UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

 Карл-Хайнц ШТЕЙНМЮЛЛЕР
   Анжела ШТЕЙНМЮЛЛЕР

    ОБЛАКА НЕЖНЕЕ, ЧЕМ ДЫХАНЬЕ




Рассвет только начинался, когда я вышел  из  дома.  Холодный  ветерок
приятно освежал кожу, легкие перистые облака тянулись  вдоль  горы.  Я  не
стал долго их разглядывать, ближайшее показалось  мне  вполне  подходящим.
Сглотнув отдающую кофе слюну, я снял с  плеча  почти  невесомые  лыжи.  На
траве кое-где виднелась изморозь. Осторожно стянул с лыж защитную  фольгу,
стараясь  не  касаться   многослойной   скользящей   поверхности   грубыми
перчатками. Не спеша разложил фольгу на сырой земле, поставил на нее лыжи.
Привычным движением ослабил  крепления,  потом  замкнул  их  на  ботинках.
Вытянул кабель из источника питания и  вставил  в  специальные  гнезда  на
лыжах.
Приготовления неизменно были одни и те же. Двенадцать  лет  -  долгий
срок, но воспоминания о Филе не потускнели. В  тот  день  он,  нагруженный
тяжелым оснащением, первым ступил в облака и не вернулся.
Я потянулся к генератору, теперь это плоский компактный прибор, почти
вполовину меньше, чем рюкзак на спине. Проверил  напряжение.  В  тот  день
никто не проверил приборы Фила. Это должен был  сделать  я...  Над  поясом
помещалась крошечная панель управления. Я нажал кнопку, в ответ  раздалось
теплое ровное гудение.
Облако доходило мне теперь до колен. Я  включил  генератор  и  сделал
первый осторожный шаг. Медленно опускал я правую ногу в клубящийся  туман,
пока не раздался легкий резонансный писк и я не ощутил сопротивления.  Еще
один шаг, и вот уже тихо, как во сне, заскользили лыжи  в  облачном  дыму,
появилось уверенное чувство опоры.
Бросив прощальный взгляд на темные очертания дома, в котором  одиноко
живу вот уже больше десяти лет, я перенес центр тяжести вперед и нырнул  в
облака. Взмыл на десять, потом на пятьдесят метров над землей. На  востоке
громоздились знакомые горы, резко выделяясь на фоне занимающейся  утренней
зари. Бледно-розовая полоса на темном небе под серыми  облаками  открывала
путь наступающему дню.
С первых же шагов подъемная сила лыж потянула меня к верхней размытой
границе облаков. Порой клубы облачного дыма достигали пояса,  иногда  даже
били в лицо, но вскоре оказывались внизу, под ногами. Небо светлело,  и  я
все больше замедлял шаг. Не все ли равно, когда я прибуду на место?  Разве
кто-нибудь ждет меня? Я  ведь  по  привычке  поднялся  так  рано  -  чтобы
заполучить немного времени для себя. Для моего, только  моего  заоблачного
мира, чистого, нетронутого, прозрачного, как в самый  первый  наш  день  с
Филом.
Косые  солнечные  лучи  воспламенили  облачную   границу,   остальное
пространство погрузилось  в  тень.  Световой  контраст  породил  странные,
причудливые формы, образы ушедших времен. Ветер  затеял  с  облаками  свою
игру, менял очертания, рвал в клочья, разгонял лохмотья  кучевых  облаков.
Какая-то огромная тень вернула меня в ночь,  потом  снова  вспыхнул  день,
пришлось надвинуть солнцезащитные очки. Куда ни глянь, кругом были облака,
лишь далеко  позади  их  пронизывали  вершины  гор.  Неосязаемый,  нежный,
меняющийся мир, мир белого парящего тумана, прохладных прикосновений,  мир
безмолвия.
"Мы воспарим с  тобой  над  облаками",  -  зазвучал  во  мне  забытый
сентиментальный мотив: меня не отталкивала слащавая банальность текста - я
ведь и в самом деле парил над облаками.  Лыжи  вынесли  меня  на  облачный
холм, с которого  открывался  удивительный  вид:  белые  отвесные  обрывы,
пропасти, громоздящиеся одна над другой башни, водовороты густого  тумана.
Страна никогда не надоедающих воздушных замков, непрерывно  обновляющаяся,
всякий раз первозданная - и смертельно опасная.
Подгоняемый попутным ветром,  я  стремительно  несся  вперед,  огибая
отвесные облачные скалы. Пару раз пришлось преодолеть  глубокие  пропасти,
провалы в нижние сферы, в мир, еще погруженный в рассветные сумерки.
Мускулы мои напряглись, на лбу выступила испарина,  радость  движения
охватила тело. Все выше  и  выше  взбирался  я  по  облакам;  взглянув  на
указатель высоты, я подумал, что сегодня, пожалуй, не обойтись без  маски,
да и  укутаться  придется  тщательно.  Я  притормозил,  окошко  в  облаках
приоткрыло   мир   поверхностной   суеты,   крошечный   и   раздробленный,
нагромождения домишек, лабиринты улиц, словно  в  настольной  игре...  Как
хорошо, что в облачных пространствах не  существовало  строений,  дорог  и
шоссе, как хорошо, что пространство это было неделимо.
Прямо передо мной, в сотне с небольшим метров,  из  облаков  вынырнул
большой ярко-красный предмет.  Я  поднял  бинокль,  чтобы  убедиться:  да,
прибыл лыжный лифт,  привязной  аэростат  бюро  экскурсий.  Прощай,  покой
заоблачных высот, ты исчезаешь, как те далекие дни, когда мы бродили здесь
только вдвоем...
Служащие - стюарды, переводчицы, гиды вышли из лифта и разбрелись  по
окружающему облачному пространству, зеленые, голубые и  ярко-желтые  пятна
их обогреваемых комбинезонов замелькали в белизне, то и  дело  сталкиваясь
друг с другом. Теперь они превращали белизну в  так  называемый  "облачный
сад". Используя аэрозольные баллончики с краской, они  помечали  тропинки,
аккуратно  подравнивали  образующиеся  облачные  грибы,  окрашивая  их   в
ярко-зеленый цвет, словно делали "деревья", - подлинным шедевром  на  фоне
этого заоблачного диснейленда могла показаться обычная реклама  кока-колы.
Ветер донес обрывки музыки, вскоре появятся  и  первые  туристы,  неуклюже
пошатываясь на своих плохо стабилизированных  лыжах:  всюду,  привыкнув  к
этому на земле, они  будут  оставлять,  несмотря  на  строжайшие  запреты,
пустые жестяные банки и пластиковые обертки.
Там, за облаками, там, за облаками... Взвейся в небо - проверь  себя!
Up, up in the sky!..
Все эти рекламные лозунги я знал наизусть,  они  лгали,  и  потому  я
терпеть  их  не  мог.  Не  стоит  обвинять  людей  в  стремлении  покинуть
поверхность земли - еще десять лет назад я наивно верил, что в облаках они
обретут  счастье.  На  деле  же  они  осквернили  воздушное  пространство,
осуществив, как заметила одна из  газет,  "вертикальный  экспорт  культуры
пластиковых деревьев".
Маленькие аэростаты  всех  цветов  радуги  облепили  большой,  в  них
продавались  гамбургеры,  пиво  и  цыплята,  а  еще   надувные   резиновые
облачка-сувениры.
Вот и первые туристы в меховых шубах,  в  хорошо  утепленных  куртках
оливкового цвета вывалились из  лифта,  иные  держались  на  ногах  весьма
неуверенно, их  поддерживали  экскурсоводы,  помогая  освоить  размашистый
лыжный шаг.
Мне не обязательно было подходить к ним, мои кандидаты сами придут ко
мне, они покинут безопасное пространство возле лифта и  устремятся  далеко
вперед, так далеко,  что  никто  из  сотрудников  туристского  сервиса  не
сможет, да и не захочет последовать за ними.
И вновь я увидел перед собой Фила - в тот страшный миг.  В  радостном
возбуждении помахал он мне с вершины облачной гряды и  исчез.  С  тех  пор
официально его считали пропавшим без вести, но  я-то  лучше  знаю,  в  чем
дело. Фил Брент, мой сын, оказался первой жертвой  воздушных  лыж  -  моей
первой жертвой. Глубоко вдохнув холодный воздух, я попытался  освободиться
от воспоминаний, до сих пор причинявших боль.
Выдерживая дистанцию, я не  спеша  обогнул  "облачный  сад"  и  занял
удобную наблюдательную позицию на возвышавшихся над "садом" холмах.  Потом
достал бинокль. Нынче будет много туристов, синоптики предсказали  густые,
плотные облака.
Я внимательно созерцал нараставшую туристскую суету. Обратил внимание
на шестерых одетых в черное людей, скрывавших лица под защитными  масками.
Они отделились от толпы, миновали  уже  самые  дальние  торговые  палатки.
Неужели кандидаты?
Я устремился за ними прямо по размытой солнцем облачной  поверхности,
огибая плотные облачные массивы, дымчатые  горы,  проскакивая  вдоль  стен
сплошного тумана. Порой я терял их из виду, но  затем  обнаруживал,  вновь
поднявшись на очередную облачную возвышенность.
Облачную почву подо мной покрывали  легкие  тени,  затем  она  обрела
равномерный светло-желтый оттенок. Я находился над центром нефтехимической
промышленности - это его выбросы  окрашивали  облака.  Впрочем,  они  лишь
повышали облачную стабильность и ничем особенно не  грозили  до  тех  пор,
пока чрезмерная концентрация  анионов  в  воздухе  не  начинала  разъедать
слоистую лыжную поверхность. Облака здесь располагались выше, и, натягивая
маску на исколотое холодным ветром лицо, я  с  удивлением  обнаружил,  что
нахожусь уже на высоте свыше пяти тысяч  метров.  Восходящие  воздушные  и
тепловые потоки промышленного района оказались сильнее, чем я предполагал.
Я продолжал идти по следам группы лыжников в черном, на  мгновение  у
меня даже мелькнула мысль,  что  это  контрабандисты.  Но  тут  они  резко
изменили направление. Вскоре пришлось подключить мини-компрессор -  легким
уже не хватало разреженного воздуха, и  каждый  удар  пульса  отдавался  в
ушах. Без специального снаряжения я не мог  подняться  выше  десяти  тысяч
метров.  Окажись  мои  кандидаты  охочими   до   приключений   заоблачными
альпинистами, которых снедает жажда рекордов и тщеславный  зуд  преодолеть
пользующуюся дурной славой двенадцатикилометровую отметку, - и я бессилен.
К счастью,  облака  располагались  сегодня  низковато  для  рекордов.
Осторожно вскарабкался я на головокружительную облачную стену, которую они
оставили далеко позади, и понял, что возраст у меня давно  уже  не  тот  и
догнать их я не смогу.
Передо мной расстилалось разреженное пространство барашковых  облаков
- второй, прерывистый и далеко не столь надежный облачный слой над первым,
куда более основательным. Альпинисты в  черном,  даже  в  полевом  бинокле
превратившиеся уже в  маленькие  вертикальные  черточки,  отлично  владели
своим рискованным  и  отважным  искусством  -  они  скользили  по  опасным
облачным кручам, смело миновали шаткие туманные  мостки,  которые  тут  же
обращались в ничто. Ветер рассеивал облака прямо под лыжами, так что порой
им приходилось, пригнувшись, перескакивать на соседние, более плотные. Они
разделились,  пошли  разными  маршрутами,  чтобы  не  перегружать   облака
многократными потоками ионов.
Я стоял вдали, на безопасной облачной гряде, и, не в силах вмешаться,
мог только смотреть: вот крошечное облако  не  выдержало,  идущий  впереди
провалился, потерял опору и полетел вниз.  Другие  тоже  разорвали  нежную
туманную  дымку  -  они  отключили  лыжи.  Свободное  падение   вшестером.
Крошечный рой падающих ничтожных человеческих  жизней.  Я  смотрел  вслед:
образовав подобие круга, они со скоростью сто километров в час врезались в
нижний облачный слой.  Поздно,  лыжи  не  успеют  зацепиться  за  облачную
поверхность. В этот  миг  раскрылись  парашюты,  черные,  как  их  одежда.
Счастливого пути - теперь они наверняка благополучно достигнут земли.
Надо возвращаться. Чтоб не  упустить  время,  я  переключил  лыжи  на
свободный полет. Это был стремительный спуск, я мчался  сквозь  рассеянные
облака, почти не выбирая направления. Холод проникал даже сквозь  защитную
маску. Я налетел на облачную гору, внезапный удар  швырнул  меня  вверх  и
чуть не сбил с ног. Потом пошли разверзаться  пропасти  в  десятки  метров
глубиной. Я с трудом перепрыгивал их, от напряжения  заломило  в  коленях.
Наконец скорость упала, я взглянул на компас:  туристский  балаган  должен
находиться неподалеку. В самом деле, комок розовой  ваты  мазнул  меня  по
лицу. Остаток надписи или  садовой  декорации.  А  вечером  они  расцветят
облака яркими пестрыми прожекторами.
Я поискал удобный наблюдательный пункт и осторожно  присел  на  лыжи.
Вытащил плитку шоколада и без особого удовольствия съел.
Тянувшиеся  облака  медленно  огибали  лифт   и   другие   аэростаты,
обозначилось даже нечто вроде бурунов за кормой. Прежний сад  переместился
уже на несколько километров, слабо мерцающие цветовые  полосы  протянулись
до горизонта. На окраинах  бывшего  сада  удовольствий  рекламные  надписи
превратились в неудобочитаемые иероглифы,  деревья  разрослись  и  приняли
причудливые  формы,  от  них  оторвались  туманные  сгустки,  изображавшие
листья. Нарисованные в облаках лица кинозвезд  уродливо  вытянулись,  алые
губы переместились на подбородок или растянулись кровавой раной  до  ушей,
героев  мультфильмов  глаза,   словно   крупные   слезы,   потекли   вниз.
Приблизившееся к зениту солнце дорисовало свои контуры, обозначило морщины
на рассеивающихся в  пространстве  лицах.  Головы  знаменитого  эстрадного
дуэта срослись  воедино  -  затянувшийся  заоблачный  поцелуй,  породивший
трехглазое чудовище. Изношенные, растекшиеся лица, постаревшие от быстрого
и безжалостного бега времени.
Я взглянул  назад:  там  безостановочно,  как  на  потоке,  работники
туристского сервиса  малевали  все  новые  фигуры  и  картины,  отнимая  у
первозданной облачной страны ее величие, придавая ей  удобный  усредненный
формат.  Экскурсанты  развлекались  под  "заоблачную"  музыку,   выделывая
длинные кривые слалома.
Другие играли в прятки в быстротекущих облачных  пропастях,  пытались
укрыться за становящимися все более прозрачными холмами.  Некоторые  смело
гоняли наперегонки. Оступившись, они падали в  глубокую  нежную  дымку,  а

 
в начало наверх
через полчаса выходили из лифта с новым парашютом за спиной. Парочки отделились от толпы, скрылись за высокими белыми дюнами. Поистине платоническая любовь. Здесь можно было разве что подержаться за руку. И тут я увидел его, моего кандидата. Избегая окружающих, он удалялся от лифта, тревожно оглядываясь. Я вскочил, глубоко вдохнул воздух и, стараясь оставаться незамеченным, кинулся за ним. Он не спешил, выбирая для начала безопасное и в то же время достаточно опасное удаление от лифта, от оживленного "сада". Оставшись один среди белой пустыни, он потянулся к плечам, отстегнул ремни и усталым небрежным движением вбросил парашют вниз. Мне был хорошо знаком этот жест, он означал: хочу, чтоб ничего больше не связывало меня с душной земной повседневностью, хочу быть свободным и не хочу возвращаться. Как легко бежал он теперь - словно парашют был непомерно тяжкой ношей, - как упруго пружинил ногами, с каким наслаждением выписывал элегантные кривые. К счастью, он пока не слишком рисковал, безумная, отчаянная смелость конца еще не настигла его. И все-таки медленно, неизбежно он поддавался дурману. Ветер доносил до меня обрывки песни, которую он распевал. Еще можно было догнать его и вернуть. О, эта мелодия! Воспоминания поднялись в душе. Сколько раз пели мы ее вместе во время наших заоблачных странствий! Радость и боль слились в моем крике. - Фил! - крикнул я. - Вернись, Фил! Это я! Фил! Легкие мои горели от напряжения. Но разреженный воздух гасил крик. Я бросился вперед изо всех сил. - Фил! Фил! Он заметил меня. Мгновение, и он словно полетел, убегая. Быстро, слишком быстро, чтоб я смог его нагнать. Он бежал к морю - возможно, это входило в его намерения. Задыхаясь, я пытался поспеть за ним. Видел, как он становился все меньше, теряясь в облачных холмах. Я летел на последнем дыхании, меня поддерживало отчаяние. Он не должен погибнуть у меня на глазах второй раз. Стена тумана сомкнулась за ним, он исчез в одном из облаков, я потерял его из виду. Пустота. Холодная судорога сковала меня, я с трудом удержал равновесие. Итак, он ушел от меня, разбился о землю. Мне довелось видеть этих разбившихся кандидатов, дошедших до конца. Мороз пробрал меня до костей, в горле застрял комок. Мускулы сотрясала дрожь. Белое безмолвие вокруг казалось глухим и враждебным. Издевательски равнодушно светило солнце, прозрачный невесомый туман вызывал ужас, лицо мое вздрагивало от прикосновения холодных облачных языков. Я мечтал, чтоб это оказался Фил, и мне было страшно, что это он. Я едва не уступил отчаянному желанию самому броситься в белую пропасть, чтобы навсегда покончить с этим кошмаром. Сначала убедись окончательно, подсказал мне разум, и я покорно взобрался на ближайший высокий барашковый холм. Приложил к глазам бинокль и огляделся. Передо мной расстилались белоснежные облачные скопления, темные вершины чередовались с отлогими склонами, пропасти, скалистые гребни сменялись пологими впадинами и мягкими холмами, а высоко надо мной тянулись легкие, почти невесомые слоистые облака. И как только слегка рассеялся туман, я обнаружил вдалеке черную точку, медленно двигавшуюся навстречу гонимым ветром облакам. Такое чувство, будто это сам я только что был на волосок от смерти. Я устремился за ним, подгоняемый страхом прийти слишком поздно и отчаянной надеждой все-таки догнать. Я забыл обо всем, забыл о времени и пространстве, о пульсирующей боли в мускулах, обжигающем воздухе, даже об облаках, по которым летел. Стены тумана вздымались передо мной, горы громоздились на пути, пропасти разверзались прямо под ногами, рушились над головой туннели. Наконец я снова увидел его, по-прежнему далеко впереди. В тот же миг я нырнул в мерцающий лабиринт, чтобы он не заметил меня. Это настигает тебя внезапно, не успеешь подготовиться. Звук накатывает одновременно с ударной волной. Волна захватила меня врасплох, сбила с ног, завертела с ураганной силой в светлой облачной дымке. Я успел раскрыть рот, чтоб не лопнули перепонки, и тут же тонкий, пронзительный звук накрыл меня, потом стал стихать и наконец сошел на нет. Барахтаясь вниз головой, я попытался с помощью рук восстановить равновесие, начал подгребать ногами, но падал, падал, падал. Мощный воздушный поток надул мой комбинезон и на мгновение швырнул вверх. Я круто развернулся, стремясь использовать последний шанс, резко увеличил напряжение, так что наэлектризованная облачная дымка засветилась голубоватым отблеском, а от лыж стали отскакивать искры. И тут вихревые потоки ионов подхватили меня, замедлили падение, потом застопорили совсем, меня потянуло вверх, я смог переключиться на нормальную мощность. Итак, я более или менее благополучно разминулся с пролетавшим реактивным самолетом. А Фил? Облачный покров ничуть не изменился, его лишь прорезала узкая и прямая, словно стрела, полоса. Из-за атмосферного электрического разряда компас вышел из строя, кое-как я сориентировался по солнцу, зная, что лыжный лифт с туристским балаганом лежит далеко в стороне от самолетных трасс. Впрочем, военный летчик мог не слишком точно придерживаться курса. Где Фил? Я достал бинокль и принялся обшаривать пространство. По моим расчетам, он должен был находиться в стороне от траектории истребителя. И пока рано было ставить на нем крест... Над волнующейся, изрытой широкими трещинами облачной равниной ползли клочья тумана, то и дело закрывая мне видимость. Ватная громада барашкового облака вознеслась на головокружительную высоту. Ветер отрывал от нее белые комочки и медленно относил в сторону, обращая постепенно в ничто. А на вершине этой облачной громады двигалась крошечная фигурка. Окуляры бинокля запотели от дыхания. Я убрал его и рванул с места. Расстояние оказалось больше, чем я оценил поначалу. И, о ужас, он обернулся, глянул вниз и заметил меня. Инстинктивно, несмотря на крутизну горы, на обжигающий свист ветра, я затаил дыхание, боясь кашлянуть. Теперь лишь несколько метров отделяли меня от вершины. Это оказался не Фил. Да и не могло такого быть... Фил погиб двенадцать лет назад. Горечь перехватила дыхание. Сколько бы я его ни искал, сколько бы ни ждал, мне не встретить Фила вновь в облаках. Неужели я этого никогда не пойму?.. Я остановился, помедлил, пытаясь восстановить дыхание. Все равно, кем бы ни был этот человек без парашюта, во имя памяти Фила я должен его спасти. Он медленно обернулся. Увидев меня, крикнул: - Стой! Еще шаг, и я прыгну! Я взглянул ему в лицо: несмотря на все перегрузки, несмотря на холод и затрудненное дыхание, оно выражало восторг, почти что упоение. Одним хочется в последний раз перед смертью поговорить с живым человеком, других появление посторонних раздражает, лишь ускоряя развязку. Я пока затруднялся определить, к какому типу относится мой кандидат. - Вы не имеете права преследовать меня, лишать свободы передвижения! - крикнул он. Я мог бы на это ответить, что у меня больше прав, чем у любого другого, что без меня он никогда не вкусил бы этой свободы. Однако я молчал, присев на лыжи, старался успокоить прыгавшее в груди сердце и ждал, что он скажет еще. - Думаете, я позволю стащить себя на землю? Только в облаках я счастлив, только здесь принадлежу себе. Я не собираюсь спускаться в эту преисподнюю денег и насилия. Я молчал. - Внизу