UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Ларри НИВЕН

    ЗАНУДА




В моей комнате кто-то был.
Должно быть, кто-то из ребят Синка. Ну и болван. Я специально оставил
свет выключенным.  Желтая  полоса  света,  просвечивающего  теперь  из-под
двери, и была тем предупреждением, в котором я нуждался.
Он проник в комнату не  через  дверь  -  контрольные  нитки  остались
нетронутыми. Значит, в ход была пущена пожарная лестница,  что  под  окном
спальни.
Я вытащил пистолет и отступил немного  в  коридор.  Потом,  распахнув
ногой дверь, одним прыжком оказался в комнате.
Ему следовало бы притаиться за дверью или пригнуться за столом,  либо
спрятаться во встроенном  шкафу,  прильнув  глазом  к  замочной  скважине.
Вместо этого он стоял прямо посреди комнаты  и  смотрел  совсем  в  другую
сторону. Он даже  повернуться  не  успел,  как  я  всадил  в  него  четыре
реактивные пули. Я видел, как дергается от  попаданий  его  рубашка.  Одна
пуля угодила прямо в область сердца.
С ним было покончено.
Так что я не стал дожидаться, пока он упадет, а одним  махом  пересек
комнату и залег за диваном. Он не мог явиться один, должны быть и  другие.
Если бы за диваном кто-нибудь прятался, он мог бы со мной разделаться,  но
на мое счастье там никого не оказалось. Я провел взглядом по стене у  меня
за  спиной,  но  там  нигде  нельзя  было  притаиться.  Поэтому  я  замер,
прислушиваясь и выжидая.
Где же они? Тот, которого я застрелил, не мог заявиться в одиночку.
Синк меня раздражал. Раз  уж  он  посылает  головорезов,  чтобы  меня
подстрелить, мог бы по крайней мере посылать  таких,  которые  знают  свое
дело. Тот, застреленный мною, не успел даже осознать опасности.
- Почему вы это сделали?
Невероятно! Голос доносился от середины комнаты, где я оставил лежать
труп. Я рискнул и высунул на мгновенье  голову  из-за  дивана.  Прямо  как
остаточное изображение на телеэкране.
Он даже не шевельнулся. Крови  на  нем  не  было,  не  было  видно  и
пистолета, но правой руки его я не видел.
Пуленепробиваемый  жилет?  Ребята  Синка  не  прибегали  к   подобным
штучкам, но другого объяснения быть не могло. Я неожиданно  приподнялся  и
выстрелил в него, целясь в переносицу.
Пуля вошла в правый глаз, на дюйм мимо места, куда  я  целился,  и  я
понял, что он пошатнул мой здравый смысл. Я опустился обратно и  попытался
успокоиться.
Ни звука. И никаких признаков того, что он не один.
- Я спросил - почему вы это сделали?
Его высокий голос звучал с неподдельным любопытством. Когда я  встал,
он не пошевелился. Оба глаза у него были целехоньки.
- Почему я это сделал? - переспросил я.
-  Да.  Почему  вы  сделали  во  мне  дырки?  Разумеется,  я  приношу
благодарность за подарок в виде металла, но  все  же...  -  он  неожиданно
запнулся, будто сболтнул лишнее и только сейчас это понял.  Но  тревогу  у
меня вызывало другое.
- Есть здесь кто-нибудь еще?
- Сейчас только  мы  двое.  Я  прошу  прощения  за  то,  что  нарушил
неприкосновенность вашего жилища и готов возместить... - он опять  так  же
неожиданно запнулся, но секунду спустя продолжал:
- Вы кого-то ждали, не так ли?
- Да. Некого, вернее, неких молодчиков. Иными словами, парней  Синка.
Как я полагаю, они меня еще не накрыли. Ребята Синка хотят делать дырки во
мне.
- Зачем?
- Неужто можно быть настолько тупым? Чтобы убить меня!
Он словно бы удивился,  потом  пришел  в  себя  и  разгневался.  Этот
незнакомец пришел в такое бешенство, что начал  даже  издавать  булькающие
звуки.
- Меня должны  были  информировать!  Кто-то  проявил  непростительную
небрежность!
- Извините. Я думал, что  вы  от  Синка.  Мне  не  следовало  по  вам
стрелять.
- Пустяки! - улыбнулся он, так же внезапно успокоившись.
- Но я испортил вам костюм... - В пиджаке и рубашке у него видны были
дырки, но крови не было. - Только... только кто вы?
Ростом он был чуть повыше 160 сантиметров,  кругленький  коротышка  в
старомодном коричневом однобортном костюме. На голове у него совершенно не
было волос. Даже ресниц. Ни морщин, ни родинок, ни особых  примет.  Этакая
безликая, приглаженная со всех сторон фигура  совершенно  без  характерных
черт
Он развел руками. Ногти на его пальцах были аккуратно наманикюрены.
- Я такой же человек, как и вы.
- Дудки!
- Ну что ж, - сказал он сердито. - Что бы вы сказали,  если  бы  вам,
например, стало известно,  что  некоторая  группа  изыскателей  надлежащим
образом выполнила...
- Вы - марсианин? - перебил я его.
- Нет. Я... - он опять забулькал. - Я также и...  антрополог.  Так  у
вас, кажется, называют этих ученых. Я здесь для того, чтобы изучать  ваших
соплеменников.
- Но вы из космоса?
- Из него! Направление и расстояние, разумеется, секретны.  Само  мое
присутствие на этой планете должно было храниться в секрете.
Он сердито нахмурился. Резиновая маска, которой  он  лишь  наполовину
умеет пользоваться.
- Я никому не скажу, - успокоил я его. -  Только  вот  прибыли  вы  в
довольно неподходящий момент. Теперь Синк в любую минуту может определить,
кто же за ним следит, и тогда мне несдобровать. Мне бы очень не  хотелось,
чтобы и  вам  досталось  под  горячую  руку.  Мне  никогда  не  доводилось
встречаться с... как бы это сказать...
- Я также должен ограничить эту встречу, поскольку вы знаете, кто  я.
Но прежде всего расскажите мне об этих  ваших  раздорах.  Почему  все-таки
хочет Синк делать в вас дырки?
-  Его  зовут  Лестер  Данхавен  Синклер-третий.  Он  руководит  всей
преступной деятельностью в этом городе. Слушайте, у нас есть время,  чтобы
выпить. У меня были где-то ром, виски...
Он вздрогнул.
- Нет, благодарю вас.
- Просто мне хочется, чтобы вы чувствовали себя свободно, - несколько
разозлился я.
- Тогда я лучше приму более удобную форму, пока вы будете пить - все,
что вам заблагорассудится. Если вы только не возражаете.
- Как хотите, пожалуйста, - я подошел к  портативному  бару  и  налил
себе виски и пива. То и другое без льда.  Казалось,  во  всем  доме  стоит
мертвая тишина. Это меня не удивляло. Я уже прожил в этом  доме  несколько
лет и все остальные жильцы приучились поддерживать  определенный  порядок.
Когда начинали говорить пистолеты, люди прятались под свои  кровати  и  не
вылезали оттуда.
- Вас это не  будет  шокировать?  -  мой  гость  испытывал  вроде  бы
некоторое беспокойство. - Если это может вас  привести  в  бессознательное
состояние - то скажите, пожалуйста, сразу.
Я махнул рукой.
И он растаял. Я стоял, держа бумажный стаканчик у рта, и смотрел, как
он выскальзывает из костюма и принимает компактную форму полурасплющенного
шара серого цвета, вроде тех, которые любят катать на пляжах.
Я выпил виски одним махом, налил еще и сразу же выпил  снова.  Однако
руки у меня не тряслись.
- Я - частный детектив, - сказал я этому "марсианину". Тот выдавил из
себя нечто свернутое спиралью, вероятно, ухо. - Когда Синк появился  здесь
около трех лет тому назад  и  начал  прибирать  к  рукам  весь  преступный
бизнес, я стоял в стороне. Пусть  этим  занимаются  представители  закона.
Через несколько месяцев он купил их всех с потрохами и это мне  тоже  было
до лампочки. Я не Дон-Кихот.
- Дон-Кихот? -  голос  у  него  изменился.  Теперь  он  стал  ниже  и
напоминал звуки лопающихся пузырей в бочке с кипящей смолой.
- Не обращайте внимания. Я пытался держаться подальше от Синка, но из
этого ничего не вышло. Люди этого негодяя убили одного из моих клиентов по
фамилии Моррисон. Я следил за его женой, собирая улики  для  развода.  Она
гуляла с одним типом по фамилии Адлер. Все необходимые факты были  у  меня
уже на руках, когда Моррисон исчез. А  потом  я  выяснил,  что  Адлер  был
правой рукой Синка.
- Правой рукой? Я не слыхал ничего, говорящего о случаях симбиоза...
- Что?
- Вот и еще одно, за что придется ответить  изыскателям.  Продолжайте
рассказ. Вы захватили мое воображение.
- Я продолжал работать в  том  же  направлении.  Что  еще  оставалось
делать? Моррисон был моим клиентом и его убили. Я собрал кучу улик  против
Адлера и передал их в полицию. Тело Моррисона так и не нашлось, но я и без
того собрал достаточно улик. В любом случае,  Синк  никогда  не  оставляет
трупов. Его жертвы просто исчезают.
Как я уже сказал, все, что у меня накопилось, я  передал  в  полицию.
Было возбуждено дело, но каким-то образом все улики исчезли. А меня в один
прекрасный вечер избили.
- Прекрасный вечер? Прекрасный потому, что вас избили?
- Любой удар может нанести  вред  человеческому  существу,  и  притом
весьма серьезный.
- Действительно! - пробулькал он. - Ваше тело большей частью  состоит
из воды, я полагаю.
- Может быть. В моей шкуре приходится быстро выздоравливать, что я  и
сделал. После этого я начал отыскивать факты против самого  Синка.  Неделю
назад я отослал ксерокопии всех документов в ФБР. Парочку копий я подсунул
одному из парней Синка - документы, изобличавшие  взяточничество.  Это  не
так уж страшно, но  достаточно,  чтобы  причинить  неприятности.  По  моим
расчетам Синку не пришлось долго ломать голову, кто бы  это  мог  сделать.
Позаимствованный мною ксерокопировальный аппарат находился в принадлежащем
ему доме.
- Потрясающе! Думаю, я понаделаю дырок  в  леди,  возглавлявшей  нашу
изыскательскую группу!
- Ей не будет от этого плохо?
- Она не... - бульканье. - Она...  -  громкий,  пронзительный  птичий
свист.
- Вот так я и впутался в это дело. Теперь вы сами увидите,  насколько
я буду занят. Далеко слишком сильно, чтобы  позволить  себе  разговоры  по
антропологии. В любую минуту на меня  могут  обрушиться  ребята  Синка,  и
стоит мне убить хоть одного из них, как  мною  тут  же  займется  полиция.
Может быть, она даже будет первой, не знаю.
- Можно мне посмотреть на это? Обещаю, что не буду вам мешать
- Зачем вам это нужно? Неужели мы можем представлять для вас интерес?
Он наклонился вперед, выставив ухо, если это действительно было ухо.
- Пример. Вы, люди,  разработали  продвинутую  систему  промышленного
применения переменного тока. Мы были поражены, обнаружив,  что  вы  умеете
передавать электричество  самым  различным  образом.  Некоторые  из  ваших
способов, очевидно, стоит перенять.
- Превосходно! И что же?
- Возможно, есть и многое другое, чему мы могли бы у вас научиться.
Я покачал головой.
- Сейчас здесь может стать очень жарко, а мне  не  хочется,  чтобы  в
этой переделке пострадал кто-то из посторонних. Да что это я, черт побери?
Дырки же не приносят вам вреда?
- Мне почти ничто не может повредить. Мои предки  прибегли  к  генной
инженерии, чтобы улучшить нашу породу.  Главной  моей  слабостью  является
восприимчивость к некоторым ядам органического происхождения и  ненасытный
аппетит.
- Ладно. Тогда оставайтесь. Может быть после того, как все  кончится,
вы сможете рассказать мне о Марсе или  любом  другом  месте,  из  которого
прибыли. Я бы не прочь вас послушать.
- Откуда я прибыл - секрет. Но о Марсе могу вам рассказать.
- Конечно, конечно. Пока  ждем,  можете  покопаться  в  холодильнике.
Угощайтесь, раз вы все время чувствуете голод.
Послышались осторожные шаги. Значит, они уже здесь. Причем несколько,
если они хотят сохранить все в тайне. Это наверняка люди Синка,  поскольку

 
в начало наверх
все соседи давно сидят под кроватями. Марсианин их тоже услышал. - Что мне делать? Я не умею принимать человеческий облик так быстро. Я уже присел за спинкой большого кресла. - Тогда попытайтесь принять какую-нибудь другую форму, попроще. Миг спустя у меня уже было две совершенно одинаковых черных кожаных подставки для ног. Обе они были от одного кресла, но, может, этого никто и не заметит. Дверь распахнулась. Я не нажал на спусковой крючок только потому, что за ней никого не было. Один пустой коридор. Рядом с окном спальни проходила пожарная лестница, но это окно было закрыто и наглухо завинчено, да к тому же оборудовано датчиками сигнализации. Этим путем им сюда не попасть. Разве что... - Эй! - шепотом позвал я. - Как вы сюда проникли? - Под дверью. Значит, все в порядке. Оконная сигнализация должна действовать. - Кто-нибудь из жильцов вас видел? - Нет. - Хорошо. Мне и без того хватало жалоб со стороны дирекции. Слабый шорох со стороны двери. Потом на мгновение оттуда появилась рука с пистолетом, выстрелила наугад и тотчас исчезла. Еще одна дырка у меня в стенах. У него было достаточно времени, чтобы приметить мою голову. Пригнувшись, я бросился к дивану, не отрывая глаз от двери. - Стоять смирно! - раздался вдруг голос за моей спиной. Этот парень был достоин восхищения. Он проник в окно, не потревожив датчиков и вошел в комнату из спальни совершенно бесшумно. То был высокий, смуглый человек с прямыми черными волосами и темными глазами. Дуло его пистолета смотрело мне в переносицу. Я отбросил оружие в сторону и стал ждать. Сейчас пускать его в ход было совершенно бессмысленно - меня могли сразу прикончить. Вид у вошедшего был вполне спокойный. - Это гиропистолет, не так ли? - спросил он меня. - Почему вы не пользуетесь обычным? - Просто он мне нравится, - отвечал я. Может, он подойдет совсем близко или отведет от меня взгляд, а может, произойдет что-нибудь еще. - Он легкий, как игрушка, и совсем не дает отдачи. Этот пистолет - всего лишь камера для запуска реактивных пуль. - Но ведь такие пули стоят по сорок пять долларов штука! - Я убиваю не очень много людей. - Легко поверить - по такой-то цене. Ладно, поворачивайся не торопясь. Руки повыше. Он ни на мгновение не сводил с меня глаз. Я повернулся к нему спиной. "Вот сейчас - удар рукояткой... " Что-то металлическое чуть задело мне голову - что-то легкое, как перышко. Я тотчас развернулся, ударил по руке с пистолетом и сразу ребром ладони по горлу. Просто по привычке. Я рванулся в тот самый миг, как прикосновение сказало мне, что он рядом. Он отступил назад, держась рукой за горло. Я ударил его кулаком в живот, затем нанес другой удар - в подбородок. Мой противник осел на пол, пытаясь заслониться руками. Но почему он не ударил меня? Судя по моим ощущениям, он опускал рукоятку пистолета очень нежно, бережно, словно боясь, как бы она не раскрошилась. - А ну, стой спокойно, - в дверном проеме снова показалась рука с пистолетом, а за ней шесть футов живой плоти, известные мне, как Хэндел. Выглядел он как любой безмозглый белокурый герой, но не был ни героем, ни безмозглым. - Ты пожалеешь, что так поступил, - произнес он. Подставка для ног позади него начала менять форму. - Черт возьми! - воскликнул я. - Это нечестно! Хэндел, похоже, удивился, а потом улыбнулся с видом победителя. - Двое на одного? - Я не тебе, а своей подставке для ног. - Ну-ка, повернись! Нам велено притащить тебя к Синку, если удастся. Может, ты и сможешь от него отвертеться и остаться в живых. Я повернулся. - Я бы хотел извиниться. - Это оставь для шефа. - Нет, честно. Я совсем не хотел еще кого-то путать в это дело. В особенности... Я опять ощутил, как что-то задело вскользь мою голову. Марсианин, должно быть, что-то сделал, чтобы отвести удар. Я бы мог в этот момент справиться с Хэнделом, но не пошевелился. Положение, когда я мог сломать ему шею, а он не в силах был даже прикоснуться ко мне, казалось мне нечестным. Я не возражаю, когда "двое на одного", в особенности, если этот один - враг. Иногда я даже могу позволить какому-нибудь благородному наблюдателю мне помочь, особенно, если для него был определенный шанс остаться в живых. Но это... - Что нечестно? - жалобно вопросил высокий голос. Хэндел завопил, как баба. Поворачиваясь, я увидел, как он метнулся к двери, не попал в нее, осторожно отступил на два шага и попробовал снова, на сей раз удачно. Потом я увидел подставку для ног. Он уже изменялся, контуры его расплывались, но я понял, какой облик увидел Хэндел. Неудивительно, что у него от этого размякли мозги. Я почувствовал, как мои кости текут, как истекают они костным мозгом и, закрыв глаза, прошептал: - Черт побери, вы же должны были только наблюдать. - Вы же сказали мне, что удар может причинить вам вред. - Не в том дело. Сыщикам всегда достается по голове. Это для нас не новость. - Но каким образом я бы что-то узнал, только наблюдая, если бы ваша маленькая война так скоро закончилась? - Хорошо. А что вы узнаете, если и дальше будете везде совать нос? - Вы можете открыть глаза. - Марсианин вновь принял свой шутовской облик. Из всего набора своих одежд он выбрал оранжевые шорты. - Мне непонятно, почему вы возражаете. Этот Синк вас убьет, как только представится к этому возможность. Вы этого хотите? - Нет, но... - Вы не уверены в своей правоте? - Уверен, но... - Тогда почему бы вам не принять мою помощь? У меня не было уверенности в справедливости этого. Как если бы я тайком подсунул в особняк Синка портфель с бомбой, а потом взорвал его. Я думал об этом, осматривая коридор. Потом я закрыл дверь и подпер ее стулом. Смуглый был по-прежнему с нами и сейчас он пытался сесть. - Послушайте, - обратился я к марсианину. - Не знаю, удастся ли мне вам объяснить, но если вы не дадите слова, что будете держаться от этого в стороне, я тут же уеду из города. Просто брошу вас одного и все это дело брошу. Понятно? - Нет. - Обещаете? - Да. Гангстер, похожий на испанца, тер шею и таращился на марсианина. Я его не осуждал. Полностью одетый, марсианин мог кое-как сойти за человека, но только не в оранжевых панталонах. На груди у него не было ни волос, ни сосков; на животе отсутствовал пупок. Гангстер улыбнулся мне, сверкнув белыми зубами, и спросил: - Это кто? - Вопросы здесь задаю я. Кто ты? - Дон Доминго. - У него было мягкое испанское произношение. Если он и беспокоился, то внешне никак этого не выдавал. - А как это ты ухитрился не упасть, когда я тебя ударил? - Говорю же, что спрашивать буду сам! - Да ты порозовел. Смущен чем-то? - Черт подери, Доминго, где Синк? Куда вы должны были меня отвезти? - В усадьбу! - Какую усадьбу? "Бел Эйр"? - Именно. И что ж ты теперь будешь делать? - Свяжу тебя, надо полагать. Когда все успокоится, выдам тебя, как взломщика. - Когда все успокоится, думаю, тебе уж ничего не придется делать. Ты проживешь ровно столько... - Брось! Из кухни вышел марсианин. В руке у него была банка с тушенкой. Доминго выпучил глаза. Потом раздался взрыв в спальне. Это была зажигательная бомба. Полкомнаты мигом занялось огнем. Я подобрал гиропистолет и сунул его в карман. Вторая бомба взорвалась в коридоре. Волна огня опрокинула дверь вовнутрь, захлестнула кресло. - Нет! - завопил Доминго. - Хэндел должен был выждать! Что ж теперь? "Теперь поджаримся", - подумал я, прикрывая лицо руками от языков пламени. - Излишнее тепло причиняет вам вред? - спокойным тенором поинтересовался марсианин. - Да! Черт возьми, да! В спину мне ударил огромный резиновый мяч, бросив меня на стену. Я выставил вперед руки, чтобы хоть как-то смягчить удар. Но не успел я достичь стены, как она исчезла. Это была наружная стена. Совершенно потеряв равновесие, я вынесся в более, чем двухметровый пролом, прямо в ночную пустоту. С высоты шести этажей, над бетонным тротуаром. Стиснув зубы, смотрел я на приближающуюся землю... приближающуюся. Но где же эта чертова земля? Все было, как при замедленной съемке. Секунды растягивались в вечность. Мне хватило времени увидеть, как прохожие запрокидывают головы, заметить у угла здания Хэндела, прикладывающего платок к кровоточащему носу. Хватило, чтобы, оглянувшись через плечо, увидеть Доминго в проломе стены моей квартиры на фоне огня. Тело его лизало пламя. Он прыгнул вниз. Гангстер пронесся мимо меня, как падающий сейф. Я видел, как он ударился об асфальт, и даже слышал. Это не слишком приятный звук. Когда я жил в ноябре 68-го на Уолл-Стрите, то слышал подобное почти каждый вечер в течение нескольких послевыборных недель, но так и не привык. Несмотря на все это, желудок и внутренности не говорили мне, что я падаю. Я как бы погружался в воду. Теперь уже добрых полдесятка людей наблюдали за моим падением. Все они стояли, раскрыв рты от удивления. Вдруг что-то ткнулось мне в бок. Я хлопнул по нему и обнаружил в руке пулю 45-го калибра. Другую я смахнул со щеки. В меня стрелял Хэндел. Я открыл ответный огонь, не слишком старательно целясь. Если бы мне не "помогал" марсианин, я разнес бы ему голову не задумываясь. А так Хэндел повернулся и побежал. Я коснулся земли и пошел прочь. Десяток пылающих любопытных глаз сверлил мне спину, но никто не попытался меня остановить. Марсианина и духу не было. Никто следом за мной не шел. Я провел полчаса, блуждая туда-сюда, чтобы стряхнуть "хвост", но только по привычке. Потом завернул в маленький безымянный бар. Брови с моего лица исчезли, что придало ему удивленный вид. Я изучал свое отражение в зеркале бара, пытаясь найти другие следы выпавшего на мою долю сражения. Мое лицо, никогда не славившееся особой красотой, за годы работы частным сыщиком покрылось целым набором шрамов, а светло-коричневые волосы находились в привычном для меня беспорядке. Все старые шрамы были на месте, новые шрамы или ушибы не появились. Одежда, в общем, никак не изменилась. Боли я не чувствовал. Все казалось каким-то ненастоящим, и я испытывал смутную неудовлетворенность. Однако следующая моя стычка с Синком будет самой всамделишней. При мне был гиропистолет и горстка патронов к нему в кармане. Особняк Синка охранялся не хуже, чем Форт Нокс. И Синк будет меня ждать. Он понимает, что убегать я не стану. Мы многое знали друг о друге, особенно учитывая, что мы ни разу не встречались. Синк был трезвенником. Однако фанатичным врагом спиртному не доводился. В его особняке-цитадели всегда находилось немало выпивки, только ее держали так, чтобы она не попадалась Синку на глаза. Обычно в его покоях находилась какая-нибудь женщина. Вкус у него был отменный и он часто менял спутниц. Недовольными они никогда не оставались, и ничего особенного тут не было. Скорее всего, он их так одаривал, что бедствовать им больше не приходилось. Я встречался с несколькими из бывших возлюбленных Синка и не возражал, чтобы они говорили о нем, появись у них такое желание. Они
в начало наверх
единодушно сходились на том, что Синк - парень что надо, сорит деньгами, и делает это изобретательно и с удовольствием. В то же время все они отчего-то не хотели бы вернуться к нему. Синк платил щедро и сполна. Он забирал из тюрьмы людей под залог. Никогда никого не предавал. И хотя он был чужим в этом городе, его тоже никто ни разу не предал. Я сталкивался с большими трудностями, пытаясь что-либо выведать о нем. Никто не хотел говорить. Но Доминго он не выручил. Это удивило нас обоих. Раскинем иначе. Доминго кто-то предал. Он ждал выручки, а не бомбы. Так же, как и я. Для Синка было правилом выручать своих ребят, когда они попадали в беду. Доминго был предан либо в нарушение распоряжений Синка, либо Синк по-серьезному хотел моей смерти. Я встречался с людьми какого угодно сорта; мне это нравится. Теперь я знаю о Синке достаточно много, чтобы захотеть узнать больше, гораздо больше. Я хотел с ним встретиться и был чертовски рад, что отделался от марсианина. Что меня все-таки злило, когда дело касалось марсианина? Во всяком случае, не его необычность. Я с какими только людьми не встречался. То, как он менял свой облик, могло вывести кого угодно, но только не меня. Манеры? Он был сплошная учтивость и доброжелательство. Он даже слишком рвался мне помочь. Дело было именно в этом. Контуры схватки обозначены... и тут что-то появляется из космоса. Он был "бог из машины", ангел, спущенный на проволочке, чтобы все уладить, а на самом деле все случайно испортил. Борьба с Синком при помощи марсианина представлялась мне чем-то вроде подбрасывания улик. Это был запрещенный прием. Больше того, это лишало мою затею всякого смысла. Я сердито пожал плечами и взял еще. Бармен начал закрывать заведение. Я быстро допил рюмку и вышел наружу в толпе усталых пьяниц. Нужные инструменты нашлись бы в моей машине, однако теперь под ее капотом наверняка лежит бомба. Я поймал такси и назвал Белладжо, район в нескольких кварталах