UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Р.А.ЛЭФФЕРТИ

МЕДЛЕННАЯ НОЧЬ СО ВТОРНИКА НА СРЕДУ




Нищий преградил путь молодой паре, медленно  идущей  вниз  по  ночной
улице.
- Сохрани нас этой ночью, - сказал он, взмахнув перед ними шляпой.  -
Добрые люди, не могли бы вы дать  мне  в  долг  тысячу  долларов?  Я  хочу
восполнить потерю своих капиталов.
- Я давал тебе тысячу в прошлую пятницу, - напомнил молодой человек.
- Действительно, давал, - согласился нищий.  -  А  я  около  полуночи
вернул тебе через посланца в десять раз больше.
- Правда, Джордж, так оно и было, - сказала молодая  женщина.  -  Дай
ему их, дорогой. По-моему, это порядочный человек.
Вот так молодой человек дал нищему  тысячу  долларов,  а  тот  махнул
перед ними шляпой и  отправился  дальше,  чтобы  восполнить  потерю  своих
капиталов.
Входя на биржу, он миновал Ильдефонсу Импала,  прекраснейшую  женщину
мира.
- Выйдешь за меня сегодня ночью, Илдо? - радостно спросил он.
- Не думаю, Бэзил, - ответила она. - Я столько раз выходила за  тебя,
но на эту ночь у меня нет никаких планов. Впрочем, ты можешь  сделать  мне
подарок в случае своего первого или  второго  состояния,  мне  это  всегда
нравится.
Однако едва они расстались, она задала себе вопрос: а за кого я выйду
этой ночью?
Нищим был  Бэзил  Бегельбекер,  который  через  полтора  часа  станет
богатейшим человеком мира. В течение восьми часов он сколотит  и  потеряет
четыре состояния: то будут действительно огромные деньги,  а  не  мизерные
капиталы, которые добывают середнячки.
Когда из мозгов убрали блокаду Абебаоса, люди стали принимать решения
быстрее и более удачные. Блокада заставляла мозг заикаться. Когда  поняли,
в чем она  заключается  и  то,  что  не  выполняет  никаких  положительных
функций, ее стали убирать в детстве с помощью  простой  нейрохирургической
операции.
С того времени  продукция  и  перевозка  стали  практически  вопросом
времени. Дела, которые отнимали до этого месяцы и годы, решались теперь  в
течение минут и часов. В течение восьми часов можно было сделать одну  или
несколько изрядно закрученных карьер.
Фредди Фиксико как раз изобрел ручной модуль. Фредди был  нокталопом,
и любовь к модулям характеризовала ему подобных. Вообще в  зависимости  от
своей природы и увлечений люди разделились  на  аврориков,  хемеробиков  и
нокталопов, или, другими словами, на зорян, которые жили в полную силу  от
четырех утра до полудня, дневных мух, время которых приходилось на часы  с
полудня до восьми вечера, и  цивилизацию  ночников,  которая  цвела  между
восемью вечера и четырьмя утра. Культура,  изобретательность,  торговля  и
деятельность трех этих племен несколько  отличались  друг  от  друга.  Как
нокталоп Фредди начал свой рабочий день в восемь вечера медленной ночью со
вторника на среду.
Фредди снял контору и поручил ее обставить. Это заняло  одну  минуту:
переговоры, выбор и  оборудование  прошли  почти  одновременно.  Потом  он
изобрел  ручной  модуль,  что  заняло  следующую  минуту,  и  начал,   его
производство и продажу. В течение трех минут  модуль  оказался  у  ведущих
потребителей.
Понравилось - это был весьма привлекательный модуль.  Через  тридцать
секунд начал поступать  поток  заказов.  В  8.10  все  известные  личности
получили один из новых  экземпляров,  и  спрос  стабилизировался.  Продажа
модулей составила миллионы штук, это был один из самых интересных шлягеров
той ночи, по крайней мере ее ранних часов.
Ручные модули не имели никакого практического применения, так же  как
стихи  Сэмеки.  Они  были  привлекательны,  имели   удовлетворительные   с
психологической точки зрения размер и форму, их можно было держать в руках
или поставить в нишу для модулей в любой стене.
