UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Кит ЛОМЕР

    ЗАКРЫТЫЙ ГОРОД




 1

Вечерний  бриз,  напоенный   ароматом   цветущих   десятитысячелетних
деревьев Хео, приносил с собой  приятную  прохладу  на  обеденную  террасу
Посольства.
Издалека доносились нежные звуки  флейты,  насвистывающей  прозрачную
мелодию,  словно  легкие  ножки  феи  пробегали  по  забытой  тропе  через
заколдованный лес.
Заходящее солнце, большое и дымно-красное, отбрасывало багровые  тени
на скрытые густой листвой улицы и скверы внизу.
- Жаль, что все это  погибнет,  -  первый  секретарь  дипломатической
миссии Земли  на  Селиноре  Маньян  обвел  рукой  черные  силуэты  древних
разрушенных  башен,  четко  вырисовывающихся  на  фоне  яркого   закатного
горизонта.  -  Несмотря  на   миллионолетнюю   цивилизацию   и   репутацию
бессмертных, селинорцы, по всей видимости, не способны  задержать  падение
уровня населения. Думаю, лет через сто они все уйдут в небытие.
- Если девяносто девять  процентов  поверхности  планеты  отдано  под
кладбища, исторические памятники и  монументы,  то  для  живых  просто  не
остается места, - заметил  второй  секретарь  Джейм  Ретиф.  -  А  сколько
полезных ископаемых похоронено на этом всепланетном  погосте!  Что  ж  тут
удивительного, если не хватает жизненного  важных  элементов,  чем  они  и
объясняют все свои невзгоды?
-  Вы  имеете  в  виду  их  поверье,  будто  у  них  иссякли   запасы
Божественной Эманации? - фыркнул Маньян.  -  Разумеется,  это  всего  лишь
фольклор, но тем не менее очень любопытно  было  бы  глубже  покопаться  в
проблеме  истощения  их  природных  ресурсов.  Жаль,  что   устав   нашего
дипломатического корпуса запрещает касаться  их  религиозных  доктрин.  Во
всяком случае, они ни за что  не  позволят  проведение  каких-либо  горных
разработок, которые могут  потревожить  покой  их  мертвецов,  или  спящих
героев, как они предпочитают их называть.
Маньян  покосился  на  маленького  гуманоида-официанта,  стоящего   в
почтительном отдалении и, по-видимому, погруженного в глубокое раздумье.
- Никак не  могу  отвязаться  от  мысли,  что  современные  селинорцы
чересчур далеки от своих легендарных предков, - проговорил он  вполголоса.
-  Достаточно  сравнить  эти  тщедушные  цивилизованные  создания  с  теми
исполинскими статуями, которые видишь повсюду.
Абориген повернулся и с вежливым выражением на кукольном лице подошел
к столу.
- Вы желаете что-нибудь, сэр?
- Да... э... скажи-ка мне вот что, - Маньян прокашлялся. - Что думают
обо всем этом простые селинорцы? Разве им не понравится  идея  оборудовать
здесь небольшой рудник для добычи столь нужных  их  элементов,  скрытых  в
недрах планеты?
- Хотите честно, мой господин? Я слышал о цифре в миллион метрических
тонн в день в среднем на рудник, сам  Великий  Руссор  не  знает,  сколько
таких рудников возникнет,  стоит  только  разрешить.  -  Он  посмотрел  на
увенчанную  руинами  линию  горизонта.  -  Лучше  подвергнуться  медленной
вековой эрозии, чем  быть  поглощенным  ненасытной  машиной  индустрии,  -
процитировал он. - Во всяком случае, так сказал  поэт  Эвлиндор  несколько
тысячелетий тому назад. А впрочем, не знаю...
-  Ну,  а  как  насчет  импорта?  -  настаивал  Маньян.  -  Ведь  ваш
Административный Совет решительно отверг предложения ДКЗ о  доставке  сюда
нескольких миллионов кубических миль необходимых полезных  ископаемых.  Мы
могли бы обеспечить вас горами сырья, и притом бесплатно!
- Думаю, что уж лучше мы будем любоваться нашим  ландшафтом  в  таком
виде, какой он есть, сэр, - ответил селинорец. - Кроме  того,  копаться  в
горах грязи не в наших привычках. Понимаете, раса, происходящая от героев,
и всякое такое... - он смахнул со стола воображаемую пылинку. - Как насчет
еще одного бокала древнего вина,  господа?  Оно  заложено  в  подвалы  при
Кодроссе в 574635 году, то есть около 3600 лет до  Рождества  Христова  по
старому земному летоисчислению.
- Пожалуй, нет... - Маньян не  договорил,  потому  что  расположенный
рядом с их столиком небольшой пресс-селектор внезапно пискнул, и  на  ярко
освещенном экране односторонней связи, как  в  зеркале,  появилось  полное
добродушное лицо Посла Шиндльсвита.
- Джентльмены!  -  радостно  проговорил  дородный  дипломат.  -  Имею
удовольствие сообщить членам миссии, что делегация блугов в  конце  концов
добилась  разрешения  присутствовать  на  мировой  конференции  здесь,  на
Селиноре...
- Как, эти  коварные  маленькие  убийцы?  -  ахнул  Маньян.  -  С  их
панцирями, светонепроницаемыми шлемами, с их подлыми повадками? Ведь  всем
известно, что они ставленники гроуси и ответственны за  все  беспорядки  в
Секторе!
- Хорошо уже то, что хоть дюжина этих  блугов  будет  находиться  под
присмотром - по крайней мере, на время работы конференции, - пожал плечами
Ретиф.
- ...жест,  который  отражает  их  искреннее  желание  участвовать  в
мероприятиях,  направленных  на  восстановление  в  Секторе   прочного   и
надежного мира, - продолжал разглагольствовать Шиндльсвит. - И без  ложной
скромности я могу сказать...
Бледная физиономия с пятью глазами  на  стебельках  заполнила  экран,
оттеснив в сторону Посла землян.
- Вам, очевидно, известно, - тонким голосом пропищал Посол гроуси,  -
что только  благодаря  моим  усилиям  как  основного  инициатора  нынешних
переговоров это счастливое событие смогло воплотиться в реальность. И...
- Послушайте,  мистер  Посол,  -  краем  губ  проговорил  Шиндльсвит,
одновременно кисло улыбаясь в  камеру,  -  ведь  я  же  первый  подошел  к
интеркому.
- Как всегда, обеспечив себе главную роль, - прошипел гроуси. - Очень
дурная привычка, Джордж! Итак, я  уже  сказал,  -  снова  обратился  он  к
аудитории, - что мне удалось благодаря умелому решению целого ряда сложных
проблем...
- Минуточку, минуточку, Шилф, - представитель Земли протиснулся опять
к центру экрана. - Когда я согласился поддержать  ваше  проклятое  сборище
болтунов авторитетом Дипломатического Корпуса Земли, я...
- Ха! Да вы умоляли меня на  согнутых  суставах  нижних  конечностей,
чтобы я позволил вам пробраться на конференцию!
- Ах, ты, низкий...
- Но, но, - предостерегающе перебил его  Посол  Шилф.  -  Только  без
расовых эпитетов, Джордж! Микрофон включен, не забыли?
Ретиф и Маньян успели еще бросить последний  взгляд  на  багровое  от
ярости лицо Шиндльсвита, прежде чем тот выключил экран.
- Итак, беседы о мире начались весьма воодушевляюще, - весело заметил
Ретиф. Маньян с хмурым видом покачал головой.
- Я не предвижу ничего хорошего от этого собрания, -  он  поднялся  и
взглянул на часы. - У нас есть время для предобеденного моциона, Ретиф.  И
поскольку обедать на сегодняшнем банкете  нам  придется  вместе  с  нашими
коллегами гроуси, то мне, во всяком случае, хороший аппетит  будет  крайне
необходим.
Пройдя квартал  от  недавно  отстроенного  дворца,  где  разместилась
канцелярия землян, Маньян потянул Ретифа за руку.
-  Смотрите-ка,  еще  одна  группа  гроуси-миротворцев   при   полном
вооружении. Можно  подумать,  что  они  в  любой  момент  ожидают  вспышку
всеобщего восстания.
В квартале от них взвод полицейских в непривычно  раздутых  шлемах  и
черных  мундирах,  с  оружием  на  портупее  у   узловатых   бедер,   живо
промаршировал по пустынной улице.
- Шилф всячески настаивает, чтобы гроуси  было  поручено  обеспечение
мер  безопасности  во  время  конференции,   -   пробормотал   Маньян.   -
Единственное огнестрельное оружие на планете - у них...
- Для лояльных  полицейских  эти  парни  подозрительно  смахивают  на
регулярную пехоту, - заметил Ретиф.
-  Боже  мой,  неужели  вы  думаете,  что  они  собираются   выкинуть
какую-нибудь глупость? - испуганно спросил Маньян. -  Всем  известно,  что
гроуси втайне давно точат зубы на  Селинор.  Они  даже  пытались  добиться
признания ее необитаемой и открытой для колонизации.
