UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Мак  РЕЙНОЛЬДС

    ВСЕВИДЯЩЕЕ ОКО




  Когда четверо собираются, чтобы войти в сговор, трое
    из них - полицейские шпики, а четвертый - дурень.
    (Старая европейская поговорка)


 1

- Мой дорогой мальчик, - произнес Уильям Моррис, слегка согнувшись  в
коленях, чтобы приноровиться к ускорению лифта, - я уверен, мне  не  нужно
предупреждать тебя, ну, не  высказывать  сегодня  ничего  такого,  что  бы
напоминало непопулярные  идеи  твоего  отца.  -  Он  прокашлялся,  как  бы
извиняясь. - Это, конечно... - он не закончил фразы.
- О Великий Скотт, дядя Билл, перестань беспокоиться обо мне. Таос не
такое дикое и отсталое место, как тебе  кажется.  В  самом  деле,  мы  там
довольно цивилизованны. Да и отец, собственно говоря, далек от того, чтобы
выступать с антитехнатовскими речами на уличных трибунах.
- Я надеюсь, - сказал дядя.
Он быстро обвел глазами кабину лифта.
- Я бы очень хотел, чтобы ты не говорил подобных вещей, мой мальчик.
- Что ты имеешь в виду? Я всего лишь хотел сказать, что отец не имеет
обыкновения высказываться против правительства.
Дядя заволновался.
- Да, но ты  сказал  это  непочтительно.  Это  легко  может  войти  в
привычку - говорить легкомысленно - и, помимо своей  воли,  ты  позволяешь
своему подсознанию, ну...
Он оборвал фразу и прокашлялся.
Это был упитанный мужчина лет шестидесяти, совершенно седой,  но  без
сомнения, сильный и энергичный - в расцвете сил.
Рекс Моррис, его племянник, приближался  к  своему  тридцатилетию,  а
также к пяти футам десяти дюймам и к шестидесяти килограммам. По его  виду
можно было предположить, что жизнь до сих пор не очень круто обходилась  с
ним. У него была легкая походка, почти  праздный  вид  -  богатый  молодой
аристократ. Он улыбнулся дяде.
Дядя Билл расстроился из-за племянника.
- Ты знаешь, что я имею в виду, -  сказал  он  строго.  -  Вот  мы  и
пришли. Этот особняк на крыше  небоскреба  принадлежит  Лиззи  Мим.  Такая
квартира создает некоторый престиж ее хозяйке, не так ли, мой мальчик?
- А кто она такая? За эти последние несколько  дней  я  встречал  так
много людей, что запутался.
- Ну, ты должен помнить Элизабет  Мим.  Ты  встречал  ее  в  один  из
последних вечеров на приеме у Технолога Филпа в Элитарной комнате. Ее  муж
когда-то  был  Первым  Технологом  Функционального  ряда  транспорта.  Мой
хороший друг. После его смерти Лиззи много времени  уделяет  развлечениям.
Ее квартира, мой мальчик, может послужить тебе как бы центром, местом  для
завязывания контактов. На ее вечерах бывает,  и  даже  часто,  сам  Высший
Технолог.
Они вышли из лифта, вошли в  сверхшикарную  прихожую  и  остановились
перед  дверью.  Старший  мужчина  нажал  на  кнопку  сбоку  от   двери   и
многозначительно подмигнул племяннику.
- Шикарно, да? Электрокнопка. Лиззи Мим известна  своей  слабостью  к
антиквариату.
Рекс Моррис был заинтригован.
- Для чего эта кнопка?
- Когда на нее нажмешь, внутри звонит звонок. И Лиззи  знает,  что  к
ней кто-то пришел.
Рекс недоуменно посмотрел на дядю.
- Ну и что тогда?
- А тогда она подходит к двери посмотреть, кто это.
- Но послушай, почему не иметь просто экран идентификации  на  двери,
как у всех? В таком случае она могла бы  видеть,  кто  пришел,  и  решать,
открывать ему или нет.
Дядя нетерпеливо сказал:
- Это антиквариат, неужели ты не понимаешь? Я  наверное  не  смог  бы
насчитать и полдюжины людей во всем городе, имеющих такую вещь.
Рекс Моррис пробормотал что-то в ответ, но дверь уже открывалась.
-  О,  это  ты,  Уильям,  -  воскликнула  Лиззи   Мим.   -   И   твой
дорогой-предорогой племянник с дикого-предикого Запада.
Рекс Моррис поморщился.
- Входите же, - с  трепетом  произнесла  она,  взмахнув  массивной  и
усыпанной драгоценностями рукой в направлении,  откуда  доносились  звуки.
Это была средних лет дамочка, не превышавшая  пяти  футов  двух  дюймов  и
склонная вот-вот располнеть. Однако у нее было довольно приятное лицо -  в
стиле немецкой домохозяйки. Рексу Моррису пришло на ум, что аристократы  в
жизни редко похожи на те очаровательные образы, которые  можно  увидеть  в
стерео-шоу.
- Конечно, ты помнишь  Рекса,  -  сказал  Уильям  Моррис,  запечатлев
легкий поцелуй на щеке хозяйки в знак приветствия.
- Ну, разумеется, и я хотела бы познакомить его сегодня с  некоторыми
дорогими  людьми.  В  том  числе,  -  добавила  она  игриво,  -  с   одной
дорогой-предорогой молодой леди.
Она оперлась своей пухлой рукой на Рекса  Морриса,  и  они  прошли  в
глубь квартиры.
-  Уильям,  -  бросила  она  через   плечо,   -   ты   здесь   хорошо
ориентируешься. Позаботься о себе, пожалуйста, сам.
Дядя Билл направился к ближайшему автобару.
- Ну вот, Рекс, - сказала она. - Я могу называть тебя так?
- Конечно, Технола Мим.
Она хихикнула.
- На самом деле, все называют меня Элизабет, и ты тоже  можешь  звать
меня так. И еще об одном я хочу тебя предупредить.  Сейчас  все  прекрасно
проводят время у меня. Да, прекрасно. Но запомни, пожалуйста,  что  мы  не
обсуждаем ни религии, ни политики, ни каких-либо других  спорных  вопросов
и, конечно же,  в  моем  доме  никто  и  никогда  не  высказывался  против
правительства.
- Ну, разумеется, - сказал Рекс.
Она похлопала его по плечу.
- Ну, вот, - сказала она одобрительно. - Я помню твоего  отца,  когда
он был молодым человеком. Мне  кажется,  что  ты  унаследовал  только  его
лучшие качества.
Такое высказывание,  по-видимому,  не  требовало  ответа.  Лиззи  Мим
подвела его к группе дам, внимавшим в настоящий момент сетованиям одной из
них, очевидно, высказывающей смелые суждения по вопросам большой важности.
- Масло, - с возмущением говорила она. - Дорогие  мои,  я  просто  не
знаю, что делать с проблемой  слуг.  Настоящее  китовое  масло  приходится
использовать для смазывания служанки - оно предохраняет ее от поломки. Это
одна из старейших фамильных робов, одной из самых ранних моделей,  которая
была у меня всю жизнь, а до того - у моей матери. И что же мне  делать?  Я
не могу переделать ее - что  скажут  обо  мне?  Но  ей  необходимо  масло.
Господь знает, как мои дедушка и бабушка могли позволить себе это. А я  не
могу. Масло, мои дорогие, стоит  3  тысячи  эргов  за  фунт.  Что  я  хочу
сказать...
- Слуги! - пришла в ярость другая дама.
В ходе этих знакомств Рексу Моррису  удавалось  немного  выпить.  Его
знакомили то с тем, то с этим, представляли той или иной группе. Несколько
бессмысленных слов сказано ему и им. В памяти осталось, наверное, одно  из
десяти имен.
Лиззи Мим наконец-то закончила свой обход. Она взяла  бокал  вина  из
автобара и начала пить маленькими глотками.
- Слишком холодное, - сказала она, нахмурившись. - Слуги! -  добавила
она рассеянно, по-хозяйски окинув глазами свою квартиру. - Интересно, было
ли лучше, когда слугами были люди?
Рекс приподнял брови.
- Моя дорогая Технола Мим.
Ее глаза стрельнули по его лицу, расширившись.
-  О,  не  пойми  меня  неправильно.  Я  не  критикую  правительство.
Функциональный ряд обслуживания был упразднен.
- Я ничего не знаю об этом, - сухо сказал Рекс Моррис.
- Конечно же, как и я.
- А кто эта привлекательная дама вон  там?  -  спросил  Рекс,  скорее
всего,  чтобы  поменять  тему.  Слишком  уж  они  приблизились  к  спорным
вопросам. - Та, которая разговаривает с крупным чиновником Безопасности.
- С Технологом Маттом Эджевортом? Это Надин, - сказала Лиззи Мим. - Я
разве не представляла тебя Техноле Надин Симс?
- По-моему, нет, - сказал Рекс. - Я наверняка бы запомнил.  Она,  без
сомнения, самая потрясающая девушка из присутствующих  здесь.  Это  она  -
дорогая-предорогая молодая леди, о которой вы упоминали?
- Нет, - ответила Лиззи Мим. В ее голосе появилось что-то неприятное.
- По правде говоря, Надин, как я понимаю, связана с ФРБ.
- О, - сказал Рекс. - Как мило.
Лиззи Мим затараторила:
- Как тебе известно, Рекс, твой дядя - один из моих  старых-престарых
друзей, и, конечно, я знала твоего отца - до того, как он  забрался  в  то
место, где он сейчас живет...
- Таос, - подсказал Рекс, по-прежнему не отрывая глаз от девушки. Это
было стройное, утонченное создание, одетое в серое сари. В ее осанке  было
что-то кошачье - черная пантера  в  джунглях  -  невероятно  красивая,  но
несомненно опасная. Крупный  полицейский  чиновник  куда-то  отошел.  Рекс
поинтересовался,  неужели  именно  ее  связью   с   Функциональным   Рядом
Безопасности можно объяснить отсутствие поклонников, которые  должны  были
бы тремя-четырьмя рядами окружать ее.
- Да, конечно, - сказала хозяйка дома. - Что я хочу сказать, Рекс,  я
очень близко к сердцу принимаю твои интересы. Уильям сказал  мне,  что  ты
закончил свою учебу и подыскиваешь назначение в подходящем  Функциональном
Ряду, и мы, конечно же, хотим, чтобы у тебя были нужные контакты.
Рекс взглянул на нее с улыбкой.
-  Вы  хотите  сказать,  что  Технолу  Симс  нельзя  считать  хорошим
контактом?
Она похлопала его по плечу своей массивной рукой.
- Прекрати, Рекс Моррис. Я знаю, ты разыгрываешь меня. Не правда  ли,
прекрасное слово? "Разыгрывать". От него веет стариной. Оно означает,  что
ты подшучиваешь надо мной. Я хотела только напомнить тебе, что ты  новичок
в столице, и тебе более чем другим не следует проявлять заинтересованность
в спорных вопросах. А Надин может быть... ну,  ты  сам  знаешь.  Но  давай
подойдем, я вижу, что ты уже заинтригован.
Надин Симс одарила его чересчур деланной улыбкой.
- Я думала, когда же нас представят друг  другу,  -  сказала  она.  -
Знаменитости у нас редки в последнее время.
- Знаменитости? - переспросил Рекс Моррис.
- Сын Леонарда Морриса представляет большой интерес,  -  сказала  она
ему, окинув взглядом с ног до  головы  его  аккуратную,  хорошо  сложенную
фигуру и, по-видимому, оставшись довольной увиденным.
- Ну, я вас, молодые люди, оставлю, - засуетилась Лиззи  Мим.  -  Мне
показалось, что был звонок в дверь, пойду проверю.
Она упорхнула.
- Она довольно древняя, - произнес Рекс, чтобы что-нибудь сказать.
- Самая выдающаяся хозяйка столицы,  -  сказала  Надин.  -  Никто  из
лучших людей не пропускает ее приемов. Я слышала, что вы  приехали  в  наш
город навсегда.
Он усмехнулся.
- Это звучит ужасно по отношению к старому холостяку тридцати лет.
Она нахмурилась, слегка недоуменно, что ей впрочем шло, и сказала:
- Простите?
- Я далек  от  мысли  искать  в  вашем  городе  вечное  и  доброе.  Я
откликнусь на любое предложение столицы  в  плане  сиюминутного  и  злого.
Видите ли, дурная репутация Великого Вашингтона дошла и до наших дебрей, и
она заманчива.
Она рассмеялась.
- Я могу предложить свои услуги гида. Я  же  имела  в  виду,  что  вы
приехали к нам на постоянное проживание.
- Только в том случае, если я смогу найти многообещающее  назначение.
Дядя Билл, правда, оптимист.
Он зевнул, как бы представив себе перспективу будущей работы.
- Я хотела бы еще один сускратцер,  -  сказала  она,  направившись  к

 
в начало наверх
ближайшему автобару. - У вас специальность такая же, как и у вашего отца? Он заказал по коду ей бокал искристого вина и скривился. - В этом-то вся проблема. Я неизлечимо ленив. Я ни на чем не специализировался. Он передал ей охлажденный бокал. Она приподняла брови над краем бокала, не отрываясь от него. - Вы меня поражаете. Куда же идет класс Технологов? Рекс Моррис пожал плечами и заказал сазерак. - Слишком много хлопот. И, кроме того, приобретаешь только трудности. Достаточно посмотреть на моего отца - ученого, победившего вирусные болезни. Разве он известен благодаря этому? Конечно, нет. Слава его вызвана его отказом от конформизма и... - Технол Моррис, - сказала она мягко. - Мне кажется, что мы не настолько хорошо знакомы, вы согласны? Он немедленно пожалел о сказанном. - Извините. Она одарила его своей деланной улыбкой. - Я понимаю, что вы имеете в виду. И вижу ваше положение. При ваших связях разве есть необходимость в специальности? Вам стоит лишь захотеть, и вы добьетесь своего. Не успели они развить эту тему, как подошел неуклюжий Технолог Безопасности, Матт Эждеворт, с которым она перед этим беседовала, и после натянутого чересчур формального приглашения увлек Надин Симс в комнату, отведенную для танцев. Она, обернувшись, взглянула на Рекса и сострила гримасу отчаяния, как бы выражая свое желание остаться. Рекс Моррис глядел ей вослед с тихим возгласом восхищения. Одежда индийских женщин - сари - одно из самых украшающих женщину одеяний, когда-либо созданных, а фигура Надин Симс была такой, которая и не требовала украшения. Голос за его спиной произнес протяжно: - О-ч-е-н-ь плохо, мой дорогой мальчик. Рекс обернулся к дяде. - Что такое? - Ничего такого, Рекс. Ничего. Как проводишь время? - Отлично. Много приятных людей, дядя Билл. - Как тебе понравилась Технола Симс? - Хорошенькая девушка. То, что нужно. Можно даже сказать, красивая. - Все правильно. Но... как я понимаю, она иногда подрабатывает для... - он запнулся. - Для ФР Безопасности, - закончил за него Рекс. - Так мне сказали. Дядя прокашлялся. - Хотел бы тебя познакомить и с другими моими друзьями, мой дорогой мальчик. Технолог Маррисон, что стоит вон там, - жук навозный в ФР текстильной промышленности. Вечно жаждет молодой крови, особенно в нашем раннем пенсионном возрасте. Технолог Маррисон - толстый, лысый тип с красным носом - был в середине своего рассказа о каком-то веселеньком дельце в тот момент, когда к нему подошли Рекс со своим дядей. - ...и тогда мы переключились на гавайское, - поведал он. - Четыре части джина, две - апельсинового сока и одна - ликера кюрасао. Его подают, вы знаете, в ананасе. К этому времени мы все упились. В стельку. Нужно было видеть Джеффа. Джефф был вдрызг пьяный. А Марта... - Марта? - переспросил кто-то. - Только не Марта. Она выносливая, как верблюд. Я никогда не видел, чтобы Марта... - Упилась, - настаивал Технолог Маррисон. - А потом мы все пошли в Ночлежку с этими ананасами, вы представляете себе. Ужасно весело. У каждого из нас было по ананасу в каждой руке. - И вот здесь-то вас и остановил Исполнитель из ФРБ? - спросил кто-то, засмеявшись. - Это мы ему сказали, куда направиться, - хихикнул Маррисон. - Представьте себе, мы - два Первых Технолога и три Технолога, а этот тупица пытается проявить по отношению к нам свои полномочия. Все засмеялись. Дядя Билл прервал их. - Фред, я хотел бы познакомить тебя с моим племянником. Это Рекс. Рекс, Фредрикс Маррисон - Технолог Функционального Ряда текстильной промышленности на всем восточном побережье. Маррисон заметно заважничал. Он снисходительно протянул руку. - Твой племянник? - переспросил он Уильяма Морриса. И затем более сдержанно: - Не сын ли это твоего брата Леонарда? Рекс Моррис кивнул. - Леонард Моррис - мой отец. Маррисон состроил гримасу. - Да, я, как и все, восхищаюсь открытиями твоего отца в области вирусов, но я никогда не соглашусь с его... Тут подлетела Лиззи Мим. - Господа, господа, - защебетала она, - мы собрались здесь не для спора, не так ли? Рекс, пойдем со мной. Я хочу познакомить тебя с одной моей дорогой-предорогой подругой. Учитывая тот факт, что дядя, вероятно, обсудит его дела успешнее, чем он сам, Рекс Моррис позволил увести себя после некоторых банальных реверансов в адрес текстильного магната с его стороны. Фактически, его голова еще была повернута в сторону этой последней группы, когда Лиззи Мим произнесла: - Паула Клейн, это тот дорогой мальчик, с которым я хотела познакомить тебя. Милый-премилый мальчик. Рекс Моррис из... как ты называешь его, - Тауз? - Таос, - поправил ее Рекс. Паула Клейн хмуро взглянула на него. У него появилось странное ощущение, что для этой хорошенькой девушки знакомство с молодым человеком ее возраста - пустая трата времени, которое лучше было бы употребить на более важные дела. Ей должно быть около двадцати пяти лет, решил он, но у нее был серьезный, открытый взгляд студентки, склонной к идеализму. Жаль, подумал он, так как эта брюнетка была именно такого типа, какой ему больше всего нравился. Волосы - такие черные, что вызывают подозрение, темные глаза, красивый цвет лица, почти такого же оттенка, как у индианок в его родном Таосе. Ее крупный рот естественно красного цвета; а таких прекрасных зубов, как у нее, он никогда прежде не видел. - ...ее мать, - продолжала Лиззи Мим, - одна из моих лучших подруг. Она похлопала Рекса по плечу одной своей пухлой ладонью, а Паулу - другой. - Ну, а теперь познакомьтесь друг с другом поближе, - сказала она и добавила: - Но будьте осторожны. Я боюсь, что отец Рекса имеет дурную репутацию относительно обсуждения политики, а дедушка Паулы и его религия... - Она хихикнула, словно демонстрируя свою смелость, и упорхнула. Рекс Моррис отвлекся от физических данных Паулы, превосходных, надо признать, и переспросил: - Религия дедушки? Паула Клейн заметила безо всякого выражения: - Лиззи, кажется, настоятельно советовала не обсуждать ни политику, ни религию, ни секс, ни какие-либо другие спорные вопросы и не критиковать никакие современные заведения, и самое главное... - Никакой критики в адрес правительства, - закончили они вдвоем с присоединившемся к ней Рексом. Они оба рассмеялись, но затем оба быстро огляделись по сторонам. Никого, кажется, не было поблизости, чтобы наблюдать за ними. - Выпьем? - предложил Рекс. - Нет, спасибо, я не пью. Он посмотрел на нее, приподняв брови. - В наши дни? На что же вы тогда тратите свое время? Ее глаза скользнули по нему в задумчивости. Она любовалась цветом его лица, глубоким горным загаром, его удивительно аккуратной фигурой. Уже второй раз в течение часа Рекс Моррис чувствовал на себе изучающий взгляд красивой женщины. - Судя по вашему виду, - произнесла девушка, - не скажешь, что вы часто пьянствуете, Технол... - Моррис. Рекс Моррис. - И вы, кажется, из Таоса? О, Великий Говард, я, наверное, прослушала, когда Лиззи представляла вас. Вы, должно быть, сын... Он снова присоединился к ней и вместе они нараспев закончили: - Леонарда Морриса. Рекс сказал: - Я начинаю сильно уставать от того, что я сын моего отца. В выражении ее лица и в ее голосе появилось что-то новое. - Не стоит, - сказала она. - Нет, конечно же, если говорить серьезно, он не из тех стариков, удержаться от любви к которым легко. Паула Клейн почти прошептала: - А теперь о том вопросе, который вы задали. Мой дедушка был одним из последних, кто выступал против религиозных уний Темпля. - Ясно, - неуверенно произнес Рекс. Она продолжала. - Он исповедовал одну из старых религий до самого своего конца, хотя его понизили в должности до обычного Инженера. Затем она задумчиво добавила: - Потребуется еще много времени, чтобы изгладились из нашей памяти ошибки прошлого. Рекс смущенно заметил: - Мне кажется, нехорошо, если нас кто-нибудь услышит, Технола Клейн. Она как-то странно посмотрела на него, но затем быстро тряхнула головой и сказала: - Послушай, как ты относишься к тому, чтобы выбраться отсюда и поговорить? Он улыбнулся. - Лучшего предложения я не получил за целый день. - Следуй за мной. Я хорошо знаю эту квартиру. Здесь есть черный ход, и никто не увидит, как мы уйдем отсюда. Рекс Моррис пожал плечами. Этот прием, как и дюжина других, которые он уже посетил вместе с дядей, не был особенно значительным. Дядя Билл пустил в ход свои связи, извлекая из своих контактов все, что можно. Некоторые высокопоставленные лица из Функциональных Рядов и Темпль были здесь сегодня, но личное присутствие Рекса на этой сцене не было особенно необходимым. 2 Паула шла впереди. Они прошли через зал, выскользнули за дверь и очутились в стерильной бело-желтого цвета комнате со множеством кабинок, столиков и других предметов, назначение которых Рексу было неизвестно. - Ради Великого Скотта, скажи, что это такое, - спросил он. - Это кухня, - ответила она. - Кухня? Там, где готовят пищу? И это в частном доме и в наше время? - Лиззи помешана на антиквариате, - сказала она. - А также на старом образе жизни. Пойдем. Этот черный ход - служебный. Я часто в детстве играла здесь. Муж Лиззи был прекрасным человеком - как и она, конечно же. Она провела его через черный ход к служебному лифту. Они вошли в лифт и Паула произнесла: - Служебное помещение, пожалуйста. - Выполнено, Технола Клейн. Она пояснила удивленному Рексу: - Он все еще распознает меня, спустя столько лет. С головокружительной скоростью лифт опустился на два уровня под землю. Они вошли в одно из служебных помещений здания, и Паула, по-прежнему хорошо ориентируясь, вышла к блоку вызова ФР транспорта и набрала код для вызова двуместного авто на воздушной подушке. - По моим представлениям, - сказала она, когда они ожидали авто, - в вашей части Техната еще должно было сохраниться некоторое количество личных автомобилей. - Не так много, наверное, как ты думаешь, - ответил Рекс. - В Таосе есть свой гараж ФР транспорта. Конечно, наш дом находится в четырнадцати километрах от города, и требуется время, чтобы туда добраться. А приобретя собственную автомашину, чувствуешь свои ограниченные возможности. Ведь пользуясь услугами гаража ФРТ, можешь выбирать любую модель: сегодня - гоночную скоростную, завтра - восьмиместный лимузин, потом - грузовик-пикап или четырехместный седан. - Конечно, - сказала Паула. - Мой дедушка помнил еще то время, когда автомобили были, главным образом, личного владения, за исключением такси и арендуемых машин. Он рассказывал, что улицы были так запружены
в начало наверх
транспортом, что движение было практически парализовано и негде было даже запарковать машину. Это было, наверное, до появления подземок и автоматизированных дорог. А вот и наш автомобиль. Двухместный, управляемый робом автомобиль на воздушной подушке съехал по наклонной плоскости и подъехал к ним, вплотную приблизившись к обочине тротуара в том месте, где они стояли. Дверца автоматически открылась. Паула села на сиденье возле ручного управления. - Я поведу, - сказала она. - Я знаю город лучше тебя. Рекса слегка удивило то, что она просто не набрала код их места назначения. Но он только спросил: - Послушай, а куда мы едем? - Увидишь, - хихикнула она. - Мое предложение состояло в том, чтобы отправиться "куда-нибудь" и там поговорить. Вот мы и поедем куда-нибудь и поговорим. Они вписались в городское движение на одном из самых низких уровней, и Паула набрала код. Спустя десять минут они уже были у выхода на поверхность возле их места назначения, неизвестно, правда, какого. Они выехали в сам город. Рексу не было знакомо это место, что было не очень удивительно, так как он в городе всего лишь неделю. Но, по-видимому, он легко бы мог найти его. Это был один из не слишком шикарных развлекательных центров типа ночной клуб-ресторан-бар. Паула снова перешла на ручное управление, продвинула машину немного вперед и затем приблизилась к обочине. Они вышли, и она отпустила автомобиль, который остался ждать следующего вызова. Дальше они пошли по узенькой улочке. Рекс с интересом оглядывался по сторонам. - Это, наверное, одна из самых старых улиц города. - Я думаю, да. - Послушай, черт возьми, куда мы в конце-концов идем? Она загадочно улыбнулась. Фактически, впервые он увидел ее улыбку. Она продолжала улыбаться, и он вдруг почувствовал, что не прочь видеть ее улыбку и в будущем. - Ты все увидишь сам, мистер Сын Леонарда Морриса. Рекс тяжело вздохнул. Они вошли в среднего размера и непонятного назначения здание, какие строились до эпохи высотных домов и суперквартир. Рекс вначале решил, что это один из домов, принадлежащих классу Исполнителей. Но даже если это так, все равно много непонятных вещей. Они прошли по коридору несколько ярдов и вошли, по-видимому, в служебный лифт. Опустились на два уровня и очутились в маленькой комнатке без мебели и Паула стала перед переговорным экраном. Какой-то голос произнес: - Мы узнали тебя, Паула Клейн, но кто этот незнакомец? Он не наш член. - Я могу поручиться за него, - нетерпеливо сказала Паула. Рекс Моррис почувствовал, что впадает в раздражение. К чему это все приведет? Это решительно ему не нравилось. И у него не было ни малейшей догадки... Голос продолжал: - Может быть ты и можешь поручиться за него, иначе бы ты не взяла его с собой... Но, Паула Клейн, ты знаешь правила нашего заведения, и этот представитель класса Технологов незнаком нам. Она сказала с нетерпением: - Я говорю тебе, он совершенно безопасный. И, как тебе хорошо известно, я сама принадлежу касте Технологов. - Но откуда мы знаем. Извините, сэр, но это частное заведение и... Паула оборвала его: - Это Технол Рекс Моррис, сын Героя Техната Леонарда Морриса. Этого достаточно для тебя? Наступила долгая минута молчания. Затем голос произнес, как бы извиняясь: - Добро пожаловать в нашу разговорню, Технол Моррис. Паула сердито фыркнула, пошла вперед, показывая путь, и остановилась у тяжелой, обитой войлоком двери, которая уже плавно раздвигалась. - Разговорня, - повторил невольно Рекс. 3 Она повернулась к нему с озорной улыбкой на губах и с некоторым видом триумфа. - Я говорила тебе: поедем куда-нибудь, где мы сможем поговорить. Где же еще в Великом Вашингтоне можно поговорить, как не в разговорне? - О, Великий Скотт, - пробормотал Рекс. Внутри оказалось не менее полудюжины комнат различного размера. И в каждой из них было по полдюжине круглых столиков. Рексу они отдаленно напоминали столики для игры в покер, но только они были большего размера. За каждым столиком могли удобно разместиться около дюжины человек. Возле некоторых из них, однако, было вдвое больше человек, и они сидели или стояли. В центре каждого стола был автобар и, наверное, около половины посетителей клуба попивали кофе или другие напитки. Но привело их сюда, разумеется, не желание выпить. - Пойдем туда, - сказала ему Паула, и ее темные глаза сверкали. И затем шепотом: - Здесь только одно простое правило. Ты не должен никому возражать - ни в коем случае. Ты имеешь право говорить все, что пожелаешь, но все остальные имеют такое же право. Рекс Моррис с печальным видом прокашлялся. - Послушай, я бы попросил тебя не представлять меня по фамилии. Она странно посмотрела на него. - Хорошо, но ты можешь доверять этим людям. Они в одной с тобой лодке. Я назвала твою фамилию у входа, чтобы нас пропустили. Отныне тебя всегда будут пускать, даже если ты захочешь прийти сюда сам. Они подошли к столику, окруженному плотным кольцом собеседников старшего возраста. Многие из них спокойно сидели и слушали, покуривая трубку или сигарету или же попивая кофе или пиво. Царила атмосфера расслабленности. Как раз в этот момент один из них решительно выдвинулся вперед. Это был худой и ершистый Старший исполнитель. - Я спрашиваю, почему? - сказал он. - Почему, почему и почему? И никто не может ответить. На низких уровнях религиозной веры мы доходим до смешного. Нам объясняют, что есть высшее существо или существа, которые создают весь мир и человека, а затем проводят время в наблюдении за ним, как обычно требуя поклонения. Если человек "хороший", после смерти он вознаграждается навеки вечные; если же он "плохой", он карается навеки вечные. Явно детская концепция, возникшая первоначально в примитивных умах. Более того, что такое "хорошо" и что такое "плохо" обычно произвольным образом определяется духовенством. Он перевел дыхание и продолжил: - И очень часто их решения относительно того, что грешно, а что праведно, диктуются их собственными материальными выгодами. Один из слушателей что-то пробормотал в этот момент, но было неясно, соглашался он с выступающим или нет. Выступающий обратился к нему: - Большой редкостью в истории являются случаи, когда духовенство не держало в своих руках общественного богатства. Есть исключения, но лишь исключения. Религиозное движение может возникнуть среди мечтателей и идеалистов, живущих добровольно в бедности. Иисус и его ближайшие ученики тому пример. Но примерно через столетие, когда новая религия завоевывает множество последователей, появляется новое поколение религиозных лидеров, живущих за счет страны. Другой из слушателей заметил: - Мне кажется, вы отклонились от своей первоначальной темы. - Отнюдь. Мой вопрос, который я задаю всем религиям - почему? На таком низком уровне персонифицированных богов ситуация наиболее очевидна. Бог создает человека, навязывает ему почти невыполнимые правила, особенно в такой сфере, как, скажем, секс, а затем карает или вознаграждает по делам его. Но почему? Почему всесильного Бога это должно волновать? Вопрос остается в силе на любом уровне религиозной мысли. Если существует высшее, управляющее миром существо, что движет им? С какой целью он создал такое глупое и жалкое творение, как человек? Один из слушателей постарше вынул изо рта трубку и мягко сказал: - Тот факт, что мы не можем ответить на ваш вопрос, не означает, что ответа нет. Возможно, для Божества ответ очевиден. А возможно, по какой-то причине он не хочет, чтобы мы знали, почему он создал нас. И наконец, возможно, мы обречены никогда и не узнать этого. Рекс Моррис отвел Паулу Клейн на несколько ярдов в сторону от стола. У него были пересохшие губы. - Послушай, - прошептал он, - если бы Темплю стало известно об этом разговоре, эти мужчины были бы арестованы и, наверное, потеряли бы статус. Их могут изгнать из Техната или даже... - Посадить в тюрьму или применить к ним силу, - Паула закончила фразу за него. - Да, именно это я имел в виду, - сказал он озабоченно. Она улыбнулась. - Боюсь, что примеру, который подал твой отец, последовала наиболее интеллектуальная часть нашего общества. Это отнюдь не единственная разговорня в Великом Вашингтоне. А в каждом городе есть свои разговорни. - Но какой в этом смысл? Рано или поздно Темплю удастся сломить этих мужчин. Нельзя говорить таких вещей, какие они говорят. - Дело не только в Темпле. Какими, например, спорными вопросами интересуешься ты? - Я? Ну... - Пойдем вон туда. Я знаю того парня, который сидит в углу за столиком; думаю, что он развеселит тебя. Рекс Моррис поднял к небу глаза, как бы в знак протеста, но последовал за ней. - Материнство, - произнес, усмехаясь, грузный и бледный Младший исполнитель. - Что такого есть в каждой матери, что автоматически превращает ее в объект почитания и обожания? Возьмите какую-нибудь неряшливую, недовоспитанную и недообразованную, неискреннюю и несимпатичную девчонку восемнадцати лет и позвольте ей забыть принимать свои пилюли - и девять месяцев спустя - о, чудо из чудес - она превращается в настоящую святыню, которой поклоняются. Она ведь мать! Скажите что-нибудь против материнства, и толпа будет жаждать вашей крови. Это не значит, что я защищаю отцов. По моему мнению, ни один человек из ста не способен принимать участие в воспитании молодого поколения. В голове у них путаница, способностей никаких, словом, продукт им же подобных родителей. Он выразил всем своим видом отвращение и погрузился на время в молчание. Паула лукаво спросила: - Разве вы не любите свою мать, Исполнитель? Он взглянул на Паулу и снова поморщился. - Я люблю ее, наверное, но я знаю также ее недостатки. Боже, как она страдает. Мученица. Сколько лет своей жизни она отдала детям. Как жестоки они, не понимают и не ценят ее. Типичный пример! Кто-то из сидевших за столом сказал: - Если вы полагаете, что родители не способны воспитывать детей, то кем вы предполагаете их заменить? - Подготовленными профессионалами, конечно. Так же, как мы выявляем способных к тому, чтобы стать инженерами, пилотами, учителями, художниками и т.п., давайте начнем выявлять тех, кто имеет способность растить детей. Рекс тряхнул головой. - А что там? - спросил он шепотом у Паулы, кивнув в сторону стола, вокруг которого не только сидели, но и стояли люди. - Не знаю, - прошептала в ответ она. - Давай походим от стола к столу, пока ты не найдешь что-нибудь интересное для себя. И тогда ты либо послушаешь, либо поговоришь с ними, если захочешь. Это был не монолог на этот раз, а небольшой диспут. - Я не страдаю узостью взглядов. Я не горю желанием сжигать гомосексуалистов на костре. Если их, скажем, вкусы отличаются от моих, это их личное дело. Он наклонился вперед и указал пальцем на молодого человека, сидевшего напротив него. - Однако такого рода добровольные отношения между взрослыми - это одно. Но я никак не могу одобрить тех взрослых, которые соблазняют молодых людей, которые в противном случае могли бы остаться нормальными. - Что же вы понимаете под словом "нормальный"? - спросил его раздраженно другой. - Дайте мне определение понятия "нормальный" применительно к сексу.
в начало наверх
- Вы знаете, что я имею в виду. Основным предназначением сексуального акта является воспроизведение рода. Это - нормально. Если вы начинаете действовать вопреки этой конечной цели, вы покушаетесь на род человеческий. Если гомосексуалист соблазняет нормального молодого человека или женщину, он посягает на их потомство. - Смешно слушать, - сказал кто-то. - Неужели Кинсей прожил впустую? Ведь хорошо известно, что практически каждый имеет некоторую склонность к гомосексуализму. Человечеству не угрожает опасность только потому, что не каждый может приспособиться к обычной сексуальной практике. Разве греки Золотого века не справлялись с задачей воспроизведения рода? Конечно, справлялись. Более того, у них был такой высокий прирост населения, что они вынуждены были мигрировать в колонии по всему Средиземноморью. А как вы знаете, гомосексуализм процветал в Древней Греции. На стене вспыхнули красные лампочки, и комната моментально замерла. Последний из выступавших тяжело вздохнул: - Облава. А я на поруках после того, как последний раз попался. Паула быстро окинула взглядом комнату. Все члены разговорни были уже на ногах и ходили кругами в нерешительности. То тут, то там раздавались голоса и даже крики. Все смешалось. Где-то в отдалении раздался звук тяжелого удара, по-видимому, была высажена дверь. Кто-то вскрикнул: - Как же нам выбраться отсюда? Они заходят и через передние, и через задние двери. - О Великий Скотт, - вырвалось у Рекса Морриса. - Нас схватят. И я никогда теперь не получу приличного назначения. Паула Клейн взглянула на него несколько странно и скомандовала: - Следуй за мной. Сюда, вот сюда. Он последовал за ней через несколько комнат и небольшой коридор, из которого они попали в крошечный кабинет. Кроме одного стола и двух прямых стульев в нем из мебели ничего больше не было. На стене, правда, висел почему-то портрет Высшего технолога. За столом сидел краснолицый мужчина среднего возраста в форме Старшего исполнителя. Всем своим видом он выражал возмущение. - Облава, - с горечью произнес он. - Вторая за этот месяц. Что там у них стряслось в ФРБ, если их Технологи так выслуживаются? Привет, Паула. Он взглянул на Рекса. - Кто это? Паула сказала с нетерпением: - Майк, это сын Леонарда Морриса. Он недавно у нас в городе. Ты прав относительно Технолога Матта Эджеворта. Он изо всех сил хочет заполучить пост Первого Технолога и пытается разрекламировать себя. Если он схватит Рекса в разговорне, он может взять его на заметку. Ты сам знаешь. Кроме того, Рекс пока не установил связи ни с одним из Функциональных Рядов. И у него нет такой организации, которая могла бы взять его под защиту, если он попадет в технатовский суд. Майк, ты должен предпринять что-нибудь. Майк кивнул головой в направлении тех комнат, откуда только что пришли Паула и Рекс. - Каждому из тех, кто там остался, кажется, что у него есть особые причины не быть схваченным. Почему вам кажется, что вы не такие, как они? - Майк, это не кто-нибудь. Это сын Леонарда Морриса. Если его схватят, об этом будут трубить на каждой станции Техната. И это будет еще один удар по его отцу, а, как мне кажется, этот человек получил их уже достаточно от нашего общества. Майк, очевидно, быстро принимал решения и быстро действовал. Он был уже на ногах. - Хорошо, идите сюда. Ты сама в уязвимом положении, Паула. Он открыл дверь стенного шкафа для одежды. - Я пользовался этим ходом всего лишь два или три раза. Возможно, полиция знает о нем. А может и нет. Я даже сам не воспользуюсь им. Это только на случай крайней необходимости. Желаю удачи, Технол Моррис. Рекс пробормотал в ответ: - Спасибо, Майк. - О, Великий Говард, поторопись же, - сказала Паула. В коридоре послышались чьи-то тяжелые шаги. Она сняла и отбросила два или три пиджака, чтобы добраться до небольшой потайной двери. Паула надавила на нее, и дверь отворилась, как раз в тот момент, когда Майк закрыл за ними дверь шкафа. Стало темно. - У тебя есть фонарь? - спросила она шепотом. - Я не вижу своей руки прямо перед лицом. Он зажег свой фонарь, и они смогли продолжить свой путь по очень узкому проходу. Заканчивался он нормальной на вид дверью, которая вела в коридор. Он был освещен. Паула сказала: - Я не имею ни малейшего представления о том, где мы находимся и как нам отсюда выбраться. - Нам остается только пробовать, - сказал Рекс. - Похоже, что это какие-то склады. Надеюсь, мы ни на кого не натолкнемся. Вскорости они нашли лестницу и поднялись по ней. Лифтов, по-видимому, не было. Поднявшись на два этажа, они очутились в вестибюле, очевидно, небольшой гостиницы, возможно, для Старших исполнителей и ниже. Гостиница была новая, полностью автоматизированная, поэтому из обслуживающего персонала было только пару дежурных, которые смотрели на них с большим удивлением. Это было отнюдь не то место, где можно было ожидать появления парочки ранга Технолов. Паула и Рекс не обратили на них никакого внимания и направились к центральному выходу. Они задержались ненадолго в дверях, чтобы оглядеться по сторонам. На улице они увидели с полдюжины Исполнителей ФРБ, находящихся в распоряжении представителя полиции Безопасности в ранге Инженера. Они, по-видимому, охраняли вход в разговорню, в то время, как другие члены их команды проводили внутри облаву. Тут же были выгодным образом запаркованные пять или шесть машин, некоторые из которых предназначались для перевоза арестованных. Пешеходы проходили мимо с устремленными вперед глазами, словно не замечая, что происходит что-то необычное. Чувство боязни быть вовлеченным во что-нибудь было сильно развито у жителей Техната. Рекс сказал: - Как ты думаешь, может быть нам лучше вернуться в гостиницу и переждать в вестибюле, пока здесь все кончится? Паула Клейн задумалась, покусывая губы. - Нет, - сказала она. - Они могут обнаружить ту потайную дверь в шкафу у Майка и воспользоваться ею. Если они найдут нас здесь в одежде ранга Технолов, они сразу же догадаются, что мы убежали из разговорни. Пойдем отсюда, возьми меня под руку. Пытаясь выглядеть беззаботными и делая вид, что их появление в гостинице низшей касты было в порядке вещей, Рекс Моррис и Паула Клейн вышли на улицу, смешались незаметно с другими прохожими и продефилировали мимо сотрудников ФРБ. По крайней мере, им хотелось надеяться, что они остались незамеченными. Однако Инженер вдруг прищурился, пробормотал что-то своим ребятам, и весь отряд застыл в напряженном ожидании. Паула кивнула им и продолжила свой путь, как ни в чем не бывало. Когда они прошли по улице футов сто, Рекс, уставившись на Паулу, спросил: - Что все это значит? Паула покусывала губы. - Черт возьми, этот дурак видел, как я выходила с тобой из гостиницы. - Ну и что? Меня интересует, что означает это приветствие. Вместо того, чтобы арестовать нас, они обошлись с нами, как с важными персонами. Паула нетерпеливо сказала: - Клейн, Клейн. Неужели тебе не знакома эта фамилия? Рекс остановился и продолжал внимательно смотреть на нее. - Ты хочешь сказать, что Уоррен Клейн - твой муж? Первый Технолог Функционального Ряда Безопасности? - Не муж, а брат. О Великий Говард, он будет в негодовании. Он уже предупреждал меня держаться подальше от разговорень, учитывая его положение. 4 Утром за завтраком Уильям Моррис был назойливо любопытен. - Мы как-то потеряли тебя из виду на приеме у Лиззи. Я подумал было, что ты отправился побродить с Надин Симс, но потом я заметил, что она продолжала танцевать с Технологом Эджевортом. Рекс в это время заказывал себе черепашьи яйца и морскую свинку, гренки, масло и кофе. - Угу, я вышел погулять с Паулой Клейн. Дядя поджал губы. - С Паулой Клейн, говоришь. Да, она миленькая. Однако... - Что однако? - нахмурился Рекс. - Откровенно говоря, она довольно сумасбродна, насколько я знаю. Она приводит своего брата в отчаяние. У тебя проглядывает некоторая тенденция завязывать контакты с молодыми дамами, связанными с ФР Безопасности, Рекс. Ты думаешь, что... - он не закончил фразы. Рекс получил из автостола заказанные им блюда и принялся за них. - Китовое масло, - произнес он. - Ты знаешь, что отец производит настоящее масло у нас возле Таоса? - Настоящее масло? О, это большая редкость, даже на столах у Первых Технологов. Я ел у одного их них на прошлой неделе. Ты имеешь в виду коровье масло? У твоего отца связи с зоопарком? - Я имел в виду козье масло. Одна из любимых шуток отца в последнее время - говорить людям, что он - последний фермер. У него дойная коза, одна из трех или четырех последних коз в области. Это у него как хобби. Очень много хлопот с выпасом и другими вещами, но он получает от этого удовольствие. - Старина, - сказал дядя, широко раскрыв глаза. - Я расскажу Лиззи об этом. Она умрет от зависти. Голос роба произнес из стенного переговорного устройства: - Инженер Ланс Фредрикс из Функционального Ряда Безопасности - к услугам Технолога Уильяма Морриса и Технола Рекса Морриса. Уильям Моррис поднял брови. - Безопасности? Чего еще нужно Инженеру Безопасности от меня? Рекс нервно произнес: - О-о. Дядя перевел глаза на него. - У тебя есть что-то, о чем мне следует знать? Рекс отложил вилку и смущенно посмотрел на своего старшего собеседника. - Боюсь, что я свалял дурака. Надеюсь, что это не пошатнет твоего положения. - Моего положения? Не смеши меня. Я на пенсии. Что произошло? - Я был вчера в разговорне, дядя Билл. А там была облава из ФРБ. Я думал, мне удалось выбраться незамеченным, но, очевидно, нет. Я сильно вляпался? - Разговорня! Нет и недели, как ты в городе, а уже посещаешь разговорню. О Великий Говард, ты явно идешь по стопам отца! - Меня повели. Я слышал, конечно, раньше о таких местах, но никогда не бывал. В наших краях их нет. Наверное, мне следовало немедленно покинуть ее, но мне было любопытно. Уильям Моррис поднял к небу глаза. - Ладно, пусть войдет чиновник и все объяснит. Однако, мне кажется, Рекс, что учитывая, э-э, репутацию твоего отца, тебе бы следовало быть более осмотрительным. - Виноват, дядя Билл. Дядя повысил голос: - Впустите Инженера Фредрикса. - Выполнено, - ответил голос роба. Дверь отворилась, и в комнату вошел гладко выбритый, хорошо сложенный Старший инженер в форме ФР Безопасности. Остановившись в двух футах от двери, он щелкнул каблуками и выпалил: - Мое почтение Технологу Моррису. - Вольно, вольно, - пробормотал Уильям Моррис. - Садитесь, Фредрикс. Хотите кофе? Натуральный кофе из Южно-американского Техната. Инженер Фредрикс поразился: - Натуральный кофе? Уильям Моррис хихикнул:
в начало наверх
- Да, с бразильских плантаций на гидропонике. Вы почувствуете, Фредрикс, что ранг дает привилегии. Особенно после того, как вы заслужите свое собственное назначение в ранг Технолога, да? Человек из ФР Безопасности несколько смущенно сел и взял чашечку кофе, заказанную для него хозяином. Прокашлялся и сказал: - Да, сэр, благодарю вас. Мне, собственно, нужен Технол Моррис. Хозяин дома предложил гостю сахар и сливки и сказал посмеиваясь: - Я так и понял. Мой племянник как раз перед вашим приходом рассказал мне, что вчера его случайно затащили в разговорню. - Да. - Случайно, - повторил Уильям Моррис. - Высшей степени глупость. Я уже сказал ему об этом. Инженер Фредрикс чувствовал себя смущенным. - Дело в том, сэр, что я получил приказ задержать Технола Морриса... Уильям Моррис замахал рукой. - Не беспокойтесь, молодой человек. Я свяжусь с вашим Технологом и все улажу. Рекс Моррис впервые за все это время сказал: - Дядя Билл, я не хотел бы прятаться за твоей спиной в этом деле. Я допустил ошибку и я должен ответить за это. - Предоставь это мне, мой мальчик. Ты слишком недавно в городе, и тебе не к чему пятнать свое имя. Это может помешать тебе получить подходящее назначение. Дядя Билл повернулся к чиновнику Безопасности. - Если я не ошибаюсь, Матт Эджеворт - ваш начальник. Я позвоню ему сразу после завтрака. Фредрикс ерзал на стуле, видно, сожалея о том, что не устоял против соблазна выпить чашечку кофе. Трудно быть при исполнении обязанностей по отношении к тому, чье гостеприимство принимаешь. Он сказал: - Сэр, у меня есть приказ доставить Технола Морриса в штаб. - Вот как, - холодно произнес старший Моррис. - Может быть, вы лучше дадите мне номер телефона вашего Технола, Инженер Фредрикс? Я не потерплю такого солдафонского отношения к моему гостю и родственнику. Чиновник ФРБ вскочил со своего места, лицо его вспыхнуло. - Сэр, Технолог Эджеворт лично руководит операциями по борьбе с разговорнями. Статистика показала, что число их удвоилось за последний год. Технолог был возмущен сегодня утром, когда узнал, что Технола Морриса, прибывшего в город всего несколько дней тому назад, уже видели в одной из них. Сложность ситуации в том, что у него особый статус защиты, в силу выдающегося положения его семьи. - Я же вам сказал, что моего племянника привели в это место без его согласия. Он не виноват. - Кто же его привел? - допытывался чиновник Безопасности. Рекс пробормотал: - Я могу сказать вам. Я против подобных мест и не собирался их посещать. Меня привела туда Технола Паула Клейн. - Рекс... - произнес дядя. - Паула Клейн? - тупо повторил чиновник. Наступила долгая минута неловкого молчания. Наконец, Старший инженер Ланс Фредрикс щелкнул снова своими каблуками. - Я доложу начальству. Мое почтение, Технолог Моррис. Могу я просить вашего разрешения покинуть вас? - Разумеется. Перед тем, как покинуть их, чиновник Безопасности бросил быстрый взгляд на Рекса Морриса. Легкое презрение было в этом взгляде. После его ухода Уильям Моррис смущенно сказал: - Ты думаешь, это было необходимо, Рекс? Паула немного своеобразная, но она хорошая девушка. Рекс пожал плечами и намазал маслом еще один кусочек подсушенного хлеба. - Что ей будет, если у нее брат Первый технолог Безопасности? Каждый заботится о себе. Этот носатый Технолог Эджеворт не осмелится впутать в скандал члена семьи своего начальника. - Возможно, - сказал дядя, все еще смущаясь. Рекс сказал: - Послушай, как они узнали, что я был в разговорне? Нам ведь удалось уйти. - Это было место, принадлежащее касте Исполнителей? - Думаю, что да. Кажется, мы были там единственные из класса Технологов. Было там еще пару Инженеров. Старший Моррис выразил неудовольствие. - Эти разговорни касты Исполнителей нашпигованы полицией. Обо всем там происходящем немедленно докладывается. - Но почему же тогда они все это терпят? Почему этот Технолог Эджеворт не прикроет их все за один раз? - Наверное, потому, что известное зло, которое можно контролировать, лучше неизвестного. ФР Безопасности знает, что некоторая часть населения обсуждает спорные вопросы. Лучше проконтролировать, чем попытаться подавить полностью. Когда кто-нибудь заходит слишком далеко и начинать представлять угрозу, его хватают и принимают меры. Рекс с недоверием тряхнул головой. - Что я могу сказать - я могу понять, что лучшие умы Техната, например, в лице Высшего Технолога и других деятелей высокого ранга - Первого Технолога, то есть тебя, Технологов - могут счесть необходимым обсудить спорные вопросы, но я не понимаю, как можно позволять это низам, например, ранга Старшего инженера. Дядя пробормотал: - Так оно всегда и бывает, мой мальчик. Каждый склонен думать, что именно его нельзя ограничивать в его мыслях и речах, а всех, кто ниже его, можно. - Дядя Билл, сказал Рекс Моррис, явно шокированный. - Ты, наверное, шутишь. Дядя цинично продолжал: - Следующий раз, когда ты захочешь побывать в разговорне, не ходи, пожалуйста, в те, которые для низшей касты. Они существуют на всех уровнях, мой мальчик: для Исполнителей, Инженеров и Технологов. Когда у тебя возникнет необходимость, обратись ко мне. Молодой человек смотрел на дядю широко открытыми глазами. - Ты хочешь сказать, что сам бываешь в одной из них? Он быстро огляделся по сторонам. Уильям Моррис хихикнул: - Ни микрофонов, ни подслушивающих устройств здесь нет, Рекс. Ты должен осознать, что одна из главных привилегий моего ранга, даже когда я на пенсии, заключается в том, что за моим домом нет наблюдения. Ты можешь говорить здесь так же свободно, как в разговорне, к тому же с большей степенью безопасности. 5 Рекс сказал: - Ну, конечно, я понимаю, что ранг имеет свои привилегии. Дядя был все еще, очевидно, в состоянии раздражения после разговора с Инженером Безопасности, вторгшимся в его частную жизнь. Он сказал: - Да, но я боюсь, что даже они ничего не значат в обществе, которое становится совершенно обнаженным, в обществе без интимности. Когда основатели Техната предпринимали свои первые шаги против нонконформистов, не думаю, чтобы они ожидали, что дойдет до такого. - Дядя Билл! - Не будь таким простофилей, мой мальчик. Одно дело, следить за собой, скажем, на приемах у Лиззи Мим, но я твой дядя, и мы находимся у меня дома. Мы оба принадлежим касте Технологов. Если мы не можем обсуждать серьезных вопросов, кто же тогда может? - Ну... - Рекс Моррис заерзал на своем стуле. - Я всегда находился под сильным влиянием неортодоксальных мыслей моего отца и, возможно, из чувства противоречия, ударился в противоположную крайность. Старший Моррис его почти не слушал. Он произнес несколько задумчиво: - Интересно, откуда это все пошло. Мы, американцы, на заре своей истории гордились своей открытостью и откровенностью. Известно ли тебе, что даже тайное голосование презиралось в первые дни Американской республики? - Тайное голосование? - рассеянно переспросил Рекс, не проявив, очевидно, особенной заинтересованности. - В первые годы в послереволюционной Америке, когда ввели выборы, избиратели - все мужчины, конечно, и все владельцы собственности - обычно собирались на центральной площади селения. Кандидаты присутствовали тут же, и был стол, где клерк регистрировал поданные голоса. Каждый избиратель выходил вперед и устно выражал свое решение. Кандидат, за которого он отдал свой голос, благодарил его, и голос заносился в таблицу. Каждый человек гордился тем, что он отдает свой голос, и ему наплевать на то, что все знали, за кого он проголосовал. Тайное голосование появилось позже, когда граждане начали избегать того, чтобы их начальство, их соседи или кто-либо еще знали, как они проголосовали, - из страха подвергнуться дискриминации с их стороны. Рекс зевнул и сказал: - Смешной способ избрания национальных правителей - голосование. Он налил себе последнюю чашечку кофе. Уильям Моррис в задумчивости прищурил глаза. Он продолжал: - Я помню, как мой дедушка рассказывал о природе людей времен своей молодости. В 30-е годы было очень популярно путешествовать на попутных машинах. Была масса таких людей, у которых не было собственных автомобилей, но которые хотели путешествовать. Их неизменно подбирали. Когда времена депрессии прошли, путешествующие на попутках исчезли. Как только люди стали жить богаче, их больше стала пугать опасность потерять свое богатство; они стали бояться краж, нападений и поэтому избегали подбирать на дорогах незнакомых людей. Рекс помешал кофе. Дядя продолжал: - Возрастала черствость. Исчезали старые добродетели. Помню, я читал о молодой девушке, зверски убитой в Нью-Йорке. Убийство это совершалось в течение, по меньшей мере, часа. Более тридцати человек слышали ее крики, но никто даже и не подумал хотя бы вызвать полицию. Они не хотели быть "вовлеченными", как они это называли. Их могли вызвать в полицейских участок или привлечь в качестве свидетелей в суде. И они готовы были допустить, чтобы убили соседа, только чтобы избежать этого. Людей грабили и избивали в переходах или на улице, и никто не приходил к ним на помощь - из боязни быть вовлеченным. Рекс произнес лениво: - Как это все связано с избеганием спорных вопросов? - Связано, я думаю. Все это ступени эволюции такого бесхребетного чуда, как современный американец. Не раскачивайте лодку. Не говорите ничего такого, что может обидеть. Избегайте обсуждать политику и религию, как бы остро они ни нуждались в этом. Говорите о ничего не значащих вещах. - Это облегчает жизнь, - пробормотал Рекс, отпив глоток кофе. - А разве мы к этому должны стремиться, Рекс? Твой отец так не думает. - Ну, это отец, - фыркнул Рекс. Дядя продолжал: - Но это еще не все. Избегание спорных вопросов. По-видимому, именно в эпоху холодной войны оно стало господствовать. Комитет антиамериканской деятельности, эпоха сенатора Маккарти. Все были настолько запуганы тем, что их могут назвать "красными", что боялись высказываться по любому спорному вопросу. Дошло даже до того, что если вы одевались немного необычно или носили бороду, на вас смотрели подозрительно. - Бороду, - снова фыркнул Рекс. - О Великий Скотт! Дядя взглянул на него. - Именно такими нас создала природа, мой мальчик. Природа украсила мужчин бородой. Рекс рассмеялся, как бы протестуя. - В таком случае, хотя бы в этом мы усовершенствовали природу. Уильям Моррис вернулся к своей теме. - Но я думаю, что доконало нас появление миниатюрных подслушивающих устройств. Они, а также Национальные банки данных, где на каждого гражданина заведено было досье, куда заносился с помощью компьютера каждый бит информации о нем. Его жизненная статистика, в том числе криминальная, если таковая была, медицинские данные, сведения из Департамента государственных сборов, его кредитоспособность, его коэффициент интеллектуальности и другие сведения об образовании. Все, что принадлежало вам, начиная с колыбели и до могилы, все попадало в ваше досье. Все теперешние разговоры прослушиваются в нашем обнаженном обществе, и в любой
в начало наверх
момент Функциональный Ряд Безопасности имеет право установить подслушивающие устройства в любой комнате, автомобиле, любом общественном ресторане или других местах встречи. Они могут записать вашу беседу на расстоянии полумили от вас, даже если вы идете по улице. Неудивительно, что наши люди ни на минуту не забывают об этом и постоянно контролируют свои высказывания. Рекс отставил свою чашку и снова зевнул. - Но, дядя Билл, ты должен признать, что это ведет к стабильности общества. - Да, это так, - сказал дядя, немного прищурив глаза. - И у меня нет возражений против этого, конечно. - Конечно, нет, - неодобрительно фыркнул Рекс. - Если вся страна ничего лучшего никогда не имела, почему у нас, представителей касты Технологов, находящихся на вершине общественной пирамиды, должны быть какие-то жалобы? О Великий Скотт, их не имеют даже Исполнители - низы нашего общества. Старший Моррис сказал слегка изменившимся голосом: - Надеюсь, ты не будешь впредь вести подобных разговоров, мой мальчик. Рекс Моррис приподнял брови. - Дядя Билл! Ты думаешь, что я собираюсь подставлять свою голову, подобно моему отцу? Такого рода разговоры я не вел бы со своей женой, если бы она у меня была. Я могу только сказать, что у тебя и у моего отца какой-то особый род генов, которые трудно удержать в повиновении. - Он засмеялся и добавил: - Слава Богу, кажется я их не унаследовал. Или лучше сказать - слава моей матери. Она, кажется, своим воспитанием избавила меня от них. Старший Моррис заворчал и сменил тему, чувствуя, очевидно, неловкость от того, что зашел в своем разговоре так далеко. Он сказал: - Какие планы на сегодня, мой мальчик? Рекс Моррис, бросил салфетку в мусоропровод, вмонтированный в стол, и встал. - Я собираюсь немного прогуляться по городу, чтобы прочувствовать его. Ты водил меня с приема на прием с такой скоростью, что я не успел увидеть ничего, кроме апартаментов твоих друзей. - Чем больше приемов ты посетишь, тем лучше для тебя, Рекс. Именно там завязываются контакты. Великий Вашингтон - это город приемов. Держу пари, большинство решений по вопросам национальной политики и производства, а также основных должностных повышений и понижений принято на таких сборищах, а не в конторах. - Судя по тому, как ты ведешь себя на приемах в этом городе в течение этой недели, я могу поверить в то, что это так, - сострил Рекс. - Больше всего меня забавляет то, что никто из касты Технологов не страдает хроническим похмельем. - Это все благодаря прогрессу, мой мальчик. Новые пилюли для отрезвления - величайшее изобретение со времен изобретения колеса. 6 Технат Северной Америки, образованный в конце двадцатого столетия, представлял собой объединение таких существовавших в прошлом стран, как Канада, Соединенные Штаты, Мексика, Карибские острова, а также государств Центральной Америки, включая Панаму. Это было самодостаточное коллективизированное общество, не нуждавшееся ни в иностранных сырьевых ресурсах, ни в дополнительных рынках сбыта. Вторая индустриальная революция в науке, технике и практически во всех других областях позволила решить проблему достижения изобилия продукции. А правительство Техната решило проблему распределения. Каждый его гражданин, даже занимающий самое низкое положение, от колыбели и до могилы получал не только все необходимое для жизни, но и многие предметы роскоши. Это было богатое общество, превзошедшее мечтания великих утопистов. Само правительство представляло собой самоуправляемую иерархию. Рекомендации снизу, а назначения сверху были основным правилом. Во главе стоял Высший Технолог, глава Конгресса Первых Технологов, обладающий правом наложения вето на его решения. Пост Высшего Технолога был пожизненным и после его кончины Первые Технологи выбирали из своего числа нового главу правительства. Эти выборы были единственным примером демократического процесса в технатовском обществе, так как именно в силу полного отказа от демократического принципа Технат пришел к власти. Демократия, как было решено, оказалась неэффективной в современном мире. Она привела к взяткам, коррупции и неизбежно - к власти бездарных политиков, чьи усилия направлены были на приобретение поста ради самого поста. Политические партии превратились в позорище к середине 20-го столетия, выборы - в фарс; в следующем поколении они превратились в опасный фарс. Итак, глава правительства Техната - Высший Технолог - избирался Конгрессом Первых Технологов из двадцати пяти его членов. После кончины или ухода на пенсию одного из членов этого Конгресса, назначался новый член из рядов следующего эшелона - Технологов того Функционального Ряда, который возглавлялся ушедшим Первым Технологом. Каждый Первый Технолог возглавлял один из Функциональных Рядов Техната, например, Транспорта, Связи, Образования, Медицины, Развлечений, Строительства или Безопасности. Работа Конгресса Первых Технологов заключалась в планировании производства и распределения в Технате, и в координации усилий двадцати пяти различных Функциональных Рядов. Это был скорее орган планирования, а не законодательный или судебный орган. В подчинении каждого Первого Технолога было различное число Технологов, в зависимости от характера соответствующего Функционального Ряда. Разумеется, Функциональные Ряды отличались друг от друга, в соответствии с решаемыми ими задачами. Технолог отвечал за всю деятельность в данном регионе. Например, один Технолог мог быть представителем ФР Развлечений на Западном побережье, другой - на Среднем западе или в бывшей Мексике. Основное правило гласило: рекомендация снизу, а назначение - сверху. Когда Первый Технолог умирал или уходил на пенсию, находившиеся в его подчинении Технологи рекомендовали из своих рядов кандидата на пост. Конгресс либо назначал этого кандидата, либо отвергал его кандидатуру и ожидал другой рекомендации. И так далее по иерархии. Ниже Технологов находились Старшие Инженеры, ниже их - Младшие Инженеры. Затем был большой скачок вниз - до Старшего исполнителя, Младшего исполнителя и Исполнителей, которые находились на самом низу пирамиды. Рекомендация снизу, назначение сверху. Против семейственности и протекционизма было следующее правило. Когда человек имеет право назначать других на должности, он не может назначить ни своих детей, ни родных, ни друзей. Появилась новая аристократия, новый класс в обществе, которое, предположительно, было бесклассовым - были и раньше общества, которые называли себя бесклассовыми. Технатовская система, вероятно, отличалась от разделенного на классы общества в прошлом, когда высшие классы отличались от низших припадающей на них долей материальных продуктов. Класс Технологов был высшим классом, класс Инженеров средним, а класс Исполнителей низшим. Еда, одежда, жилище, медицина, образование и развлечения - все это было в изобилии для всех. Но не хлебом единым жив человек. Общество, правление которого основано на семейственности и протекционизме, превращается в застывшее общество. Кому монарший пурпур достается по наследству, а не благодаря особым усилиям, тот мало приспособлен к деятельности. Зачем стараться, если цель достигается без каких-либо усилий. Такое общество постепенно становится консервативным, так как самая легкая корона - незаслуженная. Тенденция к конформизму возникла еще до появления Техната. При нем она усилилась. Пока в конце концов... 7 Рекс Моррис вышел из квартиры своего дяди на террасе 185-го этажа и направился к лифтам. Экран лифта, к которому он подошел, распознал его, и дверь открылась. В кабине никого не было. Рекс вошел и произнес: - 175-й этаж, пожалуйста. - Выполнено, Технол Моррис, - отвечал голос роба. Дверь плавно закрылась, и кабина начала спускаться. Рекс не переставал изумляться продуманности высотного жилого здания, в котором поселился его дядя. Когда он только приехал со своего Запада, дядя представил его автоматизированному приемному устройству в вестибюле, и с тех пор экраны компьютера на входе, в лифтах, возле двери дядиной квартиры распознавали его и пропускали. Он знал, однако, что для него существуют ограничения на передвижение, как и для любого человека в этом 200-этажном небоскребе, содержащем в целом, с учетом трех башен, свыше десяти тысяч квартир. Ради эксперимента он однажды заказал в лифте 65-й этаж. Через несколько секунд голос произнес: - Технолог Рекс Моррис, ваше место пребывания на 185-м этаже. Какова цель вашей остановки на 65-м этаже? Если вы идете к кому-нибудь на этом этаже, пожалуйста, назовите его имя, чтобы мы могли выяснить, ожидают ли вас. Рекс подумал: "Будь я проклят, я бы не хотел совершить попытку кражи со взломом в этом здании." Но вслух он сказал: - Ах, да, извините меня. Я задумался о чем-то другом. 185-й этаж, пожалуйста. - Выполнено, - произнес голос роба. На 175-м этаже он вышел из лифта, пересек коридор, подошел к экспресс-лифтам и сел в один из них. Снова в кабине никого, кроме него, не было. - Первый этаж, - сказал он и немного присел, чтобы приноровиться к скоростному спуску. Он все еще не привык к сумасшедшей скорости этих лифтов. Иногда он задумывался о жизни в сегодняшних городах, напоминавших муравейник. В этом здании проживает около сорока тысяч жильцов, и мало кто из них имеет такие просторные апартаменты, как дядя. На низших уровнях, конечно, квартиры, принадлежащие касте Исполнителей, были очень маленькими. Особенно у одиночек или семей без детей. Их называли мини-квартиры, и хотя Рекса восхищала их продуманность и компактность, его передергивало при мысли о проживании в одной из них. Сейчас он с тоской вспомнил об одноэтажном доме отца из саманного кирпича в той части Техната, которая раньше называлась Нью-Мехико. На первом этаже он вышел из лифта в вестибюль, отведенный для жильцов касты Технологов в этой башне небоскреба, и впервые со времени выхода из квартиры Уильяма Морриса натолкнулся на парней-Технологов. Одеты они были одинаково - в сером, как и все Технологи, и со значком своего класса, который сразу же позволял отличить их от Инженеров и Исполнителей. Многие из них казались чем-то озабоченными и спешили, видимо, в офисы, лаборатории, школы и т.п. Рекс не завидовал им. Он подозревал, что ни один из пяти не работал на той работе, которая ему действительно нравилась. В Технате член класса Технологов получал назначение в той области, где он имел контакты и связи, и не обязательно в том Функциональном Ряду, где ему хотелось бы работать. Рекс иногда подумывал, не был ли счастливее в своей работе какой-нибудь Исполнитель, чье положение в значительной мере обусловливалось его способностями. Он прошел через роскошный мраморный выход и приостановился на ступеньках в нерешительности. Рекс решил прогуляться по центру города, где размещались, главным образом, правительственные здания и памятники прошлого. Старый Вашингтон был сохранен почти в целости - настоящий музей. Поэтому Белый Дом был все еще официальной резиденцией Высшего Технолога, хотя, по слухам, он проводил там очень мало времени. Рекс взглянул в направлении памятника Вашингтону и подумал, что это слишком далеко, чтобы идти пешком. Он решил было спуститься на эскалаторе и подъехать на каком-нибудь двадцатиместном быстроходе на воздушной подушке, но передумал. Он не так уж торопился и, в действительности, испытывал некоторый страх перед автоматизированными подземными дорогами, которые, правда, полностью решили проблему транспорта, которая прежде доставляла много хлопот. Он направился к ближайшему блоку Функционального Ряда транспорта и
в начало наверх
вызвал наземное одноместное авто. Когда это авто плавно подкатило к обочине, он вошел в него и пробормотал: - Памятник Вашингтону. Как члену касты Технологов ему не нужно было пользоваться своей универсальной кредитной карточкой. Уже давно было решено властями, что выгоднее обеспечить бесплатный транспорт для всех Технологов с тем, чтобы они не отвлекались на такие мирские заботы. Голос роба произнес: - Выполнено, - и маленький автомобиль на воздушной подушке вписался в движение и поехал через парк - вокруг жилого здания в направлении памятника-обелиска первому президенту бывших Соединенных Штатов. Весь тяжелый и весь скоростной транспорт был, естественно, на нижнем уровне, и поэтому здесь, наверху, было очень мало машин, особенно в такое время дня. Позже здесь будет больше детей на игровых площадках; пешеходов, которые вышли подышать воздухом; молодых парочек, прогуливающихся рука в руке, подобно молодым людям во все времена, с тех пор, как Ог, пещерный человек, зажег искру в своей, понравившейся ему подруге. Рекс Моррис не спешил. Но быстрее он и не мог бы ехать. Уличный транспорт передвигался максимум со скоростью 25 км в час, за исключением официальных и полицейских машин. Автомобильные аварии отошли в прошлое. Рекс заметил только один автомобиль за собой, в тот момент, когда его машина вынырнула из парка, окружавшего дядин дом, и въехала в парк возле следующего небоскреба. Этот другой автомобиль, тоже одноместный, был серого цвета, так характерного для Технологов. Возле памятника он решил не выходить из машины и дал указание объехать вокруг памятника. Он вдруг с улыбкой подумал о том, что этот памятник Отцу его страны был неплохо задуман. Он в точности напоминал египетский фаллический символ. Рекс дал указание объехать вокруг Белого Дома и подобно миллионам туристов взирал с изумлением на этот символ американской истории. Однако что-то в глубине души мучило его. Он даже не мог понять, что именно. Он пожал плечами и направил свой автомобиль к театру Форда, где много лет назад Линкольн сыграл свою трагедию с Бутом. Сейчас это был музей, и он вышел из машины, чтобы посетить его. И вдруг он заметил, что неподалеку от него подъехал к обочине другой автомобиль - одноместный и серого цвета. Возможно, это было совпадение. Но Рекс вдруг понял, что другой маленький автомобиль следовал за ним с тех пор, как он вышел из дядиного дома. Он нахмурился. Конечно, возможно, что этот другой просто осматривал достопримечательности, подобно Рексу Моррису, и есть вероятность, что те же самые, что и он. Однако с трудом верилось в то, что они могли посещать эти памятные места в одном и том же порядке. Рекс Моррис прошелся взглянуть на доску для афиш, где были те же самые афиши, которые были на фасаде театра в тот трагический вечер. Он постоял возле них, задрав голову, но краешком глаза поглядывая на другой автомобиль. Из машины никто не выходил. Если бы его пассажир был туристом, интересующимся театром Форда, можно было бы ожидать, что он подъедет ближе и выйдет на тротуар. Рекс сел обратно в машину и направился в Смитсоновский институт. Он нашел предлог посмотреть незаметно назад. Не оставалось никаких сомнений. Его сознательно преследовали. Почему? Он не мог ничего понять. Он остановил автомобиль у автобара для касты Исполнителей. Выходя из автомобиля, он бросил: - Машина мне больше не понадобится. - Выполнено, - произнес голос роба, и автомобиль снова вписался в движение, которое стало более тяжелым к этому часу и в этой части города. Рекс Моррис приблизился к двери бара. Дверной экран распознал его, и двери раздвинулись. Он вошел и огляделся. Он редко посещал места для класса Исполнителей. Это было не принято. Теоретически считалось, что присутствие посетителя из класса Технологов стесняет обычных завсегдатаев - как если бы, например, адмирал вошел в заведение, посещаемое обычно простыми моряками. Исполнители и Инженеры иногда смешивались между собой, бывали случаи, когда смешивались Инженеры, особенно Старшие Инженеры и Технологи, но Технологи и Исполнители имели между собой настолько мало общего, что не смешивались никогда. Место это было типичным. Чистое, стерильное, большие стерео-экраны на стене, настолько большие, что актеры были в натуральную величину. Расставлено было по меньшей мере пятьдесят столиков. В это время дня здесь было не более полудюжины желающих выпить. Рекс Моррис направился в глубь комнаты и занял столик напротив двери. Он взглянул на меню напитков, опустил свою универсальную кредитную карточку в отверстие в столе и заказал себе по коду стакан пива, которого ему, в действительности, и не хотелось. Центр стола опустился и почти тотчас же вынырнул с высоким на 10 унций стаканом с коричневатым содержимым. Входная дверь открылась, и вошел новый посетитель. Это был здоровый тип с ничего не выражающим лицом, который с успехом мог бы сыграть негодяя в любом стерео-шоу. Одет он был неброско, в стандартной одежде класса Исполнителей. Он не взглянул в сторону Рекса Морриса, а занял столик возле двери и внимательно стал изучать меню напитков, затем принял наконец решение и сделал заказ. Рекс пока что ничего не понял. Дверь с тыльной стороны бара открылась, и невысокий беспокойный мужчина в форме Младшего Исполнителя, потирая на ходу руками, устремился к столику Рекса Морриса и предстал перед ним. - Да, сэр, - сказал он. Рекс взглянул на него и ощутил в себе задатки надменного аристократа, прошедшие через века: римского патриция, прусского юнкера, русского боярина, британского лорда. Нос кверху, презрительный вид. - Что... да? Тот неуклюже присел с извиняющимся видом и сделал легкий жест в направлении серого костюма Рекса Морриса, серого костюма класса Технологов. - Да, сэр. Я подумал, что вы наверное ошиблись. Ведь это заведение для класса Исполнителей. - Я знаю, что это бар для класса Исполнителей, парень, - сказал утомленным голосом Рекс. - Ты что, принимаешь меня за идиота? Но я устал, ты понимаешь? И я просто не могу двинутся дальше, пока немного не передохну. - Да, сэр, конечно, - нерешительно сказал тот. - Сэр, в полутора кварталах отсюда есть бар для Технологов, очень хороший, я слышал. Очень шикарный, как я понимаю, сэр. - Вполне возможно. Послушай, парень, как я понимаю, ты хочешь, чтобы я ушел? Тот был в замешательстве. - О, нет, сэр. Конечно, нет. Просто парни, которые заходят сюда в основном Младшие Исполнители и Исполнители, и я думаю, они будут чувствовать себя неловко в вашем присутствии. - Ну и пусть уходят. Рекс Моррис высокомерно окинул глазами комнату. - Я не вижу особых проблем. О Великий Скотт, кому может помешать то, что я сижу здесь, даю отдых ногам и пью это ужасное пиво. - Да, сэр. Тот снова неуклюже присел и удалился в служебное помещение или еще куда, откуда он появился. Рекс сердито фыркнул, отпил глоток пива и посмотрел на часы. Он встал и направился туда, где по всей видимости должен был быть мужской туалет. Он чувствовал, что вслед ему смотрят. Внутри туалетной комнаты он занял выжидательную позицию у двери. Потянулись долгие минуты. Дважды входили. И оба раза Рекс Моррис делал вид, что занимается привычным для любителя выпить делом, пока он не оставался один. Тогда он возвращался на свою позицию у двери. Если он не ошибался в своих предположениях, тот другой должен был обеспокоиться его долгим отсутствием и попытаться найти тот запасной выход, через который Рекс мог уйти. В правом кармане он держал в руке тяжелый складной нож, который он носил при себе с детства. Он сжимал его в своей ладони, придав тем самым вес и объемность своему кулаку. Спустя долгое время кто-то вошел. Это был тот здоровяк, который вошел в бар вслед за Рексом. Его поведение выдавало его. Он уставился на Рекса, который стоял на своем посту у двери. Глаза его заморгали, и он сделал быстрое движение назад. Слишком поздно. Автоматическая дверь закрылась за ним... Он поднял руки, как бы защищаясь. Снова слишком поздно. Рекс ударил его в челюсть, и тот, изумленный, пошатнулся назад. Рекс стукнул его снова. Мужчина подался вперед, упал на колени, тряхнув головой. Он озверел и не собирался уходить. Из горла его вырвалось какое-то бульканье. Рекс Моррис вложил всего себя в следующий удар. Каждую унцию своего веса. Мужчина упал ничком. Рекс бросил взгляд на дверь, быстро наклонился и стал обшаривать незнакомца. Наткнулся на бумажник, быстро открыл его и вынул его универсальную кредитную карточку. Она была из толстого белого пластика, как у всех Старших Исполнителей, и свидетельствовала о том, что незнакомец имеет отношение к Безопасности. Рекс, поморщась, засунул карточку назад в бумажник и положил его в карман лежащего мужчины. Он поднялся на ноги и уставился на мужчину, быстро обдумывая ситуацию. О Великий Скотт, этого только ему не доставало. Надо же было ему, ослу, набрасываться на мужчину. После утреннего разговора с Инженером Фредриксом он мог бы и догадаться, что преследовавший его - из Безопасности. Но ему нужно было знать наверняка. На этом этапе игры неизвестность его не устраивала. Ему пришло в голову неожиданное решение. Он проверил состояние мужчины. Прикинул, что еще в течение минимум пяти минут он не сможет выйти отсюда. Рекс качнулся на каблуках и вышел. Он прошагал с возмущенным видом к двери, из которой ранее появился администратор заведения, постоял там перед дверным экраном и выпалил: - Я требую минутку внимания! Один или два сидящих поблизости посетителей посмотрели на него, но он не обращал на них внимания, по-прежнему изображая сильное возмущение. Дверь открылась, и показалось застенчивое создание, незамедлительно начавшее приседать. Рекс уставился на него. - Что это за заведение у вас? - Да, сэр. О, да, сэр. Что произошло? Пиво? Я не хочу показаться противоречивым, но иногда пиво не... - Пиво, говоришь? Гнев Рекса Морриса возрос. - Ты представляешь, что сейчас произошло со мной в вашем мерзком заведении? Тот уставился на него в полном изумлении. Кадык его пришел в движение. - Нет, сэр... Что? - На меня напал какой-то извращенец, или грабитель, или Бог знает кто. - Напал? Маленький человечек вытаращил глаза. - Совершенно точно! Благодаря небесам я был в состоянии защитить себя. Я требую, чтобы вы немедленно сообщили об этом Функциональному Ряду Безопасности. Пусть они арестуют негодяя и отдадут его под суд. Рекс Моррис развернулся на своих каблуках и прошествовал к выходу. 8 Рекс Моррис впервые осознал, что его отец сильно отличается от большинства других отцов, уже в первые годы учебы в школе. Они жили в маленькой деревушке Аройо Секо, в четырнадцати километрах от города Таоса. Это уже само по себе было проявлением нонконформизма, так как Аройо Секо была одной из последних маленьких деревушек в Технате Америки. С появлением жилых небоскребов и предоставляемых ими удобств, кому бы пришло в голову жить в отдельном доме? Конечно, Леонард Моррис, выдающийся биохимик своего времени, мог себе позволить немного отличаться от других. Но это могло иметь последствия, даже если он был Героем Техната. Рекс уже и не помнит, с какого возраста он приобрел не характерный для подростка интерес к разговорам взрослых. Они нравились ему до безумия. Не было приятнее занятия, чем сидеть тихо и слушать взрослые разговоры между отцом и матерью, обсуждавших темы, зачастую далекие от его
в начало наверх
понимания. Когда он подрос, он начал понимать, что его присутствие иногда удерживает их от обсуждения волнующих воображение тем, и даже обнаружил, что они могли разговаривать при нем, используя какие-то условные слова, которые он не понимал. Это раздражало пытливого мальчика. Но юность не так уж непредусмотрительна. Рядом с жилой комнатой и библиотекой в доме Моррисов была маленькая комнатка, которую отвели Рексу с единственным условием, что он будет содержать ее в чистоте. Взрослые там не бывали, но раз в месяц мать заглядывала, чтобы проверить, чисто ли там, и всегда находила комнату в безупречном порядке. Рекс не собирался терять свое убежище по небрежности. Комната изобиловала, конечно, стерео-фотографиями популярных героев спорта и развлечений, были там луки и стрелы, бумеранги, воздушные пистолеты, спортивное снаряжение, всевозможные коллекции - от различного вида индейских наконечников для стрел до бабочек. Был там еще маленький столик для работы, два складных стула и старого образца армейская походная кровать. Когда Рексу было еще около десяти лет, он обнаружил, что когда он ложился на своей кровати у двери, вытянувшись и делая вид, что читает, и оставлял дверь приоткрытой, он мог уловить большую часть разговора, который велся в большой гостиной. И на протяжении нескольких лет у него была положительная склонность к подслушиванию. Совесть его при этом совсем не мучила. Надо признать, в раннем возрасте у человека нет особых этических принципов, они появляются позже - если вообще появляются. Нельзя сказать, что он мог понять большую часть из того, что говорил отец, в частности, когда он разговаривал с коллегами на научные темы или когда обсуждал с друзьями политику и экономику или текущие события. После смерти матери, молодой Рекс Моррис не раз убеждался в том, что большинство из того, что говорил его отец, по-прежнему выше его понимания. Это его раздражало. Взрослые разговоры были так притягательны. Однако молодой Рекс развил удивительную образную память на слова отца, почти фотографическую. Это проявилось в том, что позднее он мог без особых усилий воспроизводить целые предложения из рассуждений старшего Морриса, аргументы и доводы. Обсуждения, которые в детстве были выше его понимания, стали через несколько лет более понятными. Однажды он был у себя в комнате с закрытой дверью и работал над моделью космического спутника, настолько увлеченно, что не заметил, что у отца посетитель. Наконец, он отбросил свои инструменты, вскочил на ноги и бросился к двери с намерением пойти в автокухню и заказать себе бутерброд. Уже в дверях он остановился. Он услышал, что отец в соседней комнате о чем-то жарко спорит. Ничего так не волновало Рекса в возрасте десяти лет, как диспуты взрослых. Он оставил дверь приоткрытой, взял схему конструкции своей модели, вытянулся на кровати и с невинным видом стал изучать ее, навострив уши. Леонард Моррис говорил: - Конечно, это была революция. Это была одна из самых фундаментальных социальных революций, которые видел мир. Другой голос - Рекс узнал, что это был голос Майка Уитона, друга отца из Таоса - возражал: - Революция - это несколько спорное слово. Авторитеты предпочитают рассматривать учреждение Техната как эволюцию, а не революцию. Ученый презрительно фыркнул на это. - Спорные слова, спорные слова! Ради Бога, как слово может быть спорным? Идеи могут быть спорными, но слова - это просто средство для выражения идей. Как могла появиться эта дурацкая тенденция, я не знаю. Она, кажется, зародилась в середине 20-го столетия. Совершенно неожиданно такие слова, как социалист, левый, коммунизм, пропаганда, марксизм, агитатор, революция и т.п. стали дрянными, на которые реагировали автоматически и совершенно бездумно. Невозможно было больше обсуждать такие проблемы, потому что мысленный железный занавес опускался, как только употреблялись эти слова - даже не сами понятия, а слова. Голос Уитона, немного печальный, снова вступил в беседу. - Пусть будет так, Леонард, установление Техната было достигнуто мирным путем и... - Кто возражает! - Ты же использовал термин "революция". - Революция не обязательно должна быть насильственной. Наступило молчание. Леонард Моррис заговорил снова: - Революция просто означает коренные общественно-экономические изменения. Она может быть, но не обязательно, насильственной. Например, какая общественно-экономическая система господствовала в Англии, скажем, в 16-ом столетии? - Ну, феодализм, я думаю. - А какую общественно-экономическую систему Англия имела в 19-м столетии? - Ну, капитализм. - Очень хорошо, в таком случае, когда же произошла революция? Революция в смысле Французской революции или большевистской революции в России? Или даже Американской революции 1776 года? - Ну, я не знаю. - Ее не было! - произнес торжествующее старший Моррис. - Революция происходит всегда на протяжении периода времени, шаг за шагом, и таким было установление Техната здесь, в Северной Америке. Ее можно было предсказать за полстолетия, если серьезно вникнуть в эту проблему. - Задним умом судить всегда легче, - сухо сказал другой голос. Молодой Рекс Моррис в соседней комнате прислушивался изо всех сил, но понял тогда не более половины. Его это раздражало, но он не двинулся со своего выгодного места. У него было чувство, что отец выигрывает спор, но тогда он не был беспристрастным слушателем. Леонард Моррис снова углубился в предмет: - Классический капитализм начал отмирать, когда стали уходить в прошлое занятия первого и второго рода, а занятия третьего и четвертого рода стали основными для большинства работающих. - Поясни для непосвященных. Ученый нетерпеливо сказал: - Занятия первого рода - это горное дело, сельское хозяйство, лесное дело, охота, рыбная ловля. Занятия второго рода - это те, которые связаны с обработкой продуктов занятий первого рода, а занятия третьего рода связаны с обслуживанием занятий первых двух родов. - Ну, а что же такое, о Великий Скотт, занятия четвертого рода? - Это те, которые связаны с обслуживанием занятий третьего рода или самих себя. В действительности, это такой тип занятий, какой мы установили при Технате для касты Технологов. Занятия в различных правительственных службах, некоммерческих группах, управление высокого уровня, высшее образование и т.п. - И ты думаешь, что появление этого рода занятий представляло собой революционное изменение? - Конечно же. В условиях классического капитализма предприниматель был хозяином своего предприятия. Он процветал или разорялся в зависимости от своих способностей. Это была социальная система по типу "человек человеку волк", но тогда все они были такими. Были и более приятные слова для ее характеристики, такие как "частное предприятие" или "свободное предпринимательство", но это была такая же безжалостная общественная система, каким был в свое время подорожный сбор или же наша теперешняя система. - О, Леонард. - Да, я так думаю. - Ну, я надеюсь, твои слова не дойдут до Функционального Ряда Безопасности. - Это одна из причин, почему я называю наше общество еще более безжалостным. По крайней мере, в большинстве Западных стран, включая нашу, существовала раньше свобода слова и печати. Мы могли сказать все, что заблагорассудится. Более уверенными чувствовали себя в своем доме. - Ну, - с некоторым стеснением перебил его другой голос - давай вернемся к так называемой революции. - Она началась, я думаю, после Второй мировой войны. Корпорации стали настолько крупными, что отдельные личности не могли больше управлять ими, как это делал Генри Форд, будучи абсолютным диктатором в своей индустрии, или же Джон Д.Рокфеллер. Ее называли управленческой революцией, а иногда новым индустриальным состоянием. В Англии один экономист назвал ее системой отбора по оценкам - меритократией. Иными словами, появилась новая группа людей, которые занимались управлением и контролем индустрии, но не владели ею. Старые магнаты, которые владели ею, невзирая на высокие налоги на наследство, доходы и корпорацию, через контрольные пакеты акций, не были более необходимым элементом в обществе и постепенно теряли силу. Рекс Моррис, по-прежнему, весь - внимание, не понял этого, но он начал осознавать тот факт, что слова его отца не совпадают в точности с тем, что он уже изучал в школе. У него зародилось тревожное предчувствие. Леонарду Моррису не следовало бы высказываться так, даже в беседе со своим старым другом, таким, как Майк Уитон, которого Рекс в своем юношеском восприятии считал несколько напыщенным. Ученый продолжал: - Меритократия утверждалась по мере укрупнения корпораций. К середине 20-го столетия две сотни корпораций производили половину всех товаров и услуг из числа годового объема производства в Соединенных Штатах и имели две трети всех финансовых активов, приходящихся на производство. Пятьдесят крупнейших из них имели свыше трети этих всех активов. А три из них - "Стандард Ойл" из Нью-Джерси, "Дженерал Моторс" и "Форд" - имели более крупный доход, чем все фирмы страны вместе взятые. Годовые доходы только "Дженерал Моторс" в 8 раз превышали доходы штата Нью-Йорк и составляли немногим менее одной пятой доходов Федерального правительства. И это было только началом. Каждый год приносил слияние этих крупных корпораций, и так до тех пор, пока, исходя из практических нужд, все производство и услуги оказались в руках горстки суперкорпораций, а они, в свою очередь в руках меритократии, если хотите ее так называть. - Ты называешь это революцией? - улыбнулся Уитон. - Да, или... по крайней мере, она переросла в революцию. В то же самое время правительство как одна из разновидностей меритократии - я имею в виду настоящее правительство, профессиональных чиновников, а не избираемых, зачастую простофилей - взяло на себя руководство возрастающего количества направлений экономики. Образование, рельеф, контроль загрязнения среды, расходование национальных ресурсов, медицина перешли в их ведение из рук местной администрации и предприятий. Через несколько десятилетий оказалось, что Федеральное правительство и гигантские корпорации осуществляют полный контроль экономики и сами находятся в руках нового класса - можете называть его, если хотите меритократией - который достиг своего положения власти благодаря своим способностям, а не по наследству или статусу. Это не замедлило привести к возникновению Техната. Уитон не сдавался. - Ладно, пусть будет революция, если ты так хочешь. Мне кажется, это вопрос терминологии. Однако прежде мне казалось, что ты находился в оппозиции к нашему современному образу жизни. Из только что услышанного же я могу заключить, что ты в восторге от него. В голосе Леонарда Морриса чувствовалось удивление. - О, нет никакого смысла находиться в оппозиции по отношению к истории. Слишком поздно изменять ее. Моя основная идея заключается в том, что сейчас наступило время для другой революции. - Что? - изумленно воскликнул его друг. - Ты с ума сошел - говорить такие вещи. Но это было в стиле Леонарда Морриса - говорить такие вещи, как все чаще убеждался молодой Рекс. А когда он стал старше, это все чаще стало расстраивать и беспокоить его. Из книг и от своих учителей он получал информацию о реальном состоянии вещей и о том, какие события в прошлом привели в конце концов к этому лучшему из миров. В раннем возрасте он любил уединение. Настолько, что это вызывало удивление у его сверстников касты Технологов. Его никогда не привлекали спортивные зрелища, ему было скучно пассивно наблюдать, как другие часами упражняются, не любил он и сам гонять мяч по полю. К счастью, для него, дом отца располагался по соседству с Национальным заповедником Таоса - Пуэбло - единственной оставшейся индейской резервацией, сохранившей образ жизни американских индейцев до прихода белого человека. По крайней мере, этот заповедник претендовал на это. Сотни тысяч зевак-туристов приезжали ежегодно, чтобы осмотреть деревню индейцев, Пуэбло, с ее пятиэтажными саманными постройками; поглазеть на священное церемониальное помещение, кива, куда им запрещалось входить; уставиться на стоические лица аборигенов Таоса, обрамленные длинными заплетенными волосами, на их шерстяные накидки, подобно тому, как на их предков смотрели мужчины Коронадо, появившиеся здесь спустя двадцать лет после того, как Кортес штурмовал Мехико-Теночтитлан и завоевал ацтеков. В действительности, у большинства аборигенов были свои квартиры в одном из двух высотных жилых зданий в городе Таос, в нескольких милях от
в начало наверх
Пуэбло. Они приезжали в деревню ежедневно, переодевались в псевдоиндейские костюмы и принимали участие в действиях "Краснокожий", включавшего выслеживание небольшого стада бизонов, а также церемониальные танцы и заклинания в кива. Рекс Моррис вскоре узнал, что индейцы Таоса тайно презирали все это шоу, но он, конечно, бывал здесь. Его отец был известен местным индейцам как победитель вирусных болезней и несравненный врач. Его сделали почетным членом племени. Невзирая на то, что ему были присуждены почти все международные научные почетные звания в его области, он прошел через эту примитивную церемонию с большим достоинством. Таким образом, Рекс имел возможность скакать на полудиких мустангах, гулять и охотиться в горной области Тванинг, делать вылазки в Санди де Кристос, ловить рыбу в местах, обычно не доступных для белых. Для Техната Северной Америки это был образ жизни, канувший в далекое прошлое. И напарниками его были чаще индейские парни его возраста из Пуэбло, а не городские мальчики из касты Технологов. В действительности, индейцы не занимали никакого положения в технатовском обществе в силу того, что они как бы находились под опекой правительства, однако уже в раннем возрасте Рекс понял, под влиянием учителей и своих белых сверстников, что если бы они были отнесены к какому-нибудь рангу, то только к рангу Исполнителей. Самое большее, на что могли рассчитывать некоторые из них, - это ранг Инженера, но, конечно, никто из них, даже их вожди, не попал бы в ранг Технологов. Мчась верхом на мустанге по прериям, которые начинались сразу же за Пуэбло, Рекс Моррис был поглощен только своими волнениями, связанными с преследованием крупного северо-американского зайца, которого он гнал, вооруженный примитивными луком и стрелами, воодушевляемый пронзительными возгласами своих полуодетых индейских друзей. Но все это было до осознания им неортодоксальности своего отца. Случилось так, что, несколько лет спустя после подслушанного им спора с Майком Уитоном, разговор на эту тему повторился. Ситуация была почти такой же. Трое известных ученых, все занимающие почетное положение в классе Технологов, приехали с востока, чтобы проконсультироваться у отца Рекса. Его представили им, при этом он изнывал от традиционных банальностей, высказываемых взрослыми в адрес молодежи. Вскорости он удалился в своею берлогу, чтобы позаниматься. Он мог остаться, но по всей видимости предстоял один из тех разговоров, что были выше его понимания. Он растянулся на своей кровати с биографией Говарда Скотта, пионера Техната, в руках, но не мог сосредоточиться из-за гула голосов, доносившихся из соседней комнаты. Наконец, он с возмущением отложил книгу и приоткрыл свою дверь. Его отец в ударе. - Нет, вы поняли меня неправильно, Фред. Первоначальная идея была довольно хорошей. Очевидно, наиболее способные к управлению то ли индустрией, то ли правительством, должны управлятьими. Общественно-экономическая система, не обеспечивающая этого, не жизнеспособна. Ошибка Техната заключалась не в том, что он увековечил правило наиболее достойных, а в том, что он сохранил правило классов. Теоретически, каждый, рожденный Исполнителем, может дослужиться даже до ранга Высшего Технолога, но в действительности, переход в высшую касту почти не возможен. Дети Технологов становятся Технологами следующего поколения. Профессор Темпль произнес самодовольно: - Каков отец, таков и сын. Рекс Моррис мог представить себе, что отец в этот момент тряхнул головой. - Нет, вы ошибаетесь, профессор. Генетика не срабатывает так, как людям бы хотелось. Принцип "каков отец, таков и сын" я бы переформулировал так: "какова родословная статистика отца, такова и родословная статистика сына"; и нет никаких гарантий относительно индивидуума. Никто не может гарантировать, что дети гения будут яркими личностями, так же, как и нельзя утверждать, что кухаркины дети не достигнут высоких результатов в следующем поколении. Возьмем к примеру Авраама Линкольна, в роду которого не было никаких знаменитостей. Сам он гений, а отец его, как и другие его предки, по сути дела никто. Да, генетика, это своего рода вероятностная игра в кости. Другой голос прервал его: - Если бы Линкольн не женился на этой слабоумной Мэри Тодд, его дети были более талантливы. А другой голос добавил: - Александр Великий был сыном Филиппа Македонского, и оба они были гениальными полководцами. Леонард Моррис сказал нетерпеливо: - Я не утверждаю, что это невозможно, я просто говорю, что нет никакой гарантии. Наполеон был величайшим генералом всех времен, а его сын, принц Рима, был настолько несведущим, что не мог справиться с командованием отрядом. - Скажите мне, пожалуйста, джентльмены, как много вы можете назвать великих художников, писателей, ученых, государственных деятелей, чьи дети стали столь же известными? - Можно назвать таких, - сказал чей-то голос. - Дюма-отец и Дюма-сын, оба французские писатели. - Совсем немного, - настаивал Леонард Моррис. Снова раздался голос профессора Темпля: - Послушайте, Леонард, вы что, нападаете на правительство? - Разумеется. По моим оценкам, четверо из пяти человек в ранге Старшего Инженера и выше некомпетентны. А ситуация сейчас такова, что даже те, кого можно считать компетентными, обычно работают в той области, которую они не знают или которая их мало интересует, и их способности пропадают впустую. - Это опасные настроения, Моррис, - сказал какой-то голос несколько запальчиво. - Если мы не будем обсуждать этого, кто же тогда будет? - спросил отец Рекса. - Что же вы предлагаете в качестве альтернативы? Впервые в истории мы имеем общество, в котором покончено с бедностью. Люди счастливы. У нас нет более угрозы войны, депрессий или других бедствий, от которых мы страдали прежде. А профессор Темпль с насмешкой в голосе сказал: - Ну и что же вы, посадите в правительстве Исполнителей, этих подонков общества? В голосе старшего Морриса чувствовалась некоторая бесшабашность. - В некотором роде, да, я бы так сделал. Посадил бы в правительстве Исполнителей и Инженеров. Трое его собеседников рассмеялись. Один из них сказал: - Вы, конечно, шутите. - Нет, я не шучу. Мы должны выйти из этой колеи. Мы стали неподвижными в результате боязни раскачать лодку. Мы не заинтересованы в хороших людях на постах, где приходится принимать решения. Мы боимся, что они предпримут шаги, которые могут изменить положение вещей. Мы не хотим нововведений. В результате - человечество оказывается в состоянии застоя. А любая жизненная форма не может находиться в состоянии застоя, она может либо прогрессировать, либо регрессировать. Точно так же и общество. Один из его собеседников перебил его. - Что это даст, если Исполнители и Инженеры будут в правительстве? Это бессмысленно и, кроме того, носит подрывной характер. - Я не имею в виду, что Исполнители должны немедленно подняться до положения, которое сейчас занимают Технологи. Я просто считаю, что наша система назначения на должности сверху вниз является неправильной, и следует назначать снизу вверх. - Чепуха, - перебил его профессор. - Никто не может сделать лучше назначение на какую-то должность, чем человек, находящийся на ступеньку выше. - Это зависит от того, кто именно находится на ступеньку выше. Если это какой-нибудь олух, который обязан своей работой родственнику или другу, стоящему выше него, то он скорее всего неспособен сделать назначение для своих подчиненных. Затем наступила минутная тишина, но она казалась зловещей. Леонард Моррис нарушил ее: - Наилучшим образом сделать назначение человека на должность могли бы те люди, которые работают рядом с ним, его коллеги. Никто лучше них не знает его способностей. Нам необходимо вернуться к демократическим принципам, господа. Профессор Темпль сердито фыркнул: - Я отказываюсь слушать подобную чушь, Моррис. Давайте вернемся к области, в которой вы являетесь признанным авторитетом. По-видимому, вы ничего не понимаете в социальной экономике. В своем убежище молодой Рекс мягко прикрыл дверь и уставился на нее невидящим взглядом. Его лицо выражало беспокойство. Недели две спустя, когда Рекс возвращался с верховой прогулки по землям Пуэбло, он заметил служебный лимузин на воздушной подушке перед домом Моррисов. Подойдя ближе, он увидел сбоку машины отличительный знак. В окрестностях Таоса не часто можно было увидеть хороший служебный автомобиль. Отличительный знак был значком Функционального Ряда Безопасности. На переднем сиденье у ручного управления сидел шофер. Он зевал, очевидно, от скуки, и, очевидно, ожидая кого-то. Он был в униформе Старшего Исполнителя, но у него был такой глуповатый вид, что Рекс удивился тому, как это ему удалось пробиться на такую должность. Рекс Моррис принял внезапное решение и обогнул угол дома, а не вошел через центральный вход. Он подошел к окну своей берлоги и быстро огляделся вокруг. Никого поблизости не было. Действуя по возможности быстро, он осторожно распахнул окно, снова огляделся по сторонам и закинул ногу через подоконник. Влез в свою комнату и быстро закрыл за собой окно. Дверь в гостиную была закрыта. Он подошел к ней с большой осторожностью и приложил ухо к панельной обшивке. До него доносился только шум голосов, слов он не мог разобрать. Очень осторожно он приоткрыл дверь и оставил маленькую щелочку. Холодный, очень официальный голос произнес: - Технолог Мак-Корд в прошлом месяце умер, и вы таким образом остались единственным человеком, удостоенным звания Героя. Однако, Леонард Моррис, вы не являетесь неприкосновенным. Слышали ли вы когда нибудь об Эрвине Роммеле? Голос отца в замешательстве произнес: - Маршал Роммель, немецкий генерал Второй мировой войны? - Фельдмаршал и к моменту своей смерти второй из величайших героев немецкого народа. - А кто был первым? - Гитлер. Откровенно говоря, я часто задумывался над тем, что бы произошло, если бы фюрер не был разбит Красной ордой. Так или иначе, тысячелетний Рейх не мог влиться в Технат. Леонард Моррис сказал сухо: - Насколько я помню, товарищ Гитлер был разбит не только Красной ордой. Были и другие силы в то время, которые не были в восторге от него. - Великая трагедия, наверное. Но мы начали говорить о фельдмаршале Роммеле, втором из популярнейших людей Германии. Несмотря на это, когда он совершил ошибку, поставив себя в оппозицию к командующему, ему предоставили возможность выбрать одно из двух. Он мог либо покончить с собой, либо предстать перед судом и быть повешенным. Он не был неприкосновенным. Немецкому народу объявили, что он умер от ран, полученных в бою, после того, как он принял яд. В голосе мужчины постарше чувствовалось потрясение. - Вы угрожаете мне, Технолог? - Разумеется. Я являюсь Технологом Функционального Ряда Безопасности этого региона, и я получил множество сообщений о ваших нонконформистских, недовольных утверждений, сделанных вами в присутствии кого придется. Этому должен быть положен конец. Я предупреждаю вас, Леонард Моррис. Герой Техната вы или нет, вам не позволено высказывать каких-либо утверждений подрывного характера в этом регионе. Рене Моррис не мог слышать тяжелого дыхания своего отца, но уже через некоторое мгновение тот обрел спокойствие. Полицейский чиновник нанес еще удар. - Вы также не имеете права покидать Таос, не уведомив нас об этом. - Вы хотите сказать, что я под домашним арестом? - Называйте это, как вам угодно. До средств массовой информации эта новость не дойдет. Это вызвало бы слишком много волнений, если бы было обнаружено, что наш единственный в живых Герой Техната находится под наблюдением. На следующий день Рекс Моррис был у наставника класса из Функционального Ряда Образования в Таосе. Этот человек, хотя и выполнял обязанности Технолога, имел всего лишь ранг Младшего Инженера, и было
в начало наверх
ясно, что он был бы счастлив получить лучшее назначение. У него просто не было связей даже в Функциональном Ряду Образования, чтобы подняться на более высокие ступеньки служебной лестницы. У него всегда был несколько печальный вид. Рекс Моррис не был одним из тех студентов, которых он видел часто. Мальчик выполнял практически все задания дома, пользуясь переговорным экраном. Однако он сказал, напустив на себя вид, который по его мнению должен был выражать интеллектуальность и солидность: - Это ты, Рекс - если мне позволительно будет называть по имени сына самого нашего знаменитого гражданина. "О Великий Скотт, - подумал Рекс, - начинается". А вслух произнес: - Технол Бландинг, я полагаю, что мне уже пора вступить в патруль молодых технологов Таоса, как вы предлагали мне около года назад. Наставник класса очень удивился. - Ты кажется тогда решительным образом отказался. - Да, сэр. Однако я сейчас изучаю труды ранних отцов Техната, Говарда Скотта и других, и как мне кажется, достиг уже того возраста, когда должен начать, ну, думать в терминах того, чтобы приложить свою руку к рулевому колесу. Я уже выучил клятву молодых технологов, прочитать? - Нет-нет, - поспешно сказал тот. - Это не обязательно. Я слышал ее много раз. Я не хотел бы, чтобы меня неправильно поняли, но я подумал о твоем отце. Уверен ли ты, что ему это понравится? - Отцу? Конечно. Он всегда хотел, чтобы я присоединился к другим ребятам в патруле. - Хотел? Судя по некоторым слухам, он никогда не был особым сторонником таких организаций, как патруль молодых Технологов и молодежный клуб Технологов. Фактически, был даже намек на то, что его дом не является подходящей атмосферой для воспитания такого молодого парня, как ты. - Мало ли какие ходят слухи. Отец очень хотел, чтобы я вступил в патруль. - Прекрасно, Рекс. В таком случае мы будем ожидать тебя на следующем собрании патруля. В тот вечер за ужином старший Моррис был немного озадачен. - Патруль молодых Технологов? Мне никогда бы не пришло в голову, что у тебя может возникнуть желание вступить в эту чванливую организацию, мой мальчик. Леонард Моррис был уже далеко не молодым человеком, но его умственные способности были в расцвете и в голосе его чувствовалась энергия. Рекс сказал несмело. - Ну, большинство ребят класса технологов состоят в ней, отец. Я не хотел бы сильно отличаться от них. - А почему бы и нет? - Ну, мне кажется, я и так всегда отличался от других. Это вряд ли правильный путь. - Ясно. В голосе отца появились грустные нотки. - Я не стану тебе мешать, конечно. Однако ты должен осознавать, что членство в такой аристократической организации может помешать твоей дружбе с твоими друзьями-индейцами. А что касается твоих занятий, то у тебя будет меньше времени оставаться на них. - Может быть, но к этому идет. Рано или поздно мне необходимо будет задуматься о моих контактах, друзьях, которые смогут подать мне руку помощи, когда я окончу школу. Отец вздохнул. Через шесть месяцев Рекс Моррис стал Главным Технологом Патруля молодых Технологов Таоса. Когда ему исполнилось восемнадцать, он вступил в молодежный клуб Технологов, и к двадцати годам он был президентом этого аристократического общества молодых людей. 9 В своей комнате в доме дяди Билла Рекс Моррис лежал на кровати, заложив руки за голову и уставившись в потолок. Его мучило то, что Паула Клейн, доверившись ему, повела его в разговорню. Вне всякого сомнения это послужило причиной того, что мужчина из Функционального Ряда преследовал его. Ему только этого и недоставало, чтобы человек из ФРБ выслеживал его. Теперь его планы вынужденно могли поменяться, а ему как раз и не хотелось их менять. Он с шумом выдохнул и сел. Поправил свой галстук фирмы "Великолепный Бруммель" и вызвал голосом переговорный экран. Экран был вмонтирован на противоположной стене комнаты и был примерно размером в квадратный ярд. Он зажегся. Рекс Моррис сказал: - Я хотел бы узнать номер квартиры Технолы Надин Симс, здесь, в Великом Вашингтоне. Голос роба произнес: - Выполнено. Рекс Моррис направился к экрану и стал перед ним в ожидании. Появилось поразительное лицо Надин Симс. Она была в мерцающем ореоле, что отнюдь не умаляло ее обаяния. Как и на приеме у Лиззи Мим, каждый волосок ее был на месте, в данном случае, каждая пора. Она подняла брови и улыбнулась своей быстрой улыбкой. - Не ожидала. Это тот серьезный молодой человек с дикого Запада, который ищет работу в большом городе. - Умей дело делать - умей и позабавиться, или как там говорят, - Рекс улыбнулся ей в ответ. - Как вы насчет того, чтобы выполнить свое обещание? - Обещание? - переспросила она, слегка нахмурившись. - Насколько я припоминаю, я была прилично выпивши к концу приема у Лиззи Мим. Как обычно на приемах у нее. А может быть и больше, потому что я забыла свое обещание. Боюсь, Технол Моррис, вам придется пролить некоторый свет. Рекс сказал, делая вид, что упал духом: - Вы спросили меня, приехал ли я в город навечно, и я ответил, что меня скорее интересует, что может предложить ваш город в плане сиюминутного и злого, и вы предложили свои услуги. И я запомнил это обещание. А давши слово, держись. Она вспомнила и рассмеялась. - Виновата, - сказала она. - А я всегда выполняла свои обещания. В этом отношении я хорошая девушка. - Замечательно. В единственном отношении, я надеюсь. Будете ли вы сегодня свободны вечером для игр и развлечений? - Свободна как птица. - Гм, - сказал он, как бы обдумывая сказанное ею. - Давай не будем обсуждать спорные вопросы. Дома у меня четыре длиннохвостых попугая и все они сидят в клетках. - Глупыш, - она засмеялась. - Около восьми? Мы встретимся с парочкой тел Джон Брауна, и я представлю тебе вкратце, что предлагает в эти дни Функциональный Ряд Развлечений в плане игр и развлечений, как ты это называешь, и мы прогуляемся. - Тело Джона Брауна? - переспросил Рекс. Новое имя для меня. А кто он тебе такой, этот Джон Браун? - По утрам, - сказала Надин, - ты чувствуешь себя так, как будто бы превращаешься в прах в своем гробу. Итак, в восемь? - Я не заставлю себя ждать. Ее лицо исчезло. Он отвернулся от экрана и подошел к стенному шкафу. Открыл его и осмотрел свой обширный гардероб. Дядя Билл настоял на том, чтобы он основательно экипировался. По-видимому, одежда была более важна для приобретения подходящего назначения, чем голова. Он аккуратно надел свой серый костюм Технолога без назначения. Принимая во внимание тот факт, что он не мог знать заранее, где ему доведется быть сегодня вечером, и никогда не знаешь, где именно пригодится тебе престиж твоего ранга. Галстук "Великолепный Бруммель" он оставил. Ему показалось, что это все подходит молодому человеку для прогулки по городу. Одевшись, он задумался о том, что будет еще при нем. Быстро принял решение и провел ногтем вдоль длинного шва сумки. Она открылась, внутри был небольшой потайной карман. Рекс вынул несколько пачек и разместил их равномерно по своим карманам, убедившись при этом, что они не выпирают. Затем он сжал сумку по шву, и он плотно сомкнулся. Он поставил сумку обратно в шкаф. Рекс Моррис заглянул в гостиную, но дяди там не оказалось. Рекс решил, что он снова где-то в городе. Он не представлял себе, как дядя это выдерживает. У него вообще не укладывалось в голове, как все представители класса Технологов выдерживают здесь, в Великом Вашингтоне эту бесконечную вереницу приемов с усиленными возлияниями. Он вышел из квартиры и проделал обычный путь для спуска лифтом на 175-й этаж, где мог получить экспресс на уличном уровне. И опять он подумал о том, как много времени у людей уходит на эти поездки в лифтах в этих домах-небоскребах. Напротив здания он заказал одноместное авто в блоке ФР Транспорта и стоял в ожидании на обочине, слегка посвистывая. Очевидно, время приближалось к часу пик, так как ожидал он свой одноместник на воздушной подушке по крайней мере пять минут. Но он не очень спешил. Солнце уже садилось, и в городе стемнело, за исключением тех мест, где зажглись огни. Рекс Моррис решил, что закаты солнца в городе совсем ни к чему - в любом городе. Одноместный автомобиль плавно подкатил к обочине, и дверь автоматически открылась перед ним. Рекс сел в машину и произнес в переговорный экран: - Координаты неизвестны. Доставьте меня к дому Технолы Надин Симс. Голос произнес: - Выполнено, - и маленькое авто влилось в уличный транспорт. Рекс откинулся назад и расслабился, рассматривая улицы, по которым он проезжал, пешеходов, эту глупую карусель городской жизни. Он провел практически всю свою жизнь в местности, ранее известной как Нью-Мехико. По крайней мере, там было сравнительно больше пространства и легче дышалось. Однако были и другие точки зрения, и в его возрасте, в тридцать лет, с законченным образованием, мужчина должен занять свое место в обществе, найти свою дорогу и приготовиться проработать десять лет до выхода на пенсию. Он вздохнул. Не очень приятная перспектива открывалась перед ним на ближайшие годы. Машина остановилась перед умеренно большим ультра-современным зданием, очевидно, совсем недавно построенным. Дом выходил окнами на реку Потомак. Из переговорного экрана донеслось: - Технола Надин Симс живет в террасной квартире 3-Б на 63-ем этаже. Выполнено. Рекс Моррис ступил на обочину, взглянул на здание и тихонько присвистнул. Этот жилой дом был таким же роскошным, как и дом дяди Билла, который был в ранге Технолога, хотя и на пенсии. В вестибюле была дюжина лифтов, но только на одном из них значился в качестве места назначения 63-й этаж. Он вошел в него и произнес: - Технол Рекс Моррис в гости к Техноле Надин Симс. Очевидно, она уже сообщила о нем в систему защиты здания, так как из переговорного экрана лифта донеслось: "Выполнено", и Рекс Моррис начал подниматься вверх с медленным ускорением, достиг пика скорости, а затем начал медленно замедлять движение. Квартира 3-Б была сразу же напротив лифта. Он стал перед дверным экраном и произнес: - Рекс Моррис. Как раз в условленное время. Дверь открылась, и она вышла ему навстречу, опять в сари, но на этот раз оно было более яркого цвета. Ему показалось, что это натуральный шелк. В руках она держала по высокому бокалу, в одном из которых содержимое доходило до половины. Полный она подала ему. - Тело Джона Брауна, - сказала она. - Пей до дна. Кто любит такое, того не назовешь маменькиным сынком. - Вот это? Я думал, что "Гремучая змея", которую мы пили дома, это конец света. Он взял бокал, тихонько произнес тост в ее честь и отпил глоток. Он закатил глаза и сделал вид, что закашлялся. - Я прямо-таки чувствую, что отдаю концы, - сказал он. - Что сюда входит? Она провела его в жилую комнату, по-видимому, осознавая, что его взгляд в этот момент прикован к ее фигуре. Из комнаты открывался потрясающий вид на реку, и одна из стен была полностью прозрачной. - Абсент, сливовая водка и немного вишневой водки, - пояснила она. - Желательно дать настояться этой смеси с недельку. Он фыркнул. - К этому времени, я думаю, эта горючая смесь закипит. Или же разъест стекло. Она подошла к кушетке, прилегла на нее и посмотрела на него поверх своего бокала.
в начало наверх
- А как обстоят дела с поиском места работы? Ты уже получил назначение? - спросила она и затем насмешливо добавила: - Или ты проводишь все свое время в разговорнях? Он уставился на нее. - Откуда ты знаешь об этом? Надин Симс рассмеялась. - Есть тут один гадкий общественный комментатор, и я просто не могу устоять, чтобы его не слушать. Они, кажется, становятся развязнее с каждой неделей. Нужно быть в курсе всех новостей, чтобы правильно понимать все его инсинуации, но он подкинул идею, что сын Леонарда Морриса идет, очевидно, по стопам своего отца. Рекс отставил свой бокал с чувством некоторого отвращения. - О Великий Скотт, - сокрушался он. - Эта привычка старика высказываться, наверное, будет преследовать меня до конца моих дней. И почему я не родился из обычных, нормальных родителей? Надин Симс мягко улыбнулась. - Я так понимаю, ты не одобряешь, скажем, нетрадиционных убеждений твоего отца? Он проворчал все еще возмущенно: - Как по мне, то мне кажется, что он может думать, как ему заблагорассудится, но я бы хотел, чтобы он оставил эти свои мысли при себе. Он снова взял свой бокал и на одном дыхании допил до половины его содержимого. - Я борюсь против дискриминации всю свою жизнь. Мне всегда хотелось одного: хорошо провести время, подобно каждому. А что я получаю? Ха! Я знакомлюсь с самой обычной, на первый взгляд, девушкой и через пятнадцать минут она ведет меня в разговорню. Почему? Только потому, что я сын Леонарда Морриса. Надин улыбнулась ему. - Ну, а преимуществ разве это не дает? Должно же быть что-то в том, что ты являешься сыном единственного из оставшихся в живых Героя Техната. Соответствующие школы. Нужные контакты. Гм, мне пришла в голову идея. Надин встала и подошла к автобару, где она заказала еще пару бокалов. Она вернулась с ними и села на кушетку уже рядом с ним. Он спросил: - Что за идея пришла тебе в голову? Выпить еще по бокалу? Такие идеи мне приходят постоянно. - Дурачок, - сказала она. - Я подумала вот о чем. Учитывая то, что твой отец Герой Техната, а твой дядя Технолог на пенсии, мы могли бы попробовать попасть в Ночлежку или Техно-казино. - Великолепная идея, я, кажется, слышал о Ночлежке, но, по-моему, не был там, хотя мне казалось, дядя Билл затаскивал меня в каждое ночное заведение города. Она сказала: - О, Ночлежка - это место для избранных. Не ниже ранга Старшего Инженера, и не многие из них там бывают. Натуральное мясо. Даже игра из заповедника. Восхитительно. - Одним словом, не разговорня, - сказал Рекс. Он посмотрел на часы и подвинулся к ней поближе. Незаметно опустил руку в свой правый карман, а затем положил руку ей на плечо. Брови ее поползли вверх, и она лукаво посмотрела на него, но не двинулась с места. - Я хочу спросить тебя, - сказал он приглушенным голосом, - но не для того, чтобы сменить тему разговора, - многие ли тебе говорили, что ты похожа на Нефертити? - Нефертити? - переспросила она. - Ее бюст установлен сейчас в Лувре, в Объединенном Европейском Технате, - сказал он. - Египтянка. Самая красивая женщина всех времен и народов. Пальцами той руки, которую он опускал в карман, он прикоснулся к мочке ее правого уха. Надин Симс вздрогнула. - Каждый день узнаю что-то новое, - сказала она. - Теперь я знаю, кто такая Нефертити. Это так действуют на Западе? Почему ты думаешь, что я похожа на Нефертити? Он сказал с легкой насмешкой: - Я думаю, что из-за шеи и линии подбородка. Гм. Вне сомнения, так. У тебя такой же подбородок и такие же прекрасные уши. - И вот это тридцатилетний... Ее глаза сделались стеклянными, сама она застыла на месте, с полуоткрытым ртом и крепко зажатым бокалом в правой руке. 10 Рекс Моррис вскочил на ноги. Быстро стряхнул остатки коричневого порошка с онемевших кончиков пальцев правой руки, затем взглянул на нее, глаза его прищурились. Он провел рукой по ее лицу, но она оставалась без движения. Он положил руку ей слева на грудь, но не обнаружил даже биения сердца. Кончиком указательного пальца он коснулся ее глазного яблока. Никакой реакции. Без дальнейших колебаний он направился в глубь ее квартиры, бросив при этом быстрый взгляд на свои ручные часы. Он обнаружил кухню и вышел через черный ход. Теперь наступал критический момент. Если служебный лифт не имел ручного управления, все пропало. Он не мог допустить, чтобы тот факт, что он воспользовался служебным лифтом, попал в компьютерный банк данных здания. Лифт управлялся вручную. Он спустился в подвал. Никого вокруг не было. Вместо того, чтобы вызвать автомобиль на воздушной подушке в этом месте, он тихонько на цыпочках спустился по скату. Перед ним был темный проход, но он на минуту замешкался перед тем, как покинуть жилое здание. Из внутреннего кармана он вынул что-то вроде защитных очков, надел их, а затем из другого кармана вынул какой-то предмет размером с пачку сигарет. Он осветил инфракрасной вспышкой служебный проход между башнями небоскреба и заметил фигуру в дверях напротив него. Ему перехватило дыхание. Ему не пришло в голову, что его могут преследовать сегодня вечером. По крайней мере, он не подумал, что может стоять человек и перед зданием, и позади его. Он отошел в тень и вынул из набедренного кармана небольшое ручное оружие. Стал на колени, принял устойчивую позу, чтобы зафиксировать свою руку, и нажал на спуск, один раз, второй раз. Оружие сработало, и тот, что стоял в дверях напротив, согнулся, опустился на колени и затем упал ничком. Рекс Моррис засунул пистолет в боковой карман куртки и подбежал к агенту Безопасности. Он затащил его обратно в дверной проем, где он стоял, и придал ему такую позу, как будто бы он находился в состоянии сильного опьянения, на тот случай, что кто-то другой будет проходить мимо и заметит парня. С той же поспешностью он продолжил свой путь по проходу и вышел на улицу, влившись в движение пешеходов. Он прошел пешком еще целый квартал, перед тем, как вызвать автомобиль, и затем проехал на нем, используя ручное управление, и остановился в двух кварталах от места своего назначения. Он отпустил такси в этом месте и быстрыми шагами преодолел остаток пути. Когда он входил в старое здание, он взглянул еще раз на часы и прошептал молитву неведомым богам, словно благодаря их за то, что все идет по плану. В этом доме, который был как бы из старой эпохи, лифта не было. Он взбежал по лестнице на третий этаж, открыл ключом дверь и очутился в квартире с низким коэффициентом полезного действия. Никого в ней не было. Эта квартира вообще имела такой вид, что ею давно уже никто не пользовался. Он подошел к единственному окну и вручную открыл его. Рекс избегал оставлять свой голос на регистрирующем устройстве роба. Выглянул из окна, не подходя близко к нему, чтобы никто не мог заметить его. На улице в трехстах ярдах перед служебным зданием остановился лимузин. Он еще раз взглянул на часы, кинулся в угол комнаты и вытащил из сумки с опознавательным знаком клуба для игры в гольф спортивное ружье с телескопическим прицелом. Вернувшись к окну, он оттянул затвор, проверил патрон и загнал его в казенник. Скоростное, бронебойное. Возле окна он сел на небольшую табуретку, оперся одним локтем на колено и установил ствол ружья на подоконник. И стал ждать. Из лимузина вышли пассажиры. Мужчина, которого он ожидал, вышел и на минуту замешкался, пожимая руку другому пассажиру. Затем он приготовился войти в здание. Он был как раз на кресте окуляра его ружья. Рекс Моррис глубоко вздохнул, затем задержал дыхание и спустил курок. Раздался выстрел, и струя пыли осела на гранитной стене позади цели. Мужчина быстро поднял голову и с беспокойством огляделся. Рекс Моррис пробормотал что-то, снова передернул затвор и приготовился к следующему выстрелу. Его цель теперь устремилась к входу в здание. Дюжина мужчин из Безопасности, неизвестно откуда возникших с оружием в руках, была уже на ногах. Пятеро или шестеро из них окружили своего начальника. Второй выстрел угодил в металлическую дверь на несколько дюймов выше голов бегущих мужчин. Все они из чувства самосохранения пригнули голову. Рекс Моррис что-то недовольно пробормотал, бросил ружье и поспешил к двери квартиры. Сбежал вниз по лестнице, ведущей на улицу, и замедлил шаг при выходе из здания. Он прикинул, что им понадобится от пятнадцати минут до часа, чтобы определить из какого окна стреляли. Тем временем Рекс незаметно влился в движение пешеходов. Он прошел пешком два квартала. Разбил линзы своих инфракрасных очков, перед тем, как незаметно опустить их в уличный мусоросборник. Далее, проходя мимо стройки, он бросил свой фонарь-вспышку на булыжник, когда вокруг никого не было. Снял перчатки и бросил вместе с дротиковым пистолетом в другой мусоросборник. Он проверил свой хронометр, вызвал автомобиль из блока ФР Транспорта, что на углу, и опять, используя ручное управление, вернулся к дому Надин Симс. Побежал по проходу, проверил агента Безопасности и нашел его еще под воздействием двух дротиков, которые Рекс Моррис всадил в него раньше. Он подошел к служебному лифту и подъехал на этаж ниже, чем тот, где располагалась квартира Надин Симс, и поднялся по лестнице. Через минуту он был в кухне Симс. Еще пару минут у него ушло на то, чтобы обмыть под холодной водой руки, умыться, освежить одежду и отдышаться. Затем он подошел к кушетке, где Надин Симс по-прежнему сидела, уставившись прямо перед собой. Он провел рукой у нее перед глазами, снова без какой-либо реакции с ее стороны. Рекс сел рядом с ней на то же самое место, где он сидел перед тем, и посмотрел на свои часы в последний раз. Он взял свой бокал с коктейльного столика, куда он поставил его раньше, и держал его в немного опущенном положении, поглядывая на ее лицо. Через пять минут ее глаза открылись и она продолжила, как ни в чем ни бывало, начатую ею ранее фразу: - ...холостяк прежде всего замечает в женщине в наши дни? Рекс пожал плечами и сделал долгий глоток. - Это я такой. Я питаю особую слабость к шее. Хорошая фигура это прекрасно, наверное, но у всех женщин в наше время хорошие фигуры, по крайней мере, у всех женщин класса Технологов. А шеи!.. - он глубоко вдохнул и замер с выражением легкой иронии на лице. - Дурачок, - сказала она. - Кстати о вечере, - Рекс поменял тему. - А что будет после Ночлежки? Она поджала губы. - Посмотрим. Что предлагает сегодня ФР развлечений на уровне Технологов? Я думаю, тебе неинтересно проводить время среди Исполнителей. - Ты у нас гид, - сказал он. - Однако, могу по своему опыту сказать, что Исполнители немного нудноваты. Их развлечения мрачноваты. Она взглянула на свои изящные часы с драгоценными камнями, которые были у нее на руке. - Уже позже, чем я думала. Давай поторопимся, мы сможем продолжить обсуждение программы на вечер в Ночлежке. В действительности, никогда не знаешь заранее, что там произойдет. Обычно попадаешь на своего рода прием, который развивается спонтанно и может во что-нибудь вылиться. Рекс пробормотал недовольно: - Только не представляй меня по фамилии. Моя фамилия имеет тенденцию охлаждать атмосферу. По крайней мере, имя моего отца, и всегда это сказывается на мне. Она взглянула на него вопросительно. - Ты в самом деле не испытываешь благоговения перед предками.
в начало наверх
Она отпила глоток из своего бокала и встала, нахмурила брови, глядя в свой бокал. - Удивительно, что он так нагрелся за такое короткое время. Лед совсем растаял. Рекс допил свой бокал одним глотком. - А мой нормальный, - сказал он. - Пойдем. - Я только одену пальто, - сказала она, все еще рассеянно поглядывая на свой бокал. 11 При входе в Ночлежку, которая была на первом этаже небоскреба в одной из лучших частей города, Рекс Моррис поразился. Встречающий прибывающих гостей служащий в униформе открыл дверцу их машины, пробормотал вежливое приветствие и пошел впереди, указывая путь к двери ресторана, которую он собственноручно открыл. Сразу же внутри, когда они отдали легкое пальто Надин яркой молодой особе в мини-юбке, Рекс сказал своей спутнице: - Как шикарно. Я не знал, что все еще есть члены Функционального Ряда Обслуживания. Мне казалось, что он был упразднен много лет тому назад. Надин Симс сказала: - Если я не ошибаюсь, все слуги здесь являются членами Функционального Ряда Безопасности. - О-о? - выразил удивление Рекс. - Я думал, что даже Исполнители сочтут это ниже своего достоинства. - Вряд ли они из класса Исполнителей, - сухо сказала Надин. - И основная их работа, насколько я понимаю, состоит не в том, чтобы просто открывать двери, принимать пальто и шляпы или подносить ужин. Но не кажется ли тебе, что это несколько, как бы это сказать, скользкая тема. Рекс Моррис сразу же переключился на какую-то банальность об обстановке, которая, в действительности, как ему казалось, страдала излишествами. Но он, правда, привык к простоте Таоса. Какой-то тип с лоснящимся лицом подошел к ним и сказал с некоторым оттенком снисходительности: - Извините, но это заведение только для... Надин Симс высокомерно сказала: - Вы, наверное, ошиблись. Это - Технол... Тот покачал головой и печально добавил: - Ранга Технола не достаточно, я боюсь. Ночлежка предназначена для... Надин перебила его: - ...Рекс Моррис, сын Героя Техната Леонарда Морриса. Тот давал уже обратный ход: - Конечно, как глупо с моей стороны, Технол Моррис. Ваш дядя сегодня у нас, может быть вы хотите за его столик? - Насколько я знаю твоего дядю, Рекс, - сказала Надин, - мы оба упьемся к концу вечера, а мы бы не хотели так провести этот вечер, не так ли? - Ясно, как божий день, - подтвердил Рекс и обратился к метрдотелю: - Отдельный столик для нас, пожалуйста. Им дали симпатичный столик возле танцевальной площадки. - Слава Веблену, - прошептала Надин. - Ты должен признать, что имя твоего отца имеет свои преимущества, когда нужно произвести впечатление на лакеев, открывающих дверь. - Наверное, - сказал утомленно он. Рекс Моррис оглядел комнату. Из дальнего угла танцевальной площадки дядя Билл весело помахал ему рукой. Старший Моррис сидел за столиком с полудюжиной других, трое или четверо из них были, как определил Рекс, в ранге Технологов, в том числе Маррисон, текстильный магнат. Они все, кажется, были уже навеселе. Надин Симс поправила сари, заказала подскочившему к их столику официанту двойную "Плакучую иву" и принялась рассматривать комнату, без сомнения, по-женски выясняя, кто в чем одет. Она улыбнулась полдюжине разных компаний, кивая в знак приветствия налево и направо. Видно было по ее лицу, что она наслаждалась роскошью, а это заведение, наверное, было одним из самых роскошных в Великом Вашингтоне, а значит и во всем мире. Она сказала сухо: - Ты, кажется, не пользуешься сегодня большой популярностью у Технолы Паулы Клейн. - Что ты имеешь в виду? - Паула Клейн сидит вон там с Технологом Маттом Эджевортом. Мне показалось, она бросила на тебя злобный взгляд. Рекс Моррис отыскал глазами Паулу, но она в это время разговаривала оживленно с грузным Технологом из ФРБ, сидящим напротив нее. Полицейский чиновник, казалось, был немного не в своей тарелке в этом сверх шикарном ресторане для класса Технологов. Из всех присутствующих он один не обладал аристократической аурой, которая развивается на протяжении многих поколений. Грубые черты лица, волосы нечесаные, манеры - не такие обходительные, как у других Технологов и Первых Технологов за соседними столиками. Рекс Моррис скривил верхнюю губу, изображая отвращение. - Как ты назвала того Исполнителя в одежде Технолога? Глаза Надин Симс сузились и сделались как щелочки. Она сказала ровным голосом: - Это Матт Эджеворт. Разве ты его не помнишь? Ты должен был видеть его на приеме у Лиззи Мим. Между прочим, ты прав. Он хорошо продвинулся по службе. Сделал хорошую карьеру. Она добавила лениво: - И, как я понимаю, он еще не достиг своего потолка. Уоррен Клейн, как тебе известно, Первый Технолог Функционального Ряда Безопасности, уже пенсионного возраста и, кроме того, нездоров, по слухам. Рекс Моррис фыркнул неодобрительно. - Ни один Исполнитель никогда не сможет стать членом Конгресса Первых Технологов. Даже если бы он был назначен главами других ФР, Высший Технолог, вне всякого сомнения, наложил бы вето на этот фарс. Принесли напитки, и Надин Симс лениво помешала свой предназначенной для этого палочкой. - Ни законом, ни традицией это не возбраняется, - сказала она. - А продвижение по службе в Функциональном Ряду Безопасности значительно проще, чем в некоторых других. Разные требования, конечно. Не каждый обладает качествами, необходимыми для того, чтобы быть полицейским чиновником высокого ранга. Рекс презрительно фыркнул. - Можешь ли ты мне назвать хотя бы один случай в прошлом столетии, когда Исполнитель от рождения попал бы в Конгресс Первых Технологов? - Он уже достиг ранга Технолога, - сказала она. - Остался один только шаг. Рекс с отвращением пожал своими аристократическими плечами и даже не потрудился ответить ей. Она мягко сказала: - Как мне кажется, он о тебе тоже не высокого мнения. - Что ты хочешь этим сказать, о Великий Скотт? Она отложила палочку для помешивания напитка, поднесла бокал к губам и посмотрела ему в лицо. - Система распространения сплетен передает, что он совсем не прочь подловить тебя на какой-нибудь промашке, такой, которая позволит ему отдать тебя под суд. Рекс Моррис был ошеломлен. - Но, почему, о Великий Скотт? Я едва знаком с этой деревенщиной. - Ты, по-моему, слишком эмоционально высказываешься о человеке, с которым у тебя не было никаких контактов, - сказала она. - Откуда ты знаешь, что ты не найдешь его вполне совместимым, когда познакомишься с ним? Он уставился через всю комнату на Технолога Безопасности. - Маловероятно. - Это потому, что он с красивой и обаятельной Паулой Клейн? - спросила она. - Конечно, нет. Кроме того, ты сама же сказала, я, очевидно, у Технолы Клейн в черном списке. Она допила свой напиток и постучала по тонкой ножке бокала палочкой. Официант подошел к столику с еще двумя бокалами того же напитка. - Ты думаешь, - лениво произнесла Надин, - что в таком большом городе, как наш, масса подходящих молодых людей для девушки, но это отнюдь не так, принимая во внимание ранг Паулы. Он хмуро взглянул на нее, выразив непонимание на своем лице, что не украшало его аристократическую внешность. - Брат Паулы, - продолжила Надин, - и отец оба были Первыми Технологами. Но более того, Высший Технолог - это ее кузен. Выше уже некуда. - Кузина Высшего Технолога? - повторил Рекс. - Я этого не знал. Надин помешала свой новый напиток. - Немного подходящих молодых людей на такой высоте. Конечно, сын Героя Техната... Рекс с возмущением отмел эту идею. - Дурная репутация моего отца превосходит его престиж. - Сомневаюсь. Когда ты достигнешь высот Паулы, многое простится. Например, один из ее дедушек выступал против Темпля. Нонконформизм высшей степени. Рекс Моррис нетерпеливо сказал: - При чем же здесь тогда этот неотесанный чурбан, пытающийся меня достать? Надин Симс улыбнулась ему очаровательной улыбкой. - Как ты сам заметил, требуется более одного столетия для того, чтобы кто-нибудь, рожденный Исполнителем, достиг Конгресса Первых Технологов. У такого человека хватит амбиций, чтобы жениться на Пауле Клейн. Рекс поджал губы и тихо присвистнул. - О-го-го, - сказал он. - Я полагаю, мне лучше поставить всех в известность, что меня не интересует эта молодая леди. В противном случае я кончу тем, что он арестует меня за подрывные разговоры, как только я открою рот, чтобы зевнуть. - Так ты не очарован Технолой Клейн? - спросила Надин. Он протянул руку через стол, чтобы дотронуться до ее руки. - Моя дорогая Нефертити Вторая, - сказал он. - Ты помнишь? Я же мужчина, питающий слабость к шейкам. А ты сравни свою и ее... Она рассмеялась, но бросила быстрый взгляд через всю комнату на Паулу. - В действительности, непривлекательной ее не назовешь. Она хороша, скажем, в серьезном стиле. - Это, что называется, похвала, которая хуже хулы, - усмехнулся Рекс. Возле входа возникло какое-то легкое волнение, и через минуту Технолог Матт Эджеворт быстро вскочил на ноги, даже забыв принести извинения Пауле Клейн, и поспешил туда, откуда доносился шум, и проходя между столиками, вращал своими бедрами, подобно тому, как бежит футболист по разбитому полю. Этот крупный мужчина, оказывается, мог довольно быстро передвигаться в случае необходимости. В дальнем конце комнаты возникла оживленная дискуссия, которая не могла более оставаться незамеченной всеми присутствующими в этом заведении. Наконец, Матт Эджеворт проделал обратно свой путь между столиками и вышел в центр танцевальной площадки. Он поднял руки над головой, как бы прося внимания, лицо его ничего не выражало. Рекс спросил у Надин: - Что в конце концов происходит? Чего хочет этот толстый клоун? Она сказала в растерянности: - Не знаю. Очевидно, случилось что-то важное. Матт Эджеворт говорил: - Могу я просить вашего внимания? Он замолчал, ожидая, пока стихнет волна удивления. - Дело огромной важности, и так как основная часть чиновников высокого ранга присутствует здесь... Вы все знаете Первого Технолога ФР Безопасности, Уоррена Клейна... Какой-то мужчина лет на десять старше Эджеворта, который следовал за ним, в этот момент вышел на середину танцевальной площадки, тогда как его подчиненный сделал несколько шагов назад.
в начало наверх
Рекс Моррис смог уловить фамильное сходство между Паулой Клейн и этим мужчиной. На Уоррене Клейне был серый костюм, на плечах - серого цвета шинель плащевого покроя, как подобает Первому Технологу. Это был красивый мужчина, но некоторая бледность в его лице выдавала его слабое здоровье. Он посмотрел на присутствующих с искаженным выражением лица. - Примерно час тому назад на меня было совершено покушение, когда я вышел из машины и направился к месту моей работы. Он ожидал, пока уляжется шум, вызванный его словами. Это продолжалось несколько минут. Он снова поднял руку, прося тишины. - Это единственная попытка покушения на члена Конгресса Первых Технологов на нашей памяти. Вначале я подумал, что это дело рук какого-то сумасшедшего-одиночки, возможно, из чувства личной зависти. Однако... Он вытащил из внутреннего кармана конверт. - ...один из моих подчиненных принес мне вот это. Это письмо пришло на прошлой неделе, но мне не доложили о нем, так как его расценили как бред сумасшедшего. Такие случаи уже бывали. Однако после сегодняшних событий... Он начал читать письмо вслух. - Первый Технолог Уоррен Клейн! Вы неспособны управлять вверенной вам службой. Следовательно, если вы не объявите о своей отставке в ближайшем будущем, вы поплатитесь жизнью. Человечество находится в состоянии застоя в результате узурпации власти некомпетентными людьми. Уоррен Клейн оторвал глаза от бумаги и обвел всю Ночлежку внимательным взглядом, переводя его с одного столика на другой. Он сказал: - Это письмо подписано: Нигилисты. Уоррен Клейн снова поднял руку, чтобы успокоить присутствующих, так как шум снова прокатился по комнате, перерастая в гул. Он сказал: - Для тех, кто незнаком с этим термином, могу пояснить, что нигилизм - это революционное движение, возникшее в 19-ом веке, которое призывало к свержению существующих экономических и общественных институтов для установления предположительно лучшего строя. Среди методов, которые использовались нигилистами, были такие прямые действия, как поджоги и покушения на членов существующего правительства. Этим террористам удалось убить некоторых высокопоставленных особ того времени, в том числе царя Александра Второго в России. Они иногда взрывали целые составы, только для того, чтобы убить одного человека. Короче говоря, их нельзя было недооценивать, несмотря на то, что это были фанатики. Некоторые из присутствующих были на ногах, их лица выражали различные чувства: от полного недоверия до истерического потрясения. На какой-то момент голос Первого Технолога Функционального Ряда Безопасности потонул в шуме их голосов. Сила голоса Уоррена Клейна возросла. - Предварительное обследование показало, что совершенная сегодня вечером попытка покушения была тщательно подготовлена. Мне удалось остаться в живых только благодаря случайности и действиям преданных мне людей. Но это не самое главное. Он на минуту умолк, как бы подчеркивая важность последующих за этим слов. - Дело в том, что сегодня утром Высший Технолог тоже получил подобное письмо, почти дословно повторяющее то, что я сейчас зачитал. Из зала донесся голос: - Я тоже получил подобное письмо. Я... Я подумал, что это какая-то бессмыслица. Говорившим был Технолог Маррисон, сразу от испуга протрезвевший. - И я, - прокричал кто-то еще. - Я тоже получил. Оно пришло по почте только вчера. Первый Технолог Уоррен Клейн снова обвел глазами присутствующих. - Мы должны смотреть правде в глаза. Впервые за последние несколько поколений Технат столкнулся с революционным движением. Функциональный Ряд Безопасности ожидает от каждого члена касты Технологов сотрудничества с максимальной отдачей сил. Мои люди оповестили всех, кого необходимо, в городе. Дальнейшую информацию и указания вы получите через соответствующие Функциональные Ряды. - В случае появления новых посланий или чего-нибудь другого, связанного с нигилистами, прошу сообщать об этом моему помощнику Технологу Матту Эджеворту. 12 Первый Технолог Безопасности, заметно уставший после выступления перед такой большой аудиторией без громкоговорителя, умолк и обернулся к Матту Эджеворту. Все еще не двигаясь с места, они разговаривали озабоченно между собой, но голоса их не доносились до того места, где сидели Рекс Моррис и Надин Симс. Надин прикусила нижнюю губу и посмотрела в их направлении. Казалось, она приняла какое-то решение. Она встала и как бы извиняясь сказала Рексу: - Я просто вспомнила о договоренности. Сиди. Придется перенести этот милый вечер на другой раз. Рекс встал, несмотря на ее протест, но она уже ушла - в направлении этих двух важных шишек из Безопасности. Рекс проворчал: - Я сомневаюсь, что ты просто вспомнила о договоренности. Он взял свой недопитый наполовину бокал и направился к столику, где сидел его дядя с компанией. В это время практически все в комнате были на ногах. По крайней мере, мужчины. Женщины-члены касты Технологов оставались на своих местах за столиками. Лица их выражали скорее подавленность, чем обеспокоенность. Технолог Маррисон выпалил: - ...перестрелять их всех. Я так считаю. Перестрелять как собак. Они и есть бешеные собаки. Но дядя Билл, который, казалось, не был до такой степени навеселе, как большинство из них, криво усмехаясь, сказал: - Нам нужно для этого сначала поймать их, Фред. Технолог текстильной промышленности накинулся на него, что выглядело немного дико, так как ничего особенного в высказанном утверждении не было. - Я мог ожидать некоторого несогласия с твоей стороны, Уильям Моррис, учитывая известные взгляды твоего брата. - О Великий Говард, - вырвалось у кого-то. - Неужели мы станем спорить друг с другом? Откуда мы знаем, может быть какой-нибудь снайпер подстрелит нас, когда мы будем выходить отсюда. - Правильно, - сказал кто-то другой в полуистерике. - Нам нужно держаться вместе, представителям касты Технологов, иначе мы погибнем поодиночке. Но Фред прав, мы должны быть беспощадными по отношению к ним. Пусть отдадут приказ расстреливать их на месте. Рекс Моррис смотрел на это все, как бы со стороны. Он взглянул на своего дядю. А этот достойный человек продолжал по-прежнему с возмущением, несмотря на упреки Маррисона. - Как мы можем расстрелять их на месте, если мы их и в глаза еще не видели? - Ты понимаешь, что я имею в виду, - ответил тот ему. Рекс подумал, что ничего уместного не было пока сказано в этом собрании на данном этапе игры. Они вели себя как кучка старых женщин. Он прошелся по комнате, отыскивая взглядом Надин Симс, но не обнаружил ее. Он направился в прихожую. Люди расходились и толпились в дверях. Рекс проскользнул между болтающими и восклицающими завсегдатаями этого места из класса Технологов и свернул на боковую дорожку. Там тоже были болтающие, кружащие от волнения группки; доносились бессмысленные споры; некоторые ожидали заказанных автомашин. Рекс решил, что при такой толпе понадобится целая вечность, чтобы дождаться такси, и он свернул направо и пошел по улице, засунув беззаботно руки в карманы. Он прошел несколько кварталов и пришел к выводу, что вероятность его преследования невелика. Если его преследовали на пути к Ночлежке, то сейчас они, без сомнения, потеряли его след. Он решил идти пешком до дядиного дома. Свежий воздух ему не повредит, и он хотел иметь возможность кое-что обдумать. Все ставки были сделаны, и отступать назад было некуда. Глубоко погруженный в свои мысли, он завернул за угол и чуть бы не налетел на какую-то прохожую. Она выпустила из рук сумку и упала бы сама, если бы он не поддержал ее обеими руками. - Нужно смотреть, куда идешь... - начала она, но сразу умолкла, как только заметила его серый костюм касты Технологов. - Мне очень жаль, - сказал он. - Я был так неуклюж. - О, ничего. Все нормально... сэр. Она торопливо добавила: - Я сама виновата. Они оба нагнулись, чтобы поднять ее сумку, и столкнулись головами. Затем выпрямились, и Рекс сказал: - О Великий Скотт, так и убить друг друга можно. Он поднял руку, как бы останавливая ее. - Давайте я теперь сам подниму ее. Он нагнулся, поднял ее сумку и передал ей. Она была в одежде Младшего Инженера Функционального Ряда Статистики, иными словами она служила в Национальном банке данных этого компьютеризированного общества. Она была, наверное, примерно того же возраста, что и Рекс, в противном случае она не получила бы назначения, но выглядела не старше двадцати пяти и отличалась, по-видимому, веселым нравом. На первый взгляд она была очень миленькой. Женщина сказала: - Спасибо... сэр. - Прямо-таки - сэр, - передразнил ее Рекс. - Ты заставляешь меня чувствовать себя пожилым мужчиной. Кроме того, я тебя хорошенечко стукнул, наверное, и у тебя есть основание для возмущения. Он испытующе посмотрел на нее. - Не хочу показаться "тепленьким", но мне бы хотелось пригласить тебя выпить. Она вдруг захихикала. - "Тепленьким", - сказала она. - Могу поспорить, ты часто употребляешь это слово. Я только один раз слышала это слово в историческом стерео-шоу. Ты не из Великого Вашингтона. Откуда ты родом, чужестранец? - О-о, - вздохнул Рекс. - Только не говори, что у меня сильный акцент. Это секрет, но ты права, я приехал сюда недавно. Я прогуливаюсь по городу, чтобы прочувствовать его. Так как насчет того, чтобы выпить? Она слегка нахмурилась и снова взглянула на его серый костюм Технолога. - Существует множество ограничений в этом районе. Я сомневаюсь, что меня пустят в бар для Технологов. Старших Инженеров пускают, а я всего лишь Младший. - Ну, хорошо, давай пойдем в какое-нибудь место для Инженеров в таком случае. А то я умру от жажды через минуту. - А ты не против? - Почему я должен быть против? Он взял ее под руку, и они пошли в том направлении, откуда она только что пришла. Она поглядела на него искоса. - Меня зовут Адель, - сказала она. - Отлично, Адель, а я Рекс. Место, куда она вела его, находилось в полуквартале, на уличном уровне. Оно было почти на сто процентов автоматизировано, но у входа их встретил служащий Функционального Рядя Развлечений. Его брови поползли вверх, когда он увидел костюм Рекса Морриса. - Э, сэр, - начал он. - Это... - Я сам знаю. Разве я похож на идиота? - отрезал Рекс. - Пожалуйста, дайте нам столик. Тот покраснел. - Да, сэр. Конечно. Я имел в виду... нет, сэр. Сюда, пожалуйста. У других посетителей тоже поползли брови вверх, когда они проходили мимо них к уютному столику в симпатичной нише. Однако, если Технологу хочется посещать трущобы, нет причины, чтобы его удерживать. Старшие и Младшие Инженеры ведь тоже участвуют, когда им хочется, в развлечениях для класса Исполнителей. Усевшись, Рекс с одобрением осмотрел это заведение. Сидело здесь несколько сотен человек, и все места были заняты. Оно не могло похвастаться роскошью Ночлежки, но было что-то такое в атмосфере его, что отсутствовало в расточительных заведениях для касты Технологов. Здесь, наверное, пьют, а не попивают, подумал Рекс. Девушка посмотрела на Рекса Морриса более внимательным взглядом и очевидно одобрила увиденное. То же можно сказать и о Рексе. Она была
в начало наверх
довольно миловидной. Он посмотрел в меню, что лежало на автостоле. - Что закажем? - спросил он. - Что хочешь. - Я пью "Плакучую иву", - сказал Рекс, - но я не вижу ее в меню. Она сказала сухо: - Если я не ошибаюсь, она делается на основе французского шампанского. Это слишком экзотично для Инженера. Он посмотрел на нее с удивлением. - О, я не знал этого. Я думал, в заведении для Инженеров есть все то, что и везде. Она сказала без какой-либо озлобленности в голосе: - Нет, не все. Такие дорогие импортные вещи предназначены только для заведений ранга Технологов. Это все связано с торговым балансом между нами и Объединенным Европейским Технатом. Как я понимаю, теоретически Технат является самодостаточным государством, но есть некоторые вещи, например, предметы роскоши, которые производятся только в определенных регионах мира и которые нужно импортировать. Чтобы импортировать, нужно экспортировать, а таких вещей, которые мы производим и в которых нуждалась бы Объединенная Европа, не очень много. Он не выдержал, чтобы не засмеяться. - Ты, без сомнения, из службы статистики. Ну, предлагай тогда ты. - Как ты относишься к прохладительному напитку с текиловым ликером? Рекс Моррис не особенно любил мексиканский спирт, но он заказал два таких напитка, опустив предварительно в щелочку для оплаты свою универсальную кредитную карточку. Пока они ожидали выполнения заказа, она сказала, склонив голову набок: - Ты знаешь, я, наверное, впервые, выпиваю в компании Технолога. - О, мы не придерживаемся таких формальностей в Таосе. Мне кажется, столица Техната более склонна к пуританству, чем наши дебри. Центр стола погрузился и незамедлительно вернулся на свое место с двумя высокими бокалами с охлажденным напитком. Они взяли их и символически чокнулись. - Конечно, я не выступаю с критикой здешних порядков, - сказал он. - Конечно же, нет, - автоматически произнесла она и глаза ее расширились. Она сказала приглушенным голосом: - Рекс, ты новичок в городе и ты из Таоса. Тогда ты, должно быть... Он молча смотрел на нее. Она метнула взгляд на часы. - О Великий Говард, я совсем забыла. Мне нужно идти. - В самом деле? - спросил он, не пытаясь скрыть своего разочарования. - Боюсь, что да. Она быстро отпила глоток из своего почти нетронутого бокала и вскочила на ноги. Рекс пожал плечами, тоже встал и пошел вслед за ней на выход. На улице он было протянул ей руку, чтобы попрощаться, но она сказала: - Послушай, Рекс Моррис, если ты все еще не прочь выпить, мы можем сделать это у меня дома. Он сердито посмотрел на нее. - А почему не здесь? - Это место прослушивается. - Прослушивается? - Электронные мини-микрофоны установлены в каждом столе. Все разговоры контролируются с помощью компьютеров. - О Великий Скотт, почему? - Кто я такая, чтобы задавать вопросы правительству? - сказала она в шутку. - Но какая им разница? Почему это должно их волновать? Она странно посмотрела на него. - Ты сын Леонарда Морриса и задаешь такие вопросы? - Конечно. - Я в новостях услышала, что ты в городе. Из их намеков можно было понять, что ты начал уже посещать разговорни. - Меня случайно затащили в одну из них, - сказал Рекс. Она недоверчиво посмотрела на него. - Ты не обязан оправдываться передо мной. Я сама бывала один или два раза. Во всяком случае, как только я поняла, кто ты, я подумала, что нам лучше выйти. Уже то, что ты сказал о пуританстве в Великом Вашингтоне, можно расценить как спорное высказывание, с элементами критики. Я подумала, что нам лучше уйти, пока монитор не начал нас проверять более внимательно. Он подошел к ней, и вместе они пошли дальше. Он сказал, все еще находясь под впечатлением от сказанного ею: - Я не знал, что это зашло так далеко. А откуда ты узнала об этом? - Я работаю в отделении, которое имеет к этому отношение. Я являюсь Младшим Инженером и имею в подчинении несколько банков данных для мониторов. - Но, Великий Скотт, для осуществления этого потребуются в буквальном смысле тысячи, десятки тысяч людей. Понадобится задействовать половину рабочей силы города, чтобы обеспечить мониторинг его населения. Она тряхнула головой. - Нет, с этим всем справляются компьютеры. Они контролируют каждый разговор. Если встречается некоторое ключевое слово, которое указывает на то, что обсуждается какой-то спорный вопрос, они записывают его полностью и направляют его одному из нас, Младших Инженеров. Она добавила кисло: - Ты не представляешь, как много разговоров приходится мне прослушивать и какие скучные большинство из них. - Ну, и что происходит, когда ты наталкиваешься на то, что кто-нибудь говорит о смене правительства или о других подобных вещах. Она состроила гримасу. - Разве это не ясно и так? Мы ставим в известность Безопасность, и они принимают меры. У Рекса Морриса вырвалось: - О Великий Веблен! Она снова склонила голову набок в присущей ей бойкой манере и сказала иронично: - А ты, Технол Моррис, не высказываешь критических замечаний в адрес нашего правительства? - Нет, конечно, нет, - поспешно сказал он. - Я просто был удивлен, узнав о таком институте. - Вот мы и пришли, - сказала она, подходя к жилому зданию, которое хотя и было огромным, не было таким роскошным, как те, где жили Уильям Моррис, Лиззи Мим и Надин Симс. Он без сомнения был предназначен для жильцов касты Инженеров, хотя Рекс знал, что часто в таких зданиях Технологам предоставляли наиболее удобные квартиры, например, особняки на крыше или террасные квартиры на верхних этажах. Часто даже в наиболее шикарных высотных жилых зданиях жили Исполнители в небольших квартирах на низких этажах и в подвале. Он вошел за ней, и они воспользовались лифтом, причем ему не пришлось идентифицировать себя с помощью универсальной кредитной карточки для того, чтобы получить разрешение. Очевидно, безопасность не считалась такой обязательной в зданиях, предназначенных главным образом для Инженеров, как в зданиях, где преобладали Технологи. У нее была средних размеров квартира на 18-м этаже, и когда они подошли к двери, экран идентификации распознал ее, и дверь открылась перед ними. Она прошла в гостиную, бросила свою сумку на стол, изобразила жест гостеприимства и сказала: - Добро пожаловать в мой замок. Чувствуй себя, как дома, чужестранец. Я закажу снова текиловый ликер. Она подошла к автобару, который стоял в углу. В действительности, Рексу не хотелось пить, но ему хотелось еще поговорить с ней. Почти все его контакты здесь в Великом Вашингтоне были с представителями класса Технологов, а ему было интересно поговорить с людьми других классов. Кроме того, девушка обладала интригующим обаянием, а Рекс Моррис был далек от того, чтобы не поддаваться воздействию женского обаяния. Он сел на стул, скрестил ноги и огляделся по сторонам. Квартира была довольно уютной и, очевидно, ее хозяйка обладала даром обставлять квартиру и чувством вкуса. Ему пришло в голову, что он был во многих квартирах, где проживали Технологи, и они производили менее выигрышное впечатление, несмотря на значительно большее пространство и дополнительные ресурсы. Высокий жизненный уровень был характерной особенностью жизни Технологов, и ему было интересно узнать жизненный уровень Инженеров, относящихся к более низкому классу. Адель принесла напитки, подала ему один и села напротив него на кушетку, поправив мини-юбку. Она подняла свой бокал для тоста. - Ну, еще раз, за твое здоровье, Рекс Моррис. Он символически ответил ей на тост и сказал: - Ну, хорошо, ты знаешь мое полное имя и даже немного обо мне, хотя, очевидно, ничего хорошего. А теперь расскажи мне о себе. Она сделала легкое движение и пожала плечами. - Не о чем особенно рассказывать. Очень средняя молодая женщина. Адель Бриартон. Мне тридцать один год, и я постоянно это ощущаю. Сирота. Закончила школу при MIT. Получала высокие награды. Специализировалась в компьютерной технологии. После окончания школы быстро была привлечена к сотрудничеству Функциональным Рядом Статистики. Сразу же получила назначение в банке данных в секторе, связанном с Безопасностью - не по своему выбору. Младший Инженер. Очень сообразительная девушка. Коэффициент интеллектуальности 142. - Ну, - сказал Рекс, находясь под впечатлением. Имея такую базу, ты можешь далеко продвинуться по службе. Когда-нибудь я прочту о том, что Адель Бриартон получила звание Технолога. Она странно посмотрела на него. - Наоборот, я уже достигла своего потолка. Я счастлива тем, что мне удалось достичь. Обычно начинают, даже с моей подготовкой, в должности Старшего Исполнителя. - Коэффициент интеллектуальности 142, высокие награды от MIT? Это лучшая техническая школа в Технате, не так ли? Она сказала с некоторым оттенком горечи в голосе: - Да, это так. Кстати, а где ты учился, Технол Моррис? - Рекс, - сказал он просто, принимая присущий ему томный вид. - О, везде. Я не специализировался в какой-нибудь одной области. Скорее, знакомился со многими областями. Я потерял интерес к чему бы то ни было и менял школы или по крайней мере предметы. Я даже не знаю, как мне удалось закончить мое образование. - Ясно. А я думала, что ты, как и твой отец, весь в науке. - О, нет. У меня нет склонности к науке, я не честолюбив и не имею не малейшего желания идти по стопам отца. Он снова переключился на нее. - А в чем дело, почему ты не хочешь продвигаться по службе дальше. Разве ты не любишь свою работу, Адель? - Я люблю ее. Я потратила последние десять лет на обучение работе на компьютере. Причина в тебе. Он приготовился отпить еще один глоток, но отвел свой бокал ото рта. - Что ты имеешь в виду? - Я сказала, что причина того, что я никогда не поднимусь выше ранга Младшего Инженера, находится в тебе. Во всяком случае, это маловероятно. Я могу получить максимум Старшего Инженера перед выходом на пенсию. - Ну, и что же. А причем же здесь я. Ведь мы никогда ранее не встречались перед тем, как столкнулись на улице. Он был озадачен ее словами. Адель усмехнулась. - Ну, может быть, не именно ты. Но ты приехал сюда в Великий Вашингтон за назначением, не так ли? Могу спорить, что твой коэффициент категории равен, по крайней мере, двум или даже единице. Она насмешливо немного искоса посмотрела на него. - Я почерпнула эти сведения из системы распространения сплетен. - Да, за назначением, но я по-прежнему не понимаю, о чем речь. Она вздохнула и отставила свой бокал. - Если кто-нибудь предложит тебе работу в качестве Старшего Инженера в Функциональном Ряду Статистики, который является самым крупным в Великом Вашингтоне, ты примешь его? - Ну... я думаю, да. У меня нет особого выбора. - А что ты знаешь о компьютерах, банках данных, записях, статистике, электронике и так далее и тому подобное? - Ну, я не знаю. Мне понадобилась бы некоторая тренировка перед работой. Ему было неловко. Она тряхнула головой.
в начало наверх
- Ну, это не очень много и слишком поверхностно. Тебе бы лучше проводить время за коктейлями: перед ленчем - с друзьями Технологами, потом еще несколько между ленчем и ужином, а потом вечером финансовые махинации за столиком в ночном клубе. А помнишь, я сказала тебе, что я потратила десять лет на подготовку в этой области? Она добавила криво: - С коэффициентом интеллектуальности 142 в MIT. Я не спрашиваю, каков твой коэффициент интеллектуальности, Технол Моррис. Он ничего не ответил. Она продолжала: - Твоего дядю, Технолога, зовут, кажется, Уильям Моррис? Насколько я понимаю, у него в городе репутация этакого повесы. Во всяком случае, если он пожимает руку Технолога, руководящего моим Функциональным Рядом, или даже руку Первого Технолога, возможно, за ранее оказанные услуги, то вполне возможно, что ты сразу сможешь получить назначение, которое будет выше моего. Тогда ты будешь моим Старшим Инженером. Через пять лет, возможно, если ты пустишь в ход все свои связи, а я думаю, ты это сделаешь, тебя сделают Технологом - когда дядин дружок пойдет на пенсию. А еще через пять лет, особенно если твой отец подсуетится и возобновит свои прежние тесные связи с Конгрессом Первых Технологов и Высшим Технологом, ты сможешь даже попасть на пост Первого Технолога Функционального Ряда Статистики. Можно продолжить. Когда Высший Технолог умрет или добровольно уйдет на пенсию, тебя могут выбрать на эту должность. Но ты, Рекс Моррис, по-прежнему не будешь знать, как включить простейший компьютер, на котором я работаю. - Я почувствовал горечь в твоих словах, - сказал Рекс спокойно, отпив еще глоток, хотя ему вовсе и не хотелось этого. Она устало покачало головой. - Нет. Думаю, что нет. Это просто наш механизм назначений. Его не переделать. На самом деле, ни один человек из трех в Технате не нужен. И это приложимо к обоим концам рабочей силы. - Не кажется ли вам, мисс Бриартон, что вы высказываете спорные утверждения? - Рекс Моррис почувствовал, что самое время сказать что-нибудь в этом духе. - Когда я беседую с сыном Леонарда Морриса? Он ничего на это не ответил. Он хотел только услышать, что она скажет. Ему никогда не приходилось слышать высказывания Инженеров на эту тему, и ему было любопытно. Она сказала: - Многие Исполнители являются лишними. Уже давно разнорабочий стал неходким товаром на рынке труда. Автоматизация отобрала у него работу. Но незанятый человек является потенциально опасным человеком, поэтому в Технате мы даем ему работу ради процесса работы. Некоторые из них нужны, конечно, и всегда будут нужны, независимо от степени автоматизации, но многие из них лишние. Они делают очень мало, эта самая обширная составная часть нашей индустриальной системы, что не мог бы сделать, и несомненно лучше, один Младший или Старший Инженер, снабженный последними технологическими новшествами. - Ты сказала "к обоим концам рабочей силы"? - Да, конечно. Каста Технологов так же в значительной мере избыточна, как и каста Исполнителей. В них более нет необходимости. Подобно тому, как стал избыточным класс феодалов, а позднее класс капиталистов, так и в наше время класс Технологов избыточен. - Но кто бы осуществлял стратегическое планирование, если бы не было Конгресса Первых Технологов и Технологов, исполняющих их приказания. Она вздохнула. - Я думаю, те же, что и сейчас. Их помощники. Их персонал. Некоторые Старшие Инженеры, но главным образом Младшие Инженеры и Старшие Исполнители, работающие, конечно, на компьютерах и использующие новейшую технологию. Ты не настолько глуп, я полагаю, чтобы думать, что вы, потомственные Технологи, в самом деле выполняете какую-нибудь работу, не так ли, Технол Моррис? Он сказал спокойно: - Мне показалось, что ты являешься поклонницей моего отца. Ты утверждаешь, что он не работает? Сейчас он, конечно, на пенсии. Она пожала плечами. - Есть исключения. Некоторые являются очень выдающимися. Но они составляют исключение. Класс Технологов как класс является паразитическим. - И что ты предлагаешь делать, Адель? Младший Инженер тряхнула головой. - Ничего. Она указала на квартиру, мебель, картины на стенах, автобар, книги. - Разве я могу жаловаться? Мои родители оба были Младшими Исполнителями. А я достигла такого положения. Я люблю свою работу. Мне хорошо платят. Через десять лет я смогу уйти на пенсию, если захочу, а я вряд ли захочу. Дело в том, что я имею почти все, чего бы я хотела. - За исключением высшего статуса, - сказал он резко. - Не хлебом единым жив человек, - сказала она ему так же резко. - Я заслуживаю более высокого статуса. А какого статуса заслуживаешь ты, Технол Моррис? Рекс отставил свой бокал и встал с выражением извинения на лице. - Боюсь, что я отнял у тебя слишком много времени, Адель. Я должен бежать. Немного поколебавшись, он добавил: - Я не знаю, чем я заслужил все это. Адель тоже встала. Ее вид выражал усталость. - Ничего, - сказала она. Ты хороший парень. Я просто увлеклась и разболталась. Особенно после того, как ты сказал о своей учебе и об отсутствии честолюбия. Она снова сделала недовольную гримасу. - Я полагаю, ты сообщишь обо всем этом в Безопасность. Рекс неожиданно улыбнулся. - Почему? Я у тебя в долгу. Помнишь? Я так и не угостил тебя. Адель посмотрела на него. - Я, кажется, сегодня склонна бросать обвинения своим друзьям. Я принимаю твое приглашение выпить как-нибудь в другой раз. 13 На следующий день, к вечеру, Рекс Моррис вошел в гостиную дядиной квартиры. Старший Моррис появился на переговорном экране, и вид у него был слегка сердитый. - О, прошу прощения, - сказал Рекс, - я не знал, что ты занят. Мне уйти? - Нет-нет, мой мальчик, - сказал дядя. - Я ни с кем не беседовал. Я просматривал книгу в библиотечном банке данных. - Занимаешься исследованиями? - спросил Рекс, опускаясь на кушетку. - А я представлял тебя этаким повесой в летах, дядя Билл. Вино, женщины и посвистывание, а не чтение книг. - Без дерзостей, юноша. На самом деле я хотел почитать о нигилистах. Захватывающая тема. Я не знаю, в какой мере эта современная банда схожа с первоначальной, но нигилисты 19-го века представляли собой организованную группу. В большей мере, чем кто другой, они были анархистами, но они были преданны своему делу. Когда они решали убрать какую-нибудь жертву, они выполняли это во что бы то ни стало. Они до тех пор предпринимали попытки, пока не убивали этого человека - с помощью пистолета, бомбы или ножа. Рано или поздно его ликвидировали. Я не думаю, что они действовали когда-нибудь здесь, в Америке. Они были в основном в Восточной Европе, главным образом, в России. Они прикончили многих Великих Князей, особенно из числа тех, кто входил в правительство. Рекс произнес довольно натянуто: - Я должен сказать, что это явно спорная тема, не так ли. - Прекрати, мой мальчик. Мы в изоляции моего дома. И, конечно, будучи сыном Леонарда, ты должен был в свое время слышать подобные разговоры. Он выключил переговорный экран, чтобы удобнее было разговаривать. Рекс Моррис встал со своего места, подошел к автобару и заказал себе напиток, потом снова сел на кушетку. - В этом-то и дело, - сказал он вялым голосом. - Маятник раскачался в противоположную сторону. Что касается меня, то если бы я никогда в жизни не слышал некоторых спорных обсуждений, то я был бы более счастливым. К чему это приведет? Дядя посмотрел на него оценивающем взглядом. - Не знаю, можно ли верить тому, что ты говоришь. Во всяком случае, в твое отсутствие к тебе приходили посетители. - Посетители? Это очень плохо. Кто же мог приходить ко мне? - Матт Эджеворт с одним из своих людей. Вряд ли они были здесь по социальным причинам. - Эджеворт? - сказал Рекс в замешательстве. О, ты имеешь в виду человека из Безопасности. Того Исполнителя, который на брюхе прополз до своего ответственного положения. Думаю, это могло произойти только в Функциональном Ряду Безопасности. Грубое животное. - Не стоит недооценивать Матта Эджеворта, мой мальчик. Он, способный и честолюбивый, и к тому же в том возрасте, когда многие из нас и не задумывались о карьере. Напористый человек может пробить себе дорогу в любом обществе. - Ну, ладно, что он хотел? По-видимому, письменной гарантии, что я не буду ухаживать за Паулой Клейн. Технола Симс сказала мне, что он преследует каждого, кто осмелился подойти к сестре Уоррена Клейна настолько близко, чтобы заговорить. Дядя покачал головой. - ФР Безопасности пытается напасть на след нигилистов. Часть их программы включает проверку всех недавно прибывших в столицу. Все гостиницы, все недавно занятые квартиры - все проверяется. Вся их обычная работа отошла на задний план из-за этого. - И Эджеворт пришел повидать меня? - сказал Рекс. - Технолог, выполняющий поручения? - Это меня тоже удивило, - сказал Уильям Моррис. - Однако, Эджеворт пояснил, что учитывая высокое положение твоего отца, он решил, что тебя должен проверять кто-нибудь более высокого ранга. Рекс фыркнул. - Это, по-видимому, не относится к тому случаю, когда он прислал этого глупого Инженера задержать меня за посещение разговорни. Старший Моррис медленно спросил: - Что это у тебя за потайное отделение в твоей сумке, Рекс? Не дожидаясь ответа, он продолжал: - Технолог Эджеворт попросил разрешения осмотреть твои вещи. Так полагается, сказал он. Я подумал, что лучшей политикой является открытость и прямота, и сказал, что ты не будешь возражать. - Потайное отделение? - переспросил Рекс. - О, в сумке из крокодиловой кожи. Я сделал его несколько лет назад как раз перед туристической поездкой в Австралийский Технат. Думал, что я смогу положить туда что-нибудь, что захочу перевести через их таможню или нашу. Романтическая глупость, да? Я никогда не воспользовался им. А что сказал Эджеворт? - Ничего. Там ничего не было, конечно. - Ну, а что они делают с террористами? Как там ты их называешь? - Нигилисты. Заварилась каша. Я думаю, что вначале ФР Безопасности хотел подавить распространение информации об этом. Но она расползалась через разговорни, подобно тому, как разлетаются осы из потревоженного гнезда, а затем некоторые комментаторы сплетен передали эту новость по широкому вещанию. Все это граничит с нонконформизмом. Им пришлось припугнуть нескольких выживших из ума мужчин и женщин. - Я так и думал, - сказал Рекс. Он отпил глоток напитка. - Эти комментаторы сплетен - настоящее осиное гнездо. Меня удивляет, что ФРБ терпит их. Припоминается мне, что ты как-то намекнул, что Надин Симс... как это ты сказал? Дядя смутился. - Она красивая женщина, но она оппортунистка, мой мальчик. Я имел возможность проверить ее как-то. Члены ее семьи преимущественно Младшие Исполнители, но ей удалось получить работу в технологических кругах. Думаю, что многие люди, с которыми она общается, думают, что она сама из касты Технологов. Она наверное кончит тем, что станет женой или любовницей какого-нибудь Технолога или даже Первого Технолога. - Но... почему? - спросил удивленно Рекс. - Зачем ей это все? - Не спрашивай меня об этом. Для престижа, я думаю. Из желания быть наверху. Ради того, чтобы быть вхожей в Ночлежку и крутиться возле навозных жуков технатовской верхушки. Рекс Моррис осушил свой стакан. Теперь он вытянулся во всю длину на
в начало наверх
кушетке и расслабился. - Многие люди в этом городе сами создают себе проблемы. В частности, мне кажется, что честолюбие мешает нормальной хорошей жизни. Дядя сказал раздраженно: - Молодой человек, парни твоего типа способствуют появлению нигилистов. - Моего типа? Мой тип ничему не способствует, - улыбнулся Рекс. - Нет никакого воодушевления. - Это, очевидно, их точка зрения. Они полагают, что Технат виновен в том, что подавляет инициативу. Что некомпетентные люди правят страной и что, следовательно, прогресс тормозится. Рекс зевнул и сказал: - Не кажется ли тебе, дядя Билл, что это спорные вопросы? Дядя сердито фыркнул. - Когда люди начинают стрелять в членов нашей касты, я думаю, самое время выяснить, почему, Рекс. Даже дураки защищают свою жизнь. И между прочим, я думаю, что они правы. - О Великий Скотт. - Приходило ли тебе в голову, Рекс, что в Технате только один из ныне здравствующих Героев? А когда я был подростком, их было, наверное, с дюжину. Твой отец был последним, кто получил это звание, и это было более трех десятилетий тому назад. С тех пор в Технате не было выполнено ни одной работы, которая бы заслуживала награды. Никто не болеет душой ни за что. Рекс подавил другой зевок. - Я думаю, что все важные открытия уже сделаны. Дядя презрительно рассмеялся. - Не смеши меня, все никогда не будет открыто. Каждый раз находится что-то новое, что в свою очередь прокладывает путь для новых открытий. Рекс спросил с некоторым интересом: - А как это все связано с некомпетентностью? Разве эти кровожадные недовольные в самом деле полагают, что даже Высший Технолог некомпетентен? - Они, по-видимому, думают так обо всей касте Технологов. Ни один из нас не заслуживает свой хлеб. Рекс снова улыбнулся и приподнялся на локте. - Ну, дядя Билл, я могу, кажется, вступить в спор с тобой, не зависимо от того, удастся ли мне его выстоять. Итак, отвечай только правду. Что ты знаешь об учебном процессе, образовании и школе? Дядя прищуренно взглянул на него. - Не будь смешон. Я скажу тебе, что я был хорошим человеком до выхода на пенсию. Если бы я остался в Функциональном Ряду Образования год-другой, я, без сомнения, был бы назначен Первым Технологом. Рекс по-прежнему улыбался. - Ты не ответил мне. Насколько хорошим учителем ты был? Уильям Моррис возмутился. - Я поступил на службу в ФРО в качестве Старшего Инженера, что соответствовало моему рангу. Я не имел дела с учебным процессом. Каждый в таком ранге или выше занимается вопросами обшей политики, планированием на более высоком уровне, с... Рекс рассмеялся и снова улегся. - Так я и думал. Старший Моррис был возмущен. - Послушай, мой мальчик, образование это не только учителя и студенты. Один из последних президентов старых Соединенных Штатов, Эйзенхауэр, перед тем, как его выбрали на этот пост, получил назначение на должность президента Колумбийского университета, одного из самых крупных в стране. Когда репортеры брали у него интервью в связи с новым назначением, один из них спросил его о том, есть ли у него опыт подобной работы. На что он ответил, что никогда ранее не был связан с образованием и ему понадобится войти в курс дела. - Ну, - сказал Рекс, явно утомленный разговором. - Я думаю, именно на это жалуются эти самые нигилисты. Возьмем, к примеру, меня. Когда-нибудь кто-то назначит меня Старшим Инженером в области текстильной промышленности, развлечений, медицины и тому подобное. Я имею одинаковую квалификацию в каждой из них. Дядя самодовольно сказал: - У тебя будут в подчинении соответствующие Инженеры и Исполнители для выполнения рутинной работы. - Пусть будет так, и это меня устраивает. Как насчет сегодняшнего вечера, дядя Билл? Есть ли у нас в планах какой-нибудь прием или что-нибудь еще? Хочется напиться до чертиков. Дядя взглянул на часы. - Без меня. Меня все больше занимает проблема этих нигилистов. Я думаю пойти и проконсультироваться с кое-кем из моих друзей. Выясню, что говорят об этом на высших уровнях. К этому времени, я думаю, появились новые сведения. Рекс зевнул. - Хорошо, я пойду с тобой, если ты не возражаешь. Я думаю, мне следует проводить больше времени с твоими друзьями. Рано или поздно один из них может почувствовать необходимость в молодом, подающем надежды Старшем Инженере, и вот тут-то окажусь под рукой я, с ясным и сияющем лицом. 14 Внизу у их жилого дома Рекс заказал двуместный автомобиль на воздушной подушке, и они ожидали его прибытия, стоя на обочине. Когда он плавно подкатил к обочине, дядя Билл сел возле ручного управления и, к удивлению Рекса Морриса, сам повел машину, как будто бы они были на неавтоматизированной дороге где-нибудь на окраине страны. - Это небезопасно, дядя Билл, - мягко запротестовал он. - В этой части города и в это вечернее время довольно много транспорта. Дядя пробормотал что-то невнятное о том, что ФР Безопасности сильно обеспокоен нигилистами, и Рекс, не уловив связи, умолк. Они пересекли город мимо распределительных и развлекательных центров и очутились в жилом районе. Уильям Моррис подъехал к обочине, отпустил машину, затем они прошли около двух кварталов пешком, что Рекса сильно удивило. Они вошли в жилое здание среднего размера и поднялись лифтом на верхний этаж. Очевидно, переговорный экран лифта распознал старшего Морриса, так как их не просили представиться. Лифт открылся. Они вошли в небольшую приемную и, пройдя вперед, остановились перед экраном. - Добро пожаловать, Технолог Моррис, - произнес голос роба. - А кто с вами? - Мой племянник, Технол Рекс Моррис, - сказал нетерпеливо дядя. - Я поручаюсь за него, конечно. Рекс спросил удивленно: - Что это за частный клуб? Ты не приводил меня сюда раньше. - Не будь наивным, - сказал дядя. - Проходи. Дверь перед ними открылась, и они вошли в просторную комнату, где вечеринка, по-видимому, была в разгаре. По крайней мере, значительное число людей стояли или сидели тут и там с напитками в руках, как на обычном коктейль-приеме. Некоторые из них окликнули Уильяма Морриса, когда они направлялись к ближайшему автобару. Вокруг бара столпилась небольшая группка людей, и Уильяму Моррису пришлось выказать в шутливой форме некоторое неудовольствие, пока они не пропустили их, чтобы заказать два напитка. Он представил Рексу эту группу. Двое из них были Старшими Инженерами, один официальный Технолог и двое других, подобно самому Рексу, Технологами без назначения. Шестой был монах Темпля. Технолог сказал Уильяму Моррису: - Может ты тоже хочешь высказать свое мнение? Мы обсуждаем мотивы этих так называемых нигилистов. - Да, - сказал серьезно монах. Это был полный мужчина, с цветущим лицом и маленькими словно надутыми губами. - Человечество никогда не было так счастливо, как сейчас при Технате. Чего они ожидают? Чего же они хотят? Уильям Моррис покачал свой стакан и произнес для затравки: - Что вы имеете в виду, когда говорите, что человечество счастливо? - А разве это не очевидно? - сказал монах. - Например, прошлые общественные системы всегда имели непривилегированное меньшинство или большинство. Даже в середине 20-го столетия довольно большая часть населения в Соединенных Штатах и Канаде имела плохое жилье и одежду, недоедала и испытывала недостаток в медицинском обслуживании и в образовании. Сегодня таких людей нет. Каждый имеет все необходимое для счастливого существования. Дядя Билл глубокомысленно отпил напиток и сказал: - Все необходимое для существования, возможно, даже здоровье, существует. Но что такое счастье? Действительно ли мы стали счастливее, чем были раньше? Рекс посмотрел на монаха. Этот достопочтенный человек недовольно смотрел на дядю Билла. - Я, кажется, не понимаю вас. Как может кто-нибудь быть счастливым, если он испытывает нужду в самом необходимом? А сегодня никто не испытывает такой нужды. - Если применить ваше определение счастья, то получается, что в прежние времена среди бедняков счастливых вообще не было, тогда как богачи должны были проводить время, радостно взирая один на другого. А миллионеры, конечно, должны были с трудом сдерживаться, чтобы не прыгать в непрерывном ликовании. Один из Старших Инженеров, который попивал виски с содой и льдом во время этой дискуссии, вдруг сказал: - Подождите минуточку. Не хотите же вы преподнести старую басню о том, как негры счастливо бренчат на банджо на набережных, а хозяева плантаций с мятным крепленным напитком в руках в печали живут в своих роскошных особняках на холмах? Один из Технологов без назначения также вступил в бой. - Да, а что же вы понимаете под счастьем, Технолог Моррис? Уильям Моррис улыбнулся. - Это сложный вопрос. В действительности, я думаю, что его вообще не существует. Он кивнул головой в сторону монаха. - Огромная ошибка религии в том, что она обещает либо небеса, либо ад - вечное счастье или вечную печаль и страдание. Ни одно из них само по себе не возможно и не имеет смысла, это противоположности, и нельзя иметь одно без другого. - Минуточку, - запротестовал Старший Инженер. - Вы хотите сказать, что счастье вообще не возможно? Это смешно. Каждый из нас... - Нет, вы выслушайте, - перебил его дядя Билл. - Я не утверждаю, что удовольствие, удовлетворенность и даже экстаз не достижимы на сравнительно короткие периоды времени. Но длительное счастье не дано судьбой. Слово это бессмысленно, и употребляется оно произвольно, как и слово "любовь". Что такое любовь? Вы любите свою мать, жену, свою страну, и вы любите яблочный пирог. Вы любите даже парад, но я сомневаюсь, что кто-нибудь захочет спать с ним. Смешно! Слово это не обозначает ничего так же, как и слово "счастье", разве что в аспекте мимолетности. - Если не существует такого понятия, как счастье, - сухо сказал представитель Темпля, - получается, что человечество уже на протяжении длительного времени ищет чего-то неуловимого. Старший Инженер высказался еще более резко. - Вы либо чего-то не договариваете, либо вы вообще не понимаете, что вы говорите. Рекс снова перевел взгляд на дядю. Старик сегодня в прекрасном настроении, решил он. - Первоначальный вопрос, - сказал дядя, - состоял в том, стало ли наше общество счастливее сейчас, когда мы достигли все самого необходимого для каждого. Для иллюстрации моей точки зрения давайте заглянем назад в историю - до 1776 года, когда американские революционеры обещали жизнь, свободу и достижение счастья своим нерешительным парням - подчиненным короля Георга. Как отмечалось ранее, такие мыслители, как Джефферсон и Мэдисон не совершили ошибки и не обещали счастья, а только возможность его достижения. У меня почему-то необъяснимое подозрение, что сами они не находились в заблуждении относительно реализации этой возможности. Два столетия спустя произошла вторая американская революция, и снова обещано было счастье; в то же время для каждого было достигнуто изобилие от колыбели до могилы. Очень хорошо. А теперь я спрашиваю, счастливы ли мы? - Мы сейчас ближе к нему, чем были когда-либо ранее. А что якобы могут предложить эти так называемые нигилисты для улучшения положения
в начало наверх
вещей? - спросил один из Технологов без назначения. Дядя Билл пожал плечами. - Мне никогда не приходилось разговаривать ни с одним из них. Возможно, интеллектуальные поощрения. Возможно, они устали от пьянок, которым мы посвящаем большую часть своего времени. Все наши некогда гениальные изобретатели, кажется, переключились сегодня на составление самых экзотических алкогольных смесей. Старший Инженер пришел в еще большее раздражение. - Что вы хотите этим сказать? По тону дяди Билла можно было судить о том, что он также был на грани раздражения. - Я не утверждаю, что прежний полуголодный фермер на четверти акра земли в Индии или на нескольких акрах - в Индиане жил так, как он хотел. То же можно сказать и о рабочем текстильной фабрики в 19-ом веке в Англии. До того, как человек сможет реализовать себя, само собой разумеется, он нуждается в предметах первой необходимости. Я пытаюсь всего лишь показать, что суть не в счастье. Человек преимущественно ведет монотонный образ жизни, день за днем. Иногда его дни освещаются временным удовольствием, даже экстазом, иногда же они окрашиваются трагедией, страданием, печалью. Эти вещи случаются как с богатым, так и с бедным. Важно то, что человек, имеющий в изобилии все предметы первой необходимости, может вести более полную жизнь. Его здоровье в более полном порядке, у него есть досуг для хобби, или учебы, или физических удовольствий. Он имеет больший престиж в обществе, заслуживает он того или нет. У него больше возможностей, чтобы приспособиться к миру так, как он хочет. Конечно, жизнь становится лучше, когда обеспечиваются все эти вещи. Но они не гарантируют такой неуловимой вещи, как счастье. Дядя Билл допил второй свой бокал и перешел к выводам. - Однако, насколько я мог составить мнение об этих нигилистах на основании их угрожающих писем, их вообще не волнует счастье. Они, наверное, считают, что наша культура находится в состоянии застоя из-за иерархической общественной системы, и они хотят снова привести ее в движение путем каких-то фундаментальных изменений. - Какие изменения? - надутыми губами спросил монах. - Понятия не имею, - пожал плечами дядя Билл. Он повернулся, чтобы что-то сказать племяннику, но не обнаружил его возле себя. Молодой Моррис с бокалом в руке уже был в другом конце комнаты и принимал участие в разговоре за столом. Спор здесь был даже еще более жарким, чем тот, в который был вовлечен дядя. Рекс Моррис был слегка удивлен - настоящий клуб. Худой Инженер произнес отрывисто: - Что вы имеете в виду, говоря об упадке демократии? Мы вообще никогда не заботились о ней. Уже начиная с примитивного общества, когда правление основывалось на клане и реализовывался примитивный тип коммунизма. С тех пор мы периодически поддерживаем демократию на словах, и это все. Демократия в Афинах во время так называемого Золотого века? Чепуха! Конечно, граждане Афин имели ее, но на каждого гражданина приходилась группа рабов, которые вообще не имели слова в правительстве. Соединенные Штаты? Ха, та же картина. Наши предки много говорили о демократии, но это были только разговоры. В первый период государственности в 18-ом и 19-ом веках большинство населения было лишено гражданских прав по причине собственности и образовательного ценза. По правде говоря, до конца Первой мировой войны женщины вообще не имели избирательного права. Я не говорю уже о дискриминации против негров и других меньшинств, которая продолжилась вплоть до возникновения Техната. Но, кроме того, реальная демократия невозможна, пока существует экономическая автократия. Как может человек свободно осуществить свое избирательное право, если он экономически зависим от кого-то? - Я не понимаю этого, - сказал кто-то. - Куда уж очевиднее? Если вы зависите от кого-то в отношении еды, одежды и крова, вы не свободны. Ребенок, зависящий от своих родителей, не свободен. Семья - это диктатура, добровольная, но все же диктатура. Не является свободным и человек, который продает свое время другому, равно как и в том случае, когда основные его жизненные потребности зависят от этой продажи. Итак, я снова задаю вопрос. Как мы можем иметь политическую демократию, когда у нас экономическая автократия? Когда средствами производства владеет и распоряжается в своих интересах меньшинство. Мы никогда не даем шанса реальной демократии, а с тех пор, как мы установили Технат, мы наносим по нашим демократическим институтам смертельный удар. Рекс Моррис легонько присвистнул. Окинул взглядом присутствующих. Здесь было, наверное, семьдесят пять человек в ранге не ниже Старшего Инженера. Он увидел знакомое лицо, подошел и сказал: - Как я понимаю, между нами непримиримая вражда? Паула Клейн, на которой был сегодня серый костюм Технолога, строгость которого только подчеркивала красоту этой брюнетки, сказала холодно: - Вам знакомо такое слово, как "осведомитель", Технол Моррис? В глазах ее сквозило презрение. - Наверное, нет, - сказал Рекс спокойным тоном. - Не очень благозвучное. Она сказала язвительно: - Мой брат не оценил тот факт, что вы сообщили о том, что я повела вас в разговорню для Исполнителей помимо вашей воли. - Послушай, - попытался он объяснить. - Ты же сказала мне, что Инженер из Функционального Ряда Безопасности, который стоял там напротив, узнал тебя. О Великий Скотт, он даже поприветствовал тебя. И, кроме того, тот факт, что меня преследовал какой-то шпик, говорил о том, что за каждым, кто был там, установлено наблюдение. У меня не было возможности защитить тебя. Она хмуро посмотрела на него. Он продолжал: - Если бы меня отправили в суд, дело бы получило огласку. Как иначе я мог действовать? И в результате, мы оба избежали неприятностей. Она окинула его долгим, внимательным взглядом. - Ладно, - вздохнула она. - Я не могу полностью согласиться с вашими доводами, Технол Моррис, но вы пролили некоторый свет на ситуацию. Он улыбнулся ей. - Давай начнем сначала. Как насчет того, чтобы выпить? - Ты забыл, что я одна из миллиона, кто не пьет ни глотка в наше время. Какими судьбами ты оказался здесь, Рекс? - О, дядя Билл привел меня. Он пытается представить меня всем своим друзьям. Я не рвусь на работу, но по моим представлениям, чем раньше я начну отрабатывать свои десять лет, тем скорее я смогу выйти на пенсию и жить по своему усмотрению. - Интересно узнать, как это. У тебя есть какое-то хобби или интересующая тебя область знания? - Гм, да, у меня есть хобби. Вино, женщины и путешествия в свое удовольствие. Не обязательно в этом порядке. Знаешь, что мне пришло в голову, когда я увидел тебя в Ночлежке позавчера вечером? Что ты посещаешь не только разговорни. И, кажется, у тебя нет более достойного эскорта, чем этот олух Матт Эджеворт. Как насчет того, чтобы сжалиться над чужеземцем и посвятить ему вечер, чтобы познакомить с городом? Выражение ее лица снова стало холодным. Она сказала ровным голосом: - Боюсь, что времяпрепровождение с вами, Технол Моррис, своего рода риск. Думаю, что один из людей из Безопасности, присутствующих здесь, сообщит сегодня о нашем присутствии. И я боюсь, что учитывая ваше безумное стремление обеспечить себе алиби, я могу оказаться... - Люди из Безопасности? - перебил ее Рекс. - Почему здесь должен быть кто-то из Безопасности. А если бы и был, что из того? Она сказала горько: - Ты что, думаешь, они контролируют только разговорни для Исполнителей? Поверь мне, это относится и к классу Инженеров, и к классу Технологов. Я сомневаюсь, что есть в городе разговорня, о которой бы Матт Эджеворт не знал. Он сказал беспомощно: - Ты хочешь сказать, что это разговорня, и что здесь есть люди из ФР Безопасности? Она посмотрела на него, как на сумасшедшего. - А где же, о Великий Говард, по твоим представлениям ты находишься? Куда, ты думаешь, привел тебя твой дядя? Ты думал, что только Исполнители ходят в разговорни? - О Великий Скотт, - вырвалось у Рекса Морриса. - Я думал, что это своего рода клуб. Дядя Билл ввел меня в полудюжину клубов здесь, в Великом Вашингтоне. Мне казалось, они говорили довольно свободно, но я же из захолустья, а это столица. Но разговорня! Она кивнула головой в его сторону. - И это говорит сын Леонарда Морриса? Он набросился на нее. - Прекрати называть меня так. Я устал быть чьим-то сыном. - Интересно, что он думает о тебе, - сказала она презрительно. Паула Клейн развернулась на каблуках и отошла от него. Рекс Моррис долго смотрел ей вслед и печально вздохнул. О Великий Скотт, она была одной из самых привлекательных женщин, которых он когда-либо встречал, и между ними было столько общего, что он и не предполагал. Ему было уже тридцать, а он так и не встретил до сих пор своей женщины. Паула Клейн могла стать его женщиной. Но было уже поздно. Он повернулся и, невольно избегая встречи с дядей, направился через заполненную людьми комнату в прихожую, в которой они оказались с дядей, когда входили. Продвигаясь к выходу, улавливал обрывки разговоров и споров то тут, то там. Большинство групп обсуждали нигилистов и их угрозу. В прихожей он без труда вызвал лифт и спустился на уровень улицы. Он прошелся по улице до ближайшего общественного переговорного экрана. Стал перед ним и сказал: - Технолог Матт Эджеворт из Функционального Рядя Безопасности. Голос роба произнес: - Выполнено. Наступила пауза. На экране появился Инженер в униформе ФР Безопасности и произнес: - По какому вопросу вы хотите говорить с Технологом? Я один из его помощников. Рекс Моррис сказал резким голосом: - Я хочу сообщить об открыто действующей разговорне. - О, - сказал тот, не очень, видимо, ошеломленный услышанным. - Я могу принять информацию. Рекс Моррис резко ответил: - Я хотел сообщить об этом Технологу Эджеворту лично. - Почему? Боюсь, что Технолог Эджеворт занят. Как вы понимаете, у него много обязанностей. - Ну, занят он или нет, скажите ему, что с ним хочет поговорить Технол Рекс Моррис. Он добавил с горечью: - Сын Героя Техната Леонарда Морриса. Глаза чиновника Безопасности расширились. - Простите, Технол Моррис. Я не знал, кто вы. Будет выполнено незамедлительно. Его лицо исчезло, и вскорости на смену ему появилось хмурое лицо Матта Эджеворта. - Да, - сказал он. - Чем могу служить, Технол Моррис? Рекс сказал: - Меня продолжают затягивать в эти чертовы разговорни. На этот раз я решил сам вам об этом сообщить. - Вот как, - произнес неуклюжий начальник Безопасности. - Куда вас водили и кто? Рекс указал ему адрес и номер этажа, где размещалась эта огромная квартира, превращенная в разговорню. На того, казалось, это не произвело особого впечатления. - А кто привел вас туда? - Я бы... я бы предпочел не говорить. Матт Эджеворт посмотрел на него. Рекс Моррис прокашлялся и сказал печально: - Дело в том, что это был мой дядя, Уильям Моррис. - Ясно, - сказал Эджеворт. - Очень хорошо, мы разберемся с этим. Технол Моррис. Экран погас. Рекс Моррис постоял некоторое время, уставившись на него в задумчивости, затем сдвинул плечи и снова пошел по улице. На углу был блок ФР Транспорта, и он заказал одноместное такси на воздушной подушке. Следующую четверть часа он провел, разъезжая взад-вперед наугад по главным улицам Великого Вашингтона. Ему стало ясно, в конце концов, что
в начало наверх
его не преследовали, а если кто и преследовал, то делал это настолько искусно, что остался незамеченным. Он направился в другую часть города, в жилой район, предназначенный главным образом для класса Исполнителей, Он отпустил машину в полумиле от места своего назначения и дальше пошел пешком. Его серый костюм касты Технологов делал его немного подозрительным в этих краях, но опасностью это не грозило. Перед тем, как войти в нужное ему здание, он оглянулся по сторонам. В здании был лифт, но он пошел по лестнице на третий этаж, где вошел в небольшую квартиру класса Исполнителей. Пошел в спальню и начал снимать одежду. Взглянул на автобар и захотел было заказать себе чего-нибудь выпить, но потом тряхнул головой. Он выпил два стакана в дядиной разговорне и, учитывая обстоятельства, этого было достаточно. Темпы потребления спиртного, которые он вынужден был принять, чтобы соответствовать образу прожигающего жизнь повесы в этом суетном городе, значительно превышал привычные ему, и в сложившейся ситуации он их не одобрял. В спальне, стоя в нижнем белье, он повесил свой костюм в стенной шкаф и вынул джемпер и брюки, надел их и вернулся в гостиную. Подошел к шкафу в стене, вынув из кармана старомодный ключ. Отпер его, открыл дверь и, отодвинув в сторону различные предметы туалета, обнаружил небольшой вытянутый сундук. Понадобился еще один ключ. Он отпер сундук и присел на корточках, уставившись на его содержимое. Там были два ручных пулемета, обрез, старого образца карабин с телескопическим прицелом и три ручных гранаты. Он взял один из ручных пулеметов, отделил магазин от приклада и обследовал его. Вынув по одному патроны и проверил силу пружины магазина. Если оставляешь полным на длительное время магазин автомата, пружина может ослабеть настолько, что последние два или три патрона не попадут в ствол. Однако, эта пружина казалась достаточно сильной. Он вставил пули обратно в магазин, втиснул его в приклад пулемета и затем перевел первый патрон в рабочее положение. Снял предохранитель. Однако, он некоторое время подумал и наконец потихоньку засунул оружие себе за пояс; потом поднял одну из гранат и взвесил ее на руке. В ней был какой-то новый элемент, и она напоминала скорее бомбу. Было что-то более драматичное в бомбе. Нигилистов и анархистов всегда связывали с бомбами. Почему, он не знал. Но Эрцгерцога Фердинанда тоже ведь убили с помощью бомбы, что послужило началом Первой мировой войны. Он положил эту смертоносную вещь в боковой карман, замкнул сундук, поднялся на ноги и замкнул дверь стенного шкафа. Рекс пробормотал что-то, недовольный сам собой. Все эти замки и ключи были наверное глупостью. Если это его убежище будет обнаружено, пара замков вряд ли кого-нибудь остановит. Тем не менее, он уходя, осторожно замкнул дверь квартиры. По крайней мере, он должен предохранить себя от подростков и бродяг, которые случайно могут наткнуться на его тайник с оружием. Опустился по лестнице до уличного уровня, снова избегая пользоваться лифтом. Он прошел пешком несколько кварталов перед тем, как вызвать такси в блоке ФР Транспорта, но затем, уже входя в такси, опомнился. Черт возьми, он совсем забыл. У него была универсальная кредитная карточка Технолога, а одежда касты Исполнителей. Технол ездил бесплатно, а Исполнитель должен был пользоваться своей кредитной карточкой. Если бы он сел в эту машину, ее экран распознал бы его одежду и ожидал бы оплаты. Если бы он протянул свою карточку Технола, на компьютерах, несомненно, была бы зарегистрирована противоречивость информации. Люди ранга Технологов не имели обыкновения разгуливать в одежде Исполнителей. Это не было запрещено, но так просто никто не делал. Черт возьми. Пришлось отказаться от такси. В такой ситуации Рекс Моррис пошел к ближайшему входу в метро и спустился на транспортный уровень. Он нашел на стенной карте ближайшую к месту его назначения станцию и сел в двадцатиместный автоматизированный вагон, опустив предварительно свою универсальную кредитную карточку в соответствующую щель. Он знал, что это безопасно, так как здесь не было переговорного экрана. Ни одного эрга не снимут с его счета, так как он был Технол, но необходимо было идентифицировать себя, чтобы пройти через турникет. Понадобилось всего лишь несколько минут, чтобы этот двадцатиместник доставил его на нужную станцию. Он вышел из метро, осмотрелся и скромно пошел по боковой дороге. В тайне от дяди и от всех других, кто мог бы теперь узнать его, Рекс Моррис проводил много времени в Великом Вашингтоне, изучая все входы и выходы в городе и проводя другую подготовительную работу, необходимую для теперешней деятельности. Он дошел до Центрального храма Темпля и посмотрел на его устремленные ввысь башни, продолжая идти. Уже стемнело. Он обошел вокруг этого грандиозного здания и вошел в обширный парк, находящийся за ним. В это время там было всего лишь несколько прохожих. Он пошел вдоль парка по дорожке, параллельной высокой ограде-частоколу, пока не дошел до небольших металлических ворот. Огляделся по сторонам. Место это было довольно уединенное, насколько он мог судить по своим прошлым обследованиям. Никого поблизости не было. Рекс Моррис полез в карман и вынул какой-то компактный инструмент. Открыл его и вставил в замок в воротах. Резко повернул. Безрезультатно. Он тихо выругался и снова огляделся по сторонам. Слава Богу, по-прежнему было пустынно. Он повернул инструмент в другую сторону и скорее почувствовал, чем услышал щелчок. Открыл ворота. Быстро вошел, закрыл за собой дверь и скрылся в кустарниковой аллее на противоположной стороне. Теперь он был в руках божьих. Он внимательно изучил все, что ему удалось найти о распорядке для своей жертвы, но он осознавал, что между тем, что появляется в средствах массовой информации о выдающейся персоне и его реальной жизнью существует большая разница. Он пробрался через кустарники аллеи и садик, прилегающий к официальной резиденции, остановился в тени дерева и стал ждать более или менее спокойно. Если он не ошибся, ему придется ждать не более получаса. В противном случае ему просто придется прийти сюда в другой раз, а это осложняется тем, что он поломал простой замок на воротах, и рано или поздно, а вероятнее всего, рано, какой-нибудь садовник может обнаружить это. На самом деле, подумал он сейчас, если ему не удастся выполнить свою миссию сегодня вечером, ему лучше сюда не возвращаться. Охотясь за нигилистами, они расставят людей из Функционального Ряда Безопасности по всему городу. Было ужасно стоять здесь в бездействии. Он обдумывал невесело, что может случиться, если сотрудник ФР Безопасности пройдет через парк и заметит, что дверь не заперта. Но затем он двинул плечами, недовольный собой. Смешно. Если даже кто-нибудь пройдет мимо, у него не будет никаких причин подозревать, что замок взломан. Ворота были прикрыты, как обычно. Очень маловероятно, что их кто-то тронет. В комнате, за которой он наблюдал, возникло какое-то движение. Рекс застыл в ожидании. Включили свет. Он вынул из кармана гранату. Это была ударного типа граната большой взрывной силы. Рекс приобрел ее несколько лет назад в туристической поездке по Египту. В Египте можно купить все, что угодно при наличии достаточного международного кредита. Граната имела избирательное устройство, позволяющее устанавливать детонатор на 3 секунды, 10 секунд или на 5 минут после оттягивания кольца. Он установил детонатор на пять минут и пополз на четвереньках к окну. Было лето. Лето в Великом Вашингтоне влажное и жаркое, как коридоры ада. Если правда то, о чем он читал, его жертва не любит кондиционеры. Окно должно быть приоткрыто. Так и было. Внутри шли какие-то приготовления. Двое в простых церковных одеяниях, устанавливали стол для вечерней трапезы. Рекс фыркнул, увидев графин с вином. Предполагалось, что его жертва был трезвенником - одним из десяти, приглашенных для выступления против алкоголя. Он выжидал с гранатой в руке. Он вынужден был зависеть сейчас от догадки и не имел права ошибаться. Губы его двигались в величайшем напряжении. Слишком многое поставлено на карту. Он просто не мог позволить себе допустить ошибку. Он бы никогда себе этого не простил. Двое покинули комнату, очевидно не надолго. Он оттянул кольцо гранаты, приоткрыл больше окно, бросил маленькую бомбу под стол, затем прикрыл окно, как и было перед этим. Повернулся и поспешил назад в тень кустарника. Он стал вглядываться в темноту, прищурив глаза, и тихо выругался, увидев молодую парочку. Молодые люди держали друг друга за талию и медленно прогуливались. Они шли медленно, настолько медленно, что можно было ожидать, что они вот-вот остановятся. Так оно и случилось. Они остановились, придя, очевидно, к обоюдному согласию. Трудно было ожидать, что это будет краткий поцелуй. Это было очевидно. Рекс Моррис вздохнул и посмотрел на резиденцию. Он приготовился рискнуть. Не глядя по сторонам, он быстро пошел к воротам. Открыл их и вышел. Закрыл их за собой и быстро прошел мимо двух влюбленных. Они даже не заметили его. Он удерживал себя, чтобы не побежать или даже идти так быстро, что это могло привлечь внимание. Он был уже на краю парка, когда раздался взрыв. Не обращая на него внимания, он пересек улицу и направился к станции метро, идя по-прежнему быстро, но не так уж сильно. 15 Рекс Моррис вернулся поздно и опоздал утром к завтраку, но дядя ждал его. И он не был в хорошем расположении духа. Старший Моррис сказал тихим, не обещающим ничего хорошего голосом: - Ты даже не потрудился попрощаться со мной вчера вечером. - Да, это так, - сказал Рекс скорее вызывающим, чем извиняющимся голосом. - Я хотел поговорить с тобой об этом. - Я тоже хочу, - сказал дядя. - Давай поговорим. - Ну, откровенно говоря... ну, о Великий Скотт, дядя Билл, ты считаешь, что тебе следует посещать подобные места? Не говоря о том, чтобы брать меня с собой. У меня нет даже назначения. И я никогда не смогу получить достойного назначения, если пойдут слухи о том, что я иду по стопам нонконформиста-отца. Ты сам знаешь это, дядя Билл. - Оставь своего отца в покое, - резко сказал дядя. - Я не согласен с некоторыми из его крайних взглядов, но Леонард всегда был человеком. - Мне не нравится твой тон. Я имею право на свое собственное мнение, и одно из них заключается в том, что Технат не должен допускать эти клоаки неконтролируемых споров. Вчера там был даже монах Темпля. Как можно удержать в равновесии Технат, если каждый наш институт там подвергается нападкам? Дядя сказал ворчливо: - Меня начинает удивлять, что мы находимся в равновесии чертовски долго. Но сейчас я хотел сказать не об этом, Рекс Моррис. Дело в том, что после того, как я повел тебя в этот клуб... - В эту разговорню! - ...вчера, ты ушел оттуда и сообщил об этом в ФР Безопасности. - А ты ожидал от меня другого? - выпалил Рекс. - Я преданный Технол. Уильям Моррис окинул его долгим взглядом. Он тряхнул головой. - Итак, ты не отрицаешь это, да? Следующее поколение. Сын Леонарда Морриса, нонконформиста. Рекс Моррис сказал горячо: - Я говорил тебе о своих взглядах. Я не заинтересован в том, чтобы быть сыном Леонарда Морриса. Все, чего я хочу, - это занять достойное место в Технате. Получить хорошее назначение, отработать десять лет и затем выйти на пенсию, и посвятить себя наслаждению жизнью. Это все, что я хочу. Дядя сказал решительно: - Ты уже достаточно взрослый, чтобы принимать собственные решения, и я не собираюсь подталкивать тебя к нонконформизму. Я зашел в разговорню один раз, под настроение, чтобы развеяться и просто посмотреть, что там происходит. Тем не менее, я не потерплю никого в моем доме, кто сообщает обо мне в ФР Безопасности по причине панического страха за свою репутацию, которая может быть опорочена связью с таким, как я. Нет уж, спасибо. Рекс покраснел. - Означает ли это... - Да, именно. Объясни это, как тебе будет угодно, твоему отцу, но
в начало наверх
оставаться здесь ты больше не можешь, Рекс Моррис. - Я соберу свои вещи и сразу же покину твой дом, - сказал Рекс. - Как тебе будет удобно, Рекс. В своей комнате перед тем, как упаковать вещи, Рекс Моррис подошел к переговорному экрану и произнес: - Функциональный Ряд Жилища, пожалуйста. Голос роба произнес: - Выполнено, - и экран зажегся. На экране появился стол, за которым сидела Младший Исполнитель. Она посмотрела на него и улыбнулась. - Да, сэр. Рекс сказал: - Я Рекс Моррис, Технол без назначения. Серия Один-224А-1326, ожидаю назначения в этом городе. Я хотел бы подходящую квартиру на одного человека. Он добавил: - В той части города, которая соответствует моему рангу, конечно. - Конечно, - сказала она. - Серия один, вы сказали. Повторите, пожалуйста, остаток кода. Он назвал, и она запросила полный код идентификации на каком-то устройстве у себя на столе, и на маленьком экране перед ней появилась карта. Пораженная, она сказала: - Технол Моррис, могу я предложить вам остановиться в одном из лучших отелей, пока мы найдем подходящий квартал? Мы сразу же выделим Исполнителя в ваше распоряжение. Он посвятит все свое время вам и постарается хорошо вас устроить. Рекс сказал нетерпеливо: - Я не настолько привередлив. Я бы хотел получить квартиру сразу же. Из того, что имеется на сегодняшнее утро. Если она мне не понравится, я свяжусь с вами позднее, но я думаю, что это не случится. - Очень хорошо, Технол Моррис, - сказала она поспешно. - Я поищу немедленно. Она сделала множество других действий, сделала два быстрых звонка, потом снова вернулась к нему с приятной улыбкой на губах. - Я кажется нашла комнату для вас. Она дала ему адрес и номер дома. Он упаковал свои вещи в три сумки, поставил их в служебный отсек комнаты, снова подошел к переговорному экрану и произнес: - Доставьте вещи по этому адресу. Он посмотрел на бумажку, на которой он записал номер своей новой квартиры и зачитал его. Рекс ушел, даже не попрощавшись с дядей. Он подозревал, что чем меньше старик будет видеть его в ближайшем будущем, тем больше это будет устраивать его. Он покидал эту квартиру с печальной улыбкой на губах. Среди всех людей дядю он любил, пожалуй, больше всего. 16 Новая квартира была довольно уютной, как он и думал. Не такая продуманная, как квартира дяди Билла, но достаточно просторная для молодого холостяка. Он распаковал вещи, немного выпил и обдумал свое положение. До сих пор его операция шла по плану и в соответствии с расписанием, но он не мог позволить себе пустить дела на самотек, отдать себя во власть случая. После обеда он пошел на квартиру к Надин Симс, не предупредив об этом заранее и, конечно же, не запрашивая ее квартиру у роба в лифте. Однако, когда он вошел в ее приемную, она ожидала его, с испытующей улыбкой на лице и двумя бокалами в руках. - Это сюрприз, сюрприз, - сказала она. - Я не ожидала его. Она предложила ему один из бокалов. - Если это "Тело Джона Брауна", то спасибо, не нужно, - сказал ей Рекс. - Хватит того, что я попался на эту удочку прошлый раз. Я упился задолго до окончания вечера. - В самом деле? О Великий Говард, вся эта шумиха вокруг нигилистов протрезвила меня. Но это - "Гремучая змея". Ты говорил, что пристрастился к ней в своих краях. Я приношу извинения, что так получилось в прошлый раз, тем более, что с твоей стороны было очень по-рыцарски повести меня в Ночлежку. Рекс взял бокал. - "Гремучая змея", - сказал он, - я не выпил ни одной с тех пор, как уехал из Таоса. Что за память у этой девушки. Он последовал за ней в гостиную. - Чтобы быстрее опутать тебя своей паутиной, - сказала Надин Симс, приподняв одну свою красиво очерченную бровь с насмешливым и зловещим выражением. - Ах, вот в чем дело. Я принимаю твое угощение, поэтому можешь делать со мной все, что можешь, несмотря на мою молодость. Она устроила его поудобнее в глубоком кресле, в котором выгодно размещались встроенный автобар и трубка кальян. Сама села напротив него и внимательным взглядом посмотрела на него. Мягко сказала: - Ты даешь повод для массы сплетен в последние дни, мой друг с дикого Запада. Он вздохнул и отпил напиток. - О, именно этого мне и не хотелось бы, это мне ни к чему. Я простой деревенский парень, но я постоянно оказываюсь вовлеченным в какие-то дела вами, изощренными людьми большого города. Она улыбнулась ему и с недоверием покачала головой. - Если бы ты хотел избежать сплетен, ты не выкидывал бы таких штучек, как сообщение в ФР Безопасности о разговорне, в которой твой дядя и половина его друзей проводят массу времени в спорах на наиболее противоречивые темы. Рекс уставился на нее. - О Великий Скотт, откуда тебе это стало известно и так скоро. Она хихикнула и снова покачала головой. - Рекс, мой дорогой, ты себе не представляешь, с какой скоростью распространяются сплетни в столице. Новость витала в воздухе меньше, чем через полчаса после случившегося, искусно спрятанная, конечно, за намеками и инсинуациями, но каждый осведомленный мог понять, в чем дело. Он заворчал и сделал большой глоток. - Ну, а упомянул ли какой-нибудь комментатор о том, что дядя Билл вежливо вышвырнул меня сегодня из своего дома? Она вдруг прищурила глаза, ее лицо посерьезнело. - О, нет. Не на всегда, я надеюсь. Твой дядя один из наиболее популярных людей в городе. Ты никогда не попадешь в такие места, как Техно-казино и Ночлежка, если ты повздоришь с ним. Он допил свой напиток, заказал другой в автобаре кресла и произнес. - Ну, и пусть повздорю. Мне на это наплевать. Я хочу, черт возьми, чтобы люди перестали втягивать меня в ситуации, в которых я не заинтересован. Он добавил криво: - Ну и что, я - единственный объект городских сплетен в последние дни. О чем еще говорят? Она отпила напиток в задумчивости. - Ты попадаешь в раздел легких новостей, - сказала она, более холодным голосом. - Из крупных новостей основной является дальнейшие бесчинства банды нигилистов. Очевидно, они представляют большую опасность, чем думалось раньше. Прошлой ночью они предприняли попытку покушения на Высшего Священника Темпля. - На Высшего Священника, - вырвалось у Рекса. Его глаза расширились, словно он не мог в это поверить. - Бомба, - сказала она. - Брошена была в трапезную. Его светлость не пострадал, но в одного его слуг, одного из монахов, попали разлетевшиеся осколки. - Он убит? - быстро спросил Рекс. - Ну, нет, слегка ранен. Рекс тряхнул головой. - А люди находят странным, что я так возмущен разговорнями. Неудивительно, что подобные нигилистам организации воздействуют на половину людей города, навязывая самые спорные вещи. Обсуждение подобных вещей рано или поздно приводит к тому, что их начинают воплощать в жизнь - вот что я хочу сказать. - Вот так, - Надин Симс зевнула. - Итак, чему я обязана этим твоим приятным визитом, Технол Моррис? Он удивленно посмотрел на нее. - Что ты имеешь в виду? - У меня планы на этот вечер, - сказала она. - Или может быть что-то срочное привело тебя ко мне. Она посмотрела на часы. Он неожиданно вскочил на ноги и засмеялся. - Я принимаю их. Она встала, поставила напиток на столик и шагнула ему навстречу, с широко открытыми от изумления глазами. - Не глупи, Рекс. У меня просто договоренность. Он сказал насмешливо: - Ну, конечно. С кем-то, кто, я полагаю, поведет тебя в "Комнату для сосунков", Казино или Ночлежку или в другое престижное собрание, куда делающие карьеру Исполнители обычно не допускаются. Она подняла руку и отвесила ему сильную пощечину. Подняла было и другую руку для следующей, но он грубо перехватил ее. Кисло улыбнулся ей, глядя прямо в глаза. - Правда режет очи, ты, дешевая приспособленка, - процедил он. - Ты, придурковатый и мягкотелый сноб, - огрызнулась она, - отпусти руку. - Можешь продолжать в том же духе, - сказал он, отпуская ее руку. Он развернулся и направился к двери. - Постарайся не возвращаться, - крикнула она ему вслед. Он улыбнулся и бросил ей через плечо: - Такими, как ты, море кишит, милашка. 17 На обочине перед ее домом он скривил губы в глубокой задумчивости. Не слишком ли он форсировал события? Впервые за время своего приезда в столицу ему хотелось поделиться с кем-нибудь своими мыслями. Совершаемые им поступки ложились на него тяжелым грузом. Но лучше забыть об этом. Это была роскошь, которую он не мог себе позволить - доверенное лицо. Он пошел в направлении центра города, сворачивая на улицы с небольшим движением, автомобильным или пешеходным. Через некоторое время он убедился в том, что его не преследовали. Он заказал автомобиль на воздушной подушке, перевел его на ручное управление и направился в тот район города, где он был накануне. Снова отпустил машину в полумиле от места своего назначения и прошел остаток пути пешком. Безопасность, как давно понял Рекс Моррис, складывается из бесчисленных страданий. Он дошел до небольшой квартиры касты Исполнителей, вошел внутрь и погрузился в мягкое кресло. Заказал себе слабое ирландское виски с водой и, попивая его мелкими глотками, обдумывал свою следующую операцию. Напиток был отвратительный. Он пошел в ванную и вылил остаток его в унитаз, затем вернулся в гостиную и остановился в центе ее, пытаясь прийти к какому-то решению. Ну что же, не все ли равно когда, и ему хотелось поддерживать дело в состоянии белого кипения. С твердой решимостью он шагнул к стенному шкафу, открыл его, отодвинул нетерпеливо одежду в одну сторону, достал ключ из кармана и открыл спрятанный сундук. Он открыл его и стал внимательно рассматривать свой арсенал. Насмешливый голос за его спиной произнес: - А, наш нигилист осматривает свое оружие. Рука Рекса Морриса быстро потянулась к сундуку и вытянула короткоствольный парабеллум. Он развернулся, с пистолетом наготове и стиснутыми зубами. В дверях стоял Матт Эджеворт, засунув большие пальцы в уголки карманов пиджака униформы. В выражении его грубого лица было что-то циничное. Он не обращал внимания на пистолет, уставленный на него. Закрыл за собой дверь, прошел на середину комнаты и опустил свое грузное тело в кресло рядом с автобаром. Он наклонился вперед и заказал себе напиток. Пока Рекс смотрел на него, все еще не веря своим глазам, бар выдал высокий стакан с темным сваренным напитком.
в начало наверх
- Крепкий портер, - сказал Матт Эджеворт ему. - Очень пролетарский напиток, э-э? Иногда мне кажется, что я последний из пролетариев. Он захихикал и взглянул на знаки отличия ранга Технолога на своей униформе ФР Безопасности. Рекс Моррис отступил назад и стал напротив него с пистолетом наготове. Сурово произнес: - Твои люди, наверное, наводнили это место? - Наоборот, - сказал Эджеворт. - Я пришел один. Зачем мне делить с кем-то престиж захвата известного нигилиста? Особенно, если это отчаянный преступник, о котором так много говорят, к тому же сын очень известного Героя Техната. - Не впутывай сюда моего отца. Ответственность за все, что я сделал, лежит на мне. Забудь о Леонарде Моррисе. - Договорились, - сказал Эджеворт лениво, отпивая маленькими глотками свое темное пиво. - Мне-таки всегда казалось, что его переоценивали. Пара лет работы в лаборатории, и он уже оловянный герой до конца своих дней. Парабеллум у него висел на поясе. Рекс сказал сурово: - Ты кажется проявляешь большое доверие к тому, кого накрыл. Для этого есть какие-то особые причины? Матт Эджеворт сказал кислым голосом: - Как долго, по-твоему, ты должен был упускать твои потенциальные жертвы, чтобы кто-то смог догадаться, что убийцы этого поколения не способны вообще никого убить? Рекс Моррис сцепил зубы, а палец его на курке пистолета побелел от напряжения. Матт Эджеворт встал на ноги. С поразительной для его комплекции быстротой он вскинул правую руку и обхватил ею запястье Рекса. Пистолет упал на пол. Эджеворт не обратил на него никакого внимания и снова сел. Он спросил спокойным тоном: - Он был заряжен? Присаживайся, старик, и давай поговорим немного о нигилистах. Выпьешь? Рекс пристально посмотрел на него, заказал себе еще одно ирландское виски и сел в кресло напротив своего нежданного гостя. - Как ты нашел меня? - проворчал он. Эджеворт пожал своими массивными плечами. - Ты знаешь, - сказал он просто, - есть распространенное представление, которое, по-видимому, прошло через века. Ошибочное представление о том, что в полиции все дураки. Поверь мне, Технол Моррис, это не так. Он начал перечислять по пальцам. - Первое, ты сын полемиста Леонарда Морриса, поэтому мы установили за тобой наблюдение. Второе, письма нигилистов стали появляться после твоего приезда. Третье, ты чересчур уж старался избегать каких-либо спорных тем. Четвертое, ты избил человека из Безопасности, следившего за тобой. Пятое, в тот вечер, когда была совершена так называемая попытка покушения, что-то случилось с одним из агентов, следивших за тобой; он был одурманен наркотиками на посту. У тебя есть алиби на это время - это то, чего я не могу никак понять, но это не объясняет случившегося с этим агентом. Шестое, слишком уж негодяем ты выглядел, когда выдавал Паулу Клейн и своего дядю, сообщая о их довольно безобидном посещении разговорни. Седьмое... стоит ли продолжать? Если на то пошло, мы имеем и восемь, девять, десять. Рекс Моррис почувствовал презрение к самому себе. - Любитель, взявшийся за работу профессионала, - сказал он горько. - Ну, что, пойдем? Я, наверное, под арестом? - О, пока нет, - сказал просто Технолог Безопасности. Давай еще поговорим. Где ты взял свое оружие? Ружье, эти пистолеты, гранаты? - Главным образом, из частных коллекций оружия в Таосе, - сказал Рекс. - На протяжении ряда лет. Гранаты я купил за границей, в Египте. Я делал вид, что коллекционирую их. - Сообщников у тебя нет? - Ни одного. - Ладно, выясним это позже, - сказал Эджеворт, кивая головой и делая еще один глоток. - Например, меня интересует, как ты получил возможность использовать две квартиры касты Исполнителей, вот эту и те, из которой ты стрелял в Уоррена Клейна. Хотя я могу предположить, что особых проблем это не составляло, ты, наверное, просто нанял их под вымышленными именами. Но скажи мне, какова цель всего этого фарса? - Сначала ты расскажи мне что-нибудь, - пробормотал Рекс. - Как ты нашел меня здесь? Я не заметил, чтобы ты шел за мной. Ни ты, ни кто-либо другой. Эджеворт презрительно ухмыльнулся. - Опусти свою руку в карман своего пиджака. Правый или может быть левый. Заинтригованный, Рекс сунул руки в карманы. В одном из них он обнаружил какой-то объект, размером с кнопку, который он ранее никогда не видел. - Передатчик, - пояснил Эджеворт. - Зачем преследовать тебя по улицам, если можно подложить тебе маленькую симпатичную вещательную станцию, которая может сообщить мне, где ты находишься в любое время дня и ночи. Мораль этой истории такова, что не следует вступать в слишком близкий контакт с девушкой. Рекс взглянул на маленькое электронное устройство, затем перевел непонимающий взгляд на человека из Безопасности, но вдруг сообразил и произнес: - Надин Симс. Тот поднял свои тяжелые брови. - Простите. Вы имеете в виду Старшего Инженера ФР Безопасности Надин Симс. Давайте скорректируем ранги, Технол Моррис. Эджеворт повернулся к автобару и заказал себе свежий напиток, выбросив первый свой стакан в угол. - Итак, еще раз, почему? Иными словами, ради чего ты затевал весь этот глупый маскарад и к чему эта дутая героика? - Свержение Техната! - выпалил Рекс. Технолог Эджеворт уставился на него на минуту, затем откинул голову и начал смеяться. - Все своими силами, и это ты, ничтожная личность? Свержение Техната! Как, во имя Веблена? Просто перестреляв несколько Технологов высшего ранга? Рекс Моррис глубоко вздохнул и уставился в пол. - Любитель... - повторил он. Он посмотрел на своего собеседника. - Нет, - сказал он. - Я не собирался совершить это своими силами. Я надеялся всего лишь заставить людей снова думать. Дать им толчок, умственную встряску. Осознание того, что стоит рассмотреть и альтернативы. - Что-то я не понимаю тебя. Пока не увидел в твоих словах особого смысла. Рекс пожал плечами в отчаянии. - На протяжении нескольких поколений мы находимся в какой-то одной колее. Что произошло с нашими устремлениями к завоеванию космоса, совершенствованию человечества с помощью управляемой генетики, конечному постижению... божественности? Вначале казалось, что Технат опережает других, но теперь он очутился в колее, подобно тому как были в ней на протяжении тысячелетий египтяне. Я надеялся возбудить полемику, заставить людей думать, вызвать у них страх, расшевелить их. - И ты хочешь сказать, что твой отец не имеет к этому никакого отношения? - спросил Эджеворт. - Ничего не знает об этом сумасбродном плане? - Абсолютно ничего, - серьезно сказал Рекс. Матт Эджеворт обдумывал услышанное. Он сказал медленно: - Возможно, было бы лучше, если бы он был в курсе. Рекс в недоумении уставился на него. - Но я же сказал тебе, что он ничего не знает об этом. Матт Эджеворт сказал задумчиво: - Я думаю, угроза нигилистов была бы даже более впечатляющей, если бы мы обнаружили, что в этом замешан Герой Техната. Кто знает. Возможно, мы бы выявили, что некоторые другие знаменитости - твой дядя, например - также были вовлечены в это. Рекс презрительно сказал: Тебе было бы сложно доказать это в технатовском суде. Как только я бы там появился, я рассказал бы всю эту историю и смог бы доказать каждое ее событие. Я все совершил сам. - У-гу, - сказал его собеседник в задумчивости. - И такой бы суд дал бы тебе превосходную возможность выступить с маленькой речью. Чтобы сделать из себя мученика. Такой себе маленький герой. В сущности, ничего другого тебе и не нужно, кроме этого суда, ведь так, Технол Моррис? Рекс ничего не сказал. Эджеворт сострил свойственную ему гримасу. - Так вот, можешь сильно не рассчитывать на этот суд. Рекс быстро взглянул на него. - Что ты хочешь этим сказать? - Я хочу сказать, - ответил тот холодно, - что у тебя очень маленький шанс попасть туда когда-нибудь, Технол Моррис. Боюсь, что мы будем вынуждены, э-э, ликвидировать тебя, возможно, во время третьей твоей попытки покушения. Следует обдумать это; возможно, уже после этой попытки. Кто знает, может быть на этот раз твое второе покушение на Уоррена Клейна окажется успешным. Рекс тряхнул головой, не веря своим ушам. - Я не понимаю, каковы твои мотивы. Матт Эджеворт выхватил пистолет из кобуры под рукой и направил его на Рекса. Он сказал: - Кое-что из того, о чем ты говоришь, правильно. Изменения требуются. Рано или поздно они будут сделаны, я полагаю. Но только после меня, если я смогу что-нибудь сделать. Ты играешь в революцию, Технол Моррис. А ты хотя бы знаешь, к чему это может привести? Тебе приходилось когда-нибудь видеть картины из истории прошлых лет, когда предыдущих правителей, полицейских агентов, даже чиновников более низкого уровня вешали за ноги на фонарных столбах? Знаешь ли ты, какие вулканы могут быть разбужены общественными силами, выпущенными на волю? Нет, благодарю. После меня хоть потоп, но я приложу все силы, чтобы это было только после меня. Он все больше воодушевлялся. - Сейчас Технат является расхлябанным, частично потому, что вы, наследственные Технологи слишком бесхребетны и мягкотелы. Нам необходим более сильный Функциональный Ряд Безопасности. Я могу обеспечить это. С этим пером в шляпе, сокрушающий нигилистов, я попаду в кандидаты в Конгресс Первых Технологов. А там - кто знает? Первый Технолог ФР Безопасности - роль немалая. У нас никогда не было Высшего Технолога из этого Функционального Ряда, но почему не установить прецедент? - Ты, - Рекс рассмеялся ему в глаза. - Ты станешь Высшим Технологом? Ты честолюбив, Эджеворт. Эджеворт посмотрел потухшим взглядом. - К вершине власти и раньше приходили честолюбивые мужчины, Технол Моррис, и иерархия - это идеальная управленческая форма для упрощения ведения дел. Если я родился Исполнителем, то ты думаешь, что мне недостает образования, но поверь мне, я сведущ в этом вопросе. Ты когда-нибудь слышал об Атауальпе? Рекс хмуро взглянул на него. - Последний из инков? - Правильно. Помнишь, что случилось с инками в Перу? Их общество было примитивным эквивалентом нашего Техната, с той разницей, что у них на самом верху был Инок, а у нас Высший Технолог. Когда Франциско Пизарро высадился, единственное, что ему потребовалось сделать, это похитить, а потом и убить Атауальпу, и после этого весь государственный аппарат был у него в руках. Несколько десятков сильных, честолюбивых мужчин захватили четверть всей Южной Америки. Он выразил на своем лице презрение. - Ты думаешь, хлипкие молокососы типа Уоррена Клейна и наследственных Технологов могут стать на пути таких настоящих мужчин, как я? В его голосе появились нотки фанатизма, которых раньше Рекс Моррис не замечал. Рекс сказал: - Ты в самом деле ненавидишь нас, Технологов от рождения, Эджеворт? - Я пришел к своему положению тяжелым путем, - сказал тот. - Тем путем, который и предполагался изначально в Технате. Рекс Моррис сказал: - И если предположить, что ты попадешь наверх - я полагаю, что у тебя есть банда, на которую ты можешь положиться - можно ли считать, что старая система семейственности и протекционизма исчезнет, а? И твой сын никогда не поднимется выше ранга Исполнителей, если этого не будет заслуживать? - Мы подумаем об этом позже, когда придет время, - отрезал Эджеворт.
в начало наверх
Он стоял с пистолетом, не двигаясь. - Теперь пойдем. У меня много дел. Рекс тоже стоял и начал поворачиваться, как будто бы направляясь к двери, потом сделал глубокий вдох, развернулся и бросился на сотрудника Безопасности. Из массивного тела Матта Эджеворта вырвался какой-то звук, когда руки более щуплого мужчины обхватили его талию. Пистолет с грохотом упал на пол и оба они навалились на него, на минуту прижавшись друг к другу руками и ногами. В возгласе Эджеворта было больше презрения, чем гнева. - Эй ты, ничтожество! Он нанес удар под ребро Рекса Морриса и начал наносить сокрушительные удары по его спине. Губы Морриса сложились в тихой молитве неведомым богам, когда ему удалось просунуть правую руку в карман своего пиджака. Он быстро начал терять самоконтроль под тяжелыми ударами более крупного противника, но затем тряхнул головой для того, чтобы прийти в себя. Сделал невероятное усилие и отчаянно вцепился в противника и потер указательным и большим пальцами по обнаженной руке Матта Эджеворта. Он застонал и произнес: - Все в порядке, я победил. Эджеворт поднялся и нанес Рексу в бешенстве удар под ребро. - Глупая выходка, - рявкнул он. - У меня перевес в 50 фунтов и к тому же подготовка Исполнителя Безопасности. Еще пару минут и ты будешь иметь удовольствие считать поломанные кости, Технол... Зычный голос чиновника Безопасности неожиданно затих, глаза остекленели. Он застыл в вертикальном положении. Рекс Моррис встал, позволил себе издать еще один короткий стон, учитывая тяжесть принятых ударов. Он взглянул на застывшего Эджеворта и пробормотал: - Благодаренье отцу, хотя я сомневаюсь, что бы он мог представить себе, что открытое им средство мгновенной анестезии можно использовать в таких целях. Он поспешил в ванную и быстро обмыл руки. На это ушло время, но была опасность, что это парализирующее средство могло проникнуть через кожу. Он быстро вернулся в гостиную. Взял ручное оружие Матта Эджеворта и засунул его за пояс. Повалил его и вытянул бумажник. Внутри была карточка идентификации Технолога ФР Безопасности. Рекс Моррис некоторое время поколебался, а затем положил его себе в карман. У него было около 30 минут на то, чтобы уйти, пока Эджеворт выйдет из состояния комы. Долгим взглядом уставился он на сотрудника Безопасности и даже вытащил обратно пистолет и снял предохранитель. Но нет, отмерить жизненный отрезок времени не так-то просто. Он засунул пистолет обратно за пояс и поспешно вышел из комнаты. Через полчаса его начнут разыскивать. Ему нужно было бежать. В полностью интегрированном обществе очень мало таких мест, куда можно убежать. 18 В словах Эджеворта было что-то. Не зажигают искру саму по себе, она должна смешаться с горючим материалом. Возможно, у Рекса есть еще время проверить это. Но чем это может закончиться, он не знал. Выйдя из жилого дома, где было его ненадежное убежище, он зашагал к ближайшему блоку вызова ФР Транспорта и заказал автомобиль на воздушной подушке. Он не стал использовать ручное управление, так как оно было более медленным, чем автоматизированное управление машины. Он заказал развлекательный район города, куда его возила Паула Клейн несколько дней тому назад. У него не будет возможности пользоваться машинами на воздушной подушке ФР Транспорта, когда начнется погоня. Служба безопасности может отслеживать любого в городе, но пока он чувствовал себя в безопасности. Он отпустил машину, не доезжая половины блока до места своего назначения, и пошел пешком до разговорни класса Исполнителей. Попасть туда оказалось еще легче, чем он ожидал. Он просто стал перед переговорным экраном, а какой-то голос произнес: - Мы узнали вас, Технол Моррис. Можете войти. Он прошел в комнаты разговорни, и несколько человек повернули голову в его сторону, когда он входил. Усилием воли он постарался не спешить слишком и направился к столику, где велась оживленная дискуссия. Он заставил себя прислушаться к ней в течение нескольких минут и изобразил на своем лице интерес к ней, хотя внутри он был напряжен как пружина. Рекс узнал одного или двух спорщиков, которых он видел в прошлый свой приход. Один из них был грузный Младший Исполнитель, нападавший на материнство прошлый раз. Сейчас он говорил: - Этот институт - пережиток прошлого. Он соответствовал условиям, которые имели место тысячу лет тому назад, может быть даже пару столетий назад, но сейчас он продолжает свое существование исключительно в силу инерции. Краешком рта Рекс спросил у стоявшего рядом с ним мужчины: - Что они обсуждают? - Брак, - ответил тот и снова повернулся к участникам дебатов. - Подытожим, - сказал выступающий. - Вспомним старый стишок: Моногамна женщина, гим-гам, Полигамен мужчина, гом-гам. - Вот так обстоят дела в природе. В мужчине заложен инстинкт оплодотворения по возможности максимального числа женщин. Это обеспечивает продолжение рода. В женщине же заложен инстинкт обеспечения себя и своего ребенка защитником и добытчиком еды на период своей беспомощности. Это также поддерживает продолжение рода. Очень хорошо. В примитивном клановом обществе все было хорошо продумано. Община в целом брала на себя заботу о своих членах, а общество представляло собой матриархат, при котором женщины устанавливали правила и предписания. Однако с появлением металлических инструментов и оружия - которые женщины не способны были использовать так же ловко, как мужчины - а также получаемой в частное владение собственности матриархат уступает дорогу патриархату и женщины отходят на задний план. Мужчина, теперь глава своей собственной индивидуальной семьи, хочет быть уверенным в том, что его собственность унаследуют его сыновья. И что же он изобретает, чтобы обеспечить это? Девственность и прелюбодеяние. Вступая в брак, женщины должны иметь первое и избегать второго. И это является основой брака, как мы знаем, и по сей день. - Ну и что плохого в этом? - спросил кто-то. - Это не соответствует современной действительности, - произнес безоговорочным тоном выступающий. - Ни женщина, ни ребенок сейчас не зависят от отца как от добытчика еды. Общество берет эту заботу на себя. Точно так же наследование собственности играет сейчас роль скорее фамильного подарка на память. Институт брака устарел, а вместе с ним и такие связанные с ним понятия, как девственность и прелюбодеяние. - Ну и что же вы предлагаете взамен? - скептически спросил сосед Рекса. - Полный промискуитет, - сказал тот голосом, не оставляющим сомнения в очевидности своего ответа. - Пусть двое - или больше, если на то пошло - людей живут вместе, пока они счастливы. Затем они могут разойтись, если один или оба перестают быть счастливыми. - Хорошо, - сказал кто-то другой, - но как вести учет детям? Как узнать, кто кому принадлежит? Кто твой отец, а кто родственник? - Нужно вернуться к матриархальной системе. Брать фамилию своей матери, а не фамилию отца, - уверенно сказал Младший Исполнитель. - Всегда говорили, что только умный знает, кто его отец. Но зато каждый знает, кто его мать. - О Великий Скотт, - пробормотал Рекс Моррис себе под нос. Его перестал интересовать кто бы то ни был в этой комнате, и он прохаживался, пытаясь вспомнить дорогу, которой вела его Паула Клейн в день облавы. Это не составило большой проблемы, так как одна комната переходила в другую, и в конце концов он очутился в коридоре, который вел в маленький кабинет Старшего Исполнителя по имени Майк. Он не потрудился представиться при входе, а пошел прямиком в комнату. Розовощекий Исполнитель оторвал свой взгляд от стола, на мгновение нахмурился, словно силясь узнать вошедшего. Затем он сказал: - Рекс Моррис, друг Паулы Клейн. Как вы тогда выбрались? Рекс увидел стул возле стола и сел на него. - А меня интересует, - сказал он холодно, - как вы выпутались тогда. Как вам удалось вернуться к этому делу так быстро? Майк снова нахмурился, озадаченный тоном Рекса. - О, меня освободили после обычной процедуры. - Вот об этом я и спрашиваю, - сказал Рекс. - О какой обычной процедуре идет речь? Тот уставился на него долгим взглядом. И наконец спросил: - Что вам нужно Технол Моррис? Рекс Моррис вынул из кармана оранжевую идентификационно-кредитную карточку, которую он взял из бумажника Матта Эджеворта. Он поднял ее в расчете на то, что на расстоянии ни фамилию, ни фотографию нельзя было разглядеть. - Я Технолог Моррис, - сказал он, - и хотя я получил назначение в западной части Техната, мой ранг имеет силу и здесь. Мы не миримся с разговорнями в моем регионе, и эта вся атмосфера раздражает меня. Я арестовываю вас и забираю с собой. И на этот раз, Майк, вас не отпустят после обычной процедуры. Выражение удивления на лице Майка сменилось выражением презрения. - Послушай, - сказал он, - почему бы тебе не подумать немного, перед тем как вмешиваться в то, в чем ты ничего не смыслишь? Я тебе могу сказать, что ты не продержишь меня в штабе и десяти минут. Ты что, думаешь, что подобные места могли бы хотя бы день просуществовать без связей и без защиты? На лице Рекса Морриса появилось выражение недоверия, а затем и подозрения. Он сказал: - Ты лжешь. Ты хочешь сказать, что тузы защищают этот рассадник нонконформизма и полемики? Майк смотрел на него в полном удивлении. - И это сын Леонарда Морриса? Парень, который получил эту фамилию, чтобы трубить отбой. Как времена меняются. Он подался вперед и голос его зазвучал более жестко. - Послушай, Технолог. Может быть на Западе у вас все по-другому, но здесь в столице мы имеем защиту. Достаточную. Знаешь, к кому я иду, когда кто-нибудь твоего ранга начинает заводить со мной пустые разговоры? Рекс спросил тихо: - Ну, к кому? Майк ответил ему. Рекс уставился на него долгим взглядом, не веря своим ушам. Потом он сказал: - Тогда почему была в тот день облава? Где же была твоя защита? Майк развел руками. - Для атмосферы. Кто захотел бы ходить в разговорни, если бы они не были запрещены, нелегальны, подпольны? Для того, чтобы сделать их более романтичными, я думаю. Переговорный экран на стене зажегся, и в нем появилось мрачное лицо Матта Эджеворта. На минуту сбитый с толку, Рекс Моррис вначале подумал, что это персональный вызов, а не общегородское вещание. Эджеворт резким голосом произнес: - ФР Безопасности напал на след одного из нигилистов, совершавшего акты насилия, в том числе покушения. Этот опасный преступник еще на свободе, так как ему удалось выпутаться из западни. Он вооружен и находится в состоянии отчаяния. Все сотрудники Безопасности получили приказ открывать огонь первыми и стрелять на месте. Склад ума нигилиста таков, что он может попытаться покончить с собой при угрозе захвата его в плен, подорвав себя вместе с захватившими его в плен людьми. Известно, что у него есть бомба. Я повторяю, стрелять первыми и на месте. Все граждане, относящиеся к другим функциональным рядам, при виде этого человека должны немедленно сообщить об этом ближайшему сотруднику Безопасности. Сейчас будут показаны фотографии этого преступника, Рекса Морриса. На экране начали появляться движущиеся снимки Рекса, сделанные под разными углами и с различного расстояния. Рекс даже удивился, как это Эджеворту удалось откопать их так быстро. Даже при показе фотографий голос Эджеворта настойчиво продолжал: - Граждане-патриоты должны оказать твердое сопротивление этой угрозе.
в начало наверх
Есть подозрения, что в тайном сговоре с нигилистом находятся некоторые высокопоставленные особы. Ни одна жизнь не находится в безопасности, пока этот заговор не будет раскрыт полностью. Итак, сделанного не воротишь. Когда сообщение закончилось, Рекс вздохнул, вытащил пистолет из кармана и направил его на Майка, который нервно наблюдал за ним. - Встань, - скомандовал Рекс, поднимаясь на ноги. Майк встал с поднятыми руками: - Ну, послушай... - начал он. - Спокойно, - сказал Рекс, - и может быть я тебя не убью. Майк побледнел. - Послушай, у меня жена и... - Я буду иметь это в виду, - сказал Рекс. - А теперь повернись ко мне спиной. - Но ты не собираешься... - Повернись, - отрезал Рекс. Когда тот выполнил его команду, он стукнул его прикладом по затылку. Старший Исполнитель рухнул на пол. Рекс Моррис поднял глаза к небу с очередной краткой молитвой - тому богу, к которому обращаются агностики в стрессовых ситуациях - на этот раз о том, чтобы этот человек не сильно пострадал от его удара. У него не было времени проверить это. Он открыл дверь стенного шкафа, нащупал дверь, через которую они с Паулой Клейн уходили в день облавы. Прошел через нее, попал в узкий коридор и проделал знакомый путь. Через несколько минут он был уже на улице перед гостиницей. Быстро заказал автомобиль на воздушной подушке, прикладом разбил в нем переговорный экран, перевел машину в ручное управление и поехал через весь город. Он не верил в особые способности ФР Безопасности. Он знал, что у них в последние годы было мало возможности и необходимости, чтобы упражняться в использовании чрезвычайных средств, которые есть, по-видимому, в их распоряжении. Преступление, политическое или какое-либо другое, давно уже не является частым фактом. Он надеялся, что арсеналы ФРБ заржавели. Что тот своего рода невод, который у них есть, потребует много времени для его задействования, и чем больше, тем лучше. Однако он был поражен тем, как быстро Эджеворт пришел в себя. Пребывая в состоянии величайшего напряжения, Рекс чувствовал, что голова у него идет кругом. Он не мог сопоставить события последних нескольких часов со своим жизненным опытом и представлениями. Все это не укладывалось в его голове. Рекс остановился на просторном бульваре у реки, оставил машину и дальше пошел пешком. Разбитый переговорный экран, по-видимому, автоматически посылал сигналы в ФР Транспорта и, возможно, служба безопасности уже отслеживала все автомобили. Ему необходимо было выбраться отсюда, как можно быстрее и не привлекая к себе внимания. Он понимал, что на данный момент сравнительно мало кто из прохожих могли видеть выступление Матта Эджеворта. Рекс не сомневался, что его уже повторили несколько раз и будут еще повторять десятки раз в ближайшие несколько часов, пока каждый житель в городе не станет представлять потенциальную опасность для него, но это будет несколько позже. Он нашел жилой дом, который искал, и поднялся лифтом на верхний этаж. В дверях резиденции Лиззи Мим он надавил на черную кнопку, как делал его дядя, когда они с ним были здесь на коктейль-приеме. Он печально подумал, что это было одно из немногих мест в городе, которые он осмеливается посетить. Он появляется здесь как ни в чем ни бывало, и если Лиззи Мим видела это выступление, а она должна была... Дверь открылась и тяжеловесная невысокого роста Лиззи взглянула на него с милой улыбкой. - А... Рекс. Дорогой-предорогой племянник Уильяма. Когда дверь открылась, Рекс Моррис выставил вперед правую ногу, чтобы помешать ей захлопнуться, но судя по всему, Лиззи Мим не видела выступления Матта Эджеворта. Он удивлялся, почему Технолог Безопасности имел возможности появиться на всех переговорных экранах этого региона, независимо от того, были они включены или нет и использовались ли они в это время в других целях. Но когда везет, не вопрошают судьбу, почему. - Входи же, - сказала Лиззи. Она оперлась на него пухлой рукой в перстнях, когда вела его в одну из своих гостиных. Лиззи игриво хихикнула. - Мне кажется, я тебе еще не говорила, что твой отец был одним из моих лучших друзей, до того, как я встретила Фредди. - Фредди? - безучастно повторил Рекс. - Моего мужа. Боюсь, что твой отец был слишком... Ну, большим спорщиком для меня. Боже, какую репутацию он себе нажил. Они были в гостиной. Лиззи Мим суетилась вокруг него, как курица, подставляя ему подушку под спину, когда он усаживался в, и без того, мягкое кресло. Суетилась она и возле бара и подала ему какой-то неизвестный напиток в высоком стакане. Наконец, она остановилась напротив него с лучезарной улыбкой. - Ну, так что случилось Рекс? Можешь назвать меня Элизабет. Молодой человек приходит к женщине, ну, практически средних лет только по важному делу. Ведь так? Мысленно он поблагодарил ее за то, что ему не пришлось переходить к делу с неприличной поспешностью. - Технола Мим... - Элизабет! - Ну, да... Элизабет. Дядя Билл сказал мне как-то, и это всплыло недавно в моей памяти, что иногда у вас бывает здесь Высший Технолог. - Джек? Ну, конечно, мой дорогой-предорогой мальчик. Джек был... - она хихикнула в этом месте, - ну, Джек был одним из моих... очень близких друзей. До того, как я встретила Фредди, конечно. Она приложила палец к губам и на мгновение задумалась. - Джек был как раз перед тем, как я встретила твоего милого, милого отца. Рекс поморщился. Ему не приходилось слышать более неподходящей характеристики отца. - У-у... Элизабет, мне необходимо поговорить с Высшим Технологом. Она взглянула на него. - О, дорогой. В самом деле? Лиззи посмотрела на часы. - Ты хочешь сказать, сегодня? - И как можно скорее. Он постарался произнести это очень серьезным голосом, и это ему не составило особого труда. Она приложила свою массивную руку ко рту и прошептала: - Тс, тс, тс. Он настойчиво добавил: - Это очень важно, Элизабет. - Конечно, мой дорогой мальчик, я верю. Ты выглядишь совсем как твой отец в состоянии крайнего напряжения. Дай мне подумать. Мне кажется, это возможно. Мы застанем его за ужином. Он никогда не бывает на службе в это время дня. Он уставился на нее. - Вы хотите сказать, что знаете Джона Мак-Фарлейна настолько хорошо, чтобы вторгнуться... то есть нанести ему визит в любое время? Он мог мечтать только о разговоре через переговорный экран, в лучшем случае. Она замахала на него руками. - Рекс, позволь мне открыть тебе маленький секрет. Мужчины ранга Джека не так уж заняты, как каждый представляет себе. Я знаю, ты будешь думать, что это просто ужасно с моей стороны и очень спорно, но в наши дни такие посты большей частью являются номинальными. А иногда мне кажется, что это имело место - теперь уж ты точно подумаешь, что это ужасно с моей стороны - практически на протяжении всей истории. Когда пост становится настолько высоким, что этот один человек просто перестает справляться с ним. Неважно, кто это, Король, Президент или Высший Технолог. Он не был уверен в том, что слушал ее внимательно. - Ну, тогда... - начал он. - Погоди, я хочу еще сказать что-то более приятное. Видишь ли, Рекси... Рекс Моррис внутренне снова поморщился. - ...Джек по-прежнему остался одним из самых близких друзей. После смерти Фредди, конечно. Она вышла из комнаты, игриво улыбнувшись ему через плечо. - О Великий Скотт, - тихо пробормотал Рекс. Лиззи Мим была, очевидно, одной из немногих людей в городе, которые обременяли себя собственным лимузином. Она суматошно объяснила ему, когда они садились в него в служебном помещении подвала здания, что она просто очень нервничала, когда ей приходилось обращаться в гараж ФР Транспорта и просить прислать ей машину, когда ей хотелось куда-нибудь поехать. - Я всегда так спешу, - прощебетала она. Рекс пробормотал что-то и сел рядом с ней. Это была удача для него. По крайней мере, за этой машиной не будут следить. Конечно, подобных машин осталось немного. Он подозревал, что это была старая электромодель, хотя ему никогда ранее не приходилось видеть ее. Он полагал, что у Лиззи Мим должна была быть такая старинная вещь. Она набрала по коду Белый Дом и снова принялась болтать, пока автомобиль вписался в движение. У нее, должно быть, были свои личные координаты, решил Рекс, когда машина прошла через охраняемый вход без остановки. Четверо часовых застыли, отдавая честь при приближении этой старинной машины. Лиззи Мим хихикнула. - Они все знают мою машину, - радостно сказала она. - Это еще одно преимущество владения своей собственной, совсем собственной машиной. Рекс мысленно скрестил пальцы. Все складывалось невообразимо удачно. Невероятно, невообразимо хорошо. Они промчались через центральный портик, такой знакомый по новостям, и подъехали к тыльному входу в здание. Лиззи выпорхнула из машины и помчалась вперед, на ходу объясняя некоторые особенности Белого Дома и почти не оборачиваясь на Рекса. - Это все так надоедает, ты знаешь, - сказала она. - Бедный Джек. Я подозреваю, что охотно проводил бы свое время, все свое время за рыбной ловлей где-нибудь в Юкатане или Канаде. А это все надоедает. Он должен пожимать кому-то руку или выносить какое-то решение. Ты никогда не поверишь мне, но он работает полный четырехчасовой день четыре для в неделю, как и все остальные. Что, кажется, опровергает высказанное ею ранее утверждение о том, что Джон Мак-Фарлейн является только номинальной фигурой, решил Рекс. Она устремилась вверх по лестнице заднего входа, прощебетала бодрое приветствие вооруженному Инженеру Безопасности и влетела во внутрь. Сотрудник ФРБ, очевидно, особенно не присматривался к Рексу. Лиззи Мим была здесь как дома, как она ранее и намекала и, по-видимому, это автоматически относилось к каждому, кто был с ней. Непрерывно болтая, она провела его по небольшому проходу к двери, которая тоже охранялась, на этот раз двумя сотрудниками Безопасности ранга Инженера. Лиззи улыбнулась им и сказала: - Привет, Мортон. А как ты поживаешь, Эрнст? Твоей дорогой жене хоть немного лучше? Эрнст пробормотал что-то в ответ, открывая перед ней дверь. Лиззи Мим устремилась во внутрь, Рекс следовал за ней. Он ожидал увидеть личные апартаменты Высшего Технолога Джона Мак-Фарлейна, но они оказались в небольшом зале заседаний. Большинство присутствующих, а было их около тридцати пяти-сорока мужчин и женщин, сидели за столом из красного дерева. Троих или четверых из них Рексу доводилось видеть раньше благодаря отцу или дяде. Большинство других он узнавал по новостям, рекламным фотографиям, статьям в популярных изданиях. Наступило молчание, когда они вошли. Лиззи Мим произнесла пронзительным голосом: - Позвольте представить Рекса Морриса, нашего известнейшего на данный момент гражданина Техната. Высокий худой мужчина, стоявший со стаканом в руке возле автобара был первым, чей голос выделился из общего гула беседы. Это был Джон Мак-Фарлейн, Высший Технолог Техната Северной Америки. Он поднял свой стакан в знак приветствия Рексу Моррису. - Мы как раз думали, как вас разыскать, - сказал он. - Добро пожаловать в нашу основную разговорню.
в начало наверх
19 - Разговорню? - повторил Рекс. Он обвел глазами комнату, ничего не понимая. Стоя на полпути к столу, Уоррен Клейн, одетый в свою серую форму Первого Технолога ФР Безопасности, сказал: - И даже здесь, как вы видите, у нас полиция. Благодарю за то, что вы промахнулись той ночью, стреляя в меня, Моррис, но следующий раз, пожалуйста, не цельтесь так близко. Рекс Моррис перевел глаза с шефа Безопасности на Высшего Технолога, а потом на Лиззи Мим. Она выглядела как-то иначе, суетливых движений как не бывало. Высший Технолог Мак-Фарлейн сжалился над ним. - Садитесь, Рекс, - сказал он. - Мы собрались здесь, чтобы встретить вас, после того, как получили от Элизабет сообщение, что вы едете к нам. Персональные знакомства мы отложим на потом. Сейчас я только скажу, что за одним или двумя исключениями, по уважительным причинам, здесь присутствует Конгресс Первых Технологов и дюжина или более пенсионеров того же ранга. Плюс... - он склонил в этот момент голову перед Элизабет Мим, - другие почетные члены этой разговорни. Какой-то незнакомец в форме Первого Технолога легкой неторопливой походкой подошел к Рексу и подал ему напиток из автобара, пригласив сесть на один из пустых стульев. В комнате наступило молчание. Большинство присутствующих уставились на новоприбывшего с нескрываемым, но дружественным любопытством. Многие из них приблизились к столу заседаний и заняли свои места. - Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за ваши старания. - Мои старания? - недоуменно переспросил Рекс. - Да. Видите ли, они направлены на достижение самой достойной цели, к которой и мы сами стремимся. Он прокашлялся. - Хотя ваши методы были в несколько большей мере полны энтузиазма, скажем так. Рекс Моррис овладел собой в достаточной мере, чтобы возмущенно выпалить: - Мои усилия были нацелены на свержение Техната. - Угу, - кивнул головой Джон Мак-Фарлейн, - наши тоже. Рекс Моррис уставился на него. Он ничего не мог понять. - Давайте обратимся к предыстории, - сказал какой-то грузный пожилой мужчина в мантии, сидевший за столом напротив. Рекс вдруг понял, что это Высший Епископ Темпля. - Да, разумеется, - кивнул Мак-Фарлейн. Он снова повернулся к Рексу. - Я не знаю, в каком объеме вы изучали историю революции на протяжении всех веков. Даже сравнительно беглое исследование этого предмета обнаруживает, что современный революционер находится в уникальном положении. Вы ведь считаете себя революционером? - Я думаю, что да, - вызывающе ответил Рекс. Он не отрывал глаз от лица своего собеседника. - В прошлом, - продолжал Высший Технолог, - революции совершались неудовлетворенными обезумевшими массами, вопреки бытующему представлению о том, что это делается маленькими группками недовольных. Он поджал губы. - Тому есть множество примеров. Джефферсон, Мэдисон, Франклин, Вашингтон и другие так называемые праотцы-революционеры выпущены были действовать достаточно быстро, для того, чтобы выстоять против восставших колонистов. Робеспьер, Дантон и Марат были ввергнуты толпой в их феодальное разрушительное состояние. Затем еще пример - Россия. Ленин и Зиновьев были в Швейцарии, когда начали формироваться Советы. Троцкий был в Нью-Йорке, а Сталин, третье лицо в то время, был в ссылке в Сибири. Они должны были быстро возвращаться в Петроград, чтобы принять брошенные им бразды правления. Он пожал плечами. - Я думаю, что для вступления этого достаточно. Если перейти теперь к нашему времени, то мы обнаруживаем другую, уникальную ситуацию. Дело в том, что сейчас отсутствуют угнетенные массы недовольных рабов, крепостных или пролетариев. Назрела необходимость фундаментального изменения нашего общества, это историческая необходимость, но подавляющее большинство нашего населения в настоящее время довольна существующими институтами. - Это не имеет значения, - сказал горько Рекс Моррис. - Если вы сами находитесь в оппозиции такой форме правления, почему не отказаться от нее? При Технате наша культура находится в состоянии застоя, как никогда ранее в современной истории. - Правильно. Но отказаться во имя чего? Разве наш отказ от власти отменит Технат? Очевидно, нет. Найдется тысяча, миллион, желающих занять наши места. Он скривил рот. - Матт Эджеворт тому пример. Рекс Моррис снова погрузился в кресло. Он чувствовал, что ему требуется время для обдумывания. Он сбит с толку. - Есть и другой момент, - задумчиво сказал Мак-Фарлейн, - который вы, по-видимому, никогда не принимали во внимание. Когда осуществляются фундаментальные изменения в социальной системе, те, кто их начинает, не всегда добиваются максимальных результатов. На примере России мы видим, что есть элементы, которые изначально принимали участие в перевороте против царя. Я имею в виду Керенского, который представлял либеральных социал-демократов, чьей целью была отмена феодализма и установление правительства западного образца. Но революция вышла из-под управления, как только она начала распространяться, и Керенский вынужден был бежать, а его правительство было низложено подобно тому, как было свергнуто правительство царя. - Я не понимаю, что вы этим хотите сказать, - произнес Рекс, хотя, кажется, он уже начал понимать. Мак-Фарлейн сказал сухо: - Управляя правительственной системой, не всегда легко сохранять ее в безопасности, даже если хочешь этого. Когда мы, Конгресс Первых Технологов, подписываемся под решением о том, что Технат должен прекратить свое существование, мы не боимся принести себя в жертву, физически, при этом. Ваши собственные псевдо-нигилистическиесредства,в действительности, были предназначены только для того, чтобы привести в движение наш народ, но другой революционер, который может появиться позже, может иметь более честолюбивые намерения. Рекс обдумывал сказанное. Первый технолог ФР Развлечений, сидевший на другом конце длинного стола, сказал: - И пока это все не кончилось, вы сами, Рекс Моррис и, возможно, члены вашей семьи ощущали, что натыкаетесь на искусственную стену. Рекс на минуту задумался. Потом неожиданно у него вырвалось: - Все эти годы вы ведь преследовали моего отца? И после этого вы утверждаете, что думаете во многом так же, как и он. - Именно так, - подтвердил Высший Епископ. Джон Мак-Фарлейн сказал: - Кто же лучше Леонарда Морриса мог бросить вызов нашим условностям, насмехаться над нашей боязнью спорных вопросов, над нашим конформизмом, нашим ужасом перед самой только идеей внесения каких-либо изменений в существующее положение? Будучи нашим единственным Героем Техната, он был почти неприкосновенной личностью. Леонард был той искрой, благодаря которой появились тысячи разговорен, он дал пищу для ума миллиону нонконформистов. Это, по крайней мере, шаг. Дверь, через которую пятнадцать минут тому назад входили Рекс Моррис и Элизабет Мим, открылась. Рекс взглянул в этом направлении, и глаза его расширились. - Привет, сынок, - сказал новоприбывший. - Отец! Старший Моррис улыбнулся. - Мне бы хотелось, чтобы ты немного обсудил со мной свой проект перед тем, как приниматься за его выполнение. По срочному вызову я только что прилетел с Таоса на ракете. Рекс Моррис вскочил на ноги. - Я... я думаю, что ты достаточно настрадался. Я хотел, чтобы все последствия легли на меня одного. Отец усмехнулся. - Ну, по крайней мере, теперь известна твоя позиция. Я никогда до конца не осознавал причину, по которой я не рассказывал тебе о существовании этой... разговорни, клуба... Он снова хихикнул и окинул взглядом присутствующих. - Или как ее лучше назвать - подпольная ячейка? Все засмеялись. Леонард Моррис имел свойство повышать настроение. Первый Технолог, сидевший рядом с Рексом, уступил свое кресло известному ученому и нашел себе другое. Джон Мак-Фарлейн обошел стол, чтобы пожать руку старшему Моррису и обменяться с ним дюжиной слов, а потом вернулся на свое место. - Продолжим, - сказал он. - Подытожим. Наш импульсивный молодой друг Рекс Моррис полагает, что под Технатом человек загнивает. Мы согласны. Товарищ Рекс по своей собственной инициативе пришел к выводу о том, что нужно зажечь искру, чтобы вывести среднего гражданина - Технолога, Инженера или Исполнителя - из его ментальной колеи и помочь ему осознать, что теперешняя иерархическая форма правления не должна существовать вечно. Мы согласны. До сих пор мы были немного нерешительны в наших усилиях. Мы проявляли терпимость, а тайно даже поощряли разговорни, где каждый мог высказывать спорные мнения и где развивались многие смелые идеи. Мы поощряли увеличение количества так называемых комментаторов новостей и сплетен, которые под видом шуток и забав делали выпады против наших институтов. Очевидно, однако, что этого не достаточно. Мы должны увеличить наши усилия и привлечь молодых, горячих людей. Он окинул взглядом сидящих за столом. - Может будут какие-нибудь предложения? Встал Первый Технолог Уоррен Клейн. - У меня есть предложение, чтобы после моей отставки Технол Моррис был назначен Первым Технологом Функционального Ряда Безопасности. Слабая улыбка скользнула по его бледным губам. - И раз я уже встал, я могу сразу подать прошение о моей отставке, о которой я уже давно мечтал, как по причине возраста, так и по причине моего здоровья. Рекс тоже вскочил. - О Великий Скотт, - вырвалось у него. Элизабет Мим взглянула на него с удивлением. Даже при таком беспорядочном состоянии мыслей, как у него сейчас, он успел подумать, как это он раньше недооценивал ее хладнокровный, рациональный и расчетливый ум. Она сказала: - Но Рекс, дорогой мальчик, ты приехал в наш город за назначением. Ты достиг возраста, когда ты должен включиться в работу на благо Техната. Десять лет своей жизни ты должен посвятить обществу. Он уставился на нее. - Первым Технологом! Но я же абсолютно ничего не знаю о Функциональном Ряде Безопасности. Он окинул всех свирепым взглядом. - Вы что, все с ума посходили? Джон Мак-Фарлейн сказал серьезно: - У нас есть Исполнители и Инженеры, которые лучше разбираются в деталях. Нам же, Рекс Моррис, нужен человек принципов и идеалов, который бы сидел с нами на верхнем уровне и планировал, как нам покончить с нашей общественно-экономической системой и перейти к чему-нибудь лучшему. Ты удовлетворяешь этим требованиям. Другим обязанностям этой должности можно обучиться. - И я буду управлять такими сотрудниками Безопасности, как Матт Эджеворт? Уоррен Клейн сказал неторопливо: - Не следует недооценивать значения наших Маттов Эджевортов. По крайней мере, у таких мужчин есть честолюбие, устремления, смелость и даже мечты. Возможно, в новом обществе будут люди именно такого типа. - В каком новом обществе? - в отчаянии спросил Рекс. - Вы забрасываете меня идеями с такой скоростью, что я не успеваю их переварить. Какие у вас планы на будущее? Что будет представлять собой правительство? Его отец как-то странно посмотрел на него.
в начало наверх
- Мы - правящий класс, сынок. Радикальные изменения, осуществляемые мирным путем или нет, не должны идти сверху. Независимо от того, какие умудренные они там наверху. Изменения должны идти снизу. - Вы хотите сказать, что вы не знаете? Высший Епископ мягко сказал: - В рамках той группы, которая собралась здесь, мы имеем полдюжины теорий. Без сомнения, в разговорнях и в других местах, где люди обмениваются идеями, будут предложены новые. Остается выяснить, к чему больше всего склоняется наш народ. Рекс Моррис снова сел в кресло. Он произнес, как бы сам себе: - Я пришел сюда, чтобы выступить против Высшего Технолога. Сказать еще, что правительство прогнило. Предупредить его о Матте Эджеворте. Предупредить его о том, что сам Уоррен Клейн попустительствует разговорням и защищает их. Бросить ему обвинение в том, что Технат прогнил насквозь и потребовать изменений. Эти и другие вещи я приготовился высказать ему. И к чему же я пришел?.. Джон Мак-Фарлейн обратился к собравшемуся Конгрессу Первых Технологов: - Если нет возражений, предложение Уоррена Клейна проходит, и Рекс Моррис назначается Первым Технологом Безопасности. Собравшиеся разбились на маленькие группки и по очереди подходили, чтобы пожать руку новому члену Конгресса. Каждый произносил несколько слов и просил принять его поздравления. Все еще со спутанными мыслями, Рекс постарался поскорее отвести в сторону Уоррена Клейна. Прежний глава безопасности, видя замешательство молодого человека, посмеиваясь, сказал: - Не волнуйтесь. Я буду первое время при вас и полностью введу вас в курс дела. У вас не будет проблем. Рекс сказал: - Видите ли, есть еще одна вещь, которая имеет для меня особую важность. Я хочу разыскать вашу сестру, Паулу, и принести ей извинения за свое поведение. Оно диктовалось, конечно, соображениями конспирации. Я хотел, чтобы все думали, что я самый законопослушный из всех молодых людей. Уоррен Клейн улыбнулся. - Я думаю, что вам не следует переживать по этому поводу. Вопреки внешним реакциям, у меня сложилось впечатление, что моя импульсивная Паула бросает на вас милые взгляды. Рекс сказал: - Хорошо. Но есть еще более безотлагательные проблемы. Приказ Матта Эджеворта для каждого сотрудника ФР Безопасности стрелять в меня на месте. Клейн поджал губы и кивнул. - Это так. Я на минутку забыл об этом. Я не взял это в свои руки. Я позвоню по телефону и все улажу. Рекс сказал озабоченно: - Он передал свое сообщение по всем экранам в этой части страны и сформулировал это таким образом, что каждый, у кого есть оружие, откроет огонь немедленно. И еще одно. Нет никого более честолюбивого, чем Матт Эджеворт, а он вряд ли положительно воспримет свою подчиненность мне, особенно принимая во внимание тот факт, что он высказывал мне свои оппортунистические взгляды. - Я понимаю. Гм, да. Матт всегда был импульсивной натурой. Уоррен Клейн немного поколебался, а потом позвал Высшего Технолога, который стоял неподалеку и разговаривал с Элизабет Мим на веселых тонах. Джон Мак-Фарлейн принес извинения и подошел. Уоррен Клейн объяснил ситуацию, и Мак-Фарлейн кивнул и сказал просто: - Нет проблем. Мы поедем в здание ФР Безопасности и вы, Уоррен, предоставите мне слово по общетехнатовскому вещанию. Я скажу несколько слов, объявлю, что была допущена большая ошибка. Возложим ответственность за это на плечи нашего амбициозного Технолога, снимем его с занимаемой им должности и приведем дело к быстрой развязке. - Очевидно, так и нужно сделать, - согласился Уоррен Клейн. - Я вызову вашу машину, сэр. Они проделали тот же путь, каким Элизабет Мим привела Рекса в Белый Дом немногим более часа тому назад, сели в управляемый шофером лимузин Джона Мак-Фарлейна возле черного хода и затем проехали до центрального портика и оттуда выехали на улицу. Они втроем сидели на заднем сиденье, и для спутанных мыслей Рекса их беседа казалась по-идиотски легкомысленной, учитывая важность ситуации. Жизнь просто двигалась недостаточно быстро для него. Он горел желанием покончить с этим дурацким вопросом и заняться действительно глубокими, важными беседами со всеми, начиная от отца и кончая Высшим Епископом Темпля. Они выехали за ворота и направились к небоскребу, где размещалась служба ФР Безопасности. Машина резко остановилась, и на несколько ураганом пронесшихся несвязных моментов жизнь превратилась для Рекса Морриса в последовательность кратких обрывков впечатлений... Матт Эджеворт с каким-то странным крупнокалиберным оружием в руках, стоящий на улице, широко расставив ноги... за ним отряд Младших и Старших Инженеров Безопасности хорошо вооруженных - длинные, грубые типы... шофер, выскакивающий из машины и выхватывающий пистолет из кобуры под рукой и затем падающий, разрезанный почти пополам... что-то черное, брошенное в машину, уже когда Рекс и Уоррен Клейн пытались выбраться из нее через ту дверь, которая была подальше от Эджеворта и его людей, но им мешало окровавленное неподвижное тело Высшего Технолога... А затем мощное световое излучение желтого и оранжевого пламени и особая, непереносимая, всеохватывающая боль... А потом все кончилось, и можно было другим предоставить возможность совершить революцию, мирную или нет, против Техната Северной Америки. Рекса Морриса это уже не волновало.

ВВерх