UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Кеннет РОБСОН

    ЧЕЛОВЕК ИЗ БРОНЗЫ




   1. ЗЛОДЕЙ

Смерть двигалась в сплошной темноте.
Она кралась по стальной перекладине. Внизу были  нью-йоркские  улицы,
по которым спешили домой поздние прохожие. Сотни их  шагов  шуршали  между
домами из кирпича и  стекла.  Большинство  людей  шли  под  зонтами  и  не
поднимали глаз вверх.
Но даже если бы они посмотрели туда, они бы ничего не заметили  из-за
кромешной тьмы. Монотонно падал дождь. Небо превратилось в  беспросветную,
гнетущую пелену из темени и дождя, нависшую над небоскребами.
Одно  из  зданий  было  в  процессе   строительства,   дошедшего   до
восьмидесятого этажа. Работали некоторые офисы.
Над восьмидесятым  этажом  сооружалась  декоративная  башня,  которая
могла бы служить и для обозрения местности. Башня поднималась ввысь  более
чем на сто пятьдесят футов. Возводился  только  каркас,  никаких  каменных
работ еще не велось. Это был гигантский, жуткий скелет из  переплетающихся
стальных брусьев, балок и перекладин, похожий на чудовищный лес.
Вот в таком страшном месте и пробиралась смерть. А была она в  облике
человека.
Надо было  обладать  кошачьей  ловкостью,  чтобы  находить  дорогу  в
сплошной темноте. У него, вероятно, было такое проворство, и он  продолжал
красться  там,  наверху.  Балки  были  скользкие  от  дождя,  лившего  так
некстати. Все это путешествие было отвратительным, так как  имело  ужасную
цель.
Время от  времени  человек  выдавливал  из  себя  какие-то  странные,
клокочущие слова. Их невозможно было понять, но ясно  было,  что  выражают
они страшную ненависть. Тот, кто знает многие языки, не мог бы  определить
язык, на котором говорил человек. Какой-нибудь мудрый студент  сказал  бы,
что это диалект. Но студент был бы неправ - ни в одном из диалектов  нашей
цивилизации нет таких слов.
- Он должен умереть! - хрипела смерть на своем  странном  жаргоне.  -
Так повелел сын Пернатого Змея! Сегодня вечером! Сегодня вечером он умрет!
После каждого приступа ненависти злодей прижимал какой-то  предмет  к
груди.
Это была черная кожаная коробка высотой около четырех дюймов и длиной
четыре фута.
- Вот это убьет его, - бормотал он, поглаживая черный ящик.
Дождь  хлестал  безумца.  Одно  неосторожное  движение  -  и  он  мог
разбиться о стальные клыки остова башни. Но человек поднимался все выше  и
выше.
Почти все офисы напротив были пусты, светились только некоторые окна.
На какое-то мгновение крадущийся дрогнул  среди  лабиринта  арматуры.
Чтобы прийти в себя, он щелкнул ручным фонариком  на  один  миг.  Короткий
лучик обнаружил достопримечательность рук злодея. Кончики его пальцев были
ярко-красного цвета! Как будто он окунул их в алую краску.
Человек с красными пальцами вскочил в  строительную  люльку,  обшитую
толстыми досками.  Платформа  эта  висела  с  наружной  стороны  стального
массива. Он опустил свою черную коробку и достал  из  внутреннего  кармана
компактный, мощный бинокль.
Малиновые  пальцы   остановили   бинокль   у   подножия   небоскреба,
находившегося через много кварталов  от  места  наблюдения.  Злодей  начал
считать этажи снизу вверх.
Это было одно из самых высоких зданий в Нью-Йорке. Около сотни этажей
взмыли в небо в виде отражающего свет острия из стали  и  камня.  Дойдя  в
счете до восемьдесят  шестого  этажа,  он  остановился.  Объектив  бинокля
двигался то вправо, то влево, пока не обнаружил освещенное окно в западной
части небоскреба.
Хотя стекла бинокля слегка затуманивались от  дождя,  хозяин  мощного
оптического прибора мог рассмотреть все, что было в комнате.
Прямо перед окном  стоял  широкий  полированный  стол  с  изумительно
выполненной инкрустацией.
Чуть поодаль - бронзовая фигура!
Казалось, это скульптура человека, голова и плечи которого сделаны из
прочной бронзы. Краснопальцый ужаснулся, глядя на  бронзовый  бюст.  Черты
лица, необыкновенно высокий лоб, энергичный, сильный,  но  небольшой  рот,
худые щеки говорили о редко встречающейся силе характера.
Бронзовые прямые волосы чуть темнее бронзового лица были  так  густы,
что походили на металлическую шапочку. Такое мог произвести на свет только
гениальный скульптор.
Но самыми удивительными были глаза. Когда на них падал свет от  лампы
на столе, глаза  сверкали  как  россыпи  золота.  Даже  на  таком  большом
расстоянии, через мощные линзы бинокля ощущалось гипнотическое воздействие
золотых глаз, вызывающих страх.
Человек с красными пальцами вздрогнул.
- Смерть! - рявкнул он, как бы пытаясь освободиться от расслабляющего
влияния странных золотых глаз. - Сын Пернатого Змея приказал! Смерть!
Злодей открыл свою черную коробку. Слабый металлический  щелчок  -  и
соединились части предмета, который он достал. Ласково погладив эту  вещь,
он с ликованием подумал: "Орудие сына Пернатого Змея принесет смерть!"
Он  еще  раз  прижал  бинокль  к  глазам  и   сфокусировал   его   на
поразительной бронзовой статуе.
Бронзовый шедевр открыл рот и зевнул - это был живой  человек,  а  не
статуя.
Зевая, человек из бронзы открыл свои крупные, очень сильные зубы.  Он
не казался высоким, может быть, потому, что сидел за громадным  письменным
столом. Наблюдатель подвергал сомнению рост бронзового человека,  а  между
тем рост его равнялся шести футам. Но совсем поражен был бы  злодей,  если
бы узнал, что весил бронзовый человек двести фунтов.
Большой человек из бронзы  был  так  хорошо  сложен,  что  производил
впечатление не размерами, а силой. Его фигура была необыкновенно красива и
мощна.
Это был Кларк Сэвидж младший.
Док Сэвидж! Имя его становилось легендой во всех уголках мира!
Казалось, ни одного звука не доносилось в комнату, где сидел Док,  но
он вдруг встал, подошел к  двери  и  открыл  ее  гибкой,  ловкой  рукой  с
длинными пальцами. На руке были видны громадные жилы-канаты,  проступавшие
сквозь тонкую бронзовую оболочку.
Острота слуха Дока Сэвиджа была поразительна. Пять  человек  выходили
из лифта, поднявшегося почти бесшумно.
Парни направились к Доку, на их лицах светилась радость от встречи  с
Сэвиджем, но бурных приветствий не последовало. На то была причина. У Дока
случилось большое горе, все парни глубоко сочувствовали ему, но  не  могли
подобрать слов.
Первый из пятерых - мужчина гигантского роста и не менее  гигантского
веса. Лицо у него было суровое, тонкие, жесткие губы так плотно сжаты, как
будто он только что произнес презрительные звуки типа "тс! тс!".  Все  его
черты были по-пуритански строги.  Имя  этого  человека  -  полковник  Джон
Ренвик, или Ренни. У него были огромные руки и чудовищных размеров кулаки.
Любимым занятием Ренни было пробивать кулаком  насквозь  массивную  панель
тяжеловесной двери. Ренни славился как очень способный инженер.
За Ренни  шел  Вильям  Харпер  Литтлджон,  очень  высокий,  худощавый
человек. Джонни носил очки с очень сильной, толстой левой линзой.  Он  был
похож на полуголодного, погруженного в науку ученого. Джонни действительно
был крупным специалистом в области геологии и археологии.
Следующим был майор Томас  Дж.  Робертс,  прозванный  "Длинный  Том".
Физически Длинный Том казался самым слабым из всей компании  -  худой,  не
очень  высокий,  какой-то  даже  болезненный.  Он  был  непревзойденным  в
электричестве.
За спиной Длинного Тома показался "Хэм".  "Бригадный  генерал  Теодор
Марли Брукс", - так представлялся Хэм  при  официальных  знакомствах.  Его
внешность была так же  блистательна,  как  и  его  внутреннее  содержание.
Стройный, с тонкой талией, раскованный  в  движениях,  Хэм  был  блестящим
юристом, одним из самых лучших выпускников Гарвардского университета.  Хэм
всегда и везде носил с собой гладкую  черную  трость,  никогда  с  ней  не
расставался, может быть, потому, что это была не просто трость, а шпага  в
необычном футляре.
Последним вышел самый запоминающийся из всех. Ростом чуть более  пяти
футов и весом намного больше двухсот шестидесяти фунтов, он к тому же имел
строение гориллы - руки длиннее ног, грудь толще своей ширины.  Его  глаза
были так глубоко посажены,  что  напоминали  веселые,  маленькие  точечки,
сверкающие где-то в ямках. Когда он открывал свой большой рот, впечатление
было катастрофическим.
"Манк!"  Никакое  другое  прозвище  не   подходило   ему!   Это   был
подполковник Эндрю Блоджет Мейфейр. Манк так редко слышал свое полное имя,
что стал забывать его.
Все пятеро вошли  в  роскошно  обставленную  гостиную.  После  первых
приветствий они замолчали, растерянные и смущенные, не зная, с чего начать
разговор. За то время, пока друзья не виделись с  Доком,  умер  его  отец,
умер таинственной смертью.
Старший  Сэвидж  был  известен  по  всему  миру   своей   потрясающей
выносливостью  и  своими  добрыми  делами.  В  ранней  юности  он  накопил
громадное состояние и поставил перед собой одну цель.
Благородная цель состояла в том, чтобы ездить из одного конца света в
другой, искать  приключений,  рисковать,  помогать  тем,  кто  нуждался  в
помощи, наказывать  тех,  кто  заслуживал  наказания.  Таково  было  кредо
Сэвиджа старшего.
Вскоре от состояния почти ничего  не  осталось.  Но  Сэвидж  приобрел
другое богатство - безупречную  репутацию  и  добрую  славу  среди  людей,
которая все время разрасталась.
Это замечательное наследство перешло от Сэвиджа старшего к  его  сыну
Доку. Как и отец, Док предпочитал деньгам и ценностям дорогу приключений и
стремление бороться за справедливость.
Кларк Сэвидж младший  воспитывался  именно  в  таком  духе  с  самого
раннего детства. Как только Док научился ходить, отец разработал для  него
целый комплекс упражнений и занятий,  которым  он  остался  верен  на  всю
жизнь. Каждый день в течение двух часов Док интенсивно упражнял и развивал
свои  мускулы,  чувства  и  ум.  В   результате   Сэвидж   стал   обладать
сверхчеловеческой силой. И в этом не было ничего мистического  -  тяжелая,
упорная работа на протяжении всей жизни давала свои плоды.
Умственные занятия Док начал с медицины и хирургии,  а  потом  изучал
все искусства и науки. Как  свободно  мог  Док  побороть  гориллообразного
Манка, несмотря  на  то,  что  тот  обладал  большой  силой,  так  же  Док
превосходил его и в химии - родной стихии Манка. То же самое относилось  и
к инженеру Ренни, и к Длинному Тому, выдающемуся электрику, и к геологу  и
археологу  Джонни,  и  к  юристу  Хэму.  Док  превосходно   владел   этими
профессиями.
На лицах пяти друзей лежала  глубокая  печаль.  Они  любили  старшего
Сэвиджа.
- Твой отец умер три недели назад, - наконец произнес Ренни.
Док медленно кивнул головой:
- Я узнал это из газет, вернувшись только сегодня.
Ренни подыскивал слова, затем сказал:
- Мы пытались найти тебя, но не могли - ты как  будто  исчез  с  лица
земли.
Док посмотрел в окно. В его золотых глазах стояла горечь утраты.




 2. ПИСЬМО ОТ МЕРТВОГО

Проливной дождь буквально заливал  оконное  стекло.  Далеко  внизу  в
мокром мареве бледно светились  уличные  огни.  На  Гудзоне  перекликались
гудками пароходы в густом тумане. Эти  тревожные  звуки  сирен  были  едва
слышны в гостиной.
А в нескольких  кварталах  отсюда  слабо  вырисовывался  небоскреб  в
лесах, увенчанный мрачной стальной грудой  из  перекладин  и  брусьев.  На
таком  большом  расстоянии  просматривались   только   неясные   очертания
небоскреба. И, конечно, среди дикого  лабиринта  металла  невозможно  было
увидеть загадочного посланца смерти с малиновыми руками!
Док Сэвидж медленно проговорил:
- Я был далеко, когда умер мой отец.
Он не уточнил, где именно находился в  то  время,  не  упомянул  свою

 
в начало наверх
"крепость одиночества" на далеком арктическом острове. А как раз там и был Док. Довольно часто он уединялся в недоступной крепости, чтобы совершенствовать свои знания в науке, психологии, медицине, инженерном деле. Секрет блестящих познаний Дока заключался в том, что он постоянно и интенсивно работал над собой. Крепость одиночества появилась по инициативе отца Дока. Абсолютно никто не знал о существовании надежного пристанища, где ничто не мешало заниматься научными изысканиями. - Было ли что-то странное в смерти моего отца? - спросил Док, не отрывая своих золотых глаз от мокрого окна. - Мы не уверены, - процедил Ренни сквозь крепко сжатые губы. - А я уверен! - резко перебил его Литтлджон и энергично поправил на носу очки с очень толстой левой линзой. - Что ты имеешь в виду, Джонни? - спросил Док Сэвидж. - Я уверен, что твоего отца убили, - весь ученый вид Джонни говорил о его серьезности. Док Сэвидж медленно повернулся. Он не изменился в лице, но все мускулы его тела округлились от напряжения. - Объясни, Джонни. Джонни колебался, нервничал, передергивал плечами и, как бы с кем-то соглашаясь, сказал: - Пусть это всего лишь мое предчувствие, - а потом закричал: - Я в этом уверен! Я знаю, я прав! Так было с Джонни всегда. Он слепо верил в свои, как он их называл, предчувствия. И почти всегда оказывался прав. В тех случаях, когда Джонни ошибался, он был сильно неправ. - Что именно сказали врачи о причине смерти? - спросил Док. Голос у него был низкий, приятного тембра, очень сильный. - Врачи не знают, - ответил Ренни своим грохочущим голосом. - С такой болезнью они никогда раньше не сталкивались. На шее твоего отца проступили очень странные круглые красные пятна. Протянул он всего два дня. - Я провел все возможные химические опыты, пытаясь установить происхождение красных пятен - вызвал ли их яд или, может быть, микробы, - вмешался в разговор Манк, медленно сжимая и разжимая свои огромные, покрытые красными волосами кулаки. - Ничего я так и не добился! Внешность Манка была обманчива. Глядя на его низкий лоб, мало кто мог бы подумать, что этот человек обладает большим умом. А в действительности Манк был самым известным химиком во всей Америке. Он был великим экспериментатором. - У нас нет фактов, доказывающих, что это убийство. Но такое подозрение есть, - перебил Манка Хэм, стройный юрист из Гарварда, человек, умственные способности которого позволили ему стать бригадным генералом во время мировой войны. Док Сэвидж быстро направился через всю комнату к стальному сейфу. Сейф был огромный, выше плеч Сэвиджа. Он распахнул его. Дверной замок сейфа был взорван - такая картина предстала перед компанией, заставив всех открыть рот от удивления. - Я обнаружил это, когда вернулся, - объяснил Док. - Может быть, взлом сейфа как-то связан со смертью отца. Может, нет. Док красиво и ловко взгромоздился на угол большого инкрустированного стола возле окна. Глаза Дока медленно блуждали по прекрасно меблированной комнате. Соседняя комната была еще больше и представляла собой библиотеку - бесценное собрание технической литературы. Рядом с библиотекой находилась огромная лаборатория, оснащенная аппаратурой для химических и электрических опытов. Казалось, что старший Сэвидж оставил сыну весь мир. - Что тебя гложет, Док? - спросил большой Ренни. - Мы все получили приглашение от тебя собраться здесь вечером. Почему? Док Сэвидж окидывал своим странным золотым взглядом всех собравшихся друзей: Ренни, превосходно знавшего все отрасли инженерного дела, Длинного Тома - электрического бога, Джонни - настоящего кладезя знаний о строении Земли и древних цивилизациях, Хэма - умнейшего, сообразительнейшего юриста, и, наконец, Манка, который, несмотря на схожесть с гориллой, был великим химиком. В пяти его друзьях - Док знал это - воплощались пять величайших умов, когда-либо собранных вместе. Умом каждого из них Док мог пользоваться, как своим собственным. Только один человек на земле превосходил каждого из пятерых - сам Док Сэвидж. - Думаю, вы догадываетесь, зачем я позвал вас, - сказал Док. Манк потирал свои волосатые руки. Из всех шестерых только у Манка были шрамы на коже. Благодаря Доку у остальных не осталось никаких отметин от прошлых бурных приключений. Док владел сверхъестественным искусством залечивать раны, не оставляя ни единого шрама. Лишь на грубой, рыжей от волос шкуре Манка было такое множество застарелых швов и шрамов, что, казалось, на нем топталась целая стая когтистых птиц. Манк гордился своими ранами и не разрешал Доку лечить себя. - Сдается мне, предстоит большая работа? - в голосе Манка чувствовалось громадное удовлетворение. Док утвердительно кивнул: - Да, работа, которой мы посвятим весь остаток своей жизни. Слова Дока вызвали у каждого из пятерых удовлетворенность и готовность действовать. Док опустил ногу со стола. Инстинктивно - ведь он не знал о существовании убийцы с красными пальцами, скрывающегося на крыше далекого недостроенного небоскреба - Док отошел от окна. Хотя с того момента, как пришли друзья, он не раз оказывался возле оконного проема. - Когда-то мы все вместе были на войне, - продолжал Док. - Нам нравилась большая драка. Это у нас в крови. Скучная жизнь обыкновенного человека не подходит ни одному из нас, вот почему мы искали новых приключений. Док полностью владел вниманием друзей, можно было подумать, что он их гипнотизирует. Без всякого сомнения, золотоглазый человек был лидером всей компании, так же, как он был лидером во всем, чем занимался. Док обладал огромнейшими универсальными знаниями и способностью владеть собой при любых обстоятельствах. - Я знаю, вы любили моего отца и восхищались им, - говорил Док Сэвидж. - Мы с отцом когда-то решили, что я подхвачу и буду продолжать его дела, как только он будет не в состоянии работать сам. Все мое воспитание с раннего детства было подчинено этой цели. Вы, друзья мои, любили отца, к тому же любите острые ощущения и неспокойную жизнь, поэтому, я уверен, вы будете со мной. Док замолчал. Он окинул взглядом собравшихся. На лица парней падал мягкий свет изысканной гостиной. Эта гостиная вместе с соседними комнатами - все, что осталось от былого богатства отца. - Сегодня ночью, - спокойно продолжал Док, - мы начинаем воплощать в жизнь идеалы моего отца, будем, как и он, много путешествовать, бороться за справедливость, помогать бедным. После выступления Дока воцарилась глубокая тишина, которую нарушил не кто иной, как Манк, самый прозаичный из всех. - Меня сверлит все время вопрос, - загрохотал он своим голосом, - кто ломился в сейф и зачем? Док, связано ли это со смертью твоего отца? - Возможно, да, - отвечал Док, - ведь содержимое сейфа исчезло. Я не знаю, хранил ли отец в нем ценности, но предполагаю, что-то такое там было. Док достал из внутреннего кармана пиджака свернутую бумагу с обгоревшими краями и продолжал рассказывать. - Сделав эту находку в углу сейфа, я еще больше утвердился в правильности моих подозрений. Взрыв, открывший сейф, очевидно, уничтожил низ листка, и грабитель не обратил внимания на обгоревший клочок. Вот он, прочитайте. Сэвидж протянул бумагу ребятам. Листок был исписан красивым, почти каллиграфическим почерком отца Дока. Все пятеро сразу же узнали руку Сэвиджа старшего. Он писал: "Дорогой Кларк! Мне надо много тебе сказать. С тех пор, как ты появился на свет, не было ни разу такого случая, когда я бы так страстно хотел видеть тебя рядом, как сейчас. Ты мне очень нужен, сын, потому что случилось много такого, что указывает на мою скорую кончину. Ты обнаружишь, что я мало что оставил тебе в смысле материальных ценностей. Но я счастлив от сознания того, что буду продолжать жить в тебе. С самого твоего младенчества я воспитывал тебя, не жалея ни времени, ни расходов. Ты стал таким, каким я хотел тебя видеть, и, надеюсь, таким и будешь. Все, что я сделал для твоего воспитания и образования, имело такую цель: ты должен употребить все свои способности и знания, чтобы продолжить работу, начатую мною с большой надеждой, но которую мне в последние годы стало все труднее выполнять. Может быть, я не увижу тебя перед тем, как это письмо попадет к тебе в руки, поэтому хочу заверить тебя в том, что я не ощущал недостатка в твоей сыновней любви. Твое долгое отсутствие было для меня тайной наградой, так как именно вдали от дома, я знаю, ты стал уверенным в себе и разносторонне талантливым. Все мои надежды насчет тебя оправдались. А теперь о наследстве, которое я оставляю тебе. То, что я передаю тебе, на первый взгляд может показаться сомнительным и, более того, приносящим только лишения и несчастья. Оно может стать для тебя даже крахом, если ты попытаешься извлекать личную выгоду. С другой стороны, оно может вдохновить тебя на добрые дела и помощь тем, кто не так удачлив, как ты, и таким образом в моем наследстве ты обретешь для себя настоящий дар - дар нести добро и справедливость людям. Вот тебе общие сведения, касающиеся всего этого. Приблизительно двадцать лет назад вместе с Хьюбертом Робертсоном я участвовал в экспедиции в Идальго в Центральной Америке с целью исследовать доисторическое..." Здесь послание обрывалось. Остальное истребил огонь. - Первое, что надо сделать,- это связаться с Хьюбертом Робертсоном! - быстро сообразил Хэм. Стройный, подвижный Хэм бросился к телефону и поднял трубку. - Я знаю телефон. Робертсона можно найти в Музее естественной истории. - Ты не найдешь его! - сказал сухо Док. - Почему нет? Док слез со стола и теперь стоял рядом с гигантским Ренни. Глядя на них, можно было воочию убедиться, каким мощным был Док. Бок о бок с Ренни Док выглядел намного мощнее Ренни, как, например, динамит сильнее пороха. - Хьюберт Робертсон мертв, - объяснил Док. - Он умер по той же причине, что и мой отец - от таинственной болезни, начавшейся с появления красных пятен. Кроме того, он умер приблизительно в одно и то же время с отцом. Ренни еще крепче сжал свои и без того тонкие губы. Его длинное лицо омрачилось. Казалось, все несчастья мира трогали его сердце. Очень странно, но мрачный вид Ренни означал, что он проявлял все больший интерес к этой истории. Чем труднее были обстоятельства, тем успешнее действовал Ренни и тем больше мрачнел. - У нас, таким образом, нет шансов узнать что-нибудь о наследстве, которое оставил тебе отец! - с понимающим видом сказал Ренни. - Совсем не так, - возразил Док, - подождите минутку! Он вышел в дверь, ведущую в комнату, забитую бесчисленными томами огромной технической библиотеки своего отца, прошел еще одну дверь и оказался в лаборатории, заставленной стеллажами с оборудованием. Здесь были электрические катушки, вакуумные лампы, лучевые трубки, микроскопы, реторты, электрические печи и еще много всего, что бывает в такой лаборатории. Из шкафа Док достал металлический ящик, очень похожий на старинный волшебный фонарь. Стекла его были необычные - очень темного фиолетового цвета, почти черного. С помощью шнура фонарь включался в электросеть. Док принес фонарь в комнату, где ждали пятеро друзей, поставил его на высокое место, нацелив объектив на окно, и подключил шнур к электрической розетке. Прежде чем привести аппарат в действие, Док поднял металлический колпак и кивнул электрическому всезнайке - Длинному Тому: - Знаешь, что это? - Конечно, - громко сказал почти в самое ухо Доку очень худой и бледный Длинный Том, - это лампа для производства ультрафиолетовых лучей, или, как обычно говорят, черного света. Такие лучи невидимы для человеческого глаза, потому что они короче обычных. Но многие вещества, помещенные в черный свет, начинают светиться, или флуоресцировать, подобно тому, как светится циферблат часов. Примерами таких веществ могут служить обыкновенный вазелин, хинин... - Достаточно, - прервал Длинного Тома Док и, обращаясь ко всем, продолжал. - Взгляните на окно, куда я направил лампу. Замечаете что-нибудь необыкновенное? Джонни, исхудавший археолог и геолог, двинулся к окну, на ходу снимая
в начало наверх
очки. Подойдя к окну, он начал исследовать его, приложив левое утолщенное стекло своих очков к правому глазу. Левая сторона очков Джонни в действительности представляла собой чрезвычайно мощную лупу. В своей работе он часто пользовался увеличительным стеклом, поэтому и носил лупу на левом глазе, который фактически ослеп после ранения, полученного во время мировой войны. - Я ничего не вижу! - заявил Джонни. - Ничего необыкновенного в этом окне нет! - Ты ошибаешься, - сказал Док спокойным, удивительно красивым голосом. - Ты не мог рассмотреть написанное на окне, если даже оно есть. Мой отец использовал для секретных посланий вещество абсолютно невидимое. Но оно начинает светиться под ультрафиолетовым лучом. - Ты имеешь в виду... - громыхнул волосатый Манк. - Что мой отец и я часто оставляли друг другу записки, написанные на окне, - объяснил Док. - Смотрите! Крепкий, энергичный, ловкий в движениях, Док пересек комнату и выключил свет, затем вернулся к фонарю с черным светом и умело щелкнул выключателем - тотчас же лампа начала излучаться. На затемненном оконном стекле мгновенно появились написанные слова. Они светились ослепительно ярким светом цвета электрик, и внезапное их появление казалось сверхъестественным чудом. Через какую-то долю секунды раздался оглушительный звон! Окно разбилось вдребезги, уничтожив сверкавшее голубое послание до того, как друзья могли прочитать его. Пуля, разгромившая окно, пробила дверь сейфа из кованой стали и врезалась в заднюю стенку. В комнате воцарилась тишина. Одна секунда, две! Никто не двигался. Вдруг послышался новый звук - низкий, густой, вибрирующий, похожий на пение какой-то диковинной птицы из джунглей, а может быть, на шорох густого леса от пробегающего по нему ветра. Звуки были мелодичные, хотя без мотива, и, несмотря на то, что они были непонятны, страха не вызывали. Еще одной отличительной особенностью удивительных звуков было то, что, казалось, они идут отовсюду, а не из одного определенного места. Казалось, издает их какое-то сверхъестественное существо, заполнившее всю комнату. Как только началось волшебное звучание, все парни стали сразу как-то спокойнее, успокоилось их дыхание, активнее заработала голова. Таинственная песня исходила от Дока Сэвиджа - это происходило с ним бессознательно при самых экстремальных обстоятельствах, когда нужно было сильно сосредоточиться. Для друзей напев Дока был и зовом к борьбе, и песней победы. Необычные звуки означали также, что Док располагал планом действий и знал, куда направить главный удар. Всегда приходит Док со своей магической силой на помощь друзьям, когда им очень туго и кажется, что все потеряно. Голос Дока увеличивает силы парней и указывает правильное направление. Никогда не оставляет Док того из ребят, кто попал в беду и, отчаявшись, потерял надежду на спасение. В критический момент до страждущего каким-то образом доходят от Дока волны успокоения - и появляется надежда на помощь, а потом и сама помощь. Это особенное пение было знаком Дока, а также символом спасения и победы. - Кто-нибудь ранен? - спросил Джонни, поправляя очки на своем костлявом носу. - Никто, - сказал Док. - Ложитесь, ребята, быстро ложитесь. Судя по звуку, пуля выпущена не из обыкновенного ружья. В тот же миг вторая пуля разорвалась в комнате. Она не влетела через окно, а проникла в ничтожный по величине просвет между кирпичами в стене! На толстый ковер на полу обрушилась штукатурка. 3. ВРАГ Док Сэвидж вошел в соседнюю комнату последним. Задержался он всего секунд на десять - они двигались с завидной скоростью, эти пятеро. Док пронесся через огромную библиотеку, ориентируясь в полной темноте с таким же совершенством и мастерством, как дикий зверь, обитающий в джунглях. В считанные секунды Док выхватил из ящика письменного стола мощный бинокль, а из углового шкафа сверхсильное охотничье ружье и устроился у окна. Он наблюдал и ждал. Выстрелов после тех двух больше не было. Прошло четыре минуты, пять. Док напряженно всматривался в ночь с помощью бинокля. Он разглядывал каждое окно ряд за рядом, а их были сотни. Сэвидж тщательно исследовал паучий каркас обзорной башни на небоскребе в лесах. Темень плотно окутывала лабиринт из стали, поэтому невозможно было заметить скрывавшегося там злодея. - Он исчез, - пришел к заключению Док. Никто не отозвался на эти слова. Из комнаты, куда стреляли, донесся шум от качающейся оконной шторы. Все пятеро насторожились, но, услышав голос Дока, зовущего их, успокоились. Док бесшумно подошел к окну и задернул штору. Когда друзья вошли, в комнате уже горел свет, а Док стоял около сейфа. Оконные стекла вырвало из рамы полностью. Сверкающие осколки покрыли разноцветный ковер. Послание, которое высветилось на окне с помощью черного света, казалось, потеряно навсегда. - Кто-то снаружи взял меня на мушку, - в красивом голосе Дока не было ни малейшей тревоги. - Они не смогли попасть в меня через окно. Когда мы выключили свет, чтобы прочитать послание, они подумали, что мы уходим, и выстрелили два раза на удачу. - В следующий раз, Док, надо вставить в окна пуленепробиваемые стекла! - предложил Ренни полушутя, полусерьезно. - Действительно, - сказал Док. - В следующий раз! Ведь самый удобный для стрельбы этаж - восемьдесят шестой. Хэм прервал это состязание в остроумии. Одним легким, изящным прыжком он очутился у стены и почти протиснул свою тонкую руку в отверстие, пробитое пулей. - Никакие пуленепробиваемые окна не помогут, перед ними тоже нельзя находиться! - сухо отрезал он. Док изучал дыру в сейфе, особое внимание обращая на угол среза, под которым влетела сверхсильная пуля. Он открыл сейф. Большая пуля почти целиком врезалась в заднюю стенку сейфа. Ренни просунул в сейф свою огромную руку и схватил пулю. Пытаясь ее вырвать, он сильно напряг все свои мускулы, но кулак, который мог запросто расколоть толстенную доску, был бессилен перед врезавшимся куском металла. - Вот это да! - фыркнул Ренни. - Здесь надо поработать дрелью и зубилом. Ничего не говоря, как бы с целью удостовериться, так ли крепко засела пуля, как говорит Ренни, Док протянул руку в сейф. От сильного напряжения мускулов руки вдруг треснул рукав пиджака, Док с досадой глянул на порванный рукав и вытащил руку. Пуля лежала в его ладони. Суровое лицо Ренни выражало крайнее изумление. Док взвешивал пулю в руке, прикрыв свои золотые глаза. Приучив себя постоянно тренировать мозг, Док в очередной раз дал себе задание и прекрасно с ним справился - определил вес пули с точностью до нескольких гранов, как будто взвешивал не в руке, а на точных химических весах. - Она весит семьсот пятьдесят гранов, - сказал Док. - Выпущена из винтовки с высокой начальной скоростью, 577-го калибра, возможно, двуствольной. - Каким образом ты это все определяешь? - непонимающе спросил, можно сказать, самый сообразительный Хэм. - Было только два выстрела, - начал объяснять Док, - к тому же патроны такого огромного размера имеют только двуствольные громадные винтовки. - Давайте что-нибудь делать! - прогудел Манк. - Убийца может скрыться, пока мы здесь пережевываем одно и то же! - По-моему, он уже скрылся, по крайней мере я не обнаружил ни одного его следа даже с помощью бинокля, - отвечал Док, - но, без сомнения, мы будем действовать! Буквально четырьмя краткими предложениями, по одному каждому, Док отдал распоряжения Ренни, Длинному Тому, Джонни и Манку, не объясняя детально, что им нужно делать. В этом не было необходимости. Он просто подкинул им идею - и они приступили к работе. Они были чертовски умны, друзья Дока. Инженер Ренни достал из письменного стола логарифмическую линейку, пару циркулей, бумагу, моток шпагата. Затем он начал изучать отверстие в сейфе, пробитое пулей, с целью определить траекторию полета, учитывая даже незначительное отклонение, которое могло произойти при столкновении пули с окном. Через полминуты Ренни при помощи шпагата выстроил линию полета и теперь наклонился над ней. - Быстрее пускай, Длинный Том, - закричал Ренни с нетерпением. - Только не нервничай, - недовольно сказал Длинный Том. Он выполнял свою часть работы так же быстро, как и инженер Ренни. Длинный Том быстро сбегал в библиотеку и лабораторию и притащил кучу разных проводов, электроламп, розеток. Взяв еще карманное зеркальце - ни у кого иного, как у Манка, - Длинный Том соорудил прибор, проектирующий узкий, чрезвычайно мощный луч света. Добавив линзу от электрического фонаря и лупу из очков Джонни, он закончил свое замечательное произведение. Затем он навел свой световой луч на шпагат Ренни так, чтобы пустить свет по линии натянутого шпагата в мрачную груду небоскребов и высветить то место, откуда стреляли. В это же время Джонни восстанавливал разбитое вдребезги оконное стекло, используя свои опытные, терпеливые пальцы и зоркие глаза, натренированные за многие годы работы над составлением из кусочков античных глиняных изделий или над восстановлением доисторических исполинов из разрозненных костей. Обыкновенному человеку понадобилось бы много часов, чтобы сложить мелкие осколки, когда-то составлявшие окно, а Джонни управился за считанные минуты. Джонни направил черный свет лампы на собранное стекло. И вновь появилось светящееся голубое послание. Целое и невредимое! Из лаборатории вышел переваливаясь Манк. В больших, покрытых густыми волосами руках, свисавших ниже колен, он нес несколько плотно закупоренных бутылок с содержимым какого-то отвратительного цвета. Манк держал в своей памяти тысячи химических формул и ему не составило труда приготовить вещество для борьбы с противником, когда они загонят его в угол. Это был газ, способный мгновенно парализовать человека, но действие газа было временным и несмертельным. Все собрались вокруг стола, на котором Джонни сложил стекла. Все, кроме Ренни, все еще делавшего свои расчеты. Как только Док осветил черным фонарем сложенные осколки, они прочитали написанное когда-то на окне послание: "Важные документы - за красным кирпичом." Не успели друзья вдуматься в смысл надписи, как услышали громкий крик Ренни: - Это из обзорной башни, на том недостроенном небоскребе. Стреляли оттуда, и меткий стрелок должен быть еще где-то там наверху! - Едем! - скомандовал Док, и все, выбежав в огромный, ярко освещенный коридор, ринулись к лифту. Никто из парней не придал особого значения тому, что Док отстал от них на несколько секунд, если они вообще заметили это. Док никогда не упускал из виду мелочи - мелочи, которые часто имели поразительные последствия в дальнейшем. Компания ввалилась в открытый лифт так неожиданно и шумно, что перепугала дремавшего лифтера. Вряд ли он смог уснуть потом на своем посту до конца ночи! Жалобно подвывая, кабина опустилась вниз. Док и его пятеро друзей все вместе производили потрясающее впечатление. Они совсем сбили с толку лифтера, и, если бы не Док - он все время держал свою бронзовую, с длинными пальцами руку на кнопке кабины, - лифт угодил бы вместо первого этажа в подвал. Все быстро пробежали вестибюль и выскочили на улицу. У обочины дороги стояло такси в ожидании пассажиров, водитель мирно дремал за рулем. В машину уселись четверо, а Док и Ренни устроились на подножке. - На Барни Оулдфилд! - Док указал шоферу, куда ехать. Автомобиль сорвался с места как ужаленный. Дождь заливал сильное бронзовое лицо и прямые, густые темно-бронзовые волосы Дока, но и кожа, и волосы этого человека были водонепроницаемы. Под проливным дождем Док оставался сухим. Улицы почти пустовали. Возможно, более людно было около театра. Взвизгнув тормозами, такси остановилось у тротуара. Док и Ренни в тот же миг кинулись ко входу в новый небоскреб. Четверо пассажиров вылетели из машины, у Хэма, как обычно, в руках была плоская черная трость. - А кто мне заплатит? - взвыл шофер. - Жди нас здесь! - обернулся к нему Док. В уже отстроенном вестибюле Док сразу же начал звать ночного сторожа,
в начало наверх
но никто не откликался, хотя сторож обязательно должен был находиться в здании. Подошли все остальные, и они вошли в лифт, направив его на самый верхний этаж. Сторожа не было! Поднялись до лестничной клетки, где торчали только голые металлические прогоны, и здесь нашли сторожа. Им оказался ирландец - крупный человек с толстыми красными щеками, напоминающими яркие рождественские яблоки. Во рту у него торчал кляп, а сам он был связан. Сторож очень обрадовался, когда Док освободил его, и весьма удивился тому, как Док, не трогая узлов, просто и легко разорвал крепкие веревки голыми руками, как будто тонкие шнурки. - У человека не может быть такой силы... - бормотал ирландец на ломаном английском. - Кто тебя связал? - настойчиво спрашивал Док. - Как он выглядел? - Клянусь, я не знаю, - заявил сын Ирландии. - Я его не видел и не слышал, заметил только одно - кончики пальцев этого человека красные. Как будто он окунул руки в кровь! Шесть мужчин ловко пробирались вверх по лабиринту из металла. Они оставили ирландца одного, потирающего натертые веревками места на теле и все время повторяющего самому себе о человеке, который порвал веревки одними пальцами, и о другом, у которого пальцы были красными. - Мы достигли, кажется, нужной высоты! - сказал исхудалый Джонни, следовавший прямо за Доком. - Он стрелял приблизительно отсюда. Джонни учащенно дышал. Худой, невзрачный человек, Джонни тем не менее превосходил всех друзей, кроме Дока, в выносливости. Все знали, что он мог продержаться три дня и три ночи с одним ломтиком хлеба и флягой воды. Док повернул направо. Из внутреннего кармана он вытащил электрический фонарик. В отличие от обыкновенных фонариков, этот работал не от батарейки. В ручку фонаря был вмонтирован крошечный, но очень мощный генератор, приводимый в действие сильной пружиной и часовым механизмом. От легкого поворота ручки генератор тут же срабатывал и давал луч света на несколько минут. В специальном отделении хранились запасные лампочки. Док включил фонарик и направил вперед поток света, выхвативший из темноты обшитую толстыми досками строительную люльку. - Выстрел был сделан оттуда! - определил Док. К строительной платформе вела стальная перекладина шириной в несколько дюймов, скользкая от дождя. Док пополз по перекладине - самому короткому пути к платформе - и двигался очень уверенно. Он был похож на бронзового паука, ползущего по паутинной нитке. Пятеро его друзей, прекрасно понимая, что Док играет со смертью, решили осторожно обойти вокруг. Док уже нашел два пустых патрона в люльке и тщательно их рассматривал, когда его друзья добрались к нему. - Пушка! - увидев огромные патроны, рявкнул Манк. - Ничего подобного, - сказал Док. - Это патроны от гигантской винтовки, которой пользовался снайпер. - Почему ты так уверен, Док? - спросил большой, рассудительный Ренни. Док показал на верхнюю доску платформы. На доске еле виднелись два крошечных следа, один возле другого. Теперь, рассмотрев отметины, все убедились в том, что оставило их дуло двуствольного гигантского ружья, положенного на момент выстрела на доску. - Он - человек маленького роста, - продолжал Док, - даже ниже, чем Длинный Том. Но намного шире. Такую характеристику на злодея принял с сомнением даже сообразительный Хэм. Осознавая опасность пребывания на такой страшной высоте и возможность неизбежной гибели в случае, если кто-нибудь оступится, Док развернул всю группу в сторону более безопасного пути отступления. Док обратил внимание товарищей на перекладину, одна сторона которой была сухой, так как от дождя ее прикрывала другая перекладина сверху. Но на сухом участке перекладины остался мокрый отпечаток. Док объяснял дальше: - Стрелок задел это место плечом, когда проходил мимо. Так можно определить его рост. А еще это мокрое пятно указывает на то, что у него широкие плечи, так как только широкоплечий человек мог коснуться перекладины. Теперь... Док вдруг замолчал. Он оперся о перекладину, несгибаемый, сильный, как будто он действительно был сделан из крепкой бронзы. Его сверкающие золотые глаза в темноте казались люминесцентными. - Что такое, Док? - спросил Ренни. - Кто-то чиркнул спичкой - там, в комнате, где мы были, когда в нас стреляли! - сказал Док настороженно и тут же закричал: - Вот! Он зажег другую! Док быстро выхватил из кармана бинокль и нацелил его на окно. Но много рассмотреть не удалось - спичка почти потухла. На один только миг ярко осветились кончики пальцев вора. - Его пальцы - они на концах красные! - воскликнул Док, увидев это. 4. ПРИВЕТ КРАСНОЙ СМЕРТИ Док выждал несколько секунд, после чего тихо проговорил: - Идем! Ребята, скорее туда! Парни начали спускаться с платформы со скоростью, на какую только можно было отважиться в жуткой путанице металла, в полной темноте. Но, как бы там ни было, несколько минут им понадобилось, чтобы добраться до лифта. - Где Док? - спохватился Манк, когда они немного спустились. Дока с ними не было, только теперь они это заметили. - Он там сзади! - моментально откликнулся быстрый Хэм и вдруг набросился на Манка: - Слушай, Манк, ты хочешь, чтобы я сбросил тебя отсюда? Манк случайно толкнул Хэма локтем, что и вызвало нарочно преувеличенное недовольство Хэма. Док, однако, не остался позади. С невероятной, нечеловеческой ловкостью и проворством, как обитающая в джунглях обезьяна, он быстро преодолел такой чрезвычайно опасный путь в лабиринте арматуры и добрался до запасного лифта, служившего рабочим для поднятия стройматериалов. Но клеть подъемного устройства оказалась внизу, на земле, до нее были сотни футов и не было ни одной души, которая могла бы подать ее наверх. Надеяться надо было только на себя, Док знал это. Закрепившись на краю шахты лифта с помощью одних только сильных колен, Док сорвал с себя пиджак и обернул им руки. Крепкий металлический трос, поднимавший кабину лифта, висел на некотором расстоянии от Дока, и в темноте был еле различим. Точно рассчитанный, ловкий скачок - и бронзовый человек схватил руками канат. Не напрасно Док решил использовать пиджак, тем самым он защитил свои ладони от грубого железного каната, который мог при трении с голыми руками высечь огонь. Очутившись на тросе, Док начал ползти вниз. Ветер свистел в его ушах, трепал его брюки и рубашку. Как и предполагал Док, руки начали дымиться, оставляя на железе искорки. Преодолев полпути, Док остановился и ухитрился закрыть оголившиеся места на ладонях, передвинув мощными руками спасительный пиджак. Завершив свое опасное путешествие, Док оказался на улице уже в тот момент, когда стройный, изящный Хэм грозил громадному Манку сбросить его вниз, если тот снова толкнет его. Такой рискованный спуск был сделан Доком для того, чтобы застать на месте грабителя, зажигавшего спички. Док нырнул в такси, которое он оставил ждать при входе, и прокричал распоряжение водителю. Обладая магической силой, голос Дока мгновенно добивался безоговорочного повиновения от другого человека. Со страшно грохочущим двигателем и визжащими от большой скорости шинами такси промчалось по улицам и одолело расстояние в несколько кварталов в долю минуты. Бронзовый человек-молния, Док выскочил из машины и тут же был в вестибюле своего небоскреба. Он подошел к лифтеру и спросил: - Как выглядел человек, которого ты доставил на восемьдесят шестой этаж несколько минут назад? - Ни одна душа не входила в здание с тех пор, как вы ушли, - уверенно сказал лифтер. Естественно, Док предположил, что злодей проник в его владения сверху, хотя это казалось невозможным. Док скороговоркой сказал лифтеру: - Будь тут и жди! Мои пятеро друзей появятся через минуту. Обрати внимание моих парней на любого, кто будет выходить из дома. Я еду на лифте наверх! Последнее слово Док произносил уже стоя в кабине и перед тем, как нажать на кнопку, успел бросить взгляд на пару городских кварталов впереди. Остановил лифт Док на один этаж раньше восемьдесят шестого, вышел из кабины и по лестнице начал тихо подкрадываться к комнатам своего отца, принадлежавшие теперь ему. Входная дверь была приоткрыта. Внутри было темно, но это не значило, что там никого нет. Док на всякий случай погасил свет в коридоре, он не боялся неожиданной встречи в темноте. Сэвидж тренировал свой слух целой системой научных звуковых упражнений, составлявших часть той интенсивной физической и умственной муштровки, которой Док отдавал ежедневно по два часа. В результате упорнейшей работы Док стал обладать таким могучим и удивительным слухом, что различал звуки, совершенно неслышимые обыкновенным человеческим ухом. Поэтому ему не страшна была стычка в темноте. Док быстро обошел все три комнаты, останавливаясь в каждой из них и прислушиваясь. Так он убедился, что преследуемый им злодей исчез. Послышался шум и гам в коридоре. Это появилась компания друзей. Док зажег свет и встречал входивших парней. Манка не было. - Манк остался внизу на страже, - объяснил Ренни. Док кивнул, его золотистые глаза метнули взгляд на стол. На столе, где раньше ничего не было, торчал кроваво-красный конверт! Быстро сорвавшись с места, Док схватил какую-то книгу, открыл ее и, пользуясь ею как пинцетом, подхватил чужое огненное послание. Он понес конверт в лабораторию и окунул его в ванночку с крепким дезинфицирующим раствором, убивающим любые микробы. - Я знаю убийц, которые подбрасывают своим жертвам конверты с микробами, вызывающими опасные болезни. К тому же до сих пор непонятна причина смерти моего отца, - говорил Док строго и серьезно. Осторожно открыв темно-красный конверт, Док достал из него письмо. Слова послания были написаны на красной бумаге отвратительными черными чернилами: "Сэвидж, прекрати свои поиски, не то Красная смерть придет снова." Подписи не было. Вся группа молча вернулась в комнату, где они обнаружили ярко-красный привет. Первым подал голос Длинный Том, сделавший еще одно открытие. Своей худой рукой он показал на ящик с ультрафиолетовой лампой. - Аппарат переместился на другое место! - заявил он. Док утвердительно кивнул головой. Он заметил это еще раньше, но умышленно молчал. У него было правило - никогда не разочаровывать никого из товарищей, если тот думал, что первым заметил что-то важное или первым подбросил нужную идею, хотя все открытия и идеи были в голове у Дока намного раньше. Скромность Дока внушала любовь и привязанность всем, кто был связан с ним. - Бродяга, который побывал здесь и оставил нам красную записку, пользовался прибором с черным светом, - поддержал Длинного Тома Док. - Нетрудно догадаться, что он изучил окно, восстановленное Джонни. - Значит он прочитал секретное сообщение на стекле! - закричал Ренни. - Вполне возможно. - Смог ли он понять, что к чему? - Думаю, да, - сказал сухо Док и отошел в сторону, как бы показывая, что он не готов сейчас ничего больше добавить к своему краткому утверждению, хотя заметил, что все очень удивлены. Док взял у Джонни лупу, левую половину его очков, и принялся изучать отпечатки пальцев на двери. - Мы найдем его, кто бы это ни был! - решительно сказал Хэм. И как-то криво усмехнувшись, добавил: - Как только он увидит угрожающую рожу Манка, он потеряет надежду скрыться. В этот самый момент открылись двери лифта, и из него вперевалку вышел Манк, сильно смахивающий на громадную человекообразную обезьяну. - Что вы хотите? - спросил он всех. Парни уставились на него в недоумении. Сердито искривив свой громадный рот, Манк спросил: - Кто-нибудь из вас звонил мне вниз, чтобы я срочно поднялся сюда? Док медленно покачал своей бронзовой головой: "Нет". И тут Манк выдал такую тираду, что даже животному, которого он напоминал, стало бы очень стыдно. Он топал ногами, размахивал громадными, покрытыми рубцами руками, которые были заметно длиннее его ног.
