UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Ларри НИВЕН

   ВОИТЕЛИ




- Я не сомневаюсь в том, что они заметили наше появление, - настаивал
Сит - советник по инопланетным технологиям. - Вы  видите  вот  то  кольцо,
сэр?
Серебристое  изображения  вражеского  корабля  заполнило  почти  весь
обзорный экран. Корабль представлял собой широкое массивное кольцо  вокруг
тонкой оси в виде цилиндра. Из заостренного конца цилиндра  далеко  вперед
выступал оперенный корпус, на котором были четко  видны  угловатые  буквы,
нисколько не похожие на точку и запятые алфавита кзинов.
- Разумеется, я его вижу, - произнес Капитан.
-  Кольцо  вращалось,  когда  мы  впервые  поймали  на  своем  экране
изображение корабля. И остановилось, когда мы были на расстоянии в  двести
тысяч миль от него, после чего больше уже не приходило в движение.
Бледно-розовый хвост Капитана слегка затрепетал.
- Ваше сообщение встревожило меня, - признался он. -  Если  им  стало
известно о нашем присутствии, то почему они не пытаются поскорее  убраться
восвояси отсюда? Или они абсолютно уверены, что в состоянии одолеть нас?
Он развернулся в сторону СИТа.
- А может быть, это нам не мешало бы спасаться бегством?
- Нет, сэр! Я не знаю, почему они до сих пор все еще  здесь,  но  они
просто не могут располагать чем-нибудь, на что можно было бы положиться со
стопроцентной гарантией. Это  один  из  самых  примитивнейших  космических
кораблей, которые мне когда-нибудь доводилось видеть.
Он провел своей клешней по экрану, наглядно показывая, о  чем  именно
идет речь.
- Внешняя оболочка изготовлена  из  сплава  железа.  Вращение  кольца
является одним из способом имитации силы тяжести посредством использования
центробежной  силы.  Поэтому  они  могут  обходиться   без   выравнивателя
гравитации. Они, по всей вероятности, пользуются реактивным приводом.
Кошачьи уши Капитана приподнялись.
- Но ведь нас от ближайшей звезды отделяет много световых лет!
- Они, наверное, располагают более совершенным  реактивным  приводом,
чем когда-либо удалось  создать  нам.  Мы  изобрели  гравитационную  тягу,
поэтому нам не пришлось совершенствовать реактивные двигатели.
Раздался звук зуммера из главной рубки управления.
- Войдите, - разрешил Капитан.
Металлическая дверь открылась,  вошел  Оружейник  и  стал  по  стойке
"смирно".
- Сэр, мы располагаем всеми видами  вооружения,  способными  поразить
любого противника.
- Прекрасно, - кивнул Капитан и снова обратился к Советнику.
- СИТ, насколько вы уверены в том, что они не  представляют  из  себя
угрозы для нас?
Специалист в области инопланетных технологий оскалил острые клыки.
- Абсолютно уверен, сэр.
- Отлично. Оружейник, подготовьте все наши орудия к стрельбе,  но  не
стреляйте их них  до  особого  моего  распоряжения.  Уши  обрежу  тому  из
команды, кто осмелится уничтожить этот  корабль  без  приказа.  Я  намерен
взять его в целости и сохранности.
- Да, сэр.
- А где Телепат?
- Там, где обычно. Он в состоянии спячки.
- Он всегда  спит!  Ну-ка  велите  ему  бежать  сюда,  поджав  хвост.
Оружейник отдал честь, сделал поворот "кругом" и исчез за дверью.
- Каковы ваши дальнейшие указания, капитан?
-  СИТ  стоял  теперь  у   обзорного   экрана,   на   котором   четко
просматривался инопланетный космолет. Он показал на  зеркально-яркий  край
осевого цилиндра.
- Вид такой, будто этот конец специально предназначен для  испускания
света. Это может означать, что у корабля фотонный привод, сэр.
Капитан задумался.
- А может быть, это всего лишь сигнальное устройство?
- Ууррр... Да, сэр.
- Вам не делает чести столь быстрая перемена мнения.
Дверь снова открылась, и на пороге показался запыхавшийся Телепат. Он
тут же нарочито подчеркнуто вытянулся по стойке "смирно".
- Прибыл по вашему приказанию, сэр.
- Вы забыли позвонить при входе.
- Прошу прощения, сэр.
Его взгляд привлек ярко освещенный экран, и он, стараясь ступать  как
можно мягче, подошел к нему,  чтобы  получше  рассмотреть  изображение  на
экране, начисто  позабыв  при  этом  о  том,  что  находится  в  положении
"смирно". СИТ неодобрительно поморщился, жалея о  том,  что  не  находится
сейчас где-нибудь в другом месте.
Радужная оболочка Телепата была фиолетового  цвета,  розоватый  хвост
его безвольно свисал к полу. Как обычно, вид у него был  такой,  будто  он
умирает от недосыпания. Мех его был примят на  том  боку,  на  котором  он
валялся - он даже не удосужился привести его в порядок.  Результатом  были
те, что он менее всего соответствовал тому идеалу племени кзинов - идеалов
Воина-Завоевателя. Но самым большим чудом было то, что Капитан до сих  пор
еще его не прикончил.
И, разумеется, никогда этого не сделает. Ибо телепаты были слишком уж
большую ценность они собой представляли, а хотя при этом - что можно было,
правда, легко понять - слишком эмоционально неустойчивыми. Капитан  всегда
старался  по  возможности  сдерживаться,  общаясь  с  Телепатом.  В  таких
ситуациях, как эта, тот походил на невинного свидетеля, случайно попавшего
в переделку и боявшегося за свои уши.
-  На  экране  -  изображение  неприятельского  корабля,  который  мы
выследили.  Нам  бы  хотелось  добыть  некоторую  информацию  о  тех,  кто
находится на его борту. Вы не сможете покопаться немного у них в умах?
- Попробую, сэр.
В голосе Телепата прозвучали жалобные нотки, но он прекрасно понимал,
что в его же собственных интересах лучше воздержаться от каких  бы  то  ни
было жалоб. Он отошел от экрана и  опустился  в  мягкое  кресло.  Уши  его
мало-помалу сжались тугими узлами, зрачки сократились,  а  крысиный  хвост
обвис тряпкой.
На него обрушился мир одиннадцатого чувства.
Сначала  он  уловил  мысль  Капитана  "...с  каким  жалким  штафиркой
приходится нянчиться", но  он  тут  же  отстроился  от  альфа-волн  разума
Капитана. Он ненавидел мышление Капитана. Затем прошелся по разумам других
членов экипажа и стал отстраняться поочередно каждого из них.  Наконец,  в
его сознании не осталось ни одной мысли, принадлежащей его  соплеменникам.
Осталось только подсознание и хаос.
Но хаос этот не был совершенно  пустым.  В  нем  шевелились  какие-то
чужие мысли, странные и вызывающие тревогу.
Телепат заставил себя прислушаться к этим мыслям.


Стив Вивер праздно болтался в невесомости около стены радиорубки. Это
был крупный светловолосый, голубоглазый мужчина, его часто видели точно  в
таком  же  состоянии,  как  и   сейчас,   расслабившегося   и   совершенно
неподвижного, как будто  какие-то  особые  обстоятельства  не  давали  ему
возможности даже мигать глазами. Из его левой руки струился легкий  дымок,
пересекавший все помещение и скрывавшийся в вентиляционной отдушине.
- Вот так-то, -  устало  произнесла  Энн  Гаррисон.  Она  переключила
четыре тумблера на панели радиоприемного устройства. После каждого  щелчка
на панели погасла еще одна сигнальная лампочка.
- Тебе не удалось принять никакие радиосигналы?
- Вот  именно.  Держу  пари,  что  они  вообще  не  имеют  каких-либо
радиоустройств.
Энн расстегнула  ремни,  которыми  она  прикреплялась  к  креслу,  и,
вытянув руки и ноги, превратилась в пятиконечную звезду.
- Я оставила включенным приемник на  максимуме  чувствительности,  на
тот случай, если они все-таки сделают попытку связаться с нами позже.  Как
приятно чувствовать себя свободной от этих ремней!
- Она вдруг свернулась калачиком. Более часа она в  напряженной  позе
работала в режиме радиоперехвата, прильнув  к  панели.  Энн  вполне  могла
сойти за родную сестру Стива - она была почти такой же высокой, как и  он,
у нее были того же цвета волосы и глаза  и  такие  же  дряблые  мышцы  под
свободного  покроя  синим  свитером  -  свидетельство   того,   что   даже
принудительно выполнявшиеся физические упражнения не  могли  сохранить  ее
телу хорошую форму.
Стив  щелчком  отправил  окурок  сигареты  в  воздушный  кондиционер,
пошевелив при этом одними только пальцами.
- Ладно. А что же у них вместо радио?
- Не знаю.
Лицо Энн выражало недоумение.
- Давай-ка попробуем разрешить эту загадку. У них нет радио. Каким же
образом они могут переговариваться друг с другом? И каким образом мы можем
проверить, пытаются ли они связаться с нами?
- Пока не могу понять.
- Поразмысли над этим, Энн. Пусть и Джим подумает над этой проблемой.
Джим Дэвис - корабельный врач - был ее мужем в этом году.
- Ты как раз та девушка,  что  в  состоянии  разгадать  эту  загадку.
Хочешь курительную палочку?
- Еще бы!
Стив подтолкнул к ней через все помещение свои сигареты.
- Возьми несколько. Мне надо уходить отсюда.
- Спасибо.
- Дай мне знать, если случится что-нибудь, договорились? Или если  ты
что-нибудь придумаешь.
- Непременно. Не беспокойся, Стив, ничего не  случится.  Они,  должно
быть, так же упорно пытаются наладить связь, как и мы с ними.
Каждая  каюта  кольца,  где  проживал  экипаж,  открывалась  в  узкий
закругленный коридор. Продвигаться по нему не  составляло  особого  труда.
Под непрерывно изгибался под ногами, поэтому впечатление было такое, будто
шедший  по  коридору  скользил  по  пологому  склону,  напоминая  плывущую
лягушку. Из двенадцати мужчин и женщин, находившихся на  борту  "Карандаша
Ангела", Стив преуспел в этом искусстве лучше всех, ибо он был  урожденным
белтером - человеком, родившемся в Поясе Астероидов  -  все  же  остальные
были простыми плоскоземцами, родившимися на Земле.
Энн, по всей вероятности, так ничего и не придумает, предположил  он.
И это вовсе не означало, что у нее не хватит ума  для  этого.  Просто  она
была  лишена  любознательности,  искренней  любви  к  разгадке   всяческих
загадок. Только он и Джим Дэвис...
Он перемещался слишком  быстро,  и  к  тому  же  очень  рассеянно,  в
результате чего едва не столкнулся со Сью Бханг, когда она появилась из-за
изгиба.  Им  удалось  разминуться,  прижавшись  к  противоположным  стенам
коридора.
- Эй, раззява, - окликнула его Сью.
- Привет, Сью. Куда это ты направляешься?
- В радиорубку. А ты?
- Я подумал, что не мешало бы еще  разок  проверить  функционирование
всей системы привода. Дело вовсе не в том, что  нам  понадобится  включать
привод, просто нелишне удостовериться еще раз  в  том,  что  он  абсолютно
исправен.
- Ты  бы,  наверное,  сошел  с  ума,  если  бы  пришлось  предаваться
безделью, разве не так?
Она наклонила голову чуть в сторону, так  она  делала  всегда,  когда
задавала вопросы.
- Стив, когда ты планируешь снова начать вращение? Похоже на то,  что
я так никогда и не привыкну к состоянию свободного падения.
Однако  внешне  она  выглядела  так,  будто  родилась   в   состоянии
свободного падения, отметил он про себя. Ее аккуратная,  стройная  фигурка
была как будто нарочно  скроена  для  того,  чтобы  плавать  в  помещениях
корабля; силе тяжести, пожалуй, лучше было бы никогда и не  прилагаться  к
ней.
- Когда я буду  абсолютно  уверен  в  том,  что  нам  не  понадобится
включать привод. А пока что мы, пожалуй, должны  быть  готовы  к  этому  в
любую минуту. А кроме того, я надеюсь, что тогда ты снова переоденешься  в
юбку.
Она рассмеялась, чувствуя себя польщенной.
- Тогда можешь не включать вращение. Я не стану переодеваться,  а  мы
не будем двигаться. Абель говорит, что повстречавшийся нам корабль  развил

 
в начало наверх
ускорение в двести "же" для того, чтобы поравняться с нами. А какое максимальное ускорение может развить "Карандаш Ангела"? Глаза Стива расширились от ужаса. - Всего лишь ноль целых, пять десятых. А я еще думал о том, не пуститься ли за ним в погоню! Ну что ж, пожалуй, нам первым удастся вступить в контакт с инопланетянами. Правда, пока что Энн не в состоянии сделать это. - Очень плохо. - Нам остается только ждать. - Стив, ты всегда такой нетерпеливый. Белтеры всегда так спешат? Подвинься-ка сюда. Она взяла его за протянутую ладонь и подтащила к одному из иллюминаторов с толстым стеклом, которыми была усеяна внешняя сторона коридора. - Вот этот корабль, - произнесла она, показывая пальцем на одну из звездочек, которая отличалась от других большей величиной и меньшей яркостью. - Я рассматривал его в телескоп, - сказал Стив. - Он состоит как бы из одних наростов и гребней. На одной из сторон его нарисован круг из зеленых точек и запятых. Похоже, что это буквы. - Сколько времени мы уже ждем, чтобы встретить их? Пятьсот тысяч лет? Ну что ж, вот и они, инопланетяне. Успокойся. Теперь они никуда от нас не денутся. Сью взглянула в иллюминатор, все ее внимание было сосредоточено на тусклом красном кружочке, лоснящиеся ее черные, как смоль, волосы, свободно плавали вокруг ее головы. - Первые в истории человечества инопланетяне. Интересно, как все-таки они выглядят? - Именно это все и гадают. Они должны быть очень крепкими физически, чтобы вытерпеть мучения, небезопасные при таких колоссальных ускорениях и замедлениях, если они, конечно, не располагают какими-то сверхмощными экранирующими устройствами. Конструкция этого корабля такова, что он не предназначен для вращения с целью создания искусственной силы тяжести. Он напряженно всматривался в звезды, оставаясь в столь характерной для него неподвижной позе с угрюмым выражением лица. Неожиданно он признался: - Сью, мне очень тревожно. - Из-за чего? - Вдруг они враждебно к нам настроены? - Враждебно? Она как бы попробовала на вкус такое непривычное для ее языка слово, затем решила, что оно ей очень не нравится. - Нам ведь ничего о них не известно. Предположим, им захочется вступить с нами в бой. Мы бы... Она широко разинула рот от удивления. Стив даже вздрогнул, увидев, какой ужас изобразился на ее лице. - Что... что заставляет тебя так думать? - Прости, если я напугал тебя, Сью. - О, не беспокойся об этом, только скажи - почему? Почему ты решил... ШШШ! Показался Джим Дэвис. Когда "Карандаш Ангела" покидал Землю, ему было двадцать семь лет; Он был добродушным тридцативосьмилетним мужчиной - старше всех на борту корабля. У него были неестественно длинные и очень нежные пальцы. Дед его, у которого были точно такие же руки, был всемирно известным хирургом. Теперь же все хирургические операции в нормальных условиях выполнялись автоматическими устройствами, и длинные паучьи пальцы Дэвисов стали бесполезными. Он двигался скачками, словно мячик, так как отталкивался ногами, обутыми в сандалии с магнитными подошвами. Такая манерапередвиженияоченьнапоминалаухищрениядревних комедиантов-акробатов. - Люди, привет, - воскликнул он, поравнявшись со Стивеном и Сью. - Здорово, Джим. Голос Сью звучал натянуто. Она подождала, пока он не исчезнет из вида. И только тогда хрипло прошептала: - В Белте тебе приходилось когда-нибудь драться? Она в самом деле никак не могла поверить в такую возможность. Для нее даже в мыслях не могло быть ничего хуже, чем это. Стив незамедлительно ответил с пылом: - Нет! Затем весьма неохотно добавил: - Не такое действительно время от времени случается. Беда в том, что все врачи, включая психиатров, находятся лишь на больших базах, таких, как, например, Церера. Только там они могут оказать помощь людям, в ней нуждающимся, например - рудокопам. Но опасность подстерегает рудокопов именно тогда, когда они находятся среди обломков скал. Ты когда-то обратила внимание на одну из моих привычек, которой я всегда неукоснительно придерживаюсь. Я никогда не жестикулирую. Такая манера поведения свойственна всем белтерам. И связано это с тем, что внутри крошечного корабля, предназначенного для горных работ, можно невзначай зацепить или нажать на что-нибудь взмахом своей руки. На что-нибудь вроде кнопки активизации воздушного шлюза. Иногда от этого становится поистине жутко. Приходится даже пальцем не шевелить в течение многих и многих минут. Поэтому на борту кораблей, работающих среди обломков скал, всегда весьма напряженная атмосфера. Временами рудокопу приходится отчаянно бороться не только со множеством опасностей, но и с психическими перегрузками из-за скученности внутри корабля. И тогда он вдруг ни с того, ни с сего затевает драку в баре. Мне довелось стать свидетелем одной такой драки. Парень колошматил всех своими кулаками, как молотками. Стив задумался, вспоминая далекое свое прошлое, но взглянув неожиданно на Сью, обнаружил, что она побелела, как снег, ее прямо-таки тошнило, как новоиспеченную медицинскую сестру, которой впервые в своей практике приходится оказывать первую помощь при тяжелом несчастном случае. Уши Стива зарделись. - Прости, - жалобным голосом произнес он. Она смутилась не меньше, чем Стив. Ей очень хотелось убежать куда-нибудь подальше. Но, взяв себя в руки, она сказала, стараясь, чтобы слова звучали как можно убедительнее: - Не обращай на меня внимания. Значит, ты считаешь, что люди на борту этого корабля могут захотеть... э... сразиться с нами? Он кивнул. - Ты слушал курс лекций по земной истории? Он кисло усмехнулся. - Нет. И даже не мог бы себя заставить. Временами мне очень хочется знать, сколько людей смогли решиться на такое. - Примерно каждый двенадцатый. - Не густо. - Люди в целом с огромным трудом переваривают факты, относящиеся к жизни их предков. Тебе все же, по всей вероятности, известно, что бывали войны в бывшие времена - ну-ка дай припомнить - где-то лет триста тому назад. А ты представляешь себе, хотя бы в самых общих чертах, что такое война? Ты в состоянии понять, что это такое? Ты можешь себе представить, чтобы кто-то мог преднамеренно взорвать промышленный ядерный реактор, расположенный в центре крупного города? Ты имеешь понятие о том, что такое концентрационный лагерь? Локальный военный конфликт? Все это очень страшно. Но и с войнами не прекратились убийства. Последнее убийство имело место где-то в середине двадцать второго столетия, всего лишь сто шестьдесят лет тому назад. И все-таки всякий, кто утверждает, что природу человека нельзя изменить, безусловно, не в своем уме. Три фактора обусловили наше нынешнее состояние миролюбивой цивилизации, и каждый из них вытекает из технологических изменений. - Голос Сью стал немного монотонным, как запись голоса лектора на магнитной ленте. - Первый из них - это выход психологии из той стадии, когда она была больше похожа на алхимию, чем на точную науку. Вторым стало полное использование всех возможностей плодородия почвы для производства продуктов питания. Третьим - принятие закона об ограничении деторождения и ежегодные уколы, предотвращающие зачатие. Все это, вместе взятое, дало наконец возможность людям вздохнуть свободнее. Возможно, определенное отношение к этому имеют также разработка полезных ископаемых в Белте и основание земных поселений на планетах в других звездных системах. Там теперь человечество видит своего врага, не лишь в образе враждебной для человека природы. А теперь мы вплотную подошли к нашей ситуации. - Тут она легонько постучала пальцами по стеклу иллюминатора. - Взгляни-ка на этот космический корабль инопланетян. Мощности его привода достаточно для того, чтобы перемещать его со скоростью почтовой ракеты, а топлива на его борту столько, что он в состоянии легко догнать нас даже тогда, когда мы развиваем скорость, большую, чем три четверти световой. Верно? - Да, это так. - И у него еще остается достаточно мощности для совершения маневров. Этот корабль по всем параметрам намного превосходит наш. Если эти разумные существа достигли такой высокой степени развития, что могут сооружать такие корабли, значит, они в состоянии также достичь значительных высот в областях психологии, производства продуктов питания, методов контроля за рождаемостью, экономических теорий, а такой высокий уровень развития общества ведет к отказу от войн как метода разрешения стоящих перед цивилизацией проблем. Понимаешь? Стив лишь улыбнулся в ответ на ее непоколебимую уверенность. - Разумеется, Сью, все это имеет определенный смысл. Но тот парень в баре является тоже продуктом нашей культуры, тем не менее в нем осталось достаточно много враждебности. Если мы не в состоянии понять образ его мыслей, то откуда нам знать о том, что делается в умах существ, в отношении которых нам неизвестно даже химическая природа их обмена веществ? - Главное - что они разумны. Они умеют делать орудия труда. - Верно. - А вот если Джим услышит, что ты говоришь такое, ты может быть подвергнут лечебной психологической обработке. - Это наиболее весомый аргумент из всех тобою приведенных. Стив ухмыльнулся и пощекотал девушку за ухом кончиками пальцев. И вдруг ощутил, как она неожиданно напряглась, увидел боль на ее лице. Но в то же самое время почувствовал приступ неожиданно нахлынувшей боли и сам, такой страшной головной боли, что, казалось, мозг готов был выплеснуться из-под черепной коробки. - Мне удалось войти в телепатический контакт с ними, сэр, - едва разборчиво пролепетал Телепат. - Спрашивайте у меня о том, что вас интересует. Капитана не нужно было просить об этом дважды, ибо он прекрасно понимал, что Телепат не сможет долго терпеть мучения, которыми сопровождается контакт. - Какой привод они используют для перемещения своего корабля? - Принцип действия их привода основан на неполной реакции синтеза на базе водорода, который они засасывают из окружающего пространства с помощью электромагнитных ловушек. - Весьма мудрое решение... Они могут уйти от нас? - Нет. Сейчас их привод работает на холостом ходу, готовый к включению, и оно их не спасет. Мощность привода ничтожно мала. - Какого рода оружие имеется у них на борту? Телепат молчал довольно долго. Остальные терпеливо дожидались его ответа. В рубке управления были слышны лишь привычные для всех звуки: характерный вой мощного электрического тока в кабелях, приглушенные голоса снизу, шум гравитационных двигателей, напоминавший треск рвущейся одежды. - Вообще нет никакого, сэр. Голос кзина стал более отчетливым, он словно колоссальным усилием пробуждался от тяжелого сна. И корчась так, будто его все еще одолевали кошмары. - Совершенно ничего нет такого на борту этого корабля, нет даже кинжалов или дубинок. Прошу прощения, у них имеются кухонные ножи. Но они используются только по прямому назначению. Те, кто находятся на борту этого корабля, даже не умеют сражаться. И не будут. - Это точно? - Совершенно точно, сэр. Они также не ожидают и от нас, что мы станем сражаться. Мысль об этом пришла в голову троим из них, но каждый тотчас же отверг ее. - Но почему? - не удержался Капитан, понимая всю неуместность этого вопроса. - Не знаю, сэр. Все дело в науке, которую они применяют, или в религии, которой придерживаются. Но я не в состоянии понять этого, - хнычущим голосом пожаловался Телепат. - Я вообще ничего не понимаю.
в начало наверх
Это должно быть для него совершенно невыносимым, отметил про себя Капитан. Насколько же чуждыми для нашего понимания являются мысли этих инопланетян! - Что они делают сейчас? - Ожидают, когда мы с ними заговорим. Они пытались вступить с нами в переговоры и полагают, что мы со своей стороны предпринимаем столь же настойчивые попытки. - Но почему? Простите, это не столь важно. Важно другое. Жар их убивает? - Разумеется, сэр. - Рвите контакт! Телепат задрожал всем телом. Вид у него был такой, будто он побывал в стиральной машине. Капитан прикоснулся пальцами к одному из сенсорных выключателей и взревел: - Оружейник! - Здесь. - Воспользуйтесь индукторами против неприятельского корабля. - Сэр, они действуют очень инерционно! Что если враг устремится в атаку? - Не смейте спорить со мною, вы... Рыча и брызжа слюною, Капитан произнес страстный монолог о достоинствах беспрекословного повиновения. Когда он отключился по интеркому, Специалист по инопланетным технологиям был снова у смотрового экрана, а Телепат погрузился в сон. Капитан самодовольно промурлыкал, чтобы они ни о чем не беспокоились. Когда нестерпимый жар погубит всех инопланетян, он возьмет их корабль в качестве трофея. Изучение их системы жизнеобеспечения выявит для него все, что ему необходимо знать об условиях обитания на их родной планете. А определить ее местонахождение не составит особого труда, для этого будет достаточно проследить в обратном порядке проделанный кораблем маршрут по содержанию ячеек памяти бортового компьютера. По всей вероятности, инопланетяне даже не удосужились принять хоть какие-нибудь меры для того, чтобы должным образом замести свои следы! Если они родом с планеты, пригодной для проживания кзинов, то эта планета станет владением кзинов. А он как Вождь-Завоеватель получит в свое распоряжение один процент от полной ее стоимости на всю свою оставшуюся жизнь! Воистину обеспеченное будущее ждет его в этом случае! Его больше уже никогда не будут называть словом, которым обозначается его профессия. У него будет ИМЯ... - Информация к сведению, - сообщил СИТ. - Этот космический корабль перед тем, как остановить вращение, развивал ускорение одно и двенадцать шестидесятичетвертых "же". - Несколько великовато, - задумался Капитан. - Возможно, на этой планете слишком много воздуха; впрочем можно переустроить ее атмосферу, чтобы она стала пригодной для дыхания кзинов. СИТ, надо сказать, нам просто-таки везет на наиболее диковинные виды живых существ. Вспомните хотя бы Чанквен. - Где обладали разумом существа обоего пола? Они непрерывно сражались друг с другом. - А эта нелепая религия на Альтаире-1? Они вдолбили себе в голову, что способны путешествовать во времени! - Да, сэр. Когда мы высадили десант звездной пехоты, они все до единого исчезли. - Они, должно быть, совершили массовое самоубийство с помощью дезинтеграторов. Но почему? Ведь они понимали, что мы не собирались их уничтожать, что они были нам нужны в качестве рабов. А у меня до сих пор никак не выходит из головы мысль о том, каким все же образом они избавились от дезинтеграторов после того, как покончили с собою. - Некоторые существа, - заметил СИТ, - чего только не сделают, лишь бы остаться верными своей религии. Четвертый звездолет с колонистами на планету "Наша Победа" лежал в дрейфе среди звезд на расстоянии в одиннадцать световых лет от орбиты Плутона и восьми световых лет от места своего назначения. Впереди звезды казались яркими точками зеленовато-белого и бело-голубого цвета на фоне первозданной черноты; позади - редкими, как бы потухающими красноватыми угольками. По обе стороны от него созвездия выглядели странным образом сплюснутыми. Вселенная была короче, чем ей надлежало бы быть. В течение вот уже весьма продолжительного времени Джим Дэвис был занят по горло. Все на борту корабля, включая и его самого, испытывали мучительнейшую, накатывавшуюся волнами, ослеплявшую головную боль. Каждому из своих пациентов д-р Дэвис вручил по крохотной розовой таблетке из щели раздаточного устройства огромного медавтомата, занимавшего всю заднюю стенку корабельного лазарета. Получив свою дозу лекарства, пациенты продолжали околачиваться за дверью, ожидая, когда начнется действие таблеток, образовав в узком коридоре настоящую толпу. Затем кому-то в голову пришла мысль о том, что неплохо было бы пройти в кают-кампанию, и все сразу же последовали за этим умником. Это была необычайно молчаливая толпа. Никто в ней не испытывал особого желания говорить, пока его мучила такая страшная боль. Даже звуки магнитных подошв сандалия и те терялись в пышном ковре из искусственной шерсти. Джима Дэвиса Стив увидел чуть позади себя. - Эй, док, - тихим голосом позвал он, - когда же все-таки прекратится эта боль? - У меня она уже понемногу проходит. Ты принял таблетку чуть позже, чем я, верно? - Да, это так. Спасибо, док. Они плохо переносили боль, эти люди. Они были совершенно непривычны к боли. Тихим ручейком влились они в кают-кампанию. Здесь-то и начался негромкий разговор между ними. Одни разместились на низких кушетках, пользуясь липкими пластиковыми полосками на своих свободно спадающих рубахах. Другие стояли или парили поблизости от стен. Кают-кампания была достаточно просторна, чтобы каждый чувствовал себя вполне удобно. Стив извивался под самым потолком, пытаясь натянуть на ноги сандалии. - Надеюсь, они не повторят подобное еще раз, - услышал он слова Сью. - Ведь это настоящая пытка. - Не повторят что? - спросил кто-то, чей голос Стиву не удалось распознать, поскольку, занятый обувью, он слушал вполуха. - То, что они пытались сделать. По всей вероятности, телепатически. - Не может быть. Я не верю в телепатию. Возможно, им удалось возбудить ультразвуковые колебания стен. Стив наконец-то одел сандалии, однако магнитные подошвы решил пока что не активировать. - ...Холодное пиво. Вы понимаете, что мы уже никогда больше не попробуем холодного пива? - ...А мне не хватает водных лыж. Ощущения упругости буксирного троса, взрывающейся под ногами воды, яркого солнца над головой... Стив пододвинулся поближе к основной группе беседующих. - Это запретная для разговоров тема, - заявил он, вступая в разговор. - Все равно нам от этого никак не уйти, - бодрым тоном объяснил Джим. - Это единственный способ отвлечься от мыслей об инопланетном корабле, о котором только и толкуют все остальные. Хочется хоть на какое-то время забыть об этом. О чем ты больше всего жалеешь, покинув навсегда Землю? - Только о том, что я не был на ней достаточно долго, чтобы по-настоящему рассмотреть ее. - Да, да, разумеется. Джим вдруг вспомнил о том, что в руке у него питьевой баллон. Он отпил из него, затем дружелюбно протянул его Стиву. - Больше всего мне действует на нервы это ожидание, - сказал Стив. - Что им взбредет в голову предпринять в качестве следующего шага? Вызвать вибрацию корпуса корабля в коде Морзе? Джим улыбнулся. - Скорее всего они не сделают никакого следующего шага. Просто оставят всякие попытки вступить с нами в контакт и уберутся восвояси. - О, я надеюсь, этого не будет! - воскликнула Энн. - А разве это плохо? Стив замер. Что это такое пришло в голову Джиму? - Разумеется, плохо, - возразила Энн. - Нам непременно нужно выяснить, что из себя представляют эти инопланетяне! И еще подумайте о том, чему они могут научить нас, Джим! Когда разговор превращается в жаркую дискуссию, самое лучшее - это сменить тему. - Послушайте, - произнес Стив, - когда я отталкивался от стены, я случайно заметил, что она стала теплой. Это хорошо или плохо? - Это просто странно. Ей положено быть холодной, если уж говорить о тепловых ощущениях, - ответил Джим. - Снаружи нет ничего, кроме света далеких звезд. За исключением... Выражение его лица вдруг резко переменилось. Он подтянул к себе ступни и прикоснулся кончиками пальцев к магнитным подошвам. - Ааааа! Джим! Джим! Стив безуспешно пытался развернуться, единственное, что ему удалось выяснить - это то, что истошные вопли исходили от Сью. Он активировал магнитные присоски своих башмаков, прошлепал по стенке, пока не очутился на полу, и бросился к ней на помощь. Сью была окружена со всех сторон сбитыми с толку людьми. Они расступились, чтобы пропустить Джима Дэвиса, и он принялся помогать девушке выйти из кают-кампании. Она казалась крайне напуганной, громко стонала и металась из стороны в сторону, не обращая внимания на попытки помочь ей. Стив в конце концов протолкался к девушке. - Все металлическое быстро прогревается, - вскричал Дэвис. - Ей необходимо оказать срочную медицинскую помощь. - В лазарет! - закричал Стив. Вчетвером они провели Сью по коридору в лазарет. Она все еще продолжала всхлипывать и не прекращала попытки вырваться из рук сопровождавших ее мужчин, когда они завели ее в лазарет, однако Джиму все же удалось сделать ей инъекцию обезболивающего. Она тут же уснула. Все четверо с беспокойством следили за тем, как Джим приступил к работе. Воспользоваться услугами автодиагноста не было времени, поэтому все необходимое Джиму пришлось делать собственноручно. Крохотный слуховой аппарат, который и явился причиной адской боли, был имплантирован Сью под кожу позади ушной раковины. Операция по удалению приборчика была проделана быстро, но в конце ее скальпель уже почти обжигал пальцы Джима. Стив тем временем отчетливо ощущал, насколько сильно прогрелись магнитные подошвы башмаков у него на ногах. Ведают ли инопланетяне, что творят? Неужели подвергают нападению космический корабль? Его корабль. Стив выскользнул в коридор и бегом пустился по направлению к командной рубке. Со стороны этот бег на магнитных подошвах делала его очень похожим на перепуганного пингвина, но перемещался он очень быстро. Не исключено, что он совершает ужасную ошибку: инопланетяне, возможно, просто делают отчаянные попытки вступить в контакт с существами на борту земного космического корабля. Но он этого так никогда и не узнает. Их нужно остановить до того, как все, кто находится в "Карандаше Ангела" зажарятся заживо. Теперь уже башмаки обжигали ступни его ног. Он громко стенал от мучительной боли. Воздух обжига ноздри и губы. Даже зубы стали горячими. Для того, чтобы открыть дверь в командную рубку, ему пришлось обмотать ладони рубашкой. Боль от ожогов ног стала совсем уже непереносимой; ему пришлось сбросить сандалии, и в рубку он уже буквально вплыл. Чтобы сохранить возможность свободно манипулировать органами управления, он обмотал пальцы рукавами рубашки. Поворот большой белой рукоятки включил привод на полную мощность, и он скользнул в кресло пилота еще до того, как успела образоваться сила тяжести. Стив включил телескоп заднего обзора. Он был направлен на Солнечную систему, поскольку приводом с такого удаления можно было пользоваться и для пересылки различных сообщений. Он произвел фокусировку телескопа на близкое расстояние и начал разворачивать корабль. В ближнем инфракрасном диапазоне неприятельский корабль пылал ярким факелом. - На то, чтобы прогреть секцию, в которой размещается экипаж, уйдет несколько больше времени, - отрапортовал Специалист по инопланетным технологиям. - Там, безусловно, должна быть аппаратура для поддержания постоянства температуры. - Ничего страшного. Как только вы посчитаете, что все они уже мертвы, разбудите Телепата, чтобы он произвел проверку. Капитан продолжал приглаживать свой мех, дабы убить время.
в начало наверх
Поймите, если бы они не были столь абсолютно беспомощны, я бы не стал прибегать к такому медленному способу. Я сперва вырезал бы из кольца двигательный отсек. Пожалуй, так и следовало бы поступить в любом случае. Для пущей безопасности. СИТ страстно желал придать своим словам максимум убежденности: - Сэр, у них просто теоретически никак не может быть никакого тяжелого вооружения. Для него нет места на борту этого корабля. Когда используется реактивная тяга в качестве силового привода, то все свободное пространство занято самим двигателем и топливными баками. Неприятельский корабль начал медленный разворот, стремясь уйти от своего мучителя. Его двигательный отсек раскалился докрасна. - Они пытаются уйти, - констатировал Капитан, когда раскаленный хвост вражеского корабля повернулся непосредственно к ним. - Вы уверены в том, что они не способны это сделать? - Уверен, сэр. Этот хилый привод все равно далеко их не умчит. - А что случится, если свет резанет по нашему кораблю? - задумчиво промурлыкал Капитан. - Нам может повредить только очень яркий свет, как я полагаю. Для плоских линз испускаемый поток света должен иметь очень большую ширину, и соответственно огромную мощность. Для того, чтобы он мог представлять из себя опасность для нас, они должны располагать параболическим отражателем. Если только не... Уши его приподнялись и выпрямились. - Если только не... - что? - спокойным, но требовательным тоном спросил Капитан. - Лазер. Но не стоит об этом тревожиться, сэр. У них нет никакого оружия. Капитан аж подпрыгнул над пультом управления. - Идиот! - брызжа слюной, завопил он. - А если они не имеют ни малейшего понятия о том, что именно является эффективным оружием против нас? Ведь даже самый проницательный телепат не способен выяснить то, что им самим неведомо? ОРУЖЕЙНИК! - Я здесь, сэр! - Сожгите... Ужасающе яркий свет залил купол рубки управления. Капитан вспыхнул ослепительно белым факелом, который мгновенно погас, как только весь воздух улетучился сквозь зияющую трещину в куполе. Стив лежал на спине. Корабль снова пришел во вращение, прижав его к чему-то достаточно твердому и показавшемуся ему его собственной койкой. Он открыл глаза. Джим Дэвис пересек помещение и стал прямо над ним. - Ты не спишь? Стив мгновенно принял вертикальное помещение, широко открыв от изумления глаза. - Успокойся. Серые глаза Джима буквально излучали заботу. Ничего не понимая, Стив часто-часто заморгал. - Что случилось? - спросил он и обнаружил, насколько хриплым был его голос. Джим присел на один из стульев. - Это ты должен нам объяснить. Мы пытались пройти в рубку, когда корабль неожиданно пришел в движение. Почему ты не включил сигнальный колокол, чтобы мы могли пристегнуться? А как только в дверь вошла Энн, ты сразу же отключил привод. Потом потерял сознание. - А что произошло с другим кораблем? Стив изо всех сил пытался тоном своего голоса не показывать, насколько страстно хочется ему знать об этом, но у него ничего не получилось. Крайняя степень тревоги звучала в каждом его слове. - Почти все остальные члены нашей команды сейчас как раз там, изучают обломки, сохранившиеся от корабля инопланетян. Стив почувствовал, как остановилось его сердце. - Насколько мне помнится, - продолжал Джим, - я с самого начала опасался того, что этот инопланетный корабль может иметь враждебные намерения. Я ведь врач-психиатр, и к тому еж прошел углубленный курс истории, так что, пожалуй, знаю насколько больше, чем другие, о подлинной натуре разумных существ. Слишком много надуманного, голословного в утверждении, что существа, способные преодолевать космические расстояния, как само собой разумеющееся должны быть миролюбивыми. Я тоже надеялся на это, но действительность опровергает наши ожидания. Вот эти инопланетяне без стеснения прибегли к тому, в чем было бы стыдно признаться любому уважающему себя человеческому существу, даже если бы это ему привиделось в самом ужасном кошмаре. Бомбы с расщепляющимися веществами, ракеты для доставки таких бомб, индукционный проектор, воздействию которого они подвергли нас. И противоракеты. Вы понимаете, что это означает? А то, что у них есть противник - такой же, как и они сами, Стив. И притом, может быть, совсем недалеко. Нам и впредь придется защищаться. - Значит, это я уничтожил их. Все поплыло перед глазами Стива, хотя голос его оставался на удивление абсолютно твердым. - Ты спас наш корабль. - Это произошло совершенно случайно. Я просто пытался побыстрее унести ноги. - Нет, вовсе не так. Свой "обвинительный акт" Дэвис объявил настолько непринужденно, как будто описывал химический состав проанализированной им пробы мочи. - Этот корабль находился от нас на расстоянии в четыреста миль. Тебе нужно было поймать его в окуляре телескопа, чтобы точно попасть в цель. Ты четко сознавал, что делаешь, кроме того еще потому, что ты отключил привод сразу же после того, как сжег корабль инопланетян. Мышцы спины больше уже не в состоянии были поддерживать туловище Стива в вертикальном положении. Он снова плюхнулся на койку. - Ну ладно, значит ты все знаешь, - сказал он, обращаясь к потолку. - А остальные? - Весьма сомневаюсь. Убийство даже с целью самозащиты никак не уживается в их сознании. Хотя Сью, как мне кажется, догадывается. - Оооо. - Если даже это и так, она воспримет это совершенно спокойно, - попытался успокоить его Дэвис. - Во всяком случае, спокойнее, чем большинство остальных, когда они обнаружат, что вселенная полна вооруженных бойцов. Для них это будет настоящим концом света, Стив. - Почему? - Слова мои, пожалуй, звучат несколько напыщенно, но такова суровая действительность. Подумать только - три столетия мирной жизни для всех без исключения жителей планеты Земля. Эту эпоху назовут Золотым веком. Три столетия без голода, без войн, без болезней, если не считать медленного старения, без каких-либо душевных болезней вообще, даже по нами весьма строгим стандартам. Когда кто-нибудь старше четырнадцати лет пытается прибегнуть к кулаку для выяснения отношений с ближним, мы считаем, что он болен, и тут же излечиваем его. А теперь всему этому конец. Мир для нас утерял свое стабильное состояние. - Я могу отсюда увидеть то, что осталось от корабля инопланетян? - Да. Он как раз позади нас. Стив скатился с койки и подошел к иллюминатору. Кто-то подвел их корабль совсем близко к кораблю инопланетян. Последний представлял собой огромный красный шар с уродливыми продолговатыми наростами, которые, казалось, были разбросаны по всей его поверхности чисто произвольно. Световой луч разрезал его на две неравные части, прошелся по нему, словно ножом по вареному яйцу. Стив внимательно наблюдал, не в силах отвести взор, за тем, как белая крупная часть по мере своего вращения открывала взгляду свои внутренности, напоминающие пчелиные соты. - Пройдет совсем немного времени, - сказал Джим, и наши люди станут возвращаться. Они будут очень напуганы. Кое-кто, по всей вероятности, даже станет настаивать на том, чтобы и мы сами вооружились, воспользовавшись оружием с этого другого корабля, чтобы быть в состоянии отразить следующее нападение. Мне придется согласиться с ними. Может быть, некоторые сочтут, что я болен. Возможно, так оно и есть. Но это как раз та душевная болезнь, в которой мы теперь нуждаемся. У Джима был совершенно разбитый вид, еще никогда он не казался таким несчастным. - Нам придется стать вооруженным обществом. И, разумеется, обязательно нужно предупредить Землю...

ВВерх