UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Ларри НИВЕН

   НЕЗАДОЛГО ДО КОНЦА




Как-то сражался воин с колдуном.
В те времена такие битвы не были редкостью. Между воинами и колдунами
существовала  такая  же  непримиримая  вражда,  как  и  между  кошками   и
маленькими птичками, или между людьми и крысами. Обычно воин проигрывал. В
общем, человеческая смышленость не намного  продвинулась  вперед.  Однако,
иногда воин побеждал, таким образом человеческий род совершенствовался.  А
для колдуна, который не смог убить хотя бы одного жалкого  воина,  никаких
оправданий быть не могло.
Но происходящая сейчас битва  отличалась  от  других.  Во-первых  меч
воина был волшебным, а во-вторых, колдун обладал тайной.
Будем его называть колдун, потому что это имя давно забыто  и  звучит
странно. Нам известно, кем были его родители. Если он знает ваше  имя,  он
имеет над вами власть, но чтобы распорядиться  ею,  он  должен  произнести
ваше имя.
Колдун узнал эту страшную тайну, когда еще был подростком.
Со временем он стал много путешествовать.  У  него  не  было  выбора.
Просто он был могущественным волшебником и пользовался своей властью.  Ему
были нужны друзья.
Он обладал чарами, которые были  способны  заставить  людей  полюбить
волшебство. Колдун  пытался  делать  это,  но  он  не  любил  постороннего
влияния. И таким образом, он  часто  использовал  свое  могущество,  чтобы
помочь окружающим, и они любили его без всякого принуждения.
Он обнаружил, что когда он творил волшебство по десять-пятнадцать лет
на одном и том же месте, его силы иссякали.  Если  же  он  удалялся,  силы
вновь возвращались к нему. Дважды он переселялся, и дважды  он  оседал  на
новых землях, изучая новые обычаи и приобретая новых друзей.  И  вот,  это
произошло в третий раз и  он  готов  был  снова  переселиться,  но  что-то
заставило его задуматься.
Почему человеческая энергия так сильно истощила его?
С людьми тоже что-то произошло. На всем протяжении  истории  на  этих
землях волшебство преобладало над невежеством грубых варваров,  несущих  в
своих руках мечи и палицы. Это была печальная правда, и  о  ней  никто  не
задумывался, но любопытство колдуна было слишком велико.
Таким образом, он  глубоко  задумался  и  остановился  на  выполнении
некоторых экспериментов.
Его  последний   волшебный   эксперимент   заключался   во   вращении
металлического диска высоко в воздухе. Когда волшебство было закончено, он
вспомнил о тайне, которую не мог забыть.
Потом он начал передвигаться во времени.  Одно  за  другим  сменялись
десятилетия. Время изменило его душу, но не его тело; а его волшебство  не
стало от  этого  менее  эффектным,  а  наоборот,  оно  теперь  заслуживало
большего доверия. Он открыл великую и страшную истину и хранил ее в  тайне
только лишь из сострадания  к  другим.  Его  истина  околдовала  последнюю
цивилизацию, не оставив при этом ничего земного.
Он задумался. Но пятью десятилетиями позже (приблизительно  12  тысяч
лет до нашей эры) случилось, что где-то потребовалась его тайна. Он создал
другой диск (подобно телефонному номеру,  который  уже  почти  набрали  за
исключением одной цифры) и заколдовал его  таким  образом,  что  диск  мог
помочь ему в любой момент.
Меч носил имя Глиренди. Он был вполне  знаменит,  так  как  ему  было
несколько сотен лет.
Что касается воина, то его имя не составляет тайны.  Это  был  Белхап
Сэтлстоун Вилдес эг Мираклот ру Кононсен. Его  непостоянные  друзья  звали
его Хэп. Он, конечно же, был дикарем. Цивилизованный человек  должен  быть
более  чувственным  и  воспитанным,  а  не  размахивать  Глиренди   и   не
закладывать спящих женщин. Итак, о том, как  Хэп  заполучил  свой  меч.  А
может, наоборот.
Колдун знал о существовании меча задолго до того, как впервые  увидел
его. Он работал в пещере позади холма, когда  прозвучала  тревога.  Волосы
встали дыбом, причиняя ему боль.
- Гости, - проговорил он.
- Я ничего не слышу, - ответила Шарла, но  в  ее  голосе  можно  было
уловить некоторое беспокойство. Шарла была деревенской  девушкой,  которая
жила вместе с Колдуном. В день она долго уговаривала  Колдуна  научить  ее
некоторым простым заклинаниям.
- Почувствовала ли ты боль в твоем затылке?  Я  предназначил  тревоге
сделать это. Теперь позволь мне проверить... - Он воспользовался датчиком,
похожим на серебряное кольцо, закрепленное  на  лезвии.  -  Произошло  что
ужасное. Шарла, ты должна уйти отсюда.
- Но... - протестующе  замахала  руками  Шарла  за  столом,  где  они
работали.
- Да. Мы должны найти какой-то выход. Такое заклинание не  опасно.  -
Это было заклинание против любовных чар. Работа была несколько грязной, но
зато она давала надежный и эффективный результат.  Колдун  указал  на  луч
света, который ярко бил сквозь отверстие датчика. - Это опасно. С западной
стороны холма приближается громадной концентрации небесная сила. Ты должна
спуститься по восточному склону.
- Могу ли я тебе помочь? Ведь ты меня немного научил волшебству.
Волшебник улыбнулся, но в его глазах чувствовалась тревога.
- Но против чего ты собираешься бороться? Ведь это Глиренди.  Взгляни
на его размеры, на его цвет, на его очертания. Нет. Ты должна уйти отсюда.
И прямо сейчас, пока свободен восточный склон холма.
- Пойдем со мной.
- Не могу. Глиренди сам идет ко мне в руки. Такую  возможность  может
упустить только идиот. Это моя обязанность. - Они вместе вышли из  пещеры,
добрались до дома, а потом расстались.  Шарла  все  еще  протестуя,  одела
мантию и стала спускаться вниз с холма. Колдун поспешно собрал  снаряжение
и вышел наружу. Незванный гость  был  уже  на  полпути  к  вершине  холма.
Огромная, но,  по-видимому,  человеческая  сила  несла  что-то  длинное  и
блестящее. Колдун все еще находился в четверти часа от спуска.  Он  поднял
перед собой серебряное кольцо и посмотрел сквозь него.
Меч был частью небесной вспышки, ослепляющей  стрелой  белого  света.
Явно,  это  был  Глиренди.  Колдун  имел  представление  о  других  мечах,
обладающих небесной силой, но ни один из них нельзя было переносить, и  ни
один из них так сильно не ослеплял глаза.
Он просил Шарлоту сообщить  обо  всем  в  Братстве.  Но  теперь  было
слишком поздно.
Пучок яркого света не имел резких световых границ.
Отсутствие зеленого  окаймления  означало  отсутствие  защитных  чар.
Меченосец не делал никаких попыток, чтобы оградить себя от  того,  что  он
нес. Безусловно, захватчик не был  волшебником  и  не  обладал  не  единой
мыслью, как добыть помощь волшебства. Может, он все-таки что-нибудь знал о
Глиренди?
Наверняка, ничего такого, что могло бы помочь Колдуну. Тот,  кто  нес
меч, был неуязвим, потому что надежно охранялся волшебным мечом.
- Надо бы проверить это, - сказал себе Колдун. Он  начал  копаться  в
своем  снаряжении,  и  через  некоторое  время  извлек   оттуда   какую-то
деревяшку, своими  очертаниями  напоминающую  небольшой  глиняный  духовой
инструмент - окарину. Он выдул из нее пыль,  поднял  ее  в  своей  руке  и
указал ею вниз под гору. На мгновение он заколебался.
Чары верности просты и надежны, но они дают нежелательные эффекты,  в
частности снижают разум жертвы.
- Самозащита, - подбодрил себя Колдун, и дунул в окарину.
Меченосец продолжал двигаться в том же  направлении.  А  Глиренди  не
перестал светиться, он просто поглотил волшебные чары.
Воин  с  минуты  на  минуту  будет   здесь.   Колдун   решил   наспех
воспользоваться чарами предсказания, В конце концов, он мог узнать,  каков
будет исход сражения. Картина перед ним не изменилась.  Ландшафт  даже  не
дрогнул.
- Ну, хорошо, - сказал Колдун. - Ну, хорошо! -  Он  порылся  в  своих
волшебных инструментах и извлек из них металлический диск. Другой,  быстро
извлеченной им вещью, оказался нож с двойным лезвием, весь  исписанный  на
неизвестном языке и очень острый.
На вершине холма, где находился Колдун стояла весна.  От  его  жилища
вниз по склону текли потоки воды. Воин встал,  опершись  на  свой  меч,  и
посмотрел на противоположную сторону ручья, где стоял  Колдун.  Он  тяжело
дышал после утомительного подъема на гору.
У него было мускулистое тело, испещренное рубцами.  Колдуну  казалось
странным, что такой молодой мужчина уже имеет столько шрамов. Но  ни  одна
из его ран не была нанесена ему машинным механизмом.  Колдун  наблюдал  за
ним, пока он поднимался вверх по холму. Воин  был  в  расцвете  физических
сил.
Его ярко-голубые глаза размером в полдюйма были во вкусе Колдуна.
- Я - Хэп, - крикнул он через ручей. - Где она?
- Вы, конечно же, имеете в виду Шарлу. Но почему она вас интересует?
- Я пришел освободить ее от позорного рабства, старик. Слишком  долго
ты...
- Хи-хи-хи. Шарла - моя жена.
Слишком долго ты использовал ее в своих гнусных  и  распутных  целях.
Слишком...
- Она свободна, гнида!
- Ты ждешь, что я поверю в это? Как может такая красивая женщина  как
Шарла любить такого старого и хилого колдуна?
- Я кажусь тебе хилым?
Колдун не был похож на старика. Он выглядел ровесником Хэпа, то  есть
на вид ему было лет  двадцать,  а  его  телосложение  ничуть  не  уступало
мускулам Хэпа. Он не успел одеться, когда покидал  пещеру.  В  отличие  от
шрамов Хэпа, его спина была разукрашена  татуировкой.  Это  были  красные,
зеленые и золотистые тщательно разработанные причудливые узоры.
- Каждый житель деревни знает о твоем возрасте, - сказал Хэп. -  Тебе
двести лет, если не больше.
- Хэп, - сказал Колдун. -  Белхап  такой-то  ру  Кононсен.  Теперь  я
вспомнил. Шарла рассказывала мне, что в  последнее  время,  в  деревне  вы
пытались докучать ей.
- Ты лжешь, старик. Шарла находится под действием  твоих  чар.  Любой
слышал о волшебной силе чар верности.
- Я не использую их. Мне не нравятся побочные  эффекты.  Кто  захочет
жить в окружении дружелюбных идиотов?  -  Колдун  указал  на  Глиренди.  -
Знаешь ли ты, что он несет?
Хэп зловеще кивнул.
- Тогда ты должен узнать побольше. Может быть еще не слишком  поздно.
Попробуй взять его в левую руку.
- Я пытался сделать это, но не  смог.  Хэп  беспомощно  резал  воздух
своим шестидесятифунтовым мечом. -  Я  вынужден  спать  с  этой  проклятой
вещью, зажатой у меня в руке.
- Да, теперь слишком поздно.
- Он стоит этого, - мрачно сказал Хэп. - Теперь я смогу  убить  тебя.
Слишком долго ты подвергал невинную женщину своим распутным...
- Знаю, знаю. - Колдун вдруг изменил свой голос.  Теперь  он  говорил
быстро и на повышенных  тонах.  Он  говорил  так  почти  минуту,  а  потом
развернулся к Ринальдезу. - Ты ощущаешь какую-нибудь боль?
- Никакой боли, - сказал Хэп, не сдвинувшись  с  места.  Он  стоял  с
мечом в руках в полной боевой готовности с ненавистью глядя на  волшебника
через ручей.
- Не внезапная ли это тяга к походу? Может это попытка  к  раскаянию?
Может у тебя поднялась температура? - Но Хэп теперь зло ухмылялся. - Я  не
думаю.
Вдруг произошла ослепительная вспышка света.
Когда метеорит приблизился к  земле,  он  приобрел  размеры  игрового
мяча. Он должен был упасть прямо  на  голову  Хэпу.  Но  вместо  этого  он
взорвался в воздухе за какую-то миллисекунду. Когда  вспышка  потухла  Хэп
увидел вокруг себя несколько воронок.
Его лицо перекосило от ужаса. Он прошел немного вперед.  Меч  уже  не
казался таким страшным в его ослабевшей руке.
Колдун стоял к нему спиной.
Хэп усмехнулся, подумав,  что  Колдун  трусит.  Затем  он  отошел  на
прежнее место. От спины Колдуна падала длинная тень.
Вход в мрачную пещеру был освещен ярким солнечным  светом.  На  стену
падала четкая человеческая тень. Неожиданно тень  упала  на  землю,  затем
снова поднялась по стене. Очертания человекоподобного существа  в  темноте
были ничем иным  как  предсказанием  апокалипсиса  Вселенной.  Затем  тень
исчезла.
Глиренди начал действовать самостоятельно. Он рассек призрака сначала

 
в начало наверх
вдоль, а потом поперек. Но призрак все равно пытался дотянуться до Хэпа. - Умница, - тяжело дыша проговорил Хэп. - Демон у нас в ловушке. - Это, конечно, умно, но это не работа, - сказал Колдун. - Работа, которую выполняет Глиренди, далеко не умна. Я еще раз тебя спрашиваю, знаешь ли ты, что он несет в себе? - Это самый могучий меч из всех, которые когда-либо были выкованы, - и Хэп поднял грозное оружие высоко над головой. Его правая рука была крепче левой и немного длиннее. В ней Глиренди чувствовал себя удобно. - Этот меч сделает меня равным среди колдунов и волшебников без всякой помощи демонов. Я должен убить ту женщину, которая помогла мне достать его. Когда ты получишь от меня возмездие, Шарла вернется ко мне... - И плюнет тебе в глаза. Ну, теперь-то ты выслушаешь меня? Глиренди - это демон. Если в тебе осталось хоть немного здравого ума, отруби свою руку по локоть. Хэп испуганно посмотрел на него. - Ты считаешь, что в металл закован демон? - Да пойми ты, что это не металл, а скрытый демон, который паразитирует. Ты будешь носить его до самой смерти, если ты не избавишься от него. Один колдун с севера придал ему теперешнюю форму и отдал его одному из своих внебрачных сыновей, кажется Джери. Так вот, Джери завоевал полконтинента прежде, чем он умер от ран на поле брани. Затем, меч был передан Рэйнбоу Витчу, как раз за год до того, как я родился. Так что, никогда не было никакой женщины, которая пыталась истребить людей, особенно мужчин. - Значит, все произошедшее неправильно. - Вероятно, это проделки Глиренди. Попытайся снова освободиться от него. - Год. Целый год... - произнес Хэп. Меч беспокойно зашевелился в его руке. - Должно быть это будет славный год, - сказал Хэп, и двинулся вперед. Колдун быстро поднял с земли медный диск. - Четыре, - сказал он, и диск начал вращаться. Пока Хэп перебирался через ручей, диск от сильной скорости вращения стал едва заметен. Колдун вращал его в воздухе между собой и Хэпом. И Хэп не отважился дотронуться до него, иначе бы его просто срезало диском. Он обошел его вокруг, но Колдун ринулся на другую сторону. На ходу он подхватил с земли что-то еще: сильно исписанный серебряный нож. - Что еще там такое, - пробубнил Хэп. Это не может мне повредить. Никакое колдовство на меня не подействует, пока в моих руках Глиренди. - Это правда, - произнес Колдун. - Диск потеряет свою силу через минуту-другую. Однако, я знаю один секрет, который я никогда никому не говорил. Хэп поднял Глиренди над своей головой и со всей силой ударил им по диску. Неожиданно меч резко затормозил, едва дотронувшись до края диска. - Он защищает тебя, - сказал Колдун. - Если бы Глиренди ударил сейчас по диску, то ответная сила отбросила тебя бы прямо в твою деревню. Слышишь ли ты жужжание? Хэп услышал жалобное повизгивание, которое издавал диск, разрезая воздух. - Это ты остановил его, - сказал он. - Да, это так. Ну что, причинил ли он тебе какую-нибудь боль? - Нет, ведь ты говорил, что знаешь секрет. - Хэп взглянул на меч: его острие было раскалено докрасна. - Я никому не рассказывал об этом долгое время. Целых сто пятьдесят лет. Даже Шарла об этом не знает. - Колдун все еще готов был бежать в том случае, если воин кинется на него. - В те дни я начал овладевать искусством волшебства. Конечно же, я тогда знал намного меньше, чем теперь. Но этого было достаточно для того, чтобы эффективно оперировать над материей. Плывущие по воздуху замки. Драконы с золотой чешуей. Армии, обращенные в камень, или уничтоженные молнией вместо естественной смерти. Знаешь ли ты, что любая материя поглощает очень много энергии? - Я слышал о таких вещах. - Я делал это все время. Для себя, для друзей, для того, кто хотел стать королем, для того, кто хотел любить. Я ощутил, что после того, как я поселяюсь где-то на длительное время, силы оставляют меня. Я вынужден перебираться куда-нибудь в другое место, чтобы восстановить их. От сильного вращения медный диск засветился ярким оранжевым светом. Казалось, что он сейчас рассыплется на мелкие кусочки, или просто расплавится от перегрева. - Потом, есть мертвые районы. Это места, где ни один колдун не отважится появиться. Места, где волшебство не действует. Они заняты пастбищами и сельскохозяйственными посадками, а тебе нужны старинные города и замки, покоробленные временем, причудливой формы кости драконов, напоминающие огромных ящериц. - Я просто удивлен. Хэп отступил от раскаленного диска. Он теперь был раскален добела и был подобен солнечному свету на Земле. От ослепительной вспышки Хэп на какой-то момент потерял Колдуна из виду. - Теперь я создам диск, подобный этому и заставлю его вращаться. Это всего-навсего элементарное кинетическое волшебство, однако диск вращается с постоянным ускорением, а по скорости вращения нет никаких ограничений. Ты знаешь, что такое мана? - Что случилось с твоим голосом? - Мана - это имя, которым называли сверхъестественные силы до того, как появилось слово "волшебство". - Голос Колдуна ослабел и повысился. Хэпа осенило ужасное подозрение. Колдун тихо спустился с холма, оставив вместо себя свой голос! Хэп обежал вокруг диска, закрывая глаза от яркого свечения. Пожилой человек сидел по ту сторону диска. Его разбухшие искалеченные пальцы крутили исписанный нож. - Теперь ты все знаешь. Я тебе все раскрыл. Но слишком поздно. Хэп поднял свой меч, но меч на глазах изменился. Это был массивный красный демон, раздувающийся и вырывающийся из рук. Он вцепился зубами в правую руку Хэпа. Через несколько секунд Хэп попытался резко отдернуть руку, но почувствовал сильную боль в запястье. Демон выпрямился не торопясь, но Хэп к своему удивлению был не способен сдвинуться с места. Он почувствовал, что в его горло вцепились мощные когти. Он ощутил, как сила вытекает из когтистой руки, и к своему удивлению увидел перепуганное лицо демона. И вдруг взорвался диск. Он распался на бессчетное множество металлических частиц, и исчез, вспыхнув, как несколько метеоритов одновременно. Свет был подобен удару молнии, а звук был подобен грому. В воздухе почувствовался запах испаряющейся меди. Демон стал блекнуть, подобно тому, как хамелеон блекнет перед своим происхождением. Он медленно повалился на землю, и через некоторое время исчез. Когда Хэп внимательно посмотрел на это место, он увидел там одну грязь. Позади Хэпа образовалась огромная воронка. Ручей исчез. Его каменистое дно иссушило солнце. Пещера Колдуна была разрушена. Вся мебель из его жилища обрушилась вниз в огромную яму, однако сам дом устоял. Хэп, придерживая свою изуродованную руку, спросил: - Но что все-таки случилось? - Мана, - пробормотал Колдун. Он сплюнул сквозь потемневшие зубы. - Мана. То, что я открыл. Она представляет собой некую силу, которая могущественнее волшебства. Ее естественные возможности напоминают плодовитость души. Но стоит воспользоваться ей, и она исчезает. - Но... - Понимаешь ли ты, почему я хранил этот секрет? В один прекрасный день вся небесная мана будет израсходована. А если больше не будет маны, то не будет и волшебства. Знаешь ли ты, что Атлантида тектонически неустойчива? А следовательно, самые могущественные волшебники хотят возобновить к действию чары другого характера, направленные к предохранению континента от затопления мировым океаном. Ты представляешь, что произойдет, если волшебные чары станут бессильны? Они не смогут даже на время спасти материк. Ни один ребенок не должен знать этого. - Но... тот самый диск. Колдун усмехнулся и провел руками по своей седой голове. Опутавшие пальцы волосы легко отделились от черепа. Колдун совсем облысел. - Старость подобна выпитому стакану воды. Диск? Я же говорил тебе. Кинетическое волшебство не имеет границ. Диск будет вращаться до тех пор, пока вся мана не будет израсходована. Хэп сделал шаг вперед. Нервное потрясение истощило его силы. Его ноги подкашивались, физическая сила остановила его мускулы. - Ты пытался убить меня. Колдун кивнул. - Я не предполагал, что диск взорвется. Я думал, что он убьет тебя, когда ты попытаешься обойти вокруг него. Но Глиренди принудил тебя подавить его. Что ты скажешь об этом? Это стоило тебе руки, но зато теперь ты свободен от Глиренди. Хэп шагнул вперед. Его рука горела от боли, и это ощущение боли придало ему силы. - Старик, - сказал он грубо. - Тебе же двести лет. Я смогу сломать тебе шею и той рукой, которую ты мне оставил. И я сделаю это. Колдун схватил исписанный нож. - Он не подействует. Волшебства больше нет. - Хэп со всей силы ударил Колдуна по руке и схватил его за костлявое горло. - Рука Колдуна беспомощно повисла, но потом неожиданно поднялась. Хэп с широко открытыми глазами осел назад. - Нож действует всегда, - победоносно сказал Колдун. - О-о, - простонал Хэп. - Этот металлический предмет я ковал сам обыкновенными кузнечными инструментами. Поэтому сила ножа не иссякла вместе с исчезновением волшебства. Надписи на ноже не были волшебными. Они только говорили о том... - О-о, - бессильно произнес Хэп и замертво повалился на землю. Колдун повернул его на спину, выдернул нож и вчитался в метки, написанные на языке, понятном только членам Братства: "И ЭТО ТОЖЕ КОГДА-НИБУДЬ ИСЧЕЗНЕТ". Это была старинная банальность. Он тяжело опустил руки, прилег на землю и стал смотреть на небо. Обычно голубое, сейчас оно было затянуто облаками. - Я же сказал тебе, чтобы ты ушла отсюда, - тихо сказал он. - Тебе лучше знать. Но что случилось с тобой? - Чар молодости больше нет. Я знал, что должен был сделать это, раз чары предвестия указали пустоту. - Он перевел прерывистое дыхание. - Но дело стоило этого. Я убил Глиренди. - Играть в героя, в твоем возрасте! Что я могу сделать для тебя? Как помочь тебе? - Помоги мне спуститься с холма, прежде, чем мое сердце остановится. Я никогда не говорил тебе о своем настоящем возрасте... - Я знаю. Вся деревня знает. - Она бросилась ему на омертвевшую шею. Он чувствовал, что смерть близка. Она обняла его за талию и помогла ему подняться. - Ты слишком слаб! Вставай, любовь моя. Мы должны идти. - Иди медленнее. Я чувствую, что мое сердце хочет выскочить. - Как далеко нам предстоит идти? - Я думаю, что достаточно будет спуститься с холма. Затем чары подействуют снова, и мы сможем продолжить свой путь. - Он запнулся. - Я начинаю слепнуть. - Здесь ровный пологий спуск. - Поэтому я и выбрал это место. Я знал, что однажды мне придется использовать волшебный диск. Ты не можешь выбросить из головы знания, которые приобрел. Всегда приходит время воспользоваться ими, потому что ты обязан сделать это. - Так измени свою внешность и свою улыбку. На его шее забился пульс, подобно первым взмахам крыльев птенца. - Может, ты не захочешь меня видеть после того, как я изменю свою внешность. - Ты можешь изменить свою спину? - Конечно. Я могу изменить все, что ты пожелаешь. Какого цвета глаза тебе нравятся? - Я бы предпочла сделать это сама, - ответила она. Вдруг ее голос замолк. Колдун почти оглох. - Я научу тебя собственным заклинаниям, когда ты поправишься. Они очень опасны. Она помолчала некоторое время. А потом спросила: - А какого цвета были глаза у него? Ну ты заешь, о ком я говорю. О Белхапе Сэтлстоуне. - Забудь про это, - сказал Колдун с чувством оскорбленного самолюбия. И неожиданно к нему вернулось зрение.
в начало наверх
Но ненадолго, как подумал Колдун, просто они прошли сквозь внезапно возникающий луч света. Когда волшебство исчезнет, все окружающее погрузится во мрак, но цивилизация сохранится. Волшебства больше нет, поскольку больше нет его источника. Теперь весь мир будет невежественным и бездуховным до тех пор, пока человечество не найдет новый путь к покорению природы, и пока проклятые воины не будут наконец побеждены.

ВВерх