Разумеется, Фредди стал очень богат. Ильдефонса Импала, прекраснейшая
женщина  мира,  всегда  интересовалась  недавно  разбогатевшими  и  пришла
встретиться с Фредди около 8.30. Решения  принимались  быстро,  и  решение
Ильдефонсы последовало в ту же секунду, как женщина остановилась в дверях.
Фредди тоже решил быстро и развелся с  Джуди  Фиксико  в  Суде  по  Мелким
Делам. Фредди и Ильдефонса поехали  на  медовый  месяц  на  курорт  Параис
Дорадо.
Это было чудесно. Все замужества Илды были  чудесны,  и  чудесен  был
иллюминированный пейзаж.  Вода,  питающая  знаменитые  водопады,  сверкала
золотом; ближайшие скалы  сделал  Рэмблес,  а  контур  гор  был  творением
Спэлла. Пляж был идеальной копией Меривеля, а в первые часы ночи  общество
пило голубой абсент.
Но пейзаж - увиденный впервые или после перерыва - поражает только на
первый взгляд, не привлекая больше внимания. Приготовленное  за  мгновение
блюдо поедается еще быстрее, а вкус голубого абсента держится  не  дольше,
чем впечатление, будто он  является  новостью.  Страсть  Ильдефонсы  и  ее
любовников была быстра и горяча; повторение не имело  для  нее  смысла.  К
тому же Ильдефонса и Фредди заказали только одночасовой медовый месяц.
Фредди  хотел  продолжать  эту  связь,  но  Ильдефонса  взглянула  на
указатель спроса. Ручные модули сохранят популярность только  треть  ночи,
дальновидные  люди  уже  сейчас  избавляются  от  них.  А  Фредди  не  был
человеком, переживающим один взлет за другим. Настоящая карьера  бывала  у
него только раз в неделю.
Они вернулись в город и в 9.35 развелись  в  Суде  по  Мелким  Делам.
Запас ручных модулей пошел на распродажу, а остатки его  получат  торговцы
старьем из зорян, которые скупают все, что попадется.
- За кого выйти в следующий раз? - задала себе вопрос  Ильдефонса.  -
Как медленно тянется ночь...
- Бегельбекер покупает, - зашептались на Бирже,  но  Бегельбекер  уже
продавал обратно, прежде чем сплетня успела  описать  полный  круг.  Бэзил
Бегельбекер любил делать деньги, и приятно было следить за  ним  во  время
работы, как он возвышался над всеми в зале  Биржи  и  уголком  губ  бросал
распоряжения посыльным и подчиненным. Помощники  сняли  с  него  нищенские
лохмотья и закутали в тогу  финансового  воротилы.  Он  послал  одного  из
курьеров передать двадцать тысяч долларов молодой паре,  которая  одолжила
ему тысячу. Другого послал с еще  более  ценным  подарком  для  Ильдефонсы
Импала, поскольку  ему  была  приятна  их  связь.  Он  получил  доступ  ко
Всеобщему Указателю Спроса и  ввел  в  него  некоторые  фальшивые  данные,
вызвав падение пары промышленных империй, выросших за последние  несколько
часов, и провернул неплохое дельце, объединив то,  что  от  них  осталось.
Несколько минут он был богатейшим человеком в мире. Но состояние  тяготило
его, не позволяя маневрировать с ловкостью, которую он проявлял час назад.
Он походил на большого, упитанного оленя, а  стая  волков  кружила  вокруг
него, чтобы повалить на землю.
Скоро он лишится своего первого состояния  этой  ночи.  Тайна  Бэзиля
Бегельбекера заключалась в том, что эффектная потеря денег доставляла  ему
удовольствие, когда он был набит ими по самое горло.
Человек  по  имени  Максвелл  Маузер  создал  труд  по   актинической
философии, написание которого заняло семь минут. Для создания  философских
трудов  пользовались  общей  схемой  и  индексом   понятий,   устанавливая
активатор на подходящую терминологию в каждом подразделе, а  более  умелые
пользовались усилителем парадоксов и  смесителем  поразительных  аналогий;
кроме того, градуировали особую точку зрения и  личностную  интонацию.  Из
всего этого выходил хороший труд,  поскольку  при  такого  рода  продукции
совершенство стало автоматическим минимумом.
- А теперь немного бакалеи для украшения торта, - сказал  Максвелл  и
нажал рычаг. По всему труду горстями посыпались слова вроде "хтонический",
"эвристический"  и  "прозимеиды",  чтобы  никто  не  сомневался,  что  это
философский труд.
Максвелл Маузер принялся посылать свою работу издателям и каждый  раз
в течение трех минут получал ее обратно. Анализ  труда  и  причины  отказа
каждый раз сообщались - как правило, утверждали, что это уже делали раньше
и лучше. В течение тридцати минут ее вернули Максвеллу десять раз,  и  ему
стало надоедать. Вот тут и наступил перелом.
За последние десять минут гвоздем  стала  работа  Ладиона,  и  теперь
сочли, что монография Максвелла ее дополняет и одновременно  дает  на  нее
ответ. Ее приняли для публикации и издали меньше чем за минуту. В  течение
первых пяти минут  рецензии  были  осторожны  по  тону,  а  потом  начался
настоящий энтузиазм.  Это  был  один  из  величайших  философских  трудов,
появившихся  в  ранние  и  средние  ночные  часы.  Нашлись  и  такие,  что
утверждали,  будто  успех  может  стать  постоянным  и  даже  будто  книга
привлечет внимание зорян на следующее утро.
Разумеется, Максвелл стал очень богат и разумеется, Ильдефонса пришла
увидеться с ним около полуночи. Как философ-революционер Максвелл  считал,
что они могут жить без формальных процедур, но  Ильдефонса  настаивала  на
браке. Тогда Максвелл развелся с Джуди Маузер в Суде  по  Мелким  Делам  и
вышел оттуда с Ильдефонсой.
Эта Джуди, хоть и не такая красивая, как Ильдефонса, собирала  больше
всех мужчин в городе. Она хотела  человека  минуты  только  на  минуту,  и
всегда оказывалась там, где  нужно,  даже  перед  Ильдефонсой.  Ильдефонса
верила, что отбирает мужчин у Джуди,  а  Джуди  твердила,  что  Ильдефонса
получает оставшееся после нее и ничего больше.
- Я была с ним первой, - смеялась Джуди, проносясь по Суду по  Мелким
Делам.
- О, эта проклятая шлюха, -  стонала  Ильдефонса.  -  Она  носит  мои
трусы, прежде чем я успею их надеть.
Максвелл Маузер и Ильдефонса  Импала  поехали  на  медовый  месяц  на
курорт Мьюзикбокс Маунтин. Было чудесно. Данбар и  Фиттл  сделали  вершины
гор из зеленого снега (а на Бирже Бэзил Бегельбекер копил свое  третье  за
ночь и самое крупное состояние, которое могло превзойти даже  четвертое  с
прошлого четверга). Шалаши были более швейцарскими, чем в самой Швейцарии,
в каждой комнате имелась живая  коза  (а  Стенли  Скулдаггер  вспыхнул  на
небосклоне как ведущий  актер  центральных  ночных  часов).  Популярнейшим
напитком в это время стал "Глотзенбюргер": "Ив Чизе", смешанный с рейнским
вином на кубиках  розового  льда  (а  в  городе  самые  главные  нокталопы
отправились в Клуб для Важных Особ на полуночный отдых).
Разумеется, было чудесно, как всегда с Ильдефонсой, но она никогда не
изучала  философии,  поэтому  запланировала  только   тридцатипятиминутный
медовый месяц. Чтобы  убедиться,  она  взглянула  на  указатель  спроса  и
увидела, что ее  нынешний  муж  выходит  в  тираж,  а  его  труд  цитируют
насмешливо, как "Макси-Маузер". Они вернулись в город и развелись  в  Суде
по Мелким Делам.
Состав Клуба для Важных Особ постоянно  менялся:  успех  был  входным
билетом. Бэзил Бегельбекер мог быть принят, выбран на пост председателя  и
вышвырнут из клуба как грязный нищий от трех до шести раз за ночь. В Клубе
могли состоять только важные личности либо те, кто стал важным ненадолго.
- Думаю, что засну завтра, во  время  зорян,  -  сказал  Оверкалл.  -
Пожалуй, съезжу на часок в  этот  новый  город  Космополис.  Говорят,  там
неплохо. А ты где переночуешь, Бэзил?
- В ночлежке.
- Я полагаю, что через час буду спать по  методу  Мидиана,  -  сказал
Бурнбаннер.  -  У  них  отличная  новая  клиника.  Часок  просплю  методом
Прасенки, а час - Дормидио.
- А Шекль спит час естественным способом, - сказал Оверкалл.
- Недавно я делал это в течение получаса,  -  добавил  Бурнбаннер.  -
Думаю, час - это слишком долго. Ты пробовал естественный способ, Бэзил?
- Только им и пользуюсь. Естественный способ и бутылка спиртного.
Стенли Скулдаггер стал самой яркой  звездой  недели.  Разумеется,  он
получил огромное состояние, и Ильдефонса Импала пришла увидеться с  ним  в
три часа утра.
- Я была с ним первой, - звучал насмешливый голос  Джуди  Скулдаггер,
когда она разводилась с ним в Суде по Мелким Делам.  Ильдефонса  и  Стенли
отправились на медовый месяц. Приятно было закончить ночь с  актером;  это
самые страстные экземпляры, к тому  же  в  них  есть  что-то  юношеское  и
простецкое.
Кроме того, это означало рекламу, что нравилось Ильдефонсе.  Пошли  в
ход языки. Продлится ли это десять минут? Тридцать? Час? Может,  то  будет
один из тех редких у нокталопов браков, которые тянутся до дневных  часов?
А может, даже до следующей ночи?
В действительности он длился  около  сорока  минут,  почти  до  конца
периода.
Медленно тянулась ночь со  вторника  на  среду.  На  рынок  выбросили
несколько сотен новых продуктов. Появились штук двадцать театральных пьес:
трех- и  пятиминутные  драмы  в  капсулах  и  шестиминутные  долгоиграющие

 
в начало наверх
представления. "Ночная Улица, 9" - действительно свинский опус - выделялась среди прочих пьес, и так будет до тех пор, пока она не станет прошлым. Вздымались стоэтажные дома, их занимали, покидали и снова разбирали, чтобы освободить место для более современной конструкции. Только посредственность воспользовалась бы зданием, оставленным дневными мухами, зорянами или даже ночниками с предыдущей ночи. Город был целиком перестроен не менее трех раз в течение одного восьмичасового цикла. Время шло к концу. Бэзил Бегельбекер, богатейший человек мира, председатель Клуба для Важных Особ, развлекался в обществе друзей. Его четвертое этой ночью состояние напоминало бумажную пирамиду, выросшую до невероятных размеров. Бэзил смеялся в душе, вспоминая штуки, на которых она базировалась. Твердым шагом вошли трое привратников. - Убирайся отсюда, ты, грязный бродяга, - яростно сказали они Бэзилу, сорвали с него тогу воротилы и швырнули взамен потертые лохмотья нищего. - Все пропало? - спросил Бэзил. - Я думал, это продлится еще минут пять. - Все пропало, - подтвердил посланец с Биржи. - Девять миллиардов за пять минут. И потянуло за собой еще несколько других. - Выбросить отсюда этого банкрота, - завыли Оверкалл, Бурнбаннер и их приятели. - Подожди, Бэзил, - сказал Оверкалл. - Верни Посох Президента, прежде чем мы погоним тебя пинками по лестнице. Следующей ночью он пару раз будет твой. Время кончилось. Нокталопы тянулись к сонным клиникам и убежищам в домах отдыха, чтобы провести там время упадка сил. Зоряне принимали у них эстафету. Теперь вы увидите, как нужно жить! Эти зоряне действительно быстро принимают решения. И не думайте, чтобы они тратили целую минуту на какой-то вопрос. Сонный нищий наткнулся на Ильдефонсу Импала. - Сохрани нас этим утром, Илдо, - сказал он. - Выйдешь за меня будущей ночью? - Пожалуй, да, Бэзил, - ответила она. - Ты женился этой ночью на Джуди? - Не уверен. Ты можешь дать мне два доллара? - О чем разговор. Джуди Бегельбекер стала одной из десяти самых элегантных женщин во время сезона моды фру-фру около двух. Зачем тебе два доллара? - Один на постель, драй на выпивку. Ведь я послал тебе два миллиона со своем второго состояния. - Я веду эти два счета отдельно. Вот тебе доллар, Бэзил. А сейчас - убирайся! Незачем другим видеть, как я разговариваю с грязным нищим. - Спасибо, Илдо. Пойду куплю выпить и пересплю на лавке. Сохрани нас этим утром. И Бегельбекер ушел, шаркая ногами и насвистывая "Медленную ночь со вторника на среду". А зоряне уже начинали утро среды. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх