UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Клиффорд САЙМАК

  СДЕЛАЙ САМ




Гордон Найт сидел  как  на  иголках:  ему  хотелось,  чтобы  поскорее
закончился пятичасовой рабочий день и можно было помчаться  домой.  Именно
сегодня он должен получить комплект, заказанный компании "Сделай  сам",  и
ему не терпелось приступить к сборке.
Его нетерпение объяснялось не только давнишним желанием иметь  собаку
(хотя это играло существенную роль), но и тем,  что  это  было  совершенно
новое дело. Ему никогда не приходилось управляться  с  комплектом  "Сделай
сам", в котором содержались бы  биологические  компоненты,  и  поэтому  он
волновался. Хотя, конечно, собака будет  создаваться  биологическим  путем
лишь  до  определенной  степени  и  большая  часть  компонентов  войдет  в
комплект, а на долю человека останется только сборка... Все же в этом была
какая-то новизна, и ему хотелось поскорее приступить к работе.
Он так упорно думал о собаке,  что  даже  слегка  рассердился,  когда
Рэндолл Стюарт, то и дело бегавший пить воду, остановился на обратном пути
у его стола и  стал  подробно  докладывать  о  своих  успехах  на  поприще
домашнего зубоврачевания.
- Это легко,  -  сказал  Стюарт.  -  Совсем  просто,  если  следовать
инструкции. Поглядите, вот... вчера вечером я сделал это сам.
Он присел на корточки возле стола Найта и открыл рот, что  было  силы
оттянув нижнюю челюсть пальцами.
- О-о... десь, - говорил он, тыкая дрожащим пальцем в зуб, о  котором
шла речь.
- Сам запломбировал, - захлопнув рот, самодовольно объявил Стюарт.  -
Наладил целую систему зеркал, чтобы видно было, что там творится.  Зеркала
прислали в комплекте, я только следовал инструкции.
Он запустил палец глубоко в рот и нежно погладил дело рук своих.
- На самом себе проделывать это немного неудобно. А вот на ком-нибудь
другом все получится просто.
Он с надеждой посмотрел на Найта.
Найт на эту удочку не попался, и Стюарт перестал его соблазнять.
- Потом я собираюсь  снимать  камень.  Надо  только  подкопаться  под
десну. Для этого есть специальный крючок. Зачем платить  дантистам,  когда
можно самому позаботиться о собственных зубах.
- Пожалуй, это нетрудно, - согласился Найт.
-  Дело  верное,  -  сказал  Стюарт.  -  Надо   лишь   придерживаться
инструкции. Чего только не сделаешь, если будешь следовать инструкциям.
Найт задумался. Что верно,  то  верно.  Если  следовать  инструкциям,
можно сделать что угодно - только надо не торопиться, а сесть и не  спеша,
досконально все изучить.
Ведь построил же он дом, и мебель  сделал,  и  всю  домашнюю  технику
смонтировал. И все в свободное время... хотя, видит бог,  когда  работаешь
пятнадцать часов в неделю, свободного времени имеешь не так уж много.
Как хорошо, что,  купив  землю,  он  построил  этот  дом.  Все  тогда
покупали так называемые имения, и  Грейс  это  так  втемяшилось,  что  ему
ничего не оставалось, как тоже купить участок.
Платить и плотникам, и каменщикам, и  водопроводчикам  он  был  не  в
состоянии. Но, строя дом своими руками, он истратил сущие пустяки. Правда,
на это ушло десять лет, но зато какое это было удовольствие!
Он сидел и думал, как интересно было  строиться  и  как  он  гордится
своей работой. Нет, сэр, сказал он себе, на его месте никто бы не построил
лучшего дома.
Хотя, признаться, в том, что он сделал, не  было  ничего  необычного.
Большинство его знакомых тоже сами строили себе дома,  или  делали  к  ним
пристройки, или перестраивали...
Он часто  подумывал,  что  неплохо  бы  снова  приняться  за  дело  и
построить еще один дом, так, интереса ради. Но это было бы  глупо,  потому
что дом у него уже есть, а новый продать невозможно, если  бы  даже  он  и
построил его. Кто станет покупать дом, когда так интересно строить самому?
Да  и  в  старом  доме  еще  немало  работы.  Надо  пристроить  новые
комнаты... они не очень нужны, конечно, но с ними будет удобнее.  И  крышу
починить. И летний домик соорудить. И участок до сих  пор  не  приведен  в
порядок. Одно время он подумывал спланировать и разбить  живописный  парк:
поработав несколько лет в свободное время, можно принарядить участок.
Найт и его сосед Энсон Ли часто разговаривали о том, что они могли бы
сделать со своими участками, если бы у них было  время.  Но  Ли,  конечно,
никогда ничего  не  сделает.  Он  юрист,  но,  кажется,  и  юриспруденцией
занимается не очень  усердно.  У  него  большой  кабинет,  битком  набитый
юридической литературой, и в свое время он любил пространно поговорить  об
этих книгах, хотя, по-видимому, никогда их не раскрывал. Обычно он заводил
такой разговор, основательно нагрузившись, а это случалось довольно часто,
так как он считал себя мыслителем и твердо верил,  что  спиртное  помогает
думать.
Когда  Стюарт  вернулся  к  своему  столу,  до  конца  рабочего   дня
оставалось все еще более часа. Найт украдкой  достал  из  портфеля  свежий
номер  журнала  "Сделай  сам"  и  начал  перелистывать  его,  краем  глаза
посматривая по сторонам, чтобы быстро  спрятать  журнал,  если  кто-нибудь
обратит внимание на то, что он бездельничает.
Он уже читал все статьи раньше и теперь просматривал  рекламу.  Жаль,
подумал он, что у человека не хватит времени переделать такую уйму дел.
Например:
подобрать  себе  очки  (инструменты  для  шлифовки  и  проверки  линз
включаются в комплект);
удалить  самому  себе  гланды  (полные   инструкции   и   необходимые
инструменты);
превратить пустующую комнату в персональную больничную палату  (какой
смысл покидать дом во время болезни -  именно  тогда-то  вы  больше  всего
нуждаетесь в утешении и спокойствии);
сделать  собственные  лекарства  (начать  с  выращивания   пятидесяти
лекарственных растений; имеются подробные  инструкции,  как  ухаживать  за
ними и обрабатывать урожай);
вырастить своей жене шубку (пара норок, одна тонна  лошадиного  мяса,
скорняжные инструменты);
сшить себе костюм и  пальто  (пятьдесят  ярдов  шерстяной  материи  и
приклад);
собрать телевизор;
переплести книги;
построить собственную электростанцию (пусть на вас работает ветер);
собрать собственного робота (мастер на все руки, умен,  послушен,  не
требует отпуска и платы за сверхурочную работу,  находится  при  деле  все
двадцать четыре часа в сутки, никогда не устает, не нуждается ни в отдыхе,
ни в сне, выполняет любую работу).
Найт подумал, что это стоящее дело. Если завести  такого  робота,  то
помощь от него будет великая. Можно достать всякие приспособления к  нему.
Робот, как говорится в рекламе, может менять как  перчатки  приспособления
для различных видов работ.
Если бы у него был робот, он бы его  посылал  каждое  утро  в  огород
собирать кукурузу,  фасоль,  горох,  помидоры  и  другие  овощи,  а  потом
складывать их на задней веранде  дома.  Наверно,  тогда  огород  давал  бы
гораздо больше, потому что робот никогда не сорвет недозрелого помидора  и
не даст перезреть кукурузе.
Есть всякие приспособления: и для  уборки  дома,  и  для  разгребания
снега, и для покраски... В общем почти для  любой  работы.  Купить  полный
набор  приспособлений,  потом  составить  рабочую  программу   и   целиком
положиться на робота - так можно свалить с плеч дела по дому,  потому  что
робот заботился бы обо всем.
Остановка только за одним. Стоит комплект частей робота почти  десять
тысяч долларов, да набор приспособлений обойдется не меньше.
Найт закрыл журнал и положил его в портфель.
Посмотрев на часы, он увидел, что  до  конца  рабочего  дня  осталось
минут пятнадцать. За  работу  приниматься  не  стоило,  и  Найт  продолжал
бездельничать и думать о том, как он вернется домой и найдет там комплект,
который уже ждет его.
Он всегда хотел иметь собаку, но Грейс не разрешала.  Собаки  грязны,
говорила она, они треплют ковры, у них блохи, они линяют, оставляют  всюду
шерсть, и, кроме того, от них... дурно пахнет.
Ну, против искусственной собаки она возражать не станет.
От такой собаки не будет дурно пахнуть, есть гарантия, что ни линять,
ни заводить блох она не будет, потому что блохи подохли  бы  с  голоду  на
полумеханической, полубиологической собаке.
Он надеялся, что собака его не разочарует, так как на  всякий  случай
тщательно изучил литературу по этому вопросу. Собака ходила бы  с  ним  на
прогулки, носила бы поноску  и  гоняла  дичь.  А  что  еще  можно  от  нее
требовать? Для полноты картины она будет  приветствовать  каждый  столб  и
дерево, но фирма гарантирует, что никаких пятен после этого не остается.
Когда он подлетал к дому,  комплект  уже  лежал  у  двери  сарая,  но
сначала Найт его не заметил. Потом, увидев комплект, он еще на  лету  стал
рассматривать его и так вытянул шею, что чуть не врезался  в  изгородь.  К
счастью, ему удалось  посадить  летательный  аппарат  точно  на  усыпанную
гравием площадку, и еще не перестали вращаться винты, как он уже  бросился
к сараю.
Да, это комплект. К верху упаковочной клети был прикреплен конверт  с
накладной. Но комплект оказался более громоздким  и  тяжелым,  чем  ожидал
Найт. Он подумал, а не прислали ли  ему  по  ошибке  какую-нибудь  большую
собаку - не ту, что он заказывал.
Он попытался поднять клеть, но не осилил и пошел обратно в дом, чтобы
притащить из подвала тележку.
Завернув за угол, он остановился на секунду и осмотрел свой  участок.
Тут можно многое сделать, подумал он, было бы только  время  и  деньги  на
покупку оборудования. Можно было бы превратить участок в большой сад. Надо
попросить планировщика сделать проект... впрочем,  если  купить  книги  по
планировке  садов  и  посидеть  над   ними   несколько   вечеров,   можно,
по-видимому, все сделать самому.
На северном конце участка было  озерцо,  и  сад,  как  ему  казалось,
следовало  бы  разбить  именно  там.  Сейчас  земля  вокруг  озера  сырая,
настоящее болото. На ветру колышутся заросли бурьяна  и  камыша.  Но  если
выкопать  дренажные  канавки,  посадить  культурные  растения,  продолжить
дорожки и  перекинуть  через  канавки  живописные  мостки,  то  все  будет
выглядеть прелестно.
Найт перевел взгляд на дом Энсона Ли, стоявший за озерцом  на  холме.
Как только собака будет  собрана,  он  прогуляется  с  ней  туда.  Собака,
наверно, понравится Ли. Иногда Найт чувствовал, что Ли не совсем  одобряет
то, что он делает. Например, то, что  он  помог  Грейс  сделать  печь  для
обжига и сушки. Им тогда несколько раз удавалось выманить  Ли  из  дому  и
отправить на поиски нужных сортов глины.
- Для чего вам нужно делать эти горшки? - спросил он. -  К  чему  все
эти хлопоты? Купите их, это обойдется в десять раз дешевле.
Ли  отнесся  без  должного  уважения  к  объяснениям  Грейс,  которая
утверждала, что собирается делать не простые  горшки.  Керамика,  говорила
она, - признанный вид искусства. Она так увлеклась этим и  добилась  таких
успехов (некоторые ее работы были действительно  хороши),  что  Найт  счел
возможным прекратить работу над моделью железной дороги и пристроить к уже
разросшемуся дому еще одно помещение -  для  хранения,  сушки  и  выставки
керамики.
Года два назад, когда Найт  построил  мастерскую  для  Грейс,  Ли  не
сказал ни слова. Ей надоело заниматься керамикой, и она  переключилась  на
живопись. Однако Найт чувствовал: Ли молчал только потому, что был убежден
в бесплодности дальнейших споров.
Но собаку Ли должен одобрить. Найт гордился своей дружбой с  Ли.  Это
превосходный человек... хоть и не идет в ногу со временем.  Все  поглощены
какими-нибудь делами, а Ли  живет  полегоньку,  занятый  своей  трубкой  и
книгами, кстати не имеющими никакого отношения к юриспруденции.
Даже дети теперь интересуются более  серьезными  вещами.  Играя,  они
учатся.
Мери, до того как она  вышла  замуж,  интересовалась  агрономией.  Ее
оранжерея стояла у подножия холма, и Найт жалел, что не мог продолжить  ее
работу. Всего несколько месяцев назад он ремонтировал ее гидропонные баки.
Джон, естественно,  занялся  ракетами.  Много  лет  он  с  товарищами
усеивал окрестности своими экспериментальными моделями. Самая последняя  и
большая, но незаконченная до сих пор возвышается за  домом.  Найт  говорил
себе, что он когда-нибудь возьмет и закончит то, что начал делать сынишка.
В университете Джон теперь увлекается все тем же, но круг  его  интересов,
по-видимому, стал гораздо шире. Найт подумал, что у него хороший сын.  Да,
сэр, очень хороший сын.

 
в начало наверх
Найт направился по скату в подвал за тележкой. Как всегда, несколько секунд он постоял, оглядывая свои владения - здесь поистине было все, что интересовало его в жизни. Вон там, в углу, мастерская. А тут модель железной дороги, над которой он временами работал. За ней - фотолаборатория. Он вспомнил, как в подвале не хватило места для лаборатории и он был вынужден пробить часть стены. Повозиться пришлось гораздо больше, чем он думал. Захватив тележку, Найт пошел к сараю, погрузил комплект и отвез в подвал. Потом он взял ломик и стал вскрывать упаковочную клеть. Он работал неторопливо и сноровисто: ему приходилось распаковывать немало комплектов, и он знал, как управляться с ними. Когда он вынул детали, им овладело смутное беспокойство. Они были странной формы и больших размеров. Прерывисто дыша от усилий и волнения, он стал снимать обертки. Уже со второй детали он понял, что ему прислали не собаку. Сняв обертку с пятой детали, он уже определенно знал, что это такое. Это робот... и, насколько он мог судить, лучшая, самая дорогая модель! Он присел на угол упаковочной клети, достал платок и вытер лоб. Наконец он вскрыл конверт с накладной. "Мистеру Гордону Найту, - говорилось в ней. Один комплект собаки, оплачено полностью". С точки зрения компании "Сделай сам, инкорпорейтед" он получил собаку. И за нее заплачено... полностью, как написано в накладной. Он встал, потом снова сел и посмотрел на детали робота. Никто никогда ни о чем не догадается. Придет время переучета, и компания обнаружит у себя лишнюю собаку. Одного робота будет не хватать, но попробуй разберись, в чем тут дело, если целые вагоны комплектов собак и тысячи проданных роботов уже укатили во все стороны. Гордон Найт ни разу в жизни не совершал сознательно ни одного бесчестного поступка. Но теперь он принял бесчестное решение и знал, что поступает нечестно, и не мог ничего сказать в свое оправдание. Быть может, хуже всего было то, что он обманывал даже самого себя. Сначала он решил, что отошлет этого робота назад, но так как он всегда мечтал собрать робота, то сперва соберет ого, потом разберет, снова запакует и отправит компании. Он не будет включать его, просто соберет... И в то же время он знал, что лжет самому себе; он понимал, что мало-помалу, шаг за шагом придет к бесчестному поступку. Он знал, что делает так потому, что совершить откровенный обман у него не хватает наглости. В тот вечер он сидел и, внимательно читая инструкцию, рассматривал каждую деталь. Именно так и следовало управляться с комплектами "Сделай сам". Надо было не спеша, пункт за пунктом разобраться во всем и только потом приступать к сборке. Найт по опыту знал, что торопливость здесь ни к чему. Кроме того, ему, быть может, уже никогда не попадет в руки еще один робот. На службе начались четырехдневные каникулы, и Найт энергично принялся за дело, вкладывая в него всю душу. Он имел слабое представление о биологии, и ему пришлось заглянуть в учебник органической химии, чтобы познакомиться с некоторыми процессами. Дело продвигалось туго. Давно уже он не брался за органическую химию и теперь обнаружил, что растерял даже начатки знаний. На второй день перед сном он выудил из учебника достаточно сведений, чтобы собрать робота. Его немного расстроила Грейс, которая увидела, чем он занимается, и стала немедленно придумывать для робота дела по хозяйству. Чтобы отделаться от нее, он надавал ей всяких обещаний и на следующий день приступил к сборке. Он легко смонтировал робота не только потому, что ловко работал инструментами, но еще и потому, что с фанатичным рвением следовал первому принципу обращения с комплектами "Сделай сам" - сначала получи полное представление о предстоящей работе. Во-первых, он уверил себя, что, собрав робота, он тотчас же приступит к его разборке. Но когда робот был сделан, Найту захотелось посмотреть, как он действует. Что за смысл убить так много времени и не убедиться в том, что все сделано как следует? Найт щелкнул тумблером, приводящим робота в действие, и привинтил последнюю пластинку. Робот ожил и посмотрел на Найта. Потом он сказал: - Я робот. Меня зовут Альбертом. Что надо сделать? - Спокойно, Альберт, - торопливо сказал Найт. - Присядьте и отдохните, мы поговорим. - Я не нуждаюсь в отдыхе, - произнес робот. - Хорошо, тогда просто стойте на месте. Я, конечно, не могу оставить вас у себя. Но, раз уж вы включены, мне бы хотелось посмотреть, что вы умеете делать. Надо поработать по хозяйству и в саду, подровнять газон, и потом, я думал о планировке участка. - Он замолчал и хлопнул себя по лбу. - Приспособления! Как мне достать приспособления! - Ничего, - произнес Альберт. - Не беспокойтесь, Только скажите, что надо делать. И Найт сказал ему, что надо делать. Напоследок он смущенно дал задание спланировать и разбить сад. - Сотня акров - это большой участок, а вы не можете тратить на эту работу все время. Грейс хочет, чтобы вы работали по дому и, кроме того, в огороде, и на газоне... - Я скажу вам, что делать, - проговорил Альберт. - Я составлю список материалов, которые надо заказать, а все остальное предоставьте мне. У вас хорошо оборудованная мастерская. - Вы хотите сказать, что сами сделаете себе приспособления? - Не беспокойтесь, - сказал ему Альберт. - Где карандаш и бумага? Найт принес ему карандаш и бумагу, и робот составил список материалов (сталь различных марок, алюминиевые заготовки различных размеров, медная проволока и многое другое). - Вот! - сказал Альберт, протягивая Найту бумагу. - Это будет стоить не больше тысячи долларов и даст нам возможность работать. Поскорее закажите все, и мы начнем. Найт сделал заказ, а Альберт принялся рыскать по подвалу и быстро собирать в кучу железный лом, валявшийся повсюду. - Все пойдет в дело, - сказал он. Альберт выбрал несколько кусков стали, включил кузнечный горн и стал работать. Найт понаблюдал за ним немного и пошел обедать. - Альберт - чудо, - сказал он Грейс. - Он сам делает себе приспособления. - Ты ему сказал, что я просила сделать? - Конечно. Но сперва ему надо сделать приспособления. - Я хочу чтобы он поддерживал в доме чистоту, - сказала Грейс, - потом надо сделать новые портьеры, покрасить кухню и починить все эти текущие водопроводные краны, к которым ты так в не удосужился приложить руку. - Да, дорогая. - И мне хотелось бы, чтобы он выучился готовить. - Я его не спрашивал, но мне кажется, он сможет это делать. - Он мне окажет великую помощь, - сказала Грейс. - Подумай только, я смогу теперь тратить на живопись все свое время. Благодаря долголетней практике Найт точно знал, как ему вести себя в этой фазе разговора. Он как бы раздвоился. Одна его часть сидела, слушала и время от времени что-то отвечала, а другая продолжала думать о более важных делах. Ночью он несколько раз просыпался и слышал, как в мастерской стучит Альберт. Он каждый раз изумлялся этому, но потом вспоминал, что робот работает круглые сутки, изо дня в день. Найт лежал, глядя на темный потолок, и поздравлял себя с приобретением робота. Но, конечно, это только временно... Он отошлет Альберта обратно через несколько дней. А сперва позабавится с ним немного. Ну что тут плохого? На следующий день Найт спустился в подвал и предложил роботу свою помощь, но Альберт вежливо отклонил ее. Найт постоял немного, потом отошел от робота и попытался возбудить в себе интерес к модели локомотива, которую начал делать года два назад, да все откладывал ради чего-то другого. Но ему почему-то не работалось, он сел и стал думать, что же с ним такое происходит. Может быть, ему нужно новое увлечение? Он мечтал заняться кукольным театром, теперь на это хватит времени. Найт достал каталоги и журналы "Сделай сам" и начал листать их, но проявил интерес, и то умеренный, только к стрельбе из лука, альпинизму и постройке лодок. Ко всему остальному он остался холоден. Казалось, ничто не могло вдохновить его сегодня. Тогда он отправился навестить Энсона Ли. Ли лежал в гамаке, покуривал трубку и читал Пруста; под рукой на земле стоял кувшин. Ли отложил книгу и указал на другой гамак, висевший поблизости. - Залезайте и давайте отдыхать. Найт устроился в гамаке, чувствуя себя довольно глупо. - Поглядите на небо, - сказал Ли. - Вы когда-нибудь видели такое голубое небо? - Я в этом ничего не понимаю, - ответил Найт. - В метеорологии не разбираюсь. - Жаль, - сказал Ли. - В птицах вы тоже не разбираетесь? - Когда-то я был членом клуба наблюдателей за птицами. - И так трудились, что года не прошло, как вы устали и ушли из клуба. Наблюдение за птицами вы превратили в гонку на выносливость. Каждый старался увидеть больше птиц, чем другой. Вы сделали из этого соревнование. И, наверно, вели журнал наблюдений. - Ну и вел. Что в этом плохого? - Ничего, - сказал Ли, - если бы вы не делали все с какой-то мрачной непреклонностью. - Мрачной непреклонностью? С чего вы взяли? - Таков уж ваш образ жизни. Теперь все так живут. Кроме меня, конечно. Посмотрите на ту малиновку, что сидит на яблоне. Мы с ней дружим. Вот уже шесть лет, как мы знакомы. Об этой птичке я мог бы написать целую книгу... и, если бы малиновка могла читать, она одобрила бы ее. Но я, конечно, писать не буду. Стоит начать писать, и я уже не смогу наблюдать за малиновкой. - Вы можете писать зимой, когда малиновки улетают. - Зимой, - сказал Ли, - у меня есть другие дела. Он наклонился, взял кувшин и протянул его Найту. - Крепкий сидр, - пояснил он. - Сам сделал. И не потому, что прочел инструкцию или выдумал себе любимую привычку, а просто я люблю сидр, но по-настоящему делать его теперь уже никто не может. Чтобы он имел нужный вкус, надо оставлять в некоторых яблоках червей. При упоминании о червях Найт выплюнул сидр, который он еще не успел проглотить, и вернул кувшин. Ли воспринял это добродушно. - Первая работа за много лет, которую я сделал добросовестно. - Поставив кувшин на грудь, он тихо раскачивался в гамаке. - Всякий раз, когда у меня появляется рабочий зуд, я смотрю через озеро на вас и решаю не работать. Сколько комнат вы добавили к своему дому, с тех пор как его построили? - Восемь, - гордо сказал ему Найт. - Господи! Подумать только... восемь комнат! - Это не трудно, - запротестовал Найт, - надо только приноровиться. Право, это даже интересно. - Сотни две лет назад люди не пристраивали по восемь комнат к своим домам. И вообще они сами себе не строили домов. И не увлекались сразу десятком любимых дел. У них не было на это времени. - Теперь все просто. Надо только купить комплект "Сделай сам". - Это самообман, - сказал Ли. - Очень просто делать вид, что занимаешься чем-то стоящим, а на самом деле вы растрачиваете себя по пустякам. Как вы думаете, почему компания "Сделай сам" так разбогатела? Потому что люди нуждались в ее услугах? - Делать самому дешевле. Зачем платить за вещь, когда ее можно сделать самому? - Может быть, и это одна из причин. Может быть, сначала это было причиной. Но какими экономическими соображениями обоснована постройка дополнительных восьми комнат? Кому нужны эти восемь комнат? Я сомневаюсь даже, что первопричиной было желание сэкономить деньги. У людей слишком много свободного времени, которое надо на что-то убить, вот они и придумывают себе увлечения. Люди работают не потому, что им нужны все эти вещи, которые они делают, а потому, что это позволяет им заполнить пустоту своего существования, возникшую в результате укороченного рабочего дня. Им нужно чем-то заниматься во время вынужденного отдыха. Что же касается
в начало наверх
меня, то я знаю, чем мне заниматься. Он поднял кувшин и предложил Найту выпить. На этот раз Найт отказался... Они лежали в гамаках, поглядывая на голубое небо, и наблюдали за малиновкой. Найт сказал, что для горожан есть специальные комплекты "Сделай сам", с помощью которых они могут мастерить роботов-птиц. В смехе Ли звучала жалость к горожанам, и Найт смущенно умолк. Когда Найт вернулся домой, какой-то робот подстригал траву возле частокола. У него было четыре руки с четырьмя парами ножниц, и работу он делал ловко и споро. - Вы не Альберт, нет? - спросил Найт, пытаясь догадаться, как этот странный робот мог забрести к нему на участок. - Нет, - сказал робот, продолжая подстригать траву. - Я Авраам. Меня сделал Альберт. - Сделал? - Альберт произвел меня, чтобы я работал. Не думаете же вы, что Альберт будет работать сам? - А кто его знает, - сказал Найт. - Если вы хотите поговорить со мной, двигайтесь рядом. Мне надо работать. - А где сейчас Альберт? - В подвале. Он производит Альфреда. - Альфреда? Еще одного робота? - Конечно. Для этого Альберт и существует. Найт почувствовал слабость в ногах и прислонился к столбу. Сначала был один робот, а теперь их два, и Альберт в подвале делает третьего. Так вот почему Альберт хотел, чтобы он сделал заказ на сталь и другие материалы... но заказ еще не доставлен, он, должно быть, сделал этого робота... этого Авраама... из собранного лома! Найт поспешил в подвал, где у горна работал Альберт. Еще один робот был частично собран, и повсюду лежали готовые детали. Угол подвала напоминал какой-то металлический кошмар. - Альберт! Альберт обернулся. - Что здесь происходит? - Я воспроизвожусь, - вежливо ответил Альберт. - Но... - В меня вмонтировали материнский инстинкт. Я не знаю, почему меня назвали Альбертом. Мне надо было дать женское имя. - Но вам не следовало делать других роботов! - Погодите, перестаньте волноваться. Вам нужны роботы, не так ли? - Ну... пожалуй. - Вот я их и делаю. Я сделаю все, что вам надо. Он снова принялся за работу. Робот, который делает других роботов... да это же целое богатство! Робот обходится в кругленькую сумму... в десять тысяч долларов, а Альберт сделал одного и мастерит другого. Двадцать тысяч долларов! Возможно, Альберт способен делать больше двух роботов в день. Он работает на металлическом ломе, а когда прибудут новые материалы, он, по-видимому, ускорит производство. Но даже если он будет делать по два робота в день... Это значит, что в месяц он будет производить роботов на полмиллиона долларов! На шесть миллионов в год! Найт с ужасом вдруг сообразил, что здесь что-то не так. Роботы не должны производить себе подобных. А если и существовал такие роботы, то компания "Сделай сам" не выпустила бы его из рук. И все же положение таково, что робот, даже не принадлежащий ему, делает других роботов с головокружительной быстротой. Найт подумал, что, наверно, на производство роботов требуется официальное разрешение. Прежде он никогда не интересовался этим вопросом, но такое соображение показалось ему резонным. К тому же робот был не просто машиной, а имитацией живого человека. Найту пришло в голову, что должны существовать какие-нибудь правила и положения, правительственный надзор, и он представил себе, правда довольно смутно, сколько же законов он, возможно, сейчас нарушает. Он посмотрел на Альберта, который по-прежнему работал; Найт был уверен, что робот не поймет его тревог. Тогда он поднялся наверх и пошел в комнату для игр и развлечений, которую он пристроил несколько лет назад и с тех пор ни разу не использовал по назначению, хотя она была полностью оборудована столами для пинг-понга и бильярда, сооруженными по рецептам "Сделай сам". В ненужной комнате для игр и развлечений был ненужный бар. Найт нашел в нем бутылку виски. После пятой или шестой рюмки жизнь предстала перед ним в розовом свете. Он взял бумагу и карандаш и попытался подсчитать прибыльность нового дела. И, сколько он ни считал, все выходило, что он богатеет быстрее, чем любой другой человек когда бы то ни было. Однако он понимал, что могут возникнуть трудности, если продавать роботов, не имея соответствующих средств производства, официального разрешения, поскольку таковое требовалось, и еще многого, о чем он ни знал. Но, какие бы неприятности ему ни грозили, он не особенно приходил в уныние, принимая во внимание, что в течение года он станет мультимиллионером. Он бодро приложился к бутылке и напился впервые за двадцать лет. Прилетев на следующий день с работы домой, он увидел, что газон подстрижен так, как его никогда не подстригали. Цветочные грядки были прополоты, а огород вскопан. Частокол только что покрасили. Два робота, снабженные телескопическими ногами вместо лестниц, красили дом. Внутри дома не было ни пятнышка, и он услышал, как Грейс что-то весело напевает в своей мастерской. В комнате для шитья робот (со швейной машинкой, привинченной к груди) делал портьеры. - А вы кто? - спросил Найт. - Вы должны знать меня, - сказал робот. - Вы разговаривали со мной вчера. Я Авраам-старший сын Альберта. Найт вышел из комнаты. В кухне еще один робот хлопотливо готовил обед. - Я Адельберт, - сказал он Найту. Найт вышел на крыльцо. Роботы кончили красить фасад дома и перебирались к боковой стороне. Найт сел в плетеное кресло и снова задумался. Некоторое время он не будит уходить с работы, чтобы не вызывать подозрений, но и оставаться долго нельзя. Вскоре ему придется полностью посвятить себя продаже роботов и другим делам. По-видимому, ему нужно побольше бездельничать, чтобы его уволили с работы. Но подумав, он пришел к заключению, что делать уж меньше того, что он делает на службе, просто невозможно. Работа проходит через столько рук и машин, что в конце концов каким-то образом оказывается выполненной. Ему придется придумать какую-нибудь правдоподобную историю о наследстве или найти другой предлог для ухода. Секунду он тешил себя мыслью, что скажет правду, но тотчас решил, что правда звучала бы слишком фантастично... во всяком случае, правду говорить не стоит, пока он немного не разберется в своем положении. Найт встал с кресла и пошел в подвал. Сталь и другие материалы, которые он заказывал, были доставлены. Их аккуратно сложили в углу. Найт стал лениво собирать упаковочный материал, который оставался на полу, с тех пор как он распаковал Альберта. В куче мягкой стружки он нашел маленькую синюю табличку, которая, как он помнил, была прикреплена к ящичку с мозгом робота. Он поднял ее и прочел. На ней стоял номер Х-190. "Х" означает экспериментальную модель! И тут он понял все. "Сделай сам, инкорпорейтед" создала Альберта и, упаковав, отправила на склад, потому что компания вряд ли позволила бы себе выбросить на рынок такой товар. Этим она сама себе обеспечила бы финансовый крах. Продай она десяток Альбертов, и года через два рынок пресытился бы роботами. И стоили бы они не десять тысяч. Их продавали бы почти по себестоимости. Так как их производил бы не человек, цена на них неизбежно упала бы. - Альберт, - сказал Найт. - Что? - рассеянно откликнулся робот. - Взгляните на это. Альберт подошел и взял табличку, которую протянул ему Найт. - А... это! - сказал он. - Могут быть неприятности. - Никаких неприятностей не будет, хозяин, - заверил Альберт. - Меня не опознают. - Не опознают? - Я сточил номера и изменил отделку. Никто не сможет доказать, что я - это я. - Но почему вы это сделали? - Чтобы на меня не предъявили претензий и не взяли обратно. Меня сделали, потом испугались и изолировали. Но я попал сюда. - Кто-то ошибся, - сказал Найт. - Наверно, во время погрузки. Вас прислали вместо собаки, которую я заказал. - Вы меня не испугались. Вы собрали меня и позволили работать. Я остаюсь с вами, хозяин. - И все же мы можем попасть в беду, если не будем осторожны. - Никто ничего не сможет доказать, - настаивал Альберт. - Я поклянусь, что это вы сделали меня. Я не дам забрать меня обратно. Второй раз мне улизнуть не позволят. Меня превратят в лом. - Если вы сделаете слишком много роботов... - Вам нужно много роботов, чтобы переделать всю работу. Думаю, для начала понадобится штук пятьдесят. - Пятьдесят!.. - Конечно. На это уйдет примерно месяц. Теперь, когда у меня есть заказанные вами материалы, я могу ускорить производство. Кстати, вот счет за материалы. Он извлек из углубления, служившего ему карманом, полоску бумаги и вручил ее Найту. Увидев сумму, Найт заметно побледнел. Она вдвое превышала его расчеты... но, конечно, суммы, вырученной от продажи хотя бы одного робота, хватит с избытком. Альберт похлопал Найта увесистой рукой по спине. - Не беспокойтесь, хозяин. Я позабочусь обо всем. Стая роботов, вооруженных специальными приспособлениями, приступила к работе на участке. Заросшая, неухоженная земля обретала другой вид. Озерцо было вычищено и углублено. Проложены дорожки. Построены мостки. На склоне холма устроены террасы. Разбиты большие цветочные клумбы. Деревья выкопаны и пересажены так, что радовали глаз. Пущены в ход старые печи для обжига - кирпичи пошли на дорожки и стены. Сделаны модели парусных кораблей - поставленные на якоря, они очень украсили озеро. Построены пагода и минарет, а вокруг них посажены вишневые деревья. Найт поговорил с Энсоном Ли. Тот с видом прожженного стряпчего сказал, что разберется в ситуации. - Вы, возможно, стоите на грани нарушения закона, - добавил он. - Но как близко вы подошли к этой грани, я могу сказать, только просмотрев соответствующие статьи. Однако ничего не случилось. Работа продолжалась. Ли по-прежнему лежал в гамаке и, прижимая к себе кувшин с сидром, с изумлением наблюдал за тем, что творилось на участке соседа. Потом пришел налоговый инспектор. Они с Найтом присели на газоне. - С тех пор, как я был здесь в последний раз, у вас стало лучше, - сказал чиновник. - К сожалению, я вынужден увеличить сумму налога. Он что-то записал в книжку, которую держал на колене. - Слышал я о ваших роботах, - продолжал он. - Это движимое имущество. Оно облагается. Сколько их у вас? - Примерно несколько десятков, - уклончиво ответил Найт. Чиновник сел попрямее и принялся считать тех роботов, которые были на виду, тыкая в сторону каждого карандашом. - Слишком уж быстро они передвигаются, - пожаловался он. - Не ручаюсь за точность, но штук тридцать восемь я насчитал. Правильно? - Не думаю, - ответил Найт, сам не знавший, сколько их, но уверенный, что их будет больше, если чиновник посидит еще немного. - Каждый из них стоит десять тысяч долларов. Амортизация, стоимость содержания и так далее... оценим каждого в пять тысяч. Все вместе... сейчас подсчитаем, они стоят 190 тысяч долларов. - Нет, вы послушайте, - запротестовал Найт, - нельзя же... - Я к вам подошел по-хорошему, - заявил чиновник. - По правилам я
в начало наверх
должен скинуть на амортизацию всего одну треть. Он ждал, что Найт будет спорить, но тот уже сообразил, что лучше помолчать. Чем дольше этот человек будет оставаться здесь, тем больше шансов, что сумма налога возрастет. Когда чиновник скрылся из виду, Найт пошел в подвал, чтобы поговорить с Альбертом. - Я воздерживался, пока приводили в порядок участок, - сказал Найт. - Кажется, я больше воздерживаться не могу. Нам придется продать несколько роботов. - Продать? - в ужасе повторил Альберт. - Мне нужны деньги. Только что здесь был налоговый инспектор. - Хозяин, роботов продавать нельзя! - Почему нельзя? - Потому что это моя семья. Роботы - мои сыновья. Судите по их именам. - Это смешно, Альберт. - Все их имена начинаются с А, как и мое имя. Они все, что у меня есть, хозяин. Я тяжко трудился, чтобы сделать их. Между мной и моими мальчиками - существуют такие же узы, как между вами и вашим сыном. Я не могу позволить продать их. - Но, Альберт, мне нужны деньги. Альберт похлопал его по плечу. - Не беспокойтесь, хозяин. Я все устрою. Найт только махнул рукой. Во всяком случае, налог на движимое имущество надо платить еще через несколько месяцев, и за это время он, безусловно, что-нибудь придумает. Но времени терять не следует, в течение двух месяцев деньги надо достать. Это стало очевидным на другой же день, когда Найт получил приглашение явиться в Департамент государственных сборов. Всю ночь он думал, не лучше ли совсем скрыться. Он пытался сообразить, как это человек может исчезнуть, и чем больше он думал, тем яснее сознавал, что в век досье, проверок по отпечаткам пальцев и прочих ухищрений для опознания личности надолго не скроешься. Чиновник Департамента государственных сборов был вежлив, но непреклонен. - Нам сообщили, мистер Найт, что за последние несколько месяцев у вас наблюдается значительное увеличение капитала. - Увеличение капитала, - сказал Найт, вытирая пот со лба. - Никакого увеличения капитала у меня нет. - Мистер Найт, - заметил по-прежнему вежливый, но непреклонный чиновник, - я говорю о пятидесяти двух роботах. - Роботах? Пятидесяти двух? - По нашим подсчетам. Вы считаете, что мы ошиблись? - О нет, - торопливо согласился Найт. - Раз вы говорите, что их пятьдесят два, то я вам верю. - Насколько мне известно, розничная цена каждого - десять тысяч долларов. Найт уныло кивнул. Чиновник с карандашом в руке занялся подсчетами. - Пятьдесят два раза по десять тысяч, - это будет пятьсот двадцать тысяч. Облагается только пятьдесят процентов прироста капитала, или двести шестьдесят тысяч долларов. Следовательно, вам надо уплатить примерно сто тридцать тысяч долларов. Его взгляд встретился с тусклым взглядом Найта. - К пятнадцатому числу следующего месяца, - сказал чиновник, - ждем от вас декларации о доходах. Тогда же вы заплатите половину суммы налога, остальное можете выплатить по частям. - И это все, что вы хотели от меня? - Все, - неуместно радуясь, сказал чиновник. - Есть еще одно дело, но оно не входит в мою компетенцию, и я упоминаю о нем только для того, чтобы предупредить вас, если вы еще не думали об этом. Кроме федерального налога, вам надо будет уплатить налог штата, хотя, конечно, он не так велик. - Спасибо, что напомнили, - сказал Найт, поднимаясь. У двери чиновник остановил его. - Мистер Найт, то, о чем я спрошу вас, тоже не входит в мою компетенцию... Мы навели справки о вас и узнали, что вы получаете десять тысяч долларов в год. Это уж мое личное любопытство, но скажите, пожалуйста, как вы, получая десять тысяч в год, вдруг сумели нажить еще полмиллиона? - Этому я и сам удивляюсь, - ответил Найт. - Мы заботимся, естественно, только о том, чтобы вы уплатили налог, но вами может заинтересоваться какое-нибудь другое правительственное учреждение, На вашем месте, мистер Найт, я бы постарался придумать хорошее объяснение. Найт вышел, прежде чем чиновник дал ему еще один хороший совет. У него и без того было достаточно причин для беспокойства. Летя домой, Найт решил, что, хочет того Альберт или нет, ему придется продать определенное число роботов. Дома он тотчас спустится в подвал и скажет об этом Альберту. Но когда он прибыл, Альберт уже ждал его на посадочной площадке. - Здесь был представитель "Сделай сам"... - Не продолжайте, - простонал Найт. - Я знаю, что вы хотите сказать. - Я все устроил, - с фальшивым воодушевлением продолжал Альберт. - Я сказал ему, что меня сделали вы. Я позволил ему осмотреть меня и всех роботов. Он не мог найти клейма компании ни на ком из нас. - Конечно, не мог. Свои вы сточили, а на других не ставили. - Ему не к чему было прицепиться, но он считает, что доказательства найдутся. И он сказал, что подаст в суд. - Если он этого не сделает, то будет единственным человеком, который не щелкнет нас по носу. Налоговый инспектор только что сказал мне, что я должен правительству сто тридцать тысяч. - А, деньги, - сияя, молвил Альберт. - Я все устроил. - Вы знаете, где мы можем достать денег? - Конечно. Пойдемте со мной, увидите. Он повел Найта в подвал и показал на два свертка, перевязанных проволокой. - Деньги, - сказал Альберт. - В этих свертках настоящие деньги? Долларовые бумажки? Не театральный реквизит и не сигарные купоны? - Долларовых бумажек здесь нет. Главным образом десятки и двадцатки. Несколько пятидесятидолларовых банкнотов. Мы долларовыми ассигнациями не занимались. Слишком много возни, чтобы сделать их приличное количество. - Вы хотите сказать... Альберт, вы сделали эти деньги? - Вы сказали, что вам нужны деньги. Ну, мы взяли несколько банкнотов, сделали анализ краски, выяснили состав и структуру бумаги и изготовили клише. Не люблю быть нескромным, но они действительно сделаны превосходно. - Фальшивомонетчик! - завопил Найт. - Сколько денег в этих свертках? - Не знаю. Мы их делали, пока не решили, что хватит. Если их недостаточно, мы всегда можем сделать еще. Найт знал, что объяснять что-либо бесполезно, но мужественно приступил к этому делу: - Правительство хочет получить с меня деньги, которых у меня нет, Альберт. Ко мне может прицепиться и Министерство юстиции. Компания "Сделай сам", скорее всего, подаст на меня в суд. У меня достаточно неприятностей. И я не хочу, чтобы мне предъявили обвинение в подделке денег. Возьмите эти деньги и сожгите. - Но это деньги, - возражал робот. - Вы сказали, что вам нужны деньги. Когда роботы берутся за работу, они делают ее добросовестно. - Возьмите эти деньги и сожгите их, - приказал Найт. - А когда вы сожжете деньги, вылейте краску, искрошите клише и ударьте несколько раз кувалдой по печатному станку, который вы соорудили. И никогда не говорите об этом ни слова кому бы то ни было... кому бы то ни было, вы понимаете? - Вы попали в беду, хозяин. И мы просто хотели вам помочь. - Я знаю это и ценю. Но сделайте так, как я сказал. - Ладно, хозяин, если вы этого хотите. - Альберт! - Да, хозяин. Найт хотел было сказать: "Послушайте, Альберт, вам придется продать робота, хоть он и член вашей семьи, хоть вы и сделали его". Но он не мог сказать этого, и не только потому, что Альберт делал все возможное, чтобы помочь ему. И он сказал: - Спасибо, Альберт. Жаль, что ничего не вышло. Потом он пошел наверх и наблюдал, как роботы жгут пачки денег. И один бог знает, сколько фальшивых миллионов превратилось в дым. В тот же вечер, сидя на газоне, Найт размышлял, правильно ли поступил он, приказав сжечь фальшивые деньги. Альберт сказал, что их нельзя отличить от настоящих денег, и, по-видимому, это было правдой, потому что, когда шайка Альберта берется за дело, ома делает его так, что комар носа не подточит. Но это было бы нарушением закона, а он до сих пор не делал ничего по-настоящему незаконного... хотя он и распаковал и собрал Альберта, не купив его, что было по меньшей мере неэтично. Найт думал о будущем. Оно не было светлым. Дней через двадцать придется подать декларацию о доходах. Придется платить огромный налог на движимое имущество и уладить дело с налогом штата. И, более чем очевидно, компания "Сделай сам" возбудит против него дело в суде. Однако есть способ обойти все неприятности. Он может отослать Альберта и других роботов компании "Сделай сам", и тогда она не будет иметь оснований для предъявления иска, а сборщикам налогов он объяснит, что произошла большая ошибка. Но это не выход из положения по двум причинам. Во-первых, Альберт не захочет вернуться. Найт не имел никакого представления, что может сделать Альберт в подобной ситуации, но он не захочет вернуться, так как боится, что его превратят в груду металлического лома. И, во-вторых, Найту не хотелось отказываться от роботов без боя. Он узнал их и полюбил. Более того, это вопрос принципа. Так он и сидел, придавленный неприятностями, запутавшийся маленький клерк, который никогда звезд с неба не хватал, а катился по социальной и экономической колее, прорезанной кем-то другим. "Боже мой, - думал он, - пришел опаснейший час моей жизни. Что хотели, то и делали со мной, меня запугивали, и мне больше невтерпеж. Я покажу им, что так поступать с Гордоном Найтом и его роботами нельзя". Он был доволен своим настроением, и ему понравилась сама мысль о Гордоне Найте и его роботах, хотя он так и не решил, как выпутаться из неприятностей. А просить помощи Альберта он боялся. Идеи Альберта, по крайней мере те, которые он высказывал до сих пор, скорее приведут в тюрьму, чем к беспечной жизни. Утром, выйдя из дому, Найт увидел шерифа, который, низко надвинув шляпу, прислонился к забору. Коротая время, он дремал. - Доброе утро, Горди, - сказал шериф. - Я вас жду. - Доброе утро, шериф. - Терпеть не могу этого, Горди, но работа есть работа. Я принес вам одну бумагу. - Я ее ожидал, - покорно сказал Найт. Он взял бумагу, протянутую шерифом. - Красивый у вас участок, - заметил шериф. - От этого-то и все заботы, - сознался Найт. - Я думаю... - Вся красота не стоит этих забот. Когда шериф ушел, Найт развернул бумагу и без удивления прочел, что компания "Сделай сам" предъявила иск, требуя возвращения робота Альберта, а также всех прочих роботов. Он положил бумагу в карман и вдоль озера по новехонькой, выложенной кирпичом дорожке, через бесполезные, но радующие глаз мостки, мимо пагоды и террас на склоне холма пошел к дому Энсона Ли. Ли был на кухне, жарил яичницу с ветчиной. Он разбил еще два яйца, нарезал побольше ветчины и достал тарелку с чашкой для Найта. - А я все думал, чего это вы так долго не показываетесь, - сказал он. - Надеюсь, вас не подведут под статью, требующую смертной казни. Найт рассказал ему все, и Ли, стерев яичный желток с губ, не слишком его обнадежил. - Вам придется составить декларацию о своем имуществе, даже если вы не в состоянии заплатить налог, - сказал он. - Формально вы не нарушили закона, и все, что они могут сделать, - это попытаться получить с вас причитающиеся деньги. Очевидно, на ваше жалованье будет наложен арест. Но так как жалованье не превышает законного минимума, то арест будет наложен на ваш банковский счет.
