UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Эдвин ТАББ

 ЧЕЛОВЕК ИГРЫ




 1

В течение тридцати часов  солнце  брело  по  небу,  наполняя  пустыню
нестерпимой жарой. Однако теперь, с наступлением ночи,  температура  упала
до той отметки, когда вода превращается  в  лед.  Дюмарест  знал,  что  за
двадцать часов периода темноты она опустится еще  ниже.  Игра  была  миром
крайностей.
Он пододвинулся к костру,  наблюдая,  как  Легрейн  бросает  в  огонь
колючие ветки и белые выветренные кости. Скалы вокруг них закрывали  огонь
от посторонних глаз и  сохраняли  тепло.  Выше,  над  грудой  камней,  дул
пронизывающий ветер, несущий сорную траву, дыхание моря и приглушенный рев
волн.
- Плохая ночь, - сказал Легрейн, - правда, для побежденных  все  ночи
плохи.
Он осторожно положил кусок кости в костер. Как  и  Дюмарест,  он  был
одет в ярко-алую тунику с рукавами, доходившую до колен. Железный  шлем  и
нагрудник отливали золотом. На ремне, опоясывавшем его, висели сумка и меч
в ножнах. Днем у него еще были щит и копье, но их он оставил на поле  боя.
На шлеме и нагруднике виднелись следы ударов и порезов. На щеке  запеклась
кровь из небольшой  раны.  Освещенное  пламенем  костра  длинноносое  лицо
делало Легрейна похожим на взъерошенного орла.
- Тепло и отдых, - промолвил он, - ночью на поле сражения  отсутствие
первого или второго может  погубить  так  же,  как  и  меч  или  копье.  -
Порывшись в сумке, он достал кусок мяса, наколол  его  на  кончик  меча  и
поднес к огню. - Предлагаю сделку, - сказал он, - часть моего мяса в обмен
на твою воду. У тебя есть вода?
Дюмарест потряс свою флягу, послышалось бульканье.
- Отлично. Договорились?
- Да, - ответил Дюмарест, - но что делать с Саченом?
- С этим парнем? - Легрейн пожал плечами. - Эрл, друг мой, ты  должен
принимать все таким, каким оно есть  на  самом  деле.  Этому  парню  лучше
умереть. Что за корысть тащить его за собой? Было бы лучше  облегчить  его
страдания.  Одно  нажатие  на  сонную  артерию.   Это   будет   для   него
благодеянием.
Дюмарест ничего не ответил и продолжал смотреть на Сачена,  лежавшего
в шалаше среди скал. Он также был одет в рассеченную  в  некоторых  местах
тунику и золотой шлем, однако нагрудника у него не было. Он стонал, и хотя
его бил озноб, черную кожу покрывали капельки пота.
- Воды, - с трудом произнес он, - воды.
Дюмарест поднялся, подошел к нему и потрогал его  лоб.  Он  осторожно
приподнял тунику и осмотрел окровавленные повязки вокруг  бедер  раненого.
Материал туники был очень тонок и не спасал от холода.
- Воды, - простонал Сачен. - Пожалуйста, немного воды.
- Нет, - сказал Легрейн.
- Заткнись, - ответил Дюмарест. Он  откупорил  флягу  и,  поддерживая
голову Сачена, влил несколько капель через пересохшие губы. - Спокойно,  -
приказал он, когда Сачен попытался схватить флягу. - Тебе  нельзя  слишком
много. - Дюмарест убрал флягу и спросил Сачена:
- Как ты теперь, Джек?
- Ужасно. - Взгляд его на мгновение прояснился. - Я умираю, Эрл?
- Дела твои плохи, - ответил Дюмарест. - Но  ты  пока  жив.  Держись,
парень. Ты сдюжишь, если постараешься. - Он взял руку Сачена,  сжал  ее  и
держал, пока глаза того вновь не затуманились.
- Мама, - пробормотал раненый. - Мама, мне холодно, помоги мне...
- Копье в живот, - сказал Легрейн, когда Дюмарест вернулся к  костру.
- Без антибиотиков и медицинской помощи он долго не протянет.  Боль,  жар,
бред и... смерть. - Он поднес кусок мяса к  носу,  вдыхая  аромат.  -  Ему
следовало бы получше пользоваться щитом, - заметил Легрейн. - Надо следить
за своими ногами и положением щита. Сражаться так, как он, просто глупо. У
него нет никаких шансов.
- Он сделал все, что мог, - ответил Дюмарест.
Легрейн пожал плечами.
- И все же этого  было  недостаточно.  Взять,  к  примеру,  тебя.  Ты
прекрасно сражаешься. Я часто наблюдал за тобой.
- Я борюсь, чтобы остаться в живых, - ответил Дюмарест холодно. -  Но
у нас обоих есть преимущество перед этим парнем. Под туникой он  не  носит
ничего, кроме материи.
Легрейн кивнул:
- В то время как мы надеваем кольчугу. Да,  Эрл,  я  заметил  это.  Я
также заметил, что ты сделал все возможное, чтобы защитить Сачена. Вы что,
близки?
- Мы путешествовали вместе, - отрывисто бросил Дюмарест.
- Это было путешествие низшим классом, - задумчиво произнес  Легрейн,
поворачивая мясо, - наверняка низшим. Ты, опытный  путешественник,  и  он,
новичок. Возможно, это  его  первое  путешествие.  Плохой  финал  у  такой
короткой жизни, Эрл, - сказал он серьезно. - Но это случается,  мой  друг.
Это бывает.
Да, мрачно заключил Дюмарест. Даже слишком часто. Юнцы,  мечтающие  о
приключениях и странствиях. Миллионы новых миров и приключения,  ожидающие
в конце каждого путешествия. Дешевое путешествие  для  тех,  кто  согласен
быть осмеян, обморожен и, к тому же, иметь 90% шансов быть убитым.  Первое
путешествие, подумал  Дюмарест,  и  Сачен  распрощался  с  жизнью.  Не  на
корабле, а в безумном мире, где люди  вынуждены  воевать  друг  с  другом,
чтобы потешить тех, кто заказывает музыку. Война и смерть, гниль в песке и
маленькие людишки на поле боя.
Он поднялся и вгляделся в темноту, щуря глаза против ветра.  "Сколько
еще костров в пустыне?" - подумал он. Победители улетели и сейчас  пируют,
наслаждаясь плодами победы. А что же проигравшие? Те, кто  выжили,  должны
закончить бой: борьбу с темнотой и холодом, со своими ранами и усталостью,
ненасытными ночными тварями, скрывающимися в песке. Если они не выигрывают
сражение, то на следующий день можно созерцать только их кости и доспехи.
Мясо было жестким, сухим и безвкусным, но все же оно было  горячим  и
хоть какой-то, но пищей. Дюмарест передал флягу  Легрейну,  чувствуя,  что
усталость, накопленная за минувший день, постепенно начинает проходить. Но
и это создавало свои проблемы. Его униформа защищала  от  ран,  но  не  от
ударов. Все его тело ныло от боли.
- К чему? - спрашивал он себя. - К чему весь этот идиотизм?
- Ты имеешь в виду сражение? - Легрейн глотнул из фляги. - Тебе,  мой
друг,  следует  понять,   что   ты   одет   в   красно-золотую   форму   с
зелено-серебряными вкраплениями.
- Но у меня не было выбора, - сказал Дюмарест с горечью в голосе.  Он
посмотрел на стонущего Сачена, лежавшего между скалами. - Мы  приземлились
вчера, когда сгущались сумерки. Войска ждали нас. Выбор  был  прост:  либо
показать, на что способны те, кто путешествует Высшим классом, либо  пойти
под суд и быть приговоренным к году исправительных  работ,  как  последний
бродяга. Или же согласиться на новое путешествие. Всего один  день  против
года в тюрьме. Что это за выбор?
- Это выбор между жизнью и смертью, - заметил Легрейн. - Но я  понял,
что ты имеешь в виду. Всего одно путешествие, а потом деньги и свобода  от
мира Игры. - Он доел мясо. - Тебе не повезло, мой друг.  Ты  прибыл  не  в
лучшее время.
Плохое время на плохой планете, думал Дюмарест. Слишком  много  таких
мест: тупиковых, замкнутых миров, планет, где не приветствуют и не  желают
видеть гостей. Обществ, где  нет  места  человеку,  который  просто  хочет
работать для повышения своего класса, для движения к чему-то новому.
Легрейн задумчиво ковырял в зубах.
- Мне был предоставлен такой же выбор, как и тебе; я решил драться. -
Он улыбнулся, встретившись взглядом с Дюмарестом. - Все верно, мой друг, я
тоже путешественник или был им. Я побывал на многих  планетах,  пока  злой
рок не свел меня с Игрой. Игра,  -  промолвил  он  задумчиво.  -  Странное
название, верно? Говорят, директор Конрад  Граальский,  узнав  о  рождении
своего первенца, пообещал отдать ему весь мир в качестве игрушки. Вот  так
вот.
Дюмарест ничего не ответил.
- Участники пресытились, - сказал Легрейн. - Они постоянно ищут новых
удовольствий и ощущений. Оскорбленные должны быть отомщены кровью,  причем
все это должно быть увидено участниками в натуральном виде. Сто,  пятьсот,
иногда тысяча человек сражаются друг с другом, используя самое примитивное
вооружение. Прекрасное представление, полное крови, смерти и  боли.  Разве
ты не видел корабли, спокойно парящие над полем сражения?
- Мне было не до того, - сухо заметил Дюмарест, - хотя все  же  я  их
видел.
- Зрители, - продолжил Легрейн, - азартные игроки, хищники  на  пиру,
любовники, ищущие новых удовольствий. - Он воткнул меч в землю. - Отдыхай,
- сказал он отрывисто, - я подежурю первым.
Дюмарест растянулся  на  земле  перед  огнем,  ощущая  тепло  костра.
Нагрудник причинял некоторое неудобство, но он даже  и  не  думал  снимать
его. Безопасность здесь прежде всего.  Он  закрыл  глаза  и  вновь  увидел
озлобленные лица, дикие глаза, блестящую на солнце  сталь,  пыль,  зияющие
раны, внезапные потоки крови. Он  мысленно  услышал  шум  дыхания,  крики,
вопли,  лязг  оружия,  почувствовал  привкус   пыли,   ощутил,   как   его
перенапряженные мышцы совершают все новые и новые удары.
Он раздраженно повернулся, открыл глаза и посмотрел на звезды. Вид  у
неба был какой-то беспокойный. Что-то  в  нем  было  не  то:  звезды  были
какие-то слишком маленькие, слишком разрозненные. Он не  обнаружил  в  них
яркости, не нашел туманностей. И все же, насколько  он  помнил,  небо  над
планетой, которую он искал, было такое же, как здесь. Темное небо с  одной
луной, редкими звездами и полосой света,  протянувшейся  от  горизонта  до
горизонта. Эти звезды были объединены  в  плохо  запоминающиеся  по  форме
созвездия, - холодные, далекие, горящие в тишине ночи. Они казались такими
далекими, и невозможно было поверить,  что  когда-нибудь  их  можно  будет
достичь.
Он вздрогнул, почувствовав, что засыпает.  Нервы  были  напряжены  от
ощущения  опасности.  Он  оглянулся  вокруг.  Легрейн   исчез   и   костер
превратился в тлеющие угольки. Дрожа от холода, он поднялся, вытащил меч и
проверил остроту стали. Он  не  любил  свое  оружие:  клинок  был  слишком
длинным, слишком грубым, таким мечом трудно было делать сильные  и  точные
выпады. Он переложил меч в левую руку, вытащил из ботинка нож и, держа его
наготове, стал вглядываться в темноту.
В скалах бредил Сачен.
- Мама, - твердил он, - мама.
-  Успокойся,  -  мягко  произнес  Дюмарест.  Он  подошел  к  костру,
всматриваясь в  звездную  планету.  Свет  и  тени  создавали  определенный
контраст между четкими и размытыми  деталями  пейзажа.  Внезапно  Дюмарест
услышал грохот падающего камня. Легрейн? Дюмарест посмотрел в ту  сторону,
откуда исходил звук. Он весь обратился  в  слух  и  прищурился,  чтобы  не
пропустить ни малейшей детали. Вновь раздался грохот камня,  на  этот  раз
ближе, затем снова. Вслед за этим он увидел тень,  почувствовал  колебание
воздуха. Он инстинктивно пригнулся и отпрыгнул в сторону.
Там, где только что стоял Дюмарест, пролетело копье.
Затем пролетело второе, брошенное трудно различимой фигурой,  которая
теперь вынырнула из темноты с мечом, направленным прямо в лицо  Дюмаресту.
Дюмарест взмахнул левой рукой, парируя атаку мечом, а правой, зажав в  ней
нож, сделал выпад вперед. Он почувствовал толчок,  зловоние  около  своего
лица и силу нападавшего. Потеряв равновесие, он упал в  костер,  и  быстро
вскочил, разбрасывая мириады искр.
- Идиот, - воскликнул он, - не смей...
Перед собой он вновь увидел копье, которое нападавший  крепко  держал
обеими руками; глаза его горели, рот был широко открыт. Дюмарест потерял и
меч, и нож. Он упал на одно колено, уворачиваясь от копья, затем  поднялся
и, схватившись за него, крутанулся на  месте.  Его  противник  по  инерции
полетел вниз головой. Дюмарест с легкостью выхватил у него копье и пронзил
им нападавшего. Вытащив копье, он услышал хруст песка.
- Спокойно, мой друг,  -  из  темноты  показался  Легрейн  с  охапкой
колючих веток. Он бросил ее перед костром, затем сгреб угли и стал бросать
ветки в огонь. Легрейн посмотрел на убитого. - Человек, - сказал он. -  Он
не похож на человека, и все же это человек. - Он перевернул тело ногой.  -
Человек, пытавшийся выжить.
Мертвец был невероятно худым, лицо заросло густой бородой. Одежда его
представляла собой набор обрывков материи, которые покрывали десяток туник
различного цвета, шлем и  нагрудник  были  черными.  Бородатое  лицо  было
испещрено язвами. Открытые глаза горели красным огнем.
- Проигравший,  -  сказал  Легрейн,  -  тот,  кому  удалось  уйти  от

 
в начало наверх
охотников. Ему пришлось прятаться в скалах и питаться тем, что удавалось найти, постепенно теряя рассудок из-за лишений и укусов местных насекомых. Он, должно быть, заметил наш костер. - Он вновь пнул ногой тело. - Я видел конец схватки, - промолвил Легрейн. - Ты очень быстро разделался с ним, Эрл. Думаю, что я не видел, чтобы кто-нибудь делал это так быстро. Дюмарест наклонился, разглядывая труп. Из нагрудника выскользнул и утонул в массе одежды нож. Дюмарест вытащил его, вытер и засунул убитому в ботинок. Он вложил его меч в ножны, наклонился и схватил тело за плечи. - Помоги мне, - сказал он Легрейну. Они перенесли тело и положили его между двумя валунами. - Завтра его заберут, - сказал Легрейн, когда они вернулись к костру. - Оружие и кости - вот все, что здесь останется, - присев перед огнем, он стал греть руки. - Скажи мне, Эрл. Зачем ты присоединился к Игре? Дюмарест добавил веток в костер. - Ради дела. - Это может означать только одно, - задумчиво сказал Легрейн. - Благосостояние планеты зависит от компьютера, - он с любопытством посмотрел на Дюмареста. - Для чего путешественнику консультироваться в Библиотеке? - Для того же, для чего и всем, - ответил Дюмарест, - чтобы задать вопрос и получить на него ответ. - Вопрос? Дюмарест задумчиво пожал плечами. Почему бы не довериться этому человеку? Может, это даже и к лучшему. Легрейн - путешественник, и, наверное, он уже узнал то, что хотел узнать. - Я ищу планету, - сказал Дюмарест, - планету Земля. Ты что-нибудь знаешь о ней? - Земля? - Легрейн нахмурился. - Странное название. Кто же, интересно, придумал такое название для планеты? С таким же успехом ее можно было назвать и почвой, или пылью, или глиной. Земля. - Он усмехнулся. - Эрл, друг мой, ты, наверное, шутишь. - Ты никогда не слышал о ней? - О планете с таким именем? - Легрейн наклонился, набрал горсть песка и стал медленно пропускать его между пальцами. - Это песок. Разве есть планета с таким названием? Дома я так же могу взять в руку горсть земли. Ты понял аналогию? Ему в очередной раз не повезло, столь часто это происходило. Но Дюмарест не был разочарован. Что может забыть человек, обязана помнить Библиотека. Если информация доступна, она будет в Игре, в банке данных этого знаменитого компьютера. Он повернулся на стон Сачена, который внезапно вновь начал просить воды. Жар у него спал. Темная кожа приобрела какой-то налет бледности. Легрейн опустил руку на флягу. - Нет, - сказал он. - Это будет лишнее. Дюмарест посмотрел сначала на его руку, затем ему в глаза. - Замечательно, - сказал Легрейн. - Почему бы и нет? Завтра мы подохнем все вместе. Дюмарест поднялся и влил остатки воды Сачену, затем демонстративно выкинул флягу, не сводя глаз с Легрейна, сидевшего у костра. Играющие языки пламени освещали лицо Легрейна, выделяя его четкие черты, тяжелую челюсть и рот. Это было лицо человека, привыкшего полагаться только на себя самого. Под взглядом Дюмареста Легрейн почувствовал себя неловко. - Объясни мне, - попросил Дюмарест. - Что ты имел в виду, когда сказал, что все мы завтра умрем? Легрейн пожал плечами. - Ничего, мой друг, кроме того, что это так и есть. Три раза я дрался на поле сражения. Два раза мне повезло, мы выигрывали. Я жил по высокому разряду, поскольку у проигравших оставалось в живых лишь несколько человек, и поэтому доля каждого из нас была очень велика. Но в этот раз я ошибся и выбрал не ту сторону. В этот раз я умру. - Но пока ты еще не умер, - заметил Дюмарест. - Послушай, - Легрейн нарисовал на песке круг, соединенный с тонкой линией. - Это, - сказал он, указывая на круг, - поле сражения. Эта линия - перешеек, связывающий нас с домом. Поперек нее Барьер, окруженный проволокой, забором, охраняемый, его невозможно преодолеть без разрешения. Вокруг поля сражения крутой обрыв высотой в триста футов, под ним скалы и море. Если даже спуститься с этого обрыва, все равно там будут все те же скалы и море, готовые поглотить тебя. Никаких кораблей. Нет возможности покинуть это место. Мы в ловушке, - воскликнул он. - Красно-золотые потерпели поражение, они обречены. А мы воевали на их стороне. - И что? - Как можно заставить людей воевать? - спросил Легрейн. - Хорошо им платить? Верно, но это лишь "пряник". Большие деньги и дорогие награды победителям. Но как действительно заставить людей воевать? "Пряника" недостаточно; должен быть и кнут. Кнут - это смерть. Либо ты побеждаешь, либо умираешь. Вот почему мало сражаться лишь для того, чтобы остаться в живых. Ты должен сражаться, чтобы победить. Поскольку, если ты не выиграешь, ты погибаешь. А мы, - добавил он мрачно, - мы проиграли. - Можно избежать этой участи, - сказал Дюмарест. - Каким образом? Ты собираешься отрастить крылья и перелететь через море? Стать невидимкой, чтобы таким образом преодолеть Барьер? Или спрятаться здесь, в скалах, без пищи и воды? Ты не думал, почему здесь не видишь разлагающиеся трупы, только кости? Посмотри на эти кости, друг мой. Посмотри на следы на них. По ночам поле сражения изрыгает свою собственную жизнь. Только огонь сдерживает этих насекомых; свет и тепло заставляют их думать, что сейчас светлое время суток. Но сколько времени ты сможешь прожить лишь с одним костром? Дюмарест посмотрел в темноту, туда, куда они положили труп. - Хочешь ли ты такого конца? - Легрейн как будто угадал его мысли. - Возможно, какое-то время ты еще продержишься, но конец неизбежен. Нет, - заключил он, - завтра мы умрем. - Ты так хочешь этого? - Нет, мой друг, но я реалист. Я понимаю неизбежность того, что должно произойти. - Легрейн растянулся перед огнем. - Твоя очередь дежурить, Эрл. Разбуди меня, когда устанешь. Дюмарест кивнул и стал напряженно и задумчиво смотреть на медленно движущиеся звезды. Наступил рассвет, в небе заиграли красные, розовые, золотистые и малиновые тона. По лазури поплыли фиолетово-белые и светло-вишневые облака. Из-за моря поднялось солнце, чтобы принести тепло и растопить иней. А вместе с рассветом появились толпы людей, охотников, мужчин и женщин, жаждущих крови. Они появились с севера, из-за Барьера, спустившись с высоты в пятьдесят футов (безопасная высота от угрозы снизу), и, как кошка, преследующая мышь, стали искать тех, кто пережил эту морозную ночь. - Пристрелка, - сказал Дюмарест. Он стоя наблюдал за охотниками, которые из воздушных кораблей примитивными ракетами стреляли по оставшимся в живых. - Но зачем? - воскликнул он. - Зачем убивать, когда можно найти этим людям лучшее применение? - Приказ Хозяина Игры, - ответил Легрейн. В лучах рассвета лицо его было бледным, нос заострился, на щеке запекся шрам. - Никаких поблажек - ты или побеждаешь, или умираешь. Третьего не дано. - Он посмотрел туда, где лежал Сачен. Он умер, не дожив до рассвета. - Счастливчик, - сказал Легрейн. Дюмарест был раздражен пессимизмом Легрейна. Он достал свой меч и осмотрел его. Рукоять меча была простой крестовиной. Может быть, связать два конца меча, сделав из него шестифутовый лук, используя в качестве стрелы копье?.. Он проверил клинок и выругался: после того, как он согнул лезвие, оно осталось кривым. Дешевка, сделано чуть лучше, чем луженое олово. Оловянные солдатики, подумал он мрачно. Игрушки в огромной детской комнате, где верховодит дурно воспитанный ребенок. Однако боль была настоящая, так же как и раны, кровь, смерть. В этом не было ничего детского. - Что ты делаешь? - спросил Легрейн, он смотрел на Дюмареста большими удивленными глазами, на которых, правда, лежала печать сильной усталости. - Лук? А вместо стрелы что? - Ничего, - Дюмарест отбросил меч. - Металл не слишком подходящий. Однако нам надо что-то придумать, чтобы достреливать до этих воздушных кораблей, - он постоял задумавшись и вдруг щелкнул пальцами. - Есть! Найди мне несколько камней. Гладких и круглых, размером с яйцо. Быстрее! Пока Легрейн собирал камни, Дюмарест снял ненужные шлем и нагрудник, сорвал тунику и разрезал ее ножом. Затем он сплел полоски воедино. Получилась праща. Легрейн принес камни. Дюмарест вложил в пращу один камень, раскрутил над головой и запустил. Он взмыл в небо на желаемую высоту. - Это вещь, - сказал Легрейн. - Ты сможешь прицелиться? - Раньше я умел обращаться с пращой, - сказал, припоминая Дюмарест. - Когда был мальчишкой. Давно, на Земле, вспомнил он, когда трудно было избежать соблазна сыграть в эту игру. Но как давно это было? Как давно? Трудно сказать. Во время длительных путешествий, отсыпаясь в низком классе или, будучи одурманенным наркотиками в высшем, время летит слишком быстро. Биологически его жизнь измерялась несколькими десятилетиями, а хронологически несколькими веками. Он мог надеяться только на то, что не растерял весь свой опыт. - Они на подходе, - сказал Легрейн, глядя на приближающиеся воздушные корабли. - Бей в этом направлении. Если они что-нибудь заподозрят, стреляй выше... - Что у них за оружие? - Дюмарест припал к скале с пращой, заряженной камнем. - Я знаю, что ракеты, но какие, высокоскоростные? - Очень мощные, - ответил Легрейн. - Я два раза выигрывал, помнишь? Некоторых из нас пригласили в группу чистильщиков собирать трофеи. В основном они бьют по людям, и эти пули проходят насквозь, - сказал он, не глядя на Дюмареста. - Ладно, - сказал Дюмарест. - Сними свою униформу. А то она делает из тебя хорошую мишень. - Он стал наблюдать за приближающимися воздушными кораблями. Один из них свернул в сторону и направился прямо на них. Дюмаресту необходимо было каким-то образом отвлечь внимание нападавших, чтобы выиграть время для атаки пращой. Он посмотрел на Сачена. Тот был мертв, и уже ничто не могло побеспокоить его. Дюмарест позвал Легрейна и сказал ему о своей затее. Поколебавшись, Легрейн кивнул головой. - Хорошо, - сказал он. - Но только, Эрл, не промахнись. - Я сделаю все от меня зависящее, - пообещал Дюмарест. Он зарядил пращу, набрал в руку камней и прислонился к скале. Легрейн тем временем поднял мертвое тело Сачена: солнце выделяло ярко-красную тунику на коричнево-сером фоне. С высоты он походил на раненого, на беспомощного, просящего о помощи человека. Увидев цель, приближающийся корабль изменил направление. Дюмарест принялся раскручивать пращу. Корабль подлетел еще ближе. Из него был слышен голос: "Прочь, ребята, этот мой!" С боковой стороны корабля появился человек. Он поднял ружье, прицеливаясь. Легрейн продолжал подпирать сзади тело Сачена. Дюмарест выскочил из-за скалы и запустил камень в тот момент, когда нападавший открыл огонь. Пуля попала в тело Сачена, ударив его таким образом, что Легрейн превратился в голую мишень. Камень, взвившись в воздух, ударил стрелка чуть ниже грудины. Стрелок скорчился от боли, ружье его выпало наружу, а сам он свалился внутрь корабля. Легрейн побежал за оружием, схватил его и поспешил к Дюмаресту, который раскручивал перезаряженную пращу. Когда он запустил второй камень, из корабля выпустили очередь. Легрейн споткнулся и, упав, выронил ружье. Дюмарест бросил пращу, схватил ружье и побежал к шалашу. Огонь из корабля не прекращался. Пилот побледнел, а его руки застыли на приборах, когда он неожиданно услышал с земли крики Дюмареста: "Приземляйся, или я убью тебя!" Неожиданно корабль начал снижаться. Легрейн, прихрамывая, побежал к нему. - Ты добился своего, Эрл! Ты сумел! - Ты в порядке? - Да, они попали мне в каблук. - Легрейн осторожно подошел к кораблю. - Сейчас, Эрл? - Да, сейчас! Они ринулись вперед, впрыгнули на корабль и быстро огляделись. Один из находившихся на корабле был мертв, он смотрел на них немигающими глазами, во лбу у него зияла дыра. Другой задыхался, лежа в луже собственной блевотины, и кровь текла у него изо рта: камень сломал ему ребра, и они порвали легкое. У третьего лицо превратилось в бесформенную массу - второй камень достиг цели. Пилот сидел за приборами, буквально окаменев от страха. - Это все? - спросил Дюмарест. - Все, господин, - голос пилота дрожал. - Это все. - Отлично, - сказал Дюмарест. - Вылезай.
в начало наверх
- Но... - Вылезай! - Пилот с растерянным лицом выпрыгнул из корабля. Дюмарест повернулся и пристально посмотрел на Легрейна. - Не теряй времени. Швырни их за борт. - Один момент, - Легрейн обшаривал карманы троих нападавших. - Нам понадобятся деньги, - сказал он. - Средства, чтобы оплатить перелет. - Он с трудом выбросил тела из корабля на землю. - Все в порядке, Эрл. Полетели. - Легрейн устроился поудобнее в кресле поднимающегося корабля. - Получилось, - восторженно воскликнул он. - Мы победили Хозяина Игры. Дюмарест, однако, проявлял большую сдержанность. - Пока еще нет. Возьми одно из ружей. Стреляй в любого, кто попытается приблизиться к нам. - Он посмотрел на Легрейна. - Ты пробыл здесь дольше, чем я. Что теперь делать? - Поднимайся выше, лети в сторону моря, ориентируйся на солнце. Мы перелетим поле сражения и приземлимся на материке, достаточно далеко от Барьера. В скалах полно пещер. Мы спрячемся в одной из них и дождемся темноты или, может быть, завтрашнего дня. Затем мы полетим в город и договоримся по поводу перелета. Мать Джоселин поможет нам. Легрейн засмеялся, было видно, что он отходил от ощущения неизбежности смерти. 2 Леон Херл, участник Игры, проснулся через два часа после рассвета. Он лежал, глядя в потолок, и ожидал рабыню с утренним чаем. Сегодня будет трудный день, заключил он. Помимо обычных обязанностей его ожидала встреча в Ассоциации Прядильщиков, где среди прочих вопросов должна была рассматриваться проблема будущего выпуска продукции. В этот раз, надеялся он, им удастся избежать обсуждения того, что и так очевидно. Они и так уже пошли на большой риск, а потому будет полезнее хотя бы немного продвинуться вперед в обсуждении нерешенных вопросов. Осторожный стук в дверь означал, что принесли чай. Служанка была молоденькой девушкой и к его прихотям относилась вполне благосклонно, однако сегодня мысли Леона были далеки от развлечений. Телефон зазвонил в тот момент, когда он поднес к губам чашку горячего, ароматного напитка. Леон раздраженно нажал на кнопку. На экране появилось изображение помощника, участника Миа Ивана. - Добрый день, Леон. Я не разбудил вас? - Нет. - Наступление не было таким крупномасштабным, как я ожидал. Примите мои извинения. - Он не дождался ответа Леона. Возбуждение перекрывало формальную вежливость в обращении. - Леон, мы сделали это! Мы победили Хозяина Игры! Леон вздохнул. - Я знал это. И сейчас, я полагаю, ты хочешь собрать специальное совещание для выработки тактики. - Ну, да, - согласился Иван. - Я думал, что... - Ты слишком много думаешь, - сказал Леон мягко, - и мало понимаешь. Единственное, что мы можем себе позволить, это обратить на себя внимание. Если только Грошен узнает, что мы объединились против него, он будет беспощаден. Абсолютно беспощаден, - он внимательно посмотрел на Ивана. - Я заключил пари. И я буду собирать свои выигрыши. Детали обсудим на очередном совещании в Ассоциации сегодня во второй половине дня. Или ты забыл об этом? Иван покраснел. - Ты слишком нетерпелив, - сказал Леон. - К чему такая спешка. Иван в том, чтобы... - Вы неправы, Леон, - прервал его Иван. - Все не так просто. Знаете ли вы о том, что в распоряжении Хозяина Игры имеется киборг? Леон нахмурился. - Ты уверен? - Я видел его собственными глазами. Его зовут Крил. Зачем Грошену киборг, Леон? Неправильный вопрос, подумал Леон. Гораздо интереснее узнать о том, какие цели в Игре преследует Киклан. Услуги, которые они здесь предлагают, абсолютно не нужны. Он ласково улыбнулся взволнованному лицу на экране. - Ты чересчур сильно беспокоишься, Миа. Мы не должны ничего предпринимать, предварительно все не обдумав. Сегодня утром я буду на фабрике. Позже мы встретимся с тобой, как договорились. До этого времени не предпринимай никаких шагов. Он выключил монитор и нахмурившись сел на край кровати. Леон был плотным, коренастым человеком с курчавыми волосами и темной кожей, которые говорили о том, что по происхождению он местный. Иван слишком беспокоится, думал он. Этот человек становится опасным. И все же его информация очень важна. Киборг? Здесь, в Игре? Это, в общем, не так важно, и все же надо взять его на заметку. Надо узнать побольше о неожиданном интересе Киклана к планете. Он встал с кровати, принял ванну, помазал кремом для удаления волос бороду, привел в порядок волосы. В одежде он казался еще более упитанным, чем был на самом деле. Леон был одет в накидку с широкими эполетами, которые делали плечи больше, широкий ремень стягивал его талию. Брюки-клеш и блестящие черные ботинки дополняли впечатление. В левую руку он взял церемониальный кнут, и после этого его наряд был закончен. Завтрак состоял из сока, каши и сухих фруктов, которые Леон запил своим любимым ароматным чаем. Персональный корабль перенес его от дома к фабрике, расположенной далеко за пределами города. Территория фабрики была огромна. Крыша главного зала находилась на высоте ста футов над землей, внизу были расставлены многочисленные ткацкие станки. Помимо потоков воздуха, проникающего через вентиляторы, на фабрике ощущался раздражающий запах плесени. В зале чувствовалось тепло, которое компенсировало холод прошедшей ночи; позже, когда снаружи станет жарко, здесь, наоборот, будет прохладнее. Леон остановился у станка, не столько наблюдая, сколько ощущая эффективность работы предприятия. Пол был чист, отметил он, ткачи занимались своим делом, рядом стояли надсмотрщики с электронными побудителями к работе. Потолочные лампы погружали фабрику в мерцание разноцветных огней. Заведующий отделом тканей Вогель был занят с группой покупателей с другой планеты. Леон отметил его отношение к ним, которое представляло смесь почтительности, юмора, внушения, а также попыток незаметного вовлечения в процесс обсуждения цены, которые, правда, покупатели при желании могли легко разгадать. Естественно, наблюдать это было смешно. Требуется около двадцати лет, чтобы стать заведующим по тканям, и все равно очень трудно поверить в то, что они смогут придумать хотя бы один новый образец, поскольку в основном пытаются сбыть старые. - Как видите, джентльмены, - говорил Вогель, - ткачи - это мутировавшие пауки, отобранные по размеру, способностям и цвету нити, которой они оперируют. Отметьте развитие их прядильных органов. В обучении мы используем метод инъекций. Выбранного паука обучают выполнять определенное задание, и когда он в совершенстве овладевает этим методом, его убивают. Сыворотка, полученная из его главного нервного узла, впрыскивается другим паукам. "Память" об обучении передается, таким образом, от одного паука многим другим. Все остальное очень просто: установить ткацкие станки, поставить надсмотрщиков, организовать питание и все такое прочее. Просто? Лицо Леона исказила гримаса. Сам факт того, что ими была установлена, возможность обучения пауков, это уже достижение. Заставить же их ткать было поистине маленьким чудом. - У нас есть триста семь различных рисунков, - продолжал заведующий тканями. - И семьсот двадцать восемь серийных образцов различных размеров. Таким образом, ковры, настенные покрытия и материалы для изготовления одежды, произведенные нами, могут удовлетворить любые пожелания. - Вогель наклонился и достал газовую ткань, ковер размером с комнату. Он сворачивал его в комок и удерживал одним согнутым пальцем. Затем встряхивал его, и ковер расправлялся, не оставляя никаких складок. - Цвет материала природный, а поэтому ткань не линяет. Ткань крепче любой пластмассы или металлического сплава, а также жароустойчива и защищает от непогоды. Если у вас нет никакой другой собственности, вам следует стать собственниками тканей Игры. Используя эти ткани, вы можете построить себе шатер, сшить плащ, сделать какую-нибудь выкройку, чтобы скрасить часы скуки. Это способ показать другим, что вы попали в беду; эти ткани словно мягкое объятие вашей любимой, кроме того их, вы можете передать по наследству. Рискованно, подумал Леон. Возможно, слишком рискованно, ведь эти покупатели с других планет не в меру чувствительны. После этого покупатели заговорили друг с другом, и Вогель умолк. Только заведующему тканями можно поручить испытывать терпение посетителей. Человек, который может выращивать отвратительных, пугающих пауков, считает, что человеческие эмоции - детские игры, не более. Он подал знак Вогелю. Тот извинился перед посетителями и подошел к Леону. - Участник Херл? - Как идут дела, заведующий? - Ну, - сказал Вогель, - думаю, что эти покупатели после того, как увидят, что мы можем предложить, вряд ли пойдут куда-либо еще. - Он поколебался. - Не будет ли большой наглостью с моей стороны поздравить вас, участник Херл? Я имею в виду сражение. Я видел его вчера на экране. Безусловная победа зелено-серебряных. Леон кивнул, принимая поздравления. - Я сам выиграл стопроцентный дивиденд на полную ставку, - сказал Вогель с гордостью. - Вы будете снова делать ставки, участник Херл? - Нет, - ответил Леон. - Если будете умнее, то тоже не станете этого делать. Будет грустно видеть вас на панели, торгующим собой из-за неспособности выплатить долги. Фамильярность и одновременное знание цены себе сделали свое дело: Вогеля как будто потянули за язык. - Но вы ведь выкупите меня, участник Херл. Кто еще сможет обучать ваших ткачей? - Есть и другие, - сухо ответил Леон. У Вогеля так же, как и у Херла, была темная кожа, но мягкие волосы говорили о том, что он был полукровка. К тому же у него не было семьи. Стоит еще раз напомнить ему, кто он, а кто я, подумал Леон. - Хорошо, иди на панель, - сказал он не торопясь. - Я куплю тебя. Это верно. Но только для того, чтобы держать твой опыт подальше от других. Ты будешь работать в том месте, где кормят пауков. Ты есть - и хорошо, вот так я буду относиться к тебе, Вогель. Запомни это. - Да, участник Херл. - Ты оскорбил меня, - Леон с силой ударил Вогеля кнутом по ноге. - Имей в виду: чтобы такое больше не повторялось. А сейчас иди работай. Вогель поклонился, прикрыв глаза. Выйдя на улицу, Леон остановился, вдыхая морозный утренний воздух. Он был рад покинуть фабрику. Пауки обеспечивали ему стабильный денежный доход, но он никак не мог избавиться от отвращения, которое вызывали у него эти твари на протяжении многих лет. Это началось, как он вспомнил, с тех пор, как отец заставил его наблюдать за процессом их кормления. Для поддержания запаса энергии они нуждались в пище, богатой белком, а потому их кормили мясом. Даже сейчас он помнил крики рабов. Конченые люди, уголовники, проданные с аукциона, но все же это были люди. Он встряхнулся; подобные мысли были очень неприятны. Вещи таковы, каковы они есть, потому что система такова, какова она есть. Для того, чтобы произошли какие-нибудь изменения, нужно уничтожить систему. Нет, поправил он себя, не совсем правильно, ее нужно сильно изменить. Прошло много времени с того момента, когда Грошен смог взять в свои руки власть, доставшуюся ему по наследству. Система была такова, что эту власть в сущности нельзя было свергнуть. Придя в офис, Херл включил монитор. На экране появилось бледное лицо простого рабочего. - Это участник Херл, - сказал Леон. - Каково состояние моего счета? - Секундочку, участник Херл, - полминуты пролетели незаметно. - У вас на счету есть еще пять процентов от вашего последнего дивиденда, участник Херл. Пять процентов, подумал Херл, выключая монитор. Много ли это? Он задумался. Что еще ему нужно? Новый воздушный корабль? Еще больше тканей для дворца? Несколько лишних рабов? Приняв решение, он нашел кнопку. На экране появилось лицо его секретаря. - Элгар, - сказал Леон, - купи этих вышивальщиц в стиле "Шатун". - Всех, участник Херл? - Столько, сколько позволяет мой кредит. И побыстрее. Следующие дивиденды поступят через пять дней. Но это надо сделать до повышения цен. - Как прикажете, участник Херл.