в начало наверх
- Кто-то ловко сыграл со мной шутку! - ревел Манк. - Кто бы это ни был, я сверну ему шею! Я выдерну ему уши! Я дам... - Ты окажешься в клетке зоопарка, если не научишься человеческим манерам! - язвительно сказал ему Хэм. Манк сразу же прекратил обезьяньи скачки и гримасы и перестал ругаться. Он вдруг начал внимательно рассматривать Хэма, начиная с его потрясающих преждевременно поседевших волос, затем перенес свой взгляд на холеное лицо Хэма, потом увидел его прекрасный деловой костюм и маленькие ботинки. И вдруг Манк захохотал. Смеялся он громко и от души. Услышав бурный смех, Хэм выпрямился, лицо его стало красным от замешательства. Манк знал - чтобы рассердить Хэма, достаточно посмеяться над ним. Началось это давно, во время войны, когда Хэм был бригадным генералом Теодором Марли Бруксом. Бригадный генерал имел такую неосторожность - обучил Манка некоторым французским словам, исказив их перевод. Манк запомнил их и с удовольствием употреблял в речи, не догадываясь, что он несет. Он попал даже на гауптвахту за то, что простодушно назвал французского генерала шляпой. Но на этом история не закончилась. Через несколько дней бригадный генерал Теодор Марли Брукс вдруг был вызван в военный суд, где его обвинили в краже шляп. И признали виновным! Кто-то искусно представил доказательства, которых на самом деле, конечно, не существовало. Так Хэм - или "шляпа" - получил свое прозвище и носил его до сих пор. И до сего дня он не мог доказать, что все подстроил страхолюдный Манк. Душа Хэма-юриста очень терзалась и мучилась от этого. Док Сэвидж незаметно подошел к ультрафиолетовому аппарату и включил его. Он сфокусировал линзу на собранное из кусочков окно и подозвал товарищей: - Взгляните! Текст на стекле изменился! К первоначальному посланию добавились ровно восемь слов и точно так же светились мистическим голубым цветом. Сообщение теперь читалось так: "Важные документы - за красным кирпичом в доме на углу улиц Маунтайнейр и Фармвел." - Ах ты! - взорвался громадный Ренни. - Как... Подняв руку и кивнув на дверь, Док утихомирил Ренни и повлек всех за собой в коридор. Когда они спустились на лифте вниз, Док объяснил: - Кто-то заманил тебя наверх для того, чтобы скрыться, Манк. - Разве я знал? - пробурчал Манк. - Но вот что я вообще не могу понять: кто добавил слова к письму на стекле? Док раскрыл загадку: - Это я сделал. Я чувствовал, что стрелявший наблюдал за нами, когда мы возились с ультрафиолетовой лампой, и что он понял ее назначение. Я был уверен, что он попытается прочитать послание. Поэтому я изменил текст, тем самым заманив его в ловушку. Манк с нетерпением хрустнул своими неправдоподобно громадными костяшками на пальцах: - Ловушка - это замечательно! Будьте уверены, я угроблю того умника! Такси все еще ожидало их на улице. Шофер начал возмущаться: - Скажите, когда вы мне заплатите? Вы должны заплатить мне за все то время, когда я ждал... Док протянул водителю такую банкноту, что тот не только замолчал, но чуть ли не запрыгал от радости. Такси направилось к северу на Пятую авеню. Стеклоочистители ветровых стекол работали как бешеные, очищая окна от дождя. Док и Ренни, ехавшие опять на подножке снаружи, попали в настоящий поток воды. Ренни прятал свое лицо от бьющего дождя, и Док теперь тоже намок - все-таки он не был из бронзы. - Дом из красного кирпича на углу улиц Маунтайнейр и Фармвел пустует, - снова произнес Док. - Вот почему я добавил именно этот адрес к записке. А в машине Манк выходил из себя, грозя расправиться с тем, кто выманил его наверх. Позади машины вдруг появился полицейский мотоцикл, включил сирену и быстро приблизился к такси. Но как только полисмен увидел на подножке автомобиля поразительную фигуру бронзового Дока, он почтительно помахал ему рукой и промчался мимо. Док даже не узнал этого человека. Скорее всего полисмен знал и уважал старшего Сэвиджа. Машина, поворачивая то влево, то вправо, выехала на немноголюдную улицу, которая была похожа на темный, жуткий тоннель, составленный кварталами неосвещенных домов с обеих сторон. - Вот здесь, - сказал, наконец, Док водителю. Место, где они остановились, было глухое и пустынное. Узкие улицы, еще более узкие тротуары, асфальт весь растрескался и превратился в сплошные выбоины, а в некоторых местах асфальта вообще не было. На каждом шагу подстерегали ямы, наполненные водой, куда можно было провалиться по колено. - Все взяли с собой газовые бомбы Манка? - проверил на всякий случай Док. Все было в порядке. На одном дыхании Док выдал краткие команды всей компании: - Манк - впереди, Длинный Том и Джонни - справа, Ренни - слева. Я сзади. Хэм, ты будешь стоять в стороне в качестве резерва, если вдруг надо будет что-то быстро сообразить или сделать. Через полминуты все были на местах. Угловой двухэтажный дом из красного кирпича выглядел очень ветхим. Видно было, что он уже очень долго пустовал. Балкон еле держался на одной подпорке, остальные почти развалились и могли упасть в любой момент. Кровля на крыше еще кое-как держалась при помощи нескольких скоб. Окна были крепко заколочены досками. А кирпичи, из которых был сложен дом, постепенно разрушались и рассыпались. Уличный фонарь на углу, хотя и горел, но светил так тускло, как будто его и совсем не было. Доку пришлось прокладывать себе путь через густой кустарник, протиснуться сквозь ветви которого могло только очень гибкое, сильное, тренированное тело. Док видел, что через густую листву совершенно бесшумно, как зверь из семейства кошачьих в джунглях, уже проскользнул кто-то, и последовал его примеру. Он сделал это без единого звука. И тут же Док обнаружил свою добычу. Позади дома очень мелкими шагами шел человек, зажигая спички одну за другой. Он был маленького роста, но с прекрасной фигурой, желтолицый, а кажущаяся полнота означала, по всей видимости, наличие крепкой, хорошо натренированной мускулатуры. Нос у него был кривой, с небольшой горбинкой, губы полные, подбородок не очень большой. Человек неизвестной расы! И самое достопримечательное - кончики его пальцев были окрашены в ярко-красный цвет. Док не обнаруживал себя, он решил понаблюдать. Приземистый человек с золотистой кожей казался очень озадаченным. Ему было от чего расстроиться - он искал то, чего здесь не было. Он возмущенно бормотал на каком-то странном кудахчущем языке. Когда Док услышал необычные слова, он еще больше затаился. Сэвидж был потрясен, так как никогда не ожидал встретить человека, говорящего на этом языке, как на своем родном. Это было наречие давно исчезнувшей цивилизации! Похоже было, что коренастый решил прекратить свои поиски. Он зажег еще одну спичку и отбросил спичечный коробок, поняв, что он ему больше не нужен. И вдруг в промокшей от дождя ночи послышался низкий, густой, приятный на слух напев, похожий на пение какой-то экзотической птицы. Песня наплывала откуда-то снизу, и сверху, и со всех сторон, отовсюду и ниоткуда. Неожиданные звуки насторожили желтолицего, но не испугали. Док предупреждал друзей об опасности, ведь этот парень мог быть во дворе не один. Сэвидж продолжал следить. Маленький человек слегка повернулся и, преодолевая темноту, подошел к большой двуствольной винтовке, прислоненной к куче древесных отходов. Винтовка была громадного калибра, с телескопическим прицелом. Как только бродяга нагнулся к ружью, он оказался в руках у Дока! Жертва не успела даже пикнуть, как была охвачена стальными руками Дока, сдавившего злодея так, что тот еле дышал. Быстро подошли остальные. Они больше никого не нашли. - Держи его покрепче! - посоветовал Манк Доку, демонстрируя свои кулаки. Док покачал головой и освободил пленника, который сразу же попытался бежать. Док мгновенно остановил его - с присущей только ему, Сэвиджу, невероятно быстрой реакцией он влепил беглецу такую затрещину, что у того громко стукнули зубы. - Почему ты стрелял в нас? - требовательно спросил Док по-английски. В ответ все услышали какие-то кудахчущие гортанные слова, произносимые не без эмоции. Док бросил взгляд на Джонни. Худощавый археолог, обладавший огромными знаниями о древнейших расах, в раздумье почесывал голову. Затем он снял очки с увеличительным стеклом на левой стороне и тут же нервно надел их снова. - Невероятно! - пробормотал Джонни невнятно. - Этот малый говорит, я думаю, на древнем языке майя - племени, строившего великие пирамиды в Чичен-Ица и исчезнувшего впоследствии с лица Земли. Боюсь, я почти не знаю языка майя, как не знает его никто из современников. Подождите минуточку, я попытаюсь вспомнить несколько слов. Но Док никогда не ждал. Он обратился к пришельцу на древнем языке майя! Говорил он медленно, с остановками, с трудом произнося звуки - это надо было признать, - но говорил понятно. Низкорослый человек, еще больше волнуясь, произнес несколько фраз. Док задал ему еще один вопрос - он упрямо молчал. - Он не хочет говорить, - недовольно сказал Док. - Насколько я понял, все делается для того, чтобы убить меня ради спасения его народа от, как он называет, красной смерти! 5. ПРЫГАЮЩИЙ САМОУБИЙЦА Все друзья Дока замолчали, пораженные тем, что сказал Док. - Ты хочешь сказать, - тихо заговорил Джонни, моргая глазами за стеклами своих очков, - ты хочешь сказать, что парень действительно говорит на древнем языке майя? - Да, - кивнул Док. - Фантастика! - ворчал Джонни. - Народ майя вымер сотни лет назад. По крайней мере, самой высокой цивилизации этого племени и в помине уже нет. Может быть, где-то и остались какие-нибудь никчемные потомки. Что же касается истинных представителей народа майя... - здесь Джонни сделал жест, изображающий слова "полное исчезновение". - Никто не знает наверняка, что с ними стало. - Это был замечательный народ, - сказал Док задумчиво. - Их цивилизацию можно сравнить разве что с цивилизацией Древнего Египта. - Спроси у него, почему он красит пальцы в красный цвет, - попросил Манк после разговора о потерянных цивилизациях. Док задал вопрос на языке, похожем на хлопки, на языке майя. Бродяга что-то сердито ответил. - Он говорит, что принадлежит к секте воинов, - переводил Док. - Только представители этой секты придерживаются такой моды - носят красные пальцы. - С ним сойдешь с ума! - бурчал Манк. - Он больше не будет говорить, - сообщил Док. Потом мрачно добавил: - Мы возьмем его с собой в офис, а там посмотрим, изменит ли он свое поведение. Обыскивая пленника, Док нашел у него удивительный нож. Клинок ножа был сделан из обсидиана, темного вулканического стекла, острие ножа было таким же острым, как лезвие бритвы. Рукоять представляла собой бесхитростно намотанный несколько раз на один конец обсидиана кожаный ремень. Док забрал нож и поднял с земли двуствольную винтовку пойманного снайпера. На необыкновенном, изумительном оружии было выгравировано: "Изготовлено фирмой Уэбли и Скотт, Англия". Разгоряченный поимкой бродяги, Манк с нетерпением рвался на улицу, где стояло такси, - ему необходимо было движение. Стараясь перекричать шум дождя, Док через окно такси пытался снова расспрашивать пленника и вытянул из него только одно признание. - Он сказал, что он действительно из племени майя, - перевел Док остальным. - Скажи этому ублюдку, что я выдерну ему уши и заставлю его съесть их, если он не выложит все начистоту! - подсказывал Манк. Доку стало не по себе от описания такой пытки, но он передал майя угрозу Манка слово в слово. Майя вздрогнул и заговорил на своем языке.
в начало наверх
- Он говорит, - объяснял Док, - что в его стране все деревья усыпаны ими, похожими на тебя, только меньшего размера. Он имеет в виду обезьян. Услышав такой ответ, Хэм разразился громким хохотом, а Манк утих. Дождь немного ослабел, когда они остановились перед сияющим светом офисом - небоскребом, взметнувшимся вверх своими ста этажами. Вся группа отправилась на восемьдесят шестой этаж. Пленный майя по-прежнему отказывался говорить. - Как же нам выжать из него правду? - размышлял Длинный Том, запустив худую руку в свои белокурые волосы. Ренни поднял исполинский кулак: - Вот что может выжать из него правду! Я покажу вам, как это делается! Громадного роста, с плечами, похожими на горы, ширококостный, с огромными мускулами на руках, Ренни не в первый раз продемонстрировал свою мощную силу. Он подбежал к двери в библиотеку, поднял свой кулак - и раз! Кулак Ренни пробил насквозь необыкновенно прочную, толстую дверь одним ударом! Казалось, никакие кости и никакие мускулы не могли бы такого выдержать. Но когда Ренни вытащил руку из пробитой дыры и сдул с кулака щепки, все увидели, что кулак цел и невредим. Закончив свое показательное выступление, Ренни вернулся и угрожающе навис над пленником. - Скажи ему на этом кулдыканье, которое он считает языком, Док! Скажи ему, что я поступлю с ним так же, как с дверью, если он не расскажет нам, был ли убит твой отец и кем. И мы хотим знать, почему он пытался застрелить нас. Злодей упорно молчал. Он испугался - однако был полон решимости снести все пытки и истязания, но не заговорить. - Подожди Ренни, - сказал Док, - давайте попробуем что-нибудь более тонкое. - Например? - спросил Ренни. - Гипноз, - ответил Док. - Поскольку этот человек из первобытного племени, он, возможно, легко поддастся гипнотическому воздействию. Общеизвестно, что многие первобытные люди гипнотизируют сами себя до такого состояния, что начинают видеть своих языческих богов и говорить с ними. Расположившись прямо перед желтолицым майя, Док начал проявлять силу своих магических золотых глаз. Казалось, глаза его превратились в сверкающие, переливающиеся искры от раскаленного желтого металла. Док полностью приковал к себе взгляд майя. Сначала гипнотизируемый был спокоен, если не брать во внимание его вытаращенные глаза. Потом слегка закачался на стуле и вдруг с пронзительным криком на своем непонятном языке сорвался с места. Майя оказался недалеко от Ренни. Но гигант с крепкими кулаками так пристально наблюдал за Доком, что сам подвергся гипнотическому воздействию. Ренни пытался сбросить с себя чары, но быстро это сделать ему не удалось. Когда Ренни все-таки настиг майя, схватить его не смог, промахнулся. Короткий крепыш стремглав бросился к окну. Бешеный прыжок - и он мгновенно выбросился головой вперед - к своей смерти! Жуткая тишина воцарилась в комнате. - Он понял, что его заставят говорить, - равнодушно сказал Хэм, изящно прогнувшись через окно и глянув вниз. - Он покончил с собой. - Интересно, что за всем этим стоит! - озадаченно проговорил Длинный Том, внимательно рассматривая свое выглядевшее нездоровым лицо, отражавшееся на полированной поверхности стола. - Давайте подумаем, - предложил Док, - может быть, послание отца, оставленное им на окне, поможет нам. Все дружно отправились в библиотеку. "Важные документы - за красным кирпичом" - так читалось послание, написанное невидимыми чернилами, которые можно было проявить только ультрафиолетовым светом. Всем хотелось знать, где находятся документы, и целы ли они. А еще больше всех интересовало содержание этих "важных документов". Док нес в руках ультрафиолетовую лампу. Все вошли в лабораторию. И вдруг каждый заметил, что пол в лаборатории - из кирпичей, на которых в разных местах были разбросаны резиновые коврики. Манк выглядел самым ошеломленным, у него даже челюсть отвисла. Кирпичи, из которых был сделан пол, - все красные! Док вставил шнур ультрафиолетового аппарата в электророзетку и выключил свет в лаборатории. Он начал медленно продвигать луч черного света по кирпичному полу. И вдруг в полной темноте один кирпич стал люминесцировать волшебным красным цветом. Кирпич прикрывал маленький тайник в полу, и, чтобы отметить это место, старший Сэвидж обработал его веществом, которое начинало светиться под ультрафиолетовыми лучами. Док извлек из найденного тайника связку бумаг, завернутую в клеенчатую материю, напоминавшую кусок плаща. Хэм включил свет. Все сгрудились вокруг, с нетерпением глядя на пакет. Док развернул бумаги. Они выглядели очень официальными документами со множеством витиеватых печатей, напечатаны были документы на испанском языке. Бегло просмотрев бумаги, Док передал их в руки Хэму. Проницательный юрист изучал их с большим интересом. А тем временем Док уже все знал о содержании документов. Он посмотрел на Хэма. - Это концессия правительства Идальго, - объявил Хэм. - Они даруют тебе несколько сотен квадратных миль земли, при условии что ты будешь платить правительству Идальго сто тысяч долларов ежегодно и одну пятую доходов от этой земли. Договор заключается на период в девяносто девять лет. Док утвердительно кивнул: - Обрати внимание вот еще на что, Хэм! Документы составлены на меня. На меня, заметь! А ведь они были оформлены двадцать лет назад. Я был тогда ребенком. - Знаешь, что я думаю? - спросил Хэм. - Держу пари, то же самое, что я! - отвечал Док. - Документы дают право собственности на наследство, оставленное мне отцом, на нечто такое, что он открыл двадцать лет назад. - Но что это за наследство? - хотелось знать Манку. Док пожал плечами: - Не имею ни малейшего понятия, братья. Но наверняка что-то очень стоящее. Отец никогда не впутывался в сомнительные дела. Мне рассказывали, что для отца заключить сделку на миллион долларов было так же просто, как купить сигару. Сделав паузу, Док внимательно вглядывался в каждого из своих друзей по очереди. В глазах его мерцали россыпи золотых огоньков. Казалось, он читал мысли каждого. - Я намерен отправиться на поиски наследства, оставленного мне отцом, - сказал, наконец, Док. - Уверен, мне не надо даже спрашивать - вы, ребята, отправитесь со мной! - А как же! - улыбнулся Ренни. И все остальные поддержали его. Док спрятал документы в замшевый пояс для денег, обвивавший его сильную талию, и направился назад в библиотеку, а потом в следующую комнату. - Можно сказать, что представители племени майя - выходцы из Идальго? - вдруг спросил Ренни, рассматривая свой громадный кулак. Джонни, сверкая своими очками с одним увеличительным стеклом, решил, что только он может ответить на такой вопрос: - Племена майя были разбросаны на большой площади Центральной Америки. Клан ицанцев, на диалекте которого говорил наш бывший пленник, обитал в период расцвета своей цивилизации в Юкатане. Однако республика Идальго - недалеко от тех мест, она расположена среди массивных гор в глубине материка. - Держу пари, этот майя и наследство Дока каким-то образом связаны, - заявил Длинный Том, электрик от Бога. Док стоял лицом к окну. Свет падал ему на спину, поэтому его сильное бронзовое лицо не было четко видно, исключая те моменты, когда Док слегка поворачивался то вправо, то влево при разговоре. Тогда игра света, казалось, подчеркивала необыкновенные свойства его личности. - Задача для нас сейчас состоит в том, чтобы припереть к стенке человека, отдававшего приказы зловещему убийце из племени майя, - медленно произнес Док. - Как, ты думаешь, здесь есть еще другие враги? - спросил Ренни. Док начал детально объяснять, чувствовалось, что он все тщательно продумал: - Майя продемонстрировал совершеннейшее незнание английского языка. А тот, кто оставил нам угрожающую записку, написал ее на английском. К тому же он достаточно образован, потому что понял назначение ультрафиолетового аппарата. Этот человек уже был здесь в здании, когда прогремели выстрелы со строящегося небоскреба, потому что лифтер сказал, что никто не входил в здание нашего офиса в тот отрезок времени, когда мы уехали и вернулись назад. Да, братья, я не считаю, что мы вне опасности. Док подошел к двуствольной винтовке, принадлежавшей майя. Он рассмотрел номер изделия и схватил телефон. - Свяжите меня с фирмой Уэбли и Скотт, изготовляющей огнестрельное оружие, город Бирмингем, Англия, - сказал Док телефонистке. - Да, конечно, - Англия! Где живет принц Уэльский. Своим друзьям Док объяснил: - Может быть, фирма, сделавшая винтовку, сообщит, кому она продала данный экземпляр. - Кто-то будет сильно ругаться там, в Англии, когда его поднимут с постели звонком из далекой Америки, - посмеивался Ренни. - Ты забыл о пятичасовой разнице во времени, - отрезал язвительный Хэм. - Сейчас в Англии раннее утро! Они как раз встают. Док опять повернулся к окну, как будто что-то недодумал. Действительно, когда он стоял здесь несколько минут назад, он смутно почувствовал, что с окном что-то не так. И вдруг он увидел! С одной стороны гранитной плиты, образующей подоконник, слой скрепляющего раствора отличался от такого же места на другой стороне - царапиной. След на цементе был не больше точки, поставленной карандашом, но Док заметил. Он перегнулся через подоконник. Превосходный проводок, протянутый из комнаты через трещину в растворе, спускался вниз - в окно этажом ниже! Док заметался по комнате. Его ловкие, чувствительные и в то же время сильные руки что-то искали. И вот он уже поднес к свету крошечный микрофон, типа микрофона для лацкана, как называют его радиодикторы. - Кто-то подслушивал! - в мощном голосе Дока слышалось волнение. - В комнату внизу! Скорее туда! Быстрее дуновения ветра Док промчался по ступенькам лестницы. Расстояние в шестьдесят футов Док преодолел еще до того, как его товарищи вышли из комнаты наверху. Но и они двигались с большой скоростью. Став так, чтобы выступ стены защитил его от пуль, Док подергал ручку двери. Закрыто! Он слегка надавил на дверь - для другого это "слегка" означало бы испустить дух. Посыпались щепки, замок заскрипел и сломался - дверь была открыта. В комнате раздался выстрел из пистолета. Пуля пролетела очень близко от бронзового лица, так близко, что Док почувствовал холодное движение воздуха. За первым последовал второй выстрел, еще более громкий. Обе пули пробили стену в коридоре и разрушили красиво сделанную декоративную штукатурку. Где-то внутри помещения хлопнула дверь. И тогда Док проскользнул внутрь, совершенно уверенный, что преследуемый им скрылся в соседнем офисе. Все произошло в какие-то считанные секунды - друзья Дока только теперь шумно затолпились в дверях. - Идите назад! - отправил их Док. Он любил драться в одиночку. Тем более, что, по всей видимости, враг был в единственном числе. Док пересек комнату, скомкав на ходу выглядевший новым дешевый ковер, обошел вокруг видавшего виды дубового письменного стола с запачканными, потертыми краями, на котором были небрежно разбросаны окурки, подергал дверь, ведущую в смежную комнату. Дверь была закрыта. Доку ничего не стоило открыть ее одним ударом - для него это была не дверь, а что-то вроде мокрого картона. Отчетливо понимая, что его могла встретить пуля, Док предпринял осторожность - он согнулся пополам почти до самого пола. Он знал, что так сможет и обнаружить врага, и накинуться на него до того, как тот нажмет на курок. Но помещение было пусто! Раз, два, три - Док считал удары своего сердца. И тут же на глаза ему попались все объяснения. Прочная шелковая веревка с прутиками из твердой древесины величиной с ручку, предназначенными для того, чтобы держаться за них руками, уходила в открытое окно. Конец веревки был крепко привязан к радиатору. Веревка, натянутая и все время колеблющаяся, указывала на то, что кто-то по ней спускается. Одним прыжком Док достиг окна и посмотрел вниз. Рассмотреть двигавшегося вниз человека было совершенно невозможно - в кромешной
в начало наверх
темноте он выглядел просто черным комом. Док отпрянул назад, выхватил фонарик. Когда он осветил веревку, человека уже не было! Неизвестный нырнул в какое-то окно. Док положил фонарь в карман и влез на подоконник. Схватив шелковую веревку, он начал спускаться. Благодаря своим крепким мускулам Док преодолевал веревку так быстро, как будто он по ней бежал, а не полз. Первое окно, с которым он поравнялся, было закрыто, офис за ним чернел пустотой. Док продолжал движение вниз. Он не видел, в какое окно скрылась его добыча. Следующее окно тоже было закрыто. Но вот третье! Док смекнул, что именно сюда удрал преследуемый, так как здесь кончалась веревка. Как всегда, Док даже не взглянул вниз - а под ним зияла настоящая пропасть в сотни футов. Стена кирпично-стеклянного небоскреба клинообразно уходила вниз так далеко, что, казалось, суживалась в самом низу до одного ярда. А улица была похожа на кончик огромного острого ножа, воткнутого в землю. Док подтянулся чуть-чуть вверх и вдруг почувствовал, что веревка сильно дернулась. Он посмотрел вверх. Окно было открыто. Человек держал в руках стул и раскачивал им веревку с такой силой, чтобы сбросить Дока с небоскреба. Лицо человека из-за темноты не просматривалось, но, конечно же, это был враг, за которым гнался Док. Как маятник, раскачивался Сэвидж почти на самом конце веревки. Ему надо было сделать попытку схватиться за подоконник. Человек наверху протянул руку к веревке - в руке сверкнул длинный нож. 6. ЗАДАНИЯ ДОКА Это был как раз тот момент в жизни Дока Сэвиджа, когда, как никогда раньше, пригодилось его умение молниеносно оценивать обстановку и так же молниеносно принимать решение. В краткий миг встречи его золотых глаз с блеском ножа, представлявшего смертельную опасность для Дока, в тот самый миг у него созрел план действий. Он просто выпустил из рук шелковую веревку! И это несмотря на жуткую пропасть глубиной свыше восьмидесяти этажей под ним - без единого шанса спастись, зацепившись за какой-нибудь выступ в кирпичной кладке. Здание было построено в современном архитектурном стиле, который не увлекается замысловатыми балконами или резными украшениями. Но Док знал, что делал, хотя для такого нужны были железные нервы, громадная сила и молниеносная реакция - все, чем как раз обладал бронзовый человек. Внезапно ослабевшая веревка под стулом, которым орудовал человек наверху, нарушила его равновесие, и тот, кто хотел убить, сам чуть не выпал головой вперед из окна. Он бросил и стул, и нож и, чудом успев зацепиться, спасся от падения, которое предназначал для Дока. Непостижимо быстрым движением Док схватил конец веревки, вернувшейся назад. Немного передвинувшись по веревке с помощью своих поразительных мускулов рук, он оказался вровень с подоконником - единственным шансом для спасения. Док легко ступил на этот оконный выступ. И как раз вовремя! Злодей наверху пришел в себя и перерезал шелковую линию маленьким перочинным ножом. Веревка скользнула вниз мимо Дока, и, крутясь и изгибаясь самыми причудливыми узорами, падала с высоты восемьдесят шестого этажа на улицу. Окно, на подоконнике которого Док нашел свое спасение, было закрыто. Он разбил оконное стекло, спрыгнул в комнату и пробежал ее. Дверь буквально вывалилась из коробки, когда Док только дотронулся до нее. Он остановился в коридоре, как бы на распутье. И тут его музыкальный слух уловил почти бесшумный спуск лифта. Он понял, что это спасается бегством его добыча! А двумя этажами выше Ренни пронзительно кричал своим громовым голосом: - Док! Что с тобой? Док не обращал на него внимания. Сэвидж бросился к лифту, определил на слух, что кабина находится в движении - как раз проходит мимо него. Пробив дверь лифта одним ударом кулака, он прыгнул в кабину в мгновение ока. Удар костяшек пальцев Дока, пробивший стальную обшивку дверцы лифта, громыхнул так, как будто стукнули тяжелой кувалдой. Если бы был какой-нибудь свидетель, он бы поклялся, что от такого удара не может остаться целой ни одна косточка на руке. Но Сэвидж так натренировал свои руки, что они стали прочными и упругими, как сталь, и способны были выдержать самый сильный удар. Дело все в том, что Док добивался этих потрясающих результатов благодаря ежедневным двухчасовым напряженным упражнениям. Во время тренировок он безжалостно подвергал все тело ужасным испытаниям, чтобы потом устоять против любых ударов, преодолеть любые препятствия. Железная дверь лифта напоминала раздавленную консервную банку. Док быстро сорвал предохранительный механизм, чтобы кабина лифта не могла остановиться, так как ему надо было как можно скорее оказаться на улице с целью догнать беглеца. Во всех лифтах такой механизм препятствует движению кабины при открытой двери, чтобы в шахту не свалился ребенок или невнимательный пассажир. Проехав много этажей вниз, кабина лифта остановилась: разомкнулась электрическая цепь. Док уперся головой и посмотрел вниз шахты - и был огорчен, так как кабина находилась почти на одном уровне с улицей. Прошло минут пять, пока медлительный лифтер приподнял кабину и выпустил Дока на улицу. За это время, естественно, злодей бесследно исчез. Безразличный лифтер не смог даже описать внешность потенциального убийцы, упорхнувшего из здания. А между тем с другой стороны небоскреба поднялся большой шум - сонные прохожие в шоке начинали кричать, наткнувшись на тело майя, выпрыгнувшего из окна. Док Сэвидж рассказал полиции все честно и прямо, подробно объяснив, как погиб майя. И так высока была популярность Дока, и так велико уважение к его покойному отцу, что комиссар нью-йоркской полиции немедленно отдал приказ, чтобы Доку больше не досаждали и, более того, чтобы имя его никак не связывалось с этим самоубийством в газетах. Таким образом, Док был свободен и мог отправляться в центрально-американскую республику Идальго, чтобы расследовать тайну наследства, оставленного ему отцом. Вернувшись в "штаб" на восемьдесят шестом этаже, Док разработал план и дал задания каждому из пяти друзей. Колкому, быстро соображающему Хэму Док отдал некоторые документы из тех, что лежали за кирпичом в лаборатории. - Карьера юриста способствовала тебе в приобретении больших связей в Вашингтоне, Хэм, - сказал Док. - Ты близко знаком со всеми высшими чинами правительства, поэтому позаботься о юридической стороне нашего путешествия в Идальго. Хэм отвернул манжет, чтобы посмотреть на дорогие часы из платины. - Пассажирский самолет улетает из Нью-Йорка в Вашингтон через четыре часа. Я полечу им, - при этом Хэм повертел своей черной, на вид безобидной тростью. - Слишком долго ждать, возьми мой вертолет. Лети один, а мы прилетим к тебе около девяти часов утра, - распорядился Док. Хэм согласился - он был опытным пилотом. - Где твой вертолет? - спросил Хэм. - В аэропорту на северном берегу Лонг-Айленда, - ответил Док. Хэм выскочил, спеша выполнить свою часть общей работы. Оставались Ренни, Длинный Том, Джонни и Манк. Док Сэвидж начал объяснять, что предстоит сделать каждому из них, ухитряясь в то же время передать им часть своего собственного самообладания: - Ренни, подготовь все необходимые инструменты, разыщи карты. Ты наш штурман. Мы, конечно, будем лететь, а не ехать. - Хорошо, Док, - сказал Ренни. Его чрезвычайно мрачный, пасмурный вид красноречиво говорил о том, как сильно он доволен. И Ренни можно было понять. Все приготовления обещали изобилие действий, волнений, приключений, борьбы и испытаний! Эти замечательные парни так страстно любили путешествия и приключения! - Длинный Том, - продолжал Док Сэвидж, - твое дело - электричество. Ты, конечно, знаешь, что нам может пригодиться. - Конечно же! - обычно бледное лицо Длинного Тома сейчас стало красным от волнения. Длинный Том не был таким болезненным, как выглядел. Никто из друзей не смог бы припомнить день, когда его свалила какая-нибудь болезнь. Если не считать периодические приступы - бешеные вспышки раздражения и вспыльчивости, в которые он впадал и которые в какой-то мере можно было назвать болезнью. Иногда проходили многие месяцы без этих приступов, но, когда Длинный Том все-таки взрывался, он как бы наверстывал упущенное. Его нездоровый вид, возможно, был приобретен в мрачной, темной лаборатории, где он проводил свои бесконечные электрические опыты. А еще громадный золотой зуб прямо впереди - он тоже способствовал общему впечатлению болезненности. Длинный Том, как и Хэм, приобрел свое прозвище во Франции. В одном из французских поселений, в парке была установлена старинная пушка, одна из тех, которыми владели столетия назад испанские пираты. В самом разгаре вражеской атаки майор Томас Дж. Робертс зарядил древнюю реликвию целым мешком кухонных ножей и разбитых винных бутылок и произвел настоящее опустошение в стане врагов. С того дня его стали называть "дальнобойной пушкой", или Длинным Томом Робертсом. - Химикалии! - обратился Док к Манку. - Все в порядке, - Манк был всегда наготове. Он подошел как-то боком. Было поразительно, что такой простой, невзрачный человек мог быть одним из ведущих химиков мира. Но это было именно так. У Манка была собственная большая химическая лаборатория в надстройке на крыше офиса недалеко от Уолл-стрита. Манк тут же отправился в лабораторию. С Доком остался только Джонни - геолог и археолог. - Джонни, твоя работа, наверное, самая важная, - Док выглянул из окна - и его золотые глаза стали задумчивыми. - Раскопай в своей библиотеке секретную информацию об Идальго. А также о древнем племени майя. - Ты считаешь, все, что касается майя, важно, Док? - Я уверен в этом, Джонни. Вдруг резко зазвонил телефон. - Мой заказ на телефонный разговор с далекой Англией, - догадался Док. - Они, наконец, дозвонились! Док поднял трубку, заговорил, получил ответ и затем быстро назвал модель двустволки и номер оружия. - Кому она была продана? - спросил он. Через несколько минут Док получил ответ. Док повесил трубку. Его бронзовое лицо было непроницаемо, в глазах засверкали золотые искорки. - Завод в Англии ответил, что они продали эту винтовку правительству Идальго, - сказал Док, о чем-то размышляя. - Была продана большая партия оружия в Идальго несколько месяцев назад. Джонни привычным движением поправил свои очки со вставленной в них лупой. - Мы должны быть осторожными, Док, - сказал он. - Если наш враг намерен и дальше вредить нам, он может попытаться вывести из строя наш самолет. - У меня есть план, который предотвратит подобную опасность, - заверил Док. Джонни заморгал, собираясь спросить, что это за план, но было уже поздно - Док ушел. Усмехнувшись, Джонни занялся своей частью приготовлений к путешествию. Он испытывал огромнейшее доверие к Доку Сэвиджу. Какое бы злодейство ни готовил для них враг, Док способен был нанести полное поражение. И он уверенно приступил к воплощению своей идеи, гарантировавшей им безопасность в полете на юг. Эта идея по защите их самолета - одно из самых ярких проявлений замечательной изобретательности Дока. 7. ОПАСНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ Дождь, наконец, закончился. Над северным побережьем Лонг-Айленда стоял густой, действующий на нервы туман, через который медленно
в начало наверх
пробивался рассвет. Дул неприятно холодный ветер. Большие ангары в Северном аэропорту, расположенном в черте города, в туманной дымке были похожи на мрачные, округлые коробки. Даже электрические огни не могли развеять промокший мрак. Огромный трехмоторный самолет стоял на гудроновой полосе летного поля прямо с краю. На фюзеляже, чуть позади носового двигателя было четко провозглашено черными буквами: "Кларк Сэвидж, младший." Это был один из самолетов Дока. Аэропортовские служащие в очень неопрятных формах - грязных, замасленных и мокрых - занимались перегрузкой ящиков из багажной тележки внутрь большого самолета. Ящики были изготовлены из легкого, но очень прочного материала, и на каждом из них, как положено при любой исследовательской экспедиции, были напечатаны слова: "Кларк Сэвидж, младший; экспедиция в Идальго." - Что за Идальго? - поинтересовался механик с толстой шеей. - Не знаю - страна, я думаю, - ответил ему засаленный с ног до головы напарник. Их разговор не представлял большого интереса, но свидетельствовал о том, насколько малоизвестной страной была Идальго. Тем не менее эта центрально-американская республика не была такой уж незначительной. Наконец, в самолет погрузили последний ящик. Рабочий закрыл дверь. Из-за тумана и влаги на окнах внутренность пилотской кабины совершенно не просматривалась. Механик влез на оловянные покрышки над большими колесами и, стоя на них, завел инерционный стартер сначала одного мотора, затем другого. Заработали все три большие звездообразные двигатели - более тысячи лошадиных сил. Большущий самолет затрясся в тон с грохочущими двигателями. Машина была не особенно новой - ей уже исполнилось почти пять лет. Самое большее один или два рабочих, находившихся на летном поле, слышали шум от другого самолета, появившегося в воздухе. Посмотрев вверх, они, может быть, и видели огромный серый воздушный корабль, рассекавший туман. Больше никто не слышал и не видел этот самолет, тем более, что грохот устаревшей трехмоторки заглушал шум мощных, но приглушенных двигателей летящего самолета. Трехмоторный, между тем, пришел в движение. Поднятый хвост означал начало старта. Все быстрее и быстрее по гудроновой полосе - и самолет оторвался от земли и начал медленно подниматься. Не накреняясь, мягко набирая высоту, большая цельнометаллическая машина пролетела примерно милю. А потом произошло неожиданное. Трехмоторка мгновенно вспыхнула и превратилась в гигантское полотно раскаленного пламени. Из огня повалили густые клубы удушающего, мерзкого дыма. Затем распадающиеся части самолета и его содержимое начали падать на крыши домов Джексон-Хейтса, старого жилого района Нью-Йорка. Взрыв был таким сильным, что разбились стекла в окнах домов и разрушилась кровля на крышах. От громадного самолета ничего не осталось, кроме мелких, незначительных кусочков, поэтому специалисты не сумели установить причину аварии, не могли ничего объяснить и рабочие аэропорта. И, конечно же, ни одна живая душа не уцелела бы, будучи на борту злополучной трехмоторки. Док Сэвидж на миг закрыл золотые глаза от ослепляюще вспыхнувшего трехмоторного самолета, уничтоженного страшным взрывом. - Это то, чего я боялся! - сказал Док сухо. Сильный порыв ветра от взрыва покачнул его самолет, появившийся над аэродромом перед тем, как поднялся в воздух трехмоторный. Док профессионально перебрал рычаги управления, подправив их. Итак, Дока и его друзей не было в злосчастной трехмоторке, они летели в другом самолете. Разумеется, это Док осуществил подъем старого самолета с помощью дистанционного радиоуправления. Действующий на расстоянии прибор, которым пользовался Док, был точно такой же, какими оснащены армия и флот для проведения обширных научных экспериментов. Док не знал, как их таинственному врагу удалось взорвать трехмоторку, но благодаря предвидению Сэвиджа все они избежали смерти от дьявольского взрыва. Док использовал трехмоторную старушку как приманку. Модель трехмоторки настолько устарела, что самолет подлежал демонтажу. - Скорее всего врагу удалось засунуть в один из наших ящиков дробящее взрывчатое вещество, - высказал свое заключение Док. - Плохо, что мы потеряли оборудование, погруженное в уничтоженный самолет, но обойдемся без него. - Меня ошеломило, что бомба взорвалась в воздухе, а не на земле. Как это сделано? - ворчал Ренни. Док выполнил вираж и взял курс прямо на Вашингтон, используя не только гироскопический компас, имевшийся на борту самолета, но учитывая также воздушные течения. - То, почему бомба взорвалась в воздухе, можно объяснить очень просто, - наконец, ответил он Ренни. - Возможно, они положили в бомбу высотомер или барометр. Высотомер регистрировал изменения высоты. Все, что им надо было сделать, - установить электрическое реле, которое сработает на заданной высоте, и - бац! - Бац - это здорово! - вставил Манк, ухмыляясь. Они пронеслись мимо поднятой руки Статуи Свободы и теперь двигались с ошеломляющей скоростью в южном направлении над болотами Джерси. В отличие от погибшего, этот самолет был изготовлен по последнему слову техники и дизайна. Современный лайнер был тоже трехмоторным, но мощные двигатели находились у него внутри крыльев. А крылья были расположены прямо под фюзеляжем, а не у головы самолета, как обычно - пилоты называют такую конструкцию нижней площадкой. Шасси втягивались в крылья и складывались таким образом, чтобы противостоять ветру любой силы. Суперлайнер был самым совершенным из всех воздушных коней. Крейсерская скорость двести миль в час была доступна только ему. Немаловажен и тот факт, что кабина была звуконепроницаемой, это позволяло Доку и его друзьям разговаривать в обычном тоне. Самое ценное оснащение сложили в задней части кабины быстрокрылого самолета. Оборудование было компактно упаковано в контейнеры из легкого металла - сплава более легкого, чем дерево. Каждая упаковка была снабжена ручкой-ремешком для переноски. Через удивительно короткое время они уже летели над кварталами домов Филадельфии. Самолет пролетел чуть восточнее ратуши, находившейся в центральной части делового района города. Стремительно рассекая воздух, резко изменив угол наклона траектории вниз, самолет приземлился в аэропорту предместья Вашингтона. Док произвел, что называется, мягкую посадку - образец его колдовского умения управлять самолетом - и поставил лайнер на стоянку. Друзья во главе с Доком направились к маленькому административному офису аэропорта. Напрасно Док искал глазами свой вертолет. Хэм должен был оставить здесь эту ветряную мельницу, если бы уже прилетел. Но вертушки нигде не было видно. Парней встретил один из аэропортовских служащих, щеголеватый пижон в белой униформе. - Что, Хэм не появлялся здесь? - требовательно спросил Манк служащего. - Кто? - Бригадный генерал Теодор Марли Брукс! - разъяснил Манк. Услышав эти слова, щеголь в замешательстве начал трястись. Он раскрыл рот, чтобы говорить, но волнение превратило его в заику. - Что случилось? - спросил Док мягко, но в то же время повелительно, требуя быстрого ответа. - Наш администратор задержал человека, называющего себя бригадным генералом Теодором Марли Бруксом, - объяснил служащий. - Задержал его - почему? - Управляющий является также заместителем шерифа. Мы получили сообщение, что этот парень украл вертолет у человека по имени Кларк Сэвидж. Поэтому мы арестовали его. Док все понял. Умен был их неизвестный враг! Он задержал Хэма искусной хитростью. - Где вертолет? - спросил Док. - Как, этот Кларк Сэвидж, сообщивший по телефону, что у него украли вертолет, попросил нас доставить ему машину назад и задержать вора! Манк прямо взревел: - Ты, несчастный пижон! Ты разговариваешь с Кларком Сэвиджем! Служащий опять начал заикаться: - Я не понимаю... Я ничего не понимаю... - Кто-то ловко обманул вас, - сказал Док без заметной злобы в голосе. - Пилоту, перегоняющему вертолет мнимому Кларку Сэвиджу, может грозить опасность. Ты знаешь, куда он отправился? - Управляющий знает. Они поспешили к административному зданию и быстро нашли Хэма. Он был весь объят огнем, так как, по пословице, на воре и шапка горит. Обычно Хэм с помощью своего красноречия мог быстро выкрутиться из любой переделки. Но на блондинистого упрямца-администратора он не произвел впечатления. Док передал Хэму телефон: - Позвони на ближайший военный аэродром, Хэм. Спроси, могут ли они дать истребитель с пулеметом на борту. Это противоречит уставу, но... - К черту устав! - перебил Дока Хэм и схватил аппарат. От белокурого начальника аэропорта Док узнал, куда отправился вертолет для встречи с человеком, прибегнувшим к обману. Место, куда полетел вертолет, находилось в Нью-Джерси. Док определил указанное место на карте. Получилось, что оно расположено в гористой, а вернее, в холмистой западной части Джерси. В это время Хэм бросил телефонную трубку на рычаг: - Они согласны предоставить тебе истребитель, Док. Доку потребовалось меньше десяти минут, чтобы добраться до военного аэродрома, задраиться в кабине, завести двигатели и подняться в воздух. Теперь Док летел на строевом военном самолете. Держа курс на север, Док догадался, с какой целью враг завладел вертолетом. Место, куда летел Док, было не так далеко от Нью-Йорка, поэтому мерзавец должен был находиться где-то поблизости. Он, скорее всего, уничтожит вертолет, чтобы как только можно вредить Доку и его друзьям. "Кто бы это ни был, он делает все, чтобы мы не добрались до моего наследства в Идальго!" - пришел к заключению Док. Над рекой Делавэр Док пошел на снижение и провел своеобразное испытание пулемета, стреляя в тень от своего истребителя на воде. Внизу возвышались зеленые холмы. Док рассматривал местность в бинокль. На глаза изредка попадались разваливающиеся фермы, асфальтированных дорог было очень мало. И, наконец, Док обнаружил свой вертолет. Ветряная мельница стояла на видном месте, рядом с асфальтированной дорогой. Недалеко от вертолета Док увидел зеленый двухместный автомобиль и двух парней. Один из них держал в руках оружие и целился в другого. Вооруженный был в маске. Док рассмотрел это, когда немного снизился. Человек в маске заметил военный истребитель, пикирующий с заглушенными моторами, и побежал. Оставив того другого, который, должно быть, и был вертолетчиком, замаскированный кинулся к ветряной мельнице. Он пустил пулю в бак с горючим - бензин начал вытекать двумя маленькими струйками, - затем зажег спичку и поджег горючее. Жадный огонь сразу же охватил вертолет. Док успел заметить потрясающую деталь - кончики пальцев человека в маске были ярко-алого цвета! К тому же этот замаскированный был широкоплечий и небольшого роста. Он бросками добежал до зеленого автомобиля и нырнул в него. Машина сорвалась с места как перепуганное животное. Док застрочил из пулемета, но только поднял огромный столб пыли позади автомобиля. Машина выехала на дорогу и повернула на север. И снова пулемет Дока заговорил страшным языком смерти. По принятому в армии порядку, каждая пятая пуля, выстреливаемая из пулемета, содержала в себе фосфористое вещество. Пулеметные очереди оставляли раскаленные красные кляксы точно позади зеленой машины. Медленно, но неумолимо серые облака ядовитого дыма проникали сзади в автомобиль. Сильно закачавшись, зеленая машина вдруг съехала с асфальта, перепрыгнула через кювет, чудом оставшись на колесах, и остановилась в густом кустарнике, который практически скрыл ее. Док ясно видел, как пассажир покинул авто и укрылся в лесу. Еще два раза спикировал Док, еще две порции выстрелов - по сто двадцать в минуту - обрушил на густые заросли пулемет. Док стрелял теперь скорее с целью просто попугать, а не в надежде убить скрывшегося человека-маску. Лес - прекрасное укрытие. Док приземлился и продолжил охоту на своего врага пешком. Но было
в начало наверх
слишком поздно. Пилот, доставивший сюда вертолет, не мог дать стоящего описания человека в маске, когда Док попросил сделать это, а сказал только одно: - Тот парень буквально выпрыгнул из зеленого автомобиля с оружием. Док позвонил представителям властей и подробно рассказал о человеке в маске, затем поднялся в воздух и направился снова в Вашингтон. Но Док был совершенно уверен, что описанный им для властей человек постарается не попадаться на глаза военным Джерси. Под маской скрывался сильный, ловкий и очень опасный противник. Док взял вконец ошеломленного аэропортовского служащего с собой в Вашингтон. Хэм и все остальные ждали Дока. Сэвидж возвратил истребитель на прежнее место военного аэродрома и появился перед друзьями. - Были трудности с оформлением наших документов? - спросил Док. Человек с живым умом и большими ораторскими способностями, Хэм как-то странно поджал губы: - У меня действительно были небольшие трудности, Док. И странным мне все это показалось! Консул Идальго сначала вообще не собирался давать добро нашим бумагам. Мне пришлось обратиться к нашему государственному секретарю, чтобы он кое о чем намекнул мистеру консулу - и только тогда тот поставил свою высочайшую подпись. - Что ты предполагаешь, Хэм? - спросил Док. - Был ли этот чиновник сам заинтересован, чтобы мы не попали в Идальго, или кто-то заплатил ему, чтобы он был несговорчив с нами? - Ему заплатили! - Хэм как-то насильно усмехнулся. - Он демонстративно удалился, когда я обвинил его в том, что он взял деньги за свое обещание кому-то не подписывать наши документы. Но я не смог узнать, кто дал взятку. - Кто-то! - загрохотал Ренни, его мрачное лицо вытянулось. - Кто-то прилагает уйму усилий, чтобы не пустить нас в Идальго! Но почему? - Я все понимаю! - заявил Хэм. - Таинственное наследство Дока имеет сказочную ценность. Нас не удалось убить, предпринятый подкуп дипломатического лица закончился неудачей. Все дело в нескольких сотнях квадратных миль гористой местности в Идальго, конечно. Кто-то пытается не дать нам возможности попасть туда! - Кто-нибудь знает, что они там выращивают в сплошных лесах? - спросил Манк. Длинный Том осмелился высказать пару предположений: - Бананы, сырье для производства жвачки... - В местности, которая принадлежит Доку, нет никаких плантаций! - перебил его Джонни-геолог. - Я тщательно изучил все материалы о том районе. Но вы даже не поверите, как скудны эти сведения! - Ты хочешь сказать, что почти нет никакой информации? - уточнил Хэм. - Ты совершенно прав! А если совсем точно - весь район не исследован! - Не исследован?! - Это еще не все, - продолжал Джонни. - На большинстве географических карт район обозначен как очень гористый, но только из действительно точных морских карт я получил правдивые сведения. Во многие, и довольно значительные по площади, места не ступала нога белого человека. А необычное наследство Дока находится прямо посредине неизученной местности! - Похоже, мы будем Колумбами! - подшучивал Манк. - Путешествие Колумба по морю покажется тебе безделицей, когда ты увидишь страну Идальго! - проинформировал его Джонни. - Этот район не исследован только по одной причине - белые люди не смеют появляться там! Док стоял молча во время этой беседы. Теперь его спокойный, но властный голос привлек к себе внимание: - Нас что-нибудь останавливает в решении отправиться намеченным путем? Через несколько минут они взлетели в громадном быстрокрылом лайнере. Но перед отлетом Док позвонил в далекий Майами во Флориде, где он связался с предприятием по поставке авиаоборудования. Он заказал понтоны для своего самолета и попросил приготовить их заранее. Благодаря высокой крейсерской скорости суперлайнера, принадлежащего Доку, они преодолели расстояние около девятисот миль до Майами приблизительно за пять часов. Работая в быстром темпе, с помощью подъемных кранов и других механизмов, предоставленных авиаконцерном, они установили понтоны еще до темноты, окутавшей нижнюю оконечность Флориды. Док сначала поднял в воздух свой скоростной корабль, а потом посадил его на залив и проехал некоторое расстояние по воде, чтобы убедиться в хороших мореходных качествах понтонов. Вернувшись на гидросамолетную базу, Док заправил лайнер горючим и маслом на плавучей заправочной станции. До Кубы было миль триста. Над Гаваной они летели, когда наступила глубокая ночь. Еще одна посадка для дозаправки горючим - и снова в полет. Док вел самолет. Он был неутомимым. Громадный, тяжеловесный Ренни не имел себе равных, когда дело касалось навигационных карт и штурманских обязанностей. Он время от времени корректировал курс самолета. Между этими проверками Ренни спал. Длинный Том, Джонни, Манк и Хэм спали среди ящиков со снаряжением так крепко, как будто они лежали в роскошных кроватях отеля. На каждом спящем лице отражалась еле уловимая улыбка. Такой образ жизни они все считали настоящей жизнью. Только движение! Вся жизнь в приключениях! От точки, в которой они сейчас находились, через Карибское море, до Белиза, места назначения на центрально-американском материке, было немногим больше пятисот миль. Весь полет проходил над водой. Чтобы не подвергаться встречному ветру, Док временами летел очень низко над морем, так низко, что даже видел барракуд и акул. Встретились на пути и один или два островка с пологими белыми берегами, отражающими сверкающее сияние тропической луны, которая была похожа на огромный диск из дорогой платины. Так потрясающе прекрасно было южное море, что Док разбудил своих друзей, чтобы и они могли насладиться игрой фосфоресцирующих на воде огоньков от луны и увидеть, как красиво пенятся волны в лунном свете, как они разбиваются на тысячи брызг, похожих на драгоценные камни. Пролетев еще тысячу футов вдоль Амбергрисской отмели, они вскоре были в небе над ровными, узкими улицами Белиза. 8. ВРАГИ НЕ ОТСТУПАЮТ Солнце уже было высоко и жарко сияло. До самого горизонта, вглубь страны, бесконечно простирались джунгли. Док снизил скорость самолета, и вскоре послышался легкий шлепок понтонов о небольшие волны. Поднявшиеся от шлепка брызги зарезвились вокруг еще не остановившихся пропеллеров. Док выруливал машину на илистый берег. Ренни потянулся и зевнул. Зевок придал его чрезвычайно суровому лицу смешной вид. - Я думаю, что в старые пиратские времена фундаменты многих домов в этом городе складывали из бутылок из-под рома. Не так ли, Джонни? - спросил Ренни. - Очень может быть, - поддержал шутку Джонни, обладавший богатыми историческими знаниями. И вдруг - плинк! Звук был такой, как будто мальчишка выстрелил в жестяную банку из маленькой пневматической винтовки. Плинк! Снова такой же звук. Потом бур-р-р-рип! Длинный рев! - Ну, какого... - остальное Манк проглотил и замолк, так как в это время взревели моторы. Грохочущие двигатели привели в движение гребные винты, которые образовали в воде большую мутную воронку позади хвоста - и самолет устремился вперед, прямо на берег. - Что случилось? - спросил Хэм. - По нашим понтонам стреляет пулемет! - сказал Док подавленным голосом. - Понаблюдайте за берегом! Надо обнаружить того, кто стреляет! - Да черт побери! - взревел Манк. - Неужели мы никогда не избавимся от чучела с красными пальцами? - Без сомнения, он о нас радировал кому-то сюда, - предположил Док. Несмотря на шум моторов, ясно послышались еще два металлических "плинк", потом целая серия. Невидимый меткий стрелок старался вовсю, чтобы пробить понтоны и посадить лайнер на брюхо. Все пятеро друзей Дока пристально смотрели через окна кабины, стараясь заметить снайпера. И вдруг пули начали со свистом пробивать сам фюзеляж. Ренни хлопнул правой ладонью по своей мощной левой руке. Но рана была не больше мелкой царапины. Следующая порция свинца немного повредила ящик с электрооборудованием Длинного Тома. Первым стрелка увидел Док, благодаря своему необыкновенно острому зрению. - Там, за поваленной пальмой! - сказал он. Потом и все остальные разглядели. Снайпер устроил орудие на стволе великолепной пальмы, которая выполняла роль простой опоры. Как по волшебству, в руках друзей Дока появились винтовки. Целый залп из пуль со свистом обрушился на ствол пальмы, не давая вражескому снайперу возможности продолжать обстреливать самолет. В этот момент понтоны лайнера начали утопать в грязи и иле около берега, но не так быстро, как хотелось врагу. Однако ему все-таки удалось вывести понтоны из строя, и они вскоре наполнились водой, так как несколько пуль, бивших не прямо, а наклонно, просто разорвали понтоны. Результат был налицо - плавучие средства безнадежно погибли! Быстро, с намерением быть беспощадными к вредителю, Док, Ренни и Манк выскочили из самолета. Джонни, Длинный Том и Хэм - все отличные стрелки - продолжали вести огонь по пальме. Ствол пальмы лежал на стрелке земли, не доходившей до крохотного островка. Между островком и концом стрелки было расстояние около пятидесяти ярдов по воде. Противник пытался укрыться на материке, но пули из самолета заставляли его все время уклоняться и падать плашмя. Тем временем Док, Ренни и Манк с трудом двигались в непроходимых джунглях, цепляясь и спотыкаясь в густой тропической растительности. Пахло морской водой, мокрыми стволами деревьев, мягкотелыми крабами, рыбой, водорослями и гниющими растениями - букет разных запахов берега сливался в один общий сильный аромат. Справа от парней виднелся Белиз с узкими улицами и романтичными домами с выступающими вперед балконами и ярко окрашенными дверями. На всех окнах были железные решетки, как в тюрьме. Вражеский снайпер знал, что парни гонятся за ним. Он снова сделал попытку спастись, но выстрелы из самолета не давали ему укрыться на материке. Доведенный до отчаяния, он побежал к краю стрелки. Низкорослые заросли ризофоры могли послужить ему временным укрытием. Он снова пригнулся, так как в него продолжали стрелять. В той среде, где жил этот человек, было, видимо, принято расстреливать пленников без всякой пощады, поэтому он решил не сдаваться. Очевидно было и то, что у него кончились боеприпасы. В ужасе он подпрыгнул и кинулся в воду с целью доплыть до маленького островка. - Акулы! - громко крикнул Ренни. - В здешних водах много акул! Но Док Сэвидж, спрыгнувший в воду со стрелки, уже опередил врага на дюжину ярдов. Вражеский снайпер был невысоким и плотным человеком с темной кожей, но он не был похож на того майя, который покончил жизнь самоубийством в Нью-Йорке. Этот был представителем центрально-американских метисов низкого происхождения. Темнокожий оказался не очень хорошим пловцом. Он бултыхался в воде, разбрасывая вокруг себя тысячи брызг. И вдруг в страшном испуге пронзительно закричал, увидев темный, зловещий треугольник плавников, двигавшийся с шипением прямо к нему. Смертельно перепуганный, человек повернул назад, но еле плыл, хотя изо всех сил работал в воде руками. Гигантская акула-людоед приблизилась к своей предполагаемой еде, не убедившись даже, еда ли это. Рот страшной акулы был открыт, демонстрируя зубы, выстроенные в боевой порядок. Несчастный снайпер издал слабое, беспомощное мычание. Казалось, уже ничем нельзя помочь парню. Когда позднее обсуждали это событие, Ренни утверждал, что Док нарочно ждал до последней минуты, чтобы смертельный ужас послужил уроком врагу - показать ему, что зло наказуемо. И правда, урок Дока подействовал чрезвычайно эффективно. Подпрыгнув над водой на большую высоту, Док набрал воздуха и нырнул в воду. Погружение было выполнено безукоризненно. Затем Док, изгибая свое мощное бронзовое тело, чтобы уберечь себя от ударов сильного течения воды, начал тяжело опускаться в глубину. Такое невозможно даже вообразить, но Док уже вплотную приблизился к
в начало наверх
несчастному, хотя огромная акула шла со страшной скоростью. Док бросился вперед и готов был встать стеной между зубами акулы и человеком, чуть не попавшим в них! Когда клацнули иглоподобные зубы хищницы, Док плыл бок о бок с ней. Левой рукой он с поразительной скоростью легонько щелкал вокруг головы акулы, определяя, в каком месте лучше и безопаснее для себя заглушить ее. Док мощно работал ногами. На краткий миг ему удалось вытолкнуть голову акулы из воды. Тотчас же его свободный правый кулак описал немыслимую дугу - и нашел то место, где, как подсказывали Доку его обширнейшие знания, можно было оглушить людоедку. Акула ослабела, как нокаутированный боксер. Док вытолкал спасенного врага на берег. На смуглое лицо метиса стоило посмотреть. Он выглядел так, как будто кто-то открыл перед ним ад и позволил ему увидеть, что ждет там человека, подобного ему. Теперь, когда акула оказалась в пределах видимости и пули могли достичь ее, Ренни и Манк поставили последнюю точку на свирепом чудовище. - Почему ты стрелял в нас? - спросил Док пленника, формулируя вопрос по-испански. Док говорил на испанском языке так же свободно, как и на многих других. Выказывая почти искреннее желание говорить, так благодарен был он Доку за спасение, пленник отвечал: - Меня наняли это сделать, сеньор. Нанял меня человек в Бланко Гранде, столице Идальго. Он забросил меня сюда ночью в голубом аэроплане. - Имя твоего хозяина? - спросил Док. - Не знаю, сеньор. - Не ври! - Я не вру вам, сеньор. Я не могу врать после того, что вы сделали для меня только что. Я действительно не знаю имени этого человека, - метису нелегко было оправдаться. - Я всего лишь мозо - маленький исполнитель, нанятый для дьявольской работы тем, кто мне платит, и не задающий никаких вопросов. Я больше не буду так жить. Я могу показать вам место, где спрятан голубой аэроплан. - Покажи! - приказал Док. Они тотчас же отправились и добрались до окраины города. Док приготовился уже лицезреть фотинго - маленькое полуразвалившееся воздушное такси, но его не было на месте. Док поднял свои золотые глаза вверх. В медном от жары небе жужжал ярко-голубой одномоторный моноплан. - Это самолет человека, нанявшего меня, чтобы убить вас! - произнес задыхаясь пленник. Ярко-голубой аэроплан с громко стучавшим двигателем спешил в направлении илистого берега. Не сказав ни слова, Док развернулся и побежал с огромной скоростью к берегу, где Джонни, Длинный Том и Хэм ждали его у самолета. После того, как Док промчался мимо полуголых аборигенных детей, в глазах у них долго оставалось большое расплывшееся пятно из бронзы. А женщины, закутанные в ребозо - смесь шали с шарфом, - поспешно убегали, перепуганные громоподобным топотом Ренни, Манка и их пленника, бегущих по следам Дока. Внезапно на берегу заговорил пулемет. По чрезвычайно интенсивному огню Док определил, что строчит тот пулемет, который они привезли с собой. Его друзья, направив орудие вверх, обстреливали голубой моноплан. Вражеский аэроплан скрылся позади ветвистой верхушки роскошной пальмы, а потом резко бросился вниз. Воздух потряс страшный взрыв. Бомба! Голубой самолет поднялся выше пальмы. Теперь он вел себя как-то странно. То ли сам пилот, то ли какая-то часть его лазурного кораблика были поражены. Он полетел прямо над материком. И не возвратился. Добежав до берега, Док обнаружил, что бомба была плохо нацелена, она взорвалась в целых пятидесяти ярдах от его самолета. Трое его друзей сидели на крыле с авиапулеметом и широко улыбались. - Мы, конечно, общипали перья с голубой птички! - посмеивался Длинный Том. - Он не вернется назад! - решительно сказал Хэм, скосив глаза на аэроплан, превратившийся в голубую точку. - Кто это был? - Очевидно, кто-то из банды, пытающейся помешать нам достичь моей земли в Идальго, - отвечал Док. - Один из сообщников в Нью-Йорке радировал в Бланко Гранде, столицу Идальго, что мы летим самолетом. Именно здесь, рассудили они логично, мы должны были приземлиться, чтобы пополнить запасы горючего после перелета через Карибское море. Поэтому они устроили здесь ловушку. Они наняли метиса перестрелять нас, но когда номер не прошел, решили разбомбить нас с воздуха. Подбежали Ренни и Манк. Они оба были так огромны, что их пленник выглядел между ними, как маленький коричневый мальчик. - Что мы будем делать с этой персоной? - спросил Манк, тряся пленника. Док без колебания ответил: - Освободим его. Смуглый метис чуть не бросился в ноги Доку в знак благодарности. Слезы стояли в его глазах. Он заплакал и долго благодарил за освобождение. Перед тем, как удалиться, он подошел близко к Доку и прошептал какой-то важный для себя вопрос. Никто не расслышал его слова. - О чем он спросил тебя? - добивался Манк после того, как смуглолицый ушел. В походке метиса все заметили вдруг появившуюся уверенность. Док засмеялся и сказал: - Поверите или нет, он интересовался, как уйти в монастырь. Я думаю, парень встанет на прямой и честный путь. - Тогда нам надо ловить акул и бросать к ним наших врагов на перевоспитание, раз это так хорошо получается! - посмеялся Манк. С помощью веревок, купленных в местном магазине, и длинных, тонких пальм, спиленных нанятыми Доком старательными аборигенами, самолет вытащили на сухую землю. Дела были плохи. Понтоны пришли в полнейшую негодность. Залатать их было нечем, ничего подходящего для ремонта не оказалось и в Белизе. Чтобы не терять уйму времени на ремонт, Док радировал в Майами и заказал другие понтоны. Их доставил вскоре транспортный самолет. В общей сложности команда Дока потеряла четыре дня, пока они снова были в форме и могли подняться в воздух. Ни одно утро не проходило у Дока без упражнений. С самой ранней юности он ни разу не освободил себя от ежедневной тренировки. Док не отступал от заведенного порядка даже тогда, когда перед этим много часов был на ногах. Его упражнения для мускулов напоминали обыкновенные, всем известные движения, но они были более жесткими и несравненно более тяжелыми. Он делал упражнения без каких-либо гимнастических снарядов. Например, Док заставлял определенные мышцы делать попытку поднять руку, а в то же время другие мышцы прилагали усилия, чтобы рука оставалась в том же положении. Таким образом Док не только совершенствовал саму ткань мускулов, но и развивал способность управлять каждой мышцей отдельно. Он тренировал таким способом каждую часть своего большого бронзового тела. Из ящика, содержавшего его снаряжение и имущество, Док доставал блокнот и карандаш и писал число из нескольких цифр. Закрыв глаза, он в уме извлекал из него квадратные и кубические корни с потрясающей точностью. Он умножал, делил и вычитал длинные многозначные числа. Так Док совершенствовал свое умение сосредотачиваться. Потом из ящика появлялся прибор для тренировки слуха. Из него можно было извлечь такие звуки - низкие или высокие - которые недоступны обыкновенному уху. Несколько минут Док воспроизводил звуки, неслышимые обычными людьми. Годы таких музыкальных упражнений сделали слух Дока уникальным. С закрытыми глазами Док быстро определял при помощи своего обоняния несколько десятков разных запахов, причем очень сложных. Содержались эти неопределенные, слабые запахи - каждый отдельно - в маленьких пузырьках и хранились все в том же ящике Дока. Полных два часа каждый день Док подвергал себя таким и еще более сложным тренировкам. Утром пятого дня своего пребывания в Белизе Док и его друзья поднялись в воздух и направились в Бланко Гранде, столицу Идальго. Они летели над страной-джунглями с роскошной, почти непроходимой растительностью. Лианы и причудливые надземные корни деревьев переплелись так, что образовали непролазный ковер. Уверенный в моторах своего самолета, Док летел довольно низко, чтобы можно было увидеть крошечных длиннохвостых попугаев и пары желтоголовых попугаев, кормившихся ягодами, обильно усыпавшими кустарник. Через несколько часов они подлетали к границе Идальго. Это была типичная для юга страна. Вклинившаяся между двумя огромными горами, пересеченная в своей восточной части еще несколькими цепями гор, меньших по величине, но с более богатой растительностью, Идальго была прекрасным местом для тех, кто решил посвятить свою жизнь революции и бандитизму. В таких краях часто меняются правительства - и не столько из-за их недостатков, сколько из-за полной свободы поднимать мятеж и свергать правительство. Половина маленьких долин Идальго была недоступна даже для бандитов и революционеров, которые вообще-то в большинстве своем хорошо знали окружающую местность. Внутренние области страны населяли свирепые племена, остатки некогда могущественных народов. Каждое племя еще имело какую-то силу и часто вступало в конфликт со своими соседями. Горе тому беззащитному белому человеку, который рискнул бы появиться в диких местах Идальго. Воинствующие племена, абсолютная недоступность некоторых скалистых твердынь - все это объясняло, почему найденные Джонни самые точные географические карты Идальго обозначали довольно обширную местность как не исследованную. Сам столичный город составляли маленькие кривые улицы, дома с балконами, огороженные заборами, ветхие грязные лачуги и мириады цветных черепичных крыш. В центре города раскинулся парк - традиционное для любого города место прогулок. Но в парке разместились еще и президентский дворец и административные здания. Внушительного вида сооружения говорили о том, что прошлые правительства располагали огромными деньгами, поступавшими от налогоплательщиков. В северной части города блестело маленькое, мелкое озеро. Вот в какой стране Док Сэвидж посадил свой самолет. 9. ДОК ПОДАЕТ ЗНАК И СПАСАЕТ ДРУЗЕЙ Как только приземлились, Док отдал необходимые распоряжения. Первым делом нашлась работа для Хэма, который был выдающимся юристом - никто из друзей не разбирался в законах так прекрасно, как он. - Хэм, тебе надо нанести визит местному государственному секретарю и оформить официальные бумаги на право владения землей, дарованной мне, - дал задание Док. - Может быть, кому-то надо сопровождать Хэма, чтобы он не украл шляпу или еще что-нибудь! - Манк не мог удержаться от колкой шутки. Хэм сразу же ощетинился, но в карман за словом не полез: - Зачем мне еще одна шляпа, когда я все время связан с целым созвездием шляп? - Вот ты, Манк, и сопровождай Хэма как телохранитель, - предложил Док. - Вы оба так любите друг друга! Само собой разумеется, что несмотря на обоюдное подшучивание, они всегда поддерживали друг друга. Очень хорошо сочетались сообразительность Хэма и мускульная сила Манка, и вместе они были превосходны, хотя со стороны могло показаться, что между ними все время какой-то конфликт. Перед уходом Хэм побрился и переоделся в опрятный фланелевый костюм. Он был само совершенство в белых туфлях, панаме и с черной тростью. Манк, зная, что он этим раздражает Хэма, даже не умыл свое безыскусственное лицо. Он заломил потрепанную шляпу набекрень и в штанах, которые, казалось, вот-вот соскользнут с его длинных ног, с важным видом следовал за Хэмом. Хэм и Манк были представлены дону Рубио Горро, государственному секретарю Идальго, после полудня. Дон Рубио был человеком низкого роста, крепкого телосложения. Его красивое лицо было даже слишком красивым для мужчины. Цвет лица - оливковый, губы тонкие, нос прямой и немного заостренный. Его темные глаза выражали невинность сеньориты. Уши Дона Рубио в точности повторяли уши дьявола, изображаемого на картинах художниками. Они были остроконечными. Дон Рубио приветствовал Хэма с величайшей вежливостью, следуя латиноамериканским обычаям. Манк оставался на заднем плане. Он не думал, что дон Рубио такой горячий и быстрый, что моментально начнет с отказа. Манк был удостоен взгляда дона Рубио, как только Хэм приступил к
в начало наверх
делу. - Но, мой дорогой сеньор Брукс, - самодовольно сказал дон Рубио, - в наших официальных бумагах, дающих право на владение, нет никакого документа о концессии, переданной в собственность некоему Кларку Сэвиджу младшему - ему не принадлежит ни акра земли Идальго, не говоря уже о нескольких сотнях квадратных миль. Мне очень жаль, но это факт. Хэм красноречиво повертел своей тростью: - Скажите, нынешнее правительство было у власти двадцать лет назад? - Нет. Это правительство пришло к власти два года назад. - По-видимому, дарственный акт о концессии подписала банда, правившая до вас. Дон Рубио слегка покраснел после тонкого намека на то, что он один из банды. - В таком случае, мы ничего не можем сделать. Вам не повезло, - раздраженно сказал он. - Вы хотите сказать, мы не имеем прав на эту землю? - Совершенно очевидно, что не имеете. Трость Хэма внезапно нацелилась в место, находящееся между дьяволоподобными ушами дона Рубио Горро. - Вам придется изменить свое мнение, мой друг! - Но ничего нет, что... - начал дон Рубио. - Как раз таки есть! - Хэм выразительно крутанул тростью. - Когда ваше нынешнее правительство пришло к власти, оно было признано Соединенными Штатами только при условии, что новый режим будет уважать права американских граждан на собственность в Идальго. Правильно? - Ну... - Вы правы, дон Рубио! И вы представляете, что произойдет, если вы нарушите это соглашение? Правительство США разорвет отношения с вами и будет классифицировать вас как обыкновенную толпу бандитов. Вы не сможете получить кредит на покупку оружия, машин и всего остального, что вам необходимо для поддержания своего престижа перед политическими противниками. Ваша экспортная торговля развалится. Вы будете... но вы знаете не хуже меня, что может с вами случиться. Через шесть месяцев ваше правительство будет свергнуто, а к власти придет новое. Вот что будет значить для вас отказ с уважением относиться к американской собственности. А если эта земельная концессия не является американской собственностью, то в таком случае я римский император Нерон. Смуглое лицо дона Рубио покрылось грязно-пурпурной краской, захватившей даже его остроконечные уши. Руки его дрожали от злости и, конечно, от тревоги. Он прекрасно знал - все, что говорил ему Хэм, было чистой правдой. С дядюшкой Сэмом шутки плохи. Дон Рубио отчаянно схватился за соломинку. - Мы не можем признать ваше право, потому что нет никакого документа в наших архивах! - сказал он раздраженно. Хэм шлепнул бумагами Дока о стол: - Вот этих документов достаточно. Остальные кто-то уничтожил. Я вам скажу еще вот что - есть люди, которые готовы на все, чтобы мы не попали на эту землю. Они нападали на нас и, без сомнения, они и уничтожили документы. Пока Хэм говорил, он пристально наблюдал за доном Рубио. Хэм с самого начала чувствовал, что за спиной дона Рубио что-то стоит. Проницательный юрист не сомневался, что дон Рубио или был членом банды, пытающейся лишить Дока его наследства, или банда подкупила его. А волнение госсекретаря подтверждало подозрения Хэма. - Тем, кто причиняет нам вред, придется очень плохо! Мы доберемся до них в конце концов, - заявил Хэм. Разные эмоции отражались на сверхкрасивом смуглом лице дона Рубио. Он был перепуган, встревожен. Но постепенно в нем победила отчаянная решимость. Сначала он крепко сжал губы, потом открыл рот и произнес окончательное слово: - Больше не о чем говорить! Вы не имеете прав на землю Идальго. На этом закончим! Хэм повертел своей тростью и угрожающе улыбнулся. - Мне понадобится всего около часа, чтобы послать донесение по радио в Вашингтон, - жестко пообещал он. - После чего, мой друг, вы получите намного больше разгромных дипломатических молний, чем вы получали до сих пор! Покинув здание правительства, Хэм и Манк выяснили местонахождение радиостанции и отправились туда. Пока они беседовали с доном Рубио, совсем стемнело. Город, притихший в разгар жары в полдень, когда друзья вошли в здание, теперь как бы просыпался. Экипажи, заполненные важными испанцами, голубой кровью южных республик, сновали по неровным улицам. То и дело встречались американские автомобили. - Ты довольно грубо разговаривал с тем чудаком доном Рубио, не так ли? - Манк вызвал на разговор Хэма. - Я думал, ты будешь повежливее с этими испанцами. Может быть, если бы ты обошелся с ним помягче, ты бы и добился чего-нибудь. - Заткнись! - рявкнул блистательный юрист, употребив далеко не юридический термин. - Я знаю, как обходиться с людьми! У дона Рубио нет никаких принципов, он не уважает законов. Я вежлив тогда, когда вежливость уместна. Но она никогда не действует на мошенника! - Ты прекрасно сказал! - воскликнул Манк, забыв на этот раз свои амбиции и полностью согласившись с Хэмом. Вскоре они поняли, что сбиваются с пути в кривых, извилистых улицах Бланко Гранде. Им сказали, что радиостанция и узел связи находятся буквально в нескольких сотнях ярдов пути. Но когда они прошли это расстояние, они не обнаружили и следа радиостанции. - Фу ты: мы заблудились! - заворчал Манк и посмотрел вокруг, чтобы обратиться к кому-нибудь с просьбой показать дорогу. По улице шел один человек. Друзья только сейчас заметили, что они очутились на заброшенной улице в каком-то не очень привлекательном районе Бланко Гранде. Одинокий прохожий был впереди, он шел, замедляя шаг, иногда останавливался - парень явно никуда не спешил. Он был широкоплеч, низкого роста, с огромной головой. Одет он был в грубые рабочие брюки, ярко-зеленую ситцевую рубашку, на ногах не было туфель. Его довольно смехотворная голова была покрыта устаревшим черным котелком. Руки он держал в карманах. Хэм и Манк догнали бродягу. - Можешь показать дорогу к радиостанции? - спросил Хэм по-испански. - Да, сеньор! - ответил бродяга. - А лучше за полпесо я сам провожу вас туда. Хэм, сбитый с толку кривизной улиц Бланко Гранде, посчитал такую плату низкой и сразу же согласился. Ни разу коренастый, плохо одетый малый не вытащил свои руки из карманов. Но Хэм и Манк ничего не заподозрили, посчитав это признаком лености своего гида. Между тем, улицы, по которым они теперь шли, становились все более противными и по своему виду, и по запаху. Отвратительно пахло гнилыми фруктами и немытыми людскими телами из погруженных в темноту, грязных домов. - Странное место для радиостанции, - бормотал Манк, начиная, наконец, что-то подозревать. - Теперь уже недалеко, сеньор! - успокаивал проводник. Рассматривая его телосложение, кривой нос и выступающие губы, Манк подумал, что в нем было что-то знакомое. Смутно показалось, что он уже где-то встречал их проводника или его родственника. Манк ломал себе голову, пытаясь вспомнить, где и когда он мог видеть этого бродягу. И тут пришло неприятное объяснение! Их гид внезапно остановился. Он вытащил руки из карманов - кончики всех пальцев были на дюйм окрашены в красный цвет! Бродяга громко закричал. И тут же из каждой подворотни, из всех темных щелей выскочили призрачные фигуры. Хэм и Манк оказались в ловушке! Манк поднял страшный вой. Он любил драться шумно, если не было причины, по которой ему и его друзьям надо было оставаться неслышными. Как гладиатор в старые времена, так и Манк сражался тем успешнее, чем громче была битва. В темноте заблестели ножи. По булыжной мостовой застучали сделанные из кожи тапира сандалии с грубыми веревочными завязками. Манк прыгнул и схватил человека, заманившего их в западню, одной рукой за шею, а другой за то место в штанах, на котором сидят. Как будто это была соломинка, Манк покрутил его в воздухе и с размаху бросил. Жертва что-то вопила на непонятном языке. Туча собратьев сгрудилась вокруг его брошенного со страшной силой тела. Странный язык, красные пальцы их бывшего проводника... Он был майя! Как и тот, который покончил жизнь самоубийством в Нью-Йорке! Вот почему он показался таким знакомым! Как гигантский антропоид, Манк бросился в драку. Первым ударом кулака он свернул челюсть и расквасил ухо одному похожему на крысу темнокожему. Поверженный туземец, падая, в судорогах подбросил высоко вверх нож. Хэм, приняв позу настоящего фехтовальщика, постукивал своей шпагой-тростью по темным черепам. Трость только казалась очень легкой. Длинный, острый клинок из стали, вложенный в футляр в виде трости, был достаточно тяжелым. Хэм обнажил шпагу и ловко проткнул ею первого же напавшего на него противника, который попытался ударить его ножом в спину. Но как только один из осаждавших был повергнут, на его месте появлялось полдюжины других. Вся улица заполнилась кричащими, грязными дьяволами. Никто из них не имел красных пальцев и даже не был похож на майя. Тем временем представитель древнейшей расы, сыгравший роль проводника и заманивший Хэма и Манка в западню, очнулся и озирался вокруг. Враги облепили Манка, как пиявки. Одного из них Манк подбросил вверх и заставил полетать в воздухе на высоте более десяти футов. Но долго противостоять значительно превосходящим силам было невозможно - и Манк был схвачен. Неудача настигла и Хэма, через несколько секунд после Манка он был тоже в плену. Громкие возгласы ликования раздались над бесчувственными телами Хэма и Манка - враги радовались победе. Манк пришел в себя от нестерпимой боли. Он огляделся вокруг и увидел, что находится в очень грязной комнате. Не было ни одного окна, а единственная дверь была низкой и узкой. Манк попытался встать, но обнаружил, что связан по рукам и ногам - и не веревкой, а грубой проволокой. Хэм, тоже скрученный проволокой, лежал рядом на спине в неуклюжей позе. Над Хэмом склонился краснопальцый майя. Он как раз только что вытащил у Хэма бумаги - единственное документальное доказательство права собственности Дока на участок земли во внутренних областях Идальго. Было ясно, что пришел майя за документами. Он прошипел что-то на своем языке и, хотя ни Хэм, ни Манк ничего не поняли, приятного в этих словах было мало, что бы он ни сказал. Майя выхватил нож из своей ярко-зеленой рубашки, но Хэму и Манку нож не показался опасным, они надеялись, что у майя более благородная цель. Из той же такой вместительной зеленой рубашки он извлек маленького идола. Из всех черт его лица, слабо напоминающих человеческие, наиболее выделялся очень длинный нос. Статуэтка была искусно сделана из темного обсидиана. Майя бормотал какие-то слова, и скоро его охватила религиозная горячка. Манк заметил, что майя все время повторяет слово "Кукулькан", и догадался, что это название древнего божества майя. Парень собирался принести их в жертву своему отвратительному маленькому идолу! Манк сильно напряг все свое тело, пытаясь освободиться от проволоки, но она так многократно переплела все туловище, что Манк ничего не мог сделать, он только причинил страшную боль своим мышцам и еще больше поранил и без того кровоточащую кожу. Майя закончил восхваления своему божеству. Бешеный огонь горел в его черных глазах, в идиотском экстазе изо рта потекли слюни. И снова сверкнул нож в его руках. Манк закрыл глаза, но тут же открыл их и чуть не закричал от величайшей радости - в эту отвратительную комнату проникли низкие, приятные звуки, похожие на пение редкой птицы, выводящей трели на особый лад. Казалось, песня просачивалась со всех сторон. Пение все крепло и вселяло надежду. Это был знак Дока! Майя пришел в замешательство, оглядывался вокруг, но ничего не видел. Идолопоклонническая лихорадка вновь овладела им. Он поднял нож - клинок устремился вниз, но успел опуститься всего на один фут, когда в узком, черном проеме двери вспыхнула гигантская фигура из бронзы. Как богиня возмездия Немезида, Док Сэвидж опустился на дьяволоподобного, но незадачливого майя.
в начало наверх
Казалось, Док только едва дотронулся до руки, в которой был нож, но "дотрагивание" сломало злодею руку, сразу же выпустившую нож. Майя согнулся и, с удивительной живостью засунув другую руку за пазуху, быстро вынул все из той же необъятной зеленой рубашки блестящий пистолет. Нацелился он на Хэма, а не на Дока, потому что Хэм был ближе. У Дока была только одна возможность спасти Хэма. И Док сделал это - поставив руку ребром, он нанес такой сокрушительный удар по шее майя, что тот сразу же скончался, не успев нажать на спусковой крючок. Док моментально освободил Хэма и Манка от проволоки. В это время в дверях появился смуглый абориген - один из тех, кого нанял майя. В руках у него был нож с длинным клинком, сильно напоминавший обыкновенную косу. Это в самом деле была коса с надписью на рукояти - "Сделано в США". Аборигены обычно называли ее мачете. То, что темнокожий прибыл сюда, было его большой ошибкой. Один сильный и быстрый удар Дока - и туземец вылетел кувырком туда, откуда пришел. Док помог Хэму и Манку выйти. Они повернули налево. Док схватил Хэма, поднял и подтолкнул его на низкую крышу. Манку удалось взобраться самому, Док запрыгнул последним. Друзья перепрыгнули на соседнюю крышу, потом еще на одну. Здесь лежал шелковый парашют. - Вот как я появился здесь, - объяснил Док. - Слух о том, что вы здесь бьетесь, быстро донесся до нас, и я поднялся в самолете. На высоте двух тысяч футов я включил сигнальные огни, которые осветили весь город. Мне повезло - я сразу увидел банду, напавшую на вас. А потом я просто спрыгнул вниз, чтобы помочь вам. - Ну, конечно! - усмехнулся Манк. - Никаких особых усилий, не так ли, Док? 10. ТЯЖЕЛОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ Док, Хэм и Манк брели в лунном свете к своему лагерю, разбитому на берегу озера. Любопытные аборигены толпились здесь, рассматривали самолет, разговаривали между собой. В этих затерянных краях воздушный лайнер был все еще диковиной. Док, бронзовый гигант почти вдвое выше любого из смуглых парней, ходил между ними и расспрашивал о голубом самолете, который напал на команду Дока в Белизе. Говорил Док на смеси испанского с их индейским жаргоном. Аборигены несколько раз видели голубой аэроплан, но не знали, откуда он появлялся и куда улетал. Док заметил, что некоторые темнокожие говорят о голубой одномоторке с каким-то суеверием - от них толку не добьешься. Лица суеверных говорили о том, что их предками были майя. Док вспомнил, что голубой цвет считался священным у древних майя. Но это только добавило таинственности. Ренни с друзьями поставили палатку, сделанную из шелка. Внутри палатки они выкопали глубокую яму, что-то вроде блиндажа, в котором собирались спать. Таким образом парни обеспечили себе безопасность на случай внезапного нападения, ведь никто не мог поручиться, что ночью не застрочит пулемет. Манк и Хэм, окончательно пришедшие в себя после близкого знакомства со смертью, решили спать в самолете, сменяя друг друга на дежурстве. Сам же Док отправился в ночь один. Уверенный в своих редких, удивительных способностях, которые он развивал годами интенсивного труда, бронзовый человек не боялся врагов, он знал, что их усилия не будут иметь успеха. Док пошел в президентский дворец. Встретившему его служителю Док просто назвал свое имя и передал просьбу увидеться с президентом Идальго. Удивительно быстро лакей вернулся назад. Карлос Ависпа, президент Идальго, дал согласие немедленно принять Дока. Дока пригласили в большую, роскошно обставленную комнату. В полумраке работал небольшой кинопроектор, и на белом экране Док увидел сменяющие друг друга кадры. Фильм, который, по всей видимости, смотрел президент до прихода Дока, был посвящен не сентиментальной любви, а военной тактике. Карлос Ависпа пошел навстречу Доку и приветливо протянул ему руку. Президент был высокого роста, может быть, всего на несколько дюймов ниже Дока. Копна прямых седых волос придавала ему внушительный вид. У него было очень озабоченное лицо, лицо интеллигентного и приятного человека. Ему было под пятьдесят. - Поистине большая честь принимать сына великого сеньора Кларка Сэвиджа, - сказал он с неподдельной сердечностью. - Вы знали моего отца? - удивился Док. Он не думал, что его отец был знаком с Карлосом Ависпой. Президент слегка поклонился. В его голосе слышалось искреннее уважение. - Ваш отец спас мне жизнь, так как был выдающимся врачом. Было это двадцать лет назад, когда я скрывался в горах, будучи неважным революционером. Вы, я полагаю, тоже великий врач и хирург? Док скромно кивнул. Сказать о нем, что он просто врач и хирург, - значило ничего не сказать, потому что среди всех живущих никто не мог сравниться с Доком в области медицины. За несколько минут Док поведал свою историю и рассказал, что госсекретарь дон Рубио Горро отказался признать его право на владение территорией во внутренних областях Идальго. - Я немедленно исправлю недоразумение, сеньор Сэвидж! - заявил президент Карлос Ависпа. - К вашим услугам все, что я имею, и вся власть, которой я обладаю. Док сердечно поблагодарил почтенного, милого президента, а потом попросил его объяснить, в чем состоит такая необыкновенная ценность участка земли в Идальго, что множество людей работает над тем, как бы убить Сэвиджа, чтобы он никогда не добрался до своей земли. - Не могу даже представить, - ответил Ависпа. - Я не знаю, что ваш отец нашел там, но двадцать лет назад, когда он спас меня от смерти, его имя было уже связано с территорией внутри Идальго. Больше я ни разу не видел вашего отца. Что касается этого района, он почти неприступен, а населяющие его аборигены так неблагонадежны, что я даже отказался от попытки послать туда солдат. Президент Карлос Ависпа глубоко задумался. - Меня беспокоит поступок моего госсекретаря дона Рубио Горро, - сказал он. - Какой-то подлец уничтожил документы на наследство, оставленное вашим отцом. Они должны были быть в наших архивах. И мне непонятны действия дона Рубио - даже если пропали документы из нашего архива, достаточно тех бумаг, которые имеются у вас. Он будет наказан за свою наглость. Док молчал. На киноэкране продолжали двигаться кадры - что-то вроде учебного фильма о войсковых маневрах, который показывают в военных колледжах. Улыбаясь, президент Ависпа кивнул на киноаппарат: - Мне надо быть в курсе самых последних достижений в военной науке. Это прискорбно, но, кажется, у нас никогда не будет мира здесь, на юге. Мы всегда находимся в состоянии назревающей революции. Вот буквально накануне до меня дошли настойчивые слухи о том, что готовится попытка предательски убить меня и захватить власть. В заговоре замешано много представителей народа майя, но мне неизвестны главари. Совершенно ясно, что они ищут деньги на покупку оружия, и как только найдут, сразу поднимутся. В глазах президента вспыхнули воинственные огоньки: - Если мне удастся узнать, из какого источника они ожидают деньги, я тут же разгромлю их. И хорошо бы это сделать без кровопролития! Док еще долго беседовал с президентом, преимущественно о своем замечательном отце. Вежливо отклонив приглашение остаться на ночь в президентском дворце, Док покинул резиденцию Карлоса Ависпы, когда было уже очень поздно. Шагая по сонным улицам Бланко Гранде, Док обдумывал все, что поведал ему президент. Возможно ли, что деньги на революцию против Карлоса Ависпы напрямую связаны с его наследством? Тот факт, что майя принимают участие и в подготовке к бунту, и в попытках убить Дока, наводил на мысль, что так и есть - враги хотели лишить его наследства и использовать эти ценности для финансирования революции с целью свержения президента Ависпы! С самого начала враги делали все, чтобы Док даже не узнал о существовании своего наследства. В общем, темные дела! И вдруг Док остановился. Прямо перед ним, на тускло освещаемой лунной мостовой лежал нож. Сделанный из обсидиана клинок и рукоятка из намотанной полоски кожи - точно такой же нож был у майя в Нью-Йорке! Минут через пятнадцать состоялось любопытное собрание в одной из комнат на самом верхнем этаже единственной в Бланко Гранде гостиницы, считавшейся очень современной, так как в каждом номере имелись вода и радио. Отель был гордостью всей страны еще и потому, что здание в три этажа считалось высотным! Но зато собрание группы весьма сомнительных людей в гостинице было бедствием для всего Идальго. Главари новоиспеченных революционеров руководствовались отнюдь не высокими идеалами свободы. Иначе они не собрались бы здесь, потому что никогда еще у народа не было такого доброго и честного президента, как почтенный Карлос Ависпа. Алчность двигала каждым шагом этих людей. Они задумали свергнуть справедливое, скромное правительство президента Ависпы, чтобы разграбить государственную казну, за год или два довести народ до нищеты, а потом удрать в Париж или другие процветающие города Европы и жить там в роскоши на награбленные деньги. Одиннадцать косматых, грязных изгоев сбились в одном конце комнаты. Каждый из них был отъявленным убийцей. Прямо перед ними висел занавес. За ним скрывалась дверь в соседнюю комнату. Дверь открылась - и собравшиеся бандиты услышали, как вошел человек. Они насторожились, но, когда человек заговорил, расслабились. Бандиты признали своего босса! Являясь мозгом революции, именно он должен был наполнить их карманы деньгами из казны Идальго. - Я опоздал! - сказал главарь главарей, которого никто из них не имел права видеть - и, больше того, никто даже не знал, кто он! - Я потерял свой священный нож и вынужден был вернуться, чтобы найти его. - Вы нашли его? - прервал босса один из бандитов. - Это очень важно. Нож вам необходим, чтобы воздействовать на воинов майя. Они думают, что только люди их воинствующей секты могут иметь такой нож. Если же священный нож попадет в руки обыкновенного человека, то, как они считают, его настигнет смерть. Вам надо иметь такой нож, чтобы они не сомневались, что вы сын их бога, которого они называют Пернатым Змеем. - Я нашел нож, - сказал человек за занавесом. - Теперь перейдем к делу. Этот субъект Сэвидж оказался намного опаснее, чем мы предполагали. Говоривший сделал паузу, а когда продолжил, в его голосе чувствовался явный страх: - Сэвидж посетил президента Ависпу сегодня вечером, и Ависпа поддержал его во всем. Старый дурак! Он скоро доберется до нас! Но мы должны остановить Сэвиджа! Мы должны уничтожить его и пятерых его дьяволов! - Согласен, - взревел волосатый головорез. - Они не должны добраться до Потерянной долины! - А почему не позволить им проникнуть в Потерянную долину? - заворчал другой бандит. - Там им будет конец! Уж оттуда они не уйдут! С еще большим страхом в голосе революционный босс снова заговорил: - Ты, идиот! Ты не знаешь Сэвиджа! Это сверхчеловек. Я отправился в Нью-Йорк, но ничего не смог с ним сделать. Со мной были двое воинов из фанатичной секты. Они обладают прекрасными бойцовскими качествами, их боятся даже братья по секте. Но Сэвидж ускользнул! Тяжелой была тишина, наполнившая комнату. - А если воины узнают, что вы не принадлежите к их секте? - спросил один из изгоев. - Они крепко верят, что вы плоть и кровь сына одного из их древних божеств. Они просто поклоняются вам. А, может, они понимают, что вы жулик? - Нет! - резко сказал человек, стоящий за занавесом. - Нет, потому что я обладаю Красной смертью! - Красная смерть! - залпом повторил один бандит. - Красная смерть - что это? - спросил другой, еле переведя дух. Из-за занавески послышался громкий, дикий смех. - Один гениальный ученый продал мне секрет Красной смерти. Теперь я умею вызывать Красную смерть и лечить от нее. Я купил этот секрет, а потом убил ученого, чтобы никто больше не узнал тайну Красной смерти - особенно способа ее лечения. Все собрание бандитов нервно передернулось. - Нам бы только раскрыть тайну золота, скрытого в Потерянной долине,
в начало наверх
- заговорил один. - Если бы мы могли найти золото, мы бы плюнули на революцию. - В том-то и дело! - заявил главный революционер. - Я делал множество попыток. Утреннее Дуновение, вождь племени воинов, которое я возглавляю, не знает, где находится золото. Только старый король Чаак, правитель Потерянной долины, знает. Но даже пытками из него не вытянешь этой тайны. - Я бы хотел попасть туда с моими ребятами и пулеметами! - злобно проговорил бандитский атаман. - Ты однажды уже имел такую возможность, не так ли? - съязвил скрытый за занавеской. - Потом еле зализал свои раны. Потерянная долина неприступна. Самое лучшее, что мы можем сделать, - получить золото на финансирование восстания как жертвоприношение. - Каким образом вы добудете золото? - спросил грабитель самого низкого ранга. И снова босс захохотал: - Я просто напущу Красную смерть на племя майя. Тогда они сделают жертвоприношение - и в мои руки попадет большое количество золота. Потом я вылечу их от Красной смерти. - Невежественные простофили, - весело добавил он, - поверят, что посылает им Красную смерть их бог и только жертвоприношение в виде золота может ублажить его гнев. - Так напускайте свою Красную смерть скорее, - предложил один из бандитов. - Нам очень нужны деньги. Если мы не получим их, нам нечем будет платить за то оружие, которое нам необходимо для начала восстания. - Я сделаю это очень скоро. Сначала над Потерянной долиной появится голубой аэроплан - моя новая идея. Голубой самолет сильно воздействует на религиозные чувства жителей Потерянной долины, потому что голубой цвет они считают священным, и самолет для них - большой крылатый бог, летающий над ними. Дьявольским смехом бандиты выразили свое восхищение умом их лидера. - Красная смерть - великое средство! - скрипело за занавеской. - Она отправила старого Сэвиджа... И вдруг говорун издал дикий крик и вывалился вперед вместе с занавеской. Он резво катился вверх тормашками по всему полу. Ошеломленные бандиты увидели возвышающуюся в дверях огромную бронзовую фигуру, наводящую страх. - Док Сэвидж! - пронзительно закричал кто-то из бандитов. Это действительно был Док. Когда он увидел тот нож на мостовой, почти сразу же послышались приближающиеся шаги. Он следовал за человеком, поднявшим нож, до самой комнаты отеля. Док стал свидетелем всего подлого заговора! Но он упустил главного негодяя - наверное, впервые в своей жизни. Неистовому лидеру бунтовщиков, убийце отца Дока удалось на один миг ослепить глаза бронзового человека. Один бандит выхватил пистолет, другой потушил свет. Раздались оглушительные выстрелы. И посыпались удары. Страшные удары, крушащие и плоть, и кости! Такие удары мог наносить только один человек - Док Сэвидж! Разбив вдребезги окно, кто-то из бандитов выпрыгнул вниз, несмотря на то, что лететь ему на землю предстояло с третьего этажа. За ним выпрыгнул еще один. Битва, происходившая в комнате, закончилась в считанные секунды. Док включил свет. Десять бандитов, все в разных стадиях - кто в оцепенении, кто без сознания, а кто и мертвый - были разбросаны по полу. Трое из них уже никогда не смогут убивать. А об остальных быстро позаботится полиция Бланко Гранде - полицейские уже шумели в коридоре отеля. Док кинулся к окну. Легко и быстро сбалансировав, он совершил прыжок из комнаты на третьем этаже так же просто, как если бы он спрыгнул со стола. Под окном Док обнаружил мертвого головореза, свернувшего себе шею при падении. От вожака не осталось и следа - он удачно прыгнул и скрылся. Ярость и негодование захлестнули все могучее бронзовое тело Дока. Убийца его отца! А он даже не знает, кто этот человек! Когда Док шел по его пятам до гостиницы, ни разу не представилась возможность взглянуть на лицо главного злодея. В комнате наверху дьявола закрывала занавеска, а потом бандиты вырубили свет. Док медленным шагом покинул район гостиницы. В гостиничном номере он совершил такое, что потом стало в Идальго легендой. Побить дюжину головорезов за какие-то секунды! Долго полиция Бланко Гранде ломала себе голову над тем, кто смог одолеть самых опасных в Идальго бандитов в рукопашном бою. Каждый нечесаный головорез получил по заслугам. Правда, впоследствии указом президента Ависпы они были помилованы. Док Сэвидж, даже не вспоминая о том, что он только что сделал, пошел в свой лагерь и лег спать. 11. ПОТЕРЯННАЯ ДОЛИНА К тому времени, как солнце только показалось из-за остроконечной горы, Док и его друзья были готовы отправиться в путь. Еще до зари, когда все остальные спали, Док, как обычно, два часа провел в напряженных тренировках. После этого он разбудил парней, и они все, вооружившись кистями и быстросохнущей голубой краской, пошли к своему самолету. Лайнер был выкрашен в голубой цвет - священный цвет майя! - Если обитатели таинственной Потерянной долины поверят, что мы скачем в священной колеснице, - комментировал Док, - они могут позволить нам долго летать над ними, чтобы подружиться. Стройный и веселый Хэм, со своей постоянной спутницей тростью-шпагой - у него было несколько таких тростей - шутливо предложил: - А если они знакомы с эволюционным развитием человечества, мы можем пополнить их знания, послав им Манка в качестве недостающего звена эволюции. - Да, действительно? - захмыкал Манк. - Не забывай, что у твоего прозвища есть еще одно значение. В один прекрасный день ты обязательно угодишь в костер в качестве большой ляжки, которая превратится в жареный шницель или бифштекс. И ты никогда не узнаешь о том, кто это сделал, как ты не знаешь, кто подстроил тебе дело о краже тех несчастных шляп. Хэма бросило в жар, он крутанул своей тростью и, не найдя, что ответить, замолк. В шуточной перепалке двух друзей на этот раз победа была за Манком. В баки огромного, скоростного лайнера залили бензин из расчета на двадцать часов полета. Док запустил звездообразные двигатели при помощи электростартера. Он долго прогревал цилиндры, чтобы моторы не отказали в самый ответственный момент - момент взлета. Док сначала вел самолет вдоль озера, а потом сделал своего рода контрольный оборот вокруг него. Но вот понтоны скользнули по водной глади - и самолет взлетел. Док сделал вираж и повел корабль в направлении самого недоступного района внутри Идальго. Использовать в самолете понтоны вместо колес шасси - идея Дока, пришедшая ему в голову после того, как Джонни скрупулезно изучил топографию этого района. Сплошные непроходимые джунгли и невероятно скалистые горы той местности, куда летели Док и его друзья, не оставляли ни одного шанса на то, что там можно найти достаточно большой участок земли, пригодный для посадки. С другой стороны, страна находилась в зоне проливных дождей и тропических ливней. Ручьи превращались в маленькие речки, а в глубоких ущельях гор образовывалось много крошечных озер. Вот почему нужны были понтоны. Пока Док поднимал самолет на высоту десяти тысяч футов, чтобы попасть в благоприятное воздушное течение и таким образом снизить расход бензина, пятеро его друзей смотрели через окна кабины в бинокли. Они надеялись напасть на след своего врага - на голубой моноплан. Но ничего похожего на ангар вражеского аэроплана они не увидели на узловатом зеленом ковре джунглей. Друзья были убеждены, что голубой самолет врага спрятан где-то очень близко от столицы Бланко Гранде, но его не было видно. Вот среди джунглей показался редкий в этих местах маленький расчищенный от леса клочок земли, на котором росла мильпа - так по-местному назывался маис. Через бинокли друзья видели аборигенов, несущих тяжелые макапалы - сетчатые мешки, которые держались на сборщиках урожая с помощью ремня, закрепленного вокруг лба. Таких оазисов жизни попадалось очень мало, в основном внизу простирались густые, непроходимые заросли тропических растений, на много миль растянулись джунгли. Цивилизация осталась позади. Прошло несколько часов. Рельеф местности внизу начал меняться. Казалось, что земля здесь споткнулась, скорчилась от боли и взметнула сама себя ввысь в самом невообразимом беспорядке. Это появились горы - гигантские, с глубокими ущельями, темные и зловещие от покрывших их лесов. Сверху можно было заглянуть в каньон, дно которого выглядело, как темное пятнышко, настолько глубоким он был. - Да там внизу даже ноге негде ступить! - произнес Ренни упавшим голосом. - Я же говорил Манку, - засмеялся Джонни, - что путешествие Колумба, бороздившего Атлантический океан, - ничто по сравнению с нашим путешествием сюда. - Ты с ума сошел, - отозвался Манк. - Мы сидим в комфортабельных креслах в мощном самолете - и ты называешь это трудностями! Я не вижу ничего опасного для нас. - Конечно, что тебе волноваться! - Хэм не мог не съязвить. - Если нам предстоит вынужденная посадка, спокойно будешь прыгать по деревьям. Мы же все будем идти пешком по земле. А в дремучей стране под нами можно пройти в день не больше полумили! Ренни, сидевший в пилотском отсеке с Доком, крикнул: - Внимание, парни! Мы приближаемся! Ренни все время следил за курсом, делал расчеты и наносил линии на карту. Они приближались к месту назначения - к участку земли, принадлежавшему Доку! Эта территория лежала прямо перед ними. Впереди они увидели также еще одну цепь гор. Горы были еще более неприступны, чем те, что встречались им до сих пор. Горные вершины походили на каменные иглы. Вплотную к подножию отвесных гор подступали джунгли, как бы борясь за право на существование. Летевший на громадной скорости самолет начал брыкаться, как конь, когда столкнулся со страшными воздушными потоками, которые образовывались над дикой стихией камня. Это несмотря на то, что управляла самолетом мастерская рука Дока. Обыкновенный летчик не справился бы с такими вероломными течениями и благоразумно повернул бы назад. Было такое впечатление, что они попали в самый эпицентр мощного циклона. Цвет лица Манка, прочно прикрепленного к плетеному сидению, которое, в свою очередь, было скреплено с помощью металла с фюзеляжем самолета, стал понемногу из румяно-кирпичного превращаться в зеленый. Ясно, что он изменил свое мнение о степени трудности их экспедиции. Он не то, чтобы испугался, но был близок к морской болезни. - Адские вихревые потоки объясняют, почему этот район не нанесен на географические карты с самолета, - предположил Док. Через четыре или пять минут Док показал рукой вниз: - Смотрите! Вон тот каньон, должно быть, ведет к центру интересующей нас местности! Все посмотрели в направлении, указанном Доком. Их взгляд упал на очень узкое ущелье, бесконечная глубина которого как бы впадала в гору. Каньон из голого камня был настолько крут и кремнист, что ни о какой растительности в нем не могло быть и речи. Самолет накренился ближе к ущелью. Но так глубока была расщелина, что нижнюю ее часть скрывали потемки. Остроглазый Ренни, глядя в бинокль, сообщил: - Очень похоже, что по дну каньона бежит речка. Док бесстрашно опустил нос самолета еще ниже. Другой пилот в ужасе отвернул бы от страшно болтающих самолет воздушных струй. Док же знал, на что способен его лайнер, и был в нем уверен. А все парни были уверены в Доке - пока его рука на штурвале, они в безопасности. Самолет устремился в чудовищную пасть бездны. Грохот мотора остался где-то позади, его приглушили стены узкого ущелья. И вдруг какая-то неведомая сила стала всасывать самолет в глубину. Сработало смешение теплого воздуха с нижним холодным от быстро бегущей маленькой реки, что образовало внизу сильный засасывающий поток. Крутясь и изворачиваясь, лайнер погружался в мрачную темноту. Манк в это время являл собой блистательное доказательство
в начало наверх
утверждения, что внезапная опасность лечит от морской болезни - он снова прекрасно себя чувствовал. Все три звездообразных двигателя стонали, но работали, а из выхлопных труб вырывалось голубое пламя. Продвижение авиалайнера по ущелью сплошь состояло из прыжков и падений, скачков и ударов со всех сторон, как будто они ехали верхом на зайце в парке аттракционов или катались на роликовой доске. - Пройдет очень много времени, прежде чем еще одна шайка белых исследователей проникнет сюда! - пророчествовал Ренни. Док вдруг протянул вперед руку, ставшую похожей на бронзовую полосу. - Потерянная долина! - закричал он. Совершенно неожиданно появилась она перед ними - Потерянная долина! Удивительный, дьявольский каньон выходил в долину, имевшую форму яйца. Поверхность земли была сильно покатой, на такой крутизне посадить самолет, оснащенный только шасси, было бы невозможно. Виднелось только одно сравнительно ровное место, но и оно было не больше одного-двух акров площадью. На этой ровной площадке одновременно остановились глаза Дока и его пятерых друзей. Они смотрели с изумлением, не веря своим глазам. - Боже мой! - задыхался от восторга Джонни-археолог. На маленьком плоском месте возвышалась пирамида! Она была сооружена в соответствии с архитектурой египетских пирамид, но имела свои особенности. Прежде всего, боковые стены пирамиды были гладкими, как стекло, никаких ступенек, ведущих внутрь, здесь не было. Только с фасада имелось несколько ступеней - весь пролет не более двадцати футов в ширину, а каждая ступенька была ниже и мельче, чем в американских домах. Лестница напоминала ленту, брошенную на сверкающую, гладкую стену пирамиды. Верх сооружения был плоским, и на нем возвышалось что-то наподобие храма, ровную каменную крышу которого поддерживали высеченные с удивительным искусством квадратные колонны. Если не считать эти колонны, храм был открыт со всех сторон, и внутри можно было увидеть фантастически искусные скульптуры богов, сделанные из камня. Самым удивительным, пожалуй, был цвет пирамиды.Ее серовато-коричневые камни повсеместно светились изумительным желтым металлическим сиянием из крошечных огоньков, которые то погасали, то вспыхивали вновь. - Это бесценно! - завороженно шептал археолог Джонни. - Вот именно! - хмыкнул инженер Ренни. - С исторической точки зрения, я имею в виду! - добавил Джонни. - А я имею в виду бумажник! - отстаивал свою точку зрения Ренни. - Только один раз в жизни можно увидеть столько золота, сколько мы видим его сейчас. Держу пари, что из тонны камня пирамиды можно извлечь чистого золота на пятьдесят тысяч долларов! - Забудь золото! - перебил его Джонни. - Ты разве не понимаешь, что перед тобой уникальный образец древней архитектуры майя? Любой археолог отдал бы все на свете, чтобы это увидеть! Приблизившись к пирамиде, друзья рассмотрели еще одну особенность. Довольно мощный поток воды непрерывно падал по стене пирамиды и уходил в глубину где-то вблизи ступеней. Вода извергалась из верхушки пирамиды по принципу действия артезианского источника. Продолжая свой путь от пирамиды по земле, поток воды подпитывал длинное, узкое озеро, которое, в свою очередь, рождало речку, бегущую по дну каньона - по этой речке и проплыл лайнер Дока и его друзей. По сторонам яйцеподобной долины, недалеко от пирамиды, расположились ряды впечатляющих каменных домов, щедро украшенных резьбой и удивительных по архитектуре. Прилетевшим показалось, что они попали во времена до нашей эры. И вдруг они увидели людей - много людей. Они были очень странно одеты. Док коснулся понтонами самолета поверхности узкого озера и вырулил на маленький берег с чистым светлым песком. Вид у всей группы парней, выходивших из самолета, был довольно перепуганный и в то же время благоговейный. Аборигены Потерянной долины бежали вниз по крутым склонам навстречу им. Трудно было сказать, будет ли их прием враждебным или нет. - Может, нам вытащить пулемет? - предложил Ренни. - Мне не нравится банда, приближающаяся к нам плечом к плечу! - Нет! - Док покачал головой. - В конце концов мы не имеем здесь никаких прав. И я скорее уберусь отсюда, чем буду устраивать им резню! - Но эта земля принадлежит тебе. - По юридическим законам, возможно, да, - согласился Док. - Но здесь есть другая сторона. Правительство использует отвратительный прием, когда отбирает землю у бедных туземцев и отдает ее в собственность белому человеку. Так поступают, например, с нашими американскими индейцами, вы прекрасно знаете. И потом эти люди не выглядят такими уж свирепыми и дикими. - Они представляют прелестную, высокую цивилизацию, если тебе угодно! - заявил Ренни. - Я никогда не видел такого милейшего маленького городка! Парни рассматривали приближающихся аборигенов. - Каждый из них - чистокровный майя! - объявил Джонни. - Никакие посторонние расы не смешивали браки с этими людьми! Продвижение майя имело интересную особенность - впереди основной массы людей шла группа мужчин, совершенно одинаково одетых. Эти ребята отличались от остальных еще и тем, что были немного выше ростом, в их взгляде было больше злобы, в их широких плечах и груди укрывались мощные мускулы. На каждом была короткая накидка из плетеной кожи, выпущенные на плечах концы кожаных полосок очень походили на современные эполеты. Талии были затянуты темно-голубыми широкими поясами, переходящими в фартуки и впереди, и сзади. На ногах у них были краги, почти как у футболистов, и сандалии с очень высокими задниками. Они несли копья и остроконечные страшные зубцы из камня, насаженные на короткие деревянные рукоятки. И вдобавок каждый имел нож из обсидиана с кожаной ручкой на одном конце клинка. У всех вооруженных парней кончики пальцев были окрашены в алый цвет - ровно на один дюйм по длине! Никто из других, обыкновенных их соплеменников не имел красных пальцев. Вдруг человек, возглавлявший воинственную группу, остановился. Повернувшись, он поднял руки над головой и обратился с речью к следовавшим за ним, в голосе его чувствовалась большая эмоциональность и сила. Этот человек был более коренастым, чем другие. Он, как и Манк, напоминал человекообразную обезьяну, но был намного мельче Манка. Лицо у него было темное и злое. Док с интересом вслушивался в диалект майя, на котором говорил оратор. - Этот малый - Утреннее Дуновение, а группа, к которой он обращается, - секта воинов! - Док не переводил своим друзьям содержание речи Утреннего Дуновения, а скорее выдавал им свои собственные точные выводы. - По-моему, он больше смахивает на полночный ветер! - ворчал Манк. - На что он их настраивает, Док? В золотых глазах Дока Сэвиджа запрыгали маленькие сердитые искорки: - Он говорит им, что наш голубой самолет - это священная птица. - Как раз то, что мы хотели им внушить! - сказал Ренни. - Значит, все в порядке, если... - Не так хорошо, как ты думаешь, - прервал его Док. - Утреннее Дуновение говорит своим воинам, что священная голубая птица принесла нас сюда, чтобы они совершили жертвоприношение. - Ты имеешь в виду... - Они убьют нас - если Утреннее Дуновение будет настаивать. 12. НАСЛЕДСТВО Манк моментально повернулся в сторону самолета и громко закричал: - А я их встречу с пулеметом в каждой руке! Но тихий голос Дока остановил его. - Подожди, - предложил Док. - Воины Утреннего Дуновения еще не приняли решения. У меня есть план. Док шагнул вперед и пошел один навстречу враждебно настроенной секте воинов из потерянного племени древних майя. Их было человек сто - воинов с красными пальцами, и все они были вооружены до зубов. Охваченные неистовой религиозной лихорадкой, эти экзотические фанатики становились страшными в бою. Но Док подходил к ним так же спокойно, как если бы он шел на официальный завтрак в торговую палату. Увидев Дока, Утреннее Дуновение прервал свою речь. Вблизи внешность вождя воинов была еще менее привлекательной, чем издали. На лице Утреннего Дуновения были вытатуированы цветные узоры, делающие его совершенно отталкивающим. А его маленькие черные глаза были похожи на поросячьи. Док опустил правую руку в карман пиджака, где лежал нож из обсидиана, который остался от майя, покончившего с собой в Нью-Йорке. Док узнал из того разговора в гостиничном номере Бланко Гранде, какое большое значение придается таким ножам. С чувством собственного достоинства Док поднял обе бронзовые руки высоко над головой. Стоя так, он крепко держал священный нож, скрывая его от майя. Он прятал нож в ладони, как фокусник. - Я приветствую вас, дети мои! - сказал Док, стараясь произносить слова на языке майя так хорошо, как только мог. Затем, сделав быстрое движение запястьем руки, он ловко блеснул ножом перед майя, а им, наверное, показалось, что клинок из обсидиана появился у Дока, как у настоящего факира, прямо из прозрачного воздуха. Нож произвел впечатление - воины с красными пальцами начали размахивать руками и двигать ногами в сандалиях с высокими задниками. Среди воинов нарастал шум. Док понял, что настал подходящий момент, и заговорил своим мощным голосом, обращаясь к секте воинов: - Я и мои друзья прибыли, чтобы говорить с королем Чааком, вашим правителем! Это совершенно не понравилось Утреннему Дуновению. Его неприятное лицо выражало недовольство и испуг. Наблюдая за вождем секты воинов, Док точно определил его характер. Утреннее Дуновение жаждал власти и славы. Он хотел верховного положения среди своих соплеменников и поэтому был врагом правителя - короля Чаака. Изменившееся выражение лица Утреннего Дуновения при упоминании имени правителя подтвердило правильность выводов Дока насчет вождя. - Говорите о своем деле мне! - скомандовал Утреннее Дуновение, пытаясь повелительным голосом показать, что он представляет полномочную власть. Понимая, что Утреннему Дуновению нельзя ни в чем довериться, Док придал своему голосу больше внушительности и громко сказал: - Я не буду решать свои дела с мелкой сошкой, а только с самим королем Чааком! Это заявление Дока тоже подействовало, причем по-разному - Утреннее Дуновение побагровел от унижения и ярости, а остальные воины были совершенно покорены Доком и ошеломлены. Сэвидж понял, что они решили отложить жертвоприношение и готовы отвести белых пришельцев к королю Чааку. Как никто другой, Док умел выразить голосом всю полноту своего достоинства и способность влиять на людей. Док приказал: - Не будем больше задерживаться! Ловкость рук с ножом, знание их языка, гордая манера поведения - все это победоносно благоприятствовало Доку. Фаланга краснопальцых воинов перестроилась, образовав группу для сопровождения Дока и его друзей к королю Чааку. - Отлично сработано! - восхищенно засмеялся Манк. - Просто надо кое-что помнить! - сказал ему Док. - Надо знать, как можно магически воздействовать на воинов с красными пальцами. Это знание и спасло нас. Они оставили самолет на узком песчаном берегу, рассчитывая на суеверный страх майя, который удержит их от излишнего любопытства по отношению к прилетевшему чуду. Желтолицее население вряд ли решится переступить через свою религиозность и не станет трогать руками священную голубую птицу. Судя по внешности простых майя, можно было сказать, что они чрезвычайно общительные люди. На них даже приятно было смотреть, особенно на молодых женщин. Их одежды говорили о том, что они занимались и ткачеством, и крашением тканей. А в наряды некоторых женщин были вшиты чудесные золотые нити, что придавало одежде очень богатый вид. Кожа их лиц была прекрасного золотистого цвета, абсолютно гладкая. - Я не видел раньше лучшего цвета лица, чем у этих майя, - сказал Хэм.
в начало наверх
Молодые женщины и некоторые парни помоложе украсили голову прическами из пышных тропических цветов. У некоторых были красивые перья, грациозно спадавшие на плечи. Манку понравились одеяния всех майя, кроме воинов, накрасивших свои пальцы. - Похоже, они выбирают самых гадких утят и делают из них бойцов! - посмеивался он. А позже Док и его друзья узнали, что именно так и было. Воинами становились те майя, которые были в какой-то степени ущербными как физически, так и умственно. У майя не было тюрем. Когда кто-нибудь из них совершал незначительное преступление, его не наказывали изгнанием или тюрьмой, а заставляли становиться воином - защитником племени. Члены воинственной секты отражали нападения врагов и сохраняли Потерянную долину в неприкосновенности. Многие из них погибали в сражениях и тем самым несли наказание. Они были самыми невежественными и суеверными в Потерянной долине, эти краснопальцые защитники. Кавалькада шагала по улицам маленького городка. Джонни, с восторгом прирожденного археолога, продолжал делать все новые и новые открытия огромной важности и все время отрывался от компании. - Поглядите на строения! - задыхался он от изумления. - Они точно такие же, как в знаменитом, теперь уже разрушенном городе Чичен-Ица и в других подобных местах. Смотрите, они даже используют сводчатые крыши и арочные дверные проемы! Еще одна особенность зданий поразила всех, кроме Дока, так как они, в отличие от Дока, не знали подробностей о архитектуре майя. Сооружения изобиловали деревянными скульптурами животных, людей в самых разных гротескных позах и птиц. Майя украшали такими фигурками каждый дюйм свободной площади. Вся группа, наконец, подошла к каменному дому, который был больше остальных. Он немного возвышался над другими домами благодаря фундаменту, сложенному из камней. Гостей пригласили войти, и они предстали перед королем Чааком. Король майя производил сильное впечатление, и оно было приятным. Властитель был высокий, крепкий мужчина, чуть-чуть сутулый под тяжестью лет. Его волосы были белоснежно седыми, а черты лица почти так же совершенны, как у Дока! Одетый в вечерний костюм, Чаак мог бы в таком виде сделать честь любому торжественному банкету в Нью-Йорке. На нем был макстли - широкий пояс красного цвета. Концы пояса свисали в виде фартука впереди и сзади. Король расположился в середине большой комнаты. Сзади него стояла молодая женщина. Она по многим параметрам превосходила всех индейских девушек, которых Док и его друзья видели до нее. Совершенство черт ее лица красноречиво говорило о том, что девушка - дочь короля Чаака. Она была почти такая же высокая, как отец. Утонченная прелесть ее красоты, казалось, вышла из-под мастерского резца скульптора, сделавшего девушку из золота. - Как куколка! - Манк даже рот открыл. - Хороша! - согласился Ренни, а его обычно суровое лицо просветлело, что было большой редкостью. Док тихо, чтобы слышали только эти двое, которым вздумалось громко обсуждать прелести девушки, сказал: - Заткнитесь, вы, гориллы! Вы что, не видите, что она понимает по-английски? Манк и Ренни быстро посмотрели на девушку - и оба сразу стали красными, как хорошо сваренная свекла: восхитительная молодая леди из племени майя действительно слышала их слова и все поняла. Ее лицо вспыхнуло, девушка была явно смущена. Док, подойдя к королю Чааку, начал приветствовать правителя. - Вы можете говорить на своем родном языке, - прервал его король. Чаак ответил по-английски - на прекрасном английском языке! На этот раз Док был удивлен. Прошло длинных двадцать секунд, прежде чем он нашел, что говорить дальше. Взмахом руки он приветствовал все окружение короля. - Я совсем ничего не понимаю, - заговорил Док. - Совершенно очевидно, что вы являетесь потомками древнейшей цивилизации. Вы живете в долине, практически недоступной для посторонних. Мир даже не знает о вашем существовании. Вы живете точно так же, как жили ваши предки сотни лет назад. Тем не менее вы приветствуете меня на отличном английском! Король Чаак слегка поклонился: - Я могу объяснить вам, мистер Кларк Сэвидж младший. Если бы на месте Дока был более слабый человек, его бы хватил удар. Дока здесь знали! - Ваш уважаемый отец обучил меня английскому языку, - улыбался король Чаак. - Я узнал вас, вы его сын. Вы очень похожи на него. Док медленно кивал головой. Как замечательно узнать, что твой гениальный отец побывал здесь. Везде, где был Сэвидж старший, у него оставались друзья среди людей, достойных дружбы. Затем король Чаак перешел к представлению. Прелестную молодую леди звали Монья. Она была, как догадались Док и его друзья, принцессой - дочерью короля Чаака. Правитель приказал выйти короткому свирепому вождю воинов Утреннему Дуновению. Выходил тот с неохотой, как-то крадучись. В дверях он задержался и бросил жадный взгляд на принцессу Монью. Док перехватил этот взгляд и сделал еще один вывод - Утреннее Дуновение был влюблен в Монью. Но судя по гордо вскинутому лицу принцессы, она совсем не сохла по вождю воинов. - Ее нельзя упрекать, я думаю, - шептал Манк Хэму, уверенный, что его тихий голос никто больше не слышит. - Представь себе, видеть рожу вождя за завтраком каждое утро! Хэм посмотрел на Манка - и разразился громким смехом. Лицо Манка было такое же некрасивое, как и у Утреннего Дуновения, но, правда, более приятное. Док Сэвидж задал вопрос, который у него был буквально на кончике языка: - Как получилось, что ваш народ живет здесь так, как жили ваши предки сотни лет назад? Король Чаак, снисходительно улыбнувшись, отвечал: - Нам нравится наш образ жизни, мы считаем его идеальным. Правда, иногда нам приходится отражать нападения завоевателей. Но соседние воинственные племена, живущие по ту сторону горы, очень хорошо нас защищают - они наши друзья. А воины с красными пальцами выдворяют только самых настойчивых и упорных врагов, что происходит один раз в год или даже в два. Благодаря неприступности нашей долины делать это нетрудно. - Как долго вы обитаете здесь - то есть когда вы впервые поселились в этом месте? - спросил Док. - Сотни лет назад - в те времена, когда испанцы завоевали Мексику, - объяснял старый майя. - Мои предки, расселившиеся по долине, представляли собой клан высшей знати майя, членов королевской семьи. Они укрылись здесь от испанских солдат. С тех пор мы так и живем, вдали от всего остального мира. Док, подумав о беспорядках, кровопролитиях и алчности, которые тем временем заполнили этот остальной мир, не мог не признать, что курс, выбранный народом майя, имеет свои достоинства. Они, конечно, лишены многих достижений современной цивилизации, но, видимо, и не чувствуют отсутствия их. Почтенный король Чаак неожиданно перебил мысли Дока: - Я знаю, почему вы здесь, мистер Сэвидж. - Да? - Ваш отец послал вас сюда. Мы условились, что по прошествии двадцати лет вы должны прибыть ко мне. А я должен решить, допустить вас или нет к золоту, которое для нас в Потерянной долине не имеет никакой цены. Золотые глаза Дока выражали понимание происходящего. Итак, сейчас он слышал текст заключительной части того письма, обгоревшее начало которого он нашел в ограбленном сейфе отца! Все теперь стало ясно. Его отец открыл потерянную для всего мира долину с ее необычными обитателями и баснословным запасом золота. Он решил оставить открытую долину как наследство своему сыну. Старший Сэвидж оформил документы на владение землей Потерянной долины и заключил какой-то договор с королем Чааком. Задача состояла в том, чтобы узнать, что это был за договор! Док начал расспрашивать: - Какое соглашение было у моего отца с вами? - Разве он не сказал вам об этом? - удивился старый майя. Док опустил голову и, медленно произнося слова, рассказал, что отец совершенно неожиданно скончался. Властитель майя выдержал почтительную паузу после печального известия, а затем вернулся к делам о золоте. - Вы должны обязательно отдать определенную часть золота правительству Идальго, - сказал он. - В договоре сказано, - кивнул Док, - что одна пятая передается правительству Идальго. Это просто замечательно. Президент Идальго Карлос Ависпа - прекрасный джентльмен! - Третью часть всего добытого золота необходимо поместить в надежное место на имя моего народа, - продолжал король Чаак. - Вы должны основать фонд и проследить за тем, чтобы была назначена порядочная, честная администрация. Остальные две трети принадлежат вам, но не для личного процветания, а чтобы тратить эти средства как можно с большей пользой для других, тем самым продолжая работу, которой посвятил себя ваш отец, - восстанавливать справедливость, помогать бедным и угнетенным, приносить пользу людям любым доступным способом. - Треть вашему народу - не слишком ли малая часть? - спросил Док. Король Чаак засмеялся: - Вы будете поражены, узнав, какую сумму эта треть составляет. И потом скорее всего нам не понадобится золото. Потерянная долина, как вы понимаете, так и останется такой, как она есть, - неизвестной миру. И источник золота будет тоже неизвестен для остального мира. Джонни, вертевший своими очками с лупой на левой стороне, слушал с большим интересом. Он вмешался в разговор, задав недоуменный вопрос. - Я обратил внимание на горную породу у вас здесь, - сказал он. - И, хотя пирамида сделана из высокосортной золотой руды, нет и следа ее в горной породе вокруг. Если вы рассчитываете отдать нам пирамиду, не поднимется ли ваш народ защищать ее? - Пирамида останется неприкосновенной! - голос правителя стал резким и жестким. - Это наша святыня! Она будет стоять вечно! - Тогда где же золото? Король Чаак повернулся к Доку: - Вам покажут его дней через тридцать или раньше, если я решу, что настало время. Но до тех пор вы больше ничего не узнаете. - Почему такое условие? - спросил Док. В глазах старого майя забегали еле заметные огоньки, когда он отпарировал: - А вот этого мне не хочется раскрывать. На всем протяжении разговора хорошенькая принцесса Монья стояла на одном и том же месте и почти все время смотрела на Дока - в ее глазах было удивление и восхищение. - Я бы хотел, чтобы она так смотрела на меня! - признался Манк Хэму. Заявление короля Чаака о тридцатидневном моратории на всю последующую информацию завершило разговор. Он распорядился, чтобы Доку и его парням был оказан самый лучший прием, и удалился. Остаток дня Док с друзьями провели, стараясь подружиться с майя. Они проделывали разные волшебные фокусы, сильно удивлявшие и забавлявшие простых людей. Длинный Том со своим потрясающим электроприбором, состряпанным на быструю руку, и Манк, демонстрировавший некоторые эффектные химические опыты, - были всеобщими любимцами. Утреннее Дуновение и его воины, однако, с суровым видом держались в стороне. Их сердитые голоса то и дело долетали откуда-то издалека. - Они что-то замышляют против нас, - заявил Ренни, играючи раскалывая на куски скалу своими железными кулаками к сильному удивлению и на забаву молодым майя. - Они намного невежественнее, чем остальные, - согласился Док. - А дьявол, готовящий восстание в Идальго, - набоб в секте воинов. Он собирается наслать Красную смерть на племя совсем скоро. - Мы можем остановить это? Дьявольскую Красную смерть, я имею в виду. - Мы должны попытаться, - сказал Док серьезно. - Но я сомневаюсь, что мы сможем что-то сделать, если это произойдет. Мы даже не знаем, как распространяется таинственная болезнь и как ее лечить. - Может быть, подкупить их золотом, и тогда они не будут заражать Красной смертью... - Это будет способствовать успеху революции в Идальго - и сотни людей будут убиты, Ренни! - Да, правильно, - как бы отрезвев, произнес Ренни.
в начало наверх
По уже опустевшим улицам они дошли до большого дома, в котором было много комнат, недалеко от сверкающей золотой пирамиды. Спать легли рано. Ночь обещала быть не очень холодной, как обычно бывает высоко в горах. 13. ТАЙНЫЕ ШАГИ СМЕРТИ Следующий день был посвящен бесславному убиванию времени. Демонстрация нехитрых трюков скоро надоела. Док и Ренни отправились исследовать Потерянную долину. Они пришли к выводу, что ее можно назвать и тюрьмой, и крепостью. Узенькие тропы, высеченные в отвесных стенах ущелья предоставляли единственную возможность попасть в долину и выбраться отсюда пешком. А по воздуху можно было добраться сюда только в гидросамолете. Никакой другой воздушный корабль не выдержал бы здешних страшных течений воздуха. По краям долина была раскультивирована, и там росли овощи и зерновые растения. На этих участках можно было увидеть и хлопчатник. Рядом ходили одомашненные длинношерстные козы. И хлопчатник, и коз разводили, по всей видимости, для изготовления одежды. Но главенствующее положение занимали, конечно, джунгли - джунгли были везде. - Они довольно хорошо здесь устроились, - заметил Док. - Неприхотливо, но в меру своих возможностей. Пробираясь назад к маленькому городку около золотой пирамиды, Док и Ренни встретили привлекательную принцессу Монью. Было совершенно ясно, что она сама подстроила эту встречу, чтобы увидеть сильно понравившегося ей красивого Дока. Док совсем не смутился. Он давно твердо решил для себя, что никогда не будет разделять свою судьбу с женщинами. Как бы то ни было, он не тот человек, который быстро поддается одомашниванию. Поэтому он совершенно однозначно отвечал принцессе Монье на ее пылкие речи и тщательно обходил разговор о том, хороши ли американские девушки в сравнении, ну, скажем, с Моньей, например. Но делать это было не так просто - Монья казалась Доку самой восхитительной из всех девушек, которых он встречал раньше. Вернувшись в городок, они не могли не заметить, что отношение к ним многих майя слегка изменилось. Даже те, кто не входил в секту воинов, теперь смотрели на Дока и его группу недружелюбно. Краснопальцые шныряли в толпе и все время что-то говорили. Доку удалось подслушать один такой разговор. Он понял, что происходит. Воины настраивали простых майя против белых людей. Док и его парни, утверждали воины, - это бледнокожие дьяволы, они, как черви, вылезли из внутренностей большой голубой птицы, которая прилетела в Потерянную долину и села на воду. Поэтому их, как червей, надо уничтожить. Ловкий трюк со стороны противника! Док был сильно озадачен. Этой ночью друзья тоже легли рано, следуя примеру майя, которые укладывались спать вместе с курами. То ли от твердых каменных скамеек, служивших кроватями золотистокожему населению Потерянной долины, то ли из-за нервного расстройства от сложившейся ситуации, - спали они плохо. Длинный Том, занимавший большую комнату вместе с Джонни и Хэмом, продержался на своей каменной плите ровно один час. Им овладела бессонница. Он натянул брюки и отправился на прогулку. Лунный свет едва доходил через громадное ущелье в долину. Не зная почему, Длинный Том направился к пирамиде. Она просто завораживала. Так насыщенна была руда, из которой построили пирамиду, что это была просто гора золота. Какая невероятная цена заключена в ней! Длинный Том надеялся, что после созерцания такого великолепного богатства его потянет ко сну. Как бы не так! Прогулка дорого ему обошлась. Только он приготовился насладиться неповторимым зрелищем - золотой пирамидой с непрерывно фонтанирующим, сбегающим вниз по ее стенам потоком воды - как кто-то прыгнул прямо на него. Мерзкая рука закрыла рот Длинного Тома. Только с виду Длинный Том выглядел слабым и нездоровым - под его одеждой скрывались упругие, мощные мускулы. Без них он не смог бы выносить все трудности и испытания в составе команды Дока. Он мог без особого труда справиться с девяноста девятью врагами из ста, если они нападали на него на улице. Длинный Том изготовил свои кулаки и попытался ударить того, кто схватил его сзади, но не достал. Он сильно укусил грязные пальцы, закрывшие ему рот, - пальцы отпрянули. Длинный Том пронзительно закричал, но вырвавшаяся откуда-то из темноты рука опять закрыла ему рот. Напавший был не один, появились еще другие. При свете луны они были похожи на странствующих монахов. Это были воины с выкрашенными пальцами! Длинный Том мощно дернулся всем телом и ободрал себе голень почти до мяса. Вместе с напавшими на него дьяволами он провалился куда-то вниз. Вокруг были круглые камни и жидкая грязь. Длинный Том нащупал камень и, как клешней, крепко охватив его рукой, ударил им по первому попавшемуся черепу - раздался такой треск, что стало понятно: один из злодеев навсегда покинул этот мир. Но следующий удар Длинный Том не успел сделать - множество тел буквально завалили его. Желтолицые воины крепко связали ему руки и ноги прочной веревкой, а потом, притянув руки к ногам, превратили Длинного Тома в беспомощный ком. Несколько воинов-майя, державшихся до этого поодаль, подошли близко. Длинный Том узнал Утреннее Дуновение, вождя таинственной секты. Утреннее Дуновение что-то приказал на кудахчущем языке, которого не понимал Длинный Том. Подняв Длинного Тома, они понесли его к задней стенке пирамиды. Они протиснулись сквозь высокие, густые заросли кустарника и подошли к круглому колодцу из камня. В центре его зияла зловещая, черная скважина. Длинный Том почти сразу догадался, что это за колодец. Утреннее Дуновение подобрал камень и, зло ухмыльнувшись Длинному Тому, бросил голыш в круглое отверстие колодца. Медленно тянулась одна секунда, потом другая! Высота падения камня равнялась, должно быть двумстам футам! Раздался громкий гул, когда камень достиг дна колодца. И вдруг из страшной дыры послышалось бешеное шипение, а потом - вызывающие ужас звуки, похожие на шум от каких-то скользящих, трущихся друг о друга тварей! Жертвенный колодец! Длинный Том вспомнил, что читал где-то, как древние майя бросали в такие колодцы живых людей в качестве жертвоприношения. А шипящие и скользящие - это были змеи! Без сомнения, ядовитые. На дне колодца их, видимо, было много сотен. Утреннее Дуновение жестко отдал команду. Невозможно было даже представить, какие страшные муки испытывал Длинный Том, когда его подняли и бросили связанного в ужасную черную яму. Вождь воинов прислушался. Через мгновение послышался ужасающий глухой удар со дна колодца. Ядовитые змеи зашипели и задвигались. Утреннее Дуновение и его дьявольская братия уходили очень довольные. Длинный Том не знал, что, когда он покидал спальные апартаменты, Хэм не очень крепко спал. В полусне он одним глазом видел, как Длинный Том надел штаны и вышел. Хэм просто дремал после этого. Но уход Длинного Тома не давал покоя. Хэм решил, что все равно не уснет и вскоре тоже встал и натянул брюки. Ночь выдалась такой теплой, что другой одежды можно было не надевать. Хэм захватил с собой трость со шпагой, хотя в ней, казалось, не было большой необходимости. Ему просто нравилось чувствовать ее в своих руках. Выйдя, он не увидел Длинного Тома. Но, быстро раскинув своим сообразительным умом, Хэм понял, куда скорее всего мог отправиться электрический чародей - его потянуло к себе самое пленяющее в Потерянной долине; нет, это не прекрасная половина народа майя - к девушкам он был равнодушен. Длинный Том, как и остальные парни из команды Дока, не мог заниматься ухаживанием за индейскими девицами в столь поздний час. Они все до одного не интересовались женщинами, эти сверхлюбители приключений. Привлекла к себе Длинного Тома, конечно же, золотая пирамида! Легкой походкой Хэм шел к пирамиде, глубоко вдыхая свежий ночной воздух. Он не слышал ни единого звука, и, следовательно, ничто не вызывало в нем тревоги. Изящным взмахом трости Хэм сорвал яркий цветок со стелющегося тропического растения. А через какую-то долю секунды Хэм был погребен под лавиной воинов Утреннего Дуновения! Ни один рыцарь в прошлые времена не обнажал оружие быстрее, чем Хэм. Он успел не только выхватить шпагу, но и пронзил двоих чертей, кучей навалившихся на него! Численно превосходящие враги связали Хэма и заткнули ему рот кляпом. Потом они отнесли его к жертвенному колодцу и без единого слова бросили туда. Утреннее Дуновение, слегка наклонившись над краем колодца, ждал, когда раздастся звук шлепка со дна ямы глубиной в двести футов. Он услышал приглушенный удар и сумасшедшее шипение растревоженных змей. Вождь удовлетворенно что-то пробормотал сам себе. Двух уничтожили! Он отдал следующий приказ. Подтащили трех воинов с красными пальцами, которых убили Длинный Том и Хэм, и одного за другим побросали в жертвенный колодец. Три мертвые тела произвели три глухих удара, а змеи еще больше зашумели и задвигались. Окрыленный успехом, Утреннее Дуновение повел своих головорезов за новыми жертвами. Манк спал крепко, но из-за твердой каменной кровати ему снились кошмары. В этих кошмарных снах он сражался с миллионом когтистых пальцев с малиновыми концами, а прекрасная принцесса Монья наблюдала за ним. Манк победил все красные пальцы, но только он отправился к принцессе за наградой, как человек, подозрительно напоминавший Дока, подошел и увел принцессу. Тут Манк проснулся. Сначала он сел, потом встал на ноги и потянулся. Оглянувшись вокруг, он сделал открытие, поразившее его. И Док, и Ренни должны были спать в той же комнате. Но их каменные ложа пустовали! Манк немного подумал и, решив, что они вышли и где-то разговаривают, пошел к ним. Он начал было надевать брюки, но потом раздумал, заметив макстли - один из широких поясов, которые носят знатные майя. Пояс висел на стене и, очевидно, принадлежал тому, кто предоставил свой дом для отдыха парней. Вместо того, чтобы надеть штаны, Манк дважды обернул макстли вокруг своей талии и в таком виде пошел на прогулку. У него возникла идея пойти искупаться, если все будет спокойно. Не найдя ни Дока, ни Ренни, Манк направился к берегу озера. Он не беспокоился о своих двух друзьях - раз не было сигнала тревоги, значит с ними ничего не случилось. Озеро было привлекательно-голубым. Чуть в стороне от берега громоздились большие скалы. Манк шел к озеру в самом лучшем расположении духа. И вдруг его как громом поразило - он лицом к лицу столкнулся с красавицей Моньей. Она, очевидно, как и Манк, вышла погулять при лунном свете. И тоже одна. Манк сильно сконфузился. Он сделал попытку поспешно убежать назад. Но принцесса Монья мило улыбнулась безобразному, но в то же время приятному Манку и попросила: - Не уходите так быстро, пожалуйста! Я хочу задать вам вопрос. - Какой вопрос? - спросил Манк, запинаясь. Принцесса Монья раскраснелась, от чего стала еще привлекательнее. На какое-то мгновение показалось, что она не решится задать свой вопрос из робости. Но она переборола себя и все же спросила: - Что во мне не нравится вашему вождю? Манк немного растерялся и не сразу нашел ответ, но потом сказал: - Ну почему же, вы вполне нравитесь Доку. Ему все нравятся. - Я не считаю так, - сказала очаровательная девушка. - Он держится отчужденно. - Ну, - Манк с трудом подбирал слова, - боюсь, Док всегда так ведет себя. - У него есть девушка или он... - Влюблен в кого-то? - подсказал Манк. - Да ни в коем случае! Нет на свете девушки, которая заставила бы сердце Дока... Манк резко прервал себя, но было слишком поздно - неприятные для Моньи слова он уже сказал. Принцесса круто повернулась и исчезла среди скал. Манк слышал ее всхлипывания. Еще какое-то время он постоял в лунном свете, а потом пошел назад в свою комнату. Дока и Ренни все еще не было. Чтобы удостовериться, что все в порядке, Манк заглянул в соседнюю комнату, где должны были спать Джонни, Длинный Том и Хэм. Все трое исчезли. Манк крепко сжал и разжал свои огромные кулаки. Теперь он понял - что-то случилось! Все пятеро его друзей не могли выйти вместе, чтобы
в начало наверх
подышать ночным воздухом! Громадный, похожий на разъяренного зверя, Манк выскочил из дома. Он сильно напряг свой и без того острый слух - до него донеслись еле уловимые шорохи. Направо! Манк устремился на этот шум, двигаясь быстро, исполинскими прыжками. Несколько человек впереди шли крадучись, стараясь быть невидимыми под покровом ночи. Манк прибавил скорости, чтобы догнать их. Показалась золотая пирамида. Слева от нее Манк разглядел тех, кого преследовал. Их было не меньше дюжины! Они несли какую-то мягкую перевязанную вещь. Манк запросто бегал в темноте. Немаловажное значение имели его неестественно длинные руки. Он, можно сказать, удваивал скорость и передвигался большими прыжками, сохраняя равновесие своими длинными руками, если ему случалось споткнуться. Он мог бежать невероятно быстро. И теперь Манк мчался с огромной скоростью. Он еще раз попытался рассмотреть идущих впереди людей и их ношу. Краснопальцые воины несли Джонни! Джонни был в их руках! Манк не знал, что Длинный Том и Хэм уже брошены в жертвенный колодец, - он бы сошел с ума от ужаса и горя, узнав это. Краснопальцые заметили Манка. Они, отбросив осторожность, ускорили шаг - и вот уже запрыгнули на каменное возвышение вокруг жертвенного колодца. Когда Манк был от них в пятидесяти футах, они подняли связанного Джонни с кляпом во рту и бросили его в адскую яму! Манк слышал, как тело шлепнулось на дно колодца. Им овладела такая бешеная ярость, что он стал похож на громадного дьявола. Обеими руками он схватил два здоровенных камня и бросил их с такой силой, что они летели, как пушечные ядра. Оба камня метко поразили врагов. Так неожиданно было нападение, такой страх внушала фигура Манка, что вся бандитская группа пустилась наутек и, дико толпясь, скрылась в зарослях джунглей. Манк успел догнать одного негодяя. Он поднял это вызывающее отвращение создание, как перышко, и швырнул его на ствол дерева. Безжизненное тело отскочило назад почти к ногам Манка - такой ужасающей силы был удар. Манк погрузился в гущу зарослей. Он был похож на терьера, охотящегося за крысами. Но воины знали свои джунгли лучше, чем Манк, и ускользнули от него. Надо отдать должное этому некрасивому человеку - он внушал такой страх, что воины, увидев его, даже не осмелились метнуть в него нож или копье, а, как трусливые койоты, уползли прочь и скрылись в ночи. Медленно, с болью в сердце, какой у него еще никогда не было, Манк шел назад к жертвенному колодцу. Он вспомнил звук того страшного шлепка, который донесся со дна - глубина колодца, подумал он, не меньше двухсот футов. Бедный Джонни! Так погибнуть! Один из самых блистательных современных геологов и археологов, ушедший из жизни в самом расцвете сил! Это было ужасно! Подойдя к колодцу, Манк услышал отвратительное шипение и шуршание змеиных тел в глубоком черном аду ямы. Он узнал эти звуки. У Джонни не было ни единого шанса остаться живым! Манк горько заплакал. Сделав над собой усилие, он заставил себя заглянуть в жертвенный колодец, перегнувшись через край заграждения. Из ямы для жертвоприношений раздался полный сарказма голос Хэма, который, растягивая слова, сказал: - Я спрашиваю вас, братцы, вы видели когда-нибудь рожу, более безобразную, чем эта? 14. ДОК ВОСКРЕШАЕТ ДРУЗЕЙ От неожиданности и изумления Манк чуть не свалился вниз головой в колодец. Он поспешно отпрянул от края. Шипящее "ш-ш-ш!" из глубины дыры предупреждало об опасности. И вот показался Джонни, подталкиваемый сзади. Он был немного потрепанным и бледным, но он бы выглядел совсем по-другому, если бы страшная встреча со змеями состоялась. Джонни скатился вниз за кусты, окружавшие жертвенный колодец. Потом помогли выйти Длинному Тому. Затем Хэму. Они тоже были невредимы. За ними вылез Ренни. Последним появился Док. - Подождите здесь, - шепотом сказал он. - Я сбегаю к самолету и кое-что принесу. Он растаял в лунном свете, как бронзовое привидение. - Что с вами случилось, ребята? - спросил Манк. - Краснопальцые шакалы хватали нас по одному, связывали, затыкали нам рты и бросали в этот колодец, - объяснял Длинный Том. - Да нет же! Я спрашиваю, как вы спаслись? - Док. - Как? - Такого ты еще в жизни не видел, - говорил Длинный Том восхищенно. - Док и Ренни как раз вышли побродить - и увидели, как воины схватили меня. Док сбегал к самолету и принес прочную шелковую веревку, вернее две веревки. Вот они, - Длинный Том показал рукой. Манк посмотрел и теперь только различил то, что трудно было заметить при лунном освещении. Две веревки, тонкие, но чрезвычайно крепкие, были привязаны к паре мощных кустов возле выложенного камнями круга, опоясывавшего колодец. Концы веревок свободно свисали внутрь жертвенника. Майя тоже не заметили их. - Док и Ренни проскользнули в адский колодец еще до прихода воинов, - продолжал Длинный Том. - Ренни держал в руках большие камни, а сам он был надежно перевязан вокруг талии концом веревки. Длинный Том тихо засмеялся, но это был горький смех: - Когда красные пальцы бросили меня в дыру, Ренни швырнул камень, чтобы сымитировать звук моего падения на дно. А... - А Док просто раскачивался и ловил их - по одному, по мере того, как они поступали, - вступил в разговор Ренни. - А потом он устраивал их в стенках колодца. Это нетрудно было сделать, потому что стенки очень неровные, некоторые выступы настолько плоские и большие, что на них можно очень удобно сидеть. - Ты вроде бы плакал, когда засунул свою башку в преисподнюю, - сказал Джонни Манку. - Тебе действительно было очень жалко меня? - Фу на тебя! - так Манк скрыл свои переживания. Вернулся Док, появившись тихо и неожиданно, как призрак. - Почему ты и Ренни не бросились и не расправились с воинами, когда вы увидели, что они схватили Длинного Тома? - спросил Манк. - Потому что я знал, что он будет брошен в змеиный колодец живым, - ответил Док. - Только так совершаются жертвоприношения. Мне надо было сделать так, чтобы краснопальцые черти думали, что они уничтожили Длинного Тома, Джонни и Хэма. У меня есть идея, как справиться с врагами. - Какая? - Все неприятности в данный момент у нас связаны с воинами, - объяснял Док. - Если нам удастся убедить их, что мы сверхъестественные существа, то это будет половина победы. Затем мы сможем заняться человеком, который является руководителем и вдохновителем революции в Идальго. - Ты прав, - согласился Манк. - Их надо захватить - вот и все убеждение. Потирая свои большие руки, он продолжал: - Я за то, чтобы схватить Утреннее Дуновение и всех его воинов и самим расправиться с ними старым добрым способом. Это все решит. - И вызовет ненависть к нам со стороны остальных майя, - возразил Док. - Нет. Я собираюсь убедить суеверных бойцов в том, что я сверхчеловек. Я им устрою такое чудо, что они уже никогда не поверят Утреннему Дуновению, который будет утверждать, что мы обыкновенные люди! Док, как артист, сделал многозначительную паузу, а потом раскрыл свой план: - Я хочу оживить Длинного Тома, Джонни и Хэма на глазах у секты воинов! - Как? - не терпелось узнать Манку. - Вот смотри и все поймешь, - сказал Док. Быстро орудуя, он сдвинул один из камней в отмостке возле колодца - это место напрямую выходило в самый заросший участок окружающих джунглей. В мягкой земле, что была под камнем, он вырыл мелкую борозду. Из самолета Док принес виток фортепианной струны. Диаметром не больше спички, такая струна способна выдержать вес нескольких человек. В вырытую бороздку он положил струну, после чего поставил на место сдвинутый камень, тщательно восстановив все так, как было, - не осталось ни малейшего следа от проделанной работы. Док протянул струну, один конец которой теперь лежал в борозде под огромным камнем, прямо поперек отверстия жертвенного колодца, и вытащил второй ее конец на противоположной стороне. Чтобы "покойники" остались живы, Док намертво закрепил второй конец струны - поднял огромные камни на другой стороне жертвенника, вложил струну и вернул каменные глыбы на прежнее место, проделав все так, чтобы никто ничего не заметил. В середине протянутой таким образом упругой и прочной проволоки Док соорудил что-то вроде седла, которое оказалось в самом жерле страшного колодца. - Понятно? - спросил он. - Конечно, - понимающе ответил Манк. - Я прячусь вон там в кустах и сильно тяну струну, когда ты подаешь знак. Длинный Том, Джонни и Хэм по очереди садятся в устроенное тобой седло. Когда я крепко натягиваю проволоку, они по одному вылетают из колодца, как пробки. Как стрела, выпущенная из лука. - Или как камень из ребячьей рогатки, - подтвердил Док. - Но есть еще одна маленькая деталь. Док опустил руки внутрь дыры и разрезал струну ближе к укрепленному концу. Из одного конца он сделал петлю, а другой пропустил в петлю и закрепил так, чтобы тот, кто будет "катапультироваться" последним, дернув за обыкновенный шнурок - Док прикрепил его к струне, - разъединил бы ее. - А ты потянешь к себе и конец струны, и седло, - разъяснил Док Манку. - Так мы застрахуемся на тот случай, если кто-то очень уж недоверчивый решит заглянуть в колодец. Джонни, Длинный Том и Хэм спустились в яму. Им предстояло провести там остаток ночи, устроившись на выступавших краях огромных скал, образовывавших стены страшного террариума. - Смотрите, не засните там и не свалитесь! - напутствовал Манк. - Об этом не беспокойся! - ответил Длинный Том. - Ты только не выпусти из рук конец струны, когда я буду сидеть в седле! Манк хитро посмотрел на Хэма и, доставив себе удовольствие в шутку подразнить своего старого товарища, сказал: - Знаешь, есть одна идея! У меня самое безобразное лицо в мире, не так ли? Манк обрадовался предоставившейся возможности не остаться в долгу у Хэма в их постоянных подшучиваниях. На что Хэм, улыбаясь, отвечал: - Ты сама красота - до тех пор, пока я не вылечу из седла, Манк! День был уже в разгаре, но солнечные лучи никак не могли добраться до Потерянной долины из-за огромной глубины ущелья. Солнце по-настоящему светило здесь всего несколько часов. Как только рассвело, Док встретился со старым королем Чааком, добрым повелителем потерянного племени майя. Почтенный правитель пришел в ярость, когда узнал, что Утреннее Дуновение и его воины отправили в эту ночь троих друзей Дока в колодец для жертвоприношений. Док не упомянул, конечно, что все трое живы и здоровы. Король майя на удивительно правильном английском сказал: - Наступило время для суровых наказаний! В прошлом народ поставил секту воинов на место, когда их разгульное поведение стало невыносимым. Уже давно Утреннее Дуновение занимается тем, что постепенно подрывает мой авторитет. Его не устраивает быть вождем бойцов, он знает, что это не очень почетный пост, и поэтому рвется к власти. И нет секрета в том, что он жаждет жениться на моей дочери! Я соберу людей и схвачу Утреннее Дуновение и его приспешников. Они последуют за вашими друзьями в жертвенный колодец! Привлекательный старик Чаак, отметил про себя Док, слишком долго терпел, пока, наконец, решил убрать Утреннее Дуновение. - Ваш народ находится под большим влиянием у Утреннего Дуновения, - заметил Док королю. - Убив его, можно вызвать восстание.
в начало наверх
Майя слегка поморщился, выслушав грубоватый намек на то, что его королевская власть ослабла. Он согласился, но очень неохотно. - Я слишком много позволял Утреннему Дуновению в надежде избежать насилия, - сказал Чаак. Потом он посмотрел на Дока и продолжал: - Мне надо быть более жестким. Профессия воина у нас никогда не считалась почетной. Это не так, как в вашей стране, где солдаты пользуются громадным уважением. Мы, майя, по природе миролюбивый народ. Для нас война - самое низкое дело. Король Чаак рассказывал дальше: - Те из наших людей, которые склонны к насилию, естественно, вступают в воинственную секту. В группу воинов идет также много ленивых парней, потому что там не надо работать. И, кроме того, пополняют ряды бойцов с красными пальцами мелкие преступники - таким образом они отбывают наказание. Так что воинственная гвардия у нас - это класс отверженных. Ни один уважающий себя майя никогда не согласится породниться с одним из воинов и взять его к себе в дом. - Но впечатление такое, что сейчас они обладают большим влиянием, - улыбнулся Док. - Да, действительно, - согласился король Чаак. - Люди с красными пальцами охраняют Потерянную долину от захватчиков, они сражаются с врагами на поле битвы. Иначе эту секту упразднили бы сотни лет назад. Док решил, наконец, сказать о цели своего визита: - У меня есть план, осуществление которого прекратит воздействие воинов на все племя. Заявление Дока вдохнуло в старого монарха майя молодую силу. Он смотрел на бронзового красавца, сидевшего перед ним, и, казалось, к нему начала возвращаться уверенность. - Какой у вас план? - Я собираюсь вернуть к жизни моих трех друзей, брошенных в жертвенный колодец, - раскрылся Док. На степенном лице короля промелькнули отражения самых разных чувств, но заметнее всех был скептицизм. - Ваш отец провел несколько месяцев в Потерянной долине, - сказал он. - Он обучил меня многим вещам и убедил в ошибочности веры в дьявольских духов и языческих богов. И наряду с другими знаниями, которые передал мне ваш отец, он объяснил, почему невозможно сделать то, что вы обещаете. Раз ваши парни попали в змеиную яму, они мертвы и будут мертвыми до дня Страшного суда. Слабая улыбка тронула мужественные губы Дока, а его золотые глаза выражали уважение к королю Чааку - властитель был так же далек от языческой веры, как любой американец. Во всяком случае, больше, чем многие майя. И Доку пришлось объяснить, как он ловил своих друзей, когда воины по одному отправляли их в адскую жертвенную яму. Если бы здесь был свидетель, он бы изумился скромности Дока - свой подвиг бронзовый человек описал как обычное, пустяковое дело. Старый король Чаак загорелся желанием осуществить план "воскрешения". В каждом сообществе человеческих существ находятся отдельные особи, которые больше других любят поговорить. Эти болтуны, уловив краем уха какой-нибудь слух, тотчас же начинают распространять его среди населения. Король Чаак, прекрасно зная своих подданных, выбрал около пятидесяти таких ходячих газет, чтобы они раструбили об оживлении Джонни, Длинного Тома и Хэма. Не хватало места для всех собравшихся посмотреть на чудо. Людей этого племени можно было считать самой лучшей публикой в мире. Майя так плотно заполнили всю территорию вокруг жертвенника, что могли, конечно, обнаружить Манка, спрятавшегося в буйной тропической растительности. А ведь вся процедура воскрешения зависела от Манка, который будет дергать струну с огромной силой - и резкое, сильное натяжение повыбрасывает живых Джонни, Длинного Тома и Хэма из жерла колодца. Вступительную речь произнес король Чаак, так как Док не решился ораторствовать перед многочисленными слушателями на их языке. Верховный майя был красноречив, его мелодичный голос произносил кудахчущие, гортанные звуки так, что они становились плавными и приятными. Король Чаак рассказал, что случилось с тремя друзьями Дока в эту ночь. Он, конечно, красочно создал впечатление, что они погибли среди острых скал и ядовитых змей в глубине колодца для жертвоприношений. В конце речи Чаак объявил о действе Дока. Поистине впечатляющей была фигура Сэвиджа, проделывавшего величественные, загадочные движения над дьявольски зияющим отверстием колодца. Его лицо было серьезно, ни малейшей смешинки не пробегало в золотых глазах. Ситуация мало напоминала комедию. Если трюк провалится, последствия будут серьезными. Краснопальцые воины заклеймят его как фокусника и нападут на него. Остальные майя не будут препятствовать воинам. Док глянул на группу бойцов. Воинственная клика в полном составе стояла по одну сторону. На их неприятных лицах отражались самые разные чувства - от откровенного недоверия до страха. В их взглядах было любопытство. Утреннее Дуновение смотрел на Дока со страшной ненавистью. Док вытянул свои бронзовые руки прямо перед собой, кулаки его были крепко сжаты - все жесты исполнялись на хорошем артистическом уровне. В левой руке он зажал горсть обыкновенного порошка, используемого фотографами для вспышки. В правой ладони была сигаретная зажигалка. Вскоре Док решил, что уже достаточно колдовских телодвижений и таинственных заклинаний, и наклонился над пропастью. Незаметно для всех он выпустил из руки немного порошка и тут же щелкнул зажигалкой. Произошла вспышка - и появилось огромное облако белого дыма. А когда дым рассеялся, громкий крик удивления раздался от краснопальцых воинов. На краю колодца стоял Длинный Том! Все сработало прекрасно. Док проделал точно такое же представление еще раз и достал из недр колодца Хэма. Тотчас же Утреннее Дуновение попытался броситься вперед и заглянуть в пропасть. Сработала быстрая реакция Дока - угрожающим, громовым голосом он предупредил вождя воинов, что вокруг отверстия собрались могущественные невидимые духи, которые очень опасны для него, Утреннего Дуновения. И вождь отступил с испуганным лицом. Следующим воскрешался Джонни. Как только Джонни вылетел из ямы, он почти на ходу дернул расцепляющее приспособление, придуманное Доком, и разъединил струну. А укрытый в кустах Манк вытянул из колодца струну вместе с седлом. Когда после заключительного сеанса оживления Док повернулся и увидел, какой эффект весь этот спектакль произвел на воинов с красными пальцами, ему трудно было скрыть свое полное удовлетворение - каждый воин стоял на коленях, вытянув вверх руки. Не опустился на колени только Утреннее Дуновение. Но под неотразимым, гипнотическим взглядом золотых глаз Дока даже он, неуклюже, с неохотой, но стал на колени рядом со всеми. Настоящая победа! Штатское население племени было потрясено точно так же, как и воины. Теперь новость распространится по долине так быстро, как будто ее будут транслировать по радио. И суеверный народ майя отдаст всю власть над собой Доку, эта власть будет неизмеримо больше той, которую имел Утреннее Дуновение. Сердца Дока, его пяти друзей, короля Чаака и очаровательной принцессы Моньи ликовали, когда они покидали это место. Но их праздник длился недолго. С пронзительным криком Утреннее Дуновение поднялся на ноги. Он заставлял своих воинов вставать, начал даже бить ногами тех, кто не повиновался. Он снова поднял крик и, приняв вызывающую позу, показал в сторону берега озера. Все посмотрели в указанном его рукой направлении. Низкокрылый лайнер Дока выплыл на всеобщее обозрение из-за скалистого мыса. Его вытолкали те краснопальцые, которые не присутствовали на представлении у жертвенного колодца. Самолет уже не был голубым! Он был обмазан мерзкой, шутовской смесью серого с бледно-желтым. И на самых видных местах фюзеляжа по обе стороны были большие красные пятна. - Красная смерть! - вырвалось из уст майя, как тихий стон! Утреннее Дуновение быстро воспользовался ситуацией. - Наши боги гневаются! - визжал он. - Они послали Красную смерть на голубую птицу, которая принесла белокожих дьяволов! Ренни сжал и разжал свои гигантские, стальные кулаки: - Это чертово отродье умен! Он перекрасил ночью наш самолет. Док заговорил тихим голосом, настолько тихим, чтобы его слышали только пятеро друзей: - Утреннее Дуновение не так хитер, чтобы додуматься до такого, я полагаю. Кто-то подсказывает ему. И это не кто иной, как убийца моего отца, дьявол, пытающийся поднять восстание в Идальго. - Но как он мог так быстро связаться с Утренним Дуновением? - Вы забыли о голубом моноплане, - напомнил ребятам Док. - Дьявол мог спуститься в Потерянную долину с самолета на парашюте. Они замолчали, прислушавшись к горячей речи Утреннего Дуновения, обращенной к колеблющимся воинам: - Боги разгневаны, что мы позволили белым чужакам находиться здесь, среди нас! Мы должны уничтожить их! Свою проповедь вождь строил так, чтобы она била на религиозные чувства соплеменников. Ему удалось быстро перечеркнуть ту удачную работу, которую только что выполнил Док. Король Чаак обратился к Доку - в его голосе чувствовалось волнение, но в то же время полная, горячая решимость: - Я никогда не казнил ни одного из моих подданных за все время своей королевской власти, но теперь я собираюсь казнить одного человека - Утреннее Дуновение! Однако в дальнейших событиях произошел новый, потрясающий поворот. 15. СРАЖЕНИЕ ГОЛУБЫХ ПТИЦ Утреннее Дуновение продолжал будоражить соплеменников и настраивать их против Дока. И было очевидно, что все его действия кем-то спланированы. Выполнение планов дискредитации Дока началось с того, что перекрасили его самолет! Утреннее Дуновение показал в воздух над своей головой. - Смотрите! Вот! - кричал он. - Настоящая священная голубая птица вернулась! Та самая священная голубая птица, которую мы видели до того, как появились эти мошенники! Все посмотрели вверх. На высоте приблизительно пяти тысяч футов медленно кружил голубой самолет. Благодаря своему острому зрению Док сразу определил, что это тот самый моноплан, который напал на них по прибытии в Белиз. Самолет, который вдохновитель революции в Идальго использовал для воздействия на суеверных майя! Собравшиеся люди начали громко кричать. Воины с красными пальцами воспрянули духом и бросали зловещие взгляды на Дока и его друзей. Было ясно, обстоятельства поворачивались против белых искателей приключений. А высоко в небе голубой самолет продолжал выписывать спирали. Он был как бесшумный призрак - ни одного звука не доносилось от его мотора. Док, со всей своей остротой слуха, улавливал лишь чрезвычайно слабое жужжание. Он знал этому объяснение. Страшной силы ветры, образующие воздушные течения над ущельем, относят звуки в сторону. - Я беспокоюсь! - признался дрожащим голосом добрый король Чаак. - Утреннее Дуновение доводит мой народ и воинов до религиозного неистовства. Я боюсь, что они нападут на вас. Док кивнул. Он понимал, что ситуация угрожающая, и, если ничего не предпринять, быть беде. - Голубая птица, которую вы видите над собой, - самая главная! - визг Утреннего Дуновения продолжался. - В ней нет белокожих червей! Поэтому уничтожьте белых червяков, затесавшихся среди вас! Док принял решение. - Приготовьте оружие! - приказал он своим парням. - Если понадобится, застрелите несколько краснопальцых. Но постарайтесь удержать их какое-то время. Ренни, за мной! Друзья Дока выхватили самозарядные пистолеты, которые они держали под одеждой. Пистолеты были снабжены магазинами, рассчитанными на шестьдесят патронов, скрученными в форме компактных бараньих рогов под рукоятью. Это оружие стреляет без остановок, непрерывно, пока нажат спусковой крючок. И сами пистолеты, и магазины к ним изобрел Док, сделав их гораздо более компактными, чем обыкновенные пистолеты-пулеметы. При появлении огнестрельного оружия население зашумело и заволновалось - они явно были знакомы со стреляющими средствами. Док и Ренни побежали к своему самолету.
в начало наверх
Сильно забрызгавшись, они прошли вброд по озеру до лайнера и поднялись в кабину. Мощная фигура Дока опустилась на пилотское место. - Хоть бы не были повреждены моторы! - с тревогой сказал Ренни. Док нажал на электроинерционный стартер. Левый мотор, выпустив из труб черный дым, включился. Носовой и правый двигатели тоже заработали. С огромным облегчением Ренни ринулся к задней стенке кабины. Его громадные, крепкие руки сорвали крышку с металлического ящика, как будто просто открыли пачку сигарет. Ренни вынул из ящика пулемет Браунинга самой последней модели, предназначенный для самолетов. Своими железными пальцами он быстро доставал патроны из коробки для боеприпасов и заполнял ими ячейки в длинной пулеметной ленте. Самолет уже скользил по глади узкого озера. Ренни вставил ленту в пулемет и установил его на подпорку. Пробежав всю длину озера, самолет получил стартовую скорость, пошел на подъем и поднялся в воздух. Применяя почти колдовские приемы в управлении, Док умудрялся маневрировать своим скоростным кораблем так, чтобы не разбить его об отвесные каменные стены каньона. Поднимаясь осторожно, винтообразными движениями, используя всю мощь двигателей, Док выбирался из громадного ущелья. Голубой моноплан все еще летал в небе. Вероломные воздушные течения завладели самолетом Дока и трепали его, как канзасский ураган терзает кусок бумаги. Впервые, несмотря на весь свой опыт, Док - он это вдруг почувствовал - начал опасно переворачиваться через крыло. Но он удержал самолет и продолжал подниматься. Потоки воздуха, как бы устав от вечной борьбы, немного успокоились. Док направил огромный лайнер вверх более круто. И вдруг голубой моноплан пошел на снижение и атаковал самолет Дока. Сероватые метелки, похожие на спектральные пятна клейкой жидкости, неожиданно ударили по кораблю Дока. Трассирующие пули! Моноплан, очевидно, имел на борту пулемет, стрелявший синхронно через лопасти воздушного винта! Сэвидж не ожидал такого - голубой противник не обладал этим видом вооружения, когда обстреливал их в Белизе. Но Док не очень волновался. За его спиной был Ренни, которому вместе с его пулеметом не было равных. Ренни знал, как надо обращаться с орудием во время стрельбы - он мог выдержать откат пулемета на себя, и при этом не сбивался с точной цели. Браунинг Ренни внезапно выпустил длинную, превосходнейшую пулеметную очередь. Голубой моноплан беспорядочно завертелся. Видимо, пули нанесли ему существенный ущерб, попав в жизнеобеспечивающие места. - Хорошая работа! - Док похвалил Ренни. Теперь наступил черед Дока - чтобы избавиться от шквала пуль, буквально съедавших левое крыло, он мастерски увернулся, заскользив на крыло. Пилот в голубом аэроплане не новичок, отметил Сэвидж. Самолеты осторожно выжидали. Корабль Дока был намного больше, но это нельзя, конечно, считать преимуществом. Кроме того, металлическая обшивка лайнера не была рассчитана на боевые действия в воздухе. Оба самолета были почти равными противниками - правда, у Дока он был более скоростным при движении по прямой, но сейчас это преимущество не имело значения. Вражеский пилот метким выстрелом попал прямо по фюзеляжу - свинец ударил где-то сзади. - Ну, Ренни! - Док собрался с духом - и опрокинул самолет, поставив его на одно крыло. Застрочил пулемет - из его дула вырвался долгий, непрерывный огневой поток. Пулеметная очередь прошила пилота голубого аэроплана! Корабль перевернулся, но двигатель продолжал работать. Моноплан падал с ревущим мотором и, неуправляемый, рухнул на скалистую вершину горы. Картину ужасной катастрофы делали еще более страшной сильные воздушные течения, которые просто терзали аэроплан. Его носило то вниз, то вверх по одной стороне горы. А потом засасывающий эффект гигантской силы втянул остатки самолета в Потерянную долину. От упавшего в самое глубокое место озера разбитого самолета поднялся громадный фонтан воды. К тому времени, как Док, пройдя трудный путь по опасному ущелью, посадил свой гидросамолет на поверхность озера, от голубого моноплана не осталось и следа. Док вырулил из воды на берег и остановился возле пирамиды. Он спрыгнул на землю и побежал вверх по покатой поверхности долины - мчался Док прямо к Утреннему Дуновению. Наступило время свести с ним счеты! Длинный Том, Джонни, Хэм и Манк еще не пострадали, хотя возбужденные майя окружили их и, казалось, готовы были напасть на белых людей, как призывал Утреннее Дуновение, но в то же время боялись прогневить Дока. Сцена воскрешения из мертвых утвердила их в мысли, что Док - высшее существо. И потом он ведь убил голубую птицу. Утреннее Дуновение увидел Дока, несущегося прямо на него. Ужас охватил квадратного, безобразного преступника. Он закричал, призывая своих воинов защитить его. Четверо из них двинулись вперед - у двоих были короткие копья, а два других держали в руках ужасные дубинки с остроконечными зубьями из обсидиана. Ободряемые командными воплями Утреннего Дуновения, они бросились на Дока. И еще не меньше пятнадцати воинов, вооруженных до зубов, присоединилось к атаковавшим четверым. То, что последовало за этим, вошло в историю народа майя. Бронзовое тело Дока, казалось, сделало одно-единственное движение - вперед. Его большие, мощные руки работали с потрясающей, невероятной скоростью. Два копьеносца откатились прочь, не успев нанести ни одного удара. Одному Док кулаком полностью разбил лицо, другому сломал правую руку так, что она еле висела. Двоих обладателей страшных дубинок Док молниеносно столкнул вместе своими мощными руками, каждая из которых обладала силой ста обычных рук. Их головы разбились одна о другую, искры посыпались из их глаз - больше они ничего не видели. Док схватил всех этих полуживых воинов за сплетенные из кожаных полосок накидки, которые они носили для защиты шеи, и швырнул их скопом - при этом их голубые пояса, соскальзывая с талий, развевались по ветру - в самую гущу остальных нападавших на него воинов. Полдюжины врагов были таким образом сбиты, сильно ушиблись и вышли из строя. Остальные толпились, образовав сплошной спутанный клубок. И вдруг Док очутился среди них! Не остановившись на тех четырех, он набросился на всю шайку. Страшные удары наносили его быстрые кулаки. Воины с красными пальцами начали падать в скученной толпе один за другим. Слышались пронзительные крики от боли. Не выдержав, толпа воинов исчезла - все как один! Они не могли сражаться с бронзовым богатырем, который двигался так быстро, что им не удавалось нанести ему ни одного удара. Утреннее Дуновение, чрезвычайно раздосадованный, решил тоже спастись бегством. Он сделал один прыжок, второй, а на третьем Док схватил его за шею и забрал у него священный нож - другого оружия у вождя воинов не было. - Есть у вас такое место, куда можно упрятать его, чтобы он больше не приносил зла? - спросил Док короля Чаака. После всего, что произошло, у Дока даже не участилось дыхание. Монарх был восхищен Доком и окрылен победой над Утренним Дуновением. - Есть такое место! - заявил он. Очаровательная принцесса Монья была рядом с отцом и с восхищением наблюдала за Доком. Ее темные глаза излучали множество чувств. Утреннее Дуновение был брошен в темную каменную подземную тюрьму без окон. Единственный вход в темницу был через дыру в потолке. Закрывался вход каменной крышкой, служившей как бы дверью, которую могли поднять четыре майя вместе. Король Чаак был за то, чтобы изгнать причиняющего зло вождя воинов из Потерянной долины. Но потом понял, что это неподходящий выход, когда Док предостерег - Утреннее Дуновение расскажет всему миру о существовании золотой пирамиды. - Пусть он остынет там в тюремной камере, - предложил Док. - Это хорошая возможность для него подумать о своих грехах и о преступлениях, которые он творил. Король майя так и решил поступить. Вскоре Док и его друзья обнаружили, что золотистокожее население выражает полное пренебрежение к угрожающим предостережениям краснопальцых воинов. Влияние последних упало до такой степени, что народ отказывался даже слушать их зловещую пропаганду - воины снова пытались вернуть себе власть. - Мы прелестно сидим! - сказал Манк, потирая большие волосатые руки. - Постучи по дереву, ты, болван! - мрачно проворчал Хэм. Манк ухмыльнулся и попытался постучать по голове Хэма. - Я все думаю, почему его милость, король, заставляет нас ждать месяц перед тем, как он заключит соглашение о золоте? - Не имею понятия, - ответил Хэм. - Но, помнишь, он намекнул, что, может быть, срок будет меньше тридцати дней. Манк потянулся и широко зевнул. - Ладно, это совсем неплохое место для проведения месячного отпуска, - решил он. - Теперь, наверное, здесь будет спокойно. 16. ПРОКЛЯТИЕ БОГОВ Эта ночь в Потерянной долине выдалась такой темной, как будто все, что в ней было, тщательно залили черными чернилами. Причиной тому были непролазные тучи, закрывшие вход в большой каньон. Было немного душно. Даже начинающий синоптик мог с уверенностью сказать, что приближается очередной тропический ливень, обычный для Идальго. Док и его команда приняли меры предосторожности - выставили посты охраны и поддерживали яркий костер. Они сменяли друг друга на посту, но никаких изменений в окружающей обстановке не замечали. У темницы, куда заточили Утреннее Дуновение, дежурили два гражданских майя. Время от времени грубый заключенный обливал стражу ужасной руганью и пугал их гневом и страшной карой богов, если они не освободят его немедленно. Но стражников еще раньше напугали гневом Дока Сэвиджа, если они помогут Утреннему Дуновению бежать, - и они боялись белого человека больше, чем богов. Кроме того, ночь не предсказывала им ничего дурного. Однако в одном из уголков Потерянной долины уже кипел на медленном огне дьявольский котел зла. Происходило это на нижнем краю яйцеподобной долины, где бежала река по дну ущелья. В небольшой ложбине среди валунов собралось большинство краснопальцых воинов. Они разожгли костер и возносили молитвы богу огня, одному из своих главных божеств. Молились они также небесному богу Кецалькоатлю и Кукулькану, Пернатому Змею. Было похоже, что они чего-то ждут, эти мерзкие люди, и убивают время в песнопениях, стараясь хоть как-то заполнить унылое, униженное ожидание. Потом они начали ритуал, посвященный Земному Чудовищу - еще одному языческому божеству. Действо было прервано тихим шелестом листвы кустарников, окаймлявших глухое место сборища воинов. Удивительная фигура выкарабкалась из зарослей и присоединилась к ним. Это был человек, но не в обычной одежде, а в замечательном маскарадном костюме. Основная часть одеяния состояла из множества змеиных кож, которые все вместе имитировали кожу огромного удава. Голова "рептилии" была тщательно покрыта кожей и с помощью какого-то удлиняющего приспособления увенчана причудливым капюшоном и маской. Руки и ноги человека в отличие от змеиного туловища были выкрашены в кричащий голубой цвет - священный цвет майя. Начинаясь на лбу и продолжаясь вдоль спины, костюм украшали перья, доходившие почти до конца волочащегося змеиного хвоста. Такие же перья используют в своих головных уборах американские индейцы. Вновь прибывший, видимо, старательно потрудился над костюмом, чтобы быть фатально похожим на божество майя - Кукулькана, Пернатого Змея. Собравшиеся воины были просто сражены. Они опустились на колени и кланялись, касаясь головой земли, отвратительному привидению в змеиной коже и перьях. Они, без сомнения, знали, что под этой мишурой скрывается человек, но все равно впали в благоговейный страх - такие у них были суеверные души. Сильно запинаясь, с большим трудом, человек-змей начал говорить на языке майя. Он так плохо произносил слова, что большинство из них ничего не говорили слушателям. Видя бессмысленное выражение на лицах воинов, он вынужден был возвращаться назад и все повторять сначала. В языке майя змей был явным профаном. Но воины полностью впали в его власть. - Я сын Кукулькана, его кровь и плоть, - говорил он объятой суеверным страхом аудитории. - Вам удалось схватить кого-нибудь из белых оккупантов
в начало наверх
и бросить их в жертвенный колодец? Вы перекрасили голубой самолет белых дьяволов? Вы поставили знаки Красной смерти на их самолете? Я приказывал это сделать. Вы сделали? - Мы сделали, - неуверенно сказал один из воинов. Внутренним чутьем змеиная маска почувствовала что-то неладное. Жуткая голова дернулась и начала обозревать лица собравшихся: - Где ваш командир - Утреннее Дуновение? - Он в тюрьме, - информация была выдана с большой неохотой. Сильная ярость охватила всю замаскированную фигуру. - Значит, Сэвидж и его парни все еще пользуются благосклонностью вашего народа? - скрежетал зубами сын Кукулькана. Постепенно он выудил из низкого собрания воинов рассказ о последних событиях в Потерянной долине. Все, что он узнал от майя, ошеломило его - он сидел в мрачном молчании и думал. Воин, посмелее остальных, спросил: - Что, о господин, стало с теми двумя нашими собратьями, которых мы отправили с вами в далекий мир убить Сэвиджа и его отца? И тут раскрылось, кем был человек в змеиной коже. Убийца отца Дока Сэвиджа! Обладатель Красной смерти! Мозговой центр революционного движения в Идальго! Чтобы не отвечать на вопрос воина, он медленно цедил непонятные слова сквозь зубы. Дьявольские мозги заработали в быстром темпе. Совершенно незачем знать краснопальцым выродкам, что те два парня не выдержали могущества ненавистного Дока Сэвиджа. Это могло поколебать их веру в него - сына священного Пернатого Змея. Сейчас, как никогда, ему нужна была сильная власть. Его самолет вместе с пилотом уничтожены Доком Сэвиджем! Это был удар! Он намеревался использовать снаряженный пулеметом аэроплан в революции против правительства президента Карлоса Ависпы. А Сэвидж со своими парнями крепко засел в Потерянной долине. Скоро не останется и шанса завладеть золотом для финансирования революции. - Сэвидж получил доступ к золоту? - спросил человек в змеиной маске. - Нет, - отвечал хорошо осведомленный майя. - Он ничего не знает, кроме того, что в пирамиде находится весь желтый металл Потерянной долины. Король Чаак еще не сказал ему всей правды. Никто из воинов не слышал слов, тихо прозвучавших внутри змеиной маски: "Слава богу за это!" Собравшиеся бойцы начали беспокойно шуметь. Сын Пернатого Змея всегда был самоуверенным и знал, что делать, в любых обстоятельствах. Сейчас он молчал. И потом он не объяснил, что случилось с их двумя товарищами. Один из майя повторил вопрос о тех двух парнях. - Они живы и в порядке! - соврал змей. - Слушайте! Слушайте меня внимательно, дети мои, потому что с вами будет говорить сама мудрость. Воины опять попали под его колдовское влияние. - Очень скоро придет Красная смерть! - громко сказал голос за маской. Теперь воинов охватил настоящий ужас. Они задрожали и прижались друг к другу, как бы для защиты. Никто не произносил ни слова. - Красная смерть скоро нагрянет! - повторил сын змея. - Так повелевает Кукулькан, Пернатый Змей, мой отец! Он не хочет, чтобы эти белые люди были среди вас. Вы совершили большой грех, позволив им находиться здесь. Вам приказывали уничтожить их. Я от имени своего отца, Пернатого Змея, предупреждал вас. - Мы пытались... - начал один из бойцов. - Никаких оправданий! - приказал голос из-за маски. - Вы можете избежать Красной смерти или остановить ее продвижение, если она все-таки нападет на вас, совершив два дела. Первое - вы должны уничтожить Сэвиджа и его людей. Второе - доставьте мне, сыну Пернатого Змея, столько золота, сколько могут донести десять человек. А я подумаю, как передать золото Пернатому Змею. Майя затряслись, что-то забормотали, их корчило от страха. - Убейте Сэвиджа и принесите мне все золото, которое способны донести десять человек! - повторил сын змея, которого они страшно боялись. - Только тогда Пернатый Змей заберет свою Красную смерть. Я все сказал. Идите! Воины торопливо уходили от страшного пернатого удава, полные смятения и ужаса. Потом они сидели в своих хижинах и говорили весь остаток ночи. И чем больше они говорили, тем больше склонялись к тому, что надо выполнять приказ. Странно, но вся толпа бойцов в целом больше боялась угрозы, чем каждый из них отдельно - они просто запугивали друг друга, что вызывало общий, неописуемый страх. Человек-змей тоже не задерживался после их ухода. Он покинул место встречи и шел крадучись, морщась от боли, так как его босые ноги ступали по острым камням. Дойдя до самого нижнего куста, он вытащил из-под него две обыкновенные галлонновые фруктовые банки. Одна из них была наполнена красной густой жидкостью. Содержимое другой банки было намного бледнее по цвету и более жидкое. На первой банке было написано: "Микробная культура, вызывающая Красную смерть" Надпись на второй банке гласила: "Лечение от Красной смерти" Человек в змеином маскарадном костюме очень осторожно взял банки и понес. Свой тайный путь он держал к золотой пирамиде. Никем не замеченный и не разбудивший ни одного майя, змей добрался до пирамиды. Когда он подошел к исполинской груде из сказочно богатой золотой руды, он затаил дыхание, так сильна была его страсть к желтому металлу. Шум падающей воды надежно защищал его от возможности быть услышанным. Сын Пернатого Змея поднимался по ступеням пирамиды почти на ощупь - в кромешной темноте. Поток воды мчался вниз почти рядом с ним. Добравшись до плоской верхушки сооружения, он в чернильном мраке начал нащупывать небольшую скважину, похожую на резервуар, и нашел ее. Именно отсюда, из скважины вырывался мощный ручей и непрерывно скатывался по стене пирамиды. Каково было устройство бьефа, постоянно подающего воду для снабжения нескончаемого потока - несмотря на то, что находился он на самом верху пирамиды, - страшному человеку было неведомо да и неинтересно. Он украдкой зажег спичку, открыл банку с густой жидкостью, вызывающей Красную смерть, и вылил все содержимое банки в скважину. По опыту дьявол в змеиной маске знал, что смертельные микробы будут жить в воде фонтанирующего из пирамиды потока в течение двух дней. За это время все племя майя напьется воды из отравленного источника! Два дня - и каждый житель долины будет заражен ужасной Красной смертью. И только одно может спасти их - лекарство, находящееся в другой банке. Уже много раз злодей, замаскированный под удава, добивался жертвоприношений в виде золота в Потерянной долине. И каждый раз проделывал одно и то же - проводил курс лечения точно так же, как вызывал болезнь, выливая в тот же поток лечащую жидкость через некоторое время после заражения. Когда в лице Дока Сэвиджа он увидел реальную угрозу потерять источник легкой и такой богатой наживы, он начал делать все, чтобы не дать Доку добраться до Потерянной долины. Держа пустую банку и банку, наполненную лекарством, змей благополучно спустился с пирамиды. Он тихо пробрался в отдаленную часть долины, где у него было тайное убежище. Именно здесь он замаскировал себя после того, как пилот голубого моноплана сбросил его с парашютом в долину прошлой ночью. По дороге в свое потаенное место он остановился и разбил пустую банку. Звон разбитого стекла вселил в его голову дикую мысль. Она захватывала его все больше и больше. - Я никогда не узнаю от старого Чаака местонахождение золота, - бормотал он. - И ни одна душа, кроме него, не знает этой тайны. Так зачем мне утруждать себя их лечением, когда они заболеют? Он зло заскрежетал зубами: - Если все в долине перемрут, у меня будет много времени, чтобы искать золото. Да и из пирамиды можно извлечь целое состояние. Подлая ухмылка скривила губы за змеиной маской: - Они принесут мне много золота, прежде чем узнают, что я не собираюсь лечить их! Адская злость и жестокость! Ему было наплевать на сотни человеческих жизней. Сын Пернатого Змея ударил сосуд с лечащей от Красной смерти жидкостью о скалу и разбил его. Он решил погубить племя майя! 17. В БОРЬБУ ВСТУПАЕТ МИЛОСЕРДИЕ Док Сэвидж еще до восхода солнца, как обычно, выполнял тренировочные упражнения, которые поддерживали его умственные и физические способности в превосходной форме и делали замечательную бронзовую фигуру еще более великолепной. В силу привычки он любил проводить тренировки в одиночестве. Наблюдатели вечно надоедали ему своими вопросами: для чего он делает то, а для чего это. Утреннее Дуновение был все еще в тюрьме - Док посетил темницу, чтобы убедиться в этом. Стражники смотрели на фигуру бронзового человека с явным восхищением, удивляясь его совершенству - Док ходил без рубашки. Обнаженные руки Дока выглядели точно так же, как у мифического Атланта. Мощные, красивые мускулы покрывала бронзовая кожа изумительно приятного оттенка. А большие, упругие мышцы на груди и спине были так великолепно расположены, что, казалось, их высекли талантливые руки скульптора. Это было редкое зрелище - бронзовое тело Дока Сэвиджа! Глаза майя просто вылазили из орбит от удивления. Несколько раз по утрам Док беседовал с королем Чааком. Несмотря на то, что почтенный монарх никогда даже не слышал о современном университете, он обладал удивительно полными знаниями почти во всех областях. Красивая принцесса Монья - и это тоже было открытием для Дока - могла бы войти в любое общество как высокообразованная женщина. Она обладала обширными знаниями о народах всего мира. Это было поразительно! - Мы живем свободной жизнью здесь, в Потерянной долине, - говорил король Чаак. - У нас есть время подумать, порассуждать о каких-то вещах. Наконец, король Чаак сделал неожиданное - и приятное - признание. - Вы, наверное, удивляетесь, почему я назначил отсрочку в тридцать или, возможно, меньше дней, прежде чем я открою вам местонахождение золотого запаса? - спросил он. Док ответил, что удивлен. - Таково было наше соглашение с вашим отцом, - улыбнулся король Чаак. - Я должен был убедиться, что вы достойный человек и что вам можно отдать это сказочное богатство для того, чтобы вы употребили его во благо людей. - Это была неплохая идея, - согласился Док. - И я убедился, - сказал король Чаак довольным голосом. - Завтра я покажу вам золото. Но перед этим, завтра утром, вы должны быть приняты в наше племя. Вы и ваши друзья. Это необходимо. Испокон веков так было заведено богами, что только майя мог иметь доступ к золоту. Ваше вступление в наш клан позволит не нарушить это правило. Док выразил должное понимание. Вскоре разговор пошел о том, как вывезти золото из Потерянной долины. - Мы едва ли сможем перевезти его в самолете - из-за сильных воздушных течений, - сказал Док. Старый король майя улыбнулся: - У нас в Потерянной долине есть ослы. Определенное количество их просто будет нагружено золотом и отправлено вашему банкиру в Бланко Гранде. Док был удивлен такому простому решению вопроса: - Но воинственные племена в соседних горах - они ни за что не пропустят такой караван по своей территории. - Вы ошибаетесь, - сказал на языке майя король Чаак. - Предки этих аборигенов - майя. Наши соседи знают, что мы здесь живем и почему. В течение многих веков наша долина остается недоступной для белых людей именно благодаря тому, что окружающие племена защищают нас. Поэтому они обязательно пропустят навьюченный караван. И ни один белый человек никогда не узнает, откуда он взялся. Потом, спустя годы, они поступят точно так же - пропустят другие караваны. - А много золота? - поинтересовался Док. Но король Чаак только улыбнулся таинственно и ничего не ответил. Красная смерть дала о себе знать в середине дня. Кучка взволнованных майя, собравшихся вокруг каменного дома,
в начало наверх
привлекла внимание Манка. Он заглянул в дом. На каменной скамье распростерся майя. Его желтая кожа покрылась пятнами; больного лихорадило, и он все время просил воды. На шее у него проступили отвратительные красные пятна. - Красная смерть! - тихо проговорил Манк полным ужаса голосом. Он побежал к Доку и нашел его в обществе прелестной принцессы Моньи. Док вежливо слушал молодую леди, которой, наконец, удалось остаться с ним наедине. Док помчался к самолету за медицинской сумкой. Только Док появился в жилище больного, стало ясно, что он действительно великий врач и хирург - и нет ему равных. Док собрал по крупицам свой богатейший кладезь знаний по медицине и хирургии, обучаясь в самых престижных медицинских университетах, а потом практикуя в крупнейших госпиталях Америки, а также изучая все достижения в области медицины, которыми располагала Европа. Он учился у великих хирургов в самых знаменитых клиниках мира. И, наконец, он проводил бесчисленное количество своих собственных опытов вдали от людей, в полном уединении. С помощью инструментов, своего сверхчувствительного слуха и легких, как дуновение ветра, прикосновений, Док обследовал майя. - Что у него болит? - срочно хотелось знать Манку. - Я не могу пока определить, - вынужден был признаться Док. - Очевидно, у него та же болезнь, которая погубила моего отца. Значит, этого майя каким-то способом заразил тот дьявол, от которого исходят все неприятности и зло. Мы его не знаем, но злодей находится сейчас здесь, в долине. Возможно, его доставил сюда голубой аэроплан и сбросил с парашютом ночью. Предположения Дока были так точны, как будто он был свидетелем прибытия врага. В этот момент прибежал Длинный Том. - Красная смерть! - запыхавшись, кричал он. - Она охватила все население! Док дал наркотическое средство майя, ставшему первой жертвой болезни, чтобы облегчить его боли. Потом Док посетил второго пострадавшего, затем осмотрел еще четверых. Каждого подробно расспрашивал, где тот был, что ел. Методом дедукции Сэвидж определил, как была распространена Красная смерть. - Источник питьевой воды! - точно догадался он. Док научил Длинного Тома, Джонни, Хэма и Ренни, как больные должны принимать наркотическое лекарство, чтобы уменьшить свои страдания. - Манк, теперь пригодятся твои химические знания, - сказал Док. - Пошли! Бережно неся контрольные пробирки для взятия проб воды, Док и Манк поспешили к поблескивающей желтым цветом пирамиде. Хотя эпидемия Красной смерти началась меньше часа назад, отравленные суеверием воины с красными пальцами уже вовсю старались использовать вызванную болезнью панику. Они из кожи лезли, чтобы убедить население, что болезнь ниспослана на них как наказание: нельзя было позволять Доку и его парням находиться в Потерянной долине. Стали доноситься угрожающие призывы. Воины в голубых поясах, как безумные, повторяли всюду одно и то же, стараясь разжечь ненависть к белым людям. - И это в то время, когда у нас все пошло вроде бы гладко! - проворчал Манк. Док и Манк добрались до золотой пирамиды и начали подниматься по ней. Раздался громкий рев гнева из толпы майя, следовавшей за ними. Толпа почти наполовину состояла из краснопальцых бойцов. Угрожающими жестами майя требовали, чтобы Док и Манк перестали подниматься по пирамиде. Белые не должны осквернять жертвенник, возведенный народом майя в честь своих богов - вопила толпа, особенно воины. Только майя могут прикасаться к святыне, не вызвав этим какого-нибудь несчастья. Громче всех кричали воины, встречавшиеся ночью с человеком-змеем. - Они втянут нас в перестрелку, если мы пойдем вверх, - шепнул Манк. Док придумал, как выйти из щекотливой ситуации. Он сделал это просто - кивнул привлекательной принцессе Монье, вручил ей контрольные пробирки и попросил наполнить их водой из резервуара или скважины - он не знал, как назвать устройство, находящееся на верхней плоскости пирамиды. Доверие, которое выражала молодая женщина к Доку, немного ослабило агрессивность майя. Вернувшись в дом, где они жили, Док принялся за дело. Он принес большое количество компактно сложенных приборов. И у Манка была маленькая, но удивительно богатая химическая лаборатория. Объединив все это оборудование вместе, Док приступил к проведению анализов воды. Но перед тем, как начать работу, пришлось разбираться с непрошенными гостями. Два - самых страшных из всех безобразных - красавца-воина ввалились в жилище, танцуя и издавая громкие визги и вопли. Вещество, которым они натерлись, издавало ужасающий запах. Этот "аромат" разозлил Дока до невозможности, так как он очень рассчитывал на свое обоняние в опытах с водой. Оба воина были вмиг выброшены за дверь. К этому моменту стало ясно, что дом переходит на осадное положение. Сотни майя снаружи кричали и размахивали руками и оружием. Они были вооружены потрясающим количеством копий и страшных дубинок с острыми наконечниками из обсидиана. Но помня, что произошло с группой воинов, напавших на Дока днем раньше, они не решались атаковать. - Манк, - спросил Док, - ты взял с собой тот газ, который парализует, не нанося вреда? - Конечно, взял, - заверил его Манк. - Пойду принесу его. Док закрыл тяжелую каменную дверь и продолжал исследовать воду. И вдруг посыпался град камней - били по каменным стенам и по плоской каменной крыше. Пара камней попала в окно. Крики и вопли превратились в сумасшедший гвалт. Внезапно резко изменился характер звуков, издаваемых толпой, - ярость сменилась страхом и заметно уменьшилась громкость. Док выглянул в окно. Манк разбил бутылку с газом - и ветер отнес его прямо на осаждающих дом майя. Больше половины злодеев одеревенели и беспомощно лежали на земле. В таком состоянии они пробудут около двух часов, а потом поражающий эффект пройдет. Это на некоторое время снижало напряжение и давало возможность Доку спокойно продолжить работу. Опыт за опытом проводил он, исследуя воду. И довольно скоро выделил несколько капель вязкой красной жидкости, которая, по его определению, представляла собой какую-то микробную среду. Теперь задача состояла в том, чтобы выяснить, что это за микробы. В распоряжении Дока было мало времени. Его отец умер почти через три дня после того, как был заражен. Возможно, именно столько времени требуется страшной болезни, чтобы привести к смертельному исходу. Прошел один час напряженной работы, потом другой. Док трудился без устали, с полной отдачей сил. Между тем настрой майя резко ухудшился. Джонни, Хэм и Ренни вынуждены были скрыться в каменном доме, где работал Док. К ним присоединились и старый король Чаак с прекрасной принцессой Моньей. Из всего племени верность Доку этих двоих оставалась совершенно непоколебимой. Правда, было много и других жителей долины, не проявлявших враждебности к Доку и его друзьям - такие люди, скорее всего, станут на сторону Сэвиджа, когда все раскроется. Док работал не поднимая головы до полудня. И всю ночь напролет перед этим - Длинный Том обеспечил ему освещение с помощью электрических ламп. На рассвете следующего дня Док поднялся из-за каменной скамьи, на которой он разместил свои приборы. - Длинный Том! - позвал он. Длинный Том тут же был возле Дока и слушал, что надо делать дальше. Ему нужно было соорудить очень сложный прибор, способный производить совсем недавно открытые медицинской наукой чрезвычайно удивительные лечебные лучи. Электрический маг и волшебник, Длинный Том многое знал об этом аппарате, а некоторые незнакомые ему детали изготовил Док. Затем Сэвидж покинул каменное жилище. Все его друзья прильнули к дверям и окнам, вооружившись пулеметами, а Манк - колбами с газом. Парни были уверены, что майя нападут на Дока, как только он выйдет, - они дежурили вокруг дома всю ночь. Но произошло почти чудо - Док прошел через толпу совершенно свободно! Ни один воин не осмелился дотронуться до него - причиной была и сверхъестественная гипнотическая сила его золотых глаз, и, без сомнения, его репутация сверхчеловека, которую он получил после победы над десятками вооруженных до зубов бандитов. Человек пятьдесят поплелись за Доком. Боясь нападать, они все же преследовали его, но недолго. Док добрался до окраины маленькой долины, где джунгли были особенно густыми и непроходимыми. Высоко подпрыгнув, он схватился за ветку и, как обезьяна, быстро пробежал по ней и перепрыгнул на сук, потом на другую ветку. Как бронзовый призрак, бесшумно порхая в зарослях джунглей, он через некоторое время скрылся из виду. Майя потолклись немного и вернулись в свой город. Их встретила группа краснопальцых и начала жестоко ругать за то, что они дали Доку уйти. Белый человек, кричали они, должен быть убит. Кто-то выпустил квадратного, татуированного, безобразного вождя воинов из темницы. Утреннее Дуновение сразу начал призывать майя к насилию. Он повел их к дому, где забаррикадировались друзья Дока. Пустив в ход все доводы и убеждения, Утреннее Дуновение заставил майя напасть на белых людей. Манк быстро израсходовал весь свой газ на атакующих противников. Некоторые из них пытались спастись бегством. Но по дороге они воссоединялись с огромной толпой и опять слушали воинов с красными пальцами. То и дело кто-то из майя шел спотыкаясь домой, сраженный ужасной Красной смертью. Вероятно, уже каждый четвертый из племени пострадал от болезни. Прошло пол-утра, когда Док вернулся. Он пришел по крышам близко расположенных домов, пересекая узкие улицы гигантскими прыжками, которые мог выполнить только он. Док был уже внутри дома со своими осажденными друзьями, когда майя, наконец, заметили, что он появился. Аборигены взорвались криками ярости, но вперед не двинулись. Док притащил целую охапку разных тропических лечебных растений, связанных за корни. Он тотчас же начал работать с этими растениями. Одни у него кипели, другие долго варились, как пища, третьи он подвергал кислотному воздействию. Постепенно он получил конечный продукт. Наступил полдень. Уже каждый третий майя был поражен Красной смертью. И чем больше увеличивалось количество свалившихся от болезни, тем свирепее становились осаждавшие. Воины с жаром убеждали соплеменников, что только смерть белых людей решит все проблемы - приведет к исчезновению болезни. - Мне кажется, я получил то, что надо! - сказал, наконец, Док. - Лекарство! - У меня кончился газ, - проговорил Манк. - Как мы будем выбираться отсюда, чтобы лечить их? Вместо ответа Док сначала разложил по карманам бутылочки с бледной жидкостью, которую он приготовил, а потом коротко приказал: - Ждите здесь! Он быстро приоткрыл каменную дверь и вышел. Майя, увидев его, зашумели. Несколько копий пролетели в воздухе. Но еще не успели обсидиановые кончики копий врезаться в стену дома, как Док прыгнул на крышу и исчез. Стараясь быть незамеченным, он пробирался по незнакомому городу. Отыскав первого больного, Док насильно заставил его принять немного лекарства. В следующем доме он повторил процедуру уже на целой семье. Когда к нему приставали вооруженные майя, он просто ускользал от них. Его бронзовая фигура быстро скрывалась за углом - и когда противники добегали до этого места, от Дока не оставалось и следа. Однажды, уже во второй половине дня, он вынужден был оказать сопротивление трем воинам, бессовестно напавшим на него в то время, когда он лечил семью из пяти человек. Когда он покидал этот район, все три негодяя все еще лежали без сознания от нанесенных Доком ударов. Вот так, крадучись, - как будто он был преступником, а не ангелом милосердия, - Док Сэвидж переходил из дома в дом и в большинстве случаев силой вливал свое лекарство. С наступлением ночи, однако, его упорство начало давать плоды. Среди майя распространилась весть, что бронзовый бог в обличье белого человека проводит лечение от Красной смерти! Благодаря уникальным медицинским способностям Дока, варево, приготовленное им в такой короткий срок, оказалось эффективным.
в начало наверх
Примерно в девять часов утра Длинный Том мог уже без риска отправляться к несчастным больным со своим аппаратом, производившим животворные лучи. Они обладали замечательной способностью лечить ожоги на коже, образующиеся после того, как по ней прошлась Красная смерть. - Док говорит, что Красная смерть - редко встречающаяся тропическая лихорадка, - объяснял Длинный Том принцессе Монье, проявлявшей ко всему большой интерес. - Источником болезни, по всей видимости, является какая-то птица, живущая в джунглях. Возможно, эта болезнь похожа на ту, которая охватила Соединенные Штаты год или два назад и получила название "попугаичья лихорадка". - Мистер Сэвидж - удивительный человек! - восхищенно сказала молодая женщина. Длинный Том с готовностью согласился: - Нет ничего на свете такого, чего бы он не умел делать, я считаю. 18. ДРУЖБА Прошла неделя. За это время дружелюбное отношение к Сэвиджу среди индейского населения не только достигло того же уровня, что был до эпидемии Красной смерти, но и значительно улучшилось. По мере того, как желтокожие люди один за другим выздоравливали, доброжелательность к Доку и его друзьям возрастала все больше и больше. Дока считали героем в каждом доме. Майя сопровождали его толпами, восхищаясь его потрясающим телосложением и повторяя все его движения. Они даже шпионили за ним, когда он выполнял свои традиционные упражнения по утрам. К концу недели половина жителей города тоже занималась совершенствованием своего тела и духа. Ренни, который никогда не занимался никакими тренировками, кроме разбивания на куски разных сверхпрочных предметов своими огромными кулаками, считал всю возню с упражнениями смешной и ненужной затеей. - Физическая и умственная зарядка никому не может повредить, если не переусердствовать, - говорил ему Док. Воины с красными пальцами пребывали в сильном унынии. Утреннее Дуновение фактически потерял основную часть своего окружения. Его прежние приспешники соскребали с пальцев красную краску, сбрасывали голубые пояса и покидали воинственную секту, с согласия короля Чаака. В банде Утреннего Дуновения осталось меньше пятидесяти воинов - самых больших злодеев. Но и они старались не попадаться на глаза, потому что у некоторых честных граждан племени появилась мысль наказать самых злобных и жестоких воинов, бросив их в жертвенный колодец. Дела в долине, казалось, приняли идеальный поворот. Кроме, разве что, дел у красивой принцессы Моньи. Она явно была до безумия влюблена в Дока, но успеха не имела. Принцесса, конечно, была достаточно хорошо воспитана, чтобы не показывать свои чувства слишком открыто, но все друзья Дока видели, как сильно она полюбила. Сэвидж перенес все огнестрельное оружие в каменный дом, ставший их штабом, и запер его в отдельной комнате. Длинный Том смонтировал элементарный электрический сигнальный звонок на случай нападения. Манк изготовил большое количество парализующего газа и разместил свои химические бомбы в комнате с оружием. Эти приготовления казались вообще-то неуместными, так как наступил мир. Все стали замечать, что Док временами куда-то исчезает из города. Отсутствовал он по нескольку часов, после чего появлялся, но объяснений не давал. Что же происходило на самом деле? Во время отлучек Док бродил по джунглям Потерянной долины - он искал убийцу своего отца. Иногда он по-обезьяньи передвигался по ветвям деревьев, иногда шел по земле, как безмолвная бронзовая тень. Почти в конце долины Сэвидж нашел логово преследуемого им зверя - что именно здесь прятался злодей, подсказала Доку его прекрасно развитая интуиция. Но зверя и след простыл. Док определил, что убийца покинул свое убежище не так давно, и решил выследить его - прошел большое расстояние, но следы обрывались за пределами долины, дальше искать было бесполезно. Наступил день, когда почтенный король Чаак решил, что пришло время принять в племя Дока и его товарищей. Готовилась большая церемония. Только после всей процедуры посвящения в майя им должны были показать местонахождение золота. Торжественный прием мог происходить, конечно, только у пирамиды. Для вступления в почетные майя Доку и его друзьям предстояло облачиться в праздничные костюмы племени. Король Чаак обеспечил их всеми необходимыми одеяниями. Наряд состоял из короткой накидки из плотной ткани с вплетенными в нее золотыми нитями, блестящего пояса и сандалий с высокими задниками. У каждого был головной убор, посвященный какому-нибудь животному. Высоко поднимающиеся головные уборы были украшены перьями, ниспадавшими сзади на спину. Хэм взглянул на Манка в этом убранстве и расхохотался. - Ах, если бы я мог хоть немного быть похожим на тебя! - издевался он над Манком. С такими нарядами совсем не гармонировали пистолеты, поэтому посвящаемые в майя не взяли с собой оружия. Да и ничто не предвещало опасности. Все население собралось у пирамиды на церемонию. Местные мужчины облачились в такие же костюмы, как Док с друзьями. Но были и некоторые отличия. Несколько майя надели на себя хлопковые панцири - чехлы, похожие на подушки, наполненные песком, что напоминало нагрудные защитные приспособления бейсболистов. У других мужчин костюмы дополняли обрядовые копья и острозубые дубинки. Док заметил, что среди собравшихся нет Утреннего Дуновения и его краснопальцых приспешников! Поразмыслив над этим фактом, Сэвидж пришел к выводу, что Утреннее Дуновение уже не может причинить серьезного вреда - его пятьдесят воинов будут обречены на провал, даже если они опять затеют беспорядки. Ритуальные торжества шли своим чередом. Сначала лица принимаемых в племя выкрасили в священный голубой цвет, потом на их руках нарисовали разноцветные мистические рисунки. Разрисовывание лиц и рук сменилось ритуалом еды и питья. Им предлагали разные яства, каждое из которых имело свое обрядовое назначение. Затем они пили мед - от удивительных пчел Центральной Америки, которые просто заполняют жидким медом улей, а не откладывают его в соты. Следующим был этоль - напиток из маиса, поданный в искусно сделанных, прекрасных кувшинах. Наверху пирамиды в огромной киче, или культовой чаше, майя воскурили свои местные благовония. Дым, спускавшийся с большой золотой пирамиды, вливался в безветренный, свежий воздух внизу - и вскоре появился очень приятный запах. Сидя правильными рядами вокруг основания пирамиды, все население майя тихо распевало ритмичные мелодии. Некоторые музыкальные фразы песнопений повторялись снова и снова. Пение сопровождалось довольно неплохой игрой на нескольких музыкальных инструментах. Ритуальное действо быстро продвигалось к кульминации. А высшая точка во всей церемонии посвящения должна была наступить тогда, когда Док и его пятеро друзей преодолеют все многочисленные ступени пирамиды, неся подношения в виде благовоний для громадной чаши и маленьких каменных фигурок бога Кукулькана, которые надо возложить к подножию большой статуи божества. Король Чаак объяснил, что необходимо подниматься по ступеням только на коленях. Если сделать по-другому, это будет неугодно богам. Женская часть населения майя принимала участие в ритуале на равных правах с мужчинами. Большинство женщин были очень привлекательны - в красивых накидках и широких поясах, обвивавших их талии и свободно спускавшихся до самых колен. И вот наступил момент, когда Док с парнями начал подниматься по длинному ряду ступеней. Нелегко было сохранять равновесие, опираясь только на колени. Песнопения майя стали громче, в них теперь слышались взволнованность и незнакомая белым людям экзотика. Любители острых ощущений поднимались по пирамиде ярд за ярдом. И вдруг появился Утреннее Дуновение. С криком он ворвался в самую гущу майя и очутился среди сотен соплеменников, окружавших пирамиду. Все остановилось. Произошла неслыханная дерзость! Так как ритуал был священным, нарушивший его считался человеком, совершившим страшное кощунство. Сотни разгневанных глаз уставились на вождя воинственной гильдии. Утреннее Дуновение поднял руки, призывая выслушать его. - Дети мои! - пронзительно кричал он. - Вы не должны этого делать! Боги запрещают! Они не хотят, чтобы вы принимали в майя белых людей! После призывов вождя некоторые майя громко закричали, что они вообще не хотят ни видеть, ни слышать его. Не обращая внимания на явную к нему враждебность, лидер воинов продолжал: - Страшная участь ждет вас, если вы примете этих чужаков в племя майя. Боги наложили запрет! Док не двигался. Он понимал, что мелодраматический выпад Утреннего Дуновения - его последняя попытка выполнить чей-то приказ. Вождь был в полном отчаянии - его горящие глаза и трясущиеся руки были тому доказательством. Так или иначе Доку хотелось увидеть, насколько сильно золотистокожие майя полюбили его. Теперь он не сомневался в них. Они не будут долго слушать наговоры на белых людей. И майя не слушали! Величавый король Чаак энергично отдал приказ. Парни с панцирями-подушками и оружием ринулись на Утреннее Дуновение. Вождь воинов бросился бежать. Несмотря на свои короткие ноги, он, как заяц, ускакал прочь. Когда безобразный майя был вне досягаемости, он остановился и опять завопил: - Вы, дураки! Вы должны просить у меня прощения! Иначе вы умрете! Все до единого! С такими угрозами он повернулся и побежал. Четыре или пять метко брошенных ему вслед копий как бы приделали крылья к его большим, неуклюжим ногам. Беглец скрылся в джунглях. Док задумался. Он умел определять по голосу говорящего, пустословит человек или за тем, что он говорит, что-то стоит. Все, о чем кричал Утреннее Дуновение, не казалось Доку пустой болтовней. Что это может быть? Док размышлял и все больше беспокоился. Дьявол, убивший старшего Сэвиджа, все еще на свободе. Преступник умен и способен на все. Док пожалел, что у него и его парней нет оружия. Обряд посвящения возобновился с того места, на котором был прерван. Минут пять еще слышались песнопения, и тела поющих ритмично раскачивались. Первобытная чистота и необычность мелодии вызывали странные, удивительные чувства. Снова Док и его друзья поднимались на коленях по ступеням пирамиды. Пучки благовоний и каменные статуэтки, которые они несли, становились обременительными. Все глаза аборигенов были обращены на величественную фигуру Дока. Поистине, думали желтокожие люди, этот Док Сэвидж - достойное дополнение к племени майя. И вот, наконец, Док и все пятеро друзей взошли наверх. Перед ними появился король Чаак и показал, куда положить благовония. Монарх Потерянной долины уже приготовился сказать заключительные слова церемонии, но не успел. Мир опять был нарушен. Неожиданно послышались громкие, частые звуки. Выстрелы! Стреляли где-то совсем близко - все слилось в один ужасный рев. Били по большой желтой пирамиде со страшной силой. - Пулеметы! - гаркнул Ренни. Собравшиеся на ритуальный праздник начали пронзительно кричать, застонали раненые и умирающие. Несколько человек погибли, сраженные смертоносным свинцовым градом! Очевидно, их было четыре - скорострельных пулемета, и расположены они были с четырех сторон пирамиды. Причем, ни орудий, ни стрелков совершенно не было видно, так искусно они укрылись. Док быстро затолкал своих друзей, а также короля Чаака и принцессу Монью под прикрытие больших статуй на верхушке пирамиды. И очень своевременно! Через секунду на то место, где все они только что стояли, обрушился настоящий свинцовый дождь. От каменных скульптур начали откалываться куски. А один большой идол с длинным носом даже опрокинулся. Расплющенные пули падали вокруг. Док, в свое время досконально изучивший баллистику, подобрал одну из пуль и быстро определил ее калибр. - Пули не такие, как в наших пулеметах! - заключил он. - Значит,
в начало наверх
враги не захватили наши орудия. Выходит, кто-то доставил сюда пулеметы из внешнего мира! Парни посмотрели друг на друга - они все знали ответ на этот вопрос. Оружие в долину доставил убийца отца Дока! Непрерывно сыпавшийся град свинца прекратился. Справа, на невысоком холме, сзади которого был куст, появился Утреннее Дуновение. - Теперь вы убедились, что мои предсказания сбываются? - кричал он. - Уничтожьте белых людей! Ползите ко мне на коленях и просите не убивать вас! Признайте меня своим правителем! Иначе вы все умрете! Даже с высоты пирамиды было видно, каким безумным и страшным выглядел вождь уже почти несуществующих воинов. - Он сумасшедший, - сказал Манк. - Абсолютно ненормальный! В ответ на слова Утреннего Дуновения в его сторону полетели десятки копий. Группа гражданских майя с неистовыми криками ярости кинулась в атаку на безумного вождя. Но пулемет заставил их повернуть назад, несколько человек погибли. И вдруг старый король Чаак громко закричал - он что-то приказывал своему народу. Он так быстро говорил, что Доку не хватало знаний языка майя, чтобы успеть понять его речь. Майя начали бежать вверх по ступеням пирамиды. Они поднимались спокойно, ровными, широкими рядами. Док смотрел на них, не понимая, что они хотят делать. Первые поднявшиеся на пирамиду желтокожие люди прошли мимо него. Теперь Док наблюдал за королем Чааком, который изо всех сил навалился на изваяние большого Кукулькана, расположенное за скважиной, откуда все время вырывался поток воды. Скульптура божества отодвинулась - под ней обнаружилась большая полость! Хорошо вырубленные каменные ступени тянулись вниз в темноту! Стройные ряды майя начали спускаться в отверстие. А по пирамиде поднимались другие - без паники, быстро и ловко, как хорошо обученные солдаты. Но майя были удивлены не меньше, чем белые люди, увидев тайный проход. Док вопросительно посмотрел на старого монарха. - Из всего нашего народа только я знал об этом скрытом ходе, - объяснил король Чаак. Воины с красными пальцами не стреляли. Организованное отступление майя вверх по пирамиде, должно быть, озадачило их. И, без сомнения, воины думали, что майя, сильно напуганные пулеметами, согласятся на все условия Утреннего Дуновения. Сэвидж рассматривал огневые точки противника - его острое зрение обнаружило местонахождение каждой из них. Док увидел всех краснопальцых дьяволов, а среди них человека, отличавшегося от остальных, - он замаскировал себя, надев омерзительное одеяние из змеиной кожи. На спине отвратительного костюма красовались перья. Этот отталкивающий тип, как показалось Доку, руководил всеми действиями. Он приказывал даже Утреннему Дуновению. Док, слабо уловив голос человека в маске, определил по акценту, что он был не майя. Вдруг снова застрочили пулеметы. Но воины слишком долго ждали. Практически все население майя было уже внутри пирамиды. Как раз когда на пирамиду снова обрушился шквал металла, последний золотистокожий человек уже нырнул в широкую тайную дверь. Король Чаак и принцесса Монья тоже спустились вниз, а за ними Док и его пятеро друзей. Правитель майя показал им щели в каменной кладке, через которые можно было наблюдать, поднимается ли кто-нибудь вверх по ступеням пирамиды. И как только они подошли к смотровым щелям, сразу увидели, что несколько воинов подбежали к основанию пирамиды и направились вверх по лестнице. - Нам бы сейчас оружие! - застонал Ренни, его пуританское лицо было по-настоящему несчастным. Но Док и его ребята оставили все оружие на складе в своем доме. - Слушайте меня! - приказал король Чаак. Он отдал распоряжение нескольким своим людям, стоявшим в одном из темных проходов в глубине пирамиды. Наверх подняли большие круглые камни и бросили их наружу. Тяжелая каменная лавина покатилась вниз по ступеням навстречу воинам. Наступление противника было отбито - воины моментально исчезли. - Они не смогут добраться до нас сюда, - сказал король Чаак. Док Сэвидж прислушивался к кричащему голосу человека в змеином маскараде. И хотя звуки едва доходили сюда, Док все же узнал грубый голос по его интонациям! Человек в маске - убийца старшего Сэвиджа и главный инициатор революции в Идальго. Этот голос Док слышал в гостиничном номере столицы Идальго - в Бланко Гранде. Теперь Док понял, почему он не мог найти убийцу всю прошлую неделю - злодея не было в Потерянной долине, он отлучался куда-то за пулеметами. - А как обстоят дела с продовольствием? - поинтересовался Док. Король Чаак как-то неохотно ответил: - Пищи здесь нет. - Значит, мы в положении заключенных при полицейском участке, - сказал Док. - Но здесь много воды, я так полагаю? - Много. Поток воды, снабжающий скважину наверху пирамиды, - у нас есть доступ к нему. - Уже хорошо, - немного успокоился Док. - Ваши люди смогут продержаться несколько дней. А мои парни и я привыкли к испытаниям - мы преодолеваем любые трудности. Но надо что-то предпринимать. Док одним махом поднялся по ступеням вверх до самого отверстия и, осторожно высунув голову, оглядел все вокруг пирамиды. Он решил сделать попытку выбраться отсюда. Ситуация была очень опасной и надежды на успех почти не было - только Док с его уникальными способностями мог решиться на такой шаг. - Никто не должен идти за мной! - предупредил он остальных. И тут же быстро выпрыгнул из укрытия наверх. Появление бронзового человека было так неожиданно, что, пока неповоротливые пулеметчики с красными пальцами сообразили и начали стрелять по маленькому храму на вершине пирамиды, прошло некоторое время. Этих нескольких мгновений Доку хватило, чтобы спуститься с пирамиды. Он не стал пользоваться лестницей. У него был другой, более быстрый способ спуска - крутая, гладкая, как стекло, стена пирамиды! Пришлось проехать по твердой поверхности стены громадного сооружения, сделанного из золотого песка. Простояв здесь много столетий, пирамида сохранила свой первоначальный вид почти идеально - ни время, ни ветры не властны изменить святыню. Мгновенно прокатившись по стене, Док удачно приземлился на ноги. Сэвидж достиг основания пирамиды с такой скоростью, от которой тело обыкновенного человека разлетелось бы на куски. Скоростной спуск придал Доку большую инерцию. Не остановившись ни на секунду, он понесся прочь, как гончая собака. Пулеметные очереди не в состоянии были догнать такую быстроногую мишень и попадали в воздух. Отбитые выстрелами куски золотой руды упали со стен уникального строения. Но Док был уже далеко от пирамиды. Просто быстро бежать - в такой ситуации недостаточно. Он начал прыгать, высоко поднимаясь над землей, делал это снова и снова, пока не стал двигаться быстрее падающего предмета. Дорога привела Дока в небольшую низину. Жадные свинцовые пули сыпались сзади, как град, - но все время не долетали до цели на один-два ярда. Скорость движения Дока была слишком громадна для неопытных стрелков. Даже снайперу, натренированному в стрельбе по движущимся предметам, было бы трудно взять на мушку бронзовую фигуру. Низина привела Дока к невысоким кустам. И с этого момента убийцы с пулеметами могли считать, что они упустили Сэвиджа. Для краснопальцых воинов его исчезновение из вида казалось невероятным! Они загомонили между собой и в бешенстве озирались вокруг в надежде опять увидеть быстро мелькающее бронзовое пятно, каким казался им Док на большом расстоянии. Воины не увидели его! Их командующий - отвратительный человек в змеиной коже с перьями - заволновался больше всех. Он весь съежился и как будто старался спрятаться среди воинов. Потом тесно прижался к пулемету, как бы ожидая, что Док, подобно большой бронзовой Немезиде, набросится на него, появившись из прозрачного воздуха. Человек в маске страшно боялся Дока Сэвиджа! 19. НЕПОБЕДИМЫЙ Док спешил в каменный город, который был уже совсем близко. Пробравшись через невысокую тропическую растительность, он шагнул на первую покрытую камнем улицу и пошел между домами. Он шел так тихо, что дикие тропические птицы, сидевшие на крышах домов, совсем не пугались его шагов - им, наверное, казалось, что он - бронзовая тень от большого небесного облака. Док направлялся к дому, служившему их штабом. Там они сконцентрировали все свои пулеметы, винтовки, пистолеты и знаменитый газ, изобретенный Манком. Он шел за оружием. Имея его, он со своими парнями быстро расправится с пятьюдесятью воинами. Одинаково вооруженные, люди Утреннего Дуновения не смогут противостоять Доку и его пяти бывалым солдатам. Вскоре впереди появилась их штаб-квартира. Низкий каменный дом почти ничем не отличался от тех жилищ, где обитали майя. Он казался пустым. Дверь дома можно было плотно закрывать надетой на стержень каменной плитой, но обычно ее просто занавешивали. Сейчас же дверь была совершенно открыта. Док остановился и прислушался. Со стороны пирамиды послышалось несколько выстрелов из пулемета. Больше Док ничего не слышал. Он проскользнул в дом - врагов там не было. Бесшумно, почти не касаясь пола, Док пересек первую комнату и толкнул дверь того помещения, куда были сложены все боеприпасы. И тут же он заметил, что электрический сигнал тревоги Длинного Тома выведен из строя чьей-то опытной рукой. Ни один майя не сумел бы этого сделать! "Человек в змеиной коже! - решил Док. - Его работа!" От толчка большой бронзовой руки дверь склада открылась. Док предчувствовал, что именно он увидит, когда заглянет туда. Оружие исчезло! С улицы послышались неясные звуки. Док быстро повернулся и бросился, как молния, - не к двери, а к окну. Он понял, что его хотят поймать в обдуманную заранее ловушку. Прежде чем он добежал до окна, снаружи влетел какой-то предмет. Это была бутылка, она ударилась о противоположную стену и разбилась. Содержимое сосуда - отвратительного вида жидкость - как из пульверизатора, начало распыляться по всей комнате. Док догадался, что это. Газ Манка! Бронзовый человек, полный решимости, продолжил свое движение к окну. Но тут он заметил, что в окне появилось дуло оружия. Через долю секунды раздались выстрелы - Док ловко увернулся от визжащих пуль. Газ уже полностью заволок комнату. Через окно спастись не удалось. Он двинулся к двери, но здесь его встретили дула двух автоматических пистолетов. В руках врагов оказалось изобретенное им самим оружие. Док знал, какое оно опасное! Док Сэвидж начал постепенно опускаться и распростер свою могучую бронзовую фигуру на каменном полу. - Газ подействовал на него! - рычал человек в змеином маскараде, прячась за спинами нескольких краснопальцых стрелков. Эти слова у него вырвались по-испански. Быстро сообразив, что майя не поняли, злодей сделал такой перевод: - Всемогущее дыхание сына Пернатого Змея победило вождя наших врагов. - Да, ваше волшебное дыхание всесильно! - бормотали воины в благоговейном страхе. - Отойдите от двери и окон, пусть ветер развеет мое магическое дыхание, - приказал человек в змеином одеянии. Вокруг дома появились легкие пары выходящего изнутри газа. Через десять минут змей решил, что уже весь газ выветрился из каменного дома. - Входите! - командовал он. - Хватайте бронзового дьявола и тащите на улицу! Приказы были исполнены. Но не сразу решились воины дотронуться своими руками с красными пальцами до величественного бронзового тела Дока Сэвиджа. Несмотря на то, что Док был тих и неподвижен, они страшно боялись. Вынеся бронзового гиганта на улицу, воины поспешно бросили его. - Трусы! - насмехался над ними вожак в змеиной маске - теперь он стал храбрым. - Вы разве не видите, что он не выдержал моего дыхания? Он беспомощен! Больше он никогда не будет вредить сыну Кукулькана, Пернатого Змея!
в начало наверх
По виду майя нельзя было сказать, что они сильно успокоились, как, казалось бы, должно было быть. Они прекрасно помнили тот случай, когда Док поднял трех своих белых товарищей из жертвенного колодца совершенно живыми, тогда как все трое погибли. То же самое он мог сделать с собой, рассуждали воины. - Принесите ремни из шкуры тапира! - отдавал распоряжения сын Пернатого Змея. - Вяжите его! И не в несколько рядов, а много раз! Связывайте до тех пор, пока он не превратится в узел из ремней! Воины поспешили выполнять приказание. Вскоре они вернулись с длинными шнурами из крепкой шкуры. - Не бойтесь его! - сказал змей. - Мое колдовство сразило его так, что он будет без сознания еще два часа. Хитрый убийца ловко извлекал пользу из приготовленного Манком газа! Он даже знал, как долго действует на жертву изобретение одного из друзей Дока. - А теперь я пойду, чтобы послать свое могущественное дыхание во внутреннюю часть пирамиды! - ревел злодей. - Шестеро из вас, оставайтесь здесь и вяжите бронзового дьявола! Крепко свяжите его! Всех вас настигнет смерть, если он освободится! Он должен быть принесен в жертву Пернатому Змею! С этими предупреждениями маска начала удаляться, длинный змеиный хвост волочился сзади. Страшный человек был намного зловещее, чем чудовищная рептилия, в кожу которой он оделся. Через несколько мгновений он скрылся из виду. Шестеро ужасных майя схватили свои мерзкие ленты из шкуры тапира и наклонились над Доком, протянув к нему отвратительные руки. Всем шестерым это стоило жизни. Сильные когти, как капканы, врезались в горло двух майя. Двое других отскочили на большое расстояние, отброшенные ногами Дока. Ни секунды Док Сэвидж не был без сознания. Действие замечательного газа Манка зависело от способа вдыхания. Если вещество не проникало в легкие, оно было совершенно безвредным. Благодаря своим интенсивным занятиям, Док имел легкие громадного объема. Обыкновенный человек, напрягаясь изо всех сил, может задержать дыхание на минуту. Ныряльщики за жемчугом в южных морях могут не дышать несколько минут. А Док Сэвидж за многие годы тренировок добился того, что умел обходиться без воздуха в два раза дольше, чем самый опытный ныряльщик за драгоценными камнями. Док не дышал все то время, пока человек-змей ждал, когда клубы газа выйдут из дома. Прибегнув к такой хитрости, которую мог позволить себе только Док, бронзовый человек спас себе жизнь. Док затряс двух майя, которых держал за горло. Он стукнул их головы одну о другую так сильно, что воины испустили дух. Двое других запутались в полосках кожи, пытаясь достать свои обсидиановые ножи. Используя два мертвых тела в качестве дубинок, Док ударил ими запутавшихся воинов и прикончил их. Последние два, отброшенные сильными ногами Сэвиджа, скончались там, куда упали. Один из воинов еще издал последний, предсмертный крик и затих. Все шестеро врагов замерли в разных, неуклюжих позах посреди улицы. Док выпрямился. Он кинулся в дом - времени у него почти не было. Пронзительный крик, который испустил в агонии краснопальцый майя, поднимет тревогу. Металлического ящика с химическими препаратами Манка в доме не оказалось. Док сильно расстроился - он надеялся сделать защитные маски, пропитанные химическими средствами, способными противостоять действию газа Манка. Но, видно, злодей в змеином костюме забрал и химикалии. Док выскочил из дома. И тут же с одной из узких улиц снизу застрочил пулемет. Но стрелок плохо прицелился - пули рассеялись в воздухе. Прежде чем одетый в змеиную кожу - а стрелял именно он - успел скорректировать цель, Док исчез, как дым. Он как будто проплыл по воздуху вверх и очутился на крыше дома. Перепрыгнув на соседнюю крышу, а потом прыгая на следующую и следующую, он очень быстро продвигался. Через некоторое время Док спустился на улицу и пробежал несколько сотен футов. Он сделал это умышленно, чтобы шайка краснопальцых увидела его. Когда они приготовились стрелять, Сэвидж уже скрылся с быстротой молнии. Завывая, как стая волков, воины бросились ему вслед. Несколько десятков осаждавших пирамиду покинули свои посты в надежде догнать бронзового человека. Для чего Док показал себя воинам? Они должны были знать, что он вернулся в пирамиду, а значит, найдет способ защитить население майя от газа, попавшего в руки дьявольской воинственной секты. Док незаметно для врагов добрался до пирамиды. Они увидели его только тогда, когда он уже скользил вверх по ступеням. Воины опять упустили момент! Сердито загоготал пулемет, но свинец рикошетом отскакивал от ступеней или хлопал по пирамиде, как капли дождя. Док быстро забрался наверх и скрылся внутри пирамиды. Даже Ренни, да и все остальные были немного поражены внезапным появлением Дока. Он вызывал у всех восхищение. Казалось просто невероятным - даже для Дока, - что он смог уйти и вернуться, тогда как вокруг пирамиды расположились четыре пулемета в полной готовности. - Они захватили газ Манка, - рассказывал Док, - и будут пытаться бросить бутылки с ним сюда, в проем, открывающийся при передвижении идола. - В таком случае мы передвинем божество назад, - заворчал Манк. Вытянув вверх руки, заключавшие в себе громадную силу, Манк сдвинул массивное каменное изваяние Кукулькана на прежнее место. Внизу появился свет - один из майя зажег факел, который представлял собой чашу, наполненную животным маслом и снабженную фитилем. Факел очень напоминал обыкновенную лампу. Очевидно, светильник оставили в этом тайном убежище именно для такого чрезвычайного случая. - Заделывайте щели шламом, - приказал Док. - Газ не должен проникнуть сюда! - Но мы останемся без смотровых отверстий! - возразил Ренни. - И не сможем увидеть, если они будут пытаться подниматься по лестнице! Док подобрался к Джонни и снял с него очки, имевшие мощную лупу на левой стороне. - Используйте правое стекло, оно ведь не увеличивает, - предложил Сэвидж. - Заложите его в щель, закрепите вокруг шламом - лучше амбразуры вы не найдете. И газ не пройдет. - Черт возьми! - воскликнул Манк. - Ничто не может поставить в тупик нашего Дока! Майя беспокойно толкались внизу. "Сотни людей попали в пирамиду, - размышлял Док. - Но должно же быть что-то вроде подземного помещения или, возможно, проходов там внизу." - Когда воины бросят бутылки с газом, - говорил Док Ренни, - они не будут подниматься на пирамиду, пока не убедятся, что газ выветрился. Как только ты увидишь, что они приближаются, знай, что пора открывать секретный ход и катить камни вниз по ступеням. Покажешь знаками майя, чтобы они подавали камни наверх. - Ты куда-то собрался? - спросил Ренни. - Пойду на разведку. Мне очень любопытно это место! 20. ЗОЛОТЫЕ ПОДВАЛЫ Док Сэвидж взял с собой Джонни и Манка, и они направились в глубину золотой пирамиды. Док очень удивился, увидев, как сильно истерты ступеньки, ведущие вниз. Местами они были выщерблены наполовину. Должно быть, тысячи человеческих ног прошли здесь. Монарх народа майя, король Чаак, говорил, что только он знал о существовании подземных помещений. Это значит, что ими пользовались или очень мало, или не пользовались совсем уже несколько поколений - возможно, не одну сотню лет. Очутившись на несколько футов ниже поверхности земли - что это так, Доку подсказало его хорошо развитое чувство расстояния, - они вошли в большую комнату. Док сразу обратил внимание на грамотно сконструированный каменный трубопровод, подающий воду в скважину наверху пирамиды. Труба пересекала всю комнату и уходила в другое помещение. Перейдя в последнее, Док и его друзья увидели гигантский коридор - узкий и низкий, но необычайно длинный, похожий на громадный туннель. Длиной в несколько сотен ярдов, туннель в конце своего пути поворачивал вверх. По низу этого длинного коридора, прямо посередине продолжал свой бег прекрасно сооруженный каменный акведук, несущий воду. В тайном подземном туннеле укрылись король Чаак и прекрасная Монья со своими приближенными. Очаровательная молодая принцесса с самого начала нападения держалась просто замечательно. Ее золотая кожа лица немного побледнела, но в поведении не было ни малейшей нервозности. Король Чаак сохранял выражение лица, приличествующее правителю. Док отвел старого монарха в сторону: - Не могли бы вы проводить нас в нижнюю пещеру? Король колебался: - Я могу, с удовольствием. Но мой народ - люди подумают, что я покинул их в трудный час. Веская причина, отметил про себя Док. Он уже почти принял решение идти самому с Манком и Джонни, когда король Чаак снова заговорил: - Моя дочь - принцесса Монья - знает все подземные переходы так же хорошо, как я. Она может проводить вас. Док радостно принял предложение. Очень довольной была и Монья. Они тут же отправились в путь. - Создается впечатление, что все здесь было построено и использовалось много веков назад, - сказал Док. Принцесса Монья утвердительно кивнула: - Да, действительно. Во времена расцвета цивилизации майя, правители великого народа построили туннель, а сверху возвели пирамиду. Сотни тысяч людей упорно трудились над сооружением уникального памятника на протяжении многих веков. Информацию об этих исторических событиях мой отец и я получили от своих предков. Джонни что-то восхищенно шептал. Он по крохам накапливал материал о малоизвестном народе майя, собираясь написать книгу, если будет время. Но, по-видимому, книга не напишется никогда. Принцесса Монья продолжала: - Все, что вы видите, сохранялось в тайне веками и передавалось среди монархов майя, живущих в Потерянной долине. От правителя к правителю! Еще несколько минут назад, до нападения воинов, только мой отец и я знали об этом. - Но почему все так секретно? - спросил Джонни. - Потому что весть о существовании подземной части пирамиды может дойти до внешнего мира. - Ну и что? - недоумевал Джонни. Принцесса Монья добродушно улыбнулась: - Подождите немного, и я вам покажу, почему весь мир сильно разволнуется, если узнает о подземных помещениях. Преодолев расстояние в несколько сотен ярдов, они достигли верхнего конца туннеля. Док, сориентировавшись, определил, что они находятся намного ниже ущелья, в котором расположилась Потерянная долина. И вдруг принцесса Монья остановилась. Она сделала взмах рукой и сказала тихим, взволнованным голосом: - Вот причина! Это золото принадлежит вам, мистер Сэвидж. Золото, которое вы обратите во благо людей! Джонни и Манк широко открыли глаза от изумления. Они были так ошеломлены, что не могли вымолвить ни слова. Даже Док, с его необыкновенным самообладанием, почувствовал, как у него закружилась голова. То, что увидели друзья, казалось невероятным! Подземный коридор вдруг сильно расширился, и перед изумленным взором белых людей появилась огромная комната - ее стены, пол и потолок были высечены в скале, сотворенной природой из руды, основная составная часть которой - чистое золото! Именно из такого материала сооружена пирамида! Но не это ошеломило путешественников. Буквально тысячи глубоких ниш, похожих на обыкновенные полки шкафа, были выбиты в стенах комнаты - ряд за рядом. Ниши заполняли сотни тысяч золотых сосудов, тарелок, кубков, бокалов, амулетов, украшений. Будто в сказочном сне! Перед американцами предстали изумительной красоты изделия из драгоценного желтого металла. Все это
в начало наверх
создавалось древними майя на протяжении многих веков! - Вы видите хранилище, - говорила принцесса Монья тихим голосом. - Как повествует легенда, сорок тысяч мастеров много столетий работали над созданием шедевров, собранных здесь. Док, Манк и Джонни почти не слышали принцессу. Ослепленные открывшимся перед ними сказочным богатством, все трое не только ничего не слышали, но и потеряли дар речи. Дело в том, что в нишах содержалась лишь крошечная часть всех сокровищ, хранящихся тут! Золото лежало на полу большими грудами. Огромные глыбы чистого золота! Кроме того, тусклый свет лампы в их руках выхватывал из темноты, скрывавшей огромную сокровищницу, только незначительный фрагмент. Док закрыл глаза, губы его беззвучно двигались. Это был один из самых удивительных моментов в его жизни! Такое несметное богатство могло только присниться! Сокровища королей! Нет, ни один властитель, живущий на земле, не обладает такими сокровищами! Золотого запаса подземного хранилища хватило бы, чтобы купить целые царства. Док молча размышлял: вот они и добрались до наследства, оставленного ему отцом; с помощью золота он с друзьями должен продолжать дело, которому посвятил всю свою жизнь его отец - путешествовать из одного конца мира в другой, не сидеть сложа руки, стараться помочь тем, кто нуждается, наказывать зло и восстанавливать справедливость. Как все это осуществлять с наибольшей пользой? Для хорошенькой принцессы Моньи, живущей здесь, в Потерянной долине, золото не представляло никакой ценности, поэтому она совершенно бесстрастным голосом говорила: - Металл добыт из глубины горы. Там его много - гораздо больше, чем сложено здесь. Постепенно три путешественника вышли из транса, охватившего их при виде золота. Они двинулись дальше. Впереди себя они видели каменный водовод, подававший воду в бьеф на пирамиде. Манк начал считать свои шаги, чтобы определить длину сокровищницы. Он дошел до трехсот и сбился со счета - такое количество драгоценного металла просто туманило мозги. Груды золота стали еще выше. Неожиданно подземный переход, по которому они шли, сильно сузился. Туннель начал резко уходить вверх. Пару сотен футов им пришлось почти ползти. Затем они очутились в маленькой пещере, где увидели крошечное озеро - здесь водопроводная труба заканчивалась. Эту совсем небольшую комнатку, скорее всего, пробил непрерывно бегущий много веков поток воды, человеческие руки только довершили работу природных сил. Впереди показалась еще одна пещера, уходившая как будто в бесконечность. Док определил, что она рукотоворная, а не результат работы подземной воды. Найдя золото в устье реки и поразительно точно рассчитав направление, майя пробили под землей проход длиной в несколько миль и вышли к богатой золотой жиле. - Вы хотите идти дальше? - спросила принцесса Монья. - Конечно, - ответил Док. - Мы ищем выходное отверстие. Надо найти способ спасения народа майя от голодной смерти и не допустить капитуляции. Они продолжали подземное путешествие. Стало очень холодно. Туннель, высеченный руками древних майя, был довольно широк. Огромные сталагмиты, вытянувшиеся вверх, как каменные сосульки, красноречиво говорили о том, что прошли века с тех пор, как здесь последний раз ступала нога человека. Часто большие сталактиты, спускавшиеся с потолка и местами сросшиеся со сталагмитами, почти преграждали путь. На каждом шагу было золото, фантастическое количество золота. Но Док и его друзья уже потеряли интерес к желтому металлу. После колоссальных богатств в сокровищнице ничто не могло удивить. Подземный ручей вился вверх. Уже два часа они с трудом двигались вперед. Район золотых залежей остался позади. Тропы под ногами не было. Путь становился более извилистым. Изменился внешний вид скальных стен - теперь в них не было ни одного проблеска золота. Джонни часто останавливался, чтобы изучить строение скал. Манк подскакивал к каждой трещине, надеясь обнаружить отверстие. - Здесь где-то должен быть выход! - заявил Док. - Во всяком случае, недалеко отсюда. - Как это можно определить? - спросила принцесса. Док показал на пламя их факела. Оно колебалось из стороны в сторону - явно от легкого ветерка. Джонни задержался, но так, чтобы не терять остальных из виду. В темноте он надеялся увидеть проникающий в подземелье солнечный луч, а значит, выход. С такой же целью Манк прошел вперед. Ему не терпелось поскорее выбраться на божий свет. Док начал с большим интересом обследовать структуру скал, мимо которых они проходили. Внимание Дока привлекли отвратительные на вид, желтовато-серые отложения на камнях. Он отковырнул ногтем большого пальца немного вещества и поджег его в пламени светильника. Это были отложения серы. - Сера, - сказал Док, не видя еще пользы от находки. Между тем они вошли в довольно просторную часть пещеры. Стены здесь состояли из известняка. Док и Монья остановились, чтобы подождать Джонни, который отважился проникнуть в боковую пещеру в надежде найти отверстие. Прошло пять минут, десять. Джонни вернулся, отрицательно покачал головой. - Безуспешно, - сказал он с огорчением. В его руках тихо постукивали светлые кристаллические кусочки какого-то вещества. Заметив их, Док сказал: - Дай-ка мне посмотреть, что это! Джонни передал ему находку. Док лизнул кристалл кончиком языка - вещество было соленым на вкус. - Селитра, - сказал он. - Немного с примесями, но достаточно чистая. - Я не понимаю, - тихо проговорил Джонни. Док воспроизвел формулу: - Селитра, древесный уголь и сера! Серу я нашел недалеко отсюда. А древесный уголь можно получить, сжигая дерево. Что мы будем иметь в результате? До Джонни дошло, и он воскликнул: - Порох! Даже от самого этого слова, произнесенного вслух, все почувствовали облегчение. Манк к тому времени прошел вперед на сотню ярдов. И вдруг все услышали его громкий, восторженный крик: - Я вижу дыру! Отверстие, найденное Манком, оказалось довольно большой трещиной в сплошной скале. Сквозь отверстие сияло солнце. Док, принцесса Монья, Джонни и Манк карабкались вверх к трещине. Они обнаружили грубо высеченные ступеньки, доказывавшие, что древние майя знали о существовании этого выхода. И вот все четверо, осторожно протиснувшись боком через отверстие, уже вылезли наружу. От ослепительного солнечного света они прищурили глаза. Покинув подземелье, путешественники очутились на уступе отвесной скалы, выглядевшей почти вертикальной. Но после более тщательного осмотра они увидели едва заметные ступени, ведущие вниз. Это была дорога к спасению - но очень опасная сама по себе. Док обратился к товарищам. Сначала к Манку: - Манк, ты вернешься назад и добудешь серы. Постарайся справиться побыстрее. Выбери наиболее чистую. Сэвидж точно описал Манку то место, где заметил серу. - Джонни, твое задание - собрать селитру. Там много ее? - Совсем мало, - ответил Джонни. - Постарайся набрать ее. Я думаю, она достаточно чистая и пригодна для наших целей. Может быть, нам удастся очистить ее немного. Док повернулся к принцессе Монье. Он колебался, но потом все же сказал: - Монья - ты славный парень. - Как это? - удивилась она. Принцесса, конечно, не могла знать всех тонкостей английского разговорного языка. - Я сказал, что ты замечательная девушка, - улыбнулся Док. - Я хочу попросить тебя еще об одном деле, этим ты мне очень поможешь. Она тоже улыбнулась: - Я сделаю все, что ты скажешь. Док пропустил интонацию несомненного обожания, прозвучавшую в ее голосе. Он давал ей указания: - Вернись к людям, скрывшимся под пирамидой. Выбери самых сильных и энергичных мужчин среди майя и присылай их сюда вместе с Длинным Томом, Ренни и Хэмом. - Я поняла, - сказала Монья. - И еще. Пусть они возьмут с собой золотые вазы, выбрав самые тяжелые, с толстыми стенками. Ну, скажем, штук пятьдесят. Скажи Ренни, Длинному Тому и Хэму, что я хочу сделать из них бомбы. Тогда парни будут знать, какие вазы подойдут лучше всего. - Бомбы из золота?! - воскликнул Манк. - Больше ничего под рукой нет, - заметил Док и продолжал давать распоряжения: - Когда мужчины дойдут до вас, ребята, нагрузите их селитрой и серой. Прежде чем уйти, Джонни поинтересовался: - Знаешь, где мы находимся? Док улыбнулся и показал рукой напротив. В нескольких ярдах от них была другая сторона скалистого ущелья. На тысячу футов ниже бежала стремительная река. - Мы в ущелье. Потерянная долина расположилась вверх по течению и, должно быть, совсем недалеко отсюда, - сказал Док. - Вход в долину - через ущелье, не так ли? - спросил Манк. - Если не считать еще одного, который мы только что нашли. - Идемте, Монья и Манк, - нетерпеливо сказал Джонни. - Нам пора отправляться! Когда Док остался один, он спустился по опасным ступенькам на нижний уступ. Увидев клочок растительности, он собрал подходящие ветки. Затем из камня и известкового раствора построил печь для изготовления древесного угля, выбрав для нее такое место, чтобы со стороны не был заметен дым. Не хватало только двух кремней, чтобы высечь огонь. Пришлось обходиться тем, что было. С помощью кожаной полоски из своей накидки и изогнутой палки он сделал что-то вроде боевого лука. Затем крутил тетиву вокруг палки до тех пор, пока от трения не появилась крошечная искра. Через секунду у него был огонь. Когда появились друзья Дока, производство древесного угля уже было хорошо налажено. Вместе с Ренни, Длинным Томом и Хэмом пришли около ста самых мужественных майя. По пути они захватили с собой золотые сосуды баснословной ценности. Изготовление древесного угля занимало много времени и было довольно утомительным. А процесс обработки селитры и очищения серы прошел успешно, преимущественно благодаря громадной изобретательности и знаниям Дока. Они упорно работали остаток дня и всю ночь. - Мы не будем спешить, - говорил Док. - Пришло время покончить с опасными краснопальцыми воинами раз и навсегда. Он немного помрачнел и добавил: - А, кроме воинов, и даже, наверное, в первую очередь, - с человеком в змеином костюме. Время от времени к укрывшемуся под пирамидой населению майя, которые стойко держались и успешно отражали все атаки воинов с красными пальцами, отправлялись через длинные подземные переходы гонцы, чтобы посвящать осажденных в дела на другом конце подземелья. - Они отбили несколько нападений, - рассказывал один из посланцев. - Но воины с помощью своей выплевывающей огонь змеи ранили нашего правителя - короля Чаака. - Он тяжело ранен? - спросил Док. - Нет, только в ногу. Король не может ходить. Но в остальном он в порядке. - Кто руководит обороной? - поинтересовался Док. - Принцесса Монья. Манк широко заулыбался и восхищенно сказал: - Вот это женщина! Задействовав свой громадный запас знаний, Док изобрел медленно горящую разновидность пороха, который ссыпали в импровизированные хранилища после предварительных испытаний. Производство бомб быстро продвигалось к завершению. Золотые кувшины
в начало наверх
наполняли острыми, как стекло, кусочками обсидиана. Затем туда всыпали большое количество пороха для образования ядра. Всю начинку, заполнявшую вазы до самого верха, осторожно утрамбовывали. Проблему с фитилями Док разрешил так: нарезал на куски упругие ветви тропического растения с мягкой сердцевиной, длинным твердым прутом удалил из стеблей внутренности - и получил полые трубки. Их вставили в бомбы в качестве фитилей. На следующий день, еще до восхода солнца, Док вывел в поход боевую группу. Некоторые майя знали тропу, ведущую в Потерянную долину из внешнего мира. По-видимому, они иногда покидали пределы своей долины для дружеских встреч с соседними аборигенами, которые происходили от древних майя, хотя по истечении многих веков уже не были чистокровными их потомками. Отношения соседних туземцев с затерянным племенем были дружелюбными. Итак, небольшой отряд мужественных людей во главе с Доком отправился в долину полной опасностей тропой. Впервые за многие столетия сейчас на этой пограничной скалистой дороге не было дозорных, отметили майя. Док все понял: человек в змеином наряде имел возможность приходить и уходить незамеченным благодаря тому, что на наблюдательных постах всегда стояли воины с красными пальцами. Успешно преодолев трудный путь, группа, возглавляемая Доком Сэвиджем, тихо окружила осаждавших пирамиду воинов. Док показал своим бойцам, как при помощи тлеющих кусочков дерева, которые они взяли с собой, поджигать запал бомбы. По сигналу Дока ровно дюжина бомб обрушилась на краснопальцых убийц. 21. ВОЗМЕЗДИЕ Оглушительные взрывы первых двенадцати бомб, брошенных на воинов с красными пальцами, означали конец их безнаказанности. Док рассчитал, как тремя метательными снарядами накрыть все четыре вражеских пулемета. Он обучил своих собратьев-майя искусству метания гранат - и сразу же стало ясно, что обучил хорошо. Все четыре скорострельных орудия вышли из строя одновременно! Несколько краснопальцых дьяволов, разорванных на куски бомбами с обсидиановой начинкой, взлетели высоко в воздух. Воинов настигло справедливое возмездие за их коварное нападение на гражданское население майя во время ритуальной церемонии. Но многие воины все еще оставались в живых и не прекращали неистово стрелять. Причем у некоторых из них было оружие, раньше принадлежавшее Доку и его друзьям! Бойцы Дока набрасывались на уцелевших шакалов с пронзительными криками, кидая бомбы на краснопальцых, когда те собирались по пять-шесть вместе. Манк, схватив в обе руки ужасающие дубинки с острыми обсидиановыми зубьями, разил воинов направо и налево. Ренни в бою не нуждался ни в чем, кроме своих громадных, железных кулаков. Длинный Том, Хэм и Джонни держались немного в стороне и метко бросали бомбы из укрытия. Док, держа в своем поле зрения все и вся вокруг, казалось, был одновременно в нескольких местах битвы. От его быстрых и сильных ударов краснопальцые злодеи замертво падали один за другим, так и не успев понять, кто их сразил. Внезапно большой каменный Кукулькан на пирамиде слегка накренился и открыл тайный вход в гигантские золотые подвалы древних майя. Из пирамиды посыпали жители Потерянной долины. Выкрикивая проклятия воинам с красными пальцами, они устремились сплошным потоком вниз по лестнице. В стремительном движении некоторые падали, но их тут же поднимали, так что никто не пострадал. Готовые немедленно вступить в драку с краснопальцыми, майя хватали камни, палки и все, что попадало под руку. Неожиданно из густого кустарника вырвался сноп огня. Предательски стрелял укрывшийся там пулемет. Но долго огрызаться ему не пришлось. Бронзовая рука Дока со страшной силой, молниеносно вырвала из тропической листвы обнаружившее себя орудие вместе с незадачливым бандитом, оторванный палец которого безжизненно висел на спусковом крючке. Это был один из воинов! Скорее всего он не успел даже увидеть Дока Сэвиджа. Краснопальцый получил смертельный удар в висок и тут же скончался. Док был разочарован. Он надеялся увидеть вместо рядового воина человека в змеиной коже или Утреннее Дуновение. Пулемет же был собственностью Дока. Он толкнул орудие и перекатил его к Ренни. Сэвидж быстро двигался среди участников сражения. Битва его уже мало интересовала. Он сражался вместе с другими тогда, когда того требовали опасные обстоятельства, когда нужно было спасать положение. Теперь же Док искал злодея в маскарадном одеянии и вождя воинов Утреннее Дуновение. Они оба вызывали в нем ярость. Вскоре Док убедился, что ни человека-змея, ни Утреннего Дуновения среди сражающихся нет. Сделав такое открытие, Док незаметно ускользнул и скрылся в буйной тропической растительности. Он предположил, что оба вожака спрятались где-то неподалеку и ждут конца битвы. Док прочесал всю местность вокруг поля боя, но никого не встретил. К этому времени больше половины воинов с красными пальцами были уничтожены. Население майя в страшном гневе на краснопальцых убийц громило их без всякой пощады. Секта воинов была вскоре изничтожена навсегда. Не найдя тех двух в густых джунглях вокруг, Док снова начал поиски - и обнаружил след. След, оставленный теми, кого он искал! Злодеев с головой выдали царапины на земле от волочившегося змеиного хвоста. Док стал похож на гончую собаку, взявшую след. Шаги спасавшихся бегством дьяволов все время терялись - но это для обыкновенного преследователя, а не для Дока, который сразу понял, что Пернатый Змей и Утреннее Дуновение выбирали каменистую дорогу и даже прошли вброд по кромке озера, чтобы запутать следы. Было ясно, что парочка ускользнула в тот момент, когда поняла, что дело проиграно. Они пытались исчезнуть из Потерянной долины! Их путь лежал прямо к тайной тропе в ущелье. Доку теперь незачем было идти по следу - он уже знал, куда направились враги. Со скоростью ветра мчался Док к выходу из долины. Совсем не ожидали удиравшие Утреннее Дуновение и человек в маске увидеть в каньоне Дока - да еще, можно сказать, перед самым своим спасением! Два мерзавца продолжали бегство. Они уже карабкались вверх по скалистой тропе к желанному выходу. Путь был так труден и опасен, что они оба взмокли и то и дело хватались потными руками за камни, оставляя на них мокрые пятна. Достигнув ущелья, Док начал быстро подниматься по почти вертикальной скале. Пройдя ярдов пятьдесят, он остановился и сбросил с ног индейские сандалии с высокими задниками. Затем, чувствуя себя более уверенным на рискованной тропе, он продолжал свой путь вверх. Забравшись на высоту в несколько сотен футов, Док бросил взгляд вниз - маленькая извилистая речка казалась отсюда спутанной ниткой белой пены. Потом он посмотрел вверх - и увидел свою добычу. Впереди была пара убийц. Они оглянулись и обнаружили позади себя Дока почти в тот же момент, когда он увидел их. И вдруг раздался леденящий душу, пронзительный крик, заполнивший все пространство ущелья и отозвавшийся эхом где-то внизу, у самой речки. Это был утробный вопль страха Утреннего Дуновения! Человек-змей был все еще в маскарадном убранстве. Вероятно, у него не было времени снять костюм. Визг Утреннего Дуновения был таким неожиданным, что его спутник, шедший впереди, даже обернулся. Они, конечно, подумали, что у Дока есть оружие. Утреннее Дуновение, эта трусливая душа, потеряв рассудок, попытался обойти человека в маске, но сделать это на такой узкой тропе было невозможно. Разозлившись, змей сильно ударил Утреннее Дуновение кулаком. Вождь отступил назад. Человек в костюме удава снова ударил его - Утреннее Дуновение слетел со скалы. Все ниже и ниже падало квадратное, мерзкое тело. Ударившись об острую скалу, Утреннее Дуновение, вероятно, сразу же умер. Если именно так и было, он избавился от страшной картины: к нему быстро приближалось дно пропасти с остроконечными скалами, по зловещим зубцам которых несла свои пенистые воды река. Так, просто от страха перед Доком, Утреннее Дуновение лишился жизни. Человек в змеином облачении продолжал движение вперед. На поясе у него висел один из пистолетов Дока, сделанных бронзовым человеком по тому же принципу, что и пулемет. Но змей не пытался воспользоваться оружием - он, без сомнения, решил подождать, когда Док подойдет ближе. Погоня возобновилась, но Док двигался теперь значительно медленнее. Он был безоружен - это вынуждало его тянуть время, чтобы обдумать план дальнейших действий. Док прошел еще милю. Стена ущелья становилась более пологой. Скала не была уже монолитной, в ней начали встречаться незначительные трещины, большинство которых было не шире толщины карандаша. Внезапно Док покинул тропу - у него созрел план. Он устремился вверх по соседней скале. Там, где, казалось, некуда поставить ногу, он все же находил опору, цепляясь за камни, как муха. Выручали стальные пальцы рук и подвижные, сильные ноги. Помогало ему и сверхъестественное умение сохранять равновесие. Двигался Док с поразительной скоростью. Оказавшись приблизительно на тысячу футов выше человека в змеином обличьи, Сэвидж обогнал его и прошел немного дальше. Потом Док начал постепенно спускаться, чтобы преградить путь злодею на тропе, по которой тот пытался удрать. Док выбрал подходящее для ожидания добычи место - он спрятался за острым углом скалы на повороте тропы. И вниз, и вверх шла почти вертикальная стена. Сэвидж ждал. Вскоре послышалось тяжелое дыхание человека-змея - парень совсем выдохся. Перед тем, как завернуть за угол, спасавшийся бегством дьявол оглянулся назад, чтобы проверить, не приблизился ли к нему Док. Сэвидж протянул вперед свою большую бронзовую руку - ее длинные, мощные пальцы вцепились в ремень с оружием на человеке в маске и сильно дернули пояс вниз. Одного движения хватило Доку, чтобы сорвать крепкий ремень, как будто это был гнилой шнурок. И оружие, и пояс Док бросил вниз, в бездну. Когда человек в змеиной коже почувствовал, что кто-то на него напал, схватив за талию, он повернул голову, уверенный, что увидит перед собой богиню возмездия Немезиду. Он не ошибся - это действительно было возмездие, но в совершенно реальном образе Дока Сэвиджа. Змей сорвал с головы маску - и, наконец, открыл свое лицо! На несколько секунд воцарилась напряженная тишина. А затем, появившись отовсюду и в то же время ниоткуда, зазвучала тихая мелодичная трель. Она была похожа на пение какой-то экзотической птицы или на негромкий хрустальный перезвон ледяных сосулек от пробегающего по ним легкого ветерка. Даже если бы кто-нибудь смотрел прямо на губы Дока, он все равно не смог бы понять, откуда исходят волшебные звуки. И вообще неизвестно было, знал ли сам Док, что он воспроизводит такие замечательные мелодии. Это происходило с ним подсознательно, в моменты наивысшей сосредоточенности, и каждый раз имело разное значение. Сейчас уникальное пение Дока было знаком победы! Услышав полную спокойной уверенности, победную песню Дока, человек, снявший маску, задрожал с головы до ног. Его рот судорожно открывался, но не произносил ни одного звука. В ужасе негодяй сделал шаг в сторону. Док не двигался. Его золотые глаза впились в глаза убийцы старшего Сэвиджа. Глаза Дока были безжалостны. Они были холодны. Они были полны гнева. Они не обещали пощады. Эти глаза лучше всяких слов говорили прижатому к стенке подлецу, что ему ожидать от Дока. Змей снова попытался говорить. Потом сделал попытку заставить свои ставшие ватными ноги сбросить его со скалы. Но не мог. Однако, зная, что у него есть единственная возможность уйти от неумолимого взгляда Дока, он сделал над собой громадное усилие и прыгнул с тропы, так и не принесшей ему спасения. Его тело медленно прокладывало себе путь к гибели. Вместо змеиной маски на его лице теперь была бледная маска смерти. Это был дон Рубио Горро, государственный секретарь республики Идальго! 22. ДОК ПОЛУЧАЕТ НАСЛЕДСТВО Велико было ликование народа майя, когда Док Сэвидж вернулся в
в начало наверх
Потерянную долину. Пятеро друзей Дока встретили его шумно и радостно. Рана короля Чаака была незначительной. - Мы очистили окружающую среду! - широко улыбался Манк. - Не уцелел ни один краснопальцый воин. Почтенный король Чаак твердо заявил: - Я никогда не допущу возрождения секты воинов с красными пальцами в будущем. Теперь мы будем наказывать мелких преступников тяжелой работой по добыче золота. А защищать жителей долины будут самые отважные наши мужчины. Майя пребывали в таком приподнятом, веселом настроении, что настояли на том, чтобы довести до конца прерванную церемонию принятия Дока и его друзей в племя. Ритуал был тут же возобновлен и прошел без помех. - Теперь мы входим в племя майя, - тихо сказал Хэм, разглядывая свой яркий индейский парадный костюм: Док и все его ребята переоделись в другие, свежие одеяния. Вернулся Ренни, которого Док посылал проверить самолет. - Лайнер в порядке, - доложил Ренни. - Хорошо, что мы запаслись бензином перед вылетом сюда. Теперь у нас достаточно горючего, чтобы долететь до Бланко Гранде. - Вы уже собираетесь покинуть нас? - печально спросил король Чаак. А прелестная принцесса Монья не могла скрыть своей грусти. Ее взгляд был полон огорчения и печали. Док не сразу ответил королю. Сэвиджу самому искренне не хотелось покидать майя, а Потерянная долина казалась идеальным местом для жизни - спокойным и интересным. - Я бы рад остаться здесь навсегда, - улыбнулся Док монарху. - Но я и мои друзья уже давно посвятили свои жизни другим, более высоким идеалам. И мы должны следовать им, несмотря на личные желания. - Это прекрасно, - согласился король Чаак. - Для осуществления ваших планов, для работы, которой отдаете свои жизни, вы и получаете золото из сокровенных подвалов древних майя. Какие у вас дополнительные распоряжения по поводу переправки ценностей? Мы отправим золото караваном навьюченных осликов в Бланко Гранде тому, кого вы назовете свои доверенным лицом... - Президенту Идальго Карлосу Ависпе, - сразу назвал Док. - Трудно найти более уважаемого человека, чем он. Его я и назначаю своим представителем. - Очень хорошо, - сказал Чаак. Док еще раз повторил остальные детали: - Третью часть золота я помещу в крупный, надежный банк Америки. Этим капиталом народ майя сможет воспользоваться в том случае, если возникнет такая необходимость. Одна пятая переходит правительству Идальго. Остальное - для нашей деятельности. И начались приготовления к отъезду. Выдающийся электрик всех времен Длинный Том, по просьбе Дока, установил радиоприемное устройство во дворце монарха майя. Питание маленькая радиостанция получила от генератора, приводимого в движение водяным колесом, которое Длинный Том укрепил в мощном потоке, постоянно бегущем по золотой пирамиде. Все электрические работы были выполнены добротно, с большой надежностью, чтобы радиоустановка могла служить много лет. Длинный Том оставил несколько запасных радиоламп. Нестирающимися чернилами Док сделал отметку на шкале радиоприемника, выделив таким образом волну определенной длины. - Каждый седьмой день настраивайтесь на отмеченное место, - объяснял Док королю Чааку. - Делайте это, когда солнце стоит прямо над Потерянной долиной. Когда-нибудь вы услышите мой голос. Я обращусь к вам по радиовещанию именно в условленный час с просьбой прислать еще золота. Тогда вы отправите очередной караван с дорогим металлом. - Все так и будет сделано, - заверил Дока правитель майя. Очаровательная принцесса Монья была девушкой умной. Она понимала, что красивый бронзовый Док Сэвидж - не для нее. Поэтому она взяла себя в руки и сделала все, чтобы скрыть свои переживания в глубине души. Она даже обсудила этот вопрос с философской точки зрения с некрасивым Манком. - Я думаю, он найдет себе какую-нибудь американскую девушку, - сказала под конец Монья с какой-то хитринкой в голосе. - Теперь послушай, - Манк говорил очень серьезно. - В жизни Дока никогда не будет женщины. Но если бы он решил все-таки связать свою судьбу с какой-то женщиной, то выбрал бы только тебя. Он в тебя влюбился так, как никогда не влюблялся ни в какую девушку. А уже много красавиц пытались завладеть Доком. - Это правда? - застенчиво спросила принцесса Монья. - Клянусь Богом, что это так, - подтвердил Манк. Принцесса услышала то, что ей хотелось услышать, и в благодарность Манку и к его величайшему удовольствию, поцеловала его. И побежала. Манк смотрел ей вслед, смакуя на губах поцелуй молодой индейской принцессы, - и расплылся в улыбке. - Черт возьми! А если Док увидит! - шутя воскликнул Манк. Через два дня Док Сэвидж и его пять верных друзей отправились в путь. Их мощный самолет преодолел вихревые воздушные течения и вырвался из Потерянной долины. Грусть от расставания с этим райским уголком смягчалась мыслью о будущем, полном новых приключений и полезной деятельности. В их руках - несметные богатства, которые помогут в осуществлении их грандиозных планов. Многие страны мира увидят бронзового человека и его пятерых друзей. Множество дьяволов в человеческом облике погибнет от их справедливого гнева. Сильные руки, отважные сердца и умные головы шести американских парней принесут помощь и спасение бесчисленному количеству людей в разных сторонах света. А пока - едва они успели добраться до Нью-Йорка, как на них нагрянули новые испытания, подобно грому с ясного неба. Но громадному человеку из бронзы и крепким его друзьям не страшны были никакие опасности - они могли бы, кажется, устоять и тогда, когда бы на их головы обрушились все дьявольские силы ада. Наполненная захватывающими приключениями и добрыми делами жизнь Дока Сэвиджа и его замечательной команды продолжается!

ВВерх