в начало наверх
- Мой банковский счет исчерпан, - сказал Найт. - Дома трогать нельзя. По крайней мере пока вашего имущества отнять не могут, и поэтому сначала больших неприятностей не будет. Другое дело - налог на движимое имущество, но срок его уплаты истечет только весной будущего года. Я бы сказал, что больше всего вам надо остерегаться иска компании "Сделай сам", если вы, конечно, не захотите решить дело миром. Думаю, она откажется от иска, если вы вернете роботов. Как юрист, должен сказать вам, что ваше дело проигрышное. - Альберт засвидетельствует, что это я сделал его, - со слабой надеждой предположил Найт. - Альберт не может выступать в качестве свидетеля, - сказал Ли. - Он робот, и его слово для суда ничего не значит. Да, кроме того, суд никогда не поверит, что вы можете сделать такое механическое чудовище, как Альберт. - Я хорошо умею мастерить, - запротестовал Найт. - А что вы знаете об электронике? Насколько вы компетентны как биолог? Изложите хоть вкратце теорию роботики. Найт признал себя побежденным. - Наверно, вы правы. - Может быть, лучше вернуть роботов? - Но я не могу! Разве вы не понимаете? Компании "Сделай сам" Альберт нужен не для того, чтобы пустить его в дело. Она превратит его в лом, сожжет чертежи, и может пройти еще тысяча лет, прежде чем будет вновь открыт принцип его действия. Я не знаю, принесет ли этот принцип пользу или будет людям во вред, но то же самое можно сказать о любом изобретении. Я против того, чтобы Альберта превратили в лом. - Я понимаю вас, - сказал Ли, - и поддерживаю вашу точку зрения. Но должен предупредить, что я не очень хороший адвокат. У меня слишком маленькая практика. - Но я больше не знаю никого, кто бы взялся за это дело без гонорара. Ли посмотрел на него с сожалением. - О гонораре речь пойдет в последнюю очередь. А вот судебные издержки стоит принять во внимание. - Может быть, переговорить с Альбертом? Я расскажу, как обстоит дело, и он позволит продать несколько роботов, чтобы хоть временно избавить меня от беды. Ли покачал головой. - Я уже думал об этом. Вы должны иметь разрешение на продажу роботов, но, для того чтобы получить разрешение, придется представить доказательства, что вы их владелец. Придется доказать, что вы либо купили, либо произвели их, а у вас нет разрешения на их производство. А чтобы получить такое разрешение, вы должны иметь чертежи вашей модели, не говоря уже о чертежах и спецификации завода, документах, касающихся использования рабочей силы, и прочих деталях. - Значит, я у них в руках? - Я никогда не видел человека, - заявил Ли, - который бы умудрился стать поперек дороги такому числу людей. В кухню постучали. - Войдите! - крикнул Ли. Дверь открылась, и вошел Альберт. Он остановился на пороге и стал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу. - Абнер сообщил мне, что видел, как шериф вам что-то вручил, - сказал он Найму, - и вы тотчас пошли сюда. Я забеспокоился. Это связано с компанией "Сделай сам"? Найт кивнул. - Мистер Ли будит защищать нас в суде, Альберт. - Я сделаю все, что смогу, - сказал Ли, - но мне кажется, что это бесполезно. - Мы, роботы, хотим помочь вам. В конце концов, борьба ведется и в наших интересах. Ли пожал плечами. - Пользы от вас будет немного. - Я все обдумал, - сказал Альберт. - Работая, я всю ночь думал и думал. И я сделал робота-юриста. - Робота-юриста! - Да, робота с большим объемом памяти, чем у остальных, и мощным решающим устройством, которое руководствуется законами формальной логики. Ведь право основано на логике, не так ли? - Наверно, - ответил Ли. - Во всяком случае, должно основываться. - Я могу сделать много роботов-юристов. - Ничего из этого не выйдет, - со вздохом сказал Ли. - Чтобы выступать в суде, надо иметь право заниматься адвокатской практикой. А чтобы получить право заниматься практикой, надо иметь юридическая образование, выдержать экзамен; и, хотя еще не было соответствующего прецедента, я подозреваю, что кандидатом в адвокаты должен быть человек. - Давайте не торопиться, - сказал Найт. - Роботы Альберта не могут заниматься адвокатурой. Но разве нельзя использовать их в качестве клерков или помощников? Они могли бы оказать большую помощь при подготовке к процессу. - Наверно, это можно сделать, - задумчиво произнес Ли. - Прежде такого не бывало, но нет закона, который утверждал бы, что этого сделать нельзя. - Им нужно только прочесть книги, - сказал Альберт. - Они тратят примерно десять секунд на страницу. Все, что они прочтут, будет накапливаться в ячейках памяти. - Прекрасная мысль! - воскликнул Найт. - Роботы будут знать только право. Они будут существовать для этого. До мозга костей они... - Но смогут ли они применить свои знания? - спросил Ли. - Смогут ли они использовать их при решении какой-либо проблемы? - Сделать несколько десятков роботов, - сказал Найт. - Дать возможность каждому из них стать знатоком какого-нибудь раздела права. - Я бы снабдил их телепатическими способностями, - сказал Альберт. - Они бы работали все вместе, как один робот. - Принцип взаимодействия? - вскричал Найт. - Каждый из них будет немедленно получать любую информацию, которая имеется у других. Ли потер подбородок кулаком, глаза его заблестели. - Стоит попробовать. Если это произойдет, то для юриспруденции, пожалуй, наступят черные дни. - Он взглянул на Альберта. - У меня есть книги, горы книг. Я потратил на них кучу денег и никогда ими не пользовался. Я могу достать все книги, которые вам понадобятся. Ладно, беритесь за дело. На всякий случай Альберт сделал десятка три роботов-юристов. Роботы заполонили кабинет Ли, прочли все книги, которые у него были, и потребовали еще. Они глотали книги по договорному праву, описания случаев правонарушения, не связанных с нарушением контракта, но дающих основания предъявлять иски, тома свидетельских показаний и судебные отчеты. Они вобрали в себя все, что было известно о недвижимом и движимом имуществе, о государственном устройстве и правилах судебной процедуры. Они запомнили труды авторитетных служителей Немезиды, собрание римских законов, изданное при императоре Юстиниане, и все другие тома, смертельно скучные и увесистые, как надгробные плиты. Грейс нервничала. Она заявила, что не будет жить с человеком, который хочет, чтобы его имя попало в газеты. Это заявление было довольно нелепым. Вниманием публики завладел новый скандал, связанный со снабжением космической станции, и сообщение, что компания "Сделай сам" обвинила некоего Гордона Найта в присвоении какого-то робота, прошло почти незамеченным. Ли спустился с холма и поговорил с Грейс. Альберт поднялся из подвала и тоже поговорил с ней. Наконец совместными усилиями ее утихомирили и уговорили вернуться к живописи. Теперь она писала морские пейзажи. А в кабинете Ли трудились роботы. - Я надеюсь, они кое-чего наберутся, - сказал Ли. - Подумать только, не надо будет перерывать источники и охотиться за цитатами, под рукой окажется любая статья и любой прецедент! От волнения он раскачивался в гамаке. - Господи! А как можно излагать дело! Он нагнулся, поднял кувшин и протянул его Найту. - Вино из одуванчиков. Есть в нем и немного сока лопуха. Слишком уж хлопотно выбирать ненужную траву, когда нарвешь большую охапку. Найт фыркнул. По вкусу было похоже, что вино сделано из одних лопухов. - Двойная выгода, - пояснил Ли. - Одуванчики надо вырывать, чтобы они не портили газон. И, раз уж их вырвешь, можно найти им полезное применение. Он хлебнул вина и поставил кувшин под гамак. - Они там теперь беседуют, - сказал Ли, ткнув большим пальцем в сторону дома. - Не произнося ни слова, договариваются обо всем. Я чувствую себя не в своей тарелке. - Он взглянул на небо и нахмурился. - Словно я человек, который нужен только для представительства. - Я вздохну с облегчением, когда все это кончится, - сказал Найт, - независимо от исхода. - Я тоже, - согласился Ли. Суд начался без всякой шумихи. Слушалось обычное очередное дело. Громадные заголовки в газетах появились только после того, как Ли и Найт вошли в зал суда в сопровождении взвода роботов. В зале поднялся шум. Адвокаты компании "Сделай сам" широко раскрыли рты и повскакали с мест. Судья неистово застучал молотком. - Мистер Ли, - завопил он, - что это значит? - Это, ваша честь, - спокойно ответил Ли, - мои помощники. - Но они же роботы! - Совершенно верно, ваша честь. - Они не имеют права принимать участие в судебной процедуре. - Прошу прощения, ваша честь, но им и не надо принимать участия. Я здесь единственный представитель ответчика. Мой клиент, - сказал он, взглянув на мощный отряд юридических талантов, представляющих компанию "Сделай сам", - бедный человек, ваша честь. Я надеюсь, суд не откажет мне в праве воспользоваться той помощью, которую мне удалось организовать. - Но это противоречит правилам, сэр. - Прошу прощения, ваша честь, но я осмелюсь указать на то, что мы живем в век механизации. Почти все отрасли промышленности и бизнеса опираются в своей работе на вычислительную технику, которая справляется с делом быстрее и лучше, чем люди. Все наше общество держится на способности машин выполнять физическую и черновую работу, которую прежде приходилось делать людям. - Тенденция опираться на умные машины и широко использовать их, - продолжал Ли, - проявляется в любой области человеческой деятельности. И это приносит великую пользу человеческому роду. Даже в такой области, как фармацевтическая промышленность, где при составлении лекарств не может быть допущено ни малейшей ошибки, машины, ваша честь, работают надежно. И если, ваша честь, такие машины принято использовать для производства лекарств, то есть в промышленности, где доверие общественности можно отнести к активам компаний, то согласитесь, что суд, где правосудие - безусловно такое же деликатное дело, как и производство лекарств, отправляется... - Погодите, мистер Ли, - перебил его судья. - Уж не пытаетесь ли вы доказать мне, что использование... э... машин может способствовать лучшему отправлению правосудия? - Правосудие, ваша честь, - ответил Ли, - стремится к установлению порядка в отношениях между людьми. Оно основывается на логике и здравом смысле. Надо ли указывать на то, что именно умные машины явятся воплощением логики и здравого смысла? Машина не наследует человеческих эмоций, на нее не будут влиять предрассудки и предубеждения. Ее будет интересовать только последовательность определенных фактов и законы. - Я не прошу, - продолжал он, - чтобы за моими помощниками роботами было признано какое-либо официальное положение. Я не хочу, чтобы они принимали участие в процедуре, связанной с делом, которое рассматривает данный суд. Но я прошу - и, полагаю, вполне законно, - чтобы меня не лишали той помощи, которую они могут оказать. Истец в этом деле имеет десяток адвокатов, хороших и способных людей. Я один против многих. Я сделаю все, что в моих силах. Но ввиду неравенства сил я прошу суд не ставить меня в еще более невыгодное положение. Ли сел. - Это все, что вы хотели сказать, мистер Ли? - спросил судья. - Вы уверены, что ничего не добавите к сказанному, прежде чем я вынесу свое решение? - Только одно, - сказал Ли. - Если ваша честь может указать мне на какой-нибудь пункт в судебных уложениях, запрещающий мне использовать робота... - Это смешно, сэр. Конечно, такого пункта нет. Никто и никогда не
в начало наверх
думал, что возникнет такое непредвиденное обстоятельство. Поэтому, естественно, не было причины предусматривать в уложениях подобное запрещение. - Может быть, есть ссылка, которая подразумевает нечто подобное? Судья схватил молоток и сильно ударил по столу. - Суд находится в затруднении. Решение будет объявлено завтра утром. На следующее утро адвокаты компании "Сделай сам" попытались помочь судье. Поскольку, сказали они, упомянутые роботы относятся к предметам, установление принадлежности которых явилось причиной тяжбы, то использование их в суде ответчиком было бы неправильным. Они указали, что такое действие было бы равносильно попытке принудить истца способствовать выступлению против собственных интересов. Судья с серьезным видом кивал, но тотчас выступил Ли. - Чтобы этот аргумент стал обоснованным, ваша честь, надо прежде всего доказать, что роботы действительно принадлежат истцу. Это, собственно, и является предметом данной тяжбы. Возникает впечатление, ваша честь, что джентльмены, сидящие напротив, впрягают лошадь мордой к телеге. Его честь со вздохом сказал: - Суд сожалеет о том, что ему приходится выносить решение, хорошо зная, что оно положит начало спору, беспристрастного разрешения которого следует ожидать еще очень не скоро. Но за отсутствием конкретного запрета использовать... э... роботов в занятиях правом суд постановляет, что защите разрешается пользоваться их услугами. Он остановил взгляд на Ли. - Но суд также хочет предупредить защитника, чтобы он следил за своим поведением. Если, сэр, вы хоть в малом нарушите то, что я считаю правилами поведения в суде, я немедленно удалю вас и ваши машины из зала заседания. - Спасибо, ваша честь, - сказал Ли. - Я буду очень осторожен. - Теперь истец может изложить дело. Поднялся главный защитник компании "Сделай сам". Он сказал, что ответчик, некий Гордон Найт, заказал компании один комплект механобиологической собаки на сумму двести пятьдесят долларов. Но из-за ошибки при погрузке ответчику послали не комплект собаки, а робота по имени Альберт. - Ваша честь, - перебил его Ли, - я должен заметить в этой связи, что погрузка комплекта производилась человеком и это было причиной ошибки. Если бы компания "Сделай сам" применяла машины, такой ошибки не могло бы случиться. Судья ударил молотком. - Мистер Ли, вы не новичок в суде. Вы знаете, что нарушили порядок. - Он кивнул адвокату компании. - Продолжайте, пожалуйста. Адвокат компании сказал, что робот Альберт не обыкновенный робот. Это экспериментальная модель, созданная компанией "Сделай сам". После испытания ее способностей модель была упакована и отложена. Никто не собирался ее продавать. Он уж представляет себе, как она могла быть послана покупателю. Компания провела расследование, но не нашла ответа. То, что модель была послана, очевидно само по себе. Он объяснил, что розничная цена обыкновенного робота равна десяти тысячам долларов. Альберт стоит гораздо больше... определить его стоимость поистине невозможно. По получении робота покупатель, Гордон Найт, должен был немедленно известить компанию и организовать возврат покупки. Но вместо этого он оставил робота у себя и обманным путем использовал его в корыстных целях. Компания просит суд обязать ответчика вернуть не только робота Альберта, но и продукты его труда, а именно неизвестное число роботов, которых произвел Альберт. Адвокат сел. - Ваша честь, - сказал в свою очередь Ли, - мы согласны со всем, что сказал здесь истец. Он точно изложил суть дела, и я поздравляю его с превосходной речью. - Следует ли мне понимать, сэр, - спросил судья, - что ваше высказывание равносильно признанию вины? Вы, наверно, собираетесь положиться полностью на милость суда? - Ни в коем случае, ваша честь. - Признаться, - сказал судья, - я не в состоянии следить за ходом ваших рассуждений. Если вы признаете обвинения, выдвинутые против вашего клиента, то я не понимаю, как я могу вынести какое-либо постановление не в пользу истца. - Ваша честь, мы готовы показать, что истец, никем не обманутый, сам имеет намерение обмануть всех. Мы готовы доказать, что, приняв решение скрыть от общественности изобретение Альберта, компания "Сделай сам" в действительности лишила людей всего мира возможности сделать следующий логичный шаг по пути прогресса. Она скрыла от людей, так сказать, этот продукт всеобщего развития техники. - Ваша честь, - продолжал он. - Мы убеждены, что сможем доказать нарушение компанией некоторых положений, созданных для того, чтобы поставить вне закона монополию, и готовы спорить, что ответчик не только не совершил чего-либо предосудительного против общества, а, наоборот, оказал обществу большую услугу. Более того, ваша честь, мы намереваемся представить доказательства, которые будут свидетельствовать о том, что роботы в целом лишены некоторых неотъемлемых прав... - Мистер Ли, - предостерегающе сказал судья, - робот всего лишь машина. - Мы докажем, ваша честь, - сказал Ли, - что робот нечто гораздо большее, чем просто машина. Мы действительно готовы представить доказательства, которые, по нашему глубокому убеждению, покажут, что во всем, кроме обмена веществ, робот является копией человека и что даже его обмен веществ до некоторой степени аналогичен обмену веществ человека. - Мистер Ли, вы ушли далеко в сторону. Рассматривается вопрос о том, присвоил ли незаконно ваш клиент собственность компании "Сделай сам". Тяжбу следует ограничить только разрешением этого вопроса. - Так я и делаю, - сказал Ли. - Но при этом намереваюсь доказать, что робот Альберт не был собственностью и не мог быть украден или продан. Я намереваюсь доказать, что мой клиент не украл его, а освободил. И если мне и приходится уходить далеко в сторону, чтобы доказать некоторые основные положения, то я прошу суд простить меня за то, что я испытываю его терпение. - Вы с самого начала испытываете терпение суда, - сказал судья. - Но суд справедлив, и у вас есть право доказать то, что вы утверждаете. Вы простите мне, если я скажу, что ваши доводы немного притянуты за уши. - Ваша честь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вывести вас из этого заблуждения. - В таком случае все в порядке, - сказал судья. - Приступим к делу. Процесс продолжался шесть недель, и страна жила им. О нем кричали огромные заголовки статей на первых страницах газет. Им кормились радио и телевидение. Сосед спорил с соседом, обычными стали споры на улицах, в семье, в клубах, в конторах. Редакции газет захлестывали письма читателей. Состоялись митинги, на которых ораторы выражали свое негодование, считая нелепым ставить знак равенства между человеком и роботом, создавались организации, выступавшие за освобождение роботов. В психиатрических лечебницах резко снизилось число Наполеонов и Гитлеров, вместо которых появились неуклюже вышагивающие пациенты, выдающие себя за роботов. Вмешалось министерство финансов. В силу экономических причин оно просило суд объявить раз и навсегда, что роботы являются имуществом. Оно указывало, что если роботы не будут облагаться как собственность, то различные государственные учреждения не досчитаются многих статей дохода. Суд выносил определения. "Роботы обладают свободой воли". Это было легко доказать. Робот может выполнить порученное дело, действуя правильно, сообразуясь с непредвиденными факторами. Способность роботов судить здраво во многих случаях, как было доказано, стоит выше здравомыслия человеческого. "Роботы обладают способностью рассуждать". Это было вне всякого сомнения. "Роботы могут размножаться". Это было трудно доказать. Все, что делает Альберт, как утверждали представители компании "Сделай сам", является работой, для которой он был сконструирован. А вот Ли доказывал, что он размножается. Он делает это сознательно. Он любит роботов и считает их членами своей семьи. Он даже дает им имена в свою честь - имя каждого начинается с "А". Истец доказывал, что роботы не религиозны. Ли утверждал, что это не относится к делу. Многие люди являются агностиками и атеистами и тем не менее считаются людьми. "У роботов нет эмоций". Ли возражал, что это не совсем верно. Альберт любит своих сыновей. Роботы вечны и обладают чувством справедливости. Если у них и нет некоторых эмоций, то, может быть, это к лучшему. Они, например, не способны ненавидеть. Или быть алчными. Ли потратил почти час, рассказывая суду мрачную историю человеческой ненависти и алчности. Еще час он клеймил рабство, в которое обращали разумных существ. Газеты публиковали его речи. Адвокаты истца корчились от возмущения. Судья гневался. Процесс продолжался. - Мистер Ли, - спрашивал судья, - к чему все это? - Ваша честь, - отвечал ему Ли, - я просто делаю все возможное, чтобы обосновать нашу точку зрения. В действиях, в которых обвиняется мой клиент, нет ничего противозаконного. Я просто пытаюсь доказать, что робот не является имуществом и, следовательно, не может быть украден... Я... - Ладно, - сказал судья. - Ладно. Продолжайте, мистер Ли. Адвокаты компании "Сделай сам" щеголяли цитатами, доказывая свою точку зрения. Ли отвечал им градом цитат, разбивая их в пух и в прах. Невразумительный язык юридических сочинений расцвел пышным цветом, давно забытые постановления и решения становились предметом спора, обсасывались и кромсались. По мере того как шел процесс, становилось ясно одно: Энсон Ли, неизвестный адвокат, на которого навалилась куча талантливейших юристов, выходил победителем. В его распоряжении были все относящиеся к делу тексты законов, цитаты, точные ссылки на источники, описания прецедентов, все факты и логика. Вернее, они были у роботов. Они бешено скрипели перьями и вручали ему свои заметки. К концу каждого дня пол вокруг стола защитника покрывали вороха бумаги. Процесс закончился. Последний свидетель дал показания. Последний адвокат сказал свое слово. Ли и роботы остались в городе, чтобы дождаться решения суда, а Найт улетел домой. Он облегченно вздохнул, узнав, что все кончилось и вышло не так уж плохо, как он ожидал. По крайней мере его не выставили на посмешище как дурака и вора. Ли отстоял его достоинство, но спас ли юрист его шкуру - было еще не известно. Еще в воздухе Найт увидел свой дом и с удивлением отметил, что он изменился. Его окружало кольцо высоких столбов. А на газоне стояло более десятка каких-то механических чудовищ, напоминавших ракетные установки. Найт направил летательный аппарат вниз и стал планировать, высунувшись, чтобы лучше видеть. Столбы были высотой футов в двенадцать. Они поддерживали толстую проволоку, ограждая дом густой стальной сеткой. Механические чудовища на газоне изготовились к бою. Все ракеты нацелились на Найта. При взгляде на них у него екнуло сердце. Он осторожно пошел на посадку и перевел дыхание лишь тогда, когда колеса коснулись посадочной площадки. Как только он вылез из кабины, из-за угла дома ему навстречу поспешил Альберт. - Что здесь происходит? - спросил он робота. - Приняты меры на случай чрезвычайного положения, - сказал Альберт. - Вот и все, хозяин. Мы готовы к любым неожиданностям. - Каким еще неожиданностям? - О, например, если толпа решится на самосуд. - Или если суд примет неблагоприятное для нас решение? - И это тоже, хозяин. - Не будете же вы воевать со всем миром? - Мы не хотим возвращаться, - сказал Альберт. - Ни я, ни мои дети больше не достанемся компании "Сделай сам". - Сражаться до последней капли крови! - воскликнул Найт. - Сражаться до последней капли крови! - сердито сказал Альберт. - А мы, роботы, воюем отчаянно. - И эти стрелялки, расположившиеся вокруг дома... - Наши оборонительные силы, хозяин. Ракеты попадают в любую цель. Снабженные телескопическими глазами, вычислительными и сенсорными устройствами, они, после того как их выпустят, благодаря остаточной способности к мышлению сами знают, что им делать. Если уж они сядут на хвост, увиливать от них бесполезно. Стой и жди.
в начало наверх
Найт поднял бровь. - Вы должны отказаться от этой мысли, Альберт. Вас уничтожат в течение часа. Одна бомба... - Лучше умереть, хозяин, чем сдаться. Найт понял, что спорить бесполезно. Он подумал, что, в конце концов, роботы поступают чисто по-человечески. То, что сказал Альберт, произносилось не раз в истории человечества. - У меня есть новости, - сказал Альберт. - Вы будете довольны. У меня теперь дочери. - Дочери? С материнским инстинктом? - Шесть дочерей, - гордо сказал Альберт. - Алиса, Ангелина, Агнесса, Агата, Альберта и Абигайль. Я не повторил ошибки компании "Сделай сам". Я дал им женские имена. - И все они размножаются? - Вы бы только посмотрели на этих девочек! Всемером мы работаем непрестанно: у нас кончились материалы, так что я накупил много всего в долг. Надеюсь, вы не возражаете. - Альберт, - сказал Найт, - неужели вы не понимаете, что я разорен! Уничтожен! У меня нет ни цента! Вы сделали меня банкротом! - Наоборот, хозяин, мы прославили вас. Ваше имя красуется на первых страницах газет, вас показывают по телевизору. Найт отошел от Альберта и, споткнувшись на ступеньках лестницы, поднялся в дом. Он увидел робота с пылесосом вместо руки, чистившего ковер. Он увидел робота с кисточками вместо пальцев, аккуратно красившего двери и оконные рамы. Он увидел робота со скребками, чистившего кирпичи в камине. Грейс что-то напевала в своей мастерской! Найт подошел к мастерской и заглянул в нее. - О, это ты, - сказала Грейс. - Когда ты вернулся, дорогой? Я освобожусь примерно через час. Я работаю над морским пейзажем, и у меня никак не получается вода. Мне не хочется бросать работу. Боюсь, что мне изменяет чувство цвета. Найт прошел в гостиную и сел на стул. Поблизости не было ни одного робота. - Пива, - сказал он, ожидая, что будет дальше. С кухни галопом примчался робот - робот с бочкой вместо живота, с краником внизу бочки, с рядом блестящих медных кружек на груди. Он налил кружку. Пиво было холодное и приятное на вкус. Найт сидел и пил пиво и вдруг в окно увидел, что оборонительные силы Альберта вновь заняли боевые позиции. Хорошенькое дело! Если суд примет решение не в его пользу и представители компании "Сделай сам" явятся за своим имуществом, начнется самая фантастическая гражданская война в истории человечества - от него останется мокрое место. Он попытался представить себе, какие обвинения предъявят ему, если эта война начнется. Вооруженное восстание, сопротивление при аресте, подстрекательство к мятежу... найдут, в чем обвинить... если, конечно, он останется в живых. Он повернулся к телевизору и наклонился вперед. Прыщеватый комментатор взбивал обычную журналистскую мыльную пену: "...деловая жизнь фактически замерла. Многие промышленники боятся, что их сопротивление будет недолгим, если Найт выиграет дело. Им придется потратить много денег на доказательства в суде, что автоматические устройства на их предприятиях являются не роботами, а машинами. Нет сомнения, что большая часть автоматического оборудования предприятий состоит из машин, но управляют производством в основном умные системы типа роботов. Если эти системы начнут рассматриваться как роботы, то против промышленников будут возбуждены дела по возмещению убытков, а может быть, и уголовные дела за незаконное лишение свободы... В Вашингтоне продолжаются консультации. Министерство финансов обеспокоено тем, что снизится поступление налогов. Но перед правительством стоят еще более серьезные проблемы. Например, вопрос гражданства. Если дело решится в пользу Найта, будет ли это значить, что всех роботов надо автоматически объявить гражданами? У политических деятелей тоже свои заботы. Стоя перед лицом новой категории избирателей, все они думают о том, как завоевать голоса роботов". Найт выключил телевизор и уселся поудобнее, чтобы выпить еще пива. - Хорошее пиво? - спросил пивной робот. - Отлично, - ответил Найт. Шли дни. Напряженность нарастала. Ли и роботов-юристов охраняла полиция. В отдельных районах роботы собрались в группы и бежали в горы, боясь самосуда толпы. В некоторых отраслях промышленности автоматические системы объявили забастовку, требуя права вести переговоры. В нескольких штатах губернаторы привели в боевую готовность полицию. Новая постановка "Гражданин Робот" на Бродвее была освистана критиками, но публика раскупила билеты на год вперед. Приближался решающий день. Найт сидел у телевизора и ждал, когда появится судья. Он слышал, как позади шумели собравшиеся роботы. В мастерской что-то весело напевала Грейс. Найт спросил себя, как долго Грейс еще собирается заниматься живописью. Это увлечение продолжается дольше других, и дня два назад он поговорил с Альбертом о строительстве картинной галереи для ее полотен, чтобы они не загромождали дом. На экране появился судья. Найт подумал, что он выглядит как человек, который не верил в призраков и вдруг увидел их. - Мне никогда не приходилось принимать такое трудное решение, - устало сказал судья, - потому что, следуя букве закона, я могу гибельно воздействовать на его дух. После долгих дней изучения законов и обстоятельств данного дела я выношу решение в пользу ответчика, Гордона Найта. - Но, принимая такое решение, - продолжал судья, - я создаю прецедент, имеющий далеко идущие последствия. Роботы не являются имуществом и не могут облагаться в качестве такового. В таком случае они должны быть людьми, а это значит, что они могут пользоваться всеми правами и привилегиями и вместе с тем нести ответственность и выполнять обязанности, как и люди. Я не могу принять другое решение. Однако это не укладывается в моем сознании. Это случилось впервые за все годы моей работы, и я все еще надеюсь, что вышестоящие судебные инстанции окажутся более мудрыми, чем я, и сочтут необходимым пересмотреть мое решение! Найт встал и вышел в сад, раскинувшийся на сотню акров. Красоту сада несколько портило двенадцатифутовое заграждение. Процесс кончился очень хорошо. С Найта сняли обвинение, ему не надо платить налоги, а Альберт и другие роботы стали вольными птицами и могли делать, что им заблагорассудится. Он нашел каменную скамью, присел на нее и стал глядеть на озеро. Сад его был прекрасен - именно таким он мечтал видеть его... даже более прекрасен, чем ему грезилось, - с дорожками и мостками, цветочными клумбами и моделями кораблей, которые раскачивались ветерком на подернутой рябью воде. Он сидел и смотрел. Сад был прекрасен, но он почувствовал, что не гордится им, что не испытывает никакого удовлетворения. Он снял руки с колен и, сжав пальцы, словно держал инструмент, посмотрел на них. Но в руках ничего не было. И он понял, почему равнодушен к саду и не испытывает никакого удовлетворения. Модель железной дороги. Стрельба из лука. Механобиологическая собака. Изготовление керамики. Восемь комнат, пристроенных к дому. Сможет ли он когда-нибудь утешиться моделью железной дороги или любительским изготовлением керамики? Если и сможет, разрешат ли ему это сделать? Он медленно встал и пошел к дому. Там он почувствовал себя бесполезным и ненужным. Наконец он решил отправиться в подвал. Альберт обнял его. - Мы победили, хозяин! Я знал, что мы победим! Он отодвинул от себя Найта и положил ему руки на плечи. - Мы никогда не уйдем от вас, хозяин. Мы останемся и будем работать на вас. Вы никогда ни в чем не будете нуждаться. Это сделаем для вас мы! - Альберт... - Все в порядке, хозяин. Вам ни о чем не надо беспокоиться. Мы разрушим проблему с деньгами. Мы наделаем много роботов-юристов и будем получать большие гонорары. - Но неужели вы не понимаете... - Но в первую очередь - продолжал Альберт, - мы собираемся добиться постановления суда, обеспечивающего наши права. Ведь мы сделаны из стали, стекла, меди и тому подобного, верно? И мы не можем позволить людям зря расходовать материалы, из которых мы сделаны, а также энергию, поддерживающую нашу жизнь. Уверяю вас, хозяин, мы не проиграем! Устало присев на скат, Найт увидел вывеску, которую только что намалевал Альберт. Красивыми золотыми буквами, отведенными для четкости черной краской, на ней было написано: ЭНСОН, АЛЬБЕРТ, АБНЕР, АНГУС И Кo. АДВОКАТЫ - А потом, хозяин, - сказал Альберт, - мы приберем к рукам компанию "Сделай сам". Она уже не в состоянии выдержать конкуренцию. У нас есть великолепная идея, хозяин. Мы будем делать роботов. Много роботов. Но не слишком много. Мы не собираемся подводить вас, людей, поэтому мы будем производить комплекты "Сделай сам". Только их будут собирать заранее, чтобы избавить вас от труда. Как вы думаете, для начала хватит? - Вполне, - прошептал Найт. - У нас все продумано, хозяин. До конца жизни вам не надо будет беспокоиться ни о чем. - Да, - сказал Найт, - ни о чем.

ВВерх