UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Боб ШОУ

 СВЕТ БЫЛОГО




 1

Мчащийся навстречу  автомобиль  казался  всего  лишь  кроваво-красным
пятном, но, даже на таком расстоянии  и  несмотря  на  жжение  в  радужной
оболочке левого глаза, Гаррод умудрился  определить  модель  -  спортивный
"стилет". Повинуясь необъяснимому порыву, он убрал ногу с акселератора,  и
машина, летевшая со скоростью девяносто миль в час, стала  замедлять  ход.
Несмотря на плавность движения водителя, турбодвигатель  недовольно  взвыл
при переходе в режим наката.
- Что случилось? - Его жена была, как всегда, начеку.
- Ничего.
- Но почему ты тормозишь? - Эстер всегда бдительно следила  за  своей
собственностью, а именно в эту категорию она включала мужа,  и  сейчас  ее
широкополая шляпка задвигалась словно антенна локатора.
- Просто так.
Не сводя глаз  со  стремительно  приближающегося  автомобиля,  Гаррод
улыбкой выразил недовольство допросом. Внезапно "стилет" замигал оранжевым
огоньком  указателя  левого  поворота.  Гаррод  увидел   боковую   дорогу,
отходящую от шоссе примерно на полпути между машинами. Он резко  нажал  на
тормоз, и передок "турболинкольна" еще теснее прильнул к  бетону.  Красный
"стилет" круто завернул, молнией  пронесся  перед  капотом  "линкольна"  и
исчез в облаке пыли. Через боковое окно спортивной машины Гаррод разглядел
потрясенного юнца с раскрытым от негодования ртом.
- Бог мой, ты видел? - Обычно бесстрастное лицо Эстер  было  искажено
ужасом. - Ты видел?!
Раз  выразителем  эмоций   стала   жена,   Гаррод   сумел   сохранить
спокойствие.
- Еще бы.
- Не сбрось ты скорость, этот ублюдок врезался бы в  нас...  -  Эстер
умолкла и, пораженная неожиданной мыслью, обернулась к мужу. - П_о_ч_е_м_у
ты притормозил, Элбан? Словно предвидел, что могло произойти.
- Просто научился не доверять юнцам в красных спортивных машинах.
Гаррод беззаботно рассмеялся, но вопрос жены глубоко его растревожил.
В самом деле, что заставило его сбросить газ? Особый интерес  к  "стилету"
вполне объясним -  это  первый  автомобиль,  который  оборудован  ветровым
стеклом из термогарда, выпускаемого его заводом. Но откуда это засевшее  в
подсознании, холодное как лед, щемящее чувство, будто  воплотился  кошмар,
казалось бы, вычеркнутый из памяти?..
- Вот ведь знала, что надо лететь на самолете, - проговорила Эстер.
- Ты же сама хотела немного развеяться.
- Да, но разве могла я предположить...
- Вот и аэродром, - перебил Гаррод,  когда  слева  появилась  высокая
проволочная ограда. - Добрались довольно быстро.
Эстер нехотя кивнула и уставилась на бегущие мимо маркеры  посадочных
полос.  Сегодня  была  вторая  годовщина  их  свадьбы,  и  Гаррода  мучило
подозрение, что Эстер обижена,  недовольна  тем,  что  бОльшую  часть  дня
занимает деловая встреча. Но изменить он ничего не мог, хотя именно деньги
семьи  Эстер  спасли  предприятие  Гаррода  от  краха.  Соединенные  Штаты
приступили к созданию сверхзвукового гражданского самолета  с  опозданием,
внушающим большие опасения, но "Аврора", способная развить скорость  4  М,
выходит на линии как раз в то время, когда лайнеры других  стран  начинают
морально устаревать, и он, Элбан Гаррод, внес свою лепту в рождение  новой
машины. Он не отдавал себе отчета в  том,  почему  присутствие  на  первом
показательном полете "Авроры" было для него столь  важным,  но  одно  знал
определенно: ничто не сможет помешать ему увидеть взлет  титановой  птицы,
которую он оснастил глазами.
Через пять минут машина подъехала  к  главному  входу  испытательного
аэродрома. Гаррод предъявил пригласительный билет, и затянутый в свежайшую
светлую форму  охранник  отдал  честь.  Автомобиль  медленно  двигался  по
бурлящей  жизнью   территории   административного   комплекса.   Красочные
указатели, сияющие на утреннем  солнце,  создавали  праздничную  атмосферу
ярмарки. Везде, куда ни падал  взгляд,  улыбались  длинноногие  девушки  в
формах авиалиний - заказчиков "Авроры".
Эстер с видом собственницы опустила руку на колено Гаррода.
- Милы, не правда ли? Теперь я понимаю, почему ты так сюда рвался.
- Без тебя бы я не поехал, - солгал Гаррод.  Чтобы  подчеркнуть  свои
слова, он сжал ногу Эстер  и  почувствовал,  как  внезапно  напряглись  ее
мышцы.
- Смотри, Элбан! - воскликнула Эстер  высоким  голосом.  -  "Аврора"!
Почему ты не сказал, что она так красива?!
При  виде  огромной  серебристой  птицы,  математически   выверенного
аппарата,  в  котором  сочетались  черты   доисторического   животного   и
футуристического создания, Гаррода захлестнула гордость. Он не ожидал, что
Эстер оценит "Аврору", и теперь  чувствовал  себя  совершенно  счастливым.
Нелепый случай со "стилетом" стерся из памяти. Другой охранник  указал  им
на маленькую стоянку, выделенную специально для  фирм-подрядчиков.  Гаррод
вышел из машины  и  глубоко  вздохнул,  словно  пытаясь  наполнить  легкие
утренними красками. В теплый воздух интригующе  вкрадывался  слабый  запах
керосина.
Эстер все еще не сводила глаз с "Авроры", высящейся над  красно-белым
навесом для зрителей.
- Иллюминаторы совсем маленькие...
- Да, по сравнению с таким огромным самолетом. Мы  от  него  ярдах  в
четырехстах, если не больше.
- Все же мне он кажется...  близоруким.  Будто  птица  прищурилась  и
пытается разглядеть что-то вдали.
Гаррод взял жену под руку и повел к навесу.
- Главное, у "Авроры" есть глаза,  и  дали  их  ей  -  мы.  Термогард
позволил обойтись без тяжелой и сложной тепловой  защиты,  необходимой  на
нынешних сверхзвуковых самолетах. противник азартных игр?
- Дай ему волю, в стране не останется ни одного ипподрома.
Эстер улыбнулась, и Гаррод с удивлением почувствовал  укол  ревности.
Его  жена  не  имеет  ни   малейшего   отношения   к   авиапромышленности,
присутствует здесь только благодаря любезности организаторов -  и  все  же
находится в центре внимания Магуайра. Деньги тянутся к деньгам.
-  Передайте  ему  сердечный  привет.  -   Лицо   Магуайра   выразило
театральную скорбь. - Жаль, что вы не прихватили его с собой.
- Просто не догадались ему предложить, - ответила Эстер.  -  Уверена,
что он с удовольствием приехал бы на первый полет.
- Это не первый полет. - Помимо воли Гаррода слова прозвучали  резче,
чем он ожидал. - Это первая демонстрация для публики.
- Не придирайтесь к нашей маленькой девочке, Эл! - Магуайр рассмеялся
и шутливо  ткнул  кулаком  в  плечо  Гаррода.  -  А  что  касается  вашего
термогарда, это действительно первый полет.
- Вот как? Я думал, его установили на прошлой неделе.
- Так предполагалось вначале, Эл. Но мы гнали программу испытаний  на
малых скоростях, и жаль было тратить время на замену.
- Не знал, - произнес Гаррод, и перед его глазами почему-то  возникло
изумленное, укоризненное лицо водителя красного "стилета". -  Значит,  это
первый полет с моими ветровыми стеклами?
- А я о чем толкую? Их поставили сегодня ночью. Если не будет никаких
осложнений,  в  пятницу  "Аврора"  пойдет   на   сверхзвуковую.   Возьмите
что-нибудь выпить и располагайтесь поближе к полю. Я, к сожалению,  должен
идти. - Магуайр улыбнулся и исчез.
Гаррод остановил официантку и попросил апельсиновый сок для  Эстер  и
водку с тоником для себя.  Они  взяли  бокалы  и  сели  в  кресла,  рядами
обращенные к взлетной полосе.  Левый  глаз  -  в  детстве  Гаррод  перенес
операцию на зрачке -  болезненно  запротестовал  против  яркого  света,  и
Гаррод надел  темные  очки.  Рядом  оживленные  группки  мужчин  и  женщин
наблюдали за суматохой вокруг огромной, будто  нахохлившейся  "Авроры".  У
самолета теснились грузчики наземных служб, по  трапу  сновали  техники  в
белых халатах.
Гаррод, как правило, не  пил  в  ранние  часы,  тем  более  что  одна
утренняя порция оказывала на него такое  же  действие,  как  три,  выпитые
вечером. Но по такому поводу, решил он,  можно  сделать  исключение.  Пока
"Аврору" готовили, Гаррод, не привлекая излишнего внимания, опрокинул  три
бокала и блаженствовал в волшебном мире, где красивые  веселые  люди  пили
солнечный  свет  из  бриллиантовых  чаш.  Подходили  руководители   других
фирм-подрядчиков, и на несколько минут появился улыбающийся  Уэйн  Ренфрю,
главный испытатель ЮЭК, с отработанной грустной миной  он  отказывался  от
предлагаемых бокалов.
Ренфрю был небольшого роста симпатичным человеком с красноватым носом
и начинающими редеть коротко  подстриженными  волосами,  но  во  всем  его
облике сквозила уверенная выдержка, которая напоминала людям,  что  именно
он должен научить эту груду экспериментального оборудования стоимостью два
миллиарда долларов летать, как летают самолеты. Гарроду было приятно,  что
Ренфрю выделил его из прочих  и  сделал  какое-то  замечание  относительно
важности термогарда для всего проекта. Он проследил  благодарным  взглядом
за невысокой прямой фигурой пилота, пробиравшегося сквозь толчею к выходу.
Поджидавший белый джип подвез его прямо к "Авроре".
- Ты про меня не забыл? - ревниво спросила Эстер. -  Я,  конечно,  не
умею управлять самолетом, зато недурно готовлю.
Гаррод обернулся, желая понять смысл  ее  слов.  Цепкие  карие  глаза
Эстер перехватили его взгляд - словно лязгнул ружейный затвор, и он понял,
что   в   день   второй   годовщины   их   свадьбы,   во   время    важной
полуделовой-полусветской встречи она раздражена, недовольна тем,  что  его
внимание не отдано ей безраздельно. Он мысленно отметил этот факт, а затем
как мог тепло улыбнулся.
- Любимая, позволь я принесу тебе что-нибудь еще.
Эстер тут же смягчилась и улыбнулась в ответ.
- Теперь я, пожалуй, выпила бы мартини.
Он сам сходил в бар и уже ставил бокал на  столик,  когда  заработали
двигатели "Авроры". Воздух наполнился  ревом,  казалось,  колеблется  даже
земля. Звук усилился,  когда  самолет  тронулся  с  места,  и  стал  почти
невыносимым, когда "Аврора"  вырулила  на  взлетную  полосу,  на  какой-то
момент повернувшись дюзами к  навесу,  под  которым  расположились  гости.
Гулом отозвалась грудь  Гаррода.  Чувство,  близкое  к  животному  страху,
овладело им, но машина откатилась подальше, и стало почти тихо.
Эстер отняла ладони от ушей.
- Разве не поразительно?!
Гаррод кивнул, не сводя глаз с "Авроры". Блестящая титановая  громада
неуклюже, словно раненый  мотылек,  уползала  вдаль  на  своих  удлиненных
шасси. Вот, сверкнув на солнце,  она  повернулась  носом  к  ветру,  после
секундной паузы начала разбег, набрала скорость  и  оторвалась  от  земли.
Вихри  пыли  устремились  за  "Авророй",  меж  тем  как  она,  готовясь  к
предстоящему полету, втянула в себя закрылки и прочие  выступающие  части,
заложила вираж и взяла курс на юг.
- Это прекрасно, Эл! - Эстер схватила его руку. - Я счастлива, что ты
привез меня.
У Гаррода перехватило горло от переполнявшей его гордости. За  спиной
с хриплым звуком ожил громкоговоритель, и мужской голос  стал  невозмутимо
описывать возможности "Авроры", пока та не скрылась в мерцающей  голубизне
неба.  Затем  громкоговоритель  подключили  к  каналу   связи   пилота   с
диспетчером.
- Приветствую вас,  дамы  и  господа!  -  раздался  голос  Ренфрю.  -
"Аврора" находится примерно в десяти милях к  югу,  высота  четыре  тысячи
футов. Сейчас я делаю левый поворот и меньше чем через три минуты буду над
аэродромом. "Аврора" легка, как пушинка, и...
Профессионально ленивый голос Ренфрю на миг затих, а потом зазвучал с
ноткой замешательства.
- Сегодня она что-то медленно выполняет команды,  но  это,  вероятно,
следствие  малой  скорости  и  прогретого  разреженного  воздуха.   Как  я
говорил...
Внезапно под навесом раздался обиженный голос Магуайра:
-  Вот  вам  типичный  испытатель.  Мы  его  транслируем,  чтобы   он
расхваливал "Аврору", а он выискивает недостатки в системе управления!
Магуайр рассмеялся, и большинство  окружающих  подхватили  его  смех.
Гаррод всматривался в небо,  пока  не  появилась  "Аврора"  -  звездочкой,
планетой, маленькой луной, обратившейся серебряным дротиком. Высоко задрав
нос, самолет на небольшой скорости  прошел  чуть  восточнее  аэродром,  на
высоте около тысячи футов.
- Сейчас я сделаю еще один левый вираж, а затем  пройду  над  главной
посадочной полосой, чтобы показать изумительную  послушность  "Авроры"  на

 
в начало наверх
этом участке траектории полета. Теперь голос Ренфрю звучал совершенно спокойно, и щемящее чувство напряжения у Гаррода исчезло. Он взглянул на Эстер. Та достала зеркальце и припудривала нос. Она заметила его взгляд и состроила гримасу. - Женщина всегда должна быть... В динамики ворвался тревожный голос Ренфрю. - Опять эта неповоротливость... Тут что-то не то, Джо. Я захожу... Раздался громкий щелчок - отключили громкоговорящую систему. Гаррод закрыл глаза и увидел мчащийся навстречу красный спортивный "стилет". - Не думайте, что на борту неполадки, - уверенно сказал Магуайр. - Уэйн Ренфрю - лучший испытатель страны, и достиг этого своей осторожностью. Если хотите увидеть безупречную посадку - смотрите. "Аврора" прорезала небо в северном секторе аэродрома и стала быстро терять высоту. Толпа под навесом замерла; все стихло. "Аврора" расправила крылья и выпустила шасси, словно опасливо приглядываясь к земле, в характерной манере всех высокоскоростных самолетов в последние секунды полета. Все ближе надвигалась мерцающая белизна посадочной полосы, и Гаррод поймал себя на том, что затаил дыхание. - Выравнивай, - прошептал кто-то рядом. - Ради бога, Уэйн, выравнивай! "Аврора" продолжала спускаться с той же скоростью, ударилась о бетон и неуклюже подпрыгнула в небо. На миг она, казалось, зависла в воздухе, затем одно крыло резко качнулось вниз. Шасси смялось, опять встретившись с бетоном, и самолет завалился на землю, скользя и разворачиваясь. Скрежет металла заглушили выстрелы взрывных болтов, отделяющих фюзеляж от крыльев с их смертоносным грузом топлива. Крылья разлетелись, вставая на дыбы, одно взорвалось фонтаном огня и черного дыма. Фюзеляж еще с полмили скользил вперед, словно копье, брошенное на поверхность замерзшего озера, гася кинетическую энергию в снопах искр раскаленного металла, затем нехотя остановился. Наступил миг полной тишины. Все оцепенели. Над аэродромом завыли сирены, и Гаррод тяжело сполз на сиденье. В глазах у него маячило лицо юноши из красного "стилета" - ошеломленное, обвиняющее. Гаррод притянул жену к себе. - Это сделал я, - сказал он безучастным голосом. - Я уничтожил самолет. 2 "Компьютерное бюро" Лейграфа занимало несколько маленьких помещений в старом деловом районе Портстона. Гаррод вошел в приемную, приблизился к восседавшей за столом строгой серолицей женщине и протянул ей свою карточку. - Я бы хотел повидать мистера Лейграфа. Секретарша виновато улыбнулась. - Прошу прощения, но у мистера Лейграфа идет совещание, и если вам не назначено... Гаррод тоже улыбнулся и посмотрел на часы. - Сейчас ровно одна минута пятого, верно? - Ммм... да. - Значит, Карл Лейграф сейчас один в кабинете и блаженствует над своим первым коктейлем. Пьет он слабенький виски с содовой, набив стакан льдом, и я не прочь составить ему компанию. Пожалуйста, сообщите обо мне. Женщина поколебалась и включила селектор. Через несколько секунд из внутренней двери с запотевшим бокалом в руке вышел Лейграф - стройный, небрежно одетый, преждевременно полысевший мужчина с серьезными серыми глазами. - Заходите, Эл. Вы подоспели в самый раз. - Знаю. - Гаррод вошел в отсвечивающий серебром кабинет, где видное место занимали модели сложных геометрических фигур из проволоки. - Выпить не откажусь. Моя машина испустила дух в двух кварталах отсюда. Пришлось ее бросить и идти пешком. Вы не разбираетесь в турбодвигателях? - Нет. Но опишите мне симптомы, и я попробую что-нибудь придумать. Гаррод покачал головой. Его всегда восхищала готовность Лейграфа заинтересоваться любой темой и принять участие в ее обсуждении. - Я пришел не ради этого. - Вот как? Вам водку с тоником? - Спасибо, только послабее. Лейграф наполнил бокал и отнес его к столику, где сел Гаррод. - Все еще беспокоитесь из-за "стилетов"? Гаррод кивнул и не спеша пригубил. - У меня есть для вас новые данные. - А именно? - Полагаю, вы слышали о катастрофе "Авроры" два дня назад? - Слышал! Только об этом и трубят! Жена купила в прошлом году по моему совету новый выпуск акций ЮЭК и теперь... - Лейграф поднес бокал к губам. - Какие данные? - На "Авроре" стоял термогард. - Я знаю о вашем контракте, Эл, но самолет наверняка летал не один месяц. - Да, однако не с моими стеклами. Программу испытательных полетов на малых скоростях гнали с обычными. - Гаррод заглянул в бокал: от дробленого льда спускались крохотные струйки холодной жидкости. - Во вторник "Аврора" первый раз полетела с термогардом. - Совпадение! - фыркнул Лейграф. - Зачем вы себя мучаете? - Это вы пришли ко мне, Карл. Помните? - Но сам же предупредил, что это дикая флуктуация чисел. При анализе такого сложного комплекса, как движение городского транспорта, непременно столкнешься с самыми невероятными статистическими причудами... - По пути на аэродром в нас с Эстер едва не врезался "стилет", делавший левый поворот. - Вы портите мне лучшее время дня! - в сердцах воскликнул Лейграф, отодвигая бокал. - Отвлекитесь на минуту. Ну как новый тип ветрового стекла способен вызывать аварии? Бога ради, Эл, разве это возможно? Гаррод пожал плечами. - Я вырастил необычный вид кристалла, прочнее любого известного стекла. Он даже прозрачным не должен был быть, потому что отражает энергию практически на всех длинах волн, кроме видимого спектра. Так я запатентовал лучший в мире материал для ветровых стекол... Но, положим, он пропускает какое-то иное излучение? Даже усиливает или фокусирует? Неизвестное нам? - Излучение, которое превращает хороших пилотов и водителей в плохих? - Лейграф схватил бокал и осушил его одним глотком. - А волосы по всему лицу от него не отрастают? Или вот такие зубы? - Он поднес ко рту кулак и растопырил пальцы. Гаррод рассмеялся. - Я и сам понимаю, что это звучит дико. Но попробуем взглянуть с другой стороны. Мне доводилось читать о дороге во Франции, где происходили частые аварии. Никто не понимал почему - прямое широкое шоссе, окаймленное тополями. Потом выяснилось, что деревья располагались на таком расстоянии друг от друга, что при движении с максимальной скоростью солнце било в глаза водителя с частотой десять раз в секунду. - При чем тут... - недоуменно начал Лейграф. - Ага, кажется, понял. Альфа-ритм мозга. Гипноз. - Да. А эпилепсия? Вы знаете, что эпилептику нельзя смотреть телевизор, у которого медленно "плывет" картинка? Лейграф покачал головой. - Совсем разные явления, Эл. - Не уверен. Что, если термогард генерирует? Производит некий пульсирующий эффект? - Это не объясняет значения поворотов. Анализ аварий со "стилетами", проведенный моей компанией, показывает, что практически все они происходили во время левых поворотов. Мое мнение - виновато рулевое управление. - Нет, - твердо сказал Гаррод. - Это уже доказано. - Разумеется, в момент катастрофы "Аврора" поворачивала... - Серые глаза Лейграфа слегка расширились. - Ведь можно сказать, что при посадке самолет поворачивает в вертикальной плоскости? - Да. Это называется выравниванием. Только Ренфрю не успел выровнять. Он практически вогнал самолет прямо в землю. Лейграф вскочил на ноги. - Он повернул слишком поздно! И в том же беда водителей "стилетов". Они недооценивают время, которое требуется для пересечения противоположной полосы движения. Вот оно, Эл. Сердце Гаррода тяжело осело. - Что - оно. - Общий фактор. - Но куда он нас приводит? - Никуда. Подтверждает ваши новые сведения, только и всего. Но я начинаю склоняться к мысли, что термогард действительно как-то влияет на пропускаемый свет... Предположим, изменяет длину волны обычного света и делает его опасным? Больной водитель или пилот... Гаррод покачал головой. - В таком случае менялся бы видимый через стекло цвет. К ветровым стеклам предъявляют много разных требований... - Но что-то же замедляет реакцию водителей! - сказал Лейграф. - Послушайте, Эл, мы имеем дело с двумя факторами. Сам свет - фактор неизменный и человеческий... - Стоп! Не говорите ничего! - Гарроду показалось, что пол под ним угрожающе накренился, и он стиснул подлокотники кресла. По лбу, по щекам пробежали холодные мурашки. И столь глубока была пропасть между логикой и пришедшей ему в голову мыслью, что он даже не смог сразу облечь ее в слова. Через два часа, после мучительной поездки в бурлящем потоке транспорта, двое мужчин вошли в здание кремового цвета - исследовательский и административный центр компании "Гаррод транспэренсис". Стоял изумительный октябрьский вечер, теплый нежный воздух навевал тоску по прошлому. С автостоянки виднелся теннисный корт, окруженный деревьями, где белые фигурки доигрывали, быть может, последнюю партию сезона. - Вот чем мне следовало бы заниматься, - горько посетовал Лейграф, подойдя к главному входу. - Ну объясните, наконец, зачем вы меня сюда притащили? - Потерпите. - Гаррод словно со стороны чувствовал свою осторожность, осторожность человека, не уверенного в твердости почвы под ногами. - Боюсь каким-то образом заранее вас настроить. Я кое-что вам покажу, а вы мне скажете, что это значит. Они вошли в здание и поднялись на лифте на третий этаж, где находился кабинет Гаррода. Помещения казались вымершими, но в коридоре их встретил коренастый мужчина с отвертками вместо авторучек в нагрудном кармане. - Привет, Винс, - сказал Гаррод. - Вам передали мою просьбу? Винс кивнул. - Да, но я ничего не понял. Вам в самом деле нужна подставка с двумя лампами? И ротационный переключатель? - Именно. - Гаррод хлопнул Винса по плечу, словно извиняясь за тайну, и вошел в кабинет, где рядом с большим неприбранным столом стоял кульман. Лейграф указал на доску, занимавшую целиком одну стену. - Вы действительно ею пользуетесь? Я думал, что их можно увидеть только в старых фильмах Уильяма Холдена. - Мне так легче сосредоточиться. Когда задача на доске, я могу работать, что бы ни творилось вокруг. Гаррод говорил медленно, рассматривая импровизированное оборудование на столе. На маленькой фанерной подставке были установлены две лампы и ротационный переключатель с регулировкой скорости, соединенные изолированным проводом. "Наступит день, - безучастно подумал Гаррод, - когда лучшие научные музеи мира будут драться за эту кустарщину". Он включил схему в сеть, лампы замигали, после чего он отрегулировал переключатель таким образом, что секунду лампы горели, секунду гасли. - Как на Таймс-сквер, - насмешливо фыркнул Лейграф. Гаррод взял его за руку и подвел к столу. - Посмотрите внимательно: две лампы и переключатель, включенные последовательно. - У нас в Калифорнийском технологическом в компьютерном курсе такого не было, но суть, кажется, я улавливаю. Полагаю, мой мозг в состоянии постичь представленное хитросплетение передовой техники.
