UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Кордвейнер СМИТ

 ПЛАНЕТА ШЕОЛ




 1

Огромная разница была в том, как обращались с Мерсером на  лайнере  и
на челноке. Когда  стюарды  лайнера  приносили  ему  еду,  они  откровенно
насмехались над ним.
- Кричи громче и усерднее, - издевался стюард с крысиным лицом,  -  и
тогда мы все  узнаем  тебя  во  время  радиотрансляции  наказания  в  день
рождения Императора.
Другой, жирный, облизал кончиком влажного красного языка свои полные,
ярко-алые губы и добавил:
- Будь  благоразумен,  мужик.  Если  не  возьмешь  себя  в  руки,  то
наверняка  сыграешь  в  ящик,  как  уже  было  со  многими.  Случается   и
приятное... как там это называется... Может, ты станешь женщиной. А может,
превратишься  сразу  в  двоих  людей...  Послушай-ка,  браток,  если   это
действительно безумно забавно, дай мне знать...
Мерсер ничего не ответил. У него было достаточно собственных проблем,
чтобы не задумываться об издевательствах.
На челноке все было по-другому. Биофармацевтический персонал  работал
споро и без эмоций. С него быстро сняли кандалы и оставили их на  лайнере.
Когда он ступил  на  борт  челнока  полностью  обнаженный,  его  тщательно
осмотрели, словно  диковинное  растение  или  экспонат  для  хирургических
изысканий. Они были даже почти радушны в своей профессиональной  сноровке.
С ним обращались не как с преступником, а как с подопытным экземпляром.
Мужчины и женщины, облаченные в медицинские халаты,  осматривали  его
так, будто он уже был мертвым.
Он пытался говорить. Мужчина постарше и солидней остальных,  произнес
твердо и ясно:
- Не беспокойтесь о собеседовании. Я  сам  переговорю  с  вами  очень
скоро. То,  чему  вы  сейчас  подвергаетесь,  всего  лишь  предварительная
подготовка с целью определения вашего физического состояния.  Повернитесь,
пожалуйста.
Мерсер  повернулся.  Санитар  натер  его   спину   каким-то   сильным
антисептиком.
- Сейчас начнутся уколы, - сказал  один  из  техников,  -  но  ничего
серьезного или болезненного. Мы определяем  плотность  различных  участков
вашей кожи.
Мерсер, раздосадованный  таким  равнодушием,  заговорил  тотчас,  как
только игла  резко  и  довольно  неприятно  вонзилась  чуть  выше  шестого
позвонка:
- Вам известно, кто я?
- Да, разумеется, мы знаем, кто вы, - раздался женский голос.  -  Все
данные об этом имеются в вашем личном  деле.  Главврач  поговорит  с  вами
позднее, и вы сможете рассказать ему о вашем преступлении, если  захотите.
А пока потише. Мы проверяем  вашу  кожу,  и  вы  будете  чувствовать  себя
гораздо лучше, если эта процедура не затянется по вашей вине.
Честность заставила ее добавить:
- Да и мы получаем более достоверные данные.
В своей работе они не теряли напрасно времени. Он исподволь  наблюдал
за их действиями. В поведении врачей ничего не свидетельствовало, что  они
являются дьяволами во плоти, орудовавшими  в  преддверии  ада,  ничего  не
указывало на то, что это был спутник планеты Шеол, окончательное и крайнее
место  наказания  и  позора.  На  вид  они  были  такими  же  медицинскими
работниками, как  и  в  прежней  его  жизни  до  совершения  преступления,
которому не было названия.
Они переходили от одной процедуры к другой. Женщина  в  хирургической
маске жестом велела ему приблизиться.
- Ложитесь, пожалуйста.
Еще никто не говорил Мерсеру "пожалуйста" с того самого момента,  как
стражники схватили  его  в  одном  из  закоулков  дворца.  Он  повиновался
просьбе, и лишь затем увидел, что у изголовья стола прикреплены наручники.
Он застыл.
- Ложитесь, пожалуйста, - настоятельно повторила врач. Двое или  трое
ее коллег повернулись  и  смотрели  на  них.  Это  повторное  "пожалуйста"
поразило его. Он должен был что-то сказать. Ведь это были люди, и он снова
почувствовал себя личностью. Его голос возвысился и, почти истерически, он
спросил у нее: - Пожалуйста, мэм, скажите: сейчас начнется наказание?
- Здесь никого не наказывают, - ответила женщина. - Это спутник, а не
планета. Взбирайтесь на стол. Мы  сейчас  произведем  первичную  обработку
кожи с целью ее уплотнения,  а  затем  вы  поговорите  с  главврачом.  Вот
тогда-то и сможете рассказать о своем преступлении...
- А вам известно в чем мое преступление? - спросил он, будто это была
его соседка, с которой он только что поздоровался.
- Конечно нет, - улыбнулась она, - но все люди, которые  прибывают  к
нам, считаются преступниками. Кто-то так решил, иначе их бы здесь не было.
Большинство посетителей стараются рассказать о  своих  личных  злодеяниях.
Только не задерживайте меня. Я специалист по подготовке кожи,  и  там,  на
поверхности Шеола, вам очень  пригодится  наша  добросовестная  работа.  А
когда будете говорить с шефом, вы найдете о чем поговорить  помимо  вашего
преступления.
Он повиновался.
Еще одна личность в маске, по всей  вероятности  девушка,  взяла  его
руки своими прохладными нежными пальчиками и вставила их  в  наручники  на
столе таким образом, каким ему еще не доводилось видеть. До  сих  пор  ему
казалось, что он освоил все орудия пыток, какие только имеются в  Империи,
но это было чем-то совершенно иным.
Санитар отступила.
- Готово, доктор.
- Что вы предпочитаете, - спросила специалист по  обработке  кожи,  -
определенную дозу мучений или несколько часов без сознания?
- А почему я должен желать боли? - вопросом на вопрос ответил Мерсер.
- Некоторые хотят, - пояснила женщина. - Думаю, это зависит от  того,
как  с  ними  обращались  перед  отправкой  сюда.   По-моему,   ментальным
наказаниям вас не подвергали?
- Нет, - ответил Мерсер, - сия чаша  меня  миновала.  -  А  про  себя
подумал, что не знал, что пропустил что-то.
Он вспомнил  последнее  судебное  разбирательство,  себя,  опутанного
проводами и подключенного к стенду дачи показаний. Комната была высокой  и
мрачной. Яркий голубой свет падал на  судейскую  трибуну,  головные  уборы
юристов казались фантастической пародией на митры  епископов  давным-давно
минувших дней. Судьи  переговаривались  между  собой,  но  он  не  мог  их
слышать. Внезапно звукоизоляция отключилась, и он услышал, как один из них
сказал:
- Взгляните на это бледное сатанинское обличье. Такой  тип  как  этот
может быть способен на что угодно. Я за Смертную Казнь.
- А может планета Шеол? - полюбопытствовал другой голос.
- Обитель дромозэ, - согласился третий, - как  ничто  лучше  подходит
ему.
Один из инженеров суда заметил, что подсудимый слышит все, что ему не
положено. Тотчас  же  Мерсера  отключили  от  происходящего  за  судейской
трибуной. Тогда ему казалось, что он прошел через все,  что  только  может
изобрести человеческий разум в жестокости.
Однако, эта женщина сказала, что он не подвергался ментальным пыткам.
Был ли во всей Вселенной кто-нибудь хуже его самого? Там, на Шеоле, должно
быть, уйма людей. Они никогда не возвращались.
Теперь он будет одним из них. Будут ли они хвастаться перед ним  тем,
что натворили и из-за чего попали в это место?
- Вы просили это, - сказала женщина-специалист. - Сейчас я введу  вам
обычное обезболивающее. Не поддавайтесь  панике,  когда  проснетесь.  Ваша
кожа будет утолщена и  задублена  с  помощью  химических  и  биологических
средств.
- Будет больно?
- Конечно, - сказала она.  -  Но  выбросьте  все  из  головы.  Мы  не
наказываем вас. Боль здесь - это обычная медицинская боль. Каждый проходит
через это, когда подвергается хирургической операции. Само наказание, если
вам угодно назвать это так, начинается внизу, на Шеоле. Нашей единственной
целью является обеспечить вас способностью выжить после прибытия туда.  По
сути, мы заранее спасаем вашу жизнь.  А  пока  что  вы  избавите  себя  от
множества хлопот, если  проникнетесь  сознанием  того,  что  ваши  нервные
окончания будут реагировать на  изменение  кожи.  Лучше,  если  вы  будете
готовы к крайнему неудобству, которое испытаете, когда придете в себя.  Но
тогда мы тоже сможем вам помочь. - Она  опустила  вниз  какую-то  огромную
рукоятку, и Мерсер потерял сознание.
Когда он пришел в себя, то, хотя и лежал в обычной больничной палате,
но ему казалось, что он жарится на огне. Он поднял руку, чтобы  убедиться,
что она пылает, но рука  была  такой  же  как  и  всегда,  за  исключением
некоторого покраснения и небольшой припухлости. Он попытался  повернуться.
Огонь, который его жег, перерос во вспышку жгучей  боли,  и  он  прекратил
попытки вертеться в постели. Не в состоянии владеть собой, он застонал.
- Вы готовы к легкому  обезболиванию?  -  произнес  голос.  Это  была
сестра. - Не дергайте головой, и я дам вам пол-ампулы  наслаждения.  После
этого ваша кожа не будет вас беспокоить.
Она надела  ему  на  голову  какую-то  мягкую  шапочку.  На  вид  это
приспособление было металлическим, но прикосновение его напоминало шелк.
Ему пришлось глубоко вонзить ногти в ладони,  чтобы  не  забиться  на
постели.
- Кричите, если хотите,  -  сказала  она.  -  Многие  так  поступают.
Пройдет всего минута или две, после чего шапка найдет нужное место в вашем
мозге.
Она отошла в угол и сделала что-то такое, чего он не мог видеть.
Щелкнул выключатель.
Он продолжал ощущать жжение, но почему-то перестал  обращать  на  это
внимание.  Его  мозг  наполнился  восхитительным  наслаждением,   которое,
казалось захлестывало его от головы и до нервных окончаний. Ему довелось в
свое время бывать во дворцах наслаждения, но никогда прежде он  не  ощущал
ничего подобного.
Он хотел поблагодарить девушку, и повернулся в кровати, чтобы  видеть
ее, но острая боль пронзила все  его  тело.  А  пульсирующее  наслаждение,
источавшееся из головы и передающееся по позвоночнику во все  нервы,  было
настолько  сильным,   что   боль,   отдававшаяся   в   них,   была   будто
несущественной.
Девушка стояла в углу совершенно неподвижно.
- Спасибо вам, сестра, - пробормотал он.
Она не ответила.
Он присмотрелся и, хотя было очень трудно  сосредоточиться,  так  как
огромные волны наслаждения непрерывно прокатывались  по  его  телу,  будто
симфония, записанная в нервных посланиях. Но все же сфокусировал взгляд  и
увидел, что металлическая шапочка была также и на ней.
Он показал пальцем на нее.
Ее лицо до самой шеи, покрылось румянцем. Она мечтательно произнесла:
- Вы кажетесь мне очень хорошим человеком. Я думаю, вы не донесете на
меня...
Он улыбнулся ей, как ему казалось дружеской улыбкой,  но  когда  боль
обжигала кожу, а наслаждение разрывало голову,  было  невозможно  сказать,
каким образом выглядело в действительности его лицо.
- Но это же противозаконно, - сказал он.
- Это карается, но, боже  мой,  как  это  прекрасно!  А  как  же  нам
выдерживать  все  это?  -  посетовала  сестра.  -  Вы  прибываете  сюда  и
разговариваете как обычные люди, а затем отправляетесь вниз, на Шеол.  Там
с вами  происходят  самые  разные  ужасы.  Затем  станция  на  поверхности
пересылает сюда различные части ваших тел... снова и снова. Может быть,  я
десять раз увижу вашу голову,  быстро  замороженную,  готовую  к  разрубу,
прежде чем закончатся мои два года. Вам, узникам, не мешало бы знать,  как
мы страдаем, - тихо напевала она, находясь все еще в состоянии счастливого
расслабления, вызванного волнами наслаждения. - Лучше бы вам сразу умереть
попав туда, и не донимать  нас  своими  мучениями.  Вы  знаете,  мы  можем
слышать, как вы кричите. Вы продолжаете оставаться людьми  и  после  того,
как Шеол начинает на  вас  воздействовать...  Почему  вы  так  поступаете,
Мистер Подопытный? - Она глупо ухмыльнулась. - Почему вы не  щадите  наших
чувств? Думаю, не удивительно, что такая девушка как я, вынуждена время от
времени устраивать себе небольшую встряску.  Все  это  слишком  похоже  на
бесконечный страшный сон, и я не  против  того,  чтобы  вы  поскорее  были
готовы к отправке на Шеол. - Она, покачиваясь,  подошла  к  его  койке.  -
Снимите с меня, пожалуйста, этот колпак. У меня нет сил поднять руки.

 
в начало наверх
Мерсер увидел, как руки его задрожали, когда он потянулся к ее колпаку. Пальцы его прикоснулись к шелковистым волосам девушки и он понял, что это самая красивая девушка из всех, к которым когда-либо прикасался. Он почувствовал, что всегда любил ее и будет любить. Колпак упал с ее головы. Девушка выпрямилась, застыв на мгновение, прежде чем опустилась на стул. Некоторое время веки ее были прикрыты, а дыхание глубоким. - Одну минутку, - произнесла она почти нормальным голосом. - Еще минуту, и я займусь вами. Единственная возможность получить такую встряску случается, когда вы, наши пациенты, проходите обработку кожи. Она повернулась к зеркалу, чтобы поправить прическу. Говоря с ним, повернувшись к нему спиной, она как бы мимоходом спросила: - Надеюсь я ничего не рассказывала вам о том, что делается внизу? На голове Мерсера колпак все еще оставался. Он всем сердцем любил эту красавицу, которая подарила ему такие восхитительные мгновения. Он готов был расплакаться от мысли, что она уже не испытывает того наслаждения, которого сам он еще не лишен, и ни при каких обстоятельствах не сказал бы чего-то такого, что могло ее обидеть. Он был уверен: она ничего не говорила о том, что твориться там "внизу" - вероятно, это одна из распространенных тем разговоров на работе, и поэтому заверил ее: - Вы ничего не говорили. Абсолютно ничего. Она подошла к койке, склонилась над ним и поцеловала его в губы. Поцелуй был таким же далеким, как и боль. Он просто-напросто ничего не почувствовал. Ниагара пульсирующего наслаждения, затопившая его сознание, не оставляла места обычным чувствам. Но ему нравилось ее дружеское участие. Угрюмый рассудительный уголок его сознания шептал ему, что наверняка в последний раз его целует женщина, но сейчас это было не существенным. Умелыми пальцами она поправила его колпак: - Вот так. Ты парень - что надо. Я сейчас притворюсь рассеянной и забуду снять колпак, он останется на твоей голове до прихода врача. Мило улыбнувшись, она прижалась к его плечу и поспешила уйти. Подол ее белого халата на мгновение приподнялся, и он увидел насколько красивы ее ноги. Она была прекрасна, только вот колпак... О, этот колпак, вот что было самым главным сейчас! Он прикрыл глаза и отдался волнам наслаждения, которые стимулировали устройство в особых центрах мозга. Кожу все еще жгло, но это беспокоило его в такой же мере, как и стоящий в углу стул. Боль казалась еще одним из предметов обстановки этой комнаты. Жесткое прикосновение к локтю заставило его открыть глаза. Рядом с койкой стоял пожилой мужчина внушительного вида и, ухмыляясь, смотрел на него. - Она снова сделала это, - произнес он. Мерсер покачал головой, стараясь всем своим видом показать, что юная сестра не сделала ничего плохого. - Меня зовут доктор Вомакт, - представился старик, - и я намерен сейчас же снять с вас этот колпак. Вы снова испытаете боль, но я уверен, она будет не столь сильной. Вам дадут этот колпак еще несколько раз, прежде чем вы покинете нас. Быстрыми уверенными движениями он снял устройство с головы Мерсера. Тот едва не скрутился от острой боли по всему телу. Он закричал, а затем увидел, что доктор Вомакт спокойно изучает его реакцию. - Теперь... немного легче сейчас, - задыхаясь, произнес Мерсер. - Я знал, что так и будет, - подтвердил врач. - Я вынужден был снять колпак, чтобы поговорить с вами. У вас имеется несколько возможностей. - Да, доктор, - тяжело дыша, проговорил Мерсер. - Не хотите ли рассказать мне о своем проступке? Перед мысленным взором Мерсера пронеслись ослепительно-белые стены дворца, залитые ярким солнечным светом, и слабое мяуканье каких-то созданий, когда он дотрагивался до них. Он напряг свои руки, ноги, спину и сцепил челюсти. - Нет, - возразил он, - я не хотел бы говорить об этом. Этому преступлению нет названия. Против императорской семьи... - Отлично, - кивнул врач, - это здоровый, нормальный подход. Преступление - это уже прошлое. Впереди - ваше будущее. Теперь я могу разрушить ваш разум прежде чем вы спуститесь туда... если, конечно, вы захотите. - Но это противозаконно, - возразил Мерсер. Доктор Вомакт улыбнулся тепло и доверительно: - Конечно. Многое противоречит человеческому праву. Но есть еще и законы науки. Ваше тело там, на Шеоле, будет служить науке. Мне безразлично, содержит ли это тело разум Мерсера или разум какого-нибудь моллюска. Мне нужно лишь оставить небольшую часть мозга, чтобы это тело могло передвигаться, но я могу забрать из него ваши воспоминания и привычки, и тогда у него будет реальный шанс стать счастливым. Выбирайте, Мерсер. Хотите остаться самим собой, или нет? Мерсер нерешительно покачал головой. - Не знаю... - Я рискую, - пояснил доктор Вомакт, - предоставляя вам подобную возможность. И на вашем месте предпочел бы воспользоваться представившимся случаем. Там, внизу, в высшей степени скверно. Мерсер посмотрел на полное, широкое лицо врача. Он не доверял его располагающей улыбке. Возможно, это уловка, чтобы увеличить его наказание. Жестокость Императора общеизвестна. Например: происшествие со вдовой его предшественника, Ее Величество леди Да. Она была моложе Императора, и он послал ее в такое место, по сравнению с которым даже смерть была бы актом милосердия. Если уж он приговаривал к заключению на Шеоле, то почему же этот врач пытается нарушить закон? Может быть, врач сам был подвергнут гипнотическому внушению и теперь просто не представляет, что предлагает? Очевидно, по выражению лица пациента доктор Вомакт все понял. - Ну, ладно. Вы отказываетесь. Хотите забрать с собой вниз и свое сознание. Совесть моя чиста... И я не настаиваю на своем предложении. Полагаю, следующее мое предложение вы отвергнете тоже. Не хотите ли, чтобы вам удалили глаза перед отправкой вниз? Без зрения жизнь там будет много удобнее. Я точно это знаю, судя по голосам, записываемым нами для профилактических трансляций. Я могу прижечь зрительные нервы и больше у вас уже никогда не будет возможности увидеть белый свет. Мерсер раскачивался из стороны в сторону. Свирепая боль перешла в повсеместный зуд, но раны его духа жгли сильнее, чем ожоги кожи. - Так вы и от этого отказываетесь? - Думаю... да. - Тогда мне остается только подготовиться. Если хотите, на время вам наденут колпак. - Прежде чем на меня его наденут, не могли бы вы в нескольких словах рассказать, что происходит там, внизу? - спросил Мерсер. - Не много, к сожалению, - ответил доктор Вомакт. - Там есть служащий. Он человек, но не человеческое существо. Он гомункулус, выведенный из рогатого скота. Он разумен и весьма добросовестен. Вас, подопытных, выпускают на поверхность Шеола. А там обитают дромозэ - специфическая форма жизни. Когда дромозэ внедряется в ваше тело, Б'Дикат - так зовут нашего служащего - вырезает их из вас под наркозом и пересылает сюда. Мы замораживаем тканевые культуры, а они совместимы почти с любой формой жизни, основанной на кислородном обмене. Половина всех операций по хирургическому восстановлению органов во Вселенной производится с помощью наших "доноров". Безусловно, Шеол - весьма здоровое место, поскольку выживание здесь гарантировано. Там вы не умрете. - Вы имеете в виду, - уточнил Мерсер, - что мое наказание будет длиться вечно? - Я не говорил этого, - пояснил доктор. - Ну, а если и сказал... то это не точная формулировка, извините. Вы не умрете быстро. Не могу сказать вам, как долго вы там проживете. И помните, какие бы неприятности вы не испытывали, образцы, присылаемые Б'Дикатом, помогают тысячам людей на всех обитаемых мирах. Помните это. Ну, а теперь наденьте колпак. - Лучше я еще поговорю с вами, - покачал головой Мерсер. - Возможно, в последний раз. Доктор Вомакт как-то странно посмотрел на него. - Если вы можете терпеть боль, то, пожалуйста, говорите. - Могу ли я совершить самоубийство там, внизу? - Не знаю, - сказал доктор. - Такого еще не случалось. Хотя, судя по голосам, можно подумать, что они желают этого. - Возвращался ли кто-нибудь когда-либо с Шеола? - Нет, с тех пор, как это было запрещено законом четыреста лет назад. - Можно ли там разговаривать с другими? - Да. - Кто будет меня там наказывать? - Никто! Какой вы глупец! - закричал доктор Вомакт. - Это не наказание. Людям очень не нравится находиться на Шеоле, и поэтому, считаю, лучше содержать там осужденных, чем добровольцев. Там нет никого, кто бы был настроен против вас. - Нет надсмотрщиков? - переспросил Мерсер с тоской в голосе. - Ни надсмотрщиков, ни правил, ни ограничений. Единственно лишь Шеол и Б'Дикат для присмотра за вами. Вы все-таки хотите, чтобы и ваша память, и зрение остались у вас? - Да, я хочу сохранить их, - отрезал Мерсер. - Уж если я зашел так далеко, то пройду и оставшийся путь. - Тогда давайте я надену вам колпак, чтобы вы получили повторную порцию, - предложил Вомакт. Он приладил устройство столь же быстро и нежно, как и медсестра. Но не похоже было, что и он наденет колпак. Внезапно хлынувший поток наслаждений был подобен буйному опьянению. Горение кожи ушло уменьшилось. Врач находился неподалеку, но для Мерсера это не имело никакого значения. Он не боялся Шеола. Пульсации счастья, истекающие из его мозга, были столь велики, что не оставляли места страху и боли. Доктор Вомакт протянул руку. Мерсер удивился, зачем он это сделал, но затем понял, что этот замечательный и добрый человек захотел обменяться с ним рукопожатием. Он поднял свою. Она была тяжелой, но ощущение счастья не покидало его. Они пожали руки. "Это любопытно, - подумал Мерсер, - ощущать рукопожатие сквозь двойной слой - церебрального наслаждения и кожной боли". - Прощайте, господин Мерсер, - произнес доктор Вомакт. - Прощайте. Доброй-доброй вам ночи... 2 Спутник был местом гостеприимным. Сотни часов, последовавших за разговором Мерсера с доктором, были долгим причудливым сном. Еще дважды молоденькая сестра прокрадывалась в его палату, где надевала на него колпак и сама пользовалась таким же одновременно; еще несколько ванн закалили его тело. Под сильным местным наркозом ему удалили зубы и заменили резцами из нержавеющей стали. При помощи искрового облучения окончательно была снята кожная боль. Специальной обработке подвергались ногти на руках и ногах. Постепенно они превратились в грозные когти; как-то ночью он провел ими по алюминиевой койке и обнаружил глубокие отметки на металле. Сознание его все это время было притупленным. Временами ему казалось, что он дома с матерью, вновь стал маленьким и ему больно. Иногда, когда на голове был шлем, он корчился от смеха на койке, думая о том, что сюда посылают для наказания, а на самом деле все это ужасно забавно. Не было тут ни разбирательств, ни допросов, ни судей. Пища была хорошей, но об этом он почти не задумывался. Колпак означал для него гораздо большее. Даже бодрствуя, разум его оставался сонным. Наконец с колпаком на голове его поместили в адиабатический модуль - одноместную ракету, которую запускали со спутника на планету. Он был полностью закрыт, кроме лица. Доктор Вомакт, казалось, вплыл к нему в помещение. - Вы - сильный человек, Мерсер, - крикнул врач, - очень сильный! Вы меня слышите? Мерсер кивнул. - Мы желаем вам всего хорошего, Мерсер. Независимо от того, что с вами случится, помните, вы помогаете очень многим людям здесь, наверху. - Могу я взять с собой колпак? В ответ доктор Вомакт снял с него колпак. Двое помощников сняли крышку модуля, оставив Мерсера в полной темноте. Сознание его стало проясняться, и он в панике заметался внутри своего плотного облачения. Раскат грома и вкус крови на губах. Следующее, что он почувствовал, был холод. Гораздо более пронзительный и леденящий, чем это было в палатах и операционной на спутнике. Кто-то осторожно поднял его.
в начало наверх
Он открыл глаза. Огромное лицо, раза в четыре крупнее самого крупного человеческого лица, которое ему доводилось видеть в жизни, глядело на него. Огромные карие глаза, похожие на коровьи в своей трогательной безобидности, двигались из стороны в сторону, пока его гигантский обладатель проверял упаковку Мерсера. Лицо принадлежало приятному мужчине средних лет, чисто выбритому, с волосами каштанового цвета, чувственными полными губами и огромными, но здоровыми, желтыми зубами, обнажившимися в слабой улыбке. Он увидел, что лежавший открыл глаза, и заговорил глубоким и зычным, дружелюбным голосом: - Я - ваш самый лучший друг. Зовут меня Б'Дикат. Но вам нет нужды прибегать к этому имени. Зовите меня просто Друг, и я при необходимости всегда окажу вам помощь. - Мне больно, - произнес Мерсер. - Все верно. У вас болит каждая клетка. Это из-за длительного падения, - пояснил Б'Дикат. - Можно получить колпак? - взмолился Мерсер; это прозвучало скорее как требование, а не как вопрос. Ему казалось, что все в дальнейшем будет так, как он сейчас поведет себя. Б'Дикат рассмеялся: - У меня здесь нет ни одного. Я и сам бы им воспользовался. Так, во всяком случае, думают они... Зато у меня есть кое-что другое, гораздо лучшее. Не бойся, приятель. Уж я-то поставлю тебя на ноги. Мерсер с сомнением посмотрел на него. Если колпак доставлял ему счастье на спутнике, то нужна хоть какая-то электростимуляция мозга, чтобы преодолеть мучения, ожидающие его на поверхности Шеола. Смех Б'Диката глухо заполнил помещение: - Вы слышали когда-нибудь, что такое _к_о_н_д_а_м_и_н_? - Нет, - признался Мерсер. - Это наркотик такой силы, что фармакологи запрещают даже упоминать о нем. - И у вас он есть? - с надеждой спросил Мерсер. - У меня есть кое-что получше. Суперкондамин! Он назван так в честь одного из городов Новой Франции, где был впервые изобретен. Химики добавили к его молекуле еще одну молекулу водорода. Что привело к настоящему перевороту. Если вы примете его в своем нынешнем состоянии, то через три минуты умрете. Однако же, эти три минуты покажутся вам тысячью годами полного счастья. Б'Дикат выразительно закатил свои карие волоокие глаза и причмокнул сочными губами, показав необычных размеров язык. - Какая же тогда от него польза? - Вы сможете принимать его, - ответил Б'Дикат. - Да, сможете, но только после того, как подвергнетесь воздействию дромозэ за пределами этого помещения. Вы сможете пользоваться всеми положительными качествами этого препарата и не будете страдать от плохих. Хотите кое-что посмотреть? "Какой тут может быть ответ, кроме утвердительного, - мрачно подумал Мерсер. - Он, видимо, думает, что у меня есть возможность покинуть эту планету по своему усмотрению?" - Посмотрите в окно, - предложил Б'Дикат, - и расскажите, что видите. Атмосфера была ясной. Поверхность Шеола напоминала пустыню горчично-желтого цвета с зелеными полосами, образованными лишайником и низкорастущим кустарником, который, по-видимому, едва сопротивлялся нескончаемым сильным иссушающим ветрам. Пейзаж был однообразен. В двух-трех сотнях ярдов виднелась группа ярких розовых предметов, которые казались живыми, но расстояние не позволяло Мерсеру сделать какое-нибудь определенное заключение. Еще дальше, в самом правом углу зрения окна, виднелась статуя, представляющая собой огромную человеческую ногу, высотой с шестиэтажный дом. Мерсеру видно не было, чем эта нога заканчивалась. - Вижу большую ногу, - начал он, - но... - Что "но"? - тут же перебил его Б'Дикат, словно ребенок, скрывающий правильный ответ загадки. По сравнению с любым из пальцев этой огромной ноги, Б'Дикат казался карликом. - Но ведь это не может быть настоящей ногой? - усомнился Мерсер. - Она - настоящая, - заверил его Б'Дикат. - Это - капитан первопроходец Альварес, первооткрыватель планеты. Через шестьсот лет он все еще в прекрасном состоянии. Конечно, почти весь поражен дромозэ, но мне кажется, у него еще осталось не так уж мало человеческого сознания. Знаете, что я делаю? - Что? - Я даю ему шесть кубических сантиметров суперкондамина, а он в ответ мне фыркает... Настоящее счастливое фырканье. И тот, кто этого не видел, может подумать, что происходит извержение вулкана. Вот что делает суперкондамин! И вы тоже будете его получать. Вам очень и очень повезло, Мерсер. У вас есть такой друг, как я. А у меня есть шприц. Я делаю за вас всю работу, а удовольствие получаете вы. Разве это не приятный сюрприз? "Ты лжешь, - подумал Мерсер. - Лжешь! Откуда же исходят крики, которые мы все слышим в передачах, как напоминание о Дне Наказания? Почему врач предлагал выжечь мне глаза или уничтожить?" Человек-корова печально следил за ним, выражение его лица отражало муку. - Вы не верите мне, - сказал он. - Не совсем, - попытался смягчить Мерсер. - Только считаю, что вы чего-то не договариваете. - Не так уж и много, - кивнул Б'Дикат. - Когда дромозэ нападут на вас, это шокирует. Состояние будет хуже некуда, когда вы увидите, что у вас начнут отрастать новые части тела: головы, почки, руки. У меня здесь есть парень, который отрастил за один сезон тридцать восемь рук. Я забрал все, заморозил и переправил наверх. Я стараюсь хорошо заботиться о живущих здесь. Вам, наверное, первое время будет не по себе, вы будете кричать, переживать, но помните - стоит вам только позвать меня: "Друг!", и у вас будет лучший уход во Вселенной. А теперь скажите: хотите ли яичницу? Сам я не ем жареные яйца, но большинство настоящих людей их любят. - Яйца? - удивился Мерсер. - Какое отношение имеют яйца ко всему, что здесь происходит? - Почти никакого. Это просто угощение для людей. В вашем желудке должно быть что-нибудь перед тем, как вы выйдете наружу. Это позволяет лучше перенести первый день. Мерсер с недоверием смотрел, как огромный человек вынул из холодильника два драгоценных яйца, умело разбил их и бросил на небольшую сковороду, которую поместил в нагревательное поле в центре стола. - Друг, да? - ухмыльнулся Б'Дикат. - Вы еще убедитесь, что я - добрый друг. Когда выйдете наружу, помните об этом. Наружу Мерсер вышел через час. В каком-то необычном умиротворении с самим собой он стоял у двери. Б'Дикат по-братски подтолкнул его. Это было сделано доброжелательно, чтобы приободрить. - Не заставляй, приятель, одевать меня свинцовый скафандр. - Мерсер заметил скафандр размером с каюту обычного космического корабля, висевший на стене в соседней комнате. - Когда я закрою эту дверь, - продолжал Б'Дикат, - то откроется наружная, - и останется только сделать несколько шагов вперед. - И что же тогда произойдет? - поинтересовался Мерсер, у которого от страха желудок сжался в крохотный комочек и перехватило дыхание. - Опять тебе нужно повторять все сначала? - спросил Б'Дикат. В течение целого часа он отбивался от вопросов заключенного о мире снаружи купола. Карта? Б'Дикат расхохотался от одной мысли о ней. Пища? Он сказал, что об этом не нужно беспокоиться. Другие люди? Там они будут. Оружие? А для чего? - вопросом на вопрос ответил нечеловек. Снова и снова он повторял, что является лучшим другом Мерсера. Что с тем может случиться? То же, что и со всеми остальными... Человек ступил наружу. Ничего не произошло. День был прохладным. Ветер нежно овевал его закаленную кожу. С опаской он озирался вокруг. Гороподобное тело капитана Альвареса занимало добрую часть местности справа. Ему совсем не хотелось становиться частью этого мира. Он оглянулся на купол Б'Диката. Человек-корова смотрел в окно. Мерсер медленно побрел вперед. Внезапно, прямо перед собой на земле он увидел вспышку. Она была не ярче солнечного блика на осколке стекла. Что-то острое, словно бритва, чиркнуло его по бедру. Он потер это место рукой. И как будто небеса обрушились на него. Боль... нет, это было нечто худшее, чем боль; что-то живое и корчащееся - пробежало по правому боку от бедра к ступне. Затем пульсация восстановилась и по ноге пошла вверх. Когда она достигла груди, у него перехватило дыхание. Он упал и больно ударился о землю. Ничего подобного на спутнике с ним не случалось. Он лежал на спине, глядя на солнце, и только сейчас заметил, что оно было бело-фиолетовым. Не было смысла взывать о помощи. Он лишился голоса. Невидимые щупальца сжали все его внутренности. Поскольку воздух ему был необходим, он сосредоточился на вдохе и выдохе. Каждый вдох давался ему с большим трудом. Слабые и короткие глотки причиняли меньше мучений. Местность вокруг была пустынной. Он не мог повернуться и взглянуть в сторону купола. "Так это и есть оно? - подумал Мерсер. - Вечная мука Шеола?" Рядом раздались голоса. Два гротескных лица глядели на него сверху. Возможно, когда-то они были людьми. Мужчина выглядел бы вполне нормально, если бы не два носа, расположенные рядом. Женщина была совершенно невообразимой карикатурой. На каждой щеке у нее отросло по груди, а со лба свисал пучок, похожий на детские пальцы. - Он красивый, - оценила женщина. - Новичок... - Давай, - произнес мужчина. Они поставили его на ноги. У Мерсера даже не было сил сопротивляться. При попытке заговорить с ними, он издал грубый каркающий звук, напоминающий крик какой-то фантастической птицы. Они умело подхватили его под руки, и поволокли к группе розовых предметов. Приблизившись, он понял что это люди. Вернее, когда-то были людьми. Человек с клювом фламинго клевал собственное тело. Какая-то женщина лежала на земле; у нее была одна голова, а из шеи в сторону росло обнаженное тело мальчика. И это тельце - новенькое и чистое - было совершенно беспомощным, как парализованное. Единственное движение, производимое им, было слабое дыхание. Мерсер огляделся. Во всей этой куче одетым человеком был мужчина в оттопыренном во все стороны пальто. Присмотревшись к нему, Мерсер наконец понял, что у того было два, если не три желудка, свисавших наружу с брюха. Пальто удерживало их на месте. Прозрачная брюшина на вид казалась хрупкой. - Новенький, - проговорила помогавшая Мерсеру женщина. Они с двуносым положили его на песок. По земле валялись рассеянные человеческие существа. И Мерсер совершенно неподвижно лежал среди них. Раздался старческий голос: - Боюсь, нас скоро станут кормить. - О, нет! - Еще слишком рано! - Не нужно! - Волна протеста эхом пробежала по группе. Старческий голос продолжал: - Смотрите в сторону большого горного пика. Приглушенный ропот свидетельствовал, что они увидели то же, что и старик. Мерсер попробовал было спросить о происходящем, но снова издал лишь карканье. Какая-то женщина - и женщина ли? - подползла к нему на четвереньках. Рядом с обычными руками все туловище и половину ее бедер покрывали другие руки. Некоторые из них выглядели старыми и засохшими, другие же были такими же свежими и розовыми, как детские пальчики на лице первой женщины, приведшей его сюда. Она стала ему кричать, хотя в этом и не было необходимости: - Дромозэ приближается. В этот раз будет еще больно. Но когда вы привыкнете, то сможете закопаться... Она махнула рукой в сторону гряды курганов, окружавших людское скопище: - Они закопались. Мерсер кивнул еще раз. - Не беспокойтесь, - подбодрила его покрытая руками женщина и широко раскрыла рот, когда вспышка света коснулась ее. Огоньки добрались и до Мерсера. Боль была сильней, чем при первой встрече. Он почувствовал, что глаза его расширяются и сделал вывод что
в начало наверх
огоньки, это существа, кем бы они ни были - питали его тело энергией и перестраивали его. Их разум, если он у них был, не был человеческим, но их побуждения были довольно ясны. Между двумя приступами боли Мерсер почувствовал, как они наполнили его желудок, напитали кровь, отсосали фекалии из почек и мочевого пузыря, промассировали сердце, стали двигать за него легкие. Все, что они делали, было продумано и благоприятно по намерению. Но от всего этого исходили невыносимые муки. Внезапно, как будто поднялась туча насекомых, они исчезли. До него дошла кричащая какофония безобразных звуков. Он стал озираться. Звуки утихли. Оказывается, кричал он сам. Он издавал кошмарные крики психа, обезумевшего алкоголика, животного, потерявшего координацию и связь с окружающим миром. Когда крик прекратился, он понял, что обрел способность говорить. К нему подошел мужчина, такой же голый, как и все остальные. Из головы у него торчал шип. Кожа вокруг шипа запылилась. - Привет, приятель, - поздоровался он. - Привет, - ответил Мерсер. Трудно было придумать что-либо более глупое и банальное для начала беседы в подобном месте. - Невозможно покончить с собой здесь, - продолжил мужчина. - Да, это так, - подтвердила женщина со множеством рук. Мерсер ощутил, что первый приступ боли прошел. - Что со мной происходит? - Вы заполучили какую-то дополнительную часть тела, - пояснил незнакомец. - Они всегда закладывают в наши тела почки этих частей. А потом приходит Б'Дикат и срезает большую их часть, за исключением тех, которым необходимо еще расти. Вот, например, как у нее, - добавил он, кивая в сторону женщины, лежавшей вместе с телом мальчика, росшим из нее. - И это все? - спросил Мерсер. - Приступы боли при закладке новых органов и укусы для питания? - Нет, - ответил мужчина. - Иногда им кажется, что нам слишком холодно, и тогда они наполняют огнем наши внутренности. Когда же они считают, что нам слишком жарко, тогда замораживают, методично воздействуя на каждый нерв. Женщина с телом мальчика пояснила: - А иногда они думают, что мы несчастливы и пытаются принудить нас быть счастливыми. По мне, так это самое наихудшее. Запинаясь, Мерсер произнес: - Так вы все-таки... я имею в виду, люди... или просто скот? Человек с шипом раскашлялся, вместо того, чтобы рассмеяться: - Скот! А ведь это забавно. Земля полна людей. Большинство из них закопались. Мы - единственные, которые еще не потеряли дара речи. Мы стараемся держаться вместе, одной группой. Поэтому мы чаще встречаемся с Б'Дикатом. Мерсер хотел задать еще один вопрос, но почувствовал, что падает и, кто-то подхватил его. Через мгновение он ощутил себя распростертым на земле. А затем - умиротворенный и зачарованный - уснул. 3 За неделю он познакомился со всеми членами группы. Это были равнодушные люди. Никто в точности не знал, когда именно могут появиться дромозэ и добавить еще один орган. Мерсер не чувствовал уже укусов, но все же полученный им сразу же при выходе из купола надрез стал затвердевать. Шипоголовый посмотрел как Мерсер ослабил ремень брюк и осторожно приспустил их, чтобы увидеть ранку. - Вам досталась голова, - заметил мужчина. - Детская. Наверху будут рады, когда Б'Дикат отделит ее. Группа даже попыталась наладить его интимную жизнь. Его познакомили с одной из девушек. Та отращивала одно тело над другим. Бедра ее перерастали в плечи и обратно, а затем снова переходили в плечи, пока длина ее не стала равна длине пяти человек. Лицо ее было нормально. Она пыталась быть дружелюбной с Мерсером. Он же был настолько потрясен ее видом, что закопался в сухой рыхлый песок и оставался там, как ему казалось, не менее ста лет. Потом он определил, что не прошло и дня. Когда он вылез, долговязая девица со множеством тел ждала его. - Вам не следовало выбираться наружу ради меня, - посоветовала она. Мерсер стал отряхивать с себя грязь. Он огляделся. Фиолетовое солнце закатывалось, а небо было расцвечено голубыми, темно-голубыми полосами и пятнами оранжевого цвета. Он посмотрел на нее. - Я выбрался не ради вас, мадам. Какая польза лежать там, дожидаясь очередного раза? - Я хочу вам кое-что показать, - продолжила девушка и указала на невысокий холмик. - Откопайте его. Она казалась дружелюбной. Мерсер пожал плечами и набросился на почву всей силой своих могучих когтей. Было очень удобно копать по-собачьи, имея огрубевшую кожу и острые лопатовидные когти на кончиках пальцев. Рядом с его быстро мелькавшими руками вырос холмик свежего грунта. В разрытой им яме показалось что-то