UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Кит ЛОМЕР

 ПРОВЕРКА НА ПРОЧНОСТЬ




Был конец октября. Пронизывающий ветер  бил  ледяным  дождем  в  лицо
Мэллори, который, подняв воротник, стоял скрытый тенью деревьев у входа  в
узкую аллею.
- Это ирония  судьбы,  Джонни,  -  пробормотал  маленький  человек  с
мрачным лицом, стоявший рядом с ним. - Ты, человек, который сегодня должен
был бы стать Премьером Планеты, прячешься на отшибе, тогда как Косло и его
бандиты пьют шампанское в правительственном дворце.
- Все в порядке, Поль, - сказал  Мэллори.  -  Может  быть,  он  будет
слишком занят празднованием своей победы, и ему будет не до меня.
- А может быть и нет, - ответил Поль. Когда  придет  время  завтрака,
Косло уже будет знать, что его фальсификация на выборах не удалась.
- Джонни, если ему удастся до этого захватить тебя,  это  конец.  Без
тебя переворот лопнет, как мыльный пузырь.
- Я не уеду из  города,  -  сказал  Мэллори  решительно.  -  Да,  это
небезопасно, но нельзя свергнуть диктатора, не пойдя в чем-то на риск.
- Но только не в этом. Тебе не надо встречаться с Крандаллом лично.
- Будет хорошо, если он увидит меня, будет знать, что я все  время  с
вами.
В тишине двое мужчин ждали прибытия своего товарища по подполью.
На борту межзвездного дредноута, летевшего в  полупарсеке  от  Земли,
сложный свободный мозг наблюдал за далекой солнечной системой.
- Излучение с разной  длиной  волны  от  третьей  планеты,  -  ячейки
Перцептора направили импульс  в  шесть  тысяч  девятьсот  тридцать  четыре
блока, составлявших многосегментный мозг,  который  управлял  кораблем.  -
Модуляции в пределах от сорок  девятого  до  девяносто  первого  диапазона
процесса мышления.
-  Часть  модели   характерна   для   экзокосмического   управляющего
интеллекта, - экстраполировали Анализаторы,  обработав  данные.  -  Другие
показатели по сложности занимают уровни от первого до двадцать шестого.
- Нестандартная ситуация, - задумчиво пробормотали Реколлекторы.
Сущностью Высшего Разума является  уничтожение  всех  менее  развитых
конкурирующих форм, как я/мы  систематически  уничтожали  тех,  кого  я/мы
обнаруживали в моей/нашей  ветви  Галактики.  Но  прежде,  чем  перейти  к
действиям, необходимо подробное  исследование  этого  явления,  -  указали
Интерпретаторы.  -  Для  получения  и  анализа  типичной   единицы   мозга
потребуется переход на диапазон, не превышающий один луч в секунду.
В этом случае уровень риска возрастает до  Критической  Категории,  -
бесстрастно объявили Анализаторы.
- УРОВЕНЬ РИСКА БОЛЬШЕ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, - мощный  мозговой  импульс
Эгона положил конец дискуссии. -  СЕЙЧАС  НАШИ  КОРАБЛИ  ВЫХОДЯТ  В  НОВОЕ
ПРОСТРАНСТВО В ПОИСКАХ МЕСТА ДЛЯ ВЕЛИКОЙ РАСЫ. НЕИЗМЕННЫЙ ПРИКАЗ  ВЕЛИКОГО
ТРЕБУЕТ,  ЧТОБЫ  МОЕ/НАШЕ  ЗОНДИРОВАНИЕ   ОСУЩЕСТВЛЯЛОСЬ   ДО   ПРЕДЕЛЬНОЙ
СПОСОБНОСТИ РИ, ПРОВЕРЯЯ МОЮ/НАШУ СПОСОБНОСТЬ К ВЫЖИВАНИЮ И ДОМИНИРОВАНИЮ.
НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ СТРАХА, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ  НИКАКОГО  ОПРАВДАНИЯ  НЕУДАЧИ.  Я/МЫ
ПЕРЕХОДИМ НА БЛИЗКУЮ ОРБИТУ НАБЛЮДЕНИЯ.
В полной тишине, со скоростью чуть меньше  скорости  света,  дредноут
планеты Ри помчался в сторону Земли.
Когда в ядовитом свете огней в квартале  от  аллеи  появилась  темная
фигура, Мэллори напрягся.
- А вот и Крандалл, - прошипел Поль. - Я рад...
Он внезапно замолчал,  так  как  неожиданно  на  пустынном  проспекте
раздался рев мощного мотора. Из боковой улочки вылетела полицейская машина
и с визгом повернула за угол. Человек повернулся и побежал. В окне  машины
матово блеснул  автомат.  Очередь  настигла  бежавшего,  швырнула  его  на
каменную стену, сбила с ног. Он покатился по мостовой, прежде чем  Мэллори
услышал грохот автоматов.
- О, Боже, они убили Тони! - прохрипел Поль. -  Нам  надо  выбираться
отсюда!
Мэллори сделал несколько шагов по аллее и застыл  на  месте,  увидев,
как в  дальнем  углу  вспыхнули  огни.  Он  услышал,  как  тяжелые  сапоги
коснулись земли, как хриплый голос проревел команду.
- Мы отрезаны, - бросил он.
В шести футах он заметил грубую деревянную дверь. Он кинулся  к  ней,
навалился на нее всем телом. Она не  поддавалась.  Он  сделал  шаг  назад,
ударил изо всех сил ногой, дверь упала. Мэллори  толкнул  своего  спутника
вперед,  в  темную  комнату,  пахнувшую  плесенью  и   крысиным   пометом.
Спотыкаясь, Мэллори на ощупь прокладывал путь. Он прошел через  заваленный
мусором дверной проем, двинулся вдоль стены и  нашел  дверь,  висевшую  на
одной петле. Он протиснулся мимо нее  и  очутился  в  коридоре.  В  слабом
свете, проникавшем из окошка над  массивной  запертой  дверью,  был  виден
вздувшийся линолеум на полу. Мэллори повернул в другую сторону, побежал  к
маленькой двери в дальнем конце коридора. Он находился в десяти  футах  от
нее, когда раздался взрыв и ее центральная  часть  с  грохотом  обрушилась
внутрь. Щепки полетели во  все  стороны,  оцарапали  его,  подобно  когтям
впились в его плащ. Шедший за ним Поль вдруг  стал  хватать  ртом  воздух.
Мэллори обернулся как раз в тот момент, когда тот упал назад  на  стену  и
сполз вниз. Полный, в тысячу пуль залп  автомата  разорвал  на  куски  его
грудь и живот.
Через дыру в двери просунулась рука и стала искать задвижку.  Мэллори
сделал шаг вперед, схватил человека за запястье, дернул за руку  изо  всей
силы, услышал, как хрустнул локтевой сустав.  Стон  раненого  полицейского
был заглушен вторым залпом скорострельного оружия, но Мэллори уже прыгнул,
схватился за перила лестницы, подтянулся и перелез через  них.  Он  прыгал
через пять ступенек, пронесся мимо площадки, заваленной  битым  стеклом  и
пустыми  бутылками,  побежал  дальше  и  оказался  в  затянутом   паутиной
коридоре, в который выходили расшатанные двери. Внизу грохотали  сапоги  и
раздавались яростные крики. Мэллори вошел в ближайшую дверь и  прислонился
спиной к стене за нею. Тяжелые шаги прогрохотали  по  лестнице.  Когда  он
вернулся, чтобы бежать в дальний конец прохода, снизу  прогремел  ответный
залп.
Сильный удар в бок лишил его воздуха, отбросил в сторону. Он поднялся
на ноги и побежал дальше. Из глубокой ссадины  текла  кровь.  Пуля  только
царапнула его.
Он добрался до двери, ведущей к служебной лестнице, и отскочил, когда
из темноты на него с воем бросилась  темно-серая  тень.  В  это  мгновение
прогремел выстрел, со стены над  головой  Мэллори  посыпалась  штукатурка.
Плотный человек в  форме  полиции  безопасности,  бегом  поднимавшийся  по
лестнице, мгновенно остановился, увидев в руках  Мэллори  автомат.  Прежде
чем он опомнился, Мэллори замахнулся пустым оружием, ударом ноги  отбросил
полицейского вниз  на  площадку.  Кот,  спасший  ему  жизнь,  -  огромное,
покрытое боевыми шрамами животное, - лежал на полу; пол головы у него было
снесено выстрелом, который он принял на себя. Его единственный желтый глаз
смотрел на Мэллори, когти впились в пол, словно, даже мертвый,  он  шел  в
атаку.  Мэллори  перепрыгнул  через  убитое  животное,  побежал  вверх  по
лестнице.
Через три пролета лестница оканчивалась  кладовкой,  забитой  пачками
газет и гниющими коробками, из которых с появлением Мэллори во все стороны
бросились бежать мыши. В кладовке было единственное окно, темное от грязи.
Мэллори  отшвырнул  бесполезный  автомат,  осмотрел  потолок   в   поисках
аварийного выхода, но ничего не увидел. Бок у него нестерпимо болел.
За дверью послышался топот ног. Мэллори попятился в угол  комнаты,  и
снова раздался визг  автомата;  тонкая  дверь  дернулась,  развалилась  на
куски. Мгновение стояла абсолютная тишина.
- Выходи с поднятыми руками, Мэллори! - прорычал металлический голос.
В темноте бледные языки  пламени  лизали  связанные  газеты,  которые
загорелись от потока стальных пуль. Дым стал заполнять чердак.
- Выходи, пока не зажарился, - прокричал голос.
- Давай выбираться  отсюда,  -  заорал  другой.  -  Эта  груда  хлама
загорится как трут!
- Последний шанс, Мэллори, - прокричал первый.
Огонь, питаемый сухой бумагой, уже достигал потолка и начинал реветь.
Мэллори пошел вдоль стены к окну, сдвинул в сторону порванные жалюзи,  изо
всех сил дернул раму. Она не двинулась. Он вышиб стекло,  перебросил  ногу
через подоконник и вылез на ржавую пожарную лестницу. Пятью этажами ниже в
пятне света виднелись белые точки поднятых лиц и шесть полицейских  машин,
блокировавших мокрую от  дождя  улицу.  Он  прижался  спиной  к  поручням,
посмотрел вверх. Пожарная лестница тянулась еще на три этажа.  Он  прикрыл
лицо рукой от растущих языков пламени, заставил свои ноги нести его  вверх
по железным перекладинам.
Верхняя площадка находилась в шести футах ниже  нависавшего  карниза.
Мэллори взобрался на перила, схватился  обеими  руками  за  край  ажурного
каменного украшения. Мгновение он болтался в  девяти  десятках  футов  над
землей, затем подтянулся, поставил колено на парапет, покатился на крышу.
Лежа на животе, он  осмотрелся.  Линия  горизонта  нарушалась  только
трубой вентилятора и хибаркой, в которую выходил лифт. Он сориентировался,
обнаружил, что отель находится на углу улицы, а за ним  есть  стоянка  для
машин. Примыкавшая со стороны аллеи крыша была футов на  десять  ниже,  ее
отделял проем в шестнадцать футов. Вдруг крыша под его ногами  затряслась:
один из потолков старого здания  обвалился:  огонь  сожрал  его  подпорки.
Вокруг него поднимался дым.  Со  стороны  стоянки  мрачные  языки  пламени
взвивались на тридцать футов над ним, отправляя каскады искр в сырое небо.
Он пошел к сарайчику. Металлическая дверь была закрыта. Сбоку  к  строению
была прикреплена ржавая лестница. Мэллори  оторвал  ее,  понес  в  сторону
аллеи. Всей его силы едва хватило на то, чтобы  раздвинуть  ее  на  полную
длину. "Двадцать футов, - прикинул он. - Может быть, хватит".
Он толкнул лестницу через проем,  с  трудом  установил  ее  на  крыше
внизу. Хрупкий мост зашатался под его весом, когда он полез  по  нему.  Он
осторожно  двигался  дальше,  не  обращая  внимания   на   раскачивавшуюся
ненадежную  опору.  Он  был  в  шести  футах  от   нижней   крыши,   когда
почувствовал, как под ним хрустнул сгнивший металл;  он  сделал  отчаянный
бросок  вперед  и  полез  по  водосточному  желобу,  услышав,  как   внизу
закричали, когда лестница рухнула на камни аллеи.
"Вот невезение, - подумал он, - теперь они знают, где я..."
На крыше он увидел тяжелую крышку люка. Он поднял  ее,  спустился  по
железной лестнице в темноту, пробрался  к  коридору,  по  нему  к  главной
лестнице. Снизу доносились слабые звуки. Он стал спускаться.
Когда он был на четвертом этаже,  внизу  показались  огни,  раздались
голоса, топот ног. Он сошел с лестницы на третьем этаже, повернул за угол,
вошел в комнату, выходившую окнами на аллею. В окно  дул  холодный  ветер,
пахнувший дымом.  Казалось,  узкий  проход  внизу  пуст.  Тело  его  друга
исчезло. Сломанная лестница лежала там, куда упала. "До земли, точнее,  до
булыжника - двадцать футов", - прикинул он.  Даже,  если  он  повиснет  на
руках и прыгнет, перелом ноги обеспечен...
Что-то  шевельнулось  внизу.  Одетый  в  форму   полицейский   стоял,
прислонившись спиной к стене прямо под ним. Волчья  улыбка  исказила  лицо
Мэллори. Он скользнул вниз головой  с  подоконника,  замер  на  мгновение,
увидев, как полицейский поднял верх испуганное лицо, его рот открылся...
Мэллори прыгнул, ударил полицейского ногами  по  спине,  смягчив  тем
самым свое падение. Он высвободился и сел, потрясенный. Полицейский лежал,
уткнувшись носом в землю, его позвоночник был неестественно выкручен.
Мэллори поднялся на ноги и чуть не  упал  от  резкой  боли  в  правой
ступне. Растяжение или перелом. Сцепив  зубы,  он  двинулся  вдоль  стены.
Ледяная вода из водосточной трубы, бурлила у его  ног.  Он  поскользнулся,
чуть не упав на  мокрый  булыжник.  Впереди  показалось  освещенное  место
стоянки. Если бы он смог добраться туда, может быть, у  него  еще  был  бы
шанс. Он должен добиться успеха - ради Моники, ради ребенка, ради будущего
всего мира.
Шаг, еще шаг. Боль впивалась в него  все  сильнее  с  каждым  вдохом.
Промокшая от крови рубашка и штанина, совершенно ледяные, прилипли к телу.
Еще десять футов - и он рванет к стоянке...
Два человека в  черной  форме  полиции  Государственной  Безопасности
вышли ему навстречу  с  направленными  в  его  грудь  автоматами.  Мэллори
оттолкнулся от стены, собрался с духом в ожидании очереди, которая оборвет
его жизнь. Вместо этого в глаза  ему  сквозь  дождь  ударил  слепящий  луч
света.
- Вы пойдете с нами, мистер Мэллори.
- По-прежнему никакого контакта, - доложили Перцепторы.  -  С  мозгом
высшего уровня отсутствует  связь,  он  начинает  дрожать  и  бросается  в
сторону, когда я/мы касаемся его.
Инициаторы внесли предложение:
- При помощи соответствующих гармоник можно  установить  резонирующее
поле, которое усилит любой местный  мозг,  функционирующий  в  аналогичном
ритме. Я/мы  находим,  что  модель  следующего  характера  будет  наиболее

 
в начало наверх
подходящей... Был продемонстрирован сложный символ. - ПРОДОЛЖАЙТЕ ДЕЙСТВОВАТЬ ОПИСАННЫМ СПОСОБОМ, - приказал Эгон. ВСЕ ПОСТОРОННИЕ ФУНКЦИИ ПРЕКРАЩАЮТСЯ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ БУДЕТ ДОСТИГНУТ УСПЕХ. Руководствуясь исключительно одной целью, датчики Ри зондировали с темного, погруженного в тишину корабля пространство в поисках восприимчивого человеческого мозга. Комната для допросов представляла собой абсолютно пустой куб, окрашенный белой эмалевой краской. В центре под ослепительно белыми лучами света стоял массивный стальной стул, отбрасывавший чернильную тень. Минута прошла в тишине, затем по коридору простучали каблуки. В открытую дверь вошел высокий мужчина в простой темной военной одежде и остановился, изучая своего пленника. Его широкое обвислое лицо было серое и мрачное, как могильная плита. - Я предупреждал тебя, Мэллори, - произнес он низким рычащим голосом. - Ты совершаешь ошибку, Косло, - отозвался Мэллори. - Открыто арестовав народного героя, не так ли? - Широкие серые губы Косло искривились в улыбке. Так мог бы улыбаться покойник. - Не обманывай себя. Без своего вождя мятежники ничего не сделают. - Ты уверен, что готов подвергнуть свой режим испытанию так скоро? - Либо так, либо ждать, пока твоя партия наберет силу. Я выбрал более быстрый путь. Я никогда не мог так долго ждать, как ты, Мэллори. - Ну, к утру ты будешь знать. - Так быстро, да? - Прикрытые тяжелыми веками глаза Косло не отрывались от бликов света. - К утру я многое узнаю. Ты понимаешь, что лично твое положение безнадежно. Он перевел взгляд на стул. - Другими словами, мне следует тебе все продать в обмен на что? Еще одно твое обещание? - Альтернатива - этот стул, - сказал Косло категорическим тоном. - Ты очень доверяешь технике, Косло, больше чем людям. В этом твоя большая слабость. Косло протянул руку, погладил ровный металл стула. - Это научный аппарат, сконструированный специально для выполнения особого задания с наименьшими трудностями для меня. Он создает в нервной системе объекта условия, при которых вспоминается абсолютно все, и в то же время способствует звуковому выражению воспоминаний. Кроме того, объект также начинает подчиняться командам. Он помолчал. - Если ты будешь сопротивляться, он разрушит твой мозг, но не раньше, чем ты скажешь мне все: имена, места, числа, планы операций - все. Для нас обоих будет проще, если ты смиришься с неизбежностью и расскажешь мне добровольно все, что мне хочется знать. - И после того, как ты получишь информацию?.. - Ты знаешь, что мой режим не может мириться с оппозицией. Чем более полными будут сведения, тем меньше крови потребуется. Мэллори пожал плечами, покачал головой. - Нет, - сказал он жестко. - Не будь дураком, Мэллори! Это не проверка на прочность. - Наверное, все-таки это проверка: человек против машины. Глаза Косло впились в него. Он сделал быстрый жест рукой. - Привяжите его. Сидя на стуле, Мэллори чувствовал, как холодный металл вытягивает тепло из его тела. Ремни стягивали его руки, ноги, грудь. Широкое кольцо из проволоки и пластика крепко прижало его череп к подголовнику. Фей Косло наблюдал за происходившим из угла комнаты. - Готово, ваше превосходительство, - доложил техник. - Продолжайте. Мэллори напрягся. Ненормальное возбуждение свело его желудок. Он слышал об этом стуле, о его способности прочесывать человеческий мозг, выпотрошить его, превратив человека в болтливого идиота. - Только свободное общество, - подумал он, - может создать технологию, которая делает тиранию возможной... Он видел, как одетый в белый комбинезон техник прикоснулся к панели управления. Оставалась только одна надежда: если бы он смог сопротивляться силе машины, затянуть допрос, задержать Косло до рассвета... Усыпанные иголками зажимы впились в виски Мэллори. Мгновенно его мозг наполнился мечущимися бредовыми образами. Он почувствовал, как его горло сжалось от подавляемого стона. Чьи-то сильные пальцы вцепились в его мозг, перебирая старые воспоминания, вскрывая затянутые временем раны. Откуда-то до него донесся голос, задававший вопросы. Слова дрожали в его горле, стремясь вырваться наружу. Я должен сопротивляться! Мысль промелькнула у него в голове и исчезла, унесенная волной зондирующих импульсов, которые хлынули в его мозг. Я должен держаться... достаточно долго... чтобы дать другим возможность... На панели управления корабля Ри мигали слабые огни. - Я/мы чувствуем новый разум - передатчик большой мощности, - внезапно объявили Перцепторы. - Но образы беспорядочны. Я/мы ощущаем борьбу, сопротивление... - УСТАНОВИМ ТЕСНУЮ СВЯЗЬ, - приказал Эгон. ИСПОЛЬЗОВАТЬ УЗКИЙ ФОКУС И ИЗВЛЕЧЬ РАЗУМ. - Это трудно; я/мы чувствуем мощные нервные токи, не гармонирующие с основными ритмами мозга. ПОДАВИТЬ ИХ! И снова мозг Ри пошел на контакт, внедрился в сложную матрицу, мозг Мэллори, и начал старательно выявлять и усиливать его собственные элементы, давая им возможность сложиться в природную мозаику своей личности, свободную от чуждых ей контримпульсов. Лицо техника стало белее мела, когда тело Мэллори окаменело под ремнями. - Идиот! - голос Косло ударил его, как кнутом. - Если он умрет до того, как заговорит... - Он... он оказывает сильное сопротивление, ваше превосходительство. - Глаза техника изучали шкалы приборов. - Ритмы от альфы до дельты нормальные, хотя и увеличенные, - пробормотал он. - Индекс метаболизма - девяносто девять... Тело Мэллори дернулось. Он сначала открыл, потом закрыл глаза, его губы зашевелились. - Почему он не говорит? - рявкнул Косло. - Ваше превосходительство, возможно, потребуется несколько секунд, чтобы настроить потоки энергии на десятикратный резонанс... - Тогда займись этим! Арестовав этого человека, я слишком многим рисковал, чтобы теперь потерять его. Раскаленные сильные пальцы протянулись от стула по нервным каналам мозга Мэллори - и встретили непреодолимое сопротивление Ри. В результате столкновения излученное самосознание Мэллори металось, как лист во время бури. - Борись! Остаток подконтрольного ему интеллекта сжался... ...И был схвачен, заключен в капсулу, унесен куда-то вверх. Мэллори чувствовал, что летит сквозь клубящийся белый туман, пронизываемый вспышками и полосами красного, синего, фиолетового. Он ощущал давление огромных сил, которые бросали его то в одну, то в другую сторону, вытягивали его мозг, как гибкую проволоку, пока он не пересек всю Галактику. Проволока стала утолщаться, превратилась в диафрагму, которая разделила вселенную на две части. Плоскость приобрела толщину, разбухла, охватила все пространство/время. Обессиленный, издалека он чувствовал перемещение энергий, которые рыскали в поисках добычи прямо за непреодолимым силовым полем... Сфера, в которую он был заточен, сжалась, сдавила его, направила его сознание по узкому, как игла, пути. Он знал, не зная, откуда, что заперт в комнате без воздуха, сжимавшейся, вызывавшей клаустрофобию, лишенный каких бы то ни было звуков и ощущений. Он вздохнул, чтобы закричать... Но вдоха не последовало. Только слабый приступ ужаса, быстро исчезнувший, словно остановленный чьей-то рукой. В темноте, в одиночестве, Мэллори ждал, все его чувства были обострены, контролируя окружавшую его темноту... - Он у нас! - издали импульс Перцепторы. В центре комнаты в ловушке с мозгом пульсировали потоки энергии, удерживающие и контролирующие захваченный образец. - ПРОВЕРКА НАЧНЕТСЯ НЕМЕДЛЕННО. - Эгон не обращал внимания на импульс вопросов от сегментов мозга, отвечающих за размышления. - ПРИМЕНИТЬ ИСХОДНЫЕ СТИМУЛЫ, ЗАПИСАТЬ РЕЗУЛЬТАТЫ. ПРИСТУПАЙТЕ! ...Он вдруг почувствовал слабое мерцание света в другом конце комнаты: контур окна. Он моргнул, приподнялся. Под ним скрипнули пружины кровати. Он принюхался. В тяжелом воздухе ощущался запах дыма. Казалось, он находился в комнате дешевой гостиницы. Он не помнил, как попал сюда. Он отбросил грубое одеяло и коснулся босыми ногами покоробившихся досок пола... Доски были горячими. Он вскочил, побежал к двери, схватился за ручку и отдернул руку. Металл обжег ему ладонь. Он побежал к окну, отодвинул в сторону заскорузлые от грязи тюлевые занавески, открыл задвижку, потянул за раму. Она не сдвинулась с места. Он сделал шаг назад, вышиб ногой стекло. Мгновенно клубы дыма ворвались в разбитое окно. Обернув занавеской руку, он выбил осколки, перебросил ногу через подоконник, нащупал пожарную лестницу. Ржавый металл врезался в его босые ступни. На ощупь он проделал вниз пять шагов и бросился назад, когда снизу взвился красный клык пламени. Поверх перил он увидел улицу, пятно света на мрачно-сером асфальте десятью этажами ниже, белые лица, маленькие, как точки, обращенные вверх. В сотне футов от него раскачивалась раздвижная лестница, ведущая к другому крылу охваченного огнем здания. Он чувствовал себя брошенным, покинутым. Ничто не могло спасти его. Внизу под ним железная лестница была сплошным адом. Было легче, быстрее перемахнуть через поручни, убежать от боли, просто умереть, - мысль пронеслась в его голове с ужасающей ясностью. Послышался звон разбитого стекла, и над ним вылетело окно. На его спину пролился дождь обжигающих осколков. Железо жгло ноги. Он вдохнул побольше воздуха, прикрыл лицо рукой и нырнул в бесновавшееся пламя. Он полз, чуть не падая с жестких металлических перекладин, преодолевая выступы. Боль во всем теле. Он взглянул на свою руку: ободранная, кровоточащая, обгоревшая... Руки и ноги больше не принадлежали ему. Помогая себе коленями и локтями, он перекатился еще через один выступ, соскользнул на следующую площадку. Лица уже были ближе, руки тянулись к нему. Он с трудом поднялся на ноги, почувствовал, как последние секции лестницы подались вниз под его весом. Он представлял собой пятно красного цвета. Он почувствовал, как покрытая волдырями кожа сползает с его тела. Закричала женщина. - О, Господи, сгорел живьем, и все еще ходит! - отрывисто сказал кто-то тонким голосом. - Его руки... пальцев нет... Что-то поднялось, ударило его, призрачный удар в момент, когда над ним сомкнулась темнота. Реакция индивидуума была ненормальной - сообщили Анализаторы. - Стремление к выживанию огромное. Столкнувшись с очевидной неизбежностью физического уничтожения, он предпочел агонию и увечья спокойному доживанию в течение короткого времени. Существует вероятность того, что такая реакция представляет собой чисто инстинктивный механизм необычной формы, - указали Анализаторы. - Если так, это может оказаться опасным. Требуется больше данных по этому пункту. Я/МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ НОВЫЕ СТИМУЛЫ ПО ОТНОШЕНИЮ К ОБЪЕКТУ, - сказал Эгон. - ПАРАМЕТРЫ СТРЕМЛЕНИЯ К ВЫЖИВАНИЮ ДОЛЖНЫ БЫТЬ УСТАНОВЛЕНЫ С БОЛЬШЕЙ ТОЧНОСТЬЮ. ВОЗОБНОВИТЬ ПРОВЕРКУ! Сидевший на стуле Мэллори стал извиваться и обмяк. - Ну что? - Он жив, ваше превосходительство! Но что-то не так! Я не могу довести его до уровня звукового выражения! Он подавляет меня с помощью комплекса своих фантазий! - Выведи его из этого состояния! - Ваше превосходительство, я пытался. Но я не могу пробиться к нему. Такое впечатление, что он вытянул энергетические ресурсы стула, и использовал их для того, чтобы усилить свой механизм сопротивления. - Подавите его! - Я попытаюсь, но его сила фантастична! - Тогда мы добавим энергии! - Это... опасно, ваше превосходительство. - Не опаснее, чем неудача! Техник с помрачневшим лицом переключил панель на более высокий
в начало наверх
уровень энергетического потока, проходящего через мозг Мэллори. - Объект шевельнулся! - взорвались Перцепторы. - Новый мощный поток энергии в поле мозга! Моя/наша хватка ослабевает... - ДЕРЖАТЬ ОБЪЕКТ! НЕМЕДЛЕННО, С МАКСИМАЛЬНОЙ СИЛОЙ ИСПОЛЬЗОВАТЬ НОВЫЕ СТИМУЛЫ! Заключенный отчаянно сопротивлялся принуждению, а тем временем свободный чужеродный мозг сконцентрировал свои силы и с большей энергией ввел новый стимул в находившийся в смятении захваченный разум. ...Горячее солнце жгло спину. Слабый ветерок колыхал высокую траву, растущую на склоне, где укрылся раненый лев. Капли пурпурно-красной крови, висевшие на высоких стеблях, обозначили путь огромного кота. Он должен быть здесь, распростершийся на земле в тени колючего кустарника, его желтые глаза сузились от боли: грудь его разорвана пулей большого калибра. Он ждет, надеясь, что его мучитель придет сюда... Сердце Мэллори глухо стучало под влажной рубашкой цвета хаки. Тяжелая винтовка в его руках казалась ему детской - бесполезная игрушка против первобытной ярости зверя. Он сделал шаг, его губы искривились в иронической улыбке. Что он хочет доказать? Если бы он отступил и посидел под деревом, лениво потягивая из фляги, - пока лев не умер бы от потери крови, - а затем пошел бы и нашел тело, то никто бы об этом не узнал. Он сделал еще один шаг. Теперь он решительно шел вперед. В лицо бил холодный ветер. Ноги были легкими, сильными. Он глубоко вздохнул, ощутил сладость весеннего воздуха. Жизнь никогда не была так дорога ему... Раздался глубокий астматический кашель, и огромный зверь вышел из тени, желтые клыки оскалены, мышцы перекатываются под светло-коричневой шерстью, темная кровь на боку отливает черным... Лев двинулся вниз по склону, Мэллори уперся ногами в землю, вскинул ружье, прижал его к плечу. Как в книге, - подумал он с иронией. - Прицельтесь выше грудины, не стреляйте, пока не будете уверены... Он выстрелил с расстояния в сто футов - как раз, когда животное повернуло налево. Пуля попала в цель где-то за ребрами. Кот остановился, пришел в себя. Ружье дернулось, и снова грохнул выстрел. На месте разъяренной морды вспыхнуло красное пятно... И все равно умиравший хищник шел вперед. Мэллори смахнул пот, заливающий ему глаза, прицелился в плечо животному... Курок заело. Быстрого взгляда было достаточно, чтобы понять, что в ружье застрял патрон. Не сходя с места, Мэллори подергал его. Тщетно. В последнее мгновение он сделал шаг в сторону, и бросившееся на него чудовище рухнуло в пыль рядом с ним. И вдруг ему в голову пришла мысль, что, если бы Моника наблюдала за ним, сидя в машине у подножья холма, то на этот раз она бы не смеялась... - Снова комплекс реакций не соответствует какому бы то ни было понятию разумности из моего/нашего опыта, - ячейки Реколлектора сообщили о парадоксе, который преподнес интеллекту Ри захваченный разум. - Мы имеем дело с личностью, которая стремится к выживанию с не имеющей аналогов мощью, и в то же время идет на риск крайней категории без необходимости, согласно абстрактному коду поведенческой симметрии. - Я/мы делаем вывод, что выбранный в качестве образца сегмент личности не является подлинно аналогичной Эгону частью объекта, - предположили Мыслители. - Очевидно, он неполноценен, нежизнеспособен. - Давайте попробуем выборочно снять контроль с периферийных областей поля мозга, - предложили Перцепторы. - Таким образом мы сможем сильнее сконцентрировать стимулирование на центральной матрице. - Приведя энергии в соответствие с захваченным мозгом, можно будет управлять его ритмом и получить ключ к полному контролю над ним, - быстро определили Вычислители. - Такой путь несет в себе риск разрыва матрицы и разрушения образца, - предупредили Анализаторы. - НА РИСК НЕОБХОДИМО ПОЙТИ! С беспредельной точностью мозг Ри сузил границы зондирования, подгоняя его по форме под очертания находившегося в боевой готовности мозга Мэллори, подстраиваясь под мощные потоки энергии, идущие от стула. - Равновесие достигнуто, - наконец сообщили Перцепторы. - Однако оно неустойчиво. Следующая проверка должны быть проведена с целью обнаружения новых аспектов синдрома выживания объекта, - указали Анализаторы. Модель стимулирующего воздействия была выдвинута и принята. На борту корабля, вращавшегося на подлунной орбите, мозг Ри еще раз бросился в атаку и коснулся восприимчивого мозга Мэллори... Вместо темноты появился неясный свет. Внизу под его ногами от сильного грохота задрожали скалы. Сквозь вихрь брызг он увидел плот и маленькую фигурку, которая припала к нему: ребенок, маленькая девочка, возможно, лет девяти, стояла на коленях, вцепившись в плот руками и смотрела на него. - Папочка! Высокий, тонкий голос, полный нескрываемого ужаса. Дикое течение швыряло плот из стороны в сторону. Он сделал шаг, поскользнулся, чуть не упал вниз со скользких скал. Ледяная вода бурлила вокруг его ног. В сотне футов ниже по течению река серебристо блестела, скрытая туманной вуалью своего зловещего падения. Он повернулся, вскарабкался назад на берег, побежал вдоль него. Там, впереди, он увидел выступ скалы. Может быть... Плот подпрыгивал и, кружась, несся в пятидесяти футах от него. Слишком далеко. Он увидел бледное личико, умоляющие глаза. Его стал охватывать страх, липкий и одуряющий. Перед глазами возникали картины смерти: его изломанное тело покачивается на волнах ниже водопада, лежит белое, как воск на столе, напудренное и неестественное в обитом атласом ящике, разлагается в кромешной тьме в безразличной сырой земле. У него задрожали ноги. Он сделал шаг назад. На мгновение его охватило любопытное ощущение нереальности. Он вспомнил темноту, чувство невыразимой клаустрофобии, лицо, которое склонилось над ним... Он моргнул - и сквозь брызги, летевшие от речных порогов, его глаза заглянули в глаза обреченного ребенка. Сострадание пронзило его, как боль от удара. Он кашлянул, почувствовал, как чистая, белая злость на самого себя охватывает его, почувствовал презрение к своему страху. Он закрыл глаза и прыгнул далеко вперед, ударился о воду, пошел вниз, всплыл, задыхаясь. Он поплыл к плоту, почувствовал сильный удар, когда течение бросило его на скалу, захлебнулся, когда жестокие брызги стали сечь его лицо. Неважно, - подумал он, - что у него сломаны ребра, что ему не хватает воздуха для дыхания. Важно только добраться до плота, пока тот не доплыл до края, сделать так, чтобы маленькая напуганная душа полетела вниз, в беспредельную темноту, не одна... - Ваше превосходительство! Мне нужна помощь! - умолял техник мрачного диктатора. - Я подаю в его мозг такое количество энергии, какого достаточно, чтобы убить двух обыкновенных людей, а он все еще сопротивляется! Я готов поклясться, что мгновение назад он на секунду открыл глаза и посмотрел прямо сквозь меня! Я не могу принять на себя ответственность... - Он... должен... говорить! - проскрежетал Косло. - Держи его! Сломай его! Или я обещаю тебе медленную и ужасную смерть! Дрожащими руками техник взялся за ручки панели управления. Сидевший на стуле Мэллори был напряжен, но больше не сопротивлялся путам. Он был похож на человека, который глубоко задумался. Пот, выступивший на его лбу, тонкими струйками стекал по лицу. - В захваченном объекте опять появились новые потоки энергии, - объявили Перцепторы в тревоге. - Ресурсы его мозга поразительны! - ПОДСТРОИТЬСЯ ПОД НЕГО! - дал указание Эгон. - Ресурсы моей/нашей энергии уже исчерпаны, - вмешались Калькуляторы. - ВЗЯТЬ ЭНЕРГИЮ СО ВСЕХ ПЕРИФЕРИЙНЫХ ФУНКЦИЙ! СНИЗИТЬ ЭНЕРГИЮ ЭКРАНИРОВАНИЯ. НАСТАЛ МОМЕНТ ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ! Мозг Ри быстро подчинился. - Захваченный объект под контролем, - объявил Калькулятор. - Но я/мы указываем на то, что эта связь теперь представляет собой канал возможного нападения. - НЕОБХОДИМО ПОЙТИ НА РИСК. - Даже сейчас его мозг старается помешать мне/нам контролировать его. - ДЕРЖИТЕ ЕГО КРЕПКО! Мозг Ри отчаянно стремился сохранить контроль над мозгом Мэллори. Какое-то мгновение он не существовал, затем вдруг появился. Мэллори, - подумал он. - Этот символ представляет я/мы... Чужеродная мысль стала исчезать. Он поймал ее, удержал символ. Мэллори. Он вспомнил форму своего тела, ощущение черепа, в который был заключен его мозг, восприятие света, звука, цвета - но здесь не было ни звука, ни света. Только замкнутая темнота, непроницаемая, вечная, неизменная... Где он? Он вспомнил белую комнату, хриплый голос Косло, стальной стул... И мощный рев волн, бросавшихся на него... И тянувшиеся к нему когти гигантского кота... И жар бесновавшихся языков пламени, облизывавших тело... Но теперь не было никакой боли, никакого неудобства - никаких ощущений вообще. Значит, это смерть? Сразу же он отбросил эту мысль, как абсурдную. - Я мыслю - значит, я существую. Я пленник. Где? Его чувства зашевелились, обследуя пустоту. Он выбрался наружу - и услышал звуки голосов - умолявших, требовавших. Они становились все громче, эхом отдаваясь в беспредельном пространстве. - ...Говори, черт возьми! Кто твои главные сообщники? На какую поддержку Вооруженных Сил ты рассчитываешь? Кто из генералов за тебя? Вооружение?.. Организация?.. Место первых атак? Посыпавшиеся, как снег, помехи затмили слова, заполнили Вселенную, ослабели. На какое-то мгновение Мэллори почувствовал ремни, врезающиеся в онемевшие мышцы рук, ощутил боль, причиняемую зажимами, впившимися в голову. ...Почувствовал, что плывет, невесомый, в море вспыхивающих и гаснущих энергий. Голова его пошла кругом, он отчаянно старался сохранить равновесие в окружавшем его хаосе. В кружащейся тьме он обнаружил матрицу одного направления, неуловимого, но служащего ориентиром на фоне менявшихся энергетических потоков. Он добрался до нее, схватил... - Полная разрядка! - объявили Рецепторы всем шести тысячам девятистам тридцати четырем блокам памяти мозга Ри и замерли в шоке. - Захваченный разум цепляется за контакты: мы не можем освободиться! Пульсируя от невероятного потрясения, вызванного внезапным нападением пленника, чужеродный мозг отдыхал в течение доли секунды, необходимой для восстановления равновесия между сегментами. - Энергия врага, хотя и является беспрецедентно высокой, недостаточна для того, чтобы нарушить целостность моей/нашей сущности, - с напряжением констатировали Анализаторы. - Но я/мы должны немедленно отступить! - НЕТ! Я/МЫ НЕ ИМЕЕМ ДОСТАТОЧНО ДАННЫХ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ОПРАВДАТЬ ОТМЕНУ ФАЗЫ ОДИН, - не согласился Эгон. МЫ ИМЕЕМ ДЕЛО С РАЗУМОМ, РУКОВОДИМЫМ ПРОТИВОРЕЧИВЫМИ ИМПУЛЬСАМИ БОЛЬШОЙ ЭНЕРГИИ. ЭТО ИМЕЕТ ПЕРВОСТЕПЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ. В ЭТОМ КЛЮЧ К ЕГО ПОРАЖЕНИЮ. Я/МЫ ДОЛЖНЫ РАЗРАБОТАТЬ КОМПЛЕКС СТИМУЛИРУЮЩИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ, КОТОРЫЕ СВЕДУТ ОБА ИМПУЛЬСА В СМЕРТЕЛЬНОМ ПРОТИВОДЕЙСТВИИ. Проходили бесценные микросекунды. Сложный мозг спешно зондировал мозг Мэллори в поисках символов, из которых можно было бы создать необходимую форму проверки поведения. - Готово, - объявили Перцепторы. - Но необходимо указать на то, что ни один разум не может долго оставаться неповрежденным при прямом столкновении этих антагонистических императивов. Должны ли я/мы доводить стимулирование до состояния, из которого нельзя будет выйти? - ПОДТВЕРЖДАЮ. - Эгон произнес это тоном, не допускавшим возражений. - ПРОВЕРЯТЬ ДО РАЗРУШЕНИЯ. - Иллюзия, - сказал Мэллори себе. - Меня забросали иллюзиями... Он почувствовал приближение нового мощного волнового фронта, обрушившегося на него подобно тихоокеанскому валу. Он цепко ухватился за свой слабый ориентир. Но сокрушительный удар отшвырнул его в вертевшуюся тьму. Издалека на него смотрел Инквизитор в маске. - Боль не смогла стать нашей помощницей, - произнес глухой голос. - Угроза смерти не действует на вас. Но все же есть способ... Занавес сдвинулся в сторону, за ним стояла Моника, высокая, стройная, трепещуще живая, красивая, как олень. А рядом с ней - ребенок. - Нет! - закричал он и бросился вперед, но цепи удержали его. Он наблюдал, беспомощный, как грубые руки схватили женщину, стали привычно, небрежно двигаться по ее телу. Другие руки схватили ребенка. Он увидел ужас на детском личике, страх в глазах... Страх, который он уже видел раньше... Ну, конечно, он видел ее раньше. Ребенок, это ведь его дочь, его бесценное дитя, а изящная женщина... Моника, - поправил он себя.
в начало наверх
...Он видел эти глаза, сквозь бурлящий туман, над водопадом... Нет. Это был сон. Сон, в котором он умер, умер насильственной смертью. А еще был сон, в котором он стоял перед раненым львом, а тот бросился на него... - Вам не причинят вреда, - казалось, голос Инквизитора доносится с большого расстояния. - Но вы навсегда унесете с собой воспоминание о том, как их живьем разрезали на куски... Его внимание вернулось к женщине и ребенку. Он увидел, как они сорвали одежду со стройного смуглого тела Моники. Она стояла перед ним обнаженная, но все еще бесстрашная. Но какая польза была теперь от этой смелости? Оковы на ее руках соединялись цепью с крюком, вбитым в сырую каменную стену. Раскаленное железо приблизилось к ее белой плоти. Он увидел, как ее кожа потемнела и пошла волдырями. Железо снова коснулось ее. Она сжалась, закричала... Женщина закричала. - О, Господи, сгорел живьем, - отрывисто произнес тонкий голос, - а все еще ходит! Он посмотрел вниз. Ран не было. Кожа была целой. Но на мгновение он вспомнил, как бесновались вокруг него свирепые языки пламени, а он вдыхал их, обжигая легкие... - Сон, - сказал он вслух. - Мне снится сон. Я должен проснуться! Он закрыл глаза и тряхнул головой. - Он покачал головой! - захлебнулся техник. - Ваше превосходительство, это невозможно, но я клянусь, что человек сбрасывает с себя контроль машины! Косло оттолкнул его в сторону, сам схватил рукоятку контроля, двинул ее вперед. Сидевший на стуле Мэллори напрягся, дыхание его стало хриплым, отрывистым. - Ваше превосходительство, человек умрет!.. - Пусть умирает! Никто не смеет бросать мне вызов безнаказанно! - Сузить фокус! - Перцепторы передали команду шести тысячам девятистам тридцати четырем производящим энергию сегментам мозга Ри. - Борьба не может продолжаться долго! Мы почти потеряли пленника... Зондирующий луч сузился, ножом вошел в бьющееся сердце мозга Мэллори, навязывая ему свои модели... ...Когда к ее слабой хрупкой груди приблизилось длинное лезвие, девочка заплакала. Грубая рука, держащая нож, провела им по нежной, с синеватыми жилками коже почти с любовью. Из неглубокой раны хлынула алая кровь. - Если ты откроешь мне секреты Братства, то, конечно, твои товарищи по оружию умрут, - монотонно произнес безликий голос Инквизитора. - Но если ты будешь упрям и откажешься помочь нам, твой ребенок и твоя жена испытают на себе все, что сможет изобрести мой гениальный ум. Он напрягся, пытаясь сбросить цепи. - Я не скажу тебе, - прохрипел он. - Разве ты не понимаешь, ничто не сравнимо с ужасом. Ничто!... Ничто из того, что он мог бы сделать, не спасло бы ее. Она вцепилась в плот, обреченная. Но он мог присоединиться к ней... Однако, не на этот раз. Сейчас стальные цепи не пускали его. Он рванулся, слезы ослепили его... Дым ослепил его. Он посмотрел вниз, увидел обращенные вверх лица. Конечно, легкая смерть была предпочтительнее, чем принесение себя живым в жертву. Но он прикрыл лицо руками и стал спускаться... - Никогда не предавай свою веру! - голос женщины был чист и звонок, как звук трубы в подземелье. - Папочка, - застонал ребенок. - Мы умираем только раз! - закричала женщина. Плот нырнул вниз в кипящий хаос. - Говори, черт тебя побери! - в голосе Инквизитора появились новые нотки... Мне нужны имена, места! Кто твои сообщники? Каковы твои планы? Когда начнется восстание? Какого сигнала они ждут? Где?... Когда?... Мэллори открыл глаза. Слепящий белый свет, искаженное лицо с вытаращенными глазами, появилось перед ним. - Ваше превосходительство! Он пришел в себя. Он вырвался... - Пропустить через него максимум энергии! Заставь его... Заставь его говорить! - Я... Я боюсь, ваше превосходительство! Мы играем с могущественнейшим орудием во Вселенной - с человеческим мозгом. Кто знает, что мы сейчас создаем... Косло ударом отбросил техника в сторону, перевел рукоятку, регулирующую силу энергии, в крайнее положение. ...Темнота разлетелась на маленькие блестящие кусочки, которые сложились в очертания комнаты. Перед ним стоял прозрачный человек, в котором он узнал Косло. Он видел, как диктатор повернулся к нему, лицо его исказилось. - Говори, черт возьми! Любопытно, но его голос казался призрачным, словно он представлял только один уровень реальности. - Да, - сказал Мэллори отчетливо. - Я буду говорить. - А если ты солжешь... - Косло выхватил из кармана своей незамысловатой одежды уродливый пистолет. - Я сам всажу пулю тебе в мозг! - Моими главными сообщниками в заговоре являются... - начал Мэллори. По мере того, как он говорил, он отключился - именно это слово пришло ему на ум - от происходившего вокруг. Он осознавал, что его голос звучит и звучит, непрерывно сообщая факты, которых так жаждал другой человек. Но в то же время он выбрался наружу, направил энергию, поступавшую в него от стула... через огромное расстояние, сжавшееся теперь в не имевшую измерений плоскость. Он осторожно двинулся дальше, очутился среди странно мерцавших неживых энергий. Он напрягся, обнаружил слабые места, направил туда еще энергии... Перед ним внезапно возникла круглая комната. Вдоль нее тянулись мигавшие огни. Из тысяч расположенных рядами ячеек червеобразные конструкции вытягивали свои тупые безглазые головы... - ОН ЗДЕСЬ! Эгон выкрикнул предупреждение, метнул молнию чистой мозговой энергии вдоль каната контакта, и получил настолько мощный удар в ответ, что он огненным вихрем пронесся через него, обжег и обуглил сложные органические цепи его мозга, оставив после себя дымящуюся дыру в ряде ячеек. Мгновение Мэллори отдыхал, ощущая, как потрясение и замешательство охватывают оставшиеся без руководителя мозговые сегменты Ри. Он почувствовал автоматический приказ к самоуничтожению, который проник в них, когда они осознали, что управлявшая сверхсила Эгона исчезла. Он видел, как один блок ввалился и угас. Затем другой... - Остановиться! - приказал Мэллори. - Я беру контроль над мозговым комплексом на себя. Пусть сегменты соединяются со мной! Лишенные воли части мозга Ри послушно подчинились. - Изменить курс, - отдал команду Мэллори. После необходимых инструкций он удалился по каналу контакта. - Итак, великий Мэллори сломался. Косло раскачивался на каблуках, стоя над телом плененного им врага. Он засмеялся. - Ты долго собирался, но, начав, запел, как голубок. Сейчас я отдам распоряжение, и к рассвету ваш бесполезный бунт превратится в кучу обугленных трупов, сваленных на площади в назидание другим! Он поднял пистолет. - Я еще не закончил, - сказал Мэллори. - Заговор уходит гораздо глубже, чем ты думаешь, Косло. Диктатор провел рукой по своему серому лицу. В его глазах отразилось ужасное напряжение последних часов. - Тогда говори! - проревел он. - Говори быстро! Мэллори стал говорить дальше и снова отключился от происходившего, настроил свой мозг в резонанс с порабощенным разумом Ри. Через сенсорное устройство корабля он увидел белую планету, растущую перед ним. Он заметил ход звездного судна, заставил его двигаться вдоль длинной параболы, скользя над стратосферой. Когда корабль был в семидесяти милях над Атлантикой, Мэллори ввел его в верхний туманный слой и снова убавил скорость, почувствовав, как нагрелся корпус. Он спустил корабль ниже облаков и послал его на большой скорости через побережье. Он сбросил высоту полета до уровня деревьев, осмотрел местность через чувствительные пластины в корпусе. Он изучал пейзаж внизу довольно долго. Затем вдруг он понял... - Мэллори, почему ты улыбаешься? - голос Косло звучал хрипло, пистолет был нацелен в голову противника. - Расскажи мне шутку, которая рассмешила обреченного человека, сидящего на стуле, предназначенного для предателей. - Через мгновение ты все узнаешь... - он вдруг замолчал, услышав раздавшийся снаружи грохот. Пол качнулся и задрожал, Косло едва удержался на ногах. Дверь распахнулась. - Ваше превосходительство! Столица атакована! Человек упал лицом вниз. Мэллори и Косло увидели рану в его спине. Диктатор бросился к Мэллори... С оглушительным треском одна стена вздулась и ввалилась внутрь. Через дыру появился серебристый аппарат: гладкая, сложная, блестящая, металлическая поверхность торпеда, мягко покоившаяся на пучках лучей бело-голубого цвета. Диктатор поднял пистолет, раздался грохот взрыва. На носу захватчика мигнул розовый свет. Косло сжался и тяжело упал лицом вниз. Дредноут планеты Ри величиною в двадцать восемь дюймов завис над Мэллори. Из него протянулся луч, прожег контрольную панель стула. Путы упали. - Я/мы ждем твоей/вашей следующей команды. Мозг Ри проговорил это беззвучно в почтительной тишине. Прошло три месяца с тех пор, как референдум вознес Джона Мэллори на пост Премьера Первой Планетной Республики. Он стоял в одной из комнат своих просторных апартаментов в правительственном дворце, неодобрительно глядя на стройную черноволосую женщину, которая горячо говорила ему: - Джон, я боюсь этой... этой адской машины, которая вечно висит в ожидании твоих приказов. - Но почему, Моника? Именно эта адская машина, как ты ее называешь, сделала свободные выборы возможными, и даже теперь только она держит старую организацию Косло под контролем. - Джон, - она схватила его за руку. - С этой штукой, которая всегда ждет твоего сигнала, ты можешь контролировать всех, все на Земле! Ни одна оппозиция не устоит перед тобой! Она посмотрела ему прямо в глаза. - Это неправильно, Джон, чтобы кто-то имел такую власть, даже ты. Ни один человек не должен подвергаться такому испытанию. Его лицо напряглось. - Я ее как-то не так использовал? - Пока нет. Вот почему... - Ты хочешь сказать, что я это сделаю? - Ты человек, с недостатками, присущими человеку. - Я делаю только то, что несет добро людям Земли, - сказал он резко. - Ты что, хочешь, чтобы я добровольно выбросил единственное оружие, которое может защитить нашу с таким трудом добытую победу? - Но, Джон, кто ты такой, чтобы самому решать, что является добром для людей Земли? - Я правитель республики... - И все равно ты только человек. Остановись, пока ты еще человек! Он изучал ее лицо. - Тебя возмущает моя победа, не так ли? И что ты предлагаешь мне делать? Уйти в отставку? - Я хочу, чтобы ты отослал эту машину туда, откуда она прибыла. Он сдержанно рассмеялся. - Ты что сошла с ума? Я еще не начал извлекать из нее имеющиеся в ней технические секреты. - Мы еще не готовы к этим секретам, Джон. Наша цивилизация не готова. Машина уже изменила тебя. В конце концов она просто уничтожит тебя как человека. - Ерунда. Я полностью контролирую ее. Она словно продолжение моего собственного мозга. - Джон, пожалуйста, если не ради меня и не ради себя, то хотя бы ради Дианы. - Какое отношение к этому имеет ребенок? - Она твоя дочь. Едва ли она видит тебя хоть раз в неделю. - Это цена, которую ей приходится платить за то, что она - наследница величайшего человека, я хочу сказать, черт возьми, Моника, мои обязанности не позволяют мне потворствовать всем провинциальным обычаям.
в начало наверх
- Джон, - голос ее перешел в шепот, в его напряженности чувствовалась боль, - отошли ее отсюда. - Нет, я не отошлю ее. Ее лицо побледнело. - Очень хорошо, Джон. Как ты пожелаешь. - Да, как я пожелаю. После того, как она вышла из комнаты, Мэллори долгое время стоял, пристально глядя через высокое окно на крошечный корабль, парящий в голубом воздухе в пятидесяти футах от него, молчаливый, ждущий. - Мозг Ри, - обратился он к нему. - Проверь комнаты женщины, Моники. У меня есть основания подозревать, что она затевает государственную измену... ПОСЛЕСЛОВИЕ Для меня мой собственный рассказ часто бывает так же поучителен, как, я надеюсь, и для читателя. Я начал с того, что подверг человека предельному испытанию, точно так же, как это делает инженер, прикладывая к балке груз до тех пор, пока она не сломается, проверяя ее на прочность. Именно в связанных с эмоциональным напряжением, ситуациях, мы сталкиваемся с нашими самыми серьезными испытаниями: страх, любовь, гнев заставляют нас проявить свои предельные возможности. Таким образом, канва рассказа сложилась сама собой. По мере того, как развивался сюжет, стало ясно, что всякая власть, вознамерившаяся подвергнуть человечество проверке, как это сделали Косло и Ри, ставит на чашу весов свою собственную судьбу. В конце Мэллори обнаруживает подлинную силу человека, используя мощь своих врагов против них самих. В результате победы он обретает не только свободу и здравый ум, но и огромную власть над другими людьми. И только тогда опасность такой полной победы становится очевидной. Последним испытанием для человека является проверка его способности одержать победу над самим собой. Это то испытание, которое мы до сих пор не выдерживали.

ВВерх