- Трудно представить себе, как  они  смогли  бы  это  провернуть  при
наличии целой эскадры Объединенных Сил по поддержанию мира,  патрулирующей
за пределами атмосферы планеты, - пожал плечами Ретиф.
- Да, вы правы, нам просто мерещатся всякие ужасы, - покачал  головой
Маньян. - Пара дюжин бластеров не может завоевать весь мир. Но  я  все  же
предпочел бы держаться подальше от этих разбойников: от них можно  ожидать
всяческих неприятностей, - он срезал угол  и  зашагал  к  боковой  улочке,
чтобы избежать встречи с блюстителями порядка.
- Это дорога в закрытый город - запрещенная зона для  иностранцев,  -
остановил его Ретиф. - Неужели вы до такой степени  боитесь  попасться  на
глаза полицейским?
- Ну, нет, конечно! - Маньян  вздрогнул.  -  Если  верна  даже  треть
слухов об этом проклятом месте, то  от  вас  не  найдут  даже  обглоданных
костей.
Спустя полчаса они очутились в узком кривом переулке, где  изъеденные
временем и непогодой грифоны,  сатиры  и  нимфы  украшали  круглые  фасады
обветшалых  зданий,  высившихся  по  обеим   сторонам   улиц.   Маньян   с
беспокойством заметил:
- Не очень-то веселое местечко для прогулок.  Во  всяком  случае,  не
после захода солнца, - он прислушался. -  Можно  легко  вообразить,  будто
слышишь крадущиеся шаги за собой...
- Не такие уж крадущиеся, - возразил Ретиф. - Вот уже минут пять  они
двигаются довольно неосторожно, словно им безразлично, слышим  мы  их  или
нет.
- Вы считаете, что кто-то действительно следует  за  нами?  -  Маньян
обернулся, вглядываясь в сумрак улицы.
- Этих "кого-то" двое. Я бы сказал, что это не гуманоиды, весят футов
сто и носят обувь на мягкой подошве.
- Такие подробности... Впрочем, они еще ни о чем не говорят. На  днях
сюда для участия в конференции прибыли сорок шесть рас негуманоидов,  и  я
мог бы назвать больше десятка из них, кто был бы не прочь напасть на  двух
мирных землян для удовлетворения своих гнусных стремлений.
- Или из-за иридия, содержащегося у них в зубах, - добавил Ретиф.
- Кажется, я узнаю улицу впереди, - обрадованно проговорил Маньян.  -
Тут за углом расположена продовольственная лавка Кориаля. Я был  здесь  на
прошлой неделе днем, делал кое-какие заказы для  официального  приема.  Мы
сможем там укрыться и по телефону вызвать транспорт из Посольства.
Он не ошибся - спустя несколько минут они подошли к высокому и узкому
фасаду здания лавки, украшенному изображением  черепа  и  пары  скрещенных
бедренных костей - селинорским символом предприятия общественного питания.
Окна под глубоко вырезанной эмблемой  были  темными,  массивная  дверь  из
каменного дерева плотно закрыта.
- Закрыто, - Маньян прижал нос к стеклу. - Но внутри кто-то  есть.  Я
слышал шорох...
Ретиф подергал покрытую  паутиной  бронзовую  щеколду,  выкованную  в
форме клыкастых челюстей, вцепившихся в ногу.
- Может быть... Господь с вами, Ретиф! Что вы делаете?  -  воскликнул
Маньян, когда Ретиф, ухватил щеколду обеими руками, изо всех сил рванул ее
на себя. Послышался резкий звон ломающегося металла.
- Ретиф, остановитесь! - запричитал Маньян. - Нельзя же...
- По-моему, сейчас самое время убраться поскорее  с  улицы,  -  Ретиф
втолкнул  своего  упирающегося  начальника  в  темное  помещение  лавки  и
осторожно прикрыл за собой дверь.
- Мы обнаружили взломанную дверь, - быстро  проговорил  он,  окидывая
взглядом комнату, - и вошли посмотреть, все ли в порядке.
Маньян выглянул из окна и издал сдавленный возглас:
- Двое селинорцев в фирменных каскетках только что вышли из-за  угла!
Они застукают нас здесь!
- Проверим заднюю комнату.
Пройдя мимо прилавков,  заставленных  образцами  кулинарных  изделий,
фаршированной дичи и засахаренных  сладостей,  Ретиф  отдернул  занавеску,
висевшую на противоположной стороне  комнаты.  Штабеля  картонных  коробок
смутно виднелись в темноте. Он понюхал воздух, достал маленький  карманный
фонарь и направил на пол узкий, не тоньше карандаша, пучок света.
-  Что  это?  -  в  испуге  спросил  Маньян.  Из-за  стенного   шкафа
высовывались две узкие  ступни  с  высоким  сводчатым  подъемом  и  узкими
пальцами. Ретиф подошел  поближе  и  осветил  маленькое  скорченное  тело.

 
в начало наверх
Пестрая одежда на нем была испачкана и разорвана. Из раны в узкой груди сочилась ярко-алая кровь. - Селинорец... - прошептал Маньян. - Его застрелили! Губы несчастного зашевелились в попытке произнести едва различимые слова. Ретиф опустился рядом с ним на колени. - Кто это сделал? - быстро спросил он. - Зачем? - Он... не тот, кем кажется... - с трудом уловил Ретиф еле слышный шепот. Затем светлые глаза раненного закрылись, последние живые краски исчезли с его крохотного личика, сменившись неприятным оттенком, восковой зелени. - Кажется, это Кориаль, бакалейщик... - простонал Маньян. - Какой ужас... - Тихо! - Ретиф поднял руку. Из отдаленного угла кладовки донесся неясный шорох. Ретиф знаком указал Маньяну налево, а сам начал обходить сложенные штабелями картонки справа. Послышался топот торопливо бегущих ног... - А, вот вы где, Кориаль! - раздался неестественно оживленный голос Маньяна. - Мы... э... только что вошли, чтобы увеличить наш заказ. Нам нужно двенадцать дюжин пирогов с бобами и почками и шесть дюжин жареных рябчиков под майонезом... Маньян боком выбрался из-за штабелей, стараясь держаться между наступающим на него низеньким плотным аборигеном и трупом в углу. Блестящие глаза селинорца цепким взглядом окидывали комнату. - Но если вы заняты, - торопливо продолжал Маньян, - то мы, пожалуй, пойдем... - Угм-м... Вы земляне, не так ли? - пропищал туземец пронзительно высоким голосом. - Я... э... да, но... - Маньян громко проглотил слюну. - Я же был здесь вчера, мистер Кориаль. Неужели вы меня не помните? - Да. Совершенно верно. Теперь припоминаю, - селинорец двинулся по направлению к двери. - Шесть дюжин жареных бобов и двенадцать рябчиков под майонезом. Я тотчас же запишу. А теперь вы уходите, не правда ли? Совершенно верно. До свидания, пожалуйста. Маньян опередил селинорца, добрался до двери и распахнул ее настежь. - Рад был повидаться с вами, Кориаль. Всего наилучшего! - он потянул Ретифа за рукав. - Пошли отсюда! - прошипел он. - Мы ведь очень торопимся, не так ли? - Я не уверен, что мистер Кориаль правильно усвоил заказ, - Ретиф оттеснил Маньяна от двери и выглянул наружу. Темная улица была пуста. Высоко на стенах в голубоватых шарах светились бледные огоньки, отбрасывая колеблющиеся тени на древние камни мостовой. - Ничего! Он сделает все как следует, я уверен... - голос Маньяна дрогнул, когда взгляд его упал на селинорца, из ноздрей которого струился коричневый дымок. - Что за дым вы пускаете? - удивленно заморгал глазами Маньян. - Я не думал, что селинорцы курят... Кориаль бочком протиснулся ближе к двери. - Это новая дурная привычка, только на этой неделе приобретенная. А теперь добрый путь с сожалением. - Странно, - нахмурился Маньян. - Пару дней тому назад вы отлично изъяснялись на космолингве... - Пригнитесь! - крикнул Ретиф, оттолкнул Маньяна и одним прыжком сократил расстояние между собой и маленьким аборигеном, который неуловимым движением выхватил из кармана какой-то блестящий предмет. Блюдо с холодными закусками рядом с Маньяном обратилось в пыль, обдав его дождем брызг и мелких осколков. Маньян с воплем прыгнул в сторону, столкнувшись на лету с селинорцем, увильнувшим от бросившегося на него Ретифа. С минуту ничего нельзя было понять, кроме дикого мелькания рук и ног. Затем Маньян попятился назад и тяжело шлепнулся на пол. Голова его кружилась. Он свалился набок и без движения растянулся на полу. Селинорец выпрямился и поднял свой пистолет... Ретиф схватил со стола первый попавшийся торт и с размаху швырнул его прямо в вытянутое лицо селинорца. Тот взвизгнул. Пистолет отрывисто рявкнул раз, другой. Пуля сорвала золотой погон винно-красной куртки полуофициального вечернего костюма Ретифа. Вторая с тупым звуком - тинк! - попала в оловянную супницу. Густой пурпурный суп