в начало наверх
Леон вздохнул, отвернувшись от экрана. Будучи экономным, он терпеть не мог необходимость тратить весь кредит до конца. Но что он мог сделать? Если он не потратит его, кредит будет аннулирован. В мире Игры участникам нельзя накапливать богатство. Раздался звонок внутренней телефонной связи. - К вам посетитель, участник Херл, - сказал секретарь в приемной, - вы примете его? - Ему назначено? - Нет, участник Херл. Но он монах из Мирового Братства. - Как его зовут? - Брат Элас, участник Херл. Леон был заинтригован. - Пусть войдет. В мире Игры редко можно было встретить монаха из Мирового Братства. Одни из них основали церковь неподалеку от космодрома, другие раздавали лекарства и благословение бедным. А некоторые с бесконечными мольбами о милостыне появлялись даже на аукционах, гремя своими оббитыми чашками из дешевой пластмассы. Что ему от меня нужно? - Милосердие, брат, - тихо сказало монах, прерывая размышления Херла. - Подарок доброты от одного члена человеческого общества другому. Во многих случаях дарование жизни. Леон указал монаху на стул. - В каких случаях? - Вчера была битва. Пятьсот человек сражались на поле боя. Сто десять остались в живых, чтобы устроить пир по поводу одержанной победы. А что же другие, брат? - Они погибли. - От холода, от ран, от того, что были брошены на произвол судьбы, - согласился монах. - Многих из них можно бы было спасти, если бы у них были лекарства, огонь, еда и медицинская помощь. Многие из них смогли бы дожить до рассвета, если бы нам разрешили помочь. - Нет, - сказал Леон подчеркнуто. - На поле сражения они или побеждают, или умирают, - он поднял руку, останавливая монаха. - Не я это придумал, брат. Хозяин Игры Грего Грошен. Вы должны адресовать вашу просьбу ему, не мне. Я не Хозяин Игры. - Но вы участник. - Я и еще двадцать миллионов. - Но вы владеете большим количеством акций, чем большинство других, - заметил монах, - и поэтому имеете большее влияние. Пожалуйста, брат. Я взываю к вашему милосердию ради тех, кто не может помочь себе. Леон откинулся на спинку стула, разглядывая монаха, одетого в грубую домотканую рясу. Этот человек был явно образован - его речь говорила об этом - и, судя по слухам, являлся специалистом в области психологии. Что заставило его надевать простую рясу, грубые сандалии на босу ногу? Леон посмотрел на коротко остриженную голову, на худое, аскетичное лицо, обрамленное откинутым назад капюшоном, на ввалившиеся глаза. - Послушайте, - неожиданно сказал Леон, - поскольку у меня нет никакой возможности помочь вам, ответьте мне на один вопрос, и я подумаю, что можно будет сделать. Вы согласны? Брат Элас кивнул головой. - Я согласен. - Отлично, - сказал Леон. Он глубоко вздохнул. - Назовите мне хотя бы одну причину, по которой я должен был бы помочь вам. Глаза их встретились. - Посмотрите на тех, кто вас окружает, участник Херл. Рабы, разорившиеся люди, падшие женщины, те, кто поражены болезнью или бедностью. Посмотрите на них и напомните себе об одной вещи. Скажите себе: - Туда с милостью Божией иду я. - Это ваша вера? - Да, брат. В тот день, когда все люди посмотрят друг на друга, думая об этом, начнется золотой век. - Возможно, но я не уверен, что большинство живущих сейчас понимают это, - иронически заметил Леон. - Да, брат, это действительно так, - сказал монах. - Но мы делаем все, что в наших силах. И все, что вы делаете, подумал Леон, сделано прекрасно. Он ощутил чувство вины, какой-то неловкости, хотя у него и не было причин злиться или раздражаться. Леон знал, что было бы довольно глупо уступить монаху. В раздумье он посмотрел на своего собеседника. Мировое Братство не облагается ни налогами, ни штрафами. Они распространили свое влияние на многие планеты, и у них много друзей в высших кругах. Было бы неразумно противодействовать им. Завоевать их дружбу и даже, может быть, поддержку было бы правильным шагом. Он нажал кнопку телефона. - Отмените покупку вышивальщиц, - сказал он секретарю. - Вместо этого выдайте кредит монаху из Мирового Братства. Я дам ему расписку. - Выключив телефон, он написал расписку. "У меня осталось пять процентов последнего дивиденда. Используйте их по вашему желанию". - Брат, вы столь щедры! - Возможно, - сказал Леон, глядя монаху прямо в глаза. - Я честолюбив - возможно мне понадобится ваша помощь, - мягко заметил он. - Еще один вопрос, брат. Что вы мне можете предложить взамен? - Наши молитвы, брат. Если понадобится, нашу помощь. Леон пожал плечами. - Я могу обойтись без ваших молитв так же, как и без вашей помощи. Неужели вы не можете предложить что-нибудь получше? Брат Элас поднялся, достал чек и бросил его на стол. - Благотворительность, брат, это акт подношения без просьбы о каком бы то ни было воздаянии, - тихо сказал он. - Мы ждали вашей благотворительности, ничего более. - Ничего не предлагая взамен? - Благотворительность - это доброе дело, брат. Добродетель и есть награда за него. Немного за пять процентов от дивиденда, подумал Леон. Но как можно спорить с фанатиком? Монах, он и есть монах. И все же Леон восхищался этим человеком. В конце концов тот жил по своим принципам. - Эй, - сказал он, когда монах уже подошел к двери, - вы забыли взять то, за чем пришли. - И он перебросил чек через стол. Участник Миа Иван в нетерпении ходил по комнате. На его темной коже блестели капельки пота, стекавшего из-под вьющихся волос. Это выдавало его волнение, и даже кондиционер не мог помочь этому. Он повернулся, увидев входящего Леона. Леон указал ему на стул. - Наконец-то, - сказал Иван. - Что вас задержало? Леон посмотрел на часы. - Разве я опоздал? - Нет, - согласился Иван, садясь. - Я просто подумал, что вы будете более встревоженным. После вчерашнего успеха. Ладно, - сказал он, оправдываясь, - это особый случай. - Потому что мы победили? - Леон встал перед стулом, оглядывая комнату. Она была отделана полированным деревом, потолок украшала старомодная замысловатая резьба. - Эту комнату проверяли на наличие электронных подслушивающих устройств? - Разумеется. - Председательствующий Рестерн, невысокий, плотный, немногословный человек, указал на сидевшего рядом с ним. - Шим позаботится об этом. Он тоже приспособил механизм, создающий гетеродинный барьер. Шпионы нам не страшны. Возможно, подумал Леон, но в безопасности ли мы от предателей? В этом невозможно быть уверенным. Оскорбленная гордость всегда ищет возможность для мести. Алчность - самая главная причина, которая может толкнуть человека на предательство; то же самое и страх. Сев за стол, он посмотрел на своих помощников. Девять человек, десять, включая его, вся Ассоциация Прядильщиков, играющие в заговорщиков. Что руководило ими, думал Леон? Опасность? Или это просто придание некой пикантности безжизненному, бессобытийному существованию? Проще было думать, что все они просто альтруисты, работающие вместе ради общего блага. Шим встал для произнесения речи. - Как все вы знаете, пари, принятое хозяином Игры, закончилось тем, что нам удалось выиграть еще несколько акций, которые будут разделены между нами соответствующим образом. Сейчас нам надо выработать дальнейший план действий. - Еще одно пари, - сказал Иван импульсивно. Шим поднял брови и оглядел круг участников. - Кто-нибудь одобряет это предложение? Никто не ответил. - Какие будут другие предложения? Леон подавил желание поднять руку. Пусть сначала выступят другие, подумал он. Меньше всего ему хотелось приобрести репутацию, подобную Ивановской. Миа Иван говорил слишком длинно и слишком часто. Хуже того, он говорил, не думая. Ребенок, думал Леон. Причем опасный. Но он был участником, членом Ассоциации. Поэтому Леону необходимо проявить терпимость. - Я не думаю, что мы сможем заключить новое пари, - тихо сказал Рестерн. - С одной стороны, Хозяин Игры не дурак, если не считать его сумасбродного поведения. С другой, слишком велик риск оказаться в проигрыше. - Он злобно посмотрел на Ивана, когда тот попытался перебить его. - Нам удалось заключить контракт со всеми опытными бойцами. Грошен был ограничен в выборе, ему пришлось нанимать неопытных, вновь прибывших солдат. Естественно, именно поэтому он проиграл. Однако если мы заключим простое пари, то он сможет пустить в ход свою личную гвардию. Думает ли кто-нибудь, что наемники могут разбить этот элитный корпус? Он сделал паузу в ожидании реплик. - Есть другие возможности заключить и выиграть пари, - сказал Иван. - Не обязательно устраивать сражения. Что, если вызвать его на индивидуальный бой? Шахматы, например, или скэг? Шим прервал его: - Кто будет играть? Может быть, ты? Иван заколебался. - Я смог бы, если бы у меня был опыт, - сказал он. - Но... - Кто тогда? - Рестерн, не задумавшись о том, что перебив Ивана, оскорбил его, оглядел круг участников. - Как мне кажется, никто здесь не желает вызвать неудовольствие Хозяина Игры, пойдя в открытую атаку. Я не обвиняю вас. Иван, мы не можем сейчас определить, во что выльется победа участника Херла. Грошен не любит, когда его обыгрывают. Его гордость - вещь тонкая. - Он посмотрел на Леона. - Лучше будет дать ему возможность взять над вами верх в каком-нибудь мелком споре, - предложил он. - Прошу прощения, если моя идея пришлась кому-нибудь не по душе. - Я принимаю ваши извинения, - сказал Леон. - Я тоже подумал об этом. Пара подходящих рабов, которые понравились Хозяину Игры; я проиграю их ему, когда придет время. Рестерн кивнул головой. - Не затягивайте с этим. - Конечно, не буду. - Вы поступаете мудро. Ассоциация, конечно же, компенсирует ваши затраты, - он вновь оглядел сидящих за столом. - Какие еще будут предложения? - Почему бы нам не сложить наши дивиденды, чтобы нанять опытных бойцов, атаковать дворец и свергнуть Хозяина Игры? - Мулво был так же нетерпелив и горяч, как и его предки. - И мы не будем воевать этими дурацкими мечами и копьями. Мы используем автоматическое оружие, лазеры, даже газ. Сотни миров готовы снабдить нас всем, в чем мы нуждаемся. - Революция, - сказал Рестерн, - вооруженные люди, кровь на улицах, разруха. Вы должны знать, что тогда произойдет. Он знает, думал Леон, глядя на решительное лицо Мулво. Его дед по материнской линии организовал восстание. Из всей семьи выжила только его мать, и то ее отправили в ссылку на другую планету. Лишь через двадцать лет при новом Хозяине Игры, лишившись половины своих акций, она получила разрешение вернуться. Мулво прокашлялся. - Прошу прощения, - быстро сказал Рестерн, - если мои слова оскорбили вас. - Я принимаю ваши извинения, - мрачно ответил Мулво. - Не могли бы вы поставить мое предложение на голосование? Предложение не прошло. Мулво сидел, сердито уставившись в стол, напоминая готовый взорваться в любую минуту вулкан. - Есть предложение воздействовать на организм Хозяина, - прервал повисшее молчание еще один из участников. - Незаметное, но прямое воздействие. Овладение его волей посредством использования наркотиков и внушения. У меня есть рабыня, - объяснил он. - Молодая и очень привлекательная девушка, которая могла бы стать прекрасным орудием в наших руках. Обученная моими специалистами она бы...
в начало наверх
- ...была разоблачена, как только Грошен проверил бы ее на полиграфе, - прервал его Рестерн. - А произошло бы это еще до того, как он впервые увидел бы ее. Хорошее предложение, Амиш, - мягко заметил он. - Но оно базируется на неполном знании дела. - Он оглядел присутствовавших. - Кто-нибудь еще? - Прямой вызов, - медленно произнес Леон, жалея, что предложение исходит от него. - Это рано или поздно случится, - объяснил он, - кто-нибудь из нас или кто-нибудь, работающий на нас, должен будет бросить Хозяину Игры вызов. Такая ситуация оговорена в Основном Законе. Хозяин Игры может быть смещен со своего поста или большинством голосов, чего добиться невозможно, или путем прямого, персонального вызова. Тот кто сделал этот вызов, должен доказать свои умственные и физические способности, дающие ему право руководить этой планетой. Оборона против упадка, - пояснил он. - В "Трактате о Корпорациях" Директор Конрад Граальский говорил об опасностях, заложенных в корпоративном обществе, которому противостоит армия. - Верно, - задумчиво сказал Рестерн. - Но такой вызов может быть брошен только тем участником, который владеет минимум десятью процентами акций. У кого есть такое количество акций? - Он с сожалением покачал головой. - Это бесплодная мечта, участник Херл. Возможно, это реально было сделать вначале, но не сейчас. Различие в количестве акций слишком велико. Раньше мы могли даже обсуждать количество акций, которыми временно мог владеть Хозяин Игры. - Куара, - неожиданно сказал Иван. - У нее есть необходимое количество акций. - Сестра Хозяина? - Мулво усмехнулся. - Вы что, с ума сошли? Вы можете себе представить, что она присоединится к нам против своего брата? Иван настаивал: - Почему бы и нет? Когда он умрет, она наследует его пост. Цена высока. - А если она проиграет? - Мучительная смерть? - Иван оглядел присутствующих. - Но если за ее спиной будем мы, разве она сможет проиграть? - Хорошо, участник Иван, давайте все взвесим. - Шим многозначительно поднял палец. - Если она выигрывает, она становится новым Хозяином Игры. Мы боремся для того, чтобы нам на горло поставили другую ногу? Та же самая семья, - заметил он. - Та же самая кровь. Грошены никогда не отличались милосердием. Он увидел в их глазах разочарование. Председательствующий заговорил до того, как это разочарование могло разрастись, а эмоции вылиться наружу. - Я полагаю, мы должны оставить все планы на будущее. Это даст нам время консолидировать наши выигрыши и подумать не только о преимуществах, но и о недостатках каждого из предложенных планов. Теперь, участники, давайте вернемся к основным делам Ассоциации Прядильщиков. Участник Шим? Леон откинулся на стуле, слушая вполуха о деталях бизнеса, о производственных показателях, об объемах сбыта, о новых образцах, о ценах, которые определяли объем продаж и поставку материала. Еще одна неудача, думал он. Очередная тупиковая ситуация. Вновь отсрочка, поскольку их совет нашел причины не делать то, что было необходимо делать. Только Мулво, один из всех, внес единственное практическое предложение. 3 Дюмарест вздохнул, перевернулся с боку на бок и окончательно проснулся. У него было ощущение, что что-то не так. Он осторожно вытянул руку, ища ружье, которое положил перед собой, но не нашел ничего, кроме шершавого камня. Он повернулся. Место, которое он выбрал для сна, находилось в глубине пещеры, выбранной ими как укрытие. Снаружи доносились крики птиц, парящих в соленом воздухе. В пещеру пробивался солнечный свет, освещая место, где стоял воздушный корабль. Однако сейчас его не было. Пещера опустела. Корабль, Легрейн, оружие - все исчезло. Дюмарест поднялся, прищурился, как будто шел по неровной поверхности. Он не мог разглядеть ни признаков борьбы, ни следов крови. Он вновь осмотрел пещеру, внимательно оглядел то место, где спал, проверил карманы, обувь. Дюмарест не обнаружил ничего, кроме своего ножа. Никакого послания ему также не удалось найти. Около стены поблескивала лужа. Он нагнулся, зачерпнул воду двумя руками и протер лицо и шею. Он осторожно отпил немного: вода была очень соленой и неприятной на вкус. Поднявшись, он подошел к выходу из пещеры и выглянул наружу. Он увидел лишь парящих в небе птиц и ослепительный солнечный диск. Солнце клонилось к закату, уже почти касаясь горизонта. Он спал долго: об этом свидетельствовали сухость во рту и голод. Скоро должна была наступить ночь. Скоро должен был подняться леденящий ветер, несущий холодное дыхание моря. Температура быстро падала. Из убежища пещера превращалась в ловушку. Он подошел еще ближе к выходу из пещеры. Увидев кусты, Дюмарест ухватился за них, дернул несколько раз, проверяя, выдержат ли они его вес. Крепко держась за кусты, он наклонился вперед и посмотрел на скалы и бушующие волны внизу. Он повернул голову, исследуя серую вертикальную стену, испещренную птичьим пометом. Стена из-за воздействия ветра была сплошь покрыта трещинами, так что более или менее проворный человек вполне мог взобраться по ней. А вокруг гулял ветер, в воздухе парили птицы, чей помет заполнял каждую щель в скалах, птицы, готовые уничтожить любого, представлявшего опасность для их гнезд. Падение с вершины скалы означало неминуемую смерть. Так же, как и пребывание в пещере без пищи, воды и огня. У Дюмареста не было другого выбора, как только взбираться вверх по скале. Вернувшись в пещеру, он отпил еще немного солоноватой воды, снова смочил лицо и шею, смыл с рук грязь и глину. Зажав нож в зубах, он подошел к краю пещеры и, схватившись за кусты, повис на них. Левая рука крепко держала ветки, левая нога все еще находилась на выступе скалы, правыми же рукой и ногой он пытался найти точку опоры. Зацепившись за скалу, Дюмарест, напрягая все мышцы, покинул край пещеры. Медленно, подобно пауку, он стал взбираться по отвесной скале. Ветер, подобно гигантской руке, прижимал его к ней. Внезапно его пальцы нащупали одно из птичьих гнезд. Он отбросил его, ухватившись пальцами за скользкую поверхность. Птица закричала и набросилась на него сзади. Удар был очень сильным, только металлическая кольчуга защитила Дюмареста от птичьего клюва. Птица сломала шею и упала вниз на скалы, однако ее место тотчас же заняла другая. Дюмарест освободил правую руку, вытащил нож изо рта и нанес удар в тот момент, когда птица устремилась прямо ему в лицо. В лучах уходящего солнца взвились перья, и обезглавленное животное рухнуло в море. Дюмарест мрачно продолжал восхождение. Возникший перед ним уступ дал ему возможность передохнуть. Стоя на нем, он отдыхал. Грудь его тяжело вздымалась от перенапряжения. Он сделал слишком много за такое короткое время. Напряжение боя и последующего отступления, попытка укрыться, борьба с холодом и темнотой, захват корабля и долгий утомительный перелет через море. И все это почти при полном отсутствии пищи и сна. Для любого человека это было бы тяжким испытанием, но, когда его нанимали, он был бодр после путешествий в Нижнем классе. Сейчас у него наступило истощение, запасы энергии были на исходе. Поднимаясь, Дюмарест вглядывался в скалу в поисках точек опоры. Он увидел тонкую трещину, идущую от уступа и указывающую ему наиболее легкий путь наверх. Зубами он по-прежнему сжимал нож; он просунул руку в эту трещину, одновременно пытаясь найти опору для ног, чтобы ослабить напряжение мышц. Сантиметр за сантиметром он все выше поднимался над уступом, думая лишь о пути, который ему еще предстояло преодолеть, о ветре, дувшем в спину и о сильной боли в мышцах. Трещина начала сужаться и вскоре исчезла. Впереди лежала лишь скользкая, отвесная стена. Дюмарест запрокинул голову. Дунул ветер, грозя сбросить скалолаза со столь ненадежной опоры. Обливаясь потом, он с трудом придвинулся ближе к скале. Перед собой он увидел темную полоску, которая оказалась тонкой трещиной, выделявшейся на фоне заходящего солнца. Он вытащил нож, прицелился и глубоко вонзил лезвие в эту трещину. Она была слишком узка, чтобы вставить в нее пальцы, но достаточной для ножа. Дюмарест схватился за его рукоятку, потянул ее на себя, поднимая свое тело, одновременно нащупывая точку опоры левой рукой. Он в конце концов нашел ее. Пальцы его превратились в металл перед выбором - удержаться или упасть. Наконец он прочно зацепился обеими ногами, уменьшив нагрузку на нож. Внезапно Дюмарест почувствовал отчаяние - его пальцы нащупали шероховатый край скалы, за который, однако, невозможно было зацепиться. Он очень аккуратно поднял правую ногу и поставил ее на нож, молясь о том, чтобы тот выдержал его вес. Один рывок, и он поднялся, балансируя на лезвии. Правой рукой он пытался ухватиться за что-нибудь, царапая камень ногтями и слыша под собой скрежет ножа. Ухватившись одной рукой, он повис на скале, ощущая невыносимую боль в мышцах. Найдя точку опоры рукой и обеими ногами, он отчаянно оттолкнулся и взобрался на вершину. Опасность миновала. Впереди оставался заросший растениями склон, испещренный трещинами. Дюмарест медленно пополз вверх, достиг вершины и перевалился через нее. Он поднялся, прошел, пошатываясь, с десяток шагов и упал. Тошнота подкатила к горлу, трава и земля поплыли перед глазами, порывы ветра отдавались шумом крови в ушах. - Встать! - раздался позади него сильный глубокий, женский голос. - Эй, ты! Вставай! Дюмарест повернулся и посмотрел на парящий почти над самой землей воздушный корабль. Из кресла пилота на него глядела женщина. Она была одета в ярко-желтую тунику с рукавами, расцвеченными алыми узорами. На плечи была накинута мантия с несложным рисунком. Лицо ее было смуглое, отмеченное печатью возраста и жизненного опыта, курчавые волосы плотно облегали голову. У нее были глубоко посаженные, суровые глаза. Рот и подбородок больше походили на мужские. В ушах блестели бриллианты. - Госпожа? - Дюмарест с трудом дышал. Это была представительница правящего класса Игры. Услышав звук колокольчиков и смех, он отвел взгляд от ее мужеподобного лица. Позади женщины стояли два ребенка, кожа у них была мягкого оливкового цвета. Они были одеты в красно-желтые комбинезончики, узор напоминал шахматную доску. На голове у них были аккуратненькие капюшоны. В руках дети держали маленькие колокольчики, звеневшие на ветру. В лучах уходящего солнца они напоминали танцующие огоньки: дети бегали и прыгали без остановки. - Лучше бы ты делал так, как велела участница Ледра, - сказал один. - Верно, - ответил другой, - вставай быстрее. У них были не детские голоса. Это не дети, думал Дюмарест, направляясь к кораблю и изучая их лица. Маленькие люди. Меньше двух футов ростом, а как совершенно они сложены. Продукты биомеханики, догадался он. Новинка, выведенная как очередное забавное дополнение для богатых домов, наряду с игрушками, домашними животными и т.п. Он посмотрел на женщину. - Госпожа, - сказал Дюмарест, - я взываю к вашему милосердию. Мне нужна помощь. Еда, вода. Мне также нужно, чтобы вы перевезли меня в город. Я был брошен на произвол судьбы, - пояснил он. - Меня бросили в пещере умирать от голода и холода. Мне пришлось взобраться на скалу, чтобы спастись. Один из детей присвистнул. - Бросили? В пещере? Дюмарест кивнул. - Что ты натворил? - спросил другой. - Переспал не с той женщиной? Победил не того человека? - В глазах этого маленького человечка был виден ум и какая-то хитрость. - Ты можешь ответить нам. Мы в курсе того, что происходит в городе. - Конечно, - сказал первый, подмигнув Дюмаресту. - Мы все знаем об этом, - пояснил. - Чтобы брать хорошую цену, нам приходится быть многосторонне образованными. - Он хитро посмотрел на Дюмареста. - Вы удивитесь, узнав, сколько женщин предпочитают иметь детей-заменителей. Материнская любовь, - сказал он. - Я мог бы кое-что рассказать по этому поводу. - Заткнись! - прикрикнула на него женщина. - Сядь и сиди спокойно! - Она посмотрела на Дюмареста. - Чрезмерное развитие щитовидной железы, - пояснила она. - Иногда из-за этого они заходят слишком далеко, но это же делает их неутомимыми в играх. Иногда они надоедают, но подчиняются определенному тону голоса. Понимаете? - Да, госпожа, - он посмотрел в глубь корабля. Два карлика сидели тихо, возможно, они даже заснули: глаза их были закрыты, лица спокойны. - Итак, вас бросили, - сказала Ледра задумчиво. - Такие вещи
в начало наверх
нетипичны для мира Игры. Убитые, покалеченные, замученные, - да, но я никогда не слышала о том, чтобы человека привезли в такое опасное место и там бросили на произвол судьбы. Их имена? - Я не знаю, госпожа. Они были в масках. Несомненно, это были наемники. - Несомненно, - сухо сказала она. - Я видела, как вы взбирались на скалу. По крайней мере последнюю часть вашего подъема. Вы, должно быть, обладаете большим мужеством и силой. Это действительно так. Дюмарест был осторожен. - Госпожа? - Я участница Ледра. В мире Игры это и титул, и вежливая форма обращения. - Прошу прощения, участница Ледра. - Указания титула достаточно. Итак? - Она заметила смущение Дюмареста. - Предлагаю вам сделку. По возвращении в город, медицинская помощь, в которой вы, безусловно, нуждаетесь в обмен на вашу плазму. Ваши гены имеют определенные характеристики, которые мне могут понадобиться в работе. Я биоинженер, - пояснила она. - Среди прочего я пытаюсь вывести новый тип воинов. Мужество и сила - вот те два качества, которыми им необходимо обладать. Если вы согласны, поднимайтесь на борт корабля. Было уже почти темно, когда они добрались до фабрики. Солнце закатилось за горизонт, и тепло, накопленное за день, быстро растворялось в воздухе, почти полностью лишенном углекислого газа. Огни освещали широкую, плоскую крышу главного здания. Секция открылась и, когда корабль приземлился, закрылась. Служанка, одетая в белую куртку, подошла к Ледре, спускающейся из корабля. - Все прошло успешно, участница Ледра? - Неудача, - жесткое, мужеподобное лицо резко контрастировало с лицом молодой служанки. - Скелет все еще чересчур тяжел. Придется еще больше сократить размер, рискуя потерей у них интеллекта. Думаю, что размах крыльев соответствует норме, что же касается ног, то при необходимости ими можно будет пожертвовать. - Это приведет к большому расхождению с первоначальными характеристиками, участница. - Верно, но мы должны рискнуть. Это эксперимент, - сказала Ледра Дюмаресту. - Попытка сконструировать летающего человека. Я проверяла результаты последних исследований перед тем, как обнаружила вас. Ветер был слишком сильный. Летающий человек не мог управлять своими крыльями. - И что, участница? - Упал в море, - она быстро отдала приказания служанке: - Разбуди карликов. Накажи их на две минуты по восьмому уровню. Они должны научиться держать язык за зубами. Нахальство нынче не в цене. - Как прикажете, участница. - Наполни бак для эксперимента номер 83. Нам придется начать с нуля. Когда закончишь, доложи мне в лабораторию. Когда служанка ушла, Ледра повернулась к Дюмаресту. - Вы находите ее привлекательной? - Она очень мила, участница. - Вы осторожны, - сказала она. - Еще одна желательная черта. - Она положила ладонь ему на лоб, потом на запястье. - Вы на грани истощения. Нам лучше не терять ни минуты. Дюмарест последовал за Ледрой по коридору. Они миновали ряд клеток, в полумраке которых прятались какие-то фигуры, и вошли в зал с приборами, где царила идеальная чистота. Позади высокого шкафа, напичканного датчиками и кнопками, стоял стул странной формы. - Разденьтесь и вымойтесь. Там, за этой дверью, душ. Одежду оставьте здесь. Ее почистят и вернут вам. Вода была горячей и очень приятной, она расслабляла перетруженные мышцы и облегчала боль израненного тела. Дюмарест наслаждался душем, используя это время еще и для того, чтобы все обдумать. Правда, это было нелегко. Его организм накопил слишком много токсинов. Любое физическое напряжение могло ввергнуть Дюмареста в кому, где ему пришлось бы балансировать на грани жизни и смерти. Ему ничего не оставалось, кроме как до конца использовать предоставленную возможность восстановить потерянные силы. Он стоял нагой перед сушилкой, горячий воздух расслаблял еще больше. Ничем не прикрывшись, Дюмарест вернулся в лабораторию, где его ждала Ледра. - Встаньте здесь, - она смерила его взглядом, как будто он был очередным экземпляром, который она собиралась анатомировать. - Худоват, - сказала она. - Слишком худоват. Где это вы заработали столько синяков? - Люди, которые бросили меня в пещеру, участница, - сказал Дюмарест, - были не слишком вежливы. Она пожала плечами, ничего не сказав. - Сядьте. Выпейте это. Она дала ему кружку теплого густого напитка. Он осторожно пригубил. В напитке чувствовалась глюкоза, протеин и добавки витаминов. Одной чашки такого напитка астронавту достаточно, чтобы не пополнять запасы энергии в течении суток. Он с благодарностью допил чашку до конца. - И еще, - Ледра вновь наполнила чашку. - Это заставит работать ваш желудок, - сказала она. - Вы знаете, пищеварительная система человека очень эффективна. Вы едите пищу, она переваривается в желудке, определенная ее часть всасывается, другая удаляется из организма. Правда, это занимает время. Если же убрать процесс переваривания, можно сэкономить время. - Она взяла у него пустую чашку. - Теперь ложитесь и расслабьтесь. Ледра, раздумывая, остановилась около приборной панели. - Самым эффективным способом привести вас в норму будет использование медленного времени, - сказала она задумчиво. - Ускорить обмен веществ в вашем организме из расчета сорок к одному, кормить вас внутривенно и держать вас без сознания с помощью наркотиков. Вы знаете, что такое медленное время? - Да, участница. - Вы должны знать. Путешественники обычно знают об этом. И о быстром времени, естественно? - Оно используется в Высшем классе, - сказал Дюмарест, не понимая, к чему она клонит. - Оно сокращает реальное время путешествия, замедляя обмен веществ и изменяя ощущение времени. Часы превращаются в минуты. - Абсолютно верно. Но я не стану использовать ни то, ни другое. Есть средство получше. - Она искусно воткнула иглы в его руку, протянув трубки к шкафу. После того, как она нажала кнопки, датчики чуть не зашкалило. - Как я и подозревала, чрезвычайно опасный уровень токсинов. - Ледра нажала еще несколько кнопок и посмотрела на Дюмареста. - Ваша кровь пройдет обработку в этом приборе. Он определит оптимальное состояние организма и выведет все токсичные элементы, порождающие утомление. Он также введет легко усваиваемые концентраты, чтобы восстановить вашу энергию. Сейчас вы находитесь в роли человека, который одновременно и спит, и потребляет огромное количество высокопитательных продуктов. Дюмарест с тревогой думал о том, что еще будет введено в его кровь. Гипнотическое вещество? Сыворотка правды? Было очевидно, что женщина не поверила его рассказу. Даже сейчас она могла оказывать ему помощь для того, чтобы потом сдать властям. Он заставил себя успокоиться - с этим ничего не поделаешь. Остается только быть вежливым. - Спасибо, участница, - сказал он. Ледра пожала плечами. - Мы заключили сделку. Когда вы придете в норму, я получу свое. - Она оглянулась на стук каблуков и звук открывающейся двери. Служанка, встречавшая их у корабля, остановилась перед стулом. - Ты сделала все, как я велела? - спросила Ледра. - Да, участница. - Хорошо, - Ледра повернулась, выделяясь своей желто-алой одеждой на фоне белизны лаборатории. - Я устала. Останься здесь с этим человеком. Когда я отдохну, я возьму его плазму. Время, думал Дюмарест. Сколько времени? Как долго мне придется ждать? Он открыл глаза и посмотрел на девушку. Она сидела на стуле и читала книгу, не замечая, что на нее смотрят. Дюмарест пытался дышать равномерно. Притворяться спящим было несложно, гораздо сложнее было не заснуть. Машины, обрабатывающие его кровь, создающие тепло и комфорт, делали свое дело. Молчание нарушал лишь шум дыхания и шорох переворачиваемых страниц. Суровая девушка, думал он, изучая ее профиль. Ее рот и подбородок напоминали Ледрины. Все еще молодое, все еще привлекательное, ее лицо несло на себе отпечаток мужественности. Бесполезно пытаться завоевать ее симпатии: люди, которые конструируют монстров, не могут иметь человеческих эмоций. И почему она должна помогать человеку, убивавшему ей подобных? Дюмарест осторожно вытянул правую руку и перегнул трубки, идущие от его левой руки. Если я вырву их, подумал Дюмарест, то потеряю около двухсот граммов крови, может быть, немного больше. Это можно было вытерпеть. В любой момент прибор мог впрыснуть в его кровь дозу снотворного. По крайней мере это легко могло произойти. Логичным было также и то, что это до сих пор не произошло - ведь аппарат пока не вывел токсины из его организма полностью. И все же почему они до сих пор не использовали снотворное? Психология, подумал он. Своеобразный трюк, чтобы заставить его быть спокойным и послушным. Или слишком большая самонадеянность, позволяющая им думать, что он и не посмеет предпринять попытку к бегству, выполняя любые их желания. Однако она все же оставила девушку сторожить его. На шкафу загорелась лампочка и раздался резкий звонок. Служанка оторвалась от книги и, увидев, что Дюмарест вырывает иголки из руки, бросилась к нему. Она не успела даже вскрикнуть; его пальцы сжали ее горло, надавливая на сонную артерию. Тело девушки обмякло, и Дюмарест осторожно опустил ее на пол. Кровь из ран, оставленных иглами била ключом. Он наклонился, оторвал лоскут от платья служанки и перевязал руку. Его одежда лежала на том же месте, где он ее оставил, ее так и не почистили. Он оделся и вернулся в лабораторию. Звонок продолжал звонить. Он нажал кнопку под горящей лампочкой, и огонек потух, а звон прекратился. В наступившей тишине Дюмарест услышал звук шагов по коридору. Дюмарест побежал через лабораторию мимо загадочных приборов, электронных микроскопов, мезонных зондов, сосудов, содержащих тысячи различных химикалий, рабочих инструментов биомеханики. Он притаился за дверью, готовый в любой момент нанести удар. Шаги приблизились, затем стали удаляться. Патруль, подумал он; звук шагов говорил об этом. Наверное, здесь не один патруль, подумал Дюмарест. Участница Ледра не очень-то хочет подвергнуться нападению монстров, которых она конструирует. Снаружи в коридоре стоял резкий тошнотворный запах, смесь химикатов и вони тварей, сидящих в клетках. Издалека, где клетки громоздились от пола до потолка, слышалось слабое мяуканье и странный скрежет когтей по железу. За клетками располагалась взлетно-посадочная площадка, там стоял воздушный корабль: это был путь на волю. Дюмарест побежал к нему и неожиданно замер: в конце коридора он увидел, отражавшийся от блестящего пола, свет фонаря. Фигуры в клетках засуетились, вскрикивая, когда луч света попадал на них. У одной из клеток остановилась группа людей. - Невероятно! Чей-то тонкий голос промолвил: - Видишь, Амруш? Прекрасное сочетание птицы, человека и рептилии. Обрати внимание на когтистые лапы, размер, оперение. Как насчет пары этих самцов? - Купи меня, участник, - произнес густой, тягучий голос. - Купи меня, и ты увидишь. - Вот еще. - Свет приблизился к тому месту, где, прижавшись к стене, стоял Дюмарест. - Великолепна. Где вы еще видели такое изобилие женского шарма? Одна такая стоит целого гарема рабынь. Оцените разницу. - Она замучает вас любовью, - сказал другой. - Но разве за этим мы сюда пришли? Где карлики? - В нижней палате, джентльмены, - сказал человек, державший фонарь. Слуга, подумал Дюмарест. Может быть, патрульный. Или продавец, задачей которого является показ товара. - И мужчина, и женщина, джентльмены. Молодые, зрелые и натренированы для развлечений. Следуйте за мной, и я покажу вам, на что они способны. Дюмарест развернулся, когда свет стал приближаться к нему, увидел дверь и нырнул в нее. За дверью была лестница, и Дюмарест стал стремительно спускаться по ней. Один пролет, другой, еще два. Я должен находиться сейчас на уровне земли, думал Дюмарест, может быть, даже ниже. Воздух отдавал плесенью, лишь из кондиционеров лился мягкий поток свежего воздуха. Лестница вела в темноту, вдалеке плескалась вода. Он на мгновение остановился, затем, услышав шаги наверху, ринулся обратно. Вдруг кто-то схватил его за лодыжку. Он упал, сгруппировавшись и выбросив вперед свободную ногу. Раздался всплеск, и место озарилось слабым зеленым фосфоресцирующим светом. Дюмарест увидел бесформенную фигуру, плавающую в резервуаре с водой, лысый череп с голубыми глазами, щупальца, губастый рот, который произносил слова, пуская пузыри:
в начало наверх
- Иди сюда, мой хороший. Иди ко мне. Раздели со мной кров. Дюмарест ударил ребром руки по щупальцу, тянувшемуся к его горлу. Другое щупальце обвило его талию, пытаясь подтянуть к краю резервуара. Дюмарест в отчаянье наклонился вперед, нажав большими пальцами на глаза чудовища. Оно вскрикнуло, оттолкнуло Дюмареста от себя, вспенивая воду. - Жестоко! - заревело оно. - Жестоко так со мной обращаться! Дюмарест почувствовал приступ тошноты. Он вскочил на ноги и помчался вниз. Женщина, подумал Дюмарест. Это чудовище раньше было женщиной или плазмой, которая без биомеханического вмешательства должна была превратиться в женщину. Но была остановлена в своем развитии, переделана, ей были привиты новые гены, она подверглась воздействию химических веществ, стимулирующих рост, в условиях медленного времени. В конце концов получился урод, предназначенный для минутного развлечения. В мире Игры не только климат был жестоким. Лестница закончилась железной дверью, плотно закрытой, но не запертой. Он навалился и открыл ее. Впереди была лестница, и он помчался по ней вверх. На лестничной площадке перед ним вырос человек. С силой ударив его, он побежал дальше. Сзади он услышал крики, топот ног преследователей. В конце лестницы была еще одна дверь. Он выбил ее и закрыл с другой стороны на засов. Внизу находилось взлетно-посадочное поле, воздушные корабли, регуляторы люка в крыше. Слуга повернулся, увидев ворвавшегося Дюмареста. Дюмарест сжал пальцы на его шее: - Открой люк! Быстро! Слуга нажал на рычаг. Холодный ночной воздух ворвался через открытый люк. Дюмарест бросил бесчувственное тело и устремился к кораблям. Один из них стоял прямо под открытым люком. Это был крытый корабль, возможно, тот самый, на котором прилетели посетители. Он открыл верх корабля, забрался внутрь и бросился к приборной доске. Двигатели завелись быстро, работающие лопасти стали поднимать почти невесомый корабль вверх. Закрыв верх корабля, Дюмарест увеличил скорость, пытаясь найти на приборной доске кнопку включения печки. Включив отопление на полную мощность, он откинулся в кресле пилота. Свободен, думал он, но надолго ли? Через несколько секунд они бросятся за ним в погоню на оставшихся кораблях. Вперед пошлют оповещение о его корабле. Патрули будут искать его, чтобы уничтожить. Дюмарест раздраженно покачал головой. Внезапно он почувствовал слабость, это была реакция на вновь скопившиеся в его организме токсины. Бегство снова истощило его запасы энергии, кроме того, снаружи стоял дикий холод ночи. Трясясь от холода, Дюмарест попытался повернуть регулятор отопления. Сейчас он был в безопасности. Без огней корабль не мог быть обнаружен ночью. С приходом рассвета он будет далеко от фабрики и успеет спрятаться в городе. Откинувшись в кресле, он смотрел на звезды через прозрачный верх корабля. Время близится к полуночи, решил он. До рассвета осталось часов шесть-семь. Этого было более чем достаточно, чтобы добраться до города, бросить корабль и пройтись пешком. Было даже время для сна. Мысли были слишком соблазнительными. Он решительно отбросил их. Спящий человек беспомощен перед любой опасностью. Ему не оставалось ничего другого, кроме как управлять кораблем, найти место для посадки и слиться с жизнью города. Он снова посмотрел на звезды, определяя свое местонахождение. Его немного удивлял вид этих далеких светлых точек, планет, вращавшихся вокруг своих солнц. Которая из них Гат? Которая Фолгоун? Фолгоун лежит в тысяче лет субъективного сна от Дерея. Конечно, много воды утекло с тех пор, но все-таки приятно было бы знать, где они. Фолгоун, и Хайв, и Гат, сотни других миров, о которых помнил Дюмарест. Но все же, какая из этих звезд Земля? 4 Битва разыгрывалась на столе. Человечки шли в атаку, падали убитые; их отодвигали в сторону, и они валялись в беспорядке. На сцене стояли оставшиеся в живых в черной одежде, усыпанной алмазами, сверкающими в лучах света кармином и зеленью. Грошен, Хозяин Игры, нахмурился, обдумывая свой следующий ход. Три раза подряд он проигрывал, и сейчас победа стала для него делом престижа. Для Крила это были детские игры, способ провести время, возможность потренировать Хозяина. - Шах, - Грошен передвинул фигуру. Киборг передвинул коня и съел пешку. - Мат. - Опять? Но как?.. - Хозяин Игры замолчал, глядя на доску. В раздражении он залпом допил вино. - Я думал, что уделал тебя, - сказал он, и в его голосе чувствовалась скрытая обида. - Я бы поспорил на тысячу акций, что выиграю. - Все дело в предвидении, - мягко заметил Крил. Его голос звучал примирительно. - Меня обучали этому. А вас, прошу прощения, мой господин, нет. - Меня учили руководить! - Это верно, мой господин. Мои возможности ничто по сравнению с вашими, и все же они чего-то да стоят. Если помните, когда вы сделали первый ход, я сказал вам, что поставлю мат за семьдесят ходов. Кстати, если вы хотите сыграть снова, играйте, как хотите, и назовите мне количество ходов, за которые я должен поставить вам мат. Любое число больше семи. Грошен поджал губы. - Ты слишком самонадеян, киборг. - Естественно, мой господин. - Ерунда. - Грошен рассеянно поставил фигуры на доску, кольца блестели на его пальцах. Это был прекрасно выглядевший человек средних лет, высокого роста, мускулы играли на его плотной шее. Глаза блестели каким-то специфическим светом, нос выдавался вперед в то время, как рот был как бы втянут. - Ты пытаешься что-то доказать мне? - спросил он киборга. Крил даже не пытался отрицать. - Вы правы, мой господин. Я пытаюсь показать вам достоинства тех услуг, которые предоставляет Киклан. Многие правители предпочитают нанимать на службу киборгов. - Чтобы те влияли на их решения? - Чтобы давали советы, мой господин. Ничего более. Чтобы прогнозировали результат любой предполагаемой акции. Чтобы помогали принять решение, предсказав неизбежный результат при любом стечении обстоятельств. - За определенную цену, - тонко заметил Грошен. - Для содержания себя и своих помощников. Слишком много приходится выплачивать Киклану. Почему я должен платить за то, что у меня уже есть? - Киборг, мой господин? - Библиотека, - Грошен откинулся на своем резном стуле. Стул напоминал о дурном вкусе хозяев Игры, обставлявших свои комнаты дорогостоящей мебелью. Портьеры были покрыты роскошными узорами, блестевшими при свете и отражавшими различные периоды истории мира Игры. Пол украшала мозаика из драгоценных металлов. Даже охранники, каждый семь футов ростом, вооруженные церемониальными мечами и щитами, были одеты в серебряные одежды. Сам Хозяин Игры был облачен в бело-золотое, что резко контрастировало с его темной кожей. - Библиотека, - повторил он. - Как я тебе уже говорил, киборг, в Игре есть компьютер. Огромная и очень эффективная машина. С ее помощью я могу предсказать все, что захочу. - Все, мой господин? - Все, что мне нужно, - раздраженно повторил Грошен. - Могут ли человек или машина предсказать все на свете? Для этого им необходимо знать все обо всем. Но это явно невозможно. - Он налил себе еще немного вина. - Как видишь, киборг, ты теряешь время. Игра не нуждается в услугах Киклана. Крил одну за другой стал устанавливать на доске фигуры. В своей алой рясе он был похож на пламя, на груди блестела печать Киклана, сдвинутый немного назад капюшон обрамлял бритый череп. - Вы, наверное, просили Библиотеку предсказать будущий спрос на модель один-пять-три, выпускаемую на заводе, принадлежащем участнику Херлу. Я прав, мой господин? - К чему мне это знать? Такие детали меня не касаются, - Грошен сузил глаза. - Что тебе нужно, киборг? Ну, хорошо. Давай выясним то, что ты хочешь узнать. - Он поднял трубку и сказал: - Библиотека, каков прогноз объема продаж модели один-пять-три у Херла? - Он включил усилитель. - Прогноз следующий: дополнительно пятьдесят процентов будут проданы в этом месяце, Хозяин, - проговорил тонкий голос. - А после этого? - Сто процентов на следующие три месяца. Грошен улыбнулся киборгу. - Ну? - Машина ошиблась, мой господин. Я советую вообще прекратить выпуск этой модели по крайней мере на шесть месяцев. На Артусе становится очень известной одна певица, - пояснил он. - Эта планета - крупнейший импортер упомянутой модели. - И что? - Имя женщины - Меланж. Это название цветка, приобретающего большую популярность на Артусе. Модель один-пять-три напоминает птицу. А птица, мой господин, не цветок. Грошен проговорил в трубку: - Ты слышал? - Покупатели с Артуса захотят закупать модели с изображением цветка меланж. Я бы предложил участнику Херлу заняться производством моделей шесть-три-два и пять-четыре-девять. Каждая из них имеет изображение цветка меланж. - Быстропроходящая мода, Хозяин, - сказал голос из трубки. - Если моду нельзя создать, ей надо следовать, - резко оборвал его Грошен. - Внеси эту информацию и издай ее как положено. Еще одна такая ошибка, Вомис, и я привлеку тебя к суду за неэффективность. - Он сердито бросил трубку. Крил поспешил успокоить задетое самолюбие Грошена. - Библиотека - это машина, мой господин. В своем прогнозе она базируется на информацию, уже имеющуюся в ее банке данных. Она может отталкиваться от уже известного. Киклан не ограничивает такие узкие рамки. Киборг может учитывать влияние неуловимых вещей, скрытые желания людей, эффект неожиданных решений. - Библиотека была основана моими предками, - отрывисто бросил Грошен. - Она создавалась в течение веков. Это крупнейший банк данных в этой части галактики, возможно, во всей галактике. На Библиотеке зиждется благополучие мира Игры. Она используется не только для прогнозирования объемов производства и торговли, но и является средством для найма. И, - сердито добавил он, - она беспристрастна. Она не зависит ни от одной группы или клана. Можешь ли ты, киборг, сказать то же самое? Крил ничего не ответил, он как будто окаменел, и лишь мигающий отблеск печати на его груди свидетельствовал о признаках жизни. Грошен поднялся и подошел к окну. После того, как он нажал кнопку, поляризованное стекло сделалось прозрачным. Снаружи светили звезды, мерцали ночные огни города. От взлетно-посадочного поля шел холодный свет. Люди, закутанные от мороза, грузили контейнеры в космические корабли. Грошен нахмурился. Он ненавидел ночь, этот холод, эту тайну темноты. Звезды казались ему чуждыми глазами, которые вглядывались с высоты в его владения, а темнота - удобным прикрытием для всякого рода интриг. "Что они сейчас замышляют?" - подумал он. Безликая угроза, чувствующая себя в безопасности в темноте, плетущая козни против него, размышлял Грошен. Он посмотрел во двор перед окном. Взяв трубку, он раздраженно сказал: - Включите свет во дворе. Территорию около домов залил свет прожекторов. Во дворе висели три окоченевших тела. Они были голые, руки их были привязаны к перекладине. - Посмотрите, - сказал Хозяин Игры. Он подождал, пока киборг подойдет к окну. - Эти люди - охранники. Один из них кашлял на посту, другой ходил, хотя должен был стоять на одном месте, третий не так посмотрел на мою сестру. Если они переживут эту ночь, они не будут больше столь беспечны. Воды, - сказал он в трубку, - горячей воды, быстро. Грошен с наслаждением наблюдал, как люди подошли к висевшим шлангам. Когда наказанных окатили почти кипящей водой, растапливая лед на их телах, поднялся густой пар. Ребенок, бесстрастно подумал Крил. Испорченный, жестокий ребенок, вымещающий свою злобу на тех, кто не может защитить себя. - Слабоумный, - раздался голос позади них. - Только мой брат может получать удовольствие от вещей подобного рода.
в начало наверх
- Куара! - Грошен повернулся, в его глазах светился гнев. - Да, брат. Разве ты не рад меня видеть? Она была высокого роста, очень привлекательна, у нее была пышная грудь, широкие бедра; полные губы выдавали чувственность ее натуры. Зеленое платье плотно облегало тело, на босые ноги были надеты сандалии. На поясе из гибкого зеленого металла висел кинжал. Улыбнувшись Грошену, она взяла трубку и скомандовала: - Отпустите этих людей. Позаботьтесь о них. Говорит участница Куара Грошен. - Ты заходишь слишком далеко, сестра! - Как далеко это "слишком далеко", брат? - она посмотрела на него и покачала головой. - Поймешь ли ты когда-нибудь? Охранник тоже человек. Он может любить, и ненавидеть, и чувствовать страх как любой другой. Он может решиться отомстить. Наш отец никогда не позволял себе так обращаться с ними. Убить, да. Но мучить - никогда. - Она положила трубку. - Ты такой же человек, брат. Твоя кожа ничем не отличается от других. Удар ножа, луч лазера, яд, микробы в воздухе могут убить тебя так же, как и самый слабый из твоих рабов. - Я Хозяин Игры! - Ты самый крупный участник в Игре, - мягко поправила она. - Но если ты потеряешь акции, что у тебя останется? Уж конечно, не покровительство тех, кто любит тебя. В какой-то момент Крилу показалось, что она зашла слишком далеко. Глаза Грошена налились кровью, в них горело бешенство. Кожа побледнела из-за оттока крови. Губы сжались. Вслед за этим он неожиданно рассмеялся. - Ты пытаешься высмеять, подразнить меня, сестра. Но ты все равно не можешь скрыть своей зависти. Было бы смешно, если бы я стал злиться на тебя. - Он поднял свой бокал и отпил немного вина. - Это судьба, сестра. Ирония судьбы, по которой я родился первым, а ты второй. Для меня акции и управление Игрой, для тебя - ничего, кроме объедков со стола. Наступила ее очередь прийти в ярость. Наблюдая за Куарой, Крил заметил, как растет ее напряжение и с трудом сдерживаемый гнев. Она повернулась, и Крил ощутил тяжесть ее взгляда. - Госпожа? - Оставьте нас! - Останься! - Грошен быстро попытался показать свою власть. - Это мои владения, сестра. Здесь я командую, а не ты. Здесь, - подчеркнул он, - и везде в мире Игры. Советую тебе никогда не забывать об этом. Она поклонилась, пряча глаза, чувствуя ненависть не только к нему, но и к киборгу, который стал невольным свидетелем ее унижения. Она все же была женщиной, чтобы симпатизировать роботу, хотя и очень похожему на человека. Эмоции были ему чужды. Им нельзя было манипулировать, как другими мужчинами. Киборгу никогда не понять что значат ненависть и любовь, зависть и страх. Операция, которую ему сделали в молодости, отделила таламус от коры больших полушарий. В результате получилась живая машина, которую нельзя подкупить или принудить сделать что-либо. Крил был предан только Киклану, а единственное удовольствие находил в умственном совершенствовании. - Мой господин, - Крил поклонился Хозяину Игры. Он понял, что пришло время уходить. Киборг всегда старался не вмешиваться в чужие дела. - С вашего позволения, мой господин. У меня еще есть дела. - В Игре? - Нет, личные, мой господин. Грошен кивнул, провожая глазами худую фигуру, одетую в алую рясу. Когда он ушел, Куара выразила свое отвращение к киборгу. - Эта тварь! - сказала она. - Как ты терпишь его присутствие? - Он кое в чем мог бы быть полезен, - мягко ответил Хозяин. - Мы не нуждаемся в его услугах, - Куара посмотрела на брата. - В чем он может быть нам полезен? - Он умен, - уклончиво ответил Грошен. - Я начинаю понимать, зачем правителю человек, подобный ему. - Он подошел к столу, где стояли шахматы, и сел, рассеянно поигрывая фигурами. - Не то, чтобы он рассказал мне что-нибудь, о чем я не подозревал, - добавил он. - Но иногда лучше иметь всему подтверждение. - Ты говоришь слишком уклончиво, брат, - она подошла к нему. - Что ты имеешь в виду? - Разве ты не знаешь? - его руки перебирали фигуры. - Амиш, - сказал он, - Мулво, Рестерн, Херл, Шим, Иван, другие члены Ассоциации Прядильщиков. Они ведут свою игру, сестра. Может быть, ты знаешь об этом? - Он не дал ей ответить. - Опасная игра. Возможно, они просили тебя помочь им. Если так, выслушай мой совет. Как бы они ни поступили, они не смогут навредить королю. - Он взял в руку короля и ферзя. - Хозяин Игры. Они могут поставить ему шах, и все. Но тебя, королеву, они могут сбросить с доски. - Его рука сбросила фигуры на пол. - Берегись, сестрица. Она наклонилась, собирая упавшие фигуры. Она решила не напоминать ему, что жизнь гораздо сложнее, чем партия в шахматы. В мире Игры самыми холодными были предрассветные часы. В это время на улицах блестел иней, и мороз расписывал узорами плотно закрытые окна. Людей на улицах почти не было, а те кто был, спешил побыстрее оказаться в тепле. Укутанная в меха Куара ходила по коридору. Она была уверена, что за ней не следили. И все же она была осторожна. Три раза Куара прошла мимо нужной ей комнаты, прислушиваясь к шагам. В руках она сжимала приклад лазерного ружья. Однако все было тихо, в коридоре стояла мертвая тишина. Убедившись, что за ней никто не наблюдает, Куара подошла к двери комнаты. Она нажала на кнопку, и дверь открылась. Она вошла внутрь, и зажмурилась от внезапно зажегшегося света. - Участница Грошен! - На нее смотрел Леон Херл. Он был в верхней одежде. Была как раз середина его рабочего дня. Даже за сотни лет человеческий организм не смог привыкнуть к тридцатичасовым суткам, из которых пятнадцать часов составляла ночь. Люди ели и спали так, как привыкли издавна. - Разумно ли вы поступаете? - Думаю, что да. - Она быстро сняла меха, спрятала оружие. При воспоминании о холоде ночи ее пробрал озноб. - Так-то вы меня встречаете, Леон? Где же горячий ароматный чай? - Прошу прощения, участница. Какой же я невнимательный! Прошу вас следовать за мной в солярий, и я исполню все ваши просьбы. - Пожалуйста, Леон, - она положила руку ему на плечо перед тем, как они вошли в комнату с горящими лампами на потолке. - Зачем вы ведете себя столь официально? Разве мы не знакомы так давно, чтобы говорить, как друзья? - Я вновь приношу свои извинения, - он повернулся и посмотрел на нее, в голове его промелькнули воспоминания. Много времени прошло, подумал он, вспоминая, как играл с ней, когда она была еще ребенком. Катал ее на плечах, качал на коленях. Как похожа она на свою мать! Он почувствовал застарелую боль, безнадежную тоску, все еще не уничтоженную временем. Эстар умерла, в могиле и ее муж, но она возродилась снова в дочери. Он усадил ее в кресло, пошел распорядиться, чтобы приготовили чай, и принес его сам, чтобы Куара не попадалась на глаза его любопытным рабам. Сделав маленький глоток, она посмотрела на него сквозь поднимавшийся из чашки пар. - Хозяин Игры, - сказала она отрывисто. - Он все знает. Он посмотрел на свою руку, не притрагиваясь к чаю. Рано или поздно это должно было случиться. Десять человек не могут держать что-либо в секрете слишком долго. Но, интересно, Грошен только подозревает их, или у него есть доказательства? И вовлечена ли в это Куара? Он отпил немного чая, размышляя. Вряд ли это было так. Она не была знакома ни с кем из заговорщиков кроме него, и к тому же они всегда соблюдали крайнюю осторожность. - Леон! - Куара была встревожена его молчанием. - Вы что, не поняли? Он знает! - Вполне вероятно, - согласился Херл. - Но что именно он знает? Что мы, члены Ассоциации Прядильщиков, собрались, чтобы различными путями попытаться заполучить еще больше акций? Это не нарушает правила. Это не запрещено Основным Законом. Догадывается ли он о твоей роли в этом деле? - Я не уверена, - ответила она. - Думаю, да. Он разговаривал со мной как-то странно и предупреждал меня, чтобы я не вмешивалась. Это могла быть и пустая угроза или, что более вероятно, плод его извращенного ума. Леон! Что мы будем делать? Он подлил себе чаю. - Ничего. - Но... - Что он конкретно может знать? Что мы встречаемся, беседуем - и все. - Правда, вспомнил он, некоторые разговоры были опасны. Мулво с его предложением нанять воинов и устроить вооруженный переворот. Одного этого будет достаточно, чтобы обвинить их всех. Кто бы мог быть предателем? - думал Херл. Рестерн? Иван? Как найти его? - Скажи мне, - тихо произнес он. - Называл ли Хозяин Игры чьи-нибудь имена? Говорил ли о каких-либо фактах? - Имена да, факты нет. - Тогда это могут быть просто догадки, - заметил он. - Желание показать, что он знает больше, чем есть на самом деле. Прости, Куара, но твой брат не вполне нормален. Такие люди, как он, способны подозревать собственную тень. Он сказал что-нибудь еще? - спросил Херл. - Может быть, говорил об источниках информации? Она медленно покачала головой. - Возможно, киборг! Он говорил, что киборг может ему понадобиться, что умный правитель должен иметь такого человека под боком. - Она нахмурилась. - Что он может знать? Новичок в мире Игры. - Не надо недооценивать Киклан, - мрачно заметил Леон. - Красные свиньи достаточно умны. Располагая двумя фактами, киборг может установить третий и даже больше. Один лишь намек, и он сделает прогноз логического развития событий. Помимо этого, он для чего-то хочет завоевать расположение Хозяина Игры. Ты не знаешь, почему он это делает? Куара покачала головой. - Это может оказаться очень важным, - сказал задумчиво Леон. - Киклан ничего не делает просто так. Как бы мне хотелось знать ответ! - На собрании, - сказала она, - что вы обсуждали? Вы приняли какие-нибудь резолюции? - Ничего особенного. Просто отложили на будущее какие-либо акции. Это было обычное собрание, - сказал он. - Мулво, правда, хотел устроить вооруженный переворот, но его предложение не получило поддержки. Амиш предложил использовать средства, позволяющие воздействовать на волю Хозяина Игры в наших интересах. Иван... - он на мгновение замолчал. - Ну, и что? - Он внес безумное предложение, - начал Херл осторожно. - Он не мог знать о ваших планах. - Расскажите мне об этом. - Я сказал, что есть возможность бросить вызов Хозяину Игры, как это предусмотрено в Основном Законе, но Рестерн заявил, что это неосуществимая мечта. Необходимо, чтобы человек, который бросит этот вызов, обладал по крайней мере десятью процентами акций. Иван упомянул ваше имя. Он сказал, что у вас есть необходимое количество акций. Он замолчал, не глядя на нее, слыша лишь звук ее дыхания. - Вызов, - сказала она задумчиво, - я не думала об этом. - Риск слишком велик, - сказал он. - Если вы проиграете, вы разоритесь, может быть, даже хуже того. А вы обязательно проиграете. Территория, манера ведения боя, выбор оружия - все в руках Хозяина Игры. Его невозможно победить. - Он посмотрел на свои руки. Сжатые пальцы как будто выражали его мысли. - Он всех нас держит в кулаке; все, что мы можем, - это сидеть и ждать того момента, когда он выступит против нас. - И пока мы будем ждать, он уничтожит планету, - Куара встала и принялась ходить по комнате, глаза ее горели от воспоминания о недавнем унижении. - Мы уже превратились в предмет насмешек со стороны более цивилизованных миров. Рабы! Сражения! Железная власть тирана! Наши предки не хотели этого, Леон! Его необходимо остановить любым способом! Это верно, подумал он утомленно. Но когда, кто и каким образом? Крил бесшумно шагал по коридорам дворца к тем комнатам, которые были приготовлены специально для него. Даже сейчас в его голове как будто работал компьютер, оценивая все вокруг. В нишах, напоминая живые статуи, стояли охранники, их взгляд говорил о полном отсутствии интеллекта. Гобелены покрывали все стены, блистая самыми разнообразными цветами. Даже в воздухе ощущался запах фимиама. Варвары, подумал он. Дети, любящие яркие краски; их легко развеселить, они неистовы в своих страстях и безумно жестоки. Это не отсталое общество, но оно живет по своим законам, неподвластное никому. Но мотивы, по которым живут люди, абсолютно ясны: алчность, страсть, борьба за личную власть, ненависть и страх вкупе с завистью. Все это известные вещи. Утвердиться в мире Игры будет нетрудно. Перед дверью в апартаменты стоял один из его слуг. Это был молодой человек строгой наружности, фанатически преданный службе у своего хозяина.
в начало наверх
Он вытянулся в струну, увидев приближающегося Крила, и поспешил открыть дверь. - Ты выглядишь усталым, - сказал Крил. - Усталый мозг работает неэффективно. - Когда у тебя перерыв? - Через тридцать минут, хозяин. - Следуй моим инструкциям. Полное отключение от мира. Не реагируй ни на какие внешние раздражители. - Крил умолк. В инструкциях не было особой необходимости. Он вошел в комнату, подошел к окну, нажал на кнопку, и стекло стало прозрачным. Однако на нем остался налет инея. То ли обогреватели не работали, то ли окно вообще не было ими оборудовано. Повернувшись, он оглядел комнату. Она была маленькой, с минимальным количеством мебели; окно, дверь, кровать и все. Либо Хозяин Игры хотел таким образом выразить свое равнодушие к нему, либо знал о Киклане немного больше, чем полагал Крил. Роскошь - это такая вещь, без которой может обойтись любой киборг. Крил дотронулся до браслета на левом запястье. От этого устройства исходили невидимые лучи, создавая вокруг киборга поле, ограждающее его от воздействия электронных средств. Если шпионы попытаются следить за ним, они окажутся глухи и слепы. Он лег на кровать и закрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться на формуле Саматчази. Дыхание его замедлилось и стало тихим, как у спящего. Чувства начали постепенно отключаться: если бы он открыл глаза, то не смог бы ничего увидеть. Он как бы поплыл в пространстве, отделяясь от действительности. Его мозг превратился в чистый интеллект, единственное, что связывало его с обыденной жизнью. Только после этого начали активизироваться привитые ему элементы Хомочон. Крил вступил в новую сферу существования. Ни один иной киборг не обладал такими возможностями. Это было нечто чисто индивидуальное, не поддающееся объяснению. Для Крила это было ощущение капельки во Вселенной, пылинки, дрейфующей в волнующемся океане, где каждая такая капля источает чистый свет разума. Они кружат вокруг общего центра этого бесконечного моря, частицей которого он является, а оно, в свою очередь, является частицей его самого. Он видел это море, как бы растворялся в нем, принадлежа ему полностью. Центром являлся Киклан, похожий на пульсирующее сердце. В глубине этого сердца находился центральный интеллект, от которого исходила концентрированная сила организации, центром и мозгом которой этот интеллект и являлся. Он оказывал влияние на работу мозга Крила, выжимал, как из губки, его знания, переваривал их и быстро заносил в свою память. Устный обмен информацией не существовал. Слова были не нужны. Устный обмен информацией был слишком медленным, слишком утомительным. Вместо него использовался моментальный мозговой обмен, по сравнению с которым скорость света оказывалась очень мала. "Финансовое давление сейчас применять нет надобности. События приближаются к желаемой цели. Используйте все преимущества". Вопрос. "Используйте любые средства для достижения желаемой цели. Проигрывать нельзя ни в коем случае". Все. Остальное было упоением от работы мозга. После обмена информацией, когда элементы Хомочон стали замедлять свое движение, а органы чувств - приходить в норму, наступил период высшего просвещения. Крил плыл во тьме небытия, ощущая какие-то странные воспоминания,необычныеситуации, достигая разнообразных сверхъестественных умозаключений. Мысли людей, частицы мощных интеллектов - все усваивалось центральным интеллектом, огромным кибернетическим комплексом, который составлял основу могущества Киклана. Придет день, и он станет частью этого комплекса. Крил открыл глаза и посмотрел в потолок, но он разглядывал не узоры на нем: глядя в потолок, он как бы видел свое будущее. Тело его состарится, и он умрет. Но мозг его будет сохранен и помещен в центральный интеллект. Там он будет продолжать жить как одна из бесчисленного множества его частиц, как часть высшего мозга среди таких же частей чистого интеллекта. Это будет ему наградой. Это награда любому киборгу, который ни разу не потерпит поражения. 5 Перед воротами стояла охрана, небольшая группа лениво перебрасывающихся фразами людей. Дюмарест посмотрел на них, на воздушные корабли, которые "отдыхали" на взлетно-посадочном поле, блестя на фоне голубого неба. С охраной особых проблем не было; были и другие способы добраться до поля и среди кораблей договориться с обслуживающим персоналом о путешествии Низшим классом. Но он был неспособен что-либо сделать при полном отсутствии денег. Он огляделся. Недалеко от ворот монахи Мирового Братства установили на клочке свободной земли передвижную церковь. Человек пять стояло в очереди, чтобы войти, сесть под лучами благословения и покаяться в грехах. Они подвергнутся гипнозу, на них наложат епитимью, потом наступит успокоенье, и они получат традиционный кусок хлеба прощения. Большинство, знал Дюмарест, стоят именно за этим, а не для того, чтобы облегчить свои души, но для этого им приходится подвергнуться воздействию гипноза. Монахи считали, что это справедливый обмен. Дюмарест присоединился к очереди, из церкви доносились приглушенные голоса. Человек, стоявший впереди, обернулся, когда Дюмарест случайно задел его локтем. Он был очень худой, лицо его было бледным, с явными признаками недоедания. - Поосторожнее, мистер. Вы не единственный здесь, кто хочет есть. - Мне нужна информация, - сказал Дюмарест. - Вылетали какие-нибудь корабли со вчерашнего дня? - Возможно. Чего будет стоить эта информация? - Сломанной руки, если ты не скажешь, - грубо ответил Дюмарест. Он прошел пешком около пяти миль по дикому холоду после того, как оставил корабль, и не собирался особо церемониться. - Ты мне скажешь правду, - добавил он. - Я пойму, если ты лжешь. Человек заколебался, увидев перед собой бледное, напряженное лицо, рваную одежду Дюмареста. - Ладно, - сказал он. - Нечего злиться по таким пустякам. Вчера улетел один корабль. Грузовой. Он полетел на Торис. - Хорошо. Теперь, где я могу найти мать Джоселин? Грязный большой палец указал через плечо. - Она живет вон там. В доме с башенкой. Но если у вас нет денег, вы зря потеряете время. В этом учреждении делают бизнес. Это место для тех, кто путешествует Средним классом; для тех, кто в яйцеобразных кораблях покрывает огромные расстояния между звездами; для тех, кто ищет приключения среди серости обыденной жизни. Он открыл дверь и вошел в теплый вестибюль. Звучала мягкая музыка: завывание труб, удары барабанов, звон цимбал. В воздухе чувствовался приторный сырой запах джунглей. Коридор заканчивался у белого стола. - К вашим услугам, хозяин, - сказала молодая секретарша. Она была очень привлекательной, черные волнистые волосы обрамляли оливковое личико. - Мы можем удовлетворить любые ваши желания. Боль, страх, пытки, смерть. Мы можем предложить вам ощущения того, что вы находитесь в гареме, ощущения битвы, самые разнообразные виды других наслаждений. - Она запнулась, когда Дюмарест подошел поближе. - Что вам нужно? - Мать Джоселин. - Вам назначено? Дюмарест наклонился, опершись руками о стол. - Не надо играть со мной в игрушки, девочка. Просто скажи своей начальнице, что я хочу ее видеть. Она сглотнула. - По какому делу? - По личному. - Дюмарест выпрямился, увидев человека, входящего в вестибюль из боковой двери. Он был одет в форму инженера. Взгляд его был затуманен, походка была нетвердой, как будто он был не совсем трезв. - Великолепно! - сказал он, глядя на Дюмареста. - Я никогда не видел ничего подобного. Послушайтесь моего совета и попробуйте номер тридцать один. Это дорого, но оно того стоит. Номер тридцать один. - И он проследовал дальше по коридору. Дюмарест вновь повернулся к секретарше. Их глаза встретились. В руках у нее был лазерный пистолет. - Три шага назад, - сказала она. - От стола. Если вы не отойдете, я выстрелю вам между глаз. Я очень хороший стрелок. К тому же, - добавила она, - с такого расстояния невозможно промахнуться. Итак, три шага назад! Дюмарест отрицательно покачал головой. - Нет, госпожа, я так не думаю. Что у вас может быть общего с таким человеком, как Легрейн? Максимум вы можете быть деловыми партнерами, ничего более. - И даже не так, - заметила она. - Он был лишь посетителем здесь. Если он говорил вам что-нибудь другое, он лгал. - Она взяла резную коробочку, стоявшую на небольшом столике рядом с ней, открыла крышку и вытащила тонкую трубку. Она сделала несколько затяжек, и воздух наполнился резким запахом. - Малаш, - сказала она, - вы знаете о нем? - Да, госпожа. - Когда-нибудь это погубит меня, - сказала она. - Но под его воздействием я вновь молодею. - Посасывая трубку, она задумчиво смотрела на Дюмареста. - Вчера примерно в это время, - проговорила она, - два человека исчезли с поля боя. Они убили троих, еще один находится в больнице. Дюмарест ничего не ответил. - Охрана прочесывает город, - заметила она. - Знаете ли вы, что делают с людьми, совершившими такого рода проступок? - Сделайте одолжение, расскажите, - ответил Дюмарест. - Их бросают на съедение паукам, - глаза ее блестели, наблюдая за ним поверх трубки. - Паукам, - повторила она, - этим безобразным животным величиной с вашу голову, жаждущим отведать живой плоти. Это не быстрая смерть. У меня есть, - добавила она, - нечто подобное - для этих, с мазохистскими наклонностями. Номер восемнадцать. Он не пользуется особым спросом. - Да, - сухо заметил Дюмарест. - Я могу понять, почему. - Самое лучшее, что могут сделать эти люди, - покинуть мир Игры как можно быстрее. - Она подняла руку, вытащила трубку изо рта и стала осматривать ее наконечник. Он был закопченным, попадавший в трубку кислород раскладывал наркотическую смесь на составные части. - Это можно было бы устроить, - мягко заметила она. - Это, правда, зависит от многих факторов, но все же это можно было бы устроить. - Скажите мне, где я могу найти Легрейна, и вы получите ваши деньги, - пообещал Дюмарест. - Деньги? - она отрицательно покачала головой. - Разве я говорила о деньгах? Есть другие способы расплатиться, мой друг. Вы сильны, быстры, жестоки. Только такой человек мог покинуть поле сражения. Можно найти замену уплаты моих услуг деньгами. Битва, - сказала она. - Вы должны хорошо сражаться. Или, возможно, вы имеете опыт в других сферах деятельности, которые также имеют цену. Как насчет торговли? - предложила она. - Путешествие как замена деньгам. Это будет честная сделка. Дюмарест заколебался. Ему опять нужно было делать выбор. Если он согласится, то будет подвергнут воздействию машин, которые зафиксируют его умственные и физические параметры. А это в конце концов может быть использовано против него. Хотя путешествие, может быть, и было бы лучшим выбором, поскольку было более или менее предсказуемо и безопасно. - Вы колеблетесь, - резко бросила она. - Вы боитесь? Нет, вы не боитесь, - сказала она, глядя на него. - Вы не боитесь. Вы осторожничаете. Вы не верите мне? - Леди, - ответил Дюмарест откровенно, - жизнь дает мне слишком мало причин верить кому-либо. - Вы умны, - спокойно сказала она. - Среди воров нет честных людей, как вы уже успели убедиться. - Она сделала глубокую затяжку, наполняя легкие дурманящим дымом. - К сожалению, это так, - добавила она. - Что же касается вас, то всего лишь час с моими техниками, и все ваши печали пройдут. Это именно то, чего я боюсь, мрачно подумал Дюмарест. Она хочет вторгнуться в мой мозг, забрав все, что ей необходимо, и оставив то, что не нужно. Но насколько она будет аккуратна? Какую опасность она представляет для него? Какие интересы преследует? Нет, решил Дюмарест. Чтобы выбраться из мира Игры, нужно искать другой путь. Те же самые охранники, что провожали его к матери Джоселин, провели его обратно. Они шли по коридорам мимо дверей, из-за которых доносились
в начало наверх
различные звуки: стоны, вскрикивания, смех, приглушенное хныканье и другие, менее похожие на человеческие. Посетители закрывались в мире собственных фантазий, покупая наслаждения или страдания. Вампиры чувства. Когда он вошел в вестибюль, секретарша холодно посмотрела на него. Он подошел к двери, и навстречу ему хлынул холодный воздух улицы. Снаружи ждали охранники. На экране появилось строгое лицо Рестерна. - Леон, вы слышали последнюю новость? Отсутствие обычной педантичности в обращении выдавало его волнение. Леон откинулся в кресле и посмотрел на экран. - Нет, - ответил он, - я не слышал ничего интересного. Все утро я провел на фабрике. Я отправился туда почти сразу же после рассвета. Что случилось? - Мулво мертв. Шим зашел к нему и обнаружил тело. Леон нахмурился. - Что вы имеете в виду? Где он? Где его слуги? - Сбежали, - ответил Рестерн. - Его личного камердинера нашли в ванной с перерезанным горлом. Рабыню, обслуживавшую его в спальне, застрелили из лазерника. Остальные исчезли; но мы попытаемся найти их, - добавил он после короткой паузы. - Картина преступления ясна. Камердинер сошел с ума, возможно, на почве ревности. Он застрелил девушку и Мулво, а затем расправился и с собой. - Перед тем, как запугал других слуг и заставил их убежать, - Леон погрузился в размышления. - Много ли слуг было у Мулво? Насколько я помню, не слишком. - Немного с тех пор, как умерла его жена. У его сына не было имущества. Я полагаю, что в доме было только четверо или пятеро слуг. Максимум - шесть. Воздушный корабль Мулво исчез. Так же, как и пилот. - Естественно, - сухо заметил Леон, - человек, сделавший это, никак не хотел оставлять свидетелей. - Вы думаете, что все произошло иначе? - А вы? - Леон посмотрел на Рестерна. - Кто занимается этим делом? Начальник городской охраны Джирн? Рестерн кивнул головой. - Тогда можно предположить, чем все это закончится. Пропавших слуг никогда не найдут. Они решат, что Мулво убил его камердинер, который затем перерезал себе горло, забыв, что в руках у него лазер. Перед тем, как сделать это, камердинеру каким-то образом удалось заставить остальных слуг сесть на корабль и полететь в сторону моря, где они и утопились. - Он стукнул кулаком по столу. - Сыро, - сказал он. - Слишком сыро. Неужели он думает, что мы полные идиоты? - Грошен? - А кто же еще? - Леон барабанил пальцами по столу, думая о том, кто еще мог это сделать. Никто, кроме Грошена, решил он. Абсолютно очевидно, что среди заговорщиков есть предатель, а потому необходимо принять усиленные меры предосторожности. Однако для него в этой истории все было ясно. Это предупреждение, мрачно подумал он. Тот, кто ратовал за организацию вооруженного переворота, мертв. Кто будет следующим? - Послушайте, - обратился он к озабоченному Рестерну на экране. - В данной ситуации мы ничего не сможем сделать, поэтому лучше ничего не предпринимать. Только выразить свои соболезнования, конечно. Вы не знаете, как сын Мулво желает поступить с телом? Кремировать? Превратить в мумию? Конечно, вы еще не можете знать об этом, - сказал он. - Ассоциация должна помочь с похоронами. - Он покачал головой. - Скверно, Мулво был хорошим парнем. Рестерн прокашлялся. - Возможно, - осторожно сказал он, - но, может быть, нам не стоит уделять этому слишком много внимания. - Мы должны сделать это, - подчеркнул Леон. - Он работал вместе с нами, мы хорошо знали друг друга. Он был личным другом вам, мне, другим. Отрицать это сейчас значило бы признать, что мы знали, что он был врагом Хозяина Игры. - Он сделал паузу. - Сделать это, - уже спокойно добавил Леон, - значит повести себя как собака на бегах. Я, участник Рестерн, не гончий пес. - Извините, если мои слова оскорбили вас, участник Херл. - Я принимаю ваши извинения. - Это ритуал, подумал Леон. Но он имеет и свои положительные стороны. Это заставляет людей смотреть на вещи реально. Я не должен винить Рестерна. У меня есть дар предвидения. Смерть Мулво не была для меня неожиданностью, как для Рестерна. Для него и других. Возможно, следующее собрание заговорщиков будет последним. Испуганные люди - плохие конспираторы, смерть Мулво напугала их. Если только не?.. - У меня есть одно дело, - сказал Леон. - Возможно, в ближайшее время мне понадобится связаться с вами. Вы будете дома? Рестерн отрицательно покачал головой. - Нет, - ответил он. - Вы дали хороший совет. Я буду работать как обычно. А не то, - мрачно добавил он, - меня вызовут на допрос. Это было вполне возможно. Хозяин Игры был не из тех, кто так быстро отставал от человека, которого он преследовал, подумал Леон, положив трубку. Он вызвал к дверям корабль. Забрался в него, устроился на подушках и скомандовал пилоту: - Библиотека. - Слушаюсь, участник. Когда корабль взмыл высоко в небо, Леон расслабился на подушках. По одну сторону раскинулся город с широкими улицами и роскошными просторными зданиями, построенными для богатых людей, взлетно-посадочными полями и складскими помещениями по их краям. На окраинах же города по-прежнему стояли ветхие лачуги, а грязь и нищета составляли резкий контраст с современными зданиями. Концепция застройки города была великолепной, думал Леон. Директор Конрад Граальский подарил своему сыну в качестве игрушки мир. Но у мальчика была любовь к красоте, и им руководили взрослые. Правда, лишь руководили, не мешали. Он сделал все, что было в его силах, чтобы построить утопический мир. Это ему почти полностью удалось, подумал Леон. Удалось на первых этапах, пока все не испортилось, и население планеты не разделилось на тех, кто имел акции, и тех, у кого их не было. Леон вспомнил о мумиях в своем летнем дворце: тела его предков, обработанные так, чтобы предотвратить их разрушение, сидящие за столом в Зале Воспоминаний. Они помнили те золотые времена строительства, стремительного роста. Они мирно умерли, состарившись, или погибли в честном бою; но сколько же потом людей пало от рук наемных убийц? Что все они думают о развитии сумасшествия у нынешнего Хозяина Игры? - Библиотека, участник, - прервал размышления Леона голос пилота. Он посадил корабль на широкую площадку. - Главный вход, участник? - Нет. - Там будет слишком много народу. Тех, кто желает воспользоваться различными услугами, агентами, работающими на клиентов, находящихся в десятках световых лет отсюда. - К техническому входу, - решил он. Нужно было выполнить обычные формальности. Леон стоял, сдерживая нетерпение, пока один из технических работников проверял его личность. Как священник, подумал Леон. Блюститель одной из древних религий. Настоятель храма, ревностно относящийся к своим обязанностям, автоматически не приемлющий никого, кто не следует его вероисповеданию. А те, кто пользовался Библиотекой, составляли узкий круг умевших управлять машиной. Ты не можешь винить их, сказал себе Леон. Они работают на общее благо, для всех жителей мира Игры. Но тем не менее он был раздражен. Он был участником со всеми вытекающими отсюда привилегиями. Он имел право допуска в Библиотеку в любое время. - Участник Херл! - Навстречу входящему Леону поднялся Вомис, начальник Библиотеки. Это был пожилой человек, кожа его потускнела от многих лет, проведенных в закрытом офисе над столбцами различной информации. Человек-крот, подумал Леон. Он никогда не покидал территории Библиотеки. - Приятная неожиданность. - Я давно собирался прийти к вам, участник Вомис, - вежливо сказал Херл. - Должен поблагодарить вас за прогноз, сделанный в отношении моих изделий. Мода на меланж достаточно неожиданна. - После секундного колебания он продолжил. - Этот цветок пользовался ограниченной популярностью. Я думаю, ошибки здесь быть не может? - Ни в коем случае! - Вомис всегда ревностно относился к своим прогнозам. Слишком ревностно, подумал Леон. Он постарался надавить на Вомиса. - Странно, что прогнозируется такое резкое изменение. Вы уверены, что все так и будет? Это очень важно, - сказал он. - Мы не хотим затоваривать склады плохо реализуемой продукцией. - Прогноз точен, - повторил Вомис. Он сел обратно за стол, поигрывая стопками бумаг, которые постоянно лежали у него на столе. - Вы можете не беспокоиться о результатах, участник Херл. - Прошу прощения, если я невольно задел вашу честность, - сказал Леон. - Я принимаю ваши извинения. - Вы занимаете очень ответственный пост, - сказал Леон и сел на стул, не дожидаясь приглашения. - В каком-то смысле вы и есть настоящий правитель Игры. Финансовый правитель, - поспешил он добавить. - Один неточный прогноз, и это может привести к потере дивидендов. Несколько таких прогнозов, и это может поставить под угрозу наше благополучие. А как мало для этого надо, - задумчиво добавил он. - Небольшая неточная информация. Вводящий в заблуждение факт. Неправильно составленная информация. Информация, - сказал он многозначительно, - идущая от того, кто в душе не желает процветания миру Игры. - Вы говорите об измененном прогнозе, - заметил Вомис. - Информация пришла прямо из рук Хозяина Игры. - От Грошена? - Леон наклонился вперед. - Или, - сказал он мягко, - от киборга Крила? Вомис заколебался. - От киборга... Но я проверял, - поспешил добавить он. - По ультразвуковой волне с Артуса. То, что сказал киборг, правда. - Конечно, - Леон отклонился на спинку стула, улыбаясь. - Как же иначе? Если сейчас его прогноз окажется неверным, то это будет означать конец его планам. Он потеряет расположение Хозяина Игры. Нет, участник Вомис, киборг не врет. Пока не врет. Вомис попался на удочку. - Вы что же думаете, что он сделает это позднее? - Я сказал, что это возможно, - спокойно ответил Леон. - На основании предположения, основанного больше на подозрении, нежели на фактах. Но если Хозяин Игры будет полагаться на киборга и доверять его прогнозам больше, чем вашим, что тогда? Библиотека уже не будет представлять собой то, что сейчас. - Он засмеялся, пожимая плечами. - Но кто знает, что предпримет киборг? Или Хозяин? - Это можно будет выяснить, - медленно сказал Вомис. - Вы имеете в виду, что случится? - Леон задумчиво посмотрел на Вомиса. - Я не думал об этом, - соврал он. - Но раз уж вы упомянули об этом, я думаю, что для вас будет не слишком сложно через машину выяснить предполагаемую информацию. Что случится, если в какой-то момент в будущем киборг соврет, например. - Он покачал головой, делая жесты руками. - Но я думаю, что мне не нужно говорить вам, как поступить в подобной ситуации. Вы меньше всех в мире Игры нуждаетесь в подобных советах. Лесть, подумал он. Самый дешевый, но до сих пор самый надежный способ завоевать расположение человека. Воздействие на человеческое "Я". Держать перед человеком зеркало так, чтобы он видел свое изображение в преувеличенном виде. Посеять в его душе дух сомнения, подозрения и способствовать его росту. Подчеркнуть, что киборг является злейшим врагом Библиотеки. Слегка упомянуть о причинах этого, и затем предоставить доработать участникам Игры с их бесконечно развитым инстинктом самосохранения. Однако сейчас пришло время сменить тему. Он наклонился вперед, с интересом разглядывая небольшую модель, наполовину спрятанную за стопками бумаг. - Что-то новенькое, участник Вомис? - Это? - Вомис поднял ее и повертел в руках. Модель была сделана из прозрачной пластмассы, в которой виднелись странные, кривые линии. Линии оказались свернутыми спиралью трубками. Леон попытался проследить за ходом одной из них, но быстро потерял направление, почувствовав боль в глазах. - Эксперименты с третьим измерением, - сказал Вомис. - Это идея Хозяина. Она будет похожа на машину. Леон нахмурился. - Это прямое указание Грошена, - сказал Вомис. - Он говорит, что впоследствии эти туннели будут хранилищами для банка данных. В этом есть свой смысл, - заметил он, положив модель на место. - Рытье новых
в начало наверх
котлованов - вещь дорогая, поэтому мы всегда ищем дополнительные мощности. - И все же, что это такое? - Лабиринт, - Вомис нежно дотронулся до модели. - Очень интересное изобретение, соединяющее в себе принципы ленты Мебиуса и сосуда Клейна. Объекты, находящиеся во втором и третьем измерениях и имеющие только одну поверхность, - пояснил он. - Удивительно, что вы ничего не знали об этом. - Хозяин Игры редко посвящает меня в свои дела, - сухо заметил Леон. - В данном случае мне пришлось бы не согласиться с тем, что эта модель имеет сходство с машиной. Вам бы тоже следовало так поступить, - сказал он. - Вы намекаете на то, что у меня не хватило смелости? - возмутился Вомис. - Нет, нет, - поспешил сказать Леон. - Прошу прощения, если вы не так истолковали смысл моих слов. - Я принимаю ваши извинения, - разрядил напряжение Вомис. - Я высказывал свои возражения, - сказал он. - Но Хозяин настоял, заявив, что модель будет использована позднее. К тому же, поскольку она была создана моими специалистами, очень неудобно будет управлять ею, если она будет находиться на большом расстоянии от машины. - Лабиринт, - задумчиво сказал Леон. - Игрушка. Но для чего она предназначается? - Разве игрушка создается для выполнения каких-либо планов? - цинично заметил Вомис. - Нет, - согласился Леон. - Но все же ее создание преследует одну цель. Он нахмурился и погрузился в размышления. Установка лазеров не займет много времени, специальные машины в скором времени покроют стены туннелей пластмассой. Более трудоемкий процесс - установка кондиционеров и другого оборудования. - В какой стадии находится процесс? - спросил он. Вомис пожал плечами. - Он почти полностью завершен. Через несколько дней строительство закончится. - Когда оно началось? - До того, как Крил появился в Игре, - тонко заметил Вомис, догадываясь, что Леон имел в виду. - Киборг не имеет к этому никакого отношения. - Тогда кто приложил к этому руку? - Леон дотронулся до модели кончиками пальцев. - Грошен отнюдь не ученый. Он ни за что в жизни не смог бы изобрести эту штуку. Кто-то должен был подкинуть ему идею. - Возможно, один из путешественников? - Вомис пожал плечами. Для него это не имело никакого значения. - Продавец новинок или тополог, сумевший заинтересовать Хозяина Игры. Но вещица действительно интересная, - заметил он. - Огромная территория, сосредоточенная в небольшом пространстве. - Он положил модель на место и посмотрел на Леона. - Прошу прощения, участник Херл, - сказал он. - Но меня ждут дела. Леон улыбнулся, услышав уже ставшую ритуальной форму прощания. Но он не собирался отпускать Вомиса так быстро. - У меня есть еще одно дельце, - сказал он. - Я хотел бы проконсультироваться с Библиотекой. - У вас консультация по личному вопросу? - Вомис попытался скрыть свое раздражение. - Все кабины зарезервированы, участник Херл. Было бы очень неудобно нарушать составленный график. Если ваше дело может подождать, я сам лично займусь им в ближайшее время. Леон был тверд. - Это дело не терпит отлагательств. - Но... - Простите мою настойчивость, - прервал его Леон. - Мне бы очень не хотелось доставлять вам хлопоты, но я должен настоять на своем праве участника Игры проконсультироваться с Библиотекой в любой момент, когда мне это нужно. Вомис поклонился, сдаваясь. - Как угодно, участник Херл. О чем вы желаете спросить? - У меня есть несколько вопросов, - вежливо ответил Леон. - Один из них таков. Я хотел бы знать, когда я умру. 6 Человек лежал на земле и плакал, слезы катились по его щекам. - Нет, - умолял он. - Не надо. Нет. Пожалуйста, не надо. Четыре человека играли в карты, двое в шахматы, и никто не обращал ни малейшего внимания на валявшегося на земле. Плотный, коренастый человек, одетый в запачканную кожаную одежду, посмотрел на Дюмареста. - Сумасшедший, - пояснил он. - Отравил химическим ядом своих жену и детей. Только сейчас он начинает понимать, что наделал. - Он повернулся, услышав приближающиеся шаги. - Еда, - сказал он. - И вовремя. Это было что-то тушеное, густое и достаточно питательное. Дюмарест вместе со всеми сел за стол и приступил к трапезе из мягкой пластиковой тарелки. Тюремная камера была около двадцати квадратных метров, в ней было около десятка коек. В камере также находилась параша, стояли тазы для умывания. Воздух был теплый, с легким запахом дезинфицирующих средств. В камере было очень чисто. "Я бывал в местах и похуже", - подумал Дюмарест. Он доел вторую порцию и отодвинул тарелку. После ареста у него появилась возможность и поесть, и поспать. Как долго ему придется ждать? Не очень долго, думал он. Тюрьма напоминала перевалочный пункт. Здесь наказания не последует. Один из охранников подошел к столу. - Дюмарест! - Здесь. - Тебя вызывают. Выходи. - Охранник открыл дверь, пропуская Дюмареста вперед, и тут же снова закрыл ее. В коридоре на каждой двери был укреплен тяжелый засов, рядом располагались вооруженные охранники. Окон не было. Убежать из этой подземной тюрьмы представлялось невозможным. Дюмарест продолжал бдительно следить за охранником. Они прошли через ворота и спустились в узкий проход. - Сюда, - охранник указал на дверь. - Там тебя ждет адвокат. Это был маленький, хрупкий человечек, его оливковое лицо напоминало женское, руки были как у ребенка. Одет он был в цветастую одежду, в левой руке держал ароматический шарик, который периодически подносил к носу. Темно-карие глаза его изучали вошедшего Дюмареста. Он указал на стул. - Садитесь. Я не люблю, когда кто-нибудь маячит у меня над головой. Дюмарест присел. - Мое имя Краильтон, - гордо сказал человек. - Я буду защищать