UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Джин КУН

 МЕТАМОРФОЗА




"Энтерпрайз" не часто  пользовался  космическим  челноком  "Галилей",
потому что обычно он лучше выполнял задачи телепортации, и это был как раз
такой случай. "Энтерпрайз" выполнял совсем другое  задание,  когда  пришел
сигнал бедствия с Эпсилон Канариса-3. Это было слишком далеко за пределами
телепортации, а даже "Энтерпрайз" не мог оказаться сразу в двух местах.
Однако теперь "Галилей"  возвращался  обратно  на  встречу  со  своим
кораблем-носителем. Кирк сидел за управлением, Спок  выполнял  обязанности
штурмана. Пассажирами "Галилея"  были  доктор  Мак-Кой  и  его  пациентка,
заместитель комиссара федерации Нэнси Хедфорд, очень красивая женщина чуть
более тридцати лет, чья красота была  слегка  испорчена  почти  постоянным
выражением какой-то суровости. Это соответствовало ее натуре, она была  не
из тех людей, рядом с которыми приятно находиться.
- Мы достигли запланированного пункта три, капитан, - сказал Спок.  -
Переходите на курс 201, отметка 15.
- Спасибо, мистер Спок. Доктор, как она?
- Без изменений.
- Не  слишком-то  я  благодарна  Звездному  флоту,  -  сказала  Нэнси
Хедфорд.
- Право, комиссар, - сказал Мак-Кой, - вы не можете  винить  Звездный
флот.
- Лучше бы я сделала предварительную прививку.
- Болезнь Сукаро - очень редкое  заболевание,  комиссар.  Вероятность
того, что кто-нибудь подхватит ее, буквально  один  на  миллиард.  Как  мы
могли предположить...
- Я была послана на ту планету, чтобы  предотвратить  войну,  доктор.
Из-за  неэффективности  медицинского  отделения  Звездного  флота  я  была
вынуждена  покинуть  планету  прежде,  чем  выполнила   задание.   Сколько
миллионов невинных людей погибнут теперь из-за моей редкой болезни?
По правде говоря, Кирк подумал, что она преувеличивает свое  значение
и что ее старший помощник вполне мог справиться  с  делом  в  одиночку  и,
возможно, даже лучше. Но этого не следовало говорить.
- Комиссар, уверяю вас, как только мы достигнем "Энтерпрайза", с  его
медицинским  оборудованием,  мы  вас  моментально  поставим  на  ноги.  Вы
вернетесь к своему заданию.
- И как скоро состоится встреча с вашим кораблем, капитан?
- Через четыре часа двадцать одну минуту.
- Капитан, - сказал Спок, - Сканеры регистрируют перед нами небольшую
туманность. Похоже, что она прямо по курсу.
- Едва ли это имеет значение, - сказал Кирк. - Но в любом  случае  мы
лучше свернем.
Однако оказалось, что это невозможно сделать. Каждый раз, когда  Кирк
менял курс "Галилея", облако тоже меняло курс. Вскоре его уже стало видно,
это была фосфоресцирующая клубящаяся масса в бесконечности космоса.
Спок проверил датчики.
- Похоже, это сильно  ионизированный  водород,  капитан.  Но  тем  не
менее, я бы сказал, что это не естественный объект.  Он  слишком  плотный,
меняет  форму  слишком  быстро,  и  в  нем  очень   высока   электрическая
активность.
- Что бы это ни было, мы сейчас окажемся прямо в его центре.
Не успел  он  это  проговорить,  как  обзор  был  практически  закрыт
сияющим, перемещающимся облаком.  Мгновение  спустя  управление  отказало.
Быстрая проверка показала, что связи тоже не было.
- Данные, мистер Спок.
-  Чрезвычайно  сложный  рисунок  электрических  импульсов  и   очень
интенсивное магнитное поле или, вернее, несколько магнитных полей. Похоже,
что оно замкнуто на нас.
Судно слегка накренилось, но достаточно ощутимо. Кирк посмотрел  вниз
на консоль.
- Да, и оно уносит нас с собой.
- Капитан! - Послышался женский голос.  -  Что  происходит?  Я  желаю
знать!
- Вы уже знаете ровно столько, сколько и я, комиссар. Что бы  там  ни
было  снаружи,  оно  уводит  нас  с  нашего   курса   по   направлению   к
"Энтерпрайзу".
- Теперь наш курс 98, отметка 12, - сказал Спок. - Направляемся прямо
в район Гамма Канариса.
- Джим, - сказал Мак-Кой. -  Мы  должны  доставить  мисс  Хедфорд  на
"Энтерпрайз", ее состояние...
- Извините, Боунс, мы ничего не можем сделать.
- Я маму не удивляюсь, - холодно сказала мисс Хедфорд. - Это как  раз
то, чет я ожидала от Звездного флота. Если я настолько больна, как уверяет
этот сомнительный авторитет...
- Поверьте мне, это так, - сказал Мак-Кой. - Возможно,  вы  сейчас  и
хорошо себя чувствуете, но вы тем не менее действительно серьезно больны.
- Тогда почему вы просто сидите здесь? Я настаиваю...
- Простите, комиссар, - сказал Кирк. - Мы сделаем то, что  сможем,  и
тогда,  когда  сможем,  но  сейчас  мы  беспомощны.   Советую   вам   пока
расслабиться и получить удовольствие от поездки.
"Галилея" опустили, трудно было подобрать другое слово, на  маленькую
планету, на которой только кое-какие детали можно было  разглядеть  сквозь
окутывающую их туманность. Но в тот момент, когда они приземлились, облако
вдруг исчезло, дав им возможность смотреть на широкую, пустынную,  похожую
на вересковую пустошь округу.
- Боунс,  Спок,  соберите  данные  об  этом  месте.  -  Кирк  щелкнул
выключателем. - "Энтерпрайз", вызывает "Галилей". Говорит Кирк.  Ответьте,
пожалуйста. Ответьте, без особой нужды мы бы не обращались. Облако  должно
быть все еще неподалеку. Какие-нибудь данные есть?
