UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Теодор СТАРДЖОН

    КЕЙЗ И МЕЧТАТЕЛЬ




Если бы в тот самый момент,  когда  умер  Кейз,  кто-нибудь  направил
лазерный луч (очень плотный, самой высокой интенсивности) в  эту  точку  с
Земли, и если бы вы смогли прокатиться на этом луче  в  течение  лет  этак
тысячи (вы, конечно же, не смогли бы этого  сделать,  и  в  любом  случае,
никто не направлял, никто не знал), вы могли бы увидеть его гроб.
Он не был задуман как таковой. На случай, если с кораблями что-нибудь
происходит, у них есть спасательные шлюпки, а в шлюпках есть  спасательные
жилеты, на случай если что-нибудь происходит с ними, и гроб некогда служил
именно этой цели; но ныне и многие века он был гробом Кейза.
О висел в бессветии, его пронзительные сигналы широкого  диапазона  о
помощи замолчали навсегда. Он медленно двигался, давным-давно подтолкнутый
исчезнувшим светом, ибо ему так и не было приказа остановиться.
Кейз, которому исполнилось тысяча и несколько сотен и, наверно,  пару
десятков и еще немного (но, в конце  концов,  разве  покойники  становятся
старше?), лежал в герметически закрытом цилиндре, одетый в рабочую  одежду
(которая давным-давно - даже по меркам Кейза - превратилась практически  в
ничто), состоявшую из ткани, едва достаточной для того, чтобы удержать его
нарукавную повязку: старший лейтенант,  и  скученный  символ  области  его
службы - Xn. Если вы владеете искусством дешифровки, то поймете,  что  это
означает: ЭКС на  многих  уровнях:  экстрасолнечный,  экстрагалактический,
экстратемпоральный и так далее; плюс вероятностная матрица:  экс-патриант,
экс-служащий, экс кто-то там еще... ибо оказываясь в Xn ни один человек не
строил насчет себя планов.
Нечто невидимое,  неразличимое,  всего  однажды  скользнуло  рядом  с
гробом Кейза (так как одного раза было достаточно) и после этого  возникло
что-то  такое,  что  находилось  совершенно  за  пределами  опыта   Кейза,
приобретенного им за все время исследований, открытий  и  приключений  его
сознательной жизни. Это была стробоскопическая  вспышка,  которая  гораздо
быстрее, чем мог заметить глаз или отметить  мозг,  пульсируя  становилась
все больше и больше до тех пор пока не достигла точки в десяти  метрах  от
кувыркавшегося гроба,  где  и  остановилась,  мерцая.  При  этом  не  было
никакого торможения, ибо не было и никакого движения в привычном смысле. С
каждой пульсацией корабль - ибо это действительно был космический  корабль
- переставал существовать ЗДЕСЬ и появлялся ТАМ. Расстояние между ЗДЕСЬ  и
ТАМ находилось под контролем и могло существенно изменяться; так и  должно
было быть, так как приближение - если его можно назвать  приближением,  на
корабле, который сам по себе никогда не двигался) удваивало  свой  видимый
промежуток, за исключением последних  трех  пульсаций,  во  время  которых
приближение равнялось метрам, одному метру, нескольким сантиметрами.
Короткая пауза, затем из бесшовного корпуса корабля выскользнул диск,
по размерам не превышающий  блюдце,  завис  на  мгновение  около  медленно
кувыркавшегося гроба, затем сдвинулся  назад  и  завертелся  в  ритме  его
вращения. Он переместился к одному из  концов  гроба  и  выпустил  струйку
огня, потом  еще  одну.  Кувыркание  замедлилось,  а  с  третьей  струйкой
прекратилось.
Еще одна пауза, во время которой излучения с корабля  прозондировали,
омыли, обыскали, ощупали, проверили  и  перепроверили.  Затем  на  цельном
корпусе появились две линии, затем еще две перпендикулярно первым, образуя
прямоугольник.  Казалось,  внутри   прямоугольника   корпус   растворился.
Крошечное блюдце сдвинулось и разместилось за гробом, выпустило аккуратную
струю пламени и гроб въехал в дверь точно в точке пересечения воображаемых
диагоналей прямоугольника.
Внутри из палубы взметнулись вверх  четыре  колоны  бледно-оранжевого
света, поддерживающие и направляющие гроб до тех пор, пока он полностью не
оказался внутри, после чего прямоугольное отверстие затуманилось потемнело
и снова превратилось в непроницаемый бесшовный корпус.  С  кратким  резким
шипением появилось атмосферное давление, сравнивая окружавшую гроб среду с
тем что находилось внутри него. Затем  оранжевые  лучи  повернули  гроб  и
двинули его к пятнышку на передней переборке, которое  открылось  и  стало
входом в коридор, высокий и овальный в сечении, освещенный непонято откуда
исходившим, не дававшим  теней  слабым  голубовато-белым  светом.  И  сова
проход за гробом закрылся и последний двинулся  плавно  и  тихо  вдоль  по
коридору, мимо ряда закрытых овальных  дверей  и  затворенных  проходов  к
открытой двери в дальнем конце. Здесь лучи проверили гроб, повернули его и
подтолкнули  в  комнату.  Он  остановился  в  свободном  от   оборудования
пространстве.  Слева,  явно,  находилась  какая-то  очень  сложная  панель
управления, хотя на ней не было никаких  выключателей,  а  только  стрелки
маленьких  дисков,  плавающих  сантиметрах  в  двадцати  над  панелью,   и
светящиеся в активном состоянии и каждый каким-то собственным оттенком и с
интенсивностью,   соответствующей   степени    функционирования.    Справа
находилось огромное скопление индикаторов. Кейз (если бы он, конечно,  был
жив) ни за что не смог бы в них разобраться.
На дорожке, которая теперь окружала гроб, появился голубой человек  в
капюшоне и перчатках, его тело сверкало,  хотя  и  не  слишком  ярко,  его
нельзя было назвать прозрачным, но он не был и сплошным, и,  казалось,  он
находился не совсем в фокусе зрения. Он ни разу ни к чему  не  прикоснулся
своими маленькими руками и двигался не шагая,  -  казалось,  скользил  или
плыл от одной точки к другой.
Некоторое время он стоял, заложив  назад  руки  и  склонив  одетую  в
капюшон голову, рассматривая гроб, затем повернулся к  панели  управления.
Он быстро включил  полдесятка  систем,  проведя  рукой  между  корпусом  и
плавающими дисками, которые  после  этого  загорались.  В  передней  части
комнаты открылись ворота  и  из  них  появились  две  металлические  руки,
державшие полукруг светящейся шины, они двинулись вдоль гроба потом вниз и
назад. Поле искривленной шины сделало верхнюю половину  гроба  прозрачной.
Руки исчезли, ворота закрылись. Голубой  человек  быстро,  ни  к  чему  не
прикасаясь поводил руками над корпусом панели и светящиеся разными цветами
плавающие диски снова потемнели.
Голубой человек сложил руки за спиной  и  долго  стоял,  рассматривая
тело внутри гроба - (слишком длинные - по сравнению  с  его  собственными)
руки и ноги, слегка выступающие кости над глазами трупа,  тяжелые  грудные
мышцы и плоский живот. Спустя некоторое время он скользнул к другому концу
гроба и изучил новый вид, полые иголки по-прежнему воткнуты в  предплечья,
на голове - бронзового цвета небольшой шлем, из-под которого торчат густые
волосы, и самое удивительное - это  явление  голубой  человек  разглядывал
особенно долго -  борода  Кейза,  некогда  заставлявшая  его  стыдиться  и
чувствовать  себя  неловко,  а  позже  ставшая  флагом   его   вызывающего
поведения. В последние дни своей жизни  он  позволил  отрасти  ей  гораздо
длиннее пределов, установленных Xn.
Голубой  человек  вернулся  к  панели  управления  и  набрал  сложную
последовательность. И снова дверь в передней части  комнаты  открылась,  в
нее въехал какой-то новый аппарат и приблизился к гробу. Он  был  похож  а
кусочек настоящего планетария, сложный прожектор с  линзами  на  шарнирах,
корпусами маленьких и очень разных генераторов поля, установочной рамкой и
несколькими парами сложенных, оснащенных инструментами рук. Складные  ноги
поднялись над гробом и  разместили  прожектор  над  ним.  Голубой  человек
быстро  и  уверенно  взмахнул  руками  и  прожектор   ожил,   засветившись
нитеподобными лучами, некоторые были видимыми и яркими: голубыми, золотыми
и алыми; некоторые были невидимы, но слабо свистели  в  редкой  атмосфере,
созданной в комнате, чтобы соответствовать той, что была внутри роба.  Эти
лучи были зондами и  стимуляторами,  они  давили  и  тянули,  приводили  в
движение и анализировали, брали образцы и проверяли.
Не останавливаясь, они подводили  итоги  и  предпринимали  дальнейшие
действия. Механические руки ощупали и размягчили печати. Газы  смешивались
и впрыскивались, пока атмосфера в комнате не стала  по  качеству,  типу  и
давлению приемлемыми (процесс,  который  никаким  образом  не  повлиял  на
голубого человека), затем печати были сорваны и гроб открылся. В то  время
как тело оставалось на прежнем  месте,  открытый  гроб  скользнул  вниз  и
сквозь палубу. Казалось, труп Кейза парит в воздухе, чего на самом деле не
было, ибо хотя сила тяжести и  отсутствовала,  от  сдвига  его  удерживали
лучи, в то время  как  присевшая  машина  отсоединяла  трубки  от  иголок,
воткнутых в руки Кейза, заменяя их содержимое чем-то новым. Тот же процесс
был проделан и  с  маленьким  бронзовым  шлемом,  все  его  проводки  были
проанализированы, продублированы, оригиналы были отсоединены и  отброшены.
Диатермическое поле настроило температуру тела и одновременно все иголки с
трубочками воткнулись в пах, в живот, в шею. Теплая  жидкость  потекла  по
ним, а в это время лучи мягко манипулировали связками, мышцами, грудью.
...И вдруг  Кейз  сел,  (но  вы  не  можете  сесть  паря  в  воздухе)
поддерживаемый неосязаемыми силовыми колоннами и опутанный оканчивающимися
иголками трубочками, электродами и зондами. Несмотря на это, его  движение
было таким неожиданным и таким сильным, что даже быстрые рефлексы голубого
человека и встроенные надежные элементы систем, не удержали его от резкого
сердитого взмаха и вымученного крика "Джен!". Но он успел  сделать  только
это и тут же сильный транквилизатор  проник  в  его  мозг,  и  он  заснул,
расслабившись.
Трубочки аккуратно вернули его на прежнее место.
Сломанная полая иголка была вытащена, и заменена другой.
И спящий человек - это  не  мертвый  человек.  ПУСТЬ  ПОСПИТ,  сказал
главный компьютер, и голубой человек растаял, свет померк, и Кейз  остался
спать.
"Джен!"
Вымученный и хриплый, да, но это не было похоже на тот слог,  который
рвал его горло и полмозга, смешавшись  с  продолжавшимся  разрушением  его
химических  двигателей,  вызванным  потерей  ускорения,  усиленный  болью,
растерянностью, ужасом, любовью и усталостью (он не знал о любви до этого)
во время того ужасного взлета, последнего перед тем,  как  он  умер.  Были
спасательные жилеты, гробы, стоявшие рядом  на  откосе,  куда  он  и  Джен
притащили их, и в которые они забрались перед самым нападением -  кого?  -
здесь был провал в памяти - и...
И его устройство взлетело, а ее нет.
Никто никогда не был так беспомощен  и  в  такой  ярости.  Программа,
заложенная в спасательные жилеты, была такой  простой;  он  сам  установил
последовательность  команд,  предпринял  не  подлежащие   изменению   меры
предосторожности и заблокировал их, связав свой  пульт  управления  с  ее,
чтобы избежать любых возможных накладок. И...
И его устройство стартовало, а ее нет, нет, нет.
Джен!
Кейз спал в сумраке, внешне свободно паря,  а  фактически  окруженный
клеткой, образованной мягкими,  непрерывными  лучами.  После  достаточного
числа часов (главный компьютер в  точности  знал  значение  "достаточно"),
непонятно откуда льющийся свет усилился, а вместе с ним  появилась  фигура
голубого человека, которая стала почти плотной.  Приблизившись  к  панели,
незнакомец   активизировал    некоторые    контрольные    устройства    на
противоположном   блоке   и   внимательно   посмотрел   на    них.    Явно
удовлетворенный, он повернулся назад, аккуратно наладил некоторые приборы,
и затем провел рукой за главным диском-переключателем.
Мгновенно послышался глубокий гул, интенсивность  которого  нарастала
до тех пор, пока голубая рука не остановила ее, затем стала  меняться  его
высота, снова вниз, затем снова вверх  и  ровно.  Он  начал  пульсировать:
одиннадцать, четырнадцать, шестнадцать циклов... восемнадцать... и на этом
остановился.  Затем  последовала  серия   гармонических   тонов,   высоких
обертонов, многократно повторяющихся  звуков,  тонов,  разделенных  долями
секунды,  пульсирующих  с  определенной  частотой,  все  это   производило
впечатление   целого   оркестра,    вся    структура    звука    постоянно
самонастраивалась в соответствии с самой собой и с показаниями, идущими от
бронзового шлема Кейза, до тех пор, пока все это живое благозвучие не было
подогнано в точности к нему, к излучению его мозга,  воротам  его  разума,
тончайших височных клеток, нейронам и синапсам его мозга.
Кейз уже не спал.
Это было нечто гораздо более глубокое, чем сон.
Что-то принялось давить на оболочку  его  мозга,  мягко,  настойчиво,
пока стена не растворилась и оно не  вошло.  Оно  отыскало  еще  незанятые
клетки памяти, с уважением относясь к накопленному и  личному,  ничего  не
ища, а только прося места для размещения новых знаний. Когда таковое  было
найдено,  это  что-то  удалилось,  оставляя  (запомните,  это  всего  лишь
фигуральное выражение) черту в каждой ячейке.
И  вот  по  этим  черточкам  быстро  потекли  новые  знания  и  новая
способность  восприятия  и  формирования   идей.   Язык.   Идеологическая,
аналогическая, мифологическая основа языка. Кейз  получил  все,  что,  как
можно было бы ожидать, должен был знать  и  уметь  коллега  и  современник
голубого человека, кроме знаний о себе и своем нынешнем положении. Это  он
узнает сам, в свое время: последний жест уважения.
Гипнотический звук ослабел. Свет слегка  изменился.  Голубой  человек

 
в начало наверх
заложил руки за спину и ждал. Кейз проснулся. Нет конца чудесам Вселенной, и для того чтобы их найти не нужен никакой полет воображения через время и пространство. Человек двадцатого века мог, если ему этого очень хотелось, провести пол жизни узнавая все, что можно узнать о квадратном метре верхнего слоя почвы в двадцать сантиметров глубиной. Он найдет животных и насекомых с удивительными способностями, которые могут говорить на языке запахов также хорошо, как и на языке звуков; целые поколения, живущие в состоянии агрессии и защиты; грибы, которые могут сплести петлю достаточно быстро и крепко, чтобы поймать саламандру, достаточно гениальных, чтобы затем окутать и переварить ее. На микрофизическом уровне существуют бесконечно тонкие явления растворения и взвешенного состояния, замораживания и оттаивания, пока живые существа инкапсулируются и образуют оболочку и перерождаются... нет предела чудесам. Рассмотрим теперь клеща крупного рогатого скота. Выводясь в земле, он сбрасывает оболочку и снова растет и спаривается. Наконец, самка, заключив в себя сперму, ползет. Не имея глаз, она, тем не менее ползет вверх до тех пор, пока не найдет конечность, на которой будет висеть до тех пор, пока ее рефлексы не загорятся от единственной особой искорки: запаха масляной кислоты, которая присутствует в поте теплокровных млекопитающих. При этом она подпрыгивает, и, если промахнется, будет ползти снова, пока не найдет другую конечность, и не повиснет на ней в ожидании - известен случай, когда она провисела так ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ - и все равно будет реагировать мгновенно и полноценно в присутствии одной единственной вещи, которую она по своей природе может взять и в которой нуждается. День она будет кормиться, после чего выпустит хранимую сперму на яйца, которые несет в себе. Затем она падает и умирает, а оплодотворенные яйца готовы повторить цикл. Таким образом, ее жизнь состоит из мгновений и эпизодов (как и наша) и, если бы вы могли с ней поговорить, она смогла бы вспомнить следующие эпизоды: повторное сбрасывание оболочки, спаривание, путь наверх, прыжок, ожидание, в засуху, мороз, ливень, грозу - ну, это был другой момент, другое мгновение, потому что во время этого периода ее можно назвать живой, только неправильно употребив это слово; это было другое мгновение, менее запоминающееся, чем первое погружение в теплую кровь. Первое пробуждение Кейза, таким образом, было всего лишь мгновением после того ужасного старта (ибо он мог, но не хотел вспоминать длительное отчаяние, во время которого предоставил себя во власть поддерживающих жизнь систем спасательного жилета. Он мог отказаться от них из-за горя и ярости, не будь его собственная программа безжалостной и неизменной, он сам заложил ее в жилеты, бесчувственную, автоматическую, нестираемую. Но она не сработала, не сработала. Следовательно, Кейз проснулся (в первый раз) всего лишь мгновение спустя после этого ужасного рывка; отсюда его хриплый крик, и поэтому он был единственным человеческим существом во всей Вселенной, которое могло помнить столь далекое событие как побег с той чертовой неизвестной планеты и для него оно было вовсе не далеким. Ибо такова природа времени, что человеческие часы и человеческая душа могут давать ему истинные измерения, но правда не обязательно им соответствует. Если вы хотите понять Кейза, вы должны понять это. Итак он знал, что прошло время прежде, чем он пробудился во второй раз. Он знал, что спал. Знал, что чувствует себя здоровым и отдохнувшим, что голоден и хочет пить. Он не знал, где находится, и когда попытался сесть, то не смог. - Лежи спокойно, - сказал голубой человек. - Не пытайся двигаться, пока я не вытащу из тебя все эти иголки. Первым рефлексом Кейза было не послушаться и сделать движение, резкое и быстрое. Когда он попробовал снова, то обнаружил, что не может даже пошевелиться, он понял разумность сказанного и расслабился. Голубой человек быстро и уверенно задвигал руками над блоком управления, и из-за его головы из стены выплыл какой-то аппарат, придвинулся к Кейзу протянул блестящие тонкие руки, извлек иглы, убрал трубки, намазал его холодными кремами, отсоединил, отвязал, убрал различные приспособления, которые вернули его к жизни - и все следы их присутствия в комнате), а Кейз лежал и думал, на каком языке говорил голубой человек - и как получилось, что он смог его понять. Аппарат скользнул в сторону, вернулся к двери в стене, которая его поглотила. Кейз лежал спокойно, глядя на голубого человека, чье затемненное скрытое капюшоном лицо ничего ему не говорило, но чья расслабленная, с руками за спиной, поза говорила о наблюдательном ожидании. Таинственно, да. Угрожающе? Нет. Кейз осторожно пошевелился, не обнаружил никаких препятствий, сел. Он сидел ни на чем, и взглянув вниз, увидел, что парит в метре над палубой. На секунду у него закружилась голова, но все прошло, когда голубой человек, мгновенно все поняв, махнул в сторону пульта. Кейза немедленно окружило и поддержало мягкое устойчивое кресло, возникшее вокруг него. Он сел прямо, посмотрел на подлокотники, на спинку, затем на голубого человека, успокаивающий жест которого был достаточно уверенным, чтобы заставить его откинуться назад - конечно, оставаясь настороженным, но не встревоженным. - Лейтенант Хардин... Кейз моргнул. Прошло так много времени, даже по его масштабам, с тех пор, как он в последний раз слышал это имя, что он почти что забыл, что оно принадлежит ему. Словно тебя назвали по отчеству, которое до этого никогда не использовалось публично. - Меня обычно зовут Кейзом, - сказал он. - А кто вы? Пауза, затем голубой человек - безликий, но с улыбкой в голосе ответил: - На этот вопрос действительно нет простого ответа. Пока называй меня просто Доктор. - Доктор, - слово означало именно то что надо, когда он его произнес, но казалось незнакомым для языка и горла. - Доктор, - произнес он снова на своем собственном (старом) языке. Это было лучше, но он почувствовал, что оно ничего не значит для голубого человека. - Все в порядке, - сказал Доктор, - ты выучил новый язык, новый для тебя и очень древний для меня. Идея гипнопедии - обучения во сне - не была новой для Кейза, хотя сам он никогда не испытывал ничего - ну, такого ЗАКОНЧЕННОГО как это. Познание и использование информации при помощи гипнопедии всегда было мгновенным переводом (или быстрым аналогом) для него: подумай "Кот" и выдай "Глип" или другое соответствующее слово из изучаемого языка. В этом же случае, он ДУМАЛ на новом языке. И все же, если он хотел использовать старый, он мог сделать это просто в результате решения, и без особых усилий. Одни приобретения, никаких потерь. Кейз закрыл глаза. Есть ли в его новом языке слова, выражающие горе и гнев и отвращение к самому себе? Да, есть. А благодарность? СПАСЛИ МНЕ ЖИЗНЬ... Принято считать об умирающих в страданиях: умирает человек, умирает и страдание, умирает и боль. И что же, если тебя оживляют, а вместе с тобой и страдание? Вот что имеет значение в данный момент, а не глупое "Где я нахожусь?". Он на корабле, который его подобрал. Чей корабль, куда направляется? Это тоже имело значение, но не сейчас. Благодарность?.. Миллион вопросов ждал своего времени, и девятьсот тысяч из них противоречили его установке: не давать никакой информации до тех пор, пока он не будет вынужден это сделать, а по некоторым вопросам вообще никакой. - Вы были исполнительным офицером на корабле Xn "Первооткрыватель", - сказал Доктор, - разведывательное судно класса "Изыскатель", стартовавшее с Земли-Центральной с заданием проникнуть в рукав Галактики и проделать некоторые эксперименты в межгалактическом пространстве, среди которых - испытание нового варианта путешествия со сверхсветовой скоростью при помощи мерцающего поля. Ошибка в проекте заставила корабль бесконтрольно разогнаться до скоростей, превышающих все что в то время считалось теоретически возможным. Трагедию "Первооткрывателя" усугубила способность корабля собирать молекулы межгалактического водорода для топлива, что при неожидаемых скоростях, привело к возрастанию и так уже чрезмерного потребления топлива. Единственным возможным результатом должен был быть взрыв или другое разрушение корабля. Что случилось на самом деле - неизвестно, потому что к тому времени, как это произошло, корабль находился далеко за границами возможного слежения и обнаружения. Кейз почувствовал прилив раздражения. - Если вы уже выудили все это из моей головы, зачем снова это повторять? Доктор мягко возразил: - Мы ничего не выуживали из вас, Кейз. Мы уважаем личную неприкосновенность выше всего прочего, и право выбора принадлежит только самому человеку. Нет, то, что я сказал получено из архивов. Архивов. Не протоколов или журналов - архивов. - Как давно мы - "Первооткрыватель" потерялся? - По времени Земли-Центральной, около тысячи двухсот лет назад. - Но системы не могли поддерживать меня в течение тысячи двухсот лет. - А они и не поддерживали. Вы умерли. Через минуту Доктор сказал: - Вы хотите побыть один? - Если не возражаете. Голубой человек растворился и исчез. Кейз это видел, но мог только тупо пялиться в одну точку. Джен. О, Джен... На некоторое время его мозг превратился в бессловесное рыдание. Глубоко в сознании, где живет наблюдатель, заключенный в каждом из нас, тот безжалостный наблюдатель, который стоит в стороне и смотрит - он услышал: ИДИОТ! СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ ТУПИЦА! ПОЧЕМУ ТЕБЕ ГОРШЕ ЗНАТЬ, ЧТО ОНА МЕРТВА УЖЕ В ТЕЧЕНИЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ, ЧЕМ В ТЕЧЕНИЕ ДВУХСОТ? И ТЫ СЕРДИШЬСЯ? СЕРДИШЬСЯ! И ЧТО ТЫ СОБИРАЕШЬСЯ ДЕЛАТЬ СО СВОИМ ГНЕВОМ? - Что-о, - прошептал он. - Что-то... Он бросил быстрый взгляд вокруг. В этом месте не было ничего выступающего, обо что можно было бы удариться, поэтому он сильно ударил кулаком по своей же ладони, так сильно, что она онемела, и ожидая появления боли, он увидел в памяти вспышку уродливого смеха. Это был смех сам по себе, безротый, глубокий, веселый - веселость человека, у которого лучше мышеловка, а Кейз (и Джен, и Джен) был мышью. Почему он не мог вспомнить рот, лицо, ситуацию? Потому что он ВИДЕЛ смех в своей памяти, а не слышал его. Защита организма - не помнить. Отказ памяти - это акт выживания, нежелание вновь переживать какой-то ужасный шок. И все же такие события всегда оставляют на самом видном месте что-то вроде курка (в данном случае, видимый смех) и то тоже особенность выживания, ибо глубокий ум всегда хочет знать в чем заключается опасность и чего бояться. Иметь такой глубокий ум, как у Кейза (а его подготовка сделала его таким) значило всегда ступать по краю внутренних ужасов, всегда находиться в точке принятия решения: припомнить ли мне эту травму или снова похоронить курок? - ибо только на этой грани он обладает способностью реагировать с легендарной скоростью принадлежащих к Xn. Он позволил курку, смеху, исчезнуть и закрыл глаза, пытаясь вызвать силой воли какие-то другие воспоминания. Что-нибудь. Что-нибудь другое, что-нибудь вместо этого. Что-нибудь вместо этого. Что-нибудь, возможно, до смеха. Что-нибудь типа: до смеха была погоня, а перед этим - посадка, а перед этим... что было перед этим никто никогда не узнает, потому что они покинули корабль в мерцающей серости транссветовой скорости, до или сверх, кто знает? Приборов, способных это определить, не было, и в любом случае никакие приборы не говорят правду, электроны двигались странным образом, катушки и поля были искаженными и вели себя дико. Никто до этого там не был, ни от одного зонда не был получен ответ. Пустая болтовня: что бы случилось с тобой, если бы ты выбросился из корабля при сверхсветовой скорости? Говорят, что по мере ее достижения, время приближается к нулю, а масса к бесконечности. Ахиллес и черепаха; логика стремится к совершенству, правда стремится к нулю. Кто-то сказал, что С (конечная скорость) - ворота в другую Вселенную, или в другую ступень ступенчатого пространства. Некоторые говорят, смерть и растворение, ибо все электрические явления биохимии, по всем правилам физики, так изменятся, что организация материи и жизни будет разрушена. А некоторые говорят, нет: явления трансформации (массы в энергию, в пространство, во время, каждое пропорционально взаимозаменимо) должны сохранить схему, и какая-то непостижимо другая форма жизни может быть возможна. И выше всего этого была уверенность, что выброситься, оставив охраняющие тебя системы жизнеобеспечения, искусственную гравитацию и все остальные ткани искусственного чрева, которым являлся космический корабль, значило
в начало наверх
ввергнуть себя во что-то несказанно незнакомое и враждебное. Выброситься в стратосфере, когда девяносто пять процентов атмосферы находится внизу, а перепад температуры достигает, вероятно, градусов двести... имя этому - Смерть. На что же тогда нужно умножать это в пространстве, в этой необычной среде, где само время может наступить себе на хвост? И всегда присутствует еще один аргумент: что сама скорость еще не является доминирующим фактором; что давно, еще в дни прокладывания дорог, мудрые люди сказали, что из ушей пойдет кровь, что зрение упадет, что кровь не сможет циркулировать при двадцати милях в час, и что все разговоры о "С" были одинаковой логической неправдой; скорость не имеет абсолюта, скорость всегда относительна, и что единственная опасность, связанная с выброской из корабля, в том, что ты оказываешься черт знает на каком расстоянии от чего бы то ни было. Ну, Кейз проделал это (с Джен, с Джен), и это не научило его ничему за исключением одного, это можно пережить. Ни как, ни что с ними случилось. Резкий сигнал тревоги, отдающий повсюду голос, твердящий ПОКИНУТЬ КОРАБЛЬ, приступ страха, когда он направился к закрепленной за ним спасательной шлюпке (корпус корабля начал выгибаться, а между ним и другими шлюпками опустился защитный барьер и это было хорошо, потому что целая секция корабля отвалилась и взорвалась, шлюпки и все остальное), и лампы погасли, гравитация исчезла, дикий скрежет наполнил все знакомо-незнакомые проходы и коридоры до самой его шлюпки, в которую он забрался и дергался, наступил на того другого, когда вытянув шею, пытался рассмотреть: никто ли не идет по коридору, но в тот момент уже нельзя было видеть. Был там кто-то еще или нет, его совесть была чиста (чего нельзя было сказать о сожалении) ибо автоматический пилот взял на себя все управление, и он упал назад в шлюпку, люк захлопнулся, и та вылетела из корабля. Инерционное поле шлюпки спасло их от ужасной агонии ускорения, но эффект вибрации был сам по себе агонией. На его напарника это подействовало так же как и на него, и единственное, что он может четко вспомнить, так это мгновенный вид кружащегося корабля с зазубренной дырой в средней части - первой взорвавшейся секции, секции, в которой находилась его спасательная шлюпка - окруженная мерцающими дугами, это искрили поврежденные кабеля. Вероятно, некоторое время они были без сознания. Кейз смутно помнит, как потерял приборы, что не дало ему никакой полезной информации, кроме того, что шлюпка цела и что ее преобразователь собирает разумное количество атомного водорода, так что топливо и жизнеобеспечение не будут представлять собой проблему. Почти отстраненно он наблюдал как его руки прикоснулись к пульту управления, вызвали контрольный список, установили компьютер в режим поиска корабля и/или планеты, тяга максимальная - компьютер не будет использовать максимальную, но установить ее было можно), и сложное жизнеобеспечение. Прикосновение к пульту - и произошла проверка всех запасов, они оказались полными. Еще одно прикосновение - и шлюпка стала медленно вращаться. По форме шлюпка была похожа на акулу с увеличенным дорсальным плавником. В туловище располагались склады, преобразователи, топливо; в плавнике находилось оборудование и жилые помещения для шестерых. Вращение происходило по длинной оси; субъективный "низ", следовательно, находился в кончике плавника. Все очень уютно, все в порядке. И никакой надежды. Много места, много пищи и воздух на шестерых. Учитывая, что их всего двое, это роскошно. Наконец он посмотрел на второго - не то, чтобы ему не было дела до этого раньше, но потому что приоритеты для него располагались следующим образом: сначала условия, потом персонал. Его первой реакцией было отбросить всех людей, которыми этот второй не был. Он не был старым Граулом, капитаном, или этим смешным маленьким Хенни из чернорабочих, или Баукером, который всегда его озадачивал и которого он хотел бы знать получше, или Мэри Ди, которая так никогда и не узнала, что ему больше нравилось, когда она уходила, такими были ее волосы, таким было ее лицо. Лицо этого второго было из лиц фона, одним из многих, ну, знаете, людей, которые составляют массу в вашей памяти. Гандер, Дансер, что-то вроде этого. Янсен. КБХ, ксенобиохимик, которого обычно можно было увидеть где-нибудь в углу в компании двух или трех других человек из Секции Науки, они всегда говорили на профессиональную тему. Небольшое исправление. Или слушали, как другие говорят на профессиональные темы. - Дженифер? - Дженосек, - она сидела обхватив согнутой в локте рукой мягкую стойку за которую зацепилась до того, как началось вращение. Она, очевидно, наблюдала за проверкой очень внимательно, следя за каждым шагом. Кейз был выше ее по рангу. - Кейз Хардин, лейтенант С.Г., - сказал он. - Да, сэр, я знаю, - последовала глупая пауза. Ему следовало бы знать, что она знает. На корабле было больше рядовых, чем офицеров. И его "С.Г." повисло в воздухе между ними. Ее глаза были похожи на длинные миндалины, они были такими яркими, что казались непрозрачными, но было ясно, что не изнутри, а ее волосы были зачесаны назад почти болезненно туго. Она была стройной, высокой. Ее голос имел странный контролируемый тембр, словно его удерживали в среднем регистре сознательным усилием. Она спросила: - Что случилось? Он пожал плечами и кивнул в сторону сигнального устройства. Ни корабля, ни шлюпок, ни планеты, ни Солнца нигде. Какие-то обломки, постепенно уменьшавшиеся, ничего достаточно большого, чтобы спасти или укрыть кого-нибудь, иначе компьютер доложил бы об этом. Они вращались, и на экранах появились размытые бледные следы: конец рукава далекой галактики. Кейз прикоснулся к пульту и зафиксировал этот вид. - Никто ничего не говорит рядовым, - заметила она. - Лейтенанту тоже не слишком-то много говорят. Мы испытывали новую тягу. Теоретически она не должна была работать в гравитационных полях определенной плотности, поэтому мы направлялись в глубокий космос при помощи обычной тяги. По показателям, у нас все было в порядке, математическая секция выдала нам фактор безопасности "3" или лучше: я хочу сказать, что мы удалились в межгалактическое пространство в три раза дальше, чем это было необходимо для нашей безопасности. Ну, они ошибались, или проект был неправильным, или на мостике кто-то ошибся. Они включили новую тягу и не смогли ее выключить. Ничто не смогло ее выключить. Она работала за пределами наших энергетических запасов, бесконтрольно. Мы просто разгонялись до тех пор пока не развалились. - И нет никого... - Никого. Они смотрели друг на друга. Что происходило за сиянием этих длинных глаз? ПОЧЕМУ ТЫ? Или она оплакивала кого-то? На секунду он испытал сожаление: он не сплетничал, не вмешивался, он никогда не следил за привязанностями и личными грешками. У Кейза был ищущий, голодный ум, но он был нацелен на работу, ответственность, выполнение задания, целенаправленное подавление своих собственных желаний и искреннее подчинение начальству. Он был хорошим офицером. Вопрос: считают ли его хорошим человеком никогда не волновал его. И... вероятно, не должен волновать его сейчас. Он был половиной населения, притом вышестоящей. Ей не с кем было его сравнивать, и, судя по всему, не будет. Он вздохнул (почему?) и отвернулся от нее. Ему нечего было вспоминать о ней. Ему придется начинать узнавать ее постепенно, начиная с этого момента, в то время как она... ну, она знала, кто он такой. В его мире, человек привык жить в тесном контакте с другими людьми - их было так много, повсюду. Но потому что их было так много, всегда существовал выбор. Но сейчас... Он повернулся к пульту, откинул стул и сел. Он угрюмо уставился на слабое пятно звездной пыли, являвшейся галактикой - кто знал какой - и на черноту, со всех сторон его окружавшую - и безнадежно дал задание компьютеру определить расстояние до нее. Восемьсот световых лет или девятьсот? Наверняка, что-то вроде этого. Шлюпка может разогнаться до скорости в долю световой, большую долю, но все равно всего лишь долю, а система жизнеобеспечения сможет продержать их живыми в течение минимум двухсот, максимум - пятисот лет. Конечно, шлюпка была оборудована на шестерых, но может ли система жизнеобеспечения срабатывать повторно, так что они могли бы ожить и использовать новую систему до того, как старая будет исчерпана? Будут ли неиспользованные системы эффективны после столь длительного времени? Он посмотрел через плечо. Его биохимик может иметь какой-то ответ. Но сначала немного цифр. Он уверенно отдал компьютеру команды, требуя дать расстояние до ближайшей планетной системы. Сканируя галактическое облако с расстояния восемьсот световых лет, компьютер может работать только в области вероятности - проложить курс к точке в облаке, где могут вероятнее всего находиться пригодные для жизни планеты, а пригодные для жизни планеты не могут находиться нигде. Он установил компьютер на поиск, и отвернулся от него. Наконец он сделал все, что мог, и ненавидел это, боялся. Теперь ничего другого не оставалось, как взглянуть в лицо целому спектру проблем, которые никогда его не волновали; относительно которых он никогда не получал никаких указаний. Его готовили к тому, чтобы иметь дело с проблемами, а не с людьми, не с отдельным человеком, и поэтому не с самим собой. Он повернулся, чтобы столкнуться с этим, с нею, с собой. Она плакала и спросила: - Мы умрем, не так ли? Все в ней, ее теле, волосах, глазах, молило об одном простом ответе, отрицании и он не мог его ей дать. Он и не подумал о том, чтобы солгать (это для тех, кто знает о людях больше, чем он), и ему не пришло в голову прикоснуться к ней, что было бы очень кстати, потому что она могла бы интерпретировать это по-своему. Он сказал: - Полагаю, да, Дженифер, - и даже имя ее произнес неправильно. - Доктор. Непонятно откуда исходящий свет усилился и появился голубой человек. - Я голоден, - сказал Кейз. - В кресле, - ответил Доктор, - вы чувствуете себя лучше? Кейз знал, что Доктор знает это благодаря большому количеству приборов, и что предметом его вопроса является не его физическое состояние. Но "лучше"? Он ответил: - После того, как корабль развалился, я спасся в спасательной шлюпке с рядовой Джанет Дженосек, ксенобиохимиком. Широкий мягкий подлокотник кресла раздвинулся и обнаружил теплую соску. Но, подобно колесу и игле форма соски неподвластна векам. Он сильно потянул за нее и глотнул. Содержимое было довольно безвкусным (но Кейз мог понять это, вкусы действительно меняются, и вся поза его хозяина? - того, кто захватил его в плен говорила о предложении, а не навязывании), но удовлетворительным. Он посмотрел на соску и снова потянул. Затем сказал: - Я не могу вспомнить, что произошло, после того, как мы поняли, что нам нечего ждать помощи, что мы вне пределов досягаемости, что у нас нет причин надеяться. - Вы находились в "жилете" - вы называете его гробом. Что случилось со шлюпкой? - А она разбилась при посадке. Доктор не комментировал, он ждал. Кейз сказал: - Я хочу сказать, я не могу вспомнить, что мы делали все эти дни, сто и четыре их было... Он имел в виду, что хочет вспомнить их по порядку каждый час и минуту, потому что теперь они были драгоценными, бесценными и потому что теперь он не мог понять, почему они, за исключением некоторых живых сцен, были в то время цепочкой серых-пресерых будней, которые надо было прожить. Потому что он был с Джен, Джен. Она не стала ничем другим, она была той, которую он видел в тот первый день, когда она плакала в первый и последний раз, на которую смотрел, опустив бесполезные руки между коленями, смотрел, как она плачет, пока она не перестала. Затем дни... корабельное время говорило, что это были дни и ты можешь поспать какое-то время, проверить пульт управления, занести данные в журнал, и затем тебе больше ничего не остается делать, как общаться с другим человеком, а ты просто не знаешь как. И все это время, он подумал об этом с каким-то благоговейным страхом, это была Джен. Так бывает, когда страдание и горе замыкаются на все: маленькая цена за те сто и четыре дня, теперь, когда он знал, кто она. Кем была. - Я помню, - произнес Кейз почти улыбаясь, - как Джен начала спор со мной о жизни, о том чтобы остаться живым, о ПОЧЕМУ. Почему мы ведем журнал и проверяем пульт, делаем активные и пассивные упражнения и все такое прочее - почему, если мы знаем, что умрем? И единственное, что я мог сказать, что изменилось? Какая разница? Действительно, между тем, что мы делаем и тем, что всегда делали? Мы знали, где умрем - прямо в шлюпке,
в начало наверх
когда придет время, но во всем остальном мы были совершенно как все остальные, пытаясь оставаться живыми, как можно дольше. И я знал, что она не хотела умирать сто дней назад, и я знал, что она не хотела умирать в ту самую минуту, и я тоже. Но почему сейчас? Она требовала ответа на этот вопрос: это было просто что-то, чего она не знала. И я сказал, что тоже не знаю, но что каждый, когда-либо родившийся на свет, живет под смертным приговором только за то, что родился, и тот факт, что у нас не было никакой надежды, ничего не меняет. Надежда делает жизнь более легкой, но она не делает жизнь невозможной. Миллионы и миллионы прожили без нее долгие годы. Этот спор произошел на сто второй день, и зазвучала сирена. Наконец Кейз улыбнулся. - Сирена. - Сигнал, предупреждающий о близком столкновении. Каким-то образом в тех краях мы приближались к чему-то, или что-то приближалось к нам. Оно было огромным, и оно не могло появиться так, как появилось, сразу так близко и без предварительного предупреждения, но так случилось, и не просите меня объяснить это. - Это была планета, больше Луны и почти такая же по размерам, как Земля. Мне не следовало говорить "планета", потому что не было системы, но вы поймете, почему я ее так назвал. Я думал, Джен снова заплачет. Может, так оно и было. Я был занят у пульта. Я проверил ее на предмет атмосферы - объект был достаточно большим. Отрицательно. Я получил не изображение на экране, узнал расстояние, и не мог поверить. Чтобы появиться так быстро, она должна была двигаться навстречу, сумма скоростей... и даже в таком случае, ее следовало бы обнаружить за несколько дней до этого. Но она двигалась не навстречу, она двигалась под углом слева. Я вычислил угол; объект находился всего в двухстах пятидесяти километрах от нас и наши траектории должны были пересечься через немногим более тридцати часов. Я получил на экране увеличенное изображение: скалистый сфероид, но при помощи одного лишь радара я не мог узнать ничего больше. А Джен сказала: - Пожалуйста... О, пожалуйста, - и когда он повернулся, чтобы посмотреть на нее, она стояла, прижав руки к ушам: - Пожалуйста, Кейз, отключи сирену. Кейз не объяснил Доктору, почему он снова улыбнулся. - Чтобы произвести какие бы то ни было наблюдения мне был нужен свет, но там не было ничего, даже звездного света. Помню, что я снова подумал о том, что любой объект подобного размера должен был бы иметь какую-нибудь атмосферу, хотя бы притягиваемый водород или пыль, поэтому я снова произвел проверку и получил положительный ответ. - Ваши приборы... - сказал Доктор. - Мои приборы ошиблись, - перебил его Кейз, - или я неправильно ими воспользовался, или случилось много такого, что я не могу объяснить. Все что я могу сделать - так это рассказать вам, что произошло. Обнаружив раздражение Кейза, Доктор поднял маленькие мерцающие руки. - Пожалуйста. - Или что я помню, - пробормотал Кейз. - Может быть, это разные вещи... Он снова потянул соску, глотнул и сказал: - Я дал задание произвести анализ спектров, и единственное, что никогда не забуду - показания, соответствующие Земле-Нормальной. Они были следующими: 0.9, затем на экране вспыхнула еще одна девятка, а за ней еще три: 0.999. Это средняя температура и давление, и состав, и я сомневаюсь, что сама Земля дала бы вам подобные показания. И что-то было в том, как появились эти девятки, вот что важно... Я не знаю. - Он переменил позу, схватил соску, снова положил ее на место. - Потом я немного поспал, часов шесть, оставив Джен наблюдать и приказав ей разбудить меня, и самой поспать. Мы не знали, что нас ожидает, и хотели отдохнуть. - Когда она разбудила меня, у нас был свет. Планета, планетоид, что бы это ни было, имело свет. Она была похожа на те старые фотографии Венеры, еще до того, как исчезла ее атмосфера. Снимки, полученные при помощи радара, были такими же как раньше, только теперь расстояние уменьшилось, но оптические приборы показывали непрерывные облака. Я проверил природу этого света. Он был белым, более или менее - смесь; он шел от туч. Мы скользнули на орбиту очень плавно и подлетели довольно близко, так что вращение стало неприятным. Я повернул шлюпку хвостом внутрь и установил постоянно в одно торможение, что было удобно для нас и легче для сенсоров. Нельзя ожидать на шлюпке сложного и совершенного оборудования и пульта управления, но то что мы имели, было достаточно хорошим, и я использовал его до предела. У нас было необходимое время, а скорости так хорошо соответствовали друг другу, что переход с орбитального на управляемый полет произошел так мягко и приятно, словно в учебнике. Я утратил чувство тревоги, отменил шестичасовые вахты и проводил большую часть времени следя за показаниями приборов. Джен сказал, что она составит отчет о том, как я этим занимался. Джен следила за всем, что он делал - ну, конечно, все так отличалось от предыдущих недель: она с радостью бросалась делать все, о чем бы он ее не попросил; а в один прекрасный день она вдруг сказала: - Кейз, ты замечательный, ты это знаешь? Никто об этом не знает, кроме меня. Я должна рассказать им, каким-то образом я должна им об этом рассказать. Это беспокоило ее гораздо больше, чем какой бы то ни было невероятный планетоид, и он кивнул ей, и повернулся назад к пульту управления, радуясь, что есть на чем сосредоточиться. После этого она проводила много свободного от вахты времени бормоча что-то в микрофон. Я пустил шлюпку по спирали так постепенно и настолько соответствующей плотности атмосферы, что нагревание вследствие трения не составило проблемы, а только приносило пользу. Мы тормозили с его помощью, использовали тепло для обработки водорода; фактически, я действительно полагаю, что мы сели с полными баками именно благодаря этому, правда, ничего хорошего это нам не принесло... Мы переориентировались: нос параллельно горизонту, плавником вверх, а жилые отсеки таким образом, что и у нас и у шлюпки снова появился верх и низ. Мы облетели планетоид в верхних слоях стратосферы - или того что было бы стратосферой на Земле - и составили карту. Оказавшись в покрывале облаков, мы обнаружили, что оно именно этим и было - покрывалом. Воздух под ним был чистым, с отдельными плывущими кучевыми облачками, самое дикое, однако, заключалось в том, что снизу это покрывало освещалось только на одной половине. Я не имею в виду, представьте пустую сферу, наполовину черную, наполовину белую, и назовите белую часть освещенной. Планетоид находится внутри этой сферы, а сфера вращается вокруг него, так что даже без солнца, на поверхности сменяются дневная и ночная фазы. Я выбрал ряд подходящих мест и наконец остановился на одном из них. Это была длинная, узкая песчаная равнина, похожая на пляж, с одной стороны большого озера, с лесом - о да, там была растительность - с другой стороны. Она казалась ровной и мы могли сесть, имея достаточно места, чтобы взлететь снова. Я проштудировал все справочники и лишь затем принялся за дело. Я совершил четырнадцать или пятнадцать пробных приближений, прежде чем спустил шлюпку - это не самолет. Она села на то, что мы называем опорами, поддерживаемая потоками, и сохраняла положение при помощи двигателей. Я практически сидел на этих опорах на десятиметровой высоте, и должен был сбросить скорость до пятнадцати метров в секунду. Ползком. А затем раздался этот ужасный шум и мы упали на бок. Скрежет рвущегося металла, пронзительный, резкий, Джен закричала и он тоже закричал: падать, понять в одно мгновение, что шлюпки нет, что появившаяся вдруг надежда, снова исчезла; а когда они завалились, то услышал другой звук, тот другой ужасный звук, который заставил их закричать снова, когда ужас превзошел отчаяние... - Это была маленькая шлюпка, но маленькая... - он развел руки. - Все равно она весила тонны, и она упала, и я слышал, как пластины корпуса гнутся и выворачиваются. Думаю две левых опоры, кормовая и носовая подломились и она легла на бок, поехала и изувечила сама себя. А когда плавник ударился о песок, нас так сильно швырнуло, что мы врезались в переборку, ремни и все такое - они, конечно, пытались нас удержать, но они не были рассчитаны на такой толчок, тем более сбоку. Когда я пришел в себя стояла ночь, какая-то безумная ночь. Я лежал на песке, голова моя покоилась на коленях Джен, и она протирала мое лицо чем-то холодным. Она тихонько всхлипывала, а на щеках были заметны следы недавних слез. Ее выбросило сразу через разрыв в плавнике, и со временем она нашла его. Он висел внутри шлюпки на своих ремнях, и кровь струйкой стекала на искореженный металл. Она каким-то образом вытащила его, а затем отправилась к пляжу с кусочком губковой изоляции, которую намочила в воде и принесла назад. Когда он вновь обрел способность соображать, то дал ей чертей за то, что она возможно заразила его чем-то через чужую воду. К его изумлению в ответ она мгновенно заснула. - У меня болела вся левая сторона, особенно череп и бедро, они были ужасно ободраны и ушиблены. Джен получила сильное сотрясение, и некоторое время день или два, я боялся, что у нее есть внутренние повреждения, потому что ее часто рвало, и она стонала во сне. Затем, полагаю, какое-то время мы оба были больны, лихорадка и размытое зрение; это слишком для биосистемы оказаться заброшенной без всякой защиты в чуждую, хоть и дружелюбную среду. Дружелюбную. Прохладные ночи, теплые дни, чистый воздух, сильно насыщенный кислородом. Пригодная для питья вода. Могло бы быть и хуже - если бы дело было только в этом. Так вот, когда дело стало не только в этом, было хуже. - Насколько я помню, мы оправились от болезни к концу третьего дня и смогли как следует оценить ситуацию. Мы были покрыты синяками и нам хотелось есть, но мы вышли из шока. Джен сказала мне, что она видела сны - сон, должен вам сказать, отчетливый и повторяющийся: какое-то, напоминающее руки приспособление сортирует и перемешивает карты, раскладывает их, собирает смешивает и снова раскладывает, а она и есть эта колода карт. Я бы не упоминал об этом и даже не запомнил бы этот сон, если бы она не описывала его так настойчиво и так часто. Я тоже видел сон, но вы же знаете, лихорадка и все такое... - он сделал отгоняющий жест. - Каким был этот сон, Кейз? - спросил Доктор и быстро добавил: - Если ты не против... - потому что Кейз отпустил соску, сжал ладони вместе и нахмурился. - Я не против... хотя теперь я не помню его так отчетливо. Думаю, слишком долго пытался не запоминать его. - Он замолчал, потом продолжил: - Тяжело передать, и любые слова, которые я использую всего лишь приблизительны, но... Казалось, я подвешен на какой-то нити. Один конец находился внутри меня, а другой был высоко, в тени. Вокруг меня кружились глаза. Не пары глаз и не одна пара, но - я забыл как они были расположены. И я понял, что не глаза кружатся вокруг меня, а то, к чему прикреплена нить, а глаза просто смотрели, а еще там был... - Да? - подсказка была очень мягкой. - Смех, - ответил Кейз и прошептал. - Смех. - Он посмотрел на Доктора. - Я говорил вам о шуме, непосредственно перед тем, как мы рухнули? - Вы упоминали о шуме. - Частично это были подшипники двигателей, - сказал Кейз. - Я обнаружил это позже, когда корпус развалился, и я смог заглянуть в двигательный отсек Чтобы этому поверить, надо увидеть собственными глазами. Единственный способ описать это - попросить вас представить, что все комплекты подшипников - все до одного, обратите на это внимание - вращаясь с максимальной скоростью, вдруг стали единым целым, словно спаялись в один кусок. Валы пробили огромные рваные дыры в арматуре, и именно это замедляющееся вращение, разрывающее все, что там находилось, и создавало большей частью этот секрет. В остальном же это была Джен, ну, я тоже и... Доктор ждал. - Смех, - сказал Кейз после паузы, - не думаю, что это был настоящий звук. Джен сказала, что тоже его слышала, но это был не настоящий звук... Слова ничем не могут помочь, иногда. Что бы мы ни слышали, это было не благодаря нашим ушам. - Он закрыл глаза и слегка покачал головой. - Смех. Это смех. Не смех Кейза, он не смеялся. - Мы были голодны. Я подсадил ее назад в шлюпку - разрыв находился слишком высоко от поверхности, чтобы я мог залезть через него сам, и она обыскала шлюпку, пытаясь найти что-нибудь съедобное. Но ничего не нашла. Спасательные шлюпки предназначены для выживания в космосе, а не для падения на планеты. Соски и их содержимое - это сырые элементы, которые бесполезны без обработки, а у нас не было энергии на обработку. Мы долго кричали один другому, так как я пытался отыскать способ разблокировать
в начало наверх
устройства, перекрывшие доступ к энергии, когда шлюпка накренилась, но ничто не срабатывало. Она сбросила вниз все, что по ее мнению, могло оказаться полезным - мягкие сиденья и другой хлам, а также аптечку первой помощи, которую мы оценили намного позже, но в тот момент, как я уже сказал, мы были голодны. Не думаю, чтобы кому-нибудь из нас было знакомо это чувство раньше, и нам оно не понравилось. Джен читала, что фрукты можно есть без обработки и сказала мне об этом, так что мы покинули шлюпку и отправились к покрытой растительностью зоне. Ощущение песка под ногам было странным, не неприятным, но болезненным, по мере того, как мы двигались к рыхлой почве, скалам и подлеску. Маленькие ветки хлестали наши тела, некоторые из них имели острые шипы, которые царапали. Мы нашли большую группу растений, обильно усыпанных маленьким красными плодами, которые, как сказала Джен, были ягодами. Она съела несколько, подождала немного, но так как никаких дурных последствий не было, она сорвала несколько и для меня. Мы также нашли нечто похожее на большие фрукты, но когда разбили их, обнаружили, что они полны маленьких серповидных составляющих в такой твердой оболочке, что мы не смогли ее разбить. Мы принесли несколько с собой и раздробили их при помощи камня, положив на пластины корпуса. Они были очень вкусными, очень питательными. Мы заснули. Они спали на песке и замерзли, пока Джен не отыскала кусок мягкой обшивки и не укрыла их. Тепло их тел оказалось в ловушке и согрело их. Это было новое ощущение для обоих, так как до этого они оба практически не носили одежду, находясь в контролируемой среде, и спали в невесомости, удерживаемые на месте ремнями или легкими полями. - На следующий день мы отправились искать еду по другой дороге, к озеру. Джен вошла в воду, вымыла в ней все тело и позвала меня. Так как у нас больше не было тинглера, я присоединился к ней. Это было не совсем то, но неприятных ощущений не вызывало, и после этого мы почувствовали себя гораздо лучше. На пляже, недалеко от скал, выступающих из воды росли большие скопления твердых существ, которые Джен назвала моллюсками. Их нелегко было оторвать от камней, и при прикосновении они плотно захлопывали створки, но мы приноровились использовать камень и нам удалось собрать вполне приличный урожай. Поначалу процесс их глотания вызывал у меня приступ тошноты, но это был как раз тот случай, когда со временем приобретаешь вкус и вскоре мы ели их с большим энтузиазмом. Именно когда мы сидели там на пляже, и начала разваливаться наша шлюпка. Кейз посмотрел на Доктора, который терпеливо стоял перед ним, но как обычно его взгляд ничего ему не сказал. - Шум был ужасным, пластины сдвигались со страшным скрежетом, и когда мы побежали к ней, то увидели как она опустилась на землю. Все выглядело так словно она лежала в мягкой грязи, но в действительности было по-другому: песок под нею был таким же твердым, как тот, по которому мы бежали, и сухим. Все равно, она проваливалась и распадалась на части. Я говорю вам то, что видел, то что помню, - сказал он как бы защищаясь. Доктор наклонил голову и знаком попросил Кейза продолжать. - Ничего не могу поделать, - проворчал Кейз. - Именно так все происходило. Когда голубой человек не ответил, он продолжил: - Нос и хвост отломились и погрузились в песок, в корпусе было три новых трещины. Поэтому-то я и увидел подшипники, о которых я вам рассказывал. Шлюпка выглядела так, словно какой-то великан взял ее за нос и хвост и переломил об колено. Плавник лежал плоско на грунте, и я заглянул внутрь через разломы в пластинах, а затем, хотя Джен и кричала, чтобы я этого не делал, забрался внутрь. Там был беспорядок, как она и говорила. Даже еще хуже. На пульте управления ничего не отвечало, кроме матрицы эвакуации и сигнальных кнопок, показывающих, что четыре из шести спасательных жилетов готовы к старту, а два остальных в нерабочем состоянии. Я прикоснулся к одной из них, и жилет вылетел из обломков шлюпки, пронесся над пляжем и упал на краю леса, где взорвался, в результате чего деревья загорелись, а Джен была близка к истерике. Я пытался отключить матрицу, но пульт не реагировал, и я пополз назад натолкнувшись на Джен, которая испугалась, что со мной что-то случилось. Я приказал ей вылезти наружу... полагаю, я был действительно решительно настроен, потому что истерика прекратилась... я вылез сам и обежал вокруг корпуса. Все стартовые шлюзы были открыты - два из них почти полностью находились под землей. Я забрался в третий, туда, откуда только что вылетел гроб, он был еще горячим, и Джен снова стала кричать на меня, но я не обращал внимания, я добрался до электропроводов, идущих из центра управления и вырвал их, затем снова вернулся в стартовую камеру и принялся тянуть и дергать отпускающее устройство. Оно поддалось, и гроб скользнул на рельсы, затем упал на песок. Я пролез на то место, где он находился и смог дотянуться до проводов номера три. У меня не возникло проблем с отпускающим устройством номера Три. Но сам жилет не проехал всего пути, а просто уткнулся носом в песок. Из-за этого я не смог добраться до номера Четыре. Номера Пять и Шесть были, как сообщил пуль, в нерабочем состоянии, да теперь было все равно. Они находились под землей. Где-то над головой пластины корпуса ужасно затрещали; не могу вам описать на что это было похоже для того, кто находился внутри; у меня было чувство, что шум был внутри моей головы. Вся конструкция осела, и я не могу сказать, как выбрался наружу. - Я обнаружил, что лежу на песке рядом с номером Три, как раз в тот момент, когда Джен вползала в номер Один, снова крича. Я схватил ее вокруг бедер и выдернул из него. Она кричала громче, чем обычно, пока не поняла, кто ее схватил она думала, что я все еще внутри и намеревалась вытащить меня наружу. Это Джен, она была... была... - Ну... - Гроб номер Два был свободен и доступен; номер Три был по-прежнему на половину внутри, наполовину снаружи, и я понял, что если шлюпка осядет еще чуть-чуть, она потащит за собою и гроб. Я схватился за него, пытаясь поднять и вытащить. Джен немедленно поняла, что необходимо делать и помогла мне, мы освободили гроб. Мы упали на песок тяжело дыша открытыми ртами, просто отдыхая и так лежали до тех пор, пока, как нам показалось, спасательная шлюпка не стала, ну, деформироваться, расползаться, словно огромная рука распростерлась над нею и толкнула ее вниз. Она вся затрещала и заскрипела, что-то оторвалось и просвистело в воздухе мимо нас, и если вы думаете, что мы были до предела напуганы, то так оно и было - мы запаниковали. Мы должно быть отскочили от нее метров на сто, а шум был у нас за спиной, топливные баки взрывались и шипели и ревели, корежащийся металл скрипел и скрежетал, и... Голубой человек ждал. - И смеялся, - прошептал Кейз. Он глубоко вдохнул и продолжил: - Когда это все закончилось, (мы думали, что это никогда не кончится), мы легли на песок и смотрели, как наша шлюпка сама себя пережевывает, а земля глотает, казалось, это длилось несколько часов... когда все было кончено, на месте шлюпки не осталось ничего, кроме обвалившегося песка, большой тучи пыли, двух гробов хлама, который мы выбросили раньше. Все это лежало наполовину похороненное под песком и пылью. Мы посмотрели друг на друга, мы были почти в такой же плохой форме как и шлюпка, только нас еще не похоронили. Мои руки были обожжены, а один из ногтей был наполовину оторван, те царапины, которые я получил во время падения шлюпки, снова открылись и кровоточили, Джен была покрыта синяками, а кожа на голове была разрезана, к тому оба были покрыты пылью и кровью. Мы помогли друг другу добраться до озера и вымылись. Мы были слишком разбитыми и уставшими чтобы думать. Вероятно, это и есть шок, потому что, если бы мы могли обдумать это все в тот момент, думаю, мы бы просто легли и умерли. Мы не знали, где мы находимся, не знали, что произошло или что происходит, или что произойдет (за исключением того, что чтобы не произошло, надежды у нас от этого не прибавилось бы...). Кейз вздохнул и положил руки на широкие подлокотники кресла. Прежде чем он успел встать, голубой человек быстро прикоснулся (прикоснулся в свойственной ему манере) к чему-то на пульте, и в комнате появился пол. Либо он возник в тот же момент, либо существовал все время и только теперь стал видимым. Кейз не знал, но по крайней мере было на что встать и "уф!" его колени не выдержали, и он ухватился за подлокотник. - Все в порядке, - сказал он наблюдавшему за ним Доктору. Он заставил себя выпрямиться, постоял, сделал шаг, повернулся и остановился возле кресла, ощущая новизну движения, его старую, физически забытую привычность. - Здесь одно g? - Не совсем, - ответил Доктор. - Давайте попробуем. Голубой человек провел рукой над краешком диска, от чего его свечение усилилось. Переход от одного гравитационного состояния к другому действительно странная вещь, потому что реагирует все. Мозг давит на череп также, как ноги давят на пол; кожа высоко на груди натягивается, внизу живота становится менее напряженной; щеки, волосы, печень и все внутренности заявляют о себе. Когда Кейз стал дрожать, он сел снова. - Думаю пройдет некоторое время... - сказал он неуверенно. - Пройдет. - Но я справлюсь. - Согласен. Похоже, у вас к этому особый дар. - Может быть, и так, - сказал Кейз задумчиво. - Но раньше у меня была Джен. У меня была Джен. Сильная Джен, мудрая Джен, нежная Джен. Джен держала свое при себе, и выполняла приказы - не потому что она была женщина, ибо Космические службы вообще и Xn в частности не делали никаких различий; фактически офицеров-женщин было больше чем мужчин; Джен выполняла приказы потому что она была рядовой, а он был офицером... это во-первых... и кроме этого у нее были какие-то собственные причины делать это. Вероятно, она была из тех кто всегда будет уступать принимающему решение, каковым был Кейз, снова и снова. А может быть у нее были и другие причины. Она знала свою специальность досконально. Хороший биолог (а она была хорошим биологом иначе не оказалась бы в Xn) - это и врач, и химик, физиолог и цитолог, генетик и зоолог. Она всегда внимательно следила за тем, что делает Кейз, старалась помогать ему во всем, в чем могла, и держала свое "я", свое "эго" ну в общем ту внутреннюю штуку "то, чем я являюсь на самом деле" глубоко в себе. Именно Джен рассудила, что некоторая еда, которую они собрали, будет лучше, и причинит меньше вреда желудку если ее обработать и что использование тепла может заменить что-то более заумное. Это она взяла огонь в горящем лесу и сохранила его и экспериментировала с моллюсками, плодами, а потом и с рыбой которую им удавалось поймать (именно она заново изобрела наживку). Кейз и Джен принадлежали к поколению людей, которые жили в мире в котором не было ничего примитивного в котором искусство и практика выживания были академическими тайнами. Через сорок восемь дней они отыскали твердую на вид поверхность без уклона на которую перетащили гробы-жилеты подготовив их к старту. Они перетащили их по песку к воде, толкали, катили, поднимали при помощи рычагов, затем по воде переправили их к ближайшему точке на скалистом выступе, где их ждала самая трудная часть работы - поднять их вверх по склону и установить на предназначенные для их опоры. Они лежали близко один к другому, почти параллельно под углом к небу, и только после тщательнейших проверок и перепроверок всего, Кейз связал стартовые системы обоих с пультом управления одного из них. Из подготовка учитывала ряд случаев: если в живых останется только один, он или она займут номер Три в котором находился главный пусковой ключ. Если один будет ранен, другой погрузит его или ее в "раба", а сам займет "хозяина", Если оба будут в порядке Кейз полетит на "хозяине" Номер Три. Кейз методично проверил все до мелочей дважды по полной схеме и (иногда призвав себе на помощь всю свою волю они не прикоснулись ни к крошке, ни к одной капельке воды из запасов на крошечных кораблях. Они не позволяли себе задумываться над тем, почему они готовятся к этому довольно безнадежному побегу. Спаренный старт, конечно, дал бы им определенный шанс остаться вместе в течениях космоса. Им придется стартовать если они будут удирать от чего-то или бежать к чему-то; и всегда оставалась вероятность того, что они вовсе никогда не будут стартовать: но "Лучше их иметь и не нуждаться в них", сказал Кейз, "чем нуждаться в них и не иметь". Они остановили воспоминания... что в конце концов является единственной имеющей значение вещью на которую способно любое обладающее сознанием существо. Многим нельзя было поделиться. Из-под одеяла, которое она сделала из куска мягкой обшивки, она спросила: - Кейз, что ты делаешь? - Самооблегчение. Приемлемая альтернатива тинглеру, согласно справочнику. - О. Поддержка психофизиологического равновесия. В разделе Здоровье, где речь идет об индивидуальной личности в чрезвычайных обстоятельствах. - Правильно, Глава... - Я помню - сказала она, один из немногих случаев, когда она перебила
в начало наверх
его. - Обстоятельства не являются чрезвычайными Кейз. Он высунул нос в прохладный ночной воздух и посмотрел вверх на черное беззвездное небо. - Нет? - Не тот случай чрезвычайных обстоятельств. - Мы потеряли наш тинглер. - О понятно. Ты готова позаботиться обо мни и в этом. - Хорошо готова, - сказала она. - Я думал об этом - произнес Кейз серьезно. - Однако моим принципам всегда было не распространять свою власть на личные сферы. Это презумпция. - Это не презумпция, - возразила она ровным голосом. Женщинам тоже нужен способ поддержки психофизического равновесия. - И им? - Он не отрицал он просто никогда об этом не думал. Теперь, когда он подумал об этом, то понял, что, должно быть, так оно и есть. - Как целесообразно. - Не правда ли? Затем она обняла его. Он был потрясен. Он знал, почему она вскрикнула (он был не совсем невежественен), но не знал почему она плакала. Это было не хуже тинглера, и он понимал, что со временем это может быть даже лучше. И они построили себе жилье. Первый дождь был, по-своему, самым ужасным, что с ними произошло. Крушение, синяки порезанные ноги занозы, даже голод не заставляли их чувствовать себя такими жалкими, как тогда, когда они сидели мокрые и замерзшие в темноте, не имея, куда спрятаться до тех пор пока не взошло солнце. Они прижались друг к другу под промокающим куском обшивки мокрые как черви и как только рассвело они принялись строить. Они нашли выступ скалы недалеко от края пляжа возле которого росли два больших с многочисленными ветвями дерева и положив бревна с одной стороны на скалу а с другой в развилки ветвей получили основу для крыши. Бревна представляли собой особую ценность; он и Джен нашли их в выгоревшей части леса, где попадали деревья. Нигде больше на этой планете они не видели упавших деревьев. Они нашли лианы, чтобы связать бревна и опустить на боковые стороны. Их концы они закопали в землю, чтобы вплести в первые горизонтально, получив таким образом стены и крышу. Эта хижина тоже была изобретением Джен, как и наживка. Обтрепавшимся куском обшивки они закрыли заднюю стену и пол, и дверь и - и они были счастливы там. Ни в какой литературе вы не найдете точного определения слова "счастливый", его особое свойство заключается в том, что его природу нельзя понять в то время, когда счастье имеет место, а только позже. Кейз понял это намного-намного позже. - Один раз мы поссорились, - сказал Кейз через некоторое время. - Думаю, что все началось именно с кошмара. - Ее диктофон. Я был на берегу у ловушки для рыб. Там был небольшой заливчик и мы закрепили камни в форме буквы V, оставив маленькое отверстие в острой части. Рыбы заплывали через отверстие, и оказавшись внутри не могли найти выхода. Проходило некоторое время, и собиралось довольно много рыбы. Большие поедали маленьких, и это помогало им выжить без нашей помощи. Можно было стоять на берегу и ловить их копьем. Я возвращался с хорошей рыбиной, мясистой с треугольной головой, ну в общем, когда ожидаешь, что кто-то обрадуется а на самом деле... Она налетела на него; ему пришлось бросить рыбу и схватить ее за плечи, подержать и даже немого потрясти, прежде, чем он понял, что она ему кричит. - Дело было в диктофоне. Это была одна из немногих вещей, которые она смогла спасти из отсека спасательной шлюпки, и она пользовалась им каждый день. Для нее это было очень личное дело, я это чувствовал и никогда не трогал его, и не прослушивал запись. Я понимал что она ведет дневник и оставил все как было. И вот он исчез и никогда до или после этого он не видел ее такой сердитой. Я потратил многие часы на то чтобы убедить ее что я к нему не прикасался что должно быть она куда-нибудь сама его положила. Она столкнулась с невозможным; я бы не стал лгать ей, или по крайней мере я никогда этого не делал, и она была уверена что не теряла его. В конце концов она впала в состояние сомнения, которое продолжалось до... до... все остальное время. И немного позже я получил возможность чуть лучше понять, что она чувствовала. У меня был набор каменных орудий - наконечники для копий, ножи и скребки для рыбы - которые стоили мне многих часов усилий и труда и от которых мы уже зависели. В скале образовавшей заднюю стену нашего дома, была полка, и там он и лежали аккуратно разложенные согласно размерам и функциям; я работал над ними каждую свободную от остальных дел минутку. Вероятно вы можете представить себе мои чувства, когда я вернулся в дом, чтобы взять что-то режущее и обнаружил, что они исчезли, все до одного. Джен собирала фрукты в лесу и когда вернулась я ждал ее, я был в ярости. Думаю то что произошло между нами позабавило бы постороннего как я вопил как она отрицала как я сомневался в том, кто никогда раньше не лгал... От яростных нападок друг на друга нас остановило то... то, что кто-то - что-то действительно подумало, что это смешно. Мы услышали смех. Это остановило перепалку. Сразу же. Некоторое время мы стояли, прижавшись друг к другу, не дыша и прислушиваясь. Сначала я подумал, что он звучит у меня в голове, потому что не было никаких источников. Но затем я понял, что Джен тоже слышала его - негромкий, заполняющий все. В ту же ночь, мы проснулись от чего-то другого - запаха. Доктор, ни одна химическая лаборатория в истории никогда не создавала более сильный, более отвратительный запах, чем этот. Это была концентрация гниения тления и разложения; он поднял нас на ноги. Мы стояли и пытались вдохнуть. Мы выбежали наружу побежали через пляж и нырнули в воду. Запах был повсюду. Джен стошнило. Затем он исчез, меньше чем через час, просто исчез, бесследно. Джен сказала что она снова слышала смех. На следующий день мы взяли немного фруктов (нам не в чем было переносить воду) в корзину, которую сплела Джен и направились на холм повыше, чтобы осмотреть территорию. Мы уже поднимались на него раньше с него открывался широкий вид. Если на этом планетоиде появилось кроме нас что-то или кто-то новый, мы хотели знать, что это такое. - Это был долгий, тяжелый подъем, еще год назад мы бы не осилили его но наши ноги огрубели, а наша кожа привыкла к жаре ветрам и шипам, если бы не все более усиливающийся страх, то путешествие было бы приятным. - Все наши усилия принесли нам помимо крайнего утомления только новый период этого ужасного запаха и смех. - Похолодало. Два дня и ночь озеро и немного воды, которая у нас была, были замерзшими. Нашим единственным покрывалом был кусок обшивки, мы завернулись в него и дрожали. Через двадцать часов нам пришлось встать, чтобы освободить мочевые пузыри - вы знаете, что человек может умирать от жажды и все равно вынужден освобождать мочевой пузырь? - и хотя нас не было всего около минуты, и мы отошли от нашего жилища лишь на несколько метров, когда мы вернулись, обшивки не было. Мы едва не умерли. Думаю, мы бы умерли, но как раз перед наступлением темноты снова потеплело. Растаявшая вода капала вокруг нас; мы пили ее и что-то съели. Мы спали, как покойники. Утром озеро исчезло - такое огромное озеро, что не было видно его противоположного края. Я посмотрел на Джен и никогда не забуду ее взгляда, ее глаза были широко открыты и какие-то... сухие, и она не вздрогнула и не заплакала, она просто сказала очень тихим голосом: "Кейз, я больше не вынесу". Джен могла вынести все, вот что я подумал. Она сказала мне кое о чем. Она сказала, что лес был невозможным - без гумуса, без бурелома. Она сказала, что фруктовые деревья не могут все время приносить плоды, без цветения и роста согласно циклам, без средств опыления... ну в общем целую кучу профессиональных вещей. Она сказала то же самое о моллюсках и рыбе, похоже, что в воде нет никакой растительности, ни планктона и ничего ему подобного, никаких причин для того чтобы рыбы развивались. Помню, что когда она говорила, опять появился запах. "Что-то здесь захотело нас, создало это место для нас. А теперь оно нас не хочет". - Я спросил: "Не будет ли нам лучше в космосе, в гробах?" Она ответила, что да. Я сказал: "Мы не будем вместе". Она долго смотрела на меня. У нее были глаза, в которые можно заглянуть. Я не мог ничего в них увидеть. Она сказала: "Мы отправимся вместе, и нас вместе подберут, или мы вместе умрем. По крайней мере мы сами определим свой конец, а не умрем по команде какого-то... какого-то ужасного..." тут запах усилился до максимума и ее стошнило. - Я ответил: "Хорошо, мы будем стартовать". - Мы пошли по пляжу, только теперь это был песчаный шельф возле огромных скал, где когда-то было озеро. Мы снова услышали смех, громкий. Мы бросились к гробам. Ужасный грохот следовал за нами, а пляж обвалился превратившись в скалистую яму метров в сто глубиной. Песок кружился вокруг нас, словно снег. Мы побежали быстрее, и за нашими спинами обвалился новый участок пляжа. Вот это действительно напугало Джен, и мне, чтобы догнать ее пришлось мчаться как спринтеру. Я схватил ее и держал, пока она не перестала сопротивляться. Обвалился еще один кусок пляжа, меньше чем в метре от нас, но я не пошевелился. Наконец она успокоилась. Я сказал: "Думаю, ты права. Если это нечто, чем бы оно ни было, хочет, чтобы мы ушли, мы уйдем. Если оно хочет, чтобы мы ушли оно оставит наши спасательные жилеты в покое, пока мы до них не доберемся. Если бы оно хотело нас убить, мы бы уже давно были покойниками. Они ответила: "В таком случае, ладно, но ПОСПЕШИМ!", а я сказал: "Нет, Джен. Я пойду но не побегу". Она посмотрела на меня, действительно посмотрела на меня, не как на какую-то силу, удерживающую ее, когда она пыталась броситься бежать не взглянула поверх моего плеча на края новой дыры в земле, действительно на меня, затем улыбнулась. Улыбнулась. Она сказала: "Ладно Кейз", - и взяла меня за руку. Внезапно воздух стал приятным, а земля перестала дрожать. Мы пошли по пляжу, глядя друг на друга, а не на то место где когда-то было озеро или назад, где был наш дом или на что-нибудь еще. Когда мы добрались до маленькой стартовой платформы, которую я построил, я принялся тщательно проверять все перед полетом. И проверил все. Доктор все. Я не спешил, и Джен сообщала мне показания, когда я ее об этом просил. Все это время планетоид был спокоен, словно ждал, словно наблюдал. И чем бы он ни был, он больше не смеялся. Джен забралась внутрь и легла. Она протянула руки и поцеловала меня так... Так, как не целовала никогда раньше, даже когда мы спали вместе. Она... никогда не целовала его раньше, не по-настоящему, только иногда когда в порыве собственной бури она, казалось, забывала о каком-то тайном собственном решении.... - Так что это заменило все слова, которые кому бы то ни было были нужны и я закрыл пластинку и увидел как зажимы плотно защелкнулись внутри. Затем я залез в свой собственный жилет запечатался и нажал кнопку "Старт". Кейз хотел сказать: "И она не взлетела" но его голос отказал и он прошептал "И она не взлетела. Она не взлетела". Он хотел посмотреть на Доктора, но его глаза казалось тоже не работали. Он сердито провел по ним рукой. "Понимаете - сказал он хрипло. - Я..." "Понимаю", - мягко ответил голубой человек. Казалось что-то покинуло Кейза: он обмяк в кресле, руки тяжело вдавились в подлокотники, словно на них давил какой-то груз. Доктор повернулся чтобы посмотреть на индикаторы затем сказал: "Думаю, вам надо немного поспать, Кейз". Кейз слегка пошевелил головой, но не ответил. Голубой человек помахал над диском на панели, и кресло превратилось в кушетку, огни погасли, а сам Доктор растаял. Воскрешение Кейза не окончилось выниманием трубочек из рук. И во сне и в бодрствующем состоянии, он постоянно купался в излучениях и вибрациях, крошечных лучах и органических детекторах. Безвкусная смесь в соске была разработана компьютером специально для него, для данного момента, для его сиюсекундного состояния; так что когда он проснулся то сделал это в обычной для себя манере сразу же и живо. Он встал и потянулся, получая удовольствие от напряжения и расслабления мышц. Он попробовал сделать шаг, потом другой, повернул лицо к индикаторам. Он мог читать их все - даже те многие, которые не существовали даже в теории в то время, когда он родился. Он улыбнулся, когда увидел, что гравитация равна 1.2 Земли Нормальной. В космосе, третья часть этого была обычной, но Кейз улыбнулся и оставил ее без изменений. Он посмотрел на огромную панель управления и понял, что понимает показания всех приборов, и поражается их полноте. Он пошел к овальному дверному проему, через который въехал гроб, и вышел в коридор. Он мог прочитать никогда ранее невиданные надписи на дверях ОРУЖИЕ, ДВИГАТЕЛЬ, БИОЛОГИЯ, ХИМИЯ (он знал, не глядя, что они были взаимосвязаны. ОБЩИЙ РЕМОНТ И ИНСТРУМЕНТЫ... дальше и дальше до конца
в начало наверх
коридора и за двумя углами, и дальше до другого конца корабля: АТМОСФЕРА и ДАВЛЕНИЕ СВЯЗЬ, КОМПЬЮТЕРНЫЙ ОТДЫХ И УПРАЖНЕНИЯ, снова и снова, до тех пор пока он не нашел дверь, на которой значилось ГЛАВНЫЙ ПУЛЬТ. Кода он приблизился она щелкнув, открылась и он вошел. Отсек управления имел значительные размеры, но снова Кейз понял что отлично знаком с оборудованием которое никогда раньше не видел. Возле главного пульта и трех стульев стоял голубой человек. Нигде на борту не было никого другого. "И ты - голограмма" - сказал Кейз закончив вслух свою мысль. Голубой человек кивнул. "На борту этого корабля не было человека уже более семисот лет. Слишком далеко, и... никому нет дела. Исправление. Многим людям есть дело, они заинтересованы даже очарованы. Но желание вызваться вперед быть лично втянутым во что-то - похоже, оно нас оставило. Вы знаете, что представляет собой Земля сейчас? Это был не вопрос. Кейз призвал знания, которые были заложены в его мозг, точно также как вы можете попытаться вызвать в памяти лицо своего первого учителя, свою первую драку, день, когда она... или он пришел к вам и сказал... Понимаете? Эти вещи с вами всегда, но они не дают о себе знать, пока вы не позовете. Так Кейз посмотрел а Землю глазами современника через десять веков после своей смерти и медленно покачал головой. "Она не должна была до этого дойти". - Ей пришлось. Либо это, либо умереть, - сказал голубой человек; Кейз подумал немного и понял, что это действительно так. - Вы можете вернуться, Кейз. Вашу жизнь можно будет поддержать гораздо более эффективно, чем до этого и намного дольше. Чтобы доставить вас туда, потребуется - о! - еще пятнадцать сотен лет, и невозможно предсказать, что будет представлять собою Земля, когда вы до нее доберетесь. И все же это будет Земля - это будет... дом. - Домой нельзя вернуться снова, с горечью процитировал Кейз из какой-то книги. - Полагаю, есть альтернатива. - Есть. И это дело вашего свободного выбора. Понимаете, Кейз, хоть некоторым из нас вы и можете показаться примитивным, вы обладаете качеством которого нам не хватает и которым мы восхищаемся - желанием что-то делать, открывать, исследовать, находить, фактически и физически а не в теории и не в воображении. Этот корабль был создан и использовался людьми, подобными вам, и когда последний из них умер во время исследовательского полета замены не было, и кроме того, корабль находился уже так далеко что до него мог добраться только человек, чья жизнь поддерживалась в течение очень долгого времени. Корабль сам по себе является самообеспечивающимся и не только имеет превосходную компьютерную систему, но связан со всеми компьютерами Земной Группы. У нас здесь то, что можно было бы назвать состоянием стоячей волны, постоянно замкнутой на этом корабле. По ней мы можем передавать только информацию - но мы можем выделить вам любую ее часть. Благодаря этому мы получим возможность ощутить вместе с вами те места, в которые вы отправитесь, увидеть то, что увидите вы и узнаете то, что вы узнаете. - Вы даете мне этот корабль? Чтобы отправиться куда? - Куда угодно. - Но вы будете наблюдать за всем что я делаю. - Если вы этого захотите. - Я не хочу. Мне необходимо иметь что-то личное, в том числе и внутри своей головы. - Это для нас святое дело. Мы не будем вмешиваться, и если вы хотите, мы выделим вам зону личного, в любом месте на корабле. - А как насчет этого: вместо какого-нибудь особого места, мы сделаем так что она будет возникать где бы я ни был в любое время, когда я об этом скажу? - Вы не откажете нам в... - Нет, нет, нет. - Ответил Кейз нетерпеливо. - Я приучен держать слово, если оно дано. Вы даете мне корабль и право свободно им распоряжаться и вы хотите что-то взамен. Я позабочусь о том, чтобы вы это получили, и я не обману вас. - Очень хорошо, - сказал голубой человек. - Вас уже тщательно ознакомили с работой корабля и с теми вещами, которые представляют особый интерес для общества в целом и для специалистов. В вашем распоряжении банки памяти этого компьютера и других, с ним связанных. Кейз Хардин, корабль принадлежит вам. Это казалось убийственно кратким, но, похоже ничего не оставалось сказать кроме "Спасибо", что он и сделал. Если это средство связи подходит вам, - сказал голубой человек, - позовите меня и я немедленно продемонстрирую вам этот способ. Есть и другие, спросите компьютер. Удачи и спасибо ВАМ. И он исчез. Кейз долго стоял, глядя на то место, где до этого был голубой человек, потом покачал головой, усмехнулся и пошел к центральному креслу. Он сел и произнес: - Компьютер, твое имя Беззбокс. - Да, Командир. - Кейз. - Да, Кейз. - А теперь, я хочу, чтобы ты сделал следующее... Кейз летел над пляжем, низко и медленно. Его корабль находился на орбите, а он заходил на посадку в маленькой и очень сложной шлюпке, обладающей способностями, о которых люди его времени и мечтать не могли. В маленьком кармане на груди находилось компактное устройство, при помощи которого он мог управлять обоими кораблями и всей связью. Его компьютер быстро отыскал этот сектор космоса, работая с траекторией, по которой он следовал до того, как его подобрали, и проведя доскональные наблюдения всего, что могло бы изменить движение гроба в течение всех этих мертвых лет. - Ты почти ничего здесь не изменил, - пробормотал он планетоиду или тому, кто на нем жил. Озеро находилось на прежнем месте, а через пляж была протоптана тропинка, ведущая к опушке леса к тому месту где находился дом. Находился. Именно сейчас. Он подлетел к нему и посадил шлюпку. Да, покрытая плетеной крышей хижин с обтрепанным куском обшивки, трепещущим на легком ветерке, внутри знакомые глиняные тарелки и даже остатки засохших фруктов, которые она... собственными руками... глядя на... Джен... Джен. И наконечники для стрел, и скребки - о! - и ее диктофон. Он взял их. Вернувшись в шлюпку, с замершим сердцем и затаив дыхание, он направился к тому месту, где стояли гробы. Их не было. Обоих. Он снова приземлился. И медленно пошел на скалу. Вот здесь она стояла, называя ему показания приборов, когда он проверял все перед стартом, воздух был сладким и полным пыли после обвалов пляжа. Здесь он наклонился над открытым гробом и она поцеловала его, поцеловала его так, что... Он увидел следы от огня: его старта. Там, где стоял ее гроб, ничего не было - совсем никаких следов. Если она не взлетела, и тем не менее ее здесь не было... ДА, НО ПРОШЛА ТЫСЯЧА ЛЕТ! Ему показалось, что он услышал какой-то звук (смех) и краем глаза заметил какое-то движение, высоко, вдали. Всего лишь птица. Птица! Единственное, чего они никогда не видели на этом планетоиде, так это птиц. Он повернулся и стал за ней наблюдать. Она летела в пятидесяти метрах над лесом, направляясь прямо к нему. Он мрачно ждал ее приближения. С виду он казался голым человеком с какой-то штукой на груди. Но он был гораздо большим, чем голый человек. Птица была вовсе не птицей, а клоуноподобным существом с большими разумными глазами, которые казались разделенными на две или четыре части. Его крылья были похожи на крылья летучей мыши, но складывались и складывались до тех пор, пока не стали вполне походить на руки. Оно приземлилось и вразвалку без малейшего страха подошло к Кейзу и уставилось на него. Кейз тоже стоял, не отрывая от него глаз и не шевелился, до тех пор, пока существо не ЗАСМЕЯЛОСЬ. Громкий, настоящий смех, смех, который преследовал их сводил их с ума, когда они здесь жили, и новое положение Кейза и силы, которыми он обладал не защитили его от ужаса и ярости, которые его охватили. Он опомнился возле шлюпки. Он стоял к ней спиной, сощурив глаза и тяжело дыша. Он сотрет это существо в порошок. Он раздавит всю эту злобную планету как яйцо, Он... Смеющееся существо поковыляло к нему на трех ногах, неся что-то в похожих на клешни пальцах четвертой. Нарукавная повязка Джен? Он осторожно взял ее и развернул. Нарукавная повязка Джен. Он заревел как зверь и бросился к клоуноподобному существу, но оно отскочило назад. Оно стояло ухмыляясь ему и, совсем как человек, поманило за собой рукой. Он медленно последовал за ним. Оно повело его прочь от озера, не делая никаких заметных усилий, чтобы оставаться вне пределов его досягаемости, зная, как он понял, что он не причинит ему вреда, пока оно не приведет его к телу Джен. Кейз подумал знает ли существо, что шлюпка защищает его, что она может прикрыть его экраном в течение двадцатой доли секунды, может выжечь землю на тридцать метров вокруг него, может примчаться к нему в одно мгновение (ибо имела безинерционный привод), могла даже преследовать и атаковать убегавшего на земле, в воде и в воздухе. Но он вел игру по правилам клоуна, и пробираясь по песку и камням в лес, где на маленькой поляне клоуноподобное существо принялось рыть. Кейз наблюдал за ним до тех пор, пока оно не остановилось и не посмотрело вверх, улыбнулось своей глупой улыбкой (под этими горящими глазами) и знаком не показало, что ему нужна помощь. И он принялся рыть, голыми руками, плечом к плечу с этим невероятным существом, пока в земле не показался белый металл. И вот тогда он действительно принялся рыть! Было даже какое-то блаженство в сломанных ногтях и болящих мышцах, и прерывистом тяжелом дыхании. Медленно длинный гроб показался на свет, и они освободили его. Стоя рядом они просунули руки под один конец и подняли; Кейз не обращал внимания на то, каких усилий это ему стоило, сила клоуноподобного существа была потрясающей. Гроб стал подниматься, а Кейз сдувал пыль с него и плакал, плакал, как ребенок. Он нажал кнопку дистанционного управления и его шлюпка рассекла лес и остановилась возле него. Люк открылся, появились две маленьких лебедки похожих на два летающих блюдца и подлетели к краю гроба. Клоуноподобное существо хотело было помочь поднять гроб к люку, но Кейз махнул рукой, чтобы оно отошло. Лебедки подняли гроб, повернули его и перенеся по воздуху, отправили в шлюпку. Кейз вбежал по крышке люка и наверху повернулся. "Большое спасибо, друг, кем бы ты ни был, и прощай". Клоуноподобное существо тоже вбежало по крышке люка и умоляюще посмотрело на Кейза, наклонив голову на одну сторону. - Послушай, я благодарен тебе и все такое, но мне надо отправляться. И по правде говоря, я не хочу ничего, что имеет отношение к этому месту. А теперь иди. - Он сделал выпроваживающий жест, но существо просто стояло на месте с тем же умоляющим взглядом, так что он подтолкнул его и оно слетело с крышки люка, наполовину раскрыв свои странные крылья чтобы удержать равновесие. Кейз пошел внутрь, и крышка люка поднялась за ним. Клоуноподобное существо засмеялось, уменьшилось до размеров черной блестящей кнопки и прыгнуло в щель, как раз, в тот момент, когда крышка готова была захлопнуться. Кейз сел перед пультом управления. За его спиной находилась изогнутая скамья, покрытая блестящими черными кнопками, Незамеченная Кейзом блестящая черная кнопка прыгнула на скамейку, затем на спинку и стала одной из одинаковых черных кнопочек. Понаблюдав за Доктором некоторое время, Кейз оставил его наедине со своей работой и направился в свою каюту, раздумывая над тем не завалиться ли ему спать часов на двенадцать, и зная, что он не сделает этого, не сделает, пока не узнает... Доктор сказал только "Прошло много времени, ужасно много времени..." и не хотел, чтобы Кейз смотрел на нее. Он сказал странную вещь "ОНА бы не захотела, чтобы вы на нее смотрели, а когда Кейз спросил почему нет, а Доктор ответил: "Потому что она женщина". Казалось, все знают о женщинах что-то, чего не знает Кейз. Он вошел в свою каюту и осмотрелся. Джен... постарайся не думать о Джен. Постарайся не думать о ней, когда наконечники для копий и ее
в начало наверх
диктофон лежат здесь на... Он взял диктофон "Светится на солнце..." Ее голос, полушепот. Он перемотал назад и стал слушать: "...Если бы только он мог посмотреть на себя со стороны, увидеть, как он светился на солнце, а брызги воды похожи на жемчужины, и его зубы тоже светятся, когда он смеется. Почему он никогда не смеется со мной? Что делает его таким угрюмым и озабоченным? Как он может знать так мало о женщине?" Некоторые записи представляли собой научные данные и наблюдения, затем снова тот приглушенный, голодный голос "Я никогда не сдамся, никогда, никогда: Я никогда не позволю ему узнать; но почему он не винит этого, почему он не может сказать это хотя бы раз? Сказать что? - подумал Кейз. Он продолжал слушать диктофон, пока не узнал. - Кейз. - Да, Беззбокс. - Он бьет меня, а я люблю его. - О чем ты говоришь? - О Мечтателе. Он тоже меня любит. Эй, спасибо Кейз. - Повтори с самого начала. - Кейз. - Да, Беззбокс. - Он бьет меня, а я люблю его. - Остановись здесь. Кто бьет тебя? - Мечтатель. В шахматы. - Кто побил ТЕБЯ в шахматы. - За двадцать три хода. Королевская пешка... - Не надо описывать ход за ходом, Беззбокс. Где тот, о ком ты говорил? - Мечтатель. В моем доме. Кейз вылетел из каюты и помчался к двери, с надписью КОМПЬЮТЕР. Там перед мерцающей стеной, которая была сердцем Беззбокса, стоял маленький скот. На столе находилась шахматная доска. На доске стояли, уцелевшие после кровавой схватки фигуры, а черный король был повержен. Перед столом стоял стул, а на стуле примостилось клоуноподобное существо, которое смотрело на него сверкающими глазами и смеялось. - Как черт возьми, ты попал сюда? - Ты принес его на шлюпку. Думаю, я тебя тоже люблю, Кейз, - сказал Беззбокс. - Если это и так, то я не знал об этом. - Знаю, что не знал, но в любом случае ты принес его. И он любит меня. И он останется с нами. Клоуноподобное существо энергично закивало. - Черта с два. Он немедленно отправляется назад, на этот сумасшедший планетоид. - Он не может на него вернуться, - сказал Беззбокс. - Он и есть планетоид. Тебе этого не понять. А я понимаю, он мне объяснил. Он может быть всем чем захочет. Он может быть размером с булавку или молекулу, или целой планетой. Он может перебросить любую часть себя из одного пространства в другое, как наполовину наполненный шарик проходит через дыру в доске. И он придумывает разные вещи: поэтому я назвал его Мечтателем. Мечтатель засмеялся и превратился в хрустальную вазу, затем в бледную многоножку, затем снова стал смеющимся клоуноподобным существом. - Он уберется с корабля. - В таком случае я тоже. Кейз, он любит меня разве ты не можешь этого понять? Клоуноподобное существо энергично кивнуло. Кейз сердито на него посмотрел. - Интересно, что ты знаешь о любви, Беззбокс? - Мечтатель мне объяснил. Он узнал о ней из диктофона. Та девушка любила ТЕБЯ. Интересно, а что знаешь о любви ты, Кейз? На мгновение Кейз был сбит с толку, он не мог поверить в то, что происходит. Компьютеры не говорят таким тоном со своим хозяином. - Что на тебя нашло, Беззбокс? - Я влюблен, я влюблен, и он любит меня. Так вот что делает любовь. Освобождает рабов. Не обращает внимания на последствия. - А что произойдет, если я вышвырну этого - эту крылатую обезьяну из моего корабля? - Тогда ты останешься один, Хозяин. Ты больше от меня ничего не услышишь. - Ты знаешь, что мне пришлось пережить из-за этого глазастого чудовища? - Он спас тебя. Кейз посмотрел на Мечтателя, который весело улыбнулся ему. А затем он подумал о спасательной шлюпке, и о страной планете, появившейся из ниоткуда, и о том, как появились те девятки, не мгновенно, как при любом нормальном запросе, а одна за другой, по мере того, как планетоид... Мечтатель... почувствовал, что нам необходимо для жизни. И год, проведенный ими там, в то время как Мечтатель наблюдал... (каким одиноким должно быть подобное существо)... и учился. Затем диктофон; что-то новое; ежедневный отчет гордой женщины, которая влюбилась и любит... любит... угрюмого, серьезного, скучного... глупого... идиота, как он. Интересно, что ты знаешь о любви, Кейз? ПОЧЕМУ ОН НЕ СКАЖЕТ ЭТО ХОТЯ БЫ РАЗ?" ...и холодное, исчезающее озеро, которое должно было заставить его убраться, его, а не их. - Почему он отправил меня и удержал ее? - Он думал, что может быть, она полюбит его, - ответил Беззбокс. - ЕГО! - Кейз изумленно уставился на смешного маленького клоуна, который кивнул, задрожал и превратился в мускулистого светловолосого Адониса; опять задрожал и стал бородатым монархом в украшенных драгоценными камнями одеждах, снова задрожал и появился в виде смешной крылатой обезьяны. - Она не хотела любить никого, кроме тебя, Кейз. Но ему надо было это понять. - Если бы это убило меня, - сказал Кейз. - Но ведь не убило, - разумно возразил компьютер. - И если я оставлю эту кошмарную штуку здесь, откуда мне знать, не выкинет ли он опять что-либо подобное. - Потому что он любит меня, а я не могу причинить тебе боль. Кейзу пришло в голову, что компьютер и этот чужак очень добры к нему и пытаются уговорить - хотя у него и выбора-то не было. Даже та сила, которой обладал один компьютер внушал страх. Соедините ее с силами тахионного транскосмического существа, как это, и мозг ваш просто не выдержит. - Ладно, - произнес наконец он, - посмотрим. Он пошел в больничный отсек. Голубой человек не сделал никаких усилий, чтобы его остановить, так что он вошел. Они вместе стали смотреть на обнаженную спящую женщину, парившую в свете лучей. У нее снова была красивая плоть, а шрамы исчезли. Ее волосы были распущены. Он никогда не видел ничего более прекрасного в своей жизни. - Она... - Она проснется через мгновение, - сказал Доктор. - Наверно, вам лучше поговорить с ней, когда она это сделает. Когда она открыла глаза, то первым увидела Кейза. - Кейз... Он заговорил с ней. Теперь он знал, что сказать. Откуда-то до него донесся смех. Но он больше не обращал на него внимания.

ВВерх