UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

  Джек ВЭНС

   ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛЮДЕЙ




Реликт украдкой  спустился  со  скалы,  неуклюжее  тощее  создание  с
уродливыми голодными глазами. Он  двигался  быстрыми  толчками,  используя
полосы темного воздуха как укрытие, перебегая от тени  к  тени,  временами
припадая на все четыре ноги и пригибая голову к земле.
Приблизившись   к   последнему   выступу   скалы,   он   остановился,
всматриваясь в равнину.
В дали возвышались низкие холмы, сливавшиеся с небом,  испещренным  и
бледным, словно матовое стекло. Открывавшаяся внизу  равнина  простиралась
ветхим бархатом, темно-зеленым  и  морщинистым,  тронутым  проплешинами  и
тлением. Фонтаны жидкого камня били высоко в воздух и разветвлялись черным
кораллом.
Где-то   посередине   развернулось   семейство    серых    субъектов,
изменявшихся  с  целенаправленной  стремительностью:  сферы  переходили  в
пирамиды, превращались в купола, распускались пучками громадных белых игл,
вонзались в небо огромными мачтами и, наконец, в  кульминации  становились
кубиками разноцветной мозаики.
Реликты было на это наплевать, он хотел есть и только, а  на  равнине
виднелись какие-то растения, и на лье вокруг не было ничего лучшего.
Они росли  на  земле,  иногда  на  плавающих  островках  воды  или  в
сердцевине черного тяжелого газа.
Там  были  сырые  черные  лохмотья  листьев,  глыбы  чахлой  колючки,
бледно-зеленые луковицы, стебли с листьями и изможденными цветами.
Там не было знакомых видов, да и Релик и не имел понятия, что  листья
и побеги, съедобные вчера, будут не ядовитыми сегодня.
Он попробовал поверхность равнины ногой.
Стекловидная поверхность, которая тоже на вид была создана красными и
серо-зелеными пирамидами, напружинилась, приняла его вес и затем  внезапно
поглотила ногу.
В ярости он выдернул ногу назад, отпрыгнул и приземлился на  корточки
на зыбкую твердую поверхность.
В его желудке скрежетал голод, ему необходимо было наесться.
Он окинул взглядом равнину.
Не  так  далеко  отсюда  играла  парочка   организмов   -   катались,
разбегались, танцевали, вставали в пылкие позы.
Если бы они приблизились, он убил бы одного из них.
Они напоминали людей и поэтому наверняка послужили бы хорошей пищей.
Он ждал.
Долго ли, коротко ли - не имело значения: оценивать  было  невозможно
ни качественно, ни количественно.
Солнце исчезло, а с ним и естественный цикл смены дня и ночи.
Понятие времени перестало существовать.
Больше ждать было невозможно, так дальше продолжаться не могло.
У Реликта сохранилось несколько  отрывочных  воспоминаний  о  далеком
прошлом, когда логика и система еще не безнадежно устарели.
Человек   утвердился   на   земле   только   благодаря   единственной
возможности:  следствию  всегда  предшествовала  причина,  а   причине   -
следствие.
Умелое  обращение  с  этим  основным  законом  дало  богатые  всходы,
остальные способы и возможности казались совершенно ненужными.
Человек сделал себя центром всей структуры.
Он мог жить в пустыне, в степи, на льду,  в  лесу,  или  городах,  он
перестал зависеть от окружающей среды.
Он не подозревал о своей уязвимости.
Логика  оказалась  чересчур  узким  полем  деятельности,  а  разум  -
узко-специализированным инструментом.
А  потом  грянул  урочный  час,  когда  и  Земля  свалилась  в  мешок
беспричинности и лопнули все прежние причинно-следственные связи.
Стали  неприменимы  узкоспециализированные  инструменты,  которые  не
потянули на новую реальность.
Из двух миллиардов людей выжило только несколько сумасшедших.
Они называли себя Организмами, хозяевами новой эры.
Их несоответствие настолько хорошо вписывалось в  причуды  мира,  что
вплеталось в общую дикую мудрость, или возможно, дезорганизовывало материю
вселенной,  возникшей  из  старой   структуры   менее   чувствительной   к
психокинезу.
Осталась существовать и кучка других - Реликтов, но только  благодаря
счастливым обстоятельствам.
Они    сами    очень    сильно    изменились,    судя    по    старым
причинно-следственным связям.
Правда,  те  тоже  частично  сохранились,  хотя  бы  для   управления
метаболизмом тел, но не более.
Они очень быстро вымирали, психика не предусматривала заслона  против
такого окружения.  Иногда  мозг  Реликтов  нагревался,  и  они,  бессвязно
бормоча, выпрыгивали на равнину.
Организмы же смотрели вокруг без тени любопытства, да и чему тут было
удивляться?
Любой Организм мог запросто задержать обезумевших  Реликтов,  которые
попытались бы продлить свое существование.
Как и Организмы, Реликт набивал полный рот растений, как и Организмы,
Реликт натирал ноги  толченой  водой,  но  потом  вскоре  Реликт  погибал,
отравившись ядом, от заворота кишок или от язв на  коже,  а  Организм  тем
временем спокойно продолжал нежиться в черной сырой траве.
Или же организму могло прийти в голову съесть Реликта, и  тогда  тому
ничего не оставалось делать, как спасаться бегством.
Объятый ужасом, неспособный больше оставаться в этом мире, он  бежал,
прыгал,  вдыхал  густой  воздух,  широко  раскрыв  глаза,  разинув  рот  и
задыхаясь, пока не падал в омут черного железа или не грохался в вакуумный
мешок, заметавшись в нем как муха в бутылке.
Теперь Реликтов осталось очень мало.
Финн, тот, что забрался на  скалу  и  оглядывал  окрестности,  жил  с
четырьмя другими особями.
Двое из них были старыми самцами, которым предстояло скоро умереть.
Если не найдется пища, Финну тоже придется разделить их участь.
Один из Организмов на равнине, Альфа, вдруг сел, зачерпнул  пригоршню
воздуха, шарик голубой  жидкости,  камень,  смешал  их  вместе,  взболтал,
словно микстуру, и хорошенько согрел.
Раствор скатился с ладони, словно бечевка. Реликт.  Сказать,  что  за
чертовщина на уме у этого существа было невозможно. Действия  его  и  всех
остальных казались совершенно непредсказуемыми. Реликту нравилось есть  их
мясо, но случилось  по-иному,  они  тоже  не  преминули  им  полакомиться.
Правда,  при  такой  конкуренции  он  оказался  бы  в  весьма   невыгодном
положении. Их непредсказуемые действия  явно  сбивали  его  с  толку.  Ища
спасения, он бросился бежать, и тут начался кошмар.
То,  направление,  которое  лежало  перед  его  взором,  на  редкость
изобиловало почвой с самым различным сцеплением, что как-то позволило  ему
передвигать ноги. Сзади был Организм, случайный и незавершенный, как  само
окружение.  Причем  альтернатива  заключалась  в  скопище  причуд,  иногда
сливавшихся вместе, иногда нейтрализующих  друг  друга.  В  худшем  случае
Организм мог бы схватить его. Это было необъяснимо, а впрочем, почему бы и
нет?
Слово  "необъяснимо"   давно   потеряло   всякий   смысл.   Организмы
направились к нему. Ну, неужели  заметили?  Он  припал  к  тусклой  желтой
скале.
Организмы невдалеке остановились.
Он услышал их крики и скрючился, раздираемый  двумя  противоположными
чувствами - голодом и страхом. Альфа припал к коленям, и  перевернулся  на
спину, раскинув как попало ноги и руки и посылая к небу  серии  мелодичных
криков и гортанных  стонов.  Это  был  собственный  язык,  только  что  им
выдуманный, но Бета, конечно, должен его понимать.
- Видение, - прокричал Альфа.  -  Я  вижу  былое  небо,  вижу  скалы,
свивающиеся круги. Они сжимаются в твердые точки, и их некогда  больше  не
будет.
Бета  перегнулся  через  пирамиду  и  вгляделся,  откинув  плечи,   в
испещренное небо.
- Интуиция, - пропел Альфа. - Картина другого  времени.  она  тверда,
безжалостна и непреклонна.
Бета перегнулся через пирамиду, нырнул  под  зеркальную  поверхность,
проплыл под Альфой, вынырнул и лег рядом с ним.
- Взгляни на Реликта на склоне холма. В его крови - вся древняя  раса
- ограниченные людишки  с  тронутыми  мозгами.  Он  повинуется  инстинкту,
Топорная работа, неудачник, - заключил Альфа.
- Они умирают! Все умерли! - громко прокричал Бета, - Осталось только
трое или четверо.
Когда: сейчас, в прошлом, будущем - было неважно.
Эти символы относились к другой эпохе, словно лодки на высохшем озере
- с тех пор процесс не имел начала и конца.
- Это видение, -  проговорил  Альфа.  -  Я  видел  кишащих  на  Земле
Реликтов, затем их смахнуло куда-то, словно ветром мошкару.  Для  нас  это
уже в прошлом.
Организмы лежали спокойно, обсуждая видения.
С неба упал камень или, может, метеор, ударился о поверхность пруда.
За ним медленно затягивалась круглая дыра. С  другого  конца  водоема
ударил в воздух фонтан жидкости и унесся прочь.
- Вновь интуиция усиливается! Скоро  в  небе  будет  много  огней,  -
сказал Альфа.
Возбуждение его оставило.
Он указал пальцем в небо, поднявшись на ноги.
Бета лежал спокойно.
На нем ползали, скакали и множились жуки, паучки, муравьи и мухи.
Альфа понимал, что Бета мог бы подняться, стряхнуть с себя насекомых,
пересесть в другое место, но Бета, казалось, предпочитал оставить все  как
было.
Ну и пусть, этого было вполне достаточно.
Он может создать другого Бету, какого  только  пожелает,  даже  целую
кучу их.
Иногда мир  буквально  кишел  организмами  всех  цветов  и  размеров,
высоких, как колокольни, коротких и коренастых, как цветочные горшки.
Иногда они скрывались в  глубоких  пещерах,  а  иногда  недолговечная
субстанция земли и раз и тридцать раз сворачивалась в единый кокон, и  все
угрюмо ждали того времени, когда Земля развернется, и они  смогут  вылезти
на свет, бледными и моргающими.
- Меня мучает потребность, - сказал Альфа. - Съем-ка я Реликта.
Он пригнулся и перекинул себя к подножью желтого утеса.
Реликт Финн в ужасе вскочил на ноги.
Альфа попробовал сообщить,  что  Финну  давалась  некоторая  отсрочка
перед тем, как его съедят.
Но Финн должно быть  не  уловил  многочисленных  обертонов  Альфиного
голоса. Он схватил камень и запустил им в Альфу.
Едва оторвавшись от руки, камень превратился в облако пыли, ударившее
Реликта в лицо.
Альфа придвинулся, вытянув свои длинные руки.
Реликт ударил его. Его ноги поскользнулись, и он полетел на равнину.
Альфа ликуя кинулся за ним.
Финн попытался отползти прочь.
Альфа двинулся вправо - теперь одно направление ничем  не  отличалось
от другого. Он столкнулся Бетой и вместо Реликта принялся пожирать Бету.
Реликт стесняясь, поколебался, затем подошел и присоединился к Альфе,
набивая свой рот кусками розового мяса.
- Я почти сообщил ему о предчувствии, о том, чем  все  это  кончится.
Помнишь, я тебе рассказывал.
Финн  не  понимал  персонального  языка  Альфы.  Он  лишь   торопился
насытиться как можно быстрее.
- В небе будут огни, - разглагольствовал Альфа, - гигантские огни.
Финн поднялся на ноги, с опаской поглядывая на Альфу, и, ухватив ноги
Беты, поволок его к холму. Альфа наблюдал за ним с веселой беспечностью.
Это была нелегкая работа для изможденного Реликта.
Бета то взлетал,  то  его  сносило  ветром,  то  прибивало  к  земле.
Наконец, он утонул в глыбе гранита, которая застыла вокруг него.
Финн  пытался  освободить  Бету,  тыкая  в   него   хворостиной.   Но
безуспешно. Он заметался туда-сюда в полной растерянности.
Бета начал  сжиматься,  усыхать,  словно  медуза  на  горячем  песке.
Реликту ничего не  оставалось  делать,  как  убираться  восвояси.  Слишком
поздно. Пища пропала почем зря. Мир был  мерзким  скопищем  разочарований.

 
в начало наверх
Правда, на какое-то время его желудок оказался полон. Он полез на гору и скоро отыскал лагерь, где ждали его четверо Реликтов - два древних самца и две самки. Обе самки, Гиза и Рик, как и Финн, ходили на промысел. Гиза вернулась с охапкой лишайника, а Рик принесла какую-то безымянную падаль. Старцы, Бад и Тагарт, спокойно сидели и ждали не то еды, не то смерти. - Где же добыча, за которой ты отправился? - угрюмо встретили Финна женщины. - Я отхватил целую тушу, - сказал Финн. - Только не смог ее притащить. Между тем Бад втихомолку стащил охапку лишайника и принялся набивать им рот, но тот оказался живым затрясся, задрожал, выпустил красное облако ядовитого дыма, которое тут же прикончило незадачливого старикашку. - Вот вам и пища, - сказал Финн. - Давайте поедим. Но от яда пошло быстрое разложение. Тело забурлило, покрылось голубой пеной и растеклось в разные стороны. Женщины обернулись ко второму старику, который пролепетал дрожащим голосом: - Вы, конечно можете меня съесть, но почему бы не выбрать Рик, которая куда сочнее и моложе меня? Рик, самая молодая из женщин, не удостаивая своим ответом, вцепилась зубами в кусок свой добычи. - К чему мучиться? - проговорил Финн глухо. - Пищу становится добывать все труднее, и мы, очевидно, остались последними людьми. - Нет, запротестовала Рик. - Не последние. Помните, мы видели других за зеленой насыпью. - Это было очень давно, - сказала Гиза. - Теперь, наверное, они уже погибли - Может быть, они нашли какой-нибудь источник пищи, - предположила Рик. Финн поднялся на ноги и окинул взором равнину. - Кто знает, может быть, за горизонтом лежат более благодатные земли. - Там нет ничего, только пустыня и чудовищные создания, - огрызнулась Гиза. - И что, нам будет хуже чем здесь? - спросил Финн. Возражений не последовало. - Вот что я предлагаю, - сказал Финн. - Видите этот высокий пик? Видите слои твердого воздуха? Они бьются и отскакивают от него. Они летают туда и обратно и исчезают в дали. Давайте взберемся на эту скалу и оттуда перенесемся в прекрасные страны, которые лежат где - нибудь за горизонтом. Теперь пошли возражения. Старый Тагарт запротестовал, ссылаясь на свою немощь, женщины подняли на смех предложение Финна, но потом, поворчав и поспорив начали карабкаться на вершину горы. На это ушло много времени, обсидиан был вязок как желе. Несколько раз Тагарт признавался, что находится на грани смерти, но все-таки они с грехом пополам взобрались на вершину скалы. Там едва хватало места перевести дух и осмотреться. Их взорам открылась местность до самого горизонта, уходившая в седую, белесую мглу. Женщины препирались, указывая в разные стороны, но что там их ждут райские кущи верилось с трудом. В одном направлении сине-зеленые холмы дрожали, будто наполненные маслом пузыри, в другом пролегала темная полоса - не то ущелье, не то река в грязи. В остальных же направлениях простирались сине-зеленые холмы, напоминавшие уже виденные, но в них чувствовалось какое-то отличие Внизу лежала равнина, сверкающая и переливающаяся, словно крылья глянцевого жука, местами покрытая черными бархатными пятнами и заросшая растениями сомнительного вида. Они увидели около десятка Организмов, слонявшихся около озер, жевавших побеги растений, маленькие камни или каких-то насекомых. К ним направлялся Альфа. Он двигался медленно, внушая трепет своим чудовищным обликом и игнорируя другие Организмы. Те продолжали играть, но завидев его, останавливались, чувствуя какое-то смущение и неловкость. С обсидиановой вершины Финн поймал тугую прядь воздушного облака и подтянул ее к себе. - А теперь вперед. Нас ждут райские кущи. Летим. - Нет, - воспротивилась Гиза. - Там нет пещер, и вообще, кто знает, вдруг нас занесет куда-нибудь не туда? - А куда нам нужно? - спросил Финн. - Кто-нибудь знает? Никто не знал, но женщины все же отказывались лезть на прядь. Тогда Финн обернулся к Тагарту. - Давай, старый хрыч, покажи бабам, как это делается. Лезь! - Нет! - залепетал тот. - Я боюсь высоты, она не для меня. - Залезай, старик, а мы за тобой! Сопя и дрожа от страха, глубоко запуская руки в губкообразную массу, Тагарт вскарабкался на облако воздуха, свесив в пустоту свои тощие ноги. - Ну, - проговорил Финн, - кто следующий? - Лезь сам, - огрызнулась Гиза. - И бросить тебя, мою последнюю гарантию от голодной смерти? Давай вперед. - Нет, это облако слишком мало, пусть старец уплывает на нем один, а мы подождем следующего, побольше. - Отлично. Финн разжал руку. Облако поплыло над равниной, унося Тагарта, изо всех сил цепляющегося за свою драгоценную жизнь. Они внимательно следили за ним. - Глядите, - сказал Финн, - как легко и быстро движутся облака над Организмами, над хлябью равнины, над всем этим зыбким и изменчивым миром. Но воздух оказался таким же ненадежным, как и все прочее, и вскоре плот старика растаял без следа. Хватаясь за расползавшиеся клочья воздуха, Тагарт попытался удержаться на своей воздушной подушке, но та улетучилась и он полетел вниз. На вершине горы трое Реликтов наблюдали, как скрюченная фигурка, размахивая руками и ногами, летела все ниже к земле. - А теперь, с досадой заключила Рик, - мы остались совсем без мяса. - Совсем, - сказала Гиза, - кроме как разве только Финна. Вдвоем они бы запросто с ним разделались. - Эй, поосторожнее! - вскричал Финн, - Я все-таки последний мужчина, а вы - мои женщины и должны повиноваться. Они его игнорировали, бросая косые взгляды и перешептывались друг с другом. - Осторожней! - прикрикнул Финн, - Я сброшу вас со скалы. - Ну как раз это мы тебе и обеспечим, - сказала Гиза. Они с опаской приближались в зловещем молчании. - Остановитесь. Я же последний мужчина. - Нам без тебя хуже не будет. - Одну секунду. Взгляните на Организмы! Женщины посмотрели вниз. Организмы собрались кучкой, глядя в небо. - Взгляните вверх! Женщины посмотрели. Молочное стекло лопнуло, рассыпалось, завернулось по краям. - Голубое. Небо голубое, как прежде! Опалив глаза, ударил ослепительно яркий свет. - Солнце, - проговорили они трепещущими голосами, - на Землю вернулось Солнце. Небесный купол исчез, и на его месте в мире синевы выплыло яркое и величественное солнце. Земля внизу сжалась, растрескалась, отяжелела и отвердела. Они почувствовали, как обсидиан каменеет у них под ногами. Его цвет стал глянцево-черным. По-видимому, Земля, Солнце, вся галактика покинули свободную зону, и снова наступило время логики и ограничений. - Древняя Земля! - закричал Финн. - Мы люди Древней Земли, и она снова наша! - А как же Организмы? - Если это Древняя Земля, то пусть Организмы поостерегутся! Организмы стояли на низком пригорке рядом с потоком воды, который быстро перерастал в реку, прокладывая себе путь по равнине. - Вот она, моя интуиция! - прокричал Альфа. - Точно, как я предсказал. Исчезла свобода, вновь царят узость и ограничения! - Сможем ли мы их уничтожить? - спросил другой Организм. - Запросто, - отозвался третий. - Каждый должен внести свой вклад в общую битву. Я решил взять на себя Солнце, кинуться на него и сокрушить. Он пригнулся, разбежался и подпрыгнул, потом грохнулся на спину, сломав себе шею. - Во всем виноват воздух, - сказал Альфа, - потому что он окружает все вокруг. Шестеро Организмов, убегая от воздуха, бросились в реку и утонули. - Как бы там ни было, но я голоден, - сказал Альфа. Он огляделся вокруг, ища привычную пищу. Схватил насекомое, но оно тут же его ужалило, и убежало. - Хм. А голод остался. Он заметил Финна и женщин, спускавшихся со скалистого кряжа. - Съем-ка я одного Реликта, - проговорил он. - А может съесть их всех? Трое оставшихся сорвались с места и, как обычно, разбежались в разных направлениях. По чистой случайности Альфа оказался лицом к лицу с Финном. Он приготовился есть, но Финн поднял камень. Камень оказался камнем, твердым, острым и тяжелым. Финн размахнулся, познав радость инерции, и Альфа упал с проломленным черепом. Один из Организмов попытался перешагнуть расщелину двенадцати футов шириной и исчез - только его и видели. Другой, усевшись на землю, принялся глотать камни, удовлетворяя чувство голода, но тут же забился в конвульсиях. Финн кивнул на появившиеся участки свежей новой земли. - Видите, вон улицы нового города, как в легендах. А там фермы, скот. - Но ведь там ничего нет, - возмутилась Гиза. - Сейчас нет, - сказал Финн. - Но теперь снова будет вставать и заходить Солнце, снова у камня будет вес, а у воздуха - нет. Снова вода выпадет дождем и заполнит море. Он наступил на поверженного Организма. - Теперь можно помечтать.

ВВерх