- Атмосфера практически идентична земной, - отреагировал Спок, -  так
же, как и сила тяжести. Совершенно невероятно для планеты такого  размера,
разве что ядро состоит  из  чего-нибудь  другого,  чем  обычный  никель  -
железо. Но она пригодна для человеческой жизни.
- Что ж, предлагаю выйти  и  посмотреть,  -  сказал  Кирк.  -  Боунс,
достаньте  фазеры  и  сохраняйте  полную  готовность.  Комиссар,  вы  пока
останьтесь внутри.
- И сколько времени продлится это пока?
- Очень хороший вопрос. Хотел бы я иметь на него ответ. Мистер  Спок,
идемте.
Выйдя, они отправились в хвостовую часть челнока и открутили  панели,
открывающие доступ к механизмам, в то время как Мак-Кой оставался спереди.
Проверка работы не заняла много времени.
- Очень странно, - сказал Спок. - Фактически невозможно.
- Ничего не работает.
- Ничего. И без всякой причины.
- Конечно, причина есть. Просто мы ее пока не нашли. Давайте  пройдем
еще по разу.
Пока они занимались этим, Нэнси Хедфорд вышла и  направилась  к  ним,
как обычно, раздраженная чем-то. Терпение, очевидно, было ее самым  слабым
местом. Кирк вздохнул и выпрямился.
- Ну что, капитан?
- А что такое, комиссар?
- Где же эта ваша странная могущественная сила, которая принесла  нас
сюда? Или, может быть, вы просто сбились с курса?
- Мы не сбились с курса, мисс Хедфорд, - сказал Кирк терпеливо.  -  К
вашему сведению, наши силовые блоки бездействуют, так что  я  считаю,  что
сила, которую вы упомянули, все еще по соседству.
- Меня ваше алиби не интересует, капитан. Я настаиваю на  том,  чтобы
вы немедленно вытащили нас из этого мрачного места.
- Комиссар, я понимаю, что вы больны  и  беспокоитесь  о  том,  чтобы
вылечиться.
- А я беспокоюсь, как вы выразились, о том, чтобы избавиться от  этой
медицинской ерунды и вернуться к своим обязанностям!
Мак-Кой, который выглядел довольно озабоченным, присоединился к  ним.
Он сказал:
- Как вы себя чувствуете, комиссар?
- Я бы хотела, чтобы вы перестали задавать этот глупый вопрос. - Она,
рассерженная, ушла.
Кирк позволил себе грустно улыбнуться.
- Пока она отвечает так, Боунс, я думаю, она чувствует себя хорошо.
- Но это продлится недолго. Лихорадка может начаться в любой момент.
Когда Кирк начал отвечать, раздался оклик с дальнего расстояния:
- Эге-гееее!
Они, вздрогнув, повернулись. Из-за горизонта показалась  человеческая
фигура. Она махала руками и бежала по направлению к ним.
- Боунс, я хочу, чтобы вы проверили физиологические данные -  что  бы
это ни было.
Человек скрылся за пригорком, а  затем  появился  на  вершине,  глядя
вниз, на отряд. Это был молодой, крепкий, высокий интересный  мужчина  лет
тридцати пяти, одетый в комбинезон. У него было радостное выражение лица.
- Привет! - сказал он, спускаясь вниз по склону. -  Вы  настоящие?  Я
имею в виду, вы мне не мерещитесь?
- Мы достаточно настоящие, - сказал Кирк.
- И вы говорите по-английски? Вы с Земли?
Кирк кивнул.
- Из Федерации.
- Из Федерации? Ну, это не важно. - Он с энтузиазмом схватил Кирка за
руку. - Меня зовут Кохрейн. Попал сюда уж и нс знаю, как давно. Если бы вы
только знали, как приятно видеть  вас  и  женщину!  Да  к  тому  же  такую
красивую.
Кирк представил всех. Кохрейн, все еще глядя на комиссара, сказал:
- Вы - буквально пища для голодного человека. Все вы. - Он  посмотрел
на Спока. - Вы с Вулкана, не так ли? Когда-то я там был. Хороший  корабль.
Простой, аккуратный. Пытаетесь его  снова  запустить.  Забудьте  об  этом.
Ничего не получится.
Он начал с восхищением обходить корабль. Кирк  сказал  тихим  голосом
Мак-Кою.
- Кажется, у нашего приятеля ума не больше, чем у кузнечика.
- Слишком много всего сразу.  Естественная  реакция.  Фактически  все
данные нормальные. Это человек.
- Мистер Кохрейн. - Незнакомец вновь подошел к ним, по-прежнему сияя.
- Мы были сбиты с курса и принесены сюда какой-то  силой,  которую  мы  не
можем определить и которая, похоже, находится где-то здесь, на поверхности
планеты.
- Возможно. В космосе происходят странные вещи.
- Вы сказали, что мы не сможем заставить наш корабль  функционировать
вновь? - спросил Спок.
- Ни малейшего шанса. Здесь какое-то глушащее поле или что-то  еще  в
этом роде. Энергетические системы не работают. Поверьте мне на слово.
- Вы не будете возражать, если мы все же попробуем? - настаивал Спок.
- Продолжайте. У вас уйма времени.
- А как насчет вас, Кохрейн? - поинтересовался Кирк. - Что  вы  здесь
делаете?
- Застрял. Я уже сказал вам. Послушайте, у нас масса  времени,  чтобы
познакомиться друг с другом. У меня здесь неподалеку маленький домик.  Все
удобства. - Он повернулся к женщине. - Я могу даже предложить вам  горячую
ванну.
- Как проницательно с вашей  стороны  было  заметить,  что  я  в  ней
нуждаюсь, - ледяным тоном заметила она.
- Если вы не возражаете, мистер Кохрейн, - сказал Кирк, - я бы  хотел
услышать что-нибудь, помимо вашего заверения, что вы застряли  здесь.  Это
далеко от проторенных трасс?
- Именно так. Вот почему я особенно рад видеть вас здесь. - Он  снова
оглядел челнок. - Красивый.
- Вы давно не общались. Возможно, принцип его  работы  нов  для  вас.
Мистер Спок, не могли бы вы объяснить метод передвижения силовой установки
мистеру Кохрейну?
- Конечно, капитан. Мистер Кохрейн?
Когда двое отошли, Мак-Кой сказал:
- Он говорил много, но ничего не сказал.
- Я заметил, - сказал Кирк, - и я заметил кое-что еще. Боунс,  в  нем
есть что-то знакомое.
- Знакомое? Теперь, когда вы сказали об этом, я тоже так думаю.
- Я не могу определить, что. Однако как мисс Хедфорд?
- Температуры пока нет. Но нам нужно скорее  взлетать.  Я  гарантирую

 
в начало наверх
вам, что скоро она появится. - Вы уверены в том, что нет никакой ошибки? Это действительно болезнь Сукаро? - Да. И есть кое-что еще, насчет чего я не ошибаюсь. Если ее не лечить, она смертельна. Всегда... Ладно что мы будем делать дальше? - Я думаю, нам следует воспользоваться приглашением мистера Кохрейна. По крайней мере, там мы сможем устроить ее поудобнее. Дом Кохрейна был простым функциональным кубом, с дверью, но без окон. Окружающее пространство было хорошо освоено. - Вы сами это построили, мистер Кохрейн? - спросил Спок. - Да, у меня были кое-какие инструменты и припасы после крушения. Это, конечно, не Земля, но здесь жить можно. Как видите, я выращиваю овощи. Заходите. Он пошел вперед. В доме была печь, которая, очевидно, служила также плитой, кондиционер и кое-какая довольно удобная мебель, явно устаревшие. Мисс Хедфорд огляделась с недовольством. - Какое ужасно грязное место, - сказала она. Кохрейн только улыбнулся. - Но я зову его домом, мисс Хедфорд. - Где вы достали весь этот антиквариат? - спросил Кирк. - Антиквариат? Вы имеете в виду все это оборудование. Думаю, оно не настолько изменилось с тех пор, как я разбился. - Не настолько? - Здесь обязательно должно быть так жарко? - спросила женщина. - Температура постоянно семьдесят два градуса. - Вам жарко? - спросил Мак-Кой у мисс Хедфорд. Она нервно плюхнулась на стул. - Я в ярости, я чувствую себя обманутой, я просто вне себя. - Вам пришлось далеко идти, - сказал Мак-Кой. - Вы устали. Отдохните немного. - Я отдохну позже. Сейчас я продумываю доклад, - который представлю совету комиссаров об эффективности Звездного флота. Уверяю вас, он будет очень-очень подробным. - Капитан! Доктор! - Спок позвал из-за двери. - Посмотрите на это, пожалуйста. Встревоженный настойчивостью в его голосе, Кирк одним прыжком пересек комнату. Снаружи, возможно, на расстоянии полумили, находилось нечто, похожее на смерч, однако ветра не было. Слабые пастельные тона и тени появлялись и исчезали внутри него. При этом раздавался полузвук, полуощущение гармоничной колокольной музыки. Мгновение оно мягко раскачивалось из стороны в сторону мягко, потом исчезло. Кирк быстро повернулся к Кохрейну. - Что это было? - Иногда возникает игра света, - сказал Кохрейн. - Вы и представить себе не можете, каких только грез я здесь не видел. - Мы не грезили, мистер Кохрейн. Там был какой-то объект, и я подозреваю, что это был именно тот объект, который принес нас сюда. Пожалуйста, объясните. - Тут нечего объяснять. - Мистер Кохрейн вы испытываете мое терпение, а дело касается безопасности моих людей. Мы обнаруживаем вас там, где ни у одного человека не может быть никакого дела. Мы были буквально угнаны в космосе и принесены сюда - очевидно, тем же смерчем, который мы сейчас видели. Я не просто прошу объяснить это, мистер. Я этого требую! Кохрейн пожал плечами. - Хорошо, - сказал он. - Там был Компаньон. - Что? - Я так называю его. На самом деле, капитан, я не разбился тут. Я был принесен сюда в моем сломанном корабле. Я был практически мертв. Компаньон спас мне жизнь. - Однако сейчас вы выглядите весьма здоровым, - сказал Кирк. - Что с вами было? - Старость, капитан. Мне в то время было восемьдесят семь лет. Я не знаю, как он это сделал, но Компаньон снова сделал меня молодым. Снова сделал меня молодым, таким, каков я сейчас. Кирк и Спок переглянулись. Глаза Спока полезли на лоб от удивления. Он сказал: - Я бы хотел оставить свое мнение об этой части вашего рассказа при себе. Вы не могли бы рассказать нам точно, что ваш Компаньон представляет собой? - Я уже говорил вам, что не знаю, что это. Оно существует. Оно живет. Оно до некоторой степени общается со мной. - Это довольно странная история, - сказал Мак-Кой. - Вы ввели это существо. У вас есть лучшее объяснение? - Мистер Кохрейн, - сказал Кирк, - у вас есть имя? Кохрейн кивнул: - Зефрам. У Мак-Коя отвалилась челюсть, но Спок, очевидно, ожидал этого ответа. Кирк спросил: - Кохрейн из Альфа Центавра? Первооткрыватель космического варпа? - Вы правы, капитан. - Зефрам Кохрейн, - сказал Мак-Кой, - но ведь он умер сто пятьдесят лет тому назад. - Его тело так и не нашли, - добавил Спок. - Вы смотрите на него, мистер Спок, - промолвил Кохрейн. - Вы сказали, что ваш Компаньон нашел вас и омолодил. Что вы делали в космосе в возрасте восьмидесяти семи лет? - Я устал, капитан. Я умирал. И я хотел умереть в космосе. Вот и все. Мак-Кой повернулся к мисс Хедфорд, ее глаза были теперь закрыты. Он ощупал ее лоб, затем провел обследование. Он был явно обеспокоен результатами. - Эти приспособления, - сказал Спок, - они все принадлежат тому времени, которое вы указываете. Они с вашего корабля, мистер Кохрейн? - Я разобрал его. Остальное - пища, вода, огород, все, что мне нужно - мне дает Компаньон. Очевидно, он производит все это из каких-то местных элементов. - Если вы можете связаться с ним, - сказал Кирк, - возможно, вы сможете выяснить, что мы здесь делаем. - Я и так знаю. - Может быть, вы нам скажете? - Вам это не понравится. - Нам это уже не нравится. - Вы здесь, чтобы составить мне компанию, - сказал Кохрейн. - Я всегда был довольно одиноким человеком. Провел годы в космосе один. Но сто пятьдесят лет - это очень много, Кирк. Слишком много. В конце концов, я сказал Компаньону, что я умру без других людей. Я думал, что он отпустит меня, как-нибудь пошлет меня обратно. Вместо этого он вышел и, очевидно, принес назад первых людей, которые ему попались. - Нет! - слабо вскрикнула мисс Хедфорд. - Это отвратительно! Мы же не животные! Она начала всхлипывать. Мак-Кой с помощью Кирка поднял ее и положил на кушетку, где Мак-Кой сделал ей укол. Постепенно ее всхлипывания затихли. - Плохо, - сказал Мак-Кой, - очень плохо. - И вы ничего не можете сделать? - Только поддерживать ее в спокойном состоянии. Сдерживать развитие вторичных инфекций. Но скорость изнашивания ее красных кровяных телец очень велика. И я не могу приостановить его. Кирк повернулся к Споку. - Мистер Спок, в следующий раз, когда это существо появится, постарайтесь снять данные трикодера. Найдите нам оружие, которое можно использовать против этой твари. - Капитан, я уже сделал некоторые опытные выводы. Исходя из необычно малого размера этой планеты и присутствия глушащего поля, о котором упоминал мистер Кохрейн, а также наличия Компаньона, я пришел к выводу, что это спутник другого объекта, ныне разрушенного, который был заселен высокоразвитой цивилизацией. - Согласен, - сказал Кохрейн. - У меня есть несколько предположений, которые наводят на ту же мысль. - Вывод, Спок? - Можно вывести, что Компаньон - это, возможно, последний представитель давно исчезнувшей культуры. Вы спрашиваете об оружии. Вы что, намереваетесь уничтожить от? - Я собираюсь сделать все, что необходимо, чтобы выбраться отсюда и доставить мисс Хедфорд в госпиталь, - мрачно сказал Кирк. - Если Компаньон будет стоять на пути, значит, надо сдвинуть его с этого пути. Ясно, мистер Спок? - Совершенно ясно, капитан. - Спок поднял трикодер и ушел, направляясь к челноку. - Кохрейн, если вы уедете отсюда, что произойдет с вами? - Я снова начну стариться естественным образом. - Вы хотите уехать отсюда? - Поверьте мне, капитан, бессмертие состоит в основном из скуки. Конечно, я... а что там происходит сейчас? В галактике? - Мы уже на тысяче планет и все продолжаем расширяться. Мы преодолеваем фантастические расстояния и находим жизнь повсюду. Мы считаем, что есть миллионы планет с разумной жизнью. Мы даже начали составлять их карты. - Глаза Кохрейна сияли. - Интересно? - А как бы вы себя чувствовали, если бы проспали сто пятьдесят лет и проснулись в новом мире? - Понятно, - сказал Кирк. - Этот мир ждет вас. И вы можете обнаружить, что ваше имя окружено там славой; Но нам, возможно, понадобится ваша помощь, чтобы выбраться отсюда. - Вы ее получите. - Хорошо. Похоже, что вы думаете, что этот Компаньон может сделать практически все, что угодно. - Я не знаю границ его возможностей. - Он может вылечить комиссара мисс Хедфорд? - Я не знаю. - Стоит попробовать. Мы ничего не можем сделать. Вы сказали, что можете общаться с ним? - До определенной степени. Это не на вербальном уровне, но обычно мои послания доходят. - Попробуйте сейчас. Узнайте, может ли он сделать что-нибудь. Кохрейн кивнул и шагнул в сторону, за ним следовали Кирк и Мак-Кой. - Как вы это делаете? - спросил Кирк. - Я просто прочищаю свое сознание. Затем он приходит. Лучше стойте сзади. Кохрейн закрыл глаза. Прошло время, и Кирк услышал мелодичное жужжание Компаньона. Он появился рядом с Кохрейном, мерцающий, переливающийся дюжиной прекрасных цветов в такт легкому звучанию колокольчиков. Он придвинулся к Кохрейну, собрался вокруг него, как бы обнимая. Огни играли на лице Кохрейна. - Что вы об этом думаете, Боунс? - мягко спросил Кирк. - Практически своего рода симбиоз. Своего рода соединение. - И я так же думаю. Не совсем похоже на отношения владельца домашнего животного, разговаривающего с привязавшимся к нему питомцем, как вы считаете? - Нет, не похоже, это более, чем привязанность. - Согласен. Намного больше. Возможно, любовь. Теперь Компаньон двигался в сторону от Кохрейна, который медленно приходил в нормальное состояние. Компаньон исчез, а Кохрейн покачал головой и огляделся, словно для того, чтобы сориентироваться. Его глаза остановились на Кирке. - С вами все в порядке? - спросил Кирк. - О, да. Но это всегда как-то изматывает меня. Но со мной все в порядке. - Ну и? Кохрейн снова покачал головой. - Компаньон ничего не может сделать, чтобы помочь мисс Хедфорд. Похоже, это вызвано какими-то личными мотивами. Я не понял. Но ответ отрицательный. Я в этом уверен. - Тогда она умрет. - Послушайте, мне очень жаль. Если бы я мог помочь вам, я бы это сделал. Но Компаньон не будет. Прошло несколько часов, прежде чем Спок вернулся от челнока. Возвращаясь, он нес с собой маленькое, но сложное устройство черного цвета, очевидно, очень грубо сработанное, как будто его торопливо собрал ребенок. Он внес его в дом. - Ваше оружие, капитан. - Ого. Как оно работает?
в начало наверх
- Как вы уже знаете, Компаньон состоит в основном из плазмы, состояния материи, характеризующегося высокой степенью ионизации. Проще говоря, он в основном состоит из электричества. Я предлагаю, по сути дела, "закоротить" его. Положите это устройство недалеко от Компаньона, нажмите на этот переключатель, и мы перехватим все электрические импульсы, которые это существо произведет. Я в этом уверен. Кохрейн с несчастным видом смотрел на устройство. Кирк спросил: - Что вас беспокоит, Кохрейн? - Компаньон спас мне жизнь. Заботился обо мне на протяжении ста пятидесяти лет. Мы были близки, это трудно объяснить. Мне кажется, я даже по-своему привязался к нему. - Но при этом он держал вас здесь пленником. - Я не хочу, чтобы его убили. Спок сказал: - Мы можем просто сделать его беспомощным. - Но вы... - настойчиво сказал Кохрейн. - Вы можете убить его! Я этого не вынесу, Кирк. - Мы уходим отсюда, Кохрейн. Решайтесь. - Что вы за люди? - спросил Кохрейн. - Разве благодарность ничего на значит для вас? - У меня здесь умирает женщина, Кохрейн. Я сделаю все, что необходимо, чтобы спасти ее жизнь. Кирк уставился на Кохрейна, тот медленно стал сдаваться. - Я думаю, с вашей точки зрения, вы правы. Я только... - Мы понимаем ваши чувства, мистер Кохрейн, - сказал Мак-Кой, - но это придется сделать. - Хорошо. Вы хотите, чтобы я позвал его? - Пожалуйста, - попросил Кирк. - Только не здесь. Мак-Кой остался со своей пациенткой. Спок поднял свое приспособление, и они с Кирком вышли из дома. Компаньон и Кохрейн уже приближались друг к другу. Мягкие огни и мягкая музыка исходили от существа. Казалось, что оно чуть ли не мурлыкало. - Это достаточно близко? - прошептал Кирк. - Думаю да, - ответил Спок. - И есть некоторый риск. Я не знаю границ возможностей этого существа. - Как и оно не знает наших. Ну же, Спок! Спок нажал на кнопку. Мерцание Компаньона резко усилилось, как и жужжание, встревоженное, сильное. Пастельные цвета сменились мрачными синим и зеленым, а звук колокольчиков сменился несогласованным бренчанием. Кохрейн, находившийся только в нескольких футах от него, схватился за голову и зашатался, потом упал. Призрачная, ежесекундно меняющаяся колонна плазмы обрушилась на дом. Кирк и Спок бросились внутрь, но и там было опасно. Комнаты наполнились кружением и грохотом. В то же время Кирк чувствовал страшное давление на все тело. У него перехватывало дыхание. Он пытался ударить вихрь, но ударять было нечего. Он видел, как рядом с ним Спок уронил устройство и тщетно пытается вздохнуть. - Прекратите! Прекратите! - прокричал издалека голос Мак-Коя. - Он убивает их! Вошел Кохрейн и, мгновенно поняв, что происходит, принял состояние общения. Цвета Компаньона изменились на пастельные, и существо исчезло. Кирк и Спок оба упали на колени, глотая воздух. Мак-Кой опустился на колени возле них; Кохрейн снова вышел. - С вами все в порядке? - спросил Мак-Кой. - Вы можете дышать? Кирк кивнул. - Все в порядке, Боунс. - Он с трудом поднялся на ноги, за ним последовал Спок, который, казалось, быстро восстанавливал силы. - Кохрейн увел его от нас. Не знаю, хорошо он сделал или плохо. - О чем вы говорите? - резко спросил Мак-Кой. - Как можно бороться с таким существом? У меня там где-то корабль, ответственность за четыре человеческие жизни здесь, и один из них умирает. - Это не ваша вина. - Я командую, Боунс. Значит, это моя вина. И вот что получается: я не могу уничтожить его, я не могу заставить его отпустить нас. Через мгновение Мак-Кой сказал: - Вы были солдатом так часто, что, возможно, забили о том, что вас, кроме всего прочего, учили быть и дипломатом. Почему бы не использовать пряник вместо кнута? - Но что я могу предложить?.. Х-мммм. Возможно, стоит попробовать. Спок! - Да, капитан. - Универсальный переводчик на челноке. Мы можем попробовать. Поговорим с существом. - Переводчик предназначен для контактов с более совпадающими жизненными формами. - Приспособьте его. Измените его. Самое страшное в бессмертии - это скука. Наладка переводчика поможет вам бороться с ней. - Это возможно. Если бы я смог расширить диапазон приема... - Приступайте, мистер Спок. Принесите его сюда и начинайте работать. Переводчик был маленьким, но сложным устройством. Глаза Кохрейна внимательно следили за тем, как Спок занимался с ним. - Как работает это устройство? - спросил он. - Есть некоторые универсальные идеи и концепции, одинаковые для всякой разумной жизни, - объяснил Кирк. - Это устройство мгновенно сравнивает частоту мозговых рисунков, выбирает те, которые узнает, и поставляет необходимую грамматику и слова. - Вы имеете в виду, что эта коробка говорит? - Да, голосом или чем-то вроде того. Или тем, чем говорит существо на передающем конце. Оно, конечно, несовершенно. Но обычно работает достаточно хорошо. Мистер Спок, вы готовы? - Практически да, капитан. - Мистер Кохрейн, пожалуйста, позовите Компаньона. Кохрейн вышел из дома, Кирк и Спок снова последовали за ним с переводчиком. И снова звучание Компаньона предшествовало его появлению. А потом появился он, туманный, загадочный. Спок дотронулся до переводчика и кивнул Кирку. - Компаньон, мы хотим поговорить с вами. Произошло изменение звучания. Компаньон отпрянул от Кохрейна. Затем из переводчика раздался голос. Он был мягким, нежным и безошибочно женским. - Как мы можем общаться? Мои мысли... Вы слышите их. Это интересно. - Женщина, Спок, - сказал Кирк. - В этом нет никакого сомнения. - Странно. Возникновение пола может изменить всю ситуацию. - Доктор Мак-Кой и я давно уже об этом догадывались. - Тогда это не содержатель зоопарка? - Нет, мистер Спок. Дорогая... Компаньон! Нехорошо держать нас здесь против нашей воли. - Человеку нужна компания ему подобных, или он может прекратить существование, - сказал мягкий голос, - Он дал почувствовать это мне. - Сейчас один из нас прекращает существование. Это женщина, ее нужно доставить туда, где мы сможем о ней позаботиться. - Человеку нужны ему подобные, но другого рода. Вот почему вы здесь. Человек должен продолжиться. - Капитан, в этом есть своеобразная бесстрастная логика, - сказал Спок. - Чистый прагматизм. По этим словам я бы сделал вывод, что она никогда не поймет нашу точку зрения. - Возможно, Компаньон, постарайтесь понять. В природе нашего вида быть свободными, в то время как в вашей природе оставаться здесь. Мы прекратим существование в неволе. - Ваши тела прекратили свое странное разрушение. Вы будете продолжаться без конца. У вас будет пища, вам ничто не будет угрожать. Вы будете продолжаться - значит, Человек будет продолжаться тоже. Это необходимо. - Капитан, - сказал Спок. - Нам предоставляется прекрасная возможность расширить наши познания. Спросите ее о природе ее происхождения. - Мистер Спок, это не классная комната. Я пытаюсь вытащить нас отсюда... - Такая возможность, скорее всего, больше никогда не предоставится. Она могла бы рассказать нам так много... - Мистер Спок, замолчите. Компаньон, ясно, что вы не понимаете нас. Это потому, что вы существо не нашего вида. Поверьте мне, мы не лжем. То, что вы предлагаете нам, - это не продолжение. Это небытие. Мы прекратим существовать. Даже Человек прекратит существовать. - Ваши импульсы нелогичны. Общение бесполезно. Человек должен существовать. Поэтому и вы будете существовать. Это необходимо. Голос замолк. Компаньон медленно стал бледнеть и в конце концов Совсем исчез. Кирк опустил плечи и вернулся в дом, за ним шел Спок. Кохрейн вошел за ними следом. - Капитан, почему вы сделали свой транслятор с женской голосовой коробкой? - Мы этого не делали, - сказал Кирк. - Но я слышал. - Мужское и женское начало - это универсальная основа всего и в космосе, Кохрейн. И Компаньон, без сомнения, женщина. - Я не понимаю. - Вы не понимаете? - спросил Мак-Кой. - Это и слепому ясно. Кохрейн, вы не просто любимец. И вы не животное, которое держат в клетке. Вы - возлюбленный. - Я - что? - Разве это не очевидно? - спросил Кирк. - Все, что она делает, она делает для вас. Снабжает вас всем, кормит вас, укрывает, одевает. Наконец, приводит к вам собеседников, когда вы одиноки. - Ее отношение, когда она приближается к вам, совершенно отлично от контактов с нами, - добавил Спок. - Это проявляется во всем. Хотя я не совсем понимаю ее чувства, они, очевидно, существуют. Компаньон любит вас. Кохрейн уставился на них: - Это смешно! - Вовсе нет, - сказал Кирк. - Мы видели подобные ситуации. - Но после ста пятидесяти лет... - Что происходит, когда вы общаетесь с ней? - спросил Спок. - Ну, мы... вроде как она сливается с моим сознанием. - Конечно. В этом нет ничего шокирующего. Просто символический союз двух сознаний. - Это возмутительно. Вы понимаете, что вы говорите? Вы не можете... Но все эти годы... впускать нечто... настолько чуждое... в свое сознание, свои чувства, - внезапно Кохрейн пришел в ярость. - Она провела меня! Это своего рода эмоциональный вампир! Она была во мне! - Вам же это не повредило? - спросил Кирк. - Повредило? Какое это имеет отношение к этому? Вы можете быть женаты на женщине, которую вы любите, в течение пятидесяти лет, и все же в глубине души вы сохраняете неприкосновенные уголки. Но эта... эта тварь кормиласъ мной!.. - Любопытный подход, - сказал Спок. - Типичный для ваше" времени, я бы сказал, когда человечество имело меньше контактов с другими живыми формами, чем сейчас. - И вы сидите здесь спокойно, анализируя подобные гадости, - взорвался Кохрейн. - Что вы за люди? - В этом нет никакой гадости, Кохрейн, - сказал Мак-Кой. - Это просто еще одни жизненная форма. К таким вещам постепенно привыкаешь. - Меня от вас наизнанку выворачивает. Вы ничем не лучше ее. - Я не понимаю вашу чересчур эмоциональную реакцию, - сказал Спок. - Ваше общение с Компаньоном было на протяжении ста пятидесяти лет эмоционально удовлетворительным, практичным и совершенно безвредным. Оно, возможно, было даже весьма полезным. Кохрейн свирепо уставился на нет. - Так вот как выглядят будущие люди, у которых нет ни малейшего представления о приличиях или морали. Что ж, возможно, я на сто пятьдесят лет отстал от жизни, но я не собираюсь быть фуражом для чет-то нечеловеческого - ужасного, - задыхаясь, он повернулся на каблуках и вышел. - Весьма узкий взгляд, - сказал Спок. - Доктор! - прозвучал слабый голос Нэнси Хедфорд. - Доктор! Мак-Кой поспешил к ней, за ним последовал Кирк. - Я здесь, мисс Хедфорд. Она выдавила слабую горькую улыбку. - Я слышала все. Его любят, но он отвергает это. - Отдыхайте, - сказал Мак-Кой. - Нет. Я не хочу умирать. Я хорошо выполняла свою работу, доктор. Но меня никогда не любили. Что это за жизнь? Когда тебя никто не любил,
в начало наверх
никогда... а вот теперь я умираю. А он бежит от любви. Она замолчала, судорожно хватая воздух. Глаза Мак-Коя помрачнели. - Капитан, - позвал Спок от дверей, - посмотрите сюда. Снаружи снова был Компаньон, который выглядел так же, как и раньше, но Кохрейн не подпускал от к себе, открыто контролируя себя, соблюдая ледяной холод отношений. - Ты понимаешь, - говорил он. - Я не хочу иметь с тобой ничего общего. Компаньон приблизился, позванивая вопросительно, настойчиво. Кохрейн попятился. - Я сказал - убирайся. Ты никогда не подойдешь ко мне, чтобы снова не провести меня! Убирайся! Оставь меня в покое, отныне и навсегда! Трясущийся, потный, с бледным лицом, Кохрейн вернулся в дом. Кирк повернулся к Мак-Кою. Нэнси лежала неподвижно. - Боунс! Она умерла? - Нет. Но она... она умирает. Дыхание очень нерегулярное. Давление падает. Она умрет минут через десять. И я... - Вы сделали все, что могли, Боунс? - Вам жаль ее, Кирк? - спросил Кохрейн, все еще не остывший от своей ледяной ярости. - Вы что-нибудь чувствуете? Успокойтесь. Потому что это - единственный для всех нас способ выбраться отсюда. Умерев. Слабая надежда на спасение неожиданно мелькнула в голове Кирка. Он поднял переводчик и вышел наружу. Компаньон все еще был там. - Компаньон, ты любишь Человека? - Я не понимаю, - ответил женский голос из переводчика. - Он важен для тебя, более важен, чем все остальное? Как если бы он был частью тебя? - Он - часть меня. Он должен продолжаться. - Но он не будет существовать. Он перестанет существовать. Своими чувствами к нему ты обрекаешь его на существование, которое он находит невыносимым. - Он не стареет. Он будет жить здесь всегда. - Ты говоришь о его теле, - сказал Кирк. - Я те говорю о его душе. Компаньон, в доме лежит умирающая женщина нашего вида. Она не будет иметь продолжения. То же произойдет и с Человеком, если ты не отпустишь его. - Я не понимаю. - Наш вид может существовать, только если у него есть препятствия, которые нужно преодолевать. Ты устранила все препятствия. Без них, придающих нам силу, мы слабеем и умираем. Ты относишься к этому мужчине просто как к игрушке. Ты забавляешься с ним. - Ты ошибаешься, - сказал переводчик. - Человек - это центр всего. Я забочусь о нем. - Но ты не можешь действительно любить его. - У тебя нет ни малейшего представления о любви, полном союзе двух человек. Ты - Компаньон, он - человек, вы две различные субстанции, и вы никогда не соединитесь. Ты никогда не узнаешь любви. Ты можешь держать его вечно, но вы всегда будете разделены друг с другом. Последовала длинная пауза. Затем Компаньон сказал: - Если бы я была человеком, была бы любовь? Затем существо исчезло из виду. Кирк вернулся обратно в дом, едва не налетев на Мак-Коя, который стоял позади него. - Чего ты надеялся этим добиться? - спросил хирург. - Убедить ее в бесполезности этого. Чувство любви довольно часто выражает себя в самопожертвовании. Если то, что она чувствует - любовь, возможно, она отпустит его. - Но она... оно не человек, капитан, - сказал Спок. Вы не можете ожидать, что оно будет вести себя, как человек. - Я могу попытаться. - Это не поможет, - настаивал Кохрейн. - Я знаю. С кровати раздался голос: - Зефрам Кохрейн, - это был голос Нэнси, чистый, сильный, но какой-то странный. Они все обернулись. Там стояла Нэнси Хедфорд, но совершенно изменившаяся - сияющая, мягкая, смотрящая на Кохрейна. На щеках ее играл розовый румянец. Мак-Кой поднял свой трикодер и уставился на него, как громом пораженный, но Кирку не надо было объяснять, что он увидел. Та Нэнси Хедфорд, которая умирала, была теперь совершенно здорова. - Зефрам Кохрейн, - сказала она. - Я все поняла. - Это... это она, - вымолвил Кохрейн. - Неужели вы не понимаете? Это Компаньон. - Да, - сказала Нэнси. - Мы теперь здесь, те, кого вы знали как комиссара и Компаньона. Мы обе здесь. Спок сказал: - Компаньон, ты же не обладаешь властью давать жизнь. - Нет, это может только творец всего сущего. - Но комиссар Хедфорд умирала. - Эта наша часть была слишком слаба, чтобы продолжаться. Через мгновение не было бы никакого продолжения. Теперь мы вместе. То, что вы называли любовью, доступно нам, когда мы вместе. Это заполняет огромную потребность. Мы теперь имеем то, чего раньше не имели. - Вы имеете в виду, что вы теперь обе в одном теле? - спросил Кирк. - Мы - одно. Такой голод, такое желание, - она двинулась в сторону Кохрейна, который отступил на шаг. - Бедный Зефрам Кохрейн. Мы пугаем тебя. Я никогда раньше не пугала тебя. - На ее глазах появились слезы. - Одиночество. Это одиночество. Мы знаем, какая это горькая вещь. Зефрам Кохрейн! Как ты его выносишь? - Откуда ты знаешь, что такое одиночество? - спросил Кохрейн. - Быть существом вашего вида - значит познать боль. - Она протянула руку. - Дай дотронуться до тебя, Зефрам Кохрейн. Его рука медленно потянулась, и они соприкоснулись. Кирк повернул голову и сказал тихо. - Спок, проверь челнок: двигатели, систему связи и так далее. - Мы слышим вас, капитан, - сказала Нэнси, - этого не нужно. Ваш корабль действует, как и раньше. Так же, как и ваши системы связи. - Ты позволишь нам улететь? - спросил Кохрейн. - Мы не сделаем ничего, чтобы остановить вас. Капитан, вы сказали, что я не узнаю любовь, потому что я не человек. Теперь я человек, полностью человек, и ничего больше. Я познаю смену дней. Я познаю смерть. Но дотронуться до руки мужчины - нет ничего более важного. Это счастье, Зефрам Кохрейн. Когда солнце теплее? Воздух слаще? А звуки здешних мест, как легкие струи - потоки в воздухе? - Ты очень красивая, - тихо сказал Кохрейн. - Одна часть меня понимает это. Другая - нет. Но мне приятно. - Я мог бы объяснить тебе многие вещи. Это откроет тебе глаза. - Он был возбужден. - Тысячи миров, тысячи рас. Я покажу тебе все, как только я сам все это узнаю. Возможно, я сумею отблагодарить тебя за все, что ты сделала для меня. В глазах Нэнси появилась печаль. - Я не могу пойти с тобой, Зефрам Кохрейн. Кохрейн замер: - Нет, ты можешь. Ты должна. - Моя жизнь может происходить только здесь. Если я покину это место более чем на несколько дней, я перестану существовать. Я должна возвращаться сюда, как и вы должны поглощать материю, чтобы поддерживать свою жизнь. - Но у тебя есть сила, ты можешь... - Я стала почти как вы. Смена дней будет воздействовать на меня. Но уехать отсюда насовсем - значит прекратить существование. - Ты хочешь сказать, что отдала бы все, чтобы стать человеком? - Нет ничего важнее с твоего прикосновения. - Но ты состаришься, как все люди. В конце концов ты умрешь. - Радости этого часа мне достаточно. Я рада. - Я не могу улететь и оставить тебя здесь, - сказал Кохрейн. Ты спасла мне жизнь. Ты заботилась обо мне и любила меня. Я никогда раньше этот не понимал, но сейчас понимаю. - Ты должен быть свободным, Зефрам Кохрейн. Кирк сказал мягко: - "Галилей" ожидает вас, мистер Кохрейн. - Но если я увезу ее отсюда, она умрет. Если я уеду отсюда - она, человек - умрет от одиночества. И это еще не все... Я люблю ее. Это удивительно? - Для человеческого существа - нет, - сказал Спок. - В конце концов, вы невероятно иррациональны. Кохрейн обнял новую Нэнси Хедфорд. - Я не могу оставить ее здесь. И это неплохое место. Я привык к нему. - Подумайте, мистер Кохрейн, - сказал Кирк. - Там целая галактика, готовая прославить вас. - Мне достаточно, что она любит меня. - Но вы состаритесь, вы оба, - сказал Спок. - Больше не будет бессмертия. Вы состаритесь здесь и в конце концов умрете. - Это происходит с каждым мужчиной и с каждой женщиной, но после долгого пребывания вместе складывается впечатление, что это одна из самых стоящих вещей в человеческой жизни. До тех пор, пока вы вместе. - Вы уверены? - спросил Кирк. - Здесь много воды. Климат хорош для выращивания растений. Я могу даже попытаться вырастить фиговое дерево. Каждый человек имеет право на это, не так ли? - Он помолчал, затем твердо сказал. - Я делаю это не из признательности, капитан. Теперь, когда я вижу ее, могу прикоснуться к ней, я знаю, что люблю ее. У нас впереди много лет, и это будут счастливые годы. - Мистер Кохрейн, возможно, вы правы, возможно, нет. Но я желаю вам всего самого лучшего. Мистер Спок, Боунс, идемте. Когда они повернулись, Кохрейн сказал: - Капитан... - Да? - Не говорите им ничего о Кохрейне. Пусть все будет, как было. Кирк улыбнулся. - Ни слова, мистер Кохрейн. Когда они уже залезали в аппарат, Спок сказал: - У меня есть интересный вопрос, капитан. Не освятили ли вы акт многоженства? В конце концов, Компаньон и комиссар Хедфорд теперь одно тело? - Теперь вы проявили узость мышления, мистер Спок, - сказал Мак-Кой. - Многоженство не везде запрещено. Кроме того, Нэнси Хедфорд была практически мертва. Только Компаньон помогает ей жить. Если она оставит Нэнси, та не проживет и десяти минут. Фактически я намереваюсь подать рапорт о ее гибели, как только мы попадем на "Энтерпрайз". - Кроме того, - подхватил Кирк, - любовь - это та единственная вещь, к которой стремились и Нэнси, и Компаньон. Теперь они ее имеют. - Да, но не вечность, - сказал Мак-Кой. - Только жизнь. - Да, но этого достаточно, Боунс. Для людей. - Это некорректное замечание, Джим, - Когда брови Спока поползли вверх, Мак-Кой добавил: - Однако это правда. Кирк улыбнулся и поднял коммуникатор. - Кирк вызывает "Энтерпрайз". Коммуникатор слабо ответил: - Капитан! Это Скотти. С вами все в порядке? - Абсолютно. Вы можете нас запеленговать? - Производим вычисления. Готово. - Очень хорошо. Я продолжу передачу. Займите стандартную орбиту по прибытии. Мы пересядем - переместимся на челнок. - Но что случилось, капитан? - В конце концов, ничего особенного, - сказал Кирк. - Просто произошла самая старая история в мире. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх