UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Клиффорд САЙМАК

    СВАЛКА




 1

Они раскрыли тайну - вернее, пришли к  разгадке,  логичной  и  научно
обоснованной, - но не выяснили ничего, ровным счетом ничего  достоверного.
Для опытной команды космических разведчиков это никак нельзя было  считать
нормальным. Обычно они с ходу  брались  за  дело,  выкачивали  из  планеты
прорву информации,  а  потом  вертели  факты  так  и  эдак,  пока  они  не
выстраивались в  логической  последовательности.  А  здесь  таких  фактов,
настоящих конкретных фактов, просто не было - кроме  одного-единственного,
очевидного даже для двенадцатилетнего мальчишки.
Именно это беспокоило капитана Айру  Уоррена,  о  чем  он  и  сообщил
Лопоухому Брэди, корабельному коку, который был его приятелем с  юности  и
оставался таковым, невзирая на  свою  слегка  подмоченную  репутацию.  Они
блуждали по планетам вот  уже  более  трех  десятков  лет.  Даром  что  их
разнесло по разные концы табели о рангах, они и по сей день могли  сказать
друг другу такое, чего не сказали бы никому другому на борту, да никому  и
не позволили бы произнести.
- Слушай, Лопоухий, - выговорил Уоррен. - Тревожно мне что-то.
- Тебе всегда тревожно, - отпарировал Лопоухий. -  Такая  уж  у  тебя
работа.
- Эта история со свалкой...
- Ты хотел всех обставить, - заявил  Лопоухий,  -  а  я  предупреждал
тебя, чем это кончится. Я ведь говорил, что  тебя  загрызут  заботы  и  ты
лопнешь от сознания своей ответственности и напы... напыщ...
- Напыщенности?
- Точно, - подтвердил Лопоухий. - Это как раз то слово.
- Вот уж чего за мной не водится, - возразил Уоррен.
- Конечно, нет, тебя только тревожит эта история со свалкой. У меня в
заначке есть бутылочка. Хочешь немного выпить?
Уоррен отмахнулся от соблазна.
- В один прекрасный день я выведу тебя на чистую воду и разжалую. Где
ты прячешь свое пойло? В каждом рейсе...
- Усмири свой паршивый характер, Айра! Не выходи из себя...
- В каждом рейсе ты ухитряешься протащить на борт столько  спиртного,
что раздражаешь людей своим красным носом до последнего дня полета!
- Это личный багаж, -  стоял  на  своем  Лопоухий.  -  Каждому  члену
экипажа дозволено взять с собой определенное количество багажа. А я больше
почти ничего не беру. Только выпивку.
- В один прекрасный день, - продолжал Уоррен,  свирепея,  -  я  спишу
тебя с корабля, причем, за пять световых лет от  ближайшей  цивилизованной
планеты.
Угроза была давней-предавней, и Лопоухий ничуть не испугался.
- Твои тревоги, - заявил он, - не доведут тебя до добра.
- Но разведчики  ничего  не  выяснили.  Понимаешь,  что  это  значит?
Впервые за время существования космической  разведки  мы  нашли  очевидное
доказательство, что кто-то еще, кроме землян, также  овладел  космическими
полетами. И не узнали об этой  расе  ничего.  А  обязаны  были  узнать.  С
таким-то количеством добра на свалке мы к нынешнему  дню  должны  были  бы
настрочить о них толстенный том!
Лопоухий презрительно сплюнул.
- Ты имеешь в виду - не мы должны, а твои хваленые ученые.
Слово "ученые" в его устах прозвучало чуть ли не ругательством.
- Они толковые ребята, - заявил Уоррен. - Лучшие из всех, кого  можно
было найти.
- Помнишь прежние денечки, Айра? - спросил Лопоухий. - Когда  ты  был
младшим лейтенантом и наведывался  ко  мне,  и  мы  пропускали  вместе  по
маленькой...
- Какое это имеет отношение к делу?
-  Вот  тогда  с  нами  летали  настоящие  ребята.   Брали   дубинку,
отлавливали пару-тройку туземцев, быстренько вразумляли  их  и  за  полдня
выясняли больше, чем эти ученые со всей их мерихлюндией способны  выяснить
за целую вечность.
- Тут немного другая картина, - сказал Уоррен. - Тут же  нет  никаких
туземцев...
По правде говоря, на этой планете вообще почти ничего  не  было.  Она
казалась заурядной в буквальном смысле слова  и  не  смогла  бы  набраться
незаурядности даже за миллиард лет. А разведка, само собой,  не  проявляла
особого интереса к планетам, у которых нет шансов набраться  незаурядности
даже за миллиард лет.
Поверхность  планеты  представляла  собой  по  преимуществу  скальные
обнажения,  чередующиеся  с  беспорядочными  нагромождениями  валунов.   В
последние полмиллиона  лет  или  что-нибудь  вроде  того  здесь  появились
первичные растения. Мхи и лишайники заползли в расщелины  и  поднялись  по
скалам, но, кроме них, другой жизни здесь, по-видимому, не возникло. Хотя,
положа руку на сердце, даже в этом не было полной  уверенности,  поскольку
обследованием планеты как таковой никто не занимался. Ее не подвергали  ни
тщательному осмотру, ни детальной проверке на формы жизни: слишком уж всех
заинтересовала свалка.
Они и садиться-то не собирались, а просто вышли на круговую орбиту  и
вели дежурные наблюдения, занося полученные  рутинные  данные  в  полетный
дневник. Но тут кто-то из операторов заметил свалку, и с  этой  минуты  их
всех затянуло в неразрешимую, доводящую до бешенства головоломку.
Свалку сразу прозвали свалкой, и это было  точное  имя.  По  всей  ее
площади было  разбросано...  что?  Вероятно,  части  какого-то  двигателя,
однако, по большому счету, нельзя было поручиться даже  за  это.  Поллард,
инженер-механик, лишился сна и покоя, пытаясь сообразить, как собрать хотя
бы несколько частей воедино. В конце концов ему удалось  каким-то  образом
соединить три детали, но и собранные, они не имели никакого смысла.  Тогда
он решил разъединить детали сызнова, чтобы понять, по  меньшей  мере,  как
они соединяются. И не сумел их разобрать. С этой  секунды  Поллард  словно
рехнулся.
Части двигателя - если это был двигатель - валялись по  всей  свалке,
будто кто-то или  что-то  вышвырнуло  их  в  безумной  спешке,  нимало  не
заботясь, как и куда они упадут. Но в сторонке  аккуратным  штабелем  было
сложено другое имущество -  судя  по  всему,  припасы.  И  среди  этого  -
какая-то пища, хотя и довольно странная  пища  (если  вообще  пища).  Были
пластиковые бутылочки диковинной формы,  наполненные  ядовитой  жидкостью.
Были предметы из ткани - вполне  возможно,  одежда  (дрожь  пробирала  при
мысли, что за существа носили подобные наряды). Были металлические прутья,
скрепленные в  пучки  при  помощи  каких-то  гравитационных  сил.  И  было
множество другого  добра,  для  которого  не  находилось  вообще  никакого
определения.
- Им бы давно следовало  найти  ответ,  -  продолжал  Уоррен.  -  Они
раскалывали орешки покрепче этого. За месяц, что мы торчим  здесь,  им  бы
следовало не только собрать двигатель, но и запустить его.
- Если это двигатель, - уточнил Лопоухий.
- А что же еще?
- Ты мало-помалу начинаешь лепетать, как твои  ученые.  Наткнулся  на
что-то, чего не можешь объяснить, и выдвигаешь самую правдоподобную с виду
версию, а если кто-нибудь посмеет усомниться в ней, спрашиваешь сердито: а
что же еще это может быть? Такой вопрос, Айра, - это не доказательство.
-  Ты  прав,  Лопоухий,  -  согласился  Уоррен.  -  Конечно,  это  не
доказательство. Оттого-то мне и тревожно. Мы не сомневаемся, что  там,  на
свалке, космический двигатель, а доказательств у нас нет.
- Ну кому придет в голову, - спросил Лопоухий вспыльчиво, -  посадить
корабль, выдрать из него двигатель и вышвырнуть прочь? Если бы они учудили
такое, корабль сидел бы здесь по сей день.
- Но если двигатель - не ответ, - ответил Уоррен вопросом на  вопрос,
- тогда что же там валяется?
- Понятия не имею. Меня это не беспокоит. Пусть другие ломают голову,
если им это нравится. - Он  поднялся  и  направился  к  двери.  -  У  меня
по-прежнему есть для тебя бутылочка, Айра...
- Нет, спасибо, - отказался Уоррен.
И  остался  сидеть,  прислушиваясь,  как  Лопоухий,   громко   топая,
спускается вниз по трапу.



 2

Кеннет Спенсер, специалист  по  инопланетным  психологиям,  явился  в
каюту, уселся в кресло напротив Уоррена и объявил:
- Мы наконец поставили точку.
- Какая там точка! - откликнулся Уоррен. - По существу, вы даже и  не
начали...
-  Мы  сделали  все,  что  в  наших  силах.  Провели  все  положенные
исследования, анализов хватит  на  целую  монографию.  Подготовили  полный
набор фотоснимков плюс диаграммы и словесные описания...
- Тогда скажите, что значит весь этот хлам.
- Это двигатель космического корабля.
- Если это двигатель, - заявил Уоррен, - тогда давайте его  запустим.
Разберемся, как он работает. А главное, попробуем понять, что за  существа
построили именно такой двигатель, а не какой-то другой.
- Мы пытались, - ответил Спенсер. - Каждый из нас трудился, не  жалея
сил. Конечно, у части экипажа нет соответствующей подготовки и знаний,  но
от работы никто не отлынивал.
И ведь правда, они не жалели себя,  урывая  считанные  часы  на  сон,
перекусывая на ходу.
- Мы столкнулись с инопланетным механизмом, - промямлил Спенсер.
- Ну и что? Мы  и  раньше  сталкивались  с  инопланетными  идеями,  -
напомнил Уоррен. - С инопланетной экономикой,  инопланетными  верованиями,
инопланетной психологией...
- И все же то были люди. Большая разница.
- Не такая уж и большая. Взять хотя бы Полларда. В данной ситуации он
ключевая фигура. Разве вы не ждали от Полларда, что  он  сумеет  разгадать
загадку?
- Если ее можно разгадать, тогда, конечно, Полларду карты в  руки.  У
него хватает и знаний, и опыта, и воображения.
- Вы полагаете, надо улетать? - внезапно спросил Уоррен. - Вы явились
ко мне затем, чтобы сказать это напрямик?  Пришли  к  выводу,  что  сидеть
здесь больше нет смысла?
- Вроде того, - согласился Спенсер.
- Хорошо, - произнес Уоррен. - Если таково ваше мнение, верю  вам  на
слово. Взлетаем  сразу  после  ужина.  Остается  сказать  Лопоухому,  чтоб
подготовил  банкет.  Своего  рода  торжественный  вечер  в   честь   наших
выдающихся достижений.
- Не сыпьте соль на  раны,  -  взмолился  Спенсер.  -  Гордиться  нам
действительно нечем.
Уоррен с усилием поднялся с кресла.
- Спущусь к Маку и скажу, чтоб подготовил машины к  старту.  По  пути
загляну к Лопоухому предупредить насчет ужина.
Спенсер остановил его:
- Я встревожен, капитан.
- Я тоже. А что именно вас беспокоит?
- Кто были они, эти существа, эти создания с другого корабля?  Вы  же
понимаете, мы впервые встретили достоверное  свидетельство,  что  какая-то
иная раса, кроме людей, достигла стадии космических полетов. И что с  ними
здесь случилось?
- Вы боитесь?
- Да. А вы?
- Еще нет, - ответил Уоррен. - Но,  наверное,  начну,  когда  у  меня
будет время хорошенько над этим подумать.
И отправился вниз по трапу сообщить Маку о подготовке к взлету.



 3

Капитан нашел Мака в его клетушке. Инженер сосал почерневшую трубку и
читал захватанную библию.
- Хорошая новость, - сказал Уоррен с порога. Мак отложил книгу и снял
очки.
- Есть одна-единственная информация, которую вы можете мне сообщить и

 
в начало наверх
которую я восприму как действительно хорошую новость. - Так слушайте ее: мы скоро стартуем. - Когда, сэр? Совсем скоро не получится. - Часа через два примерно. Успеем поесть и разойтись по каютам. Я дам команду. Инженер сложил очки и засунул их в карман. Потом выбил трубку в ладонь, выкинул пепел и опять стиснул погасшую трубку в зубах. - Мне всегда было не по себе на этой планете, - признался он. - Вам не по себе на любой планете. - Мне не нравятся башни. - Вы сошли с ума. Мак. Тут же нет никаких башен. - Нет, есть. Я ходил с ребятами по окрестностям, и мы обнаружили башни. - Может, скальные образования? - Нет, башни, - упрямо повторил инженер. - Но если вы обнаружили их, - возмутился Уоррен, - то почему не доложили? - Чтобы ученые устроили вокруг них тарарам и мы застряли здесь еще на месяц? - А, все равно, - сказал Уоррен. - Вероятнее всего, это вовсе не башни. Кто бы стал трудиться, возводя башни на этой занюханной планетке? Чего ради? - У них жуткий вид, - сообщил Мак. - Зловещий - самое точное слово. От них пахнет смертью. - Ну да - кельтская кровь. В душе вы по-прежнему суеверный кельт: скачете по мирам сквозь пространство, а втайне до сих пор верите в призраков и башни. Средневековый ум, просочившийся в век науки. - От этих башен, - упрямо заявил Мак, - веет жутью. Капитан и инженер довольно долго стояли друг против друга. Потом Уоррен, протянув руку, легонько похлопал Мака по плечу. - Я никому об этом не скажу, - пообещал он. - Давайте, раскручивайте свои машины. 4 Уоррен молча сидел во главе стола, прислушиваясь к разговорам команды. - Они затеяли здесь аварийный ремонт, - заявил физик Клайн. - Разобрали все, что смогли, а когда собирали заново, то часть снятых деталей ставить обратно не стали. По каким-то причинам им пришлось реконструировать двигатель, и они сделали его проще, чем прежний. Вернулись к основным принципам, отбросив все излишества, всякие технические безделушки, но при этом новый двигатель у них получился менее компактным и более громоздким, чем прежний. Потому-то им пришлось оставить здесь еще и часть припасов. - Однако, - задал вопрос химик Дайер, - если потребовался такой сложный ремонт, то где они взяли материалы? Бриггс, специалист по металлургии, откликнулся: - Здесь полно рудных месторождений. Если бы планета находилась не так далеко от Земли, то могла бы стать золотой жилой. - Мы не видели следов рудных разработок, - возразил Дайер. - Ни шахт, ни плавильных печей, ни устройств для обогащения металла и его обработки. - Мы их и не искали, - заметил Клайн. - Пришельцы могли спокойненько добывать руду в двух-трех милях отсюда, а мы и не догадываемся об этом. - Беда наша в том, - вмешался Спенсер, - что мы все время выдвигаем предположения, а потом принимаем их за установленные факты. Если они занимались здесь обработкой металлов, было бы важно узнать это поточнее. - А зачем? Какая нам разница? - спросил Клайн. - Мы знаем главное - здесь приземлился космический корабль в аварийной ситуации, но экипаж в конце концов сумел починить двигатели и благополучно взлетел... Старый доктор Спирс, сидевший в конце стола, ударил вилкой по тарелке. - Да не знаете вы толком ничего, - воскликнул он, - даже того, был ли это космический корабль или что-то иное! Которую неделю подряд я слушаю ваш кошачий концерт и должен сказать прямо: за всю свою долгую жизнь не видывал такой несусветной суеты при столь ничтожных результатах... Вид у всех собравшихся за столом был ошарашенный. Старый док обычно вел себя тихо и почти не обращал внимания на то, что творится вокруг: знай себе каждодневно ковылял по кораблю, врачуя мелкие болячки - кому придавило палец, у кого воспалилось горло... Каждый в экипаже нет-нет да и задавался не совсем приятным вопросом: а справится ли старый док, если грянет настоящая беда и понадобится, например, провести серьезную операцию? Во врачебное искусство дока не слишком верили, что не мешало всем относиться к нему с симпатией. Очень может быть, симпатия эта основывалась на том, что док предпочитал не вмешиваться в чужие дела. Ланг, специалист по системам связи, высказался: - Мы нашли следы посадки, док, помните? Отметины на скале. Как раз такие, какие может оставить космический Корабль. - Вот-вот, - насмешливо повторил док, - может оставить, а может и не оставить. Может, корабль, а может, не корабль... - Корабль, что ж еще!.. Старый док фыркнул и вернулся к еде, орудуя ножом и вилкой с безучастным видом - голова опущена к тарелке, салфетка под подбородком. Все на борту давно заметили, что ест он неопрятно. - У меня такое чувство, - продолжил Спенсер, - что мы позволили себе сбиться с правильного пути, предположив всего-навсего аварийный ремонт. По количеству частей, выброшенных на свалку, я сказал бы, что они столкнулись с необходимостью реконструировать двигатель полностью и, начав с самых азов, построить совершенно новый, лишь бы выбраться отсюда. У меня такое чувство, что эти выброшенные части составляют единое целое. Знать бы, как их собрать, - и мы получили бы двигатель в первозданном виде. - Я и пытался это сделать, - вставил Поллард. - Идея полной реконструкции двигателя тоже не проходит, - заявил Клайн. - Это значило бы, что новый двигатель оказался не похожим на прежний в принципе, не похожим настолько, что прежний пришлось послать ко всем чертям до последнего винтика. Разумеется, подобная теория объясняет, отчего здесь прорва всяких частей, но такого просто не может быть. Никто не станет реконструировать двигатель на новых принципах, оказавшись в беде на безжизненной планете. Каждый предпочтет придерживаться того, что знает, к чему привык. - Ну и кроме того, - добавил Дайер, - если принять идею полной реконструкции, это вновь возвращает нас к проблеме материалов. - И инструментов, - подхватил Ланг. - Откуда они взяли инструменты? - У них на борту могла быть ремонтная мастерская, - возразил Спенсер. - Для проведения мелких ремонтных работ, - уточнил Ланг. - И уж, во всяком случае, без автоматов и станков, нужных для постройки совершенно нового двигателя. - Но больше всего меня беспокоит то, - сказал Поллард, - что мы не способны ни в чем разобраться. Я пытался подогнать части друг к другу, понять, как они связаны между собой, - должны же они как-то соединяться, иначе это просто бессмыслица. В конце концов я ухитрился приладить друг к другу три детали, но дальше дело не двинулось. И три соединенные детали тоже мне ничего не сказали. Ну ни малейшего проблеска! Даже сложив три штуковины вместе, я понял не больше, не приблизился к пониманию ни на йоту ближе, чем тогда, когда они валялись порознь. А разобрать их снова и вовсе не удалось. Ну как по-вашему, если человек сумел собрать какую-то вещь, то уж разобрать ее он сумеет, не так ли? - Не горюйте, - попытался утешить Полларда Спенсер. - Корабль был инопланетным, его строили чужаки по неведомым чертежам. - Все равно, - не унимался Поллард, - должны быть какие-то общие принципы. Их движок должен иметь нечто общее с теми, что разработаны на основе земной механики. Что такое двигатель? Механизм, способный преобразовывать энергию, взять ее под контроль, заставить приносить пользу. Задача двигателя одна, какая бы раса его ни создала. - А металл! - воскликнул Бриггс. - Неизвестный сплав, абсолютно не похожий на то, с чем мы когда-либо сталкивались. Компоненты сплава можно установить без особого труда, но его формула выглядит полным кошмаром. Такой формулы, по земным стандартам, просто не может быть. В сочетании металлов есть какой-то секрет, который я не могу раскрыть. Старый док вновь подал голос со своего конца стола: - Вас следует поздравить, мистер Бриггс, с хорошо развитой склонностью к самокритике. - Прекратите, док, - резко приказал Уоррен, заговорив впервые с начала ужина. - Будь по-вашему, - ответил док. - Если вы настаиваете, Айра, я прекращу... 5 Стоя возле корабля, Уоррен оглядывал планету. Вечер догорал, переходя в ночь, и свалка казалась всего лишь нелепым пятном более глубокой тени на склоне близлежащего холма. Когда-то - и не так уж давно - здесь, совсем неподалеку от них, приземлился другой корабль. Другой корабль, детище другой расы. И с этим кораблем что-то приключилось. Разведчики из его собственного экипажа пытались понять, что именно, но все их попытки потерпели провал. Он ощущал странную уверенность, что это был не обыкновенный ремонт. Что бы ни толковали все остальные, пришельцы столкнулись с проблемой более серьезной, чем обыкновенный ремонт. Корабль попал в ситуацию критическую, чрезвычайную и к тому же связанную с непонятной спешкой. Они так торопились, что бросили здесь часть своих припасов. Ни один командир не согласится бросить припасы, разве в ситуации, когда на карту поставлена жизнь. Он медленно побрел по тропе, которую успели пробить от корабельного шлюза к свалке, и вдруг поразился тишине, глубокой, как в чудовищной недвижности самого космоса. На этой планете не было источников звука, ничего живого, кроме мхов, лишайников и других первичных растений, цепляющихся за скалы. Со временем здесь, конечно, появится иная жизнь, поскольку на планете есть воздух, вода и главные составляющие будущей плодородной почвы. Дайте срок, допустим, миллиард лет, и здесь разовьется система живых организмов, не менее сложная, чем на Земле. Но миллиард лет, подумалось Уоррену, это все-таки чересчур долго. Он добрался до свалки и двинулся по знакомому маршруту, огибая крупные узлы и машины, разбросанные вокруг. Но как он ни берегся, а раз-другой все же споткнулся о какую-то деталь в темноте. Споткнувшись вторично, он наклонился и поднял штуковину, которая коварно подвернулась под ноги. Как он и догадывался, это оказался какой-то инструмент, оставленный пришельцами при бегстве. Он как будто видел их, бросающих инструменты и удирающих во всю прыть, - но картина получалась нечеткой. При всем желании он не мог решить, как они выглядели и от чего удирали. Он подкинул инструмент разок-другой, взвесил на руке. Инструмент был легким и удобным и, несомненно, имел какое-то назначение, но какое - Уоррен не знал, не знал и никто в экипаже. Что за конечность сжимала этот инструмент - рука или щупальце, клешня или лапа? Что за мозг управлял рукой или щупальцем, клешней или лапой, сжимавшей этот инструмент и применявшей его для какой-то разумной цели? Откинув голову назад, он посмотрел на звезды, сверкающие над планетой. Нет, это были совсем не те звезды, что знакомы с мальчишеских лет. Мы далеко, подумал он. Как же мы далеко! Так далеко не забирался еще никто из людей... Неожиданный звук заставил его вздрогнуть и обернуться. Кто-то сломя голову бежал по тропе. - Уоррен! - раздался крик. - Уоррен, где вы? В голосе слышался неподдельный испуг, больше того - нотки безумной паники, какие можно подчас услышать в визге перепуганного ребенка. - Уоррен!... - Да здесь я, здесь! Иду, иду! Он стремительно зашагал навстречу человеку, бегущему в темноте. Тот мог бы проскочить мимо, не протяни Уоррен руку и не схвати за плечо, вынуждая остановиться. - Уоррен, это вы? - Что с вами, Мак? - Я не могу... Не могу... Не... - Что стряслось? Да говорите же! Чего вы не можете? Инженер, в свою очередь, вытянул руки, неловко схватил капитана за
в начало наверх
лацканы сюртука и повис на нем, словно утопающий на спасателе. - Ну давайте, выкладывайте, - торопил Уоррен, подхлестываемый нарастающей тревогой. - Я не могу запустить двигатели, сэр! - Не можете - что?.. - Не могу запустить их, сэр. И никто из моих ребят. Никто из нас не может их запустить, сэр. - Двигатели! - повторил Уоррен, чувствуя, как душу стремительно охватывает ужас. - Что случилось с двигателями? - С двигателями ничего не случилось. Это с нами что-то случилось, сэр. Мы не можем их запустить. - Возьмите себя в руки! Слушаю вас: почему вы не можете запустить двигатели? - Мы не помним, как это делается. Мы забыли. 6 Уоррен включил свет над столом и, выпрямившись, стал шарить глазами по полкам в поисках нужной книги. - Она где-то здесь, Мак, - произнес он. - Знаю, она была где-то здесь... Наконец он нашел ее и, сняв с полки, раскрыл под лампой. Не мешкая, перелистал страницы. За спиной он слышал напряженное, жесткое от ужаса дыхание инженера. - Все в порядке, Мак. Тут в книжке все изложено. Листая пособие, он вначале забежал слишком далеко, и пришлось вернуться на пару страниц. Нашел нужное место и, распластав книгу, пристроил ее под лампой поудобнее. - Ну вот, - произнес он, - сейчас мы с этими двигателями сладим. Вот здесь сказано... Он попытался прочесть - и не смог. Он понимал слова и даже символы, но слова, составленные вместе, сразу же утрачивали значение, а сумма символов и вовсе не имела смысла. Он покрылся потом, пот бежал по лбу и собирался в бровях, стекал от подмышек и ручейками струился по ребрам. - Что с вами, шеф? - осведомился Мак. - В чем дело? Уоррен ощутил, что тело жаждет задрожать, каждый нерв жаждет затрепетать - и ни с места. Он просто окаменел. - Это инструкция по двигателям, - сообщил он спокойно и тихо. - Она рассказывает все о двигателях - как они действуют, как находить неисправности и устранять их... - Тогда у нас нет проблем, - выдохнул Мак с огромным и явным облегчением. - Нет, есть, Мак. Я забыл значение символов и почти не могу понять терминологию. - Вы - что?.. - Я не могу прочесть инструкцию, - признался Уоррен. 7 - Но такого не может быть! - возмутился Спенсер. - Тем не менее это произошло, - ответил Уоррен. - Есть здесь хоть кто-нибудь, кто способен прочесть инструкцию? - Никто не откликнулся. - Если кто-нибудь может ее прочесть, - повторил он, - пусть выйдет вперед. Клайн тихо произнес: - Бесполезно, капитан. - Но ведь всего час назад любой из вас - поймите, любой! - прозакладывал бы свою душу, что сумеет запустить двигатели в одиночку или, в крайнем случае, сумеет взять инструкцию и выяснить, как это делается. - Вы правы, - согласился Клайн. - Мы прозакладывали бы что угодно. Час назад это показалось бы нам беспроигрышным пари. - Можете ли вы определить, как давно каждый из вас потерял способность прочесть инструкцию? - Разумеется, не можем, - признал Клайн. - Это еще не все. Вы не сумели разобраться со свалкой. Построили версию и заменили ею ответ, но, по сути, так и не нашли его. А должны были бы найти. И сами прекрасно это знаете... Клайн поднялся на ноги. - Послушайте, однако, Уоррен... - Сядь-ка лучше, Джон, - предложил Спенсер. - Уоррен ущучил нас намертво. Мы не нашли ответа и знаем сами, что не нашли. Мы пришли к догадке и подставили догадку на место ответа, которого не было. Уоррен прав и в том, что мы обязаны были найти ответ. Ответ, а не догадку. При любых других обстоятельствах, подумал Уоррен, они бы возненавидели его за голую жестокую правду - при любых других, но не сейчас. Они молчали, и он зримо чувствовал, как в душу каждого помаленьку просачивается осознание истины. Первым заговорил Дайер: - По-вашему, мы не справились, оттого что забыли - в точности так же, как Мак забыл про двигатели? - Вы утратили некоторые навыки, - ответил Уоррен, - некоторые профессиональные навыки и знания. Вы работали так же честно, как всегда. Вы выполнили все предписанные процедуры. Но вы не нашли в себе прежних навыков и знаний, только и всего. - Что же теперь? - осведомился Ланг. - Понятия не имею. - Вот что случилось с тем, другим кораблем! - воскликнул Бриггс. - Может, и так, - отозвался Уоррен не столь уверенно. - Однако они все-таки улетели! - напомнил Клайн. - Мы тоже улетим, - заверил Уоррен. - Так или иначе, но улетим. 8 Теперь было ясно: экипаж того инопланетного корабля тоже все забыл. И тем не менее они улетели. Значит, каким-то образом вспомнили, заставили себя вспомнить. Но если все сводилось к тому, чтобы просто вспомнить, зачем им понадобилось реконструировать двигатель? Легче было бы использовать прежний... Уоррен, лежа на койке, пялился в темноту. Ему было известно, что в каких-то жалких двух футах над головой - стальная переборка, но ее не разглядеть. И ему было понятно, что существует способ запустить двигатели, совсем простой способ, если знать его или вспомнить, но способа такого он тоже не видел. Люди попадают в неприятности, набираются знаний, познают сильные чувства - а потом, с течением времени, забывают и неприятности, и знания, и чувства. Жизнь, по существу, непрерывная цепь забвения. Воспоминания стираются, знания тускнеют, навыки теряются, однако требуется время, чтобы все это стерлось, потускнело и потерялось. Не бывает так, чтобы сегодня знать что-то назубок, а назавтра забыть. Но здесь, на этой безжизненной планетке, процесс забвения каким-то немыслимым образом резко ускорился. На Земле нужны годы, чтобы забыть крупную неприятность или утратить прочный навык. А здесь это происходит за одну ночь... Он попытался заснуть и не сумел. В конце концов он встал, оделся, сошел по трапу и, миновав шлюз, вышел в чужую ночь. Тихий голос спросил: - Это ты, Айра? - Я, Лопоухий. Не спится. Тревожно... - Тебе всегда тревожно, - ответил Лопоухий. - Это у тебя профессиональная идио... идиосин... - Идиосинкразия? - Она и есть, - согласился Лопоухий, легонько икнув. - Ты угадал слово, которое я искал. Твои тревоги - профессиональная болезнь. - Мы в ловушке, Лопоухий. - Бывали планеты, - сообщил Лопоухий, - где я не возражал бы застрять надолго, но эта не из их числа. Эта, если по совести, - охвостье творения. Они стояли рядом во тьме, и над головами у них сияла россыпь чужих звезд, а перед ними до смутного горизонта расстилалась безмолвная планета. - Тут что-то не то, - продолжал Лопоухий. - Что-то носится в воздухе. Твои ученые заявляют, что тут нет ничего, потому что не видят ни черта в свои приборы, и в книжках у них говорится, что если на планете только скалы и мхи, другой жизни не ищи. Но я-то на своем веку навидался всяких планет. Я-то лазал по планетам, когда эти ученые лежали в колыбели. И мой нос может сказать мне о планете больше, чем напичканные знаниями мозги, если даже смешать их в кучу и переболтать, что, между прочим, совсем не плохая идея... - Наверное, ты прав, - нехотя сознался Уоррен. - Я сам это чувствую. А ведь раньше не чувствовал. Наверное, мы перепуганы до смерти, если начали понимать то, чего раньше не чувствовали. - А я чувствовал даже раньше, чем перепугался. - Надо было осмотреться здесь хорошенько. Вот где наша ошибка. Но на свалке было столько работы, что об этом и не подумали. - Мак прогулялся немного, - сказал Лопоухий. - И говорит, что нашел какие-то башни. - Да, я слышал. - Он совсем позеленел от страха, когда рассказывал мне про башни. Если бы тут было, куда бежать, Мак уже улепетнул бы во все лопатки. - Утром, - решил Уоррен, - мы первым делом пойдем и осмотрим эти башни как следует. 9 Это действительно оказались башни, вернее, башенки. Их было восемь, и они стояли в ряд, как сторожевые вышки, - словно кто-то когда-то опоясал такими вышками всю планету, но затем передумал, и все остальные снес, а эти восемь почему-то оставил. Они были сложены из необработанного природного камня, сложены грубо, без строительного раствора, лишь кое-где на стыках камни для прочности скреплялись каменными же клиньями или пластинами. Такие башенки могло бы соорудить первобытное племя, и вид у них был весьма древний. У основания башенки достигали примерно шести футов в поперечнике, а кверху слегка сужались. Каждая башенка была накрыта плоской каменной плитой, а чтобы плита не соскользнула, на нее еще взгромоздили крупный валун. Уоррен обратился к археологу Эллису: - Это по вашей части. Как вы считаете, что это за сооружения? Вместо ответа маленький археолог обошел ближайшую башенку, потом пододвинулся к ней вплотную, внимательно осмотрел и вытянул вперед руки. Со стороны это выглядело так, будто он намеревался потрясти башенку, только она не поддалась. - Прочная, - сообщил он. - Построена на совесть и давно. - Культура типа Ф, пожалуй, - высказался Спенсер. - Может быть, и того меньше. Обратите внимание - никаких попыток украсить кладку, простая утилитарность. Но сработано добротно. - Главное, - вмешался Клайн, - установить цель сооружения. Для чего их тут поставили? - Какие-нибудь складские помещения, - предположил Спенсер. - Или просто ориентиры, - возразил Ланг. - Заявочные столбы, а может, меты на месте, где предполагалось что-то оставить. - Цель установить нетрудно, - заявил Уоррен. - Вот уж о чем можно не гадать и не спорить. Всего-то надо скинуть сверху валун, приподнять крышку да заглянуть внутрь. Он решительно шагнул к башенке и стал взбираться по ней. Подъем оказался не слишком труден - в камнях были выбоины, которые могли послужить опорами для рук и ног. Через минуту он был наверху. - Эй, берегись! - крикнул он, налегая на валун. Валун покачнулся и не спеша опустился обратно на прежнее место. Уоррен уперся понадежнее и приналег снова. На этот раз валун перевернулся, тяжело рухнул вниз и с грохотом покатился по склону, набирая скорость. По пути валун ударялся о другие валуны, менял курс и даже подпрыгивал. - Киньте мне сюда веревку, - попросил Уоррен. - Я привяжу ее к верхней плите, и мы вместе ее стянем. - У нас нет веревки, - отозвался Клайн. - Тогда пусть кто-нибудь сбегает на корабль и притащит. Я побуду здесь до его возвращения.
в начало наверх
Бриггс потопал в сторону корабля. Уоррен выпрямился. С башенки открывался прекрасный вид на окрестности, и он принялся, медленно поворачиваясь, изучать их. Где-нибудь неподалеку, мелькнула мысль, люди - ну пусть не люди, но те, кто строил башни, - должны были обустроить себе жилье. На расстоянии не больше мили отсюда некогда было поселение. Ибо на возведение башен требовалось немалое время, а следовательно, их строители должны были где-то хотя бы временно разместиться. Но разглядеть ничего не удавалось - только нагромождения камней, обширные скальные обнажения да наброшенные на них коврики мхов и лишайников. Во имя чего они жили? Зачем они были на этой планете? Что могло их привлечь сюда? Почему не улетели сразу, что их удержало? И вдруг он замер, не в силах поверить своим глазам. Очень тщательно проанализировал впечатление, ощупывая взглядом линии, убеждаясь, что не сбит с толку игрой света на какой-нибудь куче камней. Ну быть того не может! - восклицал он про себя. Три раза такого не происходит. Он впал в заблуждение... Уоррен глубоко вдохнул и задержал выдох, выжидая, что иллюзия рассеется. Она не рассеялась. Эта штука торчала там по-прежнему. - Спенсер! - позвал он. - Спенсер, будьте добры, поднимитесь сюда. А сам не сводил глаз с того, что увидел. Заслышав, как Спенсер шумно карабкается по башенке, подал ему руку и помог взобраться на плиту-крышку. - Посмотрите, - предложил Уоррен, указав точное направление. - Что там такое? - Корабль! - заорал Спенсер. - Там корабль!.. Корабль был стар, невероятно стар. Он весь порыжел от ржавчины - довольно было провести рукой по металлическому борту, и ржавые хлопья осыпались на камень дождем, а ладонь покрывалась красными полосами. Внешний воздушный шлюз был некогда закрыт, но кто-то или что-то пробило его насквозь, не утруждая себя отмыканием замков: края люка были по-прежнему притерты к корпусу, однако сквозь рваную дыру можно было свободно заглянуть в корабельное нутро. И на многие ярды вокруг шлюза скальный грунт стал кирпичным от разбросанной взрывом ржавчины. Люди протиснулись в дыру. Внутри корабль блестел и сверкал, ржавчины не было и в помине, хотя все предметы покрывала толстая пыль. На полу в пыли была протоптана тропа, а по бокам ее там и сям виднелись разрозненные следы: видно, владельцы следов время от времени оступались с тропы в сторону. Мощная пята и три широко расставленных пальца, ни дать ни взять следы каких-то очень крупных птиц или динозавров. Тропа вела вглубь корабля, в машинный зал, и там посреди зала оставалась лишь пустая станина - двигателя не было. - Вот как они выбрались отсюда! - догадался Уоррен. - Те, которые вышвырнули свой собственный движок на свалку. Сняли двигатель с этого корабля, переставили на свой и улетели. - Но они же ни черта не смыслили... - попытался сказать Клайн. - Значит, разобрались, - отрезал Уоррен. Спенсер согласился: - Да, должно быть, так и произошло. Этот корабль стоит здесь с незапамятных времен - видно по ржавчине. И он был закрыт, герметически запечатан - ведь внутри ржавчины нет. Дыру в шлюзе проделали сравнительно недавно, тогда же и сняли двигатель... - Но зачем? - не утерпел Клайн. - Зачем им это понадобилось? - Потому что, - ответил Спенсер, - они забыли, как запустить свой собственный двигатель. - Но если они забыли устройство своего двигателя, как же они сумели совладать с чужим? - Тут он вас всех уел, - заявил Дайер. - На такой вопрос вам не ответить. - Ваша правда, - пожал плечами Уоррен. - А хотелось бы найти ответ - тогда бы мы знали, что делать нам самим. - Как по-вашему, - спросил Спенсер, - давно этот корабль здесь приземлился? Сколько времени требуется, чтобы корпус покрыла ржавчина? - Трудно сказать, - отозвался Клайн. - Зависит от того, какой они использовали металл. Можно ручаться за одно - корпус любого космического корабля, кто бы его ни строил, делается из самого прочного материала, какой известен строителям. - Тысяча лет? - высказал предположение Уоррен. - Не знаю, - ответил Клайн. - Может, тысяча лет. А может, и дольше. Видите эту пыль? Это все, что осталось от органических веществ, которые были на корабле. Если существа, прилетевшие сюда когда-то, умерли на корабле, они до сих пор здесь - в форме пыли. Уоррен попробовал сосредоточиться и представить себе хронологию событий. Тысячу или несколько тысяч лет назад здесь приземлился космический корабль - и не смог улететь. Затем тысячу или тысячи лет спустя приземлился другой корабль, и экипаж обнаружил, что улететь не может. Но в конце концов нашел путь к спасению, сняв двигатели с первого корабля и заменив ими те, на которых прилетел. Еще позже, через годы или через месяцы, а может, всего через несколько дней здесь оказался разведывательный корабль с Земли - и в свою очередь выяснил, что улететь не в состоянии, поскольку специалисты по двигателям не могут вспомнить, как их запустить... Круто повернувшись, Уоррен вышел из пустого машинного зала, не дожидаясь других, и решительно зашагал обратно по проложенной в пыли тропе к разбитому шлюзу. Подле самого шлюза на полу сидел Бриггс. Сидел и неловкими пальцами рисовал в пыли завитушки. Тот самый Бриггс, которого посылали на родной корабль за мотком веревки. - Бриггс, - резко спросил Уоррен, - что вы здесь делаете? Бриггс бессмысленно посмотрел на капитана. - Уходи, - произнес он. И продолжал рисовать завитушки в пыли. 10 Док Спирс объявил: - Его мозг чист, как у годовалого ребенка. Правда, он может говорить, и это единственное, что отличает его от годовалого ребенка. Но словарь очень ограничен, и вообще то, что он бормочет, по большей части ничего не значит. - А можно обучить его чему-то? - поинтересовался Уоррен. - Не знаю. - После вас его осматривал Спенсер. Что сказал Спенсер? - Сорок сороков всякой всячины, - ответил док. - А по сути, все, что он сказал, сводится к практически полной потере памяти. - Что же нам делать? - Не спускать с него глаз. Следить, чтобы он не причинил себе вреда. Спустя какое-то время можно попробовать повторно обучить его чему-нибудь. А может, он сумеет перенять какие-то навыки от нас. Главное - понять, что же такое с ним приключилось. Не могу пока сказать с уверенностью, связана ли потеря памяти с повреждением мозга. Кажется, мозг сохранен, но без серьезного диагностического обследования что-либо утверждать не берусь. А приборов для такого обследования у нас нет. - Говорите, мозг не поврежден? - Ни единой отметины. Сам Бриггс не ранен. Никаких следов физического воздействия. Пострадала только память. - Амнезия? - Не совсем так. При амнезии больные находятся в угнетенном состоянии. Их преследует мысль, что они чего-то не помнят. В душе у них полное смятение. А Бриггс не ощущает никакого замешательства. По-своему он даже счастлив. - Вы позаботитесь о нем, док? За ним же и впрямь нужен глаз да глаз... Док невнятно фыркнул, поднялся и вышел. Уоррен крикнул ему вслед: - Если увидите по дороге Лопоухого, скажите, чтобы зашел ко мне. Док поплелся вниз по трапу. А Уоррен остался сидеть, тупо уставясь в голую стену перед собой. Сначала Мак со всей своей командой забыл, как запускается двигатель. Это был первый сигнал, что все неладно, но неприятности-то начались гораздо раньше. Команда разведчиков растеряла часть своих знаний и умений почти с момента посадки. Как иначе объяснить, что они ухитрились так напортачить, разбираясь на свалке? При нормальных обстоятельствах они обязательно извлекли бы из частей инопланетного двигателя и аккуратно сложенных припасов какую-нибудь информацию. Впрочем, они даже сделали кое-какие наблюдения, только не сумели обобщить их. А при нормальных обстоятельствах сумма наблюдений непременно привела бы к разгадке. С трапа донесся звук шагов, но поступь была слишком живой для Лопоухого. Это оказался Спенсер. Спенсер плюхнулся на стул без приглашения. И сидел, сжимая и разжимая руки, разглядывая их молчаливо и яростно. - Ну? - поторопил его Уоррен. - Можете что-то сообщить? - Бриггс залезал в ту первую башенку, - выговорил Спенсер. - Видимо, вернулся с веревкой и обнаружил, что мы ушли. Тогда он влез наверх, обвязал крышку петлей, а потом слез обратно и стянул ее наземь. Там она и лежит, примерно в футе от башенки, и веревочная петля на ней... Уоррен понимающе кивнул. - Да, он мог с этим справиться. Крышка не слишком тяжелая. С ней можно было справиться и в одиночку. - Там, в башенке, что-то есть. - Вы туда заглядывали? - После того, что случилось с Бриггсом? Конечно, нет. Я даже поставил часового с наказом не подпускать никого. Мы не вправе шутить с этой башенкой, пока не разберемся, в чем дело. - А что там, по-вашему, может быть? - Не знаю, - ответил Спенсер. - Хоть идея у меня есть. Нам известно, на что эта башенка способна. Способна лишить нас памяти. - А может, память стирается от страха? - предположил Уоррен. - Допустим, Бриггс чего-то здорово испугался... Спенсер отрицательно покачал головой. - Никаких следов испуга. Бриггс совершенно спокоен. Сидит себе радостный, как дитя, и играет с собственными пальцами или бормочет бессмыслицу. - А что если его лепет даст нам хоть какой-то ключ? Даже если слова сами по себе почти ничего не значат... - Не получится. Пропала не только память, но и воспоминания о том, что именно эту память стерло. - Что вы намерены предпринять? - Постараться проникнуть в башню. Постараться выяснить, что там скрывается. Должен же быть способ забраться туда и выбраться живым и здоровым. - Слушайте, - заявил Уоррен, - хватит с нас экспериментов. - У меня есть интуитивная догадка. - Никогда раньше не слышал от вас ничего подобного. Вы, господа, не полагаетесь на интуитивные догадки. Вы опираетесь на установленные факты. Спенсер поднял руку и ладонью стер выступивший на лбу пот. - Не понимаю, Уоррен, что со мной стряслось. Сам знаю, что раньше никогда догадкам не доверял. Но теперь ничего не могу с собой поделать, догадки переполняют меня и занимают место утраченных знаний. - Так вы соглашаетесь, что знания утрачены? - Разумеется! Вы были правы насчет свалки. Нам следовало бы справиться с делом много лучше. - А теперь у вас интуитивная догадка... - Причем безумная, - сказал Спенсер. - По крайней мере, звучит она совершенно дико. Наша память, утраченные нами знания должны были куда-то деться. А что если нечто, обитающее в башенке, присвоило их? У меня дурацкое чувство, будто утраченное можно вернуть, можно отобрать у похитителя. - Он взглянул на Уоррена с вызовом. - По-вашему, я сошел с ума? Настала очередь Уоррена покачать головой. - Да нет, просто-напросто хватаетесь за соломинку... Спенсер тяжело поднялся на ноги. - Обещаю сделать все, что смогу. Поговорю с другими. Постараемся продумать все до мелочей, прежде чем что-либо предпримем. Как только он ушел, Уоррен вызвал по селектору машинный зал. Из коробочки послышался пронзительный писк и голос Мака. - Есть успехи, Мак? - Ни малейших, - ответил инженер. - Сидим и смотрим на двигатели. Скоро свернем себе мозги, силясь что-нибудь припомнить.
в начало наверх
- По-моему, больше вам ничего и не остается. - Можно бы попробовать потыкать кнопки наугад, но боюсь, если начнем, непременно выведем что-нибудь из строя насовсем. - Держите руки подальше от кнопок и от "чего-нибудь", - приказал Уоррен, внезапно ощутив острую тревогу. - Даже не прикасайтесь ни к чему. Бог знает, что вы там способны натворить. - Да нет, мы просто сидим, - заверил Мак, - смотрим на движки и пытаемся хоть что-нибудь припомнить. Что за безумие, подумалось Уоррену. Ну конечно, безумие, что же еще? Там внизу люди, умевшие управлять космическими двигателями, люди, которые не отходили от них на протяжении долгих унылых лет. А теперь эти самые люди сидят и смотрят на двигатели, силясь понять, как их запустить. Уоррен встал из-за стола и тихо спустился по трапу. Он нашел кока в его каюте. Лопоухий свалился со стула и спал на полу, тяжело дыша. Каюта провоняла виски. На столе красовалась бутылка, почти пустая. Уоррен легонько пнул Лопоухого ногой. Тот чуть слышно застонал во сне. Тогда капитан взял бутылку и посмотрел на свет. Там оставалось на один добрый глоток. Он запрокинул бутылку и выпил все до капли, а потом запустил пустой бутылкой в стену. Осколки пластика осыпали голову Лопоухого мелким дождем. Лопоухий поднял руку и смахнул осколки, как мух. И продолжал спать с улыбкой на устах: его чувства были блаженно притуплены алкоголем и защищены от воспоминаний, которых, кстати, уже не существовало. 11 Они сызнова накрыли башенку плитой и установили треногу со шкивом. Потом опять стянули плиту вниз, а треногу использовали для того, чтобы спустить внутрь автоматическую камеру и получить снимки. Да, в башенке что-то было. Они мучительно всматривались в снимки, разложив их на столе в кают-компании, и пытались сообразить, что же это такое. Формой оно напоминало то ли дыню, то ли большое яйцо, поставленное острым концом кверху. Снизу доверху яйцо поросло волосками, и некоторые из них получились на снимках смазанными, словно вибрировали. Снизу яйцо было оплетено какими-то трубками и, видимо, проводами. Впрочем, на обычные провода они не очень походили. Люди провели серию опытов, спустив в башенку измерительные приборы, и установили, что яйцо живое и во многих отношениях напоминает теплокровное животное, хотя можно было ручаться, что жидкие его компоненты не имеют с кровью ничего общего. Яйцо было мягким, не защищенным даже подобием панциря, оно пульсировало и вибрировало, только тип вибрации не поддавался определению. Однако волоски, покрывающие яйцо, шевелились без передышки. И вновь они втащили плиту на место, а треногу со шкивом не тронули. Биолог Говард сказал: - Оно, несомненно, живое. Это какой-то организм, но я не убежден, что это животное. Провода и трубки ведут в его нутро извне и в то же время, могу ручаться, являются его частью. А посмотрите на эти - как прикажете их назвать - то ли штифты, то ли панели, словно предназначенные для подсоединения новых проводов... - Непостижимо, - заявил Спенсер, - чтобы животное могло срастись с механизмом. Взять, например, человека и его машины. Спору нет, они трудятся совместно, но человек сохраняет свою индивидуальность, а машины, может статься, свою. А ведь во многих случаях было бы выгоднее - если не социально, то по крайней мере экономически - чтобы человек составлял с машинами единое целое, чтобы они сплавились и стали, по существу, одним организмом... - По-моему, - сказал Дайер, - что-то в таком роде здесь и произошло. - А в других башнях? - осведомился Эллис. - Они могут быть соединены друг с другом, - предположил Спенсер, - могут быть каким-то образом связаны между собой. Все восемь в принципе способны представлять собой единый организм. - Мы же не знаем, что там в других башнях, - напомнил Эллис. - Это можно выяснить, - ответил Говард. - Нет, нельзя, - возразил Спенсер. - Мы не смеем рисковать. Мы уже шлялись вокруг гораздо дольше, чем позволяют простые меры предосторожности. Мак со своей командой решили прогуляться, заметили башни и осмотрели их - понятное дело, походя - а вернулись и забыли, как запустить двигатели. Мы не вправе слоняться возле башен даже на минуту дольше, чем необходимо. Уже и сейчас мы, быть может, утратили больше, нежели подозреваем. - Ты думаешь, - смешался Клайн, - что утрата памяти, которой мы, возможно, подверглись, скажется позже? Что мы сами не знаем сейчас, какие именно знания и навыки мы потеряли, а позже обнаружим, что утратили очень многое?.. Спенсер ответил кивком. - Именно так и случилось с Маком. Он, как и любой в составе его команды, готов был поклясться, что может запустить двигатели, вплоть до минуты, когда их действительно потребовалось запустить. Любой в машинной команде считал, что запустить машины - дело само собой разумеющееся, точно так же как мы считаем незыблемыми свои знания. Пока нам не потребуется вызвать из памяти информацию какого-либо рода, мы не догадаемся, что утратили о ней малейшее представление. - Это яйцо... какая-то система связи, - заявил Ланг. - Естественно, что вы так думаете. Вы же специалист по системам связи. - Там провода! - А зачем тогда трубки? - осведомился Говард. - У меня есть на этот счет гипотеза, - сообщил Спенсер. - По трубкам доставляется пища. - Трубки подсоединены к системе снабжения, - добавил Клайн. - Допустим, баки с питательным раствором захоронены под землей. - А не легче ли предположить, что эта штука питается через корни? - вставил Говард. - Раз мы толкуем о баках с пищей, то вроде бы подразумеваем, что эти штуки завезены с других планет. А они вполне могут быть местного происхождения. - Но как бы они тогда воздвигли башни? - спросил Эллис. - Если бы они были местными, им пришлось бы возводить башни вокруг себя. Нет, башни построил кто-то другой. Как фермер строит сарай, чтобы сохранить скот. Я бы проголосовал за подземные баки с пищей. Впервые с начала совещания подал голос Уоррен. - Что заставляет вас склониться к идее системы связи? Ланг пожал плечами. - Да нет каких-то особых причин. Наверное, дело в проводах и этих самых штифтах-панелях. Все вместе взятое выглядит как устройство связи. - Пожалуй, это приемлемая идея, - кивнул Спенсер. - Устройство связи, направленное исключительно на прием информации, а не на ее передачу и распространение... - К чему вы клоните? - резко спросил Ланг. - Какая же это тогда связь? - Так или иначе, - сказал Спенсер, - что-то украло у нас нашу память. Украло нашу способность управлять двигателями и столь основательную часть наших знаний, что мы завалили работу на планете. - Нет, не может быть! - воскликнул Дайер. - Почему же не может? - съехидничал Клайн. - Да ну вас к черту! Это чересчур фантастично! - Не более фантастично, - отозвался Спенсер, - чем многие наши прежние находки. Допустим, это яйцо - устройство для аккумуляции знаний... - Да тут просто нет информации, которую можно аккумулировать! - взорвался Дайер. - Несколько тысяч лет назад обнаружились знания, которые можно было позаимствовать на том ржавом корабле. Некоторое время назад появились еще знания, прибывшие с кораблем, который устроил свалку. Теперь очередь дошла до нас. А следующий корабль, набитый знаниями, может прибыть сюда через несколько тысячелетий. Слишком долго ждать, и слишком велик риск вообще ничего не дождаться. Нам известно, что здесь садились три корабля, но с тем же успехом можно предположить, что следующего корабля не будет вообще никогда. Получается полная бессмыслица. - Кто сказал, что знания, прежде чем их позаимствуют, должны непременно прибыть сюда сами? Ведь и на Земле мы кое-что забываем, неправда ли? - Боже правый! - вырвалось у Клайна, но Спенсера было уже не остановить. - Если бы вы принадлежали к расе, устанавливающей ловушки для знаний, и если бы располагали достаточным временем, где бы вы такие устройства поставили? На планетах, кишмя кишащих разумными существами, где ваши ловушки вполне могут обнаружить, разрушить и выведать их секреты? Или на других - необитаемых, второразрядных, труднодоступных, которыми никто не заинтересуется еще миллион лет? Уоррен откликнулся: - Я бы выбрал как раз такую планету, как эта. - Представим себе такую картину, - продолжал Спенсер. - Где-то существует раса, склонная воровать информацию по всей Галактике. И для размещения своих ловушек она ищет именно маленькие, захудалые, ни на что не годные планетки. Тогда, если умело разбросать ловушки в пространстве, можно прочесать весь космос почти без риска, что их вообще когда-нибудь обнаружат. - Вы полагаете, что мы столкнулись здесь с подобной ловушкой? - спросил Клайн. - Я подбросил вам идею специально, чтобы поглядеть, как вы к ней отнесетесь. Теперь валяйте, комментируйте. - Ну, прежде всего, межзвездные расстояния... - Мы имеем дело, - объявил Спенсер, - с механическим телепатом, обладающим системой записи. И нам известно, что скорость распространения мыслительных волн от расстояния практически не зависит. - Ваша гипотеза не подкреплена никакими данными, кроме домыслов? - поинтересовался Уоррен. - А каких данных вы ждете? Вы, безусловно, догадываетесь, что доказательств нет и быть не может. Мы не смеем подойти достаточно близко, чтобы выяснить, что это за яйцо. И даже если бы посмели, у нас уже нет достаточных знаний, чтобы принять разумное решение или хотя бы сделать логичный вывод. - Так что мы снова гадаем, - заметил Уоррен. - А вы можете предложить что-либо лучшее? Уоррен печально покачал головой. - Нет. Не могу. 12 Дайер надел космический скафандр. От скафандра шел канат, пропущенный через шкив на треноге наверху башенки. Еще Дайеру дали пучок проводов для подключения к штифтам-панелям. Провода были соединены с добрым десятком приборов, готовых записать любые данные - если будет что записывать. Затем Дайер забрался на башню, и его опустили внутрь. Почти немедленно разговор оборвался, химик прекратил отвечать на вопросы, и его вытянули обратно. Когда освободили крепления и откинули шлем, Дайер весело булькал и пускал пузыри. Старый док повел его в госпитальную каюту. Клайн и Поллард затратили много часов, мастеря шлем из свинца с телевизионным устройством на месте лицевых прозрачных пластин. Биолог Говард залез в переоборудованный скафандр, и его спустили внутрь башни тем же порядком. Когда его через минуту вытянули, он заливался отчаянным плачем, как малое дитя. Эллис поволок его следом за старым доком и Дайером, а Говард цеплялся за руки археолога и голосил. Поллард выдрал из шлема телеустройство и совсем уже вознамерился сделать новый шлем из сплошного свинца, но Уоррен положил этому конец: - Будете продолжать в том же духе, в экипаже не останется ни одного совершеннолетнего. - Но на этот раз может получиться, - сопротивлялся Клайн. - Не исключено, что до Говарда добрались именно через телевизионные вводы. Уоррен остался непреклонен: - Может получиться, а может и не получиться. - Но мы обязаны что-то предпринять! - Хватит жертв. Поллард стал надевать тяжелый глухой шлем себе на голову. - Не делайте этого, - предупредил Уоррен. - Шлем вам не понадобится, потому что вы никуда не пойдете. - Я лезу в башню, - решительно заявил Поллард.
в начало наверх
Уоррен сделал шаг вперед и без дальнейших разговоров нанес удар. Кулак врезался Полларду в челюсть и сбил его с ног. Уоррен повернулся к остальным: - Если кого-нибудь еще тянет поспорить, я готов открыть общую дискуссию - по тем же правилам. Желающих вступать в полемику не нашлось. Уоррен не мог прочесть на лицах ничего, кроме усталого отвращения к капитану. Молчание нарушил Спенсер: - Вы расстроены, Уоррен, и не отдаете себе отчета в своих поступках. - Отдаю себе полный отчет, черт побери! - взревел Уоррен. - Отдаю себе отчет, что есть какой-то способ залезть в эту башню и выбраться назад без полной потери памяти. Только не тот, какой избрали вы. Так ничего не выйдет. - Вы можете предложить что-нибудь другое? - поинтересовался Эллис. - Нет, - ответил Уоррен. - Пока не могу. - А чего вы хотите от нас? - продолжал Эллис. - Чтобы мы сели в кружок и предались отчаянию? - Хочу, чтобы вы вели себя как взрослые люди, - отрезал Уоррен, - а не как орава мальчишек, заприметивших фруктовый сад и жаждущих забраться туда во что бы то ни стало. - Он оглядел подчиненных одного за другим. Никто не проронил ни слова. Тогда он добавил: - У меня на руках уже три хнычущих младенца. Я не намерен увеличивать их число. И ушел по косогору прочь, на свой корабль. 13 Итак, их память обчистили, и скорее всего при посредстве яйца, притаившегося в башенке. И хотя никто не посмел высказать это открыто и вслух, всех донимала одна и та же мысль: как найти способ выудить похищенные знания обратно? И даже больше: а что если удастся заполучить из яйца и другие захваченные им знания? Уоррен сидел за столом у себя в каюте, сжав голову руками и мучительно стараясь сосредоточиться. Спенсер первым догадался, что они утратили знания, не ощущая утраты, - в том-то и коварство, что не ощущая. Они и сейчас, сию минуту, считают себя людьми науки и являются таковыми, кем же еще! Но они отнюдь не столь умелые, не столь знающие люди, как прежде. И не понимают этого. В том-то и чертовщина - они не ощущают своей ущербности. Сейчас они презирают капитана за драку. Ну и наплевать! На все наплевать, лишь бы помочь им найти путь к спасению. Забывчивость. Напасть, известная всей Галактике. И есть куча объяснений этой болезни, куча хитроумных теорий о том, отчего да почему разумные существа забывают то, что усвоили. Но может, все эти теории ложны? Может, забывчивость объясняется не какими-то капризами мозга и вообще не психическими причинами, а тысячами разбросанных по Галактике ловушек, помалу осушающих, обкрадывающих, обгрызающих коллективную память всех разумных созданий, живущих среди звезд? На Земле люди забывают медленно, капля за каплей на протяжении долгих лет - и, быть может, потому, что ловушки, в зону действия которых входит наша родная планета, расположены очень далеко от нее. А здесь человек забывает иначе - полностью и мгновенно. Не потому ли, что здесь до ловушек рукой подать? Уоррен попытался представить себе размах этой, условно говоря, операции "Мыслеловка" - и спасовал: самая идея такой операции была слишком грандиозной, да и слишком устрашающей, чтобы мозг согласился ее воспринять. Кто-то поставил себе задачей облететь захолустные планетки, ни на что не годные, не способные привлечь внимания, и заложил ловушки. Собрал ловушки группами, построил башенки, оберегающие их от непогоды и от случайностей, и пустил в действие, подключив к питательным бакам, захороненным глубоко под почвой. После чего улетел домой. А годы спустя - тысячу, а то и десять тысяч лет спустя, - этот кто-то должен вернуться и выбрать из ловушек улов. Так охотник ставит капканы на зверей, так рыбак маскирует западни для омаров и закидывает сети на осетров. Здесь собирают урожай, подумалось Уоррену, нескончаемый урожай знаний всех рас Галактики... Но если так, что же за раса установила такие ловушки? Что за охотник бродит по звездным дорогам, собирая добычу? Разум отказывался рисовать себе расу столь циничную. Несомненно одно: кто бы они ни были, охотники возвращаются к своим ловушкам спустя много лет и собирают добытые знания. Иначе просто не может быть, иначе вообще незачем было хлопотать, устанавливая капканы. Но это значит также, что их работа посильна для кого-то другого, для Уоррена с экипажем... Однако в том-то и штука, что в башенку не забраться. Так что фокус сводится к тому, чтобы проникнуть внутрь и тем не менее сохранить память, приблизиться к яйцу и все-таки не забыть, зачем ты здесь очутился. Спенсер и все остальные попытались экранировать мозг, но попытка не удалась. Значит должен быть иной, принципиально иной способ. Если мозг нельзя защитить экраном, тогда чем? Система связи, утверждает Ланг. Вполне вероятно, что он прав и яйцо представляет собой некую систему связи. Что принято делать для защиты от систем связи? Если их нельзя экранировать, тогда что? Разумеется, на этот вопрос есть ясный ответ: если от системы связи нет защиты, информацию шифруют. Но в подобном ответе нет решения, нет и намека на решение. Уоррен еще посидел, прислушиваясь, - ниоткуда не доносилось ни звука. Никто не забегал к нему, никому не приходило в голову заглянуть к капитану, просто чтобы скоротать время. Люди обозлены, решил он. Каждый дуется и сидит в своем углу. А что до него самого, ему объявили молчаливый бойкот. - Ну и черт с ними, - сказал он вслух. Он сидел в одиночестве и старался что-то придумать, но мысли не слушались, толковых идей не возникало - лишь сумасшедшая карусель вопросов и ни одного ответа. Наконец с трапа донеслись шаги, и он тут же понял, кто к нему пожаловал. Лопоухий надумал подняться из камбуза, чтобы утешить старого друга, и предварительно насосался до бровей. Уоррену пришлось подождать, пока кок нетвердой поступью не одолеет трап, но в конце концов Лопоухий добрался до цели и застыл на пороге, растопыренными руками упершись в дверные косяки. Вероятно, капитанская каюта качалась у него перед глазами. Лопоухий собрался с духом, стремглав пересек пустоту меж дверью и стулом, с усилием обогнул стул, вцепившись в спинку, как в якорь, уселся и поднял глаза на Уоррена с победной улыбкой. - Вот я и добрался, - возвестил Лопоухий. - Ты пьян, - огрызнулся Уоррен с отвращением. - Конечно, пьян. Только тоскливо напиваться в одиночку. Вот... - кое-как найдя собственный карман, он выудил оттуда бутылку и осторожно водрузил на стол. - Держи. Давай раздавим ее вместе. Уоррен уставился на бутылку, и вдруг где-то в подсознании возникла и зашевелилась шальная мыслишка. - Да нет, чепуха. Не получится... - Кончай трепаться и приступай к делу. Как покончишь с этой посудиной, я добуду из заначки другую. - Лопоухий, - позвал Уоррен. - Чего тебе еще? - подивился Лопоухий. - Никогда не видал человека, который бы... - Сколько у тебя этого? - Сколько - чего, Айра? - Спиртного. Сколько ты еще припрятал? - Много. Я всегда иду в рейс с изрядным рез... рез-зер... - Резервом? - Точно, - подтвердил Лопоухий. - Ты понял, что я хотел сказать. Я всегда прикидываю, сколько мне надо, а потом добавляю резерв на случай, если мы застрянем где-нибудь или что-то еще... Уоррен потянулся к бутылке, открыл ее и отшвырнул пробку. - Лопоухий, - попросил он, - топай за другой бутылкой. Лопоухий недоверчиво заморгал. - Прямо сейчас, Айра? Ты хочешь, чтобы я принес вторую прямо сейчас? - Немедленно! - сказал Уоррен. - А по пути будь так добр заглянуть к Спенсеру и сообщить ему, что я хотел бы его видеть, и как можно скорее. Лопоухий встал, покачнулся, уставился на Уоррена с откровенным восторгом и все-таки спросил: - Что ты задумал, Айра? - Напиться допьяна. Надраться так, чтобы это событие вошло в историю космического разведывательного флота. 14 - Нельзя этого делать, - запротестовал Спенсер. - У вас нет никаких шансов... Уоррен поднял руку и, опершись на башенку, попытался обрести равновесие: вся планета вращалась вокруг него с устрашающей скоростью. - Лопоухий, - выкликнул он. - Я здесь, Айра. - З-застрели... ик... з-застрели л-любого, к-кто п-попытается ос-становить меня... - С удовольствием, Айра, - заверил Лопоухий. - Но вы лезете туда без всякой защиты, - продолжал Спенсер озабоченно. - Даже без скафандра. - Я п-пробую н-новый п-под... п-подх... - Подход? - пришел на помощь Лопоухий. - Т-точно, - откликнулся Уоррен. - С-спасибо, Лопоухий. Т-точно, эт' с-самое - п-пробую новый п-подход... - А ведь может и получиться, - взял слово Ланг. - Мы пробовали экранироваться, и это не помогло. Он пробует новый подход - он зашифровал свои мысли, затуманив их алкоголем. На мой взгляд, у него есть шансы. - Но в таком состоянии, - возразил Спенсер, - он нипочем не сумеет подсоединить концы. Уоррен слегка покачнулся. - Н-не п-порите ер-рунду!.. - Он глянул на сопровождающих мутными глазами. Каждый из них недавно был тут в трех экземплярах, а теперь время от времени казалось, что только в двух. - Лопоухий! - Да, Айра? - М-мне н-надо еще вып-пить. А то т-трезвею. Лопоухий добыл из кармана бутылку и передал ее. Она была полна едва наполовину. Уоррен запрокинул ее и стал пить, кадык у него на шее заходил ходуном. Он не успокоился, пока не осушил все до капли. Тогда он выронил бутылку и осмотрел членов экипажа снова. Теперь все было в порядке - каждого было не меньше трех. - Н-ну, - сказал он, повернувшись к башенке, - если вы, дж-жельтмены, н-немного п-подсобите... - Эллис с Клайном натянули канат, и Уоррен взмыл в воздух. - Эй, - заорал он. - Ч-что вы такое надумали? Уоррен совершенно запамятовал про шкив, установленный на треноге наверху башни. Он болтался в воздухе и сучил ногами, пытаясь восстановить равновесие. Под ним разверзлась дыра, ведущая в башню, а на дне ее мельтешилось, посверкивая, какое-то смешное пятнышко. Тренога скрипнула, он начал спускаться и очутился внутри. Штуковина, что затаилась на дне, была видна более отчетливо. Вежливо икнув, он предложил ей подвинуться, поскольку собрался идти на снижение. Штуковина не шевельнулась ни на дюйм. Что-то попробовало открутить ему голову, но голова не откручивалась. - Уоррен! - взорвались наушники. - Уоррен, вы живы? Все в порядке? Отзовитесь! - К-конечно, - ответил он. - К-конечно, я ж-жив. Ч-чего вы ко мне п-пристали? Его опустили на дно, и он оказался рядом со смешной штуковиной, пульсирующей в полутьме колодца. Он почувствовал, как что-то копошится у него в мозгу, и зашелся клокочущим пьяным смехом. - Эй, н-не т-трогай м-меня за в-волосы! Щ-щек-котно... - Уоррен! - воззвали наушники. - Уоррен, провода! Провода! Вспомните, мы с вами говорили про провода... - К-конечно, - откликнулся он. - П-провода... На пульсирующей штуковине торчали такие хорошенькие штифтики, и к каждому было очень удобно приладить по проволочке. Но провода! Куда к черту подевались эти провода? - Провода у вас на поясе, - подсказали наушники. - Провода прицеплены
в начало наверх
к поясу. Рука сама собой потянулась к поясу и нащупала моток проводов. Он попытался их разъединить, но они выскользнули из пальцев. Пришлось сесть и пошарить вокруг, и провода обнаружились. Только они все перепутались, и непонятно было, где у них начало и где конец, и вообще - какого рожна возиться тут с проводами? Чего ему хотелось до смерти, так это еще выпить, хоть чуть-чуть выпить. И Уоррен запел: "Я, к-как на грех, п-поступил в П-политех, и с-стал, д-дуралей, инж-жен-нером..." - С-слушай, д-друг, - обратился он к яйцу, - б-буду рад, если т-ты в-выпьешь с-со мной за к-компанию... Наушники рявкнули: - Ваш друг не сумеет выпить, пока вы не прицепите провода. Пока вы этого не сделаете, он вас не услышит. И не поймет, что вы ему толкуете. Дошло до вас, Уоррен? Прицепите провода. Он ничего не слышит без проводов... - Эт' н-никуда н-не годится, - икнул Уоррен. - Эт' б-безобразие... Он сделал все, что было в его силах, прилаживая провода, и попросил нового друга потерпеть и не дергаться - он старается, как только может. Крикнул Лопоухому, чтобы поторопился с бутылкой, и спел еще одну песенку, совсем непристойную. И в конце концов прицепил провода, но человек из наушников заявил, что соединение неправильное и надо попробовать по-другому. Он поменял провода местами, но оказалось опять неправильно, и он менял их до тех пор, пока человек из наушников не сказал: - Вот теперь хорошо. Теперь мы что-то нащупали... И тут его вытащили из башенки. Вытащили раньше, чем он успел выпить с новым приятелем хотя бы по маленькой. 15 Он с грехом пополам взобрался по трапу, ухитрился проложить курс вокруг стола и плюхнулся в кресло. Каким-то образом кто-то надел ему на макушку стальной колпак, и двое, а то и трое стали бить по ней молотком, а в рот ему запихнули шерстяное одеяло, и он готов был поклясться, что в следующий момент умрет от нестерпимой жажды. С трапа послышались шаги, и он воспылал надеждой, что это Лопоухий. Уж Лопоухому-то известно, что предпринять. Но это был Спенсер. Пришел и спросил: - Как вы себя чувствуете? - Ужасно, - простонал Уоррен. - Вот это был фокус! - Вы о чем? - Вы приладили провода, - пояснил Спенсер, - и по ним поперла всякая чертовщина. Ланг подключил записывающий аппарат, и мы по очереди слушаем запись, и уже наслушались такого, что волосы дыбом... - Вы сказали - чертовщина? - Именно. Всякие знания, накопленные ловушкой. Потребуются годы, чтобы рассортировать их и попытаться выстроить в определенную систему. Многое едва намечено, кое-что фрагментарно, но есть и порядочное количество цельных кусков... - И наши знания возвращаются к нам? - Частично. Но в большинстве своем это чужие знания. - Есть что-нибудь по части двигателей? Спенсер задержался с ответом. - Нет. По части наших двигателей - нет. Хотя... - Ну? - Мы получили информацию по двигателю со свалки. Поллард уже за работой. Мак со своей командой помогает ему вести сборку. - И этот движок будет работать? - Лучше, чем наш собственный. Правда, придется видоизменить конструкцию дюз и внести еще кое-какие усовершенствования. - И вы теперь... Спенсер понял с полуслова и ответил кивком: - Мы демонтируем наши прежние двигатели. Уоррен не мог совладать с собой. Он не смог бы совладать с собой даже за миллион долларов. Он положил руки на стол, зарылся в них лицом и зашелся неудержимым хриплым хохотом. Прошло немало времени, прежде чем он поднял голову и вытер мокрые от смеха глаза. - Я, право, не понимаю... - начал Спенсер обиженно. - Новая свалка! - воскликнул Уоррен. - Бог ты мой, новая свалка!.. - Не над чем смеяться, Уоррен. Это же потрясающе - масса знаний, о каких никто никогда и не мечтал. Знаний, накопленных за многие годы, может статься, за тысячи лет. За все годы с тех пор, как та другая раса в последний раз опорожнила свои ловушки и отбыла восвояси. - Послушайте, - сказал Уоррен, - а не лучше ли было подождать, пока мы не наткнемся на знания о наших собственных двигателях? Они же наверняка выплывут, и скоро. Их забрали, захватили - называйте, как вам угодно, - позже, чем всю прочую чертовщину, какую вы записываете. Стоит немного подождать, и мы восстановим утраченные знания. И не придется надрываться, демонтируя прежние движки и заменяя их новыми. Спенсер тяжко покачал головой. - Ланг уже все прикинул. В поступлении информации из ловушки нет никакого видимого порядка, никакой последовательности. Есть вероятность, что ждать нужных знаний придется очень долго. И нельзя даже примерно предсказать, сколько времени пройдет, пока информация не иссякнет. Ланг полагает, что ее там хватит на много лет. Но есть еще одна сторона медали. Надо бы улетать отсюда, и как можно скорее. - Какая муха вас укусила. Спенсер? - Не знаю. - Вы чего-то боитесь. Что-то пугает вас до полусмерти. Спенсер наклонился к капитану и, ухватившись за край столешницы обеими руками, почти повис на ней. - Уоррен, в этой ловушке не только знания. Мы следим за записью, так что установили без ошибки. Там еще и... - Попробую догадаться сам, - перебил Уоррен. - У ловушки есть индивидуальность. Спенсер не ответил, но выражение его лица было красноречивым. - Прекратите прослушивание ловушки, - резко приказал Уоррен. - Выключите все свои приборы. Мы улетаем отсюда. - Но это же немыслимо! Как вы не понимаете? Немыслимо! Существуют определенные принципы. Прежде всего мы... - Не продолжайте, сам знаю. Вы люди науки. Но еще и круглые идиоты. - Из башни поступают такие сведения, что... - Выключите связь! - Нет, - ответил Спенсер упрямо. - Не могу. И не хочу. - Предупреждаю, - мрачно произнес Уоррен, - как только кто-либо из вас начнет обращаться в инопланетянина, я убью его без колебаний. - Хватит дурить!.. Спенсер резко повернулся и вышел из каюты. Оставалось слушать, стремительно трезвея, как его ботинки пересчитывают ступеньки трапа. Вот теперь Уоррену было окончательно все ясно. Ясно, отчего предыдущий корабль стартовал отсюда в спешке. Ясно, почему экипаж бросил свои припасы, почему инструменты валялись там, где их обронили при бегстве. Через несколько минут снизу притащился Лопоухий и принес огромный кофейник и пару чашек. Пристроил чашки на столе, наполнил их и с грохотом поставил кофейник рядом. - Айра, - возвестил Лопоухий, - это был черный день, когда ты бросил пить. - Почему? - Потому что на свете нет никого, нет и не будет, кто мог бы надираться так лихо, как ты. Они молча прихлебывали горячий черный кофе. Потом Лопоухий изрек: - Мне все это по-прежнему не по нутру. - Мне тоже, - согласился с коком Уоррен. - Это ведь всего половина рейса... - Рейс окончен, - заявил Уоррен без обиняков. - Как только мы поднимемся отсюда, полетим прямиком на Землю. - Они выпили еще кофе, и капитан спросил: - Сколько народу на нашей стороне, Лопоухий? - Мы с тобой да Мак с четырьмя своими механиками. Всего семь. - Восемь, - поправил Уоррен. - Не забудь про дока. Старый док не участвовал ни в каком прослушивании. - Дока считать не стоит. Ни на чьей стороне. - Если дойдет до крайности, док тоже в состоянии держать оружие. Когда Лопоухий удалился, Уоррен какое-то время сидел, размышляя о предстоящем долгом пути домой. Слышно было, как команда Мака гремит, снимая старые движки. Наконец Уоррен встал, привесил к поясу пистолет и вышел из каюты проверить, как складываются дела.

ВВерх