UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Джин РОДДЕНБЕРРИ

  ЗАКОН ЧАРЛИ




Хотя  капитан  звездолета  "Энтерпрайз"  Джеймс   Кирк   безраздельно
властвовал над четырьмя сотнями  офицеров  и  членов  команды,  не  считая
небольшой, меняющейся группы пассажиров; хотя более чем за  двадцать  лет,
проведенных в пространстве, он сполна получил свою долю риска,  -  он  был
убежден, что никто не доставил  ему  столько  беспокойства,  сколько  этот
семнадцатилетний парнишка.
Чарльза  Эванса  подобрали  на  планете  Тация,  где  он   прожил   в
одиночестве четырнадцать лет после катастрофы  исследовательского  корабля
ею   родителей.   Его   нашел   исследовательский    корабль    "Антарес",
грузоподъемностью раз в десять меньше "Энтерпрайза". Затем его передали на
корабль Кирка, одетою кое-как, с надувным пакетом,  в  котором  находились
все ею вещи.
Офицеры "Антареса", доставившие его на борт  "Энтерпрайза",  отмечали
высокий интеллект Чарли, желание учиться, интуитивное понимание инженерных
принципов (он мог  бы  сам  управлять  "Антаресом"  при  необходимости)  и
исключительно дружелюбный характер. Но Кирка удивило, что  офицеры  словно
соревновались друг с другом в восхвалении Чарли, и поспешили вернуться  на
свой тесный кораблик, не попросив даже бутылки бренди.
Любопытство Чарли с самого начала было очевидно, хотя при этом  он  и
проявил некоторое  беспокойство.  Это  было  неудивительно,  учитывая  его
долгое пребывание в одиночестве. Кирк приказал старшине Рэнд отвести парня
в выделенную ему каюту. И тут-то Чарли удивил  всех  присутствующих  и  ее
саму, без обиняков спросив Кирка:
- А это - девушка?
Леонард Мак-Кой, корабельный врач-хирург, проверил Чарли с головы  до
пят и нашел, что он находится в  отличном  физическом  состоянии.  Никаких
следов  недоедания,  радиационных  ожогов,  каких-либо   лишений.   Просто
поразительно для парня, который вынужден был с трехлетнего возраста сам  о
себе  заботиться  на  чужой  планете.  С  другой  стороны,  логично   было
предположить, что через четырнадцать лет Чарли мог  быть  либо  в  хорошем
состоянии, либо мертвым. Ему неизбежно пришлось  как-то  приспособиться  к
окружающей обстановке за эти годы.
О себе Чарли не  рассказывал,  но  сам  задавал  множество  вопросов.
Похоже, он действительно хотел знать, как правильно себя вести. И, видимо,
ему хотелось, чтобы ею любили. Но направление некоторых вопросов  Мак-Коя,
очевидно, сбивало его с толку.
Нет,  никто  не  остался  в  живых  после  катастрофы.  Он   выучился
английскому,  общаясь  с  банком  памяти  корабля,   который   по-прежнему
действовал. Нет, тациане не помогли ему. Их просто не существовало. Сперва
он ел то, что хранилось  в  корабельных  кладовых,  затем  то,  что  росло
вокруг.
Чарли попросил, чтобы ему показали корабельный  свод  инструкций.  На
"Антаресе" он вечно делал или говорил не  то,  что  следовало.  Когда  это
случалось; люди сердились. И он тоже сердился. Ему не  хотелось  совершать
дважды одинаковые ошибки.
- Я тоже так считаю, - ответил ему  Мак-Кой.  -  Но  с  таким  вещами
невозможно спешить. Просто держи распахнутыми глаза и когда сомневаешься -
улыбнись и промолчи. Это всегда неплохо действует.
Чарли ответил улыбкой на  улыбку  Мак-Коя,  и  врач  отпустил  парня,
шлепнув его при этом по мягкому месту, к удивлению Чарли.
Мак-Кой снова вернулся к этой проблеме, находясь на командном мостике
с  Кирком,  его  старшим  офицером,  мистером  Споком  и  старшиной  Рэнд,
занимавшейся вахтенным расписанием. Она тут же хотела уйти.  Но,  так  как
девушка имела возможность наблюдать за Чарли  не  меньше,  чем  остальные,
Кирк попросил ее остаться. Кроме того, Кирку она нравилась, хотя он наивно
полагал, что это является секретом для нее.
- Земная история полна случаев, когда  маленькому  ребенку  удавалось
выжить в диких местах, - продолжил Мак-Кой.
- Я читал кое-какие из ваших легенд, - заговорил Спок, родившийся  на
планете Вулкан, не принадлежащей  к  солнечной  системе.  -  Похоже,  всем
подобным детям требовалась волчица для ухода.
- Ну какой смысл мальчику лгать, если бы тациане и существовали?
- Тем не менее, есть кое-какие свидетельства, что  они  существовали,
по  крайней  мере,  тысячелетие  назад,   -   заметил   Спок.   -   Первая
исследовательская экспедиция сообщила о находке некоторых  весьма  сложных
артефактов. И условия не менялись на Тации, по крайней мере, примерно  три
миллиона лет. На самом деле кое-кто из них мог и уцелеть.
- Чарли утверждает, что никого не было, - заметил Кирк.
- Уже то, что он выжил, указывает на то, что были. Я проверил  записи
в библиотечном компьютере о Тации. Там  сказано:  "Съедобной  растительной
пищи нет". Ему просто необходима была чья-то помощь.
- Мне кажется, вы думаете о нем хуже,  чем  он  того  заслуживает,  -
проговорил Мак-Кой.
- Ладно, пока будем считать так, -  произнес  Кирк.  -  Мистер  Спок,
подготовьте программу опроса для Чарли. Займите его чем-нибудь, пока мы не
доберемся до Колонии Пять, где за него возьмутся опытные педагоги.  А  тем
временем он должен, по  крайней  мере,  не  мешать  нам  здесь,  на  борту
корабля... Старшина Рэнд, что вы думаете о нашем трудном ребенке?
- Н-ну, - протянула она, - быть может, я  и  несколько  предубежденно
отношусь. Я не хотела рассказывать об этом, но... вчера он догнал  меня  в
коридоре и предложил флакончик духов. Моих любимых. Я не  знала,  что  это
ему известно. А на корабле таких нет, я в этом уверена.
- Гм-м, - хмыкнул Мак-Кой.
- И только я собралась спросить его, где он их взял, как  он  шлепнул
меня по мягкому  месту.  После  этого  я  постаралась  как  можно  быстрее
очутиться в другом месте.
Послышался взрыв удивленного смеха, тут же стихнувшего.
- Что-нибудь еще? - спросил Кирк.
- Ничего особенного. Вы знаете, что  он  умеет  показывать  карточные
фокусы?
- Постойте-ка, а где он этому-то научился?
- Я не знаю. Но он показывает их мастерски.  Я  играла  в  солитер  в
комнате отдыха, когда вошел он. Лейтенант Ухура играла  на  синтезаторе  и
напевала "Чарли, дорогой мой". И сперва, похоже, ему показалось,  что  она
насмехается над  ним.  Но  когда  он  понял,  что  она  лично  к  нему  не
обращается, подошел и стал наблюдать за мной. Казалось, его удивило, что я
никак  не  могу  построить  игру.  Неожиданно  он  сделал  так,  что   она
выстроилась - даже не прикасаясь к картам. Я клянусь, что это было так.  Я
просто удивилась, когда пасьянс  сошелся.  А  он  взял  несколько  карт  и
проделал целую серию фокусов, очень искусных. Это лучшее владение техникой
работы руками, которую я когда-либо видела. Он пояснил, что один из членов
команды  "Антареса"  научил  его  фокусам.  Я  могу  утверждать,  что  ему
нравилось  мое  пристальное  внимание.  Но   мне   не   хотелось   слишком
подбадривать его. Особенно после того инцидента со шлепком.
- Боюсь, что _э_т_о_т_ фокус он перенял у меня, - вздохнул Мак-Кой.
- Не сомневаюсь, что так и было,  -  произнес  Кирк.  -  Но  все  же,
считаю, лучше с ним побеседовать.
- Что, потянуло  почувствовать  себя  папочкой,  Джим?  -  усмехаясь,
проговорил Мак-Кой.
- Засохни, Пустомеля. Я просто хочу, чтобы он не отбился от рук.


Чарли вскочил, как только в его каюту вошел Кирк. Казалось,  все  его
пальцы, руки и колени изгибались как-то не так. Кирк  лишь  успел  кивнуть
головой в знак приветствия, когда он выпалил:
- Я ничего не сделал!
- Успокойся, Чарли. Я просто хотел взглянуть, как ты осваиваешься.
- Хорошо. Я... наверное, мне следовало  спросить  вас,  почему  я  не
должен был... Я не знаю, как это объяснить.
- Попробуй сказать об этом прямо, Чарли, - посоветовал Кирк. - Обычно
это помотает.
- Ну,  в  коридоре...  я  разговаривал  с...  когда  Дженис...  когда
старшина Рэнд...
Неожиданно, с напряженным лицом,  он  сделал  быстрый  шаг  вперед  и
шлепнул Кирка по седалищной части. -  Я  сделал  это  так,  и  ей  это  не
понравилось. Она сказала, что вы мне объясните, почему.
- Ну что ж, - произнес Кирк, с трудом удерживаясь от  улыбки,  -  все
дело в том, что с женщиной ты  можешь  вести  себя  каким-то  определенным
образом. Но кое на что ты права не имеешь. Например, ты не имеешь никакого
права ударить женщину. Общение мужчины с мужчиной - это одно, а мужчины  с
женщиной - совершенно иное. Ты понял?
- Не знаю. Наверное, да.
- Если даже и не понял, тебе придется в этом положиться на мое слово.
А пока я составлю тебе шпаргалку, Чарли. Про то, как ты мог бы помочь себе
подучиться всему тому, что ты  пропустил,  пока  в  одиночестве  сидел  на
Тации.
- Это очень здорово с вашей стороны, что вы делаете все это для меня,
- произнес Чарли. Казалось, он искренне рад. - Я вам нравлюсь?
Этот спокойный вопрос поймал Кирка врасплох.
- Я не знаю, - также спокойно ответил он. - На то,  чтобы  люди  тебе
начинали нравиться, уходит время. Тебе приходится наблюдать  за  тем,  что
они делают, пытаться понять их. Это не происходит сразу.
- О, - произнес Чарли.
- Капитан Кирк, - голос Ухуры из интеркома вклинился в их беседу.
- Извини меня, Чарли... Здесь Кирк.
- Капитан Рамарт с "Антареса" по каналу Д. Хочет  поговорить  с  вами
лично.
- Хорошо. Сейчас приду на командный мостик.
- А я могу с вами пойти? - спросил Чарли, когда Кирк отключился.
- Боюсь, что нет, Чарли. Это прерогатива командира корабля.
- Я никому не буду мешать, - умолял его Чарли. - Я буду  держаться  в
стороне от всех.
Такая  потребность  парня  в   человеческом   обществе   бью   просто
трогательной, несмотря на то, как неуклюже он пытался объяснить,  что  ему
теперь необходимо восполнить годы, проведенные в одиночестве.
- Ну ладно, хорошо, - согласился Кирк. Но только по моему разрешению.
Согласен?
