UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Клиффорд САЙМАК

БЕЗ СВОЕЙ ЖИЗНИ




Мама с папой ссорились. Не то, чтобы очень  всерьез,  но  шумели  они
изрядно. Их перебранка длится уже несколько недель.
- Не можем мы вот так сразу, бросить все и уехать! -  громко  сказала
мама. - Так  дела  не  делаются.  Надо  подумать  хорошенько,  прежде  чем
срываться с места, где провел всю свою жизнь.
- Я уже думал! - еще громче ответил папа. - Много думал! С того  дня,
как инопланетяне начали путаться под  ногами.  Вчера  еще  одно  семейство
приехало и поселилось в доме, где раньше жили Пирсы.
- Откуда ты знаешь, что на  какой-то  Фермерской  планете  нам  будет
лучше? - спросила мама. - А если окажется еще хуже?
- Хуже, чем здесь просто не бывает! Если бы нам хоть в чем-то  везло!
Честно скажу, мое терпение вот-вот лопнет!
Ей богу, папа ни вот  настолько  на  преувеличивал,  говоря  о  нашем
невезении. Помидоры в этом году не уродились, сдохли две  коровы,  медведь
не только сожрал весь мед,  но  и  разломал  ульи...  Вдобавок  испортился
трактор и его ремонт встал нам в семьдесят  восемь  долларов  и  девяносто
центов.
- Каждому в чем-то не везет, - упрямилась мама.
- Каждому, только  не  Энди  Картеру!  -  взвился  папа.  -  Как  это
получается, только все ему нипочем, за что бы он ни взялся. По-моему, если
Энди даже в лужу шлепнется, подымется из нее, усыпанный алмазами.
- Ну я не знаю... - мама пожала плечами, - еды нам хватает, голыми не
ходим, и крыша над головой имеется. Может, в наше-то время не стоит  ждать
от жизни большего.
-  Почему  не  стоит?  -   ответил   папа.   -   Человек   не   может
довольствоваться только тем, чтоб сводить концы с  концами.  Я  ночами  не
сплю, голову ломаю, что бы такое сотворить, да как бы нам жизнь  улучшить.
Чего только не  придумывал  -  ничего  не  вышло.  Даже  с  адаптированным
марсианским горохом. Посадил его на песчаном участке, не почва  -  золото.
Прямо-таки специально  насыпана  для  марсианского  гороха...  Ну  и  как,
выросло хоть что-нибудь?
- Нет, - ответила мама, - насколько я помню, нет.
- А на следующий год Энди Картер посадил тот же самый горох на том же
самом месте, только за забором. Так он унести не мог свой урожай!
Это уж точно. Да и что касается фермерской  сноровки  -  разве  может
Энди сравниться с папой? Только за  что  бы  папа  ни  брался,  ничего  не
получалось. Но стоит Энди повторить вслед  за  папой  -  все  выходит  как
нельзя лучше.
Впрочем, это касается не только нас, но и всех наших соседей.  Все  в
прогаре, один Энди в выигрыше.
- Запомни, - повторил папа, - еще одна неудача, и я бросаю это  дело.
Попытаемся начать все сначала на какой-нибудь из Фермерских планет...
Дальше можно было не слушать.
Я незаметно выскользнул за дверь и, шагая  по  дороге,  с  сожалением
подумал, что когда-нибудь он действительно решит эмигрировать, как  многие
наши старые соседи.
Может, переселиться на новое место  не  так  и  плохо,  но,  когда  я
прикидывал, что для этого придется покинуть Землю, мне становилось  не  по
себе. Все эти планеты страшно далеко, и неизвестно, хватит ли  у  нас  сил
вернуться, если там не понравится?  Кроме  того,  здесь  все  мои  друзья.
Конечно, они инопланетяне, только мне с ними очень интересно.
От этой мысли я даже слегка вздрогнул, впервые ясно  представив,  что
все мои друзья - инопланетяне. Мне с ними так здорово, что  я  никогда  не
задумывался, кто они.
Мне казалось немного странным, когда папа с мамой говорили, что скоро
на Земле народу станет меньше - ведь все покинутые хозяйства по  соседству
покупали инопланетяне. У них просто выбора нет - все внешние колонии Земли
для них закрыты.
Я как раз проходил мимо фермы Картеров и углядел, что в саду  деревья
буквально ломятся под тяжестью плодов. Я  подумал,  что  надо  будет  сюда
заглянуть,  когда  они   дозреют.   Конечно,   в   таких   делах   следует
осторожничать, потому  что  Энди  Картер  -  человек  очень  противный,  а
садовник его, Оззи Бернс - и того хуже. Помню, Энди  однажды  нас  накрыл,
когда мы забрались к нему за дынями, и  я,  удирая,  запутался  в  колючей
проволоке. Энди меня тогда поколотил, на что, собственно, имел  право,  но
чтобы идти к папе и требовать с него за эту  пару  дынь  семь  долларов...
Папа заплатил, а потом выпорол меня почище, чем Энди.
Выпорол и  сказал,  что  Энди  не  сосед,  а  сплошное  расстройство.
Правильно сказал.
Я дошел до дома, где раньше жили Адамсы, и увидел во  дворе  Чистюлю.
Он висел в воздухе и подбрасывал старый баскетбольный мяч.  Мы  зовем  его
Чистюлей, потому что  не  можем  выговорить  настоящего  имени.  Некоторых
инопланетян очень странно зовут.
Чистюля был нарядным, как обычно. Он  всегда  нарядный,  потому  что,
когда играет вместе с нами, не пачкает одежду. Мама меня ругает, почему  и
я не могу быть таким же чистым и опрятным. А  я  ей  отвечаю,  что  чистым
легко оставаться тому, кто висит в воздухе, а не ходит по земле. Ведь если
Чистюля хочет швырнуть в вас комком грязи, ему не нужно даже руки пачкать.
В это воскресенье на нем была голубая рубашка, вроде как шелковая,  и
красные штаны - похоже, бархатные, а светлые волосы он  перевязал  зеленой
лентой, которая развевалась на ветру. На первый  взгляд  Чистюля  немножко
напоминал девчонку, но не советую ему об этом говорить, он вам не простит.
Я в  этом  убедился  на  собственной  шкуре  в  первый  же  день,  как  мы
познакомились.  Он  вывалял  меня  в  грязи  и  даже  пальцем  ко  мне  не
притронулся. Сидел себе по-турецки в воздухе, футах в трех  от  земли,  со
сладенькой улыбочкой на противной роже, а светло-желтые волосы развевались
по ветру... Хуже всего было то, что я ничего не мог с ним сделать в ответ.
Но это было давно очень, а теперь мы хорошие друзья.
Мы поиграли в мяч, но нам скоро надоело. А потом из дома  вышел  папа
Чистюли и сказал, что рад меня видеть, и спросил, как дела у родителей,  и
хорошо ли работает после ремонта трактор. Отвечал  я  ему  очень  вежливо,
потому что, честно говоря, немножко его побаивался.
Дело в том, что он малость чудной - не внешне, а  потому,  как  ведет
хозяйство.  И  хотя  он  не  похож  на  фермера,  с   хозяйством   отлично
управляется. Папа Чистюли никогда не пользуется  плугом,  просто  сидит  в
воздухе скрестив ноги и плывет над полем туда, потом  обратно,  а  на  том
месте, над которым  он  проплыл,  земля  мелкая,  как  пудра.  Вот  так  и
работает. На его  поле  нет  даже  сорняков,  потому  что  ему  достаточно
проплыть над грядкой, и сорняки уже лежат в борозде, вырванные с корнями.
Можете представить, что он сделает с любым из нас,  если  поймает  во
время хулиганства, поэтому мы  стараемся  быть  вежливыми  и  осторожными,
когда он поблизости.
Так что я ему рассказал и о нашем  тракторе,  и  об  ульях.  А  потом
спросил, как у него дела с машиной времени, но папа Чистюли в  ответ  лишь
грустно покачал головой.
- Даже и не знаю, что происходит, Стив, - сказал он. -  Я  опускаю  в
нее разные предметы и они исчезают, но потом не  могу  их  найти,  хотя  и
должен бы. Может я слишком далеко перемещаю предметы во времени?
Думаю, он бы рассказал мне еще про свою машину, но тут нам помешали.
Пока мы разговаривали с папой Чистюли, их пес загнал  кота  на  клен.
Обычное  дело,  если  поблизости   нет   Чистюли.   При   нем   все   идет
шиворот-навыворот.  Значит  Чистюля  дотянулся  до  дерева  -  не  руками,
конечно, а мысленно, - поймал кота, свернул его  в  клубок,  так  что  тот
пошевелиться не мог, и опустил на землю. Придерживая пса, который бился  и
вырывался, он сунул ему  под  нос  кота  и  одновременно  освободил  обоих
животных.
Раздался такой вопль, какого я не слыхал. Кот молниеносно взлетел  на
дерево, едва не содрав с него кору. А пес, не успев  вовремя  затормозить,
на полном ходу врезался носом в ствол.
Кот в это время уже орал на самой вершине будто  его  резали,  а  пес
обалдело носился вокруг дерева.
Папа Чистюли молча посмотрел на сына. Он ничего не сделал, даже слова
не сказал, но Чистюля побледнел и как будто съежился.
- Сколько раз повторять, чтобы ты оставил этих животных  в  покое,  -
наконец  сказал  он.  -  Ты  видел,  чтобы  Стив  или  Мохнатик  над  ними
издевались?
- Не видел, - пробормотал Чистюля.
- Идите, - сказал папа Чистюли, - и займитесь своими делами.
Ну, значит, пошли мы, - то есть я плелся по дороге, подымая  пыль,  а
Чистюля плыл по воздуху рядом. Мы двинулись к Мохнатику, которого  застали
перед домом. Он сидел и ждал, уверенный что рано или поздно кто-нибудь  из
нас пройдет мимо. На плече у него чирикала  пара  воробьев,  рядом  с  ним
скакал   кролик,   а   из   кармана   выглядывала   белочка,   поблескивая
глазами-бусинками.
Мы с Мохнатиком уселись под деревом, а Чистюля устроился около нас  -
он тоже почти сидел, то есть висел дюймах в трех над землей. Мы соображали
куда отправиться, но ничего путного в голову не шло,  так  что  мы  просто
сидели и болтали, кидали камешки, жевали  травинки,  а  зверьки  Мохнатика
бегали вокруг нас, ничуть не боясь. Они немного сторонятся Чистюлю,  а  ко
мне, если рядом Мохнатик, подходят без опаски.
Меня вовсе не удивляет, что зверьки любят Мохнатика: он  и  сам  весь
покрыт гладкой  блестящей  шерсткой,  и  на  нем  только  такие  маленькие
трусики. Если его  отпустить  без  этих  трусиков,  его  могут  по  ошибке
подстрелить.
Значит, мы соображали, чем бы заняться, и тут я  вспомнил,  что  папа
говорил о какой-то новой семье, которая поселилась  у  Пирсов.  Мы  решили
пойти туда и узнать, а нет ли у них детей?
Оказалось, что они привезли с собой мальчика  нашего  возраста.  Этот
мальчишка был немного угловатый, невысокого  роста,  с  большими  круглыми
глазами, но мне он сразу понравился.
Он сказал нам, как его зовут, но его имя оказалось еще  труднее,  чем
имена Мохнатика и Чистюли,  так  что  мы  немного  посовещались  и  решили
называть его Малыш. Это имя очень ему подходило.
Потом  Малыш  позвал  своих  родственников  и  по  очереди  всех   их
представил. Мы познакомились с его папой, мамой, с маленьким братишкой и с
младшей сестрой, похожей на него самого. Потом его родственники  вернулись
в дом, только папа Малыша присел с ними поболтать и сказал, что не слишком
уверен в своих земледельческих способностях;  по  профессии  он  вовсе  не
фермер, а оптик. Папа Малыша объяснил  нам,  что  оптик  -  это  тот,  кто
вырезает и шлифует линзы. Но у его профессии нет перспектив на  их  родной
планете. И еще добавил,  что  очень  доволен,  перебравшись  на  Землю,  и
постарается быть нам хорошим соседом и много  всякой  ерунды  в  таком  же
роде.
В общем, мы дождались, когда он замолчит, и смылись. Нет ничего хуже,
если взрослый пристанет и его приходится сидеть и слушать.
Мы решили показать Малышу окрестности и посвятить его  в  наши  дела.
Перво-наперво мы отправились в Черную Долину, но шли медленно, потому  что
нам  все  время  докучал  кто-нибудь  из  любимцев  Мохнатика.  Вскоре  мы
напоминали бродячий зоопарк:  кролики,  белки,  черепахи  и  еще  какие-то
зверьки.
Я, конечно, люблю Мохнатика, и мне с  ним  интересно,  однако  должен
признаться, что он усложняет мою жизнь. До того, как он здесь появился,  я
частенько ловил рыбу и охотился, а теперь не могу выстрелить в  белку  или
поймать карася без того, чтобы не подумать - а вдруг это  один  из  друзей
Мохнатика.
Вскоре мы дошли до ручья, где находилась наша ящерица. Мы  откапывали
ее все лето, с небольшими, правда, результатами, но не теряли надежды, что
в один прекрасный день извлечем ее на поверхность. Вы, конечно, понимаете,
что я говорю не о живой ящерице, а об окаменевшей  миллион  лет  назад.  В
месте, где ручей протекает через слоистую известняковую плиту.  И  ящерица
застряла как раз между двумя такими слоями. Мы  уже  откопали  четыре  или
пять футов ее хвоста и вгрызались все глубже, но нам  все  труднее  и  все
больше камня приходилось отбивать.
Чистюля  поднялся  в  воздух  над  известняковым   выступом,   застыл
неподвижно, сосредоточился, а потом ударил изо всех своих мысленных сил  -
конечно, так, чтобы не повредить ящерицу. Он постарался на славу  и  отбил
крупный  кусок  плиты.  Пока  Чистюля  отдыхал,  мы  втроем   собирали   и
оттаскивали камни.
Но один камень мы не смогли сдвинуть с места.
- Ударь по нему еще раз, - сказал  я  Чистюле,  -  он  разлетится  на
кусочки, и мы их вытащим.
- Я его отбил, а вы уж сами думайте,  что  с  ним  теперь  делать,  -
ответил он.

 
в начало наверх
Спорить с ним было бесполезно. Мы втроем ухватились за эту глыбину, но она даже не дрогнула. А этот нахал сидел себе, ни о чем не беспокоясь, и только забавлялся, наблюдая, как мы надрываемся. - Поищите какой-нибудь лом, - посоветовал он. - С ломом, наверное, справитесь. Мне Чистюля уже порядком надоел, и чтобы хоть на минуту от него отдохнуть, я согласился, сказав, что пойду за ломом. А этот новенький, Малыш, решил идти со мной. Мы выбрались обратно на дорогу и направились ко мне. Мы не торопились. Ничего с Чистюлей не сделается, если он подождет. Мы шли с Малышом по дороге и болтали. Он рассказывал мне о своей родной планете, а я рассказывал ему о Земле. Я чувствовал, что мы быстро подружимся. Когда мы проходили мимо сада Картеров, Малыш внезапно остановился посреди дороги и напрягся, как охотничья собака, почуявшая дичь. Поскольку я шел позади, то врезался в него, но он даже не пошевелился, хотя я крепко в него впилился. Его глаза блестели, и весь он был так возбужден, что аж дрожал. - Что случилось? - спросил я. Малыш пристально разглядывал что-то в саду. Я посмотрел в ту же сторону, но ничего не увидел. Вдруг он резко повернулся, перепрыгнул через забор на другой стороне дороги и помчался по полю напротив сада Картера. Я побежал следом, догнал Малыша у самой границы леса, схватил за плечо и повернул лицом к себе. - Что случилось? - крикнул я. - Куда ты так летишь? - Домой, за ружьем! - За ружьем? А зачем тебе ружье? - Там же их полно! Надо всех уничтожить! Тут он, кажется, сообразил, что я ничего не понимаю. бывает, чтобы людям все время не везло - если только кто-нибудь специально не мешает им нормально жить. Да и не только нам. Всем, буквально всем соседям не везло - за исключением Энди Картера. Видно, Энди слишком плохой человек даже, чтоб его неудачи преследовали. - Ладно, - сказал я, - пошли за твоим ружьем. Я прикидывал, как же выглядит это потрясное ружье, из которого можно стрелять по цели, которой даже не видно? Мы добежали до его дома так быстро, что сами не поверили. Папа Малыша сидел под деревом. Малыш подошел к нему и начал что-то говорить, но я ничего не понимал. Папа немного послушал его, а потом сказал: - Ты должен говорить на здешнем языке, иначе это очень невежливо с твоей стороны. Если хочешь стать хорошим гражданином этой большой и прекрасной планеты, ты должен пользоваться ее языком, перенимать ее обычаи и стараться жить так, как живут ее обитатели. Одно могу сказать: папа Малыша умел выбирать слова! - Скажите, пожалуйста, - спросил я, - правда, что эти невидимки приносят несчастье? - Правда, - ответил папа Малыша. - На нашей планете они здорово нам досаждали. - Папа, - спросил Малыш, - можно взять ружье? - Не торопись, - ответил его папа. - Все надо тщательно проверить. Там, у нас, ситуация была ясной. Но здесь могут существовать иные обычаи. Не исключено, что человек, которому они принадлежат, станет возражать против их уничтожения. - Но разве они - чья-то собственность? - возразил я. - Как можно владеть тем, чего даже не видно? - Я имел в виду владельца фермы, где они появились. - Энди Картера? Но ведь он о них не знает. - Не имеет значения, - ответил папа Малыша. - Мне кажется, что тут возникнет серьезная этическая проблема. На нашей планете этих созданий все ненавидели. Но здесь может оказаться иначе. Видишь ли, тому, кого они себе выберут хозяином, они очень полезны. - То есть Энди они приносят удачу? - спросил я. - А мне казалось, вы говорили, что с ними одни неприятности. - Да, они приносят несчастье всем, кроме хозяина. У них такое правило: счастье для одного - несчастье для остальных. Потому на нашей планете никто и не позволял им у себя поселяться. - Значит, вы думаете, что они выбрали себе Энди, и поэтому ему везет? - Ты абсолютно прав, - сказал папа Малыша. - Ты прекрасно уловил суть дела. - Так почему бы прямо сейчас не пойти и не истребить их всех? - А этот мистер Картер не будет иметь ничего против? - Ну, ничего хорошего от него ждать не приходится. Он нас наверняка прогонит раньше, чем мы завершим дело наполовину. Но ведь потом можно тайком вернуться и... - Исключено, - возмутился папа Малыша. Папа Малыша прямо-таки терпеть не мог нечестных поступков. Он, наверное, умер бы от стыда, если б его засекли за хулиганством. - Так нельзя, - сказал он. - Это будет в высшей степени неэтично. Как ты думаешь, Стив, знай Картер, что они у него на ферме, он захотел бы с ними расстаться? - Я уверен, что нет. Он только о себе и думает. Папа Малыша тяжело вздохнул и встал. - Стив, твой отец сейчас дома? - Наверняка. - Пойдем, поговорим с ним. Он здесь родился, он честный человек и посоветует нам, как поступить. - Скажите, пожалуйста, - спросил я, - а как вы их называете? - У них есть название; но его не перевести на ваш язык. Понимаешь, оно связано с тем, что они не находятся ни здесь, ни там, а как бы на границе, между... Да, можно назвать их Граничниками. - По-моему, хорошее объяснение, и слово... - Да, - подтвердил папа Малыша, - давай их так и называть. Мой папа обалдел почище моего, когда узнал о них, но чем дольше он слушал папу Малыша и чем сильнее задумывался, тем больше убеждался, что его не обманывают. - Наверное, вы правы, - наконец сказал он. - Ведь за что ни возьмешься, ничего не выходит. Признаться, злость меня разбирает, когда я вижу, что мне ничего не удается, а этому Картеру везет во всем. - Меня очень беспокоит, - сказал папа Малыша, - что мы обнаружили Граничников на вашей планете. У нас их много, да и на соседних планетах; но я никогда не думал, что они забрались так далеко. - Одно непонятно, - сказал мой папа, раскуривая трубку и присаживаясь, - почему мы их не видим, если они здесь, рядом. - Существует вполне научное объяснение, но его, к сожалению, нельзя выразить на вашем языке. Они живут как бы в иной фазе, хотя и это не совсем правильно. Взгляд ребенка проницателен, ум распахнут, поэтому может увидеть нечто, буквально капельку, сверх действительности. Вот почему Граничников видят только дети. Я в детстве тоже их видел и даже уничтожил немало. Должен вам сказать, что на нашей планете поиски и постоянное истребление Граничников входят в обязанности детей. - А ты их видел? - папа повернулся ко мне. - Нет, папа, не видел. - И вы тоже не видели? - спросил он у папы Малыша. - Я утратил возможность видеть Граничников много лет назад. Что касается вашего мальчика, то, возможно, только дети некоторых рас... - Но это значит, что Граничники нас видят? Иначе как они могут приносить счастье или несчастье? - Несомненно, нас они видят. Это бесспорный факт, ведь ученые нашей планеты с давних пор исследуют этих существ. - Еще один вопрос: как они выбирают себе хозяев? И что они с этого имеют? - Это окончательно не выяснено, - ответил папа Малыша. - Но на этот счет имеется много гипотез и одна из них гласит, что собственной жизни у Граничников нет, и, чтобы существовать, они должны иметь постоянный образец. С него они копируют и внешность, и чувства, напоминая паразитов. Тут папа остановил его. Он уже изрядно запутался и ему необходимо было поразмышлять вслух. - Не думаю, - сказал папа, - что они делают это за так. Должна существовать конкретная причина - как, впрочем, в любой работе. Все делается по определенному плану, все имеет свою цель. И если внимательно приглядеться, плохих дел вообще не существует. Может, несчастья, которые приносят Граничники, частицы большого и важного плана? Может, они помогают нам воспитывать характер? Честное слово, я впервые слышал, чтобы папа так рассуждал, да еще сидя с папой Малыша. - Я тоже пытался объяснить их существование, но не думал о том, что вы сейчас сказали. - А может, Граничники - кочевые племена, которые просто перебираются с места на место? Поживут себе немного, а потом отправляются дальше? Папа Малыша грустно покачал головой. - К сожалению, этого почти никогда не происходит. - Очень давно, когда я был маленьким, - сказал папа, - мы с мамой, то есть с твоей бабушкой, Стив, поехали в город. Хорошо помню, как я стоял перед огромной витриной, полной игрушек, зная, что никогда мне их не купят, а так хотелось получить хоть одну. Может, они тоже стоят за огромным стеклом и смотрят на нас, на что-то надеясь? - Очень образное сравнение, - с явным восхищением сказал папа Малыша. - Что касается меня, - продолжал мой папа, - то ваше слово для меня свято, и я ни в коем случае не хочу усомниться в том, что вы нам рассказали... - Но вы сомневаетесь, и я вас за это не осуждаю. Наверное, вы поверите, когда Стив подтвердит, что видел их? - Пожалуй так, - подумав, ответил папа. - До того, как мы переселились на Землю, я работал в оптической промышленности. Вероятно, мне удастся подобрать и отшлифовать линзы, чтобы он мог увидеть Граничников. Я ничего не гарантирую, но игра стоит свеч. Он еще в том возрасте, когда дети видят сверх действительности. Возможно, его зрение требует лишь небольшой коррекции. - Если вам удастся помочь ему, и Стив увидит Граничников, я поверю без малейших сомнении. - Сейчас же принимаюсь за дело, - пообещал папа Малыша. Папа долго смотрел, как Малыш и его папа идут по дороге, а потом покачал головой. - Некоторые инопланетяне проповедуют странные теории. Приходится все время быть настороже, чтобы не дать себя провести. - Но они говорят правду! - воскликнул я. Папа молча сидел и думал, и мне казалось, что я вижу, как в его голове крутятся маленькие колесики и шестеренки. - Чем дольше все это взвешиваю, тем правдоподобней оно выглядит. Когда-то счастье и несчастье были поделены поровну, по справедливости. Потом, допустим, появилось нечто, безразлично что, и отдало все счастье одному человеку. Значит, всем прочим, и нам тоже, осталось одно несчастье. К сожалению, мои колесики крутились медленнее папиных, и чем дольше я его слушал, тем меньше понимал. - Предположим, - продолжал он, - проблема сводится к обычному состязанию. Что для одного человека везение - то для другого неудача. Скажем, все хотят иметь интересную книгу. Для того, кто ее достанет - это победа, для других - поражение. Как с тем медведем; для того, чей улей остался цел, это счастье, удача, а для того, чей разрушен - сплошные расстройства. Опять же, сломался трактор... Папа долго мог так говорить, но не думаю, что он сам во все это верил. Мы оба понимали, что за словами стоит что-то более существенное. Чистюля и Мохнатик здорово рассердились на меня за то, что я не принес лом. Они заявили, что я их попросту надул, но я ответил, что совсем нет, и, чтобы они поверили, рассказал, что случилось. Может, следовало держать язык за зубами, но, в конце концов, это не имело значения. Во всяком случае, мы сразу же помирились, и вообще стало очень весело. Те двое взялись подшучивать над Малышом насчет Граничников, но он никак не реагировал, и его оставили в покое. Каникулы мы провели просто здорово. Сначала была ящерица, а потом появилась семья скунсов; они влюбились в Мохнатика и следовали за ним по пятам. В один из дней Чистюля увел у Энди из сарая все машины. Энди носился по ферме и с ума сходил от злости. Все бы хорошо, только ни нас, ни наших соседей не оставляли неудачи. Ну а когда рухнул наш сеновал, отец прямо заявил, что папа Малыша был прав. Мама едва удержала его, а то он собрался идти к Энди Картеру и всыпать ему как следует. На день рождения родители подарили мне телебиовизор, чего я, признаться, не ожидал. Я давно о нем мечтал, но ведь это дорогая штука, а после трактора и сеновала лишних денег совсем не было. Вы, конечно, знаете, что такое телебиовизор. Он вроде телевизора, но
в начало наверх
гораздо лучше. По телевизору можно только смотреть передачу, а телебиовизор позволяет переживать ее вместе с героями. Надеваешь на голову шлем, выбираешь нужную программу, включаешь визор и приемник, и переживаешь то, что видишь. Он не требует особого воображения - все уже готово для вас: действие, звук, запах, и даже ощущения, например, когда до тебя дотрагиваются. Мне подарили детский телебиовизор, и он принимал только детские программы. Но мне их вполне хватало, чтоб еще переживать всю эту ерунду для взрослых! Я все утро просидел с телебиовизором. Сначала посмотрел программу, которая называлась "Покоряем иные миры" - о земной исследовательской экспедиции, высадившейся на далекой планете, потом про охоту в джунглях, а в конце "Робин Гуда", и он мне больше всего понравился. Я был страшно доволен своим телебиовизором и решил похвастаться перед ребятами, поэтому пошел к Чистюле. Но я не успел ему ничего показать. Не дойдя до калитки, я увидел, как по воздуху плывет Чистюля, а рядом с ним несчастный замученный кот, над которым Чистюля все время издевался. Кот не мог даже пошевелиться, я только видел его расширенные от ужаса глаза. - Эй, Чистюля! - крикнул я. Он приложил палец к губам, делая мне знак молчать, а другим пальцем поманил к себе. Я перепрыгнул через забор, а Чистюля опустился на землю. - Что ты делаешь? - спросил я. - Он ушел и забыл запереть на замок сарай, - шепнул он. - Кто ушел? - Мой папа. Понимаешь? Он забыл запереть старый сарай. - Но ведь там... - Вот именно. В нем он держит свою машину времени. - Чистюля! Ты что, собираешься сунуть туда кота? - Почему бы и нет? Папа никогда не опускал в нее ничего живого. Посмотрим, что получится. Мне его идея не понравилась, но уж очень хотелось посмотреть машину времени. Интересно узнать, как она выглядит. Ведь папа Чистюли ее никому не показывал. - Что, - спросил Чистюля, - трусишь? - Нет, но как же кот? - Тоже мне! Подумаешь, кот... Действительно, это был всего лишь кот. Я двинулся за Чистюлей, и мы проскользнули в сарай, прикрыв за собой дверь. В центре сарая стояла машина времени. Она не выглядела как-то особенно; обычная воронка, хоть и большая, а в одном, самом широком месте, обмотанная множеством проволочек. К специальному колесу крепился примитивный пульт управления, который с помощью разноцветных проводов соединялся с воронкой. Высотой машина доставала мне до груди, поэтому я снял телебиовизор и положил на ее край, чтобы заглянуть внутрь. В это время Чистюля включил питание, и я отскочил как ошпаренный, потому что в самом деле от неожиданности испугался. Постояв чуток, я вернулся, чтобы заглянуть еще раз. Внутри воронки крутился водоворот из сметаны: густой, жирный, блестящий и... живой! В нем виднелась жизнь! И так потянуло меня броситься туда вниз головой, что пришлось изо всех сил держаться за край воронки, чтобы этого не сделать. Кто знает, может, я в конце концов и прыгнул бы, но кот у Чистюли неожиданно высвободился. Не знаю, как ему удалось, ведь он был свернут в клубок и буквально застегнут на пуговицу. Может, Чистюля зазевался, но я думаю, кот пронюхал, что его ожидало. Так или иначе, он висел над воронкой машины, а Чистюля приготовился или его туда сбросить. Вот тогда-то коту удалось вывернуться и он заорал, распушив хвост и загребая лапами воздух, чтобы не упасть в водоворот. В последний момент, уже падая, он ухитрился как-то извернуться и когтями одной лапы зацепиться за край воронки, а другой - за мой телебиовизор. Я вскрикнул и потянулся, чтобы спасти аппарат, но было поздно: он упал в белую кашу и тут же исчез. А кот, взобравшись по столбу, сидел на одной из перекладин, громко мяукая. Тут открылась дверь, и появился папа Чистюли. Я подумал, что теперь уж мне здорово влетит, но он молча смотрел то на Чистюлю, то на меня, а потом сказал: - Стив, выйди, пожалуйста. Я выскочил за дверь так быстро, как только мог, но через плечо еще раз оглянулся - Чистюля побледнел и задрожал. Я знал, что его ожидает наказание, и, хоть он его вполне заслужил, мне стало Чистюлю жалко. Но даже останься я - чем бы ему это помогло? Так что я был доволен одним тем, что вышел сухим из воды. Но потом понял, что о везении говорить рано. Не знаю, наверное с перепугу, но я пошел прямо домой и рассказал папе всю правду. Папа снял ремень и задал мне перцу. Мне показалось, делал он это без особой охоты, потому что и ему надоели проделки инопланетян. Несколько дней я сидел дома. Ведь если куда пойти, придется проходить мимо дома Чистюли, а мне не хотелось с ним встречаться, по крайней мере сейчас. Скучно было очень и я готов был расплакаться, но тут пришел Малыш со своим папой и принес очки. - Не знаю, подойдут или нет, - сказал папа Малыша. - Я шлифовал их на глазок. Очки ничем не отличались от обычных, только стекла были исчерчены прерывистыми линиями, разбегающимися во все стороны. Я надел очки - они оказались чуть великоваты, но с носа не падали. Я огляделся; двор был таким же, как и всегда... только чуть-чуть странным. Понимаете, стоял отличный августовский день, светило солнце, но когда я надел очки, то вокруг как будто потемнело и стало холодно. И еще меня охватило непонятное чувство, от которого я весь передернулся. Да, свет был какой-то странный, но это чувство, что я нигде не нахожусь... Плохое оно было или нет - я не смог бы объяснить, спроси меня кто-нибудь. - Ну, что видно, сынок? - спросил папа. - Все стало каким-то непривычным. - Покажи-ка мне. - Он снял с меня очки и надел их сам. - Ничего особенного не вижу, - сказал он. - Только все вокруг перекрашено. - Я же вам говорил, - сказал папа Малыша, - видеть иначе могут только дети. Мы с вами слишком прочно вросли в действительность. Папа снял очки, покрутил в руках. - Видел Граничников? - спросил он. Я покачал головой... - Здесь их нет, - объяснил Малыш. - Чтобы увидеть Граничников, - добавил папа Малыша, - надо идти к Картеру. - Ну так кого же мы ждем? - спросил папа. И мы вчетвером отправились к Картерам. В доме никого не было. Странно, ведь всегда кто-то оставался - или сам Картер, или его жена, или садовник Оззи Бернс - даже когда они уезжали в город или куда еще. Мы стояли на дороге, а Малыш внимательно высматривал, но не заметил Граничников ни в саду, ни в поле. Папа нетерпеливо покашлял. Я знал, о чем он думает - о том, что инопланетяне сыграли над ним шутку. Но в этот момент Малыш очень взволнованно сказал, что видит Граничников на краю пастбища - там, где начинались леса Черной Долины и где стоит сарай Энди. - Дайте своему мальчику очки, - сказал папа Малыша, - чтобы и он мог посмотреть. Папа протянул их мне. Сначала я не различал даже знакомых деталей, но скоро привык к очкам и, в самом деле, увидел на дальнем краю пастбища движущиеся фигуры, похожие на людей, но очень странные, напоминающие клочки дыма. Я подумал даже, что если дунуть как следует, то они растворятся. - Видишь что-нибудь? - спросил папа. Я ответил, что вижу, а он, задумавшись, потер подбородок так сильно, что у него аж щетина заскрипела под пальцами. - Никого поблизости не видно, так что мы можем туда спокойно подойти, - сказал он. - Пусть Стив к ним как следует присмотрится. - Вы считаете, что мы не нарушим порядка? - озабоченно спросил папа Малыша. - Наши действия не посчитают неэтичными? - Вообще-то, посчитают - ответил папа, - но если быстро управиться, Энди о них даже не узнает. Так что мы перелезли через забор и лесом подобрались к месту, где видели Граничников. Шли мы медленно, продираясь сквозь заросли ежевики, тяжелые от черных блестящих ягод, и как можно тише, но вдруг Малыш толкнул меня в бок и торопливо шепнул: - Смотри, вот они. Я нацепил очки и увидел... На окраине луга, за лесом, стояло гумно Энди - просто крыша на столбах, под которой он хранил сено, непоместившееся на сеновале. Гумно было старое, полуразвалившееся. Энди стоял на крыше и перебирал какие-то доски, а по лестнице, ее придерживала миссис Картер, карабкался Оззи Бернс с охапкой досок на плече. Энди присел и протянул руки, принимая доски. Вот почему их дом оказался заперт - они втроем занимались починкой крыши! Вокруг них крутилось штук двадцать Граничников. Часть болталась около Энди на крыше, пара-тройка стояла рядом с Оззи на ступеньках, а остальные помогали миссис Картер поддерживать лестницу. Они суетились вокруг, и каждый до отвращения напоминал Энди. Какого-то четкого сходства не было. Но каждая из бестелесных фигур, буквально каждая, была приземиста и похожа на бульдога, как Энди. И даже походка их напоминала его раскачивающуюся походку, и проглядывала в ней подлая натура Энди. Лестница косо стояла на неровном месте, поэтому ее надо было держать. Пока я на них смотрел, Оззи Бернс уже передал Энди доски, а сам поднялся на крышу. Конечно же миссис Картер отвернулась от лестницы, потому что Оззи уже ничего не грозило. Энди присел на корточки, раскладывая доски, потом выпрямился, посмотрел в сторону леса и увидел нас. - Что вы там делаете? - рявкнул он и тут же полез вниз по лестнице. Он сделал два шага, когда началось самое удивительное. Постараюсь рассказывать помедленнее и поподробнее. Для меня все выглядело так, будто одна лестница превратилась в две. Первая продолжала стоять, крепко опираясь на крышу, а вторая начала съезжать вместе с Энди по краю крыши. Я хотел крикнуть, предостеречь его - правда, не знаю, зачем. Ведь если б он упал и свернул себе шею, мне от этого ни холодно, ни жарко. Но, только я собрался крикнуть, двое Граничников бросились к гумну и... вторая лестница исчезла. Вот она поползла по крыше, вместе с вцепившимся в нее вторым Энди, который уже трясся от страха, и вдруг из двух опять получилась одна лестница и один Энди. Я стоял, дрожа, не сомневаясь, что видел все не понарошку, но сам, если бы мне рассказали, ни за что бы в подобное не поверил. Постояв еще немного, я понял, что углядел одновременно два варианта событий: вариант, в котором лестница должна была упасть, и вариант, в котором она не упала, потому что Граничники ее удержали. Теперь я своими глазами убедился, как работает счастье Энди. Вернее, как отваживается несчастье. Впрочем, как ни говори Энди всегда в выигрыше. Вот и сейчас он был уже на последней ступеньке лестницы, а вокруг него - Граничники: одни подпрыгивали, другие прямо-таки падали сверху, и будь они людьми, они бы и костей не собрали после таких падений. Папа вышел из леса на луг, я следом за ним. Мы знали, в какую историю ввязываемся, но мы не из трусливых. Сзади шли испуганные Малыш и его папа. Энди двинул нам навстречу и, как видно, отнюдь не с мирными намерениями. А вокруг него толпились Граничники, нелепо размахивая руками, как и их хозяин. - Энди, - примирительно начал папа, - будем благоразумны... Должен заметить, что слова эти дались ему с большим трудом. Ведь папа ненавидел Энди Картера как не знаю что, и имел на то уйму оснований. В течение всех последних лет Энди оставался самым мерзким соседом, какого только можно себе представить. - Это кто тут говорит о благоразумии! - заорал Энди на папу. - Ты? А я слышал, что ты рассказываешь байки, что, мол, все твои неудачи из-за меня. Я тебе прямо скажу - невезение тут не при чем. Самая обычная бездарность: ты просто ни на что не годен. А если ты вообразил, что своей болтовней что-нибудь изменишь, то глубоко ошибаешься. Не иначе как наслушался разных глупостей от инопланетян. Будь это в моей власти, я бы выгнал их всех с Земли. Папа быстро шагнул вперед, и я решил, что Энди сейчас получит свое, но папа Малыша успел подскочить и схватить за руку моего папу. - Нет! - крикнул он. - Не бейте его! Лучше уйдем отсюда. Папа стоял, раздумывая, кому из них врезать первому. - Ты никогда мне не нравился, - продолжал Энди. - С первой минуты, как я тебя увидел, я понял, что ты бездельник. Так оно и есть. Да разве порядочный человек станет водиться с инопланетянами. Впрочем, ты ничем не лучше их. А теперь убирайся и чтоб ноги твоей здесь больше не было. Папа вырвал руку, так что папа Малыша аж завертелся, и замахнулся. Я увидел, как голова Энди медленно наклоняется и опускается на плечо. На
в начало наверх
мгновение показалось даже, что у него появилась вторая голова. Я понял, что снова вижу "предотвращение" несчастного случая, но теперь это был не тот случай. На сей раз Граничники не успели уберечь Энди от опасности, ведь они имели дело не с медленно сползающей лестницей. Раздался звук, будто морозным утром ударили по полену обухом топора. Голова Энди дернулась, он потерял равновесие и повалился на спину. Над ним тут же склонились Граничники, причем, с такими глупыми физиономиями, каких я еще никогда ни у кого не видел. Теперь их можно было брать голыми очками. Папа повернулся, взял меня за рукав, потянул и сказал: - Пойдем, Стив. Нам здесь нечего больше делать. - Тихо так сказал, но спокойно и с ноткой гордости. - Бог свидетель, - пояснил он, пока мы не спеша шли, даже не оглядываясь, - что я крепился все пятнадцать лет, с того дня, как увидел его. Я вспомнил о Малыше и папе Малыша, но их и след простыл. Но папе я не напомнил, чувствуя, что дружеских чувств он к ним сейчас не питает. Впрочем, я напрасно за них беспокоился - они ждали нас у дороги, запыхавшиеся и исцарапанные, видимо, усиленно продирались сквозь заросли. - Рад, - сказал папа Малыша, - что у вас все в порядке. - Не о чем тут говорить, - холодно отрезал папа и даже не остановился, крепко сжав мою руку. Мне пришлось идти следом. Дома мы сразу прошли на кухню напиться воды. - Стив, очки у тебя? - спросил папа. Я вытащил их из кармана и отдал ему, а он положил их на полочку над раковиной. - Пусть лежат здесь, - строго сказал он, - и чтобы ты их больше не надевал! Понял? - Да, папа, - ответил я. Честно говоря, я надеялся, что он как следует разозлится. Я боялся, что после всего случившегося, он вернется к разговору об одной из Фермерских планет, а раз не сердится, только молчит, то уже принял окончательное решение переселяться. Но он даже словом не обмолвился о ссоре с Энди, как и о Фермерских планетах. Он молчал и продолжал злиться, но, я думаю, на Малыша и его папу. Я долго размышлял над тем, что видел на лугу у Энди. И чем упорнее размышлял, тем сильнее убеждался, что раскрыл секрет Граничников. Я вспоминал лестницу и два разных события, происходивших одновременно. Выходило, что я заглянул в будущее, то есть увидел, как лестница будет падать. Но она не упала, так как Граничники, зная, что произойдет, удержали ее и вернули на место. Из этого следовало, что Граничники видят дальше во времени и предотвращают события, которые могут произойти. Вот, значит, на чем основано везение Энди и наше невезение: Граничники предвидели плохие события и предотвращали их. Но не всегда. Ведь папа врезал Энди, а им не удалось его уберечь, хотя они и пытались. Из этого я сделал я вывод, что им тоже везет не всегда, и сразу как-то легче стало. И еще я подумал, что им достаточно увидеть, что нас ожидает удача и они тут же перевернут все с ног на голову. Предположим, они живут немного в будущем, секунды на две вперед, и их отделяет от нас только разница во времени. Меня озадачивал другой вопрос: почему я видел два момента одновременно? Ясное дело, ни Малыш, ни его родственники не наделены такой способностью, иначе рассказали бы о Граничниках подробнее, ведь их изучали на планете Малыша многие годы, но, как я понял, так и не выяснили, как они действуют. Возможно, папа Малыша, делая очки, отшлифовал линзы лучше, чем хотел. Он мог добавить им какие-то свойства, или что-то еще с ними сделать, сам того не зная. А может быть, человеческое зрение отличается от их зрения, но соединившись с их оптикой, получилось нечто неожиданное. Я постоянно думал об этом, но крутился на одном и том же месте. Несколько дней я сидел дома, чтобы не встречаться с Малышом, поддерживая честь семьи, и поэтому не видел жуткого скандала между Чистюлей и Мохнатиком. Дело в том, что Мохнатик не мог и дальше смотреть, как Чистюля мучает несчастного кота и решил проучить Чистюлю. Мохнатик поймал скунса, постриг и покрасил его так, что скунс ничем не отличался от кота. Потом забрался к Чистюле и незаметно поменял животных. Но скунс не хотел оставаться у Чистюли, потому что жил у Мохнатика, причем хотел как можно скорее вернуться домой. Поэтому дал деру. Как раз в этот момент Чистюля выглянул во двор и увидел, что скунс протискивается под калитку. Решив, что кот собрался от него сбежать, он поймал зверя, свернул в клубок и подбросил вверх, чтобы проучить. Скунс взлетел высоко в воздух, а приземлился прямо на голову Чистюле, который парил на высоте двух футов! Скунс, ничего не соображая от страха, вцепился в Чистюлю когтями и использовал весь свой арсенал защитных средств. Впервые в жизни Чистюля грохнулся о землю и испачкался, как другие ребята. Я дал бы миллион долларов, чтобы это увидеть. И только через неделю, после того, как Чистюлю кое-как привели в порядок, рядом с ним снова можно было сидеть, не зажимая носа. Папа Чистюли помчался выяснять отношения с папой Мохнатыми, и они так классно поскандалили, что все хохотали неделю. Таким вот образом остался я без приятелей. С Малышом мы еще не помирились, а чтобы играть с Чистюлей или Мохнатиком - я не был настолько глуп. Я знал, что их ссора еще не кончилась, и не стал вмешиваться, чтобы не занимать чьей-то стороны. Признаться, было очень обидно: каникулы заканчивались, а тут и поиграть не с кем, и телебиовизора нет. Дни улетали один за другим, а я жалел каждую минуту. В один прекрасный день приехал шериф. Мы с папой работали во дворе и пытались наладить сноповязалку. Папа давно грозился купить новую, но после всех наших невезух покупать было не на что. - Добрый день, Генри, - поздоровался шериф. Папа кивнул в ответ. - Слышал, у тебя недоразумения с соседями. - Можно и так назвать, - ответил папа. - Просто я недавно дал одному из них в морду, вот и все. - На его собственной ферме, так? Папа оставил в покое сноповязалку и, сидя на корточках, посмотрел на шерифа. - Это Энди пожаловался? - Он заезжал ко мне и рассказал, что новая семья инопланетян наболтала тебе какую-то чушь, о каких-то тварях, которые всем приносят беды, и которых он, якобы, держит при себе. - Надеюсь, ты выбил из его головы эту чушь? - Я человек мирный, - сказал шериф, - и мне не доставляет удовольствия наблюдать, как соседи ссорятся. Я ответил ему, что для начала поговорю с тобой. - Давай, - кивнул папа, - говори. - Послушай, Генри, ты и сам знаешь, что вся эта болтовня о существах, приносящих беды - ерунда. Меня удивляет другое - как ты мог на это клюнуть? Папа медленно поднялся, лицо его перекосилось от злости, и я даже подумал, что он сейчас стукнет и шерифа. Честно говоря, я здорово испугался, потому что шерифа бить нельзя. Я так и не узнал, что он собирался сделать, может только пару слов сказать. На своем старом грузовичке подкатил папа Мохнатика. Он хотел остановиться за машиной шерифа, но не рассчитал и врезался в нее так сильно, что она проехала юзом футов шесть. Шериф бросился за калитку. - Черт побери! - закричал он. - Тут у вас даже машину оставить опасно. Мы оба побежали за ним. Я - потому что назревала драка, а папа - так мне показалось - чтобы в случае чего помочь папе Мохнатика. Но самое удивительное - папа Мохнатика, вместо того, чтобы сидеть в кабине тихо и ждать шерифа, выскочил на дорогу и помчался навстречу нам. - Мне сказали, что вас можно найти здесь, - выпалил он, тяжело дыша. - Вот вы и нашли, - рявкнул шериф, чуть не лопаясь от злости. - А теперь... - Мой мальчик пропал! - сообщил папа Мохнатика. - Он не пришел домой ночевать! Шериф мигом успокоился, взял его за плечо и сказал: - Не волнуйтесь, лучше подробно расскажите, что произошло. - Он ушел из дома вчера рано утром и не вернулся к обеду. Мы не беспокоились - он часто исчезает на целый день, у него в лесу много друзей... - И ночевать он тоже не пришел? Папа Мохнатика кивнул. - Когда стемнело, мы забеспокоились. Я отправился его искать, но безрезультатно. Он как в воду канул. Я решил, что он проведет ночь в лесу, надеялся, что он явится утром - ничего подобного. - Положитесь на меня, - сказал шериф. - Мы поднимем на ноги всю округу и организуем поиск. Мы найдем его, обязательно найдем! Он повернулся ко мне: - Ты знаешь этого мальчика? Ты дружишь с ним? - Конечно, - ответил я. - Тогда проведи нас по всем местам, где вы играли. Для начала осмотрим их. - Я обзвоню соседей, чтобы собрались здесь, - сказал папа и пошел к дому. Не прошло и часа, как набежало человек сто. Шериф разделил их на группы, в каждой назначил старшего и дал задания где искать. Меня шериф взял в свою группу, и мы отправились в Черную Долину. Я показал им ящерицу, потом место, где мы начали копать пещеру, и место на реке, где Мохнатик подружился с огромной форелью, и все остальные места. Мы обнаружили старые следы Мохнатика, и ни одного свежего, хотя прошли вверх по ручью до запруды, где он впадает в реку. Когда мы возвращались, уже стемнело, а я страшно устал. Неожиданно мне в голову пришла ужасная мысль. Я старался ее отогнать, но так и не смог. Весь остаток пути я размышлял - может ли поместиться в воронку машины времени такой парень, как Мохнатик? Мама накормила меня ужином и отправила спать, но потом зашла поцеловать, чего давно не делала. Она считает, что я уже достаточно взрослый, но сегодня вечером почему-то зашла. Потом она спустилась вниз, а я лежал и прислушивался к голосам мужчин во дворе. Большинство еще продолжали поиски. Я понимал, что должен быть с ними, но вместе с тем знал, что мама не пустит, и в глубине души был рад. Я буквально падал с ног от усталости, а вечером в лесу к тому же страшно. Наверное, в любую другую ночь я бы сразу заснул, но сейчас у меня перед глазами все время стояла воронка этой машины. Я пытался представить, что будет, когда кто-нибудь расскажет шерифу о ссоре между Чистюлей и Мохнатиком. А если ему уже рассказали, то шериф наверняка прямо сейчас заглядывает в воронку, ведь не дурак же он. Потом я подумал, а не рассказать ли мне все самому?.. Наверное, я заснул, но когда проснулся мне показалось, что я вообще не спал. Было еще темно, а сквозь окно лился пугающий красноватый свет. Я сел в кровати, и у меня волосы стали дыбом. В первое мгновение я решил, что горит наш сеновал или сарай, но потом сообразили, что пожар где-то дальше. Я вскочил и подбежал к окну. Горело что-то большое и совсем недалеко. Похоже, что горело у Картеров, хотя я сразу смекнул что это невозможно, потому как несчастья могли случиться с кем угодно, только не с Энди. Разве что он застрахован. Я спустился по лестнице босиком и увидел, что мама стоит у открытой двери и смотрит на пожар. - Что случилось, мама? - спросил я. - Это сеновал Картеров. Они звонили соседям, просили помощи, но никого нет, все ищут Мохнатика. Мы стояли и смотрели на пожар, пока он почти не угас, и тогда мама снова отправила меня в постель. Я залез под одеяло и стал переваривать новую порцию впечатлений. Я думал, как странно: месяцами ничего не происходит, а тут так сразу, да и с сеновалом Энди тоже не все чисто. Энди был самым удачливым человеком в округе, и вдруг без всякого предупреждения на него свалилось такое несчастье. Я спросил себя, а не покинули ли его Граничники, и если да, то почему? Может, он просто надоел им? Когда я снова проснулся, было ясное утро. Я быстро оделся и спустился узнать новости о Мохнатике. Но мама ответила, что мужчины до сих пор его ищут. Она приготовила мне завтрак, заставила все съесть и запретила уходить далеко или присоединяться к группам, направляющимся в лес. Она сказала, что это опасно, потому что в лесу полно медведей. Мне стало смешно, ведь мама
в начало наверх
никогда не пугала меня медведями. Но она взяла с меня честное слово. Пообещав ей, что далеко не уйду, я со всех ног помчался к Картерам посмотреть на остатки сеновала и с кем-нибудь поговорить. Собственно, оставался только Малыш. У Картеров смотреть было не на что. Черные, обугленные головешки местами еще тлели. Я стоял на дороге, когда Энди вышел из дома. Он остановился и зыркнул на меня так что я быстро смылся, как только мог. Я проскочил мимо дома Чистюли, смотря себе под ноги, надеясь, что не встречу его. Мне не хотелось иметь с ним ничего общего, не то что разговаривать. Я добежал до дома Малыша, и его мама сказала, что Малыш болен, но не заразно, и я могу зайти его навестить. Малыш лежал в постели, и очень обрадовался моему приходу. Я спросил, как он себя чувствует, и он ответил, что уже лучше. Он заставил меня поклясться, что я не расскажу его маме, а потом прошептал мне на ухо, что объелся зеленых яблок из сада Картера. О том, что случилось с Мохнатиком он слышал, и я рассказал ему о своих подозрениях. Малыш долго лежал и молчал, пока торжественно не заявил: - Стив, я давно хотел тебе сказать: это не машина времени. - Не машина времени? Откуда ты знаешь? - Я видел предметы, которые папа Чистюли туда опускал. Они не пропадают. Они там так и лежат. - Ты видел... - тут до меня дошло. - Значит, они там же, где и Граничники? - Именно это я и хотел сказать, - заговорщически ответил Малыш. Сидя на краю кровати, я пытался переварить его открытие, но вопросов в голове становилось все больше, столько, что разобраться в них я не мог. - Малыш, - спросил я, - а где оно, то место? Ну, место, где находятся Граничники? - Не знаю. Где-то недалеко, совсем рядом. Почти в нашем мире, но не совсем. И тут я вспомнил, что говорил папа две недели назад. - Значит, их мир и наш разделены чем-то вроде стекла? - Да, вроде бы. - А если Мохнатик там, что они с ним сделают? - Не знаю, - вздрогнул Малыш. - Как он себя там чувствует? Может ли он дышать? - Наверное, может, - сказал Малыш. - Они ведь тоже дышат. Я встал и пошел к двери, но на полпути остановился и спросил: - Скажи, чем занимаются Граничники, что им здесь нужно? - Никто не знает точно. Говорят, что они вынуждены находиться рядом с другими живыми существами, чтобы жить самим. У них нет своей собственной жизни. И они ищут себе чужую жизнь, чтобы унаследовать ее, но и это не совсем так. - Им нужен какой-то образец, - сказал я, вспомнив, что говорил папа Малыша. - Можно и так сказать, - ответил Малыш. Я подумал о том, какая скучная жизнь Граничников, имеющих в качестве образца Энди Картера. Но, возможно, я ошибался; ведь когда я их видел, они были счастливы, крутились себе на крыше, и каждый из них выглядел, как Энди. Ну а как еще можно выглядеть, когда живешь рядом с ним? Я направился к двери. - Куда ты, Стив? - спросил Малыш. - Искать Мохнатика. - Я с тобой. - Нет. Тебе надо лежать. Я побежал домой, размышляя о том, что Граничники не имеют собственной жизни, что им нужен образец, все равно какой. Если встречается человек с хорошей и интересной жизнью, им везет. И человеку, которого они выбрали, везет во всем - ведь они хорошие помощники. Я подумал - скольким людям хорошо живется благодаря Граничникам. И какой бы это был для них удар, если бы они вдруг узнали, что стали великими, богатыми или знаменитыми благодаря чужим усилиям и способностям, благодаря неким существам - Граничникам. Я пошел на кухню, к раковине. - Это ты, Стив? - крикнула мама из комнаты. - Да. Я хочу пить. - Где ты был? - Тут, недалеко. - Только никуда не убегай, - еще раз предупредила мама. - Нет, мам, не убегу. Я влез на стул, достал очки, которые папа положил на полку, предупредив, чтобы я их больше не трогал, и сунул в карман. Услышав мамины шаги, я тихо выскользнул за дверь. Очки я надел только возле изгороди Картеров. Я шел по дороге вдоль забора внимательно всматриваясь, когда, наконец, заметил в закутке сада группу Граничников. Они ссорились из-за чего-то, явно меня не замечая, пока я не подобрался совсем близко. Тогда они повернулись и я сообразил, что они разговаривают меж собой, показывая на меня. У одного из них на голове, сдвинутый на лоб, был надет мой телебиовизор. Значит Малыш действительно видел предметы, которые папа Чистюли опускал в свою машину. Поначалу Граничники, кажется, не догадывались, что я их вижу, стали спокойно приближаться. Я почувствовал, как волосы у меня встают дыбом. С большей охотой я бы повернулся и удрал. Но тут же вспомнил, что они не могут мне ничего сделать и перестал их бояться. Они видели, что я без оружия, а может даже и не знали о ружье папы Малыша. Они вертелись вокруг меня совсем как стая ворон. Те тоже смело приближаются к обезоруженному, но держатся подальше от человека с ружьем в руках. Я заметил, что Граничники шевелят губами, показывая на мой телебиовизор. Но, конечно, не слышал ни слова. Я не обращал внимания на их жесты, рассматривал их и думал, что с ними случилось? Может я встретил другую стайку, чем на лугу у Энди, или они здорово изменились? Они еще напоминали Энди, но больше - кого-то другого и очень знакомого. Наконец, я заметил, как многозначительно они показывают на мой телебиовизор, а потом на свои головы, и догадался, что каждый просит телебиовизор для себя. Я не знал, что им отвечать, но тут они расступились: кто-то сзади толкнул их, и... я оказался лицом к лицу с Мохнатиком. Мы стояли и смотрели друг на друга, не говоря ни слова и не шевелясь. А потом он шагнул вперед, и я шагнул, так что мы едва не стукнулись носами. Я испугался, что сейчас пройду сквозь него. Интересно, что бы тогда случилось? Наверное, ничего особенного. - Ну как ты? Все в порядке? - спросил я, надеясь, что даже если он не услышит, хоть прочитает по моим губам то, что я ему говорю, но он покачал головой. Я спросил еще раз, медленнее, выговаривая слова как можно четче. Но он вновь покачал головой. Мне пришла в голову другая идея. Я принялся выводить пальцем на невидимом стекле, которое нас разделяло. ЧТО С ТОБОЙ? Я писал медленно, потому что ему приходилось читать задом наперед. Он не понял, я написал еще раз, и тут-то он сообразил в чем дело. ВСЕ В ПОРЯДКЕ, ответил он и медленно дописал: ЗАБЕРИ МЕНЯ ОТСЮДА! Я стоял и смотрел на него, и это было ужасно, потому что он находился там, а я не знал, как его оттуда вытащить. Видимо, он прочитал мои мысли, потому что подбородок у него затрясся, и я впервые увидел Мохнатика плачущим. А ведь он не плакал даже при раскопках ящерицы, когда тяжелый камень упал ему на ногу. Я догадался, как это должно быть страшно: сидеть там и все видеть, но самому оставаться невидимым. Может он даже вертелся среди тех, кто его искал, в надежде, что его случайно заметят. Или, еще хуже, шел рядом со своим папой, а папа даже не догадывался. Наверное, он ходил домой и смотрел на свою семью, что было просто ужасно, ведь они не знали о его присутствии. И уж, надо думать, он искал Малыша, который мог его увидеть, но Малыш лежал дома больной. У меня вдруг появилась одна идея. Сначала я подумал, что ничего из нее не выйдет, но чем дольше я вдумывался, тем хитроумное мне казался мой план. Я написал Мохнатику: ВСТРЕТИМСЯ У ЧИСТЮЛИ. Сунул очки в карман и помчался домой. Я пробрался в дом через сад, боясь, что мама меня заметит и больше уже не отпустит. Потом пролез в сарай, достал длинную веревку и, отыскав ножовку по металлу, вынул полотно. Все это я захватил с собой, направившись к Чистюле. Их сарай стоял за сеновалом, так что из дома меня не видели, а, впрочем, дома никого и не было. Я знал, что папа Чистюли, а может и сам Чистюля, ищут Мохнатика вместе со всеми, ведь они могут подняться в воздух над местами, куда никому не забраться. Положив на землю веревку и пилку, я надел очки и у самых дверей сарая увидел Мохнатика. С ним было несколько Граничников, в том числе и тот, с моим телебиовизором на голове. А вокруг сарая, как предполагал Малыш, валялись тарелки, кружки, деревяшки и много всякого другого хлама, который папа Чистюли опускал в машину времени. Я еще раз посмотрел на Граничников и понял, что в них изменилось - они напоминали Мохнатика. Поэтому-то и сгорел сеновал Картеров; Граничники теперь следовали за Мохнатиком и перестали защищать Энди. Ясное дело - им интереснее с настоящим живым существом, которое среди них, чем с неуклюжим Энди, на которого приходиться смотреть через стекло. Я снял очки, сунул в карман и принялся за работу. Перепилить дужку замка оказалось не очень легко. Сталь была дьявольски твердая, а пилка тупая. Я боялся, что она сломается, прежде чем я закончу, и злился на себя за то, что не взял хотя бы пары запасных. Я страшно шумел, потому что забыл захватить масло, но меня никто не засек. Перепилив, я открыл дверь и вошел в сарай, где стояла машина времени. Я спрятал веревку и подошел к пульту, чтобы разобраться, и легко включил машину. В воронке забулькала белая пена. Я достал веревку, надел очки и страшно испугался. Сарай стоял на небольшом склоне, пол приподнимался на три-четыре фута над землей, поэтому мне показалось, что я вишу в воздухе. У меня возникло такое ощущение, что я вот-вот упаду. Конечно, я знал, что мне ничего не грозит - ведь я стоял на невидимом, но настоящем полу. Знать-то я знал, но меня не покидало неприятное, похожее на сон ощущение, что сейчас я шлепнусь. И, что самое ужасное, подо мной стоял Мохнатик - его голова находилась на уровне моих ботинок. Он очень хотел выбраться и знаками показывал мне, чтобы я поскорее вытащил его. Я очень осторожно опустил веревку в воронку и сразу почувствовал, как ее тянет и всасывает в себя белый водоворот. Я посмотрел вниз и увидел, что веревка свисает над местом, где стоит Мохнатик. Он подпрыгнул, схватился за нее, и я сразу почувствовал его немалый вес. Мохнатик был примерно моего роста, может чуть пониже, и я прикинул, что тянуть мне придется его изо всех сил. Я намотал веревку на руку, чтобы она не выскользнула, и потянул, но веревка даже с места не двинулась, будто ее привязали к дому. Я присел и пригляделся к подставке машины. Удивительно, но веревка доходила до самого конца горловины воронки, потом прерывалась на фут или два, и снова продолжалась. За этот нижний ее кусок и держался Мохнатик. Выглядело это очень странно, ведь веревка должна опускаться в мир Граничников одной непрерывной линией, но она по пути куда-то сворачивала. Вот почему я не мог его вытащить. Вот почему можно бросить в машину времени любой предмет, но обратно достать уже нельзя. Я смотрел на Мохнатика, а он на меня. Вид у него был настолько жалкий, что до меня дошло - он все видит и все понимает. И тут заскрипела дверь сарая. Я вскочил, не выпуская веревки из рук. В дверях стоял папа Чистюли. Он был очень сердит, что меня не удивило. - Стив, - сказал он, у трудом сдерживаясь. - Я, кажется, говорил тебе, чтобы ты сюда не входил. - Да, - воскликнул я, - но там Мохнатик. - Мохнатик?! - переспросил он, а потом понизил голос. - Ты, кажется, не соображаешь, что говоришь! Каким образом он мог туда попасть? - Не знаю, - ответил я, хотя знал и мог бы ему рассказать, только очень растерялся. - На тебе очки, которые сделал папа Малыша? Ты видишь Мохнатика? - Вижу, кивнул я, - как на ладони, - и отпустил веревку, чтобы снять очки. Веревка молниеносно ускользнула в воронку. Стив, - сказал мне папа Чистюли, - скажи, пожалуйста, правду: ты не выдумываешь? Не шутишь? Он страшно побледнел, и я знал, о чем он думает: если Мохнатик угодил в машину, то виноват прежде всего он. - Чтоб мне провалиться, - ответил я. Видимо, этой клятвы оказалось достаточно, так как он выключил машину и вышел. Я за ним.
в начало наверх
- Подожди меня здесь, - сказал он. - Я сейчас вернусь. Он стремительно взмыл над лесом, и я тут же потерял его из виду. Я сел, опершись спиной о стену сарая, а настроение у меня было ужасное. Я знал, что должен надеть очки, но специально не вынимал их из кармана, потому что не представлял себе, как посмотрю Мохнатику в глаза. Я боялся, что все потеряно: ни я, ни кто другой на свете не спасет Мохнатика. Он пропал для нас навсегда. И даже хуже, чем пропал. Сидя так, я выдумывал разные страшные наказания, которые обязательно применю к Чистюле. Я не сомневался, что это он, открыв сарай, скрутил Мохнатика - словно кота - и бросил в воронку машины. Его разозлила история со скунсом, перекрашенным в кота, и я, как только узнал о ней, не сомневался, что он не отстанет от Мохнатика, пока не сведет с ним счеты. Пока я размышлял, появился папа Чистюли, а с ним запыхавшийся Чистюля, шериф, папа Малыша и другие соседи. Шериф подошел прямо ко мне, схватил за плечо и сильно встряхнул. - Что означает весь этот бред? - рявкнул он. - Предупреждаю, парень: эта история для тебя плохо кончится, если окажется, что ты над нами смеешься. Я попытался вырваться, но он меня не отпускал. Тогда к нему подошел мой папа и толкнул в грудь, так что шериф отлетел в сторону. - Не трогай мальчика, - спокойно сказал папа. - Но ты, кажется, сам не веришь в эту галиматью? - выпалил шериф. - Представь себе, сейчас верю каждому слову. Мой сын не станет врать! Бывает, папа ругается, а то и ремень возьмет да всыплет как следует, но в критической ситуации на его помощь можно рассчитывать. - Должен тебе напомнить, Генри, - сказал шериф, - про твою стычку с Энди Картером. Едва удалось убедить его не передавать дело в суд. - Энди Картер... - сказал папа значительно спокойнее, чем можно было ожидать. - Это тот тип, что живет недалеко от нас. Кто-нибудь видел его в последнее время? Он оглянулся по сторонам, но все молчали. - В последний раз я говорил с Энди по телефону, - сказал папа, - когда просил его помочь нам. Он ответил, что у него работы невпроворот, чтобы еще заниматься поисками пропавшего щенка какого-то там инопланетянина. И добавил, что им же лучше будет, если они отправятся ко всем чертям. Папа посмотрел на собравшихся, но ему никто не возразил. Думаю, с папиной стороны было не очень вежливо говорить такие вещи в присутствии папы Мохнатика и папы Малыша, и других инопланетян. Но, святая правда, Энди говорил все это вслух и только папа имел смелость пересказать им ее прямо в глаза. Тут кто-то начал говорить, а вернее, все сразу, так что я не разобрал, чей это был голос. - А я вам говорю, ребята, что по справедливости все вышло с сеновалом Картера. Шериф нахмурился: - Если узнаю, что кто-то из вас в этом замешан, то я... - Ничего ты не сделаешь, - сказал папа и повернулся ко мне. - Стив, что ты хотел рассказать? Обещаю, что все тебя выслушают, и никто не станет перебивать. Сказав это, он внимательно посмотрел на шерифа. - Минутку, - попросил папа Малыша, - я хочу подчеркнуть одну важную деталь. Я знаю, что этот мальчик видит Граничников, ведь я сам сделал ему специальные очки. И, может быть, это нескромно с моей стороны, но я хочу заверить вас, что я квалифицированный оптик. - Спасибо, - сказал папа. - Ну, а теперь, Стив, говори. Но, едва я успел рот открыть, из-за сеновала появился Малыш со своим ружьем. Во всяком случае, я не сомневался, что это за ружье, хотя оно не было похоже на обычное охотничье. Обычная палка, блестевшая на солнце множеством призм и зеркалец, установленных под разными углами. - Папа! - крикнул он. - Я узнал, что произошло, поэтому пришел с ружьем. Надеюсь, не опоздал. Он подбежал к своему папе, который взял у него ружье и поднял так, чтобы все видели. - Спасибо, сынок, - сказал он. - Но ружье нам не понадобится. Сегодня мы не будем стрелять. И тут Малыш закричал: - Он там, папа! Там Мохнатик! Не знаю, все ли поверили, что он увидел Мохнатика. Многие наверняка сомневались, но сидели тихо, потому что не хотели спорить с моим папой. Конечно, Малыш увидел его без этих дурацких очков, но он инопланетянин, а от инопланетян всего можно ожидать. - Ну, хорошо, - согласился шериф, - может он и там. Но что нам в данной ситуации удастся сделать? - Кажется, немногое, - сказал мой папа, - но там его оставлять нельзя. - Он посмотрел на папу Мохнатика. - Вы не беспокойтесь. Что-нибудь придумаем. Но я отлично понял, почему он говорит так уверенно: чтобы папа Мохнатика не думал, что мы признали свое поражение. Что касается меня, то я полностью потерял надежду. Если нельзя вытащить его тем же путем, каким он туда попал, то иного способа я не видел. Ведь в мир Граничников не было двери. - Джентльмены, - воскликнул папа Малыша, - у меня есть идея. Мы все повернулись к нему. - Это ружье, - сказал он, - служит для уничтожения Граничников. Оно приподнимает завесу между двумя мирами, чтобы пропустить заряд. Его можно переделать, и мне кажется... - Мы не станем стрелять в мальчика, - сказал шериф, - даже если решили освободить его оттуда. - Я не собираюсь в него стрелять, - объяснил папа Малыша. - В ружье не будет патрона, мы попробуем использовать его только ля того, чтобы пробить завесу, разделяющую два мира. А я постараюсь настроить ружье так, чтобы дыра получилась как можно шире. Он сел на землю и стал возиться с ружьем, переставляя призмы и поворачивая зеркальца. - Есть одна существенная деталь, - сказал он, - дыра существует только одно мгновенье. Парень должен приготовиться, чтобы не прозевать и прыгнуть сразу же, как появится отверстие. Он повернулся ко мне. - Стив, ты можешь ему объяснить? - Объяснить? - Сказать ему. Знаками, или губами, или еще как? - Конечно, могу. - Тогда начинай. Я надел очки, огляделся и увидел Мохнатика. Прошло много времени, прежде чем он понял, что от него требуется. Нам мешали Граничники, которые все время кружили рядом и показывали то на мой телебиовизор, то на свои головы. Минут через двадцать я сказал папе Малыша, что мы готовы. Папа протянул Малышу ружье. Все расступились, остался только Малыш с ружьем и я позади него. А там, в другом мире, стоял Мохнатик, окруженный дурацкими Граничниками, которые, судя по всему, не были знакомы с ружьем инопланетян, иначе бы они разбежались. Мохнатик побледнел, будто его поставили к стенке и собрались расстрелять. Краем глаза я заметил Чистюлю, который как раз отплывал в сторону... Но тут же все призмы и зеркальца на ружье Малыша задвигались. Вероятно, он нажал на спуск. А затем нас ослепила яркая вспышка. На мгновение прямо напротив нас, в воздухе, открылась удивительная дыра с рваными краями. И я увидел, как Мохнатик, одновременно с ее появлением, прыгает сквозь нее. И снова Мохнатик был среди нас - он как раз пытался удержаться на ногах после этого прыжка - но не один. Он выдернул за собой одного из Граничников, крепко держа его за руку, очевидно вытащив силой, потому что физиономия у Граничника была не слишком довольной. Я сразу понял, что это тот самый, с моим телебиовизором на голове. Мохнатик подтолкнул Граничника в мою сторону и сказал: - Только так я мог вернуть тебе телебиовизор. Он отпустил руку Граничника, а я быстро схватил его за другую и с удивлением обнаружил, что она вполне осязаема. Я бы не удивился если б моя рука прошла сквозь нее насквозь, потому что Граничник все еще выглядел туманным и бестелесным, хотя вроде загустел немного. Папа подошел ко мне и сказал: - Осторожно, Стив! - Ничего страшного. Он даже не пытается убежать. В этот момент раздался крик, я обернулся: несколько Граничников уцепились за края дыры в свой мир, удерживая их так, чтобы они не сомкнулись, а остальные лезли сквозь дыру, толкаясь и ссорясь; мне показалось, что их стало гораздо больше, чем я предполагал. Мы стояли и смотрели, пока они не влезли все. Никто не пошевелился, да и что мы могли сделать? И они тоже стояли и глазели на нас, сбившись в кучу. Шериф, сдвинув шляпу на самый затылок, подошел к папе, и я увидел, что он обалдел окончательно, но его ошарашенный вид доставил мне удовольствие, ведь он все еще отказывался верить в Граничников. Не знаю, может он еще надеялся, что это очередные фокусы инопланетян? Только, по-моему, не надо излишне-то и голову напрягать, чтобы понять, что у них про запас осталось много удивительного кроме этого. - Как получилось, - подозрительно спросил он, - что у одного из них на голове телебиовизор? Я объяснил ему, а он в ответ лишь глазами заморгал, но сказать ничего не смог. И тут все заговорили одновременно, но папа Чистюли, поднявшись над нашими головами, сделал знак рукой, призывая к тишине. - Минуточку! Прежде чем мы займемся решением серьезных вопросов, я хотел бы сказать вот что. Зная историю со скунсом, вы правильно считаете, что наша семья в значительной степени несет ответственность за происшедшее. В устах человека это звучало бы глупо и высокопарно, но папе Чистюли как-то сошло. - Поэтому, - сообщил он, - должен вас проинформировать, что виновник - мой сын - в течение ближайших тридцати дней будет ходить по земле. Ему нельзя будет подняться даже на дюйм в воздух. Если это наказание окажется недостаточным... - Хватит, - прервал его папа, - парень должен получить по заслугам, но нельзя над ним издеваться. - Простите, - начал папа Мохнатика, - если это не столь необходимо... - Я не изменю своего решения, - ответил папа Чистюли. - Я просто не вижу другого способа. - Может быть, - крикнул шериф, - кто-нибудь мне, наконец, объяснит, что все это значит? - Слушай, шериф, - обратился к нему папа, - понимаешь ты или нет - сейчас не важно, а объяснять тебе - слишком долго. У нас есть более существенные дела. - Он слегка повернулся, чтобы стать лицом к собравшимся. - Ну, так что будем делать? У нас гости. А раз эти создания приносят счастье, мы должны к ним относиться самым лучшим образом. - Папа, - я потянул его за рукав, - я знаю как можно привлечь их на нашу сторону. Каждый из них хочет иметь свой собственный телебиовизор. - Это правда, - сказал Мохнатик, - все время, пока я там был, они приставали ко мне с вопросами, как и где достать телебиовизор. И все время ссорились из-за того, кто следующий будет пользоваться телебиовизором Стива. - Вы хотите сказать, что эти существа умеют говорить? - спросил шериф слабым голосом. - Конечно, умеют, - ответил Мохнатик. - Там, в своем мире, они способны на такое, о чем мы даже не могли догадываться! - Если так, - с удовлетворением сказал папа, - то это не слишком высокая цена за удачу, которую они нам принесут. Сбросимся и купим нужное количество телебиовизоров. Может, удастся со скидкой... - Но, если мы дадим их Граничникам, - перебил его папа Малыша, - то нам от них не будет никакой пользы. Мы перестанем быть им нужны. Свои образцы они начнут черпать из телебиовизоров. - Что ж, - сказал папа, - если так, то мы, по крайней мере, от них избавимся. Они перестанут преследовать нас несчастьями. - Как ни крути, ничего хорошего из этой затеи не выйдет, - заявил папа Малыша, который явно недолюбливал Граничников. - Они живут стаями. Всегда так было. И они никогда не помогали всем, только одному человеку или, в лучшем случае, одной семье. Нам не удастся поделить их так, чтобы они всем приносили пользу. - Если послушаете меня чуток, мужики, - объявился Граничник с моим телебиовизором на голове, - то я вам все растолкую.
в начало наверх
Должен сказать, что его голос вызвал у нас шок. Трудно было представить, что они вообще умеют говорить. А тут еще таким языком и таким тоном. Вылитый Энди Картер! Он тоже - либо просто ругался, либо выражался с грубоватой язвительностью. И этот Граничник, который столько лет жил по его образцу, просто не умел говорить иначе. Мы стояли, уставившись на Граничников, а они так усиленно кивали головами, что едва не сломали себе шеи. Первым опомнился папа. - Валяй, - сказал он Граничнику. - Мы тебя слушаем. - Мы будем с вами якшаться, только чтобы все по-честному. Мы будем вас оберегать от несчастий и другой фигни, но за это вы дадите нам телебиовизоры - только без трепа, ясно? По одному для каждого. И на вашем месте я не стал бы хитрить. - Звучит вполне разумно, - сказал папа. - Ты имеешь в виду нас всех? - Как есть всех, - ответил Граничник. - Значит, вы разделитесь? На каждого из нас будет приходиться по крайней мере один из вас? И вы больше не будете жить группами? - Я думаю, - вмешался папа Чистюли, - мы можем на них положиться. Я понял, что хотело сказать это существо. Почти та же история, что и с родом человеческим на Земле. - А что такое случилось с родом человеческим на Земле? - с легким удивлением спросил папа. - Исчезла потребность групповой жизни. Когда-то люди были вынуждены жить семьями или племенами. А потом появились патефон, радио, телевидение - исчезла потребность в общении. У каждого человека есть уйма развлечений дома. Ему не надо даже выходить из своей комнаты, чтобы увидеть мир. Поэтому зрелища и развлечения массового характера постепенно вымерли. - Вы думаете, что то же самое произойдет с Граничниками, когда мы снабдим их телебиовизорами? - Наверняка, - ответил папа Чистюли, - мы устроим им, как я сказал, индивидуальное развлечение. И, таким образом, у них исчезнет потребность в групповой жизни. - Клево сказано, приятель! - с энтузиазмом воскликнул Граничник. Остальные согласно закивали головами. - Но это ничего не даст! - крикнул папа Малыша, разозлившись не на шутку. - Ведь они теперь в нашем мире, и неизвестно, смогут ли они здесь что-нибудь для нас сделать. - Заткнись, пожалуйста, - сказал Граничник. - Конечно, здесь мы ничего не сможем для вас сделать. В вашем мире мы не можем заглядывать вперед. А чтобы мы были вам полезны, это необходимо. - Значит, как только мы даем вам телебиовизоры, вы вернетесь к себе? - спросил папа. - Еще бы! Там наш дом, и попробуйте только нас туда не пустить! - Мы не станем вам мешать, - ответил папа. - Наоборот, даже поможем вернуться туда. Дадим вам телебиовизоры, а вы возвращайтесь и беритесь за дело. - Мы будем работать честно, - заверил Граничник, - но нам нужно время зырить телебиовизор. Идет? - Ладно, - согласился папа. Я выбрался из толпы. Все как-то устроилось, а я уже был сыт по горло. Хватит с меня всяких историй. Возле сеновала я увидел Чистюлю, медленно бредущего по земле. Он шел с большим трудом, но мне почему-то ничуть не было его жалко. Сам виноват. На мгновение мне подумалось, а не подойти ли к нему, и не наподдать за тот раз, когда он вывалял меня в грязи. Но потом я сообразил, что с моей стороны это означало - бить лежачего, ведь он и так наказан собственным папой на тридцать дней. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх