UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Андрэ НОРТОН

 МИР ЧАРОДЕЕВ




 1

Распухшие ноги причиняли Крэйку невыносимую боль. Каждый  вздох  рвал
на части его измученные  легкие.  Он  вцепился  в  выступ  отвесной  стены
каньона и, обдирая кожу, тяжело  привалился  к  нему.  Этот  выветрившийся
желто-красный  камень  был  не  менее   тверд,   чем   смертоносная   воля
преследователей Крэйка а острая боль в икрах была для него не сильнее боли
от осознания цели тех, позади.
Конечно, ему и раньше приходилось убегать, до того,  как  он  покинул
Э-лагерь. Но до прошлой ночи - нет, это  произошло  уже  две  ночи  назад,
когда он выдал себя на этой чертовой газовой станции - он не знал, что это
- когда за тобой  охотятся  по-настоящему.  Это  желание,  эта  страсть  к
убийству тех, кто шел по его  следу,  своей  интенсивностью  забивали  все
ощущения эспера, и Крэйк откровенно паниковал.  Он,  рожденный  в  городе,
сейчас был загнан в эту дикую местность!
Вода! - при мысли о ней  Крэйка  перекосило.  Телепаты-эсперы  должны
подчинять свое тело разуму - так учили его в  лагере.  Но  теперь  настало
время, когда плоть берет верх над волей.
Он  дернулся,  на  его  обнаженной  груди   выступил   пот.   У   его
преследователей была "собака" - эспер с промытыми мозгами.  Он  укажет  им
любое укрытие, какое  только  Крэйк  сумеет  найти.  Остатки  свободолюбия
подняли Крэйка. И он, шатаясь, двинулся дальше по руслу  давно  пересохшей
реки.
Когда-то эсперов называли "природными талантами", позже от  восторгов
перешли к настороженной терпимости. Сейчас же их использовали как рабов. И
недалек тот день, когда "нормальные" потребуют их полного уничтожения.
Конечно, эсперы знали об этом  и  пытались  избежать  такого  исхода.
Сначала они подавали прошения о включении их в состав  команд  космических
кораблей или колонистов на Луне и Марсе.  Затем,  когда  они  поняли,  что
этого им никогда  не  позволят,  стали  скрываться  в  "Слепых  пятнах"  -
результатах атомных войн, когда-то породивших эсперов как группу.
Крэйк был выпускником  восточного  Э-лагеря.  Его  снабдили  хорошими
документами и направили изучать  территорию  в  районе  некогда  красивого
города Рено. Но Крэйк сам разрушил свое прикрытие - ради спасения девушки,
которая, как он понял позже, была лишь приманкой в ловушке на эсперов.  Он
сумел бежать, украв чей-то спидер и гнал его до тех пор, пока в  баках  не
оставалось ни капли горючего. Потом он бежал, слепо бежал вперед.
Контакт с "собакой" стал очень отчетлив. Они должны быть  уже  видны.
Но нет, он не дастся им в руки, им не удается сделать из него  "собаку"  и
вытянуть секреты его народа. У него был только один путь избежать этого  и
ему следовало бы понять это с самого начала.
Крэйк почувствовал, что его решение потрясло "собаку", и обнажил зубы
в усмешке. Сейчас толпа преследователей должна  побежать  быстрее.  Но  их
жертва уже  выбрала  для  себя  участок  стены  каньона,  где  она  сможет
освободить свое измученное тело от горестей этого мира.
Теперь Крэйк двигался неторопливо - потеряв  надежду,  он  больше  не
видел причин для спешки. Он успеет выполнить задуманное, до  того  как  на
него наведут газовые ружья.


Наконец он добрался до верха. Внизу, в пятидесяти футах под ним,  был
только песок и гравий. Несколько минут он отдыхал, уронив голову на  руки.
Пустынная местность в свете полуденного солнца отливала фиолетовым.  Крэйк
глубоко вздохнул. Он чувствовал, как снова контролирует свое  тело.  Вдруг
он вздрогнул - до него донеслись крики преследователей.
Крэйк наклонился над пропастью, как бы приготовившись нырнуть в реку,
протекавшую здесь когда-то и прыгнул вниз головой.


Вода, вода! Он окунул в нее голову и  пил,  пил,  до  тех  пор,  пока
инстинкт не взял верх. Крэйк вынырнул, чтобы глотнуть воздуха.  И  тут  он
вспомнил - погоня, каньон, прыжок  вниз  головой.  Он  рывком  поднялся  и
огляделся.
Крэйк находился на мысу, вокруг которого река делала изгиб. Там,  где
раньше вздымались скалы, лежали невысокие холмы, покрытые зеленью. От жара
пустыни не осталось и следа, от реки веяло приятной прохладой.
Крэйк снова улегся на песок, подставив солнцу избитое тело.
Что же все-таки произошло? Когда Крэйк попытался  найти  какое-нибудь
разумное объяснение, у него заболела голова, как от контакта с  "собакой".
"Собака!"
Крэйк вздрогнул от мысли о том, что его преследователи где-то  рядом.
Он послал мысль - сначала осторожно, затем все более и  более  настойчиво.
Жизни вокруг было предостаточно. Животные, птицы, речные обитатели  просто
кишели в округе, но людей он не  чувствовал.  Это  была  дикая  местность,
совершенно безлюдная, по крайней мере в радиусе действия поисковой мысли.
Крэйк расслабился. Что-то произошло. Но он был слишком измучен, чтобы
доискиваться причины этому. Достаточно было  и  того,  что  он  спасся  от
смерти, что он был здесь, а не там.
Крэйк поднялся на ноги. Время, по всем признакам, близилось к полудню
и он страшно хотел есть.  В  зарослях  он  съел  несколько  горстей  ягод,
которые клевали птицы. Затем вернулся к реке и поймал рыбу. У него не было
огня, но он не стал привередничать и вскоре от рыбы осталась  лишь  жалкая
кучка костей.
Когда на землю опустились сумерки, Крэйк заметил красные  отблески  к
юго-востоку от того места, где он стоял. Костры! Четыре костра, образующие
квадрат. Крэйк осторожно послал мысль. Да, это были люди! И  это  были  не
его преследователи.
Костры привлекали его. Там, под защитой  огня,  находились  люди.  Но
только, как эспер, он не мог быть вместе с ними,  не  должен  подвергаться
такому риску.
Крэйк поднялся на холм, нашел самую большую впадину в  его  склоне  -
пожалуй ей можно было бы даже назвать пещерой - и  улегся  на  песок.  Его
глаза закрылись и он погрузился в сон, давая отдых своему мозгу и телу.
Когда Крэйк проснулся, небо было серым. Он поднялся с желанием узнать
побольше о людях, лагерь которых видел вчера.
Крэйк выбрался из пещеры и, прячась  в  зарослях,  стал  разглядывать
лагерь. Судя по всему, эти люди были не охотниками, а  скорее  торговцами.
Крэйк выбрал одного человека и стал читать его мозг.  Он  узнал,  что  эти
люди пользуются  вьючными  животными  и  не  знают  машин.  Он  попробовал
проникнуть глубже, и вдруг отпрянул - он находился в другом мире!
Эти торговцы проделали большой путь по безлюдной  местности  -  а  на
Земле уже не осталось незаселенных мест. Даже та пустыня, по которой вчера
бежал Крэйк, была перенаселена. Это перенаселение возникло из-за того, что
слишком большая площадь была отравлена войной.
Из мозга  этого  чужака  Крэйк  получил  представление  о  бескрайней
территории с редкими островками возделываемой земли.
Торговцы стали свертывать лагерь  и  Крэйк  заторопился  -  он  хотел
последовать за караваном.
Внезапно он почувствовал опасность.  Крэйк  получил  яркую  мысленную
картинку шипящей ящерицы, которую он  не  смог  идентифицировать.  Но  эта
опасность имела четыре костистые лапы и  Крэйк  почувствовал  страх  людей
перед ней, причем его  поразила  сила  мысленного  посыла.  Сейчас  зверь,
похожий на ящерицу,  был  уже  мертв,  но  животные,  испугавшись  ночного
нападения, разбежались, и  теперь  потребуются  часы,  чтобы  собрать  их.
Раздражение  старшего  торговца  -  остальные  называли  его  "мастер"   -
ощущалось настолько сильно, как если бы Крэйк стоял рядом с ним.
Эспер вдруг улыбнулся. По воле судьбы, ему представилась  возможность
попутешествовать в этом мире. Он разорвал контакт с торговцем, и  раскинул
вокруг себя мысленную паутину. Сначала  он  нащупал  одно  обезумевшее  от
страха животное, затем другое, третье. Все больше  животных  попадали  под
его контроль. Контролируемые животные - нечто среднее между пони и лошадью
- собрались за его спиной и  в  таком  сопровождении  эспер  направился  к
каравану.


Крэйк встретил  первого  человека  из  лагеря  через  четверть  мили,
внутренне улыбаясь изумлению этого парня. Он был невысок ростом, с  темной
кожей,   черными   волосами   и   бородой.   Одет   он   был   в   кожаную
куртку-безрукавку. На поясе висел меч с  крестообразной  рукояткой  и  нож
почти такой же длины.
- Тысяча благодарностей, Человек  Силы,  -  сказал  он  на  щелкающем
языке, но Крэйк, будучи эспером, прекрасно все понял.
Внезапно чужак нахмурился, как-будто только узнал о том, что Крэйк  -
эспер, и его недоумение перешло во враждебность.
- Изгой! Прочь отсюда,  рогатый!  -  пятясь,  закричал  торговец.  Он
сделал странный жест двумя пальцами. - Твои чары нас не затронут...
- Не будь так скор в своих суждениях, Альфрик.
Новоприбывший был главой торговцев. Как  и  его  помощник,  он  носил
ремень, но пряжка ремня и рукоятка ножа и меча были украшены  драгоценными
камнями. Кокарда на желтой меховой шапке сверкала золотом.
- Он не из местных изгоев, - сказал  мастер,  бегло  окинув  взглядом
Крэйка, как лошадь на базаре. - Если бы он был одним из них, то зачем  ему
было помогать нам?
- Я не тот, за кого вы меня  принимаете,  -  медленно  сказал  Крэйк,
подлаживаясь под речь торговцев.
Глава торговцев кивнул:
- Ты говоришь правду, об этом свидетельствует солнечный камень, -  он
потрогал кокарду. Он обернулся к тому, кого  назвал  Альфриком.  -  Он  не
причинит нам вреда. И, может быть, даже  поможет,  не  так  ли,  чужак  из
пустыни?
Крэйк излучал доброжелательство так сильно, как только мог.
- Но он пользуется Силой! - возразил Альфрик.
- Он обладает Силой, - поправил его мастер. - Но он  сдерживается,  и
мы - все еще мы. Нет, он не изгнанник Черных Капюшонов. Идем!
Он сделал Крэйку знак и эспер пошел  за  торговцами.  Табун  животных
двигался позади, пока они не пришли в лагерь.
Мастер наполнил  чашу  из  чана,  стоящего  на  треноге  среди  углей
потухшего костра и протянул ее Крэйку. После того, как Крэйк  управился  с
ее содержимым, мастер представился:
- Я - Калуф из Детей Нои, дальний торговец и старшина этого каравана.
Если ты хочешь, Человек Силы, ты можешь путешествовать с нами.
Конечно, все это могло быть просто сном, но Крэйку  хотелось  узнать,
чем же он все-таки кончится. Поэтому Крэйк кивнул, принимая приглашение.
День с караваном даст ему возможность узнать побольше об этом мире и,
быть может, даст ему хотя бы намек на то, что с ним произошло,  и  где  он
находится сейчас.



 2

Сначала Крэйк намеревался провести с торговцами один  день,  но  день
превратился  в  два,  а  затем  в  три.  Таланты  эспера  были  восприняты
торговцами как нечто, само собой разумеющееся. Постепенно у  Крэйка  стала
складываться картина этого мира.
Он получил представление о большом континенте,  изрезанном  границами
различных владений. Все владельцы маленьких  территорий  низшим  сословием
именовались лордами.
Калуф и его люди относились к своим покупателям с легким  презрением,
считая их варварами. Их собственная страна лежала юго-восточнее, на берегу
моря. Города были разбросаны по всему побережью и вели морскую торговлю  -
оставляли самое лучшее себе, а  остальное  продавали  варварам  в  глубине
континента. Крэйк, делая большие  успехи  в  их  щелкающей  речи,  задавал
множество вопросов, на которые мастер давал исчерпывающие ответы.
- Жители удаленных от моря стран не могут отличить салудианский  шелк
от продукции ткацких станков нашего  родного  удела  Кормон.  -  Он  пожал
плечами. - Почему мы должны предлагать салудианский шелк, если столько  же
можно получить за  кормонианскую  продукцию,  причем  покупатели  остаются
столь  же  довольны?  Конечно,  если  эти  лорды  когда-нибудь  перестанут
ссориться, они могут сами придти в Ларуд и в другие города  Детей  Нои,  и
тогда мы не сможем извлекать столько прибыли из кормонианского шелка.
- А эти лорды не пытались нападать на ваши караваны?
Калуф рассмеялся:

 
в начало наверх
- Они пытались - раз или два. Естественно, они видели выгоду от захвата наших товаров. Но мы заплатили за торговлю Черным Капюшонам и не беспокоимся. Что с тобой, Ка-рак? Разве лорды в твоей стране осмеливаются выступать против Людей в Черном? Крэйк кивнул и понял, что правильно сделал. Это рассеяло последние сомнения Калуфа. - Теперь я понимаю, почему Человек Силы оказался в этой безлюдной местности. Но теперь тебе нечего опасаться, Ка-рак, - здесь у власти - твои братья. "Колония эсперов! Неужели после стольких лет мечтаний он окажется в ней?" - эта мысль вихрем пронеслась в голове Крэйка. Видимо, это отразилось на его лице, так как Калуф добавил: - Через час мы будем у стен Сампура. Их внешний пост уже заметил нас и поднял торговый флаг. Взгляни! Крэйк повернул голову в указанном направлении. Сампур, по словам мастера, был вполне респектабельным городом. Владел им лорд Лудикар, давний знакомый Калуфа и, к взаимной выгоде, партнер во многих его сделках. Поэтому мастер предвидел выгодную остановку, но подскакавший к ним всадник был полон неожиданных новостей. Внешне он резко отличался от торговцев - он был выше и с длинными руками, а его волосы были рыжеватого оттенка. Одет он был в кожаную куртку, обшитую металлическими кольцами, превращающими ее в некое подобие кольчуги. Он был вооружен мечом и ножом, как и торговцы, но вдобавок держал еще и копье, а к седлу был прицеплен щит. С кончика копья свисало знамя с голубой полосой. - Ты прибыл в хорошее время, Мастер. Люди В Черном устраивают зрелище, и все приезжие должны присутствовать при этом. Это хороший день для твоей торговли. Но торопись: лорд Лудикар уже выехал, и скоро там будут заняты все места, с которых можно хоть что-нибудь увидеть. Крэйк вздрогнул. Наказание? Экзекуция? Он хотел, он должен был задать вопрос. Ведь та картина, которая мелькнула в мозге Калуфа при слове "зрелище", не могла быть правдой! Но его остановил внутренний голос, призывающий к осторожности. Хотя Калуф снабдил его меховой шапкой, одеждой и обувью, так что теперь он выглядел заправским торговцем, но рано или поздно его чужое происхождение раскроется, и лучше, если это случится как можно позже. Подготовка к церемонии проходила на площади, недалеко от городских ворот. Лучшее место занимал человек в голубой мантии, окруженный кольцом воинов - несомненно, это был лорд Лудикар. На почтительном расстоянии от него толпились горожане. Но они были всего лишь публикой - действующие лица представления стояли отдельно. Крэйк вздрогнул. Эмоцией, которая забивала все остальные, был страх, напоминающий его собственный, когда он бежал от погони. Он сосредоточился и послал мысль. Эманация страха исходила от двух фигур, окруженных охраной. И еще он почувствовал трое мужчин в черных плащах, с капюшонами, которые прогуливались позади пленников - эсперы. Крэйк использовал свои способности крайне осторожно, постепенно сосредотачивая внимание на людях в черном. Толпа открыла проход в своих рядах и сама потянулась к заросшей вереском лужайке на опушке леса. Страх - один из пленников просто изливал фонтан малодушного страха. Другой же пленник, тоже не имевший надежды на спасение, был еще не сломлен и горел желанием отомстить своим мучителям. И что-то в Крэйке отозвалось этому желанию. Какие-то люди, одетые в черное, но без капюшонов, окружили пленников. Когда они расступились, Крэйк увидел, что они надели пленникам рога. Из пленника, что был меньше ростом исходил стыд, преобладающий даже над страхом. И теперь, когда пленников никто не заслонял, невозможно было ошибиться - это была девушка, причем весьма юная. Ее волосы, черные и длинные, рассыпались по плечам, подчеркивая ее наготу. Крэйк сделал глубокий вдох, как перед прыжком в каньон. Он метнулся к кусту и припал к земле. Черные Капюшоны быстро рисовали в пыли дороги какие-то знаки и линии, пока не создали вокруг пленников замысловатую путаницу линий. Затем они начали петь. Монотонную песнь подхватила толпа горожан. Страх пленника-мужчины стал почти заметен, в то время как возмущение и гнев девушки росли вместе с продолжительностью песни, и Крэйк мог чувствовать ее боевой настрой направленный против собравшихся здесь людей. Эспер, задыхаясь, лежал под кустом. Он не мог спокойно воспринимать то, что сообщали ему глаза! Человек опустился на все четыре конечности, его окутала легкая дымка, превращающаяся в красно-коричневую шкуру. Его голова вытянулась, рога стали расти. Там, где только что был человек, теперь стоял рогатый олень-самец. А девушка? Ее превращение шло более медленно. Оно началось и прекратилось, а затем пошло в обратном направлении. Сила Черных Капюшонов ломала ее, заставляя ее тело принять ту форму, которую они хотели. Она боролась, но в конце концов белая самка прыгнула в чащу, куда на секунду раньше ее прыгнул самец. Они пронеслись мимо куста, под которым лежал Крэйк, и он смог взглянуть сквозь иллюзию. Мимо него пробежали не олень с оленухой, а мужчина и женщина, бежавшие ради спасения своих жизней, хотя они и знали, что это побег безнадежен. Крэйк, не особенно ясно представляя, зачем он делает это, последовал за ними. Он был уверен, что сможет найти их. Он достиг темных теней под деревьями, когда услышал какие-то звуки, доносящиеся со стороны города. Он непроизвольно прибавил шаг, прежде чем понял, что все это направлено не против него, а против тех, по чьему следу он шел. Звук охотничьего рога! Выходит, что и в этом мире есть жертвы и охотники. При мысли об этом ему еще больше захотелось помочь этим людям. Но недостаточно было слепо бежать по следу оленей, ему было необходимо оружие - ведь все его хитрости не помогли ему, когда он сам спасался от погони в своем собственном мире. Но там он был поставлен против хитростей преследователей, с самого начала он был жертвой. Здесь же он пока выступал в качестве темной лошадки. Сила эсперов - Крэйк облизнул пересохшие губы. Они так хорошо создали иллюзию, что он сам почти поддался ей. Могла ли другая иллюзия разрушить то, что сделала эта? Снова зловещий звук рога достиг ушей Крэйка, и его пульс участился. Страх беглецов начал понемногу передаваться и ему. Когда Крэйк очутился среди деревьев, он сосредоточился на своей собственной иллюзии. Он преследовал не белую самку оленя, скачущую на четырех ногах, а девушку, которую он успел рассмотреть до того, как она стала превращаться. И в момент, когда он создавал эту иллюзию, он коснулся мозга девушки. Ощущение было таким, как-будто он окунулся в морские волны, холодные и очень чистые. И, как волна, контакт на секунду отхлынул, а затем появился вновь. - Кто ты? - Один из тех, кто следует за тобой, - ответил Крэйк. - Ты не просто следуешь, ты помогаешь мне! - всплеск радости был настолько могуч, что Крэйк даже пошатнулся на бегу. Затем связь между ними прервалась. Крэйк неистово бросился искать утерянный контакт, но теперь между ним и девушкой была глухая стена. Что же ему делать? - эта мысль билась в голове Крэйка. Решение было принято за него. Он вдруг почувствовал страх - страх животных и птиц. Огонь! Крэйк представил, как он перекидывается с одного дерева на другое, как пожар перемещается по лесу. Крэйк побежал на запад, прочь от угрозы. Его обогнал олень - не иллюзия, а настоящее животное. Маленькие зверьки мелькали в траве. Из зарослей вынеслась лисица, кончик ее хвоста был опален. Все больше и больше животных догоняли Крэйка. Ими двигал инстинкт и они бежали к воде. Волки, лисицы, медведи, олени и все остальные кинулись в спасительную воду. Дыма стало больше, и все больше животных прыгало в воду, но среди них не было той белой самки оленя. Он снова попробовал послать мысль, но ничего не добился. Языки пламени слизнули молодые деревья, росшие возле воды. Тлеющий уголек упал на шею Крэйка и тот вскрикнул. Он прыгнул в реку и поплыл вниз по течению. 3 Дым рассеялся, и тогда Крэйк решил выбраться из воды. Он находился вдали от линии распространения огня, но еще далеко не в безопасности. Течение в этой части реки было довольно сильным и Крэйку пришлось немного потрудиться, прежде чем он победил его. Далее река уходила под каменную арку. По бокам от арки стояли две приземистые башни. Обе были полуразрушены и даже поросли травой. Крэйк забрался на крутой берег, хватаясь за кусты и виноградные лозы, свешивающиеся сверху. Еще одно доказательство того, что замок покинут - слуги не дали бы кустам так сильно разрастись. Он оказался на террасе у основания башни, на которой в беспорядке валялись пучки травы, издающие сладковатый запах гниения. С другой стороны терраса обрывалась в овраг, заваленный небольшими корзинами и чашами, часть из них давно сгнила, другие были еще новыми - но все они были заполнены разлагающейся пищей. "Странно, - подумал Крэйк, - неужели те, кто принесли все это, не знали, что жилище покинуто?" Пожав плечами, он вернулся к зданию. Камни были грубо обработаны, но огромные блоки, из которых был сложен фундамент, были так плотно пригнаны друг к другу, что Крэйк не смог бы просунуть между ними и лезвие складного ножа. Не было даже намеков на какой-либо орнамент, и вообще, кладка производила впечатление работы каких-то грубых, мрачных сил. Дверь была сделана из дерева и вся источена червями. Крэйк протянул руку и толкнул ее. Он тотчас же убедился, что, хотя хозяева покинули это жилище, они оставили надежную охрану - удар, который он ощутил, был почти физическим. По нему била волна непреодолимого ужаса и тьмы. Крэйк, шатаясь, отступил с порога на мощный дворик и все исчезло. Но Крэйк не отчаивался. Он был эспером - и, значит, мог создать защиту против эмоций. Вооружившись терпением, он добыл огонь, в очередной раз поблагодарив своих учителей из Э-лагеря. С факелом в руке он шагнул к двери. Свет против тьмы. Что бы там ни таилось, оно питается тьмой и ночными страхами - следовательно, бороться с ним нужно светом. Круглая комната была пуста, если не считать обломков дерева от источенных временем полок, великое множество которых висело на стенах. Крэйк не стал заходить в нее, а остановился на пороге, подняв факел. Те, кто построил это здание, несомненно обладали талантами эсперов, но использовали их для извращенных целей. Крэйк ощущал отчаяние, страх и ужас, таящиеся здесь. Крэйк осторожно попробовал бороться. Взмахнув факелом, он одновременно нанес мысленный удар по холоду и тьме. Те, кто оставили здесь охрану, не предполагали, что ей придется бороться с эспером. Вскоре Крэйк почувствовал, как давление тьмы ослабевает. Крэйк глубоко вздохнул. В комнате пахло сыростью, через окна доносился слабый запах гниения, но теперь это была лишь пустая оболочка, не содержащая ни ужаса, ни тьмы. Усилие истощило Крэйка, по его лицу градом катился пот. Сейчас он недоумевал, зачем ему понадобилось очищать полуразрушенное строение. Хотя, оставшись здесь, он имел бы некоторое преимущество - мог контролировать движение по реке. Однако сейчас он больше нуждался в пище, нежели чем в чем-то другом. Он вернулся на скалу жертвоприношений, осторожно ступая среди полуразложившейся пищи. Ближе к краю он нашел глиняную чашу с зерном и корзинку перезревших плодов, и жадно съел их. Крэйк соорудил себе постель из веток и разжег костер. Сидя на корточках перед ним, он послал мысль в поиск. Большая кошка пила у реки. Крэйк вздрогнул и отвел мысль от этого алчущего крови мозга. Ночная птица вылетела на охоту. Лес вокруг жил обычной ночной жизнью и не было ни малейшего следа человеческого присутствия. Несмотря на усталость, Крэйк никак не мог уснуть. Возможно сказывалось нервное перенапряжение борьбы, не до конца оставившее его. Время от времени Крэйк подбрасывал ветки в костер и думал о происшедшем за день. Ближе к утру он задремал, даже сквозь сон слыша крики ночных животных и вой ветра в пустотах башни. Внезапно он снова почувствовал то слепое пятно, которое скрыло от него девушку. Он вскочил на ноги. За окном шел дождь, и над рекой висел туман. Крэйк побежал по направлению к этому слепому пятну. Мощеный дворик вокруг башни перешел в старую дорогу. Скоро Крэйк почувствовал запах дыма. Он добрался до подножия плато и стал взбираться вверх. Дождь прекратился, но на серо-стальном небе не было ни намека на солнце. Вдруг сильный удар обрушился на его правое плечо и он чуть не сорвался вниз. Камень, ударивший его, отскочил от скалы и покатился по склону. Хотя плечо болело, Крэйк не обращал на него внимания. Стена между
в начало наверх
ними исчезла - и он снова видел ее! Она сидела на корточках и глядела на него. На фоне черных волос, разметавшихся по плечам, ее руки и лицо казались особенно большими в предрассветном сумраке. Она выглядела изможденной, на ее лице были видны следы страданий и лишь глаза горели неугасимым огнем. Она перебросила камень из одной руки в другую. - Кто ты? - глухо спросила она. - Тот, кто следует за тобой, - Крэйк коснулся плеча и поморщился. - Но ты не принадлежишь к Черным Капюшонам, - это было утверждение, а не вопрос. - И ты тоже рогатый, - другое утверждение. Крэйк кивнул. В его собственном мире он действительно был рогатым. Как и бросок камня, ее вторая атака последовала без предупреждения. Раздалось шипение и над камнем приподнялась голова змеи с раздвоенным языком, торчащим из пасти. Крэйк не шевельнулся. Голова змеи расширилась, обросла мехом, под туловищем появились лапы. Громадная лисица тявкнула и исчезла. Крэйк чуть не рассмеялся над неуверенностью и легким испугом девушки. - Ты обладаешь Силой! - девушка особо выделила последнее слово, но Крэйк приписал это уважению жителей этого мира к людям, обладающим способностями эспера. Внезапно девушка потеряла к Крэйку всякий интерес. Казалось, она прислушивается к чему-то, но не слухом, а мозгом. Затем она вскочила и направилась к краю плато. Крэйк последовал за ней. Под ними по склону горы поднимались всадники. Крэйк оглянулся - вокруг валялось много камней, а девушка уже доказала свою меткость. Но, кроме этого, существовал еще и другой путь и девушка использовала его. Она подбежала к самому краю обрыва и рискованно наклонилась, чтобы взглянуть на всадников. Затем она вырвала клок волос, скрутила из них что-то наподобие петли и, засунув внутрь камень для веса, бросила вниз. Комок волос упал перед всадниками, и там, где только что были лишь голые скалы, возникла чаща колючих кустов, настолько густая, что через нее не смогло бы пробраться ни одно живое существо. Охотники приостановились, затем снова двинулись вперед, гоня перед собой шатающегося, обнаженного человека, хлеща его плетьми, если он оступался. Несчастного пленника подогнали к колючему барьеру. Под его прикосновениями тот растворился и пленник остался стоять на месте, покачиваясь как пьяный. Просвистел кнут, под его ударом пленник упал на колени и медленно, почти вслепую стал подбирать лежащие вокруг него камешки и располагать их в новой последовательности. Девушка смотрела на него взглядом, полным ненависти, но не делала никаких движений. Крэйк рискнул положить руку ей на плечо. Ее рассыпанные по плечам волосы льнули к его руке, как будто имели собственную волю и хотели опутать и пленить его. Обнаженный мужчина закончил свою работу и начал напевать заклинание, призывное заклинание, которому девушка не могла противиться. Она легко освободилась от хватки Крэйка и двинулась вперед. Ее лицо ничего не выражало - ни друг, ни враг не смог бы определить, о чем она думает. Но в глазах ее не было и тени смирения, хотя ее и заставили идти вниз, к охотникам. Крэйк осторожно последовал за ней. 4 Когда Крэйк достиг выбранной им удобной позиции, девушка уже стояла в центре каменного круга. За линией круга на коленях стоял человек. Она глядела на него сверху вниз, но на ее бледном лице не было и следа каких-либо эмоций. Затем она опустила руку на его голову со спутанными волосами. Человек дернулся от этого прикосновения, как от удара кнутом. Он поднял голову, и из его горла вырвался тоскливый вой. Ее жест успокоил его и он придвинулся к девушке, как бы ища облегчения страданий. Черный Капюшон, стоящий невдалеке от границы круга, внезапно отшатнулся. Мысленный посыл Крэйка ничего не дал. Но все-таки, они не умели скрывать свои чувства также хорошо, как мысли. Эспер отшатнулся от жажды крови и убийства, исходящей от этой фигуры. Полукруг людей, одетых в черное придвинулся. Человек лежал на земле и жалобно стонал, а виновница этого стояла над ним. Крэйк решил помочь девушке, но для этого ему нужно было спуститься с обрыва. Стиснув зубы от боли в плече, он начал двигаться вниз, защищаясь лишь мысленным щитом. Прямо перед ним находился один из стражников. Его лошадь почуяла Крэйка и фыркнула, но мысленный посыл эспера ее успокоил. У Крэйка не было определенного плана, и ему приходилось полагаться лишь на свою удачу. Девушка упала на скалу, как если бы ее отбросила объединенная сила врагов - белая фигура рядом с черной. Высохшая трава неожиданно вспыхнула и пламя ударило в морды коней. Те зафыркали и попятились. Пламя погасло также быстро, как и вспыхнуло, оставив на поляне черные проплешины. Иллюзии, реальность - Крэйк наблюдал. Происходящее было настолько далеко за пределами его знаний и опыта, что ему было трудно следить за поединком разумов. Но он чувствовал, что те, другие, в любой момент могут подавить сопротивление девушки и лишь, издеваясь, растягивают удовольствие. И Крэйк, который раньше считал, что не способен кого-либо ненавидеть сильнее, чем ненавидел подлизывающуюся "собаку", вдруг почувствовал в себе огромную ярость, перешедшую в стальной холод решения. Девушка лежала на земле, лицом к своим мучителям, и сквозь спутанные волосы можно было видеть ее глаза, все еще горящие жаждой мести. Двое слуг подняли человека, лежавшего рядом с ней. Его рот был растянут в идиотской улыбке, а из уголка губ капала слюна. Ближайший к нему Черный Капюшон безжалостно, как будто давя червяка, взмахнул рукой. Топор опустился на шею несчастного, раздался хруст лопающихся костей, и тело рухнуло на землю, едва не задев девушку окровавленной головой. Девушка делала отчаянные попытки преодолеть силу, связывающую ее, но тщетно. Один из стражников не торопясь подошел к ней, схватил за волосы и запрокинул ее голову назад. Крэйк вздрогнул. Наступал тот момент, которого боялась девушка и который она пыталась предотвратить. Если он хочет что-нибудь сделать, то должен сделать это сейчас. И та часть его мозга, которая все время искала выход, наконец перешла в наступление. Лошади встали на дыбы, сбрасывая седоков. Один из Черных Капюшонов вскинул вверх руки, пытаясь успокоить взбесившихся животных, но его собственный конь ударил его передними ногами в грудь. Все смешалось в одной большой свалке. Люди кричали, но их голоса перекрывались пронзительным ржанием лошадей. Крэйк все еще держал лошадей в панике, подстегивая их мысленными ударами. Человек, держащий девушку за волосы, взмахнул ножом, но в этот самый момент она дернулась, освободившись от невидимых уз, связывающих ее. Нож прошел в стороне от ее головы, не задев даже волос, а в следующий момент она выхватила нож из руки, державшей его, и всадила в грудь стражнику. Один из Черных Капюшонов упал и был тут же затоптан обезумевшими животными. Вдруг из того места, где он упал, полыхнуло пламя, разбившееся на шары, которые медленно полетели или покатились по земле. Эспер облизнул губы: ситуация вышла из-под контроля. Он больше не подстегивал животных - они действительно обезумели от всего происходящего. Девушка вскочила на ноги и, прежде чем он успел послать мысль, прыгнула в стену тумана, оставляя после себя нечто вроде туннеля. Одна из лошадей кинулась прямо из Крэйка. Он уклонился от копыт и схватившись за гриву, вскочил в седло. Он не стал успокаивать лошадь по двум причинам: во-первых, она все равно скакала в нужном направлении и, во-вторых, Черные Капюшоны могли обратить внимание на контролируемую лошадь. Они уже оправились от растерянности, и Крэйк сконцентрировался на защите от них. Он описал полукруг вокруг поляны и, напав на след девушки, поскакал в том же направлении. Лошадь почти успокоилась и лишь пару раз пыталась встать на дыбы, но всадник держался крепко. Деревья стали редеть, и теперь под ногами шуршал песок. Видимо, они направлялись к реке, хотя из-за тумана Крэйку не было ничего видно. Затем удача покинула его. То, что он в тумане принял за скалу, вдруг разинуло пасть и страшно заревело. Это был громадный медведь, никак не меньше семи футов ростом. Лошадь Крэйка поднялась на дыбы и развернулась. Крэйк попытался взять медведя под контроль, но нескольких секунд замешательства вполне хватило медведю. Он бросился вперед и его лапа с огромными когтями прошлась сначала по бедру Крэйка, а потом по крупу его лошади. Та, обезумев от боли, рванулась вперед. Долго ли удавалось ему удерживаться на лошади, Крэйк не помнил. Последнее, что почувствовал - это боль от удара об землю, а затем - темнота. Когда он очнулся, уже наступили сумерки. Крэйк попытался приподняться, несмотря на боль, как вдруг заметил притаившуюся фигуру, освещенную серебристым светом луны. Борясь с головокружением, Крэйк попытался войти в контакт. Волк был голоден, но пока он только осторожно рассматривал распростертое тело. Крэйк попытался мысленно отпихнуть волка, но головокружение и боль во всем теле мешали ему. Однако волку это не понравилось. Он понюхал воздух, его уши встали торчком и он прыгнул в кусты - должно быть почуял другую, менее беспокойную добычу. Крэйк прислушался. Совсем недалеко журчала вода. Вода! Крэйк провел языком, напоминающим наждак, по пересохшим губам. Он сможет напиться и промыть раны! Со стоном он приподнялся и, волоча раненую ногу, добрался до спасительной воды. Напившись, он отполз в кусты и пролежал там до восхода солнца. Когда стало светло он попытался найти убежище, в котором смог бы отлежаться, пока не зажили бы раны, и попробовал установить мысленный контакт с девушкой, но все попытки были тщетными. Зато он обнаружил след Черных Капюшонов. Была середина утра второго дня после того, как его ранил медведь, когда он увидел речные башни, и еще час ему понадобился, чтобы добраться до террасы. Когда он, ободранный и голодный, наконец, добрался до своей башни, ему ничего не хотелось сильнее, чем упасть на кучу травы и больше не заставлять двигаться измученное тело. Без сомнения, он так бы и поступил, если бы не щелкающие звуки, раздавшиеся со стороны реки, которые заставили его приготовиться к обороне. Но это были не Черные Капюшоны, а всего лишь фермеры, направляющиеся в Сампур на рынок. Они везли с собой продукты на продажу. Крэйк понял, что они остановились, чтобы принести жертву демону башни. Сначала Крэйк хотел дождаться, пока они уедут, но потом он прочитал в их мозгах нечто такое, что резко переменило его планы. Эти фермеры решили схитрить и принести в жертву лишь сгнившие фрукты. Крэйк заревел так, что сделал бы честь любому медведю. Гребцы от неожиданности едва не выпустили из рук весла, а потом один из них выкинул на берег целую оленью ногу, а другой добавил корзину лепешек. - Достаточно, жалкие людишки, - голос Крэйка гулко отдавался в пустотах кладки и мало походил на человеческий. - Вы можете проплыть. В повторении приглашения они не нуждались: еще не успело затихнуть эхо, как гребцы ударили веслами по воде, помогая и без того быстрому течению. Крэйк мысленно пожелал им доброго плавания, с трудом сполз вниз и с еще большим трудом забрался наверх, но уже с мясом и лепешками. Заднюю ногу оленя он порезал на полоски своим складным ножом. В других обстоятельствах мясо без соли, да еще вдобавок и сырое, вряд ли соблазнило бы его, но сейчас ему казалось, что вкуснее этого он ничего не ел. Наевшись, он улегся, вытянув больную ногу так, чтобы она поменьше его беспокоила и опять, в который уже раз, задумался о структуре страны, в которой он оказался. Сила эсперов здесь использовалась повсеместно, и это было хорошо, но было кое-что, заставляющее колебаться чашки весов, на которых он оценивал здешний мир. Если он найдет девушку, то сможет спросить у нее... Тут он снова послал мысль на поиски девушки, но опять ничего не добился. Ему захотелось пить, но от мысли, что снова придется спускаться вниз и, что, еще хуже, взбираться обратно наверх, ему едва не стало дурно. Поэтому он закрыл глаза и попытался уснуть.
в начало наверх
5 О последующих часах у Крэйка остались очень смутные воспоминания. Видел ли он демона в дверном проеме? Облизывающегося волка? Красного медведя? Он не помнил. Он помнил, что он видел девушку. Она сидела, скрестив ноги, как и на плато. Распущенные волосы окутывали ее, как плащ. Иллюзии? Но могла ли иллюзия подойти к нему и дотронуться холодными пальцами до его лба, успокаивая боль, огнем горевшую в его теле? Могла ли иллюзия уложить его поудобнее на импровизированную постель, причем волосы этой иллюзии, коснувшиеся его, были такими, что напомнили ему ласковую воду ручья, в котором он купался в детстве? Могла ли иллюзия напевать сама себе, расчесывая свои волосы гребнем из рыбьих костей, причем колыбельная так глубоко усыпила его, что он не видел больше никаких снов? Когда же Крэйк проснулся, его голова была ясной. Но иллюзия тем не менее осталась. Она стояла на пороге с корзинкой фруктов в руках. В течение некоторого времени иллюзия внимательно изучала его. Затем он попытался установить мысленный контакт, но наткнулся на стену. Ее волосы сейчас были скручены в узел, а вокруг тела был обернут кусок материи, скрывающий ее женственность. - Итак, - заключил он, - ты реальна. Она не улыбнулась. - Я реальна. Ты больше не бредишь. - Кто ты? - он задал первый вопрос из тех, которые накопились у него за эти дни. - Меня зовут Такия, - сказала она так, как будто это что-нибудь объясняло. - И ты колдунья, - полуутверждающе, полувопросительно сказал Крэйк. - Я обладаю Силой, - поправила его девушка. Она уселась в свою любимую позу - скрестив ноги, и стала перебирать фрукты, осматривая их с вниманием домашней хозяйки, которая хочет купить получше, но имеет ограниченные средства. В конце концов она выбрала один из них и подала Крэйку, - внешне он был похож на сливу, да и по вкусу тоже. Если бы она убрала свой барьер и дала бы возможность связаться с ней тем путем, который был глубже и ярче, чем речь! - Ты тоже обладаешь Силой, - заметила она. Крэйк решил, что будет не более многословен, чем она, и поэтому промолчал. - И ты не был рогат. - Так, как ты - нет. Но в своем мире - да. - Твоем мире? - ее глаза стали похожи на глаза охотящейся кошки. - Что это за мир, и почему ты в нем был рогат? Крэйк начал рассказывать ей свою историю, особенное внимание он уделил недавним дням. Девушка завороженно слушала. - Твоя Сила была настолько могуча, что разрушила стену между мирами. - Стену между мирами? - Мы - те, кто обладает Силой, - давно знаем, что различные миры могут лежать почти в одной точке. Иногда эти миры оказываются так близко, что человек, Сила которого обострена отчаянием, может пробить эту стену. Разве в вашем мире не известны случаи, когда люди исчезали подобным образом? Припомнив старые истории, Крэйк кивнул. - Я предполагала что-то вроде этого. Ты разбил волю Черных Капюшонов, когда я бежала от них в виде животного. Когда я создала змею, ты превратил ее в лисицу. И когда Черные Капюшоны лишили меня моей Силы, ты снова спас мне жизнь. Ты не мог бы этого сделать, если бы ты был рожден в этом мире - ведь наша Сила подчиняется определенным законам. Ты же нарушаешь эти законы и действуешь им вопреки. Ты можешь даже пройти через наши символы. - Символы? Те символы, которые ты рисовала на плато? - Да. - Такия, расскажи мне о своем мире. Кто такие Черные Капюшоны и почему ты не с ними, если ты обладаешь Силой? Такия не ответила. Но она и не сняла барьер, как он надеялся. Она стала играть своими черными длинными волосами, все быстрее и быстрее. Скоро Крэйк уже не видел ни белых пальцев, ни черных волос - вместо них появились картинки, которые Такия решила показать ему. Сначала он увидел обширную, большей частью пустынную страну. Те сведения, которые он получил от Калуфа и его торговцев, сейчас предстали перед ним яркими картинами жизни. Небольшие владения здесь и там, управляемые мелкими лордами. Он видел переселяющиеся группы, целые народы, едущие в огромных повозках, которые гнали перед собой стада. Они останавливались, чтобы посеять и собрать урожай, а потом двигаться дальше, к намеченной цели. Он видел небольшие города-государства, находящиеся под покровительством Черных Капюшонов - эсперов, которые поощряли смешивание различных рас, но не разрешали этого своим детям. Такия и ее брат родились в обычной семье - такое случалось, правда, очень редко. Сначала Черные Капюшоны следили за ними, чтобы, когда они вырастут, использовать в своих экспериментах. Потом они бежали, скрывались, а затем их поймали. И конец, который им был уготован, был гораздо хуже, чем просто смерть. Она показала несколько картин, чтобы Крэйк получил представление. - Значит, Черные Капюшоны - это зло? - Не всегда и не для всех, - ответила Такия, прекратив играть волосами. - Они делают много хорошего и без них людям жилось бы хуже. Но я - другая, и, когда я выйду замуж, мои дети тоже будут другие. Чем мы отличаемся, мы не знаем, но Черные Капюшоны не любят никаких изменений. - Что ты собираешься делать? - спросил Крэйк. Она не ответила на его вопрос. - Это сильное место, - сказала она. - Это ты очистил его? Крэйк кивнул. - Так я и думала. Это еще одна вещь, которую не смог бы сделать человек из нашего мира. Те, кто сделал это, еще не знают, что ты все очистил, так что с их стороны нам пока ничего не грозит. Крэйк нашел ее благодушие раздражающим. Валяться на куче травы и жить на подачки речных путешественников ему совсем не улыбалось. - Эти камни были сложены раньше, чем был построен Сампур. Это здание может послужить нам неплохой крепостью. А если еще отремонтировать крышу, то мы будем иметь такой замок, за который любой местный лорд отдал бы все, что у него есть. - И кто же будет ремонтировать? Мы вдвоем? - саркастически заметил Крэйк. - Да, мы вдвоем, если работать таким образом... Кусок камня, размером с кирпич, выпавший из подоконника одного из узких окон, медленно поднялся в воздух и, покачиваясь, полетел к окну. Иллюзия или реальность? Крэйк вскочил на ноги и схватил камень, к тому времени уже лежащий на подоконнике. Он взвесил его в руке и положил обратно. Это была не иллюзия. - Но иллюзия тоже - если понадобится! - впервые в ее голосе прозвучала теплая нотка веселья. - Посмотри на свой замок, речной лорд! Крэйк посмотрел в сторону двери. Снаружи было тепло и солнечно, но тем не менее, это была картина руин. Затем все изменилось. Исчезли связки гниющих трав, и все упавшие камни были на своих местах. Человек с каменным лицом внимательно оглядывал окрестности. Другой охранник держал оседланную лошадь. Крэйк улыбнулся. Часовой был одет в форму Полиции Безопасности и держал в руке газовое ружье. Лошадь исчезла, а на ее месте появился спидер. Он услышал вздох удивления. - Твоя гвардия, твоя машина. Но какая она мрачная и уродливая! Это лучше! Охрана и спидер исчезли. Крэйк увидел танцующие в воздухе создания, излучающие такую радость жизни, какой он никогда не знал. Маленькие фигурки людей были такими прелестными, что он подавил вздох разочарования и отвернулся. - Иллюзии, - сказал он горько. - Да, иллюзии, - отозвалась она. - Но такие игры утомляют. Нам необходимо отдохнуть. "Раны больше не причиняют боли, но шрамы останутся на всю жизнь", - подумал Крэйк. Он лег на свою травяную постель и задумался над теми картинами, которые Такия показала ему. Такия пробормотала, что скоро придет, и исчезла. Крэйку уже до смерти надоело сидеть внутри замка, и он, дождавшись, когда Такия скрылась из виду, с помощью палки вскарабкался на мост. С этого места другая башня выглядела точно также. Была ли в ней та же охрана, Крэйк не знал. Он обернулся и посмотрел на свою башню. Такия права - несколько иллюзорных часовых отобьют у незванных гостей охоту к вторжению. Вступление Такии на пост домашней хозяйки изменило положение на скале жертвоприношений. Все гниющие остатки были убраны, и теперь, к большому удовольствию Крэйка, никакого запаха не было и в помине. Крэйк не очень огорчился от того, что этот источник пищи, скорее всего, теперь иссякнет - вверх по реке было не очень много путешественников. Но тут чувства эспера уверили его в обратном - он почувствовал чужаков за верхним изгибом реки. Но это были не крестьяне, направляющиеся на рынок в Сампур. Страх, боль, гнев - вот какие эмоции чувствовал Крэйк. Их было трое, и один из них чувствовал боль. Они не были эсперами, и не служили Черными Капюшонами, хотя являлись, или, по крайней мере, раньше были, воинами. Трудное путешествие через горы, где они потеряли своих товарищей, поиски этой реки, украденный челнок, которым они сейчас так искусно управляли - все это было открыто Крэйку. Под всем этим лежало нечто, заставившее Крэйка тут же поверить, что он сможет найти с этими людьми общий язык - глубокая ненависть к Черным Капюшонам. Все они были вне закона и близки к отчаянию, но сдаваться они не собирались. Крэйк осторожно вступил с ними в контакт. Эти люди и не подозревали, что направляются в ловушку эспера. Он начал вселять в них небольшую надежду, предположение, что за поворотом они найдут безопасное место для лагеря. Это было все, что он мог сделать в настоящий момент, но это зацепило их. - Нет! - безжалостный приказ разорвал нить контакта. Но Крэйк не отступил: "Да, да, да!" Крэйк убрал иллюзорную охрану, оставленную Такией - сейчас она была ему не нужна. Лодка уже появилась в поле зрения, двигалась она в основном благодаря течению, а не действиям команды. Один из них лежал на дне лодки, другой, гребец, скорчился на носу, а третий сидел на корме с рулевым веслом. Крэйк усилил свою невидимость, и стал еще интенсивнее подталкивать их к высадке. 6 Но тут в сражение вступила Такия. Лодка уже почти подошла к скале жертвоприношений, как вдруг на ней появилась фигура стражника, одетая в черное, с поднятым мечом, лезвие которого сверкало под лучами солнца. Рулевой от неожиданности опустил весло, и лодку подхватило течение. Крэйк почувствовал глубину их отчаяния, резко контрастирующую с надеждой найти спокойное место, и его недовольство Такией перешло в гнев. Он заставил иллюзию качнуться и упасть со стрелой, пробившей горло. Крэйк не видел в этом мире луков, но он привык к ним за время игр, когда был ребенком. Неуправляемая лодка неслась под арку. За ней был небольшой пляж, куда выбрался Крэйк, когда впервые очутился здесь. Крэйк попробовал подтолкнуть людей в лодке к высадке в этом месте. Но они и сами уже причалили к берегу. Крэйк поспешил вниз - он знал, что Такия так просто не отступится, и он не ошибся. Из окна замка вылетела пылающая головня и упала на связку сухой травы, которая тут же вспыхнула. Крэйк стиснул зубы. Он больше не пытался уговорить Такию. Они уже противопоставляли свои силы, и Крэйк решил повторить опыт. Однако, огонь не был иллюзией, и Крэйк не мог бороться разумом. Пламя начало угасать, и Крэйк закидал его камнями. Вдруг посреди двора возник огромный язык пламени. Крэйк усмехнулся. Вот это было уже иллюзией - видно, Такия рассердилась. Он создал огромное ведро, висящее в воздухе - и опрокинул его содержимое на пламя. Крэйк почувствовал ярость Такии, но понял, что она не собирается продолжать. - Эй! - раздался окрик со стороны реки. Крэйк обернулся. Из лодки выбрался человек, который управлял ею. Однако он сохранял между эспером и
в начало наверх
собой некоторое расстояние. Это был крупный мужчина, принадлежавший к той же расе, которая населяла Сампур. Прямые рыжеватые волосы спускались на его широкие плечи. На подбородке выделялся полузаживший шрам, а запавшие глаза показывали, что он в последние дни мало спал. Он с интересом разглядывал Крэйка. Затем представился: - Я - Джорик из Орлиного замка! - это утверждение было сделано с самоуверенностью мелкого лорда. Но затем он ухмыльнулся: - Хотя Орлиный замок не больше чем несколько комнат, наваленных друг на друга. Вот твое жилище больше напоминает замок... друг, - он слегка замешкался, словно сомневаясь, правильно ли выбрал слово. - Меня зовут Крэйк, - ответил эспер. - И я тоже бежал от врагов. А что касается замка - он, конечно, очень древний, но еще послужит. - А не носят ли твои враги черные капюшоны? - поинтересовался Джорик. - Хотя то, что я здесь видел, очень похоже на их штуки. - Ты прав - я не друг Черным Капюшонам. - Но все же ты обладаешь Силой? - Да, - ответил Крэйк. - Проходи. Джорик. Мой дом открыт для тех, кто не любит Черных Капюшонов. - Что ж, - воин пожал плечами. - Не можем же мы все время находиться в бегах. И если пришло время последней стоянки, то это место ничем не хуже других. Он вздохнул. - Некогда нас было двадцать рук. Проклятые Черные Капюшоны выманили нас из замка своими колдовскими штучками, а потом стали охотиться за нами. - Чем же вы им не угодили? Джорик коротко рассмеялся. - Они не любят тех, кто не укладывается в их рамки. Мы - свободные горцы. Разве Черные Капюшоны помогали нам захватить Орлиный замок? Или помогали нам охотиться? А когда мы привезли в долину шкуры для продажи, они потребовали долю. Но разве их чары посылали зверей в наши ловушки или направляли наши копья? Мы отказались платить. При этом присутствовали другие люди, и Черные Капюшоны решили наказать нас, пока все их законы не рухнули. Крэйк помог донести раненого, бывшего без сознания, и уложить его на травяную постель. Джорик снова отправился к лодке за оставшимся имуществом, и Крэйк получил время, чтобы рассмотреть спутников Джорика получше. Один из них, который был ранен, был молодым исхудавшим парнем. Другой был невысок, темнокож и напоминал расу Калуфа. Крэйк не стал читать мысли этих людей, а попытался связаться с Такией, но ничего не вышло. Крэйк забеспокоился. Ему хотелось быть уверенным, что Такия твердо уяснила себе, что он намерен дать этим людям убежище. Еще Крэйк подумал об оружии. Если они будут безоружны, его Сила будет слабой защитой от массированной атаки Черных Капюшонов. Раньше ему удавалось использовать свою Силу, потому что об его присутствии не догадывались, а в другой раз могло и не повезти. Крэйк подумал о луках. Торговцы Калуфа их не имели, не видел он их и среди воинов Сампура. Надо будет спросить об этом Джорика. Некоторое время спустя они вместе сидели у костра. Джорик кормил полубеспомощного юношу фруктами, а его товарищ, придвинувшись ближе к костру, решил представиться: - Закут. - Ты, случайно, не из Ларуда? - спросил Крэйк, вспомнив название одного из городов, про которые ему рассказывал Калуф. - Что ты знаешь о Детях Нои, чужак? - сразу ощетинился Закут. - Я путешествовал по равнине с Калуфом, мастером торговцев. - Это такой толстый мужчина, часто смеется и шапка у него украшена перьями сокола? - Нет, - ответил Крэйк ледяным голосом. - Он несколько худощав, а на его шапке красный камень. Закут пожал плечами. - Не обижайся, ведь встречаются разные люди. Я не из Ларуда, но я знаю Калуфа. Куда он сейчас направляется? - Я дошел с ним только до Сампура, и куда он пошел дальше, я не знаю. - Видно, тебе пришлось быстро расстаться с ним, - заметил Джорик. Крэйк ответил правду. - Там было двое рогатых. Я последовал за ними, чтобы помочь им. Джорик нахмурился. Закут продолжал смотреть в костер. - Мы не рогатые, мы не обладаем Силой, - заметил Джорик. - Они сыграли с нами в несколько другую игру. И что же случилось дальше? - Меня ранил медведь, и я пришел сюда, чтобы отлежаться, - Крэйк решил скрыть часть своих приключений. - А откуда ты берешь такую еду? - удивленно спросил Закут. - Ведь здесь такие фрукты не растут. - Люди думают, что здесь живет демон и приносят ему в жертву пищу. Закут хлопнулся на колени. - Боги Реки благосклонны к тебе, лорд Ка-рак! А что скажешь ты, лорд Джорик? - Раз лорд Ка-рак принял нас, то, значит, боги Реки благосклонны и к нам тоже, - с усмешкой ответил Джорик. - Или, быть может, это не так? - спросил он у Крэйка. - Если на небе тучи, то может пойти как снег, так и дождь, - ответил Крэйк поговоркой караванщиков. Солнце уже клонилось к закату, а Такии все еще не было. Крэйк начал беспокоиться о ней. Он решил снова, без всякой надежды на успех, попробовать установить мысленный контакт. К огромному его удивлению тут же пришел ответ: - Они должны уйти! - Они вне закона, так же, как и мы, к тому же один из них болен. И они тоже против Черных Капюшонов. Почему бы не разделить с ними кров, огонь и пищу? - Они не такие, как мы! Прогони их, или я сама их прогоню. Я имею Силу. - Возможно, но я тоже ее имею! - сорвался он, но тут же стал уговаривать: - Пойми, Такия, для нас самих будет лучше, если мы поможем им - они воины. - Мечи не устоят против Силы! Крэйк мысленно улыбнулся. - Не мечи, Такия. Сражаться можно не только мечами, копьями или с помощью Силы. Что могут сделать Черные Капюшоны, если кто-то сможет их убивать на расстоянии, а товарищи будут прикрывать его с помощью Силы? Он почувствовал, что она внимательно слушает. - Помнишь, чем я убил твоего иллюзорного стражника на скале жертвоприношений? - Маленьким копьем. - Нет, - он нарисовал ей мысленную картинку: человек стреляет из лука, стрела перелетает через реку и вонзается в грудь Черному Капюшону. - И ты знаешь секрет этого оружия? - Да. И пять человек в этом случае лучше, чем два, разве я не прав? - Хорошо, я возвращаюсь, - после короткого раздумья согласилась Такия. - Но им это не понравится. - Не бойся, они не охотятся за девушками-колдуньями, - начал он, но тут его обожгло ее негодованием. - Ка-рак, ты большой дурак. Они не будут пытаться приставать ко мне, даже если я вдруг захочу. Разве может орел жениться на охотящейся кошке? Но все-таки твой план не плох, а выйдет ли из него что-нибудь - увидим. 7 Такия оказалась права в своей оценке реакции изгнанников. Они знали, кто она такая, и только присутствие Крэйка удерживало их в замке. Оно, да еще тот факт, который Джорик даже не пытался объяснить - они не надеялись далеко уйти без помощи. Правда, их опасения сильно уменьшились после того, как Такия с помощью Силы вылечила юношу, подобно тому, как она помогла Крэйку. На следующий день она приготовила ему суп и требовала от остальных такого же повиновения, как будто все были ее вассалами. Когда солнце поднялось достаточно высоко, Джорик, насвистывая, направился окунуться в реке. - Это хорошая крепость, лорд Ка-рак. И с помощью Силы мы сможем удержать ее. Это будет вдвойне правдой, если леди поможет нам. Такия рассмеялась. Она сидела в луче света, падающего из узкого окна, и расчесывала волосы. Она смотрела на них через плечо с каким-то выражением лукавства в глазах, и в этот момент была больше всего похожа на женщин родного мира Крэйка. - Дай нам сперва посмотреть, как лорд Ка-рак собирается нас защитить, - это колкость была направлена на то, что он обещал прошлой ночью. - Скоро ты это увидишь, - спокойно ответил Крэйк. Они направились в лес, и Крэйк объяснил, что ему нужно для изготовления нового оружия. Через час они вернулись с грудой дерева для экспериментов. Так как Крэйк никогда раньше не делал луков, он не сомневался, что его первые попытки закончатся неудачами. После обеда Закут отправился в лес и вернулся с добычей - оленем. Он был явно горд своим охотничьим искусством. Крэйк видел тетивы для луков там, где другие видели мясо и шкуру, пригодную для изготовления обуви. Весь остаток дня они трудились над луками и стрелами. Такия, в пику Закуту, продемонстрировала свое искусство, добыв двух черных речных птиц - для оперения. Четыре дня спустя башня действительно стала напоминать настоящую крепость. Большинство из камней было возвращено на свои места. Две верхние комнаты были очищены от древней пыли и мусора. В самой верхней комнате решила поселиться Такия. С помощью выздоровевшего Никуса она заполнила ее душистыми травами. Единственное, что ей не нравилось - это летучие мыши, заполнявшие башню с наступлением сумерек. Чтобы избавиться от них, Такия завела сову. Новых путешественников не было, и скала жертвоприношений оставалась пустой. Но Закут и Джорик охотились, а Крэйк позаботился устроить коптильню, так чтобы у них был запас мяса на всякий случай. Три лука были уже закончены, и они упражнялись на террасе, используя тупые стрелы. Джорик, имевший меткий глаз воина, быстро освоил новое оружие, как впрочем и Никус. У Закута дела шли похуже. Крэйк тоже не блистал. Такия сделала очень неплохой выстрел, когда ее уговорили попробовать. Однако она предпочитала свой метод ведения войны и большую часть времени сидела на стене, перебирая пальцами свои волосы и занималась тем, что подбадривала стрелков или издевалась над ними, в зависимости от их меткости. Однако передышка была короткой. Крэйк первым почувствовал это. Он пробудился от сна, в котором снова убегал от толпы преследователей, и почувствовал злобное влияние, наполнившее замок. Он чувствовал, как что-то подталкивает его к выходу, и дальше - в лес. Он осторожно раскинул вокруг себя мысленную сеть - недалеко, в пределах замка. Это было не то, что встретило его в первый приход, а что-то другое. Кто-то беспокойно зашевелился в темноте. - Лорд Ка-рак? - голос Никуса был напряженным, будто он с трудом удерживал себя под контролем. - В чем дело? - Что-то происходит снаружи... Громадная фигура, которая могла принадлежать только Джорику, заполнила дверной проем. - Снаружи охота, - сказал он. - Они хотят выгнать нас в лес, как крыс, и прикончить. - Так же, как ты рассказывал? - спросил эспер. Джорик кивнул. - Да, это их любимый метод. Они наводняют замок таким ужасом, что люди выскакивают наружу, а там они делают с ними, что захотят. Крэйк не смог остановить мысленный поток, идущий снаружи. Это просачивалось сквозь стены вокруг него. Затем он услышал зов Такии. - Разведи огонь, олух. Они могут догадаться, что имеют дело не с теми, кто ничего про них не знает. Вспыхнувшее пламя осветило спокойные лица людей, готовых к схватке. Закут поглаживал лежащее на коленях копье, а Никус и Джорик смотрели только на колдунью, сидящую перед костром. Ее мысль достигла мозга Крэйка.
в начало наверх
- Мы должны действовать, или скоро эти незащищенные люди будут вытянуты отсюда. Дай мне свою Силу, сейчас я должна быть главной. Хотя Крэйк был оскорблен этим присвоением главенства, он сознавал, что это правда. Но все-таки ему нелегко было решиться на то, что требовала Такия. Отдать контроль над своим мозгом другому! Чтобы избежать этого в своем родном мире он бросился со скалы. - Насильственная капитуляция - это зло, а добровольная, для нашей же защиты - это совсем другое дело, - мысленно ответила Такия на волну его возмущения. Команда выйти из замка усилилась. Никус приподнялся, а Закут уже направился к двери, и лишь рука Джорика удержала его. - Ты видишь, - нахмурилась Такия, - они уже наполовину под чарами, скоро мы не сможем прикрывать их. Крэйк, прихрамывая, обошел костер и опустился на пол возле нее. Такия бросила в огонь несколько пучков папоротника и густой дым окутал их. Никус вскрикнул, схватился за голову и опустился на пол. Борьба между Джориком и Закутом утихла, как будто дым связал их движения. Холодная рука Такии легла на грудь Крэйка напротив сердца. Раздалось негромкое монотонное пение, и он почувствовал, что его внутренние ощущения как бы закрываются дымкой от его мозга, как дым от костра скрыл окружающих. В течение долгой секунды или двух он видел комнату и своими глазами, и глазами Такии; затем комната исчезла. Он, бестелесный, летел в ночи, мчась, как охотничья собака, ищущая след. Все, что раньше было твердым, теперь перестало быть таковым. Но теперь он видел темное облако давления на замок и мог проследить, откуда оно идет. В лесу горел другой костер, вокруг него сидело четверо в черных капюшонах. Здесь также вился дымок, освобождающий разум от тела. Субстанция, которой был Крэйк, оплыла вокруг костра, пересчитывая спящих охранников. Под действием силы, которая управляла им, Крэйк сосредоточился на палке, лежащей рядом с предводителем. Она поднялась в воздух и упала в костер. Из костра полыхнуло ярким бело-голубым светом. Раздался акустический удар, который Крэйк скорее почувствовал, чем услышал. Черные вскочили на ноги, а их мастер взглянул сквозь пламя на то, что было Крэйком. Его лицо вовсе не было жестоким, оно даже носило следы величия. Но глаза мастера были безжалостны, и Крэйк понял, что теперь между ними началась смертельная война. И еще он понял, что они впервые узнали о его существовании, но теперь они будут учитывать его действия, как новый фактор в сложной игре. Это знание появилось внезапно, как вспышка молнии, а потом снова была тьма. Затем он услышал пение Такии и снова почувствовал свое тело. - Ты неплохо поработал, - услышал он мысль Такии. - Теперь им придется встретиться с нами в битве лицом к лицу. Они придут, но теперь наши силы сравнялись - у них больше нет Жезла Силы. Крэйк попытался сесть и понял, что слабость от потери крови - ничто по сравнению с тем, что он испытывал сейчас. Такия рассмеялась. - Ты думал, что после Долгого Путешествия ты сможешь прыгать, как лань, Ка-рак? Сейчас ты должен спать и снова накапливать Силу. Конец этого рискованного предприятия еще далек от нас. Он смутно видел ее лицо с развевающимися волосами, а потом его веки закрылись, и он уснул. Когда он совершал свое путешествие к лагерю Черных Капюшонов, стояло раннее-раннее утро. Когда же он проснулся, день близился к концу. Такия сидела рядом с ним. Он улыбнулся. - Все в порядке? - У нас есть время подготовиться к их приходу. Твой горный полководец не новичок в подобных играх. И он, и его люди знают толк в методах ведения войны на открытом месте. Так что они подготовили несколько сюрпризов тем, кто придет, - она улыбнулась. - И я тоже кое-что подготовила. Пойдем, посмотришь. Крэйк выбрался на террасу и замер. Это было иллюзией, но кое-что было и реальностью. Джорик рассмеялся, увидев изумление Крэйка, и приглашающе взмахнул рукой, предлагая проинспектировать то, что они приготовили. Все вокруг просто кишело лучниками, они стояли на вершине арки, у стен и самого замка. Крэйк с трудом нашел среди них реальных. Никус, в соответствии с его успехами в обращении с новым оружием, стоял на вершине стены. А Закут занял позицию на мосту, где его стрелам нужно было пролететь небольшое расстояние. - Взгляни вниз, - Джорик широко улыбнулся, - и увидишь, обо что они споткнутся, прежде, чем мы превратим их в подушечки для иголок. Крэйк снова оторопел. Если то, что он видел раньше, было иллюзией, то это - вряд ли. Все подходы к речному замку были завалены колючими ветками и целыми деревьями. Все вместе они представляли стену, которую было очень сложно расчистить копьем или мечом. Даже если это была иллюзия, Черным Капюшонам придется приложить немало сил, чтобы разрушить ее. - Она взяла немного колючих веток, которые нашел Никус, немного волос, смешала их и закопала. А потом пропела что-то над ними - и теперь мы имеем это, - восторженно болтал Джорик. - Она стоит двадцати - нет, дважды по двадцати воинов, эта леди Такия. Вот что я скажу, лорд Ка-рак - это был новый день для этой страны, когда вы вдвоем встали против Черных Капюшонов. - Эй! - этот окрик раздался с высокого поста Никуса. - Они идут! - Они идут! - как эхо раздался крик Закута. - Ну что ж, у нас найдется кое-что для них, - спокойно сказал Джорик. Атакующие, привыкшие к своей тактике, которая столько раз приносила им успех, уверенно подплывала к берегу. Но, едва только их лодка ткнулась в берег, свистнула стрела. В голове Крэйка раздался беззвучный вопль, когда стрела вонзилась под капюшон, и человек рухнул за борт. Через секунду за ним последовало еще двое. Течение подхватило неуправляемую лодку и понесло к мосту, где Закут обрушил на нее кусок скалы, убив одного из стражников. Лодка перевернулась, вывалив содержимое в воду. Закут и Джорик рассмеялись. Джорик громко крикнул с расчетом, чтобы его слова достигли слуха осаждающих: - Как они торопятся на наш праздник! 8 Было ясно, что Черные Капюшоны предпочли храбрости более практичную осторожность. Увидев, что первая атака не удалась, они выжидали. Наступила ночь, и Крэйк заступил на пост. Он все еще не мог сдержать буйной радости по поводу того, что атака отбита. Но Джорик не разделял его веселости. - Они попытаются придумать что-нибудь другое. И еще, мне очень не нравится, что нам придется встречаться с ними в темноте. - Там не будет темноты, - сказала Такия. Ее палец показывал на край террасы. Из пальца вырвался поток яркого света. Такия повернулась, и луч света прошелся по замку, по террасе, по мосту и воде под ним. При таком освещении никто не мог оставаться незамеченным. - Вот так! - ее пальцы сжались и луч исчез. - Когда будет нужно, мы их увидим. - Хорошо сделано, леди, - ответил Джорик. - Но обычный огонь тоже хорош. Он не только дает свет для глаз человека, но и тепло для его сердца. Она улыбнулась, как мать может улыбнуться ребенку. - Разводи свой огонь, капитан мечей. И не волнуйся, мы получим предупреждение, когда они пойдут. Она позвала кого-то и комок перьев бесшумно опустился на ее руку. Это была белая сова. - От нас они могут спрятать свои мысли и передвижения. Но от нее - нет. Будь уверен, мы получим предупреждение, когда они двинутся против нас, - и она подбросила вверх сову. Тем не менее они не оставили своих постов. Закут лежал на своем мосту, приготовив еще одну глыбу для удара, который был так удачен в первой атаке. Это была долгая ночь, утомившая всех, кроме Такии. Раз за разом Крэйк пробовал прощупывать темноту, но безуспешно. Между ним и Черными Капюшонами была глухая стена. И вот, наконец, Такия произнесла: - Они приближаются, - ее колдовской огонь снова обежал окрестности. - Это труднейший час ночи, когда кровь течет медленнее - они специально выбрали это время. Джорик натянул и отпустил тетиву. Резкий звук разорвал тишину, но Такия покачала головой. - Пришли только Черные, а они хорошо вооружены. Смотри! - она прыгнула на парапет, и взмахнула рукой. Колдовской огонь высветил четыре фигуры, стоящие посреди колючего барьера. Свистнула стрела, но, не долетев до воина, упала на землю. Джорик не оставлял своих попыток. Он изо всех сил натянул лук и пустил вторую стрелу. И вторая тоже упала на землю, не долетев до цели. - Что, Люди Силы, решили заключить перемирие? - насмешливо крикнула Такия. - Дочь зла, мы хотим поговорить с твоим лордом. Такия засмеялась: - С чего вы взяли, Люди Силы, что у меня есть лорд? Я сама по себе. Я снова спрашиваю вас, что вам нужно? - Позови своего лорда, мы будем говорить с ним. - Я не имею лорда, ни я, ни моя Сила не тронуты. Попытайся что-нибудь сделать, и ты сам увидишь это, Тоусут. Да, я знаю твое имя, мастер, также как Салсбала, Булана и Джими. Люди внизу отшатнулись. Крэйк подумал, что знание их имен дает им преимущество. - Такия, - это был голос, похожий на шипение змеи. Она снова рассмеялась: - Это только мое первое имя, Тоусут. Неужели ты считаешь меня такой слабой, что я буду так легко повиноваться тебе? Сейчас я не рогата, я свободна. И ты теперь не сможешь использовать это имя, чтобы опутать меня сетями. Такия ушла далеко. Ну что ж, я позову того, кто вам нужен, - она сжала руку Крэйка, и он вскочил рядом с ней на парапет. - Тоусут, преследователь женщин, и вы, Салсбал, Булан и Джими, волки, прячущиеся за его спиной. Я здесь, что вам нужно от меня? Но они молчали, и Крэйк почувствовал, что они изучают его, пытаясь найти щели в его мыслезащите. - Что вам нужно? - повторил он. - Подменыш! <Тоусут имел в виду существо, которое эльфы подкладывали вместо украденного ребенка (сказ.)> - сказал Тоусут и добавил что-то вполголоса своим людям. Но Крэйк не стал ждать их дальнейших действий. Он вспомнил кое-что виденное в Сампуре и сконцентрировался на человеке, которого Такия назвала Джими, чьи черные плащ и капюшон отбрасывали тень, похожую на грифа. - Гриф-гриф! Крэйк повторял это слово с той же интонацией, что и Тоусут там, в Сампуре, когда превращал Такию в самку оленя. Он чувствовал, как в него вливается Сила Такии, и, открыв глаза, он увидел черную птицу, летящую на него. Вдруг птица упала, но вместо птичьего тела теперь лежал труп человека, одетый в черное. - Хорошо! - сказала Такия. - Очень хорошо сделано, Ка-рак. Но ты не сможешь проделать это еще раз. Но Крэйк не слушал ее, опьяненный победой. Он направил палец на Булана и произнес: - Собака... Но тут ничего не получилось. Черный Капюшон не опустился на четыре лапы, а остался человеком, и голос Крэйка ослаб. Такия прошептала ему: - Они теперь начеку, и тебе не удастся сделать что-нибудь дважды. У тебя получилось это, потому что они не были готовы к твоей атаке. Она возвысила голос: - Ну что, Тоусут? Ты убедился, что мы хорошо вооружены? Скажи, чего ты хочешь? - Да, - встрял Джорик. - Ты не сможешь взять нас, Мастер Силы. Иди своим путем, а мы пойдем своим. - Не может быть двух сил в одной стране, как ты, наверное, знаешь, Джорик из Орлиного замка. Мы хотим решить этот вопрос здесь, подменыш. Наша Сила против твоей и этой колдуньи. - Сейчас и здесь? - спросил Крэйк. - Да. Спускайся вниз, и мы начнем. Скоро наступит день, но нам это
в начало наверх
безразлично - день или ночь. Чувство радости от того, что первая попытка завершилась успехом, улетучилось. Крэйк крепче сжал лук, который еще не использовал. Рука Такии снова сжала ему запястье. - Покажи им, что ты можешь, лорд Ка-рак! Крэйк взглянул на нее. Ему бы ее уверенность. Он глубоко вдохнул и крикнул: - Я принимаю ваш вызов. Пусть это будет сейчас и здесь. - Мы принимаем ваш вызов! - быстро поправила его Такия и, раньше, чем замолкло эхо от ее слов, кинулась в первую атаку. Колдовской огонь метнулся вниз и обежал тройку Черных Капюшонов, на секунду задержавшись на трупе Джими, и вокруг них стала расти стена огня. Она достигла их голеней, затем колен и остановилась. Черные капюшоны людей делали их головы похожими на каких-то ночных птиц. Раздалось злобное шипение, и на склон, где стояли Черные, стали выползать из волн змеи. Крэйк добавил собственных иллюзий - и к змеям присоединились волки. От черных фигур, стоящих внизу, оторвались шары колдовского огня и понеслись к людям, стоящим на парапете. Крэйк непроизвольно сглотнул. - Дурак! - ударила мысль Такии. - Иллюзии реальны только для того, кто в них верит. Крэйк успокоился и колдовские шары исчезли. У Крэйка появилась новая идея, и он спрыгнул с парапета внутрь. Но на парапете остался другой, иллюзорный Крэйк, стоящий плечом к плечу с Такией, отражающей атаки. Крэйк поспешил к скале жертвоприношений. Здесь колдовской свет был слабее, а нижний край скалы вообще терялся во мраке. Крэйк осторожно спустился вниз, снимая в руке стрелу. Чувство угнетения здесь было гораздо сильнее, и Крэйк с трудом передвигался, преодолевая сопротивление. Он опустился на четвереньки и прорвался к реке. Крэйк нырнул, держа стрелу в зубах. Нож был бы гораздо лучше, но у него не было времени просить его у Джорика. Он доплыл до того места, куда причалил челнок Черных Капюшонов, и бесшумно выбрался на берег позади их позиции. Между ним и Черными Капюшонами были заросли колючек. Он сконцентрировался на прохождении сквозь иллюзию и двинулся вперед. Он остановился за их спинами и посмотрел на парапет, где стояли черная и белая фигуры. Сейчас! Иллюзорный Крэйк вдруг начал увеличиваться в размерах, в то время как его создатель приготовился к прыжку. Крэйк на стене превратился в страшное чудовище, у него выросли рога, кости, крылья - все, что смогло создать воображение Крэйка, чтобы отвлечь внимание Тоусута. Со стрелой в руке, как с кинжалом, Крэйк прыгнул на Тоусута и нанес ему удар. Тоусут упал на колени, а Крэйк старался поглубже вонзить стрелу. Пальцы Тоусута сомкнулись на шее Крэйка, и перед его глазами встал кровавый туман, заслонивший колдовской свет Такии. - Лорд, лорд! - услышал Крэйк и с трудом открыл глаза. Он лежал в комнате замка. Как он оказался здесь? Действительно ли он нападал на Тоусута, или это была иллюзия? - Он жив, - снова раздался голос Джорика, и его сильные руки осторожно помогли Крэйку подняться. Дождавшись, пока земля и небо встали на свои места, Крэйк с помощью Джорика вышел во двор. Такия была там вместе с Никусом и Закутом. За ними столпились одетые в черное стражники, испуганно глядя поверх трупов. Они были все мертвы, Черные Капюшоны!. Такия взмахнула рукой, и люди в черном отшатнулись - Крэйк почти увидел их страх. - Достаточно, - он сумел передать эту команду в мозг Такии. Она резко повернулась к нему, сверкая глазами, как кот, приготовившийся к бою. - Они люди, - объяснил Крэйк. - Они только выполняли приказы. Мы имели дело с хозяевами, а не со слугами. - Они охотились за нами, а сейчас поохотятся за ними. - Да, за мной охотились, как и за тобой, колдунья. И, пока я жив, больше не будет таких охот, и я не буду ни жертвой, ни охотником. - Пока ты жив... - Ах, так, - рассвирепел Крэйк. Он шагнул к ней, схватил ее за волосы, сорвал с ее пояса нож, который она заняла у Никуса и забыла отдать, и отрезал ей волосы. Такия вскрикнула и замолотила кулаками по его груди. - Ну, вот, - удовлетворенно сказал Крэйк. - Я думаю, это обезопасит мир на некоторое время, а то у тебя, Такия, слишком уж жестокие планы. Он послал ей мысль, и она послушно повторила вслух: - Забирайте трупы и уходите. - И скажите в Сампуре, что теперь людей не будут угнетать с помощью Силы. Если это кому-то не понравится, я думаю, это, - он указал на Тоусута, - утихомирит их, - добавил Крэйк. Один из стражников посмотрел на тело Тоусута, потом на Такию, и упал перед Крэйком на колени. - Мы - твои рабы, хозяин! - Встань. Ты человек, а человек не должен быть рабом. - Теперь ты будешь править в Сампуре? - осторожно спросил стражник, не вставая. - Мне не очень по нраву этот город, и я еще не знаю. А сейчас - уходите! Держа Такию за руку, Крэйк поднялся в башню. - Ну, что мне с тобой теперь делать? - То, что воин делает с рабыней, - ответила она и хлестнула его мысленной картинкой. - Я никогда так не поступал, - ответил Крэйк. - Возьми свои волосы, колдунья. Такия схватила свои волосы и спрятала их в одежде. - Ну что ж, Ка-рак. Пусть между нами будет война, - и она убежала наверх, в свою комнату. В камине весело потрескивали дрова, и языки пламени лизали куски оленины. Крэйк потрогал синяки на своем горле и поморщился. Никус, укладывая лук без тетивы в кожаный футляр, чтобы предохранить его от влаги, насвистывал какую-то мелодию и хитро поглядывал на Крэйка, когда думал, что тот не видит его. Джорик тоже казался погруженным в свои мысли и задумчиво смотрел на пламя. Его пальцы отбивали тот же мотивчик, что и напевал Никус. Крэйк чувствовал себя как новичок в чужом городе с другими порядками, который не сделал чего-то такого, что все ожидали. Но он был слишком слаб, чтобы прощупать их мозги. После с трудом проглоченного ужина Крэйк задремал и сквозь полусон расслышал разговор Никуса с Джориком. - Он не взял леди Такию. - Он поступил мудро. Такую, как леди Такия, нужно брать, когда полон силы телом и духом, а не пожинать плоды победы, когда еще не рассеялся дым сражения. Хотя, конечно, она принадлежит ему по праву. Такия не появилась и на следующий день. Все делали вид, что не замечают этого, и исподтишка посматривали на Крэйка. Они потихоньку ремонтировали замок и заготовляли мясо, так как Джорик сказал, что близится зима, и ее нужно встретить с большими запасами. Когда Такия не появилась и на третий день, Крэйк забеспокоился. Не ушла ли она совсем? Правда, незаметно выбраться можно только по наружной стене, но кто знает, что могло взбрести ей на ум? Из окна комнаты Такии, мерзко крича, вылетела сова. Крэйк, который только что проводил остальных на охоту, поспешил наверх. Такия стояла возле окна. С сильно бьющимся сердцем он подошел к ней. Она обернулась и упала в его объятия... Проснувшись, Крэйк обнаружил на себе пояс из волос Такии, сплетенный таким образом, что невозможно было определить, где начало, а где конец. Он вопросительно поглядел на Такию. - Это значит, что ты теперь в моей власти, чародей. Крэйк рассмеялся: - Как и ты - в моей, ведьма, - он взъерошил ее короткие волосы. - Скоро они отрастут. - В этом нет нужды. У нас с тобой одна судьба и одна дорога. Я могу пользоваться своей Силой только через тебя. А моя Сила возрастет - Тоусут знал это, и поэтому хотел взять меня. - Так ты хочешь править Сампуром? - спросил Крэйк. Она презрительно фыркнула: - Сампур... Мир широк! - Ну что ж, я думаю, у нас будет время для этого, - и он притянул ее к себе. - Но даже в мире чародеев можно найти часок для чего-нибудь другого.

ВВерх