в две струи потек из пробитых отверстий. И только теперь Ретиф добрался до стрелявшего. Он завернул ему руку с пистолетом за спину и собрался перехватить вторую руку, как вдруг почувствовал, что комната почему-то увеличилась раза в три. Он затряс головой, задержал дыхание и отшвырнул чужака в дальний угол. Ноги его превратились в рояльные струны, напряженные и дрожащие. Он ухватился рукой за стол, ища опору, и с грохотом свернул его набок. Маньян, отфыркиваясь под каскадом ледяного зеленого пунша, хлынувшего на него сверху, с трудом сел на полу. - Да, да, мама, уже иду... - бормотал он. Ретифу казалось, будто голос Маньяна доносится до него откуда-то из огромного пустого зала. Он увидел, словно сквозь сон, как его напарник медленно, пошатываясь, поднялся на ноги. - Что... прохрипел Маньян. - Что случилось? Глаза его обретя, наконец, устойчивую четкость изображения, испуганно уставившись на разбитую посуду, перевернутую мебель, вывернутые на пол соусы и закуски - и на маленькую скорченную фигурку у противоположной стены. - Ретиф... Он не?.. Ретиф потряс головой, пытаясь прояснить ее. Пошатываясь на непослушных ногах, он подошел к неподвижному телу селинорца. Тот лежал навзничь, широко раскрыв остекленевшие глаза. Большой осколок разбитой чашки из под пунша торчал из его груди, лицо все еще сохраняло живой розовый цвет. - Кориаль! - с трудом выдавил из себя Маньян. - Опять мертвый... - Нам лучше поскорее убраться отсюда, - сказал Ретиф, - и разобраться с Кориалями завтра утром, на свежую голову. - Золотые слова! - Маньян бросился к двери, распахнул ее и отступил назад под недвусмысленной угрозой тяжелого пистолета, тускло поблескивающего в руках тонконогого гроуси в форме "миротворца". - Делайть никакого движения, нехорошие злодеи! - просвистел на своем родном языке полицейский в шлеме и наколенниках, и пять его глаз внимательно обшарили царивший вокруг беспорядок. - На этот раз поймать вас с поличным, мягкотелые! - Вы совершили ужасную ошибку, - заговорил Маньян, когда еще с полдюжины "миротворцев" протолкались в лавку, все с оружием наизготовку. - Мы не... то есть я не... А Ретиф только... - О, мистер Маньян, не так ли? - пронзительным голосом пропищал капитан патруля. - Я принимать вашу невинность, дорогой сэр - при условии, конечно, вы давать показания на истинного преступника. - Истинного преступника? - заикаясь, проговорил Маньян. - Вы имеете в виду Ретифа?.. Но ведь он... - А кто еще? - рассудительно спросил гроуси. - Но... но... - Не иметь необходимости делать заявление сейчас, - успокоил его капитан. - Спокойно уходить и оставить нас заняться убийцей. Решительным жестом он дал знак своим подчиненным, и те, сгрудившись сообща вытолкали Маньяна на улицу. Затем гроуси обратился к Ретифу: - Помнить меня, быть может, Ретиф? Шлух мое имя, когда-то служить во Всепланетной Полиции гроуси. Ты однажды делать мне очень большой вред. Сегодня, в камере гроуской тюрьмы, мы сводить наши последние горькие счеты... 2 Украшенные драгоценностями защитные шторки на глазах капитана Шлуха отбрасывали сверкающие зайчики под нестерпимо ярким белым светом мощных прожекторов, установленных в центре пыльной комнаты для допросов. - Еще раз, мой дорогой Ретиф, - прошипел он на безукоризненном земном языке без малейшего акцента. - Что толкнуло вас на совершение столь зверских преступлений против мира и порядка на Гроуси? Или на Селиноре, если хотите. Может быть, вы намеревались подмешать в продукты питания, предназначенные для питания делегатов, какие-нибудь незначительные добавки? Или ваши планы шли значительно дальше? Может, вы имели злодейские намерения установить в предметах сервировки устройства - те самые, которые были обнаружены у вас во время обыска, о чем я не премину засвидетельствовать официально? - Пара годков пребывания за решеткой совершили с тобой настоящее чудо, Шлух, - рассудительно заметил Ретиф. - Ты утратил свой прежний вид обожравшегося борова. К сожалению, хрюкаешь ты все так же. - А ты, несчастный землянин, все еще не избавился от дурной привычки говорить дерзости? Любопытно будет понаблюдать, как твои глупые шутки постепенно превратятся в мольбы о пощаде в процессе нашего дальнейшего знакомства! - На этот раз вы, гроуси, задумали, пожалуй, какую-то более изысканную пакость, чем обычно, - вслух размышлял Ретиф. - Ведь для того, чтобы уговорить Посла Шиндльсвита согласиться на поддержку этого фальшивого мирного сборища, потребовалась масса времени и сил. А вы не такие ребята, чтобы выдавать авансы под пустые жесты... - Ты намекаешь, что наши мотивы не бескорыстны? - безразличным тоном спросил Шлух. - А впрочем, что толку в твоих намеках, мягкотелый! Можешь свободно поделиться ими с палачом! - Рассмотрим вопрос аналитически, - продолжал Ретиф. - Чего вы добились, кроме разве возможности собрать в одном помещении представителей наиболее значительных миров Сектора, контролируемого вооруженными силами Земли? Впрочем, может быть, и этого достаточно, а, Шлух? Если произойдет какой-нибудь несчастный случай, и они погибнут - кто будет отвечать перед мировой общественностью? Мне почему-то кажется, что не гроуси, которые как всегда, выйдут сухими из воды. Значит, остается второй инициатор собрания - ДКЗ... - Довольно, самоуверенный землянин! - стебельки глаз Шлуха возбужденно зашевелились. - Ты от страха начинаешь болтать черт знает что! - А если будет подорван авторитет Земли, - невозмутимо продолжал Ретиф, - то кто, как не гроуси, вынуждены будут вмешаться, чтобы предотвратить возникновение нежелательных эксцессов и сохранить мир на Селиноре? Возможно, они сочтут необходимым призвать на помощь кого-нибудь вроде своих дружков с планеты Блуг. И вполне возможно, что прежде чем дела войдут в норму, немногие оставшиеся в живых селинорцы, попросту говоря, вымрут, оставив после себя пустую планету, годную для ассимиляции такой предприимчивой нацией, как гроуси. - Что за лихорадочный бред? - прошипел Шлух. - Ведь всем известно, что именно вы, земляне, всегда подозрительно относящиеся к самым чистым намерениям других, установили контрольные приборы МАРК ХХI в порту и по всему конференц-залу, исключив таким образом всякую возможность доставки какого бы то ни было оружия, кроме той горсточки, которой оснащены мои патрули по охране порядка. - Верное замечание, Шлух. МАРК ХХI обыщет все, от носков до головной булавки. Разумеется, немножко отравы в солонке не насторожит детектор, зато метаболические мониторы сразу же засекут это при обычном анализе пищи на пригодность ее для чужеземного пищеварения. Так что и методы Борджиа, пожалуй, исключены. - Я устал от твоих теоретизирований! - Шлух вскочил на ноги. - Думай, что хочешь. Могу сообщить по секрету: уже сейчас ваша канцелярия окружена моими отрядами - под видом почетного караула, разумеется - так что никто не может ни выйти, не войти туда. А завтра в это время ни один землянин не посмеет показать свое голое лицо ни в одной из столиц Сектора! - спохватившись, Шлух замолк, поняв, что сказал слишком много. - Завтра, говоришь? - прищурился Ретиф. - Спасибо за четкое расписание. - Тебе оно ни к чему, несчастный мягкотелый, сующий свой нос в дела великих гроуси! Судьба твоя решена. Но перед смертью ты скажешь мне имя шпиона, который продал тебе наши секреты, и я лично прослежу, чтобы его посадили на кол у стены тысячи крючков. - Ах, секреты? Что ж, это, пожалуй, в достаточной степени подтверждает справедливость моих догадок, - сказал Ретиф. - Еще один вопрос - чем вы заплатили блугам?.. - Молчать! - заверещал Шлух. - Оставшееся тебе время будет посвящено вопросам политики, в которой ты ничего не смыслишь, а детальным и точным ответам на целый ряд вопросов, которые буду задавать тебе я! - Опять врешь, - сказал Ретиф и шагнул к столу, за которым потрясал кулаками в перчатках разъяренный полицейский офицер. Шлух отскочил в сторону, махнул рукой вооруженному охраннику, стоявшему рядом. Тот сорвал с плеча ружье и направил его в лицо Ретифа.
