UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Кордвейнер СМИТ

 СКАННЕРЫ ЖИВУТ НАПРАСНО




Мартел злился. Он даже не пытался овладеть  собой.  Он  мерил  шагами
комнату, ничего не видя вокруг. Заметив, что стол рухнул  на  пол,  Мартел
посмотрел на Люси - по выражению ее лица он понял, что грохот был ужасный.
Тогда он взглянул вниз - не сломалась и ножка? Она не  сломалась.  Сканнер
до мозга костей, он умел сканнировать себя. Его движения были  рефлекторны
и автоматичны. Он действовал ногами, животом,  руками,  лицом,  спиной,  в
которую было вмонтировано зеркало, но  главное  -  контрольным  блоком  на
груди,  содержащим  одновременно  весь  инструментарий  сканнера.   Мартел
вспомнил о своем гневе и снова рассердился. Он  заговорил  вслух,  хоть  и
знал, что жена терпеть не может пронзительного звука его голоса  и  всегда
просит пользоваться сканнерским блокнотом.
- Я говорю тебе, что я должен обратиться. Я должен обратиться.
Люси ответила - но он смог прочесть по ее губам только часть слов:
- Дорогой...  ты  мой  муж...  я  люблю  тебя...  опасно...  делай...
опасно... подожди...
Он посмотрел на нее и снова вложил всю силу  своих  легких  в  голос,
зная, что ранит ее этим:
- Я говорю тебе, что буду обращаться.
Уловив выражение ее лица, он раскаялся и стал мягче:
- Неужели ты не понимаешь, что это  значит  для  меня?  Вырваться  из
ужасной тюрьмы собственного мозга. Снова стать человеком  -  слышать  твой
голос, ощущать запах дыма.  Снова  чувствовать  -  чувствовать  землю  под
ногами, ветер в лицо. Разве ты не знаешь, что это значит для меня?
Ее широко раскрытые, обеспокоенные глаза снова начали раздражать его.
Он опять прочел лишь несколько слов на ее губах:
- ...Люблю тебя... ради тебя самого... слишком часто... он  сказал...
они сказали...
И тогда он зарычал на нее, понимая, что голос его поистине ужасен. Он
знал, что этот голос заставляет ее страдать не меньше, чем слова:
- Ты думаешь, я хотел, чтоб ты выходила замуж за сканнера? Разве я не
говорил тебе, что мы такие же ничтожные  существа,  как  и  хабермены?  Мы
мертвы, говорю я тебе. Мы должны быть мертвы, чтобы делать свое дело.  Как
иначе можно выйти в открытый космос? Ты думала  об  этом?  Я  предупреждал
тебя. Но ты вышла за меня замуж. Хорошо, ты вышла замуж  за  человека.  Ну
так дай же мне стать человеком! Дай мне слышать твой голос, ощущать  тепло
жизни, дай!
По ее потупившемуся взгляду Мартел понял, что он выиграл. Он не хотел
больше, чтоб она слышала этот голос. Наоборот, он вытянул из  контрольного
блока свой блокнот  и  ногтем  правого  указательного  пальца,  с  помощью
которого общаются сканнеры, написал быстро и  четко:  "Дргая,  пжлст,  где
провд обрщня?"
Люси достала из кармана фартука экранированный провод. Золотой  экран
упал на пол. Быстрыми искусными движениями  послушной  жены  сканнера  она
обмотала провод обращения вокруг головы, шеи и груди Мартела. Она даже  не
воспользовалась  инструментами   из   его   контрольного   блока.   Мартел
механически поднял ногу: Люси просунула провод  между  ногами  и  натянула
его. Она вставила вилку в регулятор напряжения возле  сердечного  подблока
мужа, а затем помогла ему сесть и сложить руки так, чтобы они поддерживали
голову в шлеме на спинке кресла. Потом Люси полностью повернулась к нему -
и он мог легко читать по ее губам.
Стоя на коленях, она присоединила свободный конец провода  к  экрану,
встала и повернулась к мужу спиной. Он сканировал ее, но ничего не  увидел
в этой фигуре, кроме горя, которое могло укрыться от глаз  любого,  но  не
сканнера. Люси заговорила: Мартел видел, как движутся мышцы ее груди.  Она
спохватилась, что стоит к нему спиной, и повернулась, чтобы  он  видел  ее
губы:
- Готов?
Он утвердительно улыбнулся.
Она снова повернулась к нему спиной. (Люси не в состоянии была видеть
его мучения под проводом). Она подбросила экран, и  тот  повис  в  силовом
поле.  Вдруг  он  накалился.  Все  было  кончено.  Все  -  за  исключением
внезапного безумного рева Мартела, каждый раз сопровождающего  возвращение
к жизни. Возвращение на болевом пороге.
Когда Мартел очнулся, он не сразу осознал, что  обращение  закончено.
Несмотря на то, что обращение было вторым за неделю,  он  чувствовал  себя
вполне сносно. Он лежал в кресле и вслушивался в звуки, окружавшие его.  В
соседней комнате была Люси - он слышал ее дыхание.  Вокруг  витали  тысячи
запахов: бодрящий, свежий - кондиционера, кисло-сладкий -  увлажнителя,  а
еще запах обеда, который они съели, запахи одежды, мебели, людей.  Ощущать
все это было удивительным наслаждением. Мартел даже пропел несколько  фраз
из  своей  любимой  песни:  "Открытый  космос   -   для   хабермена,   для
ха-бермена!". Он услышал, как посмеивается в соседней комнате  Люси,  стал
прислушиваться к шороху ее  платья,  зная,  что  она  вот-вот  появится  в
дверях.
Люси озабоченно улыбнулась:
- Ты выглядишь неплохо. Как ты себя чувствуешь?
Даже  теперь,  когда  Мартел  обладал  всем  богатством  человеческих
ощущений, он не мог заставить себя не сканнировать.
Он  снова  пользовался  арсеналом   своей   плоти,   наслаждаясь   ее
профессионализмом. Глаза его впились в контрольный блок: там могло  что-то
измениться.  Все  было  в  порядке,  и  только  стрелка   нервокомпрессора
находилась в положении "Опасность". Мартела это  не  обеспокоило:  обычное
явление  после  обращения.   Пройти   через   провод   без   изменения   в
нервокомпрессоре  было  невозможно.  Когда-нибудь  стрелка  перевалит   за
отметку "Перегрузка" и подкрадется к  следующей  -  "Смерть".  Так  всегда
заканчивают хабермены. Но ничего не поделаешь.  Выход  в  открытый  космос
дорого обходится.
И все же нужно быть осторожнее. Он сканнер. Хороший сканнер.  И  если
он не сможет сканнировать себя, то кто будет делать это за него? Обращение
сейчас было не слишком опасным. Опасным, но не слишком.
Люси протянула руку и взъерошила ему  волосы.  Как  будто  читая  его
мысли, она сказала:
- Ты знаешь, тебе не следовало этого делать. Не следовало!
- А я сделал, - усмехнулся Мартел.
Веселость Люси была явно наигранной, когда она предложила:
- Пойдем, милый, развлекаться. У нас в холодильнике лежит почти  все,
что ты любишь. И у меня, кроме того, есть две пластинки с новыми запахами.
Я пробовала их сама - и даже мне они понравились. А  ты  знаешь,  как  мне
нелегко...
- И какие же они?
- Что какие, милый?
Мартел положил ей руку на плечо и увел  из  комнаты.  (Он  чувствовал
землю под ногами, запахи жизни, не было  скованности  и  неуклюжести.  Как
будто обращение стало реальностью. Как будто ему  приснилось  в  кошмарном
сне, что он хабермен.) Но он был хаберменом и сканнером.
- Ты знаешь, Люси, что я имел в виду... Эти новые  запахи...  Который
из них тебе понравился?
-  А-а-а,  -  протянула  она,  -  по-моему,  это  бараньи   отбивные.
Удивительная штука.
- А что это - бараньи отбивные?
- Подожди, сейчас я включу. А ты попытайся вообразить, что это такое.
Кстати, этому запаху много сотен лет. О нем узнали из очень старых книг.
- А бараньи отбивные, они из мяса животного?
- Я тебе не скажу. Подожди. - И она засмеялась.
Усадив Мартела в кресло, жена расставила  перед  ним  тарелки  с  его
любимыми блюдами. Потом включила музыку. Он напомнил ей об обещанных новых
запахах. Тогда она достала длинные стеклянные пластинки и вставила одну из
них в смеллер.
Странный, пугающий и возбуждающий запах разнесся по комнате. Ничто  в
мире не могло с ним сравниться.  Он  что-то  напоминал  ему.  Рот  Мартела
наполнился  слюной.  Пульс  участился.  Ему  пришлось  сканнировать   свой
сердечный подблок. Что же это за запах? Пародируя  хищника,  Мартел  сгреб
Люси в охапку, заглянул ей в глаза и прорычал:
- Скажи мне, любимая! Скажи! Не то я съем тебя!
- Все правильно.
- Что правильно?
- Я говорю, что ты прав. Тебе хочется меня  съесть,  потому  что  это
мясо.
- Мясо? Но чье?
- Не человека. Животного. Люди когда-то ели его. Это барашек. Молодая
овечка. А ведь ты видел овец у диких, помнишь? Так вот. Отбивная готовится
из серединки. Отсюда! - И она показала себе на грудь.
Мартел уже не  слышал  ее.  Все  его  подблоки  сигналили:  "Тревога!
Опасность!". Он заглушал рев собственного мозга, силясь стряхнуть  с  себя
возбуждение. Как легко быть сканнером, когда ты находишься вне своего тела
и смотришь на себя со стороны! Тогда им можно  управлять.  Но  осознавать,
что тело управляет тобой, а не ты телом и твой мозг ударяется в панику,  -
это страшно.
Он силился вспомнить, каким он был, когда у него еще  не  было  блока
хабермена, когда он был подвержен буре эмоций, которые мозг  поставляет  в
тело, а тело - в мозг. Тогда он не умел сканнировать. Он не был сканнером.
Мартел уже знал, что поразило его в запахе, который включила Люси. Он
помнил кошмар открытого космоса, когда их корабль разбился  на  Венере,  и
хабермены хватались за обрушившийся на них металл голыми руками. Тогда  он
сканнировал: все  на  корабле  находились  в  опасности.  Блок  хаберменов
зациклился на отметке  "перегрузка",  постепенно  переходя  на  следующую:
"смерть". А Мартел разгребал тела и сканнировал  каждого  по  очереди.  Он
сжимал тисками сломанные ноги и вставлял жизнеспособные клапаны  тем,  чье
состояние казалось безнадежным.  Люди  проклинали  его  за  боль,  которую
причиняло сканнирование, но он с удвоенным  усердием  продолжал  выполнять
свой долг. Он поддерживал жизнь в мучительной агонии космоса. И  тогда  он
впервые столкнулся с этим запахом. Запах просачивался в его  перерожденные
нервы, несмотря на физические и  умственные  барьеры  организма  сканнера.
Запах был чудовищно сильным в этот страшный миг  разыгравшейся  в  космосе
трагедии. Мартел помнил,  что  он  чувствовал  себя  так,  как  будто  был
обращен: но вместо наслаждения  ощущал  только  ярость  и  боль.  Он  даже
перестал  сканнировать  себя  самого,  боясь  быть  уничтоженным   агонией
космоса. Но он  выдержал.  Все  его  индикаторы  остановились  на  отметке
"Опасность", но не на "Перегрузке"!  Он  исполнил  свой  долг  и  заслужил
благодарность. Потом прошло время, и он забыл о горящем корабле.
Он забыл все, но не запах.  И  этот  запах  снова  был  рядом:  пахло
паленым мясом.
Люси озабоченно вглядывалась в его лицо. Она боялась, что обращение в
этот раз слишком глубоко внедрилось в организм Мартела:
- Тебе нужно отдохнуть, милый.
- Убери вон... этот... запах... - прошептал он.
Люси не сказала  ни  слова.  Она  выключила  смеллер  и  бросилась  к
кондиционеру, чтобы впустить свежий воздух.
Мартел поднялся, уставший и ожесточенный (индикаторы были в  порядке,
и только сердце билось учащеннее, а стрелка нервного подблока подкралась к
отметке "Опасность".) Он медленно заговорил:
- Прости меня, Люси. Мне не следовало обращаться. Во  всяком  случае,
так скоро. Но я должен иногда выходить из своего состояния. Как  иначе  мы
можем быть вместе? Как  иначе  я  могу  становиться  человеком  -  слышать
собственный голос, ощущать жизнь, пульсирующую  в  жилах?  Я  люблю  тебя,
дорогая. Неужели я никогда не смогу быть рядом с тобой?
- Но ведь ты сканнер.
- Я знаю, что я сканнер. Ну и что же?
И Люси начала повторять слова, которые произносила  и  раньше  тысячи
раз, чтобы ободрить его и себя:
- Ты храбрейший из храбрых, искуснейший из искусных. Все человечество
преклоняется перед сканнерами за то, что они воссоединяют  колонии  Земли.
Сканнеры - покровители хаберменов.  Они  хозяева  открытого  космоса.  Они
помогают людям выжить там, где это невозможно. Они самый  уважаемый  отряд
живых существ на Земле, и даже Повелители  Содействия  преклоняются  перед
ними!
С горечью Мартел возразил ей:
- Люси, мы все это слышали и раньше. Но как возместить...
-  Сканнеры  трудятся  не  ради  возмещения.   Они   великие   стражи
человечества. Неужели ты забыл об этом?
- Но наша жизнь, Люси? Что тебе с  того,  что  твой  муж  -  сканнер?
Почему ты вышла за меня замуж? Ведь я становлюсь  человеком  только  после
обращения. А все остальное время ты  знаешь,  что  я  -  машина.  Человек,

 
в начало наверх
которого превратили в машину. Человек, который умер, а потом воскрес, чтобы исполнить какой-то долг. Неужели ты не понимаешь, чего мне не достает? - Понимаю, милый. Конечно, понимаю. - Ты думаешь, я помню свое детство? Думаешь, я помню, что значит быть человеком, а не хаберменом? Испытывать настоящую человеческую боль вместо того, чтобы ежеминутно проверять по блоку, жив ли ты еще? Как я узнаю о своей смерти? Ты думала об этом, Люси? Она не поддержала его, а лишь спокойно предложила: - Сядь, милый. Я дам тебе чего-нибудь выпить. Ты слишком возбужден. Но Мартел выпалил, автоматически сканнируя: - Нет! Послушай меня! Ты представляешь, что такое быть в открытом космосе с экипажем, который полностью зависит от тебя? Неужели ты думаешь, что так приятно - сканнировать день за днем, месяц за месяцем? Агония космоса пронизывает каждую клеточку твоего тела, просачиваясь через блоки хабермена. Мне приходится выводить людей из коматозного состояния - и они ненавидят меня за это. Я понимаю их: боль космоса ужасна. А ты видела, как сражаются хабермены и как их блоки заклиниваются на отметке "Перегрузка"? И после этого ты смеешь упрекать меня в том, что я хоть два раза в месяц хочу побыть человеком? - Я не упрекаю тебя, милый. Давай будем наслаждаться твоим обращением. Садись и выпей. Мартел сел, закрыв лицо руками. И пока Люси делала ему коктейль, он с горечью думал: "Зачем она вышла замуж за сканнера?". В тот момент, когда Люси поднесла ему бокал, зазвонил видеофон. Они вздрогнули. Видеофон был отключен, но он звонил: наверное, работала система экстренного вызова. Мартел подошел к аппарату и включил изображение. Перед ним был Вомакт. Сканнерская выучка Мартела сработала безошибочно. Не успел Вомакт открыть рот, как он уже сообщил ему самое главное: - Нахожусь в обращении. Занят. - И выключил аппарат. Видеофон зазвонил снова. Люси нежно сказала: - Не волнуйся, милый, я все узнаю сама. Не подходи! Никто не имеет права тревожить сканнера, если он обращен. Старик это знает. Видеофон продолжал звонить. Мартел с яростью бросился к аппарату и включил изображение. На экране снова появился Вомакт. И прежде чем Мартел успел заговорить, Вомакт вошел в контакт с его сердечным подблоком. Сканнер подчинился дисциплине: - Сканнер Мартел ждет ваших указаний, сэр. - Экстренный случай. - Сэр, я обращен. - Экстренный случай. - Сэр, вы не понимаете? Я обращен! Непригоден для выхода в космос! - Экстренный случай. Явиться в Центральную. - Но, сэр, никакой экстренный случай не может... - Правильно, Мартел. Но это особо экстренный случай. Явиться в Центральную. Выходить из обращения не надо. Явись таким, каков есть. Экран погас. Мартел беспомощно повернулся к Люси: - Прости меня. Она подошла и ласково поцеловала его. Ей так хотелось смягчить боль его разочарования. - Береги себя, милый. Я буду ждать. Мартел скользнул в свой сканнерский костюм. У окна он остановился и помахал жене рукой. Она воскликнула: - Удачи! Почувствовав, как тело рассекает воздух, Мартел вдруг понял, что ему удивительно легко лететь. Он подумал, что впервые за одиннадцать лет полет ощущается внутри: это потому, что он был человеком! Центральная сияла строгостью и белизной. Мартел всматривался вдаль: ни ослепительного сверкания приземляющихся кораблей, ни вспыхнувших ярким пламенем систем, вышедших из-под контроля. Все было спокойно, как и положено в вечер выходного дня. И все же Вомакт звонил. Очевидно, этот экстренный случай связан не с космосом, а с чем-то другим, но не менее серьезным. С чем же? Мартел вошел в зал и увидел, что по крайней мере половина сканнеров уже на месте. Он поднял палец, которым общались его собратья. Большинство из них стояли по двое и разговаривали, читая по губам. Самые нетерпеливые скребли в своих блокнотах, а потом совали эти блокноты в лица товарищей. Лица были скучными, неживыми, взгляды - тусклыми. Мартел знал, что большинство присутствующих думает о том, чего не выразишь языком сканнера. Вомакта не было: наверное, он еще обзванивает остальных. Свет видеофона загорелся и погас: раздался звонок. Мартелу показалось странным, что из всех присутствующих он один услышал этот громкий звонок. (Он понял, почему люди так не любят находиться в обществе сканнеров и хаберменов.) Обведя глазами комнату, Мартел остановил взгляд на Чанге. Чанг был его другом. Сейчас он объяснял одному немолодому сканнеру, что не знает, почему звонил Вомакт. Недалеко стоял Парижански. Мартел прошел вперед, да так ловко, что всем стала понятна его обращенность. Некоторые уставились на Мартела своими мертвыми глазами и попытались улыбнуться. Но вместо улыбки их лица исказились жуткими гримасами, поскольку они не могли контролировать свои лицевые мышцы, (Мартел сразу же поклялся себе, что больше никогда не будет улыбаться - разве что будучи обращенным). Парижански поднял свой сканнерский палец, приглашая Мартела к разговору: - Ты обращен? Парижански не слышал своего голоса: он напоминал рев, похожий на человеческий голос в испорченном телефоне. Мартел изумился, что Парижански понял его состояние. Но он также знал, что тот спрашивает его без злого умысла. В коллективе сканнеров не было более благодушного существа, чем Большой Пол. - Вомакт звонил. Экстренный случай. - Ты сказал ему, в каком находишься состоянии? - Да. - И он заставил прийти? - Да. - Значит, это связано не с работой. Ты не смог бы вылететь. - Конечно. - Зачем же он нас вызвал? - И Парижански по-человечески всплеснул руками. При этом он ощутимо задел стоящего сзади немолодого сканнера. Звук от удара был очень силен, но никто, кроме Мартела, его не услышал. Мартел инстинктивно сканнировал Парижански и того, кого Парижански задел. Немолодой сканнер спросил, почему он сканнирует. Мартел объяснил, что слышал звук удара, так как только прошел обращение. Тот быстро отошел - видимо, поскорее рассказать присутствующим, что среди них - обращенный. Даже сенсационное сообщение немолодого сканнера не могло отвлечь собравшихся от тревоги, вызванной звонком Вомакта. Один из присутствующих молодых драматично написал в своем блокноте, обращаясь к Мартелу и Парижански: "Что, Вмкт сшл с ума?" Более зрелые сканнеры покачали головами. Мартел, учитывая молодость новичка, дружески улыбнулся и заговорил нормальным человеческим голосом: - Вомакт - глава сканнеров. Он не сошел с ума. Блок у него надежный. Мартел медленно повторил последнюю фразу, чтобы молодой сканнер его понял. Тот скривился в улыбке, напоминавшей комическую маску, а в блокноте написал: "Ты прав". Чанг оставил своего собеседника и подошел к Мартелу. Его полукитайское лицо тускло светилось в вечернем освещении. "Странно, - подумал Мартел, - что среди сканнеров больше нет китайцев. А может, это и не странно, если учитывать, что они не добирают своего процента в хаберменах. Китайцы слишком любят жизнь. Но те, которые становились на этот путь, обычно бывали хорошими сканнерами". Чанг тоже заметил, что Мартел обращен, и заговорил вслух: - Ты бьешь все рекорды. Люси, наверное, не хотела тебя отпускать? - Она привыкла... Чанг, это странно. - Что? - Я ведь слышу сейчас. Твой голос... Он совсем как человеческий. Как ты этому научился? - Я работал с фонограммами. Как забавно, что ты заметил. Я единственный сканнер на всех землях человечества, который может сойти за человека. Мне помогли зеркала и фонограммы. - Но ты не?.. - Нет, конечно, я не чувствую, не слышу и не обоняю. Вкусовые рецепторы тоже не работают. А моя нормальная речь счастья не приносит мне. Но я замечаю, это приятно людям, которые со мной общаются. - Для Люси это значило бы очень много. Чанг понимающе кивнул: - Мой отец настаивал на этом. Он говорил: "Ты можешь гордиться, что ты сканнер. Но жаль, что ты не человек. Скрывай свои недостатки". И я старался. Я хотел рассказать старику об открытом космосе и о том, чем мы там занимаемся. Но для него это было неважно. Он все повторял: "Конфуций любил самолеты, и я тоже". Старый плут! Он гордится, что китаец, а читать на древнекитайском не умеет. У него удивительно здравый ум, и он всегда обращается с теми, кто чего-то стоит. Мартел улыбнулся. Чанг усмехнулся ему в ответ. Его лицевые мышцы работали безукоризненно: сторонний наблюдатель никогда не принял бы его за хабермена. Мартел позавидовал Чангу, когда, обернувшись, снова увидел мертвые, холодные лица сканнеров. Сам он выглядел прекрасно. А почему бы и нет? Ведь он обращен. Повернувшись к Парижански, Мартел проговорил: - Ты видел, что рассказал Чанг о своем отце? Старик все еще летает. Парижански начал двигать губами, но звуки выходили бессмысленные. Тогда он что-то написал в блокноте и показал Мартелу и Чангу: "Ха-ха. Старый мошенник". До Мартела донесся звук шагов: кто-то шел по коридору. Он уставился на дверь. Остальные, увидев его реакцию, сделали то же самое. Вошел Вомакт. Присутствующие молниеносно выстроились в четыре параллельных ряда, сканнируя друг друга. Руки одних как по команде потянулись к контрольным блокам других, чтобы поправить индикаторы жизненной силы. Какой-то сканнер обнаружил, что у него сломан палец, и сразу же наложил повязку. Вомакт подошел к трибуне, красное сияние которой озарило всю комнату. Сканнеры отдали старшему честь и подали знак: "Здесь и готовы!". Вомакт принял позу означавшую: "Я старший. Слушайте мою команду!". Пальцы сканнеров поднялись в ответном жесте: "Согласны и повинуемся". Вомакт поднял правую руку и согнул ее в запястье так, будто она сломана. Этот странный жест означал: "Есть ли среди нас люди? Все ли сканнеры здесь? Сканнерам все ясно?" Только один Мартел услышал странный шорох, который издавали сканнеры, внимательно изучая друг друга и направляя свет своих поясных фонариков в темные углы комнаты. Когда они снова сосредоточились на Вомакте, тот сделал следующий знак: "Все в порядке. Слушайте, что я скажу". Мартел заметил, что он единственный, кто сумел расслабиться. У остальных это не получалось, потому что их мозги были заблокированы и принимали сигналы только через зрительные каналы. Их тела осуществляли связь с мозгом через нечувствительные нервы и контрольные блоки. Мартел подумал, что он один может услышать голос Вомакта. Но с двигавшихся губ главного сканнера не слетело ни звука, когда он задавал свои вопросы: - Когда первые люди, которые вышли в открытый космос, долетели до Луны, что они там нашли? - Ничего, - ответил молчаливый хор губ. - А потом они полетели до Марса и Венеры. Корабли вылетали каждый год, но ни один из них не вернулся. Так было до первого года Космической эры, когда вернулся первый корабль с первыми результатами исследований. Сканнеры, я спрашиваю вас, что это были за результаты? - Никто этого не знает. Никто. - Никто никогда и не узнает. Слишком много лет прошло. Но что мы понимаем под первым результатом? - Великую агонию космоса, - ответил хор. - А что было потом? - Потом была смерть. - А кто преградил ей дорогу? - Генри Хабермен, в восемьдесят третьем году Космической эры. - Я спрашиваю вас, сканнеры, что он сделал? - Он создал хаберменов. - А из чего он создал их? - Он создал их из срезов. Мозг - из срезов сердца, легких, ушей, носа, рта, живота. Из срезов желания и боли, из срезов Вселенной. - А как, сканнеры, мы контролируем живую плоть?
в начало наверх
- У нас есть встроенные блоки, которые управляют ею. - А чем живы хабермены? - Тем, что умеют управлять своими блоками. - Откуда же взялись хабермены? В ответ прозвучал жуткий рев: - Хабермены - это отбросы общества. Это самые слабые, самые жестокие, самые негодные из живущих. Они обречены на смерть. Они всегда одиноки. Космос их убивает, но живут они для него. Они ведут корабли. Они испытывают на себе страшную агонию космоса, а люди в это время спят холодным сном перехода. - Братья, я спрашиваю вас, хабермены мы или нет? - Мы хабермены по плоти. Наш мозг и наша плоть разделены. Мы всегда готовы выйти в открытый космос. Мы все прошли превращение. - Значит ли это, что мы хабермены? - глаза Вомакта загорелись и засверкали, когда он задал этот ритуальный вопрос. И снова в ответ раздался рев: - Да, мы хабермены. Но, мы больше, чем хабермены. Мы избранные. Те, кто стали хаберменами по собственной свободной воле. Мы разведчики Службы Содействия Человечеству. - А что люди говорят о нас? - Они говорят: "Вы храбрейшие из храбрых, искуснейшие из искусных. Все человечество преклоняется перед сканнерами за то, что они воссоединяют колонии Земли. Сканнеры - покровители хаберменов. Они - судьи открытого космоса. Они помогают людям выжить там, где это невозможно. Они - самый уважаемый отряд живых существ на земле, и даже Повелители Содействия преклоняются перед ними! Вомакт вытянулся по струнке и расправил плечи: - А что мы называем тайным долгом сканнера? - Держать в тайне наш закон и уничтожать любого, кто посягнет на его секретность. - Уничтожать - как? - Сначала двойная перегрузка, а потом смерть. - А когда сканнер умирает, что делают остальные сканнеры? Вместо ответа все сжали губы (молчание и было ответом на этот вопрос). Мартелу, хорошо знакомому с ритуалом, начала надоедать церемония. Заметив, что Чанг тяжело дышит, он потянулся к легочному подблоку друга и произвел коррекцию, чем заслужил благодарный взгляд. Вомакт заметил это и сверкнул глазами. Мартел попытался придать лицу выражение холодной отчужденности. Это было очень тяжело - ведь он был обращен. - А если сканнер умирает, что делают остальные сканнеры? - повторил Вомакт вопрос. - Они сообщают об этом в Содействие, а потом все вместе принимают наказание. Сканнеры сами разрешают конфликт. - А если наказание окажется слишком суровым? - Тогда корабли не выйдут в космос. - А если сканнеров перестанут уважать? - Тогда корабли не выйдут в космос. - А если сканнерам перестанут платить? - Тогда корабли не выйдут в космос. - А если люди и Содействие перестанут выполнять свой долг по отношению к сканнерам? - Тогда корабли не выйдут в космос. - А что произойдет, о сканнеры, если корабли не выйдут в космос? - Земля распадется на части. Вернутся дикие. Вернутся старые машины и звери. Каков первый долг сканнера? - Не спать в открытом космосе. - А каков второй долг сканнера? - Забыть страх. - А каков третий долг сканнера? - Использовать провод Юстаса Обратителя с величайшей осторожностью, с величайшей уверенностью, - несколько пар глаз метнуло взгляд в сторону Мартела. - Обращаться только дома, только среди друзей, только для релаксации или для зачатия новой жизни. - Каков пароль сканнера? - Верность - даже в смертный час. - Каков лозунг сканнера? - Бодрствование - даже в одиночестве. - В чем заключается работа сканнера? - Трудиться на благо человечеству в самом глубоком космосе и сохранять верность Братству в самых глубинах земли. - Как можно узнать сканнера? - Мы знаем друг друга. Мы мертвы, хоть и живы. Чтобы общаться, нам нужен блокнот и наш указательный палец. - Каков код нашего общения? - Наш код - это древняя мудрость сканнеров, которую можно выразить одной фразой: "Верность друг другу". На этом церемония должна была заканчиваться. Последние фразы сканнеров были: - Церемония окончена. Есть ли для сканнеров работа? Но Вомакт неожиданно произнес: - Экстренный случай. Экстренный случай. Сканнеры подали знак: "Здесь и готовы". Вомакт начал говорить, и все впились глазами в его губы. - Что вы знаете об Адаме Стоуне? Мартел увидел задвигавшиеся губы: - Он чем-то занимался на Красном Астероиде. - Так вот, Адам Стоун явился в Содействие и заявил, что закончил свои исследования резервов человеческого организма и теперь знает, как избавить человечество от убийственной силы космоса - от его агонии. Он считает, что люди могут работать в открытом космосе. Что во время полета космического корабля им не обязательно погружаться в сон. Он говорит, что человечество больше не нуждается в сканнерах. Фонарики сканнерских поясов заиграли огнями по комнате: сканнеры заявляли о своем желании высказаться. Вомакт подал знак, предоставив слово одному из "стариков": - Сканнер Смит, говорите. Смит медленно двинулся в сторону полосы света, глядя себе под ноги. Он встал так, чтобы все видели его лицо: - Я утверждаю, что это ложь. Я утверждаю, что Стоун - лгун. Я уверен в том, что Содействие обмануто. Он замолчал, а потом, как бы отвечая на немой вопрос собравшихся, заговорил снова: - Я призываю вас выполнить тайный долг сканнеров. - Смит поднял свою правую руку, желая придать значительность тому, что хотел сказать. - Я считаю, что Стоун должен умереть. Мартел вздрогнул, услышав ропот, стоны, крики... Сканнеры поворачивались друг к другу. Фонарики поясов вспыхивали тут и там: каждый хотел высказаться. Парижански благодаря своей массивной фигуре оттеснил остальных и повернулся лицом к собравшимся: - Братья сканнеры, ваши глаза. Но они не слушали его, начав горячее обсуждение. Тогда Вомакт стал перед Парижански и сказал: - Сканнеры! Не забывайте, кто вы. Обратите к выступающему свои глаза. Парижански не был хорошим оратором. Его губы двигались слишком быстро. Он размахивал руками, отвлекая присутствующих от своих губ. И все же Мартелу удавалось следить за ходом его мысли: - ...Этого допустить нельзя. Может быть, Стоун действительно преуспел. И если это так, то сканнерам конец. Это конец и хаберменам. Никому из нас не нужно будет выходить в открытый космос, а потом лезть под провод, чтобы хоть несколько дней побыть человеком. Люди останутся людьми, а хабермены будут постепенно вымирать. Откуда вы знаете, что Стоун лжет? Фонарики засветили ему прямо в лицо (самое страшное оскорбление, которое мог нанести сканнер сканнеру). Вомакт призвал собравшихся к порядку. Он встал к Парижански лицом и сказал ему что-то. Никто не услышал, что, но Парижански сошел с трибуны и понуро поплелся на свое место. Вомакт повернулся лицом к сканнерам: - Думаю, что не все согласны с братом Парижански. Я предлагаю продолжить через пятнадцать минут, после того, как вы обсудите нашу проблему в кулуарах. Мартел хотел подойти к Вомакту и попросить разрешения уйти. Он был обращен и имел полное право не присутствовать на этом собрании. Но Вомакт уже успел присоединиться к одной из групп. Мартелу все вокруг казалось странным. Большинство собраний, на которых он присутствовал, были формальными, но своим торжественным ритуалом они поднимали дух, напоминая сканнерам об их исключительности. Тогда Мартел обращал на свое тело только же внимания, сколько обращает мраморный бюст на свой пьедестал, и легко переносил долгие часы церемоний. На этот раз все было иначе. Он пришел сюда обращенным и способным воспринимать окружающее так, как воспринимает нормальный человек. Он смотрел на своих друзей и коллег как на отряд чудовищных призраков, разыгрывающих ничтожный ритуал своего проклятия. Какой смысл во всей этой болтовне, если ты уже хабермен? К чему эти разговоры о сканнерах? Хабермены - преступники и еретики, а сканнеры - джентльмены-добровольцы, но все они по сути в одной лодке. Сканнеры, правда, удостаиваются тех мгновений, когда они могут побыть людьми. Хаберменов же держат в глубокой спячке и будят только тогда, когда они в очередной раз должны сослужить службу, для которой предназначены. На улице редко можно встретить хабермена: только за особые заслуги им позволяют взирать на людей из скорлупы своего механизированного тела. И разве сканнеры жалеют хаберменов? Разве они уважают их? Только в случае, если хабермен особо рьяно исполняет свой долг. Что сканнеры сделали для хаберменов? Они нередко убивали их, если хабермены вдруг начинали выходить из повиновения. Они не могут чувствовать как люди. Но что знают люди о жизни корабля? Ведь они спят в своих цилиндрах, пока сканнеры и хабермены доставляют их к месту назначения. Что они знают об открытом космосе, когда смотришь на жалящую, едкую красоту звезд и начинаешь ощущать боль, которая проникает в кости, в нервы, в мозг, во все тело? Тогда начинаешь страстно желать остаться в одиночестве и умереть. Он был сканнером. Да, конечно он был сканнером. Он стал сканнером с того момента, когда в полном рассудке предстал перед Повелителями Содействия и поклялся: - Я клянусь человечеству своей жизнью. Я жертвую собой по доброй воле во благо людей. Принимая на себя эту серьезную ответственность, все без исключения свои права я передаю Повелителям Содействия и досточтимому Братству сканнеров. Он поклялся и прошел превращение. Мартел всегда помнил о своем проклятии. Оно должно было продолжаться сотни лет - и все без сна. Он научился не видеть, а ощущать глазами, потому что на его глазные яблоки надели специальные пластины, которые не давали ему возможности изучать собственное превращенное тело. Он научился не осязать, а чувствовать кожей. Он хорошо помнил то время, когда, чтобы рассмотреть рану в боку, ему приходилось пользоваться специальным зеркалом. (Сейчас с ним этого не случалось, потому что он в совершенстве овладел умением управлять своими подблоками). Он помнил, как впервые почувствовал боль космоса, несмотря на то, что был лишен человеческих ощущений. Он помнил, как убивал хаберменов и спасал жизнь людям, как месяцами нес вахту возле уважаемого пилота-сканнера, не смыкая глаз. Он помнил, как ступил на Землю-4 и не ощутил радости. Тогда он понял, что его уже ничего не спасет. Мартел стоял в кругу своих коллег. Он терпеть не мог их неуклюжие движения, их оцепеневшую неподвижность. Он ненавидел странные запахи, которые они, конечно, не замечали. Его тошнило от их гоготанья, хрюканья, кудахтанья - ведь они были глухи и не слышали себя. Он ненавидел их - и себя тоже. Как его терпела Люси? Все индикаторы его подблоков находились на отметке "Опасность", когда он ухаживал за ней, повсюду таская за собой свой провод и не заботясь о том, что частые обращения могут закончиться для него перегрузкой. Мартел добивался ее руки, не смея думать, что произойдет, если она скажет "да". И она сказала "да". "И всю оставшуюся жизнь они прожили счастливо", так обычно писали в старых сказках. Но не в их жизни. За последний год он обращался восемнадцать раз, и Люси до сих пор любила его. Да, она любила его - он это знал. Она мучительно волновалась за него, когда он был на задании. Она старалась сделать их дом уютным: приготовить обед, от которого он был бы в восторге, даже не ощущая его вкуса, всегда быть желанной, даже если он не мог ее поцеловать. А может, все это ему только казалось: ведь тело хабермена не более, чем мебель. И все же Люси была очень терпеливой. И вот появился Адам Стоун, который может перевернуть их сканнерскую жизнь.
в начало наверх
Да благословит господь Адама Стоуна! Мартелу стало жаль себя: долг будет поднимать его по команде еще двести лет. А ведь он мог бы позволить себе какое-то расслабление. Он смог бы забыть о своем космосе - пусть им занимаются люди. Он смог бы обращаться всегда, когда ему этого захочется. Он смог бы быть почти нормальным столько лет, сколько ему еще отпущено. По крайней мере, он смог бы быть рядом с Люси. Он смог бы отправиться с ней к диким, где еще сохранились звери и старые машины. Может, он и погиб бы где-нибудь там во время охоты на древних животных или в схватке с непрощенными, которые все еще наводняют земли диких. Но он смог бы жить и умереть, а не быть мертвым всегда, оживая только для того, чтобы корчиться от боли, которую порождает космос. Мартел беспокойно ходил из угла в угол. Его уши были настроены на нормальную речь, и ему не хотелось вглядываться в губы товарищей. И вдруг он понял, что они приняли какое-то решение. Вомакт двинулся к трибуне, а Мартел, поискав глазами Чанга, направился в его сторону. Чанг прошептал: - Ты ходишь как неприкаянный. Что случилось? Заканчивается обращение? Он успел просканнировать Мартела, индикаторы были в порядке. Загорелся яркий свет, призывая присутствующих к вниманию. Вомакт стал лицом к собравшимся. - Братья сканнеры! Я призываю вас голосовать. - И он принял позу: "Я старший. Слушайте мою команду". - Сейчас мы проголосуем по вопросу о судьбе Адама Стоуна. Во-первых, мы должны убедиться, действительно ли он преуспел в своих исследованиях, не лжет ли он. Мы все хорошо знаем, что преодоление агонии космоса - только одна из заслуг сканнера. ("Но важнейшая из них!" - подумал Мартел.) Мы наверняка убедимся в том, что Стоун не в состоянии справиться с проблемой дисциплины в космосе, решение которой также является заслугой нашего Братства... - Опять этот треп, - прошептал на ухо Мартелу Чанг. Мартел молча кивнул, в очередной раз поразившись тому, насколько натурально звучит голос друга. - ...Ведь наша дисциплина хранит космос от войн и раздоров. Шестьдесят восемь дисциплинированных сканнеров контролируют весь космос. Благодаря клятве, которую мы дали, и благодаря статусу хаберменов мы лишены всех земных страстей. И если Адам Стоун завладел секретом преодоления агонии космоса, то люди разрушат наше Братство и принесут в космос раздоры и вражду, которые все еще царят на землях человечества. Даже если Адам Стоун не завладел секретом преодоления агонии космоса, то все равно, слухи о его исследованиях разлетятся по всем колониям человечества и определенно принесут ему вред. Содействие и так не может обеспечить нас необходимым количеством хаберменов. А дурные слухи приведут к уменьшению числа рекрутов и ослаблению дисциплины в Братстве. То есть, в любом случае, само существование Адама Стоуна угрожает безопасности Братства. Поэтому он должен умереть. - И Вомакт подал знак голосовать. Мартел взволнованно замигал своим поясным фонариком. Но Чанг, опережая его, бросился вперед и первым просигналил "против". Оглядевшись вокруг, он увидел, что из сорока семи присутствовавших сканнеров только пятеро или шестеро поддержали его. Но чуть позже зажглись еще два фонарика, затем еще и еще. Вомакт стоял как оцепеневшая статуя, и глаза его загорались при виде новых сигналов. Наконец он спохватился и сделал жест, обозначавший. "Прошу уважаемых сканнеров подсчитать количество голосов". Три пожилых сканнера подошли к трибуне и для подсчета голосов. В голове у Мартела пронеслось: "Эти чертовы привидения решают жизнь настоящих людей! Живых людей! Они не имеют на это никакого права." - Он подумал о Люси и о том, что для нее значило бы открытие Адама Стоуна. Он просто не мог смириться с тем, что происходило вокруг. Лишь восемнадцать сканнеров проголосовали "против". Вомакт вежливым кивком головы приказал счетчикам удалиться с трибуны. Потом он снова повернулся к присутствующим и принял позу: "Я старший. Слушайте мою команду!" Поражаясь собственной отваге, Мартел просигналил несколько раз фонариком; с его стороны это был неслыханный по наглости шаг. Он знал, что стоящие рядом сканнеры могут дотянуться до его сердечного подблока и настроить его на "Перегрузку". Мартел почувствовал, как Чанг хватает его за ворот костюма. Но он высвободился и стремительно бросился к трибуне, лихорадочно соображая, что скажет сейчас. Взывать к здравому смыслу было бесполезно. Мартел вскочил на трибуну, встав рядом с Вомактом, и принял позу: "Сканнеры" Это незаконно!" И потом, когда он уже начал говорить, он оставался в той же позе, хотя это было грубым нарушением ритуала. - Собрание не имеет права голосовать за смертную казнь большинством голосов. Нужны две трети. Мартел почувствовал, как Вомакт бросается на него сзади, сталкивает с трибуны, как он сам падает на пол, разбивая ладони и колени. Потом его поднимают и сканнируют. Кто-то тянется к его контрольному блоку и уменьшает напряжение. Мартел становится спокойнее, отстраненнее - и ему невыносимо противно. Он бросает взгляд на трибуну и видит Вомакта в позе "Порядок!". Сканнеры выстроились в ряды. Двое стоявших возле Мартела взяли его за руки. Мартел закричал на них, но они отвернулись, дав понять, что не будут с ним разговаривать. Заговорил Вомакт: - Сканнер, находящийся здесь, обращен. Я прошу за это прощения, уважаемые сканнеры, - наш друг Мартел не виноват. Он прибыл сюда, выполняя приказ. Я просил его не терять времени на выход из обращения. Мы все знаем, как счастливо женат Мартел. Я люблю Мартела. Я уважаю его мнение. Я хотел, чтобы он был на собрании. Я знаю, что и вы хотите этого. Но он обращен и поэтому не может сейчас разделять с нами нашу нелегкую, но благородную миссию. Я предлагаю честный и справедливый выход из положения: лишить Мартела права голоса. Не будь он обращен, прощения бы не было. Я прошу голосовать. Вомакт принял позу, призывающую к новому голосованию. Мартел попытался дотянуться до своего фонарика, но железные руки сжали его мертвой хваткой. Засигналил чей-то фонарик, желая ободрить его: наверное, Чанг. Вомакт снова обратился к собранию. - Получив поддержку уважаемых сканнеров, я хочу внести предложение. Собрание может возложить на меня ответственность за выход из чрезвычайной ситуации посредством ликвидации Адама Стоуна, чтобы на следующем собрании только я держал ответ перед досточтимым Братством. Но только перед Братством Сканнеров, а не каких-либо других существ. В глазах Вомакта сверкнул триумф, когда он увидел, что против проголосовало ничтожное количество сканнеров - намного меньше четверти. Вомакт снова заговорил. Свет падал на его высокий спокойный лоб, на безжизненные расслабленные скулы. Впалые щеки и острый подбородок были слабо освещены, рот казался резким черным пятном: он был жестоким и властным, даже когда Вомакт молчал. Все знали, что главный является потомком одной леди, жившей в незапамятные времена, но сумевшей каким-то необъяснимым образом пересечь сотни лет за одну-единственную ночь. Ее имя - леди Вомакт - стало легендой. Кровь этой дамы и ее жажда власти продолжали жить в немом, но могущественном теле старшего сканнера. Мартел смотрел на трибуну и думал, какая же непостижимая мутация сохранила на Земле подобных хищников? Одним движением губ, но громко и звучно, Вомакт произнес: - Я считаю, что процедурой приведения приговора в исполнение должен руководить старший сканнер. Я прошу вручить мне эти полномочия, благодаря которым я смогу назначить исполнителей приговора - одного или нескольких. Однако, я буду нести ответственность за исполнение приговора, а не за средства, которыми он будет осуществлен. Мы выполняем благородную миссию, защищая человечество и утверждая непревзойденную ценность сканнерства. Средства же, которыми будет исполнен приговор, должны быть самыми простыми - это мое мнение. Мы не очень хорошо знакомы со способами устранения людей на Земле. Здесь простое снятие цилиндра со спящего, которое вызывает верную смерть в космосе, не подойдет. Люди на земле умирают неохотно. Братья сканнеры, вы знаете, что лишить человека жизни на Земле для нас непростая задача. Поэтому я и прошу предоставить мне выбор исполнителя. Иначе нас ждут неприятности. Чем больше сканнеров будут знать исполнителя, тем вероятнее предательство. Но если я один приму на себя ответственность, то вам легче будет сохранить все в тайне. Особенно, если Содействие начнет расследование. "И кому же ты предназначил быть убийцей? - подумал Мартел. - Ведь он среди нас и скоро узнает об этом. И будет знать всегда. Если ты только не заставишь его замолчать навеки". Вомакт принял позу, приглашающую голосовать. И снова в знак протеста мигнул фонарик Чанга. Мартел представил себе, как улыбается Вомакт: жестокой радостной улыбкой на мертвом лице, улыбкой существа, уверенного в своей правоте и знающего, что его правота основана на силе. Мартел попытался еще один - последний - раз освободиться. Но крепкие руки держали его. И он знал, что его отпустят, когда этого пожелают их владельцы. Без этой цепкости сканнер не мог бы быть сканнером. И тогда Мартел закричал: - Почтенные сканнеры! Это же хладнокровное убийство! Никто не услышал его. Он был обращен, а значит, одинок. И все же он закричал снова: - Этим вы угрожаете безопасности Братства! Никакой реакции. Эхо его голоса прокатилось из одного конца комнаты в другой. Никто не обернулся. Ни один сканнер не встретился с ним взглядом. Мартел знал, что скоро они забудут о нем. Он видел, что никто не хочет с ним разговаривать. Он видел также, что в глубине души они жалеют его и посмеиваются: ведь он сейчас выглядит смешно, нелепо, как человек. Но только он один мог понять сейчас весь ужас создавшегося положения. Только он - обращенный сканнер - мог понять, какую бурю протеста среди людей вызовет это преднамеренное убийство. Он знал, что Братство подвергает себя смертельной опасности: ведь с древнейших времен убивать имело право только государство в соответствии со своими законами. Даже древние народы в эпоху Войн, еще до того, как люди вышли в космос, знали это. Государства исчезли, наступила эра Содействия, и теперь именно оно взяло на себя функции государственной машины и никому не прощало вмешательства в дела человечества. Сканнер мог убивать в космосе - это было его право, и Содействие в такие дела не вмешивалось. Оно мудро оставило космос сканнерам, а те, в свою очередь, не смели вмешиваться в дела Земли. А теперь Братство хочет нарушить этот закон - как группа бандитов, глупых и безрассудных, ничем не лучше племен непрощенных. Мартел понимал все это потому, что был обращен. Будь он сейчас в шкуре хабермена, он думал бы только о сохранении сканнерства. Вомакт в последний раз взошел на трибуну и объявил: - Собрание приняло решение, и его воля должна быть исполнена. После этого он принял позу: "Я старший. Требую подчинения и спокойствия". В это же мгновение Мартел почувствовал, что пальцы рук, державших его, разжались, и начал лихорадочно думать, что же ему предпринять. В обращении он будет еще как минимум один день. Он мог бы действовать и в обличье хабермена, но ужасно неудобно разговаривать при помощи блокнота. Мартел поискал глазами Чанга. Его друг стоял в укромном уголке, терпеливый и неподвижный. Мартел медленно двинулся к нему так, чтобы не привлекать к себе внимания. Он посмотрел Чангу в лицо и зашевелил губами: - Что будем делать? Ты ведь тоже не хочешь, чтобы они убили Адама Стоуна. Ты понимаешь, что для нас значит его открытие. Не будет сканнеров и хаберменов. Не будет агонии космоса. Если бы все они были обращены, как я, они приняли бы другое решение. И мы должны остановить их. Но как это сделать? А Парижански? Что думает он? - На какой из твоих вопросов я должен прежде всего ответить? Мартел рассмеялся. (Смеяться для него было истинным удовольствием.) - Ты поможешь мне? - Нет, нет и еще раз нет. - Не поможешь? - Нет. - Но почему? - Я сканнер. А сканнеры уже сказали свое слово, и я должен подчиниться. На моем месте ты бы сделал то же самое. - Дело не в том, что я сейчас обращен. Разве ты не видишь: то, что они собираются сделать - глупость, безрассудство и бездушие? Это, наконец, убийство. - А что такое убийство? Разве ты не убивал? Ты не человек. Ты сканнер. Ты не будешь жалеть о том, что совершишь. - Но почему же ты тогда голосовал против Вомакта? Наверное, ты понимал, что для нас значит Адам Стоун. Да, сканнеры будут жить напрасно. И слава Богу! Разве это не ясно? - Нет. - Но ты разговариваешь со мной, Чанг. Ведь ты мой друг?
в начало наверх
- Я разговариваю с тобой. И я твой друг. Почему бы и нет? - И ты ничего не собираешься делать? - Ничего, Мартел, ничего. - Ты мне не поможешь? - Нет. - Даже если речь идет о жизни Адама Стоуна? - Нет. - Тогда я обращусь за помощью к Парижански. Он скорее поймет меня. - Это ничего не даст. - Почему? В нем больше человеческого, чем в тебе. - Он получил задание. Это его Вомакт назначил убить Адама Стоуна. У Мартела перехватило дыхание. Он прервался на полуслове и принял позу: "Благодарю тебя, брат, и ухожу". Обведя глазами присутствующих, Мартел остановил взгляд на Вомакте. Ему пришлось принять позу почтительного прощания. Вомакт увидел это, и его жесткие губы скривились в улыбке: - ...Береги себя... Не дожидаясь увидеть что-нибудь еще на губах Вомакта, Мартел отступил к окну и вылетел. Очутившись вне поля зрения сканнеров, Мартел развил максимальную скорость. Он тщательно сканнировал себя во время полета. В лицо ему бил холодный ветер. Адам Стоун должен быть в Главном Космопорту. Он должен быть там. Он, наверное, удивится. Его наверняка поразит появление первого ренегата в среде сканнеров. Мартел вдруг почувствовал свою значительность: Мартел-Предавший-Сканнеров! Нет, звучит пренеприятно. А если Мартел-Спасший-Человечество? Разве такая цель не оправдывает средства? Если он победит, то по-настоящему обретет Люси. А если проиграет, то терять ему нечего. Конец один: перегрузка и смерть. Но что это значит по сравнению с жизнью человечества, жизнью Люси? Мартел думал о том, что сегодня вечером у Адама Стоуна будут два посетителя. Два сканнера. Два друга. Мартелу очень хотелось, чтобы Парижански остался его другом. И от того, кто придет первым, зависело будущее человечества. Множеством огней засверкал в тумане Главный Космопорт. Мартел увидел фосфоресцирующие очертания башен города, ставших непреодолимым барьером для диких, будь то звери, машины или непрощенные. И тогда он обратился к Богу: "Прошу тебя, помоги мне сойти за человека". Мартел тщательно застегнул пиджак, прикрыв грудь с вмонтированным контрольным блоком. Он посмотрелся в сканнерское зеркало, чтобы увидеть свое лицо со стороны и придать ему больше жизни. По лицу должен струиться пот - так он будет больше похож на человека, только что вернувшегося из длительного полета. Оправив одежду и спрятав свой блокнот, Мартел подумал: а куда же девать сканнерский палец? Если кто-то увидит его ноготь, то сразу поймет, кто он. К нему отнесутся с почтением, но его сразу опознают. Потом его наверняка остановят люди, которыми Содействие окружило Адама Стоуна. А если сломать свой ноготь? Но разве можно сделать это?! Ни один сканнер за всю историю Братства не сделал этого добровольно! Это будет отказом от сканнерства. А такого не случалось никогда. Единственный выход потом - это открытый космос. Мартел поднес палец ко рту и откусил свой ноготь. Палец без ногтя представлял собой странное зрелище. Мартел вздохнул. Направившись к воротам города, Мартел спрятал руку и придал своим мышцам силу вчетверо больше нормальной. Он начал сканнировать себя, но вспомнил, что все индикаторы замаскированы. "Нужно действовать решительно", - подумал он. Дежурный остановил его, направив в грудь контроллер. - Вы - человек? - произнес невидимый голос. Мартел подумал, что будь он сейчас хаберменом, сила его поля мгновенно отразилась бы на экране. - Я - человек. Мартел знал, что с тембром голоса у него сейчас все в порядке. Он надеялся, что его не примут за кого-то из диких, которые постоянно маскируются, чтобы проникнуть в города и порты человечества. - Имя, номер, звание, цель, деятельность, время отбытия. - Мартел, - он с трудом вспомнил свой старый номер (не сканнерский - тридцать четвертый). - Четыре тысячи двести тридцать четыре. Родился в семьсот восемьдесят втором году Космической эры. Звание - капитан. - Он не лгал. Это было его реально существовавшее звание до того, как он стал сканнером. - Цель исключительно личная, ни в коем случае не угрожающая законам города. Отбыл из Внешнего Космопорта в две тысячи девятнадцатом часу. Теперь все зависело от того, поверят ему или будут проверять через Внешний Космопорт. Спокойный, однотонный голос произнес: - Сколько времени вы хотите пробыть в городе? Мартел ответил стандартной фразой: - Сколько позволит ваше почтенное терпение. Мартел стоял на холодном вечернем ветру и ждал. Неожиданно тот же монотонный голос произнес: - Капитан Мартел, номер четыре тысячи двести тридцать четыре тире семьсот восемьдесят два, входите в город. Добро пожаловать. Нужны ли вам еда, одежда, деньги, общение? В голосе не было того гостеприимства, только деловитость. Да, в обличье сканнера его принимали бы иначе. Пришли бы младшие офицеры, направили бы ему в лицо свои фонарики и начали бы ожесточенно шевелить губами или кричать в его глухие сканнерские уши. Значит, вот так принимают капитана: сдержанно но довольно спокойно. Неплохо. Он ответил: - Мне ничего не надо. Но у меня одна просьба, и я прошу город отнестись к ней благосклонно. Здесь находится мой друг - Адам Стоун. Мне нужно срочно поговорить с ним по личному делу. - У вас назначено свидание с Адамом Стоуном? - Нет. - Город разыщет его. Какой у него номер? - Я забыл. - Вы забыли? Разве Адам Стоун не высокопоставленное лицо в Содействии? Вы действительно его друг? - Да, - Мартел намеренно заговорил раздраженно. - Дежурный, если вы во мне сомневаетесь, позовите старшего. - Я не сомневаюсь. Но почему вы не знаете номера своего друга? Ведь я должен его зарегистрировать. - Мы дружили в детстве. Он пересек... - Мартел хотел сказать "открытый космос", но вспомнил, что этот термин в ходу у сканнеров, а не у людей. - Он перебрался из этой колонии в другую, а теперь вернулся. Я хорошо знал его когда-то сейчас разыскиваю. Да поможет нам Содействие! - Мы верим вам. Адам Стоун будет найден. Рискуя (на экране мог появиться сигнал тревоги, идентифицирующий нечеловека), Мартел просунул руку под пиджак и включил свой сканнерский спикер. Он попытался писать в блокноте своим затупленным пальцем, но тщетно. Его уже начала охватывать паника, когда он обнаружил у себя расческу, один из зубцов которой вполне мог исполнить роль ногтя. Мартел написал: "Сканнер Мартел вызывает сканнера Парижански". Ответ пришел незамедлительно: "Сканнер Парижански занят". Мартел выключил спикер. Он уже знал, что Парижански где-то недалеко. Неужели он уже в городе? Неужели он проник тайно? Нет, его бы засекли, поднялась бы тревога, и пришлось бы обращаться за помощью в высокие инстанции. Вероятней его будут подстраховывать другие сканнеры, притворяясь, что явились в город поглазеть на хорошеньких женщин из Галереи Наслаждения или посмотреть новые фильмы. Парижански где-то рядом. Но вряд ли он проник тайно. Центральная сообщила, что он занят. Значит, они регистрируют все его перемещения. Опять раздался голос дежурного. В нем сквозило удивление: - Адама Стоуна нашли. Его пришлось поднять с постели. Он просит извинить его, но он не знает никакого Мартела. Хотите встретиться с ним завтра утром? Город гостеприимно приютит вас. Мартел исчерпал себя. Ему трудно было выдавать себя за человека, потому что он вынужден был лгать. Он еле слышно произнес: - Скажите ему, что он просто забыл меня, но мне необходимо с ним поговорить. - Будет исполнено. И снова тишина, и враждебность звезд, и ощущение, что Парижански где-то рядом. Сердце Мартела учащенно забилось. Он снизил напряжение в контрольном блоке - и стал спокойнее. Сканнировать ему было нелегко. В этот раз голос звучал дружелюбнее: - Адам Стоун согласился встретиться с вами. Входите, добро пожаловать. Арка яркого света сфокусировала Мартела, а потом перекинула на одну из самых высоких башен: наверное, это гостиница, и он в ней никогда не останавливался. Мартел двинулся спортивной походкой по направлению луча и взлетел, видя перед собой цель: открытое окно в башне зияло, словно распахнутый рот великана. У входа в башню стоял часовой: - Вас ждут, сэр. Вы носите оружие? - Нет, - проговорил Мартел, радуясь, что это правда. Мартела пропустили через экран, чтобы проверить его слова, и он увидел, как на экране вспыхнул огонек, предупреждая о том, что в гости пожаловал сканнер, но часовой не заметил этого. - Предупреждаю вас, что Адам Стоун вооружен. У него есть разрешение на ношение оружия во благо города и Содействия. Об этом мы предупреждаем всех, кто к нему приходит. Мартел понимающе кивнул и вошел. Адам Стоун оказался низеньким, тучным и очень приятным человеком. Его седые волосы стояли ежиком, низкий лоб не портил румяное и веселое лицо. Он был очень похож на жизнерадостного гида из Галереи Наслаждения, но никак не на человека, который побывал на самом краю открытого космоса и победил его агонию. Адам Стоун уставился на Мартела. Взгляд его выражал удивление, даже некоторое раздражение, но никак не враждебность. Мартел сразу пошел ва-банк: - Вы меня не знаете. Мне пришлось солгать. Но меня действительно зовут Мартел, и я не причиню вам зла. Я солгал, потому что мне очень нужно было увидеть вас. Я знаю, что вы вооружены. Можете направить оружие прямо на меня... Стоун улыбнулся: - А я ведь так и делаю. Мартел увидел пистолет в ловких пухлых руках Стоуна. - Отлично. Держите меня на мушке. Так вы мне будете больше верить. Только прошу вас, снимите экран. Никаких сторонних наблюдателей. Это вопрос жизни и смерти. - Чьей жизни и чьей смерти? - лицо Стоуна оставалось спокойным, голос - ровным. - Вашей, моей и человечества. - Вы странный человек. Ну, да ладно, - Стоун позвонил часовому. - Снимите экран, пожалуйста. Мартел услышал легкий шум возни, а потом в комнате стало очень тихо. Адам Стоун спросил: - Итак, сэр, кто вы? Что вам нужно? - Я сканнер номер тридцать четыре. - Вы сканнер? Я вам не верю. Вместо ответа Мартел распахнул на груди пиджак и показал свой контрольный блок. Стоун изумился. Мартел объяснил: - Я обращен. Разве вы ничего подобного раньше не видели? - Видел. Но я наблюдал это на животных, а не на людях. Поразительно! Чего же вы хотите? - Правды. Ведь вы не боитесь меня? - Только не с этим, - и Стоун показал на свой пистолет. - Что именно вас интересует?. - Правда ли то, что вы открыли секрет агонии космоса? Стоун заколебался, подыскивая слова. - Прошу вас, быстрее. У нас мало времени. Расскажите, как вы это сделали, но так, чтобы я мог вам поверить. - Я загрузил корабли жизнью. - Жизнью? - Да. Я не знал, что такое великая агония космоса. Я обнаружил ее уже в ходе эксперимента. Я отправлял в космос массы животных и растений. В центре масс жизнь сохранялась. Я построил корабли - небольшие, конечно, и отправил на них кроликов, обезьян... - Это животные? - Да. Маленькие животные. И они возвращались живыми и здоровыми. Они оставались живы, потому что стены кораблей соприкасаясь с органической жизнью, становились непроницаемыми для убийственной силы космоса. Я испробовал многие виды животных и решил попробовать, как будут вести себя существа, живущие в воде. Я остановился на устрицах. На устричных садках.
в начало наверх
Большинство устриц погибло, но те, которые находились в центре садка, выжили. Пассажиры тоже не пострадали. - Пассажирами были животные? - Не только. Я тоже. - Вы? - Я сам находился на корабле во время эксперимента. За период полета я не только спал, но и бодрствовал. И, как видите, остался жив. Если хотите, позовите своих братьев-сканнеров и посетите мой корабль. Я буду рад принять на нем сканнеров. Завтра я буду показывать корабль Повелителям Содействия. Мартел спросил: - Вы действительно один пересекли открытый космос? - Да, один, - запальчиво ответил Стоун. - Посмотрите журнал своих сканнеров, если не верите мне. Они не закупоривали меня в бутылке во время полета. Лицо Мартела засияло: - Я верю вам. Это правда. Слава Богу! Никаких сканнеров, никаких хаберменов больше не будет. И не нужно будет обращаться. Стоун выразительно посмотрел на дверь, но Мартел, не понимая его намека продолжил: - Я должен сказать вам, что... - Сэр, скажете мне утром. Наслаждайтесь своей обращенностью. Разве это не приятно? - Да, это очень приятно. Это ощущение нормальности - на некоторое время. Но послушайте. Сканнеры поклялись уничтожить вас и ваше открытие. - Что?! - Они собрались вместе, проголосовали за вашу смерть и поклялись привести приговор в исполнение. Ведь благодаря вашему открытию Человечество не будет больше нуждаться в сканнерах. Значит, сканнеры будут жить напрасно. Адам Стоун заволновался, но взял себя в руки: - Вы сканнер. Вы собираетесь убить меня... или пытать? - Поймите же наконец, я предал Братство. Берегите себя. Позовите охрану, когда я уйду. Я постараюсь задержать того, кому поручили вас убить. И тут Мартел увидел в окне пятно. Пятно материализовалось и приняло облик Парижански. Мартел понял, что Парижански запрограммирован на экстра-скорость. И не думая о своей обращенности, Мартел сунул руку в контрольный блок и настроил себя на ту же экстра-скорость. Волны огня - точь-в-точь как при великой агонии, но еще горячее - захлестнули его. Он напрягся и повернул лицо к Парижански так, чтобы тот сумел прочитать по его губам: "Экстренный случай". Стоун медленно отступал, а Парижански одними губами беззвучно произнес: - Уйди с дороги! Я выполняю приказ! - Я знаю. Но я не пущу тебя. Не пущу. Открытие Стоуна необходимо спасти. Мартел с трудом читал по губам Парижански - боль застилала ему глаза. Он думал: "Боже! Помоги мне! Дай мне выдержать эту перегрузку! Парижански тем временем настаивал: - Уйди! Не препятствуй выполнению решения Братства. Он подал знак: "Я выполняю свой долг. Нуждаюсь в помощи". Мартел задыхался, хватая ртом воздух. Он попробовал в последний раз: - Парижански, друг, друг мой, остановись. Остановись! "Никогда еще сканнер не убивал сканнера", - пронеслось у него в мозгу. Парижански подал знак: "Ты непригоден для исполнения своего долга. Я принимаю исполнение на себя." Мартел подумал: "Впервые! За всю историю Братства!" - и, бросившись к мозговому подблоку Парижански, поставил регулятор в положение "Перегрузка". Глаза Парижански расширились от ужаса: он понял. И тут же начал оседать на пол. Мартелу все же хватило сил дотянуться до своего собственного контрольного блока. Он не знал, сможет ли отключить экстра-скорость. Действуя вслепую, он мог убить себя, подвинув регулятор к отметке "Смерть". Ему хотелось крикнуть: "Сканнеров! Позовите сканнеров! Помогите!.." Но на него упала ночь. И тиски абсолютной тишины сжали мозг. Очнувшись, Мартел увидел лицо Люси. Он широко раскрыл глаза и обнаружил, что слышит (слышит!) ее счастливый плач, ее дыхание. Он слабо произнес: - Еще обращен? Жив? И тут второе лицо всплыло рядом. Лицо Адама Стоуна. Мартел настроился читать по его губам, но не смог. И вдруг понял, что слышит голос Адама Стоуна: - ...Не обращен. Понимаешь? Не обращен! Мартелу хотелось крикнуть: "Но я слышу! Я ощущаю!". У него ничего не получилось, но они поняли его без слов. Адам Стоун заговорил снова: - Вы прошли обратное превращение. Из сканнера в человека. Вы первый! Я не представлял, как это получится, но теория сработала. Вы все думали, что Содействие выбросит сканнеров на свалку? Конечно, нет, вы все станете людьми. Лишь хабермены будут умирать по мере возвращения из полетов. Они больше не нужны. А сканнеров мы сделаем людьми. Понимаете? Вы стали первым. Успокойтесь, пожалуйста. Адам Стоун улыбнулся. За ним промелькнуло лицо одного из Повелителей Содействия. Оно тоже светилось улыбкой. Потом оба исчезли. Мартел попытался сканнировать себя, но не смог. Люси смотрела на него с любовью и нежностью: - Любимый, мы снова вместе! Ты вернулся! Мартел провел рукой по груди в поисках своего контрольного блока. Там ничего не было. Блок исчез. Он стал человеком. И остался жив. Едва успокоившись, Мартел заволновался снова. Еще одна мысль встревожила его. Он хотел было написать - ведь Люси любила, когда он писал, а не ревел, - но не обнаружил у себя ни сканнерского пальца, ни блокнота. Тогда он заговорил: - А сканнеры? - Да, милый, что? - Что со сканнерами? - Со сканнерами? У них все в порядке. Некоторых остановили, когда они пытались бежать, включив экстра-скорость. Содействие обнаружило их всех, и они сейчас счастливы. Ты, знаешь, милый, - она засмеялась, - многие не хотели становиться людьми. Но Стоун и Содействие убедили их. - А Вомакт? - У него все отлично. Сейчас он обращен и скоро превратится в человека. Он уже вел переговоры в Содействии о новой работе для сканнеров. Вы будете верховными представителями человечества в космосе. Правда, хорошо? А Вомакт будет над вами главным. Сканнеры будут водить корабли в космос, и ваше Братство не исчезнет. А сейчас обратное превращение проходит Чанг. Скоро ты его увидишь. Вдруг ее лицо помрачнело. Она взглянула на него озабоченно и сказала: - Я должна признаться тебе. Ты же все равно будешь спрашивать. Один несчастный случай все-таки произошел. Но только один. Твой друг забыл просканнировать себя в нужную минуту и умер от перегрузки. - Мой друг? - Да. Твой друг... Парижански. Он силился вспомнить, каким он был, когда у него еще не было блока хабермена, когда он был подвержен буре эмоций, которые мозг поставляет в тело, а тело - в мозг. Тогда он не умел сканнировать. Он не был сканнером. Мартел уже знал, что поразило его.

ВВерх