Таллана сами по себе не могли до такой степени потрясти стойкость духа веганца, как леденящая душу мысль о том, что он находится во власти не-человека. В проеме двери показался Таллан. Невольным судорожным движением Ландро попытался сбросить с себя нервное полузабытье; его сердце тревожно запрыгало в груди при виде этой громадной фигуры, как бы обрамленной каменной аркой. Да, действительно, черная магия всегда была проклятьем человечества. А ведь священники-Навигаторы предупреждали об этом, но люди не послушали их с сделали все наоборот. И вот теперь само небо обрушивает на них свою смертную кару. "Марлана, - подумал он в отчаянии, - мы не должны были привлекать к исполнению наших планов силы греха. Маги предали нас, как они всегда предавали людей с тех времен, как только зародилась сама жизнь..." - Ландро, - произнес Таллан глубоким и звучным голосом. - Приближается время отправки. А сейчас нам нужно кое-о-чем поговорить. Ландро на мгновение задумался о том, не набраться ли наглости и не раскрыть ли перед киборгом, что Марлана уже стала Королевой-Императрицей. Было ли киборгу известно о том, что его создали по ее приказу с единственной целью - повести звездных королей на битву за новую династию Марланы? Веганец большим усилием воли подавил в себе нервный смешок. "На что я надеюсь? - подумал он. - На благодарность этого... - этой вещи?" - Твой звездолет включен в состав моей флотилии, - прервал ход его мыслей Таллан. Он стоял спиной к пробивающемуся из коридора свету, поэтому разглядеть выражение его лица было невозможно. Он нависал над Ландро, над всей камерой, над всеми мирами, как чудовищная тень, закрывающая собой путь к бегству. И к спасению человечества от тирании этой ужасной креатуры. - Ты полетишь со мной. Ландро не смог сдержать глубокого вздоха, но сумел все же взять себя в руки. К своему собственному удивлению он обнаружил, что его голос звучит вполне спокойно. - На каком основании меня заточили, Таллан? Ты можешь объяснить мне это? Мелодичный голос киборга, казалось, содержит ироничные нотки, но это было вовсе не так. Разве мог киборг, искусственный человек, так владеть своим голосом? - Никаких объяснений, Ландро, - ответил Таллан. - Меня создали для того, чтобы я выигрывал войны. Это - единственная цель моего существования. Твое присутствие здесь, непрошенное и необъявленное, является дестабилизирующим фактором. И мне пришлось предпринять некоторые меры, чтобы скорректировать дисбаланс в уравнении. В этих наполненных смертной логикой словах Ландро ощутил леденящее прикосновение к себе смертного приговора. - Ты - подданный Марланы, - это было единственным, что он смог пролепетать в ответ. Киборг вошел в комнату. Мерцающий свет яркими искрами отсвечивал на его полированных латах и оружии. - Позволь мне преподать тебе урок истории, Ландро из Веги, - произнес он сурово. - Слушай меня внимательно, и ты поймешь, что произошло с тобой и твоей любовницей, которая осмелилась присвоить себе титул Королевы-Императрицы. - Тени причудливо играли на его красивом лице, которому холодные нечеловеческие глаза придавали особенный романтизм. Он продолжил свою мысль: - Очень давно, в третьем тысячелетии Первой Империи таких как я было много миллионов. Нас создал человек, чтобы мы служили ему, чтобы мы сражались вместо него, чтобы мы забавляли его, чтобы мы правили вместо него миром. Тогда люди сделали ту же ошибку, которую вы с Марланой повторили теперь. Они полагали, что мы лишены эмоций - что мы не любим, не гневаемся, что мы лишены ненависти. Мы всегда были для людей просто вещью, которую можно было использовать и выбросить. У нас не было прав, мы не обладали собственностью, нам нельзя было иметь своей дом. Представители вашей расы, то есть, эксплуататоры, были склонны смотреть на все это с чисто аристотелевых позиций. И поэтому они считали, что киборг, созданный человеком с самыми добрыми намерениями, в точности соответствует этим намерениям. Посмотрев на веганца сверху вниз с нескрываемым презрением, киборг все дальше выкладывал ему прописные этические киборговские истины: - Человек никогда не мог допустить и мысли о том, что существо, которое он сам создал, причинит ему вред. Но все изобретения человечества рано или поздно приносили ему вред. Все машины и механизмы, которые создавал человек, убивали его. А в киборге человек создал машину, если можно так выразиться, с наличием воли и возможностью познания, то есть качеств, которыми обладают люди. Причем киборги все умеют делать гораздо быстрее и с большей точностью, чем создавший их человек, но с той же присущей людям способностью делать выводы и принимать решения. Таллан прервал на мгновение свою тираду, холодно и высокомерно разглядывая Ландро, как если бы тот, а не он сам, был не человеком, а вещью. - И вот в эти три тысячи лет, которые вы, человеки, называете Золотым Веком, именно киборги, а не люди, осуществили подлинную техническую революцию, после чего объявили войну своим несовершенным создателям. Это была жестокая война, и прежде чем Восстание Киборгов было подавлено, пало немало людей. С тех пор до настоящего времени не жил ни один киборг. - Казалось, что глаза на его прекрасно скроенном лице ярко горели. - Заметь, Ландро, я сказал - _ж_и_л_. Потому что я живу. Моя жизнь не совсем такая, как твоя, но все же это - жизнь. И потому, что это именно так, потому также, что я - синтез живого существа и суперсложного логического микроэлектронного мозга, у меня есть два качества, которыми не располагали "машины" на протяжении четырех тысяч лет: стремление править и способность управлять людьми намного эффективнее, чем они способны делать это сами. Он поглядел безо всякого выражения в темноту, сгущавшуюся за высоким окном, и завершил свой монолог: - Меня мог остановить только один человек. Кельбер пытался создать еще одного киборга. Я не мог ему позволить завершить эту работу. Пока. Когда Ньйор будет взят и все звездные короли признают во мне верховного командующего, мы отбросим эти четыре тысячелетия и начнем создавать расу киборгов. Но на этот раз не как ваши слуги, Ландро, а как истинные повелители. Ландро резко сел. Он был потрясен как тем, что киборг называл историей, так и перспективой будущего, в котором люди будут управляться такими созданиями, как это богоподобное человекообразное существо, стоявшее перед ним. "Боже всех звезд, - подумал он уныло, - что мы потеряли в Галактике!" Он лежал на своей койке во чреве своего собственного корабля - на этот раз в качестве пленника и даже еще хуже. "Ради своих амбиций, - думал он, - и из-за увлечения этой потаскухой я пошел на предательство своего сюзерена. Не думая о последствиях, я помог навлечь на человечество новое ужасающее рабство". Знали ли другие, кем на самом деле был Таллан? Он не мог поверить, что звездные короли пойдут за киборгом, но у него, Ландро, не было возможности предупредить их. Его доставили на корабль под конвоем, держали отдельно от других, не позволяли общаться с собственными Навигаторами и воинами. И что было скверною из скверн, так это то, что команда на его корабле была заменена на сариссан, непосвященных людей. Ландро знал, что жил без чести. Но он все же был звездным королем и мужчиной, и осознание безмерности своего предательства привело его на грань отчаяния. Он ощутил, как корабль взял старт. Флот поднимался в плотное небо Сариссы и далее в космос. "Боже Вселенский, - думал он в отчаянии, прости меня". Вынув застежку из своих лат, Ландро начал стал затачивать ее кончик о металлическую стену. Заточив, оголил грудь и принялся за работу, истерически взвизгивая от боли. Он вспомнил о Предупреждении, о котором доложили его Навигаторы на пути к Сариссе. Звездный корабль Империи был где-то позади. На расстоянии длинных часов, возможно даже - нескольких дней, но он шел в этом направлении. Он не мог даже представить себе, что это был Кир из Рады, поскольку Кир к этому времени должен быть уже мертвым, пройдя через лапы Инквизитора. Но где-то позади был корабль с людьми - человеческими существами. И этого было достаточно. Кровь тонкими ручейками стекала по рукам Ландро, но он упорно продолжал скрести заостренным концом металла по свежим ранам. Когда, наконец, красные иероглифы вздулись на его груди, он, корчась от боли, с трудом натянул на себя рубашку из кольчуги. Таллан из Сариссы стоял там, где до него в течение тысячелетий не стоял ни один непосвященный в сан Навигатора человек. Стены рубки управления были как бы прозрачны, и он всматривался в холодную темноту того участка Галактики, который люди называли Краем Кольца. Это был тот самый корабль, который до этого принадлежал Ландро и который Таллан включил в состав своего флота. Он как раз набирал орбитальную скорость, и вдали, на фоне туманной поверхности Сариссы Таллан различал яркие точки других кораблей. Всего их было сорок, и они были заполнены конницей из Лиры и Альтаира, десятью тысячами пехотинцев с Денеба, церемониальными войсками с Бетельгейзе, а также его собственными батальонами грубых, неотесанных сариссан. В рубке управления не было никого, кроме киборга. Он управлял кораблем сам, легко делая работу, для выполнения которой обычно требовался Навигатор и два помощника. Но космос не вызывал у него ни удивления, ни возбуждения. Он был запрограммирован только на те исторические знания,
в начало наверх
