UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Ларри НИВЕН

    ПОДАРОК С ЗЕМЛИ




1. ТРАМБРОБОТ

Первым, кто увидел Гору Посмотрика, был трамбробот.
Трамброботы  первыми  посещали  все  заселяемые   миры.   Межзвездные
трамбочерпальные роботы с неограниченными запасами  топлива,  которое  они
черпали из межзвездного водорода, могли летать меж  звезд  со  скоростями,
приближающимися  к  скорости  света.   Давным-давно   Объединенные   Нации
отправили трамброботов к ближайшим  звездам,  дабы  искать  пригодные  для
жизни планеты.
Особенность  первых  трамброботов  заключалась  в  том,  что  они  не
выбирали. Трамбробот, отправленный к Проциону,  например,  приземлился  на
Нашем Достижении весной. Если бы  посадка  совершилась  зимой  или  летом,
когда ось планеты обращена к солнцу, трамбробот ощутил бы ураганные ветры,
дующие со скоростью полутора  тысяч  миль  в  час.  Сирианский  трамбробот
обследовал две узких полоски пригодной для заселения местности на Джинксе,
но не был запрограммирован на то, чтобы  сообщить  о  других  особенностях
планеты. А трамбробот Тау Кита, Межзвездный Трамбочерпальный  Робот  номер
4, приземлился на Горе Посмотрика.
На Горе Посмотрика годилось для жизни только Плато.  Остальные  части
планеты занимал вечный опаляющий черный штиль, бесполезный для любой цели.
Плато было куда как слишком мало, чтобы колониальный проект  заселил  его,
имей он возможность выбрать. Но Межзвездный Трамбочерпальный Робот номер 4
знал только то, что нашел пригодную для жизни планету.
Колониальные  космобаржи,  следовавшие  за  трамброботами,  не   были
приспособлены для обратного полета. Их  пассажиры  всегда  были  вынуждены
оставаться. Так и была заселена Гора Посмотрика, больше трехсот лет назад.


Позади  бегущего  человека  развернулась  веером  стайка  полицейских
машин. Он слышал, как они жужжат, точно шмели в летнюю пору. Теперь, когда
уже было поздно, они заработали на полную мощность. Это означало в  режиме
полета до ста миль в час: достаточно  быстро  для  передвижения  на  таком
небольшом пространстве, как Гора Посмотрика, но для этого случая - слишком
медленно, чтобы выиграть гонку. Бегущего отделяло от края всего  несколько
ярдов.
Перед    беглецом    поднялись    ввоздухстолбикипыли.
Полицейские-исполнители  решились,  наконец,  рискнуть   повредить   тело.
Человек ткнулся в пыль,  точно  кукла,  брошенная  рассерженным  ребенком;
перевернулся, обхватив колено. Потом, на руках и другом колене, он  пополз
к краю обрыва. Вновь дернулся, но продолжал двигаться. На  самом  краю  он
поднял взгляд, чтобы увидеть разворачивающуюся машину, надвигавшуюся прямо
на него из голубой пустоты за краем.
Крепко прикусив зубами кончик языка, Иисус  Пьетро  Кастро  направлял
свой автомобиль прямо в гневное, искаженное мукой бородатое лицо. На  дюйм
ниже, и он врежется в обрыв, на дюйм выше - и он пролетит  мимо  человека,
упустит шанс втолкнуть его  назад  на  Плато.  Он  подтолкнул  вперед  два
управляющих винтами дросселя...
Поздно. Человек исчез.
Потом они стояли на обрыве и смотрели вниз.
Иисус  Пьетро  часто  замечал  группки  детей,  стоящих  в  страхе  и
возбуждении на краю пустоты и  глядящих  вниз,  в  направлении  невидимого
подножия Горы Посмотрика, подзадоривая друг друга подойти поближе... и еще
поближе. Ребенком он и сам проделывал то же самое.  Удивление  перед  этим
зрелищем никогда не оставляло его.
В сорока милях внизу, под клубящимся морем  белой  дымки,  находилась
настоящая поверхность Горы Посмотрика - планеты.  Великое  Плато  на  Горе
Посмотрика - горе было по площади меньше,  чем  половина  Калифорнии.  Вся
остальная поверхность планеты представляла собой черную духовку, настолько
жаркую, что в ней плавился свинец, и покрытую атмосферой в шестьдесят  раз
плотнее земной.
Мэттью Келлер преднамеренно совершил одно из тягчайших  преступлений.
Он бросился с края Плато и унес с собой свои глаза, печень и  почки,  мили
сосудов и двенадцать желез - все, что могло бы  перейти  в  банки  органов
Госпиталя, чтобы сохранить жизнь  тем,  чьи  тела  были  повреждены.  Даже
ценность его  как  удобрения,  вовсе  не  пренебрежимо  малая  в  колонии,
существующей  всего  триста  лет,   была   теперь   равна   нулю.   Только
содержавшаяся в нем вода должна была когда-нибудь вернуться в верхний мир,
чтобы выпасть дождем в озера и реки и снегом на большой  северный  ледник.
Возможно, он уже высох и сгорел в ужасающем жаре,  царящем  сорока  милями
ниже.
Или он еще падает, даже сейчас?
Иисус  Пьетро,  Глава  Исполнения,  с  усилием  сделал   шаг   назад.
Бесформенная дымка вызывала  иногда  странные  галлюцинации  и  еще  более
странные мысли, как  этот  странный  элемент  в  наборе  чернильных  пятен
Роршаха - совершенно чистый картонный лист. Иисус Пьетро  поймал  себя  на
мысли, что когда подойдет его время, если его время когда-нибудь настанет,
он хотел бы последовать именно этим  путем.  И  это  было  государственной
изменой.
Майор встретился с ним взглядом со странной неохотой.
- Майор, - сказал Иисус Пьетро, - как удрал от вас этот человек?
Майор развел руками.
- Он на несколько минут потерялся среди деревьев. Когда он кинулся  к
обрыву, моим людям потребовалось еще несколько минут, чтобы его засечь.
- А как он добрался до деревьев? Нет, не рассказывайте  мне,  как  он
вырвался на свободу.  Объясните,  почему  ваши  машины  не  захватили  его
прежде, чем он добрался до рощи.
Майор колебался на долю секунды дольше, чем следовало.  Иисус  Пьетро
сказал:
- Вы с ним играли. Он не мог добраться до своих друзей и не мог нигде
спрятаться, так что вы решили позволить себе чуть-чуть невинной забавы.
Майор опустил взгляд.
- Вы займете его место, - сказал Иисус Пьетро.


На игровой  площадке  были  трава  и  деревья,  качалки  и  качели  и
медлительная, похожая на скелет карусель. С трех сторон ее окружала школа,
одноэтажное здание из архитектурного коралла, выкрашенного в  белый  цвет.
Четвертая сторона,  защищенная  высокой  изгородью  из  культурной  лианы,
вьющейся по деревянным столбикам, представляла  собой  край  Плато  Гамма,
крутой обрыв над Озером Дэвидсона на Плато Дельта.
Мэттью Ли  Келлер  сидел  под  водораздельным  деревом  и  размышлял.
Остальные дети играли вокруг, но не обращали на Мэтта  внимания,  так  же,
как и два дежурных учителя. Люди обычно не  обращали  на  Мэтта  внимания,
когда ему хотелось побыть одному.
Дядя Мэтт пропал. Отправился  навстречу  судьбе  столь  ужасной,  что
взрослые не хотели даже говорить об этом.
Полицейские-исполнители явились в дом вчера на  заходе  солнца.  Ушли
они вместе с большим и уютным  дядюшкой  Мэтта.  Мэтт,  знавший,  что  они
забирают его в Госпиталь, пытался остановить этих огромных людей в  форме,
но они были вежливы, высокомерны и непреклонны и восьмилетний  мальчик  не
смог их даже задержать. Пчела, жужжащая вокруг четырех танков.
В один из ближайших дней о суде  над  его  дядюшкой  и  о  вынесенном
приговоре будет  объявлено  по  телепрограмме  для  колонистов,  вместе  с
оглашением обвинения и сообщением о казни. Но это  не  важно.  Это  просто
прояснит дело. Дядя Мэтт не вернется.
Пощипывание в глазах предупредило Мэтта, что он сейчас заплачет.
Гарольд  Лиллард  прекратил  бесцельную  беготню,  когда  понял,  что
остался один. Он не любил быть один. Ему было десять лет, он  был  крупным
для своего возраста и нуждался в окружающих. Предпочтительно, в  тех,  кто
поменьше,  в  таких  детях,  которыми  можно  было   управлять.   Довольно
беспомощно оглядевшись вокруг себя,  он  приметил  маленькую  фигурку  под
деревом у края игровой площадки. Достаточно маленькую. И достаточно далеко
от дежурных.
Он направился туда.
Мальчик под деревом поднял взгляд.
Гарольд потерял к нему интерес. С рассеянным видом  он  пошел  прочь,
направляясь примерно в сторону качелей.


Межзвездный Трамбочерпальный Робот номер 143 миновал Юнону на  исходе
действия  линейного  ускорителя.  Двигаясь  по  инерции   к   межзвездному
пространству,  он  выглядел,  словно  огромное  металлическое   насекомое,
изготовленное  в  спешке  и  на  живую  нитку.  Однако  если  не   считать
содержимого грузового отсека, он был совершенно идентичен последним сорока
из своих предшественников.  Нос  его  представлял  собой  трамбочерпальный
генератор - массивный, хорошо забронированный цилиндр с большим  соплом  в
центре. Вдоль боков располагались два ядерных двигателя,  направленных  на
десять  градусов  в  сторону  и  прикрепленных  к   странной   суставчатой
металлической конструкции, напоминающей сложенные лапки  богомола.  Корпус
был  невелик,  в  нем  находился  только  компьютер  и  бак   с   топливом
внутрисистемного пользования.
Юнона уже  скрылась  из  виду  позади  робота,  когда  ожили  ядерные
двигатели. Тотчас же кабель в хвостовой части начал разматываться. Это был
тридцатимильный кабель из переплетенной  молекулярной  цепи  Синклера.  На
конце его влеклась свинцовая капсула, по весу равная самому трамброботу.
Точно такие же  грузовые  капсулы  отправляли  к  звездам  в  течение
столетий. Но эта была особой.
Как и Трамброботы номер 141 и номер 142, уже двигавшиеся к Джинксу  и
Чудестрану, как и Трамбробот номер 144, еще не  построенный  -  Трамбробот
номер 143 нес семена революции. На Земле эта революция уже  шла.  Там  она
была упорядоченной, спокойной. На Горе Посмотрика все обстояло иначе.
Революция в  медицине,  начавшаяся  с  началом  двадцатого  столетия,
исказила все человеческое общество на пятьсот лет.  Менее  половины  этого
времени Америка улаживала историю с хлопкоочистительным джином Эли  Уитни.
Так же, как и в истории с джином, последствиям никогда уже было не суждено
полностью исчезнуть. Однако общество снова возвращалось к тому,  что  было
некогда нормой. Медленно возвращалось, но сдвиги все-таки были. В Бразилии
небольшой, но все растущий союз  ратовал  за  отмену  смертной  казни  для
злостных нарушителей уличного движения.  У  них  были  противники,  но  им
предстояло победить.
На двух копьях актинического света трамбробот  приблизился  к  орбите
Плутона. И Плутон, и Нептун находились по противоположную сторону  Солнца,
и поблизости не  было  кораблей,  которым  могли  бы  повредить  магнитные
эффекты.
Трамбочерпальный генератор заработал.
Коническое  поле  формировалось  довольно  медленно,   но,   перестав
вибрировать, оно оказалось двухсот  миль  в  поперечнике.  Корабль  начало
немного, совсем немного притормаживать по мере того,  как  огромный  конус
черпал   межзвездную   пыль   и   водород.   Он   по-прежнему   ускорялся.
Внутрисистемный топливный бак был теперь  бесполезен,  и  бесполезным  ему
суждено было остаться на протяжении  следующих  двенадцати  лет.  Топливом
роботу  будет  служить  разреженное  вещество,  которое   он   черпал   из
межзвездного пространства.
Поблизости от робота электромагнитные эффекты достигали  смертоносной
силы. Ничто, обладающее хордом, не могло выжить в пределах трех сотен миль
от бури магнитных  явлений,  которую  представлял  собой  трамбочерпальный
генератор. Столетиями пытались возвести магнитный щит, достаточно прочный,
чтобы люди  могли  оседлать  трамброботов.  Говорили,  что  сделать  этого
невозможно,  и  были   правы.   Трамбробот   мог   переносить   семена   и
жизнеспособные яйца животных в замороженном состоянии,  при  условии,  что
они были хорошо защищены  и  перевозились  на  достаточном  расстоянии  от
трамбочерпального  генератора.  Людям  же  приходилось  передвигаться   на
космобаржах, самих несущих свое  топливо  и  летящих  со  скоростью  менее
половины скорости света.
Скорость Трамбробота номер 143 круто возрастала многие  годы.  Солнце
превратилось в яркую звезду, потом в тускло-оранжевую искорку.  Торможение
от трамбочерпания  стало  ужасным,  но  оно  более,  чем  компенсировалось
возросшим притоком водорода в ядерный  двигатель.  Телескопы  в  троянских
точках Нептуна изредка улавливали ровное ядерное пламя  робота:  крошечную
жаркую бело-голубую точку на фоне желтой Тау Кита.
Вселенная  сдвигалась  и  изменялась.   Звезды   впереди   и   позади
трамбробота сползались вместе, пока Солнце и Тау Кита не оказались меньше,
чем в световом годе друг от друга.  Солнце  теперь  было  красным,  словно

 
в начало наверх
гаснущий уголек, а Тау Кита выглядела алмазно-белой. Лежащая почти на пути трамбробота пара красных карликов, известная, как Л726-8, стала теплого желтоватого оттенка. И все звезды на небесах приобрели помятый вид, будто на Вселенную уселся кто-то тяжелый. Трамбробот номер 143 достиг средней точки пути, 5,95 световых лет от Солнца, если измерять относительно последнего, и продолжал путь. До переворота оставались еще световые годы, так как трамбочерпалка будет тормозить корабль в течение всего пути. Зато в компьютере робота щелкнуло реле. Наступило время сообщения. Трамбочерпальное поле замерцало и огонь в двигателях угас, когда Трамбробот номер 143 излил все свои запасы энергии в мазерном луче. Луч уходил от робота по направлению к системе Тау Кита в течение часа. Потом трамбробот вновь начал ускоряться, следуя недалеко позади собственного луча, однако луч все время от него удалялся. В дверях станции медицинской проверки выстроилась череда пятнадцатилетних мальчиков, каждый из которых держал коническую бутылочку, полную прозрачной желтоватой жидкости. Один за другим протягивали они свои бутылочки мужеподобной медсестре со строгим лицом, а потом отступали в сторону, чтобы ждать новых распоряжений. Мэтт Келлер стоял третьим с конца. Когда мальчик перед ним отошел в сторону и медсестра протянула руку, не глядя на него из-за пишущей машинки, Мэтт критически посмотрел на свою бутылочку. - Не очень-то хорошо выглядит, - заметил он. Сестра подняла взгляд, полный злобного нетерпения. Колонистское отродье тратило ее время! - Лучше я попробую снова, - вслух решил Мэтт. И выпил содержимое бутылочки. - Там был яблочный сок, - объяснил он попозже этим же вечером. - Я чуть не попался, протаскивая его на проверочную медстанцию. Но в самом деле, видел бы ты ее лицо. Оно стало этакого неописуемого цвета. - Но зачем? - спросил его отец в самом искреннем недоумении. - К чему тебе настраивать против себя мисс Принн? Ты же знаешь, что она - часть Команды. А эти медицинские карточки отправляются прямо в Госпиталь! - Я думаю, это было забавно, - объявила Джинни. Она была сестрой Мэтта, на год его младше, и всегда становилась на его сторону. Ухмылка Мэтта словно соскользнула с его лица, оставив после себя нечто темное, старше его лет. - Во-первых, за дядю Мэтта. Мистер Келлер поглядел на Джинни, потом на мальчика. - Продолжай думать подобным образом, Мэттью, и ты кончишь Госпиталем так же, как он! Почему ты не можешь жить спокойно? Явное участие отца подействовало на Мэтта. - Не беспокойся, Чингиз, - легко сказал он. - Мисс Принн, наверное, уже все забыла. Мне в этом везет. - Глупости. Если она не сообщила о тебе, так только по редкостной доброте. - Вот уж это дудки. В небольшой палате для выздоравливающих в лечебной части Госпиталя Иисус Пьетро Кастро в первый раз за четыре дня сел в постели. Операция у него была несложная, хотя и обширная: теперь у него было новое легкое. Кроме того, он получил непререкаемый приказ от Милларда Парлетта, который был чистым членом команды. Он должен немедля бросить курить. Садясь, чтобы разобраться с бумагами за четыре дня, он чувствовал, как тянут у него внутри хирургические спайки. Пачка бланков, положенных его помощником на столик возле кровати, выглядела непропорционально толстой. Он вздохнул, взял ручку и принялся за работу. Пятнадцать минут спустя он сморщил нос над какой-то мелкой жалобой - некий розыгрыш - и начал было сминать бумагу. Потом расправил ее и проглядел снова. - Мэттью Ли Келлер? - переспросил он. - Признан виновным в государственной измене, - тотчас откликнулся майор Йенсен. - Шесть лет назад. Он удрал с Плато Альфа, перебросился через обрыв в пустоту. В записях сказано, что он отправился в банк органов. Но он туда не попал, неожиданно вспомнил Иисус Пьетро. Вместо него туда отправился предшественник майора Йенсена. Однако Келлер умер... - Тогда как он может заниматься розыгрышами на проверочной медстанции для колонистов? После минутного размышления майор Йенсен ответил: - У него был племянник. - Которому теперь около пятнадцати? - Может быть. Я проверю. "Племянник Келлера, - сказал себе Иисус Пьетро. - Можно последовать обычной практике и послать ему замечание." Нет. Пусть думает, что он выкрутился. Дадим ему простор для деятельности, и когда-нибудь он заменит тело, украденное его дядюшкой. Иисус Пьетро улыбнулся. Он начал было хихикать, но боль ударила его под ребра и ему пришлось вступить с ней в борьбу. Выступающее сопло трамбочерпального генератора не было уже ярким и блестящим. Его поверхность превратилась в мозаику из больших и маленьких ямочек, крошечных кратеров, оставленных крупинками межзвездной пыли, пробившимися сквозь трамбочерпальное поле. Ямочки были повсюду: на ядерных двигателях, на корпусе и даже на грузовом отсеке в тридцати милях сзади. Корабль выглядел, как булыжная мостовая. Все повреждения были поверхностными. Прошло больше века с тех пор, как надежная трамбочерпальная конструкция претерпела последние крупные изменения. Теперь, через восемь с половиной лет после Юноны, трамбочерпальное поле отключилось вторично. Ядерное пламя превратилось в пару голубых актинических свечей, дающих тягу в одну двенадцатую часть "же". Грузовой линь медленно наматывался на катушку, пока грузовой отсек снова не оказался в своем гнезде. Машина словно бы заколебалась... а потом ее два цилиндрических двигателя поднялись над корпусом на своих ножках, напоминающих лапки богомола. На несколько секунд они замерли под прямым углом к корпусу, потом ножки медленно сократились. Но теперь двигатели были направлены вперед. V-образная штанга перевернула грузовой отсек, так что он теперь тоже находился спереди. Грузовая катушка медленно размоталась на всю длину. В 8,3 световых лет от Солнца, почти прямо между Солнцем и Тау Кита, находился двойной красный карлик Л726-8. Главная особенность его заключалась в том, что его составляли звезды с наименьшей массой из всех, известных человеку. Однако они достаточно тяжелы, чтобы собрать небольшую газовую оболочку. Трамбробота изрядно помяло, когда его поле пробивалось сквозь внешний край этой оболочки. Робот продолжал торможение. Вселенная вновь растягивалась; звезды принимали свои нормальные цвета и размеры. В 11,9 световых годах от Солнца и в ста миллионах миль от звезды Тау Кита машина остановилась. Трамбочерпальный генератор окончательно отключился. Разнообразные чувствительные датчики начали обшаривать небо. Остановились. Втянулись. Робот опять пришел в движение. Он должен был подойти вплотную к своей цели на топливе, оставшемся во внутрисистемном баке. Тау Кита - звезда класса J8, холоднее Солнца примерно на четыреста градусов и излучающая относительно него всего 45 процентов света. Орбита планеты Гора Посмотрика проходит от нее в шестидесяти семи миллионах миль, образуя почти правильную окружность; луны нет. Трамбробот приближался к планете Гора Посмотрика. Приближался он осторожно, так как в его компьютере был запрограммирован фактор поправки на ошибку. Органы чувств робота зондировали космос. Температура поверхности: 600 градусов по Фаренгейту с мелкими вариациями. Атмосфера: плотная, непрозрачная, у поверхности ядовитая. Диаметр: 7650 миль. Что-то вынырнуло из-за горизонта. В видимом свете это выглядело, как остров в море тумана. Топографически он был организован, как ряд широких, очень пологих ступеней - плоских плато, разделенных крутыми обрывами. Но Трамбробот номер 143 знал больше, чем можно было увидеть в видимом свете. Температура там была как на Земле; пригодный для дыхания воздух при сходном с земным давлении. И еще с него исходило два направляющих радиосигнала. Сигналы были приняты. Трамброботу номер 143 даже не пришлось выбирать, на который из них откликнуться, так как они исходили из точек, отстоящих всего на четверть мили друг от друга. Собственно, они шли от двух космобарж Горы Посмотрика, расстояние между которыми заполняла растянутая масса Госпиталя, так что космолеты были уже не космолетами, а странного вида башнями над чем-то вроде невысокого замка. Но трамбробот этого не знал и в том не нуждался. Просто сигналы были. Трамбробот номер 143 начал снижаться. Ощущая подошвами мягкую вибрацию пола и слыша отовсюду мерный приглушенный гром, Иисус Пьетро Кастро шагал по извилистым, переплетающимся коридорам в лабиринте Госпиталя. Хотя он страшно спешил, ему и в голову не приходило побежать. В конце концов, он же был не в спортзале. Вместо этого Иисус Пьетро двигался, как слон, который не может бежать, но может идти достаточно быстро, чтобы растоптать бегущего человека. Голова его была опущена, а шаг настолько широк, насколько хватало ног. Глаза угрожающе смотрели из-под выпуклых надбровий и кустистых седых бровей. Бандитские усы и нимало не поредевшая прическа тоже были седыми и кустистыми, что странно контрастировало со смуглой кожей. Полицейские - исполнители, вытягивающиеся при виде его по струнке, отскакивали у него с дороги с ловкостью пешеходов, увертывающихся из-под автобуса. Была ли причина тому в его чине, или они пугались массивной, неостановимой туши? Быть может, они и сами не знали. У большой каменной арки, служившей главным входом в Госпиталь, Иисус Пьетро поднял взгляд, чтобы посмотреть на бело-голубую искорку звезды над головой. Как раз, когда он нашел ее, она мигнула. А несколько секунд спустя пронизывавший все гром иссяк. Джип уже ждал. Если Иисусу Пьетро приходилось кого-то звать, вызванный являлся очень быстро. Он сел, и шофер-исполнитель тотчас тронул с места, не дожидаясь приказа. Госпиталь остался позади, вместе со стенами и окружавшей его защитной пустошью. Груз трамбробота опускался на парашютах. Отовсюду мчались другие автомобили, беспорядочно меняя курс, по мере того, как их водители пытались угадать, где опустится белая точка. Где-нибудь возле Госпиталя, конечно. Трамбробот нацеливался на тот или иной из кораблей, а Госпиталь, словно некое животное, словно опухоль из архитектурного коралла разросся между двух бывших космолетов. Но сегодня был сильный ветер. Иисус Пьетро нахмурился. Парашют сдует за край обрыва. Он приземлится не на плато Альфа, где стоят дома команды и где не терпят колонистов, а в колонистских землях за его пределами. Так и вышло. Машины устремились следом, точно гусиная стая, перевалив через четырехсотфутовый обрыв, отделяющий Плато Альфа от Плато Бета, на котором леса фруктовых деревьев чередовались с полями зерна, овощами и лугами, где пасся скот. На Бета домов не было, потому что команде не нравилось присутствие колонистов так близко. Но колонисты там работали, а частенько и отдыхали. Иисус Пьетро поднял трубку телефона. - Приказ, - сказал он. - Груз трамбробота сто сорок три опускается на Бету, сектор... двадцать два или около него. Отправьте туда четыре бригады. Ни при каких обстоятельствах не мешайте автомобилям и членам команды, но арестуйте любого колониста, которого обнаружите на расстоянии полумили от груза. Просто задержите их для допроса. И поторапливайтесь. Груз проплыл над полуакром цитрусовых деревьев и опустился на дальней опушке. Роща состояла из лимонных и апельсиновых деревьев. В составе груза одного из последних трамброботов прибыли, наряду с другими чудесами земной биоинженерии, генетически измененные семена, давшие начало этой роще. На этих деревьях совершенно не приживались паразиты. Они могли расти где угодно. Они уживались с другими цитрусовыми, претерпевшими сходную обработку. Их плоды оставались в наивысшей степени зрелости десять месяцев в году, а когда они роняли плоды, чтобы посеять семена, это происходило через неравные промежутки времени, так что на пяти деревьях из шести всякий раз были спелые плоды. В беспощадном стремлении к солнечному свету деревья переплетали
в начало наверх
листья и ветки в непрозрачный полог, так что находиться в роще было все равно, что в девственном лесу. Там росли грибы, присланные с Земли неизмененными. Полли собрала уже пару дюжин. Если бы кто-то спросил, то она пришла в цитрусовый лес за грибами. К тому времени, как явился бы гипотетический спрашивающий, она успела бы спрятать свою камеру. Если учесть, что сезон ухода за растениями уже месяц, как кончился, на Плато Бета находилось на удивление много колонистов. Сотни мужчин и женщин отправились туда на пикники и экскурсии - в леса, на равнины, лазая упражнения ради по обрывам. Бдительный офицер Исполнения нашел бы их распределение по Плато невероятно равномерным. Слишком во многих можно было признать Сынов Земли. Но груз трамбробота выбрал для приземления участок Полли. Она находилась недалеко от опушки, когда услыхала тяжелый удар о землю. Быстро, но спокойно она двинулась в этом направлении. При ее смуглой, загорелой коже и темных волосах, она была почти неразличима в лесном полумраке. Медленно прокралась она между двух древесных стволов, спряталась за третьим и присмотрелась. Впереди на траве лежал большой цилиндрический предмет. Стропы пяти парашютов колыхались на ветру. "Так вот как он выглядит", - подумала она. Он кажется таким маленьким, хотя прибыл из такой дали... но это, должно быть, всего лишь крошечная часть целого трамбробота. Основная часть, должно быть, уже летит обратно. Но важен только груз. Содержимое груза трамбробота никогда не бывало банальным. Уже шесть месяцев, с тех пор, как было получено лазерное сообщение, Сыны Земли строили планы захвата капсулы трамбробота номер 143. В худшем случае, они могли потребовать у команды за него выкуп. В лучшем случае, это могло оказаться нечто, чем можно драться. Полли едва не вышла из лесу раньше, чем увидела машины. По меньшей мере тридцать машин опускалось вокруг груза. Она осталась в укрытии. Собственные солдаты не узнали бы Иисуса Пьетро, но они поняли бы его. Все, кроме двух или трех из окружавших его мужчин и женщин были чистокровными членами команды. Шоферы, включая и его собственного, благоразумно остались в машинах. Иисус Пьетро Кастро был подобострастен, почтителен и очень старался не подтолкнуть под локоть, не наступить на ногу или не оказаться хотя бы у кого-нибудь на дороге. В результате поле зрения его оказалось закрыто, когда Миллард Парлетт, потомок по прямой линии первого капитана "Планка", открыл капсулу и заглянул в нее. Он увидел, что патриарх поднял что-то к свету, чтобы получше рассмотреть. То был прямоугольный предмет с закругленными краями, упакованный в эластичный материал, теперь уже разорванный. Нижняя половина предмета была металлическая. Верхушка состояла из отдаленного потомка стекла, твердого, как легированная сталь и прозрачней окна. И в этой верхней половине плавало что-то бесформенное. Иисус Пьетро почувствовал, как рот у него открывается. Он присмотрелся, сощурив глаза; зрачки его увеличились. Да, он знал, что это такое. Это и было обещанное в мазерном сообщении, пришедшем шесть месяцев назад. Великий дар и великая опасность. - Это должно стать самым тщательно охраняемым нашим секретом, - сказал Миллард Парлетт голосом, напоминающим дверной скрип. - Ни одно слово об этом никогда не должно просочиться. Если колонисты это увидят, они раздуют дело сверх всякой меры. Надо сказать Кастро... Кастро! Где, во имя Пыльных Демонов, Кастро? - Я здесь, сэр. Полли вложила камеру обратно в футляр и начала пробираться поглубже в лес. Она кое-что отсняла и сделала два телескопических снимка предмета в прозрачном футляре. Сама она не разглядела его как следует, но на пленке будут видны все детали. Она забралась на дерево, повесив камеру на шею. Листья и ветки отталкивали ее, однако она пробивалась все глубже и глубже под защиту лиственного покрова. Когда она остановилась, едва ли хоть на одном квадратном дюйме ее тела не ощущалось ласкового давления. Было темно, как в пещерах Плутона. Через несколько минут здесь будет кишеть полиция. Они ожидают только ухода членов команды, чтобы сосредоточиться в этом районе. Полли мало было стать невидимкой. Еще нужно было достаточно много листьев, чтобы они преградили путь инфракрасному излучению ее тела. Она вряд ли могла себя винить за то, что упустила капсулу. Сыны Земли не в силах были расшифровать мазерное сообщение, но команда могла это сделать. Они знали ценность капсулы. Но знала ее и Полли - теперь. Когда восемнадцать тысяч колонистов Горы Посмотрика узнают, что было в этой капсуле... Настала ночь. Полиция Исполнения собрала всех колонистов, которых смогла найти. Ни один из них не видел капсулы после ее приземления и после допроса всех отпустили. Теперь полицейские рассыпались в цепь с инфракрасными детекторами. В рощице Полли обнаружили несколько неупорядоченных тепловых пятен и каждое обработали ультразвуковыми парализаторами. Полли так и не узнала, что в нее стреляли. Проснувшись следующим утром, она с облегчением обнаружила себя по-прежнему на своем насесте. Она выждала до позднего полудня, а потом направилась к Мосту Бета-Гамма, укрыв камеру под грибами. 2. СЫНЫ ЗЕМЛИ С колокольни Кэмпбелл-тауна донеслись четыре оглушительно звонких ноты. Звуковые волны, не меняя конфигурации, вылетели из города и понеслись через поля и дороги, ослабевая по мере своего продвижения. Над шахтой они пронеслись уже едва заметными. Но люди там подняли головы и опустили инструменты. В первый раз за день Мэтт улыбнулся. Он уже чувствовал вкус холодного пива. Дорога от шахты вела все время под гору. Мэтт подъехал на мотоцикле к заведению Циллера, когда оно только начинало наполняться. Он заказал себе кувшин, как обычно, и первый стакан опрокинул не переводя дыхания. Что-то вроде благодати снизошло на него и он осторожно, по стеночке, чтобы не было пены, налил второй стакан. Мэтт сидел, посасывая пиво, а тем временем все новые и новые рабочие после смены прибывали в пивную. Завтра была суббота. На два дня и три ночи он может забыть ненадежных маленьких бестий, зарабатывавших ему на жизнь. Вдруг Мэтта толкнули локтем в шею. Он не обратил внимания: привычку толкаться его предки привезли с перенаселенной Земли и бережно сохранили. Но локоть ударил его вторично, как раз, когда он подносил стакан ко рту. Чувствуя, как пиво влажно струится по его шее, Мэтт обернулся, чтобы мягко упрекнуть обидчика. - Извиняюсь, - сказал невысокий смуглый человек с прямыми черными волосами. У него было худое, лишенное выражения лицо и облик усталого клерка. Мэтт вгляделся попристальней. - Худ, - сказал он. - Да, меня зовут Худ. Но я вас не узнаю, - в голосе человечка прозвучала вопросительная интонация. Мэтт ухмыльнулся - он любил красивые жесты. Погрузив пальцы в воротник, он рывком распахнул рубаху до пояса. Похожий на клерка тип отшатнулся, и тут ему на глаза попался крошечный шрам на груди Мэтта. - Келлер. - Верно, - ответил Мэтт и застегнул рубаху. - Келлер. Будь я п-проклят, - произнес Худ. Отчего-то было ясно, что такими словами он не привык бросаться. - Не меньше семи лет прошло. Что же ты поделывал в последнее время? - Хватай стул. - Худ углядел свой шанс и оказался на табурете рядом с Мэттом раньше, чем сидевший здесь до того успел полностью встать. - Я-то строил из себя няньку с рудокопными червями. А ты? Улыбка Худа внезапно увяла. - Э... ведь ты же не держишь на меня зла за этот шрам, верно? - Нет! - с чистосердечной пылкостью отвечал Мэтт. - Во всем виноват был я. Да и вообще это было давным-давно. Так оно и было. Мэтт учился в восьмом классе в тот злосчастный день, когда Худ пришел к нему в класс, чтобы одолжить точилку для карандашей. Тогда он увидел Худа впервые: парнишка величиной примерно с Мэтта, хотя явно на год старше; недоросток, нервический старшеклассник. К несчастью, учителя в классе не оказалось. Худ прошел до самого конца комнаты, ни на кого не глядя очинил карандаш и, повернувшись, обнаружил, что обратный путь перекрыт толпой орущих и скачущих восьмиклассников. Для Худа, новичка в этой школе, они должны были выглядеть толпой каннибалов. А впереди всех был Мэтт, орудовавший стулом как укротитель. Худ выбежал, одичав от ужаса. Заостренный кончик карандаша он оставил в груди у Мэтта. То был один из немногих случаев, когда Мэтт хулиганил. Шрам был для него метиной позора. - Вот и славно, - сказал Худ с явным облегчением. - Так ты теперь шахтер? - Верно, и жалею об этом всякий час, как не сплю. Оплакиваю тот день, когда Земля отправила нам этих змеенышей. - Наверняка это лучше, чем копать самим. - Ты так думаешь? Готов выслушать лекцию? - Секунду, - Худ героическим жестом осушил стакан. - Готов. - Рудокопный червь имеет пять дюймов в длину и четверть дюйма в диаметре, это мутировавший дождевой червяк. Перемалывающее отверстие у него усажено по кругу мелкими алмазными зубами. Он переваривает руды металлов удовольствия ради, но в качестве корма его необходимо снабжать брикетами синтетического вещества, для каждой разновидности червяка особого, а у него на каждый металл по разновидности. Это все усложняет. На нашем участке шесть разновидностей, и я должен присматривать, чтобы у каждой разновидности наготове был свой брикет. - Звучит не так уж сложно. А они могут сами находить свою пищу? - Теоретически могут. А на практике не всегда. Но это еще не все. Руду разлагают бактерии у червя в желудке. Потом червь выбрасывает зернышки металла вокруг брикета пищи, а мы их подбираем. Так вот, эта бактерия очень легко погибает. Если погибает бактерия, гибнет и червь, потому что металлическая руда закупоривает ему кишечник. Тогда его тело съедают другие черви, чтобы сберечь руду. Только в пяти случаях из шести руда оказывается не та. - Черви друг друга не различают? - Точно, черт побери, не различают. Они жрут не те металлы, они жрут не тех червей, они жрут не те пищеблоки: а когда они все делают, как надо, то все равно издыхают через десять дней. Так уж они задуманы из-за того, что зубы у них слишком быстро изнашиваются. Предполагается, что они должны плодиться, как черти, чтобы скомпенсировать потери, но очевидная правда состоит в том, что за работой им просто не хватает на это времени. Нам приходится опять идти к команде за новыми. - Так они держат вас за интересное место. - Точно. Делают, что хотят. - А не может быть так, что они кладут в брикеты не те вещества? Мэтт пораженно поднял на него взгляд. - Держу пари, именно это они и делают. Или недокладывают нужных веществ, это еще заодно и деньги им экономит. Уж конечно, они не хотят, чтобы мы сами выращивали своих червей. Это... - Мэтт проглотил словцо. В конце концов, он не виделся с Худом несколько лет. Команда не любит, когда ее бранят. - Пора обедать, - сказал Худ. Они прикончили пиво и отправились в единственный в городе ресторан. Худу хотелось узнать, что произошло с его старыми школьными друзьями или одноклассниками - Худ нелегко приобретал друзей. Мэтт, которому про многих было известно, удовлетворял его любопытство. Они обговорили дела на работе у них обоих. Худ преподавал в школе на Дельте. К удивлению Мэтта, замкнутый паренек превратился в записного рассказчика. Он все время сохранял сухой, деловитый тон, и это делало его шутки еще забавнее. Оба они неплохо преуспели по службе и сколотили достаточно денег, чтобы можно было прожить. Настоящей бедности не было нигде на Плато. Команде от колонистов нужны не их деньги, как указал Худ за мясным блюдом. - Я знаю, где сейчас вечеринка, - сказал он за кофе.
в начало наверх
- Мы приглашены? - Да. Мэтт ничего не запланировал на эту ночь, но все-таки пожелал подстраховаться. - И незваных гостей там принимают? - Таких, как ты - да. Такие незваные гости там просто приветствуются. Тебе понравится Гарри Кейн. Это хозяин. - Ты меня купил. Когда они отправлялись, солнце опускалось за край Плато Гамма. Свои мотоциклы они оставили позади дома. Когда они обогнули его и вышли к фасаду, солнце показалось вновь - сияющий красный полукруг над вечным облачным морем за обрывом в пустоту. Дом Гарри Кейна стоял всего ярдах в сорока от обрыва. Они остановились ненадолго понаблюдать, как блекнет закат, а потом обернулись к дому. Дом был огромным, расползшимся вширь особняком, спланированным приблизительно в виде креста, с выпученными стенами явно из архитектурного коралла. Даже попытки не было сделано скрыть его происхождение. Мэтт никогда раньше не видел некрашеного дома, но ему пришлось признать, что результат восхитителен. Остатки формообразующего баллона, придающего всем домам из архитектурного коралла их предательскую выпуклость, тщательно соскоблили. Ничем не прикрытые стены отполировали до розового блеска. Даже после заката дом слабо отсвечивал. Словно здесь гордились его исключительно колонистским происхождением. Архитектурный коралл был еще одним подарком трамброботов. Генетические манипуляции с обыкновенным морским кораллом дали самый дешевый из всех известных строительных материалов. Хоть сколько-нибудь стоил только пластмассовый баллон, направляющий рост коралла и содержащий взвешенную в воздухе особую подкормку для коралла. Все колонисты жили в коралловых зданиях. Не многие захотели бы построить себе дома из дерева, кирпича или камня, даже будь это позволено. Но большинство старалось придать своим домам внешность, чем-либо напоминающую внешность построек на Плато Альфа. Для подражания команде привлекались краска, дерево и металл, поддельные каменные стены, мощные шлифовальные круги, с помощью которых стачивались неизбежные выпуклости. При дневном свете или во тьме, а дом Гарри Кейна был совершенно нетипичен. Шум обрушился на них, стоило открыть дверь. Мэтт смирно стоял, пока его уши приспосабливались к уровню звука - особенность, выработавшаяся ради выживания у его предков на Земле, когда ее население насчитывало девятнадцать миллиардов человек, хотя до Земли и было в ту ночь одиннадцать и девять десятых светового года. Последние четыре столетия человек на Земле был все равно, что глух, если он не мог вести разговор в то время, как тысяча пьянчужек орет ему в уши. Народ Мэтта тоже сохранил кое-что из этих привычек. Большая гостиная была набита битком, а на немногочисленные стулья в основном не обращали внимания. Комната действительно была большой, а бар напротив входа был огромным. Мэтт прокричал: - Гарри Кейну приходится много принимать. - Уж это точно! Пошли со мной, поприветствуем его! Пока они прокладывали себе путь через комнату, Мэтт уловил обрывки разговоров. Вечеринка продолжалась недолго, заключил он, и некоторые практически никого не знали, но выпивка была у всех. Гости были всех возрастов и профессий. Худ говорил правду. Если на этой вечеринке и не любили незваных, Мэтту об этом никогда не узнать, потому что никто в нем зайца не опознает. Стены были, как и снаружи, из мерцающего розового коралла. Пол, от стены до стены покрытый мохнатым ковром из мутированной травы, гладким был только возле стен; несомненно, его выровняли песком после того, как дом был окончен и направляющий баллон убран. Но Мэтт знал, что под ковром не кафель и не деревянные половицы, а все тот же розовый коралл. Они добрались до бара, помятые не больше, чем следовало. Худ перегнулся через стойку так далеко, как мог, то есть, по причине своего роста - не слишком далеко, и окликнул: - Гарри! Две водки с содовой и я рад тебе представить... Черт подери, Келлер, как тебя звать? - Мэтт. - Мэтта Келлера. Мы знакомы со школы. - Очень приятно, Мэтт, - сказал Гарри Кейн, протягивая руку для пожатия. - Рад тебя видеть здесь, Джей. - Гарри был ростом почти с Мэтта и значительно шире, а на его широком лице господствовали еще более широкая улыбка и бесформенный нос. Он выглядел в точности как бармен. Гарри налил две порции водки в стаканы с заранее охлажденной водой. Передал их через стойку. - Развлекайте себя сами, - добавил он и направился вдоль стойки обслужить двух новоприбывших. Худ сказал: - Гарри считает, что самый лучший способ принимать всех сразу - это изображать первые пару часов бармена. Потом он передает это дело добровольцу. - Неплохо придумано, - заметил Мэтт. - Твое имя Джей? - Сокращенно от Джейхок. Джейхок Худ. Один из моих предков был канзасец. Джейхок, ястреб-соечник - птица-символ Канзаса. - Дико, верно, что нам потребовалось восемь лет, чтобы узнать друг друга по имени? В это время часть толпы заметила Худа и направилась к ним. Худ едва успел ухмыльнуться в ответ, прежде чем они оказались посреди суматохи знакомств. Мэтт почувствовал облегчение. Он был уверен, что видел, как Гарри Кейн передал что-то Джею Худу вместе с его выпивкой. Приличия заставили его воздержаться от вопросов, но это подействовало на его любопытство и ему хотелось об этом забыть. Среди новых знакомых было четверо мужчин и одна женщина. Как личность Мэтт запомнил только женщину. Ее звали Лэни Мэттсон. Ей было двадцать шесть лет, то есть на пять лет больше, чем Мэтту. Без обуви он был бы выше нее едва на полдюйма. Но она носила двойные каблуки-шпильки, а высоко уложенные темно-рыжие волосы делали ее еще выше. Она была не только высокой, но и вообще большой, с широкими, резко очерченными бедрами и просторной грудью. Она кажется симпатичнее, чем на самом деле, решил Мэтт, так как хорошо пользуется косметикой. В каждом ее поступке чувствовалось щедрое изобилие, удовольствие, такое же большое, как и она сама. Мужчины были ее возраста и старше, на исходе третьего десятка. Любой из четверки, танцуя с Лэни, выглядел бы вполне естественно. Они были огромными. У Мэтта от них осталось только обобщенное впечатление гулкого голоса, необъятного рукопожатия и славного лица, улыбающегося ему с розового потолка. Впрочем, все они ему понравились. Просто он не мог их различить. Худ его опять удивил. Говоря прежним сухим голосом, только повышенным до внятной громкости, не утруждая шеи, чтобы смотреть кому-то в лицо, Худ каким-то образом сохранял контроль над разговором. Он направил беседу на школьные дни. Один из верзил был подвигнут на рассказ о простеньком трюке, с помощью которого он перестроил свой школьный телевизор так, что однажды они с одноклассниками смотрели свои уроки одновременно вверх ногами и шиворот-навыворот. Мэтт обнаружил, что рассказывает о бутылочке для анализов, в которую был налит яблочный сок, пронесенной им на проверочный медпункт на Гамме и что он с ней сделал. Кто-то, вежливо слушавший с периферии кружка, упомянул, что он как-то украл машину у семейства членов команды, выехавших на Плато Бета на пикник. Он установил автопилот так, чтобы автомобиль описывал круги на расстоянии тысячи футов от обрыва в пустоту. Автомобиль летал пять дней, прежде чем свалиться в туман, меж тем, как множество полицейских Исполнения наблюдало за этим. Мэтт смотрел на Джея Худа и Лэни, пока те говорили. Лэни обняла своей длинной рукой Худа за плечи и его макушка доставала ей точно до подбородка. Они говорили одновременно, подхватывая друг у друга обрывки фраз, беспорядочно перебирая воспоминания, анекдоты и шутки, имевшиеся у них в запасе, охотно делясь ими с группой, но говоря все же друг для друга. Это не любовь, решил Мэтт, хотя и напоминает любовь. Просто Лэни и Худ чувствовали огромное удовлетворение оттого, что знали друг друга. Удовлетворение и гордость. Мэтт от этого чувствовал себя одиноким. Постепенно до Мэтта стало доходить, что Лэни носит слуховой аппарат. Он был такой маленький и так хитро раскрашен, что почти не был заметен в ухе. Говоря по правде, Мэтт даже не мог бы присягнуть, что он там. Если Лэни нуждается в слуховом аппарате, то плохо, что она не могла спрятать его получше. Столетиями наиболее цивилизованные народы носили кусочки слоистого пластика, утопленные в кожу над височной костью. На Горе Посмотрика таких вещей не существовало. Члены команды попросту заменили бы себе уши из банка органов... Стаканы опустели и один из огромных сопровождающих Лэни обернулся за второй порцией. Маленькая компания росла, уменьшалась и делилась на новые компании с извечным непостоянством таких пирушек. На миг Мэтт и Джей Худ оказались в одиночестве среди леса спин и локтей. Худ сказал: - Хочешь познакомиться с прекрасной девушкой? - Всегда. Худ, повернувшись, повел его, и Мэтт мельком увидал в его ухе такое же цветное пятнышко, что и у Лэни. С каких это пор Худ стал туг на ухо? Возможно, это всего лишь воображение, разыгравшееся от водки. В первую очередь - эти приборчики казались слишком глубоко вставлены, чтобы их можно было вынуть. Но как раз предмет такого размера и мог бы передать Джею Худу Гарри Кейн вместе с выпивкой. - Это самый легкий способ устроить налет, сэр, - Иисус Пьетро сидел, почтительно подавшись вперед в кресле, сложив руки на письменном столе - настоящий образец интеллигентнейшего человека, посвятившего себя исключительно своей работе. - Мы знаем, что участники покидают дом Гарри Кейна по двое и по четыре. Мы будем брать их вне дома. Если они перестанут выходить, нам будет ясно, что они поняли. Тогда мы ворвемся в дом. За маской почтительности Иисуса Пьетро крылось раздражение. В первый раз за четыре года он планировал большой налет на Сынов Земли и Миллард Парлетт выбрал именно эту ночь для посещения Госпиталя. Почему именно эту? Хвала Пыльным Демонам, он приходил всего раз в два месяца. Визит члена команды всегда выбивал людей Иисуса Пьетро из колеи. По крайней мере, Парлетт сам к нему пришел. Однажды Парлетт вызвал его к себе домой, и это было плохо. Здесь Иисус Пьетро был в своей стихии. Его кабинет был практически продолжением его личности. Письменный стол в форме бумеранга охватывал Иисуса Пьетро тупым углом, предоставляя максимум рабочего пространства. Здесь было три кресла для посетителей, разной степени удобства - для членов команды, персонала Госпиталя и колонистов. Кабинет был большой и квадратный, но задняя стена слегка изгибалась. Тогда как другие стены были окрашены в приятный для глаза кремовый цвет, задняя стена блестела полированным металлом. Она была частью внешнего корпуса "Планка". Кабинет Иисуса Пьетро находился непосредственно рядом с источником половины духовных сил Горы Посмотрика, а также и половины ее электроэнергии - корабля, принесшего людей в этот мир. Сидя за письменным столом, Иисус Пьетро спиной чувствовал исходящую от него энергию. - Наша единственная проблема, - плавно продолжал он, - состоит в том, что не все гости Гарри Кейна вовлечены в заговор. По крайней мере половина наберется приглашенных для маскировки. Их выделение потребует времени. - Это я понимаю, - сказал старик. Голос его скрипел. Миллард Парлетт был высок и худ с виду, словно Дон Кихот, но в глазах его не светилось безумия. В течение почти двухсот лет Госпиталь поддерживал его тело, ум и мозг в действии. Вероятно, даже он сам не знал, какая часть его тела позаимствована у колонистов, осужденных за тяжкие преступления. - Почему именно сегодня? - спросил он. - А почему бы и нет, сэр? - Иисус Пьетро понял, к чему тот клонит, и мысли его забегали. Миллард Парлетт был отнюдь не дурак. Старикашка относился к тем немногим членам команды, которые соглашались принять на себя какую-либо ответственность. Большая часть из тридцати тысяч членов команды на Горе Посмотрика предпочитали изобретать все более сложные виды игр: спорт, стили одежды, меняющиеся согласно полудюжине сложных правил, нелепые и окостеневшие социальные установки. Парлетт предпочитал работать - иногда. Он выбрал управление Госпиталем. Он был достаточно компетентен и скор на соображение; появляясь редко, он всегда, казалось, знал, что происходит, и ему было трудно лгать. Сейчас он сказал: - Вчера - капсула трамбробота. Прошлой ночью ваши люди обшарили территорию в поисках шпионов. Сегодня вы в первый раз за четыре года планируете большой налет. Вы думаете, что кто-то проскользнул у вас между пальцев? - Нет, сэр! - но Парлетт этим не удовлетворится. - Но в данном случае
в начало наверх
я могу позволить себе перестраховаться, даже когда сомнений не возникает. Если какой-нибудь колонист получил сведения о грузе трамбробота, он будет сегодня вечером у Кейна, хоть черти встань на его пути. - Я не одобряю азартных игр, - сказал Парлетт. Иисус Пьетро беспокойно перебрал мысли, ища подходящий ответ. - И вы предпочли не ставить на случай. Очень хорошо, Кастро. Теперь. Что было сделано с капсулой трамбробота? - Я думаю, работники банка органов ее распаковали, сэр. И... содержимое ее передано на хранение. Вы хотели бы посмотреть? - Да. Иисус Пьетро Кастро, Глава Исполнения, единственный представитель власти на всей планете, который носил оружие, поспешно поднялся на ноги, чтобы исполнить обязанности провожатого. Если они поспешат, он может успеть вовремя, чтобы присмотреть за налетом. Но не было ни одного вежливого способа заставить члена команды спешить. Худ говорил правду. Полли Торнквист была прекрасна. Еще она была миниатюрной, смуглой и тихой, и Мэтту определенно захотелось познакомиться с ней поближе. У Полли были длинные, мягкие волосы цвета беззвездной ночи, прямые карие глаза и улыбка, пробивавшаяся даже когда она хотела выглядеть серьезной. Она выглядит так, словно у нее есть тайна, подумал Мэтт. Она не говорила, она слушала. - Парапсихологические способности - это не миф, - настаивал Худ. - Когда "Планк" покидал Землю, там существовали всякие псионные приспособления, чтобы их усиливать. Телепатия становилась почти достоверной. Те... - Что значит "почти достоверной"? - Достаточно достоверной, чтобы были специально обученные люди, читавшие мысли дельфинов. Достаточно, чтобы телепатов приглашали свидетельствовать в качестве экспертов на делах об убийстве. Достаточно... - Ладно, ладно, - согласился Мэтт. В первый раз за сегодняшний вечер он увидел Худа разгорячившимся. По реакции соседей, Мэтт заключил, что у Худа эта тема - конек. Он спросил: - Где же они теперь, эти твои ведьмаки? - Они не ведьмаки! Слушай-ка, Келл... слушай, Мэтт. Любая пси-способность немножко связана с телепатией. Это доказано. Так вот, ты знаешь, как испытывали наших предков, прежде чем отправить их в тридцатилетнее путешествие в одну сторону? Кто-то состроил из себя простачка: - Они должны были немного пожить на орбите вокруг Земли. - Да. По четыре кандидата на паром и месяц на орбите. Ни один телепат этого не вынес бы. Полли Торнквист следила за спором, как будто за игрой в теннис, поворачиваясь к тому, кто говорил. Улыбка ее стала шире, волосы мягко, гипнотически пересыпались из стороны в сторону; на нее просто удовольствие было смотреть. Она знала, что Мэтт на нее смотрит. Изредка она постреливала в него глазками, как бы приглашая поучаствовать в шутке. - Отчего же не вынесет, раз у него есть компания? - Компания, да не та. На Земле в любом месте скрытого телепата окружают десятки тысяч сознаний. В космосе у него всего три. И от каждого из них он не в силах отвлечься ни на один час - в течение месяца. - Откуда ты все это знаешь, Джей? Из книг? Уж конечно, ты черта с два мог поставить эксперимент. Глаза Полли, следившей за спором, искрились. У Худа покраснели мочки ушей. Волосы Полли, как вороново крыло, широко взметнулись и когда правое ухо ее таким образом на мгновение обнажилось, то почти наверняка можно было заметить крошечный, почти невидимый слуховой аппарат. Так у нее и в самом деле есть тайна. И Мэтт наконец решил, что знает, что это за тайна. Триста лет назад "Планк" приблизился к Горе Посмотрика, неся шестерых членов команды, охранявших пятьдесят пассажиров, находящихся в состоянии прерванной жизни. Во всех лентах по истории рассказывалось о том, как круглое летающее крыло нырнуло в атмосферу и несколько часов летело над непроницаемой дымкой, по показаниям приборов - ядовитой и смертоносно жаркой. А потом из-за горизонта вынырнула огромная туша отвесной горы с плоской вершиной, сорока миль высотой и ста миль в длину. Словно новооткрытый континент воздвигся над непроницаемо-белым морем. Команда онемела, раскрыв рты, пока капитан Парлетт наконец не сказал: - Посмотри-ка! История высадки нигде не была записана, но все ее хорошо знали. Пассажиры просыпались по одному, чтобы обнаружить себя живущими при диктатуре. Те, кто пытался сопротивляться, а таких было немного, умерли. Когда сорок лет спустя приземлился "Артур Кларк", все повторилось в том же порядке. За последние триста лет, если не считать прироста в населении, ситуация не изменилась. С самого начала появилась группировка революционеров. Название ее несколько раз менялось и Мэтт понятия не имел, каково оно теперь. Он никогда не был знаком ни с одним революционером. И сам не имел желания им стать. Они ничего не достигали, разве что пополняли банки органов в Госпитале. Да и как могли они чего-то достичь, если команда контролировала все оружие и каждый ватт энергии на Горе Посмотрика? Если это гнездо повстанцев, то они сработали хорошее прикрытие. У многих из веселящихся не было слуховых аппаратов и, казалось, они-то здесь никого не знали. Как и сам Мэтт. Среди достаточно неподдельного, открытого веселья некоторые слышат голоса, слышные только им. У Мэтта разыгралось воображение. У них где-то здесь есть потайной люк для бегства - только для посвященных - и если нагрянет полиция, они им воспользуются посреди самой неподдельной паники. Мэтт и ему подобные из непосвященных будут списаны на потери. - Но почему все эти оккультные способности должны быть связаны с мыслечтением? По-твоему это разумно, Джей? - Конечно. Разве ты не понимаешь, что телепатия - признак, способствующий выживанию? Когда у людей появились пси-способности, прежде всего они должны были развить телепатию. Все остальное приходит позже, так как меньше вероятности, что оно выручит тебя в плохой ситуации... Мэтт отбросил мысль об уходе. Безопаснее? Конечно. Но зато здесь он на какое-то время избавлен от своих привередливых рудокопных червей их злокозненных поставщиков из команды, а также и от множества других проблем, делающих его жизнь тем, что она есть. И у него безумно чесалась шишка любопытства. Ему хотелось знать, что они думают, как работают, как защищаются, что у них на уме. Он хотел знать... Он хотел бы узнать поближе Полли Торнквист. Теперь - более, чем когда-либо. Она была маленькой и приятной, и с изящной внешностью, и каждому, кто на нее посмотрит, должно было захотеться защитить ее. Что заставляет такую девушку швырять свою жизнь на ветер? А на самом деле именно это она и делала. Рано или поздно в банках органов откроется недостача здоровых печеней, или живой кожи, или отрезков толстой кишки как раз тогда, когда выпадет нехватка преступлений на Плато. Тогда Исполнение устроит налет и Полли разберут на составляющие. Мэтт вдруг почувствовал стремление уговорить ее бросить это дело, уйти с ним отсюда и переехать в другую часть Плато. Могут ли они спрятаться на такой ограниченной площади? Вероятно, нет, но... Но она даже не знает, что он догадался. Если она обнаружит это, он может умереть за свое знание. Ему надо наложить на рот печать молчания. Это все портит. Если бы Мэтт мог играть в наблюдателя, в человека, который все видит и помалкивает... Но он не был наблюдателем. Теперь он был участником. Он знал и любил Джея, ему понравились Лэни Мэттсон и Гарри Кейн, он мог бы полюбить Полли Торнквист. Жизнь всех этих людей под угрозой. И его жизнь тоже! И он ничего не может с этим поделать. Человек средних лет со щеткой коротко стриженных волос все гнул свое: - Джей, - говорил он с наигранным терпением, - ты нам пытаешься доказать, что на Земле пси-способности недурно контролировались, когда наши отцы-основатели ее покинули. Ну, так что же они сделали с тех пор? Там продвинулись во всех отраслях биологической инженерии. Их корабли постоянно улучшаются. Теперь трамброботы сами возвращаются домой. Но чего они достигли с пси-способностями? Совершенно ничего. А почему? - Потому что... - Потому что все это предрассудок. Ведовство. Мифы. "Ох, заткнись", - подумал Мэтт. Все это служило прикрытием для происходящего на самом деле и он в этом не участвовал. Он отступил из круга, надеясь, что никто его не заметит - кроме Полли. Никто и не заметил. Мэтт пробрался к бару за новой порцией. Гарри Кейн ушел и его заменял парнишка немного моложе Мэтта, которому не продержаться было и полчаса, если он и дальше будет пробовать свои смеси. Когда Мэтт отведал свою выпивку, это оказалась почти чистая водка. А когда он повернулся, то увидел Полли, смеющуюся над его сморщенной физиономией. С полдюжины подозреваемых крепко спали вдоль одной из стен патрульного фургона. Врач Исполнения в белом облачении поднял взгляд, когда вошел Иисус Пьетро. - Ах, это вы, сэр. Я думаю, вот эти трое должны быть подставными. У остальных - устройства в ушах. Ночь снаружи была так же черна, как и все ночи на безлунной Горе Посмотрика. Иисус Пьетро покинул Милларда Парлетта стоящим перед стеклянной стеной банка органов и размышляющим... о чем бы он там ни размышлял. О вечной жизни? Едва ли. Даже Миллард Парлетт, ста девяноста лет от роду, умрет, когда износится его центральная нервная система. Невозможно пересадить мозг, не пересадив воспоминаний. О чем же думает Парлетт? Выражение у него было очень странное. Иисус Пьетро взял в ладони голову подозреваемого и повернул ее, осматривая уши. Тело поворачивалось следом - вялое, бесстрастное. - Я ничего не вижу. - Когда мы попытались извлечь механизм, он испарился. Так же и у старухи. У девушки еще на месте. - Хорошо. - Он нагнулся, чтобы посмотреть. Далеко в глубине левого уха, слишком глубоко, чтобы извлечь пальцами, находилось нечто совершенно черное, с телесно-розовым ободком. Иисус Пьетро сказал: - Принесите микрофон. Врач вызвал людей. Иисус Пьетро нетерпеливо ждал, пока принесут микрофон; наконец, кто-то его принес. Иисус Пьетро приложил микрофон к голове девушки и прибавил громкость. Среди усилившегося потрескивания донеслись шелестящие шумы. - Пристегнуть, - приказал Иисус Пьетро. Врач уложил девушку на бок и укрепил микрофон с помощью ленты у нее на голове. Громкий шорох прекратился и фургон наполнил глубокий ритмичный звук биения крови в артериях. - Как давно кто-либо уходил со встречи? - Вот эти двое, сэр. Минут двадцать назад. Задняя дверь отворилась, чтобы пропустить двух мужчин и двух женщин - без сознания, на носилках. У одного из мужчин был слуховой аппарат. - Очевидно, у них нет сигнала, чтобы оповестить, что они ушли чисто, - заметил Иисус Пьетро. - Глупо. - Вот если бы он руководил организацией Сынов Земли... Если о том подумать, он мог бы высылать для начала приманку - намеренно приносимых в жертву членов организации. Если первые несколько не вернулись бы, он высылал бы других, через случайные промежутки времени, а вожаки бы между тем бежали. Бежали - куда? Его люди не обнаружили путей для бегства; ультразвуковые радары доложили, что подземных тоннелей тоже нет. Прошла секунда, прежде чем Иисус Пьетро заметил, что микрофон говорит, настолько тихим был звук. Он быстро приложил ухо к динамику. - Оставайтесь, пока не почувствуете, что вам захотелось уйти; тогда уходите. Помните - это обычная вечеринка в стиле открытых дверей. Однако те из вас, кто не должен сказать ничего важного, пусть уйдут до полуночи. Те, кто хочет поговорить со мной, должны воспользоваться обычными каналами. Помните - не пытайтесь убрать ушные устройства; они самоуничтожатся к шести часам. А теперь - веселитесь! - Что он сказал? - спросил врач. - Ничего важного. Хотел бы я быть уверенным, что это Кейн. - Иисус Пьетро коротко кивнул врачу и двум полицейским. - Продолжайте, - сказал он и вышел в ночь. - Почему ты уходишь? Только стало становиться интересно. - Нет, не стало; и стакан у меня пустой, и вообще, я надеялся, что ты
в начало наверх
пойдешь со мной. Полли засмеялась. - Ты, наверное, веришь в чудеса. - Верно. А почему ты уходишь? Погруженные в толпу, целиком заполнявшую комнату; захлестнутые водопадом человеческих голосов, Полли и Мэтт тем не менее, находились в известном смысле наедине. Вежливость и отсутствие интереса не позволяли никому по-настоящему к ним прислушиваться. Следовательно, никто их и не слышал, ибо как можно сосредоточиться на двух разговорах сразу? Они были в этой комнате все равно, что сами по себе, - в комнате с податливыми стенами и неподатливыми локтями, в комнате маленькой и уединенной, как телефонная будка. - По-моему, Джей свихнулся на пси-способностях, - сказала Полли. Она не ответила на вопрос Мэтта, что того вполне устроило. Он ожидал, что сможет удрать от спора с Худом незамеченным. В этом ему повезло. Но Полли, явившаяся присоединиться к нему, была новой и не такой, как прежде, и он наслаждался, воображая себе ее мотивы. - Он всегда так говорит? - Да. Он думает, что если бы мы только могли... - она остановилась. Девушка с тайной. - Забудем про Джея. Расскажи мне о себе. И он заговорил о рудокопных червях, и о домашней жизни, и о школе в секторе девять Плато Гамма, и помянул дядю Мэтта, который умер, как бунтовщик, но она оставила без внимания эту наживку. А Полли говорила про то, что выросла в сотне миль отсюда, поблизости от Колонийского Университета, и описала свою работу на Передающей Силовой Станции Дельта, но не упомянула о слуховом аппарате. - Ты выглядишь, как девушка с тайной, - сказал Мэтт. - Я думаю, дело в улыбке. Она придвинулась поближе к нему, то есть очень близко, и понизила голос. - Ты умеешь хранить тайну? Мэтт улыбнулся уголками губ, давая понять, что знает, что сейчас произойдет. Она все равно это скажет. - Могу. И так оно и было. Но она не отодвигалась. Они улыбались друг другу с расстояния пары дюймов, нос к носу, удовлетворенные на миг тишиной, человеку прошлого показавшейся бы разгаром бомбежки. Она была приятной, Полли. Лицо ее было соблазнительным и опасным, фигурка под свободным зеленым джемпером - маленькой, гибкой и женственной, перетекающей с грацией танцовщицы. Мгновение Мэтт молча заглядывал ей в глаза и чувствовал себя очень хорошо. Мгновение прошло и они заговорили о пустяках. Движение толпы перенесло их через полкомнаты. Один раз они протолкались к бару за новой порцией, потом снова позволили толпе себя подхватить. В непрерывном гаме было что-то гипнотическое, что-то объясняющее, почему коллективным выпивкам уже больше полутысячи лет - ибо монотонный шумовой фон давно использовали в гипнозе. Время перестало существовать. Но настал момент, когда Мэтт понял, что попросит Полли пойти с ним домой, и что она согласится. Такой возможности ему не представилось. Что-то переменилось в лице Полли. Она словно прислушивалась к чему-то, что могла слышать только она. Слуховой аппарат? Мэтт был готов притвориться, что ничего не заметил, но и такой возможности тоже не получил. Ибо Полли внезапно исчезла, растворилась в толпе; не так, будто она спешила, но словно вспомнила о каком-то деле, о какой-то пустячной мелочи, о которой могла позаботиться и теперь. Мэтт попытался последовать за Полли, но человеческое море сомкнулось за ней. "Слуховой аппарат, - сказал он себе. - Он ее вызвал". Но Мэтт остался у бара, борясь с напором, уносившим его прочь. он уже был очень пьян и рад этому. Он не верил, что дело в слуховом аппарате. Все было слишком знакомо. Слишком много девушек уже теряли к нему интерес так же внезапно, как Полли. Он был не просто разочарован. Ему было б_о_л_ь_н_о. А водка помогала убить боль. Примерно в десять тридцать он перебрался на другую сторону бара. Парнишка, изображавший бармена, находился в счастливом опьянении и рад был уступить свое место. Мэтт и сам был мертвецки пьян. Он с серьезным видом раздавал выпивку, держась вежливо, но не подобострастно. Толпа уже редела. Наступило время сна для большей части Горы Посмотрика. Тротуары в большинстве городов уже свернули и оставили до зари. Эти революционеры, должно быть, поздно встают. Мэтт автоматически подавал стаканы, но уже не был больше самим собой. Водка стала кончаться. А кроме водки ничего не было - водки, выработанной из воздуха, сахара и воды умными земными бактериями. "Ну и пусть кончается", - злобно подумал Мэтт. Можно будет поглядеть на свару. Он подал кому-то затребованную водку с грейпфрутом. Но рука с рюмкой не убралась, уступая место кому-то другому. Мэтт постепенно понял, что рука принадлежит Лэни Мэттсон. - Привет, - сказал он. - Привет. Хочешь подмениться? - Да пожалуй. Кто-то поменялся с ним местами - один из высоких сопровождающих Лэни - и Лэни провела его сквозь редеющие ряды к чудесным образом незанятому дивану. Мэтт глубоко провалился в диван. Если он закрывал глаза, комната начинала вращаться. - Ты всегда такой в воду опущенный? - Нет. Меня кое-что грызет. - Скажешь мне? Мэтт повернулся поглядеть на нее. Отчего-то его затуманенное водкой зрение проникло за косметику Лэни и он увидел, что рот у нее слишком широкий, а глаза непонятно велики. Но она улыбалась с сочувственным любопытством. - Видела когда-нибудь девственного мужика в двадцать один год? - Он прищурился, пытаясь определить ее реакцию. Уголки рта Лэни странно изогнулись. - Нет. Она пытается не засмеяться, понял Мэтт. И отвернулся. - Интереса не хватает? - Нет! Черт возьми, нет. - Что же тогда? - Они меня забывают. - Мэтт почувствовал, что трезвеет со временем и от усилий, затраченных на ответ. - Просто девушка, за которой я ухаживаю, вдруг берет и, - он неуклюже махнул рукой, - забывает, что я рядом. Не знаю, почему. - Вставай. - Хмпф? Мэтт почувствовал, что его тянут за руку. Встал. Комната завертелась и он понял, что не протрезвел, просто почувствовал себя уверенней, пока сидел. Мэтт последовал за тянущей его рукой Лэни, чувствуя облегчение оттого, что не упал. Следующее, что он понял - это что вокруг черно, как в яме. - Где мы? Ответа не последовало. Он почувствовал, как чьи-то руки расстегивают ему рубаху, руки с маленькими острыми ногтями, путавшимися в волосах на его груди. Потом с него упали штаны. - Вот оно что, - произнес он с непомерным удивлением в голосе. Это прозвучало так глупо, что ему захотелось съежиться от страха. - Не паникуй, - сказала Лэни. - Пыльные Демоны, да ты нервный! Иди сюда. Не наткнись на что-нибудь. Мэтт ухитрился не упасть, вылезая из штанов. Колени его во что-то уткнулись. "Падай лицом вниз", - велела Лэни, и он так и сделал. Лицо его уткнулось в пеновоздушный матрас, напряженный до жесткости. Руки, оказавшиеся сильней, чем бы им следовало, погрузились в мышцы его шеи и плеч и принялись месить их, как тесто. Он лежал, вытянув руки, словно ныряльщик, совершенно расслабленный, между тем, как костяшки пальцев пробегали вдоль его позвоночника и нежные руки вылепливали заново каждое сухожилие. Когда он почувствовал себя хорошо и в полной готовности, Мэтт перевернулся и потянулся к ней. Слева от Иисуса Пьетро находилась стопка фотографий в фут высотой. Перед ним - три фотографии, явно сделанных скрытой камерой. Иисус Пьетро разложил их и проглядел. Под одной он написал имя. Остальные ничего ему не сказали, так что он собрал их и сунул в большую стопку. Потом встал и потянулся. - Сравните это с подозреваемыми, которых мы уже собрали, - сказал он помощнику. Тот отсалютовал, собрал фотографии и покинул передвижной кабинет, направившись к патрульным фургонам. Иисус Пьетро вышел следом. Уже почти половина гостей Гарри Кейна находилась в патрульных фургонах. Фотографии были сделаны, когда они входили в парадную дверь в начале вечера. Иисус Пьетро с его феноменальной памятью идентифицировал немалое число из них. Ночь была темная и холодная. Крепкий ветер дул по Плато, принося запах дождя. Дождь. Иисус Пьетро посмотрел вверх и увидел, что половина неба покрыта рваными пятнами. Он представил себе попытку устроить налет посреди проливной грозы. Эта мысль ему не понравилась. Вернувшись в кабинет, он включил интерком на передачу по всем каналам. - Теперь слушайте, - сказал он в разговорной манере. - Начинаем вторую стадию. Немедленно. - Все так переживают? Лэни тихонько захихикала. Теперь она могла смеяться над всем, чем хотела - если захочет. - Не так, но переживают. Я думаю, в первый раз каждый должен немножко бояться. - А ты? - Конечно. Но Бен хорошо справился. Хороший человек - Бен. - А где он теперь? - Мэтт ощутил тихую благодарность к Бену. - Он... его нет. - В ее голосе послышалось: п_е_р_е_с_т_а_н_ь. Мэтт догадался, что его поймали со слуховым аппаратом или на чем-нибудь еще. - Не возражаешь, если я включу свет? - Если сможешь найти выключатель, - ответила Лэни, - то включай. Она не ожидала, что Мэтт найдет выключатель в угольной черноте чужой комнаты, но он нашел. Он чувствовал себя необычайно робким и необычайно умиротворенным. Он провел взглядом по Лэни, лежащей возле него, увидел спутанные остатки ее фигурной прически, вспомнил прикосновение гладкой теплой кожи, зная, что снова может коснуться ее, когда захочет. То была сила, которой он никогда не чувствовал прежде. Он сказал: - Очень славно. - Разоренная прическа над незапоминающимся лицом. - Незабываемым лицом. - Теперь это было правдой. - И никакой прически над незабываемым телом. - Тело с бесконечной способностью любить, тело, которое он считал почти чересчур большим, чтобы быть сексуально привлекательным. - Мне бы носить маску вместо одежды. - Тогда бы ты привлекала больше внимания, чем хотела бы. Лэни громко засмеялась, и Мэтт опустился ухом на ее пупок, чтобы насладиться похожей на землетрясение дрожью брюшных мускулов. Внезапно полил дождь, барабаня по толстым коралловым стенам. Они перестали говорить и прислушались. Вдруг Лэни вцепилась пальцами в его руку и прошептала: - Налет. "Она хочет сказать "льет"", - подумал Мэтт, поворачиваясь, чтобы посмотреть на нее. Лэни была в ужасе, глаза и рот широко раскрыты, ноздри раздувались. Она имела в виду - налет! - У тебя ведь есть выход, верно? Лэни покачала головой. Она прислушивалась к неслышимым голосам через слуховой аппарат. - Но у тебя должен быть способ уйти. Не беспокойся, я не хочу знать об этом. Я вне опасности. - Лэни выглядела пораженной и он добавил: - Конечно, я заметил слуховые аппараты. Но это не мое дело. - Да, Мэтт. Тебя сюда пригласили, чтобы мы могли на тебя посмотреть. Мы все изредка приводим посторонних. Некоторых приглашаем присоединиться. - О. - Я говорю правду. Пути наружу нет. У Исполнителей есть способ отыскивать тоннели. Но есть укрытие. - Хорошо.
в начало наверх
- Нам до него не добраться. Исполнители уже в доме. Они наполняют его снотворным газом. Вот-вот он должен просочиться под дверь. - Окна? - Нас будут там поджидать. - Мы можем попытаться. - Ладно. - Она вскочила и натянула платье. Больше ничего. Мэтт не потратил и того времени. Он швырнул в окно большую мраморную пепельницу и последовал за ней сам, благодаря Пыльных Демонов, что на Горе Посмотрика не производят небьющегося стекла. Две пары рук сомкнулись на его запястьях еще прежде, чем ноги покинули окно. Мэтт пнул наудачу и услышал, как кто-то сказал "Уффф!". Уголком глаза он видел, что Лэни выбралась из окна и бежит. Отлично, он отвлечет от нее внимание. Он забился в схвативших его руках. Мясистая лапища влепила полноценный удар ему в челюсть. Колени Мэтта подогнулись. В глазах слабо полыхнуло и он откачнулся назад. Вспышка померкла. Мэтт сделал последнее отчаянное усилие освободиться и почувствовал, что одну руку отпустили. Он взмахнул ею вокруг себя. Локоть крепко врезался в податливую плоть-и-кость: безошибочно узнаваемое, незабывающееся впечатление. Он оказался свободен и побежал. Только раз в жизни он так ударил человека. Судя по ощущению, нос державшего должен быть размазан по всему лицу. Если уж теперь Исполнители его схватят!.. Мокрая, скользкая, предательская трава под ногами. Один раз он наступил на гладкий мокрый камень и проехался по траве плечом и щекой. Дважды его ловил свет фонаря, и оба раза Мэтт падал в траву, лежал неподвижно и смотрел назад, чтобы видеть, откуда идет свет. Стоило ему отодвинуться в сторону, Мэтт бежал снова. Дождь, наверное, мешал свету и зрению - дождь и удача Мэтта Келлера. Вокруг сверкали молнии, но помогают они или вредят, Мэтт не мог сказать. Даже когда он уже был уверен, что освободился, он продолжал бежать. 3. АВТОМОБИЛЬ "Закончено". Миллард Парлетт отодвинулся со стулом и с удовлетворением оглядел пишущую машинку. Его речь лежала на письменном столе, последняя страница сверху. Он взял стопку бумаги и быстро перебрал ее длинными, узловатыми пальцами, переложив в правильном порядке. "Запишешь ее сейчас?" "Нет. Завтра утром. Сегодня буду с ней спать; посмотрим, не упустил ли я чего. До послезавтра я ее не произнесу". Масса времени, чтобы записать речь, произнесенную его собственным голосом и прослушать ее снова и снова, пока он не воспримет ее всем сердцем. Но с этим необходимо покончить. Команду надо заставить понять все это. Слишком долго они жили как богоизбранный правящий класс. Если они не смогут приспособиться... Даже его собственные потомки... они нечасто говорят о политике, а когда говорят, то, как замечал Миллард Парлетт, говорят не о власти, а о правах. А Парлетты были нетипичны. К нынешнему времени Миллард Парлетт мог похвастаться настоящей армией внуков, правнуков, праправнуков и так далее; однако он прилагал все усилия, чтобы видеть их по возможности чаще. Те из них, кто поддался распространенным среди команды вкусам - сверхъестественной манере одеваться, изысканному злословию и подобным играм, с помощью которых команда прикрывала скуку своего бытия - сделали это против воли Милларда Парлетта. Средний же член команды полностью определялся тем, что он член команды. А если равновесие сил изменится? Они растеряются. Какое-то время они будут жить в ложном мире, основываясь на неверных предположениях; и за это время они будут уничтожены. Какие шансы... какие шансы на то, что они прислушаются к старику из мертвого поколения? Нет. Он просто устал. Миллард Парлетт уронил текст речи на письменный стол, встал и покинул студию. По крайней мере, он заставит их выслушать. По приказу Совета в два часа в воскресенье каждый чистокровный член команды на планете будет находиться перед своим телевизором. Если он сможет это проделать... Он должен. Они обязаны понять двуликое благодеяние Трамбробота номер 143. Дождь наполнял коралловый дом непрестанным дробным шумом. Только полицейские-Исполнители входили и выходили. Последний находящийся в бессознательном состоянии колонист был вынесен из дверей на носилках, когда вошел майор Йенсен. Он нашел Иисуса Пьетро развалившимся на легком стуле в гостиной. Майор положил перед ним пачку фотографий. - Кто это такие? - Это те кого мы еще не поймали, сэр. Иисус Пьетро с усилием выпрямился, вновь вспомнив о промокшей насквозь форме. - Как они от вас ушли? - Представить себе не могу, сэр. Никто не сбежал после того, как был обнаружен. - Никаких потайных тоннелей. Эхолокаторы бы их выявили. Хм. - Иисус Пьетро быстро перебрал снимки. Под большей частью лиц стояли имена, имена, которые Иисус Пьетро припомнил и записал чуть раньше этой же ночью. - Это ядро, - сказал он. - Мы уничтожим эту ветвь Сынов Земли, если их найдем. Где они? Помощник молчал. Он знал, что вопрос был риторическим. Глава полиции откинулся назад, уставив глаза в потолок. "Где же они?" "Тоннелей наружу не было. Под землей они не ушли." "Они не убежали. Их остановили бы, а если бы не остановили, то увидели. Если только в Исполнении нет предателей. Но их нет. Круг замкнулся." "Не могли ли они добраться до обрыва над пустотой? Нет, он охраняется лучше, чем вся остальная местность. У мятежников есть прискорбная склонность кидаться с обрыва, когда их загонят в угол." "Воздушный автомобиль? У колонистов нет автомобилей, согласно закону нет, и в последнее время не сообщалось об угоне. Но Иисус Пьетро всегда подозревал, что по крайней мере один член команды участвует в организации Сынов Земли. У него нет ни доказательств, ни подозреваемых; но история, которую он изучал, показывала, что революции всегда происходят в обществе от верхушки". Член команды мог снабдить их автомобилем для бегства. Их увидели бы, но не остановили. Ни один офицер Исполнения не задержал бы автомобиль... - Йенсен, узнайте, не видали ли во время налета автомобилей. Если видели, дайте мне знать, когда, сколько и их описание. Майор Йенсен ушел, не выказав удивления необычным приказом. Офицер нашел гнездо чистильщиков - нишу у пола в южной стене. Он пошарил там и осторожно извлек двух взрослых чистильщиков, находящихся в бессознательном состоянии и четырех щенят, положил их на пол и потянулся за гнездом и миской для пищи. Нишу следовало обыскать. Одежда Иисуса Пьетро медленно высыхала и съеживалась. Он сидел, прикрыв глаза и сложив руки на животе. Наконец он открыл глаза, вздохнул и слегка нахмурился. "Иисус Пьетро, это очень странный дом." "Да. Почти демонстративно колонистский" (легкий оттенок презрения). Иисус Пьетро посмотрел на розовые коралловые стены, на плоский песчаный пол, изгибавшийся по краям ковра, чтобы соединиться со стенами. Недурной эффект - если бы здесь жила женщина. Но Гарри Кейн холостяк. "Сколько, по-твоему, может стоить этот дом?". "О, примерно тысячу стар, не считая обстановки. С обстановкой в два раза больше. Ковры - девяносто стар, если купить один и дать ему разрастись. Два чистильщика - пара - пятьдесят стар." "А сколько бы стоило устроить подвал под таким домом?" "Пыльные Демоны, ну и мысль! Подвал нужно копать вручную, человеческими руками! Это бы стоило в лучшем случае двадцать тысяч стар. На это можно школу построить. Да и кому бы пришло в голову рыть подвал под домом из архитектурного коралла?" "В самом деле, кому?" Иисус Пьетро проворно шагнул к двери. - Майор Йенсен! Продолжение могло оказаться довольно суматошным. Иисус Пьетро вернулся в передвижной кабинет, тогда как в дом вступила команда с эхоискателем. Да, под домом было большое пустое пространство. Майор Чин хотел отыскать вход, но это могло отнять всю ночь и звуки поисков могли предупредить колонистов. Иисус Пьетро стиснул в кулак свое любопытство и приказал взрывать. Суматошно и оказалось. Мятежники изготовили какие-то хитроумные приспособления из материалов, который любой нормальный человек посчитал бы совершенно безвредными. Двое умерло прежде, чем смогли пустить в ход гранаты со снотворным газом. Когда все утихло, Иисус Пьетро последовал за подрывной командой в подвал. Они нашли одного из спящих мятежников навалившимся на выключатель. Провода проследили до самодельной бомбы, достаточно большой, чтобы разнести на части дом и подвал. Иисус Пьетро рассмотрел этого человека, сделав себе заметку на память - спросить у этого человека, струсил ли он. Иисус Пьетро нашел, что так часто бывает. За одной из стен был автомобиль - четырехместная модель трехлетней давности с сильно оцарапанной посадочной юбкой. Иисус Пьетро не смог найти способа извлечь его из подвала, и никто другой тоже. Должно быть, дом выстроили прямо над ним. "Конечно, - подумал Иисус Пьетро, - они выкопали подвал, а потом вырастили над ним дом". Он велел своим людям обрезать стену, чтобы автомобиль можно было вытащить потом, если сочтут это стоящим усилий. Практически, дом приходилось разрушить. Там была лестница с крюком на конце. Иисус Пьетро, осмотрев маленькую бомбу под люком, поздравил себя (подчеркнуто, так, чтобы майор Чин услышал) с тем, что не позволил майору Чину искать вход. Он ведь мог его и найти. Кто-то убрал бомбу и открыл люк. Наверху была гостиная. Асимметричный кусок ковра мутированной травы нехотя оторвался и поднялся вместе с крышкой люка. Когда люк опустили, ковер зарос за двадцать минут. После того, как мертвые и потерявшие сознание были погружены в патрульные фургоны, Иисус Пьетро прошелся среди них, сравнивая лица с последней пачкой фотографий. Остался доволен. Он собрал Гарри Кейна и всех его гостей, за исключением одного человека. Банки органов получат запас, которого хватит на годы. Не только команда будет ими обеспечена, как было всегда, независимо ни от чего, но отыщутся запасные части и для верных слуг режима, т.е. для сотрудников гражданских служб, таких, как Иисус Пьетро и его люди. Даже колонисты извлекут выгоду. Совсем не так уж необычно, чтобы в Госпитале вылечили больного, но заслуженного колониста, если хватало медицинских припасов. В Госпитале лечили всех, если могли. Это напоминало колонистам, что команда правит от их имени и с их интересами в сердце. А Сыны Земли были мертвы. Все, кроме одного человека и, судя по его снимку, он слишком молод, чтобы представлять опасность. Тем не менее, Иисус Пьетро велел повесить этот снимок на доску объявлений в Госпитале и отправить его копию на телестанцию, чтобы оповестить, что этот человек разыскивается для допроса. Только на заре, отходя ко сну, он вспомнил, кому принадлежало это лицо. Племянник Мэттью Келлера, повзрослевший на шесть лет со времени своей выходки. Он выглядел в точности, как его дядюшка. Дождь перестал незадолго до рассвета, но Мэтт этого не знал. Укрытый от дождя обрывом и густыми зарослями водораздельных деревьев, он спал дальше. Обрыв был обрывом Бета-Гамма. Прошлой ночью Мэтт добежал до него, побитый и мокрый, исхлестанный ветром, с кружащейся головой. Он мог там свалиться или побежать вдоль обрыва. Мэтт предпочел свалиться. Если бы Исполнение его нашло, он бы не проснулся, и он знал это. Но был слишком вымотан, чтобы озаботиться этим. Проснулся он около десяти, с ужасной головной болью. Каждый отдельный мускул страдал от бега и от сна на голой земле. На языке ощущение было таким, будто по нему все силы полиции Исполнения прошли маршем в потных носках. Он остался лежать на спине, глядя вверх, на темные деревья,
в начало наверх
которые его предки называли соснами и пытался вспомнить. Столько всего началось и кончилось в одну ночь. Люди словно столпились вокруг него. Худ, Лэни, четверка верзил, пьяный парнишка за стойкой, смеющийся человек, укравший автомобиль команды, Полли, Гарри Кейн и лес анонимных голосов и локтей. Все исчезли. Человек, чей шрам Мэтт носил на груди. Женщина, так просто его бросившая. Гениальный бармен-руководитель. И Лэни! Как он мог потерять Лэни? Они сгинули. В ближайшие несколько лет они могут вновь появиться в виде глаз, вен, артерий, кусочков скальпа... Теперь полиция будет искать самого Мэтта. Он сел и каждый мускул в нем застонал. Он был гол. Исполнители должны найти его одежду в комнате Лэни. Могут ли они опознать его по одежде? А если не могут, то все равно удивятся, как человек может оказаться голым среди открытой местности. На пешеходных дорожках Земли встречались лицензионные нудисты, но на Плато никаких замен одежде не существовало. Он не может повернуть. Теперь он никогда не докажет, что не был мятежником. Он должен как-то раздобыть одежду и надеяться, что его еще не ищут. Он кое-как встал на ноги, и на него вновь накатило. Лэни; Лэни в темноте; Лэни, глядящая на него с освещенной лампой кровати. Полли - девушка с тайной. Худ по имени Джейхок. На Мэтта волной нахлынула дурнота и он согнулся вдвое. Резким усилием воли Мэтт прекратил спазмы. Череп его был, словно сотрясающийся барабан. Он выпрямился и прошел к опушке водораздельного леса. Справа и слева вдоль основания обрыва Бета-Гамма тянулись водораздельные деревья. Над ним находилось Плато Бета, достижимое только по мосту, который должен быть во многих милях слева. Впереди - широкий луг с несколькими пасущимися козами. За лугом дома. Дома во всех направлениях, тесными группами. До его собственного дома могло быть мили четыре. Ему никогда туда не добраться так, чтобы его не остановили. А как насчет дома Гарри? Лэни сказала, что там укрытие. И те, кто ушел перед налетом... некоторые из них могут вернуться. Они могут ему помочь. Но захотят ли? Он должен попытаться. Он может добраться до дома Гарри ползком, по траве. Удачи Мэтта Келлера может на это хватить. Он ни разу еще не исчерпал ее до конца. Удачи хватило: странной удачи, которая словно прятала Мэтта, когда он не хотел, чтобы его заметили. Он добрался до дома через два часа. Живот и колени позеленели и чесались от травы. Земля вокруг дома была густо покрыта следами колес. Должно быть, все Исполнение участвовало в налете. Охраны Мэтт не увидел, но продвигался осторожно, на тот случай, если она есть внутри. Несут ли охрану Исполнители или мятежники - его одинаково могут застрелить. И даже если охранник не решится сразу в него выстрелить, ему может захотеться задать кое-какие вопросы. Вроде: "Где твои штаны, парень?" Внутри никого не было. У одной из стен лежало рядом с разоренным гнездом мертвое или спящее семейство чистильщиков. Вероятно, убитых или усыпленных. Чистильщики терпеть не могут света, свою работу они делают по ночам. В ковре зияла дыра, ведущая сквозь одомашненную траву и архитектурный коралл в хорошо оборудованную нору в земле. Стены гостиной были покрыты следами взрывов и отметинами от пуль. То же самое оказалось и в подвале, когда Мэтт спустился туда посмотреть. В подвале не было людей и почти не было оборудования. Вмятины указывали места, где стояли тяжелые механизмы, вмятины позаметнее - места, где их пришлось отрывать или отрезать от пола. Было четыре двери, все грубые и все выжженные. Одна вела на кухню, две открывались в пустые кладовки. В одном месте целая стена лежала плашмя, но механизм, находившийся за ней, оказался нетронутым. Дыра, оставшаяся от упавшей стены, была, может, и достаточно велика, чтобы его вытащить, но дыра в полу гостиной - определенно нет. То был автомобиль, летающий автомобиль того типа, каким пользовались все семьи команды. Мэтт прежде никогда не видел ни одного из них вблизи. Это он находился за сломанной стеной, там, откуда его невозможно вытащить. На кой черт Гарри Кейну понадобился автомобиль, на котором нельзя летать? Может быть, из-за этого и случился налет. Машины для колонистов были под строгим запретом. Военное применение летающей машины очевидно. Но почему ее угона не заметили раньше? Машина должна была здесь стоять, когда строили дом. Мэтт смутно припомнил историю, слышанную им прошлой ночью. Что-то об украденном автомобиле, кружившем вокруг Плато, пока не кончилось горючее. Несомненно, автомобиль упал в туман на глазах у бессильной и разъяренной команды. Но предположим, он слышал только официальную версию? Предположим, топливо не кончилось, предположим, машина нырнула в туман, обогнула внизу Плато и вернулась туда, где Гарри Кейн мог укрыть ее в потайном подвале? Вероятно, ему никогда этого не узнать. Душ еще работал. Мэтт весь дрожал, становясь под него; горячая вода сразу его согрела. Он подставил затылок под сильную струю воды, дав ей омыть себя до самых пят, унося травяные пятна, грязь и застарелый пот. Теперь жизнь стала терпимой. При всех ее ужасах и невзгодах, жизнь можно выносить, пока есть горячий душ. Тут Мэтту кое-что пришло в голову и уши его, фигурально выражаясь, встали торчком. Налет был таким массовым. Исполнители схватили всех, кто был на вечере. Судя по числу следов, вероятно было, что они забрали даже тех, кто ушел раньше, усыпляя их по одному и по двое, когда они направлялись домой. Они должны были вернуться в Госпиталь с двумя сотнями пленных. Некоторые же были безвинны. Мэтт это знал. А Исполнители обычно честны в своих обвинениях. Суды всегда бывали закрытыми, обнародовались только их результаты, но обыкновенно Исполнители предпочитали не обвинять невиновных. Подозреваемые, бывало, возвращались из Госпиталя. ...Но это не займет много времени. Полиция может попросту освободить всех, кто без слуховых аппаратов, сделав себе пометку присматривать за ними в будущем. Тот, кто носит слуховой аппарат - виновен. ...Но потребуется время, чтобы разобрать на составные части около сотни подозреваемых в мятеже. Есть шансы, что Лэни, Худ и Полли еще живы. Конечно, все не могут уже быть мертвы к этому времени. Мэтт вышел из-под душа и начал искать одежду. Он нашел шкафчик, принадлежавший, видимо, Гарри Кейну, ибо шорты были слишком широки, а рубахи коротки. Мэтт тем не менее оделся, собрав рубашку и шорты поясом в миллион складок. Сойдет на время. Проблема с одеждой теперь все равно, что не существовала. Теперь перед ним встала проблема куда хуже. Мэтт понятия не имел, сколько нужно времени, чтобы разобрать человека на части и отправить на хранение, хотя и предполагал, что нужно немало времени, чтобы исполнить это как следует. Не знал он также, захочет ли Исполнение в лице ужасного Кастро вначале допросить мятежников. Но он знал, что каждая минута ожидания сокращает шансы на жизнь каждого из участвовавших в вечеринке. Сейчас шансы были еще хорошие. Мэтт Келлер будет идти по жизни, зная, что упустил шанс спасти их. Но, напомнил он себе, на самом деле это не шанс. Он не может добраться до Плато Альфа так, чтобы его не убили. Придется пересечь два охраняемых моста. Полуденное солнце светило сквозь чистый воздух на чистый, упорядоченный мир, контрастируя с выпотрошенной коралловой скорлупой между ними. Мэтт поколебался на пороге, потом решительно вернулся к рваной дыре в полу гостиной Гарри Кейна. Он должен точно знать, что это невозможно. Подвал был сердцем оплота мятежников - и это сердце погибло. Если Исполнители просмотрели хоть какое-нибудь оружие... В машине оружия не оказалось, но он нашел интересный набор следов. Во вспоротой обивке виднелись болты, прикрепленные к голым металлическим стенкам, но болты были отрезаны или отломаны. Мэтт нашел шесть мест, где должны были находиться захваты для ружей. В ящике сзади могли находиться самодельные гранаты. Или бутерброды, точно Мэтт не мог сказать. Исполнители забрали все, что могло бы служить оружием, но, по-видимому, не повредили автомобиль. Вероятно, они хотят вернуться когда-нибудь и извлечь его, если решат, что это стоит усилий. Мэтт влез внутрь и посмотрел на приборную доску, но она ему ничего не сказала. Он никогда не видел приборной доски автомобиля. На ней была запирающаяся крышка, но замочек валялся сломанный на полу и крышка была открыта. Замочек Гарри? Или первоначального владельца? Мэтт уселся на непривычное сиденье, не желая уходить, так как уйти означало бы - сдаться. Увидев кнопку с надписью "старт", он нажал ее. Он даже не услышал мурлыканья заработавшего мотора. Удар заставил его дернуться, словно гальванизированную лягушку. Все произошло одной вспышкой, словно выстрел для мухи, сидящей в стволе. Наверное, Гарри устроил что-то, чтобы подорвать дом! Но нет, Мэтт был еще жив. А потом на него обрушился дневной свет. Дневной свет. Четыре фута земли над ним исчезли. Стала видна стена дома. Она накренилась. Должно быть, Гарри Кейн имел талант к направленным подрывным зарядам. Или хорошо знал их. Коли на то пошло, Мэтт сам мог бы это для него сделать. Рудокопными червями его работа не исчерпывалась. Дневной свет. И мотор работает. Теперь, когда уши оправились от взрыва, Мэтт слышал почти беззвучное жужжание. Если он поднимет автомобиль прямо вверх... Ему нужно пересечь два охраняемых моста, чтобы добраться до Плато Альфа. Теперь он сможет туда долететь - если научится управлять раньше, чем автомобиль убьет его. Или же он может пойти домой. Его не заметят, несмотря на дурно сидящую одежду. Колонисты имели обыкновение заниматься своими делами, предоставляя поддерживать порядок команде и Исполнению. Он сменит одежду, эту сожжет и кто тогда узнает или спросит, где он провел выходной? Мэтт вздохнул и снова оглядел приборную доску. Теперь он не мог все бросить. Потом - может быть, когда он разобьет автомобиль или его остановят в воздухе. Теперь - нет. Взрыв, освободивший ему дорогу, был знамением, которого он не мог игнорировать. "Ну-ка, посмотрим. Четыре рычажка, стоящих на нуле. Винты: 1-2, 1-3, 2-4, 3-4. С какой стати эти рычажки должны управлять винтами попарно?". Мэтт потянул один рычажок на себя. Ничего. Маленький переключатель с тремя положениями: "Нейтр.", "Земля", "Воздух". Установлено на "Нейтр.". Мэтт перевел его на "Земля". Ничего. Если бы он установил "Расстояние над почвой" на нужное ему число дюймов, пропеллеры бы включились. Но Мэтт этого не знал. Он испробовал "Воздух". Машина попыталась перевернуться на спину. Мэтт очутился в воздухе раньше, чем вполне осознал это. В отчаянии он полностью отжал все управляющие винтами рычаги и силился не дать машине перевернуться, передвигая каждый из них понемногу. Земля уменьшалась, пока овцы на Плато Бета не превратились в белые пятнышки, а дома на Гамме - в крошечные квадратики. Наконец автомобиль начал опускаться. Но Мэтт ни на миг не мог расслабиться. Винты, обозначенные 1, 2, 3 и 4 были соответственно левым передним, правым передним, левым задним и правым задним. Опусканием рычажка 1-2 опускался нос автомобиля, рычажка 3-4 - задняя часть, 1-3 - левая сторона и 2-4 - правая сторона. Мэтт выровнял автомобиль и начал считать, что несколько наловчился в этом деле. Но как направить машину вперед? Были регуляторы "Расстояние" и "Поворот", но ими ничего нельзя было сделать. Мэтт не отважился коснуться переключателем со сложным, внушающим уважение словом. Но... предположим, он наклонит машину вперед? Потянем за рычаг 1-2. Он так и сделал - самую малость. Машина медленно наклонилась вперед. Затем сильнее! Мэтт поспешно выровнял рычажок. Наклон замедлился и прекратился, когда Плато уже стояло перед его лицом как вертикальная стена. Прежде, чем эта стена успела ринуться ему в лицо, Мэтт выровнял автомобиль, подождал, пока его нервы перестанут ходить ходуном, а потом... вновь попробовал сделать то же. На этот раз он слегка нажал на рычаг 1-2, выждал три секунды и выровнял его. Это сработало - в некотором смысле. Машина медленно двинулась вперед с опущенным носом. По счастью, он находился лицом к Плато Альфа. Иначе ему бы пришлось лететь задом наперед, а это сделало бы его подозрительным. Он не знал, как развернуться. Двигался он довольно быстро, и еще быстрее двинулся, когда нашел ручку, помеченную "Закрылки". Кроме того, машина начала опускаться. Мэтт вспомнил устройства-жалюзи под четырьмя пропеллерами. Оставив закрылки, как были, Мэтт перевел склонение. Должно быть, это было правильно, потому что машина продолжала двигаться вперед.
в начало наверх
Она даже почти не дрожала. И Мэтт оказался перед самым захватывающим зрелищем, какое он только видел. Под ним простирались поля и леса-сады Беты. С этой высоты хорошо было видно Плато Альфа. Обрыв Альфа-Бета выглядел прямой линией, вдоль основания которой текла река. Долгий Водопад. Река голубыми проблесками виднелась в вырытой ею глубокой ложбине. Слева река и обрыв кончались краем пустоты и сквозь пластмассу кабины доносилось бормотание речного водопада. Справа раскинулись бесконечные иззубренные, покатые равнины, очертания которых затемняла и скрывала на расстоянии синяя дымка. Скоро он должен пересечь обрыв и повернуть к Госпиталю. Мэтт не знал, как именно тот выглядит, но был уверен, что узнает огромные пустотелые цилиндры космических кораблей. Над Бетой повисло несколько автомобилей; ни один из них не был чересчур близко, а над Альфой виднелось еще множество, словно черная мошкара. Они его не побеспокоят. Он еще не решил, насколько приблизится к Госпиталю, прежде чем приземлиться; может быть, даже членам команды не позволяется подходить ближе определенного расстояния. В остальном он должен быть вполне застрахован от опознания. Автомобиль есть автомобиль и только команда летает на автомобилях. Любой, кто его увидит, решит, что он член команды. То была естественная ошибка. Мэтт так и не узнал, в чем именно он промахнулся. Он хорошо рассудил и верно взвесил и вел автомобиль настолько хорошо, насколько то было в человеческих силах. Если бы кто-нибудь ему сказал, что десятилетний член команды может сделать это лучше, Мэтт был бы уязвлен. Но десятилетнее дитя команды никогда не подняло бы автомобиль, не включив гироскопа. Как обычно, но куда позднее обычного Иисус Пьетро завтракал в постели. Как обычно, поблизости сидел, попивая кофе, майор Йенсен, готовый бежать по поручениям и отвечать на вопросы. - Пленников вы разместили нормально? - Да, сэр, в виварии. Всех, кроме троих. На троих не хватило места. - А эти трое в банках органов? - Да, сэр. Иисус Пьетро отхлебнул грейпфрутовый сок. - Будем надеяться, что они не знали ничего важного. Как насчет подставных лиц? - Мы отделили тех, у кого не было микрофонов в ушах и выпустили их. К счастью, мы успели закончить до шести часов. В шесть ушные микрофоны испарились. - Испарились, как же! Ничего не осталось? - Доктор Госпин взял пробы воздуха. Может быть, он найдет следы. - Это неважно. Однако, ловкий трюк, если учесть их ресурсы, - заметил Иисус Пьетро. Спустя пять минут ничем не нарушаемого чавканья и глотанья, он неожиданно пожелал узнать: - А как насчет Келлера? - Кого, сэр? - Того, кто удрал. После трех телефонных звонков майор Йенсен смог сказать: - Из районов колонистов никаких сообщений. Никто не вызывался его сдать. Он не пытался вернуться домой или вступить в контакт с кем-либо из родственников либо знакомых по работе. Никто из полицейских, участвовавших в налете, не признал его в лицо. Никто не сознался, что мимо него кто-либо проскочил. - Снова молчание, во время которого Иисус Пьетро кончал с кофе. Затем: - Присмотрите, чтобы захваченных приводили в мой кабинет по одному. Я хочу выяснить, видел ли кто-нибудь вчерашнее приземление. - У одной из девушек были снимки, сэр. Снимки груза номер три. Должно быть, сняты телескопическим объективом. - О? - На миг мысли Иисуса Пьетро ясно проступили за стеклянным лбом. Миллард Парлетт! Если он узнает... - Не понимаю, почему вы не сказали мне этого раньше. Считайте эту информацию конфиденциальной. Теперь ступайте. Нет, подождите минуту, - прибавил он, когда Йенсен повернулся к двери. - Еще одно. Могут быть подвальные помещения, которых мы не нашли. Отрядите пару эхолокационных команд поискать от дома к дому на Плато Дельта и Эта. - Да, сэр. В срочном порядке? - Нет-нет-нет. Виварий и так уже переполнен. Пусть подождут. Телефонный звонок не дал майору Йенсену уйти. Он снял трубку, выслушал, потом спросил: "Ну, а сюда зачем звонить? Продолжайте". С легкой насмешкой он сообщил: - Сэр, приближается неосторожно пилотируемый автомобиль. Разумеется, им непременно надо было вызвать вас лично. - Ну, а почему... Хм. Он случайно не такой же, как автомобиль в подвале у Кейна? - Я спрошу. - Майор исполнил распоряжение. - Такой, сэр. - Мне бы следовало знать, что есть способ извлечь его из подвала. Скажи им, чтоб приземлили его. Геологи (только не вынуждайте меня морочить себе голову этим словом) считали, что Гора Посмотрика геологически молода. Несколько сот тысяч лет назад часть планетарной коры расплавилась. Вероятно, конвекционные течения внутренних слоев принесли больше обычного горячей магмы, которая и расплавила поверхность, а может быть, здесь погиб жестокой огненной смертью астероид. Последовало медленное вытеснение, вязкая магма поднималась и остывала, поднималась и остывала, пока плато с желобчатыми склонами и с относительно плоской вершиной не воздвиглось на сорок миль над поверхностью. Оно должно было быть молодым. Столь нелепая аномалия не могла бы долго сопротивляться эрозии в атмосфере Горы Посмотрика. А так как оно было молодым, поверхность его была неровной. В основном северный конец был выше, достаточно высок, чтобы нести непрерывно сползающий ледник и слишком высок и холоден для удобного проживания. Реки текли в основном на юг, впадая либо в Грязнуху, либо в Долгий Водопад, прорывшие себе в южных землях глубокие каньоны. Оба каньона кончались живописными водопадами, самыми высокими в известной вселенной. Реки текли на юг в основном, но были и исключения, ибо поверхность Горы Посмотрика была изборожденной и неровной и представляла собой лабиринт плато, разделенных обрывами и пропастями. Некоторые плато были плоскими, некоторые обрывы были прямыми и вертикальными. Большая часть таких располагалась на юге. На севере поверхность состояла сплошь из наклонных глыб и странных глубоких озер с остроконечными днищами, и местность оказалась бы суровой даже для горного козла. Тем не менее, когда-нибудь эти районы будут заселены, так же, как Скалистые Горы на Земле, являвшиеся теперь частью пригородной зоны. Космобаржи опустились на юге, на самом высоком из плато той стороны. Колонисты вынуждены были расселяться вниз. Хотя и более многочисленные, они контролировали меньшую территорию, так как у команды были автомобили, а при летающем автомобиле можно иметь дом далеко в горах, тогда как при мотоцикле - нет. Однако Плато Альфа было Плато Команды и многие предпочитали жить бок о бок с равными себе, чем далеко в глуши, в очаровательной заброшенности. Поэтому Плато Альфа было перенаселено. Мэтт увидел под собой сплошные дома. Они чрезвычайно разнились между собой по размерам, по цвету, по стилю, по материалу. Для Мэтта, всю жизнь прожившего в архитектурном коралле, эти обиталища выглядели сущим опустошением, как развалины после взрыва машины времени. Была даже группка заброшенных, разваливающихся коралловых зданий, каждое много больше, чем дом колониста. Два-три не уступали в размерах школе, где Мэтт учился. Когда архитектурный коралл впервые попал на Плато, команда оставила его себе. Потом он навсегда вышел из моды. Все ближайшие здания с виду имели не больше двух этажей. Если команда будет множиться дальше, когда-нибудь здесь появятся небоскребы. Но вдалеке из бесформенного каменно-металлического сооружения поднимались две приземистых башни. Без сомнения, Госпиталь. И прямо впереди. Полет начал утомлять Мэтта. Ему приходилось делить внимание между приборной доской, землей и Госпиталем впереди. Госпиталь приближался и Мэтт начинал чувствовать его размеры. Каждая из опустевших космобарж была построена так, чтобы вмещать при соответствующем удобстве шестерых членов команды и пятьдесят колонистов в силовом поле. Каждая космобаржа, кроме того, имела грузовой трюм, два водотопливных реактивных двигателя и водяной топливный бак. И все это нужно было вместить в двойной полый цилиндр в форме пивной банки, у которой донышко и верхушку вырезали открывашкой. Космобаржи представляли собой круглые летающие крылья. В межзвездном пространстве они вращались вокруг оси, создавая гравитацию, а пустое пространство во внутреннем цилиндре, занятое теперь только двумя скрещенными стабилизаторами, содержало некогда два отстреливающихся баллона с водородом. Они были велики. А поскольку Мэтт не мог видеть пустоту внутри, которую команда называла Чердаком, они ему казались куда больше. Однако, их поглощало внешне неорганизованное строение - Госпиталь. Большая его часть была двухэтажной, но имелись и башенки, достигающие половины высоты корабельных корпусов. Некоторые, должно быть, энергостанции; другие... Мэтт не мог догадаться. Ровный голый камень окружал Госпиталь полумильным кольцом - такой же голый, как все Плато до того, как космобаржи привезли тщательно выверенную экологию. От периметра кольца протянулся тонкий язычок леса, касаясь Госпиталя. Все остальное было расчищено. К чему бы, подумал Мэтт, Исполнителям было оставлять эту единственную полосу деревьев? Волна оцепенения ударила по нему и прошла, оставив панику. Ультразвуковой оглушающий луч! Мэтт в первый раз оглянулся. В кильватере у него шло от двух до трех десятков машин Исполнения. Его снова ударило - вскользь. Мэтт двинул до отказа рычаг 1-3. Машина нырнула влево, накренившись на сорок пять градусов, а то и больше, прежде, чем он сумел ее выровнять. Его с нарастающей скоростью швырнуло влево, к обрыву в пустоту с Плато Альфа. Оцепенение навалилось на Мэтта и стиснуло на нем челюсти. Раньше его пытались заставить приземлиться, теперь они хотят, чтобы он разбился раньше, чем успеет перевалить через край. В глазах у него помутнело, он не мог двинуться. Машина опускалась, скользя к земле и к пустоте. Оцепенение послабело. Мэтт попробовал шевельнуть руками, но смог лишь судорожно дернуться. Потом луч снова нашел его, но тотчас отпустил. Мэтту показалось, что он знает причину. Он обгоняет полицейских, поскольку они не решаются пожертвовать высотой ради скорости из опасения врезаться в край обрыва. То была игра для отчаявшихся. Расплывающимся взглядом Мэтт видел надвигающийся черный обрыв. Он пролетел мимо обрыва всего в нескольких ярдах. Теперь он мог двигаться, хоть и судорожно, и обернулся, чтобы увидеть машины, опускающиеся следом. Они должны понимать, что упустили его, но хотят убедиться, что он упал. Глубоко ли туман? Мэтт не знал. Наверняка, в милях глубины. Или в десятках миль? Они будут висеть над ним, пока он не исчезнет в тумане. Он не мог вернуться на Плато: его оглушат, подождут и подберут то, что останется после крушения. Теперь ему осталось только одно направление. Мэтт перевернул машину вверх дном. Полицейские следовали за ним, пока у них не заложило уши. Потом они зависли, ожидая. Прошли минуты, прежде чем преследуемый автомобиль исчез из виду, весь путь проделав вверх ногами - смутная уменьшающаяся темная точка, оставляющая в тумане волосяной след тени, мерцающая на грани видимости. Исчезнувшая. - Чертовски далеко забрались, - сказал кто-то. Замечание разнеслось по интеркому; послышалось одобрительное ворчание. Полицейские повернули домой, дом же сейчас находился намного выше них. Они отлично знали, что их машины не герметичны. Почти герметичны, но не вполне. В совсем недавние даже годы люди уводили машины под Плато, чтобы доказать свою храбрость и проверить, какого уровня можно достичь, прежде чем воздух начнет становиться ядовитым. Этот уровень проходил высоко над туманом. Некто по имени Грили испытал даже бесшабашный маневр, дав своей машине падать с выключенными двигателями так далеко, как смог, прежде чем ядовитая дымка начала просачиваться в кабину. Он падал четыре мили, а горячие смертоносные газы свистели за дверцей; потом он был вынужден остановиться. Он оказался достаточно везуч, чтобы вернуться раньше, чем умер. Госпиталю пришлось заменить ему легкие. На Плато Альфа он до сих пор был вроде героя. Даже Грили не перевернул бы автомобиля. Никто бы не перевернул, зная хоть что-нибудь об автомобилях. Машина могла развалиться в воздухе! Но Мэтту это не пришло в голову. Он мало знал о механизмах.
в начало наверх
Диковинные домашние зверушки с Земли были предметом необходимости, но машины - это роскошь. Колонистам нужны были дешевые дома, и морозоустойчивые фруктовые сады, и ковры, которые не нужно делать вручную. Им не были нужны механические посудомойки, холодильники, электробритвы или автомобили. Сложные механизмы приходится делать другими машинами, а команда очень настороженно относилась к передаче машин колонистам. Те механизмы, которые они все-таки получали, находились в общественном пользовании. Самым сложным средством передвижения, знакомым Мэтту, был мотоцикл. Автомобиль не предназначался для полетов без гироскопа, но Мэтт летел именно так. Он должен был углубиться в туман, чтобы скрыться от полиции. Чем быстрее он будет падать, тем дальше оставит их позади. Вначале кресло прижало к нему всей силой тяги пропеллеров - примерно полуторным тяготением Горы Посмотрика. Взвыл ветер, невзирая на звукоизоляцию. Воздух сопротивлялся все сильней и сильней, пока не уравновесил тягу винтов и тогда Мэтт перешел в свободное падение. И продолжал падать все быстрее! Теперь воздух начал одолевать тягу, и Мэтт едва не свалился на крышу кабины. Он подозревал, что делает с автомобилем нечто необычное, но даже не подозревал, сколь необычное. Когда трение о воздух начало выволакивать его с сиденья, Мэтт вцепился в подлокотники и отчаянно огляделся, ища, чем бы закрепиться. Нашел привязные ремни. Когда он исхитрился их застегнуть, они не только удержали его, но и придали уверенности. Именно для этого они, явно, и предназначены. Становилось темно. Даже небо у него под ногами потемнело и полицейские машины скрылись из виду. Очень хорошо. Мэтт перевел рычаги управления винтами на ноль. Прилившая к голове кровь грозила его оглушить. Мэтт привел автомобиль в нормальное положение. Давление втиснуло его в сиденье с силой, какой люди не знали со времен грубых химических ракет, но теперь-то он мог это потерпеть. А вот жары он стерпеть не мог. И боли в ушах. И вкуса воздуха. Он снова выдвинул рычаги. Он хотел остановиться. Коли на то пошло, как он узнает, что остановится? Его окружал не реденький туманчик, а темное марево, не дающее никаких указаний на скорость. Сверху туман выглядел белым, снизу - черным. Заблудиться, потеряться здесь было бы ужасно. По крайней мере, он знал, где верх. В том направлении было чуточку светлее. Воздух был на вкус как подогретая патока. Мэтт полностью выжал рычаги. Газ продолжал проникать внутрь. Мэтт натянул на рот рубашку и попытался дышать сквозь нее. Плохо. Сквозь марево проступило нечто вроде черного пятна и Мэтт отвернул автомобиль как раз вовремя, чтобы не врезаться в склон Горы Посмотрика. Он остался рядом с черной стеной, глядя, как она проносится мимо него. В тени обрыва его труднее будет заметить. Дымка развеялась. Он мчался вверх на искрящемся свете солнца. Когда Мэтт решил, что все в порядке и воздух чист от пагубного тумана, и не мог уже больше вытерпеть горячий яд ни секунды, он опустил окошко. Машину качнуло в сторону и едва не перевернуло. В кабину ворвался ураган. Ураган горячий, густой и вязкий, но пригодный для дыхания. Мэтт увидел над собой край Плато и перевел рычаги, чтобы немного замедлить ход. В желудке у него все прыгало. В первый раз с тех пор, как он попал в автомобиль, у него появилось время пострадать. Желудок пытался вывернуться наизнанку, голова раскалывалась от резкой смены давления и ультразвук исполнителей мстил за себя судорогами и спазмами в мышцах. Мэтт более или менее ровно удерживал машину, пока не поравнялся с краем Плато. В этом месте край был огорожен каменной стеной. Мэтт подвинул машину в сторону, оказавшись над стеной, подвинул назад, наклоняя ее наугад, пока не повис неподвижно в воздухе, а потом позволил машине упасть. Автомобиль падал фута четыре. Мэтт открыл дверцу, но воздержался выходить наружу. Чего ему сейчас по-настоящему хотелось, это упасть в обморок, но винты продолжали работать вхолостую. Мэтт нашел переключатель "Земля - Воздух - Нейтр." и очень осторожно повернул. Он устал, чувствовал дурноту и желание полежать. Переключатель вошел в прорезь "Земля". Мэтт выпал из дверцы - выпал, потому что машина взлетела. Она поднялась на четыре дюйма над почвой и заскользила вперед. Должно быть, Мэтт во время своих экспериментов сдвинул "Расстояние над почвой", так что машина стала теперь наземной. Пока Мэтт пытался поймать ее, она ускользнула. Стоя на четвереньках, он смотрел, как она уплывает прочь над неровной почвой, натыкаясь на стену и отворачивая, натыкаясь и отворачивая. Автомобиль обогнул конец стены и исчез за краем. Мэтт бухнулся на спину и закрыл глаза. Он был бы не против вообще больше никогда не видеть автомобилей. Дурнота от перемещений, последствия ультразвука, ядовитый воздух, которым он дышал, перемена давления - все это крепко взяло его в оборот и ему хотелось умереть. Потом, постепенно, его начало отпускать. Никто его здесь не нашел. Рядом стоял дом, но на вид заброшенный. Некоторое время спустя Мэтт сел и взял себя в руки. Горло болело. Во рту стоял странный, неприятный привкус. Он по-прежнему был на Плато Альфа. Только команда побеспокоилась бы строить стены вдоль края пустоты. Так что он попался. Без автомобиля он также бессилен покинуть Плато Альфа, как прежде - сюда попасть. Но дом был из архитектурного коралла. Больше любого из домов, к которым Мэтт привык, но тем не менее - из коралла. Что означало, что дом должен быть уже лет сорок, как брошен. Он должен рискнуть. Ему нужно укрытие. Деревьев поблизости нет, да и прятаться среди деревьев опасно: они скорее всего окажутся фруктовыми и кто-нибудь может прийти по яблочки. Мэтт встал и двинулся к дому. 4. ЧЕЛОВЕК ПОД ВОПРОСОМ Госпиталь был управляющим средоточием мира. Небольшого мира, населенная часть которого занимала всего 20000 квадратных миль, но сильно нуждавшегося в управлении. Кроме того, мир нуждался в изрядном количестве электроэнергии, выкачивании больших масс воды из Реки Долгого Водопада и в пристальном медицинском наблюдении. Госпиталь был велик, сложен и разнообразен. Восточным и западнымегоугламислужили пятидесятишестиместные космические суда. Так как космические суда представляли собой полые цилиндры со шлюзами, открывающимися внутрь (в Чердаки, как окрестили эти внутренние полости, когда вращавшиеся корабли находились в полете и ось корабля служила верхом), то коридоры возле них были извилистыми, запутанными и трудными для ориентации. Поэтому молодой человек в кабинете Иисуса Пьетро не имел представления, где находится. Даже если бы он исхитрился покинуть кабинет без охраны, то безнадежно заблудился бы. И он это знал. Тем лучше. - Ты отвечал за выключатель взрывного устройства, - сказал Иисус Пьетро. Человек кивнул. Его песочного цвета волосы были уложены в старинную прическу поясовиков, в свою очередь, скопированную с еще более старинной мохаукской. Под глазами у него легли тени, словно от недосыпания, а обреченная сутулая поза еще укрепляла это обманчивое впечатление хотя он проспал все время с тех пор, как был захвачен в подвале у Гарри Кейна. - Ты испугался, - обвинил его Иисус Пьетро. - Выключатель был устроен так, чтобы срабатывать, если державший его человек убит. Ты специально упал на выключатель, так что он не подействовал. Человек поднял взгляд. На лице его был написан неприкрытый гнев. Он не сдвинулся с места, так как был бессилен что-либо сделать. - Не смущайся. Такой выключатель - старая уловка. На практике он почти всегда бесполезен. Слишком велика вероятность, что поставленный с ним человек в последний момент переменит решение. Это... - Я был уверен, что проснусь мертвецом! - заорал человек. - ...вполне естественная реакция. Для такого нужен неврастеник, помешанный на самоубийстве. Нет, не рассказывай об этом. Меня это не интересует. Я хотел бы послушать про автомобиль у вас в подвале. - Ты считаешь меня трусом, так? - Это слишком грубое слово. - Это я украл автомобиль. - Вот как? - скептический тон Иисуса Пьетро не был притворным. Он не поверил этому человеку. - Тогда, может быть, ты мне расскажешь, как кража осталась незамеченной. Человек рассказал. Он говорил со страстью, требуя, чтобы Иисус Пьетро признал его храбрость. Почему бы и нет? Никого не осталось. Некого предавать. Он проживет столько, сколько будет интересен Иисусу Пьетро плюс еще три минуты. В трех минутах ходьбы находилась операционная банка органов. Иисус Пьетро вежливо слушал. Да, он помнил автомобиль, издевательски круживший над Плато в течение пяти дней. Владелец, молодой член команды, показал ему, почем фунт лиха за то, что он допустил такое. Этот человек даже предлагал - требовал - чтобы один из людей Кастро спрыгнул сверху на этот автомобиль, залез в кабину и пригнал его обратно. Терпение Иисуса Пьетро истощилось и он рискнул жизнью, вежливо предложив молодому человеку самому совершить этот подвиг. - Вот мы и схоронили его тогда же, как вырыли подвал, - закончил рассказ арестованный. - Потом нарастили над ним дом. Мы строили обширные планы. - Он согнулся в прежней обреченной позе, но продолжал невнятно говорить. - В нем были держатели для ружей. Коробка для бомб. Мы украли ультразвуковой парализатор и установили его в заднем окошке. Теперь их никто никогда не использует. - Машину использовали. - Что? - Сегодня днем. Келлер удрал от нас прошлой ночью. Сегодня утром он вернулся в дом Кейна, взял машину и долетел на ней почти до Госпиталя, прежде чем мы его остановили. Одни Пыльные Демоны знают, что он хотел сделать. - Здорово! Последний полет нашего... мы никак это не называли. Пусть будут воздушные силы. Последний полет наших славных воздушных сил. Кто, говорите, это сделал? - Келлер. Мэттью Ли Келлер. - Я его не знаю. Что он мог сделать с моим автомобилем? - Не ломай комедию. Ты никого не защитишь. Мы спустили его за край. Пять футов десять дюймов, шатен, глаза голубые... - Говорю вам, я никогда его не встречал. - Прощай. - Иисус Пьетро нажал кнопку под крышкой письменного стола. Дверь отворилась. - Подождите минутку. Эй, подождите... "Лжет, - подумал Иисус Пьетро, когда пленника увели. - Вероятно, солгал и об автомобиле". Где-то в виварии ожидал допроса человек, в действительности укравший автомобиль. Если только автомобиль был украден. С равной степенью вероятности его мог предоставить член команды, гипотетический предатель Иисуса Пьетро. Он часто размышлял, отчего команда не снабжает его наркотиками правды. Их легко можно было бы изготовить по инструкциям из корабельной библиотеки. Миллард Парлетт однажды, разговорившись, попытался это объяснить. "Мы хозяева их тел, - сказал он. - Мы расчленяем их по малейшим поводам, а если они ухитряются умереть естественной смертью, то все равно забираем у них все, что могло сохраниться. Неужто у этих бедных сукиных детей нет даже права на неприкосновенность мыслей?". Это прозвучало как личное, из самой глубины души, мнение человека, жизнь которого полностью зависела от банков органов. Но остальные, по-видимому, чувствовали то же самое. Если Иисус Пьетро хотел получить ответ на свои вопросы, он должен был полагаться только на собственное эмпирическое понимание человеческой психологии. Полли Торнквист. Возраст: двадцать лет. Рост: пять футов один дюйм. Вес: девяносто пять фунтов. На ней было мятое вечернее платье в принятом у колонистов стиле. На взгляд Иисуса Пьетро, оно ей не шло. Она была маленькой, смуглой и, по сравнению с женщинами, которых Иисус Пьетро встречал в своем кругу, мускулистой. Мышцы ее окрепли от работы, а не от тенниса. Ее ладони носили следы мозолей. Волосы ее, зачесанные назад, слегка вились от природы, но ничем не выдавали знакомства с модой. Вырасти она так, как росли девушки из команды, будь у нее доступ к водившейся на Плато косметике, она прославилась бы своей красотой. Она и так была совсем недурна, убери с ее рук мозоли, да смягчи кожу косметическим кремом. Но, как и большинство колонистов, она старилась быстрее членов команды. Это всего лишь молодая девушка-колонистка, подобная тысячам других молодых девушек-колонисток, встречавшихся Иисусу Пьетро. Она терпела его безмолвный взгляд целую минуту, прежде чем фыркнуть: - Ну? - Ну? Ты Полли Торнквист, не так ли?
в начало наверх
- Конечно. - Когда тебя взяли вчера ночью, при тебе была горсть пленок. Где ты их взяла? - Предпочитаю не отвечать. - Я думаю, в конце концов ты ответишь. А покамест о чем бы ты хотела поговорить? Полли, вроде бы, пришла в замешательство. - Вы серьезно? - Серьезно. Я сегодня опросил шестерых. Банки органов полны и день окончен. Я не тороплюсь. Тебе известно, что означают эти твои пленки? Та устало кивнула. - Думаю, что да. Особенно после облавы. - О, так ты поняла, в чем суть? - Ясное дело. Сыны Земли вам больше не нужны. Мы всегда представляли для вас известную угрозу... - Вы себе льстите. - Но вы никогда не пытались по-настоящему нас искоренить. До сих пор. Потому что мы служили источником пополнения ваших проклятых банков органов! - Ты меня поражаешь. Ты знала это, когда присоединилась к ним? - Я была в этом совершенно уверена. - Тогда зачем присоединялась? Она развела руками. - А зачем все присоединяются? Я не могла выносить теперешнее положение. Кастро, что будет с вашим телом, когда вы умрете? - Кремируют. Я старик. - Вы член команды. Вас кремируют в любом случае. В банки отправляются только колонисты. - Я полукровка, - сказал Иисус Пьетро. Ему искренне хотелось поговорить и не было смысла сдерживать себя с девушкой, во всех практических смыслах все равно, что мертвой. - Когда мой... можно сказать - псевдооотец достиг возраста семидесяти, он достаточно состарился, чтобы нуждаться в инъекциях тестостерона. Только он предпочел другой способ. Девушка пришла в замешательство, потом ужаснулась. - Я вижу, ты поняла. Вскоре после того его жена, моя мать забеременела. Должен признать, они воспитали меня почти как члена команды. Я люблю их обоих. Не знаю, кто был мой отец. Он мог быть мятежником или вором. - Вам это, полагаю, безразлично. - Тон девушки был злым. - Да. Вернемся к Сынам Земли, - поспешно сказал Иисус Пьетро. - Ты совершенно права. Они нам больше не нужны, ни как источник пополнения, ни для иных целей. Ваша группа мятежников была самой крупной на Горе Посмотрика. Остальных мы соберем в свой черед. - Не понимаю. Банки органов устарели, ведь так? Почему бы не опубликовать эту новость? Будет праздник на весь мир! - Именно потому мы ее и не оглашаем. Эти мне ваши сентиментальные идейки! Нет, банки органов не устарели. Просто теперь нам потребуется меньший запас сырого материала. А как средство кары за преступления, банки органов так же важны, как и всегда! - Сукин ты сын, - сказала Полли. Она покраснела, голос ее стал ледяным, она едва сдерживала ярость. - Так значит, мы бы могли обнаглеть, если бы знали, что нас убивают б_е_с_ц_е_л_ь_н_о! - Вы не будете умирать бесцельно, - терпеливо объяснил Иисус Пьетро. - В этом нет необходимости со времени первой пересадки почки между идентичными близнецами. В этом нет необходимости с тех пор, как Ландштейнер впервые выделил группы крови в 1900 году. Что тебе известно о машине в подвале у Гарри Кейна? - Предпочитаю не отвечать. - С тобой трудно иметь дело. Девушка в первый раз улыбнулась. - Мне это уже приходилось слышать. Собственная реакция застала Иисуса Пьетро врасплох. Вспышка восхищения, а за ней - жаркая волна желания. Замарашка-колонистка сделалась вдруг единственной девушкой в мире. Иисус Пьетро удерживал на лице каменно-застывшее выражение, пока волна не схлынула. Это заняло несколько секунд. - А как насчет Мэттью Ли Келлера? - Кого? Я хочу сказать... - Предпочитаешь не отвечать. Мисс Торнквист, вы, вероятно, знаете, что на этой планете нет наркотиков правды. В корабельных библиотеках есть инструкции, как изготовить скополамин, но команда не давала мне полномочий их использовать. Поэтому я изобрел иные способы, - он заметил, как она напряглась. - Нет-нет. Больно не будет. Меня самого отправят в банки органов, если я применю пытки. Я только собираюсь устроить тебе приятный отдых. - По-моему, я знаю, о чем вы говорите. Кастро, что вы такое? Вы сами наполовину колонист. Отчего вы на стороне команды? - Должны быть закон и порядок, мисс Торнквист. На всей Горе Посмотрика только одна сила, способная принести закон и порядок, и эта сила - команда. - Иисус Пьетро нажал кнопку вызова. Он не мог расслабиться, пока девушку не увели, а потом обнаружил, что дрожит. Заметила ли она эту вспышку желания? Какая неловкость! Но она, должно быть, решила, что он просто сердится. Конечно, она так решила. Полли шла по хитросплетениям коридоров, когда вдруг вспомнила Мэтта Келлера. Она внутренне смягчилась под царственной неприступностью, предназначенной для двоих ведущих ее полицейских-Исполнителей. Отчего Кастро интересовался Мэттом? Он ведь даже не член организации. Не значит ли это, что он смог убежать? Странно вышло той ночью. Мэтт ей понравился. Заинтересовал ее. А потом вдруг... Для него это, должно быть, выглядело так, будто она его отбрила. Ну, теперь это неважно. Но Исполнение должно было его выпустить. Он был всего лишь подставным лицом. Кастро. Зачем он все это ей говорил? Не часть ли это "гробовой обработки"? Ну, она будет терпеть, пока сможет. Пусть Кастро побеспокоится, кому известна тайна трамбробота номер 143. Она не сказала никому. Но пусть он побеспокоится. Девушка в приятном удивлении оглядывалась на изогнутые стены и потолок с выцветшей, шелушащейся краской, на винтовую лестницу, на истертый, потускневший ковер из домашней травы. Она смотрела, как пыль поднимается облачками от ее ног и проводила руками по коралловым стенам в тех местах, где от них отслоилась краска. Ее новенький, свободный свитер яркой окраски словно светился в угрюмой атмосфере заброшенного дома. - Он очень странный, - сказала девушка. Она говорила с командским акцентом, непривычным и быстрым. Мужчина отнял руку от ее талии, чтобы повести ею вокруг. - Именно так они и живут, - сказал он с тем же произношением. - Вот именно так. Ты могла видеть их дома с автомобиля по пути к озеру. Мэтт улыбнулся, глядя, как они поднимаются по ступеням. Он никогда не видел двухэтажного кораллового дома, слишком трудно было надувать такие баллоны, да и второй этаж имел тенденцию прогибаться, проседать, если только не поддерживать его давлением в двух направлениях. Отчего бы им не спуститься на Плато Дельта, если они хотят посмотреть, как живут колонисты? Но с чего им интересоваться? Их собственная жизнь куда увлекательнее. Что они за странный народ. Трудно их понимать, не только из-за наивной быстроты речи, но и потому, что некоторые слова значили другое. Лица их были чужими, с расширенными ноздрями и высокими, выдающимися скулами. По сравнению с людьми, которых знал Мэтт, они казались слабыми, с неразвитыми мышцами, и до такой степени грациозными и красивыми, что Мэтт даже усомнился, мужчина ли мужчина. Вид у них был такой, словно им принадлежит весь мир. Заброшенный дом подвел его. Мэтт было думал, что все потеряно, когда парочка членов команды гуляючи забрела внутрь, таращась вокруг и тыча пальцами, словно в музее. Но если повезет, они пробудут наверху какое-то время. Мэтт очень тихо выбрался из темного шкафа, лишенного теперь дверок, прихватил их корзинку с запасами для пикника и на цыпочках выбежал из двери. Есть место, где можно спрятаться, место, о котором ему следовало бы подумать раньше. Он перелез через низкую каменную стену, держа в одной руке корзину для пикника. Со стороны пустоты за ней оставался гранитный карниз шириной в три фута. Мэтт уселся по-турецки, опершись спиной о каменную стену; голова его на дюйм не доставала верха стены, а пальцы ног находились в футе от сорокамильного обрыва в ад. Он открыл корзинку для пикника. Там было более, чем достаточно на двоих. Мэтт съел все: яйца и бутерброды, тюбики с кремом и термос супа и пригоршню оливок. Потом он пинком отправил корзину и клочья пластиковой обертки в пропасть, проводив их взглядом. Рассмотрим. Любой может увидеть бесконечность, посмотрев ясной ночью вверх. Но только в мирке Горы Посмотрика можно увидеть бесконечность, посмотрев вниз. Нет, это не настоящая бесконечность. Как, собственно, и ночное небо. Можно увидеть несколько ближайших галактик, но даже если вселенная окажется конечной, вы можете заглянуть в нее лишь на небольшое расстояние. Мэтт же мог увидеть кажущуюся бесконечность, глядя вниз. Он видел, как корзинка для пикника падает. Уменьшается. Исчезает. Пластиковая обертка порхает вниз. Исчезла. Не осталось ничего кроме белой дымки. В некий далекий день этот феномен назовут "Трансом Плато". То был род самогипноза, хорошо известный жителям Плато обоих социальных классов, отличавшийся от других его видов только тем, что любой мог впасть в это состояние случайно. В этом отношении транс Плато был сравним со стародавними, малодостоверными случаями "высокогорного гипноза" или менее давними исследованиями "взгляда вдаль", разновидности религиозного транса, встречавшейся только в Поясе Астероидов Солнечной Системы. Взгляд вдаль приходит к шахтеру, который проводит слишком много минут, глядя на одну избранную звезду на фоне голого космоса. Транс Плато начинается с долгого мечтательного взгляда вниз, в туманную пустоту. Добрых восемь часов у Мэтта не было случая расслабиться. Не будет у него такого шанса и этой ночью, и он не хотел сейчас задерживаться на этой мысли. Здесь был его шанс. Он расслабился. Вышел из транса Мэтт со смутным подозрением, что прошло какое-то время. Он лежал на боку, лицом к обрыву, глядя в неизмеримую тьму. была ночь. И чувствовал он себя удивительно. Пока не вспомнил. Он поднялся и осторожно перелез через стену. Поскальзываться не стоило, в трех футах-то от обрыва, а Мэтт часто становился неуклюжим, когда так нервничал. Сейчас его желудок словно подменили пластмассовым макетом из кабинета биологии. Конечности тряслись. Мэтт отошел немного от стены и остановился. В какой стороне Госпиталь? "Да иди же, - подумал он. - Это смехотворно". Ладно, слева от него находится пологий холм. Из-за его края исходит слабый свет. Попробуем туда. Трава и земля под травой кончились, когда Мэтт добрался до вершины. Теперь под его босыми ногами был камень, камень и скальная крошка, нетронутые тремястами лет колониальной программы насаждений. Мэтт стоял на вершине холма, глядя на Госпиталь. До Госпиталя было полмили и весь он был залит светом. За ним и по обе стороны от него сияли другие огни, огни домов, но ни одного в пределах полумили от Госпиталя. На их фоне Мэтт увидел черный язык леса, замеченного им этим утром. Почти в противоположном направлении от темной, размытой стены деревьев к Госпиталю вела более ровная линия огней, отходившая от скопления зданий на краю оголенной зоны. Подъездная дорога. Мэтт мог бы добраться до деревьев, пройдя по краю городка. Деревья дадут ему прикрытие, пока он не доберется до стены - но это казалось слишком рискованным. С какой стати Исполнению оставлять это единственное укрытие на голом защитном поле? Эта полоса леса должна быть напичкана приборами обнаружения. Мэтт пополз по камню на животе. Он часто останавливался. Такое передвижение утомляло. И хуже того, что он намерен делать, когда попадет внутрь? Госпиталь велик, а он ничего не знает о его внутреннем устройстве. Освещенные окна беспокоили его. Разве в Госпитале еще не спят? Каждый раз, когда Мэтт останавливался передохнуть, Госпиталь оказывался немного ближе. И еще окружающая стена. Наклонена наружу и с этой стороны в ней нет ни единой бреши. Мэтт находился в сотне ярдов от стены, когда он обнаружил проволоку.
в начало наверх
Ее держали вогнанные в скалу металлические колышки высотой в фут и разнесенные друг от друга на тридцать ярдов. Сама проволока представляла собой голую медную струну, натянутую в нескольких дюймах над поверхностью. Мэтт ее не коснулся. Он пересек ее очень осторожно, не поднимаясь высоко, но и ни разу не коснувшись проволоки. Из-за стены донесся слабый звук тревожного звонка. Мэтт остановился, где был. Потом повернулся и одним прыжком перескочил проволоку. Упав на землю, он больше не двигался. Глаза его были плотно закрыты. Он почувствовал слабое оцепенение, означающее ультразвук. Очевидно, он находился вне досягаемости. Мэтт рискнул оглянуться. Четыре прожекторных луча нашаривали его по голой скале. Стена кишела полицейскими. Мэтт отвернулся, боясь, что они заметят его более светлое лицо. Послышалось жужжание. Вокруг Мэтта ударялись о землю "щадящие пули", иглы из стеклянистого вещества, растворяющиеся в крови. Они били не так точно, как свинцовые, но рано или поздно одна из них его найдет. Луч света вонзился в него. И другой, и третий. Со стены раздался голос: "Прекратить огонь". Жужжание усыпляющих игл прекратилось. Голос заговорил снова - скучающий, властный, ужасающе усиленный: - Вставай, ты. С тем же успехом можешь подойти сам, но если понадобится, мы тебя притащим. Мэтту хотелось зарыться в землю, как кролику. Но и кролик бы не пробился сквозь этот изъязвленный, пыльный камень. Мэтт встал, подняв руки вверх. Ни движения, ни звука. Один из лучей убежал от него прочь. Потом остальные. Некоторое время они носились беспорядочными дугами; по защитному полю петляли неровные световые пятна. Потом один за другим погасли. Снова заговорил усиленный громкоговорителем голос. Он звучал слегка удивленно: - Что же вызвало тревогу? Другой голос, едва различимый в тихой ночи, ответил: - Не знаю, сэр. - Может быть, кролик. Ладно, разойдись. Фигуры на стене пропали. Мэтт остался стоять в полном одиночестве, подняв руки. Немного спустя он опустил руки и ушел. Человек был высок и худ, с длинным, лицом без всякого выражения и узким ртом. Его форма полицейского-Исполнителя не могла бы быть чище или лучше отутюжена, если бы он только что впервые ее надел. Он сидел у двери привычно и скучно - человек, полжизни проведший, сидя и ожидая. Каждые пятнадцать минут он должен был подниматься, чтобы взглянуть на гроб. Гроб был изготовлен словно для Гильгамеша или для Поля Баньяна. Он был дубовый, по крайней мере, снаружи. Восемь циферблатов у одного конца казались похищенными откуда-то и прикрепленными к гробу плотником сомнительных дарований. Длинноголовый должен был встать, подойти к гробу и с минуту стоять у циферблатов. В конце концов, что-нибудь могло и случиться. Тогда он должен был спешно действовать. Но никогда ничего не случалось и он возвращался на свой стул и ждал дальше. Проблема: Нужная вам информация находится в голове у Полли Торнквист. Как до нее добраться? Голова - это тело. А тело - это сознание. Наркотики повлияют на ее метаболизм. Они могут ей повредить. Вы бы этим рискнули, но наркотики все равно не разрешены. Пытки? Можно сломать ей несколько ногтей, погнуть некоторые кости. Но этим дело не кончится. Боль повлияет на адреналиновые железы, а адреналиновые железы действуют на все. Непрерывная боль может ужасно, даже необратимо подействовать на тело, необходимое для медицинских запасов. К тому же пытки неэтичны. Дружеские уговоры? Можно предложить сделку. Ей - жизнь и переселение в другой район Плато, а в обмен - все, что вы хотите узнать. Вам бы это пришлось по нраву, да и банки органов полнехоньки... Но поладить с ней не удастся. Вы таких повидали. Вы знаете. Так что вы устраиваете ей приятный отдых. Полли Торнквист сделалась душой, повисшей в пространстве. Даже и того меньше, ибо не было ничего, что можно назвать пространством. Ни жара, ни холода, на давления, ни света, ни темноты, ни голода, ни жажды, ни звука. Она попыталась сосредоточиться на звуках сердцебиения, но даже в этом потерпела неудачу. Они оказались слишком регулярными. Сознание отвергало их. То же было и с темнотой за ее закрытыми веками с наложенной сверху повязкой: темнота была слишком однообразной и Полли переставала ее ощущать. Она могла напрягать мышцы в стиснувших ее мягких пеленах, но не чувствовала результата, ибо те подавались лишь на малую долю дюйма. Рот Полли был полуоткрыт; она не могла ни сильнее открыть, ни закрыть его благодаря загубнику из пенорезины. Она не могла прикусить язык или хотя бы почувствовать его. Никаким способом не могла она добиться ощущения боли. Безмерное спокойствие гробовой обработки окутало ее мягкими складками и влекло, молчаливо кричащую, в ничто. "Что произошло?" Мэтт сидел у обреза травы на холме над Госпиталем. Взгляд его был прикован к светящимся окнам. Кулак несильно постукивал о колено. "Что слилось? Ведь я же был у них в руках. Я попался!" Он ушел. Растерянный, беспомощный, побежденный, он ждал, пока громкоговоритель проревет приказ. И ничего не происходило. Словно о нем забыли. Мэтт уходил, чувствуя спиной смерть, ожидая парализующего ультразвукового луча, или укола щадящей пули, или голоса офицера. Постепенно, вопреки любому рассудку, он понял, что за ним не погонятся. И тогда он побежал. Его легкие перестали мучительно работать уже много минут назад, но мысли все еще лихорадочно бегали. Может быть, они никогда не остановятся. Он бежал, пока не свалился - здесь, на вершине холма; но гнавший его страх не был страхом перед банками органов. Он бежал от невозможного, от вселенной, лишенной логики. Как мог он уйти с этой равнины смерти, незамеченный ни единым глазом? Это отдавало волшебством, и ему было страшно. Что-то рассеяло обычные законы мироздания, чтобы спасти его жизнь. Он никогда не слышал ни о чем, способном на это... кроме Пыльных Демонов. А Пыльные Демоны - это миф. Так ему сказали, когда он достаточно подрос. Пыльные Демоны - сказка, чтобы пугать детей, как бы Санта-Клаус наоборот. Старые бабки, поселившие в пыльной дымке за краем мира могучих существ следовали традиции более старой, чем история, может быть, не менее старой, чем сам человек. Но никто не верил в Пыльных Демонов. Они были вроде Надувательской Церкви шахтеров-поясовиков, у которых пророком был Мэрфи. Шутка с горьким привкусом. Слово, пригодное для чертыханья. "Я попался, а мне дали уйти. Почему?" Не было ли это сделано намеренно? Нет ли причины, по которой Госпиталь мог подпустить колонистское отродье к самым своим стенам, а потом отпустить его? Может быть, банки органов переполнены? Но ведь должно же у них быть, где держать пленников, пока место не освободится. Но что, если они решили, будто он - член команды! Да, в этом все дело! Человеческая фигура на Плато Альфа - само собой, они решили, что он из команды. Но что с того? Конечно, кто-нибудь бы явился тогда расспросить его. Мэтт начал расхаживать вокруг вершины холма, не слишком от нее удаляясь. Голова кружилась. Он пошел на верную смерть и очутился на воле, был освобожден. Кем? Чем? И что ему теперь делать? Вернуться и дать им еще один шанс? Пойти к мосту Альфа-Бета в надежде прокрасться незамеченным? Спорхнуть с обрыва, размахивая руками? Самое страшное, теперь он не был уверен, что это невозможно. Волшебство, волшебство. Худ говорил про волшебство. Нет, не про волшебство. Он прямо побагровел, доказывая, что волшебство ни при чем. Он говорил о... силах психики. А Мэтт был так поглощен разглядыванием Полли, что не мог сейчас припомнить ничего, сказанного Худом. Очень неудачно. Потому что это единственный выход. Он должен предположить, что обладает пси-способностями, хотя понятия не имеет, что это значит. По крайней мере, теперь у него есть название происшедшему. - Я обладаю психосилами, - объявил Мэтт. Его голос прозвучал в ночной тишине необыкновенно убедительно. Отлично. Итак? Если Худ и вдавался в детали природы пси-способностей, Мэтт этого не помнил. Но мысль спорхнуть с обрыва Альфа-Бета он вполне мог бросить. Чем бы ни оказалась правда о неисследованных силах человеческой психики, а в них должна быть своя последовательность. Мэтт помнил чувство, что его не заметят, если он не захочет, но он ни разу не воспарял, даже не летал во сне. Он должен поговорить с Худом. Но Худ в Госпитале. Может быть, он уже мертв. Ну... Мэтту было одиннадцать лет, когда Чингиз, он же Па принес домой в подарок два брелка. Это были модели автомобилей, как раз такого размера, чтобы подвесить их на браслет, и они светились в темноте. Мэтт и Джинни полюбили их с первого взгляда и навсегда. Однажды ночью они оставили брелки на несколько часов в шкафчике, думая, что те засияют ярче, когда "привыкнут к темноте". Когда Джинни открыла шкафчик, брелки полностью потеряли свечение. Джинни чуть не расплакалась. Мэтт отреагировал по-иному. Если темнота лишает брелки их свойства... Он привесил их на часок к лампочке. Когда он выключил свет, брелки сияли, как маленькие синие фонарики. На звезды наплывала череда мелких, рваных облаков. Во всех направлениях гасли городские огни - все, кроме огней Госпиталя. Плато засыпало в полной тишине. Ну... он попытался пробраться в Госпиталь. Он попался. Но когда он встал в сиянии прожекторов, его не увидели. "Почему" - оставалось столь же чудесным, как и раньше, но он начинал понимать, "как". Он должен рискнуть. Мэтт двинулся вперед. Он не собирался позволять этому так далеко зайти. Если бы только его остановили, пока было еще не поздно. Но было поздно, и Мэтт чувствовал, что это он знает наверняка. Строго говоря, ему следовало бы поярче одеться. Синяя рубаха с оранжевым свитером, переливчатые зеленые штаны, малиновую шапку с буквой "с" в желтом треугольнике. И... очки в оправе? Со школьных деньков прошло немало времени. Неважно, придется ему пойти, как есть. Он здорово любил красивые жесты. Он шел по краю оголенной зоны, пока не добрался до домов. Теперь он шагал по темным улицам. Дома стояли странные и завораживающие. Мэтту приятно было бы посмотреть на них при дневном свете. Что за люди в них живут? Яркие, праздничные, счастливые, вечно здоровые и юные. Ему приятно было бы быть одним из них. Но Мэтт заметил в домах одну особенность. Сколь бы ни были они разнородны по форме, окраске, стилю, материалу, все они несли один общий признак. Все стояли фасадами от Госпиталя. Словно Госпиталь переполнял их страхом. Или чувством вины. Впереди появились огни. Мэтт пошел быстрее. Он шел уже полчаса. Да, вот и доставочная дорога, освещенная двумя рядами фонарей ярко, как днем. Посередине проведена прерывистая белая линия. Мэтт вышел на белую линию и пошел по ней к Госпиталю. Плечи его вновь неестественно напряглись, словно от страха настигающей сзади смерти. Но опасность подстерегала впереди. Банки органов - самая унизительная форма смерти, какую можно представить. Но то, что страшило Мэтта, было еще хуже. Случалось, что людей выпускали из Госпиталя рассказать о том, как их судили. Немногих, но рассказывать они умели. Мэтт догадывался, что ему предстоит. Его увидят, в него выстрелят щадящей пулей, его унесут на носилках в Госпиталь. Когда он проснется, его отведут на первое и последнее собеседование с ужасным Кастро. Пылающие глаза Главы уставятся на Мэтта и он прогрохочет: "Келлер, а? Да, мы расчленили твоего дядюшку. Ну, Келлер?
в начало наверх
Ты явился сюда так, словно считал себя членом команды, у которого здесь дело. И что же, по-твоему, ты делал, Келлер?" И что он на это ответит? 5. ГОСПИТАЛЬ Во сне Иисус Пьетро выглядел на десять лет старше. Его защита - прямая спина, сжатые мышцы и контролируемая мимика - пропадала; он расслаблялся. Тщательно расчесанные седые волосы спутывались, обнажая голый скальп, который он прикрывал ими так старательно. Он спал один, отделенный от жены дверью, которая никогда не запиралась. Иногда он метался во сне, а иногда, истомленный бессонницей, смотрел, заломив руки, в потолок и бормотал что-то про себя, почему Надя и спала за дверью. Но в эту ночь он лежал спокойно. Он мог бы вновь выглядеть на тридцать при соответствующей помощи. Под своей старческой кожей он пребывал в отличном состоянии. У него было прекрасное дыхание, отчасти - благодаря пересаженному легкому, мускулы, скрытые морщинами и жировыми складками, оставались тверды и пищеварение протекало нормально. Зубы, все пересаженные, были великолепны. Получи он новую кожу, новый скальп, новую печень, замени несколько сфинктеров и других независимых мышц... Но это потребовало бы специального постановления конгресса команды. Это было бы нечто вроде награды общества, и он бы принял ее, если бы ему предложили, но бороться за нее не собирался. Пересадки и их распределение находились в ведении команды и были самой существенной привилегией в ее руках. И к тому же Иисус Пьетро чувствовал не брезгливость... но некоторую неохоту менять свои части тела на части кого-то постороннего. Это было все равно, что потерять часть своего "я". Только страх смерти заставил его несколько лет назад принять новое легкое. Он спал спокойно. И события начинали прикладываться одно к одному. Пленки Полли Торнквист: кто-то проскользнул сквозь его сеть позапрошлой ночью. Побег Келлера вчера. Грызущее подозрение, пока еще только догадка, что груз трамбробота номер 143 еще более важен, чем о том можно предполагать. Смятые, неудобные простыни. Одеяло - чуть-чуть чересчур тяжелое. То, что он забыл вычистить зубы. Воображаемая картина - Келлер, погружающийся вниз головой в туман - она продолжала его преследовать. Слабые звуки снаружи, из-за стены, звуки, длящиеся уже целый час, не разбудившие его, но однако необъясненные. Приступ желания к девушке, проходящей гробовую обработку, и последовавшее за ним чувство вины. Искушение воспользоваться этим старинным способом промывания мозгов в своих личных целях, заставить эту девушку-мятежницу временно полюбить его. А_д_ю_л_ь_т_е_р! Снова чувство вины. Искушения. Беглые пленники. Жара, мятая постель. Бесполезно. Он проснулся. Он напряженно лежал на спине, стиснув руки и глядя в темноту. Бесполезно с этим бороться. Прошлая ночь сдвинула его внутренние часы, он позавтракал в двенадцать тридцать. П_о_ч_е_м_у о_н в_с_е в_р_е_м_я д_у_м_а_е_т_ о _К_е_л_л_е_р_е? (Вверх ногами над дымкой, винты вдавливают его в сиденье. Ад наверху и Небо внизу, в_з_л_е_т в неведомое, исчезновение навсегда, полное уничтожение. Реализованная физически мечта индуса. Умиротворение полного растворения.) Иисус Пьетро перекатился на другой бок и включил телефон. Незнакомый голос произнес: - Госпиталь, сэр. - Кто говорит? - Старший сержант Леонард В. Уоттс, сэр. Ночной дежурный. - Что произошло в Госпитале, старший сержант? - вопрос не был необычным. Иисус Пьетро множество раз задавал его по утрам последний десять лет. Уоттс говорил четким, уверенным голосом. - Дайте подумать. Вы ушли в семь, сэр. В семь тридцать майор Йенсен приказал освободить подставных лиц, захваченных прошлой ночью, тех, у кого не было ушных микрофонов. Майор Йенсен ушел в девять. В десять тридцать сержант Гелиос сообщил, что все подставные лица возвращены по домам. Мммм... - шорох бумаг на заднем плане. - Все допрошенные сегодня пленные кроме двоих казнены и отправлены в хранилища. Секция медицинского обеспечения сообщает, что до нового уведомления банки не смогут справляться с дальнейшим материалом. Желаете узнать список казненных, сэр? - Нет. - Гробовая обработка протекает удовлетворительно. Неблагоприятных в медицинском смысле реакций у подозреваемой нет. Наземные патрули докладывают о ложной тревоге в двенадцать ноль восемь, вызванной кроликом, наткнувшимся на барьер электроглаза. На территории никаких признаков чего-либо движущегося. - Тогда как они узнали, что это кролик? - Мне спросить, сэр? - Нет. Они, конечно, догадались. Спокойной ночи. - Иисус Пьетро перевернулся на спину и стал ждать сна. Мысли его уплывали... ...Они с Надей нечасто бывают близки в последнее время. Не начать ли уколы тестостерона? Пересадка не понадобиться: многие железы не прекращают действия, но продолжают функционировать при наличии сложной и точной системы снабжения гормонами через кровь и пищу. Он может примириться с таким неудобством, как уколы. ...Однако его отец не примирился... В молодости Иисус Пьетро провел немало времени, обдумывая собственную концепцию. Отчего старик настоял на соединении семявыносящих протоков при пересадке половых желез? Став старше, Иисус Пьетро решил, что знает причину. Даже шестьдесят лет назад, несмотря на вековую традицию больших семей, Плато оставалось в основном незаселенным. Должно быть, порождение потомства казалось Хэнету Кастро долгом, как и всем его предкам. К тому же, как должен был чувствовать себя старик, сознавая, что не может уже зачать дитя? Став еще старше, Иисус Пьетро решил, что знает и это. Мысли его утекли далеко, замутненные приближением сна. Иисус Пьетро повернулся на бок в сонном уюте. ...Кролик? Почему бы и нет? Из леса. ...Что делать кролику в лесу, полном ловушек? Что вообще кому-либо крупнее полевой мыши делать в этом лесу? Что вообще делать кролику на Плато Альфа? Чем ему здесь кормиться? Иисус Пьетро выругался и потянулся к телефону. Он сказал старшему сержанту Уоттсу: - Примите приказ. Я хочу, чтобы завтра лес полностью обыскали, а потом еще и прочесали. Если найдут что-нибудь величиной хоть с крысу, я хочу знать об этом. - Да, сэр. - Ночная тревога. В каком она была секторе? - Сейчас посмотрим. Где же... ага. Сектор шесть, сэр. - Шесть? Это совсем не рядом с лесом. - Нет, сэр. Вот и все. - Спокойной ночи, старший сержант, - сказал Иисус Пьетро, вешая трубку. Завтра лес обшарят. Исполнение положительно распустилось, решил Иисус Пьетро. Ему придется с этим что-то делать. Стена имела наклон наружу - двенадцать футов бетона, крест-накрест выложенного колючей проволокой. Ворота тоже наклонялись под тем же углом - градусов двенадцать от вертикали. Основательные, окованные железом, устроенные так, чтобы уходить в бетонные стены двенадцати футов толщиной. Ворота были закрыты. Внутреннее освещение подсвечивало верхний край стены и ворот и бросало отсвет на небо вверху. Мэтт стоял под стеной, глядя вверх. Перелезть он не сможет. Если его увидят, ему откроют ворота... Но увидеть его не должны. Пока не должны. И не увидели. Логическая цепочка сработала. Если что-то, светящееся в темноте, перестает светиться, пробыв в темноте слишком долго, поместите это на свет. Если автомобиль поднимается в правильном положении, то перевернутый он будет опускаться быстрее. Если фараоны вас видят, когда вы прячетесь, но не видят, когда не прячетесь, то они совершенно не обратят на вас внимания, если вы пойдете посреди освещенной дороги. Но здесь рассуждения кончались. Что бы ни помогало ему, здесь это не поможет. Мэтт повернулся к стене спиной. Он стоял под нависшими железными воротами и проводил взглядом вдоль прямой линии дороги туда, где ее огни заканчивались. Большинство домов оставались темными. Местность была черна до самого звездного горизонта. Справа от него звезды вдоль горизонта туманились и Мэтт знал, что видит верхнюю часть дымки в бездне. Пришедшего следом импульса Мэтт так никогда и не смог объяснить, даже самому себе. Он прочистил горло. - Что-то мне помогает, - сказал он почти обыкновенным голосом. - Я это знаю. Мне нужна помощь, чтобы пройти в ворота. Я должен попасть в Госпиталь. Из-за стены донеслись звуки, самые слабые: спокойные шаги, далекие голоса. Это были дела Госпиталя и Мэтта они никак не трогали. Перед стеной ничего не изменилось. - Помоги мне туда попасть, - взмолился он, к себе или к кому-то внешнему. Он не знал - кому. Он ничего не знал. Религии на Плато не было. Но Мэтт вдруг понял, что есть только один путь внутрь. Он сошел с дороги и начал искать. Наконец, нашел бросовый обломок бетона, грязный и неровный. Вернулся с ним обратно и застучал обломком в железные ворота. Бамм! Бам! Бам! Над стеной появилась голова. - Прекрати, полоумный колонистский ублюдок! - Впустите. Голова не убралась. - Да ты же впрямь колонист. - Верно. - Не двигайся! Не шелохнись! - человек нашарил что-то по ту сторону стены. Появились обе руки, одна держала пистолет, другая - трубку телефона. - Алло! Алло! Отвечайте, черт подери!.. Уоттс? Это Хобарт. К воротам только что подошел болван-колонист и стал в них стучать. Да, настоящий колонист! Что мне с ним делать? Ладно, спрошу. Голова посмотрела вниз. - Ты хочешь сам идти, или чтоб тебя отнесли? - Пойду сам, - ответил Мэтт. - Говорит, пойдет. С чего он решил так сделать? О. Пожалуй, так будет легче. Прости, Уоттс, я немного выбит из колеи. Раньше со мной такого не случалось. Привратник повесил трубку. Его голова и пистолет продолжали смотреть на Мэтта. Секунду спустя ворота скользнули в стену. - Проходи, - сказал привратник. - Руки за голову. Мэтт так и сделал. Изнутри к стене прилепилась сторожка. Привратник сошел по короткой лесенке. - Ступай вперед, - приказал он. - Пошел. Вон там, где огни, передний вход. Видишь? Пошел туда. Передний вход трудно было бы не заметить. Огромная квадратная бронзовая дверь венчала лестницу с широкими, пологими ступенями, с дорическими колоннами по бокам. Ступени и колонны то ли мраморные, то ли из пластика под мрамор. - Прекрати на меня пялиться, - выпалил привратник. Его голос дрожал. Когда они подошли к двери, привратник достал свисток и дунул. Звука не было, но дверь отворилась. Мэтт прошел. Оказавшись внутри, привратник вроде бы расслабился. - Что ты там делал? - спросил он. Страхи Мэтта возвращались. Он з_д_е_с_ь. Эти коридоры - Госпиталь. Дальше этого момента он не загадывал. Намеренно, ибо если бы начал загадывать, то сбежал бы. Окружавшие его стены были из бетона, с редкими металлическими решетками и четырьмя рядами светящихся трубок на потолке. Были двери, но все запертые. В воздухе незнакомый запах или сочетание запахов. - Я говорю: что ты там... - На суде узнаешь! - Нечего огрызаться. Какой там суд? Я тебя нашел на Плато Альфа. Уже
в начало наверх
поэтому ты виновен. Тебя сунут в виварий до тех пор, пока не понадобишься, а потом накачают тебя антифризом и увезут. Ты и не проснешься, - привратник как бы причмокнул. Мэтт с ужасом в глазах судорожно повел головой. Привратник отскочил от его резкого движения, рука с оружием напряглась. Это был пистолет, стреляющий щадящими пулями, с крошечным отверстием в кончике и сдвоенным зарядом углекислого газа вместо рукоятки. На одно застывшее мгновение Мэтт осознал, что тот готов выстрелить. Его бессознательное тело отнесут в виварий, что бы это ни значило. Там он не проснется. Его расчленят во сне. Последний миг его жизни длился и длился... Пистолет опустился. Мэтт отшатнулся от выражения на лице привратника. Привратник сходил с ума. Он в ужасе озирался вокруг дикими глазами, смотрел на стены, на двери, на пистолет в своих руках, на все, кроме Мэтта. Внезапно он повернулся и побежал. Мэтт услышал его удаляющийся вой: - Пыльные Демоны! Я же должен быть на воротах! В час тридцать на смену стражу Полли явился другой офицер. Форма новоприбывшего была не так хорошо отглажена, но сам он выглядел получше. Мышцы его были мышцами гимнаста и в час тридцать утра он оставался небрежен и бодр. Он подождал, пока длинноголовый уйдет, а потом отправился осматривать циферблаты по краю гроба Полли. Новый охранник оказался более тщателен, чем предшественник. Он продвигался вдоль ряда приборов методически, не спеша, занося показания в блокнотик. Потом разомкнул два больших зажима на углу гроба и отвалил крышку, стараясь не заскрипеть. Фигура внутри не шевелилась. Она была обернута, как мумия, мумия с большим рылом, в мягких пеленах. Рылом была выпуклость над носом и ртом - загубник и устройство для дыхания. Сходные выступы имелись над ушами. Руки ее перекрещивались на животе, как в смирительной рубахе. Офицер Исполнения долгие мгновения смотрел на нее сверху вниз. Когда он повернулся, то впервые выказал признаки опасливости. Но он был один и в коридоре не раздавалось шагов. От головной части гроба отходила мягкая трубка с наконечником, одетым еще более толстым слоем губчатой резины. Офицер раскрыл наконечник и тихо проговорил: - Не бойся. Я друг. Сейчас я тебя усыплю. Он размотал мягкие пелены на руке Полли, достал пистолет и выстрелил в кожу. На руке проступило с полдюжины красных точек, но девушка не пошевелилась. Он не мог быть уверен, что она слышала его или почувствовала иголки. Он закрыл крышку и наконечник разговорной трубки. Осматривая изменения, произошедшие на циферблатах, он сильно потел. Наконец он извлек отвертку и принялся трудиться над внутренностями циферблатов. Когда он закончил, все восемь показывали то же, что и при его появлении. Они врали. Их показания гласили, что Полли Торнквист бодрствует, но неподвижна, в сознании, но лишена чувств и ощущений. Тогда как Полли Торнквист спала. Она проспит все восемь часов вахты Лорена. Лорен вытер лицо и сел. Ему не нравилось так рисковать, но это было необходимо. Девушка должна что-то знать, иначе бы она здесь не оказалась. Теперь она продержится на восемь часов дольше. Человек, которого отвезли в операционную банка органов, был без сознания. Тот самый человек, которого отряд Иисуса Пьетро обнаружил упавшим на выключатель взрывателя, один из допрошенных сегодня днем. Иисус Пьетро закончил разбор его дела, он был судим и осужден, но по закону все еще жив. Так гласила буква закона, не более. Операционная была велика и кипела деятельностью. Вдоль одной из длинных стен выстроилось двадцать маленьких баков для приостановки жизнедеятельности, поставленных на колесики, чтобы перемещать медицинские припасы туда и обратно из следующей комнаты. Врачи и интерны спокойно и умело работали на множестве операционных столов. Столы представляли собой холодные ванны - открытые баки с жидкостью, где поддерживалась постоянная температура: 10 градусов по Фаренгейту. Возле двери стоял бак на двадцать галлонов, до половины полный жидкостью соломенного цвета. Два интерна вкатили осужденного в операционную и один из них тотчас ввел ему в руку полную пинту жидкости соломенного цвета. Каталку придвинули к одной из холодных ванн. Женщина, пришедшая им на помощь, тщательно укрепила на лице человека дыхательную маску. Интерны наклонили каталку. Осужденный без всплеска скользнул в ванну. - Это последний, - сказал один из них. - Ну, парни, я и устал. Женщина посмотрела на него с интересом; может быть, рот ее под маской и выразил при этом участие, но глаза - нет. Глаза остались лишенными выражения. В голосе интерна звучало почти полное изнеможение. - Ступайте оба, - сказала женщина. - Завтра можете поспать допоздна. Вы нам не понадобитесь. Когда они покончат с этим осужденным, банки органов окажутся полны. По закону он все еще оставался жив. Но температура его тела быстро падала, а сердцебиение замедлялось. Постепенно сердце остановилось. Температура пациента продолжала падать. Через два часа она опустилась намного ниже точки замерзания, однако жидкость соломенного цвета в венах не давала ни одной части осужденного замерзнуть. По закону он все еще был жив. Случалось, что пленников на этом этапе освобождали и оживляли безо всяких дурных последствий, хотя потом они сохраняли ужас до конца своих дней. Теперь осужденного подняли на операционный стол. Череп его вскрыли, на шее сделали надрез, перерезав спинной мозг прямо под продолговатым мозгом. Головной мозг приподняли - осторожно, ибо облекающие его оболочки не должны были повредиться. Хотя врачи могли это отрицать, но к человеческому мозгу относились с известным почтением - вплоть до этого момента. И в этот момент осужденный становился по закону мертв. В Нью-Йоркской больнице вначале выполнили бы кардэктомию и заключенный умер бы по ее окончании. На Нашем Достижении он умер бы тогда, когда температура его тела достигнет 32 градусов по Фаренгейту. Так гласила буква закона. Нужно же где-то провести черту. Мозг сожгли, сохранив пепел для погребальной урны. Затем последовала кожа, снятая одной частью, в живом виде. Большая часть работы выполнялась машинами, но машины на Плато не были настолько совершенны, чтобы работать без человеческого управления. Врачи орудовали, словно разбирая очень ценную, сложную и обширную мозаику. Каждый орган помещался в бак приостановки жизнедеятельности. Потом кто-то взял крошечную пробу гиподермы и исследовал ее на разнообразные реакции отторжения. Операция по пересадке никогда не проходила гладко, по накатанному пути. Тело пациента отторгло бы инородные части, если бы каждую реакцию отторжения не уравновешивали сложным биохимическим воздействием. Когда пробы завершились, каждый орган детально пометили и укатили за следующую дверь, в банки органов. Мэтт растерялся. Он бродил по залам, ища дверь, помеченную "Виварий". Некоторые из пройденных им дверей были помечены, другие нет. Госпиталь был огромен. Имелись шансы пробродить здесь несколько дней, так и не найдя упомянутого привратником вивария. В коридорах мимо него проходили отдельные лица в полицейской форме или в белых халатах и опущенных на шею белых масках. Если Мэтт видел, что кто-то идет, он прижимался к стене и оставался совершенно неподвижным, пока тот не проходил. Никто его не заметил. Странная невидимость хорошо защищала. Но он никуда и не попал. Карта, вот что ему нужно. Некоторые из этих дверей должны вести в кабинеты. В некоторых или во всех кабинетах должны быть карты, возможно, встроенные в стены или в письменный стол. В конце концов, это место настолько запутано. Мэтт кивнул сам себе. Вот сейчас рядом с ним находилась дверь со странным символом и с какой-то надписью: ВХОД ТОЛЬКО ДЛЯ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПЕРСОНАЛА. Может быть... Он открыл дверь. И замер, не пройдя в нее и наполовину, пораженный до мозга костей. Стеклянные баки заполняли комнату, словно аквариумы, от пола до потолка; каждый разделен на отсеки. Они были расставлены, словно лабиринт, или как книжные полки в публичной библиотеке. В первые секунды Мэтт не узнал ничего из увиденного в баках, но асимметричная форма и красный цвет бесконечно темного оттенка безошибочно выдавали их природу. Мэтт полностью прошел в двери. Он не управлял больше своими ногами, они двигались сами по себе. Эти уплощенные темно-красные предметы, эти просвечивающие мембраны, мягкие с виду бульбы чуждых форм, огромные прозрачные цилиндрические баки, полные ярко-красной жидкостью... Да, все это было людьми. А вот и эпитафии: Тип AB, Rh+. Содержание глюкозы... Уровень красных телец... Щитовидная железа, мужск. Классы отторжения S, 2, pn, 31. Чрезмерно активна для тел, весом ниже... Левая плечевая кость, живая. Костный мозг типа 0, Rh-, H, 02. Длина... ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ: перед употреблением проверить подгонку к суставу. Мэтт закрыл глаза и оперся лбом на один из баков. Стеклянная поверхность приятно холодила вспотевший лоб. Он всегда был по природе слишком сопереживающим. Теперь в него вселилась скорбь, и нужно было время, чтобы оплакать этих незнакомцев. Дай Пыльные Демоны, чтобы они были незнакомцами. Поджелудочная железа. Классы отторжения F, 4, pr, 21. Склонна к диабету: использовать только для получения секрета, не пересаживать. Дверь отворилась. Мэтт проскользнул за бак и выглянул из-за угла. Вошла женщина в халате и маске, толкающая перед собой что-то на каталке. Мэтт смотрел, как она перекладывает предметы с каталки в различные большие баки. "Кто-то только что умер". А женщина в маске была чудовищем. Если бы, сняв маску, она открыла сочащиеся ядом клыки длиною в фут, Мэтт не испугался бы ее сильнее. Из-за открытой двери донеслись голоса. - Мы не можем больше пользоваться мускульной тканью. - Женский голос, высокий и недовольный, с командской певучестью. Акцент звучал не совсем настоящим, хотя Мэтт не мог сказать, в чем тут суть. Саркастический мужской голос ответил: - Что же нам делать, выбрасывать ее? - Почему бы и нет? Секунды молчания. Женщина с каталкой кончила свое дело и направилась к двери. Потом послышалось: - Мне никогда не нравилась эта мысль. Человек умирает, чтобы отдать нам здоровую, живую ткань, а вы хотите ее выбрасывать, как... - закрывшаяся дверь отрезала остальные слова. "Как объедки с пиршества упырей" - докончил за него Мэтт. Он повернулся к дверям в коридор, когда вдруг заметил нечто еще. Четыре бака отличались от других. Они стояли у коридорной двери и выцветшие пятна с царапинами на полу под ними показывали, что там недавно стояли баки приостановленной жизнедеятельности. В отличие от них, у этих баков не было массивных, набитых механизмами оснований. Вместо этого механизмы покоились в самих баках, за прозрачными стенками. Возможно, то были аэрирующие механизмы. В ближайшем баке находилось шесть маленьких человеческих сердец. Ошибиться невозможно, сердца. Они бились. Но они были крошечными, не больше детского кулачка. Мэтт коснулся поверхности бака и он оказался теплым, как кровь. Бак рядом с этим содержал дольчатые предметы, которые должны были быть печенью; но они были маленькие, маленькие. "Это слишком". Мэтт одним махом выскочил в коридор. Задыхаясь, он оперся о стену с поникшими плечами; глаза не видели ничего, кроме этих гроздей маленьких сердец и печеней. Кто-то вышел из-за угла и резко остановился. Мэтт повернулся и увидел его: большой, рыхлый человек в форме полиции Исполнения. Мэтт попытался заговорить. Вышло невнятно, но довольно разборчиво: - Где виварий? Человек вытаращился на него, потом показал: - Возьми вправо и найдешь лестницу. Один пролет вверх, направо, потом налево и ищи указатель. Большая дверь с сигналом тревоги, не пропустишь. - Благодарю, - Мэтт повернулся к лестнице. Живот его свело, а руки дрожали. Ему хотелось свалиться на месте, но надо было идти дальше. Что-то ужалило его в руку.
в начало наверх
В тот же миг Мэтт повернулся и поднял руку. Боль уже прошла, рука стала бесчувственной, как копченый окорок. Полдюжины красных точек испещрили запястье. Большой, рыхлый человек глядел на Мэтта удивленно и хмуро. В руке у него был пистолет. Галактика бешено завертелась, уменьшаясь. Капрал Гэлли Фокс проследил, как колонист падает, потом вложил пистолет в кобуру. Куда катится мир? Сначала отвратительная секретность с трамброботом. Потом - двести пленных за одну ночь и весь Госпиталь сходит с ума, силясь с ними управиться. А уж теперь! Колонист расхаживает по коридорам Госпиталя, да еще и виварий ищет! Ну, с этим-то он сладил. Гэлли Фокс поднял тело и перекинул через плечо, кряхтя от усердия. Только лицо его оставалось мягким, распущенным. "Доложить и забыть об этом". Капрал поправил ношу и зашагал к лестнице. 6. ВИВАРИЙ На заре ступенчатый пик Горы Посмотрика плавал в море тумана. Для тех немногих, кто уже встал, небо попросту становилось из черного серым. То была не ядовитая дымка из-за обрыва, но сплошное облако водяного тумана, достаточно густого, чтобы слепой мог в нем выиграть соревнования по стрельбе. Команде и колонистам, всем и каждому стоило шагнуть за порог своих домов, как дома исчезали. Люди ходили и работали во вселенной десяти ярдов в диаметре. В семь часов полиция Исполнения двинулась в лес ловушек, по взводу с каждого конца. Желтые противотуманные фонари светили в сторону леса от ближайшего участка стены. Свет едва достигал деревьев. Так как люди, сторожившие этой ночью, ушли домой, поисковики не имели представления, что за зверя они ищут. Некоторые думали, что, должно быть, колонистов. В девять они встретились посередине, взаимно пожали плечами и ушли. Ни люди, ни животные не обитали в лесу-ловушке - ничего крупнее большого насекомого. Тем не менее, четыре воздушных автомобиля вылетели в туман и опрыскали лес из конца в конец. В девять тридцать... Иисус Пьетро разрезал грейпфрут пополам и перевернул одну половинку. Мякоть грейпфрута выпала дольками в его чашку. Он спросил: - Поймали этого кролика? Майор Йенсен остановился, не донеся до губ первого глотка кофе. - Нет, сэр, зато поймали пленника. - В лесу? - Нет, сэр. Он стучал камнем в ворота. Человек на воротах ввел его в Госпиталь, но с этого момента дело становится немного неясным... - Йенсен, оно уже неясно. Почему этот тип стучался в ворота? - ужасная мысль вдруг пронзила его. - Он не из команды? - Нет, сэр. Это Мэттью Келлер. Идентификация полная. Грейпфрутовый сок пролился на поднос с завтраком. - Келлер? - Он самый. - Тогда кто же был в машине? - Сомневаюсь, что мы когда-либо это узнаем, сэр. Не искать же мне добровольцев осмотреть тело? Иисус Пьетро смеялся долго и громко. Йенсен был чистокровный колонист, хотя он и его предки так долго несли службу, что их произношение и манеры стали чисто командскими. Ему ни в коем случае не подобало шутить с начальством на людях. Наедине же он мог его позабавить - и у него хватало ума понимать разницу. - Я старался придумать способ встряхнуть Исполнение, - сказал Иисус Пьетро. - Это может подойти. Ну, так Келлер явился к воротам и стал бить в них камнем? - Да, сэр. Привратник арестовал его и позвонил Уоттсу. Уоттс прождал полчаса, а потом снова вызвал привратника. Привратник не помнил, что произошло после того, как они с пленным добрались до Госпиталя. Он вернулся на свой пост и этого тоже не может объяснить. Он, конечно, должен был доложиться Уоттсу. Уоттс посадил его под арест. - Уоттс не должен был ждать полчаса. Где был Келлер все это время? - Капрал Фокс обнаружил его перед дверями банка органов, выстрелил в него и отнес в виварий. - Значит, оба они с привратником нас поджидают. Хорошо. Я не усну, пока все это не распутаю. - Иисус Пьетро с замечательной поспешностью окончил завтрак. Потом ему в голову пришло, что загадка значительно глубже. Как Келлер вообще добрался до Плато Альфа? Охрана не пропустила бы его через мост. На машине? Но ведь во все это замешана только одна машина... Хобарт паниковал. Более напуганного подозреваемого Иисусу Пьетро не приходилось видеть, и отчитывать его было неинтересно. - Не знаю! Я провел его в двери, в большие двери. Я его вел перед собой, чтобы он не мог на меня прыгнуть... - А он прыгнул? - Не помню ничего такого. - Удар по голове мог лишить тебя памяти. Сиди спокойно. - Иисус Пьетро обошел вокруг стула, чтобы осмотреть скальп Хобарта. Обезличенная вежливость Главы пугала сама по себе. - Ни шишек, ни ссадин. Голова у тебя болит? - Я себя отлично чувствую. - Ну, вы прошли в двери. Ты говорил с ним? Тот затряс седеющей головой. - Угу. Я поинтересовался, чего это он барабанил в ворота. Он не сказал. - А потом? - Я вдруг... - Хобарт остановился и конвульсивно сглотнул. Иисус Пьетро слегка повысил голос: - Продолжай. Хобарт заплакал. - Прекрати. Ты начал говорить о чем-то. О чем? - Я вдруг, - он еще раз сглотнул, - вспомнил, что должен быть на воротах. - А как же твой пленник? - Не помню! - Ох, пошел вон, - Иисус Пьетро нажал на кнопку. - Отведите его назад в виварий. Подать мне Келлера. Вверх по лестнице, направо, потом налево... ВИВАРИЙ. За большой дверью рядами стояли койки с жалкими матрасами. Все кроме двух были заняты. Здесь пребывало девяносто восемь пленных всех возрастов от пятнадцати до пятидесяти восьми и все спали. На каждом были наушники. Они спали спокойно, спокойнее обычных спящих, глубоко дыша и с выражением мира на лицах, не потревоженным дурными снами. Место было странно спокойно. Они спали рядами по десятеро, некоторые тихо храпя, другие бесшумно. Даже сторож выглядел сонно. Охранник сидел на обычном стуле возле двери, опустив на грудь двойной подбородок и сложив руки на животе. Больше четырех веков назад группа русских ученых наткнулась на изобретение, благодаря которому сон мог устареть. Кое-где так и вышло. В двадцать четвертом веке в редком уголке известной вселенной не знали об аппарате искусственного сна. Возьмите три легких электрода. Теперь берите морскую свинку - человека - и кладите его на спину с закрытыми глазами. Два электрода положите ему на веки, а один прикрепите к затылку. Пропустите сквозь мозг слабый пульсирующий ток от век к затылку. Ваша морская свинка тотчас отключится. Через пару часов выключайте ток и она получит то же, что и за восемь часов сна. Предпочитаете не выключать ток? Отлично. Это ей не повредит. Просто она будет спать дальше. Ее ураганом не разбудишь. Изредка придется пробуждать ее, чтобы поесть, попить, справить нужду и размяться. Если не собираетесь держать ее долго, разминки можно и не устраивать. Подозреваемым в виварии предстояло пробыть как раз недолго. За дверью раздались тяжелые шаги. Охранник вивария вскочил и насторожился. Когда дверь открылась, он стоял по стойке "смирно". - Садись сюда, - сказал один из сопровождающих Хобарту. Хобарт сел. По его впалым щекам текли слезы. Он надел наушники, уронил голову и заснул. По лицу его разлилось умиротворение. Охранник покрупнее спросил: - Который здесь Келлер? Сторож вивария сверился со списком. - Девяносто восьмой. - Отлично. - Вместо того, чтобы снять с Келлера наушники, полицейский подошел к панели с сотней кнопок. Он нажал номер девяносто восемь. Когда Келлер зашевелился, оба приблизились к нему, чтобы надеть наручники. Затем наушники сняли. Мэтт Келлер открыл глаза. Его новые сопровождающие тренированным движением поставили его на ноги. - За нами, - весело сказал один. Мэтт в замешательстве последовал, куда его тянули. Через миг они оказались в коридоре. Мэтт бросил назад один взгляд, прежде чем дверь закрылась. - Подождите минутку, - запротестовал он, дергаясь, как от него и ожидалось, в наручниках назад. - Тебе хотят задать несколько вопросов. Слушай, я лучше понесу тебя, чем эдак тащить. Хочешь идти сам? Угроза обычно утихомиривала пленников - как и на этот раз. Мэтт перестал упираться. Он ждал, что проснется покойником, эти минуты сознания были для него бесплатным подарком. Должно быть, он кого-то заинтересовал. - Кто хочет меня видеть? - Джентльмен по фамилии Кастро, - бросил охранник покрупнее. Диалог шел обычным порядком. Если Келлер - средний подозреваемый, ужасное имя Главы парализует его мозг. Если он сохранит здравый рассудок, то все-таки предпочтет использовать это время для подготовки к допросу, чем рискнет ультразвуковым шоком. Оба охранника так долго занимались своим делом, что привыкли считать пленников безликими, взаимозаменяемыми. "Кастро". Это имя эхом прокатилось в голове Мэтта. "Что же, по-твоему, ты делал, Келлер? Ты явился сюда как по письменному приглашению. Хотя у тебя есть тайное оружие, так ведь, Келлер? Что ты, по-твоему, делал, Келлер? ЧТО ТЫ ПО-ТВОЕМУ..." Секунду подозреваемый шел между охранниками, потерявшись в собственных страхах. В следующий миг он метнулся назад, словно рыба на двух лесках. Охранники разом откинулись в противоположные стороны, чтобы растянуть его между ними; потом поглядели на него с веселым отвращением. Один сказал: "Тупица!" Другой вытащил пистолет. Они стояли; один - с генератором ультразвука в руке, и оглядывались в явном замешательстве. Мэтт снова дернулся и охранник поменьше пораженно уставился на свое запястье. Он пошарил на поясе, достал ключ и отомкнул наручники. Мэтт потянул всем весом вторую стальную цепочку. Охранник побольше гневно взвыл и потянул к себе. Мэтт налетел на него, ненароком боднув в живот. Возвратным движением руки охранник ударил его в челюсть. Лишившись на миг способности двигаться, Мэтт смотрел, как охранник достает из кармана ключ и размыкает оставшиеся наручники на своем запястье. Глаза у охранника были странные. Мэтт попятился; две пары наручников свисали у него с рук. Стражники повели глазами - не на него, а просто примерно в его сторону. С глазами у них что-то определенно было не так. Мэтт безуспешно попытался вспомнить, где он уже видел этот взгляд. У привратника прошлой ночью? Охранники повернулись и не торопясь пошли прочь. Мэтт потряс головой, больше сбитый с толку, чем обрадованный и повернул обратно, туда, откуда пришел. Вот и дверь в виварий. Он всего раз мельком посмотрел назад, но остался уверен, что видел там Гарри Кейна. Дверь оказалась заперта. "Пыльные Демоны, опять то же самое", - Мэтт занес руку, передумал, снова решился и трижды хлопнул по двери ладонью. Дверь тотчас открылась. Выглянуло круглое лицо без выражения - и сразу выражение обрело. Дверь начала закрываться. Мэтт резко распахнул ее и вошел. Округлый сторож с округлой физиономией толком не знал, что делать. По крайней мере, он не забыл, что Мэтт уже лежал здесь. Мэтт был ему за это признателен. Он радостно ударил сторожа в двойной подбородок. Когда тот не упал, Мэтт его ударил снова. Наконец полицейский потянулся за пистолетом и
в начало наверх
Мэтт крепко ухватил его за запястье, не давая достать оружие, после чего снова ударил. Сторож свалился на пол. Мэтт забрал у охранника ультразвуковой пистолет и сунул в карман штанов. Рука болела. Он потер ее о щеку, тоже пострадавшую, и пробежал глазами ряды спящих. Там была Лэни! Лэни с бледным лицом, с одной тонкой царапиной от виска к подбородку, наушники скрыты рыжеватыми волосами, полная грудь едва вздымается во сне. А вон Худ, с виду - будто спящий ребенок. Что-то начало распрямляться внутри Мэтта Келлера, тепло разливалось по конечностям. Столько часов провел он наедине со смертью. Вон верзила, заменивший его за стойкой в ту ночь. П_о_з_а_в_ч_е_р_а н_о_ч_ь_ю! Вон Гарри Кейн, человек-куб, даже во сне он силен. Полли здесь не было. Мэтт посмотрел еще, внимательней, и по-прежнему ее не нашел. Где же она? Перед его мысленным взором на миг мелькнули баки-аквариумы в банке органов. В одном баке была кожа - кожи, целиком снятые с людей, между ними едва оставалось место для свободно циркулирующей жидкости. На скальпах росли волосы - короткие и длинные, светлые, и темные, и рыжие; волосы колыхались под тихим дуновением жидкости. К_л_а_с_с_ы о_т_т_о_р_ж_е_н_и_я C2, nr, 34. Мэтт не помнил, чтобы видел там космическую чернь волос Полли. Может быть, они колыхались в баке-аквариуме, а может быть и нет. Он их не высматривал. Мэтт заставил себя судорожно оглядеться. Вот этот ряд кнопок? Он нажал одну. Кнопка под нажатием пальца выскочила подальше. Больше ничего не произошло. Э, да какого черта! Он начал нажимать все подряд, пробежал пальцем по ряду из десяти кнопок, и по следующему ряду, и по следующему. Мэтт выключил шестьдесят кнопок, когда услыхал движение. Спящие просыпались. Он выключил остальные кнопки. Звуки пробуждения становились громче: зевки, неуверенные голоса, стук, судорожные вздохи страха, когда пленники вдруг осознавали, где они. Чистый голос позвал: - Мэтт? Мэтт! - Я здесь, Лэни! Она пробиралась к нему между людьми, слабо поднимающимися со своих коек. Потом она очутилась в его объятиях и они вцепились друг в друга, словно буря старалась их растащить и унести в разные стороны. Мэтт вдруг почувствовал слабость, будто мог теперь дать себе расслабиться. - Значит, ты не смогла уйти, - проговорил он. - Мэтт, где мы? Я пыталась добраться до обрыва в пустоту... Кто-то взревел: "Мы в виварии Госпиталя!" Голос словно топором прорубил подымающийся бедлам. Гарри Кейн. Вождь принял надлежащую ему роль. - Верно, - вежливо сказал Мэтт. Глаза Лэни, в двух дюймах от его глаз, были непроницаемы. - О. Так тебе тоже не повезло. - Повезло. Мне пришлось прийти сюда самому. - Что... как? - Хороший вопрос. Я толком не знаю... Лэни захихикала. Сзади донесся крик. Кто-то заметил на одном из вновь пробудившихся форму полиции Исполнения. Вой беспримесного ужаса перешел в агонизирующий вопль и резко оборвался. Мэтт увидел дергающиеся головы, услышал звуки, на которые попытался не обращать внимания. Лэни больше не смеялась. Суматоха стихала. Гарри Кейн влез на стул. Он сложил руки рупором и взревел: - Заткнитесь, вы, все! Кто знает план Госпиталя, пусть выходит сюда! Собирайтесь вокруг меня! - В толпе произошло движение. Лэни и Мэтт все еще прижимались друг к другу, но теперь уже не отчаянно. Их головы повернулись, следя за Гарри и признавая тем самым его главенство. - Остальные, смотрите! - орал Гарри. - Вот люди, способные вывести вас отсюда. Через минуту мы должны начать прорываться. Следите за... - он назвал восемь имен. Одно из них было имя Худа. - Некоторых из нас подстрелят. Пока хоть один из этих восьми еще движется, следуйте за ним! Или за ней. Если все восемь падут, и я тоже, - он сделал паузу, чтобы подчеркнуть сказанное, - разбегайтесь! Чините как можно больше неприятностей! Иногда единственная разумная вещь - это паника! А теперь - кто нас вывел из этого? Кто нас разбудил? Есть такой? - Я, - сказал Мэтт. Гул толпы окончательно смолк. Все вдруг уставились на Мэтта. Гарри сказал: - Как? - Я не совсем уверен, как я сюда попал. Я хотел бы поговорить об этом с Худом. - Отлично, держись ближе к Джею. Келлер, так ведь? Мы признательны, Келлер. Что значат эти кнопки? Я видел, как ты с ними возился. - Они выключают то, что заставляло вас спать. - Кто-нибудь остался на койках? Если так, отпустите его сейчас. А теперь нажмите кто-нибудь снова эти кнопки, чтобы все выглядело, как неисправность питания. Так ведь и было, Келлер? Ты случайно проснулся? - Нет. Гарри Кейн вроде удивился, но когда Мэтт не стал развивать тему, он пожал плечами. - Уотсон, Чек, начинайте нажимать кнопки. Джей, убедись, что ты рядом с Келлером. Остальные, готовы двигаться? Все молчали, включая Мэтта. К чему задавать вопросы, на которые никто не знает ответов? Мэтт чувствовал невыразимое облегчение оттого, что покуда кто-то другой принимал решения. Они с таким же успехом могут оказаться ошибочными, но девяносто восемь повстанцев способны показать себя могучей силой, даже двигаясь в неверном направлении. А Гарри Кейн - прирожденный вождь. Лэни освободилась из объятий Мэтта, но продолжала держать его за руку. Мэтт ощутил висящие на руках наручники. Они могут помешать. К нему приблизился Джей Худ, помятый с виду. Он пожал Мэтту руку, ухмыльнулся, но ухмылка не вязалась со страхом в глазах и он как бы не хотел отпускать его руку. Был ли хоть кто-то из находящихся в комнате не в ужасе? Если и был, это был не Мэтт. Он достал из брючного карман излучатель ультразвука. - Все вперед, - сказал Гарри Кейн и распахнул дверь толчком широкого плеча. Они потоком вылились в холл. - Я отниму у вас всего минуту времени, Уоттс, - Иисус Пьетро лениво развалился в кресле. Он любил загадки, и рассчитывал вволю насладиться и этой. - Я хочу, чтобы вы в деталях описали, что произошло вчера ночью, начиная со звонка Хобарта. - Но никаких деталей нет, сэр, - старшему сержанту Уоттсу уже надоело повторять одно и то же. Голос его становился ворчливым. - Через пять минут после вашего звонка позвонил Хобарт и сказал, что у него пленник. Я велел ему привести того в мой кабинет. Он не явился. В конце концов я связался с воротами. Хобарт был там, все верно, б е з своего пленника и не мог объяснить, что произошло. Мне пришлось посадить его под арест. - Его поведение было загадочно и в другом. Поэтому я вас спрашиваю: отчего вы не вызвали привратника раньше? - Сэр? - Ваше поведение не менее загадочно, чем поведение Хобарта, Уоттс. Почему вы решили, будто Хобарту понадобится полчаса, чтобы добраться до вашего кабинета? - Ох. - Уоттс заерзал. - Ну, Хобарт и говорит, что эта птичка появилась прямо у ворот и давай колотить в них камнем. Когда Хобарт сразу не появился, я решил, что он, должно быть, задержался допросить пленника, разузнать, зачем он это делал. В конце концов, - поспешно пояснил он, - если бы Хобарт прямо привел пичугу ко мне, он, вероятно, так никогда и не узнал бы, для чего она стучала в ворота. - Очень логично. А вам ни на каком этапе не приходило в голову, что эта "пичуга" могла одолеть Хобарта? - Но у Хобарта был ультразвуковик! - Уоттс, вы когда-нибудь ходили в рейд? - Нет, сэр. Как бы я мог? - После позавчерашней облавы вернулся человек с носом, размазанным по всему лицу. У него тоже был ультразвуковик. - Д-да, сэр, но ведь это же был р_е_й_д, сэр. Иисус Пьетро вздохнул. - Спасибо, старший сержант. Выйдите, будьте так добры. Ваша пичуга должна прибыть с минуты на минуту. Уоттс откланялся с явным облегчением. Кое-что он неплохо подметил, подумал Иисус Пьетро, хоть и не то, что хотел. Вероятно, вся охрана Госпиталя воображает, будто пистолет ipso facto неодолим. А почему, собственно? Охранники Госпиталя никогда не ходят в рейды на территории колонистов. Мало кто из них вообще видел колониста иначе, как в бессознательном состоянии. Изредка Иисус Пьетро устраивал потешные налеты, в которых колонистов изображали стражники. Те особенно не возражали: щадящее оружие не причиняло никаких неприятных ощущений. Но люди с пистолетами всегда побеждали. Весь опыт охранников говорил им, что пистолет - король, что человек с пистолетом никогда не должен бояться человека без пистолета. Что же делать? Чередовать охранников с теми, кто ходит в облавы, на достаточный срок, чтобы они могли набраться некоторого опыта? Нет, элита, участвующая в рейдах никогда этого не потерпит. А с чего ему тревожиться об Исполнении? Разве на Госпиталь когда-нибудь нападали? Никогда - он на плато Альфа. Воинство колонистов не сможет сюда добраться. Но Келлер добрался. Иисус Пьетро воспользовался телефоном. - Йенсен, узнайте, кто нес охрану на мосту Альфа-Бета прошлой ночью. Разбудите их и отправьте сюда. - На это понадобится по крайней мере пятнадцать минут, сэр. - Отлично. Как Келлер мимо них проскочил? На Плато Гамма был один автомобиль, но он уничтожен. Не покинул ли его пилот? Не было ли у Келлера водителя? Или... колонисты разузнали, как пользоваться автопилотом? Да где же, во имя Пыльных Демонов, Келлер? Иисус Пьетро принялся расхаживать по комнате. У него не было причин беспокоиться, однако он беспокоился. Инстинкт? Он не верил, что у него есть инстинкты. Телефон произнес голосом секретарши: - Сэр, вы вызывали двоих охранников? - Охрана моста? - Нет, сэр. Внутренняя охрана Госпиталя. - Не вызывал. - Спасибо. Щелк. Вчера ночью что-то включило устройства наземной тревоги. Не кролик. Может быть, Келлер сначала пытался пройти через стену. Если наземная охрана дала пленнику убежать, а потом соврала в рапорте - он с них шкуру спустит! - Сэр, эти охранники настаивают, что вы за ними посылали. - Ну, а я чертовски уверен, что нет. Скажите им... минуточку. Пошлите их сюда. Они вошли - два дородных мужика, покорный вид которых, безусловно, прикрывал гнев на то, что их заставили ждать. - Когда я за вами посылал? - спросил Иисус Пьетро. Тот, что побольше, сказал, искушая Иисуса Пьетро назвать его лжецом: - Двадцать минут назад. - Вы должны были сначала взять пленника? - Нет, сэр. Мы отвели Хобарта в виварий, положили его на упокойку и сразу вернулись. - И вы не помните, чтобы... Охранник поменьше побелел. - Дьявол! Мы действительно должны были кого-то взять. Келлера. Какого-то Келлера. Иисус Пьетро разглядывал их полные двадцать секунд. Лицо его было странно неподвижным. Потом он включил интерком. - Майор Йенсен. Включите сигнал "Пленники на свободе". - Обожди минутку, - сказал Мэтт. Ватага колонистов оставила их позади. Худ заставил себя остановиться. - Что ты делаешь? Мэтт метнулся назад в виварий. Один человек лежал лицом вниз с надетыми наушниками. Вероятно, он посчитал себя в безопасности, когда встал с койки. Мэтт сдернул с него наушники и влепил две сильных оплеухи, а когда веки у того задрожали, Мэтт рывком поднял его на ноги и толкнул к двери. Уотсон и Чек кончили нажимать кнопки и выбежали, обогнув Худа. - Ну же! - взвыл Худ из дверей. В голосе его была паника. Но Мэтт
в начало наверх
застыл, как вкопанный, от того, что творилось на полу. Охранник. Его разорвали на куски! Мэтт снова был в банках органов, намертво застыв от ужаса. - Келлер! Мэтт нагнулся, схватил что-то, мягкое и мокрое. Выражение лица у него было очень странное. Он шагнул к двери, мгновение колебался, потом вывел на ее блестящей металлической поверхности две широкие дуги и три маленькие замкнутые кривые. Он швырнул теплое назад, повернулся и побежал. Двое мужчин и Лэни мчались по коридору, пытаясь догнать ватагу. Ватага скатилась по ступеням, точно водопад: плотная масса, бегущая, толкающаяся и задевающая за стены и, в общем, создающая чертовски много шума. Вел ее Гарри Кейн. В сердце у него была холодная уверенность, сознание, что он первым падет, когда они встретят вооруженную охрану. Но к тому времени ватага наберет такую инерцию, что ее нельзя будет остановить. Первый вооруженный охранник оказался в нескольких ярдах за первым углом. Он обернулся и вытаращился так, словно глазам его предстало чудо. Он не пошевелился, когда толпа настигла его. У кого-то достало разума схватить его пистолет. Им завладел высокий светловолосый человек, тотчас пробившийся вперед, размахивая оружием и вопя, чтобы его пропустили. Ватага перетекла через обмякшего полицейского-исполнителя. Этот коридор оказался длинным, по обе его стороны шли двери. Казалось, все двери распахнулись разом. Человек с пистолетом сжал в кулаке спусковой крючок и медленно повел оружием туда-сюда. Головы, высунувшиеся из дверей, замирали, а потом вслед за ними выпадали тела. Ватага колонистов замедлила движение, пробираясь между упавшими членами и получленами команды. Тем не менее, когда ватага прошла, у всех упавших остались сильные или смертельные повреждения. Исполнители пользовались щадящим оружием, так как пленники нужны были им нетронутыми. У ватаги не было этого повода к милосердию. Теперь толпа растянулась, проворные опережали медлительных; меж тем, Кейн достиг уже конца коридора. Он обогнул угол в сопровождении шести человек. Два полицейских, лениво прислонившиеся к противоположным стенам с дымящимися чашками в руках, повернули головы посмотреть, откуда шум. На миг они замерли, как заколдованные... а потом их чашки далеко разлетелись, оставляя за собой спиралевидные туманности коричневой жижи и пистолеты взметнулись, словно солнечные зайчики. В ушах Гарри Кейна зажужжало и он упал. Но последний мимолетный взгляд на коридор сказал ему, что полицейские падают тоже. Он лежал, будто поломанная кукла, с кружащейся головой и помутневшим взглядом, с телом, онемевшим, как у ощипанной мороженой курицы. Мимо него и через него протопали ноги. Сквозь завесу оцепенения он тускло ощутил пинки. Четыре руки резко подхватили его за лодыжки и запястья и он поехал дальше, раскачиваясь и подпрыгивая между своих спасителей. Гарри Кейн был доволен. Он держался низкого мнения о толпах. Эта толпа вела себя лучше, чем он ждал. Сквозь шум в ушах до него донеслась сирена. У подножия лестницы они настигли хвост ватаги - Лэни впереди, Мэтт и Джей Худ следом. Мэтт выдохнул: - Стой!.. Есть пистолет. Лэни поняла, что к чему и замедлила бег. Мэтт может охранять тыл. Если они попытаются добраться до передней части ватаги, то их затрут в середине и ультразвуковик окажется бесполезным. Но никто не нападал ни них с тыла. Впереди послышался шум и они прошли мимо распростертых тел: сначала полицейский, потом ряд мужчин и женщин в лабораторных халатах. Мэтт обнаружил, что его желудок пытается вывернуться наизнанку. Злоба мятежников ужасала. Ужасала и ухмылка Худа: оскал убийцы, исказивший его черты ученого. Снова замешательство впереди. Двое мужчин остановились поднять тяжко простершуюся фигуру и продолжали бег. Гарри Кейн выбыл из действия. - Надеюсь, кто-нибудь стал во главе! - крикнул Худ. В коридорах взвыла сирена. Ее силы хватило бы поднять Пыльных Демонов и загнать их, скулящих, на небеса в поисках толики спокойствия. От нее дрожал бетон, сотрясались кости людей. Сквозь сирену глухо донесся дребезжащий лязг. Посреди ватаги, разделив ее надвое, упала железная дверь. Один из людей впечатляюще умер под дверью. Хвост ватаги из дюжины мужчин и женщин расплескался по стальной двери и откатил. Ловушка. Обратный конец коридора тоже был заблокирован. Но по обе его стороны проходили другие двери. Один человек отделился, пробежал вдоль коридора, повертел головой туда-сюда, кратко заглядывая в открытые двери и не обращая внимания на запертые. - Сюда! - крикнул он, взмахнув рукой. Остальные без слов последовали за ним. Это была комната отдыха, расслабления, обставленная четырьмя широкими диванами, креслами, двумя карточными столами и огромным кофейным автоматом. И с панорамным окном. Когда Мэтт подоспел к двери, окно уже зияло настежь, оскалившись острыми зубами. Человек, который нашел комнату, обивал стекло стулом. Почти беззвучное гудение - и Мэтт почувствовал цепенящее действие ультразвука. От дверей! Мэтт ударил по двери и луч исчез. Автоматика? - Бенни! - крикнула Лэни, подхватывая один из концов дивана. Человек у окна бросил стул и схватился за другой конец. Это был один из сопровождающих Лэни ночью на вечеринке. Вместе они обрушили диван на оконный переплет, на битое стекло. Колонисты стали перелезать через диван. Худ нашел шкаф и открыл его. Все равно, что растворил ящик Пандоры. Мэтт увидел, как над Худом сгрудилось полдюжины человек в белых халатах. Через секунду они разорвали бы его в клочья. Мэтт воспользовался ультразвуковиком. Все бессильно упали, включая Худа. Мэтт выволок его, перекинул через плечо и полез вслед за остальными через диван. Худ был тяжелее, чем выглядел. Мэтту пришлось уронить его на траву и упасть следом. Через газон вдалеке видна была склоненная наружу стена Госпиталя, поверх нее шла проволока, склоненная внутрь. Очень тонкая проволока, еле видная в слабом тумане. Мэтт подобрал Худа, огляделся вокруг и увидел остальных бегущими вдоль здания с высоким человеком по имени Бенни во главе. Пошатываясь, Мэтт двинулся за ними. Они добрались до угла - похоже, у Госпиталя миллион углов - резко остановились и, сгрудившись, подались назад. Нарвались на охрану? Мэтт положил Худа, поднял ультразвуковик... Из выбитого панорамного окна вопросительно появилась рука с пистолетом. Мэтт выстрелил и человек упал. Но Мэтт знал, что там должны быть еще. Пригнувшись, он подобрался под окно и резко выпрямился, стреляя внутрь. Полдюжины полицейских выстрелили в ответ. Правый бок и рука Мэтта онемели, он выронил пистолет, потом и сам упал под окном. Мгновение спустя они появились из-за подоконника. Человек по имени Бенни бежал к нему. Мэтт швырнул ему ультразвуковик первого полицейского и левой рукой подобрал свой. Бенни люди внутри не ожидали. Они старались выстрелить из-за подоконника в Мэтта, а для этого им приходилось высовываться. Через полминуты все было кончено. Бенни сказал: - Сразу за этим углом автомобильная площадка. Охраняемая. - Они знают, что мы здесь? - Не думаю. Пыльные Демоны послали нам туман. - Бенни улыбнулся своему пистолету. - Хорошо. Мы можем воспользоваться этими пистолетами. Тебе придется понести Джея: у меня не действует рука. - Только Джей умеет летать. - Я умею, - сказал Мэтт. - Майор Йенсен. Включите сигнал "Пленника на свободе". Тотчас раздалась сирена - еще раньше, чем Иисус Пьетро успел поменять решение. Миг он был уверен, сверхъестественно уверен, что свалял дурака. Это может в немалой степени стоить ему лица... Но нет. Келлер н_а_в_е_р_н_я_к_а сейчас выпускает пленников. Келлера здесь нет, следовательно, Келлер на свободе. Первым его действием будет освобождение остальных Сынов Земли. Если бы охрана вивария задержала его, сюда позвонили бы; но сюда не звонили, следовательно, Келлер преуспел. Но что, если Келлер мирно спит в виварии? Глупости. Почему бы охранники вдруг про него забыли? Их поведение слишком напоминает поведение Хобарта прошлой ночью. В дело вмешалось чудо, чудо из тех, которые Иисус Пьетро начинал уже связывать с Келлером. У такого чуда должна быть некая цель. Оно всегда должно освобождать Келлера. А в коридорах наверняка полно взбешенных мятежников. Это очень плохо. У Исполнения есть мотивы пользоваться щадящим оружием. У мятежников нет - ни мотивов, ни самого щадящего оружия. Они убьют всех, кто попадется им на пути. Сейчас стальные двери должны уже стоять по местам, вибрируя в усыпляющих частотах. Сейчас опасность уже должна быть позади - почти наверняка. Если мятежники не успели выбраться из коридоров. Но сколько вреда они уже причинили? - Пошли со мной, - сказал Иисус Пьетро двоим охранникам. - Пистолеты держать в руках, - добавил он через плечо. Охранники вышли из ступора и бросились вдогонку. Они не имели малейшего понятия, что происходит, но Иисус Пьетро был уверен, что они опознают колониста вовремя, чтобы его уложить. Они послужат надежной защитой. Дюжина колонистов, двое из них парализованы. Семь трофейных пистолетов. Мэтт остался в укрытии за углом, нехотя подчинившись приказу Бенни. С ним остались две женщины: Лэни и тигрица средних лет, с очень звучным голосом, по имени Лидия Хэнкок, а также двое выбывших - Джей Худ и Гарри Кейн. Мэтт хотел бы участвовать в схватке с охраной автоплощадки, но не мог противиться логике. Поскольку он единственный, кто умеет летать на автомобиле, ему пришлось остаться, в то время, как остальные выбежали на поле со включенными ультразвуковиками. Автопорт был большим, плоским участком лужайки, поросшим разновидностью мутантной травы, способной пережить неограниченное вытаптывание. По зелени проходили почти белые линии, очерчивающие посадочные площадки. Примерно в центре двух площадок находились автомобили. Возле машин перемещались люди, обслуживая их и убирая из-под машин металлические канистры. В четырех футах от травы под рассеянным солнечным светом висел туман, клубившийся вокруг бегущих мятежников Они находились на полпути к машинам, когда со стены Госпиталя на них развернули ультразвуковик величиной с прожектор. Мятежники сразу попадали, словно сено под косой. То же произошло с механиками возле автомобилей. Потерявшие сознание люди лежали по всему посадочному полю, а над ними клубился туман. Когда большой ультразвуковик повернули в сторону угла, Мэтт убрал голову. Все равно он почувствовал онемение, слабое и далекое по сравнению с омертвелостью правой руки. - Не подождать ли нам, пока его повернут в другую сторону, а потом кинуться на них? - По-моему, мы у них в руках, - произнесла Лэни. - Перестань! - сердито прикрикнула миссис Хэнкок. Мэтт встретился с ней ее впервые пятнадцать минут назад и никогда не видел без нынешнего гневного выражения. Она была яростной, объемистой и уютной, естественной в любой ситуации. - Мы будем у них в руках не раньше, чем нас поймают! - Иногда что-то не дает людям меня видеть, - сказал Мэтт. - Если хотите рискнуть, то, может быть, оно защитит нас всех, пока вы будете рядом со мной. - Свхнлся т нпржений, - голос Худа был неразборчив, едва понятен. Одним глазом он смотрел на Мэтта. Гарри тоже очнулся, неподвижный и настороженный. - Это правда, Худ. Не знаю, почему так, но это правда. Я думаю, это должна быть пси-способность. - Все, кто верит в пси-силы - психи. - Ультразвуковик повернули в другую сторону, - сказала Лэни. - У меня рука не действует. Лэни, вы с миссис... - Зовите меня Лидией. - Вы с Лидией перекиньте Худа мне через левое плечо, потом возьмите
в начало наверх
Гарри. Держитесь ближе ко мне. Помните: мы просто пойдем. Не пытайтесь спрятаться. Если в нас выстрелят, я принесу вам извинения, когда представится такой случай. - Извнсь счс. - Ладно, Худ. Мне очень жаль, что из-за меня нас всех убили. - Пдет. - Пошли. 7. КРОВОТОЧАЩЕЕ СЕРДЦЕ "Когда они это увидят... - Иисус Пьетро пожал плечами. Он смотрел, как его охранники попятились, не желая входить, не в силах отвернуться. - Когда это увидят, они будут не столь высокого мнения о своих пистолетах!" У сторожа вивария, конечно, был пистолет. Вероятно, он не сообразил вовремя его достать. Другого шанса у него не оказалось. Он походил на расплескавшийся транспортный бак из банка органов. Хобарт, погибший близ дальнего конца вивария, выглядел не лучше. Иисус Пьетро почувствовал прилив вины. Он не желал Хобарту такой судьбы. Не считая тел, виварий был пуст. Разумеется. Иисус Пьетро еще раз огляделся вокруг - и наткнулся взглядом на дверь с темными закорючками на блестящей стальной поверхности. Это какой-то символ, тут он был уверен. Но какой? Сынам Земли символом служил круг со стилизованными очертаниями Американского континента внутри. Этот рисунок нисколько его не напоминал; не был он похож и ни на что иное, известное Иисусу Пьетро. Но нарисовано было, несомненно, человеческой кровью. Две широких дуги, двусторонне-симметричных. Ниже три маленькие замкнутые кривые, похожие на хвостатые кружочки. Головастики? Какие-либо микроорганизмы? Иисус Пьетро потер глаза ребрами ладоней. Потом он спросит об этом у пленников. Пока лучше забыть. - Предположим, что они выбрали кратчайший путь к центральному входу, - сказал он вслух. Если охранники и удивились, услыхав, как он читает лекцию самому себе, то отреагировали так же, как давно научился реагировать майор Йенсен. Они смолчали. - Пошли, - сказал Иисус Пьетро. Налево, направо, вниз по ступенькам... мертвый полицейский, простершийся в коридоре, в исполнительской форме, столь же разорванной и разоренной, как и он сам. Иисус Пьетро миновал его, не нарушив своей сокрушительной поступи. Он достиг аварийной стальной двери и воспользовался ультразвуковым свистком. Стоило двери подняться, как охранники напряглись. Два скорбных ряда мертвых и калек и еще одна стальная дверь в противоположном конце. Мертвецы - как взрывы в банках органов. Решительно, так и следует о них думать. Не надо вспоминать, что они были людьми, находившимися под защитой Иисуса Пьетро. В большинстве даже не полицейскими, а гражданскими служащими: врачами и электриками. Каким ценным уроком это послужит охране Госпиталя! Иисус Пьетро ощутил недомогание. Проявилось оно лишь в необычной для него бледности, но тут уж он не мог ничего поделать. Он прошел по коридору, храня высокомерно-отчужденное выражение. Стальная дверь поднялась при его приближении. Колонисты лежали вповалку под стальными дверями в обоих концах, словно даже в бессознательном состоянии пытаясь спастись. Один из полицейских заговорил в переносной телефон, вызывая носилки. Иисус Пьетро стоял над грудой мятежников. - Раньше я никогда не ненавидел их по-настоящему, - сказал он. - Келлр вклчи грскп. - Чего? - Мэтт не мог уделять ему внимание. Он силился вести автомобиль одной рукой, да к тому же неподходящей; машина взбрыкивала и извивалась, словно испуганный жеребец. - Гир-ро-скп-пы! - болезненно выговорил Худ. - Я понял. Что я с ними должен сделать? - Вкххлючить. Мэтт повернул тумблер "Гироскопы" на "вкл". Внизу что-то зажужжало. Машина вздрогнула, потом выровнялась и ровно пошла вверх. - Ззкрылк. Мэтт нажал нужную кнопку. Автомобиль двинулся быстрее. - Пмги мне псмтреть, Лэни. - Худа сидел возле левого переднего окна, Гарри Кейн посередине, а Мэтт справа. Лэни, потянувшись с заднего сиденья, поддержала голову Худа, когда он выглядывал из окна. - Пверни. - Как? - Нашать... кноп. - Кнопку? Вот эту? - Тта... идьот. - К твоему сведению, - ледяным тоном сказал Мэтт. - Я полностью пролетел на автомобиле путь от подвала Гарри до Плато Альфа. Это был первый раз, когда я оказался в автомобиле. Естественно, я не знаю, для чего служат все эти штучки. - Этт ферн. Тепрь прям, пка не скжу. Мэтт отпустил кнопку. Дальше машина полетела сама. - Мы летим не к коралловым домам, - заметил он. - Нет, - медленно, но разборчиво выговорил Гарри. - Коралловые дома Исполнение осмотрит в первую очередь. Я не мог тащить сто человек туда, куда мы сейчас направляемся. - Куда же? - В большой незанятый особняк, принадлежащий Джоффри Юстасу Парлетту и его семье. - А где будет в это время Джоффри Юстас Парлетт? - Он вместе с семьей купается и играет на маленьком общественном курорте на Йоте. У меня есть контакты на Плато Альфа, Келлер. - Парлетт. Он как-нибудь... - Внук. Миллард Парлетт жил у них, но он готовится к речи. Как раз примерно сейчас он должен начинать. Трансляционная станция на холме Ноб достаточно далека, а его здешние хозяева уехали, так что он, вероятно, останется у родни. - Все-таки звучит опасно. - Это по-твоему. Сомнительный комплимент поразил Мэтта, словно шесть сухих мартини. Ведь это он все сделал! Он проник в Госпиталь, освободил пленников, устроил кавардак, оставил свой знак и ушел свободным и неприкосновенным! - Мы можем спрятать автомобиль, пока суматоха не уляжется, - сказал он. - Потом вернемся на Гамму... - И оставим моих людей в виварии? Я не могу так поступить. И еще есть Полли Торнквист. Полли. Девушка, которая... да. - Я не мятежник, Гарри. Большое спасение окончено. Честно говоря, я пришел туда только чтобы забрать Лэни, если сумею. Я могу бросить этот крестовый поход в любое время. - Думаешь, Кастро так просто позволит тебе уйти, Келлер? Он наверняка знает, что ты был одним из пленников. Он будет выслеживать тебя, где бы ты ни укрылся. К тому же я не могу позволить тебе забрать автомобиль. Он мне нужен для м_о_е_г_о большого спасения. Мэтт скроил гримасу. Автомобиль ведь его, не так ли? Он его сам украл. Но об этом они могут поспорить позже. - Почему ты упомянул Полли? - Она видела посадку трамбробота. Кастро, вероятно, нашел у нее пленки. Может быть, он допрашивает ее, чтобы узнать, кому еще это известно. - Что известно? - Я тоже не знаю. Только Полли. Но это должно быть чертовски важно. Так считала Полли и Кастро, очевидно, тоже. Ты же не знаешь, что прилетел трамбробот, верно? - Нет. - Это держат в тайне. Раньше так никогда не делали. Лэни сказала: - Полли вела себя, будто нашла что-то необычайно важное. Она настаивала, что расскажет нам всем сразу, вчера ночью. Но Кастро не дал ей возможности это сделать. Теперь я подумываю, не трамбробот ли вызвал налет. - Может быть, она в банках органов, - сказал Мэтт. - Пока нет, - ответил Гарри. - Если только Кастро нашел пленки. Она еще не заговорила бы. Ему придется применить гробовую обработку, а это требует времени. - Гробовую обработку? - Неважно. Важно или нет, но Мэтту не понравилось, как это звучит. - Как же ты собираешься устроить свое спасение? - Еще не знаю. - Чть влев, - сказал Худ. Под ними проплывали дома и зелень. Лететь на автомобиле при включенных гироскопах было бесконечно легче. Мэтт не видел кругом машин - ни полицейских, ни иных. Что-то их заставило приземлиться? - Вот как, - сказала Лэни. - Ты проделал весь путь в Госпиталь, чтобы найти меня. - В краденом автомобиле, - сказал Мэтт. - С небольшим заездом в дымку над пустотой. Широкий рот Лэни сложился в полуулыбку-полуухмылку, наполовину довольную и наполовину насмешливую. - Я, конечно, польщена. - Конечно. Миссис Хэнкок проговорила с заднего сиденья: - Хотела бы я знать, почему нас не сбили лучом там, возле автопорта. - А ты знал, что не собьют, - заметила Лэни. - Откуда ты знал, Мэтт? - Присоединяюсь, - сказал Гарри Кейн. - Я не знал, - возразил Мэтт. - Но ты знал, что это может сработать. - Ага. - Откуда? - Ладно. Худ, ты слушаешь? - Тта. - История длинная. Я начну с утра после вечеринки... - Начни с вечеринки, - сказала Лэни. - Про все? - Про все. - Лэни излишне подчеркнула последнее слово. - По-моему, это может оказаться важно, Мэтт. Мэтт пожал плечами, неохотно уступая. - Может и так. Ладно. Я встретился с Худом в баре первый раз за восемь лет... Иисус Пьетро и майор Йенсен стояли поодаль от вереницы носилок, уносившей свой груз на койки вивария. В другой части Госпиталя другие носилки несли мертвых и раненых в операционные, некоторых - для возвращения к жизни, здоровью и принесению пользы, других же - чтобы изъять у них неповрежденные части. - Что это? - спросил Иисус Пьетро. - Не знаю, - отвечал майор Йенсен. Он отступил от двери, чтобы получше рассмотреть. - Выглядит почти знакомо. - От этого проку нет. - Предполагаю, это нарисовано колонистом? - Смело можете так полагать. Больше в живых никого не осталось. Майор Йенсен отступил еще дальше, покачался на носках, упер руки в бедра. Наконец он сказал: - Это любовное послание, сэр. Со слезинками. - Любовное послание со слезинками. Кто бы это ни нарисовал, он был ненормален. С какой стати Сынам Земли оставлять нам любовное послание, нарисованное человеческой кровью? - Кровь. Кровотечение... а, понимаю. Вот что это, сэр. Это кровоточащее сердце. Они сообщают нам, что они против практики казнить преступников для банков органов. - Вполне разумно с их стороны. - Иисус Пьетро снова осмотрел виварий. Тела Хобарта и сторожа уже убрали, но пятна, как на бойне, остались. Он промолвил: - Их поведение не слишком соответствует кровоточащему сердцу.
в начало наверх
Тридцать тысяч пар глаз ждали перед линзами трехмерных экранов. Милларда Парлетта окружали четыре телевизионных камеры. Сейчас они слепы и покинуты, операторы тем временем небрежно расхаживают по комнате, говоря и делая что-то, чего Миллард Парлетт даже не старался понять. Через пятнадцать минут эти слепые камеры станут смотровыми щелями для шестидесяти тысяч глаз. Миллард Парлетт принялся перелистывать свои заметки. Если вносить какие-то изменения, то нужно это делать сейчас. I. Введение. А. Подчеркнуть реальную опасность. Б. Упомянуть о грузе трамбробота. В. "Нижеследующее послужит фоном". Насколько реальной покажется опасность этим людям? Последним поводом для экстренного заседания на памяти Парлетта послужила Великая Чума 2290 года, больше ста лет назад. Большинство его слушателей тогда еще не родились. Отсюда - Введение, чтобы завладеть их вниманием. II. Проблема банка органов: экспозиция. А. Земля называет это проблемой, мы - нет. Следовательно, Земля знает об этом значительно больше. Б. С помощью банков органов любой гражданин может прожить столько, сколько просуществует его нервная система. Это время может быть очень большим, если кровеносная система в исправности. В. Но гражданин не может получить из банков органов больше, чем туда попадает. Он должен сделать все, что в его силах, чтобы имелся запас. Г. Единственно осуществимый метод снабжения банков органов - через казнь преступников. (Продемонстрировать это: показать, почему все остальные методы не годятся). Д. Расчленение тела одного преступника может спасти дюжину жизней. На данный момент нет веских доводов против применения высшей меры наказания за любое конкретное преступление, поскольку все такие доводы построены на невыгодности казни для общества. Следовательно, гражданин, желающий прожить так долго и настолько здоровым, как только сможет, проголосует за смертную казнь при любом преступлении, если в банках органов не хватает материала. 1) Привести в пример смертную казнь на Земле за лживую рекламу, уклонение от уплаты подоходного налога, загрязнение воздуха, обзаведение детьми без лицензии. Удивительно еще, что потребовалось столько времени на введение этих законов. Начало проблеме банка органов было положено в 1900 году, когда Карл Ландштейнер разделил кровь людей на четыре типа: А, В, АВ и 0. Или в 1914, когда Альберт Хастин обнаружил, что нитрат соды предотвращает свертывание крови. Или в 1940, когда Ландштейнер и Винер открыли rh-фактор. Банки крови столь же легко можно было снабжать за счет осужденных преступников, но, очевидно, никто этого не понял. И еще были работы Гамбургера в 1960-х и 70-х в парижском госпитале, где производились пересадки почек от доноров, не являвшихся идентичными близнецами. Было открытие сывороток против отторжения Мостелем и Грановичем в 2010-х... Никто, казалось, не замечал вытекавших отсюда следствий - до середины двадцать первого века. Во всем мире возникли банки органов, кое-как снабжавшиеся людьми, достаточно альтруистичными, чтобы завещать свои тела медицинской науке. Но много ли пользы в теле человека, умершего от старости? Быстро ли можно добраться до места автомобильной катастрофы? И в 2043 году Арканзас, где никогда не отменяли смертную казнь, сделал банки органов официальным средством казни штата. Идея распространялась, как лесной пожар... как моральная чума, по выражению одного из критиков-современников. Миллард Парлетт тщательным образом все это изучил, а потом выбросил из своей речи все исторические детали, боясь потерять из-за них аудиторию. Люди, в особенности члены команды, не любят, когда им читают лекции. Е. Таким образом, правительство, контролирующее банки органов, могущественнее любого диктатора в истории. Множество диктаторов имели власть над смертью, но банки органов дают правительству власть над жизнью и смертью. 1) Жизнь. Банки органов могут излечить почти все, и правительство может устанавливать, кому из граждан отдавать предпочтение, на том основании, что материалов не хватает. Право первенства становится жизненно важным. 2) Смерть. Ни один гражданин не станет протестовать, когда правительство осуждает людей на смерть, если эта смерть дает гражданину шанс выжить. Неправильно и нечестно. Альтруисты остаются всегда. Но пусть так останется. III. Проблема банков органов: колонии. А. Аллопластия - наука о введении в человеческое тело инородных материалов в медицинских целях. Б. Примеры: 1) Имплантированные слуховые аппараты. 2) Ритмизаторы сердца и искусственные сердца. 3) Пластмассовые трубки в качестве вен и артерий. В. Аллопластия применяется на Земле полтысячелетия. Г. В колониальных мирах аллопластии нет. Для аллопластии нужна высокая технология. Д. В любом колониальном мире возможно создание банка органов. Силовой отсек космобаржи предназначен для замораживания органов. Таким образом сами корабли становятся центрами банков органов. Е. Таким образом в любом колониальном мире даже аллопластия не облегчает "проблему" банков органов. IV. Проблема банков органов - как она связана с политическими силами Горы Посмотрика. А. Припосадочный Договор. Миллард Парлетт нахмурился. Как отреагирует средний член команды на правду о Припосадочном Договоре? То, чему их учили в школе, было правдой. В основном. Припосадочный Договор, соглашение, дававший команде власть над колонистами, действительно существовал со времени приземления "Планка". Все колонисты действительно на него согласились. Основания также сохранились. Команда брала на себя весь риск, делала всю работу десятки лет, терпя кабалу и страдания в годы обучения, чтобы достичь цели, которая в_о_з_м_о_ж_н_о пригодна для обитания. Колонисты мирно спали напролет все эти годы в космосе. Команда должна была управлять по праву. Но сколько членов команды знало, что те первые колонисты подписали Договор под дулами ружей? Что восемь человек предпочло умереть, но не отказаться от свободы? Дело ли Милларда Парлетта рассказывать им об этом? Да, это его дело. Они должны понять природу политических сил. Он оставил пункт без изменений. Б. Госпиталь. 1) Контроль над электроэнергией. 2) Контроль над средствами массовой информации. 3) Контроль над правосудием: полиция, суд, кара. 4) Контроль над медициной и банками органов: позитивная сторона правосудия. В. Замена органов - колонистам? Да! 1) Колонисты с хорошей репутацией явно имеют право на медицинское обслуживание. Явно даже для них самих. 2) Правосудию необходима позитивная сторона. 3) "Проблема" банков органов предполагает, что колонисты, которые могут надеяться на медицинское обслуживание, будут поддерживать правительство. V. Капсула трамбробота. (Показать рисунки. Дать им полный обзор. Применить номер 1 для зрительного шока, но внимание сосредоточить на последствиях применения ротифера). К этому можно кое-что добавить! Миллард Парлетт посмотрел на свою правую руку. Двигалась она превосходно. Контраст с необработанной левой рукой был уже разительным. Это их расшевелит! VI. Опасность капсулы трамбробота. А. Она не устраняет необходимости в банках органов. В капсуле было только четыре предмета. Чтобы заменить банки органов, потребуются сотни или тысячи, и каждый - целое мероприятие. Б. Но любой колонист раздует смысл капсулы сверх всякой меры. Колонисты решат, что смертную казнь следует прекратить немедля. Миллард Парлетт бросил взгляд назад - и пожал плечами. С капсулой Трамбробота номер 143 невозможно оставаться рациональным. Слишком силен непосредственный зрительный шок. Если в каком-то месте его речь покажется пресной, он может вернуть их внимание, попросту перескочив прямо на груз трамбробота. В. Смертную казнь нельзя прекращать ни в коем случае. 1) Стоит уменьшить суровость наказания, и число преступлений резко возрастет. (Привести примеры из земной истории. У Горы Посмотрика, к несчастью, истории нет). 2) Каким наказанием заменить смертную казнь? Тюрем на Горе Посмотрика нет. Предупреждения и записи в личную карточку сохраняют силу только при наличии угрозы банков органов. VII. Заключение. Миром или насильственно, правлению команды придет конец, когда колонисты узнают о капсуле Трамбробота номер 143. Осталось три минуты. Теперь уже об изменениях не может быть и речи. Вопрос оставался тот же, что и всегда - нужна ли сама речь. Должны ли тридцать тысяч членов команды узнать, что прибыло в капсуле Трамбробота номер 143? Можно ли заставить их понять важность этого? И может ли такое количество людей сохранить такой секрет? Члены Совета яростно боролись, чтобы предотвратить это событие. Только уверенный контроль Милларда Парлетта над обстоятельствами, его познания в ходах управления и слабостях товарищей по Совету, а также подавляюще властный облик, которым он немилосердно пользовался - только решимость Милларда Парлетта заставила Совет объявить аварийное положение. И сейчас каждый член команды на Плато Альфа и где бы то ни было находится перед телевизором. Над Плато Альфа не летают автомобили; лыжники не скользят по снегам северного ледника; озеро, горячие источники и игральные залы Йоты пусты. Осталась одна минута. Поздно уже и отменять речь.
в начало наверх
Могут ли тридцать тысяч человек сохранить такую тайну? Ну конечно же, нет. - Вот этот большой дом с плоской крышей, - сказал Гарри Кейн. Мэтт накренил автомобиль вправо и продолжал: - Я дождался, пока охранники скроются из виду, а потом вернулся в виварий. Человек, сидевший внутри, отворил мне дверь. Я пришиб его и забрал у него пистолет, а потом нашел эту панель с кнопками и начал их нажимать. - Приземляйся в сад, а не на крышу. Так ты додумался, что у них было неладно с глазами? - Нет. - Мэтт работал закрылками и рукоятью штурвала, пытаясь повиснуть над садом. Сад был большой и простирался до края пустоты: английский парк в стиле тысячелетней давности, симметричный лабиринт угловатых изгородей, окружающих кричаще окрашенные прямоугольники. Дом тоже весь состоял из прямых углов - увеличенная копия маленьких стандартных домиков тысяча девятисотых. Плоская крыша, плоские стены почти без украшений, величиной с мотель, но такой широкий, что кажется низким - дом словно построили из заранее заготовленных частей, а потом годами достраивали. Джоффри Юстас Парлетт, очевидно, подражал дурному вкусу древних в надежде получить нечто новое и своеобразное. Мэтту, само собой, это виделось в ином свете. Для него все дома на Альфе были одинаково странными. Он опустил автомобиль на полоску травы у обрыва в пустоту. Машина опустилась, подпрыгнула, вновь коснулась земли. Когда момент показался Мэтту подходящим, он опустил все четыре рычага управления пропеллерами. Машина резко осела. Рычаги начали отползать обратно и Мэтт прижал их рукой, отчаянно оглядываясь на Худа за помощью. - Гироскоп, - сказал Худ. Мэтт заставил парализованную правую руку подняться и щелкнуть выключателем гироскопов. - Надо тебе немножко подучиться летать, - заметил Гарри Кейн с замечательным терпением. - Ты кончил свой рассказ? - он настоял, чтобы Мэтта никто не прерывал. - Может, я что-нибудь забыл. - Вопросы и ответы мы можем отложить до того времени, как все успокоится. Мэтт, Лэни, Лидия, достаньте меня отсюда и передвиньте Джея к приборной доске. Джей, можешь управлять руками? - Да. Действие парализатора сильно истощилось. Мэтт и две женщины мешали друг другу. Гарри вышел сам, двигаясь судорожными рывками, но умудряясь стоять прямо. Он отмахнулся от предложенной помощи и стоял, глядя на Худа. Худ открыл крышку на приборной доске и что-то там делал. - Мэтт! - позвала Лэни через плечо. Она стояла в нескольких дюймах от пустоты. - Отойди оттуда! - Нет! Это ты подойди! Мэтт подошел. Миссис Хэнкок сделала то же. Все трое стояли на краю полоски травы и смотрели вниз, на свои тени. Солнце стояло у них за спиной и светило вниз под углом в сорок пять градусов. Туман, покрывавший утром южный конец Плато, опустился теперь за край пустоты и лежал почти у их ног. И они смотрели на свои тени - три тени, протянувшихся в бесконечность, три черных извилистых тоннеля, становящиеся все уже по мере того, как они пробивались сквозь светящуюся дымку, пока не достигнут места, где они расплывались и исчезали. Каждому из троих казалось, что только его тень окружена маленькой, яркой, совершенно круглой радугой. К ним присоединилась четвертая тень, двигавшаяся медленно и болезненно. - Эх, камеру бы, - простонал Гарри Кейн. - Я такого никогда раньше не видел, - сказал Мэтт. - Я видел один раз, давным-давно. Это было словно видение. Я, представитель Человека, стою на краю мира с радугой вокруг головы. В ту ночь я вступил в Сыны Земли. Сзади раздалось приглушенное жужжание. Мэтт повернулся и увидел, что автомобиль плывет к нему над травой, останавливается у обрыва, пересекает его. Машина повисла над дымкой, а затем опустилась в нее, исчезая, как погружающийся дельфин. Гарри обернулся и окликнул Худа: - Все устроено? Тот стоял на коленях в траве, там, где находился автомобиль. - Нормально. Он вернется в полночь, подождет пятнадцать минут, потом вновь опустится. Так будет повторяться еще три ночи. Кто-нибудь поможет мне войти в дом? Мэтт почти пронес его через парк. Худ был тяжел, его ноги двигались, но держать не могли. Пока они шли, Худ понизил голос, чтобы спросить: - Мэтт, что такое ты нарисовал на двери? - Кровоточащее сердце. - Ага. А зачем? - Сам толком не знаю. Когда я увидел, что сделали с охранником - это было как опять оказаться в банках органов. Я вспомнил своего дядю Мэтта. - Он машинально сильнее сжал Худа за руку. - Его забрали, когда мне было восемь. Я так и не узнал, за что. Я должен был что-то оставить, чтобы показать, что я там был - я, Мэтт Келлер, пришедший один и ушедший с войском. Прежде всего за дядю Мэтта! Я был немного не в себе, Худ; я видел в банках органов такое, что перетряхнуло бы мозги любому. Я не знал вашего символа, так что мне пришлось выдумать свой. - Недурно вышло. Я потом покажу тебе наш. Плохо это было - банки органов? - Ужасно. Но хуже всего были эти крошечные сердца и печени. Дети, Джей! Я не знал, что они хватают детей. Худ вопросительно поднял взгляд. Но тут Лидия Хэнкок распахнула перед ними большую парадную дверь и им пришлось сосредоточиться на подъеме по ступенькам. Иисус Пьетро был в бешенстве. Некоторое время он оставался у себя в кабинете, зная, что там будет полезнее всего, но чувствовал себя стесненно. Теперь он стоял возле автопосадочной площадки и смотрел, как уносят последних пораженных ультразвуком. При нем был переносной телефон, по которому секретарша могла с ним связаться. Раньше он никогда не испытывал ненависти к колонистам. Для Иисуса Пьетро все люди разделялись на две категории: команда и колонисты. В других мирах могли применяться другие понятия, но другие миры не имели отношения к Горе Посмотрика. Члены команды были хозяевами, мудрыми и благожелательными, по крайней мере, в целом. Колонисты предназначались служить. В обеих группах попадались исключения. Были члены команды, отнюдь не проявлявшие мудрости и не стремящиеся к благожелательности, принимавшие выгоды своего мира и пренебрегающие ответственностью. Были колонисты, стремившиеся повергнуть сложившийся порядок вещей и другие, предпочитавшие сделаться преступниками, нежели служить. Сталкиваясь с членами команды, не вызывавшими у него восхищения, Иисус Пьетро вел себя почтительно, отдавая должное их положению. Колонистов-отступников он вылавливал и казнил. Но он не испытывал к ним ненависти - не больше, чем Мэтт Келлер к рудокопным червям. Отступники составляли часть его профессии, часть рабочего дня. Они вели себя так, а не иначе, потому что они были колонистами и Иисус Пьетро изучал их, как студенты-биологи изучают бактерий. Когда его рабочий день кончался, с ним кончался и интерес к колонистам, если только не происходило чего-нибудь чрезвычайного. Теперь этому настал конец. В своем безумном беге по Госпиталю мятежники ворвались из рабочего дня прямо к нему домой. Он не мог разгневаться сильнее, если бы они побывали у него дома, разбили мебель, перебили слуг, подсыпали яду чистильщикам и изгадили ковер. Зажужжал интерком. Иисус Пьетро снял его с пояса и произнес: - Кастро. - Йенсен, сэр. Я звоню из вивария. - Ну? - Шестерых мятежников недостает. Хотите знать их имена? Иисус Пьетро огляделся. Последних колонистов унесли в бессознательном состоянии десять минут назад. Те, кого еще уносили на носилках, были служащими автопорта. - Все должны быть у вас. Вы сверились с операционной? Я видел по крайней мере одного, умершего под дверью. - Я проверю, сэр. Автопорт вернулся в обычное состояние. Мятежники не имели времени привести его в беспорядок, как они привели в беспорядок коридоры и комнату отдыха электриков. Иисус Пьетро обдумывал, возвращаться ли ему в кабинет или проследить в обратном порядке маршрут мятежников через комнату отдыха. Потом он случайно заметил двоих людей, споривших возле гаража. Он прошел туда. - Вы не имели права отсылать Бесси! - кричал один. Он был в форме оперативника - высокий, очень смуглый красавчик, как с вербовочного плаката. - Вы, чертовы оперативники, воображаете будто это ваши машины, - презрительно сказал механик. Иисус Пьетро улыбнулся, потому что механики держались точно такого же мнения. - В чем дело? - спросил он. - Этот идиот не может найти мою машину! Простите, сэр. - А какая машина ваша, капитан? - Бесси. Я пользуюсь Бесси три года, а сегодня утром какой-то идиот послал ее на опрыскивание леса. И полюбуйтесь! Они ее потеряли, сэр! - голос его стал жалобным. Иисус Пьетро перевел взгляд холодных голубых глаз на механика. - Вы потеряли автомобиль? - Нет, сэр. Просто вышло так, что я не знаю, куда ее поставили. - Где машины, вернувшиеся после опрыскивания леса? - Вот одна из них, - механик указал на автопорт. - Мы наполовину разгрузили ее, когда эти дьяволы на нас выскочили. Собственно, мы обе их разгружали. - Механик почесал в затылке. Он очень неохотно встретился взглядом с Иисусом Пьетро. - После того я вторую не видел. - Часть пленников исчезла. Вам это известно? - Кастро не стал ждать ответа механика. - Установите серийный номер и описание Бесси и передайте их моему секретарю. Если найдете Бесси, позвоните в мой кабинет. На данный момент я склонен предположить, что этот автомобиль похищен. Механик повернулся и бегом бросился к конторе. Иисус Пьетро воспользовался переносным телефоном, чтобы дать указания насчет возможного похищения автомобиля. Йенсен вновь вышел на связь. - Один мятежник мертв, сэр. Таким образом, пропавших остается пятеро. - Он перечислил имена. - Отлично. Начинает походить на то, что они захватили машину. Узнай, не видела ли охрана на стенах улетавшего автомобиля. - Они бы доложили, сэр. - Я в этом не уверен. Узнай. - Сэр, на автопорт было совершено нападение. Охрана о_б_я_з_а_н_а была доложить, если при нападении толпы пятеро мятежников украли бы автомобиль! - Я думаю, Йенсен, что они могли забыть об этом. Ты меня понял? - в его голосе послышалась сталь. Йенсен прервал связь без дальнейших возражений. Иисус Пьетро посмотрел вверх, на небо, потирая двумя пальцами усы. Украденный автомобиль должен легко отыскаться. Сейчас в воздухе нет личных автомашин команды - все слушают речь Милларда Парлетта. Но они могли уже приземлиться. А если автомобиль украли прямо на виду настенной охраны, то его украли призраки. Это прекрасно согласовалось бы и с другими происшествиями в Госпитале. 8. ГЛАЗА ПОЛЛИ Изнутри дом Джоффри Юстаса Парлетта выглядел иначе. Несть числа большим и удобным комнатам, обставленным уютно, с хорошим вкусом. В задней части имелись карточный стол, маленький кегельбан, зрительный зал и сцена с опускающимся экраном. Кухня была величиной с гостиную Гарри Кейна. Мэтт, Лэни и Лидия Хэнкок прочесали весь дом с ружьями-парализаторами наготове.
в начало наверх
Они не нашли ни одной живой твари, не считая ковров и не менее чем шести гнезд чистильщиков. Лидии пришлось пригрозить силой, чтобы заставить Мэтта вернуться в гостиную. Он жаждал исследовать. Он нашел невероятные спальни. Спальни знатоков своего дела... В гостиной, занимавшей два этажа в высоту, перед огромным поддельным камином, в котором светились в местах соприкосновений красным электрическим жаром каменные бревна, пятеро выживших рухнули на диваны. Гарри Кейн все еще двигался с осторожностью, но, казалось, почти оправился от действия оружия, поразившего его в Госпитале. К Худу вернулся голос, но не силы. Мэтт развалился на диване. Он поерзал, устраиваясь поудобнее и наконец, забрался с ногами. Приятно было чувствовать себя в безопасности. - Крошечные сердца и печени, - сказал Худ. - Да, черт подери, в банках органов. Ты что, не веришь мне? Они плавали в своих особых баках, каких-то самодельных с виду, с моторами прямо в воде возле органов. Стекло было теплым. - Силовые баки не бывают теплыми, - сказал Худ. - А Исполнение не хватает детей, - прибавил Гарри Кейн. - Иначе я бы знал. Мэтт только смотрел на них. - Сердца и печени, - сказал Гарри. - И все? Больше ничего? - Я ничего не заметил, - ответил Мэтт. - Нет, погодите. Там было еще два точно таких же бака. Один пустой. А один выглядел... я подумал - грязный. - Сколько ты там пробыл? - В самый раз, чтоб затошнило. Пыльные Демоны, я же ничего не обследовал! Я искал карту! - В банках органов? - Оставьте, - сказала Лэни. - Расслабься, Мэтт. Это все неважно. Миссис Хэнкок уходила искать кухню. Теперь она вернулась с кувшином и пятью стаканами. - Вот, нашла. У нас ведь нет причин церемониться в этом месте, верно? Ее заверили, что нет, и она всем налила. Худ сказал: - Меня больше интересуют твои предполагаемые парапсихические способности. Я никогда раньше не слышал ни о чем подобном. Это должно быть что-то новенькое. Мэтт хрюкнул. - Должен тебе сказать, что всякий, кто верит в так называемые пси-способности, обычно считает, что сам ими обладает. - Худ говорил сухо, профессионально. - Мы можем вообще ничего не обнаружить. - Тогда как мы сюда добрались? - Может быть, мы этого никогда не узнаем. Какой-нибудь новый замысел Исполнения? Или может, ты нравишься Пыльным Демонам, Мэтт. - Я об этом тоже думал. Миссис Хэнкок вернулась на кухню. - Когда ты пытался проскользнуть в Госпиталь, - продолжал Худ, - тебя сразу засекли. Ты, должно быть, наткнулся на электронную следящую сеть. Ты не пытался бежать? - На меня навели четыре прожектора. Я стоял, и все. - А потом они не обратили на тебя внимания? Просто дали тебе уйти? - Верно. Я все время оглядывался, ждал, что громкоговоритель чего-нибудь скажет. А он молчал. Тогда я побежал. - А человек, который провел тебя в Госпиталь. Не случилось ли что-нибудь как раз перед тем, как он обезумел и бросился к воротам? - Что, например? - Что-нибудь со светом. - Нет. Худ был, казалось, разочарован. Лэни сказала: - Похоже, люди про тебя забывали. - Да. Со мной так всю жизнь. В школе меня не вызывали учителя, когда я не знал ответа. Хулиганье меня никогда не трогало. - Мне бы такое везенье, - заметил Худ. Лэни приобрела рассеянный вид, будто обдумывала мысль. - Глаза, - сказал Гарри Кейн и остановился в раздумье. Он слушал без комментариев, в позе "Мыслителя", уперев подбородок в кулак, а локоть о колено. - Ты сказал, что-то странное произошло с глазами охранника. - Да. Не знаю, что. По-моему, я этот взгляд видел раньше, но не могу припомнить. - А что тот, который в конце концов выстрелил в тебя? У него с глазами было что-нибудь странное? - Нет. Лэни очнулась от рассеянности с ошеломленным видом. - Мэтт. Ты думал, что Полли пошла бы к тебе домой? - Это-то, ради Пыльных Демонов, какое к чему имеет отношение? - Мэтт, не злись. Я спрашиваю не без причины. - Не могу себе вообразить... - Поэтому ты и пригласил специалистов. - Ну хорошо - д_а. Я думал, она пойдет ко мне домой. - А потом она вдруг повернулась и ушла. - Да. Эта сучка просто... - остальное Мэтт проглотил. Только теперь, когда он мог ощутить свою боль, гнев и унижение с терпимого расстояния, он осознал, как сильно она его уязвила. - Она ушла так, будто о чем-то вспомнила. О чем-то более важном, чем я, но при том не особенно важном. Лэни, причина не могла быть в ее слуховом аппарате? - Радио?.. Нет, было еще рано. Гарри, ты говорил Полли по радио что-нибудь такое, чего не говорил нам остальным? - Я говорил, что позову ее рассказать свои новости в полночь, когда все уйдут. Это было слышно по радио. Больше ничего. - Значит, у нее не было причины меня бросать, - выговорил Мэтт. - Я все-таки не вижу причины в этом копаться. - Это странность, - пояснил Худ. - Не помешает рассмотреть все, что было странного в твоей молодой жизни. Лэни сказала: - Тебя это возмутило? - Чертовски. Терпеть не могу, когда меня этак, поигравшись, бросают. - Ты ее не обидел? - Не вижу, чем бы я мог ее обидеть. Напился я только после. - Ты мне говорил, что такое случалось и раньше. - Всякий раз. Всякий раз, черт возьми - до тебя. Я был девственником до той ночи в пятницу. - Мэтт воинственно огляделся. Никто ничего не сказал. - Вот почему я не понимаю, что пользы об этом говорить. Черт дери, это не было странностью в моей молодой жизни. Худ возразил: - Это странно в молодой жизни Полли. Она не ломака. Прав я, Лэни? - Прав. Она всегда серьезно относилась к сексу. И не стала бы заигрывать с тем, кого не хотела. Интересно бы знать... - Мне кажется, я и сам не шутил, Лэни. - Да и я не шучу. Ты все время говоришь, что в глазах охранника было что-то странное. А не было ли чего странного в глазах у Полли? - К чему ты клонишь? - Ты говоришь, что каждый раз, как ты готовился потерять невинность с девушкой, она тебя бросала. Почему? Ты не урод. У тебя, вероятно, нет привычки вульгарно хамить. Мне же ты не хамил. Ты достаточно часто моешься. Так было что-нибудь в глазах Полли? - Черт возьми, Лэни. Глаза... "Что-то изменилось в лице Полли. Она словно прислушивалась к чему-то, слышному ей одной. Она явно ни на что не смотрела; ее взгляд был направлен мимо него и сквозь него, а глаза казались слепыми..." - Она как бы отвлеклась. Что ты хочешь всем этим сказать? Она как бы подумала о чем-то другом, а потом ушла. - Это произошло внезапно - потеря интереса? Она... - Лэни, ну что ты выдумала? Что я специально ее прогнал? - Мэтт не мог больше терпеть; он был, словно струны, натянутые на раме костей, и каждая струна грозила порваться. Никто никогда не вторгался так в его интимные дела! Он никогда не мыслил себе, что женщина будет способна разделить с ним постель, выслушать с симпатией все мучительные секреты, из которых слагалась его душа, а потом выболтать все, что узнала в детальном клиническом обсуждении за круглым столом! Он чувствовал, будто его расчленяют для банков органов; будто он, еще в сознании, смотрит, как полчище врачей обмеряет и зондирует не слишком чистыми руками отдельные части его внутренностей, слышит, как они отпускают похабные комментарии насчет его вероятной медицинской и социальной биографии. И он все это и хотел сказать не смягчая выражений, когда вдруг увидел, что никто на него не смотрит. Никто на него не смотрит. Лэни уставилась в искусственный очаг; Худ смотрит на Лэни; Гарри Кейн сидит в позе мыслителя. Никто из них ничего толком не видел; по крайней мере - ничего, находящегося в комнате. У всех был рассеянный вид. - Вот проблема, - сонно произнес Гарри Кейн. - Как мы намерены освобождать остальных наших, когда нас спаслось всего четверо? - он оглядел своих невнимательных слушателей, после чего вернулся к созерцанию внутренним зрением собственного пупка. Мэтт почувствовал, как у него на голове зашевелились волосы. Гарри Кейн смотрел прямо на него, но он явно не видел Мэтта Келлера. И в глазах у него было что-то совсем особенное. Словно посетитель воскового музея, Мэтт наклонился, чтобы заглянуть Гарри Кейну прямо в глаза. Гарри подпрыгнул, словно подстреленный. - Откуда ты взялся? - он вытаращился так, словно Мэтт упал с потолка. Потом проговорил: - Мммм... ох! У тебя получилось. В этом не было никакого сомнения. Мэтт кивнул. - Вы все вдруг потеряли ко мне интерес. - А что с нашими глазами? - Худ был напряжен, будто собирался прыгнуть на Мэтта. - Что-то было. Не знаю. Я нагнулся, чтоб посмотреть, и тут... - Мэтт пожал плечами, - это кончилось. Гарри Кейн произнес слово, которое редактор отсюда выбросит. Худ сказал: - Вдруг? Я не помню, чтобы это было вдруг. - А что ты помнишь? - спросил Мэтт. - Ну, собственно, ничего. Мы говорили о глазах - или о Полли? Конечно, о Полли. Мэтт, разговор о ней тебя беспокоит? Мэтт издал горловое рычание. - Вот, значит, почему ты сделал то, что сделал. Ты не хотел, чтобы на тебя обращали внимание. - Вероятно. Худ оживленно потер руки. - Так. Мы, по крайней мере, знаем, что у тебя что-то есть и оно тебя слушается. Слушается твоего подсознания. Хорошо! - Худ превратился в профессора, озирающего не слишком смышленую аудиторию. - На какие вопросы мы еще не ответили? Например, при чем тут глаза? Еще, почему в конце концов охранник смог в тебя выстрелить и отправить на сохранение? Третье, отчего ты пользовался своей способностью, чтобы отпугивать девушек? - Пыльные Демоны, Худ! Никакая разумная причина... - Келлер. Сказано это было тоном спокойного приказа. Гарри Кейн вновь принял позу "Мыслителя" на диване, уставившись в пространство. - Ты сказал, что Полли выглядела рассеянной. А мы не казались рассеянными минуту назад? - Когда вы про меня забыли? Казались. - Я сейчас выгляжу рассеянным? - Да. Обожди минутку. - Мэтт встал и прошелся вокруг Гарри, оглядывая его с разных сторон. Тот выглядел, как глубоко задумавшийся человек. Поза "Мыслителя": подбородок на кулаке, локоть на колене, лицо опущенное, почти хмурое; сидит неподвижно, брови нахмурены... нахмурены? Но глаза ясные. - Нет, не выглядишь. Кое-что не так. - Что? - Глаза. - Мы все ходим и ходим вокруг да около, - с отвращением произнес Гарри. - Ну, присядь да посмотри мне в глаза, ради Пыльных Демонов! Мэтт встал коленями на одомашненную траву и заглянул Гарри в глаза. Озарение не приходило. Неточность есть, но какая? Он припомнил Полли пятничной ночью, когда они стояли, затерявшись в локтях и гаме и разговаривали нос к носу. Время от времени они соприкасались, почти случайно, задевали друг друга ладонями, плечами... Он чувствовал, как в горле пульсирует теплая кровь... и вдруг... - Слишком большие, - сказал Мэтт. - Зрачки у тебя слишком большие. Когда кто-то действительно не интересуется, что вокруг него, зрачки меньше.
в начало наверх
- А как насчет зрачков Полли? - допытывался Худ. - Расширены они были или сужены? - Сужены. Совсем маленькие. И у охранников тоже - тех, что пришли за мной сегодня утром. - Мэтт вспомнил, как они удивились, когда он дернул за наручники; наручники, до сих пор свисавшие с его запястий. Они не заинтересовались им, они попросту отомкнули цепочки со своих рук. А когда они смотрели на него... - Вот оно. Вот почему их глаза казались такими странными. Зрачки были с булавочную головку. Худ облегченно вздохнул. - Тогда с этим все, - сказал он и поднялся. - Ну, погляжу, пожалуй, как Лидия управляется с обедом. - Вернись назад, - голос у Гарри Кейна был тихим и убийственным. Худ взорвался смехом. - Перестань кудахтать, - сказал Гарри Кейн. - Что бы там у Келлера ни было, нам это нужно. Говори! "Что бы у Келлера ни было, нам это нужно". Мэтт почувствовал, что должен протестовать. Он не собирался позволить Сынам Земли использовать себя. Но сейчас он был не в силах вмешаться. - Это весьма ограниченная форма телепатии, - сообщил Джей Худ. - И поскольку она так ограничена, то она, вероятно, более надежна, нежели более общие формы. Мишень ее куда менее противоречива. - Худ улыбнулся. - Собственно, мы должны придумать для этого новое название. Телепатия не годится... не совсем годится. Трое ждали - терпеливо, но непреклонно. - Мозг Мэтта, - произнес Худ, - способен управлять мышцами, сокращающими и расширяющими радужную оболочку глаз другого человека. - И улыбнулся, ожидая их реакции. - Ну и что? - спросил Гарри Кейн. - Что в этом такого? - Не понимаете? Нет, пожалуй, не понимаете. Это больше из моей области. Вам что-нибудь известно о мотивационных исследованиях? Три головы отрицательно покачались. - Эта наука давным-давно запрещена на Земле, потому что ее результаты использовались аморально в рекламных целях. Но сначала узнали несколько интересных вещей. Одна из них касалась расширения и сокращения глаза. Оказалось, что если человеку что-нибудь показать и измерить его зрачок специальной камерой, то можно сказать, интересна ли ему эта вещь. Можно показывать ему изображения политических лидеров его страны, если в ней существуют две или более фракций, и его глаза станут шире при виде лидера, которого он поддерживает. Отведите его в сторонку на часок, поговорите с ним, убедите изменить политические взгляды и он расширит зрачки на другого деятеля. Показывайте ему рисунки миленьких девушек и та, которая покажется ему милей всех, расширит его зрачки. Он об этом не узнает. Он знает только, что она всех интереснее. Для него. - Хотел бы я знать, - продолжал Худ, мечтательно улыбаясь сам себе. Кой-кому нравится читать лекции. - Не по этой ли уж причине в самых дорогих ресторанах всегда темно? Приходят парочки, смотрят друг на друга через стол и оба выглядят интересными. Как по-вашему? Гарри Кейн ответил: - По-моему, лучше, чтоб ты закончил рассказывать нам про Келлера. - Он закончил, - сказала Лэни. - Ты не понял? Мэтт боится, что его кто-нибудь увидит. Поэтому он протягивается мыслью и сокращает этому человеку зрачки всякий раз, как тот посмотрит на Мэтта. Конечно же, этот человек не может Мэттом заинтересоваться. - В точности так, - Худ бросил взгляд на Лэни. - Мэтт берет рефлекс и запускает его в обратную сторону, так что рефлекс превращается в управляемый. - Я з_н_а_л, что это как-то связано с освещением. Понимаешь, Мэтт? Это не может сработать, если твоя жертва тебя не видит. Если она тебя слышит, или регистрирует сигнал, когда ты пересекаешь луч электроглаза... - Или если я не сосредоточен на испуге. Вот почему охранник в меня выстрелил. - Я все-таки не понимаю, как это может быть, - сказала Лэни. - Я помогала тебе в твоих исследованиях, Джей. Телепатия - это чтение мыслей. Она действует на мозг, так? - Мы не знаем. Но зрительный нерв - это часть мозга, а не обычная нервная ткань. Гарри Кейн встал и потянулся. - Это неважно. Это лучше, чем все, что устраивали Сыны Земли. Это вроде плаща-невидимки. Теперь мы должны придумать, как им воспользоваться. Пропавший автомобиль остался пропавшим. Его не было в гаражах Исполнения, поисковые партии его не нашли - ни в небе, ни на земле. Если бы машину взял полицейский с законной целью, она была бы на виду; если бы ее не было на виду, значит, с ней была бы какая-то неисправность и пилот дал бы аварийный сигнал. Очевидно, ее на самом деле украли. Иисуса Пьетро это встревожило. Украденный автомобиль - это одно, а невозможным образом украденный автомобиль - другое. Келлера он связывал с чудесами: чудо сохранило его невредимым, когда машина низверглась в туманную пустоту, чудо воздействовало на память Хобарта прошлой ночью. На основе этого предположения Иисус Пьетро включил сигнал: "Пленники на свободе". И на тебе! - пленники совершали свой безумный пробег по коридорам. Пропажу заключенных и пропавший автомобиль он связывал с чудесами Келлера. Так он предположил кражу автомобиля, когда кражи быть не могло. И на тебе! - автомобиль действительно был украден. Потом позвонил из вивария майор Йенсен. До этого момента никто не заметил, что снотворные шлемы еще работают. Как же удрали девяносто восемь заключенных? Чудеса! С каким же дьяволом он сражается? С одним человеком или со многими? Был ли Келлер пассажиром либо водителем в этом автомобиле? Имелись ли в нем другие пассажиры? Открыли Сыны Земли что-нибудь новое или дело в одном Келлере? Эта мысль была скверной. Мэттью Келлер, вернувшийся из пустоты в обличье своего племянника, чтобы преследовать убийцу... Иисус Пьетро фыркнул. Он удвоил охрану на Мосту Альфа-Бета. Зная, что этот мост - единственный путь с обрыва и через Реку Большого Водопада, текущую у подножия, он тем не менее расставил охрану вдоль обрыва. Ни один обычный колонист не мог покинуть Плато Альфа без автомобиля. (Но вдруг что-то сверхъестественное способно невидимкой проскользнуть мимо стражи!). И никакой беглец не ушел бы в полицейском автомобиле. Иисус Пьетро приказал всем полицейским машинам летать покуда парами. Беглецы полетят одни. Как отчасти колонисту, Иисусу Пьетро не было позволено слушать речь Милларда Парлетта, но он знал, что она уже кончилась. Машины команды опять летают. Если беглецы похитят автомобиль команды, у них будет шанс. Но если автомобиль команды будет похищен, в Госпиталь тотчас сообщат. (А так ли? Полицейский автомобиль украли, и ему пришлось узнавать об этом самому). В заброшенных коралловых домах никого и ничего не нашли. (Но не видали ли там чего-нибудь важного?). Большая часть беглых заключенных безопасно пребывает в виварии. (Из которого они прежде убежали, не позаботившись выключить снотворные шлемы). Иисус Пьетро не привык иметь дело с призраками. Это потребует совершенно иных методов. Он мрачно решился изобрести их. Спор возник за обедом. Обед происходил в непринятое время - три часа. Он был хорош, очень хорош. Лидия Хэнкок по-прежнему выглядела кислой старой каргой, но по Мэтту, любой, способный готовить, как она, заслуживал, чтобы все сомнения трактовались в его пользу. Они приканчивали бараньи отбивные, когда Гарри Кейн перешел к делу. - Нас осталось пятеро, - сказал он. - Что мы можем сделать, чтобы освободить остальных наших? - Можем взорвать насосную станцию, - предложил Худ. Выяснилось, что насосная станция, снабжавшая Плато Альфа водой из Большого Водопада, была единственным источником воды для команды. Она размещалась у подножия обрыва Альфа-Бета. Сыны Земли давно уже заложили под нее мины для взрыва. - Это отвлечет их внимание. - И отрежет их от энергии, - добавил Мэтт, вспомнив, что из воды добывается водород для реакции ядерного синтеза. - О, нет. Энергостанции тратят всего несколько ведер воды в год, Келлер. И от чего это должно отвлечь внимание, Джей? Можешь что-нибудь предложить? - От Мэтта. Один раз он нас вытащил. И может сделать это снова - теперь, когда он знает... - Э нет, не выйдет. Я не революционер. Я вам рассказал, почему я пошел в Госпиталь, и больше я туда не пойду. Так возник спор. Со стороны Мэтта сказано было мало. Он не собирался возвращаться в Госпиталь. Если бы мог, он бы вернулся на Гамму и прожил там свою жизнь, пользуясь для защиты пси-способностью. Если он будет вынужден жить в другом месте - пусть даже придется провести остаток жизни, скрываясь на Плато Альфа - пусть так. Может, жизнь его теперь и разбита, но все же она не настолько бессмысленна, чтобы выбрасывать ее на свалку. Сочувствия он не нашел ни у кого, даже у Лэни. С их стороны аргументы разнообразились от призывов к патриотизму либо попыток сыграть на его любви к эффектам до личных нападок и угроз нанести физический ущерб ему и его близким. Самым бранчливым оказался Джей Худ. Можно было подумать, что это он изобрел "удачу Мэтта Келлера", а Мэтт ее украл. Казалось, он вполне убежден, что владеет монополией Плато на пси-способности. Это было в некотором роде нелепо. Они упрашивали его, стращали, грозили - и без единого шанса на успех. Один раз им удалось его по-настоящему испугать, а еще один раз их выпады рассердили его настолько, что Мэтт вышел из терпения. Оба раза спор резко прекращался и Мэтт оставался наедине со своим раздражением, покуда Сыны Земли обсуждали что в голову придет, а их зрачки сужались в булавочные головки, стоило им взглянуть в его сторону. После второго такого случая Гарри Кейн осознал, что происходит и велел остальным утихомириться. Это разрушает их способность строить планы, заявил он. - Поди куда-нибудь, - сказал он Мэтту. - Раз ты не собираешься нам помочь, то по крайней мере не слушай наших планов. Хоть они, вероятно, будут и хиленькими, все же нам незачем рисковать, давая тебе их слышать. Ты можешь воспользоваться этими сведениями, чтобы купить себе милость Кастро. - Ты неблагодарный сукин сын, - заявил Мэтт, - и я требую извинений. - Ладно, я извиняюсь. А теперь поди куда-нибудь. Мэтт вышел в сад. Туман вернулся, но теперь уже обложным, сделавшим небо серо-стальным, стершим с сада все краски и превратившим пустоту из плоской мохнатой равнины в купол над миром. Мэтт отыскал каменную скамейку, сел и подпер голову руками. Его трясло. Массированная словесная атака способна проделать это с человеком, сокрушить его самооценку и заронить сомнения, которые сохранятся на часы, дни или навечно. Есть хорошо разработанные устные приемы, которые много могут применить против одного. Жертве не дают сказать, не перебив; не позволяют докончить фразу. Перебивают друг друга, чтобы она не могла уследить за ходом аргументации и найти в ней огрехи. Жертва забывает свои возражения, потому что ей не дают облечь их в слова. Единственная ее защита - уйти. Если же вместо этого ее выгнали... Постепенно замешательство уступило в нем место болезненному, цепенящему гневу. Неблагодарные!.. Он дважды спас их недостойные жизни, и где их признательность? Ну, так он в них не нуждается. И никогда не нуждался, ни на минуту. Теперь он знает, что он такое. Это он от Худа получил. Знает, и может воспользоваться своими преимуществами. Он может стать первым неуловимым вором на свете. Если Исполнение не даст ему вернуться к работе на шахтах, то он этим и займется. Безоружный, он может грабить магазины при ярком дневном свете. Может незамеченным проходить по охраняемым мостам, работать на Гамме в то время, когда его разыскивают по всем уголкам на Эта. Кстати, Эта... отличное место для грабежей, если он не сможет вернуться к прежней жизни. В этом месте азартных игрищ команды время от времени должно собираться до половины всех капиталов Плато. Придется долго идти пешком до Моста Альфа-Бета, а потом еще дальше. Не помешал бы автомобиль. Поделом Сынам Земли, если он возьмет их машину, но придется ждать до полуночи. Хочется ли ему этого? Мечтания успокоили. Его больше не трясло и он уже не так сердился. Он
в начало наверх
начал понимать, что вынуждало четверку так наседать на него, хотя не счел это справедливым - ведь это несправедливо и было. Лэни, Худ, Гарри Кейн, Лидия - они наверняка фанатики, иначе почему они бы отдали жизни безнадежному делу революции? А как фанатики, они знают одну мораль: продвигать свое дело любой ценой, кому бы это ни повредило. Мэтт по-прежнему не знал, куда ему теперь податься. Он знал одно: с Сынами Земли ему не по дороге. В остальном у него прорва времени для решений. Промозглый тоненький ветер дул с севера. Туман постепенно сгущался. Электрический жар в доме пришелся бы кстати. Но только не густая атмосфера враждебности. Он остался, где был, горбясь на ветру. ...Какого черта Худ вообразил, будто он отпугивал женщин? Он его считает за полоумного? Или недоразвитого? Нет, он бы тогда сказал это во время спора. Тогда почему? Не отпугнул же он Лэни. Это воспоминание согрело его. Теперь она потеряна, и к лучшему: пути их расходятся и когда-нибудь она кончит в банках органов. Но была ночь в пятницу и ночь в пятницу оставалась. ...Глаза Полли. Зрачки маленькие, это точно. Как у привратника, как у Гарри, Лэни и Худа, когда он уставал от их словесных наскоков. Почему? Мэтт тихонько пощипывал нижнюю губу. А если он прогнал Полли (неважно, почему; нет ответа), тогда не ее вина, что она ушла. Но Лэни осталась. Мэтт вскочил на ноги. Они должны ему сказать. У него есть, чем на них надавить: они не могут знать, насколько он уверен, что не имеет ничего общего с их делом. И он должен узнать. Он повернулся к дому и увидел машины - три штуки, высоко в сером небе, появлявшиеся и исчезавшие в тумане. Они опускались. Мэтт стоял совершенно спокойно. Он не был по-настоящему уверен, что они приземляются именно сюда, хотя машины росли и приближались с каждой секундой. Наконец они оказались прямо над головой и опустились. А он все стоял. Потому что к этому времени бежать стало некуда и он знал, что только "удача Мэтта Келлера" может его защитить. Это должно сработать. Он уж точно достаточно напуган. Одна из машин чуть не приземлилась на него. Его не видят, точно. Из этой машины вышел высокий, худощавый человек, быстро провел руками по приборной панели и отступил от ветра, в то время как автомобиль вновь взлетел и опустился на крыше. Приземлились две другие машины - они были из Исполнения. Из одной выбрался человек и подошел к высокому штатскому. Они коротко переговорили. Голос у высокого был тонкий, почти пискливый и с командской напевностью. Он благодарил полицейского за сопровождение. Полицейский вернулся в свой автомобиль и обе машины Исполнения растаяли в тумане. Высокий вздохнул и позволил себе ссутулиться. Страх Мэтта схлынул. Этот член команды неопасен, он усталый старик, изможденный годами и недавно над чем-то тяжело потрудившийся. Но что за дурак Гарри Кейн, полагавший, что никто не явится! Человек двинулся к дому. Хоть он и устал, но шел прямо, как полицейский на параде. Мэтт тихо выругался и двинулся следом. Когда старикан увидит гостиную, он поймет, что там кто-то был. Он позовет на помощь, если Мэтт его не остановит. Старик открыл большую деревянную дверь и вошел. Мэтт следом за ним. Он увидел, что старик застыл в неподвижности. Кричать старик не пытался. Если при нем был ручной телефон, он за ним не потянулся. Он поворачивал голову из стороны в сторону, изучая гостиную с того места, где стоял, подмечая забытые рюмки с кувшином и включенный поддельный очаг. Когда профиль его повернулся к Мэтту, Мэтту он показался задумчивым. Не испуганным, не сердитым. Задумчивым. А когда старик улыбнулся, он улыбнулся медленной, напряженной улыбкой, улыбкой шахматиста, увидевшего победу почти в руках - победу или поражение, потому что противник может расставить неожиданную ловушку. Старик улыбался, но мышцы его лица оставались твердыми, как железо под дряблой морщинистой кожей, а кулаки прижаты к бокам. Он наклонил голову, прислушиваясь. Старик резко повернулся к столовой и оказался лицом к лицу с Мэттом. Мэтт спросил: - Вы чему ухмыляетесь? Член команды моргнул - ровно на это время он был сбит с толку. Он негромко спросил: - Ты из Сынов Земли? Мэтт покачал головой. Панический ужас! Но почему реакция именно такая? Мэтт поднял руку. - Не делайте резких движений, - сказал он, обматывая вокруг руки цепочку от наручников, чтобы улучшить ее как оружие. Старик опустился на пятки. Трое таких физически не сравнились бы с Мэттом. - Я собираюсь вас обыскать, - сказал Мэтт. - Поднимите руки. - Он зашел старику за спину и провел ладонями по различным карманам. Нашел несколько выпуклых предметов, но телефона не оказалось. Мэтт отступил, размышляя. Он никогда никого не обыскивал; могут найтись какие-то уловки, с помощью которых этот человек его надует. - Чего вам нужно от Сынов Земли? - Я это скажу им, когда их увижу. - Понимать певучий баритон было не трудно, хотя Мэтт никогда в жизни не смог бы его повторить. - Не пойдет. - Происходит нечто очень важное. - Казалось, старик принимает трудное решение. - Я хочу поговорить с ними о грузе трамбробота. - Ладно. Идите передо мной. Сюда. Они прошли к столовой. Мэтт шел сзади. Мэтт собирался покричать, когда дверь вдруг открылась. Из-за края двери показались нос и ультразвуковик Лидии Хэнкок. Ей понадобилась секунда, чтобы осознать, что впереди идущий человек - не Мэтт; и тогда она выстрелила. Мэтт подхватил упавшего старика. - Глупо, - сказал он. - Он хотел с вами поговорить. - Он может поговорить с нами, когда проснется, - ответила Лидия. Осторожно появился Гарри Кейн, держа наготове другой из похищенных ультразвуковиков. - Еще есть? - Только этот. Его провожали полицейские, но они улетели. Лучше бы его обыскать, на нем где-нибудь может оказаться радио. - Пыльные Демоны! Это Миллард Парлетт! - Ого! - Мэтт знал это имя, хотя не признал его носителя. - По-моему, он действительно хотел вас увидеть. Когда он понял, что здесь кто-то есть, он действовал хитро. Запаниковал, только когда я сказал, что я не из ваших. Он сказал, что хочет говорить о трамброботе. Гарри Кейн хрюкнул. - Он проспит несколько часов. Лидия, ты на страже. Я намерен принять душ; сменю тебя, когда вернусь. Он ушел наверх. Лидия с Худом подняли Парлетта, отнесли его к парадному входу и усадили, прислонив к стене. Старик обмяк, словно кукла с вытащенным каркасом. - Душ - отличная мысль, - заметила Лэни. Мэтт сказал: - Могу я сначала поговорить с тобой? И с Худом. Они взяли Джея Худа и перебрались в гостиную. Худ и Лэни опустились перед очагом, но Мэтт был слишком неспокоен, чтобы сидеть. - Худ. Я должен узнать. Почему ты решил, будто я пользуюсь своими пси-способностями, чтобы отпугивать женщин? - Если припоминаешь, это сперва пришло в голову Лэни. Но свидетельства, по-видимому, веские. Ты сомневаешься, что Полли ушла потому, что ты сузил ей зрачки? Конечно, он сомневался. Но не мог своих сомнений обосновать. Мэтт выжидающе посмотрел на Лэни. - Это важно для тебя, так ведь, Мэтт? - Да. - Помнишь, прямо перед налетом ты меня спросил, все ли так переживают, как ты? - Мммм... да, припоминаю. Ты сказала: не так переживают, но все-таки переживают. - О чем это вы двое болтаете? - Джей, ты помнишь свой первый... ммм. Помнишь, как ты потерял невинность? Худ запрокинул голову и засмеялся. - Что за вопрос, Лэни! Кто же забудет свой первый раз! Это было... - Верно. Ты переживал? Худ посерьезнел. - Один первый момент - да. Я столько всего не знал. Боялся свалять дурака. Лэни кивнула. - Пари держу, что все переживают в первый раз. И ты тоже, Мэтт. Ты вдруг понимаешь - вот Оно, и весь напрягаешься. Тогда глаза твоей девушки и становятся странными. Мэтт сказал нехорошее слово. Именно этого он не хотел бы услышать. - Но как же с нами? Лэни, почему я не защитился от тебя? - Не знаю. Худ фыркнул. - Какая в том разница? Чтобы там ни было, ты же не собираешься этим пользоваться. - Я должен узнать! Худ пожал плечами, отошел и встал перед огнем. - Тебя тогда здорово развезло, - заметила Лэни. - Может это иметь какое-то касательство к делу? - Возможно. Лэни не могла знать, отчего это так важно, но пыталась помочь. - Может быть, это оттого, что я старше тебя. Может, ты решил, что я знаю, что делаю. - Я ничего не решал. Я был слишком пьян. И слишком огорчен. Лэни беспокойно подвигалась, поправляя перекрученное мятое платье с вечеринки. Замерла. - Мэтт! Я вспомнила! Там было черно, как в погребе! Мэтт прикрыл глаза. Да, так ведь и было. Он вслепую нащупывал кровать, ему пришлось включать свет, чтобы вообще увидеть Лэни. - Вот оно. Я даже не понял, что происходит, пока дверь не закрылась. Та-а-ак, - вздохнул он, выпустив с этим словом весь воздух, оставшись опустошенным. Худ сказал: - Это здорово. Ты с нами закончил? - Да. Худ ушел, не оглянувшись. Лэни на грани ухода заколебалась. Мэтт выглядел полумертвым, будто из него вышел последний эрг энергии. Она тронула его за руку. - Что стряслось, Мэтт? - Я ее прогнал! Она была не виновата! - Полли? - Лэни усмехнулась ему в лицо. - Почему это тебя тревожит? Ведь тебе той же ночью досталась я! - Ах, Лэни, Лэни. Она может быть в банках органов! Может проходить... гробовую обработку - что бы это ни значило. - Это не твоя вина. Если бы ты нашел ее в виварии... - А разве не я виноват, что я был доволен? Она выбросила меня, как больного чистильщика, а через час ее забрало Исполнение! И когда я узнал об этом, я был доволен! Я отомстил! - он вцепился руками Лэни в плечо, стиснув его почти до боли. - Это не твоя вина, - повторила она. - Ты спас бы ее, если бы мог. - Конечно. - Но Мэтт не слушал ее. Он выпустил ее руку. - Я должен пойти за ней, - пробормотал он, произнося эти слова вслух, пытаясь распробовать их на вкус. - Да. Я должен пойти за ней. Он повернулся и направился к выходу. 9. ВОЗВРАЩЕНИЕ - Вернись назад, идиот! Мэтт остановился на полпути к дверям. - А? Разве вы все не этого хотели? - Вернись! Как ты собираешься перелезть через стену? Не можешь же ты опять постучать в ворота! Мэтт вернулся. Его лихорадило, он был не в силах думать. - Кастро будет готов к этому, ведь так? Может, он и не знает, что
в начало наверх
произошло прошлой ночью, но он наверняка знает, что что-то неладно. Мы уж постарались, чтоб он это узнал! Иди сюда, сядь. Не надо недооценивать этого человека, Мэтт. Мы должны все обдумать. - Эта мне стена. Как перебраться? Черт, черт. - Ты устал. Почему бы не подождать, пока спустится Гарри? - О, нет. Я не приму помощи от Сынов Земли. Это к ним никак не относится. - А со мной как? Мою помощь примешь? - Конечно, Лэни. Она решила не подымать вопрос о нелогичности такой позиции. - Ладно, начнем сначала. Как ты намерен добраться до Госпиталя? - Да. Пешком слишком далеко. Ммм... В машине Парлетта. Она на крыше. - Но если Кастро ее захватит, это приведет его прямо сюда. - Придется подождать до полуночи, чтобы взять другую машину. - Может быть, это единственный способ. - Лэни не устала: в виварии она проспала вдвое дольше, чем ей требовалось. Но она чувствовала себя затрепанной, созревшей в стирку. Горячая ванна помогла бы. Она выбросила это из головы. - Может, нам устроить налет на один из домов команды за другим автомобилем. Тогда мы поставим автопилот так, что он доставит машину Парлетта обратно сюда. - Это займет время. - Все равно нам придется его потратить. К тому же нам надо дождаться захода солнца, прежде чем начинать. - Нам сразу же понадобится темнота? - Она поможет. А представь, что туман рассеется, когда мы будем над пустотой? - Ой. - Жители Плато, команда и колонисты равно, любили смотреть, как солнце опускается в дымку над пустотой. Краски ни разу не повторялись. Земельные участки по краю пустоты всегда стоили втрое дороже, чем в других местах. - Окажется вдруг, что на нас смотрят тысячи членов команды. Может, пользоваться пустотой вообще ошибка. Кастро мог об этом подумать, Мы будем в безопасности, если туман продержится. Но как бы мы ни поступили, нам придется подождать темноты. Мэтт встал и потянулся, разминая мышцы, казалось, стянувшиеся в узлы. - Ладно. Значит, добрались мы до Госпиталя. Как нам попасть внутрь? Лэни, что такое электроглаз? Лэни ему рассказала. - О. Я не видел никакого света... Ультрафиолет, конечно же, или инфракрасный. Мне должно удаться это преодолеть. - Нам. - Ты же не невидимка, Лэни. - Невидимка, если прижмусь к тебе. - Пфе. - Все равно мне придется отправиться туда с тобой. Ты не умеешь программировать автопилот. Мэтт начал прохаживаться. - Оставим это на минуту. Как нам перебраться через стену? - Нам и не придется... - начала Лэни и остановилась. - Может быть, путь есть, - сказала она. - Предоставь это мне. - Расскажи. - Не могу. Зябкий ветерок снаружи превратился в ветер, слышный сквозь стены. Лэни дрожала, хотя электрический огонь достаточно грел. Туман за южными окнами начинал темнеть. - Нам нужно оружие, - сказала она. - Ваше я не хочу брать. У вас всего два, которые мы добыли по пути к машине. - Мэтт, я знаю о команде больше тебя. Они все занимаются тем или иным спортом. - Да ну? - Некоторые охотятся. Давным-давно Земля нам прислала в грузе трамбробота несколько замороженных оплодотворенных яйцеклеток оленей и карибу. В Госпитале их активировали, дорастили до взрослого состояния и распространили вдоль нижнего края ледника на север отсюда. Там достаточно травы для их процветания. - Значит, мы можем найти здесь ружья. - Пари можно держать. Чем член команды богаче, тем он больше закупает спортинвентаря. Даже если никогда им не пользуется. Стойка с ружьями оказалась на верхнем этаже, в комнате с развешанными по стенам картинами, изображавшими более или менее диких животных и головами либо копытами оленей и карибу. В стойке находилось полдюжины пневматических винтовок. Они обшарили комнату и в конце концов Лэни нашла выдвижной ящик, содержащий несколько коробок кристально-прозрачных игл, каждая два дюйма длиной. - С виду они могут свалить брандашмыга, - заметил Мэтт. Он видел брандашмыгов только в фильмах, переданных по лазеру с Джинкса, но знал, что они большие. - Ими можно уложить лося. Но эти ружья стреляют только по разу. Приходится быть метким. - Так спортивней? - Наверное. Щадящее оружие Исполнителей стреляло непрерывным потоком крошечных игл. Одна делала жертву вялой; чтобы свалить ее на месте, требовалось полдюжины. Мэтт закрыл коробку с этими щадящими иглами-переростками и положил в карман. - Получить от такой удар - все равно, что от ломика для льда, даже не будь оглушающего действия. Они убьют человека? - Не знаю, - ответила Лэни. Она выбрала со стойки два ружья. - Возьмем эти. - Джей! Худ замер на полпути к гостиной, повернулся и направился к холлу при входе. Лидия Хэнкок наклонилась над Миллардом Парлеттом. Она аккуратно сложила его вялые руки на коленях. - Поди сюда, погляди на это. Худ посмотрел на бесчувственного члена команды. Миллард Парлетт приходил в себя. Глаза у него были не в фокусе и не могли следить за происходящим, но они были открыты. Худ заметил кое-что еще и нагнулся, чтобы получше рассмотреть. Руки члена команды были неодинаковы. Кожу одной покрывали старческие веснушки. Она не могла быть такой же старой, каким наверняка был Парлетт, но кожа не заменялась довольно долго. От кончиков пальцев до локтя рука выказывала странное отсутствие личного, того, что Худ назвал бы художественным единством. Отчасти тут могло быть виновато воображение. Худ заранее знал, что Парлетт на протяжении всей жизни должен был непрерывно пользоваться банками органов. Но не нужно было никакого воображения, чтобы увидеть, что левая рука сухая, веснушчатая, чуть огрубевшая, с потрескавшимися и вросшими ногтями. Тогда как кожа правой руки была младенчески гладкой и розовой, незагоревшей, почти просвечивающей. Мягкая кожица под ногтями доходила до самых кончиков пальцев. Многие дети школьного возраста не могли бы сказать о себе того же. - Старое дитятко только что получило пересадку, - сказал Худ. - Нет. Смотри сюда. - Лидия указала на запястье. Вокруг запястья Парлетта пробегала неровная окрашенная полоска чуть меньше дюйма шириной. Она была мертвенной, молочно-белой; Худ никогда не видел у человека такой кожи. - И здесь тоже. - Сходное кольцо окружало первую фалангу большого пальца Парлетта. Ноготь большого пальца был сухой и потрескавшийся, с сильно уменьшенной кожицей. - Верно, Лидия. Но что это? Искусственная рука? - Может, с оружием внутри. Или с радио. - Нет, не радио. Сейчас бы они уже тут кишели. - Худ взял правую руку Парлетта и подвигал пальцами в суставах. Он почувствовал под младенческой кожей старую кость и мышцы, и суставы, которые вот-вот поразит артритом. - Это настоящая человеческая рука. Но почему он не заменил ее целиком? - Мы должны заставить его сказать это. Худ встал. Он чувствовал себя чистым, отдохнувшим и хорошо накормленным. Если им придется ждать, пока Парлетт заговорит, то они выбрали недурное место для ожидания. Лидия спросила: - Как у Лэни дела с Келлером? - Не знаю. И не намерен пытаться выяснять. - Круто тебе пришлось, должно быть, Джей, - Лидия засмеялась лающим смехом. - Полжизни ты провел, пытаясь найти на Плато пси-силы. Теперь вот выискался один, и он не хочет с нами играть. - Я тебе скажу, что меня по-настоящему беспокоит в Мэтте Келлере. Мы с ним вместе выросли. В коле я его никогда не замечал, кроме одного раза, когда он меня взбесил. - Худ отсутствующе потер место на груди двумя пальцами. - Он все время вертелся у меня под носом. Но я был прав, так ведь? Пси-способности существуют и мы можем применить их против Госпиталя. - Можем ли? - Лэни умеет убеждать. Если она его не уговорит, то уж я-то точно не смогу. - Ты недостаточно красивый. - Я красивей, чем ты. Вновь грянул лающий смех. - Попал! - Знаю, - сказала Лэни. - Это должно быть в подвале. Две стены были покрыты разного рода маленькими инструментами. На верстаках стояли электрическое сверло и ленточная пила. В выдвижных ящичках лежали гвозди, шурупы, гайки... Мэтт сказал: - Должно быть, Парлетт-младший немало плотничает. - Необязательно. Это может быть просто увлечение. Давай сюда руки, Мэтт. Кажется, я вижу пилу, которая нам нужна. Двадцать минут спустя он потирал освобожденные запястья, отчаянно расчесывая места, где раньше не мог почесать. Руки без наручников словно полегчали фунтов на десять. Время ожидания тяжело навалилось на Иисуса Пьетро. Давно минул конец рабочего дня. Из окон своего кабинета он видел лес с ловушками в виде более темного пятна среди густеющей серой дымки. Он позвонил Наде и сказал не ждать его дома этой ночью. На дежурство в Госпитале заступила ночная смена, усиленная по приказу Иисуса Пьетро изрядным числом дополнительной охраны. Скоро он должен насторожить их на то, чего ожидает. Сейчас он пытался решить, что сказать. Он не собирался произвести на них впечатление поразительным известием, что пятеро заключенных на свободе где-то на Плато Альфа. О побеге они уже слышали. Работу по вылавливанию они предоставляют поисковым отрядам. Иисус Пьетро включил интерком. - Мисс Лоссен, свяжите, пожалуйста, меня со всеми интеркомами Госпиталя. - Будет сделано. - Она не всегда говорила ему "сэр". Мисс Лоссен была больше член команды по крови, чем Иисус Пьетро, почти чистокровный, и у нее имелись могущественные покровители. По счастью, она была покладистым человеком и хорошим работником. "Если когда-нибудь с ней возникнут дисциплинарные проблемы..." - Вас слушают, сэр. - Говорит Глава, - произнес Иисус Пьетро. - Вы все знаете, что вчера ночью в Госпиталь проник один из пленных. Он с несколькими другими бежали сегодня утром. У меня есть сведения, что они занимались разведкой систем обороны Госпиталя, подготавливая нападение, которое произойдет нынче ночью. Где-то между этим временем и рассветом Сыны Земли почти наверняка нападут на Госпиталь. Всем вам выданы карты Госпиталя, на которых указано местоположение установленных сегодняавтоматическихзащитных приспособлений. Запомните их и не угодите ни в одну из ловушек. Я отдал приказ снарядить ловушки максимальными дозами парализаторов, а они могут и убить. Повторяю, они могут убить. Я полагаю маловероятным, чтобы мятежники предприняли какую-либо лобовую атаку. - Поистине маловероятно! Иисус Пьетро улыбнулся столь мягкой форме своего высказывания. - Вы должны держаться настороже относительно попыток проникновения в Госпиталь, возможно, с использованием
в начало наверх
нашей формы. Держите удостоверения наготове. Если увидите кого-нибудь незнакомого вам, требуйте у него документы. Сравнивайте лицо с фотографией. У мятежников не было времени подделать удостоверения. И последнее. Стреляйте друг в друга, не колеблясь. Он отключился, обождал, пока мисс Лоссен отсоединит линию, затем велел ей дать связь с Энергетическими Секциями. - Отключить все энергию в районах колонистов до зари, - приказал он. Люди из Энергетики гордились своей работой, а их работа состояла в бесперебойной подаче энергии. Раздались громкие протесты. - Выполняйте, - сказал Иисус Пьетро и отключился. Вновь с жадностью он подумал о раздаче своим людям смертоносных игл. Но тогда они будут бояться стрелять друг в друга. Хуже того, они будут бояться своего собственного оружия. Ни разу после Припосадочного Соглашения Исполнение не пользовалось смертельным оружием. Все равно ядовитые иглы хранились так долго, что по всей вероятности, потеряли эффективность. Сегодня вечером он послал традиции к черту; за это придется чертовски и заплатить, если ничего не случится. Но он знал, что что-нибудь будет. Дело не просто в последнем для мятежников шансе спасти пленных из вивария. У Иисуса Пьетро внутри засела холодная уверенность: "что-то случится". Размытая красная черта отделяла черное небо от черной земли. Она постепенно блекла и внезапно снаружи вспыхнули огни Госпиталя, выбелив ночь. Кто-то принес Иисусу Пьетро ужин, он торопливо поел, а когда унесли поднос, оставил у себя кофейник. - Вон туда, - сказала Лэни. Мэтт кивнул и двинул рычаг управления винтами. Они опускались к жилищу средних размеров, выглядевшему на первый взгляд, как большой приземистый стог. В стогу имелись окна, а на одной стороне площадка вроде балкона. Под балконом располагался странной формы плавательный бассейн. В окнах горел свет и поверхность бассейна сияла отблесками. Сама вода была подсвечена изнутри. Посадочной площадки на крыше не было, но по другую сторону дома стояли два автомобиля. - А я бы выбрал пустой дом. - Мэтт не критиковал, а комментировал. Он уже не один час назад решил, что Лэни специалист в мятежных делах. - И что тогда? Даже если бы ты нашел автомобиль, где взять ключи? Я выбрала этот дом, потому что большинство из них окажется на виду возле пруда. Вон, видишь? Останови автомобиль и посмотрим, сколько я подстрелю. Они пролетели на восток через пустоту, продвигаясь в тумане вслепую и держась подальше от края, чтобы даже звук их пропеллеров не доносился. Наконец, многими милями восточнее усадьбы Парлетта, они повернули к земле. Мэтт вел, расположив ружье рядом с собой на сиденье. Он никогда не имел ничего, в чем заключалось бы столько мощи. С ним он испытывал согревающее чувство безопасности и неуязвимости. Лэни сидела на заднем сиденье, так что могла стрелять из обоих окон. Мэтт не мог сосчитать, сколько народу вокруг бассейна. Но на ружьях стояли телескопические прицелы. Раздались хлопки, точно лопались воздушные шарики. - Один, - сказала Лэни. - Два. Ого, вон еще один... три, и готово. Отлично, Мэтт, опускайся. Уфф! Не так быстро, Мэтт. - Слушай, мне приземляться, или нет? Но Лэни уже выскочила из машины и мчалась к дому. Мэтт, не так быстро, последовал за ней. Бассейн курился, словно огромная ванна. Возле бассейна он увидел двух упавших членов команды, а третьего - возле стеклянных дверей дома и покраснел, ибо они были голыми. Никто никогда ему не рассказывал, что команда устраивает вечера купания нагишом. Потом он заметил лужицу крови, вытекшую у женщины из-под шеи и краснеть перестал. Перед этим одежда была пустяки. От бассейна дом по-прежнему выглядел, как стог, но сквозь травянисто-желтые бока проглядывали более обычные твердые структуры. Внутри дом сильно отличался от жилища Джоффри Юстаса Парлетта: все стены были искривлены, а конический искусственный очаг занимал центр гостиной. Зато точно так же веяло роскошью. Мэтт услышал хлопок, как от взорвавшегося шарика, и побежал. Он огибал дверной косяк, когда услышал второй хлопок. За полированным столом стоял человек, набиравший номер на ручном телефоне. Когда Мэтт увидел его, он начинал падать - мускулистый член команды средних лет, одетый лишь в несколько водяных капель да выражение полнейшего ужаса. Он смотрел прямо на Лэни. Одна рука стискивала кровавое пятно на ребрах. Ужас его словно бы стирался, пока он падал, но Мэтт запомнил этот ужас. Когда на тебя охотятся, это само по себе плохо, но когда на тебя охотятся голого - должно быть, гораздо хуже. Нагота всегда была синонимом беззащитности. - Пошарь наверху, - сказала Лэни. Она перезаряжала ружье. - Нам надо найти, где они раздевались. Если увидишь штаны, обшарь карманы насчет ключей. побыстрей, мы не можем здесь надолго задерживаться. Мэтт спустился через несколько минут, бренча на пальце связкой ключей. - Нашлись в спальне, - сказал он. - Хорошо. Выбрось их. - Это шутка? - Я нашла вот эти. - У Лэни тоже было кольцо с ключами. - Подумай-ка. Эта одежда наверху должна принадлежать владельцу дома. Если мы возьмем его машину, Исполнение сможет проследить нас сюда. Может, оно и неважно; я не в силах представить, как они могли бы выследить нас отсюда обратно к Парлетту. Но если мы возьмем машину гостя, нас вообще никуда не проследят. Так что нам нужны эти. Свои можешь выкинуть. Они вернулись к бассейну за машиной Парлетта. Лэни открыла приборный щиток и пошарила внутри. - Я не решаюсь отправить ее назад, - пробормотала она. - Придется Гарри пользоваться старой. Ага... Так что я просто отправлю ее на десять миль вверх, а дальше пусть следует на юг во веки веков. Отлично, идем, Мэтт. Они нашли, что ключ подходит к одной из машин за домом. Мэтт повел на северо-восток, прямо к Госпиталю. Туман у поверхности земли не был сверхъестественно густ, но на этой высоте - то был край Мироздания. Мэтт летел час, прежде чем увидел слабое желтое пятнышко слева. - Госпиталь, - согласилась Лэни. Они повернули. Слабое желтое пятнышко слева... и белые огни, появившиеся и разгоравшиеся со всех сторон. Мэтт тотчас швырнул автомобиль вниз. Они резко опустились на воду. Когда автомобиль шлепнулся о поверхность, они нырнули в противоположные дверцы. Мэтт всплыл, задыхаясь от холода. Пропеллеры окатили его брызгами и он отвернулся. Панически крякали утки. Белые огни опускались вокруг. Мэтт окликнул: - Где мы? - В Парке Парлетта, я думаю. Мэтт встал в воде, оказавшейся по пояс, держа ружье повыше. Машина пробуксовала через пруд с утками, замешкалась на его краю, потом двинулась дальше, пока не уперлась в изгородь. Туман сделался желтовато-серым от направленных на пруд автомобильных фар. Мэтта поразила вдруг мысль. - Лэни. Ружье с тобой? - Да. - Испытай его. Он услышал шипение. - Хорошо, - сказал Мэтт и отшвырнул свое ружье. Слышно было, как оно шлепнулось в воду. Автомобильные фары опускались со все сторон. Мэтт плыл на звук выстрела Лэни, пока не уткнулся в нее. Схватив ее за руку, он прошептал: "Встань поближе". Они побрели к берегу. Мэтт чувствовал, как Лэни дрожит. Вода была холодна, но ветер, когда они поднялись, оказался еще холоднее. - Что с твоим ружьем? - Я его выбросил. У меня вся цель в жизни - бояться, так ведь? Ну, так я не способен бояться с ружьем в руках. Они ковыляли по траве. Белые огни окружали их на уровне почвы, слегка размытые текучим туманом. Другие повисли над головой, прожектора заливали светом весь парк. Люди при этом освещении выглядели черными бегущими силуэтами. Одна машина опустилась на воду позади них - легко, словно лист. - Соедините меня с Главой, - произнес майор Чин. Он отдыхал, развалившись на заднем сиденье своего автомобиля. Автомобиль повис в футе над водой маленького пруда для уток в Парке Парлетта, опираясь на воздушную подушку. В таком положении он был почти неуязвим для нападения. - Сэр? Мы поймали украденный автомобиль. Да, сэр, это наверняка краденый, он приземлился тотчас, как мы взлетели для проверки. Рухнул, как оборвавшийся лифт... Он летел прямо к Госпиталю. Я полагаю, мы где-то милях в двух к юго-западу от вас. Должно быть, машина брошена сразу же, как ее посадили в пруд с утками... Да, сэр, весьма профессионально. Машина наехала на изгородь и так стоит, пытаясь пробить ее на автопилоте... Номер Б-Р-Г-И... Нет, сэр, в ней никого, но мы окружили участок. Им не проскочить... Нет, сэр, никто их пока не видел. Может, они среди деревьев. Но мы их выкурим. На его гладком, круглом лице появилось озадаченное выражение. - Да, сэр, - произнес он и отключился. Он хотел было направлять поиски по переносному телефону, но больше приказывать было нечего. Повсюду кругом горели фары полицейских автомашин. Порядок поисков давно установился. Когда кто-нибудь что-то найдет, его вызовут. Но что Глава хотел сказать этим последним замечанием? "Не удивляйтесь, если никого не найдете". Глаза майора сузились. Может, эта машина - приманка, летевшая на автопилоте? Но чего этим можно добиться? Над ним пролетел другой автомобиль. Внимание майора было сосредоточено на пустой машине, когда в его поле зрения возникла эта вторая. Он воспользовался ручным телефоном. - Карсон, это вы? Поднимите свою машину. На тысячу футов. Выключайте огни, зависните и поглядите, что сумеете найти в инфракрасном. Останетесь там, пока не закончим поиски. Только некоторое время спустя он понял, насколько неверно истолковал замечание Главы. - Вызываю майора Чина, - сказал Догени, висевший в сотне футов над Парком Парлетта. Сдержанное возбуждение придавало его голосу охотничью дрожь. - Сэр? Я поймал инфракрасное пятно, только что вышедшее из пруда... Возможно, это два человека; туман затрудняет мне обзор... Западный берег. Теперь они вышли, движутся туда, где вертятся наши... Не видите? Они там, клянусь... Ладно, ладно, но раз их там нет, значит у меня что-то с инфраскопом, сэр... Да, сэр... Раздраженный, но покорившийся Догени откинулся на спинку сиденья и смотрел, как тускло-красное пятно сливается с пятном побольше, которое было мотором автомобиля. Это все решит, подумал он, и выдаст их полиции, реальны они или нет. Он увидел, что более крупный источник инфракрасного света движется прочь, оставив за собой другой источник, поменьше машины, но существенно больше, чем один человек. Это насторожило его и он перебрался к окну, чтобы проверить. Вот она машина, все точно, и... Он утратил к ней интерес и вернулся к инфраскопу. Источник тепла, имевший форму клеверного листа, неподвижно оставался на месте - как раз того цвета, чтобы это было четверо людей без сознания. Источник величиной в человека отделился от кипящей массы вокруг брошенного автомобиля и двинулся к четырехлепестковому источнику. Несколько секунд спустя разверзлась преисподняя. Задыхающиеся, хрипящие, бегущие изо всех сил, выскочили они из Парка Парлетта на широкую, хорошо освещенную сельскую дорогу. Мэтт сжимал на бегу запястье Лэни, чтобы она не могла "забыть" о нем и убежать сама по себе. Когда они добрались до дороги, Лэни дернула его за руку. - Хорошо... теперь... можно отдохнуть. - Далеко... до Госпиталя? - Мили так... две. Впереди за светлым куполом тумана растворялись огни машины Исполнения, поставленной ими на автопилот. Дальний размытый конец дороги был тронут желтоватым сиянием: свет Госпиталя. Дорога была мощеная красным кирпичом, роскошно широкая, с высаженными посередине приятным неровным рядом ореховыми деревьями. Фонари вдоль
в начало наверх
дорожки освещали старые, полные индивидуальности дома. Деревья раскачивались и пронзительно стонали на ветру. Ветер свивал продолжавший редеть туман в кольца и струи, резал стальным холодом через мокрую одежду и мокрую кожу, доставая до плоти и до мозга костей. - Нам надо раздобыть одежду, - сказал Мэтт. - Кто-нибудь попадется. Обязательно. Всего девять. - Как эта команда способна терпеть такое? Купались! - Вода была горячая. Небось, их еще и сауна поджидала. Хотела бы я для нас того же. - Надо нам было взять тот автомобиль. - Твоя способность нас бы тогда не спасла. Ночью нельзя увидеть твое лицо в окошке автомобиля. Они видели бы украденный автомобиль и искупали бы его в ультразвуке, чем они сейчас наверняка и заняты. - А зачем ты настояла раздеть того полицейского? И раз уж эта чертова одежда оказалась у нас, зачем ты ее выбросила? - Пыльных Демонов ради, Мэтт! Ты мне доверяешь или нет? - Прости. Но любой из нас мог бы воспользоваться той курткой. - Дело того стоило. Теперь они будут искать одного человека, одетого в форму Исполнения. Эй! Встань передо мной, быстро! Через несколько домов от них возник квадрат света. Мэтт встал перед Лэни и пригнулся, упершись руками в колени, чтобы она могла воспользоваться его плечом, как подставкой для ружья. Этот прием сработал с четырьмя полицейскими в Парке Парлетта. Сработал он и сейчас. На свету показалась пара членов команды. Они обернулись и помахали хозяевам, потом повернулись обратно и сошли по ступеням, чуточку горбясь от ветра. Закрывшаяся дверь отрезала их от света и превратила в тусклые движущиеся тени. Когда они вступали на кирпич, путь их пересекли настильные траектории двух охотничьих игл. Мэтт и Лэни раздели их и оставили, прислонив к палисаднику, чтобы там их нашло солнце. - Хвала Пыльным Демонам, - произнес Мэтт. Он все еще дрожал под сухой одеждой. Лэни думала уже о предстоящем. - Пока сможем, будем держаться домов. Эти дома дают уйму инфракрасного излучения. Они нас прикроют. Даже если машины нас засекут, им придется спуститься и допросить нас, чтобы узнать, что мы не члены команды. - Ладно. А что будет, когда мы минуем дома? Лэни не отвечала довольно долго. Мэтт ее не поторапливал. Наконец она сказала: - Мэтт, надо бы мне сказать тебе кое-что. Он снова не стал ее подгонять. - Как только мы окажемся за стеной - если мы пройдем за стену - я отправляюсь в виварий. Ты не обязан идти со мной, но я должна пойти. - Разве это не первое, чего они ожидают? - Вероятно. - Тогда лучше туда не ходить. Давай сперва отыщем Полли. Нам надо избегать шума, пока сможем. Стоит вашим Сынам Земли вырваться на волю, если предположить, что до этого дойдет, как тут же упадут эти двери. Собственно, если мы... - тут он посмотрел на нее и остановился. Лэни глядела прямо перед собой. Лицо у нее было твердым и походило на маску. Таким же был у нее и голос - нарочито твердым. - Поэтому я и говорю тебе сейчас. Я собираюсь в виварий. Для этого я пошла. - Казалось, она хотела оборвать разговор; потом рывком продолжила: - Я пошла потому, что там Сыны Земли, а я одна из них. Не потому, что я нужна тебе, а потому, что я нужна им. А ты нужен мне, чтобы попасть внутрь. Иначе я попыталась бы одна. - Понял, - сказал Мэтт. Он хотел сказать больше, но нет, он не в силах был это произнести. Сейчас он был вполне беззащитен перед ударом, и Лэни в таком состоянии вполне способна его уложить. Вместо этого он спросил: - А как насчет великой тайны Полли? - Милларду Парлетту она тоже известна. Он, похоже, рвется поговорить. А если не рвется, Лидия все равно это из него выжмет. - Так что Полли вам больше не нужна. - Верно. И если ты воображал, что я здесь из любви к тебе, то можешь об этом забыть. Я не хочу быть грубой, Мэтт, или жестокой. Просто мне надо, чтобы ты понял свое положение. Иначе ты будешь рассчитывать, что я приму разумные решения. Ты - мой транспорт, Мэтт. Мы нужны друг другу, чтобы попасть внутрь. Когда мы окажемся внутри, я отправлюсь прямо в виварий, а ты можешь делать все, что угодно, чтобы остаться в живых. Некоторое время они молча шли рука об руку - чета из команды, которым слишком близко возвращаться домой, чтобы лететь автомобилем. Время от времени попадались другие члены команды. Большинство из них быстро проходили мимо, пригнувшись от ветра и не обращая внимания на Лэни с Мэттом, ни друг на друга в своей спешке укрыться от холода. Раз впереди высыпала на улицу добрая дюжина мужчин и женщин, от просто подвыпивших до пьяных в стельку. Компания прошествовала вдоль четырех домов и принялась барабанить в двери. Мэтт с Лэни видели, как двери открылись и гуляк впустили. И Мэтт почувствовал вдруг острейшее одиночество. Он сжал руку Лэни чуть крепче и они пошли дальше. Кирпичная дорога сворачивала налево и они последовали за ней в обход. Справа домов теперь не было. Одни деревья, высокие и густые, заслонявшие из виду Госпиталь. Сразу за ними должен был начинаться голый защитный периметр. - Что теперь? - Пойдем дальше, - отвечала Лэни. - Я думаю, нам надо приблизиться к лесу с ловушками. Она ждала, что он спросит - зачем, но он не спросил. Она все-таки пояснила: - Сыны Земли десятки лет планировали нападение на Госпиталь. Мы дожидались подходящего случая, а он все никак не попадался. Одна из запланированных операций - пройти вдоль края леса с ловушками. Сам лес настолько полон хитрых капканов, что охрана с той стороны на него, вероятно, и не смотрит. - Надеешься? - Пари можно держать. - Что тебе известно о средствах защиты Госпиталя? - Ну, прошлой ночью ты сталкивался с большей их частью. Хорошо, что тебе хватило здравого смысла держаться подальше от леса с ловушками. Есть два кольца электроглаз. Стену ты видел: на ней пушки и прожектора по всей длине. Сегодня ночью Кастро, вероятно, добавит туда людей и можно пари держать, что он перекроет основную дорогу. Обычно ее оставляют открытой, но довольно легко замкнуть кольцо электроглаз и отключить от ворот энергию. - А за стеной? - Охрана. Мы предполагаем, Мэтт, что все эти люди должны быть плохо обучены. Госпиталь никогда не подвергался прямой атаке. Мы уступаем им числом... - Уж это точно. - ...Но нам придется иметь дело с охраной, которая не верит по-настоящему, что ей есть от кого охранять. - А как насчет ловушек? Против механизмов мы бессильны. - В Госпитале их практически нет - по крайней мере, в обычное время. Кое-что Кастро может установить при опасности. В космобаржах может найтись что угодно; мы просто не знаем. Но мы не будем приближаться к космобаржам. Потом, есть еще эти треклятые разделительные двери. Мэтт кивнул - быстро, сердито дернул подбородком. - Эти двери удивили нас всех. Нам следовало быть предупрежденными. - Кем. - Неважно. Постой-ка секунду... Верно. Это то место. Мы пройдем здесь. - Лэни. - Да? В земле есть проводники, срабатывающие при нажиме. Когда пойдем, ступай только по корням. - Что у нас было в пятницу ночью? Она повернулась, чтобы заглянуть ему в лицо, пытаясь определить, что он имеет в виду. Наконец сказала: - Случилось то, что я подумала, что могу тебе пригодиться. Мэтт медленно кивнул. - Тебе случилось подумать правильно. - Отлично. Для этого я и нужна. Сыны Земли, в основном, мужчины. Они иногда ужасно хандрят. Вечно строят планы, никогда не вступая в бой по-настоящему, а вступив - никогда не побеждают и все время ломают головы - не играют ли они на руку Исполнению. Они даже побахвалиться могут только друг перед другом, потому что не все колонисты за нас. И тогда я изредка могу заставить их снова почувствовать себя мужчинами. - Мне, кажется, не помешало бы поднять дух примерно сейчас. - Что тебе нужно сейчас, братишка, это хорошенько струсить. Только бойся все время про себя, и все будет нормально. Здесь мы пройдем... - Мне сейчас кое-что пришло в голову. - Что? - Если бы мы здесь остались сегодня днем, то избежали бы всех этих хлопот. - Может, двинемся? И не забывай ступать по корням! 10. РУКА ПАРЛЕТТА Тьма застилала большую часть Горы Посмотрика. Команда не ведала об этом. Огни Плато Альфа горели, нимало не потускнев. Даже дома вдоль обрыва Альфа-Бета с видом через Плато Бета на отдаленные скопления городских огней Гаммы и Йоты отделял сегодня от этих огней туман и кто узнал бы, что скопления огней погасли? В землях колонистов царили страх и ярость, но они не могли коснуться Плато Альфа. Никакие опасности не грозили. На Гамме и Йоте не было больниц, где могли бы умереть пациенты в потемневших операционных залах. Даже машины не могли разбиться без дорожных огней. Протухшее мясо в морозильниках мясных лавок не могло вызвать голода: оставались фруктовые и ореховые леса, злаки, стада. Но страх и ярость все-таки царили. Что случилось там, наверху, откуда шла вся энергия? Или это проказа, наказание, эксперимент - какое-то преднамеренное деяние Исполнения? Нельзя перемещаться без освещения. Большинство людей, где бы они ни находились, остались там. Они устроились ночевать, где смогли; колонистам все равно было уже почти время спать. И они ждали, когда свет вернется. Они не представляют предмета для беспокойства, думал Иисус Пьетро. Если сегодня ночью возникнет опасность, она придет не снизу. Столь же несомненно, что Сыны Земли нападут, даже если их всего пятеро. Гарри Кейн не оставит на смерть большую часть своих людей. Он сделает все, что в его силах, невзирая на риск. А преследуемый майора Чина сбежал, вырвался на волю в двух милях от Госпиталя, одетый в полицейскую форму. И поскольку сбежал, поскольку он был один, поскольку никто его четко не рассмотрел - это должен быть Мэтт Келлер. Пять досье, чтобы сравнить пятерых беглецов. Гарри Кейн и Джейхок Худ - это старые приятели, самые опасные из Сынов Земли. Элейна Мэттсон, Лидия Хэнкок и Мэттью Келлер - их он узнал всем сердцем за долгие часы, прошедшие после сегодняшнего бегства. Он узнал бы любого из них за милю или легко рассказал всю историю их жизни. Самое тощее досье было на Мэтта Келлера: две с половиной куцых странички. Горный инженер... Не бог весть какой семьянин... несколько любовных историй... никаких свидетельств, что он когда-либо общался с Сынами Земли. Иисус Пьетро был обеспокоен. Сыны Земли, пройди они так далеко, отправятся прямиком в виварий, освобождать своих друзей. Но если Мэттью Келлер работает сам на себя... Если призрак на Плато Альфа не мятежник, но существо со своими собственными, непредсказуемыми целями... Иисус Пьетро беспокоился. Последний глоток кофе оказался вдруг ужасен на вкус и он оттолкнул от себя чашку. С облегчением он заметил, что туман, похоже, рассеивается. На его письменном столе лежали стопкой пять досье, отдельно от них - шестое и пистолет, заряженный щадящими пулями. Небо отсвечивало в окнах Госпиталя жемчужно-серым. Стена нависла над ними чудовищной массой, черной контрастной тенью, прорезавшей подсвеченное огнями небо. Над головой слышались размеренные шаги.
в начало наверх
Они подкрались сюда бок о бок, достаточно близко, чтобы заслонять друг друга. Барьеры "электрических глаз" они перепрыгнули - сначала Мэтт, потом Лэни, в то время, как Мэтт смотрел вверх на стену и ж_е_л_а_л, чтобы никто ее не увидел. Никто и не увидел. - Мы бы могли подобраться к воротам, - заметил Мэтт. - Но если Кастро отключил энергию, нам их не открыть. Нет, есть способ получше. - Показывай. - Может быть, нам придется рискнуть небольшим переполохом... Вот он. - Что? - Запал. Я была не уверена, что он здесь. - Запал? - Видишь ли, среди Исполнителей много чистокровных колонистов. Нам приходилось подъезжать к ним осторожно и мы потеряли много хороших людей, заговоривших не с теми, с кем следовало, но дело стоило того. Я надеюсь. - Кто-то заложил для вас бомбу? - Я надеюсь. В Исполнении всего двое Сынов Земли и любой из них, или оба, могут быть подставными. - Она пошарила в больших, просторных карманах своего выпачканного в грязи командского наряда. - Эта сука не носила зажигалку. Мэтт? - Сейчас посмотрим. Вот. Лэни взяла зажигалку, потом настороженно произнесла: - Если увидят свет, нам конец. - Она пригнулась над шнуром. Мэтт пригнулся рядом, заслоняя огонек своим телом. При этом он поднял взгляд. На ровной черной тени стены появилось два выступа. Они перемещались. Мэтт зашептал было: "Стой!". Внизу блеснул желтый огонек и было уже поздно. Головы убрались. Лэни дернула его за руку. - Бежим! Вдоль стены! Мэтт последовал, куда она его тащила. - Теперь ложись! Он шлепнулся рядом с ней на живот. Раздался ужасный взрыв. Вокруг них запели кусочки металла, извлекавшие из стены негромкое дзиньканье. Что-то отгрызло Мэтту кусочек уха и он хлопнул по нему, как по осиному укусу. Времени выругаться у него не осталось. Лэни вздернула его на ноги и они побежали обратно. Со стены слышались нестройные крики и Мэтт, посмотрев вверх, встретился с сотней глядящих оттуда глаз. Потом вся местность вдруг ярко осветилась. - Сюда! - Лэни рухнула на колени, прихлопнула руку Мэтта к своей щиколотке и поползла. Вползая за ней, Мэтт слышал, как щадящие пули разбиваются оземь у его пяток. С наружной стороны дыра была как раз такая, чтобы пролезть на четвереньках. Бомба, должно быть, была с направленным зарядом. Но стена была толстой и дыра внутри оказалась меньше. Они выбрались исцарапанные, ползком. Здесь тоже был свет, чересчур яркий, от которого у Мэтта слезились глаза. Поразительное дело - в грязи вдоль этой стороны стены расположились ямы, все в ряд и через кордитовую вонь пробивался богатый, влажный запах свежей земли. - Мины, - удивленно сказал Мэтт. Нажимные мины, сработавшие от взрыва, а изначально предназначенные, чтобы взорваться под спрыгнувшим со стены лазутчиком. - Я польщен, - прошептал он сам себе, и соврал. - Заткнись! - Лэни метнула в него взгляд и в слепящем искусственном свете он увидел, как изменились ее глаза. Потом она повернулась и побежала, оказавшись вне его достижения раньше, чем Мэтт успел отреагировать. Вокруг них застучали ноги, все - бегущие с большой скоростью к дырке в стене. Они окружены! Поразительно - никто не пытался остановить Лэни. Но Мэтт видел, как некоторые порывались остановиться, а потом огибали ее и неслись дальше. И никто не попытался остановить Мэтта. Он был достаточно невидим, но потерял Лэни. Без него у нее ничего нет, кроме ружья... и он не знает, как добраться до Полли. Мэтт стоял в растерянности. Нахмуренный Гарри Кейн осмотрел неодинаковые руки. Пересадки он видел и раньше, но такого лоскутного человека, как Миллард Парлетт - никогда. Лидия сказала: - Это же не искусственное, верно? - Нет. Но и не обычная трансплантация. - Он должен начать приходить в себя. - Да, - сказал Миллард Парлетт. Гарри поразился. - Ты можешь говорить? - Да. - Голос Парлетта, измененный музыкальной напевностью командской речи и искаженный воздействием парализатора, напоминал дверной скрип. Он говорил медленно, старательно выговаривая слова. - Могу ли я получить стакан воды? - Лидия, дай ему воды. - Вот. - Коренастая тетушка поддерживала рукой голову старика и вливала воду ему в рот медленными глотками. Гарри изучал пленника. Его прислонили к стене в вестибюле. С тех пор он не пошевелился и, вероятно, не мог шевельнуться, но мышцы лица, прежде вялые и резиновые, теперь отражали личность. - Спасибо, - произнес он окрепшим голосом. - Вам, знаете ли, не следовало в меня стрелять. - У вас есть, что нам сказать, господин Парлетт. - Вы Гарри Кейн. Да, у меня есть, что вам сказать. А потом я хотел бы заключить с вами своего рода сделку. - Я готов к сделкам. Какого же именно рода? - Вы поймете, когда я закончу. Не начать ли мне с груза недавнего трамбробота? Разговор будет несколько технический... - Лидия, приведи Джея. - Лидия Хэнкок безмолвно исчезла. - Я хочу, чтобы он слышал все технические детали. Джей у нас талант. - Джейхок Худ? Он тоже здесь? - Похоже, вы немало знаете о нас. - Это так. Я изучаю Сынов Земли дольше, чем вы живете на свете. Джейхок Худ - тонкий ум. Конечно, давайте его подождем. - Вот как, вы нас изучали? Зачем? - Я попытаюсь разъяснить вам это, Кейн. На это потребуется время. приходило ли вам когда-нибудь в голову, что положение на Горе Посмотрика искусственное, недолговечное? - Пф! Если бы вы пытались изменить его так долго, как я, вы бы так не думали. - Серьезно, Кейн. Наше общество целиком зависит от технологии. Измените технологию и вы измените общество. В особенности же вы измените этику. - Это смехотворно. Этика есть этика. Старик дернул рукой. - Дайте мне сказать, Кейн. Гарри Кейн умолк. - Рассмотрим хлопковый джин, - сказал Миллард Парлетт. - Это изобретение сделало экономически приемлемым широкомасштабное выращивание хлопка на юге, но не севере Соединенных Штатов. Что привело к накоплению большого количества рабов в одной части страны, тогда как в другой части рабство исчезло. В результате появилась проблема расовой терпимости, просуществовавшая столетия. Рассмотрим феодальные доспехи. Этика рыцарства основывалась на том, что эти доспехи являются абсолютной защитой против кого угодно, не бронированного сходным образом. Длинная стрела, а впоследствии порох покончили с рыцарством и вызвали необходимость в новой этике. Рассмотрим войну, как орудие дипломатии. - Миллард Парлетт прервался, судорожно переводя дыхание. Мгновение спустя он продолжил: - Она, видите ли, была таковым орудием. Потом появились отравляющий газ, атомные и ядерные бомбы и возможность изготовления кобальтовых. Каждое из этих изобретений делало войну все менее и менее пригодной для навязывания своей воли, все более и более беспорядочно-разрушительной, пока само понятие нации не сделалось слишком опасным, чтобы его можно было терпеть и Объединенные Нации на Земле не стали могущественнее любого мелкого союза наций. Рассмотрим заселение Пояса астероидов. Чисто техническое достижение, однако оно сотворило богатейшее население в регионе, необходимо требующем новой этики, где тупость автоматически влекла за собою смертный приговор. - Выдохнувшись, старик вновь остановился. - Я не историк, - сказал Гарри. - Но мораль есть мораль. Что неэтично здесь и сейчас - неэтично где и когда угодно. - Кейн, вы неправы. Этично ли казнить человека за воровство? - Конечно. - А известно ли вам, что когда-то существовала детально разработанная система исправления преступников? Это был, разумеется, раздел психологии, но он намного превосходил в объеме все другие разделы. К середине двадцать первого века почти две трети преступников можно было в итоге выпускать, как излеченных. - Это глупо. К чему вдаваться в такие хлопоты, когда банки органов, должно быть, прямо взывали... А. Понимаю. Банков органов еще не было. Старик наконец улыбнулся, показав совершенно новые белые зубы. Искрящиеся белые зубы и пристальные серые глаза - подлинный Миллард Парлетт выглядывал из-под потрескавшейся, морщинистой, вялой резиновой маски лица. Только вот зубы никак не могут быть его, подумал Гарри. Уж это дудки. - Продолжайте, - сказал он. - Одним давним днем я осознал, что этическая ситуация на Горе Посмотрика нестабильна. Она обречена когда-нибудь измениться, притом внезапно, так как Земля постоянно бомбардирует нас новыми открытиями. Я решил к этому подготовиться. На ступеньках послышались шаги бегущих ног. Ворвались Лидия и Худ. Гарри Кейн представил Худа Милларду Парлетту так, словно они уже были союзниками. Худ понял намек и церемонно пожал старику руку, внутренне содрогнувшись, потому что рука Парлетта на ощупь все еще была как мертвая. - Не отпускайте мою руку, - предложил Миллард Парлетт. - Осмотрите ее. - Мы это уже сделали. - Ваши заключения? - Спросить о ней у вас. - Очевидно, Земля использовала биологическую инженерию в медицинских целях. В грузе трамбробота находилось четыре подарка, наряду с подробными инструкциями по обращению с ними и их использованию. Один подарок - своеобразный грибково-вирусный симбионт. Я окунул в него мизинец. Теперь эта дрянь замещает мне кожу. - Замещает?.. Простите, - проговорил Худ. Трудно было не перебивать Парлетта - такой раздражающе медленной была его речь. - Верно. Вначале она растворяет эпидермис, оставляя только нижележащие живые клетки. Затем каким-то образом стимулирует память ДНК кожного покрова. Вероятно, это осуществляет вирусный компонент. Вам, может быть, известно, что вирус не воспроизводит себя: он принуждает своего хозяина продуцировать новые вирусы, вводя собственные репродуктивные цепи в клетку хозяина. - Этак вы можете заполучить постоянного жителя, - заметил Худ. - Нет. Вирус вымирает небольшое время спустя, как и любой вирус. Тогда грибок умирает от голода. - Поразительно! Эта гадость движется кольцом, оставляя за собой новую кожу! - Худ поразмыслил. - На сей раз Земля достала нас по-настоящему. Но что произойдет, когда это достигнет ваших глаз? - Не знаю. Но никаких особых инструкций на этот счет не было. Я предложил себя в качестве испытуемого, поскольку мне могла пригодиться новая кожа. Предполагалось, что это даже освобождает от шрамов. Так и вышло. - Большой успех, - заметил Гарри. - Но вы еще не поняли, почему это так важно. Кейн, я показал вам вначале это, потому что так вышло, что я принес это с собой. Остальное вас потрясет. - Парлетт уронил руку, чтобы уменьшить нагрузку на горло. - Я не знаю, что за животное породило второй дар, но теперь оно напоминает человеческую печень. А в подходящей среде оно и вести себя будет, как печень. Глаза у Гарри сделались широкими и пустыми. Лидия издала изумленный шипящий звук. А Миллард Парлетт прибавил: - Надлежащая среда есть, разумеется, среда человеческой печени. Они еще не испытаны, поскольку не вполне выросли. Мы можем ожидать неудобств из-за отсутствия нервных связей... - Келлер говорил правду. Маленькие сердца и печени! - выпалил Гарри. - Парлетт, третьим подарком было животное для замещения человеческого сердца? - Да. Почти сплошной мускул. Оно отвечает убыстрением сокращений на адреналин, но, опять-таки, отсутствие нервных... - Иэх-ха! - Гарри Кейн пустился в пляс. Он сграбастал Лидию Хэнкок и закружил. Худ смотрел на них, по-дурацки ухмыляясь. Кейн резко выпустил Лидию и рухнул рядом с Парлеттом на колени. - Что четвертое? - Ротифер.
в начало наверх
- Ротифер? - Он живет в качестве симбионта у человека в крови. И делает вещи, на которые человеческое тело само по себе не способно. Кейн, мне частенько приходило в голову, что эволюция как процесс оставляет желать лучшего. С точки зрения эволюции человек кончен, когда он слишком стар для размножения. Поэтому нет и генетической программы для дальнейшего сохранения его жизни. Одна инерция. Требуются огромные медицинские познания, чтобы компен... - Так что же он делает, этот ротифер? - Он борется с болезнями. Вычищает жировые отложения из вен и артерий. Растворяет тромбы в крови. Он слишком велик, чтобы проникнуть в мелкие капилляры и погибает при контакте с воздухом. Так что необходимому тромбообразованию он не препятствует. Он выделяет своего рода резину, чтобы латать слабые участки в стенках артерий и капилляров покрупнее, что придает бодрости человеку моего возраста. Но он делает и большее. Он действует, как своего рода универсальная железа, вспомогательный гипофиз. И поддерживает эндокринное равновесие таким, какое человек должен иметь примерно в возрасте тридцати лет. Он не продуцирует мужских и женских половых гормонов и распределение избыточного адреналина занимает добрый промежуток времени, но в остальном он поддерживает равновесие. Во всяком случае, так гласят инструкции. Гарри Кейн уселся на пятках. - Значит, банкам органов конец. Устарели. Не диво, что вы старались сохранить это в тайне. - Не глупите. - Что? - Парлетт открыл было рот, но Гарри перебил его: - Говорю вам, банкам органов конец! Послушайте, Парлетт. Кожная плесень заменяет пересадку кожи, она даже лучше. Зверушка-сердце и зверушка-печень заменят пересадку сердца и печени. А ротифер вообще не даст всему остальному заболеть! Чего вам еще не хватает? - Нескольких пунктов. Например, животного - почки. Или... - Увертки. - Чем бы вы заменили легкое? Например, разрушенное пристрастием к никотину? Худ заметил: - Он прав. Эти четыре подарка трамбробота - всего лишь веха. Как заменить раздавленную ногу, больной глаз, оторванный палец? - Теперь он расхаживал короткими, резкими шагами. - Нужно несколько сот изделий генетической инженерии, чтобы банки органов устарели по-настоящему. И все-таки... - Ладно, хватит, - сказал Гарри Кейн, и Худ умолк. - Парлетт, я поторопился. Вы правы. Но я дам вам, о чем подумать. Предположим, все колонисты на Горе Посмотрика узнают только факты о грузе трамбробота. Не выводы Худа или ваши - только правду. Что тогда? Парлетт улыбался. Он не должен был улыбаться, но его ровные белые зубы блестели на свету и улыбка не была принужденной. - Они решат, что банки органов устарели. Они будут с уверенностью ждать роспуска полиции Исполнения. - А когда Исполнение не покажет и признака роспуска, они восстанут! Все колонисты на Горе Посмотрика! Устоит ли Госпиталь против э_т_о_г_о? - Вы уловили суть, Кейн. Я склонен думать, что Госпиталь устоит против любого подобного нападения, хотя не хотел бы держать пари. Но я у в е р е н, что мы можем потерять половину населения в кровавой бане, победим или проиграем. - Значит, вы уже думали об этом. Лицо Парлетта исказилось. Его руки бессильно затряслись, а ноги заскребли по полу, так как действие ультразвука начало его отпускать. - Вы считаете меня дураком, Гарри Кейн? Я никогда не совершал такой ошибки в вашем отношении. Впервые я услышал о грузе трамбробота шесть месяцев назад, когда он прислал лазерное сообщение. И сразу понял, что нынешняя форма правления команды на Плато обречена. Лэни исчезла слева, за широким плавным изгибом корпуса "Планка", в то время как Мэтт еще стоял, разинув рот. Он бросился следом, потом передумал. Ей, должно быть, известен другой вход; ему никак не догнать ее раньше, чем она туда доберется. А если он станет преследовать ее по лабиринтам Госпиталя, то наверняка заблудится. Но он должен ее найти. Она держит его в неведении, насколько может. Вероятно, потому, что не хочет, чтобы он выдал что-нибудь важное, случись Кастро его поймать. Она не говорила про бомбу, пока запал не оказался у нее в руке и не говорила деталей плана проникновения в Госпиталь, пока не начала ему следовать. В конце концов она должна была сказать ему, как найти Полли. Сейчас он потерял их обеих. Или?.. Он побежал ко главному входу, уворачиваясь от полицейских, пытающихся проскочить сквозь его солидную массу. Он встретит Лэни возле вивария, если она туда доберется. Но ему известен только один маршрут, как туда пройти. Огромные бронзовые двери растворились при его приближении. Мэтт заколебался у подножия широких ступеней. Электрический глаз? Потом три человека в форме протрусили через выход и вниз, а Мэтт проскочил между ними. Если здесь и есть электроглаз и те, кто за ним присматривает, то им никак не разобраться в перемещениях за последнюю минуту. Двери закрылись, когда он прошел вовнутрь. Его чуть не прищемило. Мэтт выругался шепотом и отступил в сторону перед бегущим полицейским со свистком во рту. Вроде того ультразвукового свистка, которым пользовался привратник, чтобы войти прошлой ночью. Мэтту такой понадобится, чтобы выйти наружу. Но позже. Ему пока нет надобности думать об уходе. Ноги дико болели. Он перешел на быструю ходьбу, стараясь не дышать громко. "Направо, вверх по лестнице, принять вправо, а потом влево..." ВИВАРИЙ. Он увидел дверь впереди по коридору и остановился на месте, благодарно привалившись к стене. Он поспел сюда раньше. И он ужасно устал. Ноги отнимались, в голове звенело, ему ничего не хотелось делать, только дышать. Вкус во рту и в горле напомнил ему горячий металлический привкус тумана в пустоте, когда он опускался ко дну меньше чем тридцать шесть часов назад по времени Плато. Казалось, он вечно бежит, вечно страшится. Кровь его слишком уж долго несла адреналин. Стена у него под спиной казалась мягкой. Отдыхать было хорошо. Хорошо было дышать. Хорошо было согреваться, а стены Госпиталя грели, почти чересчур грели для теплой верхней командской куртки. Когда стало слишком жарко, Мэтт ее расстегнул. Он лениво пошарил по карманам и нашел пару пригоршней неочищенного жареного арахиса. Капрал Гэлли Фокс обогнул угол и остановился. Он увидел члена команды, опершегося о стену и не снявшего в помещении верхней куртки. На ухе у этого члена команды была рваная рана и кровь из нее пропитала воротник куртки. Он щелкал орехи, бросая скорлупу на пол. Это было странно, но на том дело не кончалось. Гэлли Фокс принадлежал к третьему поколению семьи, традиционно служившей в Исполнении. Само собой, он тоже вступил в Исполнение. Рефлексы его были не так быстры, чтобы ходить в рейды и он охотнее подчинялся, нежели командовал. Вот уже восемь лет он был толковый человек на хорошей должности, не налагавшей особой ответственности. Потом... вчера ночью он схватил колониста, проникшего в Госпиталь. В то же утро случился побег из вивария, первый с его постройки. Капрал Фокс впервые увидел кровь. Человеческую кровь, не выцеженную в бак банка органов, но бесполезно пролитую в коридоре при преднамеренном жестоком убийстве. Сегодня вечером Глава предупредил об ожидающемся нападении на Госпиталь. Он практически приказал капралу Фоксу, чтобы тот стрелял в охранников-сослуживцев! И все отнеслись к этому всерьез! Несколько минут назад чертовски сильно громыхнуло за окнами... и половина охраны побросала посты, чтобы посмотреть, что там случилось. В голове у капрала Фокса слегка туманилось. Он не бросил поста. Неразберихи и так хватало. Он держался своих инструкций, как чего-то заведомо основательного. И когда он увидел члена команды, опершегося о стену и щелкавшего орехи, он отсалютовал и произнес "Сэр". Мэтт поднял взгляд и увидел офицера полиции, стоящего прямо, как доска и приставившего короткую рукоять пистолета со щадящими пулями наклонно ко лбу. В результате он исчез. Капрал Фокс прошел по коридору, далеко обогнув дверь вивария. В конце коридора он остановился, полуобернулся и упал. Мэтт, пошатываясь, поднялся на ноги. При виде охранника у него едва сердце не остановилось. Из-за угла быстро вышла Лэни. Она увидела Мэтта, отшатнулась и выставила перед собой ружье... - Стой! Это я! - Ох, Мэтт. Я думала, ты потерялся. Мэтт приблизился к ней. - Я видел, как кто-то тебя преследовал. Ты с ним покончила? - Да. - Она поглядела на капрала Фокса. - Они плохо обучены. Это кое-что. - Ты-то где выучилась так стрелять? - Неважно. Пошли. - Она двинулась к виварию. - Постой. Где мне найти Полли? - Я толком не знаю. Мы не выяснили, где у них размещается гробовая обработка. - Лэни потянулась к дверной ручке. Мэтт перехватил ее запястье. - Ну же, Мэтт. Тебя честно предупреждали. - Дверь заминирована. - Э? - Я видел, как этот тип ее обходил. Лэни нахмурилась, глядя на ручку. Потом с усилием оторвала полосу от полы куртки Мэтта. Она привязала ее к ручке и отодвинулась, насколько хватило длины. Мэтт подался назад. Он сказал: - Пока ты не сделала ничего необратимого, не будешь ли так добра сказать, как найти Полли? - Честно, Мэтт, не знаю, - она и не пыталась скрывать, что он является ненужной помехой. - Ладно, а где кабинет Кастро? - Ты с ума сошел. - Я фанатик. Вроде тебя. Это вызвало ухмылку. - Ты взбесился, но так и быть. Ступай, откуда я пришла, свернешь на единственный поворот и поднимешься по ближайшей лестнице. Иди по проходу, пока не увидишь знаки. Остальное пройдешь по знакам. Кабинет рядом с корпусом "Планка". Но если ты останешься со мной, мы можем найти путь полегче. - Тогда тяни. Лэни потянула. Дверная ручка опустилась и щелкнула. Тотчас же что-то выстрелило с потолка: конический сноп щадящих пуль, усеявших место, где стоял бы потянувший за ручку. А в коридоре взвыла сирена, громкая, хриплая и знакомая. Лэни пораженно отшатнулась, ударившись о стену. Дверь приоткрылась на пару дюймов. "Туда!" - крикнула Лэни и нырнула внутрь; Мэтт - следом. Хлопки выстрелов щадящими пулями потерялись в звуке сирены. Но Мэтт увидел в комнате четырех человек, выстроившихся напротив двери, пригнувшись, словно для стрельбы по мишени. Они еще продолжали стрелять, когда Лэни упала. - Обречена? И вправду? - Замечание Гарри показалось нелепым даже ему самому. Но он не ожидал такой легкой капитуляции. - Сколько всего Сынов Земли? - Этого я не могу вам сказать. - Я вам могу, - заявил Миллард Парлетт. - Меньше четырехсот. На всей Горе Посмотрика меньше семисот активных мятежников. Триста лет вы и вам подобные пытаетесь поднять восстание и ничуть не продвинулись. - Продвинулись совсем мало. - Вы, разумеется, вербуете своих мятежников в среде колонистов. Беда ваша в том, что большинство колонистов вовсе не хочет, чтобы команда потеряла власть над Плато. Они довольны тем, что есть. Ваши побуждения непопулярны. Я уже пытался прежде объяснить, почему; позвольте, я попробую снова. - С явным усилием он переместил руки достаточно, чтобы сложить их на коленях. Время от времени у него случайным образом подергивались мускулы на плечах. - Не то, чтобы они не воображали, будто смогут управлять лучше команды, если до этого дойдет. Все всегда так считают. Они боятся
в начало наверх
Исполнения, да, и не станут рисковать своими костями и кровью, чтобы совершить эту перемену, пока Исполнение распоряжается всем оружием и электроэнергией на Плато. Но дело не в этом. Дело в том, что они по-настоящему не считают правление команды несправедливым. Все это основывается на банках органов. С одной стороны - банки органов это ужасная угроза, не просто смертная казнь, но позорная гибель. С другой стороны, банки - обещание. Человек, который этого заслуживает и может за это заплатить, даже колонист, может получить в Госпитале медицинскую помощь. Но без банков органов помощь невозможна. Человек умирает. Знаете, что сделали бы вы, мятежники, если бы вам удалось поставить команду на колени? Некоторые настаивали бы на уничтожении банков органов. Они были бы убиты или изгнаны их собственными товарищами. Большинство сохранило бы банки органов в прежнем виде, но пополняло бы их за счет команды! Теперь его шея окрепла и он поднял голову, чтобы увидеть нетерпеливые взгляды. Хорошая аудитория. И наконец-то он подцепил их на крючок. - Доныне, - продолжал он, - вы не могли поднять мятеж, потому что не могли убедить достаточное количество бойцов в справедливости вашего дела. Теперь это в ваших силах. Теперь вы можете убедить колонистов Горы Посмотрика, что банки органов необратимо устарели. Потом подождать немного и, когда Исполнение не будет распущено, выступить. Гарри Кейн сказал: - В точности то же думал и я, только похоже, вы меня опередили. Почему же вы обвинили меня в глупости? - Вы сделали дурацкое предположение. Вы решили, будто я пытаюсь сохранить груз трамбробота в тайне. Совершенно наоборот. Только сегодня утром я... - Наконец-то я понял, - сказал Худ. - Вы решили примкнуть к победившей стороне, не так ли, Парлетт? - Вы дурак. Брехливый дурень-колонист. Джей Худ покраснел. Он стоял совершенно прямо, опустив руки по бокам и стиснув кулаки. Парлетт был рассержен не менее. Старик пытался переместить свой вес и в результате все мышцы его тела плясали. Он произнес: - Вы обо мне столь низкого мнения, что воображаете, будто я следую подобным побуждениям? - Расслабься, Джей. Парлетт, если вам есть, что сказать, говорите. Если мы приходим к неверным заключениям, будьте любезны предположить, что вы плохо выражаете свои мысли и не старайтесь сваливать вину на других. - Почему бы вам всем не посчитать до бесконечности? - предложила Лидия Хэнкок. Парлетт проговорил медленно и ровно: - Я пытаюсь предотвратить кровопролитие. Это вам достаточно ясно? Я пытаюсь предотвратить гражданскую войну, способную унести половину людей на этой планете. - Вы не можете этого сделать, - сказал Гарри Кейн. - Она приближается. - Кейн, не могли бы мы с вами и вашими союзниками выработать новую... конституцию для Горы Посмотрика? Припосадочное Соглашение явно станет недействительным. - Явно. - Сегодня я сказал речь. Собственно, я кажется все эти чертовы сутки провел за произнесением речей. Сегодня днем я собрал экстренное заседание, протащив его в Совете. Вам известно, что это значит? - Да. Выходит, вы говорили со всеми членами команды на Плато. - Я рассказал им, что было в грузе трамбробота сто сорок три. Я показал им этот груз. Я растолковал им проблему банков органов и связь между технологией и этикой. Я им сказал, что если тайна трамбробота когда-нибудь дойдет до колонистов, колонисты устроят массовый бунт. Я из кожи вон лез, Кейн, чтобы они перетрусили. Я знал с самого начала, что мы не сможем хранить эту тайну вечно. Теперь, когда ее знают тридцать тысяч человек, она выплывет еще быстрее, даже если всех нас убьют сию секунду. Я сделал все это, Кейн, чтобы предупредить их. Чтобы напугать их. Когда они поймут, что тайна раскрыта, они, может быть, напугаются достаточно, чтобы пойти на торги. Те из них, кто умен. Я долго планировал это, Кейн. Я даже не знал, что нам пошлет Земля. Это могла быть регенерационная сыворотка, или устройство для дешевого изготовления аллопластических заменителей, или даже новая религия. Что угодно. Но что-то предстояло и вот оно здесь и, Кейн, мы должны постараться предотвратить кровопролитие. - Короткое дыхание Парлетта и неуклюжие попытки заставить язык и губы преодолеть влияние ультразвука исчезли. Голос его стал плавным и напевным, он поднимался и опускался, чуточку хрипловатый, но необыкновенно убедительный. - Мы должны попытаться. Может быть, мы сумеем найти, на чем поладят команда и колонисты. Он остановился и три головы почти машинально кивнули. 11. РАЗГОВОР С ГЛАВОЙ Мэтт увидел четырех человек и увидел, как Лэни зашаталась. Он попытался было повернуться и побежать, но в тот же миг раздался ужасный звон, точно он оказался внутри церковного колокола. Так что Мэтт изменил намерения и прыгнул в сторону, зная, что коридор должен наполниться ультразвуком. - Закройте эту чертову дверь! - взвыл чей-то голос. Один из охранников бросился выполнять приказ. Мэтт почувствовал ультразвуковое оцепенение и колени его начали превращаться в воду. Он не сводил глаз с четверых врагов. Один из них наклонился над Лэни. - Совершенно одна, - сказал он. - Чокнутая. Хотел бы я знать, где она взяла эту одежку? - Сняла, наверное, с кого-нибудь из команды. Другой охранник неприятно заржал. - Заткнись, Рик. Давай пособи. Посадим ее на стул. - Охотничье ружье. А не хотелось бы получить заряд из такого, верно? - Немало ей пришлось пройти, чтобы добраться до вивария. Обычно их сюда приходится тащить. Снова ржание. - Газовая бомба не сработала. - Один из охранников пнул металлическую канистру. Канистра тут же зашипела. - Носовые фильтры, живо! Они пошарили в карманах и достали предметы, смахивающие на большие резиновые носы. - Хорошо. Нам следовало это сделать раньше. Если бы мы наполнили комнату газом, любой, вломившийся сюда, сразу бы свалился. Мэтт понял, в чем смысл всего этого. Он задержал дыхание в ту же секунду, как услышал шипение. Теперь он подошел к ближайшему охраннику и сорвал с него фальшивый нос. Тот задохнулся от изумления, глядя прямо на Мэтта, и рухнул. У накладного носа имелась лента для укрепления вокруг шеи и нечто вроде липучки, образующей плотный контакт с окружающей нос кожей. Мэтт нацепил его и обнаружил, что дышит сквозь него с трудом. Это было неудобно. - Рик? Ох уж этот идиот. Где, во имя Пыльных Демонов, его носовой фильтр? - Держу пари, этот кретин забыл его взять. - Дайте, пожалуйста, майора Йенсена, - один из охранников воспользовался ручным телефоном. - Сэр? В виварий только что пыталась ворваться девушка. Да, девушка, в одежде команды... Верно, совсем одна... Спит на одном из кресел, сэр. Мы решили, что раз уж она так потрудилась, чтобы добраться сюда... Мэтт еще чувствовал головокружение, хотя дверь должна была отсечь вибрацию больших ультразвуковиков. Не угодила ли в него незамеченной щадящая пуля? Он наклонился над Лэни. Та, конечно, лежала без сознания. Истыкана слишком уж многими щадящими иглами, легкие полны газа, сквозь мозг текут ритмичные снотворные токи... Мэтт нашел три проводка, идущие к ее наушникам, и выдернул. Теперь она будет бомбой замедленного действия. Когда все другое прекратит действовать, она проснется. Собственно, лишь для того, чтобы угодить под новые выстрелы четырех охранников в комнате. - И еще одно, сэр. Здесь полно газа. Мы решили, что это все едино... нет, сэр, не видели. Если вы отключите ультразвук, я посмотрю. - Он отвернулся от телефона. - Уоттс, осмотри коридор и проверь, не упал ли там кто. - Да ведь ультразвук включен! - Должны уже выключить. Проверь. Из нагрудного кармана лежащего без сознания охранника торчала шариковая ручка. Мэтт заметил ее, выхватил и быстро нарисовал на лбу стража сердце и три капельки, сбегавших вниз по прямой переносице. Тот, кого звали Уоттс, приоткрыл дверь. Звуковые волны его не тронули. Он раскрыл дверь пошире. - Эге! - охранник выскочил наружу и пробежал по коридору к телу Фокса. Мэтт следовал за ним по пятам. - Это охранник, - крикнул Уоттс через плечо. - Проверь документы. Уоттс принялся рыться в карманах Фокса. Один раз он поднял взгляд, когда Мэтт проскальзывал мимо него, потом продолжил свое занятие. - Это Элейна Мэттсон, - сказал Иисус Пьетро. - Наверняка она. Вы уверены, что с ней никого не было? - Если бы с ней кто-то был, он оказался бы в том же положении. Я думаю, она была одна, сэр. Это было здраво. Что вряд ли дает какие-то гарантии, подумал Иисус Пьетро. - Благодарю вас, майор Йенсен. Как дела у розыскных подразделений? - Ничего не нашли, сэр. Плато Альфа продолжают прочесывать. Узнать, как у них успехи? - Да. Позвоните мне. - Иисус Пьетро повесил трубку и откинулся на стуле за письменным столом, собрав лоб в хмурые морщины. Они наверняка где-то на Альфе. И они не могут в_с_е участвовать в нападении на Госпиталь. Элейна Мэттсон захвачена. Хорошо и здорово. Наверняка она устроила этот загадочный взрыв, чтобы прикрыть свое проникновение. Не она ли забрала и ту полицейскую форму? Возможно. И отошла в ней на достаточное расстояние, чтобы оглушить женщину из команды и обеспечить себе маскировку получше. Возможно. Возможно. Он взял шестое досье, лежащее в одиночестве рядом с парализатором. Жизнь Полли Торнквист. Родилась двадцать два года назад, первенцем в семье, не замеченной в связях с Сынами Земли. "Левый глаз ее отец получил из банков органов, потеряв свой на рыбалке. Хороший, верный колонист. Сторонник строгой дисциплины в семье." Выросла на Дельте, в четвертом секторе. Училась в Колонийском Университете с хорошими оценками. "Там она встретила Джейхока Худа. Впервые влюбилась. Почему? Худ никудышный обольститель - маленький, щуплый, некрасивый. Но некоторым девушкам нравятся умные мужики." По окончании средней школы и колледжа приступила к работе на Передающей станции Дельта. Влюбленность в Худа, по-видимому, охладилась до дружбы. Но она вступила в Сыны Земли. "Бунт против властей? Ее отец не позволил бы ей, если б знал. Достаточно увидеть хоть эти неодобрительные морщинки на его физиономии хорька... Хммм? Без этих морщинок он чем-то напоминает Джейхока Худа!" Все это окажется полезно. К настоящему моменту она подвергается гробовой обработке свыше тридцати часов. Если теперь она услышит голос, единственный чувственный раздражитель в ее вселенной, она будет слушать. И верить. Как и другие. В особенности, если голос сошлется на нужные происшествия в ее прошлом. Но пока ей придется подождать. Сначала Сыны Земли. Одним меньше, осталось четыре... Иисус Пьетро потянулся за чашкой и обнаружил, что кофе у него холоден, как камень. В его голове зашевелился вопрос. Он скорчил гримасу и загнал этот вопрос туда, откуда он всегда вылезал. Снял трубку настольного телефона и проговорил: - Мисс Лоссен, не организуете ли вы мне еще кофе? - Стоит ли? Вы уже пропитались этим пойлом. - Просто принесите кофе. И, - та же мысль вновь выскочила на волю и, не успев остановить себя, он продолжил, - принесите мне папку на Мэттью Келлера. Нет, не ту, что на моем столе, а из архива по умершим. Она явилась через минуту, стройная и светловолосая, с
в начало наверх
холодно-отстраненным видом, неся папку и чашку кофе. Иисус Пьетро сразу раскрыл папку. Мисс Лоссен нахмурилась, хотела было у него что-то спросить, но увидела, что он ее не слушает и удалилась. Мэттью Келлер. Родился... Учился... Вступил в Сыны Земли на десятый месяц 2384 года, в средних летах. "Почему так поздно? И вообще - почему?". Стал профессиональным вором и убийцей, крал для Сынов Земли, убивал офицеров Исполнения, достаточно неумных, чтобы рискнуть появляться среди колонистов небольшим числом. "Вор? Проклятье! Уж не Келлер ли старший украл тот автомобиль? Машину, на которой младший Келлер умчался прямиком в пустоту!". Попался в Секторе 28, Бета, на четвертый месяц 2397 года; схвачен, обвинен в измене, расчленен в банках органов. "Ох, Иисус Пьетро, хитрый лгун. Половина Госпиталя, небось, знает, что на самом деле он бросился с обрыва - сорок миль падения к Пыльным Демонам и адскому пламени." "Ну и что?". Иисус Пьетро вылил остывший кофе в мусорную корзину, налил себе новую чашку, отпил. Дрожащая тень где-то в уголке глаза. "В комнате кто-то есть". Чашка заплясала в руке Иисуса Пьетро, обжигая губы. Он поспешно поставил ее и огляделся. Вернулся к досье. Мэттью Келлер. Что за идиотская прихоть заставила его затребовать это дело? Келлер-старший мертв. Спотыкающийся, ползущий, перевалился он за край пустоты на долю секунды раньше, чем... - Кастро. Иисус Пьетро резко поднял взгляд. Опустил. Сообщения медиков... Плохо, но не катастрофично. Слишком много народу пострадало во время массового побега, но некоторых можно спасти. По счастью, банки органов битком набиты. И могут заново быть наполнены из вивария, как только у хирургической секции появится время. И почему все должно случаться одновременно? - Кастро! Иисус Пьетро вскинул подбородок - и прежде, чем его глаза успели повторить это движение, поймал себя на том, что уже делал это. Так ведь? Был шум... и кто-то окликнул его по имени... и что, во имя Пыльных Демонов, делает кто-то, не доложившись, в личном кабинете Иисуса Пьетро? Он осторожно переместил взгляд на край стола... Одежда команды. Но мятая и грязная, и не по фигуре, а на руках, упертых ладонями в письменный стол, грязные короткие ногти. Конечно же, колонист в одежде команды. В кабинете Иисуса Пьетро. Без объявления. Он прошел мимо мисс Лоссен, не назвавшись. - Ты. - Точно. Где она? - Ты Мэттью Келлер. - Да. - Как ты сюда попал? - каким-то образом Иисус Пьетро удержал голос от дрожания и возгордился этим. - Не твое дело. Где она? - Кто? - Прекрати. Где Полли? - Этого я тебе не могу сказать. И никому не могу, - заявил Иисус Пьетро. Он не сводил взгляда с золотой пряжки на краденом ремне собеседника. Боковым зрением он приметил две большие, не слишком чистые руки, потянувшиеся к его правой кисти. Посетитель тяжело навалился на эту кисть и, когда Иисус Пьетро запоздало попытался убрать ее, то не смог. Он увидел, что посетитель ухватил его средний палец и отгибает назад. Боль была ошеломляющей. Иисус Пьетро широко открыл рот и поднял глаза, чтобы взмолиться... Он потянулся к папке Полли Торнквист, когда его руку пронзила мучительная боль. Он отдернулся, будто от горячей плиты. Рефлекс. Средний палец торчал под прямым углом к суставу. Пыльные Демоны, б_о_л_ь_н_о! Как он, во имя дьявола, ухитрился... - Ну, Кастро? Он вспомнил, хотя и смутно, но достаточно, чтобы не смотреть вверх. Кто-то или что-то находится в комнате; кто-то или что-то, способное заставить людей забывать. Иисус Пьетро сделал логический вывод и произнес: - Ты. - Верно. Где Полли Торнквист? - Ты. Мэттью Келлер. Значит, ты явился за мной. - Не будем играть в игры. Где Полли? - Это ты был в машине, напавшей на Госпиталь? Той, что нырнула вниз... - Я. - Как же тогда... - Заткнись, Кастро. Отвечай, где Полли. Сейчас же. Она жива? - Ты не получишь от меня никаких сведений. Как ты вернулся из пустоты? - Прилетел. - Я имею в виду - в первый раз. - Кастро, я могу переломать тебе все пальцы на обеих руках. Так где Полли? Умерла? - Но заговорю ли я, если ты это сделаешь? Последовало колебание. Потом две руки сомкнулись на его правой кисти. Иисус Пьетро взвыл от боли и скрюченными пальцами потянулся к глазам... Он наполовину проглядел стопу отчетов, когда в руку ему впилась мучительная боль. Иисус Пьетро обнаружил, что два пальца на его правой руке отогнуты назад под прямым углом к ладони. Зажав вопль стиснутыми зубами, он повернулся к интеркому. - Пришлите мне врача. - Что случилось? - Просто пришлите... - Его глаза уловили быстрое движение. Кто-то есть в его кабинете! - Ты прав, - сказал голос. - Пытками я от тебя ничего не добьюсь. Слабое, тусклое воспоминание приказывало не поднимать головы. Иисус Пьетро сказал: - Ты. - Поди полетай на мотоцикле. - Мэттью Келлер? Молчание. - Отвечай, черт тебя подери! как тебе удалось вернуться? Две руки сомкнулись на правой ладони Иисуса Пьетро. Все лицо его исказилось в вопле и Иисус Пьетро схватил парализатор, дико озираясь в поисках мишени. Он снова поднял взгляд, когда вошел врач. - Менять пальцы никакого смысла, - заявил врач. - Всего лишь вывих. - Он обезболил руку Иисуса Пьетро, вправил пальцы и наложил шины. - Как вы это сделали, во имя Пыльных Демонов? - Не знаю. - Не знаете? Вы вывихнули два пальца и вы не помните... - Не приставайте. Говорю же вам, я не могу вспомнить, что случилось с моей рукой. Но я думаю, здесь должен быть как-то замешан этот адский призрак Мэттью Келлер. Врач посмотрел на него очень особенным взглядом. И вышел. Иисус Пьетро скорбно посмотрел на свою правую руку, обмотанную бинтом и висящую на перевязи. "А, ладно". И он в самом деле не мог ничего об этом вспомнить. Поэтому он продолжал думать о Мэттью Келлере. Но почему он все время думает еще о Полли Торнквист? Настало и даже прошло уже время для следующей стадии ее обработки. Но ведь она, конечно же, может обождать? Конечно, может. Он попробовал кофе. Слишком холодный. Он вылил его обратно в кофейник и взялся за новую порцию. Рука была как неживая. Почему он все время думает о Полли Торнквист? - Пф! - он встал; из-за перевязанной руки это вышло неуклюже. - Мисс Лоссен, - сказал он в интерком, - пришлите ко мне двух охранников. Я иду в "Планк". - Будет сделано. Иисус Пьетро потянулся к парализатору на письменном столе, когда что-то привлекло его взгляд. Это было досье на Мэттью Келлера-старшего. Его желтую обложку испортил грубый рисунок. Две соединяющихся дуги, проведенные черными чернилами. Под ними три маленьких замкнутых петли. Кровоточащее сердце. Раньше его там точно не могло быть. Иисус Пьетро раскрыл папку. Он чуял собственный страх и осязал его в холодном поту, увлажнившем рубашку. Словно он находился в страхе уже много часов. Внешность в фас и профиль. Голубые глаза, желтые волосы. Кожа начинает становиться одутловатой от старости... Что-то шелохнулось в мозгу у Иисуса Пьетро. Всего на миг лицо в папке сделалось моложе. Его выражение чуть изменилось, так что оно показалось вместе напуганным и сердитым. Воротник пропитался кровью, а кусочек уха свежеоторван. - Ваша охрана здесь, сэр. - Благодарю вас, - сказал Иисус Пьетро. Он бросил еще один последний взгляд на лицо покойного и закрыл папку. Прежде чем уйти, он положил парализатор в карман. - Хотел бы я, чтоб мы могли предупредить Лэни, - сказал Гарри Кейн. - Теперь все изменилось. - Ты бы даже не знал еще, что ей сказать. Вот, держи, - миссис Хэнкок поставила на поднос дымящийся кувшин с сидром, присовокупив четыре чашки. Они сидели на кухне. Худ остался в гостиной с Миллардом Парлеттом. Парлетт, опираясь на Джея Худа, сумел приковылять в гостиную и сесть в кресло. Время представлялось удобным, чтобы устроить передышку. Ветер выл за черными окнами. Четверо заговорщиков перед очагом, похожим на настоящий, пили, согреваясь, горячий сидр с приправами; гостиная казалась мирным прибежищем. Прибежищем временным. - Вы думали об этом дольше, чем мы, - сказал Гарри. - Мы и вообразить никогда не могли, что команда согласится на компромисс. Что именно вы готовы предложить? - Для начала - амнистию Сынам Земли: вам и всем, остающимся в виварии. Это легко. Вы нам необходимы. Когда колонисты потеряют веру в команду, вы окажетесь единственной силой, способной поддержать закон и порядок в их землях. - Да, это таки будет перемена. - Нам надо обсудить три типа медицинской помощи, - сказал Миллард Парлетт. - Пересадку тканей, подарки трамбробота и мелкие врачебные вмешательства. У вас есть уже доступ к стандартным лекарствам на проверочных медстанциях. Мы можем его расширить. Я уверен, что можно предложить свободный доступ к животным-сердцам, животным-печеням и так далее. Некоторое время вам, колонистам, придется являться в Госпиталь за лечением посредством симбионтов из трамбробота, но в конечном итоге мы можем построить баки для их выращивания на Гамме, Дельте и Эте. - Очень хорошо. Что же с банками органов? - Вот именно. - Миллард Парлетт обхватил руками узкую грудь и смотрел в огонь. - Я не мог запланировать эту часть, так как не знал, какие именно изменения в технологии предстоят. У вас есть какие-нибудь мысли? - Банки органов нужно уничтожить, - твердо сказала миссис Хэнкок. - Выбросить тонны органических пересадочных материалов? Вылить на землю? - Да! - А преступность вы тоже ликвидируете? Банки органов для нас - единственный способ карать воров и убийц. На Горе Посмотрика нет тюрем. - Так постройте тюрьмы! Довольно вы нас убивали! Парлетт покачал головой. Гарри Кейн вмешался: - Это не поможет. Послушай, Лидия. Я понимаю твои чувства, но мы не можем этого сделать. Если мы выльем пересадочный материал, против нас поднимется все Плато. Мы даже не можем прекратить казнь посредством банков органов, отчасти потому, что преступность безудержно возрастет без высшей меры наказания, отчасти же потому, что в команде слишком много членов, жизнь которых, так же, как у Парлетта, полностью зависит от банков органов. Если мы так поступим, то с тем же успехом можно было прямо сейчас объявить войну. Лидия повернулась за поддержкой к Худу. - Я пас, - сказал Худ. - По-моему, все вы кое о чем забыли. Гарри сказал:
в начало наверх
- О? - Я еще не уверен. Мне надо подождать и посмотреть. Беседуйте дальше. - Не понимаю, - сказала Лидия. - Я вас всех не понимаю. За что мы боролись? За что мы умирали? За то, чтобы стереть банки органов! - Вы кое-что упускаете из виду, миссис Хэнкок, - вежливо сказал Парлетт. - Дело не в том, что команда не согласится на это и не в том, что колонисты на это не согласятся. Они, конечно, не согласятся. Но нанести удар по банкам органов не позволю вам я. - Да уж, - слова Лидии сочились презрением. - Ведь тогда тебе придется умереть, не так ли? - Да, придется. А я вам нужен. - Зачем? Что есть у тебя для нас ценного, помимо твоего влияния и доброго совета? - Небольшая армия. У меня больше сотни прямых потомков. Их очень долго готовили к этому дню. Не все они пойдут за мной, но большинство подчинится моим приказам без всяких вопросов. У всех есть охотничье оружие. Лидия неровно вздохнула. - Мы сделаем то, что в наших силах, миссис Хэнкок. Мы бессильны устранить банки органов, но мы можем уничтожить несправедливость. - Что действительно нужно сделать, - сказал Гарри, - это установить очередную основу распределения того, что уже в банках. Кто первый заболеет - вы понимаете, о чем я. Тем временем мы составим новый кодекс законов, таким образом, чтобы член команды получил столько же шансов попасть в банк, как и колонист. - Здесь слишком не нажимайте, Кейн. Помните, мы должны удовлетворить интересы обеих групп. - Пфе! - фыркнула Лидия Хэнкок. Нелегко было сказать - готова она расплакаться или полезть в драку. Трое сидели кружком, наклонившись друг к другу через кофейный столик, сжимая позабытые кружки. Худ сидел чуть отодвинувшись от столика, отстраненный, чего-то ждущий. - Дело в том, - сказал Парлетт, - что можно всех сделать равными перед законом. Мы можем это сделать и при том остаться при условии, что не будет перераспределения собственности. Вы с этим согласны? - Не совсем. - Посмотрите на рассуждения. Перед судом все равны. Преступление есть преступление. Но чем больше у человека собственности, тем менее вероятно, что он захочет совершить преступление. Получается, что членам команды есть, что терять, а колонистам есть что приобрести. - Да, это разумно. Но у нас есть несколько пожеланий. - Выкладывайте. - Собственные автономные источники электроэнергии. - Отлично. Пока не построим источники энергии на Гамме и Дельте, мы будем поставлять ее даром. Можно поставить гидроэлектростанции по Грязнухе и Долгому Водопаду. - Хорошо. Нам нужны гарантии свободного доступа к банкам органов. - Это представляет проблему. Банк органов - как и любой банк: из него нельзя взять больше, чем положил. Станет меньше осужденных и куда больше больных колонистов, подлежащих лечению. Худ покачивался на стуле, опершись ногами о край стола. Глаза его были полузакрыты, словно он предавался приятным мечтаниям. - Тогда розыгрыш, честный розыгрыш. И усиленные исследования в области аллопластии за счет команды. - Почему команды? - У вас все деньги. - Можно ввести прогрессивный налог. Еще что? - Существует множество несправедливых законов. Мы хотим строить дома, как посчитаем нужным. Никаких ограничений на ношение одежды. Свобода перемещений. Право покупать механизмы, любые механизмы, по той же цене, что и команда. Мы хотим наложить некоторые строгие ограничения на Исполнение. Так как... - Зачем? Они превратятся в полицию и будут охранять ваши же законы. - Парлетт, к вам когда-нибудь вламывался прямо сквозь стену вашего дома взвод полицейских, сеющих вокруг себя щадящие пули и снотворный газ, выволакивающих на свет божий чистильщиков, топчущих комнатные лужайки? - Я никогда не был мятежником. - Черта с два. Парлетт улыбнулся. Улыбка придавала ему слишком большое сходство с покойником. - Я не попадался. - Дело-то в том, что Исполнение может совершить такое с каждым. И постоянно совершает. Владелец дома даже не получает извинений, если они не находят улик. - Терпеть не могу налагать ограничения на полицию. Верная дорога к хаосу. - Парлетт как следует отхлебнул сидра. - Ну ладно, как вам понравится такое? Существовала штука под названием "ордер на обыск". Она не позволяла полиции Объединенных Наций войти ни в один дом, не предъявив судье надежных и основательных причин. - Звучит неплохо. - Я могу посмотреть детали в библиотеке. - Еще одно. При нынешнем положении вещей Исполнение пользуется исключительным правом на арестованных. Они ловят людей, решают, виновны ли те и разбирают их на части. Мы должны как-то разделить эти функции. - Я думал об этом, Кейн. Мы можем организовать законы так, чтобы ни один человек не мог быть казнен, пока его не признает виновным большая часть комиссии из десяти человек. Пятеро от команды, пятеро от колонистов - в тех случаях, когда затронуты и команда и колонисты. В остальных случаях судит пятерка из социальной группы арестованного. Все суды должны демонстрироваться общественности по какому-нибудь специальному каналу тривидения. - Звучит... - Так я и знал, - Джей Худ вернулся к участию в разговоре, с громким стуком опустив на пол передние ножки стула. - Вы сознаете, что каждое предложение, сделанное вами обоими сегодня вечером, отнимает у Госпиталя часть власти? Парлетт нахмурился. - Возможно. Ну и что с того? - Вы рассуждаете так, словно на Горе Посмотрика всего две пользующихся влиянием группы. А их три! Вы, мы и Госпиталь; и Госпиталь - самая могущественная. Парлетт, вы изучаете Сынов Земли Пыльные Демоны знают, как долго. А уделили ли вы хоть какое-нибудь время изучению Иисуса Пьетро Кастро? - Я знаю его довольно долго. - Миллард Парлетт поразмыслил. - Во всяком случае, я знаю, что он компетентен. Пожалуй, я не знаком по-настоящему с его образом мыслей. - Гарри знаком. Гарри, как поступит Кастро, если мы попытаемся наложить все эти ограничения на его полицию? - Я вас не понимаю, - сказал Миллард Парлетт. - Кастро хороший, верный человек. Все, что он делал, всегда было в наилучших интересах команды. Может быть, я не знаком с ним, как с личностью, но мне известно, что он считает себя слугой команды. Все, что примет команда, примет и он. - Черт подери, Худ прав, - сказал Гарри Кейн. - Я знаю Кастро лучше, чем собственного отца. Просто я не подумал об этом. - Иисус Пьетро Кастро - хороший, верный... - Слуга команды. Правильно. А теперь подождите минутку, Парлетт. Дайте мне сказать. Прежде всего - какой команды? Какой команде он верен? Парлетт фыркнул. Он поднял кружку и обнаружил, что та пуста. - Он верен не какой угодно команде, - сказал Гарри Кейн. - Собственно говоря, он не уважает большинства команды. Он уважает вас; есть и другие, кто укладывается в его идеалы, но верность его принадлежит своего рода идеальному члену команды - человеку, который не сорит деньгами, вежлив с подчиненными, точно зная при этом, как с ними обращаться и постоянно держит в уме интересы колонистов. Этому образу он и служит. А теперь обратимся на минуту к тому, что мы собираемся сделать. Ордера на обыск для полиции Исполнения. Мы отберем у Исполнения власть решать, которому колонисту достанется остаток материалов из банков органов. Мы будем им говорить, кого они могут, а кого не могут казнить. Еще что-нибудь, Джей? - Энергия. Мы отнимаем у Госпиталя монополию на электричество. Ага, и при уменьшении ограничений для колонистов у полицейских станет меньше работы. Придется Кастро часть из них уволить. - Верно. Ну, а вы не считаете ведь, будто все члены команды на Плато согласятся с вами? - Вовсе нет. Нет, конечно. Может быть, нам удастся раскачать большинство. По крайней мере, большую часть политических сил. - Да черт бы подрал ваше большинство. Какой команде останется верен Кастро? Можете ее назвать. Парлетт потер обратную сторону шеи. - Я, конечно, понимаю суть дела. При условии, что ваш анализ личности Кастро верен, он последует за консервативной фракцией. - Так и будет, поверьте мне. Те члены команды, которые скорее умрут, нежели примут наш компромисс - и есть люди, за которыми он пойдет. А все Исполнение пойдет за ним. Он их вождь. - А у них все оружие, - подытожил Худ. 12. КОСМОБАРЖА Кровоточащее сердце. Мэттью Келлер. Полли Торнквист. При чем здесь Полли Торнквист? Она никак не может быть связана с нынешней историей. С субботнего вечера она подвергается чувственному голоданию на гробовой обработке. С какой стати его преследует образ девушки-колонистки? Чем она так притягивает его, что может вытащить из кабинета в такое время? Он не чувствовал себя таким околдованным со времени... Он не мог вспомнить. Охранник, идущий впереди, внезапно остановился, нажал кнопку в стене и отступил в сторону. Иисус Пьетро рывком вернулся к реальности. Они добрались до лифта. Двери разъехались в стороны и Иисус Пьетро вошел, а следом за ним два охранника. ("Где Полли? - шептало что-то в глубине его сознания. - Где она?.." Бессознательно он помнил это. "Скажи мне, где Полли!") Кровоточащее сердце. Мэттью Келлер. Полли Торнквист. Или он выжил в конце концов из ума - из-за колонистской девчонки! - или есть какая-то связь между Мэттью Келлером и Полли Торнквист. Но никаких доказательств этому у него не было. Может быть, девушка может ему сказать. А если может, то она, конечно, скажет. Мэтт следовал за ними до оканчивавшегося тупиком коридора. Когда они остановились, Мэтт тоже остановился в замешательстве. Идет Кастро к Полли или нет? В стене распахнулись двери и три провожатых Мэтта вошли. Мэтт двинулся следом, но остановился в дверях. Комнатка была чересчур мала. Он толкнет кого-нибудь под локоть и получит выстрел... Двери закрылись у него перед носом. Мэтт услышал удаляющиеся глухие механические шумы. Что это за чертовщина - шлюз? А почему здесь? Он находился в конце тупикового коридора, заблудившись в Госпитале. Глава и два охранника находятся по другую сторону этих дверей. Два охранника, вооруженных и настороженных - но иных провожатых у него не было. Мэтт нажал большую черную кнопку, открывавшую двери. На сей раз они остались закрытыми. Мэтт нажал снова. Безрезультатно. Все ли он в точности делает, как охранник? Не применил ли охранник ключ или свисток? Мэтт поглядел на отрезок коридора до поворота, размышляя, сможет ли он добраться обратно до кабинета Кастро. Вероятно, нет. Он снова нажал кнопку... Глухой механический шум, почти неслышный, но поднимающийся вверх. Наконец двери открылись, обнаружив крошечную, похожую на коробку пустую комнату. Мэтт вошел, слегка пригнувшись, готовый ко всему. В задней стенке дверей не было. Как они вышли? Ничего. Ничего, кроме четырех кнопок, помеченных: "Один", "Два", "Открыть дверь", "Аварийная остановка". Мэтт нажал их по порядку. Первая не дала никакого результата. Он нажал "Два" и все случилось одновременно.
в начало наверх
Двери закрылись. Комнатка начала двигаться. Он чувствовал это - вибрация и пугающее давление на подошвы. Мэтт, издав вопль, рухнул на четвереньки. Давление исчезло, но комнатка продолжала дрожать от движения и продолжал раздаваться странный незнакомый звук работающих механизмов. Мэтт ждал, съежившись на четвереньках. Появилось вдруг чужеродное ощущение в животе и ниже - чувство падения. Мэтт сказал: "Уп!" и вцепился в свои плечи. Коробка, сотрясшись, остановилась. Двери раскрылись. Он медленно вышел. Он стоял высоко на узком мосту. Движущаяся коробка находилась на одном конце, опираясь на четыре вертикальных балки, уходившие прямо вниз, в квадратное отверстие в крыше Госпиталя. На другом конце моста имелся сходный комплект балок, пустой. Мэтт никогда не бывал так высоко без автомобиля. Весь Госпиталь простерся под ним: бесформенное расплывшееся строение с комнатами и коридорами, двор, наклонная стена, защитный периметр, лес с ловушками и подъездная дорога. А прямо перед Мэттом возвышался огромный черный корпус "Планка". Мэттов конец моста находился как раз перед тем, что, несомненно, являлось внешним корпусом старинной космобаржи. Мост пересекал острое, как резец, кольцо носового края, так что другой его конец нависал над "чердаком". "Планк". Мэтт посмотрел вдоль гладкого черного металлического бока внешнего корпуса. Основная часть корабля была цилиндрической, но хвост, задний край, несколько выдавался наружу, а передний край был скошен, словно стамеска, внутрь под тридцатиградусным углом, замыкая двенадцатифутовое расстояние между внутренним и внешним корпусом; пространство, в котором заключались помещения корабля. Более, чем на полпути вниз, прямо под кольцом узких иллюминаторов, крыша Госпиталя охватывала корпус, чуть вдаваясь внутрь себя. Что-то зажужжало позади. Движущаяся коробка поехала вниз. Мэтт проследил, как она исчезает, а затем двинулся через мост, ведя рукой по перилам, достающим до бедра. Спуск коробки мог означать, что кто-то намерен подняться. На другом конце он поискал в какой-нибудь из четырех опорных балок черную кнопку. Кнопка нашлась и он нажал ее. Потом посмотрел вниз. "Чердак", пространство, замкнутое во внутреннем корпусе, был цилиндром, правильным, как консервная банка с вырезанными донышками. Четыре стабилизатора располагались крестом у кормы, в нескольких ярдах над почвой, а в месте их пересечения находился массивный остроконечный кожух. Посередине внутреннего корпуса имелось кольцо из четырех иллюминаторов. На этом же уровне располагался шлюз. Мэтт увидел его, заглянув между корпусом и поднимавшейся к нему движущейся коробкой. Мэтт ощутил холодок, глядя на остроконечный кожух промеж стабилизаторов. Он находился точно в центре тяжести корабля. Следовательно, это наверняка должен быть ядерный двигатель. "Планк" имел репутацию опасного места, и не без причины. Корабль, перенесший людей меж звезд, корабль трехсотлетнего возраста неизбежно вызывал бы благоговение. Но в нем была и непосредственная мощь. Посадочные моторы "Планка" должны быть еще достаточно сильны, чтобы вознести его к небесам. Его ядерный двигатель снабжал электричеством все места обитания колонистов: станции тривизионных передач, дома, бездымные фабрики - и если эта ядерная электростанция когда-нибудь взорвется, все Плато Альфа отправится в пустоту. Где-то в системе жизнеобеспечения, стиснутой между внутренним и внешним корпусом, есть пункт управления, с которого можно взорвать сокрытую в этом кожухе бомбу. Там же где-нибудь находится и Глава. Если бы Мэтт мог свести их вместе... Движущаяся коробка поднялась наверх и Мэтт вошел. Опускался он долго. "Планк" был высок. Одно скошенное кольцо переднего края, в котором хранилось оборудование для основания колонии, было сорок футов высотой. Высота корабля составляла сто восемьдесят футов, считая посадочную юбку. Внутренний корпус не достигал почвы - корма и сопла посадочных моторов поддерживались в десяти футах над почвой расширяющимся продолжением внешнего корпуса, действительно напоминающим юбочку. Эта движущаяся коробка была открытой, решетчатой. Мэтт наблюдал свое продвижение сверху донизу. Будь он агорафобом, свихнулся бы раньше, чем коробка остановилась у шлюза. Шлюз был немногим больше движущейся коробки. Внутри он весь состоял из темного металла, с синей пластмассовой контрольно-управляющей панелью. Мэтта с души уже воротило от перемигивающихся циферблатов и металлических стен. Странно и неуютно было находится в окружении такого количества металла и тревожила мысль - что же такое пытаются ему поведать эти циферблаты. На потолке находилось нечто такое, что Мэтт не вдруг опознал. Нечто простое, почти знакомое... Ага. Лестница. Лестница, без надобности ведущая от двери к стене по потолку шлюза. Конечно. Когда корабль вращается в космосе, наружная дверь должна выглядеть люком на "чердак". Само собой, тогда нужна лестница. Мэтт ухмыльнулся, шагнул в дверь и едва не налетел на полицейского. "Удача Мэтта Келлера" подействовать не успела. Мэтт отшатнулся обратно в шлюз. Он услышал дробь щадящих пуль по металлу, будто бросили горсть гравия. Через мгновение этот человек, стреляя, появится из-за угла. Мэтт взвыл единственное, что пришло в голову: - Стой! Это я! В тот же миг охранник показался у поворота. Но еще не выстрелил... и сейчас еще не выстрелил... и, наконец, повернулся и ушел, бормоча сердитые извинения. Мэтт хотел бы узнать, за кого его приняли. Впрочем, это неважно. Полицейский уже забыл о нем. Мэтт предпочел последовать за полицейским, нежели сворачивать в другую сторону. Ему казалось, что если охранник увидит приближение двух человек, одного из которых он знает, а на второго тот не обращает внимания, то не выстрелит, насколько бы ни был готов спустить курок. Узкий коридор изгибался влево. Пол и потолок были зеленого цвета. Слева по белой стене шли неудобные яркие лампы; правая стена была черная, с шероховатой резиновой поверхностью, явно предназначавшейся на пол. Хуже того, все двери были люками, ведущими вниз, в пол, и вверх, в потолок. Большая часть дверей в полу была закрыта и покрыта мостками. Большинство дверей в потолок были открыты и туда вели лестницы. Все лестницы и мостки выглядели старыми и грубыми, колониального производства, и все были приклепаны на место. Странно это выглядело. Все стоит на боку. Ходить здесь - все равно, что отрицать гравитацию. Мэтт слышал звуки и голоса в некоторых комнатах наверху. Они ничего ему не говорили. Он не видел, что происходит над ним, да и не пытался увидеть. Он прислушивался, не прозвучит ли где голос Кастро. Если он сможет доставить Главу к средствам управления ядерными двигателями - где бы они ни находились - тогда Мэтт сможет пригрозить взорвать "Планк". Кастро устоял перед угрозой физической болью, но как он отреагирует на угрозу для Плато Альфа? А все, чего хочет Мэтт - это освободить одного пленника. ...Вот голос Кастро. Доносится не с потолка, а из-под ног, из-за закрытой двери. Мэтт нагнулся над мостками поверх этой двери и попробовал ручку. Заперто. Постучать? Но все Исполнение нынче ночью на взводе и готово стрелять во что попало. При таких обстоятельствах Мэтт может очутится без сознания и упасть за много секунд до того, как стреляющий успеет потерять к нему интерес. Невозможно украсть ключ или хотя определить нужный ключ. и он не может оставаться здесь вечно. Если бы здесь была сейчас Лэни. Г_о_л_о_с. Полли рывком настроилась на внимание - только вот рывка она не почувствовала, не узнала, двинулась она или нет. Г_о_л_о_с. В течение какого-то вневременного интервала она существовала вообще без ощущений. Оставались картины в памяти и игры, в которые она могла мысленно играть, а некоторое время она проспала. Какой-то друг начинил ее щадящими пулями. Ей живо помнились уколы. Но она проснулась. Мысленные игры не получались; она не могла сосредоточиться. Она начала сомневаться в реальности своих воспоминаний. Лица друзей смазывались. Она цеплялась за память о Джее Худе, его остром, умном, легкозапоминающемся лице. Джей. Вот уже два года они немногим более, чем близкие друзья. Но за последние часы Полли безнадежно влюбилась в него: он был единственным зрительным образом, приходившим к ней ясно, кроме ненавистного лица, широкого и бесстрастного, украшенного снежно-белыми усами, лица врага. Но Полли слишком старалась приблизить Джея, придать его лицу осмысленность, выражение, плотность. Он расплывался; она тянулась к нему, чтобы привлечь обратно, и он расплывался еще сильнее. Г_о_л_о_с. Он целиком привлек ее внимание. - Полли, - произнес он, - ты должна мне довериться. Ей хотелось ответить, высказать свою благодарность, сказать этому голосу, чтобы он продолжал говорить, попросить, чтобы он ее ВЫПУСТИЛ. Она оставалась безгласна. - Я хотел бы тебя освободить, вернуть тебя в мир ощущений, прикосновений и запахов, - сказал голос. И добавил ласково, сочувственно, сожалеюще: - Пока еще я не могу это сделать. Есть люди, которые заставляют меня держать тебя здесь. Голос превратился в ГОЛОС, знакомый, абсолютно убедительный. Полли вдруг отождествила его. - Гарри Кейн и Джейхок Худ. Это они не позволяют мне освободить тебя. - Голос Кастро. Ей хотелось кричать. - Потому что ты не исполнила своей миссии. Ты должна была узнать про трамбробота номер сто сорок три. Ты не справилась. "Лжец! Лжец! Я справилась!". Ей хотелось выкрикнуть правду, всю правду. В то же самое время она сознавала, что это и есть цель Кастро. Но она так долго не разговаривала! - Ты пытаешься мне что-то сказать? Может быть, я смогу убедить Джейхока и Гарри разрешить мне освободить твой рот. Ты хотела бы этого? "Я этого жажду, - подумала Полли. - Я бы выкрикнула все тайны о твоем происхождении". Какая-то ее часть сохраняла рассудок. Сон, вот в чем причина. Долго ли она здесь находится? Не годы, даже не дни: она почувствовала бы жажду. Если только ей не вводили воду внутривенно. Но как долго бы это ни продолжалось, некоторую часть времени она проспала. Кастро не знает о щадящих пулях. Он пришел на несколько часов раньше, чем нужно. Где голос? Сплошное молчание. Она слабо улавливала биение пульса в своей сонной артерии, но стоило ей ухватиться за этот звук, как он тоже исчез. Где Кастро? Бросил ее гнить? "Говори!" "Говори со мной!" "Планк" был велик, но жилая часть занимала менее трети его объема: три кольца отсеков, стиснутых между грузовыми трюмами наверху и атомными посадочными двигателями с водотопливными баками внизу. Чтобы основать самодостаточную колонию, нужно много груза. Много топлива нужно, чтобы приземлить "Планк": пытаться сесть на управляемой водородной бомбе ядерного двигателя было все равно, что приземляться в паяльной лампе на пуховую перину. Поэтому жилая часть была невелика. Но она не была и тесной, поскольку кормовые отсеки коридора оборудовались ради удобства всего трех растущих семей. Вот почему теперешняя комната Иисуса Пьетро для допросов была некогда гостиной с диванами, карточным столиком, столиком для кофе, экраном для чтения, связанным с корабельной библиотекой; с маленьким холодильником. Столы и другие вещи давным-давно были отрезаны от наружных стен горелками и убраны. Но комната оставалась большой, а потому роскошной для космического корабля, где место всегда нарасхват. Она и должна была быть большой. Ее жилец не мог, как из обычной квартиры, выйти в любой момент наружу подышать свежим воздухом. Теперь, будучи перевернутой, комната стала просто высокой. На полпути к потолку находились двери, ведущие в другие части квартиры. Дверь в коридор превратилась в люк, а дверца прямо под ней, шкаф для хранения скафандров на случай опасности, стала теперь досягаема лишь с лестницы. Полумесяц пола на дне комнаты занимали длинный тяжелый ящик, два охранника, сидящих на стульях, пустой стул и Иисус Пьетро Кастро, закрывающий мягкий загубник переговорной трубки в одном из углов ящика. - Дадим ей десять минут на обдумывание, - сказал он, посмотрев на
в начало наверх
часы и заметив время. Зазвонил его ручной телефон. - Я в виварии, - доложил майор Йенсен. - Все верно, эта девушка - колонистка в краденой одежде команды. Где она взята, мы пока не знаем. Сомневаюсь, чтобы ответ нам понравился. Нам пришлось накачать девушку антидотами, она умирала от чрезмерной дозы щадящих пуль. - Никаких признаков, что с ней кто-то был? - Я бы так не сказал, сэр. Две вещи. Первая - у кресла, в котором она сидела, были отсоединены провода. Ее шлем был мертв, как камень. Сама она не могла этого сделать. Возможно, по такой же причине один из заключенных проснулся сегодня днем. - А потом освободил других? Я в это не верю. Мы заметили бы впоследствии вырванный провод. - Согласен, сэр. Так что кто-то вырвал этот провод после того, как она оказалась в кресле. - Может быть. Что второе? - Когда в виварии пустили газ, один из четверых полицейских не надел носового фильтра. Мы нигде не смогли найти этот фильтр. Шкафчик полицейского пуст, а когда я позвонил его жене, она сказала, что он унес фильтр с собой. Сейчас он проснулся, но не имеет представления... - Стоит ли это хлопот? Охрана не приучена к газовым фильтрам. Да и к газу. - На лбу у этого человека был знак, сэр. Вроде того, что мы нашли сегодня днем, только на этот раз шариковой ручкой. - О. - Это означает, что среди Исполнения должен быть предатель, сэр. - Что заставляет вас так предположить, майор? - Символ "кровоточащее сердце" не принят ни в одной известной революционной организации. Далее, только охранник мог нарисовать этот знак. Больше никто не входил в виварий сегодня вечером. Иисус Пьетро проглотил свое нетерпение. - Может быть, вы и правы, майор. Завтра поизобретаем способы их выкурить. Майор Йенсен сделал несколько предложений. Иисус Пьетро их выслушал, надлежащим образом прокомментировал и отключился как можно скорее. Предатель среди Исполнения? Иисусу Пьетро эта мысль была крайне неприятна. Это возможно, и дело не таково, чтобы его игнорировать, но сознание, что Глава питает такое подозрение способно причинить морали в Исполнении больше ущерба, чем любой мыслимый предатель. Да и в любом случае Иисуса Пьетро это не интересовало. Никакой охранник-предатель не мог бы проникнуть невидимкой в кабинет Иисуса Пьетро. Кровоточащее сердце - это нечто совершенно иное. Иисус Пьетро вызвал отделение энергетиков. - Вы ведь сейчас ничем не заняты, не так ли? Отлично. Пусть кто-нибудь из вас принесет мне кофе. Еще три минуты и он может возобновить допрос. Иисус Пьетро прохаживался. Он ходил, теряя равновесие из-за неподвижно закрепленной на теле руки - лишний повод для раздражения. Онемение в обезболенной руке начинало проходить. Да, кровоточащее сердце - нечто совершенно иное. Гнусный символ на стене вивария. Пальцы, сломанные незаметно для их владельца. Рисунок, невесть откуда появившийся на обложке досье, будто подпись. Подпись. Интуиция - вещь с подвохом. Интуиция говорила Иисусу Пьетро, что сегодня ночью что-то случиться. И что-то случилось, но что? Интуиция, или нечто вроде нее привела его сюда. Конечно, он не видел логических причин все время думать о Полли Торнквист. Известно ли ей на самом деле что-либо? Или подсознание привело его сюда по другим мотивам? Иисус Пьетро прохаживался вдоль дугообразной внутренней стены. Наконец кто-то постучал в дверь наверху. Охранники вынули пистолеты и посмотрели вверх. Послышалась возня, потом дверь откинулась вниз и по лестнице спиной вперед спустился человек. На одной руке он балансировал подносом и даже не попытался закрыть за собой дверь. Космобаржа никогда не была местом, где удобно работать. Везде лестницы. Человеку с подносом пришлось долго спускаться спиной вперед - все протяжение некогда большой удобной, гостиной - прежде, чем он коснулся пола. Мэтт сунулся в дверь головой вниз. Лаборант спускался по лестнице, держа кофе на подносе в руке. На полу стояло еще трое, и один из них - Кастро. Когда голова Мэтта появилась в двери, все четыре пары глаз обратились вверх, поймали на миг взгляд Мэтта и опустились. Мэтт начал спускаться, оглядываясь через плечо и пытаясь смотреть в восемь глаз одновременно. - Черт подери, Худ, помогите мне встать. - Вы же не ожидаете, Парлетт, что мы... - Помогите мне подойти к телефону. - Мы совершили бы этим самоубийство, - сказал Гарри Кейн. - Как поступит ваша армия родственников, когда узнает, что мы держим вас пленником в вашем же доме? - Я здесь по своей собственной свободной воле. Как вам известно. - Но известно ли это им? - Моя семья пойдет следом за мной. - Парлетт уперся ладонями в подлокотник кресла и с большим усилием встал. Но встав, двинуться он уже не смог. - Им не будет известно, что происходит, - заявил Гарри Кейн. - Все, что они будут знать - это что вы находитесь в доме наедине с тремя сбежавшими из вивария колонистами. - Кейн, они не поняли бы, что происходит, даже проговори я два часа подряд. Но они пойдут за мной. Гарри Кейн открыл рот, потом закрыл и затрясся. Ему пришлось сложить руки на столе, чтобы не позволять им дрожать. - Вызывайте их, - сказал он. - Нет, - сказал Джей Худ. - Помоги ему, Джей. - Нет! Если он воспользуется этим телефоном, чтобы сдать нас в полицию, то войдет в историю, как величайший надувала на Горе Посмотрика. А с нами будет покончено. - А, тьфу, - Лидия Хэнкок встала и закинула руку Парлетта себе на шею. - Будь же разумен, Джей. Парлетт - наш самый лучший шанс из всех. Мы вынуждены ему поверить. - И она подвела Парлетта к телефону. Почти время возобновлять допрос. Иисус Пьетро подождал, пока лаборант пристроит свой поднос на "гроб" и начнет подниматься обратно. И осознал, что пульс у него бешено скачет. Холодная испарина влажно щекотала ребра. Рука пульсировала, словно сердце. Глаза метались туда-сюда по комнате, ища нечто, чего там не было. За считанные секунды и без всякой причины комната для допросов превратилась в ловушку. Послышался стук и каждый мускул в его теле вздрогнул. Ничего не было, ничего такого, что он мог бы обнаружить глазами. Но он, слоноподобный Кастро, человек без нервов, вздрагивал от теней. Комната была ловушкой, ловушкой! - Сейчас вернусь! - сказал Иисус Пьетро. Он шагнул к лестнице и начал взбираться, до последнего дюйма сохраняя вид Человека, Отдающего Приказы. Охранник окликнул его: - Но, сэр! А как же заключенная? - Я тотчас вернусь, - ответил Иисус Пьетро, не останавливаясь. Он протиснулся в дверь, нагнулся и закрыл люк. И остался на месте. Он не собирался никуда идти. Какое-то чутье кричало ему "Наружу!" - чутье, столь могучее, что он не задумываясь последовал ему прямо посреди допроса. Чего он испугался? Не был ли он близок к тому, чтобы узнать от Полли Торнквист какую-то неприятную правду? Или это чувство вины? Конечно же, он перестал вожделеть к колонистской девчонке. Конечно, он справился бы с этим, начнись оно снова. Ни один человек в Исполнении никогда не видел его таким: с обмякшими плечами, с лицом, собранным в усталые морщины, стоящего посреди дороги, потому что ему некуда идти. В любом случае он должен вернуться. Полли Торнквист ожидает звучания его голоса. Она может знать, а может и не знать то, что ему необходимо выяснить. Он заметно собрался и повернулся лицом к двери, автоматически отведя взгляд от светящейся матовой панели в стене. У людей, работавших в космобаржах, вырабатывалась эта привычка. Для ламп на потолке панели были как раз достаточно яркими. Находясь же на стене, они резали глаз. Огибая панель, взгляд Кастро зацепился за что-то и вернулся обратно. На матовой панели виднелся синий рисунок. Мэтт почти спустился по лестнице, когда человек в лабораторном халате начал подниматься. Мэтт едва не вслух воззвал к Пыльным Демонам, которые внешне никак не отреагировали. Затем, поскольку лаборант вот-вот должен был на него наткнуться, Мэтт переместился на обратную строну лестницы спрыгнул. Упал со стуком. Все головы в комнате резко обернулись. Мэтт, ступая потише, отошел в угол и притаился. Он знал с самого начала: на эту его способность нельзя полагаться. В какой-то момент он обязательно перестанет бояться, надпочечники прекратят производить адреналин... Охрана возвела глаза к потолку. Лаборант исчез в двери, закрыв ее за собой. Только сам Кастро продолжал вести себя странно, его взгляд метался по комнате, будто ища что-то, чего там не было. Мэтт начал переводить дыхание. Человек с кофе появился как раз вовремя. Мэтт уже собирался уйти и поискать рубку управления ядерным реактором, прежде чем вернуться к Кастро. Он как раз обнаружил, что матовое стекло коридорной лампы держит чернила и пометил его, чтобы знать, за какой дверью Кастро, когда лаборант с подносом в руках появился из-за угла. Кастро по-прежнему вел себя странно. Все продолжение разговора в кабинете Мэтт не переставал его бояться. Но теперь Глава выглядел просто беспокойным человеком с перевязанной рукой. "Опасная мысль, - подумал Мэтт. - Бойся!" Вдруг Кастро полез вверх по лестнице. Мэтт прикусил нижнюю губу. Что за комическое преследование выходит! Куда еще собрался Глава? И как Мэтту удержать шесть глаз, два наверху и шесть внизу, поднимаясь одновременно по лестнице? Тем не менее он направился к лестнице. - Но, сэр! Как же заключенная? - Я тотчас вернусь. Мэтт снова забился в угол. Заключенная? Гроб. Это слово почти устарело на Горе Посмотрика, где команда и колонисты равно кремировали своих умерших. Но этот ящик возле стены достаточно велик, чтобы легко вместить пленника. Он должен заглянуть внутрь. Но сначала охрана... - Майор, вызывает Глава. - Спасибо, мисс Лоссен. - Йенсен, это вы? - Да, сэр. - Я нашел еще одно кровоточащее сердце. - В "Планке"? - Да. Прямо над комнатой, где гроб, на лампе. А теперь - вот что я хочу сделать. Вам нужно закрыть шлюзы "Планка", наполнить корабль газом и прийти сюда с отрядом. Над любым, кого сразу не опознают, поиграйте ультразвуком, чтобы остался тихим. Ясно? - Да, сэр. Но предположим, предатель - кто-то, кого мы знаем? - Об этом судите сами. У меня есть веские причины полагать, что это не полицейский, хотя может оказаться в форме. Сколько вам потребуется времени? - Около двадцати минут. Я могу воспользоваться вместо лифтов машинами, но на это уйдет столько же. - Хорошо. Используй машины. Сначала отключите лифты. Я хочу максимально использовать эффект внезапности. - Да, сэр. - Исполняйте.
в начало наверх
Охранники не доставили никаких хлопот. Мэтт подошел к одному из них сзади, вытащил у него из кобуры пистолет и выстрелил в обоих. Пистолет остался в его руке. Он вызывал приятное чувство. Мэтта тошнило от необходимости бояться. Такая ситуация очень просто может свести с ума. Если перестать бояться хоть на миг, его могут убить! Но теперь, по крайней мере, на данный момент, он может не прислушиваться к шагам, не стараться смотреть во всех направлениях сразу. Ультразвуковой парализатор - ставка поверней гипотетической, ненадежной пси-силы. Он ложился на руку холодным, твердым и настоящим. "Гроб" оказался больше, чем выглядел от двери. Мэтт нашел зажимы, большие и удобные в обращении. Крышка была тяжелой. Изнутри ее покрывал пенопласт со звукопоглощающей поверхностью из маленьких переплетенных конических выступов. Внутри находилось нечто, очень тщательно упакованное в мягкую и плотную белую материю. Формой оно лишь смутно напоминало человеческое тело, а голова и вовсе была нелюдская. Мэтт ощутил, как волосы шевелятся у него на затылке. Г_р_о_б. И то, что внутри, не двигалось. Если он нашел Полли, то Полли мертва. Все-таки он принялся разворачивать, начав с того, что могло сойти за голову. Он нашел ушные заглушки, а под ними человеческие уши. Мэтт начал надеяться. Он отмотал материю с пары карих глаз. Глаза посмотрели на него, а потом мигнули. Это превосходило все надежды. Он нашел Полли и Полли жива. Она больше напоминала кокон, чем девушку. Под конец она помогала стаскивать со своих ног обертку, обкладку и провода датчиков. Толку от этой помощи было немного. Пальцы ее не слушались. Мышцы на ее челюсти, на руках и ногах ритмично подергивались. Когда она попыталась вылезти из гроба, Мэтту пришлось ее подхватить, упавшую всем телом, и оба грудой свалились на пол. - Спасибо, - нетвердо сказала Полли. - Спасибо, что вытащил меня оттуда. - Для этого я и пришел. - Я тебя помню. - Она поднялась, цепляясь ради опоры за его руки. Она еще ни разу не улыбнулась. Когда Мэтт освободил ее рот и убрал зажимы, лицо у нее было, как у ребенка, ждущего, что его отшлепают. Таким оно оставалось и до сих пор. - Ты Мэтт как-то-там по фамилии. Верно? - Мэтт Келлер. Можешь теперь сама стоять? - Где мы? - она не отпускала его руку. - Посреди Госпиталя. Но у нас хорошие шансы выбраться, если будешь делать все, как я скажу. - Как ты сюда попал? - Джей Худ говорит, что я обладаю чем-то вроде психогенной невидимости. Пока я испуган, я могу не позволять другим людям себя видеть. Вот на это мы и должны рассчитывать. Эй, с тобой все в порядке? - Ясно, нет, раз тебе приходится спрашивать, - она в первый раз улыбнулась, улыбкой призрака - искривление губ, исчезнувшее через секунду. Без него она была лучше. - На то и похоже. Поди, сядь сюда. - Полли вцепилась в его предплечье обеими руками, словно боясь упасть. Мэтт подвел ее к одному из стульев. "Она до сих пор в шоке", - подумал он. - А еще лучше, приляг. На пол. Легонько... А теперь положи ноги на стул. Что, во имя Пыльных Демонов, они с тобой сделали? - Долгая история. - Полли сморщила лоб и между бровями у нее пролегла неожиданно глубокая складка. - Но я могу рассказать ее быстро. Со мной ничего не делали. Ничего, ничего, ничего. - Она легла на спину, задрав ноги, как Мэтт ее разместил, и глаза ее смотрели вверх, мимо потолка; смотрели в Ничто. Мэтту захотелось отвернуться. Полли не была больше хорошенькой. Волосы у нее были, как гнездо чистильщиков, лицо помято, но дело было не в том. Что-то ушло из нее и что-то пришло взамен. На ее бледном лице отражался абсолютный ужас того, что она видела, глядя в Ничто. Наконец она сказала: - Как ты здесь очутился, Мэтт? - Пришел тебя выручать. - Ты же не Сын Земли. - Верно. - Может, ты стукач. Налет на дом Гарри был той ночью, когда ты пришел. - Экая неблагодарность от спасенной девы. - Прости. - Но глаза ее продолжали следить и подозревать. Она сняла ноги со стула и переместилась на полу в сидячее положение. На ней была незнакомая одежда, вроде спортивного костюма, но из мягкой и тонкой ткани. Ее пальцы нашли уголок материи и играли с ним, мяли его, тянули, вертели, комкали. - Я ничему не верю. Я даже не уверена, что не брежу. Может быть, я еще в ящике. - Успокойся, - сказал Мэтт, утешительно гладя ее по плечу. - Ты уже не... Она схватила его руку, чтобы удержать ее - так быстро, что Мэтт едва не отскочил. Все ее движения были преувеличены. - Ты не знаешь, каково там было! Меня завернули и оставили и с этого времени - это было, как смерть! - Она тискала его руку, ощупывая пальцы, суставы, ногти, словно никогда не касалась человеческой руки. - Я все время пыталась припоминать всякие вещи, а до них было не достать. Это как... - она запнулась; горло ее вздрагивало, а губы беззвучно кривились. Потом она бросилась на Мэтта. Она сшибла его ничком на спину и обвилась вокруг него ужом. Это ничем не напоминало страсть. Она льнула к нему, как будто тонула, а он был плавающим бревном. - Эй, - сказал Мэтт. - Пистолет. Ты отбросила пистолет. Полли не слышала. Мэтт посмотрел вверх, на дверь. Она не открывалась и не раздавалось никаких подозрительных шумов. - Все нормально, - успокаивал он. - Все теперь хорошо. Ты выбралась. - Она зарылась лицом в плечо Мэтта и терлась о него. Ее руки крепко охватывали его грудь хваткой отчаяния. - Теперь это кончилось. - Он массировал мышцы ее шеи и плеч, пытаясь делать то же, что сделала для него Лэни позавчера ночью. Как она все время трогает предметы, тискает их - теперь Мэтт понимал. Она убеждает себя, что они настоящие. Время, проведенное в "гробу", было, должно быть, хуже, чем он мог представить. Она, наверное, утратила всякое соприкосновение с реальностью, всю веру в прочность вещей вне этой искусственной утробы. И так же шарила она руками по его спине, обводила кончиками пальцев линии его лопаток и позвонков; так же терлась о него скользящими движениями - ступнями, бедрами, руками, телом - словно ощупывая, впитывая его каждым квадратным дюймом кожи... Мэтт почувствовал, что оживает в ответ. Двери-люки и изогнутые металлические стены, оружие и полиция Исполнения потеряли всякую важность. Осталась одна Полли. - Помоги мне, - невнятно произнесла она. Мэтт перекатился наверх. Мягкая, непрочная даже с виду материя ее одежды рвалась, как папиросная бумага. Мэтт подивился мельком, зачем она вообще понадобилась. Это тоже было неважно. Наконец Полли сказала: - Ну вот, все-таки я реальна. А Мэтт, умиротворенно опускаясь с какой-то далекой вершины Нирваны, спросил: - Это ты и назвала помощью? - Не знаю, что я имела в виду. Я нуждалась в помощи, вот и все. - Она лениво улыбнулась, глазами и губами. - Допустим, я имела в виду другое. Так что с того? - Тогда я тебя гнусно совратил. - Он слегка отодвинул голову, чтобы посмотреть на ее лицо. Перемена была невероятная. - Я боялся, ты совсем сошла с катушек. - Так и было. Мэтт посмотрел вверх, на люк, потом потянулся за ультразвуковиком. Нирвана закончилась. - Ты действительно пришел меня спасать? - Да. - Он ничего не сказал о Лэни - пока. Незачем портить такой момент. - Спасибо. - Пожалуйста. Нам предстоит еще выбраться отсюда. - Ты ни о чем не хочешь меня спросить? Она что, испытывает его? Даже теперь ему не доверяет? А с какой стати она должна ему доверять? - Нет, - сказал он. - Ни о чем. Но я должен тебе кое о чем рассказать. Полли напряглась под ним. - Мэтт. Где мы? - В Госпитале. В сердцевине Госпиталя. Но мы можем выйти. Полли откатилась и вскочила одним плавным движением. - Мы на одной из космобарж! На которой? - На "Планке". Это имеет значение? Она кинулась к ультразвуковому пистолету второго стражника, словно бегун в последнем рывке, и выхватила его из кобуры. - Мы можем взорвать ядерную установку! Отправить Госпиталь вместе с командой в туман пустоты! Давай, Мэтт, пошевеливайся. В коридорах есть охрана? Сколько? - Взорвать... Ты с ума сошла? - Мы сотрем в пыль Госпиталь и большую часть Плато Альфа. - Она подобрала свой разорванный лжеспортивный костюм и отбросила его. - Придется мне снять штаны с одного из этих полицейских. Это будет дело! Мы победим, Мэтт! Одним ударом! - Какая победа? Мы погибнем! Полли уперла руки в бедра и с отвращением оглядела его. Теперь она была в форменных брюках Исполнения, слишком для нее больших. Мэтт отродясь не видывал никого живее. - Я и забыла. Ты же не Сын Земли. Ладно, Мэтт, поглядим, далеко ли тебе удастся удрать. Может, ты и успеешь убраться из зоны взрыва. Лично я в этом сомневаюсь. - У меня к тебе личный интерес. Я не для того проделал весь этот путь, чтобы ты совершала самоубийство. Ты пойдешь со мной. Полли натянула рубашку охранника, потом торопливо закатала брюки. - Ты свое дело сделал. Не хочу быть неблагодарной, Мэтт, но нам с тобой идти в разных направлениях. Наши мотивы не сходятся. - Она крепко поцеловала его, оттолкнула и прошептала: - Не могу упустить этот случай. - С этими словами Полли направилась к лестнице. Мэтт заступил ей дорогу. - Без меня у тебя не окажется покровителя, с которым можно пройти куда угодно. Ты пойдешь со мной и мы покинем Госпиталь - если сможем. Полли ударила его. Она ударила его твердыми пальцами прямо под грудину, туда, где ребра сходятся "домиком". Мэтт сложился пополам, силясь охватить собой боль; не пытаясь еще дышать, но разевая рот, как рыба. Он почувствовал прикосновение пальцев к горлу и понял, что Полли заметила газовый фильтр и забрала его. Углом глаза он видел ее, как туманное пятно, лезущее вверх по лестнице. Услыхал, как открылась дверь и через мгновение закрылась. Медленный огонь растекался по его легким. Он попытался втянуть воздух и это оказалось больно. Он не умел драться. "Удача Мэтта Келлера" делала это ненужным. Один раз он ударил в челюсть охранника. Где еще он мог кого-либо ударить? И кто ожидал бы от такой тоненькой девушки такого сильного удара? Дюйм за дюймом он разворачивался, выпрямлялся. Он тянул дыхание мелкими, болезненными глоточками. Когда боль над сердцем позволила ему снова двигаться, он начал подниматься по лестнице. 13. ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ СРАЗУ Полли двигалась плавным, скользящим бегом. Газовый фильтр был укреплен у ней на носу. Ультразвуковик она держала прямо перед собой, ведя лучом вдоль изгиба внутренней стены. Если появится враг, он сразу окажется прямо под прицелом. Сзади на нее никто не нападет. Она двигалась слишком быстро. Принадлежа к центральному ядру Сынов Земли, Полли знала "Планк" не хуже родного дома. Рубка управления полетом находится на расстоянии диаметра от шлюза. Она мысленно отмечала двери, под которыми проходила. Гидропоника... Библиотека... Управление Полетом. Дверь была закрыта. Лестницы нет.
в начало наверх
Полли пригнулась и прыгнула. В прыжке она ухватилась за дверную ручку. Дверь оказалась не заперта; она была прикрыта, потому что никто никогда не пользовался рубкой управления полетом. К несчастью, дверь открывалась вверх, внутрь. Полли, разочарованная, упала обратно, бесшумно приземлившись на носки. Если выбрать ядерный отсек... Но ядерный отсек отлично контролируется. Оттуда электрики Госпиталя снабжают энергией районы расселения колонистов. Она наткнется там на людей и те могут остановить ее. В кармане у охранника нашелся бумажник. Полли снова подпрыгнула, ухватилась за ручку и повернула, протолкнув бумажник между дверью и рамой там, где должна была находиться защелка замка. Снова она упала и снова прыгнула, на этот раз с силой ударив плашмя ладонью по двери. Дверь откинулась вверх... и распахнулась. Далеко за изгибом коридора кто-то крикнул: - Чего там такое делается? Грудь Полли вздымалась, глубоко наполняя через нос легкие воздухом; она полностью владела собой. Она подпрыгнула в последний раз, ухватилась за дверную раму и подтянулась. Тяжелые шаги... Прежде, чем кто-нибудь показался в поле зрения, она закрыла дверь. Здесь имелась лестница, встроенная в бывший потолок. Без сомнения, изначальная команда "Планка" спустилась с ее помощью вот от этих шести кресел управления после Первого Приземления. Теперь ею воспользовалась Полли. Извернувшись, она влезла во второе кресло слева и нашла панель управления и шунт. Часть стены была вскрыта и между двумя пластинами приварена простая железная распорка, отрезавшая пилотажную рубку от управления и передающая его прямиком на ядерный отсек. В полете необходимы были оба места управления: ядерный отсек - чтобы поддерживать двигатель в рабочем и устойчивом состоянии и рубка управления полетом - чтобы задавать направление. Теперь ядерный двигатель применялся только для выработки электричества и панель управления перед Полли была мертва. Она быстро спустилась по лестнице. Возле двери был шкафчик с инструментами. Если там есть сварочная дуга... Дуга там была. И если кругом нет анестезирующего газа... и если дуга работает... Полли включила сварку и ничего не взорвалось. Она принялась заваривать дверь. Почти тотчас она привлекла внимание. До нее доносились приглушенные дверью возбужденные голоса. Потом появилось слабое онемение от ультразвукового излучателя. Дверь плохо пропускала ультразвук, но долго бы Полли этого не выдержала. Тем не менее, она закончила сварку, прежде чем подняться обратно по лестнице. С помощью сварочной дуги Полли вырезала шунт. Работа продвигалась медленно. Исполнение наверняка вломилось бы к ней раньше, чем она кончит. А теперь они могут помахать входу ручкой. У Полли в запасе все время мира. Их мира. Мэтт выполз в коридор и пошел, оставив дверь комнаты для допросов позади открытой. Он шел согнувшись, с полурасплющенными легкими, обхватив боль руками. Он забыл взять оставшийся ультразвуковик. "Нет, я не мужчина-завоеватель, - бормотал он, неестественно радуясь звукам своего голоса. - Либо это так, либо я пытался завоевать не ту женщину". Из-за угла, тяжело ступая, возникла массивная фигура. Иисус Пьетро Кастро, в газовом фильтре и с тяжелым пистолетом, стреляющим щадящими пулями, едва успел поднять взгляд, чтобы избежать столкновения. Он резко остановился и челюсть его начала медленно отваливаться по мере того, как до него доходил вид голубых глаз, каштановых волос, гневного и ожесточенного лица колониста, уха с оторванным краем и пропитанного кровью воротника командской куртки. - Ты согласен? - догадливо спросил Мэтт. Кастро поднял пистолет. "Удача" кончилась. Все унижение и гнев Мэтта вырвались на волю. - Хорошо же, - рявкнул он, - смотри на меня! Смотри, черт бы тебя подрал! Я Мэттью Келлер! Глава уставился на него. Он не стрелял. Он смотрел. - Я дважды в одиночку проложил себе дорогу в твой забухший Госпиталь! Я прошел сквозь стены, сквозь туман пустоты, снотворный газ и щадящие пули, чтобы спасти эту чертову бабу, а когда я ее освободил, она двинула меня в брюхо и смахнула, как накипь! Так что валяй, смотри! Кастро смотрел и смотрел. И наконец Мэтт осознал, что ему следовало бы уже выстрелить. Кастро повел головой из стороны в сторону отрицательным жестом. Но глаза он не отводил от Мэтта. И медленно-медленно, будто стоя по колено в твердеющем цементе, он сделал один медленный шаг вперед. Мэтт вдруг понял, что происходит. - Не отворачивайся, - поспешно сказал он. - Смотри на меня. - Теперь Глава стоял достаточно близко и Мэтт, потянувшись, отпихнул ствол щадящего пистолета в сторону, не прекращая стараний удержать взгляд Кастро. - Смотри дальше. Они глядели глаза в глаза. Глаза Кастро над объемистым накладным носом выглядели замечательно: совершенно черно-белые сплошные белки с огромными, расширившимися зрачками; радужек практически не видно. Челюсть под белоснежной скобкой усов безвольно отвисла. Он весь таял; испарина неторопливыми струйками сбегала прямо на воротник. Словно в экстазе ужаса, или благоговения, или преклонения... он смотрел. Сократи зрачки в глазах постороннего человека, и ты получишь психогенную невидимость. Расширь их, и получишь... Что? Зачарованность? С дьявольской уверенностью можно было сказать, что внимание Главы он привлек. Мэтт отвел кулак, замахнулся - и не смог завершить начатое. Это было все равно, что напасть на калеку. Да Кастро и был калекой: одна рука на перевязи. Дальше по коридору, с той стороны, куда ушла Полли, донеслись крики. Глава сделал еще один шаг, как сквозь клей. Слишком много врагов, впереди и сзади. Мэтт выхватил пистолет из руки Кастро, повернулся и побежал. Скатываясь в дверь гробовой комнаты, он видел, что Глава еще смотрит ему вслед, до сих пор подвластный этим странным чарам. Потом Мэтт захлопнул за собой дверь. Полли отрезала распорку окончательно и панель управления осветилась. Она быстро пробежала глазами светящиеся шкалы, потом еще раз, помедленней. Согласно панели управления, ядерный двигатель был холодным, как пещеры Плутона. Полли присвистнула сквозь зубы. Дело не в неисправности пульта. Несколько шкал слишком хорошо подтверждали друг друга. Кто-то решил погрузить районы колонистов во тьму. Она не могла запустить двигатель отсюда. И ей никогда не добраться до ядерного отсека; она заперла себя здесь, один на один с отмщением. Если бы это был "Артур Кларк"! Кастро никогда не отважился бы отключить энергию команде. Ядерная установка "Кларка" должна полыхать на полную. "Ну ладно", - подумала Полли с растущим возбуждением и скользнула на лестницу. Может быть, найдется способ добраться и до "Кларка". Иисус Пьетро почувствовал, как чья-то рука трясет его за плечо. Он обернулся и обнаружил майора Йенсена. - В чем дело? - Мы наполнили "Планк" газом, сэр. Все, кто не предупрежден, должны находиться без сознания, если они не защищены дверью. Хотя я предпочел бы, чтобы вокруг не лежало столько фильтров. У того, кого мы ищем, слишком хорошие шансы наткнуться на один из них. - Хорошо, - сказал Иисус Пьетро. Он не мог сосредоточиться. Ему хотелось остаться одному, подумать... нет, он не хотел оставаться один. - Продолжайте, - велел он. - Проверьте гробовую комнату. Он может быть там. - Нет, не там. Или, если он там, значит предатель не один. Кто-то сидит в рубке управления полетом, заварив дверь. Хорошо, что ядерная установка выключена. - Добирайтесь до него. Но осмотрите и гробовую комнату. Майор Йенсен направился в сторону общей суматохи. Иисус Пьетро гадал, что он найдет, заглянув, наконец, в гробовую комнату. В самом деле призрак Келлера скрылся туда, или он растаял, пока бежал по коридору? Иисус Пьетро точно не знал. Но он знал точно, что призрак был. Никогда в жизни не забыть ему эти глаза. Эти приковывающие, ослепляющие, парализующие глаза. Они будут преследовать его всю оставшуюся жизнь - каждую ее минуту, сколько бы их ни набралось. Ибо теперь призрак наверняка уже его не отпустит. Ручной телефон зазвонил. Иисус Пьетро снял его с пояса и сказал: "Глава". - Сэр, мы получили несколько очень странных сообщений, - раздался голос мисс Лоссен. - Большое количество машин стягивается к Госпиталю. Кто-то, по его словам, представляющий Совет, обвиняет вас в измене. - Меня? В измене? - Да, сэр, - голос мисс Лоссен звучал странно. И она все время называла его "сэр". - На каком основании? - Мне узнать, сэр? - Да. И прикажите, чтобы они приземлились за пределами защитного периметра. Если не подчинятся, вышлите против них патрульные автомобили. Это наверняка Сыны Земли. - Он со щелчком выключил телефон и сразу подумал: "Но откуда они вдруг взялись? И где достали машины?" И подумал: "Келлер". Телефон зазвонил. Голос мисс Лоссен стал жалобным, почти ноющим. - Сэр, во главе этого флота автомобилей Миллард Парлетт. Он обвиняет вас в должностных преступлениях и измене и приказывает вам сдаться для судебного разбирательства. - Он обезумел. - Иисус Пьетро попытался думать. Все происходило одновременно. Не потому ли и Келлер явился ему, наконец-то показавшись? Никаких загадочных символов на сей раз или незримо переломленных пальцев. Глаза Келлера... - Постарайтесь приземлить старика, не повредив ему. Остальные машины тоже. Прикажите им поставить свои машины на автопилоты. Скажите, что им не причинят вреда. Дайте им одну минуту, потом сбивайте ультразвуковиками. - Я не решаюсь напоминать вам, сэр, но Миллард Парлетт - ваше начальство. Не сдаться ли вам? - Нет. Телефон умолк, отрезав его от коммутатора Госпиталя и от внешнего мира. Мэтт был на грани срыва и знал это. Отчего-то удар Полли в его живот заставил его желать смерти. Он выбрался в коридор, чтобы его схватили. Но на сей раз иное дело. Он поднял оставшийся ультразвуковик и направился к лестнице. На этот раз, проходя в дверь, он будет знать, что делает. Однако к чему вообще в нее проходить? Эта мысль остановила его у подножия лестницы. Ведь Полли собирается взорвать двигатель. Нет, ей никогда не зайти так далеко. И она сполна получила всю долю спасания, на которую имела право рассчитывать. Пора было подумать о бегстве. Он поднял взгляд к выходу и задрожал. Это не дверь, а какой-то люк. В тот миг, когда он высунет отсюда голову, кто-нибудь в нее выстрелит. Он должен видеть врага, чтобы воспользоваться "удачей", а смотреть во все стороны сразу он не может. Однако эта комната совсем не годится, чтобы держать осаду. Все, что нужно сделать осаждающим, это стрелять щадящими пулями в направлении пола. Если они посмотрят, прежде чем стрелять, "удача" на них подействует; но то же самое мог бы сделать обычный ультразвуковой парализатор. Так что они не посмотрят. Мэтт должен выйти наружу. Но... Фильтр на носу Кастро. Он означает, что Исполнение применило газ. Коридор наверняка уже полон газа. Слишком многое приходится учитывать! Мэтт выругался и принялся шарить по карманам охранников. Один охранник зашевелился и попытался схватить Мэтта вялыми пальцами за горло. Мэтт поиграл над обоими полицейскими ультразвуком, потом закончил поиски. Ни у одного охранника не нашлось газового фильтра. Мэтт посмотрел вверх, на дверь. Можно, конечно, рискнуть, но если в коридоре газ, то сейчас он защищен только герметичной дверью. Дверь, конечно, должна быть герметичной.
в начало наверх
Перейти в следующую комнату? Есть двери, ведущие, должно быть, в спальни. Но они находятся посреди стен и слишком далеко от лестницы. И еще есть маленькая дверца прямо под выходом, расположенная там, где в любой нормальной квартире находился бы шкаф для пальто. Может быть, до нее Мэтт сумеет добраться. Это, конечно, не был шкаф для пальто. Там находились два скафандра. И добраться туда оказалось не просто. Мэтту пришлось далеко перегнуться с лестницы, чтобы повернуть ручку, дать двери распахнуться, а затем прыгнуть в отверстие. Выбраться из этого укромного местечка, когда подойдет время, тоже будет нелегко. Скафандры. Они висели на крючках, а теперь расстилались на полу, словно пустотелые люди. Плотная резинистая ткань, тяжелое металлическое кольцо вокруг шеи с зажимами для крепления отсоединяющегося шлема. Металлические держаки крепили к ткани ракетный ранец и управляющее устройство под подбородком. Работает ли еще преобразователь воздуха? Смешно, через триста-то лет. Но в резервуаре воздух мог еще сохраниться. Мэтт нашел нужную ручку на панельке управления одного из скафандров, покрутил ее и услышал шипение. Значит, воздух в запасе еще есть. Скафандр защитит его от газа. А шлем, похожий на здоровенную салатницу, не помешает ни зрению, ни "удаче". Дверь в коридор открылась и Мэтт схватился за пистолет. Долгий миг спустя на лестнице появились две ноги. Мэтт обработал их ультразвуком. Человек хрюкнул от неожиданности и весь целиком вывалился в поле зрения, а потом упал вниз. Бесконечно властный голос произнес: - Эй, ты! Выходи оттуда! Мэтт ухмыльнулся сам себе. Он бесшумно отложил пистолет и потянулся за скафандром. Нахлынувшая вялость делала мир нереальным. Он был прав насчет газа. Мэтт до конца вывернул воздушный вентиль и сунул голову в шейное кольцо. Он несколько раз глубоко вдохнул, потом задержал дыхание, покуда проскальзывал в скафандр ногами вперед. - У тебя нет ни шанса! Выходи, а то мы сами до тебя доберемся! "Валяйте". Мэтт надел шлем на голову и снова начал дышать. Вялость прошла, но двигаться приходилось осторожно. Тем более, что скафандр был ему тесноват. Дверь неожиданно распахнулась, послышалась дробь щадящих пуль. В поле зрения появилось рычащее лицо и рука со щадящим пистолетом. Мэтт выстрелил в это лицо. Человек обмяк, клюнул носом, но не упал; кто-то втащил его за ноги обратно. Воздух в скафандре отдавал металлом - хоть режь. Мэтт сморщил нос. Кому угодно хватило бы одного побега из Госпиталя. Кто, кроме Счастливчика Мэтта Келлера, стал бы... Раздался рев, словно непрерывный отдаленный взрыв. "Что они еще теперь пробуют?" - заинтересовался Мэтт и поднял пистолет. Корабль вздрогнул - раз и еще раз. Мэтт обнаружил, что скачет по боксу, как мячик. Каким-то образом он исхитрился упереться в стены ногами и плечами. "Я-то думал, этот сукин сын блефует!". Он вцепился в парализатор, поскольку тот грозил улететь в пространство. Корабль подпрыгнул, сильно ударив Мэтта по скуле, и целая стена комнаты оторвалась прочь. Рев вдруг сделался громче, гораздо громче. - Мы чересчур близко, - сказал Парлетт. Худ, сидевший на месте водителя, возразил: - Мы должны находиться достаточно близко, чтобы отдавать приказы. - Глупости. Вы просто боитесь, что кто-нибудь назовет вас трусом. Подайте назад, я вам говорю. Пусть дерутся мои люди, они знают, что делают. Мы достаточно тренировались. Худ пожал плечами и отработал машину назад рычагом 3-4. Их автомобиль и без того висел последним в рое более, чем из сорока машин. На фоне звездной ночи парило множество красных габаритных огней, и в каждой машине сидело по двое из рода Парлетта - водитель и стрелок. Парлетт, нависший, словно стервятник, над телефоном автомобиля, внезапно каркнул: - Я поймал Дейдру Лоссен! Все тихо. Слушай, Дейдра, ситуация критическая... И остальные, Гарри Кейн, Лидия Хэнкок и Джей Худ, слушали, пока Парлетт говорил. Ему потребовалось несколько минут, но наконец он откинулся на сиденье, улыбаясь хищными белыми зубами. - Я добился своего. Она передаст наши обвинения по интеркому. Теперь исполнители будут у нас сражаться друг с другом. - Вам придется круто, когда понадобится подтвердить эти обвинения, - предупредил его Гарри Кейн. - Вовсе нет. К тому времени, как закончу, я смогу даже самого Кастро убедить, что он повинен в измене, злоупотреблении служебным положением и еще вдобавок в супружеской неверности. При условии... - он сделал паузу для пущего впечатления. - При условии, что мы возьмем Госпиталь. Если Госпиталь окажется в моих руках, мне поверят. Потому что говорить буду один я. Суть в следующем. Согласно закону я руковожу Госпиталем и занимаюсь этим со времени, когда Кастро был толщиной с Худа. Конечно, не будь меня, этим занимался бы какой-нибудь иной член команды. Но практически это Госпиталь Кастро, и я должен его у него отнять. Нам надо завладеть Госпиталем, прежде чем можно будет приступать к смене формы правления на Горе Посмотрика. Но завладев им, я его удержу. Посмотрите вперед. - Полицейские машины. Немного. - Идут плотным строем. Хотел бы я знать, хорошо ли это? Никто из нас никогда не учился воздушному бою. - Почему же вы не потренировались друг на друге? - Мы ожидали, что будем воевать, - объяснил Парлетт. - Но никогда не ожидали, что будем сражаться с Госпиталем. Поэтому... - Пыльные Демоны, что это? Парлетт склонился с сиденья далеко вперед, вцепившись разномастными руками в приборную доску. Он не ответил. Гарри потряс его за плечо. - Что это? Похоже, один конец Госпиталя в огне. Парлетт словно остолбенел от потрясения. А потом целая оконечность Госпиталя отделилась от основной постройки и неспешно тронулась вверх. Из ее основания вырастало оранжевое пламя. - Это "Планк", - вымолвил Миллард Парлетт. - Он отчаливает на посадочных моторах. Полли сидела в верхнем левом кресле. С чрезвычайной осторожностью манипулировала она приборами управления перед собой, но рукоятки все равно перемещались толчками. Мелкие хлопья ржавчины облетали, вероятно, где-то в цепи управления, ведущей от этого кресла к атомным реакторам. Наконец реакторы разогрелись. Полли опробовала водяные клапаны. Ей казалось, будто давным-давно кто-то решил держать космобаржи готовыми к быстрому отбытию. Должно быть, то было в первые годы Колонии, когда ни один человек - член команды или же колонист - не был уверен, что колония на другой планете возможна. Потом об этом забыли и с тех пор изменения производились только по необходимости. Пока сами космобаржи не сделались частью структуры Госпиталя и жилые отсеки не превратились в путаницу лесенок и времянок. Пока банки органов целиком не вынесли с кораблей и отсеки приостановки жизнедеятельности окончательно не закрыли. Пока корабли не превратились просто в электростанции - если закрывать глаза на комнату для допросов и, быть может, на некоторые другие тайны. И однако, шкафчики с инструментами остались в неприкосновенности. И скафандры сохранились в перевернутых боксах, за дверьми, которые не открывались столетиями. И сохранилась вода в посадочных топливных баках, и уран в посадочных моторах. Никто не побеспокоился от них избавиться. Вода не испарялась - ведь баки были предназначены сохранять воду тридцать лет в межзвездном вакууме! Уран... Полли пустила воду в разогретые моторы и корабль взревел. Она издала победный вопль. Корабль содрогнулся и затрясся вдоль всей длины. Из-за заваренной двери донеслись неразборчивые вопли. Одну и ту же шутку можно сшутить по-разному! Ядерный двигатель "Планка" заглушен, но на "Артуре Кларке" двигатель должен работать вовсю. А когда Полли протаранит его "Планком", разогнавшись от границ атмосферы, взрывом снесет верхушку Плато Альфа! - Поднимаемся, - прошептала она. "Планк" отделился от подлежащей скалы, приподнялся на несколько футов и плавно осел. Казалось, огромный корабль тяжеловесно гарцует на чем-то упругом. Полли повертела водотопливный клапан - безрезультатно. Вода и реактор стояли на пределе. Полли издала тихое горловое рычание. Реактор, должно быть, почти сдох: он не может даже поднять корабль при восьми десятых "же" Горы Посмотрика. Если бы не посадочная юбка, формирующая из выхлопа воздушную подушку, они даже не приподнялись бы с места! Полли потянулась ко креслу справа. Ее рука переместила рычаг, а в ответ на корме "Планка" шевельнулись два стабилизатора. Корабль накренился набок и качнулся обратно, толкнув Госпиталь, почти нежно - раз, другой. По Госпиталю с ревом металось живое пламя. То были водяные пары, раскаленные сверх предела, до той степени, когда кислород разделяется с водородом и пар пробивает все, во что попадет. Словно ураган смерти, ревел он по коридорам, прожигая себе дорогу сквозь стены там, где коридоров не оказывалось. Он убивал людей раньше, чем те успевали понять, что погибают, ибо первое же прикосновение перекаленного пара ослепляло. Выхлоп двигателя сеял огненную смерть по третьей части первого этажа. Для людей вне и внутри Госпиталя, для людей, никогда не встречавшихся и не встретящихся, это была ночь, когда все случилось одновременно. Здравомыслящие запирали двери и искали, под чем бы спрятаться и переждать, пока события не прекратятся. - Лэни. Наверняка это Лэни, - сказал Джей Худ. - Она прошла. - Элейна Мэттсон? - Верно. И она добралась до "Планка". Можете себе представить? - Она поразительно точно выбрала время. Вам известно, что будет, когда она взорвет двигатель? - Боже мой. Что нам делать? - Продолжать полет, - ответил Парлетт. - Теперь уж нам никак не уйти за пределы взрыва. С тем же успехом мы можем постараться прорваться в надежде, что мисс Мэттсон поймет, что колонисты побеждают. - Еще полицейские машины, - сказал Гарри Кейн. - И справа, и слева. Полли снова коснулась рычага. Корабль накренился в другую сторону и начал рывками удаляться от Госпиталя. Она не осмеливалась сильней накренить корабль. Каков просвет под посадочной юбкой? Фут? Ярд? Десять? Если юбка коснется земли, корабль упадет на бок. Это не входило в планы Полли. Дверь позади нее раскалилась докрасна. Полли, оскалившись, оглянулась. Она поводила руками над пультом, но в конце концов, оставила все, как было. Ей придется обогнуть весь Госпиталь, но потом она сможет нанести удар по "Артуру Кларку". И она будет таранить его снова и снова, пока один из кораблей не сдастся. Она так и не заметила, когда красное пятно на двери превратилось в белое и прогорело насквозь. Корабль подпрыгнул на три фута и Мэтт врезался головой в дверку шкафа. Когда он поднял взгляд, та сторона комнаты, что примыкала к наружному корпусу, оказалась оторвана, словно папиросная бумага, лишь с агонизирующим визгом умирания старого металла. И Мэтт смотрел прямо в кабинет Кастро. Он не мог думать, не мог двинуться. Сцена напоминала кошмар, она была за пределами рассудка. "Волшебство! - подумал он, и еще: - Только бы не опять оно!" Госпиталь уплывал прочь, как во сне. Мэтту заложило уши, так что все это происходило в зловещей тишине. Корабль отчаливал... А под шлемом у него не осталось воздуха. В баллоне были лишь последние струйки. Мэтт задыхался. Вялыми и неловкими вдруг пальцами он оттянул защелки, отшвырнул шлем и глотнул воздуха. Потом он вспомнил про
в начало наверх
газ. Но воздух оказался горячим и чистым, воздух снаружи, завывающий в зияющей пробоине наружного корпуса. Мэтт втягивал его, засасывал его в себя. Перед глазами плавали пятна. Корабль подскакивал и опускался, словно на морской волне. "Колебания в двигателе", - подумал Мэтт и попытался не уделять им внимания. Но одной вещи внимание уделить он был вынужден. Полли добралась до управления. Явно это она поднимает корабль. Невозможно сказать, насколько они уже высоко; огни Госпиталя настолько уменьшились, что снаружи по сравнению с освещенной комнатой остался только сплошной мрак. Они поднимаются и комната распахнута в космос, а у Мэтта нет шлема. Казалось, комната стала поустойчивей. Мэтт прыгнул к лестнице. Скафандр был неуклюжий, но он ухватился за лестницу и спустился по ней, борясь с неустойчивостью ранца. Только когда он ступил на пол, ранец привлек его сознательное внимание. В конце концов, если посадочные двигатели "Планка" еще работают, отчего не работать и ранцу на скафандре? Мэтт посмотрел вниз, на контрольную панель, предназначенную для управления кончиками пальцев. При надетом шлеме он не мог бы этого сделать. Ранец утыкан маленькими ракетными движками; Мэтту, конечно, нужны те, что снизу. Высоко ли он сейчас? Мэтт опробовал две нижние кнопки и что-то взорвалось у него на спине. Ощущение было, какое надо: будто его пытаются приподнять. Рычажок на панельке имелся всего один. Без сомнения, он управляет сразу всеми соплами, или всеми, которые в данный момент включены. Ну, что еще ему надо знать? Высоко ли он? Мэтт в последний раз глубоко вздохнул и пролез сквозь дыру в стене. Он увидел вокруг себя черноту и с силой повернул рычажок. Тот не шелохнулся. Он уже был включен на полную мощность. Мэтту осталось что-то около секунды, чтобы понять, что ранец предназначен для использования в космосе, на земле же он, вероятно, не поднимет и своего веса. Мэтт нажал кнопку. Осторожно, так, чтобы помешать людям с автогенами, майор Йенсен заглядывал сквозь дыру в двери отсека управления полетом. Под дверью установили платформу, с которой одновременно могли работать два человека. Платформа поднималась и оседала, поднималась и оседала, так что майору приходилось упираться ладонями в потолок. Он видел копну вороных волос над спинкой кресла управления и повисшую тонкую загорелую руку. Иисус Пьетро, стоявший внизу, окликнул: - Долго еще? - Несколько секунд, - ответил один из людей с автогенами. - Если только она и сторону петель не заварила. - Вам известно, куда мы движемся? - осведомился Глава. - Мне - да. Майор Йенсен недоуменно посмотрел вниз. Глава говорит так странно! И выглядит он, как старик худого здоровья. Казалось, он не может сосредоточиться на происходящем. "Созрел для отставки, - сочувственно подумал майор Йенсен. - Если мы переживем эту историю..." - Мне известно, - повторил Иисус Пьетро и сам себе кивнул. Майор Йенсен отвернулся. У него не было времени на сострадание Главе, пока это продолжается. - Сторона петель заварена, - сказал один из резавших. - Долго? - Три минуты, если работать с обоих концов. Корабль продолжал двигаться, скользя на своей огненной подошве. Пламя пронеслось по опушке леса с ловушками, оставив череду лижущих этот лес языков красного и оранжевого пламени, на что занятые битвой машины вверху не обратили внимания. Скоро среди деревьев начались взрывы, а потом вся полоса леса запылала. "Планк" уже покинул защитную полосу и двигался в расположение домов и магазинов. Члены команды, жившие в этих домах, конечно, проснулись; невозможно было спать при этом непрерывном реве. Некоторые остались там, где были, некоторые выбегали на улицу и пытались бежать по ней. Выжили те, кто добрался до подвалов. В кильватере "Планка" тянулась полоса сгоревших, взорванных домов шириной в квартал. Но вот пошли дома пустые и несгораемые. Они были выстроены из архитектурного коралла и заброшены, по большей части дольше тридцати лет. - Мы прошли, сэр. - Эти слова едва ли требовались. Сварщики оттолкнули дверь в сторону, предохранив руки плотными перчатками. Майор Йенсен вскочил внутрь и полез по лестнице, подгоняемый паникой. Пульт управления перед Полли привел его в замешательство. Зная, что ему известно не меньше о летающих космических судах, чем кому-либо из оставшихся позади, майор продолжал искать рычаг, колесо или тумблер, который изменил бы направление "Планка". Наконец, озадаченный, он поднял взгляд - и это была его погибель. Рубка управления полетом была длинной. Она пронизывала грузовой отсек, уходя туда, где внешний корпус соединялся с внутренним и большая ее часть была прозрачной. Майор Йенсен посмотрел сквозь внешний корпус и увидел, что происходит снаружи. Он увидел сияние двигателей в нижней части поля зрения. Справа - взрывающийся коралловый дом, последний дом. Недалеко впереди - приближающуюся черную линию края пустоты. И он замер. - Мы свалимся, - заметил Иисус Пьетро, стоявший на лестнице ниже него. Он не выказал ни удивления, ни страха. Майор Йенсен закрыл лицо руками и завизжал. Иисус Пьетро протиснулся мимо него в кресле слева. Его решение опиралось на чистую логику. Если майор Йенсен не нашел нужного средства управления, значит он смотрел не на том пульте; а этот пульт управления был единственным другим, до которого девушка-колонистка могла дотянуться со своего места. Он нашел управление стабилизаторами и опробовал. Корабль наклонился назад и его движение начало замедляться. Продолжая замедлять ход, он переполз через край. Иисус Пьетро развалился в кресле и смотрел. Воздушная подушка уже не держала "Планк". Иисус Пьетро почувствовал себя, как в двинувшемся вниз лифте. Он смотрел, как ползет мимо черной тенью обрыв, быстрее и быстрее. Наконец он заслонил полнеба, а в другой половине светили звезды. Наконец звезды исчезли. Корабль начал разогреваться. Снаружи было темно и жарко и старые стены "Планка" стонали и трещали под усиливающимся давлением. Иисус Пьетро смотрел, ждал. Ждал Мэттью Келлера. 14. РАВНОВЕСИЕ СИЛ Полусонный, он боролся, силясь спастись от ужаса сна. "Что за кошмар мне привиделся!" Потом он почувствовал прикосновение испытующих пальцев. Мука! Он собрался и попытался отодвинуться, вложив усилие всего тела. Тело едва изогнулось, зато он услышал собственное хныканье. Холодная рука дотронулась до его лба и голос - "Лэни?" - произнес: - Лежи смирно, Мэтт. Он вспомнил это потом, когда проснулся в следующий раз. Теперь он пробуждался медленно, вокруг толпились образы воспоминаний. Он снова подумал: "Что за кошмар". Но образы становились четче, слишком отчетливыми для сна, и вот... Его правая нога и большая часть правого бока были бесчувственными, как мороженая свинина. Некоторые части тела не были бесчувственны: они ныли, их кололо и дергало. Он снова попытался уйти от боли, но на этот раз оказался привязан. Мэтт открыл глаза и обнаружил, что окружен людьми. Гарри Кейн, миссис Хэнкок, Лэни и еще несколько, которых он не знал, столпились вокруг его странного ложа. Среди присутствовавших была крупная женщина с красными руками и чем-то командским в чертах, одетая в белый халат. Мэтту она сразу не понравилась. Он видел такие халаты в банках органов. - Он проснулся, - женщина в белом халате говорила с горловой напевностью. - не пытайтесь двигаться, Келлер. Вы сплошь в шинах. Эти люди желают с вами поговорить. Если устанете, сразу скажите мне и я их выведу. - Кто вы? Вперед выступил Гарри Кейн. - Это твой врач, Келлер. Как себя чувствуешь? Как он себя чувствует? Секунду назад он с опозданием понял, что ранец его не поднимет. Но он не помнил, чтобы падал вниз на мили. - Я умру? - Нет, вы будете жить, - ответила врачиха. - Вы даже не станете калекой. Скафандр, должно быть, замедлил ваше падение. Вы сломали руку и несколько ребер, но они заживут, если будете слушаться. - Ладно, - согласился Мэтт. Все на свете казалось ему не особенно важным. Не накачан ли он наркотиками? Он видел, что лежит на спине, с подвешенной кверху ногой и с чем-то громоздким, мешающим дышать вокруг ребер. - Мне пересажены трансплантаты? - Не думай сейчас об этом, Келлер. Просто отдыхай и выздоравливай. - Что с Полли? - Мы не можем ее найти. - Она была на "Планке". Наверное, она добралась до управления двигателем. - Ох! - воскликнула Лэни. Она хотела было что-то сказать, затем передумала. Гарри сказал: - "Планк" упал за край. - Понятно. - Это ты ее выпустил? - Я ее выпустил, - ответил Мэтт. Лица перед ним расплывались. - Она была фанатик. Вы все фанатики. Я не мог спасать ее бесконечно. Комната уплывала, как во сне и он понял, что это "Планк" и он поднимается. Властный, по-командски певучий женский голос издали приказал: "А теперь уходите все отсюда". Врачиха проводила их до двери и Гарри Кейн, положив руку ей на локоть, вывел ее с собой в коридор. Там он спросил: - Скоро он будет здоров? - Пустите меня, мистер Кейн. Гарри отпустил ее. - Скоро? - Не беспокойтесь, инвалидом он не будет. Через неделю мы сменим его повязки на такие, в которых можно ходить. Через месяц - посмотрим. - Скоро ли он сможет вернуться к работе? - Через два месяца, если повезет. Откуда такая настойчивость, мистер Кейн? - Это крайне секретно. Женщина нахмурилась. - Что бы вы ни планировали относительно него, можете иметь в виду, что он мой пациент. Он будет готов к чему-либо, только когда я скажу. - Хорошо. Я бы предложил вам не сообщать ему о трансплантатах. Ему это не понравится. - Это записано в его медицинской карточке. Я тут ничего не могу поделать. Сама я не собираюсь ему ничего говорить. Когда она их оставила, Лэни спросила: - Так почему спешка? - У меня есть мысль насчет Мэтта. Я тебе расскажу попозже. - Тебе не кажется, что мы получили с него уже достаточно? - Нет, - ответил Гарри Кейн. - Хотел бы так думать, но пока нет. Миллард Парлетт был близок к изнеможению. Он перебрался в кабинет Иисуса Пьетро Кастро в воскресенье ночью, когда еще не успели даже заменить наружную стену, и с того времени там жил. Еду ему приносили, а когда он изредка спал, то пользовался кушеткой Кастро. Временами ему казалось, что жизнь его близится к концу, что он прожил как раз столько, чтобы увидеть этот кризис, который предсказывал сто лет назад. "Планк" причинил Госпиталю ужасный ущерб, но восстановительные работы немало продвинулись. Парлетт сам нанял строительную фирму, заплатив ей из своего личного кармана. В конце концов он протащит счета через Совет и
в начало наверх
расходы ему возместят. Сейчас рабочие красили наружную стену его кабинета, которая в воскресенье ночью зияла в пространство. Его непосредственной проблемой сейчас было намерение половины Исполнения подать в отставку. События прошлой недели оказали катастрофическое действие на дух Исполнения. Обвинение Главы в измене и насильственное его смещение составляли только часть дела. Элейна Мэттсон и Мэттью Келлер внесли свою долю, проникнув в Госпиталь с бомбами и подрывной деятельностью. Пленники вырвались из вивария, чтобы сеять смерть в коридорах Госпиталя. Уничтожение "Планка" повлияло не только на персонал Госпиталя, но и на все население Плато Альфа, ведь Планк был половиной всей Истории. Теперь в Исполнении царила страшнейшая неразбериха. Все налеты на плато колонистов отменялись. Установленные мятежники расхаживали по Госпиталю и никто их не смел тронуть. С полицейскими они обращались грубо и презрительно. Ходили слухи, что Миллард Парлетт пишет новые законы, которые еще сильней ограничат власть полиции. От того, что слухи соответствовали истине, легче не становилось. Парлетт делал, что мог. Он поговорил с каждым из желающих уволиться. Некоторых убедил остаться. По мере того, как ряды редели, он находил все новые способы использовать оставшихся. Одновременно он занимался четырьмя блоками политических сил Плато. Совет Команды в прошлом следовал за Парлеттом. При некотором везении, умении и труде он последует за ним и впредь. Команда как целое обыкновенно следовала за Советом. Но бунт колонистов при нынешнем ослабленном и деморализованном Исполнении мог повергнуть ее в полнейшую панику и тогда Совет потеряет всякое значение. Сыны Земли следовали за Гарри Кейном. Но Кейн был для Парлетта неуправляем и совсем не склонен ему доверять. Большинство колонистов - не мятежников таковым и останется, если не вмешается Кейн. Но Сыны Земли, имея преимущество знания о дарах трамбробота, в любой момент могут поднять их на смертоносный бунт. Станет ли Гарри Кейн дожидаться Нового Закона? Четыре блока сил, да еще Исполнение. Быть Главой - значит вникать в бесконечную мешанину деталей, мелких жалоб, выговоров, работы с бумагами, внутренней мелочной политики - в этой неразберихе можно было заблудиться, даже не поняв этого, пока войско колонистов не пойдет штурмовать Госпиталь. Удивительно, как Парлетту вообще хватило времени на Мэтта Келлера. Мэтт жил, лежа на спине, с загипсованным правым боком и правой ногой, висящей в воздухе. Ему давали таблетки, превращавшие боль в непрестанное надоедливое нытье. Женщина в халате, как из банков органов время от времени осматривала его. Мэтт подозревал, что она смотрит на него, как на сомнительной ценности сырье для тех же банков. В среду он случайно услышал, как кто-то назвал ее доктором Беннет. Ему и в голову не приходило спросить, как ее зовут, так же как ей не приходило в голову представиться. Ранними утренними часами, когда снотворные таблетки переставали действовать, или во время послеполуденной дремы, его мучили кошмары. Снова его локоть размазывал нос человека по лицу и, как тогда, он испытывал потрясение ужаса и триумфа. Снова он спрашивал, как пройти в виварий, поворачивался и подымал руку к лицу, чтобы увидеть испещрившие кожу кровавые бусинки. Снова он стоял в банках органов, не в силах бежать, и просыпался мокрым от пота. Или, бывало, он косил людей в форме парализатором, пока достопамятный удар ультразвука не превращал его руку в дерево. Мэтт просыпался и обнаруживал, что правая рука придавлена и затекла. С тоской думал он о своих домашних. Джинни и ее мужа он видел каждые несколько месяцев, они жили меньше, чем в двадцати милях от главного рудокопного района Гаммы. Но с матерью и отцом он не виделся много лет. Как славно было бы снова их повстречать! Даже воспоминания о рудокопных червях переполняли его ностальгией. Они были непредсказуемы, да, но по сравнению с Полли, Худом и Лэни... по крайней мере, рудокопных червей он понимал. Все любопытство у него так же омертвело, как правая нога. Вечером в среду оно разом вернулось. С какой стати его лечат в Госпитале? Если он арестован, то почему его еще не разобрали на части? Как позволили Лэни и Кейну его навестить? Мэтта лихорадило от нетерпения. Доктор Беннет появилась только в четверг днем. К некоторому его удивлению, она оказалась вовсе не прочь поговорить. - Я и сама ничего не понимаю, - призналась она Мэтту. - Я знаю, что всех выживших мятежников выпустили и банки органов не пополняются материалами. Старый Парлетт теперь Глава и здесь работает множество его родственников. Чистокровные члены команды работают в Госпитале. - Это для вас, должно быть, странно. - Это просто дико. Один старый Парлетт понимает, что происходит - если хоть он понимает. Понимает он или нет? Понимает ли? Мэтт ухватился за этот вопрос. - Почему вы думаете, будто я знаю? - Он отдал приказ обращаться с тобой предельно заботливо и нежно. У него должна быть на то причина, Келлер. - Наверно, должна. Когда стало ясно, что больше ему добавить нечего, врачиха продолжила: - Если у тебя остались вопросы, можешь спросить у своих друзей. Они здесь будут в субботу. Еще одна дикость - колонисты бродят по Госпиталю и нам приказано их не трогать. Я слыхала, некоторые из них установленные мятежники. - Я и сам тоже. - Я так и думала. - Когда мою ногу вылечат, меня освободят? - Думаю, да, судя по тому, как с тобой обращаются. Это решит Парлетт. - Ее собственное отношение к Мэтту было забавно непоследовательным. Поочередно он превращался в ее подчиненного, доверенное лицо и пациента. - Почему бы тебе не спросить в субботу своих друзей? Тем же вечером в головах его постели повесили аппарат электросна. - Почему раньше этого не сделали? - спросил Мэтт у одного из рабочих. - Наверное, это безопасней таблеток. - Неправильно подходишь, - отвечал тот. - Здесь большинство пациентов члены команды. Ты же ведь не думаешь, что член команды станет пользоваться аппаратом из вивария, а? - Гордость помешает? - Да, говорю тебе. Команда, она команда и есть. В наушниках снотворного аппарата стоял "жучок" для прослушивания. Для Парлетта Мэтт оказался частью бумажной работы. Одно из досье, лежавших на письменном столе Иисуса Пьетро, было заведено на него. Обложка "дела" покоробилась, как и у других, но расположенный на втором этаже кабинет Главы избежал наихудших разрушений огненного похода "Планка". Парлетт проглядел все эти досье и много других. Теперь он знал, что самой большой угрозой его "Новому Закону" было бы отступничество Сынов Земли. Только они с их предполагаемым авторитетом меж колонистов могли заставить Закон работать, и только они не поддавались управлению Парлетта. Досье Мэттью Келлера выделялось своей скудостью. Не было даже заметки о его вступлении в организацию мятежников. Однако он наверняка к ним принадлежал. В заметках Кастро подразумевалось, что Келлер выпустил пленников из вивария. При втором проникновении в Госпиталь он сильно пострадал. Наверняка, частично он отвечал за катастрофу с "Планком". Вроде бы он был связан с загадкой символа "Кровоточащее сердце". Очень активный мятежник. Мэттью Келлер. К тому же, налицо непропорциональный интерес к нему Гарри Кейна. Первым мимолетным побуждением Парлетта было дать ему умереть от ран. Слишком много ущерба он уже причинил. Вероятно, библиотеку "Планка" никогда уже не восстановить. Но доверие Гарри Кейна было куда важнее. В четверг доктор Беннет прислала ему рапорт, что у Келлера будут посетители. Установить подслушивающее устройство было простейшей мерой предосторожности. Миллард Парлетт сделал пометку о предстоящей беседе - в субботу днем - а потом забыл о ней до того времени. Когда Худ закончил рассказ, Мэтт улыбнулся и сказал: - Ведь я тебе говорил, что были маленькие сердца и печени. На них это не подействовало. Все четверо сосредоточенно смотрели на него, будто судьи, окружив больничную койку. Когда они только вошли, Мэтт подумал, не отправляют ли их всех в банки органов. Так они были смертельно серьезны и даже двигались, соразмеряя движения, будто все отрепетировали. Худ говорил почти полчаса, изредка прерываемый Гарри Кейном и без всяких комментариев со стороны Лэни и Лидии Хэнкок. Все по-прежнему казалось отрепетированным. "Разговаривать тебе, Джей, - сказал, надо полагать, кто-то. - Выложишь ему все осторожненько. Потом..." Но все их новости были хорошими. - У вас такой вид, как при дурных известиях, - сказал Мэтт. - Почему так уныло? Все цветет. Мы будем жить вечно. Никаких больше облав Исполнения. Никого не потащат в банки органов без суда. Мы даже можем строить деревянные дома, если настолько свихнемся. Золотой век пришел. Вступил Гарри Кейн: - А что мешает Парлетту нарушить все свои поспешные обещания? Мэтт по-прежнему не видел, чем это его касается. - Думаешь, он на это способен? - Посмотри логично, Келлер. Сейчас Парлетт выполняет работу Кастро. Он Глава. Заправляет Исполнением. - Ты же ведь этого и хотел? - Да, - согласился Кейн. - Я хотел, чтобы он получил всю власть, которую сможет загрести, потому что он единственный человек, способный протащить Новый Закон - если пожелает. Но давай немного отступим и посмотрим, сколько же власти он получил. Он заправляет Исполнением, - Кейн принялся загибать пальцы. - Он обучил свой клан применению охотничьих ружей. Это отдает в его распоряжение большую часть оружия на Горе Посмотрика. Совет он может обвести вокруг мизинца. Парлетт немало продвинулся к тому, чтобы стать первым императором на этой планете! - Но вы же можете его остановить. Ты сам сказал, что вы способны поднять против него колонистов в любой момент, стоит лишь захотеть. Кейн отмахнулся от этих слов. - Этого нам делать нельзя. Конечно, угроза хорошая, особенно после всего, что мы уже сделали с Исполнением. Но мы так же не хотим кровопролития, как и Парлетт. По крайней мере, по его словам. Нет, нам нужно что-то другое, чтобы с ним сладить. Четыре серьезных физиономии дожидались его ответа. Что тут к чему, во имя Пыльных Демонов? Мэтт сказал: - Ну ладно, ты придумал проблему; а теперь придумай решение. - Нам нужен невидимый убийца. Мэтт приподнялся на плече и уставился на Гарри Кейна из-за белой колонны своей висящей в воздухе ноги. Нет, Кейн не шутит. Усилие изматывало и Мэтт опустился обратно. Лэни поспешно положила руку ему на плечо. - Это единственный выход, Мэтт. Идеальный. Каким бы могучим политически ни стал Миллард Парлетт, защиты против тебя у него никогда не будет. - Или так, или гражданская война, - вставил Кейн. К Мэтту вернулся голос. - Не сомневаюсь, что вы серьезно, - напряженно выговорил он. - Зато сомневаюсь в вашей нормальности. Я что, похож на убийцу? Я никогда никого не убивал! И не собираюсь. - На прошлой неделе ты действовал отлично. - Что... Это же было парализующее оружие! Ударил несколько человек кулаком! Почему из-за этого меня прочат в убийцы? - Ты пойми, - разъяснил Худ, - мы не собираемся использовать тебя в этом качестве. Как угрозу, Мэтт, не более. Ты будешь одной из опор равновесия сил между Сынами Земли и Миллардом Парлеттом. - Я горнодобытчик, - Мэтт взмахнул левой рукой, не связанной с треснувшими органами. - Шахтер. Я использую специальных червей для добычи металла. Мои начальники продают металл и покупают червей и пищу для них, а если повезет, выручают достаточно, чтобы заплатить мне жалованье! Обождите минутку. Вы говорили Парлетту о своей идее? - Нет, конечно же, нет. Он и не узнает о ней, если ты не согласишься, а если да, то узнает только по твоему выходу из Госпиталя. - Пыльные Демоны, я так и надеялся. Если Парлетт узнает, что я для него опасен, а я вот этак лежу пластом... Я хочу быть на Дельте, прежде
в начало наверх
чем вы скажете Парлетту. Черт, я бы хотел оказаться н_а З_е_м_л_е... - Так ты согласен? - Нет, Кейн! Ни на что я не согласен! Вы что, не понимаете, что у меня есть близкие? Что, если Парлетт возьмет заложников? - Двое родителей и сестра, - уточнил Худ. - Родители на Йоте. - Не тревожься, - утешительно сказала Лэни. - Мы защитим их, Мэтт. Они будут вне опасности. Кейн кивнул. - Если кто-нибудь дотронется до волоска на твоей голове или пригрозит любому члену твоей семьи, я объявляю тотальную войну. Мне придется сказать об этом Парлетту, а чтобы он в это поверил, это должно быть правдой. Так что это правда. Мэтт вполне серьезно подумывал, не покричать ли доктора Беннет. Нет, не поможет. Даже если она их выставит, они просто явятся позже. А Мэтт Келлер - человек, лежащий на спине. Он может сдвинуться в сторону на три дюйма, если согласен потерпеть боль. На четыре дюйма - не может. Он вынужден слушать. - Вы что, действительно выдумали все это? К чему было ждать так долго, чтобы мне рассказать? Ответил Джей Худ: - Я хотел при этом присутствовать. А сегодня у меня выходной. - Ты что, снова преподаешь, Джей? - Это достойное занятие - обучать истории, в то время, как сам ее делаешь. - За сухим тоном ощущалось едва прикрытое ликование. Худ был в своей стихии. Странно, что Мэтт никогда не подозревал всех размеров его тщеславия. - Ты меня в это втянул, - сказал Мэтт. - Прости. Приношу свои извинения. Поверь, Мэтт, я только наметил тебя, как возможного новобранца. - Когда Мэтт не ответил, Худ продолжал: - Но ты нам нужен. Я тебе покажу, насколько. Ты умирал... - Стой, Джей. - Он имеет право знать, Лэни. Мэтт, эти твои сломанные ребра разорвали легкое и диафрагму. Гарри уговорил Парлетта... - Джей, ЗАТКНИСЬ. - Все нормально, Лэни, - в его голосе звучала боль. - Мэтт, мы не хотели тебе говорить. Правда, не хотели. Плоть кого-то умершего сделалась его частью - навсегда. Ожила в его грудной клетке - странное, неполное возвращение к жизни. Мэтт сказал: - Ну, хорошо, Лэни. А как ты к этому относишься? Лэни опустила взгляд, потом посмотрела ему в глаза. - Мэтт, выбирать тебе. Но ты не будешь с нами, у нас ничего не будет. - Она вроде бы остановилась, потом поспешно продолжила: - Слушай, Мэтт, ты слишком раздуваешь это дело. Мы же не просим, чтобы ты прямо сейчас побежал и убил кого-нибудь. Мы будем вполне довольны увидеть, как ты вернешься к своим рудокопным червям. Будь наша воля, там бы ты и остался до конца жизни, только при маленьком дополнительном доходе... - Спасибо. - ...За то, что всегда будешь наготове. Может быть, Парлетт честный. Может, он действительно хочет превратить Плато в рай. Может, все и цветет. Но просто на всякий случай... - она наклонилась вперед на неудобном больничном стуле, сжала в руке его запястье, заглядывая ему глубоко в глаза. Ее ногти царапали ему кожу. - Просто на случай, если Парлетт честолюбец - тогда ты нам понадобишься, чтобы остановить его. Никто другой не сможет этого сделать. Сейчас мы должны позволить ему взять власть. Кто-то должен ее взять, иначе гражданская война. Но если его понадобится остановить, а ты этого не сделаешь - ты будешь трусом. Мэтт попытался отнять руку. Движение отдалось в разорванных мышцах; его словно пнули в бок свинцовым сапогом. - Все вы фанатики! Все четверо! - А он в ловушке, в ловушке... Лэни выпустила его руку. Она медленно выпрямилась; глаза у нее были мягкими и мечтательными, зрачки, как булавочные головки. Мэтт расслабился. Остальные смотрели в никуда. Джей Худ напевал под нос. Миссис Хэнкок хмурилась от какой-то неприятной мысли. "Удача Мэтта Келлера" дала ему немного пространства для передышки. "Удача Мэтта Келлера". Издевка, затянувшийся анекдот. Не воспользуйся он этой силой, чтобы "спасти" Полли, она могла сейчас быть жива. Не обратись он к Джею Худу за объяснениями, мог бы сейчас ухаживать за рудокопными червями. Неудивительно, что эдакая разновидность "удачи" никогда не встречалась раньше. Может, больше и не появится. Это неблагоприятная мутация. Она его продержала в девственниках до двадцати одного года. Она убила Полли и заставила Лэни смотреть на него, как на орудие, а не как на мужчину. Она привела его на "Планк"; он бы никогда не попытался туда проникнуть без своей психологической невидимости. Привела на "Планк", чтобы умереть; он выбрался благодаря слепому везению, с легким мертвеца. У человека должно хватать здравого смысла скрывать свои отличия от других. Поздно. Они будут забывать про него снова и снова, так часто, как он пожелает. Но они всегда будут возвращаться. Мэтт Келлер - орудие, убийца-пленник. Дудки! - Эй, - сказал он. - Миссис Хэнкок. Остальные зашевелились, оборачиваясь к нему, возвращаясь в мир, где Мэтт Келлер оставался фактором, подлежащим учету. - Миссис Хэнкок. У вас есть, что мне сказать? - Думаю, что нет, - отвечала седовласая мятежница, которой бы следовало быть сварливой домохозяйкой. - Вы не сказали ни слова, пока остальные меня стращали. Зачем вы пришли? Она пожала плечами. - Просто посмотреть, что произойдет. Келлер, тебе приходилось когда-нибудь терять тех, кого любишь? - Конечно. - В банках органов? - Да. Дядю Мэтта. - Я сделала больше, чем было в моих силах, чтобы тебе не делали пересадку, Келлер. Доктор Беннет сказала, что ты выжил бы и так, хотя, конечно, остался бы калекой. - Я бы это предпочел, - заявил Мэтт, хотя и не был уверен, что это правда. - Я хотела расколошматить банки органов при первом представившемся случае. Больше никто, похоже, так не чувствует. Может, больше ни у кого в банках органов не расчленяли мужа. - Давайте к делу. Она снова пожала плечами. - Я не знаю, так ли ты важен, как уверяет Гарри. Мне кажется, никто не может быть настолько уж важен. Ты вывел нас из Госпиталя, верно. Иначе Парлетт никогда бы нас не нашел, верно. Мы признательны, верно. Но должны ли мы зарезать человека, чтобы показать свою признательность? Ему-то ты ничего доброго не сделал. Ну, он, конечно, мертв, а мы не можем пока разрушить банки органов. Но мы пытаемся изменить законы так, чтобы туда попадало поменьше народу и только те, кто этого больше всего заслужил. Будь ты сколько-нибудь мужчина, ты рвался бы нам помочь. На мой взгляд - это все, что ты можешь сделать для того мертвого. - Из благородного сострадания. Рот миссис Хэнкок захлопнулся, как капкан. - Я намерен к вам присоединиться, - сказал Мэтт. - Но не из благородного сострадания. А причины свои я вам сейчас изложу. - Валяй, - сказал Гарри Кейн. Он был единственным, кто не показал удивления. - Я не могу вернуться к рудокопным червям. Это точно. Но я не наемный убийца, и это так же точно. Я никогда не совершал убийств. И не хотел их совершать... нечасто хотел. Если я когда-нибудь убью человека, я хочу знать, почему я это сделаю. А я смогу быть уверен, что знаю это, только в одном случае. Отныне и впредь мы пятеро должны стать вождями Сынов Земли. - Это, он заметил, встряхнуло даже Гарри Кейна. - Я хочу принимать вместе с вами все решения. Мне нужна вся информация, доступная любому из вас. Что скажешь, Гарри? - Продолжай. У Мэтта пересохло во рту. Гарри Кейну это не нравится, а Гарри Кейн - сильный враг. - Сыны Земли не должны совершать убийств без моего согласия, а я его не дам, если не решу, что это убийство необходимо. Чтобы принять такое решение, я должен знать все, всегда. И еще. Если я когда-нибудь решу, что кто-то из вас пытается меня обмануть, я его убью. Потому что ограничивать меня в сведениях - это тоже убийство. - Почему ты считаешь, будто можешь справиться с такой властью, Келлер? - спросил Гарри бесстрастно, тоном простого вопроса. - Я должен попытаться, - ответил Мэтт. - Это м_о_я сила. - Это достаточно честно. - Гарри встал. - Завтра один из нас будет здесь с полным текстом Нового Закона Парлетта. Если впоследствии мы решим внести изменения, то дадим тебе знать. - Дадите знать раньше, чем внесете изменения. Кейн заколебался, потом кивнул. Они ушли. Миллард Парлетт вздохнул и выключил приемник. "Невидимый убийца". Странное выражение для такого практичного человека, как Гарри Кейн. Что бы он мог иметь в виду? В конце концов, конечно, Кейн ему скажет. И даже тогда это будет неважно. Важно, что Кейну теперь можно доверять. Теперь Кейн держит Милларда Парлетта в руках. На самом деле это так или выдумка, но теперь он воспользуется этим средством, прежде чем начинать гражданскую войну. А Миллард Парлетт может сосредоточиться на человеке, ожидающем за дверью. Исполнение выбрало одного из своих, чтобы представить набор жалоб. Этот человек наверняка все сильней и сильней раздражается, ожидая, когда же Глава уделит ему время. Парлетт включил интерком. - Пусть заходит, мисс Лоссен. - Хорошо. - Подождите. Еще раз - как его имя? - Гэлли Фокс. Капрал. - Спасибо. Будьте добры, пошлите на Гамму, Дельту и Йоту за сведениями о Мэтте Келлере. - Отлично, мой предок. Пыльные Демоны! Как Кастро управлялся с этой женщиной? Парлетт улыбнулся. Почему бы и нет? Он присмотрит за Советом и Исполнением, а Гарри Кейн возьмет на себя остальное. Невидимый убийца только что снял с его спины половину груза. - Странное это будет равновесие сил, - заметил Гарри Кейн. - За Парлеттом все оружие на планете, кроме того, которое мы делаем в наших подвалах. За ним все медицинские и энергетические ресурсы, и большая часть капиталов. А что у нас? Мэтт Келлер. - Счастье еще, что он нам достался, - заметила Лэни. Мимо них по коридору быстро прошла рыжеволосая девушка в переливчатом платье. Девушка из команды - вероятно, пришла навестить родственника. Они прервали разговор, пока она проходила. Гарри Кейн ухмыльнулся ей вслед, забавляясь над ее пораженным видом и над тем, как она ускорила шаги, чтобы побыстрее пройти мимо. Когда-нибудь им всем придется привыкнуть к этому - к виду колонистов в коридорах Госпиталя. Джей Худ сказал: - Но он нам достался. Или мы ему? - он хлопнул ладонью по стене, вызвав цепочку взрывоподобных эхо. - Можете себе представить, что скажут историки? А может, им никогда этого не раскусить. Мэтт лежал на спине и смотрел в потолок. Он принял верное решение. В этом он не сомневался. Раз у него есть сила, кто-то все равно должен найти ей применение. Сам он найти ей применения не мог. Неблагоприятные мутации не дают организму прожить достаточно долго, чтобы обзавестись потомством. Мэтт может надеяться стать отцом, только полностью подавив "удачу", по крайней мере, в личной жизни. Невидимке в цивилизованном обществе не на что рассчитывать. Кто-то вошел. Взгляд Мэтта перескочил, привлеченный переливчатой голубизной платья. - Прошу прощения, - сказала женщина и повернулась, чтобы уйти. Она была высокой, стройной и молоденькой; темно-рыжие волосы уложены невероятными завихрениями. Платье на ней было таким, каких сроду не видело Плато Дельта - свободное и вместе с тем облегающее, и оно блестело. Милое своей необычностью лицо с расширенными ноздрями и широкими скулами
в начало наверх
выдавало в ней чистокровного члена команды. - Минуточку, - окликнул Мэтт. Она удивленно обернулась - не на слова, а на его колонистский акцент. Потом спина ее распрямилась, подбородок задрался кверху, а рот превратился в твердую сердитую линию. Мэтт покраснел. И прежде, чем она успела холодно отвернуться, он подумал: "Смотри на меня". Она не отвернулась. Ее подбородок опустился, а лицо сделалось мягким и задумчивым. "Не своди с меня глаз, - мысленно говорил ей Мэтт. - Ты мной зачарована, верно? Верно. Продолжай смотреть". Она медленно шагнула к нему. Мэтт ослабил контроль. Девушка сделала еще шажок вперед, а потом ужаснулась. Она повернулась и выбежала из комнаты, преследуемая заливистым смехом Мэтта. Неблагоприятная мутация? Может, и нет. Корабль Внешних выглядел, как елочная игрушка - шар из мишурных полос, переплетающихся и огибающих друг друга со всех сторон, нигде не соприкасаясь. Он был диаметром с Нью-Йорк и с таким же примерно населением, но из существ, напоминающих черные девятихвостые плети с утолщенными рукоятками. Вынесенный крепежными тросами на много миль вперед, ядерный двигатель струил над кораблем тусклый свет. Полосы-"пляжи" отбрасывали друг на друга резкие вакуумные тени и на границах света и тени лежал экипаж. Они лежали головами на свет, а разветвленными хвостами - в тень, поглощая энергию термоэлектрических цепей. Ядерное излучение безвредно просеивалось сквозь их тела. Время текло мирно, лениво. В межзвездных пространствах мало чем можно заняться. Но вот их курс пересекло синее актиническое пламя, с небрежной расточительностью расшвыривая вокруг себя частицы высоких энергий и электромагнитные поля. Объект моментально скрылся из вида, даже для чувствительных глаз Внешних. Но не для корабельных приборов. Через час Внешние засекли его положение, скорость, массу, устройство и тягу. Он был механическим, сделанным из металла, двигался посредством ядерных сил и питался межзвездным водородом. Не примитивное устройство, но... Его создали потенциальные клиенты. Во всех рукавах галактики летели Внешние на своих кораблях, влекомых чем угодно - от фотонных парусов до нереактивных безынерционных двигателей, но всегда движущихся только в эйнштейновом пространстве. Гипердвигатель слишком вульгарен. Внешние никогда не пользовались гипердвигателем. Прочие виды разумной жизни были иными. Они предпочитали не проводить время в космосе, наслаждаясь путешествием, глазея и тратя время, а предпочитали обычно быстрый и удобный гипердвигатель Слепое Пятно. Сотни раз пролетавшие мимо Внешние продавали секрет гипердвигателя иным расам. Торговый корабль легко развернулся к Проциону и человеческой колонии на Нашем Достижении, последовав за Межзвездным Трамбочерпальным Роботом номер 144. Без малейшего шанса его догнать, при обычных 0,1 "же". Спешить некуда. Времени вдоволь... Две искорки ядерного света влекли к Нашему Достижению техническую революцию.

ВВерх