- Согласен, - радостно воскликнул  Чарли.  И  последовал  за  Кирком,
словно щенок.
На командном мостике лейтенант Ухура с лицом, неподвижным, как  у  ее
племенных статуй, спрашивала в микрофон:
- Бы не можете усилить  уровень  передачи,  "Антарес"?  Мы  едва-едва
слышим вас.
- Мы - на полной мощности, "Энтерпрайз", -  произнес  голос  Рамарта,
очень далекий и  еле  различимый.  -  Я  должен  немедленно  поговорить  с
капитаном Кирком.
Кирк подошел к пульту и взял микрофон.
- Здесь Кирк, капитан Рамарт.
- Ну,  слава  Богу,  капитан.  Мы  слышим  вас  едва-едва.  Я  должен
предупредить...
Его голос смолк. Теперь из динамика  не  доносилось  никаких  звуков,
кроме "белого шума" звездного пространства, не было  слышно  даже  несущей
волны.
- Посмотрите, можно ли их снова поймать, - приказал Кирк.
- Нечего ловить, капитан, - с досадой произнесла лейтенант  Ухура.  -
Они больше ничего не передают.
- Держите канал открытым.
Позади Кирка Чарли произнес тихим голосом:
- Это был старый корабль. Не очень хорошо сконструированный.
Кирк уставился на него, затем резко обернулся к пульту Спока.
- Мистер Спок, проверьте место, откуда велась передача,  сканирующими
сенсорами.
- Я уже засек это место, - немедленно ответил Спок. - Но там какая-то
рябь необычная, даже для такого расстояния.
Кирк снова обернулся к парню.
- Что случилось, Чарли? Ты знаешь?
Чарли посмотрел на него с выражением,  похожим  на  еле  сдерживаемый
вызов.
- Я не знаю, - ответил он.
- Зона ряби становится шире, - доложил Спок. - А по  краям  я  теперь
засекаю какие-то отчетливые всплески. Похоже, это обломки.
- Но "Антареса" нет?
- Капитан Кирк, это и _е_с_т_ь_ "Антарес", - тихо ответил Спок.

 
в начало наверх
- Невозможно никакое другое объяснение. Совершенно очевидно, что корабль взорвался. Кирк продолжал пристально смотреть Чарли в глаза. Парень отвернулся. - Мне жаль, что он взорвался, - наконец произнес Чарли. Казалось, он чувствовал себя несколько не в себе, но не более того. - Но я не буду жалеть о них. Они не были хорошими. Они меня не любили. Я могу это сказать. Последовала долгая, ужасно напряженная тишина. Наконец Кирк осторожно разжал кулаки. - Чарли, - произнес он, - одна из первых вещей, от которых тебе необходимо избавиться, это твоя чертова хладнокровность. Или эгоистичность, или что там еще. Пока это не будет у тебя под контролем, ты будешь меньше даже, чем полчеловека. Кирк замолчал, так как, к его удивлению, Чарли заплакал. - Он - что? - переспросил Кирк, уставившись на стоявшую перед ним старшину Рэнд. Она чувствовала себя весьма неуютно, но все же держалась молодцом. - Он попытался за мной ухаживать, - повторила она. - Не то, чтобы на это у него ушло много слов. Нет. Но для него это была все же длинная, хоть и запинающаяся речь. Он хочет меня. - Старшина, он же семнадцатилетний мальчишка. - Именно, - ответила девушка. - И все это из-за шлепка? - Нет, сэр, - сказала она. - Из-за его речи. Капитан, мне уже знаком такой взгляд. Мне ведь уже не семнадцать. И если не предпринять что-нибудь, рано или поздно мне придется отталкивать Чарли, может быть, шлепнуть его самой, и не в шутку. А это не будет для него полезно. Я - его первая любовь, первое крушение и первая женщина, которую он увидел и... Она перевела дыхание. - Капитан, всего этого слишком много для одного человека, даже если оно сваливается на голову по очереди. А все вместе - так просто убийственно. Чарли просто не понимает обычных отказов. Если же я попытаюсь отказать ему так, чтобы он понял, могут быть неприятности. Вы меня понимаете? - Думаю, да, старшина, - ответил Кирк. И все же он еще не мог вполне серьезно воспринять ситуацию. - Хотя не думал, что мне придется объяснять все насчет птичек и пчелок кому-нибудь, по крайней мере, не моего возраста. Но я сейчас же вызову его. - Благодарю вас, сэр. Она вышла. Кирк вызвал Чарли. Тот появился почти мгновенно, словно ожидал чего-то подобного. - Входи, Чарли, присаживайся. Парень подошел к креслу, стоявшему у стола напротив Кирка, и уселся в него осторожно, словно в ловушку. Как и прежде, он опять опередил Кирка, начав разговор. - Дженис, - прошептал он. - Старшина Рэнд. Это из-за нее, не так ли? Черт побери быстроту этого мальчишки! - Не совсем, в большей степени то касается тебя. - Я больше не буду так шлепать ее. Я обещал. - Ну, это еще не все, - сказал Кирк. - Тебе надо кое-что научиться понимать. - Все, что я делаю или говорю - неправильно, - в отчаянии произнес Чарли. - Я всем мешаю. Доктор Мак-Кой не хочет показать мне правил. Я не знаю, кто я или чем я должен быть, или хотя бы _к_е_м_. И я не знаю, почему у меня все так внутри постоянно болит... - Зато я знаю, - сказал Кирк, - и ты будешь жить. С тобой не произошло ничего опасного или такого, что не происходило бы со всеми людьми мужского пола со времен их появления. Нет возможности как-то обойти это или перепрыгнуть. Тебе придется пережить это, Чарли. - Но это словно выворачивает меня наизнанку. Я все время хожу как пришибленный. Дженис... старшина Рэнд... она хочет отдать меня кому-то другому. Старшине Лаутону. Ну, он даже пахнет не так, как девушка. Никто на корабле не похож на Дженис. И я не хочу никого другого. - Все правильно, - мягко успокоил его Кирк. - Чарли, во Вселенной существуют миллионы вещей, которые ты можешь иметь. Но есть также примерно сотни миллионов других, которые ты иметь не можешь. В понимании этого нет ничего приятного, но тебе придется с этим смириться. Так уж все заведено. - Мне это не нравится, - произнес Чарли, словно это все объясняло. - Я тебя не виню. Но тебе придется выдержать все и пережить. Кстати, это мне напомнило: следующий предмет у тебя по расписанию - защита без оружия. Пошли-ка со мной в гимнастический зал и попытайся отработать несколько падений. Многие века назад, еще в викторианскую эпоху, существовало поверье, что изнурительные упражнения помогают отвлечься от мысли о женщине. Я никогда, правда, не проверял это на себе, но думаю, стоит попробовать. Чарли был невозможно неуклюж - впрочем, не больше, чем любой начинающий. Корабельный офицер Сэм Эллис, сотрудник команды Мак-Коя, одетый как Кирк и Чарли, в спортивную форму, был весьма терпелив с ним. - Вот так уже лучше. Когда падаешь, шлепайся на мат, Чарли. Он гасит удар. А теперь еще раз. Эллис плюхнулся на мат по собственной инициативе и, грациозно перекатившись, вскочил на ноги. - Вот так. - Я никогда не научусь этому, - уныло произнес Чарли. - Ты обязательно научишься, - заверил его Кирк. - Давай. Чарли неуклюже упал. Он забыл собраться и вспомнил об этом лишь в последнее мгновение, так что шлепок сопровождался одновременно и довольно сильным ударом. - Ну что ж, уже лучше, - заметил Кирк. - Как и в любом деле, здесь требуется практика. Еще раз. На этот раз у него получилось уже лучше. - Ну, вот, - произнес Кирк. - Хорошо, Сэм, покажи ему теперь перекат через плечо. Эллис шлепнулся на мат, и тут же снова оказался на ногах, быстро и лето. - Я не хочу этот делать, - проговорил Чарли. - Но это же часть курса, - пояснил Кирк. - Это не трудно. Посмотри. - Он сделал кувырок сам. - Попробуй. - Нет. Вы говорили, что научите меня драться, а не перекатываться по полу. - Ты должен научиться падать, не причиняя себе боли, прежде чем мы сможем приступить к этой части. Сэм, будет лучше, наверное, если мы ему покажем. Пару легких бросков. - Конечно, - согласился Эллис. Двое офицеров схватились друг с другом, и Эллис, будучи в гораздо лучшей форме, чем Кирк, позволил капитану бросить себя. Затем, поднявшись на ноги, Эллис перебросил его через себя, словно карточную колоду. Кирк перекатился и вскочил на ноги, довольный схваткой. - Теперь понимаешь, что я имел в виду? - Думаю, да, - ответил Чарли. - Со стороны это выглядит не таким уж и трудным. Он подошел и схватился с Кирком, пытаясь провести захват, который, как он видел, использовал Эллис. Он был силен, но не подготовил необходимого усилия. Кирк провел контрприем и перебросил его. Это был несильный бросок, но Чарли снова забыл собраться при падении на мат. Он вскочил на ноги, покрасневший от гнева, и уставился на Кирка. - Так не пойдет, - произнес, усмехаясь, Эллис. - Тебе придется еще много раз падать, Чарли. Чарли резко повернулся к нему. Тихим, напряженным голосом он сказал: - Не смейтесь надо мной. - Успокойся, Чарли, - сказал, теперь уже открыто усмехаясь, Эллис. - Добрая половина этой премудрости - в том, чтобы не потерять голову. - Н_е _с_м_е_й_т_е_с_ь _н_а_д_о _м_н_о_й_! - выкрикнул Чарли. Эллис развел руками, но улыбка не покинула его лица. Секундой позже раздался удар, словно лопнула самая большая в мире электрическая лампочка. Эллис исчез. Кирк тупо уставился на место, где только что стоял Эллис. Чарли тоже замер на мгновение, а затем начал осторожно придвигаться к двери. - Стой, - приказал Кирк, Чарли остановился, но не повернулся лицом к Кирку. - Он не должен был смеяться надо мной, - произнес Чарли. - Это нехорошо смеяться над кем-то. Я пытался терпеть. - Не очень-то... Ладно, это неважно. Что произошло? Что ты сделал с моим офицером? - Он исчез, - угрюмо ответил Чарли. - Это не ответ. - Он исчез, - повторил парень. - Это все, что я знаю. Я не хотел этого. Он меня заставил. Он смеялся надо мной. Кирк побледнел. А вдруг Дженис пришлось бы шлепнуть его? И... ведь был еще взрыв "Антареса"... Кирк быстро подошел к ближайшему интеркому и включил его. Чарли повернулся, чтобы посмотреть на него. - Капитан Кирк в гимнастическом зале, - произнес Кирк. - Двух человек службы безопасности сюда, немедленно. - Что вы собираетесь со мной делать? - спросил Чарли. - Я отсылаю тебя в твою каюту. И я хочу, чтобы ты там оставался. - Я не позволю им прикоснуться к себе, - тихо произнес Чарли. - Я сделаю так, что они тоже исчезнут. - Они не причинят тебе боли. Чарли не ответил, но у него был вид загнанного в клетку зверя, готового наброситься на дрессировщика. Открылась дверь, вошли двое людей из службы безопасности. У обоих в кобурах торчало по фазеру. Они остановились и посмотрели на Кирка. - Иди с ними, Чарли. Мы поговорим об этом позже, когда оба успокоимся. Ты должен мне все толком объяснить. Кирк кивнул головой в сторону Чарли. Охранники подошли к нему и взяли за руки. Или, точнее, попытались. В действительности - Кирк был уверен - они так и не прикоснулись к нему. Один из них просто отшатнулся назад, другой же был резко отброшен к самой стене, словно он вдруг очутился во власти невесть откуда взявшегося урагана. Тем не менее, он все же удержался на ногах и потянулся к своему оружию. - Нет! - заорал Кирк. Однако приказ немного запоздал. Оружие исчезло из руки охранника, едва тот прицелился в Чарли. Оно исчезло так же, как исчез и Сэм Эллис. Чарли посмотрел на Кирка, глаза его сузились и вызывающе поблескивали. - Чарли, - произнес Кирк, - ты ведешь себя очень плохо. Иди в свою каюту. - Нет. - Иди с охранниками, или я тебя сгребу и отнесу туда сам. Он начал медленно надвигаться. - Это твой единственный выбор, Чарли. Или ты сделаешь как я тебе сказал, или тебе придется услать меня туда, куда ты услал фазер и Сэма Эллиса. - О, ну ладно, - произнес Чарли, сдаваясь. Кирк глубоко вздохнул. - Но скажите им, чтобы они меня не трогали и держали руки при себе. - Они не сделают тебе ничего плохого. Если только ты сделаешь, как я тебе сказал. Кирк созвал общее совещание на командном мостике. Но Чарли оказался проворнее. Ко времени, когда там собрались все офицеры Кирка, на корабле не осталось ни одною фазера. Чарли заставил их "исчезнуть". Кирк объяснил, что произошло, коротко и угрюмо. - Если судить по развитию событий, - произнес Мак-Кой, - совершенно ясно, что Чарли не нужна была никакая помощь от гипотетических тациан. Он сам мог удовлетворить все свои потребности. - Не обязательно, - возразил Спок. - Мы знаем лишь, что он может заставлять вещи исчезать - но не появляться. Я признаю, что даже одно это могло бы быть весьма полезным для него. - А какова возможность того, - спросил Кирк, - что он сам - тацианин? Или, по крайней мере, что-то совершенно беспрецедентное для инопланетянина? - Вполне вероятно, - ответил Мак-Кой, - но я склоняюсь к тому, чтобы исключить его. Если помните, я его тщательно обследовал. Он человек, вплоть до группы крови. Конечно, я мог что-то упустить, но он ведь был подключен к пульту контроля жизнедеятельности. Машина сразу бы сообщила, по меньшей мере, шестнадцатью тревожными сигналами, если бы что-то
в начало наверх
оказалось не так. - Что ж, так или иначе, он нечеловечески силен, - произнес Спок. - И, весьма вероятно, что "Антарес" уничтожен им. Несмотря на огромное расстояние - далеко за пределами действия корабельных фазеров. - Отлично, - произнес Мак-Кой. - При таких обстоятельствах как же нам удастся держать его взаперти? - Все гораздо сложнее, Пустомеля, - произнес Кирк. Мы не можем привезти его на Колонию Пять. Вы представляете, что он натворит в открытом, нормальном окружении? Разумеется, Мак-Кой не представлял. Кирк вскочил и начал ходить взад-вперед. - Чарли еще только мальчик - а может быть, мужчина, но совершенно не имеющий опыта общения с другими людьми. Он вспыльчив, потому что хочет сразу всего, а все - это ему пока не очень-то доступно. Он полон юношеской боли и хочет быть одним из нас, хочет быть любимым, полезным. Но... я помню, когда мне было семнадцать, я хотел иметь возможность заставлять исчезать вещи и людей, которые меня раздражали. Это мечта о могуществе, которую испытывает большинство парней такою возраста. А Чарли не нужно этого желать. _О_н _э_т_о _м_о_ж_е_т_. Другими словами, чтобы нам остаться в живых, джентльмены, нам придется быть чертовски осторожными, чтобы его не раздражать. Иначе - бах! - Раздражение относительно, капитан, - произнес Спок. - Все будет зависеть от того, как Чарли себя будет чувствовать, минута за минутой. И из-за его биографии, или отсутствия оной, мы никоим образом не можем предположить, какая мелочь вызовет его раздражение в следующий раз, как бы мы ни старались предугадать. Он самое разрушительное оружие в галактике, и он - на взводе. - Нет, - произнес Кирк. - Он - не оружие. Оно у него _и_м_е_е_т_с_я_. И это та разница, которую мы мохом использовать. Это ведь ребенок, ребенок в теле мужчины, пытающийся стать полноценным мужчиной. Дело не в его жестокости. Это просто неведение. - А вот и он сам, - произнес Мак-Кой с фальшивой сердечностью. Кирк развернул кресло и увидел спускающегося по эскалатору, безмятежно улыбающегося Чарли. - Привет, - произнесло самое разрушительное оружие в галактике. - Мне кажется, я просил тебя оставаться в каюте, Чарли. - Правда, - ответил он, улыбка пропала с его лица. - Но я просто устал там. - Ну что ж, хорошо. Ты - здесь. Может быть, ты ответишь на несколько наших вопросов. Ты ответственен за то, что произошло с "Антаресом"? - Почему? - Потому что я хочу знать. Отвечай мне, Чарли. Все затаили дыхание, пока Чарли обдумывал ответ. Наконец он сказал: - Да. Среди экранирующих плиток их генератора Нерста была одна плохая. Я заставил ее исчезнуть. Она все равно рано или поздно отказала бы. - Ты мог сказать им об этом. - Зачем? - спросил Чарли. - Они не любили меня и относились ко мне плохо. Вы видели их, когда они привезли меня к вам на борт, чтобы избавиться от меня. Больше им это не удастся. - Ну, а как насчет нас? - спросил Кирк. - О, вы мне нужны. Я должен добраться до Колонии Пять. Но если вы будете относиться ко мне плохо, я придумаю что-нибудь другое. Юноша неожиданно повернулся и вышел. Мак-Кой вытер пот со лба. - Ну ты и рисковал. - Мы не можем постоянно ходить по яйцам, - произнес Кирк. - Если любое действие, любой вопрос способен стать раздражителем, нам придется делать все так, чтобы ничто не выводило ею из себя. Иначе мы все окажемся парализованными. - Капитан, - медленно произнес Спок, - а вы не предполагаете, что силовое поле может его удержать? Он слишком хитер, чтобы позволить заманить себя в тюремную камеру, но мы могли бы попытаться установить силовое поле в от собственной каюте. Все лабораторные кабели проходят по главному коридору пятой палубы, и мы могли бы использовать их. Конечно, это весьма призрачный шанс, но... - Сколько времени вам потребуется? - спросил Кирк. - Предположительно семьдесят два часа. - Это будут долгие семьдесят два часа, мистер Спок. Займитесь этим. Спок кивнул и вышел. - Лейтенант Ухура, вызовите Колонию Пять. Я хочу поговорить с Администратором. Лейтенант Зулу, проложите курс в сторону от Колонии Пять - не слишком кардинально, лишь для того, чтобы мы получили необходимое время. Пустомеля... Его прервал громкий щелчок искрового разряда и приглушенный возглас боли, изданный Ухурой. Она зажала судорожно дергающиеся руки между колен. Мак-Кой подскочил к ней и попытался разжать сведенные судорогой пальцы. - Все... в порядке, - произнесла она. - Я думаю, просто шок. Но по какой причине панель оказалась так заряжена... - Наверное, по очень весомой причине, - угрюмо произнес Кирк. - Не прикасайтесь к ней до моего приказа. На что это похоже, Пустомеля? - Легкие ожоги, - ответил Мак-Кой. - Но кто знает, что может быть дальше? - Я могу сказать вам, - заговорил Зулу. - Я не могу ввести новые координаты в этот пульт, он работает, но отказывается воспринимать изменение курса. Мы намертво нацелены на Колонию Пять. - Я тороплюсь, - произнес голос Чарли. Он снова спускался с эскалатора, но остановился, заметив неприкрытую ярость на лице Кирка. - Я уже начал уставать от всего этого, - произнес Кирк. - А как насчет передатчика? - Вам не нужно беспокоиться насчет всей этой субпространственной болтовни, - произнес Чарли, словно извиняясь. - Если возникнут какие-нибудь трудности, я с ними справлюсь сам. Я быстро учусь. - Мне не нужна твоя помощь, - произнес Кирк. - Чарли, в данный момент я ничего не могу сделать, чтобы прервать твое вмешательство. Но вот что я тебе скажу: ты совершенно прав. Ты мне не нравишься. Ты мне совершенно не нравиться. А теперь - убирайся. - Я уйду, - холодно произнес Чарли. - Мне все равно, что я вам теперь не нравлюсь. Но вы скоро измените свое мнение обо мне. Я вас заставлю. Когда он ушел, Мак-Кой начал ругаться вполголоса. - Прекрати, Пустомеля, это не поможет. Лейтенант Ухура, проверьте, у нас закорочена только внешняя связь, или интерком тоже? - Нет, похоже, интерком в порядке, капитан. - Хорошо, соедините меня со старшиной Рэнд... Дженис, у меня для тебя весьма неприятная работенка. Быть может, самая неприятная, о которой когда-либо тебя просили. Я хочу, чтобы ты заманила Чарли в его каюту... Именно так. Мы будем наблюдать. Но помни, что если ты разъяришь его, мы почти ничего не сможем сделать для твоей защиты. Ты можешь отказаться, если хочешь. Может ведь и не выйти. - Если и не выйдет, - ответил голос Рэнд, - то не потому, что я не пыталась. Они наблюдали; руки Спока зависли над кнопкой, активизирующей силовое поле. Сначала Дженис находилась в каюте Чарли одна, и ожидание казалось очень долгим. Наконец, дверь скользнула в сторону, и подросток вошел в поле зрения скрытой камеры, на лице его смешались надежды и подозрения. - Очень мило с твоей стороны прийти сюда, - начал он. - Но я больше не верю людям. Они все такие запутанные и полны ненависти. - Нет, они не такие, - сказала Дженис. - Просто ты не принял в расчет то, как _о_н_и_ чувствуют. Ты должен подождать. - В таком случае... Я тебе нравлюсь? - Да. Достаточно для того, чтобы попытаться как-то исправить тебя. Иначе я не пришла бы сюда. - Прекрасно, - сказал Чарли. - Я тоже могу быть хорошим. Посмотри. У меня для тебя что-то есть. Из-за спины, которая уже находилась в поле зрения камеры, он достал один-единственный цветок розы и протянул его девушке. На борту звездолета не было ни одной розы; судя по розе и духам, он действительно мог заставлять предметы появляться так же успешно, как и исчезать. Это был грозный признак. - Розовый - твой любимый цвет, правда? - спросил Чарли. - В книгах пишут, что все девушки любят розовый цвет. Голубой - для юношей. - Это... приятно, Чарли. Но сейчас не время для ухаживания. Мне действительно необходимо с тобой поговорить. - Но ты хотела прийти ко мне. Во всех книгах написано, что это означает нечто очень важное. - Он протянул руку, пытаясь дотронуться до ее лица. Дженис инстинктивно отступила назад, пытаясь продвинуться к дверям, которые сейчас управлялись дистанционно, пульт находился у Спока под рукой. Но девушка не видела, куда пятится, и уперлась в стул. - Нет. Я же сказала, что хочу только поговорить с тобой, и все. - Но я всего лишь хотел быть хорошим для тебя. Она каким-то образом миновала стул и продолжала незаметно пятиться. - В Законе Чарли есть только один пункт, - сказала она. - Что ты имеешь в виду? Что это? - Закон Чарли гласит: каждому лучше быть хорошим с Чарли, иначе... - Неправда! - крикнул мальчик. - Нет? А где Сэм Эллис? - Я не знаю, где он. Он просто исчез, Дженис. Я только хочу быть хорошим. Они не дают мне. Я могу дать тебе все, что ты захочешь. Только скажи мне. - Хорошо, - сказала Дженис. - Тогда, я думаю, было бы лучше, если бы ты позволил мне уйти. Это единственное, чего я хочу сейчас. - Но ты сказала... - Юноша сглотнул и попытался снова заговорить. - Дженис, я... люблю тебя. - Нет, ты не любишь. Ты не знаешь, что значит это слово. - Тогда покажи мне, - сказал он, дотягиваясь до нее. Ее спина была уже в дверях, и Спок повернул выключатель. Глаза мальчика расширились, когда дверь скользнула в сторону и Дженис вышла. Он бросился за ней, но сработал другой выключатель. Включилось силовое поле, и Чарли был отброшен назад в каюту. Он мгновение стоял там, как жеребец в конюшне, раздувая ноздри и тяжело дыша. Затем он произнес: - Хорошо. Ладно тогда. Он медленно двинулся вперед. Кирк поворачивал камеру вслед за ним. Чарли прошел сквозь силовое поле, будто его не существовало. И снова обратился к Дженис. - Почему ты это сделала? - спросил он. - Ты не дала мне даже попытаться. И никто из вас. Хорошо. С этот момента я не буду пытаться. Я не буду беречь никого из вас, кроме тех, кто мне нужен. Ты не нужна мне. Затем снова раздался характерный взрыв. Дженис исчезла. Мир вокруг Кирка превратился в серый, болезненный туман. - Чарли, - прохрипел он. Интерком донес его голос до каюты. Мальчик, как слепой, повернулся на звук. - Вы тоже, капитан, - сказал он. - То, что вы сделали, тоже нехорошо. Я оставляю вас на время. "Энтерпрайз" совсем не такой корабль, как "Антарес". Управлять "Антаресом" было легко. Но если вы будете пытаться повредить мне, я заставлю исчезнуть других людей... Я сейчас поднимусь на мостик. - Я не могу остановить тебя, - ответил Кирк. - Знаю, что не можете. Быть человеком не так уж и трудно. Я не человек, но кое-что могу. Вы нет. Может быть, я человек, а вы нет. Кирк отключился и посмотрел на старшего офицера. Спустя некоторое время тот произнес: - Это были его последние слова, насколько я понял. - Похоже, что да. А что, поле вообще не среагировало на Чарли во второй раз? - Да. Он прошел сквозь него как луч света. Даже легче - я мог бы остановить луч света, зная его частоту. Кажется, мало, чего он не в состоянии сделать. - Исключая умение управлять кораблем - и самостоятельно достичь Пятой Колонии. - Слабое утешение. Оба оборвали разговор, когда вошел Чарли. Он шел неестественно прямо. Не сказав никому ни слова, он подошел к креслу штурмана и махнул Зулу, чтобы тот освободил его. Обменявшись быстрым взглядом с Кирком, Зулу покорно встал, а Чарли сел на ею место и начал играть рычагами управления. Звездолет дернулся и чуть-чуть накренился, и он отдернул руки. - Покажите мне, что делать, - попросил он Зулу. - Эго заняло бы тридцать лет учебы. - Не спорьте со мной. Просто покажите. - Давай, покати ему, - вмешался Кирк. - Может быть, он взорвет нас.
в начало наверх
Это лучше, чем позволить ему добраться до Пятой Колонии. - Капитан Кирк, - вмешалась лейтенант Ухура. - Я кое-что поймала извне по субпространственному каналу F. Мне кажется, информация идет от корабля к кораблю. Это фиксируют приборы. Я не могу это услышать. - Там ничего нет, - сказал Чарли, его голос стал грубым. - Просто оставь их в покое. - Капитан? - Я капитан, - вмешался Чарли. Кирк внезапно понял, что Чарли испугался. И почему-то почувствовал, что "Энтерпрайз" должен получить это сообщение. - Чарли, - сказал он, - ты сам сотворил это послание, или заблокировал то, которое идет? - Это моя игра, мистер Кирк, - ответил Чарли. - Вы все должны выяснить сами. Как вы говорили - таковы правила игры. - Он встал с кресла и сказал Зулу: - Теперь можете его занять. Курс проложен к Пятой Колонии. Вряд ли за этот короткий промежуток времени он что-либо мог сделать, не считая нескольких грубых попыток овладеть рычагами управления. Вероятно, блокировка, установленная вначале, по-прежнему действовала. Но в любом случае, ситуация оставалась довольно неприятной; ведь до Пятой Колонии осталось лететь приблизительно двенадцать часов. И тем не менее, руки Чарли заметно дрожали. Кирк сказал: - Хорошо, Чарли, пусть это игра - но игра окончена. Я не думаю, что ты и дальше сможешь держать корабль под контролем. Ты уже на пределе и не сможешь натворить что-либо еще. Но тебе придется разобраться со мной. - Я мог бы отправить вас раньше, - ответил Чарли. - Не вынуждайте меня это делать теперь. - Не посмеешь. У тебя мой звездолет. Я хочу получить его назад, а также весь мой экипаж - даже если придется свернуть тебе шею. - Не давите на меня, - прошептал Чарли. - _Н_е _д_а_в_и_т_е_ н_а м_е_н_я_. В следующий момент взрыв боли отбросил Кирка на палубу. Он не смог сдержать стон. - Извините, - взмокнув, сказал Чарли. - Извините... Внезапно громко загудел субпространственный передатчик, и затем начал передавать отчетливые сигналы. Ухура потянулась к дешифратору. - Прекратите! - крикнул в смятении мальчик. - Я сказал, прекратите это! Боль прошла. Кирк был свободен. После секундною замешательства он вскочил на ноги. Спок и Мак-Кой также наступали, но Кирк был ближе. Он уже занес кулак. - Пульт свободен, - раздался за его спиной голос Зулу. - Корабль слушается управления. Чарли увернулся от Кирка, всхлипывая. Он никогда не казался так мало похожим на капитана, как сейчас, - он не мог командовать даже самим собой. В изумлении Кирк опустил руку. Хлоп! Дженис Рэнд появилась на капитанском мостике, вытянув вперед обе руки, чтобы удержать равновесие. Она была очень бледна и потрясена, но, впрочем, невредима. Хлоп! - Это было адское падение, Джим, - раздался голос Сэма Эллиса. - В следующий раз полегче - эй, что все это значит? - Получено сообщение, - бесстрастно произнес голос лейтенанта Ухуры. - Корабль по правому борту. Говорит, что он с Тации. С воплем панического ужаса Чарли упал на палубу, барабаня по ней кулаками. - Не слушайте, не слушайте! - вопил он. - Нет, нет, пожалуйста. Я не могу больше жить с ними. Кирк смотрел бесстрастно, не двигаясь. Мальчик, который запугивал их и командовал ими так долго, был раздавлен на ею глазах. - Вы мои друзья. Вы _г_о_в_о_р_и_л_и_, что вы мои друзья. Помните - когда я попал на звездолет? - Он жалобно взглянул на Кирка. - Возьмите меня домой, на Пятую Колонию. Это все, что я хочу. Это действительно все! - Капитан, - сказал Спок спокойно. - Что-то здесь происходит. Похоже на телепортационную материализацию. Смотрите. Чувствуя себя человеком, попавшим под множество падающих одновременно костяшек гигантского домино, Кирк бросил взгляд на Спока. Действительно, что-то материализовывалось на капитанском мостике. Сквозь эта что-то самого Спока можно было рассмотреть лишь с трудом. Это был неправильный овал, высотой в две трети человеческого роста, постепенно уплотнявшийся. Он колебался и изменялся, переливаясь разными цветами. Какое-то мгновение он выглядел, как огромное человеческое лицо; потом как нечто, даже отдаленно не напоминающее человека; затем - как искаженный силуэт далекого, но громадного строения. Казалось, он не способен был сохранять какой-нибудь облик достаточно долго. Затем оно заговорило. Голос был глубок и гулок. Но шел он не от создания, а от субпространственного передатчика. Но, как и само создание, голос постоянно менялся, смазывался, замолкал, изменял окраску, словно ускользал из-под контроля. - Мы очень сожалеем о случившемся, - произнес он. - Мы поняли слишком поздно, что человеческий мальчик убежал от нас. Мы очень долго искали его, так как полеты в космосе уже давно забыты нами. Мы глубоко огорчены, что его побег стоил жизни тем людям, что были на первом корабле. Мы не смогли помочь им потому, что они взорвались в этом кадре Вселенной. Но мы вернули ваших людей и ваше оружие, поскольку они были невредимы в следующем кадре. Теперь все стало по-прежнему. Нет необходимости его опасаться. Он у нас под контролем. - Нет, - выдохнул Чарли. Его тело сотрясали конвульсивные рыдания. Поднявшись на колени, он схватил Кирка за руку. - Я больше никогда этого не сделаю. Пожалуйста. Я буду хорошим. Я никогда не сделаю ничего такого. Мне жаль "Антарес", действительно жаль. Пожалуйста, позвольте мне отправиться с вами, пожалуйста! - Охо-хо, - выдохнул Мак-Кой. - Вот и говорите о высадке десантников... - Все не так просто, - проговорил Кирк, глядя на тацианина. - Чарли уничтожил тот, первый корабль, и должен быть наказан за это. Но благодаря вам прочий ущерб возмещен... И кроме того, он - человек и должен быть с людьми. - Ты сошел с ума, - произнес Мак-Кой. - Заткнись, Пустомеля. Он - один из нас. Лечение может действительно сделать ею одним из нас, воссоединить с людьми. Мы, по крайней мере, должны помочь ему в этом, если он не станет пользоваться своей силой. - Мы дали ему эту силу, - заговорило создание, - чтобы он мог жить. Это нельзя отобрать или забыть. Он будет ее использовать и ничем не сможет себе помочь. Он уничтожит вас и ваш народ, или вы будете вынуждены уничтожить его. Только мы можем предложить ему жизнь. - Не совсем, - возразил Кирк. - Вы предлагаете ему тюрьму... Даже не полужизнь. - Мы знаем. Но этот вред был нанесен ему уже очень давно. И мы можем сделать лишь то малое, что осталось. Так как мы виновны в этом, то мы и должны позаботиться о нем. Иди сюда, Чарльз Эванс. - Не позволяйте им! - выкрикнул Чарли. - Не позволяйте им забрать меня! Капитан... _Д_ж_е_н_и_с_! Разве вы не понимаете, ведь _я _д_а_ж_е н_е _м_о_г_у _п_р_и_к_о_с_н_у_т_ь_с_я_ к _н_и_м_... Юноша и тацианин в полной тишине исчезли. Глухо слышалось лишь многозвучие механизмов "Энтерпрайза". И плач рыдающей Дженис Рэнд, плач матери по утраченному дитя. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх