UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Роберт МАК-КАММОН

 ОСИНОЕ ЛЕТО




- Машина едет, Мэйс, легковушка, - сказал мальчик у окна. -  Несется,
как угорелая.
- Какая там легковушка, быть не может, -  отозвался  Мэйс  из  глубин
бензозаправочной станции. - Легковушки тут отродясь не ездили.
- Нет, едет! Иди посмотри! Я же вижу - на дороге пыль столбом.
Издав губами отвратительный звук, Мэйс остался  на  месте,  в  старом
плетеном кресле, о котором Мисс Нэнси сказала, что нипочем в него не сядет
- не хватало еще мягкое место пачкать. Мальчик знал, что  Мэйс  вроде  как
неровно дышит к Мисс Нэнси и всегда приглашал ее  заглянуть  на  стаканчик
холодной кока-колы, но у Мисс Нэнси имелся дружок  в  Уэйкроссе,  так  что
ничего не получалось. Иногда мальчику делалось немного жалко Мэйса, потому
что поселковые не особенно любили обретаться около  него.  Может,  оттого,
что Мэйс, когда сердился, становился  придирчивым  и  злым,  а  субботними
вечерами чересчур много пил. К тому же от него  несло  машинным  маслом  и
бензином, а одежда и кепи вечно были темными от пятен.
- Иди глянь, Мэйс! - настойчиво продолжал  мальчик,  но  Мэйс  потряс
головой и не двинулся с места -  он  смотрел  по  маленькому  портативному
телевизору бейсбольный матч с участием "Молодцов".
Ну, как ни крути, а машина была; за шинами тянулись султанчики  пыли.
Однако, увидел мальчик, легковушкой в полном смысле слова ее  нельзя  было
назвать -  по  дороге  пылил  фургон  с  отделанными  деревом  боками.  До
знакомства с четырьмя милями немощеного  шоссе  N_241  он  был  белым,  но
теперь порыжел от джорджийской глины,  а  ветровое  стекло  было  заляпано
мертвыми букашками. Мальчик задумался: нет  ли  среди  них  ос.  На  дворе
осиное лето, подумалось ему, само собой. Они, эти твари,  просто  повсюду.
Мальчик сказал:
- Они сбавляют ход, Мэйс. Небось, хотят заехать сюда.
- Всесильный Боже! - Он шлепнул ладонью  по  колену.  -  Да  там  три
человека на борту! Выйди посмотри, чего им надо, слышь?
- Ладно, - согласился он и одной ногой уже был за  дверью,  затянутой
сеткой от насекомых, когда Мэйс рыкнул:
- Все, чего им надо,  это  дорожную  карту!  Ведь  заплутают  в  этой
тьмутаракани! Тоби! И скажи им, что бензовоза до завтрева не будет!
Дверь-ширма с треском захлопнулась, и Тоби выбежал в душную  июльскую
жару как раз, когда фургон подъехал к насосам.
- Тут кто-то есть! - сказала Карла Эмерсон,  увидев  появившегося  из
здания мальчика, и с облегчением перевела дух - последние миль,  наверное,
пять, с тех пор, как они миновали дорожный  указатель,  направивший  их  в
поселок Кэйпшо, штат Джорджия,  она  ехала,  затаив  дыхание.  Заправочная
станция, с виду старая  как  мир  (заросшая  кадзу  крыша;  выгоревший  до
желтизны  под  сотней  летних  солнц  кирпич)  являла  собой  великолепное
зрелище, особенно по той причине, что  в  баке  "Вояджера"  было  чересчур
много свободного места, чтобы чувствовать  себя  уютно.  Триш,  в  среднем
каждую  минуту  сообщавшая  "Стрелка  на  нуле,  мам!",  довела  Карлу  до
умопомешательства, а из-за Джо, который обвиняющим тоном произносил  "Надо
было   подъехать   к   какому-нибудь   мотелю",   она   чувствовала   себя
просто-напросто скотиной.
Джо, читавший на заднем сиденье "Сказочную четверку", отложил комикс.
- От души надеюсь, что тут  есть  туалет,  -  сказал  он.  -  Если  в
ближайшие минут пять я не пописаю, то приму славную смерть - лопну.
- Спасибо за предостережение, - ответила Карла,  останавливая  фургон
возле пыльных бензонасосов и выключая мотор. - Вперед, на приступ!
Джо открыл дверцу со своей стороны и выкарабкался из  машины,  силясь
сделать  это  так,  чтобы  не  слишком  колыхать  мочевой  пузырь.  Джо  -
двенадцати лет от роду, тощий, с шинами на зубах - был, однако,  столь  же
умен, сколь неуклюж и застенчив, и (по его соображениям) в один прекрасный
день Господь Бог непременно должен был даровать ему лучший шанс на успех у
девчонок, хотя в настоящий  момент  все  внимание  Джо  поглощали  главным
образом компьютерные игры и комиксы с супергероями.
Он чуть не налетел на мальчика с огненно-рыжими волосами.
- Здорово, - сказал Тоби и ухмыльнулся. - Чем могу помочь?
- Туалет бы, - пояснил Джо. Тоби ткнул пальцем куда-то за заправочную
станцию. Джо рысью сорвался с места, и Тоби прокричал ему вслед:  "Правда,
там не больно-то чисто. Извини".
Это меньше всего тревожило Джо Эмерсона, спешившего обойти  небольшое
кирпичное строение и попасть туда,  куда  из  густого  сосняка  вырывались
сорняки и колючки. Там была  только  одна  дверь  без  ручки,  но  она,  к
счастью, оказалась незаперта. Джо вошел.
Карла опустила окно машины.
- Нельзя ли заправиться? Неэтилированным?
Тоби усмехался, глядя на нее.  Хорошенькая  -  может,  постарше  Мисс
Нэнси, но не слишком старая; кудрявые темно-русые волосы, лицо с  высокими
скулами, решительные серые глаза. Рядом на сиденье примостилась  маленькая
девочка лет шести или семи, светлая шатенка.
- Бензина нету, - сказал Тоби женщине. - Ни капли.
- Ой. - Карле снова почудилось, что желудок свела нервная судорога. -
Ох, нет! Ну... а есть тут поблизости другая бензоколонка?
- Да, мэм. - Тоби указал в  том  направлении,  куда  смотрел  передок
фургона. - Милях в  восемнадцати  или  двадцати  отсюда  Холлидэй.  У  них
взаправду отличная бензоколонка.
- Мы на нуле! - сказала Триш.
- Ш-ш-ш, милая. - Карла коснулась руки девчурки.  Мальчик  с  рыжими,
коротко подстриженными волосами продолжал  улыбаться,  ожидая,  что  Карла
снова заговорит. Сквозь затянутую сеткой от насекомых дверь здания станции
Карле был слышен шум ревевшей в телевизоре толпы.
-  Могу  поспорить,  они  получили  пробежку,  -  сказал  мальчик.  -
"Молодцы". Мэйс смотрит игру.
"Восемнадцать или двадцать миль!"  -  подумала  Карла.  Она  не  была
уверена,  что  им  хватит  бензина,  чтобы  добраться  так  далеко,  и  уж
совершенно точно никоим образом не хотела выезжать на проселок.  Солнце  с
неистово-синего неба светило горячо и  ярко,  а  сосновый  бор,  казалось,
тянулся до самых границ вечности. Она обругала себя дурой за  то,  что  не
остановилась возле мотеля на шоссе N_84 - там была бензозаправка "Шелл"  и
закусочная, но Карла  подумала,  что  можно  будет  заправиться  позже,  в
дороге. Вдобавок она торопилась добраться до  Сен-Саймонз-Айленд.  Ее  муж
Рэй, юрист, несколько  дней  тому  назад  улетел  в  Брюнсвик  на  деловую
встречу. Вчера утром Карла с  детьми  покинула  Атланту,  чтобы  навестить
своих родителей в Валдосте, а потом, махнув через Уэйкросс, встретиться  с
Рэем и вместе отдохнуть. Держись главного шоссе, велел ей Рэй.  Съедешь  с
шоссе - можешь заблудиться в  довольно-таки  безлюдных  местах.  Но  Карла
считала, что знает родной штат, особенно те места, где  выросла.  Когда  -
давным-давно - асфальт кончился и шоссе N_21 превратилось в пыль, она чуть
было  не  остановилась  и  не  развернулась...  но  потом  увидела   знак,
указывавший дорогу в Кэйпшо, и поехала дальше, уповая на лучшее.
Но если это было лучшее, они влипли.
В туалете Джо познал, что "облегчение" пишется "П...С...С...". Верно,
туалет нельзя было  назвать  чистым;  на  полу  валялись  сухие  листья  и
сосновые иголки, а единственное окошко было разбито, но, если бы пришлось,
Джо пошел бы и в деревянный нужник на дворе. Правда, воду в унитазе  давно
не спускали, так что пахло не слишком приятно.  Сквозь  тонкую  стену  Джо
слышал работающий телевизор. Треск биты и рев толпы.
И другой звук тоже. Звук, который он сперва не мог определить.
Это было тихое, басистое гудение. Где-то неподалеку, подумал мальчик,
стоя у истока янтарной реки.
Джо поглядел наверх. Его рука вдруг пережала реку.
Потолок туалета над головой мальчика кишел осами. Сотнями  ос.  Может
быть, тысячами.  Маленькие  крылатые  тельца  с  желто-черными  полосатыми
жалами ползали  друг  по  другу,  издавая  странное  монотонное  жужжание,
звучавшее точно приглушенный, далекий - и опасный - шепот.
Воспрепятствовать реке никак не удавалось. Она продолжала  струиться.
Джо, округлившимися глазами уставившийся на потолок, увидел, как тридцать,
а может, и сорок ос поднялись в воздух, с  любопытством  прожужжали  возле
его головы и улетели через выбитое  окно.  Несколько  насекомых  -  не  то
десять, не то пятнадцать, понял Джо, - подлетели взглянуть поближе.  Когда
они загудели у лица Джо  и  он  услышал,  как  басовитое  жужжание,  меняя
тональность, становится выше и энергичнее, будто осы знали, что обнаружили
незваного гостя, у него мороз прошел по коже.
С потолка взлетали все новые осы. Джо чувствовал, как они  ползают  у
него в волосах, а одна приземлилась на краешек правого уха.  Река  нипочем
не желала иссякать. Мальчик понимал, что закричать нельзя, нельзя, нельзя,
поскольку шум в этой тесной комнатушке может повергнуть весь рой в жалящее
неистовство.
Одна оса приземлилась ему на левую щеку и направилась  к  носу.  Пять
или  шесть  ползало  по  пропитанной   потом   футболке   с   изображением
Конана-варвара. А потом Джо почувствовал,  как  осы  садятся  на  костяшки
пальцев и - да - даже туда.
Какая-то оса сунулась в  левую  ноздрю,  и  мальчик  подавил  желание
чихнуть - над головой выжидающе висело темное гудящее облако.
- Ну, - сказала Карла рыжему  мальчишке,  -  по-моему,  выбор  у  нас
невелик, верно?
- Но мы на нуле, мама! - напомнила ей Триш.
- Что, почти пустые? - спросил Тоби.
- Боюсь, что так. Мы едем в Сен-Саймонз-Айленд.
-  Отсюда  далеко.  -  Тоби  посмотрел  направо,  туда,   где   стоял
потрепанный старый грузовик-пикап. С зеркальца заднего вида свисал красный
игральный кубик. - Вон там грузовик Мэйса. Может, он  съездит  для  вас  в
Холлидэй, добудет бензина.
- Мэйс? А кто это?
- Ну... хозяин бензоколонки. Всегда был. Хотите, спрошу,  съездит  он
или нет?
- Не знаю. Может быть, мы могли бы добраться туда сами.
Тоби пожал плечами.
- Может, коли на то пошло. - Но то, как мальчик улыбался,  подсказало
Карле, что он не верит в это... да она и сама не верила. Господи,  с  Рэем
будет припадок!
- Если хотите, я у него спрошу. - Тоби пнул  камешек  носком  грязной
кроссовки.
- Хорошо, - согласилась Карла. - И еще  скажи,  что  я  заплачу  пять
долларов.
- Конечно. - Тоби прошел обратно к затянутой сеткой  двери.  -  Мэйс?
Тут одной леди очень нужен бензин. Она говорит,  что  заплатит  тебе  пять
долларов, если притаранишь ей из Холлидэя галлон-другой.
Мэйс не ответил. Его лицо в сиянии телеэкрана было голубым.
- Мэйс? Ты слышал? - поторопил Тоби.
- Пока этот окаянный бейсбол не  кончится,  парень,  никуда  я,  черт
возьми, не поеду! - наконец отозвался Мэйс, страшно насупясь. - Я его  всю
неделю дожидался! Счет четыре два, вторая половина пятой подачи!
- Она красотка, Мэйс, - сказал Тоби, понижая голос. - Почти такая  же
хорошенькая, как Мисс Нэнси!
- Сказано, отвали! - И Тоби в первый раз  увидел,  что  на  маленьком
столике возле стула Мэйса стоит бутылка пива. Сердить Мэйса  не  годилось,
особенно таким жарким днем, в разгар осиного лета.
Однако Тоби набрался храбрости и сделал еще одну попытку:
- Пожалуйста, Мэйс. Этой леди нужно помочь!
- Ох ты... - Мэйс покачал головой. - Ну, ладно, ежели только ты  дашь
мне  досмотреть  эту  окаянную  игру,  я  смотаюсь  для  нее  в  Холлидэй.
Всесильный Боже, я-то думал, мне выдался спокойный денек!
Тоби поблагодарил его и вернулся к фургону.
- Он говорит, что съездит, только ему охота досмотреть бейсбол. Я  бы
сам скатал, но мне  только-только  стукнуло  пятнадцать,  и  коли  я  куда
вмажусь, Мэйс мне накрутит хвоста. Если  хотите,  можете  оставить  фургон
здесь. Сразу за поворотом - можно пешком  дойти  -  есть  кафе,  сэндвичей
купить или там чего попить. Годится?
- Да, это было бы здорово. - Карле хотелось размять ноги, а уж выпить
чего-нибудь холодного было бы просто прекрасно. Но что  стряслось  с  Джо?
Она погудела - раз, другой - и  подняла  окошко.  -  Наверное,  утонул,  -
сказала она Триш.
Оса решила не заползать к Джо в ноздрю.  Зато  на  футболке  мальчика
сидело штук тридцать насекомых, а  то  и  больше.  Бледный  и  потный  Джо
стискивал зубы. Осы ползали у него по рукам. По  спине  мальчика  вверх  и
вниз пробегал холодок: Джо где-то читал про  фермера,  который  потревожил
осиное  гнездо.  К  тому  времени  как  осы  с  ним  разобрались,  бедняга
превратился в корчащуюся  груду  искусанной  плоти  и  умер  по  дороге  в

 
в начало наверх
больницу. Каждую секунду Джо ожидал, что кожу на шее пониже затылка вспорет дюжина жал. Дыхание мальчика было отрывистым, затрудненным; он боялся, что колени у него подломятся, он упадет лицом в грязный унитаз - и тогда осы... - Не шевелись, - сказал рыжий мальчишка, останавливаясь в дверях туалета. - Они тебя всего обсели. Не шевелись. Сейчас. Джо не нужно было повторять дважды. Он стоял, оцепенев и обливаясь потом, и вдруг услышал низкий переливчатый свист, продолжавшийся секунд, может быть, двадцать. Звук был умиротворяющим, успокаивающим; осы принялись подниматься с футболки Джо, вылетать из волос. Как только насекомые слетели с рук мальчика, он застегнулся и вышел из туалета, провожаемый любопытными созданиями, которые жужжали у него над головой. Джо пригнулся, замахал руками, и осы улетели. - Осы! - взахлеб заговорил он. - Да их тут, должно быть, миллион! - Да нет, поменьше, - сказал Тоби. - Просто осиное лето. Но теперь ты насчет них не беспокойся. Не тронут. - Улыбаясь, он приподнял правую руку. Осы слой за слоем покрыли кисть мальчишки так, что стало казаться, будто рука нелепо, непомерно разрослась - огромные пальцы в черную и желтую полоску. Джо стоял, уставясь на это с разинутым ртом. Он был в ужасе. Рыжий снова свистнул - на этот раз коротко, резко; осы лениво зашевелились, загудели, зажужжали и наконец поднялись с его руки темным облаком, которое взмыло кверху и полетело в лес. - Видал? - Тоби сунул руку в карман джинсов. - Я ж сказал, тебя не тронут! - Как... как... ты это сделал? - Джо! - Его звала мать. - Хватит уже! Джо захотелось побежать, взметая кроссовками крохотные пыльные смерчи, но он заставил себя ровным шагом обойти здание бензозаправочной станции и подойти туда, где его ждали вышедшие из "Вояджера" мать и Триш. Он слышал, как хрустит гравий под башмаками рыжего мальчишки - тот шел следом за ним. - Эй! - сказал Джо и попытался улыбнуться, отчего его лицо напряглось. - В чем дело? - Мы думали, что лишились тебя навсегда. Почему так долго? Не успел Джо ответить, как ему на плечо решительно легла чья-то рука. - Застрял в туалете, - объяснил Тоби. - Дверь старая, надо чинить. Верно? - Ладонь надавила на плечо Джо сильнее. Джо расслышал тонкое зудение. Он опустил глаза и увидел, что между указательным и средним пальцами прижатой к его плечу руки засела оса. - Ма, - негромко сказал Джо. - Я... - Он осекся, увидев позади матери и сестры темное полотнище, медленно колыхавшееся над дорогой в ярком солнечном свете. - С тобой все в порядке? - спросила Карла. Вид у Джо был такой, точно его вот-вот вырвет. - Думаю, жить будет, мэм, - отозвался Тоби и рассмеялся. - Наверное, малость напугался. - Ага. Ну... мы собираемся перекусить и выпить чего-нибудь холодненького, Джо. Он говорит, что за поворотом есть кафе. Джо кивнул, но в животе у него так и бурлило. Он услышал, как мальчишка негромко, чудно свистнул - так тихо, что мать, вероятно, не могла расслышать; оса слетела с его пальцев, и жуткое выжидающее облако ее сородичей начало рассеиваться. - Как раз пора обедать! - объявил Тоби. - Пожалуй, схожу-ка я вместе с вами. Солнце обжигало. Казалось, в воздухе висит слой желтой пыли. - Мама, жарко! - пожаловалась Триш, не успели они отойти от бензозаправочной станции и на десять ярдов. Карла почувствовала, как по спине под светло-голубой блузкой ползет пот. Джо шагал, чуть поотстав, а за ним по пятам шел рыжий мальчишка по имени Тоби. Дорога вилась через сосновый лес в сторону городка Кэйпшо. Еще пара минут, и Карла увидела, что городком его назвать трудно: несколько неряшливых деревянных домов, универмаг с табличкой "ЗАКРЫТО. ПРОСИМ ЗАЙТИ В ДРУГОЙ РАЗ" в витрине, маленькая беленая церквушка и строение из белого камня с изъеденной ржавчиной вывеской, провозглашавшей его "Кафе Клейтон". На засыпанном гравием паркинге стояли старый серый "Бьюик", многоцветный грузовичок-пикап и красный спортивный автомобильчик со спущенным откидным верхом. В городке было тихо, только вдалеке каркали вороны. Карлу изумило, что столь примитивного вида местечко существует всего в семи или восьми милях от главного шоссе. В эпоху автострад, связывающих штат со штатом, и быстрых перемещений было нетрудно позабыть, что у проселочных дорог все еще стоят такие вот небольшие селенья... и Карле захотелось напинать себя по мягкому месту за то, что втравила всех в такой переплет. Вот теперь они действительно опоздают в Сен-Саймонз-Айленд. - Добрый день, мистер Уинслоу! - крикнул Тоби и помахал кому-то слева от них. Карла посмотрела в ту сторону. На крыльце жалкого старого домишки сидел седой как лунь мужчина в комбинезоне. Он сидел без движения, и Карла подумала было, что он похож на восковую куклу, но тут же разглядела струйку дыма, поднимавшуюся от вырезанной из кукурузного початка трубки. Мужчина поднял руку, приветствуя их. - Жаркий сегодня денек, - сказал Тоби. - Время обедать. Идете? - Сей минут, - отозвался мужчина. - Тогда лучше прихватите Мисс Нэнси. У меня тут проезжие туристы. - Сам вижу, - сказал седой. - Угу. - Тоби ухмыльнулся. - Они едут в Сен-Саймонз-Айленд. Отсюда путь неблизкий, верно? Мужчина встал со стула и ушел в дом. - Ма, - в голосе Джо звучало напряжение. - По-моему, нам не надо... - Нравится мне твоя рубашечка, - перебил Тоби, дернув Джо за футболку. - Приятная, чистая. В следующее мгновение оказалось, что они - возле "Кафе Клейтон" и Карла, держа Триш за руку, уже заходит внутрь. Небольшая табличка сообщала: "У нас кондиционирование". Но, если так, кондиционер не работал; в кафе было так же жарко, как на дороге. Заведение оказалось невелико, пол устилал потемневший линолеум, стойка была окрашена в горчично-желтый цвет. Несколько столиков, стулья, отодвинутый к стене музыкальный автомат. - О-бе-ед! - весело крикнул Тоби, проходя в дверь следом за Джо и закрывая ее. - Сегодня я привел туристов, Эмма! В глубине кафе, на кухне, что-то загремело. - Выйди поздоровайся, Эмма, - не отставал Тоби. Дверь, ведущая в кухню, отворилась. Вышла худая седая женщина с изрезанным глубокими морщинами лицом и угрюмыми карими глазами. Ее внимательный взгляд обратился сперва на Карлу, потом на Джо и наконец задержался на Триш. - Что на обед? - поинтересовался Тоби. Потом поднял палец. - Погоди! Спорим, я знаю... "алфавитный" суп [суп с лапшой в виде букв алфавита], картофельные чипсы и сэндвичи с арахисовым маслом и виноградным желе! Правильно? - Да, - ответила Эмма. Теперь она уперлась взглядом в мальчишку. - Правильно, Тоби. - Я так и знал! Понимаете, местные всегда говорили, что я - особенный. Знаю такое, чего и знать бы не след. - Он постукал себя по виску. - Говорили, есть во мне что-то такое... приманчивое. Правда же, Эмма? Та кивнула. Ее руки безвольно висели вдоль тела. Карла не знала, о чем толкует мальчишка, но от тона, каким это было сказано, по спине у нее пошли мурашки. Ей вдруг почудилось, будто в кафе чересчур тесно, чересчур светло и жарко, а у Триш вырвалось: "Ой, мам!", потому что Карла слишком крепко стиснула ручонку девочки. Карла разжала пальцы. - Послушай, - обратилась она к Тоби, - может быть, мне стоит позвонить мужу? Он в Сен-Саймонз-Айленд, в "Шератоне". Если я с ним не свяжусь, он не на шутку встревожится. Нет ли тут где-нибудь телефона? - Нету, - сказала Эмма. - Уж извините. - Ее взгляд скользнул на стену, и Карла увидела там очертания убранного таксофона. - На бензоколонке есть телефон, - Тоби уселся табуретку у стойки. - Можете позвонить мужу после обеда. Мэйс тогда уже вернется из Холлидэя. - Он принялся крутиться на табуретке - оборот за оборотом - приговаривая: - Хочу есть, есть, есть! - Обед сейчас поспеет, - Эмма вернулась в кухню. Карла препроводила Триш к столику. Джо стоял, не спуская глаз с Тоби. Рыжий мальчишка слез с табуретки и присоединился к дамам, развернув стул так, чтобы положить локти на спинку. Он улыбнулся, наблюдая за Карлой спокойными светло-зелеными глазами. - Тихий городок, - неловко сказала она. - Ага. - Сколько народу тут живет? - Да живут. Не так чтоб очень много. Не люблю толчею, как в Холлидэе и Дабл-Пайнз. - Чем занимается твой отец? Он работает где-нибудь в этих краях? - Не-а, - ответил Тоби. - Вы стряпать умеете? - Э-э... наверное. - Вопрос застал Карлу врасплох. - Когда растишь ребятишек, приходится стряпать, верно? - спросил он. Глаза мальчишки были непроницаемыми. - Конечно, если ты богач и что ни вечер ходишь по всяким модным ресторанам... - Нет, я не богата. - А фургон у вас что надо. Готов спорить, стоит кучу деньжищ. - Тоби поглядел на Джо и сказал: - Чего не садишься? Вон рядышком со мной стул. - Мама, можно мне гамбургер? - спросила Триш. - И пепси? - Сегодня в меню "алфавитный" суп, девчурка. А еще я тебе дам сэндвич с арахисовым маслом и желе. Годится? - Тоби протянул руку, чтобы коснуться волос девочки. Но Карла притянула Триш поближе к себе. Мальчишка на миг уставился на нее. Улыбка начала таять. Молчание затягивалось. - Я не люблю суп с буковками, - тихонько сказала Триш. - Полюбишь, - пообещал Тоби. Тут его улыбка вернулась, только теперь она повисла на губах кривовато. - То есть... Эмма готовит "алфавитный" суп лучше всех в городке. Карла была больше не в силах смотреть пареньку в глаза. Она отвела взгляд. Дверь открылась; в кафе вошли двое. Седовласый мужчина в комбинезоне и тощая девушка с грязными светлыми волосами и личиком, которое, если его отмыть, возможно, оказалось бы хорошеньким. Лет двадцать-двадцать пять, подумала Карла. На девушке были покрытые пятнами слаксы защитного цвета, розовая, зашитая во многих местах блузка, а на ногах - пара "топсайдеров". От девушки дурно пахло, а в запавших голубых глазах застыло потрясенное, испуганное выражение. Уинслоу отвел ее к стулу за другим столиком, и она уселась, что-то бормоча себе под нос и уставясь на свои грязные руки. Ни Карла, ни Джо не могли не заметить распухшие укусы, которыми было изрыто ее лицо, рубцы, уходившие вверх к самой границе волос. - Господи, - прошептала Карла. - Что... что с ней стряслось... - К ней Мэйс забегал, - сказал Тоби. - Сохнет он по Мисс Нэнси, вот что. Уинслоу уселся за отдельный столик, раскурил трубку и попыхивал ею в мрачной тишине. Вышла Эмма с подносом. Она несла глубокие тарелки с супом, небольшие пакетики картофельных чипсов и сэндвичи. Подавать она начала с Тоби. - Совсем скоро придется съездить в бакалейную лавку, - сказала она. - Мы уж почти все приели. Тоби принялся жевать свой сэндвич и не ответил. - У меня на хлебе корка, - прошептала Триш матери. К личику девочки льнул пот, а глаза были круглыми и испуганными. В кафе стояла такая духота, что Карла теперь с трудом это выдерживала. Блузка молодой женщины пропиталась потом, а от запаха немытой Мисс Нэнси к горлу подкатывала тошнота. Карла почувствовала, что Тоби наблюдает за ней, и вдруг обнаружила, что ей хочется истошно завизжать. - Простите, - удалось ей сказать Эмме, - но моя девчурка не любит есть хлеб с коркой. У вас нет ножа? Эмма заморгала и не ответила; рука, ставившая перед Джо тарелку с супом, нерешительно замерла. Уинслоу тихо рассмеялся, но в этом смехе не было радости. - А как же, - отозвался Тоби и полез в карман джинсов. Он вытащил складной нож, раскрыл лезвие. - Давай, я сделаю, - предложил он и принялся срезать корку. - Мэм? Ваш суп. - Эмма поставила перед Карлой миску. Карла знала, что не сумеет проглотить ни ложки горячего супа... в этом уже полном влажного пара кафе - ни за что.
в начало наверх
- А нельзя ли... нельзя ли попить чего-нибудь холодного? Пожалуйста. - Ничего нету, одна вода, - сказала Эмма. - Морозильник сломался. Ш-ш-ш, кушайте суп. - Она отошла обслужить Мисс Нэнси. И тогда Карла увидела. Под самым своим носом. Написанное буковками, плававшими на поверхности "алфавитного" супа. Мальчишка сумасшедший. Нож трудился - резал, резал... В горле у Карлы было сухо, как в пустыне, но, несмотря на это, она сглотнула, следя глазами за лезвием, двигавшимся так страшно близко от горла ее дочурки. - Сказано же, ешьте! - Эмма почти кричала. Карла поняла. Она погрузила ложку в миску, помешала, подцепила всплывшие буквы, чтобы Тоби не увидел, и отхлебнула, чуть не ошпарив язык. - Нравится? - спросил Тоби у Триш, держа нож у лица девочки. - Глянь, как сверкает. Скажи, красивая вещь... Он не закончил фразу - горячий алфавитный суп в мгновение ока полетел ему в глаза. Но это сделала не Карла. Это сделал очнувшийся от дурмана Джо. Тоби вскрикнул, навзничь повалился со стула. Джо хотел перехватить нож, они схватились на полу, но и ослепнув рыжий мальчишка не подпускал Джо к себе. Карла сидела и не могла двинуться с места, точно приросла к стулу, а драгоценные секунды убегали. - Убейте его! - визгливо крикнула Эмма. - Убейте гаденыша! - Она принялась охаживать Тоби подносом, который держала в руках, но в суматохе большая часть ударов доставалась Джо. Как цепом молотя по воздуху рукой с зажатым в ней ножом, Тоби зацепил футболку Джо, пропоров в ней дыру. Тут уж вскочила и Карла. Мисс Нэнси пронзительно вопила что-то нечленораздельное. Карла попыталась схватить мальчишку за запястье, промахнулась и попыталась снова. Тоби вопил и корчился, физиономия рыжего мальчишки превратилась в жуткую, перекошенную пасть, но Джо держал его изо всех своих убывающих сил. "Мама! Мама!" - плакала Триш... а потом Карла наступила на запястье Тоби, пригвоздив руку с ножом к линолеуму. Пальцы разжались, и Джо подхватил нож. Вместе с матерью он отступил, и Тоби сел. В его лице бушевала вся ярость Ада. - Убейте его! - кричала Эмма, красная до корней волос. - Проткните его злобное сердце, этим самым ножом проткните! - Она хотела схватить нож, но Джо отодвинулся от нее. Уинслоу поднимался из-за столика, по-прежнему хладнокровно дымя трубкой. - Ну, - спокойно проговорил он, - давай. Раз, два - и готово. Тоби отползал от них к двери, протирая рукавом глаза. Он сел, потом медленно поднялся - сперва на колени, потом на ноги. - Он совершенно ненормальный! - сказала Эмма. - Поубивал в этом проклятом городишке всех до единого! - Не всех, Эмма, - откликнулся Тоби. Его улыбка вернулась. - Еще не всех. Карла обнимала Триш, и ей было так жарко, что она боялась лишиться чувств. Воздух был спертым, тяжелым, а Мисс Нэнси, ухмыляясь ей в лицо, теперь тянулась к ней грязными руками. - Не знаю, что здесь творится, - наконец проговорила Карла, - но мы уходим. Есть бензин, нет ли - мы уезжаем. - Да? Взаправду? - Тоби вдруг набрал воздуха и издал протяжный дрожащий свист, от которого по коже у Карлы поползли мурашки. Свист все звучал. Эмма визгливо крикнула: - Заткните ему рот! Кто-нибудь, пусть он заткнется! Свист внезапно оборвался на восходящей ноте. - Уйди с дороги, - сказала Карла. - Мы уходим. - Может, уходите. Может, нет. Осиное лето, леди. Они, оски-то, прям-таки всюду! Что-то коснулось окон кафе. Снаружи по стеклу, разрастаясь, стало расползаться темное облако. - Вас когда-нибудь кусали осы, леди? - спросил Тоби. - Я хочу сказать - сильно, крепко вас жалили? До самой кости? Так больно, чтоб ты криком изошла, только бы кто-нибудь перерезал тебе глотку и страданья кончились? За окнами темнело. Мисс Нэнси заскулила и, съежившись от страха, полезла под стол. - Осиное же лето, - повторил Тоби. - Я зову - оски и прилетают. И делают то, что я хочу. Я ж по-ихнему говорю, леди. Есть во мне что-то такое... приманчивое. - Господи Иисусе, - Уинслоу покачал головой. - Ну, давайте, не тяните! Яркий свет солнца тускнел. Быстро темнело. Карла услышала высокое тонкое гудение, издаваемое тысячами ос, собиравшихся на окнах, и по ее лицу побежала тоненькая струйка пота. - Раз прикатил сюда один из полиции штата. Искал кого-то. Забыл, кого. И говорит: "Малый, а где твои родичи? Как это так тут никого нету?" И хотел связаться со своими по радио, но только разинул рот - я туда осок и послал. Прямиком в глотку. Ох, видели б вы, как этот легавый плясал! - От непотребного воспоминания Тоби хихикнул. - Закусали мои оски его насмерть. С изнанки. Но меня не укусят - я умею по-ихнему. Свет почти исчез; лишь маленький осколок накаленного докрасна солнца пробивался сквозь осиную массу, когда та шевелилась. - Ну, валяйте, - сказал Тоби и жестом указал на дверь. - Не давайте мне остановить вас. Эмма сказала: - Убейте его сейчас же! Убейте, и они улетят! - Только троньте, - предостерег Тоби, - и я заставлю моих осок протиснуться во все щелки этой окаянной кафешки. Я заставлю их выесть вам глаза и забиться в уши. Но сперва я заставлю их прикончить девчонку. - Почему... Бога ради, почему? - Потому что могу, - ответил рыжий. - Валяйте. До вашего фургона два шага. Карла поставила Триш на пол. Мгновение она смотрела мальчишке в лицо, потом взяла из руки Джо нож. - Дай сюда, - приказал Тоби. В полутьме она помедлила, провела рукой по лбу, чтобы хоть немного утереть пот, а потом подошла к Тоби и прижала нож к горлу мальчишки. Улыбка Тоби дрогнула. - Пойдешь с нами, - дрожащим голосом сказала Карла. - Будешь держать их подальше от нас, не то, клянусь Богом, я суну тебе нож прямо в глотку. - Никуда я не пойду. - Значит, умрешь здесь, с нами. Я хочу жить. Я хочу, чтобы жили мои дети. Но в этом... в этом... в этом дурдоме мы не останемся. Не знаю, что уж ты для нас удумал, но я, наверное, лучше умру. Ну так как? - Вы не убьете меня, леди. Карле нужно было заставить мальчишку поверить, что она отправит его на тот свет, хоть она и не знала, как поступит, если придет время. Напрягшись, она сделала быстрое движение рукой вперед - короткий, резкий тычок. Тоби сморщился, вниз по шее скатилась капелька крови. - Так его! - радостно каркнула Эмма. - Давайте! Ну! На щеку Карлы неожиданно опустилась оса. Вторая - на руку. Третья зазвенела в опасной близости от левого глаза. Та, что села на щеку, ужалила Карлу, ошпарив жуткой болью. Молодой женщине почудилось, что по ее позвоночнику сверху донизу прошла мелкая дрожь, точно от удара током, на глаза навернулись слезы, но нож от горла Тоби она не убрала. - Так на так, - сказал рыжий мальчишка. - Пойдешь с нами, - повторила Карла. Щека начинала распухать. - Если кто-то из моих детей пострадает, я убью тебя. - По костяшкам ее пальцев ползали четыре осы, но голос на этот раз прозвучал ровно и спокойно. Тоби помолчал. Потом пожал плечами и проговорил: - Ладно. Будь по-вашему. Пошли. - Джо, бери за руку Триш. Триш, хватайся за мой пояс. Не отпускай и, ради Бога, ты ее тоже не отпускай. - Она подтолкнула Тоби ножом. - Ну, пошел. Открывай дверь. - Нет! - запротестовал Уинслоу. - Не выходите туда! Женщина, ты сошла с ума! - Открывай! Тоби не спеша повернулся, и Карла, нажимая лезвием на вену, что билась у рыжего на шее, другой рукой крепко ухватила его за ворот. Тоби протянул руку - медленно, очень медленно - и повернул дверную ручку. Потянув за нее, он открыл дверь. Резкий солнечный свет на несколько секунд ослепил Карлу. Когда способность видеть вернулась к ней, ее взору предстало черное гудящее облако, поджидавшее за порогом. - Попробуешь сбежать - могу воткнуть эту штуку тебе в горло, - предупредила она. - Запомни. - А чего мне бегать? Им нужны вы. - И Тоби вышел в клубящуюся массу ос. Карла с детьми не отставала. Это было все равно, что шагнуть в черную метель, и Карла чуть не закричала, но она понимала: стоит закричать - пиши пропало; одной рукой она сжимала воротник Тоби, другой - впившийся в шею мальчишки нож, но осы кишели у самого лица, и ей пришлось плотно зажмуриться. Карла задыхалась; она почувствовала, как ее укусили в щеку, потом еще; услышала как вскрикнула ужаленная Триш. Еще две осы цапнули Карлу около губ, и она заорала: "Убери их к чертовой матери!" Боль раздирала лицо; Карла уже ощущала, как оно опухает, перекашивается - в этот миг волна паники чуть не смела весь ее здравый смысл. "УБЕРИ ИХ!" - велела она, тряхнув мальчишку за ворот. Она услышала смех Тоби, и ей захотелось его убить. Они вышли из злобного облака. Карла не знала, сколько раз ее ужалили, но глаза еще были в порядке. - Вы в норме? - окликнула она детей. - Джо! Триш? - Меня ужалили в лицо, - ответил Джо, - но все нормально. С Триш тоже. - Хватит плакать! - велела Карла малышке и тут же была укушена в правое веко. Глаз начал заплывать опухолью. Вокруг головы гудели новые осы, они теребили и дергали ее волосы, точно чьи-то маленькие пальчики. - Есть такие, что не любят слушать, - сказал Тоби. - Они поступают так, как им нравится. - Шагай-шагай. Быстрее, черт бы тебя побрал! Кто-то пронзительно закричал. Оглянувшись, Карла увидела бежавшую в противоположном направлении Мисс Нэнси. Девушку облепил рой в несколько сот пчел. Она неистово отмахивалась, приплясывала, дергалась. Сделав еще три шага, она упала, и Карла быстро отвела глаза, увидев, что осы полностью покрыли лицо и голову Мисс Нэнси. Крики зазвучали глуше. В следующую секунду они оборвались. К Карле, спотыкаясь, приблизилась какая-то фигура, вцепилась в руку. - Помогите... помогите, - простонала Эмма. Ее глазницы кишели осами. Она начала падать, и Карла, не имея иного выбора, вырвалась. Эмма лежала на земле, подрагивая всем телом, и слабо звала на помощь. - Это ты натворила, женщина! - В дверях, нетронутый, стоял Уинслоу. Вокруг бурей носились тысячи ос. - Черт, дело сделано! Но для Карлы с ребятишками худшее миновало. И все равно за ними следовали потоки тонко зудящих ос. Джо осмелился посмотреть вверх, но не увидел солнца. Они добрались до бензоколонки, и Карла сказала: - О Боже! Фургон превратился в плотную массу ос, а проседающая крыша старой бензозаправочной станции так и кишела ими. Грузовичок-пикап был еще на месте. Сквозь тонкое зудение и жужжание Карла расслышала звуки трансляции бейсбольного матча. - Помогите! - закричала она. - Пожалуйста! Нам нужна помощь! Тоби опять захохотал. - Позови его! Скажи, чтоб вышел сюда! Сейчас же, ну! - Мэйс смотрит бейсбол, тетя. Он вам не поможет. Она подтолкнула его к затянутой сеткой двери. За ширму цеплялось несколько ос, но, когда Тоби приблизился, они поднялись в воздух. - Эй, Мэйс! Леди хочет видеть тебя, Мэйс! - Мам, - выговорил Джо распухшими синеющими губами. - Мам... Карла видела внутри дома сидящую перед светящимся экраном телевизора фигуру. Человек этот был в кепи. - Пожалуйста, помогите нам! - снова крикнула она. - Мам... послушай... - ПОМОГИТЕ! - истошно проорала Карла и пнула дверь-ширму. Та сорвалась с петель и упала на пыльный пол. - Мам... когда я был в туалете... и он тут с кем-то говорил... я не слышал, чтоб кто-нибудь ему отвечал... И тут Карла поняла, почему. Перед телевизором сидел труп. Этот человек давно умер - самое малое, много месяцев назад - и был попросту рыжей оболочкой из праха с ухмыляющимся безглазым лицом.
в начало наверх
- АТУ ИХ, МЭЙС! - взвыл мальчишка и вырвался от Карлы. Она полоснула ножом, зацепила шею Тоби, но остановить мальчишку не сумела. Тоби взвизгнул и подпрыгнул, точно взбесившийся волчок. Из глазниц трупа, из полости, на месте которой когда-то был нос, и из раззявленного страшного рта трупа хлынули потоки ос. Охваченная леденящим душу ужасом, Карла поняла, что осы построили внутри мертвеца гнездо и теперь тысячами изливались наружу, с неумолимой яростью роясь подле Карлы и детей. Она круто развернулась, подхватила Триш подмышку и, крикнув Джо: "Давай!", помчалась к фургону, где, взлетая и сливаясь в желто-черную полосатую стену, зашевелились новые тысячи ос. Выбирать не приходилось. Карла с маху сунула руку в самую гущу роя, прокапываясь к ручке дверцы. Осы в мгновение ока облепили пальцы, так глубоко втыкая в них жала, будто ими управлял единый злобный разум. Подвывая от острой боли, Карла исступленно нашаривала ручку. Море ос, безостановочно жаля, поднялось до предплечья... выше локтя... к плечу. Пальцы Карлы сомкнулись на ручке. Осы атаковали щеки, шею и лоб молодой женщины, но она уже открывала дверцу. И Джо, и Триш всхлипывали от боли, но все, что Карла могла сделать для ребят - это лично забросить их в фургон. Она нагребла полные горсти ос, раздавила между пальцами, протиснулась внутрь и захлопнула дверцу. Однако и в машине оказалась не одна дюжина насекомых. Разъяренный Джо принялся бить их свернутыми в трубку комиксами, потом снял кроссовку и тоже использовал в качестве оружия. Лицо мальчика покрывали укусы, оба глаза очень сильно заплыли. Карла запустила мотор, включила дворники, чтобы смести с ветрового стекла шевелящийся живой коврик, и увидела: мальчишка высоко воздел руки, из-за цеплявшихся за голову Тоби ос его огненно-рыжие волосы стали желто-черными, рубашка тоже, а из пореза на шее сочилась кровь. Карла услышала собственный рев - рев дикого зверя - и до отказа утопила педаль. "Вояджер" прыгнул вперед, в осиную метель. Тоби понял и попытался отскочить. Но перекошенное, страшное лицо мальчишки сказало Карле, что он знает: он опоздал на шаг. Фургон ударил его, сбил с ног, распластал по дороге. Карла с силой выкрутила руль вправо и почувствовала, как вильнуло колесо, с хрустом прокатившееся по телу Тоби. Потом бензоколонка осталась позади, и машина, набирая скорость, помчалась через Кэйпшо. В салоне Джо колошматил ос. - Сумели! - крикнула Карла, хотя исторгнутый покалеченными губами голос больше не походил на человеческий. - Получилось! Фургон несся вперед, колеса вздымали вытянутые облачка пыли. Колея правой передней шины была забита чем-то ярко-алым. Одометр отсчитывал милю за милей. Через щелку, в которую превратился левый глаз, Карла все время следила за стрелкой газометра, колебавшейся над отметкой "О", однако акселератор не отпускала, вписывая фургон во внезапные повороты так быстро, что возникала опасность слететь с дороги в лес. Джо убил последнюю осу, а потом оцепенел на заднем сиденье, притянув к себе Триш. Наконец на дороге снова появилось покрытие, и они выехали из сосен Джорджии на перекресток. Там дорога расходилась в трех направлениях. Указатель сообщал: "Холлидэй... 9". Всхлипнув от облегчения, Карла промахнула перекресток на скорости семьдесят миль в час. Одна миля. Вторая, третья, четвертая. "Вояджер" начал взбираться на холм... и Карла почувствовала, как мотор строптиво взбрыкнул. - О Боже... - прошептала она. Руки, сжимавшие руль, были воспалены и страшно распухли. - Нет... нет... Движок засбоил, и движение фургона вперед стало замедляться. - НЕТ! - закричала она, всем телом наваливаясь на руль в попытке не дать фургону остановиться. Но стрелка спидометра быстро падала, а потом сбоящий мотор заглох. У фургона еще оставалось довольно сил, чтобы добраться до вершины холма, и катиться он перестал примерно в пятнадцати футах от того места, где за гребнем холма начинался спуск. - Ждите в машине! - велела Карла детям. - Не шевелитесь. - Она вылезла, пошатываясь на распухших ногах, зашла со стороны багажника и всей тяжестью налегла на него, пытаясь докатить "Вояджер" до гребня холма и столкнуть под уклон. Фургон сопротивлялся. - Пожалуйста... пожалуйста, - шептала Карла, продолжая толкать. Медленно, дюйм за дюймом "Вояджер" покатился вперед. Она услышала отдаленное гудение и осмелилась оглянуться. Небо не то в четырех, не то в пяти милях от холма потемнело. Над лесами катилось нечто схожее с массивной черно-желтой полосатой грозовой тучей, гнувшей сосны на своем пути. Всхлипывая, Карла посмотрела вниз с высокого холма, у вершины которого стоял фургон. У подножия был широкий S-образный поворот, а дальше среди зеленого леса виднелись крыши домиков и строений. Жужжание приближалось. Быстро смеркалось. Фургон подкатился ближе к откосу, потом пошел своим ходом. Карла захромала вдогонку, ухватилась за открытую дверь и запрыгнула на сиденье как раз в тот момент, когда машина разогналась по-настоящему. Она вцепилась в руль и велела детям держаться. По крыше забарабанило что-то вроде града. Когда солнце в разгар осиного лета померкло, фургон ринулся вниз с холма.

ВВерх