в начало наверх
- А тебе не говорили, что нельзя стрелять из бластера в закрытом помещении, если не хочешь испепелить в нем все, включая стреляющего? - как бы мимоходом спросил Ретиф и сделал еще один шаг. Охранник в замешательстве опустил ружье. Глаза его растерянно вращались на стебельках. - Да он лжет, недоразвитый трутень, портящий выводок! Стреляй, кретин! - завизжал Шлух и бросился к открытому ящику письменного стола. Ретиф одним прыжком преодолел расстояние между и незадачливым капитаном, схватив его за шею и швырнул на охранника. Запоздалый выстрел осветил комнату, словно фотовспышка. Пока двое гроуси барахтались на полу, Ретиф поднял выпавший из рук охранника бластер. - Что ж, взорвался еще один миф, - сказал он. - Шлух, сними пояс и хорошенько свяжи своего напарника. Все еще держа двух чужаков под прицелом, он сел за стол, нажал кнопку включения полевого видеофона и набрал номер. Через секунду на экране появилось мрачное лицо консула Посольства Клачплейта. Глаза его, казалось, готовы были выскочить не только из орбит, но и из экрана. - Как! Ретиф? Это вы?.. Да вы понимаете?.. Вы что на самом деле?.. Как вы могли.. - голос его задрожал, когда он оценил открывшуюся его глазам картину. - А это кто там, капитан Шлух? Что он там делает? - О, он просто встретил тут одного старого знакомого, - успокоительно пожал плечами Ретиф, не обращая внимания на резкий стук в дверь. - Мистер Клачплейт, как далеко зашли приготовления к приему участников конференции с планеты Блуг? - Ну, как вам сказать... их делегация прибудет в течение часа. Конвой только что завизировал у портовых властей места для посадки. Но послушайте... - Конвой? - Ретиф бросил тревожный взгляд на дрожавшую под ударами дверь. - Всего полсотни крейсеров первого класса в качестве транспортного эскорта. Блуги никогда не путешествуют невооруженными, вы же знаете. Но... - Попытайтесь убедить Посла завернуть их обратно! - скороговоркой прокричал в трубку Ретиф. - Если это не удастся, встречайте их с вооруженной охраной! - Мистер Ретиф! - повысил голос Клачплейт. - Я не знаю, что за безумную авантюру вы затеваете, только у вас ничего не получится! Я знаю, как вы относитесь к блугам и гроуси, кстати, тоже! Однако творить беззаконие... - Нет времени для долгих дискуссий, мистер Клачплейт, - прервал его Ретиф, когда тяжелый удар потряс дверь. - Я бы попросил у вас взвод военных моряков, если бы знал, где я нахожусь, но... - Сдавайтесь по-хорошему! - нетерпеливо закричал Клачплейт. - Это единственный выход. Признайте себя виновным в деяниях, совершенных в состоянии временного умопомешательства на почве глубокого оскорбления ваших политических убеждений, и сможете отделаться одним-двумя годами заключения на тюремном спутнике... - Любопытное предложение, - Ретиф пригнулся, уклоняясь от щепок, отлетавших от двери. - И в чем же это я виновен? - В убийстве, разумеется! - заорал выведенный из себя Клачплейт. - Двух селинорцев, забыли? - Как-то выскочило из памяти, - ответил Ретиф. - Но не торопитесь с обвинительным заключением. Может быть, мне придет в голову добавить еще и пару гроуси. Дверь в комнату задрожала и прогнулась. Ретиф выключил экран. - Теперь твой выход, Шлух! - сухо сказал он. - Я решил выбраться через черный ход, чтобы избежать назойливых любителей автографов. Тут три двери: которая из них по-твоему, лучше отвечает моим целям? - Ты никогда не узнаешь этого! - гордо выпятился Шлух. Ретиф выстрелил от бедра. Заряд прошел в дюйме от слухового органа гроуси. - С другой стороны, - поспешно заговорил Шлух, - что случится, если ты даже и ускользнешь от меня на время? Наши планы развиваются успешно, и ничто уже не сможет им помешать! Он подошел к боковой двери и повернул ключ. - Что ж, иди, Ретиф! Но какой бы путь ты не избрал, ужасный конец неизбежно ожидает тебя впереди! - В таком случае, пожалуй, имеет смысл пропустить тебя вперед. Шлух зашипел и попытался увернуться, но Ретиф поймал его, поставил перед собой и пинком под зад толкнул в открытую дверь. Затем он захлопнул дверь за собой и задвинул ее на засов как раз в тот момент, когда входная дверь с грохотом рухнула на пол покинутой комнаты. 3 Они пробирались вдоль мрачных пыльных переходов, взбирались по винтовым лестницам, молча проходили по темным пустым залам, увешанным древним оружием и полуистлевшими знаменами. Несколько раз Ретиф ускользал от преследовавших его гроуси, находясь на волосок от гибели. В обширной комнате, украшенной цветными фресками, изображавшими кентавроидов, пасущихся на пурпурной траве, Шлух указал на высокую арку, сквозь которую проникал бледный лунный свет. - Вот твой выход в ночь, Ретиф! - саркастически проскрипел он. - Иди, если хочешь! Путь свободен. Ретиф пересек комнату и вышел на миниатюрный балкончик, покрытый толстым слоем помета маленьких существ, похожих на летучих мышей. С визгливым писком они тучей вспорхнули в воздух при его появлении. Обрывки вьющихся растений свисали с низкой балюстрады, а за ней расстилался мрак вплоть до отдаленных увенчанных башнями холмов на горизонте. Ретиф заглянул через парапет. Стена под ним круто обрывалась вниз, в чернильную темноту. - Ну, спасибо за все, Шлух, - Ретиф перекинул ногу через каменную ограду балкончика. - Я приду навестить тебя в суд, если до тех пор твои хозяева не свернут тебе шею за такой блистательный провал их поручения. - Постой, торопливый чужестранец, - ехидно захихикал Шлух, услышав, как защелкали каблуки гроуси по кафельному полу смежной комнаты. - Если ты и уцелеешь во время спуска, то знаешь ли ты, что ждет тебя впереди? Даже я не стал бы толкать тебя к тому, что таится там, внизу, во мраке! - Ваш береговой патруль? - Ни наш береговой патруль, ни военные моряки вашего посольства, которые сейчас разыскивают тебя с ордером на арест, никогда тебя не найдут, стоит только тебе ступить на камни мостовой заклятого города, населенного демонами!! - Так вот где вы разместили свою тюрьму, - задумчиво взглянул на него Ретиф. - И все же я лучше встречусь с призраками, чем вернусь назад к вашей милой компании. Пока, Шлух! Оставайся и впредь таким же любезным, как сегодня. Услышав за спиной шум приближающихся шагов, Шлух предусмотрительно рухнул ничком на пол. Ретиф поднял ружье и выпустил очередь навстречу ворвавшемуся в комнату отряду преследователей. Затем, перекинув бластер через плечо, он начал спускаться к молчаливым улицам закрытого города. 4 Спуск прошел без особых помех. Один раз несколько голов гроуси показались было над перилами балкона наверху, но затем быстро исчезли. Стена была изрезана глубокими трещинами и барельефами, и прочные стебли лиан представляли достаточную опору для рук и ног. Прошло менее десяти минут, и Ретиф добрался до подножия стены. Последние несколько футов он пролетел по воздуху, свалившись в густую заросль разросшегося одичавшего кустарника. Он с трудом выбрался из него на неширокую улицу, окаймленную мраморными домами, похожими на заброшенные могильные склепы. Две бледные селинорские луны появились из-за облака и залили все прозрачно-белесым светом. Что-то маленькое и темное порхало над головой, издавая тонкие пронзительные крики. Откуда-то издалека донесся чей-то печальный вопль... Ретиф терпеливо пошел вперед, прислушиваясь к глухому эху шагов и выношенной и стертой мозаике, который была вымощена дорога. Впереди возвышался высокий обелиск. Надпись, почти сглаженная временем, упоминала что-то о битве гигантов. На противоположном углу каменные лики великанов слепо глядели на него с покрытого орнаментом карниза. Он миновал фонтан, пересохший и молчаливый, где каменные девы с хвостами и плавниками нежились среди каменных волн. Сырой холодный ветер гнал мертвые листья по пустой улице. Остановившись, Ретиф услышал за собой легкий шум шагов, который тут же прекратился. - Эй, кто там, выходи! - окликнул Ретиф, - Могу сообщить парочку интересных новостей! Послышался призрачный смех - или то был всего лишь ветер, рыскающий среди рифленых колонн заброшенного храма? Ретиф двинулся дальше. Сворачивая за угол, он краем глаза уловил какое-то движение - мелькнувшую тень, которая исчезла в зияющей дверной арке. Он направился следом и очутился в широком зале без крыши и потолка. Стены, открытые прямо в небо, были покрыты изображениями гигантских фигур, глядевших на него сверху вниз пустыми глазами. - Мне нужен проводник! - закричал Ретиф. - Есть желающие? - ...лающие... лающие... лающие... - отозвалось со всех сторон. - Есть срочное дело об инопланетном нашествии, которое надо обсудить прямо сейчас! - ...час... час... час... - эхо постепенно замирало и затихало, и, словно это послужило сигналом, со стороны высокой дверной арки, сквозь которую Ретиф вошел сюда, донесся скрипучий звук. Ретиф обернулся как раз вовремя, чтобы заметить, как тяжелые створки захлопнулись с глухим звуком "бумм!", многократно отразившимся от стен зала. Ретиф подошел к дверям и убедился, что они закрыты плотно и надежно. Он огляделся вокруг. В дальней стене этого странного помещения виднелся широкий проход. Обогнув черное озерцо воды, в котором отражался дрожащий месяц, Ретиф вошел в проход и через двадцать шагов очутился на террасе, от которой полого спускались вниз широкие плоские ступени. Внизу расстилался темный запущенный парк, дебри разросшегося кустарника и высокие деревья с черной листвой. Ретиф сошел вниз, на газон с мягкой высокой травой. Несколько смутных теней с тихим шорохом отступили назад, когда он направился по заросшей тропинке, вьющейся между искривленными стволами вековых деревьев. Из темноты выступали хмурые каменные лики, жуткие силуэты каменных изваяний проглядывали сквозь густую листву. Он вышел на широкую поляну, в центре которой по обе стороны дороги, ведущей обратно в ночь, возвышался двойной ряд раскрашенных статуй внушительных размеров. Неподалеку, почти совершенно укрытый за низко опущенными ветвями густых хвойных деревьев, находился маленький храм с колоннадой. Стараясь не шуметь, Ретиф подошел к строению с боку. Слабый лунный свет падал сквозь зарешеченное окно на увитую диким виноградом статую исполинского селинорца в доспехах древнего воина. Ретиф швырнул в окно камешек и прижался к стене рядом со входом. Спустя минуту из двери осторожно высунулась голова, и рука Ретифа крепко ухватила за тонкую шею маленького сморщенного селинорца. - Прошу прощения за то, что прервал вашу игру, - сказал он, - но сейчас нам самое время поговорить... 5 - Цена за проникновение в Священную Рощу Героев - смерть, землянин! - тонким голоском закричал селинорец. - Я так и думал, - ответил Ретиф, держа туземца на расстоянии вытянутой руки, чтобы избежать ударов его дико лягающихся ног. - Однако мое вторжение - ничто по сравнению с тем, что задумали гроуси. Может быть вы все-таки выслушаете меня, прежде чем приведете приговор в исполнение? - Завтра - ничто, прошлое - все, - продекламировал селинорец. - К чему бороться против предначертанного, чужеземец? - Бороться ни к чему, если есть возможность внести коррективы. Ты передашь кому следует, что мне нужны несколько сотен проворных селинорцев, чтобы отвлечь внимание патрулей гроуси, пока я доберусь до Земного Посольства. - Обрати последние помыслы к своим богам, землянин, - перебил его селинорец. - Ибо твоя участь решена! - Боюсь, что ты для меня чересчур ортодоксален, - поморщился Ретиф. - Придется поискать какого-нибудь более патриотически настроенного гражданина. Он отпустил туземца, который одернул свою пеструю тогу и вызывающе посмотрел на Ретифа.
в начало наверх
- Нет, землянин, - покачал головой селинорец, сложив на груди маленькие узловатые ручки. - Ты никогда больше не выйдешь из этого священного предела... За спиной Ретифа послышался шорох. Он обернулся. Из-за деревьев, кустов и зарослей показались темные фигуры селинорцев. В руках у них были тонкие длинные стилеты, слегка поблескивающие при лунном свете. В грозном безмолвии они бесшумно сомкнулись вокруг Ретифа. Он отступил к стене святилища, отстегнул бластер и направил его на остановившихся в нерешительности туземцев. - Добро пожаловать на бал, - сказал он. - Теперь, когда у нас есть кворум, мы и договоримся до чего-нибудь. - Ты оскорбляешь наше славное прошлое, землянин, - проговорил иссохший и морщинистый селинорец, гневно уставившись на Ретифа. - Ты нагромождаешь одно святотатство на другое! - Меня как раз и тревожит святотатство, которое замышляют гроуси, - возразил Ретиф. - Вас, кажется, оно не очень-то волнует, но с точки зрения землян это сможет создать нежелательный прецедент для других дружественных нам миров, строящих новые экономические отношения между государствами. - Ушли в прошлое те дни, землянин, когда мы, селинорцы, были могучими воинами. Если сейчас нам выпадет жребий погибнуть, мы с достоинством встретим свою участь. - Никакого достоинства нет в том, чтобы позволить гроуси свернуть себе шею или быть подвешенными за пятки ордами блугов, - перебил его Ретиф. - Я слышал, у них появляется странное чувство юмора, когда дело доходит до взаимоотношений с теми, кто доказал свою неполноценность, позволив себя победить. - Убить этого чужака сейчас же, не так ли? - раздался скрипучий голос селинорца в первом ряду. - Потом каждый умирает приятно, как записано в списке. - Довольно разговоров, - объявил старший селинорец. - Да падет суровая кара на голову нарушителя покоя спящих героев! Селинорцы, косясь на ружье в руках Ретифа, нерешительно переминались с ноги на ногу. Ни один не решался выступить первым. - Лучше повремените с карой, - предложил Ретиф. - Тогда вы сможете обратить свой справедливый гнев на более полезное дело борьбы с чужеземным нашествием. - Хм-м... - престарелый предводитель отозвал в сторону нескольких соплеменников. Тесно сдвинув головы в кружок, они о чем-то зашептались. - Мы решили, - сказал старейшина после окончания совещания, - что вопрос должен быть рассмотрен нашими Древними Праотцами, - он поднял дрожащую руку. - Не подумай, что мы боимся пасть от твоего смертоносного оружия, землянин. Просто это недостаточно изящная смерть. Он взмахнул рукой, и в тесной толпе вооруженных аборигенов образовался узкий проход. - Землянин, тебе предоставляется временная свобода передвижения и честь предстать перед Древними Владыками Селинора, которые самостоятельно решат твой вопрос. Ступай, если ты не боишься! - Вот это правильно, - сказал Ретиф. - Если хочешь быстро провернуть дельце, лучше всего всегда обращаться прямо к высшему начальству. Где они тут у вас? - Преклоните головы перед Владыками Селинора! - высоким дрожащим голосом провозгласил старец. Туземцы в низком поклоне склонились перед рядом исполинских фигур. Ретиф вежливо поклонился. - Выглядят они впечатляюще, - пробормотал он. - Любопытно, как они справляются с решением вопросов... - Нет ничего проще, - сказал старец. - Одно дуновение Божественной Эманации, и слабая тень их уснувшей жизненной силы вновь возродится, наполнив их жилы энергией. И услышат они тогда наши молитвы и совершат правосудие по старой, освященной веками традиции! Ретиф медленно прошел вдоль ряда исполинских статуй, отмечая про себя изорванную амуницию, совершенно натуральные шрамы на конечностях и свирепых лицах, потускневшее оружие и доспехи древних воинов. Невзирая на их размеры и разнообразные формы, все они обладали каким-то неуловимым сходством с маленькими сгорбленными селинорцами, которые в благоговении молча следовали за Ретифом. - Когда-то раса селинорцев была великой и многочисленной, - проговорил старик, заметив вопрошающий взгляд Ретифа. - И безграничной была их отвага... Он указующим жестом протянул руку. - Вот стоит Зобриаль Сильный - Преследователь Зла. Рядом мы видим гордого Валинграйва, победителя при Гарре и Джангалоне. - Вот здесь, - он указал на маленький храм с колоннами, - находится усыпальница Боздуна Грубого, известного также как Боздун Неистовый, который оставил по себе жестокую память. А здесь, - он указал на четвероногое существо с могучей грудью и типично селинорским торсом и головой, - стоят бессмертные останки Великого Туссора, кто собственноручно покорил бессчетные орды доссов на планете настолько далекой, что свет того великого дня до сих пор еще не достиг лика Селинора! - На вид он крепкий парень, - оценил Ретиф. - Жаль, что его сейчас нет с нами. Вряд ли ему понравилось бы положение дел на Селиноре. - Не сказал ли я, что могучий Туссор сам вынесет свой приговор? Да, и Краниус Август, и Мелиодор Быстрый, и Вельгесвон, и Вейр, и Высокий Пантиппо, Король Королей. - В высшей степени августейшее собрание, - согласился Ретиф. - Только мне они кажутся что-то чересчур неразговорчивыми. - Ты смеешь шутить над Владыками Селинора, землянин? - старейшина гордо выпрямился и сделал величественный жест. Двое аборигенов, таких же старых, как и он, выступили вперед, неся с собой большой ящик, который они поставили на траву и открыли крышку. Внутри находился цилиндрический баллон с патрубками и вентилями. От него отходил длинный гибкий шланг. Трясущиеся от старости селинорец поднял наконечник шланга и направил к пьедесталу, на котором стоял кентавроид. - Проснись, Великий Туссор! - провозгласил он надтреснутым голосом, - Восстань от своего долгого сна и вынеси свой приговор тому, кто явился незваным в Святилище Героев!!! Он поднял наконечник и помахал им перед расширенными ноздрями гиганта. Ретиф услышал слабое шипение вытекающего газа. - Удели нам часть своей древней мудрости, как в прежние времена, о, Туссор! - заклинал старик. - Почти иссякла Божественная Эманация, - проворчал он. - Готов побожиться, что кое-кто из этих вероотступников вынюхал его потихоньку! Внезапно одно из заостренных ушей статуи шевельнулось. Расширенные ноздри задрожали, веки затрепетали. Пораженный Ретиф с удивлением наблюдал, как раскрылись губы великана. - Глоп... - произнесла могучая фигура и снова замолкла. - Надо же, - пробормотал кто-то рядом с Ретифом. - В такую минуту, и баллон оказывается пустым! - Как он это делает? - тихонько поинтересовался Ретиф, наблюдая, как Хранитель Священного Дыма оживленно размахивает шлангом, тщетно заклиная неподвижного полубога. - Мы не делаем ничего, незванный чужеземец, - угрюмо проговорил селинорец. - Добрая понюшка священного газа, и их метаболизм ускоряется настолько, что они снова приобретают способность разговаривать, только и всего. Неожиданно Туссор зашевелился снова. - Дьявол побери содомских подлецов! - загромыхал вдруг глубокий голос из его груди. - Где мои наголенники? Где пудра для моих бабок? Где моя проклятая булава? Разрази гром этого растяпу оруженосца! - Великий Туссор, пробудись ото сна! - старик со шлангом удвоил свои усилия. - Выслушай меня! Вот тут среди нас чужеземец, который нарушил достопочтенный покой Владык Селинора своим присутствием... - А... это ты, Терион, - буркнул Туссор. Теперь глаза его были хоть и открыты, но словно подернуты туманом. - Ты ужасно выглядишь. Давно не виделись, я так полагаю. И это не чужеземец нарушает мой покой, а ты со своим дурацким бормотанием. Он потянулся и выхватил шланг из рук старца. Сунув его себе под нос, он с наслаждение сделал глубокий вдох. - Ах-х-х... Как раз то, что прописал ветеринар! - Совершенно верно, Великий Туссор! - селинорец продолжал излагать обстоятельства появления здесь Ретифа. Посреди этого доклада веки Туссора опустились. Шланг выпал из его руки. Он захрапел. - Таким образом, о Великий, вопрос заключается в том, как осуществить предписанный ритуал без риска подвергнуться мучительному позору пасть, словно спелые колосья пивного злака, от руки приговоренного чужеземца, - продолжал старец. - Великий Туссор? Могучий?.. - он неистово замахал шлангом, но на этот раз усилия были бесполезны. Огромная фигура стояла неподвижно, невозмутимая, как сфинкс. - Вот и вся мудрость веков, - прокомментировал Ретиф. - Ты, конечно, здорово потрудился. Терион, но кажется, оракул не заинтересовался этим делом. Давайте-ка пойдем отсюда и... - Заставьте его замолчать, быстро, быстро! - вмешался маленький селинорец, то самый, как заметил Ретиф, который требовал его немедленной смерти. - Нет больше времени для дерганья за веревку деревянных идолов! Отрежем прочь голову этому землянину, да! А вскоре затем судьба пойдет дальше, как записано в списке! - Молчи, наглый дурак! - набросился на него Терион. - Твой неразборчивый писк оскорбляет достоинство Селинора! Скажи мне свое имя, чтобы я мог назначить тебе наказание. Тот к кому он обращался, попятился назад, встревоженно озираясь по сторонам, словно осознав, что он выглядит подозрительно. - Ба, да это мой старый приятель Кориаль! - воскликнул Ретиф, вглядываясь в его лицо. - Ты, должно быть, крупный специалист по воскресению их мертвых! Я ведь сам видел, как ты дважды умирал нынче вечером! Туземец с лицом Кориаля внезапно нырнул в толпу, пытаясь скрыться в задних рядах. - Держите его! - закричал Терион. Преследуемый присел, сделав обманное движение, бросился в разрыв между замершими рядами, увильнул в сторону, когда кто-то попытался преградить ему дорогу, и нырнул в кусты. Погоня помчалась за ним, топча и ломая ветки. Ретиф поднял валяющийся шланг и с любопытством понюхал его наконечник. Затем он сел на ближайший пьедестал и закурил сигарету. Прошло минут пять, прежде чем погоня показалась вновь, преследую все еще опережавшего ее беглеца. Он прибавил ходу, бросился к храму с колоннами и скрылся внутри. - Его дерзость переходит все границы! - запыхавшийся Терион приблизился к Ретифу. - Теперь этот безумец ищет убежища в самой гробнице Боздуна! - Хватайте его! Пора с ним разделаться! - послышались возбужденные крики. - Стойте! - повысил голос Терион, когда толпа бросилась к храму. - Не будем наносить бесчестие Герою, копошась у его ног. Уйдем отсюда и дадим этому маньяку вновь обрести здравый смысл среди теней былого величия, которое когда-то принадлежало его расе. Ретиф достал карманный фонарик и осветил лучом внутренности убежища беглеца. Между огромными, окованными сталью сапогами Боздуна виднелась пара значительно меньших ног. Ретиф направил луч повыше. - Небольшая поправка, сэр, - сказал он. - Не его расе, поскольку он не селинорец. Смотрите! Луч фонаря высветил клубы коричневого тумана, спиралью поднимающегося вверх, окутывая застывшую фигуру законсервированного героя. - На ваше собрание проник замаскированный лазутчик-чужестранец, который в момент возбуждения выдыхает коричневый газ. - Что такое? Коричневый газ?.. - вопросы Териона были прерваны испуганным возгласом селинорца, стоящего у входа в храм. За возгласом последовало громкое хрипение, напоминающее фырканье раздраженного быка. - Он шевелится! Боздун просыпается! Словно вспугнутая стайка воробьев, селинорцы бросились врассыпную. Ретиф поймал Териона за руку, пытаясь помешать ему последовать за остальными. - Отпусти... отпусти меня, чужестранец!!! - завизжал тот под аккомпанемент грозного рева, доносившегося из храма. - Смерти я не боюсь - я встречу ее с гордой улыбкой, но умереть от руки предка, разрывающего тебя на части - это просто непристойно! - И такого неуравновешенного типа вы сделали своим героем? - удивился Ретиф, прислушиваясь к грохоту и треску внутри храма. Вслед за этим оттуда кубарем вылетел двойник Кориаля и неподвижно растянулся у самых ног Ретифа. - К несчастью, Боздун потерял рассудок в результате трехмесячной пытки щекоткой, которой подверг его недостойный Крип, - торопливо объяснил Терион. - Он подвержен приступам ярости, когда его внезапно разбудят, и
в начало наверх
благоразумие требует моего немедленного удаления отсюда! Он вырвался из рук Ретифа и бросился прочь с живостью шестнадцатилетнего юнца. Ретиф обернулся на грохот падающих камней и увидел колоссальную фигуру, стоящую между колоннами, упираясь в них руками. Тугие канаты мышц вздулись на шее гиганта, могучие бицепсы поднялись горой на его руках, спинные мышцы напряглись. Колонны изогнулись и рухнули, увлекая за собой солидную часть архитрава. Боздун взревел, когда свалившаяся мраморная плита огрела его по спине, и шагнул вперед, оставляя позади себя осыпающиеся руины. Восьми футов ростом, могучий и крепко сбитый, как бизон, стоял он, раздраженно фыркая, освещенный лунным светом. Дикий яростный взгляд его остановился на Ретифе. - Крип! Наконец-то я добрался до тебя, - заорал он и бросился на одинокого землянина. Ретиф не двинулся с места, пока Боздун не приблизился к нему вплотную. - Вы меня с кем-то путаете, Боздун! - закричал он. - Я всего лишь землянин, выполняю здесь небольшую работенку по спасению планеты!.. Древний воин с ревом промчался как раз по тому месту, где только что стоял Ретиф. Рыча и фыркая от злости, он освободился от цепких ветвей и колючек кустарника, куда его занесло по инерции, и снова набросился на свою неуловимую жертву. - И в этой связи я хотел бы попросить вас о небольшом одолжении, - продолжал Ретиф. - Группа заговорщиков с планеты Гроуси собирается уничтожить всех иностранных дипломатов в городе... - Арррггххх!.. - зарычал Боздун, размахивая направо и налево могучими кулаками, каждый из которых способен был снести голову лошади. Ретиф уклонился от одного дикого удара, нырнул под второй, и покрепче упершись ногами в землю, отвесил солидный апперкот слева направо прямо в живот гиганту. Эффект был такой, будто удар пришелся по бетонной стене. Ретиф отскочил в сторону, когда Боздун, крякнув, сделал безуспешную попытку схватить его. При этом он так стукнул себя по диафрагме, что даже зашатался. - Сейчас гроуси патрулируют все улицы, - продолжал Ретиф. - И поскольку очень важно, чтобы я добрался до посольства с новостями, я хотел бы попросить вас оказать мне помощь... Со звоном и скрежетом Боздун выхватил свой шестифутовый палаш и взмахнул им над головой. Ретиф отступил на шаг, отбросил в сторону бластер и выдернул из руки ближайшего неподвижного богатыря в рогатом шлеме тяжелое копье с оглоблю толщиной. Боздун размахнулся, и массивный палаш со свистом рассек воздух в дюйме от увернувшегося Ретифа. - И если бы вы приказали своим потомкам, то, я думаю, они согласились бы помочь мне... - Ретиф уперся копьем прямо в нагрудник железной кирасы Боздуна. - Что вы на это скажете? Боздун выронил меч, схватил древко копья обеими руками и резко дернул. Ретиф выпустил копье, и великан, потеряв равновесие, попятился назад, споткнувшись о разрушенную колонну и рухнул на землю. Голова его с глухим стуком "тонк!" брякнулась о мраморную ступеньку его бывшего убежища. Ретиф быстро шагнул к нему, крепко связал ему руки ремнями его же собственных доспехов, затем то же самое проделал с ногами. В эту минуту ветви кустов раздвинулись и из них показалось испуганное лицо Териона. - Что здесь произошло? - с опаской осведомился он. Глаза его остановились на распростертом гиганте. - Как, Боздун Неистовый повержен рукой какого-то чужеземца?! - Боюсь, что вряд ли могу приписать себе такую честь, - возразил Ретиф. - У него просто кончилось действие газа. - Он взглянул на то место где только что лежал фальшивый Кориаль, - ...но если вы отыщите вашего осквернителя святынь, то я, быть может, сумею поправить дело. - Здесь он, этот бесчестный негодяй! - воскликнул один из селинорцев, извлекая незадачливого самозванца из кустов колючего шиповника. Ретиф схватил пленника за шиворот и подтащил его к Боздуну. - Подыши-ка на этого доброго человека, коротышка! - приказал он. Большой клуб коричневого дыма послушно вырвался из ноздрей пленника. - Еще! Пленник сопел и пыхтел, выдыхая коричневый пар на распростертого храпящего воина. Наконец, Боздун дернулся, рванулся и раскрыл глаза. - Ты еще здесь? - проговорил он, заметив Ретифа, - Я думал, что ты мне приснился. Он сделал еще несколько глубоких вдохов коричневого дыма. - Вот так штука! Впервые за несколько сотен лет дышу я таким отличным воздухом! Давай еще! - повысил он голос, когда Ретиф оттянул он него псевдо-Кориаля. - Не раньше, чем вы согласитесь мне помочь, - возразил Ретиф. - И тогда я обещаю вам столько этой святой эссенции, сколько вы захотите. - Да ты шутишь? Ты только дай мне добраться до этих грукси, или как их там, которые думают, что могут безобразничать в моем родном городе! Я разотру их в порошок! - Значит, договорились, - Ретиф обернулся к Териону. - А вы? Вы тоже с нами? - Если Боздун одобряет задуманное, то кто мы такие, чтобы возражать? - спросил старик, обращаясь к прохладному ночному воздуху. - Восстаньте, верные сыны Селинора! Пусть хоть на эту ночь оживет снова древняя слава! Ретиф дал Боздуну еще одну понюшку газа, затем передал пленника Териону. - Не дави его слишком сильно, - предупредил он. - Надо сохранить его как можно дольше. Если эта проделка пойдет успешно, то нам понадобится вся древняя слава, которую удастся оживить сегодня ночью. 6 Сидя верхом на широкой спине кентавра Туссора под затемненной аркой в полуквартале от резных ворот Посольства землян, Ретиф наблюдал, как мимо промаршировали 50 караульных команд гроуси. Глаза на стебельках осторожно ощупывали улицу, силовые ружья-бластеры висели наизготовку на груди. За спиной Ретиф слышал топот сапог других гроуси, неустанно прибывающих в район назревающих событий. - Приготовиться! - тихо сказал он. - Еще десять секунд... Позади раздался хор испуганных возгласов, топот бегущих ног, стреляющих бластеров. Затем показалась пара гроуси, со всех ног улепетывающих от огромной фигуры в древних доспехах. Преследователь в несколько шагов настиг их, схватив за шиворот и расшвырял по сторонам. Толпа селинорцев в подвернутых выше колена тогах, размахивая на ходу ритуальными ножами, торопливо следовала за своим гигантским предводителем по направлению к воротам Посольства. Через мгновение исполин уже был среди охранников, не давая им опомниться, нанося удары зазубренной палицей налево и направо. - Пора! - Ретиф пришпорил Туссора, и исполинский кентавроид рванулся вперед. В мгновение ока они очутились в самой гуще схватки. Ретиф размахивал дубиной, а Туссор лягался своими твердыми, как железо, копытами. - Прорывайся дальше! - кричал Ретиф своему необычному коню. - Здесь мы успеем навести порядок потом, когда уладим главное дело! - Айииии! Как приятно хрустят гроуси под моими копытами! - ржал от удовольствия старый воин, разворачиваясь и прорываясь к воротам. Ретиф успел краем глаза заметить неподалеку Боздуна, расшвыривающего гроуси, как сломанные чучела. Из любой темной улицы, переулка или тупика вываливались толпы селинорцев. Гроуси у ворот поднял бластер и выпустил заряд, который прошел в дюйме от головы Ретифа. Затем палица Ретифа свалила его наземь. Они прорвались внутрь ограды, на полном скаку пересекли лужайку и остановились у освещенного входа. Испуганный часовой из военных моряков издал вопль и потянулся к рычагу, который опускал решетку, предохранявшую дверь от нежелательного вторжения. Туссор одним взмахом руки сшиб часового с ног. Ретиф спрыгнул на землю и бросился вверх по парадной лестнице, перепрыгивая через пять ступенек. Неожиданно на верхней площадке появился консул Клачплейт. - Ретиф! - глаза его остановились на Туссоре - огромном потном человеке с туловищем лошади, в шлеме с мечем на перевязи, и на пестрой толпе селинорцев, кишевших за ним. - Боже великий, измена! Предательство! Галлюцинация! - он бросился бежать, но Ретиф поймал его и повернул лицом к себе. - Банкет уже начался? - спросил он. - С... с... сейчас начнется... - выдавал из себя консул. - Так получилось, что я не выношу похлебки с ядом гроуси, поэтому я вышел подышать свежим воздухом... - он попятился, когда Ретиф оттолкнул его в сторону и помчался дальше. У высоких двойных дверей банкетного зала часовой в синей парадной форме, блестящей каске и пистолетом 45 калибра с хромированной рукояткой в кобуре позволил себе нарушить уставную напряженную позу по стойке "смирно", чтобы покоситься на новоприбывших, невесть откуда возникших перед ним. То, что он увидел, заставило его схватиться за кобуру на бедре. Ретиф резко ударил его ладонью по запястью. - Извини, сынок! - и толчком ноги распахнул двери. Очки и окуляры разнообразнейших форм и размеров с обеих сторон длинного дугообразного стола уставились на спектакль, который разыгрался перед ними. Ретиф указал на невозмутимых селинорских официантов, стоящих за спинками кресел вокруг всего стола, по одному на каждого обедающего. - Взять их! - скомандовал он, хватая ближайшего официанта. Толпа нападающих хлынула в комнату, выполняя это распоряжение. 7 - Вы в своем уме, Ретиф? - консул Клачплейт, дрожащий, с бледным как мел лицом, с ужасом глядел из-за сорванных дверей на сцену погрома и разрушения, оставшуюся после ареста последнего официанта. - Что это значит - ворваться сюда во главе банды головорезов и нарушить неприкосновенность Посольства? Я вынужден выразить протест, и пусть даже ценою собственной жизни выступить на защиту этих несчастных, какие бы зверства вы ни планировали совершить над ними в отместку! Они находятся под покровительством ДКЗ! - Надеюсь, что они выживут - во всяком случае, некоторые из них, - сказал Ретиф, беря со стола нож для резки жаркого. Нагнувшись над одним из упавших официантов, он быстрым движением вспорол ему живот от лобка до подбородка. Клачплейт издал сдавленный вопль. Посол Шиндльсвит побледнел и тихо рухнул под стол без сознания, когда Ретиф вытащил из имитирующей тело фальшивой оболочки безвольно обвисшее на руках жалкое существо величиной в два фута, отдаленно напоминающее очищенного от скорлупы омара. - Это не селинорцы, это блуги. Он снова сунул руку внутрь маскировочного муляжа и достал оттуда небольшой баллон. - А вот и их запас воздуха для дыхания - жидкий азот. - Блуги? - Клачплейт уставился на лежащее без памяти странное создание, из дыхательного отверстия которого вырывались струйки коричневого дыма. - Но что... Как?.. Послушайте, Ретиф, если даже это... э... блуги, то какой ущерб могли они нанести, будучи совершенно безоружными? Ведь только это соображение могло бы оправдать ваше преступное, оскорбительное поведение! - Блуги - камнееды, - объяснил Ретиф. - И они обладают, по-видимому, замечательной способностью регулировать свой обмен веществ в широком диапазоне. В обычных условиях они выдыхают безвредные газы, но при возбуждении начинают выделять закись азота (веселящий газ). Но когда того вынуждают обстоятельства, они могут переключиться на выделение одного из других трех или четырех окислов азота. Здесь, в закрытом помещении, им достаточно было бы одновременно, по сигналу, дунуть каждому гостю в затылок, и все! Чистая работа... - Но почему?! - завопил Клачплейт. - Думаю, посол Шилф сможет нам объяснить, каким образом они очутились здесь вместо штатных официантов Кориаля, - высказал предположение Ретиф. Шилф, все еще барахтавшийся в могучей хватке Туссора, издал резкий ехидный смешок. - Что ж, торжествуйте, пока можете, мистер Ретиф! - прошипел он. - Да, все правильно, каждое слово! Преклоняюсь перед вашей сообразительностью! Но пока вы тратили время и силы на этот отвлекающий маневр - да, да, именно отвлекающий! - боевая эскадра блугов, которую вы, земляне, так наивно пропустили через кольцо блокады, высадила на Селинор 50 тысяч отборных солдат, лучшие силы своего военного флота. И сейчас эти
в начало наверх
маленькие, но стойкие и отважные ребята распространяются по городу, поражая смертоносным дыханием всякое живое существо на своем пути. К утру в живых не останется ни одного селинорца, который мог бы оспорить права гроуси на обладание планетой. - Шилф, да в своем ли вы уме? - Шиндльсвит достаточно пришел в себя, чтобы подняться на четвереньки. - Когда об этом узнают, вас поставят перед Галактическим трибуналом и поступят с вами так, что даже само слово "гроуси" станет нарицательным, заменив собой доктора Маша! - Мада! - поправил Шилф. - Позвольте возразить вам, дорогой Джордж! Ни словечка о заговоре не просочится отсюда наружу. Моя служба безопасности уже приняла соответствующие меры, чтобы взять под контроль все средства коммуникации на планете, способные связаться с вооруженными силами ДКЗ. Буквально через несколько мгновений сюда прибудут мои люди и развеют в пух и прах вашу иллюзию успеха! Но вы не тревожьтесь: я обещаю вам быструю и безболезненную кончину... - он замолк, направив несколько глаз-стебельков на Ретифа. - Что вы качаете головой, сэр? Мой план безупречен! Наше вторжение - это свершившийся факт! - Верно, - согласился Ретиф. - Только вы упустили из виду одно незначительное обстоятельство... - Ничего я не упустил! - зашипел Шилф. - Вот! Слышите? В данный момент мои оккупационные войска подходят к двери... Из холла снаружи донесся громкий звук шагов. Затем огромная фигура Боздуна Неистового, могучая и загорелая, появилась у входа. Он сдернул разбитую дверь с петель и отшвырнул ее в сторону. - Отлично сработано, Ретиф! - пробасил он. - Не знаю, как тебе это удалось устроить, но все кругом буквально кишит этими замечательными маленькие парнишками, которых ты называешь блугами. Все наши ребята отлавливают их и приручают. У меня сейчас сидит один в кармане и снабжает меня таким количеством дыхательного дыма, что я чувствую себя, как гончий пес на охоте! - налитые кровью глаза исполина остановились на накрытом столе. - О, жратва! - взревел он. - Я целых восемьсот лет не имел во рту ни крошки! - Так, значит... Значит, моя операция по вторжению провалилась? - в ужасе просипел Шилф. - Мои тщательно разработанные и продуманные планы рухнули в самый кульминационный момент из-за пустячного недосмотра? - О, ваша операция пользуется большим успехом, - утешил его Ретиф. - Только на сей раз в выигрыше оказались именно те, против кого она была задумана. 8 - Я заявляю решительный протест против такого вопиющего вмешательства во внутренние дела суверенной планеты, Джордж! - возбужденно прокричал Посол Шилф со своего места на трибуне, где местные и чужеземные чиновники высшего ранга ожидали начала парада, организованного селинорцами в честь годовщины Великого Нашествия. - Я требую немедленного возвращения интернированных боевых кораблей блугского флота и депортации всех граждан блугской национальности... - Избавьте меня от ваших причитаний, мой дорогой Шилф, - протестующим жестом поднял руку Посол Шиндльсвит. - Нам бы здорово жарко пришлось, задумай мы сейчас изгнать отсюда блугов. Вы же знаете, конечно, что, когда их дыхательные баллоны опустели, они удрали от своих охранников и пробурили себе дорогу на полмили в глубину, к азотосодержащим пластам. Там они отлично себя чувствуют, с аппетитом переваривают горные породы и выделяют свободные радикалы и восстановленные элементы из окислов. Короче говоря, образовалась идеальная система безотвальной добычи полезных ископаемых, не загрязняющая окружающую среду, - как раз то, что требовалось для возрождения этой погибающей планеты. Я считаю, что нам очень повезло, поскольку сегодня вы разделяете честь присутствовать здесь как соавтор и организатор блугского Иммиграционного Плана, вместо того, чтобы ожидать суда в каюте-люкс для Очень Важных Персон на военном бриге ДКЗ как военный преступник и агрессор. - Пфи! - гроуси возмущенно завибрировал своим горловым мешком. - В таком случае, - сменил он тему, - я не вижу оснований, почему гроуси должна выплачивать кредит за эту сокращенную программу, в результате которой без всяких затрат со стороны этих неблагодарных селинорцев их экономика так быстро обновилась! - Послушайте, Шилф, - понизил голос глава дипломатической миссии землян. - Только тот факт, что полное раскрытие обстоятельств, приведших к нынешнему развитию событий, могло бы вызвать некоторую критику в Секторе по поводу допущенных мной по чистой небрежности ошибок, мешает мне опубликовать запись той весьма эффектной речи, которую вы так предусмотрительно произнесли в микрофон, включенный для записи победоносных тостов и спичей. Он приложил ладонь к уху, прислушиваясь к звуку отдаленных труб и фанфар. - Джентльмены, мне кажется, я слышу их приближение! Вдоль древней улицы двигались с развевающимися знаменами процессия. В первых рядах шагал Туссор и Боздун, огромные и грозные, с пристегнутыми к бедрам баллонами, наполненными оживляющим газом, которым их снабдил ДКЗ, сверкая доспехами под красными лучами воспаленного солнца. За ними, ряд за рядом, маршировали воскресшие бессмертные Селинора - далеко растянувшаяся колонна, конец которой скрывался из виду за поворотом тенистой улицы. - То, что мы позволили этим ребятам захватить корабли блугов в качестве военных трофеев и отправиться на них в космос, несколько противозаконно, и мне придется поломать себе голову над тем, как обосновать свое решение в моем отчете, - понизив голос, обратился Шиндльсвит к Териону. - Но между нами, - добавил он, покосившись на Посла Шилфа, - я думаю, что справлюсь с этим, поскольку имею гарантию, что они будут совершать свои набеги только на подмандатной территории гроуси. - Вы очень нас обяжете, если не станете препятствовать этим грубиянам покинуть Селинор как можно скорее, - громко прошептал почтенный старец. - Мы будем счастливы избавиться от этих вонючих скотов. Они не имеют ни малейшего понятия о достоинстве, присущем легендарным героям! Туссор, заметив Ретифа, поломал строй и легким галопом приблизился к группе, пыхтя зажатой в зубах сигарой. - Итак, мы отправляемся, - оживленно проговорил он. - И как я рад этому! Наша планета уже не та, что была раньше. Я не могу даже поваляться в траве, чтобы какой-нибудь дворник не выскочил и не устроил скандал! А это умирающее солнце! Оно возрождает во мне дурные инстинкты! Он выпустил большой клуб дыма и покосился на Ретифа. - Послушай, почему бы тебе не передумать и не отправиться с нами, а, Ретиф? - спросил он. - Чего тебе торчать здесь с этими нудными тупицами? В космосе будет куда веселее! - Не искушай меня, - сказал Ретиф. - Кто знает, может быть, когда-нибудь я присоединюсь к вам. Мне почему-то кажется, что ваши следы в космосе будет нетрудно отыскать. - Договорились! - кентавроид повернулся, послал рукой прощальное приветствие и помчался догонять колонну, которая маршировала с развевающимися знаменами и трубящими фанфарами прямо в яркий пылающий закат Селинора.

ВВерх