в начало наверх
- Я просто хотел убедиться, что вы понимаете... - Ради бога, Эл! - Терпение Лейграфа начало истощаться. - Что тут понимать?! - Смотрите. - Гаррод открыл шкафчик и достал кусок на вид обычного, хотя и довольно толстого стекла. - Термогард. Гаррод поднес его к столу со схемой и поставил вертикально перед одной из ламп. - Ну, как там себя ведут лампы? - не глядя, спросил он. - А как они могут себя вести, Эл? Вы ничего... О боже! - Вот именно. Гаррод наклонился и посмотрел на лампочки сбоку, примерно под тем же углом зрения, что и Лейграф. Лампочка за стеклом все так же вспыхивала с интервалом в одну секунду, но несинхронно с другой. Гаррод убрал стекло, и лампы стали вспыхивать одновременно. Снова поставил - появился разнобой. - Я бы не поверил, - произнес Лейграф. Гаррод кивнул. - Помните, я говорил, что термогард не должен был быть прозрачным? Очевидно, свет проходит сквозь него с трудом - с таким трудом, что на сантиметр пути требуется чуть ли не секунда. Вот почему у водителей "стилетов" столько аварий, вот почему пилот практически вогнал "Аврору" в землю. Они сбились с шага времени, Карл. Они видели мир таким, каким он был секунду назад! - Но почему же эффект особенно проявляется при поворотах? - Он сказывается и в иных обстоятельствах, вызывая неправильную оценку дистанции и, вероятно, слабые столкновения машин, едущих в одном направлении. Но в этих случаях относительная скорость мала, оттого и повреждения незначительны. Только когда водитель пересекает полосу встречного движения - а просто удивительно, как тонко мы чувствуем доли секунды при таких поворотах, Карл, - относительная скорость достаточно высока, и в результате - авария. - А повороты направо? - Их обычно делают медленнее, да и перекресток не летит навстречу со скоростью шестьдесят миль в час. Кроме того, водитель посматривает и в боковое стекло, и машинально компенсирует погрешность. А при пересечении встречной полосы его внимание целиком сосредоточено на приближающихся машинах - через ветровое стекло, - и он получает ложную информацию. Лейграф потер подбородок. - Вероятно, все это относится и к авиации? - Да. В полете по прямой задержка сказываться не будет - и не забудьте, что "Аврора" находилась в небе одна, - но поворот усиливает проявление эффекта. - Каким образом? - Простая тригонометрия. Если за сто миль до горного пика пилот изменит курс хотя бы на два градуса, то пик останется в стороне на расстоянии... Ну, Карл, вы же математик. - Э... трех или четырех миль. - Таким образом, пилот может очень точно судить о степени маневренности полета. И разумеется, при посадке, всего в нескольких футах от земли и все еще на скорости двести миль в час... Лейграф задумался. - Знаете, если удастся усилить эффект, у вас в руках окажется нечто фантастическое. - Как раз это я и собираюсь выяснить, - ответил Гаррод. - И этим ты занимался все последние недели? - Эстер с недоверием смотрела на прозрачную прямоугольную пластинку, закрывавшую правую руку мужа. - Обыкновенное стекло. - Так только кажется. - Гаррод испытывал детское удовольствие, оттягивая момент торжества. - Это... медленное стекло. Он пытался прочесть выражение ее холодного, словно из камня высеченного лица, отказываясь признавать в нем неприязнь. - Медленное стекло... Хотела бы я понять, что с тобой случилось, Элбан. По телефону ты заявил, что принесешь кусок стекла в два миллиона миль толщиной. - Он и есть в два миллиона миль толщиной - по крайней мере, для луча света. - Гаррод понимал, что выбрал неверный подход, но понятия не имел, как исправить положение. - Иными словами, толщина этого куска стекла почти одиннадцать световых секунд. Губы Эстер беззвучно задвигались. Она отвернулась к окну, за которым будто факел горело в закатном сиянии солнца одинокое буковое дерево. - Смотри, Эстер, - напряженно проговорил Гаррод. Он перехватил пластинку стекла левой рукой и быстро отвел правую. Эстер проследила за движением и вскрикнула, увидев еще одну правую руку за стеклом. - Прости, - виновато произнес Гаррод. - Глупый поступок. Я забыл, каково это увидеть в первый раз. Эстер не сводила глаз со стекла, пока рука, живущая своей жизнью, не исчезла, скользнув вбок. - Что ты сделал? - Ничего, дорогая. Просто держал руку за стеклом, пока не возникло ее изображение, то есть пока отраженный свет не прошел сквозь стекло. Это особый вид стекла, свет идет сквозь него одиннадцать секунд, так что изображение было видно еще одиннадцать секунд после того, как я убрал руку. Здесь нет ничего сверхъестественного. Эстер покачала головой. - Мне это не нравится. Гаррод почувствовал, как в нем зарождается отчаяние. - Эстер, ты будешь первой в истории человечества женщиной, увидевшей свое лицо таким, какое оно на самом деле. Посмотри в стекло. Он поднес к ней прямоугольную прозрачную пластинку. - Что за глупость... Я пользуюсь зеркалом... - Это не глупость - смотри. Ни одна женщина не видела по-настоящему своего лица, потому что зеркало меняет стороны местами. Если у тебя родинка на левой щеке, то у отражения в зеркале родинка на правой щеке. Но медленное стекло... Гаррод повернул пластинку, и Эстер увидела свое лицо. Изображение, беззвучно шевеля губами, держалось одиннадцать секунд, пока свет проходил сквозь кристаллическую структуру материала, - и исчезло. Гаррод молча ждал. Эстер усмехнулась. - Это должно меня поразить? - Честно говоря - да. - Увы, мне жаль, Элбан... Она отошла к окну и устремила взгляд на расстилающуюся за ним зелень. Глядя на ее силуэт, Гаррод видел, как беспомощно повисли ее чуть согнутые в локтях руки. Из антропологии он помнил, что такое положение рук естественно для женщин. Но в его воображении фигурка Эстер казалась напряженной, готовой насаждать свою волю. Гаррод почувствовал, как внутри разгорается холодное пламя ярости. - Тебе жаль, - резко повторил он. - Что ж, мне тоже жаль. Жаль, что ты не в состоянии понять значения этого материала для нас и для всего остального мира. Эстер повернулась к нему лицом. - Я не хотела говорить об этом сейчас, когда мы оба устали, но раз уж ты начал... - Продолжай. - Маусон, из финансового отдела, сказал мне на прошлой неделе, что ты намерен истратить больше миллиона на исследования своего... медленного стекла. - Она печально улыбнулась. - Тебе, разумеется, ясно, что об этом даже думать нелепо. - Не понимаю, почему. - Не понимаю, почему... - презрительно повторила Эстер. - Такие деньги на детские забавы?! - Мне в самом деле жаль тебя, Эстер. - Не жалей. - Ее голос набрал силу. Она приготовилась выложить на стол козырную карту, которую за два года супружества часто держала в руках, но ни разу не пускала в ход. - Боюсь, что я просто не могу позволить тебе такое беззаботное отношение к деньгам отца. Гаррод глубоко вздохнул. Он давно страшился этого момента, но теперь, перед тем как разыграть маленькую сценку, чувствовал лишь странный подъем. - Ты не беседовала с Маусоном в последние два дня? - Нет. - Я сделаю ему выговор от твоего имени - из него плохой шпион. Эстер кинула на мужа настороженный взгляд. - О чем ты? - Маусон обязан был донести тебе, что на этой неделе я продал несколько второстепенных патентов на термогард. Это делалось втайне, разумеется, но ему следовало пронюхать. - Всего лишь? Послушай, Элбан, то, что ты наконец сумел заработать несколько долларов, вовсе не означает... - Пять миллионов, - приятно улыбаясь, сказал Гаррод. - Что? - Лицо Эстер побелело. - Пять миллионов. Сегодня утром я расплатился с твоим отцом. - Эстер открыла рот, и каким-то уголком сознания Гаррод отметил, что это выражение предельного, откровенного изумления делало ее куда красивее, чем при любых других обстоятельствах на его памяти. - Он был поражен не меньше тебя. - Не удивительно. - Эстер, всегда быстро ориентирующаяся, немедленно изменила тактику. - Я не понимаю, как ты ухитрился выжать пять миллионов из материала для ветровых стекол, который не годится для ветровых стекол, но так или иначе трамплином тебе послужили деньги отца. Не забывай, он ссудил тебя без обеспечения, под минимальный процент. Порядочный человек дал бы ему возможность... - Войти в дело? Извини, Эстер, термогард принадлежит мне. Только мне. - Ты ничего не добьешься, - пообещала она. - Ты потеряешь все до последнего гроша. - Полагаешь? Гаррод приблизился к окну, поднял прозрачную пластинку, а затем быстро отошел в самый темный угол комнаты. Когда он повернулся лицом к жене, Эстер сделала шаг назад и прикрыла глаза. Ослепительное в красно-золотом великолепии в руке Гаррода сияло заходящее солнце. ОТСВЕТ ПЕРВЫЙ. СВЕТ БЫЛОГО Деревня осталась позади, и вскоре крутые петли шоссе привели нас в край медленного стекла. Мне ни разу не приходилось бывать на таких фермах, и вначале они показались мне жутковатыми, а воображение и обстоятельства еще усиливали это впечатление. Турбодвигатель нашей машины работал ровно и бесшумно, не нарушая безмолвия сыроватого воздуха, и мы неслись по серпантину шоссе среди сверхъестественной тишины. Справа, по горным склонам, обрамлявшим удивительно красивую долину, в темной зелени могучих сосен, вбирая свет, стояли огромные рамы с листами медленного стекла. Лучи вечернего солнца порою вспыхивали на растяжках, и казалось, будто там кто-то ходит. Но на самом деле вокруг было полное безлюдье. Ряды этих окон годами стояли на склонах над долиной, и люди приходили протирать их только изредка в глухие часы ночи, когда ненасытное стекло не могло запечатлеть их присутствия. Зрелище было завораживающее, но ни я, ни Селина ничего о нем не сказали. Мне кажется, мы ненавидели друг друга с таким неистовством, что не хотелось портить новые впечатления, бросая их в водоворот наших эмоций. Я все острее ощущал, что мы напрасно затеяли эту поездку. Прежде я полагал, что нам достаточно будет немного отдохнуть, и все встанет на свое место. И вот мы отправились путешествовать. Но ведь в положении Селины это ничего не меняло, и (что было еще хуже) беременность продолжала нервировать ее. Пытаясь найти оправдание тому, что ее состояние так вывело нас из равновесия, мы говорили все, что обычно говорят в таких случаях: нам, конечно, очень хочется иметь детей, но только позже, в более подходящее время. Ведь Селина из-за этого должна была оставить хорошо оплачиваемую работу, а вместе с ее заработком мы лишались и нового дома, который совсем было собрались купить, - приобрести его на то, что я получал за свои стихи, было, разумеется, невозможно. Однако в действительности наше раздражение объяснялось тем, что нам против воли пришлось осознать следующую неприятную истину: тот, кто говорит, что хочет иметь детей, но только позже, на самом деле совсем не хочет ими обзаводиться - ни теперь, ни после. И нас бесило сознание, что мы попали в извечную биологическую ловушку, хотя всегда считали себя особенными и неповторимыми. Шоссе продолжало петлять по южным склонам Бенкрейчена, и время от времени впереди на мгновение открывались далекие серые просторы Атлантического океана. Я притормозил, чтобы спокойно полюбоваться этой
в начало наверх
картиной, и тут увидел прибитую к столбу доску. Надпись на ней гласила: "МЕДЛЕННОЕ СТЕКЛО. Качество высокое, цены низкие. Дж.Р.Хейген". Подчинившись внезапному побуждению, я остановил машину у обочины. Жесткие стебли травы царапнули по дверце, и я сердито поморщился. - Почему ты остановился? - спросила Селина, удивленно повернув ко мне лицо, обрамленное платиновыми волосами. - Погляди на это объявление. Давай сходим туда и посмотрим. Вряд ли в такой глуши за стекло просят слишком дорого. Селина возразила насмешливо и зло, но меня так захватила эта мысль, что я не стал слушать. У меня было нелепое ощущение, что нам нужно сделать что-то безрассудное и неожиданное. И тогда все утрясется само собой. - Пошли, - сказал я. - Нам полезно размять ноги. Мы слишком долго сидели в машине. Селина так пожала плечами, что у меня на душе сразу стало скверно, и вышла из машины. Мы начали подниматься по крутой тропе, по вырезанным в склоне ступенькам, которые были укреплены колышками. Некоторое время тропа вилась между деревьями, а потом мы увидели одноэтажный каменный домик. Позади него стояли высокие рамы с медленным стеклом, повернутые к великолепному отрогу, отражающемуся в водах Лох-Линна. Почти все стекла были абсолютно прозрачны, но некоторые казались панелями отполированного черного дерева. Когда мы вошли в аккуратно вымощенный двор, нам помахал рукой высокий пожилой мужчина в сером комбинезоне. Он сидел на низкой изгороди, курил трубку и смотрел на дом. Там у окна стояла молодая женщина в оранжевом платье, держа на руках маленького мальчика. Но она тут же равнодушно повернулась и скрылась в глубине комнаты. - Мистер Хейген? - спросил я, когда мужчина слез с изгороди. - Он самый. Интересуетесь стеклом? Тогда лучше места вам не найти. - Хейген говорил деловито, с интонациями и легким акцентом шотландского горца. У него было невозмутимо унылое лицо, какие часто встречаются у пожилых землекопов и философов. - Да, - сказал я. - Мы путешествуем и прочли ваше объявление. Селина, хотя обычно она легко заговаривает с незнакомыми людьми, ничего не сказала. Она смотрела на окно, теперь пустое, с легким недоумением - во всяком случае, так мне показалось. - Вы ведь из Лондона? Ну, как я сказал, лучшего места вы выбрать не могли, да и времени тоже. Сезон еще не начался, и нас с женой в это время года мало кто навещает. Я рассмеялся. - То есть мы сможем купить небольшое стекло, не заложив последнюю рубашку? - Ну вот! - сказал Хейген с виноватой улыбкой. - Опять я сам все испортил! Роза, то есть моя жена, говорит, что я никогда не научусь торговать. Но все-таки садитесь и потолкуем, - он указал на изгородь а потом с сомнением поглядел на отглаженную голубую юбку Селины и добавил: - Погодите, я сейчас принесу коврик. Хейген, прихрамывая, вошел в дом и закрыл за собой дверь. - Может быть, нам и незачем было забираться сюда, - шепнул я Селине, - но ты все-таки могла бы держаться с ним полюбезнее. По-моему, мы можем рассчитывать на выгодную покупку. - Держи карман шире, - ответила она с нарочитой вульгарностью. - Даже ты мог бы заметить, в каком доисторическом платье расхаживает его жена. Он не станет благодетельствовать незнакомых людей. - А это была его жена? - Конечно, это была его жена. - Ну-ну, - сказал я с удивлением. - Только ты все равно постарайся быть вежливой. Не ставь меня в глупое положение. Селина презрительно фыркнула. Но когда Хейген вышел из дома, она очаровательно улыбнулась, и меня немного отпустило. Странная вещь - мужчина может любить женщину и в то же время от души желать, чтобы она попала под поезд. Хейген расстелил плед на изгороди, и мы сели, чувствуя себя несколько неловко в этой классической сельской позе. Далеко внизу, за рамами с бессонным медленным стеклом, неторопливый пароходик чертил белую полосу по зеркалу озера. Буйный горный воздух словно сам рвался в наши легкие, перенасыщая их кислородом. - Кое-кто из тех, кто растит здесь стекло, - начал Хейген, - расписывает приезжим вроде вас, до чего красива осень в этой части Аргайла. Или там весна, или зима. А я обхожусь без того - ведь любой дурак знает, что место, которое летом некрасиво, никогда не бывает красивым. Как, по-вашему? Я послушно кивнул. - Вы просто хорошенько поглядите на озеро, мистер... - Гарленд. - ...Гарленд. Вот что вы купите, если вы купите мое стекло. И красивее, чем сейчас, оно не бывает. Стекло в полной фазе, толщина не меньше десяти лет, и полуметровое окно обойдется вам в двести фунтов. - Двести фунтов! - Селина была возмущена. - Даже в магазине пейзажных окон на Бонд-стрит не стоят так дорого. Хейген улыбнулся терпеливой улыбкой, а затем внимательно посмотрел на меня, проверяя, достаточно ли я разбираюсь в медленном стекле, чтобы в полной мере оценить его слова. Сумма, которую он назвал, была гораздо больше, чем я ожидал, но ведь речь шла о десятилетнем стекле! Дешевое стекло в магазинчиках вроде "Панорамплекса" или "Стекландшафта" - это самое обычное полуторасантиметровое стекло с накладной пластинкой медленного стекла, которой хватает на год, а то и всего на десять месяцев. - Ты не поняла, дорогая, - сказал я, уже твердо решив купить. - Это стекло сохранится десять лет, и оно в полной фазе. - Но ведь "в фазе" значит только, что оно соответствует данному времени? Хейген снова улыбнулся ей, понимая, что меня убеждать больше незачем. - Только! Простите, миссис Гарленд, но вы, по-видимому, не отдаете себе отчета, какая чудесная, в буквальном смысле слова чудесная, точность нужна для создания стекла в полной фазе. Когда я говорю, что стекло имеет толщину в десять лет, это означает, что свету требуется десять лет, чтобы пройти сквозь него. Другими словами, каждое из этих стекол имеет толщину в десять световых лет, а это вдвое больше расстояния до ближайшей звезды. Вот почему отклонение в реальной толщине на одну миллионную долю сантиметра приводит... Он вдруг замолчал, глядя в сторону дома. Я отвернулся от озера и снова увидел в окне молодую женщину. В глазах Хейгена я заметил жадную тоску, которая смутила меня и одновременно убедила, что Селина ошиблась. Насколько мне известно, мужья никогда так не смотрят на жен - во всяком случае, на своих собственных. Молодая женщина оставалась у окна лишь несколько секунд, а затем теплое оранжевое пятно снова исчезло в глубине комнаты. Внезапно у меня, не знаю почему, возникло совершенно четкое ощущение, что она слепа. По-видимому, мы с Селиной случайно стали свидетелями эмоциональной ситуации, столь же напряженной, как наша собственная. - Извините, - сказал Хейген, - мне показалось, что Роза меня зовет. Так на чем я остановился, миссис Гарленд? Десять световых лет, сжатые в половину сантиметра, неминуемо... Я перестал слушать, отчасти потому, что твердо решил купить стекло, а отчасти потому, что уже много раз слышал объяснения свойств медленного стекла - и все равно никак не мог понять его принципа. Один знакомый физик как-то посоветовал мне для наглядности представить себе лист медленного стекла как голограмму, которой для воссоздания визуальной информации не требуется лазерного луча и в которой каждый фотон обычного света проходит сквозь спиральную трубку, лежащую вне радиуса захвата любого из атомов стекла. Эта, на мой взгляд, жемчужина неудобопонимаемости не только ничего мне не объяснила, но еще сильнее убедила в том, что человеку, столь мало склонному к технике, как я, следует интересоваться не причинами, а лишь результатами. Наиболее же важный результат, на взгляд среднего человека, заключался в том, что свету, чтобы пройти сквозь лист медленного стекла, требовался большой срок. Новые листы были всегда угольно-черными, потому что ни единый луч света еще не прошел сквозь них. Но когда такое стекло ставили, например, возле лесного озера, это озеро в нем появлялось. И если затем стекло вставлялось в окно городской квартиры где-нибудь в промышленном районе, то в течение года из этого окна словно открывался вид на лесное озеро. И это была не просто реалистичная, но неподвижная картина - нет, по воде, блестя на солнце, бежала рябь, животные бесшумно приходили на водопой, по небу пролетали птицы, ночь сменяла день, одно время года сменяло другое. А через год красота, задержанная в субатомных каналах, исчерпывалась, и в раме возникала знакомая серая улица. Коммерческий успех медленного стекла объяснялся не только его новизной, но и тем, что оно создавало полную эмоциональную иллюзию, будто все это принадлежит тебе. Ведь владелец ухоженных садов и вековых парков не занимается тем, что ползает по своей земле, щупая и нюхая ее. Он воспринимает землю как определенное сочетание световых лучей. С изобретением медленного стекла появилась возможность переносить эти сочетания в угольные шахты, подводные лодки, тюремные камеры. Несколько раз я пытался выразить в стихах свое восприятие этого волшебного кристалла, но для меня эта тема исполнена такой глубочайшей поэзии, что, как ни парадоксально, воплотить ее в стихи невозможно. Во всяком случае, мне это не по силам. К тому же все лучшие песни и стихотворения об этом уже написаны людьми, которые умерли задолго до изобретения медленного стекла. Например, ведь не мог же я превзойти Мура с его Когда, не зная сна, лежу В плену безмолвия ночного, Я счастье давнее бужу, И мне сияет свет былого. Потребовалось всего несколько лет, чтобы медленное стекло из технической диковинки превратилось в товар широкого потребления. И к большому удивлению поэтов - то есть тех из нас, кто верит, что красота живет, хоть розы увядают, - став товаром, медленное стекло приобрело все свойства товара. Появились хорошие стекландшафты, которые стоили очень дорого, и стекландшафты похуже, которые стоили много дешевле. Цена в первую очередь определялась толщиной, измеряемой годами, но значительную роль при ее установлении играла и реальная толщина, или фаза. Даже самое сложное и новейшее оборудование не могло обеспечить постоянного достижения точно заданной толщины. Грубое расхождение означало, что лист стекла, рассчитанный на пятилетнюю толщину, на самом деле получал толщину в пять лет с половиной, так что свет, попадавший в стекло летом, покидал его зимой. Не столь грубая ошибка могла привести к тому, что полуденное солнечное сияние загоралось в стекле в полночь. В таких несоответствиях была своя прелесть - многим из тех, кто работает по ночам, например, нравилось существовать в своем собственном времени, но, как правило, стекландшафты, которые точнее соответствовали реальному времени, стоили дороже. Хейген замолчал, так и не убедив Селину. Она чуть заметно покачала головой, и я понял, что он не нашел к ней правильного подхода. Внезапно платиновый шлем ее волос всколыхнулся от удара холодного ветра, и с почти безоблачного неба на нас обрушились крупные прозрачные капли дождя. - Я оставлю вам чек, - сказал я резко, и зеленые глаза Селины сердито сфокусировались на моем лице. - Вы сможете переслать стекло мне? - Переслать-то нетрудно, - сказал Хейген, соскользнув с изгороди. - Но, может, вам будет приятнее взять его с собой? - Да, конечно, если это не доставит вам хлопот, - я был пристыжен его безоговорочной готовностью принять мой чек. - Я пойду выну для вас лист. Подождите здесь. Я сейчас, вот только вставлю его в раму для перевозки. Хейген зашагал вниз по склону к цепочке окон - в некоторых из них виднелось озеро, залитое солнцем, в других над озером клубился туман, а два-три были совершенно черными. Селина стянула у горла воротник блузки. - Он мог хотя бы пригласить нас в дом! Уж если к нему завернул идиот, он мог быть и полюбезнее. Я пропустил эту шпильку мимо ушей и начал заполнять чек. Огромная капля упала мне на палец, и брызги разлетелись по розовой бумаге. - Ну, ладно, - сказал я. - Постоим на крыльце, пока он не вернется. "Крыса, - думал я, чувствуя, что все получилось совсем не так. - Да, конечно, я был идиотом, раз женился на тебе... Призовым идиотом, идиотом из идиотов... А теперь, когда ты носишь в себе частицу меня, мне уже никогда, никогда, никогда не вырваться". Чувствуя, как внутри меня все сжимается, я бежал рядом с Селиной к домику. Чистенькая комнатка за окном, где топился камин, была пуста, но на
в начало наверх
полу валялись в беспорядке детские игрушки. Кубики с буквами и маленькая тачка цвета очищенной моркови. Пока я смотрел, в комнату вбежал мальчик и принялся ногами расшвыривать кубики. Нас он не заметил. Несколько секунд спустя в комнату вошла молодая женщина и подхватила мальчика на руки, весело смеясь. Она, как и раньше, подошла к окну. Я смущенно улыбнулся, но ни она, ни мальчик не ответили на мою улыбку. У меня по коже пробежали мурашки. Неужели они оба слепы? Я тихонько попятился. Селина вскрикнула. Я обернулся к ней. - Коврик! - сказала она. - Он намокнет. Перебежав двор под дождем, она сдернула с изгороди рыжеватый плед и побежала назад, прямо к двери дома. Что-то конвульсивно всколыхнулось у меня в подсознании. - Селина! - закричал я. - Не входи туда! Но я опоздал. Она распахнула деревянную дверь, заглянула внутрь и остановилась, прижав ладонь ко рту. Я подошел к ней и взял плед из ее безвольно разжавшихся пальцев. Закрывая дверь, я обвел взглядом внутренность домика. Чистенькая комната, в которой я только что видел женщину с ребенком, была заставлена колченогой мебелью, завалена старыми газетами, рваной одеждой, грязной посудой. В комнате стояла сырая вонь, и в ней никого не было. Единственный предмет, который я узнал, была маленькая тачка - сломанная, с облупившейся краской. Я закрыл дверь на щеколду и приказал себе забыть то, что я видел. Некоторые мужчины содержат дом в порядке и когда живут одни. Другие этого не умеют. Лицо Селины было белым как полотно. - Я не понимаю... не понимаю... - Медленное стекло, но двустороннее, - сказал я мягко. - Свет проходит через него и в дом и из дома. - Ты думаешь?.. - Не знаю. Нас это не касается. А теперь возьми себя в руки. Вон идет Хейген со стеклом. - Судорога ненависти, сжимавшая мои внутренности, вдруг исчезла. Хейген вошел во двор, держа под мышкой прямоугольную раму, запакованную в клеенку. Я протянул ему чек, но он глядел на Селину. Он, по-видимому, сразу понял, что наши бесчувственные пальцы рылись в его душе. Селина отвела взгляд. Она стала вдруг старой и некрасивой и упрямо всматривалась в горизонт. - Позвольте взять у вас коврик, мистер Гарленд, - сказал наконец Хейген. - Вы напрасно затруднялись. - Ничего. Вот чек. - Благодарю вас. - Он все еще смотрел на Селину со странным выражением мольбы. - Спасибо за покупку. - Спасибо вам, - ответил я такой же стереотипной фразой. Я взял тяжелую раму и повел Селину к тропе, по которой нам предстояло спуститься на шоссе. Когда мы добрались до первой смоченной дождем и скользкой ступеньки, Хейген окликнул меня: - Мистер Гарленд! Я неохотно оглянулся. - Я ни в чем не виноват, - сказал он ровным голосом. - Их обоих сшиб грузовик на шоссе шесть лет назад. Шофер был пьян. Моему сыну только исполнилось семь. Я имею право сохранить что-то. Я молча кивнул и начал спускаться по лестнице, крепко обнимая жену, радуясь ощущению ее руки у меня на плече. Перед поворотом я оглянулся и за струями дождя заметил, что Хейген, ссутулившись, сидит на изгороди там, где мы увидели его, когда вошли во двор. Он смотрел в сторону дома, но я не мог различить, виднеется ли кто-нибудь в окне. 3 В день одиннадцатой годовщины свадьбы Гарроду предстояла важная встреча в Пентагоне. Чтобы успеть отдохнуть, он решил вылететь в Вашингтон накануне вечером. Эстер стала выговаривать ему за пренебрежительное отношение к гостям, приглашенным на ужин, но Гаррод был готов к возражениям и легко отговорился. Его личный самолет вылетел из Портстона в 19.00, через несколько минут перешел звуковой барьер и на высоте десяти миль начал полуторачасовой полет на восток. Этот стремительный, словно на ракете, подъем на крейсерскую высоту никогда не оставлял Гаррода безучастным. Он подсчитал, что если кто-то, летя над аэродромом, сбросит с высоты пятидесяти тысяч футов камень, то самолет Гаррода, в тот же миг поднявшись в воздух, настигнет его прежде, чем камень упадет на землю. Гаррод отстегнул ремень, кинул взгляд в иллюминатор из освидетельствованного термогарда с нулевой задержкой на залитое солнцем царство облаков далеко внизу и задумался об Эстер. Девять лет прошло с тех пор, как их роли поменялись. Из неудачливого инженера-химика, чье предприятие давно бы прогорело без денег тестя, он вдруг превратился в миллиардера, который мог купить на корню все семейство Ливингстонов. Эти годы принесли ему огромное удовлетворение практически во всех отношениях, и все же - невероятно! - Гаррод с тоской вспоминал раннюю пору супружества. На их отношения серьезный отпечаток накладывала потребность Эстер относиться к мужу как к личной собственности, что в то время соответствовало действительности. Эта жесткая прочная связь каким-то странным образом компенсировала неспособность Гаррода испытывать подлинную любовь или ревность - то, чего требовала от него Эстер. Теперь, разумеется, она уже ничего не требовала. Казалось, глубоко захороненная неуверенность не позволяла ей устанавливать отношения на равных. Лишь чувствуя себя хозяйкой положения, располагая неоспоримым преимуществом, могла она совладать с любой неожиданностью. С тех пор, как Гаррод обрел финансовую независимость, они с Эстер словно образовали двойную звезду - были связаны друг с другом, оказывали взаимное влияние, но никогда не сходились. Гаррод подумывал о разводе, однако ни недостатки нынешнего брака, ни прелести нового не были достаточно сильны, чтобы толкнуть его к решительным действиям. Как всегда, попытка всерьез поразмыслить о своей эмоциональной жизни - вернее, об ее отсутствии - вызвала раздражение и усталость. Гаррод открыл портфель, чтобы подготовиться к утренней встрече, и замер в нерешительности, увидев на папках яркие красные пометки: "СЕКРЕТНО! ОТКРЫВАТЬ ТОЛЬКО В РАЗРЕШЕННЫХ УСЛОВИЯХ - ПРИ НУЛЕВОЙ ОСВЕЩЕННОСТИ ИЛИ В ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАННОЙ НАКИДКЕ БЕЗОПАСНОСТИ ТИПА 183". Гаррод заколебался. Его накидка, аккуратно сложенная, покоилась в надлежащем отделении портфеля, но сама мысль о необходимости закреплять на голове поддерживающий каркас с крохотной лампочкой была ему неприятна. Он оглядел салон самолета, прикидывая, можно ли работать открыто, и тут же спохватился - разве найти крошку-соглядатая? Медленное стекло - теперь официально именуемое "ретардит" - полностью вытеснило камеры из всех видов шпионской деятельности. Агенту внедряли в кожу микростерженек, а потом выдавленная словно угорь стеклянная пылинка показывала под увеличением все, что "видела". Кто угодно, даже личный пилот Гаррода, мог воткнуть в обивку салона иголку медленного стекла, и обнаружить ее было невозможно. Гаррод закрыл портфель и решил отдохнуть. - Я немного вздремну, Лу, - сказал он в селектор. - Разбудите меня минут за пятнадцать до посадки, хорошо? - Да, мистер Гаррод. Гаррод опустил спинку сиденья и закрыл глаза, вовсе не надеясь заснуть, но очнулся, лишь когда голос пилота объявил о прибытии. Он прошел в туалет и освежился, глядя в зеркало на худое угрюмое лицо. Привычка мыть лицо и руки перед встречей с людьми родилась в детстве, воспитанная весьма своеобразным, мягко говоря, тетушкой и дядей. Болезненная мелочная скупость дяди Люка, безусловно, оставила свой след на Гарроде, но в целом он находился под влиянием тетушки Мардж. Пожилая школьная учительница испытывала патологический страх перед грязью и микробами. Если она роняла карандаш, то больше уже до него не дотрагивалась - кто-нибудь из учеников должен был сломать его пополам и выбросить в корзину. А еще она никогда не касалась голыми руками дверных ручек. Если дверь не открывалась локтем, тетушка Мардж ждала, пока ее кто-нибудь откроет. От нее Гаррод приобрел некоторую привередливость и даже в зрелом возрасте мыл руки _п_е_р_е_д_ совершением туалета, чтобы избежать инфекции. Вскоре маленький самолет бежал по посадочной полосе вашингтонского аэропорта. Почувствовав свежий ночной воздух, Гаррод внезапно испытал необычное желание пройтись пешком, но у трапа его ждала машина, предусмотрительно заказанная сотрудниками его секретариата, и через тридцать минут он уже расположился в гостиничном номере. Ранее он намеревался лечь пораньше, но теперь, в другом часовом поясе, после отдыха в самолете даже мысль о сне казалась нелепой. Раздраженный своей неспособностью расслабиться, Гаррод открыл портфель и достал накидку безопасности. Сидя под черным балахоном, при свете прикрепленной ко лбу лампочки он стал просматривать досье. Работать в такой тесноте с документами было чертовски неудобно. Ему пришлось иметь дело, в частности, с протоколом предыдущего совещания, записанным "скоростным Брайлем", который он не удосужился перевести в обычный текст. Речь шла о поставках ретардитных дисков с разным замедлением для обширной системы стратегических спутников-наблюдателей. Кипели споры технического характера об увеличении длительности задержки и о создании композита из набора дисков, который можно вернуть на Землю для расщепления в желаемой точке. Гаррод примерно с час водил пальцем по выпуклым значкам, мечтая, чтобы утреннее совещание состоялось в одном из новых пентагоновских "освидетельствованных помещений". Последние два совещания проходили в старых комнатах "нулевой освещенности" - незримые голоса, шуршание бумаг и деловитый перестук брайлевских стенографических машинок. Гаррода охватывал ужас при мысли, что кто-нибудь изобретет столь же вездесущее и эффективное регистрирующее устройство для звука, как ретардит - для света. Тогда конфиденциальные встречи придется проводить не только в кромешной тьме, но и в полнейшем молчании. Он уже хотел отложить бумаги, когда зазвонил стенной видеофон. Радуясь возможности освободиться от накидки, Гаррод закрыл портфель, подошел к экрану и нажал кнопку ответа. Перед ним возникло изображение черноволосой девушки с бледным овальным лицом и серыми глазами; губы блестели серебристой помадой. Такое лицо Гаррод мог видеть во сне - однажды, давным-давно. Он молча смотрел на нее, пытаясь разобраться в своих ощущениях, но понимал лишь одно: только смотреть на нее - уже честь. Неожиданно ему пришло в голову, что мужчина может считать женщину красивой долгие годы, даже целую жизнь, потому что никогда не встречал свой собственный идеал и оттого довольствовался чужими стандартами. Но стоит ему встретить единственную, и все изменится, никакую другую женщину не сможет он считать совершенной. Девушка, возникшая перед ним, с крупным чувственным ртом героини комикса, с ничтожной примесью восточной утонченности и, быть может, жестокости... - Мистер Гаррод? - Голос был приятным, но непримечательным. - Простите, что беспокою в такой поздний час. - Вы меня не беспокоите, - ответил Гаррод. "По крайней мере, - подумал он, - не в этом смысле". - Меня зовут Джейн Уэйсон. Я работаю в министерстве обороны. - Никогда прежде вас там не видел. Она улыбнулась, показывая очень аккуратные, очень белые зубы. - Я работаю в секретариате, в тени. - Вот как? Что же вывело вас на свет? - Я связалась с вашим управлением в Портстоне, и мне дали этот номер. Полковник Маннхейм просит его извинить - он, к сожалению, не сможет встретиться с вами завтра утром. - Печально. - Гаррод попытался изобразить огорчение. - Вы не откажетесь поужинать со мной сегодня вечером? Ее глаза чуть расширились, но вопрос остался без ответа. - Полковник вынужден был вылететь в Нью-Йорк, но к утру он вернется. В 15.00 вас устраивает? - В общем-то устраивает, но тогда полдня в Вашингтоне я буду предоставлен самому себе. Может, позавтракаем вместе? Щеки Джейн Уэйсон слегка порозовели. - Итак, ровно в три. - Не поздновато ли? В это время у меня встреча с полковником. - Именно об этом я и говорю, - твердо сказала Джейн Уэйсон. Экран потемнел.
в начало наверх
- Поздравляю, ты все угробил, - вслух произнес Гаррод, не в силах прийти в себя и удивляясь своему поведению. Даже в юности он отдавал себе отчет, что не принадлежит к тем счастливчикам, кто способен мгновенно вскружить девушке голову. И все же сейчас словно лишился здравого смысла. Почему-то он был уверен, что встретит с ее стороны такой же отклик. Теперь - приходилось признаваться - наступило горькое разочарование. Разочарование - потому что какая-то девушка с серебристыми губами не влюбилась в него с первого взгляда. По общему каналу видеофона... Недоуменно качая головой, Гаррод прошел в ванную, чтобы принять перед ужином душ. Раздеваясь, он обратил внимание на табличку возле крана. "Администрация гостиницы предприняла все возможные меры к тому, чтобы в номерах не было ни одного предмета из "шпионского стекла" - ретардита или аналогичного материала. Однако выключатели зеленого цвета, расположенные в удобных местах, обеспечат желающим условия нулевой освещенности". Гаррод слышал о подобных новшествах, появившихся в крупных городах, но впервые сам столкнулся с проявлением общественной реакции на медленное стекло. Он пожал плечами, нашел зеленый выключатель и потянул за шнурок с кисточкой на конце. Комната погрузилась в кромешную тьму, нарушаемую только слабым свечением кисточки. "Принимать душ в таких условиях, - подумал он, - все равно, что тонуть". Гаррод зажег свет, разделся, шагнул в ванную и тут же заметил крохотный черный блестящий предмет, лежащий в углу. Он поднял его и внимательно рассмотрел. Предмет напоминал бусинку или обломок пуговицы, упавшей с женского платья, но что-то подтолкнуло Гаррода аккуратно спустить его в дренажное отверстие. 4 Встреча, к немалому облегчению Гаррода, была короткой и проходила в одном из тех новых помещений, которые Пентагон считал достаточно защищенными от ретардита. Практически это означало, что буквально за несколько минут до начала важного совещания под бдительным оком официальных лиц потолок, стены и пол опрыскивали быстротвердеющим пластиком. То же проделывалось со столом и стульями, и это придавало им сходство с детской мебелью. В воздухе стоял маслянистый запах свежего пластика. Когда совещания закончилось, Гаррод помедлил у двери и, пытаясь унять заколотившееся в груди сердце, словно невзначай обратился к полковнику Маннхейму. - Неплохо придумано, Джон, и все же есть один недостаток. Комната будет становиться все меньше и меньше. Когда-нибудь она вовсе исчезнет. - Ну и что? - у Маннхейма, хорошо сохранившегося пятидесятилетнего мужчины, были ясные глаза и красноватая кожа, наводившая на мысль о том, что он любит активный отдых на свежем воздухе. - В этом проклятом здании и так чересчур много свободных помещений. - Согласен с вами. Если с толком разместить... - Гаррод напустил на себя вид полнейшего изумления. - Послушайте! Я ведь не был в вашей Группе применения ретардита! Где там она?.. - В Мейконе, в Джорджии. - Да-да. Маннхейм замялся. - Я только что оттуда, Эл, и собирался возвращаться лишь через неделю. - Жаль. Остаток дня у меня свободен, а завтра с утра надо быть в Портстоне. - Конечно... - Маннхейм задумался, и эти секунды показались Гарроду вечностью. - В сущности, мое присутствие необязательно, хотя несколько наших трюков с ретардитом я с удовольствием показал бы вам сам - в конце концов, вы же его изобрели. - Скорее открыл, - поправил Гаррод. - Вам действительно ни к чему тратить время. Поручите меня заботам научного руководителя. Честно говоря, мне хочется взглянуть, как у вас поставлено дело. Гаррод боялся, что голос выдает его волнение. - Хорошо. Поручу вас молодому Крису Зитрону. Он руководит исследовательскими работами и будет счастлив с вами познакомиться. Пойдемте позвоним. Пока Маннхейм связывался по видеофону с центром в Мейконе, Гаррод стоял у него за спиной и не сводил глаз с экрана. Ему удалось увидеть трех сотрудниц, но Джейн Уэйсон среди них не было. Огорчение Гаррода смешалось с изумлением, когда он осознал, что, собственно, творит. Его действия поразительно напоминали поступки других мужчин, совершенно потерявших голову из-за женщин, но он не ощущал никакого загадочного возбуждения, которое должно было бы сопровождать подобное чувство. Им владела лишь упрямая решимость увидеть девушку воочию. После того, как, договорившись обо всем, Маннхейм заторопился по делам, Гаррод зашел в будку видеофона, вызвал своего пилота в Даллесе и велел подготовить план полета в Мейкон. Затем поднялся на крышу и спецрейсом на вертолете добрался до аэропорта. Воздушное движение было перегружено, и его самолету удалось вылететь только после четырех. Существовала опасность, что он не попадет в Мейкон до конца рабочего дня служащих. В таком случае вся поездка оказалась бы напрасной. Гаррод включил селектор. - Я спешу, Лу. Давайте на полной. - Мы должны подняться до двадцати тысяч футов в этом коридоре, мистер Гаррод. Но на такой высоте не очень эффективны отражатели шума. - Мне все равно. - Диспетчерская засечет нас. В том же коридоре наверняка запланированы другие... - Под мою ответственность, Лу. Вперед! Гаррод откинулся назад и почувствовал, как ускорение вжимает его тело в кресло. Самолет вышел на сверхзвуковую скорость, без малейшего покачивания летя на крыле-рефлекторе, которое отражало бОльшую часть ударной волны наверх, в стратосферу. Расстояние в шестьсот миль они преодолели за тридцать две минуты, включая взлет и посадку. Гаррод сбежал по трапу, едва самолет остановился. - Мы почти все время вели переговоры с компьютером диспетчерской, мистер Гаррод, - сказал вслед Лу Нэш, недовольно нахмурив рыжебородое лицо. - Им пришлось убрать с нашего пути два запланированных грузовых рейса... - Не волнуйтесь, Лу, я улажу. Какая-то трезвая часть сознания подсказывала Гарроду, что он допустил серьезное нарушение, которое вряд ли сойдет с рук даже человеку его положения, но он был просто не в состоянии думать об этом. "Так вот, значит, на что это похоже... - лихорадочно билась мысль, пока Гаррод торопился навстречу едущей к нему от группы низких песочного цвета строений армейской машине. - Если так, то раньше мне было лучше..." Подполковник Крис Зитрон оказался моложавым человеком с продолговатым лицом, узловатыми пальцами и манерой говорить горячо. Без всяких вступлений он сразу принялся рассказывать о работе над применением медленного стекла и углубился в детали систем двойных изображений - одно, проходящее через обычное стекло, другое - через ретардит с малым периодом задержки - для компьютеров, определяющих скорость движущейся цели, систем наведения ракет класса "воздух - земля" и систем слежения за рельефом местности для скоростных низколетящих самолетов. Гаррод краем уха прислушивался к потоку слов, время от времени задавая какой-нибудь вопрос, чтобы показать свое внимание, а сам вглядывался в сотрудников. Всякий раз, когда он замечал темноволосых девушек, им на миг овладевала паника, которая тут же сменялась разочарованием. Казалось невероятным, что девушку, облик которой запечатлелся в его памяти как нечто неповторимое, могут напоминать довольно многие. - Не понимаю, как Джон Маннхейм следит за всеми направлениями работ, - заметил Гаррод во время одной из нечастых передышек Зитрона. - Здесь в исследовательском центре работают его люди? - Нет. Служба полковника расположена в административном корпусе. Вон там. - Зитрон указал на двухэтажное здание, окна которого в лучах вечернего солнца отливали медью. Из центрального входа изливался поток мужчин и женщин. Подобно панцирям жуков, поблескивали выезжающие со стоянки машины. - До которого часа вы работаете? Надеюсь, я вас не задерживаю? Зитрон рассмеялся. - Я обычно сижу до тех пор, пока жена не начинает рассылать поисковые партии, но большинство подразделений заканчивают в пять пятнадцать. Гаррод взглянул на часы. Пять пятнадцать. - Знаете, меня все больше интересует влияние четкого администрирования на общую эффективность научных работ. Не возражаете, если мы пройдем туда? - Что ж, пожалуйста, - с некоторым удивлением ответил Зитрон и пошел к выходу из лаборатории. Гаррод едва не побежал, увидев у подъезда главного корпуса черноволосую девушку в костюме молочного цвета. Неужели Джейн Уэйсон? Невольно он вырвался вперед. - Постойте, мистер Гаррод! - неожиданно воскликнул Зитрон. - Что же это я?! - Простите? - Чуть не забыл показать вам самое интересное. Зайдите на секунду сюда. - Зитрон приглашающе открыл дверь в длинное сборное здание. Гаррод кинул взгляд на административный корпус. Девушка была уже на стоянке, над машинами виднелась только темная голова. - Боюсь, что меня начинает поджимать... - Вы это оцените, мистер Гаррод. Здесь мы используем самые фундаментальные принципы. Зитрон взял Гаррода под руку и ввел в здание, которое оказалось скорее просто четырьмя стенами, накрытыми стеклянной крышей. Вместо пола - трава и редкий кустарник; у противоположного конца виднелись бутафорские булыжники. Здание было пустым, но Гарроду стало не по себе, словно за ним наблюдали. - Теперь смотрите, - сказал Зитрон. - Не спускайте с меня глаз. Он поспешил прочь и исчез в кустарнике. В прогретом душном помещении наступила тишина, только с улицы едва доносилось хлопанье автомобильных дверей. Прошла минута. Зитрон не появлялся, в висках Гаррода нетерпеливо запульсировала кровь. Он полуобернулся к выходу и застыл, услышав поблизости в траве какой-то шорох. Неожиданно в нескольких шагах от него буквально из воздуха возник Зитрон с торжествующей улыбкой на лице. - Это была демонстрация ТСП - технически скрытого приближения, - объявил он. - Ну, что вы думаете? - Великолепно. - Гаррод открыл входную дверь. - Очень эффектно. - В экспериментах мы используем ретардитные панели с малым периодом задержки - сейчас увидите, как я к вам подкрадываюсь. Теперь по отдельным бликам отраженного света Гаррод угадывал установленные в траве пластины из медленного стекла. Двойник Зитрона неестественно тихо перебегал зигзагами, пока не исчез в ближайшей панели. - Разумеется, - продолжал подполковник, - в реальных условиях мы намерены применять стекло с бОльшим замедлением, чтобы дать пехоте время на установку ТСП-экрана. Сейчас мы стремимся определить оптимальный срок задержки - сделай его слишком малым, и люди не успеют сосредоточиться, чересчур большим - и у наблюдателя будет больше шансов заметить несоответствия в освещенности и в углах падения теней. Предстоит решить проблему выбора кривизны панелей с целью сведения на нет бликов... - Прошу прощения, - перебил Гаррод. - Я, кажется, увидел знакомого. Он зашагал к стоянке у административного корпуса быстро и решительно, чтобы отбить у Зитрона охоту следовать за ним. Девушка в костюме молочного цвета смотрела в его сторону. Она была стройной, черноволосой и - по мере того как расстояние сокращалось - на ее губах стало заметно серебристое поблескивание. У Гаррода перехватило дыхание, когда он убедился, что перед ним Джейн Уэйсон. - Привет! - бросил он как можно более непринужденно и весело. - Вы меня помните? - Мистер Гаррод? - неуверенно произнесла девушка. - Я приехал сюда по делу, и вдруг увидел вас... Послушайте, я был очень дерзок, когда мы говорили вчера по видеофону, и просто хочу извиниться. Обычно я не... Речь внезапно отказала ему. Гаррод почувствовал себя уязвимым и беспомощным, и тут увидел, как по ее щекам разлилась краска, и понял, что ему удалось установить контакт, недостижимый никакими словами. - Все хорошо, - тихо произнесла она. - Право, не стоило... - Стоило. Он смотрел на нее с благодарностью, будто впитывая самый ее облик, когда к тротуару подъехал светло-голубой "понтиак". Сидевший за рулем невозмутимого вида лейтенант в очках с золотой оправой еще загодя опустил
в начало наверх
боковое стекло. - Быстрей, Джейн, - бросил он. - Мы опаздываем. Распахнулась дверца, и Джейн в замешательстве села в машину. Ее губы беззвучно шевельнулись. Когда "понтиак" рванул с места, она смотрела на Гаррода, и тому показалось, что в глазах ее сожаление, грусть. Или просто неловкость за внезапно прерванный разговор? Бормоча проклятия, Гаррод зашагал к подполковнику Зитрону. ОТСВЕТ ВТОРОЙ. БРЕМЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА Харпур вглядывался в заливаемые водой стекла. Стоянки вблизи полицейского управления не было, и здание казалось отделенным милями покрытого лужами асфальта и сплошной завесой дождя. Темное небо набухло и грузно провисало между окружавшими площадь домами. Неожиданно почувствовав свои годы, Харпур долго смотрел на здание полицейского управления и захлебывающиеся водосточные решетки, потом вылез из машины и с трудом разогнулся. Не верилось, что в подвальном помещении западного крыла сияет теплое солнце. Но он это знал точно, потому что перед выходом из дому специально позвонил. - Внизу сегодня отличная погода, господин судья, - сказал охранник с уважительной непринужденностью, сложившейся за долгие годы. - На улице, конечно, не очень приятно, но там здорово. - Репортеры не появлялись? - Да кое-кто... Вы приедете, господин судья? - Пожалуй, - ответил Харпур. - Займи для меня местечко, Сэм. - Обязательно, сэр! Харпур зашагал быстро, как только мог себе позволить, засунув руки в карманы и ощущая тыльной стороной кисти холодные струйки дождя. При каждом движении пальцев подкладка прилипала к коже. Поднимаясь по ступеням к главному входу, Харпур почувствовал предостерегающее трепетанье в левой стороне груди - он слишком спешит, слишком нажимает. Дежурный у входа молодцевато отдал честь. Харпур кивнул. - Прямо не верится, что сейчас июнь, правда, Бен? - Да, сэр. Но внизу, я слышал, очень хорошо. Харпур приветливо махнул рукой и шел уже по коридору, когда его захлестнула боль. Жгучая, пронзительная боль. Словно кто-то тщательно выбрал стерильную иглу, насадил ее на антисептическую рукоятку, раскалил добела и с милосердной быстротой вонзил в бок. Он застыл на миг и прислонился к кафельной стене, пытаясь скрыть слабость; на лбу выступила испарина. "Я не могу сдаться сейчас, - подумал он, - когда осталось всего несколько недель... Но если это конец?" Харпур боролся с паникой, пока боль немного не отпустила. Он облегченно вздохнул и снова пошел по коридору, сознавая, что враг затаился и выжидает. К солнечному свету удалось выйти без нового приступа. Сэм Макнамара, охранник у внутренней двери, по обыкновению расплылся было в улыбке, но, увидев напряженное лицо судьи, быстро провел его в комнату. Между Харпуром и этим дюжим ирландцем, единственным желанием которого было кружка за кружкой поглощать кофе, установилась прочная симпатия, странным образом согревающая душу старого судьи. Макнамара поставил у стены складной стул и придержал его, пока Харпур садился. - Спасибо, Сэм, - произнес судья, оглядывая собравшуюся толпу. Никто не заметил его прихода; все смотрели в сторону солнечного света. Запах влажной одежды репортеров казался совершенно неуместным в пыльном подвале. В этом, самом старом, корпусе полицейского управления еще пять лет назад хранились ненужные архивы. С тех пор все это время, кроме дней, когда допускались представители печати, голые бетонные стены вмещали лишь записывающую аппаратуру, двух смертельно скучающих охранников и раму со стеклянной панелью. Стекло имело особое свойство - свет через него шел много лет. Такими стеклами люди пользовались, чтобы запечатлять для своих квартир виды особой красоты. По мнению Харпура, картина, которую он видел, как в окне, особой красотой не блистала: довольно живописный залив где-то на Атлантическом побережье, но вода была буквально забита лодками, а сбоку нелепо громоздилась, крича яркими красками, станция техобслуживания. Тонкий ценитель пейзажных окон, не раздумывая, разбил бы панель булыжником, но владелец, Эмиль Беннет, привез ее в город - потому что именно этот вид открывался из дома его детства. Панель, объяснял он, освобождала его от необходимости совершать двухсотмильную поездку в случае приступа ностальгии. Стекло было толщиной в пять лет, то есть пять лет пришлось ему простоять в доме родителей Беннета, прежде чем первый лучик света вышел с обратной стороны панели. И естественно, спустя пять лет, уже в городе, в стекле открывалась все та же панорама, хотя сама панель была конфискована у Беннета полицией, выказавшей глубочайшее безразличие к его отчему дому. Она безошибочно покажет все, что видела, - но только в свое время. Тяжело сгорбившемуся на стуле Харпуру казалось, что он сидит в кино. Свет в помещении исходил от стеклянного прямоугольника, а беспокойно ерзающие репортеры располагались рядами, будто зрители. Их присутствие отвлекало Харпура, мешало с обычной легкостью погрузиться в воспоминания. Беспокойные воды залива бросали в комнату солнечные блики, взад-вперед сновали прогулочные лодки, беззвучно въезжали на станцию техобслуживания случайные автомобили. Через сад на переднем плане прошла симпатичная девушка в коротком платьице по моде пятилетней давности, и Харпур заметил, как некоторые журналисты сделали пометки в блокнотах. Один из наиболее любопытных встал с места и обошел стекло, чтобы заглянуть с другой стороны, но вернулся разочарованный. Харпур знал, что сзади панель закрыта металлическим листом. Как определили власти, выставление напоказ того, что происходило в доме, являлось бы вторжением в личную жизнь старших Беннетов. Бесконечно долго тянулись минуты, и разомлевшие от духоты репортеры стали громко зевать. Откуда-то из первых рядов доносились монотонный храп и тихое поругивание. Курить вблизи контрольной аппаратуры, от имени штата жадно фиксировавшей изображение, было запрещено, и в коридор с сигаретами потянулись группки из трех-четырех человек. Харпур услышал сетования на долгое ожидание и улыбнулся - он ждал пять лет. А иногда казалось, что даже больше. Этого дня, седьмого июня, вместе с ним ждала вся страна. Но точно время не мог назвать никто. Дело в том, что Эмиль Беннет так и не сумел припомнить, когда именно в то жаркое воскресенье приехал он в дом родителей за своим медленным стеклом. Следствию пришлось довольствоваться весьма расплывчатым "около трех пополудни". Один из репортеров - модно одетый, светловолосый и невероятно молодой - наконец заметил сидящего у двери Харпура и подошел. - Прошу прощения, сэр. Вы не судья Харпур? Харпур кивнул. Глаза юноши на миг расширились, когда он осознал важность присутствия судьи для готовящегося в печать материала. - Если не ошибаюсь, вы вели слушание дела... Рэддола? Он собирался сказать "дела Стеклянного Глаза", но вовремя спохватился. Харпур снова кивнул. - Верно. Но я больше не даю интервью. Простите. - Да, сэр, конечно. Понимаю. Репортер быстрой пружинистой походкой вышел в коридор. Харпур догадался, что молодой человек только что определил для себя, как подать материал. Он и сам мог бы написать этот текст: "Судья Кеннет Харпур - тот, кто пять лет назад вел спорное "дело Стеклянного Глаза" по обвинению Эвана Рэддола, двадцати одного года, в убийстве, - сегодня сидел на стуле в одном из подвальных помещений полицейского управления. Этому сейчас уже старому человеку нечего сказать. Железный Судья ждет, наблюдает, терзается..." Харпур криво улыбнулся. Он давно перестал испытывать горечь от газетных наскоков и отказывался разговаривать с журналистами только потому, что к этому эпизоду в своей жизни ему не хотелось возвращаться. Харпур достиг того возраста, когда человек отбрасывает все малозначительное и сосредоточивает силы на главном. Через каких-нибудь две недели он будет волен греться на солнышке, любоваться игрой оттенков морской воды и засекать время между появлением первой вечерней звезды и второй. Если разрешит врач, он не откажется от капельки доброго виски, а не разрешит - все равно не откажется. Будет читать, а может, и сам напишет книгу... Как оказалось, Эмиль Беннет определил время довольно точно. В восемь минут четвертого Харпур и ждущие репортеры увидели приближающегося с отверткой в руке Беннета. На его лице была смущенная улыбка, как у многих из тех, кто попадал в поле зрения ретардита. Некоторое время он возился с креплением, потом небо вдруг безумно накренилось - стекло выбрали из рамы. Через секунду на изображение легло коричневое армейское одеяло, и комната погрузилась во тьму. Контрольная аппаратура защелкала, но тихие звуки заглушил гомон спешащих к телефонам газетчиков. Харпур поднялся и медленно вышел вслед за ними. Теперь можно было не спешить. Завернутое в одеяло стекло два дня пролежит в багажнике машины, прежде чем Беннет соберется вмонтировать его в оконную раму своей городской квартиры. И еще две недели оно будет показывать повседневные события, которые происходили пять лет назад на детской площадке во дворе дома Беннета. Эти события не представляли ровно никакого интереса. Но в ночь на двадцать первое июня на площадке была изнасилована и убита двадцатилетняя машинистка Джоан Кэлдеризи. Также был убит ее приятель, автомеханик Эдвард Джером Хэтти, двадцати трех лет, видимо, пытавшийся защитить девушку. Убийца не знал, что за этим двойным преступлением наблюдает свидетель. И теперь этот свидетель готовился дать точные и неопровержимые показания. Предусмотреть проблему было нетрудно. С тех пор как в нескольких фешенебельных магазинах появилось медленное стекло, люди задумывались: что произойдет, если перед ним свершится правонарушение? Какова будет позиция закона, если подозрение падет, скажем, на трех человек, а через пять или десять лет кусок стекла о_д_н_о_з_н_а_ч_н_о_ укажет преступника? С одной стороны, нельзя наказать невиновного, а с другой - совершенно недопустимо оставлять на свободе злодея... Так вкратце писали журналисты. Для судьи Кеннета Харпура проблемы не существовало. Меньше пяти секунд понадобилось ему, чтобы принять решение. И он остался непоколебимо спокоен, когда именно на его долю выпало подобное дело. Это получилось случайно. В округе Эрскин было не больше убийств и не больше медленного стекла, чем в любом другом, ему подобном. Собственно говоря, Харпур и не сталкивался с новинкой, пока вместо обычных электрических ламп не установили над проезжей частью улиц Холт-сити чередующиеся панели из восьми- и шестнадцатичасового ретардита. Потребовалось немало времени, чтобы после первых образцов, замедляющих свет примерно на полсекунды, получить задержки, измеряемые годами. Причем пользователь должен был быть абсолютно уверен в длительности желаемой задержки - способа ускорить процесс не знали. Будь ретардит "стеклом" в полном смысле слова, его можно было бы отшлифовать до требуемой толщины и получить информацию быстрее. Но в действительности это был совершенно непрозрачный материал - свет сквозь него не проходил. Излучение на длинах волн, близких к видимому диапазону, поглощалось поверхностью ретардита, а информация преобразовывалась в соответствующий набор напряжений внутри материала. В пьезооптическом эффекте, посредством которого осуществлялась передача информации, участвовала вся кристаллическая структура, и любые ее нарушения немедленно уничтожали закономерность распределения напряжений. Это приводило в бешенство многих исследователей, но сыграло важную роль в коммерческом успехе ретардита. Люди не стали бы столь охотно устанавливать в своих домах пейзажные окна, зная, что все за ними происходящее спустя годы неминуемо откроется чужим глазам. Но бурно расцветшая пьезоиндустрия выкинула на рынок недорогой "щекотатель" - устройство, с помощью которого медленное стекло можно было очистить для повторного использования словно ячейки компьютерной памяти. По этой же причине на протяжении пяти лет два охранника несли в подвале круглосуточное дежурство у стекландшафта - свидетеля по делу Рэддола. Существовала опасность, что кто-нибудь из родственников преступника или жаждущий известности маньяк проникнет в помещение и "сотрет" информацию в стекле, прежде чем она разрешит все сомнения.
в начало наверх
За пять лет ожидания были периоды, когда болезнь и усталость не оставляли Харпуру сил для беспокойства, были периоды, когда он мечтал, чтобы идеальный свидетель сгинул навсегда. Но, как правило, существование медленного стекла его не волновало. Он принял решение по делу Рэддола, решение, которое, по его убеждению, должен был принять любой судья. Все последующие дискуссии, нападки прессы, враждебность общественного мнения и даже кое-кого из коллег поначалу причиняли боль, но он превозмог ее. Закон, сказал Харпур в своем заключительном слове, существует лишь потому, что люди в него верят. Стоит подорвать эту веру - хотя бы единожды, - и Закону будет нанесен непоправимый ущерб. Насколько можно было определить, убийства произошли за час до полуночи. Имея это в виду, Харпур поужинал раньше обычного, затем принял душ и второй раз побрился. На это усилие ушла значительная доля его дневной квоты энергии, но в зале суда стояла невыносимая духота. Текущее дело было сложным и в то же время скучным. Харпур замечал, что такие дела попадались все чаще и чаще - признак, что пора уходить на пенсию. Но ему предстояло выполнить еще один долг. Профессиональный. Харпур набросил куртку и повернулся спиной к зеркалу-камердинеру, купленному женой несколькими месяцами раньше. Оно было покрыто 15-секундным ретардитом - немного погодя, обернувшись, можно было увидеть себя со спины. Судья бесстрастно оглядел свою хрупкую, но все еще прямую фигуру и отошел прочь, прежде чем незнакомец в зеркале повернулся и посмотрел ему в глаза. Харпуру не нравились зеркала-камердинеры, как не нравились и столь же популярные натуровиды - пластины ретардита с малым периодом задержки, вращающиеся на вертикальной оси. Они служили тем же целям, что и обыкновенные зеркала, но не переворачивали изображение слева направо. "Вы впервые имеете возможность увидеть себя такими, какими видят вас окружающие!" - гласила реклама. Харпур не принимал эту идею по соображениям, как он надеялся, смутно-философским, но определить их не мог даже для себя. - Ты неважно выглядишь, Кеннет, - сказала Ева, когда он поправлял галстук. - Неужели ты обязан туда идти? - Нет - и потому обязан. В этом все дело. - Тогда я тебя отвезу. - Ни в коем случае. Тебе пора спать. Я не позволю, чтобы ты среди ночи колесила по городу. Он обнял жену за плечи. В пятьдесят восемь лет Ева Харпур отличалась завидным здоровьем, но они оба делали вид, что это он заботится о ней. Харпур сам сел за руль, но улицы были настолько забиты, что, повинуясь внезапному порыву, он остановил машину в нескольких кварталах от полицейского управления и пошел пешком. "Живи рискуя, - подумал он, - но двигайся с осторожностью, - на всякий случай". Нависающие над дорогой шестнадцатичасовые панели в этот светлый теплый июньский вечер оставались темными, зато чередующиеся с ними восьмичасовые без нужды изливали яркий свет, впитанный в дневное время. Таким образом система обеспечивала достаточное освещение круглые сутки, причем бесплатно. А дополнительное ее преимущество состояло в том, что она давала полиции идеальные показания о дорожных происшествиях и нарушениях правил движения. Собственно говоря, только-только в ту пору установленные на Пятьдесят третьей авеню панели и предоставили бОльшую часть фактов по делу Эвана Рэддола. Фактов, на основании которых Харпур приговорил его к электрическому стулу. Реальные обстоятельства несколько отличались от классической схемы, обсосанной бульварными листками, но все же были достаточно яркими, чтобы возбудить интерес общественности. Рэддол был единственным подозреваемым, но улики против него носили по преимуществу косвенный характер. Тела обнаружили только на следующее утро - Рэддол мог спокойно вернуться домой, смыть все следы и выспаться. Когда его арестовали, он был спокоен, бодр и собран, а экспертиза оказалась бессильна что-либо доказать. Улики против Рэддола заключались в том, что его видели в соответствующее время подходящим к детской площадке, в соответствующее время уходящим оттуда и что синяки и царапины вполне могли быть получены в процессе совершения преступления. К тому же в промежуток между полуночью и половиной десятого утра, когда его забрали, он "потерял" синтетическую куртку, которую носил накануне вечером. Куртку так и не нашли. Удалившимся на совещание присяжным понадобилось меньше часа, чтобы прийти к решению о виновности. Однако в последующей апелляции защита заявила, что на вердикт повлиял факт регистрации преступления медленным стеклом в окне Эмиля Беннета. Требуя пересмотра дела, адвокат убеждал, что присяжные пренебрегли "естественным сомнением", полагая, будто судья Харпур не прибегнет к более суровой мере, чем пожизненное заключение. Но, по мнению Харпура, закон не оставлял места для выжидания, особенно в случае убийства с отягчающими обстоятельствами. В должное время Рэддол был приговорен к казни. Суровая, пронизанная убежденностью речь Харпура и заслужила ему прозвище Железного Судьи. Судебный приговор, считал он, всегда был и должен оставаться священным. Не подобает Закону униженно склоняться перед куском стекла. В случае введения в судебную практику "меры выжидания", говорил он, преступники просто не будут выходить из дома без пятидесятилетнего ретардита. Спустя два года неповоротливые жернова правосудия сдвинулись с места, и Верховный суд утвердил решение Харпура. Приговор был приведен в исполнение. То же самое, только в неизмеримо меньших масштабах, часто происходило в спорте, и единственным возможным, единственным реальным выходом было положение "арбитр всегда прав" - что бы ни показали камеры или медленное стекло. Несмотря на утверждение приговора, а может быть, именно поэтому пресса так и не подобрела к Харпуру. Он умышленно не обращал внимания на то, что о нем говорили и писали. Все эти пять лет его поддерживала уверенность в правильности принятого решения. Сейчас ему предстояло узнать, было ли оно таковым. Хотя момент истины уже пять лет маячил на горизонте, с трудом верилось, что через считанные минуты все выяснится. Эта мысль вызвала в груди щемящую боль, и Харпур на миг остановился, чтобы перевести дыхание. В конце концов, какая разница? Не он создает законы - откуда это чувство личной причастности? Ответ пришел быстро. Судья не может быть равнодушным, потому что является частью закона. Именно он, а не некое абстрактное воплощение правосудия вынес приговор Эвану Рэддолу - и потому остался работать вопреки советам врачей. Если совершена ошибка, он не имеет права уйти в кусты. Ему держать ответ. Новое понимание, как ни странно, успокоило Харпура. Он заметил, что улицы необычно оживлены для позднего вечера. Центр был буквально забит иногородними машинами, а тротуары переполнены пешеходами, причем, судя по тому, как они глазели по сторонам, - не местными жителями. В густом воздухе плыл запах жарящихся бифштексов. Харпур удивлялся такому столпотворению, пока не обратил внимание, что людской поток движется к полицейскому управлению. Люди не изменились с тех пор, как их притягивали арены, гильотины и виселицы. И пускай не на что смотреть - зато они рядом с местом происшествия, и одного этого достаточно, чтобы насладиться извечной радостью продолжающейся жизни в то время, как кто-то только что свел с ней счеты. Опоздание на пять лет значения не имело. Даже сам Харпур, захоти он того, не смог бы попасть в подвальное помещение. Там стояли только записывающая аппаратура и шесть кресел с шестью парами специальных биноклей - для правительственных наблюдателей. Харпур не рвался увидеть преступление собственными глазами. Ему нужно было только узнать результат - а потом долго-долго отдыхать. Мелькнула мысль, что он ведет себя совершенно неразумно - вылазка к полицейскому управлению требовала большого напряжения и таила для него смертельную опасность, - и все же он не мог поступить иначе. "Я виновен, - внезапно подумал Харпур, - виновен, как..." Он вышел на площадь, где находилось здание управления, и стал пробиваться сквозь изматывающую толчею. Вскоре впитавшая пот одежда так сковала движения, что он едва отрывал ноги от земли. И в какой-то момент этого долгого путешествия возник крадущийся по пятам скорбный друг с раскаленной добела иглой. Добравшись до нестройных рядов автомобилей прессы, Харпур понял, что пришел слишком рано - оставалось по меньшей мере полчаса. Он повернулся и начал двигаться к противоположной стороне площади, когда его настигла боль. Один точный укол, и Харпур пошатнулся, судорожно хватаясь за воздух. - Что за!.. Поосторожней, дедуля! Зычный голос принадлежал верзиле в светло-голубом комбинезоне, смотревшему тривизионную передачу. Пытаясь удержаться на ногах, Харпур сорвал с него очки-приемники. В стеклах, словно зарево далеких костров, полыхнули крошечные картинки, из наушника выплеснулась музыка. - Простите, - выдавил Харпур. - Я споткнулся. Простите. - Ничего... Эй! Вы случайно не судья... Здоровяк возбужденно потянул за локоть свою спутницу, и Харпур рванулся вперед. "Меня не должны узнать", - панически пронеслось в голове. Он зарывался в толпу, теряя направление, но через несколько шагов игла вновь настигла его, вошла до самого конца. Площадь угрожающе накренилась, и Харпур застонал. "Не здесь, - взмолился он, - не здесь. Пожалуйста". Каким-то чудом он сумел удержаться на ногах и продолжал идти. Прямо под боком, и одновременно бесконечно далеко, звонко и беспечно рассмеялась невидимая женщина. На краю площади боль вернулась еще более решительно - один укол, второй, третий. Харпур закричал, ощутив, как сжимается в спазме сердце. Он начал оседать и тут почувствовал, как его подхватили крепкие руки. Харпур поднял глаза на смуглого юношу. Красивое, озабоченное лицо, видневшееся сквозь красноватую пелену, казалось странно знакомым. Харпур силился заговорить. - Ты... ты - Эван Рэддол? Темные брови удивленно нахмурились. - Рэддол? Нет. Никогда не слыхал. Пожалуй, надо вызвать скорую помощь. Харпур сосредоточенно думал. - Верно. Ты не можешь быть Рэддолом. Я убил его пять лет назад. - Затем громче: - Но если ты не слыхал о Рэддоле, что тебе здесь делать? - Я возвращался из кегельбана и увидел толпу. Юноша стал выводить Харпура из толчеи, одной рукой поддерживая его, а второй разводя прижатые друг к другу тела. Харпур пытался помочь, но чувствовал, как бессильно волочатся по асфальту ноги. - Ты живешь в Холте? Парень кивнул. - Знаешь, кто я такой? - Я знаю только, что вам нужно быстрее в больницу. Позвоню в "скорую" из магазина. Харпур смутно осознал, что в сказанном таится какой-то тайный смысл, но не имел времени об этом думать. - Послушай, - произнес он, заставив себя на миг встать на ноги. - Обойдемся без "скорой". Я приду в себя, если доберусь домой. Поможешь мне взять такси? Парень нерешительно пожал плечами. - Дело ваше... Харпур осторожно отпер дверь и ступил в дружелюбный полумрак большого старого дома. За время поездки из города влажная от пота одежда стала липко-холодной, и Харпура била дрожь. Включив свет, он сел возле телефона и посмотрел на часы. Почти полночь - значит, уже не существует никакой тайны, ни малейшего сомнения в том, что же произошло пять лет назад на детской площадке. Он снял трубку и тут услышал, как ходит наверху жена. Харпур мог набрать любой из нескольких номеров и выяснить, что показало медленное стекло, но обращаться в полицию или муниципалитет было выше его сил. Он позвонит Сэму Макнамаре. Конечно, официально охране еще ничего не сообщали, но Сэм наверняка уже все знает. Харпур попытался набрать номер дежурной комнаты, но пальцы не слушались, сгибались от ударов по кнопкам, и он сдался. По лестнице сошла в халате Ева Харпур и с тревогой подошла к мужу. - Кеннет! - Ее рука поднялась ко рту. - Что ты наделал?! Ты выглядишь... Я немедленно вызову доктора Шермена. Харпур слабо улыбнулся. "Я много улыбаюсь в последнее время, - не к месту подумал он. - Как правило, это единственное, что остается старику".
в начало наверх
- Лучше свари мне кофе и помоги лечь в постель. Но прежде всего - набери-ка номер на этом чертовом телефоне. Ева протестующе открыла рот, но их взгляды встретились, и она промолчала. Когда Сэм подошел, Харпур произнес ровным голосом: - Привет, Сэм. Судья Харпур. Ну, потеха закончилась? - Да, сэр. Потом устроили пресс-конференцию, но все уже разошлись. Вы, должно быть, слышали новости по радио. - Между прочим, не слышал, Сэм. Я... я недавно пришел. Вот решил перед сном поинтересоваться у кого-нибудь и вспомнил твой номер. Сэм нерешительно засмеялся. - Ну что же, личность установлена точно. Это действительно Рэддол - да, впрочем, вы-то знали все с самого начала. - Знал, Сэм. - Харпур почувствовал, как глаза наполняются горячими слезами. - И все равно, наверное, камень с души, господин судья. Харпур устало кивнул, но в трубку сказал: - Естественно, я рад, что ошибки не было, но судьи не создают законов, Сэм. Они даже не решают, кто виновен, а кто нет. Что касается меня, наличие необычного стеклышка не имело ровно никакого значения. Эти слова были достойны Железного Судьи. На линии долго стояла тишина, а потом Сэм продолжил, и в голосе его звучало чуть ли не отчаяние. - Я, конечно, понимаю... и все-таки, должно быть, на душе легче... С неожиданным теплым удивлением Харпур осознал, что дюжий ирландец молит его. "Теперь это не играет роли, - подумал он. - Утром я выйду в отставку и вновь стану человеком". - Хорошо, Сэм, - проговорил он наконец. - Скажем так - сегодня я засну спокойно. Устраивает? - Спасибо, господин судья. Всего доброго. Харпур опустил трубку и с плотно сжатыми веками стал ожидать, пока снизойдет покой. 5 Гаррод вернулся домой после полуночи. Прислуга уже разошлась, но, судя по пробивающейся из-под двери библиотеки полоске желтого света, Эстер еще не легла. Читала они не много, отдавая предпочтение телевидению, но любила сидеть в коричневом уюте библиотеки - скорее всего, подозревал Гаррод, потому что это было единственное помещение, которое он не тронул при реконструкции дома, когда пять лет назад купил его. Эстер свернулась калачиком в высоком кожаном кресле; телевизионные очки закрывали ее глаза. - Что-то ты поздно, - она подняла руку в приветствии, но очки не сняла. - Где пропадаешь? - Мне пришлось поехать в армейский исследовательский центр, в местечко под названием Мейкон. - Что ты имеешь в виду - "местечко под названием Мейкон"? - Так оно называется. - У тебя был такой тон, словно ты рассчитывал, что я могла о нем слышать. - Прости. Я не хотел... - Мейкон в Джорджии, да? - Верно. - Думаешь, все, кроме тебя, полные идиоты, Элбан? - Эстер поправила телеочки и устроилась поудобнее. - Кто говорит?.. - Гаррод прикусил губу и подошел к бару, где в круге света тепло сияли графины. - Будешь? - Благодарю, не нуждаюсь. - Я тоже не нуждаюсь, однако с удовольствием выпью. Гаррод старался говорить спокойно, не понимая, почему Эстер язвит, будто знала наперед, что он собирается сказать. Он сильно разбавил бурбон содовой и сел у камина. В очаге тихо потрескивало пепельно-белое прогоревшее полено, редкие оранжевые искры исчезали во мраке дымохода. - Там на столе накопилась груда бумаг, - неодобрительно заметила Эстер. - Человеку в твоем положении не следует пропадать целыми днями, забывая о делах. - Для этого я держу высокооплачиваемых управляющих. Какой в них прок, если они не в состоянии несколько часов обойтись без меня? - Великий ум не должен мараться, думая о жалких деньгах, да, Элби? - Я не претендую на величие. - О нет, прямо ты такого не говоришь, но держишься особняком. Когда ты снисходишь до разговора с людьми, у тебя на лице появляется легкая усмешка: "Я знаю, что эта фраза пропадет впустую, но уж скажу - так, для забавы. Вдруг кто-нибудь почти поймет". - Ради бога! - Гаррод наклонился вперед в кресле. - Эстер, давай разведемся. Она сняла очки и пристально на него посмотрела. - Почему? - Почему?! Какой смысл продолжать такую жизнь? - Мы ведем ее не один год, однако прежде ты о разводе не заговаривал. - Знаю. - Гаррод сделал большой глоток из бокала. - Но существует предел. Супружеская жизнь должна быть не такой. Эстер вскочила с кресла и заглянула ему в лицо. - Боже мой, - хрипло рассмеялась она. - Наконец-то! Свершилось! - Что? - На миг Гарроду вспомнились полные, поблескивающие губы. - Как ее зовут, Элбан? Теперь настал его черед недоверчиво рассмеяться. - Другая женщина тут ни при чем. - Ты познакомился с ней в этой поездке? - У меня нет никакой женщины, кроме тебя. И этого достаточно. - Она живет в Мейконе. Вот почему ты внезапно решил туда отправиться. Гаррод бросил на жену презрительный взгляд, но внутри содрогнулся. - Повторяю, дело не в сопернице. С тех пор как мы поженились, я даже за руку никого не брал. Просто мне думается, мы зашли чересчур далеко. - Вот именно. Ты холоден, как рыба, Элбан, - это я выяснила чертовски быстро, - но теперь что-то тебя расшевелило. А она, должно быть, настоящая штучка, если сумела тебя разжечь. - Довольно этой чепухи! - Гаррод встал и прошел через комнату к столу. - Ты согласна на развод? - И не мечтай, дружок. - Эстер пошла за ним следом, не выпуская из рук очков; из наушников доносилось попискивание голосов. - С тех пор как отпала необходимость в деньгах отца, ты впервые обращаешься ко мне с просьбой. Да, это первая твоя просьба - и я с огромным удовольствием отказываю тебе в ней. - Ты настоящее сокровище, - тяжело произнес Гаррод, не в силах выразить гнев. - Знаю. Она вернулась к креслу, села и надела очки. Выражение умиротворенного блаженства разлилось по мелким чертам ее лица. Гаррод сгреб со стола небольшую горку посланий, большинство из которых представляли расшифровку магнитофонных записей звонков. Так ему было удобнее, чем прослушивать сами записи одну за другой. Верхнее сообщение, от Тео Макфарлейна, руководителя научно-исследовательских работ в портстонских лабораториях, пришло лишь час назад: "Строго доверительно. На 90 процентов уверен в возможности добиться эмиссии сегодня. Знаю, Эл, что ты хотел бы присутствовать, но мое терпение небеспредельно. Буду ждать до полуночи. Тео." Гаррод в возбуждении просмотрел все записи и нашел еще несколько посланий от Макфарлейна на ту же тему, отправленных в разное время в течение дня. Взглянув на часы, он увидел, что уже первый час ночи. Гаррод пересек комнату и швырнул кипу лент на колени Эстер, чтобы отвлечь ее наконец от телепередачи. - Почему меня не разыскали? - Никому не позволено прерывать твои лихие прогулки, Элбан, не забывай. Для того ты и держишь управляющих, дорогой. - Тебе известно, что исследований это не касается! - резко бросил Гаррод, борясь с желанием сорвать с лица Эстер очки и сломать их. Он быстро подошел к видеофону и вызвал кабинет Макфарлейна. Через секунду на экране появилось худощавое лицо; устало мигающие глаза из-за выпуклых стекол казались совсем маленькими. - Ага, вот и ты, Эл, - укоризненно сказал Макфарлейн. - Я тебя весь день ищу. - Меня не было в городе. Ну, получилось? Макфарлейн покачал головой. - Профсоюз мешает - техники требуют перерыв на кофе. - Он в отвращении скривился. - Ты никак не научишься работать с людьми, Тео. Я буду через двадцать минут. Гаррод выбежал из дома и вывел из гаража двухместный "мерседес" с ротационным двигателем. Уже проезжая по обсаженной кустарником аллее, он спохватился, что ушел, ни слова не сказав Эстер. Впрочем, говорить было не о чем. Разве что о том, что развода он все равно так или иначе добьется, - а с этим можно подождать и до утра. Гаррод возбужденно гнал машину и думал о значении полученного от Макфарлейна сообщения. Несмотря на девять лет постоянных исследований, в одном аспекте медленное стекло не претерпело никаких изменений: оно отказывалось выдавать информацию быстрее, чем это было определено периодом задержки, заложенным в его кристаллической структуре. Кусок ретардита толщиной в один год хранил впитанные изображения ровно год, и все ухищрения целой армии ученых оказывались тщетными. Даже с этой своей неподатливостью ретардит находил тысячи применений в самых различных областях - от производства бижутерии до изучения далеких планет. Но если бы появилась возможность произвольно регулировать задержку и получать информацию по мере надобности, медленное стекло покорило бы весь мир. Вся трудность заключалась в том, что изображения хранились в веществе не в виде образов. Характеристики распределения света и тени переводились в набор напряжений, которые постоянно перемещались от одной поверхности стекла до другой. Открытие этого факта разрешило теоретическое противоречие в принципе действия ретардита. Прежде, когда период задержки считался функцией толщины кристаллического материала, некоторые физики указывали, что изображения, идущие под углом, должны выходить значительно позже тех, что пересекают материал перпендикулярно поверхности. Чтобы преодолеть эту аномалию, необходимо было постулировать наличие у ретардита гораздо большего коэффициента преломления - мера, которая Гарроду интуитивно не нравилась. В глубине души он испытывал даже глубокое личное удовлетворение, установив истинную, пьезооптическую природу феномена, названного позднее эффектом Гаррода. Научный успех, однако, никак не отразился на том факте, что хранимую информацию раньше времени не извлечешь. Будь период задержки прямо связан с толщиной, можно было бы рассечь ретардит на листы потоньше и получить информацию быстрее. А так любая попытка - сколь угодно изощренная или деликатная - приводила к почти мгновенной дестабилизации набора напряжений. Наружу не вырывалось ни единого лучика света - материал просто "отпускал" прошло и становился черным как смоль стеклом, ожидающим поступления свежих впечатлений. Хотя времени не исследовательскую работу становилось все меньше, Гаррод сохранил личную заинтересованность в решении проблемы искусственной эмиссии. Отчасти это объяснялось ревниво-собственническим отношением ученого к своему открытию, отчасти - смутным осознанием того, что медленное стекло причиняет подчас поистине танталовы муки тем, кому жизненно необходимо испить из чаши знаний немедленно. Совсем недавно Гаррод прочитал в газете о судье, который умер спустя несколько месяцев после пятилетнего ожидания ответа. Пять лет ждал судья, пока медленное стекло, единственный свидетель совершенного убийства, покажет однозначно, действительно ли был виновен тот, кого он приговорил к смерти... Гаррод не запомнил имени судьи, но страдания этого человека поневоле отразились на его мировосприятии. Панели медленного стекла над автострадой изливали голубизну дневного неба, и казалось, будто мчишься по широкому туннелю с прямоугольными прорезями наверху. В одной из них мелькнула серебряная точка самолета, пролетевшего здесь раньше. Ночной охранник приветливо махнул рукой из своей будки, когда Гаррод подъехал к административно-исследовательскому корпусу. Почти все здание скрывалось во тьме и лишь ярко золотились окна Макфарлейна. Гаррод по пути стянул с себя пиджак и, войдя в лабораторию, швырнул его на стул. Вокруг одного из столов собралась группа людей - все в рубашках, кроме Макфарлейна, который по обыкновению был в аккуратном деловом костюме.
в начало наверх
Говорили, что, возглавив научно-исследовательские работы, он ни разу не взял в руки паяльника, но руководство осуществлял твердо и с глубоким знанием дела. - Как раз вовремя, - сказал Макфарлейн, кивнув Гарроду. - У меня ощущение, что мы на пороге успеха. - Продолжаете воздействовать модифицированным излучением Черенкова? - И вот результаты. - Макфарлейн указал на укрепленную в раме панель черного ретардита, которую окружали осциллографы и другие приборы. - Вчера этот кусок трехдневного стекла был стерт. Поступающие с тех пор изображения должны выйти завтра, но, полагаю, мы извлечем их пораньше. - Почему ты так думаешь? - Посмотри на дифракционную картину. Видишь, как она отличается от той, что мы получаем обычно, просвечивая ретардит рентгеном? Эффект мерцания указывает, что скорости прохождения образа и черенковского излучения начинают уравниваться. - Может, вы просто замедлили черенковское излучение? - Бьюсь об заклад, мы подстегнули изображение. - Что-то не в порядке, - спокойным тоном заметил один из техников. - Кривая "расстояние - время" приобретает... экспоненциальный характер. Гаррод посмотрел на осциллограмму и подумал о световом излучении, которое вливалось в медленное стекло на протяжении примерно полутора суток, а теперь концентрировалось, формировало волну, пик... - Закройте глаза! - закричал Макфарлейн. - Назад! Гаррод заслонил лицо локтем, техники шарахнулись прочь, и в это время беззвучная, ослепительная вспышка взрывом водородной бомбы поразила сетчатку и сжала сердце Гаррода. Он медленно отвел руку. Перед глазами стояла мутная пелена, на которой плясали зеленые и красные пятна. Панель из ретардита была такой же черной и такой же мирной, как накануне. Первым приглушенно заговорил Макфарлейн. - Я же обещал выдавить из нее свет - и вот, пожалуйста. - Все в порядке? - Гаррод оглядел людей, вновь настороженно подходящих к столу. - Успели закрыться? - Нормально, мистер Гаррод. - Тогда на сегодня достаточно. Запишите себе полную ночную смену и обязательно дайте глазам хорошенько отдохнуть, прежде чем ехать домой. - Гаррод повернулся к Макфарлейну. - Тебе следует продумать новые правила безопасности. - Еще бы! - Глаза Макфарлейна болезненно щурились за уменьшающими стеклами очков. - Но мы извлекли свет, Эл. Впервые за девять лет упорных попыток воздействие на пространственную решетку ретардита не просто разрушило структуру напряжений - мы сумели извлечь свет! - Да уж... - Гаррод подхватил пиджак и медленно двинулся к кабинету Макфарлейна. - Утром сразу же свяжись с нашей патентной службой. Среди твоих ребят словоохотливых нет? - Они не дураки. - Хорошо. Я пока не представляю, какие могут быть применения у этого твоего устройства, но, думаю, их найдется предостаточно. - Оружие, - мрачно бросил Макфарлейн. - Вряд ли. Слишком громоздко, да и радиус действия, с учетом рассеивания в атмосфере, невелик... Но, к примеру, фотографирование со вспышкой. Или подача сигналов в космосе. Уверен, что если забросить зондом пятилетнюю панель хоть до Урана и там инициировать ее, вспышку можно будет наблюдать с Земли. Макфарлейн открыл дверь кабинета. - Давай отметим. У меня припасена бутылочка на случай праздника. - Не знаю, Тео. - Брось, Эл. К тому же я придумал новую фразу. Послушай. - Он скорчил зверскую гримасу, вытянул палец и закричал: - Оставь в покое этот пояс, Ван Аллен! - Недурно. Не могу сказать, что блеск, но недурно. Гаррод улыбнулся. Еще в колледже у них родилась шутка, основанная на выдумке, что все великие ученые, чьими именами названы открытия, - ученики в классе. Каждый еще в юном возрасте так или иначе был связан с областью, в которой позже добьется триумфа, но затюканный учитель, естественно, не знает этого и пытается навести порядок. Пока он выкрикивает: "Что там у тебя в бутылке, Клейн?" начинающему топологу; "Не мельтеши, Броун" будущему первооткрывателю молекулярного движения и "Решись, наконец, на что-нибудь, Гейзенберг!" мальчишке, который со временем сформулирует принцип неопределенности. Гаррод практически спасовал перед сложностью выдумывания фраз с необходимой степенью универсальности, но Макфарлейн не прекращал попыток и каждую неделю выдавал новую реплику. У двери Гаррод остановился. - Праздновать пока рановато. Нам предстоит выяснить, почему возникла лавинообразная реакция и что с ней делать. - Теперь это уже вопрос времени, - убежденно сказал Макфарлейн. - Гарантирую: через три месяца ты сможешь взять кусок медленного стекла и при желании просмотреть любую сцену - словно кинопленку в домашнем проекторе. Только подумай, что это значит. - Например, для полиции. - Гарроду вспомнился старый судья. - И властей. Макфарлейн пожал плечами. - Ты имеешь в виду слежку? Недремлющее стеклянное око? Вторжение в личную жизнь? Пусть об этом волнуются мошенники. - Он достал из шкафа бутылку виски и щедро плеснул в стаканчики с золотым ободком. - Скажу только одно: не хотел бы я оказаться на месте того, кому есть что скрывать от своей жены. - Я тоже, - произнес Гаррод. На дне стакана, где игра отраженных бликов рождала целую вселенную, он увидел черноволосую девушку с серебристыми губами. Когда часом позже Гаррод приехал домой, во многих комнатах горел свет. У распахнутой входной двери стояла Эстер в подпоясанном твидовом пальто; на волосы был накинут шарф. Гаррод вышел из "мерседеса" и, предчувствуя беду, поднялся по ступенькам. Фонари высвечивали бледное заплаканное лицо Эстер. "Что это, - подумал он, - замедленная реакция на требование развода? Но тогда она казалась такой спокойной..." - Элбан, - быстро произнесла Эстер, не дав ему сказать ни слова. - Я пыталась дозвониться тебе, но охранник ответил, что ты уже ушел. - Что-нибудь случилось? - Ты можешь отвезти меня к отцу? - Он заболел? - Нет. Арестован. Гаррод едва не расхохотался. - Похоже на оскорбление его величества! Что же он натворил? Эстер дрожащей рукой прикрыла губы. - Его подозревают в убийстве. 6 - Доказательства налицо. - В тоне лейтенанта Мэйрика, молодого человека с преждевременной сединой и отмеченным шрамом широким волевым лицом, звучала готовность помочь, свидетельствующая о такой уверенности, которая не страшится откровенности. - Какие доказательства? Пока мне никто ничего не объяснил. - Гаррод тоже пытался вести разговор деловито и хладнокровно, но сказывался изнурительный долгий день, а выпитое с Макфарлейном виски выветрилось. Мэйрик устремил на него невозмутимый взгляд. - Я знаю, кто вы такой, мистер Гаррод, знаю, сколько у вас денег. Но знаю и то, что объяснений вам давать не обязан. - Простите, лейтенант. Я страшно устал и хочу лишь скорее добраться до постели, но моя жена не даст мне спать, пока я ее не успокою. Что же случилось? - Не думаю, что это поможет вам ее успокоить. - Мэйрик закурил сигарету и бросил пачку на стол. - Около часа ночи патрульная группа обнаружила на Ридж-авеню автомашину мистера Ливингстона, заехавшую одним колесом на тротуар. Сам он, накачанный наркотиками до бесчувствия, навалился грудью на руль. На противоположной стороне дороги нашли мертвого человека. Позже установили его личность - некий Уильям Колкмен. Причина смерти - удар движущегося со значительной скоростью автомобиля. Вмятина на левой части переднего бампера машины мистера Ливингстона полностью соответствует характеру повреждения тела Колкмена, как и пробы краски, взятые с одежды покойного и кузова. Ну, какой вывод можно сделать? - Мэйрик откинулся на спинку стула и с удовлетворением затянулся. - Похоже, вы уже приговорили моего тестя. - Это вы так считаете. А я лишь привел вам факты. - И все-таки в голове не укладывается, - медленно проговорил Гаррод. - Взять хотя бы эти наркотики. Бойд Ливингстон родился в тридцатых, так что спиртного он не чурается, но ко всем химическим препаратам питает врожденную неприязнь. - У нас есть заключение медицинской экспертизы, мистер Гаррод. Ваш тесть принимал МСР - Мэйрик открыл голубой конверт и выложил перед Гарродом несколько крупных фотографий. - Так легче поверить? Снимки, с обязательной отметкой времени в уголках, показывали навалившегося на рулевое колесо Ливингстона, невзрачно одетого мертвеца, скрючившегося в гигантской луже крови, помятый бампер и общие виды места происшествия. - Что это? - Гаррод указал на разбросанные по бетонной мостовой темные предметы, похожие на камни. - Комки грязи из-под крыльев машины, вылетевшие при ударе. - Мэйрик слегка улыбнулся. - То, о чем забывают наши кинорежиссеры, ставя реалистические сцены аварий. - Ясно. - Гаррод поднялся. - Спасибо за все, что вы мне рассказали, лейтенант. Пойду готовить жену. - Хорошо, мистер Гаррод. Они обменялись рукопожатием, и Гаррод вышел из маленького, освещенного холодным светом кабинета. Эстер и Грант Морган, адвокат Ливингстона, ждали в приемной у главного входа в здание полиции. Карие глаза Эстер жадно ловили его взгляд, словно умоляя сказать желанное. Гаррод покачал головой. - Увы, Эстер. Дело дрянь. Похоже, твоему отцу не избежать обвинения в убийстве. - Нелепость! - Для нас - да. Для полиции... Они лишь придерживаются закона. - Пожалуй, этим лучше заняться мне, Эл, - вмешался Морган, шестидесятилетний мужчина аристократической наружности, безукоризненно одетый даже среди ночи. Сейчас он отрабатывал гонорар уже тем, что своей невозмутимостью успокаивал Эстер. - Мы быстро разберемся с этим недоразумением. - Желаю удачи, - бросил Гаррод, чем вызвал сердитый взгляд жены. - Мистер Морган, - сказала Эстер. - Я уверена, что произошла ошибка, и хочу выслушать отца. Когда можно его увидеть? - Немедленно - я так думаю. - Морган открыл дверь, вопросительно посмотрел на кого-то снаружи и с удовлетворением кивнул. - Все в порядке, Эстер. Мне не хотелось, чтобы вы волновались из-за кажущейся сложности ситуации. Он подтолкнул Эстер и Гаррода в коридор, а капитан и двое в штатском провели их в помещение в недрах здания. Когда они вошли, полицейский собрал на поднос кофейные чашки и удалился. Капитан и сопровождающие пошептались с Морганом и вышли в коридор. На койке, напоминающей больничную, лежал одетый в смокинг Бойд Ливингстон. Его лицо было неестественно бледным, и все же он слабо улыбнулся Моргану и Гарроду, когда Эстер кинулась к нему. - Чертовский переплет, - прошептал Ливингстон через ее плечо. - Газетчики уже пронюхали? Морган покачал головой. - Прессу я возьму на себя, Бойд, - успокаивающе сказал он. - Спасибо, Грант, но этим должны заниматься специалисты. Свяжись с Таем Бомонтом, нашим агентом по связям с общественностью, пусть срочно повидается со мной. Дело может приобрести скандальный характер, и тут нужна деликатность. Слушая разговор, Гаррод не сразу вспомнил, что его тесть выставил свою кандидатуру от республиканской партии Содружества на представление Портстона в совете округа. Он никогда не относился серьезно к запоздалой страсти Бойда к мелкомасштабной политике, но, похоже, сам Ливингстон принимал ее близко к сердцу. И безусловно, ультраправая республиканская партия Содружества вряд ли будет в восторге, если ее кандидата обвинят в злоупотреблении наркотиками и убийстве. Ливингстон возглавлял крестовый поход против азартных игр, но объявил войну и всем другим порокам. Морган сделал пометку в блокноте. - С Бомонтом я свяжусь, Бойд, но сперва главное. Ты не был ранен при
в начало наверх
аварии? Ливингстон казался озадаченным. - Ранен? Как я мог быть ранен? - взревел он, обретя часть былой энергии. - Я возвращался домой с вечера попечителей оперного театра и неожиданно почувствовал головокружение и слабость. Поэтому подъехал к тротуару и решил переждать. Возможно, я задремал или потерял сознание, но никакой аварии не было. Не было! - Его воинственные, покрасневшие от напряжения глаза, обежав всех, остановились на Гарроде. - Здравствуй, Эл. Гаррод кивнул. - Ну хорошо, об этом мы еще поговорим, - произнес Морган, делая пометки. - На вечере сильно налегали на наркотики? - Как обычно, я полагаю. Официанты разносили их словно воду. - Сколько ты принял? - Погоди-ка, Грант. - Ливингстон приподнялся на кровати. - Тебе известно, что я этим не увлекаюсь. - Ты хочешь сказать, что вовсе не принимал наркотиков? - Вот именно. - Тогда как объяснить, что медицинская экспертиза обнаружила у тебя в крови наряду с алкоголем следы МСР? - МСР? - Ливингстон отер проступивший на лбу пот. - Это еще что за чертовщина? - Нечто вроде синтетической конопли, весьма сильнодействующее средство. - Отец плохо себя чувствует, - начала Эстер. - Зачем вы... - Задать эти вопросы необходимо, - сказал Морган с решительностью, которой Гаррод от него не ожидал. - Рано или поздно их все равно зададут, и нам надо иметь ответы наготове. - Я дам тебе хороший ответ. - Ливингстон хотел похлопать Моргана по плечу, но руки его не слушались, и удар пришелся по воздуху. - Эту дрянь мне подсунули. Умышленно, чтобы я провалился на выборах. Морган тяжко вздохнул. - Боюсь... - Нечего вздыхать, Грант. Говорю тебе - именно так все и было. Впрочем, сейчас это несущественно. В том, что под воздействием наркотиков я сбил человека, меня обвинить нельзя - потому что едва все началось, как я съехал на обочину и остановил машину. Гаррод подошел к койке. - Не вяжется, Бойд. Я видел фотографии места происшествия. - Плевать мне на фотографии! Даже если меня кто-то чуть не отравил, я знаю, что делал и чего не делал! Ливингстон схватил руку Гаррода и заглянул ему в лицо. Гаррод почувствовал волну жалости к этому человеку и одновременно необъяснимую уверенность, что тот говорит правду, что, несмотря на все убедительные доказательства, есть место сомнению. Морган убрал записную книжку. - Полагаю, для начала достаточно, Бойд. Первым делом тебя надо отсюда вытащить. - Я собираюсь снова побеседовать с лейтенантом Мэйриком, - внезапно сказал Гаррод. - Подумайте хорошенько, Бойд, не припомните ли еще что-нибудь? Ливингстон опустился на подушку и прикрыл глаза. - Я... я съехал на обочину... был слышен шум двигателя... нет, не может быть, я же его выключил... Я... вижу перед собой человека, приближаюсь к нему очень быстро... теперь двигатель ревет... жму на тормоз, но безрезультатно... Удар, Эл, ужасный чавкающий удар... Ливингстон замолчал, словно пораженный тем, что впервые осознал случившееся, и из-под его сжатых век потекли слезы. Наутро Гаррод встал рано и позавтракал в одиночестве - Эстер осталась ночевать в доме родителей. Глаза от недосыпания горели, словно в них попал песок, но он все равно поехал прямо на завод, намереваясь поработать с Макфарлейном и юристами-патентоведами. Однако сосредоточиться никак не удавалось, и после часа тщетных усилий Гаррод бросил дела на помощника, Макса Фуэнте, а сам из личного кабинета позвонил в управление портстонской полиции и попросил к аппарату лейтенанта Мэйрика. Симпатичная телефонистка сообщила, что до полудня Мэйрика не будет. Гарроду пришло в голову, что он ведет себя безрассудно. Судя по всему, такой опытный законник, как Морган, не сомневается в виновности Ливингстона. Смирилась уже и Эстер и, в конечном счете, даже сам Ливингстон. И все же что-то в доказательствах не давало Гарроду покоя. А может быть, всего лишь дает о себе знать самомнение, в котором его упрекала Эстер? Когда все убеждены, что Ливингстон, одурманенный наркотиками, задавил человека, - не пыжится ли Элбан Гаррод сразить их, поставить себя выше, эффектно раскрыв правду? "Так или иначе, - решил он, - результат будет один". Гаррод на секунду задумался, а потом прибег к испытанному средству, чтобы вызвать вдохновение: достал из ящика стола большой лист бумаги и обозначил на нем на некотором расстоянии друг от друга все существенные моменты заявлений Мэйрика и Ливингстона. Их он разбил на группы в зависимости от деталей, подробностей и собственных умозаключений. Через полчаса лист был почти полностью исписан. Гаррод попросил принести кофе и, потягивая горячую жидкость, не сводил с бумаги глаз. Наконец, уже допивая вторую чашку, он взял ручку и обвел фразу, которую предыдущим вечером произнес Ливингстон. Она стояла под заголовком МАШИНА: "Теперь двигатель ревет". Гаррод ездил в "роллсе" Ливингстона, был хорошо знаком с подобными автомобилями и знал, что даже на полных оборотах услышать шум турбодвигателя практически невозможно. Допив кофе, Гаррод взял в кружок еще один подзаголовок и по видеофону связался с Грантом Морганом. - Доброе утро. Как там старик? - Принял успокоительное и спит, - нетерпеливо ответил Морган. - У вас что-нибудь важное, Эл? Я сейчас очень занят делом Бойда. - Я, между прочим, тоже. Вчера вечером он сказал, что наркотики ему, должно быть, подмешали политические противники. Я понимаю, это звучит дико, и все же: кто заинтересован, чтобы Ливингстон не попал в совет округа? - Послушайте, Эл, по-моему, вас понесло... - Причем неизвестно куда. Знаю. Однако - вы ответите или мне самому наводить справки в городе? Морган, будто изменяя своей натуре, пожал плечами. - Ни для кого не секрет, как Бойд относится к азартным играм. Он давно подбирается к казино и, если войдет в совет, наверняка хорошенько прижмет их. Я тем не менее сомневаюсь... - Вполне достаточно. В сущности, мотив мне неважен; главное, такая возможность не исключена. Теперь скажите, вы когда-нибудь сидели в машине Бойда? - В "роллсе"? Да, я несколько раз с ним ездил. - Двигатель шумит сильно? Морган позволил себе слабо улыбнуться. - Разве там есть двигатель? Мне казалось, нас тянет невидимая сила. - Иными словами, работает он практически беззвучно? - Да... - Тогда как объяснить фразу, сказанную Бойдом вчера вечером? - Гаррод взял свой листок и прочитал: "Теперь двигатель ревет". - Если бы мне пришлось объяснять, я бы предположил, что возможным побочным действием МСР является обострение восприятия... - А сочетается ли обострение восприятия с одновременной потерей сознания за рулем? - Я не специалист по наркотикам, но... - Ладно, Грант, я и так отнял у вас много времени. Гаррод выключил аппарат и вновь принялся изучать записи. Незадолго до полудня он предупредил секретаря, миссис Вернер, что уезжает по личному делу, и под серо-стальным небом повел машину к полицейскому управлению. Коридоры были буквально запружены людьми, и ему пришлось ждать минут двадцать, пока освободился лейтенант Мэйрик. - Прошу прощения, - сказал Мэйрик, когда они уже сидели за его столом. - Но вы сами отчасти виновны в нашей перегруженности. - Каким образом? - Всюду куда ни плюнь - медленное стекло. Раньше любители подсматривать в замочную скважину особых хлопот нам не доставляли - поступала жалоба, и они либо скрывались, либо попадали к нам. Риск не давал этому занятию вылиться в повальное увлечение. Сейчас ничего не стоит оставить стеклышко в гостиничном номере, в ванной комнате, где угодно. А если кто-либо замечает его и обращается в полицию, нам приходится устраивать засаду и ждать, пока любитель острых ощущений придет за своей собственностью. Потом еще надо доказывать, что это его собственность... - Простите. Мэйрик едва заметно покачал головой. - Что привело вас ко мне? - Дело моего тестя, разумеется. Вы совершенно не допускаете мысли, что улики против него могут быть сфабрикованы? Мэйрик улыбнулся и потянулся за сигаретами. - У нас не принято сознаваться в подобных вещах, но порой надоедает строить из себя эдакого все допускающего, широких взглядов либерала. Поэтому - да, я и мысли такой не допускаю. Что дальше? - Не возражаете, если я обращу ваше внимание на некоторые моменты? - Милости прошу. - Мэйрик великодушно махнул рукой, взвинтив водоворотики табачного дыма. - Благодарю вас. Первое. Сегодня утром по радио я слышал, что Уильям Колкмен - тот, кого сбила машина, - работал в биллиардной в пригороде у реки. Так что же он делал ночью не где-нибудь, а на самой Ридж-авеню? Гулял? - Кто знает? Может, собирался вломиться в один из тамошних роскошных особняков. Но это не дает права автомобилистам начать на него охоту. - Стало быть, значения вы этому не придаете? - Никакого. Что еще? - Мой тесть, в частности, припоминает, что слышал громкий звук двигателя, но... - Гаррод заколебался, внезапно осознав, как неубедительно звучат его слова, - ...но двигатель в его машине работает практически бесшумно. - У вашего тестя, должно быть, прекрасная машина, - подчеркнуто ровным голосом заметил Мейрик. - И какое же отношение это имеет к делу? - Ну, раз он слышал... - Мистер Гаррод, - потеряв терпение, резко перебил его лейтенант. - Не говоря уже о том, что ваш тесть был так накачан наркотиком, что с успехом мог возомнить себя летящим на бомбардировщике, этот якобы бесшумный автомобиль заявил о себе достаточно громко. У меня лежат письменные заявления людей, которые слышали удар, были на месте происшествия спустя тридцать секунд, когда Колкмен еще истекал кровью, и видели мистера Ливингстона в машине. Гаррод был потрясен. - Вчера вечером вы не говорили о свидетелях... - Возможно, потому, что вчера вечером я был занят. Как, между прочим, и сегодня. Гаррод встал, собираясь уйти, но будто помимо собственной воли упрямо продолжил: - Ваши свидетели не видели самого происшествия? - Нет, мистер Гаррод. - Какое освещение на Ридж-авеню? Панели из ретардита? - Пока нет. - Мейрик злорадно усмехнулся. - Понимаете ли, денежные мешки, живущие в том районе, возражают против установки шпионского стекла у своих домов, и городской совет до сих пор ничего не может сделать. - Ясно. Гаррод кое-как извинился перед лейтенантом за беспокойство и вышел из здания. Слабый, совершенно нелогичный проблеск надежды, что он сумеет убедить мир в невиновности Ливингстона, исчез. И все же вернуться на завод оказалось выше его сил. Он поехал в северном направлении, сперва медленно, затем постепенно набирая скорость, по мере того как признавался себе, куда ведет машину. Трехполосное бетонное шоссе, на территории города называвшееся Ридж-авеню, змеилось к отрогам Каскадных гор. Гаррод отыскал место происшествия, отмеченное на дороге желтым мелом, и остановился. Ощущая смутную неловкость, он выбрался из автомобиля и окинул взглядом погруженные в полуденную дремоту покатые зеленые крыши, лужайки и темную растительность. В этом районе нужды в стекландшафтах не было - вид из окон открывался и без того приятный, - и все же панели медленного стекла оставались достаточно дорогими, чтобы служить символами положения в обществе. Из шести выходящих на автостраду особняков у двух вместо окон зияли прямоугольники, словно вырезанные из склонов холма. Гаррод сел в машину, включил видеофон и вызвал секретаря.
в начало наверх
- Миссис Вернер, прошу вас выяснить, какой магазин поставил стекландшафты жителям дома 2008 по Ридж-авеню. Пожалуйста, займитесь этим немедленно. - Хорошо, мистер Гаррод. - Лицо на миниатюрном экране недовольно надулось, как при всяком поручении, выходящем, на взгляд миссис Вернер, за рамки ее служебных обязанностей. - Свяжитесь с управляющим магазина. Пусть он выкупит стекла под любым предлогом. Цена не имеет значения. - Хорошо, мистер Гаррод. - Миссис Вернер нахмурилась еще сильнее. - Это все? - Доставьте их ко мне домой. Сегодня к вечеру, если возможно. Гаррод собирался дать себе передышку, но накопившиеся за пять дней отсутствия дела да еще намеки об уходе со стороны миссис Вернер заставили его на несколько часов заехать на завод. Он поставил машину на обычное место и бессильно обмяк за рулем, пытаясь стряхнуть с себя усталость. В красно-золотом мареве вечернего солнца окружающие строения казались миражом; вдали, на фоне промышленного ландшафта, крошечные белые фигурки играли в теннис. Нежный мягкий луч высветил беззвучную картинку, превратив ее в идеальную средневековую миниатюру. У Гаррода родилось смутное ощущение, что он уже видел это много лет назад, причем воспоминание казалось насыщенным особым смыслом, словно было связано с важным этапом его жизни; и все же точно вспомнить никак не удавалось. Ход его мыслей прервал скрип гравия - к машине приближался Тео Макфарлейн. Гаррод подхватил портфель и вышел. Макфарлейн поднял указующий перст. - А ты все не меняешься, Планк? - Брось, Мак, - отозвался Гаррод, кивнув в знак приветствия. - Какие новости? - Пока никаких. Прикинул целый диапазон волн и прогоняю на компьютере кривые "время - расстояние". Но тут быстро не управишься. Что у тебя? - Практически то же самое, только я пытаюсь наложить колебания нескольких частот и посмотреть, можно ли ускорить маятниковый эффект. - Мне кажется, ты чересчур торопишься, Эл, - задумчиво сказал Макфарлейн. - Мы вызвали в лаборатории эмиссию еще около пятидесяти панелей и каждый раз получали лавинообразное нарастание. В одновременном облучении волнами разной длины что-то есть, однако добиться стабилизации... - Я же объяснял, почему не могу ждать. Эстер считает, что отец не выдержит тюремного заключения. И ему грозит политическая смерть в случае... - Но, Эл! Подстроить такое просто невозможно, даже если бы кто-нибудь захотел! Совершенно очевидно: он совершил наезд и убил человека. - Может быть, даже слишком очевидно, - упрямо заявил Гаррод. - Может быть, это все чересчур убедительно. Макфарлейн вздохнул и поковырял ногой во влажном гравии. - Тебе не следует работать дома с двухлетним стеклом, Эл. Ты же видел, какую вспышку дает всего лишь двухдневная аккумуляция. - Накопления тепла не происходит. Так что лавинообразное выделение мою лабораторию не подожжет. - Все равно... - Тео, - перебил Гаррод. - Не надо со мной об этом спорить. Макфарлейн, смирившись, пожал плечами. - Мне? С тобой? Я ведь старый любитель интеллектуального дзюдо. Ты же знаешь, как я смотрю на взаимоотношения людей - нет действия без противодействия. Слова эти неожиданно будто пронзили Гаррода. Макфарлейн помахал на прощание рукой и зашагал к своей машине. Гаррод попытался махнуть в ответ, но тело его словно разладилось: в коленях возникла слабость, сердце застучало тяжело и неритмично, в животе разлился холодок. Внезапно родившаяся мысль стремительно набрала силу и взорвалась экстатической вспышкой. - Тео, - почти беззвучно проговорил Гаррод. - Мне не нужна помощь медленного стекла. Я знаю, как это было сделано. Макфарлейн, не расслышав, сел в автомобиль и уехал, а Гаррод, словно окаменев, замер посреди стоянки. Только когда машина скрылась из виду, он очнулся от транса и побежал к зданию. Возле кабинета его поджидала миссис Вернер с искаженным от нетерпения желтоватым лицом. - Я могу задержаться лишь на два часа, - объявила она. - Так что... - Ступайте домой. Увидимся завтра. Едва не оттолкнув ее, Гаррод прошел в кабинет, захлопнул дверь и тяжело упал в кресло. Действие и противодействие. Все так просто. Автомобиль и человек сталкиваются с достаточной силой, чтобы помять бампер машины и лишить человека жизни. Так как автомобили обычно движутся быстро, а пешеходы - медленно, повседневный опыт предрасполагает следователя толковать происшествие единственным образом: машина ударила человека. Но с точки зрения механики, с тем же результатом человек мог ударить машину. Гаррод закрыл лицо руками и попытался представить себе, как могло произойти убийство. Вы одурманиваете водителя наркотиком, рассчитав дозу и время так, чтобы тот потерял контроль приблизительно на желаемом отрезке пути. Если он при этом убьет себя или кого-либо другого - тем лучше, необходимость во второй части плана отпадает. Но если водитель все же сумел благополучно остановить машину, то у вас наготове оглушенная или одурманенная жертва. Вы подвешиваете ее к движущемуся механизму - грузовик-кран с длинной стрелой подойдет идеально - и с размаху бьете в неподвижный автомобиль. Жертва отлетает в сторону и позже ее находят мертвой в нескольких ярдах от машины. Вам остается только скрыться, скорее всего, выключив габаритные фонари. Гаррод достал из ящика бумагу и отметил все непонятные ранее места, объясняемые новой теорией. Теперь прояснялось присутствие Колкмена в поздний час на Ридж-авеню, а также рев двигателя, который слышали Ливингстон и другие свидетели. "Я жму на тормоз, но безрезультатно", - сказал еще не вышедший из шокового состояния Ливингстон. Естественно - ведь машина стояла на месте. Как же найти подтверждение? В крови покойного должны обнаружиться следы одурманивающих веществ, на теле - повреждения, которые не могли возникнуть вследствие удара. На одежде неминуемо останется отметка от крюка или иного приспособления для подвески. Проверка ретардитовых мониторов на дорогах, пересекающихся с Ридж-авеню, вероятно, покажет приближение в соответствующее время грузовика-крана или аналогичного механизма. Гаррод решил позвонить Гранту Моргану и повернулся к видеофону, когда раздался сигнал вызова. Он вдавил кнопку и увидел жену. Судя по полкам и разнообразным приборам на заднем плане, Эстер находилась в его домашней лаборатории. Она нервно поправила бронзовые волосы. - Элбан, я... - Как ты сюда попала? - потребовал Гаррод. - Я запер дверь и велел тебе держаться подальше от этого места. - Да, но я услышала какое-то жужжание, поэтому взяла запасной ключ, которым пользуется уборщица, и вошла. Гаррод оцепенел от тревоги. Жужжало автоматическое устройство, сигнализирующее о том, что скорость прохождения информации через ретардит перестала быть постоянной. Запрограммированное оборудование должно было немедленно прекратить облучение в таком случае, но никто не гарантировал, что это сработает. Медленное стекло могло в любой момент вспыхнуть, словно "новая". - ...очень странно, - говорила Эстер. - Стекландшафт стал гораздо ярче, и все в нем ускорилось. Посмотри. Экран видеофона заполнила панель медленного стекла, и Гаррод увидел обрамленное деревьями озеро на фоне гор. Этот тихий живописный пейзаж сейчас бурлил ненормальной активностью. В небе кружили облака, приносились почти не различимые глазом животные и птицы, бомбой падало солнце. Гаррод попытался унять звучащую в голосе панику. - Эстер, панель вот-вот взорвется. Сейчас же уходи из лаборатории и закрой за собой дверь. Немедленно! - Но, по твоим словам, мы можем увидеть то, что поможет отцу. - Эстер! - закричал Гаррод. - Если ты сию же секунду не уйдешь, то не увидишь больше ничего в жизни! Ради бога, скорей! После некоторой паузы он услышал, как хлопнула дверь. Дикий страх утих - Эстер в безопасности, - но то, что происходило в стекландшафте, готовящемся выплеснуть накопленный за два года свет, приковало его к креслу. Солнце утонуло за горой, и упала тьма, но лишь на минуту, в течение которой серебряной пулей прочертила небосклон луна. За десять секунд в адском сиянии промчался еще один день, затем... Экран видеофона вдруг померк. Гаррод вытер со лба холодный пот, и в это время по резервным каналам восстановилась связь. На возникшем изображении "разрядившийся" стекландшафт предстал панелью полированного обсидиана, черной как смоль. Видневшаяся часть лаборатории казалась неестественно обесцвеченной, будто на экране черно-белого телевизора. Через несколько секунд он услышал, как открылась дверь и раздался голос Эстер. - Элбан, - робко произнесла она. - Комната изменилась. Все краски исчезли. - Ты сюда лучше до моего приезда не заходи. - Теперь-то уже можно... А комната вся белая, посмотри. Изображение переместилось, и он увидел Эстер. Ее бронзовые волосы и зеленое платье невероятно ярко выделялись на фоне выцветшего призрачного помещения. Гаррода вновь охватило смутное волнение. - Послушай, - озабоченно сказал он, - все же я думаю, тебе лучше выйти. - Тут все стало совсем другим. Взгляни на эту вазу - она была синей. - Эстер перевернула вазочку - на донышке, куда не попадал прямой свет, сохранилась первоначальная окраска. Тревога усилилась, и Гаррод попытался стряхнуть сковавшее мозг оцепенение. Теперь, когда ретардит "разрядился", какая опасность могла существовать в лаборатории? Излученный свет поглотили стены, потолок и... - Эстер, закрой глаза и уходи, - хрипло проговорил Гаррод. - Здесь полно образцов медленного стекла, и у некоторых период задержки всего... Его голос сорвался, когда экран вновь озарила вспышка. Эстер закричала сквозь сверкающую пелену, и ее изображение полыхнуло призрачным сиянием, будто оказалось на скрещении лазерных лучей. Гаррод рванулся к двери кабинета, но голос Эстер преследовал его и в коридоре, и по пути домой. - Я ослепла! - кричала она. - Я ослепла! 7 Для человека, достигшего самых больших высот в своей профессии, Эрик Хьюберт был на удивление молод. Этот розовощекий толстячок, вероятно, преждевременно полысел, потому что носил ультрамодный напыляемый парик. Кожу на голове покрывала какая-то черная клейкая органика, на которую сильной струей воздуха был нанесен хохолок тонких черных волос. Гарроду не верилось, что перед ним один из лучших офтальмологов западного полушария. Он даже чувствовал смутную радость, что Эстер, неестественно прямо сидящая напротив врача за огромным полированным столом, не может видеть Хьюберта. - Настал момент, которого мы так долго ждали, - сказал Хьюберт низким протяжным голосом, совершенно не соответствующим его внешности. - Все утомительные проверки позади, миссис Гаррод. "Дела, видно, плохи, - подумал Элбан. - Разве бы он начал так, имея хорошие известия?" Эстер чуть подалась вперед, но миниатюрное лицо за темными очками оставалось безмятежным. Расслабляющие интонации Хьюберта, казалось, мирили ее с окружающей тьмой. Гаррод, страшась думать о трагедии, вспомнил средних лет даму, подругу тетушки Мардж, которая хотела научиться игре на фортепиано и, остро воспринимая свой возраст, нашла слепого преподавателя. - Что же они показали? - Голос Эстер был твердым и четким. - Да, миссис Гаррод, удар вы получили, что называется, не в бровь... От вспышки роговая оболочка и хрусталики обоих глаз потеряли прозрачность. На нынешнем уровне развития офтальмологии хирургия бессильна. Гаррод недоуменно покачал головой. - Но ведь роговицу легко пересадить! Что касается прозрачности хрусталика... разве это не катаракта? Почему же нельзя, с необходимым перерывом, прооперировать дважды? - Мы имеем дело с особым случаем. Сама структура роговой оболочки так изменилась, что пересаженная ткань будет отторгаться уже через несколько дней. Еще счастье, что не началось прогрессирующее омертвление тканей. Мы, конечно, можем удалить хрусталики - вы совершенно верно заметили, - как
в начало наверх
при лечении обыкновенной катаракты. - Хьюберт замолчал и поправил свой нелепый демонический хохолок. - Но без здоровой прозрачной роговицы вашей жене лучше не будет. Гаррод посмотрел на умиротворенное лицо Эстер и тут же отвел взгляд. - Невероятно! Тебе чуть ли не запросто могут вложить в грудную клетку сердце свиньи, а какая-то простая глазная операция... - В данном случае операция была бы отнюдь не простой, мистер Гаррод, - заметил Хьюберт. - Послушайте, ваша жена получила удар под дых, а вы хотите, чтобы она сразу встала и продолжала идти. - Разве? - Использование подобных образных сравнений и поговорок, когда речь шла о несчастье - слепоте - внезапно вывело Гаррода из себя. - А мне кажется, что... - Элбан! - Голос Эстер прозвучал неожиданно надменно. - Мистер Хьюберт уделил мне внимание и оказал помощь, какие только могут купить деньги. И я уверена, его ждут другие пациенты. - Ты не понимаешь, что он говорит. - Гаррод чувствовал, как где-то глубоко внутри в нем зарождается паника. - Прекрасно понимаю, дорогой. Я слепа, вот и все. - Эстер улыбнулась куда-то в область правого плеча Гаррода и сняла очки, открыв обесцвеченные глаза. - А теперь отвези меня домой. Гаррод мог лишь единственным образом охарактеризовать свою реакцию на мужество и самообладание Эстер - он был пристыжен. Спускаясь в лифте, он тщетно пытался найти подходящие слова, но молчание не смущало Эстер. Она стояла, высоко подняв голову, и слегка улыбалась, обеими руками держа его ладонь. В вестибюле здания Медицинского искусства толпились люди с камерами. - Прости, Эстер, - прошептал Гаррод. - Здесь съемочные группы. Видимо, им сообщили, что мы в городе. - Меня это не беспокоит... Ты знаменит, Элбан. Она еще крепче сжала его руку, и они вышли на улицу к автомобилю. Гаррод отмахнулся от микрофонов, и через несколько секунд машина уже неслась к аэропорту. Эстер не преувеличила его известность. Гаррод оказался в центре двух независимых событий, ставших сенсациями и завладевших всеобщим вниманием. Во-первых, получила распространение приукрашенная версия, как он в одиночку сумел раскрыть попытку портстонского игорного синдиката опорочить его тестя. А во-вторых, ходила история о секретных работах в области медленного стекла, приведших к созданию нового страшного оружия, первой жертвой которого пала жена изобретателя. Все попытки Гаррода растолковать истинное положение дел достигли прямо противоположного результата, и он решил придерживаться политики молчания. В аэропорту Гаррод выхватил взглядом из толпы репортеров лицо Лу Нэша и повел Эстер к самолету. Там тоже поджидали журналисты и операторы, но Лу быстро поднял машину в воздух. После короткого перелета в Портстон руководитель отдела по связям с общественностью Мэнстон помог им пробиться сквозь плотные ряды репортеров, и вскоре они оказались дома. - Давай посидим в библиотеке, - сказала Эстер. - Это единственная комната, которая стоит у меня перед глазами. - Конечно. - Гаррод подвел Эстер к ее любимому креслу, сам сел напротив, и вокруг тотчас сомкнулось холодное коричневое молчание комнаты. - Ты, должно быть, устала, - проговорил он. - Попрошу принести кофе. - Я ничего не хочу. - Что-нибудь выпить? - Не надо. Давай посидим, Элбан. Мне придется привыкать к большим переменам... - Понимаю. Могу я для тебя что-нибудь сделать? - Просто побудь со мной. Гаррод кивнул и откинулся на спинку, глядя как ползет в высоких окнах предзакатное солнце. В углу громко тикали старинные часы, с каждым махом маятника творя и разрушая далекие вселенные. - Скоро приедут твои родители, - спустя некоторое время произнес он. - Нет. Я сказала, что сегодня мы хотим побыть одни. - Но тебе лучше с людьми. - Кроме тебя, мне никто не нужен. Они пообедали вдвоем, затем вернулись в библиотеку. Всякий раз, когда Гаррод пытался начать разговор, Эстер давала понять, что она предпочитает молчание. Гаррод взглянул на часы - полночь, словно гребень горы, оставалась далеко впереди. - Может быть, послушаешь какую-нибудь из звуковых книг, что я принес? Эстер покачала головой. - Ты же знаешь, я всегда была безразлична к чтению. - Но это совсем другое - будто радио. - Если бы мне захотелось, я бы послушала настоящее радио. - Однако... Впрочем, ладно. Гаррод заставил себя замолчать и взял книгу. - Что ты делаешь? - Ничего. Просто читаю. - Элбан, есть одна вещь, которая доставила бы мне удовольствие, - проговорила Эстер минут через пятнадцать. - Что именно? - Давай посмотрим вместе телевизор. - Э... Не понимаю, что ты имеешь в виду. - Возьмем каждый по комплекту. - Эстер по-детски оживилась. - Я буду слушать, а если чего-нибудь не пойму, ты мне объяснишь, что происходит. Так мы будем смотреть вместе. Гаррод замялся. Снова всплыло слово "вместе", так часто повторяемое Эстер в эти дни. Ни она, ни он не возвращались больше к вопросу о разводе. - Хорошо, дорогая. - Гаррод достал два стереокомплекта и один из них надел на голову Эстер. Ее лицо выражало покорное ожидание. Подъем к полуночи становился все длиннее и все круче. На четвертое утро он схватил Эстер за плечи и повернул ее к себе. - Все, сдаюсь! Да, в том, что ты ослепла, есть и моя вина. Но я так больше не могу! - Чего не можешь, Элбан? - обиженно и удивленно спросила Эстер. - Терпеть это _н_а_к_а_з_а_н_и_е_. - Гаррод судорожно втянул в себя воздух. - Ты слепа - но я не слеп. Мне нужно продолжать работать... - У тебя есть управляющие. - ...и жить! - Ты по-прежнему хочешь развода! - Эстер вырвалась, пробежала несколько шагов и упала, ударившись о журнальный столик. Она лежала на полу, не делая попытки встать, и тихо плакала. Гаррод секунду беспомощно смотрел на жену, потом поднял ее и прижал к себе. Днем по видеофонупозвонилМакфарлейн.Руководитель научно-исследовательских работ выглядел бледным и усталым, и только уменьшенные вогнутыми линзами глаза его ярко сияли. Разговор он начал, как всегда справившись об Эстер, но нарочито спокойный тон не мог скрыть владевшего им возбуждения. - Нормально, - ответил Гаррод. - Сейчас идет период адаптации... - Представляю. Между прочим, когда тебя ждать в лаборатории, Эл? - Скоро. На днях, вероятно. Ты звонишь, просто чтобы скоротать время? - Нет. Вообще-то говоря... Гаррода кольнуло предчувствие. - Получилось, да, Тео? Макфарлейн с мрачным видом кивнул. - Мы добились _у_п_р_а_в_л_я_е_м_о_й_ эмиссии. Самый обыкновенный маятниковый эффект, но с переменной частотой, регулируемой обратной связью в рентгеновском диапазоне. Сейчас мои ребята гоняют кусок медленного стекла, как домашний кинопроектор. Хотят - ускорят до часа за минуту, хотят - замедлят почти до полной остановки. - Полный контроль! - Я же говорил - дай мне три месяца, Эл; прошло всего десять недель. - Макфарлейн смутился, словно сболтнув то, о чем предпочитал бы молчать, и Гаррод немедленно понял. Если бы не его эгоистические попытки добиться успеха самому, Эстер не потеряла бы зрение. Вина и ответственность лежали на нем, и только на нем. - Поздравляю, Тео. Макфарлейн кивнул. - Я думал, что буду ликовать. Ретардит теперь безупречен. Заданный период задержки - вот что его ограничивало. Отныне простой кусок медленного стекла превосходит самые дорогие кинокамеры. Все прежнее бледнеет по сравнению с тем, что нас ждет впереди. - Так чем же ты недоволен, Тео? - Я только что понял, что никогда больше не буду по-настоящему один. - Не мучь себя, - тихо проговорил Гаррод. - Нам всем придется с этим свыкнуться. 8 Весть о том, что Эстер снова будет видеть - хотя и совершенно необычным способом, - пришла в день, который был уже расписан Гарродом до минуты. Первым в то утро он принимал Чарльза Мэнстона: они собирались обсудить "широкий круг проблем, касающихся связей с общественностью". Мэнстон был высок и тощ, с орлиным профилем и небрежно висящими прядями черных волос. В одежде он отдавал предпочтение сугубо английскому стилю (вплоть до темно-синих галстуков в белый горошек) и говорил с акцентом, который Гаррод про себя называл среднеатлантическим. Некогда Мэнстон был маститым журналистом, а теперь умело и энергично руководил отделом по связям с общественностью. - Это продолжается год, если не больше, - сказал он, силясь вернуть к жизни сигарету с золотым мундштуком. - Общественное мнение восстает против наших изделий. Гаррод перебирал газетные вырезки и записи передач, которые положил перед ним Мэнстон. - А вы не сгущаете краски? Вы уверены, что существует такой зверь, как общественное мнение? - Не только существует, но и очень силен. Поверьте, Элбан. Если он на твоей стороне - прекрасно, если враждебен - беды не миновать. - Мэнстон протянул Гарроду листок. - Вот как нас воспринимают, судя по этим статьям. Почти шестьдесят процентов публикаций направлены против ретардита и изделий на его основе, еще двенадцать процентов содержать недружественные намеки. Это как раз то, что мы называем плохой прессой, Элбан. Гаррод взглянул на таблицу с цифрами, но привычка Мэнстона звать его полным именем напомнила об Эстер и о сообщении, полученном от Эрика Хьюберта. Операция прошла успешно, к Эстер снова вернется зрение - если считать зрением то, что так внезапно предложил хирург. - Вот более подробная статистика, - продолжал Мэнстон. - Масса забастовок и других выступлений профсоюзов: они не желают, чтобы на заводах устанавливали мониторы из медленного стекла. Масса протестов борцов за гражданские права против решения правительства оборудовать все виды наземного транспорта контрольными панелями из ретардита. Да еще эта Лига защиты частной жизни - она только что родилась, но ее влияние растет с каждым... - Что вы предлагаете? - перебил Гаррод. - Придется пойти на расходы. Мы можем развернуть кампанию по ориентации общественного мнения, но понадобится не меньше миллиона. Еще минут двадцать Мэнстон развивал свой план подготовительных мероприятий к проведению такой кампании. Гаррод, слушая вполуха, одобрил всю программу, и Мэнстон, исполненный благодарности и энтузиазма, устремился к выходу. У Гаррода осталось впечатление, что, выскажись все газеты в поддержку ретардита, глава отдела по связям с общественностью все равно убедил бы его выложить миллион - чтобы удержаться на гребне успеха. И хотя миллион теперь значит для Гаррода меньше, чем один-единственный доллар в далеком детстве, он так и не смог до конца преодолеть отношение к деньгам, воспитанное в нем годами жизни со скрягой-дядюшкой там, в Барлоу, штат Орегон. Каждый раз, выписывая чек на солидную сумму или утверждая крупные ассигнования, он представлял лицо дяди, серое от дурных предчувствий. Следующей была встреча с Шикертом, главой отделения жидких светокрасителей. Отделение выпускало тиксотропную эмульсию, состоявшую из прозрачного полимера и частиц измельченного медленного стекла с периодом задержки от нескольких часов до недели. Применялась эта краска в основном архитекторами: ночью покрытые ею здания испускали мягкий, нежный свет. Но
в начало наверх
неожиданно измельченный ретардит стал пользоваться большим спросом у других изготовителей красок. Шикерт предлагал построить новый завод, который позволил бы увеличить производство ретардита на тысячу тонн в неделю. И снова Гаррод позволил уговорить себя, меж тем как мысли его были далеко. Наконец, взглянув на часы, он увидел, что менее чем через час ему отправляться в Лос-Анжелес, и с облегчением покинул контору. - Поначалу возможны неприятные ощущения, - сказал Эрик Хьюберт, - зато миссис Гаррод снова видит. - Уже! - Гаррод с трудом находил слова, чтобы выразить хаос завладевших им чувств. - Я... я весьма признателен. Хьюберт нежно водил пальцем по границе пушистого клина искусственных волос - парик придавал ему сходство с розовым пластмассовым Мефистофелем. - Сама по себе операция была несложной, поскольку переднюю камеру глаза мы предварительно закрыли инертной коллоидной пленкой. Это позволило удалить сумку хрусталика и сделать прорези в роговице без потери... Простите, вам тяжело слушать? - Ничего, ничего. - Беда нашей профессии - нельзя похвастаться своей работой. Глаз - удивительно прочный орган, но люди, особенно мужчины, не могут слышать о подробностях даже самой простой операции. Люди, в сущности, и есть их глаза. Мы подсознательно ощущаем, что сетчатка - это продолжение мозга, а потому... - Могу я увидеть жену? - Разумеется. - Хьюберт даже не сделал попытки встать со стула и принялся перекладывать стопки бумаг. - Прежде чем мы пойдем к миссис Гаррод, я хочу объяснить, что от вас потребуется. - Не понимаю. - Гаррод ощутил беспокойство. - Я пытался убедить миссис Гаррод, что гораздо удобнее были бы ежедневные визиты опытной сестры, сведущей в офтальмологии. Но она и слышать об этом не желает. - Хьюберт устремил на Гаррода спокойный, оценивающий взгляд. - Она хочет, чтобы каждое утро диски ей меняли вы. - О, - Гаррода передернуло. - Что же мне придется делать? - Ничего сложного, вы отлично справитесь, - сказал Хьюберт мягко, и Гаррод вдруг почувствовал отвращение к самому себе за то, что позволил нелепой внешности хирурга повлиять на его, Гаррода, мнение об этом человеке. - Вот эти диски. Он открыл плоский футляр и показал Гарроду маленькие стеклянные пластинки, лежавшие парами. Диски диаметром менее сантиметра с загнутыми вверх стеклянными хвостиками - крохотные полупрозрачные сковородки. Одни диски были угольно-черными, другие излучали свет различных оттенков. Губы хирурга дрогнули в улыбке. - Не мне объяснять вам, что это за материал. Эти ретардитовые диски имеют различное время задержки - один день, два или три дня. Один день - минимальный период, потому что открывать прорези в роговице чаще одного раза в двадцать четыре часа не рекомендуется. Для замены дисков нужно смочить глаза вашей жены смесью анестезирующего средства и фиксатора и, взявшись за выступы, плавным скользящим движением извлечь старые диски и выдавить на прорези немного защитного геля. Все это сложно лишь на первый взгляд. Прежде чем миссис Гаррод выйдет из клиники, вы несколько раз проделаете эту процедуру под нашим наблюдением. Со временем она покажется вам пустяковой. Гаррод наклонил голову. - Так к моей жене вернется настоящее зрение? - Настоящее. С той, разумеется, оговоркой, что она увидит все на день, два или три позже - смотря по тому, какими дисками пользуется. - Хотел бы я знать, как сравнить это с обычным зрением. - Важнее сравнить это с полной слепотой, мистер Гаррод, - твердо сказал Хьюберт. - Извините меня, не думайте, что я не ценю сделанное вами. Это не так. Как восприняла новость Эстер? - Прекрасно. Она говорит, что любила смотреть телевизор; сейчас у нее снова появилась такая возможность. Гаррод нахмурился. - А звук? - Звук можно записать и проигрывать синхронно с изображением, которое она видит. - Хьюберт заговорил с подъемом. - Подобная операция поможет многим, и, вполне вероятно, когда-нибудь появятся телестудии, передающие звук по специальному каналу ровно через сутки после изображения. Тогда самый обычный стереовизор при пустяковой переделке звукового тракта... Гаррод отвлекся - он свыкался с мыслью, что его жена снова будет видеть. Эстер ослепла почти год назад, и с тех пор они проводили вместе каждый вечер и выходили из дома раз шесть, не больше. Гарроду казалось, что он столетия просидел в тусклых сумерках библиотеки, пересказывая Эстер события бесконечных телепередач. - Какой интересный голос! - говорила Эстер. - Он подходит актеру? А бывало иначе. Она опережала ответ Гаррода и длинно рассказывала, каким представляется ей владелец того или иного голоса, а потом требовала, чтобы Гаррод подтвердил ее правоту. И почти всегда ошибалась - даже в тех случаях, когда, как подозревал Гаррод, могла бы описать говорящего по памяти. Она принимала его поправки с благосклонной, слегка печальной улыбкой, дарующей прощение за то, что он ослепил ее, и прощение это еще крепче связывало его по рукам и ногам. Иногда же Эстер говорила слова, нота прощения в которых звенела с устрашающей силой, вызывая у Гаррода приступ удушья. Вот что произносила она, сияя лицом: - Уверена, декорации, которые я придумала для этой пьесы, гораздо лучше тех, что вынуждены видеть зрители. Теперь, впрочем, Эстер сможет сама дать пищу своим глазам, и он вздохнет свободней. - Если угодно, мы можем пойти к миссис Гаррод, - сказал Хьюберт. Гаррод кивнул и последовал за хирургом. Эстер сидела в постели в просторной комнате, наполненной косыми колоннами солнечного света. Ее глаза были прикрыты массивными, со щитками по краям, очками. Лицо, выражавшее глубокую сосредоточенность, оставалось неподвижным - по-видимому, она не слышала их шагов. Гаррод подошел к постели и, решив, что ему следует привыкать к последствиям этой необыкновенной операции, заглянул в лицо жены. За стеклами очков мигали красивые голубые глаза. Глаза незнакомого человека. Он невольно сделал шаг назад и заметил, что они не отреагировали на его присутствие. - Мне следовало предупредить вас, - прошептал Хьюберт. - Миссис Гаррод не пожелала носить темные очки. На ней ретардитовые стекла, запечатлевшие глаза другого человека. - Где вы их взяли? - Они есть в продаже. За определенную плату женщины с красивыми глазами соглашаются целый день не снимать ретардитовых очков. Другие, не жалуясь на зрение, носят их в чисто косметических целях. Сетка из ретардита с мелкими ячейками позволяет прекрасно видеть через такие стекла, а глядя на них извне, вы увидите глаза выбранной формы и цвета. Неужели вы таких не замечали? - Боюсь, что нет. Я, знаете ли, в последнее время не часто бывал на людях. - Гаррод говорил громко, чтобы привлечь внимание Эстер. - Элбан, - отозвалась она сразу и протянула руки. Гаррод сжал теплые сухие пальцы и легко поцеловал ее в губы. Чужие голубые глаза неотрывно и снисходительно смотрели через очки Эстер. Он опустил взгляд. - Как ты себя чувствуешь? - Великолепно! Я снова вижу, Элбан. - Так же, как... прежде? - Лучше, чем прежде. Оказывается, я была немного близорука. Сейчас я смотрю на океан - это где-то у Пьедрас-Бланкас-Пойнт - и вижу на целые мили. Я уже забыла, сколько оттенков голубого и зеленого в морской воде... - Голос Эстер затих, рот приоткрылся от удовольствия. В Гарроде проснулась надежда. - Я так рад за тебя, Эстер. Мы пошлем твои диски в любую страну, куда захочешь. Ты побываешь на Бродвее, посмотришь лучшие спектакли, ты сможешь путешествовать... Эстер засмеялась. - Но это означало бы разлуку с тобой. - Мы не будем в разлуке. Ведь на самом деле я всегда буду рядом. - Нет, милый. Я не хочу потратить этот дар на то, чтобы всю оставшуюся жизнь смотреть фильмы о путешествиях. - Пальцы Эстер сомкнулись на его руке. - Мне нужно совсем другое, то, что близко нам обоим. Мы сможем вместе гулять в нашем саду. - Это хорошая мысль, дорогая, но ты не увидишь этот сад. - Увижу, если мы будем выходить каждый день в одно и то же время и выбирать всегда одни и те же тропинки. Гарроду показалось, что холодный ветер коснулся его лба. - Но это значит жить во вчерашнем дне. Ты гуляешь в саду, но видишь его таким, каким он был накануне... - Разве это не замечательно? - Эстер поднесла его руку к губам. Он ощутил тепло ее дыхания. - Ты будешь носить мои диски, Элбан? Я хочу, чтобы ты никогда с ними не расставался. И тогда мы всегда будем вместе. Гаррод попытался отнять руку, но Эстер держала крепко. - Обещай мне, Элбан, - ее голос звенел и ломался. - Обещай, что разделишь со мной свою жизнь. - Успокойся, - сказал Гаррод. - Все будет, как ты хочешь. Он оторвал глаза от пальцев, яростно впившихся в его руку, и заглянул в лицо Эстер. Голубые глаза незнакомки смотрели на него с безмятежным и равнодушным довольством. 9 Сенатор Джерри Уэскотт был убит в два часа тридцать три минуты на пустынной дороге в нескольких милях к северу от Бингхэма, штат Мэн. Точное время смерти удалось определить благодаря тому, что орудием убийства послужила мощная лазерная пушка, превратившая в пар чуть ли не весь автомобиль, в котором ехал сенатор. Убийца выбрал место, где дорога ныряет в глубокую лощину, поэтому вспышки никто из находящихся поблизости не увидел, но ее засек военный спутник наблюдения "Окосм-II" и немедленно передал информацию на подземную станцию слежения. Оттуда сигнал поступил в Пентагон, а несколько позже, но не более чем через час, были уведомлены и гражданские власти. Лазерная пушка весьма эффективна и при этом сжигает все подряд. По мнению экспертов, преступник выбрал именно это оружие, чтобы наверняка уничтожить ретардитовые контрольные панели и все другие устройства из медленного стекла, установленные на автомобиле. Преступный мир довольно быстро усвоил, что не следует попадать в поле зрения любого осколка медленного стекла, пусть даже ночью, пусть на большом расстоянии, поскольку стекло это может быть "опрошено" с помощью специальных оптических методов. Теперь же, когда появилась возможность воспроизводить записанное в ретардите изображение в любой момент, не ожидая, пока истечет номинальный период задержки, такие меры предосторожности стали насущной необходимостью. В данном случае лазер полностью уничтожил все ретардитовые детали машины. Тело сенатора было обуглено до такой степени, что только уцелевший огнестойкий портфель с бумагами позволил сразу идентифицировать труп. Известие об убийстве, зародившись в виде легкого всплеска фотонов в телекамере спутника, распространилось по широковещательной сети связи и через считанные часы приобрело масштабы цунами. Независимо от того, до какой степени это событие можно было предугадать, независимо от того, сколько раз подобное случалось в прошлом, убийство человека, который менее чем через год мог бы стать президентом Соединенных Штатов Америки, привлекло всеобщее внимание. 10 Стоял лучезарный вечер, но Эстер, гуляя по саду, восхищалась вчерашним дождем. - Как удивительно, Элбан! - Она потянула его за локоть, вынуждая замедлить шаг у группы темно-зеленых кустов. Он вспомнил, что здесь же они останавливались вчера. Эстер нравилось изображать человека с нормальным зрением, приспосабливая движения и жесты к образам, запечатленным в ее дисках накануне. - Я вижу, вокруг меня дождь, - продолжала она, - но ощущаю только тепло солнечных лучей. Солнце - мой зонтик. Гаррод был почти уверен, что Эстер пытается сказать нечто проникновенное или исполненное поэтического чувства, поэтому он ободряюще
в начало наверх
сжал ее ладонь, стараясь в то же время, чтобы его лицо не попало в поле зрения двух черных дисков, поблескивающих на отвороте его жакета. Он уже успел убедиться, что выражение нетерпения или недовольства, зарегистрированное глазами-протезами Эстер, но доходящее до ее сознания лишь через двадцать четыре часа, портило их отношения в большей степени, чем стихийная ссора. - Пора возвращаться, - сказал он. - Вот-вот подадут обед. - Еще минутку. Вчера мы подошли к бассейну, чтобы я увидела пузыри на воде. - Хорошо, хорошо. - Гаррод подвел ее к краю длинного водоема, облицованного бирюзовым кафелем. Несколько секунд Эстер стояла у кромки, потом наклонилась над их отражениями. Глядя вниз на гладкую поверхность воды, Гаррод мог видеть за стеклам очков Эстер те же огромные голубые глаза незнакомки. Вблизи них - так казалось из-за искаженных пропорций отражения - виднелись два черных как ночь пятна, ее окна в мир, но окна, способные передать ей образы этого мира только через сутки. Рядом скорчилось и подрагивало его собственное отражение - черные провалы вместо глаз, как деталь написанной маслом картины, увеличенная до размеров, обнажающих все ее несовершенства. "Там, внизу, - истинный я, - подумал Гаррод. - А здесь - мое отражение". Он дышал глубоко, но воздух, казалось, не попадал в легкие. Сердце распухло, как подушка, мягко и глухо завозилось в грудной клетке, вызывая удушье. - Пора, - скомандовала Эстер. - Идем. Они пошли к дому, затканному плющом, где их ждала вечерняя трапеза. Эстер по обыкновению съела немного салата из крабов - она предпочитала постоянное меню и не жаловала разнообразия в пище, которое нарушало повторяемость вчерашних образов. Гаррод едва прикоснулся к еде и встал. Эстер сняла с лацкана диски и вручила их мужу. Он принял от нее пластмассовую рамку и направился в лабораторию, чтобы приготовить все для вечерней телепередачи. В углу лаборатории стоял старомодный телевизор с большим экраном, а рядом располагались магнитофон и автоматическое устройство переключения каналов, выбирающее программы в соответствии с заранее высказанными Эстер пожеланиями. Диски-глаза Гаррод поместил на специальной подставке перед экраном. Там же лежали очки - с виду обычные, но на самом деле вместо линз в них были вставлены диски из медленного стекла толщиной в двадцать четыре часа. Эти очки предназначались ему. Гаррод заменил свои очки точно такой же парой и включил телевизор, магнитофон и переключатель каналов. Взяв кассету с лентой и очки со вчерашней записью, он пошел в библиотеку. Там, сидя в своем любимом мягком кресле с высокой спинкой, его ожидала Эстер. Надев очки, он увидел последние известия, которые транслировались ровно сутки назад. Он вставил кассету в магнитофон, отрегулировал синхронизацию звука с изображением и сел рядом с женой. Начался очередной домашний вечер. Обычно Гаррод мог с полным равнодушием воспринимать передачу новостей суточной давности. Но сегодня, когда утреннее сообщение об убийстве сенатора Уэскотта еще не потускнело в памяти, это было мучительным испытанием. Вчерашний день был столь же далек, безвозвратен и не нужен, как Пунические войны. Но именно во вчерашнем дне он жил по воле своей жены. Гаррод сидел, стиснув кулаки, и вспоминал тот единственный случай, когда месяц назад он попытался освободиться. Эстер, крича от боли, вырвала из глаз диски и день за днем оставалась слепой, пока не добилась от него обещания восстановить прежнюю степень их близости. Он снова почувствовал, что ему не хватает воздуха, и заставил себя дышать глубоко и ритмично. Прошло около часа, когда Макгилл, их дворецкий, бесшумно вошел в библиотеку и сообщил Гарроду о срочном звонке из Огасты. Гаррод взглянул на безмятежное лицо жены. - Вы же знаете, я не отвечаю на деловые звонки в это время. Пусть этим займется мистер Фуэнте. - Мистер Фуэнте уже говорил с Огастой, мистер Гаррод. Именно он дал ожидающему ответа господину ваш домашний номер. Мистер Фуэнте просил передать, что дело требует вашего личного участия. - Почтительное отношение к Эстер заставляло дворецкого говорить тихо, но его круглое румяное лицо выражало настойчивость. - В таком случае... - Гаррод поднялся с кресла, обрадованный неожиданной возможностью прервать унизительную процедуру, снял очки и спустился в кабинет на первом этаже. С экрана видеофона смотрел мужчина мощного сложения в дорогом костюме. Бросались в глаза яростный взгляд и эффектная белая прядь в волосах. - Мистер Гаррод, - сказал мужчина. - Я - Миллер Побджой, начальник полицейского управления штата Мэн. У Гаррода было ощущение, что это имя он уже слышал сегодня, но не помнил, при каких обстоятельствах. - Чем могу быть полезен? - Многим, я полагаю. Мне поручено вести расследование убийства сенатора Уэскотта, и я прошу вашего содействия. - В расследовании убийства? Не понимаю, чем я могу вам помочь. Побджой улыбнулся, показав очень белые, чуть неровные зубы. - Не скромничайте, мистер Гаррод. Насколько я знаю, после Шерлока Холмса вы самый знаменитый детектив-любитель. - Именно любитель, мистер Побджой. Дело моего тестя касалось нашей семьи, и только. - Я понимаю, вы не сыщик. Это была шутка. Причина моего звонка... Канал защищен от перехвата? Гаррод кивнул. - Да. Если угодно, у меня есть защитная накидка, модель 183. - Думаю, в этом нет необходимости. Нам удалось найти осколки ретардитовой контрольной панели автомобиля, в котором ехал сенатор. Мы хотим собрать группу экспертов и предложить им выяснить, не содержится ли в осколках какой-либо информации об убийце или убийцах. - Осколки? - Гаррод почувствовал, что в нем проснулся интерес. - Какие осколки? Насколько я понял из сообщений, автомобиль превращен в лужу металла. - В том-то и загвоздка, что мы сами толком не знаем, что нашли. Есть несколько кусков оплавленного металла, и мы предполагаем, что в одном из них заключена ретардитовая панель. Эксперты считают, что разрезать металл опасно, поскольку механические напряжения могут разрушить стекло. - Это ничего не изменит, - живо сказал Гаррод. - Если ретардитовая панель соприкасалась с раскаленным добела металлом, весь набор внутренних напряжений разрушен. Информация в таком случае стерта. - Неизвестно, до какой температуры был нагрет металл. Мы не знаем даже, был ли он расплавлен, когда эти образцы приняли теперешнюю форму. Ведь на них действовала и сила взрыва. - Тем не менее я утверждаю, что информация не сохранилась. - Может ли ученый делать столь решительный вывод, даже не взглянув на объект исследований? - Побджой наклонился вперед, нетерпеливо ожидая ответа. - Нет, разумеется. - Так вы посмотрите образцы? Гаррод вздохнул. - Хорошо. Пришлите их ко мне в портстонскую лабораторию. - К моему сожалению, мистер Гаррод, вам придется приехать сюда. Мы не можем вывозить материалы следствия за пределы штата. - К моему сожалению, я не вижу возможности уделить этому делу столько времени... - Опасность велика, мистер Гаррод. Политические убийства уже нанесли стране огромный ущерб. Гаррод вспомнил, с каким жаром Джерри Уэскотт защищал свой проект социальных реформ, как ненавидел он несправедливость, порожденную неравенством. Гнев, вызванный безвременной смертью сенатора, весь день подспудно владел сознанием Гаррода, но неожиданно на это чувство наложилось совершенно новое соображение. "Ведь мне придется ехать туда без Эстер". - Хорошо, я попробую вам помочь, - сказал он вслух. - Где мы встретимся? Когда разговор закончился и экран потух, он с минуту стоял, неотрывно глядя в его поддельную серую глубину. Сначала им овладело детское ликование, но вскоре сама сила его реакции породила отрезвляющий вопрос: "Почему я позволил Эстер закабалить себя?" Гаррод подумал, что самая надежная тюрьма - та, двери которой не заперты, если только заключенный не смеет распахнуть эти двери и выйти на волю. В чем его, Гаррода, вина? В том лишь, что он забыл о существовании запасного ключа от лаборатории. Но если взрослый человек недвусмысленно предостерегает другого взрослого человека... - Так ты едешь в Огасту, - раздался голос Эстер за его спиной. Он обернулся. - Я не смог найти отговорки. - Знаю, милый. Я слышала, что говорил мистер Побджой. Гаррода удивила спокойная интонация ее голоса. - Ты не против? - Нет, если ты возьмешь меня с собой. - Об этом не может быть и речи, - твердо сказал он. - Мне придется работать, разъезжать... - Я понимаю, что буду тебе помехой, если поеду сама. - Эстер улыбнулась и протянула руку. - Но как же в таком случае... - Гаррод остановился на полуслове, увидев на ее ладони плоский футляр - один из тех, в которых хранились запасные комплекты дисков. Да, в одиночестве он не останется. 11 Самолет взлетел ранним ясным утром, заложил вираж над Портстоном и, набирая высоту, взял курс на восток. - Придется лететь низко, - напомнил Лу Нэш по внутренней связи. - Коммерческие трассы все еще закрыты для нас. - Я уже слышал это, Лу, не беспокойтесь, - сказал Гаррод, вспоминая наказание, назначенное авиаинспекцией за безумный рывок в Мейкон. С тех пор прошла вечность. - При такой высоте и малой скорости полет обходится дороже. - Я же сказал, не волнуйтесь, - Гаррод улыбнулся, понимая, что Нэш беспокоится не о расходах, а о том, что ему не придется дать волю этому снаряду с обитым мягкой кожей нутром. Гаррод откинулся в кресле и стал наблюдать за кукольным миром, проплывавшим внизу. Заметив, что пластмассовая рамка с дисками Эстер, приколотая к лацкану пиджака, располагалась ниже уровня иллюминатора, он снял прибор, включающий в себя и микромагнитофон, и пристроил его на нижней кромке окна, чтобы бдительные черные кружки смотрели наружу. "Желаю приятно провести время", - подумал он. - Еще один! - В скрытые динамики ворвался возбужденный голос пилота. - Что там? - Гаррод глянул вниз на панораму рыжевато-коричневых холмов в крапинках кустарника, которую пересекало одинокое шоссе. Ничего необычного. - Они опыляют посевы с высоты двух тысяч футов. Неопытный глаз Гаррода тщетно пытался отыскать что-либо похожее на самолет. - Но здесь нет никаких посевов. - В том-то и фокус. За последний месяц я трижды видел их за такой работой. Самолет накренился на правый борт, давая возможность разглядеть большее пространство, и неожиданно Гаррод увидел крошечный блестящий крестик далеко внизу. Крестик двигался перпендикулярно их курсу, за ним тянулся белый перистый след. Вдруг след оборвался. - Он нас заметил, - сказал Нэш. - Они всегда прекращают опрыскивать, когда замечают другой самолет. - Две тысячи футов - высоковато для такой работы, вам не кажется? С какой высоты обычно производят опыление? - На бреющем. Вы правы, это тоже странно. - Просто испытывают новый распылитель. - Но... - Лу, - строго сказал Гаррод, - на нашем самолете слишком много автоматики. Вам просто нечем заняться. Либо беритесь за штурвал сами, либо разгадывайте кроссворд. Нэш пробормотал что-то вполголоса и впал в молчание до конца полета. Гаррод, который накануне провозился со сборами и лег поздно, дремал, пил кофе и снова дремал, пока встроенный в переборку видеофон не засигналил мелодичным звоном, требуя внимания. На экране появилось горбоносое лицо Мэнстона, руководителя отдела по связям с общественностью. - Доброе утро, Элбан, - сказал Мэнстон со своим обычным
в начало наверх
британо-американским произношением. - Вы видели утренние газеты? - У меня не было времени. - Ваше имя снова на первой полосе. Гаррод напрягся. - По какому поводу? - Судя по заголовкам, вы летите в Огасту в полной уверенности, что после изучения остатков автомобиля сможете назвать убийцу сенатора Уэскотта. - Что?! - Газеты полны намеков, что вы разработали новый метод извлечения информации из разбитого или оплавленного медленного стекла. - Но это сущий бред! Я говорил Побджою, что вся информация... - Гаррод перевел дух. - Чарльз, вы вчера делали какие-нибудь заявления для прессы на этот счет? Мэнстон поправил свой синий в горошек галстук и обидчиво поджал губы. - Прошу вас, Элбан. - Значит, это Побджой. - Хотите, чтобы я опубликовал опровержение? Гаррод покачал головой. - Нет, пусть все идет своим чередом. Я поговорю с Побджоем при встрече. Спасибо, что сообщили мне. Гаррод отключил видеофон. Откинувшись в кресле, он попытался снова задремать, но в плавное течение мыслей вплеталась тревожная нить, нарушала покой, подобно тому как блестящая змейка, пересекающая заводь, пускает рябь по ее недвижному прежде зеркалу. Последний год, прожитый рядом с Эстер, сделал его чрезвычайно чувствительным к определенным вещам, и сейчас он ощущал, что им явно манипулируют, используют его в чьих-то интересах. Сделанные Побджоем заявления прессе были не просто необдуманными, они находились в вопиющем противоречии с главной мыслью, которую Гаррод высказал в единственной их беседе. Побджой не производил впечатления человека, который станет действовать наобум, без тщательно обдуманного плана. Но что он надеялся выиграть, поступая таким образом? В полдень, сверкающий как новенькая монета, самолет Гаррода коснулся посадочной полосы. Пока он подруливал к месту высадки для частных машин, Гаррод взглянул в иллюминатор и увидел привычную уже группу репортеров и фотокорреспондентов. Кое-кто держал ретардитовые панели, в руках у других были обычные фотоаппараты, что отражало борьбу между различными фракциями профсоюза фотожурналистов. В последний момент Гаррод вспомнил о дисках Эстер и вновь приколол их к лацкану. Когда он спустился по трапу, репортеры бросились к самолету, но были остановлены внушительным отрядом полиции. Перед Гарродом выросла мощная высокая фигура Миллера Побджоя в темно-синем шелковом костюме. - Примите мои извинения за эту толпу, - непринужденно сказал тот, пожимая руку Гаррода. - Мы сию же минуту уезжаем отсюда. - Он подал знак, и рядом с самолетом появился длинный черный автомобиль. Через мгновение Гаррод уже сидел внутри, и лимузин катил к воротам аэропорта. - Вы, я полагаю, привыкли к почестям, воздаваемым знаменитостям? - Не такая уж я знаменитость, - ответил Гаррод и тут же выпалил: - Зачем вам понадобилось кормить газетчиков всей этой ахинеей? - Ахинеей? - Побджой озадаченно наморщил лоб. - Будто я уверен, что определю убийцу, используя новый метод извлечения информации из ретардита. Лоб Побджоя разгладился до шелковистого блеска молодого каштана. - Ах вот вы о чем! Кто-то из нашего пресс-отдела проявил излишнюю прыть. Это бывает, сами знаете. - Представьте, не знаю. Мой управляющий по связям с общественностью уволил бы любого своего сотрудника, позволившего себе подобную выходку. После чего я уволил бы управляющего за то, что он это допустил. Побджой пожал плечами. - Кто-то увлекся, потерял голову, только и всего. Надо же было случиться, что Уэскотта убили именно здесь, в нашем штате. Ведь единственная тому причина - регулярные наезды сенатора в Мэн на охоту и рыбную ловлю. Понятно, что все стараются проявить усердие. Как ни странно, доводы Побджоя показались Гарроду неубедительными, но он решил предоставить события их естественному ходу. По пути из аэропорта в город он выяснил, что его партнерами по экспертному совету будут некто Джилкрайст из ФБР и руководитель одной из исследовательских лабораторий военного ведомства, временно откомандированный в Огасту для участия в расследовании. Им оказался полковник Джон Маннхейм - один из немногих военных, с которыми Гаррод встречался на коктейлях и болтал о том о сем. К тому же Маннхейм был - мысль об этом заставила сердце Гаррода учащенно забиться - непосредственным начальником той самой девицы восточного облика с серебристыми губами, которая, не пошевельнув пальцем, на целый день лишила Гаррода душевного равновесия. Он уже открыл рот, чтобы спросить, привез ли полковник с собой кого-либо из секретарей, но вспомнил об устройстве для записи изображения и звука, приколотом к лацкану. Рука непроизвольно поднялась и ощупала гладкую пластмассу. - Забавная штучка, - улыбнулся Побджой. - Камера? - Вроде того. Куда мы едем? - В гостиницу. - Я думал, мы сразу направимся в полицейское управление. - Вам надо принять душ и позавтракать, - Побджой снова улыбнулся. - На пустой желудок человек соображает не в полную силу, вы согласны? Гаррод неопределенно пожал плечами. Снова вернулось ощущение, что им манипулируют. - Вы позаботились о помещении и лабораторном оборудовании? - Все предусмотрено, мистер Гаррод. Вы познакомитесь с другими экспертами, и сразу после завтрака мы все отправимся в Бингхэм, чтобы вы смогли увидеть место убийства своими глазами. - Какая от этого польза? - Трудно сказать заранее, какую пользу мы извлечем из такого осмотра, но это естественный отправной пункт любого расследования убийства. - Побджой стал разглядывать улицу, по которой проезжала машина. - Иначе трудно уяснить картину событий. Относительное расположение жертвы и преступника, углы... А вот и наша гостиница - не хотите выпить чего-нибудь, перед тем как сесть за стол? Очередная группа репортеров топталась на тротуаре у здания гостиницы, и снова их сдерживал полицейский кордон. Побджой дружески махнул рукой в сторону газетчиков, одновременно увлекая Гаррода в вестибюль. - Регистрация не нужна, - сказал Побджой, - я позаботился обо всех мелочах. Ваш багаж уже прибыл. Они прошли по роскошному ковру, поднялись в лифте на третий этаж и оказались в просторной, залитой солнцем комнате, обитой бледно-зеленым шелком, которая могла бы служить залом собраний привилегированного клуба. Гаррод увидел стол, накрытый персон на двадцать. В углу был оборудован бар, там-сям небольшими группами стояли мужчины - по виду правительственные чиновники и полицейское начальство. Гаррод сразу узнал Джона Маннхейма, чувствующего себя не в своей тарелке в темном деловом костюме. Побджой принес Гарроду водку с тоником и представил его присутствующим. Единственный, о ком Гарроду приходилось слышать, был Хорейс Джилкрайст, судебный эксперт из ФБР. Им оказался мужчина с короткими, зачесанными вперед волосами песочного цвета и напряженным лицом человека, который слегка глуховат, но не намерен пропустить ни единого слова собеседника. Гаррод приканчивал вторую порцию крепчайшего напитка, и на него уже спускалось ощущение нереальности окружающего, когда он очутился рядом с Джоном Маннхеймом. Он отвел полковника в сторону. - Что здесь происходит, Джон? Меня не оставляет чувство, будто я принимаю участие в спектакле. - Так оно и есть, Эл. - Что вы имеете в виду? На обветренном лице Маннхейма появилась усмешка. - Ровным счетом ничего. - Вы что-то скрываете. - Эл, вы не хуже меня знаете, что для расследования убийства не собирают такую компанию. - Господа, прошу к столу, - объявил Побджой, постукивая ложкой о стакан. За длинным столом Джон Маннхейм оказался напротив Гаррода, однако для доверительной беседы расстояние было великовато. Гаррод несколько раз пытался поймать его взгляд, но полковник пил бокал за бокалом и оживленно переговаривался с сидящими по обе стороны. Гаррод ответил на два-три вопроса своих соседей и как мог постарался скрыть раздражение всем происходящим. Задумчиво мешая ложечкой кофе, он вдруг заметил, что в комнату вошла женщина и, склонившись над плечом полковника, шепчет ему что-то на ухо. Гаррод поднял глаза и почувствовал, что у него пересохло в горле. Он узнал иссиня-черные волосы и серебристые губы Джейн Уэйсон. В то же мгновение она выпрямилась, и ее взгляд устремился к нему с откровенностью, лишившей его последних сил. Строгое выражение красивого лица на долю секунды смягчилось, и она быстро отошла от стола. Гаррод глядел ей вслед, исполненный окрыляющей уверенности, что он потряс Джейн Уэйсон не меньше, чем она его. Прошла долгая минута, прежде чем он вспомнил о глазах Эстер, пришпиленных к его костюму, и вновь рука невольно поднялась, чтобы закрыть недремлющие блестящие диски. Приняв душ и переодевшись, Гаррод присоединился к Маннхейму, Джилкрайсту и Побджою, чтобы ехать в Бингхэм для осмотра места преступления. После сытной еды всех клонило ко сну, говорили мало. Длинный автомобиль увяз в плотном потоке машин, идущих на север. Гаррод не переставал думать о Джейн Уэйсон, ее лицо в мерцающем ореоле стояло перед его глазами, и только мили через три он обратил внимание на многочисленные бригады рабочих, которые заменяли придорожные осветительные панели из медленного стекла. - Что здесь происходит? - Гаррод тронул колено Побджоя и кивнул на машину с телескопической мачтой. - А, вы об этом, - Побджой усмехнулся. - У нас в штате очень активная секция Лиги защиты частной жизни. Иногда по ночам ее члены выезжают на автомобилях с откидным верхом и стреляют по ретардитовым фонарям из охотничьих ружей. - Но это погасит фонарь лишь на несколько часов, пока свет снова не пройдет сквозь стекло. Побджой покачал головой. - Если в материале появилась трещина, он считается опасным и фонари подлежат замене. Таково постановление муниципалитета. - Но это обходится городу в круглую сумму! - Не только нашему городу - пальба по ретардитовым фонарям становится национальным спортом. К тому же, вам и без меня это прекрасно известно, упал спрос на пейзажные окна. - Должен признаться, - сказал Гаррод смущенно, - за последний год я несколько отошел от дел и плохо представляю рыночную ситуацию. - Ваше неведение долго не продлится. Самые оголтелые члены Лиги забрасывают стекландшафты камнями. Более сдержанные гасят их "щекотателями", и гордые домовладельцы остаются с черными окнами. - Что за публика в этой Лиге? - В том-то и дело, что социальный состав очень пестрый. Преподаватели университетов, клерки, таксисты, школьники... Да кто угодно. Откинувшись на мягком сиденье, Гаррод задумчиво глядел перед собой. Его вылазка во внешний мир давала пищу для размышлений: мир этот за окнами его библиотеки продолжал существовать, бороться, изменяться... Мэнстон был прав, говоря, что общественное мнение настроено против ретардита, но и он, как видно, недооценивал стремительно нарастающей мощи этого противодействия. - Лично я не вполне понимаю такую антипатию, - сказал Гаррод. - А вы? - Лично я, - ответил Побджой, - могу сказать, что такой реакции можно было ожидать. - А падение преступности? Рост числа успешно раскрытых преступлений? Или обществу до этого нет дела? - Есть, конечно. - Побджой недобро усмехнулся. - Но ведь преступления тоже совершаются членами общества. - Никто не любит, когда за ним шпионят, - неожиданно заговорил Джилкрайст. Гаррод открыл рот для ответа, но вспомнил о глазах и ушах Эстер на его лацкане, о ненавистном своем жребии. Тишина воцарилась в автомобиле и не нарушалась почти всю дорогу, пока мощная машина легко преодолевала крутые петли шоссе, ведущего в край гор и озер. - Когда начнете терять деньги на ретардите, - вдруг сказал Побджой бодрым голосом, - попробуйте вложить их в это дело. Гаррод открыл глаза и глянул в окно. Они проезжали мимо ворот
в начало наверх
туристического центра. На ограде свежей краской сияло объявление: "Холмы Медового Месяца - сто акров безмятежной земли. Гарантируется полное отсутствие ретардита". Он снова закрыл глаза и подумал, что в мире медленного стекла естественный порядок вещей вывернут наизнанку: легенда порождает событие. Один из первых анекдотов, возникших после появления ретардита, рассказывал о торговце, который отдал паре молодоженов пейзажное стекло за смехотворно низкую цену, а через неделю явился к ним в дом и заменил стекло еще лучшим - вовсе бесплатно. Простаки-молодожены были счастливы, не ведая, что ретардит впускает в себя свет с обеих сторон и что их старые окна с успехом демонстрируются на холостяцких пирушках. При всей наивности этой истории она иллюстрирует глубоко укоренившийся в людях страх быть увиденными в тот момент, когда по вполне разумным биологическим и социальным причинам они стремятся к уединению. Автомобиль сделал короткую остановку в Бингхэме, где членов экспертного совета представили руководству полиции округа, после чего все выпили по чашке кофе. К месту происшествия добрались на склоне дня. Часть дороги и окружающие холмы были огорожены толстыми веревками, но сожженную машину уже убрали, и о случившемся напоминали только глубокие шрамы, проплавленные в земле. К Гарроду вернулось убеждение, что расследование обречено на неудачу. Почти час под пристальными взглядами репортеров, которых внутрь ограды не пускали, он слонялся по этому участку шоссе, подбирая застывшие капли металла. Как он и думал, вся эта процедура, включая короткую лекцию Побджоя о возможном типе и расположении лазерной пушки, была бесполезной. Гаррод выразил свое растущее раздражение тем, что сел на выступ скалы и устремил взор в небо. Высоко, в полной тишине, небесную синь пересекал маленький белый самолет. Такие машины обычно опыляют посевы. На обратном пути в Огасту кто-то включил радио и настроился на последние известия. Два сообщения заинтересовали Гаррода. Одно касалось заявления прокурора штата о значительном прогрессе в расследовании убийства сенатора Уэскотта, в другом говорилось о начале давно ожидаемой забастовки почтовых работников. В знак протеста против установки мониторов из ретардита в пунктах сортировки обработка и доставка почты прекращались. Гаррод решительно повернулся к Побджою. - О каком прогрессе идет речь? - Я ничего не говорил о прогрессе, - возразил Побджой. - Опять энтузиаст из пресс-отдела? - Вполне возможно. Вы же знаете их манеру. Гаррод фыркнул и хотел было снова высказаться по поводу порядков в пресс-отделе окружной прокуратуры, но в этот момент его осенило, что объявленная забастовка почтовых работников коснется и его лично. С Эстер они условились, что он будет посылать ей диски ежевечерней стратосферной курьерской почтой, чтобы на следующее утро перед завтраком сестра могла вставить их в роговицу. Навязывая Гарроду этот план, Эстер устроила сцену, и он не сдержался, выказал раздражение. Теперь было особенно важно продемонстрировать стремление найти другой способ связи. Гаррод вынул из кармана радиотелефон и набрал код Лу Нэша. Тот откликнулся сразу. - Мистер Гаррод? - Придется каждый вечер летать в Портстон, а утром возвращаться. - Не вижу затруднений, кроме, пожалуй, этих ограничений скорости и высоты полета. Аэродром Портстона в полночь закрывается, так что я буду вылетать из Огасты не позднее девятнадцати ноль-ноль. Гаррод хотел было сказать, что готов заплатить любую сумму за круглосуточную работу аэродрома, но вдруг им овладело столь несвойственное ему желание слукавить. Он велел Нэшу прийти в гостиницу к шести часам и откинулся в кресле с приятным чувством вины. Вечер на свободе, да еще в чужом городе. Эстер захочет узнать, почему он не носил ее диски, а он ответит, что ее глаза, предназначенные для этого дня, вбирали в себя подробности полета Нэша в Портстон. Не может же она втиснуть лишние шесть часов зрения в двадцатичетырехчасовые сутки. Оставалось решить, куда потратить эти подаренные судьбой часы, часы свободы. Гаррод прикинул несколько вариантов, включая театр и возможность напиться до потери сознания, но понял, что пытается обмануть себя, а если уж он собрался обвести вокруг пальца жену, то важно остаться честным с самим собой. В этот вечер он намерен приложить все усилия, чтобы - при благоприятных обстоятельствах - остаться наедине со среброгубой секретаршей Джона Маннхейма. Гаррод приколол рамку с дисками к отвороту Лу Нэша, улыбнулся на прощанье черным бусинками и посмотрел вслед пилоту, пересекавшему вестибюль. Ему показалось, что Нэш шел не обычной своей походкой, а принужденно, и Гаррод вдруг понял, каким представляется его брак постороннему человеку. Узнав, что это за диски, Нэш не сказал ни слова, но не смог скрыть недоуменных глаз. Почему, прочитал в них Гаррод молчаливый вопрос, человек, имеющий возможность менять красавиц каждую неделю, каждый день, пока в нем остается хоть капля сил, хоть тень желания, почему он остается подвластным Эстер? В самом деле, почему? Гаррод никогда не задумывался над этим всерьез, считая себя естественным приверженцем единобрачия. Не кроется ли истина в том, что у Эстер - расчетливой, преследующей выгоду во всех делах, - хватило ума приобрести себе именно такого мужа, который ее устраивал? - Вот где он прячется! - раздался за спиной голос Маннхейма. - Вставайте, Эл, выпьем перед обедом. Гаррод повернулся с намерением отказаться от приглашения и увидел рядом с полковником Джейн Уэйсон. Тончайшее вечернее платье обтягивало грудь черной блестящей пленкой. Его прозрачность, казалось, открывала нежную линию бедер и мягкий треугольный бугорок. Яркий свет струился по ее фигуре, как масло. - Выпить? - рассеянно отозвался Гаррод, ощущая на себе странную, нерешительную улыбку Джейн. - Я не против. У меня вообще нет никаких планов касательно обеда. - Обед и планы несовместимы. Обедом просто наслаждаются. Вы поедете с нами. Верно, Джейн? - Мы не можем заставить мистера Гаррода обедать с нами, если он этого не хочет. - Но я хочу! - Гаррод лихорадочно уцепился за столь кстати открывшуюся возможность. - По правде говоря, я сам собирался найти вас, чтобы пригласить на обед. - Обоих? - Маннхейм обнял Джейн за талию и привлек к себе. - Не думал, что вы так привязаны ко мне, Эл. - Я без ума от вас, Джон. - Гаррод улыбнулся полковнику, но, увидев непринужденность, с которой приникла к нему Джейн, почувствовал страстное желание, чтобы Маннхейм тут же рухнул от сердечного приступа. - Так мы собирались выпить? Они спустились в пещеру гостиничного бара и, по настоянию Маннхейма, заказали по большому бокалу рома с содовой. Гаррод прихлебывал напиток, не в силах сосредоточиться на тонком привкусе жженого сахара, и пытался понять, какие отношения связывают Маннхейма и Джейн. Правда, полковник старше лет на двадцать, не меньше, но его обаятельная прямота и естественность могли пробудить в ней интерес, тем более что он располагает неограниченными возможностями и временем для достижения цели. И все же Гаррод отметил - или ему показалось? - что Джейн сидит чуть ближе к нему, чем к Маннхейму. Тусклый свет бара наделил больной глаз почти нормальным зрением, и Гаррод мог видеть Джейн со сверхъестественной для него объемностью и ясностью. Она была невероятно хороша, как золоченая статуя индийской богини. Каждый раз, когда она улыбалась, свежеобретенная ненависть к Маннхейму отзывалась в желудке Гаррода ощущением ледяного кома. Они перешли в гостиничный ресторан, и на протяжении всего обеда Гаррод лавировал между чересчур откровенными намеками, уже испробованными при первом их разговоре, и опасностью проиграть, не ответив на вызов Маннхейма, который не скрывал своих притязаний. Обед, увы, кончился слишком скоро. - Здесь неплохо кормят, - сказал Маннхейм, сокрушенно тыча пальцем в располневший живот. - Теперь, пожалуй, вы можете позаботиться о счете. Гаррод, который и без того намеревался заплатить за обед, едва сдержался, чтобы не выдать вспыхнувшей в нем неприязни к полковнику. Но тут он заметил, что Маннхейм поднялся на ноги с видом человека, который торопится уйти. Между тем Джейн и не думала вставать из-за стола. - Вы не уходите? - Гаррод старался скрыть свою радость. - Боюсь, что и мне надо идти. Меня ждет целая кипа бумаг. - Как жаль! Маннхейм пожал плечами. - Знаете, что меня беспокоит? Мне начинает нравиться сидеть под защитной накидкой. Как в утробе - ничего не видно. Скверный признак. - Выдаете свой возраст, - сказала Джейн с улыбкой. - Фрейд давно устарел. - В этом наше сходство. Маннхейм пожелал Джейн спокойной ночи, дружески кивнул Гарроду и вышел из ресторана. Гаррод с любовью смотрел ему вслед. - Жаль, что ему пришлось уйти. - Вы уже дважды это сказали. - Перестарался? - Немного. Я начинаю чувствовать себя мужчиной. - А я сидел и думал, как бы устроить Джону срочный вызов в Вашингтон. Я бы рискнул, но у меня нет ясности, как обстоит дело... - Что у нас с Джоном? - Джейн тихо засмеялась. - Он обнимал вас и... - Какое восхитительное викторианство! - Ее лицо стало серьезным. - Вы совсем не умеете подойти к женщине, Эл. Я не права? - Никогда не видел в этом необходимости. - Ну да, женщины сами вешаются вам на шею - вы богаты и красивы. - Я вовсе не это имел в виду, - сказал он с досадой. - Просто... - Я знаю, что вы имели в виду, и я польщена. - Джейн прикрыла ладонью его руку. Прикосновение отозвалось в нем сладостной дрожью. - Вы женаты, если не ошибаюсь? - Я... женат, - с трудом произнес Гаррод. - То есть пока женат. Она долго смотрела прямо ему в глаза. Рот ее приоткрылся. - У вас один зрачок похож на... - Замочную скважину, - сказал он, - я знаю. Мне оперировали этот глаз в детстве. - Зря вы носите темные очки - вид несколько необычный, но это почти незаметно. Гаррод улыбнулся, поняв, что богине не чужды человеческие слабости. - Очки не для того, чтобы скрыть зрачок. На этот глаз падает в два раза больше света, чем следует, поэтому на улице в ясный день мне немного больно. - Бедняжка. - Пустяки. Чего бы вам хотелось сейчас? - Может быть, поехать куда-нибудь? Терпеть не могу безвылазно сидеть в городе. Гаррод кивнул. Он подписал счет и, пока Джейн ходила за накидкой, распорядился, чтобы к подъезду подали автомобиль. Через десять минут они уже катили к южной окраине города, а еще через полчаса дома остались позади. - Похоже, вы знаете, куда мы едем, - сказала Джейн. - Понятия не имею. Одно несомненно - утром я ехал в противоположном направлении. - Ясно. - Он почувствовал на себе ее взгляд. - Вам не по вкусу это так называемое расследование? Гаррод кивнул. - Я так и думала. Вы слишком честны. - Честен? О чем вы, Джейн? Долгая пауза. - Ни о чем. - Нет, за вашими словами что-то кроется. Побджой ведет себя довольно странно, и Джон сегодня утром говорил о спектакле. Что это, Джейн? - Я же сказала - ничего. Гаррод резко свернул на проселок, затормозил и выключил двигатель. - Я хочу знать, Джейн, - сказал он. - Вы сказали либо слишком много, либо слишком мало. Она отвернулась. - Может быть, уже завтра вы вернетесь домой. - Почему? - Миллер Побджой просил вас приехать только затем, чтобы воспользоваться вашим именем. - Простите, Джейн, но я не понимаю. - Полиция знает, кто убил сенатора Уэскотта. Они знали это с самого начала. - Будь это правдой, убийцу бы схватили. - Это правда. - Джейн повернулась к нему. В зеленом свете приборного
в начало наверх
щитка ее лицо казалось маской русалки. - Не знаю откуда, но им все известно. - Бессмыслица! Зачем посылать за мной, если... - Это все маскировка, прикрытие, Эл. Неужели вы не поняли? Они знают, но не хотят, чтобы кто-нибудь узнал, откуда они узнали. Гаррод покачал головой. - Это уж слишком. - По словам Джона, вы очень резко реагировали на то, что отдел Побджоя передал прессе, - продолжала Джейн. - Для чего им это понадобилось? Теперь все уверены, что вы изобрели новый метод опроса медленного стекла. Отрицай вы это, слухов все равно не остановить. - И тогда? - И тогда, арестовав убийцу, им не придется раскрывать, как они его нашли! - Джейн выбросила руку к ключу зажигания, и в ее голосе прозвучало раздражение: - Мне-то что до этого! Гаррод перехватил ее кисть. Секунду она сопротивлялась, потом их губы нашли друг друга, дыханье смешалось. Гаррод, без особого, впрочем, успеха, пытался думать в двух направлениях. Если предположение Джейн справедливо - а как секретарь Маннхейма она имеет доступ к секретным данным, - то сразу проясняется многое из того, что не давало ему покоя... Но эта кожа, эти губы - именно такими он представлял их, упругая грудь отвердела под его ладонью, давила на пальцы. Они разжали объятия. - Помнишь тот день, когда я увидел тебя в Мейконе? - спросил он. Она кивнула. - Я специально прилетел из Вашингтона - просто в надежде тебя встретить... - Я знаю, Эл, - прошептала она. - Я говорила себе - это самообман, этого не может быть, но я знала... Они снова поцеловались. Когда он коснулся шелковистой кожи ее колен, они на мгновенье раздвинулись и снова сошлись, крепко сжав его пальцы. - Вернемся в гостиницу, - сказала она. По дороге в город, несмотря на вожделение такой силы, какой ему еще не приходилось испытывать, выработанная годами привычка заставляла его снова и снова думать о мотивах Миллера Побджоя. И в ее спальне, когда они завершили ритуал раздевания друг друга, в его мозг все еще вторгались новые мысли - об Эстер, о бдительных черных дисках, о часто повторяемых словах: "Ты холоден, как рыба, Элбан". И когда они соединились на прохладных простынях, он почувствовал, как его телом овладевает губительное напряжение. Пауза между тем, первым, моментом в автомобиле и этим оказалась слишком длинной. - Расслабься, - прошептала в темноте Джейн, - люби меня. - Я расслаблен, - сказал он с растущим чувством панического страха. - И я люблю тебя. В этот момент Джейн, мудрая Джейн спасла его. Ее палец заскользил вниз вдоль позвоночника, коснулся поясницы, и в тот же миг сверкающий гейзер страсти забил в нем, сотрясая тело. Ощущение это поднималось толчками к высшей точке, к взрыву наслаждения, которое она разделила с ним и которое уничтожило всю его скованность, все его страхи. "Пусть теперь бросают атомную бомбу, - подумал он, - мне все равно". А через мгновение они смеялись, сначала беззвучно, потом по-детски, заливисто, не в силах остановиться. И в последующие часы возрождение Гаррода было окончательно завершено. 12 На следующее утро Гаррод позвонил домой, хотя и знал, что Эстер - из-за разницы во времени - еще спит. Он оставил для нее короткое сообщение: "Эстер, в дальнейшем я не смогу носить твои диски. Когда присланный тебе сегодня комплект прекратит свое действие, тебе придется найти другой выход из положения. Это касается всего - не только дисков. Мне жаль, что так получилось". Отвернувшись от экрана, он почувствовал огромное облегчение: наконец-то решился. Только за завтраком, сидя один в своей комнате, он стал размышлять, правильно ли выбрал время для звонка. С одной стороны, и это хорошо, он позвонил, как только проснулся, потому что им владела непоколебимая решимость освободиться, причем немедленно. Но в нем жил и другой Гаррод, который, если судить по прежним поступкам, умышленно позвонил бы в такой час, чтобы не встретиться с Эстер с глазу на глаз. Мысль эта расстроила Гаррода. Со смутной надеждой изгнать ее он принял душ и вышел из ванной освеженным. Непривычное тепло поселилось где-то внутри, тело стало бодрым и легким. "Я выздоровел, - думал он. - Это длилось чертовски долго, но в конце концов я пережил приступ безумия, который меня исцелил". На рассвете Джейн неожиданно сказала, что им лучше расстаться и остаток ночи провести каждому в своем номере. Теперь он остро ощутил, как не хватало ее все это время. Он решил позвонить ей, как только оденется, но тут раздался мелодичный сигнал видеофона. Гаррод быстро подошел к аппарату и включил экран. Звонил Миллер Побджой. Его лицо лоснилось, как только что вылупившийся каштан. - С добрым утром, Эл. Надеюсь, хорошо спали. - Великолепно провел ночь, спасибо. - О сне Гаррод счел за благо не упоминать. - Отлично! Хочу сообщить вам нашу программу на сегодня... - Сначала я сообщу вам мою, - перебил его Гаррод. - Через несколько минут я звоню своему управляющему по связям с общественностью и велю ему довести до всеобщего сведения, что проводимое здесь расследование есть чистое надувательство, что остатки автомобиля Уэскотта не содержат никаких улик и что я отказываюсь от участия... - Остановитесь, Эл! Канал может прослушиваться. - Надеюсь на это. Хорошая утечка информации обычно более эффективна, чем прямое заявление. - Не предпринимайте ничего до нашей встречи, - хмуро сказал Побджой. - Я буду у вас через двадцать минут. - Даю вам четверть часа. - Гаррод выключил экран, закурил и, медленно пуская кольца дыма, принялся анализировать сложившееся положение. Две причины побуждали его остаться в Огасте. Первая и главная: Джейн, по-видимому, пробудет здесь еще какое-то время. Вторая причина заключалась в том, что он оказался впутанным в тайну и не хотел уезжать, не распутав ее до конца. Если он заставит Побджоя допустить его до настоящего расследования, он сможет удовлетворить свое любопытство, остаться с Джейн и в то же время получить превосходный для Эст... Гаррод закусил губу. Больше не нужно объяснять что-либо или оправдываться перед Эстер. Отныне и навсегда. - Итак, мистер Гаррод, - сказал Побджой, тяжело опускаясь в кресло. - Что все это значит? Гаррод отметил возврат Побджоя к официальному обращению и улыбнулся. - Я устал играть в игры, вот и все. - Не понимаю. О каких играх вы говорите? - О тех, в которых вы используете мое имя и мою репутацию, чтобы внушить публике, что имеются какие-то улики, извлеченные из остатков машины сенатора, в то время как мы оба прекрасно знаем, что подобных улик не существует. Побджой взглянул на него поверх сложенных домиком пальцев. - Вы не докажете этого. - Я довольно доверчив, - спокойно сказал Гаррод. - Меня легко провести - но только один раз. У меня нет необходимости доказывать правоту своих слов. Вместо этого я хочу поставить вас в положение, при котором вы будете вынуждены доказывать правоту ваших. - С кем вы говорили? - Вы недооцениваете меня, Побджой. Известно, что политики чертовски глупо лгут, когда их загоняют в угол, но им верят лишь люди, незнакомые с фактами. Я не из их числа. Всю вашу пантомиму я наблюдал, сидя в первом ряду. А теперь скажите мне, кто убил сенатора Уэскотта? Побджой хмыкнул. - Откуда вы взяли, что я знаю? Гарродом овладело искушение назвать Джейн Уэйсон - в конце концов он сможет вознаградить ее за потерю работы суммой, многократно превышающей мыслимый заработок секретаря за всю его жизнь. Но он решил завершить это дело один. - Вы знаете, потому что изо всех сил пытались убедить всех, что я, вовсе не способный вам помочь, могу решить эту задачу. Вы нашли убийцу, но ваш метод начинен слишком большой дозой политического динамита, чтобы его можно было раскрыть. - Чушь. Вы можете хотя бы представить себе подобный метод? - Побджой говорил язвительно и небрежно, но что-то неуловимое в тоне, которым он произнес последнюю фразу, вдруг подстегнуло Гаррода. Глубоко в сознании шевельнулась догадка. Он отвернулся и помешкал, закуривая очередную сигарету, чтобы скрыть лицо от Побджоя и одновременно выиграть время. - Да, - сказал он, пока мысль лихорадочно искала решение. - Я могу представить себе такой метод. - Например? - Незаконное использование ретардита. - Это просто туманное утверждение общего характера, мистер Гаррод, отнюдь не метод. - Что ж, буду конкретнее. - Гаррод сел напротив Побджоя и, чувствуя прилив уверенности, посмотрел прямо в глаза полицейскому. - Медленное стекло уже используется на спутниках, и обычный человек, даже рядовой член пресловутой Лиги защиты частной жизни, не имеет ничего против, потому что записанная информация передается на Землю по телевизионным каналам, и никто не верит, что когда-нибудь будет создана телевизионная система, способная показать на экране переданное из космоса изображение столь малого находящегося на Земле предмета, как человек. Удаленность орбиты делает это невозможным. - Продолжайте, - настороженно сказал Побджой. - Но разрешающая способность медленного стекла столь велика, что при благоприятных атмосферных условиях и надлежащей оптике, имея компенсаторы турбулентности и тому подобное, можно следить за движением людей и автомобилей. Необходимо только спустить стекло с орбиты для непосредственного считывания информации в лаборатории. Для этого достаточно небольшой транспортной ракеты-автомата - по существу, просто торпеды, которой спутник-матка выстрелит на землю в заранее определенную зону. - Неплохая идея. А вы подумали, во что это обойдется? - В астрономическую сумму, но расход, вполне оправданный при некоторых обстоятельствах. К таковым можно отнести крупные политические убийства. Побджой опустил голову и закрыл лицо руками, с минуту посидел молча, потом заговорил сквозь пальцы. - Эта мысль приводит вас в ужас? - Это самое массовое вторжение в частную жизнь, о котором кто-либо слышал. - Вчера на пути в Бингхэм вы сказали, что-то о резком падении преступности, которое граждане получили взамен утраты некоторых прав. - я помню, но эта новая мысль означает такую степень утраты прав, когда человек не сможет быть уверен, что он один, даже находясь на горной вершине или в центре Долины Смерти. - По-вашему, правительство Соединенных Штатов станет тратить миллионов долларов только для того, чтобы наблюдать семейный пикник? Гаррод покачал головой. - Вы признаете, что я прав? - Нет! - Побджой вскочил на ноги и подошел к окну. Глядя на вертикали городского пейзажа, он добавил более спокойным тоном: - Если... если бы такое и было правдой, мог бы я это признать? - Но, будь я прав, вы оказались бы в любопытном положении, когда имя убийцы Уэскотта известно, но способ, которым эта информация получена, не может служить доказательством преступления. И вам пришлось бы искать другое доказательство или нечто на него похожее. - Вы уже упоминали об этом, мистер Гаррод, но такова, грубо говоря, ситуация, в которой мы _м_о_г_л_и_ б_ы_ оказаться. Меня интересует другое: вы все еще намерены предать гласности ваше предположение? - Как вы сами сказали, это всего лишь предположение. - Но способное принести немало... - Побджой тщательно выбирал слово, - ...вреда. Гаррод встал и тоже подошел к окну. - Я мог бы отказаться от своего намерения. Как изобретатель медленного стекла, я чувствую себя в какой-то степени ответственным... Кроме того, я не люблю оставлять задачу нерешенной.
в начало наверх
- Значит, вы согласны остаться членом экспертной группы? - Ни в коем случае! - сказал Гаррод с живостью. - Я хочу заняться настоящим расследованием. Если вам известен преступник, мы должны найти способ доказать его преступление. Через десять минут Гаррод был в номере Джейн Уэйсон, в ее постели. После того, как еще одно слияние тел закрепило его новый контакт с жизнью, он, несмотря на секретность, дал понять Джейн, что все подозрения о Побджое оправдались. - Я так и думала, - сказала она. - Джон ничего не говорил мне, но я знаю, что он пытается разгадать их тайну. - Так он еще не знает? - Гарроду не удалось скрыть хвастливых ноток. - Он, верно, не нашел правильного подхода к Побджою. - Я работаю с Джоном достаточно давно, чтобы понять, что он всегда ко всему находит правильный подход. - Она приподнялась на локте и посмотрела на Гаррода сверху. - Если уж он не смог найти... Гаррод засмеялся, увидев задумчивое выражение ее глаз и легкую морщинку, исказившую лоб Джейн. - Забудь об этом, - сказал он беззаботно и привлек к себе тело, ставшее таким знакомым. 13 Капитан Питер Реммерт с самого начала не скрывал своей неприязни к вмешательству Гаррода. Был он человеком неуравновешенным, легко поддающимся переменам настроения, иногда скупым на слова, в другое время говорливым не в меру, фонтанирующим в совершенно неуместной книжной манере. Однажды за кофе он сказал Гарроду: "Благодаря выравниванию материального благополучия богатый любитель, на досуге занимающийся расследованием убийства, уже не вызывает доверия. Он исчез даже со страниц дешевых детективных книжонок. Зенит славы людей такого рода пришелся на первую половину века, когда ненормальность их положения была непонятна бедняку. Простому человеку богач представлялся существом непостижимым, способным от нечего делать превратиться в сыщика". Считая это расследование делом утомительным и притом безнадежным, капитан тем не менее честно выполнял свой долг. Знал он немного. Его и небольшую группу помощников привели к присяге о неразглашении тайны, после чего им сообщили имя некоего человека и его адрес в Огасте. От них требовалось доказательство причастности подозреваемого к убийству сенатора Уэскотта. Звали этого человека Бен Сала. Итальянец по происхождению, сорока одного года, имел скромное дело по оптовой торговле моющими и дезинфицирующими средствами, жил с женой в небольшом доме в западной части города, где селились люди среднего достатка. Детей у них не было, и второй этаж они сдавали пятидесятилетнему холостяку Мэтью Маккалафу, служившему шофером в местной транспортной компании. Следуя принятому порядку, Реммерт запросил сведения об итальянских родственниках Салы, но никаких связей с мафией не обнаружил. Поскольку капитан получил указание к подозреваемому непосредственно не обращаться, то расследование могло закончиться, практически не начавшись. Но тут стало известно еще об одной смерти. На следующее утро после гибели сенатора Уэскотта Мэтью Маккалаф, житель Салы, скончался от сердечного приступа, когда садился в автобус. Это совпадение привлекло внимание группы Реммерта лишь через несколько часов, после чего полицейские сочли его удобным предлогом для визита в дом Салы. Однако в это время стали известны результаты опроса мониторов из медленного стекла, установленных дорожной службой. Новые данные явились для Реммерта неприятным сюрпризом. Ему было приказано изобличить Салу в убийстве сенатора, и мониторы действительно показали, как старый, потрепанный фургон подозреваемого за несколько часов до убийства отъехал от его дома и направился к Бингхэму, а через несколько часов после убийства вернулся обратно тем же маршрутом. Однако в полученных сведениях был изъян. Запечатленные стеклом картины ясно свидетельствовали, что за рулем машины сидел Мэтью Маккалаф - человек, умерший естественной смертью спустя несколько часов. И он был один. - Это позволило нам войти в дом Салы и все тщательно осмотреть, - сказал Реммерт. - Мы как бы выясняли личность Маккалафа, но на самом деле пытались найти улики против хозяина. - Нашли что-нибудь? - Гаррод не отрывал глаз от экрана с изображением фасада дома. - Ничего. Виновным оказывается Маккалаф. - Не слишком ли это удобно? Большая удача - я говорю о его скоропостижной кончине. Реммерт фыркнул. - Если это удача, я, пожалуй, предпочту оставаться неудачником лет до ста. - Вы прекрасно понимаете, что я имел в виду, Питер. Если Сала - убийца, то сложившееся положение ему на руку: человек, на которого он свалил вину, замолчал на следующее утро. - Бен Сала не сваливал вину на Маккалафа - это делаю я. В любом случае мне не понятен ход ход ваших мыслей. Предположим, убийца - Бен Сала. Смерть жильца неминуемо привлечет к дому внимание полиции. Зачем ему это нужно? Кроме того, что бы ни говорил Побджой, Сала не убивал сенатора. Тому есть доказательства. - Посмотрим их. Реммерт громко вздохнул, но переключил проектор на быструю перемотку. Пейзажное окно, установленное в коттедже напротив дома Салы, позволило снять голофильм, охватывающий жизнь подозреваемого за весь предыдущий год. Полученная информация была занесена в ретардитовое устройство памяти, но, поскольку медленное стекло не позволяет возвращаться к старым кадрам, для практической работы использовался обычный голографический фильм. На экране появилось изображение дома Салы, каким он был год назад, при установке пейзажного окна. Обычный двухэтажный дом с эркером на первом этаже, подпирающим небольшой балкон. Ухоженный палисадник. К основному строению примыкает гараж, его фасад - на одном уровне с домом. Заглянуть внутрь гаража можно только через окна в верхней части ворот. Реммерт прокручивал фильм, время от времени останавливаясь, чтобы показать Гарроду, как Бен Сала и Маккалаф входят и выходят. Бен Сала оказался невысоким плотным мужчиной с черными кольцами волос вокруг блестевшей, как начищенный ботинок, лысины. Маккалаф был повыше и слегка сутулился. Серые волосы он зачесывал назад, открывая длинное унылое лицо. Комнату свою он покидал редко. - Маккалаф не слишком похож на политического убийцу высокого ранга, - заметил Гаррод. - Чего не скажешь о Сале. Кроме внешности, нам нечего поставить ему в вину, - сказал Реммерт, останавливая кадр. Сала работал в саду. Рубаха натягивалась на тучном животе итальянца. - У него пикническое сложение. - Какое? - Пикническое. Пикниками называют тучных, низкорослых, коренастых мужчин, которые нередки среди психически неуравновешенных убийц. Но точно такое же сложение характерно для многих ни в чем не повинных людей. Замелькали новые сцены, выхваченные из реки времени. Бен Сала и его жена, тоже темноволосая, ссорятся, едят, спят, читают, иногда занимаются грубой любовной игрой, в то время как меланхоличное лицо Маккалафа одиноко маячит у окон второго этажа. В одно и то же время Сала уезжал по делам и возвращался в белом пикапе последней модели. Наступила зима, пошел снег. Бен Сала стал ездить в потасканном грузовичке пятилетней давности. Гаррод поднял руку, подавая знак остановить фильм. - Разве дела Салы пришли в упадок? - Вовсе нет. Он оказался умелым дельцом - для своего уровня, конечно. - Вы спрашивали, почему он стал пользоваться старой машиной? - Представьте, спросил, - сказал Реммерт. - При старых методах расследования такие факты оставались незамеченными, но во время просмотра ретардитовой записи они бросаются в глаза. - Что он вам ответил? - Бен Сала все равно собирался продавать свой пикап через полгода, но тут кто-то предложил ему хорошую цену. Он сказал, что просто не мог удержаться от удачной сделки. - Вы спросили, сколько он получил за машину? - Нет. Не счел существенным. Гаррод сделал пометку в блокноте и попросил продолжать. Снег растаял, уступил место зелени весны, а та - ярким цветам лета. В первые дни осени на крыше гаража появился кусок синего брезента. Был он большим, во всю крышу, да еще над воротами свесился край, закрыв окна. - Зачем это? - спросил Гаррод, останавливая кадр. - Крыша протекла. - По-моему, крыша была крепкой. Реммерт вернулся немного назад. На кровле в нескольких местах открылась поврежденная черепица. Еще на пару дней в прошлое - крыша снова была исправной. - Несколько неожиданно, вы не считаете? - спросил Гаррод. - В начале сентября прошли ураганы. Бен Сала собирается строить новый гараж, поэтому не захотел основательно ремонтировать крышу. - Все одно к одному, комар носа не подточит. - Что вы имеете в виду? - Пока не знаю. Взгляните, как небрежно болтается край брезента над фасадом гаража. А ведь в остальном хозяйство Салы в полном порядке. - Может быть, так дождь не заливает ворота. - Реммерт начал проявлять нетерпение, видя, как Гаррод делает очередную пометку. - Да и что можно извлечь из этого наблюдения? - Возможно, и ничего. Но если живешь с медленным стеклом столько, сколько я, оно меняет взгляд на вещи. - Гаррод внезапно осознал, что выражается напыщенно. - Извините, Питер. Есть еще что-нибудь интересное между этим моментом и ночью убийства? - Я не нашел, но, может быть, вы... - Давайте последнюю ночь, - сказал Гаррод. Было темно, когда шит ворот поднялся и скользнул внутрь - так втягиваются самолетные закрылки. Фургон осторожно выехал из гаража, и ворота автоматически закрылись. Включились электронно-оптические усилители, изображение стало ярче. Реммерт остановил кадр: за рулем сидел Маккалаф. Он надвинул на лоб шляпу, но не узнать его длинное печальное лицо было невозможно. - Дорожные мониторы зафиксировали его движение до северной границы города, - сказал Реммерт. - Теперь обратите внимание на гараж - брезент откинут, и можно заглянуть внутрь. Он включил быструю перемотку, а когда цифровой индикатор в углу показал, что прошло полчаса, снова перевел проектор на нормальную скорость. Темные квадраты гаражных окон залил белый свет. За окнами двигался человек. Он был коренаст и черноволос - без сомнения, Бен Сала. Пока хозяин наводил порядок в гараже, Реммерт нажал на кнопку, включая запись показаний подозреваемого: - Ну, значит, к семи Мэт вернулся. Серый весь и руку левую все тер - болела, что ли. Его, говорит, на сверхурочные попросили выйти. Так-то он все на автобусе ездил, у него проезд бесплатный, но тут у меня фургон попросил. Потому, сказал, устал очень, не хочу, сказал, пешком до автобуса. Ну, я ему дал машину, он и поехал. Часов одиннадцать было. Я потом еще в гараже поработал и спать лег. Слышал, он ночью приехал, а когда - не знаю, на часы не смотрел. Наутро он, как всегда, на работу ушел, и больше я его живым не видел. Реммерт выключил запись. - Что скажете? - Что вы скажете? - Показание как показание. Я таких тысячу раз слышал. Гаррод не сводил глаз с экрана, где изображение Салы все еще мелькало за окнами гаража. - Да, он говорит не очень гладко, но все же... - Все же? - Бен Сала умудрился втиснуть в очень короткую речь колоссальный объем информации - все по существу, все логично, в продуманном порядке. В тысячах снятых вами показаний, Питер, сколько было таких, которые не содержали ни одного лишнего слова? - Тяжесть изобличающих улик растет, - едко сказал Реммерт. - Бен Сала понимает - его могут заподозрить в убийстве, вот он и выбирает слова. Мы опрашиваем множество людей, чей английский небезупречен, но они могут рассказать больше, чем профессор университета. Вы не замечали, что в сценах допроса в детективных фильмах какой-нибудь бандюга из трущоб всегда получает лучшие реплики? Талант сценариста раскрепощается, когда он может хоть на время наплевать на все эти "будьте любезны" и "с вашего позволения". Гаррод подумал с минуту.
