UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Роберт ШЕКЛИ

  ЧАС БИТВЫ




- Сдвинулась эта стрелка,  или  нет?  -  спросил  Эдвардсон,  стоя  у
иллюминатора и глядя на звезды.
- Нет, - ответил Морс. Он уже в течении часа, не  отрываясь,  смотрел
на детектор Аттисона. Сейчас он быстро моргнул три раза и посмотрел вновь.
- Ни на миллиметр.
- Мне тоже кажется, что она не сдвинулась, сказал Кассель, сидящий за
панелью ракетного устройства управления.
Они замолчали. Изящная черная стрелка индикатора стояла на нуле.
Ракетные пушки были наготове. Их черные носы глядели на звезды.
Помещение наполнял ровный гул. Он исходил  от  детектора  Аттисона  и
действовал успокаивающе. Шум этот говорил о том, что их детектор  соединен
с остальными детекторами, образующими гигантскую сеть, опоясывающую Землю.
- Какого черта они не летят? - спросил Эдвардсон, все  еще  глядя  на
звезды. - Почему они не нападают?
- Ах, да заткнись ты! -  отозвался  Морс.  У  него  был  тревожный  и
усталый вид. На левом виске его виднелся старый шрам -  след  от  лучевого
удара, который издали выглядел, как ненастоящий.
- Я бы хотел, чтобы они уже пришли, - сказал Эдвардсон. Он повернулся
на своем стуле. - А ты не хочешь, чтобы они пришли?
У Эдвардсона было узкое, боязливое  лицо  мыши,  но  мыши  достаточно
умной, которую кошкам лучше избегать.
- А ты этого  не  хочешь?  -  повторил  он.  Ему  не  ответили.  Люди
вернулись к своим обязанностям, зачарованно глядя на шкалу детектора.
- Времени у них было достаточно, - сказал Эдвардсон, обращаясь сам  к
себе. Кассель облизнул губы, потом зевнул.
- Кто-нибудь хочет сыграть со мной в козла? - спросил он, тряся своей
бородой.
Борода эта была памятью его выпускных дней.  Кассель  утверждал,  что
может продержаться почти пятнадцать минут, пользуясь только  кислородом  в
фолликулах волосков.
Правда, он ни разу не выходил в космос без шлема, чтобы доказать это.
Морс повернулся, и  Эдвардсон  автоматически  принялся  наблюдать  за
индикатором. Эта рутина стала их жизнью, частью их подсознания. После двух
совместных месяцев в космосе все темы для разговоров были исчерпаны.
Их не интересовали уже ни выпускные дни Касселя, ни победы Морса.  Им
было смертельно скучно даже от ожидания нападения, которое могло произойти
в любую минуту.
- Лично мне хотелось бы знать только  одно,  -  сказал  Эдвардсон,  с
легкостью возвращаясь к старому разговорному гамбиту. -  Насколько  далеко
действует их сила?
Они целыми днями говорили о телепатических возможностях неприятеля, и
все-таки  каждый  раз  возвращались  к  этому.  Будучи   профессиональными
солдатами, они не могли не размышлять о своем враге и его оружие. Это было
основное, о чем они говорили.
- Что ж. - тихо ответил Морс, - Сеть  наших  детекторов  контролирует
систему далеко за орбитой Марса.
- Где мы и сидим, - сказал Кассель, который наблюдал за  индикатором,
в то время, как другие говорили.
- Они могут даже не знать, что у нас есть сеть детекторов,  -  сказал
Морс, как он уже говорил тысячу раз.
- Да брось ты, - сказал Эдвардсон, перекосив лицо в насмешке.  -  Они
телепаты. Они просканировали мозг Эверсета до мельчайших подробностей.
- Эверсет не знал, что у нас существует  сеть  детекторов,  -  сказал
Морс, вновь переводя свой взгляд на счетчик, - он был захвачен до этого.
- Да ты только подумай! - возмутился Эдвардсон. - Они просто  спросят
его: "Что бы вы сделали, если бы знали, что телепатическая раса собирается
завоевать Землю, как бы вы охраняли свою планету?"
- Глупое рассуждение, - сказал Кассель. Может быть, Эверсет  даже  не
подумал бы об этом?
- Но ведь он мыслит как человек, разве нет? Все согласились именно на
такой защите. Эверсет согласился бы точно так же.
- Силлогистика, - прошептал Кассель. - Очень шатко.
- Да, лучше бы его не захватывали в плен, - сказал Эдвардсон.
- Могло быть и хуже, - вставил Морс. Лицо его  было  более  печально,
чем обычно.
- Что было бы, если бы они захватили обоих?
- Я бы хотел, чтобы они уже пришли, - опять повторил Эдвардсон.


Ричард  Эверсет  и  К._Р._Джонс  совершали   первый   полет,   первый
межзвездный перелет. В системе  Веги  они  обнаружили  обитаемую  планету.
Остальное было обычной процедурой. Все решила монетка. На планету  полетел
в разведочном скутере Эверсет, поддерживающий радиоконтакт с оставшимся на
корабле Джонсом.
Запись этого контакта транслировалась потом по всей Земле.
- Только что встретил туземцев, - передавал Эверсет.  -  Как  забавно
они выглядят. Опишу их тебе позже.
- Они пытаются  с  тобой  объясниться?  -  спросил  Джонс,  направляя
звездолет по межпланетной орбите.
- Нет! Подожди... О, господи, черт меня  побери!  Они  телепаты!  Как
тебе это нравится?
- Великолепно! - сказал Джонс. - Продолжай.
- Подожди. Послушай, Джонс, мне эти ребята не нравятся. У них  что-то
нехорошее на уме. Господи!
- В чем дело? - спросил Джонс, поднимая корабль чуть выше.
- Увы! Эти  негодяи  чертовски  властолюбивы!  Оказывается,  они  уже
захватили все звездные системы вокруг, и сейчас ждут...
- Да?..
- Я неправильно понял, - вдруг с теплотой в голосе произнес  Эверсет.
- не такие уж они и плохие.
Джонс  соображал  быстро.  У  него  была  подозрительная   натура   и
великолепная реакция. Он  задал  автопилоту  программу  на  самое  большое
ускорение, которое только мог выдержать, улегся в кровать и сказал:
- Расскажи мне больше.
- Спускайся вниз, - ответил Эверсет в нарушение всех законов.  -  Эти
ребята что надо, честно говоря, они самые чудесные...
Здесь запись разговора оборвалась, потому что Джонс был вжат в кресло
ускорением в двадцать "же" перед подготовкой корабля для С-прыжка.
По дороге на землю он сломал три ребра, но все же он добрался  домой.
Телепатическая раса начала войну. Что  должна  делать  Земля?  Информация,
которую принес Джонс,  обросла  значительным  количеством  выводов,  среди
которых был и такой телепатическая раса может с  легкостью  воздействовать
на мозг человека.
Эверсет  говорил,  что  думали  они,  постепенно  отметая  предыдущие
обвинения. Они овладели им с поразительной легкостью. Почему же  этого  не
произошло в корабле с Джонсом? Играло ли здесь роль расстояние? Или же они
просто не приготовились к неожиданному его отлету?
С уверенностью можно было  сказать  только  то,  что  все,  что  знал
Эверсет, знал и противник.
Это  означало,  что  они  знали,  где  располагается  Земля  и  какой
беззащитной была бы она, если говорить о телепатической форме атаки. Можно
было ожидать, что они прилетят на Землю.  Требовались  какие-то  средства,
позволяющие аннулировать их бесспорное преимущество.
Но какие? Какое оружие может справиться с мыслью?
Ученые с красными от бессонницы глазами не переставали обсуждать этот
вопрос. Как определить, что мозгом человека уже овладели? Хотя враг  и  не
был очень расторопен в случае с Эверсетом, но останется ли он таким же?
Не научится ли он?  Психологи  рвали  на  себе  волосы  и  оплакивали
отсутствие абсолютной шкалы для человеческой мысли. Построить  космический
флот и оборудовать его своего рода детекторами,  установками  и  ракетными
приспособлениями - было исполнено в короткий срок.
Был  построен  детектор  Аттисона,  нечто  среднее  между  радаром  и
электроэнцефалографом.  Любое  изменение   или   отклонение   от   обычной
человеческой волны мозга у людей, работавших  на  детекторах  звездолетов,
вызвало бы движение индикаторной стрелки на циферблате.
Даже кошмарный сон или бред повлияли бы на  ее  отклонение.  Казалось
вполне вероятным,  что  любая  попытка  воздействовать  на  мозг  человека
что-нибудь изменит.
Хоть где-нибудь, но это постороннее воздействие скажется. Именно  для
этой цели и предназначался детектор Аттисона. Может быть, он сработает.
Звездолеты с экипажами по три человека  курсировали  между  Землей  и
Марсом, образуя гигантскую орбиту. Десятки тысяч людей сидели за  пультами
ракетного  управления,  наблюдая  за  циферблатами  детектора  Аттисона  с
неподвижными стрелками.


- Может быть, выстрелить пару раз? - спросил Эдвардсон, положив палец
на красную кнопку пульта управления ракетами. -  Просто,  чтобы  проверить
готовность орудий?
- Готовность этих орудий не нуждается в проверке, -  сказал  Кассель,
вороша пальцами в своей бороде. - Кроме того, на других звездолетах все  с
ума сойдут.
- Кроме того, Кассель, - очень  спокойно  сказал  Морс,  -  перестань
трепать свою бороду.
- Это еще почему?
- Потому, - почти шепотом сказал Морс, - что иначе я  запихаю  каждый
ее волосок в твою глотку.
Кассель улыбнулся и сжал руки в кулаки.
- С удовольствием, - сказал он, - я уже устал смотреть на твой шрам.
Он встал.
- Прекратите, - проворчал Эдвардсон.
- Смотрите за стрелкой.
- Ни к чему, - ответил Морс, откидываясь назад. - К системе  подведен
сигнал тревоги.
Но все взглянули на стрелку.
- А что, если сигнал не сработает? - спросил Эдвардсон. - Что, если и
циферблат испортился? Приятно вам будет, когда кто-нибудь заберется в  ваш
мозг?
- Циферблат сработает, - сказал Кассель. Он переводил взгляд  с  лица
Эдвардсона на бездействующий индикатор и обратно.
- Пойду-ка я отдохну, - сказал Эдвардсон.
- Подожди, - сказал Кассель. - Давай сыграем в козла?
- Ну хорошо. Эдвардсон отвернулся и достал колоду засаленных карт,  в
то время, как Морс опять уставился на циферблат.
- Я бы очень хотел, чтобы они уже пришли, - сказал он.
- Сдавай, - проворчал Эдвардсон, протягивая колоду Касселю.
- Интересно, как они выглядят? - продолжал Морс, глядя на индикатор.
- Возможно, так же, как и мы, - ответил Кассель, глядя на циферблат.
Кассель поднимал карты медленно, одну за другой, как будто  надеялся,
что найдет под ними что-то интересное.
- М-м-м... следовало бы послать с нами еще одного, - заявил он. -  Мы
могли бы сыграть в бридж.
- Я не играю в бридж, - сказал Эдвардсон.
- Ты мог бы научиться.
- Почему мы сами не послали туда флот? Почему  мы  не  разбомбили  их
планету?
- Не говори ерунды, - ответил Эдвардсон.
- Мы бы потеряли любой посланный туда звездолет. Возможно,  он  бы  и
возвратился бы к нам, но уже с противоположной целью.
- Ты проиграл, - констатировал Кассель.
- Тысячу раз! - весело ответил Эдвардсон. Сколько я тебе должен?
- Три миллиона пятьсот восемьдесят долларов.
- Я бы очень хотел, чтобы они уже прилетели, - пел свою песню Морс.
- Выписать тебе чек?
- Можешь не торопиться до следующей недели.
- Кто-нибудь должен договориться с этими негодяями,  -  сказал  Морс,
заглядывая в иллюминатор. Кассель медленно посмотрел на циферблат.
- Я только подумал об одной вещи, - сказал Эдвардсон.
- О чем ты?
- Это, наверное, ужасное чувство, когда твоим мозгом управляют.  Это,
наверное, невыносимо.
- Ты узнаешь, когда это произойдет, - сказал Кассель.
- Знал ли об этом Эверсет?

 
в начало наверх
- Возможно, но он просто не мог ничего с этим поделать. - С моим мозгом все в порядке, сказал Кассель. - Но если хоть один из вас, ребята, начнет вести себя иначе, чем обычно... пеняйте на себя! Они все рассмеялись. - Ну что ж, - сказал Эдвардсон, - Я бы не отказался от шанса договориться с ними. Это вовсе не глупо. - Почему бы и нет? - сказал Кассель. - Ты имеешь в виду - полететь к ним навстречу? - Конечно. Из того, что мы сидим здесь, ничего хорошего не получится. - Я думаю, мы можем кое-что сделать. медленно произнес Эдвардсон. - В конце-концов, с ними можно договориться. Они разумные существа, но они не непобедимы. Морс сверил курс корабля с расчетным, потом поднял голову. - Ты думаешь, нам следует установить контакт с командой соседнего звездолета? Сказать им, что мы хотим сделать? - Нет! - воскликнул Кассель, и Эдвардсон согласно кивнул головой. - Это запрещено. Мы просто полетим и посмотрим, что мы можем сделать. Если они не ответят, мы их просто уничтожим. - П_О_С_М_О_Т_Р_И_М_! Из иллюминатора они увидели красное пламя реактивного двигателя: соседний звездолет в их секторе устремился вперед. - Им, должно быть, пришла в голову та же мысль, - сказал Эдвардсон. - Давайте доберемся туда первыми, - предложил Морс. Кассель включил двигатели, и их вжало перегрузкой в сиденья. - Стрелка так и не сдвинулась? - крикнул Эдвардсон, пытаясь перекричать звонок сигнальной системы, подведенной к детектору. - Ни на миллиметр, - ответил Кассель, глядя на циферблат, по которому стрелка прошла весь путь и уперлась в ограничитель.

ВВерх