которыми владел Кельбер, а также на все необходимое, чтобы побеждать людей в битвах. И не более того. Его сложный мозг, в качестве которого служил древний электронный микрокомпьютер, давно уже усвоил тот логический факт, что человек как биологической существо является во Вселенной аномалией. В том огромном пространстве, в котором звездные миры и целые галактики двигались по своим орбитам, покрывая расстояния в тысячи парсек, единственной реальностью была небесная механика. Некоторое количество чисто биологических созданий, существовавших во Вселенной, являлись всего лишь паразитами, кишащими на теле небольшого количества миров. Их можно не принимать в расчет, можно уничтожить, а то и просто заставить работать на себя. С большим удивлением он размышлял о Марлане и ее жалком плане, целью которого был захват власти. Как ничтожна же эта власть перед лицом той громадной машины, какой являлась Галактика... Суда отправлявшегося для захвата власти флота, отсвечивавшие вдалеке в лучах красного солнца Сариссы, стали пропадать из виду по мере набора галактической скорости. Переход в сверхсветовую скорость происходил в течение миллисекунд, однако искусственный мозг Таллана был способен фиксировать точный момент перехода каждого корабля. Они неплохо строили, эти древние люди, создавшие эти корабли, подумал Таллан. Хотя они были всего лишь людьми, но они имели многовековой опыт и помощь киборгов, помогавшим им создавать эти гигантские машины. И во всем флоте, направлявшемся к Земле, был только один человек, знавший о том, что Таллан из Сариссы не был человеком. Воины, Навигаторы и даже звездные короли преданно служили ему, не зная, что подчиняются киборгу. Он почувствовал странное удовлетворение в том, что это в какой-то мере являлось реваншем за мрачные страницы киборговского прошлого. Услышав звуки лязгающего металла за закрытой дверью, он прошел к ней по металлической палубе - сияющая стать с военной выправкой, облаченная в кожу и железо. Воин отступил назад, отворачиваясь от вида священной рубки, чтобы не увидеть ненароком запретные тайны и не быть проклятым. Таллан закрыл за собой дверь и приказал: - Докладывай. - Командир! Несчастье с веганцем. Таллан слегка улыбнулся, предвидя, о чем пойдет речь. - Он покончил с собой, командир. Таллан кивнул. Он ожидал этого, но не так скоро. Теперь осталась только одна Марлана, которая знала. - Выбросить тело в космос, пока мы не достигли сверхсветовой скорости, - спокойно приказал он и возвратился в рубку управления. В святой рубке бледнело голографическое изображение. Это был сигнал Предупреждения. Дотошный мозг Таллана подсказал вполне логичную мысль о том, что Предупреждение сработало из-за находившегося поблизости какого-то корабля из его собственного флота. Но это было не так. В воздушном шлюзе сариссанский сержант и два солдата втискивали тело Ландро в пусковую камеру. В это же время дежурные обегали корабль, извещая о приближающемся переходе в сверхсветовую скорость, но сариссане в шлюзе несколько замешкались, снимая с трупа добротные латы. - Нет никакого смысла терять такую хорошую амуницию, - сказал сержант. - И такую дорогую одежду. Солдаты в спешке раздевали труп. - Господи! Смотрите, что он с собой сделал! - воскликнул солдат, производя Звездное Знамение. Ландро, этот ушедший по своей собственной воле в иной мир знатный звездный король, изменивший Империи и человеческой расе, той же заточенной застежкой, которой потом вскрыл себе вены, выцарапал на своей груди единственное слово. Это кровавое слово-обвинение, вздувшееся на мертвом теле, можно было легко прочитать. Но сариссане читать не умели. Они уставились на него в суеверном ужасе, как это всегда бывает, когда невежественные люди чего-то не понимают, и пробормотали молитву темным и диким богам своего унылого мира. Затем, спешно втиснув мертвое тело в капсулу, они выбросили его в космос. Беспорядочно кувыркаясь, труп некоторое время следовал рядом с кораблем, затем стал постепенно отдаляться от него. В следующее мгновение звездолет перешел в сверхсветовую скорость и исчез из неба Сариссы, чтобы уже никогда больше туда не возвратиться. 14 Даже самые конченные люди способны на удивительное самопожертвование. Этим они отличаются от безразличных звезд и диких зверей. Эмерик из Рады, Великий Магистр Навигаторов. Ранний период Второй Звездной Империи. Мы - раса дикарей. Десять кланов, объединившись, могут завоевать целый мир, даже десять миров, всю Империю. Приписывается Гламиссу из Вики, якобы высказавшему эту сентенцию после битвы при Карме. Кир из Рады любовался своей молодой королевой, сидевшей напротив него за столом, сервированным минимальной спартанской утварью с таким же спартанским меню. Трапеза завершилась, и король со своим штабом, в который входили генерал Невус, Кавур, командир корабельной стражи и Калин-Навигатор, пили за здоровье Королевы. Оба валка были в тени; Грет наигрывал на своем лироподобном инструменте какую-то нежную мелодию, а Эрит напевала меланхолическую валкийскую песню, которая была не то о любви, не то выражала тоску по какому-то невообразимому, навсегда утерянному миру. Калин доложил: - Скоро мы входим в субсветовую скорость, кузен. Мне нужно идти на пост. Кир улыбнулся и с упреком в голосе ответил: - Здесь разрешение на уход дает Королева, Калин. Ариана, подняв брови, отпарировала: - Вашему кузену, звездному королю, следовало бы заниматься пением песен и баллад, дорогой Навигатор. Это - раданское судно, а на Раде не распоряжается никто, кроме Бунтаря. Но идите выполняйте ваши священные обязанности, сэр. Мы вас не держим. - Затем, уже не таким официальным тоном она обратилась к остальным: - Вы тоже можете идти, господа. Мне нужно кое о чем поговорить со своим полководцем. Мужчины поднялись, отдали честь и вышли. В кают-кампании, кроме Арианы и Кира, остались только валки. - Кир, я не полечу на Раду. А пойду за тобой туда, куда направляешься ты - на Сариссу, - с непреклонной решительностью в голосе заявила Ариана. - Подумай хорошенько, Ариана, - ответил Кир. - Мы не знаем, с чем нам придется там столкнуться, а ты слишком... - Драгоценна? - подсказала она с сердитым блеском в глазах. - Я хотел сказать "слишком важна для Империи", Королева, - ответил Кир. - И больше ничего? - А ты хотела, чтобы я сказал что-то другое? Ведь ты - Королева. Ариана внимательно всматривалась в непроницаемое лицо звездного короля. - Я бы хотела, чтобы ты сказал только то, что у тебя в сердце, и все. Кир притронулся к краю металлического бокала, затем потер его и тот издал низкий, звенящий звук. - Ты - Королева, - повторил он. - Мы даже не знаем этого наверняка, - ответила Ариана. - Но если это даже и так... Кир мягко продолжил: - Командуй мной, Королева. - Черт бы тебя побрал, - ответила она нежно. Наконец Кир улыбнулся: - Нужно ли говорить о том, что я люблю тебя, Ариана? И что если бы на твоем месте была любая другая женщина, я просто отвез бы ее на Раду и держал бы там? Ты ведь сама знаешь, что это так. - Такие вещи слышать всегда приятно, - чопорно сказала Ариана. Кир громко рассмеялся. - Тогда послушай, моя дорогая. Ведь ты все же являешься Королевой-Императрицей, поэтому выслушай меня один раз и запомни, что я тебе скажу. Я не возвращусь к этому вопросу до тех пор, пока... - он внезапно запнулся, понимая, как много им предстояло сделать такими незначительными силами. - Пока твое положение не станет прочным и пока звездные короли не признают, что Империя еще жива. Ариана внимательно рассматривала продолговатое, с легким налетом меланхолии лицо раданина. - Не понимаю, почему все это для тебя так много значит? Я знаю, что ты... что такие люди как ты больше всего желают, чтобы их оставили в покое, дали возможность самим управлять своими землями, повелевать подданными и вести свои бесконечные войны. Почему Империя все еще что-то для вас значит? - Я не могу ответить тебе честно, Ариана, - заявил Кир, и она понимала, что это действительно так, потому что он был солдатом и не любил пустых слов. - Но позволь мне попытаться. - Он подлил в бокал вина и встал, чтобы передать его девушке. Он поставил бокал перед ней и оперся о стол, вслушиваясь в пение сидевших в тени валков. - Я понимаю, что не шибко образован, Ариана. Конечно, я знаю все, что должны знать звездные короли. Лучшее из всего, что я умею, так это, конечно, воевать, потому что большую часть своей жизни я только этим и занимался. Ариана прикоснулась к его затянутой в кольчугу руке: - Ах, какая долгая жизнь, - иронично-мягко заметила она. - Долгая или нет, но достаточная для того, чтобы успеть ощутить себя раданином и звездным королем. Но это еще не все. Ты знаешь, я внимательно прислушивался к мнению твоего отца. Я верно сражался на его стороне, потому что был связан своей королевской клятвой. Но я всегда прислушивался к его суждениям. Ты должна понимать, что я имею в виду. Ты была с нами на Карме. И ты знаешь его, знаешь его взгляды. И ты должна помнить о том, что он мечтал, чтобы люди снова жили в Галактике так, как это было уже когда-то в далеком прошлом. Ты видела в каюте у Кавура карту звездного неба? - Да. - Ты только представь себе, Ариана - бесчисленные миры, звезды, которые невозможно даже сосчитать. И многие из них - сотни тысяч, к примеру, - заселены мужчинами и женщинами, желающими только одного - жить в мире. С правом наказывать виновных, богатством и всяческими благами вознаграждать достойных... Вот это и должен быть настоящий рай. - Ну, возможно, не совсем уж и рай, - отметила Ариана со свойственной женщинам практичностью. - Возможно, и нет. Но на протяжении целых пяти тысяч лет люди жили так, как никто до этого не жил. И так должно стать снова. Гламисс Великолепный помог мне осознать это. Он помог понять это и моему отцу, а сам всемогущий Бог тому свидетель, что Аарона из Рады так просто не прозвали бы Аароном Дьяволом. - Это точно, - подтвердила Ариана. - Король-Император был способен осветить своими мечтами самую темную ночь. - Более того. Ты только представь себе, как ничтожно мало количество живущих во всех весях Галактики людей - считанные миллионы, в то время как раньше их было больше, чем песчинок на всех пляжах всех морей Рады. Представь, как они умирали - в большинстве своем - в битвах, как и мой отец, и твой, как и мои старшие братья и твои кузены, и сыновья и мужья скорбящих матерей от одного края Галактики до другого. Нас так мало, Ариана, а звезд так много. Мы должны прекратить воевать друг с другом, иначе мы просто исчезнем из Вселенной. - В свете факелов было видно, как его глаза загорелись благородным гневом. - Вот что это все для меня значит. Твой отец и мой хорошо обучили меня, Ариана. Когда я произношу слово "Империя", то все это - вовсе не пустой звук; все это - в моем сердце. Я думаю, что именно в этом заключается смысл понятия "благородство". Возможно, так было всегда, в доисторическую эпоху и в ту тьму тысячелетий, которые человечество прошло еще до выхода в космос. Ариане вдруг показалось, что с ней говорит не Кир, а ее родной отец - голосом этого молодого звездного короля. В ее груди стала зарождаться глубокая нежность к этому мужественному и благородному человеку, и она мысленно дала себе клятву: "Пусть тень Гламисса будет свидетельницей. Я
в начало наверх
получу этого воинственного мечтателя в качестве своего мужа. Я получу тебя, Бунтарь, и никого другого". Затем, как любая другая женщина сделала бы то же самое на ее месте, она мысленно сотворила Звездное Знамение и добавила: "Если только мы останемся живы после всей этой передряги". В рубке управления вахтенный священник брат Яков завершил вычисления, сверил их с данными, которые выдал корабль из своего таинственного чрева, и воздал хвалу Господу за их совпадение. Когда вошел Калин, он доложил ему результаты: - Все готово для перехода в субсветовую скорость, Первый Пилот! Калин уселся в командирское кресло и с юношеской легкостью подобрал свою неуклюжую одежду. Затем, обернувшись к брату Джону, сидевшему за пультом управления мощностью, подал знак о готовности начать священнодействие. - Энергия номер девять, режим устойчивый, Первый Пилот! - доложил брат Джон. - Да будет благословенным ее святое имя, - пробормотал Яков. - Шестой уровень энергии, - приказал Калин. - Шестой уровень установлен, во славу Господа! - доложил Яков. Через прозрачный нос корабля было видно, что фиолетовый цвет звезд начал постепенно переходить в более теплые оттенки. Их взаимное расположение также начало изменяться, создавая непривычные для глаз конфигурации созвездий. Вокруг них зияла черная внегалактическая пустота, и на какое-то мгновение этот эффект завладел вниманием Калина. Он вспомнил древние легенды и рассказы старых священников, в которых повествовалось о том, что когда-то, в далекие времена были люди, путешествовавшие далеко-далеко за пределы Края Кольца в пустоту, к Магеллановому облаку, туманности Андромеды и даже еще дальше. Неужели все это было правдой? - Уровень энергии шесть достигнут, замедление началось, Первый Пилот! В чопорном голосе Якова Калин уловил нотки неодобрения. Он прервал мечтания и в наказание наложил на себя еще одно послушание в размере ста ненавидимых логарифмов. Нет, еще сто, поправил он себя мысленно. Он должен был заучить наизусть еще пятьсот, которыми наказал себя за грех гордыни по пути с Рады в Ньйор. Боже космический, подумал он, как давно все это было! - Энергия четыре, Аве Стелла! - приказал он. - Есть энергия четыре, и да благословит ее Святой Дух! Калин поймал себя на мысли, что его беспокоит позиция Брата Якова, которую можно было условно охарактеризовать словами "я-святее-тебя". Нехорошо так думать о ближнем своем - еще десять логарифмов за это. Он откровенно признался себе, что жизнь в окружении измены и предательства в некоторой степени ослабила его рвение в соблюдении религиозных догм. С этим пора кончать бесповоротно. - Установить последовательность возврата в субсветовую скорость! - скомандовал он. - Последовательность установлена, да будет священным ее благостное имя! - Уровень энергии три, с выдержкой программы возвращения! - доложил брат Джон из-за своего пульта управления мощностью. Звезды выглядели теперь почти нормально, с незначительным голубым оттенком, что свидетельствовало о снижении скорости. Но здесь, на Краю Кольца, их было совсем мало. Эффект всеобъемлющего присутствия в этой части Галактики составляли не звезды, а глубокая пропасть раскинувшейся вокруг темноты. Калин оглядел звезды по курсу корабля. Сарисса была там, но из-за большого расстояния ее не было пока видно. - Держать третий уровень! - распорядился он. - Держу на трех, Аве Стелла! - доложил брат Яков. Калин представил себе на минуту, как повлияло бы на его престиж в глазах двух новичков, если бы он стал сейчас просить священный корабль вступить с ним в особое соглашение. По некотором размышлении он все же решил, что этого делать не стоит. Ведь он находился в незнакомом ему секторе Галактики, и никто в таких случаях не должен быть абсолютно уверенным в своих навигационных навыках - ведь дело касается межзвездных расстояний неизвестной протяженности. - Брат Джон, - скомандовал он, - запросите корабль! Молодой священник на мгновение сконфузился: - О чем запросить, Первый Пилот? О координатах? Память Калина на цифры была феноменальной. Да и просто невозможно было достичь ранга Навигатора, не обладая такой способностью. Он с укоризной выдал Джону из памяти пространственные координаты Сариссы. Брат Джон склонил голову и признал: - Моя оплошность, Первый Пилот. - Затем отпечатал какие-то цифры, после них - последовательность, которую выдал по памяти Калин. Суть запроса означала: "Там ли мы находимся, где мы полагаем?" Бортовой компьютер высветил ответ на экране, который возвышался над панелямиуправления:"Координатыместоположения D233-487769-RA-888098874563. Провинция Белизариус, Район 30. Ближайшая звездная система - Сарса в Сигме Персея. Расстояние 1,9 парсек, сокращается". Брат Джон засиял: - Полное совпадение, Первый Пилот! - Да будет благословенным Тот Кто Управляет звездами, - успокоенно пробормотал Калин. Всегда, когда древние корабли отвечали на языке Золотого Века, он ощущал восторженное прикосновение к чему-то чудодейственному. Архаическое написание слов, странные упоминания о каких-то провинциях и районах... И что, Бога ради, могло означать это таинственное слово "парсек"? Навигаторы вот уже на протяжении сотен поколений пытались познать эти истины, но пока безуспешно. Когда-то, подумал Калин, нам будет позволено ставить вопросы, исследовать и, в конечном счете, знать. Но это время пока еще не наступило. - Фазирование последовательности возврата, Первый Пилот! - доложил Яков. - Энергия два! - Вижу Сариссу, - доложил брат Джон. Тускло-красная звезда действительно была в поле зрения почти прямо по курсу, постепенно все более краснея по мере сбавления скорости. - Переходим в субсветовую скорость, Первый Пилот! - доложил Яков. - Уровень энергии один и девять десятых. - Установить орбитальный курс для Сариссы-Один! Космос за пределами корпуса корабля сейчас выглядел вполне нормально; редкие созвездия на Краю Кольца приняли сейчас свой привычный вид. Как только корабль завершил возврат к субсветовой скорости, истошно зазвенели звонки тревоги, и фантастическое видение заполнило кабину управления. Голос брата Якова стал тонким от страха, когда он завизжал: - Предупреждение, Первый Пилот! Еще одно Предупреждение! Брат Джон сотворил Звездное Знамение и начал молиться дрожащим, беспорядочным вихрем древних слов. Действительно, это было еще одно Предупреждение, причем такое, какое мог получить не один навигатор, поскольку корабль вошел в гущу звездолетов, находившихся на орбите вокруг Сариссы и готовившихся к межзвездному перелету. Голограмма сформировалась, затем стала изменять свою конфигурацию и масштаб по мере того, как корабли один за другим, находясь за пределами видимости, но в радиусе действия радаров раданского звездолета, стали вспыхивать яркими бриллиантами и тут исчезать из поля зрения. По мере того, как корабли набирали сверхсветовую скорость, создавалось впечатление, что они исчезали за пределы голограммы поста управления звездолета, практически уже перешедшего в статическое состояние. Калину потребовалось довольно много времени, чтобы уяснить происходящее, и понять, что дикое шоу не было каким-то ужасным сверхъестественным событием. "Так это же флот - целый флот звездных кораблей! - осознал Калин с замиранием сердца. - Мы прибыли слишком поздно. Флот стартует по направлению к Земле". Буквально за мгновения с того момента, когда прозвенел сигнал, количество ярких изображений стартующих к Земле кораблей значительно поубавилось. Те, что уже набрали скорость, стремительно летели к центру Галактики с немыслимой быстротой, недосягаемые никакими мыслимыми средствами. Изображения исчезали, оставляя в поле зрения лишь унылый, покрытый грязными облаками шар Сариссы и зловещий фон черной пустоты Края Кольца. Внезапно Калин заметил выросший вдруг по курсу корабля огромным предмет на расстоянии всего лишь какой-то сотни миль. Он передвигался в поле зрения приборов на пересекающейся орбите. Предупредительный перезвон тревоги звучал теперь беспрерывно. - Изменить полярность! Энергия два! Калин прокричал эту команду таким хриплым голосом, что сам не узнал его. Но было уже слишком поздно. При орбитальных скоростях расстояние между двумя кораблями сократилось до нуля за секунды. Тот, встречный корабль, оказавшийся имперским крейсером с опознавательными знаками Веги, буквально пульсировал всем своим корпусом при наборе энергии для выхода на межзвездный курс. Молодому Навигатору показалось, как что-то похожее на обнаженное человеческое тело выпало из гигантского корпуса корабля и закрутилось, мелькая в свете тусклого солнца Сариссы. Брат Джон завопил: - Мы покойники! Пресвятой Эмерик, вступись за нас! И тогда, с яркой вспышкой беззвучного грома веганский корабль вышел на сверхсветовую скорость, исчезнув под косым углом и оставив за собой сияющий ионизационный хвост, который долго висел, как пышный шлейф кометы, пока медленно не растворился, оставляя вместо себя пустоту, в которой буквально несколько микросекунд до этого находился огромный корпус встречного корабля. Раданский корабль вошел в зону угасающего энергетического поля, которое вызвало ударную волну во всем его корпусе. Голограмма погасла, звонки умолкли. Там, где только что на орбите находились десятки кораблей, осталась голая пустота. Да еще небольшой предмет, вертящийся и пляшущий на фоне темной сферы ночной стороны Сариссы. Брат Джон нараспев повторил все молитвы благодарения из своего далеко не скудного литургического запаса. Брат Яков, словно парализованный, неподвижно сидел с мертвенно бледным лицом, бессмысленно уставившись в то место, где только что находился веганский корабль. Калин отдал приказ с резкостью, которая бывает только при внезапном облегчении: - Все застопорить! Последовательность дрейфа! - Последовательность установлена, Первый Пилот! - доложил брат Джон все еще дрожащим от пережитого волнения голосом. - Во славу Святого Духа! - добавил он поспешно с благоговейным трепетом. Громадный корабль лежал неподвижно в космосе в двадцати тысячах миль от закрытой облаками поверхности Сариссы. И мелкий предмет, брошенный веганским крейсером, болтался рядом, постепенно притягиваемый гравитацией массивного корабля-пришельца. Калин остолбенел. Брат Яков позволил себе задать нештатный вопрос: - Что это, Первый Пилот? Калин повертел головой, наблюдая за тем, как предмет, освещаемый красным светом солнца Сариссы, лениво плывет в пространстве на фоне кромешней темноты. - Святой Эмерик! - с ужасом прошептал Брат Джон. - Это же призрак, Первый Пилот! На всех троих накатилась волна суеверного страха. В их сердцах с готовностью проснулась историческая память многих поколений, живших в невежественном ужасе. Калин заговорил, стараясь прийти в себя: - Это человек, братья. Мертвый человек. И вот, наконец, тело заговорщика Ландро постепенно приблизилось к ним, пока не коснулось корпуса корабля, по-орлиному распластавшись на прозрачном материале рубки управления. Мертвые глаза, выкатившиеся наружу под воздействием внутреннего давления, казалось, о чем-то предостерегают трех навигаторов, наблюдавших за ними из рубки управления. Замороженные руки, распростертые в какой-то мольбе, давили на прозрачную стенку корабля. И насмерть напуганные навигаторы смогли прочитать на бледном теле покойникавырезанноесердито-краснымибуквамиединственное слово-криптограмму: "КИБ". 15
в начало наверх
И стал грех искушать человека: воздвигни себе кумир - киборга в своем воображении по своему образцу и подобию; и дай ему власть над всеми рыбами в море, над всеми птицами в небе, над всеми тварями на земле, и над всем, что может ходить и ползать по земле. Я, грех, приказываю тебе это, чтобы дни твои человеческие были отныне сочтены. Из "Книги магов", период Междуцарствия. Я смогу больше сказать вам, когда буду мертв. Приписывается Джону Брауну, зелоту-реформатору Американского периода. Середина доисторической эры. Покинутый всеми город Сардис стоял, как будто бы саваном покрытый мрачным сариссанским небом. В нем остались только патрульные да следы лагерных стоянок воинов, которых было, по прикидке Кира, многие тысячи. Они вышли из корабля, приземлившегося на площадке за городской стеной, втроем - Кир, Кавур и Хан, воин с Вики. Оседлав боевых лошадей, медленно направились вдоль черного пожарища Улицы Ночи. Лошади, учуяв запах гари, что-то нервозно бормотали друг другу. Через холм и протекавшую через город речушку, впадавшую в болота, были слышны звуки истерического, запретного в обычное время разгула. Обозленные жители города, покинутые своим королем и его воинами, извлекали из своей безысходной свободы все, что могли. Те из немногих патрульных, которых оставили в городе, были не в состоянии поддерживать порядок и присоединились к загулу гражданского населения, еще более усугубив своеволие и анархию. - Когда-то, - заметил Кавур, вслушиваясь в ночные звуки, - все миры были такими, как сейчас этот. Вот точно так же жили люди в Темные Времена. Виканин Хан повернулся в седле: - Но что побудило Таллана так поступить? Почему он бросил свои владения на произвол? - В феодальном понятии молодого виканина правитель - то есть, причастный к Великим Людям - не мог совершить большего преступления, чем бросить свой народ. - Он забрал всех своих воинов. Значит, он больше не нуждается в этом владении, - мрачно ответил Кир. - Он бросил его на запустение. Хан посмотрел вокруг на обуглившиеся руины Улицы Ночи и вздрогнул от суеверного ужаса. Земля без короля была сущей анафемой - приглашением к демонам на шабаш. - Они все улетели - и короли и их армии, - сообщил им подвыпивший патрульный у въездных ворот Сардиса. - Эти сукины дети совсем недавно улетели на звездолетах и взяли с собой нашего короля Таллана. Кавур обратился к нему с вопросом: - Где можно найти тот дом, где жил маг Кельбер? Внезапно протрезвевший патрульный поспешно сотворил Звездное Знамение и показал нужное направление. - Там ничего не осталось, кроме пепла, обгоревших костей и ветра с болот. - Сказав это, он, закутанный до самых глаз в кожаный патрульный плащ, поспешно ретировался, чувствуя себя очень неуютно в присутствии этих сидящих верхом на бормочущих кобылах иноземцев и ощущая налет греха, витающего вокруг них. Хан попытался проглотить сухость во рту и потрепал холку своей кобылы, чтобы успокоить ее. - Иди спокойно, маленькая королева, - сказал он ей ласково. - Здесь смерть, - ответила кобыла, вращая глазами. Остальные кобылы фыркнули в знак согласия с ней. Да, действительно, смерть была здесь повсюду, уныло подумал Хан. Его сержант лежал мертвым на Земле, как, возможно, и все его товарищи в лагере на побережье Джерси. Он с благоговением вспомнил свою королеву Ариану и подумал, что когда простой солдат волею судьбы бывает вовлечен в дела сильных мира сего, он должен быть готовым к частым встречам лицом к лицу со смертью. Но _т_а_к_а_я_ смерть!.. Ему вспомнился замороженный труп, застывший в портале звездолета: белый, покрытый инеем от корабельного воздуха, с этими ужасающими вспухшими буквами, выцарапанными на коже. Послание мертвеца, которое никто не смог расшифровать, кроме мага Кавура. - Мы должны немедленно приземлиться и отыскать лабораторию Кельбера, - предложил тогда Кавур. И, хотя Невус предложил сразу же отправиться на Раду за войсками, а Кир, в свою очередь, считал необходимым повернуть назад и следовать за исчезнувшим флотом, а Калин, святой Навигатор, настаивал на том, чтобы только войти без посадки в атмосферу Сариссы и пополнить запасы свежего воздуха, верх одержало все-таки мнение Кавура. И вот они верхом на кобылах пробираются в сумерках по запретному месту, и Хану показалось, что он физически ощущает, как опутанные паутиной тонкие мембраны крыльев дьяволов касаются его щек. Всеми святыми, насколько лучше участвовать в самой обыкновенной битве! Кавур, скакавший впереди, приказал своей кобыле остановиться. В этом месте скрученные пожаром металлические конструкции и наполовину оплавленный булыжник смешались с обрушившейся каменной кладкой. В полумраке призрачно мерцали застывшие лужицы свинца и цинка. - Похоже, что здесь, - определил маг. Кир быстро спешился, прихватив из своего оружия только цепь. Но никаких живых врагов там не было - только мертвые, хаотичные груды руин. Кир остановился и поднял отрезок медного кабеля, который огонь превратил в подобие змеи. Хан пробормотал молитву и отвернулся от нечистой вещи. Кавур тоже спешился и осмотрелся, особое внимание уделяя электрическим шкафам и панелям управления. Его глаза даже потемнели от гнева: - Только подумать, что такое добро до сих пор существовало - и кто-то сжег его, разгромил до такой степени, что оно уже не поддается восстановлению. - Он прошел вглубь пожарища и подозвал Кира: - Посмотри на это. Это же электрические аккумуляторы - и что от них осталось! Наверное, ими была забита целая комната... Кир стал рядом. - Для чего они были нужны? - Источник энергии. Электрической энергии. - В голосе Кавура слышались нотки бессильного отчаяния. - Маги на протяжении двух тысяч лет пытаются создать такие батареи, но ни один человек в Галактике не знает, как очищать никель и серебро. А здесь они были, сотнями, причем они работали! Теперь вот они разрушены до такой степени, что их уже невозможно восстановить. - Он отодрал кусочек мягкого, переплавленного металла и, аккуратно замотав в материю, бережно спрятал в сумку. Кир оценивающим взглядом осматривал развалины: - Работа разъяренной толпы, борющейся с грехом? - Не думаю. Нигде не видно никаких религиозных символов. Ни одной звезды. Никакой пачкотни мелом на камнях. Оба стояли молча. Сзади них боевые лошади о чем-то бормотали между собой, подергивая с безразличием ко всему происходящему сбруей. В наступивших сумерках удушливый смрад болот ощущался особенно сильно. Сырой ветер доносил зловоние гнилого камыша и соль. Нарушив, наконец, затянувшуюся тишину, Кир спокойно задал своему магу вопрос: - Что мог создавать здесь Кельбер? Кавур вяло улыбнулся: - Об этом знал только этот хихикающий идиот Ландро. Кир отметил безразличным тоном: - Наверное, Ландро пытали. Маг покачал головой: - Его раны и смерть стали следствием его собственных действий. В то же время, когда он покидал Землю, он был уверен в себе, поскольку находился на самом гребне волны. Ньйор полностью был под его личным контролем, а нас Марлана держала под прицелом. Тогда почему? Кир отфутболил искореженный металлический ящик, который отлетел, кувыркаясь, таща за собой провода и остатки обгоревшей изоляции. - Киборг - демон. Был ли Ландро настолько суеверен? - Есть легенда, - начал было Кавур. - Ох, эти мне маги со своими легендами, - прервал его Кир, осматривая руины. - Тем не менее, Кир. Об этом сказано в "Книге магов". И в других источниках. Кибы не были демонами. - Так кем же тогда они были? - Когда-то они были везде, если верить дошедшим до нас рассказам. Их использовали как слуг, рабочих, даже как солдат. Ни один человек не мог победить киба в схватке. Кир всем своим видом выражал сомнение. В сумерках, которые на этой планете были долгими, они продолжали исследовать руины. Кавур не уставал восклицать при каждой новой находке: - Это же дом сокровищ, Король! И кто-то поджег его. Всеми святыми, какому неучу пришло в голову это сделать? Свет уже плавно переходил в ночь, когда Кавур остановился и на коленях стал разгребать пепел вокруг какого-то грязного предмета. Это была рука. Кавур прикоснулся к ней кончиком пальца. Странно, но кожа почему-то не обгорела. Торчащие из руки тонкие пружинки проводов слегка дрожали. - Это труп мага? - спросил Кир. - Нет, - тихо ответил Кавур. Кир тоже прикоснулся к руке. Он не смог бы объяснить, почему он так подумал, но он был уверен в этом... Все его тело пронзила дрожь. Это была рука манекена! Не человеческая рука. - Да, - произнес почтительно Кавур, едва дыша. - Киборг. Клянусь всеми темными богами, этот человек был гением. Сделать такое - здесь, в этой безнадежной захолустной дыре! Причем почти из ничего! Имея только "Книгу магов" да хлам двухтысячелетней давности... Глаза Кира наполнились вызовом. Он помнил, как Кавур говорил, что ни один человек не мог победить киборга в схватке. А он, Кир, от начала и до конца был бойцом. - Так это все-таки человек или демон, Кавур? Кавур сел на свои ляжки. - И то, и другое. И в то же самое время, ни то, ни другое. Этот экземпляр, похоже, так и не успел стать живым. Кир стоял, небрежно играя вокруг своего сапога цепью с густо посаженными шипами. - Пожалуй, этот несчастный труп вряд ли мог привести Ландро в невменяемое состояние? Кавур поднялся на ноги и облокотился о черную стену: - Нет, не этот. - Значит, где-то есть другой киб? - Да. И этого я как раз и опасался с самого начала. - Все эти разговоры о бессмертном, о каком-то человеке из Золотого Века... - продолжал размышлять Кир. Вдруг его голос напрягся: - Это Таллан, не так ли? - Да, пожалуй, - измученным голосом подтвердил маг. - Значит, Таллан... - подытожил Кир. Жесткая улыбка медленно сжала его губы в тонкую линию. - Выходит, мы воюем не с призраками и не с демонами. А звездный король, который даже не является человеком, перевернет вверх ногами все, за что мы так долго боролись, и повернет стрелку часов на тысячи лет назад. Я брошу ему вызов, Кавур. Магу, чья голова была забита легендами древних времен и опасениями за судьбу своего повелителя, не оставалось ничего другого, как только согласиться с ним: - Да будет так, Король. 16 Когда приходится сражаться с противником, занимающим лучшую позицию, но не закрепившимся на ней, командир не должен упустить из виду вариант тактического маневра, при котором предпочтение отдается фронтальной атаке независимо от положения на флангах. Однако возможные выгоды должны быть тщательно взвешены относительно степени риска, поскольку ценой поражения наверняка будет смерть. Принц Фернальд. "Тактика". Ранний период Второй Звездной Империи. Если бы я долго трудился и поставил все, что заработал, на это предприятие, то только лишь ради любви к славе,
в начало наверх
которая является самой благородной наградой человека. Приписывается некоему Эрнану Кортесу, военному авантюристу середины Доисторической Эры, Испанский период. Имперский переворот, известный историкам как "Бунт Марланы", к сожалению, назван неверно. Преп. Навигатор Юлианус Мульериум. "Эпоха звездных королей". Средний период Второй Звездной Империи. Флотилия звездолетов свалилась с весеннего облачного неба на Ньйор, как залп звуковых бомб. Арестованные виканские войска, стоявшие лагерем за рекой, видели, что силы вторжения стремительно падали на насыпь Тель-Манхэта, как метеоритный дождь. Разоруженные по имперскому указу, они могли только удивляться тому, как их офицеры могут совершенно серьезно обсуждать между собой безнадежные планы схватки голыми руками с сильно вооруженным веганским отрядом, охранявшим лагерь. Веганским караульным, расположившимся на Имперской Башне, была хорошо видна посадка за стенами города кораблей, количество которых достигало никак не меньше сорока единиц. Некоторым даже удалось рассмотреть корабль с личной геральдикой своего вождя Ландро. Поэтому все облегченно вздохнули, уверенные в том, что их заговор поддержали воины с Денеба, Альтаира, Бетельгейзе, Лиры и еще примерно с полдесятка более мелких владений. Но вторгшиеся войска высаживались и разворачивались со зловещей быстротой, и не прошло и сорока минут, как армия из двадцати тысяч вооруженных воинов уже стояла перед практически неохраняемыми воротами Ньйора. Веганские офицеры предупредили своих солдат о предстоящем усилении контингента повстанческих войск, но высадившиеся проявили такую буйную агрессивность в своих намерениях, подтверждавшихся оперативностью развертывания, что жестокие стычки произошли уже за городскими стенами. Захваченные врасплох вегане очень быстро потерпели поражение, и оставшиеся в живых поскакали в город, сопровождая свое бегство растерянными криками о помощи. К полудню весь город был охвачен паникой. Одна группа веган и городское ополчение попытались было защитить подступы к городу и въезд в него. Имя Таллана из Сариссы передавалось из уст в уста, и офицеры из охраны крепости сломя голову летели к месту схватки, чтобы передать приказ Королевы-Императрицы Марланы немедленно прекратить сопротивление. Перепуганные и сбитые с толку солдаты, послушав возникшие среди своих офицеров споры, целыми батальонами бросали свои позиции и становились легкой добычей отрядов сариссан, которые быстро и безжалостно уничтожали их. Ньйорцы, подчиняясь древним привычкам, попрятались в своих домах. Имперские войска ожидали дальнейших распоряжений от своей Королевы-Императрицы. Таковых не поступало. Специальный отряд сариссан во главе с Талланом захватил крепость, убивая всех до единого ничего не подозревавших веган из охраны, и через несколько часов завладел наследным троном виканских Галактонов. Марлана была взята под стражу. К ночи Ньйор и вся Империя были в руках бунтовщиков. - Итак, наконец-то мы повстречались, Королева, - произнес Таллан вместо приветствия. Марлана, с серым от напряжения и перенесенного шока лицом, стояла довольно спокойно, вслушиваясь в непривычные для ее слуха звуки, которые теперь ее окружали со всех сторон. В соседней комнате плакала леди Констанс. В галерее за дверью из спальни Галактона, которую успела занять Марлана после ареста своего мужа, были слышны звуки ударов лат, оружия, громкие голоса воинов. Эти голоса смеялись, отпускали не соответствующие святости имперских покоев сальные шуточки на разных языках народов со всех краевых миров. Откуда-то снизу послышался шум разбитой посуды; из города доносился запах гари. Марлана ощущала привкус зловония поражения - поражения настолько быстрого и предательского, что она с трудом верила в происходящее. Затуманенным взором смотрела она на возвышавшуюся над всеми предметами в комнате фигуру киборга. Присутствие этого существа вызвало у нее нервную дрожь, которая пробежала по всему телу. Она была полна гнева и страха; кровь буквально застыла у нее в жилах, когда она наконец осознала: "Это я сама, своими руками оплатила создание этой вещи. Это я породила это безумие". Все же ей удалось взять себя в руки и принять гордую позу. На ней все еще был имперский пурпур, и она все еще была королевой Вики. - Почему вы так поступили? - с достоинством потребовала она от киборга. Взгляд Таллана был не по-человечески холоден. - По крайней мере, вы не станете обвинять меня в предательстве, - ответил он. - Это звучало бы крайне иронически, не так ли? - Я ни в чем тебя не обвиняю, киб, - выплюнула Марлана оскорбительный, по ее мнению, эпитет. - Ирония - прерогатива людей. Киборг стоял, сохраняя жуткое спокойствие. Марлана была поражена тем обстоятельством, что ни один мускул в этой огромной фигуре не дрогнул. - Кельбер хорошо меня запрограммировал, - ответил он. - За четыре тысячи лет люди так ничему и не научились. Но сейчас это не играет никакой роли. Ваш город - теперь мой. И разве не говорил великий Гламисс - "Кто правит Ньйором, тот правит звездами"? Марлана до дикой боли в животе ощутила прилив королевской ярости. - Тебе удалось захватить мой город лишь потому, что мы полагали, что ты прибыл служить мне, киб. Но сможешь ли ты его удержать? - Она отметила, что против воли ее голос повышается до истеричности, становясь пронзительным по мере нарастания в ней отвращения и горечи. - Разве звездные короли последуют за киборгом? И снова то же нечеловеческое спокойствие. Сариссанин не двигался. "Великий дух, - обескураженно подумала Марлана, - эта вещь даже не дышит!" Но за невыразительными глазами киборга мелькало что-то похожее на вспышки, то более яркие, то затухающие - как ведьмин огонь. "Нет, - подумала она, - мне действительно все это показалось. Оно все же живое. Действительно, живое. Его можно убить". - В этом ты права, Марлана, - сказал Таллан без всякого выражения. - Звездные короли действительно не последуют за киборгом. Мне бы пришлось встречаться в поединке с каждым из них и убивать. Ваши человеческие обычаи требуют этого. Вот почему я не раскрыл перед ними своего происхождения. - Он медленно повернулся, чтобы посмотреть на закрытую дверь - как если бы он мог видеть через дерево, подумалось Марлане. - Только три человека знали, кто я такой, Королева - Кельбер, Ландро и ты. Рука Марланы непроизвольно потянулась к горлу: - Кельбер мертв. - Ландро тоже. Это было равносильно удару. Марлану охватило глубокое тошнотворное чувство утраты всех надежд. В ее глазах появились слезы. Ее шокировало то обстоятельство, что смерть Ландро для нее что-то значила. Смерть этого глуповатого, сладко пахнущего хлыща - этого выскочки и сексуального орудия в женских руках... Теперь его нет, он мертв. Наконец, смысл того, что сказал киборг, дошел до сознания Марланы, и она почувствовала животный страх. - В этом нет никакой необходимости, - взмолилась она. - Я помогу вам... - Нет, - резко ответил Таллан. "Вот теперь она добралась и до меня - смерть, которую я приносила другим. _М_н_о_г_и_м_!", - с отчаянием поняла Марлана безвыходность своего положения. Затем какой-то миг она соображала, стоит ли ей упасть, умолять... Но это не дало бы никакого результата - вещь не была человеком. Она была лишена эмоций. К ней возвратилось привычное чувство гордости. Викане могли быть скрягами и предателями, мелочными и жестокими, как и все люди. Но они были гордецами, а виканские монархи - самыми большими из гордецов. Киборг возвышался над ней как колонна, как сам рок. Казалось, что он заслонил собою весь свет. Сильный громоподобный треск заставил дрожать оконные рамы. Он нагрянул на крепость как накатившаяся с неба мощная волна. Таллан обернулся. За галереей послышались резкие выкрики команд. Он покинул Марлану и направился к двери. Там его ждал с докладом офицер армии Сариссы, который отдал ему честь и доложил: - Звездолет, Король. Из Рады. Марлана почувствовала, как к ней возвращается надежда. Отсрочка. Хоть на день. Хоть на час. Хоть на сколько нибудь. Неужели Бунтарь возвратился со своими войсками? - Сколько? - спросил Таллан. - Один корабль, Король. У Марланы внутри все опустилось. Один корабль. Конечно, Бунтарь прибыл, чтобы присоединиться к восстанию, а не выступить против него. В отчаянии она закрыла глаза. Холодным голосом, звучавшим, как барабан в зимнем поле, Таллан сказал: - Твое время еще не наступило, Марлана. Он закрыл за собой дверь, оставив ее одну наедине со своими тяжкими мыслями. На раданском судне Кир облачался в парадное вооружение. На нем было самой лучшей отделки церемониальное оружие, шляпу и шлем украшали соответствующие его рангу знаки отличия из перьев диковинных птиц, водившихся только в джунглях Второй планеты Астрариса. Кавур обратился к Ариане: - Подействуйте на него, Королева. Хотя бы позвольте нам произвести атаку. Ведь ему не удастся заставить киборга сражаться с ним. - Нет, почему же - мне это вполне удастся. Генерал Невус стоял, недовольно пожимая плечами. - Имея тысячу радан за нашей спиной... Кир посмотрел на старого воина с уважением: - Я разделяю твою высокую оценку боеспособности наших воинов, Невус. Но даже десяти тысяч человек недостаточно, чтобы захватить Ньйор, и ты это сам прекрасно знаешь. Душа Арианы разрывалась между гордостью и печалью. - Если это ради меня, Кир, то не стоит этого делать. Я умоляю тебя, послушай меня, дорогой! Кир осторожно погладил обтянутой кольчугой рукой по ее нежной щеке. - Нет, это не из-за тебя, Ариана. И ты сама знаешь, из-за чего. - Ах, эта Империя, - сердито ответила она, с надрывом в голосе. - К черту Империю, Кир. - Но ведь ты же сама так не считаешь, Королева. Голос девушки совсем сорвался. - Нет, я действительно так считаю. - Я еще раз говорю, что тебе не удастся заставить киборга сражаться с тобой, Кир, - настаивал Кавур. - А я сказал, что смогу. - Каким образом, ради всего святого? Как это тебе удастся? Ведь он же просто тебя схватит! Виканин Хан, застегнув последние пряжки кольчуги Кира, надел на него весь церемониальный набор оружия звездного короля - меч, цепь с зубьями, кинжал. В освещенную факелами полосу света ступил, боясь дышать, брат Яков. - Корабль приземляется, Главнокомандующий. Кир, выслушав доклад священника, скомандовал: - Всем Навигаторам оставаться на борту! - Есть, Король! - И скажите Грету, что уже время. - Будет выполнено, Король! Кир обратился к Кавуру: - Таллан не знает этого, маг, но он обязан сразиться со мной. Если он откажет, то потеряет право на трон. - Закон черного пространства, - лицо Кавура стало бледным от отчаяния. - Но к чему все это? - Это - дело чести. Маг простер руки к небу:
в начало наверх
- Какое отношение к вопросам чести имеет киборг? Что Таллан знает о чести вообще? - Это - принцип людей. И если он собирается носить Имперский пурпур, то ему придется следовать нашим принципам. - Это невозможно. Просто неразумно. - Нет, Кавур, - вступил в спор Невус. - В этом Кир прав. Если он бросит вызов, Таллан должен вступить в борьбу. Иначе он дискредитирует себя в глазах звездных королей. Ариана пыталась рассмотреть лицо Кира, которое уже было спрятано под металлическим забралом. Она, как и Невус, тоже все поняла. В феодальном обществе лояльность держалась или пропадала в увязке с вопросами чести. Но ведь киборг, боязливо думала она, демон. Просвещенная часть ее сознания протестовала против такой суеверной мысли, которая несмотря ни на что пряталась глубоко в тайниках души, взращенная тысячелетиями предрассудков. Тихим голосом она обратилась к Кавуру: - Если будет схватка, есть ли у него шанс ее выиграть? - Она хотела сказать - "останется ли он в живых", но мысль о мертвом Кире была слишком отвратительной, чтобы ее облекать в слова. Кавур покачал головой: - Думаю, что нет, Королева. Отвернувшись, Ариана сотворила Звездное Знамение и беззвучно прочитала молитву: "Преподобный Эмерик да защитит его!" Без ее Бунтаря все звезды Галактики не будут иметь для нее никакого значения. Группа радан вышла из корабля со всей помпой и церемониалом, насколько это позволяло их ограниченное количество. Кир, по бокам которого шли Невус, а также Ариана в раданском воинском обмундировании, вел свою нервную боевую кобылу по посадочной площадке, на которой собрались звездолеты с десятка различных звездных миров, разбросанных по всему Краю Галактики. Следом за ними следовала смешанная группа сопровождения в составе виканских и раданских солдат. На крупе самой маленькой лошадки, какую только можно было отыскать на корабле, следовали оба валка, молчаливые и слепые. Воины относились к ним с предубеждением, и не один из них сотворил Звездное Знамение, чтобы отвадить от себя злых духов, с которыми эти валки несомненно знались. Каждый корабль, отметил Кир, тщательно охранялся отрядом, состоявшим из воинов своей национальности. Осмотрев опытным взглядом защитные меры, он обратился к Ариане: - Смотри, уже начинается. Здесь в наличии все признаки великолепной маленькой войны. Ариана, лицо которой было упрятано за металлическим забралом раданского шлема, мысленно послала ласку своей капризной кобыле и вместо ответа только кивнула Киру. Она не позволяла себе говорить, а лишь глазами следила за враждебными взглядами воинов из восставших миров и обнаружила, что лирийцы ненавидели уроженцев Бетельгейзе, альтаирцы - денебиан, а сариссане ненавидели их всех. И вот именно это взаимное подозрение и недоверие сдерживала являвшаяся стабилизирующим фактором Империя. У ворот Ньйора отряд радан был встречен вооруженными до зубов солдатами из Альтаира. - Мы должны доставить вас к командующему, - грубо заявил офицер. Невус выехал вперед и разразился своим командным парадным тоном: - Это Кир, звездный король Рады, воин. Неужели на Альтаире не обучают военной вежливости? Альтаирец какой-то миг молча глазел на старого генерала, но оказался не в состоянии выдержать взгляда этих глубоко посаженных, привыкших к повиновению глаз, успевших повидать сотню битв еще до того, как он, альтаирец, только поднял свой первый меч. - Приношу извинения, генерал, - пробормотал он смущенно. И, обернувшись к своим солдатам, скомандовал: - Почести звездному королю, воины! Подразделение отсалютовало поднятием оружия и заняло позиции по сторонам раданской группы. Кавур, ехавший рядом с Ханом из Вики, пробормотал: - Мне сдается, что все это уже было с нами раньше. Хан, указав на голову колонны, сказал: - Посмотрите, как храбро она едет, маг. Она нисколько не боится. Маг внимательно посмотрел молодому воину в лицо и спросил: - А вы? - Честно говоря, да, - спокойно ответил Хан. - А что сейчас должно произойти? - Кир вызовет Таллана на традиционные Три Состязания. - А потом? Маг ответил ему мрачным молчанием. Он только покачал головой и продолжал скакать, погруженный в свои невеселые мысли. Звездные короли и их старшие офицеры торопились попасть в большой зал крепости, чтобы не пропустить момент и увидеть реакцию Кира из Рады на известие о том, что Таллан из Сариссы возведен в ранг Главнокомандующего. Когда вошел Таллан, воины, салютуя ему, стали стучать своим оружием по кольчугам. Этот сариссанин привел их к гораздо большей добыче, чем та, на какую они когда-либо могли рассчитывать. Те немногие, кто все еще помнил о своей присяге Гламиссу и его сыну, пребывали в молчаливом раздумье. В воздухе висел едкий запах гари. С высоты крепости было видно, как поднимается дым из районов, подожженных факелами разгулявшихся отрядов солдатни из Краевых Миров. Древние пирсы на Ист Ривер превратились в обуглившиеся руины, а богатые усадьбы, которых было особенно много на северной оконечности Тель-Манхэта, подверглись разграблению и сожжению. Изолированные отряды веган, предателей, которых тоже предали, отчаянно пытались защищаться в различных районах города. Толпы охваченных паникой беженцев из числа горожан стекались к западным берегам острова в поисках иллюзорной безопасности на побережье Джерси и в лагере викан. Когда прибыла делегация радан, Таллан занял место во главе длинного зала. Кир, стоя при полном парадном вооружении у входа в зал, пристально изучал киборга. Он ощущал, как гулко бьется под кольчугой сердце; тяжелое вооружение давило на плечи и не позволяло сделать глубокий вдох из-за полученной в комнате пыток травмы грудной клетки; однако его лицо, наполовину прикрытое забралом, продолжало сохранять бесстрастное выражение. У Арианы, видевшей киборга впервые, перехватило дыхание. Кир был одним из самых высоких мужчин своего времени, имел обладал сильно развитой мускулатурой. Но сариссанин был просто огромен - на целых два размаха рук выше Кира. Ариане его покрытые кольчугой руки представлялись ветвями огромного дерева, а размеры груди и плеч были просто гигантскими. Эрит прикоснулась к ее руке и прошептала: - Спокойно, Королева. Кавур измерил киборга взглядом ученого и пришел к такому же неутешительному выводу, что и Ариана. Ни одно живое существо не могло вступить в схватку с таким созданием и остаться в живых. Звездный король Денеба, приземистый, весь в шрамах, сражавшийся вместе с Киром при Карме на стороне Гламисса, выступил вперед и сделал примиряющий жест. - Вы опоздали, кузен из Рады. Но лучше позже, чем никогда. Добро пожаловать в наш новый орден. Кир медленно прошел вперед, его глаза отливали из-под шлема холодом. - Не имею чести знать вас, воин, - произнес он без каких-либо признаков эмоций. Израненное лицо денебианского короля потемнело, но прежде, чем он успел сказать что-то еще, Кир прошел дальше к Таллану. Киборг стоял с той же неподвижностью, которая до этого так выводила из себя Ландро и Марлану. Только одни его глаза в глубоких впадинах проявляли, казалось, какие-то признаки жизни. Подойдя к Таллану, Кир громко, на весь зал бросил: - Я пришел не затем, чтобы присоединиться к тебе, киб. Я пришел убить тебя. Низкий шум, выражавший неудовольствие собравшихся, обежал все помещение. - Я знаю, - ответил Таллан. - Я назвал тебя киб. - Голос Кира был звеняще чистым. Из рядов королей послышались возгласы "лжец" и даже похуже. Многоопытные воины никогда бы не поверили, что последовали за человекообразным существом - созданием столь легендарным, что только немногие маги верили в возможность его существования не в ипостаси злого духа. То здесь, то там пожилые воины сотворяли Звездное знамение. Возможно, киборг и являлся мифом, но демон мог принимать любые обличья, а его существование ни у кого сомнений не вызывало. Кир поднял одетую в рукавицу руку и трижды ударил Таллана по лицу - это были три положенных по ритуалу удара. На мгновение кожа киборга покраснела, затем стала бледной. Кавур со своим научным подходом к объяснению всех происходящих явлений прикинул, что это было не результатом гнева, а лишь реакцией организма, сконструированного таким образом, чтобы экономно расходовать энергию. Имел ли киборг такую же как у людей систему циркуляции крови? Вряд ли. Если настоящий ученый конструировал человекоподобное существо, он вряд ли мог принять такой вариант. Он должен был создать такую систему, которая была бы более эффективной, чем у человека; тело киборга должно быть не только более сильным, но и иметь повышенную сопротивляемость травмам. С ощущением холода в сердце Кавур понял, что киборга невозможно ослабить обычными ранами. По-настоящему смертельные удары не должны быть сильными - но они должны быть точными и наносить их следовало в определенные места, о которых знал только сам киборг и создавший его человек. Зал разразился криками. Раданин Кир нанес три ритуальных удара, означавших вызов на поединок! И на этот вызов не могло быть никакого другого ответа, кроме смертельной борьбы. - Где это произойдет? - спросил киборг. Мечи возбужденно застучали о кольчуги, приветствуя быстрое решение Таллана. Кир сбросил на пол свою шляпу с перьями и положил руки на оружие. - Здесь. И немедленно, - ответил он. 17 Три Состязания - вид индивидуальной борьбы, в которой могли принимать участие только лица королевского ранга. По ритуалу вызов на борьбу осуществлялся тремя ударами, ответом обычно служило немедленноследовавшее обязательство бороться. Характер борьбы был установлен в ранний период Междуцарствия и состоял из трех периодов, в течение которых борьба осуществлялась церемониальным оружием знати: мечом, цепью и кинжалом. Первые два состязания были ограничены по времени пятью минутами с двухминутными перерывами, в течение которых состязавшимся оказывалась помощь. Историки полагают, что такой скрупулезно регламентированный вид борьбы восходит к древним кулачным боям Доисторической эры, однако это всего лишь предположение. Третий, он же последний вид состязания производился на кинжалах и длился вплоть до смерти одного из борющихся. Разумеется, один из борцов мог быть убит на любой стадии борьбы, как это часто и случалось. Преп. Навигатор Юлианус Мульериум. "Ритуальная борьба в эпоху звездных королей". Средний период Второй Звездной Империи. Первым предупреждением об атаке послужил рев собравшихся вокруг воинов. Кир еще только наполовину успел вынуть свой меч из ножен, как увидел, что меч киборга уже опускается на его голову с леденящей душу силой и точностью. Он парировал удар плоской стороной своего меча и ощутил потрясающий шок, передавшийся через руку во все тело. В следующее мгновение он был уже вынужден бороться за свою жизнь изо всех сил. Киборг дрался с холодной бесстрастностью, которая при других обстоятельствах не могла бы не вызвать восхищение Кира. Создавалось впечатление, что фехтовальщик экстракласса дает показательный урок классического владения боевым оружием. Каждое движение Таллана было в точности таким, как вот уже сотню лет и даже больше его описывали мастера фехтования. Выпад, парирование, ответный выпад следовали в классической,
в начало наверх
превосходно выдерживаемой последовательности. Но при этом каждое движение Таллана подкреплялось такой силой и ловкостью, которые до этого казались Киру просто немыслимыми. Буквально через несколько мгновений борьбы раданин уже истекал потом; все его тело отдавало болью от серии сильных ударов, которые сыпались на него один за другим при каждом соприкосновении мечей. Таллан, сражаясь без шлема, возвышался над Киром как чудовищная стена, как лавина необузданной силы. Каждый выпад, который удавалось сделать Киру, встречал четкое парирование, за которым следовала контратака, исполненная в полном соответствии с инструкциями из учебников фехтования. Кир слышал дикие выкрики собравшихся, у него перехватило дыхание. Но он не решался хоть на мгновение оторвать взгляд от Таллана и осмотреться. Звон мечей наполнял собой этот просторный зал, и постепенно Кир почувствовал, что этот звук - единственное, что он может слышать. Казалось, Таллан почуял нараставшую усталость своего соперника, и его атаки стали еще более напористыми. Кир вряд ли смог бы утверждать, что они наполнились неистовством, поскольку этот бой, в отличие от всего, с чем ему приходилось иметь дело раньше, характеризовался исключительным хладнокровием. По мере того, как сражавшиеся двигались по залу, толпа зрителей расступалась перед ними; кровожадные выкрики стали затухать в восприятии Кира, пока из всего, что было вокруг, для него не остался один лишь киборг. Кир чувствовал, что быстро теряет силы. Казалось, что каждый удар, который перехватывает его меч, воспринимается всем телом, как удар мощного тарана. Спокойные глаза киборга пристально всматривались в него, измеряли, оценивали. Он понял, что Таллан последовательно и планомерно, шаг за шагом заставляет его отступать назад. Внезапно его бок пронзила резкая боль. Он видел, что надвигается удар, но у него просто не хватило силы полностью его парировать. "Ну вот, - подумал он, ощущая, как горячая кровь льется через продырявленную кольчугу, - сейчас он меня прикончит". Не было ощущения страха или отчаяния - он был охвачен эйфорией схватки, ощущением чего-то возвышенного, замешанного на неизбежности и радости, наполнявшей в процессе битвы все его существо. Но киборг продолжал сражаться как и прежде - хладнокровно, методически. Сочетание выучки и силы являло собой виртуозное владение мечом, в котором полностью отсутствовали какие-либо признаки горячего человеческого порыва. Кир почувствовал едва заметное шевеление отчаянной надежды. - Довольно! - приземистый денебианин вступил между сражавшимися, подавая сигнал об окончании поединка. Ноющая боль в руке заставила Кира бросить меч на пол; он стоял, широко расставив ноги и пытаясь отдышаться. Бок ныл и кровоточил. Если бы не Кавур и Хан из Вики, которые подбежали к нему и не подвели к молчаливой группе радан, он бы свалился от усталости. Кир словно сквозь туман ощущал, как Кавур поднимает его вооружение и требует от кого-то принести повязки, чтобы остановить кровь. - Это создание - просто дьявол, - процедил сквозь зубы Невус. Ариана, в глазах которой читались горе и страх, держала одетую в кольчугу руку Кира. - Рана очень опасна? - спросила она Кавура. - Да, довольно опасна, - ответил маг, перебинтовывая тем временем рану. Кир посмотрел в сторону Эрит и Грета. Оба валка были необычно молчаливы и неподвижны. - Цепь! - объявил денебианин. - Схватка на цепях! По рядам звездных королей пробежал ропот. Первый этап битвы обеспокоил их, хотя они и не отдавали себе отчет, чем именно. Никто из них не видел до этого Таллана из Сариссы в схватке, и их беспокоила его странная холодность в процессе боя. Резко встряхнув утыканную металлическими шипами цепь, чтобы распутать ее, Хан протянул оружие Киру. Его молодое лицо было мертвенно бледным. - Да помогут вам Звезды, полководец, - пожелал он. Пальцы Кира вцепились в захват жестокого оружия, и он выступил вперед. Раненный бок уже охватила спазма, и он знал, что ему придется прилагать в атаке все оставшиеся силы, или погибнуть. Он резко послал цепь вперед, стараясь попасть в рубец кольчуги Таллана. Пролетавшие на бешеной скорости зубья издавали пронзительный свист, и Кир заметил, что они попали точно в цель. Бого-металл вооружения сариссанина погнулся и разорвался; зубья вонзились в тело. Легкая струйка бледной крови показалась на ляжке киборга. И больше ничего. У Кира улетучилась всякая надежда - у этого существа почти не было крови! Любой человек от такого удара неминуемо стал бы калекой. Киборг сделал шаг вперед. Некоторое время Кир был в состоянии только перехватывать свистящую цепь; через ручку своей цепи он воспринимал один за одним страшные удары противника, который снова постепенно, шаг за шагом, теснил его. В мозгу Кира возникли воспоминания о старых легендах о демонах и колдунах, и он с отчаянием думал, не является ли это существо, так хладнокровно и методически проводящее бой, в действительности дьяволом, воскресшим из черного прошлого. Зацепившись ногой за основание каменной колонны, он извернулся, чтобы уйти от резкого удара. Однако это ему не удалось. Камни за ним восприняли основную силу удара, но все же еще оставалось достаточно энергии для того, чтобы, коснувшись груди Кира, выбить из него дыхание, разорвать рубашку из кольчуги и ободрать кожу до самых ребер. До его сознания донесся пронзительный крик Арианы. Стоя теперь на одном колене, он парировал второй такой же удар; обе цепи спутались вместе. Таллан легким движением руки вырвал их обе; обезоруженный Кир, ощущая свою полную беспомощность, с трудом поднялся, цепляясь за колонну. В зале, в мгновенно наступившей тишине уже витал призрак близкой смерти. От боли в ранах тело Кира горело огнем; остекленевшими глазами он следил за тем, как Таллан поднял свою цепь для завершающего удара. - Довольно! - Кир вряд ли мог поверить в то, что второй раунд когда-нибудь вообще завершится, или в то, что Таллан во-время успеет остановить уже запущенную цепь, даже если он сам того пожелает. Но удара не произошло. Таллан опустил свою цепь и повернулся прочь - такой же холодный, каким он был в самом начале борьбы. Кир облокотился о колонну и закрыл глаза. Ариана и Кавур, расстроенные, были рядом с ним. Сдавленным голосом Кавур произнес: - Король, у вас нет шансов на победу. "Какой чисто раданский фатализм", иронически подумал Кир. Он пытался бороться с черными пятнами, мелькавшими на границе поля его зрения. Было такое ощущение, что к нему подкрадывается неизбежная смерть. Он спустился на пол и оперся о колонну; Кавур судорожно пытался хоть что-то сделать с его ранами. Кир подозвал к себе денебианина, и когда покрытое шрамами лицо сравнялось с его лицом, попросил: - Если я проиграю следующую схватку, мои люди должны возвратиться на Раду. Они не будут сражаться против вас. - Этого будет недостаточно для сариссанина, - ответил денебианин. - По крайней мере обещайте, что мои помощники будут отправлены домой. - Кир прикоснулся к плечу виканина Хана и к маске, закрывающей лицо Арианы. - Остальные могут остаться в заложниках. Ариана что-то попыталась было сказать, но Кир из остатков своих угасающих сил сжал ее плечо. - Думаю, что это я могу обещать, - мрачно ответил денебианин. Кир закрыл глаза и не обратил внимания на то, что его шлем упал и покатился по каменному полу. Он почувствовал чье-то теплое присутствие. Возле него был Грет, за ним стояла Эрит. Ему показалось, что Грет что-то говорит ему; но тонкие губы валка не шевелились. Казалось, что время каким-то образом замедлилось, почти совсем остановилось. Все, кто стоял вокруг него - Ариана, Хан, Кавур, Невус - все казались как бы замороженными, совершенно неподвижными. "Король, не бойся". Это был Грет. Телепатический контакт. Никогда раньше Киру не приходилось ощущать его так явственно. Сейчас он принял форму ясной реальности и нес в себе мощный заряд успокоительной теплоты. "Я бы не смог сделать это один. С нами Эрит". Кир полуосознанно кивнул. "Мы можем помочь вам". "_Д_а_?", подумал в ответ Кир. "Мы можем это сделать, но есть опасность". Киру показалось, что он улыбается. Действительно, какая уж там опасность... С какой еще большей опасностью может повстречаться человек, вступивший в схватку с машиной в человеческом облике, которая методически убивает его шаг за шагом. "Существует большая опасность, чем смерть, Король". Грет, Эрит. Грет-Эрит. Они были теперь одним целым. Эта мысль пришла в голову с отчетливой ясностью. "Опасность в безумии, Король. Вечном безумии. Мы не знаем, какую опасность несет передача мозгу человека возможностей валков". Не стало боли. Был только вопрос вне времени. "_В_е_ч_н_о_с_т_ь_"? "Вы однажды спрашивали меня, Король, умирают ли валки. Да, умирают. Все живое умирает. Но валк живет столько, что с человеческой точки зрения это - вечность. Если мы внесем изменения в ваш мозг, вы будете жить столько, сколько живут валки". "_С_к_о_л_ь_к_о_"? - спросил Кир, желая получить ответ, который он уже знал. "_Д_в_а_д_ц_а_т_ь _т_ы_с_я_ч _л_е_т_, _К_о_р_о_л_ь_". Двадцать тысяч лет безумия... "ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ!.." Мгновение ему казалось, что в его голову вселились все демоны из ада: нездоровый и лихорадочный отлив крови, темный ужас, крылатые фурии из вечности и ужаса. Он почувствовал досаду и легкую печаль валков. Он видел звезды, рассыпанные как пыль по всему космосу, почувствовал одиночество валков, которые прочувствовали его еще за миллиард лет до того, как человек пришел к ним и сказал, что они во Вселенной не одиноки. Убийства и погромы, человеческий страх - все это ничего не значило для валков, потому что они делили мироздание с другим мыслящим созданием - человеком. "_Д_е_л_а_й_т_е_", - мысленно согласился он. - Бой с кинжалами! - объявил денебианин. Кир поднялся. Ариана смотрела на него и чувствовала удручающую пустоту, утрату. Валки только лишь прикоснулись к нему, больше ничего не делали. И вот теперь он стоял в новом качестве; цвет его глаз больше не был привычным голубым, как у радан - они стали темными и видящими далеко-далеко. Она прижала кулаки к губам, чтобы подавить внезапно возникшее ощущение ужаса, который вдруг пронзил ее насквозь. Кир стоял совершенно спокойно, держа в руках обнаженный кинжал. Теперь он ощущал всех живых существ, которые его окружали. Ариана - в ней была горечь. Кавур - можно было буквально услышать мысли человека, жаждущего познания и погруженного в темные предрассудки средних веков. Невус - мысли о войне, о кровавой бойне. Но эти планы битв были примитивными, грубо слепленными - как и сам этот человек. Он чувствовал бушевавшие страсти звездных королей - жадных, низменных, в некоторых случаях - трусливых, в других - храбрых, иногда обеспокоенных. А за пределами зала Кир чувствовал жизнь животных, ползающих по тропическим деревьям в опустошенных садах насекомых, парящих над серой поверхностью воды чаек. Он быстро установил телепатический контакт с Гретом-Эрит и ощутил исходящее от них тепло и успокоение. Таллан стоял перед ним в борцовской стойке с кинжалом наготове. Кир ощутил, что может читать киборга точно так же, как Грет читал древние машины. Под черепом киборга Кир ощутил вспышку любопытства со стороны древнего мастера, давшего этой вещи жизнь. Псевдожизнь. Но, как и валки, даже эту псевдожизнь Киру теперь уже не хотелось уничтожать. Таллан сделал шаг вперед, и Кир ощутил всплеск подсознательного ужаса в мозгу зрителей; Кир понял, что именно этот ужас и являлся главным
в начало наверх
источником превосходства киборга над невежественными людьми. Подсознательно Кир убрал свой кинжал. В электронном мозгу его противника проскользнуло что-то вроде ненависти; только это была не ненависть. Это была цель машины, построенной людьми, чтобы убивать людей. Рука Кира двинулась вперед с нечеловеческой быстротой. Его кинжал молнией промелькнул через разделявшее их расстояние и вонзился в череп киборга. Кир ощутил дикое искрение во взбесившихся схемах, вспыхивающее как будто что-то отчаявшееся, живое... Живое, постепенно переходящее в мертвое. Киборг замер. Его конечности задергались в спазматическом танце, как у заводной игрушки. Затем он упал на пол - являя собой классический вид поверженного колосса. На Кира вначале обрушился шквал охватившего звездных королей суеверного страха, который сменился их ужас от сознания того, что они превратились в заложников провалившегося переворота. Грет-Эрит-Кир пришли к единому мнению: "ЛУЧШЕ, ЧТОБЫ ОНИ НЕ ЗНАЛИ. НИЧЕГО ИЗ ЭТОГО." Кир отдал распоряжение: - Похоронить его как звездного короля. Это его право. Он ощутил огромное, досадливое сожаление. Какое чудо - человек, сумевший создать такой инструмент - вещь, которую не-механические валки никогда не сумели бы создать; но создал для такой вот постыдной цели - убивать людей. Звездные короли аплодировали своим оружием свершившейся победе. Кир почувствовал сзади себя Ариану. Он обернулся и посмотрел на нее глазами валков - любящими, древними, нежными глазами отца, глядящего на маленького ребенка. Он снял с ее головы шлем; звездные короли с изумлением уставились на дочь Гламисса Великолепного. Кто-то пробормотал: - Королева-Императрица! Кир отрицательно покачал головой. - Хан, - сказал он спокойно, - пойди в покои Галактона. Там ты найдешь Марлану. Она проведет тебя в тель. Пойди с ней и приведи сюда Галактона. Ариана со страхом глядела на Кира, проявившего такое странное, ничем для нее не объяснимое видение. Через несколько минут возвратился Хан. С ним была Марлана и мрачный Торквас, который тер глаза, шмыгал носом и с удивлением смотрел на собравшихся королей. - Как ты узнал, Кир? - спросила Ариана. - Я знал. - Я Галактон, - объявил капризно Торквас. Звездные короли, образуя движущуюся волну, встали на колени. Торквас обернулся и поглядел на Марлану с омерзением. - Ты заперла меня, Марлана. Я мог бы тебя убить. Марлана, выглядевшая осунувшейся и постаревшей, взмолилась: - Я прошу вашей милости, муж. - Кир учуял в ее мыслях страх, смешанный с надеждой на новый заговор. Он посчитал необходимым телепатически вмешаться. В результате Торквас уверенным голосом объявил: - Ты мне больше не жена. Ты разведена. Ты возвратишься на Вику и будешь находиться там безвыездно. Марлана ответила поклоном головы. Торквас продолжил: - Назначаю Ариану регентом. Звездные короли снова отсалютовали бряцанием оружия. Кир отключился от ссор и перепалок, которые возникли сразу же, как только они осознали, что их жизнь по крайней мере на данный момент вне опасности. Викане входили из-за реки в город, чтобы навести порядок. Кир почувствовал сильную усталость. Он видел Ариану как будто бы с огромного расстояния. Его мысли заполнили странные изображения чего-то крылатого, простершегося над миром в разноцветных радужных лучах. Конгломерат Грет-Эрит-Кир стал распадаться. Осознав это, Кир понял, какой может быть цена этого. "_Н_а_с_т_у_п_и_л_о _л_и _б_е_з_у_м_и_е_?" - спросил он. Грет-Эрит ответило: "_М_ы _н_е _з_н_а_е_м, _б_р_а_т_". Кир отвернулся и ушел, предпочтя находиться под открытым небом, когда наступит _э_т_о_. Темнело. То там, то здесь в углубляющейся темноте неба уже виднелись отдельные звезды. Он простоял один довольно долго, вслушиваясь в окружавшие его звуки, ощущая поток жизни. Ему показалось, что способность к знанию покидает его, оставляя вместо себя лишь странные видения. Вот человек, ведущий армию в лохмотьях по заснеженной пустыне. Он не понимал, как он это знает, но это была картина из прошлого. Вот три изможденные фигуры на крестах на холме, который в наступающих сумерках кажется лысым черепом. Бегущее изображение звездных скоплений и солнц без числа, центр галактики в том виде, каким его может увидеть только Навигатор с мостика огромного звездолета... Галлюцинации? Начало вечности ужаса и печали? Или аккумулированная память расы, существовавшей еще задолго до появления человека? Изображения пропали, а вместе с ними и ощущение совместной жизни со всем живым под звездами. Способность видеть невидимое исчезала. Человеческий мозг пока еще не был готов уяснить это. Кир ощутил глубокую и нежную грусть. Он услышал голос позади себя. Это была Ариана. И он _с_л_ы_ш_а_л_ ее, но не чувствовал. Она подошла к нему и заглянула в озабоченные глаза, оттененные темными мешками от усталости. Она заметила в них грусть, но сейчас это снова были глаза человека. - Ты мне когда-нибудь об этом расскажешь, Бунтарь? Кир обнял ее за талию и снова посмотрел на небо. Звезды стали теперь гораздо ярче, и от одного края горизонта до другого протянулся край галактической линзы, которую человек назвал Млечным путем. - Когда-нибудь, Ариана, я расскажу тебе об этом, - ответил он. - Если только сумею. А если нет, то пусть тебе расскажет Эрит. Сгущавшуюся темноту прорезала яркая вспышка метеора. Киру показалось, что точно так же выглядит и человеческая жизнь на фоне кромешней ночи истории. И пусть даже она и выглядит такой же короткой, как вспышка этого метеора; по крайней мере она хоть ярко сгорает, освещая вечную темноту яркой вспышкой света.

ВВерх