UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

    Альфред ВАН ВОГТ

  ШАНС ВЫЖИТЬ




Леонард Хэнли шел по корабельному коридору, когда  его  слуха  достиг
обрывок разговора двух женщин:
- Узнав  о  наших  неприятностях,  он  явился  сюда  с  другого  края
Галактики. Вы ведь знаете - для его  путешествий  космические  корабли  не
нужны...
Хэнли  миновал  их  и  пошел  дальше,  с  каждым  шагом  все   больше
раздражаясь и исполняясь скептицизма. Раздражение это начало подниматься в
нем два часа назад, когда капитан Крэнстон письменно известил  его,  главу
ариэльских колонистов, о предстоящем прибытии Марка Рогана.
"Теперь, когда от пункта назначения,  планеты  Ариэль,  нас  отделяет
меньше  половины  земных  суток,  -  говорилось  в  записке,  -  появилась
возможность  получить  помощь  одного  из  ведущих  экспертов-планетологов
Космического Патруля. Благодаря присутствию мистера Рогана Вы и  вверенные
Вашему руководству люди сможете  совершить  высадку  незамедлительно,  вне
зависимости  от  выяснения  судьбы   первых   колонистов,   что   позволит
"Колонисту-12" сразу же стартовать в обратный путь"
Мысль о том, что корабль может  отправиться  в  обратный  путь,  едва
высадив их на Ариэль, вызвала на лице Хэнли гримасу. "Э, нет,  капитан,  -
сказал он себе, - этот номер у вас не  пройдет!  Бросать  на  на  произвол
судьбы прежде, чем мы узнаем, что же случилось на планете..."
Войдя в радиорубку, он увидел, что за стеклянной  перегородкой  сидит
Фред - молодой связист, обладавший манерами  наглыми  как  раз  настолько,
чтобы вызывать раздражение, но в то же время достаточно  вежливыми,  чтобы
формально придраться было не к чему.
- Что нового? - поинтересовался Хэнли.
- Все то же  самое,  -  небрежно  ответил  радист,  глядя  куда-то  в
сторону.
В глубине души Хэнли хотелось уйти, хлопнув дверью, но он  сдержался.
Он уже неоднократно пытался  разрушить  стену,  отделявшую  колонистов  от
экипажа, считая, что в столь долгом полете не имеют права на существование
ни замкнутость, ни взаимная враждебность.  Однако  в  итоге  ему  пришлось
отказаться от  своих  намерений.  Для  корабельной  команды  восемь  сотен
колонистов  -  мужчин,  женщин  и  детей  -  были  лишь  сборищем   жалких
эмигрантов,  заслуживающих  только  презрения.  Хэнли  же,  инженер,  и  в
недавнем прошлом университетский профессор, порою ловил себя на  том,  что
думает  об  экипаже,  как  о   шайке   весьма   несимпатичных   личностей.
Поколебавшись и вспомнив разговор тех женщин о  загадочном  Марке  Рогане,
Хэнли вновь заговорил.
- Выходит, нам повезло с этим Марком Роганом? - небрежно  бросил  он,
стараясь придать тону возможно большую развязность.
- Повезло, и еще как!
- А давно он вышел с вами на связь?
- Это было не по нашему каналу, сэр.
- Что вы имеете в виду? - удивленно спросил Хэнли.  -  Разве  не  вся
связь осуществляется через радиорубку?
- В общем-то вся, - радист был странно смущен. -  Но  не  с  мистером
Роганом. Мы просто сообщаем в штаб Космического Патруля о своих проблемах,
а мистер Роган... Он сам появляется, если эти проблемы его интересуют.
- И он соизволил заинтересоваться нашими?
- Выходит, так.
- Благодарю, - негромко бросил Хэнли, повернулся и вышел. Он с трудом
сдерживал ярость. Что за фарс! Этот тип жаждет, чтобы люди поверили, будто
он путешествует по космосу без космического  корабля!  И  он,  видите  ли,
помогает другим лишь в том случае, если ему это  интересно.  И  вдруг  вся
ярость Хэнли разом испарилась: он понял мрачное,  даже  зловещее  значение
прибытия Рогана. Ибо он уже прибыл.
Хэнли вернулся в свою каюту. Но едва Элинор, его жена подала завтрак,
как включился интерком:
- Вниманию пассажиров  и  экипажа!  Мы  входим  в  атмосферу  Ариэля.
Капитан  Крэнстон  приглашает  всех   в   конференц-зал   для   обсуждения
предстоящей высадки. Начало собрания через час.
Хэнли чувствовал себя весьма неуютно, сидя в президиуме под взглядами
взбешенных колонистов. Смущенно оглядывая их лица, он с трудом мог  сейчас
поверить, что эти самые люди избрали его своим руководителем. А  ведь  ему
предстояло убедить их высадиться, не имея  ни  малейшего  представления  о
том,  какие  опасности  могут  подстерегать  на  планете.  И   большинство
колонистов не желало мириться  с  таким  положением  вещей.  Они  кричали,
перебивая друг друга, то и дело, яростно жестикулируя, вскакивали с  мест,
чтобы  обрушить  свой  гнев  на  голову  капитана  Крэнстона,   неподвижно
стоявшего у трибуны. До отказа набитый зал  был  наполнен  гулом  голосов,
доносившимся даже до соседних помещений, где остальные  колонисты  слушали
происходящее по корабельной трансляции.
Как ни был Хэнли внутренне напряжен, на  какое-то  время  он  все  же
отвлекся, разглядывая сидевшего в соседнем  кресле  незнакомца.  Очевидно,
это и был Роган. Да кем же еще он мог оказаться  -  ведь  на  корабле  все
знали друг друга.  Впрочем,  человек  этот  заслуживал  внимания  в  любом
случае. Он был худощав и высок - наверное,  выше  шести  футов.  Когда  он
заговорил и произнес несколько  слов,  обращенных  к  капитану  Крэнстону,
голос незнакомца оказался столь нежным и  ласковым,  что  Хэнли  сразу  же
ощутил прилив антипатии. А когда он на миг повернулся к Хэнли,  оказалось,
что глаза у незнакомца изумрудно-зеленые -  цвет,  крайне  нетипичный  для
мужчин. Это тоже было неприятно.  Хэнли  отвернулся  и  бросил  взгляд  на
экран, помещавшийся позади президиума. Экран был очень  велик,  и  на  нем
была видна обширная территория суши планеты, проплывавшая под кораблем.
Хотя изображение из-за большой дальности и не  отличалось  четкостью,
все же можно было рассмотреть и зеленые заросли, и - слева  -  серебристый
блеск извилистой реки. А справа - руины первых  человеческих  построек  на
планете Ариэль. Хэнли изучал этот пейзаж  без  малейшего  энтузиазма.  Как
ученый и администратор он не испытывал особого страха при мысли о том, что
может ждать их всех на этой планете; но стоило ему подумать  об  Элинор  и
детях - и предстоящая посадка вызывала в душе жгучую тревогу.
Мало-помалу  в  зале  воцарилась  относительная  тишина,  и   капитан
Крэнстон заговорил:
- Должен признать,  ситуация  сложилась  неприятная.  Я  не  имею  ни
малейшего представления о  том,  почему  на  этой,  необитаемой,  по  всей
видимости, планете, погибло человеческое поселение. И  в  то  же  время  я
обязан высадить вас здесь: у нас слишком мало  припасов,  чтобы  мы  могли
доставить обратно столь многочисленную группу. Мне искренне  жаль,  но  вы
прибыли сюда и должны  будете  здесь  остаться.  А  теперь  позвольте  мне
представить вам человека, только сегодня прибывшего к нам  на  борт.  Марк
Роган, один из наиболее  влиятельных  специалистов  Космического  Патруля,
поспешил  сюда,  чтобы  оказать  вам  помощь.  Мистер  Роган,   подойдите,
пожалуйста, чтобы я мог вас представить. И вы, мистер Хэнли, тоже. -  Пока
Роган шел к трибуне, капитан добавил: - Прошу вас, мистер  Роган,  скажите
несколько слов этим беднягам.
Роган обвел взглядом зал,  улыбнулся  и  заговорил  тем  же  ласковым
голосом:
- Друзья мои, все будет хорошо. Вам нечего бояться. Я проанализировал
всю поступившую от вас информацию, и теперь со всей уверенностью  заявляю:
еще сегодня мне представиться возможность сообщить вам о том, что  высадка
на планету совершенно безопасна.
Он смолк и сделал шаг назад. В зале повисла мертвая тишина, потом там
и сям стали  раздаваться  женские  вздохи.  Хэнли,  удивленно  выслушавший
мягкое и успокаивающее заявление  Рогана,  обвел  глазами  колонистов.  Он
чувствовал себя растерянным и встревоженным:  до  него  уже  успели  дойти
слухи  о  весьма  сомнительной  репутации,  которой  пользовался  Роган  в
отношении слабого пола.
Вновь заговорил капитан Крэнстон - уже не столь официальным тоном:
- Мне хотелось бы познакомить вас  с  мистером  Роганом,  Лен.  -  И,
обращаясь к Рогану, представил: - Мистер Леонард Хэнли, глава колонистов.
Живые зеленые глаза внимательно изучали лицо  Хэнли.  Потом  Роган  с
улыбкой   протянул   худую,   жилистую   руку.   Преодолевая    внутреннее
сопротивление, Хэнли принял ее и, повинуясь безотчетному  желанию,  крепко
стиснул узкие пальцы. Улыбающиеся губы Рогана затвердели, и он ответил  на
пожатие - Хэнли показалось, будто рука его очутилась в  тисках.  Побледнев
от нестерпимой боли, он разжал пальцы, и в тот же миг рука  его  оказалась
свободной. Хэнли вновь встретился со взглядом зеленых глаз, на этот в  них
читалась задумчивость и легкое недоумение.  Хэнли  почувствовал,  что  его
потаенная враждебность открыта, и первый раунд проигран - ощущение было не
из приятных.
Капитан повернулся к залу:
-  Леди  и  джентльмены,  высадка  будет  осуществляться  с   помощью
вооруженной шлюпки под совместным руководством мистера  Рогана  и  мистера
Хэнли. Прошу приступить к подготовке.
Хэнли погрузил в шлюпку портативную рацию,  счетчик  Гейгера,  прибор
для  сканирования  грунта  и  небольшой  аппарат,  преобразующий  звук   в
коротковолновое радиоизлучение, минуя ультразвуковой диапазон. Краем глаза
он заметил приближавшегося по коридору Рогана. Он  быстро  обернулся  и  в
упор  взглянул  на  эксперта.  Нет,  ему  не  показалось   -   на   Рогане
действительно были только легкие брюки и  рубашка-апаш.  Карманы  брюк  не
оттопыривались,  в  руках  никакой  сумки   -   словом,   ни   намека   на
исследовательское снаряжение. Роган кивнул  ему,  Хэнли  ответил  вежливым
жестом. "Великий путешественник  снизошел  до  банального  транспорта",  -
иронически отметил про себя Хэнли, задраивая за ними люк шлюпки.
Не прошло и четверти часа, как их маленькая ракета опустилась в самом
центре территории, на которой располагалось некогда человеческое поселение
в тысячу жителей.
Когда Хэнли, чуть пошатываясь после финишных перегрузок, спустился на
землю Ариэль, один из членов экипажа, шедший позади него, присвистнул:
- Это место выглядит так, словно здесь плясали бешеные бульдозеры!
Рассматривая следы чудовищного опустошения, Хэнли с трудом  проглотил
вставший  в  горле  комок.  Определение  пилота  было  точным:  постройки,
сложенные  из  местного  камня,  были  разрушены   с   такой   невероятной
тщательностью, что даже груды  щебня  оказались  разметанными  на  десятки
метров. Кое-где меж камнями уже пробивалась трава. Уцелело лишь  несколько
могучих деревьев - все остальное было раздроблено и перепахано.
Хэнли размашисто шагал по этой  пустыне,  как  вдруг  споткнулся  обо
что-то; он посмотрел под ноги и резко отпустил.  Перед  ним  были  останки
человека - кости раздроблены, череп вдавлен  в  землю.  Приглядевшись,  он
понял, что такие же перемолотые неведомой  силой  скелеты  рассеяны  между
развалинами повсюду; только увидеть их можно было далеко не сразу, так как
многие кости были вдавлены в землю и припорошены  каменной  пылью.  Шедший
рядом с Хэнли молодой колонист, Фрэнк Стреттон, судорожно перевел дыхание.
Хэнли окликнул Рогана:
- По-моему, нам следует поскорее  осмотреть  всю  территорию,  мистер
Роган.  Может  быть,  разделимся?  Мистер  Стреттон   и,   -   он   назвал
сопровождающего их колониста-техника, - поднимутся на холмы, а мы  с  вами
пойдем вдоль реки. Остальные могут также  разбиться  на  несколько  групп.
Никакой  твердой  программы,   никаких   указаний.   Просто   смотрите   и
запоминайте. Потом обсудим. Мы вернемся через пару часов.
Не ожидая  согласия,  Хэнли  поспешно  вернулся  к  шлюпке.  Конечно,
кому-нибудь могло показаться странным, что оба руководителя группы  уходят
вместе, но Хэнли  решил  своими  глазами  увидеть,  как  выглядит  эксперт
Космического Патруля за работой. В глубине души ему хотелось  верить,  что
он сумеет решить задачу сам, безо всяких самозваных гениев.
Хэнли забрал в шлюпке сумку  с  приборами  и  вскинул  ее  на  плечо,
невольно поморщившись - вес все-таки оказался изрядным.  А  вскоре  они  с
Роганом уже покинули пределы разрушенной колонии. "Все-таки  интересно,  -
подумал Хэнли, поправляя на плече ремень сумки, -  почему  это  Роган  так
легко согласился с предложенной программой?"
Постепенно каменистая  земля  сменилась  лугом,  больше  напоминавшим
партерный газон. Даже валунов, которыми изобиловали  окрестности  поселка,
больше не было видно. Зато стали чаще попадаться  группы  мощных,  высоких
деревьев; ветви некоторых из них были покрыты  цветами,  у  других  -  уже
сгибались под тяжестью плодов.  Теплый  и  влажный  воздух  Ариэля  вблизи
деревьев был напоен сладкими ароматами.
Наконец они достигли реки - это был широкий, мощный поток, с  быстрым
течением;   вид   его   наводил   на   мысль   о   значительной   глубине.
Воспользовавшись подобием естественной тропы,  они  спустились  с  крутого
берега к самой воде и зашагали вниз по течению. Вскоре  берега  стали  еще
выше - теперь они поднимались уже метров на  тридцать.  Откуда-то  спереди
доносился далекий характерный шум, с каким вода разбивается о камни.
Роган, шедший впереди, поглядывая то на небо, то на землю под ногами;

 
в начало наверх
неожиданно он остановился. Хэнли воспользовался передышкой, чтобы скинуть с плеча свою нелегкую поклажу. Он поставил сумку на землю и достал приборы. Счетчик Гейгера щелкнул и надолго замолчал, - после секундного размышления Хэнли решил оставить его здесь, чтобы подобрать на обратном пути. Потом он включил рацию и сказал несколько слов, услышав в ответ невнятное бормотание. Такое качество приема наводило на безрадостные мысли; если на борту "Колониста-12" оно казалось просто странным, то здесь, в нескольких километрах от превращенного в руины поселка, оставляло тягостное впечатление. На душе у Хэнли было тревожно. - Вам не кажется, мистер Роган, что наше положение достаточно уязвимо? Роган не обернулся, даже вида не подал, что слышит. Хэнли покраснел, в нем поднялась глухая злоба, и он решительно направился к Рогану. "Пора поставить точку на "i", - решил он, - причем немедленно." Приблизившись к эксперту, Хэнли заметил, что тот поглощен изучением небольшой песчаной осыпи; ему пришло на память, что Роган уже несколько раз по дороге обращал внимание на подобные песчаные проплешины. Гнев Хэнли мгновенно угас. Он пытался постичь смысл действий Рогана - и, кажется, понял. Вот только... Он присмотрелся внимательнее, но нет - это был самый обычный песок, желтовато-серый, местами темнее - почти коричневый; самый что ни на есть банальный и безобидный песок, не обнаруживший никаких следов жизни. Хэнли недоумевал, но обращаться с вопросами к человеку, столь откровенно невежливому, не хотелось; к чему нарываться на очередное оскорбление? Обернувшись, Хэнли заметил, что Роган рассматривает его. - Мистер Хэнли, - проговорил он своим нежным голосом, - по вашему поведению я чувствую, что вы недавно обращались ко мне и теперь раздражены тем, что я не ответил. Верно? Это так? Хэнли молча покачал головой; ответив вслух, он, пожалуй, наговорил бы лишнего. Преодолевая злость, он пытался вникнуть в смысл услышанного. "По вашему поведению я чувствую..." Уж не хочет ли Роган сказать, что не слышит вопроса? - Со мной это случается так часто, - продолжал Роган, - что я уже давно перестал пытаться давать объяснения. - Его зеленые глаза, казалось, не отражали, а излучали свет. - И все же, поскольку нам с вами, видимо, придется сотрудничать в преодолении надвигающегося кризиса, мне бы не хотелось, чтобы между нами было непонимание. Поверьте, сосредотачиваясь на чем-то, я уже ничего не слышу, я целиком погружаюсь в себя. И если это оскорбляет вас - мне очень жаль. - Я слыхал о чем-то подобном, - нехотя проговорил Хэнли. - Гипноз. - Если вам нужно разложить все по полочкам, то эта не хуже других, - в голосе Рогана звучало безразличие. - Но в сущности это ничего не объясняет. Хэнли все еще переваривал ситуацию: Роган старается быть любезным, он снизошел до объяснений... - Благодарю, мистер Роган, - сказал он после паузы, - я ценю ваше внимание. Но все же скажите, что так заинтересовало вас в этой осыпи? - Жизнь. Жизнь в такой примитивной форме, что обычно ее и не рассматривают в таком качестве. Видите ли, мистер Хэнли, на каждой планете биогенез - процесс перехода неживой материи в живую - происходит по-своему. Но всегда есть такая фаза, когда органика практически неотличима от неорганики. Нет способов продемонстрировать эту фазу. Единственный прибор, ее улавливающий - это человеческий мозг. Вы не поверите, до какой степени поиск этой переходной фазы доминирует в моих действиях. Может быть, я объясняю слишком сложно; допускаю, что вам слова мои кажутся непонятными, но они непонятны не большей степени, чем та неприязнь, которую вы испытываете ко мне. Надеюсь, со временем вы о ней пожалеете. Роган явно говорил искренне. Хэнли ощутил некоторую неловкость и решил впредь относиться к эксперту доброжелательнее. Тем временем тот вновь погрузился в созерцание песка. Хэнли вернулся к приборам. "В конце концов, - размышлял он, - здесь могут оказаться и более высокоорганизованные формы жизни. Так неужели я не сумею обнаружить их с помощью техники?" Он наладил сканер и стал водить лучом, нащупав в результате небольшую каверну, этакий крошечный карман, существование которого ни о чем не говорило. Хэнли выключил сканер и принялся налаживать вибратор, когда внезапно услышал крик Рогана: - Прыгайте, Хэнли! Сюда! Одновременно Хэнли услышал наверху, прямо над собой, грохот обвала и инстинктивно задрал голову. Катившийся вниз по откосу обломок скалы был уже в считанных метрах от него. Удар - оглушенный Хэнли с криком упал. Сперва пришла боль, а за нею - ночь. Боль... Она взрывала и раскалывала голову. Хэнли со стоном открыл глаза. Он лежал на берегу, под откосом, в нескольких метрах от того места, где стоял, когда катившаяся сверху глыба ударила и отшвырнула его. Он отчетливо слышал рокот недалекого водопада. Хэнли попытался было отыскать его глазами, но вовремя спохватился, что водопад не может быть в поле зрения; он смог разглядеть лишь тот участок берегового карниза, где в последний раз видел Рогана. Самого эксперта нигде не было. Хэнли поднялся на ноги. Рядом валялись приборы; сканер был раздавлен, обломки не стоили даже того, чтобы нагнуться за ними. Пошатываясь и морщась от боли, Хэнли вернулся назад - до того места, где берег круто поворачивал. Отсюда русло реки было видно километра на полтора. И на всем этом пространстве - никакого движения. Где же Роган? Чувствуя, что в нем закипает гнев, Хэнли повернулся и прошел метров двести вниз по течению, до следующего поворота. Впереди он увидел водопад; поток рушился с высоты добрых тридцати метров. Там, внизу, простиралась лесистая долина. По левому берегу реки тянулся песчаный пляж - желто-бурая полоска, отделявшая зеленое от серебристо-голубого. И нигде ни следа Рогана. Хэнли вернулся к своим разбросанным приборам, не зная, что же теперь делать. Он посмотрел на обломок скалы, чуть было не убившей его - каких-нибудь несколько миллиметров... На виске Хэнли запеклась кровь, вся щека превратилась в сплошную ссадину. На мгновение он испытал облегчение, когда обнаружил записку, прижатую ручкой счетчика Гейгера. "И все-таки в этом типе есть что-то человеческое", - подумал Хэнли. Он прочел записку: "Возвращайтесь к шлюпке. Меня не будет день или два". Хэнли сжал губы. Кровь прилила к лицу, и это было не только следствием контузии. Но и на этот раз он сумел подавить гнев. В конце концов, Роган ему не сторож. И вряд ли в круг обязанностей эксперта Космического Патруля входит уход за ранеными. В одном Роган был безусловно прав: Хэнли не оставалось ничего другого, кроме как вернуться к месту посадки. Он добрался до шлюпки перед самым наступлением ночи и сразу же был доставлен на корабль. Оба врача настояли, чтобы он переночевал в госпитальном отсеке, уверяя, что к утру он полностью придет в форму. Хэнли пришлось подчиниться. Спал он отвратительно. И в одно из пробуждений в голову ему пришла мысль о том, что в храбрости Рогану отказать все-таки нельзя. Ведь сейчас он там один в ночи. Именно эта мысль послужила оправданием лжи, когда утром Хэнли объяснил колонистам, что Роган ушел, удостоверившись, что он, Хэнли, не ранен серьезно. В конце концов, пусть Роган и не сделал ничего подобного, доверие людей к эксперту нужно было сохранить... И еще одна мысль посетила его ночью. Тогда она просто мелькнула в сознании, но утром, вспомнив, Хэнли почувствовал страшное возбуждение. "Скала! Она не могла рухнуть случайно. Некая сила обрушила ее на голову Хэнли. Кто-то? Или что-то? Надо вернуться на это место и посмотреть", - решил он. Около девяти утра, когда он уже одевался, пришла жена и буквально упала на стул. Вокруг ее прекрасных серых глаз темнели круги, лицо осунулось, длинные светлые волосы были в беспорядке. - Я так беспокоюсь, - взволнованно произнесла она. - Я уже в порядке, - успокоил ее Хэнли. - Ушиб и ссадина - пустяки. Но она, казалось, не слышала. - Господи, он ведь там совсем один, и судьба всей колонии зависит от того, не случится ли с ним что-нибудь... Хэнли нахмурился. Выходит, Элинор беспокоилась не за него, а за Рогана! - Как по твоему, Лен, - лицо у жены было несчастным, - это правильно, что ты отпустил его одного? Хэнли озадаченно посмотрел на Элинор и промолчал. Да и что можно было сказать? Но за завтраком он твердо решил разобраться в ситуации раньше Рогана. Несколько минут спустя управляемая Фрэнком Стреттоном шлюпка отошла от "Колониста-12". Сложившийся у Хэнли план был прост: если на планете есть жизнь, она должна так или иначе проявлять себя. И наблюдательный человек способен обнаружить ее, даже не обладая каким-то особым мозгом. Они сели посреди луга чуть больше, чем в полукилометре от берега и в полутора километрах от водопада. Отсюда было одинаково удобно и добираться до места, где на Хэнли обрушилась скала, и продолжать начатое вчера исследование. Юный Стреттон, во время полета хранивший молчание, неожиданно сказал: - Красивое было бы место, если бы не камни... Хэнли рассеянно кивнул. Он спустился на землю и осмотрелся по сторонам. Редкие деревья, ярко-зеленая трава, среди которой пестрели цветы, радуга над водопадом, а дальше - вниз по течению - обширная лесистая долина. Камней вокруг действительно было много, но Хэнли подумал, что их можно будет убрать. Подойдя к одному из них, Хэнли наклонился и взял камень в руки. Размерами он напоминал крупную дыню, но оказался неожиданно легким. С минуту Хэнли постоял, глядя, как играют солнечные блики на поверхности камня. По внешнему виду он больше всего напоминал гранит. Но только на первый взгляд. А когда Хэнли взглянул на свои руки, то заметил, что пальцы пожелтели. "Сера, - решил он, - и почти чистая сера." - ...в конце концов, что он из себя представляет, этот Роган, - продолжал тем временем Стреттон. - Я хочу сказать, что в нем такого особенного, мистер Хэнли, что все наши женщины из-за него с ума посходили? Дороти мне всю ночь спать не давала - мол, как он здесь, совсем один, ночью... Слушавший вполуха Хэнли оторвался от созерцания камня, вспомнив, что Элинор вела себя точно так же. - Он уникум, - сказал Хэнли, повернувшись к Стреттону. - Правда... - он замялся, поскольку все остальное было лишь слухами, но все же продолжил: - Говорят, его родители совершили вынужденную посадку на необитаемую планету, и Роган там и родился, пока они возились с ремонтом корабля. Когда они улетали, он был еще совсем ребенком. А когда они стали подозревать, что он отличается от других людей, было уже поздно... - Что значит поздно? - Из-за неисправности навигационной системы они не могли сказать, где находится та планета, где они потерпели крушение. - Вот оно что... - А что это за болтовня, - после паузы продолжал Стреттон, - будто у него дети по всей Галактике? - Опять-таки слухи, - резко ответил Хэнли. Ему не доставляло ни малейшего удовольствия выступать в роли адвоката Рогана, поскольку его самого мучили те же подозрения, что и Стреттона. - Он что, хочет наплодить по всей Вселенной таких же уродов? Именно такие слухи и доходили до Хэнли. Поэтому в его голосе помимо воли прозвучали саркастические интонации: - Может, его миссия в том и заключается, чтобы распространить талант общения с негуманоидами. Он точно знает, что в тех колониях, где нуждаются в его услугах, каждая женщина захочет родить ребенка, обладающего такими же способностями, - у них будет больше шансов выжить... А значит, и обеспечить будущее человеческой расы на этой планете. Это... - Хэнли оборвал себя; он собирался лишь поиронизировать, но гипотеза оказалась логичной и непротиворечивой - именно так могла выглядеть целесообразная стратегия. Больше того, это было необходимо... "Господи, - подумал Хэнли, - если он только попробует приблизиться к Элинор, я..." Чтобы дать выход бушевавшим в нем чувствам, Хэнли поднял над головой камень, который все еще держал в руках, и запустил им в ближний валун. С резким треском оба камня разлетелись на куски, и внезапный порыв ветра бросил в лицо Хэнли облако желтой пыли. Хэнли закашлялся и отступил в сторону, чтобы глотнуть чистого воздуха. Отдышавшись, он собрался подойти поближе и посмотреть на осколки камней, когда услышал дикий крик Стреттона: - Мистер Хэнли! Скалы! Они шевелятся! Хэнли показалось, что он сходит с ума. Все разбросанные по лугу камни
в начало наверх
покатились к ним - медленно, неуверенно, он они катились. Ветер, до сих пор задувавший редкими порывами, мгновенно обрел ураганную силу. Воздух наполнился сухими листьями и мириадами песчинок, больно царапавших открытую кожу лица и рук. Почти ослепнув из-за слезящихся глаз, пригибаясь, чтобы одолеть силу ветра, Хэнли с трудом добрался до шлюпки и нащупал трап. Сверху донесся крик Стреттона: - Сюда! Скорее! Его руки подхватили Хэнли и помогли взобраться к люку, - через минуту он уже лежал, задыхаясь, на полу рядом со Стреттоном. Когда Хэнли протер глаза и снова обрел способность видеть, Стреттон уже сидел за пультом управления. - Нам лучше убраться отсюда, мистер Хэнли, - сказал молодой колонист, - а то эти камни того и гляди повалят шлюпку. Доносившийся снаружи рев ветра едва не заглушал его слова. Хэнли отрицательно покачал головой. - Поймите, - прокричал он, - эти камни - здешняя форма жизни. Нужно остаться, чтобы понаблюдать за ними. Если мы сумеем собрать достаточно информации, мы обойдемся без Рогана! Стреттон повернул к Хэнли искаженное ужасом лицо. - Боже! Мы узнаем, но... - Включите радио! - перебил Хэнли. - И посмотрим, что будет дальше. Как ни настраивал Стреттон рацию, но из динамика раздавался лишь сплошной гул. Послушав его с минуту, Хэнли раздраженно отвернулся к иллюминатору и невольно вздрогнул. Камни скапливались возле их маленького кораблика. Они громоздились друг на друга, и верх кучи поднялся уже почти на метро. И этот пологий конус медленно, но неуклонно рос, причем более мелкие камни взбирались на те, что покрупнее. Они продолжали стекаться сюда со всего луга; скорость средних по размеру, как прикинул Хэнли, достигала пяти километров в час; более массивные, свыше полуметра диаметром, двигались быстрее - километров по восемь. Внутри у Хэнли все сжалось, но он продолжал смотреть, как растет каменная груда. Он надеялся, оставаясь на месте, понять, каким же образом противник атакует. Кто знает, может быть, до понимания оставался всего лишь шаг... Но в этот момент его размышления были прерваны воплем Стреттона: - Мистер Хэнли! Смотрите! Хэнли кинул взгляд туда, куда указывал Стреттон, и у него перехватило дыхание. Огромный валун поднялся метров на тридцать над землей; в поперечнике каменная глыба достигала трех метров и медленно поворачивалась в воздухе, словно прицеливаясь перед тем, как нанести удар. Мгновение - и она ударит. - Ну, взлетаем! - приказал Хэнли, стараясь, чтобы голос прозвучал достаточно громко, но спокойно. Стреттон колдовал над пультом, все усиливая тягу двигателей; корпус шлюпки мелко вибрировал, и Хэнли чуть ли не физически ощущал ту мощь, которая тщетно оторвать их суденышко от земли. - Мистер Хэнли, нас что-то держит! "Выскочить наружу и бежать? - растерянно подумал Хэнли. - Но куда?" Он уже готов был отдать приказ: "Попытайтесь снова", - когда увидел, что вращающийся в воздухе валун, с каждым мгновением набирая скорость, рванулся к шлюпке. - Фрэнк! - заорал Хэнли. - Глыба! Бежим! - И не оборачиваясь, прыгнул в люк, оттолкнулся ногой от одного из камней и снова прыгнул. Позади раздался скрежет сокрушаемого металла и жуткий человеческий вопль - Фрэнк не успел. Затем наступила тишина. Подгоняемый ветром Хэнли сломя голову несся добрых четверть километра, только тогда он смог заставить себя сбавить шаг и оглянуться. Хотя между ним и шлюпкой оказалось несколько деревьев и кустарниковые заросли, он увидел, что валун лежит на буквально расплющенной шлюпке, но - лежит без движения. И все другие камни также остановились. Ветер вновь стих, налетая лишь порывами. Все случившееся казалось ночным кошмаром. Невозможно было поверить, что там позади, остался Фрэнк Стреттон, убитый... А может быть, раненый? "Надо вернуться", - решил Хэнли. Метрах в тридцати от него зашевелился маленький камешек, выкатился их своей лунки и медленно двинулся по направлению к Хэнли. Хэнли оглянулся - с разных сторон к нему медленно подбирался еще с десяток камней, словно отгоняя от искореженных останков шлюпки. Хэнли отступил. У него буквально разрывалось сердце при мысли о Стреттоне, но он понимал, что открытие этой враждебной человеку формы жизни слишком важно, и он обязан вернуться с этой информацией на борт корабля. Дойдя до берега, он направился вверх по течению - к поселку. Камни отстали. Очевидно, они обладали замедленной реакцией, требовавшей ощутимого времени, чтобы удостовериться в присутствии поблизости человека. Для того, чтобы человеческие поселения смогли закрепиться на Ариэле, надо будет полностью очистить землю от этих камней. Атомное оружие с зарядом в тысячу единиц станет неразлучным спутником и мужчин, и женщин. В воображении Хэнли рисовалось уже даже то время, когда эта каменная жизнь станет лишь музейным экспонатом. Можно, правда, представить себе и заповедники - ведь растет она, должно быть, медленно, и потому на ограниченной территории ее можно будет контролировать. Но тут же все эти радужные мечты рассеялись: Хэнли вновь увидел перед собой камни. Их было довольно много, и они медленно передвигались, поблескивая на солнце. Помертвев, Хэнли оглянулся - камни были и сзади. Оставалась одна дорога - вверх по береговому откосу. Хэнли стал взбираться. На краю откоса рос кустарник - пожалуй достаточно густой, чтобы затруднить продвижение камней. Хэнли тут же ухватился за соломинку этой неверной надежды. Он двинулся вперед, стараясь не слишком удаляться от берега и высматривая в траве медленно перекатывавшиеся камни, которые старался обходить на возможно большем расстоянии. Обращал он внимание и на деревья, прикидывая на глаз толщину стволов. Самое мощное росло метрах в пятидесяти от обрыва; поначалу его гигантский ствол рос наклонно, так что при некоторой ловкости взобраться по нему и достичь первых ветвей можно было без особого труда. Его вершина, заметно возвышавшаяся надо всеми остальными деревьями, могла дать более или менее надежное убежище. Однако, подойдя поближе, Хэнли обнаружил между собой и стволом с полдюжины камней, кружившихся не то в танце, не то в патрулировании. Хэнли подобрался к одному из камней поближе, примерился и прыгнул. Камень продолжал двигаться до тех пор, пока не столкнулся с двумя другими. И только тогда начал неуверенно приближаться к Хэнли. Такая скорость реакции на первый взгляд выглядела утешительно. Он огляделся по сторонам - похоже, камни не собирались пока окружать его. Тогда Хэнли остановился и стал внимательно рассматривать медленно приближавшийся к нему камень, пытаясь обнаружить в его поведении какие-то признаки разума. Но видел лишь обыкновенный булыжник. Камень подкатился к ноге Хэнли, коснулся ботинка и - прилип. Хэнли дрыгнул ногой, но камень не отвалился, словно приклеенный к носку ботинка. Весил он фунтов пять. Хэнли снова огляделся - остальные камни мало-помалу окружали его. Нужно было срочно освобождаться. Хэнли наклонился и снял ботинок, изо всех сил потряс его - тщетно; камень никак не хотел отваливаться. Хэнли размахнулся и запустил ботинком в ближайший камень. Ударившись друг о друга, камни рассыпались; порыв ветра бросил в лицо Хэнли облако желтоватой пыли. Хэнли закашлялся - так, что на глазах выступили слезы. Когда он чуть-чуть отдышался и вновь обрел способность отчетливо видеть, внимание его привлек сверкавший между обломков рассыпавшихся камней кристалл. Хэнли быстро, но внимательно осмотрел его, потом обулся и стал взбираться на дерево. Это было сделано весьма своевременно: бросив взгляд вниз, он увидел, что все пространство вокруг дерева усеяно катящимися сюда камнями. Остаток дня Хэнли провел на дереве - без каких бы то ни было происшествий. К вечеру он поднялся повыше, и почти у самой макушки довольно удобно устроился верхом в развилке сука. Он просидел несколько часов, чутко прислушиваясь, не раздастся ли где-нибудь звук двигателя. И к полуночи наконец уснул. Проснулся он, как от толчка. Край солнечного диска еще только показался над горизонтом. А вдоль реки, следуя извивам ее русла, летела шлюпка. Хэнли сорвал с себя куртку и, с трудом удерживая равновесие, принялся размахивать ею, словно флагом. Пока Элинор кормила его завтраком, Хэнли узнал, что Роган возвратился на борт "Колониста-12" вчера вечером, провел на корабле ночь, а утром снова отправился на Ариэль. Хэнли отложил вилку и немного помолчал, размышляя. - Сообщил он что-нибудь? - поинтересовался Хэнли, стараясь чтобы голос звучал ровно. - Удалось ему найти решение проблемы? Он ждал ответа, в глубине души опасаясь за приоритет своего открытия. Неужели Рогану удалось опередить его? - Не думаю, - со вздохом отозвалась Элинор. - То есть вообще-то он с людьми разговаривал, может, и сообщил кому-нибудь что-то... Хэнли позволил себе усомниться. Если бы эксперт сделал открытие - об этом знали бы все. Значит, ему удалось: самый обыкновенный человек обскакал знаменитую звезду Космического Патруля. Хэнли вернулся к прерванному завтраку, но тут же вновь оторвался от еды - интонации Элинор наводили на размышление. - Он разговаривал с людьми вообще? - Я пригласила его пообедать, - покраснев, сказала Элинор и поспешно добавила: - Я ждала тебя и подумала, что... Она так явственно защищалась, что Хэнли не стал настаивать. - Ну и прекрасно, дорогая, - перебил он. - Все правильно, и я тебя вполне понимаю. Впрочем, в последнем он был отнюдь не уверен. Заканчивая завтрак, он исподтишка бросал на Элинор пытливые взгляды. Не то чтобы он не верил жене, но его так и подмывало спросить: "А ты убеждена, дорогая, что он здесь только обедал?" Однако желание это было столь оскорбительно, что он, покраснев, уткнул нос в тарелку. Все это подогрело его решимость. Первоначально он собирался дождаться результатов похода Рогана и высказаться, лишь убедившись, что проблема каменной жизни экспертом не решена. Но теперь он уже не был способен на такие расшаркивания. Впрочем, выслушав его отчет, не проявили ни малейшего желания ждать и другие члены совета колонии. - Наши женщины с ума посходили от этого человека, - гневно заявил один из них. - Знаете, как отреагировала моя жена на известие о гибели Фрэнка Стреттона? Она считает, что миссис Стреттон надо срочно выйти замуж за Рогана, пока тот еще с нами. Правда, если верить слухам, жениться - не в его правилах. Нет, вы только подумайте! И может такое придти в голову! - Инстинкт сохранения вида, - произнес другой. - Вся история полным-полна женщинами, жаждавшими произвести потомство от великих людей. Вот и особые способности Рогана... - Не такие уж они и особые, - вмешался третий. - Между прочим, мистер Хэнли обнаружил противника сам, без какой бы то ни было помощи от этого залетного гения! Хэнли жестом прервал дискуссию. - Нам понадобится почти весь день, чтобы выгрузить на планету все снаряжение колонии. Если мистер Роган соизволит объявиться прежде, чем мы будем готовы высадить женщин и детей, - что ж, он сможет высказать собственную точку зрения. Но Марк Роган объявиться не соизволил. Местом высадки избрали ту лесистую долину, что раскинулась ниже водопада; шлюпки опускались на опушке, неподалеку от берега. Вскоре после полудня все было выгружено. Хэнли простился с капитаном Крэнстоном - "Колонист-12" должен был стартовать сразу же по окончании высадки. - Этот рейс и без того слишком затянулся, - сказал капитан Крэнстон с извиняющейся ноткой в голосе. - Арматоры будут в ярости. Хэнли не питал ни малейшей симпатии к этим господам, поскольку расплачиваться за их меркантилизм предстояло ему и его товарищам. Однако задержать корабль было не в его власти. Он лишь поинтересовался: - Разве вы не дождетесь мистера Рогана? - Скорее всего, его захватит какой-нибудь из кораблей Патруля, - пожал плечами капитан Крэнстон. - Ну что ж, прощайте, мистер Хэнли. Пока они обменивались рукопожатием, в голове Хэнли успела промелькнуть ядовитая мысль о том, что никаких фантастических путешествий без космического корабля ответ капитана Крэнстона не подразумевал. Да и вообще, только сумасшедший может всерьез принимать подобную чепуху.
в начало наверх
Краем глаза Хэнли заметил, что Элинор, работавшая перед палаткой, вдруг достала пудреницу и принялась приводить в порядок свое лицо. Он посмотрел направо и поморщился - по берегу реки шагал к ним Марк Роган. Не доходя нескольких шагов до Хэнли, эксперт заговорил: - Где корабль? И кто отдал приказ о выгрузке? Вы, мистер Хэнли? Голос его был по-прежнему нежен, но в нем чувствовался и сдерживаемый гнев. Хэнли внутренне вздрогнул. Неужели он допустил ошибку? - Да, - сказал он твердо. - Приказ о высадке дал я. Видите ли, мистер Роган, - с каждым словом Хэнли вновь обретал уверенность, - я обнаружил силу, разрушившую первую колонию. И мы приняли все необходимые меры безопасности. Было похоже, что Роган собирался что-то сказать, но передумал. Он оглядел столпившихся вокруг колонистов и улыбнулся. В улыбке этой Хэнли почудилась не то загадочность, не то многозначительность. Хэнли направился к лесопилке. Немало деревьев было уже повалено, и теперь им предстояло превратиться в брусья и доски. Роган последовал за ним и остановился, глядя, как бурлит сок под вгрызающейся в древесину пилой. Потом, насмешливо взглянул на главу колонистов. - Так что же вы открыли? Чуть склонив голову набок, он выслушал короткий рассказ Хэнли, которому все время казалось, что Роган не столько вникает в смысл слов, сколько прислушивается к чему-то, находящемуся за словами, или не сказанному вовсе. Глаза эксперта, хотя и обращенные к собеседнику, в то же время смотрели скорее внутрь себя. - Значит, вы полагаете, что кристалл, обнаруженный вами в разбитом камне, является его, так сказать мозгом? Хэнли замялся на мгновение, но потом сказал, защищая свою точку зрения: - Кристаллы используются в радиотелевизионной аппаратуре, они растут и... В этот момент к ним подбежала Элинор и схватила Рогана за руку. - Скажите, пожалуйста, - она не говорила, а буквально молила, - в чем дело? Мы что-то сделали неправильно? Роган осторожно высвободил руку и без признаков волнения произнес: - Ваш муж, миссис Хэнли, совершил смертельно опасную ошибку. Камни - лишь внешнее проявление деятельности разума, управляющего этой планетой. Он повернулся к Хэнли. - Когда камни атаковали шлюпку, был сильный ветер? Хэнли кивнул. - Вот и другое проявление, - заметил Роган. Потом взглянул на часы. - До прихода ночи чуть более двух часов. Если взять только самое необходимое, мы можем успеть покинуть долину до наступления темноты. - Его зеленые глаза словно оттолкнули смущенный взгляд Хэнли. - Отдайте приказ, - холодно сказал он. - Но... - Хэнли отчаянно старался вернуть хладнокровие. - Это же невозможно. И где мы устроимся на ночь? Мы... - Он смолк, уже почти поверив Рогану и чувствуя себя слишком виноватым и несчастным, чтобы продолжать. - Отдайте приказ, - повторил Роган. - Я вам объясню... Закат принес с собою бурю, продолжавшуюся больше часа. Взметенный ею песок сек лица вереницами тащившихся за гусеничными тягачами людей. Детей помладше разметили в шести шлюпках; когда же буря улеглась, наиболее выносливые из детей пошли пешком, уступив место в шлюпках женщинам. Около полуночи началась атака камней. Здоровенные валуны с грохотом выкатывались из темноты, внезапно появляясь в свете фар и прожекторов тягачей. Никто и глазом моргнуть не успел, как два тягача превратились в бесполезные груды покореженного металла. Раздались крики ужаса и боли; ударили атомные ружья; взрывы превращали нападающие камни в кипящий прах. Немало хлопот доставили и камни помельче - немало времени и сил ушло на то, чтобы освободить от них обувь, а до тех пор, пока это не было сделано, движение колонны оказалось практически парализованным. Когда же от камней, наконец, избавились, Хэнли пришлось уговаривать чуть ли не каждого второго человека в отдельности, чтобы они двинулись дальше, повинуясь приказу Рогана без остановки. Перед рассветом под ногами у них заколебалась земля. Стали появляться трещины и провалы; в один из них едва не попал передний тягач. Люди в ужасе отшатывались от раскрывшихся чуть ли не прямо под ногами бездн. Когда первые лучи солнца рассеяли ночную тьму, Хэнли обратился к Рогану: - Как могут они вызывать землетрясения такой продолжительной силы? - И не только такой, - отозвался Роган. - Но не думаю, что им приходится делать это слишком часто. По-моему, им нужно немало смелости, чтобы отваживаться проникать в те активные, раскаленные зоны планеты, где только и могут зарождаться такие явления. - Он помолчал и задумчиво продолжил: - То, что вам предстоит сделать, можно сравнить с договором о сотрудничестве. Человеку предстоит доказать, что он может быть не только безопасен для планеты, но и полезен ей. Конечно, на это уйдет немало времени. После трагедии первого контакта будет непросто убедить планетарный разум в возможности подобного взаимодействия. Хэнли внимательно слушал. - Послушайте, мистер Роган, - спросил он, - Вы хотите вывести нас на эту голую пустошь на севере, о которой говорили. Вы предлагаете нам построить там бетонные дома и ждать в них до тех пор, пока вы не сумеете убедить этот самый планетарный разум в том, что мы не хотим причинить ему никакого вреда. Я правильно понял? - Да, - кивнул Роган. - Еще лучше было бы, если б вы смогли продолжать безостановочно двигаться. Но это слишком трудно - с женщинами, с детьми... - Казалось, он убеждает в чем-то самого себя. - Но будем ли мы действительно в безопасности на этой пустоши? - поинтересовался Хэнли. - В безопасности? - переспросил Роган. - Дорогой мой, кажется вы не поняли. При всем сходстве этой планеты с Землей, жизненные процессы, на ней протекающие, совершенно иные. Думаю, вскоре вы сами поймете, что я имею в виду. Хэнли был слишком расстроен, чтобы продолжать расспросы. Часом позже он заметил, что Роган, освободив одну из шлюпок, улетел. После полудня, когда они уже достигли цели своего тяжкого ночного марша, Хэнли послал остальные шлюпки назад, за оставленным на месте высадки оборудованием. Шлюпки вернулись к вечеру и вместе с грузом привезли удивительные рассказы. Бочонок солонины как живой катался по лагерю, и люди так и не смогли его поймать; атомолет сам собой поднялся в воздух, потом реактор заглох, и машина, грузно спланировав, шлепнулась на землю, чтобы вскоре снова взмыть ввысь. При этом он едва не расплющил одну из шлюпок. "Очевидно, - подумал Хэнли, - разум экспериментировал, удовлетворяя любопытство". Думать об этом было неприятно. Следующую ночь колонисты провели, разбив лагерь посреди голой равнины, покрытой чахлой травой. По периметру лагеря организовали постоянное патрулирование, двигатели тягачей не глушили ни на минуту. Постоянно шарили во тьме лучи прожекторов. Все взрослые были начеку и почти не спали. Хэнли ненадолго прилег часов в одиннадцать, но вскоре после полуночи Элинор разбудила его. - Взгляни на мои ботинки, Лен. Хэнли осмотрел их, и сон мигом слетел с него; кожа ботинок покрылась морщинами и крохотными наростами - Хэнли вздрогнул от отвращения, представив себе, что они могут вырасти. - Где они стояли? - Здесь, рядом. - На земле? - Да. - Не надо было разуваться, - ворчливо сказал Хэнли, - я вот не снимал... - Леонард, - перебила Элинор, - я не стану спать в ботинках даже ради спасения жизни... - Она замолчала, но вскоре добавила уже мягче: - Сейчас я надену их и посмотрю, может, еще годятся... Утром, за завтраком, Хэнли заметил, что она хромает; в глазах Элинор стояли слезы, но она не жаловалась. После обеда неожиданно взорвался один из тягачей, убив стоявшего рядом водителя. Металлический обломок рваным краем распорол плечо находившегося поблизости мальчика. Женщины причитали; среди мужчин послышался ропот; один из них подошел к Хэнли. - Мы не хотим безответно терпеть этого дальше. Мы должны принять ответные меры. Мы имеем на это право... Хэнли с трудом удалось немного успокоить людей. К вечеру в лагере появился Роган. Он молча выслушал рассказ Хэнли обо всем, случившемся за эти два дня. - Бог мой, Хэнли, вы рассуждаете, как последний бродяга, а не как профессор. Огонь бессилен против этого разума деревьев, пусти даже они и боятся огня. Именно в уязвимости человека залог того, что он не станет разрушать. Именно страх заставит его стать защитником этого мира. - Разум деревьев? - переспросил Хэнли. - Но как он функционирует? Как он может управлять камнями? Ветром? - Благодаря тому, - пояснил Роган, - что жизненная энергия этого разума циркулирует намного быстрее нашей. У нас с вами электрический импульс распространяется по нейронам со скоростью около ста метров в секунду. У них - на несколько порядков быстрее. Разум легко формирует кристаллы, которые можно стимулировать к воспроизведению любой вибрации, которая их коснется. В результате камни обретают нечто вроде квазидвижения. И самое главное, подобной же псевдожизнью наделяется само тело планеты, ее покров, ее недра. В результате до определенного момента становится возможно управлять всеми планетарными процессами. А проводниками энергии служит вся покрывающая Ариэль растительность, вибрации распространяются по корням деревьев, кустарников, трав, ветер переносит избыток энергии из одного района в другой... - Но тогда, - хмурясь, поинтересовался Хэнли, - почему же то дерево, на котором я провел полдня и всю ночь, не попыталось уничтожить меня? - И привлечь к себе внимание? Деревья сознают свою уязвимость, опасность для человека. Оно могло сделать лишь то, что могло бы быть воспринято как несчастный случай. Например, обломить сук, на котором вы сидели. И только. И Роган убежденно закончил: - Мистер Хэнли, единственно возможный путь для колонистов - это сотрудничество. И с этим вам придется смирится. И подготовить себя к этому. Сухо и лаконично он очертил перед Хэнли последовательность предстоящих действий. Им предстояло построить поселок на берегу речушки, пересекающей пустошь. Поблизости оттуда не было ни единого дерева. Кустарник, кое-где попадавшийся в этих местах, по словам Рогана, находился в слишком отдаленном родстве с деревьями, и потому его можно будет использовать по своему усмотрению. На много лет запретить людям доступ в те районы, где растут деревья. Ни в коем случае не использовать дерево для каких бы то ни было нужд; исключение составляет лишь сухостой, который можно рубить, но лишь после того, как сам Роган договорится об этом с лесом. Нужно разработать и создать средства для борьбы со стихийно возникающими пожарами - и организовать с их помощью охрану леса. Сперва - в зоне, прилегающей к колонии, но впоследствии распространить эту охрану на всю планету. Когда Роган закончил, Хэнли обдумал его слова и полностью согласился с предложенным планом. Вот только... - Остается один невыясненный вопрос: каким образом мы сможем контактировать с этим древоразумом, когда вы покинете нас, мистер Роган? Тем временем к ним присоединилась Элинор; стоя рядом с Хэнли, она так и подалась вперед, к Рогану, ловя и впитывая каждое слово. Роган пожал плечами. - Со временем этот вопрос решится сам собой. На протяжении следующих одиннадцати дней камни не меньше восемнадцати раз атаковали лагерь. Однажды огромная скала - метров шестидесяти в поперечнике - прикатилась к ним через всю равнину, обрушилась на лагерь, стерла с лица земли два дома, прокатилась еще несколько километров и повернула обратно. К счастью, атомные снаряды шлюпочных орудий успели уничтожить ее прежде, чем она успела возвратиться к поселку. На двенадцатую ночь ничего не произошло. А на восходе солнца в лагере объявился Роган - побледневший, измученный, но улыбающийся. - Все в порядке, - сказал он. - У вас есть шанс выжить. Мужчины приветствовали его охрипшими от волнения голосами. Женщины, плача, старались коснуться его руками. Хэнли держался поодаль; его мучило сомнение: не рано ли успокаивать людей? Но проходили дни за днями, а никаких проявлений враждебности больше не было. Мало-помалу часовые, потеряв бдительность, принялись дремать на посту, а вскоре охрану ликвидировали совсем. На восемнадцатый день этого блаженного мира в дверь Хэнли раздался стук. Элинор пошла открывать, и до Хэнли донеслись звуки негромкого разговора. Он узнал нежный голос собеседника своей жены, и в нем разом проснулись позабытые уже, казалось, подозрения. Он уже совсем было собрался встать, когда дверь захлопнулась, и Элинор возвратилась в
в начало наверх
комнату; в глазах у нее стояли слезы. "Как тогда, утром, после истории с ботинками", - подумал Хэнли. - Он уходит, - сказала жена ровным голосом. Хэнли не стал спрашивать, кого она имеет в виду, а сразу бросился к двери и распахнул ее. Он успел увидеть Рогана, хотя тот уже выходил за границу поселка - в сгущающихся сумерках был виден лишь темный силуэт. Прошла неделя, и за все это время Роган не подавал о себе вестей. Среди колонистов распространился слух, что он уже на другом конце Галактики. Хэнли попробовал было высмеять эти бредни, но когда услышал, насколько всерьез об этом говорят не женщины даже, а техники и инженеры, то ему пришлось не без горечи признаться самому себе, что миф о Марке Рогане устоит против любых его опровержений. Минуло еще два месяца. Как-то утром Хэнли проснулся от того, что в постель к нему скользнула Элинор. - Хочу сообщить моему царственному супругу, - сообщила она с непривычной для слуха Хэнли игривостью в голосе, - что клан Хэнли вскоре пополнится. Хэнли поцеловал ее. Он лежал рядом с женой и думал, что если у сына окажутся зеленые глаза и темные волосы, то... то... Но он так и не решил, что же он сделает. ### окончание файла отсутствует ###

ВВерх