вас на суде. - Я должен сказать вам сразу, - заметил Дюмарест. - Мне нечем заплатить вам. - Мне это известно. Но о вас позаботились. - Кто же? - Есть странная пословица, - вежливо ответил Краильтон. - Не надо рассматривать подарки под микроскопом. Возможно, подумал Дюмарест, но некоторые подарки стоят слишком дорого. Он нахмурился, размышляя. Мать Джоселин? Вряд ли. За солдатами она послала, скорее всего, еще до того, как сделала свое предложение. Они ждали меня снаружи как выдрессированные собаки, готовые в любой момент броситься в атаку. Участница Ледра? С какой стати ей помогать ему? Но кто же еще это мог быть? - Я не могу вам ответить, - сказал Краильтон в нетерпении, когда Дюмарест повторил вопрос. - Это вопрос очень конфиденциальный. Предлагаю все же обсудить более важные дела. Каков будет характер вашей защиты? Если таковая вообще возможна, - сказал он, не дожидаясь ответа Дюмареста. - Но я надеюсь, что все-таки кое-какие шаги можно будет предпринять. Вы привыкли врать? - Если это необходимо, - отрывисто ответил Дюмарест, - могу говорить неправду. - Ни в коем случае. Контролер способен определять достоверность ваших ответов, - пояснил Краильтон. - На скамье подсудимых имеются специальные приборы. Правосудие в мире Игры осуществляется очень просто, быстро и эффективно. Преступник как бы сам подписывает себе приговор. Если вы не можете говорить правду, лучше вообще молчите. Кстати, - добавил он, - я настаиваю на этом. На молчании, я имею в виду. Как ваш адвокат, я буду защищать вас. Отвечайте только тогда, когда контролер потребует прямого ответа. Вы меня понимаете? Дюмарест кивнул. - Не буду обманывать вас, - сказал адвокат. - Надежд мало. Однако контролер Тайл не очень-то жалует тех, кто играет на поле битвы. Возможно, мне удастся спасти вас от участи быть брошенным на съедение паукам. - Он подошел к двери, открыл ее и посмотрел на Дюмареста. - Ну, - раздраженно сказал он, - чего вы, собственно, ждете? Сквозь прозрачную крышу зала суда пробивался свет. Дюмарест прищурился, когда охранники ввели его в зал и подвели к платформе, окруженной огромными заостренными кольями. Толпа зевак находилась напротив скамейки, где сидел контролер. Подготовка к суду проходила очень быстро. - Обвиняется, - сказал человек, одетый в черное, - заключенный, который, оказавшись на стороне проигравших битву, убил трех и ранил еще одного человека. Все они были невинными зрителями, никак не связанными со сражением. После этого он похитил корабль... Дюмарест огляделся, не прислушиваясь к словам обвинения. Это была законная процедура, характерная для всех цивилизованных миров; за ней должны были последовать речи адвоката и прокурора. Он посмотрел на Краильтона, увидев, что тот встал из-за стола. Его одежды ярким пятном выделялись на черном фоне судей. - На поле битвы, - начал он, - не действуют никакие законы, кроме закона выживания, все это прекрасно знают. То есть так называемые "невинные люди", - те, которых убил и ранил мой подзащитный, - добровольно отказались от защиты их основным Законом, отправившись в пределы территории поля битвы. Более того. Взяв на себя роль охотников, они низвели положение моего подзащитного до уровня животного. Животное не может отвечать за свои поступки. Люди знали, на какой риск они идут, и попытались свести его до минимума, используя воздушный корабль и мощное оружие. Они были слишком беспечны. Они опустились до уровня диких зверей. Как видите, здесь нет состава преступления. Мудро, подумал Дюмарест. Его неизвестный благодетель нашел достойного человека. Если суд примет основную посылку защиты, можно считать, что дело выгорит. Контролер прокашлялся. - Суд принимает ходатайства по таким обвинениям, как убийство и нанесение увечий. Они будут вычеркнуты из текста обвинения. Однако остается дело о краже. - Которое мы не будем оспаривать, - быстро сказал Краильтон. - Да, мой подзащитный украл корабль. Однако я вновь обращаюсь к природе животного. Ему пришлось пойти на это, чтобы избежать неминуемой смерти. Это не что иное, как инстинкт выживания. Использование любых средств, чтобы достичь этого, можно рассматривать как причину кражи корабля... Из-за стола поднялся обвинитель, также одетый в черное, в глазах его горело торжество. - Пилот мог бы, если бы его об этом попросили, увезти заключенного с поля сражения. Но для заключенного главным было сбежать, это единственное объяснение тому, что случилось. В итоге корабль был похищен и до сих пор не найден. Кто, кроме заключенного, повинен в этом? Я заявляю, что обвинение в краже должно быть оставлено. Контролер посмотрел на Краильтона и, подняв брови, взглянул на обвинителя. - Кто хочет что-нибудь добавить? - Жалоба от участницы Ледры. Заключенный получил на ее фабрике медицинскую помощь. Догадавшись, что он преступник, участница Ледра предупредила власти, решив задержать его до рассвета, когда бы за ним пришли. Перед тем, как убежать, обвиняемый нанес участнику Ледре материальный ущерб и украл еще один корабль. - Который был ей возвращен, - сказал Краильтон. - Который был ей возвращен, - согласился обвинитель. - Но за нанесение ущерба полагается обложение штрафом. Контролер откинулся на спинку стула, закатил глаза в потолок, проигрывая стилографом. - Есть ли у заключенного деньги? - спросил он. Краильтон подошел ближе к скамье. - Нет. - Значит, дело об обложении штрафом за причиненный ущерб - вопрос чисто теоретический. И все же стоимость краденного должна быть возмещена. - Он поднял молоток. - Таким образом, в соответствии с Основным Законом, заключенный приговаривается к продаже с панели на следующем аукционе. -
в начало наверх
Молоток опустился. - Следующее дело! Брат Элас подошел поближе к тюремной камере и посмотрел через решетку. - Брат, - сказал он, - я вижу, вы находитесь в затруднительном положении. Что вам нужно? - Оружие, - сказал Дюмарест. - Возможность сбежать. Путешествие, чтобы покинуть мир Игры. - Эти вещи вне наших возможностей, брат, - сказал монах. - Нужна ли вам медицинская помощь? Совет? Весточка кому-нибудь из друзей? Дюмарест отрицательно покачал головой. Брат Элас явно был хороший человек, но что он мог сделать? Он в раздражении начал мерить шагами камеру. Его не вернули обратно в большую камеру, располагавшуюся ниже; после приговора он был помещен в одиночку и чувствовал себя как птица в клетке. Остальные камеры располагались на другой стороне коридора. Мимо проходили люди и заглядывали в камеру, оценивая стоимость вещей, которые можно было предложить на продажу. Среди них были и священники в домотканых рясах, предлагавшие посильную помощь. - Вы принадлежите к церкви, брат? - Элас жестом попросил его подойти поближе. - Я не привык сидеть под лучами вашего благословения, - коротко ответил Дюмарест. - И все же вы небезызвестны нам, - мягко сказал священник. - Верите ли вы в силу прощения? - Конечно. - Здесь один человек, ищущий его, брат. Вашего прощения. Вы хотите увидеть его? Поговорить с ним? Он попросил меня подойти к вам, брат. Он боится, как бы вы не выдали его. - Монах повернулся и подал знак. Дюмарест увидел Легрейна. Он выглядел чистым и аккуратным в своей новой коричневой одежде. Дюмарест посмотрел на него, суставы его пальцев побелели, когда он схватился за прутья решетки. Расслабившись, он произнес: - Ты. Это большой сюрприз. - Я знаю, что ты чувствуешь, Эрл, - Легрейн подошел ближе и продолжал тихим голосом. - Мне слишком долго пришлось добираться обратно до пещеры. Однако тебе следовало меня подождать. Знак, оставленный мной, должен был предупредить тебя. - Я не заметил никаких знаков. - Но я же оставил кусок материи, прижатый камнем. Я проколол палец, чтобы было чем писать. - Легрейн показал Дюмаресту свою руку. - Видишь? Рана еще не зажила. Дюмарест опустил глаза и увидел тонкий порез. Он отпустил решетку. - Должно быть, твой знак унес ветер, - сказал он. - Или птица. Что случилось? - Ты спал, - мягко заговорил Легрейн, - спал как убитый. Я подумал, что лучше будет как можно быстрее продать то, что находилось на корабле. Пока слухи не распространились по миру Игры. Я оставил тебе записку и полетел в один знакомый дом. Человека, которого я хотел увидеть, не оказалось дома. Я подождал и в конце концов решил лететь обратно. Когда я вернулся в пещеру, тебя там не оказалось. Честно говоря, Эрл, я не знал, что и подумать. Вначале я полагал, что тебя схватили. Потом я подумал, что ты, возможно, упал в море. - И что? - Я был в отчаянии. Я знал, что если ты еще жив, ты прилетишь на взлетно-посадочную площадку, поэтому я попросил двух своих друзей пронаблюдать за ней. Они видели, как тебя схватили. Я не мог ничего сделать, только нанять тебе адвоката. Это дорого мне обошлось, - добавил он. - Я истратил почти все, что выручил от продажи корабельного имущества. Но это был единственный путь спасти тебя от гибели. - Однако половина этой суммы все же, разумеется, была моей, - заметил Дюмарест. Он нахмурился. - Как ты собирался забрать меня из пещеры, если ты продал корабль? - Я нанял другой. Это входило в условие заключенной мной сделки. Я настоял на том, чтобы сбросить веревку с вершины скалы. Но было слишком поздно. Мне очень жаль, Эрл, - сказал он. - Могу сказать только, что я сделал все, что мог. - Полагаю, я должен поблагодарить тебя, - медленно произнес Дюмарест. - Но ты понимаешь, почему я не чувствую благодарности. - Ты спас мне жизнь, - сказал Легрейн. - Если бы не ты, я бы сейчас лежал мертвый на поле сражения. Если бы ты сказал что-нибудь на суде, я бы сейчас был с тобой вместе в тюрьме. Неужели ты не понимаешь, как гадко я себя чувствую из-за того, что произошло? Послушай, - сказал он. - Я мог улететь. На Торис уходил грузовой корабль. Я мог бы попасть на него. Но я остался и болтался здесь, думая, что смогу оказаться полезен. - Он просунул открытую руку через решетку. - Все в порядке, Эрл? Дюмарест крепко сжал его руку. - Ладно, - сказал он. - Что там происходит сейчас? - Тебя продадут, - сказал Легрейн. - Поставят на панель и устроят аукцион, пытаясь выбить из покупателей хорошую цену. Государство возьмет свою долю, а остатки распределит среди тех, кто предъявит тебе претензии в причинении им убытков. Если сумма, которую дадут за тебя, окажется больше той, что ты должен, разницу зачислят на твой счет. Таким образом здесь улаживают долговые дела, - пояснил Легрейн. - Если человек не в состоянии уплатить свои долги, его продают. И женщин тоже. Будучи рабами, некоторые получают больше, чем они мечтали, когда были свободны. Кроме того, ты в любой момент можешь выкупить себя из рабства. Твой хозяин должен освободить тебя, как только ты заплатишь ему свою цену. Таков закон. Дюмарест посмотрел на монаха. - Могли бы вы сделать это? Заплатить, сколько я должен? Клянусь, что верну эти деньги, сколько бы это ни стоило. Брат Элас, с сожалением, покачал головой. - Это можно было сделать раньше, брат. Участник Херл был столь щедр, что отдал нам остатки своего дивиденда. Но мы купили еды, лекарства, вещи первой необходимости. Это было абсолютно естественно, думал Дюмарест. Мировое Братство никогда не накапливало богатство. Ярко светило солнце, отражаясь от камней на площади и разноцветной толпы людей, собравшейся там. Фонтаны, окна домов, стеклянные стены создавали калейдоскоп самых разнообразных красок. Дюмарест стоял голый на платформе и смотрел вниз. Он стоял в шеренге вместе с десятком других заключенных. Все они были прикованы друг к другу тонкими наручниками. Тела их были разных цветов: белые и оливковые, коричневые и черные как смоль. Все они ожидали своей участи быть проданными с аукциона. - Фермер, - сказал аукционист - пожилой человек, высокого роста, худой; одет он был во все белое. Этот человек полностью осознавал высоту своего положения. - Этот молодой человек уже имеет большой опыт выращивания урожая и обработки земли. Я слушаю ваши предложения, господа. Поднялась одна рука, другая, затем еще несколько; каждый выкрикивал свою цену. - Не лучшее время для аукциона, - сказал молодой человек, стоявший позади Дюмареста. - Скоро должен поступить новый дивиденд. А это означает, что им надо избавиться от остатка средств. Цена для них сейчас не имеет значения. И чем выше цена, тем сложнее будет вновь стать свободным, подумал Дюмарест. Если раб вообще может надеяться на то, что сумеет заработать приличную сумму денег. Какой хозяин окажется настолько глуп, чтобы терять хорошего раба, в которого он вложил свои деньги? Да и раб не может потребовать денег за те услуги, которые он предоставляет. - Инженер, - сказал аукционист, голос его усилили встроенные в трибуне микрофоны. - Он стар, но у него огромный, многолетний опыт, который он может использовать еще в течение длительного времени. Господа, этот человек украсит любой завод. Прошу, ваши предложения. Над толпой поднялось множество рук. Смех перекрыл журчание фонтанов. Беззаботные люди, подумал Дюмарест. Мужчины и женщины, выбравшиеся весело провести время, дегенераты, ищущие забаву в покупке людей, уставшие от жизни, которые хотят приобрести хоть кто-нибудь, чтобы развеять скуку. Для них заключенные были животными, одни ради развлечения, другие ради красоты, но никто из этой толпы не считал их просто людьми. Дюмарест едва сдерживал свою злобу. Гнев - роскошь, которую не может себе позволить ни один раб. Его потащили за цепь вперед к трибуне. Дюмарест, пока аукционист представлял его, вглядывался в толпу. Он не увидел ни одного знакомого лица, правда, это ничего не значило. Ни участница Ледра, ни мать Джоселин не нуждались в покупке рабов. Мужчина поднял руку и выкрикнул цену. Она тут же была перекрыта. Затем женщина предложила свою цену, крепко выругалась и снова выбросила вверх руку. Аукционист был доволен. Не часто цена оказывалась так высока. - Боец, - снова сказал он. - Это тот самый, что сражался, потерпел поражение, но сумел покинуть поле боя. Итак, господа, поторопитесь. Вновь назвала цену женщина, за ней мужчина, потом еще один, молодая девушка с безобразным лицом, смешная старушка в пышном платье. Дюмарест не смотрел на них. Когда его потянули за цепь, он понял, что торги окончились. - Ты хорошо прошел, - сказал охранник, снимая с него наручники. - Покрыл весь причиненный ущерб и еще немного заработал. Как минимум на путешествие Низшим классом. Стоимость путешествия, мрачно подумал Дюмарест. Возможность спастись - но эти деньги невозможно использовать. Он стал разглядывать своего хозяина. Это был смуглый человек с сальными кудрями, лицо его покрывали шрамы. - Меня зовут Течон, - сказал он, - я справедливый человек. Работай хорошо, веди себя как следует - и мы с тобой поладим. - Он подал знак слуге. Слуга был похож на охранников Хозяина Игры: в семь футов, мускулистый, но с ничего не выражавшим лицом. Слабоумный, подумал Дюмарест. Больше похож на животное, чем на человека. Когда слуга попытался схватить его за горло, Дюмарест отступил назад. - Стой спокойно, - предупредил Течон. - Крул хочет всего-навсего надеть на тебя ошейник. Такой же, как и у него, видишь? - Он поднял трость и дотронулся до железного обруча на шее раба. - Ты бы лучше дал ему возможность закрепить его, - сказал он. - А не то он собьет тебя с ног и все равно сделает это. Разве сломанная челюсть стоит минутного бесполезного сопротивления? Дюмарест ничего не ответил и дал слуге укрепить ошейник, чувствуя, как мягкий гибкий металл плотно сжимает его горло. - Ты разумный человек, - сказал Течон. - Теперь надень это. Если эти неудовлетворенные суки хотят видеть настоящего мужчину, им придется платить деньги за удовольствие. - Он кивнул головой, когда Дюмарест надел тонкую, доходящую до колен рясу из дешевой материи. - Ты слишком худой, - сказал он. - Ты истощен. Но мы скоро это исправим. А теперь следуй за мной. Корабль ждал их за площадью. Он перенес их на крышу невысокого здания. Внутри, в доме, ощущалось странное сочетание спартанской скромности и экстравагантной роскоши. В маленьких спальнях стояли узкие койки и еще совсем немного мебели, в то время, как другие комнаты, раз в десять больше спален, были украшены сверкающими гобеленами, в них стояли массивные кровати со множеством легких как пух подушек и мебель в тон. - Это для посетителей, - пояснил Течон. Он открыл дверь и пошел по коридору. - Они приходят сюда ради развлечений. Странно, какое очарование таит тело атлета для некоторых людей. Однако их обслуживание - не главное мое занятие. Основное моя профессия - обучение искусству боя. Они спустились на первый этаж. Обитая дверь вела в небольшую комнату, где чувствовался слабый запах пота и масла. За ней была другая комната, значительно больше предыдущей, в ней висели канаты, лежали маты, стояли тренажеры для накачивания мышц. - Здесь, - сказал Течон, - ты будешь тренироваться. - Неожиданно он резко взмахнул тростью перед лицом Дюмареста. Дюмарест успел увернуться, и трость просвистела над его ухом. - Отлично, - сказал Течон. - Ты быстро реагируешь. А может быть, тебе просто повезло. Сейчас проверим. Крул! Раб вошел в комнату, держа в руках два тонких железных прута и короткий, но достаточно толстый деревянный шест. Он отдал шест Дюмаресту. - Вот что мы сейчас будем делать, - сказал Течон. - Мы с Крулом будем пытаться достать тебя стальными прутьями. Ты же постараешься защититься от них с помощью деревянного. Готов? - Один момент. Дюмарест уперся концом шеста в пол, потоптался на месте, нажимая на него. Прут разломился почти посередине. Он отбросил один конец и схватил другой. Течон сузил глаза: - Ты привык к ножу? И поэтому ты себя, конечно, считаешь
в начало наверх
профессионалом в этом деле, - Течон облизнул губы. - Ну ладно, сейчас увидим. Он прыгнул вперед, ударил с плеча, затем сделал колющее движение, потом вновь ударил. Железный прут рассекал воздух. Дюмарест защищался быстрыми движениями обломком шеста, резко звучали удары металла по дереву. Он вскрикнул, когда присоединившийся к схватке Крул нанес ему удар по плечу. Он отступил, чтобы видеть лица обоих нападавших. Пот заливал лицо. Нападавшие же усилили натиск, координируя свои выпады. На тонкой рясе Дюмареста появились следы крови после того, как один из прутьев достиг своей цели. - Ты не столь хорош, как воображаешь, мой друг, - заметил Течон, убирая прут. - Да, ты проворен, но недостаточно. И немного неловок, но это от недостатка тренировки. - Он отступил назад. - Крул! Достаточно! Раб неохотно прекратил атаку. - Раздевайся, - приказал Течон Дюмаресту. Он поджал губы, осматривая своего нового раба. На белом теле Дюмареста выступили рубцы, потемневшие от скопившейся крови. - Сто часов лечения в условиях медленного времени, - решил Течон. - Три часа при нормальном. Это дорого, но я думаю, что в данном случае стоит того. И нам нельзя терять ни минуты. Хозяин Игры потребовал организовать представление для услады его гостей, и я не тот человек, который способен ему отказать. - Он похлопал Дюмареста по плечу. - Лечение, а затем изнурительные тренировки. Ты согласен? - Разве у меня есть выбор? - Дюмарест был краток. - Нет, но боец, желающий сражаться, - хороший боец. Я платил не за идиота, способного лишь развлекать женщин. На тебя будут сделаны хорошие ставки. Я хочу выиграть много денег. Мы хотим выиграть много денег. - Он вновь похлопал его по плечу. - Торт для хозяина, объедки для рабов, так принято, это жизнь. - Он изучал лицо Дюмареста. - Тебе не нравится, что тебя называют рабом? - Нет, мне не нравится, что со мной обращаются как с рабом. - Гордость, - сказал Течон. - Ну что же, гордость тоже имеет свои плюсы, но не у меня. - Он взял прут обеими руками. - Есть один урок, который тебе необходимо усвоить, - сказал он мягко. - Подчинение. Ты должен пойти на смерть, если я прикажу. Подчиняться ты должен всегда. - А если я не подчинюсь? - Тогда вот что, - сказал Течон. Он засунул прут за ошейник Дюмареста. Боль пронзила его шею. Красной волной она достигла каждого нерва и ворвалась в мозг. Дюмарест упал на колени, обеими руками схватившись за обруч вокруг шеи. - И вот так, - тихо сказал Течон. Дюмарест вскрикнул, когда новый поток боли пронзил его тело. Корчась, он почувствовал, что мир перед его глазами наполняется потоком нестерпимых мучений. 7 Леон Херл поднял чашку из тонкого фарфора, пробуя на вкус аромат напитка. Странно, подумал он. Я пил чай тысячи раз в своей жизни, но как часто я задумывался о том, что я на самом деле пью? Он вновь втянул аромат, раздувая ноздри и поднимая брови, как будто пытался определить добавки. Возможно, немного френши? Конечно, побольше венклина. Совсем чуть-чуть гиша и привкус нектара. Надо не забыть спросить. Он отпил немного, смачивая небо горячим, ароматным чаем перед тем, как он через горло опуститься ему в желудок. Затем он допил остатки, поставил чашку на стол, поднялся и стал ходить по комнате. Леон специально приехал пораньше, чтобы у него было время подумать. Но не только. Ему требовалось время, чтобы посмотреть на комнату, в которой он бывал так часто. Осмотреть ее в одиночестве, без сообщников, остальных членов Ассоциации Прядильщиков, чтобы никто его не отвлекал. Поскольку он находился в комнате один, она показалась ему больше, чем всегда. Он тщательно проверил дерево, которым были обиты стены, сложные узоры на потолке и обнаружил то, что никогда прежде не замечал. "Мы кое-что упустили, - подумал он. - Люди тратят свои жизни, чтобы создать красоту, которой будут наслаждаться другие, а мы слишком заняты, чтобы оценить то, что они сделали. Что они оставили нам. Они очень хотели оставить что-нибудь для будущего и не тратить времени ради прошлого". Он повернулся, пожирая глазами все, что видел. С этого времени всегда будет так. Он будет ощущать вкус того, что он ест и пьет, изучать все, что видит, взвешивать каждое свое слово, и слова, сказанные другими. Для него каждая секунда превратилась в жемчужину, которую он хотел удержать как можно дольше. Но все же, что конкретно изменилось? Ничего - временно изменилось лишь его восприятие мира. Все было очень просто. Он обернулся: в комнату ворвался Иван. - Леон! Зачем вы созвали экстренное совещание? Что случилось? - Ничего не случилось! - тихо ответил Леон. Он показал на маленький столик у стены, где стояли чайник и чашки. - Вы не выпьете со мной чаю? Иван раздраженно покачал головой. - Наверняка, что-то случилось, - настаивал он. - Иначе почему же вы созвали новое совещание так скоро после предыдущего? Что в конце концов произошло? Участник Херл, я требую, чтобы вы сказали мне! - Требуете? - Леон приподнял брови. - Участник Иван, я возмущен вашим тоном. - Прошу прощения, - быстро извинился Иван. - Я вне себя. Смерть Мулво, вы понимаете. - Он протянул руки. - Пожалуйста. Если это важно, я должен знать. Как член Ассоциации я имею право знать. - И узнаете. Леон подошел к маленькому столику и налил себе еще немного чая. Интересно, подумал он, как долго я буду терпеть этого кретина? Терпение, подумал он. Секрет всех процветающих цивилизаций. Но можно ли считана жизнь, который заставляет человека подавлять свои природные желания? Свои природные реакции на различные явления? Шим, Амиш и другие вошли в комнату, когда Леон допил свой чай. Вскоре собрались все, кроме Рестерна. Леон прокашлялся. И решил начать собрание. Иван высказал свои возражения. - Участник Рестерн, наш председатель, еще не пришел. - И не придет, - мрачно заметил Шим. - В данный момент он находится на допросе у начальника городской охраны Джирна. - Он оглядел сидящих за столом. - Я не возражаю против предложения участника Херла открыть собрание. Кто-нибудь против? - Он сделал паузу и затем кивнул Леону. - Возражений нет, участник Херл. Пожалуйста, продолжайте. Все в ваших руках. Не совсем точно, подумал Леон. В чьих-то руках, да, и нам необходимо выяснить, в чьих. Но не сейчас, сказал он себе. - Вы все уже слышали о смерти Мулво, - сказал он без предисловий. - Вы, возможно, даже слышали официальную версию случившегося. Может быть, кто-нибудь из вас и поверил ей. Я нет. Мне хотелось бы знать, кто из вас разделяет мое мнение о том, что участник Мулво был убит по приказу Хозяина Игры? Он посчитал количество голосов. - Единогласно. Участник Рестерн в данный момент находится на допросе. Кто-нибудь из вас может сказать, почему? - Он посмотрел на Ивана. - Может быть, вы? Иван отрицательно покачал головой. Шим нарушил молчание. - В этой самой комнате участник Мулво говорил о формировании банды наемников для организации вооруженного восстания. Участник Рестерн председательствовал на том собрании. Связь очевидна. - Слишком очевидна, - сухо заметил Амиш. - Участник Мулво был убит из-за своих вероломных предложений, а участник Рестерн попал в беду, потому что не донес о том, что говорил Мулво на собрании, и таким образом как бы выразил согласие с его планами. - Абсолютно верно, - Леон оглядел сидящих за столом. - Но кто же донес об этом? - мягко сказал Леон. - Кто в этой комнате шпион, работающий на Хозяина Игры? С дальнего конца стола кто-то сказал: - Почему это должен быть кто-нибудь из нас? Разве не может эта комната находиться под наблюдением? - Нет, - сказал Шим, не дожидаясь разрешения председателя. Комната имеет электронную защиту. За это я могу поручиться. - Это может быть слуга, - предложил другой. - Человек, купленный начальником городской охраны Джирном. Может быть даже, это женщина. Участник Мулво не имел привычки приглушать свой голос. - Также, как и вы, - резко заметил Амиш. Он был близким другом покойного. - Если вы обиделись на мои слова, - добавил он, - я готов и даже желаю принять любые предложения с вашей стороны. - Прошу вас! - Леон стукнул кулаком по столу. - Мы здесь не для того, чтобы ссориться друг с другом, - сказал он, повышая голос. - Ситуация слишком серьезна, чтобы заниматься этим. Участник Амиш, вы должны извиниться. Амиш, нахмурившись, пожал плечами. - Как скажете, участник Херл, - он повернулся и сказал: - Прошу простить меня за резкость. - Я принимаю ваши извинения. Дети, подумал Леон. Но правила этикета для детей очень важны. Наши предки знали собственную природу, придумывая правила ритуала. Он проводит границу между мыслями и делом, между словами и поступками. Горячие головы надо держать в крепкой узде. - Я собрал вас здесь не для того, чтобы заниматься взаимными обвинениями, - холодно заметил он. - Перед нами факты, и мы должны принять решение. - Шпион, - сказал Иван с безумными глазами. - Мы должны выяснить, кто шпион! - Ну и что это нам даст? - Леон отрицательно покачал головой. - Он сделал свое дело. На нас лежит такая же доля вины, как и на Рестерне, и Хозяин Игры знает ровно столько же, сколько мы. Почти столько же, - поправился он. Есть одна вещь, которой шпион не знает. Его предательство не спасет его. Он уже практически покойник. Он замолчал, выжидая. Поскольку реплик не последовало, он продолжил. - Нам не следует волноваться по поводу шпиона, - спокойно заметил он. - Хозяин Игры не вынашивает опасных планов. Человек, предавший раз, сделает это снова, к тому же нанять убийцу обходится дешевле, чем перевод акций. Он изучал лица сидящих за столом. - Иван? Шим? Амиш? Кто-нибудь другой? - Я проконсультировался с Библиотекой, - резко сказал он. - Я задал несколько вопросов. Как вам известно, машина может предсказывать будущее с поразительной точностью, если ей будет предоставлено достаточно информации. Вот почему я сказал, что нам не стоит тревожиться из-за шпиона среди нас. Я знаю, что его ждет, как и то, что ждет каждого из нас. - Он сделал паузу, вновь оглядев лица сидящих. - Через месяц, - осторожно сказал он, - если, конечно, не случится ничего непредвиденного, все присутствующие в этой комнате будут мертвы. Когда он вернулся домой, Куара ждала его в солярии. Она поднялась, игрушка упала с ее колен, разбрасывая мириады брызг. Она была одета в оранжевую одежду, усыпанную жемчугом. Неизменный кинжал висел на поясе. - Леон! - взгляд ее был всепроникающим. - Вы выглядите таким усталым! - Куара! - Губы его старомодно коснулись ее пальцев, ощущая мягкость ее кожи. У Эстар была такая же кожа, подумал он. Мягкая, чистая, черная. Воспоминания накатили на него. Эстар мертва, и если, прогноз оправдается, он присоединится к ней через десять дней мира Игры. Пятьсот часов, подумал он. Тридцать шесть тысяч ударов человеческого сердца. Достаточно короткий срок, за который надо сделать те дела, что он постоянно откладывал. Слишком короткий. Попытаться сделать невозможное - значит не выполнить ничего. - Я совсем забылся! - он выпрямился, улыбаясь, и отпустил ее руку. - Не желаете ли чая? Пирожных? У меня есть прекрасные цукаты, попробуете? - Спасибо, нет. Ваша рабыня - очаровательная девушка. Она настояла на том, чтобы я выпила напиток для восстановления сил. Компот, который по ее словам, вы любите больше всего. - Она молода, - сказал он. - Всегда пытается угодить. - И, возможно, немного ревнива? - Куара улыбнулась и покачала головой. - Леон, вы слишком деликатны. Ваши рабы обожают вас. - Не меняя тона, она вдруг спросила: - Как прошло собрание? - Шло очень медленно. Нам надо было многое обсудить. - И что?
в начало наверх
- Ничего. Никаких решений. Он почувствовал на себе ее тяжелый взгляд. - Мне звонил Вомис, - медленно начала она. - Он рассказал мне, о чем вы спрашивали у машины. - Ему не следовало этого делать! - Леон почувствовал прилив гнева. - Нарушить таинство! Я собираюсь... - ...увидеть его и потребовать сатисфакции? - перебила Куара. - Вызвать этого несчастного старика на дуэль и ранить или убить его? - Она сжала его руку. - Леон! Вомис - друг нам. Старый друг - и мой, и ваш. Он должен был позвонить мне. Он встревожен. Не он один, мрачно подумал Леон. Он вспомнил тех, на собрании, их ужас, отказ понять то, что он им сообщил, их слепую панику. Естественно, они перепроверят, новость была слишком мрачной. Они узнают то же, что и он. Получат то же самое, что и он. Но не отблагодарят его. Никто не хочет знать час своей кончины. - Почему? - спросила она. - Почему вы сделали это? Он пожал плечами. - Что мне еще оставалось? Смерть Мулво стала доказательством того, о чем вы говорили. Среди нас есть шпион Хозяина Игры. Сидеть сложа руки означало бы ждать, как он перебьет нас одного за другим. Нужно, чтобы что-то удерживало нас вместе, сближало. Напуганные люди - плохие конспираторы, если они напуганы не в меру. В этом случае они действительно прибегают к конспирации. Обдуманно. Они готовы и желают идти на риск, использовать любой шанс, который обещает им успех. Возможно, теперь они предпримут какие-нибудь шаги. - А если нет? - Они сделают это, - сказал он. - Должны. Инстинкт самосохранения у них слишком силен, чтобы не сделать этого. Что им терять, перед лицом предсказанной смерти? - Гордость, - горько заметила она. - Леон, они уже не такие, какими были раньше. Все осталось в прошлом. Сейчас они больше думают о богатстве и комфорте, чем о приличии и честности. Почему Хозяин Игры еще имеет власть? Даже собрание участников превратилось в фарс. - Она подошла к нему совсем близко. В нос ему ударил сильный аромат ее духов. - Леон, разве нет другого выхода? - Есть ли он? - Он порывисто схватил ее за руки. Странно, подумал он, как известие о надвигающейся смерти может способствовать проявлению этих маленьких фамильярностей. - Нет, - сказал он. - Другого пути нет. Но вам не о чем волноваться, Куара. Это вас не касается. Пришло время членам Ассоциации Прядильщиков начать действовать как настоящим мужчинам. Я думаю, что они поступят так. - Если они рискнут и потерпят поражение, - заметила она, Хозяин Игры не будет к ним милосерден. - Это еще один стимул, - сказал он. - Или причина для того, чтобы уйти в тень. Они слабы, - сказала она. - Для них это была игра. Теперь, когда все стало реальным и они почувствовали вкус крови, неужели у них хватит сил? Вы же знаете их, - настаивала она. - Кто, кроме вас, силен настолько, чтобы противостоять Хозяину Игры? Он снял руки с ее плеч. - Вы льстите мне, - сухо сказал он. - Да, я в минуту обыграю вашего брата. Но это никогда не произойдет. Начальник городской охраны Джирн не доверяет старым обычаям. И, - добавил он, - я никогда не смогу бросить вызов Хозяину Игры. Я никогда не смогу получить необходимое количество акций, чтобы сделать это. - Сможете, - машинально сказала она. - Леон! Я могу дать вам свои акции! - Нет! - твердо сказал он. - Мы уже обсуждали это. Риск слишком велик. Ассоциация Прядильщиков или выступит как единая группа, или ее члены погибнут поодиночке. Третьего не дано. - Вы можете уехать, - предложила Куара. - На другую планету. - Убежать? - Одно лишь слово, - в нетерпении сказала она. - Зачем умирать, когда корабли уходят каждый день? Он нахмурился, не желая думать о том, что он уже размышлял об этом. Думал и решил не делать этого. Это означало бы бросить все. Его дивиденд можно потратить в мире Игры. Если бы у него было больше времени, он, возможно, превратил бы все это в движимое имущество, ювелирные изделия, другие вещи высокой ценности. Но времени у него не было, даже неизвестно, разрешили бы ему уехать с таким богатством, или нет. - Вы будете жить, - сказала она, угадав его мысли. - Вы останетесь в живых. Это верно, сказал он сам себе. Но в каком качестве? Нищим? Лучше было бы умереть участником Херлом. - Еще, - сказал Течон. Он наклонился вперед и сузил глаза. - Добавьте еще десять фунтов. У Дюмареста от напряжения градом лился пот. Он стоял голый, крепко упершись в стенку тренажера. Вытянутые вперед руки сжимали рычаг, от сопротивления прессу мускулы напряглись на его теле. Если бы он не выдержал, рычаг выскочил бы вперед, остановился прямо перед его грудью и поразил его электрическим разрядом. Так было уже дважды. Ему не хотелось повторения. - Еще десять, - сказал Течон. Он встал со стула, подошел поближе к тренажеру и посмотрел в лицо Дюмаресту. Крул тем временем увеличил нагрузку. Тело Дюмареста было покрыто потом, мышцы напряжены, в глазах горела злоба. - Лучшие тренажеры - самые простые, - сказал Течон. - Но человеку нужен стимул, чтобы выложиться полностью. Желание избежать боли очень сильно. Сразу видно, какое количество дополнительных усилий может приложить человек, когда сталкивается с таким выбором. - Голос его поднялся. - Добавьте еще десять. Он дотронулся до руки Дюмареста, ощутив дрожь мышц под кожей. - Еще немного, я думаю, - сказал он. - Ты уже проявляешь значительные успехи. - Он замолчал, смотря на Дюмареста, прикидывая, сколько еще тот сможет выдержать. Не очень много, решил он. - Прибавьте еще пять, - сказал он, отходя от Дюмареста. Перед тем, как Крул добавил вес, Дюмарест решил действовать. Он отпустил рычаг и нырнул вниз таким образом, что бы избежать удара током. Течон покачал головой, поглаживая правой рукой кисть левой руки. - Так ты никак не запомнишь? Сколько раз я должен повторять тебе, что ты обязан подчиняться? Ты должен был противостоять рычагу столько, сколько мог. Как еще я смогу определить запасы твоих сил? Дюмарест посмотрел на своего хозяина. - Запасы сил для чего? Для того, чтобы терпеть наказания? Он шагнул к Течону. И потерял сознание в потоке нестерпимой боли. Вода привела его в чувство. Он встал на ноги, капли стекали по его лицу вниз, на маты. Он глубоко вздохнул, дрожа всем телом, затем позволил себе расслабиться. Пока на шее у него был ошейник, невозможно было избежать воздействия электронного кнута. - Так-то лучше, - сказал Течон. Он подошел к Дюмаресту и пристально вгляделся в его лицо. - Послушай, - резко сказал он. - Я потратил на тебя время, нервы и деньги. Более ста часов терапии медленным временем. Лучшая физическая подготовка. Я вложил силу в мускулы твоего тела. Я справедливый человек, - сказал он. - Я не требую благодарности. Но я буду требовать сотрудничества. - Я буду с вами сотрудничать, - ответил Дюмарест. - Да, - мягко заметил Течон, - ты будешь сотрудничать, или же я иссушу твои мозги, постоянно наказывая тебя. Ты будешь скулить, пресмыкаться как собака, умоляя о прощении. Подумай об этом, мой друг. Хозяин здесь один - я. Он окинул взором тренировочный зал. Мужчины были заняты на тренажерах. Некоторые из них были молоды, некоторые нет, тела большинства из них покрывали шрамы от старых ран. Эти люди старались не смотреть на Дюмареста. - Они оценили урок, - сказал Течон. - А теперь вымойся и поешь. После этого продолжим тренировку. Было какое-то странное товарищество среди бойцов, принадлежавших Течону. Они с интересом наблюдали за успехами друг друга, готовы были учиться, отмечали слабые и сильные стороны товарищей по несчастью, не зная, когда придет время, столкнуться в схватке друг с другом. Однако наступило время приема пищи, и они могли позволить себе расслабиться. - Ты раздражаешь Течона, - сказал один из бойцов, накладывая себе добавку из кастрюли. Еда приятно пахла, она была обогащена протеином и лишена жирообразующих углеводов. Меню дополняли три вида фруктов и слабое кислое вино. - Течон не такой уж плохой человек, если познакомиться с ним поближе. Дюмарест поднял голову от тарелки. - Возможно, у меня нет желания знакомиться с ним настолько близко. - У тебя есть выбор? - собеседник Дюмареста отпил немного вина. - Ты его собственность, - напомнил он. - Его раб. Все мы его рабы. Однако не все так плохо, если вести себя хорошо. Хорошая пища, мягкая кровать, немного развлечений сейчас и после, - он подмигнул Дюмаресту. - Течон волнуется, - сказал человек с другого стола. - У него есть договор на организацию увеселительных мероприятий на приеме у Хозяина Игры в День Дивиденда. Мы тренируемся, чтобы участвовать в них, вот и все. Это много значит для него. Если он устроит достойное представление, его повысят в чине. - Это много значит для него, но не для нас, - сказал человек, сидевший напротив Дюмареста. - Нас порубят на куски, а он извлечет из этого выгоду, - он взял кувшин с вином. - Но ничего не поделаешь, такова жизнь. - Она не такая уж плохая, - настаивал первый. - Перед тем, как влезть в долги, я был рыболовом. Вы когда-нибудь бывали в открытом море ночью? Лед на палубе. Ветер, пронизывающий до костей. Тяжелейшая работа и ничтожное вознаграждение. Я могу получить от скромного пари больше, чем от работы за целый месяц. Дюмарест посмотрел на него. - Тебе разрешается делать ставки? - Конечно, если есть деньги. Кстати, Течон поощряет это. Это служит дополнительным стимулом для бойцов, - пояснил он. - Тебе приходиться делать ставки на самого себя, естественно, и выигрывать. - Он усмехнулся. - Не слишком, правда, хорошее пари, если приходится умирать за него. - Он допил вино из бокала. - Ладно, пошли на работу. Течон обращался с ними очень жестоко, уделяя особое внимание Дюмаресту. Бывший рыбак объяснил ему: - Ты будешь специальным призом. Тебе удалось убежать с поля боя. От человека с такой репутацией Хозяин Игры будет ожидать чего-нибудь особого. Течон не собирается его разочаровывать. Дюмарест намылил шею, задержав руки на ошейнике. Все рабы у Течона носили их. Он засунул под него пальцы, сжал гибкий металл и стал сгибать. - Не делай этого! - крикнул ему рыбак. - Тебе не поздоровится, - сказал он. - Ты можешь сломать его. - Что я и хочу сделать, - сухо заметил Дюмарест. - Тогда забудь об этом. Он начинен взрывчаткой. Его можно открыть только специальным ключом, иначе тебе снесет голову. Если ты попытаешься сломать его, разрезать, расплавить - результат будет один. И, - добавил он, - если ты попытаешься убежать, Течон может послать сигнал и достать тебя в любом уголке мира Игры. - Он потрогал свой ошейник и пожал плечами. - Что делать, - философски заметил он, - все это часть игры. Твоей игры, мрачно подумал Дюмарест. Но не моей. Он посмотрел на свои стиснутые кулаки. Он никогда не смирится с положением раба. Что-то двигалось на фоне коричневого склона: это было копытное животное почти невидимое. Грошен поднял свой лук, весивший сто двадцать фунтов. В нем находилась украшенная перьями стальная стрела. Когда он стал медленно натягивать тетиву, под его серебряной одеждой выступили мускулы. - Триста ярдов, - сказал он. - Согласны? Начальник городской охраны Джирн прищурился. - Позволю себе заметить, мой господин, на пятьдесят ярдов больше. - Он облизнул палец и выставил его на ветер. - И, позвольте заметить, цельтесь пятью ярдами правее. На склонах ветер сильнее. - Разве вы знакомы с тем, как пользоваться луком? - иронически спросил Грошен. - Ах, да, конечно, я и забыл. Если бы вы не были охотником в Игре, вы бы сейчас не стали охотником за людьми. Джирн поклонился. - Вы прекрасно осведомлены. - Браконьер в поместье моего отца. Только моя дружба спасла вас от
в начало наверх
панели. - Зазвенела тетива, стрела пронзила воздух и глубоко вошла в землю в нескольких сантиметрах от животного. Оно вздрогнуло и побежало по холмистой местности. Грошен отбросил лук, схватил протянутое ему ружье, прицелился и выпустил сразу всю обойму. Мертвое животное упало в грязь. - Заберите его, - скомандовал Грошен слуге. Он посмотрел на ружье. - Вы сказали, пять ярдов. Это было не обязательно. Джирн сделал глотательное движение. - Мой господин, я ошибся. Должно быть немного больше. - Немного больше, - как будто случайно дуло ружья оказалось направлено на Джирна. - Вы ошиблись, Джирн. Надеюсь, что это не войдет у вас в привычку? - Никогда, мой господин. - Возможно, вам было бы лучше вообще перестать выдавать свои суждения, - мягко предложил Грошен. - Разве вы не видите, как легко вы ошибаетесь? Джирн поклонился, чувствуя на себе взгляды слуг и высокой, одетой в алую одежду фигуры киборга. Крил стоял спиной к ветру, рук его не было видно в широких рукавах рясы, лицо скрывал капюшон. Рядом стояли корабли и принадлежности для охоты. Яркая одежда слуг выделялась на фоне окружающей местности. Весело, подумал Джирн. Светло и радостно, как на пикнике. Странное место для доклада. Но кто поймет прихоти Хозяина Игры? Для чего его вызвали? Просто, чтобы преподать урок? Унизить? Или для того, чтобы дать секретные инструкции? Наверное, последнее, подумал он и расслабился, Ему нечего бояться. Инструкция уже дана. Подчинение. Не задавая вопросов, подчиняться. Грошен опустил ружье и подошел ближе к Джирну. - Вы что-нибудь хотите мне доложить? - Да, мой господин. Четверо из Ассоциации Прядильщиков уже мертвы. Мулво, Рестерн и еще двое. Они... - Их имена, - прервал его Хозяин. - Назови их. - Кин и Уайли, мой господин. Их задержали, когда они пытались заказать путешествие на другую планету. Выяснилось, что они оба пытались вывезти ценные вещи. Они выражали протест, сопротивлялись и случайно были застрелены, когда попытались избежать ареста. Грошен кивнул головой. - Что же касается их акций, - осторожно продолжил Джирн, - то... - Они перейдут к наследникам, - прервал его Хозяин Игры. - Их семьи не могут быть лишены своих гражданских прав. Однако, - медленно произнес он, - есть основания наложить большой штраф, - он улыбнулся Джирну. - Я совсем забыл. Десять процентов от тех акций, которые я получу, твои. - Благодарю вас, мой господин. - Ты свободен, - Грошен посмотрел вслед идущему к кораблю Джирну, а затем подошел к Крилу. - Твой прогноз оправдался, - сказал он. - Они уже попытались убежать. - Это было очевидным шагом, мой господин. Летное поле под контролем? - Да. - Тогда вы можете ожидать согласованных действий против вас со стороны тех, кто остался, - тихо заметил киборг. - Отчаяние толкает на любые поступки. Возможно, заговорщики решатся нанять убийцу. - Пусть попробуют. Посмотрим, что у них получится, - презрительно сказал Грошен. У них ничего не получится, подумал Крил. Огромнейший дивиденд Хозяина Игры позволяет ему содержать бесчисленных охранников, начинять стены электронными приборами, строить такие преграды, что любой наемный убийца может распрощаться с мыслью проникнуть за них. Однако надо заметить, что Хозяин Игры все еще немного недооценивает его интеллект. Он по-прежнему непреклонен в своем отказе позволить Киклану оказывать свои услуги. Он все еще думает, что, имея Библиотеку, не нуждается ни в какой помощи. - Я не полностью уверен, существует ли возможность столкнуться с наемным убийцей, - сказал он. - Я только упомянул об этом. Есть другая, гораздо более серьезная опасность. - Какая же? Крил ничего не ответил. - Я задал тебе вопрос, киборг. Я не люблю, когда не получаю ответа, на свои вопросы, - от гнева у Грошена раздулись ноздри. Пальцы, сжимавшие ружье, побелели. - Мне что, заставить тебя ответить? - Вы не можете, - Крил говорил неправду. - Но, мой господин, Библиотека, конечно же, может выдать ту же информацию? - Возможно, - согласился Грошен. - Но Библиотека сама не делает прогнозов. Ей надо задавать вопросы, - улыбнулся он. - Ты заработал очко, киборг. Я учту это, когда буду принимать решение по поводу твоего предложения. Итак? С ним все абсолютно ясно, подумал Крил. Если не считать высокомерия, умственное развитие у него на уровне ребенка, так быстро он попадается на удочку. Причем, это капризный и злобный ребенок. Коварный. Ни один правитель не может обойтись без этого. - Я говорил о ваших врагах, которые планируют согласованное выступление, - начал Крил мягким, ровным голосом. - Изучение различных постановлений и Основного Закона показывает, что существует один вариант, используя который, они могут победить вас. - Бросить вызов? - Грошен засмеялся, блестя зубами. - Это невозможно! Для этого должно быть больше акций. У них недостаточное количество. - Возможно и так, - согласился Крил. - Но ваша сестра, госпожа Куара, владеет нужным количеством. - Куара? - Грошен в размышлении нахмурился. - Она не пойдет на это, - решил он. - Для этого она чересчур эгоистична. Для чего ей свергать меня? - Он взглянул на ружье в своих руках. - Если только Херл?.. - Мудрый человек принимает меры предосторожности против любой возможной опасности, - настаивал Крил. - Независимо от того, насколько далекой она кажется. Ваша сестра представляет самую большую опасность. Лишь у нее в руках есть средства, чтобы свергнуть вас. К чему этот ненужный риск? Грошен сердито взглянул на Крила. - Ты что же, предлагаешь мне убить ее? Плоть от плоти моего отца? Мою родную сестру? - Есть и другие пути. Например, есть варианты, когда брат женится на сестре. На многих планетах это вошло в обычай в среде правителей, - он заметил изменившееся выражение лица Грошена. - Ну, или, может быть, вам удастся завладеть ее акциями другими способами. Например, заключить с ней пари? Я лишь подкидываю вам идею, мой господин. Я не могу сделать ничего больше. Этого было достаточно. Алчность и честолюбие сделали свое дело. Если удастся завладеть акциями Куары, его власть станет нерушимой. Еще немного, и у него будет контрольный пакет акций. Тогда он буквально будет вершить судьбы планеты. Мир Игры станет марионеткой в его руках. Грошен дико захохотал, каменные утесы отозвались эхом. - Я сделаю это, киборг. Вечером, на празднике в честь Дня Дивиденда. Через месяц я стану единственным правителем мира. И тогда, мой друг, я покажу людям, как надо править планетой. 8 Наступил День Дивиденда, и весь мир Игры погрузился в праздник. Торжества начались сразу же после захода солнца. Улицы сверкали разноцветными огнями, музыканты, невзирая на холод, играли для танцующих пар. Горели костры, на которых жарились туши животных. Из фонтанов лилось вино, подогреваемое электрическими приборами. Разноцветные костюмы, причудливые маски, смех и любовь - участники праздновали пополнение своего богатства. Это был большой дивиденд, и они могли позволить себе быть щедрыми. Через некоторое время улицы должны были опустеть, так как мороз крепчал, но в домах веселье будет продолжаться до утра. Во дворец Хозяина Игры были приглашены избранные гости. Они сидели в специально отведенном месте, рабы сновали среди них, подавая засахаренные фрукты и вино, освежая распылителями воздух. Неподвижно стояли охранники, похожие в мерцающем огне ароматических факелов на статуи. В воздухе звучали трубы, барабаны и тарелки, усиленные электроникой. Каждой гостье вручался подарок. Девушки вскрикивали, когда открывали подаренные им шкатулки, наполненные бриллиантами. Неожиданно одна из них завизжала, увидев ползущее по ее коленке насекомое размером с ладонь. Другая осторожно ощупывала свой подарок и встретилась глазами с Грошеном. Она сжала губы и разорвала подаренный ей мешочек. На руки ей вытекла зловонная жидкость - но на дне мешочка красовался алмаз. - Вина! - Хозяин Игры остался доволен своей шуткой. - Тост, - выкрикнул он. - За мир Игры! Все гости подняли бокалы. - Еще один! - Он подождал, пока рабы вновь наполнят кубки. - За рекордный дивиденд! Они вновь осушили бокалы. - Еще один тост! - Он оглядел гостей смеющимися глазами. - За меня. За Хозяина Игры! Бокалы поднялись в третий раз. Это будет хорошим началом, подумал он, для успеха вечера. Куара отличалась способностью хорошо переносить алкоголь. Все, что ему надо будет сделать, - это хорошенько ее напоить, разозлить, а все остальное произойдет само собой. Грубые слова, которыми они обменивались тысячу раз во время семейных ссор. Но сегодня она будет разговаривать не со своим братом, а с Хозяином Игры. Он повернулся и посмотрел в ту сторону, где в мерцающем свете факелов сидела Куара в алом платье. Зачем нужен киборг, когда он может использовать собственное коварство? Когда он получит от Крила все, что ему нужно, он отправит его собирать чемоданы. Пока же пусть киборг сидит и ждет, надеясь заманить в свои сети очередную рыбку. Но этой рыбкой не будет мир Игры. Он наклонился к Куаре. - Еще немного вина, сестра? Давай, пришла пора развлекаться. - Он посмотрел ей за спину, где сидел Леон. - Выпейте, участник. Разве вам нечего отпраздновать? Леон неохотно позволил рабу налить ему вина. Он поднял бокал, пригубил, неотрывно глядя в глаза Грошену. - Я пью, - сказал он, - за смерть друзей и попрание привилегий. Он почувствовал, как девушка, сидевшая рядом с ним, застыла в напряжении. Свет отражался от лица Хозяина Игры, его зубов, наполняя его рот и морщины цветом крови. - Вы храбрец, участник Херл. Или глупец. - Я просто человек, - тихо заметил Леон. Он опустил левую руку. Только Куара была вооружена, у нее на поясе висел неизменный кинжал - больше украшение, нежели оружие, и все же им можно убить. Выхватить его и по рукоятку всадить Грошену в горло, убить его, пока есть шанс. В конце концов, что он потеряет? Но Грошен отклонился назад, достать его уже было нельзя, момент был упущен. Музыка стала громче, и на сцену высыпали танцоры. Их голые тела блестели, намазанные маслом. Мужчины и женщины изображали старинный ритуал, сливаясь воедино, расходясь, вновь сближались в безумном, но четком ритме. Леон почувствовал на своем бедре руку Куары. - Ты хотел убить его, - прошептала она. - Я прочла это по твоему лицу. Он кивнул. - Ты бы погиб. У него хорошая реакция, Леон. Он натренирован. Не давай ему повода расправиться с тобой. - Какое это имеет значение! И пока я еще жив. - Леон. У нас еще есть надежды. Надежды, мрачно подумал он. Надежды на что? На чудо? Он посмотрел на увлеченные лица гостей, на каменных охранников, стоявших за ними. Ловушка, неожиданно понял он. Я в ловушке. Куара была права. Пришло время быть осторожным. Танцоры закончили выступление, поклонились, сгребая брошенные к их ногам монеты. Грянула торжественная музыка. На сцене появился Течон. - Мой господин! - Он поклонился Хозяину Игры. - Господа. Специально для вас небольшое представление. Развлечение, которое, я уверен, вам обязательно понравится. Он снова поклонился и отошел от края сцены. На нее вышли обнаженные мужчины. Кожа их блестела от масла, мышцы играли, когда они вступили в схватку друг с другом. Прелюдия, подумал Леон, к более крутым событиям. Грошен обратился к своей сестре. - Как насчет пари, сестра? Десять единиц акций на того, с белой кожей. - Он сделал паузу. - Нет? Тогда, может быть, вы, участник Херл? Согласны ли вы на мои условия?
в начало наверх
Леон утвердительно кивнул головой, не желая спорить. Он вновь почувствовал, как ладонь Куары легла на его бедро. - Будь осторожен, Леон, - зашептала Куара. Она наклонилась вперед, изображая интересе, отвернув лицо от Грошена. - Не спорь на большие суммы. И, - быстро прибавила она, - не говори мне, что сейчас это не имеет никакого значения. У Грошена наверняка есть какой-то план, я уверена. Я слишком хорошо знаю его, чтобы сомневаться этом. Грошен вышел победителем в этом пари. Другие также стали делать ставки. Одна пара борцов сражалась шипованными перчатками. Другая огромными булавами. Мужчина с мечом сражался против другого с двухметровой дубиной. Силы бойцов были не равны. Боец с дубиной не оставил своему противнику никаких шансов, поэтому второе пари выиграл Леон. - Еще вина! - потребовал Грошен, когда представление закончилось. - Тост за вашу победу, участник Херл. - Он дал знак рабу, показывая на пустой бокал своей сестры. - Давай, Куара. Ты не можешь отказаться выпить за своего старинного друга. Нашего старинного друга, - подчеркнул он. - Он знал нашу мать... возможно, слишком хорошо. Леон посмотрел вниз. Его рука крепко сжимала бокал. Он сдержал желание бросить его в лицо Грошену, вино пролилось. Так говорить об Эстар! - За тебя, Леон, - Куара торопливо выпила вино, решив предотвратить ссору между мужчинами. Она гневно посмотрела на своего брата. - Не надо так говорить о нашей матери. Разве у тебя нет гордости? Грошен улыбнулся и протянул руку за угощением. Копченая рыба в остром соусе таяла на языке. Он начал медленно жевать, наслаждаясь вкусом. Что теперь? Еще немного усилий, и Куара взорвется. Он слишком хорошо знал ее натуру. Сейчас? Барабаны возвестили о начале следующих боев. Грошен положил себе еще немного угощения. Куара могла подождать. Все ему было знакомо: люди, запах масла и пота, короткие вскрики, кашель, шум, злобный скрежет металла. Все это Дюмарест слышал уже давно. Только ошейника у него раньше не было, и выступал он в другом качестве. Никогда раньше он не дрался, будучи рабом. За деньги, да. Ради опасного спорта с наградой, поставленной на карту и деньгами, которые получает тот, кто первым поразит противника. Но это отличалось от нынешнего кровопролития специально спланированного, для увеселения пресыщенной толпы. Рыбак пытался улыбаться, глядя на Дюмареста. - Это слепой жребий, Эрл. Это мог быть кто угодно другой. Но это ты. Дюмарест ничего не сказал. За дверью слышались приветствия и смех тех, кто наблюдал за тем, как люди убивали друг друга. - У тебя хорошая реакция, - сказал рыбак. - Слишком хорошая. Может быть, придумаем что-нибудь? - Он понизил голос. - Я имею в виду, рану в одном каком-нибудь месте, чтобы было много крови. - Он сплюнул. - Вот чего они хотят от нас. Моря крови. - Мы можем отказаться сражаться, - предложил Дюмарест. - Можем, - согласился рыбак. - Но что тогда с нами сделает Течон? - Он потрогал свой ошейник. - Мы здесь обеспечиваем представление. Я уже видел, что может произойти, если мы откажемся. Я знаю, что будет. Он скрестил руки на голых коленях. Либо боится, подумал Дюмарест, либо набивает себе цену. Он выжидательно молчал. - Послушай, - вдруг резко сказал рыбак, - давай поступим хитро. Некоторое время мы можем повалять дурака, удары ногами, лязг оружия - ты знаешь, как это делается. Выглядит это красиво. Затем я уйду вниз, собираясь нанести удар вверх. Ты поставишь блок и порежешь мне мочку уха. Это пустяковая травма, зато от нее много крови. - Он выглядел озабоченным. - Ты понял? Дюмарест кивнул. - И что дальше? - Будем продолжать в том же духе. Например, ты дашь мне возможность ударить тебя в плечо, например, или в бок. Ничего страшного, но выглядит красиво. Потом ты снова меня ударишь. Через некоторое время я упаду. Течону это не понравится, ну и что с того? Зато мы оба останемся живы. Дюмарест колебался. Такая задумка может привести к тому, что он станет легкой добычей для рыбака, если тот решит убить его. Он сделает именно так. Было бы глупо поступить иначе. Течон в спешке подбежал к ним. Лицо его было покрыто потом, было видно, что он очень волновался. - Итак, ты, - бросил он рыбаку. - Ты дерешься следующим. На ножах. И сделай это как следует. - Его рука опустилась Дюмаресту на плечо, когда тот собрался встать. - Нет. Тебя приберегли для чего-то особенного! - Например? Течон сел на место рыбака. - Я не люблю это, - начал он. - Я честный человек, и мне нравятся честные поединки. Но что я могу сделать против Хозяина Игры? Тебе удалось убежать с поля боя. Ты сражался на его стороне, и он проиграл. По его мнению, ты должен был умереть вместе со всеми. Дюмарест ничего не ответил, прислушиваясь к тому, что происходило снаружи. Оттуда доносились взрывы хохота и аплодисменты. - Это не будет продолжаться долго, - сказал он наконец. - Послушай, большинство людей впадает в панику, они обливаются холодным потом от страха. Это замедляет их, вплоть до того, что они не могут двигаться. Они осознают все, что происходит, но ничего не могут поделать. Поэтому не паникуй, ничего не бойся, - он поднялся. - Давай, пошли. - Вы пытались мне что-то сказать, - заметил Дюмарест. - Что именно? - Увидишь. А теперь вставай, и пошли! - Течон положил правую руку на левое запястье Дюмареста. - Не заставляй меня делать это сейчас. Потом. Дюмарест поднялся и вместе с Течоном подошел к двери, ведущей к гостям. Дверь открылась, и Течон вытолкнул его наружу. Дюмарест сделал три шага вперед и, остановившись, стал смотреть на то, что ждало его впереди. Это была проволочная клетка, площадью двенадцать футов и высотой десять. По обеим сторонам клетки находились вращающиеся двери. К одной из дверей было привязано обнаженное тело Легрейна, его лицо с орлиным носом выражало ужас. Он посмотрел на Дюмареста. - Они схватили меня, - сказал он. - Охранники поймали меня на закате. Похоже на то, что мы встретим свою смерть все-таки вместе. Дюмарест посмотрел в клетку. Там в ожидании ползало с десяток пауков, горевших желанием утолить голод. Чьи-то руки схватили Дюмареста и подтащили его к возвышению, на котором восседал Хозяин Игры. Грошен отхлебнул вина. - Ты воевал за меня и проиграл, - сказал он. - Поэтому ты заслуживаешь смерти. Но ты не один такой. - Он указал рукой на Легрейна. - Сейчас ты снова будешь драться, но теперь не за меня, а за себя самого. За себя и своего друга, - поправился он. - От твоей силы зависит судьба вас обоих. - Он сделал паузу, потягивая вино и устремив взгляд на край кубка. Это интересно, заставить человека драться не только за себя, но и за своего друга. - Хочешь ли ты что-нибудь сказать мне? - Да, - сказал Дюмарест, - можно ли мне будет пользоваться оружием? - У тебя есть оружие, - ответил Хозяин Игры. - Это ты сам. Твой опыт, твоя хитрость, твоя ненависть и жестокость по отношению к этим тварям. Дюмарест сжал кулаки. Это было безнадежно, но он должен был спросить. Он поднял глаза, оглядывая повернутые на него лица. Женщина, одетая в блестящее зеленое платье, с изумрудами в волосах пристально смотрела на него. Рядом с ней сидел мужчина старше ее. Руки его схватили бокал как будто он сжимал пальцы на шее врага. Позади них он увидел алую рясу киборга, горевшую каким-то угрожающим огнем. Грошен опустил свой бокал. - Начинайте! Дюмарест сбросил с себя руки охранников и направился к свободной двери. Он взобрался на сцену и оглядел жаждущих зрелища зрителей. Затем он резко развернулся на сто восемьдесят градусов. В дальнем конце клетки был привязан к двери Легрейн. Их разделяло двадцать шагов сплошного кошмара. Дюмарест бросился в бой. Хитин затрещал у него под ногами. Пауки щелкали своими мандибулами, когда Дюмарест хватал одного за лапы, поднимал и бросал в другого, убивая обоих. Он отпрыгивал назад, схватывая тоненькие лапки паука, вонзавшего свои когти ему в спину. Затем с проволочной крыши клетки что-то упало. Он схватил это и швырнул об стену. После этого Дюмарест помчался в сторону Легрейна, к которому стали подбираться два паука. Один из них упал, когда Дюмарест перебил ему ноги, другой поспешил ретироваться вверх по проволоке, но кулак Дюмареста настиг его. Дюмарест в отчаянии бросился разрывать веревки, связывающие Легрейна. - Эрл! У тебя нет времени! - Заткнись! Смотри за ними и предупреди, если они подберутся слишком близко. - Он заревел, освободил руки, повернулся и высоко подпрыгнул, чтобы приземлиться на хрупкие тела насекомых. Надо раздавить их, подумал он. Остановить их. Избежать воздействия их яда. И действовать быстро. Быстро! Он услышал крик Легрейна и вовремя успел прийти ему на помощь, присовокупив к груде бьющихся в судорогах насекомых еще одного паук. Дюмарест наклонился, разрывая путы, сковавшие ноги Легрейна. Затем он поднялся, схватил последнюю веревку и разорвал ее. Тело Легрейна упало ему на плечи. Дюмарест резко развернулся, чувствуя на своем теле вонзившиеся в него когти и ощущая волосатые брюшка насекомых. Он стал мотать головой из стороны в сторону, пытаясь освободиться от пауков, влезших в его волосы. Боль пронзила его левую лодыжку. Он с силой ударил себя по ноге, освобождаясь от очередного паука. От борьбы тело его стало липким, от него исходил тошнотворный запах. Один из пауков вонзил когти в Легрейна. Тот безумно закричал, колотя себя кулаками. Дюмарест поспешил на помощь другу и поразил очередную жертву. Мысли его были только об одном: необходимо убивать, давить, уничтожать еще и еще. И вдруг все кончилось. Не осталось ничего, кроме горы мертвых пауков, лиц зрителей и их неистового приветственного рева. Куара поднялась вместе со всеми, приветствуя победителя. Сердце ее сильно билось от восхищения. Она повернулась и схватила Леона за руку. "Ему удалось сделать это! Он победил Хозяина Игры! Он победитель!" - Да, - сказал Леон. Он почувствовал себя плохо, когда его нос уловил резкий тошнотворный запах пауков. Хотя он и знал, что все это было плодом его воображения. Запах пауков не мог проникнуть через аромат благовоний, наполнявших воздух. - Быстро, - сказала Куара, садясь обратно на свое место. - Как быстро. - Она пристально смотрела на клетку, на Дюмареста, прислонившегося к проволоке. Грудь его тяжело вздымалась, лицо искажено болью. Одна нога была приподнята. - Его ужалили, - сказала Куара. - Их обоих. - В этом нет ничего удивительного, - заметил Леон. - Пауки действуют очень быстро, когда чувствуют запах пищи. Они... - Он внезапно остановился. Прищурившись, он разглядел нескольких человек, подходящих к клетке. - Вогель! Что ты здесь делаешь? Заведующий отделом тканей повернулся и, увидев Леона, подошел к нему. - Это приказ Хозяина Игры, участник Херл. Он дал мне задание использовать пауков. Но они были не слишком хороши. Я выбрал только трудновоспитуемых, тех, которых нельзя ничему научить. Так что никаких потерь мы не понесли, участник Херл. - Почему мне не доложили? Вогель помрачнел. - Это был приказ Хозяина Игры, участник. Как я мог отказать? "Действительно, как?" - мрачно подумал Леон. Он посмотрел на Грошена. У того был хмурый вид, он явно был раздражен. Как быстро все происходит. У меня уже нет никаких прав? Он взглянул на Вогеля. - Что сейчас произойдет? - Мы вычистим клетку и запустим новых пауков, участник. У меня еще есть запас неиспользованных насекомых. - Ты имеешь в виду, что этим людям придется драться снова? - Куара наклонилась вперед, глаза ее сверкали. - Я не позволю! Немедленно окажите им медицинскую помощь, чтобы нейтрализовать яд. Немедленно! Вогель заколебался, глаза его бегали от лица Куары к лицу Леона, а затем Хозяина Игры. Вогель попал в ловушку, подумал Леон. Он не знает, кому подчиняться. Леон почувствовал, как гнев переполняет его. Надо дать ему понять, кому он должен подчиняться. - Ты слышал, что сказала участница Куара Грошен, - холодно сказал Леон. - Я приказываю тебе подчиниться ей. Немедленно! Вогель вновь посмотрел на Хозяина Игры. Грошен наклонился вперед и негромко спросил: - Какие-нибудь проблемы, участник Херл? Леон поймал его взгляд. - Нет, - ответил он. - Я просто отдаю приказания своему заведующему отделом тканей.
в начало наверх
- Ему уже отдали приказания. - Я этого не делал, - настаивал Леон. - Эти люди больше не будут драться. - Серьезно? - Грошен поднял бокал и отпил немного вина. - А если я скажу, что будут? Бунт, подумал Леон. Он хочет, чтобы я вызвал его на бой и, когда я это сделаю, он назовет это бунтом. Он отвел глаза от Грошена, оглядывая лица других. - Мы ваши гости, Хозяин Игры, - сказал он с притворной улыбкой. - Но давайте спросим у других. Должны ли эти люди драться снова? Раздался гул недовольства. Леон немного успокоился. Наследственные черты сделали свое дело, подумал он. Те, кто происходит из местных поселенцев, до сих пор восхищаются мужеством и храбростью. Перед ареной пролился денежный дождь, это была награда за хороший спектакль. Хозяин Игры хмуро кивнул: - Как угодно, - громко сказал он. - А теперь тост за храбреца. Они осушили бокалы. Слуги тем временем разобрали клетку и унесли ее. Вогель продезинфицировал раны Дюмаресту и Легрейну и нейтрализовал яд пауков. Другие слуги собрали деньги, расчистив место для следующих представлений. Грошен опустил пустой бокал. Алая тень остановилась около него и зашептала ему на ухо: - Мой господин, - сказал Крил. - У меня есть предложение. А что если провести поединок между этими двумя людьми? Грошен задумался. - Они друзья, - зашептал киборг. - Разве мне нужно к этому что-нибудь добавить? Крил вернулся на свое место. Лицо его в тени капюшона напоминало ярко-красное пятно, руки были глубоко спрятаны в широких рукавах. Грошен в раздумье потребовал себе еще вина, вытянув руку с бокалом. Киборг, конечно, не прав: поединок будет не из лучших, и, естественно, не заинтересует зрителей. Гостям он не понравится, и бойцы, возможно, даже откажутся драться. Хотя предложение все же заслуживает внимания. Он посмотрел поверх бокала на Куару, на Леона, сидящего рядом с ней. Уже дважды дело почти доходило до кульминации. Третий раз будет последним. Он наклонился вперед и обратился к сестре: - Когда людям платят за то, чтобы они или победили, или погибли, а они не делают ни того, ни другого, что тогда? А вы, участник Херл? - Грошен взглянул на Леона. - Что вы предложили бы в этой ситуации? Леон покачал головой. - Не знаю, участник. - Ответ труса, - язвительно заметил Грошен. - Я понимаю. Любой ответ погубил бы их обоих. - Я не согласен с вами, - сказал Леон. - Храбрый человек достоин уважения. - Возможно, - сказал Хозяин Игры. - Знаете, - небрежно заметил он, - я часто думал, почему моя мать отвергла вас. Может быть, потому, что она обнаружила, что вам недостает тех качеств, которые определяют степень уважения к человеку? Леон вздохнул с содроганием. - Вы хотите сказать?.. - Я хочу сказать, что вы трус, участник Херл. Я ясно выражаюсь? Вы - трус. Куара выбросила руку вперед и выбила у Леона бокал. Вино вылилось на стол вместо того, чтобы угодить в лицо Хозяина Игры. Вот чего на самом деле хочет Грошен, подумала она. Довести Леона до такого состояния, когда он потеряет самоконтроль, взорвется и немедленно погибнет от рук Грошена. Она гневно посмотрела на своего брата. - Ты, - сказала она. - Ты будешь рассуждать о трусости. Сколько охранников защищают тебя, мой дорогой брат? Сколько человек сражаются за тебя во время битв? Разве ты сможешь драться так, как этот человек? - Она указала рукой в сторону Дюмареста. - Хватит ли у тебя мужества вызвать на бой кого-нибудь сильнее, чем десятилетняя девочка? Грошен посмотрел прямо на Куару, глаза его горели. - Поосторожнее, сестра! - Почему? Потому, что ты боишься меня? Боишься, что я всем расскажу правду? Ты нравственно испорчен, Грошен. Ты душевнобольной. Ты опустился. Чем еще объяснить эти кровавые игрища? Эту мерзость? Грошен вскочил со своего места, возмущение переполняло его. - Хватит! - Хватит, - презрительно сказала она. - Ты даже не можешь стерпеть мои слова? Ты собираешься ударить меня, чтобы я замолчала? - Она поднялась, глядя ему прямо в глаза. Куара была прекрасна в своей ярости. - Так ударь меня! Ну же, ударь! Он улыбнулся. - Прекрасно, сестра. Я принимаю твой вызов. - Нет! - Леон вскочил на ноги. Ловушка, подумал он. Эта ловушка готовилась в течение всего вечера. Я догадался об этом, но не понял, для кого она предназначена. Не для меня, а для нее. - Вы не можете сделать этого, - бросил он Хозяину Игры. - Никакого вызова не было. - Мне кажется, что вызов был, - спокойно ответил Грошен. - Думаю, все присутствующие согласятся с этим. Меня вызывали на бой. Если это не вызов, тогда что это? - Он еще шире расплылся в улыбке. - И, - заметил он, - она вполне может бросить этот вызов. У нее есть необходимое число акций, которое оговорено в Основном Законе. Леон отрицательно покачал головой. - Нет, - в отчаянии повторил он. - Она... - Куара не дала ему договорить, осторожно положив руку на его губы. - Не надо его упрашивать, - сказала она. - Дело сделано. - Но ведь это была ловушка. Неужели вы этого не понимаете? Он спровоцировал вас. - Леон обратился к Хозяину Игры. - Вы не можете воевать с женщиной, тем более с собственной сестрой. - Желаете занять ее место? - Грошен пожал плечами. - Я не против того, чтобы она нашла себе замену. - Какое-то садистское веселье появилось в его взгляде, когда он посмотрел на Леона. - Можно даже двоих, если она пожелает. Куара схватила Леона за руку и приблизила свое лицо к его лицу. - Вы это имели в виду? - Конечно, - Хозяин Игры не скрывал своего презрения. - Однако вряд ли ты найдешь кого-нибудь, кроме Леона. Не каждый согласится расстаться со своей жизнью ради памяти красивого личика. Это верно, подумал Леон. Бороться с Хозяином Игры - смерти подобно. Он попал в ловушку, выстроенную для них обоих. Но нельзя позволить Куаре бороться с Грошеном, хотя будет ли какая-нибудь польза от того, что он займет ее место? Никакой, горько признался он сам себе. Он может умереть, и больше ничего. 9 Легрейн с хмурым видом ходил по комнате, явно не понимая, что происходит. - Мне это не нравится, - сказал он. - Сначала охранники схватили меня, посадили в клетку, потом привели сюда. Почему? - спросил он. - Почему они просто не отпустили меня? Я не сделал ничего плохого. Кроме того, что остался в живых, больше ничего, - мрачно заметил он. - Для Хозяина Игры это преступление. Дюмарест ничего не ответил. Он сидел на стуле, ноги его в ботинках отдыхали на толстом ковре. Он помылся, его покормили, дали одежду, привели в этот дом и оставили ждать. Он не знал, почему это произошло. Но он до сих пор оставался рабом. Он дотронулся пальцами до ошейника на горле. Он все еще был рабом. - Почему? - вновь спросил Легрейн. - Почему они привели меня сюда? Что, в конце концов, происходит? - Скоро узнаем, - сказал Дюмарест. Он откинулся на спинку стула и уставился в потолок. Потолок был расписан разноцветными узорами, изображавшими старинные битвы, поединки, войны людей против людей и людей против зверей. Он опустил глаза. С одной стороны комнаты находились высокие окна, сверкающие утренним светом. Воздух был напоен ароматом цветов. Дверь открылась. Вошла служанка и сделала знак Дюмаресту. - Вы можете войти, - сказала она. И Легрейну: - А вы - нет. Вам придется подождать здесь. Дверь вела в небольшую комнату, напоминавшую рабочий кабинет, судя по книжным полкам, стоявшим вдоль стен, широкому письменному столу и звукозаписывающей аппаратуре. В комнате никого не было. На стене висела звездная карта, позади нее находился стеллаж с записями. Карта имела трехмерное изображение, и с первого взгляда было трудно что-либо разобрать. Линии сливались и как будто растворялись друг в друге. Дюмарест склонился над картой; раздался щелчок, и дверь отъехала в сторону. В комнату вошла Куара. Дверь за ней закрылась. - Вы интересуетесь астрономией? - спросила она, улыбаясь. - Да, госпожа. - Это был глупый вопрос, - она подошла к нему так близко, что он ощутил аромат ее волос. - Вы путешественник. Поэтому вы, конечно же, интересуетесь звездами. - Она усмехнулась. - Вы должны простить меня. Я не всегда такая глупая. Дюмарест посмотрел на нее с высоты своего роста. - Я бы не назвал вас глупой, госпожа, - медленно произнес он. - Быть может, немного своевольной. - Вы слышали? На празднике, после того, как вы боролись с пауками. Вы слышали? - Да, госпожа. Я должен поблагодарить вас за то, что вы сделали. Не думаю, что мне бы удалось выиграть еще одну схватку, - честно признался он. - Пауки? - она пожала плечами. - Это Леон остановил Хозяина Игры, не я. Вам следует благодарить его. Но слышали ли вы, что произошло между мной и моим братом? - Был брошен вызов, - сказал Дюмарест. - И он был принят. Что было для вас удивительно, - заметил он. - Мне кажется, госпожа, что вы попали в ловушку. - Это действительно так, - согласилась она. - И я была слишком глупа, чтобы не заметить. - Она указала на шкаф. - Там есть вино. Налейте два бокала. - Дюмарест выполнил ее просьбу. Она взяла наполненный до краев бокал и указала на стул. - Присаживайтесь. Выпейте вина. Вино было терпким, бодрящим, довольно крепким. Дюмарест посмотрел на Куару. - Вы столь великодушны, госпожа. - Я оказалась дурой, - Куара опустила бокал. - Вы немного разбираетесь в экономике мира Игры? Это корпоративный мир, - продолжала она, не дожидаясь ответа. - Каждый житель этой планеты является акционером. В теории система работает безотказно. Акции каждого составляют благосостояние планеты. Дивиденды не могут накапливаться, поэтому постоянное количество денег находится в обороте, таким образом, деньги работают и богатство мира Игры увеличивается. Экспорт сдерживает инфляцию и обеспечивает рынок излишней продукцией. - Она подняла бокал и отпила немного. - Какое-то время система работала, но затем случилось неизбежное. В мир Игры прибыли первые рабочие с других планет. Эти люди не имели своей доли в экономике планеты, поэтому местная аристократия начала возвышаться. В людях взыграла алчность. Начались поединки, вызовы на бой, интриги в борьбе за власть. В этой ситуации у тех, кто был богаче, становилось еще больше акций. Хозяин Игры всегда получал больше всех. - Она в нетерпении пожала плечами. - Ну ладно, хватит деталей. В настоящее время ситуация такова, что Хозяин Игры владеет сорока процентами акций. У меня десять процентов. Если он победит меня, он получит их. Еще немного, и у него будет контрольный пакет. - Она сделала паузу. Морщины покрыли мягкие контуры ее лица. - Вы видели моего брата, - резко сказала она. - Вас мучили по его приказу. Хотите ли вы видеть планету в абсолютной власти этого человека? Дюмарест отпил немного вина. - А если победите вы, госпожа, - осторожно заметил он. - Разве вы не получите такую же власть? - Да, - согласилась она. - Но я не стану удерживать ее. Половина акций будет распродана. - Она прочла по его лицу то, что он подумал. - Я сделаю это не из альтруистических соображений, а на благо мира Игры. Слишком мало людей владеет слишком многим. Как крупнейший акционер, я выпущу новые акции - в половину стоимости нынешних. Это даст возможность миллионам неимущих стать совладельцами общего богатства.
в начало наверх
- Вследствие чего они будут лучше работать, - заметил Дюмарест. - Но, госпожа, прошу прощения, каким образом это касается меня? - Полностью, - сказала она. - Я хочу, чтобы вы были моим защитником. Приди, дерись и умри за меня! - Вот чего она хочет, подумал Дюмарест. В раздумье он смотрел на свой бокал. Вино было розового цвета, со дна поднимались маленькие пузырьки и лопались на поверхности, на короткий миг оставляя вокруг себя радужное кольцо. - Вы умеете сражаться, - сказала Куара. - Бой с пауками показал это. - Она нахмурилась. - Как вам удалось победить их? Это еще никому не удавалось. - Это пауки-мутанты, - ответил Дюмарест. - И только. У них нет ни человеческого опыта, ни интеллекта, ни сил. Раздражает лишь их внешний вид. Во время своих путешествий я видел самые разнообразные формы жизни. - Он пожал плечами. - Возможно, мне повезло, госпожа. Мне удалось подавить в себе страх. - Как вы думаете, вам удастся победить Хозяина Игры? - прямо спросила она. - В равном бою? Возможно, - Дюмарест нахмурился, глядя в бокал. - Я не знаю, госпожа. Всякое может случиться. Лучше бы вы нашли кого-нибудь другого. - Кого? Никого больше нет. Хозяин Игры думает, что я собираюсь выставить в качестве замены Леона. Человека, который стоит на моей стороне, - пояснила она. - Я заставила Грошена при свидетелях согласиться, что могу использовать двух человек. Я не сказала, кто эти люди. - Она злорадно сжала губы. - Теперь моя очередь устроить ему ловушку. Правда, все это будет бесполезно, если вы откажетесь выступить на моей стороне. Дюмарест ничего не сказал. Куара наклонилась, выдвинула ящик стола и вытащила листок бумаги и ключ. Она положила все это на стол и стала наблюдать за реакцией Дюмареста. - Я выкупила вас у Течона, - резко сказала она. - Теперь вы мой раб. Дюмарест потрогал ошейник вокруг шеи. - Вам не нравится быть рабом, - мягко сказала она, поняв его жест. - Хорошо, давайте заключим сделку. Мне нужна ваша помощь. Со своей стороны я предлагаю вам свободу и достаточное количество денег, чтобы полететь на десятки планет. Высшим классом. Или, если захотите, достаточное количество акций, чтобы спокойно жить в мире Игры. - У меня есть альтернатива, госпожа? - Я верну вас Течону. Глаза их встретились, каждый пытался угадать мысли другого. - Вы предлагаете немного, госпожа, - резко сказал Дюмарест. Она успокоилась. В принципе он согласился. Все остальное - детали. Пришло время быть щедрой, но сначала ей надо убедиться. - Вы будете драться за меня? - У меня небогатый выбор, - сухо ответил он. - Но я прошу больше, чем то, что вы предложили. - Один момент, - Куара встала, взяла ключ и подошла к нему сзади. Щелчок - и ошейник открылся. Она бросила блестящую ленту гибкого металла на лист бумаги и вместе с ключом пододвинула Дюмаресту. - Вот вам доказательство вашего освобождения, - сказала она. - Ключ и ошейник можете оставить себе в качестве сувенира. - Она посмотрела, как он положил их в карман. - Теперь мы можем поговорить как свободные люди. Что еще вы просите? - Информацию, госпожа. Она нахмурилась, не понимая, что он имеет в виду. - Пользование Библиотекой, - пояснил он. - Есть одна вещь, которую мне необходимо узнать. Данные о планете под названием Земля. - Он заметил, что выражение ее лица изменилось. - Я знаю, что название звучит странно, но такая планета есть. Суровое место, пораженное старыми войнами. Я родился там. Я хочу, чтобы вы помогли мне найти ее. Она встала, подошла к шкафу и заново наполнила бокалы. - Вы прибыли оттуда, - сказала она задумчиво. - Должно быть, прилетели на корабле. Вы, конечно же, можете восстановить ваш путь? - Я был очень молод в то время, - сказал Дюмарест. - Я был ребенком, десятилетним мальчишкой. Я был одинок, доведен до отчаяния. Я спрятался на корабле. Капитан должен был бы прогнать меня, но он оказался гораздо добрее, чем я заслуживал. Это был пожилой человек, и у него не было сыновей, - Дюмарест сделал паузу, задумавшись. Перед ним проплывали воспоминания. Он отпил вина. - С тех пор я путешествую. Дальше и дальше к центру галактики, где столько необитаемых миров. Нахожусь среди людей, для которых планета Земля даже не легенда. - С какой же целью вы прибыли в мир Игры? - Чтобы задать вопрос Библиотеке. У меня есть надежда, - сказал он. - Может быть, и безумная, но все-таки надежда. Земля находится не в центре галактики. Звезды здесь не такие, как я помню. Она лежит ближе к окраине галактики. Где, естественно, звезд меньше. У Земли есть луна, - сказал он. - Большая, вся в кратерах, похожая на гниющий плод, бороздящий небо. - У многих планет есть спутники. - Но на редких планетах живут люди, - сказал он. - Госпожа, вы никогда не задумывались, откуда они появились? - С Земли, - быстро ответила Куара. - Их привозят корабли. Мы, например, прилетели в мир Игры с планеты Грейл. Люди с одной планеты заселяют другую, и так далее. - Тогда возможно, что все они изначально происходят с одной планеты? Она засмеялась, пораженная подобной мыслью. - Друг мой, как велик тогда должен быть этот мир! Разве вся трава происходит из одного места? Все деревья, все животные, рыба в морях и птицы в небесах? И разве все люди одинаковы, какими они, конечно же, должны быть, если происходят с одной планеты? - Она положила свою руку на его. Черная кожа контрастировала с белой кожей Дюмареста. - Видите? А есть люди с коричневой кожей, с желтой. Разве они такие же, как я? Разве вы такой же, как я? - Да, госпожа. В главном - да. Большинство мужчин и женщин могут воспроизводить себе подобных. - Большинство, - быстро заметила она. - Но не все. Как вы объясните это? - Возможно, мутации? Отклонение от основных природных качеств? - Дюмарест поднял бокал, признавая, что потерпел поражение в этом споре. Ее невозможно убедить, разве можно ее за это винить? Все факты против его предложения. Возможно. Даже он не может быть в этом уверен. - Но ведь мы заключаем сделку? Разрешат ли мне проконсультироваться с компьютером? - Я лично дам указание Вомису, - она коснулась бокалом его бокала и сказала: - За нашу победу! Они отпили вина. Дюмарест нахмурился. - Подождите, госпожа. Вам разрешили использовать в качестве замены двух человек. Кто второй? - Кто же еще как не человек, который был с вами в клетке? - Легрейн? - Ему удалось убежать с поля сражения. Он ваш друг, - она следила за меняющимся выражением его лица. - Вы отказываетесь? - Нет, госпожа. Но согласится ли он? - Согласится, - Куара улыбнулась. - Леон разговаривал с ним, пока вы были здесь. Он желает драться вместе с вами в качестве моей замены. - Их бокалы вновь соприкоснулись, прозвенев, как колокольчики. - Давайте, мой друг, допьем вино. За победу! - За победу! - ответил Дюмарест и добавил: - За плоды этой победы. Снаружи, в богато украшенной комнате, Дюмареста в нетерпении ожидал Легрейн. Он схватил его за руку. - Ну что, Эрл, ты согласился? Дюмарест кивнул головой и направился к выходу. Воздух на улице был теплым - постепенно наступала жара. Низкие окна были открыты. Вокруг толпились люди, все еще пребывая в эйфории Дня Дивиденда. - Я так и думал, что ты согласишься, - сказал Легрейн, когда они вышли на улицу. - Я сказал этому человеку, участнику Херлу, что ты согласишься. Они предложили тебе хорошую сделку? - Свободу, - коротко ответил Дюмарест. - Этого было вполне достаточно. - И все? - Легрейн нахмурился. - Тебе следовало поприжать их, - сказал он. - Они в отчаянии. Ты бы получил все, что попросил. - После поединка, - сказал Дюмарест. Легрейн кивнул головой. - Ну, конечно, - сказал он. - Это понятно. Не будет поединка, не будет и оплаты. - Он усмехнулся. - Ты знаешь, Эрл, все будет прекрасно. Куча денег, хороший дом, может быть, рабы. Все, чего я давно хотел. Дюмарест повернул за угол. - Так ты собираешься стать участником? - Да. Участник Легрейн. Неплохо звучит, не правда ли? Ничего не делать, только тратить свой дивиденд. Никаких забот о будущем. Никаких боев. Не надо будет наниматься на работу, рискуя быть убитым. Я могу даже жениться и завести семью. А почему бы и нет? Дюмарест ничего не ответил. - Мы можем иногда встречаться, - продолжал Легрейн. - Жить по соседству. У нас, в конце концов, могут быть общие интересы. - Он сделал паузу и оглянулся вокруг. - Куда мы идем? - На летное поле. - Но зачем? - Легрейн сделал удивленное лицо. - Что там? Послушай, - сказал он. - Нам необходимо обдумать план действий, выработать технику боя. Хозяин Игры суровый соперник. Он может убить нас обоих, разве ты не понимаешь? - Понимаю, - ответил Дюмарест. Не сказав больше ни слова, он продолжил путь. Летное поле приближалось. Вскоре перед их глазами должны были появиться проволочное заграждение, охранники и красивые корабли за ними. Они уже увидели один поднимающийся корабль, направлявшийся в космос к звездам. Легрейн пристально наблюдал за ним, покачивая головой. - Он может забрать и нас, - сказал он. - Каждый раз, когда я вижу взлетающий корабль, я чувствую желание полететь на нем. Думаю, что это свойственно всем настоящим путешественникам. Но теперь хватит. Дни моих странствий закончились. Я остаюсь здесь. - А я нет, - сказал Дюмарест. - Не понимаешь? Это достаточно просто, - Дюмарест дотронулся до своей свободной от ошейника шеи. - Теперь, когда я освободился от ошейника, ничто меня здесь больше не удерживает. У меня на счету достаточно денег для путешествия Низким классом. То, что есть у тебя получится такая же сумма. Пойдем и поищем управляющего. - Ты серьезно? Дюмарест нахмурился. - Что с тобой? Ты что, хочешь остаться здесь и погибнуть? И за что? Чтобы какая-то избалованная сука стала еще богаче? - Он покачал головой. - Это не для меня. Я улетаю отсюда, пока есть такой шанс. Легрейн схватил его за руку. - Эрл, ты не можешь этого сделать! - Он сглотнул. - Деньги. Мы не получим денег, если не будем драться. - И если будем убиты, - заметил Дюмарест. - Но... - Что для тебя этот мир Игры? Всего лишь одна из планет, - Дюмарест указал рукой в сторону летного поля. - Любой из этих кораблей переправит нас на другую. Давай действовать, пока у нас есть шанс. - Нет, - сказал Легрейн, встав в какую-то странную гордую позу. - Я не могу. Я дал слово, и я не могу не сдержать его. - Не будь дураком, Легрейн. Разве ты не видишь, что тебя используют? Легрейн не сдавался. - Может быть, и так, но дело не в этом. Я заключил с ними сделку, и ты сделал то же самое. Мы не можем подвести их, Эрл. Просто не можем. - Да, - тихо сказал Дюмарест. - Думаю, что не можем. В плывущем облаке пара раздался пронзительный голос человека, кричащего от боли. В ответ ему послышался смех. Что-то пролетело по воздуху и с грохотом упало на землю. Льстивые голоса поспешили принести поздравления. "Прекрасный удар, Хозяин Игры!" - Я никогда не видел более мастерского удара! - Как вы сделали его! Командующий городской охраной Джирн кисло улыбался. Собачки, подумал он. Тявкающие у ног своего хозяина. Слабые собачки, находящиеся под его покровительством, готовые передраться друг с другом, чтобы завоевать его расположение. А он сам разве сильно отличался от них? Было приятно думать, что у него хватало мужества без страха смотреть в лицо Грошену. Это было приятно, но это была неправда. Он нужен нам, думал Джирн. Нам, находящимся здесь, мне и другим. Он нужен нам, чтобы выжить. И именно это является самым главным. Не имеет значения, какую цену приходится платить за это.
в начало наверх
Он вытянулся, когда электростатический барьер открылся и из пара на открытый прохладный воздух вышел Грошен. На нем ничего не было, кроме плавок, под черной кожей покрытой испариной играли мышцы. Он посмотрел на Джирна. - Какие новости? - Ничего нового, мой господин. Члены Ассоциации Прядильщиков разъехались по домам. Все, за исключением участника Херла. - Естественно, он остался, - Грошен вошел в комнату и уселся на потертую кушетку. - Но он будет нам мешать не слишком долго. - Да, мой господин. Грошен улыбнулся. - Мне нравится, когда ко мне так обращаются, - сказал он. - Скоро только ко мне будут так обращаться. - Он нахмурился. - Или лучше "хозяин"? Нет, - решил он. - Это обращение используется рабами. Я не желаю править миром рабов. - Большинство людей посчитает, что править уже достаточно, мой господин, - осмелился заметить Джирн. - Возможно. Но в этом как раз и заключается отличие между нами. Ты будешь счастлив управлять сворой собак. Мне нужно править миром героев. - Он растянулся на кушетке - пришла массажистка. - Героев, которые считают меня своим хозяином, готовых подставить свои шеи под мою стопу. - Он вновь вытянулся, наслаждаясь работой массажистки. - Что тебе нужно? - В городе ходят слухи, мой господин. Новости о брошенном вызове успели просочиться. Люди требуют, чтобы им сообщили, где и когда пройдет состязание. - Они узнают об этом, когда я скажу, - небрежно бросил Грошен. - Не раньше. - Было бы разумнее не тянуть с объявлением, мой господин, - спокойно заметил Джирн. - Народ проявляет естественный интерес. Я боюсь, как бы не было волнений. Грошен развернулся под руками массажистки. - Они хотят видеть меня побежденным, - сказал он. - Думаешь, я не знаю, что у них на уме? Все слабые ненавидят сильных и завидуют им. Я сильнейший в мире Игры, и поэтому меня больше всего ненавидят. Очень просто понять их расчеты. - Он поднял голову, увидев алую фигуру входящего киборга. - Ты вовремя, киборг. Ты мне нужен. - Да, мой господин. - Джирн хочет, чтобы я сказал ему, где и когда я буду драться с моей сестрой. - Не с вашей сестрой, мой господин, - поправил его киборг в привычной для него спокойной манере. - С ее заменой. - Это одно и то же. Где я буду драться с участником Херлом и одним из его друзей. Крилу опять пришлось поправить Хозяина Игры. - Вы будете драться не с ними, мой господин. Госпожа Куара поступила мудро. Она выбрала двух других. Грошен поднялся, сделав знак массажистке. - Кто же это? - спросил он. - Те двое, что сражались с пауками у вас на празднике, мой господин. Те самые, которым удалось убежать с поля сражения. Грошен слегка улыбнулся. - Значит, моя сестра столь же коварна, сколь красива. Интересно, что она предложила им? Что-то уж очень привлекательное, что заставило их согласиться пойти на верную смерть. - Он встретился с глазами Джирна. - Почему ты не знал об этом? Джирн беспомощно пожал плечами. - Они держат это в секрете, - спокойно заметил Крил. - Они надеются, что вы будете уверены в том, будто будете драться против участника Херла и еще кого-нибудь, и это сделает вас неосторожным. Эти двое опасны, мой господин, - сказал он. - Они обучены искусству боя и способны убить вас. - Думаешь, мне не удастся их победить? - Поодиночке - возможно, - согласился киборг. - Но двоих сразу? Прошу прощения, мой господин, я сомневаюсь. Грошен нахмурился. - Сейчас я не даю вам совет, мой господин, - сказал Крил своим бесстрастным голосом. - Я лишь предсказываю. В данном случае мой прогноз таков: если вы вступите в обычный бой с этими двумя людьми одновременно, вы проиграете. Я когда-нибудь ошибался, мой господин? Хозяин Игры в нетерпении вскочил с кушетки. Вода струилась по его телу, смывая пот и масло. Он посмотрел на Крила, стоявшего около сушилки. - Что ты предлагаешь? - Боя не избежать, мой господин. - Знаю, - отрезал Грошен. Он вышел из-под душа и встал перед сушилкой. Затем выхватил халат из рук массажистки и завернулся в пурпурную ткань. - Ваше право выбрать время, стиль боя и место. - Это я тоже знаю. - Выражение лица Грошена внезапно изменилось, хмурый вид сменила улыбка. - Ты умница, киборг. Я понял ход твоих мыслей. - Его улыбку сменил смех. - Конечно же! Какое еще место для боя лучше? - Какое, мой господин? - полюбопытствовал Джирн. Грошен повернулся к нему. - Лабиринт, идиот! Мы будем драться в Лабиринте! - И когда же, мой господин? - Через три часа. 10 "Через три часа". В искусственной пещере, наполовину заполненной ожидающими людьми. Они обратили свои взоры к вышедшему в полосу света Дюмаресту. Глаза их сверкали, отражая рассеянные лучи. Они напоминают животных, подумал Дюмарест. Жаждущих жертву, ожидающих красивого зрелища. Он нахмурился, оглядев пещеру. Она имела какой-то недостроенный вид, как будто создавалась в спешке. В ней не было ни ринга, ни арены. Где же они будут драться? В лучах света появился и Легрейн, Куара и Леон шли следом. Они немного постояли на вершине пологого склона, который вел собственно к пещере, затем Леон повел их к группе людей, стоявших в стороне от основной толпы. Вомис, с большим, чем обычно, количеством морщин на лице, встретил их. - Участник Херл. - Они пожали друг другу руки. Это был установленный жест, говоривший о том, что между этими людьми нет вражды. - И участница Куара Грошен. Рад видеть вас, моя дорогая. Остается только пожелать, чтобы наша встреча проходила при лучших обстоятельствах, - он печально покачал головой. - Не самый лучший день для мира Игры. Она улыбнулась в ответ. - Он может стать лучшим, Библиотекарь. - Если Хозяин Игры потерпит поражение? Возможно. Вполне возможно. Но хорошо ли, что брат будет драться с сестрой? - Вомис посмотрел на Дюмареста и Легрейна. - Эти двое ваша замена? Куара кивнула головой. - Помогите нам, Библиотекарь. Мы получили уведомление совсем недавно. Что такое Лабиринт, и где он находится? Вомис кивком указал на залитую матовым светом площадку шириной около десяти футов. - Перед вами. За этой площадкой находится целая сеть ходов, их количество невозможно описать. Прихоть Хозяина Игры, - пояснил он. - Этот лабиринт был построен как игрушка для него. Ничего больше я не могу вам сообщить. - Вот здесь? - с возмущением выкрикнул Легрейн. - Здесь мы будем драться? - Да, здесь, - ответил Вомис. Дюмарест посмотрел на Куару, губы его были плотно сжаты. - Госпожа, мне не нравится это место. Оно ставит нас в очень невыгодное положение. Ваш брат наверняка знает план лабиринта, а мы нет. Нельзя ли как-нибудь изменить место сражения? Заставить Хозяина Игры драться где-нибудь еще? Куара беспомощно развела руками. - Нет, - сказала она. - У него есть право выбрать место и время. Нам остается только подчиниться. Если мы предпримем какие-либо действия, это будет означать поражение. - Она на миг заколебалась. - Я думаю, что он не сделает этого. Если вы просите, то я... Она прервала свою речь, повернулась и запрокинула голову, услышав гомон собравшихся зрителей. На вершине склона, на фоне серого камня появилась фигура Хозяина Игры. В широкой тунике и пятнистых штанах он был похож на дикаря. Пояс и рукоятка кнута блестели, отражая лучи света. Группа льстецов сопровождала его, среди них мелькала фигура киборга, в неизменной алой рясе. Дюмарест пристально наблюдал за бледным лицом, укрытым капюшоном. Эти киборги похожи на какую-то красную слизь, подумал он. Схватывающую все детали, портящую и разрушающую все, что увидит. Он отвел взгляд, заметив среди расступившейся толпы направляющегося к ним Грошена. - Дорогая сестра, - злорадно сказал Хозяин Игры. - Ты прекрасно выглядишь! У тебя такой невинный вид, как будто ничего не случилось, - продолжал он с издевкой. - Разве посылая этих двух людей на верную смерть, ты ничего не чувствуешь? Встретившись с ним глазами Куара, заметила насмешку в его взгляде. - Ты говоришь о двоих, брат? Я никогда не думала, что у тебя есть близнец. - Смеешься, - сказал Грошен. - Хорошо, смейся, пока можно. Скоро у тебя будет мало причин для смеха. Ты недолго будешь оставаться участницей мира Игры. Ты превратишься в ничто. В ничто! Леон схватил ее за руку и тихо проговорил: - Не сейчас, Куара. Не надо снова выходить из себя. Не надо снова делать глупости, мрачно подумала она. Вот что он имел в виду. Да, он прав. Тот раз был для меня поучительным уроком. Я могу потерять все, что имею. Она посмотрела на Дюмареста и Легрейна. Но они могут потерять еще больше, подумала Куара. Очень скоро они оба могут погибнуть. Вомис спешно выбежал вперед, выполняя свои обязанности. Было видно, что он не хочет этого делать, но он пытался соблюдать правила. - Господа, - сказал он. - Прошу вашего внимания. - Он посмотрел на соперников. - Вы должны разрешить проверить вас на наличие оружия. Прошу прощения, я нисколько не сомневаюсь в вашей честности, но правила есть правила. - Он посмотрел на высокую фигуру киборга, стоящего рядом. - Я прошу киборга провести проверку. Кто-нибудь возражает против этого? - Нет, - бросил Хозяин Игры. Вомис посмотрел на Дюмареста и Легрейна. - Нет, - быстро ответил Легрейн и затем мягко заметил Дюмаресту: - Это давит мне на нервы. Чем быстрее начнется бой, тем лучше. Дюмарест воспринял проверку спокойно. В руке киборга появился гибкий ошейник. Грошен кинул на него взгляд и засмеялся. - Это знак раба, - презрительно сказал он. - Пусть останется у него как сувенир, напоминающий о счастливых днях. - Благодарю вас, мой господин, - спокойно сказал Дюмарест. - А теперь не будете ли вы любезны отдать свой кнут? - Это? - Хозяин Игры поднял левую руку. - Это часть моего костюма. - И все же это оружие, - настаивал Дюмарест. - И очень серьезное. - Он поклонился, когда Грошен бросил кнут одному из своих подчиненных. - Благодарю вас, мой господин. Грошен нахмурился, в нетерпении ожидая окончания проверки. - Я не пойду в Лабиринт один, - заявил он. - Меня будет сопровождать киборг. Он не будет предпринимать никаких активных действий. Мне придется драться с двумя людьми, и поэтому я требую, чтобы у меня был свидетель. Легрейн пожал плечами. - Я не возражаю. А ты, Эрл? - Я тоже, - ответил Дюмарест. - Значит, на том и порешили, - сказал Хозяин Игры. - Никакого оружия не будет. Мы будем драться голыми руками. - Его смех эхом прокатился по пещере. - И вот как мы поступим. - Он указал рукой в сторону входа в Лабиринт. - Сначала войдете вы. Через две минуты я последую за вами. Библиотекарь и другие свидетели засекут время. - Он показал на них. - Где-то внутри мы встретимся. Кто останется в живых и выйдет из пещеры, тот и станет победителем. Все понятно? Дюмарест кивнул и направился ко входу в пещеру, залитому матовым светом. Это напоминало движение под водой или в середине облака, как в каком-то светящемся тумане. Свет шел со всех сторон, ослепляя, стены
в начало наверх
сливались с потолком пещеры, пол со стенами. Перспектива была размыта, здесь не трудно было потерять ориентацию. Дюмарест споткнулся и чуть не упал, почувствовав, как пол уходит из-под ног. У него было странное ощущение, что он идет не вертикально к поверхности, а под каким-то очень острым углом. - Это какое-то сумасшедшее место, - сказал Легрейн. Стены лабиринта отразили его слова мягким эхом. - Идиотизм. Почему мы не могли встретиться на ринге? И никакого оружия, - добавил он. - Мне это не нравится. Хозяин Игры опасный человек, если встретиться с ним на равных. - Все же нас двое, - напомнил Дюмарест. - Мы справимся с ним. Он обернулся, но увидел лишь водоворот лучей. Он продолжил путь, пропустив Легрейна вперед. Впереди поток света уменьшился, превратившись в легкое свечение. Туман рассеялся. Туннель раздваивался через десяток ярдов, раздваивались и оба его рукава. Дюмарест нахмурился. Не было ни одного места, где можно было бы спрятаться и потом неожиданно атаковать. Хозяин Игры может увидеть их за несколько ярдов, к тому же свет тоже сделает свое дело. - Давай, Эрл. Идем, - послышался голос Легрейна из левого рукава. Легрейн пошел вперед. Дюмарест шел за ним, твердо ступая по полу лабиринта. У следующей развилки Легрейн без раздумий повернул направо. Затем они прошли до следующего разветвления. В этот раз он повернул налево, потом направо, затем еще раз налево. Дюмарест схватил его за руку. - Ты понимаешь, что ты делаешь? Легрейн кивнул головой. - Мне приходилось бывать в подобных местах и раньше, - сказал он. - На Хэнде. Они увлекаются головоломками и лабиринтами. Даже устраивают соревнования, подобные этому. Обычно существует правило, чтобы не заблудиться в лабиринте. Определенная формула. Сначала поверни направо, потом налево, затем направо и еще раз налево и так далее. Конечно, лабиринты различаются, но принцип один и тот же. - И именно поэтому ты поворачиваешь из стороны в сторону? - Не совсем. Но так мы не заблудимся. Мы всегда сможем найти выход. Дюмарест опустился на колени и приложил ухо к полу, прислушиваясь. - Ничего, - сказал он, вставая. - Никакой вибрации. Они, должно быть, выбрали другой путь. - Или крадутся за нами, - сказал Легрейн. - Я не знаю плана этого лабиринта. А Хозяин Игры знает. Все, что нам известно, это, что он ждет нас где-то впереди. - Он заколебался. - Ты понял, о чем я подумал, Эрл? - Да, - ответил Дюмарест. - Ты думаешь, что было бы лучше, если бы мы разделились. - Но ведь это удвоит наши шансы найти его, - стал оправдываться Легрейн. - Может быть, нам даже удастся атаковать его с двух сторон. По-моему, это для нас единственная возможность выбраться отсюда живыми, - сказал он. - Неожиданно нанести удар. Атаковать и в лоб, и с тыла. - Возможно, ты и прав, - сказал Дюмарест. - Могу ли я доверять тебе? - Да, - ответил Легрейн. - В любой момент. Дюмарест с силой ударил Легрейна по носу. Он повторил удар, почувствовав, как сломался хрящ. Кровь струилась по испуганному лицу Легрейна. Дюмарест ударил его в живот, затем ребром ладони в ухо. Легрейн отлетел назад, глаза его горели, руки зажимали разбитый нос. - Я должен был сделать это, - холодно сказал Дюмарест. - За то, что ты бросил меня в той пещере. - Но, Эрл! Я же говорил тебе... - Я знаю, что ты мне говорил. Но меня ведь могли убить, когда я взбирался по скале. - Дюмарест схватил Легрейна за плечо. - Быть может, в этот раз ты и не подведешь меня. - Пальцы Дюмареста впились в тело Легрейна. - А теперь иди и ищи Хозяина Игры. Если найдешь, кричи что есть силы. Не вступай с ним в схватку и продолжай кричать, пока я не присоединюсь к тебе. Если я найду его, я буду делать то же самое. Ты понял? Легрейн кивнул головой. - Так давай же! - Дюмарест оттолкнул его. - И не забудь, что я сказал тебе. Если ты вновь подведешь меня, я разорву тебе глотку. Дюмарест ушел. Он повернул два раза направо, подождал и вернулся. Легрейна уже не было. Лужа крови указывала на то место, где он стоял. Дюмарест опустился на колени и стал разглядывать пол. Он улыбнулся. На полу блестели кровавые отпечатки ботинок Легрейна. Дюмарест поднялся и пошел по этим следам. Путь был тяжелым и утомительным. Глаза Дюмареста устали от навязчивого света, он с трудом разбирал следы Легрейна. Рукава лабиринта менялись странным образом, как будто это был не обычный трехмерный лабиринт, а извилистая тропа, не подчинявшаяся никаким законам природы. Через некоторое время рукава перестали разветвляться. Остался лишь один туннель, поднимавшийся и опускавшийся, изгибавшийся и, возможно, возвращавшийся сам в себя. Дюмарест сузил глаза. Этот туннель каким-то образом сливался с остальными, продолжая кошмар с его мерцающими стенами и странными поворотами, которые невозможно было запомнить. Дюмаресту казалось, что он падает, и в то же время у него было ощущение, что он будет погребен под этой массой камня. У Дюмареста было какое-то ужасное чувство свободы в пространстве лабиринта, и одновременно он ощущал постоянное давление. Он как бы находился в войне с самим собой. Он опустился на колени и пополз по туннелю, пол кружился под ним. Затем кружение прекратилось, и он открыл глаза. Кошмар закончился. Впереди находились знакомые стены, мерцавшие светом, туннели и пятна крови, выдававшие Легрейна. Дюмарест поднялся, осторожно пошел вперед и резко остановился, услышав голоса. Чьи-то руки крепко схватили его за горло. Он почти потерял сознание. Реакция его была инстинктивной. Мускулы его напряглись, борясь с захватом. Он не столько боялся быть задушенным, сколько пытался освободиться от больших пальцев, давивших на позвоночник. Он мог прожить несколько минут без воздуха и только несколько секунд со сломанной шеей. Оторвав пальцы от позвоночника, он попытался освободить шею. Руки Хозяина Игры были словно сделаны из железа. Дюмарест поднял правую ногу и изо всей силы нанес удар назад, в Грошена. Тот попытался отскочить и слегка ослабил захват. Дюмарест вновь схватился за руки Грошена, сумел оторвать их и оттолкнуть его назад. - Неплохо, - сказал Хозяин Игры, улыбаясь всем ртом успевшему развернуться Дюмаресту. - Немногие могли разорвать этот захват. А где же твой друг? Дюмарест жадно глотал воздух, не собираясь отвечать. Он внимательно изучал человека, которого должен был убить. Грошен был обманчиво расслаблен, он был полностью уверен в себе, в своем превосходстве. Он засмеялся, широко открыв рот, стены эхом отразили его хохот. - Давай, малыш, - подначивал он. - Ты защитник моей сестры. Стоит ли мне говорить ей, как быстро ты встретил свою смерть? Он подошел к нему, руки его были распростерты для объятий. Дюмарест осторожно отступил. Грошен был высокого роста, сильный, в глазах его можно было прочесть желание убить. Чтобы уравнять силы, необходимо нанести удар первым. Ошеломить его - значит завоевать преимущество. Дюмарест делал глубокие вдохи, обогащая кровь кислородом, собирая силы для главного удара. Быть может, в пах? Он сомневался. Цель была слишком мала и наверняка защищена. Для удара надо будет выкинуть ногу вперед и, если он промахнется, он потеряет устойчивость и окажется в невыгодном положении. Может быть, по коленям? Вероятно, но у Грошена были высокие ботинки, а широкие штаны вполне могли скрывать щитки. Живот его был плотным, покрытый мускулами, грудь тоже была защищена костями и мускулами. Силу его рук он уже успел почувствовать. - Ты боишься, - сказал Грошен, наступая на Дюмареста. - Трус, - он снова засмеялся. - Моей сестре стоило бы поглядеть, как ее защитник отступает перед лицом опасности. Ты желаешь, чтобы я проявил милосердие? Попроси хорошенько, и я, возможно, сжалюсь над тобой. - Он положил руки на пояс. - Ну же, давай. Разве ты не хочешь жить? Дюмарест схватил его за горло. Он действовал быстро, правой рукой с силой ударил Грошена по шее, целясь левой ему в глаз. Он почувствовал напряженные мышцы Грошена, ощутил мягкую ткань под большим пальцем левой руки. Хозяин Игры зарычал как зверь, когда Дюмарест нанес очередной удар в гортань. Руки его сжались в кулаки, изо всех сил колотя нападавшего противника. Дюмарест застонал и почувствовал на губах вкус крови. Он пнул Грошена коленом в пах, не переставая наносить удары по горлу, но промахнулся. Грошен отскочил в сторону и провел ответный выпад. Дюмарест увернулся и отступил, задыхаясь. - Быстро, - сказал Хозяин Игры. Он вытер ладонью лицо. Из разбитого глаза по его щеке стекала кровь. - Ты действуешь быстро и коварно. Но конец неизбежен. Ты умрешь в мучениях. Он побежал вперед, растопырив руки, чтобы снова провести захват. Дюмарест схватил Грошена и перебросил через голову. Тот упал позади него. Дюмарест быстро вскочил и ударил его между ребер, когда Хозяин Игры поднялся на четвереньки. Ему показалось, что он ударил по дереву. Грошен поднялся, схватил за руку и с силой отбросил его к стене. Дюмарест не успел среагировать и получил удар в челюсть. Он покачнулся и, заметив, что может получить еще один, отскочил в сторону. Внезапно он увидел приближающиеся фигуры. Он изо всех сил нанес два удара. От первого ответного выпада он зашатался, второй послал его в нокдаун. Он покатился по полу лабиринта, затем вскочил на ноги и побежал по коридору, чтобы выиграть время. Дюмарест увидел знакомую одежду киборга и Легрейна с опухшим лицом. Затем он получил удар чем-то тяжелым по затылку и вновь упал, ударившись о стену. - Ты! - проревел Грошен, лицо его было измазано кровью. Он повернулся к Легрейну. И вдруг Крил выстрелил в Хозяина Игры. Он остановился, абсолютно спокойно разглядывая труп. Между глаз Грошен зияла дыра. Киборг медленно повернулся и посмотрел на Дюмареста, лежавшего на полу. - Я говорил тебе, - сказал он Легрейну в своей привычной спокойной манере. - Он мог напасть на тебя. У него была лишь одна возможность преследовать тебя. Кровь из твоих ран оставляла следы. Легрейн подошел поближе. - Я так не думаю, - сказал он. - Я бы не пришел сюда, если бы знал об этом. - Ты должен был убить его, как тебе было приказано, - сказал киборг. - Убить его? Но как? Он не дал мне возможности сделать это. Он атаковал меня, когда я еще не был готов. - Легрейн посмотрел на бездыханное тело. - Он уже ничего не сможет сделать. - Это точно, - согласился киборг. - Так же, как и они. - Он подошел к Дюмаресту и приподнял его веко. - Ты жив, - сказал он. - Ты даже в сознании, нет смысла притворяться, что это не так. Дюмарест открыл глаза. Ощущение было странное, все было как будто-то в тумане. Фигуры, наблюдавших за ним Легрейна и киборга, то увеличивались, то уменьшались. Сотрясение мозга, подумал он. Это от того последнего падения и удара об стену. Он поднялся и сел, опираясь о стену. Он кивнул головой, увидев мертвого Хозяина Игры. - Вы должны были убить его, - сказал он. - Вы не могли оставить его в живых. - Этот идиот доигрался, - сказал Крил. Лицо его, обрамленное капюшоном, удовлетворенно сияло. Никогда в жизни он не чувствовал себя так хорошо. Ему хотелось похвалиться достижениями своего мозга. - Знаешь ли ты, где мы находимся? - спросил он - Это место почти соприкасается с машиной, с драгоценной Библиотекой мира Игры. Знаешь ли ты, для чего был построен этот лабиринт? С единственной целью установить эту связь. Топография, - сказал он. - Уникальная наука. Те рукава лабиринта, которые ты прошел, занимают огромную площадь и имеют определенную связь между собой и машиной. Ни один из местных техников не мог представить себе, что создает средство для уничтожения экономики планеты. Дюмарест закрыл глаза, покачал головой и откинулся на стену. - Библиотека, - сказал он. - Вы собираетесь уничтожить Библиотеку. - Абсолютно верно. - Но каким образом? Я имею в виду... - Дюмарест оборвал свою речь. - Мне плохо, - пробормотал он. - В глазах какая-то муть. Голова болит, тошнит. - И очень хорошо, - злобно сказал Легрейн. - Я хочу, чтобы тебя не просто тошнило. Я хочу разбить твою рожу, вырвать глаза, чтобы ты ползал здесь до тех пор, пока не сдохнешь от голода, - он посмотрел на киборга. - Как идея? Я готов к этому за то, что он сделал с моим носом. - Нет. - Что, слишком грубо? - Легрейн пожал плечами. - Ну, что же, вы начальник. - Он с силой ударил Дюмареста ботинком. - Как насчет нескольких
в начало наверх
сломанных ребер? - Хватит, - у Крила было слишком мало времени для мелкой мести. - Пора приготовиться. Легрейн мрачно стал раздеваться. Сняв одежду, он начал царапать ногтями свой живот, грудь и бедра, срывая заменитель кожи. Накладное брюхо скрывало очень плотную кольчугу. Он осторожно положил ее на землю. - Специальное изобретение Киклана, - сказал Легрейн, одеваясь. - В ней больше энергии, чем вы можете себе представить. Достаточно для того, чтобы изменить саму структуру Вселенной. Мы воспользуемся ею, чтобы получить допуск к машине. - Вас убьют, - сказал Дюмарест. - Если только станет известно, что вы затеваете, участники Игры разорвут вас на куски. - Это верно, но они никогда не узнают. Вы что же думаете, что планы Киклана так легко разгадать? Эти планы вынашивались в течение многих лет, в ход была пущена лучшая разведка во всей Галактике. Был разработан каждый шаг, спрогнозирована любая опасность, преодолены все препятствия. - Крил указал на Лабиринт. - Думаете, это было построено случайно? - Его построил Хозяин Игры, - сказал Дюмарест и посмотрел на труп. - Построил, чтобы погибнуть в нем. Могу поспорить, что он не думал, о таком повороте событий. - Но кто навел его на мысль? - Вы, - сказал Дюмарест. - Киклан. - Верно. Я всего-навсего путешественник, возможно, просто дилер, участвовавший в этом проекте постройки, но я и человек, работающий для определенной цели, неожиданной для всех. Неожиданной и для Грошена, вот в чем дело. Было очень просто подкинуть ему идею построить Лабиринт. Логика подсказывала, что сооружать его будут технические работники Библиотеки, и также логичным было решение построить его недалеко от машины. Наши ученые позаботились об остальном. Топографически мы находимся очень близко к подвалам, в которых размещены банки данных машины. Разрушив их, мы лишим мир Игры независимости. Крил вытащил из-под полы своей рясы лазерное ружье. Оно было больше того, из которого он застрелил Грошена. Легрейн взял его. - Начинать? - Быстро. Легрейн подошел к стене. На ней был нарисован жирный крест. Он осторожно начал сверлить стену в этом месте. Дюмарест отдыхал, прижавшись к стене. Он опустил руку в карман и нащупал гладкую поверхность ошейника. Легрейн оторвался от работы. - Как насчет того, чтобы использовать лазер против Дюмареста? Я буду чувствовать себя в большей безопасности, если он будет мертв. - Нам нельзя терять лишнюю энергию, - сказал Крил. - Да и что он может сделать? У него ведь нет оружия. Я проверял его, и поэтому говорю с уверенностью. - Он посмотрел на Дюмареста, продолжая тему разговора, начатого с Легрейном. - Вот тебе реакция отягощенного эмоциями мозга. Он поддается мелкой ненависти и воображаемому страху, и рискует потерять так много в обмен на пустое. Что ему от твоей смерти? Месть? Для чего? Прошлого не вернешь. Мы в Киклане не тратим силы на нелогичные вещи. - Знаете, - сказал Дюмарест, - если бы я был на вашем месте, я бы не доверял ему, вооруженному лазером. Он может убить вас только для того, чтобы добраться до меня. Попытка была тщетной, и он понимал это, но он должен постараться разговорить киборга. Он вновь нащупал в кармане гладкий металл. Если не удалось использовать ошейник против Грошена, надо было применить его против них, сказал он себе. Надо было подойти к ним и неожиданно напасть на них. Сейчас Хозяин Игры мертв, да и я не лучше. Он осторожно пошевелил ногами. Ноги слушались, но эта попытка привела к тому, что кровь застучала в голове. Руки, подумал он. Я могу действовать руками. Но достаточно ли этого будет? Он посмотрел на алую фигуру киборга, глаза Крила скрывал капюшон. - Как, ты до сих пор не понял? - Крил втянул руки в широкие рукава рясы. - Мы в Киклане не оставляем ничего на волю случая. Наши прогнозы абсолютно точны. Этот человек, - он кивнул в сторону Легрейна, - всего лишь орудие в наших руках. Я точно знаю, что он будет делать при любых обстоятельствах. Он не причинит мне вреда. Он и тебе ничего не сделает, если только я не прикажу ему. Это не что иное, как показатель могущества Киклана. - Все знать, - сказал Дюмарест. - Всегда быть правым. - Он осторожно повел головой. - Какая же радость жить, зная все, что с тобой произойдет? - Почти все, - крикнул Легрейн. - Осталось немного. - Машина, - сказал Дюмарест быстро. - Как вы собираетесь разрушить ее? Взорвете? - Зачем же так грубо. Заменитель кожи, который снял Легрейн, представляет собой сгусток частичек, управляемых при помощи электроники. В подвале мы освободим их. Они распространятся и проникнут в банки данных. Эффект будет полным и будет означать полное уничтожение. - Все, - сказал Легрейн. - Лазер иссяк, - он повернул ружье и нажал на курок, целясь в Дюмареста. - Видите? - Заменитель кожи, - сказал Крил. - Быстро. Легрейн отбросил уже бесполезное оружие и поднял проволочную спираль. Он осторожно начал продевать ее в проделанную дыру. Дюмарест, нахмурившись, наблюдал за ним. Собираются ли они управлять этим устройством с помощью дистанционного управления? - Эта проволока как заслонка, - сказал Крил. - Когда энергия, заключенная в ней, высвобождается, она заполняет собой окружающее пространство. Это приспособление использует атомную энергию, - продолжил он. - Практический эффект состоит в том, что атомное пространство не ограничено в распространении. Когда активность поля снижается, вещество, содержащееся в проволоке, способствует восстановлению активности. Он повернулся и что-то сделал с концом проволоки. - Смотрите. Проволока заблестела резким светом, и в стене появилась дыра. Она была семи футов в диаметре, абсолютно круглой и находилась на уровне пола. В них ударил поток холодного воздуха, Легрейна пробрал озноб. - Пошли, - сказал он. - Не будем терять время. Он наклонился, поднял заменитель кожи, который содрал с себя, и направился к дыре. Дюмарест вытащил руку из кармана. В ней он держал ошейник. Он взял его второй конец в другую руку и соединил их. Раздался мягкий щелчок. У входа в подвал Крил повернулся, вытащив руку из широкого рукава рясы. - Возможность того, что ты представляешь для меня опасность невелика, - сказал он. - И тем не менее она существует. Поэтому было бы вполне логично убить тебя. Дюмарест бросил ошейник. Тот ярко сверкнул перед лицом киборга. Крил инстинктивно отступил назад, поднял руку и выстрелил в ошейник. Выстрел был удачным. Луч лазера разрезал его пополам. Прямо перед лицом Крила прогремел взрыв. 11 Куара была в ярости от нетерпения. - Ну сколько же еще? - резко спрашивала она. Глаза ее были устремлены на площадку, залитую матовым светом. - Несомненно, они уже встретились? Леон изучал ее профиль. Она взволнована, думал он. Это мучает ее. Без сомнений. Все зависит от того, кто появится на этой площадке. Он ощутил внезапно накатившую волну нежности. - Куара, - мягко сказал он. - Послушайте меня. Что бы ни случилось, вы не будете ни в чем нуждаться. Я обещаю. Она повернулась и посмотрела ему в глаза. - Вы имеете в виду, если я проиграю? - Да, - сказал он. - Если вы выиграете, вам ничего не будет нужно от меня. Я ничего не смогу дать вам. - Вы в этом так уверены? - ее рука сжала его руку. - Но если я проиграю, Леон, вы возьмете меня под свою защиту? Вы будете заботиться обо мне? Вы это имеете в виду? Леон решил говорить напрямую. - Я хотел бы заботиться о вас до конца своей жизни. - Вы хотите жениться на мне? Ее вопрос был столь неожидан, что Леон на мгновение потерял самообладание. Он никогда не думал о том, что она может стать его женой. Он размышлял о том, что может стать ее опекуном, что она может быть его приемной дочерью, но никак не женой. Хотя, с другой стороны, почему бы и нет? Если прогноз машины точен, то жить ему остается всего несколько часов. Женитьба будет самым лучшим шагом, чтобы защитить ее. У него нет детей, поэтому как его вдова она унаследует его состояние. - Да, - ответил он, - я прошу вас быть моей женой. Это будет чистой формальностью, ничего более, но... Она положила кончики своих пальцев на его губы. - Леон, - мягко сказала она, - не говорите больше ничего. Я... - она неожиданно вздрогнула. - Что это было? Они все почувствовали это. Мощный толчок. Гулкое эхо далекого взрыва. Аппарат в руке Библиотекаря зазвонил. Он повернул выключатель и приложил аппарат к уху. Затем с внезапно изменившимся лицом взглянул на Леона. - Произошла авария, - сказал он. - Взрыв в подвалах машины. - Он дико озирался. - Мне необходимо срочно попасть туда! Как... - Наверху есть корабли, - Леон взял ситуацию в свои руки, видя, что Вомис в шоке. Разрушение столь уникальной машины могло закончиться для него инфарктом. - Послушайте, - крикнул он стоявшим вокруг. - Оставайтесь здесь. Вы должны быть свидетелями результата брошенного вызова. - Он обернулся к Куаре. - Останетесь здесь или пойдете со мной? - С вами, - быстро ответила она и направилась к выходу. Когда корабль приземлился, их встретили техники. Плотной группой они вошли в Библиотеку. Вагончик нес их по освещенному туннелю. Собственно банки данных находились вдали от информационных панелей, глубоко погребенные в камне, защищенные от любой возможной опасности. Вомис нервно барабанил пальцами. - Что случилось? - спрашивал он. - Что могло послужить причиной взрыва? - Понятия не имеем, Библиотекарь, - ответил один из техников. - Наши приборы зафиксировали слабый подземный толчок, повышение температуры и давления, все на небольшой площади в нижних подвалах. Мы зафиксировали это место. - Ущерб велик? - Еще выясняем. К счастью, это произошло только в одном месте. Вомис кивнул и выпрыгнул из остановившегося вагончика. - Скорее, - крикнул он. - Я должен осмотреть место взрыва. Могло быть и хуже, подумал Леон, следуя за Вомисом и техниками к месту взрыва. Толстые разделительные перегородки приняли на себя ударную волну и снизили ее воздействие. Но все-таки взрыв сделал свое дело. Вомис покачал головой, увидев его последствия. - Разрушено, - сказал он. - Полностью разрушено. Каждый из банков данных был десять футов шириной и столько же высотой, длина его доходила до ста футов. Это позволяло устранить перепад напряжения и к тому же создать нейтральное поле вокруг системы памяти. Сейчас же все находилось в полном беспорядке. Взрыв разорвал предохранительную обшивку, вогнал ее внутрь машины, оголив механизмы. Было холодно, в воздухе чувствовался резкий запах химикалий. - Разрушено, - повторил Вомис. - Полностью разрушено. Леон кивнул головой и направился к дальней стене. В ней зияла конусообразная дыра, через которую были видны банки данных. Он наклонился и дотронулся до них. Камень был разрушен под воздействием сильнейшего потока энергии. Он нахмурился и наклонился ближе. Тень его почти закрывала свет. Он повернулся к механизмам. - Принесите самые мощные лазеры. Оборудование для выемки грунта. Скорее! Там, за этой стеной что-то есть. Комната изменилась. Ковер был такой же пушистый, окна такие же больше, в них так же играл утренний свет, так же блестели очертания мебели. Даже потолок с изображениями батальных сцен был абсолютно таким же. И все же, думал Дюмарест, комната изменилась. Тогда это была просто комната с четырьмя стенами и роскошной обстановкой. Теперь в ней было что-то еще. Куара улыбалась ему, когда он подошел к ней, сидящей на кушетке. Позади нее был Леон, они как бы случайно держались за руки. Это любовь,
в начало наверх
подумал Дюмарест. Они влюблены друг в друга, вот почему комната изменилась. Дюмарест встал перед ними и наклонил голову. - Мой господин. Госпожа. - Вы правильно обращаетесь, - сказал Леон. - Куара теперь хозяйка мира Игры. Главный акционер - благодаря вам. - Но все же я женщина, - заметила она. - И очень скоро стану женой. - Она посмотрела на Дюмареста блестящими глазами. - Я заставила его сдержать обещание, которое он дал в минуту жалости ко мне. Когда мы пробили стену и обнаружили результаты брошенного вызова, я прочла по его лицу все, что он хотел сказать мне. Грошен мертв, да и вы балансировали между жизнью и смертью. Я думаю, что Леон предпочел бы обратный результат. - Тогда вам понадобился бы я, - сказал Леон. - Вы мне нужны сейчас, - ответила Куара. - Мне кажется, что вы были нужны мне всегда. И, - добавила она, - если бы погиб Дюмарест, а не Грошен, как долго мы оставались бы мужем и женой? - Она погладила его по руке. - Думаете, я забыла прогноз машины? Вы предлагали мне стать богатой вдовой, защитить меня от гнева Хозяина Игры и полного разорения, если бы он выиграл. Я люблю вас за это. Но я люблю вас еще больше за то, что вы хотите меня такой, какая я есть. - Она вдруг вспомнила, что они не одни. - Прошу прощения, - сказала она Дюмаресту. - Идите сюда, садитесь и выпейте с нами. Это было то самое вино, которое он пил тогда: сверкающее, рубинового цвета, в хрустальном бокале; терпкое и бодрящее. - Вы в порядке? - спросил Леон. - Вы не чувствуете какого-нибудь дискомфорта или боли? - Нет, мой господин. - Слишком много мы пережили, чтобы соблюдать эти пустые формальности, - Куара засмеялась. - Давай, Эрл. Есть тост. За счастье! - сказала она, поднимая бокал. Они выпили. - Вы были очень плохи, - сказал Леон Дюмаресту. - На грани смерти. Участнику Ледре пришлось много поработать, чтобы спасти вас. - Он улыбнулся, увидев изменившееся выражение лица Дюмареста. - Она сама вызвалась, - пояснил он. - К тому же она лучший врач в мире Игры. У нее лучшее оборудование. Вы прошли трехразовую терапию в условиях медленного времени вместе с терапевтическим и хирургическим лечением. Вы уверены, что чувствуете себя хорошо? Дюмарест кивнул головой. - Значит, вы не будете жалеть о том, что она взяла у вас плазму в качестве платы за лечение? - спросил Леон. - Она настаивала на этом, а участница Ледра - очень решительная женщина. - Нет, я не возражаю, - ответил Дюмарест. - Я скопил ее для нее, сколько смог. Итак, она взяла мою плазму, чтобы, используя мои гены, вывести какую-то новую породу. Дюмарест задумчиво пожал плечами. В этом есть определенная безнравственность. - А теперь, - сказала Куара, - я хочу знать, как все это произошло. С самого начала, - настаивала она. - Все, - они с Леоном по-прежнему держались за руки, внимательно слушая рассказ Дюмареста о том, что произошло в Лабиринте. - Взрыв, - сказала она, когда он закончил. - Что было его причиной? И где киборг и Легрейн? - Они были заодно, - сказал Дюмарест и замолчал. Он вспомнил грохот взрыва, поток ударной волны, летящие осколки, контузившие его. - Крил открыл проход из лабиринта к подвалам Библиотеки. Они вместе с Легрейном зашли в него, и я бросил ошейник. Крил выстрелил в него, перерезал пополам, и тогда раздался взрыв. Неожиданное высвобождение такого количества энергии нарушило неустойчивый баланс созданного поля, и оно разрушилось. Проход в стене стал затягиваться. Они оба были в нем. Они буквально были раздавлены в бесформенную массу, правда, и она должна была куда-то деться. Возможно, их просто разорвало на куски во время взрыва. - Он допил остатки вина. - Мне повезло, - добавил он. - Меня должно было убить взрывной волной. И я бы погиб, если бы вы не обнаружили меня так скоро. - Он посмотрел на Куару. - Я даже не знаю, кто победил? - Никто. Хозяин Игры мертв, и он сам придумал условия схватки. Тот, кто останется в живых и выйдет из лабиринта, и есть победитель. Вы остались в живых, вы вышли наружу. Техники могут быть свидетелями, что мы нашли вас. - Куара подлила вина в бокал Дюмареста. - Но все же мне непонятно, почему Крил не убил Грошена раньше. Зачем оставлять его, возможную опасность, и бродить с ним по лабиринту? - Потому что я тоже был возможной опасностью, - пояснил Дюмарест. - План был таков: остановить нас обоих в лабиринте, пока Легрейн и киборг сделают то, что собирались. Если бы мы встретились, то опасность была бы ликвидирована. Оставшегося в живых, кто бы он ни был, можно было уничтожить позднее. Но Грошену повезло - он ошибся, выбирая рукав лабиринта. Повезло, - мрачно сказал он. - Даже Киклан не в силах предусмотреть все возможные результаты. Крил совершил ошибку. Он хотел убить Хозяина Игры, причем сделать это сразу же после входа в лабиринт. Легрейн сделал другую - ему следовало убить меня. - Легрейн, - сказал Леон. - Почему вы подозревали его? - Потому что он действовал неестественно. Я могу понять то, что он бросил меня в пещере: это был поступок эгоистичного и жестокого человека. Но он заплатил за адвоката, остался в мире Игры, хотя имел шанс улететь. Это и вызвало мои подозрения. Я сделал вид, что поверил его рассказу и потом, когда он сказал, что охранники схватили его и посадили в клетку. Однако после того, как мы заключили с ним сделку, я решил проверить его. По логике вещей, у него не было причин отказаться от того, чтобы улететь отсюда, пока у него был шанс. Человек, не вошедший в сговор ни с кем другим, не будет сожалеть о том, что разорвал пари. То есть, у него была причина остаться. Я понял, что он работает на кого-то еще и хорошо за это получает. - Но ведь он мог погибнуть, - возразила Куара. - Хозяин Игры мог убить его. Дюмарест покачал головой. - Нет, - сказал он, - он не мог умереть и знал это. Человек, на которого он работал, сказал бы ему об этом. Леон выглядел озадаченным. - Но... - Но кто это? - спросила Куара. - Конечно, киборг, - ответил Дюмарест, - кто же еще? Он залпом осушил бокал и стал ходить по комнате. - Киклан, - сказал он. - Эта красная слизь, которая пачкает все, к чему прикоснется. Крил был ее частью. Легрейн - просто агентом в их руках, ничего более. Наградой за его услуги была бы только смерть, а вовсе не богатства. Я знаю, - настаивал он. - Я понял это, когда сражался с пауками. Я видел лицо Крила, сидевшего позади Хозяина Игры. Этого было достаточно. Куара посмотрела на него, взгляд ее был мягким, она пыталась понять его, используя женскую интуицию. - Вы ненавидите их, - сказала она. - Они принесли вам столько страданий. - Да, - коротко ответил Дюмарест, не желая даже думать о том, чтобы пробудить старые воспоминания. - Я ненавижу их, и я знаю о них достаточно много. Они распространяют свое влияние от планеты к планете, чтобы завоевать власть над ними. Нет, конечно, они не правят в открытую, но где вы увидите киборга, там вы и найдете влияние Киклана. А у них есть власть. Коварная, незаметная, но очень опасная. Слово, прогноз, способность влиять на мнения. Они почти покорили мир Игры. Имейте в виду, они попытаются сделать это еще и еще. Им не нравится, что у них есть соперник - ваша Библиотека. Это делает вас независимыми, и других тоже. - Он сделал паузу и посмотрел на свои руки. Они были плотно сжаты, суставы побелели. Он с трудом заставил себя разжать кулаки. - Киклан не любит независимость, - мягко заметил он. - Она провоцирует вольное поведение. Он посмотрел на них и заметил в их глазах сомнение и недоверие. - Вы что же, думаете, что происшедшее можно назвать случайностью? Леон в раздумье налил себе немного вина. - А Течон? - спросил он. - Как Крил мог узнать о том, что он купит вас и выставит против пауков? - Он знал о празднике у Хозяина Игры. Кто, кроме Течона, стал бы покупать человека с моей репутацией? Как трудно было устроить настоящие единоборства во время праздника и как просто было намекнуть, что я, человек, убежавший с поля боя, смогу обеспечить достойное зрелище? - А Легрейн? - спросила Куара. - Зачем его посадили в клетку? Он находился в таком опасном положении. - Никакой опасности не было, - сказал Дюмарест. - Веревки, которыми он был привязан, были ослаблены, и, если бы возникла реальная опасность, он мог бы освободиться от них. Но это было не нужно. Крил знал, что я одержу победу. Это было легко предугадать. Так же, как и то, что вы легко попадете в ловушку Хозяина Игры; так же, как и то, что после этого вы выберете защитником меня. - Он снова стал мерить шагами комнату. - Вы недооцениваете их, - сказал он. - Сила Киклана угрожает вашей планете, хотя и зиждется на таких простых вещах. Они могут прогнозировать развитие событий, не предпринимая никаких активных действий. Они могут руководить поступками людей так, что никто не заподозрит, что находится в их власти. Крил абсолютно точно знал, что будете делать вы, я, Хозяин Игры. Легрейна посадили в клетку только для того, чтобы быть ближе ко мне и, таким образом, ближе к вам. Все это преследовало одну цель: у Крила появилась возможность получить доступ к Библиотеке и разрушить ее. - И что же, он знал о том, что Хозяин Игры возьмет его с собой в лабиринт? - спросил Леон, пригубив вино. - Что именно он будет выбран провести проверку? - Хозяин Игры нуждался в спутнике, к тому же Крил знал план Лабиринта. - Дюмарест пожал плечами. - Любая другая кандидатура была бы отвергнута. Кто может быть более нейтральным, чем киборг? Однако вы мне не верите, - сказал Дюмарест. - Вы думаете, что во мне говорит ненависть. Возможно, у меня нет причин любить Киклан. Но вы только подумайте. Подумайте о том, как они были близки к тому, чтобы подорвать стабильность вашей экономики, чтобы уничтожить Библиотеку. - И все же, не взирая на это, вы пошли в Лабиринт, чтобы драться за меня, - Куара поднялась и положила руки ему на плечи. - Вы в одиночку спасли мир Игры. Сможем ли мы когда-нибудь расплатиться с вами за это? - Мы заключили сделку, - ответил Дюмарест. - Деньги и информация. - Под полами своей выстиранной одежды он нащупал пояс, наполненный камнями. - Деньги я получил. - Теперь вы хотите получить информацию, - она убрала руки с его плеч. - Эрл, стоит ли вам улетать отсюда? Вы можете найти дом здесь, в мире Игры. Я отдам вам достаточное количество акций, чтобы вы жили на одном уровне с самыми богатыми людьми. Стоит ли вам улетать? Дюмарест был краток. - Да, госпожа. - Чтобы продолжить погоню за счастьем? - Она повернулась, улыбнувшись Леону и нежно погладив его по волосам. - Для некоторых найти его не составляет большого труда. Мы нашли его друг в друге, и это наполняет наш мир. А что же вы? - Она посмотрела на Дюмареста. - Все, что произошло, было для вас лишь эпизодом, - сказала она, - эпизодом, ничего не значащим. Это лишь очередной шаг в вашем длительном путешествии. - Мы заключили сделку, госпожа, - напомнил ей Дюмарест. - Я сделал свое дело. - А я свое, - она прикусила нижнюю губу. - Эрл, друг мой, мне очень жаль, но... - У вас нет информации? - Есть немного, но этого недостаточно. Вомис лично дал распоряжение провести поиски. Это было еще до того, как вы вошли в Лабиринт. Расписание очень плотное, перед вами должны были пройти другие. Казалось, что особой срочности нет, - она глубоко вздохнула. - Они собирали информацию о вашей планете в тот момент, когда раздался взрыв. Дюмарест почувствовал боль в животе. - И что? - Банк данных, содержавший информацию, был разрушен. Он так и знал, каким-то образом он догадывался об этом. Боль прошла, сменившись тяжелейшим отчаянием. Так близко! Так близко! - Кое-что удалось узнать, - мягко заметила Куара. - Правда, совсем немного. Только название. - Другое название? У Земли? - Да, Терра. Вы слышали о таком? Дюмарест отрицательно покачал головой. - Быть может, оно происходит от слова "территория", - она пожала плечами. - А возможно, от слова "террор". Вы говорили, что это была мрачная планета, несущая на себе печать давних войн. - Слишком разрушительных войн, - сказал он с тяжестью в голосе. - Эрл, мне очень жаль, - сказала она абсолютно искренне. - Я так разочаровываю вас в то время, как вы... - Глаза ее неожиданно заблестели.
в начало наверх
- Техник обнаружил второе название этой планеты и собирался определить ее пространственные координаты. Он ничего не нашел в основной системе данных. Взрыв прогремел тогда, когда он решил расширить масштабы поиска, а потому и получил отрицательный ответ. Проверка показала, что, если информация вообще была, то она должна была храниться в разрушенном банке данных. - Благодарю вас, госпожа, - сказал Дюмарест. - В конце концов вы попытались. - Попыталась, но у меня ничего не вышло. Если бы только я сделала это раньше. Мне необходимо было настоять на том, что я имею полное преимущество перед всеми. Это было так просто, - добавила она. - Всего несколько часов. Даже минут. - Пожалуйста, не мучайте себя, госпожа, - Дюмарест попытался улыбнуться. - С другой стороны, нет никаких доказательств того, что информация вообще была. Быть может, в том банке данных не было ничего ценного. - Вы слишком любезны, Эрл. Я этого не заслуживаю. Нет, подумал он, отнюдь нет. Она поступила абсолютно верно. Никакой особой срочности не было. Никто не мог предсказать возможность взрыва. И конечно же, никто, даже киборг, не мог знать о важности именно этого банка данных. Однако не все потеряно. Он знает второе название планеты, и у него есть деньги для путешествия. К чему сожалеть о том, что случилось? Леон осторожно налил вино, опорожняя графин. Он передал бокалы Куаре и Дюмаресту. Взяв свой бокал, он положил руку на ее плечо. - Эрл, мне кажется, что я в чем-то виноват перед вами, - сказал он. - Редко кому удается обрести такое счастье, какое обрел я. У меня есть Куара, а значит, есть все. А что вы? Что получили вы? Дюмарест посмотрел на свой бокал. - У него есть цель, к которой он стремится, - тихо заметила Куара. - То, ради чего он живет. Он никогда не отступится от своего стремления достичь ее. - Она подняла бокал. - И, возможно, наступит день, когда и он обретет свое счастье. Давайте выпьем за это. Дюмарест отпил вина.

ВВерх