в начало наверх
- А что, если... Реммерт не слушал. - Как-то в прошлом году я допрашивал одного парня. Он обвинялся в непредумышленном убийстве. Я спросил его, зачем он это сделал. Знаете, что он ответил? Он сказал: "Откроешь газету, а там молодые только и делают, что занимаются благотворительностью и безвозмездным трудом на пользу общества. Вот я и захотел показать им всем, какие среди нас есть выродки". Такого я и в кино не встречал. - Послушайте, - сказал Гаррод, - ведь я смотрю этот фильм впервые, так? - Так. - Упрочится ли моя репутация в ваших глазах, если я предскажу кое-какие события, которые мы увидим на экране чуть позже? - Смотря какие. - Хорошо. - Гаррод показал на экран. - Обратите внимание, брезент на крыше гаража откинут, и через окна можно заглянуть внутрь. Так вот, я предсказываю, что после возвращения фургона край брезента снова опустится и закроет окна. - И что из этого следует? Мы уже видели - Маккалаф уехал, а Бен Сала остался в гара... - Реммерт замолчал, наблюдая, как фургон подъезжает к гаражу. Радиосигнал открыл ворота, и машина исчезла в темной глубине. Когда ворота закрывались, какая-то деталь запорного механизма зацепила свободный край брезента и потянула его вниз. Край брезента упал и закрыл окна. - Это было неплохо, - признался Реммерт. - Мне тоже так кажется. - Но такие догадки невозможны, если за ними не стоит теория. В чем она? - Я вам отвечу, но сначала мне нужно выяснить еще одно обстоятельство, - сказал Гаррод. - Чтобы самому убедиться в справедливости этой теории. - Что вы хотите узнать? - Сколько Бен Сала получил за свой пикап. - Пойдемте ко мне в кабинет, здесь нет терминала. - Реммерт посмотрел на Гаррода, не скрывая удивления, но от вопросов воздержался. Он сел за клавиатуру и сделал запрос - терминал был связан с центральным компьютером полицейского управления на другом конце города. Через секунду раздался писк, и Реммерт оторвал полоску с рулона фотопринтера. Взглянув на текст, он удивился еще больше. - Тут сказано, что Бен Сала получил от перекупщика полторы тысячи долларов. - Не знаю, как вы, - сказал Гаррод, ощущая в груди знакомые ликующие удары сердца, - но, будь этот пикап моим, я бы не задумываясь отклонил такое предложение. - Чертовски дешево, согласен. Отсюда следует, что Бен Сала в своих показаниях несколько отклонился от истины. Не понимаю, почему деловой человек с хваткой, по существу, за бесценок отдает хорошую машину и покупает развалюху. - Если хотите, я расскажу вам, как было дело. - И Гаррод приступил к изложению своей теории. Получив сигнал, что настало время действовать, Бен Сала испугался. Он надеялся, что о нем забыли, но теперь, когда пришел приказ, у него не оставалось выхода: неповиновение каралось смертью - скажем, от взрыва бомбы, заложенной в очередную партию стирального порошка. Во всяком случае, план убийства был продуман столь тщательно, что Бен Сала почти не рисковал. В качестве первого шага ему надлежало обзавестись дешевым грузовичком типа "бурро", выпущенным фирмой "Дженерал моторс" четыре года назад и почти сразу же снятым с производства. Главное свойство этой машины, которым Бен Сала собирался воспользоваться, заключается в том, что ее стекла сделаны из обычного плоского стекла, а ветровое стекло может поворачиваться на оси для доступа воздуха. Бен Сала, впрочем, интересовался не вентиляцией, а возможностью смотреть через щель наружу. Он продает свой пикап и покупает "бурро". Достать такую модель было нелегко. Пришлось довольствоваться машиной в неважном состоянии, но она его устраивала. Бен Сала пригнал фургон домой, стал использовать его для обычной повседневной работы и приступил к выполнению очередных этапов плана. В первую же ветреную ночь он прошел в гараж через кухню и, орудуя в полной темноте, расшатал изнутри несколько черепичин. Через пару дней он покрыл крышу куском брезента - казалось бы, первым попавшимся, но на самом деле тщательно скроенным для выполнения ответственной задачи. Теперь внутренность гаража не просматривалась пейзажным окном, установленным напротив, и Бен Сала мог спокойно собирать лазерную пушку, детали которой присылали ему по почте. Одновременно он начал выполнение самой, пожалуй, тонкой части всей операции. Упрощенная конструкция фургона позволяла легко удалить ветровое стекло и заменить его панелью из ретардита. Куда труднее было заставить Мэтью Маккалафа чуть ли не час просидеть на месте водителя, хотя его и выбрали на эту роль из-за неповоротливого ума. Бен Сала решил и эту проблему. Он сказал Маккалафу, что у "бурро" случилась поломка рулевого привода и он собирается сам его отремонтировать. Маккалаф, который все равно проторчал бы это время у окна, согласился посидеть в кабине и покрутить рулевое колесо, когда Бен Сала давал команду. Маккалаф даже надел шляпу на тот случай, если в гараже будут гулять сквозняки. Все могло сорваться, когда Маккалаф влез в кабину и закрыл дверцу, но он не заметил, что видит гараж не таким, каким он действительно был в тот вечер, а Бен Сала предусмотрительно все это время оставался под машиной. Передние колеса фургона стояли в лужах густого масла и легко поворачивались. Бен Сала заблаговременно прохронометрировал маршрут выезда из города, очень, кстати, простой, без единого перекрестка, и теперь Маккалаф крутил руль в соответствии с заранее предусмотренной программой. Зарядив панель медленного стекла изображением Маккалафа, Бен Сала снизил скорость излучения ретардита почти до нуля и убрал панель до поры до времени. В другую ночь он вынул стекла из закрытых брезентом окон, заменил их ретардитом и в течение часа возился в гараже. Эти ретардитовые панели он также вынул, снизил их скорость излучения и припрятал. Теперь Бен Сала был готов совершить убийство со стопроцентным алиби. Получив шифрованное послание, предписывающее продолжать операцию, он первым делом подмешал в вечерний чай Маккалафа сильное снотворное. Это было необходимо, чтобы жилец не маячил у окон в то время, когда он, как предполагалось, уехал в фургоне на сверхурочную работу. Затем Бен Сала убедился, что ворота гаража закрыты брезентом, и положил лазерную пушку в фургон. Установив ретардитовые панели вместо окон гаража и ветрового стекла "бурро", он увеличил их скорость излучения до нормальной, сел в машину и поехал к Бингхэму. Именно на этой стадии сыграла роль уникальная конструкция "бурро", поскольку в обычной машине Бен Сала не видел бы дороги. Он повернул ветровое стекло таким образом, чтобы снизу снизу между ним и рамой образовалась узкая щель, через которую можно смотреть. Резко ограниченное поле зрения сильно затрудняло управление машиной. Появились и непредвиденная опасность: шум двигателя и ощущение движения контрастировали с застывшим видом гаража в ретардитовом стекле, вызывая головокружение и тошноту. Однако за городом, вне досягаемости ретардитовых мониторов, Бен Сала мог расширить щель и вести фургон с относительными удобствами. Он замедлил излучение ветрового стекла почти до нуля, чтобы сохранить запасенное изображение Маккалафа для обратного пути по городским улицам. Контрольные пластины на любом встречном автомобиле зафиксировали бы неподвижного Маккалафа за рулем, но условия автострады почти не требуют движений от водителя. Впрочем, все эти предосторожности вряд ли были нужны, поскольку следствие, как предполагалось, никогда не смогло бы заподозрить истинного убийцу. Просто общий план операции предусматривал резервные линии защиты. На выбранном для убийства месте Бен Сала установил пушку. Прошло немного времени, и по рации ему сообщили о приближении автомобиля сенатора. Когда машина спустилась в низину, Бен Сала превратил ее в груду раскаленного потрескивающего шлака. Отъехав несколько миль, он остановился и зарыл в землю пушку. Остаток пути прошел гладко, и Бен Сала вернулся в гараж задолго до рассвета. Тщательно продуманный и не вызывающий подозрений трюк с болтающимся куском брезента позволил ему закрыть ворота гаража, как только фургон въехал в ворота. Сала тут же вынул ретардитовые панели из ворот и из автомобиля и заменил их обычным стеклом. Затем "щекотателем" разрушил кристаллическую структуру ретардита и тем самым навсегда уничтожил молчаливого свидетеля своего преступления. Для пущей предосторожности он разбил панели на мелкие куски и сжег их в печи в подвале дома. Оставалось осуществить заключительную часть плана. Бен Сала поднялся в комнату Маккалафа, снял его шляпу и повесил на обычное место у двери. Затем вынул из кармана флакон специально приготовленного тромбогенного яда, который он получил заблаговременно от организаторов убийства. Маккалаф все еще спал под воздействием снотворного и не проснулся, когда Бен Сала втирал бесцветную жидкость в кожу на левом локте. Выбранное место означало, что Маккалаф умрет от массированной эмболии приблизительно через четыре часа. Удовлетворенный ночной работой, Бен Сала выпил стакан молока, съел бутерброд и отправился в спальню, где его ожидала супруга. - Вы сочинили действительно грандиозную теорию, - сказал Реммерт после паузы. Гаррод пожал плечами. - Да, у меня есть опыт в этом деле. Впрочем, объясняя все наблюдаемые факты, данная теория страдает одним крупным недостатком. - Слишком сложна. Не соблюден принцип бритвы Оккама. - Нет, в наше время план убийства не может быть простым. Дело в другом: я не вижу, как мы можем продемонстрировать ее истинность. Вы, безусловно, найдете свежие царапины на оконных рамах и окантовке ветрового стекла фургона, но это ровным счетом ничего не доказывает. - Можно собрать остатки ретардита в печи. - Согласен. Но разве закон запрещает сжигать медленное стекло? - Неужели нет? - Реммерт ударил кулаком по лбу, как бы пытаясь выудить что-то из памяти. Демонстрация сарказма. - Хотите поехать в дом Салы? Посмотреть все своими глазами? - Поехали. В сопровождении еще одного полицейского они отправились в западную часть города. Солнце было уже высоко, по синеве неба плыли облака, вызывая игру теней на стенах аккуратных домиков. Автомобиль взобрался на холм и остановился у белого строения. Гаррод почувствовал возбуждение, узнав жилище Салы. Глаза скользили по знакомым деталям дома, сада, гаража. - Похоже, все спокойно, - сказал он. - Кто-нибудь дома? - Вряд ли. Бен Сала получил разрешение заниматься своим делом, но у нас есть ключи, и он сказал, что мы можем приходить в любое время. Он чертовски услужлив. - В его положении он должен изо всех сил помогать нам повесить это убийство на Маккалафа. - Вас, очевидно, больше всего интересует гараж? Реммерт достал ключ и отпер ворота. В гараже пахло краской, бензином и пылью. Гаррод обошел помещение, осторожно беря в руки пустые банки, старые журналы и прочий разбросанный в беспорядке хлам и возвращая каждый предмет на место. Он ловил на себе насмешливые взгляды полицейских, но не хотел уходить. - Не вижу масляных пятен на полу, - сказал Реммерт. - Как он поворачивал колеса? - А вот как, - Гарроду помогла память. Он показал на два глянцевитых журнала со следами протекторов и мятыми страницами. - Старый прием - вы наезжаете передними колесами на такой журнал и они легко поворачиваются. - Но это не доказательство. - Для меня - доказательство, - упрямо сказал Гаррод. Реммерт закурил сигарету, Агню - так звали второго полицейского - трубку, и оба детектива вышли на улицу, где дул порывистый ветер. Минут десять они курили, тихо переговариваясь, затем начали поглядывать на часы, показывая, что приближается время второго завтрака. Гаррод тоже думал об этом - они с Джейн условились позавтракать вместе, - он чувствовал: либо он сделает решающее открытие именно сейчас, осматривая гараж с той ясностью восприятия, какую дает только первое знакомство с новым местом, либо вообще не решит этой загадки. Агню выколотил трубку с легким щелкающим звуком и пошел к машине. Реммерт сел на низкую ограду, окружающую сад, и принялся с интересом следить за облаками. Гаррод в последний раз обошел гараж и у стены, примыкавшей к дому, увидел осколок стекла. Он опустился на колени и
в начало наверх
простейшим приемом - проведя пальцем по тыльной стороне осколка - убедился, что стекло простое. Реммерт оставил в покое облака. - Что-нибудь нашли? - Нет. - Гаррод удрученно покачал головой. - Едем? - Конечно. - Реммерт потянул вниз воротный щит, в гараже потемнело. Гаррод шевельнулся, собираясь встать с колен, и глаза его ухватили какое-то изображение в слабом световом круге на сухих некрашеных досках стены. Смутный силуэт крыши, призрачное дерево, раскачиваемое ветром, - все перевернуто. Гаррод посмотрел на противоположную, наружную, стену гаража и увидел яркую белую звезду, сияющую в пяти футах над полом. Он приблизился к стене и заглянул в крохотное отверстие. Тугая струя холодного воздуха ударила в глаз, вызвала слезы, но он успел заметить залитые солнцем холмы и дома, угнездившиеся в квадратах живой изгороди. Гаррод подошел к проему, наклонился под нижней кромкой полуопущенных ворот и поманил Реммерта. - Здесь в стене небольшое отверстие, - сказал он. - Оно идет немного под углом вниз, поэтому, когда ходишь, его не замечаешь. - Какое это имеет?.. - Реммерт наклонился и приложил глаз к отверстию. - Думаете, оно достаточных размеров, чтобы мы могли извлечь из него какую-нибудь пользу? - Конечно! Если Бен Сала действительно ходил по гаражу, внешний наблюдатель увидел бы мигающий луч света, если же вместо живого Салы здесь было только его изображение, записанное в ретардитовых окнах, этот луч не прерывался. Сколько домов отсюда видно? - Э... двенадцать, не меньше. Правда, некоторые очень далеко. - Не имеет значения. Если хотя бы в одном есть пейзажное окно, обращенное в эту сторону, вы сможете завершить следствие еще до ужина. - Носком ботинка Гаррод выбросил найденный осколок на улицу, в неверную игру солнечных пятен. Он уже не сомневался, что ретардитовый свидетель будет найден. Реммерт посмотрел на него и хлопнул по плечу. - У меня в машине бинокль! - Тащите его сюда, - сказал Гаррод. - Я набросаю схему расположения домов, которые нам могут понадобиться. Он вытащил блокнот и снова заглянул в отверстие, но тут же понял, что никакой схемы не потребуется. Холм погрузился в тень от набежавшего облака, и даже без бинокля был виден огромный изумруд прямоугольной формы: это в одном из домов яркой зеленью горело окно, излучая скрытый в нем солнечный свет. 14 В вечернем выпуске последних известий было объявлено, что Бен Сала арестован по подозрению в убийстве сенатора Уэскотта. Гаррод был один в своем номере, выдержанном в оливково-зеленых тонах: Джейн еще не закончила работу у Маннхейма. Почти час он простоял у окна, глядя на улицу с высоты двадцатого этажа, не в силах отогнать мрачные предчувствия. Дело в том, что, вернувшись в гостиницу, он получил давно ожидаемое сообщение от Эстер. В нем говорилось: "Приезжаю в Огасту вечером, буду у тебя к девятнадцати ноль-ноль. Жди. Целую. Эстер". С того момента, как он сообщил ей о своем решении, Гаррод мысленно торопил Эстер с ответом, горячо желая, чтобы последнее их объяснение осталось в прошлом - там ему место, но теперь, совершенно неожиданно, он испугался. Ее последние слова - "Целую. Эстер" - в контексте послания означали, что она не считает их разрыв окончательным и все еще рассматривает Гаррода как свою собственность. Предстояла долгая, мучительная, болезненная процедура. Анализируя свои чувства, он понял, что боится собственной мягкости, почти патологической неспособности причинить боль другому, даже когда это необходимо, даже если обе стороны окажутся в выигрыше от быстрого, решительного удара. Он мог бы вспомнить десятки примеров, но рефлексирующая память подбросила ему самый ранний эпизод - десятилетним мальчишкой бегал он тогда с ватагой таких же ребят в Барлоу, городе его детства. Юный Элбан Гаррод никогда не чувствовал себя в компании легко и отчаянно старался завоевать одобрение вожака - полного, но физически сильного мальчика по имени Рик. Случай представился, когда Элбан возвращался из школы с неким Тревором, которого не любили и потому одним из первых занесли в список для наказания. Тревор имел неосторожность с презрением отозваться о Рике, и, преодолев отвращение к самому себе, Элбан донес об этом вожаку. Рик с благодарностью воспринял информацию и составил план действий. Ватага окружит Тревора в переулке, и Рик огласит обвинительный акт. Если Тревор признает себя виновным, ему всыплют, а если будет все отрицать, то тем самым назовет Рика и Элбана лжецами, за что должно воспоследовать не менее суровое наказание. Все шло прекрасно до последнего момента. После ритуального распарывания ширинки, что неизменно порождало в противнике психологический дискомфорт, Тревора прижали к стене. Рик грозно взял его за ворот. Тревор со страстью утверждал, что никогда не произносил роковых слов. В соответствии со своим туманным кодексом чести Рик на этом этапе еще не мог нанести удара. Он взглянул на Элбана, требуя, чтобы тот подтвердил обвинение. - Ну, говорил он или нет? Элбан посмотрел на презренного Тревора, увидел ужас и мольбу в его глазах и дрогнул. Превозмогая страх, он сказал: - Нет, я ничего не слышал. Рик отпустил пленника, и тот умчался, как заяц. Затем сбитый с толку вожак повернулся к Элбану, и тут его растерянность сменилась презрением и яростью. Он наступал на Гаррода, размахивая кулачищами. Десятилетний Элбан принял наказание почти с облегчением - ведь ему не пришлось совершить насилие над другим. Имея такой опыт прошлого и не располагая поддержкой Джейн, он допускал вероятность - пусть ничтожную, - что Эстер найдет способ заставить его вернуться к ней и снова стать преданным мужем. От этой мысли его бросало в холодный пот. Прижав лоб к оконному стеклу, он смотрел вниз на маленькие разноцветные коробочки автомобилей и еще меньшие крапинки людей. При взгляде сверху, почти под прямым углом, пешеходы теряли индивидуальность, с трудом можно было различить мужчин и женщин. "Не странно ли, - подумал Гаррод, - что каждая такая ползущая точка видит в себе центр мироздания". Чувство подавленности росло. Он побрел в спальню, лег на кровать, не сняв покрывала, и попытался задремать. Но сон не шел. Промаявшись минут двадцать, Гаррод нарушил одно из строжайших своих правил: прямо из спальни вызвал по видеофону Портстон, чтобы узнать, как идут дела. Сначала миссис Вернер дала ему сводку важнейших событий последних дней, потом он связался кое с кем из управляющих, включая Мэнстона, попросившего указаний, как реагировать на последние передачи новостей. Шикерт был в панике из-за новых срочных правительственных заказов на ретардитовый порошок. Потребность в нем растет так быстро, что даже введение в строй нового завода жидких светокрасителей не позволит удовлетворить ее в полной мере. Гаррод успокоил его и в течение часа беседовал с руководителями других отделов. К концу бесед до прибытия Эстер оставалось уже менее часа, и спать уже не хотелось. Он пошел в ванную и, презрев затемнение, принял душ при полном свете. Такой беспечностью, равнодушием к мнимым наблюдателям заразила его Джейн Уэйсон. Сознавая красоту своего тела и гордясь ею, она не желала прятаться под покровом темноты даже в те часы, которые проводила с Гарродом. Мысль о Джейн вызвала прилив желания, смешанного с грустью. Жизнь с Джейн была бы так... Гаррод впал в отчаяние, поняв, что предрекает победу Эстер уже сейчас, когда между ними не было сказано ни слова. "Я выбрал Джейн, - повторял он себе, выходя из ванной. - Я выбрал жизнь". Но чуть позже, когда раздался звонок, он почувствовал, что умирает. Он медленно отворил дверь. На пороге, рядом с сестрой милосердия, стояла Эстер - тщательно одетая, без румян и в больших темных очках - такие надевают, чтобы скрыть дефект глаз. - Элбан? - спросила она мягко. "Она старается держаться, - подумал он с грустью. - Она слепа, поэтому темные очки, но держится молодцом". - Входи, Эстер. - Жестом он пригласил и сестру, но та, видимо, получила инструкции и исчезла в коридоре, изобразив осуждение на розовом антисептическом лице. - Спасибо, Элбан. - Эстер протянула руку, но Гаррод взял ее под локоть и подвел к креслу. Сам он сел напротив. - Хорошо перенесла дорогу? Она кивнула. - Ты был совершенно прав, Элбан. Я могу ездить, несмотря на свои глаза. Пролетела же я тысячу миль, чтобы быть с тобой. - Я... - Значение последних слов не ускользнуло от его внимания. - Удивительно, что ты решилась на это. Эстер в свою очередь не пропустила эту фразу мимо своих ушей. - Разве ты не рад мне? - Конечно же, я рад, что ты снова бываешь на людях. - Я не об этом спрашивала. - Разве? - Не об этом. - Эстер сидела очень прямо, сложив руки на коленях. - Когда ты возненавидел меня, Элбан? - Побойся бога! Почему я должен тебя ненавидеть? - Я задаю себе тот же вопрос. Как видно, я сделала что-то не очень... - Эстер, - сказал он твердо. - Я не питаю к тебе ненависти. - Он посмотрел на ее тонкое, строгое лицо, увидел едва заметные морщины, и сердце его сжалось. - Ты просто не любишь меня, да? Вот он, подумал Гаррод, тот момент, от которого зависит твое будущее. Он открыл рот, чтобы дать утвердительный ответ, столь удобно предлагаемый формой вопроса, но мозг его, казалось, оцепенел. Гаррод встал, подошел к окну и снова поглядел вниз. Безымянные песчинки, считавшие себя людьми, все еще сновали взад-вперед. "Немыслимо, - подумал он, - чтобы наблюдатель на спутнике мог отличить одного человека от другого". - Ответь мне, Элбан. Гаррод сглотнул слюну, тщетно пытаясь ускользнуть, но перед мысленным взором его мелькали картины, совершенно далекие от разговора. Серебряный крестик самолета-опылителя, плывущий по небу. Растерянное лицо Шикерта - завод не справляется с заказами на ретардитовую пыль. Темное поле, свечение... Рука Эстер коснулась его спины. Он и не заметил, как она встала. - Что ж, ты ответил, - сказала она. - Ответил? - Да. - Эстер глубоко и прерывисто вздохнула. - Где она сейчас? - Кто? Эстер засмеялась. - Кто? Твоя любовница, вот кто. Эта... шлюха с серебристой помадой. Гаррод был поражен. Ему показалось, что Эстер сверхъестественным образом заглянула в его мысли. - Откуда ты взяла... - Не считай меня дурой, Элбан. Ты забыл, что носил мои диски, когда приехал сюда? Думаешь, я не видела, как смотрела на тебя эта девица Джона Маннхейма? - Не помню, чтобы она смотрела на меня как-то особенно, - осторожно ответил Гаррод. - Я слепа, - с горечью сказал Эстер, - но ты притворяешься еще более слепым. Гаррод смотрел на жену и снова его мысли уходили в сторону. "Миллер Побджой не упоминал о спутниках. Я сам назвал их в своей версии, а он только слушал и не возражал! Я знал правду с самого начала, она жила во мне, мучила меня, но я боялся взглянуть ей в лицо..." Дверь распахнулась, и на пороге появилась Джейн. - Я только что освободилась, Эл, и... О! - Входи, Джейн, - сказал Гаррод. - Входи и познакомься с моей женой. Эстер, это Джейн Уэйсон, секретарь Джона Маннхейма. Эстер приветливо улыбнулась, но посмотрела намеренно мимо Джейн, подчеркивая свою слепоту. - Входите, Джейн. Мы только что говорили о вас. - Я думаю, вам лучше остаться. Мы как раз пытаемся решить, кто здесь
в начало наверх
лишний. Джейн вошла в комнату. Ее огромные глаза вопросительно смотрели на Гаррода. Он чувствовал, что не выдержит этой сцены. - Говори же, Элбан. Пусть наконец все станет на свои места. Гаррод посмотрел на жену. Ее возраст, усталость бросались в глаза, усугубляясь контрастом с буйной молодостью Джейн. Слепая, она только что пересекла Америку, чтобы увидеть его. Из троих в этой комнате лишь она была калекой, и тем не менее она была здесь главной. Она была сильной. Она была мужественной - но слепой и беспомощной. И она ждала, повернув к нему лицо. Он должен был сделать совсем простую вещь - одним словом, как топором... На мгновение он закрыл глаза, а когда открыл, Джейн шла к двери. Гаррод бросился за ней. - Джейн, - сказал он в отчаянии, - дай мне подумать. Она покачала головой. - Полковник Маннхейм закончил свои дела в Огасте. Я зашла сказать, что улетаю с ним с Мейкон последним рейсом. Он схватил ее за руку, но она вырвалась с неожиданной силой. - Оставь меня, Эл. - Я все улажу! - Да, Эл. Так же, как ты уладил... - Удар двери заглушил конец, но Гаррод знал, что последним словом фразы было слово "спутники". Ноги подгибались, как резиновые. Он вернулся в комнату и сел. Эстер нашла его и положила руки ему на плечи. - Мой бедный любимый Элбан, - прошептала она. Гаррод спрятал лицо в ладони. "Нет никаких спутников, - думал он. - Нет торпед, несущих с орбиты глаза из медленного стекла. Они просто не нужны. Зачем все это, если весь мир засыпают ретардитовой пылью!" Сверхъестественное спокойствие овладело Гарродом, когда он представил себе весь механизм. Разрешающая способность кристаллической структуры ретардита столь велика, что приемлемое изображение можно получить от частицы диаметром всего несколько микрон. При этом каждая крупица остается невидимой для невооруженного глаза. Сотни тонн ретардитовой пыли с различными периодами задержки сброшены на Америку с самолетов-опылителей. Обычно форсунки в таких самолетах сообщают распыляемым частицам электрический потенциал, тогда эти частицы не падают на землю, а притягиваются растениями. Но в данном случае микроскопические глаза из медленного стекла разбрасываются с такой высоты, что они оседают на деревьях, домах, телеграфных столбах, склонах гор, цветах, птицах, насекомых - везде и всюду. Они попадают на шляпу и платье, в тарелку, в стакан... "Отныне, - раздался неслышимый крик в голове Гаррода, - любой человек, любая организация, имея необходимые приборы, сможет узнать ВСЕ обо ВСЕХ! Планета превратится в один гигантский немигающий глаз, видящий все, что движется по ее поверхности. Мы все заключены под серебряный колпак и задыхаемся, как жуки в пробирке энтомолога". Секунда уходила за секундой, он не сознавал ничего, кроме громких ударов крови в висках. "И все это сделал... Я!" Поднявшись, Гаррод принял на плечи немыслимый вес всей планеты. И обнаружил с бесконечной благодарностью, что может его нести. - Эстер, - сказал он спокойно, - ты задала мне важный вопрос. - Да? - Ее голос звучал настороженно, как будто она уже почувствовала, что он переменился. - Мой ответ - нет. Я не люблю тебя, Эстер, и знаю теперь, что никогда не любил. - Не говори глупостей, - сказала она с испуганной резкостью. - Мне жаль, Эстер. Ты спросила, и я ответил. А теперь мне нужно найти Джейн. я пришлю сюда сестру. Размеренным шагом Гаррод вышел из комнаты - не было нужды торопиться - и спустился в номер Джейн этажом ниже. Через открытую дверь он увидел, что она собирает вещи. Склонившаяся над чемоданом фигура излучала невольную, природную чувственность, и Гаррод ощутил медленные и мощные удары сердца. - Ты солгала мне, - сказал он с деланной суровостью. - Сказала, что летишь последним рейсом. Джейн повернулась к нему. На щеках прозрачные ленты слез. - Пожалуйста, отпусти меня, Эл. - Нет, никогда. - Эл, значит, ты... - Да. Я покончил с тем, чего не должен был начинать. Но предстоит покончить еще кое с чем, и мне понадобится твоя помощь. Джейн была с ним, когда он пошел в редакцию и рассказал обо всем. Она была с ним в трудные месяцы, последовавшие за вынужденным запретом производства медленного стекла насмерть перепуганным правительством. Она была с ним и в еще более трудные годы, когда выяснилось, что другие страны продолжали выпускать ретардит и в конце концов засорили им все моря, океаны и самый воздух - до стратосферы. В последующие десятилетия людям приходилось мириться с повсеместным присутствием ретардитового соглядатая, и они научились жить не таясь и не стыдясь, как жили в далеком прошлом, когда знали доподлинно, что от очей бога укрыться негде. Джейн была с ним все это время. И он любил ее, о чем узнал сам по тому, хотя бы, признаку, что никак не мог заметить следов старости на прекрасном ее лице. Ему она казалась лишенной возраста, неизменной, как милый образ, вечно хранимый пластиной медленного стекла.

ВВерх