от резиденции Синка, если в тех местах можно что-то назвать кварталом. Они состоят из сплошных холмов, а улицы могут свести с ума любого. Синк занимал территорию, имевшую вид бугристого треугольника с извилистыми сторонами. К тому же весьма немалую. Чтобы ее привести в порядок, нужно было потратить не меньше, чем на лунную экспедицию. Одним прекрасным днем я ее обошел снаружи и увидел только то, что можно было увидеть через ворота. Забор сплошь был увит густым плющом. Среди листьев скрывались датчики сигнализации. Я подождал, пока отойдет такси, потом зарядил гиропистолет и двинулся в путь. В кармане осталась всего одна реактивная пуля. В этом районе везде было что-нибудь такое, куда можно десять раз нырнуть, когда мимо проезжает машина. Деревья заборы, ворота с массивными каменными колоннами. Как только я видел свет фар, сейчас же отступал в тень, на тот случай, если люди Синка ведут патрулирование. Несколько минут ходьбы - и я увидел увитый плющом забор. Подойти ближе я не решался, боясь быть обнаруженным. Поэтому я вторгся во владения одного из соседей Синка. Место это было весьма своеобразное: прямоугольный пруд с беседкой на одном конце, главное здание, состоящее, казалось, из одних прямых углов, извилистый ручей с перекинутым через него мостиком и повисшие над водой ветви деревьев. Ручей, вероятно, протекал здесь еще до постройки здания, так же, как и некоторые деревья. То был уголок первозданной природы, с которым полностью дисгармонировали прямые углы вокруг. Я, естественно, прильнул к ручью. Пока прошла самая легкая часть моего плана. Самое страшное, что мне угрожало - обвинение в краже со взломом. Я нашел забор. За ним был асфальт, уличные фонари, а дальше барьер из плюща перед владениями Синка. Ножницы для проволоки? Они остались в машине. Я был бы как на ладони, если бы решился перелезть через забор. Поэтому я двинулся вдоль стены, нашел заржавленную калитку и открыл висячий замок. Несколькими секундами позже я пересек улицу и притаился под плющом, не забыв обшарить изгородь в поисках сигнальных датчиков. Еще через десять минут я перелез через забор. Был как на ладони? Да. Передо мной возвышался дом, огромный и весь почти темный. За мгновение перед тем, как я спрыгнул, моя фигура отчетливо выделялась над забором, ярко освещенным светильниками. Я спрыгнул между внутренним и внешним забором и на мгновение задумался, так как не ожидал, что будет еще и внутренний забор. То была прочная кирпичная кладка чуть больше метра высотой, над которой возвышалось почти двухметровое проволочное ограждение. Проволока, по всей вероятности, была под высоким напряжением. Что делать? Может быть, поискать что-нибудь, чем можно закоротить цепь? Но это вызовет в доме тревогу как раз тогда, как я буду перелезать ограждение. И все же вряд ли был другой способ проникнуть во владения Синка. А может быть, вернуться к плющу и попытаться заставить сигнализацию сработать? Может, пройти к воротам и попытаться проникнуть внутрь с абсолютно уверенным видом? Может, я вызываю у Синка такое же любопытство, как он у меня. Все, что мне известно о Синке, относится к настоящему времени. О его прошлом я знаю только то, что оно нигде никак не упоминается. Но если Синк прослышал о моем парящем полете из окна шестого этажа в духе Мэри Поппинс... стоило бы попытаться. По крайней мере, мне удастся прожить столько, чтобы его увидеть. Или... - Привет. Как ваши военные успехи? Я вздохнул. Он плавно опустился рядом со мной, по-прежнему в образке человека, одетый в темный костюм. Я обнаружил свою ошибку, когда он приблизился. Он изменил цвет кожи так, что получились костюм, рубаха и галстук. Издали все это так и выглядело. А вблизи оказалось, что и прикрывать ему нечего. - Я считал, что избавился от вас, - пожаловался я. - Вы стали крупнее? На вид его размеры почти удвоились. - Да. Я проголодался. - Так вы не шутили насчет своего аппетита? - Война! - напомнил он мне. - Вы замышляете вторжение? - Замышлял. Пока не знал об этом заборе. - Так что ж, давайте я... - Нет! Даже думать не смейте о чем-то таком. Просто смотрите! - А на что мне следует смотреть? Вы вот уже несколько минут ничего не делаете. - Я что-нибудь придумаю. - Разумеется! - Но что бы я ни делал, к вашей помощи прибегать не стану - ни сейчас, ни вообще. Если хотите смотреть, будьте моим гостем, сделайте милость. Но не помогайте. Это как чужой телефон подслушивать. У Синка есть известные права, несмотря даже на то, что он мошенник. Ему не грозит жестокая или особенная расправа. ФБР не имеет права прослушивать его телефон. Его нельзя убить без соблюдения необходимой законности. И он не должен беспокоиться о вооруженном нападении марсиан! - Конечно - если он сам не нарушит правила... - На нарушителей правил есть управа, - сердито огрызнулся я. Марсианин ничего не ответил. Он просто стоял рядом со мной, очень высокий, больше двух метров - темная, похожая на человека фигура на фоне тусклого отсвета от дома. - Э! А как вам удалось все это проделать? Просто способности такие? - Нет. У меня набор принадлежностей. Из его гладкой, как у ребенка, груди высунулось что-то блестящее, словно металл. - Вот это, например, гасит инерцию. Другие переносные приспособления уменьшают силу тяжести или перерабатывают воздух в моих легких. - Вы все это держите внутри себя? - Почему же нет? Я способен производить внутри себя захваты любого размера. - Вот как! - Вы упомянули, что существуют правила обращения с нарушителями правил. Вы, безусловно, уже несколько раз вторглись на чужую территорию. Вы покинули место несчастного случая - смерти дона Доминго. Вы... - Ладно. - Значит... - Хорошо. Я попробую еще разок. - Похоже, я напрасно распинался и тратил с ним драгоценное время. Самое главное сейчас было - перелезть через забор. И в некотором смысле марсианин был прав - к правилам это не имело никакого отношения. - Это не имеет никакого отношения к правилам, - сказал я ему. - Во всяком случае, почти. Главное - это власть. Синк прибрал к рукам этот город и захочет сделать то же самое с другими. Он забрал слишком много власти. Вот поэтому кто-то должен его остановить. А вы мне даете слишком большую силу. Человек, у которого слишком большая сила, теряет голову. Когда вы на моей стороне, я сам не могу себе доверять. Я детектив, и если нарушу закон, меня положено за это сажать в тюрьму, если только я не в состоянии объяснить, почему это сделал. Это заставляет меня быть осторожным. Если я зацеплю крючок, который может хлестнуть по мне, то заработаю пару шрамов. Если я застрелю кого-то, кто этого не заслуживает, то угожу за решетку. Все это приводит к тому, что я становлюсь осторожен. Но когда рядом вы... - То вы теряете осторожность, - закончил за меня темный гигант. Он говорил задумчиво, раньше я не слышал от него столь человеческих интонаций. - У вас появляется искушение применить силу большую, чем то необходимо. Я не ожидал такой мудрости от вашей породы. - Вы нас считали полуразумными? - Если хотите, то да. Я полагал, что вы будете благодарны за любую помощь, какую я смогу предоставить, и страстно будете ее жаждать. Теперь я начинаю понимать вашу точку зрения. Мы тоже пытаемся регулировать количество силы и власти, предоставляемой индивидуумам. Что это за шум? Послышался шорох, какая-то возня, едва слышная, но вовсе не скрытная. - Не знаю. - Вы уже решили, каков будет ваш следующий шаг? - Да. Черт меня побери, это же собаки! - Что такое собаки? Вдруг они появились передо мной. В темноте я не мог различить породу, но собаки были очень крупные и не лаяли. Они страшно быстро огибали с двух сторон кирпичную стену. Я поднял гиропистолет, четко представляя себе, что собак вдвое больше, чем у меня патронов. Неожиданно вспыхнули яркие огни прожекторов, высветив все вокруг. Я выстрелил и полоска огня лизнула одного из псов. Он, кувыркаясь, упал и пропал из виду посреди своры. Огни всех прожекторов стали красными, кроваво-красными. Собаки остановились, шум прекратился. Один из псов, ближайший, оторвался от земли и завис в прыжке. - Похоже, я отнял у вас время, - пробормотал марсианин. - Может быть, вернуть его? - Что вы сделали? - Я воспользовался гасителем инерции в проецируемом поле. Он действует так, что время словно бы останавливается для всех, кроме вас. Слева и справа были собаки; нас угрожающе освещали прожектора. На лужайке перед домом я увидел вооруженных людей. - Не знаю, правильно ли вы поступили, - сказал я. - Если вы выключите этот исказитель времени, я тотчас же буду мертв. Но это в последний раз, ладно? - Хорошо. Будем пользоваться только этим гасителем инерции. - Я обойду вокруг дома. И только тогда вы выключите свое устройство. Это даст мне некоторое время, чтобы отыскать какое-нибудь дерево. Мы двинулись вперед. Я осторожно шагал среди собачьих статуй. Марсианин плыл сзади, точно огромный толстый призрак. Проход между внутренним и внешним заборами вел к воротам перед домом. У самых ворот внутренний забор соединялся с внешним и заканчивался. Но еще до того, как мы достигли этой точки, я нашел подходящее дерево. Оно было большим и старым и одна его толстая ветка протянулась над забором и висела у нас над головой. - Ладно, выключайте свою штуковину. Темно-красные огни засверкали вдруг ослепительно белым светом. Я начал карабкаться по плющу. Длинные руки и сильные ладони пришлись большим подспорьем в моем умении лазать по-обезьяньи. Теперь можно было совсем не заботиться о сигнализации. Балансируя на внешнем заборе, я потянулся к ветке. Стоило ей принять на себя мой вес, как она прогнулась на добрый метр и затрещала. Перебирая руками, я двинулся вдоль ветки и, покачнувшись, исчез в листве. Потом ноги мои коснулись внутреннего забора. Найдя удобную развилку, я примостился, чтобы осмотреться. На лужайке перед домом находилось по крайней мере три человека с ружьями. Они двигались, словно кого-то разыскивая, но вряд ли ожидали
в начало наверх
что-нибудь найти. Вся суматоха для них должна была происходить далеко снаружи. Марсианин поднялся в воздух и стал переправляться через забор. Однако он задел верхнюю проволоку. Тотчас щелкнула голубая искра, и он обрушился, точно мешок с мукой. Прямо на забор. Вспыхнуло еще несколько электрических разрядов и в холодном ночном воздухе запахло озоном и горелым мясом. Я спрыгнул с дерева и бросился к нему. Дотрагиваться до тела было нельзя - ток убил бы меня. Так же, как убил его. Вот этого я меньше всего ждал. Пули его не брали, он мог творить чудеса, как хотел. Как же могла его убить простая электрическая искра? Если бы он хоть намекнул на это! Он так удивился, обнаружив, что у нас есть электричество. - Я своими действиями вызвал смерть постороннего. Единственное, в чем я поклялся, это в том, что больше такого не совершу... Теперь он ничуть не походил на человека. Из мертвой массы, бывшей некогда антропологом со звезд, торчали всякие блестящие металлические штуковины. Треск электроразрядов прекратился. Я вытащил одну из металлических штук из массы, сунул ее в карман и побежал. Меня тут же заметили. Я зигзагами обежал ограду вокруг теннисного корта и приблизился к главному входу. По обе стороны от двери были окна в рост человека. Я взлетел по ступенькам, выбил рукояткой пистолета почти целиком стекло в одном из окон и, молнией промчавшись вниз, нырнул в кусты. Когда все происходит так быстро, разуму приходится восполнять пробелы между тем, что видишь и тем, чего не видишь. Все трое с ружьями поспешно ринулись вслед за мной по ступенькам и вбежали в дом через главный вход, крича во всю глотку. Я двинулся вдоль боковой стены дома, стараясь найти окно. Кто-то, должно быть, понял, что я не мог пролезть сквозь битые стекла и, вероятно, крикнул об этом остальным, так как я услыхал, что погоня возобновилась. Я взобрался по стене к небольшому выступу перед темным окном второго этажа. Мне удалось пробраться в окно, не натворив много шума. Впервые за эту безумную ночь я почувствовал, что понимаю свои действия. Это кажется очень странным, потому что я не очень-то представлял себе планировку дома и не имел ни малейшего представления, где нахожусь. Однако по крайней мере, я знал правила игры. Переменный фактор - марсианин, бог из машины - уже не присутствовал на сцене. А правила были таковы: всякий, кто меня увидит, убьет, если сумеет. Никаких посторонних, никаких добрых дядь сегодня ночью больше здесь не предвидится. Так же, как и не будет особых сложностей морального плана. Мне не будут предлагать сверхъестественной помощи в обмен на мою душу или что-нибудь еще. Все, что я должен делать - это попытаться остаться в живых. (А посторонний-то погиб!) Спальня была пуста, две двери вели в ванную и гардеробную. Из-под третий двери пробивался желтый свет. Выбора не оставалось - я поднял гиропистолет и открыл третью дверь. В мою сторону резко повернулось лицо над краем спинки кресла. Я показал ему пистолет и обошел кресло, не сводя с него прицела. Больше в комнате никого не было. Плохо выбритое лицо, достаточно симметричное, если не считать огромного носа, принадлежало человеку средних лет. - Я вас знаю, - сказал он достаточно спокойно, если учесть обстоятельства. - Я тоже, - это был Адлер. Именно из-за него я впутался во всю эту кутерьму, сначала потому, что он сожительствовал с женой Моррисона, а потом потому, что убил беднягу Морра. - Ты тот самый сыщик, которого нанял Моррисон, - Адлер усмехнулся. - И что б тебе не остаться в стороне, тебе же полезней было бы. - Я не мог себе этого позволить. - А лучше б позволил. Кофе хочешь? - Спасибо. Ты понимаешь, что будет, если ты закричишь или что-нибудь в этом роде? - Конечно. Он взял стакан с водой, вылил воду в корзину для бумаг, потом взял серебряный термос и налил кофе себе в чашку и в стакан. Движения у него были неторопливые, но четкие. Он не хотел, чтобы я занервничал. Сам он внешне не проявлял признаков беспокойства. И это само по себе меня убеждало, что он не сделает никакой глупости. А все же... Такое же спокойствие я видел на лице дона Доминго и знал его причину. И Адлер, и Доминго, и все остальные приспешники Синка всецело верили в него. В какую беду бы они не попали, они всегда верили, что Синк их выручит. Я подождал, пока Адлер, как ни в чем ни бывало, сделает несколько глотков кофе, потом сам пригубил из стакана. Кофе был крепкий и в нем чувствовалась хорошая порция отличного коньяка. Первый же глоток мне настолько понравился, что я чуть ли не улыбнулся Адлеру. Адлер улыбнулся в ответ. Глаза его все время были уставлены на меня, словно он боялся отвести от меня взгляд, опасаясь, что я могу взорваться. Я попытался представить, как он мог бы подбросить чего-нибудь в кофе, не выпив этого сам. Не было у него возможности это сделать. - Ты совершил ошибку, - сказал я, отпивая еще кофе. - Будь мое имя Рип Хаммер или Майк Хироу, я бы, возможно, все бросил, как только обнаружил, что ты из окружения Синка. Но когда тебя зовут Брюс Чисборо-младший, ты не можешь позволить себе выйти из игры. - А зря. Тогда, возможно, жил бы спокойно, - сказал он почти рассеянно. Уголки рта его несколько опустились от тщательно скрываемого изумления. Он все еще ждал, что что-то произойдет. - Я тебе вот что скажу. Напиши признание вины, и я отсюда уйду, никого не убив. Разве не славно? - Вполне. А в чем я должен признаться? - В убийстве Моррисона. - А ты уверен, что это сделал я? - Не очень. - Тогда я бы хотел тебе сделать небольшой сюрприз. - Адлер поднялся и медленно прошел к столу, держа руки на весу. - Я тебе напишу это чертово признание. И знаешь, почему? Потому что тебе никогда им не воспользоваться. Синк об этом позаботится. - Если в дверь сейчас кто-нибудь войдет... - Понимаю, понимаю... Он начал писать. Я тем временем принялся осматривать штуковину, которую вытащил из трупа марсианина. Она была сделана из белого блестящего металла, сложной конфигурации. Прежде мне ничего похожего видеть не доводилось. Словно пластмассовые внутренности игрушечного пистолета, наполовину расплавленные, а потом охлажденные, так что все детали смешались и оплыли. Для чего эта штуковина служит, я понятия не имел. В любом случае, не мне ею пользоваться. Я различал прорези, в которых располагались кнопочки или спусковые крючки, но они были слишком малы для моих пальцев. К ним можно было добраться только булавкой или пинцетом. Адлер протянул мне лист бумаги, на котором писал. Признание было коротким и конкретным: мотив, средства, точное время. Большая часть этих подробностей была мне уже известна. - Ты не написал, что случилось с телом! - То же, что и с телом Доминго. - Доминго? - Конечно. Когда полицейские явились на то место, где была твоя квартира, он исчез. Даже следы крови пропали. Чудеса, верно? - Адлер мерзко ухмыльнулся. Когда я на это не отреагировал, он был озадачен. - Каким образом? - наконец поинтересовался я. Адлер недоуменно пожал плечами. - Ты ведь и сам знаешь, верно? Я потому и не написал об этом. Это бы могло впутать сюда Синка. Придется тебе удовольствоваться тем, ради чего ты сюда явился. - Ладно. А теперь я тебя свяжу и отправлюсь восвояси. Адлер был ошеломлен. И не мог этого скрыть. - Сейчас? Сразу? - Конечно! Ты же убил моего клиента, а не Синк. Он ухмыльнулся, не веря мне и все еще считая, будто что-то должно вот-вот произойти. Я воспользовался полотенцем, чтобы связать ему руки, а носовой платок применил в качестве кляпа. В ванной и гардеробе нашлось довольно других вещей, чтобы докончить начатое. Он все никак не мог поверить в происходящее. Я уже собрался уходить, а он еще ждал какого-то события. Я оставил его на кровати в темной спальне. Потом я погасил свет в комнате, где он раньше сидел и подошел к окну. Лужайка перед домом, залитая ярким светом, кишела людьми и собаками. Шкура Адлера была у меня в кармане. Адлера, который убил моего клиента. Стоит ли продолжать гоняться за Синком? Или лучше попытаться убраться отсюда с этим листком бумаги? Конечно же, лучше побыстрее убраться. Я стоял у окна, подняв портьеру. Внизу все было залито светом, но тени кустов и деревьев зияли чернотой. Я различил контуры забора, с этой стороны освещенного. Но можно попытаться пробраться к нему с другой стороны. Или пройти по ближней стороне теннисного корта, потом в несколько прыжков пересечь полосу света до какой-то страшненького вида статуи... Дверь вдруг отворилась и я резко повернулся. Дуло моего пистолета оказалось направлено на мужчину в черных широких брюках и смокинге. Он не спеша прошел в дверь и прикрыл ее за собой. Это был Синк. Лестер Данхавен Синклер был мужчина превосходного сложения, с мускулами атлета. Ни одного лишнего или недостающего килограмма веса. На мой взгляд, ему было года так тридцать четыре. Один раз я уже видел его в толпе, но не настолько близко, чтобы заметить то, что заметил сейчас: его пышные светлые волосы были париком. - Чисборо, не так ли? - с улыбкой произнес он. - Да. - Что вы сделали с моим... заместителем? - он с головы до ног осмотрел меня. - Насколько я могу судить, он еще с нами. - В спальне. Связанный. Я двинулся вдоль стены, чтобы запереть дверь в коридор. Теперь я понимал, почему люди Синка сделали из него что-то вроде феодального владыки. Он отвечал таким требованиям. Он излучал уверенность в себе, абсолютную уверенность. Глядя на него, я почти верил, будто ничто не в силах ему противостоять. - Полагаю, у вас хватило ума не притрагиваться к кофе? Жаль, - произнес Синк, услыхав мой ответ. Он вроде бы высматривал, что за пистолет у меня в руке, однако не проявлял ни малейшего признака страха. Я силился убедить себя, что это только блеф, но не мог. Никто в мире не смог бы так искусно блефовать - какой-нибудь дрогнувший мускул все равно выдал бы обман. Я начинал опасаться Синка. - Жаль, - повторил он. - Каждый вечер весь последний год Адлер ложится спать, выпив кофейник кофе с коньяком. И Хэндел тоже. О чем это он? Кофе никак на меня не подействовал. - Ты проиграл, Синк, - сказал я. - Серьезно? - улыбаясь так, словно одержал победу, Синк принялся издавать булькающие звуки. Оно было жутко знакомым, это бульканье. Я почувствовал, что правила снова меняются, причем слишком быстро, чтобы их придерживаться. Улыбаясь и равномерно побулькивая, Синк сунул руку в брючной карман и вытащил пистолет. Пистолет был небольшой, но оружие есть оружие. Как только это до меня дошло, я выстрелил. Реактивные пули сжигают твердое топливо за первые семь-восемь метров полета и дальше летят уже по инерции. Синк как раз находился на расстоянии метров восьми от меня. Пламя полоснуло его по плечу, но он только снисходительно улыбнулся. Дуло его пистолета уставилось мне в переносицу. Я выстрелил ему в сердце. Никакого действия. Третий выстрел пробил дырку у него между глаз. Я увидел, как дырка тут же стала затягиваться и сразу все понял. Синк мошенничал. Наступила его очередь стрелять. Я зажмурился. Холодная жидкость тонкой струйкой потекла по моему лбу. В глазах начало жечь, на губах появился резкий вкус спирта. - Ты тоже марсианин, - сказал я. - К чему эти оскорбления? - спокойно произнес Синк и выстрелил еще раз. У него в руках был водяной пистолет, детская игрушка, хоть и напоминавшая с виду настоящее оружие. Я отер спирт с лица и посмотрел на него. - Ладно, - сказал Синк, - ладно. - Он поднял руку, стащил с головы волосы и бросил на пол. Потом сделал то же самое с ресницами и бровями. - Так где же он? - спросил Синк. - Он что, соврал мне, сказав, что он антрополог? - Конечно. Он был представителем Закона и выследил меня даже на таком невообразимом расстоянии. - Синк оперся спиной о стену. - Тебе не понять, как мои соотечественники называют мое преступление. И заступаться за него
в начало наверх
тебе нет причин. Он же пользовался тобой, и когда останавливал предназначенную тебе пулю, то делал это только затем, чтобы заставить меня думать, будто ты - это он. Вот почему он тебе помог плавно спуститься из окна квартиры, вот почему устранил тело Доминго. Ты для него был подставной лошадью. Он полагал, что пока я тебя не убью, он сможет за мной спокойно шпионить, и готов был поэтому тобой пожертвовать без малейших угрызений совести. А теперь говори - где он? - Мертв. Он не знал о существовании электрических изгородей. Из коридора раздался зычный голос Хэндела: - Мистер Синклер! У вас там все в порядке? - У меня гость! - отозвался Синк. - С пистолетом. - Что нам делать? - Ничего, - засмеялся Синк. Постепенно он начал терять человеческие очертания, "расслабляясь", поскольку я уже понял, кто он на самом деле. - Никогда бы не поверил, - смеялся Синк. - Выслеживать меня так долго только для того, чтобы погибнуть на электрической изгороди! Смех у него был рваный, как на ленте с перебивающейся записью, что заставляло задуматься, точно ли это хохот и о трудностях, сопряженных с его имитацией из-за его, бесспорно, загадочной системы дыхания. - Ток его, конечно, не мог убить. Он, должно быть, замкнул его генератор воздуха и взорвал батареи. - Кофе с коньяком предназначался ему, - предположил я. - Постойте-ка, он однажды сказал, что его могут убить органические яды. Имелся в виду спирт? - Очевидно. И все, что я сделал - это дал тебе возможность бесплатно выпить! - засмеялся Синк. - Я был очень доверчив, - покачал я головой. - И поверил всему, что про тебя рассказывали твои женщины. - Они ничего не знали, - голос его посерьезнел. - Вот что, Чисборо... Я делал какие-нибудь оскорбительные намеки о вашем сексуальном поведении? - Нет. - Тогда оставьте в покое мое. Да, он вовсе не шутил. Он мог принимать любой вид, какой ему заблагорассудится. Внешность у Синка стала совсем земная. Может быть, он на самом деле смеялся или считал, что смеется. Синк медленно двинулся в моем направлении, держа в руке бесполезный пистолет. - Ты понимаешь, что сейчас будет? - То же, что и с телом Доминго, - высказал я догадку. - То же, что со всеми остальными телами; что сбивало с толку полицию. - Точно! Наш род славится своим чудовищным аппетитом. - Он придвинулся ко мне еще ближе, забыв о водяном пистолете в правой руке. Мускулы его расслабились и сгладились. Он теперь больше напоминал глиняное изображение человека на первой стадии. Зато рот у него становился все больше, а челюсти напоминали теперь две подковы с острыми краями. Я выстрелил еще раз. Что-то гулко ударилось о дверь. Синк этого не услышал. Он расплывался, теряя все формы, которые пытался себе придать во время наступившей вдруг агонии. Из разбитых частей его пистолета струился спирт, прямо на то, что было его рукой, и капал на пол. Рука Синка пузырилась и кипела. Он с криком выскользнул из смокинга. Через мгновение стук в дверь повторился. Затрещали филенки. Я последним усилием воли заставил себя выйти из оцепенения, в котором находился и, схватив серебряный термос, начал лить кофе с коньяком на все, что корчилось на полу. Запузырилась уже вся масса, бывшая некогда Синком. Из нее начали падать на ковер какие-то блестящие металлические штуковины. Дверь угрожающе затрещала и распахнулась. Но в этот момент я уже был у стены, готовый открыть огонь по чему угодно, что окажется на пути. В комнату ворвался Хэндел и остановился, как вкопанный. Он так и остался в дверях, выпучив обезумевшие глаза на корчащуюся, пузырящуюся массу. Ничто, я чувствовал это всем телом, ничто не могло заставить его отвести взгляд от этого зрелища. Вскоре масса перестала шевелиться, и тогда Хэндел глубоко вдохнул, завопил во всю мочь и с криком выскочил из комнаты. Я услышал глухой удар его столкновения с охранником и почти нечленораздельные выкрики: "Не входите туда! Нет! Нет!". Потом раздались громкие всхлипы и топот его заплетающихся ног. Я вошел в спальню и вылез на подоконник. Пространство перед домом было по-прежнему залито светом, но движения заметно не было. Однако сейчас это уже мало меня заботило - ведь все, что мне могло там встретиться, это люди или собаки.

ВВерх