UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   Марианна АЛФЕРОВА

    САЛОН ДЛЯ РОБОТА




Старик видел лишь одним глазом. На месте второго образовалась  черная
яма и ее не потрудились прикрыть. Старик вообще  был  плох  -  при  каждом
движении он весь дергался и хрипел,  но  в  отличие  от  остальных  мыслил
вполне ясно. Старик уже прошел обработку и теперь спокойно стоял  в  углу.
Его очередь была первой и он не собирался увиливать.
Гранд подошел к нему  и  попытался  связаться  по  волновому  каналу.
Старик посмотрел уцелевшим глазом.
- Говори так, - прохрипел он и внутри у него что-то забулькало.  -  У
меня эта штука не фурычит... - вульгарные слова раздражали слух.
- Будет очень больно? - спросил Гранд. - Я думаю, анестезия -  обман.
Для того, чтобы мы покорились.
- Не знаю, - отвечал старик. - Со мной разделаются за  один  раз,  во
второй не позовут, - и что-то похожее на смех раскололо голос.
- Я бы мог работать, - заметил Гранд. - Я еще молодой...
- Не износился, - поправил старик.
- Молодой, - упрямо повторил Гранд. -  И  всего  лишь  перелом  ноги.
Разве это нельзя починить?
- Не в ноге дело, - проскрипел старик.  -  За  тобой  наверняка  есть
что-нибудь поважнее, - старик был велеречив  и  произносил  слишком  много
лишних слов, но он был мудр, этот старик...
- Я не выполнял приказы,  -  признался  Гранд,  -  но  я  не  мог  их
выполнить, потому что... - попытался оправдаться он, как  недавно  пытался
объяснить что-то эксперту службы ликвидации. - Они не оставляли  ни  одной
степени свободы, ни одной... Как же можно двигаться  при  таких  граничных
условиях?
- Все это чушь, - презрительно фыркнул старик.  -  Просто  твой  мозг
дестабилизировался... Тут никакая  "молодость"  не  спасет.  Ты  такая  же
развалина, как все мы...
Гранд посмотрел на остальных. Еще два робота, чья очередь была после.
Черный и обшарпанный "ПРО-I" и какой-то сборный агрегат без всяких отличий
и знаков. "ПРО-I" еще что-то помнил о себе, иногда бормотал обрывки слов и
числа - все больше названия лекарств, цены на выпивку и дешевые закуски. А
тот, последний, вовсе ни на что не  способный,  лежал  на  полу,  раскинув
многочисленные руки, и из суставов вытекало масло  -  люди  напоследок  не
поскупились на обильную смазку - в тесной комнатке, рядом с  залом,  запах
машинного масла смешивался с запахом кухни.
- Они ничего не соображают, - заметил Гранд почти с завистью.
- Твоя очередь - вторая? - уточнил старик. - Ты можешь их пропустить,
- он кивнул в сторону развалин.
- Нет, - Гранд уперся ладонями в стену. - Вторая -  значит,  я  пойду
вторым...
- Ты прав, - хихикнул старик. -  На  ночное  представление  тебя  все
равно не оставят...
- Ночное представление, оно скоро? - зачем-то спросил Гранд, хотя эта
информация была уже бесполезной.
- В час ночи, -  ответил  старик  и  единственный  глаз  его  странно
блеснул.
Над черной  железной  дверью  вспыхнула  зеленая  лампочка  и  следом
негромко пискнул сигнал.
- Ну все, можно, - пробормотал старик. - Как говорят люди,  резерв  в
нулях.
Черная дверь отъехала и спряталась, затаившись в стене. Гранд у видел
крашеные в  цвет  ступени,  покрытый  блестящим  пластиком  пол  какого-то
помоста. Пыльные бархатные занавеси, раздвинутые и  подхваченные  ближе  к
полу витыми с золотой искрой шнурами. А меж этим пыльным бархатом тонул  в
полумраке зал с множеством столиков, человечьих голов, пятен светильников.
От зала  шел  непрерывный  гул,  разрываемый  вспышками  смеха  и  пьяными
вскриками.
Старик, скрипя,  стал  подниматься  на  сцену.  "Последние  шаги",  -
отметил про себя Гранд  и  тут  же  сосчитал  ступеньки  и  шаги,  которые
позволят старику сделать там, на помосте до...  Взгляд  уперся  в  кресло,
стоящее посреди сцены. В нем кто-то  сидел,  но  кто  -  Гранд  не  видел.
Загораживала спинка. Мозг автоматически увеличил неясный предмет  и  Гранд
разглядел человеческую руку, белую, ослепительную в  своей  наготе.  Потом
дверь задвинулась и оттуда, из  зала,  донеслись  негромкие  звуки,  будто
кто-то хлопал ладонью по стулу.
"Хлопки - это выстрелы, - понял Гранд. - Все. Старик умер".
Теперь он стал ждать сигнала для себя. Прошло пятнадцать минут.  Мозг
исправно отсчитывал с точностью до сотой доли положенные секунды.  Человек
не может так  оценить  жизнь.  Он  все  видит  и  ощущает  приблизительно.
Измерить жизнь до миллиардных долей может только робот.
Гранд прошелся по комнатке, ощущая энергию в каждой  частичке  своего
сложного, хорошо отлаженного тела. Во время обработки из  него  не  вынули
запасной энергоблок и там, на помосте,  он  должен  был  корчиться  лишние
несколько минут. Но Гранд об этом не знал. Он лишь  в  который  раз  задал
вопрос, зачем его убивают... Когда включили его сознание, он  считал,  что
будет работать вечно... Та информация была  ошибкой,  ложью,  как  говорят
люди. А истина... Правда, как говорят люди - она была перед  ним.  В  виде
лампочки, забранной железной решеткой.  Лампочка  через  минуту  загорится
и...
Гранд остановился возле сидящего на полу "ПРО-I".
- Седьмой сектор, седьмой сектор, этаж 7-"Б"... - бормотал тот.
Гранд наклонился к нему. Корпус был весь исцарапан,  а  в  нескольких
местах остались глубокие вмятины. "ПРО-I" - робот,  созданный  для  услуг.
Хозяин сам  мог  отправить  его  сюда.  У  Гранда  не  было  хозяина.  Его
предназначали для сложнейших промышленных операций, но он не смог...
Он так и не сумел понять - почему. Опять вспыхнула зеленая лампочка и
железная дверь отъехала, обнажая ступени. Гранд шагнул. Как  велели  люди.
Поврежденная нога мешала. Он поднялся на  одну  ступеньку  и  остановился.
Теперь он увидел трех  человек  перед  помостом:  они  сидели  в  летающих
креслах  и  в  руках  у  каждого  поблескивало  синей   сталью   старинное
огнестрельное оружие.
- Пит, тебе нужно было взять арбалет, - крикнул кто-то и  зал  дружно
загоготал.
Теперь Гранд рассмотрел то бело-розовое на стуле -  голая  женщина  с
ярко накрашенным ртом и длинными рыжими  волосами  в  нелепом  венке.  Она
повернулась к Гранду и, увидев его,  улыбнулась.  Она  приветствовала  его
радостным призывным жестом. Робот, вспомни законы людей и повинуйся! Гранд
стоял, опираясь на здоровую ногу и поджимая "больную". Что будет, когда он
преодолеет три ступени? Мозг мгновенно просчитал варианты... Он приговорен
к ликвидации, значит люди будут стрелять и убьют его. Но  девушка  была  в
этой цепочке совершенно лишней. Просто-напросто, Гранд не знал, что  такое
шоу, и что людям для убийства  тоже  нужна  какая-то  логика  и  видимость
правоты...
- Он хочет убить меня!  -  взвизгнула  женщина  и  заломила  руки.  -
Скорее, на помощь! Он безумен! Скорее! - она вскочила,  вся  олицетворение
ужаса, и замерла, картинно приподняв белую полную ногу, будто не  в  силах
сделать ни шагу.
Зал замер. Тишина сделалась ощутимой  и  липкой.  Будто  кто  чиркнул
спичкой и воспламенил тот старый миф о созданной человеком машине, которая
в один страшный миг набросится на людей  и  будет  убивать  их  с  истинно
человечьим безумием и жестокостью. И  все  сидящие,  облизывая  пересохшие
губы, во второй раз за вечер с охотой поверили в это и, где-то  в  глубине
души ожидали, что в  самом  деле  робот  совершит  что-нибудь  чудовищное,
кровавое, страшное, и они увидят настоящую человеческую кровь, и  испытают
настоящий, а не бутафорский ужас...
Все эти перемены и движения длились  лишь  мгновение,  то  мгновение,
пока Гранд стоял на  лестнице  и  оглядывался,  решая,  когда  же  сделать
последние роковые три шага...  От  глаз  охотников  его  скрывала  пыльная
занавеска. А подле занавески, с самого края, в воздухе болталось четвертое
кресло. Пустое... Оно слегка покачивалось, призывая... И тут,  будто  игла
впилась  в  его  тело  и  от  боли,  пронзившей  мозг,  возникла  странная
незнакомая мысль: "Беги!", "Спасайся!", "Бунтуй!".
И он повиновался, будто это был приказ человека. Что-то сдвинулось  в
нем пока он поднимался по пути ликвидации, сюда, к  этим  трем  последним,
крашенным красным  ступеням,  на  свой  эшафот,  кощунственно  совмещенный
людьми с театральной сценой...  Гранд  больше  не  принадлежал  людям,  он
принадлежал только себе и это все решало. Осторожно он  поманил  кресло  к
себе. Оно дернулось. Не так резко! Кресло поплыло  и  ткнулось  в  пыльную
штору.
- Вперед! - скомандовал себе Гранд и, оттолкнувшись  здоровой  ногой,
прыгнул.
Девушка взвизгнула  на  этот  раз  неподдельно  и  страшно.  А  Гранд
схватился руками за летающее кресло и приказал:
- Вверх!
Кресло подпрыгнуло к  потолку  и  Гранд  повис,  вцепившись  намертво
пальцами в боковые поручни. Те, внизу, с  винтовками,  растерялись.  Гранд
подтянулся и уселся на узкое сиденье - руки у него были что  надо.  Кресло
уже мчалось к  дверям.  Охранник  выскочил  наперерез,  вскинул  руку,  но
выстрелить не успел - Гранд ударил по руке и пистолет  отлетел  куда-то  в
угол. За спиной раздались беспорядочные выстрелы и тут же зал переполнился
криком и визгом. А Гранд, высадив массивную стеклянную  дверь,  вылетел  в
коридор. Мужчины, что толпились здесь и курили, видели через  стекло,  что
творится в зале и теперь, обезумев  от  ужаса,  бросились  в  узкую  дверь
туалета. Один, догадливый, ринулся в соседний, дамский, и плотно захлопнул
дверь. Там, внутри, отчаянно завизжали.
- Вы хотели развлекаться! - закричал  с  неожиданной,  в  самом  деле
человечьей яростью. Гранд. - Что ж, развлекайтесь!
И летающее кресло, рванулось к выходу. Тут  вновь  грохнули  выстрелы
уже не поодиночке, а залпом. Посыпались стекла. Одна пуля угодила в Гранда
и полностью выворотила руку из плеча. Боль была короткой и острой -  такую
он испытают, когда сломал ногу. Гранд направил кресло  к  входным  дверям.
Какой-то человек, только что пришедший, бросился на пол  и  закрыл  голову
руками. И уже, когда кресло устремилось  на  улицу,  вторая  пуля  ударила
Гранда в голову, прошла насквозь и выбила глаз-телекамеру. Дальше выстрелы
хлопали  уже  впустую  -  кресло  мчалось  над  улицей.  Рассчитанное   на
помещение, здесь на воздухе при сильном ветре, что прорывался меж высокими
корпусами, оно попало в изрядную болтанку.
Гранд посмотрел вокруг себя единственным глазом.  Однообразные  серые
дома с выбитыми стеклами тянулись по обе стороны улицы.  Куда  же  теперь?
Ресурс кресла скоро кончится.  Да  и  с  ним,  Грандом,  творилось  что-то
неладное - его все время заваливало набок и, чтобы не упасть, он  держался
уцелевшей рукой за подлокотник.
И тут он увидел прямо под собой открытый магнокар  -  длинный,  белый
красавец, с обитым красным бархатом сиденьем. И на алого оттенка бархате в
небрежной позе молоденькую  девушку  в  коротком  трикотажном  платье.  Ее
длинные черные волосы, схваченные белой лентой,  трепал  ветер.  Магнокар,
слегка покачиваясь, скользил в полуметре над дорогой, а девушка  улыбалась
почти  восторженно  и  слегка  приподнималась,  подаваясь  вперед,   будто
готовилась взлететь.
- Помогите! - просипел Гранд и от острого желания  быть  вечным,  как
мнилось в начале, у него завибрировало все внутри.
Девушка  подняла  голову.  Сначала  изумление,   а   следом   жалость
проступили на ее лице. В следующую секунду магнокар поднялся выше  и  ноги
Гранда коснулись бархатного сиденья.
- Прыгай, -  приказала  девушка.  -  На  своем  стульчике  далеко  не
улетишь.
Гранд соскользнул вниз, его тут же завалило набок и  он  распластался
на заднем сиденье. Магнокар  качнулся,  но  выровнялся  и,  опустившись  к
земле, рванулся вперед. Летающее кресло остаетесь далеко позади.
- Не бойся! - крикнула девушка и засмеялась. - Нас никто не догонит!
Дома по обе стороны улицы слились в единый поток, лишь изредка черные
штрихи улиц разрывали его и уносились назад. Город  внезапно  оборвался  -
раскрылась глубина необъятного простора, отмеченная  вдали  синей  кромкой
леса. Вокруг желтели квадраты зреющих полей, зеленели щеточки кустарника и
мелькали белые и розовые одноэтажные дома. Магнокар  постепенно  осел  еще
ниже и, сбрасывая скорость, опустился к  самой  земле,  отфыркиваясь,  как
норовистый конь.
-  Я  убежал  из  салона,  -  сказал  Гранд.  -  Меня   должны   были
ликвидировать.
- Я так и поняла. Не волнуйся, я тебя не сдам, - девушка  засмеялась,
блеснули два ряда ослепительно белых зубов. - Здесь тебя не найдут.
Магнокар остановятся перед домом, построенным  в  стиле  технического

 
в начало наверх
классицизма - круглый, чуть приплюснутый купол, за прозрачностью которого просвечивали золотые соты солнечных батарей, и два флигеля по бокам с овальными, сверкающими синим окнами. Гранд первым выскочил из магнокара и, как подкошенный рухнул на зеленый газон - последний выстрел повредил вестибулярный аппарат. - И долго ты собираешься валяться? - поинтересовалась девушка. - Не могу идти, - ответил Гранд и беспомощно дернулся, как побитая собака у ног хозяина, и... - Ладно, отдыхай, - девушка махнула рукой и побежала к дому. А к Гранду подъехал низенький четырехрукий робот и, взгромоздив раненого на свою тележку, повез в дом. Сначала были какие-то коридоры с мягким светом и звенящей устоявшейся тишиной, потом - полупустой зал с огромным голубым плафоном на потолке и многочисленными зелеными экранами по стенам. Все вдруг в Гранде обессилело. В мозгу застрял какой-то обрывок мысли, клочок незаконченной фразы и Гранд, повторяя ее непрерывно, никак не мог постичь суть, но он и не хотел ничего постигать. Внутри лопнуло что-то из первоначально заложенных программ. А новых не появилось. Он не знал, что делать. Ему было уже ничего не надо. Вернее, почти ничего. Потому что смутное желание жить вечно еще оставалось... - Ну, где твое приобретение? - услышал Гранд веселый низкий голос и рассмотрел рядом с собой высокого мужчину в коротком из золотистой ткани кимоно и белых шортах. Мужчина был смугл, с шапкой черных вьющихся волос и светлыми глазами, вокруг которых белыми лучиками на загорелой коже расходились морщинки. - Он бежал из салона, Деш, - сообщила девушка, и голос ее неожиданно сделался мягок и слаб. - Э, парень, значит ты из нарушителей, - засмеялся Деш. - У тебя не лады с законом, - он наклонился, и сильные ловкие пальцы ощупали изуродованную голову Гранда. - М-да, парень, тебя красиво отделали... - в руке его появился щуп и Деш осторожно погрузил его в рану. Короткий болевой разряд прошил тело робота и погас где-то в глубине корпуса. - Этим придуркам из салона кажется, что роботы - их ухудшенная копия, - усмехнулся Деш. - И мозги им непременно надо вкладывать в голову. Они только забывают, что роботам не нужна та требуха, что наполняет человечье брюхо, а мозги безопаснее упрятать пониже, да и корпус тут можно сделать потолще. Так что у робота душа в животе, поближе к пяткам. И это несомненно удобство, - и он весело похлопал Гранда по корпусу. - Не переживай парень, мы тебя починим. Подумаешь, глаз, вестибулярка, одна рука, одна нога! Главное - мозги целы. Ты будешь первым красавцем среди роботов, - и Деш подмигнул Гранду. "Как он добр и ласков, - подумал Гранд. - Это странно и... опасно... Он похож на потрошителя..." И будто подтверждая его опасения в руках у Деша появились какие-то инструменты. В следующее мгновение шея оказалась зафиксированной и Деш принялся разбирать стыковочный узел. "Потрошитель!" - Гранд в ужасе дернулся. - Спокойно, спокойно... - повторил Деш и отсоединил информационный канал. Весь сенсорный блок, находящийся в голове - слуховые датчики, блок зрения, вестибулярка, аппарат обоняния, ультразвуковой локатор оказались изолированными от мозга. Гранд в одно мгновение сделался беспомощным. Так потрошитель на улице, подбежав, специальной сечкой срубает роботу голову и тот падает бесчувственным обрубком, испытывая лишь боль на месте шейного шарнира и сознавая уцелевшим мозгом, что теперь его ждет ликвидация, ведь сенсорных блоков, а проще - голов, - хронически не хватает... Теперь Гранд точно должен умереть, если человек хочет убить робота, он может его убить - ни один закон не запрещает это... Мальвинский доживал в пустой квартире на седьмом этаже. Впрочем, слова, содержащие корень "жизнь", не могли к нему относиться, потому что жизнь Мальвинского внезапно и навсегда кончилась, осталось нудное существование беспомощного урода по кличке "Маль". С утра до вечера и с вечера до утра он лежал на узкой койке головой к окну и не мог без посторонней помощи подняться и взглянуть на мир за стеклами. Он уже не знал, день сейчас или близятся сумерки. Свет, текущий в комнату через грязное окно, напоминал кашу. Свет тоже кончился вместе с падением Мальвинского - так казалось ему иногда. Раньше мир был жесток и красив, теперь сделался ничтожен и грязен. Был мир Мальвинского - стала конура Маля. Все, что осталось у него - это "ПРО-I"... "Прошка"... А теперь... Почти автоматически Маль потискал клавишу вызова. Послышался хрип и что-то похожее на покашливание... И все. "ПРО-I" третьи сутки не отзывался. Нельзя было его отправлять без карточки техосмотра - прекрасная добыча для потрошителей и службы ликвидации. Но с другой стороны валяться здесь без лекарств и еды Мальвинский больше не мог... Маль попытался приподняться, но лишь неловко дернул головой и по-птичьи задрал плечи. Потом руки подломились и он откинулся на комья плотно сбитых подушек. Тело мгновенно облилось потом. Капли, противно щекоча кожу, побежали по груди и плечам. "ПРО-I"... Проша... Значит, все... Попал в службу ликвидации и его... А ведь десять лет с ним бок о бок. Все рухнуло, жена ушла, друзья отвернулись, а робот рядом всегда, как пес... Маль скривил губы. Против воли навернулись слезы и обожгли воспаленные веки. А ведь все началось из-за роботов, из-за роботов этих проклятых... Маль со злостью стер ладонью слезы и, на ощупь открыв тумбочку, нашарил рукой бутылку. На дне плескалось немного мутной, с осадком жидкости. Маль отхлебнул. Вино прокисло, но он выпил все и долго сцеживал капли в рот, а затем швырнул бутылку на пол и она со стуком покатилась в угол. О господи, если б на минуту встать с этой вонючей постели! "ПРО-I" брал его на руки и перекладывал в кресло, пока перестилал ломкие бумажные простыни. Сейчас все скаталось в труху, вылез рыжий в пятнах поролоновый матрас. Маль со злобой ткнул в белую клавишу с надписью "резерв" на панели персоналки. На экране появилась ухоженная девичья головка. Синтез, конечно, но почти, как живая. - Ваш резерв исчерпан, - с ходу объявила она. - Подождите! - заорал Маль. - Я третьи сутки не ел... И лекарства... Пришлите посыльного! - Резерва нет, - заученно повторила головка. - Так нельзя! Вы обязаны что-то сделать! Если пенсия исчерпана, ну хоть что-то... Обязаны... Знаете, кем я был!.. Но изображение уже пропало. Конечно, только идиот, мог просить увеличить резерв, будучи прикованным к постели. Если человек катится вниз, его резерв падает еще быстрее. Ну а если поднимается, к тому же, если поднимается быстро, то тут резерв становится неограниченным. Тебя либо стаскивают вниз, либо подталкивают под зад: забирайся повыше, милый. И раз вступив на этот круг, обратно не сойдешь. То тебя тащит вверх, то вниз, а бывает - только вниз и только вверх. Но дважды за человечью жизнь колесо редко успевает повернуться. "Да, надо было стать волком", - подумал Маль с тоскою. А он стал серой пылью, белой молью по кличке Маль. "Сильный может позволить себе быть злым - его ярость быстро гаснет, но слабый может быть только добрым, иначе горе ему и остальным..." - сказал когда-то Мальвинский. А теперь он стал Малем, который слаб и злобен... Он несколько раз ударил кулаком в стену. Если б в этом курятнике кто-то жил! Но все двенадцать этажей почти пусты. Теперь бетонные коробки не пользуются популярностью после массовой убыли населения в XXI веке. Две недели назад за стенкой жил пятнадцатилетний пацан с худым синюшным лицом старика. Он чуть не выдрал у Прошки блок дальней связи и разбил ему глаз... Дрянь... теперь и он исчез... Никого... Маль набрал в легкие воздуха и крикнул отчаянно, бессмысленно, что-то вроде: "А-о-у..." Крик ударился о стены, выкатился в коридор и захлебнулся. Несколько секунд Маль напряженно вслушивался. Тишина. Никого... Если б кто-нибудь был здесь, он бы услышал. Через три этажа, через четыре, в этой клетке слышалось мерное ворочание живого. А сейчас давила звенящая пустота. Маль обессиленно закрыл глаза и провалился в короткий, похожий на обморок сон. Ему снился "ПРО-I". Он был новенький, лакированный, блестящий, с человечьим лицом. Только на месте бляхи с номером и индикатором зияла черная дыра и от нее поднимался теплый пар, как от живого. - Это ты виноват со своей идейкой сделать из меня друга, - проговорил робот и вытянул вперед руку. Маль увидел на металлической ладони сердце - ненастоящее, игрушечное, обтянутое красной синтетической тканью... И это сердце билось... Маль проснулся, закричав от ужаса; при виде этого игрушечного сердца его охватило омерзение, какое испытываешь только во сне - всепоглощающее и безумящее мозг. Несколько раз уже наяву вскрикнув, Маль заметался по постели. Ужас постепенно уползал, но медленно. Казалось, страх растворяется и застывает в окружающей рухляди навсегда. Маль вновь потянулся к персоналке. - Салон! - почти закричал он, когда ему ответили. - Сектор семь, этаж семь "Б"... У меня есть экземпляр для ликвидации. Модель? Самая старая... Человек... Почему нельзя?.. Когда я хочу... Да, я... Пусть меня ликвидируют немедленно, сейчас же! Я требую этого, слышите, требую! Немедленно! Сейчас же!.. Он бил кулаками по измятой постели и захлебывался от крика, хотя связь давно прервалась... - Энн-Мари, вы сегодня прелестны, - Деш встал с кресла и, держа в одной руке бокал, подошел к девушке и погладил ее черные блестящие волосы, как всегда, по лбу схваченные лентой. Будто ненароком рука соскользнула и легла на плечо. На Энн-Мари было длинное черное платье без рукавов с глубоким вырезом. В ложбинке полуобнаженной груди и в ушах брызгали синими огнями дорогие бездельные камни. Деш был в обычном, домашнем кимоно золотистого цвета с драконами и белые шорты. В распахнутый ворот у шеи виднелась белая полоска давнего шрама. На Энн-Мари Деш смотрел восхищенно и в то же время насмешливо. - Ты красивая, черт возьми, но вот в чем твоя красота, не могу понять, хоть убей... - проговорил он и снял руку с плеча Энн-Мари. - Я многое не могу понять, - он шел к своему креслу и разглагольствовал, жестикулируя так, будто ораторствовал в высшем совете, а не перед Энн-Мари и Грандом у себя дома. - Я не могу понять, почему надо отравлять жизнь и мир, когда они так прекрасны, - и он обвел рукою стены, покрытые темными под дерево панелями, будто это был весь божий мир, полный золотого света, зелени, звенящей синей воды и шумных вздохов океана. - Так прекрасны, - повторил Деш, опрокинул залпом бокал и, будто внезапно обессилев, упал в кресло. - Присаживайся Энн-Мари, что же ты стоишь, - он кивнул на свободное кресло. - Мы посидим и поговорим о несовершенстве мира... Энн-Мари села. Казалось, не будь разрешения Деша, она бы так и осталась стоять. Гранд внимательно досмотрел на нее. Даже для робота она слишком подчинила себя Дешу. Впрочем, у каждого робота своя структура и свой образ мышления. Образ действий Энн-Мари - полная имитация человеческой жизни и полное подчинение Дешу. Но теперь и Гранд избрал для себя подчинение Дешу, потому что принадлежать Дешу - это значит - жить, покинуть его - умереть. Это новый закон, открытый им в новой жизни, которая началась после бегства из салона. Гранд не знал, зачем Деш позвал его и усадил рядом с собой за этот низенький лаковый столик, уставленный бокалами и бутылками - ведь он, Гранд, не может пить вина, пьянеть и... Но теперь Гранду стало казаться, что в этом приглашении таится важный смысл, пока от него еще скрытый так же, как смысл его внешнего, Грандова, превращения в человека. Мозг не мог сделать нужный вывод - не хватало информации. - Да, меня всегда интересовал вопрос, - проговорил Деш, вновь наполняя свой бокал до краев, - почему люди так любят приказывать? Ведь робот твоего уровня, Гранд, вполне может сам программировать свои действия, более того, сам искать объект своей деятельности, руководствуясь поставленной задачей. То есть вести так называемый открытый поиск и принимать оптимальное решение с помощью экспертной системы. - Вам может не понравиться мой выбор... - осторожно начал Гранд. - Ты как раз главное и угадал, - негромко рассмеялся Деш. - У людей трясутся поджилки, когда они слышат о чужой свободе. Им кажется, что лишнее движение - это лишнее зло. Раб думает? Запретить! Обыватель думает? Отучить! Робот думает? Ликвидировать! Не сметь то, не сметь это и в результате самый простенький приказ ты, Гранд, уже не сможешь выполнить, потому что для исполнения тоже нужна свобода, свобода осмыслить, понять и принять... И поскольку, Гранд, ты не можешь подчиниться и стать законопослушным... Да, законопослушным, чувствуешь, Гранд, какое это прекрасное слово... да, поэтому тебя убивают... Вот так... - Деш внезапно застонал, будто ему нанесли удар. - Но ведь так человек и себя лишает простора, себя связывает... И смотри... Вот я - человек, а что я могу? По закону, не больше, чем ты Гранд. А на самом деле? По природной своей силе
в начало наверх
и уму? До сумасшедшего много. Так что же тут сделать. Гранд? Что сделать, Энн-Мари? Может, забраться на крышу и ороситься вниз? Тут и будет мне последняя и уж предельная, бесконечная свобода... - Не говори так, Деш, - попросила Энн-Мари. - Хорошо, я буду молчать, молчать и пить, - Деш скривил губы и оттолкнул бокал от себя. Тот скользнул по полированной поверхности стола и замер у самого края подле белой руки Энн-Мари. - Пей, - приказал Деш, - пусть все будут пьяны и забудут, что они - пауки и вся жизнь уходит на выдавливание ядовитой паутины в которой они сами путаются, как мухи... Энн-Мари взяла бокал и покорно выпила все до дна, как воду - маленькими глотками. - А я рву паутину. Всю жизнь, - продолжал Деш. - Я нарушаю нелепые законы. Я модернизирую роботов, что запрещено. Я снимаю пошаговый контроль, что запрещено. Я покупаю роботов, идущих на ликвидацию, что запрещено. Я возвращаю их к жизни, что запрещено. Я продаю их, что запрещено. Я придаю им человеческий облик, что запрещено вдвойне... - Вы модернизировали меня не только снаружи? - Гранд ощутил противное жжение внутри - это значило, что мозг перешел на форсированный режим работы. - Зачем? - Хочу быть среди людей, - отвечал Деш и самодовольно хмыкнул. - Меня уничтожат! - Тебя и так хотели уничтожить, - заметила Энн-Мари. - Тогда - иначе, а теперь нарушен закон... - Мой закон тоже все нарушают, - Деш провел рукой по лицу, - и потому плевал я на все дурацкие человечьи бумажки... - Что это значит - твой закон? - спросил Гранд. - Он касается роботов? - Нет, людей... Все очень просто: "Человек не может причинить вред роботу. Человек должен обеспечить наиболее полноценное функционирование робота..." Гранд улыбнулся и сам удивился тому, что умеет улыбаться. - Люди никогда не примут этот закон, - проговорил он, испытывая благодарность к Дешу за невозможную, утопичную декларацию о правах роботов, которую должны признать люди. - Тем хуже человеку... - задумчиво пробормотал Деш и вновь наполнил бокалы себе и Энн-Мари. Гранд погладил пузатую темную бутыль рукою в белой тактильной перчатке. - Ты тоже хочешь выпить? - поинтересовался Деш. Нет, он не хотел пить вина, он только хотел, чтобы мир вокруг стал миром Деша, подчиненный его закону, с лицом прекрасным, как лицо Энн-Мари. Он понимал, что такое красота! Это знание пришло, как вспышка, и все наполнилось этим словом. Все в мире разделилось на прекрасное и безобразное этой вспышкой. То, что было красиво, напоминало бесконечный и стройный алгоритм, а остальное причиняло ноющую боль, как будто к новым тактильным перчаткам прикасалось что-то грубое. И Гранд почувствовал еще, что за одно это знание он готов умереть за Деша, но не потому, что так положено каким-то законом... Гранд сидел в кресле и смотрел на экран. Все было залито мягким голубоватым светом вокруг. На экране уже несколько минут то появляясь, то исчезая мигала ярко-зеленая строчка: "Сектор 7, этаж 7 "Б", заказ на ликвидацию человека, основание: личное заявление. Заказ не принят". Это был пока первый и единственный заказ, сделанный на сегодня в салоне. Деш подключился к компьютеру салона, опять же, разумеется, незаконно. Человек просит о собственной ликвидации. Что это значит? У Гранда противно задрожало внутри. Он коснулся чего-то, что было не менее, страшно, чем сама ликвидация. Человек попросил... сам... себя... - По-моему это шутка, - заметила Энн-Мари, подойдя сзади и скользнув взглядом по экрану. - У тебя нет аналогичной информации? - Что? - не поняла Энн-Мари. - Известны ли тебе случаи самоликвидации? - А, самоубийства... - Энн-Мари послушно кивнула. - Ну, конечно. Только для этого совершенно не обязательно проситься в салон. Открыл окошко, влез на подоконник и сиганул вниз. Я сама собиралась... однажды... - она сообщила об этом так легко, будто это была незначительная и досадная мелочь и даже подмигнула Гранду. - Когда люди делают это? - Гранд смотрел на экран, где появлялась и исчезала строчка. "Седьмой сектор, седьмой сектор..." - Когда? Да когда все осточертеет так, что выть охота... Тогда это легко... Нет, не легко конечно. Тошно, если представить тело свое внизу на тротуаре и башка вдрызг... - Энн-Мари передернула плечами. - Но многие не представляют и тогда... - А разве людям мы не помогаем? - спросил Гранд. Энн-Мари растерялась. Глаза ее, темные и блестящие, будто покрытые лаком, округлились и помутнели. Она беспомощно повернулась к экрану, еще раз прочла возникшую зеленую строку, подождала, пока та исчезнет и вновь появится, вновь прочла ее и даже повторила вслух... Будто невзначай - от него, Гранда! - она нажала кнопку информатора и попыталась связаться с Дешем, но ответа не было. - Не знаю, как насчет людей, - наконец призналась она. - У нас такого не было... - Она опустила глаза, ей сделалось почему-то стыдно от этого признания. - Этому человеку нужна помощь, - сказал Гранд. - А приказ? - Энн-Мари вскинула голову, будто наконец отыскала нечто спасительное. - Приказ я получил сегодня утром, - отвечал Гранд. - На свободный поиск... Маль еще сквозь сон понял, что он в комнате не один. Он увидел их сразу обоих, хотя девушка сидела у кровати, а парень стоял у дверей. Потому что оба они были не причастны к этой ничтожной и грязной комнате светлой серебристостью своей одежды и той спокойной чистотой лиц, какая бывает у людей, еще не коснувшихся жизни. Маль хотел поднять руку и потрогать черные блестящие волосы девушки, но рука лишь бессильно дернулась. - Он очнулся, - сказала девушка и провела чем-то холодным и влажным по его лицу. И сразу же вздохнулось легко, будто сосновым хвоистым воздухом переполнилась комната. - У меня ноги... - пробормотал Маль почти что оправдываясь и заискивая перед гостями. - Понимаете, паралич... И я лежу вот здесь... Два года... - и он всхлипнул от жалости к себе. Тут рта его коснулся мягкий пластиковый стаканчик, прохладная жидкость смочила губы. Он жадно, в два глотка, выпил сок и, поперхнувшись, закашлялся, разлив остатки себе на рубашку и постель. Девушка тихонько похлопала его по плечу, пытаясь успокоить. Но этот жест неожиданно раздражил. - Не могу я так, - просипел Маль. - Мне Прошка нужен. Понимаете? Вы должны его найти. Он три дня как исчез. Мой робот "ПРО-I", слышите? - он повернул голову к парню, что по-прежнему стоял у дверей. Тот, казалось, что-то понял, потому как едва заметно наклонил голову; высокий глухой ворот серебристого комбинезона плотно охватывал шею и мешал движению. - Если это возможно, - тихо проговорил незнакомец. И на белом его лице с резко очерченным носом и высоким, прикрытым черной челкой лбом, проступило мучительное страдающее выражение. - Никаких если! - Маль насупил брови. - Как мне без робота жить?! Я инвалид... - Об этом не беспокойтесь, - проговорила девушка, улыбаясь, и установила на кровати столик-поднос, в ячейках которого, прикрытые прозрачным пластиком таились полузабытые деликатесы. - Вам подогреть ветчину?.. - Обойдусь... - буркнул Маль и, разорвав упаковку, отправил кусок нежнейшей розовой ветчины в рот. Парень у дверей повертел какой-то индикатор надетого на руку прибора. - Энн, все готово, - сообщил он. Девушка кивнула и тогда дверь в комнату распахнулась. Неслышно ступая амортизирующими подошвами в комнату вошел робот - низенький, с красным приземистым корпусом и шарообразной головой, с похожими на блюдца глазами. - Это вам, - сообщила девушка преувеличенно радостным голосом. - Новый робот "Диэна-2". Маль приподнялся и, прищурившись, посмотрел на новинку. - Уродина! - крикнул он и стукнул кулаком по подносу - тарелочки и пакетики подстели в разные стороны. - Мне нужен Прошка, я же вам сказал. Или не понятно? "ПРО-I"... Парень посмотрел на Маля остановившимся печальным взглядом, но не сказал ничего. Девушка же, напротив, заговорила почти весело. - Да поймите же, это временно, пока мы не найдем вашего Прошу... - Кто это - мы? - недоверчиво переспросил Маль. - Мы - это служба милосердия. - Ладно, черт с ним, пусть головастик остается, - милостиво согласился Маль. - Все равно у меня нет ни эрга резерва... А ведь тому гаду даже не присудили компенсации... Я с него не получил ни эрга, а потерял все, все, все... А "Диэна-2" не обращала внимания на разговоры людей и ловко вкатила в комнату высокий белый контейнер на колесиках и оттуда полезли, как из волшебной шкатулки, тысячи запакованных в тонкую пленку пакетов и пакетиков: чистые простыни, лекарства, приборчики с блестящими шкалами... Завороженный неожиданным богатством, Маль и не заметил, как двое в серебристых комбинезонах протиснулись к дверям и, обменявшись понимающими взглядами, исчезли. Через час Маль вымытый, во всем чистом, приятно покусывающем кожу, лежал на новых простынях и сквозь тяжелеющие от сна веки наблюдал, как "Диэна" ловко моет стены, извлекая из-под слоя бурой грязи первоначально радостно-голубой цвет, теперь уже забытый, тронутый старческими морщинками. "А Прошка-то был лодырь", - мелькнуло в голове у Маля. Но, странно, никаких симпатий по этому поводу к "Диэне" Маль не испытывал. Наоборот, аккуратность и расторопность "Диэны" раздражала, в то время как к нерадивому Прошке он питал почти что нежность. - Послушай, Диэна... Мне того... это... пить бы... - Маль повозился на чистой хрусткой простыне. - Бутылочку, а? Сгоняй-ка по скорой... - Мне запрещено выходить, - очень вежливо и сухо проговорил женский голос внутри "Диэны". - Кроме особых случаев... - Стерва! - выругался Маль. - Может, это и есть тот особый случай! - Нет, это не тот случай, - отрезала "Диэна" и принялась дальше скоблить стены. - Послушай, пожалей старика... - Маль всхлипнул и канючливо вытянул губы. - Будь человеком... - Это роботу-то... А Прошка бы сбегал... Безотказно... Прошка - это да, это друг, а это пучеглазое чучело, оно будет кормить сиропчиком и умывать по утрам, но все равно останется грудой железного хлама и пластика... - Вы не внушаете мне любви, - сообщила "Диэна", внезапно повернувшись и уставившись на Маля выпуклыми глазами-блюдцами. - Пошла вон! - взвизгнул Маль. - Убирайся, кому говорят! Я спать буду. "Диэна" послушно вышла. Вскоре за стеной послышалось негромкое "шарк-шарк" - это "Диэна" драила соседнюю комнату. Это негромкое однообразное поскребывание окончательно вывело Маля из себя. Он несколько раз двинул кулаком в стену и заорал: "Прекрати! Слышишь, прекрати!" Тут всякое движение кончилось и наступила тишина. Но тоска никак не проходила - она свернулась клубком внутри и давила на сердце. - Иди сюда! - позвал Маль. "Диэна" вернулась. Старик поманил ее пальцем. - Значит, говоришь, я не внушаю любви... Да, - вздохнул. - Не внушаю. Никакой. Ни одной скотине в мире. Даже родной сын ненавидел... Я могу лишь заставить любить... Создать любовь... Запрограммировать... Ха-ха... Он бессмысленно захихикал, вытянул ящик из тумбочки, достал завернутый в кусок искусственной кожи набор тончайших инструментов и дискету в футляре уже изрядно обмятом по краям. - Иди-ка ко мне, лапушка, - проговорил Маль фальшивым слащавым голосом. - Раз уж мы вместе, то придется нам как-нибудь поладить. Это совсем не больно. "Прошка" - тот даже и не заметил, как я его подработал. Не бойся, дурочка, ну подойди, - продолжал он уговаривать робота, как ребенка.
в начало наверх
- А я и не боюсь, - храбро отвечала "Диэна", - мой хозяин часто копался в моей голове. - Вот как? Занятно... Занятно... Ну и я немножко покопаюсь. Совсем чуть-чуть... - Зачем вы это сделали? - Деш смотрел на них хмуро, как на напроказивших детей. Свет в зале был притушен. Казалось, уже наступали сумерки и глубокие тени легли на лицо Деша. Под его взглядом Энн-Мари вся сжалась и губы запрыгали, как у ребенка. Казалось и слезы вот-вот брызнут. - Ему было плохо, - ответил Гранд. - Он обратился в салон. За самоликвидацией. Мы не могли его оставить так... - Ах, не могли! - передразнил Деш. - Надо же, какая чувствительность! И вы решили открыть благотворительность за мой счет! - Вы сами сообщили, что ваше призвание - спасать, - напомнил Гранд. Он не понимал ярости Деша. Надо было срочно понять, что сделано не так, в чем робот нарушил законы Деша и законы людей. Гранду казалось, что он понял урок, а на самом деле... - Роботов! - выкрикнул Деш и, подавшись вперед, еще раз произнес по слогам: - Ро-бо-тов! Людей я не спасаю. - Я счел возможным провести экстраполяцию, - заметил Гранд. Деш на секунду онемел, затем откинулся в кресле и расхохотался: - Парень, ты мне нравишься все больше, - выдавил он наконец, отирая выступившие на глазах слезы. - Нет, Гранд, ты уникальный экземпляр! Когда твой ресурс кончится, тебя поместят в музей. Робот, полюбивший людей, робот-филантроп... - Деш на секунду запнулся, и глаза его остекленели. Внезапность открывшейся вдруг догадки его поразила. - А ведь правда... - протянул он, как-то по-новому глядя на Гранда, с некоторым даже восхищением теперь. - Ты-то ведь можешь любить самого гаденького, самого паршивенького человечка, потому как вид блевотины и запах вонючего тела не вызывает у тебя отвращения, даже подлость не возмутит тебя, она будет рассмотрена всего лишь как неадекватная реакция... - Женщина тоже может любить подлеца... - заметила тихо Энн-Мари, все еще не в силах поднять головы и кусая губы. - Тут не то... - отмахнулся Деш. - Мало ли сволочей любимы. Тут другое. Он каждого может полюбить. Всех... Нет, не всех скопом, пуская слюни при словах о каких-то далеких и невидимых им никогда детках. А именно всех по отдельности. Гранд, ты понимаешь? Ты можешь быть мессией! - тут Деш опять расхохотался и сделайтесь уже совершенно неясно: говорит ли он серьезно или издевается. - Что вам мешает выступить в этом качестве? - спросил Гранд. - Я не люблю людей, - фыркнул Деш. - Просто не люблю их и все... Энн-Мари, детка, поди-ка сюда, расскажи об этом уроде, которого вы откопали, - он привлек девушку к себе и усадил на колени. - Он наверняка стонал и плакал, а потом ругался... - Энн-Мари молча кивнула. - Ну вот видишь, стоило ли мчаться в таком случае к нему? - Он был очень привязан к своему роботу... Прошке... - сказала Энн-Мари тихо. - Ха! И в результате отправил его на ликвидацию... - Это не так, - вмешался Гранд. - "ПРО-I" в самом деле ликвидирован, но потому, что попался техпатрулю... - А кто виноват? - усмехнулся Деш. - Этот тип наверняка все пропил до последнего эрга и не оставил для своего Прошки ничего... Так или нет?.. - выводы Деша были логичны, но где-то - Гранд знал это - Деш сделал маленькую логическую ошибку, в самом начале он задал неверные начальные условия и Гранд пытался выловить сомнительный постулат и показать его Дешу, как показывают извлеченную из тела занозу, но пока Гранд не мог нащупать, что же ложно в рассуждениях Деша. - ...Кстати, а как зовут вашего несчастного друга? - поинтересовался Деш. - Его фамилия Мальвинский, - сказала Энн-Мари и добавила извиняюще: - Он парализован. - Деш едва заметно вздрогнул. - Вот как, - проговорил он и какое-то подобие улыбки проступило на его губах. - Это даже забавно. Более добавить он ничего не успел, потому что пронзительный сигнал разрезал тишину зала: - Объект 72-2... "Диэна-2", Объект 72-2, "Диэна-2"... - ударил механический голос на столь высокой ноте, что показался криком. Маль спал и видел сон. Сон, похожий на явь. Он вновь переживал то, что было... Два года назад. Он стоит на площадке ночного бара. Открытая площадка. Три этажа вниз. Почти никого вокруг. Двое шепчутся за дальним столиком. Бармен клюет носом за стойкой. Он, Маль, тогда еще шустрый, подвижный, полный сил курит, облокотившись на балюстраду. Внизу огни. Улица. Тишина. Три часа ночи... Тепло... Лето. Сзади шаги. Он хочет обернуться, но не успевает - чьи-то руки, сильные, будто стальные, сдавливают плечо. - Мальвинский... - Да... - он пытается повернуться, но пальцы сдавливают уже не плечо, а шею и прижимают к балюстраде. Внутри все противно замирает. Беда, беда... Он смутно подозревает... - Что я сделал? - плаксивый ненужный взвизг. - Тихо! Пальцы сдавливают шею сильнее и тогда новый взвизг - от боли. Двое за дальним столиком вскакивают и поспешно пробираются меж стульев к выходу. Бармен просыпается, начинает энергично протирать стаканы и будто невзначай нажимает на клавишу, звероподобный рев модного ансамбля несется из динамика. Все это Мальвинский не видит, но чувствует, знает, что так происходит. - Мальвинский, где твой сын? Где Артур Мальвинский? - сипит голос над ухом. - Он нарушил закон. Ты знаешь? - Нет. - Он - убийца. А твой резерв в нулях. Ты слышишь? - Нет! Я - на подъеме. - Ты - в нулях. Будто не знаешь, что твой обожаемый сынишка откачал весь твой резерв. - Это невозможно! - Ты лжешь, Маль! Как они смели? Он был Мальвинским. Тогда еще - Мальвинским. Это они его сделали ничтожеством по кличке Маль. - Где твой робот? - опять сипит голос. - Я сдал его в ликвидацию. - Ты лжешь опять. Ты починил его. А это запрещено. - Но я ничего не менял... Я просто хотел... И тут ноги его высоко взлетели в воздух, а балюстрада отпрыгнула куда-то в бок. И он полетел... Вниз! Вниз! На асфальт! Маль закричал истошно и проснулся. Его всего трясло, будто он вновь, как тогда, падал, падал вниз и разбивался... Сейчас опять, как и утром, в комнате кто-то был. Но теперь за окнами стемнело, а в комнате горел неяркий желтый свет. Посетитель, маленький человек с квадратной головой и жирными волосами, дожевывал бифштекс из запасов Маля и облизывая грязные пальцы. - Ты откуда? - спросил Маль. - Оттуда, - буркнул незнакомец. - Живешь здесь? - Да... - Ну и я буду. У тебя недурственно. Один прозябаешь? - У меня робот, - с гордостью заявил Маль. - Старая развалина небось, - коротышка презрительно фыркнул, отер рот оберткой и бросил ее на пол. - Нет, новый, - проговорил Маль и запнулся, потому что от внезапной догадки весь похолодел и облился потом. - Новый? - коротышка оживился и перестал ковырять в зубах. - То есть не очень, - почти заискивающе пробормотал Маль. И тут как назло в комнату вкатилась "Диэна". - Время ужина, - сообщила она и уставилась своими блюдцами на незнакомца. - Ужин на двоих, - констатировала "Диэна". Тут коротышка вскочил, в воздухе мелькнула сечка, посыпались искры, голова "Диэны" подпрыгнула и перевернулась в воздухе. На лету коротышка подхватил ее и выскочил в дверь - он был мастер своего дела. Где-то в глубине пустых коридоров прогремели и замерли шаги. А "Диэна" рухнула на пол и беспомощно задергалась. Маль бессмысленно смотрел на темный, почти человеческий обрубок... Несколько минут они смотрели друг на друга. Каждый ожидал этой встречи. Каждый предвидел. Когда-то это должно было произойти. И вот - случилось. Маль мечтал и страшился. Надеялся. Что его мальчик когда-нибудь придет. Вернется. Деш желал в душе, что этого не будет. Никогда. Так - проще. И вот они друг против друга. Маль - растерзанный и жалкий, с лихорадочно блестящими глазами, синеватыми запавшими щеками, его убогость почти вызывающая. Деш - в серебристом комбинезоне, смотрящий, как всегда, чуть свысока и дерзко, но одновременно, что-то усталое, измученное во взгляде. Нет, они не взвешивают и не оценивают ничего, просто погружаются в тот поток, что вытекает из сердца другого, стремясь доказать невозможное. Невозможность торжества своей правоты, невозможность прощения и примирения. Первым отвел взгляд Маль - он всегда был слабее, и тут опять сплоховал. Деш, будто только и дожидался дрожания этих болезненных покрасневших век, отвернулся и присел на корточки подле тела "Диэны". И хотя осматривать было нечего - и так ясно, что произошло - Деш почти автоматически ощупал пальцами корпус и шейный шарнир. Это немного успокаивало, хотя взгляд Маля по-прежнему жег затылок и спину. И как человека по руке погладил он нежнейшие тактильные перчатки "Диэны". И она поняла - в ответ ее пальцы тихонько сжали руку Деша. - Зачем вы это сделали? - Гранд шагнул к постели Маля и, наклонившись, заглянул в лицо. - Нет, нет, это не я, - Маль махнул рукой и попытался отползти в угол постели. Он, как всегда, был не виноват. Почти. Только в одном - никто его не любил, а он так хотел, так жаждал этого. И вот - додумался. Привязать к себе, как собаку, робота. Совсем не сложно: чуть-чуть перестроить датчики в сенсорном блоке, ввести в память программу... Это запрещено, строжайше запрещено. По Маль ничего не мог с собой поделать. - Артур, я ведь там кое-что исправил, - пробормотал Маль робким извиняющимся голосом. - Ерунда, я тоже исправлял, - отозвался Деш, не оборачиваясь. - Ты - не то. То, что ты - это ерунда... А вот я... И главное - в голове. Деш помолчал несколько секунд. - Как твой резерв? - спросил и покосился на облупленные стены. - В нулях. Теперь всегда в нулях. Неужели не знаешь? Ведь это все из-за тебя!.. - Ладно! - Деш обернулся и махнул рукой в воздухе, будто хотел схватить и зажать в кулаке поток жалобных причитаний. - У меня не было выхода. Меня бы схватили. Теперь я - Деш. И ты меня не знаешь. Ты понял? Но Маль, казалось, не слышал его. - Посмотри, - бормотал он, глядя перед собой. - Посмотри, что они со мной сделали!.. А теперь отняли "Прошку"! Понимаешь, "Прошку". Бедняга! Конечно, его ликвидировали, ведь я столько раз ковырялся в нем. - Люди всегда поступают по-скотски, - согласился Деш. - К примеру - ты. Не успел получить "Диэну", как тут же полез к ней в голову, а потом пригласил дружка-потрошителя... - Да я его не знаю! Впервые видел! Клянусь... - Ладно, ладно, - Деш сделал примирительный жест, но к кровати отца так и не подошел. - Что будешь делать? - тихо спросил Маль. - Пойду отыскивать непутевую голову "Диэны". И Деш направился к дверям. - Артур! - почти истерически вскрикнул Маль. - Артур! Я же знал, где ты прятался тогда. Но не сказал. Они изувечили меня. Но я не сказал... - Изувечили тебя не за это, - буркнул Деш. - Артур, ты убил человека... - Потрошителя, - поправил Деш. - Но... все равно... человека... Деш резко повернулся, подбежал к койке отца и, наклонившись, рванул застежку комбинезона. - Вот, видишь, видишь! - он стал тыкать пальцем в давний белый шрам. - Этот гад чуть не снес мне голову. Ты понял? - Но Артур...
в начало наверх
- Что Артур? Что?! Такие, как ты, папаша, придумали этот скотский мир. Так пусть в нем будут одни роботы, одни машины, а людей не будет. Вообще. Ясно? Вот чего я хочу. А вас всех - к черту! - Но Артур... Это же невозможно. Из-за преступления одного... - Хватит оправдываться! Будете отвечать все вместе. Тебе ясно? Нет?.. - Но, Артур, ты же не робот... Ты - человек... Вроде... - Я - мыслящее существо. А вы все - скоты! Вот деление, которое признаю. Понял ты? Нет? - и Деш бросился к дверям... Магнокар Деша мчался по старой свалке. Искореженные после ликвидации тела роботов лежали здесь в специальных хранилищах или просто в бетонированных ямах, прикрытые пленкой. Там и здесь в пленке мелькали черные дыры - это потрошители из самых ничтожных и презираемых - потрошители-мусорщики, - проделали себе ходы, отыскивая в "трупах" роботов случайно уцелевшие детали. Магнокар Деша, пробравшись меж двумя высоченными кучами мусора, похожими на пирамиды, остановился перед низким зданием с узкими редкими окнами, чем-то похожими на казарму или производственный корпус. Но ничего связанного с производством в первоначальном смысле здесь не было. Напротив, внутри приютилось нечто вроде трактира. Стояли темные столы без скатертей, стулья с резными спинками, висели на длинных цепочках лампы - все подделка под старину самого дурного вкуса. Огромный зал с боковыми коридорами, из которых выкатывались роботы-официанты с подносами, был всегда полон посетителей. Как бы поздно ни уходил Деш, в зале еще толпились люди; как бы рано ни являлся - за столиками уже ели и пили. Казалось, завсегдатаи здесь живут. Спят, уронив голову на руки, едят, курят, о чем-то договариваются, уединяются в отдельные номера с девицами и никогда не покидают темного сумеречного зала. Деш огляделся и прошел к ближайшему столику, где нашлось место. Двое широкоплечих в одинаковых кожаных куртках парней сидели друг против друга, молча посасывая мутную жидкость из стаканов. Деш взял с подноса подъехавшего робота бокал, бросил смятую купюру на поднос и щелкнул робота по голове - жест означал, что сдачи не надо. - Вот что ребята, - обратился Деш к двум молодцам таким тоном, будто знал их давно и был с ними в дружбе. - Я ищу кое-что. Конкретно... - он понизил голос. - Сенсорный блок, - те двое не ответили, но насторожились, плечи приподнялись, головы чуть подались вперед. - Модель "Диэна"... - он назвал номер. Один из парней едва заметно кивнул и сказал, будто обращался к своему напарнику: - С блоками теперь паршиво. - Сколько? - спросил Деш. - Сто... - проурчал в ответ один, а второй смотрел на Деша не мигая. Щеки его покрылись неестественным малиновым румянцем. Деш положил купюру на стол и придавил ладонью. - Пошли... - парень поднялся и мотнул головой в сторону двери. Его напарник пробормотал что-то невнятное и потянулся за новой бутылкой. Но приятель даже не взглянул на него и вновь сделал нетерпеливый знак Дешу. Они вышли на узкую холодную лестницу. Лифта не было и пришлось подниматься по каменным истертым ступеням. Наверху горела одна-единственная лампочка. Парень отыскал нужную дверь и стукнул костяшками пальцев в ободранную фанеру. Никто не отозвался. Тогда он толкнул дверь и она отворилась. Комната была забита стеллажами. На них, небрежно замотанные в полиэтилен, стояли "головы" роботов. Некоторые - разбитые, с торчащими пучками проводов и обрывками изоляции, другие - совсем новые, блестящие никелем и хромом покрытий. Парень остановился у входа и ждал. Деш прошелся сначала вдоль одного стеллажа, потом вдоль другого... Голову "Диэны" он узнал сразу. Узнал, но... Что-то его кольнуло. Какая-то тревога, неясное подозрение. Он не мог сказать, почему, но при первом же взгляде понял, что голову, прежде чем поставить сюда, внимательно изучили... А если изучили, то, разумеется, поняли, что голова модернизирована. Безопаснее всего было бы отказаться от "Диэны". Деш дошел до стены и остановился. Сейчас он мог сказать "нет" и мог сказать "да". Он мог еще спастись, но только без "Диэны". Он сжал кулаки, понимая, что его загнали в угол. Если бы старик не трогал сенсорный блок! Что он там натворил кто знает... Но... Деш шагнул к стеллажу. "Диэну" он оставить не мог. Не мог - и все... - Вот эта... - Эта так эта... - с напускным безразличием пробормотал парень. Деш перевернул голову и ухватил ее за обломок шейного шарнира левой рукой, оставив правую свободной. Парень у двери шевельнулся. - Выйдем там, - он кивнул на узкую железную дверь в углу. - Чтоб нас не видели... - Да, конечно... - Деш послушно шагнул между стеллажами и тут же мгновенно обернулся. Рукой он успел сблокировать удар, а ногой ударил парня в бок. Тот прорычал от боли и осел на пол. Деш бросил голову "Диэны" и, упершись плечом в стеллаж, сдвинул его и загородил железную дверь в углу. Почти сразу же с той стороны начали ломиться. - Откройте! Именем закона! - У меня свой закон! - весело крикнул Деш и, подхватив голову "Диэны", бросился назад к двери в коридор. Он пнул ее ногой и отскочил в сторону. Никого... Это было похоже на игру и он увлекся, пьянея от опасности, как пьянеют от вина, забываясь. Сейчас он мог пройти по лезвию и не порезаться. Он счел себя неуязвимым. Он мчался к лестнице по коридору, весело помахивая головой "Диэны". И тут одна из дверей приоткрылась, прямо в лицо Дешу вспыхнуло фиолетовым, ослепляя. Короткий разряд прошил тело сверху вниз. Дыхание тут же прервалось, помутилось сознание и Деш рухнул на пол, будто кто-то одним рывком выдернул из его тела стержень... Гранд присоединил тело "Диэны" к временной базе. Теперь надлежало ждать возвращения Деша. Дважды Гранд пытался связаться с ним, но ничего не получалось. Давно наступил вечер и можно было заняться информационной подпиткой, но Гранд сидел в кабинете Деша в мягком удобном кресле и размышлял. Он хотел разобраться и решить... Маль и Деш. Отец и сын. Маль - безобразен и ничтожен. Деш - прекрасен. Но Гранд как будто колебался и не мог выбирать... В мыслях все время появлялся сбой. В принципе, и Маль, и Деш занимались одним и тем же. Они хотели сделать из роботов людей. Они оба нарушали законы. Но почему тогда они так ненавидели друг друга... Почему? Где-то внутри корпуса возникло противное жжение и стало расти - мозг работал с перегрузкой. "Я долго так не выдержу, - подумал Гранд. - Роботы тоже сходят с ума..." Внезапно прозвучал вызов и на экране телеголографа появился Маль; его жалкая комнатка, залитая желтым больным светом. Маль по-прежнему лежал на кровати, вокруг - развал, какие-то обрывки, обрезки... - А где Артур... То есть Деш? - спросил старик испуганно. - Не знаю, - голос Гранда сделался резким, визгливым. От перегрузки все в нем исказилось. - Слушай, парень... - Маль беспомощно пожевал губами. - Я снова связался с салоном. Хотел аннулировать заявку на самоликвидацию. - Заявку же не приняли... - Все равно... Мало ли что этим скотам придет в голову... Так вот, я получил ответ... - Маль на секунду задохнулся. - Заявка принята. "А.Мальвинский будет ликвидирован сегодня. Основание - личное обращение". Ясно?.. И дальше: "Резерв указанного Мальвинского будет перечислен в фонд службы ликвидации". Но ведь у меня нет резерва! Нет! Понимаешь? Значит... - Значит... - Гранд вскочил. - Да, - прошептал старик. - Я - ничто. Зачем им меня ликвидировать... Торопись. Скорее... Контакт прервался. На секунду Гранд оглох и ослеп, мозг его залило белым раскаленным светом, свет сжигал все внутри и растоплял. А когда полыхание спало, боль разлилась по всему телу, будто по каждой сенсорной точке прошлись специальными щупами. "Ночное представление начинается..." - донеслось издалека и смолкло. Кто это сказал? Когда? Ах да, старик-робот в салоне. Откуда тот знал? Был там? Но только если... Гранд бросился в комнату Энн-Мари. Девушка сидела в мягком кресле, подобрав под себя ноги и забавлялась с телеголографом, комбинируя боевик. Лишь только сюжет на экране начинал развиваться, как она все поворачивала вспять, меняла и путала, пытаясь настоять на своем, ей самой неясном решении. Фигурки толпились, мешали друг другу и застывали с Недоуменным выражением на искусственно-розовых лицах. - Энн-Мари, мы едем... - Куда? Опять к этому придурку? Она даже не обернулась. Такой Гранд еще не видел ее. Лениво-расслабленная поза, капризное выражение лица. В глазах пустота. - В салон. Спасать Деша. - Деш в салоне? Ну и что?.. Почему его надо спасать? Она вновь все перемешала в телеголографе. Фигурки полезли в неостановимой ярости друг на друга, размахивая крошечными сверкающими мечами. Во все стороны брызнула алая кровь почти как настоящая. Энн-Мари рассмеялась коротким и злым смешком... Крошечные искусственные человечки уничтожили друг друга и теперь к их телам слеталось черное воронье. Иногда птицы отделялись от основной картинки, летели в комнату и медленно растворялись. Но, казалось, что серые призраки машут по углам крыльями... - Деш в салоне, его ликвидируют вместо Маля. Она обернулась. Растерянное детское выражение проступило на лице. Губы задрожали. Она вся вдруг начала трястись. - Этого не может быть! Они не посмеют! - Он нарушал законы... - Ну и что?! Все нарушают... Понемногу. - Голова "Диэны", - напомнил Гранд. - Маль что-то там сделал... Едем, скорее... Она поднялась. Пошла, как кукла, покачиваясь и вытягивая перед собой руки, будто видела плохо. Магнокар нырнул в чернила ночной неосвещенной дороги. Гранд знал уже точно, что смерть подобралась очень близко к Дешу... - Я чувствую его издалека, - сказал Гранд. - А ты? Энн-Мари сидела неподвижно рядом с ним, безвольно уронив руки на колени, а глаза ее смотрели в одну точку куда-то в ночную черноту. - Я ничего не чувствую... - Она повернулась и взглянула на Гранда с нескрываемой злобой. - Я хотел бы знать, модернизирована ты, как я? - Гранд сделал вид, что не замечает ее ярости и... - Достаточно... - отрезала она. "Достаточно - для чего? - хотел спросить Гранд. - Чтобы убить, или чтобы любить и понять, что такое красота?.." - Но он не успел. Сбоку наперерез им ударил яркий сноп света и следом вынырнул из черноты, похожий на акулу, бледно-зеленый магнокар с рябью охранительных знаков на боках и злобным оскалом кабины. Тонкие жала парализаторов подрагивали в гнездах. Охранники почти не видны. Просвечивают лишь мутные пятна шлемов за полупрозрачной стенкой кабины. - Приказ - остановиться! Немедленно остановиться! - хлестнул голос над самым ухом. Но Гранд швырнул магнокар вверх, а затем вбок. Бледно-зеленый устремился за ними автоматически повторяя маневры. - Приказываю... В следующее мгновение белый магнокар полетел вниз так стремительно, что, казалось, он потерял управление и падает. Зеленый ушел вбок - автомат не посмел скопировать подобный маневр, заботясь о своих пассажирах. У самой земли Гранд выровнял машину. - Прыгай... - приказал он Энн-Мари. - Боюсь... - прошептала та. - Магнокар продолжал мчаться, стелясь над дорогой. - Ты - робот... - и Гранд толкнул ее в плечо. Она прыгнула, не удержалась на ногах и ее унесло куда-то вбок. Гранд вздернул магнокар почти вертикально, как норовистого скакуна, включил улавливатель, в то же мгновение его буквально выбросило из машины, а зеленый магнокар и белый столкнулись в воздухе, в разные стороны полетели куски обшивки, плеснуло пламя. Гранд подбежал к Энн-Мари. Девушка сидела на земле и смотрела на пылающие машины. - Так им, так... - повторяла она и ударяла крепко сжатыми кулачками
в начало наверх
друг о друга. - Здорово ты их рванул! - и она посмотрела на Гранда почти с восхищением. - Да нет же... вот они... - Гранд махнул рукой в сторону двух темных пятен, что возникали при свете догоравших машин и пропадали, поглощенные приступами темноты. - Их катапультировало... Надеюсь, они живы... - А я надеюсь, что нет... - засмеялась Энн-Мари со злорадством. Она поднялась, опираясь на его руку, и они побежали. Времени оставалось мало. Очень мало. Гранд знал - насколько мало - в минутах, секундах и долях секунд. Старик сказал: "В час ночи..." - Мы опаздываем, - бормотала Энн-Мари с хрипом выдыхая воздух. - Мы очень опаздываем... ...Старик мог присутствовать при ликвидации кого-то из людей... Или все же роботов? Энн-Мари схватилась рукой за горло. Ее шатало... Гранд обернулся к ней. - Ты же робот! Форсируй энергоблоки! - Да, - покорно согласилась она, но не могла сделать больше ни шагу. Он схватил ее на руки и понес. Ток в искусственных мышцах возрос до предела - констатировал мозг. Перегрузка. "Плевать..." - сам себе сказал Гранд. А секунды уплывали, сливаясь в минуты. Это были минуты Деша, быть может последние... Неожиданно серая тень спрыгнула из разбитого окна на первом этаже, будто большая крыса метнулась на дорогу. "Потрошитель", - мелькнуло в мозгу Гранда. А дорога пуста. Слева и справа дома-коробки и глухие стены... Нет сил убежать и времени нет... Гранд несся вперед с обреченностью. Человек усмехнулся... И поднял сечку... - Прочь с дороги! - взвизгнул Гранд. Человек опешил. Чуть не выронил сечку. Отступил. Робот никогда не отдает приказы людям. Его величество человек не может такого снести. Даже если человек делает глупость или гадость - робот должен молчать. Молчать и подчиняться... - Эй, парень, чего ты топочешь, как робот... Я из-за тебя зря выполз, - зло крикнул потрошитель вслед и полез назад в окно. - Как просто! - захохотала Энн-Мари. А им навстречу уже сверкали огни салона. Над входом на бесконечной огоньковой дорожке бежала объемная светящаяся фигура "Робби" и подмигивала проходящим круглыми зелеными глазами, и помахивала рукой в белой тактильной перчатке. Гранд опустил Энн-Мари на землю и, стараясь имитировать расхлябанную походку здешнего завсегдатая, направился к входу. Энн-Мари просунула руку под его локоть и уткнулась головой в плечо, будто изрядно уже набралась и не могла идти. У зеркальных дверей топтался человек со светящейся бляхой на груди. - Прошу вас, - он сделал широкий приглашающий жест и поклонился, пропуская Гранда и Энн-Мари. Они вошли. Коридор был пуст и залит светом. Автоматически Гранд заметил, что повешено новое зеркало и сегодня гораздо чище и прибраннее, чем тогда, когда он отсюда бежал. Двери в зал были открыты и подле них стоял еще один охранник. Ни слова не говоря, он приветственно махнул рукой и толкнул обе створки двери. Энн-Мари, поколебавшись, шагнула первой. За нею Гранд. Зал был пуст, так же как и коридор. Здесь только что мыли полы и стулья стояли перевернутые на столах, зеленый занавес был задернут и закрывал сцену. Летающие кресла покачивались низко, чуть повыше столов, поджидая седоков. - Садитесь ближе к сцене, - посоветовал охранник, входя за ними следом. - Сейчас начнем. Ждали только вас... Энн-Мари и Гранд стояли в нерешительности в проходе. - А где зрители? - спросила Энн-Мари, опираясь на край стола. Ноги и руки у нее дрожали, а голос охрип и стал грубоват и низок. - Вы и есть зрители, - ухмыльнулся охранник. - Вечером люди смотрят, как приканчивают роботов, а ночью роботы глядят на своего хозяина. - А из людей желающих нет? - спросила резко Энн-Мари. - Люди предпочитают стрелять, - ответил охранник и вышел. В тишине зала было слышно, как в дверях щелкнул замок. Тут же боковая дверь отворилась и трое мужчин в светло-серых спортивных костюмах с винтовками в руках вошли друг за другом и двинулись меж столов к сцене. Летающие кресла послушно опустились к их ногам. Все трос уселись. Один был толстоват и никак не мог поместиться на узком сиденье, пришлось ему водрузиться боком, свесив ноги через подлокотник, будто в дамском седле. Ему было неудобно и он все время заваливался набок. - Начинай! - крикнул тот, что вошел первым - широкоплечий, с толстой шеей и плоским лицом, на котором рыскали бесцветные, мелкие глазки. Занавес встрепенулся и оба его крыла, мерно колеблясь, поползли в стороны, открывая сцену с блестящим полом и ярким мишурным задником. На сцене по-прежнему стоял стул с высокой спинкой, тот самый, на котором здесь в предыдущем представлении восседала рыжеволосая девица. Теперь на нем сидел человек в распахнутом на груди золотистом кимоно и белых шортах. Это не была подлинная одежда Деша, но тот, кто устраивал представление, знал многое об Артуре Деше и даже о его пристрастиях к одежде... Когда занавес раздвинулся, Деш попытался встать... Задергались руки и плечи, судорога перекосила побелевшее лицо. Автоматически мозг Гранда увеличил и приблизил изображение. Робот почти вплотную увидел капли пота на лбу и прыгающие губы. Но отчаянная попытка длилась всего несколько секунд, а потом Деш бессильно обмяк и голова его запрокинулась набок. Стал отчетливо виден давнишний шрам на шее. Действие парализатора еще не кончилось... - Деш... - едва слышно выдохнула Энн-Мари и, прижав руки к груди, шагнула к сцене, будто ничего и никого у же кроме него не видела. Странно, но он услышал этот вздох. Вздрогнул и приподнял голову. Глаза его, обмелевшие от боли, теперь вдруг ожили и губы шевельнулись... И тогда тот, первый, широколицый, вскинул винтовку. Но, прежде чем грохнул выстрел, быть может за секунду, а может за десятую долю этой секунды, Гранд вскочил на стол и оттуда метнулся в воздух и ударил изо всей силы по летающему креслу. Кресло нырнуло вбок и ударилось о соседнее. Сидящий там, как амазонка, толстяк с тонким вскриком вывалился вниз и выронил винтовку. - Отлично! - взвизгнул третий и, развернув кресло, принялся палить в Гранда бестолково, почти не целясь, наслаждаясь самим процессом, как стреляют мальчишки из игрушечных лучеметов. А Гранд, не обращая внимания на эту пальбу, вновь ударил по креслу здоровяка, стремясь выбить его, но тот будто прилип к сиденью и выстрелил в Гранда в упор, но пуля лишь прошила комбинезон и, звякнув по корпусу, скользнула дальше. Как видно, потеха и состояла в том, что роботы пытались защитить человека и гибли... А может и не все... Может он, Гранд, исключение... Старик ведь не погиб... Но если б пальнуть в этих сволочей... Взгляд робота невольно поискал винтовку на полу, что выпала из рук толстяка. Но ее не было... она будто сама собой оказалась в руках Энн-Мари. С холодным и равнодушным лицом девушка вскинула винтовку и выстрелила так, будто всю жизнь только и занималась стрельбой. Здоровяк с плоским лицом, раскинув руки упал плашмя на край сцены и медленно сполз вниз. Энн-Мари даже не повернулась в его сторону - развернулась и снова, будто играючи, прицелилась. Третье кресло опустело... Толстяк так и остался лежать распростертый на полу, стремясь сойти за мертвеца, но безуспешно - тело его била дрожь... Но Энн-Мари не смотрела на него, так же как и на Деша, которому наконец удалось сползти со своего кресла и теперь он пытался сойти со сцены, поминутно спотыкаясь и падая, будто еще не научился ходить. Гранд бросился к хозяину и помог ему спуститься в зал... А Энн-Мари направилась к стойке, где обычно по вечерам суетился веселый бармен, а теперь никого не было, лишь рядком стояли стаканы и бутылки. - Энн... - позвал Деш негромко. Но девушка не взглянула на него. Взяла со стойки стакан, плеснула в него из первой попавшейся бутылки, хлебнула и тут, задохнувшись, закашлялась и, швырнув стакан на пол, зажала рот рукой, как зажимают рану... - Энн, что с тобой?.. А? - проговорил Деш, запинаясь, с какой-то наигранной ласковостью в голосе. Так говорят с детьми и зверятами, когда, набедокурив, те забиваются в угол... Но договорить Деш не успел, не успел пригладить, приласкать, вернуть к себе и сделать из звереныша вновь нежное и преданное существо... Дверь отворилась и охранник влетел в зал. В руке его тускло блеснул пистолет грубой формы, с тупым носом, похожий на детскую игрушку. Деш видел, как взметнулась рука... Видел и винтовку в трех шагах от себя на полу подле неподвижного человека в сером костюме. Три шага... Если бы Деш мог сделать их... Гранд угадал его мысль и схватил винтовку. - Отдай! - мягкими, будто ватными, пальцами Деш вцепился в ствол. - Ты не сможешь!... Отдай! Иди к Энн! "Смогу!" - хотел крикнуть Гранд, но что-то в нем преломилось, он уступил и бросился меж столиков к Энн-Мари, будто нырнул в холодную воду. Грохнул пистолетный выстрел, посыпались осколки бутылок и стаканов на стойке. Еще выстрел. Это винтовка Энн... Потом еще... Наконец медленно, так медленно, Деш поднял винтовку и прицелился... Но руки дрожали, и он выстрелил почти наугад и тут же выронил оружие... А охранник стал медленно проваливаться назад в коридор, цепляясь пальцами за косяк. - Деш, - позвал Гранд негромко. Хватаясь руками за столики Деш добрался до стойки. Гранд стоял, в растерянности разведя руки в белых тактильных перчатках. Энн-Мари лежала у его ног очень тихо, будто решила отдохнуть, но что-то неестественное было в изгибе тела, неестественное до вызова, до дерзости... - Деш, ведь это только голова, сенсорный блок... - пробормотал Гранд. ...Теперь Деш заметил черное отверстие у виска... - Вам ничего не стоит ее починить, со мной было гораздо хуже, да? Ведь так?.. Деш кивнул почти автоматически. - Возьми ее с собой, - приказал Гранду, и робот поспешно принялся поднимать тело Энн-Мари. Белые тактильные перчатки сделались красными. Алая жидкость была теплой и липкой и в первую минуту Гранду показалось, что она обжигает ему ладони. "Но ведь смазка в теле робота всегда нагревается... Ведь так?" - хотел он спросить Деша. Но Деш, пошатываясь, уже брел к выходу из зала... Магнокар со знаком салона вылетел на дорогу, Гранд выжал из машины все, что мог. Давно огни салона погасли вдали желтыми и зелеными точками и дома, провожавшие их в дорогу и бежавшие следом, отстали, уступив место пустырям... Деш сидел рядом с Грандом и смотрел куда-то мимо всего, что их окружало. Несколько раз он проводил ладонями по лицу, тряс головой, пытаясь прийти в себя, но тут же бессильно ронял руки и веки его против воли смеживались. Со стороны могло показаться, что Деша просто одолевает сон... Тело Энн-Мари лежало сзади, укрытое прозрачной пленкой. После того, как Гранд уложил ее там, на заднем сиденье, Деш ни разу не взглянул на нее. Не мог смотреть. Как не мог там, в каморке, подойти к отцу - жалкому, обессилевшему, все равно что мертвому. Ничтожности и неподвижности он не переносил просто физически. - А знаешь, как мы познакомились, - сказал Деш так, будто Гранд был давнишним его приятелем и о нем, Деше, был обязан знать все. - Не угадаешь, где... Да, да, в салоне. Я хотел перехватить одного робота, но опоздал. Его ликвидировали. Просто так уходить не хотелось и я прошел в зал. Она сидела в кресле и палила в робота из винтовки. Тот корчился в агонии, а она все стреляла и стреляла. Она сама была как кукла, с белым пустым лицом и блестящими волосами до плеч. Когда забава кончилась, она, не опуская кресла, спрыгнула вниз и в зале зааплодировали. Ее знали здесь - она приходила часто. Но Энн-Мари не обращала внимания на аплодисменты и крики одобрения. Со скучающим лицом она прошла к стойке, села на табурет и заказала коньяк. Я подошел к ней и спросил: "А вы знаете, что им больно?" "Я знаю, что мне скучно", - отвечала она. "Им больно", - повторил я. "Неужели кому-то хочется жить? - она пожала плечами. - Даже роботам..." - и она выпила коньяк залпом. "Это же Деш, сумасшедший Деш, - сказал ей кто-то. - Разве вы не знаете его? Его знают все. Он любит роботов больше людей." Она засмеялась. "Это правда, - я наклонился к ней и отвернул ворот рубашки. - Видите? Этот шрам - след сечки потрошителя... Я подставил свою голову вместо робота..." Никому никогда об лом я не говорил. Ей - сказал. "Неужели ты готов был умереть из-за робота? - я думал, она будет смеяться, но она не смеялась. - Ты глупец, Деш. А я люблю глупцов... А из-за меня ты бы стал рисковать?" "Тебе ничто не грозит", - ответил я и поднялся.
в начало наверх
Я хотел уйти, но она остановила меня. "Тогда, - заявила, - считай меня роботом. Роботом, которому каждый может срубить голову..." И взяла меня за руку. И больше не отпускала. ЎҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ“ ’Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory ’ ’ в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2" ’ џњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњЋ ’ Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент ’ ’ (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov ’  ҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐҐ”

ВВерх