розовое. Он стал копать осторожнее. И понял, что это спящий мужчина. Из одного его бока росли дополнительные руки. Другой бок выглядел обычно. Мерсер повернулся к девушке со многими телами, извивавшейся как змея при приближении к нему. - Так это и есть, как мне кажется... - Да, - согласилась она. - Доктор Вомакт выжег у него мозг. И вынул глаза. Мерсер сел на землю и взглянул на девушку: - Вы велели мне откопать его. А теперь поясните, зачем? - Чтобы вы видели. Чтобы знали. Для того, чтобы заставить вас думать. - И это все? - удивился Мерсер. Внезапно девушка начала извиваться. Одно за другим крутились ее тела, вздымались и опускались груди. Мерсер заинтересовался, каким образом воздух попадает ей в легкие. Он не ощущал к ней жалости. Сейчас он не мог никого жалеть, только себя самого. Когда спазмы прекратились, девушка, извиняясь, улыбнулась. - Только что мне привили новый саженец. Мерсер угрюмо кивнул. - Что в этот раз, руку? У вас их, кажется, и так достаточно. - А, вы об этом... - она оглядывала свои туловища. - Я пообещала Б'Дикату, что отращу их. Он добрый... Но тот человек, незнакомец. Поглядите на него, того, которого вы откопали. - Кому лучше - ему или нам? Он пристально вгляделся в нее. - Вы из-за этого заставили меня откопать его? - Да. - И ждете от меня ответа? - Нет, - возразила она. - Не сейчас. - Кто вы? - поинтересовался Мерсер. - Мы никогда не спрашиваем о подобном. Это не имеет никакого значения. Но так как вы - новенький, я отвечу вам. Когда-то я была леди Да - мачехой императора. - Вы?! - воскликнул он. Она горько улыбнулась. - Вы еще совсем свеженький, вам кажется, будто это имеет какое-то значение. Но мне бы хотелось сказать вам нечто более важное. - Она замолчала и закусила губу. - Что? - заинтересовался он. - Расскажите об этом до того, как я заработаю еще один укус. Тогда я уже буду просто не в состоянии говорить или думать. Скажите сейчас. Она приблизила к нему свое лицо. Даже сейчас оно было прелестно, несмотря на розовые оттенки закатывающегося фиолетового солнца. - Люди никогда не живут вечно. - Да, - согласился Мерсер. - Я знаю это. - Верьте в это! - приказала леди Да. Вдалеке от них, по всей темной равнине, стали вспыхивать огоньки. Она сказала: - Закапывайтесь, закапывайтесь на ночь. Возможно, они и пропустят вас. Мерсер начал копать. Время от времени он оглядывался на откопанного им человека. Лишенный разума, тот плавными и целеустремленными движениями, как у морской звезды под водой, пробивал себе путь обратно под землю. Пятью-семью днями позже в группе раздались крики. К этому времени Мерсер познакомился с одним получеловеком, у которого исчезла нижняя часть тела, и внутренности поддерживались на своем месте с помощью чего-то, напоминающего прозрачную пластиковую повязку. Получеловек показал Мерсеру, как нужно лежать, не двигаясь, когда появляются дромозэ. - С ними невозможно бороться, - говорил получеловек. - Они сделали Альвареса огромным как гора, таким, что он больше даже не шевелится. Теперь они пытаются осчастливить нас. Они кормят нас, очищают и освежают нас. Лежите спокойно. Не бойтесь кричащих. Мы все кричим. - А когда мы получаем наркотики? - спросил Мерсер. - Когда приходит Б'Дикат. Б'Дикат пришел как раз в этот день, волоча за собой что-то вроде саней с колесами. Полозья помогали тащить их по буграм, а по ровной поверхности удобнее были колеса. Еще до его прихода, группа развила лихорадочную деятельность. Везде люди откапывали спящих. К тому времени, когда Б'Дикат достиг места встречи, вся группа увеличилась втрое за счет спящих розовых тел - мужчин и женщин, молодых и старых. Спящие выглядели не лучше и не хуже бодрствующих. - Спешите! - сказала леди Да. - Он никогда не делает нам ни одного укола, пока мы не будем готовы все до единого. На Б'Дикате был тяжелый свинцовый скафандр. Он поднял руку в дружеском приветствии, как отец, возвратившийся домой с гостинцами для своих детей. Группа рассыпалась во все стороны вокруг него, но не сбилась в беспорядочную толпу. Б'Дикат залез в сани и вытащил бутыль с ремнем, который перебросил на плечо. Из бутыли свисал шприц. На конце его сверкала игла. Приготовившись, Б'Дикат жестом позвал их приблизиться. Люди сомкнулись теснее, излучая предвкушение счастья. Он прошел между ними к девушке, из шеи которой выросло тело мальчика. Его механический голос громыхал из динамика, установленного на верхушке скафандра: - Хорошая девушка. Очень хорошая. Ты получишь большой-пребольшой подарок. - Он воткнул в ее тело иглу и держал ее так долго, что Мерсер даже заметил, как пузырек воздуха прошел по всей трубке до самой бутыли. Затем он вернулся к другим, голос его гремел, двигался он с непередаваемой грацией и быстротой. Игла сверкала на солнце, когда он делал укол за уколом. Люди падали на землю как бы в полусне. Он узнал Мерсера. - Привет, приятель. Сейчас ты сможешь получить удовольствие. Внутри купола оно бы убило тебя. Есть что-нибудь для меня? Мерсер запнулся, не понимая, что имеет в виду Б'Дикат, но за него тут же ответил двуносый: - Мне кажется, у него есть прелестная детская головка, но она еще недостаточно велика, чтобы вы могли ее забрать. Мерсер не заметил, как игла коснулась его руки. Б'Дикат уже отошел к другим, когда суперкондамин встряхнул Мерсера. Ему захотелось побежать за Б'Дикатом, стащить с него свинцовый скафандр и сказать, что любит его. Он сделал шаг, споткнулся и упал, но боли не почувствовал. Девушка со многими телами упала рядом с ним. Мерсер обратился к ней: - Разве это не замечательно? Вы - красивая, самая-самая красивая на всем свете. И я так счастлив, что нахожусь здесь. Женщина, покрытая отросшими руками, подошла и села возле них. Она излучала тепло и дружелюбие. Мерсеру показалось, что она выглядит утонченной и очаровательной. Он стал сбрасывать с себя одежду. Глупо и высокомерно носить эту дрянь, когда никто из этих милых и прекрасных людей вокруг него не одет. Обе женщины что-то лепетали и тихо напевали. Последним трезвым закоулком своего сознания он понимал, что они ничего не говорят, а просто выражают эйфорию от наркотика, столь могучего, что вся Вселенная запрещает даже употреблять его название. Его рассудок был затоплен внезапно нахлынувшим счастьем. Мерсер подумал, насколько он удачлив, оказавшись на такой прекрасной планете. Он попробовал поделиться этим с леди Да, но язык его заплетался, и слова были не разборчивы. Внезапная острая боль поразила его в брюшину. Наркотик тотчас же снял ее. Это напоминало действие колпака наслаждения в госпитале, но было в
в начало наверх
тысячу раз приятней. Боль исчезла, хотя поначалу и была непереносимой. Он заставил себя собраться. Отбросив все лишнее, сказал розовым и голым дамам, лежавшим рядом с ним в пустыне: - Это был хороший укус. Возможно, я отращу еще одну голову. Это порадует Б'Диката! Леди Да с усилием выпрямила переднее из своих тел и сказала: - Я тоже сильная. И могу говорить. Запомни, человек, запомни. Люди никогда не живут вечно. Мы тоже можем умереть, можем умереть, как настоящие люди. Я свято верю в возможность смерти! Мерсер улыбнулся ей сквозь пелену счастья. - Разумеется, можем. Но разве не прекрасно... Внезапно он почувствовал, что губы его стали толще, а сознание замутилось. Он бодрствовал, но не было желания что-либо делать. В таком прекрасном месте, среди этих приветливых и привлекательных людей, он сидел и улыбался. А Б'Дикат стерилизовал уже свои ножи. Мерсер заинтересовался, как долго продлится действие суперкондамина. Он вынес следующую серию манипуляций дромозэ, не шелохнувшись и даже не вскрикнув. Ментальные страдания и кожный зуд были явлениями, происходящими где-то вне его, и ничего не значащими. Он разглядывал собственное тело с каким-то отрешенным безразличием. Леди Да и многорукая женщина оставались рядом с ним. Через некоторое время к ним на своих могучих руках подполз получеловек. Он сонно и дружески помигивал, затем погрузился в мирное забытье. Когда Мерсер открывал глаза, то видел как восходит солнце. Он закрывал их ненадолго, чтобы открыть вновь и увидеть как сверкают звезды. Времени на размышление не было. Дромозэ кормили его своим таинственным манером; наркотик же свел на нет любые циклы потребные его телу. Наконец он почувствовал внутренние болевые ощущения. Боль не изменилась, изменился он сам. Теперь ему было известно все, что происходит на планете Шеол. Он хорошо помнил все, что было с ним в период счастья. Прежде он вынужден был замечать то, что происходит вокруг. Теперь же просто чувствовал это. Он попробовал спросить леди Да, сколько времени они находились под действием наркотика и сколько придется еще ждать следующей порции. Она улыбнулась, и в ее улыбке было короткое отрешенное счастье. По-видимому, ее многочисленные туловища, распростертые на земле на внушительную длину, имели большую емкость для сохранения наркотика, чем, например, его тело. Она хорошо воспринимала окружающее, но была неспособна к членораздельной речи. Получеловек лежал на земле, отчетливые пульсации артерий были видны за полупрозрачной пленкой, защищавшей его брюшную полость. Мерсер сжал плечо лежавшего. Тот проснулся, узнал его и одарил счастливой улыбкой: - Доброе утро, мой мальчик. Это некоторое отступление от игры. Тебе доводилось когда-либо видеть ИГРУ? - Вы имеете ввиду игру в карты? - Нет, - покачал головой получеловек. - Это нечто вроде следящей машины с реальными людьми в качестве фигур. - Я никогда не видел ничего подобного, - сказал Мерсер, - но я... - Но ты хочешь спросить, когда вернется Б'Дикат со своей иглой? - Да, - немного смутившись, ответил Мерсер. - Скоро, - сказал получеловек. - Вот почему я и думаю об играх. Мы все знаем, что должно произойти. Мы знаем, что будут делать манекены, - он махнул в сторону бугорков, в которых обезличенные были погребены. - И мы все знаем о чем спрашивают новички. Но никогда не знаем, сколько времени займет очередная сцена. - Что вы называете "сценой"? - спросил Мерсер. - Так называется игла? Получеловек засмеялся. На этот раз смех его был почти естественным. - Нет, нет. У вас все удовольствия на уме. Сцена - это просто часть игры. Я имел в виду то, что нам известен порядок, в котором происходят события, но у нас нет часов, и никто не удосуживается даже считать дни или составлять календари, да и климат здесь ровный. Поэтому никто из нас не знает, сколько времени проходит. Боль кажется кратковременной, а наслаждения-длительными. Я же склонен думать, что каждый из этих двух периодов длится около двух земных недель. Мерсер не знал, что такое земная неделя, поскольку до своего осуждения не был начитанным человеком, но на этот раз ему не удалось что-либо добиться от получеловека. В этот момент он подвергся имплантации дромозэ. Лицо его покраснело и он прокричал нечленораздельно Мерсеру: - Заберите это у меня, идиот! Заберите! Когда Мерсер беспомощно развел руками, получеловек уже корчился в конвульсиях, повернулся спиной к нему, и затрясся в рыданиях. Мерсер и сам толком не знал, сколько прошло времени, когда вернулся Б'Дикат. Могло пройти несколько дней. А могло и несколько месяцев. Он снова двигался между ними, как любящий отец, и они кучковались вокруг него, словно дети. На этот раз Б'Дикат приветливо улыбнулся детской головке, выросшей на бедре Мерсера - спящей детской головке, покрытой на макушке редким пушком. Мерсер получил свой укол, сулящий ему блаженство. Когда Б'Дикат отделял головку от его бедра, он почувствовал, как нож прошелся по хрящу, соединявшему ее, и увидел гримасу на детском личике. Это никак не отразилось на нем. Он лишь ощутил тупую боль, когда Б'Дикат смазал ранку едким антисептиком, мгновенно остановившим кровотечение. В следующий раз у Мерсера на груди выросли две ноги. Затем еще одна голова, рядом с его собственной. Или это было после туловища и ноги, от талии и кончиков пальцев ног, маленькой девочки, росших на его боку? Он забыл последовательность. И не считал время. Леди Да часто улыбалась ему, но любви не было. Сейчас она уже утратила свои дополнительные туловища. В промежутках между патологическими отращиваниями каких-либо органов она была красивой и хорошо сложенной женщиной. Но самым приятным в их отношениях был шепот, повторяющийся многие тысячи раз и сопровождающийся улыбкой и надеждой: "Люди никогда не живут вечно". Эта мысль безмерно утешала ее, хотя Мерсер считал ее не имеющей смысла. События шли своим чередом, менялась внешность жертв, прибывали новые. Время от времени Б'Дикат доставлял новичков, покоившихся в вечном забытьи своих выжженных разумов, загружал их телами тележку и добавлял к другим группам. Тела эти корчились и извивались, не произнося ни единого членораздельного звука, когда на них нападали дромозэ. Наконец Мерсеру удалось проследовать за Б'Дикатом до самой двери купола. Для этого ему пришлось перебороть блаженство, доставляемое суперкондамином. Только память о предыдущих муках, смущении и растерянности укрепляла его уверенность в том, что если он не спросит Б'Диката в тот момент, когда он, Мерсер, был счастлив, то ответ станет не доступным ему, когда он будет особенно нужен. Переборов испытываемое наслаждение, он стал молить Б'Диката проверить записи и сказать, сколько времени он здесь провел. Б'Дикат ворчливо согласился, но не вышел для ответа. Он сказал через динамик, укрепленный на крыше купола, и его могучий голос прокатился по пустыне, заставляя встряхиваться розовое людское стадо, погруженное в блаженство в ожидании того, что скажет им их друг Б'Дикат. Когда человек-корова закончил свою речь, они были разочарованы, ибо она была лишена для них всякого смысла, так как просто вмещала в себя сведения о количестве времени, проведенного на планете Шеол каким-то Мерсером: - Стандартного времени - 84 года, 7 месяцев, 3 дня, 2 часа и 11 с половиной минут. Всего хорошего, приятель. Мерсер побрел назад. Тайный уголок его разума, остававшийся нормальным, несмотря на боль и блаженство, заставил его удивиться поведению Б'Диката. Что заставляло человека-корову оставаться здесь? Что делает его счастливым без суперкондамина? Был ли Б'Дикат безумным рабом своих обязанностей или человеком, не утратившим надежду на возвращение на свою родную планету, в лоно своей семьи с маленькими людьми-телятами, похожими на него? Мерсер, несмотря на переполнявшее его счастье, потихоньку заплакал, думая о необычной судьбе Б'Диката. Со своей собственной судьбой он примирился. Он припомнил, когда ел в последний раз настоящие яйца с настоящей сковороды. Дромозэ поддерживали в нем жизнь, но ему не было известно как им это удавалось. Он брел к своей группе пошатываясь. Леди Да, обнаженная в пыльной пустыне, дружески помахала ему, приглашая сесть рядом с ней. Вокруг были бесчисленные квадратные мили пространства, но ему необходимо было именно это, предложенное ее дружеским жестом и никакое другое. 4 Годы, если это действительно были годы, проходили. На Шеоле ничего не менялось. Иногда по равнине прокатывался клокочущий звук извержения гейзеров, донося до людей, еще не утративших способность мыслить, что капитан Альварес сделал выдох. Ночи сменялись днями, однако не было смены полевых работ, как и времен года, или новых поколений людей. Время остановилось для этих людей, а порции блаженства настолько перемешались с мучениями и потрясениями, вызванными дромозэ, что слова леди Да приобретали для них какое-то очень далекое значение. - Люди никогда не живут вечно. Ее заявление было надеждой, а не истиной, в которую можно было верить. У них не было духу следить за перемещениями звезд на небе, обмениваться друг с другом именами, пожинать плоды опыта каждого ради коллективной мудрости всех. Они даже мечтать не смели о бегстве. Хотя и видели старты старомодных ракет на химическом топливе со взлетного поля за куполом Б'Диката, им и в голову не приходило спрятаться среди замороженной порции перерожденной плоти. Когда-то очень давно какой-то узник, его теперь не было среди них, попытался написать послание. Его письмена были высечены на скале. Мерсер прочел их так же, как и другие, но никто не знал кто это сделал. И никого они не заинтересовали. Послание, нацарапанное на камне, было письмом домой. Начиналось оно так: "Когда-то я был таким же, как и вы, выходящим из своего окна и к концу дня и позволявшим ветрам нежно нести меня к тому месту, где я жил. Когда-то я, как и вы, имел одну голову, две руки, а на них десять пальцев. Передняя часть моей головы называлась лицом, и с его помощью я мог разговаривать. Теперь же я могу только писать, и то лишь тогда, когда боль покидает меня. Когда-то я, так же, как и вы, ел, пил, имел имя. Не могу вспомнить его. Вы можете вставать, вы, которые читаете послание. Я даже не могу подняться. Я просто дожидаюсь, когда огоньки, молекула за молекулой, вложат в меня пищу и таким же образом заберут продукты распада. И не думайте, что меня здесь подвергают наказанию. Это место не для наказания. Оно предназначено для кое-чего еще". Среди розового стада никто не задумывался над этим "кое-чем". Любознательность давно угасла среди них. Затем настал день небольших людей. Это было тогда - ни час, ни год не имеют значения - когда леди Да и Мерсер молча сидели рядом, погруженные в суперкондаминовое блаженство. Им не нужно было обмениваться словами - за них говорил наркотик. Неприятный рев со стороны купола Б'Диката заставил их слегка пошевелиться. Они, да еще несколько, повернули головы в сторону громкоговорителя. Первой, совершенно безразлично, заговорила леди Да. - Я уверена, - произнесла она, - что когда-то мы называли это Военной угрозой. И она снова погрузилась в пучину своего блаженства. Мужчина с двумя рудиментарными головами, росшими рядом с его собственной, подполз к ним. Все три головы выглядели очень счастливыми, и Мерсер даже позавидовал избытку его счастья, выражавшегося столь причудливым образом. Несмотря на пульсирующий жар наркотика, он сожалел, что в периоды просветления своего рассудка не спросил у этого мужчины, кем тот был когда-то. Теперь он сам представился. Усилием воли держа глаза открытыми, он, вяло сделав жест, наподобие отдачи чести, леди Да и Мерсеру, произнес: - Суздаль, мадам и сэр, бывший капитан крейсера. Там... объявлена тревога. Хочу доложить, что я... что я... не совсем готов к... И впал в забытье. Мягко, но властно, леди Да заставила его снова поднять веки:
в начало наверх
- Командор, почему они объявили тревогу? Зачем вы пришли к нам? - Вы, мадам, и джентльмен с ушами, кажется, еще в состоянии мыслить из всей вашей группы. Я подумал, что, возможно, у вас могут быть приказы. Мерсер огляделся в поисках человека с ушами. Оказалось, это был он сам. К тому времени все его лицо уже закрывали свежие ушки, он не обращал на них внимания, зная, что со временем Б'Дикат срежет их, а дромозэ дадут жизнь чему-нибудь другому. Шум из купола был невыносимый, раскалывающий уши. Многие члены группы зашевелились. Некоторые открыли глаза и осмотревшись, бормоча снова погружались в блаженство, навеянное суперкондамином. Дверь купола отворилась. Наружу стремглав выскочил Б'Дикат - БЕЗ СВОЕГО СКАФАНДРА. На поверхности планеты его еще ни разу не видели без защитного металлического облачения. Он бросился к ним, дико озираясь, пока не узнал леди Да и Мерсера, подхватил их обоих на руки, и помчался назад в свой купол. Он швырнул их внутрь через двойную дверь. Они сильно ударились о пол, однако нашли это весьма забавным. Мгновением позже ввалился Б'Дикат. - Вы люди, или были ими! - взревел он. - Вы понимаете людей. Я же только повинуюсь им. Но здесь я отказываюсь исполнять приказания. Взгляните на это! На полу лежали четверо красивых детей. Двое, самые маленькие, казались близнецами в возрасте около двух лет. Кроме них была еще девочка лет пяти и мальчик примерно семи лет. У всех были подрезаны веки. У всех вокруг висков были тонкие красные линии, а на бритых головах были видны, следы удаленных мозгов. Б'Дикат, пренебрегая опасностью со стороны дромозэ, стоял рядом с леди Да и Мерсером и кричал изо всех сил: - Вы - настоящие люди! Я же - корова. Я исполняю свои обязанности. А они не включают ВОТ ЭТО. Это же ДЕТИ! Мудрой, оставшейся крохотной частью своего разума, Мерсер ощутил потрясение и разочарование. Было трудно испытать такие чувства, ибо суперкондамин подобно громадной приливной волне затоплял сознание. В результате чего все казалось прелестным. Внешняя часть сознания, особо насыщенная наркотиком, говорила ему: "Разве не прекрасно, что среди нас будут дети!" Однако неразрушенная часть его мозга еще содержала понятия чести и морали в том виде, в каком они были известны ему до прибытия на планету Шеол. И эта часть мозга шептала: "Это преступление хуже любого совершенного нами! И совершила его Империя!" - Но что вы сделаете? - спросила леди Да. - Что мы можем сделать? - Я пытался связаться со спутником. Когда там поняли о чем я говорю, они прервали связь. Ведь в конце концов я - не человек. Главный врач велел мне делать свою работу. - Это был доктор Вомакт? - спросил Мерсер. - Вомакт? Он умер сто лет назад в преклонном возрасте. Нет. Меня оборвал новый врач. У меня нет присущих людям ощущений, но я рожден на Земле, и во мне течет земная кровь. У меня есть свои чувства. Простые коровьи чувства. Но ЭТОГО я не могу допустить. - И что же вы сделали? Б'Дикат поднял глаза в сторону окна. Его лицо осветилось решимостью, которая даже без воздействия наркотика, заставляла их любить его, сделала его отцом мира - благородного, честного, бескорыстного. Он улыбнулся: - Меня, я думаю, убьют за это. Но я объявил Всегалактическую Тревогу - все корабли здесь! Леди Да, не поднимаясь с пола, объявила: - Но ведь это только в случае нашествия извне! Это ложная тревога! Она собрала в кулак всю свою волю и встала: - Вы можете срезать с меня все это прямо сейчас, на тот случай, если сюда прибудут люди? И достаньте мне платье... - Есть ли у вас что-нибудь, что может нейтрализовать действие суперкондамина? - Именно этого я и добивался! - воскликнул Б'Дикат. - Я не приму сюда этих детей. Вы делаете меня лидером. Прямо на полу своей хижины, подстерегая ее извивающееся тело, он вернул ей обычные человеческие формы. Едкий антисептик курился в кабине. Мерсер подумал, что все это очень драматично. Затем он почувствовал, что Б'Дикат разделывает его самого. Все что отрезал, он предусмотрительно разложил по различным камерам холодильной установки. Он прислонил их к стенке. - Я думал, - сказал он. - От суперкондамина нет противоядия. Кому оно нужно? Но я могу сделать вам гипноуколы из своей спасательной шлюпки. Предполагается, что они должны обеспечить возвращение на спутник, независимо от того, что бы не случилось с пассажирами шлюпки в космосе. Раздался пронзительный вой над куполом станции. Б'Дикат кулаком высадил окно, высунул голову наружу и посмотрел вверх. - Прибывают! - закричал он. Земля затряслась от быстрой посадки корабля. Содрогнулись двери... "Почему люди все-таки осмелились высадиться на Шеоле?" - заинтересовался Мерсер. Но когда открылся люк посадочного модуля, он увидел, что это не люди, а роботы Таможенной Службы, которые в состоянии переносить недоступные для людей скорости космических полетов. На одном из роботов были погоны инспектора. - Где непрошенные пришельцы? - Нет... - начал Б'Дикат. Несмотря на то, что леди Да была полностью обнаженной, она приняла осанку императрицы и четко произнесла: - Я - бывшая императрица, леди Да. Вы узнаете меня? - Нет, мадам, - ответил робот-инспектор. У него был несколько смущенный вид, если подобное можно сказать относительно робота. Наркотик заставил подумать, что было бы неплохо для компании иметь здесь робота. - Я объявляю, пользуясь старинным выражением, Чрезвычайное Положение. Вы понимаете? Сейчас же соедините меня с Повелителями Содействия. - Мы не можем... - пролепетал робот. - Вы можете спросить, - настаивала леди Да. Инспектор повиновался. Леди Да повернулась к Б'Дикату: - Сделайте сейчас же нам с мистером Мерсером уколы. Затем поместите с наружной стороны двери, чтобы дромозэ могли быстро исцелить эти рубцы. Проведите нас внутрь, как только будет налажена связь. Если у вас нет одежды для нас, то дайте нам какую-нибудь ткань. Мерсер в состоянии вытерпеть боль. - Да, - кивнул Б'Дикат, стараясь не смотреть на четыре безвольных детских тела и их пустые глаза. Инъекция обдала тела Мерсера и леди Да таким огнем, какого они прежде не испытывали. Должно быть, препарат был в состоянии нейтрализовать действие суперкондамина. Чтобы не тратить зря времени, Б'Дикат выставил их наружу прямо через открытое окно. Дромозэ почувствовали свежие ранки и стали вспыхивать на их телах. Мерсер молчаливо терпел боль, лежал, приткнувшись к наружной стене купола и рыдал без удержу, как ему казалось, добрых десять тысяч лет. Реального времени, должно быть, прошло лишь несколько часов. Роботы Таможенной Службы фотографировали местность. Дромозэ вспыхивали мощными фейерверками на их телах, иногда целыми роями, но это совершенно не оказывало влияния на роботов. Мерсер услышал, как из приемника, установленного внутри купола, раздался громкий голос: - Хирургический спутник вызывает Шеол! Б'Дикат, выходите на связь! Тот, очевидно, не отвечал на вызов. Из другого приемника тоже раздались голоса, только несколько приглушенные. Это был приемник, установленный роботами-таможенниками. Мерсер был уверен, что следящая система была ими включена тоже, и возможно обитатели других миров впервые рассматривают сейчас Шеол. Из дверей вышел Б'Дикат. Он нес навигационные карты со спасательной шлюпки. Ими он обернул Мерсера и леди Да. Леди Да несколькими уверенными движениями поправила свою драпировку и неожиданно стала выглядеть как очень важная персона. Они вернулись в купол. Б'Дикат прошептал полный ужаса: - Установлена связь с Содействием, и сейчас с вами будет говорить один из Повелителей Содействия. Мерсеру ничего не оставалось как устроиться в углу и наблюдать. Леди Да, вся в напряжении, стояла в центре комнаты. Помещение наполнилось слабой дымкой без цвета и запаха. Она продолжала сгущаться. Это включилось основное переговорное устройство. В воздухе появилась человеческая фигура. Через мгновение перед леди Да приняла четкие очертания фигура женщины, одетой в униформу старинного покроя. - Это - Шеол. Вы - леди Да. Вы вызывали меня. Леди Да сделала жест в сторону детских тел, лежащих на полу. - Этого не должно было произойти, - сказала она. - Шеол - место наказания, согласно договору между Содействием и Империей. Однако в договоре ничего не говорится о наказании _д_е_т_е_й_! Женщина на экране внимательно рассматривала детские тельца. - Это же безумство! Она обвиняюще взглянула на леди Да. - Вы на императорской службе? - Я была императрицей, мадам, - усмехнулась леди Да. - И вы допустили это? - Что? - в свою очередь вскричала леди Да. - Я не имею к этому никакого отношения! - Глаза ее округлились. - Да я ведь сама здесь узница! Неужели вам это не понятно? Изображение женщины затуманилось: - Нет... Я этого не знала. - Я, - продолжала леди Да, - подопытная. Взгляните на ту группу, там, на равнине. Я пришла оттуда несколько часов назад. - Настройте изображение, - женщина-мираж обратилась к Б'Дикату. - Я хочу рассмотреть группу поближе. Тело ее выпрямилось и воспарило сквозь стену по яркой дуге, оказавшись через секунду в самом центре группы. Леди Да и Мерсер наблюдали за нею. Они даже увидели, что голограмма потеряла свою четкость и правильность очертаний. Женщина-образ подала знак рукой, чтобы ее перенесли обратно в купол. Б'Дикат выполнил ее приказ. - Приношу вам свои извинения, - произнесла она. - Я - леди Джоанна Гнейд, одна из Повелителей Содействия. Мерсер поклонился, потерял равновесие и упал на пол. Леди Да даже не обернулась на шум и ответила на представление поистине царственным кивком. Обе женщины пристально смотрели друг на друга. - Немедленно проведите расследование, - продолжила леди Да. - А закончив его, пожалуйста, умертвите всех нас... Вам известно что-нибудь о наркотике суперкондамине? - Ради Бога, не упоминайте об этом! - взмолился Б'Дикат. - Не называйте его перед коммуникатором. Это тайна Содействия! - Содействие - это я, - гордо заявила леди Джоанна. - Вам больно? Не думала я, что кто-либо из вас жив. Я слышала о хирургических банках на вашей запрещенной планете, но думала, что их обслуживают роботы, а новые органы пересылают наверх ракетами. С вами тут есть еще люди? Кто заведует всем этим хозяйством? Кто посмел так поступить с детьми? Б'Дикат вышел вперед и встал перед образом-женщиной. Не поклонившись, он сказал: - За все здесь отвечаю я! - Но вы ведь не человек! - воскликнула леди Джоанна. - Вы - корова! - Бык, мадам, - в голосе Б'Диката послышались стальные нотки. - Моя семья находится в замороженном состоянии на Земле, и своей тысячелетней службой я зарабатываю им и себе свободу. Что касается других ваших вопросов, мадам, то всю работу я делаю сам, хотя время от времени мне приходится отсекать от своего тела лишние части. Я их выбрасываю. Вам известны секретные правила, касающиеся этой планеты? Леди Джоанна переговорила с кем-то позади себя. Затем вновь взглянула на Б'Диката и приказала: - Поменьше распространяйся о наркотике. И расскажи все подробности этого дела. - У нас здесь, - официальным тоном начал Б'Дикат, - тысяча триста двадцать один человек, на которых можно рассчитывать в качестве источника частей тела, когда дромозэ делают им прививки. Здесь есть еще более ста, включая капитана Альвареса, которые настолько полно поглощены планетой, что бесполезно производить над ними операции по удалению частей тела.
в начало наверх
Империя устроила на этой планете место тягчайшего наказания. Однако, Содействие отдало тайное распоряжение о применении "препарата", - он сделал особое ударение на этом слове, подразумевая суперкондамин, - который смягчил бы наказание. Империя поставляет сюда своих осужденных. Содействие распространяет по Галактике трансплантируемые органы. Леди Джоанна подняла правую руку в знак тишины и скорби. Она оглядела комнату. Глаза ее снова опустились на леди Да. Возможно, она догадалась, каких усилий стоит той оставаться на ногах, пока два наркотика - суперкондамин и тот, из аптечки спасательной шлюпки, - борются внутри ее кровеносной системы. - Вы, люди, можете успокоиться. Для вас будет сделано все возможное. С Империей покончено. Генеральный Договор, по которому Содействие тысячу лет назад сделало Империи уступку, давно аннулирован. Мы ничего не знали о вашем существовании. Со временем мы разыскивали бы вас, но я очень сожалею о том, что все это не произошло сразу же вслед за падением Империи. Что мы можем сделать для вас прямо сейчас? - Единственное, чего у нас в избытке - это время, - сказала леди Да. - Вероятно, мы уже никогда не сможем покинуть эту планету из-за дромозэ и вашего "препарата", к воздействию которого мы все так пристрастились. Первое могло бы представлять опасность. Второе же оставаться неизвестным. Леди Джоанна Гнейд обвела комнату взглядом, а когда он остановился на Б'Дикате, тот пал на колени и поднял свои огромные руки в знак мольбы. - Чего ты хочешь? - спросила она. - Вот эти... - он показал на искалеченных детей. - Прикажите прекратить это. Прекратите сейчас же! - уже кричал он, и женщина подчинилась этому приказу. - И, леди... - он запнулся, как бы робея. - Что? Продолжайте! - Леди, я не способен убивать. Это противоречит моему естеству. Работать, помогать, но не убивать... Что же мне делать с ними? - он снова показал на четыре неподвижные детские фигурки, распростертые на полу. - Берегите их, - сказала леди Джоанна. - Просто сберегите их! - Не могу, - отказался он. - Нет никакой возможности сохранить им жизнь здесь, в куполе: нет пищи, которой бы их можно было кормить. Они умрут через несколько часов. А правительствам, - мудро добавил он, - требуется очень много времени, чтобы что-то предпринять. - Вы можете дать им препарат? - Нет, это убьет их, если я дам им это вещество до того, как дромозэ усилят все их жизненные процессы. Звонкий смех леди Джоанны Гнейд разнесся по комнате, одновременно он напоминал плач: - Глупцы... бедные глупцы! И глупее всех я! Если суперкондамин является наркотиком только после воздействия со стороны дромозэ, то зачем же делать из него тайну? Б'Дикат вскочил. Он нахмурился, но не мог подобрать слова, с помощью которых мог бы защититься. Леди Да, бывшая императрица павшей Империи, обратилась к другой леди церемониально и требовательно. - Необходимо вынести их наружу, чтобы дромозэ внедрились в их тела. Им будет больно, но Б'Дикат даст им наркотик. Именно в тот момент, когда это можно будет сделать без вреда для них... Я умоляю вас, леди... Мерсер едва успел подхватить ее, прежде чем она упала. - Вы уже достаточно натерпелись, - сказала леди Джоанна. - Штурмовик с тяжело вооруженным десантом находится на пути к вашему спутнику. Медперсонал арестуют и будет проведено тщательное расследование с целью выяснения деталей этого преступления. - Вы накажете виновного врача? - отважился вмешаться в разговор Мерсер. - И вы еще можете говорить о наказании? - воскликнула женщина. - Вы! - Это справедливо. Я был наказан за то, что совершил зло. Почему же нельзя наказать человека, совершившего преступление? - Наказывать... наказывать! Нет, мы вылечим этого врача. И вас вылечим, если сумеем. Мерсер заплакал. Он думал об океанах блаженства, которые доставил ему суперкондамин, позабыв об ужасающих муках и уродствах Шеола. Неужели больше не будет желанного укола? Он уже не мог себе представить жизнь без Шеола. И неужели рядом с ним больше не будет нежного, благородного Б'Диката с его скальпелями? Он поднял свое покрытое слезами лицо и обратился к леди Джоанне. - Леди, мы все посходили с ума на этой планете. Я не думаю, что нам захочется ее покинуть. Охваченная глубоким состраданием к мученику, та отвернулась. Следующие ее слова были обращены к Б'Дикату: - Вы - мудрый и добрый, пусть даже и не являетесь человеческим существом. Дайте им такое количество наркотика, какое они в состоянии принять. Содействие решит, что делать со всеми вами. Я поручу солдатам-роботам произвести исследование вашей планеты. Будут ли роботы в безопасности здесь, человек-корова? Б'Дикату не понравилось необдуманное имя, которым его назвали, но он не стал обижаться. - С роботами ничего не случится, мадам, но дромозэ будут крайне возбуждены, если не смогут питать их и исцелять. Пришлите их минимальное количество. Мы ничего не знаем о том, как живут и как умирают эти существа. - Минимальное количество... - прошептала леди Джоанна. Она подняла руку, давая знак какому-то технику, находившемуся на необозримом расстоянии от нее. Вокруг нее снова поднялся бесцветный дым, и изображение исчезло. Раздался пронзительный голос: - Я отремонтировал ваше окно. Это был один из роботов Таможенной Службы. Б'Дикат поблагодарил его и помог Мерсеру и леди Да выйти через дверь. Когда они оказались снаружи, их тотчас же начали жалить дромозэ. Но они не обращали на это внимания. Затем появился и сам Б'Дикат, неся в своих гигантских нежных руках четверых детей. Он положил их безвольные тельца на землю неподалеку от купола и стал наблюдать за тем, как их охватили судороги под натиском дромозэ. Мерсер и леди Да увидели, что его карие телячьи глаза покраснели, а огромные щеки стали влажными от слез. Часы или столетия. Кто мог рассказать им? Группа вернулась к своей обычной жизни, только промежутки между уколами стали много короче. Бывший некогда капитаном Суздалем отказался от укола, когда услышал новости. Едва только его состояние позволило ходить, он неотступно следовал за роботами Таможенной Службы в то время как они фотографировали, брали пробы грунта, пересчитывали тела узников. Их особенно интересовала гора, в которую превратился капитан Альварес, и они открыто спорили между собой, является ли она формой органической жизни или нет? Гора эта как-будто реагировала на суперкондамин, однако они не обнаружили ни крови, ни сердцебиения. Влага, приводимая в движение усилиями дромозэ, казалось, заменила то, что некогда было жизненными процессами человеческого тела. 5 А затем, одним ранним утром, небо над планетой разверзлось. На поверхность Шеола садился один корабль за другим. Из них выходили люди в одеждах. Дромозэ не обращали внимания на прибывших. Мерсер, который находился наверху блаженства, с огромным трудом понял, что корабли были битком набиты аппаратурой связи; "люди" же были роботами или изображениями лиц, находившихся на совершенно других мирах. Роботы быстро собрали всю группу вместе. Пользуясь тележками, они перевозили сотни лишенных рассудка тел к стоянке кораблей. Мерсер услыхал знакомый голос. Это была леди Джоанна Гнейд. - Поставьте меня повыше, - приказала она. Ее изображение стало расти, пока, казалось, не достигло четверти капитана Альвареса. Голос ее стал еще более зычным. - Разбудите их всех, - распорядилась она. Роботы задвигались среди узников, обрызгивая их какой-то жидкостью, которая пахла довольно тошнотворно. Мерсер почувствовал, что разум его проясняется. Суперкондамин все еще управлял его нервной системой и кровообращением, однако мозг был уже свободен от него. - Я принесла вам, - звучал сочувствующий голос гигантской леди Джоанны, - решение Содействия по планете Шеол. "Пункт первый. - Поставка органов и частей человеческого тела будет продолжаться, а дромозэ не будут уничтожены. Здесь будут оставлены различные части тел с целью отращивания, а выросший материал будет собираться роботами. Больше здесь не будут жить ни люди, ни гомункулы. Пункт второй. - Нечеловек Б'Дикат, по происхождению бык, будет немедленно вознагражден по возвращению домой, на Землю. Ему будет выплачена сумма вдвое большая, чем обещанная за тысячелетнюю службу..." Голос Б'Диката, ничем не усиленный, был почти столь же громогласен, как и ее, прошедший через мощные усилители. Он громко выкрикнул свое недовольство: - Леди, леди! Она глянула на него сверху вниз и неформально произнесла: - Чего же вы хотите? - Позвольте мне вначале закончить свою работу, - закричал он так, чтобы его все слышали. - Позвольте мне до конца заботиться об этих людях. Подопытные, у которых имелся мозг, внимательно слушали. Те же, у кого рассудка не было, пытались снова закопаться в песок Шеола, пользуясь для этого своими мощными когтями. Но стоило только кому-нибудь исчезнуть под землей, как его тотчас же хватали роботы и вытаскивали наружу. "Пункт третий. - Все лица, разум которых не будет поддаваться лечению, будут подвергнуты отсечению головы. Их тела будут оставлены здесь. Их головы отсюда увезут и умертвят наиболее гуманным способом, скорее всего при помощи сверхдозы суперкондамина." - Последняя крупная встряска, - пробормотал капитан Суздаль, стоявший возле Мерсера. - Это вполне справедливо. "Пункт четвертый. - Установлено, что дети являются последними наследниками трона Империи. Чересчур ревностный чиновник сослал их сюда, чтобы предотвратить вероятность реставрации единоличной власти, когда они вырастут. Врач повиновался приказам, не пытаясь их оспаривать. И чиновник, и врач будут подвергнуты лечению, и их воспоминания об этом случае будут стерты, так что потом им не нужно будет стыдиться того, что они совершили..." - Это несправедливо! - воскликнул получеловек. - Их следовало наказать так, как наказали нас! Леди Джоанна опустила на него свой взор: - С наказаниями покончено. Мы дадим вам все, что вы только пожелаете, но только не просите, чтобы мы причиняли страдания другим. Позвольте продолжать... "Пункт пятый. - Поскольку никто из вас не изъявил желания жить так, как вы жили до высылки на планету Шеол, то мы переместим вас на другую планету поблизости. Она напоминает эту, но гораздо красивее. Дромозэ на той планете нет..." При этих словах толпу охватило волнение. Узники кричали, плакали, ругались, жаловались. Все они хотели получить укол, и, если бы для того, чтобы его получить, им нужно было оставаться на Шеоле, то они, не задумываясь, остались бы. "Пункт шестой. - На новой планете вам не будут делать уколы суперкондамина, ибо в отсутствии дромозэ он убьет вас, но там будут колпаки. Помните, то, что вы получали на спутнике? Мы попытаемся вылечить вас и снова сделать нормальными людьми. Но, если вы отказываетесь, мы не будем вас принуждать. У колпаков наслаждения поле очень мощное. При соответствующей медицинской помощи вы сможете прожить в них еще много лет." Среди узников воцарилась тишина. Каждый по-своему пытался сравнить электрические колпаки, стимулирующие центры наслаждения в коре головного мозга, с наркотиком, который действовал на клапаны, открывающие экстатические нервные поля. - У вас есть какие-нибудь вопросы? - спросила леди Джоанна. - Когда нам дадут колпаки? - раздалось сразу несколько голосов. Теперь они стали настолько людьми, что сами потешались над собственным нетерпением. - Скоро, - ободряюще ответила она и через мгновение добавила. - Очень скоро. - Очень скоро. - Эхом отозвался Б'Дикат. - Вопрос, - выкрикнула леди Да. - Моя госпожа?.. - произнесла леди Джоанна, проявляя должную учтивость по отношению к бывшей Императрице.
в начало наверх
- Нам будет разрешено вступать в брак? Удивление отразилось на лице леди Джоанны. - Не знаю. - Она улыбнулась. - Но не вижу причин для почему бы нет... - Я беру себе в мужья этого человека по имени Мерсер, - сказала леди Да. - Когда отравление наркотиком было тяжелейшим, а мучения самыми страшными, он был единственным, кто пытался думать. Могу я получить его? Мерсер подумал, что все это выглядит довольно нелепо, поскольку был бескрайне счастлив, но ничего не сказал. Леди Джоанна посмотрела на него и одобрительно кивнула. Затем она подняла руки, благословляя и прощаясь со всеми. Роботы стали собирать розовые тела в две группы. Одна - отправлялась в новый мир, где их ждала новая жизнь и новые проблемы. Другая же, независимо от того, как много ее членов пыталось схорониться в грязи, была собрана для последней почести, которую могло воздать человечество. Б'Дикат, оставив всех остальных, торопился со своим неизменным бутылем через плечо к человеку-горе Альваресу, чтобы удостоить его гигантской порции блаженства.

ВВерх