UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Т. МОРФЕТТ

  КОРЗИНКА ДЛЯ МУСОРА




Росту и ширине плеч Рафферти могла позавидовать половину  футболистов
Национальной лиги. При этом он отличался мягкостью характера. Правда, если
не считать особых случаев. Один из них как  раз  пришелся  на  тот  вечер.
Рафферти вернулся довольно поздно, открыл дверь и по привычке,  оставшейся
от более бурного периода его жизни, вошел в прихожую, не зажигая света.
И сразу понял, что он не один.
Вероятно, он услышал посторонний звук, возможно,  ему  не  понравился
какой-то запах, или помогло шестое чувство, но он знал, что в доме  кто-то
есть, и быстро отошел от двери. Гости могли услышать, как  щелкнул  замок,
поэтому следовало сразу же отойти подальше.
- Это ты, Джо? - донесся голос из лаборатории.
Говорившего сбило с толку необычное поведение Рафферти. Хозяин, придя
к себе домой, сразу зажег бы свет. Поэтому он и подумал, что замок  открыл
его напарник. Рафферти улыбнулся. К счастью для взломщиков, они не  видели
этой улыбки. В ней не было ничего приятного.
Силуэт одного из них, склонившегося над дисплеем компьютера, Рафферти
видел сквозь открытую дверь лаборатории.
Как правило, он забывал о светских манерах, когда узнавал, что кто-то
посторонний копается в его святая святых. Так было и на этот раз.
Не то чтобы незнакомец не  понял,  что  с  ним  произошло.  Потом  он
говорил, что будто на него свалилась крыша. В действительности же это было
ребро ладони Рафферти. В следующее  мгновение  шестое  чувство  подсказало
ему, что надо отпрянуть в сторону, поэтому  кулак  Джо  только  задел  его
плечо, вместо того, чтобы оглушить его. Но, прежде чем Рафферти уложил Джо
на пол, тот успел ударить инженера в солнечное сплетение. И  на  некоторое
время у Рафферти возникли  трудности  с  дыханием.  Впрочем,  он  надеялся
прийти в себя раньше незваных гостей.
Но тут вспыхнул свет. Как оказалось, он ошибся в своих расчетах.
Их было трое.
Если бы не резкая боль  в  животе,  он  справился  бы  и  с  третьим,
несмотря на его пистолет. Тем более, что  этот  седой,  очкастый  мозгляк,
судя по всему, не мог отличить ствол от рукоятки.
- Мистер Рафферти, я должен попросить вас воздержаться от дальнейшего
насилия. Я понимаю, что  у  вас  как  гражданина  нашей  страны  есть  все
основания для недовольства. Но, прошу вас, давайте обойдемся без кулаков.
Рафферти шумно глотнул, боль в животе начала стихать.
- А как еще я должен обходиться с ночными ворами?
-  К  сожалению,  -  продолжил  очкастый,  -   мы   сочли   возможным
ознакомиться с некоторыми  интересующими  нас  материалами  до  того,  как
обратиться к вам... э... официально.
- Пока вы даже не представились, - огрызнулся Рафферти.
-  Так  как  вы  возвратились...  несколько  преждевременно,   мистер
Рафферти.
- В следующий раз я буду стучаться в собственную дверь.
- Я думаю, будет лучше, если мы раскроем свои карты.  Я  надеюсь,  вы
сможете поехать с нами?
Рафферти еще раз вздохнул. Состояние его солнечного сплетения  быстро
приближалось к норме.
- Послушайте, у вас в руках пистолет, и мне поневоле приходится  быть
предельно вежливым. Но позвольте сказать вам следующее. Вы ворвались в мой
дом, вы возились с дорогим лабораторным оборудованием, один из ваших людей
чуть не лишил меня солнечного сплетения, а теперь вы спрашиваете, поеду ли
я с вами. Кто вы такие,  черт  вас  возьми?  И  с  какой  стати,  если  не
считаться с пистолетом, я должен ехать с вами?
- Мы все состоим на государственной службе, -  ответил  старик.  -  я
работаю в... в общем, у моего учреждения нет названия, а эти  двое,  -  он
кивнул на сидящих на полу, уже пришедших в себя мужчин, - сотрудники более
известного бюро. Если вам не трудно...
Те встали, достали кожаные бумажники и открыли их.  Рафферти  мельком
взглянул на металлические бляхи.
- Хорошо, я поеду с вами.