меня ждут обвинительное заключение и тюрьма. Он с вызовом глянул на меня, я лишь ободряюще кивнул. - Только здесь настоящая жизнь... Нет, я не переживу еще одного возвращения на землю. Там одна забота - как добыть деньги еще на один лифт. В свое время психологи это предсказывали - облакомания. Эти люди губили себя, лишь бы вновь парить в облаках, они не хотели работать, воровали - лишь бы оплатить лифт и снаряжение. Я должен был такое предвидеть. - Разве может быть что-то прекраснее? Быть рядом с солнцем, вдали от людей, в безграничном и чистом мире! Где еще ты действительно живешь... Он восторженно огляделся. Я использовал этот миг и незаметно поднялся, лыжи мои тихо заскользили в его сторону. Вдруг он прыгнул вперед, единым махом перенесся на отделившееся от горы облачко, опасно затрепетавшее у него под ногами. - Здесь я хозяин! Облака повинуются мне. Он сделал резкое движение, и облачко под ним съежилось. - Никто не удержит меня, никто! Я свободен, свободен! Остатки облачка рассеялись в воздухе, лыжи потеряли опору, и он полетел вниз. Не раздумывая, я прыгнул. Раскинув руки, развернулся и поплыл в ледяном воздушном потоке. Маневрируя среди крошечных облаков, я приближался к нему. Выбросил вперед правую руку, ухватился, теперь ему не уйти. Тихо защелкнулся крюк у него на поясе. Он не оказывал сопротивления, лишь ухмылялся, будто снова меня перехитрил. Еще в облаках я дернул парашют, он с шумом раскрылся, замедлил наше падение. Спасены! - А вы знаете, где мы находимся? - крикнул он, торжествуя. - В море, далеко-далеко в море! Молча я разомкнул крепления; удерживаемые перлоновым шнуром лыжи проплыли над головой. Разве я не знал этого с самого начала? Одна из моих вылазок должна оказаться последней. Не раскроется вдруг парашют, попаду в ядовитое облако, на линию высокого напряжения, столкнусь с самолетом... Но только не в море! Еще минуты, а может, и часы ожесточенно бороться с волнами, уже погибая, все еще надеяться на какое-нибудь судно - нет, мы ведь должны быть совсем близко от берега, там заметят парашют, вышлют лодку... Так, судя по всему, было и с Филом, только никто не увидел тогда его падения, и ни одна лодка не подобрала его... Облака под нами рассеялись, и я увидел землю. Сильный западный ветер отнес нас в сторону суши, всюду, куда доставал глаз, вздымались фабрики, жилые дома, очистные сооружения, между ними - каналы и крошечные скверы с яркими пластиковыми деревьями. Автострады в двадцать рядов тянулись до горизонта во все стороны света, в южной стороне полыхала свалка. Ничего удивительного, что каждый, кто мог себе это позволить, бежал в облака. Пустынный футбольный стадион летел на нас, увеличиваясь в размерах, я дернул трос, и воздушный поток вынес нас прямо на поле. Я обнял спасенного, мы приземлились. Оттого, что я не очень удачно спружинил ногами, мы повалились друг на друга, покатились по траве. Он поднялся на ноги первым, отцепил крюк. Потом наклонился ко мне и произнес: - Думаете, что сможете помешать мне и завтра? Повернулся и, неуклюже ступая, пошел прочь. Я с трудом поднялся. На левую ногу было не наступить. Сложив лыжи, я захромал к парашюту и принялся складывать его. Это ведь я изобрел твои лыжи, хотелось крикнуть вослед, но от боли я не смог бы и рта раскрыть. Однако мысленно я услышал его ответ: "Ну и что? Думаете, это дает вам право вмешиваться в дела других?" И разве он не прав, разве мог я указывать людям, как им использовать лыжи? Слюна была горькой на вкус, и я сплюнул. Завтра снова в облака. И так каждый день. Нет, вернуть свое изобретение я не в силах, так же как не в силах вернуть жизнь Филу и всем остальным, кого не сумел спасти. Но пока можно сберечь хоть одну жизнь, я не сброшу своего парашюта.

ВВерх