UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Кордвейнер СМИТ

    БАЛЛАДА О ПОТЕРЯННОЙ К'МЕЛЬ




Она была гейшей, они - настоящими людьми,  повелителями  и  творцами,
она играла против них и выиграла. Такого не случалось в  прошлом,  это  не
повторится в будущем, но победа  осталась  за  ней.  Обладая  человеческой
внешностью, она не принадлежала к человеческому роду. "К" перед ее  именем
означало "кошка". Ее отцом был К'макинтош, ее звали К'мель, и  она  обвела
вокруг пальца сразу всех всемогущих Повелителей Содействия.
Это случилось в Террапорту - самом большом здании и  самом  маленьком
городе мира, взметнувшемся на двадцать пять миль ввысь на восточном берегу
Маленького моря Земли.
Офис Джестокоста располагался над четвертым клапаном.



 1

В отличие от большинства  Повелителей  Содействия,  Джестокост  любил
утреннее солнце, и апартаменты его полностью устраивали. Девяносто  метров
в длину, двадцать - в высоту и двадцать - в ширину,  не  считая  подсобных
помещений. Прямо под  ними  находился  четвертый  клапан,  площадью  около
тысячи гектаров. Формой своей он напоминал спираль или гигантскую  улитку.
Огромное  жилище  Джестокоста  когда-то   служило   одним   из   множества
резервуаров для сбрасывания  раскаленных  газов  при  посадке  космических
кораблей -  резервуаров,  устроенных  на  ободке  Террапорта  -  огромного
бокала, поднимающегося из магмы в стратосферу.
Террапорт был  построен  во  время  величайшего  технического  взлета
человечества. Космические корабли на  ядерной  тяге  существовали  еще  во
времена Древних войн. Но чтобы доставить груз на орбиту, где  швартовались
межпланетные ионные транспорты, или  чтобы  собрать  межзвездный  фотонный
парусник, люди использовали маленькие ракеты на химической тяге.
Впоследствии  техники  Содействия  разработали  и  построили  большой
грузовой корабль, позволявший поднимать на орбиту миллионы  тонн.  Он  был
всем хорош, но при посадке  разрушал  все,  чего  ни  касался.  Даймони  -
потомки землян, появившиеся  откуда-то  с  дальних  звезд,  помогли  людям
построить   космопорт   из   огнеупорного,   водоупорного,   времяупорного
материала. Потом даймони ушли и больше не возвращались.
Джестокост часто рассматривал свои комнаты и гадал,  как  это  должно
было выглядеть: добела раскаленный газ со звуком, заглушенным  до  шепота,
врывается через клапан в его дом и шестьдесят три других таких же дома.  В
настоящее время его офис был отделен от клапана толстой деревянной плитой.
Сам клапан превратился в  огромную  пещеру,  в  которой  обитали  птицы  и
какие-то странные существа. Он уже давно не работал. Корабли,  ходившие  в
двухмерном пространстве, по традиции садились в  Террапорту,  но,  конечно
без шума и столбов раскаленного газа.
Джестокост посмотрел на высокие облака далеко внизу и пробормотал:
- Хороший день. Приятный воздух. Никаких неприятностей. Так что  пора
бы и позавтракать.
Он  часто  разговаривал  сам  с  собой.  Он  вообще   был   несколько
эксцентричен. У него - члена Высшего  Совета  Человечества  -  было  много
разнообразных проблем, но ни одна из них не затрагивала его лично. Над его
кроватью висел Рембрандт - единственный в  мире,  а  сам  Джестокост  был,
наверное, единственным человеком в  мире,  способным  оценить  Рембрандта.
Гобелены забытой Империи украшали стены его  жилища.  Каждое  утро  солнце
играло ему симфонии, оживляя выцветшие краски.  Он  мог  представить  себе
невозможное: что древние ссоры, убийства и сильные чувства возвратились на
Землю. У него был Шекспир, Колгров и две страницы  из  Книги  Экклезиаста,
хранившиеся в сейфе рядом с кроватью. Только сорок два  человека  во  всей
Вселенной могли читать по-английски, он был одним из них. Он пил  вино  со
своих собственных виноградников на  Закатном  берегу.  Короче  говоря,  он
создал себе прекрасный, комфортабельный мир, отвечавший его  потребностям,
и потому мог всецело посвятить себя государственной деятельности.
Проснувшись этим утром, он, конечно, не знал, что в  него  безнадежно
влюбится прекрасная девушка; что после стольких лет работы в правительстве
он обнаружит неизвестное ему до сих пор правительство Земли - почти  такое
же древнее и могучее, как и первое; что он с радостью вступит  в  заговор,
не понимая и половины его целей. Судьба пока еще  проявляла  милосердие  к
нему. Единственный вопрос, мучивший Повелителя в то утро: пить или не пить
за завтраком белое вино. В тот день  на  завтрак  были  яйца.  Редкость  и
деликатес. Джестокост не злоупотреблял ими, но и не хотел совсем забыть их
вкус. Он кружил по комнате, в  раздумье  бормоча  себе  под  нос:  "Белого
вина?". К'мель уже входила в его жизнь, но он еще  не  знал  об  этом,  ей
предстояла победа - этого еще не знала она сама.
С  того  момента  как   Возрождение   Человека   вернуло   на   Землю
правительства, деньги, разные языки, болезни и несчастные случаи, особенно
остро встала проблема  квазилюдей  -  обладавших  человеческой  внешностью
отдаленных потомков земных животных. Они умели говорить,  читать,  писать,
петь, работать и любить, но закон называл их "гомункулами" и приравнивал к
животным и роботам. Настоящих людей с других планет называли гоминидами.
Большая часть квазилюдей принимала  свое  полурабское  положение  как
нечто  естественное.  Некоторые  из  них  приобрели   славу:   К'макинтош,
например, поставил  вселенский  рекорд  по  прыжкам  в  длину  при  земном
тяготении - пятьдесят метров. Его дочь К'мель была гейшей  и  зарабатывала
себе на жизнь, принимая людей и гоминидов  с  других  планет,  помогая  им
почувствовать  себя  на  Земле,  как  дома.  Работа  в   Террапорту   была
привилегией, но сам труд был очень тяжел, и платили за него немного.  Люди
и гоминиды так долго  жили  в  изобилии,  что  давно  забыли,  что  значит
бедность. Но квазилюди жили по экономическим законам  Древнего  мира.  Они
должны были платить за жилье, еду, одежду, за образование своих  детей.  В
случае банкротства они попадали в приюты,  где  их  безболезненно  убивали
газом.
Люди Земли еще не были готовы признать очеловеченных земных  животных
равными себе.
Именно из-за этого Джестокост находился  в  оппозиции.  Он  мало  что
любил, не знал ни страха, ни честолюбия, работа  была  его  призванием,  а
политика - страстью. В течение двухсот лет он, уверенный в своей  правоте,
оставался в меньшинстве, и это только усилило его желание добиться своего.
Повелитель был одним из тех немногих настоящих людей,  кто  признавал
права квазилюдей. Он считал, что человечество не исправит древнее  зло  до
тех пор, пока квазилюди не станут политической  силой.  Им  нужны  оружие,
деньги, информация и, прежде всего, организация - тогда они смогут бросить
вызов людям. Джестокост не боялся революции, он жаждал справедливости, это
заслоняло все остальные соображения.
Когда  до  Повелителей  Содействия  дошел  слух  о   заговоре   среди
квазилюдей, они поручили это дело полиции и забыли о нем.
Джестокост поступил иначе. Он создал свою полицию, пытаясь установить
контакты с теми, кто, убедившись, что он стремится к доброй  цели,  свяжет
его впоследствии с руководителями заговора квазилюдей.
Если эти  руководители  существовали,  они  были  умны.  Кто  бы  мог
подумать, что гейша К'мель  руководит  сетью  заговорщиков  в  Террапорту?
Заговорщики были очень осторожны. Телепатические мониторы - люди и  роботы
- держали под наблюдением любое скопление квазилюдей. Но  даже  компьютеры
не  могли  заметить  ничего  существенного,  кроме  вспышек   беспричинной
радости.
Смерть   отца   К'мель,   знаменитого   атлета-квазичеловека,    дала
Джестокосту ключ.
Он сам пошел на похороны. Тело умершего  в  ледяной  оболочке  должны
были положить в ракету и отправить в космос. В  толпе,  провожающей  гроб,
смешались скорбящие и любопытствующие. Спорт объединяет  все  миры,  расы,
виды... Сюда пришли и гоминиды - настоящие  люди,  выглядевшие  странно  и
страшно; их тела, приспособленные к жизни в чужих мирах,  сохранили  очень
мало человеческого.
Квазилюди, животные по крови, гомункулы, тоже пришли сюда  -  большей
частью в простой рабочей одежде. Они выглядели куда более "человеческими",
чем гоминиды. У них были человеческие лица и человеческая речь. Те из них,
кому не хватало способностей или трудолюбия для окончания начальной школы,
гибли. Джестокост оглядел толпу, бормоча про  себя:  "Мы  поставили  их  в
максимально тяжелые условия и тем самым дали им лучший стимул к  развитию.
И мы, дурачье, еще надеемся, что они не обгонят  нас".  Настоящие  люди  в
толпе явно не разделяли его мнения Они бесцеремонно раздвигали квазилюдей,
заставляя их уступать себе дорогу, и люди-медведи,  люди-быки,  люди-кошки
немедленно подчинялись, шепча извинения.
К'мель шла за ледяным гробом своего отца.
Джестокост не просто следил за ней (а на нее было приятно  смотреть),
он сделал вещь,  считавшуюся  недостойной  среди  обыкновенных  людей,  но
позволительной для Повелителя Содействия: он "просветил" ее мозг.
И нашел то, чего не ожидал.
Когда гроб ушел к  звездам,  она  всхлипнула:  "О'тели-кели,  помоги!
Помоги мне!"
Джестокост уловил лишь отзвук имени, но это было уже кое-что.
Он  не  был  бы  настоящим  Повелителем  Содействия,  не  обладай  он
дерзостью. Повелитель мыслил быстро,  хотя  порой  поверхностно.  Интуиция
заменяла ему логику. Он решил навязать К'мель свое расположение.
По  дороге  с  похорон  он  смешался  с  толпой  ее  друзей,  мрачных
квазилюдей,   пытавшихся   защитить   К'мель   от   бестактных,   хотя   и
доброжелательных болельщиков.
Она узнала его и встретила с должным почтением.
- Повелитель, я преисполнена благодарности. Вы знали моего отца?
Он скорбно кивнул  и  произнес  несколько  звучных  слов  утешения  и
печали. Это вызвало одобрительный шепот среди собравшихся.
Одновременно его расслабленно висящая  левая  рука  повторяла  сигнал
тревоги, применяемый у сотрудников Террапорта - большой палец  постукивает
по среднему - не привлекая внимания инопланетных гостей.
К'мель была так расстроена, что едва  все  не  испортила.  Ибо  прямо
посреди его скорбной речи четко и ясно спросила:
- Вы имеете в виду меня?
Джестокост без запинки продолжил свои соболезнования:
- Я надеюсь, что ты,  К'мель,  будешь  достойной  наследницей  своего
отца. К тебе обращаются наши глаза в час общей скорби. О  ком,  как  не  о
тебе, мог думать я, когда говорил, что К'макинтош никогда ничего не  делал
наполовину и умер молодым из-за того что стремился совершить  невозможное.
До свидания, К'мель, я возвращаюсь к себе.
Она появилась у него уже через сорок минут.



 2

Он внимательно смотрел на нее, изучая ее лицо.
- Это важный день в твоей жизни.
- Да, Повелитель.
- Я не имею в виду смерть и похороны твоего отца. Я говорю о будущем.
Нашем общем будущем.
Ее глаза расширились. Она не  думала,  что  он  _т_а_к_о_й_.  Он  был
важной  персоной,  беспрепятственно  разгуливал  по   Террапорту,   иногда
встречал особо важных гостей. Она тоже входила в команду встречающих.  Она
успокаивала обиженных или разочарованных гостей  гасила  ссоры.  У  К'мель
была почетная профессия. Никто не считал ее проституткой,  невинный  флирт
входил в ее профессиональные обязанности. Джестокост вовсе не выглядел как
человек, предлагающий что-то... личное. "Но, - подумала она, - с мужчинами
никогда ничего нельзя знать наверняка".
- Ты хорошо знаешь мужчин. - Он передавал ей инициативу.
- Да, Повелитель, наверное. Лицо ее выглядело странно. Она попыталась
изобразить улыбку номер  три  (максимально  завлекательную),  усвоенную  в
школе гейш. Поняла,  что  ошибается,  исправилась.  Она  чувствовала,  что
происходит нечто важное.
- Посмотри на меня, - сказал он. - Проверь,  можешь  ли  ты  доверять
мне. Я собираюсь взять обе наши жизни в свои руки.
Она подняла глаза. Что, какое дело может  связать  его  -  Повелителя
Содействия с квазичеловеком? У них нет ничего общего. И не будет.  Но  она
не отвела взгляд.
- Я хочу помочь квазилюдям.
Она моргнула от неожиданности. Это был грубый подход. За  ним  обычно
следовали еще более грубые предложения. Но его  лицо  было  серьезно.  Она
ждала.

 
в начало наверх
- У твоего народа нет политических прав. Нет даже права первым заговорить с человеком. Я не совершу предательства по отношению к своей расе, покончив с вашим бесправием. Если вы добьетесь справедливости, это пойдет на благо обеих сторон. К'мель смотрела в пол. Ее рыжие волосы были мягкими, как шерсть персидской кошки. Казалось, что огонь стекает по ее фигуре. Когда она, оторвав взгляд от пола, посмотрела прямо на него своими ярко-зелеными как у кошек древности глазами, в которых отражался солнечный свет, ему показалось, что его отбросило взрывной волной. - Чего вы хотите от меня? Он ответил ей таким же жестким взглядом. - Посмотри на меня. Посмотри мне в лицо. Ты ведь понимаешь, что я не хочу от тебя ничего, хм... личного? Она была ошеломлена. - Но чего же еще вы можете хотеть от меня? Я гейша. Я совсем необразованная и значу очень мало. Вы знаете куда больше, чем я когда-либо смогу узнать. - Возможно, - согласился он. Он говорил с ней не как с гейшей, а как с личностью, и ей было неловко. - Кто руководит вами? - Мистер Тидринкер, сэр. Он заведует бюро услуг. Она осторожно наблюдала за Джестокостом - казалось, он не лгал. Он был слегка рассержен: - Мистер Тидринкер мой подчиненный. Кто руководит вами там, среди квазилюдей? - Мой отец, но он умер. - Простите, - в ходе разговора Повелитель перешел на "вы". - Я не хотел причинить вам боль. Садитесь, пожалуйста. Она устало опустилась в кресло с видом невинного сладострастия, которое могло бы свести с ума обычного мужчину. Она была в одеянии гейши, модном и с первого взгляда вполне скромном. Но, в соответствии с ее профессией, одежда неожиданно и провокационно распахивалась, когда она садилась, открывая ровно столько, чтобы привлечь внимание мужчины, не шокируя его бесстыдством. - Я попросил бы вас чуть-чуть поправить одежду, - бесстрастно сказал Джестокост. - Я мужчина, хотя и государственный деятель. Наш разговор очень важен. Я понимаю, что вы мне не доверяете... К`мель была слегка напугана его тоном. Ей бы не хотелось сердить его. Она пошла в этом платье на похороны, потому что у нее просто не было другого. Он прочел все это на ее лице и безжалостно продолжил: - Юная леди, я спросил, кто руководит вами. Вы назвали вашего хозяина, потом вашего отца. А я хочу знать совсем другое. Она молчала. "Значит, - сказал себе Джестокост, - я должен открыть карты". Он собрался с духом - его слова должны были войти в ее мозг, как нож. - Кто, - медленно и холодно произнес он. - Кто такой этот О-телликелли??? Лицо девушки и раньше было бледным от усталости и горя. Теперь оно стало совсем белым. Ее глаза горели, как два костра. "Нет, девочка, - подумал Джестокост, - не тебе гипнотизировать меня", - но сразу пошатнулся. Ее глаза - два холодных огня. Комната закружилась вокруг него. Девушка исчезла, на ее месте остался только холодный огонь. В огне стоял человек. У него были крылья, но были также и руки. Лицо - чистое и холодное, как мрамор древних статуй. Опаловые переливающиеся глаза. - Я О'теликели. Вы поверите в меня. Вы можете говорить с моей дочерью К'мель, - он исчез. Джестокост снова увидел девушку. Она сидела на прежнем месте, в кресле, слепо уставившись на него. Он хотел было пошутить над ее гипнотическим даром, но заметил, что она погрузилась в транс. Одежда К'мель снова пришла в прежний тщательно спланированный беспорядок, но теперь девушка была похожа не на флиртующую женщину, а на спящего ребенка. - Кто ты? - спросил он, проверяя, насколько глубок транс. - Я тот, чье имя не произносят вслух, - ответила девушка резким шепотом. - Я тот, в чью тайну ты проник. Я запечатлел свое имя и облик в твоем мозгу. Джестокост не спорил с привидением. Он уже решился: - Если я открою свой мозг, сможешь ли ты читать в нем? Хватит ли у тебя сил? - С избытком, - прозвучал ответ. К'мель подошла и положила руки ему на плечи, заглянула в глаза. Сильный телепат, он не был готов встретить тот страшный поток мысленной энергии, который лился от нее. Он чуть не захлебнулся. - Смотри в меня, - приказал он, - ищи информацию только о квазилюдях. - Хорошо, - ответил тот, кто управлял К'мель. - Ты видишь, каковы мои намерения? Джестокост слышал тяжелое дыхание девушки. Он старался сохранять спокойствие, чтобы видеть, что читает гость. "Такая сила, такой интеллект существует на Земле, и мы, Повелители, ничего о нем не знали!", - пронеслось у него в мозгу. Девушка сухо рассмеялась. Повелитель мысленно произнес: "Извини, продолжай". "Этот твой план, - вопросил чужой разум, - можно узнать о нем подробнее?" "Это все, что есть". "Вы хотите, чтобы я думал за вас. Можете ли вы дать мне ключи от Колокола и Банка - все, что связано с уничтожением квазилюдей?" "Вы сможете получить выход на эту информацию, как только я сам получу ее. Но не возможность контролировать Колокол." "Справедливо, - ответил гость. - Что вы хотите взамен?" "Вы будете поддерживать мой политический курс. Когда дело дойдет до переговоров, вы, если сможете, удержите квазилюдей от опрометчивых действий. Вы поможете мне добиться, чтобы переговоры были честными. Но я не знаю, как добыть информационные ключи. У меня уйдет год на то, чтобы вычислить их самому". "Пусть девушка поглядит хоть однажды... я буду с ней. Идет?" "Да" - мысленно согласился Джестокост. "Кончаем?" - спросил гость. "Как я смогу связаться с вами?" "Как сейчас. Через девушку. И... не произносите вслух мое имя. Не думайте о нем, если можете. Конец?" "Конец". Девушка, которая все еще держала его за плечи, наклонилась и поцеловала его. Ее губы были упругими и теплыми. Повелитель никогда не прикасался к квазилюдям, ему в голову не приходило, что он может целоваться с кем-то из них. Это было приятно, но он оторвал ее руки от своей шеи, встал, с трудом удерживая ее на ногах. - Папа, - счастливо вздохнула она. Вдруг девушка застыла, взглянув ему в лицо и бросилась к двери. - Джестокост! - крикнула она. - Повелитель Джестокост, что я здесь делаю?! - Ты уже сделала все, что надо, девочка. Ты можешь уйти. Она качнулась назад в комнату. - Мне плохо, - и тут ее вырвало на пол. Джестокост вызвал робота-уборщика и приказал подать кофе. Она расслабилась, и около часа они проговорили о квазилюдях. К моменту ее ухода у них созрел план. Они не упоминали О'теликели. Объяснялись полунамеками. Если их даже слушали, то вряд ли нашли в их разговоре что-либо предосудительное. Когда К'мель ушла, Джестокост выглянул в окно. Он увидел облака внизу и понял, что на Землю опустились сумерки. Он собирался помочь квазилюдям и столкнулся с силой, о которой и не подозревал. Он был прав с самого начала. Еще более прав, чем думал. Теперь нужно было сделать дело. И прекрасная К'мель в качестве партнера! Интересно, был ли в истории миров более странный дипломат? 3 Менее чем за неделю были отработаны все подробности. Они получат сведения во время заседания Совета Повелителей - мозгового центра Содействия. Риск велик, но если работать с самим Колоколом, операция займет считанные минуты. Все это захватило Джестокоста. Он не знал, что К'мель следит за ним. Обе К'мель. Верный товарищ, отчаянная конспираторша, целиком преданная делу, за которое они боролись. И женщина... К'мель была более женственна, чем любая из дочерей Евы. Она знала цену своей тренированной улыбке, своей рыжей шевелюре, своей гибкой юной фигурке с твердой грудью и крутыми бедрами. Люди не могли скрыть от нее свои секреты. Мужчины мучились в ее присутствии чрезмерными желаниями, женщины - неприкрытой ревностью. К'мель хорошо знала людей, потому что не была человеком. Она училась, имитируя, а имитация подразумевает осмысление. Любая мелочь, детали, о которой обычная женщина почти не вспоминает, становилась для К'мель предметом пристального, тщательного изучения. Она была девушкой по профессии, люди ассимилировали ее народ, но по природе своей она осталась любопытной кошкой. Она все больше влюблялась в Джестокоста и знала это. Она не представляла себе, что ее страсть станет предметом искаженных слухов, распространившихся среди людей, слухи превратятся в легенду, а легенда облечется в стихи. Баллада, которая станет шлягером через много лет, начиналась так: Уж давно легендой стало - то, что сделала она. Свой народ она спасала - вот что делала она. Но влюбилась в гоминида - слишком смелая она. Ведь она другого вида - что ж наделала она? Но это будут распевать в будущем, которого она еще не знала. Она знала только прошлое. Она помнила принца-инопланетянина, его голову на своих коленях. Он говорил ей: - Это смешно, К'мель, ты ведь даже не личность, но ты самое разумное существо из всех, кого я встречал здесь. Знаешь, во сколько обошлась моей планете эта поездка? И чего я добился? Ничего, ничего и ничего. Но, если бы ты правила Землей, я бы, на наверно, получил то, что нужно моему народу. Это принесло бы пользу и Земле тоже. Дом Человечества - они зовут ее так! Дом, дьявольщина! Единственный обладатель мозгов в Доме Человечества - кошка! Он провел рукой по ее лодыжке, она не отодвинулась. Это было в обычаях гостеприимства, а у нее были свои приемы, не позволявшие гостю заходить слишком далеко. Люди Земли следили за ней. С их точки зрения она была одним из удобств, предназначенных для инопланетных гостей. Чем-то вроде мягких кресел в залах ожидания или фонтанчиков с кислотной питьевой водой для тех, кто не мог пить щелочную воду Земли. Ей не положено было испытывать чувства или вмешиваться в дела гостей. Если бы по ее вине хоть что-нибудь случилось, наказание было бы страшным. Скорее всего, ее просто убили бы после краткой и формальной судебной процедуры (конечно, без права апелляции). Это было разрешено законом и поощрялось обычаем. Она целовала в своей жизни свыше тысячи мужчин. Она создавала им уют, выслушивала их печали и секреты. Это утомляло ее эмоционально, но зато стимулировало развитие интеллекта. Ее смешили женщины-люди с их задранными носами: они знали о собственных мужчинах меньше, чем она. Однажды женщина-полицейский приняла у К'мель доклад о двух туристах с Нового Марса - ей было приказано не отходить от них. Когда женщина прочла бумагу, лицо ее исказилось ревнивой яростью. - Ты называешь себя кошкой. Кошка! Ты свинья, собака, грязное животное! Это преступление, что такие, как ты, общаются с настоящими людьми с других планет! Я не могу прекратить это безобразие, но попробуй только подойти к настоящему землянину! Попробуй только применить на нем свои штучки! - Да, мэм, - покорно кивнула К'мель и подумала про себя: "Эта бедняжка не умеет одеваться и делать прическу. Неудивительно, что она ненавидит всех, кому удается выглядеть прилично". Вероятно, эта женщина думала ошеломить ее взрывом ненависти. Она ошиблась. Квазилюди привыкли к ненависти. И они не видели разницы между ненавистью открытой и грубой и ненавистью вежливой. Они просто жили с
в начало наверх
этим. Но теперь все изменилось. Она любила Джестокоста. Любил ли он ее? Невозможно! А впрочем, нет: маловероятно. Это считалось и незаконным, и недостойным настоящего человека, но не невозможным. Он должен был почувствовать ее любовь. Если это было так, он не подавал виду. Любовь между человеком и квазичеловеком была не так уж редка. Когда это обнаруживалось, квазилюдей убивали, а людям стирали память. Существовал закон, запрещавший подобный мезальянс. Ученые, создав квазилюдей, дали им нечеловеческие способности, помогавшие им прыгать на полсотни метров или телепатировать в пределах двух миль. При этом их сотворили по образу и подобию людей. Это было удобно: человеческий глаз, пятипалая рука, размеры - исходя из инженерных соображений, чтобы не перестраивать помещений, не создавать новые виды одежды и мебели. Внешний вид человека был достаточно удобен для этих квазилюдей. О человеческом сердце они забыли. И вот теперь женщина-кошка К'мель была влюблена в человека, настоящего человека, достаточно старого, чтобы быть дедом ее отца. Но чувства ее не были дочерними. Она помнила, как это было с ее отцом: она любила его, они дружили, она восхищалась им - и оба они не обращали внимания на то, что он куда больше похож на их кошачьих предков, чем она. И еще между ними была болезненная пустота никогда не сказанных слов. Они были так близки, что не могли стать еще ближе. Это создавало страшную дистанцию. Это разбивало им сердца - и об этом они тоже молчали. Ее отец умер, и появился этот человек со своей добротой... "В этом все дело, - прошептала она, - в доброте. Я не видела ее ни в ком из тех, ушедших. Такой глубокой - никто из моих бедных квазилюдей не обладает такой. Она заложена в них, но они рождаются в грязи, их смешивают с грязью всю жизнь и выбрасывают после смерти, как грязь. Откуда же взяться доброте? А в ней есть какое-то особое величие. Это самое главное, то из-за чего стоит быть людьми. И странно, странно, что он никогда не любил женщину..." К'мель остановилась, похолодев. А потом утешилась, прошептав: "А если и любил, то это было так давно, что уже не имеет значения. Он получил меня. Осознает ли это он?" 4 Повелитель Джестокост осознавал это с трудом. Он привык к преданности людей, ибо в отношениях с ними соблюдал честность и верность. Он знал и о преданности назойливой, стремящейся принять физические формы, особенно у женщин, детей и квазилюдей. Раньше он принимал это спокойно. Теперь он полагался на то, что К'мель поразительно умна и как гейша давно научилась контролировать свои чувства. "Мы живем в несправедливое время, - думал он, - я встретил самую прекрасную и умную женщину в своей жизни и вынужден ограничиться платоническими отношениями. Но эти законы о квазилюдях очень липкие. Их лучше не нарушать: потом не отмоешься. Так что - ничего личного". Так он думал. Наверное, он был прав. Если безымянный, которого он не решался вспоминать, приказывает атаковать Колокол - дело стоит того, чтобы рискнуть жизнью; эмоции не имеют значения, когда речь идет о Колоколе, о справедливости, о возвращении на путь прогресса - все это было очень важно. Его жизнь уже не имела значения - он почти выполнил свою часть работы. Жизнь К'мель тоже не идет в счет: в случае поражения она навсегда останется квазичеловеком. В счет идет только Колокол. Колокол не был колоколом. Так назывался трехмерный ситуационный компьютер, расположенный этажом ниже Зала Совета. Он выглядел как грубо отлитый древний колокол. В столе, за которым сидели Повелители, был вырезан круг, так что они могли смотреть в Колокол и моделировать любую нужную ситуацию. Спрятанный под полом Банк был ключевым банком памяти ко всей системе. Кроме Джестокоста, сегодня на Совете присутствовало трое: Повелительница Джоанна Гнад, Повелитель Эйссан Оласкоага и Повелитель Уильям Нездешний (нездешние были древним североавстралийским родом, репатриировавшимся на Землю). О'теликели изложил Джестокосту свой план. К'мель проникнет в камеру для вызванных. Это серьезное преступление, но ее не смогут убить по обычной процедуре, потому что полетят реле. В камере она войдет в частичный транс. Джестокост должен будет запросить у Колокола необходимую информацию. Одного вызова будет достаточно. О'теликели заверил его, что отвечает за результат. Остальных Повелителей Совета О'теликели отвлечет. Идея проста. Сложности начнутся в процессе реализации. План казался Джестокосту ненадежным, но менять его было поздно. Он проклинал свою страсть к политике, вовлекшую его в эту интригу. Было уже поздно отступать: во-первых, он дал слово; во-вторых, ему нравилась К'мель, как человек, а не как гейша, и он не хотел, чтобы вся ее жизнь стала нереализованной возможностью. Он знал, как квазилюди относятся к своему статусу. С тяжелым сердцем вошел он в Зал Совета. Секретарь, девушка-собака, вручила ему листок с повесткой дня. Как К'мель или О'теликели собираются связаться с ним здесь, внутри зала, со всеми его перехватчиками мысли? Он устало рухнул в кресло. И чуть не выпрыгнул из него. Заговорщики, видимо, сами составляли повестку дня. Первым пунктом стояло: "К'мель, дочь К'макинтоша, кошка (чистопородная), жребий 1138. Исповедь. Суть: заговор с целью экспорта зародышей гомункулов. Справка: планета Де Принсемахт". Повелительница Джоанна уже нажимала на кнопку - планета была хорошо известна. Ее обитатели, земляне по происхождению, отличались редкой силой. Один из их лидеров находился сейчас на Земле с торгово-политической миссией. Он носил титул Сумеречного Принца (Принц Ван де Шеменринг). Поскольку Джестокост опоздал, к тому времени как он дочитал повестку дня, К'мель уже ввели в зал. Она была в тюремной одежде. Одежда шла ей. Он никогда не видел ее ни в чем ином, кроме как в одеянии гейши. В голубой тюремной тунике К'мель казалась очень юной, очень хрупкой и очень испуганной. Ее кошачья порода проявлялась только в буйной рыжей шевелюре и в гибкой силе тела. Повелитель Эйссан начал: - Ты покаялась, повтори. - Этот человек, - она показала на портрет принца, - хотел попасть в заведение, где для забавы мучили человеческих детей. - Что?! - вырвалось у всех четверых. - Где это? - спросила Повелительница Джоанна. - Там командует человек, очень похожий вот на этого джентльмена. - К'мель показала на Джестокоста. Быстро и осторожно она пересекла комнату и положила руку ему на плечо. Он ощутил холод контакта и услышал птичий клекот в ее мозгу. О'теликели был здесь. - Тот человек фунтов на пять легче, чем Повелитель, и он рыжий. Заведение - в квартале Холодного Заката, вниз по бульвару и под бульвар. Там живут квазилюди с плохой репутацией. Колокол помутнел, перебирая всех подозрительных квазилюдей в этом районе. Потом на экране возникла комната и дети в святочных масках. - Это не люди, это роботы, это старая глупая пьеса, - рассмеялась Повелительница Джоанна. - Потом, - продолжила К'мель, - он хотел увезти домой доллар и шиллинг. Настоящие. Их нашел робот. - А что это? - Древние деньги, настоящие деньги древних Америки и Австралии! У меня есть копии, а оригиналы - только в музее... Повелитель Уильям, страстный нумизмат, был явно вне себя. - ...Робот нашел их в укрытии под Террапортом. Повелитель Уильям чуть ли не закричал в сторону Колокола: - Посмотри каждое укрытие, найди эти деньги. Колокол опять помутнел. Он просчитал все варианты, а потом показал старую мастерскую. Робот полировал круглые кусочки металла. Когда Повелитель Уильям увидел их, он пришел в еще большее волнение: - Немедленно доставь их сюда. Я куплю их! - Ладно, - сказал Эйссан, - это несколько против правил, но ладно. И это все? - обратился он к допрашиваемой. К'мель захныкала. Она была хорошей актрисой. - Потом он захотел, чтобы я достала ему яйцо гомункула типа "Е". Повелитель Эйссан включил поиск. - Может быть, - сказала К'мель, - кто-то уже поместил его под рубрику "уничтожение". Колокол и Банк проверили все данные по этой серии. Джестокост чувствовал, что его нервы напряжены до предела. Человеческий мозг не в силах запомнить бесчисленные узоры, пролетающие через Колокол, но мозг, смотревший глазами Джестокоста, не принадлежал человеку. "Да, - подумал он, - недостойно Повелителя Содействия служить подсматривающим устройством черт знает для кого." На экране возникло пятно. - Это обман, - констатировал Эйссан, - ни следа похищения. - Возможно, он только попытался это сделать, но у него ничего не получилось, - заметила Повелительница Джоанна. - Следите за ним: человек, который хотел украсть старинные монеты, может украсть, что угодно! Повелительница Джоанна повернулась к женщине-кошке: - Ты дурочка. Ты отняла у нас время, отвлекла нас от важных дел... - Но ведь это было важное дело, - заплакала К'мель, ее рука соскользнула с плеча Джестокоста, контакт прервался. - Мы должны вынести приговор. - Следовало бы наказать ее, - фыркнула Повелительница Джоанна, - да ладно уж. Повелитель Джестокост молчал. Внутри у него все пело от радости. Если О'теликели запомнил хотя бы половину, квазилюди будут знать все полицейские посты, все укрытия в своих районах. И смертные приговоры будет не так легко приводить в исполнение. 5 В ту ночь в коридорах не смолкала музыка. Квазилюди пели от счастья, казалось бы, без всякой видимой причины. В ту ночь К'мель плясала танец дикой кошки для очередного клиента, а вернувшись домой, стала на колени перед портретом отца и возблагодарила О'теликели за то, что сделал Джестокост. Вся эта история стала известна лишь следующим поколениям. К тому времени, когда власти, знавшие Джестокоста и не знавшие О'теликели, согласились вступить в переговоры с представителями квазилюдей, К'мель уже давно умерла. Но она прожила хорошую долгую жизнь. Когда К`мель стала слишком стара, чтобы быть гейшей, она открыла маленький ресторан, быстро прославившийся своей кухней. Однажды Джестокост навестил ее. В конце обеда он вдруг сказал: - В коридорах поют глупую песенку. Из людей ее слышал только я. - Я не интересуюсь уличными песнями. - Она называется - "То, что сделала она". К'мель залилась краской до воротничка модной блузки - она была теперь зажиточной женщиной. Ресторан с лихвой окупал себя. - Действительно, глупость. - Там говорится, что ты любила гоминида... - Нет. Это неправда. Ее вспыхнувшие зеленые кошачьи глаза были так же прекрасны, как и прежде. Она снова была рыжей ведьмой, которую он знал когда-то. - Я не любила его. Это нельзя так назвать... Я любила только тебя. - Но в песенке говорится, - настаивал Джестокост, - что это был гоминид. Принц ван де Шеменринг. - Кто это? - Тот силач. - Ах да! Я забыла его. Джестокост встал из-за стола: - Ты прожила хорошую жизнь, К'мель. Ты была женщиной, заговорщицей, лидером. Ты хоть помнишь, сколько у тебя детей? - Семьдесят три, - прошипела она. - То, что мы рожаем помногу, еще не
в начало наверх
значит, что мы не знаем своих детей. Веселое настроение оставило Джестокоста. Его лицо стало серьезным, голос потеплел: - Прости, К'мель, я не хотел обидеть тебя. Он не знал, что после его ухода она вышла на кухню и расплакалась. Потому что с первой их встречи безнадежно любила его. И после ее смерти ему казалось, что он еще долго встречал ее в коридорах и шахтах Террапорта. Ее праправнучки были похожи на нее, как две капли воды, и многие из них стали известными гейшами. Все они считали его своим крестным отцом. Он часто удивлялся, когда очаровательные юные девушки посылали ему нежные поцелуи. Ведь они больше не были рабами. Они были гражданами, и закон защищал их имущество, жизнь и права. Джестокост был счастлив. Его политическая страсть пришла к счастливому завершению. Всю свою жизнь он был влюблен, пылко влюблен... В леди Справедливость. Наконец пришел и его смертный час. Он знал, что умирает, и не жалел ни о чем. Сотни лет назад у него была жена, он любил ее. Его потомки давно слились для него со всем человечеством. Но он хотел знать одну вещь, и позвал безымянного, который находился там, под землей. Он звал всей силой своего мозга, пока не понял, что услышан. - Я помог твоему народу. - Да, - прозвучал тихий шепот в его мозгу. - Я умираю. Я хочу знать. Она любила меня? - Она ушла без тебя - потому что она тебя любила. Она не хотела связывать тебя. Ее любовь была сильна. Сильнее смерти, сильнее жизни, сильнее времени. Вы никогда не расстанетесь. Никогда!.. - ...Пока есть память людская, - добавил голос после паузы и умолк. Джестокост откинулся на подушки и стал ждать заката.

ВВерх