Седовласый передал пистолет Джо.
- Мне надо позвонить. С вами хотят встретиться два человека...


Рафферти  плюхнулся  в  удобное  кресло.  Его  спутник,   назвавшийся
Уотсоном, расположился за широким столом. Как он  и  обещал,  в  офисе  их
ждали двое. Рафферти знал  их  по  публикациям  в  научных  и  технических
журналах, выступлениям по телевидению.  Профессор  Клеменс  не  так  давно
получил Нобелевскую премию по физике, доктор Симпсон Наварра был одним  из
научных советников президента.
Уотсон взгляну на бумаги, лежащие на его столе.
- А теперь, мистер Рафферти, мы хотели бы поговорить о вашем...  э...
массопередатчике.
- У меня его нет. я делаю утилизаторы мусора.
Профессор Клеменс наклонился вперед.
- Мистер Рафферти, не будем спорить  о  терминах.  Вы  называете  его
утилизатором мусора. Однако, насколько мне  известно,  обычный  утилизатор
представляет собой нечто вроде мясорубки.
- Вот уж не ожидал, что мне придется говорить о  мусоре  с  лауреатом
Нобелевской премии, - ухмыльнулся Рафферти.
- Достаточно,  -  рассердился  Уотсон.  -  У  вас,  Рафферти,  хватит
неприятностей и без этих дерзостей.
Инженер встал.
- До свидания.
Наварра взглянул на Уотсона.
- Успокойтесь, мистер Уотсон. Мы  действительно  хотим  поговорить  о
мусоре.
Клеменс согласно кивнул.
-  О  проблеме  утилизации  мусора...  Если  мы  бросим   в   обычный
утилизатор,  ну,  скажем,  апельсиновую   корку,   то   из   него   выйдет
кашицеобразная масса. Ваша конструкция, мистер Рафферти, засасывает в себя
материю, но ничего не отдает. Она даже не имеет выходного устройства.
-  Ну,  мне  представляется,  что   эта   особенность   является   ее
преимуществом,  -  ответил  Рафферти.  -  Экономится   вода,   исключается
возможность засорения...
- Мистер Рафферти,  -  вмешался  Наварра,  -  ну  зачем  же  так?  Вы
прекрасно понимаете, о чем идет речь. Куда девается мусор?
Рафферти улыбнулся.
- Я не знаю.
- Не знаете?! - Клеменс буквально выпрыгнул из кресла.  -  Вы  должны
знать! Вы придумали эту штуковину. Вы ее изготовили. И вы  обязаны  знать,
куда уходит мусор!
- Как вы считаете, моя конструкция эффективна?
- Да, - сухо ответил Клеменс, - она работает.
- Это хороший утилизатор мусора?
- Да, это хороший утилизатор  мусора.  С  тем  же  успехом  вы  могли
открыть бутылку "пепси" о люк атомной подводной лодки и спросить,  хорошая
ли это открывалка для бутылок.
- Я спросил, хороший ли это утилизатор мусора.
- Ладно, ладно. Я согласен, что это хороший утилизатор мусора.
Уотсон наклонился вперед.
- Мистер Рафферти, вы недооцениваете сложность создавшейся  ситуации.
Мы можем посадить вас за решетку и выбросить ключ от камеры.
- Вы меня уже пугали, - хмыкнул инженер.
- Вы поставили под угрозу  безопасность  Америки  и  всего  западного
мира, - взорвался Уотсон, - желая получить патент на  устройство,  имеющее
колоссальный военный потенциал. Когда же вашу заявку отклонили,  поскольку
вы не смогли объяснить принцип действия устройства, вы не  успокоились,  а
начали его изготавливать, и теперь ваш утилизатор может купить кто угодно.
В том числе  и  сотрудники  посольств  хорошо  вам  известных  иностранных
государств. Короче, мистер Рафферти, вы - предатель!
В  следующее  мгновение  мощная  рука  инженера  буквально  выдернула
Уотсона из кресла.
-  Мистер  Уотсон,  -  проворковал  Рафферти,  -  у  вас  теперь  нет
пистолета. И я бы попросил никогда больше не произносить в мой адрес таких
слов. Понятно? - он отпустил Уотсона и вернулся к своему креслу.
Наварра с трудом подавил улыбку.
- Я понимаю ваше негодование, мистер Рафферти, но мистер Уотсон хотел
сказать, что сначала вам следовало показать ваш утилизатор государственным
учреждениям. Мы заинтересованы в новых идеях.
- Я придерживался того же мнения.
Наварра тяжело вздохнул, зная, что услышит дальше.
- Продолжайте.
- Я обращался в армию, флот,  авиацию,  и  везде  очень  компетентные
молодые люди говорили мне, что мои  математические  выкладки  недостаточно
строги, да и вообще полученный эффект теоретически невозможен.
- Но разве вы не могли показать им действующую модель?
- А вы  когда-нибудь  пытались  продемонстрировать  вечный  двигатель
физику, состоящему на государственной службе? Или  русалку  -  биологу  из
военно-морского  ведомства?  Или   телекинез   -   армейскому   психологу?
Большинство этих уважаемых специалистов предпочитает  задавать  только  те
вопросы, на которые им известны  ответы.  Им  хватило  того,  что  в  моих
расчетах есть слабые места. К тому же, у меня нет институтского диплома.
Клеменс улыбнулся.
- Я бы не придавал такого значения  дипломам,  мистер  Уотсон.  Томас
Эдисон тоже не  учился  в  институте.  Возможно,  ему  очень  помогло  это
обстоятельство.
Рафферти взглянул на Клеменса. Профессор, видно, не такой сухарь, как
ему казалось прежде.
Наварра печально покачал головой. Рафферти понял, что завтра кое-кому
из упомянутых специалистов всыпят по первое число.
- Значит, мы снова  ошиблись.  Но  давайте  подумаем,  что  мы  можем
сделать? Я  полагаю,  мистер  Рафферти,  вы  не  собирались  разрабатывать
утилизатор мусора?
- Нет.  Этот  взломщик  совершенно  прав,  -  Рафферти  посмотрел  на
Уотсона. - Я пытался осуществить  мгновенный  перенос  материи  из  одного
места в другое. В конце концов, человек,  летящий  в  ракете,  не  так  уж
далеко  ушел  от  своего  предка,  плывущего  на  лодке.  Разница  лишь  в
технических средствах, благодаря которым совершается  передвижение.  Я  же
искал совершенно новый принцип.
- Некоторые ученые утверждают, что это невозможно, - сказал Уотсон.
Глаза Рафферти превратились в две щелочки.
- Мистер Уотсон, у  меня  в  лаборатории  стоит  утилизатор,  размеры
которого соответствуют вашему росту. Не хотите ли вы испытать его, а потом
мы поговорим о том, что возможно, а что - нет.
- Итак, вы сделали массопередатчик, -  вмешался  Наварра.  -  Как  он
превратился в утилизатор мусора?
- Все дело в деньгах. Вы,  вероятно,  уже  прочли  в  этой  папке,  -
Рафферти показал на стол Уотсона, - что мой завод выпускает станки, а  эти
штуки - мое хобби. Завод дает постоянную  прибыль,  поэтому  у  меня  есть
свободные средства. Мне и раньше удавалось создать  кое-что  полезное,  но
мои разработки оставались не более чем увлечением. Однако в этом случае  я
зашел в тупик. Передатчик, массопередатчик, работал  прекрасно.  А  вот  с
приемником у меня возникли трудности.
- Какие именно? - спросил Клеменс.
- Да так, ничего особенного. Его просто нет.  С  передатчиком  все  в
порядке. Кладешь что-то в него, подводишь энергию... и  все  исчезает.  Не
разлагается, не сгорает, не  смывается  в  канализацию,  а  исчезает.  Это
что-то должно появляться в  приемнике,  но  не  появляется.  Оно  попадает
куда-то еще.
- Куда?
- Я не знаю. Раньше я просматривал подряд все газеты.  По  ночам  мне
снились кошмары, будто  какой-то  исследователь  нашел  потерянную  долину
Инков и оказалось, что  она  до  краев  заполнена  апельсиновыми  корками,
банками  из-под  пива  и  кофейной  гущей.  Теперь-то  я  думаю,  что  все
выбрасывается за пределы нашей планеты. Куда-то в глубокий космос.  Должно
же оно где-то появиться. Я достаточно консервативен и не верю в бесследное
уничтожение  материи.  В  общем,  у  меня  есть  массопередатчик,  но  нет
массоприемника. Дальнейшие исследования потребовали значительных затрат, и
я обратился в государственные учреждения. А  работающие  там  специалисты,
доктор Наварра, сказали, что я сошел с ума,  -  Рафферти  закурил.  -  Мне
по-прежнему требовались деньги, а массопередатчик позволял  избавиться  от

 
в начало наверх
ненужных вещей, и я решил пустить его в продажу в качестве утилизатора мусора. Я добавил дюжину предохранительных устройств, чтобы какой-нибудь недотепа не остался без руки, и на этой неделе выбросил на рынок первую партию. Заказы сыплются как из рога изобилия. Каждая домохозяйка хочет иметь такой удобный утилизатор мусора. - Государство выплатит вам компенсацию, но нам нужно собрать все утилизаторы, - сказал Наварра. Уотсон моргнул при слове "выплатит", но согласно кивнул. Рафферти улыбнулся. - Желаю вам удачи. Их уже тысячами продают по всей стране. Прошло не меньше недели, прежде чем мусор стал возвращаться назад. Рафферти всегда завтракал в лаборатории. Во-первых, окна выходил на восток и утром их заливал яркий солнечный свет, а во-вторых, только там ему было уютно. Закончив еду, он собрал скорлупу от двух яиц и кожуру грейпфрута, бросил все это в утробу большого утилизатора, который предлагал испытать Уотсону, щелкнул выключателем и повернулся к столу, чтобы налить себе чашечку кофе. Спроунинг! Рафферти оглянулся. Раньше утилизатор не издавал никаких звуков. Он успел увидеть вылетающие из утилизатора грейпфрутовые корки, скорлупу и что-то еще. Модели, выпускаемые на продажу, снабжались крышкой с защелкой и предохранителем, отключающим электропитание при открытой крышке. Лабораторному утилизатору не нужны были подобные усовершенствования. Рафферти подошел к мерно гудящей машине. В передающей зоне крутился серый хаос. Рафферти выбрал сочный персик, лежащий в вазе с фруктами, и положил его на конвейерную ленту. Лента унесла персик к серому хаосу. Рафферти ждал. Скелч! Рафферти стер с лица кожуру персика. Будучи человеком цивилизованным, он не мог поднять руку на собственное изобретение. Кроме того, в лаборатории не было топора. Инженер наклонился и внимательно осмотрел пол. Он помнил, что из утилизатора вылетели не только корки и скорлупа. Под стулом он нашел нечто, напоминающее дохлую кошку. Идущий от нее запах отнюдь не напоминал благоухание фиалок. Рафферти обмотал полотенцем рот и нос и взял нож. В прошлом ему приходилось работать в физиологической лаборатории, и при необходимости он мог произвести вскрытие любого животного. Ему хватило трех разрезов, чтобы понять, что перед ним не кошка, но тут зазвонил телефон. - Рафферти. - Это Джим, из заводской лаборатории. Мы проверяем два утилизатора, из них летит мусор. - И что-то еще? Не похожее на обычный мусор? - Ну, я не знаю. Некоторые выбрасывают еду, которой другим хватило бы еще на неделю. Что вы называете обычным мусором? - Возвращается только то, что вы кладете в утилизатор? - Да. - есть ли какая-то закономерность? - Пока мы ничего не заметили. - Ладно, я еще позвоню. Рафферти положил трубку. Взглянул на дохлую кошку. Никакой закономерности. Он взял яблоко, бросил его в серый хаос передатчика и отключил электричество. Затем вновь включил. Яблоко не вернулось. Так и должно быть, если не считать того, что, по логике вещей, мусор не должен возвращаться вообще. Он сел у кульмана и долго смотрел на стену, будто хотел пробуравить ее взглядом. Затем взял со стола кусок бумажной ленты, свернул ее кольцом Мебиуса и задал концы большим и указательным пальцем. Подушечки пальцев касались одной поверхности и одновременно находились на расстоянии тридцати сантиметров и доли миллиметра. Рафферти отбросил ленту. Где-то... Но где? Он взглянул в окно, ухмыльнулся и подошел к полкам с книгами. Выбрал толстый том и положил его на ленту конвейера. Книга с картами звездного неба, видимого с Земли, растворилась в сером хаосе. Зазвонил телефон. - Рафферти? - Это Уотсон, не так ли? - Мы хотим поговорить с вами, Рафферти. У нас возникли сложности. - То есть мусор возвращается и через ваши утилизаторы? - Это не телефонный разговор, Рафферти. За вами заедут через пять минут. - Но у меня полно дел на заводе. - Через пять минут, Рафферти. Инженер позвонил на завод и попросил привезти ему один из серийных утилизаторов. Биолог закончил исследование "дохлой кошки" и поднял голову. - Это исключительно ловкое мошенничество, джентльмены. - Мошенничество? - покривился Наварра. - Да, разумеется. Подобное строение организма просто невозможно. - Благодарю вас, профессор. - Как только тот вышел из офиса, Наварра снял телефонную трубку. - Пришлите мне настоящего биолога, а не какого-то проходимца. Рафферти улыбнулся. - Вам тоже достались интересные экспонаты? - Мы сортируем мусор по мере его поступления. Нам представляется, что некоторые... э... предметы имеют растительное происхождение, но ваша кош... это животное? - По-моему, да. Не могли бы вы выяснить, что оно ест и чем дышит? Уотсон откашлялся. по вашей гипотезе, мистер Рафферти, вы проткнули - кажется, это ваш термин - дыру в пространстве-времени, и на противоположном конце туннеля оказалась планета, вращающаяся вокруг другой звезды. - Да. - Но даже согласившись с принципиальной возможностью создания туннелей в пространстве-времени, - вмешался Клеменс, - вероятность того, что другой конец выйдет на обитаемую планету... ну, мягко говоря, близка к нулю. - Иногда самая безумная гипотеза оказывается единственно верной, - возразил Рафферти. - Если вас не устраивает другая планета, покажите мне, где обитают эти животные на Земле? - Но почему оно появилось из вашего утилизатора? - спросил Уотсон. - Вы когда-нибудь жили в трущобах, мистер Уотсон? полагаю, что нет. Так вот, если кто-то сбрасывает мусор на чужую лестничную площадку, то жильцы, так сказать, возвращают его назад. А некоторые люди, если их очень рассердить, могут добавить и дохлую кошку. Вы не представляете, что может сделать человек, когда он сердится. Наварра хмыкнул. - я уже три года занимаюсь проблемой первого контакта, но мне и в голову не приходило, что мы начнем перебрасываться мусором. - И все потому, доктор Наварра, что вы тоже не жили в трущобах. Иначе бы вы поняли, что на месте дохлой кошки могло оказаться что угодно. И я подумал, что бросивший ее не стал бы расставаться с чем-то ценным. Поэтому я послал ему звездные карты. - Какие карты? - ледяным тоном спросил Наварра. - Вы же знаете эти книги. Их выпускают для астрономов-любителей. На картах изображено северное и южное полушария в разные месяцы года. Я послал эти карты сегодня утром через наш лабораторный утилизатор. Я хотел сообщить им наш адрес. Уотсон позеленел от злости. - Вы арестованы, Рафферти. При прошлой встрече я назвал вас предателем. Сегодня вы доказали, что я был прав. Выдать им местонахождение Земли! Вы рассчитываете, что они заплатят вам? - Заплатят? - Когда начнется вторжение. - Мистер Уотсон, никакого вторжения не будет. Между нашими планетами не меньше четырех световых лет. Скорее всего, гораздо больше. - Они сумели переслать дохлую кошку. Точно так же они переправят и целую армию. - Но, Уотсон, - улыбнулся Рафферти, - откуда вам известно, что кошка умерла до того, как отправилась в путешествие? - Что вы хотите этим сказать? - Может, она была жива и погибла по пути к Земле. - Но кто сможет бросить живое существо в вашу машину? Это же... - Только не говорите, что это бесчеловечно, Уотсон, - оборвал его Наварра и взглянул на Рафферти. - Вы считаете, что утилизатор может пересылать только неживую материю? - Откуда мне знать? Но до проведения необходимых экспериментов я бы не решился стать подопытным кроликам. Не могу представить себя летящим в глубоком вакууме при абсолютном нуле. Или сквозь центр Солнца. Уотсон положил трубку на рычаг. - Генерал будет здесь с минуты на минуту. - Генерал? - Действия Рафферти требуют вмешательства армии. Генерал выслушал их и неторопливо набил трубку душистым табаком. - Жаль, что я не видел, как работает эта штука. Я думаю, все еще поправимо. Во-первых, мы можем сбросить на них бомбы. - Бомбы! - Рафферти вскочил на ноги. - Естественно. Раз они знают, где мы находимся, их надо уничтожить. Вы сказали, что ваш утилизатор пересылал к ним персик и грейпфрут. Значит, он справится с гранатой или водородной бомбой. Мы должны напасть на них первыми. Пока они не напали на нас. - Но нет никаких признаков того, что они... - Вы можете это доказать? - Мы же их совсем не знаем! - Тем более, мистер Рафферти, - генерал повернулся к Уотсону. - Я бы рекомендовал... Профессор Клеменс не выдержал. - Генерал, я протестую! Это наш первый контакт с инопланетной цивилизацией! - Вы не военный человек, профессор. И не компетентны в этих вопросах. Рафферти снова сел. На его губах заиграла улыбка. - Генерал, я не военный человек, но полагаю, что для взрыва целой планеты очень много энергии. - Много - не то слово, - поддакнул Клеменс. - А мы знаем, что утилизаторы обеспечивают двустороннее перемещение, - продолжал Рафферти. - Уотсон, сколько утилизаторов вам удалось вернуть обратно? - Полторы тысячи. Может, две. - Значит, осталось еще четыре. Допустим, вам потребуется тысяча утилизаторов, чтобы... - Мистер Рафферти, это секретная информация. - Это всего лишь предположение. Итак, у частных владельцев находится четыре тысячи утилизаторов. Если во время атаки часть из них будет включена, бомбы взорвутся не у них, а у нас. Их засосет назад. Мы говорили о гарантиях, генерал. Можете ли вы гарантировать, что все четыре тысячи утилизаторов останутся выключенными? Некоторые их владельцы могут не услышать ваших объявлений по радио и телевидению, другие решат, что никто не имеет права указывать, как им вести себя собственном доме, третьи подумают, а почему бы заодно не подорвать и Землю. Я считаю, что сначала необходимо собрать все утилизаторы. А пока я хотел бы вернуться в лабораторию. Мой утилизатор остался включенным. Надо посмотреть, не ждет ли меня посылка. - Но вы арестованы, - напомнил Уотсон. - Я освобождаю его под свою ответственность, - сказал Наварра. - А если вас, Уотсон, интересует, имею ли я право это делать, позвоните по известному вам номеру. А пока мы с мистером Рафферти проверим его почтовый ящик. Вероятно, листы изготовили из какого-то синтетического материала, но на ощупь они напоминали очень тонкую кожу. Знаки, скорее всего, являлись буквами, хотя и не представлялось возможным определить, где начинался, а где кончался текст. Уотсон не отрываясь смотрел на черные крючочки, покрывавшие сероватые листы. Клеменс взглянул на Наварру.
в начало наверх
- Черное на сером? Похоже, у них более яркий свет. Наварра пожал плечами. - Возможно. Но я бы не спешил с выводами. Они могут видеть в другом диапазоне. Откуда нам известно, что это текст? Мы даже не знаем, где содержится информация - в черных значках или в том, что представляется серым фоном. Уотсон вышел из транса. - Подождите. Рафферти отправил им звездные карты. Они могли прислать вчерашнюю газету, вроде "Дейли Ньюс". Вряд ли это можно назвать равноценным обменом. Рафферти хмыкнул. - Вы все образованные люди. У кого из вас есть дома книга со звездными картами? - Кивнул лишь Наварра. - У одного из троих. А вас трудно назвать типичными представителями человечества. Я полагаю, нам прислали предмет, представляющий определенную ценность как знак доброй воли. Думаю, мы получим и карты, - они посмотрели на утилизатор. В сером хаосе ничего не появилось. прошло три четверти часа, прежде чем машина выдала новые серые листы. Рафферти расстелил их по столу. Как он и предполагал, на этот раз им прислали звездные карты. Инженер взглянул на Уотсона. - Похоже, здравый смысл возобладал и над тамошними генералами и бюрократами, мистер Уотсон. Они тоже сообщили нам свой адрес, - он повернулся к Наварре. - Ваши компьютеры знакомы с основами астрономии, доктор Наварра? - Вполне, - улыбнулся тот. - Я немедленно займусь этим делом. Между прочим, вы можете оставаться здесь. Рафферти потянулся. - Ну что ж, я найду чем заняться. Повожусь с массопередатчиком. Он жрет слишком много энергии. - Вокруг дома мы поставим охрану, - продолжал Наварра. - Вам она не помешает. Потом мы пришлем специалистов. Возможно, придется попросить вас отдать лабораторию в наше распоряжение, но мы еще успеем обсудить этот момент. Оставшись один, Рафферти позвонил на завод. - Немедленно пришлите мой заказ, - сказал он. Затем он бросил в утилизатор несколько иллюстрированных журналов. Когда с завода привезли ящики, Рафферти что-т чертил на кульмане. Вскрыв их, он быстро собрал товарную модель утилизатора, укомплектованную аккумуляторными батареями. Не мог же он рассчитывать, что на другой планете используется электрический ток той же частоты. Батареи по меньшей мере вдвое увеличили массу утилизатора, и Рафферти пришлось прибегнуть к помощи одного из охранников, чтобы поставить прибор на ленту конвейера. - Куда он подевался? - удивленно спросил охранник, когда утилизатор исчез в сером хаосе. - Я скажу вам, когда узнаю, - пообещал Рафферти. - Вега, - сказал Наварра. - Планета, вращающаяся вокруг Веги. - Вега, - повторил Рафферти. - Это далеко? - Двадцать шесть с половиной световых лет. - Не близко, - покачал головой инженер. - Да, конечно, но некоторые бросаются дохлыми кошками и на такое расстояние. Они рассмеялись. - Кстати, о "кошке", - вспомнил Рафферти. - вы выяснили, чем она дышала и что ела? - Она дышала кислородно-азотной смесью. Процентное содержание кислорода чуть выше, чем на Земле. Анализы показали, что основу жизни там также составляют углеродно-водородные соединения. Питалась "кошка", по всей видимости, растениями, а не своими меньшими братьями. Вероятно, в почве планеты содержится большое количество... Он замолчал на полуслове, потому что в воздухе образовалось... "окно". Уотсон торопливо скрылся за кульманом. Клеменс подошел поближе. Наварра так и стоял с открытым ртом. Рафферти улыбался. Посреди комнаты, в метре от пола, мерцало голубоватое пятно, достаточное большое для того, чтобы просунуть сквозь него книгу. И тут из него посыпалась всякая всячина - исписанные листы, чашки, игрушки и, наконец, нечто, напоминающее журнал. Затем окно начало сжиматься и исчезло. Рафферти подобрал журнал. Обложку украшало изображение... существа, похожего на человека, но сплошь покрытого коротенькими перышками. Уотсон подозрительно посмотрел на журнал. - Насколько я понимаю, на Веге появился двойник мистера Рафферти. - Как это могло случиться? - резко спросил Наварра. - Что именно? - невинно ответил инженер. - Эти вещи появились не из вашей машины, Рафферти. Что это за странное пятно? - А, это. Я послал им маленький утилизатор. - Что? - взревел Уотсон. - Пожалуйста, доктор Наварра, отдайте его мне. Все будет по-простому. Только команда для расстрела и никакой экзотики... - он отошел в угол. - Зачем вы это сделали, Рафферти? - в голосе Наварры слышалась бесконечная усталость. - Он оказался достаточно вежливым, чтобы сообщить нам свой адрес. Я решил послать ему утилизатор, чтобы он мог связаться со мной в любое удобное для него время, вместо того, чтобы ждать, пока я открою туннель. - Рафферти, вам придется пройти с нами. Два дня спустя они пришли к нему в камеру. Ее можно было принять за номер люкс отеля, но для Рафферти любое помещение, из которого он не мог выйти по собственному желанию, было тюрьмой. - Рафферти, вы возвращаетесь домой, - прервал молчание Наварра. - Мне удобно и здесь. - Тем не менее, вы возвращаетесь домой. - Почему? - потому что вы единственный человек, который разбирается не только в технической сущности ваших утилизаторов. Поднимайтесь, да побыстрее. Рафферти пожал плечами. Если он в чем-то и превосходил высокооплачиваемых государственных специалистов, то лишь потому, что провел над утилизатором чуть больше времени и заставил его работать. Он попытался объяснить Наварре, что ему не удалось создать теоретического обоснования действия утилизатора. Он напомнил, что и Эдисон не знал, что такое электричество, но Наварра так и не поверил, что Рафферти не более, чем инженер. Поэтому ему ничего более не оставалось, как последовать за научным помощником президента. Теперь камерой Рафферти стал его дом. Он не возражал. Три последующих месяца они работали не покладая рук. Хотя состав атмосферы, температура, сила тяжести на обеих планетах оказались практически одинаковыми, им не удалось сохранить живыми различных зверьков, посланных через массопередатчик. Все они быстро умирали от болезней, от которых у них не было иммунитета. Пока не могло быть и речи об обмене послами. Рафферти довольно легко находил общий язык с самыми разными людьми, и его отношения с вегианцем, в доме которого оказался выход из туннеля, проложенного лабораторным утилизатором, улучшались с каждым днем. Рафферти звал его Келли, потому что не смог разобраться в смеси щелкающих звуков, стонов и дифтонгов, записанных вегианцем на пленке диктофона, посланного через массопередатчик. С письменностью дело обстояло несколько лучше, и три месяца спустя они уже обменивались записками, более или менее понятными друг другу. Поэтому он сразу догадался, о чем пойдет речь, когда доктор Наварра влетел в лабораторию, кипя от ярости. - Рафферти! Вы представляете, что вы натворили? - А что, собственно, произошло? - невозмутимо спросил тот. - Мы получили сведения о трех новых "окнах". Значит, на Веге появились еще три массопередатчика. Зачем вы их послали? - Я действительно способен на многое, доктор Наварра, - с достоинством ответил Рафферти, - но только не на благотворительность. Так как вы изымаете все, что присылается с Веги, они не могут заплатить мне. Поэтому я и не посылал им новые массопередатчики. - Но они их получили. каким образом? - Должен признаться, что я отправил им чертежи, - вздохнул Рафферти. - Как вы понимаете, послать бумагу куда дешевле. Они будут платить мне с каждого проданного экземпляра, - он закурил. - Представляете, он пытался уверить меня, что никогда не слышал о такой форме расчета. Но, раз он разобрался в моем устройстве, - значит, у них на Веге технологическая цивилизация. А как может развиваться технология без использования изобретений? В конце концов, он признал, что сам занимается торговлей. - Как... как вы объяснили ему, что значит слово "гонорар", если вы едва научились понимать друг друга? - Я всего лишь инженер, - ответил Рафферти, - но если настанет день, когда я не смогу объяснить такого пустяка, мне придется закрыть лавочку. Внезапно Наварра разрыдался. Рафферти отвел взгляд. Он не мог смотреть на плачущего мужчину. - Уотсон был прав, - всхлипнув, прошептал Наварра. - Бедный Уотсон, он был прав. Вас следовало расстрелять. Рафферти попытался изменить тему разговора. - А что случилось с Уотсоном? - Его перевели. Сейчас он бухгалтер на какой-то верфи. Бедняга. Он был совершенно прав, - Наварра вытер слезы. - Значит, у них есть чертежи, и теперь они изготавливают массопередатчики. - Да, разумеется. - Разумеется, разумеется, - бормотал Наварра, направляясь к двери. Рафферти почему-то подумал, что скоро на верфи появится второй бухгалтер. На следующий день Наварра вернулся. - У вас есть что-нибудь выпить? Рафферти налил ему виски. Наварра одним глотком осушил стакан. - Китайская республика назвала все это империалистической провокацией. Франция начала мобилизацию и готова объявить войну всем членам ООН. Англия считает, что мы сознательно оскорбили королеву, - он протянул стакан и Рафферти снова наполнил его. - Дохлые вегианские "кошки" валяются по всему Лувру. Никто не может определить, чем залита королевская спальня в Лондоне. Лидер большинства выступал в парламенте, когда перед ним открылось "окно" и на него выплеснулась волна вегианской грязной воды... Рафферти потянулся за виски. - Кажется, вчера я забыл сказать вам об этом. - О чем именно? - Келли продает массопередатчики в качестве утилизаторов мусора. Шесть месяцев спустя Наварра пребывал в более благодушном настроении. Земля и Вега заключили договор и вернулись к традиционным способам утилизации мусора. Дела Рафферти шли прекрасно. Так же, как и Келли, который стал главой фирмы "Вега-Экспорт". Но однажды утром Рафферти позвонили из офиса. - Мистер Рафферти, "Вега-Экспорт" только что объявила о выпуске в продажу новой модели массопередатчика. - О? - Они воспользовались пунктом договора, разрешающим торговать на Земле. - И что? - Они уменьшили нашу долю на семь с половиной процентов. - Семь с по... благодарю. Сев в машину, Рафферти поехал на свалку. Найдя то, что требовалось, он вернулся в лабораторию и вызвал Келли. Убедившись, что тот ждет на другом конце туннеля, Рафферти швырнул в передатчик дохлую кошку и выключил лабораторный массопередатчик. Рафферти все еще улыбался, когда из возникшего в воздухе мерцающего "окна" его с головы до ног окатили грязной водой. Инженер не обиделся. Бизнес оставался бизнесом.

ВВерх